Владимир Поселягин
Сопротивленец. Искатель

* * *

Старое транспортное судно второго поколения модели «Важен» разгонялось чтобы уйти в гипер слишком долго на мой взгляд, аж одиннадцать часов. Время было свободное от дежурства и, хотя я был нанят как врач, никто не отменял мою вахту. Однако сейчас у меня было свободное время, так что можно после душа улечься на койку и закинув руки назад, положив затылок на сложенные друг на друга ладони, усердно размышлять. Наше знакомство с капитаном лицом к лицу принесло мне слишком много информации, чтобы вот так просто откинуть её. Он получил это оружие явно от человека, который или знает координаты Земли, или знает человека, которому они известным. Мне нужно потянуть за эту ниточку и размотать весь клубок. Мне просто необходимы были эти координаты. Без них найти Землю было не реально. Нет, можно, но это пятьдесят на пятьдесят. Нанять несколько сотен кораблей-разведчиков и годами ждать результата. А тут всё сразу с проторенной безопасной тропинкой. Так что будем распутывать именно этот клубок. Сейчас я больше прикидывал, сразу взять это судно, или подождать когда мы пересечём границу Шины и Ахбар.

Тогда в каюте капитана, с интересом покрутив в руке оружие, сомнения нет, оно мне знакомо до последней черточки и детали, я вернул его обратно, протягивая рукояткой вперёд, и нейтрально сказал:

— Интересное конструкторское решение такого кинетического оружия. Известно кто его создатель?

Попытка мягко прозондировать почву и получить нужный ответ вполне удалась. «Дед Мороз» размяк, довольно улыбаясь, как же оружейным раритетом владеет и ответил:

— Друг подарил. Тот его выиграл в спок у одного контрабандиста. Говорил что у того такого оружия было много, даже такая громоздкая штука на колёсиках что могла стрелять длинными очередями.

— Я бы купил, — задумчиво протянул я, сообразив, что тот говорил о пулемёте «Максим». — Один коллекционер в Центральных мирах серьёзно занимается собором таких экспонатов. У него более шести тысяч разных оружейных единиц в экспонентах. Всё стреляющее. Холодное он не собирает.

— Могу сообщить его данные, но сам понимаешь, это не бесплатно. Имя контрабандиста я знаю, сам с ним не раз встречался. Правда, знаком больше шапочно.

— Он тоже из Ахбар?

— Коренной, из аристократов.

— Во сколько вы оцениваете подобную информацию?

— Пятьдесят тысяч, — быстро сказал капитан судна.

— Что-то дорого.

— Двадцать, — сдался тот после небольшого торга.

Судно ещё разгонялось, там старпом руководил, как выяснилось позже, капитан в рубке вообще редко бывает, я связался с банком и перевёл на счёт капитана необходимую сумму, получив информацию по контрабандисту. Причём из архива самого капитана. Да ещё полную, похоже тот досье на всех кого мог, собирал. Правда, как выяснилось, смысла в этом досье особо не было. По досье стало ясно, что тот пропал в Диком космосе три года назад. Провёл меня «Дед Мороз». Правда, это он так считал. У меня же мнение было совсем другое, ниточка ещё не оборвалась. Нигде не сказано что именно он нашёл Землю, а не добыл эти артефакты где-то ещё. Трясти капитана надо, это стало ясно как день.

В общем, пообщавшись с капитаном насчёт порядков на борту и каждый оставшись при своём мнении, я направился в свою каюту и лёг отдыхать. Чем занялся капитан, мне было известно, искин за ним шпионил, но пока против меня тот ничего не замышлял. Была и приятная новость, пока я отдыхал в каюте, когда судно ушло в гипер, мой дроид-диверсант взломал искин челнока что стоял в трюме. Корнуол был прав, четвёртое поколение. Причём с одноразовым гипердвижком. Видимо у капитана было всё спланированно, и он действительно собрался свалить с судна и получить потом страховку. Теперь без моего разрешения никто не сможет покинуть судно. Сейчас шёл взлом искина абордажного бота. На это ушло меньше часа.

«Маица» действительно очень старое судно, тихоходное и что уж сказать, отнюдь не безопасное. Корыто что разваливалось на ходу, как по-другому её ещё назвать? Придя наконец к мнению, что делать дальше в отношении капитана, я стал разбирать в корабельном искине все его дела. Вот тут, честно говоря, был затык. Память искина была девственно чиста. Последнее воспоминание как судно пересекало границу с Шиной два месяца назад. То есть капитан, или кто-то из его людей чистил память искину, причём серьёзными программами, восстановить стёртое было нереально.

Когда судно ушло в гипер, я уже спал и проснулся семь часов спустя. После завтрака, на борту был полдень, но я по своим часам судил, я снова устроился на койке и, ковыряясь в зубах зубочисткой, анализировал действия капитана «Маицы». Была некоторая странность. Если взять все доходы от продажи должников и расходы на судно и абордажную команду, то хорошо что если в ноль выйдет, это ещё повезёт. Конечно, возить рабов из соседнего государства куда прибыльнее, чем диких, всё-таки у них стоят нейросети и имеются какие-никакие базы знаний, даже подтверждённые специальности, что поднимает их цену, но всё равно не вписываются в доход такие расходы. Похоже, Корнуол был прав, что-то с судном нечисто. Если он не ошибся, то абордаж и захват других торговцев, вот основная статья доходов «Деда Мороза», а это всё прикрытие. Теперь и появление офицера СБ на борту становиться понятным, видимо было у них подозрение. Хм, раз так, то когда сойдёт Коруол на берег, тогда и можно брать судно в свои руки, не раньше. Конечно возможно на борт взойдёт ещё кто из СБ, если уже нет второго сотрудника, но считай ему не повезёт. После захвата в живых я собирался оставить одного капитана, мне свидетели были не нужны. Тем более такие. С должниками что делать я ещё решу, скорее всего высажу на нейтральной станции, продавать не хотел, я не работорговец, а судно толкну где-нибудь на Фронтире. Там оно сразу уйдет.

Вздохнув, я перевернулся на другой бок и, войдя в управление корабельного искина, стал более детально изучать состояние судна. Я его уже считал своим и решал как его подшаманить чтобы «Маица» точно долетела до Фронтира и не развалилась по пути. Как выяснилось, дело было ещё хуже, чем я думал, да и склад с запчастями был почти пуст, а старший техник даже ворон не считал. Инженера на борту понятное дело не было, не считая меня конечно, но к счастью обо всех моих возможностях никто не знал. В общем, отдавая приказы искину, я поглядывал, как тот с помощью приписанных к кораблю технических дроидов старался исправить ситуацию. Ни одного технического комплекса на судне не было, с десяток таких же вот универсальных дроидов, три из которых разваливались на ходу. Старший техник, конечно, заинтересовался мельтешением дроидов, но искин всегда ему отвечал, что проводятся регламентные работы, не касающиеся основных узлов судна. Никто даже не подозревал, что некоторые дроиды выходили через шлюз на внешнюю обшивку и занимались ремонтов датчиков и даже маневровых двигателей. Два из них были вот-вот готовы отдать богу душу. Более того стали проводить регламентные работы и с разгонными двигателями, тем более что они тоже не работали, мы летели в гипере. Фактически для полёта в гипер чтобы не вырвать судно в обычные пространства мне не следовало трогать реакторы, рубку, энергошины, ну и гипердвигатель конечно же, остальное можно было, включая систему жизнеобеспечения.

Даже когда пришла моя смена дежурить в медсекции, я продолжал работать. Техники заинтересовались тем, что я делал, поэтому пришлось их нейтрализовать. Нет, не выбросил за борт, а просто случайно нашёл чью-то захоронку со спиртным и те вдруг обнаружили её у себя на столе. Дружно решили выпить, экипаж на «Маице» в основном был из забулдыг, ну а когда спиртное заканчивалось я сразу добавлял, так что они постоянно были в нирване. Спиртного так ещё дней на пять хватит. Запасы большие, но и техников немало на корабле. Придётся синтезировать спирт в капсуле, это конечно не медицинский синтезатор который отсутствовал на борту, но хоть плохонько делать та это могла. Об этом мало кто знал, я сам придумал и написал нужные программы.

Кстати, старший техник тоже пил, обнаружив у себя на столе бутылку с разведённым спиртом. Только он это делал один, похоже, любитель выпить в одиночку, а остальные техники, разбившись на три группы, постоянно перемешиваясь. Этим решением с последующим исполнением я не только продолжил усерднее работать по восстановлению судна, так и двух дроидов освободил с помощью которых некоторые техники проводили регламентные работы. Совершенно пустые и не нужные.

Между прочим, никто так и не заметил что технари в запое. Они же тоже не дураки и опыт имеют, так что часть из них изредка мелькала на глазах у другого экипажа, делая вид что работают. Жребий кидали, кому из них идти. Правда особо экипаж и так не обеспокоился, дроиды постоянно шныряли туда-сюда с запчастями в манипуляторах. Склад я всё же опустошил за эти четыре дня полёта в гипер, но и сделал немало. В принципе искин выдавал те же параметры что и раньше, но зато судно стало заметно крепче. По крайней мере, я не боялся, что оно переломиться при разгоне или вообще какое оборудование сдохнет по закону подлости в нужный момент. В большей части там, где раньше оборудование было переведено на ручной режим работы, теперь делала всё автоматика. Но об этом никто не знал, как стояли матросы на своём посту, выполняя свои обязанности, так и стоят на вахтах. Однако теперь я и в одиночку могу управлять транспортником, теперь большой экипаж не требовался.

Сам экипаж занимался кто чем, абордажники тренировались в трюме, старпом за ними приглядывал, капитан не выходил из каюты. Лишь будущие рабы сидели у себя под охраной. Изредка только женщин выводили, видимо для развлечений. Дежурства у меня проходили легко, были, конечно, лёгкие травмы, двое абордажников получили переломы рёбер в жёстком спарринге, положил их в лечебные капсулы, и техник попьяни свалился с верстака, на котором спал. Голову до крови разбил. Пришлось убирать гематому. В принципе всё. У остальных те же результаты, сами справлялись не вызывая меня.

Можно было ещё поработать над восстановлением судна, но запчастей не было, да я и так считал, что хорошо над ним поработал. Можно ещё на нём летать. Месяцев пять-шесть не больше, потом уже и я гарантию не дам. Судно старое, износ сумасшедший. Интересно за сколько я его смогу продать?

Вышли мы в населённую систему той же конфедерации Шина. Тут мы пробыли пять дней, собирая живой товар. После чего, после долгого разгона снова ушли в гипер прыжок. То, что теперь разгонные двигатели выдают немного больше мощности пилоты так и не заметили, да и не могли заметить. Пилотские визоры выдавали те же параметры, да и ход соответствовал им. Они же не знали, что искин по моему приказу просто не давал им полной мощности, чтобы никто не заподозрил чужого вмешательства в ремонт судна. А оно было. Между прочим, за время стоянки я полазил по разным сайтам и купил запчастей для этого типа судна на два средних контейнера. Хочу поднять ресурс судна, чтобы подороже продать его. Затраты не такие великие, а результат как говорится, будет на лицо. «Дед Мороз» легко согласился взять на борт оба контейнера, я сказал, что там мебель для моего будущего особняка. Поверил, и проверять не стал.

За время прыжка я продолжил ремонт. С запчастями это стало куда проще. Когда аборджажники отдыхали и не тренировались по ночам, технический комплекс дроидов ремонтировал судно. Да-да, с запчастями я купил нормальный комплекс. Так вот за время прыжка в гипер так никто и не узнал, что я наполовину разобрал все четыре разгонных двигателя и изрядно поднял их ресурс. В этот раз пробыли мы в гипер всего три дня, но я знал, сколько у меня будет времени, поэтому успел всё закончить. В новой системе всё той же конфедерации мы снова стали собирать рабов, пополняя ими каюты. Потом новый прыжок. В этот раз я подновил маневровые движки, и даже вставил в пустую шахту купленного в последней системе искина. Это заметно повысило скорость ремонта. Сам я не сильно этим заморачивался, идёт ремонт и ладно. Лишь с двигателями пришлось серьёзно поднапрячься, но всё сделал. Так что помощник управляющему корабельному искину был необходим.

Конечно же, я не ослаблял всё это время внимания с экипажа. Старпом, заручившись поддержкой своих людей, решил проучить меня. Он уже считал меня своим рабом и будущим товаром. Правда, пока ничего не предпринимал, капитан запретил меня трогать до пересечения границы, а там как сложится. Судя по переговорам этих двух затейников, катастрофу с судном они решили провернуть именно в этот рейс при возвращении, причём почему-то на территории Ахбара. Видимо страховые выплаты там самые высокие. Пока не знаю.


За следующие три недели мы посетили ещё семь систем и две станции, набирая должников. Сеть капитана хорошо работала, поставляя ему будущих рабов. Сам я тоже не сидел сложа руки, а активно работал. Подготовился ко всем неожиданностям, более того узнав как старпом собирается нейтрализовать мой боевой скаф без которого я из каюты не выхожу, сразу принял меры. Оказалось в арсенале у абордажников были ЭМ-гранаты. Причём не лёгкие, а тяжёлые для дроидов и боевых платформ. Уж не знаю, где они их достали. Так что, как-то ночью проникнув в арсенал, я деактивировал их. Теперь это пустые болванки и использовать против меня их можно лишь как булыжники. Ещё были турели под потолком, но они как раз были опасны не для меня, а для самих бывших хозяев судна.

Техники постепенно стали выходить из запоя. Наконец капитану доложили о них, вот тот и пропустил всех через медкапсулы, не в мою смену, а потом лишил половины зарплаты, а старшего техника так всей. Так что потихоньку те продолжили работы. Причём регламентные, которые выдавал им искин, а тому приказывал я. Удобно. Все второстепенные направления и мелочь им сплавил. Ни шатко ни валко, но они проводили их.

Как раз перед системой, где должен был сойти Корнуол, у него контракт заканчивался, я, наконец, взломал тайник в арсенале. Случайно заметил его, когда гранаты нейтрализовывал. Профессиональному инженерному взгляду сразу броситься не соответствие в полу и лишнее отверстие, вот и мне бросилось. В отверстие оказался замок, самый обычный механический замок. Так что мои хакерские умения тут не помогут. Ладно хоть в знаниях диверсанта были у меня по взлому таких замков. О тайнике искин ничего не знал, так что от него информации не получить. Несколько дней мне мешали пробраться обратно в арсенал, да и другие дела были, но когда выдалось свободное время и рядом никто не шлындался, я проверил что внутри. Ещё одно подтверждение, что наш добрый капитан ещё и пират. Внутри лежала самодельная глушилка гипера. Правда, сделана она не криво, а вполне хорошо, компактная такая штука размером с большой чемодан. Оставался вопрос как пираты захапывают суда, тем более, когда сами летают на полной развалюхе, однако пока ответа я не видел. Да особо пока и не задумывался. Других дел хватало. Поживем, увидим, чего голову ломать?


С Корнуолом прощание было быстрым, и хотя задержались в мы в системе на два дня, свинтил тот впервые же часы прибытия, и только мы его и видели. После приёма должников судно сразу же ушло в гипер… после долгого и уже привычного разгона. Всё, перед нами только одна частная станция, где заберут последних должников, двадцать два как я подслушал переговоры капитана с одним из его людей на станции, и дальше граница конфедерации и империи. Дальше уже можно действовать. Где-то так.

После станции мы двинули дальше. Было заметно изменений отношения ко мне экипажа. Отвечали уже без вежливости в голосе, хамили, смеялись надо мной. Больше всего усердствовал старпом. Причём он никогда не оказывался рядом со мной без своих громил с бронескафами четвёртого поколения. Нарывался падлюка. Кстати, это единственные скафы «четвёрки» остальные третьего поколения. Думаю было бы их шесть, ходил бы с шестью телохранителями. Если бы не переход через границу, я бы не сдержался, а так приходилось терпеть. Конечно, я мог перебить их раньше, но тут вот какая проблема. В конфедерации Шина очень не любили своих соседей работорговцев, так что их граница была серьёзно охраняемой и на трофее перейти её нереально. Почти всегда патрульные проводили досмотр, прежде чем давать добро на пересечение. Особенно суда, приписанные к империи, досматривали. Ну а когда пересечём границу, вот уж тогда, тогда да. Можно. Думаю именно поэтому наш капитан и не безобразничал на территории конфедерации. Как выяснилось, в этом я ошибся. Ещё как безобразничал.

За двое суток до полёта к границе мы вышли в пустой системе и вместо того чтобы начать разгон промежуточного прыжка начали сбрасывать скорость и маневрировать пятясь к большой газовой планете. Сканер и радар обшаривали всё вокруг, но ничего подозрительного не было, система была пуста.

После этого техники стали вскрывать большие контейнеры в нижнем трюме. Груз был какой-то левый. Я думал, капитан подрабатывает доставкой транзитного груза, и не лез в него, а оказалось это его груз, оформленный на постороннего человека. Мол, если что я не я и собака не моя. В данном случае не собака, а шесть штурмовиков и два истребителя. В двух контейнерах было по четыре машины, а третьем боезапас. Удобно. Теперь понятно как происходит захват трофея. Среди боезапаса были противокорабельные торпеды.

В принципе мне было всё ясно, но всё же я не без интереса смотрел за самим захватом. Не смотря на то что «Маица» пряталась за планетой, бот висевший в стороне передавал всё что видел, на нём был отличный пассивный сканер, да и другие «глаза» имелись. На борту бота уже находилась вся команда абордажников. Работали пираты довольно ловко, показывая этим немалый опыт. Сразу как вышло из гипера неизвестное судно, произвели визуальный контакт с помощью двух сброшенных в системе зондов, один из истребителей тогда дежуря, выполнял роль ретранслятора, который видимо у пиратов отсутствовал. Так вот, определив, что судно транспортное, и оно начинает разгон для промежуточного прыжка, капитан, который впервые за всё время моего нахождения на борту прошёл в рубку, сразу отдал приказ врубить глушилку гипера и отправил на охоту свой москитный флот. С учётом того что у двух штурмовиков были противокорабельные торпеды, которыми снести щит как нечего делать, у экипажа неизвестного судна не было никакого шанса. Одной торпедой снести щит, второй добить.

В принципе так и оказалось, истребители и штурмовики рванули вслед за убегающей добычей, а покинувший трюм с абордажниками бот висел в стороне и передавал нам картинку, работая ретранслятором. Я не совсем понял, почему капитан не выводит «Маицу» и не идёт следом, но потом сообразил. Жертва могла убежать, а капитану такой славы было не нужно. Да и если их продадут, и они освободятся, то не смогут точно сообщить, кто их захватил, только неизвестные пираты. Всякое случается, а наш «Дед Мороз» был изрядным перестраховщиком. Между прочим, «Маица» будет уничтожена двойным взрывом в реакторном отсеке, на которые всё и спишут. Я уже убрал закладки.

Дальше всё было так же шито-крыто. Сбив щит и поснося несколько турелей ПКО, пилоты штурмовиков заставили капитана торгового судна сдаться. Нет, сопротивление было, те выпустили рой ракет из пусковых, но один из штурмовиков навстречу отправил ЭМ-ракету и уничтожил компы управления ракет. Так что москитный флот просто ушёл в сторону пропуская рой неуправляемых ракет и атаковал сам. Результаты были известны. Кстати, работала глушилка связи, так что ничего передать они не могли, да и уйти тоже. Пираты выпустили одну торпеду, которой хватало снести щит, второй хватит для уничтожения корабля. Так что команда после долгих переговоров сдалась, и только тогда к судну направился бот, а «Маица» осталась висеть на своём месте, за планетой не показывая и носа. Абордажники высадились, а бот сразу вернулся за перегонной командой. Командовал ими второй помощник капитана. Капитан его видимо повторно наставлял перед расставанием в шлюзе, так что удалось узнать ещё кое-что. Например, что трофей погонят не через границу, ага, нашли дураков, а совершенно в другую сторону. Как и Ахбар, Шина тоже имела границы с Фронтиром и там в ней имелись немалые бреши, о которых перегонная команда знала. Продавать судно будут на пиратской станции в глубине Фронтира. В общем, отработано всё.

А так пираты, на которых я работал, хорошо сделали своё дело. Работали на грани фола, рядом с патрульными, в тот момент, когда экипажи расслабляются, считая, что они уже в безопасной зоне. А тут раз, гоп-стоп мы подошли из-за угла. Продуманная тактика. Кем-кем, но дураком капитан явно не был.

Дальше понятно, трофей разогнался и ушёл в гипер, только после этого «Маица» подобрала бот, истребители и штурмовки ушли на Фронтир в трюме трофея, выполняя роль боевого охранения. Всё-таки многие захотят его отобрать. Команда «Маицы» конечно заметно уменьшилась, но это не помешало нам разогнаться и уйти в гипер. К моему удивлению старпом не стал сразу идти ко мне со своими людьми, вернулся он на борт вполне умиротворённым, видимо развлёкся на борту судна. Меня не трогали, была не моя смена и я отдыхал, но поставили одного матроса у двери каюты, чтобы он приглядывал за мной за всё время операции. Однако к облегчению пиратов я за это время так и не вышел. Лишь чуть позже осведомился задержкой, пояснили, что производили ремонт одного из реакторов. Я сделал вид, что поверил такой отмазке.

Дальнейший полёт прошёл в норме. Тяжелее было вытерпеть осмотр. Всё же он произошёл. Видимо патрульные особо любили нашего капитана, потому как вместо двух часов провели на борту почти шесть, чуть ли не вскрывая всё что можно. Даже нашли тайник для глушилки гипера в арсенале, но той не было на месте, на трофее ушла, как и всё что могло демаскировать пиратов. Видя как усердствуют патрульные я только возблагодарил себя что решил уничтожить экипаж уже после того как мы пересечём границу. Как бы я сейчас отмазывался да ещё под стволами среднего крейсера, которому мы были на один зуб?

Патрульные даже пытались досмотреть мою каюту, где я находился, не моя смена была, но тут уже я воспротивился. Ничего сделать против гражданина Центральных миров они не могли, поэтому утёрлись, да и мой груз не тронули, а вот остальных обшмонали только так. Правда ничего не нашли, не смотря на стенания должников, были и такие, все документы у капитана были в норме и согласно местному законодательству, ничего сделать они не могли. Разрешение на вывоз должников за пределы конфедерации Шины у него было. Так что погрузились патрульные на борт своего бота и отправились к крейсеру, ну а мы начали пересекать границу на разгонных. Тут действовали глушилки гипера, в прыжок не уйти. Два дня ползли. А потом, перебравшись уже на территорию империи Ахбар, после разгона ушли в прыжок. Кстати, ни одно патрульное судно империи нами так и не заинтересовалось. Своих они не трогают. Ну а после прыжка меня пришли убивать, как это часто бывает по закону жанра.

Естественно я этого ждал, более того даже был в нетерпении. Так что когда по коридору с моей каютой сблизились абордажники в штурмовой броне, четверо в соседней каюте готовились проломить стену чтобы атаковать с другой стороны, то вдруг все их бронескафы отключились и они ничего не смогли сделать, превратившись в железные изваяния. Надо сказать, сам старпом был в обычном комбезе. Дожидался в тылу, пока абордажники закончат дело. Поэтому пришлось ликвидировать его немного по-другому. Система внутренней безопасности на судне всегда была в порядке, всё же будущих рабов перевозят, поэтому выдвинувшаяся из ниши на перекрёстке турель, срезала того одним выстрелов, ещё тремя уничтожив трёх техников что стояли рядом так же в простых комбезах. По всему судну выдвигались турели и охранные дроиды атаковали экипаж. Всего двенадцать секунд и на борту кроме меня остались в живых капитан, четыре десятка абордажников, часть с трофеем ушла, ну и пассажиры. Их никто не тронул. В принципе и убивать не стоило, я вдруг стал прагматиком, зачем пиратов убивать, если их можно кому-нибудь продать? Только что в голову пришла идея. Это же не эти отчаявшиеся люди, а те для кого разбой стал работой, вот и пусть получат то что заслужили, тоже станут рабами. Так-то я собирался освобождать каждого абордажника из лат, убивать его и потом со всеми остальными выкинуть через шлюз в открытый космос. А тут нет, продавать буду. Решено.

Капитана уже нейтрализовали. Один из дроидов уколом его специальным препаратом и сейчас тащил в медчасть, капсула была готова. Пусть там полежит и дождётся меня, пока я не улажу все дела. Дальше дело просто, дроиды суетились, перетаскивая тела в шлюзовую, в трюме один из пустых контейнеров превращался в карцер для сорока абордажников. Санузел, дешёвый пищевой синтезатор ну и конечно же нары, монтировались. Всё как полагается.

Так вот, пока дроиды суетились, прибирая тела и чистя места бойни, я с тремя помощниками занимался абордажниками. Каждый успевал, когда с него снимали броню обругать меня, прежде чем после укола уходил в нирвану, однако меня это нисколько не трогало. Контейнер был готов, там работы на двадцать минут, так что пленные отправлялись по очереди в него. Наконец с последним абордажником было закончено и все латы были оправленные в арсенал, как и всё оружие. Заперев арсенал, я направился в рубку. Там устроившись за пилотским пультом, с брезгливостью осмотрел грязь вокруг, пилоты не особо любили, что у них под ногами ползают дроиды-уборщики и отключили эту функцию, впоследствии просто забыв её активировать. Сам я в рубке живьём оказался в первые, поэтому сразу вернул всё на место и три ближайших свободных уборщика рьяно взялись за дело. Пока они работали, войдя в управление судном, я сразу вывел его экстренно из прыжка. Дальше понятно, рассчитав новые координаты, с новыми возможностями о которых пилоты ничего не знали, разогнал судно и ушёл в гипер через шесть часов, а не через одиннадцать как ранее. Всё-таки не зря занимался с «Маицой», резвости в ней заметно прибавилось.

Только после этого я направился в свою каюту отсыпаться, по внутреннему моему времени я уже четыре часа как должен был спать. Пассажиры на судне так ничего и не заметили. Как и раньше их по очереди водили в общую столовую на приём пищи, занимались этим дроиды и сейчас занимаются. Разве что совсем пропал экипаж, члены которого нет-нет да попадались на глаза, а тут никого. Даже женщин перестали уводить для развлечений. Я же после душа сразу завалился спать, оставив всё на искине, он и о пленниках позаботиться и о пассажирах. А так летели мы в сторону границы с Фронтиром. Продавать это судно в империи было стрёмно, да и дадут на Фронтире за него больше.


Следующие два дня я занимался судном. Пока до меня, наконец, не дошли руки до капитана. Ломать я его не стал, хотя и хотелось, нехороший человек он был, так что воспользовался медпрепаратами. Нужные знания в базах диверсанта о них были. Кстати, в медицинских базах ничего подобного не имелось. Так вот составив коктейль из самых обычных препаратов, я сделал сыворотку правды. Лёгкую что не убивала здоровье и мозг. Чую этот хмырь мне ещё понадобится. Ввёл я препарат через капсулу, она же и разбудила бывшего хозяина этого судна. Воля его была полностью подавлена, так что я сразу начал допрос. Естественно с того что меня интересовало больше всего. Через минуту я уже ругался как сапожник нужно было раньше провести допрос, как выяснилось, направился на Фронтир я зря. Но кто ж знал то?

Этот седобородый хмырь всё же меня обманул. Револьвер он действительно получил в подарок от своего друга Хитроу Марка. Вот тот не выиграл его в карты как наплёл мне бывший капитан, а привёз его с партией дорогих рабов из какого-то дикого мира. Все с высоким интеллектом, выше среднего, а два десятка вообще был ценный приз, и выставлялся отдельным аукционом. У всех у них был инженерный минимум.

Так вот, откуда тот возит вот уже пять лет этих рабов никто у него выяснить не смог. Тот серьёзно поднял охрану своего судна, впоследствии судов, включая внутреннюю, так что никакие диверсанты или маяки помочь не могли. Всех он выявлял и уничтожал, продолжая возить рабов. Так вот наш капитан действительно числился у того в друзьях и они договорились что он войдёт в его дело на правах компаньона. Нет, давать координаты такого богатого на интеллект мира кому быто ли ни было Марк не собирался. Всё гораздо проще. Наш капитан доложен был угробить своё судно, получить за него крупную выплату по страховке, и купить грузовое специально оборудованное судно пятого поколения для перевозки рабов. Это судно войдёт в состав группы из трёх транспортников Марка с его командой. Так что наш капитан рассчитывал, что его судно будет доставлять рабов, из которых треть будет принадлежать ему. Это был его процент. Причём не слабый. Можно сказать это была его так называемая пенсия. Он рассчитал жить в своём доме на родной планете и получать процент от этого совместного дела. Вот и всё.

Это основное. Тут другое. Через месяц Марк со своими судами прибывает в империю и у них через полтора месяца в определённый день назначена встреча. В общем, продать судно и получить барыши я не успеваю. Нужно было подготовиться к встрече, тем более встреча была назначена в закрытой системе, в которой чужакам покидать борта своих судов, даже чтобы попасть на станцию, запрещено. Более того, если поймают, то это карается смертью. Для работорговцев, где любой человек не более чем товар, это серьёзное дело. Обычно они не казнят. Причина закрытости системы была лишь в том, что там были серьёзные государственные производства. Гриф секретности наложен несколько сот лет назад и до сих пор не снят, и имперцам это очень нравиться. Так что чужакам там до сих пор находится запрещено. Более того, по всей империи все планеты закрыты для чужаков и только одна система с планетой была выделана императором для торговли с чужаками. Вот там они могли передвигаться свободно. Жаль, что встреча назначена не там, очень жаль. Но в принципе пока меня эта система устраивает, так как она была куда ближе чем Фронтир. До него ещё шлёпать и шлёпать почти через всю империю. Хорошо ещё выходить из гипера мне срочно не требовалось. Вот во время промежуточного прыжка и поменяю маршрут. Как раз после следующего я и выйду в нужной системе. Там два дня лететь. Именно в эту систему я отправил свои контейнеры с имуществом, так что не только от пассажиров избавлюсь, но и от пленников. Последних местным продавать стрёмно, всё же граждане империи, а вот пиратам которые там тусуются, продать можно, пусть везут к себе. Тем более спаянная команда аборджажников в цене. Не то чтобы я профессионал в этом деле, просто прикинул, да и капитан это подтвердил. Даже дал пару контактов торговцев, что сотрудничают с пиратами. В обход биржи они могут отправить тех на Фронтир. Цену это конечно собьет, но нужно подумать. Капитан этими контактами пользовался, ему не раз приходилось брать на абордаж соплеменников.

Про пассажиров вы не ослышались, я тоже решил их продать. Раньше я как-то не обращал на них внимания. Затюканные мужики и женщины, которым ничего не надо. Были и те, у которых ещё остался стержень, но таких было меньшинство, единицы. В общем если продать, то всех. Причём продавать буду через капитана, а деньги на обезличенные банковские чипы, чтобы я мог ими пользоваться. Жаль «Маицу» продать не получиться. Вернее не стоит. Иначе как я попаду в закрытую систему, тогда как для этого транспортника туда вход свободный? Конечно, можно купить другое судно, но я собирался оформить его на себя, а не на этого старика. Ещё чего. Потом можно, но не сейчас. Да и не хочу я, чтобы нас кто-то связал друг с другом. Официально я сойду с этого судна в системе Олт, так что не подкопаешься.

С капитаном я общался часа три, пока не заметил, что действие препарата начало прекращаться. Так что уложил его обратно в капсулу, поставив режим очистки организма с последующим сном, и направился к себе. Поужинал и лёг спать.


Следующие дни так и летели. Раз в два дня я общался с бывшим капитаном, это чтобы тот мог прийти в себя после применения сыворотки правды, ну и занимался судном. Совершив промежуточный прыжок, я направил «Маицу» в систему Олт. Именно там была в империи самая крупная корабельная биржа, ну и чужакам тут разрешалось торговать.

За время полёта и пассажиры сюрприз преподнесли. Причём женщины. Я-то думал их уводят для развлечений помимо воли. Как бы не так. Когда очередную группу вели в столовую, то они случайно повстречались мне. Так одна довольно миловидная женщина в теле, даже с излишками тела, бросилась ко мне мимо технического дроида, охранный среагировать не успел и возмущённо начала орать. Мол, где её три любимых солдата, что втроём её жарят. Почему она каждый раз подготавливается, а за ней так и не приходят и не приходят. Не нашли ли они себе новую «красавицу», ну и так далее. Я, конечно, был удивлён подобным натиском, но всё же ответил. Что, мол, нас пытались захватить пираты, был контрабордаж где все наши абордажники погибли. Да и среди членов команды изрядная убыль. Выжило всего несколько человек, включая капитана. Так что им стоит забыть о развлечениях, к которым они привыкли. Расстроены были не только женщины, но и некоторые мужчины видимо имевших нетрадиционную ориентацию. Я даже припомнил, что их услугами пользовались некоторые члены команды. М-да.

Охранный дроид разрядами тока вернул оплакивающую потерю женщину в общую группу и повёл дальше в столовую, а я только сплюнул и продолжил ремонт блока системы жизнеобеспечения, которой занимался, пока меня не отвлекли. Не сам, конечно, с помощью дроида, но пришлось прийти лично. Запчасти не было и приходилось думать, что сделать, чтобы оборудование работало. Придётся вытащить такой же блок из реакторной. Всё равно там людей не бывает, а этот повреждённый реанимировать не реально. Окончательно сдох. Так занимаясь повседневным ремонтом судна, я и дотянул до нужной системы. Причём постоянно ломающиеся узлы довели меня настолько, что я стал уже серьёзно подумывать, чтобы продать это корыто. Ладно хоть повреждения были во второстепенных узлах которые на полёт имеют мало влияния, вернее совсем не имеют. Всё важное я хорошо отремонтировал, а сейчас мелочью занимался, вот она меня и доконала. Искин не везде мог сам произвести ремонт, и там требовалось присутствие высококвалифицированного техника, ну а так как на борту такой я был один, вот и приходилось часто отвлекаться. Тут ещё пассажиры начали чуть ли не бунтовать. Недотраханные женщины довели своими истериками других пассажиров. Шесть человек в капсулы попали. Пришлось и на них время тратить. Когда же я, наконец, избавлюсь от них?

Насчёт продажи я уже твёрдо решил. Конечно, это попахивает работорговлей, в принципе я прямо так это и называл, но в действительности ситуация с должниками в работорговле имело о посредственное отношение. Сейчас поясню почему. Рабы это рабы, без собственных желаний и с рабскими имплантами в голове. Освободиться из рабства они могли в трёх случаях, это быть освобождёнными военными других государств, получить волю от хозяина, редкость неимоверная, или просто умереть. Должники же рабами будут только номинально. Рабские импланты им не поставят, это незаконно, они просто будут отрабатывать долго на своего хозяина с правом выкупа после отработки долга. Рабские ошейники им могут поставить, но только самым бойным и недобросовестным работникам. Одним словом я собирался переступить контракты должников, а так шанс в отличие от рабов у них был. Нужно лишь работать. Да и продажа в системе Олт контрактов должников не привлечёт ко мне такого внимания, как если бы я их просто отпустил. Да и деньги тут имеют не последнее значение, всё же я решил купить себе судно, на котором и пойду к Земле, а для этого нужна куда более крупная сумма, что была у меня.


— «Маица» ловите маршрут полёта и номер парковки, — велел диспетчер системы Олт после наших переговоров.

— Принято, — кивнул я.

Направляя судно по выданному маршруту, я ухмыльнулся. Сработало. Голограмма, которую я написал, выдавала в эфир совсем другого человека в кресле пилота, который якобы общался с диспетчером, речь, оборот слов, всё было натуральным. Никто не знает, что этот пилот сейчас плавает замороженным трупом где-то в космосе, для местных старший пилот «Маицы» вёл судно к парковочной орбите. Это радовало. Записи его переговорах в других системах во время путешествий по конфедерации Шина у меня были, вот и воспользовался ими. Как было видно, пригодилось.

Прибытие в систему Олт прошло буднично. Вышли из гипера и направились к планете. Ещё на подходе на меня вышел диспетчер, мы опознались, я сообщил «желания капитана» и тот выдал полётный лист и номер маршрута. Я даже заплатил сразу за недельную стоянку со счёта капитана. У меня теперь был доступ к его счёту. Вот в принципе пока и всё.

Движение в системе было достаточно плотным, поэтому я полностью сосредоточился на управлении. Только вблизи сканеры выявили более пяти тысяч кораблей и судов, а сколько их было по всей системе? Думаю тысяч сорок, не меньше. Конечно, часть висит на парковках, многие кто улетает, кто прибывает. И это я ещё не говорю про челноки и боты, эти тут было сотни тысяч. Ладно хоть они не вылезали на маршруты пути более крупных судов, у них свои были. Часть этих малоразмерных судов были приписаны к кораблям, доставляя членов экипажей или пассажиров к станциям, ну или обратно. Часть были местными, выполняя свои работы. Вызывать такого частника не требовалось, у меня был свой челнок. Да ещё и бот, напомню.

Наконец наш старый транспортник заполз на свою парковку и после недолгой игры маневровыми движками, что стабилизировали судно, оно замерло на своём проплаченном месте. Время не терпело, поэтому я продолжал действовать. Щиты остались активными, в системе, где такой плотный поток это скорее необходимость, чем предусмотрительность. Искин плотно фиксировал около бортовое пространство, чтобы никто не смог к нам близко приблизиться.

Покинув рубку, я прошёл в капитанскую каюту, где сел в его кресло и, откинувшись на спинку, отправил вызов по одному из номеров. Это были контакты капитана. Работал я так же под его личностью. Это был вполне легальный контакт и тут взяли оптом всех должников, что я привёз. Ну их, надоели. Если раньше я ещё сомневался в нравственности такого поступка, сейчас я был полностью уверен. Нужно продавать. К моему удивлению, после того как я отправил список с должниками, с установленными им нейросетями и какими специальностями они владеют, то сумма вышла в тридцать девять миллионов семьсот сорок тысяч. Я думал, будет в два раза меньше, да и по бухгалтерии капитана было так же. Похоже, нужные вопросы я ему ещё не задавал, нужно исправить этот пробел и узнать куда уходят «лишние» деньги. Чую тут какую-то тайну.

— Вот жук, — покачав головой, пробормотал я, сообразив по какой схеме, работает «Дед Мороз».

Собеседник уже разъединился, пообещав прибыть за товаром, тогда и будет произведён расчёт, так что я спокойно высказался. Да тут и думать нечего, кидал бывший капитан свою команду. Продавал за одну сумму, а указывал другую, как за простых диких, по интеллекту, где не шла прибавка за нейросети и специальности. Не думаю, что в команде никто не догадывался. Наверняка такие были, и они были в доле. Тот же старпом уж наверняка. По окончанию разговора я сказал, что лично в этот раз встречать клиентов не буду, это сделает его старший помощник. Оплата на банковский чип, как всегда. Так что особо никто ничего не заподозрил, всё прошло как по писанному.

Так же я встречал и покупателей. В бронескафе четвёртого поколения с затемнённым забралом шлема. Динамик выдавал характерный баритон почившего старпома. Вопросов особо не возникло. Продавцы прибыли на своём транспорте. Каботажном грузовике с двадцатью надсмотрщиками и шестью медиками и медицинскими сканерами. Так что приём товара шёл достаточно быстро, после проверки их отправляли в кузов грузовика. Я тоже лохом не был и четыре технических дроида наблюдали за клиентами на внешней обшивке. Мало ли что прицепят на борт. Пока такого зафиксировано не было. Личная почта капитана теперь была завязана на меня, поэтому после приёма мне скинули договор, я его завизировал и получил на руки банковский чип с нужной суммой. Копию договора я отправил обратно, старшему продавцу. Проверка показала что чип «серебрушка» и на нём нужная сумма. Сразу же введя пароль, чтобы им кроме меня никто не мог воспользоваться, я попрощался с клиентами. Те вполне довольные покинули борт судна.

Когда они прошли шлюзование и отстыковались, я активировал открытие лат, шлем отъехал в сторону и, выдохнув, хмыкнул:

— Знал бы, что рабы столько стоят, сам бы этим бизнесом занялся… Хм, хотя нет, я за честный заработок, от него хоть удовольствие получить можно. Но и этот подарок в плюс, куплю себе корабль пятого поколения. Обязательно транспортник, с усиленным вооружением, москитным флотом и объёмными трюмами. Интересно, какой год сейчас на Земле и что лучше туда везти?

В эйфории от сделки, бормоча под нос, я прошёл в свою каюту. Убрал чип к другим и направился обратно в каюту капитана, по пути заглянув в арсенал, где снял бронескаф. Теперь второй этап операции, продажа абордажников. У меня была мысль прикупить на местном рынке рабских имплантов и вживить их им в головы, чтобы у меня была полностью лояльная боевая группа, мало ли пригодится. Но представив себе это, я скривился, скотиной себя почувствовал. Проще купить несколько боевых комплексов, как абордажного действия, так и штурмового. Ну не рабовладелец я. Хотя импланты купить неплохая идея, на Земле пригодятся, врагами управлять.

Первый контакт сорвался. Торговец просто отсутствовал в системе, вот со вторым мы плотно пообщались. Я естественно под личиной бывшего капитана вёл беседу. Выдав данные по всем абордажникам, они у меня все через диагностическую капсулу были пропущены, я услышал итоговую сумму от дельца. Ну, в принципе я так и думал. Три миллиона шестьсот восемьдесят тысяч кредитов. Если бы выставлял на местном аукционе, получил бы в два раза больше. Но что есть, то есть. Это не три сотни должников продавать.

Быстро договорившись, мы практически ударили по рукам. Как пройдёт встреча, я описал, так же как и в прошлый раз, да и прошла она так же. Покупатель прибыл через четыре часа, я встретил его у шлюзовой в бронескафе с затемнённым забралом. И указал на ряд тел, что лежали в коридоре у холла. Все под снотворным. Клиент их принял, с ним было всего шестеро человек, переносили их с помощью малой грузовой платформы, проверил, убедился, что товар первосортный и передал мне чип с деньгами. Поверка показала, что тот не битый с реальной суммой. А то бывает такое, сумма высвечивается в считывателе, а попытка снять не удаётся, баланс пуст. Хакеры так работают. Я так тоже могу, но пока не было нужды. Так что чип, как и первый, был реальный.

Клиент, оказывается, был прожжённым торговцем, раз есть абордажники, значит, имеется оружие для них, защита и остальное. Я согласился с его предположением и перечислил всё, что есть в арсенале. Не забыв приплюсовать сюда и абордажный бот. Он мне всё равно был не нужен. В этот раз я выручил семь миллионов двести пятьдесят тысяч кредитов, полученных на другом чипе. Тоже «серебрухе». Забрал тот всё, включая бот.

Когда довольный клиент отбыл, он теперь на этом товаре в два раза больше потраченного поднимет, я убедился, что он отчалил и, вздохнув, направился к себе в каюту. Очень хотелось спать, я перевёл внутрикорабельные часы по своему личному распорядку, так что на борту сейчас глубокая ночь. За следующие дни я пораспродам всё, что останется, и можно отправляться в систему, где у Марка назначена встреча с бывшим капитаном, что продолжал лежать у меня в медсекции. Пока он мне нужен, поэтому и жив. Кстати, нужно продать все капсулы, оставил парочку. На этой развалюхе нужно продать всё, чтобы заработать хоть что-то. Само судно уйдёт не так и дорого. Повезёт, если дадут хотя бы миллионов шесть, ну максимум семь. Второе поколение, что тут скажешь. Только и ценность что гипердвигатель стоит.

Уже засыпая я подумал что нужно всё-таки узнать куда у того уходят все доходы, и можно ли что-то с этого поиметь. В общем, завтра всё и узнаем.


После завтрака я, как и планировал, прошёл в медчасть. Поднятый капитан, устало поглядывая на меня, всё выложил без утайки. У меня даже вопроса не возникло, почему он сразу об этом не рассказал, да потому что ему никто не ставил такого вопроса. Теперь понятно, куда деньги уходили, и была ли команда в доле. В принципе случай, что произошёл с «Маицей» не сказать что ординарный, но всё же неприятный. Это произошло чуть больше года назад. Та же схема, та же работа. На территории конфедерации Шина у самой границы был перехвачен грузопассажирский транспорт, следующий в Ахбар. Судно отогнали на пиратскую станцию и, продав благополучно забыли. Ровно на месяц, пока их всех не взяли за грудки и не доставили в один из дворцов столичной планеты империи. Один из старших аристократов империи лишился любимой дочери, которая была продана в рабство. Да-да, она следовала на том самом транспорте, что взяла трофеем команда «Маицы», да ещё попользовать ею умудрились. Дочку нашли, хотя она уже работала путаной-рабыней в одном из увеселительных заведений Фронтира, размотали клубок и… В общем, наш «Дед Мороз» с командой крупно попал.

Команду всю под нож, а капитану и старпому сказали. На них долг и этот долг аристократ оценил в двести миллионов кредитов. Срок два года. Вот и горбатился капитан, старательно отдавая долги. Большая часть команды у него была на зарплате, доли трофеев получали мизерные и долг постепенно закрывался. Теперь по долгу. Он закрыт на две трети. Как уж крутились должники, не знаю, но смогли за год собрать такую сумму. Про новое дело и вложение в него я в курсе. Старик собрался закончить с этим опасным бизнесом. Доходы от продажи рабов, что должны были входить в его долю после каждого рейса, все должны были идти на закрытие долга, лишь небольшая часть останется, чтобы ему спокойно жить. Ну а когда долг закроется, можно будет уже хорошо отдохнуть. Вот в принципе и всё. Старпом в доле был, но в процессе имитации гибели судна, должен был погибнуть. Старикан свидетеля убирал.

Долги капитана и уж тем более его старпома меня интересовали мало, то есть, совсем не интересовали. Я лишь узнал, что все счета капитана пусты, он работал, чтобы быстрее закрыть долг, так что поиметь я с этого ничего не мог. Пустышка.

Ещё немного с ним пообщавшись, выпытав, стоит ли ждать проблем от кредиторов, снова уложил его в капсулу и направился в каюту капитана. Там под его личиной выложил несколькими лотами большую часть оборудования корабля, за которое можно выручить хоть что-то. До окончания моего контракта оставалось две недели, так что я пока продолжал находиться на борту, хотя большую часть вещей уже складировал в челноке. Так что, выложив лоты, я запросил диспетчера, сделав заявку на вылет, и покинул борт судна. Первым делом я узнал, где находится арендованный мной склад, так что маршрут был проложен к нужному терминалу. Там залетев и поставив челнок на покрытие лётной палубы, покинул борт судна и, наняв малую грузовую платформу, на которую с помощью местных погрузчиков погрузили мой контейнер, и поехал на нужный склад. Там проверил всё ли на месте, груз прибыл, всё оборудование в порядке. Оставил контейнер что привёз и на такси вернулся обратно. Дальше понятно, пройдя на челнок, уплатив за парковку, сразу вылетел к «Маице». Уже было несколько заявок на лоты, всё же цену я не гнал, сколько они стоили за столько и продавал. Сперва взяли все медкапсулы. Я оставил только одну лечебную и реаниматор, остальные все ушли. Бывший капитан как лежал в капсуле, так и лежал. Два часа потребовалось на демонтаж, приём и продажу капсул. Потом постепенно стали уходить дроиды, и всё остальное, даже запас пищевых картриджей, что был на складе, продал.

В общем, за трое суток я продал с судна всё что можно, заработав на этом два с половиной миллиона. Немного, я думал, чуть больше будет. Вылетать сейчас смысла не было, мне нужно было отработать контракт и официально покинуть судно, оставшись в системе. Никто не должен знать, что я улетел на «Маице». А уже незаметно, но уже в одиночку, я и собирался вернуться. Вот так вот и протлели эти три дня, заметно меня вымотав.


Утром следующего дня, после завтрака я стал ползать по сети, впервые в системе используя свой аккаунт. Хотя нет, узнавал насчёт склада, где он находиться. Но вот на корабельную биржу зашёл в этот раз под своим именем, а то всё под капитана, или старпома маскировался.

На корабельной бирже я уж развернулся во всю, довольно профессионально оценивая то или иное судно. Кончено же было желание взять большое грузопассажирское судно, однако нужных навыков пилотирования подобного судна у меня не было. От слова совсем. Я пилот-универсал средних кораблей, однако же, покупать средний транспорт смысла для меня тоже не было. Он мне просто не подходил, был слишком мал. Даже самый крупный из транспортов линейки средних судов не подходил по габаритам.

Решение было простым, брать большой, нужный мне, и учиться на пилота крупнотоннажного корабля. Обязательно универсала. Так что после недолгих обдумываний я стал просматривать только разделы по продажам крупнотоннажных судов. Обязательно линейки грузопассажирских. Было несколько заинтересовавших меня предложений, но на мой взгляд идеальный вариант это тяжёлый грузопассажирский транспорт модели «Перо», местной постройки. Особо империя Ахбар в строительстве боевых кораблей не прославилось, но вот транспорты у них получаются первоклассными и они вполне заслужили таких отзывов. Удачные конструкционные решения позволили империи вести в этом деле. Так вот не знаю, удача это или нет, но в системе Олт были выставлены на торги три таких судна. Новьё. Только-только со стапелей.

Быстро выяснив причину продажи, я узнал, что корпорация, что их заказала, а такие суда строятся только по заказу, отозвала заявку. За какие-то прегрешения перед империей, что-то там с налогами нахимичили, у них отозвали лицензию. В общем, платить было нечем, сейчас корпорацию раздёргивали на куски судебными решениями. Кстати на рейдерский захват похоже, ну да ладно. Так вот два судна были стандартной компоновки, с большими трюмами, их было восемь, у каждого своя грузовая створка, и большим жилым модулем для перевозки пассажиров. То есть классические транзитники. Третье судно в отличие от двух первых было немного другой постройки. Пассажирский жилой модуль не на семьсот человек, а на триста. Освободившиеся площади были пущены на создание своей лётной палубы, чего у больших транспортов было редкостью, если только по специальному заказу сделать. Тут заказали, так что две лётные палубы на борту судна имелись. С каждого борта, небольшие, они могли вместить или по четыре челнока или по два бота.

Цена конечно за пустые суда была высокой, но я решил брать. У кого не спроси, какая машина лучше, любой ответит — новая. А для меня такое судно что пластилин, слеплю, что захочу и прослужит оно долго, сотни лет, если хорошо его обслуживать.

Про пустую компоновку я не оговорился. При всех достоинствах таких большегрузных судов, да что их, любых, кроме военных, со стапелей сходят скорее суда с усреднёнными показателями. Хочешь быстрее разгоняться? Ставь более мощные движки. Маневрируешь плохо? Ставь более мощные маневровые, не забудь только прописать это в управляющем искине, а то даст слишком сильный выхлоп и угробит нафиг. Защита слабая, легко пробивается? Не проблема, комплектующих много, покупай и ставь. Всё так и было. У этого типа те же болезни, всё усреднённое, но было одно большое НО. Гипердвигатель. Походящий для такой махины не нашли, и воткнули более мощный, а подошёл с тяжёлого линкора. То есть самую ценную деталь у этого типа никогда не меняли, хватало, тут всегда был резерв мощности для прыжка.

Как я уже говорил идеал для меня. Всё равно буду переделывать любое судно под себя, и из всех вариантов этот лучший. Старые суда, даже если им сто или пятьсот лет, стареют. Не только физически, сам металл устаёт. Размышлял я недолго, заметив, что одно «Перо» уже забронировали, вздохнул и отправил заявку на бронь той нетипичной модели, что имела две лётных палубы и урезанный пассажирский модуль. Именно он мне подходил больше всего. Правда цена кусалась. Шестьдесят семь миллионов кредитов. Это за пятое поколение, которое ещё не сняли с производства, хотя уже запустили шестой. Вот шестое в такой же компоновке, но с оборудованием шестого поколения стоило девяносто восемь миллионов кредитов. Я посмотрел цены на такие суда. Это был тип «Перо-М», улучшенная модель того судна что я только что забронировал. В принципе изменения были не такими и сильными. Так что обычное «Перо» да ещё с такими изменениями меня больше устроило. Меньше работа для дооборудования.

Кстати, просто так любой купить суда пятого или уж тем боле шестого поколения не мог. Их продавали хорошо зарекомендовавшим себя компаниям или корпорация. Аристократам могли. А простые люди и деляги выше четвёртого поколения купить не смогут, не продадут им. Другое дело гражданин Центральных миров. Я вот могу и шестое купить. Вообще без проблем. Не знаю, кто первый транспортник забронировал. Но скорее всего какая-нибудь транспортная корпорация по всяким перевозкам. Даже перекупщики это пятое поколение купить не смогут. Вернее не так, за продажей следить будут и покупателя проверят со всех сторон, прежде чем давать добро. Как «Дед Мороз» собирался купить судно пятого поколения со своим низким рейтингом полезности, не знаю, но видимо решил провернуть какую-то аферу. Представления не имею какую, нужно будет уточнить.

Почти сразу на меня вышел менеджер по продажам, так что я ответил на его вызов:

— Доброго вам вечера, господин Шихт, — поздоровался со мной типичный на вид имперец. — Мы получили вашу заявку и готовы её рассмотреть.

— Несколько я понял, на торги все три судна выставлены были сегодня. Они здесь, в системе?

— Прибыли три часа назад с перегонными командами. Сейчас маневрируют, чтобы добраться до парковки, что принадлежит Бирже. Как только пилоты перегонных команд с нами связались, мы сразу выставили суда на торги. Можете мне поверить, транспорты совершенно новые, с минимальным пробегом.

— И со своими детскими болезнями, — хмыкнул я и кивнул. — Хорошо. Мне нужно полное ТТХ выбранного судна, а так же доступ на борт, я хочу посмотреть, что покупаю.

— Доступ на борт вы сможете получить лишь когда ваше будущее судно встанет на парковку, а это произойдёт… через четыре часа. Вас это устраивает?

— Да, конечно. Свяжитесь со мной, когда будет возможно прибыть на борт судна

— Непременно, — кивнул продавец и отключился.

Я же сразу зашёл в торговую сеть, всё так же под гостевым доступом и, используя поисковую строку, стал искать в продаже конструкционные комплексы. Там более совершенные диагносты. Я собирался просветить все силовые балки судна, они-то мне и подойдут. К счастью в продаже они были, даже шестого поколения… Хотя нет это старая поставка, видимо левая. Кто-то ворованное продавал. Но вот я нашёл новенький конструкционный комплекс пятого поколения конфедерации Шина, что был выставлен лотом с неделю назад. Заходить заходили, но никто его не брал. Связавшись с хозяином, это был перекупщик, я узнал состояние комплекса. Он был после завода, не работал, ресурс сто процентов. Цена три миллиона сто тысяч кредитов. В принципе божеская, если учесть, что я работал с комплексами, что были куда дороже и лучше, но и это неплохо, лучше я всё равно не найду.

Договорившись, встретится, я сам решил прибыть на терминал, где находится склад с комплексом, мы разъединились. Я привычно надел свою броню пятого поколения, её я оставил, остальное всё вывез, и как не печально это сознавать, так же и пищевой синтезатор. Чего-чего, а его я терять совсем не хотел, а ситуация может сложиться так что сваливать придётся с тем что на себе, тут не до синтезатора будет.

Закончив с переговорами, прошёл к шлюзовой, челнок я не загонял в трюм, оставил пристыкованным к шлюзовой номер «три» из четырёх наличных. После этого я привычно уже пообщался с диспетчером, пришлось подождать десять минут, пока мне дорога не освободиться до нужного терминала и отстыковавшись полетел к нужной станции. Торговых станций в системе было семнадцать. На этой я ещё не был. По пути на аккаунт бывшего капитана изредка приходили письма или шли вызовы. Я старался отвечать, подстраиваясь под него, как будто он в теме и вполне существует. В общем, работал за двоих, за себя и того парня в медкапсуле. Вызовы тоже были, на два ответил, на остальные сообщил, что перезвоню позже. Звонки обычными были, бытовыми, так что проблем особо не было. Бывший капитан перечислил тех, кого мне нужно опасаться, их пока не было.

Полёт до станции прошёл благополучно, тут диспетчерский искин управлял, ручное управление запрещено. Оставив челнок на платной стоянке, я вызвал такси и поехал к нужному складу. Продавец, предупреждённый мной, уже ждал. Он же провёл меня на склад, первым подошёл к большому контейнеру и активировал открытие. Второй контейнер с комплексом стоял рядом, его тоже открыли. Проверял я комплекс в течение получаса и остался доволен. Хорошие машинки, и сделаны достаточно качественно. Было два запасных комплекта манипуляторов и опор. Норма, как в аптеке.

Оплачивал я не с чипа, а со своего личного счёта. Продажа прошла официально, всё как полагается, я получил свою копию договора купли-продажи и вызвал средний погрузчик, чтобы забрать покупку. А когда я на платформе сопровождал контейнеры с комплексом к шлюзовой, туда должен был подойти вызванный буксир, пришло сообщение от менеджера по продажам офиса верфей, где строят транспортные суда. Продажа то официальная шла, без посредников. Мой забронированный транспортник встал на парковке и меня приглашали его осмотреть.

— Вовремя, — довольно хмыкнул я, и отправил подтверждение, сообщив, что прибуду на буксире с грузом.

Пилоту буксира было всё равно куда везти контейнеры, так что, подцепив их, когда оператор шлюзовой выкинул их в открытый космос, стал ожидать меня. Вот я сам вылетел и, используя реактивный ранец, добрался до шлюзовой, попав на борт тягача. Так что пилот лишь пожал плечами на смену маршрута и, запросив маршрутный лист до биржевой парковки, направился туда. Сам я устроился в небольшом жилом отсеке тягача, пилот давал картинку на экран визора, что висел на стене, так что я видел все три туши, у одного из них шло заметное мельтешение малых судов. Видимо тот первый, что сделал заказ, тоже прибыл и изучает своё возможное приобретение.

Дежурный пилот на судне связался с нами, когда мы приблизились, я через своего продавца подтвердил, что тягач привёз именно меня, после чего буксир, оставив контейнеры висеть метрах в двадцати от закрытой створкой левой лётной палубы отбыл, получив плату за работу.

Пройдя шлюзование, я оказался на борту судна, увидев своего продавца-консультанта вживую, он оказываться ждал тут же.

— Доброй ночи, господин Шихт, рад вас видеть лично, — подойдя, кивнул он, пилот судна что сопровождал его, встал у того за спиной. — С чего начнём осмотр?

— Мне нужен доступ к искинам. Остальное я сделаю сам. Ходить по судну не будем, я и так всё увижу, так что можно во время осмотра и тестирования судна посидеть в кают-компании.

— Доступ будет неполный. Я должен видеть, что вы делаете, — выставил слово пилот.

— Это конечно, — согласился я.

Получив доступ к искинам, я распараллелил сознание, выделив четыре потока и начал действовать. Искины под моим управлением стали проводить тестирование всего оборудования, и не поверхностное, а полное, бронестворка лётной палубы стала открываться, защитный полог был активен, после чего оба контейнера, что продолжали висеть в пространстве, синхронно открылись и оттуда полезли дроиды. У некоторых, а именно у больших, были свои реакторы, у других батареи были полны, вот я и погнал их проводить диагностику и просвечивать силовые балки. Часть проникла на борт через лётную палубу. Другие стали ползать по внешней обшивке. Специализированных диагноста были всего два и именно они занимались силовыми балками, но и остальных можно было включить в работу хоть и не с таким успехом, всё же не их специфика.

Пилот после того как мы вошли в кают-компанию, как и плюхнулся на покрытый целлофаном диван, так и просидел. Видимо он пытался использовать всю мощность нейросети, чтобы хотя бы понять, что я делаю, не то что бы отследить, но не думаю, что у него что-то получилось. Судя по изумлению на его лице, всё так и было, правда, своих попыток он не бросал и в наш спокойный разговор с продавцом не вмешивался. Так что следующие три часа, а диагностика заняла именно столько времени, он так и просидел с отсутствующим видом.

— Я закончил, — наконец сказал я продавцу. — Судно действительно в неплохом состоянии, но всё же детские болезни имеются.

— Как и на каждом судне, у всех такое бывает, — улыбнулся консультант. — Цена не изменится, она жёстко фиксирована начальством.

— Вторая пассажирская шлюзовая блокирована из-за утечки воздуха это как? — иронично приподнял я бровь. — Грузовая створка второго трюма не может открыться полностью из-за дефекта в механизме открывания. Это тоже пустяк? Ловите все дефекты, что я нашёл.

— Действительно, есть небольшие проблемы с оборудованием. Но думаю это можно решить. У нас есть команда высококвалифицированных техников, они всё починят.

— Починить я и сам могу. Но всё же ваш товар, который так нахваливают в сети, не соответствует тому образу, коей ему приписывают.

— Что вы хотите? — наконец поинтересовался продавец.

Пилот к тому моменту уже очнулся и с интересом на нас поглядывал, сходив к пищевому синтезатору, он заказал себе соку. Ладно хоть не мешал.

— В штате судна всего один курьерский челнок, надо бы добавить той же модели.

— Хорошо, начальство одобрило, — после некоторой заминки, видимо общаясь с начальство, ответил консультант.

— Ну и отлично. С вас дополнительный челнок и все комплектующие по тем детским болезням, что я нашёл. Помощь в регистрации судна будет?

— Конечно, никаких проблем.

Продавец отправил свою копию договора с вновь внесёнными поправками в юротдел офиса дежурному юристу. Тот поработал и прислал мне отредактированную версию. Пару пунктов не устроили уже меня, и мы стали переписываться, обмениваясь письмами, пока не пришли к полному соглашению. Отвечал за продажу именно этот консультант, он же и поставил свою подпись, после чего используя несколько банковских чипов и планшет как считыватель, я перевёл нужную сумму на счёт офиса верфи, чем окончательно подтвердил покупку. После этого мы с моим консультантом составили заявку на регистрацию судна в местном филиале Гражданского флота, приложив копию договора-купли продажи. Через пару минут пришло подтверждение о получении, с просьбой мне явиться завтра в офис филиала Гражданского флота за документами на судно, и идентификаторами для искинов. Там же на месте я могу дать имя своему приобретению.

— Сердечно поздравляю с такой хорошей покупкой, — поздравил меня продавец, когда все дела были завершены.

— Спасибо, — кивнул я.

— Завтра вам доставят комплектующие и челнок. Он с консервации, вы сами сможете провести расконсервацию?

— Без проблем.

— Если что нужно обращаетесь, у нас комплектующие хоть немного, но дешевле чем на Бирже. Есть и шестого поколения.

— Хм, хотелось бы получить прайс этих услуг со списком имеющихся комплектующих.

— Отправляю файл, — и когда я подтвердил что принял, добавил. — Хотелось бы напомнить, что бесплатная стоянка для вашего судна на этой парковке три дня.

— Я помню. Где мне можно будет нанять пилота, чтобы перегнать судно в гостевой сектор? Там парковка намного дешевле, чем тут.

— Я могу это сделать, — вышел вперёд пилот, у него был знак пилота-универсала большегрузных судов.

— Пока судно постоит тут, удобно доставлять грузы, близко, а через три дня можно отогнать. Вы в это время будете свободны?

— Пока сам не знаю, но на всякий случай ловите мой контакт. Если что, я всё же изучил его за время перегона.

— Я учту это, благодарю.

Мы прошли в рубку, где я ввёл установочные пароли и код, теперь искины корабля подчинялись только мне, только я их хозяин, после этого спустились к лётной палубе, где я, используя пока единственный челнок судна, отвёз продавца и пилота на станцию. Туда где был их офис. Контейнеров уже не было, их дроиды затащили в ближайший четвёртый трюм. Сейчас весь комплекс был в них, так как в нём надобности пока не было. Вернувшись на судно, я проверил как на нём дела и, отдав управляющему искину, которому пока не давал своего имени, приказ на охрану моего нового имущества, прошёл на лётную палубу, где уже ждал нанятый челнок, корабельный я использовать не стал. Когда мы отлетели от судна, оно окуталось защитным полем, так что за него я был спокоен.

Таксист высадил меня на той же палубе, где я оставил челнок с «Маицы», так что я сразу же полетел обратно на судно, где всё ещё числился нанятым работником. Хорошо день прошёл, мне понравился. Одним потоком приглядывая за полётом челнока, мало ли диспетчерский искин не туда свернёт, я семью оставшимися изучал список с корабельным оборудованием, что скинул мне консультант-продавец верфей. Некоторые позиции меня действительно заинтересовали, тем более цены на них реально были ниже, чем в сети на Бирже. Нужно подумать. Вот, если все четыре разгонных сдать, и получить другие, уже шестого поколения, то разница в доплате всего семь миллионов. Мне это нравиться, так можно работать.

Вот так изучая список и прикидывая, что и как делать я вернулся на борт «Маицы». Оставив челнок пристыкованным к шлюзовой я прошёл на борт, где со мной тут же связался корабельный искин.

— Капитан, я выполнила ваш приказ. Найдено более трёх тысяч файлов, писем, или социальных страничек, где встречаются такие слова как: «Земля», «Москва», «Россия» и «русский».

— Отлично, — довольно сказал я. — Скинь мне всё что нашла.

Файл та отправила на планшет, там объёмы памяти больше, а я, убедившись, что на борту всё в порядке, направился к себе в каюту. Я так увлёкся решением задачи по переоборудованию покупки в дальний рейдер, что о земляках вспомнил лишь на следующий день. Утром.


После завтрака я связался со своим продавцомконсультантом, который помогал мне в приобретении «России», так я решил назвать своё судно. Тот проконсультировал меня. Да, обмен был возможен, двигатели «России» можно было обменять с доплатой на то, что я подобрал из шестого поколения, да и по размерам они вполне неплохо подойдут. После этого я перешёл на реакторы и на маневровые. Тут тоже была достигнута полная договорённость. Правда, получалось чуть дороже. Двигатели и комплектующие у меня брали чуть дешевле, чем продавали сами, но в принципе нормально, так и должно быть. Я забронировал нужные комплектующие и консультант пообещал мне, что их доставят через три дня. С меня ещё решили содрать за переоснащение, но тут я сказал, что сделаю всё сам, лишь попросил в аренду пять инженерных комплексов. Пообещали посодействовать. Решив насущную проблему, ход судна теперь будет выше, энергии больше, осталось кое-что в рубке поменять. Защиту там, сканеры, и самое главное защитное вооружение судна. А то всего восемь больших ракетных пусковых, две средних и сорок семь турелей ПКО для защиты около бортового пространства во время стоянок, и всё. Судно фактически голое. Нужно вооружать. Добавить пусковых и турелей. А для защиты корабля я собирался приобрети канонерки с туннельными пушками. Они недорогие. Гипердвижков не имеют, можно приобрести по полтора миллиона каждый. Там основная цена из-за пушек идёт. Да и вкладываться в них так же придётся, дообрабатывать, усовершенствовать. Сделаю, не проблема. Но канонерки лучше брать в конфедерации, там очень неплохие строятся, лучше чем тут, в Ахбар. Кто-то удивиться, координат Земли нет, а уже начал готовиться. Так ведь если даже и не смогу их найти, всё равно буду искать Землю, не могу не искать. Поэтому заранее и подготавливался. Да и своё судно, это своё судно, родной дом. Иначе не скажешь.

После общения с продавцом я собрался и направился к шлюзовой. Нужно было посетить филиал Гражданского флота в системе Олт, окончательно оформить мою новую собственность и записать её на себя. Вот тут, двигаясь по выданному диспетчером полётному маршруту, я и вспомнил о вчерашнем файле. Кстати, снова отвлекусь. Никто из пилотов не управлял сам в системе своими судами, передавая это дело искинам диспетчерской службы Олт, иначе тут столько бы аварий было, но присутствие пилота в рубке обязательно. Положено инструкцией. Так что, говоря про управление челноком, я имел виду, что сидел в рубке, закинув ноги на пилотский пульт, он всё равно не активен, и лазил в сети с помощью планшета.

Так вот, хлопнув себя по лбу, я открыл файл, что дала мне корабельный искин «Маицы» и стал просматривать записи. В большинстве тут была полная словесная чепуха, но всё же кое-что я находил. Даже был отдельный сайт, где земляне могут общаться друг с другом. Из тех, что были свободными людьми. У рабов такого права не было и возможность держать связь блокирована. В большинстве на этом сайте тусовались индусы, пакистанце, были японцы, встречались негры из Африки, но больше всего было буров. Переписка была зашифрована. Нужно быть авторизованным пользователем, пришлось ломать. Сразу же выяснилось, что русских тут не было, хотя и имелись упоминания о них. Некоторые я скопировал, на будущее. Но одно сообщение меня заинтересовало. В системе Олт были русские, один индус общался с ними, правда, помочь отказался. Русских те, кто заходил на сайт, своими не считали. Про Марка тут тоже было известно, земляне были в курсе, кто их вывез. Кто его ругал, кто благодарил, единого мнения не было. В общем, словесного мусора было много, о русских мало упоминали, так что, скопировав всё, что было я закрыл файл. Какой сейчас год на Земле, об этом на сайте не было сказано ни слова. Да и о родине своей большинство неохотно вспоминало, так что к разгадке я не приблизился. Конечно, можно подольше покопаться и всё выяснить, но к чему? Русские на Олт, встречусь, пообщаюсь и узнаю, сколько они в рабстве и в каком году на Земле были похищены. Два плюс два сложить будет не сложно. Да и эти так называемые сородичи заставили брезгливо морщиться. Раз они так с нами, то и я на них наплюю, и руки не подам.

Так вот, по письму индуса стало ясно, что он встретил их в поле, четверых русских. Когда они как раз обедали. Олт сельскохозяйственная планета, именно с неё в большей части идёт продовольствие, чтобы прокормить всю ораву гостей этой системы. Бывает, не хватает, и продовольствие завозят из других систем. Так вот, я отвлёкся. Индус летел со знакомым к нему на ферму по рабочим делам. Общаясь, он сказал, что родом с Земли и с удивлением узнал, что у его знакомого аж семеро рабов с этой планеты. Причём мимо четырёх они как раз пролетали на глайдере. Те сидели у уборочных комбайнов и обедали, так что можно было пообщаться. Индус попытался выяснить из какой они станы, не земляки ли, но хозяин не знал, однако согласился остановиться. Выяснилось что все четверо рабов русские. Индус общаться с ними отказался, он был ярым сторонником Британской империи, и дальше только описывал, как ремонтировал ушатанную энергосистему в доме знакомого, он энергетиком работал в соответствующей компании, а тут просто левачил. Главное у него в письме пару раз мелькнуло имя хозяина рабов. Забив его в поисковую строку, нашёл более сотни фермеров, что имели такие данные. М-да, в открытых источниках о рабах сведений нет, придётся поискать.

В это время я добрался до нужной станции, где в основном находились государственные организации, службы и после проверки, я отказался снимать свой бронескаф, а заставить меня не могли, я гражданин Центральных миров, направился в сопровождении одного солдата в нужный офис. Там я надолго не задержался. Название судна было вписано и его сегодня же начнут отправлять во все филиалы Гражданского флота по всему Содружеству. Получив чип с идентификаторами для искинов судна, я направился обратно. Всё дело заняло чуть больше сорока минут, больше всего времени заняло прописывание названия судна. Сначала его не правильно написали, а потом переделывали, когда я возмутился.

Добравшись до «России» я медленно влетел на лётную палубу и опустился на опоры. Подхватив чип, сразу направился в рубку. Один из сотрудников верфи, что должны сегодня доставить комплектующие на замену и челнок, уже осведомлялся, когда можно доставить груз, так что я дал добро и скоро груз должен был прибыть. Пройдя в рубку, я ввёл идентификаторы в управляющий искин судна, всё теперь мой транспортник получил имя и мог спокойно откликаться, и начал чистить программные закладки в них. Как я и думал, закладки были, так что, чтобы у меня не перехватили управление, я совершенно спокойно их убрал, лишь оставил сигналку. Если кто попробует взять под контроль судно, используя эти закладки, я сразу буду знать. С искинами я работал чуть больше часа, закладки успел убрать у трёх из шести, когда управляющий искин сообщил, что к нам подходит судно с комплектующими. Я дал согласие на стыковку к грузовому шлюзу четвёртого трюма, после чего активировав единственный на судне технический комплекс, отправил его в трюм. Всего к судну было приписано десять погрузчиков, двух типов, и вот этот технический комплекс. Конечно, мало, придётся докупать. Ладно хоть новьё пятого поколения.

Лично приняв груз в трюме, всё было в норме, я подтвердил получение, после чего грузовик с эмблемой верфей отчалил, а я ещё раз проверив комплектующие, стал проводить ремонт, выделив для этого три потока сознания. Вернувшись в рубку, я закончил с чисткой искинов от программных вредоносных закладок. Да и с ремонтом было всё, хотя и пришлось в паре мест задействовать конструкционный комплекс. Особенно с ремонтом створки пришлось повозиться, но теперь проблем нет, открывается, как и положено. Лишь челнок я не трогал, как был он в консервационной плёнке так и оставался, пока хватало того что считался дежурным и стоял на лётной палубе. К тому же я пользовался челноком с «Маицы». Вполне хватало.

Оставив судно на месте, я полетел к грузопассажирскому терминалу планеты Олт, с которого на поверхность планеты спускались и поднимались орбитальные лифты. Дело в том, что я работал всеми потоками. Один следил за аккаунтом бывшего капитана, если что, сразу реагируя, другие кто ремонтом занимался, кто закладки с искинов убирал, а один занимался поисками русских парней в сети. Имя их хозяина было известно — Витор. Официально найти их было сложно, поэтому используя один поток, я и взломал полицейскую базу, в которой в обязательном порядке числились все рабы. Дальше проще. Просмотрев всех Виторов, у какого какие рабы числятся и, наткнувшись сразу у двоих на русские имена, Семён и Андрей, понял, что с этих двух рабовладельцев и нужно начать. Времени у меня конечно не так и много, скоро серьёзная операция предстоит, а тут ещё модернизация купленного судна, так что нужно поторопиться.

Чужаки, то есть иностранцы могут спускаться на планету в любое время, для этого система и был им отдана, чтобы вести торговые операции, так что я спокойно прошёл проверку и, оставив челнок на лётной палубе, заторопился к лифтовому холлу. Я в сети уже купил и оплатил билет и нужно поспешить, через десять минут кабина отправиться вниз.

Такси решило проблему со временем, так что я успел, даже пару минут в запасе осталось, прошёл в кабину и занял свободное место. Конечно, пластиковые сиденья не были рассчитаны, что в них будут садиться в бронескафе, прохрустели, но выдержали. Спуск тоже неприятных впечатлений не принёс, нормально спустились. Пройдя к офису по прокату, я арендовал на двенадцать часов глайдер и, настроив маршрутизатор, полетел по первому адресу. Тут лететь с полчаса, недалеко этот рабовладелец обосновался. Как оказалось, выстрел получился мимо. Его раб с таким земным именем Семён, был из Шины и не русским. Пришлось лететь по следующему адресу. Три тысячи километров, с другой стороны континента, но я добрался до места.


— Рабы с Земли? — спросил хозяин фермы, он вышел из сарая, когда мой глайдер сел у них во дворе на специальной гостевой площадке. — Есть такие, семеро, уже почти лет пять прошло, как я их купил. А что такое? Они сейчас в поле, заканчивают со сбором урожай. Неужто натворили что?

— Да нет, жалоб на них нет. С ними можно пообщаться?

— Почему нет? Только я сейчас занят лошадь жеребица, ветеринару помогаю. Может сами? Я покажу, на каком они поле работают. Команда спаянная, постоянно вместе работают.

— Как они вам?

— Впервые дни после покупки ой глупые были. Всё на меня бросались, приходилось часто боль включать через рабский имплант, бежать пытались. Двенадцать раз. Совсем головы нет. А сейчас ничего. Привыкли и присмирели, но мне кажется, была бы возможность, всё равно бы попытались бежать. Я-то к ним нормально отношусь. Они знают. Пообщались с рабами соседей. Знают, каково им. Вон их барак. Видите, у меня хорошо живут.

Посмотрев на второй этаж сарая с сельхозинструментом, я кивнул. Там по внешней стене было что-то веранды и наружу выходило пять дверей комнат второго этажа.

— Неплохо, — согласился я.

— Четыре квартиры на четыре раба каждая, одна на двоих. Внизу удобства и душ. Всё продумано, — заканчивал хвастаться хозяин.

Он на меня немного настороженно смотрел, я всё так же был в бронескафе, но особо не возражал, раз я ношу значит так и надо.

— Вы что-нибудь знаете о них?

— Да они особо и не распространяются. Только в первые дни один возмущался, что дворянин и его не имеют права брать в рабство. Но потом ничего, присмирел. Именно он у своих старший, они его хорошо слушаются. Я им командую, он своими, тандем образовался.

— А купили как?

— Тут повезло. Мне транш солидный дали, а тут как раз торговец со свежим «мясом» вот я у него и купил тех у кого интеллект между ста и ста двадцати. На семерых хватило. Нейросети простенькие поставил, импланты, закачал базы со знаниями не выше второго ранга, и вот теперь они по специальности работают, даже на сертификаты сдали.

— Продать согласитесь?

— Да вы что, хорошие работники, кто же от таких избавляется? Если только постареют и работать не смогут, тогда да, на удобрения пустить можно.

Местный хозяин даже не заметил, как у меня сжались кулаки и чуть не взвыли приводы усилителей экзосклета, чтобы ударом размозжить ему голову. Пришлось, глубоко вздохнуть, чтобы успокоиться.

— Если я дам за каждого по сто тысяч кредитов?

— Согласен, — быстро сказал тот.

Понять его было не трудно, за такую сумму он без проблем сможет купить десять таких работников, а десять это всяко больше семи.

— Мне нужно сначала пообщаться с ними. Это возможно? — повторил я.

— Они там, у дороги. Увидите четыре комбайна и три сборочные машины. Если что я в сарае.

— Благодарю.

Вернувшись в кабине глайдера, я поднял стремительную машину в воздух и рванул вдоль дороги в сторону, где должны работать соотечественники. Правда, когда ферма скрылась с глаз, я посадил машину и, выбравшись наружу, снял свою броню, убрав её в небольшой грузовой отсек. Общаться со своими нужно лицом к лицу. Тут всё на доверии строиться. Это на местных мне плевать, а свои это свои. Поправив свой пилотский комбез, я вздохнул и, вернувшись в кабину машины, полетал дальше. Буквально через восемнадцать километров показались те машины, что были нужны. Сразу я к ним не пошёл, а сел в таком месте, чтобы они меня не видели и, используя бинокль из арсенала лат, стал наблюдать за парнями. Одеты они были в обычные рабочие костюмы, но у двоих в распахнутых до середины груди рубахах отчётливо были видны тельняшки.

— Моряки что ли? — озадаченно пробормотал я.

В это время по дороге пролетел байк с какими-то громоздкими предметами на корме, кажется, это были термосы для пищи. Точно, я этот байк на ферме видел, у двери в кухню стоял. Я не ошибся, похоже, у работников наступил ужин. А рабовладелец, при всей своей практичности, действительно был неплохим хозяином. Жаль парням освободится не судьба. Без шансов. Они же рабы, а не должники, долг не отрабатывают, чистая собственность хозяина.

Как только байк улетел, а поужинавшие рабы устроились у своих машин на явный послеобеденный отдых, я взлетел и направился к ним. Никто не встал, когда я вышел, хотя и смотрели заинтересованно. Лишь когда подошёл ближе, на ноги встал достаточно молодой парень, лет двадцати пяти на вид, с тонкой щегольской ниткой усов, за которыми он явно ухаживал. Не успел он и рта открыть, как я с заметным акцентом сказал по-русски:

— Привет парни.


Когда я выбирал глайдер, то на всякий случай взял вместительный, среднеразмерный, так что семеро парней нормально уместились в его салоне. Хотя точнее шестеро, седьмого сложно назвать молодым. Бывший кондуктор кормового орудия на номерном миноносце был в возрасте, тридцать семь лет. Да, я узнал кто они и откуда. Парни были военными моряками и все с одного эсминца. Мичман Фадеев минный офицер, за торпедные аппараты отвечал, следующий по званию тот самый кондуктор унтер-офицер Брякин, командир кормового орудия, три палубных матроса, один заряжающий и старший матрос из машинного отделения, помощник механика. Тысяча девятьсот шестнадцатый год. Лето. Именно тогда они и попали в рабство. Очнулись уже тут. На Земле, получается, шёл двадцать первый год. Не самое лучшее время.

Как парни мне пояснили, им не повезло. Они ещё с двумя миноносцами сторожили пролив на Балтике, ждали немцев, а оказались тут. Почему и зачем стало понятно позже. Ещё во время поднятия их криокапсул в трюме транспорта работорговца их разъединили и что с другими моряками из их команды они не знают. Связи не имеют.

Честно говоря, я был растроган тем, как меня встретили. Пообнимались, до слёз дошло, а как начали знакомиться, я и выдал заранее отредактированную версию. Я русский по родителям, их похитили ещё в тысяча восемьсот девяностом году. Отец поволжский немец, мать из Сибири, бурятка, поэтому и глаза раскосые. Отец был чиновником. Похитили их во время пикника. Когда их везли, произошла встреча с военным кораблём конфедерации Шина, которая отбила у пиратов рабов, захватив судно. Так что родителям повезло, и они встретились Центре Беженцев. Дальше отец утроился на работу, причём инженером, у него был высокий индекс интеллекта, я в него пошёл. Он получил за заслуги наследное дворянство, так что я дворянин. Отец много рассказывал о своей родине и взял с меня слово, что я там обязательно побывают. Они с матерью погибли, и я стал сиротой. Помыкавшись, я решил исполнить волю отца. Жаль, что это не получиться.

Когда я это произнёс, сидевшие вокруг меня моряки сразу же засыпали вопросами, почему не получиться и как.

— А нет больше России, — ответил я, шокировав моряков.

Если уж говорить то правду. Вот я и врезал им правду матку. Мол, пообщался с один немцем из освобождённых рабов и узнал, что России больше нет. Всё описал, про проигранную войну, про отречение царя, про Гражданскую войну, где брат шёл на брата, про то что власть в свои руки взяли социалисты, на которых крови было по шею. Как пошло разваливание и крах страны. Как уничтожали дворянство и духовенство, как взрывали церкви. Как боевые офицеры работают таксистами во Франции или Англии. Не щадил их. В общем, расстроил парней по полной. Закончил я тем, что сказал:

— Так что когда я узнал от немца что происходит на землях бывшей России, поначалу передумал лететь, но всё же стал собираться и решил набрать экипаж. Стал искать русских и нашёл вас. Вы в мою команду пойдёте? Домой полетим?

— А хозяин? — спросил мичман, у него это получалось говорить без внутреннего напряжения. Привычно.

— Выкуплю, волю дам и возьму на рабочий контракт. Всё как полагается.

— Ну что ребята? — осмотрел мичман парней. — Что скажите?

— Глупо отказываться от такого предложения, — степенно пригладив усы, ответил кондуктор, после чего заговорили все.

— А остальные парни?

— Постараюсь найти и выручить всех кого смогу, — серьёзно кивнул я.

Принципиальное согласие было получено, так что мы сели в глайдер и вылетели на ферму, а там задержались на полчаса. Вещей личных ни у кого не было, так что, оформив продажу рабов, я дождался, когда хозяин сообщит о передаче прав на рабов мне в нужные службы и мы с ним попрощались. Вот и летим от фермы к столице планеты Олт, вернее к её орбитальным лифтам. Там оформлю волю, и нужно будет закупить нормальные сети и импланты для парней. Да и забрать свои контейнеры со склада и установить медоборудование в медсекции судна для проведения операций по извлечению старых слабеньких нейросетей и рабских имплантов, и установить новые, нормальные сети. С восьмым оборудованием это можно сделать без проблем.

— Кстати, парни, — обратился я к пассажирам. — А вы какую работу у меня на судне хотели бы получить?

— Честно говоря, можно любую, но лучше вместе, привыкли мы друг к другу, — отвел за всех мичман. — Если есть какие вакансии, Валерий Геннадьевич, можете сами выбрать.

— Отлично, — обрадовался я. — Мне как раз спаянная команда техников нужна и старший техник — это офицерская должность.

— Тогда годиться. Верно ребята?

— Да-а-а!!! — хором проорали те.

В это время на аккаунт бывшего капитана пришёл вызов. Причём из тех, которые он назвал одним из самых опасных. Одним словом звонил тот, кто курировал должников от аристократа. Беда-а, а я на планете и не в образе. Придётся отвечать письмами. Что ж, поиграем. Мне главное потянуть время. Тут осталось то всего месяц до назначенной встречи.

До столицы лететь осталось около получаса, так что время было. Откинувшись на спинку пилотского кресла, я замер, участвуя в разговоре освобождённых соотечественников одним распараллеленным потоком, одновременно в сети через аккаунт бывшего капитана вёл переписку с представителем аристократа. В каждом обороте строк было явственно видно презрение писавшего к «Деду Морозу», ему в приказном порядке велели явиться на столичную планету империи и предстать пред очи аристократа. Собеседник явственно дал понять, что в курсе его аферы и сбежать у капитана не получится, его и в Центральных мирах найдут. В общем, тушку бывшего капитана жаждали видеть на столичной планете, чем изрядно портили мне планы. Получается, нужно избавляться от него как можно быстрее. Единственно, что мне удалось выторговать, это отсрочку в пять дней. Мол, вылечу ближайшим пассажирским судном, так как «Маица» фактически не на ходу, да и продавать её пора. Вроде поверил, прислал подтверждение.

Как только переписка закончилась, я с облегчением вздохнул, придётся форсировать свои планы с «Маицей» мне были нужны деньги, хотя запас и имелся, значит, будем её продавать, а бывшего капитана официально отправлять пассажиром на столичную планету, в действительности он будет содержаться в медотсеке «России». Предупреждать Марка об изменении планов не стоит, пусть идёт всё своим чередом, назначена встреча, пусть там и ждёт, а я к ней подготовлюсь. В принципе, что мне свет клином не сошёлся на этой встрече? Он уже в империи продаёт свежий завоз рабов, можно и раньше встретиться. Так и сделаю. Да, так работать предпочтительнее. В моих планах не только выпытать у него координаты, но и уничтожить его со своими людьми. Конечно, русских он возит мало, в Европе и Азии работает, но всё равно русских прихватывает и за это его надо наказать.

В это время ко мне обратились с вопросом и я, обдумав его, кивнул.

— Правильный вопрос. Пираты во Фронтире бесчинствуют и могут атаковать наше судно. Да экипаж любого корыта, что с нами повстречается, будет слюнями захлёбываться в желании только чтобы захватить и чем-нибудь поживиться, так что тут надо держать ухо востро. Обычно на судах любой член экипажа имеет одну основную специальность, и несколько дополнительных, боевых. Например, техники во время контрабордажа могут руководить противоштурмовыми комплексами, или отдельными дроидами. Так называемые «погонщики». Могут получить знания контрабордажных групп, абордажных или даже штурмовых. Кто-то может получить дополнительную специальность медика, второго или третьего ранга, что вполне позволит положить раненого в капсулу и настроить на восстановление. Специальности есть. Многие по две-три их имеют, и при необходимости используют. Им за это надбавка в зарплату идёт.

— Валерий Геннадьевич, нам можно будет выучить такие дополнительные специальности? — поинтересовался мичман. — Умение защищать свою жизнь или жизни товарищей, может всегда пригодится.

— Да, это возможно. Можно приобрести несколько дополнительных боевых баз в корпорации «Нейросеть», а также боевые импланты. Как раз мы будем в городе и посетим офис этой корпорации, приобретём там всё что необходимо. Кстати, нужно одеться.

Посадив глайдер прямо в поле, я пояснил попутчикам, что у меня свой стиль одежды в мирах чужих и небезопасных странах, поэтому достав из грузового отсека латы, надел их и загерметизировал. Вернувшись в салон, я пояснил:

— Никто не должен видеть моё лицо.

Снова подняв глайдер в воздух, я стал отвечать на многочисленные вопросы попутчиков, сам работая дополнительными потоками. Сделал заказ в корпорацию «Нейросеть» на семь сетей «Техник-5УМ», на семь имплантов память пятьдесят плюс, семь имплантов интеллект пятьдесят плюс, семь имплантов «Боевик-5М» и один имплант «Бекос». Последний для будущего «погонщика». Этот имплант позволяет работать с боевыми или техническими комплексами, не привлекая искина, на расстоянии. То есть усилитель сигнала нейросети. Ещё была мысль прикупить имплантов защиты от нейроизлучения, но уже и так выходит крупная сумма. Если будет позже возможность, докуплю, тем более парни со мной не навсегда и смысла в них вкладываться нет. Но как техники они мне нужны профессионально подготовленными, поэтому хорошие сети и базы.

По базам я взял весь спектр техника крупнотоннажных кораблей, семь комплектов, в этот комплект входит: две базы четвёртого ранга, двенадцать третьего и четыре второго. Для Фадеева специально взял базу второго ранга «Администратор», он конечно командир, но всё же дополнительное умение управлять людьми и составлять график работ будет необходимо. Взял базы для «погонщика», их три было, одна четвёртого остальные третьего, ну и семь комплектов боевых баз третьего поколения. Особо мудрить не стал взял стандарт из семи баз, это: «специализированный бой», «стрелковое оружие», «контрабордаж», «тактика малых групп», «боевые дроиды», «бронескафы» и «стрелок». В принципе всё на этом. Заказ ушел в корпорацию и те подтвердили, что всё наличное у них имеется. Ещё бы не имелось, я в прайсах посмотрел. Отправив сообщение, что сам заберу заказ, подтвердил его и произвёл оплату. Три с половиной миллиона как с куста. Дорого блин, но нормальные техники нужны, именно на их плечах всё обслуживание судна.

Вторым потоком связался с управляющим склада, где хранятся мои вещи, и заказал доставку всех контейнеров на борт «России», сообщив номер парковки. Обещали доставить через пару часов, в этом время я буду уже на борту судна.

Третьим потоком связался с предстателем государственного надзирающего органа, сообщив ему, что выкупил рабов и собираюсь дать им вольную. Требовалось подтверждение, так как гражданства ни одного из государств Содружества они не имели. Это действительно было так. Взяли их дикими, рабам никто гражданство не даёт, а стать гражданами Ахбара парни сами категорически отказались, очень возмущены были, когда я у них про это спросил. Насчёт конфедерации Шина обещали подумать. Всё равно у меня в планах перед отлётом посетить её.

Четвёртым потоком, но уже используя аккаунт бывшего капитана, выложил на продажу «Маицу», выдав её ТТХ и установив цену в семь с половиной миллионов. Больше она просто не стоила. Думаю, даже дешевле продам. Лот появился в сети Биржи, выкладка лота стоила всего тысячу кредитов, так что пусть заинтересованные смотрят.

Пятым потоком я ломал сервера информсети грузопассажирских перевозок. Мне нужно отправить бывшего капитана «Маицы» в столичную систему, значит, он должен официально улететь. Взломал удачно, подсадил вирус и так же незаметно ушёл. Всё, теперь график перевозок со списками пассажиров под моим контролем.

Вот так вот возвращаясь в столицу планеты Олт, я и занимался делами, одновременно общаясь с парнями. Сначала мы залетели в государственную службу, где с парней сняли метки рабов, выдав подтверждение, что они получили свободу. После этого мы полетели к зданию корпорации «Нейросеть», там пока парни воодушевлённые изменениями в своей судьбе прогуливались у глайдера на парковке, я забрал покупки, естественно их проверив. Пока мы летели, я решил дополнить купленные базы ещё семью комплектами, как выяснилось, таких баз у них не было. Это база «Юрист» третьего ранга, «Торговля» и «Сведенья о Содружестве, вторая версия дополненная». Две последние базы были второго ранга. Была база «Сведенья об империи Ахбар и Содружестве» но я решил, что такая база парням не нужна, взял более подробную о Содружестве и обо всех государствах. Так оно вернее будет.

Вернувшись к глайдеру, я убрал среднеразмерный кофр, подарок от «Нейросети», в грузовой отсек, и пригласил садиться, мы летим к орбитальным лифтам. Кстати, бонус я всё же получил, две нейросети «Пилот-5МС». На две бонуса не хватало, пришлось пять тысяч накинуть лично менеджеру, что вёл беседу со мной. Зато теперь запас есть на всякий случай.

К ближайшему лифту мы опоздали, только что ушёл, я сдал глайдер, а то полчаса осталось до конца проплаченного срока, поэтому мы пешком решили прошвырнуться по окрестным магазинам. Не зря кстати говоря. Приодеть парней было нужно. Ещё когда с них снимали метки рабов с нейросетей, то включили возможность использовать связь. Я потом, пока добирались до здания «Нейрсоети» и до площади орбитальных лифтов всё учил на словах их ими пользоваться. Так что, с моих слов каждый создал себе аккаунт и завёл почту. Сейчас мы решили ещё и открыть счёт в Главном банке Содружества, филиал которого естественно так же был и на Олт. Да прямо тут, на площади.

Когда парни лишились меток рабов, я отправил им на сети стандартный договор на работу техниками, сроком в два года. Установка сетей, имплантов и покупка баз за мой счёт, за это у них будет сниматься половина зарплаты. Те прочитали и подписали, так что парни вот уже как сорок минут официально числились в экипаже «России». Кстати, когда я сообщил имя судна, у них выступили слёзы на глазах.

Так вот, когда парни завели счета в Главном банке Содружества, я отправил им подъёмные, зарплату за первый месяц. Не забыв вычесть за сети, импланты и базы. Так что парням было с чем прогуляться по магазинам. За своё счёт я купил по два технических комбеза на каждого, с ботинками в комплекте, они отдельно и не продавались, парни сразу сменили свою рабочую одежду на комбезы, подстроив их по фигурам. Это всё, дальше они покупали сами, в личную собственность. По моему совету купили каждый себе по считывателю баз. Без них никак. Да и в жизни пригодятся. Купили в складчину галопроектор и запас фильмов. Оказывается, они знают, что это такое, бывало, хозяин в хорошем расположении духа давал им смотреть. Мичман купил себе планшет-техника, по моему совету. Пригодится. Каждый купил по баулу, чтобы переносить вещи, которые заполняли разными мелочами для быта. Туда и гигиенические принадлежности входили и многое другое. Того что я им выделил впритык, но хватило. До отправления время ещё было, мы зашли в кафе и отметили это дело, выпили крепкого вина. Парней особо не развезло, что им этот компот, но и он пошёл на ура.

Наконец пришло время, мы прошли в кабину и поднялись на орбиту, где сразу направились в сторону лётной палубы. Такси я вызывать не стал, тут полчаса пешком идти. На челноке я сразу вылетел к «России». На подлёте я включил экраны визоров в пассажирском отсеке и показал парням моё судно, вызвав шквал восхищения дошедшего до изумлённого мата. Махина судна конечно впечатляла.

Влетев на лётную палубу, я аккуратно поставил челнок на опоры и стал глушить системы. Но, не отключая их совсем, мне ещё на «Маицу» лететь, бывшего капитана на борт «России» незаметно нужно перевезти. Покинув рубку, я прошёл в пассажирский салон, челнок был грузопассажирским и, подхватив кофр с сетями, имплантами и базами, весело сказал парням:

— Идём за мной. Буду прописывать вас на судне и выделю каюты. Судно большое. Тут двух или трёхместные только в пассажирском модуле, у всего экипажа, даже у простого матроса, своя отдельная каюта. Конечно тесная, но своя.

— Показывай командир, тут всем любопытно, — сказал кондуктор.

Мы гурьбой покинули челнок и направились в жилой отсек. Створка лётной палубы медленно закрывалась, не хочу, чтобы она была открытой, хотя защитный полог и активен. Когда мы шли по коридору к лифтовому холлу чтобы спуститься к жилым каютам экипажа, мичман идущий следом догнал меня и, двигаясь рядом, спросил:

— Валерий Геннадьевич, а вы в каком звании будете?

Мне немного было непривычно общаться на русском языке, но я охотно это делал, нарабатывая практику, а то акцент даже меня смущал.

— После окончания университета получил звание лейтенанта медицинской службы. Но служить не приходилось. Почему интересуетесь?

— Мы люди военные, нам субординация очень близка.

— Я капитан этого судна, так и обращаетесь.

— Хорошо, ваше высокопревосходительство.

— Вот этого не надо, просто господин капитан, или по имени отчеству, всё же у нас не совсем военное судно, скорее вспомогательный крейсер, в будущем рейдер.

— Понял.

Мы вышли к лифтовому холлу и, остановившись у открытой кабины лифта, я дождался, когда все соберутся около меня, сказал:

— Господа будущие техники, минуту внимания. Из-за того что у вас пока не стоят нормальные сети, прописать вас в искинах судна я не могу, это произойдёт позже, хотя по контракту вы уже числитесь на своих местах. Поэтому доступ во все отсеки судна у вас будет только, когда вы поднимете все технические базы хотя бы до второго ранга, чтобы можно было по минимуму исполнять свои обязанности. До этого момента вы можете только свободно ходить по жилому отсеку, столовой и в медотсек, для поднятия баз. Скоро прибудет медицинское оборудование, и я уже сегодня извлеку у вас сети и рабские импланты. Однако вам придётся потерпеть пару дней без новых сетей. Причина в том, что рабский имплант очень мерзкая штука, нужно выждать несколько дней и по часу пропустить вас через лечебные капсулы. Поверьте, это необходимость. Дальше в установленном порядке установка сетей и имплантов, когда они выйдут на рабочий режим, изучение профильных баз, ну и экзамен. Сейчас каждому я отправляю план-схему судна, чтобы не заблудились тут. Доступ в пассажирский модуль закрыт, там отключена система жизнеобеспечения. На этом всё, идёмте, я покажу вам ваши каюты.

Мы спустились в грузовом лифте вниз, и я повёл парней по коридору, указывая на двери и сообщая, кто в какой живёт, выдавая им ключи. Вот так вот, я и шёл, пока у меня за спиной не остался один мичман.

— Господин капитан, разрешите просьбу?

— Говорите, — кивнул я.

— Я бы хотел быть поближе к ребятам.

— Офицерские каюты выше. Вон лестница, — указал я. — Вы будете жить фактически над ними. Как видите рядом.

Мы прошли к лестнице, поднялись в кают-компанию и двинули по коридору мимо офицерских кают.

— Вот и ваша каюта, — указал я на дверь. — В будущем внутрь можете зайти только вы, а сейчас тоже держите ключ. Когда новая нейросеть встанет, он вам уже не понадобится.

— Большая комната, — заглянув внутрь, сказал мичман.

— По размеру как две каюты рядового состава, а так не особо большая. Тут шкаф, там санузел. Койка в стене выдвигается по приказу сети, как и столик со стульями. Разберётесь, если что обратитесь к управляющему искину судна, он ответит на все вопросы. А сейчас извините, прибыло судно с моим имуществом. Нужно принять. Где кают-компания вы знаете. Там пищевой синтезатор, ещё есть столовая на этаже рядового состава, там тоже синтезатор, но более дешёвый.

— Разберёмся, — уверенно кивнул офицер, и вздохнул, осматриваясь, продолжая держать в руке баул с имуществом.

Я же направился к лифтовому холлу, именно там я оставил кофр, который один из технических дроидов под управлением главного искина уже отправил на склад медицинского имущества и препаратов.

Общаясь с пилотом буксира, который и доставил груз, я велел ему выгружать контейнеры в четвёртый трюм. Уже запущенный конструкционный комплекс принимал их и укладывал в линейку. Проверив лично контейнеры, я убедился, что они не вскрытые и имущество внутри в порядке, подтвердил целостность доставки и оплатил её. После этого делать в трюме мне было нечего, створка закрывалась, отсекая трюм от космоса, а я направился в медсекцию судна. Её до этого только инспектировали дроиды под моим управлением, но лично я там не был. В стандартной комплектации медсекция была рассчитана на двадцать капсул, склад медпрепаратов, и пару кабинетов для персонала, но так как у меня был урезанный пассажирский модуль, то и медсекция была немного уменьшена. Если все помещения остались в прежнем виде, то капсул осталось двенадцать. Один кибердоктор, два реаниматора, один диагност и восемь лечебных. Всё пятое поколение, всё в консервационной плёнке. Ещё в штат выходили два меддроида и гравиносилки, но они находились на складе.

Когда я прошёл в медсекию, почти со всех капсул уже сняли плёнку, а пять лечебных капсул демонтировали. Станины у них стандартные, подойдут для более современных, я решил установить тут капсулы восьмого поколения. Такое доброе мне пригодиться, не буду их продавать. Наконец дроиды начали доставлять капсулы. Восьмого поколения ставились на станины и подключались к энергошинам, а так же к оборудованию судна, а лечебные капсулы пятого поколения отправлялись в освободившиеся контейнеры. С этих пяти плёнку консервации не снимали. Все расходники и два меддроида восьмого поколения были перенесены на медсклад, забив его до отказа. Один дроид я активировал, будет дежурным.

Капсула кибердоктора восьмого поколения уже была подключена и проводила тест, когда я отправил просьбу мичману прибыть в медсекцию на удаление сети и импланта. Когда он подошёл, сверяясь со схемой, что я дал всем будущим технарям, меддроид как раз вставлял в приёмники капсулы нужные картриджи. Не смотря на то, что работы с капсулами ещё велись, я спокойно положил парня в капсулу и начал проводить операцию. Она длилась почти два часа. Вообще такие импланты очень сложно удалить, поэтому становится понятно, почему я так долго провозился. Ничего с наработанным опытом по удалению подобных имплантов делать я это буду быстрее, и что уж говорить, качественно.

— Валерий Геннадьевич, ну как? — первым делом спросил мичман, покидая капсулу и надевая комбез.

Пока шла операция медсекция была приведена к идеальному состоянию и дроиды тут больше не мельтешили, лишь в углу в нише на зарядке стоял меддроид.

— Операция проведена отлична. Завтра ещё полежите в леченой капсуле, а сейчас отдыхать. Сон лучшее лекарство.

— Благодарю вас, — слегка поклонился мичман и направился к выходу, чуть не столкнувшись с кондуктором. На ходу он пытался нащупать послеоперационный шов на затылке, которого, конечно же, не было.

После кондуктора я положил следующего моряка, но остальных попридержал. Лот по продаже «Маицы» сработал. Клиенты желали посмотреть его. Поэтому назначив встречу, я стал заканчивать операцию, которую параллельно вёл с переговорами. Сообщив пациенту, что операция прошла благополучно, я отправил его спать, после чего поставив капсулу кибердоктора на процедуру чистки, и закрыв медотсек, поспешил на лётную палубу. Оттуда сразу вылетел на «Маицу».

Пока клиентов не было, используя одного из оставшихся корабельных дроидов, я перенёс капсулу с бывшим капитаном на борт челнока. Его я продавать передумал. Пусть будет. Там стоял хоть и одноразовый, но всё же гипердвигатель, мало ли пригодится. В принципе на этом всё, разве что личные мелкие вещи перенёс на борт челнока. А так действительно всё. Пока клиенты летели к «Маице», они уже прислали сообщение, я вышел в сеть Биржи, используя аккаунт бывшего капитана, и официально продал сам себе челнок. После чего со своего счёта перевёл за него деньги бывшему капитану, а с его счёта перебросил на банковский чип, то есть деньги ко мне вернулись, и я стал официально владеть челноком, отправив заявку в филиал Гражданского флота. Челнок теперь приписан к «России». С этого момента на борту три маломерных судна. Это хорошо. Всё было проделано так, что комар нос не подточит. Правда, на «Маице» теперь не было челноков, но это проблемы новых владельцев. Надо — купят. Тот же третьего поколения тысяч шесть стоит. Недорогой он.

Наконец прибыли клиенты, когда я их увидел выходящих из шлюзовой, то скривился, как будто лимон съел. Святоши. Какое-то направление церкви. Сейчас ныть будут, чтобы я сбавил цены или вообще подарил как пожертвование. Ладно хоть они мою мимику не видели из-за затемнённого забрала шлема. В этот раз я работал под старпома. Как будто он ведёт переговоры.

Как и ожидалось, святоши повели себя так, как я и представлял. Пришлось достаточно жёстко поставить их на место, с ними по-другому никак. С живого кожу сдерут. Цену пришлось всё же сбросить, и транспорт ушёл за семь миллионов сто пятьдесят тысяч кредитов. Их перевели на один из моих пустых банковских чипов. После этого я под аккаунтом бывшего капитана официально подтвердил сделку и передал коды доступа к основательно подчищенным искинам, после чего святоши направились оформлять судно, все необходимые документы у них имелись. Ну а я вылетел на челноке сначала на пассажирскую станцию, откуда через три дня вылетает лайнер, на борту которого зарезервированы две каюты для бывшего капитана и его старпома, а потом полетел на место парковки «России». Дел полно. Главное официально «Дед Мороз» со своим компаньоном продали своё судно, благодаря мне высадились на станции, и сейчас «оформлялись» в гостинице. Через три дня эти фантомы улетят из системы на столичную планету империи. Их плотно курировал один из моих потоков, чтобы не было косяков. Мой контракт был аннулирован с бывшим капитаном раньше срока. Официально я об этом пока не сообщал, а то мало ли опять из империи сообщение пришлют, что я им там что-то должен. Нужно снова найти левую работу. Хм, нужно подумать.

Добравшись до стоянки «России» я залетел на лётную палубу и встал на опоры. Дальше делу время. Моего присутствия в медсекции не требовалось, так что, выделив один из потоков для операций, я отправил сообщение срочно прибыть очередному моряку, а сам занимался капсулой с бывшим капитаном. Пока шла операция по удалению сети и импланта, я перенёс капсулу в технический сектор, не в медотсек же её нести, и установил в одном из пустых складов, подключив к энергосети судна. Пока так постоит, а потом и станину установят, надо будет заказать её, в запасе нет, даже металла не имеется, чтобы её просто сварить. Пустое судно, всем пополнять нужно. В это помещение доступ кроме меня теперь будет закрыт, за состоянием пациента в капсуле присмотрит искин. Хм, надо было станину с «Маицы» забрать, как-то не до того было, не подумал ни одним из своих восьмью потоками.

По моим внутренним часам уже было утро, я провёл бессонную ночь, но зато как было видно не зря. Внутрикорабельные часы «России» я также перевёл на это время, так что на борту сейчас утро. Для парней время немного не совпадало, но ничего, быстро привыкнут. Через час у них подъём на завтрак. Это сейчас они как в казарме, выполняют распоряжения искина, а в будущем они будут жить по сменам.

Когда процедуру извлечения сети и имплантов прошёл последний морячок, составив список дел для мичмана, он как старший техник командует над остальными, я направился к себе спать. Кстати, никаких особых распоряжений я не давал, лишь велел следовать просьбам искина, им требуется плотное питание, и никаких нагрузок хотя бы сутки.

В апартаментах капитана я пока до этого ещё не был. Дроиды провели расконсервацию кают не только для техников, но и моих, так что уже можно вселяться и жить. Конечно трёхкомнатные апартаменты с отделанным кафелем санузлом и небольшим джакузи это роскошь, но настоящая роскошь в пассажирском модуле с каютами для ВИП персон, там апартаменты на восемь комнат, со своим кинозалом и отдельным бассейном. Пока это всё законсервировано по причине не надобности. Вот когда экипаж станет больше, открою. Там в развлекательном центре имеются кафе, небольшой ресторанчик, пара баров и кинотеатр, можно сходить отдохнуть. Есть и спортивные залы, с бассейном. Кстати, психологи выяснили, что для космонавтов бассейны самая лучшая вещь для релаксации. Особенно если он с водой.

Пройдя в апартаменты, я в гостиной снял бронескаф, который не снимал с момента покидания планеты. На судне его можно и не носить, я просто привычку нарабатывал, а так пусть пока тут постоит. Кстати, тот бронескаф четвёртого поколения, в котором я играл роль старпома, сейчас находится в арсенале судна, можно сказать в единственном экземпляре, так как арсенал был совершенно пуст. После душа я лёг спать и почти сразу вырубился. Искину я отдал приказ будить меня через шесть часов, так как дел у меня было великое множество.


Утром меня поднял искин, как и было велено. Сперва принял контрастный душ, чтобы прогнать остатки сна, а связавшись с мичманом и выяснив, что он в общей столовой, время было обеденное, я направился туда. Парни хором поздоровались, ответив, я сделал заказ и сел рядом с Фадеевым.

— Как у вас дела?

— Отдыхаем, — ответил мичман. — Всё согласно распорядку.

— Тьфу, гадость, как вы это едите? — проворчал я, отодвигая тарелку с какой-то кашей.

Привыкнув к дорогим элитным синтезаторам, я успел забыть, что это такое дешёвые. Есть в блюдах, что они делают, какой-то металлический привкус.

— Да вроде нормально, — попробовав своё блюдо, какой-то суп, пожал плечами мичман.

— Вот ведь, — хлопнул я себя по лбу. — У меня же синтезатор имеется с перечнем земных блюд. Борщ, щи, пельмени, картошечка с грибочками. Чего только нет. Да всё есть. Даже иностранные национальные блюда, Англии там или Франции. Всё лучшее собрано. Сейчас отправлю дроида в трюм, и он доставит синтезатор с запасами картриджей. Поставим тут в столовой. Не хочу вас лишать возможности поесть родной еды.

Парни слушали меня с удивлением. Многие сглатывали с голодным видом, явно вспоминая родную кухню, то что ели дома. Если бы они не были такими по-крестьянски основательными, то просто унесли бы не доеденное и бросили в утилизатор, но они не приучены были бросать еду, просто отодвинули подносы. На будущее, на туманное будущее и терпеливо ждали, когда синтезатор в столовой будет заменён.

Наконец стуча опорами, мимо просеменил дроид с грузом, в его манипуляторах были синтезатор в транспортной упаковке и два кофра с картриджами. Под стойкой синтезатора была ниш как раз для хранения картриджей. Замена оборудования заняло три минуты, да здравствует стандартизация Содружества. Вошёл как влитой. Я первым подошёл опробовать, заказал щи со сметаной, на второе картошку-пюре с котлеткой и подливой, винегрета и компот. Ну и пару ломтиков ржаного хлеба. Обернувшись, я застал за спиной очередь из семи человек, а за мной стоял мичман. В общем, парни просто влюбились в этот синтезатор, и я понял, что он останется тут навсегда. Лишить их такого счастья я просто не смогу. Фадеев заказал два стакана молока, блинов и тарелку пельменей, которые сейчас с таким счастливым видом уплетал, что даже меня проняло.

Когда обед подошёл к концу, я промокнул губы бумажной одноразовой салфеткой, что шла в обязательном комплекте при заказе блюд, у дешёвого синтезатора такого не было, и сказал мичману:

— У вас сегодня процедуры в лечебной капсуле. Это будет происходить без меня, всё сделает искин, я уже настроил капсулу. Придёте, разденетесь, час проведёте в ней и свободны. А завтра с обеда установки. Меня пока на борту не будет. Много дел. В остальном отдыхайте. Как с проектором, разобрались?

— Да, мы его собрали и установили, вон на стене висит. Удобно с диванов у стен смотреть. Вчера попробовали и сегодня утром.

— Хорошо, пользуйтесь тем, что есть возможность отдохнуть. Потом у вас не будет на это времени.

— Учиться будем, господин капитан? — спросил кондуктор, возвращаясь от синтезатора с очередной кружкой самого настоящего немецкого пива и вяленной воблой. Крепкие спиртные напитки им не получить, я закрыл доступ.

— Это точно. Ну всё, через пару часов вас будут вызывать по очереди, а пока отдыхайте… Михаил, можно мне с вами поговорить?

— Конечно, — кивнул мичман, и мы отошли в сторону.

— Пока есть время, составьте список команды вашего миноносца, я попробую их поискать.

— Сделаем, — твёрдо пообещал он.

Покинув помещение столовой, я прошёл в апартаменты и, надев латы, направился на лётную палубу, откуда вылетел в сторону одной из станций. На этой станции была лучшая лётная школа, куда я решил записаться, чтобы выучиться на пилота-универсала крупнотоннажного корабля. Пока летел, я проверял, что произошло в системе за время моего сна. С парочкой фантомов, что проживали в гостинце, это я про «Деда Мороза» и его старпома, всё было в порядке.

Помимо этого я, наконец, подстраховался от недобрых намерений государства, гражданином которой являлся. Дело в том, что я «подписал» договор с одним из университетов, что находился на планете Олт. Они высылали научную экспедицию в глубину Фронтира. В неисследованные сектора, старясь приблизиться к владениям Архов. Так вот, я записан у них вторым пилотом, о чём учёные естественно не подозревают, но договор настоящий, прошедший через их сервера и выдержит любую проверку. Просто если сами учёные будут его искать, то не надут. Вот копию этого контракта я и отправил своему адвокату, чтобы он меня подстраховал. Тот через час ответил, что всё в порядке, прошло.

Добравшись до станции, я оставил челнок на парковке и направился в офис лётного училища. Что меня привлекло в их рекламе, они также учат по военным базам. Училище было полувоенным.

По пути, тут идти минут пятнадцать, да спустится на лифте, я нашёл терминал и связался со своим знакомым продавцомконсультантом из отдела по продажам государственной верфи Ахбар.

— Добрый день, господин Шихт, — сразу ответил тот. — Если вы по поводу аренды инженерных комплексов, то нам удалось найти шесть со средним износом от шестидесяти до восьмидесяти процентов. Вас это устроит?

— Я не поэтому поводу, но рад известию. Когда я могу получить эти комплексы?

— Они находятся в системе. Когда вам удобно доставить их на судно?

— Через два часа будет возможно.

— Отлично, сейчас распоряжусь.

— Так вот, я по-другому поводу с вами связался. У меня отсутствует надобность в пяти лечебных капсулах, возможно, их поменять на обучающие, так же пятого поколения? Они всё так же на консервации.

— Лечебные стоят дороже, но я думаю, возможно.

— Я готов доплатить, чтобы мне поставили шесть таких капсул, плюс тройной запас расходников и картриджей линейки «Б» и «В».

— Вам их доставят вместе с инженерными комплексами.

— Тогда ещё семь стандартных станин для медкапсул.

— Не проблема. Отправляю вам номер договора с суммой и счёт куда переводить.

— Получил… Отправил.

— Приятно иметь с вами дело, господин Шихт.

— С капсулами решили. Ещё мне нужно два технических комплекса той же модели что стоит по штату на судне, и инженерный комплекс пятого поколения модели «Крон».

— Они будут стоить девятьсот шестьдесят тысяч кредитов. Если оплатить миллион, вас в качестве бонуса поставят по два комплекта дополнительных манипуляторов и других запчастей.

— Устраивает. Жду договор…

Закончив разговор, я продолжил путь и наконец, оказался у входа в главный офис училища. Пройдя внутрь, я к своему удивлению увидел за стойкой секретарши мужчину в комбинезоне пилота со значком инструктора. Видимо подменяет. Ну как говориться на ловца и зверь бежит.

— Добрый день, вы по какому вопросу? — поинтересовался секретарь.

— У меня несколько вопросов по поводу обучения на пилота-универсала крупнотоннажных судов.

— Постараюсь полно ответить на них.

— Мне нужно пройти обучение как можно быстрее. То есть вы даёте мне все кристаллы с базами, я сам их учу, и лишь время от времени пребываю на практику. После окончания обучения, получаю метка пилота.

— За какое время примерно вы сможете выучить шесть баз знаний шестого ранга, четырнадцать пятого и две четвёртого? — уточнил тот.

Я уже успел обдумать ответ на подобный вопрос, поэтому ответил почти без запинки:

— Примерно за месяц.

— О?.. — удивился тот. — Думаю, в вашем случае мы можем пойти на такой метод обучения, однако оплата в полном размере и сразу. Вас плотно будет курировать отдельный инструктор. Каждый день вы должны отчитываться о том, сколько вы выучили, чтобы он резервировал за вами тренировочные комплексы. Ещё один вопрос, мы можем учить на пилота кораблей четвёртого поколения, пятого или шестого. Седьмое пока не доступно. Каждое поколение дороже. Что выбираете?

— Меня устроит шестого. Давайте оформлять договор на обучение.

Инструктор быстро внёс поправки в стандартный договор, я изучил, всё было сделано качественно и хорошо, после чего поставил на договор свою виртуальную печать и вернул копию. После этого я внёс необходимую сумму на счёт училища. Три с половиной миллиона. Жаба душила, конечно, но это как ни странно выходило дешевле, чем покупать базы в «Нейросети», да ещё тут профессионально поставлено обучение с тренировочными капсулами и комплексами полного погружения.

Когда мы закончили, в помещение вошёл пожилой мужчина, так же в комбезе пилота со значком инструктора.

— Это Ким Васер, ваш инструктор, — представил его секретарь. — Он и будет отвечать за ваше обучение.

Мы с инструктором всё обговорили, тот конечно был удивлён, но согласие дал. Договор заключён. Мне выдали кофр со всеми базами знаний, а инструктор направился к себе, чтобы составить план обучения. Ему нужно было его написать заново. Я же покинул училище и направился обратно к челноку.

Вернувшись на борт судна, я прошёл в свои апартаменты и убрал кофр во встроенный в стену сейф в кабинете. Снял броню и направился в медсанчасть, там в лечебных капсулах проходил по очереди восстановительные процедуры мой экипаж. Пока шёл, снова занимался делами, используя разные потоки сознания. Одним управлял техническим комплексом, другим сделал заказ в сети на несколько энерговодов и других комплектующих, их должны доставить через час, четвёртым потоком проверяя, как идёт восстановление, и кто его уже прошёл или дожидается своей очереди. В общем, занимался делами. Именно в этот момент со мной связался инструктор. Он прислал планы учёбы. Быстро просмотрев его, я потравил подтверждение, как закончу учить те базы, что он велел, сразу сообщу и прибуду для тренировок в комплексах для закрепления знаний. Первый этап, нужно выучить четыре базы знаний до четвёртого ранга и прибыть на тренировку. Потом ещё две до пятого, снова в училище на тренировочные комплексы. И вот так поэтапно придётся учиться. Надеюсь, за месяц я всё успею сделать. Хотя с ремонтом судна, думаю, понадобится больше времени. По договору с училищем я попросил вписать два месяца, чтобы резерв времени был. Мало ли что.

Проверив как дела у парней, я направился в трюм, доставили капсулы, технические и инженерный комплексы, расходники к ним. Не успел принять, передать лечебные капсулы и подтвердить доставку, как пришло сообщение, что доставили комплектующие. Грузовик как раз отошёл от трюма, так что грузовой бот влетел в трюм прямо через створку. Корабельный искин с моего согласия дал разрешение на это, так что я сразу получил заказ. Когда бот улетел, я принялся за дело. Сначала активировал оба технических и инженерный комплексы, заставив их провести тестирование всех узлов. Это были купленные мной комплексы. Всё новое, ещё не использованное. Одновременно я приписал их в искинах судна. Пока они занимались делом, я подошёл к контейнерам, где находились арендованные инженерные комплексы. Я их уже проверял на износ, всё согласно присланному ТТХ, поэтому контейнеры были открыты. Эти комплексы я сразу погнал заниматься делом, два разбирать обшивку и снимать дюзы у разгонных двигателей. Ещё два снимать маневровые. Два другие должны были вскрыть на боку часть обшивки и, разбирая переборки добраться до реакторов, чтобы их впоследствии демонтировать. Мой же технический комплекс дроидов, что я купил вместе с судном, занимался другим делом. Все, что было доставлено начал разносить по судну. Что на пустые полки складов, это запас, что сразу в модернизируемые помещения. Два дроида начали прокладывать дополнительную линию от энергошин, ещё три устанавливать станины для капсул. Купленные, или вернее обменянные учебные капсулы я решил установить в жилом отсеке. На этаже с каютами рядового состава был склад для личных вещей. В принципе он не нужен, поэтому я решил сделать из него зал для обучения, вот туда и тянули дополнительную линию, именно там и ставили станины. Одну унесли и поставили под капсулу с бывшим капитаном. После установки, сразу закрепили её на станине. Всё это я делал всеми потоками. Так что работа на судне спорилась. Одним свободным потоком связался с администратором Биржи и, уплатив, продлил парковку ещё на двадцать дней. Этого должно хватить, главное чтобы все заказанные комплектующие прибыли.

Убедившись, что работа спориться. Я сообщил парням, что до завтрашнего дня ложусь в капсулу на обучении и, передав искинам управление комплексами, те знали что делать, я установил им нужные технические и инженерные программы, после чего направился к себе. Взяв из кофра четыре нужных кристалла, я с помощью стационарного считывателя в кабинете апартаментов залил их на сеть. Три были шестого ранга, одна четвёртого, но все четыре нужно было поднять именно до четвёртого, чтобы закрепить их в тренировочных комплексах. После этого забежав в столовую, и пополдничав, я направился в медсанчасть.

Там быстро разделся и нырнул в обучающую капсулу восьмого поколения. Настроил я её на восемнадцать часов учёбы. Чтобы «Деда Мороза» со старпомом не искали, я «отправил» их в поход по барам и борделям, так что если кто попытается с ними связаться, у него не получиться, те вне зоны доступа, а администратор в гостиницы, если что ответит, что постояльцы веселятся. В общем подстраховался.


Когда крышка капсулы поднялась я проморгался и, ухватившись за край, выбрался наружу, сразу же потоками проверяя как дела на судне и в мире. С бывшим капитаном и его помощником норма. Так что я «вернул» их обратно и активировал аккаунты. Ими так никто и не заинтересовался. Все парни прошли капсулы и были готовы к установке. Поэтому я сразу отправил мичману через искина вызов, настала пора. Пока он шёл в медсанчасть, а я одевался, проверил, что успели сделать комплексы. Те, что занимались маневровыми, молодцы, отсоединили всё и убрали их в трюм. Те, что вскрывали обшивку и переборки пытаясь добраться до реакторов, тоже молодцы. Почти справились, работы на несколько часов осталось. Эта разборка не касалась жилых палуб, так что парни не знали что происходит, лишь слышали, что на судне кто-то работает. А кто, явно не понимали. Два комплекса на корме обнажили корму, можно в любой момент снимать разгонные двигатели. Даже отсоединили топливные и энергетические магистрали. Убрать стопоры и извлекай. В принципе всё почти готово к модернизации. Вся снятая обшивка складировалась в двух трюмах чтобы «не потерялись». Мало ли какой буксир утянет хорошую вещь.

В это время в помещение медсекции зашёл немного волнующийся Фадеев. Радостно со мной поздоровавшись, при этом раздеваясь, он всё задавал вопросы, и про шум на борту и остальное. Отвечая ему, я брал из кофра, что держал меддроид то, что нужно и укладывал в приёмники капсулы кибердоктора. Наконец мичман улёгся на ложе, крышка опустилась, он уснул, и началась операция. Прошла она штатно, сеть и импланты встали хорошо, так что, выпустив из капсулы Фадеева, я кивнул следующему, который уже ждал по приглашению, переданному через искин. Пока есть время нужно заняться установкой сетей и имплантов.

Вот так работая как на конвейере, я занимался и судном. Доделал, наконец, отверстие в реакторный отсек и стал демонтировать три реактора из четырёх, всё равно они заглушены, работает только один, его последним снимать буду. Так же стоит помянуть и про обучение. Все четыре базы я поднял до третьего ранга. Кто-то удивиться, как так, всего за восемнадцать часов и целых четырех базы, тогда как другие люди даже с таким потенциалом обычно учат одну до третьего за такое же время. Так ведь у меня распараллеленные потоки сознания. Четыре учили базы по специальности пилота, другие те что у меня были недоучены. Надо сказать, результат был шокирующий и мне это нравилось.

Наконец последний моряк обзавёлся сетью и имплантами и отправился в каюту. Я же запустив процедуру очистки капсулы, заглушил все приборы в медсекции и, выключив свет, покинул её. Сообщив через искина что ожидаю экипаж в столовой, я направился туда. Сети ни у кого ещё не развернулись, так что пока общаемся через искинов. С собой я прихватил и кофр, так как собирался так же передать будущим техникам базы знаний по специальности. Через пару дней после активации сетей их можно начать учить. Обучающая комната подготовлена, правда там шесть капсул, а не семь, кому-то придётся учится в лечебной в медсекции, так как свою капсулу я никому отдавать не собираюсь, самому была нужна.

— Уже собрались? — прошёл я в столовую — Молодцы.

— Что-то случилось Валерий Геннадьевич? — с тревогой спросил Фадеев.

— Ничего срочного, не волнуйтесь. Нужно лишь передать вам базы для обучения, позже у меня на это может не быть времени. Все помнят, когда их можно учить?

— Через два дня после того как заработает нейросеть! — хором сказали парни.

— Отлично, хорошо знаете суть вопроса. Теперь есть несколько вопросов. Нужно выбрать, кто станет «погонщиком», «медиком» и бойцом тяжёлого вооружения. Последнее — это кто будет стрелять из ручных пушек, крупнокалиберных пулемётов или гранатомётов. По бойцу предлагаю Брякина. Он артиллерист, моряк основательный, дело как раз по нему.

Парни были согласны, да и тот, поглаживая усы, довольно кивал. «Погонщиком» стал старший матрос Орлов, из машинной команды, а базу «Боевая медицина» получил Фадеев. Орлову я велел дней через пять подойти ко мне, дополнительный имплант ему поставлю. Специальный для «погонщика». После этого я вручил остальные базы, включая по юриспруденции, торговле или информации о Содружестве. Кстати, последние я посоветовал выучить первыми, чтобы не были как дети в космической цивилизации. А то их как забрали рабами на ферму, так они всё время там и провели. Считыватели у парней есть, капсулы настроены на средние показатели по учёбе. Чуть позже на каждого индивидуально настрою, так что им осталось только постигать азы своих новых профессий, не более. Постигнут, сдадут экзамен на сертификат, если мы ещё тут будем, или экзамен мне лично, и можно учить боевые базы. Для того же Брякина как тяжеловооруженному бойцу отойдёт бронескаф четвёртого поколения что находится в арсенале. Кстати, нужно ручное оружие прикупить, боезапас и хотя бы пока один противоабордажный комплекс для «погонщика». Он у меня на судне будет вторым, я сам профи в этом деле. Причём — сертифицированный. По техническим базам. Велел все базы учить до второго ранга, после этого начнётся практика по судну, они получат полный доступ. Так знания лучше улягутся и закрепятся в памяти, практика помогает.

Когда я закончил, и каждый моряк получил по контейнеру с базами, Фадеев мне сообщил:

— Я закончил со списком. С парнями посоветовался и записал всех. Сто шестнадцать нас на борту было, включая командира. Старшего лейтенанта Арсеньева. Штатный экипаж у нас восемьдесят семь человек, тридцать поступило на борт перед выходом. Тут не всех знаем, парни большую часть по именам вспомнили. Они всего три дня у нас на борту были. Зачем не знаю, до нас не доводили, слух ходил перегонная команда. Два офицера с ними были, да группа казаков.

— Отлично. Отправьте мне файл.

Получив файл с планшета мичмана, я отправил его управляющему искину чтобы тот поискал кого-нибудь в сети, вдруг есть совпадение и мы так найдём ещё несколько земляков?

— Что-то ещё? — спросил я у Фадеева, заметив, как тот мнётся рядом.

— Хотелось бы узнать срок выхода и полёта к Земле. Хотя бы примерно. Всех парней беспокоит судьба близких. Если вам сообщил правду тот немец, то им угрожает опасность. А у меня мать и младшая сестрёнка, живут на пенсию по отцу. Он чиновником был, умер от менингита.

— Честно говоря, не назову даже примерных сроков, всё на стадии подготовки. Но одно я могу сказать точно, не позже шести месяцев, скорее всего даже раньше вылетим. Насчёт того немца, то я ему верю, слишком тот пылал ненавистью к новому правительству России, теперь Советского Союза. У его семьи в России было несколько предприятий, после Гражданской войны вдруг от них перестали поступать доходы. Он выехал в Союз и узнал, что все его предприятия национализированы и правды добиться не возможно. Большевики что пришли к власти, национализировали все производства, вообще всё, даже частные квартиры. В них заселяют бедноту. Приходят в квартиру хозяина, и машут перед его носом револьвером. Мол, не отказывается ли тот от переселения или хочет получить пулю в брюхо? В результате его переселяют в одну комнату, остальные отдают беднякам. Столько шантрапы в Москву и Питер приехало. Некоторых дворян или чиновников расстреливают, других в Сибирь в лагеря ссылают. Некто Ленин этим руководит, в прошлом дворян Владимир Ульянов, на него беднота чуть ли не молиться, мессией считают. Жандармы и полицейское управление уничтожены, элита бежит из страны чуть не в нижнем белье, потому что в России их ждёт смерть. Убивают всех, даже крепких хозяев из крестьян, что держат большие хозяйства, называя их кулаками. Грабят, убивают, пытают, насилуют. Никто им не мешает, они, большевики, хозяева в стране. Своими считают только бедноту и крестьян из совсем нищих, новая каста. В общем, реально грабят стану. Часть денег уходит их хозяевам, что и помогли разрушить страну, британцам. А так как все управленцы покинули страну, а на грабежи долго не проживёшь, работать-то никто не хочет, зачем если оружия полно и еду можно отобрать, а у тех, кто сажает всё отбирают, то сейчас в России голод. Не тысячами, миллионами гибнут. Тот немец три месяца в Союзе пробыл, пока его пинками не выгнали, да ещё ограбили на границе, сняли одежду, чемодан забрали и бумажник. Хорошо ещё документы не тронули. Поэтому Михаил вы должны понимать, очень мало надежды, что ваши родные живы. Но если это так, то я приложу все силы чтобы их найти и помочь.

Все парни давно уже собрались вокруг нас и внимательно слушали, многие яростно ругались, проклиная всех, кто такое допустил. Другие играли желваками, но свои чувства держали при себе. У всех в России были родные и близкие, все понимали, что с ними может быть. Близких простых моряков вряд ли конечно тронут, как дворян, но всё равно очень боялись за своих.

— Благодарю Валерий Геннадьевич, большое спасибо.

— Главное до Земли долететь. Кстати, вы не знаете, кому это оружие принадлежит?

Пока мы общались, я с помощью технического дриода принёс из своего сейфа «Наган», так что когда закончил описывать, то взял его и показал мичману. Тот изучил наган, и задумчиво пробормотал:

— Кажется это наше оружие, лейтенанта Ефремова, штурмана. Вон царапина на рукоятке знакомая. Ефрем Аристархович, взгляните, — протянул он револьвер кондуктору. — Никак ваша работа?

— Точно, господина лейтенанта ренвольверт. Нас тогда крейсер немецкий обстреливал, когда мы удирали от торпедированного транспорта, два снаряда рядом с бортом легли, палубного матроса Егорова убило осколками и наводчика на носовом орудии ранило. Одним осколком по кобуре его благородия и чиркнуло, вот так царапана эта и появилась. Царапина с заусенцем была. Так я правил наждаком и молотком. Вот следы мои. А кобура другая, не наша. У нас чёрные были, а это коричневая, армейская.

— Понятно, — кивнул я, принимая револьвер обратно и убирая его в кобуру.

— Откуда у вас это оружие? — поинтересовался мичман.

— От дружка работорговца, который вас вывез с планеты. Хочу подход к нему найти и узнать где координаты Земли. Я их не знаю. Правда вряд ли этот работорговец переживёт наш разговор, да и благополучие его людей меня тоже не беспокоит. От слова совсем.

— Что ж, благородная цель, — кивнул мичман. — Наша помощь нужна?

— Тут нет, уж поверьте, вы мне будете только мешать. У вас своя задача стоит, как можно быстрее учится. Послезавтра с утра начнёте, так что я надеюсь, филонить не будете.

— Поверьте, Валерий Геннадьевич. Все силы приложим только чтобы не быть обузой.

— Да, кстати, — обернулся я, уже собираясь уходить. — Подумайте насчёт того чтобы забрать свои семьи и вернуться сюда. Не в это империю, а в соседние государства, где запрещено рабство и где вы сможете жить полной жизнью в достатке и свободными гражданами. Всё равно жить на Земле вам не дадут, затравят и вас и семьи, а я могу их вывести, как вы знаете, пассажирский модуль у нас имеется. Если решите остаться, у вас изымут нейросети и импланты, потому что на Земле они вам ни к чему… Если что я учится, сутки меня не будет.

Оставив будущих техников переваривать сказанное, я направился в медсекцию, продолжая делать параллельную работу. С фантомами пока проблем нет, завтра они «сядут» на лайнер и отбудут, на этом всё, закончиться мой их контроль и для тех, кто ими интересуется, они пропадут где-то в полёте. По пути будет три маршрутных остановки, пусть ищут, где они вышли. Если за время моей учёбы кто-то с ними попытается связаться, то они опять «веселятся». Так же завтра прибудут запчасти для «России» на замену по модернизации. К сожалению, я зря снял все маневровые двигатели. Как оказалось, они были необходимы. Туша судна начала дрейфовать. Так что три инженерных комплекса частично поставили их обратно, и судно вернулось на место своей стоянки. В общем, все дела завершены, завтра проснусь к моменту, когда нужно отправлять фантомов, благо лайнер отходит вечером. Если запчасти прибудут раньше, ничего, подождут. У меня сейчас время в дефиците.

Устроившись на мягких валиках обучающей капсулы, в приёмник был вставлен свежий картридж, своими потоками я что-то быстро их опустошаю, и наконец, крышка начала закрываться.


Открыв глаза, я обнаружил поднимающуюся крышку капсулы. Посмотрев на уровень поднятия баз, скривился недовольно. Восемь процентов не доучил до четвёртого ранга, причём все четыре. Я их одним пакетом четырьмя потоками учил. Продолжая лежать, я высушил доклад управляющего искина, на борту всё было в норме, будущие техники занимаются своими делами, у всех сети уже активировались и активно участья ими пользоваться, прибегая к помощи искина. Прибыл транспорт с запчастями пять часов назад. Пока ожидает. Дважды была попытка связаться со мной продавца-консультанта. Пока не удавалось, искин сообщал, что владелец судна занят и не может пока ответить. Параллельно я проверил как там фантомы. Было несколько попыток связаться с ними из тех контактов, с которыми вроде как нужно считаться, но пока ничего. Я снова вывел их из «веселья» и стал готовить к отлёту. Лайнер через сорок минут уходил. Зарегистрировал их на борту и поставил отметку, что те уже выселились из гостиницы, прошли на борт и поселились в своих каютах, готовясь к путешествию. Тут всё норма. Как лайнер отбудет и уйдёт в прыжок, можно о них забыть. Тут работа конечно сложная, всё же за каждую пассажирскую палубу отвечают стюарды, что и помогают заселиться в каюты, но тут я хорошо произвёл имитацию, так что этих пассажиров они хорошо запомнят, и те перед прыжком, когда отойдут от станции привлекут к себе внимание, чтобы их запомнили. А сделал я это всё достаточно просто. Как на станции, так и на борту лайнера были качественные проекторы голограмм. Я просто взломал искины и использовал внешний вид «Деда Мороза» и старпома. Тут главное, когда они двигались, других людей не касаться. Это удалось, и обман не раскрылся. Никто не заподозрил, что на борт прошли настоящие фантомы даже датчики движения и веса на них реагировали. Я же говорю, взял искины под контроль вот и выдавал что хотел. Чтобы стюарды их не трогали, фантомы за несколько минут до прыжка уйдут в свои каюты и попросят стюардов до конца полёта их не беспокоить. Пищевые синтезаторы в каютах были, все удобства, так что такая просьба не была странной или удивительной. Вот и всё.

Пока фантомы ожидали отбытия, я контролировал их одним потоком, а также делал и другие работы. Связался со своим продавцомконсультантом, тот с облегчением это воспринял, и мы начали согласовывать приём и передачу модулей и двигателей.

Покинув капсулу, одновременно общаясь с консультантом, я оделся и направился к себе за бронескафом. После чего в защите поспешил в трюм. Там уже связался с перевозчиком и прибывшим инженером верфи. Он принимал у меня снятые модули, фиксировал их ТТХ и износ, что скажется на сумме доплаты, а так же передавал модули, которые уже я проверял дроидами-диагностами. Всё было новьё, муха не сидела. Наконец работа была закончена, и мы приступали к делу. Он забрал всё, что я им возвращал, он мне модули и запчасти шестого поколения. Сам я уже связался с продавцом, мы пообщались, была подсчитана итоговая сумма доплаты, вышло не семь, а шесть миллионов восемьсот тысяч кредитов, которые я после подписания договора сразу перевёл. Всё, с офисом я закончил вести дела, осталось только вернуть арендованные инженерные комплексы, которые сейчас активно работали. Энергия на корабле была, хотя все четыре реактора я уже передал. Всё просто, едва-едва, но энергии от малого резервного реактора, что входил в штат судна, хватало, чтобы запитывать все системы. Однако переизбытка энергии не было. Так что два комплекса дроидов аккуратно втискивали в проделанное отверстие сигару первого реактора. С него даже консервационную пелёнку не сняли, я планировал это сделать внутри, чтобы ни царапинки на нём не было. Ещё два занимались маневровыми. Вот пришлось почесать голову, двигатели другие и в стандартные крепления они не входили. Быстро связавшись с продавцом, я решил эту проблему. Оказывается, были новые гнёзда как раз под эти движки. Уверен, они прибыли вместе с движками, но мне не стали предлагать. Видимо думали, сам догадаюсь. В отрытом доступе о размерах креплений не было, откуда мне было знать? Каждое новое крепление стоило пятьдесят тысяч, пришлось потратить четыреста, чтобы взять всё. Но доставили быстро, так что почти сразу комплексы стали снимать старые гнёзда и устанавливать новые, крепя движки, которые искин потом проверял на работу. Тестируя.

С разгонными движками проблем пока не было. Уже один завели и сейчас фиксировали стопорами, подсоединяя энерговоды и топливные магистрали, второй готовили к установке. Да и первый реактор, разместившись на станине, сейчас фиксировался большими болтами и стопорами, но его пока не подсоединяли и не запускали.

Если кто думает что я стоял в центре судна и, картинно закрыв глаза всё это делал, производя работы, то он ошибается, я везде шлялся, а то и просто в столовой обедал или полдничал. Пока было время, прописал техников на судне, с новыми сетями это стало сделать не трудно, дав доступ к искинам. Замки в каютах они сами настроили на себя, сдав ключи. Всего доступов к искинам было четыре. Первый имеет только владелец и никто более. То есть я. Второй, приближённые к капитану, то есть все офицеры судна. Третий, команда от рядового до сержантского состава. Четвёртый — временный — только для пассажиров. Вот и всё. Мичман получил доступ к искинам второго уровня, остальные третьего. Прописать их прописали, но искин пока не включал их в работу по судну, просто не имело смысла, те ничего не знают. Вот когда они поднимут по очереди все базы знаний до второго ранга, тогда у него было разрешение активно включать их в обслуживание судна, пусть практику нарабатывают.

За всеми этими делами чуть не забыл рассказать, что там с фантомами. С ними всё отлично. Всё как я и планировал. Их запомнили и это главное. Более того, когда лайнер отходил от терминала со столичной планеты пришёл запрос в местную СБ, улетели ли такие-то личности, и те сверившись со своими данными, подтвердили что два нужных аристократу человека вылетели несколько часов назад на столичную планету. А для меня, как только лайнер ушёл в прыжок, я и забыл про этих двух чудиков, более того, заблокировал аккаунты. Если я в этой системе выйду с помощью них в сеть, то кому надо сразу поймут, что систему те не покидали. Так что нужно быть осторожным в этом деле. Уверен, обоих пиратов и работорговцев будут искать, искать по серьёзному.

Вот в принципе и всё. Хотя нет, искин продолжал мониторить сеть и нашёл несколько совпадений. Я отправил файлы Фадееву, чтобы тот проверил это те, кто надо, или нет. Более того я взломал архив Биржи по продажам рабов и незаметно скачал всю информацию за пять лет по продажам. Правда такой объём мне одному быстро не осилить, отдал парням и искинам, они работали тандемом. Если искин находил совпадение, то отправлял информацию о проданном рабе парням. Два часа прошло, пока ничего. Ищут по тем временам, когда их продавали. Имена работорговцы в основном давали свои, если им настоящие рабов не нравились, мол, язык сломаешь, но зато было фото каждого проданного раба, вот парни просматривали их. За тот год было продано больше десяти миллионов человек, так что работы непочатый край. Но они не унывали, а активно занимались этим нужным, что уж говорить, делом.

За шесть часов я установил все маневровые и протестировал их. Порядок, так же были установлены все четыре реактора и закреплены на станинах, вот только пока подсоединены к энергошинам и кабелям два, а запущен в холостой режим теста так вообще один. Сейчас заделывались переборки, устанавливалась на место и обшивка на борту судна, закрывая прореху. Все четыре маневровых двигателя так же стояли на месте и были подключены, работа только-только была закончена. После полного тестирования проведённого искином, началась устанавливаться на место обшивка и дюзы.

В данный момент моего полного контроля не требовалось, остальное могут доделать корабельные искины, как я уже говорил, у них установлены нужные программы, поэтому я решил продолжить учёбу, тем более мне осталось совсем чуть-чуть, чтобы можно было связаться с инструктором лётного училища.

Отодвинув тарелку с остатками узбекского плова, я сыто рыгнул, невольно, но что есть, то есть и, извинившись, вздохнул. В столовой был мичман и один из моряков, остальные в своих каютах.

— Миш, — обратился я к Фадееву. — Я учиться до следующего утра, вы занимайтесь по распорядку и поиску в архиве Биржи. Завтра доложите по находкам.

— Есть! — вдруг воскликнул Игорь Ващенко, палубный матрос с миноносца. — Нашёл одного из наших.

Подбежав, он показал фото угрюмого молодого паренька, что исподлобья смотрел прямо в камеру. Он был в одном тельнике.

— Точно, это матрос Ефимов из нового полонения, под моим командованием служил у левобортного торпедного аппарата. Всего три месяца как на борт поднялся, — сразу опознал того обрадованный мичман.

— Смотрите что внизу написано, — угрюмо сказал я.

— Убит при попытке побега, — тускнеющим голосом прочитал Фадеев.

— Ничего парни, ещё найдутся наши земляки, живые и здоровые, вы главное ищите их, ищите… — наставлял я парней, чтобы они совсем не раскисали.

Вот так вот немного придав им бодрости и встряхнув, я направился в лазарет, как его называли парни. Зал с учебными капсулами, они назвали учебным классом. Кстати, всех я прогнал через эти капсулы, закрепив каждую за определённым человеком, перед другими они просто не откроются, настроены на другого. Одного устроил в медсекции, в лечебной капсуле. Тут конечно не так быстро происходит учёба, но всяко быстрее, чем без капсул и без разгона. Тем более эта капсула была восьмого поколения, и обучение приравнивалось по скорости к тем шести в учебном классе пятого поколения, но специализированным.

Убедившись, что на судне всё идёт своим чередом, я лёг в капсулу поднимать базы дальше. Поднял, даже на одиннадцать процентов пятого все четыре базы. Другие четыре потока, что поднимали недоученные, тоже работали, и не безрезультатно. Две базы были выучены полностью, остальные ещё в процессе.


Утром следующего дня я проверил, как парни легли в капсулы на обучение, на максимальный срок в десять дней и, вздохнув с некоторым облегчением, связался с инструктором и сообщил, что выучил согласно плану учёбы четыре базы до нужного ранга. Мол, когда прибыть? Тот ответил что перезвонит. На самом деле перезвонил и сообщил, что зарезервировал за мной тренажёрный комплекс через три с половиной часа. Повезло, сегодня было окно, иначе на завтра резервировал бы. Требовалось прибыть за пятнадцать минут до крайнего срока.

Время ещё было, хотя тут до станции было лететь больше часа, но я всё равно поторопился. Проверил ещё раз как дела на судне, оставались мелкие недоделки, поэтому я решил сразу сдать арендованные комплексы. Там почасовая оплата. Остальное можно моим личным комплексом доделать. За комплексами прибыли быстро, проверили ресурс, накинули сверху за аренду, за износ, получилось не так много и получив плату, отбыли. А мой инженерный комплекс под управлением управляющего искина продолжил обшивать уже установленные дюзы обшивкой. Заделкой прорехи в борту он займётся позже. Там работы на пару часов. Все четыре реактора были подключены и опробованы в работе, все отлично работают. Правда три были заглушены, а работал только один, чего вполне хватало стоявшему на парковке судну, и на щит и на остальное.

Времени на возврат много ушло поэтому, дав искину несколько дополнительных заданий, я поспешил на лётную палубу. Откуда получив маршрутный полётный лист, вылетел к одной из множеств станций в системе. Вроде успевал. Пока летел, всё равно же не сам управлял, а диспетчерский искин, изучил те данные, которые мне передал Фадеев, и до которых у меня всё руки не дошли. Они до полуночи работали, да ещё утром пораньше встали, и это всё же принесло успех. Нашли ещё троих из экипажа. Один унтер-офицер из машинной команды, рулевой и наводчик носового орудия. У всех пометки раб, все живы, двое в системе Олт, один был отправлен на планету Торн. Это фактически соседняя система. У всех был указан уровень интеллекта, если у тех двоих что оставались тут был так же в пределах между ста и ста двадцати, то отбывший парень имел сто тридцать шесть. Это он рулевым был.

Вот эту информацию я и изучал, пока летел к планете, прикидывая как их вытащить. Если двух местных ещё можно выкупить, один оператор шлюзовой грузовой станции, а второй медтехник в частном госпитале, то третий, что находится на Торн, был старшим мастером на производственной фабрике. Причём на государственной и вот так вот вытащить его будет сложным делом. Выкупать даже не стоит пытаться, тут только похищение с блокированием рабского импланта и последующим его удалением. Хм, надо это всё обдумать. Те, что в этой системе я выкуплю, светиться тут не хочу и привлекать внимание. Мало ли ко мне приведёт, а вот на Торне придётся действовать на свой страх и риск. Тем более планета для чужаков закрыта. Ничего, я точно что-нибудь придумаю, тем более личный идентификатор мне поменять не проблема. Натяну чью-нибудь чужую личину из местных граждан империи с высоким рейтингом и сделаю дело. Это потом, сейчас главное тренажёры пройти, а потом и земляками займусь, первыми двумя сегодня же. Хватит, нахлебались рабской баланды.

Совершив посадку на частную лётную палубу, оплатив стоянку за четыре часа, я направился в сторону лётного училища. Пришлось поторопиться, время к крайнему сроку подходило, уже инструктор связывался, где я пропадаю. Кстати, я собирался задержаться на этой станции. По иронии судьбы именно на ней работал медтехником один из парней. Тот, что был наводчиком носового орудия на миноносце Фадеева.


Тренажёры меня вымотали, шесть часов, но я справился и получил отметку — отлично. Первый этап обучения прошёл. Осталось следовать учебному плану, учить и время от времени пребывать сюда, чтобы пройти практику для закрепления полученных знаний. Покинув учебный корпус училища, я сориентировался по схеме станции и направился к частной клинике, где и работал нужный мне земляк. Если бы он был простым наёмным служащим, я бы отправил запрос, узнать на месте он или нет, но раз раб, значит, и живёт там же в жилом блоке и найти его можно всегда в этой клинике.

Так и оказалось. Когда я добрался до места и прошёл в приёмное фойе, то поинтересовался у медсестры у входа, вольной, судя по идентификатору, можно ли мне пообщаться с таким-то их служащим, она вдруг начала допытываться по какой надобности, а потом вообще вызвала администратора. Видимо тут не было привычки общаться с чужими рабами. Администратор оказался куда умнее, сразу согласился и сопроводил в отдельный кабинет, туда и прибыл земляк. Антон, так его звали.

— Ну привет землячок, — сказал я по-русски.

Динамик скафа конечно передал немного металлическим голосом, но парень явственно вздрогнул, и с опаской оглянувшись на закрытую дверь, спросил по-русски:

— Вы кто?

— Мои родители с Земли. Вот и собираю их земляков. Уже нашёл семерых из вашего экипажа. Они теперь на меня работают, выкупил я их, вольными стали. Техники на моём корабле. По контракту. Фадеев у них старший, мичман. Вступил в должность старшего техника. Пока базы поднимают. Я им сети поменял… Ты как, с нами, если что выкуплю?

— Конечно, согласен, я что, идиот отказываться? Тут шансов никаких, или сдохнуть или перейти к другому хозяину. Вольными становятся, если военные соседних государств освободят, или если семьи выкупят, а нашим, откуда здесь взяться? — горько усмехнулся он.

— Лады, сейчас я с представителем владельца переговорю и узнаю, сколько они за тебя запросят.

Отправив мысленно просьбу администратору зайти, он тут же в коридоре за дверью околачивался, я перешёл на местный язык:

— Господин Ревьен, за какую сумму хозяева вот этого раба готовы его уступить мне? Я его хочу выкупить.

— Можно узнать причины такого желания? — вкрадчиво поинтересовался тот.

— Нет.

На несколько минут администратор неподвижно замер, явно общаясь с хозяевами. Сам он был наёмным работником, даже не врачом как я понял, а именно администратором. Наконец он отмер и сказал:

— Двести семьдесят тысяч. У раба стоит специализированная медицинская сеть четвёртого поколения. Два импланта. Выучены пять баз четвёртого ранга, он высококлассный социалист.

Говорить, что Антон за эти пять лет уже раз десять всё отработал, смысла не было, он раб и сумму назначает хозяин. У меня скоро деньги подойдут к концу, а столько покупок сделать надо для модернизации судна, поэтому я подумывал, кого тут кинуть на деньги, так что хозяин этого медицинского учреждения вошёл в этот список. Нечего было просить в два раза больше чем стоит раб.

— Хорошо, ожидаю договор купли-продажи и номер счёта.

— Сейчас всё будет, — сразу залебезил тот.

Антон замер в напряжении у двери, у него по лбу катились крупные капли пота, он хорошо понимал, что сейчас решается его судьба. Всего минут десять и всё, Антон стал принадлежать мне. Всё мы сделали, как положено, и копия договора ушла в нужную государственную организацию для перерегистрации.

Встав с дивана, на котором я всё это время сидел, спросил у Антона:

— Личные вещи есть?

Тот стрельнул глазами в сторону администратора и неуверенно кивнул, сказав:

— Так, пару равных рубах, но они мне ценны как память. Я бы хотел их забрать.

— Хорошо, я у входа подожду.

Парень появился буквально сразу с почти пустым и худым баулом. Мы покинули фойе, и направились в сторону лифтового холла. Мне нужны были оружейные ряды, раз мы всё равно тут, то арсенал пополню ручным оружием. Может, даже противоабордажный комплекс приобрету. Он нам остро необходим.

— Чего так часто оборачиваешься, думаешь, догонят и вернут? — спросил я Антона.

— Нет, — слабо улыбнулся он, и замолчал, явно не желая продолжать.

Пришлось надавить, мало ли чего у того за душой твориться, может, натворил что. Стащил например что-то, не зря же он в этот баул так вцепился. Всё оказалось куда проще и житейски. Старший врач медцентра была в возрасте и охоча до молодых мужиков. Рабов что попадали под эту категорию, было двое и отказать они ей не могли. В общем, ублажали они её. Антона при воспоминаниях продёргивало и он с ненавистью шипел, но стержень у него был, не сломался. А насчёт баула тут всё проще, у него там был тельник, лелеемый и хранимый эти годы рабства.

Спустившись вниз, мы прошли в ряды, где торговали оружием. Они занимали аж шесть этажей, мы же вышли на четвёртый, где был самый большой выбор личного оружия. На всём этаже были открыты склады, и павильоны с тем, что могло убивать, калечить или парализовать. Сначала я прошёл в сторону, где специализировались на боевых комплексах. Долго искал, выбирал и наконец, выбрал контрабордажный комплекс пятого поколения «Сень-Е». Хорошего и нового оборудования тут было много, поэтому я решил пополнить свои ряды роботов. Купил двенадцать дроидов-уборщиков той же модели что были на судне. Не хватало, вот и докупил. Расходники к ним взял, запчасти. Кстати, к комплексу тоже взял, как и дополнительного сменного вооружения.

После долгих раздумий и колебаний взял пять универсальных штурмовых дроидов. Они отдельно шли, не комплексы, с искинами и реакторами вместо батарей питания. Среди штурмовиков они самые лучшие, их можно использовать как вместе, так и по отдельности и везде они очень хороши. К ним взял сменное вооружение. Тройной боезапас, ну и расходники. Перед уходом купил четыре дроида-стюарда, в жилой модуль и одного в кают-компанию «России». В жилом были, но мало, впритык. На всём экономили, у них чуть ли не девиз, если не хватает, докупаете сами.

Все мои покупки и расходники погрузили в три средних контейнера и обещали доставить к «России» через четыре часа. К этому времени мы должны уже быть на борту. После покупок тяжёлого вооружения и нужных для обслуживания людей и судна дроидов, мы направились в ряды, где продавали защиту и ручное оружие, даже если оно было размером с пользователя. Там я купил ручной гранатомёт, ручной пулемёт, и пушку, из которой можно стрелять с плеча. Всё это для кондуктора, в бронескафе он с этим оружием управиться без проблем. Потом отобрал шесть спаренных станковых пулемётов с большим запасом патронов, если что, можно делать мобильные огневые точки на перекрестках коридоров. Потом двадцать стандартных пехотных импульсных винтовок, что плевали сорок выстрелов в минуту плазмой. Хорошее оружие пехотинца, хотя для использования на судне не сильно годное из-за своей избыточной мощности. Но если стрелять по дроидам и людям в броне, это то, что нужно, плевать на судно, отремонтируем. Боезапас взял большой, пополнить то потом негде будет, запасных магазинов набрал. Взял винтовки не стандартной длины, а укороченной, как раз удобно ими будет управляться в коридорах своего или чужого судна. Потом взял двадцать однотипных офицерских игольников, вместе с запасными магазинами, кобурами и амуницией. Боезапас даже не тройной взял, пятерной. Гранат плазменных шесть ящиков, десять с тяжёлыми минами, шесть с лёгкими, восемь с осколочными гранатами. Прикинув сколько набрал, решил, что на первое время хватит. Из защиты после недолгих раздумий и сомнений взял двадцать бронекостюмов. Лучшая защита в своём классе, правда, у них не было экзоскелета и усилителя мышц, но защита хорошая, в шлемах компы, средства тактической связи и блоки управлением оружия, то есть целеуказатели. То, что нужно. Бронескафы слишком дорого брать, я посмотрел цены. Уплатив за всё, я так же распорядился доставить покупки на борт моего судна часа через четыре. При мне их закрыли стандартный средний контейнер, и я закрыл его своим кодом. Теперь никто вскрыть не сможет. Незаметно понятное дело.

В соседнем ряду приметил корабельные турели и решил купить их, установив в шлюзовых и подключив к системе внутренней безопасности судна. Шлюзовых на борту было пять, четыре по обоим бортам и пятая, последняя, вела из четвёртого трюма на борт судна. Ещё бы взять штуки четыре и установить замаскировав на обеих лётных палубах, но денег не хватало, поэтому решил их взять в следующий раз. К турелям прикупил все расходники и кабеля, чтобы подсоединить их к сети и энерговодам.

Антон все те полтора часа, что мы провели в оружейных рядах, меня не трогал, сидел в стороне и не мешал заниматься серьёзным делом. Когда я закончил то подошёл к нему, отчего он вскочил с баула, на котором сидел.

— Есть хочешь? — спросил я.

— Можно, — осторожно кивнул он.

— Да ты не тушуйся. Сейчас слетаем на другую станцию, вольную тебе дам и контракт на два года. Кстати, ты кем хочешь быть, медиком?

— А есть выбор?

— В принципе да.

— Пилотом, к чёрту медика, — жадно выдохнул тот, глаза у него горели чуть ли не полубезумным огнём. — Хочу корабли пилотировать.

— Пилотом так пилотом. Не проблема. Я как раз собираюсь несколько канонерок приобрести, мне пилоты на них нужны. Ты подходишь. Конечно у тебя интеллект сто девятнадцать, до минимума не дотягиваешь, но я тебе поставлю пилотскую сеть пятого поколения, и эта проблема снимется. Правда, выше среднетоннажных кораблей ты пилотировать не сможешь. Согласен?

— Конечно, — яростно закивал тот.

— Если пилотом, то придётся контракт на три год подписывать, это дороже выходит. Но станешь пилотом малых и средних кораблей. Как тебе?

— Согласен.

— Вот и ладушки. Идём, там дальше кафе, поешь.

— А вы?

— Я броню не снимаю. Тем более у меня тут питательные трубочки, в любое время попить или поесть могу. Удобные эти скафы.

Мы зашли в кафе и заняли один из столиков, где Антон достаточно быстро, но аккуратно поел. Сам я ничего не заказывал, как уже говорил, у меня всё есть. В кафе мы продолжили общаться, а когда выходили, я сказал:

— Антон, у меня тут появилась отличная идея. На этой станции находится лётное училище, я сам там сейчас учусь, но можно сказать заочно. С тобой проще будет, устрою тебя туда, инструкторы как я успел убедиться, у них вполне опытные и они тебя профессионально подготовят. Мне нужен пилот с военными базами, а не гражданскими, а училище как раз и готовит военных пилотов для дальних колоний или каких независимых планет. Поверь мне, это куда лучше, чем учится самому. Там специальные методики для обучения.

— Если вы считаете что так лучше, то я согласен, господин капитан.

— Вот и отлично, поменяем тебе сеть, удалим рабский имплант и когда новая сеть встанет, доставим в училище. По моим прикидкам учёба займёт от месяца до полутора, но ты получишь те знания, что необходимы. Если потребуется, придётся раньше разорвать контракт на обучение. Но надеюсь, это всё же не потребуется.

— Хорошо.

Мы добрались до лётной палубы и вылетели на государственную станцию, где я официально дал Антону вольную и подписал с ним контракт на три года службы пилотом. После этого мы вылетели к «России». Парни учились, как я пояснил Антону, встретить его не могли, но одного он рассмотрел сквозь прозрачную крышку капсулы в медсекции, он в лечебной учился. Антона порадовало, что он узнал одного из своих.

— Это какое поколение медоборудования? — спросил он, после радостного опознания своего знакомца и товарища по экипажу миноносца.

— Восьмое.

— Я таких и не видел.

— Я же из Центральных миров, вот и привёз. Всё, операционная капсула готова. Ложись.

Антон уже разделся, поэтому сразу лёг в капсулу, а я, активировав закрытие крышки, приступил к операции. Кстати, у него было куда меньше наколок, чем у других моряков. У мичмана так совсем не было. На пятнадцатой минуте некстати на меня вышел курьер, что доставил три контейнера с вооружением, поэтому я направился принимать груз. Находится в медсекции во время операции, мне не требовалось, я мог работать в любой точке судна.

Не успел я принять груз и, убедившись в его целостности оплатить курьерскую доставку, как прибыл следующий с бронекостюмами, трелями и личным вооружением. Его тоже принял и расплатился. Всё загружали в четвёртый трюм, имеющий выходы и шлюзовую во внутренние отсеки судна. Так что, распаковав все контейнеры, я стал активировать комплексы и дроидов, как боевых, так и бытового применения. После опознания и ввода кодов владельца, приходилось комплекс и каждого отдельного дроида прописывать в базах искинов, чтобы те могли управлять ими, отдельно. Но наконец, эта муторная работа закончилась и искины повели дроидов на их места. Противоштурмовых расставили в специальных нишах, чтобы комплекс контролировал всё судно и сразу реагировал на любое проникновение. Правда, чтобы не тратился ресурс, их отключили, но активировать минутное дело. Штурмовые дроиды, всё личное оружие, боеприпасы, амуниция, и защита отправилась в арсенал. До конца его заполнить не удалось, но пустых мест на половине полках и стеллажах почти не осталось. Расходники к бытовым дроидам и стюардам направились на другие склады, так что запас теперь имелся. Отдельным потоком руководя техническим комплексом, я устанавливал в шлюзовых замаскированные турели внутренней обороны судна. Подключал к сети и передавал управление ими искину отвечающему за внутреннюю безопасность. Никто из искинов имена ещё не получил, я не торопился, не заработали пока.

Когда я практически закончил, подошло время окончания операции, поэтому пока дроиды перетаскивали последние кофры и мешки, я направился в медсекцию. Нужно ещё Антона определить в каюту, а то он так спешил избавиться от рабского импланта, что мы сразу направились в медсекцию.

— Вот, — указал я ему его каюту. — Это пока конечно для рядового состава, но после того как ты выучишься, получишь офицерскую каюту.

— Почему офицерскую, господин капитан? — удивился тот.

— Все пилоты офицеры.

— Но я ведь не из благородных…

— Для меня это не важно, главное чтобы человек был хороший и отлично выполнял свои обязанности. Вот, держи ключ от каюты. Когда сеть получишь, он тебе не понадобится, а пока только так. Насчёт завтра я тебя предупредил, пройдёшь лечение в капсуле часа полтора. А послезавтра поставим тебе сеть и твои же импланты, я их удалил и почистил. Один на память пятьдесят плюс другой на интеллект столько же. Они тебе пригодятся, поверь.

— Их ведь нежелательно ставить повторно?

— Именно нежелательно, а не нельзя, значит можно. Разница лишь в том, что они чуть медленнее и дольше прирастают, а работают так же. Твою сеть медика я ещё кому-то поставлю, неплохая сеть, хоть и без модернизации.

— Спасибо, господин капитан.

— Ладно, отдыхай, поспи пока, а я делом займусь. Искин в курсе, чем тебя занять, выполняй его распоряжения.

— Хорошо, господин капитан.

Оставив парня отдыхать в каюте, пищевым синтезатором его искин научит пользоваться, и направился к себе. Кстати, Антон почти сразу побежал в столовую, то что синтезатор готовит земные блюда он был в курсе. Сейчас просматривая меню, он выбирал блюдо по вкусу. В результате взял борщ с пампушками, макароны по-флотски, тарелку солёных огурцов и блинов к чаю. Долго нюхал ржаной хлеб с блаженством на лице. Я же занялся делом, подсчитав свои финансы и прослезившись, почти все ушли, осталось каких-то четыре с половиной миллиона, связался со своим знакомым продавцомконсультантом, представителем отдела продаж государственной верфи.

— Доброго вечера, господин Шихт, — поздоровался тот со мной. — Снова появилась какая-то надобность в наших услугах?

— Точно так. Меня интересуют блоки защиты, более мощный сканер, боевой радар, и две пусковые для ракет крупного калибра. Всё шестого поколения. Хотелось бы пусковые и систему наведения, что стоят у меня на борту поменять на шестое поколение. Всё что я снимаю, идёт на замену. Сколько это выйдет в доплате?

— Доплата ориентировочно четыре миллиона кредитов, плюс-минус, тут я точно не скажу.

— Устраивает. Когда я могу получить заказ, и что идёт бонусом? Хотелось бы дополнительный боекомплект для всех пусковых.

— На полный боекомплект бонуса не хватает, потребуется доплата в размере двадцати пяти тысяч.

— Хорошо. Когда ожидать заказ?

— Через три часа, всё это у нас имеется на складах и заказывать на верфи не потребуется.

— Отлично, ожидаю.

Отключившись я вернулся к планированию того как вытащить остальных парней. Тут ещё искин двух нашёл, а Антон подтвердил, что он их знает. К счастью оба оказались на Олт. Трудились в рабстве на одной из станций у одного хозяина, владельца ремонтной мастерской. Один специалист по ремонту бытовых приборов, второй специализируется на смене прошивок и замене ПО. Оба попали к этому хозяину не так давно, года два назад, до этого они были у другого, что разорился благодаря безудержной пьянке.

— Отлично, — пробормотал я, изучая информацию о парнях.

Обоим было лет по тридцать, один имел интеллект сто семнадцать единиц, это тот, что ремонтник. Второй сто двадцать шесть. Надо думать, как их вытащить. Ничего, что-нибудь придумаю. Сейчас приму заказ и придумаю.

Пока заказ не доставили я занимался работой, демонтировал оборудование из рубки, фактически ослепив искинов, они теперь ничего не видели, разве что околобортовом пространстве, благодаря датчикам на обшивке. Более того демонтировал все антенны, решётку радара, и пусковые. Как раз закончил, когда доставили заказ. Проверив его, дал сопровождающему протестировать блоки, снятые с судна. Тот составил акт износа, которого почти не было и отправил в отдел по продажам, где уже подсчитали полную стоимость. Денег хватило, и я оплатил. Грузовик отошёл от борта судна, а я занялся установкой оборудования. Сперва антенну пассивного сканера поставил и блоки. Подключил, чтобы искины могли видеть, что твориться вокруг судна. Причём с этим оборудованием пришли и программы, иначе искины не могли им пользоваться, так что я их установил, и проблем с этим не было. Потом за три с половиной часа установил пусковые, решётку радара, она была чуть крупнее, и всё остальное. Для двух дополнительно заказанных пусковых подобрал место, провёл отдельно заказанные коммуникации и подключил к общей сети. Норма. Теперь ими можно было пользоваться. Контейнеры с боезапасом к пусковым после проверки на закладки были складированы в углу одного из трюмов. Запас карман не тянет, как говориться.

По внутрикорабельному времени была глубокая ночь, но у меня было много дел. Ими я и собирался заняться. Надев латы, я прошёл на лётную палубу и вылетел к пассажирской станции, куда ежедневно прибывало и убывало около двух сотен тысяч пассажиров, и это на одной, а таких станций несколько. Мне нужно было найти одного, а лучше нескольких человек для смены личины, этим я и занялся. Ну и ещё одного земляка решил навестить, унтера, что оператором грузовой шлюзовой работает.

Тот был в своём жилище, выделенном ему владельцами станции и его хозяевами. Это был почти полностью пропитый сломавшийся мужик за сорок, которой на мои слова о доме долго крыл меня матом. Его подружка, такая же пьянь и рабыня, утащила его к себе. Было неприятно смотреть на них, поэтому постояв в раздумьях, я направился искать себе жертв. Этого человека на борту своего судна видеть я не хотел. Общение наше шло через протокол, я записывал, так что если кто из команды будет спрашивать, предъявлю.

Работал я по старой схеме. Мой скаф слишком привлекает внимание, поэтому я снял номер в гостинице и оставил его там, незаметно покинув номер. Теперь в пилотском комбезе я особо не привлекал внимания. Дальше я стоял в большом коридоре и незаметно сканировал людей на сети, импланты и гражданство. Архив я взял из местного полицейского управления. Подобрал жертву не сразу, но всё же нашёл. Внешне сходство было, это заметно, и сопроводил его, после чего вырубил шокером в тихом коридоре, уколол одним средством, что вызывало долгое опьянения, и скопировал всю память нейросети. После этого в тихом месте я сменил личность под бедолагу, что сейчас пускал пузыри в коридоре, заваленный пустыми коробкам из-под мороженного. Судя по данным из архива, он был работорговцем, мелким, я бы сказал перекупщиком, так что насчёт бедолаги я, пожалуй, погорячился.

Первым делом я сменил местоположение на другое, тоже тихое, но немного вонючее. У чёрного выхода ресторана спрятался рядом с ящиком мусора, который, похоже, давно не вывозили. Тут сидя на корточках, я с помощью левого планшета зашёл на Биржу и, найдя один из самых богатых торговых домов, что занимаются продажами рабов, стал ломать их личный сервер. Скажу честно, очень тяжело было, раза четыре меня чуть за руку не ловили, им профи ставил защиту. Однако ничего. Взломал и смог скопировать архив. Правда, когда уходил всё же вызвал тревогу, похоже, моё проникновение было обнаружено, скоро обнаружат и левое скачивание архива с секретными отдельно зашифрованными файлами. Теперь у меня было то, что можно продать. Кому? Естественно не хозяевам, а конкурентам, я не только денежку собирался заработать, но и столкнуть лбами два могущественных торговых дома.

Набрав самых яростных конкурентов того торгового дома архив которого только что взломал, я вышел на секретаря. Внизу на планете была ночь, но ответили мне сразу.

— Доброго утра, — смеясь, сказал я, используя голосовой модулятор, копируя голос парня, под личиной которого работал. Правда, общался с отключённой камерой, чтобы моё лицо никто не видел. — Вы меня не знаете, да и не нужно этого. Я перекупщик. Покупаю подешевле, продаю подороже. Тут мне случайно попал в руки секретный архив ваших недругов, сын главы которого плеснул в лицо дочери замглавы вашего чая в лицо в публичном месте. Намёк ясен?

— Мы вас поняли. Есть доказательство, что архив у вас?

— Конечно. Оправляю вам маленький, но очень вкусный кусок. Изучайте, перезвоню через десять минут.

Отключив планшет, я покинул это место и сменил на другое, тоже тихое. Как раз заняло это минут десять, так что я сразу снова включил планшет и набрал тот же номер, моментально зафиксировав попытку достаточно опытного хакера взломать его и включить камеру, чтобы меня увидеть. Про то, что меня хотят запеленговать, я уж и не говорю. От хакера я мигом избавился, послав ему вирус, что спалил ему всю аппаратуру, так что сразу спросил секретаря:

— Что, не получилось? Я ведь не один до денег охоч. Мне делиться надо. Так что, понравилась вам информация?

— Там было не всё, но ты прав она нас заинтересовала. Сколько ты хочешь?

— Что, вот прям так сразу?.. Тридцать миллионов кредитов Содружества давайте, — жадно сказал я. — Нулёвым банковским чипом. С вашей стороны человек должен прибыть на главную пассажирскую станцию не более чем с двумя телохранителями. Пусть идёт в кафе «У мамы Жоры» и сядет за столик рядом с автоматом с соком. У вас не больше часа, должны успеть если поторопитесь.

— Но нам ещё нужно получить деньги в банке. Сейчас ночь.

— Не юлите. У вас всегда есть резерв на такой случай, и он как раз тридцать миллионов, или моя информация не достоверна?

— У вас и наш архив? — замено, что испугался секретарь.

— Нет, просто логически сложил, что эта самая оптимальная для вас сумма для резерва. А что, угадал?

— Наш представитель уже выехал, ожидайте, — сухо сказал тот. — Надеюсь, всё пройдёт, как мы и договаривались.

— Даже не сомневайтесь.

Отключив планшет, я сразу его выкинул в ближайший мусоросборник. Да ещё и батарею вытащили. Контролируя шестью потоками станцию, я стал ожидать курьера. Прибыл тот действительно с двумя лбами, причём на удивление крутыми, даже мне будет сложно с ними тягаться, хотя моя подготовка и выше. Помимо этих двоих было ещё около двадцати человек, что сопровождали их со стороны и довольно профессионально. Старичок что выполнял роль курьера, сначала платком вытер стул в кафе, потом брезгливо столешницу и, сложив руки как примерный школьник, стал ожидать меня.

Когда в кафе и рядом с ним вырубили свет, оба бодигарда сразу подхватили его и понесли к выходу, где оба упали, запнувшись о постояльцев, пытавшиеся так же покинуть кафе, из которого доносились активная перестрелка и взрывы гранат. Ну да это я вырубил свет и включил иллюминацию в галопроекторе с записью перестрелки. Так вот, когда бодики упали, то почти сразу вскочили, один стал прокладывать дорогу, второй нёс старика. Видно он был очень ценным, раз они так его оберегали.

Проводив их взглядом как они садятся в явно бронированный флаер и улетают, я тоже покинул это беспокойное место. Зайдя за угол, сунул руку в пролом и достал ещё один левый планшет. Проверив банковский чип, я набрал тот же номер, я сказал секретарю:

— Сделка прошла, чип проверен деньги на месте. Как вам информация?

— Какая информация?! — истерично проорал тот. — Сделки не было!

— Как же не было, если я лично вытащил у вашего старика чип и положил на его место кристалл с информацией. Пусть он получше поищет. Кармашек с замочком был, я его обратно закрыл, чтобы тот кристалл не потерял.

— Извините, кристалл получен, сделка завершена, — после небольшой заминки подтвердил тот.

Видимо старик, проверив, действительно обнаружил в кармане крутки вместо банковского чипа инфокристалл.

— Вот и хорошо, всего вам хорошего и успехов в уничтожении конкурентов.

Выключив планшет, выдернув батарею и раскидав детали, я двинул к себе в гостиницу за латами. Дело сделано, всё в норме. Чип я уже проверил, деньги реально на месте, ровно тридцать миллионов. Их, конечно, попробуют отследить, всё же чип номерной, других и не бывает, и при переводе средств деньги номеруются им, но если провести через десяток чипов, а лучше два десятка то можно так сказать «отмыть» их, и отследить уже будет очень сложно, если сказать вообще нереально. У меня столько чипов было, так что не проблема.

Хотелось спать, но у меня ещё были дела и их надо завершить. В тихом месте сменив личность и снова став Валерием Шихтом, я направился в гостиницу. На месте незаметно прошёл в номер, надел латы и, покинув его, поспешил к челноку. Уже через полчаса я покинул эту гостеприимную станцию и направился к другой, где трудились ещё два земляка. Так постепенно я и планировал набрать себе команду. В принципе мне она особо и не нужна, просто я хотел вытащить из рабства парней и вернуть их домой. Конечно, это с моральной точки зрения не очень хорошо красть и продавать информацию, но для свободы парней я пойду на этой. Кстати, завтра нужно будет после «отмывки» денег купить средний промышленный синтезатор шестого поколения и малый завод по производству топлива и установить оба в трюме. К ним отдельный реактор, а то те четыре всё не потянут. Тогда проблем с запчастями и топливом на всём пути не будет, сам всё что нужно синтезирую. Средств хватало и это радовало. Правда, у меня не специализированный завод для производства топлива, низко на орбиту не встанешь, чтобы качать газ с какой-нибудь газовой планеты, поэтому нужно будет прикупить пару специализированных ботов, с помощью которых можно будет качать газ и перевозить его на переработку заводику. Да, так будет лучше.

Вот так планируя следующие дни, я добрался до лётной палубы, где стоял челнок, и вылетел на другую станцию. Там по времени сейчас ночь, но я был уверен, что те такому пробуждению будут только рады. Денег на счету для их выкупа у меня хватало, так что сразу и купим.

Настроение мне испортил искин, когда я летел между станциями, то получил на комп челнока что был приписан к транспорту, очередной файл. Открыв его, только обматерил рабовладельческую империю и её граждан. Искин разом нашёл пятьдесят шесть человек. Все с пометкой — мертвы. Из-за низкого уровня интеллекта их отправили на гладиаторскую арену. Кто сразу погиб, кто до года продержался, но пять лет не выдержал никто.

Честно говоря я был удивлён, всем известно что низкий интеллект считается у того у кого он меньше восьмидесяти единиц, а у группы моряков отправленных на гладиаторские бои он был от семидесяти четырёх до ста одной единицы ровно, если всех взять. Похоже, Марк был или должен хозяевам Арены или просто спихнул одну крупную партию не самых простых рабов. Может эта группа побег задумала, и он почти удался, вот он и отомстил им так. Сейчас разве угадаешь. Остаётся одно, вычеркнуть эту группу из поисков. Ребят, честно говоря, жаль, а у меня к Марку ещё один должок появился.

Челнок сбросил скорость и медленно влетел на лётную палубу, где мягко встал на опоры. Чего не отнять у местных искинов-диспетчеров, которые и управляют всеми малыми и более крупными судами, так это мягких посадок. Сколько я нахожусь в этой системе, а жалоб на искинов не было. Отлично они пилотируют как челноки, так и боты. Про последних просто предположил, я на челноках только летал, но был в этом уверен. Заперев челнок я уплатил технику, что тут был за старшего, за два часа стоянки, и направился к нужной мастерской, это на семнадцать этажей ниже. Так-то я старался подбирать лётные палубы поближе, чтобы меньше идти, но свободных в том районе не было, и тут-то всего два места не занятых имелось.

Спустившись на лифте ниже, я направился по коридору мимо лавок, магазинов и разнообразных мастерских до нужной мне. Всё было закрыто, всё же глубокая ночь, как и мастерская к которой я шёл. Подойдя, я тронул стекло, этого хватило, чтобы охрана подняла хозяев. Хозяин этой мастерской тут не жил, у него свой домик был на планете, а так он владел шестью подобными мастерскими на шести разных станциях. Бизнес такой. Но в данный момент я говорил не о фактическом владельце, а о тех, кто там проживал и работал. Я о парнях-земляках.

Стена в коридор, как и у остальных, была стеклянной, поэтому я видел стойку продавца, стеллажи с разной аппаратурой и оборудованием бытового назначения, да дверь, которая вела куда-то внутрь мастерской. Я сам такой владел несколько лет назад и знаю, что это такое работать в малом бизнесе.

Наконец дверь открылась, и из внутренних помещений в зал магазинчика вышел зевающий парень в криво одетом комбезе, который с хмурым интересом посмотрел на меня. Вернее на мой скаф пятого поколения. Я его тоже узнал. Олег Мирской, тот, что программным обеспечением занимается и имеет единицы интеллекта выше пилотского минимума.

Подойдя, Олег открыл стеклянную дверь, всё равно та меня не удержит, и сказал:

— Доброй ночи, господин. Мастерская сейчас не работает, но я могу принять заказ.

— Я знаю, Олег, — ответил я по-русски. — Мне не мастерская нужна, а ты с Анатолием. Я земляков собираю, выкупаю их из рабства, и даю волю. На Землю хочу попасть. Несколько парней уже освободил, они влились в экипаж моего судна, подписали контракты на работу. Вы как?

Олег слушал меня очень внимательно заметно повлажневшими глазами, а когда я закончил, спросил:

— Кто из наших с вами?

Я достаточно быстро перечислил, после чего с грустью сообщил, что много моряков погибло. Дал прочитать с экрана планшета список погибших во время побега или на гладиаторских боях. Было видно, что всех Олег знал хорошо, кроме десятка «пришлых» из перегонной команды, которые тоже были в этом списке гладиаторов. Пока он изучал, вышел второй земляк, Анатолий, в прошлом наводчик кормового орудия. Он был подчинённым Брякина. Долго парни не раздумывали, да и вообще не раздумывали и сразу дали согласие. Более того Олег перекинул мне на планшет контакт их владельца для связи и я ему сразу позвонил. Не сказать, что тот был рад ночному звонку, зол, если честно сказать, но как ни странно дал согласие продать своих рабов. За обоих по двести тысяч запросил. И что на мне все наживаются? На эти деньги четырех таких спецов купить можно, как эти двое.

Присутствия владельца не требовалось, мы с ним по сети составили договор купли-продажи, подписали, и я перевёл нужную сумму, чуть не выведя свой счёт в ноль.

— Вот и всё, — сказал я, когда копия договора ушла в отдел перерегистрации. — Собирайтесь, мы уходим.

— Простите, я адвокат господина Эльштейна, и должен проверить сделку и закрыть мастерскую пока сюда завтра не прибудут новые работники, — подошёл к нам худой мужчина с так называемым ястребиным профилем.

— Хорошо.

Ничего забрать бывшим рабам этот адвокат не дал, и был прав. Тут всё принадлежало их бывшему владельцу. Я вообще удивлен, что он не заставил их отдать технические комбезы что были на парнях, хотя явно подумывал об этом. Так что ушли они налегке. Перед тем как лететь к «России» мы залетели на государственную станцию, и я дал в нужном офисе, куда заходил не в первый раз, парням вольную, и мы подписали с ними двухлетний и трёхлетний контракты. Трёхлетний Олег получил, он как и Антон решил стать пилотом. Я дал согласие, у меня ещё одна пилотская сеть была. Да и он сам подходил для установки. Значит, в училище отправятся двое, а не один. Это хорошо. Два опытных пилота, вернее два профессиональных пилота для канонерок — это просто отлично. Анатолий после долгих раздумий, у него минут сорок было, пока мы летели давать им вольную, решил, что ему всё интересно. Поэтому предоставил мне выбор социальности для себя. Я думал недолго и отдал ему должность техника малых кораблей на обе лётной палубы, теперь он будет за них отвечать. Его эта должность полностью устроила. Начальства над головой немного, Фадеев да я. Почему бы и не стать техником лётных палуб?

У обоих стояло по нейросети третьего поколения без имплантов и модернизаций. Естественно у обоих я решил их изъять и установить более новые сети, а эти в запас пойдут. Парни не возражали. На всех станциях, даже на той где мы находились, были филиалы корпорации «Нейросеть» поэтому найдя адрес, мы направились туда. Там я приобрёл сеть техника пятого поколения, такую же, как покупал ребятам Фадеева, два импланта, на интеллект и на память, взял такой же комплект имплантов для Олега, сеть ему и так есть. Отдельно для Олега и Антона как моих будущих пилотов взял два импланта на восприятие. Они повышают скорость реакции пилота. Потом для всех троих взял базы «Торговля», «Юрист» и базу про Содружество. Базы по специальности Олег с Антоном получат уже в училище, я им лишь взял «ручное оружие», «специализированный бой» и «тактика малых групп» третьего ранга в двух экземплярах. Для Анатолия боевые базы, как и у других техников и уж специализированные для ремонта и обслуживания малых и средних кораблей. Комплект естественно один взял. Там было две базы четвёртого ранга, одиннадцать третьего и шесть второго.

Только что полученный чип для оплаты я не использовал, не лох так подставляться. Половину суммы снял со счёта, полностью его обнулив, и оставшуюся часть из своего НЗ, с банковского чипа. На нём было всего четыреста тридцать тысяч. Осталось двадцать пять тысяч. Всё, денег у меня не осталось, кроме тех тридцати миллионов, что хранятся на чипе. Ничего вернусь на судно, погоняю по другим чипам, можно сказать, отмывая, и смогу использовать.

Покинув офис «Нейросети» мы направились в торговые ряды. Ну и что, что ночь, стоит постучаться, как нам сразу открывают. Зашли мы в магазин, специализирующий на продаже комбезов. Я взял пяток пилотских, с десяток технических, пару для медиков, пару для инженеров, и двадцать самых простых скафандров. Они тут тоже были. Так что к лётной палубе мы шли серьёзно нагруженные баулами, дошли, погрузили покупки и взлетели, направившись к «России». Правда, путь каким-то заковыристым вышел, движение в системе большим было, но долетели.

Баулы мы оставили на борту челнока. Дроиды приберут и унесут что на склад, а что в специальные ниши, это я про скафандры. Стыдно сказать, но скафандров на борту всего пять было, по количеству офицеров на судне. Даже в пассажирском модуле не было, хотя по штату там их должно быть триста семнадцать. С борта челнока мы сразу направились в медсекцию, это я их повел, чтобы сразу снять сети и рабские импланты. Парни оказались компанейскими, сперва дичились со мной разговаривать, но истории их друзей расположили их ко мне. Так что Олег лёг в капсулу, и операция началась, а я повёл Анатолия устраиваться в его каюту. Антона не было, он спал.

После Олега я уже Анатолия положил на операцию, после чего Олега прописал в его каюте, велев ему сразу лечь и отдыхать, досыпать прерванный сон. Ну а когда операции были завершены, я оставил капсулу промывать и чистить системы, прошёл в свои апартаменты, где снял латы, нашёл два нужных кристалла с базами знаний, залив их на сеть. Подумав, а чего мне остальные не учить, поэтому взяв ещё шесть кристаллов из того же комплекта пилота большегрузного корабля и залил их на свою сеть. Специально выбирал те, что следующими по обучению идут. Вот так оно быстрее будет. После этого я и пошёл учиться в капсуле. Спать очень сильно хотелось, но на сон времени нет. У меня учёба стоит, нужно подтянуться.


В капсуле я пробыл девять часов. Лёг в три часа ночи, проснулся к обеду, когда крышка начала подниматься. Проверив уровень выученного, довольно кивнул. Все восемь баз выучены до второго ранга и две трети третьего.

Легко поднявшись и покинув капсулу, сна не было ни в одном глазу, отдохнул я в капсуле, надел своё комбез и направился в столовую. Там я застал всех трёх парней, что пока обходились без сетей. Поздоровавшись с ними, сделал заказ в синтезаторе, получил всё на подносе, прошёл к столику и, заняв его, принялся за пищу. Антон на меня спокойно поглядывал, уже видел без лат, а вот двое других нет, с большим любопытством разглядывали.

Поев, я отнёс и выбросил грязные пластиковые тарелки в утилизатор, а поднос оставил в стойке. Его дроид-уборщик должен помыть. Всего в столовой было два десятка подносов. Их в отличие от тарелок синтезатор не синтезировал. Так вот, очистив стол, нужно всё же сюда дроида-стюарда направить, всё легче будет, я подошёл к парням, что шёпотом общались, стараясь мне не мешать обедать.

— Как у вас дела? — поинтересовался я.

— Через час мне в лечебную капсулу ложится, проходить лечение, — сказал Антон. — Искин уже предупредил.

— А нам вечером, — ответил Олег за себя и Анатолия.

— Хорошо, искин вам объяснит, что и как делать. Меня пока не будет, да и не нужен я вам. Завтра часа в три дня всем трём поставлю сети, знайте об этом. До этого момента, скорее всего вы меня не увидите.

— Ясно, — кивнул Олег, который как я понял, взял командование парнями на себя. Это хорошо будет командиром в группе боевых пилотов, есть у него командирская жилка, я заметил её.

Парни остались в столовой. Они, оказывается, вовсю включились в группу по поиску своих знакомых, а я направился в свои апартаменты. Достал из сейфа кейс, где было почти три десятка банковских чипов, где могло храниться до миллиона, до десяти или выше, то есть простой, серебряный и золотой, и выложил их на стол. Вот я и стал в течение двух часов гонять эти тридцать миллионов по чипам, где один миллион на один переведу, где шесть на серебряный, где пятнадцать на золотой и так вот гонял, используя левый планшет из своих запасов пока не «отмыл» деньги. Чтобы отследить, куда ушла вся эта сумма, никакой жизни не хватит. А переводить было легко, один чип вставляешь в одно гнездо, второй во второе и переводишь с помощью планшета, где подключена услуга банковский терминал, с одного чипа на другой. Вот так всё это и делалось. Так что отследить, это фактически нереально. Около ста переводов. И за каждый нужно запрос делать, причём с согласия полиции. С десяток сделаешь, так банковские тебя просто пошлют куда подальше. Терпенье людское не безгранично.

Когда я закончил, вся сумма лежала на моём банковским золотом чипе, а тот, что я получил от торгашей, выбросил в утилизатор. След, палится не хотелось. Подумав, я решил сразу закрыть этот вопрос. Набрал номер знакомого продавца-консультанта, я дождался, когда он поздоровается, ответил ему и сразу взял быка за рога:

— Я сейчас просмотрел сайт отдела по продажам вашей верфи, особенно заводы и синтезаторы что вы продаете, и решил купить себе некоторое оборудование.

— Я вас внимательно слушаю, господин Шихт.

— Мне нужен средний промышленный синтезатор шестого поколения, с полным набором программ для ремонта моего судна, адаптировав делать детали и шестого поколения. Для синтезатора двойной комплект расходников, двойной комплект кабелей для магистралей, комплект энергошин класса «Б» и два промышленных дроида в комплекте. Дальше. Мне нужен малый корабельный завод пятого поколения по производству корабельного топлива. «Зелу» мне у вас понравился, вот его. Так же два комплекта расходников, кабеля два комплекта, энергошин класса «Б» два комплекта. К заводу два специализированных бота пятого поколения для закачивания газа с расширенными баками и всеми необходимыми расходниками. Шлангов по два комплекта. К заводу и синтезатору мне потребуется отдельный реактор. Мне нужен такой же шестого поколения, что я у вас недавно приобретал. Станины к ним, все положенные расходники и дополнительные энергошины. Двойной комплект корабельных кабелей и коробов для них класса «А». Теперь меня интересует цена, и что я получу бонусом.

— Наш отдел уже подсчитал сумму стоимости заказа, и она вышла в двадцать шесть миллионов триста пятьдесят тысяч кредитов.

— Хорошо, что по бонусу?

— Мы можем вас предложить полную обстановку капитанских апартаментов класса «А».

— Нет, не подходит.

— Класс «Элит»?

— Нет. Мне нужен специализированный технический комплекс для лётных палуб. Я укладываюсь в бонус?

— Вполне. Тогда мы включаем этот комплекс в ваш заказ. То, что вы заказали, у нас на складах не имеется. Это нужно доставить со складов верфи. Вы согласны подождать?

— Да, конечно. Когда мне ждать заказ?

— Так же три дня.

— Хорошо. Меня это устраивает, я ожидаю договора и номера счёта, чтобы перевести сразу всю сумму.

Через пару минут закончив обсуждать договор, мы оба подписали его, я с чипа используя свой планшет перевёл всю названную сумму, после чего мы разъединились. Эти покупки были просто не обходимы, так что я всё сделал правильно. Осталось ждать, когда доставят заказ, а потом установить их на судне, сделав нашу «Россию» настоящим рейдером. А то как же, все исследовательские суда имеют на борту такие же заводики по производству топлива. Им это более чем хватает, а у меня тем более палубная авиация будет иметься. Хм, а ведь вся авиация будет находиться в трюмах, значит нужно закупить несколько средних баков и оборудование для заправки малых кораблей. Обязательно это сделать.

Перезвонив посреднику, я дополнил заказ четырьмя баками, и четырьмя оборудованием для заправки малых и средних кораблей. Ушло триста восемьдесят тысяч. Доставят со всем остальным.

Кстати, я планировал купить четыре канонерки, а хватает уже на две, причём я покупки прекращать не собираюсь. Значит, снова придётся добывать деньги. Убрав чип в сейф, я покинул каюту и направился в медсекцию. У меня есть время для учёбы до трёх часов завтрашнего дня, вот и стоит их потратить с пользой, что я и сделал. Как раз целые сутки буду учиться.


На следующий день я вылез из капсулы, как и планировал, без пятнадцати три, первым делом проверив как там учёба. Все базы подняты до четвёртого ранга и процентов шестнадцать пятого. Для следующего посещения тренажёров в лётном училище, мне нужно две поднять до пятого ранга, а вот другие притормозить, чтобы не обогнать. Значит нужно залить на сеть остальные базы, благо памяти хватает, и так постепенно учить. Да, так я быстро выучу, за месяц точно.

Пока я одевался, предупреждённый искином первым пришёл на установку Антон.

— Раздевайся и ложись, — указал я ему на открытую операционную капсулу.

Тот хмыкнул, мол, знаю, сам медик, но разделся, положив свой новенький пилотский комбез на кушетку, я их вчера им с Олегом выдал, и лёг в капсулу. Я уже положил сеть и три импланта в приёмники и начал операцию по установке. Всего она заняла чуть больше часа. После Антона был Олег, за ним Анатолий. Всем сети и импланты встали как надо и сейчас распаковывались. Предупредив, что напрягаться не нужно и учить базу будет возможно только через два дня, я выпроводил последнего пациента и направился к себе в кабинет. Парням есть что делать. Они ищут своих знакомых по экипажу, да и вообще может, кто из знакомых попадётся. Пока не попадалось.

В кабинете залив все базы чтобы стать пилотом большегруза на сеть, и вернувшись в медсанчасть, лёг в капсулу на следующие сутки. Тянуть не стоило, нужно было учиться.


Так я и провёл эти два дня, фактически не покидая капсулы. Я дважды летал на станцию в лётное училище, чтобы позаниматься на разных тренажёрах усваивая выученное. Надо сказать, инструктор был изумлён скоростью моей учебы. Второй раз я летал сегодня, и отвёз Антона и Олега в училище. Сети у них работали нормально, они даже все базы, что им выдал, залили на сеть. Пришлось свой считыватель временно давать, у них не было, а считыватели остальных парней находились в каютах, не ломать же их. Анатолий в медсанчасти лёг на десять дней в лечебную капсулу восьмого поколения учить базы, а парней я на станцию вывез. Так вот, они залили себе базы «Юриста», «Торговля» и «Содружество», ну и боевые. Правда, выучить успели в фоновом режиме без капсул только пару в первом ранге. Как я и советовал, «Юриста» и про Содружество, чтобы знать местные реалии. Им этого не доводили.

Новым курсантам в училище порадовались, даже скидку мне сделали за двоих, да и договор на их обучение оформляли на меня как на их работодателя. Взяли за всё обучение не восемьсот тысяч, как было написано в прайсе, а по семьсот пятьдесят тысяч. Сто сэкономил. Парней увёл их инструктор, а я пошёл за своим, у меня тоже тренажёр был. На борт «России» я вернулся вымотавшимся. Тренажёры я проходил, используя всего один поток, вот и выматывала меня учёба. Но результаты были на лицо, действовал я уверенно, это не могло не радовать.

Вернувшись на борт, я прошёл в непривычно пустую столовую, снова один, сейчас все в капсулах, двое так вообще в училище. За эти два дня парни нашли ещё несколько земляков, двух из экипажа миноносца и аж четырех из «пришлых». Опознали по лицам. Так вот, четверо находись на других планетах, а вот двое на той же планете Торн, где их знакомый на фабрике трудится старшим мастером. Ничего предпринимать я не стал по этому поводу. То есть лично за ними не рванул. Я сделал проще. Даже пожалев, что не додумался до этого раньше. Нанял местного стряпчего, передал ему данные всех найденных нами земляков и отправил его выкупать их. Тот должен был быть на связи постоянно. Сейчас он на Торн вылетел. Доложится по прибытии, а потом за выкуп парней примется.

Пока новостей никаких не было, судно в полном порядке. Парни учатся, завтра доставят заказ со складов верфи, так что можно учиться, и я снова лёг в капсулу, поднимая свои знания.


Когда крышка капсулы поднялась, я первым делом проверил уровень поднятых баз и довольно улыбнулся. Выучил больше, чем планировал. Мне сегодня нужно два разных тренажёра будет посетить, чтобы усвоить выученное. Почти сразу я отправил данные с поднятыми базами своему инструктору. Ответил тот быстро, один тренажёр сегодня вечером второй завтра, окна на сегодня у него не было. Я уже привык летать на станцию, проходить эти тренажёры, поэтому спокойно подтвердив полученное сообщение о назначенном времени, потянулся и выбрался из капсулы. Двое как учились в лечебных капсулах, так и учатся, так что, одевшись, я направился в столовую, просматривая свою почту. Писем хватало, и я их изучал. Мусор в корзину, интересное в сторону.

Было несколько сообщений от знакомого продавца отдела продаж местной верфи. Он сообщал, что заказ доставлен и уточнял когда мне удобно доставить его на борт. Ответив, что жду заказ в любое время, я приступил к завтраку. Для меня был завтрак, хотя по бортовому времени было шесть вечера. Вот так вот и теряешься во времени.

Я успел поесть, когда искин сообщил, что доставлен заказ и грузовик уже маневрирует у второго трюма. В нём я планировал поставить заводик по производству топлива. А в четвёртом трюме синтезатор и реактор для них обоих. Мне так удобнее их эксплуатировать. Почти час заняла приёмка заказа, но наконец, после проверки диагностами я подтвердил, что тот в порядке, всё, что шло с ними доставлено, и подписал получение. Платить не надо было, у меня всё уплачено. Всё мне загрузили во второй трюм. Так что я с помощью инженерного комплекса часть перетащил в четвёртый. Внутренние проходы между трюмами были, с блокируемыми перегородками, но контейнер с синтезатором там явно не пройдёт, что уж про реактор говорить, так что пришлось открывать обе наружные створки, и переносить, выталкивая их наружи и затаскивая в трюм. Вот бы сюда инженерный бот с манипуляторами, в таком случае отличная штука. Можно и малый буксир, он даже предпочтительнее будет. Если что можно эвакуировать повреждённые корабли, даже средние малого класса. Те же канонерки точно. Отличная идея. Решено будет брать буксир. Правда, чуть позже. У меня время подходило к тренировке, что была назначена на сегодня, так что, оставив всё на искинах, они разместят груз в трюмах пока не трогая его, я вылетел к станции, где находилось лётное училище. Парни там уже вовсю усваивают, как уничтожать себе подобных, используя для этого боевые корабли. Оплатил я им обучение, чтобы они знали корабли по пятое поколение.

На тренировку я успел, прошёл её нормально, хотя и вымотала она меня изрядно, всё же шесть часов заняло, меньше у них тут похоже и не бывало. Был поздний вечер, так что я направился обратно. По пути со скуки лазил по сети Биржи, изучал рынок малых буксиров, и нашёл в продаже вполне себе нормальный кораблик пятого поколения за четыреста тысяч кредитов. Обычно они стоят около двухсот, но у этого стоял гипердвигатель, причём достаточно мощный, чтобы с грузом совершить прыжок. Соответственно и реактор улучшенный и разгонный двигатель. Полюбовавшись на него и поняв, что мне он просто не нужен, вполне каботажника хватит без гипердвигателя, я оплатил доставку точно такого же, но без наворотов и за двести тысяч.

По прибытии я прошёл в столовую, так как зверски хотел есть, и пока насыщался, слушал доклад искина. На судне всё было в норме. Один шальной врезался в щит судна на челноке, но особо не пострадал. Его оттолкнуло в сторону. На этом всё. Доесть мне не дали, прибыл грузовик, что доставил заказ. Изучать его и принимать я привычно направился в четвёртый трюм, хотя такое судно легко поместится на лётной палубе.

Буксир был в порядке. В режиме консервации, новый с завода, ещё не распакованный. Я так же изучил запасные манипуляторы, они часто выходят из строя, расходники и остальное. Провёл запуск судна, вводя коды доступа. Не владельца, я ещё за судно не заплатил, другие, для проверки. Ресурс сто процентов — это не могло не радовать. После этого я подписал договор купли-продажи и оплатил судно, купив его. Регистрацию в филиале Гражданского флота не забыл провести. Пока виртуально, потом слетаю за идентификаторами в офис для искина судна.

Пока мы занимались всеми этими делами и курьеры отбыли, реактор вполне вышел на рабочий режим, я прошёл в кабину ввёл коды владельца, сразу сменив их, и подняв судёнышко над полом трюма вывел его наружу через открытую створку, которая сразу начала закрываться. Облетев «Россию» со стороны носа, по верху или понизу не хотелось, я завёл буксир на вторую лётную палубу. Она пока пуста была, так что теперь я закрепил за буксиром это место как его постоянное место парковки. Потом прописал идентификаторы в искинах «России». С этой минуты буксир числился в составе малого флота судна. А все расходники к нему, манипуляторы, на нём их, кстати, шесть было, по три с каждой стороны, и запчасти, дроиды стали переносить на технический склад лётной палубы. Он как раз под второй лётной палубой и находился. Всё уместилось, даже место осталось. За склад в будущем Анатолий будет отвечать, он к лётным палубам приписан.

Кстати, летал я у борта управляя буксиром на ручном управлении. Ох как же это хорошо. Диспетчеры не возражали, у «России» щит был активен и я за него не вылетал, соответственно был вне их юрисдикции, всё, что находиться внутри щита, включая около бортовое пространство, это моя личная территория, за которую я и только я несу ответственность.

Пока я отсутствовал, искины нашли ещё двоих земляков. Отправив их фото Антону с Олегом, почти сразу получил подтверждение, что это наши. Поэтому отправил данные по ним стряпчему. Тот подтвердил получение. Кстати, одного из земляков он уже выкупил, сейчас насчёт второго пробивал. Его отчёт каждые три часа приходили на почту, которую я закрепил за искинами. Так что всё о его деятельности знал. Да и как не знать, на меня же оформляли выкупленных рабов, я уплачивал и договора подписывал. Пока только один, но ещё не вечер.

Был поздний вечер, но я после тренажёров был уставший, поэтому решил до утра лечь в капсулу, и отдохну и базы немного подниму. Завтра в десять утра я на следующий тренажёр записан, так что подъём назначил на восемь.


Этой ночью я ещё один план выполнил, о чём сообщил инструктору и тот на вечер записал меня на ещё один тренажёр. После быстрого завтрака я вылетел к стации, просматривая новости. Была одна от стряпчего, он договорился о продаже раба и сообщал цену, которую запрашивали владельцы. Я дал согласие на оформление. Через пару минут мне прислали договор купли-продажи, который я внимательно изучив, подмахнул и перевёл деньги. Вот и второго выкупил. Стряпчий этих двоих, если третьего выкупить не удастся, пришлёт попутным бортом. Последний работал на государственном предприятии. Я отправил стряпчему энную сумму, чтобы он подмазал кого нужно для выкупа третьего, но пока остаётся ждать. За каждого выкупленного земляка я платил стряпчему по десять тысяч кредитов, не считая средств на дорогу, проживание и подмазывание. А после завтрака вылетел на станцию, меня там тренажёры ждали.

После семи часов плотной практики в тренажёре я час сидел в комнате отдыха, приходя в себя. Смысла покидать училище не было. У меня час свободного времени был между учебой на тренажёрах. Успел заказать горячей натуральной еды, покушать и попить. Даже с Олегом столкнулся в коридоре, когда шёл к тренажёрному комплексу. Оба мы были заняты, торопились, поэтому быстро поздоровавшись, разошлись. Я только про Антона успел спросить. Тот оказывается, ещё в учебной капсуле был, базы поднимал, а Олег, как и я к тренажёрам спешил. Кстати, сказал, что у них через неделю экзамен по боевому пилотированию малого корабля. Им после этого метку на нейросеть поставят пилотов малого корабля и переведут на другой курс, будут обучать на пилотов среднего корабля. Это дольше учиться, но так же интересно.

Закончил я поздно вечером, после тренажёра меня шатало, инструктор это видел и предложил отдохнуть, но я отмахнулся. Норма всё. В училище я ходил без бронескафа, оставлял его в раздевалке, так что двинул туда. Как раз когда надевал его, пришло сообщение от стряпчего, второе за сегодня. Он смог договорится насчёт покупки третьего земляка. При этом доложившись, сколько и на кого потратил выделенные средства, чтобы продавить это решение. Подтвердив указанную сумму, я изучил договор купли-продажи, он был стандартный без дополнительных внесений и, подписав, отправил обратно, проведя перевод на указанный счёт. Через полчаса, когда я на челноке покидал лётную палубу станции, стряпчий сообщил, каким рейсом они вылетают. В систему Олт они прибудут через два дня в обед. Подтвердив получение, я продолжил полудремать, так как сегодняшний день меня реально вымотал. Деньги улетали как в тубу, но их требовалось всё больше и больше. Решено завтра сделаю перерыв в учёбе и проведу ещё одну акцию для набивания собственного кошелька.

По прибытии на борт, вяло выслушав доклад главного корабельного искина, я прошёл к себе. Там разделся, принял душ и, пообедав в столовой, завалился спать. По настоящему, в постели, а не в капсуле. Нужно отдохнуть, а то эта гонка в учёбе меня доконает. Это я сам себе как сертифицированный врач говорю.


Проснулся я сам. Меня никто не будил, не поднимал сообщением, так что всласть выпасался, очнувшись аж полдвенадцатого, хотя ложился в час ночи. Хорошо, что я велел искину меня не беспокоить, когда я ещё такое счастью будет?

— Есть новости? — поинтересовался я у искинов.

Те доложили, что новостей особо нет. Экипаж учится, капитан спит, всё в норме. Разве что стряпчий сообщил название судна и время прибытия.

— Ясно, — прокомментировал я, вставая с постели и направляясь в душевую.

— Какие у нас планы, господин капитан? — поинтересовались искины.

— Планов много. Весь день сегодня посветим установке и опробованию купленного оборудования. Сперва синтезатор поставим с реактором, потом и завод по производству топлива. Всё что нужно у нас есть, осталось работать. Если бы было больше комплексов, как технических, так и инженерных к вечеру бы сделали, а так хорошо, если завтра к обеду закончим, — сказал я. — Тем более на ночь у меня планы.

— Есть работа?

— Как раз такая работа по ночам и делается, когда все люди спят, — хмыкнул я.

Ещё пребывая в душе, я уже взялся за работу, дроиды распаковывали ящики, контейнеры и кофры. Один технический комплекс из восемнадцати дроидов занимался чисто протягиванием коммуникаций к новому оборудованию, остальные установкой и пробным запуском. Всего на борту было четыре технических комплексов, но один, тот, что уже был размещён на правой лётной палубе, был узкоспециализированным и работать мог только с малыми судами.

Как я и думал, за сегодняшний день всю работу сделать мы не успели. Ладно хоть реактор и промышленный синтезатор на станины установили и подвели к ним все коммуникации. Завтра, когда завод будем делать, пробный пуск проведём. Посмотрим, что выйдет. Кстати, синтезатором воспользоваться не получиться без материала. Тут или переборки резать и в него подавать или ехать на свалку и выкупать мусор, лучше с горелыми корабельными блоками в них ценный металл, он синтезатору тоже нужен. Если прикинуть, два полных больших контейнера такого металла со свалки нам надолго хватит, но пока один малый контейнер куплю на пробу.

Когда наступила ночь в системе движение так и не остановилось. Это местные спать ложатся, а чужаки кто как живёт, у всех разное время. В общем, прекратив на сегодня работы, на завтра нужно оставить, я собрался и вылетел на буксире в сторону одной из пассажирских станций.

Оплатив за парковку на двенадцать часов, я сказал дежурному технику, кивнув на буксир:

— Полный бак залейте. Он у меня пустой.

— Сделаем, — ответил тот.

Когда я покинул лётную палубу и двинул в сторону главных пассажирских коридоров мне на сеть пришёл счёт за уплату. Буксир заправили. Поэтому сразу оплатил. Я с чипа себе насчёт полмиллиона кинул на мелкие расходы, пригодились.

Дальше я действовал по старой схеме, нашёл местного, который был похож на меня, проник за ним в его жилище. Вырубил, сменил личность и прямо в квартире стал ломать сервер одного торгового дома. Тоже работоргового, но с ним я дел ещё не имел. Правда, он был не особо сильный, самые вкусные по интеллекту рабы проходили мимо них, но они брали массовостью. Выбор мой пал на этот дом по той причине, что один из его владельцев, владел так же клиникой, где работал Антон. Про месть я говорил, помните? Настала пора, исполнить обещанное. Я стараюсь свои слова держать, даже перед самим собой. Особенно перед самим собой.

Взломать удалось. Тяжело, защита была хорошая, но я сделал это. Теперь нужно подумать, кому продать информацию. Хотя, что тут думать, у всех есть конкуренты, что мечтают изжить тебя. Был такой и у этого дома. Договориться удалось легко, правда, запросил я пятнадцать миллионов, всё же доходы совсем другие.

Пока ждал курьера, изучил новости и с усмешкой прочитал, что один из крупных торговых домов сдал свои позиции, опустившись в рейтинге довольно низко. Понятно что это был тот дом, сервер которого я взломал. А вот тем, что продал, вот они были в изрядном плюсе и лидировали. По следующе схеме я собирался сработать так. Взломать сервер у них и продать тем, кого они сдёрнули вниз. Думаю, нужную сумму те, несмотря на потери, найдут. Ради такого точно найдут.

В этот раз изъять банковский чип не удалось, его просто не было. Зря я снова маскировался под нищего у входа, и кидался под ноги, чтобы обыскать. Это был классический кидок. В первый раз возможно тоже. Зря, что ли они столько людей нагнали, но хоть чип на всякий случай на дело взяли, а тут пусто. Пришлось снова звонить и говорить в достаточно жёсткой форме. В этот раз обмен уже прошёл нормально. Один с их сторон, с другой я. С закрытым платком лицом.

Встретились в тёмном переулке. Те на мой план согласились, хоть и со скрипом, боялись, что их кинут. Их курьер проверял инфокристалл что я ему протянул, а я банковский чип. Реальный, с нужной суммой. Потом меня всё же попытались кинуть. Сначала станером из-за угла отработали, не пожалели курьера что упал, потом ещё и из игольника хотели, да не успели, их полицейские дроны повязали. Под моим контролем естественно. Я же забрав кристалл с информацией, это наказание за кидок, прихватив чип свалил, тем более я торопился. У меня уже не было надежды заработать на этих ребятах, поэтому я решил продать его хозяевам информации. Уже созвонился, выдал часть информации, которую они сразу проверили и поняли, что их сервер действительно взломан и сразу согласились выкупить информацию за пять миллионов. Просить больше я не стал. Озлобить мог, а за такую сумму выкупить обратно информацию реально. Успел, причём хозяева меня, не смотря на злость, не кинули. Чип я получил, тоже в тёмном переулке и передал кристалл. Курьер проверил его специальной программой. Та подтвердила, что запись реальная без дополнительных скачиваний. Так и расстались. Я, правда, техническим ходами уходил, может, кто и ставил на меня засаду, но я ушёл. Потом забежал на квартиру к тому хлюпику. Поменял личность и пошёл на лётную палубу. А оттуда вылетел в сторону свалки. Я ведь куда летел, за металлоломом, а на эту станцию зарулил лишь пару стаканов пропустить, о чём есть качественная запись в одном из кафе. Пусть проверяют, у меня алиби.

На свалке работа кипела круглые сутки. Я поймал дежурного, смена которого как раз началась. Он на приёме стоял и договорился о металле. Мне его без проблем продали, причём вместе с контейнером. Взял средний, забив его доверху. Причём блоками брал, связи, защиты, и тому подобное. Электронику, ценные металлы. Всё что нужно для синтезатора. Ну и простого металла набрал. Встречались отличные куски переборок и труб. Забрал, пригодиться.

Набив контейнер, мне его взвесили и вычли массу самого контейнера. Так что, уплатив за металл, я подхватил контейнер шестью манипуляторами буксира, что находились у него под брюхом и полетел к своему судну. Пришлось доплатить за работу искина-диспетчера, проводка гружёных буксиров была по особому тарифу.

Добравшись до «России» я затащил контейнер на четвёртую палубу, только поставил на другую сторону, чтобы не мешать работам, после чего перегнал судёнышко обратно на место его стоянки, на левую лётную палубу. После позднего ужина, хотя время было под утро, пять утра, я принял душ и лёг спать.


Проснулся я к обеду. Искин поднял меня по моей же просьбе. После завтрака я занялся делами, шесть потоков продолжали работу в трюме, заканчивая с синтезатором и реактором, его как раз запустили в холостой режим теста, а сейчас все комплексы были брошены на сборку заводика во втором трюме. Боты что были приписаны к нему, находились в том же трюме, но стояли у стеночки, чтобы не мешать. Нужно купить настенные стыковочные крепления, чтобы они не занимали пол, а крепились к стенам вертикально. Это экономия внедрённого пространства трюма, я у курьеров подсмотрел, они так и делали. Кстати, почему откладывать? Одним потоком зайдя в сеть, я заказал два комплекта таких креплений для обоих ботов. Позже когда их доставили даже не выходил принять, это технические дроиды сделали, а я же оплатил покупку и доставку. Инженерный дроид установил крепления, два погрузчика по одному подняли боты и установили их вертикально к стенам. Всё, те на стыковке, фиг сбросишь.

Сам я не выходил по той причине, что в кабинете занимался обоими полученными чипами, гоняя через другие чипы разными суммами. Всё это отработанно было, этим я и занимался. Убил больше трёх часов на это, но дело сделал. В этот раз я произвёл куда больше операций перевода, так что не отследишь. Кто-то удивиться, если это так просто, значит, любой может сделать. В принципе да, может. Только у этого человек должно быть несколько золотых чипов, серебряных и обычных в которых можно держать не более миллиона. И банки пустышки не дают, только с деньгами, да и найти такие чипы не так-то и просто. Ну откуда у меня взялись известно. Вот я этим и пользуюсь. А бандитов я не боюсь, всё же в другом государстве работаю. Как оказалось, запросы в другие государства банки не особо охотно выполняли. Тем более у меня чипы были разных банков.

Эти деньги я рассчитывал использовать для покупки боевых кораблей, и москитного флота. Тяжёлые истребители, штурмовики, пару бомбардировщиков, ну и естественно аппараты класса космос-атмосфера. Боезапас для них купить, бомбы, ракеты, торпеды. Вон, ЭМ-ракеты нужны. Как лихо пираты ими пользуются. Значит и нам пригодятся. А чтобы по нам не били из них, я собираюсь приобрести канонерки с особо точным оружием, туннельными пушками. Так называемыми снайперскими кораблями.

Работы в трюме продолжались. В четвёртом они уже были закончены, а вот во втором ещё шли. Заводик этот не так-то и просто собрать и заставить работать. Но у меня получиться. Вон синтезатор заработал. Металл принял на переработку и выдал несколько запчастей. Я заказал крепления для шести турелей внутренней безопасности и получил их. Между прочим, сделано высококлассно, так что промышленный синтезатор был куплен не зря. А вот крепления для ботов я зря заказал, мог сам сделать на синтезаторе. Вот что значит с головой уйти в работу, совсем думать перестал. По синтезатору могу сказать так, как недоучившийся инженер без метки у меня необходимые базы были, так что на ручном управлении я мог изготовить что угодно. Специалиста нанимать или с нуля учить не требовалось. Умение работать на промышленных синтезаторах одна из особенностей специализации инженеров. Однако ручное управление это хорошо, но нужна метка оператора промышленных синтезаторов. Все необходимые базы у меня были выучены, из комплекта баз инженера, поэтому связавшись со старшим инженером одной из станций, и договорился об экзамене на оператора. Время, потраченное на полёт к станции и обратно не превысило трёх часов, зато метка теперь имелась, и я мог управлять синтезатором из любой точки судна. Причём я получил и вторую метку, оператора топливного завода. Всё это мне обошлось, чтобы спокойно пройти экзамены и получить метку в пятнадцать тысяч кредитов. Дорого конечно, но куда деваться, метки мне эти были необходимы.

После возвращения, проверив, как идут работы во втором трюме, я задумчиво посмотрел на чип в руке, на котором находились те двадцать миллионов и решил, что держать их не следует. Средства держать не имело смысла, требовалось их пустить в дело, значит нужно потратить, оплатив заказ. Конечно, гиперсвязь довольно дорогое удовольствие, если нет своего передатчика, но я пошёл на это. Сначала изучил рынок малых боевых кораблей. Потом средних. В принципе я уже тут пробегался, но в данный момент меня интересовало что-то определённое. Почти два часа я потратил, изучая отзывы на тот или иной боевой корабль.

Начал со средних, с канонерок. Эти корабли относились к средним, к малым крейсерам, но не имели собственных гипердвигателей. Их для того и создавали как сторожевики, патрульные для одной системы, охранники планет. По отзывам самые лучшие были «Гиберы», сторожевики пятого поколения. Помимо того что они несли стопятидесятимиллиметровую туннельную пушку в отличие от остальных у которых были сотки, так они ещё имели отличную зенитную артиллерию и считались убийцами москитного флота. Экипаж один универсал или три человека. Мощные двигатели, отличная защита, дальность хода. Три каюты и кают-компания, но сами суда маленькие. Шестьдесят восемь метров в длину, двенадцать в ширину и восемь в высоту. По виду они напоминали бычков, рыбку такую на земле. Цена несколько завышена по сравнению с другими однотипными кораблями, но по отзывам они того стоили. Цена в миллион семьсот восемьдесят тысяч кредитов за один, а мне надо четыре.

Серьёзный москитный флот я создавать не собирался, он просто был ни к чему, да и пилотов на такое количество кораблей у меня банально не было. Однако всё же какое-то количество докупить нужно, чтобы пилоты могли использовать те машины, которые потребны в той или иной ситуации. Для канонерок мы работу нашли, они непосредственные защитники транспорта, далеко от него не отходят, бьют на дистанции противника из своих дальнобойных туннельных пушек, и если что прикрывают от москитного флота. То есть пока я строю линию обороны, а уже пора переходить к нападению. Торпедоносцы хороши, но у них одна слабость, тихоходны, ещё практически не имеют защиты от москитного флота. Вычёркиваем. Истребители в основном лёгкие машины типа ударил-отбежал, снова ударил-отбежал. Штурмовики отличные аппараты, могут работать как с ракетами, так и малыми торпедами. Штуки четыре можно взять со всеми положенными запчастями и расходники. Мне приглянулись «Тини», по отзывам отличные аппараты.

Про бомбардировщики ничего не скажу. Я войну устраивать не собираюсь, однако один тип малых платформ меня заинтересовал. Это чисто универсальные машинки, которые использовать можно в любом бою или операции. Назывались они — перехватчиками. Не смотря на название эти малые суда очень органичные аппараты. Они могут работать как бомбардировщики, как истребители, как штурмовики и даже как торпедоносцы. Правда, жутко неуклюжими становятся, но сбросив торпеду снова птички. Так что стоит взять четыре таких машины. В модели даже не сомневался, любимый у наёмников «Орл», созвучный с орлом.

По космосу хватит, теперь по машинам для действий на планетах. Истребители не нужны, там просто нет соперников для них, значит чисто бомбовозы. Тут можно взять перехватчики, они и бомбы сбросят, и пушками проштурмуют, и ракеты пустят, тут они тоже универсалы. К ним взять ещё два специализированных бомбардировщика. Перехватчики лучше взять «Олды» четвёртого поколения, которым даже пятого проигрывают. Вот бомбардировщики обязательно «Зело» пятого поколения. Отличные тяжелобронированные «птички».

По боевым закончено, теперь другой тип. Нужно взять пару штурмовых ботов с режимом маскировки, разведывательный челнок. Обязательно грузовой военный бот для спуска на планету тяжёлой пехоты или бронетехники, можно пару. Это летающие аппараты, но хотелось бы взять и боевую наземную технику. Шагающие машины, танки, бронетранспортёры, автоматические миномёты, боевых наземных дронов. Лучше штурмового класса, ещё охранного. А уж сколько боезапаса для всего этого везти… М-да, не зря я тяжёлый транспорт купил. Всё возьмём, запас карман не тянет, и я ещё подозреваю, что этого нам не хватит.

Кто-то может спросить, где я столько солдат и офицеров возьму, чтобы всем этим управлять. Так на Земле и найду. Что-что, а уж офицеров я точно найду.

Уплатив за гиперсвязь, я вызвал отдел продаж верфи конфедерации Шина специализирующейся на продаже малой боевой техники. В прайсе, что я изучил, выяснилось, что они ещё и наземную производят, так что я надеялся купить и её. Продавец быстро понял суть дела.

— Четыре сторожевика? Перехватчики, бомбардировщики, штурмовики и боты? Да нет проблем. За такой крупный заказ бонусом доставка клиенту на место… Система Олт империи Ахбар? Тоже не проблема, доставим. Давайте мы подробно обсудим, что и сколько вы возьмёте, и сколько боезапаса закажите…

Почти час мы утрясали суть заказа, пока он меня полностью не удовлетворил. Я взял всё то, что мне так было нужно. Боезапас тройной, в бомбах и ракетах двойной. Запчасти, расходники, всё это было, все это вошло. Сумма заказа девятнадцать миллионов шестьсот тысяч кредитов. Похоже, мне пора снова выходить на большую дорогу. Через две недели заказ должен прибыть в систему Олт, мне не придётся лететь за ним в конфедерацию, это радовало. Ещё радовало, что подготовка подходит к концу, осталась мелочь, ну и узнать, наконец, координаты Земли.

Ну успел я встать из-за стола как главный корабельный искин сообщил:

— Вызов с неизвестного номера. Судя по указанным кодам, вызов со столичной планеты империи Ахбар.

— О как? — неопределённо хмыкнул я. — Выводи на экран.

Когда связь пошла, то на экране отобразился статный мужчина, явно из местных, по внешнему виду стало понятно.

— Ты знаешь, кто я? — коротко спросил он.

— Представления не имею, и честно говоря, желания знать, не появиться, — нагрубил в ответ я. — Вежливым надо быть, вежливым.

На самом деле я знал кто это. Тот самый аристократ, к которому в кабалу попал «Дед Мороз» со своим помощником. Однако быстро они на меня вышли. Где ж я так наследил-то, вроде чисто сработал?

— Не надо юлить, я уже всё знаю. Все деньги Юрганта ушли тебе.

— В смысле? — сделал я вид, что не понял. — То, что мне заплатили за те шесть дней, что я не доработал, и мне раньше разорвали контракт? Из-за этой мелочи вы мне звоните?.. Это что капитан меня так отблагодарил? Я у него челнок купил выше рыночной стоимости, он так просил его купить, а за это такая чёрная неблагодарность? Совсем из ума выжил старик. Ладно, что надо, говорите быстрее, у меня дела?

— В общем, так, нанятый мной хакер проверил весь путь Юргента и его помощника. Сработано всё очень хорошо, но он нашёл не состыковки.

— Слушай, я уже от тебя устал. Ты хоть немного говори яснее? Я не умею разгадывать шарады. Не моё это.

— Ты не понял…

— Слушай, да ты достал уже. Всё, иди нах. И Юргенту передай, что сделка не состоится.

— Стой!.. — воскликнул тот, но я уже вырубил связь и, откинувшись на спинку кресла, криво усмехнулся.

Почему звонил сам аристократ, хотя у него полно прихлебателей было не совсем понятно, видимо в глаза мне хотел посмотреть, я его кинул на деньги или нет. Однако сыграл я без фальши и послал его искренне. Думаю, его шестёрки так и будут виться вокруг, однако всё же некоторые силы он пустит и на поиски Юрганта, то бишь «Деда Мороза» с помощником. Наверняка и названивать его людишки будут, попытать насчёт той липовой сделки, которая между нами якобы была заключена.

Ни аристократа, ни его людишек я не боялся, кишка у них тонка официально меня тронуть, а вот на мелкие пакости могут пойти. Честно скажу, замечу хоть одну, со свету его сживу. Я не старичок-капитан, у меня не забалуешь. Однако всё же придётся быть настороже. Тронуть аристократ меня официально действительно не посмеет, но вот людей моих вполне. Да и на борт его люди не попадут, на это нужно моё разрешения, и проводится оно должно в присутствии консула империи, гражданином которой я являюсь. Консульство тут в системе имеется, но это не значит, что я кого попало буду пускать на борт. А так этот аристократ реально может повлиять на мои планы, если будет держать рядом своих людей. Они мне шагу ступить не дадут. Значит что? Значит нужно вывести его из игры. Надо подумать как, чтобы это тень на меня не бросило. На несколько секунд задумавшись, я широко улыбнулся и тихо прошептал:

— А ты не такой идиот, как я думал.

Озарение на меня снизошло, вот что я скажу. На сам деле, ну что этому аристократу самому со мной связываться, когда у него множество людей? Да всё проще. Он вызывал огонь на себя. Наверняка все его сети, сервера и всё что можно, сторожит целая когорта спецов уровня хакер. Любая попытка взлома, значит я купился, стараясь узнать, кто со мной общался, получается я и есть тот самый неизвестный хакер. А раз так, то нужно просто плюнуть и заниматься своими делами, часто покидая борт «России». Если запрусь, это тоже косвенное свидетельство вины. В общем, с пару недель я думаю, вокруг будут одни топтуны, но потом они меня оставят в покое, не найдя состава преступления. Думаю, в моём случае просто был пробный звонок, волна пошла и сейчас спецы аристократа ждут, кто на это клюнет.

Если это так, а я думаю что это именно так, то нужно и дальше играть. Чтобы я сделал, если бы был тут не причём? Правильно, пробил бы того кто мне звонил. Если не пробивать, значит, я знаю, кто это был. Поэтому я стал его пробивать через сервера, через которые работали искины «России». Их наверняка пасут, так что мой запрос заметят. Ну вот и всё, готово. Запрос сделал, ответ получил, ещё один камушек в копилку моей невиновности.

Придя к таким выводам и сделав запрос, я покинул кабинет и, не прекращая ни на минуту сборку заводика в трюме, прошёл в столовую. Что-то у меня аппетит разыгрался.

— Капитан, есть две новости, — сказал главный корабельный искин, с которым я в основном и общаюсь.

— Выкладывай.

— Первое, в систему вошло транспортное судно, на котором прибыл стряпчий с тремя выкупленными рабами. Через три с половиной часа их можно будет забрать на грузопассажирской станции «Семь-Е».

— Отличная новость, что ещё?

— Найдено ещё два ваших земляка. Один из них опознан как старший лейтенант Арсеньев. Доступный для связи в данный момент Антон, подтвердил, что это их командир.

— Отлично. Где он?

— Он работает пилотом среднего буксира на свалке, где вы покупали металл. Интеллект сто сорок два согласно договору купли-продажи.

— Второй кто?

— Унтер-офицер, который не входил в команду миноносца. Антон его опознала как командира десяти солдат названных странным словом «казахи».

— Казаки, — машинально поправил я. — Где он?

— Тут же в системе Олт, в данный момент выставлен на продажу с пометкой опытный абордажник. Три дня уже как объявление висит.

— Оп-па, а вот это хорошая мысль, нам боевая группа ещё как пригодиться, тем более имеющая реальный опыт боёв. Проверь всю группу, что выставил на продажу продавец, нет ли там ещё наших земляков. Мы обычно стараемся вместе держаться.

— Капитан, вы правы, вместе с унтер-офицером выставлены на продажу ещё четверо… Антон подтвердил, трое казаков и один моряк. Но из «пришлых». Если первые четверо чистые абордажники, то он ещё пилот бота.

— Кто выставил их на продажу?

— Соединение наёмников. Закрывают долги после неудачного найма. Корабли сохранить смогли, но продают оборудование и часть команды. Из тех, что рабы. Что-то у них там со страховкой нанимателей связано.

— Ну это их дело, сколько просят за эту пятёрку?

— Миллион четыреста тысяч

— Сколько?! — удивился я. — Вот ведь крохоборы. Только солдат продают или с латами и оружием?

— В буклете указано что пустыми. Если бы с оружием или с амуниций продавали, это было бы гораздо дороже.

— Да понял я уже. Ладно, забронируй их на послезавтра. Будут деньги, заберём, пока их нет.

— У них доставка товара по системе бесплатная, — уточнил искин.

— А, ну тогда пометку сделай, пусть через два дня сюда везут.

— Сделано, бронирование подтвердили.

— Лады. Кстати, заводик собран. Пока у тебя нет программ, чтобы его использовать, как и промышленным синтезатором, но я куплю нужное ПО. Самому делать долго и накладно, проще купить. Так что пока там ничего не трогай, вернусь, сам проведу тестирование.

— Хорошо, господин капитан.

Убедившись, что на судне всё идёт своим чередом, я прошёл на лётную палубу и, взяв челнок, а я продолжал летать на том же «купленном» у бывшего капитана с «Маицы», вылетел в сторону терминала, где скоро должно пристать транспортное судно, которое доставило пассажиров. Это был не лайнер, а просто грузопассажирское судно, то что оказывает услуги по перевозкам пассажиров, это в его работу тоже входило.

Оставив челнок на лётной палубе, я принялся за дело. До прибытия судна времени было хоть отбавляй, так что тянуть кота за хвост я не стал. Нашёл в потоке людей подходящего местного и смог проследить за ним, где вырубил и сменил личность. Тип этот жил не тут, он вообще фермером оказался. В возлюбленной приехал, поэтому пришлось прятать его бессознательное тело с отключённой сетью. Это было необходимо, так как его сеть уже регистрировалась в сети, это была моя, под ложными данными. Парня мне было не жаль. Опытный рабовладелец, пятнадцать рабов в семействе и два зарегистрированы лично на нём. Не бедствуют фермеры, как я посмотрю.

Дальше просто. Я стал ломать сервер того торгового дома с которым первым имел дело и получил от них тридцать миллионов кредитов. Взломал за час. После этого вернул всё на место свою личину тоже. Уколол парня специальным нейротиком, чтобы тот походил на пьяного, и направился встречать стряпчего с парнями. Кристалл с добытой информацией я убрал в пояс лат. Не вскроешь, замок открывается по приказу компа скафа. В этот раз я работал в скафе, но не в своём родном, а четвёртого поколения, добытого мной на «Маице».

Встреча произошла нормально, парни правда не знали, что их земляк выкупает, и просто стояли рядом с безучастным видом без вещей и в плохонькой одежде. Мы со стряпчим всё обговорили в одном из кафе, я выплатил, как и обещал премию и, выдав новые средства, отправил его выкупать остальных землян. Первым он должен заняться Арсеньевым.

— Идите за мной, — велел я парням, стоявшим у входа в кафе и ожидающим меня, и не спеша направился в сторону лётной палубы, где стоял челнок.

Только там, на челноке я пояснил им суть дела. Парни оживились, даже обниматься друг с другом начали, после чего мы вылетели к главной станции, где я официально освободил их. Пока мы летели на челноке, я описал, что собираюсь делать. В общих чертах конечно, и спросил, кем они хотят быть, какую специальность получить. В результате Фёдор, так звали парня, у которого интеллект был выше плотского минимума, согласился стать пилотом, а двое других, техниками в трюм. Вернее они будут техниками для обслуживания канонерок. Так что после вольной все трое подписали два двухгодичных контракта, и один трехгодичный.

Деньги ещё были, чуть больше полумиллиона, поэтому перед возвращением мы зашли в филиал корпорации «Нейросеть» на этой же станции и купили три сети и семь имплантов. Сети техника пятого поколения, пилота такого же. Техникам взял импланты на память и интеллект, пилоту такие же и плюс на восприятие. Ещё по мелочи три одинаковых комплекта баз. «Юриста», «Торговлю» и про Содружество, а так же три боевых третьего ранга, это «ручное оружие», «специализированный бой» и «тактика малых групп». Больше базы не покупал. Денег не было. Надеюсь, сегодня днём заработаю.

По выходу из офиса корпорации «Нейросеть» я осмотрел тряпьё, в которое были одеты парни, в таком только на планетах можно ходить, встроенных средств спасения не было. Я уже тут был, поэтому завернул в магазинчик, что торгуют комбезами. Взял два пилотских, пару технических и три скафандра. Мол, они тоже за ними закреплены. Ещё я взял четыре десантных комбеза со встроенными бронежилетами. Это для казаков.

Парни прямо тут же переоделись, подогнали комбезы по фигурам и, подхватив баулы со скафандрами, направились следом за мной в сторону лётной палубы. Через сорок минут мы уже были на борту «России» где я начал проводить первую операцию по удалению сетей и рабских имплантов, параллельно другими потоками тестируя завод. Мелкие недоделки были, но я нашёл причины, устранил и тот показал сто процентную работоспособность. Как раз закончил, когда последний из освобождённых вылезал из капсулы. Я их уже определил в каюты, так что куда идти они знали. Про то, что завтра их пригласят в лечебную капсулу на восстановление, тоже.

Пока они с огромным удовольствием пробовали земную пищу, я на челноке покинул борт «России» и вылетел в сторону одной из станций. Сколько я не проверялся, но слежки так и не заметил, поэтому работал хоть и с оглядкой, но спокойно. В этот раз я был в скафе пятого поколения. Кстати, то что бронескаф четвёртого поколения был с «Маицы» ещё доказать нужно. Я перекрасил его, поменял часть модулей, и теперь его было просто не опознать, прошивку компа тоже сменил.

Вся операция заняла у меня чуть больше пяти часов. Надо сказать, что те, кому я продавал информацию, жутко обрадовались, и легко согласились выкупить её за тридцать пять миллионов. Небольшой кусок демонстративного ролика с ней им понравился. Они буквально кипятком писали от восторга. Конечно, этот торговый дом понёс заметные финансовые потери, однако набрать нужную сумму он смог. Сам я с чужой личиной без скафа и закрытым лицом встречался с курьером в пустых транспортных коридорах, мы проверили информацию и расстались. Думаю, эти ребята подозревали, что именно я взломал несколько дней назад их сервер и продал информацию на сторону, но доказательство не было. Однако я бы на их месте попытался меня взять, но такой попытки я не зафиксировал. Ушёл так же служебными техническими ходами для дроидов. Потом сменил личину на свою, и вернулся на борт «России». Сразу гонять деньги по чипам я не стал, на следующий день оставил, поэтому со спокойной душой завалился спать

Ах да. Когда я летел обратно на своё судно, на меня вышел стряпчий. Тот не спал, а работал. Он делал попытки выкупить командира миноносца, но хозяева свалки просили за него слишком много. Триста тысяч. Вздохнув, у меня такой суммы не было, я попросил время до завтра, мол к обеду дам ответ. Стряпчего это удовлетворило, и он с моего согласия провёл предварительные договоры о продаже. Чтобы тот не ушёл на сторону. Мало ли.

Вот такие дела, после душа я надел комбез и прошёл в медсекцию, хватит отдыхать, пора учиться. У меня было всего шесть часов, но и это хлеб, сколько-то да выучу. Побыстрее бы зама получить, чтобы на его плечи всё скинуть. У меня такая кандидатура была, Арсеньев.


Проснулся я в девять часов. Времени было мало, поэтому я быстро заскочил в столовую, поздоровался с парнями, и их тоже включили в группу по поиску земляков, торопливо позавтракал и направился к себе в кабинет. Там до самого обеда занимался чипами, гоняя деньги. То, что я часто ими пользуюсь, не имеет значения, ситуация такая же, отследить нереально. К обеду, когда со мной связался стряпчий, я дал согласие и с чипа перевёл необходимую сумму. В общем, выкупил старлея. Более того подтвердил на сегодня доставку казаков и пилота-морячка. Скоро они прибудут на борт судна и это радовало. Дистанционно с них снять метку раба не получиться, придётся снова лететь на государственную станцию, но не проблема, ради такого дела слетаем.

Первым прибыл стряпчий с Арсеньевым. На борт «России» первого я не пустил, оплатил и отправил за следующими, а вот старлея пока вёл в жилой модуль экипажа, успел ввести в курс дела, сообщив, что скоро ещё пятерых выкупленных земляков привезут. Тот был к моему удивлению вполне бодр и весел. Информацию о своём освобождении воспринял внешне спокойно, но я по глазам видел, что он взволновать. В столовой парни, которые там были и работали с архивом биржи, аж подскочили, когда увидели командира. Подбежав замялись, в Императорской России не было принято обнимать командиров, там царила сословная дистанция. Но Арсеньев сам их обнял, со слезами на глазах. За эти пять лет никого из своих знакомых он не видел. Кстати, описав свою жизнь, дал понять мне, что ему повезло. Борт буксира почти не покидал, летал и выполнял инструкции. Хозяина своего за эти пять лет видел раз шесть, в основном через диспетчеров общался. Так что в принципе, можно сказать, что он прожил эти годы вполне благополучно, если бы не рабский имплант. Кстати, если его отправляли в соседние системы, судно у старлея было с гипердвигателем, то всегда давали сопровождающего, так что сбежать он не мог, болью наказывали. Да и корабельный искин его постоянно контролировал. В первые месяцы работы такие попытки сбежать были, пока Арсеньев не понял, что с рабским имплантом он не сбежит.

Тут прибыл бот с Биржи с ещё пятью выкупленными рабами, и я направился его встречать. Дал разрешение совершить посадку на лётную палубу, но активировав защиту. Дроиды противоабордажного комплекса на всякий случай взяли судно на прицел. Мало ли. У меня по два дроида было на каждой лётной палубе. Мало конечно одного комплекса для такого гиганта коим я владел, но куда деваться, будут лишние средства, докупим.

Приём земляков прошёл нормально, те были здоровы. Видимо через медкапсулы пропустили, и не совсем счастливы. С каменными лицами восприняли новость о своей продаже. Оплатив за них, подписал договор и продавец отбыл. Копия договора ушла в соответствующее государственное учреждение о смене хозяина, так что отправил сообщение Арсеньеву, чтобы он подошёл на лётную палубу, и вот тогда парни дрогнули, когда увидели своего бывшего командира. Кто я такой я им не говорил. Мы тут же пообщались, и тут Арсеньев спросил, обязательно ли заключать контракт? Почему я просто не отвезу их домой? Остальные земляки, что находились на лётной палубе, насторожились, и вопросительно посмотрели на меня. Хм, я как-то такого вопроса не ожидал, но ответил спокойно.

— Я понимаю ваш интерес, добраться до Земли и остаться там. Так я и планировал. Я бы разорвал ваши контракты. Но тут в системе Олт, царят законы рабовладельческой империи Ахбар. Без этих контрактов вы никто, не сможете никуда отправиться, ничего сделать. У вас нет гражданства ни одного из государств Содружества, соответственно вы никто и звать вас никак. Любой из местных жителей может объявить вас своим рабом и будет прав по местным законам.

— Всё же я хотел бы избежать контракта, — поморщившись, сказал Арсеньев.

— Не проблема, я поселю вас в пассажирском модуле, как только мы вернёмся. Слетаем дать вам вольную и снять метки рабов. Сейчас пассажирский модуль разворачивается, я уже отдал приказ.

— Думаю, я озвучу желание всех парней, — мельком обернувшись, сказал крепкий мужик лет сорока с сабельным порезом на щеке, это был унтер. — Мы бы тоже хотели отказаться от контракта.

— Хорошо. Договорились. Заходите на борт челнока, слетаем к местным. Метки снимем.

Надо сказать на этих парней у меня были свои планы, и такого жёсткого облома я не ожидал, но делать нечего, будем использовать то, что есть.


Слетали мы нормально, к нашему возвращению пассажирский жилой модуль был полностью расконсервирован и работоспособен. Хотя нет. Требовалось пополнить запасы воды. Там на небольшой площади, вокруг которой были бары, кафе и другие развлекательные центры, стоял фонтан. Воды не хватало. Подумав, я сделал заказ диспетчерам на доставку чистой воды и топлива. Топлива в баках судна действительно было процентов десять. Обещали подогнать водовоз и средний танкер в течение пары часов.

Заселив их в каютах, моряка и казаков в обычные, одноместные, а Арсеньева в двухкомнатную со слегка улучшенным дизайном, потом стал прогонять их через медкапсулу. Убирал только рабские импланты, сети и импланты не трогал. Этих пассажиров я пометил как неблагонадёжных, искин отвечающий за внутреннюю безопасность усилил внимание за ними. Да, доступ в жилой сектор экипажа им был закрыт. Членами экипажа они не являлись. Может я поступил с ними жёстко, не дав доступ к пищевому синтезатору с земными блюдами, но раз они на мораль давят, работать не хотим на шее у вас посидим, то и я на внутрикорабельные инструкции перешёл. Раз нельзя пассажирам в сектор экипажа, значит нельзя.

Пока шли операции, подходил водовоз, залив нам в баки свежей и чистой воды, а потом и топливозаправщик. Кстати, баки и систему заправки для малых судов и канонерок я уже установил в трюмах, так что эти баки тоже залили. Конечно, можно и своим заводиком воспользоваться, только вот не было в системе газовых гигантов. В соседней системе были, я об этом знал, оттуда топливо и доставляли.

Искин что отвечал за пассажирский модуль, обрадовался первым клиентам и уже написал распорядок дня, когда кормёжка и когда личное время гостей. Все бары работали, кафе и ресторанчик тоже. Дроидов-стюардов хватало и с этим проблем не было. Члены экипажа часто к пассажирами бегали, в кафе или баре посидеть, но как я уже говорил, доступа у их знакомых к нам, уже не было. Честно говоря, я их уже вычеркнул из списка полезных людей. Да, при обслуживании первых пассажиров вылезли некоторые проблемы. С дешёвыми напитками пищевые синтезаторы справлялись, но дорогие, натуральные, нужно было покупать. Купил средний контейнер, сняв эту проблему.

После того как все пассажиры прошли процедуры по изъятию рабских имплантов, я проверил как дела на судне, искины держали всё под контролем и лёг в капсулу на сутки. Нужно учится, а по выходу, установлю импланты и сети троим доставленным с планет Торн. Кстати, было заметно, что они всё же не одобрили решение Арсеньева и других что последовали примеру бывшего командира. Правда, общались с ними охотно, но не одобряли.


На следующий день, выбравшись из капсулы, я узнал новости. Такие были от стряпчего, и проверил выученные. Довольно улыбнувшись, я отправил отчёт инструктору. Тот сообщил, что можно пройти два тренажёра. Один сегодня, другой завтра. Окно на сегодня для второго есть, но я просто на него не успею. Подтвердив, что в назначенное время я прибуду, стал готовить хирургическую капсулу, так как Фёдор, будущий пилот уже пришёл. Я его вызвал по внутрикорабельной связи. Меддроид доставил со склада нужные сети и импланты и я принялся за установку, одновременно работая с другими потоками.

Стряпчий за эти сутки договорился о выкуп трёх земляков, которые находились тут, в системе Олт. Посмотрев договора и цены, я дал согласие на покупку и вернул ему письма. За следующие полтора часа он всё оформил и пообещал доставить их на борт ближайшим челноком. Одним словом работа шла и это радовало. Я успел установить все три сети и импланты, когда настала пора лететь в училище на тренажёр. Вспомнив о выкупленных земляках и узнав, что их собрали на одной станции, я сообщил стряпчему, что сам заберу и вылетел с лётной палубы судна. На этой станции в продаже были турели, как ПКО так и внутренние, для защиты. Заказал тридцать единиц ПКО и двенадцать для отсеков судна. Нужно увеличивать мощь обороны «России» и я собрался вплотную заняться этим.


Следующие восемь дней прошли достаточно суматошно и надо сказать вполне продуктивно. На данный момент было освобождено сорок один моряк и казак. В команду на контракт поступило тридцать три человека, восемь отказались. Правда позже Арсеньев просил со мной встречи, я выделил на это время, которого у меня и так было немного, и попросил взять его в экипаж на контракт. Посмотрев старлею в глаза, я достаточно жёстко сказал. Доверие он у меня потерял, полёт будет в один конец, высажу на Земле, где они захотят. В данный момент они не более чем пассажиры, раз так пейте и веселитесь, пока их товарищи будут их защищать во время довольно опасного пути к Земле. Проняло. Не знаю, постыдился он или нет, но больше просьб не было, и до конца отлета я Арсеньева не видел. Слышал только, что он с Фадеева о ситуации в России расспрашивал, о том, что большевики победили.

Из последнего набора я сформировал трюмную команду. Как раз боцман миноносца нашёлся, я его старшим и поставил, выделив троих, на погрузчики. Так что эту дыру тоже закрыл. Там, правда, команда в десять человек работать должна, а не четверо, но это пока, позже пополню их следующими земляками. В принципе все штатные места были закрыты, просто у некоторых нет смены, и если придётся работать, то одному, без помощи. Фёдора я определил в тоже лётное училище, его будут учить на пилота малого корабля на технику пятого поколения. Первое двое, уже сдали экзамены на пилотов малого корабля и сейчас активно учились пилотировать средние. Из-за того что из земляков я смог сформировать только контрабордажные партии, они активно тренировались в трюме среди мешанины контейнеров, поставив винтовки на имитационные выстрелы. Вчера начали, а сегодня к группе и Фадеев присоединится со своими подчинёнными. Так вот, из-за того что не хватало десанта, я докупил ещё два штурмовых комплекса. Они предназначены для работы в космосе, а так же взял два тяжёлых пехотных комплекса для действий на поверхности. База для их управления у меня была. Всё же я закончил курсы, получив специализацию сержанта спецназа и «погонщика».

Помимо этого я закупил нейросети и импланты, а к ним и базы знаний на двести человек, потратив десять миллионов кредитов. Маловата цена. Да я тоже скажу, что цена излишне занижена, раза в три точно. Но это если бы я брал сети и импланты пятого поколения, но я взял в основном третьего, самые дешёвые, импланты так же. Два десятка взял сетей четвёртого поколения, для офицеров. Армию собрать на Земле я не передумал. Базы знаний тоже старые брал. Конечно, те кто выучит, их современной техникой, которую я закупил в конфедерации, воспользоваться не смогут, поэтому я тут же в системе накупил вооружения на шесть миллионов третьего и намного четвёртого поколения. Для Земли разницы в поколениях никакой, всё равно там противопоставить этому нечего. Одних пулемётов купил более двухсот и вместо того чтобы взять большое количество боезапаса, купил фабрику по производству патронов для них. Уже закончил монтировать её рядом с промышленным синтезатором. Фабрика была многопрофильной, так что можно закрыть большую часть позиций в пополнении боезапаса. Материала, чтобы фабрика могла изготавливать боезапасы, тоже купил, шесть больших контейнеров, хватит изготовить около шести миллиардов патронов. Фабрика считалась малой, стоила шесть миллионов, но я, сторговавшись, взял за пять с половиной, не новая всё же. Реально не новая, но в полном порядке, я всё проверил и протестировал, даже пробную партию патронов выпустил. Их вчера в первом трюме испробовали, где мы устроили тренировочный полигон и тир.

Вчера из капсул встали группа Фадеева и техник лётной палубы. После тренировки в трюме, пирушки в пассажирском модуле, и ночи в капсулах, сегодня с утра они приступили к работе. Через шесть дней прибудет транспорт с москитным флотом и канонерками. Нам бы эти сутки продержаться. Волноваться было из-за чего. Нет, аристократ меня больше не беспокоил, хотя слежку я за собой в последнее время замечаю. Я про другое. В систему Олт сегодня прибыло три корабля. Если бы я не мониторил обстановку во взломанном центре управления полётов в системе, то и не узнал бы что к нам прибыл сам Марк.

Узнав где у них стоянка, я довольно улыбнулся. На судне дела идут своим чередом, поэтому собравшись и оставив Фадеева за старшего, зама я себе так и не подобрал и мичман у меня единственный офицер. Когда ещё пилоты прибудут чтобы свои офицерские каюты заселять? Так вот, оставив мичмана за старшего, я вылетел с лётной палубы и направился к стоянке, где и были припаркованы все три транспортника Марка. Между прочим, все пятого поколения, модернизированы под шестые. Похоже, с деньгами у него проблем нет, как и возможности закупать подобную технику, хотя полным гражданином империи он и не является.

Пролетая мимо, я проверил систему внутренней безопасности транспортников. Противовирусные фильтры у них стояли просто отличные, но у меня-то базы были куда выше, и я знал, где у них прорехи, чтобы пробраться внутрь. Так что флагман Марка сейчас активно взламывался вирусными программами, и защита ничего сделать не могла. Те, кто пишет ПО и антивирусные программы обычно оставляют себе лазейки, я про них знал и вот сейчас одной такой и воспользовался. Когда летел обратно, я запустил вирусы в искины второго транспорта, а часа через два и в третьего. После этого я вернулся на борт «России». Самое трудное во всём этом было не взлом искинов, а рассчитать полёты так, чтобы диспетчерский искин прокладывал дорогу мимо этих «толстопузов» Марка. Четыре раза вдалеке пролетел, но три всё же где надо.

Когда искины будут взломаны, а это должно произойти незаметно для хозяев и команды, то я стану их полноправным владельцем. Так вот, если искины будут взломаны, то на диспетчерский искин поступит со всех трёх транспортников заявки на свежие навигационные карты с небольшими ошибками в тексте заявок. Это будет мне сигналом что всё, транспорты под контролем. Я держал под контролем диспетчерский искин и сразу получу сообщение, если сигналы придут.

Вернувшись на борт судна, я поужинал вместе с командой в столовой и ушёл к себе. Работы шли по распорядку, и хотя у техников сегодня первый день, ни срывов ни ошибок не было. Молодцы хорошо работают. Парни по расписанию днём работают, потом тренирвока по полтора часа в трюме, вечером личное время, а на ночь в капсулы поднимать базы дальше. Сам я учиться не лёг, сигнал от диспетчерского искина ждал. Не хотел его пропустить.

Такой сигнал пришёл в полночь. Все три транспортника были взломаны. Молодцы программисты государственных компаний, которые оставляют такие лазейки. У меня базы восьмого поколения, а тут оборудование пятого или где шестого, естественно я знал о них всё, все слабые и сильные точки. Вскочив с кровати, я быстро оделся, залез в латы и побежал на лётную палубу, сейчас или никогда. Я уже держал связь с флагманом Марка и знал что тот на борту, как раз готовиться отойти ко сну. Мой вылет прошёл незаметно для экипажа, а маршрутный лист выданный диспетчером выдавал путь как раз к флагману Марка. Оттуда поступило подтверждение, что меня ждут. Это я сам выдал его себе через корабельные искины транспорта Марка.

Как оказалось, узнать координаты Земли было проще чем подготовить «Россию» к полёту и выкупить землян в экипаж и пассажиров-бездельников. Я спокойно подошёл к флагману, дежурный в рубке так и не узнал о моей стыковке к борту их судна, никаких сигналов от искинов ему не поступало. Эти же искины незаметно провели меня к каюте капитана, куда я и прошёл совершенно спокойно и без боя. У Марка было много оружия, поэтому я сперва его собрал, а потом ударом кулака вырубил. Медицинский сканер показал что у того стоит редкий имплант, так что пытать его, или травить химией, бесполезно. Имплант блокирует двигательные функции владельца, и отвечать он не может. В случае крайне опасности, имплант может убить владельца, чтобы тот ничего не сказал. Я бы себе такой имплант не поставил, а этот ничего, не побоялся.

Подключив к нейроразъёму работорговца планшет, я достаточно быстро взломал пароль его сети и нашёл в отдельном запароленном файле всё что нужно. В искинах я уже смотрел, им память подтирают при каждом возвращении. Так что теперь информация у меня была. Теперь другая проблема, свидетели. Ведь не только Марк знал, но и его доверенные штурманы. Из той информации, что я узнал из его сети, координаты Земли знало три человека. Это сам Марк, и два пилота-штурмана, именно на них была проводка всех трёх судов. На время пути никто не имел доступ в рубки кроме них.

Вывод был очевиден, мне нужно было их ликвидировать. Можно не убивать, просто убрать с шахматной доски. Шесть выстрелов из шокера в пилотский разъём Марка, и сеть уничтожена со всей информацией, а сам пациент стал овощем. Перебираться на другие транспорты к счастью не требовалось, оба его помощника во время полётов по империи находились с ним, на флагмане, у других транспортов были свои команды. Так что я посетил каюту одного из пилотов, проверил сеть, нет, информацию он никому не предавал, и тоже сделал овощем с мёртвой сетью. Вот второй пилот, он был в кают-компании, пьянствовал там с частью экипажа. Пришлось воспользоваться искинами и передать тому, что его ожидает капитан. Перехватил по пути, проверил сеть, тоже информация не ушла на сторону, и выжег ему сеть.

Я уже собирался уходить, но подумав, решил, что делать это с пустыми руками просто глупо. У нас недостаток в бронескафах, а тут они имелись. В арсенале хранилось два десятка. Так что, пока экипаж спал, технические дроиды под управлением корабельного искина транспорта, а тот под моим, незаметно перенесли двадцать два бронескафа со штатными средствами защиты и вооружения на мой челнок. Туда же ящики с игольниками, бластерами, и импульсными винтовками. Брал только оружие, чтобы больше ушло, боеприпасы потом можно и докупить. В арсенале ещё стоял специализированный дроид пятого поколения для ремонта скафов и ручного оружия. Его я тоже прихватил, у меня такого не было. В общем, забил челнок доверху.

Только после этого я покинул борт транспорта и отправился к себе на судно. Информацию о моих полётах я подтёр везде. Не покидал я сегодня «Россию» и всё тут.

По прибытию, я проконтролировал, как все трофеи будут перенесены в арсенал, прошёл к себе и, сняв латы с комбезом, почти сразу уснул.


Утром я прошёл в столовую и, сделав заказ, прошёл к своему столку. Я всегда за ним сидел, лишь вчера ко мне присоединялся Фадеев. После обеда, а время было обеденное, я привлёк к себе внимание, прочистив горло сказал:

— Господа. Все вы знаете, что я собираюсь на Землю, но пока мне неизвестны её координаты. Так вот, вчера я смог их выкупить. Дорого, но я смог это сделать. Мне в качестве доказательств предоставили фото Солнечной системы, это без сомнения она. Поэтому я сообщаю, ровно через двадцать дней мы отбываем. Ура, господа!

Меня поддержали с искренней радостью, парни вокруг обнимались, многие не могли сдержать слёз. Минут двадцать царило праздничное веселье.

— Господин капитан, а сколько займёт полёт к Земле? — спросил Фадеев, это вызвало тишину в столовой.

— Для нашего судна, достаточно скоростного, чуть больше двух с половиной месяцев… Это ещё не всё, буквально несколько минут назад на меня вышел стряпчий и сообщил что он смог договориться о продаже ещё двух наших земляков. Оба как вы говорите, из команды «пришлых». Как известно, осталось ещё шестеро из обнаруженных вами. Все они находятся за пределами системы Олт, и я думаю, стряпчий успеет выкупить всех.

Новость парней тоже порадовала, в общем, оставив экипаж обсуждать то, что я им выдал, двое побежали к пассажирам рассказывать свежие новости, а я направился в медсекцию. Нужно усилить обучение. В этот раз я планирую лечь на два дня. У меня подъём баз до шестого ранга, нужно две с пятого поднять, чтобы на следующий тренажёр записаться. А так по моим прикидкам через десять дней я закончу учёбу и всё, экзамен на социализацию, и метка пилота-универсала. По всем прикидкам успеваю.

Такой срок отбытия я назначил из-за пилотов. Федор, который поднимает высокоранговые база по пилотированию малого корабля, это он будет летать на штурмовиках и перехватчиках, закончить должен обучение примерно в одно время с Антоном и Олегом, однако пилотов всё равно не хватает. Я, капитан судна, замещаю большинство офицерских должностей, у нас даже пилотов нет на челноки, самому нужно летать и что-то докупать. Вот позавчера летал забирать заказ на триста скафандров для пассажирского модуля. Купил и привёз. Дроиды как положено, разнесли их по каютам. Каждый такой скафандр должен был находиться в шкафах пассажирских кают и в шлюзовых. На лётных палубах теперь штук по пять, в каждый челнок по паре убрал. Кстати, Анатолий, техник лётных палуб, который вот уже как сутки осваивает своё новое хозяйство, получил вчера от меня базы по пилотированию малых кораблей. Интеллекта ему немного не хватает, для полного управления буксиром или челноком, а в ручном управлении без проблем. Будет у меня запасным пилотом. Он эти базы уже закачал себе на сеть, и этой ночью начал учить. Их быстро выучить, чем те которые он поднял до второго ранга, а одну и до третьего. Всё же десять дней учил. Так что кое-что знает и кое-что умеет, чтобы допустить его до работ на лётной палубе.

В это время когда я проходил в медсекцию, две лечебных капсулы восьмого поколения были заняты, мне пришёл вызов с просьбой о встрече, это был унтер казаков. Подтвердив, что сейчас подойду, я посмотрел на парней, что учились днём, и покинул медсекцию. Эти парни из трюмной команды учились днём, поднимая базы по управлению погрузчиками. У нас уже тандем начал образовываться, из-за недостатка специализированных капсул я решил, что нужно полностью загрузить те, что имеются. Поэтому когда парни мичмана покинули свои капсулы, их место тут же заняли другие до позднего вечера, потом они покинули их, и на ночь снова Фадеев со своими. То есть капсулы совершенно не простаивают. Один покидает, залазит другой. Причём капсулы настроены на каждого клиента. Это было просто, я всех продиагностировал, такой член команды вставляет в приёмник свою карту ФПИ, выданную мной, комп перенастраивает обучение под конкретно него и техник или ещё кто ложиться и учит базы чуть скоростнее. Картриджи в капсулы вставляет меддроид который следит, чтобы они были вовремя поменяны на полные. Всё же тонкая настройка под определённого клиента даёт небольшой прирост скорости, процентов на пятнадцать. Мне же с моим уровнем интеллекта казалось, что базы они поднимают очень медленно, но потом привык. Это мне как наглядное подтверждение разницы по обучению в интеллекте.

Спустившись на лифте в пассажирский жилой модуль, я прошёл в бар, где меня и ожидал унтер. Дроид-стюард как раз нёс нам на подносе бокалы с коктейлями, видимо унтер заказал на обоих. Как и с Арсеньевым у меня с ним уже был разговор с просьбой взять в команду, но и тут я отказал. На них как стояла метка неблагонадежных, так и осталось, и снимать я её не собирался. В команду они ко мне не попадут никогда. Унтер, который выступал ото всех кто за ним пошёл, был вынужден принять эти слова. Тогда они просто пошли за Арсеньевым, поддавшись на его слова, а сейчас было поздно. В это раз к моему удивлению попытки вступить в команду не было, тот немного смущаясь, сказал, когда мы сели за столик:

— Господин капитан, я понимаю, что насчёт нас вы всё решили, мы отрезанный ломоть, но хотелось бы хоть как-то помочь вам. Тут парни прибегали и сказали, что назначен день отбытия. Новость приятная, есть такое, но насколько мне известно у вас полностью отсутствует абордажная команда, а на Фронтире без неё нельзя. Вы поверьте мне, я там провёл несколько лет, мы в основном там и наёмничали, караваны и конвои торговцев сопровождали, да и другую работу делали, как заказчики просили. Так что, вместе с нами продавали группу абордажников, шестнадцать человек. Если их ещё не купили, то приобретя их, вы не пожалеете. Парни несколько лет в нашей команде служили, опыта боевого на десятерых хватит. Пустотный опыт, планетарный. Всё есть. У нас была спаянная боевая группа, удачливая, потерь было очень мало, так что они вам пригодятся. Это в последнем рейде мы не выполнили заказ и по договору с заказчиком нам ничего не выплатили, да ещё оштрафовали по страховке. В общем, из-за долгов, что набрали командиры перед этим рейдом, наше соединение начало распадаться и нас начали продавать. Если вы парням дадите вольную и подпишите контракт, они за вами куда угодно пойдут.

— Что за группа? Состав? — с непроницаемым лицом спросил я.

— Два сержанта, командиры отделений, есть специалист по связи и взлому, он же снайпер, одиннадцать абордажников, каждый имеет дополнительную специальность, а то и две, штатный медик группы, сапёр, два «погонщика». Группа спаянна на совместную работу, можете поверить, вы сразу получите профессиональную команду. Командиром у нас был вольный. Лейтенант Ожен, а из наших парней можно назначить сержанта Одина. Он в прошлом гражданин конфедерации Шина, был пехотным капитаном. В бою именно он нами и командовал, а лейтенант так, скорее номинально должность занимал, штабной. Ни разу с нами в бой не ходил.

— Я подумаю, — кивнул я. — Это всё?

— Там и пилоты продавались, отличные пилоты, — вздохнул унтер. Видимо подумав что брать советы у того кому не совсем доверяю, я не собираюсь.

На самом деле мне его предложение очень понравилось. Да, унтер у меня доверия не вызывал, правильно он сказал, отрезанный ломоть, но идею выкупить нужных людей я как-то не рассматривал. Зациклился на том, что нужно выкупать земляков и никого более, а тут, если не гениальная, то отличная идея. Мне она понравилась, и я решил, что нужно её осуществить. Правда, денег оставалось мало, чуть большее четырёх миллионов. Людей я накуплю, но что хорошо абордажников есть чем оснащать. Оружие есть, да и бронескафы имеются, причём шесть пятого поколения и шестнадцать четвёртого. Хороший улов я снял с транспорта Марка. Кстати, все три судна сегодня утром покинули Олт.

Так вот, чем вооружить абрдажников, у меня было, но вот чем выкупать, средств не хватало? Нужно подумать, что-то я местных работорговцев на деньги не опускал, они жиреют тут на продаже рабов, а мне пояс приходится потуже затягивать. Придётся им поделиться.

Покинув пассажирский жилой модуль, я поднялся на лифте в жилой отсек команды и остановился в лифтовом холле. Тут было два коридора на выбор, идти в медсекцию, или на лётную палубу. Подумав, я решил, что учёба подождать может, как бы тех рабов, с которыми служил унтер со своими, не выкупили. Знаете же закон подлости, сейчас ими никто не интересуется, а пока я эти два дня лежу в капсуле, кто-то разом выкупит, или по несколько человек. Пока возьму часть, на сколько денег хватит, потом и других осчастливлю, когда деньги добуду.

Связавшись с продавцом у которого я купил унтера и его подчинённых, узнал что особо продажи у того не идут и согласовав нашу встречу, хочу лично на товар посмотреть, энергичным шагом двинул в сторону лётной палубы. Учёба действительно подождёт, а мне нужно пополнить команду. Ведь как, все кто сейчас числиться в команде, покинут меня на Земле. С кем мне тогда оставаться? Так что нужно набирать уже свою команду, которая лояльна ко мне и не покинет меня на Земле. Контракт я собирался предложить стандартный пятилетний, с вольной. Думаю, рабы пойдут мне на встречу и согласятся на такие условия. Тем более с зарплатой прокатывать я их не буду. Если только вычитать за что-то. Ах да, первый месяц все должности будут оформлены на стажировку, какие бы мне спецы не достались. Нужно сначала проверить подойдут они мне или нет.

Пока длился полёт на главную станцию Биржи, именно тут и шли основные аукционы и держали товар, я продолжал размышлять насчёт своих планов. Не смотря на то, что я уже потратил порядка ста пятидесяти миллионов кредитов на оснащение рейдера, и первый этап был закончен, докупать нужно было много чего. Взять те же нейросети и импланты, или базы знаний. Те двести единиц, кстати, новеньких, ещё не пользованных, это так, пробная партия. Мне нужно тысяч пять, не меньше. Проще купить фабрику по производству нейросетей. Выше третьего купить не реально, корпорация «Нейросеть» хорошо стережёт свои секреты, а вот фабриками по производству сетей и имплантов третьего поколения, даже три плюс и с модернизациями, они вполне спокойно торгуют, и спрос ведь есть. Покупают постоянно, так же организуются частные фирмы по их продажам, и они заполонили тот рынки, которые корпорации не интересны. Больше ресурсов потратят на его захват, чем получат прибыли. Тут они мудро поступили. Именно эти фирмы и компании держат рынок на границах с государствами Содружества, и что уж говорить на станциях и планетах Фронтира. Взлетают и прогорают, бизнес этот опасен и бывает, фабрики часто меняют своих хозяев, порой не совсем законно. Так вот, миллиарда, а именно столько стоит эта фабрика, что отпугивает многих клиентов, у меня, конечно же, не было, но где достать эту фабрику, я поправлюсь, украсть, так как купить её, повторюсь, на это денег тоже не было, я знал. Поясню откуда. Именно за ней и прибыл Марк. Именно он её купил и уже оплатил. Вот он во что вкладывался. Главное что груз доставлен, находиться в системе Олт и я даже знаю где. Груз прибыл под видом запчастей к морским промысловым комбинатам, так что, что именно в тех контейнерах не знает никто, кроме умершего и не получившего заказ Марка и самого менеджера из офиса продаж «Нейросети». Пока до последнего не дошла информация, нужно изъять эти шесть больших и два средних контейнера с оплаченного склада. Вот только Марк не успел получить кодов доступа к ним, были бы они, я бы проблем не знал, а так думать надо. Хотя, что тут думать, всё равно заберу. Кхм, вернее уже забрал. Взломал коды и забрал.

О том из-за чего прибыл Марк, я узнал как раз во время приёма пищи в столовой, то есть обеда, просматривая его архив. Конечно, такая новость меня ошарашила, нужно было проверить, почему тот явился в эту систему, но меня тогда интересовали только координаты Земли. А так, когда я с удовольствием ел суп из домашней лапши и курятины, то просматривал копию записи памяти с нейросети, вот и наткнулся на эту информацию. Как не подавился, сам не понимаю. Быстро проверил склад, благо тот находился как раз на одной из четырёх станций, которые я контролировал, остальные тринадцать пока нет. Дальше просто, арендовал такое же количество контейнеров, вернее выкупил новенькие на своё имя. Потом арендовал склад на одном этаже с нужным, а эти контейнеры направил на свалку, где закупил бросового металла, с откровенным мусором. Когда мы общались с унтером в баре пассажирского жилого модуля, они как раз вернулись на станцию, по весу один в один как фабрика. Вскрыть незаметно замок склада от хозяев было не трудно, труднее управлять погрузчиками. В общем, прямо там на складе, я дистанционно взломал хакерскими программами замки на всех контейнерах и сперва извлёк фабрику из контейнеров, последние были номерными, отследить могут, да и вернуться они должны продавцам, и в эти контейнеры загрузил мусор и разный металл. А в свои уже блоки и модули фабрики с небольшим реактором для неё. Эти контейнеры были доставлены на мой склад.

Вот тут пришлось хитрить. Погрузчики под моим дистанционным управлением ещё могли перекидать груз из одних контейнеров в другие, а вот таскать их по коридорам из склада на склад могли только грузовые платформы, а они все с операторами. Как я уже говорил, я схитрил. От имени искина этой станции одному операторов большой грузовой платформы поступил приказ принять столько то контейнеров с буксира, что пришёл со свалки и доставить на такой то склад. Тот это сделал, тем более искин открыл ему ворота, да указал, куда поместить контейнеры, и позабыл про это. А в памяти искина я всё подтёр. Когда фабрика с мусором поменялись контейнерами на закрытом и опечатанном складе, я дал задание уже другому оператору перенести мои контейнеры со склада на склад и тот это сделал, а я снова подчистил память искина. Закончил эту работу как раз в лифтовом холле. Осталось доставить эти контейнеры на борт «России», и операцию можно считать проведённой удачно. Правда, я собирался забрать контейнеры через пару дней. После капсулы, пусть отстояться, да и продавец наверняка подтвердит возврат контейнеров к себе. Вот когда они отбудут, тогда и можно забрать. Хотя в принципе в любое время. Лучше даже побыстрее, мало ли что, а на борту моего судна они будут в безопасности. На всё это, вместе с захватом фабрики, я потратил сто шестнадцать тысяч кредитов. Сравните — один миллиард, и сто шестнадцать тысяч.

В общем, я вот это всё и обдумывал во время полёта к станции Биржи. Особенно пришлось поломать голову над тем, куда её впихнуть. Размеры конечно у фабрики не большие, сто кубов в сборе, но и их где-то нужно найти. По всем прикидкам, сколько я это не прокручивал мысленно строя схему судна, но единственное место, куда её можно установиться, да ещё тайно от экипажа, технический сектор на корме. Придётся часть переборок убирать, да и тот пустой склад, где стоит капсула с «Дедом Морозом» тоже придётся убирать и сделать из нескольких помещений одно. Закрытое. Кроме меня никто не получит доступа внутрь. Да, похоже, так и придётся сделать. О, и от тела старика избавиться. Он мне уже не нужен, помеха.

Насчёт фабрики я пояснил, но она не лишает части финансовых проблем. Ладно, с сетями и имплантами я вопрос решил, а базы знаний, чтобы управлять ею? Тут ещё нужно оборудование мнемоскопирования, чтобы потом, снимая слепки памяти создавать эти самые базы знаний. Кстати, при желании я сам могу давать такие слепки, хотя у меня и имеется защита от сканирования. Кстати, мне кража фабрики настолько понравилась, что я решил повторить этот подвиг. Выкрасть нужное оборудование для создания баз. С фабрикой такого комплекта не было. Сейчас я перерываю архивы, но торговцы не вносят в списки то, что они хранят на складах, то есть примерно в девяносто девяти случаях эта информация не афишируется, последняя единица, это то что выставлено на продажу. Кстати, в системе Олт продавалось аж три таких единицы оборудования. Два третьего поколения, убитых в хлам, и четвёртого, ещё живого, но цена на все три комплекта так и кусалась. Специализированное всё же, дорогое. Ничего, я ещё что-то придумаю.

Про фабрику и оборудование мнемоскопирования объяснил. Теперь по другим проблемам. Уже сейчас я видел, что медсекция на судне излишне мала, тем более из оборудования восьмого поколения, чтобы не тратить ресурс, я собрал создать отдельный медбокс, можно сказать малый госпиталь. Так вот, в пассажирском модуле не смотря на присутствие нужных помещений, медоборудования не было. Эти три судна продавали «по дешёвке» в малой комплектации соответственно, чтобы остаться с наваром с них сняли всё что можно и не влияет на полёт. Капсулы и оснащение медцентра пассажирского модуля туда входило. Я при покупке на это обратил внимание, но решил, что мне вполне хватит медсекции в жилом модуле экипажа. Как видите, зря так решил. В общем, я планировал закупить оснащение для медцентра, ещё около сотни разных капсул, со всеми расходниками, не меньше четвёртого поколения, а лучше пятого, и ну и всё что не обходило. Это тоже всё шло очень дорого. Миллионы. Около тридцати, и это только на медсекцию. Не надо удивляться, я собирался оснастить её по высшему порядку, а на верфях делали стандарт, вряд ли больше семи миллионов тратили на неё. Только вот платить я не хотел, стащить же куда проще, а попробуй потом найди концы, особенно в такой загруженной системе как Олт.

Таких планов по оснащению и модернизации своего судна у меня было много. Конечно, не всё я успею сделать и достать за эти двадцать дней, но с чем успею, с тем и полетим. И так сделано было немало. Будем решать проблем по меры поступления. Мне вот, ещё учится и учится на пилота, а без пилота мы не полетим, потому что нанимать кого бы то ни было я не собираюсь категорически. Мне и экипаж в рубку не нужен будет, один справлюсь с управлением. Восемь потоков в этом помогут, будьте уверены, все должности закрываю.

Наконец челнок подошёл к нужной станции и влетел на лётную палубу, где и встал на опоры. Кстати, на станциях две трети таких лётных палуб принадлежат частникам. Они зарабатывают на этом, на парковке. Вот эта, например, принадлежала станции, соответственно доход шёл на её счёт, то есть она считалась не частной, государственной, как и станция. Эта палуба была ближе всех, чтобы быстро дойти до нужного мне офиса, поэтому заперев челнок и оплатив за пару часов стоянки, я направился к продавцу рабов. Вернее перекупщику. Тот предупреждённый меня ждал, так же он был в курсе, что именно меня интересует. Так что когда мы встретились и представились, друг другу он сразу стал ныть, давя на жалость. Хотя со стороны это смотрелось забавно, как тот пыжится перед угловатой фигурой скафа пятого поколения с затемнённым забралом. Сам скаф был угольно-чёрного цвета, и смотрелся завораживающе. Как раз удобно вести такие переговоры.

— Я понимаю, что цена была завышена, но и вы поймите, что мне тоже нужно оставаться в прибыли, они едят, они тратят ресурсы и с каждым днём их цена растёт, а свободных криокапсул чтобы положить их, у меня нет. Да и процент потерь это ведь такой удар по кошельку, вдруг кто не очнётся после заморозки, я уже буду в минусе…

Тот балаболил и балаболил, давя на нервы, а я листал каталог с голограммами товара. В принципе продавец мне не особо мешал, тот достаточно быстро понял, что его слова и речи на меня никак не влияют, и перешёл к делу. Когда я попросил доставить в смотровой зал сержанта Одина, тот отдал приказ своим помощникам и через пару минут привели нужного человека, вернее не человека, для местных это раб, по социальной ступени вровень с животным. Полезным животным, не более. Кстати, живых помощников у продавца было всего двое. Остальные дроиды. Охранные и бытовые. Третье поколения, хлам можно сказать.

Сержант меня поразил. Не помню штатовского актёра, он играл роль Бонда что-то там про казино с роялем. Так вот главный герой один в один был похожим на Одина. Ну или наоборот, тот актёр вроде ещё не родился. Наверное, и его родителей ещё на свете нет. Такое сходство изрядно удивляло, но я быстро пришёл в себя. Бывает и такое.

— Сержант, подойдите ближе, — приказал я тому.

Один не дрогнув ни одним мускулом подошёл, его лицо вообще напоминало как будто высеченную из камня маску. Как и положено рабу он смотрел в пол, рабам нельзя смотреть на господ. Особенно когда его продают, дальше по усмотрению нового хозяина. Он старательно прятал свои эмоции, как унтер с парнями после и во время их продажи. Сам продавец сразу засуетился вокруг, расхваливая товар, но заткнулся, когда я повелительным жестом заставил его замолчать. Зная, что сержант не видит моё лицо, я сказал:

— Мне нужно твоё согласие. Я выкупаю тебя, даю вольную. За это ты подписываешь со мной стандартный пятилетний контракт и верен мне до конца срока. Продление контракта по желанию, но я не настаиваю.

— Со мной продаются ещё рабы. Они воины. Я бы попросил вас, господин, выкупить и их.

— Хорошо, молодец. Заботишься о людях, мне это нравиться. Если бы ты о них не вспомнил, наша договорённость была бы расторгнута. Один за всех и все за одного, — сказал я и после этой фразы бывший капитан пехоты ощутимо вздрогнул и попытался всмотреться в забрало моего шлема, видимо этот девиз ему был знаком от моих земляков.

Продавец зашипел от ярости, раб посмел посмотреть на господина. Одина скрючило от боли, посылаемой имплантом.

— Прекратите, — холодно приказал я продавцу.

— Я согласен с вашими условиями, господин, — отдышавшись, склонил тот голову.

Судя по тому, как он торопливо это сказал, капитан не собирался упускать шанса снова стать свободным человеком.

— Это радует. Оставайтесь здесь, вас я заберу сразу, остальных чуть позже. Мне нужен от вас список ценных специалистов для рейдера. Вакансии на судне свободны практически все. Думайте… капитан.

Сержант в этот раз сдержался, но очень выразительно посмотрел на меня, видимо придя к каким-то своим мыслям. Может, сообразил, что мне унтер разболтал, хозяева знали, и из своих он только казаку об этом и рассказал. Ну или решил что я один из его знакомых сограждан. В общем, пусть пока думает. Мне нужна пехотная партия на рейдере, да и абордажная тоже, и командир для них у меня уже имелся. Предварительное согласие я от него получил, дальше разберёмся.

Недолго поторговавшись с продавцом, тот цену отказывался снижать категорически, я согласился, и мы всё оформили как полагается, необходимая сумма ушла на счёт этого перекупа. Мы же с сержантом покинули офис и направились к лётной палубе, где стоял мой челнок.

— Знаете, капитан, — сказал я. — На моей прародине одного из малых народов раньше был бог и его звали Один. Странное совпадение, правда?

— Бывает и такое, господин.

— Называет меня капитаном, мне это привычнее.

— Я сразу понял, что вы земляк казаков, они много мне рассказывали про свою родину, и про этого бога тоже.

— Простые моряки знают о чужом древнем боге? — даже удивился я.

— Они были на его родине, там и услышали о нём от офицеров, сержант рассказывал, — пояснил тот. — Каковы будут мои обязанности и занимаемая должность, господин капитан?

— Всё то к чему вы и привыкли. Должность, командир силовой секции в звании капитана. У вас под началом будут пехотная секция и абордажная. Тренировки, оснащения, и управление в бою, всё это на вас. Учтите, что вам не требуется сформировать её сразу по штату, нужен костяк, а «мясо» будет когда мы прибудем на Землю, на нашу родину… Ах да, унтер со своими как раз у меня.

— Это хорошо, добрый солдат, да и привык я к нему, — одобрил тот, но я вынужден был его разочаровать.

— Сержант отказался встать в наши ряды, чтобы дойти до Земли, и перешёл в разряд пассажиров. Так же поступили и его люди. Поэтому не рассчитывайте на него. Он со своими бойцами пассажир и навсегда им останется, пока я согласно своему обещанию не ссажу его на Земле. Многие земляки пошли ко мне по контракту, который я собираюсь разорвать по прибытии, сейчас это не более чем защита на случай захвата в рабы. Ведь они не являются гражданами ни одного из государств Содружества. Значит ничейные. Пару раз двое или трое отпрашивалось на станцию, проблем не было. Пассажиров я выпустить могу, но они сами не желают этого, понимают, чем это им грозит и если что им нужно, заказывают у своих знакомых.

— Я понимаю ваши стремление и не совсем понимаю решения моих знакомых солдат, — задумчиво сказал бывший капитан, проходя следом за мной на лётную палубу и двигаясь к челноку. — Почему они решили стать пассажирами? Ведь это же в их интересах благополучно добраться до родной планеты?

— Прибудем на судно, сами у него спросите. Сейчас на государственную станцию, привязку раба снимем и вольную дадим, потом на борт нашей «России», там удалим рабский имплант. Остальное ничего трогать не будем, у вас и сеть свежая и импланты. Шестое поколение, как указано в договоре о продаже?

— В армии ставят более свежие сети, — кивнул тот. — Господин капитан, после заключения контракта я буду вынужден просить вас дать мне возможность сообщить своим родным о себе, а так же в штаб армии конфедерации.

— Они не повлияют на разрыв контракта? — насторожился я. — Не заставят следить за мной и моими действиями за время вашей службы?

— Нет, ничего такого. Могут перекупить контракт, не более. Не думаю, что это их заинтересует, мне просто нужно отметиться, чтобы меня убрали из списка пропавших без вести и подать прошение об увольнение раньше срока контакта. Он у меня через полтора года заканчивается. До этого отправить весточку своим я не мог, не было такого случая. Имплант не давал, блокировал.

— В таком случае проблем нет. Рубка связи будет в вашем распоряжении.

— Я закрою долг за использование гиперсвязи с зарплатой.

— Пустое, — отмахнулся я и указал на кресла в салоне челнока, мы уже прошли на его борт. — Выбирайте любое, капитан.

За время полёта капитан описывал мне своих знакомых, с которыми его выставили на продажу и чем искренне удивил меня, четверых забраковал. Гнилые люди, а поручаться за них передо мной он не хотел, чтобы не подставиться так и не потерять лицо. Кстати, посоветовал купить мастера по ремонту, и обслуживанию вооружения. Он специализировался на скафах и оружии аборажников. Очень ценный специалист, в его руках арсенал будет в полном порядке без повреждённого или утерянного оружия, так что я включил его в список. Ещё было шестнадцать пилотов малых кораблей, с огромным боевым опытом. Наёмники распродали всё, что можно, чтобы закрыть долги, даже таких крутых и дорогих специалистов. Сержант Один мне обошёлся в четыреста тысяч, за пилотов просили по пятьсот, но этих денег они стоили, капитан смог убедить меня в этом. Всего по его словам требуется выкупить шестьдесят семь рабов, превратив их в команду нашего рейдера.

Наконец мы прилетели на нужную станцию, где с Одина сняли метку и он стал вольным. Потом последовало подписание контракта. Как я уже говорил, подписывать его может только вольный человек, если раб, он недействителен, тот за свои действия не отвечает.

Контракт капитана я оформил как надо, снял частичную блокировку с его сети, чтобы он мог пользоваться ею в полной мере, а также блокировку со счёта, отправив на неё аванс, так сказать подъёмные. После этого мы проследовали к челноку и вылетели к «России». Туда уже двигался буксир с контейнерами, в которых были блоки и модули фабрики по производству имплантов. Пока с капитана снимали метку, я заключил договор на перевозку этих контейнеров с мусором, а по документам в них как раз мусор для моего промышленного синтезатора, на борт «России». Так что на подлёте я по тревоге поднял боцмана и направил его в пятый трюм готовить место для контейнеров, что вот-вот прибудут. Поднял реально, он, как и его помощники, лежал в капсуле, поднимая базы.

Буксир прибыл, когда шла операция у капитана, я удалял ему рабский имплант. Остальные импланы и сети у него были выше чем у любого, кто был на борту судна, кроме меня, конечно, так что они были вполне неплохи. Лично мне принимать контейнеры не пришлось, я так и пробыл в медсекции, одним потоком контролируя проведение операции, но вторым, внимательно следил как боцман, ругаясь с пилотом буксира, принимал контейнеры по одному, внимательно их осматривая, и проверяя замки. Я-то проверил дроидом-диагностом, всё было в норме. Метки и секретки стояли на месте, по номеру тоже мои контейнеры. Потом пилот бота, получив от меня плату за доставку, отчалил, а боцман со своими людьми на погрузчиках перетаскивали контейнеры и складировали их в компактную кучу, потом ещё и страховками закрепляли. Когда они покинули трюм, как раз шло окончание операции у Одина, я с помощь того же диагноста набрал код на замке одного из контейнеров и убедился что внутри блоки фабрики, что вызвало у меня искреннее облегчение. Пока дроид запирал контейнер и направлялся в свою нишу на подзарядку, я наблюдал, как капитан после операции выбирается из капсулы.

— Как другим человеком стал, — прислушавшись к себе, сказал он. — Как будто рабский имплант подавлял.

— Так и есть, не одни вы это замечали. Все у кого я его снимал, говорили так же.

— А где мой имплант?

— Хотите на память его оставить? — удивился я.

— Нет, спалить к чёртовой матери.

— Тогда разочарую вас, капитан. Эти импланты одноразовые, на одну установку, при удалении они уничтожаются. Умирают если проще. Так что ни одного этого импланта у меня нет, не уцелели… Ладно идёмте, мне вас ещё в офицерской каюте старшего состава селить, да и в искинах прописывать как офицера. А в арсенал, пока стажировка не закончиться, у вас доступ только в моём присутствии, но эти общие правила вы и так знаете. А пока ловите список того что там имеется. Всё это нужно рассортировать, что пригодится оставить, а что нет, убрать на дальний склад. Дальше. Команда техников тренируется по контрабордажной тактике. Со своими людьми возьмёте это под свой контроль. Сдача экзаменов вам лично. На момент тренировок командир у них вы, делайте что хотите, но чтобы они уже через три недели могли грамотно держать оборону на судне. Вот ловите файл с их списочным составом, бронёй, вооружением и «погонщиками», а так же уровнем поднятых баз. Они все только сутки как приступили к своей работе, поэтому пока хорошо судно не знают, но это пройдёт со временем, и это время нужно ускорить.

— Сделаем, — как только я замолчал, кивнул капитан, внимательно меня слушая, наверняка ещё и записывая приказы на сеть.

— Пока всё, эти сутки осваивайтесь, а завтра в полдень по корабельному времени отправимся за остальными. Мне нужен экипаж, причём преданный лично мне. Как я уже говорил, земляки со мной временно.

— Не волнуйтесь, за свободу у вас не будет более преданных людей. Можете мне поверить.

— Да я верю. Ладно, вот ваша каюта, отдыхаете.

Капитану, а теперь в списочном составе экипажа он числился под этим званием, я дал доступ к искину пока третьего уровня, как рядовому персоналу. Так и положено во время стажировки. Земляне у меня её не проходили, наверное, зря, следующие пройдут. После окончания стажировки, Один получит положенный офицеру второй уровень доступа, ко многим закрытым файлам. А пока так.

Кстати, изучив обстановку и освоившись в каюте, он направился в пассажирский жилой модуль. Как сообщил главный корабельный искин, он связывался через внутрикорабельную сеть с унтером и назначил ему встречу. Ну пусть пообщаются старые боевые друзья которые не раз воевали плечом к плечу. Наказав искину, что отвечал за службу внутренней безопасности приглядывать за ними, я занялся своими делами. Как бы это ни звучало, но мне нужно ограбить работорговцев на тридцать миллионов, а лучше тридцать пять, чтобы резерв был, чтобы выкупить у них же рабов. Ситуация парадоксальная, но за всех тех кто был указан в списках Одина, просили примерно тридцать миллионов в общей сумме, чуть-чуть меньше, но для меня пока всё равно неподъёмная цена. Думаете, я отчаялся с моим-то опытом? Да не в жизнь, так что переслал список продавцу для бронирования и бонусом выбил у него бесплатно ещё одного раба на выбор. Ничего другого у того всё равно не было, чистый продавец рабов. Взял профессионального медика, не врача. Кто-то же должен отвечать за медсекцию, тем более в списке Одина медиков не было. Контракт тот же, на пять лет с полной лояльностью работодателю, что было прописано в самом контракте.

Продавец подтвердил бронирование на этих шестидесяти семи рабов, и на шесть медиков, что у него были в наличии. Выбрать, кого возьму, я должен сам. Получив подтверждение, я сразу занялся делом, всё же к завтрашнему дню мне нужны средства на руках, чтобы выкупить тех, кто мне нужен. Более того, требуется купить малый жилой модуль. Члены команды не могут жить в пассажирском, это противоречит внутренним инструкциям Гражданского флота, да и я сам не хотел. Но можно было подсоединить модуль на дополнительные пятьдесят пять кают, вот такой я и собирался приобрести, а он, между прочим, стоил полтора миллиона, а если коммуникации, брать которые нам тоже необходимы, то все миллион восемьсот, вот и думай, как тут быть. Так что деньги нужно было зарабатывать.

День клонился к вечеру, тем более внутрикорабельное время почти совпадало с местным, поэтому сообщив искинам, что я буду занят, они если что передадут всем желающим со мной пообщаться, и отбыл на челноке на одну из станций. Настало время снова потрясти работорговцев за мошну.

В принципе всё получилось, как я и планировал, правда, я не ожидал, что можно стрясти за неё у хозяев аж сорок миллионов. Когда я понял, какая информационная бомба нашлась на одном из зашифрованных файлов их архива, то искать конкурентов не стал, самим позвонил. Те уже знали, что был взлом, я специально грубо уходил, чтобы это заметили, так что после недолгого торга, сбросив цену с сорока пяти миллионов до сорока, я дал согласие на проведение встречи. За время этой передачи меня трижды пытались убить, один раз захватить и пленить, и один раз побить. От всего этого мне удалось уйти благодаря контролю местных станционных искинов, но главное чип с деньгами, и он при мне. Кристалл с информацией ушёл хозяевам, те проверили, копирования информации не было, значит та не уйдёт на сторону, если я не разболтаю, а мне этого хотелось. Информация была действительно бомба, просто одна корпорация выкупала у разорившегося ленлорда империи Ахбар, его планету. Дело не самое простое и обычное, на время покупки не терпящее огласку, так что то, как среагировали потерпевшие, понять можно. Но тут они сами тупые как слоники, кто же такую информацию держит на серваках? Для этого нужно отдельные сервера иметь без доступа в сеть. Умнее надо быть, умнее.

Мне вот приходилось крутиться, чтобы работать спокойно. Люди аристократа ведь меня в покое не оставили, соответственно пришлось поломать голову как проводить подобные акции и не попасть им на заметку. Тем более с этими спецами был хоть и плохонький, но хакер. Пару раз я на своём пути замечал его метки и секретки, но обходил. В общем, приходилось этого хакера держать под контролем, чтобы он на меня не вышел, и он не вышел, так что люди аристократа до сих пор ничего не подозревали. Да, я думал о том, что эти вот работающие в открытую, не более чем ширма, а серьёзные спецы работают в тени. Фигу там, не было их. Я уже раз сорок проверил. Причём и со стороны аристократа раз десять, уж на связь то они бы с ним с докладами выходили, а этого не было, и по легальным каналам связи глухо и по тайным, по которым аристократ обделывал свои делишки. Я за это время столько компромата на него накопил, на три смертных приговора хватит. Кстати, та дочка, что побывала в борделе у пиратов, очень неплоха собой, но тупа-а-ая. Один раз выставила папаше претензию, что её из борделя забрали. Как же её там любили, цени-и-или.

Вот примерно такие дела, так что, вернувшись на челнок, я покинул станцию и направился на другую. На этой меня не было, о чём я подтёр информацию, а на другой прибавил время своего присутствия. Прошло всё нормально, и я вернулся на борт «России». Время было три часа, так что я лёг в капсулу на шесть часов. Немного подниму базы, а как покину медотсек, буду деньги гонять, отмывая их. Кстати, гадать не хочется, но похоже эта акция последняя. Сработали сингалки на искинах одной из станций, их кто-то потревожил. Я как раз на челноке возвращался на судно и проверил, кто там так нагло ползет по моим виртуальным владениям. Оказывается, о взломах серверов торговых домов информация всё же разошлась, я-то думал, они её дольше держать будут, заботясь о репутации, но утечка всё же ушла. В общем, со столичной планеты империи Ахбар прибыла группа сотрудников СИБ, со своими спецами. Вот они и начали тревожить мои сети. В общем, я за оставшиеся полчаса полёта к «России» успел всё подтереть и убрать свои закладки. Так что пусть ищут, все концы ведут… к хакеру аристократа.

Если они купятся на это, что вполне возможно, для того чтобы отчитаться о скорости расследования и ареста преступника, чтобы получить награды и звания, то пусть их. Если будут искать, придётся затаиться, но то, что эта акция была последняя, сто процентов. Даже если кажется, что всё стихло, кругов от их действий в виртуальном мире системы Олт нет, рисковать я не буду. Сто процентов тут если не спецы затаили в засаде, то их метки и секретки, так что рисковать не будем. Нет, рисковать не будем. Тем более средств более или менее хватает. Даже пару миллионов можно оставить на счету для выплаты зарплат экипажу, им ведь платить нужно… Хм, а быть владельцем рабов оказывается проще, теперь я понимаю местных рабовладельцев, пашут с утра до вечера и платить не надо. Со всех сторон полезно и хорошо. Бр-р, чур меня от таких мыслей.


В девять утра по корабельному времени, когда поднялась крышка капсулы, я сразу покинул её и направился к себе в кабинет. Время не терпит, нужно отмыть деньги. Пока я занимался этим, несомненно важным и полезным делом, то другими потоками общался со своими людьми и наёмными сотрудниками. Капитан доложил, что он уже составил график тренировок технарей, а то у них там ещё собака не валялась, по-детски всё сделано, а ещё просил доступ в арсенал, ну и по мелочи. Стряпчий доложил, что он освободил семерых рабов в империи и те летают с ним по планетам, пока он занимался освобождением других. Ещё начёт двоих ведутся предварительные договоры, и прислал сообщение о ценах, что за них просили. Подтвердил и отправил деньги, предупредив, что он должен вернуться в течение пятнадцати дней. С Фадеевым по сети пообщался, тот доложил о проведённых работах на судне. Из-за того что оно было новым, основные работы шли по прокладке новых магистралей к дополнительному жилому модулю, который вскоре доставят, я его уже заказал. Тут ещё боцман напугал. Отправил мне запрос можно ли использовать контейнеры с мусором, (фабрикой) для создания тренировочной площадки, капитан Один больно уж развернулся. Всполошившись, я на этот запрос наложил категорическое вето, ещё чего не хватало. Скоро они освободятся, тогда пусть забирают, а пока ничего не трогать в этом трюме. Остальными тремя незанятыми потоками я тоже работал, одним инженерным комплексом, и одним техническим, убирая часть переборок и коммуникаций в техническом секторе. Время есть, почему не подготовить площадку для фабрики по производству имплантов и сетей? Как я уже говорил, всё своё вожу с собой.

Тут главное хорошо уметь защитить это своё, и команду, на которую возлагается эта обязанность. Мы с капитаном Одином, одетым в новенький офицерский десантный комбез с интегрированным бронежилетом из моих корабельных запасов, сейчас и отправимся выкупать людей, так как я, наконец, закончил с отмывкой денег. Взял с собой тридцать миллионов на одном «золотом» чипе, десять остались на двух других, «серебряных», НЗ так сказать. Да и модуль пока не доставили, а он тоже денег стоит. Обещали к вечеру курьером прислать. Я так понял, он хранился в соседней системе на складах. Не всё в этой системе умещалось и часть складов вывели в соседние, вот оттуда этот модуль в свёрнутом виде и должны привезти. Он был шестого поколения. Новьё, не бэушный, муха не сидела. Так что я ждал его. Успею вернуться к моменту доставки.

Капитан сразу отозвался на мой вызов, и почти бегом прибыл на лётную палубу, где Анатолий готовил челнок к вылету. Заправил его и провёл диагностику. Вот так постепенно и заполнялись пустые и гулкие коридоры моего судна людьми. Проходя на борт судёнышка четвёртого поколения, я покосился на новенький челнок пятого поколения, который так же стоял на палубе, это тот, что я поучил бонусом при покупке судна за найденные недостатки. Анатолий с помощью команды боцмана доставил его на лётную палубу из трюма и расконсервировал. Недавно закончил.

Дальше мы летели в молчании, диспетчерский искин вёл нас к нужной станции, наконец, я нарушил тишину. У меня были некоторые вопросы к своему пока первому старшему офицеру из экипажа:

— Скажите, Один, вы знаете всех медиков на борту эскадры наемников, где скажем так, невольно служили?

— За три года рабства узнал всех, это так. Если вы спрашиваете, были ли среди них рабы, то да были.

— Хорошо. Как бонус за крупную покупку я выбил себе медика на выбор. Там шестеро, есть из кого выбирать. Надеюсь, что некоторых вы знаете и знаете только с лучшей стороны.

— А если он будет не один?

— Я подумаю.

Так обсуждая парней, что выставлены сейчас в виде товара, капитан описывал мне каждого, касаясь сильных и слабых черт характера, я записывал, чтобы не забыть, мы прибыли на нужную станцию. Там оплатив парковку на четыре часа, я направился к нужному офису, капитан, поглядывая по сторонам, следом за мной. Он был вооружён штатным офицерским игольником в кобуре на поясе, но безопасность граждан других государств Содружества здесь гарантировали. Кроме тех, кто вообще не имел гражданства, кто поймает такого тому и будет он принадлежать. Законы жизни и империи Ахбар, мать её. Хорошо на Фронтире такого нет, только в империи.

Нас уже ждали, так что почти сразу стали выводить заказанный товар. Я продолжал находиться в своём скафе, это капитан был в одном комбезе, хотя в арсенале он и подобрал себе скаф пятого поколения и даже приписал его к себе. Теперь кроме него никто не сможет скаф использовать, там открытие по коду ДНК.

Было заметно что, заметив Одина, рабы, которых выводили в смотровой зал, оживлялись, но старались быстро скрыть свои чувства. Наверное, в рабах они научились делать из своих лиц каменные скульптуры, надо потом уточнить у капитана. Кстати, многие из его знакомцев удивились, на комбезе Одина были именно капитанские нашивки, и зарплата ему шла капитанская, хоть и по стандартному контракту. Что делать дальше мы уже договорились. Во время полёта делать было нечего, вот и обсудили роль каждого.

Кивнув капитану, я отвлёк продавца в сторону, сказав ему, что Одину нужно поговорить со своими знакомцами, а мне он пока пусть покажет медиков. Кстати, капитан, конечно, согласился это сделать, но он считал, что его люди, а всё же в бой они шли за ним, и так согласятся на мои условия и без предварительных договорённостей. Однако я настоял. Так что сейчас капитан описывает то, что я предлагаю рабам, волю и после отработки контракта парни могут делать всё, что захотят несвязанные никакими договорённостями. Мы же с продавцом прошли в другой кабинет, а его помощники следили, чтобы в демонстрационном зале ничего не случилось, ну а к нам стали заводить по одному медиков, которые выстраивались в шеренгу. Как и положено рабам в лицо они не смотрели, приучили, только в ноги. К моему удивлению четверо из рабов-медиков были женского пола. Причём две очень даже миленькие, изрядно меня озадачили. Вообще-то все кто достаточно симпатичные и имеет неплохую фигурку, работают на спине, а тут вполне профессиональные медики. Личные карты каждого продавец мне предоставил. Действительно, по ним опытные и грамотные специалисты, таких в бордели не отправляют. Обычно их пользуют офицеры или капитаны кораблей, рабы ничего не могут противопоставить. Это я про женский мол медиков. Хотя и про парней это можно сказать. Тут среди капитанов, какие только любители не встречаются.

В данные момент вся шестёрка замерла в ожидании пока я приму решение. На самом деле я имел прямую связь с Одином и отправил ему данные медиков. Трёх он сразу опознал, из их наёмного соединения, причём мелкую блондинку, ну очень стройную, сразу посоветовал брать. Она была с их корабля и не раз их штопала, всех из боевой группы вытаскивая с того света, то есть была своей. О том, что её тоже выставили на продажу, капитан не знал. Думал, уж таких спецов попридержат.

— Как видите товар первосортный. Я вас не обманываю, и вы можете выбрать любого из предоставленного товара. Если есть желание взять больше бонуса, то каждый из них по триста тысяч без скидки.

— Я понял, — неторопливо я сказал. — В качестве бонуса я выбираю ту худую блондинку. Кару кажется?

— Именно так. Два года она занимала должность старшего медсекции. Очень опытный раб, и как видите вполне симпатичный. Она может не только работать, но и выполнять другие услуги, массаж и остальное. Всё что вы захотите.

— Приятное дополнение, — отстранённо пробормотал я и добавил. — Дополнительно я бы хотел выкупить ещё четырёх. Всех оставшихся девиц, и этого парня, раба Лота. Последний не интересует.

— О-о-о, я смотрю, вы знаете толк в постельных утехах. Эти девицы вознесут вас на вершину блаженства…

— Куда бы они меня не вознесли, это сугубо моё личное дело, — немного повернувшись и скрипнув диваном, массу со мной в скафе тот держал хорошо, сказал я. — Лучше давайте обговорим условия покупки. Эти медики, бонус, ну и всех бойцов, что отобрал мой капитан. Ловите список, ожидаю договоров купли-продажи на каждого и общую сумму.

— Как пожелает, это быстро.

Действительно буквально через пару минут мне пришёл список договоров, я не стал оформлять их одним договором, и мы заключили сделку. С несколькими договорами разбирался я сам, но тут их было слишком много, а так как я являлся золотым клиентом «ЮрКора» то отправил договора им, на проверку. Та показала, что всё в норме, без подозрительных вкладок и подводных камней. Так что перевод денег был совершён и я стал владельцем семидесяти одного раба. Не долго, до момента, когда мы прибудем на государственную станцию. От солдат капитан прислал мне их полное согласие, по его словам за свободу они за меня любому глотку порвут. Про медиков пока не ясно, возможности поговорить с ними не было, и купил я их на шару. Последнего брать не стал, было в нём что-то такое непонятно, близкое определение гниль. Не понравился он мне. Не хочу на борту своего судна находиться с тем, кто вызывает у меня антипатию.

— За мной, — велел я купленным медикам и первым направился к дверям.

За мной зашагали купленные рабы, а продавец что-то радостно напевая, наверняка подсчитывал, сколько с меня поимел, пошёл в демонстрационный зал, только через другой выход. Мы вышли из офиса и встали у стены пассажирского коридора, ожидая остальных, когда из тех же дверей вдруг повалила толпа рабов, многие были радостны и возбуждены. Все в стандартных оранжевых комбезах, которые носят только рабы, кстати, у капитана был такой же, он его потом в утилизатор спустил, так что медики ничем не отличались от солдат. Между прочим, Один подошёл к той блондинке и ласково обнял её, а она несмело улыбнувшись, взглянула ему в глаза.

К счастью Один своё дело знал туго, что-то приказ одному из сержантов и тот скомандовав построиться, повёл всех выкупленных рабов за мной. Я возглавлял шествие как хозяин, а Один замыкал, приглядывая за всеми. На всякий случай. Так мы и дошли до лётной палубы. Там дожидался не только мой челнок, который мог вместить всего двадцать человек, все же грузопассажирская модель, но и нанятый пассажирский бот. Так что часть выкупленных рабов взошла ко мне на борт, остальные на борт бота, на нём же летел и Один. С медиками он успел поговорить и те дали согласие отработать пятилетний контракт, и подтвердили полную лояльность к нанимателю за волю. Одна из медиков сказала, она бы за волю и десять лет отработала, так что я ещё несильно наглел. Стандартный договор на пять лет это не так и серьёзно.

Добравшись до государственной станции, я завёл всех рабов сначала в магазин, торгующий комбезами, и оплатил им покупки. Эти комбезы не будут принадлежать им, считается как рабочая униформа, просто хотел избавиться от этих оранжевых тряпок. Кстати, все парни и девушки отправили их в утилизатор магазина, чуть не забив его. Было куплено шестнадцать пилотских комбезов, по числу пилотов, пять медицинских, один технический, остальные десантные со встроенными бронежилетами.

Только после этого мы прошли в нужный офис, и там по очереди все прошли процедуру снятия метки раба, а также получали вольную. Все, отказов не было, подписали со мной пятилетние контракты. После этого я отправил на их разблокированные счета подъёмные, можно сказать авансы. Вы думаете, мы все сразу толпой направились на лётную палубу, чтобы вылететь к «России»? Ага, как же, по борделям они пошли и барам. Тратить полученное. Я им двое суток выходных дал. Такова судьба солдата, пока есть что тратить, вот и тратят. Правда некоторые и по магазинам прошвырнулись, закупили бытовую мелочёвку. Ушли веселиться естественно не все. Девчата все до одной и пяток парней, включая дежурного пилота выбранного жребием, направились со мной на «Россию». Впервые челноком управлял не я а пилот, которому я дал доступ. Правда, оценить его пилотские умения не удалось, челноком всё так же управлял диспетчерский искин. Тут попробуй взять ручное управление на себя, такими санкциями и штрафами обложат, замучаешься отмываться. Вон, тот придурок, что по пьяни влетел в щит «России», вообще лишился пилотской лицензии и у него сняли метку пилота с сети.

По прибытию на борт судна я сбросил всем его схему на сети, чтобы не заблудились, после чего повёл всех в медсекцию, пока показывал где она, положил пилота в операционную капсулу на удаление рабского импланта, и пока шла операция, заселил первых счастливчиков в свободные каюты. Кару, девушку-медика я заселил в офицерскую, по должности старшей медсекции соответствовало, что она получила по моему решению. Из всех пятерых медиков только у неё такой опыт, остальные были простыми работниками. Опыта руководить не было. Все четверо медиков перешли под её руку. На плечи Кары я и взвалил составление графика удаления рабских имплантов. Сами медики это сделать не могли, не их уровень, тут врач требуется, с сертификатом, такой как я. Простые установки имплантов ещё могли провести, но операции уже нет, этим только врачи занимаются. Кара меня не разочаровала, первой на удаление импланта она записала себя, потом остальных своих подчинённых, и дальше по ниспадающей. Сперва удалить тем, кто прибыл со мной на борт, потом и остальным по мере прибытия.

Заселение в каюты состоялось, потом новички знакомились с землянами, изучали столовую и пробовали земные блюда. После пилота, который направился в свою офицерскую каюту, нужно подтвердиться идентификатором, что она его, я положил Кару. Фигурка у неё прелесть, этого не отнять, но особо планы на девушку я не строил. Похоже, у неё с Одином были достаточно тёплые чувства, а раз так, то это их дело.

В общем операции шли одна за другой, экипаж бурлил, всё же разом полтора десятка новичков, это они ещё про остальных не знают, хотя вроде слух пошёл, когда, наконец, доставили жилой модуль. Вовремя, у меня всего четыре свободных каюты осталось, куда остальных селить, не в пассажирский же модуль? Не отрываясь, продолжая операции, уж пятому удалял, я одновременно вёл приём заказа, всё в точности, как и указано в продажном листе, так что оплатил и боцман стал затаскивать блок модуля в трюм. Дежурный пилот на буксире им помогал. С модулем ещё два средних контейнера прибыло с комплектующими. Одновременно я помогал техникам Фадеева расчищать посадочное место для купленного модуля, ну и отсек для фабрики по производству сетей. Про последнюю так никто и не узнал, как и про работы в техническом секторе, доступ туда пока был закрыт всему экипажу, даже техническому персоналу.

К моменту доставки модуля работы были почти закончены, так что его сразу стали заводить на посадочное место, благо все перегородки были убраны, чтобы ничего не мешало. Сам я работал инженерным комплексом и именно я разворачивал модуль, когда он, наконец, встал на место и был зафиксирован, дальше в работу включились техники, проводя коммуникации и подключая его к энергосетям судна, а инженерный комплекс восстанавливал перегородки. Дальше только техникам работа, думаю, за сутки они введут модуль встрой. Там было пятнадцать офицерских кают, и сорок для рядового состава. Норма, всем хватит. Всё как и заказывал.

Одним словом работы шли, да и я был занят как сурок. К наступлению ночи операцию по удалению рабских имплантов прошло девять человек, все медики точно прошли. После этих удалений я прописывал их в искинах судна как стажёров по специальностям, закрепляя за ними каюты. Раньше нельзя было, имплант блокировал. У него вообще было много вредных функций исключающих любую возможность побега раба.

К ночи, я отправил последнего пациента, предупредив Кару, что на сегодня хватит и лёг в свою обучающую капсулу не до утра, а на целые сутки. Если кто из новичков после гулянки решит перебраться на борт, ему нужно связаться с пилотом, пока единственным на борту кроме меня, он и слетает за ним, не зря же он дежурный. По остальному так же, всё по распорядку. Он имелся, пусть ему и следуют, а мне как можно быстрее нужно поднять базы и получить метку пилота. Чёрт, как же мне не хватает опытного старпома. Кстати, Один подал идею на этот счёт, старпом ведь должность административно-руководящая, вот и нужно найти такого раба и выкупить. Стандартный контракт на пять лет и воля, он пойдёт на всё ради воли. Так что опытный старпом у меня будет. Но позже, не сейчас, сейчас я слишком устал и мне нужно в капсулу.


Очнувшись через сутки в капсуле, я услышал нежный голосок Кары:

— Доброе утро, капитан, как настроение?

— Отличное, — достаточно бодро ответил я, покидая капсулу, не обращая внимания на свой обнажённый вид.

При этом одним потоком отправляя своем инструктору в лётном училище список поднятых баз, чтобы он включил меня в очередь на очередной тренажёр. Так же на другой поток пришло сообщение от Фадеева, что жилой модуль полностью работоспособен и можно его заселять, а то уже с десяток солдат прибыло, пока в столовой ожидают, объедают землян, заказывая земные блюда и главное — пиво.

Усмехнувшись новостям, а их было много, я велел Каре вызывать первого на очередь по удалению импланта.

— Меня в медсекции не будет, нет в этом необходимости, но контролировать я буду все операции из своих апартаментов, — сказал я ей.

Предупредив, как очередной член экипажа покидает капсулу, её обязанность укладывать туда следующего, пока не закончиться день или пока не закончатся те, кому требуется удалить этот гадский имплант. После того как Кара повторила за мной что я ей сказал, подмигнув ей я направился к себе. Один из потоков уже работал. Место для фабрики было готово, и сейчас инженерный комплекс доставал модули из контейнеров и по транспортным коридорам доставлял в нужный отсек, где неторопливо шла сборка. Кстати, в одном из контейнеров был кейс с базами знаний к управлению фабрикой. Это плюс, да ещё неожиданный. Я-то думал, где мне эти базы искать, хотел подкупать сотрудников корпорации «Нейросеть», а тут раз такой приятый сюрприз.


Следующие шесть суток я фактически целиком посвятил себе, то есть учёбе и успел трижды побывать на тренажёрах. Первые сутки да, был плотно занят, избавил от рабских имплантов всех, кто успел прибыть на судно, прописал их как экипаж и заселил в новом жилом модуле для экипажа. Хотя поправлюсь, старый модуль просто увеличился, и стал на пятьдесят пять кают больше. Вернувшийся после отгула на борт капитан Один, рьяно взялся за дело, так что с его стороны проблем не было. Фадеев интересовался, что за работы идут на корме, видимо и до него дошло, что там что-то происходит. Ответил ему, что провожу небольшую модернизацию. Фабрику я за сутки собрал и протестировал. Осталось купить исходный материал, и можно её использовать. Кстати, материал из чего создают импланты и сети, можно было найти на борту судна. Конечно, такие же владельцы фабрик закупают химические лаборатории и те выращивают исходный материал, из которых потом и создаются эти сети, но я знал небольшой секрет. Они не нужны. А потребуются лишь пищевые картриджи линейки «Б» и медицинские картриджи линейки «Е» и «Д». Их составляющая при смешивании, что делает сама фабрика, более того она на это рассчитана, и является исходником для создания сетей и имплантов. Так что никто не заподозрил, когда я купил пять больших контейнеров с пищевыми картриджами, и шесть с медицинскими. Экипаж посчитал, капитан их чудит, на десять лет к Земле собрался, но я-то знал, для чего они нужны, так что боцман убрал их в один из трюмов, а пустые из-под фабрики, я разрешил ему забрать на тренировочную площадку в одном из трюмов.

Да и полюбовался на тренировки. Надо сказать, мои техники против спецов не катят, шесть дней идут эти тренировки, и их постоянно вышибают с занимаемых позиций. Не раз такого не было, чтобы те долго продержались. Да и капитан говорит, что смысла держать плотную оборону, нет. Для техников идеально, ударил с подготовленной позиции и отбежал. С моего согласия он их этому и учил. Главное для контрабордажной группы не остановить продвижение противника, а обескровить его.

Сегодня должно прибыть грузовое судно с моими заказами, но срок выходит, четыре часа назад должно было прибыть, а его всё нет. Звонок менеджеру не прояснил ситуацию, границу те пересекли штатно, должны быть. На территориях конфедерации и империи, конечно, есть пираты, но патрульные силы обоих государств активно их искореняют. Все же здесь не Фронтир, транспорт идёт по хорошо прикрываемой трассе, одним словом должен быть и всё тут. Вот и приходиться ждать. Старший пилотской секции капитан Окин, второй старший офицер на судне, был в курсе количества, качества и ТТХ заказа, так что только потирал руки, ожидая его, поэтому тоже волновался и ждал. Пилоты были боевые, а летали на челноках, им тоже боевую технику подавай. Уже были сформированы боевые группы для разных типов малых кораблей, вот только для канонерок не было пилотов, кроме Олега и Антона, всё ещё тягавших науку в лётном училище. Все шестнадцать пилотов были именно спецами по малым кораблям. Баз по средним ни у кого не имелось. Ничего, я купил шесть пакетов баз пилотов военной направленности кораблей до шестого поколения, и шесть пилотов с высоким уровнем интеллекта стали их учить. Пока так поднимали первые ранги, а дойдут до третьего, уже в капсулы полезут. Особо я не волновался, что у меня нет пилотов средних кораблей, научаться и будут в резерве. Кстати, надо бы капсулы докупить, специализированных, обучающих. Особо денег на это нет, стащить в системе Олт, пока тут СИБ работает не реально, а потратить могу не более чем на шесть, как раз по количеству пилотов, вот пусть они и учат.

По работе СИБ, скажу так, на мою уловку те повелись и сцапали хакера аристократа. Сейчас дальше клубок разматывали, но ко мне это не привело. Вроде скоро покинуть систему должны. Но это не точно, я опасался за ними следить в виртуале, из средств массовой информации всё это узнал. Оборудование мнемоскопирования красть, и уж тем более покупать, я передумал. Просто не потребовалось. Я умудрился взломать пароль купленной в корпорации «Нейросеть» базы и скопировал её на планшет. Это пока пробный взлом, но я надеюсь, будут ещё, просто пока времени этим не было занимался, учился да учился. Кстати, сегодня у меня тренажёр в лётном училище, а завтра последний, и всё, метка пилота и мы сможем в любое время улететь, но я всё же собирался дождаться назначенного дня. Тогда и парни лётное училище закончат. Чёрт, да где же этот грузовик с заказом?

— Господин капитан, — вышел на меня главный искин судна, которому я, наконец, дал имя Сергей.

Это было простое земное русское имя, ничем не лучше, и ничем не хуже другого. Просто имя, чтобы не обращаться «Эй ты, искин». Вот остальные его пока не получили.

— Что, грузовик, наконец, прибыл? — тут же спросил я.

— Нет, к судну подходит и просит разрешение пристыковаться челнок корпорации «Нейросеть».

— А-а-а, заказ доставили. Хорошо, иду.

Покинув свои апартаменты, где я находился, и направился к лётной палубе, встречать менеджера с каталогами их товара. После того как мне удалось взломать их базу, я решил купить всё что у них есть в одном экземпляре, для копирования на планшет и решения этой проблемы. Шагая по коридорам судна, я часто встречал членов экипажа. Те, кто отдыхал те тем и занимались, а ко на вахте был, те работали.

— Дроидов бы использовали, — посоветовал я двум техникам, что кофр несли мне на встречу, пыхтя от натуги.

— Ничего, господин капитан, мы и так дотащим. Уф-ф-ф.

— Смотрите, растечётся бражка, сами оттирать будете, — сказал я и двинул дальше, оставив техников стаять с выпученными глазами.

Ага, как будто я не знаю, что они самогонный аппарат собрали и бражку для него гонят. Как раз первую партию понесли, пробовать. Тут я думаю менталитет такой, да и Фадеев забился с Арсеньевым, что сможет нагнать самогону, а морякам его токма предложи, с радостью согласились. Причём пива в синтезаторе они могут сколько угодно получить, лёгкие вина и даже коньяк, ничего крепче, я заблокировал, но нет, им своего подавай. Так все земляне ведь мои успели с солдатами на станции слетать, по борделям и барам прошвырнуться, на бровях обратно возвращаясь, и всё равно, самогону захотели. Где только дрожжи и ягод для бражки нашли? И вроде времени на это всё нет, хотя шатаются от учёб, тренировок и работы, а всё равно силы где-то находят. Вот я и говорю, менталитет у нас такой… М-да, что-то тоже самогону захотелось грамм пятьдесят, да под солёный хрустящий огурчик. Ум-м-м…

Кстати, по пищевому синтезатору в столовой. Солдатам земная пища понравилось, охотно заказывают, а пассажирам их товарищи просто носят в судках, так что те не оторваны от родной пищи. Однако я пытался найти такой синтезатор для себя, в каюте поставить. Нет, таких синтезаторов из Центральных миров в продаже на Окраинах не было. Если и можно заказать, то раз в пять дороже да ещё ждать с полгода. Надо было два тогда покупать, но кто же знал. Придётся пойти другим путём, не совсем законным. Взломать коды в пищевом синтезаторе, скачать все данные о земных блюдах, купить тут с десяток дорогих синтезаторов и это меню залить в них. Работа не пустяковая, для программистов, но я сделаю. Тут другое, времени на всё это нет. Главное синтезаторы купить, а когда время появиться, сделаю.

Челнок корпорации «Нейросеть» это фактически офис, так что на борту есть всё, что обычно заказывает обыватель. Челнок уже стоял на лётной палубе «России» так что, пройдя в салон, я поздоровался с менеджером, он же пилот, и мы приступили к подборке баз, которые я хочу купить. Они касались сельского хозяйства, промышленности, искусства, технологий, исследований. А так же боевые, пилотские, технические и остальное. Брать я старался не выше четвёртого ранга. Таких баз набралось две тысячи. Брал я не новые, старые двух и трёхлетней давности, которые в скором времени пойдут в утилизатор. Цена снижена на пятьдесят процентов, считается неликвидом, а мне пойдёт. Уплатил полтора миллиона. Менеджер быстро собирал их в один средний кофр, на этом всё, я получил базы, а тот оплату и отбыл. Технический дроид потащил эти базы на склад медсекции, с запретом Каре на их использование, у меня на них другие планы, а тут искин, наконец, сообщил, что прибыл долгожданный грузовик. Оказывается, их патрульное судно остановило, досматривало долго, поэтому и задержка образовалось.

Приём груза осуществляли все мои офицеры, так что это закончилось достаточно быстро. Всего за шесть часов. Вот канонерки, как единственному пилоту среднего корабля, пришлось осуществлять приём мне. Аппараты отличные, тесты все прошли, так что нареканий у меня к ним не было. Да и приписал их сразу к себе, став владельцем. Техники сразу установили их в трюм, где и было выделено сторожевикам место и начали процедуру расконсервации судов, запуская все системы. Другие техники тоже не сидели сложа руки. Принимали, подсчитывали, направляли на склады «России», заполняя их доверху. А так же в трюмы, которые постепенно тоже пополнялись. Сам грузовик тоже был большим, и объём моего заказа у него в трюмах составлял треть. Так и думал, попутным бортом всё отправят.

После приёма сторожевиков я направился в лётное училище, у меня время подходило на тренажёр, а офицеры продолжали приём заказа. Пока я пребывал в тренажёре, меня не беспокоили, но как покинул и сообщил что я на связи, сразу стали поступать доклады. Весь груз получен, нареканий нет, грузовик так и стоит у бора «России» ожидая подтверждения доставки, в ином случае они не уйдут. Ну ничего, постояли рядом с нами лишние четыре часа, ничего с ними не случилось. Мы тоже их ждали, не фиг было опаздывать. Подтвердить получение заказа мог только я, вот и подтвердил. Капитан грузовика был немного раздражён, но поздравил с такой дорогой покупкой и отбыл, а я, пообщавшись с Антоном, Олег учился, отправился на одну из станций. Мысль заполучить-таки старпома, на которого и свалить всю бытовуху и управление командой, не давала мне покоя. Конечно я сам неплохой управляющий, всё же три базы «администратор», «управленец» и «экономист» выучены в четвёртом ранге, но особо вот так руководить я не любил, по жизни одиночка, поэтому и требуется старпом. Лучше такой, что имеет понятие о своей должности. Я сбросил несколько заявок продавцам рабов и мне полторы тысяч кандидатур предоставили на выбор. Один их уже просмотрел, ни одного не знает лично, даже не слышал о них и подсказать ничего не сможет, так что придётся самому. Направлялся я к самому крупному торговцу, у которого этих администраторов нашлось аж под сотню.

Прибыв на место, я взял такси и вскоре оказался на пороге нужного офиса. Меня уже ждали, встретили и сопроводили в кабинет. Устроившись прямо в скафе в широком кресле, я сказал старшему продавцу:

— Я уже изучил все личные данные предоставленного вами товара и меня заинтересовали четверо. Я в сомнении кого выбрать из них, поэтому решил лично посмотреть, перед тем как кого-то купить из них.

— Правильный выбор, господин Шихт, многие поступают так же.

— Именно так. Пусть они заходят по одному, прежде чем зайдёт следующий, первый покинут кабинет.

— Сейчас всё устроим.

Мне понравился третий, сильная личность, и не какой-то там чиновник, отъевшийся на взятках как остальные, бывший флотский офицер Натон Ген, что пошёл по стопам отца, по окончанию контракта на флоте. В прошлом капитан, главный энергетик на носителе, дважды за время службы занимал должность старпома. То есть тему знает. По окончанию контракта, поступил в университет и получил диплом по окончанию учёбы. Работал помощником мэра города в течение двенадцати лет, опыт управления имеется.

Я сидел и задумчиво разглядывал шестидесятитрёхлетнего раба, тот, как и положено смотрел в пол и не поднимал взгляда, не смея глядеть на вольного. Встав, я подошёл и велел ему:

— Посмотри на меня.

Взгляд Гена мне понравился, упорный и злой. Вернувшись в кресло, я спросил у него:

— Как ты попал в Ахбар?

— Пираты захватили пассажирский лайнер, на котором я путешествовал с женой и детьми, господин.

— Вот как? — заинтересовался я, после чего отправил запрос на сеть торговца о семье Гена.

Тот подтвердил, что он скупил всё оптом два месяца назад, когда пассажиров с лайнера ему продали уважаемые торговцы с Фронтира. Жену Гена уже купили, экономкой взяли в какой-то дом, мальчик пока в продаже, а вот девочку семи лет забронировал публичный дом, три дня назад, но пока не забрали.

— Почем тебя не выкупили родственники?

Губы у того сжались в тонкую полоску и он нехотя ответил, имплант раба заставил:

— Мы с братом единственные наследники крупного состояния отца, господин. Я старший. Он отказался меня выкупать.

— Хороший брат. Ген, у меня к тебе есть предложение. Я выкупаю тебя, всю твою семью, после этого даю вольную. За это, с полной личной преданностью ко мне, ты отработаешь на моём судне стандартный пятилетней контракт на должности старпома, или какой другой должности по моему желанию и твоим возможностям.

— Я согласен, господин, — торопливо ответил тот.

Понять Гена было не сложно, от такого предложения не отказываются, я для него как мессия, поэтому и надеялся на его преданность в работе. За Гена торговец просил двести десять тысяч кредитов, за сына семьдесят, товар ходовой, а вот за девочку пришлось побороться и переплачивать за снятие брони. Сто десять она мне стоила. Вот проблему с женой пообещал за процент решить продавец, вникнув в проблему.

После оформления договоров купли-продажи, привели детей, я оплатил требуемую сумму, дав аванс за жену, и мы покинули офис. Дети жались к отцу, было видно, как они рады были его видеть, девчушка как залезла на руки к отцу так и не слезала, обняв его, а парнишка семенил рядом, уцепившись за оранжевую штанину, тоже счастливо на него поглядывая. Они были разъединены после похищения и с тех пор друг друга не видели.

— Господин, — догнав меня, привлёк к себе внимание Ген.

— Называйте меня господин капитан, или Валерий Геннадьевич.

— Теперь могу, раз вы разрешили, до этого имплант блокировал, — смущённо улыбнулся тот. — Я бы хотел узнать насчёт жены и их дальнейшего будущего потом.

— Вашу жены уже купили, полтора месяца где-то тут в системе трудится экономкой. Торговец что продал её, пообещал решить эту проблему. Как я понял, вернуть её можно, так что осталось только ждать. После того как я дам вам волю, вы будете работать по контракту, насчёт ваших детей решайте сами, мне они особо не нужны. Можете отправить их к себе домой.

— Боюсь, для брата это будет неприятный сюрприз. Он уже переступил черту, отказавшись нас выкупить, и теперь, скорее всего, пойдёт на всё, чтобы наследством владел только он. Боюсь, в конфедерации моей семье будет небезопасно.

Остановившись прямо посередине коридора, я посмотрел на него и с любопытством поинтересовался:

— Что вы предлагаете?

— Ваше судно большое? Его не стеснит два ребёнка и женщина? Тем более моя жена неплохой специалист в своей сфере, и тоже может заключить контракт на работу на этот же срок. Не хотелось бы терять свою семью.

— У меня большой транспорт модели «Перо». Уместитесь, тем более вам как старпому предоставляется двухкомнатная каюта. При необходимости её можно соединить с соседней. Какая специальность у вашей жены?

— Она модельер.

— Не совсем то что нужно, но пусть будет.

— Собственный модельер на пять лет, поверьте, это очень ценная находка.

— Я пока этого не понимаю, в будущем будет видно, — хмыкнув, сказал я, и мы двинули дальше.

Мы слетали на государственную станцию, где Ген прошёл процедуру снятия метки и получения воли. Тут же мы и заключили контракт на работу. С детей не требовалось снимать метку и давать волю, да и импланта рабов у них не было. На детей работорговцы надевали рабски ошейники. Когда я их выкупил, то приказ снять, так что дети уже сейчас считались вольными.

На обратном пути мы зашли во всё тот же магазин торгующий комбезами. Местные продавщицы меня уже узнавали, вернее мой чёрный скаф. Ген быстро сменил свою рабскую робу на пилотский комбез, а вот детям подобрали комбезы маломерки, цвет те выбрали сами, парнишка взял как у отца синий, а дочка зеленый. Это был её любимый цвет.

После снятия метки, когда появился доступ к счёту, я перевёл старпому подъёмные, но он сказал, что позже закупит всё что необходимо, сейчас бы хотел убрать рабский имплант. Я не посчитал это проблемой, и мы вылетели к «России».

На борту я сперва заселил его в каюте, мы там детей оставили, а потом прошли в медсекцию. Кара, предупреждённая мной, уже подготовила хирургическую капсулу, и Ген лёг в неё. Пока шла операция, я зашёл к себе, где оставил латы, покушал в столовой, и узнал как дела. Парни усваивали полученную технику, сожалея, что в системе не получиться самим её испробовать, она им очень нравилась, и я получил твёрдое обещание, что ни одна сволочь не прорвётся к судну-носителю. Так же я узнал и о состоянии купленной техники, новая, брака нет. Капитан Окин, командир москитного флота уже подтвердил за каждым пилотом определённую машину и даже был резерв. Это очень хорошо, у меня в планах было пополнить состав москитного флота, хотя и не совсем законно. Да и что на Фронтире может быть законным?

Стряпчий отзвонился, он выкупил оставшихся и возвращался, набралось одиннадцать выкупленных земляков. Среди них был и штурман с миноносца, третий офицер найденный мной. Ещё один канул в безвестности, его пока не нашли, а пятый погиб на Арене.

Когда старпом покинул капсулу, я прописал его в каюте и в корабельном искине, так же с месяцем стажировки, и посоветовал:

— Беги к себе, своди детей в столовую, а то они голодные там сидят. Если что дежурный челнок всегда на палубе. Кстати, твою семью можно поселить в пассажирском модуле, там с удобствами получше и кают свободных больше. Представление вас экипажу через час в той же столовой. Доступ к оборудованию связи я дал. На этом всё, бегите.

Старпом быстро ушел, а я повернулся к Дерзе, одной из медиков. Сейчас её смена была.

— Через три часа я лягу в капсулу до утра завтрашнего дня. У меня тренажёр. Подготовьте необходимые картриджи, дроид их заправит. Если будет какая срочная надобность, выводите из режима обучения.

— Сделаем, капитан, — кивнула та.

* * *

Следующие четырнадцать дней до момента отбытия прошли для меня как в калейдоскопе. Я на сутки ложился в обучающую капсулу, потом час после выхода решал накопившиеся вопросы, снова на сутки, снова час решал проблемы, которых благодаря Гену становилось всё меньше и меньше, только самые важные решить которые должен я лично. В основном все пятнадцать дней и учился. Прерывался только на тренажёры и на экзамен, мне-таки поставили метку пилота-универсала большегрузного корабля. Ещё парней забирал из училища. Они там показали, чему их научили, а по прибытию на борт «России» получили под командование две канонерки. Пока хватит, ещё шесть пилотов для них учатся. Пришлось купить дополнительно шесть социализированных обучающих капсул пятого поколения. Те как на десять дней легли, так и прошли их, отдохнули пару дней, погоняв на ручном управлении в соседней системе на сторожевиках, закрепляя полученные знания, и снова на десять дней легли. Ещё раз такое глубокое обучение и готово, у нас есть пилоты, дальше они сами опыт получат на канонерках. Это конечно обучение несравнимое с училищем, но какое есть, главное будет кого посадить за штурвалы этих боевых кораблей, причём пилотов-универсалов, как и Олега с Антоном. Ну а Фёдор встал под руку капитана Окина, не получив пока машину, в резерве был, лишь тренировался на тренировочной машине, слётываясь с другими пилотами. Тоже нужное дело. В бою чувство локтя необходимо. Кстати, капитан же командовал и канонерками, он вообще в одном из помещений, куда установили дополнительное оборудование связи и управления, организовал штаб москитного флота. Оттуда он и собирался командовать обороной. У него своя специфика, у Одина своя.

Как бы то ни было, но за пятнадцать дней мы всё успели и пора было отбывать. Ах да, о новичках забыл. Стряпчий доставил землян, и я честно расплатился с ним. Вот контракт заключать с новичками не стал. Только волю дал и рабские импланты убрал, сети не трогал, пусть их, всё равно толку от них не было, пассажирами отправятся с нами на Землю.

Ещё жена Гена внесла сумятицу. Тот торговец выполнил обещание и этим же днём, только поздно вечером её доставили мне на борт, отчего меня решили поднять из капсулы. Не сказать, что я был зол, но недовольство имелось. В общем, оплатив за жену, слетал на станцию, там личное присутствие требовалось, снял метку и дал волю. Потом убрал у неё имплант и, выслушав обоих супругов, согласился подписать контракт с ней. Так что Мей, стала штатным модельером, или вернее костюмером экипажа судна. Первый заказчик со стороны был Арсеньев, попросил сшить костюм, необходимые средства ему видимо Фадеев одолжил. Такса у Мей была стандартной, деньги не драла, да и на зарплате была, так что оплата таких заказов шла в судовую кассу.

Вот после первого заказа Мей и запаниковала, необходимого оборудования и материалов-то у неё не было и в следующее моё пробуждение после суток учёбы, смогла отловить и выбить себе время. Бабёнка боевая оказалась, с характером. Узнав, что ей нужно, я неожиданно заинтересовался той сферой, которой никогда не интересовался. Оказывается можно купить пошивочный автомат и тот сошьёт всё, что твоей душе угодно. Есть специализированные, с возможностью шить одежду для космоса, чтобы в скаф повращалась в случае нужды как наши комбезы. Автомат даже мерки сам снимал, я ещё тогда подумал, зачем вообще нам костюмер нужен, но всё же он оказался нужен. Пошивочный аппарат я купил, это такой блок с мой рост и в ширину два метра, даже помещение в пассажирском жилом модуле выделил под ателье. Более того, переселил туда с детьми Мей. Ткани закупил два больших контейнера и три средних, по заказу Мей. Причём встало мне это всё в сто сорок тысяч, из них сорок пять стоил сам аппарат, остальное материал. Фурнитура не требовалась, их делал пошивочный аппарат из пластмассы, но любого цвета, хоть из позолоты.

О Мей я вспомнил через четыре дня, когда в очередной раз выбрался из капсулы, как раз экзамен собрался лететь сдавать, и вспомнил отнюдь не ласковыми словами. Когда мне навстречу из столовой вышел моряк, причём в чёрной форме российского флота, да ещё с золотой надписью «Россия» на бескозырке и ленточках, я буквально остолбенел. Правда быстро пришёл в себя и, ругаясь себе под нос, вошёл в столовую, там я уже не превратился в соляной столб изумления, догадывался что увижу. Часть экипажа щеголяли в морской форме, Фадеев и Ген в офицерской, причём их погоны явно что-то значили, но я в них не разбирался. Был бы более современный для меня флот, понял бы, а тут попробуй, угадай. Ладно хоть не всем успела пошить, но форма сидела как влитая и явно до последней чёрточки и даже кортикам соответствовала оригиналу. С моряками и офицерами советовалась, к бабке не ходи. В общем, офицерам форма понравилась, да и моряки, вспоминая прошлое, решили воссоздать её себе, и Мей выполнила их просьбу. Не всем успела, но две трети переделись. В общем, офицеры, да и экипаж попросили оставить её. Подумав я решил, что эта форма будет парадной, а не для повседневного ношения, так что пусть будет. Позже я замечал в распахнутых воротах землян полоски тельников. Носить так комбезы было нельзя, они мгновенно не загерметизируются. Но если так даже офицеры носили, что про простых парней говорить? Причём земляне провели пиар компанию, и даже солдаты, с пилотами заразившись всем этим, гордо щеголяли в тельниках, причём так чтобы было видно в распахнутых воротах комбезов, и пошили себя парадную форму согласно званиям. Все пилоты мичманы, Один и Окин, лейтенанты, это соответствовало капитану в моё время, или точнее капитан-лейтенанту. Один всё же флотский, так что тоже морскую форму получил, а не пехотную, да и все его подчинённые щеголяли в бескозырках с ленточками. Надо было видеть глаза и мокрые от слёз щеки одиннадцати землян, что привёз стряпчий, когда их встретили в такой родной форме.

Вот и сейчас стройные ряды экипажа, все в парадной форме, стоят навытяжку в столовой, а я произношу свою торжественную речь. На мне парадная морская форма капитана первого ранга, и торжественность буквально бьёт в глаза, но видно, что людям это очень нравиться и я без запинок произношу заранее написанную речь. Кстати, мне пытались пошить адмиральскую форму, но тут я воспротивился. Со временем может быть, но не неопытному же салаге? В будущем будет видно. А пока моя должность как раз соответствует этому званию, вот оно и пусть будет. Кстати, многие моряки из землян косятся на гордую собой Мей, впервые видя женщин военно-морской форме, стоявшую в их строю. Та пошила себе форму с юбкой до колен, и унтер-офицерскими знаками различия. Только вместо бескозырки была морская пилотка.

— … и я надеюсь, что мы все, как сейчас дружной семьёй прибудем в пункт назначения, на нашу родину, на Землю! — закончил я, и экипаж дружно проревел.

— Ура-а-а-а!

— Старпом, командуете, — велел я Гену, тот ходил в форме с погонами капитана второго ранга, и направился в рубку.

Офицеры и унтера командовали своими подразделениями, направляя их по боевым постам, свободные от вахты были распущены. Пройдя в руку, я занял кресло пилота и, выслушав доклад от подчиненных, что всё в норме, связался с диспетчером и сообщил, что покидаю парковку, те более через два часа срок аренды этого места заканчивался. Дорого не дорого, но мы стояли именно на парковке Биржи, время от времени продлевая срок. С неё были самые короткие маршруты до станций. С дальних парковок часами бы летели, а тут быстро, максимум полтора часа или десять минут. Я же говорю всё рядом. Правда и выбираться на окраину, чтобы совершить прыжок придётся долго, но везде есть свои плюсы и минусы.

Наконец мы добрались до окраины, и диспетчерский искин передал управление судном мне. Вбив координаты, куда я собираюсь прыгнуть, я стал в ручном режиме разгоняться, и через три с половиной часа тяжёлая махина дальнего рейдера ушла в гипер, что ознаменовалось криками восторга по внутренней сети судна. Сам я тоже радовался, счастливо улыбаясь. Да и традицию соблюдал, первый прыжок после получения метки в ручном режиме. Я всё сделал, как и положено. Традиция есть традиция.

Встав из кресла, я покинул рубку и направился в столовую, где готовился праздничный банкет. Мы действительно покинули систему Олт, наконец-то, но никто кроме Гена ещё не знал, что мы не сразу направимся на Землю. По пути у нас будет несколько промежуточных остановок, я собрался посетить пару станций Фронтира. Тут в системе Олт работать мне уже не дадут, а вот на пиратских станциях, за их счёт, я собрался пополнить трюмы нужным оборудованием. А то смех один, у меня осталось на счету два с половиной миллиона. Как раз чтобы платить экипажу зарплату, не более. В принципе своим экипажем я был доволен, даже более чем. Те, было заметно, на своих местах, как земляне, так и новички. А там посмотрим, что будет дальше.


Полёт через территории империи Ахбар особо не запомнился, лишь у границы с Фрониром, вовремя промежуточного прыжка нас сопровождал небольшой патрульный корабль. На самой границе так же всё прошло штатно, вернее внештатно. Я-то думал, нас выбросит в открытый космос от действия глушилок, обычно так и бывает, так было и «Маицей» когда мы пересекали границу Ахбар из конфедерации. Да какое там, перелетели и вышли уже на территории Фронтира. Точнее в ничейных пространствах, где нет законов, любое встречное одиночное судно твой враг или жертва. Дальше мы уже летели, сторожась, держась подальше от систем, где проложены транспортные магистрали. Там наверняка пираты пасутся, собираясь в стаи, они нападают на караваны и конвои в надежде оторвать жирный кусок или захватить медлительную или тем более раненую жертву. Бывают и большие стаи, способны поглотить весь караван вместе с охранением.

После пересечения границы, мы ушли в прыжок на максимальную дальность для нашего рейдера в семь с половиной суток. При выходе, борт сразу покидала пара штурмовиков с лётной палубы, остальные выходили из трюма «расправляя пёрышки». Это было боевое спаивание, и тренировка на совместную работу. Раз есть возможность, почему бы и нет, дело нужное? Были и учебные бои, по отражению атак. В этот раз вышли все четыре канонерки, две под управлением Антона с Олегом, в этой паре старшим был Олег, во второй пилоты из группы капитана Окина. Они не имели меток пилотов среднего корабля, я их планировал поставить на одной из станций Фронтира, поэтому они управляли сторожевиками в ручном режиме, они уже могли это делать, а доступ к управлению я им дал.

После трёх часовой тренировки и учебных боёв, противоабордажники тоже тренировались, группа капитана Одина имитировала захват судна, мы стали разгоняться, приняли на борт все корабли и суда и ушли в следующий прыжок. В этот раз на три дня. Выйти мы должны были у одной из станций Фронтира. Она значилась как частная, торговая, но все знали, что её курировали пираты, соответственно им она и принадлежит.

После того как я поднял все базы пилота большегрузного корабля в системе Олт, я не прекратил учиться, и закачав нужные базы, все они были пятого ранга, стал поднимать их. Именно поэтому полёт по империи и после граница Фронтира прошли для меня так не замено, я просто проводил время в капсуле. Думаю, вы догадались, что это за базы, которые я учил. Да, по управлению и использования фабрики. Начал учить я их и в системе Олт, продолжил пока летели к границе, и уже на территории Фронтира. А вот эти три дня отдыхал от учёбы, плотно фабрикой занимался.

Сейчас я сидел в рубке в пилотском кресле и прикидывал, что успел сделать. Баз было пять, что шли с фабрикой. Сначала я их все поднял до четвёртого ранга, что вполне позволяло работать, провёл тесты и запустил диагностику, потом учил до пятого. С параллельными потоками как вы понимаете, это было не так и трудно. Сейчас у меня все базы были в пятом ранге, и эти три дня полёта к одной станции Фронтира, я работал с фабрикой. Используя одновременно медицинские картриджи и от пищевого синтезатора, я запустил пробный выпуск сетей модели «Пилот-3МУ». Круче неё фабрика выпускать не могла, но это не так и важно, на Фронтире многие с такими сетями летают, ходовой товар. Плохо другое, фабрика работала, но производительность у неё была низкая. Что это сто сетей в час? Мизер, это без имплантов, на которые нужно тратить время, чтобы перепрограммировать производство. У каждого импланта или сети, своя программа по созданию, и смена этой программы занимает около двух часов, и то если программист опытный. У меня вот это заняло час сорок минут, и я выпустил сотню имплантов плюс пятьдесят на восприятие. Всего за первые сутки я создал сто сетей и сто имплантов. Конечно, это я просто попробовал, но и этого дня мне вполне хватило, чтобы понять, что их производством калосальных денег не заработаешь. И чтобы отбить миллиард потраченный на её покупку понадобятся годы. То есть, эта фабрика никак не стоит миллиард, максимум миллионов сто, и подмять рынок Фронтира под себя не получиться, небольшой сектор, это пожалуйста, но не более. В реале можно стать местечковым промышленником, но об огромных заработках можно забыть. Правда, насчёт фабрики у меня были несколько другие планы и хоть с большим натягом, та способна была их выполнять, а большего мне и не нужно. Кстати, все те импланты и сети, которые я сделал в первый день и в последующие, я подумывал продать на этой станции. Но это только в том случае если план «А» у меня не сработает, тогда к следующему перейду. Да и на продаже сетей я особо много и не планировал заработать, тут третье поколение цену не особо большую имеет. Причина банальна, массовый продукт. Фабрики такие продаются, а где искать потребителей на этот продукт как не на Фронтире? Скоро тут все ниши будут заняты.

Вот об этом я и размышлял когда экраны пилотских визоров мигнули и мы вышли в обычный космос, точно там где я и рассчитал, на окраине системы с нужной станцией. Так что, сбрасывая скорость и выпуская пару штурмовиков, остальные находились на своих местах, нечего местным показывать моё прикрытие, мы направились к станции.

— «Россия» вас вызывает диспетчер Юенг свободной станции «Темерран». Сообщите цель прибытия.

— «Темерран», цель прибытия транзитная, возможны небольшие торгово-закупочные операции. Требуется место на парковке. Средний уровень.

— «Россия», вас понял. Высылаю маршрутный лист и номер парковки. Счёт за парковку прикреплён к номеру.

— Принято.

Эта система меня немного разочаровало, я думал, и станция будет покрупнее, и судов побольше. А тут какая-то заштатная. Видимо по меркам Фронтира она считалась крупной, ну или я зря скачал бесплатный каталог станций Фронтира в сети Биржи и там всё наврано. Думаю последнее вернее.

— «Россия» вызывает диспетчера «Темеррана».

— «Темерран» на связи.

— «Темерран» мне требуется свежий каталог станций и планет Фронтира, с сами точными данными.

— Хэ-хэ, парень. Это один из самый первых запросов новичков, что к нам прибывают. Тоже скачали бесплатный каталог?

— Времени искать что-то стоящее не было.

— Сто кредитов.

— Норма.

— Высылают файл с каталогом и счёт… Оплата получена.

Развернув каталог, я сравнил его с тем, что скачал бесплатно. Вообще ни одного совпадения. Похоже, хозяева вот таких станций и дурят голову новичкам, запуская вирусы-рекламы в сеть разных государств. Судя по общению с диспетчером, фишка работает и они на этом зарабатывают.

Дав отбой боевой тревоги, сменив её на второй уровень, это значит, люди могут отдохнуть, но оружие и скафы требуется держать поблизости, я покинул рубку, приказав Одину готовить пятёрку бойцов сопровождения. Я мог теперь это себе позволить. Пройдя в свои апартаменты, надел латы и направился на лётную палубу, где уже ожидали тяжеловооруженные бойцы. Тут станция Фронтира, хоть в чём ходи, главное, что бы местные жители не пострадали.

Пока меня не будет я дал разрешение капитану Окину провести переговоры с диспетчером станции. Тут должно быть оборудование и возможность сдать официальный экзамен на пилотов средних кораблей с установками меток на сети. Как не парадоксально это звучит, но метки, поставленные у пиратов, вполне действуют на территории Окраинных государств. Парни базы уже подняли до уровня возможности сдать на сертификат пилота, даже выше, так что пусть их получают и переходят с ручного управления канонерками на нормальное, с помощью сети. Думаю, сдача экзамена займёт часов шесть. А то и семь, но если потребуется, мы тут задержимся.

Пилот вывел челнок с лётной палубы и направил его к станции. Красота, самому можно управлять, нет таких драконовских правил и инструкций как в системе Олт. Сидя в пассажирском кресле, я по сети просматривал сайты торговцев этой станции. В принципе я ещё на судне нашёл того кто мне подходил, да ещё и связаться с ним успел, но по правилам торговцев Фронтира, дела обсуждаются только лицом к лицу, не по сети. Пилот знал куда лететь и правил на нужную лётную палубу станции, чтобы нам меньше идти. Да и идти не требовалось. Челнок грузопассажирский, в трюме малая пассажирская платформа на десять человек без скафов или на шесть в бронескафах.

Прибыв на станцию, мы оставили челнок с пилотом на парковке, последний отправился прошвырнуться по местным торговым рядам, они тут рядом были, и на пассажирской платформе полетели к нужному офису, торговец меня уже ждал. Конечно, это бы круто выглядело, в офис входят солдаты в броне с импульсными винтовками в руках, всё проверяют, и только потом вхожу я… А за спиной скафа плащ развивается. Но это всё ребячество, тут Фронтир, за безопасность отвечает хозяин, и обычно головой, так что в офисе опасность меня ждать недолжна, да и парни снаружи стоят, если что вмешаются. Я их взял больше для представительности.

Пройдя в офис и спокойно поздоровавшись с хозяином, я озвучил то, что хочу продать оптом:

— У меня осталось несколько сот сетей. Хочу их продать вместе с имплантами.

— Если можно, хотелось бы узнать, количество продаваемого товара, и качество, — вкрадчиво попросил торговец, высокий, нескладный нивеец, по жёлтому цвету коже видно, откуда он родом.

— Сотня «Пилот-ТриМУ». Сотня «Техник-ТриУС». Импланты к ним, сотня на восприятие плюс пятьдесят, на интеллект двести штук тоже плюс пятьдесят, на память двести штук плюс пятьдесят. Весь товар качественный, не вторичный, ещё в заводской упаковке.

— Скорее фабричной, — поправил меня торговец. — Я так понимаю, вы хотите узнать цену?

— Скорее на что я могу обменять свой товар на ваш.

— Интересное предложение, честно говоря, заинтриговали. Что именно вас интересует, в какой сфере? Рабы, оружие, корабли, дроиды, медицина, что?

— Планетарные строительные комплексы.

— За ваш товар во множественном числе вы себе на обмен комплексы не найдёте. Однако по счастливой случайности недавно мне попал такой комплекс ещё в заводской упаковке четвёртого поколения. Шесть больших контейнеров. Только проверили груз, ещё не вскрывали.

— Отправьте мне ТТХ этого комплекса, интересно будет изучить.

Просмотрев нужные характеристики комплекса, который за месяц может построить городок на десять тысяч жителей, причём класса «В», а это очень серьёзно, уровень дворянских домов, я обдумывал всё за и против и посмотрел на торговца.

— Баш на баш, я так понимаю?

— Что? Простите, я вас не совсем понял.

— Меняем один к одному без доплат?

— О да, стоимость обоего товара фактически идентична, так что, просто обменяемся, — согласился тот.

За пару минут мы обговорили, как всё проведём, решив не откладывать это на потом, и сделать всё сразу. Поэтому направились на склад, а я отдал приказ доставить с судна с одного из складов малый номерной контейнер, в нём и находились все описанные мной импланты и сети. Боцману ушёл приказ готовить шесть мест для больших контейнеров. Трюм на его усмотрение. Тот подтвердил получение приказа и сообщил, что решил подвесить их на внешней подвеске, иначе половину трюмов переворошить нужно, так много мы с собой везли. Я подтвердил его решение, но велел так и так «переворошить» и подготовить места для следующих контейнеров, они ещё будут.

На складе торговца я проверял содержимое контейнеров, тестировал оборудование в нём, пока не подтвердил что весь комплекс в сборе и новый. Сам торгаш проверил импланты и подтвердил, что с моей стороны тоже все обязательства выполнены. Помимо этой покупки за живые деньги я купил пять новеньких малых контейнеров. Нужно же мне где-то хранить импланты и сети выпускаемые фабрикой, а то в малых контейнерах на борту «России» у нас уже образовался дефицит.

Дальше просто. Я заказал большой погрузчик и отправил контейнеры наружу. Буксир не нанимал, один из пилотов перетаскал их нашим малым буксиром к судну и производил сцепку. Все шесть забрал, нормально. Малые тоже прихватил, их на один из малых складов отправили. Ну а мы, распрощавшись с торговцем, разошлись, я на лётную палубу направился, собираясь вернуться на борт судна, тут ловить больше было нечего, он к себе. Налог за торговлю хозяевам станции я уже уплатил, за парковку тоже, так что мы вылетели со станции. На борту я прошёл в рубку, и без дозаправки покинул систему, направляясь к следующей станции. Не сказать, что тут была пустышка, приобрёл что нужно, но ведь именно приобрёл, я-то надеялся на другие методы. Да и Окин не порадовал, местное оборудование для сдачи экзаменов на пилотов было древним, и он отказался на сдачу экзамена тут. То, что мы ещё одну станцию посетим, он был в курсе, и перенёс это, несомненно важное дело, на будущее.


До следующей станции летели четыре дня, далеко конечно, две мы пролетели, да ещё одну планету, но зато она считалась центром торговли в этом участке сектора. Сюда и шли в основном самые крупные конвои. Мы, как и всегда во время полёта были готовы к любым неожиданностям. Мало ли под пиратскую глушилку попадём, Фронтир всё-таки, так что держались настороже. Летели конечно не опробованными расчищенными системами, больше дикими, со множеством астероидов, поэтому полёт завершился вполне благополучно. Неожиданных встреч не было. Я объявил команде, что на этой станции мы задержимся на шесть дней, так что желающие развеяться, могут покинуть судно. Кто в какую партию попадёт, узнать можно у старпома, однако спешить не нужно, все успеют отдохнуть.

За время полёта я работал с фабрикой. В эти дни у меня появилось больше времени, и экипаж чаще стал меня видеть, с некоторыми я общался, узнавая, какими дополнительными специальностями и умениями они владеют. Работая с фабрикой, я сделал неплохой запас сетей и более крупный запас имплантов. Сети меньше берут, чем импланты, многие хотят поднять свои возможности, усовершенствоваться. Я успел изучить рынок. Сами импланты мне нужны лишь как предлог задержаться на станции и решить некоторые вопросы. Именно то самое, незаметно стибрить со складов станции то, что мне нужно, всё равно тут всё ворованное, и запутать хвосты так, чтобы к нам это не привело. Да и с торговлей сетями пора завязывать. Тут отнюдь не дураки живут, сложат два плюс два и привет, обложат со всех сторон и здравствуй рабский имплант. Отберут фабрику как нечего делать.

Вышли мы на краю системы, и я сразу направил судно к станции, с привычным кортежем из двух штурмовиков. Более серьёзный флот, как я уже говорил, мы не афишировали.

В этот раз связались с нами быстро, буквально минут через десять после выхода из гипера:

— «Россия», говорит диспетчер торговой станции «Мегра», Он Юнг. Сообщите цель прихода.

— «Россия» — «Мегре». Цель прибытия, заправка, торгово-закупочные операции, отдых экипажа. Так же требуется забронировать диспетчерское оборудование и виртуальные капсулы для сдачи на сертификат пилота среднего корабля шести членам экипажа. Требуется парковка на ближней орбите.

— Принято. Ловите маршрутный лист и номер парковки. Броню виртуальных капсул подтверждаю. Сегодня можем принять двоих, завтра остальных. Ловите договор об аренде.

— Принято.

Отправив договор по сдаче на сертификат пилота капитану Окину, теперь это его дело, я сосредоточился на управлении. Всё же у меня крупное судно, я бы даже сказал самое крупное. Ну почти, в системе ещё один был толстячок, такое же «Перо» как и у меня. Маневрировать на таких толстяках трудная задача, очень уж они неуклюжи, а парковку я бронировал и уже оплатил на ближней орбите, неподалёку от станции. Место для стоянки конечно удобное, но уж больно судов в системе много, того и гляди кого протараню, или меня протаранят.

— Эй, мудак на лоханке второго поколения, жить надоело?! — рявкнул я пилоту бывшего танкера переделанного в транспорт.

Тот сразу вернулся на свой маршрут, ещё до того как пара штурмовиков патрулирующих с другого борта «России» переберутся на этот и угрожающе двинут к бывшему танкеру. Мало ли, может он самоубийца какой? Пока они одного шугали, я уже на всю систему ругался с другим.

Вот так по-тихому, почти незаметно, транспортными магистралями, я добрался до станции и неторопливо, кормой вперёд, завёл транспорт на своё оплаченное место парковки. Между прочим, по размеру сразу восемь парковочных мест для средних судов занял. Когда исполинская туша моего толстяка стабилизировалась, я сообщил экипажу, что первая группа отдыхающих уже может покинуть судно. До зарплаты им ещё конечно долго ждать, но при необходимости им могут выделиться средства из судовой кассы. Обращаться опять-таки к Гену. Многие обратились. Некоторые взяли чуть больше чем им нужно, выполняли просьбы пассажиров купить разную мелочёвку, у которых личных средств просто не было. Пусть спасибо скажут, что домой бесплатно везём и пассажирские комбезы выдали, вместо их лохмотьев. Я не то что бы скряга, но денег реально не было, чтобы раскидывать их направо и налево. Экипажу дал возможность отдохнуть и хватит. Для меня пассажиры не более чем балласт. Я их спас, везу на Землю, доброе дело сделал и хватит. Содержать их я на не нанимался, вот те и использовали дружеские отношения с членами команды, чтобы что-то приобрести. Кстати, по поводу покупок мелочёвок, тут предложение Мей было интересным, думаю, стоит его принять. А то действительно, чтобы купить какую-то мелочёвку приходиться это делать в магазинах разных станций. В пассажирском жилом модуле есть пара магазинчиков что-то вроде ларьков. Даже помещение ремонтной мастерской имелось, но всё это было законсервировано. Продавать было нечего. Мей посоветовала закупить всё, что надо и торговать в этих магазинчиках с небольшой наценкой. Какая-никакая, но прибыль мне с этого пойдёт. Экипажу со скидками естественно.

Вот сейчас, шагая из рубки в свои апартаменты, я и вспомнил о том нашем разговоре. Мне тогда во время разговора с Мей некогда было, и принятие решения я оставил на потом, а сейчас как раз та возможность воплотить её идею в жизнь. Обдумав предложение, я отправил сообщение Мей прибыть ко мне в каюту. Та прибыла, и ушла через полчаса в расстроенных чувствах. Инициатива естественно наказуема. Я поставил её старшей над этой идеей. Хочет, чтобы магазины работали, пусть сделает это. Необходимую сумму я ей выделил. Треть всех запасов. Если не хватит, пусть обращается, к тому моменту, я, возможно, решу финансовые проблемы. Когда женщина ушла, я уже серьёзно занялся делом, мне нужно доломать искины станции, взламывая их коды. Без этого сделать то, что я планировал, мёртвая идея.

Часть команды уже сошла на станцию, предвкушая отдых, капитан Окин отправил двух пилотов сдавать на сертификат пилотов среднего корабля, а я всё сидел у себя и, прикрыв глаза, шестью потоками ломал коды к станционным искинам. Очень и очень осторожно ломал. К моему огромному удивлению выяснилось, что станция давно не принадлежит хозяевам, но они об этом пока ещё не знают, лет десять не знают. Поначалу коды взломал какой-то молодой и неопытный хакер. Что он делал, я точно не скажу, так как он давно свинтил из этой системы, но явно прихватить что-то ценное не забыл. Потом в системе также появлялись и пропадали хакеры, каждый не забыл взламывать коды, чтобы контроль за ними со стороны искинов был не такой плотный. Естественно раз в полгода один из владельцев заходил в диспетчерский модуль, в зал, где стояли эти искины, и менял коды. Штатная процедура, прописанная во всех антивирусных инструкциях. Всё проходило штатно, однако это не значило, что у взломавших искины хакеров были проблемы. Коды владельцам выдавались ложные и, хотя всё то, что те приказывали, искины выполняли, не выполнить приказ они могли только в одном случае, если им прикажет последний хакер. Так вот, последний раз взлом был полтора года назад, причем, судя по свежим маркерам, тот всё ещё был в системе и пользовался плодами теневого владычества системы. Это могло поломать некоторые мои планы, но я не трогал его маркеры и секретки. Мне нужно было взломать коды к искинам так, чтобы ни он, ни номинальные владельцы ничего не заметили. Тихо пришёл, тихо ушёл, да не было тут никого, большего мне и не надо.

— Уф, вот что значит Фронтир. Сюда же бегут все хакеры. Не удивительно, что их тут столько побывало, — устало пробормотал я.

Проверив сколько времени у меня занял взлом, чтобы ничего так никто и не заметил, после чего охнул:

— Ничего себе я посидел?! Двенадцать часов ломал, то-то меня так крутит, всё что можно отлежал и отсидел.

Встав с кресла, я со стоном потянулся и пошёл в душ. Потом в столовую. Пока занимался делами, проверил как команда. Первая группа отдыхающих ещё не вернулась, да и рано, у них сутки впереди, по остальному всё в норме. Ах да, теперь у меня четыре пилота с метками сертификатов пилотов среднего корабля. Сдали-таки те двое положенные экзамены, да и практику в виртуальной капсуле прошли.

По внутрикорабельному времени сейчас было три часа ночи, так что не удивительно, что в столовой я никого не застал. Поужинав, а то кишка кишкой играет я ушёл к себе, с наказом Сергею будить меня в десять утра, и завалился спать.


В назначенное время меня поднял Сергей, так что, встав и сделав лёгкую разминку, но так что от неё выступил пот, посетил душ и направился в столовую. Что-то меня достало постоянно ходить сюда, сколько себе напоминаю, что давно пора завести свой синтезатор с земными блюдами в меню, да времени выкроить не могу. Ведь уже прикинул, как это можно сделать, но реально времени не было, да денег. Надеюсь, что хоть тут свезёт и всё, что нужно, я найду. Хотя, что там нужно то, просто дорогой синтезатор, очень дорогой, а меню я в нём поменяю, вот и всё.

После позднего завтрака, столовая была полупустой, я вернулся к себе. Ген командует, так что моё присутствие не требуется, и я могу заниматься своими делами. Тот предупрежден, что до отбытия меня лучше не трогать, вот и не беспокоит, это и радует. Проверка показала, что местный хакер обо мне ещё не подозревает. Я уже говорил, что не трогал его маркеры и секретки, проскользнул мимо них, сделал своё дело и так же, не потревожив, вернулся. Мастер-класс, между прочим, показал, кто бы оценил. Проверив как дела в сети станции, я занялся делом, мне нужна информация, кто и где хранит на станции своё добро. Такой информации было мало, частники её не выдают, но то, что пираты продавали владельцам, систематизировалось в их архиве. Вот этот архив я и скопировал. На складах владельцев чего только не было и неплохо бы заставить их этим поделиться. Но так чтобы они это ещё до-о-олго не обнаружили.

Я как раз скопировал архив и сидел, изучал его, листая виртуальные списки с интересным товаром, оборудованием, вооружением, да всем. Можно сказать у владельцев станции было всё, что те могли пожелать. Часть конечно единичном экземпляре, но главное имелось. Так вот, я как раз начал изучать архив, когда мне пришёл вызов от старпома. По пустякам он беспокоить не будет, значит, что-то случилось и лучше разобраться с этим сразу. Ответив на вызов, я вопросительно посмотрел на Гена.

— Валерий Геннадьевич, тут ещё двух ваших земляков обнаружили на этой станции. Случайно.

Ген, беря пример с земляков, для которых обращение по имени отчеству было привычным и даже почётным, тоже стал меня так называть, сперва выяснив, что это означает, так что я и бровью не повёл, привык уже, а вот информация насчёт земляков заинтересовала.

— Кто и где?

— Один из техников Фадеева в компании трюмного боцмана встретили казака в баре. Он в рабстве, работает курьером. Как раз доставил заказ бармену, там и встретились. От него узнали, что тут есть ещё один из русских, пехотный офицер. Работает пилотом пассажирского челнока. Он тоже имеет своего хозяина. Казак тут четыре лет, офицер чуть больше года. На этот момент это пока всё, там мичман Фадеев всё узнаёт. Я к нему на помощь отправил одного из бойцов Одина, парень опытный, местные реалии знает, сам бывший пират, поможет.

— Принято. Нужно их выкупить и забрать с собой, если те такое желание имеют. Работайте над этим.

— Хорошо.

Отключившись, я продолжил работать с архивом. Помечая те позиции, которые мне необходимы. Среди имущества выкупленного владельцами станции у пиратов, на треть дешевле брали их реальной цены, я нашёл и фабрику по производству пищевых картриджей, и небольшой заводик по производству пищевых синтезаторов. Всё в месте это четыре больших и три средних контейнера. К сожалению те хранились в номерных контейнерах, не заберёшь. Можно подтереть эти номера в искинах, однако они дублированы на разных серверах, умаешься работать, овчинка выделки не стоит. Однако то, что я провернул с фабрикой «Нейросети», может сработать и тут, это самый простейший выход в подобной ситуации. Я про контейнеры, нужно просто перегрузить из одних в другие.

Зайдя в местную сеть под гостевым доступом, я уплатил налог за торговлю и получил уже другой уровень доступа, дающий широкий выход к местной торговой сети. Сами торги меня не интересовали, я просто забил в поисковик: купить новые контейнеры, и мне тут же выдало пять десятков адресов, от крупной фирмы перекупщика, до самой простой свалки. Просмотрев расценки, я захотел выбрать мусорку. Те продавали не новые, но недорого и вполне рабочие. Подумав, я отправил заявку на покупку двенадцати больших контейнеров, после чего заказал их доставку на складской модуль станции, где арендовал себе совершенно пустой склад, именно туда буксиром в два приёма и было все перевезено. На этом пока всё, и хотя станция жила круглые сутки, всё же своё время там было, и многие жили по нему. Сейчас день, нужно дождаться ночи, местных жителей и гостей меньше станет, мешать не будут.

Ну всё, первые приготовления закончились, пора было заняться другим. Пока есть время, я продолжил изучать архив с базой данных складов владельцев станции. Находки всё встречались и я их помечал. К вечеру я начал действовать. Мне ещё тут возможно бывать, поэтому подставлять я себя не хотел, так что логично предположить, что мне пришлось сменить личину. Фадеев уже вернулся, мы выкупили тех двух земляков и они уже осваивались в пассажирском отсеке. Рабские импланты удалять им не пришлось, из-за полного их отсутствия, они все эти годы в ошейниках проходили. Ошейники им сняли, так что они сейчас вольные люди, со своими общаются со слезами на глазах. Пехотный офицер оказался ротмистром, участвовал в боях с красными, служил под началом Деникина командиром пулемётной роты, но всего месяц, потом оказался в рабах. Многое из того что он рассказывал, а он ничего не скрывал, оказывалось настоящим шоком для всех землян. Многие не то чтобы не верили мне, а мечтали о том, что это всё же не правда, надурил немец-вражина командира. Теперь при живом свидетеле многие осознали, не домой едут, к врагам. Теперь не только Фадеев так переживал за родных. Ко мне даже просьбы были уменьшить срок стоянки в этой системе. В принципе я и так собирался её вскоре покинуть, но по пути мне нужно было зайти на одну планету. Турия она называлась, независимый мир со своими Лордами. Именно там я очнулся в этом теле. Долги у меня там, вернуть бы надо, негоже ходить с долгами за спиной.

Так вот, раз Фадеев с остальными офицерами-землянами, некоторыми пилотами и капитаном Окином напивались в жилом модуле, то я решил воспользоваться этим. Мичмана унесли к себе, тот отключив сеть, перебрал с алкоголем и был в отключке. Да ещё я добавил снотворного, так что, сменив данные сети под него, я в бронескафе, но не в своём, а из арсенала, покинул борт судна. Только Ген был в курсе, что меня на борту нет, так как провожал меня. Дежурного пилота я не брал, сам челнок вёл. Конечно, у Фадеева метки пилота не было, но так ведь я и не в освоенных системах Окраинных государств, тут передавать управлению диспетчерскому искину не надо, сам вёл, так что долетел нормально. Оставил челнок на частной парковке и сразу потопал к арендованному собой складу. Изучил контейнера, не трухлявые продали, нормальные и к работе вполне годные. Замки рабочие, на коды, переданные мне продавцом со свалки, открывались штатно. Внутри чисто, видимо отмыли. Дальше просто, я вызывал погрузчик, что принадлежит станции и грузовую платформу. Погрузчик автоматический был, вот платформа как всегда с оператором, кстати, рабом. Тот меня не видел, я укрыт был, погрузили часть контейнеров на платформу, после чего последовал к складам владельцев. На подходе, а я ехал за платформой на такси, отдал приказ открыть ворота одного из складов местных владельцев, так что процессия въехала внутрь. Дальше действовать было очень сложно, тут завсклад должен был находиться, и он был, но его отвлекли. Грузовая платформа врезалась в стену склада в транспортном коридоре, и тот убежал осматривать полученные повреждения. Естественно аварию устроил я. Сейчас тот ругал раба-оператора, который, по его мнению, нанёс ущерб станции, и пока он изгалялся над беднягой, оператор завёл свою платформу на склад проехал по транспортному коридору мимо стеллажей к дальним рядам и сложил стопкой друг на друга контейнеры. Погрузчик перетасовал их, как мне было нужно, и остался на месте. Он был под моим контролем. После этого платформа покинула склад. Ворота как раз закрылись, когда вернулся недовольный кладовщик, он так ничего и не заметил. Он работал ночную смену, так что склад этот работал непрерывно, принимая или выдавая нужное. Сам завсклад, пока никого не было, ушёл вглубь склада, но не туда где я разгрузил контейнеры. Изучив вмятину со своей стороны, он сообщил о ней старшему технику станции, и довольный отправился к себе. Теперь это проблема техников. За всем этим я наблюдал из-за угла соседнего перекрёстка.

Дальше пришлось покрутится. Именно в том месте склада хранился завод по производству пищевых синтезаторов и фабрика для картриджей к нему же. Осталось найти их по номерам, взломать коды и перегрузить в свои контейнеры. После этого так же незаметно вывезти. Вот этим я и занимался. Погрузчик был немного шумноват, так что работать приходилось, когда кладовщик принимал товар или сдавал и находился на другой стороне склада. В общем, за четыре часа я всё проделал, и контейнеры нашёл и дистанционно взломал их замки, тут погрузчик помог, дав прямо доступ к кодовым замкам. Потом перегрузил фабрику и заводик в свои контейнеры. Даже место свободное осталось, пол контейнера, не полупустым же его вести. Пролистав список того что ту хранилось рядом, я нашёл четыре малых контейнера с планшетами, и коммуникаторами. Подойдёт, взял, теперь у меня было тысяча коммуникаторов четвёртого поколения, и две с половиной тысячи планшетов третьего. Вся аппаратура гражданской направленности, не военная. Чтобы вывезти всё незаметно со склада, пришлось снова разыграть представление с кладовщиком.

Сделал просто, использовал технического дроида станции и начал резать одну из стен, не имея разрешения на проведение работ в этом месте. Это заметил патрульный дрон и вызывал сотрудника склада и своих коллег. Дроид за это время смылся. В общем, кладовщик ожидал, пока всё оформят, а я вывез в это время свои контейнеры. Причём не только свои, а ещё шесть малых. Они не были номерными, и их исчезновение не сразу заметят. По крайней мере, стояли они за штабелями полгода никому ненужные, начнут искать, уже не найдут. В этих контейнерах были байки. Воздушные мотоциклы, если по-простому. Двухместные. По одному в каждом контейнере с комплектующими и запасом запчастей. Пригодятся.

Пока оператор перевозил эти контейнеры ко мне на склад, я сразу подчищу информацию, когда он это сделает, не было моих контейнеров на складе владельцев, я решил что пора пояснить о моих дальнейших планах, хотя думаю, что многие уже поняли по тому, что я собирал, выкупал и готовил к полёту. Да, визит мой на Землю не кратковременный, я собирался там остаться жить и образовать колонию. Космическую колонию. Например, в Австралии. Сейчас это не особо маленький континент принадлежит фактически Британии, вот и отожму его, причём официально, как откуп за вмешательство в дела России, интересы которого представляю. Не большевиков, а русских людей. После чего начну вывозить с континента австралийцев, коренных не трону, и высаживать начну на британском острове. Их люди, пусть и заботятся. Понято что нужно вывезти несколько миллионов человек, но я не считаю это проблемой, сформирую охотничьи команды, работа станеров, потом обездвиженные тушки отправлю к нагличанам. Что они с ними будут делать не мои проблемы, как и то, что часть бывших хозяев потеряют всё имущество. После этого объявлю себя приёмником Российской империи, а континент Австралия, государством Новой России, и приглашу всех, кто считает себя русским, на родную теперь землю. Больше всего интересует служивое сословие с семьями. Иудеев не приму, всё же я немного, совсем чуть-чуть, их очень не любил. Давняя история ещё из первой жизни. Про евреев ничего не скажу, а этих не приму.

Так же я собрался закрыть континент, к его побережью ближе чем на пятьдесят километров приближаться будет запрещено. Насчёт Новой Зеландии ещё подумаю, но пока не решил. Это тоже британская колония, доминион, так что вывезу и наверное объявлю… Хм, своей личной вотчиной. А что, идея очень даже неплоха. В принципе на этом всё, в ближайшее время я буду вывозить австралийцев, совершенно наплевав на их мнение, хотят они этого или нет, мне тут британцев, хоть и в прошлом, не нужно, а обратно буду завозить своих. Контакты с местными главами государств тоже не пойду. Они мне просто не интересны, а вот с Союзом придётся подумать, сколько людей захочет покинуть большевиков и убраться к нам. Тем более большая часть инфраструктуры останется после бывших хозяев, как города, так и фермы. Казаков вывезу, если их ещё не всех перебили, и остальных. Планов огромное количество, я для своего будущего государства, можно сказать колонии, и подготавливаю почву, чтобы это государство было с выходом в космос. Соответственно и уровень жизни должен быть выше. Придётся города сносить и строить их с помощью своего строительного комплекса. Один район, второй и третий вот и город готов. Насчёт администрации пусть голова у будущего наместника Натана Гена болит, подберёт из местных и сам её сформирует. Вооружённые силы тоже есть на кого возложить. Поработаем. Ах да, ещё сословную границу я убрать собрался. Теперь и простой крестьянин сможет стать адмиралом, а аристократ с длинным перечнем родовитых предков, но куцыми мозгами выше техника не поднимется. В моём государстве, как и в Содружестве, смотреть будут на уровень интеллекта, а не на предков. В уме всё дело, вот оно как, а не кто тебя породил.

Для того чтобы всё получилось, мне и нужна была промышленная платформа. Без неё государство не поставишь. Заводы, фабрики и всё остальное, просто необходимо. Большую часть я собирался держать на орбите, но некоторые производства и на планете. Сразу всё, что нужно я естественно не наберу, но основное планирую прибрать к рукам прямо сейчас. Позже, вернувшись на Фронтир, я доберу остальное, если получиться ещё и станцию, хотя бы малую утащу, и разверну на орбите. Там и будет дислоцироваться мой флот.

Ещё я планировал, как и в государствах Содружества, всем граждан при желании устанавливать бесплатные нейросети, а вот уже специализированные, могут выкупать, как и усиливающие сеть импланты. Тарифная сетка будет твёрдой, и не сильно высокой. Законы, немного переработав, сделаю похожими на те, что в Содружестве. Мне удобно брать это объединение как пример, макет можно сказать. Медицина для своих бесплатная, для чужих за серьёзные деньги. Ну и остальное, пока точно не решил. В ближайшие двадцать лет наш материк будет закрытым, чтобы государство крепко встало на ноги, получив правильно обученную и мотивированную молодёжь, потом можно принимать хотя бы посольства, и туристов, а так же открывать офисы корпорации «Симбиоты», именно так я назову её, в других государствах Земли для продажи. Только для продажи сетей, имплантов и баз знаний. Бесплатных выдавать не буду, это только для своих. Чужакам вид на жительства, даже временное, не получить. Это впишется в закон, чужаки нам не нужны. А то налетят как саранча, историю своего мира в первой жизни я помню. И хотя стонущую под беженцами Европу не особо жаль, себе я такого не хотел, а оно может быть с безграмотной миграционной политикой. Поэтому никаких эмиграционных программ. Нафиг-нафиг. Кроме бывших граждан рухнувшей Российской Империи никого.

Понятно всё, что это просто предварительные планы, которые могут и не состоятся. Но если не получиться, отвоюю себе где-нибудь остров покрупнее и буду там жить, вывезя своих, русских. Как это не парадоксально звучит, я сам советский инженер, вынужденный коммунист, что уж тут говорить, без партбилета своей должности мне было не получить, с некоторой долей ненависти говорю о большевиках. Так и есть, кроме лютой ненависти ничего они у меня не вызывают. В те времена, когда жил и работал я, коммунисты были вполне нормальными людьми. Идейные с чистой совестью. Большинство конечно, хотя и среди них тёмные овечки встречались. Но это послевоенный период, когда уже менялись поколения, люди другими становились. А тех, кто сейчас взял власть, людьми даже близко не назовёшь. Самое ласковое — чудовища, дорвавшиеся до власти и не знающие что с ней делать. Они умеют только убивать, и сейчас занимаются этим, добивая остатки Белого движения. Потом обратят внимание на казачество, потом на кулаков, и так далее. Всё это чтобы просто держать страну на плаву, на адреналине, искренняя заодно недовольных. Жаль, их я бы вывез, новую землю дал. В Австралии её много. Воевать с большевиками я не хотел, народ с промытыми мозгами и ложью о равенстве за них был. Это земля для русских, их Отечество, потеряна, сейчас там царил культ большевизма, и выдрать его можно только очень большой кровью, а я её не хотел. Проще создать Новую Россию, и показать, что мы русские, всегда впереди… Что-то в гла-аз попало.

Постояв немного и попереживав ещё, я зашёл на свой склад и осмотрел контейнеры, после чего покинул склад и направился в совершенно другое место, на торговую палубу. Один торговец продавал оружейные модули для обороны орбиты планеты. Диспетчерский модуль должен находиться на поверхности. Естественно так можно защитить только один определённый участок, но мне это подходило. Сразу обдирать того я не стал, просто прикинул визуально что там и как, заглянув в соседнее кафе, именно сидя в нём я и изучил все подходы к нужному павильону внутри которого и был нужный мне склад. Только после этого я направился к челноку и вылетел к «России».

По возвращению я сменил личину, Фадеев ещё не проснулся и не подозревал, что пока он спал, я под его видом побывал на станции. Ну да ладно. Пока меня не было, накопилась некоторая информация, и Ген мне её озвучил. Сегодня с утра, оставшиеся четыре пилота, получили метки, так что теперь у нас было восемь «средняков». Это хорошо, насчёт них у меня были планы. Первая группа, закончив отдых, вернулась вся, вторая ушла в развлекательные центры этой станции. С первой обошлось без эксцессов, посмотрим, как со второй будет. Мей ещё заявилась, перечислила, что закупила и на что ей не хватило. Отправил ей ещё денег. Кстати, она открыла один магазин разной мелочёвки в пассажирском модуле, там дроид за прилавком стоял редкой разновидности продавец-консультант. Ассортимент пока не богат, но хоть что-то есть. Вот сейчас, пока мы тут стоим Мей и хочет расширить этот ассортимент. Она снова направилась на станцию, а я продолжил вникать в дела. В принципе остальная мелочёвка была решена офицерами, так что я был доволен.

После ужина, а время приближалось к ужину, я направился к себе. Проверив как дела на станции в её виртуальном мире, тревоги не было, и начал свои игры. Мне нужно многое из производств, включая фермерские машины, а так же вооружение, технику и остальное. Закупать, или вот как я планирую просто отбирать у пиратов ворованное, это одно, а вот самим производить, это совсем другое, именно поэтому производства и были у меня на первом месте. В принципе может у меня ничего и не получиться на Земле, я это проблемой так же не считал, создам базу на другой. В диких пространствах этих планет хватает. Не с одной Земли ведь рабов возят.

Вздохнув, я сосредоточился на работе. Планы планами, а ту самую промышленную платформу я ещё нормально не создал, всего две трети необходимого имею. Ещё из-за этого неизвестного хакера приходится очень серьёзно осторожничать. Не хочу, чтобы меня за руку поймали. Насчёт боевых кораблей я не думал и не печалился, наверняка пираты из местных «Россию» уже визуально осмотрели со стороны, прикинули, что, судя по контейнерам на внешней подвеске поживиться есть чем, и наверняка будут ждать у нас по пути. Просто раскидают несколько команд, и будут ждать. Так что, куда бы я не двинул, перережут путь и включат глушилку гипера. Но это даже хорошо, их корабли или суда нам пригодятся, зря что ли я столько пилотов средних кораблей готовил? Тут законные трофеи будут, а для защиты планеты даже пиратские лоханки сгодятся на первое время. Тоже судно носитель, даже как базу для москитного флота моего государства можно использовать, но опять-таки это всё в планах. Сторожевики-то у меня в трюме отлично подходят как патрульные силы Солнечной системы. Четыре маловато, но с десяток позже докуплю, и будет уже нормально. Таким количеством и от линкора отбиться можно, от тяжёлого крейсера точно.

Приметив ещё несколько позиций, я довольно улыбнулся. Похоже, что-то вырисовывается. М-да, кажется, в ближайшие несколько суток поспать мне не удастся.


Когда «Россия» тяжелогружённая разогнавшись, ушла в гипер, я вздохнул с некоторым облегчением. Все свои дела я проделывал чисто, не подкопаешься, но мало ли чего. Сейчас маршрут наш был проложен к Турии, планете, где я провёл несколько лет фактически в рабстве. Вернее я смог пробиться к свободе из рабства. А вот родичи этого тела считали, что я их собственность, так и никак иначе. Надеюсь, старый пердун ещё жив, я собирался отрезать ему голову в качестве трофея. Такого желания я ещё не потерял, слишком тот мне много гадил во время жизни на этой планете.

Проверив показания пилотского пульта, я занял своё кресло поудобнее, готовясь к неожиданностям. Да и все мы были к ним готовы. Здесь мог находиться только я, другим доступа не было, так что рубка была пуста, остальные занимали свои боевые посты, а моё место было именно тут. Центр управления и координации, да и защиты тоже.

Пока было всё тихо, нас до сих пор не выкинул из гипера, так что есть время немного подумать, и даже повспоминать. За пару часов до вылета, я встретился с офицерами, в небольшом помещении, соседствующем с центром управления полётов капитан Окина. Я решил, что нам нужен штаб и техники достаточно оперативно подготовили это помещение дня три назад.

— Господа, я рад вам сообщить, что мы скоро уйдём в прыжок и у нас на пути крайняя остановка. Потом мы уже полетим на Землю.

— Надолго? — встрепенулся Фадеев.

— Сутки, вряд ли больше. Нужно найти на планете и навестить там одного старого знакомого.

— Друг? — поинтересовался Один.

— Кровник.

Капитан кивнул, это ему всё объясняло, и он сразу понял, что нужно готовить бойцов, возможно, предстоят схватки на поверхности и в космосе. Раз на планете, значит бойцов пехотной секции, это их специфика.

— Прибудем на место через три с половиной дня. Турия тут недалеко расположена. Встанем на дальней парковочной орбите. Постоянная готовность уходить из системы с боем. Со мной пойдут капитан Один со своими бойцами. Думаю, отделения тяжёлых штурмовиков в планетарной броне хватит. Ну и боевую платформу прихватим. На грузовом челноке полетим. Не хочу рисковать штурмовым ботом.

— У нас же их пять штук, вы сами их купили на станции. Разве нет? — удивился Окин. — Вы там столько техники накупали, флаеры, глайдеры, ховеры, даже большие орбитальные грузовые платформы три штуки взяли. Ещё много контейнеров было, все борта ими увешаны, даже мы не знаем что там.

— Именно взял, — буркнул я себе под нос. — Светить… То есть показывать что у нас имеется эта техника, не убедим. А вот челнок мной официально куплен ещё в системе Олт, его можно использовать.

— Хорошо, я выделю пилота, — кивнул Окин. — Пара перехватчиков будет в постоянной готовности вылететь на помощь.

— Это всё хорошо, но есть и другая проблема. Пираты. Очень скоро, как только мы войдём в гипер, нас выбросит из него и нам придётся драться. Вы готовы к этому?

— Да, — кивнули офицеры.

— Хорошо. Теперь плохая новость. Их суда нужны мне целыми. Хотя бы на ходу…

После этого мы стали обсуждать, что будет делать каждый. В принципе те и так знали свои обязанности, но повторение мать учения. Улыбнувшись тем жарким дебатам, что происходили в штабе на борту судна, я снова вернулся к тем шести дням, что мы пробыли в системе. На сколько суток я оплатил парковку, столько мы тут и пробыли. За это время я набил трюм «России», без преуменьшения скажу, всем необходимым. Даже нашёл и утянул шахтёрский комплекс дроидов и шлюзовую для базы на астероиде. Систему жизнеобеспечения тоже подобрал. То есть если на Земле ничего не выйдет, я организую запасную базу. Причём один работать буду, соответственно она будет тайная.

Теперь у нас по пути была лишь одна остановка. Турия. Хм, посетить её очень хотелось, особенно взглянуть в глаза Старика. Продажу работорговцам матери и гибель отца этого тела я ему не прощу. Да и своё порушенное детство тоже. Тоже мне, нашёл личную собственность. Конечно, с орбиты удар по району, где тот с кланом проживает, наносить я не буду, хотя имеется чем и очень хочется, придётся так, ножками, и уже кулаками…

Додумать, что сделаю с главной клана, я не успел, всё же план сработал, пираты решили нас взять, так как судно принудительно вывалилось из гипера, а пилоты уже готовились покинуть ячейки, чтобы противостоять пиратам. С радаров и сенсоров «России» информация поступала на командные планшеты капитанов Одина и Окина. Первый пока не удел, он ожидает, когда ему найдётся работа, а вот для Окина наступает самая горячая пора. Пусть покажут, зря я их выкупил или нет. Пока судно, под моим управлением выйдя по злому умыслу из гипера, маневрировало, тормозя передними маневровыми, пираты были перед нами, ребята Окина не покидали борт «России». Всё это было обговорено, пусть подойдут ближе. Ближе. Ещё ближе.

Честно говоря, состав пиратской эскадры меня разочаровал. Не сильно, но всё же. Я ожидал хотя бы одного среднего боевого корабля. А было два рейдера переделанных из сухогруза и танкера, оба четвёртого поколения. Танкер в исполнении носителя. Потом пять малых судов, из которых всего три боевые. Это два однотипных корвета, аж третьего поколения, и большой фрегат модификации дальнего разведчика четвёртого поколения. Это по внешнему виду, но что внутри, что за начинка, не понятно. Она наверняка переделана. Да других, грузовые фрегаты, один средний другой большой. Средний третьего поколения, большой четвёртого. Из москитного флота пока были шесть перехватчиков третьего поколения. Парами они заходили с разных сторон. Сколько остаётся на борту танкера, пока не понятно, но то, что он может держать до тридцати таких судов, было очевидно.

— Капитан, перехватчики меня не интересуют, а вот корабли и суда пиратов, как я уже говорил, даже очень, постараетесь выставить им ультиматум в такой форме, чтобы они поняли, что шансов у них нет.

— Понял, схема работы уже проработана. Сейчас ваша очередь играть с ними. Уже идёт вызов с бывшего сухогруза. Видимо это флагман этой группы. Немного потяните время, — торопливо добавил Окин и отключился.

Мысленно отдав приказ Сергею ответить на вызов, я посмотрел на достаточно крупного мужчину, в десантном комбезе с интегрированным бронежилетом, что развалился в капитанском кресле рубки рейдера.

— Вот что сопляк, — без вязких проволочек начал тот. — Мне нужно твое судно и твой груз. Понял? Если не договоримся, шансов у тебя нет.

— Я понял, — негромко ответил я. — Теперь слушаем мои условия. Я забираю ваши суда, и вы мне их отдадите целыми, полностью комплектными. За это я не превращаю вас в рабов и не удаляю сети и импланты из головы. Даже высажу на ближайшей планете. Мы на Турию идём. Как вам мои условия?

Капитан скривился, как будто вместо солёного огурца съел неспелый помидор. Было слышно, как ему докладывают о сторожевиках. Против них у эскадры шансов вообще не было. Перехватчики и канонерки покинули трюм судна, и если последние встали в защиту у носителя, то пилоты на перехватчиках уже азартно гоняли малые суда пиратов. Один перехватчик вспыхнул и у него отстрелилась спасательная капсула. Потом второй превратился в маленькую звёздочку, остальные сжигая движки на форсаже, рванули под защиту своего носителя. Долетели двое, ещё двое схлопотали ракеты в дюзы во время бегства. Один пират не успел отстрелиться и исчез вместе со своим перехватчиком. У нас потерь не было, и парни исполняли высший пилотаж победы.

— Как видите, я не шучу. Если хотите проверить, как стреляют мои люди, то это не трудно. Например, рубка сухогруза, где вы сейчас находитесь. В канонерках сидят опытные пилоты привыкшие работать парами. Один выстрелом снесёт вам щит, его как раз хватит, чтобы сделать пробоину, второй уничтожает рубку, пока щит не восстановился и пробоина не заросла. Это для средних судов, для малых хватит и одного. Один выстрел один корабль. Как вам? Мне лично нравится такое окончание нашей встречи.

Надо признать капитан сухогруза думал быстро. Он попросил у меня минуту на подумать, отключившись, видимо совещался с капитанами других судов и кораблей. Уверен это временная сборная солянка, а так каждый из них независим. Разве что корветы работали в паре, по тому, как висели рядом, было видно. Когда минута истекла, а пират на связь всё не выходил, я велел Олегу погасить тому щит, но не поцарапав обшивку судна. Тот это проделал с ювелирной точностью. Похоже, их там изрядно тряхнуло.

Пират почти сразу вышел на связь, судя по его красному лицу и всклоченным волосам, дебаты среди пиратов шли серьёзные и до общего мнения похоже не дошли. Надеюсь, выстрел канонерки Олега решило это дело. Если пираты ещё не знали, что эти канонерки вооружены туннельными пушками, то теперь точно узнали.

— Насчёт Турии это правда, вы нас отпустите?

— Да, даю слова чести. Да и не нужны вы мне, будете только мешать. Отпустим, когда мы будем покидать систему, чтобы проблем с местными не было. Я так понимаю у вас ведь часть людей с Турии?

— Ты тоже коренной, я сразу это приметил. Только наглый очень. Турки себя так не ведут.

— Ну это у меня излишки воспитания, да и большая школа жизни присутствует. Сейчас к кровнику на Турию лечу.

— Я так понимаю, ему можно только посочувствовать. Хорошо, мы принимаем твои условия. Сдаём всё имущество и корабли, с кодами для искинов, за это ты нас упускаешь. В принципе не такая и плохая договорённость. Бывало и хуже. Я дважды выкупался из рабства.

— Повезло, со мной почти все кого я выкупил из рабства. Они рабовладельцев очень не любят. Надеюсь, у тебя на борту их нет?

— Можешь проверить.

— Проверим, — кивнул я. — Деактивируйте все системы, кроме системы жизнеобеспечения и ожидайте абордажные команды. Сопротивляться не советую, работают профессионалы.

К явному сожалению наших штурмовых групп, что брали одно судно за другим под полный контроль и отправляли всех пиратов на танкер, там было достаточно клеток, чтобы содержать пленных, сопротивления так оказано и не было. Часть парней остались на носителе и выполняли охранные действия, всё же пиратов на борту хватало, общая численность со всех кораблей перевалила за четыре сотни, ну а мы занялись освоением добычи. Мы почти на два часа задержались в этой системе, однако удалось выяснить, что большой фрегат гражданской постройки это хлам, про остальные так не скажешь, о них заботились и эти корабли нам ещё послужат. Разведывательный фрегат неожиданно оказался в полной сохранности с разведывательным оборудованием. Думаю, с помощью него нас и выслеживали. На танкере нашлось всего шестнадцать аппаратов москитного флота разной степени потрёпанности и без запчастей. Придётся нашему промышленному синтезатору постараться, чтобы ввести их в строй. Там даже два истребителя второго поколения были, жутко громоздкие машины, но как учебные аппараты пойдут, так что я их тоже решил восстановить.

После изучения списка приобретённой добычи я сформировал временные экипажи для обоих средних судов, а малые просто взял на подвеску, после чего мы ушли гипер. Глушилка гипера к этому моменту была отключена, нашли её на борту бывшего сухогруза и прибрали, в будущем пригодится.

Следующие три дня мы усваивали добычу, пока летели в гипере. Освоили хорошо, временные экипажи стали постоянными, и я включил их в свою группу. Вышли мы на окраине системы и направились к заселённой планете. Турии. Средних судов ещё не было, скорость у транспорта всё же была выше, а возможностей трофеев я не знал. Прикинул примерно, но не знал. Так что огрехи в одновременном выходе из гипера могли составлять до часа. Так и оказалось, минут через двадцать после нас вышел бывший танкер и почти сразу за ним бывший сухогруз. Я сбросил скорость, чтобы оба судна меня догнали, и тут как раз поступил запрос от диспетчера космопорта Турии:

— Космопорт Турии вызывает «Россию». Прошу сообщить цель прибытия.

— Транзит с эскортом без захода в порт. Прошу дать временную парковку. Возможна встреча на поверхности планеты, а также продажа трофейного судна. На пиратов наскочили.

— Принято, «Россия». Высылаю номер парковки.

Все три моих судна направились к месту стоянки, а я изучал систему. Кстати, насчёт того что все три судна мои, это не описка. У меня выплачиваются только боевые по контракту, по нему же следует что все трофеи, взятые нами, принадлежат мне. Парни изучили эти условия и без слов подписали, им главное свобода. Жилить деньги я не буду и выдам премии в размере зарплаты. Парни особо призовыми избалованны не были, работали за еду, всё же рабами были, так что непонимания я у них не встретил. Захватили суда пиратов и ладно, денежку ещё за это получат, так совсем хорошо.

По системе скажу так, похоже, Лорды решили усилить свой флот. Кораблей третьего поколения почти не было, так из мелочёвки только, в основном встречалось четвёртое поколение. Серьёзно они так вооружились, даже два тяжёлых крейсера имелось. Или их кто-то напугал, или Лорды что-то задумали, раз усилили свой флот. В принципе мне это неважно было, управляя судном пятью потоками, один отдыхал, а двумя войдя в местную планетарную сеть, искали информацию обо мне и моём бывшем клане, который я так и не признал своим. Информации было достаточно, например премия за мою голову так и не была снята, при этом Старик умер пару лет назад и кланом руководил его сынок. Я и не знал, что у него имелся сын, но судя по информации в сети, характером он пошёл в отца, такая же сволочь. С собой он привёл друзей, так что правила установил в клане драконовские. При старике легче был, даже я это заметил. В клане было несколько бунтов, но их жёстко подавили. В общем, бежали из него люди, те кто мог это сделать из тех кого не запугали. В принципе жаль Старика, в том смысле, что не я сам его на тот свет отправил, но тут его кровиночка живая объявилась, хоть через него изведу это племя, как наследничка.

Пока я изучал систему и сеть Турии, то мы добрались до стоянки, и стабилизировались на ней. После этого переведя системы судна в дежурный режим, я прошёл в свои апартаменты.

Найдя контакт Рея, моего товарища по учёбе на техника, я набрал его.

— Привет домоседам, — помахал я рукой, бывшему дружку. — Как жизнь молодая?

— Юло, тарг тебя забери. Бродяга пространств, ты вернулся? — лыбился с той стороны Рей. Он заметно возмужал и серьёзно раздобрел. Из худенького парнишки превратился в некоторое подобие колобка.

— Можно и так сказать. Заскочил к вам попутным бортом. Я тут узнал, старый пердун умер?

— Да, кстати, ты в курсе, что всё ещё принадлежишь Шестам? Они тебя купили, награду за твою голову не сняли.

— Да хрен с ними. Сам-то как? Женился уже небось?

— Женился, — широко улыбаясь, кивнул тот. — На рыжей Лисси. Ну ты её знаешь, дочь булочника.

— Это хромая которая? — с трудом припомнил я.

— Ничего она не хромая, просто обувь такая была. За сестрой донашивала, — немного обиделся Рей. — У нас уже двое детей. Я деду так и помогаю в ремонте. Думаю свою мастерскую открыть, да всё денег нет, сам понимаешь, семья. Квартиру вот снимаем, думаю ссуду взять и выкупить.

— Интересно ты живёшь, мне и рассказать по сравнению с тобой нечего.

— Кстати, а ты где? Что это за обстановка у тебя?

— Каюта на транспорте. Сейчас спущусь. Давай в баре Кривого Гуна встретимся часа через полтора?

— Нет его уже. Теперь там бар Тётушки Долли.

— А кто это?

— Тётка Кривого Гуна, — захохотал Рей.

— Хорошо, пусть там будет, — отсмеявшись, сказал я, и мы разъединились.

Стерев улыбку с лица, я задумался. Заходить с парнями в бар это как с Кинг-Конгом гулять, спущусь на челноке с ними, а на соседней улице сниму латы. Буду в одном десантном комбезе с бронёй. И внимания в нём особо не привлеку, и спокойно встречусь с другом, с которым уже давно не виделись. Мы ведь росли фактически вместе. Да, так и сделаем.

Пройдя из кабинета в спальню, я сменил пилотский комбез на десантный, проверил его и, надев латы, направился к челноку. Там уже ждала группа капитана Одина. На борту стояла тревога второй степени, так что парни не расслаблялись, они уже знали, что в системе мы ненадолго, да и инциденты могут быть. Пилоты сидели в рубках своих канонерок. Конечно, противостоять эскадре в двадцать семь вымпелов, что тут стояла было очень трудно, но как ни странно, возможно. Большая часть экипажей находилась на планете, а с дежурными боевыми кораблями мы без проблем справимся и свалим. Но это на крайний случай.

Челнок, связавшись с диспетчером, за час добрался до планеты и совершенно спокойно вошёл в густые облака и стал спускаться на столицу по лучу наведения с поверхности. Я выбрал ближайшую площадку для маломерных судов, туда мы и садились. После штатной посадки, парни выгнали наружу грузовую платформу, и мы, погрузившись на неё, полетели по улицам к нужному бару. По времени я не опаздывал. Я всё сделал, как и планировал, снял броню, оставшись в комбезе, оставив парней на месте, пусть подождут, долго сидеть и трепаться я не намеревался, и направился к бару. Обогрев пришлось включить на полную мощность, я и забыл какова тут зима. А сейчас как раз она и была. Сорок семь градусов, не меньше. И это в центре города, на окраине ещё холоднее.

Скрипя ботинками по утрамбованному снегу, я подошёл к дверям бара и, толкнув их, вошёл внутрь. Вернее в предбанник, после вторых дверей был уже и сам бар. В принципе помещения остались те же, только обстановка изменилась, чувствуется женская рука. Осмотревшись и заметив на невысоком балконе за одним из столиков Рея, он мне рукой помахал, привлекая внимания, сразу направился к нему.

— Здорова, папаша, — обнял я того. — Давно не виделись… Ох ты и заматерел, не обхватишь.

— Ты тоже повзрослел, уже не тот шалун со своим взглядом на всё. Натуральном пиратом стал, ты ведь этим сейчас занимаешься?

— С чего ты взял? Я врач по профессии, высшей третьей категории.

— Врач это хорошо, врач дорого стоит, да и нам пригодиться, — услышал я за спиной. Обернувшись, я удивлённо посмотрел на двух парней, что стояли рядом. Позади них было ещё пятеро плечистых парней.

— Вы ещё кто такие? — удивился я.

— Мы из клана Шестов, не забыл что мы тебя купли десять лет назад?

— Девять, — машинально поправил я того. — И что? Платили Старику, вот пусть он вам и возмещает, остальное не мои проблемы.

— Ты не прав. Ты наша собственность. Новый глава клана уже подтвердил это. Мы с ним связались.

— Да плевать я на вас хотел и на нового главу. Я и вам и ему голову отрежу, чтобы поменьше языком трепали… Кстати, Рей, — повернулся я к дружку. — Откуда эти клону взялись?

Ответил за него говорливый из Шестов:

— Так он сам с нами связался и попросил премию за твою голову. Она ещё не снята, так что он её честно заработал.

— Иуда, — тихо сказал я.

— Прости Юло, но у меня семья, — вздохнул тот.

— Урою, — так же тихо сказал я.

Тут меня попытались схватить, и зафиксировать, но парни были крепкими только на вид, против профессионального спецназовца, хоть и с отсутствующим боевым опытом, противопоставить им было нечего. Расшвыряв их, я почувствовал знакомую чесотку по всему телу. Стоявший за спиной Рей стрелял в меня из шокера, стараясь обездвижить. От удара ноги он отлетел в одному стороны, шокер в другую. В этот момент, когда бойцы клана Шестов готов были броситься на меня, я внезапно для них упал на пол и закрыл голову руками. Это вызвало смех и кто-то сказал с презрением:

— Всё, спёкся…

Что он хотел ещё добавить, уже не узнаешь, так как сорванная вместе с косяком дверь просто снесла его, разорвав пополам, а в пролом сквозь дым уже начали врываться тяжеловооруженные бойцы. В их руках непрерывно пульсировало оружие. Это казалось не страшным, как огоньки у фонарика, однако от этих выстрелов всех у кого было при себе оружие, фактически разрывало очередями, забрызгивая кровью всё в округе. Выжить, как ни странно смогли двое из клана Шестов, у них при себе просто не было оружия, и они догадались упасть на пол, когда была сована дверь. Ну и Рей уцелел. Про часть посетителей я и не говорю, по ним не стреляли и те замерли в шоке.

— Всё в порядке, командир? — спросил Один, он лично командовал своими бойцами за время спуска на планету.

— В норме, — вставая, сказал я.

— Почему в их не уничтожили из своего оружия?

Тронув рукоятку игольника, я только скривился, и сознался.

— Забыл про него. На рефлексах руками отбивался.

— Что с этими делать?

— Я им голову обещал отрезать, а свои обещания я стараюсь сдерживать. Капитан, дай свой вибронож.

— Эй, это не по закону! — возмутился говорливый, он был из уцелевших.

— Похищать людей в рабство, это по вашему по закону? — спросил я у него. — Я же говорю, я не состоял в клане Старика. Он не имел права меня продавать. Сделка не законна, а вы ещё этого не поняли.

— Командир, — отвлекая мой внимание, сказал Один. — Тут пилот челнока вышел на связь, к нему какие-то хмыри подошли, требуют пустить на борт. Говорят, наш челнок принадлежит им. Из клана Шестов они.

— Это просто воры, пусть уничтожит их используя бортовое вооружение.

— Передал, — кивнул капитан.

Я же занялся говорливым.

— На чём мы остановились? — припомнил я, и снова взял в руку нож.

Тот ещё что-то пытался сказать, но лезвие уже врубилось ему в шею, и двумя резкими движениями я отделил голову от туловища. То же самое я проделал со вторым, что подвывал на одной ноте. После этого вернув нож, он даже не испачкался, я поднял шокер Рея и подошёл к нему. Тот закрывался руками, полусидя в углу, куда его снёс мой удар, но заметив, что его не трогают, опустил немного руки.

— Убьёшь меня?

— Ну ты что, я разве зверь какой лишать семью кормильца? Тело твоё не убью, разума за предательство да, лишу.

Схвати того за шиворот, я перевернул его на спину и прошептал на ухо, наклонившись к нему поближе:

— Шесть выстрелов шокером в нейроразъём сети на затылке, а она у тебя есть, и ты навсегда останешься овощем, тяжёлый груз для твоей семьи, и напоминание им о предательстве, что ты совершил. Убивать я тебя не стану, ты ведь мой друг, но вот отомстить обязан.

Тот что-то прохрипел от ужаса, но было поздно, я шесть раз выстрелил в пилотский разъём на его сети и, бросив рядом шокер, встал с колен. Отряхнув с себя пятна крови и чьи-то мозги, сказал исподлобья глядя на парней:

— Тут ещё в одно место закончить нужно. Надеюсь, там меня не ждут.

Ответа я не получил, но особо и не ждал. Для бойцов, что я приказал, то и надо выполнять, лишь Один поинтересовался:

— Проблем не будет?

— Местных копов я знаю. Им чтобы зад почесать не один час нужен. Пока они соизволят проснуться, нас не только на планете не будет, но и в системе. Однако всё нужно делать быстро. Уходим.

Мы покинули разгромленный зал бара, где я, выйдя на улицу, забрался на платформу и облачился в латы, запустив функцию обогрева на две трети от уровня мощности. Этого хватит. То, что я так по-глупому подставился, снял броню и один пошёл на встречу, то так обстоятельства сложились. Не мог я в броне в бар прийти, просто пообщаться с ним хотел, как в старые добрые времена. А тут такое. Честно говоря, от Рея, от одного единственного человека на планете, я предательства не ожидал. Вот что делает с мужчиной семейная жизнь. Фиг я теперь женюсь.

Вот такие примерно мысли крутились у меня в голове, пока управляя платформой, я вёз группу к особняку клана Старика. Вернее теперь его сынишки. Прибыв на место, тут минут пять лететь было, я указал на здание, сообщив по общей тактической волне:

— Это здание клана. Обычно там и женщины имеются и мужчины, дети тоже. Для клана общий дом, это общий дом, поэтому при штурме старайтесь не зацепить женщин и детей. Кидаю схему дома десятилетней давности, может быть перепланировка, но кабинет главы должен находиться на месте, как и он сам. Глава мне нужен живой, все его люди нет. Я имею ввиду не семьи клана, а его личных людей, телохранителей. Думаю им одним в доме разрешено носить оружие. Так было при старике, скорее всего так же и при его сыночке. Это всё, вперёд, я за вами.

Один из бойцов, кажется командир отделения в звании сержанта, своей бронированной двухсоткилограммовой тушей просто с разбегу вынес дверь вместе с косяком, остальные стали влетать в фойе за ним. Лишь трое для этого использовали окна. Окна второго этажа. Узкие для них, но они пролезли и оказались наверху. Дальше шла зачистка дома. Один боец остался контролировать улицу, которая мигом опустела, когда мы стали действовать, а я прогулочным шагом, взбежав на вычищенное крыльцо, прошёл в дом. Осмотревшись, направился по коридору в сторону кабинета нового главы дома. Было замтено что в доме проводился ремонт. Стены цвета изменили по сравнению с теми временами, когда я тут жил, новые межкомнатные двери, освещение, да ещё ковровые дорожки. Похоже, особняк прошёл серьёзный ремонт и модернизацию. Сейчас же повсюду я встречал разруху и выбитые двери, постоянно в поле зрение мелькали бойцы, они заканчивали зачистку. Слышался женский визг, плач детей и недовольный мужской ропот. Солдаты особо не церемонились с чужим имуществом, да и не давал я такого приказал. Пройдя через также открытую дверь, я обнаружил в кабинете капитана Одина и одного бойца, ещё один занёс держа в вытянутой руке пухлого парня лет двадцати трёх, моих примерно лет, в простеньком костюме.

— Вот, в шкафу прятался, в спальне.

— Хорошо. Оставьте нас с капитаном, продолжайте работу.

Бойцы вышли, а я самолично закинув тушку главы на диван, сказал:

— То, что ты Эйрин, я знаю, уточнять не буду. В сети видел твоё фото. Жаль, что Старик умер, я ведь сюда летел убивать его, очень плохо убивать, несколько часов, но раз ты его наследник, то месть моя перекинется на тебя. Тем более ты как человек мне не особо нравишься. Да и то, что ты подтвердил Шестам, что я их раб, подтверждает моё мнение.

— Ты Юло, — опознал тот меня, наконец. — Выкормыш из отделившихся от клана.

— Значит, слышал обо мне.

— Что ты хочешь? — прямо спросит тот. — Если денег, то пока их немного. Я могу продать часть клана и выкупить этим свою жизнь.

Теперь даже Один смотрел на нового главу с омерзением, что уж про меня говорить. Однако сразу убивать я его не хотел, тот должен ответить на пару вопросов.

— Старик больше тринадцати лет назад продал мою мать. Работорговцам из Ахбар. Поверь, я подключил всё что можно и не нашёл никаких её следов. В Ахбар она так и не прибыла. У тебя должен был остаться архив Старика. Мне нужны данные того работорговца.

— Нет, — коротко, после недолгого раздумья, сказал тот.

— В принципе ничего другого я и не ожидал.

Пройдя к столу главы я сел на его место и включил настольный комп, тот как и ожидалось, был блокирован. На взлом пароля у меня ушло больше минуты. После этого я открыл архив, одновременно копируя всё, что было на нём в память сети.

— Ну вот и она, информация. Хм, никогда не слышал о таком торговце как Орнак.

— Ты хакер, — с убеждённостью сказал глава. — У меня лучшая защита стоит, а пароль я тебе не сообщил.

— Всё куда проще. Ты не запарили комп, когда уходил. Мне просто повезло, — ответил я больше Одину, чем главе. — Ваш клан всё ещё контактирует с этим Орнаком? Кто он вообще?

— Я включил пароль, — буркнул тот, но всё же ответил. — Орнак работает во Фронтере. Он гражданин Ахбара, но на родине у себя редко бывает. Так что мамашу твою где-то у пиратов держат или на станциях. А Орнак как я узнал из записей отца, перестал выходить на связь больше четырёх лет назад. Видимо сгинул где-то.

— Ясно. Проверим, — кивнул я, и посмотрел на капитана. — Что там с зачисткой?

— Всех у кого было оружие, уничтожили, остальных не трогали. На данный момент в доме сорок семь живых особей от детей до стариков. Телохранителей у него было шесть, одна из них дамочка. Из игольника палить пыталась, шейку ей на бок своротили.

— Понятно. Собираемся и уходим. Сейчас голову главы для коллекции отрежу и уходим.

Новый глава крутился, визжал на весь дом, пинался, и даже обмочился. В общем, он тонко намекал, что не согласен с моим решением отрезать ему голову. Тревогу поднять он тоже не мог, на платформе глушилка работала, только наша тактическая связь не глушилась, и всё. Быстрыми движениями, отделив виброножом голову молодого ублюдка, я отбросил её в сторону и направился к выходу.

— Уходим, — скомандовал я капитану, тот продублировал её по сети.

В фойе, где мы проходили с капитаном, мне на встречу вышел старик в форме дворецкого с большим старым ожогом на пол лица. Я его сразу узнал, не смотря на новое для меня украшение на его лице. Это был Крон, тихонький и спокойный старичок, что занимался бытовыми вопросами, при Старике его поставили дворецким, хотя ему давно пора было на покой. Да и сейчас похоже не оставили в покое, раз он всё ещё в своей форме.

— Здравствуй, дедушка Крон, — поздоровался я с ним и сделал забрало шлема прозрачным.

— Юло, я так и думал что это ты, — слабо улыбнувшись, сказал тот. — Прошлый глава не раз говорил, что тебя ждёт большое будущее, он оказался прав.

— Он был прав. Жаль не застал его, но хоть сынка жизни лишил, наследничка так сказать.

— Кто же теперь главой-то будет? — охнул тот.

— Можно Марьина, хороший хозяйственник.

— Убили Марьина, в пьяной драке.

— Отто?.. Тоже? Хм, Генс? Рей? Дядюшка Понгов? Ну хоть Изен? Продали в рабство? Весело я смотрю тут у вас. Кто же тогда у вас остался?

— Да почти все глав семей клана их лишились. Думаю новый и старый главы руки сюда приложили. Убирали неугодных. Остались женщины и дети.

— Однако… Ладно, время терять не хочу. В общем главой клана становитесь вы, деда Крон. Вы всю кухню знаете. Пару лет поруководите, подготовите приёмника и наконец, на покой. Сети у вас нет, ловите коды к счёту, и компу главы на коммуникатор. Так вы быстро вступите в права. Я хоть в клане и не состою, вышел из него со своими родителями, но подарок вам как новому главе сделаю. Вы получите от меня большой грузовой фрегат четвёртого поколения. Изношен, конечно, но восстановить можно, как найдёте или выучите пилота. Грузовыми поставками по соседним системам вы быстро получите прибыль. Тут до двух пиратских станций рукой продать, товар для местных лавочников сможете возить, как многие из мелких судовладельцев это делают.

— Собственное грузовое судно, — мечтательно улыбнулся новый глава клана. — Спасибо тебе Юло. Что-то ещё нужно сделать?

— Если у вас есть кандидатура на пилота, он может отправиться со мной, я поставлю ему пилотскую нейросеть с имплантами, и даже дам пилотские базы, с техническими, чтобы он смог привести судно в порядок. Это всё, больше помощи вашему клану от меня не будет.

— Инна, подойди! — громко позвал дед Крон.

Пока мы общались, нас окружили другие представители клана, в основном их женщин и детей, мужчины действительно были, но из тех, что бесхребетники, остальных главы повывели. Слушали нас внимательно, не обращая на холод из дверей. Да и их уже закрывали одеялами и подручными предметами, чтобы не выстудить дом. Капитан стоял у входа, внимательно нас слушая, но не вмешивался.

Когда новый глава клана позвал кого-то, то к нам через толпу ввинтилась молодая и стройная как тростинка девушка. Кажется, я её припоминаю, среди малых деток бегала, когда я ещё тут жил.

— Инна. Сейчас пойдёшь с официальным другом клана Юло и получишь то, что он обещал клану.

— Хорошо, глава, — поклонилась та, я видел, что в её глазах кроме бесенят плавало и счастье. Для чего её посылают, она слышала и была счастлива от этого.

— Юло, у Инны интеллект сто тридцать шесть и ей уже восемнадцать. Прошлый глава готовил её к переуступку другому клану, она может стать пилотом.

— Хорошо. У вас есть ещё добровольцы? Могу поставить две нейросети техника третьего поколения. Так уж и быть, вижу что прошлые главы тянули из вас все соки, тратя средства на себя.

Почти сразу глава подобрал двух пареньков восемнадцати лет и девятнадцати, у одного сто девятнадцать единиц интеллекта, у другого сто шестнадцать. Братьями оказались. Я конечно благотворительностью не занимался, но ведь не чужие люди.

— Одеваться и к платформе, — велел я молодым людям, после чего повернулся к главе. — Оставьте старшего, пусть ремонтом занимаются. Вы тоже со мной летите.

— А я зачем? — с некоторым испугом спросил тот.

— Сеть класса администратор поставлю. Пригодиться, тем более функция поддержки организма вам дедушка очень пригодится. На ладан дышите, а так лет на десять дольше проживёте.

— Хорошо, сейчас соберусь.

Я покинул дом и вышел на улицу, где полукругом, в оборонительной позиции стояли солдаты. Зрителей хватало, как и полицейских, форма среди толпы мелькала, но к нам они не выходили. Девушка и парни уже стояли у платформы, с испугом поглядывая на солдат. Хотя нет, девчина кажется, даже с вожделением на них глазела. Когда вышел новый глава в тяжёлой шубе, из толпы к нам направились два полицейских. Оказалось, дед Крон со своего наручного коммуникатора уже отправил на сервер администрации города сообщение о смерти прошлого главы и о том, что следующим главой единогласно был выбран он, вот к нему и шли представители власти. Не думайте что деда такой изворотливый. С его умением работать с коммуникатором он одну фразу бы час писал, скорее всего, ему помогли соклановцы, составив нужное письмо, и отправив его побыстрее. Это чтобы другой не нашёлся на это место из дальних родичей, хуже чем были, а Крона все любили. Сам старик был очень хорошим человеком. Именно он достал ту мазь и помог одной из женщин нанести её мне на спину. Хороший дедок. Его у нас в клане все дети любили.

— Господин глава, — официально обратился к нему один из полицейских, мои солдаты их пропустили по моему приказу. — Нет ли у вас проблем, всё ли в порядке?

— Всё просто отлично, господин лейтенант. Родственник из Содружества прилетел, гуляли, немного не рассчитали. Прошлый глава так радовался приезду, так радовался, что куском мяса на пиру подавился. К сожалению, спасти его не удалось, и пришлось мне взять на себя обязанности главы после всеобщего голосования.

— А двери выбили и окна, это когда радостно встречали родственника? — с небольшой ехидцей спросил полицейский.

— Дети фейерверками в доме баловались, немного не рассчитали. Сегодня же всё починят. Дети наказаны.

— Раз проблем у вас нет, то прошу извинить, — раскланялся полицейский, и они с напарником отошли.

На нас они поглядывали с интересом, и даже подозрением, но вот пытаться арестовать бойцов готовых в бою да ещё в тяжёлой планетарной броне, это смерти подобно. Про бар я думаю им уже известно, но ничего предъявлять мне не стали.

Мы погрузились на платформу, мест хватало, но были только стоячие, поэтому пассажиры держались за поручни, и полетели к челноку. Я только велел не гнать солдату, что управлял платформой. Это нам в бронескафах не чувствительно на морозе, а гостей мгновенно проморозит, не смотря на все их шубы. Долетели неспешно, но нармально. У площадки хватало народу, тут даже полицейский спецназ в броне был, но пилот как сидел в челноке, так и сидел. Лишь активировал открытие створки трюма, куда мы и залетели, после этого пошли на взлёт. После того как мы поднялись выше облаков и стали подниматься на орбиту, рядом закрутились четыре истребителя местных сил самообороны.

— Командир, нам приказывают следовать за ними, — сообщил пилот по тактической сети.

Мы уже покинули платформу и прошли в пассажирский салон, как раз рассаживаясь в креслах, когда я получил это сообщение.

— Приказы игнорировать, следовать к «России», к нам на встречу уже летит пара перехватчиков. Им эти лоханки на один зуб. Если что, мы местных флотских не трогали, сами полезли.

— Принято.

Пилот мне дал доступ к оборудованию наблюдения, так что я видел, что твориться вокруг. Местные истребители покрутились вокруг челнока, но огня не открывали, а когда перехватчики подошли, просто ушли, так что дальше мы летели с эскортом. Добрались нормально и совершили посадку на лётной палубе. Во время полёта я успел связаться с Карой и поставил ей задачу, отобрать сети и импланты для четырёх граждан с Турии и готовить обе операционных капсулы. Будут установки. Девушку и деда Крона я проведу через капсулу восьмого поколения, а будущим техникам пусть сама сети ставит, её квалификации и оборудования пятого поколения для этого вполне хватит.

Техникам по малым кораблям тоже задачу поставил, как можно быстрее привести выбранный мной фрегат в божеский вид, чтобы летать мог пару ближайших лет без серьёзного ремонта. Убрать из него клетки для рабов, вернув привычный вид грузового малого судна. Жилой отсек подремонтировать, оборудование тоже. В общем, всё что нужно. Фрегат этот клану наверняка пойдёт на пользу. Ведь у него был не только приличного размера трюм, всё же класс больших фрегатов, но и шесть пассажирских отдельных кают, не считая три для экипажа и кают-компании. Если его будут использовать для полётов между Турией и пиратскими станциями, для доставки заказов и других грузов, не считая провозки пассажиров, то доход в клан начнёт поступать очень даже серьёзный. Уже через год можно будет купить второе судно.

Всё это я объяснял внимательно слушавшему меня дедушке Крону. В торговле он пока был слаб, поэтому советами не пренебрегал и мне это нравилось. Припомнив, что у меня осталось лечебная капсула второго поколения, вполне себе живая и рабочая, я в ней раньше «Деда Мороза» держал, пока от его тела не избавился, то на подлёте велел Сергею, отправить эту капсулу с запасом расходников и картриджей в трюм фрегата. Клану пригодится собственная лечебная капсула. Кара приготовила четыре сети, две одинаковые техника, одна пилот и одна администратора. Все сделаны в максимальной комплектации, ко всем полный запас имплантов. Все эти сети могли контактировать не больше чем с тремя имплантами, вот им и подобрали комплекты по специальностям.

Когда мы вышли на лётную палубу, покинув борт челнока, то направились ко входу во внутренние отсеки судна. Там уже ждал дежурный медик, встречая будущих пациентов. Девушка забрала троих, молодых из клана, а я с дедом Кроном направился дальше.

— Почему тебя те молодые люди называют капитаном? — спросил тот, когда мы подходили к дверям моих апартаментов.

— Потому что я капитан этого судна.

— А разве не врач?

— Одно другому не мешает.

— А кто владеет сиим судном?

— Я и владею, а так же и двумя другими, что висят рядом. Это всё моё.

— Ты хороший торговец, — с большим уважением сказал дед, проходя за мной в гостиную.

Тут я снял латы, оставшись в одном комбезе.

— Подарки ещё не закончились, так что я подарю вам комбезы согласно профессиям.

— Спасибо тебе, Юло, — кивнул новый глава клана, усаживаясь на диван, после моего приглашения. Было видно, что дедушка устал, поэтому я его и усадил.

Что мне нравилось, тот с прагматичностью достойной главы клана, все принимал и не отнекивался. Раз для клана полезно, он всё возьмёт. Это мне нравилось. Так что я одобрял действия старичка. Правильно он всё делает, клан сейчас в таком состоянии, что на любую помощь готов согласиться.

— Сейчас фрегат немного реанимируют, чтобы он подольше послужил, дальше уже сами о нём заботьтесь.

— Это конечно. Я насчёт соклановцев хотел поговорить…

— А что не так, одному парню и девице, Инне кажется? Уже ставят сети, идёт операция. Каждому по сети ставят и по три импланта. Через час их выпустят и следующие лягут. Потом я залью вам на сети базы по профессиям, и всё, попрощаемся. Один из моих пилотов утащит фрегат на парковку, и мы отбудем. Кстати, как решать будем с регистрацией судна?

— Я сам решу этот вопрос. Если позволишь, воспользуюсь коммуникатором, сигнал тут есть.

Пока дедушка набивал на своём коммуникаторе заявку, он реально на нём медленно работал, придётся ему секретаря заводить, я сделал заказ и нам дроид-стюард доставил свежих соков. Из синтезатора конечно. Пожалев старика, просто устал смотреть, как он мучается, я велел ему снять шубу, а то он так и потел в ней, после чего стал сам набирать на коммуникаторе что нужно. Регистрация судна на клан долго времени не заняла. Отправил заявку, уже через полчаса пришёл ответ с кодами для искинов фрегата и его новым именем. Кстати, особо новый глав мудрить не стал и назвал его «Клан Генсов». Простенько и со вкусом.

К этому моменту как раз первые пациенты покидали капсулы, так что я повёл главу в нашу медсекцию. Там он долго раздевался и когда сделал это, то присутствующая в помещении Кара охнула. У старика живого места не было.

— Плетью работали, — со знанием дела кивнул я. Раньше у меня спина имела такой же вид, так что я знал, о чём говорю.

Глава сам лёг в капсулу, крышка закрылась и началась операция, такую же вела с другим будущим техником, Кара. Не смотря на то, что она начала раньше, закончил я первым, сказывалось разница в поколениях. Пока шла сама операция, я успел покинуть медсекцию и сходить в столовую, где находились наши гости. Им после капсул по моему приказу выдали пилотский и технический комбезы, и те, увязав узлами свою одежду, сейчас ожидали остальных там, общаясь с некоторыми членами команды. Девушка собрала вокруг себя множество молодых парней, и немного стеснялась этого, но на вопросы отвечала бойко, вызывая смех моряков.

Подойдя к гостям, я сказал:

— Сети запустятся в течение пяти часов. Все они третьего поколения хоть и с модернизацией, импланты так же. Давайте мне по очереди свои руки, я закачаю вам в память сетей базы, они уже могут их принимать. После распаковки и активации сетей, ожидайте двое суток и можете учить. Раньше не советую, сети могут глюкнуть.

Пока я всё это говорил, то успел подсоединить по очереди к нейроразъёмам на руках шнур планшета и закачал в память сети необходимые комплекты баз. Все не выше третьего ранга. Отдельно обоим базу «Боевая медицина» это позволит использовать им ту капсулу второго поколения, что я оставил в трюме фрегата. Кстати, с ним ещё работали, но эти работы уже подходили к завершению. Пару раз приходилось запускать промышленный синтезатор, чтобы создать ту или иную запчасть или кусок обшивки, вместо гнилой. Я отводил на это один из своих потоков. Для техников это уже считалось нормально, отправлять мне специфику нужной запчасти, а потом, просто покуривая ожидать, когда она появиться из синтезатора, и ведь появлялась, так что работа особо и не стояла.

Когда я закончил, то сказал:

— Этих баз хватит, чтобы после поднятия сдать на сертификат пилота, или техника. Это даст вам возможность управлять корабельным и ремонтным оборудованием. Всё, ожидайте. Узлы с зимней одеждой передайте дроиду, он отнесёт их в жилой отсек вашего фрегата, он почти готов к передаче и уже зарегистрирован в системе Турия за кланом.

Оставив гостей продолжать общаться со свободными от вахт членами экипажа, я вернулся в медсекцию. Когда второй техник вылез из капсулы, после того как облачился в новенький технический комбез, я залил ему такой же комплект баз как и брату. Старику пока не заливал, после операционной капсулы я положил его на полчаса в реаниматор, подтянул организм и подлечил застарелые травмы. Тот из него прям помолодевшим выбрался и спокойно примерил десантный комбез что я ему подал. Пусть у него будет дополнительная защита. Так же спокойно он дождался, пока я перелью базы на его сеть. Там кроме баз по управлению и руководству, были по торговле экономике и юриспруденции. Базу «Боевая медицина», а так же «Стрелок», и «Ручное оружие» я не забыл закачать. Две последние второго ранга, первая третьего.

Если кто-то думает, что эти базы были мной взломаны, то он прав. Собранный мной дешифратор ломал эти базы одну за другой, подобрав общий ритм кодов. Не думайте что это так просто, за четыре дня взломано всего полсотни баз, утеряно два десятка, к счастью взламывал тот его комплектами и туда входили базы по пилотированию малых кораблей и техника, вот то, что я залил новому главе, это уже через кристаллы. На планшете базы многоразовые теперь, сколько хочу столько и заливаю, а тут потратил. Причина была для этого, на станции я много что упёр, включая новенькое медоборудование. Около сотни капсул, там было и оборудование по мнемоскопированию пятого ранга. Так что проблема с базами знаний теперь была решена. Они у нас будут.

Время я терять не стал, так что мы попрощались. Меня приглашали посетить клан через год другой, когда он крепко встанет на ноги, я обещание не давал, говорил что подумаю. После этого гости покинули борт «России» и перешли на свой фрегат. Тот работал, реактор давал энергию, искин управлял оборудованием судна. Пилота только не было, но он пока и не нужен. Буксир произвёл расцепку и потащил тушку фрегата к парковочному месту, выделенному диспетчером. Оплатил я за два месяца стоянки. Там он оставил фрегат и заторопился обратно. Как новые собственники покинут борт их первого судна, я знал, просто вызовут челнок-такси, ну а дальше их проблемы. Кроме них на судно попасть никто не сможет, коды известны только новому главе, я ему на коммуникатор сбросил, пока сеть не заработала.

Попрощавшись с можно сказать родственниками, а мы действительно имеем общих предков, я сразу направился в рубку, передав команде, что мы уходим. В рубке я пронаблюдал, как пилот буксира спешит обратно и вызвал диспетчера местного космопорта, на орбите висела малая грузопассажирская станция, там он и находился.

— «Россия» вызывает диспетчера космопорта, системы Турия.

— «Россия» — диспетчер на связи.

— Турия, сообщаю о своём уходе и о том, что часть пассажиров судна, решила сойти у вас в системе. Требуются пассажирские суда.

— «Россия», сообщите количество пассажиров, что хотят сойти у нас.

— Чуть более четырёхсот человек. Нужно или пятнадцать челноков или четыре бота. Снять пассажиров нужно с бывшего танкера, вторая и четвёртая шлюзовые.

— Понял вас, «Россия», высылаю свободные суда. Оплата чья?

— Пассажиров естественно.

— Принято, «Россия». Счастливого пути.

— Обязательно.

Пока судно под моим управлением маневрировало, сходя с места парковки, сухогруз тоже этим занимался, с танкера сняли всех пиратов, и тот последовал за нами. Санкция за действия на планете и за то, что мы оставили им пиратов, так и не последовало, и мы ушли в гипер. Сначала оба средних судов, потом и «Россия». Всё, больше нас ничего не сдерживало, мы шли к Земле, и весь экипаж знал это, ликуя на всех трёх судах.


За следующие девять дней мы совершили два прыжка из системы Турии, с одноимённой планетой, пока не вышли в систему, где пролегал маршрут проложенный Марком. Эти системы уже были изведаны, я имею ввиду для промежуточных прыжков, и тут идти нам было куда проще. После Турии, мы сделали два прыжка по четыре дня каждый, по самому медлительному судну летели, танкеру. Выяснилось так же что пиратские суда при довольно приличных скоростных характеристиках, очень прожорливы по части топлива. Пришлось самому лететь и выяснять в чём дело. Оказалось, оборудование было чипованным. С помощью специальных хакерских программ стандартное корабельное оборудование выдавало на тридцать процентов больше мощности. В результате была серьёзная прожорливость и сильный износ оборудования. Убрав все эти закладки, я вернул всё на место, и мы полетели дальше. В принципе, мне быстро маневрирующие в обычном космосе суда и не нужны, поэтому и убрал закладки. Оборудование обоих судов было недавно меняно, так что не успело сильно пострадать. Сейчас была только одна проблема, вернее даже так, проблемка, топлива мало в баках осталось. Ещё при захвате там были отнюдь не полные баки, на Турии мы не заправлялись, вот топливо и подходило к концу. Да и у меня у самого оставалось три четверти. Четверть топлива эти метания по Фронтиру съели. Так что когда мы вышли в эту систему, отмеченную у Марка, то все три судна направились к газовому гиганту. Пора испробовать мой топливный заводик в действии.

Пока два бота летали на планету и в баках привозили сжиженный газ, переливая по шлангам в приёмники завода, а тот вырабатывал топливо, я не сидел сиднем. Один поток помогал с мелким ремонтом судна, второй управлял заводиком. Третий выделывал нейросети специализированного направления «Коп», четвёртый управлял промышленным синтезатором, а пятым я получал доклады. Капитан Окин доложил, что все малые суда с танкера, нашего самодельного носителя взятого трофеем у пиратов, отремонтированы, создан запас запчастей и их можно возвращать на борт танкера. Требовалось сделать из него более или менее нормальный носитель. Ремонтировали и восстанавливали они малые суда пиратов за эти самые девять дней полёта. Ещё в системе Турия, пока я с ребятами пехотной секции развлекался на планете, все эти истребители, перехватчики и даже один бомбардировщик были доставлены в шестой трюм «России» где была временно организована ремонтная площадка. Не смотря на то, что две трети трюма было занято грузом, там стояли контейнеры штабелями до самого потолка, свободное место нашлось, и его использовали по полной. Как только что мне доложили, все пятнадцать боевых машин готовы к использованию и их пора вернуть на носитель. Кстати, среди этих аппаратов три были для использования так же в атмосфере. Третье поколение, но вполне приличное. Видимо пираты и по планетам работали.

Дав разрешение на отправку малой авиации обратно на носитель, я спросил у капитана его мнение, можно ли оставить танкер как носитель, или использовать его временно. Сам-то я как инженер своё мнение уже имел, но хотелось выслушать и Окина.

— Нет, господин капитан. Как рейдер на Фронтире ещё годиться, а вот как судно для флота это полный хлам. При возможности его лучше заменить на нормальный носитель, и вернуть судно к тому показателю для чего его и строили.

— Хм, я такого же мнения, — даже удивился я. — Танкер как носитель не годиться, только как временная мера.

— Именно временная, — кивнул тот. — У пиратов то выбора не было, что попалось то и модернизировали под свои нужды.

— Это точно, — согласился я.

Капитан ушёл, ему нужно проконтролировать переброску малой авиации, сам он на «России» оставался, а на танкер отправил одного из лейтенантов, своих замов. У него их три было. Вот у Одина два лейтенанта в замах, командиры пехотной и абордажной секций. После Окина меня почти на час занял Ген. Вопросы были существенные, пришлось решать. После него подошёл Один, но он скорее не по работе а по личному.

— Женится? — удивился я. — Так женись, мне-то какое дело? Если что, у меня традиционная ориентация, я девушек люблю.

— Нет-нет, командир, — аж замахал тот руками. — Я на Каре женится собираюсь. Нужно ваше разрешение.

— Как капитана корабля? Что-то я не слышал про подобное во внутренних правилах Гражданского флота. Женить могу, а просить у меня руку невесты это как-то странно.

— Но вы же купили её, предъявили на неё свои права?

— Чего я предъявил?! — моему удивлению не было предела.

— Ваш разговор с продавцом? Вы ясно ему дали понять, что девушки-медики для вас ещё и постельные игрушки. Для владельцев это обычное дело, мнения рабов их не интересует.

— Что за глупость? Я просто разговор поддерживал с тем нытиком. Да и Кара свободный человек, пусть что хочет, то и делает. Она-то надеюсь, разрешение дала?

— Конечно.

— Ну тогда… М-м-м, мы простоим тут двое суток синтезируя топливо и заполняя баки, да и запас какой-никакой сделаем. Свяжитесь с Мей, пусть она вам свадебные костюмы сошьет, и завтра вечером, справим свадьбу. В пассажирском модуле будет в самый раз. В том большом кафе на площади все уместятся.

— Так мы уже, — пожал капитан покатыми под комбезом плечами.

— Что уже?

— Всё у нас есть. Мей сшила, осталось отпраздновать и официально заключить брак. А это можете сделать только вы, как капитан судна.

— Во шустрые, — снова удивился я. — Но моё решение будет неизменным, завтра значит завтра. Всё, объявляйте о свадьбе официально.

— Благодарю, господин капитан.

— Да иди уже жених.

Не успел отойти Один, как подбежала Мей, вот она мозг выносить умеет как никто другой. Видимо получив подтверждение, что я на всё согласен, начала пытать меня насчёт кафе, как его украшать, что готовить, и остальное. Так что, быстро выведя меня из себя, получила должность свадебного распорядителя, приказ найти тамаду, и была отправлена в изрядно задумчивом состоянии прочь. Вот дамочка, я тебя научу не совать свой нос во все дела, инициатива наказуема, она на себе это не в первый раз почувствовала. Как я позже узнал, первым делом она отловила первого попавшегося землянина и стала пытать его, узнавая, что такое тамада. Тот красноязычно попытался объяснить, но особо не преуспел. Подумав, женщина направилась к унтеру. Вот казак складно и подробно пояснил, что такое русская свадьба. Мей это настолько понравилось, что она развила бурную деятельность, да ещё привлекала к этому девчат-медичек. Сейчас сватов готовились засылать за невестой, и спорили, что будет выкупом. Детишки наряжались в цветочки, парни и девицы из добровольцев тоже, под пиратов, клоунов и других личностей. М-да, создал я себе проблему на пустом месте.

В остальном всё работало нормально. Боты курсировали между планетой и «Россией», завод штатно выдавал топливо. Часть переливалась в баки судна, часть поступал по длинному заправочному шлангу в баки сухогруза. Он висел в сотне метров от нашего «толстопуза». Все баки в трюме и на лётной палубе уже были заполнены. Так что постепенно топливная проблема снималась. На это уйдёт ещё пару дней как я и предсказал. Заводик и быстрее бы работал, но боты просто не успевали подавать материал для переработки. Нужно было четыре бота брать. В принципе нам не так и к спеху, успеем всё сделать.

Потом я занимался делами. Меня лишь раз отвлёк Фадеев. Тоже не по работе, у него там всё в норме, а по Земле. В последнее время шли споры, какой на Земле год, команда Фадеева утверждала, что двадцать первый, ротмистр, убеждал, что двадцать второй. Он ведь последним в рабство попал, значит, он точно знает. Пообщавшись с обоими, я подтвердил версию пехотного офицера. Тот был прав. Не смотря на то, что всех перевозили в криокапсулах, команду миноносца просто могли продержать в них дольше, поэтому им и кажется, что год не утерян. Ротмистра могли продать сразу, поэтому и такая не состыковка. Так что было теперь о чем поговорить на всех трёх судах.


Сама свадьба прошла роскошно, всё же что не говори, а Мей отличный специалист во всём. За что бы она не бралась, всё делала как надо и со стопроцентным результатом. Новобрачные конечно были в шоке, их же предупредили и научили, что нужно делать в последний момент, да и земляне участвовали в организации свадьбы с немалым удовольствием, но всё же были в восхищении, говоря, что эту свою свадьбу они никогда не забудут, настолько она их поразила. Потом была моя торжественная речь и выдача свадебного свидетельства в бумажном виде с разными красивыми вензелями и остальным, что так нравиться женщинам. Вон Мей такую свадьбу организовала, а что мне нельзя нечто красивое сделать? Обычно как, капитан официально женит жениха и невесту, и на сети молодожёнов корабельный искин ставит метку, что они супруги. На этом всё, разве что банкет организуют, чтобы отметить это дело с друзьями и родственниками. Всё так, только я и речь торжественную приготовил, и обставил всё так, что вышло очень красиво, и церемонию проводил в парадной форме, и напоследок, вручил им свидетельство о браке, так сказать документальное подтверждение. Как я уже говорил, так в Содружестве не делали, все документы электронные, а у меня вот бумажный в виде вычурного диплома. Так что сюрприз был приятный. Потом было гуляние без спиртного, мы на Фронтире или где? Однако лёгкие вина я разрешил, так что отдохнули хорошо, с душой.

На следующий день, в обед по внутрикорабельному времени, свернув работы по добыче топлива, все баки были полны, мы разогнались и ушли в гипер. Добираться нам до Земли два месяца, так что остаётся только лететь. Ну а чтобы занять команду, можно придумать много интересного. Вернее не придумать, это проблема многих судов дальнего радиуса действия, всё уже придумано до нас, осталось это воплотить. Сам я себе тоже нашёл работу. Столько хапнул, не только трюмы заполнил, но и почти все места на сцепках были заняты. Нужно всё это перебрать и систематизировать. Корабельные техники будут заниматься судном, остальные трофеями доводя их до идеала. Есть чем заняться, главное добраться до Земли, и уж поверьте, мы это сделаем. Конечно, путь затянется на неделю из-за сухогруза и танкера, но ничего, потерпим.

Может кто-то удивиться, почему мы не даём имена двум трофеям, так поясню. Постоянно использовать их мы не будем, как подберём место стоянки, там и видно будет, а так на будущее я планирую из этих двух судов сделать временный орбитальный терминал. Грузопассажирский. Переделок там не так много, состыкуем их и увеличим площадь. Системы жизнеобеспечения на судах модернизированные, если их совместить легко смогут принять на борт до полутора тысяч человек, включая персонал. А можно сделать по-другому. На одном организовать временную базу для моего будущего флота, на другом как раз грузопассажирский терминал. За базу танкер пойдёт, как раз для этого модернизирован удобно, как терминал так сухогруз сгодится с его жилой палубой и трюмами. Посмотрим, одним словом. У нас впереди два с половиной месяца… Чёрт, два с половиной месяца… Хм, на все мои планы их не хватит. Как бы их растянуть?

* * *

— Вот и Земля, — пробормотал я, как и все офицеры, сидя в штабе, разглядывал картинку на большом экране визора.

Нам её транслировал разведывательный фрегат, который мы отправили изучить, как можно незаметнее, систему. Вышли вчера утром в соседней системе после трёхмесячного полёта, подошли к границе и выпустили этот специализированный кораблик, доведённый нашими техниками до идеала. Да и я к его ремонту и модернизации руку приложил.

Как выяснилось только что, разведчик был послан не зря. На орбите Луны, укрываясь за спутником, висело среднегрузовое судно пятого поколения. Причём очень знакомое. Я готов был поспорить, что это один из транспортов Марка, не флагман, одно из двух оставшихся. У Марка их было три, флагман «Мат», второе судно «Элион», и «Гнас». Тот, что висел на орбите Луны кажется был «Элионом». Все три судна были однотипными, попробуй пойми кто это, внешних различий практически никаких, но я заметил нашлёпку грузового луча у судна в районе грузовых трюмных створок, а он был только у «Элиона» соответственно это именно он.

Вот остальные офицеры не удивились нахождению тут корабля работорговцев. Я им не говорил, что ликвидировал Марка и тех его офицеров, что знали координаты планеты. Да и выход в соседней системе посчитал оправданным, его Ген с Окином разработали, но я не считал, что нас ждёт опасность. Думал, просто очередную тренировку поведём, а тут раз, судно почившего Марка. Как же так, откуда, если я всех кто знал, ликвидировал?

Пока офицеры обсуждали перспективы атаки транспортника и его захвата, я прикидывал, кто ещё мог знать координаты? В нейросети Марка этого не было, но часть он мог просто помнить, однако оборудования для снятия памяти у меня тогда не было, то бишь мнемоскопирования. Да и не дал бы его тот имплант копировать память. Значит, кто ещё может знать. Тут или близкий друг или семья. У Марка есть две жены и три дочери. Они могли знать? Жёны вполне возможно. Друзья? У Марка их полно, но вряд ли бы он выдал координаты планеты. Думаю жёны. Родителей у него не было, уличный крысёныш выросший до работорговца.

Сколько так не сиди, не гадай, ответ так и не получишь. Нужно действовать, и да, мне нужен этот транспорт. Причём даже ломать искины не придётся, у меня и так есть коды к ним. В это время офицеры уже договорились до того что нужно вывести все четыре канонерки и выставить капитану судна ультиматум, когда я негромко сказал:

— Этого не требуется. Тот человек, что продал мне координаты Земли, так же и продал коды доступа ко всем трём суднам Марка. Всё ещё действующие коды, которые можно заменить и команда станет гостями на борту своего судна. Предлагаю так, абордажники на двух штурмовых ботах пятого поколения, с режимом маскировки, подкрадываются на расстояние возможности связи с искинами, меняют коды, и уже держа судно и команду под контролем, подходят и берут всех. Это примерные прикидки, капитан, у вас опыта больше, решите, как обойтись в этом деле малой кровью. Малой с нашей стороны, жизни работорговцев меня не волнуют.

— Господин капитан, разрешите вопрос? — поднял руку Фадеев, допущенный как офицер в штаб.

— Задавайте, — кивнул я.

— Почему отсюда нельзя передать коды?

— Разрешите, я отвечу? — попросил старпом.

— Пожалуйста.

Кивнув, Ген пояснил для тех, кто был не в курсе. Об этом мало кто знал из обывателей, даже из команд судов, но офицеры флота были как раз осведомлены прекрасно.

— При первой попытке связи искины поднимут тревогу согласно протоколам безопасности, блокируя оборудование связи, там фильтра стоят, так что о тихом захвате можно забыть. Поэтому абордажники в таких случаях подходят на расстояние прямой связи с искинами без оборудования связи. Обычно это от трёх до пяти километров от судна, всё зависит от мощности искинов. В этом случае можно незаметно для команды провести смены командных кодов, то есть сменить владельца, и спокойно пройти на борт, при не подозревающей ни о чём команде… Кстати, Валерий Геннадьевич, а почему тут одно судно? Где ещё два?

— С этим вопросом позже обратитесь к капитану Одину. Как только он допросит капитана транспортника, тогда и узнаем… Да и ещё, возможно, что коды не действительны, такая возможность есть, крохотная но есть, поэтому если коды не работают, капитан, штурмуйте, а мы к вам на помощь придём.

— Почему штурмовать? — тихо спросил Фадеев у старпома.

— Искины не поднимут тревогу, если коды правильные, — так же тихо шепнул тот мичману.

— Господин капитан, если судно возьмут под контроль, то нужен пилот среднего корабля, чтобы дистанционно держал всё под контролем, — поднял руку один из пилотов в звании лейтенанта. Их получили те, кто имел метку пилота среднего корабля. Олег с Антоном тоже.

— Это само собой разумеющееся. Такого пилота отберёт капитан Окин, это его обязанность. Ладно, господа офицеры, давайте думать. Я пока не знаю где два оставшихся судна Марка, но уже к утру следующего дня транспортник работорговцев должен перейти под полный наш контроль, так что работаем.

Офицеры показали, что не зря я им докупил нужные базы, так что с планированием они справлялись вполне уверенно. Минут за десять был сформирован план операции по захвату транспортника, к нему два запасных, на случай если основной с кодами не сработает, ну и началась уже подготовка. Солдаты бегали от арсенала к ботам, летали грузовые платформы, подвозя боеприпас, чистили «пёрышки» перехватчики, которые если что, должны поддержать боты, продавливая для них щит судна работорговцев. В общем, все занимались делом. Земляне, у которых уже дрожали руки в предвкушении скорого возвращения на Землю, буквально летали и всё у них в руках спорилось.

Сам я тоже проводил некоторую подготовку. Кстати, по поводу возможных смен кодов. Хотя у меня были коды к искинам всех трёх транспортников, побывал я на одном, да и так подстраховался и оставил ложный след, чтобы программисты-мозгогрызы не лезли в искины и не искали там работу хакера. Я сделал всё проще и изящнее. С помощью искинов узнал, с кем Марк в последний раз ругался, такой нашёлся, охотник за рабами из силовой группы, любитель посквернословить, которого Марк обещал уволить. Дальше просто, вместо себя врезал в запись этого абордажника, по ней теперь это он перебил всех трёх на борту, включая Марка. Хитростью подходил ближе, Марк сам его впустил, и готово. В таком случае даже запись на подлинность проверять не будут. Хотя если и проверят, подделку обнаружить очень сложно, уж поверьте. Я в этом знаю толк. Не раз так ложные следы оставлял и ещё ни разу за руку не поймали. Нет, думаю всё свалили на того бедолагу, и на этом успокоились. Да и разграбление арсенала тоже на него списать должны были. Коды к искинам должны сохранится. При смене владельца новый может поменять их, в принципе кто-то делает это, а кто-то нет. Я вот всегда делаю. Более того на своём же транспорте менять буду раз в полгода. Если бы это был флагман, я бы ещё посомневался, коды наверняка бы поменяли, но тут не думаю. Нет, не думаю.

Наконец приготовления все были закончены и два бота покинули трюм «России», направляясь к Луне. Именно за ней и укрывался транспорт работорговцев. За всё то время что мы занимались подготовкой, разведчик дважды фиксировал малые суда, которые или поднимались с планеты, или спускались на неё. А нам осталось только ждать. Четыре перехватчика с задержкой в восемь часов отправятся следом за ботами, чтобы быть там одновременно с ними. Всё же скорости не сопоставимы. А мы будем ждать, только ждать. Это один из самых тяжких грузов командиров отправляющих своих солдат в бой. Я только сейчас это осознал в полной мере. Груз тяжёл и я собирался выдержать его.

В принципе как я уже говорил ничего страшного, если коды поменяли. Как раз такие боевые подразделения, оснащенные всем необходимым, и подготовлены для захвата боевых кораблей противника. Боевых. А тут гражданская лоханка. Даже если её владелец усовершенствует систему внутренней безопасности до предела, всё равно это не сравниться с боевым кораблём. Тут главное щит пройти, который работает в данный момент в дежурном режиме, настроенный на противометеоритную защиту, но даже если поднимется тревога и щит скакнёт на полную, стопроцентную мощность, то для этого есть перехватчики, которые противокорабельными ракетами снесут его, проделав брешь. Именно в эту брешь и пройдут боты, чтобы сблизиться с корпусом судна. Дальше абордажники знают что делать. Да и уничтожение турелей непосредственной обороны, которые как раз и переназначены для борьбы с ботами, не только со всей малой авиацией, тоже на перехватчиках. В принципе на этих ботах пятого поколения были свои щиты и несколько попаданий зенитных плазм турелей выдержать они в состоянии, после чего стыкуются с корпусом, разрезают обшивку со внутренними коммуникациями, и проникают на борт. Дальше в действиях солдат я не сомневался, справятся, тут главное к борту пристыковаться. Охотничьи команды если что внизу, а сам экипаж долго не продержится.

Ждать и ходить из угла в угол я не собирался, не моё, лучше загрузить себя работой, этим и занялся. Помогло. Наступил вечер по внутрикорабельному времени, и я направился спать, как и большая часть команды. Перехватчики были выпущены без меня, а утром я узнал, что судно вот уже как несколько часов наше. Это хорошо, это просто отлично. Парни справились и это не могло не радовать.

Понявшись, я принял душ и направился в штаб. Сперва всё разузнаю, а потом и позавтракаю. Первым делом мне хотелось узнать, почему транспортник работорговцев тут один и где ещё два. Ген держал постоянную связь с абордажниками, присутствующий тут же Один, который не улетел с парнями, решив дать проявить себя командиру абордажной секции лейтенанту Фалку, похоже вообще не ложился. Допрос капитана захваченного судна уже состоялся.

Первым делом мне сообщили, когда я, поздоровавшись, вошёл в помещение штаба, что Марк мёртв, было совершено покушение в системе Олт, и власть в эскадре взяла его старшая жена. Второе, коды оказались не состоятельны, мадам Бионси, старшая жена Марка всё-таки поменяла их на всех судах по совету шеф-пилота судовой группировки. Пришлось проводить натуральный штурм, который вполне удался. На третий мой вопрос ответили так. Судно изначально шло сюда одно. Не смотря на то, что у Марка, как это ни странно, было множество долгов, часть из которых повесили на его наследников, соответственно на жён, она полетела на одном судне, даже не на флагмане Марка, на котором его убили. Вернее превратили в полный овощ без шанса на восстановление. На четвёртый мой вопрос, Ген кивнул, да жена Марка находиться именно на этом судне, и да, кроме неё и теперь нового шеф-пилота эскадры, больше никто не знает координат Земли. Это с её слов было выяснено. Младшая жена Марка находилась дома, нянчиться с двумя малышками. У старшей жены была одна дочь, уже взрослая. Так вот, младшая в эти дела не лезла. Она была младше по возрасту старшей дочери Марка.

— Ясно, — обдумав все новости, сказал я. — Значит так, сейчас позавтракаю, и выдвигаемся к Луне. Стоянка на её орбите вполне неплоха, раз работорговцы не афишировали своё присутствие в системе, то и мы не будем. По прибытию, капитану Окину сформировать патрульную эскадру из четырёх сторожевиков, двух корветов и разведывательного фрегата. В помощь ему танкер со своим москитным флотом. Далее, передать приказ лейтенанту Фалку, уточнить у мадам Бионски насчёт координат. Пусть химию использует, не жалеет её. Не могла она не оставить их хотя бы дочке, чтобы знали где её искать. Конечно, для семьи Бионски, Земля золотая жила, но и о своей жизни они пекутся, должна была оставить для возможности эвакуации, это я точно говорю. Задача лейтенанта уточнить кому и когда. После этого приготовить всех работорговцев, включая жену Бионски к изъятию нейросетей и имплантов. После этого выживших работорговцев, включая их хозяйку, уничтожить. Может земляне для них товар не более, однако возмездие плохих людей всегда настигает. Всегда. Нужно это ясно показать, причём торжественно. Как командующий я приговариваю работорговцев к смерти путём выталкивания с лётной палубы в одних комбезах… Сколько они там продержаться в них смогут?

— Не больше полутора часов в технических комбезах, и около двух в пилотских, — почти сразу ответил Ген.

— Вот и отлично, быстрая смерть для этих сволочей слишком лёгкая кара. Пусть помучаются. Пока мы двигаемся к спутнику Земли, подготовьте группу техников, что будет заниматься ремонтом трофея. Я уже решил, как его назвать. Пусть будет «Медвежонок». Чем-то он похож на этого зверя с Земли. Вот и пусть готовятся к ремонту «Медвежонка».

— Подготовим, — кивнул Ген, но не успел я покинуть помещение штаба, как он уточнил. — Все наши техники земляне, и скорее всего они покинут нас, как только мы войдём в систему и встанем на стоянке за Луной, в столовой и кают-компании только и разговор об этом. У нас возникает дефицит технического персонала, лётный и боевой есть, но нет технического.

— Да, давать эту работу одним только землянам, было не совсем осмотрительно. Но я уже подумал об этом, наберём новый персонал на Земле. Уж поверьте, добровольцев хватит.

— Тут требуются базы знаний по оборудованию шестого поколения, а наши техники, те, что уже получили необходимые знания, специализируются на пятом, не выше. С восстановлением трофея могут возникнуть проблемы.

— Повреждения там не такие и критические, согласно присланным докладам, в принципе я и один справлюсь. А баз знаний в наличии у нас нет, тут вы правы. Однако эти знания есть тут, — постучал я согнутым пальцем себе по виску.

— Вы хотите сказать?.. — замер Ген в догадке.

— Да, у меня имеется среди груза, оборудование мнепоскопирования, так что эта проблема можно сказать решённая. Всё что нужно у нас есть, не волнуйтесь старпом. Кстати, мы уже начали движение в соседнюю систему, направляясь к Луне. Я уже отдал приказ пилотам сухогруза и танкера, а сам управляю отсюда. Мне можно и не находиться вовремя полёта в рубке, это не в гипер уходить.

— Ясно, господин капитан.

— Работайте, — кивнул я и, указав на Одина велел. — Капитана отправьте отдыхать, он слишком устал. Капитан отлично поработал и заслужил отдыха.

— Будет сделано.

Оставив офицеров в штабе, они продолжали работать, я направился в столовую. Всё время пока я там находился, и даже потом, когда проследовал в рубку, мне шли доклады, как по «Медвежонку» так и по системе. На борту трофея всё шло своим чередом. Пленные допрошены и помещены в клетки с заблокированными нейросетями. Клетки они держали для тех землян, которых собирались использовать, не замораживая. Обычно это женщины и девушки, для удовлетворения потребностей экипажа, ну или мужчины, которым ставят сети с имплантами рабов и заставляют выполнять срочные работы. Обычно очень грязные или опасные, где членам экипажа не хочется возиться самим.

Более плотный после моего приказа допрос мадам много чего дал. Та действительно оставила координаты Земли своей дочери, вычеркнув из наследников младшую жену и её дочерей. Той уже двадцать четыре исполнилось, она была замужем и те два освободившихся транспортника, которых её мамаша не стала брать, сейчас использовала на грузовых перевозках по империи Ахбар. Денежку малую для семьи зарабатывала, чтобы выплачивать ежемесячные платежи по кредитам и долгам. Они с матерью не знали, куда уходила прорва тех денег, что зарабатывал Марк, это я знал про фабрику по изготовлению имплантов и сетей, вот и вынуждены любыми путями искать способ закрыть долги отца и мужа. Одним словом, дочурка была ещё той бизнес-леди и вполне возможно, что двинет по следам мамаши, когда выйдут все крайние сроки возвращения из её пробного вылета. Причём двинет не одна. В таком случае она и боевые корабли приобретёт. Это хорошо, они нам тоже пригодятся. Ловить девушку в Ахбар не стоит, сама сюда прилетит во главе конвоя, вот тогда зевать не стоит, нужно будет подготовиться к этому моменту и ждать её. Я не говорю про распростёртые объятия, а просто встретить и отжать у неё суда и корабли с минимальными потерями с нашей стороны, и повреждениями со стороны противника. Это я про транспорты и боевые корабли говорю. Времени у нас предостаточно, крайний срок выходит через семь месяцев, плюс ей ещё нужно подготовиться, так что год у нас есть, не больше.

Помимо этих сведений поступала информация и от фрегата-разведчика, что вот уже как несколько часов с момента захвата трофея и освобождения системы от её контроля оборудованием наблюдения судна работорговцев, изучал её. Была одна интересная находка, неподалёку от колец Сатурна он нашел остов какого-то корабля. Точно постройки Содружества, но какого пока не известно, сейчас он сближался для выяснения. Как будет получена более полная информация, она сразу поступит ко мне, а фрегат продолжит исследовать систему, выполняя приказ Гена, подтверждённый чуть позже мной. Я ведь всю Солнечную систему под свой контроль взять собрался, значит, я должен знать, где находится каждый булыжник или метеорит. Вот фрегат и выполнял свою работу, исследовал и составлял карту системы. У него на этой уйдёт недели две, а то и все три, но дело нужное, пусть пилот работает, тем более необходимые базы знаний по картографированию у него были. Позже, по системе будут раскиданы зонды и спутники слежения, включённые в одну сеть наблюдения штаба моей эскадры. Это нужно сделать как можно быстрее, чтобы нас не застали со спущенными штанами как мы работорговцев.

Так же шла и другая информация, которую я изучал. Трофей наш в системе находился уже две с половиной недели и за это время успел сделать многое. Например, тысяча капсул из трёх тысяч уже были заполнены. Брали интеллектуалов, мадам не смотря на потерю времени в поисках, хотел одним рейсом закрыть все долги, и очень старалась, напрягая экипаж и охотничьи команды, действующие на планете. Так же было десять рабов, вернее рабынь, в клетках. Мадам не стала отменять практику экипажа на удовлетворения своей похоти, так что экипаж развлекался вовсю. Даже заявки делали охотникам, описывая, что хотят и какого вида. Были чёрные, светлые, жёлтые, да разные. Большая часть рабов, примерно процентов семьдесят, были из густонаселённой Европы, и что плохо из России, остальные были получены по договору с аборигенами, что работали на них за золото. Кстати, угадайте, кто так активно сотрудничал с работорговцами? Я тоже не сильно удивился, когда узнал что это англичане. Причём договорённости были достигнуты на уровне правительства Британии. Отъём Австралии и Новой Зеландии теперь можно было проводить совершенно спокойно, соглашения нагличан с работорговцами у меня были теперь представлены документально.

Теперь по охотникам. Их три группы работало на планете. Три из трёх. Естественно когда коды не прошли, искины трофея подняли тревогу, из-за чего пришлось начинать полноценный штурм судна, который длился полтора часа, тревога так же ушла и на планету. Лейтенант Фалк знал об этом. После захвата судна, когда весь экипаж был нейтрализован, а искины недееспособны после запуска специализированных вирусов в сеть, то сформировав группы во главе двух сержантов, он отправил их на планету. Как и просил Ген незаметно. Пока я не хотел, чтобы о нас на планете знали и офицеры выполняли моё желание. Два штурмовых бота стали спускаться на поверхность. Один в районе Амстердама, другой в районе Москвы. Именно там фиксировали в последний раз метки малых судов охотников, пока они не пропали с экранов, будучи отключёнными. К тому моменту фрегат-разведчик ещё не был отправлен изучать систему, поэтому сержанты знали, куда сместились челноки, и где спрятались охотники. Он контролировал все три малых судна работорговцев, зависнув на орбите в режиме маскировки. Захват охотников и их судов прошёл штатно. С третьим судном пришлось повозиться, челнок успел взлететь, так что нам достались трофеями также два неповреждённых малых судна и ещё одно, хм, годное на запчасти. Над этим континентом как раз стояла ночь, вернее конец ночи, скоро рассвет, так что парни работали спокойно, не опасаясь, что их засекут аборигены. Все охотники были пересчитаны, как живые, так и трупы, все были на месте, никто не отсутствовал, так что их подняли на трофей к остальным, посадив в клетки. Кстати, всех аборигенов, которых они успели захватить, абордажники отпустили. Тупо времени возиться с ними не было. Просто оставили на поверхности, благо было лето, где-то июнь, и те не простудятся. Да и охотники брали тех, оглушив станерами, а потом ещё кололи снотворное, так что о том, что их похищали инопланетяне, те и не подозревали, как и тысяча землян в криокапсулах. Вот с рабынями что делать? Фалк их пока освободил, в кают-кампании держит, под присмотром штатного медика абордажной секции, а что потом с ними делать, решать уже мне по прибытию. Фигня, оборудованием мнемоскопирования я просто удалю у них то время, что они провели у пиратов, они и помнить об этом не будут.

В принципе на этом всё, все работорговцы обезврежены, всё подготовлено как надо. Искины «Медвежонка» нейтрализованы и уже вытащены из шахт, на их место поставили один из четырёх искинов сухогруза, который абордажники взяли на всякий случай с собой. Пригодился, как было видно. Когда те были нейтрализованы, абордажники извлекли недееспособные из-за вирусов искины из шахт и воткнули своего. Он хоть смог заставить работать реакторы и систему жизнеобеспечения. Штатный техник абордажной секции, на которого и возлагается эта работа, сейчас бегал и запенивал мелкие пробоины, где была утечка воздуха. На большее у него не было знаний и квалификации, всё же боец больше абордажник, техник дополнительная специальность как раз на подобные случаи. Дальше уже будет работать профессиональная команда, Ген их подготовил. Что делать те уже знали, им шёл доклад с борта «Медвежонка» обо всех проблемах, так что был составлен график первоочередного ремонта.

Пока летели, разведчик доложился об остове у Сатурна. Это оказался дальний разведчик второго поколения. Судя по заборам и проб с обшивки, висит он у планеты, медленно дрейфуя порядка пятисот лет, как раз когда и использовали это второе поколение. Судя по всему работорговцы его тоже обнаружили и сняли всё что можно, так что никакой ценности кроме как пойти как металлолом в активно в последнее время работающий промышленный синтезатор, у него не было. Это хорошо, металлолома мало сталось, а корпуса надолго хватит.

До Луны мы шли на разгонных больше шести часов, но всё же добрались до места и, стабилизировав суда, встали на долгую, как я понимал, стоянку. Почти сразу с борта «России» вылетел челнок с техниками и направился к борту «Медвежонка». Оттуда по моему приказу направили к нам все пять искинов. Я выдал команде информацию, что у меня есть дроид-дешифратор, он и взломает их, отчего не потребуется тасовать искины между танкером, сухогрузом и нашим новым приобретением, чтобы штатно работали все три. Запаса искинов у меня не было, как-то не попадались такой средней модели на глаза. Другие были, малые, например, даже для больших, а средних, самых востребованных, не было.

Одним словом все по прибытию занялись своими делами, их хватало, а я собрал совещание офицеров в штабе.

— Успокойтесь, господин мичман, — усадил я нервного Фадеева обратно. — Все понимают, как вы хотите вернуться домой и узнать о своих близких, однако спустить вас вот так на планету, без проведения разведки, это не так и просто.

— Всё же я настаиваю, о разрыве контракта и о немедленном спуске нас на планету, — не унимался тот. — Более того я повторяю не только слова нашего экипажа из землян, но и всех пассажиров. Мы слишком долго ждали, чтобы вернуться домой, а тут нас просят не торопиться. Извините, Валерий Геннадьевич, но мы уже не можем ждать. То, что произошло с нашим Отечеством вполне возможно коснулось и наших близких. Отпустите нас, пожалуйста.

— Хорошо, — подумав, кивнул я, и отправил тому соглашение о разрыве контракта, где было ясно сказано, что претензий на работу меня к нему нет, а у него ко мне, и пока тот его изучал, я сообщил остальным офицерам. — Так как присутствующие тут мичман Фадеев, лейтенанты Демидов и Огнев нас покидают, причем, похоже, навсегда, вести совещание в их присутствии я считаю опрометчиво, оно может стать известно портовику или просто тем, кто это знать не должен. Поэтому названным господам придётся покинуть штаб, так как согласно только что официально разорванным контрактам, членами команды они уже не являются. Господин мичман, как вы видите, я пошёл к вам на встречу, всем землянам, с которыми у меня были заключены контракты, отправлены соглашения, половина их уже подписала, разорвав контракты, так что уже через несколько часов вы будете отправлены на поверхность. Сообщаю, что из вещей и оборудования производства Содружества взять вы можете минимум, оружие дозволяется, оно с идентификатором, настроено на вас. Одежду вы вроде как тоже заказали и вам её пошили. На этом всё, все свободны. Господа офицеры, вы можете пройти в свои каюты, на эти сутки они остаются за вами, и подготовиться к спуску на планету, собрав вещи, а мы пока продолжим совещание.

— Господин капитан, я потерял доступ в корабельную сеть, — сказал мичман, замерев на миг.

— Это так, после того как вы разорвали контракт, вас исключили из состава команды и теперь вы не сможете использовать её в полной мере. Только гостевой доступ. А он, как вам известно, сильно урезан, да и пользоваться вы им сможете не более суток, после чего и он будет закрыт. В течение этих суток вы должны покинуть борт «России». Сейчас составьте списки населённых пунктов, рядом с которыми вас требуется всех высадить. Через четыре часа Россию накроет ночь и можно начать высадку. Для этого я выделю четыре челнока. Сразу распределите по зонам ближайших высадок кто в какой сядет. В помощь можете использовать координационный центр капитана Окина.

— Благодарю вас, господин капитан, — слегка поклонился Фадеев, после чего вслед за остальными офицерами, это я про Олега с Антоном, бывшими пилотами сторожевиков, покинул помещение штаба.

М-да, похоже, зря я вкладывался в парней, столько сил и средств в них вложено, а они отказались оставаться на борту. В принципе я просчитал это, внеся в процент потерь, главное для меня было добраться до Земли, в чём такие пилоты как Олег с Антоном могли мне помочь за пилотскими пультами сторожевиков, но сейчас они уже сыграли свою партию. Запасные пилоты у меня были подготовлены, так что в их услугах я уже не нуждался. Отпускать, конечно, было не охота, но деваться некуда, пришлось.

— Ну вот, господа, у нас и первые потери. Не боевые конечно, но они есть.

— А если парни решат вернуться? — поинтересовался Ген.

— Подумаю, но вряд ли возьму. Зачем мне те, кто неверен слову? Ненадёжны они. Я так и так планировал разорваться ними контракт по их желанию, но не сейчас. Я планировал провести разведку, выяснить всё по России, и высадить парней, выдав их двухнедельный отпуск. При желании они могли вернуться на борт «России» со своими семьями. Да и за время нахождения на планете, могли бы в случае нужды вызвать силовую поддержку. Теперь они отрезанный ломоть и не могут ни на что рассчитывать. Понимаете, мои люди, это мои люди, я за них сам жизнь положу. Кто пассажир, те мне не интересны, а сейчас для меня те, кто разорвал контракт, перешли в разряд пассажиров. После того как наши пилоты высадят их на планете, я о них забуду. Кстати, не обо всех. Группа техников по средним кораблям, что отправилась на трофей для его восстановления, попросила дать им время отремонтировать судно. Они обещали приложить все силы. Не спать, но закончить с ремонтом за три дня. Я отправил им своё сообщение, выдал отпуск на две недели с сегодняшнего дня, ремонт закончат по возвращению. Парни сохранили контракт, и за время присутствия на планете они под нашей охраной. Капитан Один, это в вашем виденье.

— Хорошо, — кивнул тот. — А остальные не могли так поступить?

— Я собирался предложить это во время совещания, но как вы видите, Фадеев с офицерами-землянами настаивали на своём варианте. Я пошёл им на встречу, не хотел неволить. Кстати, они только что связывались со мной, уже узнал об отпуске техников и уточняли, почему я не предложил им этого же. Ответил, как и вам, они сами настояли на своём решении. Между прочим, не только техники получили отпуск. Несколько землян, что не успели подписать соглашения о разрыве контрактов, попросили у меня отпуск. Всего таких, считая техников, одиннадцать человек. Именно их вам и предстоит охранять, капитан, остальные балласт. Ловите список с их данными.

— Получил.

— С этим вопрос решили, теперь по остальному. Прежде чем заявить о себе землянам, нужно превратить нашу эскадру в серьёзную силу. По судам и боевым кораблям мы на неё походим, но у нас не хватает личного состава, девять процентов от нормы. Все важные позиции заняты, однако нужно наращивать мясо на костяк. Поэтому в ближайшие два месяца заявлять мы о себе не будем. Постараемся, по крайней мере. Хотя на Землю я собираюсь наведываться регулярно. На повестке дня у нас два важных момента. Нужно ликвидировать сеть работорговцев из аборигенов на планете. Причём главарей взять живыми для последующего суда. Второе, набрать людей. Причём начать нужно с будущих сотрудников СБ. Думаю выбирать нужно из офицеров Охранки и полиции бывшей Российской империи. Часть из них, конечно, перебита, часть сидит по тюрьмам, если не расстреляна, часть прячется, но нужно их найти, и предложить работу. Сорок человек полностью, на годы вперёд, покроет наши запросы в этих сотрудниках. Пока ищем их, будем отбирать кандидатов и в другие подразделения, закрывая даже не дыры, а обширные бреши. Потом, у нас отсутствует такая необходимая секция как контрразведка, офицеров и бойцов для этой секции я тоже планирую набрать из россиян. Бывших россиян. Пехотную и абордажную секцию развернуть в полнокровные батальоны. Как я вам уже сообщил в неофициальной обстановке, я решил организовать на Земле колонию, королевство. Именно введенье секций и будет вывоз австралийцев и новозеландцев на британский остров, и эвакуация будущих новороссов с территории большевистской страны. Через два месяца обе секции должны иметь полный штат, а в пилотах и операторах атмосферных грузовых платформ, ещё и значительные превышения в штатах. Командиры секций получат звания капитанов, капитаны Один и Окин, звания капитана второго ранга и подполковника соответственно. Все сержанты офицерские звания, рядовые — сержантские. Не зря же они эти два месяца полёта поднимали свои базы знаний выше, чтобы соответствовать занимаемым должностям. Сейчас же сосредоточимся на поиске будущих сотрудников СБ.

— Где мы их будем искать, господин капитан? — деловито осведомился Ген. — Мы не владеем никакой информацией по стране, где придётся действовать.

— Насчёт этого волноваться не стоит, я уже подумал. Конечно, архивы Охранки и полиции сожжены, бунтовщики первым делом их жгли, чтобы уничтожить улики о себе, о сотрудничестве с этими организациями, но найти нужную информацию всё же возможно. Нужны те люди, которые много что знают, особенно в этой сфере. Капитан Один, вылет четырёх челноков к Земле чтобы высадить всех пассажиров, назначен через пять часов двенадцать минут. Отберите людей, думаю шестерых бойцов пехотной секции в форме революционных матросов, будет достаточно. Под них десантные комбезы с интегрированными бронежилетами, это хорошая защита. Оружие — игольники, кобуры под них сделать как для «Наганов». Из дальнобойного кинетические винтовки «М-Девять Т», они чем-то похожи на винтовки «мосина». За иностранные сойдут, там сейчас какого-только барахла по рукам не ходит… Да и ещё, пусть госпожа Мей пошьёт мне костюм вроде того что она пошила ротмистру. Мы вылетаем следом за пассажирами в Санкт-Петербург. Если где и можно получить нужную информацию, то только там. Сейчас отобранные бойцы пусть отдыхают, у нас будет тяжёлая ночка, а возможно и день. На этом всё, господа офицеры. Что делать вы знаете, занимайтесь, остальным отдыхать согласно корабельному распорядку.

Покинув помещение штаба, я направился к себе. Техники что должны были заниматься «Медвежонком» уже вернулись на борт «России», они были из секции, что обслуживали сторожевики. Больше техников по средним кораблям и судам у меня не было, так что требуется лично заняться трофеем. Да ещё и пообщаться с мадам Билонски очень хотелось. А с учётом того что у нас через два часа назначена казнь работорговцев, чтобы эту провести процедуру до отлёта всех землян, то следует поторопиться. Кстати, одним потоком я тоже работал, управляя хирургической капсулой восьмого поколения в медсекции. Уже пять работорговцев через неё прошли, с того момента как мы встали на стоянку на орбите Луны. У части бандитов сети и имланты снимать не стали, третье поколение мы и сами изготовить можем. А вот у кого четвёртое или даже пятое, шли под ножи хирургической капсулы. Таких набралось треть от общего числа. Так что закончим с изъятием достаточно быстро. У мадам уже была извлечена сеть, между прочим, пятое поколение из линейки «Управленец». Вот так вот одним потоком занимаясь удалением сетей, другим продолжая заниматься делами по эскадре, благо их было немного, большую часть на себя взял Ген, ещё пятью потоками управлял четырьмя техническими комплексами и одним инженерным. Одним словом чтобы ввести «Медвежонка» в строй мне понадобилось чуть более четырёх часов. Как раз к моменту отбытия землян закончил. Ещё одним потоком я ломал искины, переводя их в свою собственность, как и остальные суда. Так что они вернулись на трофей и взяли его под полный контроль. Искин с сухогруза вернулся в родную шахту. Я даже подтвердить успел кандидатуру, предоставленную Окином на роль пилота и капитана в одном лице. Остальной экипаж для него подберём позже. Пока же он состоял в одном человеке. На судне присутствовали абордажники, что охраняли в первое время пленных, но они числились за «Россией», а тут должна быть своя силовая секция. Ничего, дай время подберём всё что нужно. Мне служивые нужны, офицеры, солдаты и простые люди из тех, кто не признавал большевизм как государство и ту разруху в стране, кто не хотел там жить. Я им дам такой шанс, взамен личная преданность и преданность государству, которое я собирался создать. Мы — будущие Новороссы.

Казнь прошла несколько мрачно, да и не старался я это представить торжественно. По очереди перед каждым пиратом, зачитывалось, за что их казнят. Всё это в присутствии зрителей из землян и членов экипажей судов. Бандитов и работорговцев за тяжкие прегрешения приговаривали к смертной казни путём удушения, после чего выталкивали наружу. Комбезы у тех срабатывали, как положено, герметизировались в импровизированный скафандр, а дальше им оставалось считанные минуты, дёргаясь лететь в вакууме пока не заканчивался кислород в картриджах, они маленькими были, в виде пальчиков батарейки. Надолго не хватало. У меня вот в бронескафе пятого поколения была своя климатическая установка, он сам вырабатывал воздух и перерабатывал углекислоту, так что в таких картриджах не нуждался, как бронескафы ниже пятого поколения.

Мадам Билонски, старшая жена почившего Марка, стояла тут же. Стояла и дрожала, наблюдая за всем этим представлением. Ей первой прочитали приговор. За работорговлю, самое тяжкое по закону Новоросии, который я уже написал, преступление, она тоже была приговорена к смертной казне. Но казнь была временно отсрочена. Пока в карцере посидит на борту «России», она мне ещё была нужна.

Вот примерно так всё и прошло. «Медвежонок» был полностью отремонтирован, сейчас там лейтенант Арх, осваивался, его капитан. Этот трофей я оформил как вспомогательное судно военно-космического флота королевства Новороссия. А что, на короля я вполне гожусь. Раньше на Земле так и было, главы вооружённых банд объявляли себя королями, захватывая земли и замки, а сейчас там процветающие государства управляемые правителями с длинной родословной, заканчивающихся на тех самых князьках, главарях банд. Причём ещё и гордятся этим. А я чем хуже? Нужно же с чего-то начинать.

Официально я объявлю по своей эскадре о создании королевства Новороссия, по возвращению с планеты, а пока терпит. Мне нужны люди, много людей. Включая простых крестьян. Лучше из крепких хозяйственников. Сейчас действительно шёл двадцать второй год и за них уже начали приниматься большевики. Кормить же страну как-то надо. Вот они и грабили таких людей, зачастую убивая, чтобы прокормить свои большевистские семьи, чем ещё больше толкали страну в пропасть. Позже колоссальным приложением сил и с большими людскими потерями они выберутся из этой ямы, но это будет позже. Как мне говорила мама в прошлой жизни, она и отец тогда в голодомор потеряли своих родителей. Её родители умерли от голода. Их считали кулаками, ограбили, а потом и затравили. Из шести детей выжила она одна, помогли добрые люди, но всю семью она потеряла. Родители отца были из казаков. Их станицу полностью вырезали подразделения регулярной Красной Армии. Отец спасся только потому, что гостил у бабушки в другой станице. Спрятали, помогли сменить фамилию и дали жить дальше. Таких людей много, и их будут гнобить до тридцатых годов. Время спасти их ещё есть, этим я и собирался заняться. Часть людей, пока мы летели к Земле, планировал переманить с помощью своих землян, но раз они откололись от нас, причём в категорической форме, то что ж, это был их выбор. У меня не как в земных бригадах было, рупь вход, выход золотой. Тут наоборот, принимали всех, а если уходили, назад в нашу команду дороги уже не было.

Вот примерно это всё и произошло за те шесть часов до назначенного часа отлёта. Капитан Окин справился, люди были рассредоточены по разным челнокам так, чтобы с максимальным сокращением по времени развести всех землян. Большая часть были из прибрежных городов и сёл, а некоторые, например казаки, из глубинки России. Как бы то ни было, но подошло назначенное временя. Сам я не спал и чувствовал усталость, но полчаса в лечебной капсуле сняло это проблему, и я был как огурчик. Как только четыре челнока с землянами покинули борт «России», следом за ними, с опозданием в двадцать минут вылетел ещё один челнок, четвёртого поколения разведывательной версии. Этот челнок среди прочих был взят мной трофеем среди остального оснащения на станции Фронтира.

Земляне из бывших членов команды о нас не знали, о том, что я планировал спуститься на планету, так что мы следовали в отдалении за челноком, спускавшегося над Питером. Он там должен был высадить трёх землян. Фадеева, ротмистра и одного из моряков. Они были жителями этого города. Челнок совершил посадку километрах в пяти от окраины города на полевой дороге, чтобы землянам идти было недалеко, после чего поднялся и полетел развозить остальных. Они тут тоже в окрестностях Питера проживали. Мы же сели с другой стороны неподалёку от моря, где и были высажены. После этого челнок остался на месте, из грузового отсека вышло четыре боевых дрона, и заняли оборону, а я, осмотревшись, ночь мне не мешала, велел:

— Идём.

Собравшись в группу, мы двинули через кустарник к затемнённой окраине города. Сам челнок дожидался нас в расселине оврага рядом с холмом, маскировка хорошая, обнаружить его недолжны. Дети если только, но дроны их усыпят станерами и отнесут подальше. Одеты мы были под местных, я в достаточно приличном костюме горожанина, даже сказал бы в дорогом костюме, почти дворянском. Со мной шесть бойцов во главе с сержантом пехотной секции. Все шестеро в форме военных моряков с надписями «Балтийский флот» на фуражках. На поясах подсумки, поддельные, там патронов не было, так мелочёвка разная вроде гранат. Изображали мы ЧК. Я сотрудника, бойцы силовое прикрытие. Ещё бы им пластиковые подделки пулемётных лент крест на крест на грудь, смотрелось бы органично, однако этот челнок, на котором мы спустились, весь световой день висел над Россией и производил съёмку, в частности Питера. Моряки в городе были, но уже без лент. Ушло это ношение в прошлое. С подсумками были, но без лент. Жаль. Я бы всё же заказал Мей изготовление этих лент, но так не хотелось выделяться.

Шли мы на удачу, это действительно было так, конкретного адреса, куда мы могли бы обратиться, не было. Однако информация ходила по городу, возьми да подбери. Я о патрулях большевиков. Все спецсредства для допроса у меня были с собой, так что получил одну информацию, проверим, другую, пока не выйдем на тех, кто знает больше всех. Обычная практика.

Шли мы, сторожась, впереди два бойца, один из них «погонщик», он использовал двух летающих дронов для разведки пути, потом в коробочке из бойцов уже я. Это не я отдал приказ охранять меня, капитан Один сержанту отдал его, а тот командовал бойцами. В принципе я тоже имел под костюмом десантный комбез, который пробить местное оружие не в состояние, в смысле торс, конечности могут, но всё равно не стал спорить. Раз нужно, значит нужно.

Мы вышли на окраины, миновав стороной какое-то болотце, или озеро, отсюда непонятно, выйдя на окраину, и стали дальше углубляться по улочкам в центр города. Брехали дворовые псы, звеня цепями, чуя нас, но мы опрыскались спецсредством и дальше шли в тишине.

— Командир, — услышал я в ушном динамике доклад «погонщика» группы расчистки по ходу движения, своему сержанту. — Обнаружена группа аборигенов. Похоже солдаты в патруле. Шесть человек при винтовках. У всех красные повязки на рукавах форменных рубах. У троих револьверы в кобурах, кто старший не определить, сброд, а не патруль, идут толпой, дисциплины никакой.

После доклада сержанта уже мне, я задумался на миг и приказал:

— Берём их. Допросим тогда и узнаем кто старшой. Может, что интересного выясним.

— Принято, — кивнул сержант и, оставив со мной двух бойцов, с четвёркой солдат пехотной секции выдвинулся в сторону патруля.

Взяли они их как я и говорил, без шума и пыли. Обработали станерами после чего оттащили в глухой переулок. Дальше бойцов тоже учить не надо, они к этому подготовлены, более того ещё и богатейшую практику имеют. Подойдя, я наблюдал, как сержант лично ввёл пару кубиков спецпрепарата в плечо одного из патрульных, вроде он на старшего походил и, дождавшись, когда тот очнётся, задал первый вопрос. Тут вот и вылезла первая проблема, языковой барьер. Общего аборигены не знали, а солдаты русского. Я об этом успел подумать перед высадкой, из-за чего и полетел лично, хотя мог и не делать этого, а переводить через оборудование связи, но тут требовалось личное общение, поэтому отправился сам. Благодаря оборудованию мнемоскопирования снять знание языка не представлялось сложным, скоро все смогут его выучить, но я вспомнил об этом не сразу, а только сегодня по прибытию, занят был слишком не до того было. А так времени возиться с нужным оборудованием не имел, так что создание базы по русскому языку одно из первых в моём списке первоочередных дел по возвращению с планеты.

Допрос большевика, много времени не занял. Тот был простым бойцом, даже в партии не состоял, числился красноармейцем. Но зато указал на командира. Вот командир дал нам много интересного, например, несколько адресов с дворянами, которых они пока не трогали, мол, всему своё время, не до них, власть бы удержать. Кроме разной словесной чепухи, меня заинтересовало ещё кое-что. Сегодня ЧК будет ночью брать банду из бывших офицеров, которые вчера совершили налёт на казарму красногвардейцев. Те потеряли восемнадцать человек только убитыми. Эти сволочи, по словам командира патруля, отступая, прикрыли отход пулемётом «Люиса», отчего и были понесены такие потери. От гранат, которыми они забросали казарму, было больше раненых, чем убитых. Эта операция подняла народную волну в городе и чтобы та не сорвалась в бунт, требовалось найти смутьянов и показательно их казнить. Всё как большевики и любят.

Этот патруль в ловле не участвовал. Их отправили в частный сектор, чтобы контролировали улицы. Сама операция должна начаться в три утра, в самый сладкий сон на другой стороне Питера. Сдал офицеров их помощник из местных. Стало известно, что их всего семеро, плюс шесть из унтер-офицеров, получается чёртова дюжина. Все разных родов войск. Даже два моряка были, но все они встали спиной к спине и сплотились в ненависти к большевизму. Правда, к какой они партии принадлежат, патрульный не знал. Может анархисты, может эсеры, может вообще монархисты. Мне нежны были последние, я сам будущий монарх. Главное договориться. Остальные меня не интересовали, хоть и русские. Многопартийность в своём государстве я не приемлю.

— Что с ними делать? — спросил сержант, когда допрос был закончен.

— На патруль напали бандиты. Уничтожили их, сняли форму и оружие. Следы должны остаться от ножей местного производства, никаких вибро. Нужно же как-то объяснить тишину вокруг.

— Понял, — кивнул тот.

Дождавшись когда патруль разденут, увяжут одежду в узлы, а оружие как вязанку дров, мы последовали дальше. Трофеи я отправил одного бойца отнести на борт челнока. Он нас потом по маяку найдёт. Мы же достаточно быстро, можно сказать бегом направились на другую сторону затихшего сонного города. Благодаря дронам-разведчиком счастливо для патрулей избежав с ними встреч, мы добрались до нужного района.

— Что дальше будем делать? — поинтересовался сержант. — Тот пленный только район знал, но где эти сопротивленцы укрылись, он был не в курсе.

— Сами покажут. Как ЧК прибудет и начнёт окружать нужное здание, там мы и сработаем. Всех отправим в сон, офицеров вынесем, красные наверняка транспорт будут иметь, и пообщаемся.

— Значит, будем ждать, и контролировать окрестности, — сделал вывод сержант, и стал организовывать поиск нам места для схрона.

Такое место нашлось в беседке на территории явно дворянской усадьбы. Что там сейчас не знаю, но охраняло территорию четверых часовых. Они даже не заметили, как мы пробрались на охраняемую ими территорию, и продолжали бдить. Чуть позже к нам вышел боец, что трофеи на борт челнока относил. Тоже незаметно прошёл и присоединился к нашей группе. Время было, поэтому часть бойцов задремали на скамейках беседки, судя по окуркам во множестве раскиданных вокруг, использовали её как курилку. Некрасивое зрелище. Всё заплёвано, загажено. Было видно, что красные стараются уничтожить всё, что напоминает им о дворянстве, у них теперь свой культ, поднять нищих, и бедняков на уровень жизни дворян. Это конечно на словах, но своих, с кем сидели на зонах и на каторгах, они вверх действительно тянули. Те и жили в отдельных квартирах и питались нечета остальным. Вот так вот, можно сказать землячество в действии, для них коммунизм уже наступил.

Время у нас было, а ждать пришлось больше полутора часов, пока дрона не заметили, что к одному кварталу начали стягиваться значительные силы местной самообороны, я даже успел побродить вокруг беседки и, забрав баул у одного из бойцов, переодеться в свою парадную морскую форму старшего офицера. Когда на легковой машине с открытым верхом прибыло начальство, и к ним побежал докладывать старший армейских сил, задействованных в силовом захвате, я кивнул сержанту, приказав:

— Действуйте.


Когда подполковник Юрченко, бывший офицер-контрразведчик армии Юденича, очнулся, я это сразу заметил. Мне о нём многое другие офицеры рассказали. После роспуска армии в двадцатом, он отказался сложить оружие и организовал свой отряд. Почти полтора года они действовали на территории бывшей России, однако отряд был всё же окружён и почти полностью уничтожит. Части офицеров удалось прорваться. Некоторые ушли, но самые сильные духом, отсидевшись в глухом месте, прибыли в Санкт-Петербург. По пути к ним присоединились ещё двое унтеров. Они то и показали склад с гранатами и боеприпасами, пулемёт у офицеров-партизан и так был. Дальше был организован налёт, их результаты мы сейчас видим. Не нужно ругать подполковника, он всё организовал грамотно и достаточно качественно, с несколькими путями отхода и проведённой предварительно разведкой. Вот только то, что их предаст родной брат одного из унтеров, предположить он не смог, хотя мог. Да и дальнейшие акции, что панировал Юрченко, мне импонировали. Уничтожение большевиков любыми возможными способами, при возможности без жертв среди простых граждан. Кем бы не был этот партизан, как был он офицером так им и остался. Надеюсь, он согласиться уйти ко мне под руку. Такие могут только служить и не видят для себя ничего другого.

Когда подполковник очнулся, то дернулся, увидев стоявшего рядом по стойке смирно одного из моих бойцов. Для него, если рядом стоит красный матрос, то это всё, но тут боковым зрением он зацепил золотистый блеск погон моего френча и, повернув голову, изумлённо открыл глаза. В городах контролируемых красными, только псих или полный сумасшедший наденет форму русского офицера. Ну или то кто решил совершить самоубийство. Однако тут он видел морского старшего офицера, что присев на стул и свободно откинувшись на спинку стула, закину ногу на ногу, допрашивал большевика. Причём не просто большевика, а судя по кожаной куртке и фуражке с красной звездой, ещё и самого ненавистного рода большевизма, представителя ЧеКа.

Допрос уже практически закончился, так что, задав пару второстепенных вопросов начальнику ЧеКа Питера, я повернулся к очнувшемуся и внимательно меня разглядывающему подполковнику.

— Доброго утра, вам Константин Игоревич. Как спалось?

— Уснул хорошо, проснулся не так как планировал, — хмыкнул тот, видимо достаточно быстро придя в себя.

— Такое бывает, — согласился я, даже не поморщившись от того что тот не подтвердил моего звания на словах, это означало что тот меня не признал. — Уснёшь в одном месте, а просыпаешься в другом… Кстати, боец, этот большевик мне не нужен.

Последнее я сказал бойцу пехотной секции на общем языке, отчего тот подошёл к чекисту и пробил ему штыком «мосинки» грудь, не забыв провернуть штык. После чего подхватил тело подмышки и потащил его наружу. В последний час такой практики у бойцов прибавилось, делал всё с немалой сноровкой.

— Кто вы такой? — прямо спросил у меня Юрченко, садясь на лежанке и осматриваясь. — Где мои люди?

Брат-предатель унтера владел харчевней, вот в ней в помещении для персонала и спали офицеры. Остальные посетители и персонал спали крепким сном. Его подчинённых уже вывели, так что подполковник остался тут один и его вопрос о людях был вполне логичен и ожидаем.

— Ваши подчинённые находятся во дворе, помогают моим солдатам. Я с ними уже пообщался. А насчёт того кто я такой, отвечу прямо и честно. Я потомок русских дворян, что родился заграницей, и жил там. Вернувшись на родину предков, я застал тут только разруху и голод. Мои возможности таковы, что я вполне могу создать новое государство, которое получит наименование Новая Россия, и будет располагаться на территориях континента Австралия и Новая Зеландия. Эти земли я собираюсь отобрать у англичан, которые и спровоцировали революцию в России, что и привело к её краху. Поверьте, у меня достаточно сил и возможностей, чтобы отобрать у них эти земли не спрашивая разрешения. Честно говоря, оно меня не особо интересует. На земли королевства Новороссия я собираюсь перевести всех русских кто против кровавого правления большевизма, и поддерживает монархических взглядов. Насколько мне известно, со слов ваших людей, вы как раз из таких, ярый монархист. Честно скажу, род Романовых прервался, те что остался не достойны сесть на трон, да их никто и не пустит, свой трон уступать никому я не собираюсь. Так же Новороссия берёт на себя все долги и обязанности России, сразу аннулировав их, так же история России, станет её историей, как потомка и наследника. Новороссия повторю, это та же Россия. Своё королевство я собираюсь сделать закрытого типа, не хочу, чтобы по моим землям бродили иностранные шпионы и туристы. Ещё добавлю, что в отличие от прошлого правителя, своих людей я берегу и поддерживаю всегда. Если вы согласны, то пост начальника отдела контрразведки военного министерства королевства будет сохранён за вами. Ваша семья, все родственники, если ни живы, будут вывезены на землю Новороссии, за счёт государства. Вам как действующему офицеру будет предоставлен загородный дом и квартира с возможностью выкупа в личную собственность. Зарплата в два раза больше чем вы получали ещё при военном министре Российской Империи согласно занимаемой должности.

— Вам не кажется что это чушь?

— Почему же, я проверил уровень вашего интеллекта медицинским сканером, пока вы спали. Сто семьдесят шесть единиц интеллекта, вы на эту должность вполне годитесь, уверяю вас.

— Я не совсем понял насчёт интеллекта, однако, я о другом. Многие офицеры спят и видят, мечтают, что всё вернется, как было при императоре. Вы действительно думаете, что я поверю в эту чушь? Посмотрите вокруг. Мы уже проиграли, народ за большевиков, чтобы они не творили, нам остаётся лишь достойно умереть. Прошлое не вернуть.

— Короче, подполковник. У меня есть два вопроса, ответив на которые вы решите свою судьбу. Вы даёте мне и моему государству присягу как своему будущему правителю и стране? Пойдёте ли вы ко мне под руку и будете служить честно и самоотверженно?

— Нет. Не знаю, кто вы в действительности, но ничего общего у меня с вами нет, и не будет.

— Хорошо, я зафиксировал ваш ответ и запомнил его. Два унтера из вашей группы отказались принять решения пока вы его не примете. Все остальные уже принесли мне клятву верности, присягу они принесут завтра, когда я официально объявлю о наследнике России. Информация в мир об этом выйдет через три месяца. На этом всё, мы уходим.

Юрченко остался сидеть на своей лежанке, тиская под подушкой «Наган», я не стал забирать его, так что, покинув комнату, я прошёл коридором к заднему выходу и оказался во дворе, буквально заваленным трупами красноармейцев. Их участвовало в захвате сто семьдесят шесть бойцов и их командиров. Все они были тут, включая командиров. У всех было одно смертельное ранение. Удар штыком прямо в сердце. Пусть их коллеги и однополчане гадают, как враги смогли их так нейтрализовать, что убили одним и тем же ударом.

— Уходим, — скомандовал я, появляясь во дворе, после чего сказал двум унтерам, как и все сопротивленцы, одетые в гражданскую одежду. — Ваш командир отказался. У вас минута на принятие решения.

— Мы с ним, — отрицательно покачали те головами.

— С братцем своим сам разберись, мы его не тронули, — сказал я одному из них и направился к воротам.

Подполковник вышел за мной следом, поэтому я дал несколько минут своим новым людям попрощаться с ним, вряд ли они когда увидятся. Сам Юрченко, увидев заваленный трупами двор харчевни, встал столбняком, но пока шло прощание, он пришёл в себя, и строевым шагом подойдя, обратился ко мне:

— Выше высокоблагородие. Разрешите принять ваше предложение?

Мельком посмотрев на машины, стоявшие у въезда, а так же на светлевший горизонт я покачал отрицательно головой.

— Может у меня подполковник и есть недостатки, но один из них в том, что я делают всегда только одно предложение, один раз, и никогда не повторяюсь. Свой шанс вы упустили. Дорога в Новороссию для вас закрыта. Честь имею, — козырнув, я отправился к машинам.

У большевиков мы выхватили шесть грузовиков, что-то вроде «полуторок», только с эмблемами «форда» и две легковые машины. Все офицеры к счастью умели ими управлять, и даже мне одна досталось, так что, рассевшись по машинам, загруженных формой и оружием перебитых большевиков, мы покатили к выезду из города. Я уже вызывал грузовой бот с «России» так что к моменту, когда мы добрались до пустынной дороги за городом, вот-вот должно было рассвести, туда спустился и бот и подлетел челнок, покинув укрытие. Загрузив технику и людей, мы стали подниматься на орбиту.

Конечно, для офицеров и унтеров всё было шоком, они не ожидали что у меня под управлением такие силы, но поспрашивали, пока летели и, узнав, чем я располагаю, аж загорелись. Правда, пришлось их немного притушить. Уничтожать большевиков и насаживать диктатуру в России я не буду, бесперспективно, так что только новые земли и возвращение старых традиций. Одним словом теперь у них будет новая родина, о старой придётся забыть. Вряд ли это получиться, но всё же лучше не вспоминать, а строить новое Отечество. Нужно жить дальше. Всё это я и говорил, пока летели. Битва с большевизмом проиграна, те полностью победили, так что будем строить новую жизнь для себя. Говорил я достаточно убедительно и проникновенно, так что сбил накал страстей. Да и пообещал часть строений, вроде Зимнего, царского дворца, Кремля с Красной площадью и остальное что ненужно большевикам вывезти на новые земли. Да, у меня имелись такие возможности. Всё же три больших орбитальных грузовых платформы во владении, они и не такое могут. Нужно лишь подготовить для них команду, инженеров, что займутся делом, пока большевики все памятники архитектуры не взорвали, и пусть вывозят их. Главный архитектор Новороссии разберется, куда их поставить.

По прибытию я решил, что из нашего неорганизованного штаба нужно создать настоящий, да и армию с флотом тоже, а хребет всего это именно Генштаб. Среди новичков таких офицеров не было, чистые строевики и служивые, так что, передав их Гену, тот отправит их в медсекцию на сеанс гипнообучения общему языку, после чего даст возможность выбрать, кем они станут. Планшеты со списком профессий им выдадут. Потом будет три дня на освоение, акклиматизацию можно сказать, медсекция, где им установят сети и импланты согласно подписанным десятилетним контрактам на действительную военную службу королевства Новороссия. Да, я официально по эскадре сообщил об этом. Даже Гена напряг. Как король, издал первый указ о получении в качестве контрибуции и откупных земель Австралии и Новой Зеландии из протектората Великобритании. Ген же назначался мной на весь срок его контракта наместником этих земель со столицей в городе Сиднее. Контракт у него был открытого типа, не чисто на старпома, так что кем я его поставлю, тем он и будет. Так же и с другими контрактами остальных моих людей. Лишь новички, поднятые на борт, как будут служить по своим профессиям, так и будут. Они одни принесли присягу королевству Новороссия, и первыми стали её гражданами. Освобождённым из рабства гражданам Содружества я этого не предлагал, но дал пять лет на раздумья. Как контракт закончиться они покинут Солнечную систему, или останутся тут полноправными гражданами.

Большая часть из новичков были направлены в пехотную секцию в рядовой состав, а вот двое стали корабельными техниками на «Медвежонке». Тот был приписан к флоту, военный транспорт, так что служили они по военным контрактам. Минимальный первый срок у меня был десять лет, дальше уже по выбору, но не меньше пяти. Кстати, новички были очень удивлены что можно будет прожить куда дольше чем обычные земляне благодаря совершенной медицине инопланетян и в первое время ходили в эйфории узнавая много того что просто выводило их в нирвану.

Так вот, по прибытию на борт «России» я развил бурную деятельность. Все новички, как офицеры так и унтеры после процедуры гипнообучения общему языку, пока он не усвоился и они не заговорили на нём, сели писать списки офицеров с монархическими взглядами, уехавшие за границу и проживающие там. Мне нужны были их данные, их воинские специальности, умения, а так же черты характера. Мне нужны достойные люди, имеющие понятие, что такое честь. Я планировал выйти с ними на связь. Один с двумя своими подчинёнными находился в карцере, где вёл допрос сотрудника ЧК. Не всех мы тогда уничтожили, а информация у него была интересная. О жандармах и полицейских. Этот чел как раз по ним и работал, много крови на нём было. Не судили этих бывших борзых императора, сверху поступил приказ, при аресте расстреливать. Вот именно эти нужные сведенья я и собирался получить от чекиста. По его словам взяли недавно аж троих, через одного на других вышли, очень уж они замаскировались хорошо. Два жандарма, оба офицеры и один полицейский, этот из унтеров, но из розыскного отдела. То есть вполне неплох. Даже кое-какую славу имел по розыску и аресту известных преступников и воров. Если бы не революция он бы в офицеры выбился благодаря своим талантам. А сейчас сидел в камеры следственного изолятора ЧК. Кстати, так было много достойных людей, поэтому этой же ночью я собирался совершить налёт на неё и всех вывезти. Кого ко мне, кто останется на планете отказавшись перейти под мою руку, или просто, если тот недостоин. Один, на которого и была возложена эта операция, продолжал допрос, выбивая у чекиста нужные ему сведенья. Тот упёртым оказался, фанатиком, пришлось химию использовать. Как переводчик был использован один из унтеров, кстати, командир пулемётного расчёта в Империалистическую, как он её называл. У нас он примет должность командира секции тяжёлого пехотного оружия. С интеллектом у него было всё в норме. Сто сорок три единицы, так что легко потянет её. Контракт на армейскую службу он уже подписал и был в курсе, что получит офицерское звание и должность. Кстати, по традиции я планировал поначалу будущих офицеров прогнать через рядовые и сержантские должности, чтобы те знали всю кухню, но так как боевые части по штату ещё не сформированы, вот и приходилось ставить на офицерские должности, фактически всех тех, кто под руку подвернётся. В будущем я собирался убрать эту практику. Как, уже говорил, пройдя путь от рядового до офицера, такой командир покажет себя со всех сторон, можно ему дальше расти или нет.

Для всех новичков было в шоке узнать о том, что в Новороссии все равны, и должности выше они могут занять не по родословной, а по уму. Чем умнее, тем выше поднимешься. К моему удивлению, но они восприняли это как должное. Один из офицеров, поручик, даже порадовался, что больше не будет над ними откровенных тупиц, которые ничего не знаю, ничего не умеют, а командуют так, что от подразделений ничего не остаётся. Подобная практика, принимаемая в Содружестве и перенятая мной, им понравилось. Но они молоды ещё, вот с теми, кто пожил, будут проблемы. Им это вряд ли понравиться. Ещё бы, как же сыночку кровиночку не поставить на тёплое место? Ну и что, что он туп как пробка, он ведь достоин, он ведь сын таких людей как они. В моей государстве такой практики не будет, вот так. Да и не собирался я по генералам и другим старикам проходиться, созывая их. Вот полковники и ниже, это да, это те, кто мне нужен.

— Господин капитан, — вышел по внутренней связи на меня капитан Один. — Появилась срочная информация, нужно ваше мнение и решение.

— Докладывай, — кивнул я, не отрываясь от работы.

Мы с тремя медиками собирали в отдельном медбоксе медсекции оборудование мнемоскопирования, готовя его к тестированию перед работой, когда на меня вышел Один. Так что я, не прерывая работ, тут немного осталось, выслушал доклад.

— Чекист только что выдал сведенья, что сегодня в обед будет произведён плановый расстрел. Они в обед всегда кого-нибудь расстреливают. Так вот сегодня среди прочих будет расстрелян жандармский полковник Семёнов.

— Он из какого отделения? — заинтересовался я.

— Из первого отделения Отдельного корпуса жандармов. Это отделение отвечало за личный состав, комплектование частей Отдельного корпуса жандармов. Сам полковник даже этим ублюдком был охарактеризован как ярый монархист и очень крепкий и достойный человек. Его уже две недели держат в казематах, а сломать так и не смогли. Сегодня расстреляют.

— Да, такой сотрудник нам пригодится. Я собрался создать в контрразведке расширенный отдел, который будет заниматься проверкой новичков. Этот полковник идеальная кандидатура с его-то опытом. А уж с сетью и специализированным базам по охране государства, ему цены не будет.

— Я тоже так подумал и решил связаться с вами. Помимо этого полковника в той тюрьме около полутора тысяч человек. Бывшие чиновники, купцы, военные, курсанты военных училищ, даже простых горожан хватает. Нам это интересно?

— Да, нам это очень интересно. Думаю, после освобождения многие из них захотят переехать к нам. Это и будет костяк для столицы королевства, дальше уже потихоньку будет обрастать людьми и имуществом. Значит, разрабатывай план налёта. Город полностью в сон, чтобы без свидетелей, грузовые и штурмовые боты на площадь, зачистка тюрьмы, и вывоз всех заключенных вместе с архивами куда-нибудь в сторону в пустынную местность. На орбиту поднимать не будем. Там распределение, кто с нами тех на орбиту. Кто откажется, отпускаем на все четыре стороны. Операция на тебе. Кстати, в городе не одна тюрьма. Выясни координаты у чекиста всех тюрем, да и вообще где держат задержанных, после чего освободите их. Задача та же. Вывести и провести предварительные переговоры. Работай, а я пока узнаю как дела у старпома. К моменту начала операции будут языковые базы, так что приводчики вам не потребуются.

— Это просто отлично, — обрадовался капитан, после чего отключился, а я связался с Геном.

Тот был загружен по глаза, такая должность свалилась, так что пришлось вырывать его из работы, чтобы тот мог ответить мне на пару вопросов. Сам наместник был у меня в единственном числе, кто имел нужные знания, так что все свои же вопросы по организации администрации наместника решал сам. Ему остро были необходимы люди, и я обещал предоставить их ему в ближайшее время. Тюрьмы у большевиков были полны. Думаю, отказа в добровольцах у нас не будет. Куда угодно только бы подальше от них. Ну а за вывоз своих семей они скажут только отдельное спасибо.

Пока ещё старпом, что передаёт дела заму, одному из опытных пилотов малых кораблей, но ещё не наместнику Гену, моё предложение не просто понравилось, а очень понравилось. Он уже зашивался, не знал, за что хвататься, вернее знал, но времени на всё у него попусту не было. Так что получить несколько человек, а то и не один десяток на формирование будущей администрации наместника его можно сказать окрылило. Он сразу дал своё согласие, когда будет проводиться отбор прибыть на планету, и участвовать в проверке всех освобождённых из мест не столь отдалённых. Из тех, кто согласиться переехать Новороссию, хоть простым гражданином, он будет набирать управленцев, в администрации, в мэрии или просто в сферу обслуживания городов. То есть и лавочники нам нужны, и купцы, и производственники. Да все. Кстати, лично я собирался часть фабрик сдавать в аренду производственникам. Нужно же им на что-то жить. Продавать не буду, аренда. Пусть их используют и заваливают наших граждан необходимым в быту и жизни товаром. Не всё у меня есть, но многое будет. Запрет на продажу этого оборудования другим странам, ставить я не буду, нужно же на чём-то зарабатывать, налоги, да и процент получать по отчислениям. Всем хватит.

Про сети, чтобы так же на всех хватало, я тоже успел подумать. Наделал десять тысяч бесплатных простейших сетей с минимум возможностей, потом шесть тысяч линейки «управленец», тысячу для медиков, три с половиной тысячи для техников, две с половиной тысячи линейки пилотов, восемь тысяч линейки «штурмовик» и «офицер», тысячу линейки «Коп», четыреста линейки «инженер», две тысячи линейки «учёный», пятьсот линейки «лаборант», а так же две тысячи линейки «шахтёр». Та же линейка управленцев годиться для всех кто работает на руководящей должности, не только сотрудникам госучреждений, и чиновникам, но и производственникам, да любому начальнику. По шахтёрам скажу так, таких кораблей у нас нет, но так как они универсальны, эти сети пойдут для пилотов гражданского флота. Да и в будущем я собираюсь приобрести шахтёрские суда, сформировал на их базе несколько частных добывающих компаний. Проще говоря, я продам их частникам, чтобы на них была добыча, не отвлекая на это силы государства. Пока материала хватает, но в будущем нашим заводам потребуется концентрат руды. А так ко всем сетям было изготовлено соответствующее количество имплантов, так что на первое время запас есть. Кроме простейших естественно, бесплатных. Если кому надо будет, докупят, бесплатные только сети. Установка за счёт государства. Из бесплатных баз второй ранг «Юриспруденция королевства Новороссия», пока нет, но будет, база второго ранга «Юрист Содружества», второй ранг «Торговля», одноранговая «Общий», по языку, и одноранговая база «Королевство Новороссия». На этом всё. Некоторые базы ещё нужно сформировать, но большая часть всё же есть.

Дальше шла подготовка к операции, ведь её придётся проводить днём, через несколько часов. Сейчас на территории России время восемь утра по Москве. Капитан Один в данный момент формировал боевые группы, подбирал техников и смотрел, что взять из спецбоеприпаса, чтобы погрузить в сон такой город как Санкт-Петербург, нужна была специальная бомба, что выдаёт в полёте нейтрализующее излучение. У нас к счастью такие были разных калибров. Вот офицеры, проведя замеры, подобрали нужный калибр. На пять часов излучение такой бомбы нейтрализует всех, кто попадёт в её зону действия, гарантированно. Дальше около тюрем садиться полтора десятка судов, которые впускают бойцов и главное боевые комплексы дронов и дроидов. Всё же у нас боевые секции не комплектны. Пока не комплектны.

После зачистки территорий «погонщики» управляя техническими и медицинскими дроидами с носилками и гравитележками, тут медики тоже участвовали, причём все, грузят освобожденных в трюмы ботов и челноков и перевозят их в пустое и безопасное место. В какое именно, уже было подобрано. Большой луг на излучине реки. Понятно, что нужно сделать не один рейс, но все расчёты показали, что мы должны успеть. Как оказалось, мы просто не смогли правильно оценить наполненность тюрем, и было очень тяжело, однако мы справились

Сама операция началась буднично. От борта «России» отвалил бомбардировщик и направился в сторону планеты, обходят Луну стороной. Ему ещё и часть планеты нужно было облететь, Россия с другой стороны находилась. Потом произошёл пуск бомбы. Для этого бомбардировщик даже спускаться не стал, а сбросил её на нижней орбите. Та попала куда нужно и, зависнув над городом на километровой высоте минут двадцать гудела, пока не осыпалась пылью, но дело своё она сделал. Город спал днём, причём весь.

Мы к этому моменту уже подходили, но не торопились, чтобы не попасть в зону работы «сонной» бомбы. Как только та самоликвидировалась согласно заложенной программе, все малые суда устремились вниз. Для этого мы задействовали всех свободных пилотов, их уже не хватало, даже я за штурвалом сидел. Ничего, надеюсь после этой акции, будет хватать.

Ещё с орбиты специальными маркерами были помечены крыши тюрем или зданий где могли и держали задержанных. Боты и челноки садились, выпускали техническое воинство, редко когда были использованы живые бойцы, но всё же и их использовали, после чего проводилась зачистка. Пленных не брали, и в живых тоже не оставляли. Нам такие идейные враги живыми ни к чему, потому их ликвидировали прямо на рабочих местах. После этого вскрывались камеры, и всех кто в них находился, перетаскивали во двор на грузовые платформы, а те уже перевозили в трюмы ботов и челноков. Когда те отсутствовали, с полными отсеками увозя спасённых на выбранное место, там уже мы с Геном командовали, задержанных складывали во дворах тюрем или на местах стоянок малых судов, чтобы нести было меньше, не теряя времени, когда те пустые вернуться. Тогда-то мы и узнали, что немного переоценили свои силы. В одном Питере было около пятнадцати тысяч человек, кто был брошен за решётку. Я не говорю, что все там были из-за сословного различия, ранее занимаемой должности или другим политическим взглядом, мелкой воровской шушеры тоже хватало, но там и десяти процентов не было, я бы даже сказал около трёх, даже два с половиной было от общего числа.

Так вот, пока парни старались, с нагрузкой перевозя освобожденных, мы с Геном и медиками тоже работали. Кстати, почти все бойцы абордажной секции были с нами. Они организовали живую цепь охранения, сидели за пулемётами. Так что освобожденные свалить просто не могли, если только под пулемётным огнём. Нам пока не нужно было, чтобы информация о делах, что твориться на этом луге, разошлась по ближайшим деревням.

Больше всех выпало поработать медиком. Ведь нужно каждого уложить на траве, вколоть препарат и когда тот очнётся, указывать в сторону длинного стола, где сидело пять человек, и перед каждым уже выстраивалась очередь. При этом приходилось говорить, что они в безопасности, ничего стоит опасаться и лишь пройти процедуру опознания. Все уже успели выучить языковую базу и говорили хоть и с небольшим акцентом, который вскоре исчезнет, всё же могли пояснить, что хотели донести. Кстати, языковую базу русского я взял у одного из офицеров с отличным произношением и явно чувствующимся высшим образованием. У меня у самого акцент имелся. Так что говорили все неплохо. Пару раз девушки-медички попадали в разные неприятные истории. Некоторые из освобождённых вдруг бросались к ним и брали в заложники. Всех их ждала одна участь. Девушек освобождали, бандита приводили в чувство и демонстративно пускали ему пулю в лоб. За своих людей я был ответственен и не потерплю, чтобы они пострадали. Один из шести расстрелянных был бывший офицер. Не разобравшись в обстановке, пытался уйти, используя заложника по примеру других, и был позже приговорён. Жаль, конечно, но тут действует принцип, напал — ответь. Даже заступничество его друзей, которые нашлись среди освобожденных, тому не помогло. Не нужно было нападать на сестру-милосердия, не по-офицерски это, не достойно. То, что мы из космоса, мы тщательно скрывали, все были в российской офицерской форме, девушки-медики в платьях сестёр-милосердия. В общем, играли хорошо.

Чтобы те не видели боты и челноки, то когда первые три тысячи были доставлены на этот луг, медики стали приводить их в чувство, а остальных свозили на поле за лесом, так что увидеть челноки и боты они не могли. Деревенские что жили вокруг легко, да они и видели, попрятавшись от наших малых судов, но на них мне было плевать, мало ли что им привиделось, кто поверит? Три месяца бы продержатся, а дальше видно будет.

Правда всех мы обработать и опросить не сможем, банально людей не хватало, так что при погрузке смотрели на одежду. Это конечно тоже могло вести в заблуждение, но иногда помогало. Даже один генерал от инфантерии обнаружился. Одним словом, все вот эти три тысячи мы и смогли только обработать и опросить до наступления темноты. До остальных просто руки не дошли. Не хватало их у нас. Правда, я дал остальным спасённым шанс. В каждой группе, а их было всего пять, по три тысячи человек, доставив до глухих мест, я оставил по офицеру и среднему контейнеру с пищевыми пайками. Места были найдены в тех районах, где была вода, а контейнеры были доставлены в последний момент. В них, как я уже говорил, находились солдатские пайки. С одной группой мы работали, значит оставалось четыре. Для того чтобы прояснить ситуацию и чтобы они остались на месте я специально выделил по офицеру, из тех что новички, но с полным запретом рассказывать о наших возможностях. Однако о королевстве даже потребовал подробно объяснить, сообщая, что они уже стали их полноправными гражданами и числятся на военной службе. Не знал я, что столько людей освободить удастся, памятки бы тогда на русском написал, чтобы офицеры горло не драли, и так импровизировать пришлось по ходу дела. Пайков в контейнерах хватит дня на три, так что я надеялся спокойно усвоить и остальных людей, кого-то забирая, кого-то оставляя. Кстати, женщин хватало, и как говорят бойцы эвакуационных групп, даже дворянки встречались, если по одеждам судить. Ну или богатые купеческие детки, их сложно различить было. Офицерам я выдал по «нагану» и карабину «мосина», они должны были из бывшего служивого люда, офицеров и других кому приходилось служить императору, сформировать боевые группы, что возьмут на себя охрану и порядок. В общем, пару дней они должны были быть представлены самим себе, имея связь со штабом на борту «России», так как у нас вдруг возникли другие проблемы.

Проблема перед нами действительно вставала серьёзная. Некуда было отправлять людей, что согласились перейти под мою руку и стать гражданами Новороссии. Я-то рассчитывал человек на пятьсот, что нам подойдут да и согласятся тоже, и такое количество мы могли принять в жилых модулях на судах, пока не возьмём под контроль территории Австралии и Новой Зеландии. Однако из трёх тысяч ко мне под руку решило перейти две тысячи триста сорок один освобожденный нами из лап большевиков бывших узников их застенок. Причём особых причин чтобы отказать, я не видел. Всего на приёме по опросу работало пять человек. Кто имел специальные знания для этого и даже некоторый опыт, они и сидели на приёме. Один из них был я. Причём я сидел в центре и наблюдал за работой четырёх других по двое сидевших по бокам. Было видно, что работа ведётся качественно и бывшие чиновники, работники культуры, мелкие предприниматели, простые горожане, профессура, военные, немногочисленные полицейские и жандармы вполне подходили нам по всем параметрам, и им было дано согласие на получение гражданства и работы по выбору. Пенсия и социальные льготы государственным работникам, а также бесплатная медицина, гарантировалось. Это многих подкупало, кто хотел стабильного и уверенного будущего.

Всего не было принято, которым отказали, чуть больше трёхсот человек. На столах были постановлены планшеты с написанными мной программами и те показывали по поведению, температуре тела и зрачкам, врёт собеседник или нет. На всех этих выводах, включая сам опрос, и ставились результаты. Из тех трёхсот все лгали, врали честно глядя в глаза. Я, конечно, сам мастерил эти самодельные детекторы лжи, но погрешность была минимальной, так что мы реально избавились от балласта и нахлебников. Остальные сами отказались к нам переходить и попросили отпустить их. Я пообещал, что с наступлением темноты оцепление будет снято, и они могут идти куда пожелают, остальных, принятых попросил остаться на месте, с наступлением темноты их эвакуируют. О пище я тоже не забыл позаботиться, ещё до того как очнулся первый из трёх тысяч, доставили контейнер с пайками. Многие были худые как скелеты, их морили голодом. Таких медики держали на особом контроле, чтобы не было проблем. Так что все были сыты, и терпеливо ожидали, когда их эвакуируют. Вот тогда глядя на эту толпу, где стоял громкий гул от разговоров, я и понял что попал, до этого просто времени не было подумать, куда их всех девать. Некуда мне их было девать, а бросать не хотелось категорически, я уже считал их своими и дал обещание, что эвакуирую так же и семьи. А ведь тут по каждой в отдельности нужно работать, значит, требуется найти и завербовать эмиссаров, чтобы они находили их семьи, свозили незаметно для большевиков в одно место, где мы их будем эвакуировать, можно даже со скарбом.

Так вот, бросить людей я не мог, один Ген для себя набрал больше сотни человек, причём как он категорически говорил, все они ему нужны, и всех их быстро нужно провести через присягу, установку сетей и закачку баз, чтобы они быстрее начали работы. Причём можно и без быстрого обучения баз, терпит пока, наработанного опыта чиновников хватит. Именно на эту сотню и ляжет тяжесть начального этапа превращения Австралии и Новой Зеландии в государство Новороссии. Именно так и никак иначе.

— Ген, боюсь, три месяца ждать не придётся. Уже сейчас нам нужно вывозить граждан Новороссии.

— Вы хотите сообщить всем странам о своём прибытии?

— Боюсь что да. Была мыслишка захватить один городок, или самим его организовать в пустыни и пока вывозить людей туда, но это захват территорий. Даже по нашим законам это считается преступлением. А вот когда мы объявим, причём официально о том, что забираем их в качестве платы за вмешательства в дела нашей прародины, да ещё уличим в связях с работорговцами из космоса, тогда к нашим действиям не подкопаешься. Вот что, вы наместник со своими людьми займитесь освоением следующей трёхтысячной группой, лучше с той, что находится за лесом. Там часть уже разбежаться успела, но остальные ждут вас.

— Моих людей, это из отобранных?

— Вашими людьми они в будущем станут. Я про Кару и двух помощников по отбору, других у вас всё равно пока нет. Оставьте тут старшего, в три часа утра прибудет первый транспорт за ними. Остальные пусть отдыхают и не покидают этот луг. Оцепление я сниму, оружие для безопасности завозить не буду. Мы эти территории контролируем с орбиты, если что боевая группа сразу прибудет.

— Понял. Думаю, на стимуляторах мы всё ночь продержимся.

— Главное работайте. Освещение вам организуют.

Уже в сумерках я отошёл в сторону, где на глазах шокированных освобожденных сел челнок, я их уже своими считал, так что тайны в этом не делал, и пока информация о нас растекалась по толпе, прошёл на борт, и взлетел на орбиту, направляясь к «России». Там я написал дипломатические ноты протеста правителям разных стран на русском языке и распечатал. В них от своего имении, сообщил, что образуется новое государство королевство Новороссия, наследница великой Российской Империи, и что у Англии как главной виновницы бед и за вмешательство в дела России в наказание в качестве платы и контрибуции забираются Австралия и Новая Зеландия. Все кто там сейчас живёт, кроме коренного населения, будут вывезены на их остров за наш счёт. Для дипломатов всё, что я написал, конечно, полный бред, но ведь как подать. В каждой столице государства на главной площади садился наш челнок и любому постовому, главное чтобы в форме был, вручался пакет с моей нотой, после чего на глазах шокированных зрителей тот взмывал ввысь. Более сорока нот были переданы за семь часов, и за это же время капитан Один ликвидировал английскую сеть работорговцев, взяв их главарей. Ликвидировал демонстративно, с использованием штурмовиков и истребителей класса космос-атмосфера. Так что в разных концах острова поднимались дымы и раздавались взрывы. Один из штурмовиков выпустил ракеты по зданию, где находился премьер-министр. Он не пострадал, однако одно крыло здания было разрушено, да и жертв среди персонала и обслуги хватало. Все мои сообщения дублировались по радио, где оно было. Про расстрел дворца тоже сообщалось. Там говорилось, что англичане торговали с работорговцами из космоса, продавая им людей. Всех, главное чтобы интеллект был повыше.

В общем, я хороший такой заряд заложил и он явно скоро рванёт, а пока правители тех стран, что получили от меня ноты, с переводом, я этим не заморачивался, на русском писал, думали, что делать и как это всё принять, мы работали. В планах у меня было во всех странах в газетах дать сообщение, что в столице будут организованы миграционные пункты для беженцев из России, их перевозка с имуществом будет проходиться бесплатно. Дадут жильё и возможность работать. Естественно госслужащим пенсия и всё как полагается. Остальные пусть выкручиваются, как хотят. Но это на будущее, тут Ген должен всё организовать и оснастить, я же занимался другим делом. Вот-вот должны прибыть первые боты с новыми гражданами, причём реально гражданами, присяга ими уже была принесена, и они числятся ими и внесены в список граждан королевства. Этим Ген занимался. Успел организовать и оформить всё как надо. Молодчага.

Так вот, мы уже считали земли Австралии и Новой Зеландии своими, честно наплевав на мнение аборигенов которые тут живут, вернее их жителей, а не коренных аборигенов, последних вывозить я не собирался. Так вот, орбитальную грузовую платформу ещё развернуть надо из транспортного положения, да и достать из большого грузового контейнера, тогда она за раз легко полторы тысячи человек на борт примет, однако пока на неё не было времени, и всем занимался я. Пришлось использовать грузовые боты. Благо у нас их было двенадцать штук. Два из них задействованы с челноками для перевозки граждан королевства, вот десять я собирался использовать, чтобы вывозить бывших граждан Австралии, которая перестала существовать как государство. Сегодня и перестала.

Начать я решил сразу с Сиднея. А чего мелочиться? Сейчас там проживало около миллиона человек, даже чуть больше. Если уж что брать, то именно его. Сразу и нахрапом. С помощью ещё одной бомбы «сонника» город был погружен в сон, тут был день, и бойцы абордажной и пехотной секций принялись за дело. Дроиды под управлением «погонщиков» проникали в дома и квартиры, на рабочие места, или просто собирали тела горожан по улицам и укладывали на грузовые платформы, что перевозили их к ботам, загружая трюмы. В каждый бот помещалось в лёжку до ста пятидесяти человек. После чего весь десяток разом поднявшись, пошёл в сторону Великобритании, а к нам начали спускаться первые боты и челноки с новыми гражданами.

Для них мы первым делом освободили гостиницы, так что начали заселять по номерам, после чего сразу включали в дело, сборам тел по улицам и переноске их к грузовым платформам, а те везли к малым судам, что привезли сюда граждан. Те, заполнив трюмы и грозовые отсеки летели в Англию, разгружались, потом в Россию на луг за гражданами и обратно сюда в Австралию. И вот так вот мы и работали следующие двенадцать суток. Последние семь дней граждан из России не перевозили, порожняком обратно летели, всех вывезли из спасённых.

Сам я, организовав работу, развернул одну из орбитальных грузовых платформ, отчего время вывоза бывших жителей Сиднея заметно ускорилось, а с развёртыванием двух оставшихся достаточно быстро стало наращивать объёмы перевозок. Ген, прибывший во временную столицу Новороссии, рьяно взялся за дело. Всех конечно мы перевезти жителей Сиднея не успели, всего половину, где-то по сорок пять-сорок семь тысяч в день. Но остальные содержались в лагерях за городом и постепенно вывозились, как и жители окрестных городков, деревень и ферм. Сам Ген постепенно вывел всех отобранных им людей из отрядов по вывозу местных, после чего они прошли операции по установке сетей и имплантов, закачке баз, по ночам поднимая их, а днём работая. Вступили в свои должности, можно сказать. Теперь в городе были свои мэрии по районам, и управления пока только городом. Началось расселение по квартирам и дома. Военные получали квартиры, госслужащие тоже. Что кто хотел. Остальные кто решил пойти путём бизнеса, брали их пока в аренду. Да-да, я уже организовал свой первый Государственный Королевский Банк, открыв его в самом крупном банке Сиднея. Да и вообще бывшие здания, где были раньше госструктуры, занимали они же или похожие по своим структурам подразделения. Полицейских у меня пока мало было, семнадцать профессионалов из России и сорок два добровольца, что решили пойти по этой стезе. В районах они уже осмотрели и заняли все участки. Посадив там пока по одному дежурному сержанту и двум патрульным. Основные силы осваивали здание центрального полицейского управления. Все полицейские тоже прошли установки сетей и имплантов, и закачке баз, по ночам, чтобы не отрывать их от служебной деятельности, нужно отлавливать бывших сиднеевцев, не всех мы тогда собрали, учили базы, поднимая свои знания и профессионализм.

Желающих поступить на военную службу тоже хватало. Из одиннадцати тысяч, что попали в граждане королевства из пятнадцати освобождённых, почти полторы тысячи решили связать жизнь с нею. Пока из тысячи было сформировано десять рот по сто солдат в каждой, они в основном и занимались патрулированием улиц и охраной медленно пустеющих лагерей. Остальные четыреста с чем-то, подписавших контракт, из тех, у кого был высокий уровень интеллекта, начали формировать команды для боевых кораблей. Технический и лётный персонал. Отдельно училось восемь будущих корабельных инженеров и три по строительству. Они нам тоже были нужны. На борту «Медвежонка» были развёрнут учебный флотский центр, я туда весь запас специализированных капсул отправил, больше полутора сотен, что достал на станции. Все четвёртого, а то и пятого поколения, не ниже. Тут царила Кара с тремя медиками. Один, как раз единственный парень среди них, остался работать в медцентре «России». Одной из главных задач поставленных мной Каре подготовить флотских медиков для будущего госпиталя, а потом уже и остальных, технический и пилотский состав. Кстати, теперь у нас и шесть врачей будет, им уже поставили сети, и они начали учить базы.

В этом и мне пришлось поработать, параллельно с разворачиванием орбитальных грузовых платформ, я работал несколькими потоками, управляя шестью капсулами кибердокторов, что заметно увеличило количество установленных сетей и имплантов. Это заметно поразило медиков, врачи могут контролировать несколько капсул, но не боле трёх. Медики только одну, Кара также работала, а у меня под управлением было шесть сразу. Это они пока не подозревали, что я ещё три держать могу. Недавно девятый поток открылся. В четырёх хирургических капсулах, на операции шли подписавшие контракт военные, две я выделил для гражданских, Ген очень просил. От него не отставали Один и Окин, всем требовались люди, персонал и солдаты.

Жандармов у нас было всего восемь, я их лично проверил, провёл через мнемоскопированние, поразив их таким оборудованием, и поставил на должности. Сети им были установлены лучшие из управленцев, Семенову я поставил сеть пятого поколения снятую у жены Марка, после чего пятеро направились в Сидней и заняли здание, ранее принадлежавшее службе безопасности, а трое других вступили в должности в военной СБ флота. В большинстве им всё придётся постигать самим, уча базы, но думаю, в будущем у меня будут работать настоящие профессионалы. В принципе они и сейчас профи, но им нужно знать специфику Содружества, вот это они и учили. СБ королевства пока возглавил полковник Семёнов, он пошёл ко мне служить, а флотскую бывший ротмистр, а у нас майор Николаев. Тоже профессионал. Занимался охраной железных дорог с сопутствующей инфраструктурой, так что почти та же работа, хоть и занял он должность начальника флотской СБ. Ничего, разберутся. Кстати, Семёнов уже отличился, это он инициировал и блестяще провёл операцию по выбросу в средства массовой информации, то есть газет, сообщение, что мы принимаем всех русских. В Союзе эту информацию передавали вслух, газеты были под рукой новоявленного правительства. Более того, именно Семёнов начал вербовать людей и готовить добровольцев к переселению к нам.

Сам я после этих двенадцати дней плотной работы на уровне постоянного напряжения и аврала, выбрался в очередной раз из капсулы, где снимал усталость и, узнав свежие новости, отправил загруженному Гену сообщение о моём решении открыть Государственный Королевский Университет. Почти все его выпускники, кроме небольшого количества польстившихся военной службой, пойдут на государственную службу, то есть будет ему в помощь. Тот почти сразу отвел. Министерство соответствующего направления в одном человеке им уже открыто, мне нужно лишь официально это подтвердить. Задачу он ему передал. Здание будет подобрано, остался персонал, оснащение и преподавательский состав. Это уже за мной. Проблем в этом я не видел, у меня было всё что нужно и капсулы виртуального погружения, и капсулы для обучения, включая одну хирургическую. Видимо какое-то судно перевозило в одну из дальних колоний в контейнерах полное оснащение для общего гражданского училища, правда, всё четвёртого поколения, потом оно досталось пиратам, а от них мне. Вот и вспомнив о нём, я и решил организовать Университет, тем более базы знаний были все гражданской направленности, от агрономов, до инженеров энергосетей. Я же говорю, училище было общего направления, до тридцати потоков разных специальностей. Так что нам нужны были выпускники получившие сертификат специальности. Очень сильно были нужны. А так три-четыре месяца и первый выпуск. Остался только преподавательский состав, придётся думать, где его брать. Искать у кого в смежных знаниях имеются нужные специальности, чтобы они хотя бы первых специалистов выпустили, а дальше уже из них постоянный состав подберём. Если не найдем, придётся учить самим, а так дальше они уже сами. По крайне мере нужные люди имелись, бывшие учителя и профессура из России. Их знания у нас не котировались, а тут думаю, они охотно получат новые, да и за место декана университета до драк дойдёт. Но тут пусть люди Гена беспокоятся. Моё оснащение и нужные базы знаний, остальное пусть он сам ищет.

В принципе людей уже не хватало, нужно заселять ближайшие опустошённые нашими охотниками фермы. Мы их немного успели опустошить, животных стада кто-то же содержать должен, а у нас в городе при первом вывозе оказались в большинстве гражданские, которые понятия о сельской жизни не умеют, разве что как на пикник на природу выехать. Так что я надеялся на Семенова. Тот, быстро освоившись с техникой, используя несколько разведывательных челноков, вовсю работал в Европе и России, подготавливая людей. Несколько сотен он уже вывез, те после проверки получили гражданства, и сейчас легко найдя работу, осваивались в полученных квартирах и домах, однако я ждал большего. Орбитальные грузовые платформы после вывоза австралийцев возвращались пустыми, работая по сменам без передышки, лишь пилоты менялись. А мне нужны были люди. Полковник только дважды меня порадовал, вывез две казачьи семьи, которым грозила гибель. Их я и заселил в ближайших фермах, поставив бесплатные сети и закачав нужные базы по фермерству. Не подарив фермы со всем имуществом, а с правом выкупа. Ссуду можно взять в банке, процент я небольшой давал. Служащие для банка тоже были. Двенадцать операторов на кассах, бухгалтера и начальство. В подвалах сервера и банковский искин что держит всю их сеть, пока хватало, но чем больше граждан будет, тем больше потребуется банковских случающих, да и самих банков, чтобы очереди не было. Да и Галосеть пора разворачивать, а то у нас не пойми что. Для этого у меня имелся искин планетарного базирования, для наместника одной из колоний, похоже, заказали. Пираты перехватили, а я у них. Сейчас его ставят в здании администрации наместника, и готовят спутниковую антенну, чтоб проблем со связью не было. Деньги в королевстве были только электронные. Поэтому когда у меня несколько торговцев купили оптом несколько сот планшетов и коммуникаторов, взяв ссуды в банке, то гражданские их моментом раскупили, теперь имея доступ к банку и сети. Слабенькая, но она пока есть. Скоро серьёзную развернём, уже спутники готовим, чтобы искин нормальную Галосеть давал. Сами дельцы тоже были в наваре, закрыли ссуды и снова взяли у меня оптом товару, потихоньку его распродавая. Им было немного непривычно в первое время торговать, получая оплату не живыми, а электронными деньгами, но чуть позже они оценили это и сейчас вполне освоились. Кстати, электронные деньги у меня были в кредитах Содружества, это чтобы граждане сразу привыкли к таким деньгам.

Да, за эти двенадцать дней было сделано много, я бы даже сказал очень много, но то ли ещё будет. Вон Окин получил чин контр-адмирала и вовсю поднимал базы, чтобы соответствовать занимаемой должности. На нём охрана и патрулирование всей системы, а так же подготовка смены, всё же он на этой должности временно. Пятилетний контракт не резиновый. Так же и с Одином, звание генерал-майора и развёртывание дивизии на базе его пехотной секции, а на базе абордажной несколько отдельных боевых подразделений. Ими уже Окин командовал, под его руку ушли, но свои десантные силы у генерала все же были.

Развёртывание орбитальной группировки всё ещё шло, просто людей на это обученных не хватало, пришлось и самому поработать. Ладно флотские, они всё сделали и сейчас их база была на танкере. А вот сухогруз я передал наместнику как временный грузопассажирский терминал на орбите. Правда, у Гена не было ни людей, ни персонала, чтобы взять его, так что пока тот висел, управляемый одним дежурным пилотом. Вот когда нужные специалисты обучаться и возьмут терминал, под контроль, включив в жизнь королевства, тогда и гражданские купив билет на челнок, смогут подняться на орбиту. Не раньше. А некоторые в будущем купив судно или яхту, могут держать его там в ангаре. К этому моменту я был уверен, что у меня будет вместо сухогруза станция, причём не малая, а средняя. Ген в этом тоже был уверен, раз при кадровом дефиците отправил одну из девушек с высоким интеллектом, учиться на диспетчера. Прав одну. Больше не было, но я так понял это на всякий случай, чтобы резерв специалистов был. Кстати, было много жалоб о том, что мы берём женщин на работу. В основном от мужчин. Пришлось объяснить, что у меня в королевстве все равны. И если женщина желает работать, а не сидеть на шее мужа, то пожалуйста, пусть работает. Да и смотрят работодатели больше на уровень интеллекта, записанный в выданной карте ФПИ, всем кто достиг возраста шестнадцати лет. Правда берут на работу с восемнадцати, после установки нейросети и имплантов. Многие граждане уже опробовали, что это такое и пребывали в восторге. Но нашлись и те, кто ругал нашу жизнь, сети и остальное. Называя дьявольским отродьем. Это я про святош, потому как по-другому называть их у меня не получалось. Крысы в рясах. Только и умеют, что в душу плюнуть и все блага на свой лад извратить.

Поначалу конфликтов у нас не было, хотя опрос, ещё там, в России прошли далеко не все, многие из них за бортом оказались. Однако с десяток просочилось. Пойди-пойми кто это, платье-то гражданское, бороды как у многих, а кресты тут у всех. Так вот, на четвёртый день, после того как мы взяли Сидней и вывези почти всех горожан в лагеря, постепенно перевозя их к впадающим в бешенство англичанам, я инспектировал здание больницы, в которую начали завозить с десяток капсул для обеспечения потребностей горожан, когда ко мне подошла процессия из более чем сотни человек, и возглавляли их попы. Натуральные. В рясах и с большими крестами. С собой их у них точно не было, видно ограбили одну из церквей, их тут с десяток было, разных.

— Народ с тобой говорить хочет, — степенно сказал один из них.

Причём этот бородатый не добавил ни чин, ни уважительное обращение. Провоцировал, к собаке не ходи.

— Ну пусть народ скажет, — кивнул я оборачиваясь к ним.

— Народ хочет… — начал было тот, но я не давал ему договорить.

— Заткнись… Народ, я вас слушаю! — более громко сказал я.

Как и ожидалось, воцарилось молчание, особо высказывать никто не хотел. Попы мялись, поглядывали на собранных людей, но молчали, два моих охранника грозно на них поглядывали. Наконец один мужичок, судя по одежде из лавочников, что открылись недавно, вышел вперёд и сказал:

— Веру мы хотим.

— Так в чём проблема? Веруйте, — не понял я.

— Государственную Веру.

— Государственной веры нет и никогда не будет. В королевстве по закону разрешается верить, кому и во что пожелается, но официальной не будет. Я не понимаю, почему вы ко мне пришли? Церкви в городе на баланс администрация не взяла. Они ни кому не нужны, занимайте и веруйте сколько угодно.

— Налоги, льготы, — вякнул тот же поп.

— Представителям церкви разрешается держать магазины и лавки, арендовать у государства земли и выращивать на них всё что угодно, если это входит в список к разрешённым. Налоги стандартны, как и у всех предпринимателей. Какие проблемы?

— В Российской Империи церкви налоги не платили, просим отменить их, — махнул рукой мужик, и яростно заговорил явно науськанный кое-кем. — Если этого не будет на кой нам такое государство?

— Это мнение всех? — холодно поинтересовался я у присутствующих. — Значит стабильность и процветание не нужно, вам лишь бы во что-то верить? Что ж так тому и быть…

Воцарилось гнетущее молчание, пришлось нарушить его мне:

— Значит вот что. За бунт и сомнение в легитимности правления короля этот мужчина приговаривается к изгнанию. Если у него стоит сеть её изымут, после этого состояться депортация. Далее. Чтобы я вас попы больше не видел. Будете будоражить горожан, следом отправитесь. Это всё.

Тогда полиция ещё только начала организовываться, Мей шила им форму, красивую такую, с погонами. Два таких патрульных были тут, поэтому сразу взяли мужичка под руки и повели в своё управление. СБ королевства, которое ими и должно заниматься, было в зачаточном состояние на тот день, поэтому разбирались с ним сами. Этот лавочник, который уже взял ссуду и выкупил лавку, начав продажи овощей с ферм казаков, был выслан первым же рейсом с австралийцами. Его на обратном пути в Россию отправили. На тот луг, где мы проводили опрос спасённым. Где взяли там и оставили. То что он может сообщить о нас, меня не волновало, утечки ещё будут, так что пусть с этим СБ разбирается.

Попы моему приказу не вняли, не все, но такие были. В общем, заметив, что они начали будоражить народ, причём те остановили работу на некоторых направлениях, а часть отказались ставить сети, называя их богомерзким проклятием, я выслал восьмерых из наличных попов. Причём вместе с теми, кто саботировал работать, а так же не захотел ставить сети, без которых работать они просто не смогут. Это ещё двадцать шесть человек. Тем немногим, что успели поставить сети, они были удалены. Это поставило всё на свои места, и больше ничего похожего за оставшиеся дни не было. Два попа что остались, заняли небольшую церковь и довольствовались подношениями и небольшим огородиком на заднем дворе. По вечерам в положенные дни они проводили свои обряды. Не знаю, как это ещё назвать, я и в пошлой жизни, будучи атеистом их мракобесами считал, и сейчас не изменил своего мнения.

Кстати, по поводу обстановки в мире за эти двенадцать дней. Надо сказать, что он достиг апогея и сегодня раздался взрыв. Нет, войну нам никто не объявил, сумасшедших не было, но попытались вовремя выгрузки сбить одну из наших орбитальных грузовых платформ, используя для этого свои допотопные самолёты. Вызванные с базы нашего флота штурмовики и бомбардировщики, смешали с землёй все аэродромы Англии. То, что при этом пострадали и города рядом, пилотов нисколько не озаботило. Главное аэродромы уничтожены. Потом второй волной были уничтожены все предприятия, что изготавливают оборудование для авиации и сами самолёты. На этом всё, пока не мешают перевозить людей. Цифра уже к шестистам тысячам приближается, ещё неделя и все жители Сиднея будут вывезены, отчего Англия катилась к экономической катастрофе, прокормить столько беженцев, оставшихся без крова, документов и средств к существованию они были не в состоянии и готовились просить помощь у соседей. Некоторое Лорды Парламента как я прочитал в докладной записке СБ, предлагали просто выгонять беженцев с их земель, и похоже это решение скоро примут, все были с ними согласны. Это Смирнов по своим каналам узнал, но пока не просили помощи и не выгоняли беженцев. Однако я не собирался прекращать перевозку. Более того отправил через телеграф сообщения в остальные города Австралии и Новой Зеландии что мне их присутствие на моих землях не нужно. Или сами уберутся, но с имуществом и средствами, или я это сделаю. И будет это происходить зачастую в одном белье. Как найдут, так и погрузят. Некоторых проняло, и они стали покидать города. Именно поэтому я не закрыл границы своего государства и разрешал заход судам в порты. Чтобы нам меньше вывозить пришлось. То, что некоторые австралийцы перед уходом уничтожали всё до чего дотянуться, я был только рад. Сам Сидней это временная мера, два района через пару месяцев будут снесены и на их месте будут построены строительным комплексом новые районы, более современные и оснащённые. А то ни в одном помещении нет кондиционера, спасает только то, что стены толстые. Какая-никакая прохлада имелась. Нет, будем строить долговечный современный мегаполис с высотками.

Особо разобраться с делами я не успел, их был просто вал, хотя часть и забрали мои офицеры и наместник. Однако как-то меньше их от этого не становилось. Мне уже подготавливали резиденцию на окраине временной столице, но все дела я пока делал на бегу. Получалось так. Ген же в отличие от меня практически не покидал своего кабинета и был в курсе всего.

— Да? — ответил я на вызов, это был полковник Семёнов, пребывая в данный момент с инспекцией на борту сухогруза, нашего временного я бы сказал импровизированного терминала.

До предположительного прибытия дочурки Марка было порядка года, и я планировал месяцев через три-четыре уйти к окраинам Фронтира, поискать и умыкнуть там среднюю нужной мне модели гражданскую станцию. Их там много, старьё, но я надеялся, на более новое по поколениям. Больше всего меня интересовала шахтёрская станция с перерабатывающим заводом. Тут в соседних системах богатые залежи астероидов с редкими рудами. После переработки концентрат этой руды можно продавать в той же конфедерации Шина, с руками оторвут. Отличный и стабильный источник в казну государства, да и на закупку нужных материалов и производств в Содружестве тоже хватит. Станция и завод будут государственными. А вот шахтёрские компании, что будут поставлять руду на переработку, планируются, скорее всего, частными, особо драть я их не буду, нужно же дать дополнительные рабочие места и главное возможность заработать людям.

Вот об этом обо всём я раздумывал осматривая отсеки сухогруза, когда на меня вышел Семёнов. При всех его переделках, на роль терминала он не особо годился. Нужно будет через месяц, когда появятся корабельные техники что сейчас активно участья, отправить их сюда чтобы провели модернизацию жилого отсека судна.

— Ваше величество, я из России. Пора, иначе будет поздно.

Несколько дней назад полковник через своих людей пустил слух, что в самых крупных городах Союза мы будем эвакуировать беженцев в королевство. И вот, люди потянулись в такие города. Всего их было озвучено пять.

— Понял, — сразу стал я серьёзным. — Сколько у нас времени?

— Чем быстрее прибудете, тем лучше.

Перед тем как я лёг в капсулу несколько часов назад, чтобы привести себя в порядок, Семёнов сообщил, что в связи с нашим появлением в некоторых городах Союза начинаются волнения. Их стараются подавить войсками, но с опаской поглядывая по сторонам. Наша акция в Англии сегодня утром всем показала, что с нами лучше не шутить. Так вот, согласно данным предоставленным полковником, его эмиссары уже достаточно подняли часть граждан и жителей некоторых городов, чтоб те снялись с насиженных мест в неизвестное государство с непонятными законами, что так странно взяло на себя обязательства России и после этого не выходит на связь. Однако преисполненные надеждами, они шли и шли. Большевики не пытались их остановить, по каналам полковника было им преданно, на любые такие попытки последуют удары с воздуха, точечные. Пример Англии был налицо.

Одним словом желающие перебраться к нам были, и очень много, поэтому нежно было действовать. За эти двенадцать дней неимоверным приложением сил мы смогли создать костяк управления в столице, про само государств уже и не говорю и сейчас без проблем можем принять больше ста тысяч человек. Даже с продовольствием особых проблем у нас не было. С некоторыми австралийцами-фермерами у нас был налажен контакт. Нет, они не останутся, но я дал слово, что отправлю из со всем скарбом и имуществом, включая животину, в Америку. Они почему-то туда возжелали отправиться. Англия была перенаселена уже сейчас, а скоро дойдёт до катастрофических последствий. А так по перевозке, эти соглашения были у нас со всеми фермерами в окрестностях. Так что мы подготовились к приёму большого числа будущих граждан. Да и фабрика трудилась не покладая рук. За двенадцать дней выпущено девять тысяч простейших сетей, для бесплатных установок, и восемь тысяч разнообразных, почти все их забронировали военные и гражданская администрация. То, что у меня есть фабрика по их изготовлению уже стало секретом полишинеля. У меня было много заводов и фабрик, но не было к ним персонала. Список требуемых специалистов был у Гена, и вот он потихоньку начал их готовить, чтобы вводить производства в строй. Пока под гражданской рукой. Из промышленников, что оказались на территории Новороссии, никто не решился связываться с этим пока незнакомым бизнесом. Что ж, свою возможность они упустили, и производства будут развиваться под управлением наместника. Соответственно и доход будет идти в казну города и государства.

Покинув борт сухогруза, я немедленно вылетел к «России», а оттуда с усилением в сторону Москвы, начать мы решили оттуда.


Всё оказалось проще, чем мы предполагали. Слух что скоро будут забирать неугодных новой власти, похоже, поддерживали ещё и сами большевики, так как никаких противодействий я от них не заметил. Военные их стояли в отдалении, даже пару броневиков и кажется, один танк английского производства выгнали, скорее чтобы продемонстрировать, что они ещё что-то могут, однако это были все их действия и больше мы их не замечали.

Тех, кто явно пытался сбежать из России любыми путями, ждало разочарование. Никто их не собирался без пересчитывания и опроса увозить от кровавых большевиков. Ломануться в распахнутый зев челнока они тоже не пытались, солдаты в бронескафах не давали. Так что выстроились те перед семью столиками в очередь и стали её проходить. Некоторые не проходили и их отводили в сторону. Объяснив, что путь им в королевство закрыт, потому как врали на опросе, но им будет представлен транспорт, который вывезет их в Аргентину. Дальше сами.

Работали мы за столами вполне даже быстро, опять-таки челнок, на котором мы прибыли не отвозил их на землю обетованную. Да, в Союзе благодаря людям Семенова именно такой слух шёл о ней. Просто раз в два часа прибывала грузовая орбитальная платформа транзитом из Англии и забирала тех, кто успел скопиться за это время. Обычно от трёхсот до четырёхсот человек. Так что по прибытию в Сидней их успевали оформить, принять гражданство, пропустить через диагностические капсулы, выдать ФПИ и расселить в некоторых домах. На открытой Бирже Труда, они смогут посмотреть на возможные вакансии, туда и частники начали свои сбрасывать заявки, и сделать выбор за это время. После этого новички три дня осваивались, их не трогали, после чего они могли поступить на работу ну или жить, как им заблагорассудиться, но на свои средства, мне нахлебники тоже не нужны. Так, например все военные и госслужащие получат пенсию после службы на благо государство, а вот частники, если будут делать взносы с каждой зарплаты в казну по линии пенсионных отчислений, то к шестидесяти годам, они уже смогут официально получать пенсию. Те, кто не будет делать отчисления, её получать не будут, и дальнейшая жизнь будет зависеть от него же. Скорее всего, так и продолжат работать, чтобы прокормиться. Если конечно не успеют заработать капитал, храня его в банке, и хватающего на безбедное существование.

Конечно же, всех принять желающих мы просто не успели. Уже семь раз были отправлены опрошенные в королевство на платформах и дважды грузовые боты отвозили тех, кто не прошёл в Аргентину, высаживая их неподалёку от крупных городов. Дальше сами пусть действуют. От большевиков благодаря нам сбежали, и хорошо, пусть хоть за это спасибо скажут. Благодаря Гену с наступлением ночи к нам прибыла подготовленная смена. Подготовка конечно слабенькая, но заменить нас могут. Это была вынужденная мера. Мы заняли большое поле на окраине Москвы, однако много людей что пришло, очереди ещё не дождались, и вынуждены были остаться тут. Это уже большевики подсуетились, оцепление выставили, к нам пускали, обратно нет. Ничего страшного, мы тут тоже не сложа руки сидели, продолжили опрос и приём людей, а с помощью буксира доставили пару средних контейнеров с солдатскими пайками. Хватит прокормить тех, кто остался на поле. А это без малого с десяток тысяч с детьми и некоторые даже с домашними животными. Были вязанки живых кур, козы, несколько коров, собаки ну и кошки.

В общем, приём людей продолжался и не думайте что это только в Москве. Те грузовые орбитальные платформы забирали по пути опрошенных людей не только у нас, но и ещё в четырёх крупных городах стонущих под игом большевизма. Встав в сторонке, я наблюдал, как новые члены приёмной комиссии разговаривают с кандидатами на гражданство в королевство. Сейчас у ближайшего сотрудника сидела на стуле дородная дворянка, предоставившая все положенные документы, с тремя маленькими детьми, спокойно и устало отвечала на вопросы. Никаких скандалов, всё чинно. Да, он согласна стать гражданкой королевства. Да, она пойдёт работать лишь бы прокормить детей, так как средств к существованию у неё не осталось. Банки рухнули, остальное отобрали большевики, ограбив и выкинув из дома. Более того женщина представила документ о том что её муж погиб на войне и по нему она обязана получать пенсию. Не так и много, но на жизнь хватит, если сильно экономить. Это ей пояснил член комиссии. Всё же мы взяли на себя обязательства погибшего государства и такая пенсия по погибшему на войне с немцами мужу у нас отнюдь не первая.

Беседы с кандидатами в последнее время мне нравились. Уже узнав, что крикунов и врунов мы не любим, остальные старательно себя сдерживали. Хотя и не все. Были уже такие и достаточно приличное количество. Когда мы утром начинали, тут каких только криков и требований не стояло. Таких горлопанов сразу уводили в сторону к группе, которую отправляли в Аргентину. Пусть там требуют, чтобы их без очереди приняли и побыстрее отправили в королевство. Даже без опросов отводили. Лишь сделали фото, как и всех, кто приходил на это поле для создания архива и картотеки, а то мало ли ещё раз попытаются. Дважды тут при опросе членам комиссий попадались те, кто уже пробовал их пройти под Питером. После освобождения из тюрьмы. Планшеты фиксировали лица новичков и сравнивали с архивом, который каждую минуту пополнялся, так что у нас не проскочишь. Раз десять выявляли засланных казачков, видимо большевики подсуетились. Их отводили в сторону, там работали жандармы из уже прошедших опрос, выбивали, что им надо. Эти будущие сотрудники СБ, неплохо знали своё дело и докладывали старшему охраны результаты опроса. Ничего особенно там не было, задача стояла узнать о нас побольше и начать в королевстве свою игру создавая большевистские тайные ячейки. Ха, у нас тут не Российская Империя. За подобное по закону смертная казнь предусмотрена. Каторги у нас тоже нет, как и тюрем. В будущем каторга будет, в космосе, но не сейчас.

Вот так постояв немного и при свете прожекторов челнока понаблюдав за работой новых членов комиссии, что прибыли нам на смену, я прошёл на борт челнока с моими помощниками, что уже сидели в креслах пассажирского салона, и мы направились на борт «России». Сейчас отдохнём, выспимся, а то уже на пределе человеческих сил работали, я за эти двенадцать дней так и не спал, капсулой всю усталость снимал, но нужен ведь и здоровый сон, а утром продолжим. Тонкий ручеёк желающих покинуть Союз, с узлами и другим скарбом продолжали пребывать на наше поле под Москвой. Как мне доложили, в других городах такая же история, только там людей на приёме меньше по три или четыре стола, соответственно и пропускная способность ниже. Столько же пребывало на смену. Тут Ген молодец. Зная наши нужды, смог подготовить специалистов. По минимуму правда, но и это хлеб. А так почти все члены комиссий чиновники и управленцы из мэрий и администрации наместника. После окончания приёма они вернуться на свои места. Кстати, сейчас у них шла тройная почасовая оплата, так что желающие попасть в эти команды были. Многие, видя в магазинах разнообразие товара, уже потратили подъёмные. Часть на аренду жилья, те кто не получил её от государства, часть на закупки нужных вещей. Но хватало и на электронные девайсы. Но их ведь много, так что копили и покупали. Вон, члены комиссий, которые работали с нами, пока шла пересменка, обсуждали это. Мой сосед за столом собирался для дочки купить надувной бассейн с функцией джакузи, второй галопроектор с коллекцией фильмов. Конечно, сразу ему не хватает, но с последующей зарплатой точно купит. Простенький, не навороченный, но и такие мало у кого имеются.

Кстати, по поводу дочки. На базе королевской СБ, я создал отдел пока из трёх человек, но поступление людей в него уже начался. Его так же курировал Семёнов. Задача этого отдела вывоз семей граждан королевства, что остались на территории Союза. Этот отдел плотно работает уже пять дней. Начал с Питера. Списки кого нужно найти и вывезти у них был, так что, пребывая на место, они через планшет давали пообщаться в режиме онлайн со своим родственником или родственницей у нас, после чего те собирались и отправлялись в королевство. Вывезли уже порядка двухсот семей. С пяток отказалось уезжать, настаивать мы не стали, хотя родственники из граждан королевства и убеждали их. Сильно убеждали. А так, как закончат с Питером, у нас в основном первые граждане оттуда были, займутся остальными городами. Вот этому чиновнику повезло, не только из тюрьмы освободили, где он сидел за службу замом губернатора, но и семью вывезли. Кажется, там кроме жены и двух детей были ещё его престарелые родители, и вдовая сестра с сыном. Его отец как бывший чиновник на пенсии и у нас начал её получать, а сестра пенсию по погибшему на войне мужу. Я даже помню, что он прапорщиком был, в артиллерии служил. Текущую информацию у наместника прочитал, вот и запомнилось. Как чиновник из администрации наместника этот мужчина смог для всей своей семьи выбить крупный особняк на окраине, даже с конюшней, где были лошади, и они там жили, потихоньку устраиваясь и осваиваясь в непривычном им королевстве. Ну дети они шустрые, с коммуникаторами быстро разобрались, теперь ещё электронные игрушки требовали, разных и побольше. Тут я с чиновником был согласен. Купит бассейн и хватит им, ему ещё взнос за дом делать. Тот ему понравился, и он решил его оставить и выкупить в личную собственность. Процент небольшой, за пять лет службы без проблем выкупит, не напрягая бюджет. Он это тоже обсуждал во время полёта. Собирался написать заявление на выкуп, чтобы половину зарплаты вычитали на это.

По прибытию я направился к себе, а помощников, пропустив их через капсулы, сняв усталость и желание выспаться, снова отправил на планету в разные города. Усиливать пропускную способность приёмных комиссий. Те не возражали, как я уже говорил, им шла почасовая оплата. На лётную палубу пребывали челноки со сменёнными уставшими челнами комиссий других городов, после капсул их возвращали на место, это заметно увеличило пропускную способность.

После душа, устраиваясь в постели, я восьмью потоками решал проблемы по эскадре и королевству, а девятым размышлял. По подсчётам Гена на стабильное существование и процветание королевства нам вполне хватит пятьсот тысяч человек. Это минимальная планка. На данный момент мы приближаемся к пятидесяти тысячам граждан нашего молодого пока государст