Оглавление

  • Пролог
  • Патрульный
  • Эпилог
  • Приложение


    Владимир Поселягин
    Патрульный


    Пролог

    Утром следующего дня, меня разбудил Добрыня.

    — Чего? — зевая, не расслышал я.

    — Я говорю, на Земле начались непорядки. Боестолкновения.

    — А?.. Подожди, — я мотнул головой, прогоняя остатки сна. — Какие еще на хрен непорядки и боестолкновения?!

    — Интервью давал? Давал, намек жирный был насчет фальсификации? Был. Чего ты еще хочешь? Жителям планеты не понравилось, что денежные мешки решают за них. Сейчас горят виллы в Ницце, Морокко и в других странах, где окопались эти зажиревшие туши. Сопротивленцы закидали наш блог просьбами о помощи.

    — Зажиревшие туши? — тупо повторил я.

    — Это я там не некоторым сайтам сопротивления пробежался. Нахватался.

    — Сработала, значит, информационная бомба, — снова зевая, протянул я.

    — В Германии тишь да благодать, только в России неповиновения случились. Армия держит нейтралитет, а вот внутренние войска получили приказ на усмирение бунтовщиков. Они уже выдвинулись из ППД. Что делать думаешь?

    — Пока ничего. Отслеживай все информацию по беспорядкам. Кстати, ты закончил с компроматом на правительства?

    — Да, все мощности туда пустил, пока не сделал. Запускать в свободную информацию?

    — Нет, погоди, ща с Малликом свяжусь…

    Как только на экране визора появилось заспанное лицо принца, я быстро выложил ему новости.

    — Значит все идет по плану?

    — Да. Информация пошла впрок, кто воспрял духом, кто наложил в штаны. Добрыня тебе сейчас скинет аналитическую справку по Земле. С компроматом, что будем делать?

    — Пусть пока накапливается. За неделю до прихода флота выложим в сеть и через наших людей разожжём пламя гражданской войны. Как раз пока народ своим правительствам харакири устраивает флот на готовенькое придёт. Считай, наша работа выполнена.

    — Не забудь, что русским я вытребовал особые льготы, все-таки свои, родные. Да и настрадались за последний век, пусть хоть что-то у них будет светлое и хорошее.

    — Не волнуйся первым делом строительство медицинских центров и перевод под юрисдикцию Империи начнем в будущем округе Россия. Остальные подождут.

    — Лады. Задачу на ближайшее время я выполнил, осталось только ожидать результатов. Пока есть время, займусь набором экипажа.

    — Хорошо. Я пока со своими свяжусь, обрисую ситуацию. Кстати, у меня тут вопрос образовался. Ты Жорин предложение делать будешь? А то смотри, она мне как сестра…

    — Да буду. Вечером, при свечах.

    — Тогда ладно, молодец. Мужчина. Ну все, пока.

    — Давай, — отключившись, я сказал Добрыне. — Нужно будет только с представителями правящей верхушки России и Германии как-то спокойно поговорить, поэтому и нужна эта тайная встреча.

    — Хорошо.

    — Подожди, — я связался с вахтенным офицером: — Хорк? Приведите защиту в полную готовность. На Земле беспорядки. Мало ли чем они по нам долбануть могут. Может, что из ПКО придумали.

    — Есть, товарищ капитан.

    Как только офицер отключился, я вернулся к разговору с Добрыней.

    — Выйди на правительства Германии и России, пригласи их сегодня на беседу со мной. В общем, запланированную встречу передвинем на сегодня в полдень. Встреча будет происходить на борту крейсера, боты за ними я вышлю. Безопасность гарантирую.

    — Хорошо. Кстати, у меня есть информация о ваших друзьях. Мне удалось обнаружить четверых из них.

    — Кого?! — подскочил я с кровати.

    — Сергей Арефьев, он сейчас контрактник. Старший лейтенант, подразделение разведки отдельной бригады ВДВ. Находится в окрестностях Шатоя.

    Серега в моем отделе отвечал за силовое обеспечение, именно на нем лежала вся тяжесть этой работы. Классный и ценный спец. Идея укрыться от Болтнева в Чечне была неплохой. Он, как и все мои люди знал причину поисков, что Болтнев не хотел оставлять свидетелей.

    — Отлично. Ты сможешь выйти на него?

    — Да, даже подключиться к его персональной радиостанции. Он сейчас с группой солдат отжимает боевиков от аула.

    — Ясно. Кто еще?

    — Сергей Веприков…

    — Серега? Да это просто праздник какой-то, — обрадовался я: — Где он?

    Сергей был моим другом и водителем нашего отдела. Кроме здоровенного роста, все-таки бывший десантник, он имел отличный водительские способности и удивительную честность.

    — Зона номер… это в Сибири.

    — Причину знаешь?

    — Якобы перевозил наркотики.

    — Чушь какая.

    — Согласен, явная подстава.

    — Перешли данные по Сергею, капитану Данти, пусть готовит операцию по освобождению.

    — Сделал.

    — Кто еще?

    — Андрей Песцов и Ринат Ибрагимов.

    Эти двое были моим аналитиками, верные и хорошие товарищи. Из них я планировал сделать боевой аналитический центр на крейсере, но когда узнал, что они пропали, думал, что идея была пустая. И вот их наши.

    — Где они?

    — Песцов в Анапе, работает водителем такси. Хорошее прикрытие, а Ибрагимов в Москве, находится в СИЗО.

    — Причина?

    — Убийство двух человек и ранение сотрудника полиции.

    — Ринат всегда был парнем резким, хоть и «очкарик». Давай подробнее, — велел я.

    — Его попытались взять люди Болтнева, он их положил и ушел. На железнодорожном вокзале к нему подошел патруль. Уйти не смог, хотя сержанту руку сломал. Это все происходило пару дней назад, видимо он получил информацию о тебе и решил встретиться, хотя бы сообщить о себе. Будешь связываться с правительством России?

    — И давать им такой рычаг? Политика грязное дело. Нет, пока они не в курсе работаем быстро. Если что я у десантников.

    — Хорошо.

    — Подожди. Вывеси на нашем сайте, что опрос на сайте был не более чем предварительный. Настоящий будет, когда прибудет чиновник из госаппарата.

    — Думаю, они уже поняли, что вступление в Империю проходит по-другому и голосование проходило в режиме проверки.

    — Возможно, но ты все равно выложи информацию, — согласился я.

    Добрыня исчез, а я направился к Данти в оперативный центр, приказав Хорку быть там же. Нам нужна консультация офицера связи.

    Сайт со счетчиком был действительно фикцией, и ответ до банальности прост. На Земле должен был быть представитель правительства Империи, именно он и должен был отвечать за все это. Принц не в счёт, у него нет таких полномочий. Но зато этим сайтом мы взбаламутили болото, теперь думаю у Императора все шансы на лояльное отношение к нему со стороны землян. Грязное — это дело политика, пришлось и мне замараться, но лучше так. Земляне потом поймут, что я хотел как лучше.

    Пока Добрыня остужал горячие головы выкладывая новую информацию на сайте, я поднялся к рубке, там, в оперативном штабе офицеры десантники разрабатывали будущие операции по освобождению мои друзей и бывших подчиненных.

    — Уже закончили? — поинтересовался я.

    — В принципе да, у лейтенанта Ольсена появилась идея, вот мы ее и обсуждали, — ответил Данти.

    — Что за идея? — подходя к столу и разглядывая карту, спросил я.

    — Ваша планета имеет довольно широкую развернутую сеть личных коммуникаторов. Можно попробовать связаться с каждым, и договориться об эвакуации. Это увеличит шансы на благополучный исход. Лейтенант Хорк согласен.

    — Ну с двумя понятно, они на свободе, как с остальными? Они находятся под стражей.

    — Я думаю можно найти выход и в этом положении, — пожал плечами Данти.

    — В принципе да, ни за что не поверю что в камере у Рината у кого-нибудь из смотрящих нет мобилы. Да и на зоне можно пошукать. Решено, вы пока готовьтесь, работать по всем моим друзьям будем сегодня, а мы с Хорком пока займемся связью и попробуем выйти на всех мои друзей и согласовать эвакуацию. Если конечно они согласятся.

    — Хорошая идея. Работаете над этим.

    — Нужно сместить орбиту, чтобы встать над Россией, а то мы над Африкой находимся, — известил меня Хорк.

    — Сделаем, лейтенант, — кивнул я. — Начинаем действовать по плану освобождения эвакуации мои друзей.

    Пока Хорк выходил на мобилу Серёги Арефьева, я снял крейсер со стоянки и передвинул его на другое место.

    — Товарищ капитан. Арефьев на связи, — известил меня Хорк.

    — Выводи на громкую связь, — велел я. В рубке я был один, остальные находились в оперативном штабе продолжая планировать операции.

    — Слушаю? — услышал я настороженный голо Арефьева.

    — Серега, я тебе не помешал?

    — Да нет. Мы закончили… — Арефьев на секунду замолк, потом удивленно выдохнул. — Антон?

    — Он самый. Обо мне в курсе?

    — То что ты на орбите висишь? В курсе, только вот твое интервью…

    — Не обращай внимания, у нас тут свои разработки проходят. Сам понимаешь, политика.

    — Темнишь, хотя ты всегда такой был.

    — Ты ко мне пойдешь? — спросил я, но ответа не услышал.

    Вдруг сработал ревун тревоги, и почти сразу появился Добрыня.

    — Крейсерами в квадрате шесть-семь ноль-восемь зафиксирован выход нескольких кораблей из гипера.

    — Боевая тревога, — тут же скомандовал я, пробормотав. — Что-то рано, мы тут всего неделю бултыхаемся.

    Крейсера по моей команде укрылись за ближайшую планету, остальные корабли начали готовиться к бою. С крейсеров уже шла телеметрия с места выхода эскадры. Разглядывая корабли работорговцев на экране визора, я только выругался.

    Ударив по клавише связи, сообщил Маллику:

    — Сработала посылочка.

    Принц сразу понял, что я имел ввиду.

    — Сколько?

    — Нам хватит.


    — Товарищ старший лейтенант, дозор доложил, что наблюдает движение боевиков на северо-западе, — отвлек Арефьева один из его бойцов.

    Разговор внезапно прервался, и поговорить с бывшим начальником старлей не успел, но расслышать тревогу и быстрые команды, прежде чем связь прервалась, успел.

    — Сколько? — деловито спросил Арефьев, убирая телефон в один из кармашков разгрузки.

    — Больше сотни… — начал было боец, но его прервал писк рации на груди у командира.

    — Беркут, на юге наблюдаю движение. До двадцати боевиков.

    — Это банда Халифа, — сразу же прикинул Арефьев, он знал численность всех банд в округе: — Странно, что они тут делают? Они же должны быть в соседнем районе.

    Разведчиков всего было двенадцать, да два отделения десантников на БРДМ, которых они усиливали.

    — Уйти они не дадут, как только выйдем из аула, пожгут коробочки, и расстреляют как в тире. Приготовиться к бою! — скомандовал старлей.

    Попытка вызвать помощь не увенчалась успехом, боевики давили все частоты. До командования не докричишься, значит помощи не будет. Единственный шанс это Антон.

    В это время в голубом небе внезапно вспыхнуло. Все посмотрели вверх.

    — Антон, что же у тебя там происходит? — сжимая в руке бесполезную мобилу, спросил вслух Арефьев.


    Патрульный

    Устав ругаться на антарском я перешел на русский, выдавая иногда такие перлы что Хорк невольно похохатывал. Ситуация в которую мы попали, была не то чтобы веселой, скорее неожиданной.

    Как только появились два корабля работорговцев, которых мы так ждали, активизировалась их агентура. А иначе почему через пару минут после того как появились из гипера корабли, с территории Украины по нам открыла огонь их система ПКО? Причем стреляли ядерной начинкой, уж не знаю, откуда она у них была. Правда потом Добрыня по взлетающим ракетам определил что это старый антарский комплекс ПКО которому уже лет триста, однако несмотря на дремучесть комплекс отстрелялся прилично.

    Все ракеты мы посшибали, после чего нанесли удары по расположению ракетных комплексов (их было две), решив заняться теми, кто отдал приказ, чуть позже. Как раз Добрыня на них что-нибудь накопает. Пока я воевал со своими бывшими соплеменниками, оба крейсера рванули к разворачивающимся работорговцам. Бывшие гражданские калоши, переделанные для перевозки рабов, не могли тягаться с военными кораблями. Так что, когда подошел «Илья» и выпустил боты, сопротивляться было уже не кому. Поэтому призовые команды, приняв оба корабля, стали готовить их к перегону к нашей стоянке у Сатурна. Два десятка пленных в кандалах в сопровождении охранных из дроидов были сопровождены на гауптвахту «Ильи». Согласно юрисдикции Империи я должен был их передать представителям СБ флота. Да и нейросети их мне были нужны. Все равно их должны были извлечь.

    Как только обе посудины взяли на абордаж наши десантники, я связался с Малликом:

    — Ошибочка вышла, это смена тем, которых мы расфигачили на орбите. Как сообщил Данти, четверо оказались связистами и операторами ПКО. Остальных пока допрашивают, но я более чем уверен это резиденты для добычи мяса.

    — Ясно. Значит боевое патрулирование по той же схеме?

    — Именно, ждем, когда придут основные силы. Сам знаешь, нам нужны не только экипажи, но и корабли.

    — Еще попытки выйти через гиперсвязь были?

    — Да, мы уже засекли, где у них находиться оборудование. Судя по спектру сигнала у них что-то стационарное. Они раз пять пытались пробиться через нашу глушилку, но не преуспели. Как только десант освободиться перенаправим их на захват.

    — Надо же, не пожалели дорогостоящею аппаратуру для связи, — покачал головой Маллик.

    — Видимо работорговля дает такую прибыль, что они пошли на это.

    — Что там за корабли нам достались?

    — Один бывший средний грузовик, причем наш антранский, другой пассажирский лайнер. Точно не могу сказать, но вроде в приличном состоянии. Хотя щиты чинить придётся, наши их посшибали. Да и рубки еще восстанавливать.

    — Понятно.


    Сутки понадобятся, чтобы поставить трофеи на ход и перегнать их на стояночную орбиту. Встречу с главами государств, пришлось с извинениями перенести на пару суток. Убедившись, что работы на них начались, я снова перегнал «Илью» на орбиту Земли. У меня там еще были дела, тем боле надо было помочь Сереге, как сказал Добрыня у него там было жарко.

    Пока Добрыня на нашем сайте вывешивал информацию о бое и причину нанесения орбитальной бомбардировки по Украине (мы уничтожали древние комплексы), я готовил десантников.

    — Капитан, вы получили всю информацию по спасательным операциям?

    — Так точно, нур. Нужно вывести с планеты трех человек, и еще возможно четвёртого с группой солдат. На захват оборудования гиперсвязи уже отправлена усиленная группа. Из-за задержки с отправкой вполне возможно встретить оборону в назначенном месте.

    — Все правильно. Координировать нас будет из рубки крейсера лейтенант Хорк.

    — А майор Маллик?

    — Принц занят трофеями и работами по восстановлению кораблей в строй.

    — Ясно, командир. Когда начинаем операции?

    — У нас через час выброска. Вы отправляетесь немедленно.

    — Принято.

    Пока десантники готовились, мехи в походном состоянии занимали грузовую палубу десантного транспорта, а техники проверяли штурмовые боты, я сходил в рубку и снова вызвал Серегу Арефьева.

    — Да? — услышал я, сквозь частую стрельбу и редкие разрывы.

    — У тебя там, что до сих пор бой идет? — удивился я.

    — В точку попал, зажали в ауле. Кстати, ты как через глушилку прорвался?

    — Да что мне эта ваша глушилка? — фыркнул я. — Помощь нужна?

    — Было бы не плохо, мы никак не можем докричаться до своих.

    — Тогда жди отряд прикрытия.

    — Хорошо.

    Связавшись с Данти, (они только-только начали грузиться в бот) я быстро приказал:

    — Отдельный бот с пятью бойцами в тяжелой броне и два меха сброс немедленно. Бой в горах, нужно помочь нашим солдатам, лови точку назначения.

    — Прикрытие?

    — Пара штурмовиков, еще четыре в ожидании, если будет совсем плохо.

    — Ясно. Тогда я туда отправлю лейтенанта Ольсена, думаю, для него это будет не плохой боевой опыт. Да и Васильева нужно проверить. Он уже начал осваивать мех.

    — Работайте, выброс ботов через десять минут.

    — Есть, нур.

    Быстро собравшись, я спустился на летную палубу, там как раз стартовал бот на помощь Арефьеву и, подойдя к другому боту, проверил, как у них там все закреплено. Потом вместе с десятком бойцов в обычной полицейской форме занял свои места.

    Несмотря на световой день, шли мы под электронной защитой, так что ни системы наведения, ни спутники нас не видели. Обнаружить нас можно было только визуально.

    Первым я решил заняться Ринатом Ибрагимовым, так как предупрежденный Андрей Песцов ждал группу эвакуации дома на съемной квартире в Анапе, а Серега Веприков никуда из зоны просто не денется. Хотя предупредить смогли и его, версия с телефоном у смотрящего сработала.

    — Лейтенант, — вызвал я Хорка. — Что у нас по Ибрагимову?

    — Пока не удалось выяснить в какой он камере, но мы работаем. Зато знаем, в каком он СИЗО, ловите адрес и благоприятный маршрут.

    — Принял. Отслеживай обстановку.

    — Есть.

    Гудя двигателями, бот сел в двадцати километрах от Москвы неподалеку от ленинградского шоссе в густом лесу на неприметной поляне.

    Выгнав из нутра бота обе полицейские машины, мы выехали на шоссе и на большой скорости рванули к столице.

    Когда мы ехали по пригороду, (нас вел навигатор с крейсера) на связь вышел дежурный офицер, с сообщением о захвате стационарной аппаратуре связи. Уже были вызваны техники и офицеры с «Ильи» для демонтажа дорогого оборудования. Жаль что это оборудования не пригодно для устанвоки его на корабли, чисто наземная стационарная аппаратура для малых планетарных или средних космопортов для отсталых планет. Более того там даже небольшой диспетчерский пункт был. Чтобы диспетчер мог не только видеть корабли работорговцев, но и следил за спуском и подъемов ботов с живым товаром и чтобы те не пересеклись с курсом местных летающих самолетов. Я приказал аккуратно собрать и законсервировать эту аппаратуру и отправить ее на склад «Ильи», еще пригодиться. Да и стоит она очень приличные деньги, порядка шести миллионов. А уж с диспетчерским модулем и шестью спутниками, что сейчас техники на шаттлах собирают на орбите, доходила до десяти.

    Пленных к сожалению было мало, но зато взяли помощника агента работорговцев, что руководил всем делом на Земле. Даже вроде как и архив достался, но сейчас это все проверяется. Мои контрразведчики во главе с Герри уже вылетели прибрать его к рукам. Это был хороший козырь, и терять его не следовало.

    — Блин, вся информация ворохом, — пробормотал я. — Нет, пора создавать штаб и командование группировки, пока меня не снесло информационным потоком. Пусть этим делом занимаются назначенные офицеры, а то все замкнуто на мне.


    — Командир, кажется наши замолкли на северной стороне аула, походу кранты десантникам, — толкнув Арефьева в бок, воскликнул один из его подчиненных, лейтенанта.

    Прекратив набивать очередной магазин, Арефьев прислушался.

    — Похоже, — согласился он и, прижав микрофон к шее, спросил. — Вепрь, живой?

    — Пока да, — через пару секунд отозвался один из его подчиненных.

    — Север замолк, боевики могут ударить в спину, отправь туда пару бойцов, пусть перекроют улицу.

    — Понял.

    — Командир, помощь будет? — спросил его лежавший рядом раненый.

    Они втроем находились во дворе одного из домов, устроив тут укрытие. Толстые стены забора сложенные из дикого камня не всегда держали мощную пулю «калаша», но какое-никакое укрытие. Мало того что приходилось контролировать пересечение двух улиц, так еще и за окнами дома приходилось следить, вполне могли пальнуть оттуда, хотя дом и был проверен. Но мало ли, вполне могли пропустить тайник.

    — Мой бывший начальник обещал, ну тот, про которого сейчас все говорят, а он слов на ветер не бросает.

    — Не обманет? — с сомнением спросил раненый сержант.

    — Этот? Точно нет. Ни разу не обманывал… Свист кто-нибудь слышит?

    — Что-то есть такое.

    В это время над аулом пронеслась пара теней, в которых можно было узнать подобие штурмовиков с незнакомыми обводами. На втором заходе, они открыли огонь из бортового оружия.

    Старший лейтенант Арефьев и выжившие бойцы с изумлением наблюдали, как с машин вниз устремились настоящие языки огня. Это не было похоже на огнемёты, скорее на работу плазменных пушек. Одновременно задрожала земля, штурмовики успели освободиться от груза бомб.

    Привстав над полуразрушенным забором, бойцы наблюдали, как боевики разбегаются, пытаясь скрыться от огня с неба, только немногие из самых умных пытались найти убежища в ауле, понимая, что по своим небесные воины стрелять не будут.

    — Смотрите, тарелка какая-то садится, — указал в небо раненый сержант, держась за забинтованный бок.

    — Похоже, Антон все-таки успел прислать помощь.

    Несмотря на такое резкое изменение ситуации, бой в ауле с остатками боевиков продолжался. Со всех сторон слышались то одиночные выстрелы, то длинные очереди. Однако Арефьев, не забывая поглядывать по сторонам, видел как из севшего диска вышли два огромных птицеподобных робота и пять закованных в броню солдата. Вместе с ними вышли сорок маленьких роботов, последние сразу стали разбегаться, блокируя аул и отстреливая убегающих боевиков из каких-то штуковин что были закреплены сверху. Двое вообще взлетели и стали облётывать аул, видимо передавая картинки командиру прибывших и водителям больших роботов, потому как больно уж уверено они стали стрелять по боевикам совершенно не обращая внимания, что на пути их выстрелов были заборы, дома и что уж говорить, местные жители. Только десантники и разведчики, которых Арефьев стал собирать вокруг себя, не пострадали от дружественного огня.


    — Встань тут, на обочине, — велел я водителю, сам прислушавшись к сообщению Хорка по рации.

    Откинув крышку переносного терминала, я активировал его. На экране появилась картинка города с высоты, приблизив нужный квадрат, я скривился, наблюдая за шестью машинами у СИЗО.

    — Что случилось, нур? — на меня по рации вышел капитан Данти, сидевший в реплике второй полицейской машины.

    — Придётся подождать, сейчас на нужном нам объекте усиленный режим. Куда-то отправляют часть заключенных.

    — А наша цель?

    — Добрыня взломал центр связи в СИЗО. Наша цель в команде к отправке не числится. Да не может еще числиться. Суда-то не было. Подождем с час, пока там все не успокоиться, и поедем дальше. Нам так проще будет.

    — Хорошо, нур.

    Мы стояли на тихой улице, на которой были невысокие дома, в основном пятиэтажки, и множество деревьев. В общем, красивая тихая улица, только ямы да трещины на асфальте портили эту картинку.

    Где-то через пятнадцать минут ожидания, из близкого переулка, примерно метрах в шестнадцати от моей машины выбежала девушка лет пятнадцати-шестнадцати зареванного вида. Как только она оказалась на улице, то активно закрутила головой, а увидев полицейские машины, даже подпрыгнула от радости и рванула к нам.

    Подбежав, она стала молотить по окнам, что-то крича. Пришлось открыть дверь и выйти из «уазика» наружу.

    — В чем дело гражданка? — строго спросил я. Так как я был в форме капитана полиции, то и общаться пришлось мне.

    — Помогите, там к моей сестре однокурсник пристал, с дружками ее в машину затащили, а я вырвалась, — немного сумбурно, но вполне понятно провыла та.

    Отреагировал я мгновенно. Все равно время еще есть:

    — Сержант! Бери двух бойцов и бегом с девочкой к месту возможного преступления… Покажешь им? — спросил я у девушки. Та кивнула.

    Из моей машины выбрались три бойца и бегом следом за девушкой скрылись в подворотне, а я вернулся к визуальному наблюдению за двором СИЗО. В автозаки продолжали грузиться заключенные. Охрана вокруг была усиленная. В принципе нам это не проблема, но хотелось бы обойтись без жертв и сделать все тихо.


    — Что ж это такой делается, а?! Милиции на вас нет! — кричала со второго этажа старушка.

    — Заткнись, старая! — один из молодых парней наклонился и, подняв обломок кирпича, бросил его в окно. Зазвенело стекло. Пятеро молодых ублюдков, чувствовали себя вполне уверенно. А что им бояться? Родители шишки, у одного вообще генерал МВД, прикроют, не в первый раз.

    Изнасилованную девушку за ноги вытащили из машины и бросили у стены, где она, сжавшись, всхлипывала. Ни кто из них даже не думал побыстрее уехать, они просто стояли и курили, насмешливо поглядывая на плачущую девушку.

    В это время отчетливо донесся топот ботинок нескольких бегущих человек и в старый проходной двор, в котором кроме двух джипов находился только остов старого полуразобранного «Москвича» забежала убежавшая сестра изнасилованной девушки и трое полицейских.

    — Опять отца беспокоить, — скривился сокурсник пострадавшей, доставая телефон.

    Оживившаяся старушка наполовину вылезла из окна и тут же закричала.

    — Я свидетель, я все видела!

    — Да замолкни ты! — тот же парень наклонился за другим обломком, но тут же был с ходу сбит подбежавшим полицейским. Удар в лицо тяжелой полицейской обовью, выбило из него сознание и бросило к заднему колесу большого Ранглера.

    — Мой отец генерал! — визжал один из насильников, но молодые полицейские, работая на удивление ловко, быстро их скрутили. Даже немного пришедшего в себя, того что получил по лицу.

    После того как всех пятерых поставили у стены из красного кирпича одного из домов, полицейский с нашивками сержанта, сказал:

    — На лицо совершено преступление по пункту «Е» второго раздела законодательства Империи Антран. Согласно этому пункту за совершение подобного преступления наказание варьируется от каторги с пяти лет и выше, или свершение кровной мести.

    — Еще три свидетеля нужно, — педантично напомнил один из полицейских.

    Девчушка, что привела полицейских, оставила причитания над сестрой и удивленно обернулась, не понимая, что за бред несут эти молоденькие полицейские, которым на вид были не старше чем ее сестра.

    — Нас хватит, все улики свершившегося преступления на лицо, — отмахнулся сержант, после чего обратился к сестрам. — По закону о кровной мести вы можете лично наказать преступников или представить это нам.

    — Лучше вы, — пролепетала младшая сестра, все еще не понимая, о чем говорят полицейские.

    Выглядывающие из окон жильцы огромными глазами наблюдали за свершавшимся правосудием.

    — Хорошо… Отделение, готовься!..

    — Да вы что с ума сошли?! — закричал один из насильников, до сих пор не веря, что это правда.

    — Целься!.. — продолжал сержант. — Огонь!

    Едва слышно застрекотали короткие автоматы в руках полицейских. Это стрекотание было таким не страшным и не серьезным, что казалось как будто автоматы не настоящие. Однако дергавшиеся от попадания пуль подонки и выбитые из стены пулями кирпичи в поднявшейся красной кирпичной пыли, показывали, что все происходило по-настоящему.

    Подойдя ближе к еще шевелившимся телам, сержант дал по короткой очереди каждому в голову, разнося их. Несмотря на достаточно большое количество выпущенных пуль, ни один из полицейских даже не подумал перезаряжаться.

    — Наказание исполнено, — официально обратился сержант к шокированным сестрам. — В случае вопросов, передайте службе правопорядка, что приговор приведен в исполнение подразделением наемного флота Империи Антран. Мой личный номер девять-семь шестнадцать-ноль-три… Рядовой, помоги пострадавшей.

    — Есть.

    Боец подошел к девушке и надел ей на руку широкий браслет, на котором перебегали разные огоньки.

    — Ой, кольнуло, — воскликнула пострадавшая, и стал сонно клевать носом.

    — Очнётся. Она будет плохо помнить, что с ней произошло, — сказал полицейский сестре пострадавшей.

    — А-а-а… — хотела было та задать вопрос, но ее прервал сержант:

    — Бойцы, за мной!

    Когда стихло эхо шагов уходящих полицейских, ошарашенные жильцы дома разом заговорили:

    — Правильно, так им и надо! — орал краснолиций полный мужчина. Двор был глухой, и подъезды сюда не выходили. Да и окна не всех квартир были на эту сторону. В большинстве своем жильцы его поддержали. Некоторые сердобольные женщины уже спускались, чтобы помочь сестрам пока едет вызванная скорая и полиция. Только уже настоящая.


    Когда подъезд СИЗО очистился от десятка машин и автозаки разъехались, как раз вернулись отправленные с девчушкой десантники. Приняв от них доклад, что ни разобрались с происшествием, особо не вникая в смысл, я приказал трогаться. Стояли мы в двух кварталах от СИЗО, поэтому подъехали быстро.

    Выйдя из машин, за мной последовало четыре десантника, а остальные с капитаном Данти остались снаружи, страхуя нас.

    Документы Добрыня подготовил качественные, поэтому подойдя к дежурному и предъявив ему удостоверение, отдал приказ на этапирование заключенного Рината Ибрагимова в райотдел, где его задержали, для следственных мероприятий.

    Дежурный внес приказ в журнал и велел конвойному привести заключенного. Мои бойцы были спокойны, если что пойдет не так, то последует штурм, хотя конечно хотелось бы обойтись без этого, так как жертвы среди охраны будут обязательно.

    Наконец, через десять минут привели моего друга. Тот, увидев меня, дернул щекой, но больше проявлений чувств он себе не позволил. После передачи его под нашу ответственность нас выпустили наружу, Рината посадили ко мне в машину и мы выехали с территории СИЗО, направившись к площадке, где нас ждал бот.

    — Ну что Ринат, не ожидал? — обернулся я, глядя как сидевшему на заднем сиденье Ибрагимову один из моих бойцов снимает наручники

    — Почему? Я тебя знаю, командир, ты своих не бросаешь, а с той силой, что у тебя есть, вытащить меня было не трудно. Я только не думал, что это произойдёт так быстро.

    — М-да, не зря ты у меня аналитиком был, — покачал я головой. — Ладно, как тебе должность офицера в штабе моего флота?

    — Специальность?

    — Контрразведка.

    — Но это не мой уровень знаний.

    Ринат отвечал за направление, связанное с поиском людей.

    — Согласен. Однако ты не знаешь наши возможности, научим. Вернемся на крейсер, сам увидишь. Горшок на голову наденем, полчаса, и через некоторое время ты будешь знать общий язык, на котором говорят все в Империи. Потом штатная процедура по внедрению нейросети ну и закачка баз знаний. Это все есть в сети интернета на моем сайте.

    — Да я видел, просто поверить, что такие технологии существуют, до сих пор не могу.

    — Ничего, поверишь.

    Изъятие Сереги Веприкова прошло на удивление быстро. Две минуты на все про все. Бот сел прямо на территории зоны, мы озвучили, кого хотим забрать, после чего три бойца десанта стремительным броском достигнув одно из строений, принесли на себе Сергея. Пока они с Ринатом обнимались, я приказал подниматься на орбиту. Операции по спасению Арефьева и Песцова уже были закончены и они ждали нас на «Илье».


    Честно говоря, от происходящих событий голова шла кругом, но я быстро взял себя в руки, благо медики со стимуляторами всегда были под рукой и после капсулы с тонизирующими эффектами, появилось желание снова работать, а не послать всех подальше и наконец, лечь и банально выспаться, как хотелось до этого.

    Жаль, что адмирал и каперанг все еще ожидают пока омолаживающее лекарство, (которое, кстати, уже ввели маме), закончит послеприёмный цикл и можно будет лечь под манипуляторы кибердоктора чтобы им, наконец, вживили нейросети и закачали базы. Сейчас оба бывших старших морских офицера продолжают с энергией изучать корабли. Более того адмирал, с сомнением относившийся к современной электронике сам без подсказок научился пользоваться общим планшетом оперативного штаба эскадры. Флаг он все же решил держать на «Илье» как на самом современно оборудованном корабле.

    Когда бот уместился на летной палубе «Ильи», я первым покинул салон и, посмотрев на сидевших или лежавших на палубе бойцов в привычном земном камуфляже, которые к моему удивлению продолжали держать в руках оружие, в основном автоматы Калашникова, повернулся к Арефьеву и Песцову, которые с улыбками ожидали нашего приближения. Правда у Сереги Арефьева она была усталой.

    — Пацаны, — тихо проорал Ринат, который обогнал меня и полез обниматься. Серега Веприков последовал его примеру.

    Я тоже пожал руки парням и похлопал по плечам, радостно улыбаясь, после чего, пока парни обменивались новостями отошел в сторону. Астахов и Крапивин стояли чуть в стороне, с интересом наблюдая за встречей.

    — Операция по освобождению я так понимаю, прошла без сучка и задоринки? — спросил адмирал, когда я подошел к ним.

    — Фактически да, только Серегу Арефьева пришлось вытаскивать вместе со всеми его бойцами.

    — Да я в курсе. Лейтенант Ривз доложила, что обе операционные заняты. Много раненых, — пояснил адмирал. Так как он фактически уже был назначен мной командиром эскадры, пока чисто официально, то нужная информация моментально стекалась к нему, чтобы он был в курсе всего. Планшет постоянно был пристегнут к его поясу, вот и сейчас он пискнул сообщая что пришла новая информация.

    — Я знаю, дежурный офицер доложился. Семеро тяжелых, и одиннадцать легких. Двенадцать двухсотых.

    — Двоих я знаю, а остальные парни кто?

    — Аналитики фирмы, наши мозги фактически. Не смотрите, что их можно соплей перешибить, Ринат камээс по самбо.

    — Какие должности хочешь им дать?

    — Посмотрим после обследования. Но если навскидку то — Серегу Арефьева поставлю командиром штурмовой роты на линкор. Серегу Веприкова пилотом на крейсер, думаю, потянет. Ну а Рината и Андрюху Песцова в оперативный штаб. Пора нам обзаводиться нужными офицерами и делать из соединения не группировку кораблей, а настоящую сработанную профессиональную эскадру.

    — Да, побыстрее бы прошел этот карантин и можно устанавливать нейростеи и базы. Мы уже выбрали себе, что нам подойдет.

    — Когда у вас заканчивается карантин?

    — Через четыре дня.

    — Немного осталось, думаю, когда через месяц придут корабли Империи, вы уже вполне освоитесь с командованием эскадрой. Знаний должно хватить, а дальше закачаем профессиональные военные базы. Они прибудут с кораблями корпорации Крабов.

    — Сколько ты собираешься тут пробыть? — поинтересовался адмирал.

    — Три месяца.

    — Это минимум для формирования и обучения команд кораблей.

    — Я знаю. А на мне ведь еще висит охрана системы и скорая встреча с главами государств… Ладно, пойду командовать.

    — Когда ты хочешь встретиться с президентом и канцлером? — остановил меня вопросом адмирал.

    — Завтра в обед. Нужно будет известить об этом администрацию России и Германии, чтобы они подготовились к встрече.

    — Хорошо. Да, кстати, я обзвонил всех своих знакомых. В общем, у тебя уже считай есть сорок шесть добровольцев в возрасте от тридцати семи до семидесяти двух лет. Список пока не готов, мы сейчас им займёмся. После этого мы будем на линкоре, начнем с осмотра складов. На нем они поистине бездонные.

    Старички ушли куда-то в сторону рубки, все равно крейсер сейчас шел под управлением Добрыни к Сатурну, к месту стоянки эскадры, там то бывшие морские офицеры и перейдут на наш самый тяжелый корабль. Ну а я подошел к парням и сказал:

    — Ну что ребята, вы уже обдумали мое предложение?

    — Да, — твердо сказал Арефьев. — Оставаться на Земле нам бы не хотелось, так что мы с тобой. У нас только одна просьба.

    — Какая?

    — Участие в ликвидации Болтнева.

    — Без проблем. Теперь по делу. Сейчас к вам придет медик, он пока занят раненными, и вы пройдете обследование…

    — Мы в курсе, — прервал меня Ринат. — В сети все подробно выложено, было время изучить. Я уже объяснил парням.

    — В общем, узнаем уровень вашего интеллекта и по нему будем отталкиваться. Хотя у меня есть на вас определенные планы. Сереге хочу дать должность командира штурмовой роты спецназа. Тебе Сергей хочу предложить должность пилота «Ильи» или другого крейсера, там пока не ясно с сестрой. Ну а Андрею и Ринату должности штабных офицеров, а то у нас там даже конь не валялся. Не волнуйтесь, стандартный пятилетний контракт у вас будет на отличных условиях. Внесем некоторые правки.

    — В принципе по Сеньке шапка. Кто командиром будет. Ты? — спросил Арефьев.

    — Нет. Я как владелец наемной команды буду наверху. А общее командование собираюсь передать другому, компетентному товарищу. Адмирала у ремонтного дроида видел?

    — Астахова? Конечно… Хм, вариант отличный, офицер он со стальными яйцами, но вот возраст.

    Серега действительно хорошо знал адмирала, это он со своими парнями отваживал от него приблатненого Вована.

    — Серёг, ты где находишься? Не забыл уровень нашей медицины? — усмехнулся я.

    — Извини, не привык еще, — смущенно улыбнулся Арефьев.

    — Ладно. Лучше расскажи, как мои бойцы вас вытащили. Очень знаешь ли интересно послушать очевидца со стороны.

    — Хм, рассказать? — задумался Арефьев, но тут же был прерван мной. Я увидел, как на летную палубу вышла Ривз и направилась к нам:

    — Вот и ваш медик. Серег, Андрей, Ринат, вы сейчас идете с этой очаровательной девушкой, нашим штатным медиком лейтенантом Ривз. Дальше делаете все что она скажет… Ну а мы с тобой пока пойдем следом, все равно капсулы диагноста всего две… Давай рассказывай.

    Три моих друга и бывших подчиненных вместе с Ривз скрылись в лифте, а я, выбрав более длительный путь по переходам, направился было к ближайшему коридору, однако Арефьев остановил меня:

    — А как на счет моих людей? — кивком показал он на небольшую группу бойцов.

    — Завсклада уже предупрежден и скоро оборудует уголок на летной палубе, доставив спальники и пайки. Вон за той дверью душевая, твои бойцы могут принять душ и переодеться. Там есть комплекты запасного белья. Доступ во внутренние отсеки крейсера им запрещен. Если что непонятно пусть обратятся к любому из техников, тут все говорят по-русски. Ты кстати, один доброволец или будут еще? — спросил я.

    — Честно говоря серьезно на эту тему я с бойцами еще не говорил… Сейчас отдам несколько приказов и пойдем.

    Сергей отошел к бойцам, при приближении вскочил на ноги один из бойцов, не такой молодой, как остальные, видимо контрактник и, получив несколько приказов, кивнул головой. Арефьев направился ко мне, а контрабас, построив бойцов, оставив одного у сложенного оружия в охранении, направился с остальными в душевую. К этому времени как раз появилась мичман Крик, за которой следовали два погрузчика со спальниками и солдатскими пайками.

    — Пошли. Тут они сами разберутся. Не в первой, — махнул я рукой. Когда мы спустились на нижний уровень и по техническому коридору, по которому шныряли технические дроиды и изредка проезжали электрокары с членами экипажа направились в сторону парка рядом с которым находилась медсекция, попросил рассказать о бое.

    Подумав пару секунд, Арефьев очень подробно рассказал перипетии боя, добавив в конце:

    — … хорошо помогли. Главное вовремя, а то нас серьезно прижали к окраине аула, выжимая в чистое поле. В принципе с тем оружием, что было у твоих солдат, у боевиков шансов не было, но… Топорно они работали, топорно. Только те солдаты, что в броне были, действовали очень профессионально, а эти в роботах так-сяк.

    — Еще бы, всего несколько дней на обучение. Вон Васильев вообще только и успел, что три дня поучиться, ладно хоть хватило знаний управлять мехом, — хмыкнул я. Ничего съемка боя велась, отправлю ее в еще несуществующий оперативный штаб, потом разберут ошибки. — Заходи давай, пришли.

    Через сорок минут я узнал, что Сергей Арефьев имел уровень интеллекта в сто тридцать две единицы. Очень высокий уровень, что не удивительно, думать Арефьев умел. Андрей Песцов обрадовал в сто сорок три единицы интеллекта. Ринат Ибрагимов в сто пятьдесят три единицы интеллекта, а Серега Веприков сто двадцать семь. Повезло, все они мне подходили на те должности, что я им подобрал. Да в принципе по-другому и не могло быть, ведь я знал их как облупленных.

    — Ну что парни, как на счет контракта? — улыбаясь, спросил я, когда процедура проверки завершилась.

    — Можно изучить копию договора? — поинтересовался Арефьев.

    — Кончено.

    Выведя договор на терминал в процедурной медсекции, я показал как им пользоваться чтобы можно было листать, отошел в сторону и с Ривз стал выбирать, что установить парням. То, что Веприкову пилотскую нейросеть и имплантат на интеллект это понятно, аналитикам нейросети «Управленец-3М», они универсальные и им подойдут идеально. Тем более их осталось как раз немного, берег на такой случай. А вот с Арефьевым проблема, очень уж у него должность специфическая. Между делом Ривз сообщила, что Арефьев был обколот грубо исполненными тонизирующими препаратами, видимо военного назначения. Лейтенант во время процедуры не только вывела их, но и слегка подлечила Сергея, правда не до конца. А я еще удивлялся, бойцы Сереги квелые после боя, а он бодрячком, теперь все стало понятно.

    — Товарищ капитан, а что если поставить Арефьеву офицерскую нейросеть «Штурмовик-М»? — предложила Ривз. — Я проверила она подойдет. Правда, она у нас в одном экземпляре.

    — Да она же идет в комплекте с силовым имплантом, отдельно друг от друга они не работают, — начал было я и замолк, обдумывая предложение лейтенанта, после чего вывел проекцию нужной нейросети на рабочий стол и стал изучать, на миг зависнув в реальном мире. — Ты права лейтенант, она подойдет ему идеально.

    Как только парни прочитали бланки договоров, у каждого был со своими спецификациями, мы подписали стандартный пятилетний контракт как наемное соединение. Ну а я как владелец этого соединения. После этого Ринат и Андрей легли в капсулы кибердоктора, пока Ривз готовила нужные нейросети к установке. Меддроид доставил их из резервного склада медоборудования.

    Мы с обоими Сергеями наблюдали, как Ривз одновременно управляя обоими кибердокторами произвела операцию по внедрению нейросетей. На это ушло чуть больше сорока минут, вот что значит рука набита, сразу над двоими работала. А ведь это у нее один из первых опытов. Работала Ривз на рефлексах что были ей вбиты базами знаний.

    Пока Ринат и Андрей приходили в себя на лавке, их места заняли оба Сергея, так же сложив одежду на стеллаже. В диагносте одежду снимать не требовалось.

    Пока парни были заняты, я пробежался по базам для них. Ну аналитикам и так понятно. Базы «Устав военного флота Империи Антран», «Флот», «Аналитик», «Стрелковое оружие», «Стрелок», «Защиты объемов космического пространства», «Тактика Малых групп», «Боевое соединение», «Офицер флота» и «Специализированный бой». Это все что у меня было, да и то все в третьем ранге, кроме последней базы. Она была в четвертом ранге.

    Для Серёги Веприкова понятное дело пилотские базы, ну а для Арефьеву другое направление. Штурмовые базы и управление боевыми дронами и дроидами. Так же тактика и устав. В общем, стандарт. Баз конечно по минимуму, но надеюсь, корабли империи и корпорации прибудут вовремя и доставят дефицитные нейросети и базы согласно запросу.

    К вечеру когда я разобрался с ворохом докладов и, отдав несколько приказов вернулся в медсекцию, парни уже имели установленные нейросети и закаченные базы. Правда пока в течение пары дней они не могли ими пользоваться до того как нейросети выйдут на нормальный режим работы. Я уже внес их в списки экипажа, Арефьеву нужно будет скоро перебраться на линкор, мы уже пять часов, как висели с этой огромной тушей, остальные парни приписаны к «Илье».

    Мичман Крик забрала парней, чтобы устроить их в каютах, это ее обязанность, а мы с Арефьевым неторопливо побрели на летную палубу. Сереге еще нужно поговорить со своими бывшими подчиненными. То, что он перешел в мою команду они были в курсе.

    После опроса, восемь бойцов из двадцати трех выживших разведчиков и десантников согласились прервать контракт и перейти под мою руку. Остальные отказались, ожидая эвакуации на Землю.

    С этими восьмью бойцами был составлен и подписан открытый контракт, после чего их отправили к Ривз. Позже выяснилось, что трое по параметрам подходят в пилоты, а так как контракт у них был открытый, то я мог сам выбирать, куда их направить. Однако я решил дать им самим выбрать. Двое пошли в пилоты истребителей, третий в пилоты меха, остальные в пока еще не сформированную штурмовую роту Арефьева. Согласно договору я должен был эвакуировать родственников бойцов по списку. Работа рядовая, поэтому я передал ее введенье дежурного офицера. После того как транспортные корабли будут готовы, то именно тогда начнётся эвакуация семей, членов экипажей кораблей эскадры.

    Глубоко ночью я прошел в помещение оперативного штаба «Ильи», где меня ждал Астахов. Крапивина не было, он серьезно занимался линкором готовясь принять его под собственное командование.

    — Что там со встречей с главами государств? — полюбопытствовал адмирал, хотя было видно, что ему это не очень интересно. Старик к политике относился брезгливо.

    — Договорились о встрече. Правда, о секретности уже никакой речи не идут, все знают о ней. СМИ раструбило.

    — Хорошо работают.

    — Это да. В общем, она состоится на борту «Ильи» в час дня по корабельному времени, то есть через шестнадцать часов, — устало ответил я, тактично прикрыв рот рукой во время зевоты. — Крик уже готовит летную палубу как в случае с журналистами.

    — Я составил список тех, кто идет к нам. Одиннадцать человек из них требуют медицинского вмешательства, причем, чем быстрее тем лучше. Старики, на ладан дышат. Некоторые что помоложе калеченные. Например, майор Осин, будучи командиром батальона морской пехоты, потерял правую руку в Анголе. Я у Ривз узнавал отрастить новую, не проблема. Смекаешь? Можно набрать хорошо мотивированных людей из инвалидов войны.

    — Молодежь тоже не стоит сбрасывать со счетов, — подумав, пробормотал я, изучая список.

    В течение часа мы обсуждали кого эвакуировать первым чтобы закрыть бреши в командовании эскадры. Наконец список видоизменный по острой надобности был готов, и я отдал приказ дежурному офицеру вызвать капитана Данти в помещение штаба.

    Спустя десять минут передав ему список, сообщил:

    — Требуется эвакуация на «Илью» этих людей. Они в курсе и готовы. Согласуйтесь с мичманом Берри, когда начнете операцию, сейчас он дежурный офицер эскадры. Доложитесь об исполнении адмиралу или мне после одиннадцати часов по корабельному времени.

    — Есть, — козырнул капитан. — Разрешите выполнять?

    — Выполняйте.

    Адмирал с интересом наблюдал, как я отдают приказы, но не вмешивался, он еще был фактически на птичьих правах, пока ему не установят имплант нейросети и он не вступит в должность по настоящему.

    Как только капитан вышел я, не скрываясь, зевнул и сообщил Астахову, что он назначается ответственным за встречу с главами государств, чем ввел адмирала в прострацию.

    Через пару секунд придя в себя, он ответил:

    — Есть.

    — Как это сделать думайте сами, можете посоветоваться с лейтенантом Хорком и мичманом Кирк, они принимал участие в прошлом приеме журналистов. Ладно, давайте расходиться, уж больно спать хочется.

    Бормоча что-то себе под нос, адмирал направился в свои апартаменты, а я в свои. Наконец то высплюсь. На сон я отвел себе девять часов, однако жизнь внесла свои коррективы. В восемь часов утра прозвучал сигнал вызова со «Стерегущего» и дежурный офицер перенаправил вызов в мою каюту, врубив общий сигнал боевой тревоги.


    Быстро вскочив, сна уже не было ни в одном глазу, я предстал перед капитаном фрегата «Стерегущий» в одном белье.

    — Что?! — командным тоном спросил я.

    — В секторе семь-шесть ноль двенадцать по оси шесть обнаружен неопознанный сканером объект явно искусственного происхождения. Согласно директиве…

    — Я в курсе о пунктах директивы в этом случае, — оборвал я Бровки, недавно получившего звание лейтенанта и должность капитана «Стерегущего». До этого он был и.о. — Опишите объект.

    — Длинное веретенообразное тело с выступами орудийных башен. Длина четыре километра, ширина четыреста восемьдесят шесть, высота триста двадцать. Однако в моем архиве нет данных о подобных кораблях.

    — Сканирование завершено?

    — Так точно.

    — Пришлите файл с записью неизвестного корабля.

    Через минуту я уже изучал силуэт смутно знакомого корабля, не спеша давать отбой боевой тревоге. Слегка склонившись над столом и разглядывая объёмный снимок корабля, я пощипывал пальцами левой руки нижнюю губу и думал. Больше всего этот корабль напоминал рейдер-крейсер Древних. Он считался подклассом тяжелых сил для разведывательных действий в ближних тылах противника. Для дальних у него ресурсов не хватало, так как рейдер нес большое количество разведывательной аппаратуры и передатчиков связи чтобы пробиваясь через глушилки передавать информацию. Как боевое судно оно считалось средним, однако вооружения у него хватало, так как он действовал в тылу противника. Обычно больше всего Древние делали ставку на силы малой авиации, поэтому этот рейдер можно скорее считать не крейсером, а больше носителем на мой взгляд, хотя броня соответствовала именно крейсеру.

    В это время пришел вызов от адмирала, причем вызов шел из помещения оперативного штаба, у него был туда доступ. Когда я ответил, то увидел, что кроме адмирала в его любимой парадной форме адмирала флота Советского Союза в помещении находятся оба моих аналитика, Ибрагимов и Песцов. Они уже были одеты в комбинезоны флотских офицеров, правда, без знаков различия. Вместо них были рубиновые шпалы, поясняющие, что они пока еще стажеры.

    Понятное дело что хоть нейросети у них и активировались, но пользоваться до завтрашнего дня они ими пока не могли. Скорее всего адмирал привлек их чтобы они набирались опыта. Хотя как им набираться, если они не могли пользоваться оборудованием и виртуальными картами без использования нейросети?

    — Что там случилось? — поинтересовался адмирал.

    — Похоже, нашли рейдер Древних. Сейчас приду в штаб и разверну карту.

    — Хорошо ждем, а то мы никак не можем вручную запустить оборудование.

    Быстро собравшись я уже через минуту входил в помещение оперативного штаба где кроме адмирала и стажеров находились лейтенант Хорк и мичман Берри. Последний как дежурный офицер.

    На всех стенах уже были голограммы неизвестного корабля, что транслировались в прямом эфире со «Стерегущего», видимо Хорк успевший первым, запустил штаб в работу. Была еще трёхмерная карта Солнечной системы, в дальнем углу рубиновым цветом мигала точка с местоположением неизвестного корабля. Местоположение моей эскадры пульсировало зеленым рядом с макетом Сатурна с его знаменитыми кольцами, у которых так любили проводить учебные полета наши пилоты истребители. Добрыня в работу штаба не вмешивался из-за ограничений в программах. Мне и так пришлось повозиться, чтобы он мог менять орбиту без пилота. В программах на это тоже стояло ограничение.

    — Что-нибудь успели узнать?

    — Похоже он мертв. Это действительно корабль Древних, товарищ капитан, но не рейдер. Вы ошиблись. Хотя корпус имеет схожие линии, — спокойно пояснил Хорк.

    — Ну-ка, — тоже подошел к столу на который проецировались все данные, как из архива «Ильи» так и со «Стерегущего», который немного приблизился и продолжал сканировать корабль. После сравнения я был вынужден признать, что главный связист эскадры был прав. — Тогда что это за корабль?

    — У нас есть список из полутора тысяч кораблей Древних, Главных и Вспомогательных Флотов, — влез в разговор Добрыня, его голограмма появилась рядом с адмиралом, который даже бровью не повел, видимо привык общаться с Искином крейсера. — Сведенья отрывочные и не полные, все-таки больше трех тысяч лет прошло, однако после сравнительного анализа мы пришли к неутешительному выводу. Корабль действительно мертв, хотя причины пока не известны. Пробоин в корпусе не обнаружено, да и радиации нет. Со «Стерегущего» как раз отстрелили зонды и телеметрия с них идет к нам на экран. То есть причина гибели корабля нам не известна. Что это за корабль еще предстоит узнать, но судя по первым быстрым прикидкам, это — вспомогательный крейсер. В конце войны с не гуманоидами их стали широко применять Древние. Это была одна из отчаянных попыток выиграть войну… Глупо, победителей в ней так и не было. Обе империи рухнули.

    — М-да, похоже, — согласился я с Искином. — Однако все равно нужно проверять эту тушу и вскрывать ее. Только кому? Все равно специалистов по Древним кораблям у нас нету.

    — Есть, — невозмутимо ответил Добрыня.

    — Похоже, я что-то не знаю, — нахмурился я и тут же велел. — Поясни.

    — Корабли Древних хобби принца Маллика. Он один из признанных специалистов в этой области.

    — Точно, — вспомнил я. — Сам же читал его биографию.

    — Еще можно обратиться к Герри. По специфике службы он должен о них знать.

    — А причем тут начальник нашей службы безопасности, — не понял Астахов.

    — Он действующий офицер разведупра что подчиняется СБ Флота Империи Антран, и имеет звании майора, — спокойно пояснил я.

    Отправив вызов на линкор я дождался ответа.

    — Что за кипешь? — спросил принц. Он находился на боевом посту в рубке линкора, ожидая сообщения о причинах боевой тревоги.

    — Наш разведчик на краю системы в абсолютной дыре, куда никто не сунется, обнаружил мертвый корабль Древних. С одной стороны его прикрывает планета от сканирования, с другой астероидное поле. Видимо поэтому его никто и не обнаружил.

    — Да быть не может! — ахнул принц. Было видно как загорелись его глаза.

    — Есть предложение поручить тебе его разведку и вскрытие. Как ты на это смотришь?

    — Я смотрю на это крайне положительно.

    — Хорошо. Возьми с собой еще Герри, он если что поможет. Вроде как разбирается, хотя мы еще не проверяли… Хотя вон Добрыня кивает, успел с начальником внутренней безопасности связаться, значит тот действительно поможет.

    — Не требуется. У меня трое таких же специалистов как и я, так что разберемся.

    — Ну смотри.

    — Если это действительно корабль Древних, то я куплю его у тебя.

    — Купить? — я на миг задумался. — Лучше обменяю его на пять крупных островов на твоей планете.

    — Да ты что?! Да ты знаешь сколько они стоят?!

    — Обсудим это после проверки находки. Не стоит делить шкуру еще не убитого медведя. А вот Герри я все-таки включу в разведывательную партию. Он уже извещен и скоро на челноке вылетит к вам.

    — Понял… Ладно, мы начали подготовку к разведке.

    Скорого сообщения ждать не стоило, линкору ползти до нужной точки часов шесть. И это еще быстро, вон «Стерегущему» на это понадобилось бы часов двадцать. Правда, он был в разведпоиске который длился третий день.

    — Держите меня в курсе… и отбой тревоги.

    — Принято.

    Маллик отключился, а я повернулся к присутствующим офицерам.

    — Отслеживайте все перемещения принца и его людей. Мне бы не хотелось терять подобный приз. На этом пока все. Все свободны… А вот вас товарищ адмирал я попрошу остаться.

    Когда все вышли, спросил:

    — Как продвигается работа по встрече с главами государств?

    — Работа на грани окончания. Там сейчас работают мичман Крик и лейтенант Лиммен. Встреча так же будет приходить на летной палубе. Там уже фактически все готово.

    — Ну что ж, пойдемте, посмотрим.

    Инспекция показала, что все проходит на высоком уровне. Через час я вышлю боты за президентом и канцлером, ну а там будут переговоры. Добрыня с адмиралом уже накидали предварительные ответы (вопросы были присланы приглашенными сторонами) и даже вопросы, включая просьбы. Что ж, надеюсь, все пройдет удачно.

    * * *

    Представитель Германии поставила стакан на столик и снова откинулась на спинку кресла, с интересом разглядывая меня. В данный момент я вел переговоры с президентом России который недавно снова занял этот пост. Канцлер Германии уже задавала свои вопросы на которые я честно ответил и дала согласие на использование аэродрома Берлина и отдых членов экипажа. Не все хотели отдыхать в России. Так же она одобрила временный наемный вербовочный пункт. Как и в России он будет в единственном числе на главной улице Берлина. Нам даже обещали выделить под это здание, в обмен на помощь в медицине.

    Адмирал Астахов в полной форме со всеми наградами сидел по правую руку от меня. Еще при первой встречи президент поздоровался с ним по имени отчеству, видимо разведка сработала. Адмирал, артистически не обращая внимания на множество камер, а их было аж шесть штук, на вопрос президента пояснил что родине, то есть Союзу он все долги отдал, а России, которая выбросила его из флота, он ничего не должен и вполне доволен тем, что его назначили командующим наемной эскадрой.

    В общем, беседа продвигалась вполне быстро и успешно. Были подписаны ряд договоров, включая мое невмешательство в дела России до прихода Флота Империи. Мое сообщение об этом факте вызвало фурор среди глав государств, этого они не ждали. Так же я пояснил причину появления Экспедиционного Флота. В общем, за последние три часа встречи было о многом сообщено и о немалом умолчено. Однако главное, я получил разрешения открыть вербовочные пункты в Германии и России. Даже не пришлось доставать компроматы на глав обоих государств.

    Наша встреча шла можно сказать в прямом эфире. Так что фактически вся планета была в курсе этих переговоров. После окончания и небольшого банкета, где свита глав государств пробовала инопланетные деликатесы, я решил поговорить с президентом и канцлером один на один. Адмирала не было, он был организатором банкета.

    — Прошу садитесь, — указал я присутствующим на небольшие диванчики.

    Президент спокойно сел, чуть помедлив, его примеру последовала канцлер.

    — Это комната отдыха летной обслуги и пилотов, так же тут есть душевая и удобства, — пояснил я, заметив, что главы государств осматриваются. Из-за канцлера я специально говорил на немецком. Переводчика-то не было. Они с охраной остались за дверями.

    Президент и канцлер молчали, ожидая узнать о чем я хотел поговорить с ними с глазу на глаз.

    — То что я говорил под камерами не совсем соответствует действительности, — чуть помедлив, собираясь с мыслями начал я. — Флот действительно придет, но честно говоря планета и жители их не особо интересует. Они вполне могу устроить полную блокаду и вы никогда не выйдете в космос. Поверьте, я знаю о чем говорю, такие примеры к сожалению не единичны. В случае же вступления в Империю вы можете выбирать и даже поменять место жительства. Увеличится срок жизни до двухсот лет, причем вам как беженцам это ничего не будет стоить. К тому же вы фактически убили свою планету, Империя поправит экосистему и восстановит все природные ресурсы, сделав ее аграрной. Для Флота, что будет тут стоять и отдыхать у вас на планете понадобятся курорты и продовольствие. Так что думайте, все в ваших руках.

    После я дал собеседникам время подумать. Первым, как и ожидалось, нарушил тишину президент России:

    — Блокада, даже если она будет полной не помешает нам расти и развиваться… Однако по словам аналитиков и ученых осталось нам не больше двухсот лет, потом настанет Армагеддон. Мы умрем. Как бы то ни было и как не хочется терять власть я согласен, это наш единственный шанс…

    Говорили мы долго, почти час, после чего придя к соглашению, пожали друг другу руки. В инете стоял аншлаг и визги демократических стран, которых не включили «в совет по решению будущего Земли», как они сами обозвали нашу встречу.


    — Что скажешь? — спросил подошедший ко мне адмирал. Его китель был расстегнут, а в руках он держал бокал с вином.

    Я стоял у открытых створок в полуметре от экрана и наблюдал, как удаляются оба бота увозившие глав государств и журналистов.

    — Вроде все прошло нормально. Можно с завтрашнего дня открывать вербовочные пункты, — лениво ответил я.

    — Понятно. Значит, скоро предстоит просто титаническая работа по формированию эскадры.

    — Это да. Кстати, вы нашли людей для контрразведки и службы внутренней безопасности?

    — Да, восемь человек. Все кого доставил Данти, сейчас на корабле, ожидают в столовой. Ривз их всех уже протестировала. Большая часть подходит на командные должности. Один имеет уровень интеллекта в двести шесть единиц.

    — Однако. Ну пойдем, посмотрим на пополнение и на уникума.

    Отойдя от экрана я мысленно связался с Добрыней и поинтересовался, проверил ли он пополнение в земных базах. Оказалось все чисто, хотя один из старичков, раньше работал в КГБ в отделе контрразведки. Остальные флотские, как из экипажей так и войск поддержки. Видимо адмирал действительно подбирал тех, кого знал лично.

    Пока завхоз с помощью подчиненными ей дроидами убирала столы и остатки пиршества, почётный караул уже отправился в свои кубрики, мы по летной палубе вошли в одни из внутренних коридоров и неторопливо молчаливо пофланировали к столовой. Это заняло у нас не больше десяти минут.

    — Смирно! — внезапно гаркнул у меня под ухом адмирал.

    Пять десятков мужчин в возрасте с завидной ловкостью вскочили на ноги и вытянулись.

    — В шеренгу по одному становись! — продолжал командовать Астахов.

    Бывшие офицеры, большая часть как и адмирал, были во флотской парадке с наградами, быстро построились в длинную шеренгу.

    Мы прошли в голову шеренги и адмирал начал представлять, после чего я пожимал каждому новобранцу руку.

    — Андрей Юрьевич Фролов. Капитан первого ранга в запасе. До ухода руководил отделом контрразведки на Тихоокеанском флоте… Контр-адмирал Романов, Сергей Маркович, командир базы подводных лодок Северного флота… Капитан-лейтенант Северов. Андрей Владимирович. До увольнения в запас командир диверсионного подразделения Тихоокеанского флота… Капитан второго ранга Васильев, Владимир Леонидович. До увольнения в запас командир лидера, проходил службу в Краснознамённом Северном флоте… Капитан второго ранга Леонидов Аркадий Кириллович. До увольнения в запас занимал должность начальника флотской разведки Черноморского флота… Капитан первого ранга Туханбеков Виктор Русланович. До увольнения в запас главный инженер на тяжелом крейсере «Киров». Именно у него самый высокий показатель интеллекта…

    Адмирал вместе со мною шел вдоль строя знакомя с людьми. Все это я делал под протокол, так что если что перемотаю. В глазах стоявших новобранцев я видел многое, решимость, интерес, надежду и даже радость. Только одного не видел, безнадегу и угрюмость. Для многих отставных офицеров эта была последняя надежда вернутся на службу и они многое поставили на кон. Что ж, попробую не разочаровать их.

    — Вы уже подобрали должности для рекрутов? — поинтересовался у Астахова, когда мы закончили знакомиться и я разрешил всем присесть. Многие были в возрасте и откровенно дышали на ладан, как и Астахов.

    — Да, вон я тут составил список. Вопрос у меня только в одном. Двадцать шесть человек в возрасте как и я, в общем надо проводить им не только лечение но и ввод препарата как и нам с Крапивиным.

    Мы сидели немного в стороне, чтобы нас не слышали и спокойно беседовали.

    — У нас всего шестнадцать ампул с препаратом. Решите с Ривз сами с кого начать. Тут я вам даю карт-бланш. Теперь по должностям. Давайте зачитаю список.

    — Вот, — протянул мне два листа бумаги, адмирал.

    Прочистив горло, я стал молча читать информацию. Закончив, сказал:

    — В принципе неплохо, только вот потянет ли контр-адмирал Романов должность командира малой авиации эскадры? Ведь в его введенье будут не только истребители, штурмовики, но и боты и челноки. Кроме «Стерегущего», конечно, он приписан к отделу флотской разведки.

    — Еще как потянет.

    — Хорошо, принимается… Капитана первого ранга Решетина начальником оперативного штаба… Хм, однако? Герой Советского Союза? Ладно, вижу, что потянет… Туханбекова главным инженером эскадры. Хм, тоже, потянет… Капитана первого ранга Васильевакомандиром «льи», ладно вам виднее. А вот капитан-лейтенанта Северова командиром всех подразделений специального назначения и диверсионных… какой у него опыт?

    — Ангола, Африка, опыта ему не занимать.

    — Хорошо, утверждаю список. Фактически мы закрыли пятьдесят процентов дыр в командных должностях. Даже капитана и старпома для «Ильи» нашли, жаль, пока инженера нет, ну да ладно. Хорошо, тянуть не будем, давайте составлять договора.

    Каждый офицер изучил на экране визора, четыре штуки находились в столовой, свои договора, после чего дали согласия. После этого, я направил их с сопровождающим в медсекцию. Ривз уже получила все данные, кому вводить препарат, а кому устанавливать нейросети, какие именно, и какие базы. Через неделю, подняв базы до приемлемого уровня, дающего понимание концепции космического флота, с меня фактически снимутся часть дел. Дальше они сами будут решать возникающие вопросы, обращаясь ко мне только в тяжелых или непонятных случая, но по мере обучения баз, тех вопросов будет все меньше и меньше.

    После этого я навестил маму, которая возилась с Сашенькой, поиграл с Ольгой и проверил как идет учеба у старшей сестры. Нейросеть ей установили еще позавчера утром, а учить она начала со вчерашнего вечера. Торопыга.

    После этого я пошел в штаб и начал формировать группы для вербовочных пунктов. Для каждого понадобиться по четыре человека, включая офицера, бот для доставки пополнения, а так же по три терминала и ретранслятор для связи с эскадрой. Главный центр будет в оперативном штабе, именно тут буду принимать решение брать или нет того или иного добровольца. Проверкой в земных базах займётся Добрыня.

    Теперь мне не нужно будет самому составлять договора, офицеры в вербовочных пунктах и в оперативном штабе вполне это могут сделать без меня. Однако разрешение у них было для рядовых бойцов, пилотов, медиков и десанта. Для более сложных случаев, на вроде старшего комсостава, вызывать должны уже меня.

    Наконец группы были сформированы, оперативный штаб и служба внутренней безопасности пополнились на семь офицеров. Герри, кстати, начал сдавать дела. Они тоже начали подготавливаться к приему и проверки новобранцев. Жаль только что несмотря на то что офицеры были приписаны к кораблям, некоторым уже установили нейросети и залили базы, учить они их еще не могли, максимум через пару дней, но время не терпело и офицеры должны были надеяться только на свой опыт. Только вербовщики что отправлялись на землю, были наняты мной на Зории, так что они были на своем месте. Один офицер и по три сержанта десанта. Ничего, должны справиться, ничего сложного там нет. Проверка на психологическую совместимость и другие тесты. Проверка уровня единиц природного интеллекта, (в капсулах смонтированных на вербовочных пунктах) какое желание по выбору профессии, составление договора и отправка к Сатурну на боте. Все.

    После этого я посмотрел на составленный план формирования подразделений, что был частично составлен мной, капитаном Данти и адмиралом. Вроде ничего не забыли, ну а если даже забыли, то сформируем. Людской материал под боком, только выбирай.

    * * *

    — Подай! — крикнул я и отбил мяч за сетку. Данти ловким прыжком успел отбить его нам обратно.

    Почему-то граждане Империи, что были у меня под командованием, больше всего полюбили именно пляжный волейбол. Когда мы создали базу отдыха на одной из безлюдных, но живописных островков Индийского океана, больше всего играли именно в него.

    В данный момент на острове находилось около двухсот человек из более чем трехтысячной группировки, что была под командованием адмирала Астахова. Чуть менее тысячи из них были нужны для резерва (пока они числились за десантом, на его базе был сформирован полк), штаты у меня были заполнены на сто пятьдесят процентов. Я как владелец отдавал только главные приказы, так что за последний месяц, адмирал, поднявший свои базы знаний до приемлемого уровня, уже неделю как уверенно командовал эскадрой, все чаще проводя тактические и учебные игры. Так-сяк конечно, но им еще учится и учится.

    Нейросетей всем понятное дело не хватило. Установили все что было в наличии, хоть некоторые и были после использования (да почти все). Остальных новобранцев мы взяли на будущее, всё-таки у большинства добровольцев интеллект был выше ста тридцати и только у десанта меньше. Умные десантники были только на командных должностях. В общем я успел снять часть сливок из людского резерва.

    Экспедиционный Флот еще не подошел, но был на подступах, мы ожидали их появления на этой неделе. Будем надеяться, что на этом наша работа закончиться и мы, наконец, сможем продолжить учебы и тренировки, чтобы довести эскадру до приемлемого уровня и создать, наконец, воинское подразделение флотских стандартов. А то приходилось еще патрулировать систему, честно выполняя пункт договора по охране месторождения редкого металла, что частично шёл на изготовление Искинов, с неопытными командами.

    Меня на три тысячи двести пять человек личного состава эскадры было аж двадцать шесть человек с природным уровнем интеллекта больше двухсот единиц. Было бы двадцать восемь. Но двоих медики зарубили, психи, короче говоря. Не устойчивые, как они пояснили.

    Из этих двадцати шести уникумов, восемь пошли в инженера, однако так как профессиональных инженерских нейросетей у меня было всего три единицы, то пятеро сейчас находились в резерве, трое включая главного инженера эскадры, активно поднимали свои знания и в свободное время тренировались на призах, которые вошли в состав эскадры. Первый корабль получил название «Буян» и являлся грузопассажирским военным транспортом. Трюм был не очень большим, однако корабль мог принять до тысячи двухсот членов семей рекрутов. Второй, бывший контрабандист, получил название «Надежда», был поменьше и вмещал около восьмисот человек. Его достоинством был огромный трюм. Третий транспорт, бывший лайнер получивший название «Слава», мог вмещать до двух тысяч человек, да и то если уплотниться. И если первые два фактически ввели встрой, то вот на третьем все еще продолжались работы. К тому же на нем не было трюма, то что есть, трюмом назвать было сложно. Все три судна имели неплохое ракетное вооружение, артиллерии на них было мало. Что-то восстановили, что-то заменили из наших запасов, однако считать их боевыми кораблями было нельзя. Транспорты они и есть транспорты.

    Проблема с нейросетями состояла и в других областях. Из шестидесяти семи медиков, нейросети имели только одиннадцать, сейчас они тоже активно поднимали базы. Из-за того что учебных капсул было всего четыре в наличии, да и те заняты Астаховым, сестрой, Веприковым и начальником внутренней службы безопасности бывшим капитаном первого ранга Семеновым, учеба шла медленно. То есть поднимали как можно быстрее базы, те которые скоро понадобятся.

    В общем, я поднимал первым делом уровень знаний у дефицитных кадров. Командующего эскадрой, двух пилотов-средняков и особиста. Была еще одна обучающая капсула, о ней мало кто знал. Она находилась у меня в апартаментах за фальшивой стеной, и ей пользовался только я или сестра, если ее капсула была занята. А что? Я за последний месяц во время сна активно поднимал базы. В основном пилота тяжелого корабля. А то кроме Маллика у нас их больше нет. Пока нет. По моим прикидкам через два месяца, я вполне смогу сдать на сертификат по минимальным ставкам обучения.

    О чем это я? Ах да, об уникумах с интеллектом выше двухсот единиц. Так вот восемь ушли в инженера. Десять в пилоты. Причем четверо в пилоты тяжелых кораблей, хоть они и не скоро поднимут эти базы, но это на будущее. Надеюсь через три-четыре месяца, у нас появятся нужные пилоты, а то при возвращении как бы нанимать не пришлось. Маллик-то со своим пилотом уйдут от нас.

    Остальные шестеро из десяти пилотов учатся на пилотов средних кораблей. Ну про остальных восьмерых можно сказать так, двое ушли в аналитики оперативного штаба, один в службу безопасности, четверо получили должности артиллеристов-универсалов. Последний, двадцать шестой оказался в медицине, кстати, он был вторым мужчиной среди медиков, остальные девки.

    Понятное дело цивилизации тут нет и получить сертификаты пилотов им вроде как не светит, ведь без этих сертификатов Искины не подпустят их к управлению. Однако выход был, действующие офицеры-пилоты флота вполне могли выдавать подобные сертификаты, благо двое у нас было. Это сам Маллик и его пилот. За последнее время они выдали сто тридцать шесть сертификатов для пилотов малого корабля, приняв все экзамены согласно флотскому своду законов. Положенные метки в нейросети пилотов ставились через диагностическую капсулу, когда Маллик или его пилот на прямую подключались к ней и подтверждали свои полномочия. Для Искинов кораблей этого хватало и они давали доступ к управлению. Однако, в данный момент это все фикция. Гораздо позже, после принятия офицерами и пилотами гражданства на Зории, они вступят в силу, но не сейчас. В данный момент эти сертификаты пилотов и офицерские патенты, что выдавал Маллик, (как флаг-майор он имел на это право) не имеют юридической силы. В общем, нужно лететь на Зорию и подтверждать все, после принятия гражданства они автоматически вступят в силу.

    Сертификаты пилота для средних кораблей у нас получили только двое, да и то еще во время полета к Земле после боя с пиратами и разбора трофеев. Это были лейтенант Хенсен, пилот и исполняющий обязанности капитана крейсера «Севастополь» ранее бывшим «Янь», и лейтенант Линс, пилот торпедоносца «Зверобой», название ему не меняли… Командование кораблем принял бывший капитан первого ранга Зверев, ранее командовавший дивизионом ракетных катеров. В данный момент он вступал в должность, принимая дела.

    В общем, из шестисот наличных нейросетей, задействованы были все, кроме тех что были повреждены. Лучше всего у меня были укомплектованы летные части, так как нам попадались именно пилотские нейросети. Теперь на линкоре получившем название «Петр-Первый» находилось авиакрыло из восьмидесяти антарских истребителей «Кнуб-2» и двадцати штурмовиков модели «Сеза». Так же там находилось двадцать десантных ботов и десять челноков. Все это конечно же никак не могло поместиться на летной палубе, но командующий малой авиацией Романов, вступив в должность сделал так что это стало возможно. Все оказалось проще не куда. Первая волна на летной палубе, вторая на складах хранения, после вылета с помощью лифтов со складов доставляют остальные летные машины, пилоты их уже будут ожидать, и выпускается вторая волна. Сейчас идут активные тренировки, а то больно медленно формируется вторая волна.

    На «Илье» тоже появились летные части полного штата, из-за чего пришлось увеличить площадь жилых кубриков, так как уменьшать десантную партию я не собирался. Теперь у меня на летной палубе находилось двадцать истребителей, правда смешенного состава, и шестерка штурмовиков «Сеза». Два бота и два челнока. Второй волны на крейсере не было. Сейчас малая авиация активно тренировалась. Пилоты активно облетывали машины и радостно носились между кольцами Сатурна, пока просто учась управлять машинами на большой скорости, боевая отработка только-только началась.

    Из-за большого объёма работы на летной палубе линкора, капитан Лиммен, получивший очередное звание перешел работать туда старшим техником летной палубы, увеличил штат техников. Адмирал перевёл как самого опытного техника-начальника. Вместо него на летной палубе старшим стала новоиспеченный лейтенант Дэбри, бывшая подчиненная Лиммена. Теперь у нее самой было шесть техников под командой. Мало конечно, но все как я и говорил упирается в отсутствие специализированных нейросетей. Вон всю никондицию мы поставили десантникам, ничего нормально обучаются и действуют.

    В общем, в эскадре у меня теперь тридцать шесть техников малой авиации, большинство имеют выученные базы в третьем ранге, пока этого хватает. Так же восемь техников для средних кораблей. Пока на пределе, но хватает, ожидаем, когда выучатся новобранцы. Инженеров пока нет, учатся. Единственно, что я инженер, все-таки у меня инженерные базы подняты на приемлемую высоту.

    У десантников нейросети имеют всего пять процентов личного состава и все.

    Ах да, маме я ничего не стал ставить, ожидая корабли корпорации, чтобы установить ей новенькую не пользованную специализированную нейросеть.

    На Земле за месяц тоже многое произошло. Были и бунты и волнения. В Москве прокатилась серия террористических актов, которые достаточно быстро были расследованы с помощью моей службы безопасности. При обнаружении террористов, они были уничтожены, брать их и судить никто не собирался.

    Был найден наш «любимый» олигарх Болтнев, аж в Америке в Нью-Йорке. Но это ему не помогло. Точечная силовая операция и это семейство фактически оказалось уничтожено. Операция прошла четыре дня назад и командовал группой спецназа командир роты Арефьев (на звание кроме сержанта он еще не поднял базы, но скоро вполне сможет сдать на лейтенанта, так как учиться довольно быстро).


    В данный момент ротный клеился к моей сестре у стойки самодельного бара метров в ста от волейбольной площадки. Неподалёку моя мама сидела на песке и играла с Сашенькой. Ольги было не видно. Или купается или опять ушла с подругами вглубь острова. Ничего, он маленький быстро вернётся.

    На острове были сделаны три десятка бунгало, как одиночные, так и четырехместные. Этот остров среди моих подчиненных стал пользоваться все большим и большим успехом.

    — Даю! — крикнул я и из угла отправил мяч к противнику, который незамедлительно отправил его обратно. Стоявший рядом двухметровый гигант блондин, ловко принял мяч на руки перетасовав соседу. А тот отправил его через сетку обратно.

    — Шестнадцать-пятнадцать, — известил я по окончанию матча. Как мы не старались, счет был в не нашу пользу.

    Говорили мы в основном на общем, так как состав эскадры был смешанным. Где-то сорок процентов немцев, остальные русские, и только два процента граждане Империи. Были и другие граждане разных стран земли. Например, шестеро французов, одиннадцать итальянцев, двадцать шесть японцев, сорок три китайца, даже вон один финн прибился. Украинцы и белорусы тоже присутствовали, но не много, едва за триста по количеству перевалило.

    Некоторые, да что уж говорить большая часть немцев были из восточной части Германии, в общем повезло. Грамотные спецы оказались. Не смотря на большое количество женщин в эскадре, почти двадцать процентов, немцы неплохо усвоили технические базы, да и в командных должностях их хватает.

    Двое получили должности капитанов транспортов, а одного. Хельмута Ранге, того самого блондина-гиганта что играл в моей команде я собирался поставить капитаном крейсера «Севастополь». Ранее он служил в германском флоте командиром эсминца, пока его не «уволили». Были там причина, благо Ранге с честью вышел из нее. Он же и не дал одному из своих недругов поступить к нам. Проверка показала, что капитан был прав, так что уровень доверия для него повысился. Да и Астахов знал его и вполне одобрял Ранге на должность капитана крейсера.

    Второй крейсер, ранее бывший «Инь» получил название «Одесса». Им командовал в прошлом капитан первого ранга Кузнецов, так же ему подчинялся капитан «Севастополя».

    Среди старпомов тоже встречались немцы, в общем, сборная солянка, из-за чего пришлось перейти на общий. Благо теперь на нем говорили все. Еще в вербовочном пункте после приема новобранца ему на голову надевали горшок, пятнадцать минут, и все. Тот скоро овладеет главным языком Содружества. Правда понимание приходит не сразу, у кого как. Все зависит от уровня интеллекта.

    Сейчас оба прибора находятся в руках правительства Германии и России. Политики учат язык инопланетян. Ходит слух, что за определённую мзду знание языка может получить и «простой» гражданин, если у него есть пара миллионов. В общем, у нас как всегда.


    Когда я разгоряченный направился к бару, большинство полезло в воду, послышался свист и в ярко-синем небе появилась падающая точка.

    — Челнок… Хм, с линкора. У «Ильи» челноки имеют другой звук, — пробормотал я, посмотрев на спускающуюся машину. На ходу я припомнил, что один из челноков «Петра» временно приписали к одному из транспортов. Не он ли?

    Подумав, я поторопился к своему бунгало, пока не перешел на бег. Когда я достиг домика, челнок уже приземлился на площадке чуть в глубине острова. Где стояли два других бота и звено истребителей прикрытия. Пилоты отдыхали среди курортников, только один дежурил у мобильного радарного комплекса. Не то что бы мы не доверяли системам слежения «Зверобоя» и трех транспортных судов на орбите Земли. Пусть бдят.

    Забежав в свою комнату, в принципе можно было и не торопится, на пункте связи постоянно дежурит диспетчер, однако лучше перебдеть, на сегодня полетов запланировано не было. Астахов на вызов ответил почти сразу. Судя по заднему фону он находился в оперативном штабе «Ильи».

    — Что? — спросил я.

    — Помнишь, неделю назад я отправлял «Севастополь» и «Одессу» в патруль по соседним системам?

    — Конечно, по идее они должны вернуться через шесть дней.

    — Уже вернулись. При обследовании системы номер шесть двенадцать дробь три высота по оси два, в шестой параллели и составления карты для Флота, они обнаружили выход большой группы кораблей в промежуточном прыжке в этой системе. Они шел к нам. Наши определили это по вектору движения. Их почти сразу обнаружили вот командир группы капитан Кузнецов и приказал уходить в прыжок. В общем, успели еле-еле.

    — Наши?

    — В том то и дело что там, в основном лоханки шестого, а то и пятого поколения. Хотя часть из них и боевые корабли в прошлом.

    — Да, действительно, система находятся с другой стороны от Империи. Значит пираты, или что вернее работорговцы, что доили Землю.

    — Как ты знаешь крейсера очень быстрые, поэтому у нас пара часов есть. Эскадра уже приведена к бою, все наземные службы оповещены, включая ваш островок. За тобой я послал челнок, он быстрее ботов.

    — А я что, нужен? — удивился я.

    — А что посмотреть не хочется?

    — Очень. Но я лучше тут на экране. Пустите ко мне сигнал через ретрансляторы, и все.

    Честно говоря мне хотелось до животных колик попасть в рубку «Ильи» и увидеть как работает команда и другие корабли эскадры. Однако мне не хотелось стоять над плечом у адмирала и нервировать его, поэтому я принял тяжёлое для себя решение и остался на острове, хоть и со связью. В общем, посмотрим, на своем ли месте Астахов или нет.

    Все курортники уже были извещены о случившемся, поэтому техники из отдыхающих собрали на пляже большой экран, куда транслировалась картинка.

    Вот на краю системы появились возмущения пространства и стали появляться корабли противника. От атаки во время выхода из гипера адмирала удержало только одно, большое расстояние, они к точке выхода ну никак не успевали, и довольно толковый и слаженный выход. То есть корабли выходили чуть ли не одновременно, сразу же начиная маневрировать и создавая боевой атакующий ордер. Я со стыдом вспомнил, как мы перегоняли к Земле эскадру. Выходили с разницей чуть ли не час.

    — Опытный флот, — пробормотал я, как и все стоя на песке. Мы смотрели на экран при закате солнца, однако никто не смотрел на эту красоту. Хотя раньше ни один курортник не пропускал закат. Все смотрели на экран.

    — Сорок шесть кораблей, это не флот, а усиленная эскадра, — сказала стоявшая рядом Анна. Она выучила до третьего ранга базу «Офицер флота» и хорошо знала о чем говорила. — Флотов меньше шестидесяти единиц кораблей — не бывает.

    — У нас в Империи и до восьмидесяти кораблей в одном Флоте может быть, — хмыкнул я.

    — Знаю, я назвала минимальную величину. Хотя встречаются эскадры и в пятьсот вымпелов… Лучше смотри, они смогли переделить, что у нас за корабли и перестраивают ордер.

    — Хуже, — помрачнел я, первым сообразив, что происходит.

    Сестренка удивленно посмотрел на меня, и вернулась к экрану. Приподнявшись на цыпочках, она прищурилась, пытаясь рассмотреть и понять, что я имел ввиду.

    — Они уходят, — потрясенно сказала она.

    Остальные курортники, что стояли рядом, стали прислушиваться к нам, так как я был самый опытный. Это я про выученные базы.

    — Впереди эскадры противника идет странный веретенообразный корабль, который то появляется, то пропадает, — сказал я и тут же пояснил. — Это военный разведывательный корабль «СекЛ», класса корвет, восьмого поколения антарской республики. Серолицие его еще не сняли с вооружения флота и он в эскадре по сравнению с другими кораблями резко бросается в глаза. Империя антарцев — Империя работорговцев и торгашей. Думаю, они просто наняли корабль с командой для разовой акции. Там это обычная практика. И экипажи тренируются и адмиралы с деньгами. Но суть не в этом. Командующий Астахов правильно распределил эскадру. Оба крейсера у Земли в оборонительной позиции рядом с транспортами. Классическая приманка, раз работорговцы видели крейсера. Торпедоносец укрылся за Юпитером, как раз проходящая эскадра противника подставит ему борт. Линкор укрылся за Луной, чтобы бить в лоб. С его пушками это не трудно, ну и «Илья» обходящий эскадру чтобы зайти ему в тыл. В общем идеальная позиция для обороны переходящая в атаку, наверняка для захвата трофеев уже подготовлены десантные партии… Однако все дело испортил «СекЛ». Для систем слежения, что установлены на кораблях эскадры, наши корабли не видимы, однако, не для специализированного «СекЛа». Вражеский адмирал получив сообщение с разведчика прикинул шансы и, сообразив что даже в открытом бою у него их просто нет, решил ретироваться, что сейчас на ваших глазах и происходит.

    — Но почему? — спросил Данти. — У них три линкора, хоть и пятого поколения. Крейсера, носитель, в конце концов.

    — «Зверобою» они на один зуб. Как ты знаешь в торпедоносце более семидесяти торпед в боекомплекте. Для уничтожения линкора хватит двух залпов по две торпеды. С учетом того что промежуток между залпами сорок секунд, шансов у линкоров нет, даже если москитный флот частично перехватит торпеды. Это же антарцы, наши трофеи раньше были их боевыми кораблями и уж конечно они прекрасно знают, что они стоят в бою. Нет, командующий противника поступил совершенно правильно… О, первый ушел в прыжок… второй. Нет, «Илья» не успеет.

    — Торпедоносец стреляет, — сообщил какой-то зритель и один из техников сразу же подал нужную картинку.

    — Для торпед это предельное расстояние, но не невозможное. Капитан Зверев совершенно прав. Есть шанс уменьшить количество кораблей противника и потренироваться в боевых условиях… Смотри-ка, попал.

    Народ возликовал когда тяжелый ракетный крейсер шестого поколения получив в корму тяжелую торпеду начал разваливаться. Торпеды было две, но первая сдетонировала уничтожив щиты корабля. На «Севастополе», «Одессе», «Илье» и «Зверобое» за артиллерийскими пультами сидели те самые парни и девушки имевшие более двухсот единиц интеллекта и хотя за это время они успели поднять нужные базы только до четвертого ранга, только один одну базу до пятого, показывали высокий результат и скорость восприятия за пультом. У Маллика были свои артиллеристы. У него, кстати, было двадцать парней и девушек из новичков, которые сейчас на практике. Когда Маллик передаст корабль Крапивину и уйдет со своей командой именно они станут артиллеристами на «Петре».

    — Даже по одному движению нашего «Петра» можно понять, что там опытная команда, — сказала Анна.

    — Думаю, противник это тоже понял, они не сообразили что это единственная опытная команда, на остальных новички, которые только-только начали учиться…. Все, ушли.

    Большая часть народу вернулась к отдыху, а вот я направился к бунгало. Нужно вернутся на «Илью» и получить новости из первых рук. Сестры и мама с моей дочкой продолжили отдыхать на острове, а я прошел на площадку и зашел в челнок.

    — Куда, нур? — спросил молоденький немец-пилот.

    — На «Петр-Первый», — велел я. — «Илья» сейчас на другом краю системы.

    — Есть, нур.

    Пилот прошел в кабину, а я стал устраиваться в салоне. После проверки всех систем, пилот стал поднимать челнок. Выйдя на орбиту мы понеслись на встречу двигавшемуся к Сатурну линкору. Астахов возвращал корабли на стоянку. Оба крейсера ушли в патрулирование системы, вдруг работорговцы какой сюрприз оставили, а «Илья» стоял у подбитого крейсера противника. Фактически это была куча металлолома, но ведь и с него много чего ценного можно снять. Вязать те же нейросети, они стандартные для государств входящих в Содружество.

    Когда мы подошли к Сатурну, «Петр» уже был там, стабилизируясь для стоянки. Летная палуба была распахнута и вокруг корабля-гиганта начал крутиться москитный флот, однако они не мешали нам, сбросив скорость совершить посадку на палубу. Координатор полетов дал нам летный маршрут. Удобно.

    Как только я покинул челнок, то увидел идущего мне навстречу капитана Лиммена.

    — Товарищ флаг-капитан, капитан корабля приказал мне встретить вас и сопроводить в его каюту.

    — Тебе что, заняться нечем? — удивился я.

    — Да нет, я просто первый ему под руку подвернулся, — улыбнулся старший летный техник.

    — Не провожай, сам дойду. Чай дорогу знаю… О, ну все я пошел, — заторопился я, заметив как на летной палубе из-за корпуса штурмовика появилась знакомая фигурка и с решительным видом направилась ко мне.

    Быстро заскочив в лифт, я нажал на первую попавшуюся кнопку. Линкор корабль старый, тут не было управления через «мыслесвязь». Хот нет, были, но только на основные агрегаты.

    То что Жорин в полной мере освоила технические базы стало понятно после того как лифт — вдруг замер и стал снова спускаться пока двери не открылись на летной палубе.

    — Ладно, — сдался я, поглядев на торжествующую Жорин, — пошли вместе.

    Мы поднялись на верхнюю жилую палубу и, пройдя кубрики рядового состава, прошли столовую и через другой лифт попали на небольшую палубу для старшего комсостава.

    — И ты Брут, — входя в каюту недовольно хмыкнул я, заметив на портативном терминале открытый файл с управлением корабельных лифтов.

    Встретивший нас Маллик, только огорчённо покачал головой.

    — Может, вы все-таки поговорите серьезно? — спросил он. — А то ты от Жорин уже месяц бегаешь.

    — А что такого? Предложение я сделал? Она отказалось? Отказалось. Чего еще-то? А от отцовства я отказываться не собираюсь. Ишь чего придумали. Мой это ребенок.

    Согласно одному из законов Империи Жорин могла выйти замуж за другого человека, однако, у меня как у отца её ребенка нужно будет спросить письменное разрешение и отказ от отцовства. Вот такая хрень. На мужчин подобный закон конечно не распространялся. Умные люди его писали.

    — Давай договоримся так. Если я найду себе другого мужчину, ты подтвердишь все по закону, — проговорила Жорин. — Мы с тобой все обговорили и пришли к единому мнению, что не подходим друг другу. Да ты мой донор, но я хочу найти того кто мной будет любим.

    — Ладно, уговорила, — поморщился я. — Найдешь мужика — подпишу. Однако с ребёнком все равно встречаться буду. Ясно?

    — Кончено, — уверенно кивнула та.

    Честно скажу, это решение далось мне очень тяжело, но тут главное выбить разрешение видеться с ребенком. Ведь в метрике по любому будет указано кто его отец, а я к этому относился очень серьезно.

    Животик у девушки был едва видим, однако все-таки был. После того как мы договорились морально удовлетворенная девушка вышла из каюты и я тут же спросил у Маллика:

    — Что там с кораблем Древних?

    — Про встречу с эскадрой значит спросить не хочешь.

    — Я ее видел и уже получил полный отчет из оперативного штаба «Ильи». Времени не тяни, говори уже. Получилось?

    — Да, — наконец сознался Маллик. О том, что первая партия попала, наконец, на мертвый корабль мне прислали сообщение сразу, вот теперь я жаждал подробностей. — Мы проверили. Корабль мертв. И мертв уже давно, полторы тысячи лет точно. Мы смогли запустить один из Искинов, и узнать что это госпитальное судно. Как ни странно информация сохранилась, видимо он штатно отключился.

    — Что они тут делали? — удивился я.

    — Понятие не имею. Тут как раз появились наши крейсера и адмирал отозвал «Петра», пришлось возвращать команду на борт и двигаться к назначенной штабом позиции.

    — Вот значит как, — я задумался над судьбой корабля Древних. — Ты подумал над моим предложением?

    — Пять больших островов это слишком много. Антон, нет таких цен. Могу предложить два среднего размера в тропиках и восемь небольших, два на три километра. Все в отличной климатической зоне.

    — М-м-м… — задумался я. — Ладно, договорились. Хоть не буду голову ломать, что с ним сделать.

    — Это точно, все равно бы у тебя его принудительно выкупили для научных центров. А у меня уже не смогут. Так что ты в выигрыше.

    — Сперва договор оформим, я посмотрю на карте твоей планеты, где эти острова и тогда уже подпишем, — остановил я принца.

    — Это правильно, — Маллик тоже был бюрократом, хотя это скорее я от него набрался. Как говориться без бумажки ты букашка, а с бумажкой… гражданин Империи.

    После подписания договора я стал владельцем десяти островов на планете-лена принца. В общем, удачный обмен на мой взгляд. Ничего у него этих островов около ста тысяч. Не обеднеет.

    — Странно, что ты отдал столь перспективную находку. Взял и отказался от госпитального судна. А ведь там могут быть медицинские и иные базы, специализированные Искины, обучающие комплексы для тренировок в целях восстановления боеготовности.

    — Ой, да прекрати. Толку от этого, — поморщился я. — Сам должен понимать, что без промышленности этот корабль и все его оборудования ничего не стоит. Где компоненты для оборудования? Запчасти, в конце концов? Нет, тут именно требуется современное оборудование, которое не только потребляет, но и дает. В Содружестве множество фабрик и заводов что выпускают компоненты, а кто мне выпустит их для оборудования Древних, когда все запчасти закончатся? Так то.

    — А если там есть комплекс по производству?

    — На госпитальном судне? — поморщился я. — Между прочим, я тоже изучил архив, благо гиперсвязь работает нормально, так что могу с уверенностью сказать, там его нет. Древние были педантами, раз по инструкции не должно быть, значит, не будет. Эти комплексы только на кораблях обеспечения, а его я здесь что-то не вижу. Хотя «Стерегущий» всю систему облазил и составил ее схему. Так что если и можно попользоваться оборудование, то только пока не закончатся запасы лекарств. А заводы что его производили умерли несколько тысяч назад, перепрофилировать современное ни кто не будет. Можно конечно купить такой, да проще современном пользоваться, разница там не особо большая. Все-таки наука Содружества шагнула далеко вперед.

    — Я рад, что ты это понимаешь.

    Отметив это дело, я связался с адмиралом, который продолжал находиться на «Илье» рядом с разбитым кораблем работорговцев. На нем шли работы по демонтажу оборудования.

    Астахов доложился, что все в норме, работы закончатся через пару часов и крейсер вернётся на место стоянки. Так же он сообщил, что взято в плен более восьмидесяти членов экипажа крейсера. Из трехсот человек.

    — Хорошо, — принял я доклад и отключил связь, после чего обратился к принцу. — Как Крапивин, в норме?

    — Да, он пока у меня старпом, потом передам ему дела. Очень въедливый старик про все спрашивает, до всего допытывается.

    — Астахов такой же. Хорошая подобралась командная группа. Работают не за службу, а за совесть.

    — Хотел бы я побывать в том государстве, что взрастила таких офицеров… — задумчиво пробормотал принц, и долил остатки вина себе в бокал. — Как вы только дали разрушить ее?

    — Там фактов много было, — вздохнул я.

    Вдруг загремел зуммер вызова. Маллик на секунду замер, похоже сообщение шло ему прямо на нейросеть, после чего расслабился и с улыбкой откинулся на спинку кресла.

    — Сообщение с «Ильи» пришло, а тому со «Стерегущего». Наши прибыли. В систему входит Экспедиционный Флот Империи и корабли корпорации.

    — Надо отправить крейсера по следу работорговцев, ушли они не далеко, могут догнать, — тут же сориентировался я.

    — Точно, пошли в пункт связи. Нужно связаться с командующим флотом и представителем Империи.

    — Факт, — и мы поспешили в рубку линкора, в которой находился стационарный выход передатчика связи. Просто до рубки было ближе.

    С приходом Флота совсем не маленькая Солнечная система оказалась вдруг очень тесной. В состав Флота входило шестьдесят линкоров, двадцать шесть носителей москитного флота. Крейсера, тяжёлые, средние, малые. Корабли малого класса, глаза и ушли любого соединения, прибыли сюда в трюмах транспортов, а их было без малого семьсот штук.

    Так что более тысячи корветов, малых, средних и больших фрегатов составляли карты соседних систем и раскидывали сеть слежения. Позже там пройдут тральщики и установят минные поля.

    Чуть в стороне, у Юпитера, который был ближе всего в ценным государственного значения ресурсам, встало около сорока транспортов, из трюма которых по очереди извлекались модули космической станции. За два дня с момента прихода Флота, фактически станция только-только начал строиться, но даже по скелету было понятно, что это была тяжелая оборонительная армейская космическая станция класса «Нерун». Правда, в данном случае в ней были внесены изменения, в виде больших жилых модулей. Там сбирались сделать увеселительные заведения и жилые палубы. Флот не маленький. Без малого три тысячи вымпелов.

    Станция была не только жилой, но и имела собственное вооружение. Отдельно чуть в стороне находилась еще одна, уже фактически готовая. На ней велись отладочные работы, это была штабная станция с функцией диспетчерской. На этой станции и будет находиться штаб соединения, снявшись с суперлинкора что был флагманом флота. Скоро в соседних системах раскидают автоматические артиллерийские и ракетные станции, которые войдут в общую систему оборону и фактически Солнечная система будет закрыта от вторжения. Флот противника, конечно, сомнет оборону. Однако тут уже будут ждать наши корабли.

    Корабли корпорации крутились вокруг суперкарго. Этот гигант привлекал внимание своими размерами. В общем, это оказался тот самый громадный корабль, который мы обнаружили с Жорин вовремя наших прошлых приключений. Похоже, его уже успели отремонтировать и оснастить всеми добывающими и перезабывающими комплексами. «Летающая станция», как его прозвал Маллик. Обе Краб и все их подчиненные с приходом Флота закрыли временные договора и перебрались к своим. Что с ними было дальше, я не знал, они только освободили трюм «Ильи» от контейнеров и исчезли.

    За эти два дня я, наконец, решил все свои дела и проблемы. Познакомился с командующим Экспедиционным Флотом флаг-адмиралом Лейнсом (звание у него было аналог нашего контр-адмирала). Доложил обо всем случившемся с момента нашего появления, (адмирал отказался посылать вдогонку контрабандистов крейсера) и передал всех пленных, что у нас были. Контракт на охрану системы с приходом Флота мы с ним закрыли.

    Прибыл и представитель императора, (наместник) и администратор по добыче талия. Это минерал был не только редким топливом, но и его компоненты использовались при изготовлении Искинов.

    С администратором мы поговорили отдельно, после чего я передал ему кристалл с картой разведанных месторождений талия. А наместнику выдал каналы связи с представителями Земли. Больше лезть в эту клоаку я не собирался. Ну их.

    После прибытия кораблей я так же встретился с представителями корпорации «Неомет». Как раз тогда обе Краб и их люди закрыли у меня договора и перебрались к своим. После этого согласно договору начал получать дефицитное оборудование и материалы, включая пятьдесят специализированных обучающих капсул.

    Так как Ривз вполне неплохо подняла свои базы, я присвоил ей звание капитана медслужбы, и назначил старшим медиком на госпитальное судно, которое решил сделать из «Славы» вернее даже не сделать, а уплотнить. Часть жилой секции превращали в мощный госпиталь, оставив остальные отсеки для экипажа и пассажиров. Именно из-за этого с ремонтом «Славы» мы и задержались, но сейчас с получением оборудования, работы резко активизировались. Ривз постоянно летала на «Славу» и проверяла уровень и качество работ.

    Второй медик по уровню поднятия баз, лейтенант Киану Ланни после ухода старшей Краб, приняла медсекцию «Петра». А на «Илью» назначили старшим медиком лейтенанта Лившица, бывшего берлинского жителя и одного из наших уникумов по интеллекту. Думаю, скоро он перерастет свою должность. Но пока им закрыли дыру в командной должности.

    «Неомет» по договору доставила нам пять тысяч единиц нейросетей и около шести тысяч имплантатов. Плюс около миллиона кристаллов с базами данных в мощных бронированных контейнерах. Ривз и Ланни как единственные медики имевшие сертификат для работы с кибердоктором, фактически работали на износ устанавливая нейросети (базы по специальности закачивали их подчиненные), однако за эти два дня они смогли установить нейросети и имплантаты только тремстам солдатам и членам экипажей кораблей. Первенство было отдано дефицитным флотским профессиям, до простых солдат время пока еще не дошло, кроме офицеров конечно. Так же среди доставленных материалов был «Перомидан». То самого лекарство что восстанавливает полностью организм, более того после него принявший может прожить до двухсот лет. Все старики и мужчины старше сорока без колебаний приняли его и сейчас находились в карантине.

    Астахов принимал у корпорации оборудование военного значения, а так же современное пополнение москитного флота. Этим он хоть немного отвлекся, а то в последнее время выпрашивал мой корвет «Вольку» для разведки эскадры. С его оборудованием невидимки он подходил идеально. Однако свой личный корвет я оставил в запасе, так как он был мой шанс на черный день. Поэтому «Волька» был прикреплен на броне «Ильи» так как места для него на летной палубе уже не было.

    В общем, с приходом Флота и кораблей корпорации моя эскадра фактически осталась не удел. Так что я бросил все силы на повышение учебы и учебы. То есть в капсулах под разгоном и тренировкам кораблей эскадры.

    На третий день, вдруг на рабочем столе нейросети появилась иконка, что доступна Глобосеть. Свой маломощный гиперпередатчик я давно выключил, так как прервалась связь, видимо кто-то обнаружил один из ретрансляторов-усилителей, что мы оставляли пока шли к Земле.

    Связавшись с дежурным офицеров корпуса, выяснилось, что запустили станцию гиперсвязи и у нас теперь была сеть. Правда только для военных, для нас она была закрыта и требовала пароля.

    Маллик и его люди тоже нас покинули, как и Герри, так что остались только мои люди, подписавшие пятилетний контракт, однако, не смотря на то, что ушли профессионалы, боеспособность эскадры не сильно понизилась. Мы почти успели взрастить своих спецов, которые по особо составленному графику, обучались в специализированных обучающих капсулах под разгоном. Каждому солдату или члену экипажа давалось пять дней через десять. Учились фактически все, они это делали даже во сне, а потом закрепляли эти знания в усиленных тренировках.

    На четвертый день у Юпитера появилась огромная туша госпитального судна Древних, которые за четыре дня притащили три мощных буксира крейсерского класса. Чуть не надорвались. Именно тогда меня посетил Маллик.

    — Ну что, ты готов? — спросил он, вваливаясь в санузел моих апартаментов на «Илье».

    — К чему? — удивился я, проверяя, как побрита щека.

    — Экзамен на флаг-майора. Ты же поднял нужные базы? Ну так пошли, я договорился. У тебя примут экзамен.

    — Маллик. У меня почти двести человек нужно проэкзаменовать и выдать сертификаты специальностей. Даже Ривз и то требуется получить специальность врача. Потом у меня скоро буде готово госпитальное судно, нужно получить лицензию на него. Я, между прочим, отправил на имя адмирала просьбу. Ответ был, что через две недели можно начать работу и по этому направлению.

    — Так и я о чем. Пока примут экзамен у тебя, а позже и у остальных… Кстати, у меня для тебя подарок, — протянул Маллик какую-то коробочку.

    — Что это? — поинтересовался я, взяв неожиданно легкую и теплую коробку, из неизвестного мне материала. Ни на Земле, ни в Содружестве я с подобным не встречался, да и в технических и инженерных базах знаний информации ни о чем подобном не было.

    — Это Симбиот, — спокойно пояснил Маллик.

    — Что это? — повторил я, сделав ударение на последний слог.

    Маллик понял о чем я и, выйдя следом в гостиную, уселся в кресло, наблюдая за мной, пока я одеваюсь.

    — Если одной фразой, то усилитель для нейросетей. Древние их использовали вместо имплантов. Нейросети у нас схожи, наши даже в чем-то превосходят, но вот в имплантах мы изрядно уступаем.

    — А он к моей нейросети подойдет? — с сомнением спросил я, уже с большим интересом разглядывая контейнер

    — Это не наши импланты, я же говорил. Они универсальные, адаптируются к любой нейросети. Правда если у тебя установлены импланты, а они у тебя наверняка установлены, он их отторгнет из организма. Хотя скорее всего просто рассосет.

    — И дорого они стоят?

    Маллик разулыбался поняв подоплеку вопроса.

    — Не расстраивайся. Всего шестьдесят семь штук нашли в спецхране. Правда с учетом того что каждая стоит больше миллиона…

    — Еще что на корабле есть?

    — Есть, и много что представляет интерес науки. Я уже связался с некоторыми исследовательскими центрами. Они огласились купить их используя государственные инвестиции. А так ты был прав, что отдал его мне, — вздохнул принц. — С этим кораблем одни только проблемы, сплошная головная боль. Хотя о чем это я? Все равно бы ты ни смог воспользоваться всем этим. Я же говорил что Флот забрал бы корабль… принудительно. Причем по закону. Его ввел еще Савий-Второй шестьсот лет назад.

    — Да знаю я, — застегнув комбинезон и проследив чтобы он соединился с пилотскими ботинками, сел перед принцем и взял контейнер с сомнением покачав головой. — Значит, говоришь он лучше наших имплантов? Честно говоря, нареканий они у меня не вызывают. Что усилитель мышц, что интеллект.

    — Тоже сравнил. В одном этом Симбиоте до сорока функций, а в имплантах Содружества один имплант, одна функция. Я тебе напомню, что больше десяти имплантов нейросеть не выдержит, а тут в одном импланте-Симбиоте сорок функций, да еще нечета современным, — горячо начал доказывать принц. — Сам в Голобосеть залезь и посмотри информацию. Она в свободном доступе на археологических сайтах. Особенно на тех, что посвящены Древним.

    — У меня сеть сдохла, а к военной нет доступа.

    — А что запрос на доступ не мог послать? — не понял тот.

    — Вчера еще сделал. Обещали внести меня в банк данных и дать разрешение на соединение.

    — У тебя сеть корабельная замкнута или открыта? Хотя о чем это я. Вон же флажок подтверждающая что открыта. Сейчас.

    Принц на секунду замер. Видимо через нейросеть выходя на адмирала. Через минуту он вернулся в реальность.

    — Все, я договорился, через пять минут тебя внесут в список разрешенных к использованию связи.

    — Спасибо. Кстати, как её устанавливать?

    — Там автомат, приложил его тыльной стороной, где отчеканен треугольник за правое ухо, дальше аппарат сам все сделает. Потом Симбиот перед удалением имплантов переведет все невыученные тобой базы к себе, и уберет их.

    — А ты?

    Принц повернулся и показал красное пятно за ухом.

    — Вчера ввел, — пояснил он.

    — Ясно. Ну что пошли?

    — Пошли.

    Мы вышли из моих апартаментов и направились в сторону летной палубы. Предупрежденный пилот уже ждал нас. Полетели мы на боте Маллика, а мой челнок следовал сзади.

    Спустя пять часов, к вечеру я подтвердил звание и знания флаг-майора.


    После этого меня закрутили дела. Начали пребывать вещи родственников членов экипажей. Я уже говорил, что мы берем их родственников (тех кто согласились на эмиграцию). Самих людей мы начнем грузить за два дня до отхода. Потом Добрыня сообщил что меня ищут родственники Айронса Клима, того самого сержанта что освободил меня и помог с трофеями, из-за чего я смог купить первоклассную нейросеть и базы. Хорк, получивший недавно капитана и должность главного связиста эскадры, через Голобосеть нашел их родственников в Империи, правда самого сержанта мы найти не смогли. Война, наверняка на передовой.

    Пообщавшись с семейством Клим, которые жили на планете Дория, пообещал им доставить родственников с Земли до Зории, а там посадить на пассажирский лайнер до Дории. Все-таки Климам я был должен своей жизнью.

    Родственников насчитывалось около двадцати, пришлось зарезервировать для них место в пассажирском отсеке «Славы».

    В общем, так и прошли наши следующие два месяца, пока не настало время отбытия.

    К этому времени представители Империи практически взяли под полный контроль все государства Земли, создав свою администрацию и власть, упразднив остальных. Были попытки неповиновения, но они пресекались. К моему удивлению, большая часть так называемых террористов обвиняло в этом меня. Но ничего, зато на планете стало по спокойнее. Начали возводиться больницы и другие нужные ведомства (в России с этим уже почти закончили).

    К этому времени наладилось сообщение с Империей. Даже появилась транспортная линия Земля-Ферра-2. На Земле появились не только флотские и армейские вербовщики, но и вербовочные центры крупных корпораций. Отток только одних китайцев достиг уровня два миллиона в месяц. Кто улетал на верфи, кто в армию, кто в колонисты на вновь открытые дикие планеты. В общем, выбор был огромен.

    Вот и нас нагрузили. Как раз готовился караван из шестидесяти грузопассажирских транспортов, просто пассажирских кораблей, и пары десятков кораблей охранения. Фронтир же. В общем, нами усилили охрану.

    Что мы будем делать в Империи? Ну, во-первых, первым делом на Зорию, чтобы мой экипаж, наконец, принял гражданство. Во-вторых, избавимся от балласта в виде родственников. Деньги у моих подчинённых были, третий месяц зарабатывают, правда, только два из них по полной зарплате. В третьих мне надо устроить в приют к Далтосу детдомовцев с Земли. А ведь у меня их без малого четыре сотни. В данный момент они на островке в Индийском океане, отдыхают перед долгим перелетом. Купаются и загорают (те, что постарше).

    Дел на Зории много, но к сожалению, времени нам дадут на отдых максимум недели две, не больше. Как я уже говорил, наемные команды без наёма переходят под юрисдикцию полицейских и патрульных сил. Короче говоря, будем охранять тылы. После начала войны пираты наверняка усилили свою деятельность, пользуясь тем, что полицейские и патрульные силы отправлены к границе. В общем, обычная практика, но мне это и было нужно. За время патрулирования, уж не знаю, сколько это продлиться, я подготовлю профессиональной экипаж. На котором можно будет бесстрашно сунутся на Фронтире. Потому что по моему мнению именно там можно делать большие деньги.

    В общем, до назначенного к отлету времени оставалось чуть больше двух дней.

    Что больше всего мне нравилось, так это достаточно грамотные командиры. Начиная с Астахова, заканчивая командиром отделения десанта. Отдал приказ адмиралу, который, кстати, недавно сдал экзамен на флаг-капитана, и подчиненные выполняют.

    Астахов меня, честно говоря, удивил. Это же надо, каждую секунду свободного времени он тратил на поднятие баз и их осмысление. Не многие, как и он успел сдать офицерскую квалификационную комиссию и получить звание имперского флотского офицера. Таких было всего восемь человек.

    В общем, адмиралом он был по меркам Земли, а вот в Империи простым флаг-капитаном, как и многие. Не удивлюсь, если с его энергией он через пару лет сдаст на командора, высшая ступень командной должности для наемника. Последующие звания даются только действующим офицерам. Адмиралов у наемников не было никогда.


    То, что у нас проблема с транспортными судами для вывоза гражданских, то есть родственников команды и солдат, встала еще при формировании подразделений эскадры. После раздумий мы с адмиралом поступили просто. Транспорты «Надежда» и «Слава», стали войсковыми кораблями обеспечения, а «Буян» решили пустить на перевозку гражданских.

    Остальные кто не вмещался на «Буян», а таких по подсчетам было около пяти тысяч, решили доставать в Империю попутным бортом. Или флотским, или гражданским. Наше предложение, что скоро тут будет налажена транспортная линия, в дальнейшем полностью подтвердилась. Все-таки Земля находилась в стороне от основных боев между Империями. Три дня назад мы зарезервировали места на большом грузопассажирском арендованном нами лайнере, так что проблема с перевозками была снята. Тот брал до двадцати тысяч пассажиров.

    С десантом тоже все было не так просто. «Надежда» могла принять до восьмисот человек, там мы разместили десантный батальон под командованием бывшего майора морской пехоты Осина. Количественный состав батальона из четырех десантных рот, разведвзвода, роты тяжёлого вооружения, куда входили два меха из четырех, минометные установки и два танка, а так же взвода связи, и штабного управления батальона, как раз и исчислялся в семьсот восемьдесят шесть человек. Правда в состав батальона должно еще входить авиакрыло состоящее из боевых разведывательных флаеров, но у нас их пока не было в наличии, хотя пилоты и экипажи для флаеров уже были сформированы и проходили подготовку.

    У Флота покупать флаеры дорого (да и не продадут они их). Лучше закупил на прифронтовых планетах. Там гораздо дешевле, хоть и устаревшее на одно, ну или на два поколения. Еще на «Надежду» отправили сорок человек, тех чьи специальности пока не нужны. Так сказать наш резерв на случай трофеев. Можно сказать будущие команды или призовые подразделения. Так что жилые кубрики «Надежды» были забиты полностью.

    Со «Славой», другое дело. Она могла вместить на борту около двух тысяч человек. Однако из-за того что на борту был оборудован госпиталь третий категории с соответствующей лицензией, жилые кубрики уменьшились. Теперь корабль мог принять не более тысячи семьсот человек. На нем и устроились остальные подразделения десантного полка. То есть второй и третий батальоны десанта, а так же штаб полка вместе с командиром, бывшим бригадным генералом бундесвера Гансом Майером.

    В общем, все было готово к отправке. Подразделения привыкали к кубрикам и небольшим спортзалам, где они занимались по времени. Боевые обучающих комплексы, были только на «Славе», «Петре» и «Илье». Только те подразделения, что находились на них, могли усовершенствовать свое тело, остальные пока нагружали тело на повышенной гравитации в спортзалах.

    Из-за большого количества летного и технического состава, на «Петре» и «Илье» пришлось уменьшить боевые подразделения. Места не всем хватало. На «Илье» находилась рота капитана Данти, усиленная одним взводом абардажников. На линкоре, две роты. Одна, подразделение спецназа под командованием капитан Арефьева. Другая, противоабордажники капитан Ольгерта, бывшего подчиненного капитана Данти. Я недавно перевёл его с повышением звания (сдал он на офицерский патент легко).

    В общем, корабли были набиты людьми до предела работы системы жизнеобеспечений и предельной работы кухонь. Благо питательные картриджи мы купили у Флота, так что хватит всём на полгода.


    — Что у нас по погрузке гражданских? — поинтересовался я у Астахова. Мы находились в оперативном штабе эскадры, где шла плотная работа, сюда стекалась вся информация со всех кораблей эскадры.

    — «Буян», закончил погрузку пассажиров и их личных вещей. В данный момент он сошел с орбиты Земли и направляется к месту стоянки. Капитан транспортного лайнера «Стар», корпорации «Альбера», на который в данный момент происходит погрузка остальных членов семей команды, сообщает, что погрузка закончиться через шесть часов. Им едва хватает грузовых и пассажирских платформ. Слишком плотный поток погрузки. В остальном эскадра готова к прыжку.

    Самое забавное, что почти все пилоты, что в данный момент числились в штате, ни разу не прыгали в гипер. Кроме конечно пилотов «Севастополя» и «Зверобоя». Даже капитан и пилот «Стерегущего» лейтенант Бровки этого ни разу не делал, путешествуя на борту «Петра», тогда еще «Ковчега». Поэтому понятно волнение людей на борту, только те, кто прибыл со мной были совершенно спокойны.

    Теперь у меня было два штатных пилота для линкора, у них были подняты базы и получены сертификаты пилотов крупных кораблей. Я за эти два месяца как ни старался, так и не смог их догнать, хотя знал, еще пару недель и заветный сертификат мой. Скорость обучения с внедрением Симбиота заметно повысилась. Маллик был прав, после того как он переписал на себя все базы что у меня были не выучены, Симбиот Древних ликвидировал импланты производства Содружества. Я все еще изучал возможности импланта Древних, хоть он и запустился на не полную мощность всего восемь дней назад, однако те возможности, что он давал достаточно шокировали меня. Я даже теперь могу произвольно менять строение своего тела, согласно той инструкции, что появились в меню нейросети, и черты лица. Класс да? Меня теперь невозможно отравить, и фактически очень трудно убить. Как вам такое, я могу без защиты находиться в открытом космосе до двадцати минут. Симбиот, мог, без работы легких, давать кислород в кровь, а также защищал тело, уплотняя кожу. Правда, не долго, как я уже говорил не больше двадцати минут. Возросла на порядок сила, и интеллект, он у меня теперь перекашивал за пятьсот единиц. Что меня беспокоило в Симбиоте, в меню, что появилось на нейросети, было несколько разделов закрытых для меня. В поясняющей надписи было понятно, что допуск будет разрешен, когда Симбиот выйдет на полную мощность. Вот что это за разделы? На сайтах посвященным Древних ничего этого не было. Там вообще о Симбиотах информация была размыта.

    В общем, было бы время, я закончил бы учить некоторые базы, хотя теперь могу с гордостью сказать, что ниже третьего ранга не выученных баз у меня не осталось. Вот, полная база «Линкора» что требовалась для управления больших кораблей, была полностью выучена до пятого ранга. Я хочу выучить её до шестого, хотя для получения сертификата нужно поднять всего три специализированные базы до шестого (остальные пойдут и пятого), из двадцати, что входят в эту полную базу, и готово. Те пилоты-интеллектуалы, что состояли на службе на линкоре именно так и поступили. Хотя в принципе другого выхода у них не было, это минимальные требования для получения сертификата пилота.

    В общем, по минимуму эскадра была готова, хотя спецов было не так много, но главное люди хотели и могли учиться, что они и делали с завидным упорством. Вон, сестрёнка, стала пилотом среднего корабля и числиться у меня главным пилотом «Ильи». Серега Веприков, стал вторым пилотом. Так что у нас пилотов был немалый запас. На флот, конечно же не хватит, но до двадцати единиц, в случае захвата трофеев или покупок списанных кораблей, мы еще сможем набрать экипажей.


    Тряхнув головой. Убрав воспоминания, я невольно потер за ухом, где уже давно растворился след инъекции внедрения Симбиота.

    — Да, еще информация прошла по разведке СБ Флота, — приняв у одного из штабных офицеров планшет с информацией и завизировав ее, адмирал продолжил. — Сейчас началась активная антиимперская информационная война, первую скрипку играет Америка. Так вот, согласно довольно грамотно составленных слухов и откровенной лжи они обвиняют тебя в гибели Земли как независимой планеты.

    — Да я в курсе. Разведка уже доложила еще месяц назад.

    — Тогда это можно сказать был пробный запуск. Сейчас на Земле анархия, имперская администрация потихоньку берет все под свой контроль, но больно уж на нашем голубом шарике людей много. В общем, началась компания по-твоему очернению. Нашли козла отпущения. Дошло до того что ты чуть ли не людоед. Детей чуть ли не живем ешь.

    — Младенцев, — поправил я Астахова.

    — Ну да.

    — Меня это честно говоря мало волнует. Меня тут ничего не держит, а в Империи у меня будет свой дом. Я даже знаю где. Море, солнце и тихий островок. Красота… Кстати, говоря, скоро я отойду от дел и вы будете сами водить эскадру на задания, думаю к этому времени вы уже освоитесь в Империи и изучите ее законы.

    — Так я уже изучил, базы по этой теме были. «Торговля» и «Экономика» с «Юристом» у меня подняты до третьего ранга.

    — Не плохо. В эскадре будет штатный казначей. Который и возьмётся за финансы. На вас только будет управление и командование.

    — Уже выбрали?

    — Да, есть один кандидат. Кстати, немец по происхождению. Закончил экономический университет в Мюнхене. Сейчас он активно поднимет нужные базы, так что казначей вскоре будет. Месяц и готово.

    — Почему так долго?

    — Потому что сейчас он старший корабельный техник на «Петре». Въедливый мужик.

    — Понятно. Буду иметь это ввиду.

    — Да вы не волнуйтесь, до конца войны мы с вами все равно будем вместе… У меня еще вопрос, наша наемная эскадра не имеет своего имени, я подумал и решил назвать его «Перун». Как вам?

    — Вполне подходящее на мой взгляд название, — задумался Астахов. — Долго выбирали?

    — Да нет, в земном начавшем сбоить интернете быстро нашел… Ладно, держите меня в курсе новостей. Если что я учусь в капсуле, Добрыня в экстренном случае разбудит. Кстати, Добрыня?

    — Что? — перед нами появилась немного расплывчатая голограмма Искина. Обычно если голограмма не стабильна, значит, тот запустил все вычислительные мощности. А так как никаких задания я ему не давал, судя по недоуменному лицу Астахова, тот тоже, значит Добрыня чем то занят.

    — Чем занят, — поинтересовался я.

    — Да скучно было и я устроил ответную информационную войну против разорившихся олигархов и банкиров что очерняют тебя.

    — И как преуспел?

    — Сдвиги есть, но о победе еще рано говорить. Уйдем, они тебя в символ своих бед превратят. В историю ты войдешь не как освободитель, а как душитель свобод и вообще… Что-нибудь да придумают.

    — Да хрен с ними. Ты должен заниматься пассажирами, за которых мы отвечаем.

    — Я слежу за ними частью сознания. Не волнуйся, каждый устроен, включен в корабельный график посещения столовой. Других развлечений на борту нет. Надо будет что-то придумать.

    — Занимайтесь своими делами, я у себя.

    Оставив подчиненных в работе. Перед отправкой сразу же возникает множество проблем, которые решаются на месте, я зашел к маме в каюту. Немного поиграл с дочкой, посмотрел, как Ольга рубиться в сетевую игрушку на терминале, наши корабли были объедены в общую сеть. Когда детдомовцы это выяснили, достаточно быстро в сети начались настоящие виртуальные бои (команда помогла, установив игрушки, да и сами они тоже играли). Имперских игрушек у нас было много. Я точно знал, что и Добрыня в них участвует.

    В общем, побыв с семьей, я отправился в свою каюту учиться, а через тридцать шесть часов, конвой из тридцати семи транспортов и двадцати пяти боевых кораблей ушел в гипер. Место для нашей эскадры командир охранения конвоя выдал в нижней полусфере.

    В общем, мы отправлялись в наш будущий дом, Империю Антран.

    Скажу честно, я долго провожал взглядом (до самого прыжка) голубую планету с ее зелеными континентами и голубыми океанами, что взрастила меня, потом, наконец, вздохнул, когда мы покинули Солнечную систему. В каюте, в шкафу скрытой от глаз были две баночки с землей, взятой мной лично с могил отца и деда. Это единственное что я позволил себе забрать на память.

    В рубке для меня места не было. В прямом смысле, все сидячие места были заняты согласно должности офицера. Астахов находился в помещении оперативного штаба со своими офицерами, и тут не присутствовал. Все что надо ему транслировалось на штабной огромный визор.

    В рубке, в кресле капитана крейсера сидел флаг-капитан Васильев. До увольнения из Российского флота за несдержанность и рукоприкладство в отношении руководящего состава, разворовавшего все что можно, он был вышвырнут на гражданку, капитаном второго ранга в запасе. Ладно, хоть что кроме увольнения адмиралы ничего сделать не смогли, тот пригрозил поднять шумиху в прессе и предоставить доказательства разбазаривания государственных средств. Помыкавшись на разных работах, спустя пять лет Владимир Леонидович занял кресло капитана тяжелого линейного крейсера «Илья Муромец» класса рейдер.

    В кресле первого пилота сидела моя сестренка в комбезе со знаками различия лейтенанта флота. Сейчас как только мы вошли в гипер, она откинулась на спинку кресла, отстегнула привязные ремни и, вытерев на лбу пот, что-то весело сказала Сергею Веприкову, что сидел за дублирующим пультом. В случая боя они могли вместе управлять крейсером, на пару, что увеличивало маневренность корабля (опыт совместных тренировок у них был).

    За остальными пультами сидели офицеры защиты, связи и артиллерии. Вот и получалось, что места для меня не было, да и вообще посторонним по инструкции находиться во время прыжка тут было нельзя.

    Заморгав глазами, я вдруг понял, что на ресницах у меня были влага. Новое расставание с Землей неожиданно ударило по моим чувствам, хотя я и так сделал то, что смог в той ситуации, в которой мы находились.

    В это время офицеры, которым больше в рубке делать было нечего (выход из гипер должно было произойти через два с половиной дня, все ориентировались по самому медлительному транспорту) и веселой стайкой направились к выходу, прошмыгнув мимо меня. Васильев продолжил сидеть глядя на черные выключенные экраны пультов, только пилотский светился, показывая характеристики работы гипердвигателя и работы системы жизнеобеспечения. Отдельно мигала рамка в которой стояли цифры с обратным отсчетом. Это шел отсчет до выхода из гипера. Свет был не яркий, можно сказать домашний, умиротворяющий.

    Вздохнув я припомнил, как за неделю перед отправлением собрал на совещание ту часть команды, что смогла поместится на «Петре», остальные наблюдали через транслирующие совещание визоры. Тогда я предложил часть средств, что лежит на счету эскадры в количестве трехсот миллионов кредитов (я открыл отдельный счет из своих личных средств на выплату зарплат и премий), выделить администрации наместника императора для создания детских приютов. Общим голосованием, сто миллионов кредитов было выделено в отдельный фонд. С учетом, что на каждый приют потребуется не меньше миллиона кредитов, денег было на сто приютов. Люди наместника быстро раскидали средства по собранной информации, и выяснилось, что в Германии приютов понадобиться не более двенадцати, около шестидесяти будет построено в России, семнадцать на Украине, остальные по бывшим советским республикам. Выдавать деньги в Европу или другие страны я не хотел категорически, мои люди меня поддержали.

    В это время туповатые поляки выдали манифест о Польше: от Земли до можа на всю Империю, где было сказано, что полякам надо пробиваться в Империи на командные должности и постепенно вводя в верха своих людей захватить власть. Автора, подчинённые разъярённого наместника, нашли довольно быстро. В результате одного идиота и группки туповатых последователей, все граждане имперского округа Польша были низвергнуты в пятую категорию граждан, хотя после приема в Империю могли получить третью. Первый был только у тех, кто имел сто единиц безопасности (с недавних пор у меня — например). Ниже пятого только обезьяны и полуразумные насекомые с планеты Трона. Более того вслед тем полякам что уже покинули Землю последовали инструкции. Теперь им никогда не подняться выше старшего техника или менеджера. И все из-за одного говнюка. Правда как выяснилось, подобная репрессия была вынуждена, нужно было показать, что анархия закончилась. Остальные жители Земли получили третью категорию и только граждане тех округов за кого я просил — вторую. С этой категорией им будет гораздо легче подняться по социальной лестнице. Если конечно захотят.

    Моментально был поднят визг правозащитников, которые обвиняли меня чуть ли не в геноциде. Наместник выложил на сайтах просьбу уняться, в ином случае в тех странах, где больше всего вопят, так же последуют репрессии. В этом во всем больше всего пострадали негры в Америке, причем белые соотечественники больше злорадствовали и не думали им помочь. Пособии-то им отменили, а работать они не хотели и не умели. Немедленно начались погромы и требования вернуть пособия. Волнения и беспорядки достаточно жестко подавила гвардия. Пострадавших было мало (люди наместника использовали глушилки) и скоро тюремные транспорты, набитые под завязку увозили в трюмах воющее и делавшее в штаны черное братство. Кого в колонии в первых рядах очищать недавно открытые планеты от диких животных, кого в шахты или на вредное производство.

    С инвалидами поступили гуманно. До развёртывания муниципальных больниц, все, что было раньше кануло в лету, им платили пособие, а вот после посещения реаниматоров, с них снималось пособие. Здоров? Здоров. Иди работай. Только пенсионерам что честно отработали свои крохотные пенсии, продолжили выплаты. Правда по земным меркам в два раза больше чем раньше, причем цены не менялись, с этим было строго. По местным меркам, пенсия была огромной, а вот по Имперским минимальная. Меньше уже нельзя по закону, но пенсионеры и так были рады.

    Корпорация «Нейросеть» начала работы по возведению двух башен-гигантов. Одну в России, другую в Америке как на крупных континентах с большим количеством жителей. Австралийцы чтобы поставить нейросеть или импланты будут ездить в Америку, до России дальше. По прикидкам планетарного Искина, что работал на наместника, башни заработают в полную мощность через три месяца, после того как будут возведены двухсотэтажные здания. Пока небольшие филиалы корпорации «Нейросеть» открылись в арендуемых помещениях при пока немногих работающих муниципальных больницах и госпиталях. С огромным количеством клиентов они не справлялись. Уже все земляне поняли, что это такое — имплант нейросети. Реклама работала на отлично, причем без приукрашивания. К тому же Империя платила за установку бесплатных нейросетей и закачку бесплатных и стандартных баз знаний.

    Уже работало шесть банков Содружества из шестнадцати по проекту. Банки государств были упразднены, а вот те коммерческие банки, что имели не только золотой запаса, но и платиновый, (золотой имел малые ставки, но вот платиновый…) сумели перевести их в Имперские кредиты и пока держались на плаву за счет кредитов и ссуд. Их хозяева держали нос по ветру, приняли гражданство в недавно открытых Центрах Беженцев, установили приличные нейросети и немного прокачав базы знаний стали действовать. Ничего, наместник знал что делал, хотя частная собственность и коммерция в Империи была полностью легальна. Администрация наместника просто будет следить, чтобы не повышался процент при составлении договоров ссуд выше стандартных, а не то могут последовать достаточно жесткие санкции. В принципе если не борзеть, то жить можно.

    В это время Васильев встал, по-старчески закряхтев, а ведь ему еще даже шестидесяти не было, ничего лекарство принял, помолодеет, и, развернувшись, удивленно вздрогнул, заметив меня у входа.

    — Как вам первый прыжок? — поинтересовался я.

    — Не привычно. Даже устал. Правда, больше морально.

    — Бывает. Я тоже изрядно понервничал в свой первый прыжок. Дежурный офицер у вас назначен, может, пойдем, отметим в столовой, там собралась вся команда? Будут праздновать.

    — Пойдем.

    Мы шли по опустевшим коридорам, пока не подошли к плотно набитой членами экипажа столовой. Нас пропустили и мы вышли к Астахову стоявшего с бокалом у главного стала.

    — А вот и наш наниматель и капитан, — сказал Астахов, и добавил подавая нам бокалы. — Что ж все в сборе, думаю нужно дать слово нашему нанимателю.

    Я немного помолчал, обдумывая, что сказать. После чего тихо сказал (Добрыня тут же усилил мой голос):

    — Я понимаю, что это первый ваш полет, и вы в радостном нетерпении его отметить, поэтому не буду тянуть время. За успех и удачу! — сказал я, подняв бокал.

    Из нескольких сотен глоток раздался радостный рев. Ко мне протиснулась Анна, с пустым бокалом и радостно спросила:

    — Видел, как я прыгнула?

    — Видел. Молодец, — улыбнулся я и, оставив остальных произносить тосты и поздравлять экипаж, на других кораблях эскадры происходило тоже-самое, направился к маме, которая с Ольгой пробовали блюда, что приготовил Добрыня и наш завсклад Крик, получившая недавно звание лейтенанта интендантской службы. Мама была одна, нужно уточнить с кем они оставили Сашеньку, к которой я в последнее время очень привязался и проводил с ней много времени. Она меня даже стала узнавать, хоть ей и исполнилось недавно восемь месяцев.

    У мамы я узнал, что дочка находиться под присмотром няни. Тогда понятно. Ведь мама нашла среди гражданских женщину, (жену сержанта десанта) которая теперь и присматривает за Сашенькой в отсутствие мамы. А ведь та отсутствует часто. После увеличения площади медсекции на крейсере, она стала не одноуровневой, а двухэтажной с лестничным пролетом и лифтом. Так что мама теперь ходит на учебу и под медикаментозным разгоном поднимает медицинские и юридические базы. Практику она проходит тут же, в медсекции крейсера. До спеца ей еще далеко, но баз ниже третьего уровня у нее невыученных не осталось. Три даже в четвертом ранге, одна из них «Юрист».

    Я собирался организовать на Зории филиал нашей конторы, можно сказать офис. Вот мама и будет вести юридическое направление, благо с головой у нее все в порядке. А врачебные базы так, это ее хобби, дополнительная профессия, причем было видно, что она ей очень нравиться. Я ей закачал базы шестого ранга, поднимет все, получит лицензию врача и будет старшим медслужащим. В общем, будет курировать все медсекции, и через нее будут идти поставки медоборудования и препаратов на корабли.

    На гуляние было отведено шесть часов, однако те, чья очередь подошла ложиться в капсулы на очередные сеансы обучения, дисциплинированно покинули столовую, и вскоре появились другие люди, те кто пришел после обучения.

    Я еще при наеме сообщил, что чем выше поднятые базы, тем выше уровень зарплаты и боевых премий. Большинство прониклось и активно поднимало свои знания.

    Все уже успели выучить необходимые бесплатные базы, чтобы понять, что представляет из себя Империя. Так что пока мы будет стоять на орбите Зории после всех процедур принятия гражданства в Центре Беженцев, я дам дней десять своим людям на то чтобы устроить своих родственников (зарплата им капает приличная, если не шиковать, хватит на год, а то и два), и помогут им определиться с профессиями. В этом случае большую дыру в бюджете пробьет покупка нейросетей и баз знаний для взрослых. В принципе там можно было взять государственный кредит и потихоньку выплачивать, однако обдумав эту идею, я решил по прибытии создать Фонд помощи семьям военнослужащих нашей эскадры под патронажем казначея. Причем без процентно, то есть, сколько взяли денег, столько и должны вернуть. Правда я сделал небольшое дополнение-условие, рядовой и сержант не может взять больше чем на семьдесят тысяч кредитов, для офицеров сто тысяч, а для старшего командования, (начиная с флаг-капитанов) сто пятьдесят.

    После вечеринки экипаж занялся своими делами. Корабельные техники наводили блеск в и так отлично выглядевших коридорах крейсера, пилоты истребителей и штурмовиков не вылезали из виртуальных тренажеров, ведя бои в одиночку и группах. Летные техники проводили регламентные работы. В общем, кто учился, кто был на дежурстве, а кто и тренировался в спортзале, там было полуторное тяготение.

    Ну а я поднимал базы знаний, так как давно переложил всю работу по эскадре на Астахова и созданный им штаб.


    Все семь прыжков до границы с Империей мы преодолели благополучно, хотя при одном выходе и новом разгоне нам попалась какая-то мелочь, однако идущий с той стороны тяжелый артиллерийский крейсер дал пару выстрелов из туннельника и то, что было кораблем, рассыпалось икрами. Отказ принять коды подтвердило, что это был или пират или контрабандист.

    В общем, на восемнадцатый день, нас «внезапно» выкинуло из гипера в открытый космос рядом с границей. Старший охраны немедленно вышел на связь с пограничниками и сообщил коды подтверждения. Через минуту последовало разрешение и мы медленно поползли через границу. Я тогда устроил эскадренную учебу для москитного флота. Даже заскучавший в недрах кораблей десант присоединился, штурмуя корабли. Причем без всяких ботов в одних скафандрах да с реактивными ранцами. После всех игр, что длились два дня, пока мы пересекали границу в зоне действия глушилки, штаб проверил все действия истребителей и десанта и дал им оценку в три балла из пяти возможных. В общем, учится нам и учится.

    Как только мы вышли из-под действия глушилки, то распрощались с караваном (у них был другой маршрут следования, неподалёку была система с планетой земного типа, та самая Ферра-2). А моя эскадра и тот самый наемный транспортник корпорации «Альбера», скоординировав в штабе мощность прыжка (теперь нас не задерживал самый тихоходный транспорт) и ушли в гипер. По прикидкам штабных аналитиков через семь дней в два гиперпрыжка мы будем на орбите Зории.

    Жилые секции наемного транспорта были забиты не только родственниками мои служащих, но и другими эмигрантами, которые летели без найма. То есть им было все равно, на какой планете их высадят. Оплату корпорация брала в виде трудодней. Образно говоря, на пассажирах, кроме наших конечно, висел долг, который те в течение года должны погасить. Или деньгами или работой. К чести корпорации цену они не набивали, стандартная для полета во Фронтире оплата за перелет.


    В следующие промежуточные выходы и снова уходы в гипер в рубке я не присутствовал, понемногу отвыкая от надзора, да и экипажу легче работалось, когда за их спинами не стоял наниматель, пристально наблюдая за их огрехами в работе. Но вот при выходе в системе Зории, находиться в помещении оперативного штаба или в рубке я был обязан.

    В рубку я не пошел, решив пронаблюдать за выходом из гипера из штаба. Там были удобные противоперегрузочные кресла, в которых офицеры, да и сам адмирал устроились вполне расслаблено. А что? Не первый же выход. Дежурные группы истребителей наготове, пилоты в кабинах, если при выходе встретит враг, корабли окутываются силовыми щитами и выбрасывают москитный флот для защиты транспортников, после чего маневрируя, открывают огонь артиллерией и ракетами, давая тем уйти в гипер. В общем, все это уже по двадцать раз отработано, нарабатывая автоматику, но даже в относительно безопасном космосе, мы все это проделываем. Инструкция есть инструкция.

    Этот прыжок был рассчитан так, чтобы наш «Илья» вышел из гипера на двадцать минут раньше всей остальной эскадры, чтобы провести переговоры с диспетчером, военным диспетчером и чиновниками Центра Беженцев. Васильев, капитан «Ильи» вести такие переговоры был не уполномочен, хотя это как раз его обязанность как капитан флагмана. И не потому что у него не было такого разрешения, а потому что он не был гражданином этой Империи. Нет, мы могли принять гражданство еще на Земле, как раз один из Центров начал работать на полную мощность, однако мне хотелось, чтобы мои люди получили регистрацию именно тут, на Зории. Так как на Земле до полного ввода ее в протекторат Империи и в личный лен Императора, гражданам земли будет даваться пока третья категория граждан (кроме тех стран, для которых я выбил послабления). А на Зории сразу и без проволочек можно получить вторую категорию с нулевой личной безопасностью и стать жителем планеты Зории. Короче, там было много плюшек. И на Земле это будет, но не скоро, лет чрез пять не раньше, а мне нужно было сейчас.

    Поэтому Васильев да и девяноста процентов моих подчиненных и их родственников никаких прав не имели, так как на Земле они уже отказались от гражданства, а Империя еще не приняла. Да и звания офицеров что получили мои люди, как и сертификаты пилотов были чисто номинальными, только чтобы Искины дали доступ к управлению. В действие они вступят в тот же миг, когда произойдет регистрация нового гражданина. Хотя я вроде уже об этом говорил.

    Так что я был один из немногих, кто мог вести переговоры с диспетчерами и объяснить появления небольшого количества бывших антарских боевых кораблей и огромное количества беженцев. После, когда все мои люди станут гражданами Империи, такой проблемы уже не будет и переговоры с диспетчерами будут вести офицеры штаба или сам адмирал, что вряд ли. Не почину.

    Вот на штабном экране чернота сменилась картинкой звезд. Было видно, что крейсер маневрировал, пока носовые камеры не показали недалекую планету с ее зелеными полями и немногочисленными водоемами. Это и была аграрная Зория. Рядом вились множество кораблей и привлекала внимание длинная железная змея космпорта с ее множеством терминалов и ангаров.

    В это время из динамиков как раз последовал спокойный запрос гражданского диспетчера, особо он не волновался. «Илья» прибыл в порт приписки.

    — «Илья Муромец», передайте управление Искину номер семь космопорта Зория, — велел диспетчер. Так как крейсер был местным, то диспетчер не запрашивал причину нашего появления. У человека же не будет спрашивать, какого хрена он домой приперся? Так и тут.

    В это время я уже стоял у экрана камеры, и капитан Васильев лично соединил меня с диспетчером.

    — «Илья Муромец» дежурному диспетчеру космопорта Зория. Говорит владелец крейсера Антон Кремнев, примите сообщение.

    — «Илья Муромец», вас поняли. Пред приемом передачи сообщаем, что ведётся запись переговоров.

    — Принято. Сообщаю, что моим наемным подразделением были захвачены трофеи и на базе их сформирована эскадра из девяти вымпелов и образована наемная команда под названием «Перун». Просьба это передать в бюро регистрации Флота, высылаю файл с данными кораблей. Проверка проведена СБ экспедиционного корпуса десятого Флота, в системе шесть ноль двенадцать по второй оси шестого азимута… — я быстро сообщил координаты Земли и продолжил. — Экипажи и солдаты подобраны в той же системе на недавно вошедшей в состав Империи планеты Земля. Просьбы сообщить в Центр Беженцев что у меня на кораблях около десяти тысяч добровольцев согласных на новое гражданство. Так же на одном из транспортников находятся пятнадцать тысяч переселенцев. Прошу сообщить об этом в отделы вербовки Флота и Армии. Это пока все.

    — Ваше сообщение принято, просьбы будут переданы в соответствующие службы в течение получаса. Подтвердите появление девяти кораблей только что вышедших из гипера, что это корабли не зарегистрированной наемной эскадры «Перун», и арендованный транспорт, — официальным тоном поинтересовался диспетчер.

    — Подтверждаю.

    — Сообщаю что ваши корабли направлены на орбиту в квадрате шесть-три по верхней оси второго круга для досмотра службами СБ Флота.

    — Подтверждаю получение сообщения. Прошу переключить меня на дежурного диспетчера Флота.

    Корабли эскадры, пилоты которых передали управление Искинам космпорта, маневрировали, вставая на требуемой орбите. В это время от далекой базы в нашу сторону двинулись три патрульных корабля имеющих на борту десантные группы.

    — Дежурный диспетчер лейтенант Ромул на связи, гражданин флаг-майор.

    — Примите сообщение от пока не зарегистрированной наемной эскадры «Перун». По окончания найма мы находимся в свободном поиске. После захвата у пиратов боевых антарских кораблей начато формирование эскадры. Так как он все еще находиться на стадии формирования то не может быть привлечена к патрульным силам. Просьба увеличить срок пребывания эскадры до получения предписания на патруль.

    — Сообщение принято. На регистрацию, формирование и пополнение эскадры, вам даётся стандартные две недели, начиная с завтрашнего дня. Ваше пожелание об увеличении срока подготовки и отдыха отправлено в штаб. Вам сообщат о принятом решении. После этого эскадра войдет в Резервный Флот согласно пункту двести восемь и триста четыре законодательства Империи Антран и получит предписание с координатами системы, для охраны которой вас и направят.

    — Вас понял, лейтенант.

    Наконец основная процедура закончилась и началась бюрократия и проверки. Стандартная процедура кораблей пришедших из Фронтира.

    После того как военные провели проверку и подтвердили что все в норме и соответствует поданным документам, отвалили и отправились к себе. После этого за нас взялись чиновники Центра Беженцев. За последнее время у них было мало поступлений. Что сказывалась на премии, (основной гешефт на новых гражданах делали чиновники работающие на приграничных планетах) а тут как с неба свалилось почти десять тысяч эмигрантов, и это только наших, да еще пятнадцать что шли попутным бортом. Поэтому когда после проверки эскадра сместила орбиту ближе к планете, вокруг кораблей начались танцы из пассажирских платформ. Некоторые были с эмблемами Центра Беженцев, но так как их не хватало то они взяли в аренду еще десяток платформ в фирме проката. Как бы то ни было, но все корабли к обеду были полностью разгружены и неожиданно опустели. Пользуясь своим положением, я договорился с директором Центра, что моих людей и их родственников пропустят в первую очередь, оставив остальных напоследок.

    В данный момент на кораблях остались в основном те, кто уже был гражданином Империи, но так как они были не на всех кораблях, то пять вымпелов полностью лишились экипажей и главными остались Искин до появления капитанов. В отсутствие их Искины не могли ни кого пустить на борт, если у него не было специального разрешения завизированного капитаном. Только на «Буяне» оставалось чуть более четырехсот детей и шесть воспитателей из подчиненных Данти.

    В общем, делить на смены я не стал, отпустив на поверхность всех. Центр Беженцев располагался на большой территории так что вместятся все. А так как процедура была упрощена (нейросети у экипажа были установлены и обязательные имперский базы разучены) то скоро первые новоиспеченные граждане империи Антран должны появиться на кораблях. Я специально оставил пару челноков с пилотами в космопорту. Ибо не фиг пользоваться дорогим лифтом, когда есть бесплатные шаттлы. Правда вернуться вскорости не многие. Только те кто не имел семей и прибыл со мной в одиночку отвечая только за себя, остальные будут заботиться о жилье и благополучии семей.

    Сам же я со всей своей семьей и со старшими командирами остались пока на «Илье», Крапивин, капитан линкора заскучав перебрался к нам с парой своих людей. После небольших раздумий я решил с ними отправляться в Центр Беженцев завтра с утра. Пусть пока страсти там стихнут.

    Что делать на поверхности мои люди знали прекрасно, я специально записал видеоролик по буквам разжевывая многие особенности жизни в Империи, да и базы помогали. Так что не думаю что возникнут проблемы, а даже если и возникнут, то я постоянно на связи. Вот сейчас например у себя в апартаментах играя с дочкой одновременно изучал всю почту что пришла за последнее время. В основном реклама, но было и интересные предложения, даже пара наймов. Но мне они пока были не нужны, лучше до конца войны отработаю в патруле на гособеспечении и подучу экипажи в боевых условиях, после чего рвану на Фронтир. Вот где может развернуться и обогатится знающий человек.

    В это время пока я изображал самолет с дочкой на руках под ее заливистый смех, бегая по гостиной, ко мне вошли мама и Аня, Ольги видно не было, видимо опять пользуясь тем что корабли в общей сети засела за игрушку.

    — Антон. Мы с Аней как ты и объяснил создали почту и внесли деньги со своих счетов (я положил каждой по сто тысяч), однако что-то не так. Нас буквально завалило сообщением.

    — Это спам, сейчас объясню что делать. Садитесь на диван.

    Быстро объяснив, как настроить нейросеть и установить все опции я передал начавшую клевать носом дочурку маме, и направился в столовую, оттуда пришло сообщение от капитана Данти с просьбой о встрече по интересующему меня вопросу. Детдомовцы с Земли продолжали находиться на одном из наших транспортов, так как они попадали под юрисдикцию не Центра Беженцев, (там их только регистрировали) а приютских, я попросил Данти связаться с его бывшим директором Риком Далтосом.

    Время было вечернее, как раз ужин. Быстро скинув халат и одевшись в привычный пилотский комбез со знаками различия флаг-майора, (заслужил ведь, жаль только до следующего звания флаг-полковника мне еще три месяца корячиться. С простой нейросетью год бы учил базы чтобы сдать, а вот с использованием Симбиота был уверен что хватит трех месяцев), я направился в столовую по пути догнав маму и сестер. Ольга несла на руках Сашеньку. Они тоже направлялись в столовую, хотя в каюте у них был свой комбайн, видимо просто хотели пообщаться.

    Мама с девчатами пошла к пункту заказа пищи, а я, поискав глазами Данти, (нашел его у стойки бара, где дроид-бармен готовил коктейль) направился туда, кивнув по пути адмиралу, который обдал за одним из столиков в окружении своих друзей и хороших знакомых.

    — Есть новости? — спросил я, присаживаясь на высокий стул рядом.

    — Да, — кивнул Данти. — Я все объяснил, отправил файл с данными детей и получил согласие. Пять миллионов кредитов на счет приюта как спонсорское дело его вполне удовлетворило.

    — Вот и ладушки. Когда он примет под свое крыло детей?

    — Завтра с утра. Он хочет встретиться с вами лично.

    — Не проблема. До десяти я совершенно свободен, после чего мы все спускаемся в город. Вам, кстати, после передачи детей я тоже даю десятидневный отпуск.

    — Хорошо, нур. Я сообщу директору о времени встречи.

    — Вот и ладушки.

    Оставив капитана у стойки бара, я взял поднос на пункте раздачи, пропустил мимо дроида-стюарда что собирал со столов пустую посуду и мыл столы и направился к адмиралу.

    — О, а вот и первый появившийся, — сказал адмирал, когда я подошел. Однако обращался он не ко мне, а к человеку, что только что вошел в столовую. Это был наш казначей Марк Рудофф. На нём был комбез техник-сержанта, однако висевшая на плече сумка как то не вписывалась в образ. На ней была эмблема Центра Беженцев.

    Заметив меня, он направился к нам.

    — Гражданин флаг-капитан, разрешите обратиться к гражданину флаг-майору? — по-уставному обратился он к адмиралу, у которого был под началом. Официально я его еще не поставил на должность казначея. В принципе устав в столовой не действовал, но то видимо не обратил на это внимание.

    Кстати, забавная особенность по которой сразу можно опознать наемника или действующего офицера, хотя они носят одинаковые комбезы и знаки различия. К действующему военному обращаются: господин офицер. К наемнику: гражданин офицер. И не как иначе.

    — Обращайтесь, сержант, — кивнул тот.

    — Нур, многие солдаты и офицеры что прошли процедуру регистрации интересовались на счет ссуд из Фонда. Некоторые, у которых нет семей, хотят их потратить на себя, на покупку дополнительных баз знаний в корпорации «Нейросеть».

    — Я понял тебя, сержант, — кивнул я, снимая с подноса тарелки и стакан с приборами. — Сейчас поужинаем и мы переоформим договор назначим тебя казначеем в звании лейтенанта-интендантской службы и дадим привязку к счету Фонда, — так же спокойно ответил я.

    Почему-то корабельные казначеи принадлежали к интендантской службе, а к не финансам.

    — Хорошо нур. Я пока поужинаю, а то не успел на планете.

    — Что у тебя за сумка? — поинтересовался Крапивин, так как техник был с его корабля.

    — Выдали в Центре Беженцев. По инструкции я там должен был пробыть три дня, получить три тысячи подъемных кредитов. Так как я покинул его почти сразу, то потребовал выдать мне все, что я не использовал. За три дня мне выдали девять сухпаев, и три тысячи на счет. В сумке сухпай.

    — Свободны, сержант, — проводив немца взглядом я хмыкнул. — М-да, немцы. Более чем уверен, что наши, русские, даже не подумают, что Центр Беженцев им еще что-то должен.

    — Финансист. А на счет подумать не подумать, ты же об этом упомянул, если кто клювом прощелкает, то это его проблемы.

    — Ну да, мелочь, а его. Выдай что положено и все, — навернув две лужки супа, я, протянув руку, взял кусок хлеба. — Ладно, у меня другие новости. Мне на почту пришло несколько десятков предложений от разных организаций. Почти все ушли в топку, но несколько меня заинтересовали. Первая: Строительная фирма «АгроСтЛов» на окраине столицы Зории, Ловати, закончила постройку шести зеленых микрорайонов. Три у них уже выкупили, а вот три пока числятся на балансе. Сейчас там заканчивается облагораживание. Зелень завозят — сажают. Газоны и все такое. Каждый район может вместить в себя до двадцати пяти тысяч жителей. В себя один такой район включает частный сектор из девятьсот шестидесяти трех домов на шести улицах, плюс восемь жилых высоток, небольшой деловой центр, где находятся парки и разные увеселительные заведения.

    — Ты хочешь купить один такой район и отдать дома в аренду своим служащим и их семьям? — задумчивым тоном поинтересовался адмирал.

    — В точку, причем с правом выкупа. Для наших аренда будет мизерная, только коммунальные услуги фактически, а вот левые будут платить полную ставку.

    — Хм, надо подумать, — продолжал размышлять адмирал.

    — То есть можно спокойно, потом выкупить такой дом или квартиру? — заинтересовался Васильев. Остальные офицеры, что сидели за нашим столом сдвинутом из шести маленьких, тоже заинтересованно посмотрели на меня. У некоторых проблема с жильем стояла остро (у тех, у кого были семьи).

    — Точно.

    Дальше ужин прошел в тишине, все думали. Только ложки да вилки стучали по пластиковой посуде, пока, наконец, ужин не закончился.

    — Нужно ввести в курс дела нашего казначея, — сказал я, пробуя на вкус теплый индийский чай. — Может, что он посоветует?

    Мы пригласили казначея и ввели его в курс дела. Тот попросил разрешения подумать полчаса. Видимо хотел полазить по сети и изучить это предложение из строительной компании.

    Я за это время выпил чай и подготовил другой договор работодателя, решив аннулировать старый. Наконец наш будущий казначей очнулся и сказал:

    — Неплохое предложение. Даже цена не сильно кусается. Причина одна, удаленность от центра города. Район зеленый, в центре у парка озеро. Очень красиво и спокойно. Я думаю идея хорошая и надо брать.

    — Вот только просят они за все это триста шестьдесят миллионов кредитов, — хмыкнул я.

    Мама с сестренками уже давно ушли, однако большая часть офицеров наоборот сгрудились вокруг нас, внимательно слушая. Данти тоже подошел и так же с немалым интересом прислушался.

    — Это так. Однако вы забыли о двух пятидесятиэтажных башнях близнецах делового центра района, офисы которых можно сдавать в аренду, есть подготовленные строения для частной клиники. Завози оборудование и лечи. Есть детские учреждения, включая воспитательные. Всякие бары, кафе и даже два ресторана на первых этажах башен. Еще вы забыли про дорогую часть района, про улицу, что находиться у парка. Там дома для обеспеченных граждан, двух и трехэтажные…

    — Ладно-ладно убедил. Действительно вещь стоящая, — хмыкнул я.

    — Не забывайте еще, что экипажи не будут думать о родных с тревогой, — продолжил распоясавшийся Рудофф. — Они будут вполне устроены. Кто не найдет по желанию работу, тот вполне может жить на зарплату пересылаемую что рядовым, что офицером.

    — А почему там школ нет? — поинтересовался один из офицеров, что входил в экипаж Крапивина.

    — Там детские сады, — пояснил я, так как был в курсе. — В них дети проводят до десяти лет, их знакомят с миром и объясняют, что это такое эта Империя. В общем, совмещенные садик и два-три младших класса.

    — Так, а школа? — напомнил нахмурившийся офицер.

    — Да нет у них школ. Все на базы знаний надеются.

    — Но ведь ребенок должен развиваться, — не понял тот.

    — Похоже, Содружество не очень это понимает, раз отказались от школьной программы, — задумался казначей. — Хотя, надо изучить эту тему. Местный Глобонет это что-то, не то, что наш интернет.

    Пока офицеры обсуждали неожиданную новость, мы с Марком отошли в сторону и переоформили договор. Все, с этой минуты он наш действующий казначей эскадры. Теперь ему нужно сменить форму на офицерскую и перевестись на «Илью», как на флагман.

    — Хорошо, нур. А то мне уже два десятка сообщений пришло от наших парней на счет ссуд.

    — Надо было чуть раньше это сделать, да все времени не было. Ладно, давай вернемся к столу и закончим обсуждение на счет жилого района. Деньги на покупку есть, нужно обсудить. Нужна ли она нам.

    После почти часового обсуждения, (я-то давно решил что беру, нужно же куда-то деньги вкладывать) офицеры и частично их семьи, кто был на корабле, попросили все-таки купить этот район. Все три были типовыми, но только в этом было озеро в парке.

    После всех обсуждений, адмирал вспомнил:

    — Это было первое предложение, что за остальные?

    — Поступило предложение от Флота уступить насколько умников для их исследовательских институтов. Сами должны понимать в Империи, да и в Содружестве люди с двумя сотнями единиц интеллекта очень редки. А один у нас вообще уникум, двести тридцать шесть.

    — Что в обмен?

    — Они предлагают закупиться более совершенным корабельным оборудованием чем у нас, и даже продать некоторые корабли что списаны и законсервированы на их базах. Более того предлагают два военных десантных транспорта седьмого поколения. Правда, уже за полную стоимость.

    — А есть у нас такие умники?

    — Трое на свободных контрактах. Их вполне можно отдать, остальные нам самим пригодятся.

    — Это все или есть еще что?

    — Есть и третье предложение. Уже от исследовательского отдела одной корпорации. Они хотят нанять нас на поход на Фронтир, но узнав, что Флот уже наложил на нас лапу, предложили купить у нас три оборудованных для походов на Фронтир транспорта. Госпитальное судно я не отдам, а вот два других, если конечно купим настоящие десантные корабли, а не наши самоделки, то вполне можно продать. Правда цена не высока, но больше не поднять, спросу нет. В принципе и это хоть что-то.

    — Тоже хорошее предложение, — задумался адмирал. К этому времени все офицеры и немногочисленные члены их семей стояли у большого экрана куда Добрыня транслировал снимки того района что я выбрал. Некоторые выбирали себе дома на месте. — А что за транспорты? Средние?

    — Да. Стотысячитонники модели «Фоен». Восьмой крейсерский класс. Каждый берет по полку десанта, да и трюмы у них немаленькие. В комплекте по десять штурмовых ботов. Оборудованы спаскапсулами.

    — Что-то не припомню, чтобы у них были летные палубы, — задумался адмирал, роясь в своих базах знаний.

    — Там нет летных палуб, только шахты для сброса.

    — Ах да, точно. Но у нас всего один полк.

    — Ничего, хоть не тесно будет. Зато мобильнее станем, если загрузим оба нужным оборудованием и запасами.

    — А танкер?

    — Так мы же будем работать в освоенном космосе, подлетел к любой планете или к трассе и заправился. С учетом того что одной заправки хватит на несколько месяцев постоянного патрулирования, это проблемой не стоит.

    — В принципе все сообщения интересны, — задумался адмирал. — Что делать думаешь командир?

    — Приму все предложения. Деньги не должны висеть мертвым грузом. Землю с постройками покупаем и расселяем там наших людей. «Надежду» и «Буян» продаем, оставляем только «Славу» с его госпиталем и договариваемся с военными. Они нам изрядные скидки при покупке оборудования обещали и два новеньких хоть и устаревших десантных транспорта.

    — Надо бы сообщить всем нашим о том, что мы позаботимся об их семьях. А то те, кто уже прошел регистрацию и стал гражданином, наверняка судорожно ищет, куда пристроить родню, а тут такой подарок.

    — Хорошее предложение. Займитесь этим.

    Астахов замер, составляя общее письмо. Так как он был командующим, у него были почты всех членов экипажей солдат и офицеров, (те завели и зарегистрировали почту еще на Земле) после чего отправил письмо всем нашим сотрудникам. На это ушло у него две минуты.


    — Женя, возьми эту сумку, — потрепав младшую дочку по макушке велела довольно миловидная женщина, лет тридцати на вид, однако ее муж, одетый в форму техник-лейтенанта, отчего-то замер, уставившись в одну точку. — Ты чего?

    Семья Зайцевых еще когда появилась эскадра Кремнева начала грезить звездами, что муж сотрудник МВД, что жена, заведующая парикмахерской. Когда в интернете появился сайт эскадры под эгидой Империи они оба прошли несложные тесты для определения уровня единиц интеллекта. Муж, Евгения набрал сто тридцать два и позже когда начался набор в команду прошел его и стал одним из сотрудников службы безопасности эскадры в звании лейтенанта. Честно говоря, ни Ольга, жена Евгения, ни его двое детей после этого очень долго не видели отца. Он навещал их только раз в две недели, после чего возвращался, учится и учится. Сама Ольга решила не наниматься, ведь у нее дети. Поэтому они купили немного платины, едва успели до скачка цен на нее и сделали свой небольшой запас.

    После перелета и регистрации в Центре Беженцев они сразу же направились в столицу, чтобы снять недорогое жилье пока из-за большого количества землян не подскочили цены. Евгений через сеть нашел недорогой отель в каком-то грязном районе на окраине столицы. Однако цена за номер их вполне устроила. В соседний номер въезжала другая семья, глава у них тоже состоял в штате эскадры, правда, пилотом истребителя, судя по нашивкам. К этому времени Ольга научилась в них разбираться, хотя у неё и не было нейросети и баз знаний. Молодой пилот тоже как ее муж замер.

    Вдруг Евгений очнулся и улыбнулся:

    — Пришло сообщение от командующего. Скоро у нас будет свой дом. Сперва аренда, потом можно выкупить. Район новенький, чистый, только построен, еще не заселен.

    — Когда переезжаем? — деловито спросила Ольга, краем глаза наблюдая, что соседи тоже радостно и активно общаются, у входа в отель.

    — Наверное, послезавтра. Район новый, — повторил он. — Фактически кроме домов там ничего нет. Мы будем первыми жителями. Можно будет выбрать дом или квартиру. Скоро, когда появиться сайт эскадры, там будет выложена схема района со всеми постройками и домами. Будет даже раздел с продажами кафе и баров. Позже можно будет войти через терминал на сайт эскадры, когда он создастся и зарезервировать за собой, дом или квартиру. До покупки района эта функция будет заблокирована.

    — Слушай, а ведь это шанс. И работу будет легче найти, — тоже задумалась Ольга. — Можно продать платину и выкупить бар или кафе, если не хватит то взять кредит. Я всегда хотела быть частной собственницей. Как ты на это смотришь?

    — Положительно, — улыбнулся муж.

    В это время к ним подошли соседи и все вмести они стали обсуждать детали переезда и нахваливали нанимателя. Новость действительно была отличная и главное своевременная.

    — Я за тридцать дней уплатил, пошли, будем выбивать деньги обратно, мы тут максимум два-три дня проживёт, — предложил Евгений.

    — Пошли, — согласно кинул пилот и протянул руку. — Олег.

    — Я знаю. Я отвечаю за безопасность летной палубы «Петра» так что заочно знаю всех, кто там работает.

    — Понятно. Безопасник.

    — Точно.


    — Я закончил, — сообщил адмирал. — Наши люди извещены.

    — Я тоже. Связался со строителями и подтвердил заказ за мной. Завтра после Центра Беженцев поедем осматривать район, там нас будет ожидать один из директоров. Если все нас устроит, то оплачиваем и подбираем себе дома, — сообщил я. — Там надо будет создать службы. Но думаю работников далеко искать не надо, есть же те, кто там будет жить. Найдем и медиков для больницы и воспитателей в сады и работников в рестораны и в кафе. Хотя может кто-нибудь их и купит. Я не против частной собственности в моем районе.

    Мы еще долго обсуждали все эти новости (я связался с корпорацией и подтвердил, что согласен продать два транспорта). После того как военные подтвердили устную сделку почти все отправились спать, хотя несколько офицеров остались в столовой. Дебаты там не смолкали. Они были не на службе, я еще утром дал им выходной. Поэтому разговаривали мы без применения устава, что облегчало дело.

    В отличие от остальных я взял челнок и слетал на «Славу», проверил как там дети, а то всего шесть воспитателей на более чем четыреста подростков и откровенно младенцев. Оказалось что все в порядке.

    Поболтал с Гвоздем (он был старшим среди детей) и сообщил ему новость о том, что скоро они окажутся в приюте. Восторга это не вызвало, однако он искренне уважал парней и девушек что вышли из стен приюта, поэтому особо и не расстраивался.

    После этого я перебрался к себе на крейсер и отправился спать. На завтра накопилось много дел и все их надо как-то решать.


    Разбудили меня рано, как я и просил в семь утра.

    — Есть новости? — поинтересовался я, продолжая валяться в кровати.

    — Есть. Пришли сообщения на твою почту (доступ у Добрыни к ней был), из штаба Флота пригласили на собеседование в три часа дня насчет эскадры. То есть и регистрация кораблей и наемной эскадры, ну и куда нас направят, узнаешь. Потом было письмо насчет транспортов. Они их берут, нужно только будет провести косметический ремонт. Ну и от строителей. Район полностью готов к сдаче в эксплуатацию.

    — А площадка?

    — Площадку для маломерных космических судов они начнут строить только после подписания всех договор, как купли продажи, так и строительства нового объекта.

    — Понятно. Все как и ожидалось.

    Соскочив с кровати и пока дроиды ее заправляли, (белье менялось раз в пять дней) побежал в душ.

    Через полчаса я направился встречать Далтоса, который организовал комиссию из министерства, для приема детей. Ведь ему надо было их полностью принять и подписать документы о передачи. На это у нас ушло два часа, как раз закончили к десяти. Дети к этому времени уже были перевезены на планету, поэтому пожав друг другу руки мы распрощались, а я прихватив всех кто остался, направился в Центр Беженцев. Из-за большого количества пассажиров мне пришлось брать не челнок, (все туда просто бы не влезли) а бот. Облетев корабли и забрав будущих граждан Империи Антран, я указал пилоту, где садится. На свободной площадке Центра Беженцев. После этого я целый час скучал, пока мои родственники и подчиненные проходили процедуру регистрации нового гражданина.

    Когда процедуры закончились, мы в усеченном составе (многие отправились в город посмотреть на людей, да себя показать) на заказанном флаер-аэробусе полетели осматривать и фактически принимать жилой благоустроенный район. Казначей остался на «Илье» так как плотно работал по Фонду Взаимопомощи. Вал просьб на ссуды быстро опустошал его счет. Надо будет еще одну сотню подкинуть, чтобы запас был.

    Директор по продажам строительной фирмы действительно ждал нас. Он достаточно подробно объяснил что где и как, и отвечал на вопросы моих спутников. Даже мама, баюкая Сашеньку заинтересовалась строениями больницы у площади рядом с одной из башен-близнецов делового центра.

    Проехались по улицам, осмотрели дома. Простые одноэтажные, (все это было похоже на частные дома в Америке) а так же двух и трёхэтажные для более обеспеченных граждан. В процессе осмотра я выбрал нам небольшой двухэтажный особняк с бассейном на заднем дворе. Мама горячо поддержала мой выбор. Он ей тоже понравился. Даже Ольга что была с нами, выбрала себе комнату и твердо заявила, что она ее. Анна не принимала в этом участие, а подобрала одну и трехкомнатных квартир в десятиэтажке рядом с парком. Окна у нее выходили на озеро.

    В общем, район понравился, кроме нас на его территории были только охранники из частной конторы. Они не допускали сюда посторонних, чтобы ничего не пропало. После покупки я собирался продлить их договор, пока полиции не возьмет его под свой контроль.

    Пока мои спутники продолжали осматривать и выбирать дома, я с директором доехал до их офиса и под присмотром юридической конторы, которую разово нанял для этого дела, оформил договора и перевел деньги. После чего оформил договор по работе для постройки площадки для посадки челноков и ботов. Земля для этого с краю нашего района уже была выкуплена. Так как район был номерной, мне предложили дать ему имя, которое станет официальным и будет указано во всех документах. Вспомнив утопающий в зелени район, я так и назвал его «Зеленым». После этого я создал в банке Содружества отдельный счет и закрепил его за районом. Все деньги по аренде и другие выплаты в районе будут иди в него. Из него они будут уходить на зарплаты бюджетникам района и на облагораживание.

    Прежде чем запустить жильцов требовалось создать хоть какую-то инфраструктуру. Требовался начальник, подобие мэра, ну и другие службы, включая полицию. В общем, много что требовалось, поэтому я немедленно поехал в штаб Флота. И хотя назначено мне было на три дня, время у меня было и это время я пустил на регистрацию своих кораблей, кроме двух транспортов что продавал и регистрацию эскадры с созданием сайта для нее в Глобосети.

    После всей бюрократии, созданием сайта эскадры, куда могли войти ТОЛЬКО те, кто состоял в штате эскадры «Перун», занялся Добрыня, он в этом изрядно поднаторел, я сидел в приемной флаг-командора Реллингтона. Командующего базами флота и кораблям в этом секторе Империи.

    Пока было время, я висел в сети и с помощью Добрыни искал тех, кто может мне помочь в административной службе района. Первым делом я отправил письмо в департамент полиции с сообщением, что здание для полиции уже выделено и они могут начать создавать новый участок. Потом письмо в департамент пожарной службы с тем же сообщением. На этом официальные службы закончились. Дальше я должен формировать службы района самостоятельно. Через полчаса пришло письмо от полиции с уведомлением, что их представитель уже вылетел в мой район, чтобы на месте ознакомиться с новым местом работы. Я немедленно предупредил частную охрану чтобы они его встретили и показали двухэтажное строение с подземной стоянкой специально спроектированное и построенное для полиции.

    После чего я в сети посмотрел, как создана администрация в других районах и слизал ее для себя. Хоть не на пустом месте создавать. В это время мне на почту пришло письмо от пищевого магната, что держал на Зории практически все супермаркеты. Да и я видел такие магазины с их бело-красной вывеской «Ширп». Видимо до владельца дошла информация о моей покупке и он решил связаться со мной лично, не доверяя своим починенным. Хотя может просто уважение показал?

    Связавшись с Рудоффом и Добрыней, прикинул с ними и подумал, что два из трех построенных, но еще пустых задания для гипермаркетов можно отдать в аренду «Ширпу». Нами был составлен договор, где указанно время и сумма аренды. Я не перегибал. Взял среднюю сумму для аренды, поэтому ответ пришел достаточно быстро в виде подписанного договора сроком на три года. Тут же пришло извещение что на счет района пришли деньги за первый год аренды от «Ширпа». Магнат пообещал, что через два дня оба магазина заработают на полную мощность.

    К этому времени подошло время и не улыбчивый секретарь в звании лейтенанта пропустил меня в кабинет к флаг-командору.

    — Добрый день, нур, — вытянулся я после того как вошел в кабинет.

    — Флаг-майор. Я изучил вашу просьбу, а так же рапорт по вашей эскадре, — командор вышел из-за стола и присел на краешек стола. — По просьбе скажу так, мы удовлетворили ее и увеличили время подготовки на семь дней. На данный момент вы самая сильная группировка в нашей системе, к тому же имеющая мощный линкор и хотелось бы оставить вас на охране местных транспортных линий, однако из системы Глосия пришел запрос на мощную патрульную эскадру. По слухам там идут настоящие бои, почти все патрульные корабли выбиты и транспортники вынуждены сами себя защищать. Материальные потери неисчислимы.

    Я всего н секунду задумался чтобы дать ответ:

    — Нур, система Глосия как и соседние Флак и Ренот находятся на границе с республикой Тон, откуда и совершаются набеги на наши системы и базы. Требуется уничтожение баз пиратов на территории республики.

    — Согласен с тобой флаг-майор, однако нашим кораблям запрещено пересекать границу. Республиканцы же разводят руками, сообщая, что пираты не обнаружены. У них у самих там не особо сильные патрули.

    — Усилить пограничные силы?

    — Это у Фронтира она фактически не пробиваемая, а вот у соседей с которым мы в мире она не такая сильная и пираты если знают маршрут патрулей вполне безопасно пересекают ее в обе стороны, обманывая или уничтожая охранные ретрансляторы.

    — Ясно, нур. Разрешите получить предписание и приказ?

    — Да конечно, — командор обернулся и взял со стола кристалл и два документа со множеством вензелей. — Это приказ о вашем зачислении в Резервный Флот патрульных сил до окончания войны, а это приказ на охрану систем Глосия и Флак, а так же планет с одноименными названиями и разных баз что находятся на территории систем. На кристалле вся информация по патрульным силам в Глосии, а также присланные схематические нападения на баз и корабли пиратами. Так, по эскадре это все, теперь по нашей устной договорённости. Вы нам трех человек с интеллектом в двести единиц и более, мы вам помогаем с кораблями, модернизацией и оснащением.

    — У меня еще полк десанта.

    — Не знаю зачем он вам, но тоже оснастим. Хоть и с пятидесятипроцентной скидкой. Приступим?

    — Приступим, — кивнул я.

    Через час, выжитый как лимон я откланялся:

    — Разрешите идти, нур?

    — Свободны.

    Шагая по коридорам штаба, я раздумывал о словах командора. На мой вопрос для чего им нужны люди с таким высоким уровнем интеллекта, то получил спокойный ответ. Оказалось их отправят в исследовательские центры. Нет, их не будут препарировать, как я думал, из них сделают ученых и заставят горбатиться на все время контракта для Флота. Правда, что именно они будут изучать, командор не сказал, видимо сам не знал. Направлений много. Поди угадай.

    Покинув штаб Флота я поспешил на такси добраться до района, где оставленные мной спутники обживали те дома и квартиры что они выбрали. Адмирал и Крапивин взяли себе квартиры на одной площадке в том же доме что и сестренка (у каждого должен быть свой дом, куда он сможет вернуться). Остальные тоже не тормозили. Когда я прилетел в район то больше всего удивился не тому что две патрульные машины облетали район, видимо просто изучая поле будущей деятельности, а тому, что у двух гипермаркетов стояли местные фуры на антиграфах, внутри уже велись работы, а на одном из магазинов вешалась бело-красная вывеска «Ширпа». Удивленно покачав головой, я собрал всех у своего дома, и объявил о том, что район куплен, а корабли и эскадра зарегистрированы. В общем, ура товарищи.

    Быстро завизировав выбранные жилые помещения за офицерами и собой, я отдал приказ Добрыне открыть сайт эскадры, чтобы остальные наши сотрудники могли выбрать себе жилье.

    После чего распустив остальных, отозвал адмирала и начальника оперативного отдела штаба Решетина в сторону.

    — Мы получили приказ на охрану систем Глосия и Флак. Вот кристалл с информацией, — передал я кристалл Решетину. — Подготовьте общую и достоверную информацию по этим системам. Можете обратиться к разведке Флота. Они обещали помочь. В общем, товарищи за двадцать дней мы должны привести эскадру к полной боевой готовности. Модернизировать и пополнить запчастями и кораблями. Сегодня даю вам отдых, а завтра с утра начинайте плотную работу, привлекая для этого всех кого нужно. Остальные пусть отдыхают перед долгой службой.

    После беседы я взял семью и мы поехали в столицу на такси. Нужно обратиться в фирму что занимается обстановкой в домах. Так как в самих домах под ключ никакой мебели не было в принципе и этим было нужно озаботиться самим, чем мы и занялись в свободное время.

    * * *

    — Ну что, как прошли маневры? — поинтересовался я у Астахова проходя в оперативный штаб «Петра» куда после его модернизации перенёс свой флаг адмирал.

    — В целом хорошо, — задумчиво ответил тот, изучая голограмму схемы только что прошедшего боя. Остальные офицеры никак не отреагировали на мое появление, продолжая работать и обсуждая детали маневров, только часовой в парадной форме десантника у двери вытянулся, когда в штаб прошел старший офицер.

    В этом бою я был рядовым пилотом на своем личном корвете «Вольке», исполняя роль дальнего разведчика. Благо сканеры и радары у меня стояли первоклассные, восьмого поколения. Разведка всё-таки смогла добиться, чтобы меня включили в ее списочный состав. Им сильно был необходим разведчик с оборудованием невидимки. Не хило у них получилось, лейтенанты и всего один флаг-капитан, аж флаг-майором командуют. Хотя я был не против этой рядовой должности пилота-разведчика. Да вообще о чем это я, если сам ее себе выбил? Там я хоть не буду вмешиваться в приказы командующего да и мне интереснее быть впереди.

    — Значит, мы готовы? До срока отбытия остались одни сутки.

    — Нас тормозит только «Слава». Почему мы его оставили, если на одном из купленных транспортов у нас оборудован отличный госпиталь, а этот вообще законсервировали?

    — Для продажи, адмирал, для продажи, — пояснил я. — На периферии куда мы идем, такие корабли идут по цене на треть большей чем в этой или соседних системах. Да еще с госпиталем. Думаю шахтеры, а то и другие добывающие компании и корпорации охотно купят его, причем втридорога. Это не мое мнение — это Добрыня подсчитал. Провел экономическую разведку.

    — Ну ладно, может на месте он нам и пригодиться.

    — Возможно, — согласился я, тоже склоняясь над виртуальной схемой и разглядывая ее. — Севастополь слишком большую взял дугу для обхода во фланг, — сразу заметил я. Так как военные базы знаний у меня были подняты выше чем у всех присутствующих, ну кроме штабного умника-аналитика (мы были на равных) то я видел все дефекты построения. Ничего подучаться будут сами их замечать.

    — Да, — согласился со мной адмирал. — И оба десантных транспорта слишком приблизились к «Илье» если по нему будут вести огонь из туннельных пушек, то при промахе весь вероятно достанется им.

    — Это точно, — выпрямившись, я поинтересовался. — Я еще нужен?

    — Нет, сейчас после перестроения мы двинемся обратно к Зории. Потом шесть сержантов отправятся в штаб Флота, они достаточно подняли свои базы знаний, чтобы сдать на офицерский патент. Все корабли комплектованы полностью, готовы к отправке к месту службы хоть сейчас.

    — Вот и ладно. Значит, завтра в двенадцать мы отбываем. Я сейчас на «Вольку» и к Зории, пока вы тут группируетесь. Навещу родных.

    Адмирал только кивнул, принимая мои слова, поэтому я вышел и направился к ближайшему шлюзу, где был пристыкован корвет который я использовал как боевое и разъездное судно.

    Отлетев от гигантского тела линкора, я посмотрел на шестнадцать башен туннельных трехсотмиллимитровых орудий с правого борта, вспоминая с каким трудом мы с адмиралом вырвали их у военных, благо наши орудия вполне ставились на антарские корабли. И вообще, все корабли кроме «Славы» были полностью модернизированы. Более того кроме двух транспортов я купил звезду миноносцев на базе корветов. То есть это была пятерка корветов используемых нами для разведки и охвата противника. Их кинетические пушки вполне неплохи даже против щитов и брони крейсеров, правда, малого класса.

    Группой корветов командовал недавно получивший звание флаг-капитана бывший капитан первого ранга Мезин. Так как он и ранее командовал эсминцами то и тут он был на своем месте, что и показали сегодняшние совместные с Флотом учения.

    Выйдя с территории системы в которой и проходились учения, разогнавшись до предельной скорости которые могли выдать разгонные движки и передал управление Инкину космопорта (так как уже приблизился к безопасной зоне).

    Откинувшись на спинку кресла, я смотрел на проектируемую картинку впереди. Огромный рой кораблей у космопорта, (тысяч пять не меньше), сама планета и несколько баз. Все это охраняло всего два крейсера и шесть фрегатов-рейдеров местной базы. Мизер можно сказать. Оборона тут строилась на огромное количество ракетных и артиллерийских станций, которыми управляли военные диспетчеры, а корабли использовались как патрульные и для досмотра в случае подозрения.

    Прикрыв глаза, я вспомнил всю ту беготню, что началась после получения предписания по эскадре и покупке района. Как бы то ни было, но мы справились. Я не стал тянуть все одеяло на себя. Зачем? Для этого есть компетентные люди. Эскадрой занялся Астахов, я только «подписывал чеки», хоть и знал, что творилась на кораблях по отчетам. Когда адмирал прислал запрос-просьбу на покупку миноносцев, я не раздумывая подтвердил. Они нам действительно были нужны. Один «Стерегущий» просто не мог справиться с передовой и фланговой разведкой. Тем более миноносцы несли на борту до двадцати самодвижущихся мин и могли выбросить их по маршруту движения противника. Хорошие кораблики, хоть и требовали в экипажи по четыре человека.

    Со «Стерегущим» тоже изрядно пришлось повозиться. На него так же поставили оборудование невидимки модели «Нэро2», правда выцыганить у военных мы смогли только одну единицу, да и то не совсем законными методами. В смысле на лапу дали. Так что у нашей разведки теперь было два подготовленных судна — это мой корвет и фрегат «Стерегущий».

    В общем, я не только заказывал комплектующие для эскадры, но и с помощью военных подрядчиков полностью оборудовал районную больницу, сделав ее фактически лучшей на весь город. Мало у кого было медоборудование выше седьмого, а мы купили восьмого. К моему удивлению после создания агентства наемников, куда пошли работать члены семей моих подчиненных, мама отказалась от должности в ней и предпочла принять под себя частную больницу, что я оснастил. Подумав я подарил ей больницу, сделав маму владелицей. Были создана администрация, которую принял под свое начало бывший глава администрации одного из районов Москвы, семидесятипятилетний старик прошедший процедуру омоложения, дед и отец трех моих подчиненных. Ему за счет мэрии района была установлена нейросеть и закачаны базы. Сейчас глава пока учился, но уже руководил районом в меру знаний, благо реального опыта у него было не занимать.

    Выкупленные или арендованные магазины, кафе, бары и рестораны тоже начали работу. В общем, за эти девятнадцать дней он стал вполне заполнен народом, (на восемьдесят процентов) и полностью функционировал.

    Вспомнив про свои острова на планете Маллика, (он недавно связывался со мной, сообщив, что вернулся в Империю и сейчас находится на столичной планете до получения нового корабля) я вспомнил и тут же загнал их подальше. Это мой резерв на черный день. Цена на такую недвижимость редко скачет вверх или вниз. Пусть будут.

    Сестра начала более уверенно пилотировать крейсером, младшая стала посещать лекции в школе. По многочисленным просьбам землян, что жили в нашем районе была организованна школа при садике. Набраны из своих учителя и начались уроки, правда, в более щадящим режиме, чем на Земле.

    Министерство, отвечающее за обучение молодёжи, с интересом следило за этой попыткой, но не вмешивалось. Ольга была одной из учениц, а Сашеньку стали отдавать в садик-ясли, пока мама была на работе набирая работников для больницы, и запуская ту в работу.

    Я бы конечно разрывался между разными задачами, однако люди назначенные мной на руководящие должности вполне справлялись со своими обязанностями. Всего у меня их было трое. Это флаг-капитан Астахов, глава района «Зеленый», Архип Деревянко и начальник наемного агентства «Перун», Александра Решетина, жена начальника оперативного штаба эскадры. Агентство не только обеспечивало наши тылы и имело бухгалтерию, но и отдел, отвечающий за общение с прессой. Многие интересовались боевыми кораблями, что висели на орбите и присылали свои анкеты. Некоторые понимали, что у наёмников работать куда лучше чем у военных. Правда и агентство и службы района пока были заполнены на семьдесят процентов, так что рабочие места в них были вакантны. Присылали свои данные из членов семей бойцов эскадры, однако они только установили нейросети и по средствам закупили базы знаний, поэтому до их поднятия и зарплата по минимуму и работа немаленькая. Те, кто подписал контракт на работу в администрации или в агентство получали нейросети и базы знаний бесплатно, однако должны были отработать там по пять лет. Поэтому те, кто дружил с головой, за свой счет покупали нейросети и нанимались на открытом контракте с возможностью уйти в любой момент. И таких хватало.

    Район «Зеленый» и агентство обслуживало частная юридическая контора «Южин и сыновья» с которой я ранее уже имел дело. Все трое были на своем месте и я не беспокоился, только изредка интересовался как идут дела (больше всего у Астахова, так как отправлялся с ним).

    На кораблях эскадры я бывал часто, наблюдая за приемкой новеньких только с консервации миноносцев или транспортов, ну и модернизации остальных, в восхищении только качая головой от нестандартных решений инженеров.

    Инженеры до того модернизировали корабли, что наши «собачки» — «Севастополь» и «Одесса» после перевооружения и замены движков вполне могли потягаться в одиночку с тяжелым крейсером или даже небольшой группой однотипных кораблей, причем в одни ворота. Мощь «Петра» в бортовом залпе теперь превышала более чем в два раза до того что было до модернизации, особенно когда мы поменяли все ДВЕНАДЦАТЬ реакторов что находились на его борту на более мощные. Только «Илья» отделался косметическим ремонтом, так как и так имел неплохое оборудование и вооружение. Да «Зверобою» поменяли движки и оснастку в виде сканеров и радаров. Не смотря на то, что эти корабли были не нашей постройки, многие узлы подходили идеально, так как все они были унифицированы согласно стандартам Содружества.

    В общем, эскадра из четырнадцати вымпелов была готова к отправке в проблемные системы.


    М-да, расставаться было тяжело. Мама пустила слезу, Ольга уже взрослая, чтобы понимать, что расстаёмся мы надолго, так вообще ревела. Только Сашенька, улыбаясь во все свои четыре зубика, тянула ко мне свои ручки.

    — Ну все, нам пора, — Аня обняла маму, встав на цыпочки, и отошла в сторону давая мне дорогу. Я не только обнял маму, но и чмокнул Сашеньку в щеку, мама держала ее на руках.

    — Мы будем постоянно связываться с вами через Глобосеь, — сказал я. — Так что видеться будем, хоть и только на экранах визоров

    Дом я оснастил так, что больше просто не возможно. Даже обучающая капсула в подсобке. Поэтому проблем со связью у мамы не должно было быть.

    Мы все вместе вышли из дома, наблюдая, как из соседних выходят такие же семьи и провожать мужей, братьев и отцов, (изредка сестер, матерей и даже жен) на долгую и далекую работу. Улицы начли быстро заполняться народом который провожал своих близких на долгую и тяжёлую работу.

    Две недели назад я подарил маме красный чисто гражданский флаер. Для новичков самое то. Мы после покупки флаера, заехали в корпорацию «Нейросеть» и закачали ей базу по управлению гражданских флаеров третьего ранга. Ну а после того как она подняла базу до второго ранга, то стала активно пользоваться флаером. Вот и сейчас мы стали в него грузиться, мама с младшей сестрой захотели лично отвезти нас к площадке, где ждут боты и челноки. Только Сашенька осталась дома под присмотром недавно нанятой няни.

    На площадке было немаленькое столпотворении. По моим прикидкам тут было тысячи три человек, и только пятьсот из них были в форме, ну не считай полицейских на двух патрульных флаерах что присматривали за спокойствием.

    Наконец мы расцеловались с семьей и загрузились в челнок с эмблемой «Ильи», так как оба были приписаны к нему. Мой «Волька» имел специальный шлюз на борту крейсера для крепления. Так что во время прыжков в гипер крейсер исполнял роль буксира, я же находился у себя в апартаментах, так как ни собирался их никому отдавать. Ну а когда долетим, я уже вернусь на корвет, расстыкуюсь и согласно приказам из штаба отправлюсь на разведку. Это мне было куда интереснее, чем заседать в штабе и раздавать команды. Я авантюрист по природе. Любитель адреналина. Когда на «Скате» летал по Фронтиру, вот там я себя чувствовал на своем месте.


    После того как эскадра вышла за безопасную зону космпорота и стала маневрировать готовясь для прыжка, я вышел из заметно уменьшившегося по людям после реорганизации оперативного штаба «Ильи» (его как отлично оснащенный себе разведка прибрала) и направился к себе. Прыжок я застал в кресле в своем кабинете. Команда знала, что им делать, мне же было скучно, поэтому я направился в отдельное помещение апартаментов, где у меня стояла обучающая капсула. Смешно сказать, но за эти двадцать дней я проучился в общей сумме всего два дня, да и то чтобы поднять нужные базы для сдачи на сертификат пилота крупного корабля. Сейчас у меня были на первом месте боевые, по управлению кораблями я уже поднял на профессиональный уровень, сейчас занимался теми базами, что входили комплект освоения десанта и штурмовых подразделений. Из них всех у меня только «Специализированный бой» был поднят на очень приличную высоту, аж в седьмой ранг. Всю дорогу от Земли до Зории старался, пустив на это все свободное время. Обычно седьмой ранг со специализированными имплантами поднимался года полтора, а то и два, однако Симбиот, возможности которого я продолжал изучать, изрядно подсократил на это мое время. Да и подучена она у меня была процентов на тридцать, докончил только. Жаль что эта база у меня только в седьмом ранге, я бы ее и повыше поднял.

    В спарринге с десантом штурмовиками я творил невозможное. Нет, против взвода я не выстою, уделают они меня за милую душу, тем более они сами базы прилично подняли, но вот отделение солдат, мне почти не соперники. И не потому что я сильнее. Хоть это и имеет значение, я был банально быстрее и скоростнее, они за мной просто не успевали.

    От Зории до нужных систем на охрану которых нас направили лететь было недалеко, два с половиной прыжка по самому медленному кораблю, а так как таких у нас не было… то и летели два с половиной прыжка. Штабные и навигаторы давно просчитали куда и через каким системы мы будем лететь для оптимального маршрута. Естественно это являлось секретом, который довольно серьезно берегли наши безопасники. В общем, с учетом промежуточных прыжков летели мы ровно восемь дней и эти восемь дней я не покинул капсулу не разу поднимая базу «Ножевой бой» до четвертого уровня, после чего пока оставалось время поднял базу «Абордажник» с третьей на сорок три процента. Было бы еще дня три, доучил бы до четвертого ранга.


    Когда поднялась крышка капсулы, я зевнул и легко соскочил с лежанки. Восемь дней учебы и лежания в капсуле неподвижно никак не сказались на мне (спасибо встроенному массажеру).

    Выход из гипера на окраине системы рядом с транспортной трассой должна была состояться через два часа, полно времени чтобы привести себя в порядок, поесть и занять свое боевое место, рубку «Вольки». При выходе из гипера корвет сразу же сбросят со сцепки и наши со «Стерегущим» задачи пробежаться по маршрутам в поисках противника. При тренировках у меня была левая нижне-верхняя полусфера по движению эскадры в чистом космосе, у «Стерегущего» правая нижне-верхняя полусфера. Посмотрим, какое задание мне дадут при этом выходе.

    В инструкции мы должны были прибыть на базу Флота у планеты Глосия, перейти под номинальное командование тамошнего штаба, и взять под контроль самые проблемные точки. Однако у нас было три дня форы до назначенной даты прибытия, вот эти три дня после совещания с адмиралом и самыми опытными офицерами, (по уровню поднятия баз, да и так, младше сорока ни одного не было, кроме меня, конечно) мы и решили провести трехдневную «свободную охоту».

    Сообщив дежурному офицеру, что вышел из капсулы, (то, что у меня была собственная капсула для обучения, уже был секрет полишинеля) после душа, одел чистое белье, комбез и решил пообедать в общей столовой, не напрягая свой кухонный автомат. Хотелось посмотреть, как чувствуют себя люди, зная, что возможно скоро им придётся вступить в бой.

    Наша разведка не оплошала и, пользуясь совершенством связи, не только связалась с разведотделом той базы, где мы временно приписаны, но и собирали слухи, витающие на форумах Глобосети в этих проблемных системах. В общем, в информации было много мусора, но диспозиция такова.

    Действует три клана согласно допросу пленных пиратов. Два были мелкими и мало чего стоили, но один, клан «Верега» был очень силен и имел изрядный козырь. Два других клана работали как стервятники, пытаясь урвать что можно пока работает более сильный хищник.

    Пираты действуют на кораблях крейсерского типа, однако из переделанных корыт (боевых было мало). Но боевые все-таки были, именно об один из них патрульные корабли и обломали зубы. Это был дестроер сверхтяжелого типа (тот самый козырь «Верега»). Эти корабли прекратились выпускаться тысяча сто семьдесят лет назад, посчитав его как нерентабельный. Однако пираты где-то смогли один такой найти гигант. Наверняка был где-то спрятан. Подшаманили вооружили и вперед. Только с того времени что был построен этот трехкилометровый корабль прошло уйма времени, так что для нашего «Петра» он на пару часов работы главного калибра (слишком уж толстая у него броня даже для туннельных пушек). Проблема не в том что у пиратов такой корабль, а в том что дестроеры считаются уничтожителями планет, и если его орудия не демонтированы, (судя по снимкам, что успел сделать единственный сумевший удрать сухогруз, они были на месте) то те могли вломиться к жилым планетам, а это возможно и захват заложников. Недавно пропавшая связь с одной из шахтерских баз плохой признак. Плохо еще в том что они в нашем секторе охраны, значит выяснять что случилось и вести следствие тоже наша задача.

    У планет отличная оборона, но броня монстра такова, что они легко прорвут оборону под градом огня и нанесут удар. Это вполне возможно, поэтому мы и решили идти сетью, вдруг что попадётся и мы сможем выйти если не на след базы, то хотя бы где будет следующий удар. Штаб был более чем уверен у пиратов множество небольших кораблей-разведчиков, вот на один такой мы и охотились. А почему у края системы, а не у границы, так тут пилоты транспортных кораблей еще не пуганные и, по мнению пиратов, есть возможность прихватить их в этих местах. В общем, наши штабные изрядно постарались, и я с ними был согласен, хорошая идея. Тем более информация о нас еще не просочилась и была возможность нанести внезапный удар.

    До базы лететь оставалось примерно полсуток в гипере, или двенадцать дней по космосу. У нас было три дня, поэтому штабом было разработана система прыжков, чтобы за эти три дня проверить двенадцать из ста шестидесяти двух координат, где можно встретить корабли пиратов. И это только в системе Глосия, про Флак мы пока не думали, да и озоруют там не так как в промышленной Глосии.

    Столовая была полна, народ готовился к выходу. Слышались соленые шуточки, веселый смех. Иногда мелькали задумчивые лица, или напряженные, но таких было мало, да и то в основном у тех, кто был в возрасте. Молодёжь была более пластичной. Пообедав в компании офицеров с летной палубы. Молоденькие и не очень пилоты с интересом поглядывая на меня быстро хватали пищу и спешили занимать свои боевые места. Оставался час до выхода из гипера, о чем извещали висевшие над главным выходом электронные часы.

    Я поел более спокойно, после чего сдав поднос, неторопливо пошагал к левобортному шлюзу под номером три. Там меня ждал техник, что отвечал за корвет и посыльный из штаба. Техник сообщил, что корабль в полном порядке, а посыльный передал кристалл с приказами.

    Приняв у техника корвет, я отпустил посыльного подтвердив получение приказа и задраил створки из шлюзовой корвета. После этого, пока Хоттабыч докладывал о ситуации на корабле я осмотрел несколько коробок с сухпайками что по моей просьбе дополнили съестной припас на корабле. Фиг его знает, что может случиться. Все в кладовку не поместилось, поэтому все шесть коробок и уложили в коридоре, потому что больше было не куда. Все остальное занимает аппаратура. И раньше корвет был не особо большим, хоть и имел экипаж из четырех человек и мог перевозить пленников. Но после установки мощной системы слежения и сканеров, этого жилого пространство стало гораздо меньше.

    Пройдя в рубку, я вставил в гнездо кристалл, и запустил все системы корвета, те которые могли работать в гипере. Остальные пока были в холостом режиме.

    До выхода осталось двадцать минут, поэтому я занялся изучением приказа. По нему мне следовало совершить два около системных прыжка и осмотреть два квадрата на наличие пиратов. В бой мне вступать запрещалось, требовалось вернутся назад и сообщить об обнаружении неприятеля после чего проверять другие квадраты.

    В принципе нормальная разведка. Так и надо, пусть эскадру миноносцы охраняют в ближних тылах, это как раз их работа, а наша со «Стерегущим» дальняя разведка.

    В это время экраны мигнули и появились звезды, тут же Хоттабыч сообщил:

    — Произошла отстыковка от корабля носителя.

    — Да вижу уже, — буркнул я, запуская все системы и быстро отходя от «Ильи» на маневровых. Скоро там должны были врубить щиты.

    Этот квадрат чистого космоса, который так любили пилоты транспортных кораблей для промежуточных прыжков, был пуст. Приборы ничего не обнаружили. Даже старых остовов. Видимо буксиры муниципальных служб, что отвечали за эту систему, знали свое дело туго и давно очистили космос от обломков.

    Отойдя от крейсера, я «осмотрелся» с помощью сканера. Многочисленные маневры и виртуальные игры помогли. Эскадра вышла из гипера одновременно и достаточно компактно. Приветливо мигнув «Петру» огнями я стал разгоняться для прыжка в гипер, по правому борту меня сопровождало звено истребителей с «Ильи», но потом они отвалили в сторону. Чуть дальше тоже самое делал «Стерегущий», только по другой амплитуде, в ту сторону, где у меня пол.

    Ну что ж, вот я кажется снова при деле. Пора заняться боевой работой и очистить системы, куда нас направили для охраны и патрулирования.

    Через минуту звезды рванули мне навстречу и на экранах (кроме главного) наступила темнота.


    Встав и потянувшись, я расправил руки и, сделав пару разминочных движений, широко и сладко зевнул. Потом подумав и улыбнувшись своим мыслям, вышел из рубки в коридор. Лететь до нужного сектора, который я должен осмотреть, всего час, так что времени было полно. Пройдя в коридор, я посмотрел на коробки с сухпайками и стал по одной убирать их в шлюзовую. Освободив пол, присел и потянул за незаметное кольцо, подняв крышку технического люка.

    — Как ты там, не задохнулся?

    — Нормально, командир, — ответил капитан Хорк, и стал выбираться наружу.

    — Ох уж эта секретность, — буркнул я, пока Хорк ставил все на место.

    Думаю, теперь стоит рассказать настоящую суть моего задания, который я с таким трудом выбил для себя. Ну кто еще сможет правильно определить приоритеты при захвате трофеев как ни я? Если по базам то я впереди всех в эскадре. В общем, продавил авторитетом и тем, что владелец эскадры (эх, моим бы парням полгодика минимум на обучение и хрен бы меня отпустили в это свободное плавания, но пока профи моего уровня просто не было).

    Общая версия, которую я поддерживал, было в том, что мне хотелось самому побегать по передовой. Некоторые командиры, не посвященные в суть настоящего дела, отправляли недоуменные рапорты на имя Астахова. По их словам их подчинённые будут вынуждены не заниматься своим обязанностями, а следить за тем, чтобы их нанимателя не постигла трагическая участь, что было вполне оправданно. Те же кто был посвящен только таинственно улыбались, делая каменное лицо когда мимо проходил сотрудник службы безопасности.

    Причины к принятию безопасности и секретности были серьезные. Вполне могла произойти утечка, более того она уже происходила, только в другом случае. Нет, в своих людях я уверен, не подведут и не предадут, они все достаточно мотивированны. Однако секрета в том, что мы отправляемся на не особо далекие окраинные системы, все-таки просочилась на сторону. Муж сказал жене, жена, общаясь по почте сообщила сестре которая жила на ферме с другой стороне планеты. Чуть позже выяснилось, что их сообщение было взломано и прочитано. Добрыня, который держал под контролем сеть района «Зеленый» по просьбе службы безопасности — это обнаружил. Не сразу, но обнаружил. Причем он даже смог ухватить след и след тот вел угадайте куда? На территорию республики Тон. Причем взлом осуществили сборная солянка Искинов, скорее всего собранных именно для этого, для сбора данных в сети по интересующим их системах с определенными кодовыми словами. В общем, пираты скорее всего уже знали что с ними на борьбу отправляется наемники. Вот поэтому были приняты в моем случае беспрецедентные меры по безопасности и секретности.

    Понятное дело моя служба в разведке была фикцией, на само деле проверив два квадрата, что мне дали я должен был на максимальной скорости рвануть к границе. Там на месте пользуясь оборудованием невидимки просочиться через границу и обнаружить базы пиратов, пока моя эскадра в течение трех дней ищет бандитов, после чего пребывает и докладывается в штаб Флота этой системы.

    «Волька» в состав эскадры включён не был и в штате не числился. Это был мой личный корвет. В общем, после обнаружения баз, моя задача вернуться обратно и навести эскадру на них. А так как мы наемники, хоть и на службе, неофициально вполне можем смотаться туда-обратно в республику Тон. По данным флотской разведки, пленные пираты сообщили, что те имеют базы на космических станциях, иногда меняя место базирования (правда одна банда вместо станции имела большой транспорт, превращенный ими в место базирования, но надеюсь, он нам не попадётся). Так вот, меньше двухсот миллионов ни одна станция не стоит, даже самая захудалая из пары модулей, а у пиратов были, поговаривают и устаревшие списанные военные со всеми оборудованиями и ремонтными доками, а так же захваченные шахтерские. А это между прочим ближе к пятьсот, а то и шестьсот миллионов, причем только одна. А баз было несколько. Мы же наемники, трофеи это основная часть прибыли, хоть и при первом найме экипажа на Зории я их в этом прокатил, хоть и выдал премии, но зато сейчас они могут оторваться по полной. Благо у нас целый полк десанта, который вот уже две недели усиленно тренировался в захвате космических станций. Между прочим штурм таких станций очень не простое дело. Мало того что они окружены со всех сторон полями безопасности, (самодвижущиеся мины, артиллерийские и ракетные станции) так они еще имели внутреннюю службу безопасности, причем хорошо вооружённую. Это стандарт.

    Ну ладно, взлом внешнего пояса безопасности это дело эскадры, но вот штурм самой станции — это работа десанта под прикрытием истребителей и штурмовиков. В общем если они нас будут ждать, то потери будут немаленькие, если вообще не отобьются уничтожив десант и прикрытие из москитного флота. Что было вполне реально. В этом то и состояла моя основная работа, не только обнаружить подобную кочующую станцию, но и провести разведку обороны. При этом стараясь себя не обнаружить.

    Я бы мог сам купить станцию, делать на ней деньги вполне можно. Сдавая ангары в аренду, или оказывая услуги по ремонту и заправке. Однако после всех проплат у меня на счетах чуть меньше семиста миллионов кредитов и мне их не хватало. Так что я собирался изрядно подзаработать на этих станциях. Ту, что получше утащим к Глосии для временного базирования эскадры с ремонтными доками, жилыми палубами для персонала и заправочными станциями. Она нам была необходима. Я и так собирался покупать, но узнав цены, особенно для станций, где в док мог зайти «Петр», понял, что у меня только треть суммы. А тут деньги сами лезли мне в руки. После войны мы перевезем станцию к Зории и сделаем ее постоянной базой для эскадры.

    Мне вон, даже левое задание и должность придумали в азарте (хоть мне и нравилось работать в одиночку). А причины для этого были веские, так как я подтвердил эскадре призовые, теперь бойцы имели право на получение призовых денег в случае взятия трофея (сорок процентов от стоимости между прочим). А трофеи из космических станций по деньгам были ненамного меньше чем при захвате планеты класса «А». Большие деньги в общем. Так что мои выкладки и предложения внимательно изучили. В меру сил и знаний усилили и дали добро, (ага, хрен я от таких возможных прибылей откажусь) но очень просили не рисковать. Была бы замена, фиг бы отпустили. А так я один кто реально мог сходить к соседям, все незаметно осмотреть и также тихо вернуться.

    Когда разведка три недели назад сообщила о местах базирования станций, я сразу понял что это шанс и начал лично разрабатывать операцию, потом с получившимися выкладками пошел к Астахову. Но он только обругал меня. Не в том, что идея плохая, это он одобрил после внимательного изучения, а в том, что я сам хочу лезть в это пекло.

    Отговорить меня ни ему, ни тем, кого мы посвятили в суть операции, не удалось, но они смогли навязать мне капитана Хорка, лучшего специалиста по связи и оборудованию обнаружения во всей эскадры. Подстраховались в общем. Потом была составлена легенда и мы начали действовать.

    Правда я тоже подстраховался, сделав своими наследниками маму и сестер. Так что если что случится, мало что изменится. Еще по пребывании на Зории я сделал так, что моё присутствие не требовалось: и район и эскадра могли работать автономно, получая заказы от агентства, куда подавали заявки те, кому требовались наемники, или аренда в районе, домов или помещений.

    Вернувшись в рубку, я вытащил из гнезда кристалл и воткнул на его место уже другой, с настоящим заданием и приблизительными координатами пиратских баз. По сообщению пленных их было шесть, но они бывали только на двух, о других только слышали. Вот по координатам тех двух станций, о которых они знали мы и будем работать.

    Именно поэтому и была такая секретность (работа на пару месяцев) и поэтому были дополнительные запасы еды. На двоих пищевых картриджей могло не хватить.

    А то, что мне нужно было проверить две перспективные системы, так они мне были по пути, чего же не выйти из гипера и не осмотреть их?

    В это время в крохотную рубку втиснулась немаленькая туша Хорка бывшего жителя планеты с двойным тяготением и он начал монтировать пульт оператора слежения.

    — Не буду тебе мешать капитан, пока приготовлю коуфе, — сказал я, выбираясь из пилотского кресла.

    — Было бы не плохо, командир, — улыбнулся тот, принимая у технического дроида, который ползал по потолку, панель пульта.

    Быстро приготовив напиток, я отнес стакан связисту. Он как раз закончил и проверял работоспособность и, попивая горячий напитой в проёме двери, с интересом наблюдал за работой профессионала.

    — Готово, командир, — сообщил тот и сделал большой глоток терпкого напитка.

    — Вот и хорошо, у нас через восемь минут первый выход из гипера.

    — Хорошо, я тогда готовлюсь.

    Помыв посуду, я вернулся на место за минуту до выхода. Хорк уже сидел в кресле в готовности.

    — … и-и-и… вышли! — громко сказал я, когда на экранах появились звезды и корвет начал сбрасывать скорость, окутавшись силовыми щитами защита.

    — Есть контакт, — тут же сообщил Хорк. — На пределе дальности наблюдая идущий параллельным курсом нижним вектором корабль. Провожу индификацию.

    — Выведи картинку мне на экран… Ага, вижу, по какому маршруту он идет.

    Так как оборудование невидимки уже работало, гудя под пультом, я поверил корвет на перехват, нужно было определиться, что это за кораблик.

    — Есть отзыв от Искина, это наш корабль. Транспортник крейсерского класса модели «Пустышь». «Скот», капитан Глосс, порт приписки Глосия согласно общему списку гражданского Флота Империи Антран. Внешняя идентификация — по энергетическим характеристикам двигателя и оптическим данным по корпусу — это подтверждает.

    — А ведь идет он в сторону границы, ты не находишь?

    — А Глосия?

    — Чуть левее, он оставит ее по правому борту. Так, ты его отслеживаешь?

    — Так точно.

    — Когда будет визуальная картинка?

    — Минутку, командир. Сейчас выведу на экран… Готово!

    На большом пилотском экране среди мерцающих звезд появилась темная громада. Так как солнечного света тут не было, он нам казался темной глыбой.

    — Происходит стабилизация и очистка изображения.

    Прямо на глазах на месте темной глыбы стали проявляться корпус с выпуклостями движков и угловатых ракетных контейнеров. Сразу стала понятна и малая скорость и причина неровного движения.

    — Хорошо его потрепало, — удивился Хорк. — Может отбились?

    — Вполне может быть, — согласился я. — Пираты бы стерли Искин или установили свой. А тут вон честно работает индификатор, а их как известно подделать очень трудно. Если только пилота живым взяли и он сдал коды доступа к Искину, однако обычно наемные пилоты их не знают, только владелец.

    — Будем проверять?

    — Нет, ползет он еле-еле, похоже разгонные повреждены да привод гипердвижка перебит, иначе давно бы ушел… Хм, до наших докричаться сможем?

    — Предельная дистанция для этого оборудования. Хотя лучше стоят только на военных.

    — Попробуй. Потом узконаправленным лучом сжатым пакетом отправишь кодовую информацию. Пусть проверят этого подбитого… О, смотри как его закрутило, похоже, еще и движки снесло ему с левого борта… Ага. Вот к нам развернуло, хорошо же его потрепало, похоже, кварковыми пушками работали. Вон края вмятые, от плазменных были бы оплавленные.

    — Есть связь, командир. Правда не устойчивая… Файл с данными отправлены… Есть подтверждение получения кодом «Петра».

    — Хорошо, уходим в следующий квадрат.

    В этот раз мы обследовали новые координаты вполне благополучно, правда, перед тем как уйти в гипер, из него же вышли два транспортника и пассажирский лайнер, после чего снова ушли в прыжок. Мои штабные офицеры оказались правы, эту систему местные пилоты тоже используют для промежуточных прыжков.

    Через минуту мы сами ушли в гипер. Для того чтобы на корвете достичь границы нам потребуется полтора дня. В принципе «Илья» мог бы доставить нас ближе. Но не хотелось бы светиться, мне дали небольшую фору работая с края системы, и эту фору я хотел использовать по полной.


    Эти тридцать семь часов до выхода из гипера у границы, мы предавались безделью. Так как каюта была на корвете всего одна, из соображения секретности, так как я числился тут единственным человеком и членом команды, то Хорк чтобы не стеснять меня, достал из потайного склада где прятался гамак и совершено спокойно подвесил его в коридоре. Пользовались мы одной уборной, так как их больше не было. Остальное было демонтировано при усовершенствовании «Вольки».

    Для разнообразия мы смотрели галофильмы в крохотной гостиной и несли необязательные в гипере дежурства в рубке.

    — До выхода из гипера пятнадцать минут, — сообщил Хоттабыч, вырывая меня из дремоты.

    Разница между Добрыней и Искином «Вольки» была существенной, на корвете стоял хоть и мощный, однако все-таки компьютер. Несмотря на все настройки личности, он не казался живым, в отличие от Добрыни. Мы привыкшие к общению с Искином «Ильи» тяжело привыкали к Хоттабычу. Все-таки разница с Искином восьмого поколения плюс и седьмого была существенной, не было той атмосферы непринужденности, что создавал Искин «Ильи». Но ничего, постепенно мы привыкли к стандартным сообщениям Хоттабыча, хоть он и старался согласно загруженным программам имитировать живое общение.

    Плюхнувшись в кресло пилота, я застегнул ремни, слыша такое же сытое клацанье в соседнем кресле, и активировал все системы.

    — Готов?

    — Да, командир, — кивнул Хорк.

    До выхода осталось несколько минут и чтобы разрядить напряженную обстановку я задал вопрос на нейтральную тему:

    — Капитан, все хотел у тебя спросить. Почему тебя не коснулась предполетное поветрие и никто не затащил тебя в мэрию? Девушка же у тебя есть?

    Это поветрие действительно было. Более двадцати свадеб было сыгранно за эти дни подготовки к вылету на долгую и далекую службу. Да что говорить, если даже Ривз это не миновало. Правда теперь она не Ривз. Не знаю когда и где они успели снюхаться с Серегой, но за два дня до вылета наш старший медик стала Арефьевой. Лианой Арефьевой. Правда, по привычке я продолжал именовать ее Ривз.

    В общем, погуляли мы на свадьбах. Двадцать шесть между прочим бракосочетаний было зарегистрировано в мэрии района «Зеленый». Всем были вручены памятные подарки от меня и от администрации как первым молодоженам.

    — Есть девушка, — согласился капитан. — Только ей еще пятнадцать. Вот выйдет из стен приюта, вот тогда сразу. Я уже и квартиру нам занял в вашем районе. Даже взял кредит из Фонда взаимопомощи и выкупил ее. Четырехкомнатная, с видом на парк, в сто семнадцать тысяч кредитов обошлась. Все деньги ушли, но я не жалею. Месяцев за пять-шесть закрою кредит, потом буду копить на нейросеть и базы для любимой.

    — Это хорошо, что у вас все спланировано. Невеста вот только не слишком молода?

    — Нет, я сразу ее выбрал, когда последний раз посещал приют, да и она на меня глаз положила, как в России говорят. Так что мы уже давно вместе, два года.

    — Понятно. Она кто по специальности?

    — Учиться в группе внешней разведки. Параллельная профессия на координатора фронтовой разведки штаба полка и методы быстрого дознания для полкового разведчика.

    — Хорошая тема, — согласился я, сосредоточившись на управлении, до выхода из гипера осталось чуть меньше минуты.

    — Там не так много классов, а думать и работать она умеет.

    Припомнив один момент, я с подозрением спросил:

    — Ее часом не Илмой зовут?

    — Да, она рассказывала, как вы спасли ее и наставников в бункере банды.

    — К нам согласна устроиться? Хорошая и полезная профессия у нее намечается.

    — До установки нейросети еще два с половиной года, там видно будет, — коротко ответил Хорк, видимо не желая развивать тему или что проще не собираясь подвергать любимую опасности.

    В принципе за время стояния на Зории я заключил контракты еще с более чем восьмьюдесятью рекрутами, не смотря на переполненные штаты. Двадцать три человека от Далтоса, новенькие приютские быстро вошли в жизнь эскадры, остальные ветераны найма. То есть, я брал молодёжь в основном по десантным и разведывательным специальностям, а также ветеранов. Последние прошли множество боев и могли подучить нашу новообразованную эскадру, состоявшую из новичков, уму разуму. Нет, без шуток, я специально нанимал инструкторов в десантные партии, (двадцать ветеранов) еще спецов на летные палубы и в другие службы. Одно дело учиться по базам знаний, другое знать все нюансы службы наемника и тактику офицера Флота. Честно скажу, выучка резко подскочила. Ветераны действительно знали что делать. Были даже двое из спецподразделений, которых мои вербовщики с трудом и за нереальную сумму в контракте перетащили к нам (профи элитных спецподразделений неохотно шли в наемники согласно собственному кодексу). Они инструктора и никогда не пойдут в бой, однако великолепные выучки и опыт пригодился бойцам спецназа и диверсионным подразделениям разведки эскадры. Были у нас и такие. По моим планам ветераны предостерегут нас от ошибок, что делают все молодые наемники и я не прогадал. Не раз инструктора подсказывали в некоторых острых моментах как обойти эти углы на тренировках приближенных к боевым. Вот мне ни когда не пришло бы в голову штурмовать корабль противника через технические туннель для дроида размером двадцать на двадцать сантиметров. Однако ветераны показали, что со спецсредствами это вполне возможно и неожиданно для противника. Таких мелких хитростей в их арсенале знаний было немало и они щедро делились своим опытом.

    Даже Астахов внимательно слушал ветерана-наёмника бывшего капитан тяжелого крейсера шестого поколения и мотал новые знания на ус. И хотя он провел с нами всего пятнадцать дней, щедро делясь опытом, (ему приходилось водить не только крейсер, но и целые эскадры) все его слова и учебу воспринимали со всем вниманием и сосредоточенностью. Жаль только старик из-за преклонного возраста остался на Зории, где доживал последние годы спокойной жизни пенсионера и не мог с нами полететь, однако и того что он нам передал и что не входило в базы знаний, было неплохим, да что уж говорить, огромным подспорьем. Я тоже учился и узнал много нового, в общем, не зря потратился на опытных бойцов ВКС и бывших наемников.


    Мигнув на экране пилотского монитора появились звезды, я слился с кораблем, ощущая его как свое тело и быстро осмотрелся, окутываясь щитами и полем маскировки.

    — Есть сигнатура движения! — воскликнул Хорк, под сигнал тревоги.

    В это же время, подключившись к приборам слежения, и я увидел на передел дальности караван из шести кораблей, что пересекал границу от нас в республику Тон. Смотрели мы на пределе дальности нашего оборудования, а вот для пиратов мы были не видимы, так как вышли из гипера сами, не дойдя до зоны действия пограничной стационарной глушилки гипера.

    — Ах как мы удачно попали! — воскликнул я. — Похоже пираты перегоняют трофеи с отстойника. Они-то нас и выведут на одну из своих баз. Давай мне данные по кораблям.

    — Сделаем, командир.

    Ситуация действительно была интересной. Граница охранялась хорошо, вон даже глушилка гипера была включена, однако пираты избрали свою тактику действия. Находили то место, где оборона была слабая, (пара артиллерийских станций на пределе действия или ракетные комплексы выносились издалека с помощью орудий главного калибра, туннельников у них не было) и перегоняли трофеи. Пограничники только и прилетали, чтобы заделать дыру в границе и по материть пиратов разворачивая новые станции из резерва. За частую даже станций обороны не было, а только диспетчерские модули наблюдения, так что диспетчерам приходилось только скрипеть зубами от бессилия и направлять к месту прорыва ближайший патруль, нисколько не сомневаясь что тот не успеет. Как я уже говорил, граница с республикой была слабая. Не воевали они друг с другом. Да и как воевать? Империя с ее огромными флотами и потенциалом и откровенно банановой республикой у которой всего шесть планет, причем пять сельскохозяйственных и одна покрытая льдом хоть и жили люди на ней совершенно спокойно и без средств защиты. Как ни странно, именно она и была столичной планетой Тон.

    В общем, действовать нужно было молниеносно, однако если я врублю разгонные движки на полную мощность, то сканеры и радары пиратов могут засечь выхлоп. Вряд ли они засекли колебания в пространстве во время нашего выхода из гипера, поэтому пришлось догонять медленно двигавшийся конвой, (два трофея были повреждены) на средней тяге, чтобы не выдать себя и не опоздать. А то мало ли сейчас патрульные крейсера пограничников выйдут из гипера? Разборки с ними мне были не нужны. Да и вмешательства в нашу операцию мне было не нужно.

    — Ну что? — спросил я Хорка, который занимался определением моделей шести кораблей, что мы догоняем. И чего от них можно было ожидать.

    — Мне пришлось работать пассивным сканером и датчиками визуального наблюдения. Расстояние предельное, но мы с Хоттабычем уже закончили с расчетами. Пять кораблей — это несомненно трофеи так как нет сигнала Искинов. Скорее всего, пираты используют свои. А вот шестой корабль это бывший зорийский крейсер пятого поколения модели «Тревор». Видимо корабль сопровождения. Он один к тому же по крейсерскому рангу относиться к восьмому классу. Крепкий орешек, для сопровождения конвоя самое то. У пограничников хоть и новейшие крейсера, но второго или третьего класса, да и летают они парой. Равные соперники, хоть разница в массе велика, но пограничники выигрывают за счет более современных блоков вооружения Искинов и другого оборудования кораблей…

    Догонять нам пиратов, которые уже пересекли незримую черту границы часа два, поэтому я с легкой улыбкой слушал своего оператора по связи и защите, который смог опознать пока только замыкающий крейсер и забалтывал меня, быстро работая над расшифровкой данных по остальным кораблям.

    Наконец он облегченно доложил:

    — Три сухогруза крейсерского класса разных модификаций и фирм производителей, тяжелый контейнеровоз класса «Болиф» серолицих и патрульный фрегат нашего флота. Видимо трофей, видны наспех заделанные следы попаданий на броне.

    — Кто висит на ногах? — спросил я, подкорректировав движение и немного сбрасывая скорость, чтобы корвет летел по инерции. Совсем уж приближаться к пиратам близко не хотелось. У них стоит явно устаревшее оборудование, хотя у крейсера крутилась тарелка вполне современного радара, однако не стоит испытывать судьбу. Будем держаться на пределе от них, сейчас же главное проскочить границу до появления патруля, а там можно и дальше держать их на грани работы сканера.

    — Нас облучили активным сканером! — вдруг воскликнул Хорк. Он в это время бы занят тремя делами разом, переводил мне на главный монитор картинку конвоя, расстояние уже позволяло, работал с оборудованием невидимости, проверяя настройку, усиливая его в носу корвета со стороны пиратов и отслеживая все перемещения противника. — Уф. Это повреждённая станция слежения вдруг активизировалась. Она, похоже, нас не заметила, просто просканировала все, что происходит вокруг.

    Пираты, проходя по этому маршруту снесли огнем орудий два модуля слежения, (один как раз заработал, изрядно напугав нас) и ракетную станцию. От последней вообще остался оплавленный остов после работы плазменных орудий главного калибра.

    Переведя датчики слежения на поврежденный модуль, разглядывая пробоину, я заметил заискрившие блоки внутри. Видимо диспетчер смог как-то дистанционно запустить модуль, однако вряд ли он долго проживет. Повреждения серьезные.

    — Пираты вышли из-под действия глушилки и разгоняются, чтобы уйти в гипер, командир. Я отслеживаю амплитуду, чтобы просчитать координаты выхода.

    — Хорошо, — кивнул я, продолжая наблюдать за модулем, который немного поработав, застыл, на этот раз видимо уже навсегда, но главное он успел передать картинку диспетчеру. — Надеюсь, они не забьют помехами прыжок.

    — Вряд ли, командир, тяжеловес не даст им этого сделать.

    Мы благополучно пресекли границу следом за пиратами, однако патруля так и не дождались, разгоняясь для прыжка по высчитанным координатам. Перед самым уходом в гипер, вдруг появился старый республиканский патрульный корвет, который стал сенсорами рассматривать место проводки конвоя. Что было дальше мы не видели, так как прыгнули на полтора часа в гипер, забив канал помехами, чтобы нас невозможно было отследить.

    Как оказалось, конвой прыгнул не так и далеко, видимо база пиратов действительно находилась где-то рядом. Сверившись с теми координатами, что у нас были, я понял, что про эту базу нам не известно. Это хорошо, меньше работы по поиску.

    — Интересно, как пираты смогли уничтожить ракетную станцию, если дальность ракет в два раза превышает дальность выстрела главного калибра крейсера? — откинувшись на спинку кресла, когда мы ушли в гипер, спросил Хорк.

    Капитан отвечал больше за системы связи и другое оборудование слежения и частично защиты и таких моментов действительно не знал. Подумав я пояснил:

    — Да это довольно просто. Наверняка пираты силами легкого флота провели разведку, наметив пару мест для прорыва. Вот в одном из таких легких мест и прошел конвой. Более чем уверен, пограничники усилят посты и вооружение в этом квадрате границы. Этот квадрат охраняют артиллерийская и три ракетных станции, а также два модуля наблюдения, правда одну станцию и модули уничтожили, не дотянувшись до остальных… Глушилка находиться в другом месте и уничтожить ее вряд ли удастся. Слишком хорошо защищена… Так, я кажется отвлекся. В общем как действовали пираты? По моему мнению, довольно просто и без затей. Как известно перед выходом из гипера корабль попадает в так называемую «прихожую».

    — Это как это? — удивленно спросил Хорк, с интересом слушая меня. Времени до выхода было с избытком, поэтому рассказывал я обстоятельно и не торопясь.

    — Как бы это объяснить? В общем, корабль выходит из гипера, но еще не вышел, вот на пилотском лексиконе это и называют «прихожей». Чтобы проще объяснить приведу в примере. Ты находишься в прихожей и тебе нужно выйти на улицу. Но вдруг за дверью находятся бандиты с дубинкой наготове или с крыши вот-вот упадет сосулька, так и тут, в этой «прихожей» есть возможность глазка, чтобы можно было посмотреть место выхода, вдруг там корабль на пересечении курса, или ожидают пираты. Обычно за этим наблюдает Искин, проверяя пространство на месте выхода и дает добро. После этого корабль выходит в чистый космос и на его пути не встречаются ни астероиды, ни планеты, ни другие объекты.

    — У меня есть изученные базы пилота малого корабля, там про это ничего нет.

    — Это есть в базах «Тактик» и «Флот» после четвертого ранга.

    — Значит, пираты воспользовались «прихожей» и уничтожили станцию, что им мешала?

    — Другого ответа у меня нет. Крейсером нереально ее снести, та бы уничтожила его еще задолго до сближения, так что это единственная версия. Скорее всего пилот крейсера отключил автоматическую проверку перед выходом из гипера и сам определил место выхода сделав так чтобы это случилось прямо рядом со станцией и при выходе огнем из орудий главного калибра уничтожил ее. При должной сноровке и с опытной командой — это возможно. Потом скорее всего спустя некоторое время из гипера вышел конвой и стал пересекать границу, в этот момент мы их и засекли. Операция проведена неплохо, таким можно гордится.

    — Место удобное подобрано, соседние станции их достать не могут, дальности не хватает, а если и хватает, то противоракеты крейсера перехватят их, — задумчиво проговорил Хорк, но потом встряхнулся. — Нур, но как он мог выйти из гипера у станции, если его должно было выкинуть глушилкой в чистый космос гораздо раньше?!

    — У глушилки два этапа воздействия. Первый он связывается с Искином корабля и тот принудительно выводит его в открытый космос. Как ты понимаешь это для кораблей Империи. Второй способ как раз против пиратов, так как это принудительное отключение гипердвижка. Его невозможно экранировать, поэтому корабль выкинет из гипера в любом случае, если даже Искин не отвечает. В этом случае идет сигнал и диспетчер отправляет к месту выхода патруль для досмотра подозрительного корабля.

    — Однако пират как-то смог преодолеть воздействие глушилки.

    — Это так. Однако я уже говорил, что пилот пиратского крейсера перешел на ручное управление «прихожей» и смог до конца вести корабль пока его не выкинуло у станции заблокировав гипер движок. Рассчитано было все ювелирно. Именно поэтому и выбрали это место для прорыва, так как станция находилась дальше всех остальных от границы и он смог до нее дотянуть. Наши пограничники тоже не лаптем щи хлебают и наверняка уплотняют оборону, убирая вот такие карманы.

    — А если такие вот легкие места закончатся? Что пираты будут делать?

    — Будут прорываться и терять корабли. Хотя у них тяжеловес-дестроер есть и для него защита границы тьфу. Даже линкор спокойно прорвет ее. Это не Фронтир, не та система безопасности.

    — Жаль, другие станции не дотягивали до места прорыва.

    — Думаю, диспетчер пограничников тоже понял бессмысленность этого дела и не стал атаковать… Кстати, отличная идея. Попробую ка я использовать пиратский способ, вдруг мы выйдем из гипера прямо у станции, а так мы можем определиться где находимся и выйти из гипера за дальностью сканеров и радаров.

    — Это трудно?

    — Пилотские базы должны быть выучены не менее пятого ранга. Трудно, у меня одна база в четвертом, но ничего, попробуем.

    — Значит, у пиратов пилот профессионал, раз смог провернуть такой сложный фокус.

    — Это да, не стоит их считать слабаками и дикарями, — согласился я, работая пультом отключая и перенастраивая некоторые функции. До выхода из гипера осталось буквально несколько минут. — Ну что капитан, похоже начинается наша работа для которой мы тут и оказались? А?

    — Похоже так, командир, — спокойно согласился Хорк, приготавливаясь к выходу.

    Работа с «прихожей» стало немалым испытанием для меня. Наверное не стоит и говорить, что работать пришлось в «слиянии», молниеносно пустив на это все свои интеллектуальные ресурсы. Даже время казалось, остановилось, когда я вошел в этот режим.

    Одного взгляда хватило чтобы определиться с обстановкой в открытом космосе и подобрать место для выхода так чтобы нас не могли засечь. Надо было все-таки выйти в соседней системе и осторожно подкрасться на разгонных, однако мы опасались, что конвой мог уйти в следующий прыжок и ищи его свищи, а так мы могли успеть и засечь координаты следующего прыжка.

    Однако мы попали куда надо. А то, что мощная система обнаружения космической станции, что висела не так далеко, это могла засечь без труда я нисколько не сомневался, поэтому и решил выйти из зоны слежения. Тут использовались те же диспетчерские модули наблюдения, хаотично разбросанные вокруг станции. Уж они-то точно засекут выход из гипер корабля, даже если он находится в режиме маскировки. Поэтому пришлось тянуть дальше, чтобы выйти из гипера с краю астероидного поля, у большого планетоида от которого веяло высокой радиацией. Думаю, излучение планеты скроет от сканеров станции наш выход.

    Все это произошло мгновенно, и наблюдение и принятие решения. Хорк так ничего и не заметил, как мы оказались в открытом космосе, отчаянно уворачиваясь от обломков породы астероидного поля и закрываясь щитами и полем невидимости. Поле было не целостным, так что камни вокруг встречались. Мы, снижая скорость, все ближе приближались к астероидной стене, где я собирался укрыться.

    — Что случилось? Почему здесь? — быстро спросил капитан, работая с оборудованием, перенацеливая его на станцию и конвой что встречали охранные корабли, оставшиеся за нашей кормой. Излучение планеты мешало, внося помехи, но Хорк быстро справился с ними, убрав их.

    — Уф, — выдохнул я. — Теперь понятно, почему флотские не любят пользоваться этим способом. В теории все понятно и легко, но в действительности… Еще бы немного и грабанулись.

    Я весь был покрыт потом, с которым уже начало справляться термобелье и комбез. Вроде и работал мгновение, но тело среагировало на внештатную ситуацию моментально. Ладно, хоть только потом и скачком выработки адреналина, которое сейчас гасилось аптечкой кресла.

    — Не лучшее место для выхода из гипера, командир, — «осмотревшись» пробормотал Хорк.

    — Как раз лучше не было. Или влетаем в минное поле или к станции под ее пушки или сюда, чтобы планетоид скрыл своим излучением наш выход. Что-то тут больно много кораблей охранения оказалось, аж четыре штуки. Причем переделанных транспортников в рейдеры я не заметил. Вполне современные фрегаты да корветы. Даже кажется седьмого поколения.

    — Пять, еще один пришвартован к станции.

    Когда я сбросил скорость до приемлемого уровня то играя щитами распределяя нагрузку полез в астероидное поле, старясь забраться за один из огромных кусков. Ничего, спрячемся за него, выставим антенну и другие следящие устройства и будет наблюдать за станцией. Я не был шахтером и у меня не было универсальных пилотских баз для движения среди астероидов. Поэтому пришлось подключить все свое умение и удачу, чтобы протиснуться к нужному объекту. Пару раз нас изрядно тряхнуло, причем так, что что-то с дребезжанием упало в гостиной, но до места мы все же почти добрались, хоть и с поврежденным эммитером на левой скуле.

    Очень хорошее место для наблюдения и разведки нам попалось, но в этот раз Хорк был прав. Вышли мы из гипера на грани фола. Моли бы влипнуть в один из астероидов, даже щит бы не спас.

    Наконец я приблизился к нужному астероиду, аккуратно пройдя между соседними, опасливо поглядывая на них, вдруг придут в движение и сомнут нас и, стабилизировавшись, откинулся на спинку кресла. Все, дальше работа Хорка, я его доставил к месту наблюдения осталось только отслеживать все движения и вскрывать систему обороны станции. Фактически я исполнял работу извозчика, теперь же моя работа закончилась, пусть Хорк трудиться. А я немного отдохну приходя в себя от отпускавшего меня напряжения и отправлю технического дроида заменить горелый эммитер, который не выдержал скачка энергии, когда щит задел краем астероид.

    Потянувшись, я спросил:

    — Коуфе хочешь?

    Так как моя работа закончилась и свое дело я сделал, а капитан наоборот только приступил к своей работе, то он с трудом отвлекаясь от экрана монитора заторможено посмотрел на меня, но потом его глаза приняли осмысленное выражение и Хорк кивнул.

    — Было бы не плохо, командир.

    — Нас заметили? — спросил я, отстегиваясь и вставая.

    — Точно нет, тревоги не наблюдаю. Принимают подошедший караван. Все тихо. Суета только у трофеев. Крейсер сопровождения стыкуется со станцией.

    — Через пятнадцать минут я хочу услышать доклад-рапорт по этому квадрату, станции и пиратам.

    — Хорошо, командир.

    Хорк снова уткнулся в монитор, а я, сходив в туалет, всё-таки пять часов просидел неподвижно и немного размявшись, стал заваривать крепкий тонизирующий напиток. Подняв с пола упавшую миску для фруктов, убрал ее обратно во встроенный шкаф. Мусор на полу, то, что высыпалось из миски, (мюсли) уберет дроид-уборщик.

    Вернувшись в рубку, подал капитану стакан с напитком и, облокотившись на свое кресло спросил:

    — Закончил?

    — Да, но для общей картинки нужно выпустить два разведзонда сюда и сюда, — указал мне Хорк координаты на голокарте системы, где укрылись пираты. Яркими зелеными точками на карте вспыхнули указанные координаты.

    — Не засветимся?

    — Нет, их с этой стороны астроидное поле защищает и диспетчерских модулей почти нет, а те, которые есть обойдем, я составлю маршрут для зондов.

    — Хорошо. Давай доклад по станции и пиратам, а то я их только мельком осмотрел на выходе.

    — Этот квадрат фактически идеально подходит для скрытой базы. С трех сторон его укрывает астероидное трудно проходимое поле и планетоид с его губительной радиацией, с другой стороны минные поля, ракетные и артиллерийские станции. Там же в безопасном проходе отключенного минного сектора находятся два патрульных корабля… В этом то и проблема, — чуть помедлив сообщил Хорк.

    — В смысле? — не понял я.

    — Я смог уловить отклики с корвета и фрегата. Это патрульные корабли.

    — Нуда, патрульные корабли пиратов, — медленно ответил я, хотя начиная догадываться о чем говорит капитан. Задница так и засвербела, предчувствуя неприятности.

    — Не пиратов, командир. Это военный Флот республики Тон. Станция тоже ихняя висит на балансе, — добил меня Хорк. — Это действующие флотские, командир.

    Я чуть ли не сел там, где стоял. Плюхнувшись в кресло и поставив стакан на панель управления, потер обеими ладонями лицо, приходя в себя.

    — Ты уверен?

    — Флотские эмблемы на всех охранных кораблях, даже на самой станции есть эмблема Шестой эскадры Флота Республики Тон. Отсветы кодовых переговоров, стандартные протоколы Искинов. Это точно действующие военные, командир.

    — Охренеть… Протокол ведётся?

    — Так точно, с момента расставания с нашей эскадрой.

    — Хорошо… Так, давай проанализируем. Республика эта из себя ничего не представляет. Обычное дерьмократическое образование. Флот из полутора тысяч кораблей, состоящий из шестнадцати эскадр и отдельное формирование пограничной стражи. Для нашей Империи они на один зуб, на что они надеются?.. Хотя… — я задумался. — Используют они старые трофейные корабли, то есть не афишируют своего присутствия. Более чем уверен, что и летают на этой восстановленной рухляди действующие офицеры и хорошо сработанные команды.

    — Думаете, правительство республики не знает о том, что тут твориться?

    — Некоторые высокопоставленные офицеры или чиновники которые прикрывают эту шарашку, более чем уверен знают. Нет, эти люди работают под прикрытием… Ха! Я теперь знаю, кто скрывается под знаменем «Верега» самой крупной пиратской группировки и почему их так долго не могли уничтожить.

    — Вот черт, — ошарашенно пробормотал Хорк. — Да, теперь все сходиться. Многое проясняется, включая то, почему о них так мало знают пираты других кланов и откуда у них дестроер. Наверняка во флотском отстойнике стоял. Взяли на время, потом вернут и все шито-рыто.

    — Возможно, — согласился я. — Однако для этого у них должна быть очень мохнатая и влиятельная лапа в верхах.

    До меня первого дошло, что наскоком теперь тут действовать нельзя. Вздохнув, я сердито стукнул по подлокотнику.

    — Вот попали!

    — В чем дело командир? — насторожился мой напарник.

    — Есть некоторые проблемы. Правда, разрешимые, однако все-таки в некотором роде идущие в разрез законодательству. Мы наемники и будучи на службе можем уничтожать пиратов, даже если они находятся в соседних государствах. Однако в данном случае это к нам не относиться, так как пираты действующие военные Республики, пользующиеся тем, что идет война и наша граница ослаблена, для собственной наживы. А это уже политика.

    — Могут проблемы от наших политиков и военных? — догадался Хорк.

    — Да. Если мы их не предупредим и разразиться скандал, а он наверняка будет, то получиться очень не хорошая история и нас наверняка могут сделают крайними, если мы конечно не вернемся с доказательствами и уликами. В общем, нужно подстраховаться и уведомить министерство внешних отношений, Астахова, СБ и старшего офицера Флота, что отвечает за системы, где бесчинствуют пираты. Наверняка он пожелает со своими людьми поучаствовать в уничтожении базы. Это нам только на руку, мы будем в тени. Правда мы лишимся большей части трофеев, однако полностью закроемся от недовольства министров и Императора. Думаю выйти на прямую на министров через принца, так получиться и быстрее и будут знать меньше людей. Что хорошо для сохранения тайны.

    — Ясно, командир, это действительно хорошая идея.

    — Надо еще примерно прикинуть план действий… — задумчиво пробормотал я, потом встряхнулся и скомандовал. — Значит так, капитан. Будем сидеть тут недели две, изучая распорядок местных служб, и системы охраны. Флотским это при штурме пригодиться, а потом пройдемся по остальным объектам. Если этого трофея нас лишат на сто процентов, то другие мы отдавать не будем. Давай работай, я если что у себя в каюте.

    — Хорошо, командир.

    Хорк остался в рубке, поужинает он чуть позже, а я после душа, завалившись на кровать, стал размышлять и составлять план как все это преподнести Маллику. Более чем уверен, он изрядно разозлится крысятничеству соседей, и пробьет участие моей эскадры в операции. Флотские возможно не будут использовать свои корабли, а воспользуются нашими. Если что, они тут ни причём, мол, наемники бесчинствуют. Нам это по барабану, главное, чтобы в верхах нас прикрыли, а уж мы тут повеселимся.

    Через час, закончив разрабатывать план и убрав мелкие шероховатости, снова в уме переиграл его и направился в рубку. Хорк уже должен был составить план этого квадрата, где находиться станция, корабли и отстойник с трофеями. То, что местные занимаются промыслом давно было ясно по двум десяткам полностью обобранных корабельных остовах, которые видимо, посчитали слишком затратным для восстановления.

    В Республике Тон корабли стоили гораздо дороже чем у нас. Это не наша Империя с ее множеством верфей и Фронтиром где можно бесплатно найти корабль на местах боев, это конечно опасно, но возможно. Ничего этого в Республике конечно не было, (границ с Фронтиром у нее не было) поэтому стоимость кораблей тут была на порядок больше. Понятное дело местные пираты делали большие деньги не только на грузах трофеев, но и на самих кораблях. В общем, прибыльный бизнес, не удивительно, что местные на него соблазнились.

    — Давай доклад по пиратам, — велел я Хорку, когда протиснулся к своему креслу.

    — Хорошо… — на секунду завис капитан, явно мысленно составляя план доклада. — Станция, устаревшая на два поколения, бывшая наша военная «Триз-семь» в нестандартной комплектации.

    — Да я вижу шесть дополнительных модулей секций, — согласился я, разглядывая картинку станции.

    — Это так. Не родное два средних дока модели «Лус» от космической станции «Триз-два», три складских модуля тоже от «двойки» и заправочная секция модели «Стом» применяемая на транзитных гражданских станциях. Видимо местные используют доки для ремонта или разборки трофейных кораблей, а на складах хранят захваченные грузы. В данный момент у одного из складов стоит «Болиф» и происходит разгрузка и частичная загрузка. Станция полностью комплектна по вооружению согласно стандарту Флота, это и навесное вооружение и поля безопасности. В данные момент к станции пришвартованы два фрегата приписанных к Шестой эскадре и крейсер сопровождения каравана. Остальные патрулируют. Захваченные корабли отведены на стоянку, только наш фрегат был заведен в док, второй похоже тоже занят каким-то кораблем…

    — Почему вы так решили? — перебив капитана, спросил я.

    — Этот док был ближе. Однако фрегат буксиром протащили мимо и завели в дальний док.

    — Ясно, продолжайте, — велел я.

    — В данный момент проводится пассивный мониторинг системы, чтобы выявить систему обороны и выяснить коды доступа для прохода через минное поле и автоматические ракетные станции.

    — Коды не требуются. Наверняка их меняют раз в сутки. Стандартная процедура.

    — Так точно, но возможно выявить закономерность.

    — Хорошо. Это все или есть еще что?

    — На данный момент все, как я уже говорил, командир, требуется запуск зондов, чтобы я «видел» всю систему.

    — Хорошо, сейчас этим и займёмся.

    Пристегнувшись, я активировал пусковую шахту, (она у нас была одна) и пока дроид закладывал в нее специализированный зонд-слежения, я провел все расчеты, и мы с Хорком проверили их. Капитан одобрительно кивнул и мы выстрелили первый зонд, через минуту произошел пуск второго зонда. Правда, уже в противоположную сторону. Оба зонда по краю астероидного поля должны были осторожно подобраться к минным полям и замереть там, после чего узконаправленным лучом выйти на связь с корветом. Зарядки батарей должно было хватить на месяц, так что нам хватит. Жаль только что забрать их не получиться. Если только позже, когда флотские поработают тут. Эти зонды были дорогие, по пятьдесят китов каждая, не простые картографа или ретрансляторы, а узкой направленности, поступающие только во флотскую разведку и СБ. Хорошо что после того как они морально устарели я приобрел их на складах флотского резерва, где они лежали не одно десятилетие. Повезло. В свободно продаже их не было, если только «мусорщики» с выработанным ресурсом откопали на Фронтире. Да и то не факт. А тут новье достали, как я уже говорил. Повезло.

    После того как зонды ушли и Хорк стал проверять и настраивать связь с ними я пока готовился обед, вывел на броню технического дроида и поменял эммитер, после чего позвал Хорка ужинать. Ничего он и через нейросеть сможет из кают-компании отслеживать все, что творилось в системе. Я в принципе тоже это мог делать, но на фига если у меня есть специально подготовленный для этого офицер. Ему за это деньги платят, вот и пусть работает, а я если возникнет внештатная ситуация отреагирую на нее бодрым и отдохнувшим.


    В общем, следующие десять дней мы предавались безделью отслеживая все телодвижения военных и ожидай когда, наконец, появиться дестроер. Однако за две недели мы дождались только ухода каравана из восьми кораблей с захваченными грузами в сторону одной из республиканских планет, (причем сопровождал его военный фрегат местной базы) и появления трех старых и военных кораблей, (только один из них бывший военный транспортник переделанный в рейдер) вышедших из гипера со стороны границы. Что привлекло в них наше внимание, это круглое отверстие в корпусе рейдера-транспортника. Это был результат выстрела туннельника. А так как в зоне действия нашей эскадры такие пушки стояли только на «Петре» и на «Илье», (у флотских тут не было таких мощных кораблей) стало понятно, что наши уже открыли счет, повстречавшись с пиратами.

    — Думаю пора сворачивать наш пост и пробежаться по остальным координатам. Все что можно мы тут выяснили и записали на кристаллах памяти, — сказал я, наблюдая, как рейдер заводят в пустой док. — Дестроер мы тут не дождемся, думаю, он в отстойнике рядом с границей. Смысла перегонять его сюда — нет.

    — В принципе мы полностью обследовали систему и нанесли на карту все минные поля и станции непосредственно защиты. Нам тут делать больше нечего, — согласился Хорк.

    В это время сработала пушка станции и в сторону планетоида полетела капсула с отходами жизнедеятельности. Она стреляла раз в три дня, поэтому мы не удивились, только внимательно проследили, как капсула улетела по назначению.

    За эти десять дней мы уже смогли разработать план скрытого ухода. Через астероидное поле нереально, опытный шахтер еще бы пролез, но не мы. Щиты спроектированы для другого, там была существенная разница. В общем, по плану я решил уйти в гипер через планетоид. То есть уйти за него и, разогнавшись, используя гравитацию крохотной планеты и уйти в гипер. Решение на грани фола, но так нас точно никто не засечет. Местные вояки конечно держали за планетоидом в мертвой зоне три диспетчерских модуля наблюдения, однако губительная радиация сказалась, они были мертвы, не выдержав со временем губительного излучения. А менять их никто не стал, вполне возможно ресурсов не хватало.

    Осторожно выведя корвет из-за астероида, я немого углубился в астероидное поле, оно тут было неплотное и просветы были достаточно широки, чтобы мог протиснуться корвет, и двинулись к планетоиду. На это ушло почти пять часов нервотрепки и потери шести эммитеров, (ну не шахтер я!) однако мы смогли сделать то что планировали. Разогнавшись, я увел корвет в гипер. Следующие координаты были одной из баз, что были добыты у пленных пиратов.

    По идее те должны были сменить место стоянки, но если там творится раздолбайство в руководстве, как утверждали пленные, то старая бывшая шахтерская космическая станция должна быть на месте. Все-таки удобно, что у станции один владелец-торговец, а пираты у него только арендуют боксы и ремонтные доки. Думаю следователь СБ был прав и станция на месте. Вряд ли им придет в голову поменять ее местоположение. Да и чего бояться, если Флот Империи не сунется к ним без объявления войны, вот и творили что хотели. Но думаю это недолго продлиться. Проверим перспективные системы и домой, а домой мы везли настоящую информационную бомбу.

    — Выход из гипера через четыре часа шестнадцать минут. Как насчет перекусить? — спросил я у Хорка, так как было его дежурство на камбузе. — Я сегодня хочу сушинские дежурные блюда и зарийские сладости на десерт.

    — Сделаем, командир, — кивнул тот и, покинув рубку, направился в кают-компанию.

    Погладив подлокотник, я осмотрел отключённые экраны, потянувшись, встал и направился в жилой модуль корвета. Что-то действительно захотелось есть.


    Следующий объект по известным координатам мы изучали шесть дней. С ними мы не ошиблись, большая пустотная шахтерская станция не совсем устаревшего образца модели «Шахтер-7М» находилась на месте. И судя по большому количество мусора, ничего другого не нашлось, чтобы обозвать все, что бултыхалось вокруг станции, по-другому, станция находиться тут давно.

    За все эти дни изучения мы определили, что защита станции фактически отсутствует. Минные поля не активированы, артиллерийских станций нет совсем, только три десятка ракетных и диспетчерских модулей на важных направлениях. В общем, захватить эту базу будет не трудно даже силами пары кораблей и двух рот десанта.

    Мелкая проблема была только в том что эта станция пиратам не принадлежала, владельцем был вольный торговец Республики Тон, однако за эти шесть дней мы были свидетелями как сюда доставлялись трофеи захваченные в нашей Империи. Ну а так как мы вели запись, то наши полномочность при захвате были сто процентные. Не фиг снабжать и помогать пиратам.

    После этого мы прыгнули по следующим координатам, однако, там нас ожидала не удача. В этом месте должна быть база клана «Шнег», причем у них не было собственной станции и они пользовались несколькими скрепленными вместе кораблями транспортниками и одним лайнером, все они были захвачены у нас в разные колониальные войны за ресурсы пользуясь ослаблением границы. Сейчас же сканеры видели пустую систему и кучи мусора плавающие на месте бывшего нахождения базы.

    — Передислоцировались, командир. Видимо связали пропажу своего корабля и решили подстраховаться, — сказал Хорк, после того как мы в течение двух часов изучали и проводили разведку системы.

    — Да. Похоже так. Кроме мусора ничего, все подчистили. Вон только корпуса двух кораблей. Ни систем слежения, ничего. Больше нам тут делать нечего проверим последние координаты добытые Добрыней и назад.

    — Хорошо, командир.

    Рассчитав новые координаты, мы ушли в гипер почти на два дня. Последние координаты, что у нас остались, находились в системе шести больших планет Республики. Именно оттуда шел сигнал десятка совмещенных Искинов что интересовалась моей эскадрой в Галосети.

    Вышли мы осторожно с краю системы, пользоваться «прихожей» я опасался, мне хватило прошлого раза. После выхода сбрасывая скорость и окутываясь полями защиты и невидимости, мы сразу же стали «осматриваться» пассивными сканерами.

    — Чисто, — сообщил через минуту Хорк. — Не обнаружено угрозы и искусственных объектов.

    — Значит тут безопасно. Хорошо. Входим в систему и изучаем ее. Должно что-то тут быть, нюхом чую.

    — Фиксирую только шестнадцать планетодилов, шесть планет, восемь спутников, небольшое явно выработанное шахтерами астероидное поле и все. Сканеры и радары в пассивном режиме пока ничего не видят, — продолжая работать оборудованием, сообщил капитан.

    Пользовались мы все так же пассивными сканерами. Это были хоть и мощные в своем классе сканеры, но все-таки с активными следящими устройствами ни шли ни в какое сравнение. Были бы мы в составе флота, просветили бы системы активными сканерами и двинули дальше. Сейчас же только пассивные с сохранением режима невидимости. О нас тут не должны были знать. Пользуясь тем, что оборудование на «Вольке» почти все восьмого поколения, то есть соперников у нас не было. Если только какой корабль приблизиться достаточно близко чтобы его датчики и сканеры могли нас засечь, а так мы были хорошо укрыты полем невидимости. Нас можно было обнаружить только визуально, но никак не с помощью приборов.

    На медленной скорости, буквально крадясь на цыпочках мы направились к ближайшей планете обходя астероидное поле.

    — Есть облучение активным сканером! — вдруг закричал Хорк под звук ревуна тревоги, и почти сразу последовал доклад. — Диспетчерские модули в режиме маскировки!.. Ракетная атака!.. Девятое поколение. Откуда они тут?!

    Я же в этом время матерясь шел в противозенитном маневре сбрасывая обманки и выпуская противоракеты. Вот и получили мы по носу. Наше самомнение было опущено ниже плинтуса. Ага, как же: самые крутые мы тут, и хорошо оснащенные. Всегда найдётся болт с левой закруткой. Вот, похоже, нам такой и достался.

    — Уходим, курс… — командовал Хорк, так как он «видел» систему лучше меня. — От третьей планеты идет шифрованный сигнал, нужно отследить от кого и кому. Потом можно уходить.

    Мне ничего не сталось делать, как последовать приказу капитана, сейчас он был главный в этот момент, будучи моими «глазами» в системе.

    — От астероидного поля вижу три борта. Два корвета класса рейдер и… Бомбардировщик?!

    Казалось, Хорк не мог поверить своим глазам.

    — Какой на хрен бомбардировщик в космосе?! — рявкнул я, продолжая в «слиянии» управлять кораблем, хотя из опасной зоны уже вышел. Ни одна из ракет до нас не добралась, отбитые ПКО корвета. — Это зарийский перехватчик. Хрен мы от него уйдем. Он хоть и седьмого поколения, но у него движки втрое да пушка главного калибра. Готовься, уходим в гипер… Черт, гипер блокирован! Давай маршрут для ухода.

    — Есть! Курс… Харишми! — ругнулся Хорк. — С планеты наблюдаю старт двадцати перехватчиков класса атмосфера-космос.

    — Кто?! — спросил я более спокойным тоном, выходя из «слияния». Долго я в ней находиться не мог, а в дальнейшем она нам еще пригодиться, не стоит работать на пределе, затрачивая все ресурсы, нужно что-то оставить на будущее.

    — «Луци» — пятое поколение. Антарской постройки.

    — Для нас и они противники, но думаю, их отправили только на добивание или перехват. Главная работа для корветов и зарийского перехватчика.

    Мы ушли за первую планету, уходя за спутник, причем так чтобы планета закрывала нас от корветов и вырвавшегося вперед перехватчика, а спутник от перехватчиков планетарного базирования.

    — Что будем делать командир? У пиратов сверхмощная система глушения она покрывает всю систему. Судя по сигналу это наша пограничная глушилка. Видимо они захватили и перетащили ее сюда. Перепрограммировав.

    — Капитан, тебе не кажется что тут все как-то четко?

    Вопрос я задал больше, чтобы потянуть время, так как искал выход из этой западни.

    — Согласен командир, на пиратов такие четкие действия никак не похоже. Думаю это тайная база «Верега» и всем тут крутят местные военные из Шестой эскадры… Командир, еще минут десять и они выйдут на прямой выстрел.

    — Знаю! — хмуро сказал я, будучи в судорожном поиске выхода из этой безвыходной ситуации.

    Идея пришла мне, когда я бросил взгляд на пилотский пункт, вернее на отдельное, самодельное меню. Решение было на грани фола. Но это был единственный выход из этой ситуации.

    — Рассчитай безопасный курс сближения с третьей планетой и возможность аварийной посадки на ее поверхность. «Луцов» мы обойдем с другой стороны спутника, надеюсь они не разделяться.

    — Но… — начал было Хорк, но тут до него дошло. — Понял командир!

    Повеселевший капитан сосредоточенно слился со своей аппаратурой, выдавая мне данные для безопасного приближения к третьей планете, причём так чтобы не встретиться с перехватчиками и кораблями прикрытия.

    Он тоже понял, что наш корвет переделанный, и вполне может произвести посадку на планету, хоть и никогда этого не делал. Что ж, настало время проверить, как сработал Лиммен при его модернизации.

    Корабли противника и перехватчики вряд ли нас видели, система невидимости все еще работала, но видимо их наводили с «земли».

    — … Получил сигнатуру сигнала от астероидного поля. Похоже там укрыта космическая станция с мощным диспетчерским пунктом. Это они нас ведут.

    — Понял. Что на планете?

    — Веду визуальное наблюдение. Вижу шесть жилых куполов… Командир, корветы отстали, однако зарийский перехватчик нас догоняет. Не успеваем.

    — Ничего, успеем, — сосредоточенно управляя удирающим корветом, просипел я. Горло пересохло в стрессовой ситуации.

    Хорк в каждые мгновения ситуации сразу же проецировал на мой монитор новые данные. Так что я был в курсе всех движений противника.

    В чем были неприятны зарийские перехватчики так это тем, что на них стояли туннельные орудия. По одному, да и то шестидесятки, но нам хватит за глаза. Сами перехватчики были похожи на шар серебристого цвета и имели размеры среднего фрегата, однако за счет усиления вооружения были вынуждены отказаться от гипердвижка, его просто некуда было воткнуть, туннельная пушка занимала половину площади корабля, но от этого не стала менее опасной.

    Эти перехватчики использовали как внутрисистемные каботажные корабли охранения, а так же в Империи Зарии десять таких машинок выходили в комплект москитного флота носителей не ниже среднего тоннажа. В общем, очень серьезные и кусачие машинки, поэтому мне и пришлось лететь не на прямую, иначе мне давно бы отстрелили движки, и так уже два раза выстрелы прошли мимо, а идти противозенитным маневром, что заметно снизило манёвренность.

    — Впереди все чисто, все машины противника остались позади. Ход со спутником удался. Было минное поле, но оно осталось по правому борту и под нами… — постоянно докладывал Хорк.

    В это время в нас попали, сбив щит, что для туннельника было не проблемой и рикошетом снаряд ушел в открытый космос. Но перед этим он успел настроить дел, лишив корпус герметичности, (следуя инструкции при выходе из гипера мы сидели в скафандрах, сейчас среагировав на падения давления они сомкнулись, перейдя на полную работу) уничтожив два датчика и повредив радар. Теперь мы не могли наводить ракеты по преследующим нас противникам.

    До третьей планеты осталось совсем немного, мы ушли за один из трех ее спутников, чтобы эта Луна укрыла нас от выстрелов туннельника, перехватчик пристрелялся, и дала возможность увеличить разрыв. Этим я воспользовался во всю, дав гари разгонным движкам и по прямой увеличив разрыв.

    — До планеты осталось минута лета, — сообщил Хорк. Пока я управлял корветом и одновременно дроидом заделывал трещину в разошедшихся бронеплитах. Времени было мало, поэтому я просто запенил ее и вернул дроида обратно.

    — Не успеем, — прохрипел я, заметив, как из-за Луны появляется шарообразный силуэт перехватчика.

    Чтобы уйти от выстрела мне пришлось бросить корвет вниз, в губительное притяжение планеты.

    Корпус начал скрипеть и стонать когда мы по пологой траектории ухнули вниз. Перехватчик от спутника рванул к нам, но было поздно, до поверхности оставалось всего километр, а спуститься он не мог. Единственное что ему оставалось это отслеживать наш полет. Видимо вражеский пилот предполагал что мы набрав скорость уйдем вверх, при должной сноровке это возможно, и ожидал этого, но мы поступили по-другому.

    Активировав ракетную пусковую, я стал искать место для посадки.

    — Есть! — радостно воскликнул я, заметив глубокий разлом в теле планеты направляя «Вольку» туда. Корвет негативно отреагировал на изменение маршрута, заскрипев корпусом. В это время чуть левее как будто взорвалась земля. Но в действительности это был слепой выстрел туннельника. Значит, перехватчик продолжал отслеживать нас с орбиты, изредка не прицельно постреливая. Увернуться мне тут трудно, так что если бы прицелился точнее, наши обломки сейчас катились бы по поверхности безатмосферной планеты. Видимо пиратам не понравилось, что я изменил курс и таким способом он показал, что недоволен.

    — Капитан, держись, — скомандовал я.

    Мне было очень трудно, я бы сказал очень трудно. Но опыт что я сейчас приобретал, был уникальным. То есть, есть пилотские базы, где были знания и умения сажать боты и шаттлы на поверхность планет. Но баз знаний для того чтобы сажать корабль в бою под обстрелом на верность планеты просто не существовало. Не знаю, но почему-то мне пришло в голову, что я на этом могу неплохо заработать на мнемоскопировании. Знаю что не вовремя, но эта мысль никак не пропадала, постоянно сверля мозг.

    По самому полету тоже были трудности, фактически я управлял в полной темноте наобум, сверяясь с датчиками и сканером, Хорк перевел все напрямую мне, став простым пассажиром. Темнота особо не мешала, сканер и датчики все показывали в сером цвете, но разница все-таки была.

    В этой системе отсутствовала атмосферная планета, однако солнце было, купола, которые разглядел Хорк остались на другой, солнечной стороне, мы же падали на темной.

    В общем, как только я скомандовал Хорку, держатся покрепче, взревел ревун, Искин обнаружил, что мы слишком приблизились к поверхности, оставляя за кормой шлейф мелкой пыли, и нырнул в обнаруженную расщелину. Фактически я на пятистах километрах направил корвет вниз притормаживая передними движками.

    Теперь чтобы укрыться от пиратов осталось сделать только одно дело, я выпусти из пусковой ракеты, направив их в стены расщелины. Та была довольно широкой, пятьдесят метров с каждой стороны до бортов, но множественные разрывы, как и предполагалось вызвали фактически лавину падающих камней.

    — Командир, пещера! — воскликнул Хорк, первым заметив грот. От наблюдения нас скрывал огромный столб пыли, поднятый разрывами и лавиной камней, поэтому по нашим предположениям укрылись мы для противника незаметно. Скорее всего он нас уже не видел, сами мы были тоже слепыми кротами.

    Нет, они конечно наверняка направят сюда шаттл или челнок, однако я надеялся к этому времени убраться отсюда. Но я предполагал, а Творец располагал. На «Вольку», когда я маневрировал пытаясь втиснуть корвет в грот, чтобы его не было видно сверху, обрушился огромный камень. Корпусу он повреждений не нанес, однако один движок приказал долго жить, и сканер умер, показывая черный экран.

    От удара нас кинуло на стену и протащило по поверхности, пока корвет не влетел в грот и не замер, содрогнувшись от удара об стену.

    Некоторое время длилась тишина, мы все отходили от всего, что с нами только что случилось. Однако время утекало, поэтому я скомандовал:

    — Хоттабыч. Доклад по повреждениям.

    На меня посыпались жалобы, от которых я мрачнел все больше и больше.

    — Плохи наши дела. Командир? — спросил Хорк. — Не починишь нашего малыша?

    — Корвет ремонтопригоден, — отмахнулся я. — Проблема в другом, один дроид не отзывается, второй ограниченно годен, видимо получил повреждения. Одного маневрового движка мы лишились, два повреждены, две плазменные пушки и все ракетные пусковые в хлам, да в корпусе снова течь, воздух травиться через пену, сейчас побегу заделывать. А самая главная проблема, камень, который на нас обрушился, повезло, что вскользь, по касательной, перегородил выход. Корвет отремонтируем, однако на это понадобиться дня три, не меньше. Ладно, хоть каркас в порядке, выдержал все испытания, да силовая установка в норме. Правда гипердвигатель юстировать придётся, для него такая встряска даром не прошла.

    — Пираты появятся тут часа через три, — задумчиво сказал Хорк, настраивая камеры внешнего обзора на то чтобы видеть грот. — Корветы и перехватчик их не имеют. Значит, пришлют или от космической станции, но оттуда ему добираться часов восемь, или с поселений, что мы видели на этой планете. На это понадобится три часа времени, так что думаю, пошлют именно от поселений.

    — Согласен. Я вот что подумал, камень большой, но перегородил только половину прохода, в общем, могут нас обнаружить. Предлагаю обрушить свод с краю, чтобы он завалил остаток прохода, пока с наружи пыль не осела. Это скроет нас, не будут же они разбирать весь завал камней. Там на месяц работы. Посмотрят, просканируют камни, что у них вряд ли получиться, тут выход железной руды, ну и плюнут.

    — Если профессиональные военные, могут и докопаться. Пригонят дронов и расчистят. Месяц не месяц, но для самоуспокоения вполне могут это сделать. Я бы так и сделал.

    — Надеюсь, они не страдают твоей подозрительностью, капитан.

    С этого борта уцелела только одна плазменная пушка, переведя ее на ручное управление, направил на свод у входа, и тремя выстрелами обрушил свод. Весь грот заполонила пыль, причем так, что даже датчики взвыли и Хоттабыч сообщил что ослеп.

    — Ладно, я побежал устранять течь, пока давление совсем не упало, а ты прикинь, что нужно из ЗИПа чтобы восстановить сканер.

    В скафандре двигаться все-таки мне было не привычно, но я все равно отшлюзовался и вышел наружу с баллоном пены в руках. С помощью встроенного в скафандр ранца поднявшись на броню, нашел место протечке выдаваемая выходящим и замерзающим воздухом и запенил ее. Может, выдавил пены и больше чем надо, дроид бы справился лучше, но зато устранил утечку, что было главным. После этого я направился к дроидам, проверять их состояние. Мне самому чтобы диагностировать поломки понадобится полдня, а с дроидами справлюсь за час, так что лучше отремонтировать их, если это возможно, и начать ремонт.

    Пока я возился на броне корвета, разглядывая сплющенный выход из шахты, где находился дроид, наружу в таком же скафандре выбрался Хорк, и с несколькими приборами в руках направился в сторону обвала. Было бы интересно узнать, что он хочет сделать, но мы хранили радиомолчание. Ничего, потом узнаю.

    Пнув ботинком крышку шахты, изувеченную камнем, я направился к другой шахте, дроид которой ранее отзывался на мой запрос, хоть и выдавал список повреждений.

    Этот дроид потерял два манипулятора из шести, но это ладно, есть запасные, главное была повреждена ходовая. Вот это уже плохо, ЗИПа может и не хватить. Достав дроида из шахты я полуразобрал его и прикинув, что нужно из запчастей спрыгнул с семиметровой высоты, притяжение было тут слабее чем на Земле или Зории, но тяжелее чем на Луне.

    Когда я выходил из корвета с небольшими контейнерами ремкомплекта в руках, то обратил внимание на отблеск на стене от света моего налобного фонарика. Это меня заинтересовало, и я приблизился.

    С улыбкой стукнув по куску руды, я радостно захохотал. Хрен они нас сканерами найдут, железная руда не даст… если у них нет шахтерских сканеров. Тогда нам амбец. Военные же сканеры через эту руду не пробьются.

    Хорк закончив возиться у обвала, шел в сторону корвета разматывая на ходу кабель из бобины. Посмотрев как он работает, (я уже догадался что он делает) и, подхватив ремкомплект снова взлетел на броню. Надо закончить с ремонтом дроида и уже нормально оценить степень повреждений.

    С дроидом я закончил быстро и через сорок минут он сообщил, что на сто процентов функционален. Передав его под управление Хоттабычу, чтобы тот, начав вскрывать вторую шахту с не отвечающим на сигналы дроидом направился к шлюзовой. Всего на корабле было семь дроидов. Два технических внешних, универсальный инженерный в трюме, и четыре внутренних малых технических дроида для работы с тонкой аппаратурой. Последними пользовался Хорк.

    ЗИП для дроидов я оставил на броне, вдруг удастся привести в порядок второго? Спрыгнув вниз и с амортизировав ногами, дождался, когда в шлюзовой откачают воздух, (Хорк зашел внутрь двадцать минут назад) и, пройдя шлюзование, на ходу снимая скафандр, спросил у капитана, которого заметил в проеме рубки:

    — Есть, какие новости?

    — Пока нет, командир, я через крохотный пролом вывел наружу один из пассивных датчиков, пираты вряд ли его засекут, однако картинка пока пустая. Пыль снаружи улеглась, камнепад прекратился… Есть небольшая проблема.

    — В чем дело? — скафандр занял свое место в нише у шлюзовой и я, поглаживая слегка влажные волосы, пришлось попотеть пока работал с дроидом, подошел ближе.

    — Камнепад фактически засыпал выход. Даже если мы разберем мусор у входа, то в ущелье не выберемся. Слишком тесно, а чтобы протиснуться, у нас корпус слишком широк. Вот посмотрите.

    Капитан посторонился и дал мне пройти к своему месту, то есть к пилотскому креслу и оборудованию управления. На главном экране уже была картинка снаружи.

    — Ну все не так опасно как ты думал, — после минутного изучения сказал я. — У нас плазменные пушки на месте. Мы просто расплавим тут все, сделав рукотворное лавовое озеро и взлетим. Нужно прикинуть, как это сделать, шаг в сторону и нас тут завалит. Только нам надо будет убраться как можно быстрее даже если благополучно пробьем проход. Не знаю какие у пиратов системы наблюдения и слежения, но выброс плазмы они наверняка засекут, вот и придётся уходить в прыжок сразу на взлете. Главное чтобы они глушилку врубить не успели, а то опять запрут, а я снова встречаться с зарийским перехватчиком не желаю, и так чудом от него ушли.

    — Ясно, командир. Разрешите продолжить работу и вести наблюдением за ситуацией снаружи?

    — Давай, работай, проведи заодно анализ системы, а то мы не успели, удирая от пиратов. А я пока кораблем займусь.

    — Сделаю, командир.

    Когда я пил коуфе в салоне кают-компании, от Хоттабыча пришло сообщение, что вскрыта заклинившая крышка второй шахты. В данный момент проводиться диагностирование второго дроида. Перехватив управление, я сам провел диагностику и поморщился. Удар пришлось в крышку шахты, а та вминаясь сплющила корпус дроида. Так что его только на запчасти, да и то не всего.

    Теперь у меня остался один технический дроид, который начал точечную диагностику повреждений корвета и один инженерный в трюме. Запустив инженерный, я выяснил, что он в полном порядке, продолжая находиться в страховочных зажимах. После тестирования всех систем инженера, отдал Хоттабычу приказ на откачку из трюма воздуха и вывод многорукой машины наружу, передав ему управление дроидом. Время пока было, поэтому я велел Искину демонтировать все навесное оборудование и вооружение, убирая в трюм. Там я буду его ремонтировать, (вдруг хоть ограниченно смогу восстановить одну из пусковых, запасные ракеты были в наличии) благо ЗИПом был обеспечен интендантами эскадры более чем в два раза.

    Пройдя в свою каюту, Хорк продолжал возиться в рубке, я лег на развернувшуюся кровать и задумался.

    Глупо себя ругать за ту ситуацию, в которую мы попали. Хотя, честно говоря пару раз обозвал себя нехорошими словами, но без особой злобы. Так как прекрасно понимал, что добытые нами сведенья более чем важны. По логике после добычи шокирующих сведений, что к нападениям на наши системы причастны военные соседей мне нужно было быстрее собственного визга вернуться обратно и натравить на соседей правительство. Так-то так, но не так. Мы кто? Мы не военные и это не наша тема. Предупредить правительство можно и даже нужно, но только чтобы прикрыть зад и выбить некоторые блага в оснащении эскадры и покупки, снятых с дежурства как устаревших, флотских кораблей. Это единственное что можно было выбить из наших военных за эту информацию. Мы сейчас конечно на полном гособеспечении, даже я получаю зарплату флаг-майора со всеми положенными в военное время надбавками, однако и о своем кармане нужно подумать. Умные политики, что придумали закон несколько сот лет назад, чтобы привлекать наемников на службу в охране внутренних коммуникаций дружили с головой и понимали, что такую ораву держать в узде очень трудно, поэтому оставили несколько послаблений. Например, пункт семь: о трофеях. То есть все, что захватили то наше и никто это оспорить не сможет. Вот я и планировал сдать официальную базу флотским, а две другие, с пиратами имеющих базу на нескольких скрепленных между собой кораблей и эту, где мы оказались, я решил брать своими силами. Главное смогу ли я. Если оборона куполов на планете активна, то моего полка будет мало, что уж говорить об якобы обнаруженной в астероидах укрытой станции. Если она девятого поколения, на это намекали диспетчерские модули девятого поколения, то даже с «Петром» прорваться к ней будет не просто трудная задача, а фактически невыполнимая. Оборона станции выдержит штурм пяти подобных линкоров.

    То есть мы еще не имеем информации по этой системе и ее обороне. Конечно, Хорк все вел в записи, но анализировать и систематизировать ее, пока было некогда. Это в соседних системах, когда мы работали, Хорк успевал все делать одновременно, но вот во время боя было как-то не до того чтобы определять возможность штурма этой системы силами моей эскадры. Да и без анализа видно, что обломаем мы тут зубки, вот и остаётся, что думать и прикидывать, как это сделать.

    В этой ситуации я напоминал брехливую собаку, повисшую на заднице медведя. Вроде и отпускать надо, опасно, но как же жалко упускать такой жирный и сладкий кусок. В общем, я все еще держался за задницу и пока медведь неуклюже пытался меня отодрать, мысленно прикидывал как переместится на горло.

    Раздумья заняли у меня почти два часа, при этом краем сознания я управлял техническим дроидом, систематизируя повреждения. В общем, похоже, мои предположения были верны. «Волька» пострадал куда серьезней, чем я думал. Из маневровых движков относительно целы и работоспособны только пять, причем один даже с ЗИПом не восстановишь. Все пусковые всмятку. Ну это и понятно, я для этого и избавился от боезапаса отстрелив ракеты когда мы влетели в ущелье. Из шести плазменных пушек целы четыре. Еще одну реально восстановить. Тарелка сканера всмятку, но это ладно, у нас в сложенном виде есть запасная. Радар тоже пострадал, для ракет он уже не нужен, но и плазменными пушками целятся тоже с помощью его, он используется как корректировщик, поэтому однозначно восстанавливаем. Пусковая для зондов тоже получила повреждение. Однако оборудование выдало обнадеживающий отклик, видимо дело только в заклинившей крышке шахты. В рубке от удара было повреждена часть оборудования невидимки. Крепления не выдержали. Сам корпус был цел, но повреждены провода. По прикидкам кроме пусковых и одного из маневровых движков все можно восстановить. Вот только по моим подсчетам на это уйдет до десяти дней. Хотя Хоттабыч утверждал, что дней пятнадцать на это надо, никак не меньше.

    Вот и получалось, что дергаться не следует, подождать, что будут делать пираты, просто ли обследуют лавину или все-таки решатся раскапывать и по этим данным будем работать, потому что для каждой ситуации будет свое решение.

    Потянувшись, я принял душ, поменял белье и вышел в коридор уже в новом комбезе.

    — Отдохнули, командир? — поинтересовался Хорк, сидя в кают-компании и попивая какой-то напиток зеленого цвета. В рубке были видны мельтешения мелких внутренних дроидов. Тех, что не предназначены для работ в открытом космосе. Видимо Хорк управлял ими через нейросеть. Я был в курсе, что он на Зории установил себе специальный имплант для дальнего управления разным оборудованием и техникой. Та же опция «мыслесвязь», которой у его нейросети не было, только чуть мощнее.

    — Можно и так сказать, больше прикидывал наши шансы.

    — И как? Они есть, — слегка напрягся Хорк, но вида не подал.

    — Выход есть в любой ситуации. Как сказал один бедолага, которого проглотил кит: теперь у меня есть два выхода отсюда… Ладно, шутки в сторону. В любой ситуации нам нужен восстановленный для полетов корабль. Сейчас про него такого не скажешь, поэтому сейчас ужинаем… то есть обедаем и принимаемся за работу.

    — Понял, командир. Тогда я начну восстанавливать оборудование в рубке. Список с повреждениями я уже получил от Хоттабыча, заодно проконтролирую, что происходит снаружи.

    — Сколько времени нужно на ремонт?

    — Шесть блоков и восемь модулей выдают мелкие повреждения, нужно разбирать и тестировать. Два дня не меньше, благо ЗИП есть.

    — Успел просмотреть запись сканирования системы?

    — Нет, нур. Не успел. Извините.

    — Ничего, время еще будет… Если нас не обнаружат конечно. Пираты появились?

    — Тень была и отсвет прожектора, но к нам пока никто не спускался.

    — Хорошо. Если что я буду снаружи. Предупредишь при изменении ситуации. Только связью не пользуйся. Мы конечно защищены от сканирования железом в камнях, но отсвет от переговоров может вырваться наружу через пролом. Более чем уверен, снаружи все системы работают на полную мощность в поисках нас.

    — Понял, командир. Тогда я с вами через нейросеть будут общаться в режиме письма. Этот сигнал они никак не уловят.

    — Это нормально. Ну все, начинай заниматься своими делами.

    Оставив капитана фактически разбирать рубку, я сменил картриджи в скафандре и после процедуры шлюзования, (система жизнеобеспечения после устранения пробоины подняла количество воздуха на корабле с восьмидесяти процентов до стандарта) вышел наружу.

    Через час, когда все маневровые движки были сняты и перемещены в трюм, включая уничтоженный, которого нашли валяющимся сплющенным обломком у камня, пришло сообщение от Хорка: они тут.

    Приказав дроиду продолжать демонтаж уничтоженного и повреждённого оборудования с корпуса, включая датчики идущие на замену, я поспешил попасть в корвет и, не снимая скафандр, только откинул шлем, забежал в рубку.

    — Ну что? Что они там делают?

    — Два гражданских челнока и до взвода планетарной пехоты в бронекостюмах территориальных войск. Солдаты прошли цепью, а челноки летают туда-сюда. На носу у каждой навешаны корабельные сканеры. Теперь понятно, командир, почему они задержались на час. Похоже, с перехватчика нас действительно вели до последнего момента, и он передал, что нас засыпало. Пыль скрыла, как мы прячемся и скорее всего этого он действительно не видел.

    Наклонившись вперед чтобы разглядеть картинки на трех мониторах, куда проецировалось изображение с одного датчика, но в разных ракурсах.

    — Челноки нашего производства, — пробормотал я. — Новенькие.

    — Броня и оружие пехоты тоже. Похоже местные давно наживаются на наших линиях. Видимо они взяли транспорт обеспечения тыла Флота, раз у них столько нашей униформы и скафов.

    — Это да. Причем видимо не один транспорт, раз у них наша военная станция, которая никак не могла уйти на сторону, еще не весь Флот перешел на подобные. Значит это трофей, груз одного из транспортов. Жаль флотские предоставили нам списки только гражданских галош, что пропали в этих местах, свои секретят. Было бы больше информации.

    — Так точно, нур. Мы бы тогда не попали в эту ловушку. На счет станции я не уверен, вполне возможно я ошибся и у астероидов укрыт корабль.

    — Какой еще корабль?

    — Дестроер — например.

    — Вряд ли, — после минутного молчания выдал я. — Дестроер старье, а такие диспетчерские модули входят в штатный состав космических станций. «РКГД-семь» насколько я понял их модификацию. Новье. Тем более тушу гиганта мы бы по любому рассмотрели, а в нашем случае явно была работа системы сокрытия. Такие стоят только на станциях последнего поколения.

    — Да похоже. Но как у пиратов могла оказаться такая станция?! Она стоит двести шесть с половиной миллиардов кредитов. Такие конвои водят с прикрытием, и не слабым, надо заметить командир.

    — Знаю, мне это тоже не нравиться. Помнишь, когда мы отправляли запросы в штаб Флота системы Глосия, пришел ответ что положение тяжелое и у них сильные потери в кораблях? Мол, восполнят они не скоро и требуется помощь? Так вот, я думаю, потеряли они корабли как раз при сопровождении конвоя, и этот конвой шел именно в систему Глосия.

    — Вполне может быть, командир, — задумчиво сказал Хорк, что-то обдумывая. — Тогда получается, что у них есть пиратский осведомитель, причем высокого ранга. Раз пираты узнали о конвое с подобным грузом.

    — Ну тут мы гадать можем до скончания веков. Местные тоже не простые работяги, а профессиональные военные, тем более наработавшие опыт в наших тылах. Могли они прослушать переговоры наших флотских?

    — Точно нет, — уверено ответил Хорк. — За этим следят Искины СБ. Только предатель.

    — Ну тебе виднее. Именно в этом ты профессионал. Вернемся и сообщим о наших подозрениях. Странно что местное СБ не чешется, должны же они были получить информацию и делишках соседей. Странно все это. Надо будет поберечься при возвращения… О, снова челнок появился!.. Ха! Пролетел. Наш датчик точно не «увидят»?

    — Точно, командир. Он пассивный. Пнешь, только и разглядишь.

    — Ладно, я две пушки направил на вход, так что если что будем отстреливаться до последнего. Мне в плен не хочется. В живых они свидетелей вряд ли оставляют и тем более обменяют. Дураков у них там нет. Чтобы нас отсюда выковырять им потребуется орбитальная бомбардировка. Челноки или штурмовики, те же «Луцы» мы посшибаем. А эту гору долбить, нужен крейсерский калибр. Туннельник перехватчика тут не катит. Ущелье длинной километров в двести, но тут самое узкой место. «Луц» не спуститься, так что только дроиды или орбиталка.

    — Или дектроер подтянут, — вздохнул Хорк.

    — Ну да, или его. Будем надеяться, что сканер засек работу станции, а не этого малыша. Ладно, я обратно, у меня проблема, повреждено гнездо крепления сканера и подходящие волноводы. Будем надеяться, инженерный дроид сможет выправить его. К тому же надо заняться снятием порождённой брони, заварить пробоину, да и мелкие внутренние повреждения ожидают своей очереди. Включая юстировку гипердвижка и сращивание двух повреждённых энергошин. Мы сейчас на резервных шинах работаем, основные частично повреждены. Кстати, нужно еще разбить вахты по времени. Ты еще часа два понаблюдай за противником. Потом отбой на шесть часов, выспись, я тебя сменю — заодно отдохну. А пока я обратно.

    — Понял. Если что я сразу предупрежу, но активности пока не наблюдаю. Думаю, чуть позже прибудет основная группа, которая и будет тут внимательно все осматриваться.

    Кивком, приняв слова к сведенью, отчего шлем захлопнулся и произошла автоматическая герметизация, я махнул рукой и направился к шлюзовой. Картриджи пока можно не менять, хватит еще на двадцать семь часов, согласно данным выведенным компом скафа на лицевую часть шлема.


    Следующие два дня прошли в изрядном напряжении, однако это не помешало нам фактически разобрать корвет, не нарушая целостность корпуса. Работая как Стахановцы, мы отслеживали все перемещения противника. Нам повезло к концу второго дня, поисковые партии исчезли. Однако военная подозрительность сказалось, (Хорк, гад, сглазил) пираты не стали разбирать завалы, а банально пригнали три боевых охранных дроида, которые летали в десяти метрах от поверхности по ущелью и отслеживали все что шевельнётся. А так как тут шевельнуться могли только мы, было понятно, что наше появление сразу обнаружат.

    — Точно их три? — поинтересовался я, вытирая влажные волосы полотенцем.

    — Визуально наблюдал три дроида модели «Глаз» с разными бортовыми номерами в разные промежутки времени. Видимо патруль по стандартной схеме. Стоит заметить что это современные дроиды охраны тыла применяемые нашими войсками и в продаже их нет.

    — Да это понятно, тоже из трофеев. Могу ошибиться, но такие дроиды входят службу внутренней безопасности военных космических станций девятого поколения моделей «Шершень-ДМ» и «Воркут-пять». С учётом того что «пятёрка» не использует диспетчерские модули «РКГД-семь», то выходит в астероидах укрыта военная станция флотского базирования девятого поколения «Шершень». Наши их создали с учетом Фронтира. Зачищали систему и разворачивали станцию, после того как она вставал на боевой взвод, захватить систему было очень трудно, да и она могла обеспечивать всем необходимым включая ремонт до тысячи кораблей. Эскадры-рейдеры очень неплохо их оценили.

    — Проблема-а, — протянул Хорк, похоже, сейчас он поднял свои знания и изучал ТТХ этой станции.

    — Не то слово. Если станция под полным контролем, то нам не только нереально штурмовать ее, даже мы не сможем на «Вольке» покинуть ее. «Шершень» — это не «Прога» или «Стернь», это во сто крат хуже для штурмующего. Весь наш десант ляжет еще на подступах и это при том, что будет использоваться только автоматика и искины. А если противник посадил на ключевые посты подготовленный персонал… На Фронтире антарцы два месяца брали систему с такой станцией, я читал сводки двухнедельной давности. Почти три тысячи кораблей потеряли, включая шестьдесят три линкора, пока не смогли прорваться к самой станции и не высадили десант. Очень уж она им мешала.

    — Я читал эти сводки, и помню, что эту станцию прикрывали шесть эскадр Пятого Флота из семисот единиц. И станция была уничтожена персоналом, который включил систему самоликвидации при эвакуации. Правда прорвался только один корабль, остальные были сбиты или уничтожены.

    — Вот такая станция, возможно, находится у астероидов.

    — Вот именно возможно, командир. Лично я сомневаюсь. А те же «РКГД-семь» состоят в штате «Шершень-три» и «Шершень-Е два».

    — Первая относиться к службам тыла и имеет в основном склады, а вторая вообще используется только СБ и разведкой флота. Что ей тут делать? Нет, тут именно «семерка», потому что эти охранные дроиды что летают снаружи входят в штат именно «семерки». У троек и двоек их нет. да и по времени как раз доставка на челноках. Вряд ли бы они стали гонять сюда транспортник. На ботах все перевезли.

    — Но?..

    — Ладно, хватит переливать из пустого в порожнее. Я в трюм, продолжу перебирать движки, а ты следи… И закнчи наконец с изучением записей, оборудование ведь уже почти восстановлено!

    — Есть.

    Оставив Хорка продолжать наблюдать за ситуацией снаружи и собирать отремонтированные блоки, приводя рубку в первоначальный работоспособный вид, я направился в трюм. За эти два дня я успел восстановить сканер, полностью воссоздав его заново из ЗИПа и отремонтировать радар. Технический дроид продолжал работу на броне восстанавливая утраченные в бою эммитеры и датчики слежения, а я перебирал в трюме все семь маневровых двигателей, пытаясь собрать из них хотя бы шесть. Для подъема на орбиту нам хватит и четырех, остальные два на верхнюю полусферу, чтобы хоть и неуклюже можно было маневрировать.

    Из внутренних повреждений, были восстановлены все энерголинии, убраны другие повреждения, однако вот до гипердвижка руки у меня еще не дошли. Ничего, надеюсь успею, все равно без движков не взлетим, закончу с ними примусь за гипердвижок и за остальное. Надеюсь дней за восемь, а то и семь закончу.


    Паранойя противника уже начинала напрягать. Нет, охранные дроиды продолжали патрулировать ущелье, (двести километров в длину, флаг им в руки) однако датчик снова засек сканирование. Только в этот раз не с челноков, а с промышленного дроида шестого поколения, который очень тщательно, используя все возможности шахтерского встроенного сканера, просвечивал груды камней на дне ущелья.

    С момента падения уже прошло семь дней, и к этому времени я успел привести «Вольку» в более-менее пристойный вид. Даже провел юстировку гипердвижка, (при которой выяснилось, что глушилка гипера не работала) она действительно была сбита, и подвесил четыре перебранных маневровых движка, занимаясь пока остальными. То есть взлететь и прыгнуть в гипер мы вполне могли, благо разгонные движки были в порядке, однако чтобы привести корвет в полный порядок, все-таки нужен док и полная разборка.

    — Командир, он сможет до нас добраться? — напряженно наблюдая за работой промышленного дроида, спросил Хорк. Тот занял позицию прямо перед обвалом в наш грот и его датчики замелькали вспышками.

    — Это ты должен знать как спец поэтому оборудованию, — я тоже был напряжен и не отрывал взгляда от экрана, сидя в пилотском кресле.

    — Я специалист по военному оборудованию, а это знаю чисто теоретически. Да и то не полно. Интересно он все-таки сможет нас заметить?

    — Не только может, он уже это сделал! — воскликнул я и тут же скомандовал. — Готовься, идем на прорыв!

    Дроид действительно перевозбудился и стал перемещаться с места на место, исследуя груду камней в нашем направлении.

    В гроте ничего лишнего не было, понимая что подобная ситуация рано или поздно возникнет я держал все на корабле, поэтому когда полтора часа назад поступил вызов от Хорка дал немедленный приказ готовности. Четвертый за эти пять дней, но видимо действенный.

    Реактор и так был на полной мощности, поэтому я, выйдя напрямую на управление корветом с помощью нейросети, запустил все системы и приподнял «Вольку» над неровным полом на полметра, поворачивая корвет носом к засыпанному пролому, чтобы ввести в бой орудия другого борта.

    — Ну что, капитан, ни пуха не пера. Я более чем уверен что на орбите нас могут ждать. Поэтому взлетать будем не здесь и на грани фола.

    — К черту, командир. Давай разнесем их к чертовой матери, — серьезно кивнул Хорк.

    Аптечки наших кресел уже впрыснули боевые коктейли, чтобы мы работали полностью хладнокровно и уверенно, не отвлекаясь на разную мелочь, (я заранее позаботился об этом, настроив их) поэтому эмоций у нас почти не было, только профессиональная сосредоточенность.

    Когда я семь дней назад обваливал вход грота, то настроил плазменные пушки на самую тонкую работу, сейчас же мне была нужна другая мощность, вот и пришлось влезть в настройки и увеличить массовость залпа.

    — Начали! — проорал я, и открыл огонь.

    Не знаю как снаружи, (наверное, невольным зрителям показалось, что куча камней, превратившись в расплавленные обломки, разлетелись в стороны и в образовавшуюся дыру вылетел маленький верткий корабль окруженный щитами защиты) но у нас мгновенно все заполонило дымом, хотя атмосферы и не было, но жара и лава образовали нечто подобное. К тому же пришлось стрелять второй раз, чтобы расширить отверстие и только потом рвануть вперёд, притормозить на повороте и нестись по дну впадины все набирая и набирая скорость.

    По сообщению Хорка, промышленный дроид был погребен под расплавленной нашими пушками массой, которая превратилась в железный панцирь из-за камней содержащий железную руду. Вряд ли дроид сильно повреждён, его еще не для такого проектировали, но думаю, выбраться он сможет не так скоро, но мы это уже не увидим, так как на полной скорости неслись по ущелью, уходя в сторону. Собираясь разогнаться и на скорости вознестись наверх, чтобы уйти в гипер. Однако как только мы набрали скорость и впереди уже был виден поворот в ущелье, в который мы точно не впишемся и я был готов дернуть «Вольку» вверх, в открытом эфире прозвучало:

    — Орбита перекрыта, вы не куда не уйдете. Поэтому советую сдаться.

    Так как наши системы слежения были фактически отключены, я их не устанавливал, так как опасался, что новый камнепад при прорыве вполне способен уничтожить восстановленное оборудование, (да и времени не было) поэтому сообщение, прозвучавшее мягким приятным баритоном с командными нотками, несколько удивил нас, но не испугал или ошарашил. Видимо нас облучили прямым лучом связи, так как антенну я тоже не устанавливал. Как я уже говорил, мы были под воздействием боевых коктейлей из разных препаратов. Они позволяли действовать и принимать решения молниеносно, но вот эмоции отключали.

    — Что будем делать, командир? Оборудование хоть и не смонтировано, но даже обычными датчиками я вижу, что орбита полна, вон четыре «Луца» сели нам на хвост. Минуты через две атакуют, а ракетами они нас могут достать и сейчас.

    — Что будем делать? — усмехнулся я, почему-то у меня вышел оскал. — Мы будем делать то, что категорически запрещается делать в условиях гравитации планет.

    Хорк все сообразил мгновенно, поэтому повернулся ко мне и безэмоционально спросил:

    — Командир я тебя правильно понимаю? Но уходить в гипер не выйдя из зоны действия притяжения планеты, не только повредит ей, но и нас расплющит.

    — Не всегда, капитан… ДЕРЖИСЬ!

    В чем-то Хорк был прав, но не во всем. Действительно, уходить в гипер на низкой орбите это считается самоубийством, причем можно принести реальных примеров, однако были и удачные прыжки, всего несколько из пары сотен неудач, но все же. Да и не было у нас другого выхода. Про то что на месте нашего ухода возникнет гипершторм я старался не думать.

    Главное для прыжка я набрал нужную скорость, поэтому без сомнений активировал гипердвижок. Задав параметры прыжка в соседнюю систему.

    Дальнейшее длилось мгновение, но для нас они растянулись в годы, пока, наконец, экраны не мигнули и на них не отобразилось стандартное меню работы системы в гипере. У нас получилось, мы выжили.

    — Ур-р-ра-а-а! — закричал Хорк.

    Коктейль коктейлем, но, похоже, выброс адреналина всё-таки частично вымыл его, раз у нас возобладали чувства. Правда, я так вот при подчиненном его не показывал, только улыбался как сытый кот.

    — Капитан, — обратился ко мне Хоттабыч. — Нами были нарушены два закона Содружества и по возращении я буду вынужден сообщить об этом в службу астронавигации, наш прыжок несомненно нанес планете большие повреждения. Так как на планете уровень кислорода был на семи процентах, что по шкале Минкоша соответствует планете проходящей терроформирование, вам грозят существенные штрафы с возможностью лишения пилотской лицензии. С учетом того что все произошло в силу определённых событий, возможно часть вины с вас будет снята.

    Этот холодный монолог Искина вернул нас в реальность.

    — А ведь Хоттабыч прав. Прыгать было не только опасно но и видишь, нас еще оштрафуют, — глубокомысленно сказал я. Переглянувшись, мы расхохотались переходя в ржач. Мы выжили и смогли уйти и это главное. Напряжение что держало нас последние дни, отпустило, и мы поняли что вырвались, высвобождая в море смеха все те чувства и переживания что в нас скопились.

    Отследить нас вряд ли удастся, сейчас там гипершторм, да и местным уже не до того чтобы преследовать, они наверняка посчитали что мы уничтожены и спасают свои корабли что находились на орбите. Думаю, мы их изрядно потрепали, если даже не уничтожили. Про «Луцев» так вообще стоит забыть, они мгновенно превратились в пыль. Теперь нам нужно выйти из гипера, проверить что с «Волькой» и прыгнуть к границе, под ремонтироваться при переходе и последний рывок к Глосии где долен дислоцироваться штаб моего соединения. Корабли там вряд ли находятся. Скорее всего они в патрулях.

    Прыжок в соседнюю систему длился двадцать минут, (если бы дольше, нас бы реально могло расплющить по моему мнению) и все эти двадцать минут мы пребывали в эйфории.

    — Пять минут до выхода, — известил Хоттабыч.

    К этому времени мы уже пришли в себя от той круговерти, что с нами произошла. Всего три часа назад я спокойно занимался ремонтом корвета, потом срочный вызов в связи с появлением специализированного дроида и чудом удавшийся рывок в гипер. Поэтому мы спокойно и сосредоточенно стали работать, подготавливая корабль к выходу. Смех сказался на нас как отдушина, и сейчас мы были спокойны и даже веселы.

    Наконец на экране появились звезды и корвет окутался щитам и невидимостью. Хорк все-таки смог починить оборудование что радовало.

    — Мы сейчас фактически кастрированы, командир, поэтому я не могу сказать есть ли кто рядом или нет, — сообщил капитан, возясь с внешними датчиками.

    — Надо забраться в какую-нибудь нору и затаиться там на пару дней чтобы восстановить Вольку, а то сейчас мы ничего не видим… надеюсь и нас не видят. Есть что-нибудь?

    — Только визуальное наблюдение, — отрицательно покачал головой капитан. — Если в системе и есть корабли, то я их не вижу.

    — Где мы можем укрыться?

    — В шести часах лета ближайшая планета, командир. Мы можем укрыться там и закончить ремонт.

    — Принимается. Пока летим, я займусь восстановлением сканера и радара. Там работы часа на три, тогда и осмотримся более продуктивно. А ты пока наблюдай вокруг, вдруг какой торгаш подкрадывается с кормы.

    — Хорошо командир.

    Откинувшись на спинку кресла, которое приняло форму в виде ложа, продолжая управлять корветом частью сознания, я вывел технического дроида из его шахты. При этом одновременно откачивая воздух из трюма, отправив дроида за комплектующими, решив сперва заняться сканером. Радар работал только в активном состоянии и при активации сразу выдаст нас, тогда как сканер мог функционировать в трех режимах: активном, пассивном, и мониторинге.

    Хорк корпел над оборудованием пытаясь хоть что-то рассмотреть, что творится в системе, но это было все равно что человек с заниженным на восемьдесят процентов зрением пытается рассмотреть корабль в море за горизонтом. Одним словом мы были слепыми как кроты. Поэтому используя все свободные ресурсы нейросети, я и восстанавливал первым делом сканер.

    Нет, конечно, можно было все восстановить еще в гроте, но во-первых мы не знали что буквально через несколько минут нам придётся выбирать или сдаться или умереть в сумасшедшем рывке, во вторых у нас не было защиты для выносного оборудования как на «Илье» или «Петре». Там все пряталось в шахтах и выбить это оборудование очень трудно, а у нас замены на случай второй потери уже не было, так как весь ЗИП мы выработали.

    Обычно на замену внешнего оборудования сканера, с учетом, что все коммуникации сохранились, по флотским нормативам затрачивалось час времени и два технических дроида в помощниках. Я же управился за сорок минут и с помощью одного дроида. Антенна сканера крепилась на шести спецболтах на каждой из четырех тумб, я же каждую тумбу закрепил по два болта и, подсоединив оборудование штекерами передал его под управление Хорку, который сразу стал «крутить» антенной рассматривая систему в пассивном режиме, а дроид шустро заканчивал прикручивать остальные болты. За полчаса управился.

    — Командир, — тихо и каким-то напряженным голосом позвал меня Хорк.

    — Что? — отвлекся я от управления дроидом (тот сразу снизил активность).

    — Посмотри на экраны. Мы тут не одни.

    Ложе снова приняло вид кресла и я всмотрелся в экраны, там в темной пустоте космоса висела знакомая нам по картинкам туша дестроера.

    — Он нас видит?

    — Точно нет, но вот наш выход из гипера не мог не засечь. По крайней мере волны возмущения гипера точно.

    — Так, мы он него удаляемся. Он нас не видит значит будут искать до скончания веков, поэтому и выпустил эту шестерку истребителей.

    — Марингеры, седьмое поколение, командир. Они состоят в штате флотских подразделений республики. Однако и для них мы невидимы, оборудование у них устаревшее.

    — Это точно. Ладно, заканчиваем ремонт радара и уходим в прыжок к границе, поищем там тихое место для ремонта… Ты запись ведешь?

    — Так точно.

    — Это хорошо, нашим флотским будет любопытно узнать, что местные бандиты превратили малыша еще и в носитель. Ранее кроме десятка челноков у него ничего не было, а тут истребители. Продолжай изучать систему, а я пока продолжу.

    — Хорошо, командир.

    Вернувшись к управлению дроидам, тот уже успел закончить с креплением антенны, поэтому я послал его в открытый трюм за оборудованием радара. Пора и его монтировать. Связью я займусь позже, все равно она сейчас нам не особо нужна.

    За следующие два часа мы удалились от дестроера почти на дальность действия нашего пассивного сканера и закончили с установкой радара. Пока было время, я крепил на место антенну связи. Там работы на полчаса, сделаем и уходим в гипер.

    Через часа удалившись от огромного корабля на приличное расстояние, чтобы его оборудование точно не засекло наш уход, мы совершили прыжок к границе, он должен был продлится три дня, так как я прыгнул не напрямую, а чуть в сторону.


    — Чисто, командир. Наблюдаю только старый остов, и шесть спящих «умных» мин на окраине системы.

    — В системе, где нас зажали, тоже было чисто, оказалось наоборот. Еще раз пробегись и поищи нам «норку» где мы спрячемся.

    — Хорошо.

    После второго мониторинга системы, (сканером мы покрывали едва четверть) Хорк обнаружил обломки еще одного корабля, и старый диспетчерский модуль чуть ли не второго поколения. Меня он изрядно заинтересовал, поэтому я повернул к нему.

    — Старый и не работоспособный. Зачем он нам? — поинтересовался капитан, когда я скорректировал курс чтобы пролететь мимо модуля.

    Шли мы к голубому гиганту в атмосфере которого шли непрекращающиеся бури, рядом было несколько больших астероидов, вот к одному мы и летели, решив за ним укрыться. А тут капитан засек заинтересовавший меня модуль.

    — Хоттабыч предоставь капитану Хорку доступ к моему архиву «Б», — велел я Искину.

    — Сделано, капитан, — известил тот.

    Хорк на пару минут выпал из реальности изучая файл к которому получил доступ. Это были расценки с сайтов коллекционеров и музеев за старые и редкие модули. Этот «РУКАМ-4» второго поколения там был, только я еще не разобрался, что за модификация нам попалась.

    Если «F», то цена сорок две тысячи кредитов. Если «АМ», то тридцать три тысячи кредитов, но если редкой разведывательной модификации «Ч», то цена от ста и выше. Тут аукцион нужно устраивать. Один из музеев флота купил такой за сто восемьдесят тысяч. Всего их сохранилось шестьдесят три единицы.

    — Аэмка, — с разочарованием пробормотал Хорк, когда мы смогли опознать модуль. Он уже изучил файл и понял мой интерес.

    — Мне он не нужен, можешь забрать и продать, — предложил я капитану. — В трюм он влезет.

    — Я бы взял, деньги лишними не бывают.

    — Хорошо.

    Пока Хорк стоял на шухере, я с помощью обоих доидов проверил поврежденную радиацией и почти рассыпавшуюся начинку старого модуля и затащил его в трюм, после чего мы направились дальше, к большому астероиду, который я выбрал как наше временное пристанище. Астероид изобиловал большими и малыми кратерами. Есть где спрятаться и спокойно закончить, наконец, ремонт, а то «Волька» так и рыскает с четырьмя движками.

    Одна из глубоких каверн приняла наш корвет. Меня даже заинтересовал этот кратер и пока дроиды под управлением Хоттабыча занимались оставшимся ремонтом корвета, я вышел наружу и стал изучать астероид.

    Писк ручного анализатора подтвердил мои подозрения. Кратеры были образованы пушками главного калибра, правда, анализатор твердил, что этим кратерам больше шестисот лет. Вывод был один, кто-то тут изрядно пострелял шестьсот лет назад, используя этот и ближайшие астероиды как цели.

    Вернувшись, я перехватит управления дроидами и подвесил два оставшихся восстановленных двигателя на корму, только двух не хватало, на нос в верхнюю полусферу.

    На следующий день, когда все работы были закончены, мы ушли на два часа в гипер, причем я рассчитал координаты выхода так, чтобы это случилось до района действий пограничных глушилок. Я не собирался извещать пограничников, что был у соседей. Нет, также тихонько проберусь обратно и прыжок к Глосии.

    Так все и получилось, как я и планировал. Вышел у мертвой планеты, на разгонных осторожно пересек границу под прикрытием невидимости, правда в этот раз пиратов, чтобы расчистили нам путь, не было, и более совершенные диспетчерские модули пограничников что-то заподозрили «принюхиваясь» к пространству. Видимо они все-таки засекли нас, (я осторожно крался мимо них на равных расстояниях) поэтому пришлось рвать когти, заблокировав индификатор Хоттабыча как простые пираты. Если бы нас поймали, вломили бы штраф дай Творец. Но повезло, мы вышли из-под действий глушилки раньше появления патруля. После чего прыгнули на четыре с половиной дня в гипер. Следующий наш выход должен был случиться на дальней орбите Глосии.

    Как бы все не прошло и терзали душу прошлые неприятности, я был изрядно доволен. Разведку мы провели, более того во сто крат перевыполнили. Я возблагодарил себя, что сам отправился в этот поиск, были бы это ребята из разведки, они бы там и остались. Я не хвалю себя, но и не ругаю. Я делал то, что должен был делать, потому что отправлять в такой опасный поиск неподготовленных мальчишек просто не мог. Они бы с уровнем своих знаний так и остались у соседей, шансов в таких условиях у них просто не было.

    Никто бы им не предоставил лучшего спеца по оборудованию слежения и невидимости, и им бы пришлось действовать в рамке своих знаний, то есть приближаться ближе, чтобы рассмотреть и возможно быть обнаруженными. В нашем случае произошло почти также, но и шансов у нас было больше, что мы блестяще продемонстрировали. Хотя… Мне от командования и штабистов эскадры попадет, наверняка скажут что не следовало лезть в последнюю систему раз у нас на руках были такие горячие новости.

    Ничего, посмотрим кто окажется прав.


    Несмотря на то, что мы вышли с краю системы под сферой невидимости нас засекли мгновенно и облучили узким лучом прямой связи.

    — Неизвестный корабль, говорит дежурный диспетчер Третьего Флота лейтенант Амнус, база Немгур. Ваш Искин не считывается. Представьте информацию, в ином случае вы будете уничтожены.

    Передача шла с флотской космической станции которую местные военные использовали как базу. Честно говоря, я и забыл что детекторы Хоттабыча были отключены с момента перехода границы, поэтому мгновенно врубил все системы и ответил на вызов, включив монитор.

    — На связи корвет «Волька ибн Алёша», временно приписанный к наемной эскадре «Перун». Командир флаг-майор Кремнев. Только что вернулся из дальнего разведывательного поиска, имею повреждения. Просьба предоставить безопасный коридор к штабному кораблю эскадры «Петр-первый».

    — Дежурный офицер линкора «Петр-первый», отрад «Перун», лейтенант Власов. Подтверждаю данные с корвета «Волька ибн Алёша».

    — «Петр-первый», сообщение принято и задокументировано. «Волька ибн Алёша», в просьбе отказано, передайте управление дежурному Искину базы и ожидайте прибытия сотрудников СБ.

    — Диспетчеру базы «Немгур», вас понял, передаю управление и ожидаю прибытия сотрудников СБ.

    Проверки я не опасался. Из архивов Хоттабыча все данные были удалены, все хранилось у меня на нейросети. С Хорком была проведена беседа и под протокол была заключена договоренность о молчании до моего прямого приказа. В официальной версии мы проводили разведку охраняемых систем и вели бой с пиратским кораблем. Ну а то, что с Искина вся память за последние две недели были практически удалена, я свалил на близкий разрыв ЭМ-ракеты уничтожившей эти данные. Спецы СБ конечно разберутся, однако мне нужно было время чтобы связаться с принцем. Что-то на местной базе не так, не нравилось мне их индифферентность и ничего не деланье. Подозрительно это.

    Система была крупной. Жёлто-зелёный шар заселённой Глосии, два спутника рядом. Большая станция гражданского терминала на средней орбите в мельтешении малых, средних и крупных кораблей. Три гражданских частных станции, одна военная, насколько понимаю это «Дюна» к которой приписана наша эскадра, от которой ко мне направляется дежурный корвет. Отдельно висели корабли нашей эскадры. С помощью сканера я «видел» «Петра», два наших транспорта с десантом и госпитальный корабль, продавать я его пока не спешил. Остальные видимо были в патруле.

    Было еще что-то непонятное, похожее на тележное колесо. Последняя, явно станция, но в моих базах знаний про нее ничего не известно. Выйдя, в Галосеть я выяснил кто и что это. Объект действительно был космическим объектом, только вот создатели жили далеко от нас, это была станция архов, паукообразных. Ранее это был улей. Но после переделки его выкупил столичный исследовательский институт и там проводились какие-то эксперименты по государственным программам. Какие именно в сетях и на форумах было не известно, но вот слухов наплодилось множество.

    Хорк тоже не сидел без дела и активно лазил по сети, пристраивая на разных аукционах свой модуль. Судя по довольному виду что-то у него получилось.

    Поймав мой взгляд, он довольно сообщил:

    — Сразу как выставил лот шесть музеев посвященным космосу начали торги. Купил музей «Первопроходец» Резервного Флота. Он на Орионе находиться. На главных верфях нашей империи.

    — Сколько дали за него?

    — Сорок две тысячи кредитов, хотя я начинал с тридцати пяти.

    — Неплохо, видимо на такие модули есть дефицит. Нужно будет потом в той системе еще раз побывать, вдруг еще что попадётся?

    — Было бы неплохо в этом поучаствовать, командир.

    — Это да. Только вот меня теперь больше никуда не пустят… Эсбешники подлетают, пойду к шлюзу. Встречу их.

    — Хорошо, командир, я еще раз пробегусь, подчищено ли все.

    — Давай.

    Когда стабилизировалось давление на обоих кораблях первым в лук сунулся солдат в штурмовой броне и со знаком специальных сил СБ на броне, осмотрев шлюзовую, меня и одного из технических дроидорв он что-то буркнул и первым стремительно можно сказать прошел на корвет. Через минуту пяток сотрудников изучали записи Искинов и провели краткий допрос.

    Меня допрашивали в кают-компании «Вольки», Хорка на флотском корвете.

    — … четыре дня назад произошёл несанкционированный переход границы в системе … квадрата … По сообщению пограничников передавшим эти данные, это был корабль малого класса под защитой аппаратуры невидимости. Что вы на это скажите? — поинтересовался следователь СБ. Какой-то незаметный и забитый лейтенант. Хотя думаю это была маска, у них это обычное дело.

    — А мы тут причем? Где мы были и где эта граница?

    — Точных данных о том, где вы находились у нас нет, память Искина пуста, все подтверждаются только с ваших слов.

    — Вы что не верите офицеру Флота? До окончания войны я действующий офицер с личной учетной карточкой, и не позволю марать свою честь подобными подозрениями…

    Я сердито напирал, демонстрируя свое неприятие к этим вопросам, все, как и положено, сам же будучи внутренне совершенно спокойным. Вопросы стандартные я их ожидал.

    После опроса нас почему-то не отпустили, а препроводили на флотскую базу, где проследовали еще три часа опросов и откровенных допросов, пока, наконец, не появился Астахов в сопровождении незнакомого офицера со знаками различия командора.

    Меня немного напрягла такая заинтересованность в нас СБ, (совсем охренели, еще бы немного и они владельца наемной эскадры начали бы давить невзирая на последствия).

    — Как ты командир? — спросил Астахов.

    — Вполне неплохо, к серьезным мерам следователи перейти еще не успели. Как там Хорк?

    — Его пытались подвергнуть процедуре мнемоскопирования несмотря на его несогласие. Мы едва успели, — пояснил адмирал и тихо спросил. — Что происходит?

    — Проблемы у нас, — так же тихо ответил я, следом за адмиралом выходя в коридор, пока командующий обороной этих секторов разносил следователей в допросной. — Быстро улетаем на «Петр» активируем все защитные системы и изготовимся к бою. На месте поясню. Быстро уходим отсюда.

    — Понял, — адмирал не был бы адмиралом, если бы не сообразил сразу.

    Отделение бойцов десанта согласно штатной процедуре сопровождающие адмиральский бот, взяли оружие на изготовку и сопроводили нас на бот, после чего мы не дожидаясь командора вылетели к «Петру». Адмирал уже связался с дежурным, поэтому я воочию на мониторах наблюдал, как просыпается линкор, открываются торпедные шахты, переходят в боевой режим пусковые. Проверяются, как крутятся башни крупных, сверхкрупных и туннельных орудий. Двадцать истребителей вылетели с лётной палубы и согласно штатному расписанию в агрессивном космосе начали отработку охраны корабля. Других кораблей эскадры кроме «Петра» и транспортов в системе не было. На летной палубе суетились техники снаряжая штурмовики тяжелыми противокорабельными ракетами. Десантники и другие бойцы разных подразделений, что находились в увольнении на Глосии, спешно отзывались на транспорты и линкор.

    Как только бот уместился на палубе, я выпрыгнул наружу и стал быстро отдавать команды:

    — Главный агрессор база флотских, первым огня не открыть. Сместить орбиту, чтобы держать всех возможных противников на прицеле. Лучше рядом с ближайшим спутникам чтобы укрыться за ним от огня противника. Командованию эскадрой и офицерам оперативного штаба срочно собраться в штабе эскадры. Сотрудника службы безопасности обеспечить охрану капитана Хорка и изолировать его от всего, включая связь!..

    — Командир, — вышел на связь пилот линкора. — С базы идет запрос о причинах наших маневрах и почему мы меняем местоположение.

    — Внезапная учебная тревога совмещенная с учениями, — быстро нашел я решение.

    — Принято. С базы пришла просьба заранее извещать их об этих внезапных тревогах.

    — Отправьте подтверждение… Так, — остановился я, вспоминая на чем остановился. — Значит так. Офицерам и командованию штаба включая начальникам разведки и службы безопасности собраться в штабе, через полчаса, а мне организуйте срочную защищенную гиперсвязь. Я буду в пункте гиперсвязи.

    — Принято к исполнению, сообщения отправлены, — кивнул адмирал.

    — Чтобы быть в курсе дела я отправляю вам копию записи, ловите. У вас Иннокентий Павлович полчаса на изучение. После этого вы поймете в какую дупу мы попали, а я пока попробую связаться с тем кто из неё нас вытащит.

    — Файл получен, — подтвердил адмирал.

    — Вы не должны никому о нем сообщать до совещания, пока просто изучите и прикиньте, что нам делать. Перед совещанием поделитесь своим мнением. Он мне тоже важен.

    — Разрешите идти?

    — Да, я буду у связистов.

    Хорка уже давно увели безопасники, но охрана меня продолжала сопровождать, правда, теперь не десант, а бойцы роты спецназа Арефьева. После передачи файла Астахов направился в штаб, чтобы там изучить информацию из-за которой произошло столько дел, а я к связистам. К моменту моего прихода они уже подготовили аппаратуру гиперсвязи, осталось только ввести код другой такой аппаратуры или личные данные того с кем я хотел связаться.

    — Лейтенант, сержант, выйдите, — велел я дежурному связисту и технику что присутствовали в рубке связи. Как только они вышли наружу, связался с Искином линкора и проверил внутреннюю службу безопасности. У меня были приорететные правка как у владельца. Жучков и других интересных но явно лишних для этой комнаты объектов, ничего не было, поэтому я вбил в аппаратуру данные Маллика и отправил вызов.

    Удобство этого вида связи было в том, что абонент с кем я связываюсь, вполне мог переключить вызов на обычный приемный терминал. То есть сигнал шел на ближайшую гиперстанцию, потом на нейросеть и при желании он мог просто перекинуть вызов на терминал и как говориться общаться: лицом к лицу. Через нейросеть пообщаться не получится, абонент только может получить уведомление о вызове.

    Дома у Маллика такой гиперпередатчик был, поэтому я спокойно отправил ему вызов, правда ответ пришел через три минуты и судя по обстановке позади принца находился он не дома. Скорее всего на космической военной станции судя по коридору сзади и двум попавшимся в кадр техников в форме.

    — Привет, Антон, ты немного не вовремя. Я на Орионе. Новый крейсер принимаю. Еще горяченький, только со стапелей сошел, — сзади махал рукой улыбающийся капитан Ларц, бессменный пилот принца. — У тебя что срочно или ты просто поболтать?

    — Очень срочно. Быстро в защищенный пункт связи, общение по шифрованному каналу. Готовься принять информацию. И давай быстрее, а то могу не успеть.

    — Все так серьёзно?

    — Решить проблему может только твой дядя. Это в его прямой компетенции.

    Судя по поднятым бровям Маллика, тот понял о ком я.

    — Полчаса у меня есть?

    — Возможно, но поторопись. Я буду ожидать вызова.

    — Понял, ожидай у аппаратуры. Я быстро.

    Принц действительно справился быстро, буквально через десять минут пришел вызов он неизвестного абонентского номера гиперсвязи с меткой СБ системы Орион. Видимо принц задействовал самую защищенную аппаратуру поблизости, а лучше чем у эсбешников и у разведки таких систем не было.

    — Выкладывай, — велел принц. Судя по обстановке он находился в штатном переговорном пункте космической базы, рядом никого не было. Сам принц сидел с красным лицом и переводил дыхание. — Мне пришлось наорать на пару офицеров старше по званию, чтобы они предоставили мне все что требовалось. Надеюсь это того стоило? Ты ведь никогда не был паникером.

    — Спецкод действует? — спросил я, вытягивая из аппаратуры тонкую нить кабеля и подключая его к нейроразъему на руке. Тут нужно прямое подключение, рисковать не стоит.

    — Да он включен, линия полностью защищена лучшей аппаратурой Империи.

    — Лови файл. Там записи под протокол и мои комментарии. Отдельно аналитика и предложение о разделе имущества в случае боевых действий. Свой шанс я упустить не собираюсь. Мне нужна собственная космическая станция.

    — Я пока не могу ничего сказать до изучения послания, — ответил Маллик так же через шнур получая файл. — Все, передача состоялась.

    — Поторопись, кажется, местные военные что-то заподозрили. Сразу подключай отца и дядю, это их тема.

    — Далеко от аппаратуры гиперсвязи не удаляйся, если дело действительно так серьезно как ты говоришь, и ожидай вызова. Все, отбой.

    — Пока, — кивнул я и отключился. После чего вышел в коридор и поспешил в штаб, где уже должны были собраться офицеры. Основное дело я сделал, осталось подумать о себе и подчиненных. Вряд ли все военные с базы участвуют в этом, но то, что несколько высокопоставленных офицеров Флота и СБ, это точно.

    У входа в помещения штаба меня поймал Астахов, судя по его виду, изучить файл он успел чтобы понять ситуацию, в которой мы оказались.

    — Пойдем в помещение отдыха, — велел он мне, потом приказал лейтенанту СБ, вытянувшемуся у входа. — Обеспечьте информационную безопасность помещения.

    Мы прошли в соседнее помещение, которое офицеры штаба использовали как кают-компанию и сели на разные диваны стоявшие друг напротив друга.

    — Связывался с принцем? — был первый вопрос.

    — Да. Файл он получил, обещал немедленно изучить его и передать дальше. Сами знаете кому.

    — Уровень защиты сообщения?

    — Нулевой. Личный принца.

    — Хорошо. Думаю твоя аналитика приведена верно, все складывается один к одному… А я еще понять не мог что за немного нелогичные приказы идут с базы.

    — Командор Астин?

    — Вот в этом ты как раз не прав. Базу под командование он принял всего три месяца назад. Причем прибыл со своей командой. Двое погибли, несчастные случаи, он землю роет, чтобы выяснить что тут происходит.

    — Проблема, так мы его подставляем.

    — Предлагаю выдернуть его с базы к нам, причину найти… ну например обед с владельцем эскадры для знакомства. Это тут обычное дело.

    — Хорошо. Вызовете его на… что у нас сейчас? А на ужин, чтобы познакомиться в более располагающей обстановке.

    — Сейчас дежурный свяжется с базой и передаст твою просьбу. Корабль приведен в полную боевую готовность, думаю, не стоит её снижать, пусть пока ребята посидят на боевых постах, мало ли что.

    — Да, — согласился я. — Расслабляться не время. Кстати, флотские знали, что у нас есть оборудование гиперсвязи?

    — Мы не говорили. Пользовались обычной.

    На этих типах линкоров их не было, да и наемники не ставят такое дорогое оборудование. Наверняка, если бы мы обратились к местной гиперсети с просьбой отправить сообщение, нам бы отказали из-за мелкой причины. Или бы сделали вид, что сообщение отправлено.

    — Думаю сейчас они уже знают про нашу гипераппаратуру и могут забеспокоиться. Какие они могут предпринять действия?

    — Уничтожить нас вряд ли, у нас тут самая большая дубина. Если только привести оборону системы в боевой режим указав Искинам нас как врагов. Но это уже мятеж, вряд ли они на это пойдут. Хотя оборона от нас даже пыли не оставят. Что вероятнее они выберут просто сбежать, граница рядом. Я ставлю на последнее.

    — Да, согласен… — начал было я, но был прерван дежурным:

    — Командир, командор Астин прислал уведомление, что он через час прибудет к нам на борт.

    — Хорошо, — принял я сообщение, и приказал: — Авиакрылу встретить борт с базы, просканировать его на предмет штурмовых групп. Службе безопасности нейтрализоваться охрану командора. Его самого вежливо проводить в оперативный штаб

    — Принято, — сообщил дежурный.

    — Так вот, если они попытаются бежать, — продолжил адмирал, когда я закончил. — То лучше закрыть систему. Тогда они не смогут этого сделать, но без помощи командора это будет трудно сделать.

    — Когда командор прибудет тогда и поговорим, а сейчас нужно ввести штаб в курс дела и послушать что могут придумать не две головы, а два десятка для которых это работа. Как раз подготовимся к моменту прибытия командора. Идем?

    — Идем, — вздохнул Астахов.

    Сотрудники СБ эскадры обеспечили полную безопасность и секретность, поэтому, как только мы вошли в главное помещение штаба, я громко поздоровался с присутствующими:

    — Добрый день, товарищи. Многие недоумевают о причинах срочного сбора, некоторые догадываются, что это вызвано моим срочным возращением. Они правы. Сведенья что я добыл в Республики Тон, имеют архиважную ценность. После того как вы получите файлы с информацией все контакты с другими членами экипажа, родными и посторонними, строго запрещены до особого разрешения, за это отвечает службы безопасности. Сейчас я каждому отправлю копию информационного файла. На изучение вам полчаса, еще двадцать минут на выработку действий нашего подразделения. Это все, основные вопросы будут решать по мере их возникновения. Если что я или в предоставленной мне каюте или в рубке связи. На этом все. Работайте товарищи.

    Кивнув офицерам, я оставил изучать отправленную им информацию. Если что могут задавать вопросы адмиралу он остался в штабе, а я поспешил в выделенную каюту. Честно говоря допросы и прибытие на линкор произошел в быстром темпе и туалет я банально посетить не успел.

    После того как я посетил санузел, потом принял душ и переоделся в новенький комбез без знаков различия, приготовленный для меня, то связался с лётной палубой. Ответил мне Лиммен:

    — Давай, капитан, свой вердикт. Сильно мы «Вольку» угробили?

    — Достаточно, командир, но не волнуйся. Две недели и он будет в полном порядке, я уже выделил для его разборки лучшего техника и технический комплекс. Начался демонтаж оборудования.

    — Хорошо, я надеюсь, что вы хорошо с ним поработаете.

    — Есть предложение заменить рубку корвета на соответствующую по классу, но только штурмового бота восьмого поколения.

    — Причина? — удивился я. — У них же разная мощность.

    — Рубки штурмовых ботов имеют функцию спаскапсулы. В случае порождений корпуса рубка отстреливаться и улетает на собственных двигателях. А насчет потянет ли она управление корвета, то придётся поработать, чтобы втиснуть туда Хоттабыча. Что-нибудь придумаем, командир.

    — Хорошая идея. Иметь дополнительный шанс, это неплохо. Работайте. Сделаете все хорошо, с меня премия.

    Отключившись, я прилег на кровать и прикрыл глаза отдыхая. Все что мог я сделал.

    Меня подняли через сорок минут попросив пройти в штаб. Когда я вошел, там шли жаркие дебаты, всюду висели виртуальные карты систем Глосии, районов республики Тон, где были военная база, пиратская и опасный район. Шла проработка операций. Часть офицеров занималась разработкой штурмов и захватов космических объектов, другие просчитывали наши шансы в бою с базой и готовили на всякий случай план отхода.

    — Ну что, есть какие идеи? — спросил я у Решетина и Астахова. Они стояли у отдельного стола, просматривая общую информацию по штабу и выбирая стоящие идеи.

    — Да, разработано двадцать боевых операций с разным рейтингом безопасности, — сообщил Решетин, это была его кухня. — Но все это бессмысленно без решения верхов. Будем отталкиваться по ситуации. По местной системе, наши авиаподразделения закрыли все входы-выходы. Система еще не закрыта, но улететь без нашего пристального внимания никто не сможет. Особенно мы наблюдаем за кораблями ботами военной базы. Это заставляет их нервировать.

    — Закрыть систему и ввести военное положение может только командор, когда он будет?

    — Уже вылетел, будет минут через пять.

    — Хорошо, — довольно кивнул я. — Так вот как только он…

    — Командир, — окликнул меня один из офицеров, на рукаве его комбеза белел знак дежурного. — Срочный вызов по гиперсвязи имперским кодом.

    — Понял, — махнув рукой старшим офицерам, чтобы они продолжали работать, я поспешил в пункт связи. Благо он находился под нами, на нижнем уровне рядом с рубкой. Сейчас все решиться.

    Также выгнав местных связистов, я заблокировал дверь и активировал связь. С той стороны на меня изучающе смотрело знакомое скуластое лицо с пронзительными зелеными глазами.

    — Мой император, — склонил я голову, никак не ожидая, что встречусь с ним лицом к лицу.

    «А-а-ахре-енеть, ну Маллик, ну дает. За час не только изучил информацию, но и довел ее до нужного адресата. Видимо он правильно понял мою просьбу поторопиться», — ошарашенно подумал я, хотя старался не выдать свои чувства. Надеюсь, я не дрогнул ни одним из мускулов.

    Немного прищурившись, Император в течение полуминуты изучал меня.

    — Сведенья что ты доставил, флаг-майор, имеют не только большое военное, но и политическое значение. Ответь мне под протокол на один вопрос: готов ли ты выступить свидетелем на главном суде Содружества и подтвердить все данные с присланного информпакета?

    — Готов Мой Император. Так же сообщаю вам, что в разведрейде я учувствовал с одним из своих подчиненных, капитаном Энтони Хорком. Я сообщаю от его имени, что он также готов дать свидетельские показания. Я заранее озаботился спросить его об этом и получил полное задокументированное согласие.

    — Хорошо. С этой минуты все контакты через адмирала Флота кронпринца Эдуарта.

    Картинка мигнула и передо мной появился уже другой мужчина, но очень похожий на первого. Он был в форме полного адмирала Флота.

    — Майор, — пропустил кронпринц приставку, сразу же взяв быка за рога. — Доклад по системе, где находитесь.

    — Система частично взята под контроль, сильно мешает СБ флотской базы. Кажется, они уже поняли что раскрыты и готовы сбежать.

    — Командир базы?

    — Я пригласил его на свой корабль, в данные момент он состыкуется с «Петром». По предложениям аналитиков моего штаба командор не участвует в местных играх, но начал что-то подозревать. Несколько людей его команды было ликвидировано под видом несчастных случаев, это подтверждает что местное СБ связано с военными соседей.

    — Майор, вам временно до прибытия сил усиления передаётся вся военная власть в обоих подконтрольных системах. Вводите военное положение, закрывайте системы до прибытия моего человека.

    — Принято, — кинул я.

    — С этой минуты вам подчиняются все флотские и армейские подразделения, включая службу тыла. Срок действия приказа до прибытия чрезвычайного полномочного Флота. Ему и передадите полноту власти. Пересылаю данные по этому человеку.

    — Принято, — сообщил я о получении данных.

    — Это все. Запомни майор, ни одна мышь не должна проскочить мимо ваших сетей. Это ясно?

    — Так точно.

    — Выполняете приказ, — приказал адмирал и отключился.

    На несколько секунд я завис прикидывая свои действия, после чего отправил файлы записи переговоров с адмиралом Астахову и Решетину. Переговоры с императором я зашифровал и убрал в дальнюю папку в нейросети.

    Быстро выйдя из пункта связи, я побежал в штаб. Действовать нужно было незамедлительно.

    Офицеры штаба замерли по стойке смирно, после команды Астахова.

    — Внимание! — громко сказал я, проходя в помещение штаба, привлекая к себе всеобщее внимание. — Мне передана вся полнота власти и я являюсь старшим командиром обоих систем. Первый приказ: ввожу военное положение. Второй: полная блокада связи. Ко всем средствам гипераппаратуры отправить солдат и техников для демонтажа оборудования. Мониторить эфир на предмет неучтенной аппаратуры и производить захват ее, людей отправлявших послание задерживать. Полная блокада системы до прибытия усиления. Все прибывшие корабли встречать и перепровожать к Глосии, ни один не должен покинуть подконтрольные нам системы. В случае попытки прорваться или даже атаки наших сил, уничтожив двигатели брать противника на абордаж. Коды доступа к главному Искину флотской базы «Дюна» мне переслали, передаю их капитану Решетину, возьмите базу под свой полный контроль. Сообщите о моем новом статусе всем службам обеих систем. После этого отправить на базу сформированную следственную группу из сотрудников СБ эскадры с первым десантным батальоном в качестве усиления, пусть он контролирует базу. Начальнику службы безопасности обеспечить следственную группу всеми необходимыми средствами и опытными сотрудниками. Следственной группе ставиться задача провести следственные мероприятия по выявлению врагов Империи, задержать и провести расследование, открыв и сформировав уголовные дела по этим преступлениям в сфере предательства Империи. С прибытием военной прокуратуры СБ Флота, передать эти дела им. Выполнять. Через час я ожидаю доклада какими силами мы располагаем в обоих системах и доклады по выполнению приказов. Это пока все.

    Офицеры зашевелились, а мы с Астаховым и Решетиным отошли в сторону.

    — Командор прибыл? — спросил я.

    — Да. Его уже ввели в курс дела и он ожидает в коридоре под охраной бойцов комендантского взвода, — кивнул Астахов.

    — Хорошо. Теперь вы отвечаете за систему, передаю вам все бразды правления и назначаю одним из своих замов, — сообщил я адмиралу. — Проследите за выполнением приказов, а я пока поговорю с командором. Нужно узнать, что твориться у них на базе.

    Офицеры штаба и привлечённые командиры десантных подразделений, который тут нарабатывали штабной опыт во время простоя между отсутствием тренировок подразделений, начали деловито работать, выполняя мои приказы. Решетин остался у пульта куда стекалась вся информация, отслеживая ситуацию, а Астахов отошел к стене, наблюдая за работой наших пилотов в системе, чтобы чутко отреагировать на внештатную ситуацию. Кроме него этим занимались шестеро офицеров-координаторов и диспетчеров во главе с командиром, лейтенантом Флота Романовым, бывшим на Земле контр-адмиралом в запасе. В последнее время он не покидал учебные капсулы, поднимая базы. Скоро Романов должен был сдать на капитана, чтобы соответствовать своей должности, а то у меня восемьдесят процентов не имеют требуемых знаний, однако надо сказать все они активно учатся даже во время боевой службы, разбив обучение на свободное личное время.

    Осмотревшись и удовлетворенно кивнув, вышел из помещения штаба. Всего четыре месяца назад у большинства этих офицеров даже нейросетей не было, а сейчас они разрабатывали операции, где будут участвовать если не тысячи то сотни солдат, пилотов и техников. Причем работали уверенно, советуясь с командирами или искинами штаба, они у нас совмещены в аналитический центр. Отдал я приказы всего полторы минуты назад, а похоже у Решетина на главном обзорном столе уже появились схемы и графики наших действий на ближайшее время. Молодцы парни, правильно мы их отбирали сюда по одному, проводя всестороннюю проверку. Можно сказать по крупицам собирали. Ринат и Андрей тоже присутствовали тут. Ринат уже лейтенант, руководил аналитическим отделом, Андрей Песцов был старшим координатор в отделе планирования и управления разведотдела эскадры.

    Когда я вышел в общий коридор командного-центра, что мы создали на «Петре» то когда солдаты расступились я увидел угрюмого мужчину в флотской форме флаг-командора.

    — Здравствуйте. В тот краткий момент когда мы с вами встречались всего несколько часов назад в допросной СБ мы не успели познакомиться… Антон Кремнев, — подойдя я протянул руку, хотя тут это было не принято. Чуть помедлив, командор крепко пожал мне руку.

    — Один из древних символов с Драйгона. Так дворяне в старинные времена приветствовали друг друга.

    — Этот жест с моей родины, соответствует модели поведения драйгонцев, — ответил я, и широким жестом указав на соседнее помещение, где была кают-компания, добавил. — Стол накрыт. Поужинаем, все-таки я приглашал на небольшой банкет, заодно поговорим.

    — До той минуты как в системе вырубилась связь, осталась только местная локальная, мне на нейросеть пришло сообщение из Главного штаба Флота на столичной планете с подтверждением ваших полномочий. Все коды совпадают и отвечают требованиям. Поэтому я в полном вашем распоряжении, — склонил голову командор.

    — Хорошо, нам есть о чем поговорить.

    «Это плохо, по инструкции такие анкеты пришли не только командору но и главе СБ и наместнику Глосии. Могут быть проблемы».

    Мысленно отправив приказ адмиралу усилить наблюдение за границами системы, чтобы никто не мог ее покинуть, я прошел в кают-компанию.

    В течение десяти минут я выложил командору все результаты нашей разведки. Утечки я не боялся, кают компания была экранирована, других средств связи у него не было, бойцы комендантского взвода постарались.

    — … так что, я решил поставить вас во главе следственной группы, для разбора всего, что тут твориться, — добавил я в конце.

    Командор понимал, что так я фактически спасаю его не только от тюрьмы, (все-таки все происходило на его базе, и то что он там недавно не снимает с него ответственности) но возможно даже карьеру. Если он серьезно что накопает, а командор бросит на это все силы, это в его интересах, возможно, это принесет ему какие-нибудь дивиденды в планах карьеры. Мне действительно нужен был высокомотивированный человек, который носом будет рыть, чтобы найти тех, кто работает на военных соседнего государства. Вряд ли их будет много, человек десять-пятнадцать, но то, что сидят они очень высоко в местной флотской иерархии я был уверен на сто процентов. Остальные простые исполнители на «зарплате», если что и знают то молчат, получая помимо зарплаты толстые пачки виртуальных блокнот.

    Астахов присоединился к нам на середине ужина, сейчас он видимо получил какие-то новости потому что быстро доев спросил разрешения и покинул нас. Я спокойно отпустил его, если что будет срочное, он меня сразу известит.

    Закончив с командором, я проводил его на летную палубу, где собиралась следственная группа и представил его временным подчиненным. Через десять минут двенадцать ботов покинули борта «Петра» и одного из трансопортов и направились к шару флотской базы «Дюна». Одна рота уже находилась на базе, снимая часть служащих с их постов, пока ведётся следствие, о коем были уж извещены все военные, они должны подчиняться солдатам и офицерам следственной группы моей эскадры. Любое неподчинение — бунт, со всеми последствиями согласно закону.

    Вернувшись в штаб, я вопросительно посмотрел на адмирала. Меня интересовала поспешность его ухода. Подойдя адмирал доложил:

    — «Зверобой» с тремя миноносцами прервав охрану окраин системы Флока, подошли к военной базе «Эстрим» соседней системы Флак. Сейчас они контролирую часть служб базы в ожидании подхода «Ильи» на котором есть наши подготовленные сотрудники службы безопасности. На борту уже формируется следственная группа, как только они прибудут к планете Флок, то приступят к следствию. В данный момент Флок как и Глосия закрыта, диспетчерская служба Флота, как и гражданские диспетчеры работают только на прием. С момента отдания приказа обе системы не покинул ни один корабль.

    — Были попытки?

    — Дважды. Оба раза в системе Флок. Сперва с флотской базы стартовал корвет, пытаясь прорваться и уйти в гипер. «Зверобою» пришлось выпустить торпеду. От корабля мало что осталось. Как оказалось, рывок корвета был отвлекающим маневром, с той же базы попытался уйти скоростной курьер приписанный к СБ базы «Экстрим». Там миноносцы пушками поработали, они ближе были, да и скорости им хватило догнать. Хорошо мы их модернизировали. С борта сняли шесть тел погибших и двух относительно живых. Сейчас они в реаниматорах базы под охраной наших солдат. Как только в систему войдет «Илья» их предадут следователям для допроса.

    — Хорошо. Если что я в выделенной мне каюте. Держите меня в курсе если будут острые моменты при общении с флотскими или армейскими подразделениями, — уйти мне не дал Астахов, добавив:

    — Вряд ли это произойдет. Гнойный нарыв зрел давно, многие чувствовали, что все подходило к концу, так что наших следователей встретили достаточно доброжелательно. Группа уже приступила к работе, есть некоторые наработки. Пропал глава службы безопасности базы «Дюна» полковник Кренник и оба его зама. Так же на своих рабочих местах отсутствует ряд офицеров, включая одного диспетчера. Все они объявлены в имперский розыск. В данный момент производиться прием архива СБ. К сожалению, большая часть файлов оказались подчищены или вообще удалена. Сейчас группа частично работает в этом направлении.

    — Это все?

    — Кроме того, что нас завалили жалобами от гражданских за закрытие системы, а так все идет как положено… Минуту! — в это время адмирал замер, видимо ему на нейросеть пришло новое сообщение. — Две минуты назад кордон состоявший из десантников третьего батальона, что в данный момент проводит проверку всех работников и пассажиров гражданского терминала задержал одного из флотских что был объявлен в розыск по обоим системам. Он сменил документы, но не прошел наши сканеры пред орбитальным лифтом. В данный момент готовиться его передача нашим следователям, бот с «Дюны» уже вылетел.

    — Неплохо поработали. Есть еще жалобы?

    — Только от флотских, наши спецы проводят мнемоскопирование чтобы выявить предателей. Как вы знаете по закону это разрешено только в исключительных случаях, однако наши это делают всем подряд, но зато уже семьдесят офицеров, что прошли проверку, вернулись к своим обязанностям и с них сняты все подозрения. Задержаны двое. Мотив: они догадывались о предателях, но не сообщили об этом куда следует.

    — Разбираться с ними будет суд, мы свое дело сделали, — отмахнулся я.

    Видимо адмирал понял, как я устал и сообщил что на этом все. Так то я не нужен, было видно, что штаб вышел на полный режим работы. Это хоть и не наша задача, но опыт из баз знаний давал им возможность действовать правильно и уверенно. Ответив на приветствие караула у входа в штаб, я направился к себе. Через пятнадцать минут после душа я завалился спать.

    Офицеры у меня хоть и не очень опытные, но думаю если возникнет внештатная ситуация они справятся сами. Пусть нарабатывают опыт.

    * * *

    — Это Головорезы, — уверенно сообщил офицер, отвечающий за средства связи и наблюдения, (Хорк все еще был изолирован, пользуясь этим, он поднимал базы в учебных капсулах) когда наши сенсоры засекли возмущения гиперпространства, которое возникает при выходе их гипера большого количества кораблей. Вот вынырнули и появились в реальности первые корабли крейсера. Сидевший за пультом управления сканерами молоденький лейтенант, уверенно опознал принадлежность передовых кораблей к спецподразделениям флотского СБ.

    — Да, идут противозенитным ордером, на пяти Гэ, — согласился Астахов. — Такое могут только элитные спецчасти. В частности Головорезы.

    Не думаю что лейтенант опознал самые известные и боевые подразделения СБ по маневрам, думаю он просто увидел и опознал эмблемы на бортах.

    Я тоже находился в рубке линкора, только стоял чуть в стороне у входа и смотрел, будучи простым наблюдателем.

    Четырнадцать дней обе системы были под моим полным контролем, до прибытия эскадры от столичной планеты. Через час, может быть два, я передам их прибывшему представителю Императора. Наместники Глосии и Флак тоже находились на «Петре». Прибыли они оба сутки назад ожидая представителей Императора. Они прибыли к нам за три дня до срока, к которому мы ожидали прибытие представителя, но тот прибыл даже раньше. Видимо у наместников была чуйка на этот счет, а я еще ворчал, чего это они приперлись раньше срока. Политики, без тонко чувствующей пятой точки работать им трудно.

    В данный момент мы подсчитывали выходящие на краю системы из гипера корабли.

    — Это не эскадра, — сообщил Астахов, когда корабли формируясь по подразделениям двинулись к Глосии, коды безопасности совпали поэтому они подходили и занимали орбиту без проблем. — Это флот.

    — Одних линкоров больше семидесяти, — сообщил лейтенант, переводя общий экран рубки на только что вышедший из гипера дредноут. — Это флагман принца Эдуарта «Кронель». Здесь сам главнокомандующий.

    Мы с адмиралом переглянулись в этот момент, предположение Астахова полностью подтвердилось. Если так будет и дальше, то мы знали что последует в скором времени.

    — Сообщение с «Кронеля»: старшему офицеру системы прибыть на борт флагмана, — известил меня лейтенант.

    — Известите наместников, — велел я Астахову. — Ох, чую будет у нас тяжелый день.


    Выйдя из салона адмиральского катера, я с интересом осмотрелся. Мы оказались на не большой летной палубе с двойным рядом штурмовых ботов. Ближайший носил символику спасателей, его задача спасение раненых и доставка их на госпитальное судно.

    Никогда не бывал не дредноутах, базы знаний описывающие этих гигантов не в счёт. Поэтому утолял свое любопытство по мере возможностей.

    На катере, пройдя проверку сканерами, (а вдруг мы бомбу везем на борт?) пропустили нас на малую летную палубу для десантных подразделений. Тут в основном стояли штурмовые имперские боты последних поколений. Подобные дредноуты были универсальными кораблями. То есть не только средство доставки орудий сверхкрупного калибра, но и носители и десантные транспорты, не считая мощные не чета нашей эскадре штабы разных подразделений включая Генеральный Штаб Флота. Большая часть штаба, конечно же, находится на столичной планете, однако часть, можно сказать филиал, был и на «Кронеле», ведь старшим офицером этого флота был сам главнокомандующий.

    Следом за мной вышли оба наместника, которые тоже с интересом осмотрелись и флаг-командор Астин. В это время из остановившегося кара выпрыгнул молоденький офицер, с дворянским знаком на груди и аксельбантом адъютанта на плече.

    — Флаг-майор Кремнев? — поинтересовался он, обратившись ко мне, после чего обратился к остальным. — Флаг-командор Астин? Барон Маш-Дайер? Баронет Дуски?

    Поправив складку своего парадного мундира, я кивнул и коротко ответил:

    — Это я, лейтенант.

    Наместники и командор тоже подтверждающе кивнули.

    — Адмирал ждет вас, — ответил адъютант и, указав на кар, добавил, — прошу садиться.

    В отличие от нас с командором у обоих наместников были с собой помощники. У барона двое, у баронета один, однако места в каре хватило всем.

    Ехали мы не долго, буквально через четыреста метров повернули в более узкий коридор и остановились у ближайшей двери, которую охранял караул. Нас высадили и, препроводив через несколько небольших коридоров, остановили в приемной, адъютант пошел докладывать, а мы присели на диванчике в ожидании вызова.

    — Господин флаг-майор, адмирал вас ожидает, — появился в дверях адъютант, после чего повернулся к наместникам и командору. — А вас господа попрошу обождать.

    Проверив, как сидит парадная форма, шил лучший портной Глоссии, я глубоко вздохнул и печатным шагом согласно уставу прошёл в то помещение где меня ожидал адмирал. Я думал что это его личные апартаменты, рабочий кабинет в конце концов. Но оказалось, это был черный вход в святые святых флота, оперативный штаб Генштаба.

    Адмирал находился у большого панорамного стола, на который транслировались последние данные по обоим подотчетным мне системам.

    — Господин адмирал, флаг-майор Кремнев по вашему приказу прибыл, — вытянулся я.

    Обернувшись, адмирал кинул на меня любопытный взгляд, и едва заметно улыбнулся.

    — Рад познакомиться, майор. Первым делом доложите все, что произошло с момента нашего разговора.

    — У вас есть, электронный носитель информации? — поинтересовался стоявший рядом с адмиралом Эдвартом командор-адмирал. Я успел изучить лица всех адмиралов Империи согласно представленной Астаховым информации и сразу узнал его. Это был начальник Генерального Штаба маг-граф Люциф.

    — Есть, — кивнул я и из кармашка пояса достал информкристалл, передав его подошедшему офицеру. — Тут вся информация собранная нами за последние две недели, включая свежие сводки.

    — Пусть штаб изучает и анализирует информацию, вы же мне доложите все своими словами, — велел адмирал и махнул рукой на соседний пустой штабной стол.

    Пока командор-адмирал со своими подчиненными изучал те данные что с большим старанием составлял весь оперативный штаб моей эскадры и аналитики базы «Дюна» что прошли проверку в СБ и перешли под мое командование, мы с кронпринцем отошли чуть в сторону чтобы не мешать местным офицерам, которых надо сказать было больше восьмидесяти. Да что это, одних адмиралов тут я насчитал одиннадцать человек, включая Эдуарта и Люцифа. Командоров с два десятка. Сразу видно, что тут сосредоточился мощный штаб ударного флота, потому как ничем другим этот «экспедиционный корпус» быть не мог.

    — Разрешите начать? — спросил я у адмирала.

    — Разрешаю.

    В это время к нам подошёл адъютант и передал адмиралу небольшой планшет, в который тот изредка поглядывал, как бы сверяя мои слова с действительностью.

    — После вашего приказа я закрыл обе системы, которые мне доверили и начал проводить следствия и чистку флотских армейских и тыловых баз. Наши следователи очень хорошо поработали, правда, людей не хватало, поэтому пришлось после проверки привлечь сотрудников военной прокуратуры. Они проводили следствие по акту хищений с тыловых складов, которые находятся на Флаке. Флотскими подразделениями и авиачастями моей эскадры были пресечены восемь попыток прорвать кордоны. Все восемь были пресечены, часть кораблей были уничтожены, три взяты на абордаж, с пассажирами и экипажами работали следователи. В большинстве случаев это были обычные контрабандисты, которые боялись, что мощные чистки и проверки гражданских терминалов, ангаров и баз могут их раскрыть. Нами только один раз была поймана крупная птица, заместитель начальника СБ базы «Дюна» майор Креннинг. Это дало специалистам Империи выйти на след преступников. После мнемоспопирования памяти майора на тайные базы предателей были отправлены подразделения флотского спецназа и моей эскадры.

    — Уточните, — велел Эдуарт.

    — Со стороны флотских в захватах участвовала особая рота спецназа базы «Экстрим» под командованием капитана Рана. Со стороны патрульных сил второй взвод спецназа лейтенанта Рейна с борта тяжелого линейного крейсера «Илья Муромец». Действовали они в системе Флак под общим комнадованием капитана рапивина. Которого я назначил комендантом системы Флак вместо застрелившегося флаг-майора Дереннака. Ими задержаны шесть предателей. К сожалению еще пятерых мы взять не смогли, они погибли. С нашей стороны так же были большие потери. Из-за простоты предыдущие захватов бойцы лейтенанта Рейна непозволительно расслабились, к тому же брать они шли капитана тыловой службы. Из-за просчета офицеров штаба личное дело не дошло до лейтенанта, что снимает с него часть вины. Капитан Кварк оказался героем прошлой войны, «погонщиком» роты тяжелого вооружения шестой десантной бригады третьего Флота. У него множество боевых наград. После тяжелого ранения и восстановления его перевели дослуживать до пенсии в тыловую службу системы Флак. Не знаю как его смогли окрутить, но огромное количество военного имущества и вооружения оказалось у соседей. При захвате капитан активировал боевых устаревших штурмовых дроидов, что были списаны и отчаянно защищался. Он опытный был, если бы у двух бойцов взвода с собой не оказалось тяжелых штурмовых комплексов, он бы уделал группу захвата в сухую.

    — Потери?

    — Безвозвратно шестеро, включая лейтенанта Рейна, остальные в госпитале. Медики пообещали восстановить всех. Капитан погиб во время боя. Разрушено три ангара, произошла частичная разгерметизация тыловой базы. Потерянно в огне часть имущества. В данный момент все ремонтно-восстановительные работы на этой базе закончены.

    — Это все происходило в системе Флак. Что вы скажите про Глоссию? Не зря же вы ее оставили напоследок.

    — К сожалению арестовать верхушку предателей не удалось, но практически всех их людей мы взяли. Был даже планетарный бой. Часть подчиненных предателей прятались на ферме, на которой в ангаре был укрыт тяжелый штурмовой танк времен последней войны.

    — «Брен» или «Альк»?

    — Модернизированный «Альк», нур. Модернизация заключалась в увеличении тяжелого вооружения и зенитной мощности суммарного залпа. Вот он то и встретил два наших бота, что шли на посадку. На захват шли два взвода отельной роты спецназа базы «Дюна» под командованием майора Веста. Эти бойцы опытные, не раз штурмовали базы контрабандистов и пиратов, поэтому захват фактически произошел чисто. Экстренная посадка с отстрелом ракет противоракетами ботов, пилоты были с боевым опытом, потом штурм, под прикрытием вызванного с «Петра» звена штурмовиков, это он обеспечивал боевую наземную операцию. «Альку» расстреляли ходовую с помощью ручной противотанковых гранатометов, потом его обездвиженного штурмовики добили. После этого предатели сдались. Как оказалось они готовились к эвакуации из системы на одном из кораблей контрабандистов, но за пару дней до этого того задержала полиция гражданского терминала «С» при комплексной проверке согласно моему приказу в одном из арендованных ангаров. Не судьба.

    — Что можете добавить?

    — Флаг-командор Астин, показал неплохие результаты при управление следственных групп. Тем более он добровольно прошел мнемоскопирование что сняло с него все подозрения. В данный момент командор вместе с наместником ожидает снаружи. Командор очень помогал мне, и честно говоря, именно на его плечи легла вся тяжесть удержания систем.

    — Хорошо, я это учту. Скажите мне, майор, почему вдруг с тыловой базы системы Флак и находящегося рядом резервного флотского корабельного отстойника номер шестнадцать ноль три, где находилось до двухсот законсервированных боевых кораблей, вдруг начался резкий отток вооружения и техники, причем почти все в вашу эскадру? Как мне кажется, я поспешил, когда назначил вас старшим не только флотских и армейских баз, но и подразделений тыла.

    Я был более чем уверен, что всю эту информацию брат императора подчерпнул из предателя планшета. Да и хоть СБ обеих флотских баз декретировало себя, но те офицеры что прошли проверку и остались в своих служебных креслах, просто должны были прислать отчёты по моим действиям в момент прибытия флота.

    — Это так, однако, все вооружение прошло конверсию и за все имущество было уплачено в казну Флота.

    — Да, у меня есть номера денежных переводов, так что в этом вы правы. Однако вы выкупили два средних носителя шестого крейсерского класса модели «Верлут», четыре эскадренных крейсера модели «Перезвон» пятого крейсерского класса. Дополнительную звезду миноносцев той же модели что уже стояли у вас на вооружении, и три малых специализированных разведчика модели «Вулкан». Более того как старший и ответственный за имущество офицер вы дали пятнадцати процентную скидку покупателю. С учетом того что вы и являетесь покупателем это напоминает аферу, но к согласно выводу корабельного юриста ни под какой из законов вы не попадаете.

    — Мне не хватало кораблей для блокирования секторов и патрулирования. Флотские как вы знаете, могут иметь на вооружение только девятого поколения, но после последних боев и потерь кораблей осталось очень мало, не использовать же транспорты армейских подразделений. А вот нам корабли восьмого поколения были в самый раз…

    — Да, кроме того вы не уточнили что еще в ремонтных доках баз «Дюна» и «Экстрим» провели модернизацию купленных кораблей за счет Флота… — заложив руки за сины адмирал сделал пару кругов вокруг обзорного стола. — Теперь я понимаю, почему у вас был десантный полк полного штата. Это ведь был ваш людской резерв?

    — Так точно. Командир эскадры расформировал третий батальон и провел реорганизацию полка, доведя его до двухбатальонного состава. Все свободные люди получив базы знаний пополнили экипажи купленных кораблей и летные палубы обоих носителей.

    — По двести пятьдесят человек на оба носителя, остальные на крейсера, миноносцы и разведчики?

    — Так точно. Это позволило закрыть нам все щели. Даже не пришлось прибегать к помощи пограничных подразделений. Хоть они и были обеспокоены ситуациями в системах и предлагали свою помощь. Более того с освободившимися мощностями мы возобновили патрулирование. Уже есть результаты, задержаны два пиратских корабля, один уничтожен. Случайно была обнаружена база контрабандистов спрятанная в одном из астероидов. Она была захвачена, все трофеи честно поделены между подразделениями участвовавших в этой операции согласно уставу наемников.

    — Пираты не соседей?

    — Нет, наши, местные. Соседи затихарились. За все время нашего пребывания в системах, пограничниками не было зафиксировано ни одного прорыва на нашу территорию. Но вот было шесть переходов от нас в республику.

    — Возможно на одном из кораблей и находился начальник службы безопасности базы «Дюна», предположительно куратор военных из республики, — сообщил вдруг кронпринц. — Да, майор, наша разведка смогла немного реабилитироваться и предоставить данные о местонахождении беглого полковника.

    — Ясно. Разрешите получить замечания?

    — С той минуты как я назначил вас военным комендантом обеих систем вы и ваши люди работали не покладая рук и очень неплохо справились со своей работой. Не будем обращать внимания на мелкие огрехи с тыловыми службами. Пусть это будет вам за работу, системы вы действительно удержали. С момента прилета, нас буквально завалили жалобами от гражданских на все ваши действия с просьбами дать разрешение на открытие систем для полетов, — адмирал отошел от стола и еще раз мельком глянув в планшет, добавил. — Через полсуток, флот уйдет. Судя по вашему лицу вы понимаете зачем мы тут и куда направимся, поэтому объяснять не буду. Через три дня после нашего отлета вы сможете открыть системы.

    — Я остаюсь на прежней должности? — удивленно поднял я брови.

    — Да. Командор не сможет вернуться к прежним обязанностям и его отправят в отдел кадров Флота за новым назначением. До прибытия нового коменданта вы будете продолжать исполнять его обязанности. На этом пока все, у вас есть ко мне вопросы?

    — Так точно, адмирал, — кивнул я. — Я понимаю, куда скоро двинет Флот, и понимаю, что из этого выйдет. Однако согласно нашей договоренности мне должна отойти одна из комических станций.

    — Вы же понимаете майор, кто взял, тому она и принадлежит, — едва заметно улыбнулся кронпринц.

    — Да. Я хочу, чтобы часть моей эскадры участвовала в захвате военной базы республиканцев и чтобы она отошла к нам в качестве трофеев без всяких выплат. Со своими людьми я сам расплачусь. Небольшая группа кораблей моей эскадры готова к выдвижению. В нее входят линкор «Петр», оба носителя, торпедоносец, два крейсера и большой наемный транспорт для вывоза станции с сложенном положении. Командует группой капитан Астахов, бывший адмирал с моей родной планеты. Опытный в своем роде офицер. Тут он тоже показал отличные результаты. Скоро после сдачи экзаменов думаю, он получит звание флаг-майора. Ему осталось совсем немного подтянутся по базам знаний.

    — Что ж, хорошо. Хотя я сомневаюсь, что ваши корабли как-то повлияют на обстановку, но я временно включу ее в состав флота. Сразу после захвата ваши корабли должны вернутся обратно и продолжить службу в доверенных вам системах.

    Сомнения у адмирала были не беспочвенны. По ассоциации это все равно что гаишника запихнуть в окопы и на пальцах объяснить ему что нужно делать в атаке и как бить противника. Проще говоря, разные обязанности и обучение. Только одно играло нам на руку. Ведь мы не настоящие патрульные — мы наемники. То есть универсалы, так что и это наша работа тоже. Надеюсь, Астахов справиться пока я тут рулю остатками эскадры без него, благо кораблей прибавилось и опыта, причем немалого мои люди получили в полной мере.

    — Есть. Разрешите идти? — козырнул я.

    — Да… и майор! — окликнул меня адмирал.

    — Да? — обернулся я.

    — Спасибо за сына.

    Я молча кивнул и направился к дверям. Когда проходил через них, мимо прошел командор Астин. Видимо его только что вызвали. А вот наместники продолжали потеть в приемной.

    Сопровождающий довёл меня до летной палубы, (остальных как сообщил офицер, вернут на катерах дредноута) и я вылетел в сторону «Петра», пора собрать совещание и объяснить нашу ближайшую политику и разделение. То есть готовится к нападению на республику Тон. Правда наша работа будет заключатся в совместном с флотскими захвате военной базы республиканцев, что так любят шуровать в наших тылах, после чего они двинут обратно, а вот флот пойдет через всю республику. Это не будет возмездие в полной мере этого слова. Нет, я уверен, император воспользовался моментом для увеличения своих территорий. Наверняка через пару месяцев у нас появятся дополнительно несколько сот секторов и систем с жилыми планетами и астероидами. Тем более подвод более чем серьезный. Никто из Содружества и не вякнет. Император в этом деле был в своем праве, так как пиратствовали именно ВОЕННЫЕ, а это совсем другое дело. Президент республики просто не сможет отбрехаться, поэтому Флот и шел не мстить, а присоединять территории. Даже то, что республика состоит в Содружестве ей не поможет, мало кто любит крыс.


    — … так что выведенной в отдельное подразделение группе полная готовность. Когда флот уйдет к республике, я не знаю, но нужно быть в полной готовности, — закончил я рассказ.

    В закрытом кабинете для совещаний было всего шестеро человек, считая меня. Это командующий эскадрой капитан Астахов, начальник штаба капитан Решетин, начальник контрразведки эскадры капитан Фролов, командующий москитным флотом эскадры капитан Романов и начальник СБ эскадры капитан Кириллов. Двое из присутствующих подали заявку на проверку своих знаний. Если они их пройдут, то получат звания на ступень выше. А это и зарплата другая и хм… должность. Хотя все кто сейчас находился в зале совещания, занимали должности едва соответствующих их знаниям и званиям. Но учатся, молодцы, поднимают базы знаний.

    — Все приказы я уже отдал, группировка формируется у базы «Дюна», — сообщил адмирал. — Уже прибыли связисты от флота, настраивают наше оборудование и передают коды для переговоров. Через два часа я должен встретиться с командиром эскадры подразделение которого нами усилили, для переговоров о совместных действиях.

    — Хорошо. Судя по тому, что главнокомандующий принял пограничников, скоро вы двинете, поэтому попрошу сразу после совещания заняться подчинёнными кораблями. Я же покину борт «Петра» и займу «Илью», как временный флагман эскадры до возращения линкора. Теперь задавайте вопросы.

    Так как все присутствующие офицеры шли в рейд к соседям, понятное дело вопросов у них хватало. В течение полутора часов мы их решали, пока, наконец, не разложили все по полочкам. После этого офицеры остались на «Петре», а я улетел к недавно вышедшему из гипера «Илью» он только что прилетел из системы Флак. Адмирал сопроводил меня до летной палубы, но улетел в сторону тучи кораблей. Именно так находился линкор, на который ему надо было попасть.

    На летной палубе крейсера меня встретил старший техник и командир корабля, капитан Крапивин. Свои обязанности военного коменданта станции «Экстрим» он временно передал одному из офицеров этой станции майору Крунгу, заму бывшего начальника этой базы.

    — Есть что сообщить? — поинтересовался я у офицеров.

    — Только то, что крейсер в полной боевой готовности и готов выполнять все ваши приказы, — ответил капитан. Он очень переживал, что не идет в рейд, а остаётся тут, вот видимо и решил лично встретить меня и попросить отправить-таки «Илью» на боевое задание. Умный какой. Я тоже хотел лететь, но мои командиры, сказали твердое — нет! Хватит мол и одного раза, вроде как чудом остался жив. Так что не одного Крапивина обломали.

    Техник остался на летной палубе, отправляя обратно приписанный к «Петру» челнок, а мы с капитаном крейсера направились в сторону моих апартаментов.

    — Михаил Юрьевич, я вам снова повторю. Количество кораблей и так избыточно. Брать эту базу наши будут совместно с третьей эскадрой экспедиционного корпуса. Потом они пойдут дальше, а мы свои и их трофеи потащим на Глоссию. Наш трофей — станцию — я выкуплю у бойцов эскадры как приз и на транспортнике под охраной пару крейсеров отравлю к Зории где разверну станцию и у нашей эскадры будет своя база-дом с ремонтными и заправочными мастерскими. Я пока не набираю людей на нее, чтобы не сглазить, правда, адмирал обещал мне, что если мы не захватим станцию или ее уничтожат, то получим нечто равноценное. Так что не волнуйтесь, лучше продумайте маршруты патрулей, причем так, чтобы покрыть как можно больше территорий с учетом уменьшения у нас боевых единиц.

    — Как думаете, сколько будет идти операция и когда наши вернутся? — спросил Крапивин.

    — Не знаю, Михаил Юрьевич, честно не знаю. Но надеюсь, что через дней десять-пятнадцать наши вернуться. Надо помнить, что станция на сворачивание в транспортировочный вид затрачивает до пяти дней, и это если она полностью работоспособна. Так что возможно даже увеличение срока до двадцати дней. К тому же наши корабли будут использовать как транспортники для перевозки раненых. Двадцать дней, — уже более уверенно ответил я. — Если больше, то я начну беспокоиться.

    — По эскадре все остаётся по-прежнему? — поинтересовался Крапивин.

    — Да, вас Михаил Юрьевич хоть и урезанный но неплохой штаб, поэтому принимайте обе системы под свое командование. Командование флотских и армейских подразделений уже извещено, что общий штаб переведён на «Илью». Так что командуйте. До возвращения кораблей из рейда все остаётся по-прежнему, также полная блокировка систем и патрулирование трасс.

    — А?.. — попытался было уточнить Крапивин, но я перебил его.

    — Знаю, что кораблей не хватит, но крутитесь, думайте, как закрыть бреши. Да и еще… — остановившись у дверей в свои апартаменты, я задумался и добавил. — Ровно через трое суток после ухода флота разрешаю вам открыть системы и дать разрешение на отправку гражданских рейсов согласно расписаниям. Так же разблокируйте все пункты связи. Об открытии систем и возобновлении работы гиперсвязи сообщите через пресс-службу за шесть часов до снятия кордонов. Если не будет дополнительных приказов, можете открыть системы, а то у нас на орбитах обоих планет уже скопилось более шести тысяч кораблей. Одних только пассажирских круизных лайнеров более двухсот. Пассажиры уже все достопримечательности на обеих планетах по несколько раз изучили. Только предприниматели, представляющие развлекательные услуги населению и туристам рады закрытию систем и молятся, чтобы это продолжалось подольше. Более чем уверен, что они за эти недели подняли прибыли на полгода вперед… — я на миг задумался, вспоминая, о чем шел разговор. — Одним словом, командуйте, капитан.

    — Есть, — по староземному козырнул Крапивин. — Разрешите задать вопрос?

    — Задавайте, — кивнул я.

    — Когда уйдет флот?

    — Не знаю, — честно ответил я. — Как только он уйдет, начинайте отсчет. Напомню, снятие кордонов через три дня.

    — Я понял, командир. Только что пришла информация от связистов. На Глоссии в банкетном зале лучшего ресторана столицы, будет проводится бал в связи с прибытием экспедиционного корпуса. Вам прислали приглашение через официальные каналы.

    — Кто?

    — Наместник Флока баронет Дуски.

    — На хрен. Отправьте двух офицеров по выбору, в статусе моего представителя. Можете сами слетать, скажем так для ознакомления…

    — О нет, командир, я еще когда коменданствовал на Флоке всего этого насмотрелся. Работать не давали, постоянными приглашениями заваливали, то олигархи, то известные люди, то чиновники. Скучно им было, закрыты же системы были. Я на двух побывал, потом зарекся. Павлины неощипанные.

    — Ну тогда выберете жертву из наших офицеров и отправьте на бал.

    — Сам не буду голову ломать, к своему безопаснику обращусь. Пусть своего человека отправит, у них мышление гибкое, справятся, и информацию какую-никакую в клювике принесут. Разрешите идти?

    — Идите.

    Крапивин зашагал в сторону лифта, видимо направляясь в оперативный штаб, у него в ближайшее время будет много времени. Пока весь вал штабной работы шел на линкоре, но с его уходом все это будет на «Илье» вот капитан крейсера и пошел пронаблюдать за передачей полномочий. У него штабные офицеры, конечно, не такие опытные как на «Петре» но тоже вполне подготовлены, а опыт что? Будет у них еще опыт, наживное это.

    Проводив капитана взглядом, я мысленным приказом открыл дверь в свои апартаменты и прошел в гостиную, слыша как за спиной пшикнула закрывающаяся дверь.

    — Добрыня. Если что сразу буди, а я в душ и спать. Как проснусь сводку по обеим системам.

    — Понял, командир, сделаем, — отозвался Искин.


    Когда я проснулся, то от Добрыни узнал что флот ушел шесть часов назад.

    — Почему не разбудил? — потерев ладонью щеку, спросил я, садясь на кровати.

    — Так, а что там было-то? Собрались по подразделениям и ушли в гипер… Хотя красиво конечно ушли, я все записал, потом сам все посмотришь. Первыми Головорезы прыгнули. Видимо их задача уничтожение пограничной стражи республики и задержание случайных свидетелей. Флот ушел штатно, так что будить я тебя не стал, ты так сладко спал причмокивая во сне, будить жалко было.

    — Ладно, — улыбнулся я. — Есть еще что?

    — По мелочи.

    Пока Добрыня докладывал ситуацию по системам, ему все шло из оперативного штаба сразу, так что он был в курсе, я вспоминал длинные хищные силуэты крейсеров девятого поколения Головорезов, спецподразделений СБ. Это были настолько элитные войска, что про них сняты просто огромное количество фильмов и сериалов. Слава доведенная до культа, если по земному сказать. Может это просто пиар, может реально настолько круты, не знаю, парни, что вернутся из рейда расскажут, сейчас гадать не хочу.

    — Подожди, — остановил я Добрыню, уловив среди общей шелухи интересное зерно. — Про то что в системах теперь работают следователи СБ Флота я знаю, довели информацию, но что значит они отстранили всех наших людей?

    — Они вежливо попросили передать им все заведенные уголовные дела и попросили не мешать, мол, они сами все закончат. Там сразу шесть групп работает. Арестованных тоже передали под их юрисдикцию. По приказу капитан Крапивина все наши люди были возращены на корабли. Однако следователи СБ работают по своим клиентам и на командование системами не претендуют, так что это все еще на нас. Новый комендант еще не прибыл.

    — Понятно. Все правильно, теперь это их дело. Там настоящие зубры, у них есть чему поучиться… Хм, кстати, Добрыня, сообщи старшему офицеру СБ мое предложение обратиться к прибывшим следователям с просьбой о практике. У них есть чему поучится.

    — Сообщение лейтенанту Литовски отправлено… Только что пришел ответ. Лейтенант еще во время передачи дел обратился к пришлым с этой просьбой и она была частично удовлетворена. Трое наших сотрудников внутренней безопасности стажируются на базе «Дюна».

    — Хорошо. Тогда я завтракать и на десять дней в обучающую капсулу, если что будет срочное и требующее моего вмешательства, то будите, а так пусть заместители справляются. Их четверо, да и полномочия вполне высоки, пусть с легкими проблемами сами разбираются.

    — Хорошо, командир. Твоя просьба уже отправлена капитану Крапивину.

    — Где мы сейчас?

    — На прежнем месте стоянке, на шестой парковочной орбите базы «Дюна». Добавлю, что все три транспорта также находятся на своих местах. Остальные корабли находятся в патруле, согласно расписанию кондиционного центра базы «Дюна».

    — Хорошо.

    Приняв душ и надев свежее белье, с новеньким не надеванным пилотским комбезом без знаков различий и маркировок я прошел в кабинет, заказав на своем личном кухонном комбайне завтрак.

    Несколькими касаниями подушечками пальцев по сенсорной панели настольного компа, я вывел на экран списочный состав своей эскадры. Теперь в ней числилось двадцать девять боевых кораблей. По убыванию список получился таким:

    1. «Петр-I». Тяжелый линкор прорыва модели «Возмездие» редкого типа «Б». Также он являлся флагманом наемной эскадры «Перун». Седьмой ранг, после модернизации получен ранг восемь-плюс. Верфи Империи Антар.

    2. «Илья Муромец». Тяжелый линейный крейсер рейдерского подкласса, модели «Вилдан». После модернизации получен ранг восьмой-плюс. Верфи империи Антран.

    3. «Зверобой». Малый торпедоносец крейсерского класса модели «Ориза», ранг седьмой. После модернизации получен ранг восьмого поколения. Верфи Империи Антар.

    4. «Севастополь». Патрульный крейсер модели «Гончий». Седьмой ранг. После модернизации получен восьмой ранг. Верфи Империи Антар.

    5. «Одесса». Патрульный крейсер модели «Гончий», однотипный с «Севастополем». Седьмой ранг. После модернизации получен восьмой ранг. Верфи Империи Антар.

    6. «12-67858-Н». Эскадренный крейсер сопровождения модели «Перезвон», седьмого класса. Восьмой ранг. Верфи империи Антран.

    7. «12-67859-Н». Эскадренный крейсер сопровождения модели «Перезвон», седьмого класса. Восьмой ранг. Верфи империи Антран.

    8. «12-67860-Н». Эскадренный крейсер сопровождения модели «Перезвон», седьмого класса. Восьмой ранг. Верфи империи Антран.

    9. «12-67861-Н». Эскадренный крейсер сопровождения модели «Перезвон», седьмого класса. Восьмой ранг. Верфи империи Антран.

    10. «12-67890-Н». Эскадренный носитель модели «Верлут», пятого класса. Восьмой ранг. Верфи империи Антран.

    11. «12-67891-Н». Эскадренный носитель модели «Верлут», пятого класса. Восьмой ранг. Верфи империи Антран.

    12. «Стерегущий». Малый фрегат класса «Омера». Шестой ранг, после модернизации получил восьмой ранг. Переоборудован в специализированного разведчика, приписан к контрразведке эскадры. Верфи Империи Антар.

    13. «Волька ибн Алешка». Корвет модели «Призрак». Седьмой ранг. После полной модернизации получен ранг восемь-плюс. Имеет возможность посадки на планету стандартного типа. Универсал. Приписан к контрразведке эскадры. Верфи Империи Антар.

    14. Десять номерных миноносцев модели «Нэвис». Восьмой ранг. Верфи империи Антран.

    15. Три номерных специализированных разведчика «Вулкан». Восьмой ранг. Один под номером «12-67897-Н» приписан к контрразведке эскадры. Верфи империи Антран.

    16. «Слава». Десантный транспорт с лицензированным госпиталем, переоборудованный из лайнера модели «Экспресс». Шестой ранг. После модернизации получен ранг семь-плюс. Верфи Империи Антар. Корабль подготовлен к продаже.

    17. «15-23761-Е». Штурмовой десантный транспорт с оборудованным лицензированным госпиталем модели «Стег», среднего крейсерского класса. Седьмой ранг, после модернизации получен ранг восемь-плюс. Верфи империи Антран.

    18. «15-23762-Е». Штурмовой десантный транспорт модели «Стег», среднего крейсерского класса. Седьмой ранг, после модернизации получен восьмой ранг. Верфи империи Антран.

    Откинувшись на спинку кресла я отодвинул пустую тарелку со вторым, которую тут же подхватит дроид-стюард и, попивая с печеньем травяного настоя, (чая проще говоря) задумчиво протянул:

    — Что-то Астахов тянет с именами для кораблей. Заколебался я с этими номерами… имена заслужить надо, — с улыбкой передразнил я, вспомнив слова адмирала.

    В чем-то адмирал был прав, просто так давать имена не бывавшим в бою кораблям, тут было не принято, вот поэтому они и не сменили пока номера на имена. Хотя некоторые миноносцы и крейсера это заслужили в боях с пиратами и контрабандистами. Вон номерной миноносец «15-23767-Е» до сих пор ремонтируется в доках «Дюны». Что-то там у него с силовым каркасом после попадания снаряды среднего калибра. Мои техники четвертый день восстанавливают этот миноносец участвовавшего в захвате базы контрабандистов. Так что многие уже заслужили имена, но до возращения парней из рейда я давать имена не буду. Пусть это сделают те, кто на них воюет и водит в бой. Сделаю им приятное.

    Из кораблей эскадры на Глоссии и Флаке остались только «Илья», «Слава», все номерные миноносцы, два номерных крейсера, «Стерегущий» и «Волька». Последний находился на правом борту «Ильи» пристыкованный к шестому шлюзу. Остальные, включая полк десантников на транспортах, ушли в рейд с Астаховым. Вот этими оставшимися силами и распоряжался Крапивина. Сформировав из них три патруля. Только «Слава» находилась на своей стояночной орбите, да «Илия» как координатор и штаб, а так же резерв в случае непредвиденных ситуаций. Остальные корабли патрулировали трассы и непосещаемые сектора, навещая в некоторых из них шахтерские базы. Правда, таких баз в сфере нашей охраны было всего шесть.

    — Кстати, пора и от «Славы» избавляться… — протянул я. — Добрыня?

    — Что? — тот же отозвался Искин.

    — Промониторь торговые биржи обоих систем. Хочу выставить на продажу «Славу». Примерно прикинь, сколько за нее дадут.

    — Сделаем.

    — Эх-х, как же хорошо, — простонал я потягиваясь.

    Хорошо, что я свалил всю работу коменданта на подчиненных, (хоть это и была должность чисто административная) и занимался своими делами. Этому меня Астин научил, именно так он и работал, правда, в его случае он не сразу заподозрил, что его водят за нос и на базе окопались предатели. Однако я то положился на своих подчиненных, которым верил если не как себе, то очень близко. Конечно в первое время было много работы, но как ситуация более-менее нормализовалась дальше работу потянули мои замы.

    Вот и сейчас пока я завтракал секретарь, лейтенант Духаус, из аналитического отдела подготовил мне несколько выступлений, отправив их мне по внутренней сети. Я ведь не только военная, но и политическая фигура, поэтому должен часто мелькать в новостях, выступая с разными сообщениями. Большая часть, конечно же висела на пресс-службе базы, но что-то нужно было сообщать и мне. Вот лейтенант и написал несколько речей. Мне требовалось пройти в специально оборудованное помещение увешанное флагами империи и эмблемой (реклама) нашего подразделения. В общем, выступлений требовалось записать три. Поздравление от лица военных всем жителям и гостей планет с праздником суверенитета империи, что наступит через два дня. Также с сообщением, что скоро кордоны будут сняты и связь заработает, а так же короткий ролик, когда все это произойдет.

    Изучив речь и внеся несколько правок, я отослал все обратно и, переодевшись в парадный мундир направился в комнату для записей роликов. Там я отмучился полчаса. Пока связисты вели запись, после чего отправился обратно. Все, если буду нужен, меня известят. Еще через полчаса крышка капсулы закрылась и я провалился в обучающий сон, продолжая поднимать базы по пилотированию тяжелыми кораблями.


    Когда крышка капсулы поднялась, я тут же хрипло спросил:

    — Что случилось, я всего четыре дня пробыл в обучении?

    — Сорок минут назад в системе вышел из гипера военных курьер. По сообщению пилота на борту находится новый комендант, — сообщил Добрыня. — Капитан Крапивин решил, что ты захочешь с ним встретится. Да и по уставу это положено. Новый комендант уже известил, что немедленно вступает в должность, поэтому стоит поторопиться. В данный момент курьер стыкуется с одним из шлюзов базы «Дюна». Капитан приказал приготовить челнок.

    — Передай, что через десять минут буду. Приготовь мне пока парадную форму.

    — Она уже готова. Сложена рядом с капсулой.

    — Ага, вижу, — ответил я, покидая капсулу и быстро облачаясь в церемониальную одежду.

    — Я закончил с изучением торговых бирж и готов предоставить аналитическую справку.

    — Это ты про «Славу»? — спросил я застегивая форменные ботинки.

    — Да.

    — Сбрось мне на нейросеть файл в сжатом виде, пока летим на базу, я его изучу.

    — Готово.

    — Ага, получил. Ну все я побежал.

    Через пару минут я быстрым гагом прошел на летную палубу. Она была полупустой, толкьо у готовившегося к старту челнока стоял дежурный техник и Кравпивин.

    — Все знаю, — известил я его. — Изучил сводки пока шел. Молодцы. Отлично справились со всеми огрехами.

    — Парни с базы помогли, — смутился капитан.

    — Ничего. Все нормально. Я к новому коменданту. После него уже поговорим более нормально. Сдам дела и свободен.

    Забрав у Крапивина планшет с работой нашего штаба чтобы передать его новому коменданта для облегчения вступления в должность, чтобы он имел всю полную информацию я зашел на борт и мы отбыли.

    Лететь тут было минуты три, так что пока было свободное время, я изучил аналитическую справку, что предоставил Добрыня. Он неплохо поработал, причем, судя по его анализу, если «Славу» выставить на аукцион, то можно поднять на продаже процентов на пятнадцать больше, чем продавать его просто так. Правда, после открытия систем большое количество потенциальных покупателей покинули эти системы, но многие местные жители вполне могли себе позволить подобные траты. Взять туже шахтерскую корпорацию, что работают в наших и соседних системах. Им-то госпитальное судно в виде транспорта точно пригодиться.

    — Прибыли, командир, — известила меня пилот.

    — Хорошо.

    Покинув салон челнока я поздоровался с офицером, что меня встречал и мы вместе с ним направились в кабинет коменданта где я никогда ранее не был и где устраивался новый комендант.

    — Проходите, вас ожидают, — сообщил мне незнакомый адъютант, что сидел за столом секретаря.

    Оставив сопровождающего в приемной, я молча прошел в кабинет. Новый комендант стоял ко мне спиной, что-то изучая на экране визора.

    — Господин флаг-командор, флаг-майор Кремнев прибыл для передачи полномочий, — известил я.

    — Ну здорова… Антоха, — повернулся ко мне командор, улыбаясь во все свои тридцать один зуб.

    — Костян, — ахнул я. — Тебя же продали работорговцам! Как ты?.. Хотя о чем это я? Здорова чертяка.

    Обхлопав и пообнимав друг друга так, что затрещали кости, мы отстранились и с улыбкой осмотрели друг друга.

    — Орел, — наконец сказал Костя, и добавил, хлопнув меня по плечу. — Везучий же ты сукин сын.

    — Не стоит оскорблять мою маму, она хорошая женщина, — нахмурился я, мне не нравилась подобная поговорка. — Что с Серегой и Андрюхой? Они с тобой?

    — Нет, о личном после. Сейчас займемся передачей полномочий, нужно чтобы мои люди принялись за работу, а потом посидим в неформальной обстановке, я уже приказал организовать небольшой банкет в отдельном кабинете «Тонкоокой Лилии», ресторана базы. Пообщаемся один на один. Нам есть, что рассказать друг другу.

    — Лады, — кивнул я и, улыбнувшись, добавил. — Как же я рад тебя видеть чертяка.

    Сама передача долгое время не заняла, мои штабные офицеры передали всю полноту власти сотрудникам Кости, включая коды доступа, с этой минуты главный штаб обеих систем снова заработал на базе «Дюна». После этого мы на официальном банкете, в присутствии обоих наместников и телевизионщиков, (не в прямом эфире) сообщили всем гражданам, что в системах появился новый комендант.

    Как только официальная часть закончилась, Константин отдал несколько приказов пожал руки уходящим наместникам и взмахом руки пригласил меня следовать за ним. Один из местных офицеров, которого я ранее уже пару раз видел мельком, сопроводил нас до ресторана, так как ни я, ни Константин не знали, где он находился. Нет, конечно, можно было вызвать служебный кар, или просто войти во внутреннюю сесть базы и посмотреть по схеме, но старшие офицеры на базе просто так не гуляли. Статус не позволял. Когда я был комендантом, в редкие посещения базы меня всегда сопровождали разные офицеры.

    — Легких закусок и коньяка. Много, — сделал заказ Константин распределителю, что провел нас в отдельное хорошо защищенное от прослушивания помещение. К тому же когда распорядитель вышел Костя достал переносную глушилку и, положив ее под стол, чтобы укрывала скатерть, активировал.

    — Не слишком? — спросил я с любопытством, заодно оглядываясь.

    Обстановка и декор комнаты мне понравился. Большое искусственное окно, проектирующее деревенскую жизнь. Холм, покрытый изумрудной травой с одиночным деревом на вершине, озеро и пара буренок с быком, что паслись на травке. Все это великолепие освещало улыбающееся солнышко. Идиллия, в самой комнатке также все было обставлено под фермерский дом. В общем, красиво все сделано и явно талантливо.

    — Нет, мне положено. Чтобы у противника даже в личной жизни не было на меня давления.

    — Рассказывай, что с тобой и ребятами было? А то пока я дрался на арене аэританским саблезубом, вас успели продать. Когда вернулся от медиков, клетки оказались пустыми.

    — Да-а, полтора года ведь прошло, — задумчиво протянул Константин, потом посмотрел на меня и спросил. — А тот пилот, что с ним стало? Кажется его звали Иён Йёхайн?

    — Иём Йёхайн… — мне было тяжело говорить, хоть и прошло много времени. — Он погиб, прыгнул на саблезуба, чтобы дать мне шанс. Я его не упустил, хоть кошак и меня успел подрать. Из-за этого и задержался в медсекции, пока рука на место приростала.

    — Я читал твое личное дело, так что более-менее в курсе, но хотелось бы подробностей.

    — Да, мне есть что рассказать. Значит слушай. После боя на арене, спустя буквально несколько дней базу атаковали военные корабли нашей Империи. Меня освободили, и на попутном транспорте отправили на планету, причем не с краю, а в центр Империи, на сельскохозяйственную Зорию. Еще на базе мне попался потомок землянина, он кое в чем мне помог, трофеями я имею ввиду…

    Константин слушал внимательно, я прервался только однажды, когда принесли заказ. Чокнувшись, мы выпили за встречу и я продолжил, изредка беря с тарелок что приглянулось.

    — … так что я не знал что новый комендант это ты. Так мы и встретились.

    — М-да. Покрутило тебя. Стал местным олигархом, — задумчиво катая на донышке остатки коньяка, протянул Константин, потом одним махом залил все в себя.

    — Ну не олигархом, но достаточно обеспечен.

    — Свой жилой район на планете, наемная эскадра… Да и как ты погулял на Земле я наслышан, читал на земном сайте. Жаль не смог принять участие, лежал в госпитале, в реабилитационным центре. Спасибо тебе, я уже связался с родителями и друзьями. Скоро они будут тут. Чартерные рейсы от Земли ходят постоянно. Три раза в неделю.

    — Сам серьезно пострадал?

    — Можно и так сказать, — криво усмехнулся Костя. — Мое родное тут голова, левое плечо и рука до локтя. Остальное созданное по моим ДНК реаниматором, вот такие дела.

    — Серьезно, где ты так?

    — Попал под выстрел плазменной пушки штурмового дроида антарцев когда наш флагман где я был командиром оперативного штаба, взяли на абордаж. Ладно, рядом случайно оказался тяжелый крейсер Головорезов, — Костя покачал головой. — Они нас фактически спасли, разметав рейдовую эскадру противника, хотя от нашего экипажа спалось всего девять человек. Почти все были в таком же состоянии, как и я.

    — Да-а-а, тебя тоже покрутило. Но давай сначала. А то я про парней так и не слышал. Рассказывай, — велел я.

    Константин молча распечатал вторую бутылку коньяка и разлил по бокалам.

    — Давай за парней выпьем. Не чокаясь.

    Мы встали и до дна выпили хмельного напитка.

    — Рассказывай, — повторно попросил я, садясь на место.

    — Вас тогда на бой увели, к вечеру никто не вернулся, мы думали, что вы погибли, охрана ничего не говорила. На следующее утро прибыли покупатели и нас как скот начали продавать. Осматривали как лошадей. Зубы, тела, чуть ли не в задницу заглядывали, хотя пираты и предоставляли им информацию о нас снятую с медкапсул. От одного покупателя наши вообще шарахались. Кто-то из местных шепнул, что он набирал рабов в мужской бордель. Причем клиенты были не женщины. Мне отчасти повезло, я попал в рабство к владельцу верфи, ему нужны были рабы с высокими показателями интеллекта. Купил он меня и еще троих, что его устроили. Когда нас грузили на корабль, выяснилось Антон и Сергей тоже были на этом корабле, оказалось, некоторые покупатели прибыли на одном корабле. Что было дальше, я узнал гораздо позже. Когда мне стала доступна вся нужная информация. Пока мы летели наш хозяин не стал тянуть и договорился с владельцем корабля, чтобы его медик установил нам нейросети, у него с собой были, причем не рабские, а специализированные инженерные и технические, правда, с имплантом подчинения. Я отправился в капсулу кибердоктора третьим, а когда очнулся, увидел рядом другого незнакомого медика и солдата в штурмовой броне. Оказалось пока мне ставили нейросеть и имплант корабль работорговцев, который вышел из гипера чтобы снова уйти в прыжок был лишен хода выстрелами из пушек по двигателями и взят на абордаж. А это надо сказать было не так легко, корабль хоть и принадлежал торгашу, но был бывшим военным транспортом и не последнего поколения, он сохранил систему внутренней безопасности. Так что штурмовикам пришлось не только уничтожать турели внутренней безопасности, но и вести настоящие бои с дроидам. Всем известна нелюбовь патрульных к работорговцам, поэтому при обнаружении рабов они их обычно в плен не брали. Думаю, ты понимаешь как поступили работорговцы избавляясь от улик… — Костя тяжело вздохнул и продолжил. — Меня спасло то, что я находился в капсуле и про меня сначала банально забыли, а потом уже не смогли прорваться в медсектор, который от них отрезали.

    — Да-а-а, — покачал я головой. — Свезло тебе так свезло.

    — Это да.

    — Что дальше было?

    — В отличие от тебя меня отправили на ближайшую приграничную планету, где находился Центр Беженцев. Попал я на Фунию, она заканчивает терроформирование, так что на поверхности уже можно ходить без скафандра, но зелень еще не завезли. Потом принятие гражданства и после недолго размышления принял предложение военных, попав на флот. Уровень интеллекта у меня был достаточно высок, сто шестьдесят три, поэтому я пошел по штабной линии. Поднимал базы знаний в любое свободное время, поднимаясь в иерархической лестнице. Сперва был простым аналитиком, потом замом аналитического отдела, получил звание капитана, и должность зама отдела разведки эскадры. Полгода назад звание флаг-майора и должность начальника оперативного штаба одиннадцатой Эриканской эскадры Пятого Флота, причем с начавшейся войной получал еще и боевые навыки и опыт. Во время того боя, за проявленную храбрость и мужество меня наградили Крестом Отважных и несмотря на то что немного нахватает уровня знаний, дали внеочередное звание. А после госпиталя, как восстановленному я уже не мог вернутся на прежне место, предложили должность коменданта, благо тут освободилась вакансия, которая соответствовала моему званию и знаниям.

    — За что орден дали? — спросил я, подставляя бокал под льющуюся янтарную жидкость.

    — Помнишь я тебе сказал, что меня фактически испепелили?

    — А то.

    — Так вот я был в сознании, нейросеть и импланты отрубили болевые ощущения и поддерживали жизнь, а так как я остался самым старшим офицером на корабле то, приняв командование над кораблем, на единственном уцелевшем, хоть и поврежденном разгонном двигателе направил наш линкор на таран вражеского носителя, он как раз рядом висел подставив бок. Я же не знал, что в это время Головорезы как раз отбивали наш корабль. Таран удался, крепкая броня нашего корабля выдержала, в отличие от носителя. Те никак не ожидали что избитый и фактически лишённый навесного вооружения линкор, вдруг пойдет на таран. Тем более их штурмовики очищая корабль от трупов уже известили что корабль захвачен и главный Искин деактивирован. Они не знали, что наш флагман имел дублирующее управление в запасном командном центре. Все было зафиксировано Искином, и когда систему очистили, я в это время находился в госпитале, командующему донесли о моем приказе на таран и он приказал наградить меня. Вот такие дела. Хотя скажу тебе честно, в том последнем для меня бою, я впервые участвовал в отражении абордажа и видел солдат и дроидов противника так близко. Я штабист, мое дело думать и принимать решения.

    — Да, молодец, — я в искреннем восхищении покачал головой.

    — Да я там почти ничего не помню, все как в тумане. Сам понимаешь, что я тогда испытывал, я умирал, хотел хоть как-то ответить противнику. Отомстить. Они же нам со спины вышли из гипера, сразу уполовинив наши порядки.

    — Это да… Что у тебя с личной жизнью? — решил я сменить тему.

    — Да как-то не до того было. У тебя читал в досье и дочка есть?

    — Ага. Мелкая, красавица. Вся в меня. Надеюсь скоро стану второй раз отцом.

    — Краб?

    — Да.

    — У тебя почти вся эскадра состоит из землян. Как, тяжело?

    — Да нет, я создал грамотный штаб. Поставил грамотного командира эскадры и отличных замов. Проблемы решаются без моего участия. В будущем планирую отойти от дел и заняться своими интересами.

    — А что они есть?

    — А как же. Я тут реликвиями Древних увлекся. Даже пока коменданствовал чувствовал в аукционах. Недавно купил шар-кристалл. Древние его использовали для хранения информации. Надеюсь смогу его вскрыть и узнать что там.

    — Дорого?

    — Под две сотни.

    Константин аж крякнул от такой суммы.

    — Так-то такие кристаллы около миллиона стоят, но прошлый владелец так и не смог взломать пароли, поэтому подобная цена.

    — Интересные у тебя увлечения.

    — Ага, кроме шара я еще купил хрустальную палочку. Долго ломал голову что это такое, продавец не знал да и в сети я информации о ней не нашел, хотя видно что вещь древняя, там и иероглифы одной из рас. Только через две недели смог выяснить, что это такое.

    — И что же.

    — Карандаш для покраски ногтей из маникюрного набора. Касаешься ногтя и он принимает тот цвет что ты выберешь. Работает только на ногтях, на руках или на ногах, я проверял. Я его случайно активировал и покрасил ноготь большого пальца в зеленый цвет. Потом два дня убрать не мог, пока не разобрался с управлением и сменой цветов. Тогда же смог найти и описание этого маникюрного набора. Оказалось их никогда не находили, но была информация-каталог женской косметики Аграфов, древней вымершей расы из одного вскрытого информационного кристалла Древних. За эту палочку мне предлагают уже четыре миллиона. Хотя купил я ее за пятьдесят тысяч.

    — Понятно… Черт, коньяк закончился.

    В это время я делая глоток поперхнулся и, разбрызгивая хмельной напиток закашлялся-засмеялся и начал тыкать в сторону голограммы окна.

    — Ты чего? — удивился Костя, похлопывая меня по спине, оборачиваясь к окну, через минуту он присоединился к моему веселью. За «окном» бык закончил покрывать одну корову и залезал на вторую.

    Отсмеявшись, я протер платком глаза и сказал:

    — Веселый тут декоратор был.

    Константин, только хмыкнул. В это время дверь открылась и официант принес еще пару дополнительный бутылок и блюдо мясной закуски. В этот раз подоспело горячее.

    База была чисто военная, и ресторан принадлежал службе тыла. Все служащие данного учреждения имели звания и получали зарплату как действующие военные. Хотя тыловики не редко нанимали вольнонаемных.

    Мы снова выпили, я не чувствовал хмеля ни на грамм, хотя мы уговорили две бутылки коньяка. Однако я не предпринимал никаких действий, чтобы дать алкоголю вырубить мой организм, нейросеть по умолчанию фильтровала кровь. Но что нейросеть, один только Симбиот работал почище целой капсулы реаниматора, так что я был почти трезв. Костя вон уже поплыл, видимо он отключил медпомощь нейросети. Подумав я сделал тоже самое, за одно проделав похожее с Симбиотом. Мы сюда напиться пришли, хоть я и не любил это дело, однако ситуация способствовала и требовала.

    Мы еще долго говорили, рассказывая приключения и ситуации в которые попадали. Чтобы не давать поводов для пересудов, я отправил сообщение Крапивину, чтобы он отправил забрать мою тушку кого-нибудь из офицеров. Подстраховался.

    — Чем думаешь заняться? — спросил Костя, и с трудом сфокусировав взгляд, взял последнюю бутылку.

    — А что?

    — Война эта быстрая. Скоро закончиться. Год, ну два максимум. Все твое движимое и недвижимое имущество самодостаточное и вполне прибыльное, а ты не тот человек чтобы сидеть и ничего не делать.

    — Ты прав. Хочу серьезно заняться артефактами Древних. Зацепила меня эта тема.

    — Научным прогрессом не хочешь значит? На этом можно сделать огромное состояние.

    — Думал еще когда на Земле был, но… Что-то не хочется, не мое это. Да и Маллик отговорил. Там потенциал немалый нужен, оборудование, базы, люди, в конце концов. Все упирается в людей. Тут то дела простые, военные да гражданские, мои люди тянут лямку и налево смотреть не будут, а для ученых меня нет старшего, который все это потянет, да и искать его не хочется. Ну не мое это. К тому же я создал свой бизнес и, хотя он пока не приносит прибыль, все на развитие идет, отдача тоже будет. Я лучше артефактами займусь, — немного сумбурно пояснил я, так как изрядно захмелел. Однако я сказал правду, я действительно собирался отойти от дел и серьезно заняться артефактами Древних, я уже обдумал все это и решил, что тема мне очень близка. Можно не только покупать артефакты, но и самому искать их.

    — Хорошее решение. Давай за мечты и чтобы они сбывались, — потянулся ко мне Костя. Бокалы с хрустальным звоном соприкоснулись, и когда я уже вырубился, под конец нашей встречи, этот звон и в беспамятстве преследовал меня.


    Во рту было гадко, и это притом что пили мы только элитный дорогой флотский коньяк «2341». Он конечно не «2351», но и мы не адмиралы, генералы или тыловики чтобы пить элитное пойло, хотя оно и было в наличии. Нам хотелось просто напиться, причем хорошим напитком, а не эксклюзивным пойлом, про которое гражданские мало что знали. Его старались не продавать на сторону. Поэтому я и морщился, чмокая языком.

    С трудом сфокусировав взгляд, осмотрелся. Судя по обстановке я находился в своих апартаментах. Видимо носителям моего тела дал доступ сюда Добрыня, потому как я был в неадеквате, проще говоря в отрубе, а без моего разрешения попасть сюда можно было только с помощью Добрыни, а он кому попало допуска не давал. Хотя еще сестра имела допуск, но она второй день проходила сертифицированние и специализацию на «Дюне» и пребывать там ей еще полсуток. Надо же учила-учила свои базы, накопила, и теперь сдает сертификаты на «Картографа», «Техника среднего корабля» и «Спасателя» разом. Причем не только это, но еще она должны сдать на флотского капитана, благо знания позволяют, вот на все это и тратиться время. В гражданском секторе можно эти сертификаты получить не покидая корабля, просто отослав файлы с поднятыми базами, но одно дело военные сертификаты, которые ценятся куда выше, и гражданские. Вот сестренка и еще девять офицеров и пользовались представившейся возможностью, пока мы стоим у «Дюны».

    — Добрыня… — прохрипел я.

    — Проснулся? — поинтересовалась появившаяся голограмма, в этот раз в виде Берии. — Ну и нажрался же ты голубчик.

    — Сам знаю… Вызови медика, пусть уколет меня чем-нибудь, чтобы я дошел до реаниматора… Надо подлечиться, а то сдохну.

    — Хорошо… Готово. Много выпили?

    — Восемь бутылок двадцать три-сорок один… Давно не виделись, да и расстались не слишком удачно…. Парней помянули… Ох, как мне плохо.

    — О, тридцать градусов, с учетом что каждая бутылка ноль-семь, отмечали вы с размахом. Удачно хоть?

    — Добрыня… не трынди, все потом… Голова раскалывается, — сморщился я, держась за голову. Вспомнив об автодокторе нейросети, я вошел в меню и активировал его, заодно запустив медика Симбиота. Через минуту я был как огурчик, спасибо импланту, я все не мог нахвалиться подарком Маллика, в этот же время как раз подошла дежурный медик. Она осмотрела меня и на всякий случай вколола что-то из стимуляторов. Потом я быстро принял душ, оделся в чистую одежду, парадку теперь только на выброс и вместе с медиком направился в медсекцию. Хоть и чувствовал я себя очень прилично, но убрать последствия застолья лучше в капсуле. Можно конечно доверить это Симбиоту, но это не основная его специализация, мне не хотелось ждать пару суток, чтобы он почистил мне почки и печень. В капсуле банально быстрее с тем же качеством.

    Почти все капсулы оказались заняты. Восстановительные после ранений процедуры проходили только двое, остальные поднимали свои базы знаний. Многие давно подняли, чем больше знаешь и имеешь сертификатов специальностей, тем больше зарплата и льгот. Лентяев у меня в эскадре не было, была возможность отобрать требуемых людей, вот бойцы и пользовались редкими минутами мирного времени, чтобы подучить еще что-нибудь. Я их инициативу только поддерживал, даже проведя у себя мнемоскопирование, создал несколько десятков баз знаний пятого ранга и три шестого, выставив их на продажу за полцены. Тем, кому они требовалась по работе закачивались бесплатно, тем, кто хотел повысить в разнообразии свои знаний, пришлось раскошеливаться, однако они не жалели. В корпорации «Нейросеть» эти базы гораздо дороже, к тому же наши медики подтверждали их, что позволял после изучения сертифицироваться по специальности. Так что базы у меня брали хорошо. Только дополнительные импланты подчиненным приходилось покупать в «Нейросети», у меня их в наличии не осталось, все, что было, уже установили.

    Через час я вылез из капсулы реаниматора чувствуя себя в том состоянии в котором кажется что подпрыгни и взлетишь. Я опытный и знал что это пост эффект от лекарств, и что в течение пары минут все это пройдет, но все равно напивая веселенькую песенку, быстро одевался, одновременно узнавая по внутренней сети где Крапивин. Оказалось он, оставив все дела на замах, как я это делаю, уже сутки проходил обучение в капсуле. Причем лег на три дня, пользуясь тем, что на нас теперь мало работы. Наш крейсер был в резерве у нового коменданта, так что пока мы не получили задания, люди отдыхали и учились.

    Подумав я понял, что он мне особо и не нужен. Конечно капитан в капсуле, да и штаб после передачи полномочий фактически не дееспособен. Так как часть офицеров были в увольнительных на планете или лежали в капсулах обучения, но дежурный то офицер по любому в курсе всех новостей по обеим системам. Да и у Добрыни можно спросить, он тоже держит руку на пульсе, но он имеет информацию более специфичную, которая не проходит через простого дежурного.

    Поблагодарив дежурного медика-мичмана, в этот раз была другая девушка, видимо произошла смена, я вышел из медсекции и направился в сторону рубки. Народу мне попадалось не так много, хотя согласно расписанию на корабле находилось сто восемьдесят три человека из двести шестнадцати согласно корабельному списочному составу.

    Дежурный офицер, штатный оператор защиты капитан Берри, оказался не в помещении штаба или рубке, а в кают-компании, где он нагло резался в карты, находясь в социальной сети Глоссии.

    — Нур? — вскочил он на ноги, как только пшикнула дверь, когда я прошел в помещение.

    — Доложите обстановку по системам. Флотские информацией поделились?

    — Так точно, они не отрезали нас от информационного канала, поэтому мы в курсе большинства дел, если на них не стоит метки СБ.

    — Докладывайте.

    — Два патруля продолжают осматривать системы и охранять трассы гражданских кораблей, то есть где они делают промежуточные прыжки. Третий патруль двенадцать часов назад закончил работу и вышел к базе «Эстрим», где встал на стоянку для штатного трехдневного отдыха. После этого патруль продолжит работу. Так же по официальному каналу вас пригласили на празднование дня окончания террофорирования Глоссии, это местный национальный праздник. Бал будет происходит в центральном зале Административного здания в столице.

    — Комендант тоже будет?

    — Не известно. Но его должны были пригласить.

    — Ясно, — задумался я. — Это все?

    — Еще прошла информация что скоро придет пополнение для баз «Дюна» и «Эстрим» как в людях так и в технике. Даже корабли подкинут, несмотря на тяжелое положение на фронтах.

    — А там еще что случилось? Я немного не в курсе. Не изучал информацию.

    — Наши отступили из шести систем с тяжёлыми потерями. Император двинул к границе еще один флот — Одиннадцатый.

    — Откуда информация, ведь этого точно не было на новостных каналах?

    — Почему? Наоборот объявили об этом во всех новостях, — удивился Берри.

    — Да? Наверное у них были для этого причины. Возможно выиграть время пока противник перегруппируется. Это все?

    — Так точно… Хотя, четыре часа назад с базы пришел запрос на шесть наших штурмовиков. По просьбе штаба мы держим их в готовности номер один. Пилоты отдыхают в кают-компании летной палубы, в случае приказа вылетят немедленно.

    — Запрос на вооружение для штурмовиков какой был? — заинтересовался я.

    — Ракеты и шрапнельные снаряды.

    — Ага, значит, против контрабандистов их бросят. Для других дел нужно другое вооружение… Через да дня кто у нас дежурный офицер?

    — Лейтенант Мюллер, — ответил Берри.

    — А эта та блондинка с четвертым размером? — видя, как нахмурился капитан, я быстро мысленно прояснил у Добрыни ситуацию, поэтому почти без запинки продолжил. — Хорошая девушка, надеюсь у вас все сладиться.

    — Спасибо, командир. Я тоже на это надеялся, — немного облегченно улыбнулся Берри.

    — Она мне не подойдёт. Кто у нас в это время будут подвахтенными?

    — Сержант-техник Кляйн на летной палубе. Корабельный сержант-техник Вернер. Мичман-медик Хартман…

    — Одни немцы, русские есть?

    — Так точно. Командир дежурной пары мичман Сергеев является по национальности русским.

    — Хорошо, — обрадовался я. — На момент дежурства подготовь ему приказ затопить корабельную баню к прибытию важного гостя. Это я про нашего нового коменданта Константина Семенова. Так же пусть присутствуют лейтенант Ярышкин и рядовой Маркелов из роты спецназа приписанной к крейсеру.

    — Их для компании? — уточнил Берри, набирая команды на наручном компе, подготавливая приказ.

    — Можно и так сказать. Они из одного города с комендантом, древнего и прославленного Пскова. Хочу сюрприз устроить. Может, они знакомы, или знакомых друг друга знают. Все равно приятно будет пообщаться с земляками.

    — Ясно. Капитану сообщить о прибытии командора? — уточнил Берри.

    — Конечно, — удивился я. — Для этого и спрашивать не надо, капитан должен знать все, что происходит на корабле. Так же извести сотрудников СБ, пусть подготовятся к встрече гостя.

    — Ясно, командир.

    — Это пока все, продолжайте работать, если что я у себя.

    — Хорошо, командир.

    Выйдя из кают-компании, я на личном лифте спустился прямо в свои апартаменты где, пройдя в свой кабинет, запустил комп, дав адрес местного аукциона, и спросил у Добрыни:

    — Есть что для меня?

    — Не особо много. Есть информация от наших разведчиков, что они вышли на информатора пиратов. Сейчас отрабатывается эта версия совместно с СБ базы «Дюна», в случае если информация подтвердиться, возможно потребуется присутствие «Ильи». С базы уже поступил запрос на штурмовики. Если пираты сильны, идет «Илья», если нет, возьмут штурмовики на внешнюю подвеску флотских эсминцев и перехватят корабль. Мы в этом опытные, не раз так делали.

    — Это все?

    — Звонила твоя мама, попросила перезвонить. Правда добавила, что это не срочно.

    — Беспокоиться. Хочет узнать как у меня дела, — тепло улыбнулся я. — Потом перезвоню, у них сейчас ночь.

    Я с ней и Ольгой за последние недели говорил чуть ли не каждый день, беззастенчиво пользуясь бесплатной линией коменданта. Сейчас эта лавочка прикрыта, не будешь же Константину обращаться с такими пустяками? Да и на «Илье» есть своя аппаратура гиперсвязи. Бесплатная, но не такая защищенная от прослушивания.

    Закончив выслушивать все новости, я сел за комп и залез на сайт аукциона, просматривая новые лоты. Вдруг что попадётся интересное.

    Через час меня отвлекли сообщением, что к крейсеру подошел челнок и запрашивает разрешение на посадку. На борту находится экс-комендант, флаг-командор Астин. Когда я услышал, кто находился на челноке, то сразу дал разрешение на посадку.

    Через минуту сопровождающий привел коменданта в мои апартаменты.

    — Извините командор, что не встретил вас. Но вы застали меня немного не вовремя.

    — Это вы извините меня, майор. Через час я отбываю на новое место службы и поспешил навестить вас перед отбытием, — поздоровавшись со мной, сказал командор. — Я не отблагодарил вас за вашу помощь. Если бы не вы, то на мне и на моей семье было бы несмываемое пятно, поэтому хочу вас отблагодарить по мере сил. Я узнал, что вы занимаетесь артефактами Древних и решил, что наша семейная реликвия вам пригодиться.

    Командор достал из кармана черную коробочку для хранения кристаллов памяти и, открыв её, достал уже знакомый мне круглый кристалл для хранения информации. Осторожно приняв его я спросил:

    — Он вскрыт?

    — Да, еще мой дед смог взломать коды и узнать какие на нем дынные. Как вы знаете эти кристаллы позволяют десять раз скопировать информацию с него, но потом они рассыпаются прахом. С этого кристалла копирование проводилось девять раз…

    — Что на нем? — не выдержал я.

    — Одним словом, база знаний Древних. Наши нейросети ее не тянут, так что закачивать бессмысленно, но в Искин или комп с хорошим внутренним объёмом, вполне возможно. Это конечно долго просматривать такие объёмы информации, ведь базы знаний Древних были куда больше чем наши, но хоть что-то. Тем более эьа база принадлежала Хорам, а мы их потомки. Поэтому расшифровывать ничего не надо. Язык конечно заметно изменился, но понять можно, тем более там встроенное обучение языку, она там по умолчанию. Надеюсь, я угодил вам? Ах да, забыл сообщить, что база знаний на кристалле называется «Хакер» и относиться к шестому рангу по классификации Древних. Правда, нам это не особо помогло. Конечно время на взлом паролей Древних уходит меньше, но не сильно, так как использовать через нейросеть ее не возможно, что снижало на нет ее возможности.

    Командор был честен и мне это нравилось, как и сам подарок.

    — Спасибо. Это действительно дорогой подарок, — искренне поблагодарил я, внутренне усмехаясь. У меня-то проблем с закачкой базы не было благодаря Симбиоту. Он и не такое проглотит и не поморщиться. Да еще поможет закачать, установить ее и разучить.

    Наскоро попрощавшись с довольным командором, он видел, что угодил мне. Передал коды доступа к кристаллу, после чего попрощался и поспешил на летную палубу, он действительно опаздывал на корабль. Я же как только командор ушел, достал из стола стандартный считыватель и, вставив в универсальный разъем кристалл. Потом подсоединил к нейроразъему на левой руке. После ввода пароля, информация потекла на Симбиот. Через полчаса, когда закачка благополучно закончилась, кристалл прямо в считывателе рассыпался прахом, однако я только улыбался. Командор даже не представлял, что подарил мне. Правда улыбка начала сползать, когда Симбиот выдал время на изучение базы. Восемь месяцев. Охренеть.

    Пока я изучал залитую в хранилище Симбиота базу, как-то мимо меня прошла информация, что разведка начала действовать. Крейсер им не понадобился, поэтому шесть штурмовиков взяли на внешнюю подвеску два фрегата девятого поколения с базы по три машины на каждого и ушли в гиперпрыжок. Я узнал об этом чуть позже, зато через шесть часов, я только-только закончил учить первый ранг «Хакера» они вернулись. Выйдя на наши связистов, я запросил от них доклад. Все было в порядке, контрабандистов застали со спущенными штанами, когда они перегружали запрещенный груз, в данном случае наркотики, со среднего транспорта, приписанного к одной из планет республики Тон. Оба были задержаны, сейчас их перегоняли к Глосии призовые команды.

    Меня больше удивляло, как тут оказался транспорт, ведь граница соприкосновения с республикой на особом контроле вот уже две недели. Усиленные резервами пограничники наблюдали за границей крепко. Вполне возможно что транспортник прятался где-то в нехоженых уголках пока не получил сигнал с контрабандиста и не вылез из своей щели. Узнаем чуть позже, когда трофеи пригонят на орбиту Глосии и взломают Искины. Хотя там совместно с нашей разведкой СБ работало, так что Искины скорее всего уже вскрыты сразу после захвата.

    «Интересно, что сейчас в республики происходит? Наверняка взламывают орбитальную оборону заселенных планет да гоняют остатки флота республиканцев. Они им на один зуб. Жаль с „Петром“ связаться не возможно, хотелось бы узнать последние новости», — размышлял я, отходя от капсулы обучения. Обычно на первый ранг я тратил по полчаса на изучение, эти шесть часов, дали мне возможность осознать возможности взлома разных систем, Искинов, и других зашифрованных кодов доступа и программ, но чисто теоретически. Ведь семья Астин скоре всего переливая базу на Искин смотрела только поверхностную информацию, именно первый ранг, частично второй. На третий и дальше нужно затратить месяцы на изучение, вряд ли они эти занимались. Ну по крайней мере после изучения первого уровня базы знаний я уже мог ориентироваться в вопросах безопасности, взлома и защиты оборудования и паролей Древних. У меня даже было на чем потренироваться, я недавно приобрел зашифрованный кристалл с какой-то информацией. Я надеюсь на ней тоже база знаний, жаль на кристаллах древних нельзя считать поверхностную информацию, на которой обычно писалась, что находится внутри, как это делается в Содружестве. Что ж, будет сюрприз. Многие покупают подобные кристаллы, не зная, что внутри. Подниму базу до третьего ранга и буду тренироваться на кристалле, надеюсь, я не уничтожу информацию на ней своими неловкими и еще неопытными действиями. Жаль только до третьего ранга я буду эту базу поднимать целый месяц. Сейчас мысль пришла, можно же скупать по дешёвке кристаллы о которые поломали зубы программисты и хакеры Содружества и взламывать их, после чего перепродавать, снимая копию. Или проще, выставить услуги по взлому артефактов Древних. Отличная идея, эта процедура очень хорошо оплачиваемая. Вот еще один источник дохода. Тут по полмиллиона можно свободно делать в месяц, если особо сложные случаи то и больше, гораздо больше.

    — Добрыня, был вызов с «Петра»?

    — Нет, командир. В эфире молчание, — судя по вздоху, Добрыню тоже снедало любопытство.

    Дело в том, что на линкоре у нас тоже установлено оборудование гиперсвязи и для него докричаться до нас было не проблема. НО! Все дело именно в этом пресловутом «но». Флот ушел воевать, поэтому все оборудование гиперсвязи, где находился флот, было заглушено специальными кораблями, что шли в составе эскадр. И хотя на днях прошла официальная информация из пресс-службы Императора, что Империя начал войну на два фронта, (вызвав волну в информагентствах Содружества) и о причинах нападения на республику Тон, глушилки все еще действовали. Так что я ничего не узнаю пока наши не вернуться из рейда или пока не прекратиться глушение гиперпространства.

    Вернувшись в кабинет к компу, я стал изучать новые лоты аукциона. Особо любопытного ничего не было, но пара лотов меня заинтересовала. Они так и были подписаны: неизвестные артефакты Древних. Проверив в сети, я убедился что ничего подобного там не было, однако и не вооруженным взглядом было видно что вещицы древние. Ученые что занимались артефактами, сами честно признавались, что науке известно не более пяти процентов всего, что существовало ранее, так что часто можно было встретить подобные лоты. На моей памяти это уже пятый раз. Обычно их скупают ученые, чтобы исследовать, нередко коллекционеры и перекупщики. Хоть на изучение этих артефактов и требовались усилия чтобы понять что это, но если это удавалось владелец мог как озолотиться так и потерять все. Были известен случай когда купивший лот перекупщик потратив немалые средства, смог узнать что же он купил. Оказалась черная шестиконечная звезда являлась средством для освежения воздуха в корабельных гальюнах. За лот перекупщик уплатил сто семьдесят тысяч, потратил на изучение сто шестьдесят, а продать смог за восемьдесят тысяч, да и то с трудом, когда заинтересовал компанию производящую освежители воздуха. Даже в ноль не вышел. Некоторые вроде меня с косметическим карандашом серьезно поднимались на подобных лотах, поэтому я понимал, что схватка будет жаркая. Хотя фото лотов, а так же данные со специализированного сканера-анализатора облучившего эти предметы были интересны.

    Да и цена была милой, по пятьдесят тысяч начальная ставка. Выложены лоты были одним владельцем, буквально минут десять назад. Одним кликом я отправил сообщение, что участвую в аукционе. В течение шести минуты ко мне присоединились еще шесть игроков. Двое были посредниками разных госинститутов по изучению артефактов Древних. Этих гадов трудно переплюнуть, они тратят не свои деньги и всегда получают желаемое. Для этого им выделяют немалые средства.

    — Так, — пробормотал я, изучая данные лотов. — Две вещицы двумя лотами по пятьдесят тысяч каждая. Одна черная матовая коробка, которую сканер не смог просветить, но сам материал коробки сходен с теми, что использовался Древними для разных нужд. Например, в боксах для хранения кристаллов памяти. А эта коробка очень на нее похожа, правда, я не припомню чтобы на боксах были эти округлые выпуклости на боках. Блин, и в сети никакой похожей информации не было. Судя по следам и подпалинам на коробке, бывший владелец пытался ее вскрыть, но у него ничего не вышло, это может снизить цену. Но неизвестность что внутри, может и поднять её… Ага, уже до восьмидесяти тысяч подняли. Даю восемьдесят одну. По второму лоту, черная поблёскивающая на свете полуметровая палка, с небольшим набалдашником наверху. Согласно данным сканера-анализатора, материал необычный. Такой используют в легком ручном оружие. Это тоже оружие? Блин, жаль, у ученых нет этой информации. Очень жаль, хотя брать кота в мешке это очень интересно. Так за палку подняли уже до ста, совсем охренели посредники, уже между собой рубятся. Видимо не я один сообразил, что это может быть оружие. Даем на пять тысяч больше…

    На аукцион у меня ушло почти полтора часа, но неизвестная палка и коробка, в которой все больше и больше убеждаясь, я начал опознавать нестандартный оружейный кофр, стали моими. Коробку я приобрел за четыреста семьдесят тысяч. Палку за семьсот тридцать пять. За нее боролись дольше всего, но видимо посредники выбрали все денежные лимиты и сошли с дистанции. В этот раз мне повезло.

    После уплаты за лоты я получил дополнительную информацию от бывшего владельца и выругался. Метку лотов, что владелец находиться не на Глосии я благополучно пропустил и пожинал плоды. Вот сейчас бывший владелец и сообщал, где находились купленные мной артефакты Древних. Также он извинялся за то, что не может доставить их мне из-за отсутствия транспорта в ближайшее время и дал координаты шахтерской матки, где он и находился. Думаю, стало понятно, что бывший владелец шахтер и работает в подконтрольных нами системах, правда на краю, полтора дня в гипере. Из-за этого бывший владелец сделал скидку в пять процентов от общей суммы.

    — Добрыня, — поднял я голову от экрана компа.

    — Что?

    — Отдай приказ приготовить «Вольку» я отлучусь дня на три возможно на четыре. Приобрел артефакты Древних, но они оказались не на планете, нужно слетать за ними. Бывший владелец сообщил, что к ним каждые три недели заходит грузовоз, но он был пять дней назад, снова придет не скоро. Наш патруль зайдет к ним только через неделю, вот и думаю слетать лично, а то умру от любопытства, что же я купил. На всякий случай лови координаты материнского корабля шахтеров, если не вернусь через пять… нет через шесть дней. Объявляй тревогу.

    — Хорошо, заархивировал. Наши патрули изредка посещают эту шахтерскую базу, она находиться у погасшей звезды.

    — Что они там делают, ведь астероидных полей тут не осталось, все выработали?

    — Им дали разрешение на разработку малой планеты.

    — Однако, видимо у них где-то есть волосатая лапа, раз все это прошло вопреки закона разработок планет и планетоидов.

    — Государственный заказ, командир. Поэтому и получили. Эта информация свободно висит в сети… Корабельный техник уже направлен на предполетный осмотр корвета. Хочу добавить, что двадцать минут назад с базы «Дюна» прилетела ваша сестра в сопровождении трех офицеров, что также сдавали на сертификаты.

    — Сооруди что-нибудь праздничное на стол и пригласи ее через час.

    — Сделаем, командир.

    Пока было время, я переоделся и стал готовится к встрече с сестрой, заодно узнал у помощника капитана подробности операции по захвату контрабандистов. Прибывшие пилоты уже доложились и передали запись захвата со своих Искинов штурмовиков. После боевой операции и написания рапортов их ждет пятидневный отпуск, пилоты могут провести это время на планете, на тех же курортах, которые пользуются неплохими успехами среди экипажа. Тоже что ли слетать отдохнуть?

    Прослушав доклад помощника, я отправил его заниматься своими делами и просмотрел запись с Искина штурмовика командира группы. Боя не было, если бы было только два патрульных фрегата контрабандисты на своем бывшем крейсере еще потрепыхались бы, но присутствие штурмовиков задавила эту мысль капитана контрабандистов в зародыше. В принципе их для этого и взяли, чтобы они поиграли «мускулами», да обезопасили от неожиданностей десантные челноки, что полетели к обнаруженным кораблям. Дальше прошла зачистка кораблей, под конвоем бывшие экипажи перевели на фрегаты, после чего фрегаты отследили, как трофеи ушли в гиперпрыжок в сторону Глосии и прыгнули следом. Из-за того что они современнее, соответственно быстрее, то и вышли первыми и доложились об удачно проведенной операции. Трофеи вышли из гипера полчаса назад и сейчас маневрируя подходили к базе «Дюна». Старпом уже отправил на базу корабельного казначея, чтобы он оценил трофеи. Так как в захвате участвовали мои люди, то после суда и продажи на аукционе конфискованного имущества нам причитались доли. Две трети пилотам штурмовиков, остальное на баланс эскадры. Задача казначея осмотреть трофеи и поставить виртуальную печать подтверждения.

    Кстати, забавная ситуация. Несмотря на то, что на базах «Дюна» и «Эстрим» было свое авиакрыло москитного флота, где по сто машин разных модификаций, где по сто пятьдесят, они не имели правда удаляться от баз далеко, поэтому патрульные корабли ходили на захват контрабандистов одни. Мои же люди ввели практику брать на внешнюю обшивку штурмовики и истребители. Что мгновенно снизило потери. Поэтому местные флотские просто не ходили на захват без наших ребят. Еще будучи комендантом я приказал своим штабистам составить грамотный доклад по использованию москитного флота, с просьбой снять этот дурацкий запрет на использование штурмовиков и истребителей баз. Когда прибыл «экспедиционный корпус» мы переслали его начальнику генерального штаба. Надеюсь, докладу дадут ход, это реально снизит потери патрульных.

    Когда я закончил просматривать записи, Добрыня известил, что сестра будет через минуту, она уже вышла из своей каюты.

    Через полминуты дверь отошла в сторону и ко мне в апартаменты прошла сестра. Она была в непривычном комбезе пилота, а в легком летнем платье чуть выше колен с открытыми плечами, и в легких босоножках. Тряхнув гривой волос, сестренка с улыбкой посмотрела на меня.

    — Устала? — спросил я, обнимая ее.

    — Есть такое дело. Можешь меня поздравить, теперь я сертифицированный специалист по пяти направлениям. Пилот малого корабля, пилот среднего, спасатель, картограф и техник. Но побегать действительно пришло. Ладно хоть номер в гостинице предоставили, успела поспать сдавая последний предмет.

    — Молодец, — искренне порадовался я за сестренку, помогая ей сесть за уставленный яствами стол. — Остальные как?

    — Четверо не прошло виртуальные тренажеры, — печально вздохнула Аня и зашарила глазами по столу, выбирая, что повкуснее. — Базы выучены, даже небольшой практический опыт есть, но ты же знаешь требования по сдаче на тренажерах. Парням не хватило уровня интеллекта, а имплантов которых могли поднять этот уровень, а также память и скорость реакции у них не было, мы не давали, непрофильная работа. Теперь будут копить на импланты и пересдавать.

    — Требования военный сертификаторов куда строже чем у гражданских, но если они решили получить еще одну специализацию по мимо основной, то можно выдать им ссуду. Я сообщу в бухгалтерию на Зории.

    — Спасибо, братик. Сам ты как?

    — Отлично. У меня есть для тебя подарок на день рождения. Стоимость не буду говорить, намекну только что можно купить малый крейсер, но думаю тебе понравиться. Держи, — протянул я сестре косметический карандаш Древних. Быстро научив им пользоваться, я переждал бурю восторгов, перетерпел поцелуи в щеки и объятия, с улыбкой наблюдая как Аня играется с новой игрушкой. Её ногти стали похожи на шахматную доску, имея разные цвета. — Я его зарядил, лет на двадцать хватит.

    — Спасибо. Классная вещь. Я заказала брендовую косметику, научилась пользоваться ей по инструкции в одноуровневой базе знаний, но такого там даже близко нет. Она войдет в мой набор как лучший предмет.

    — Владей, — с улыбкой махнул я рукой. — Ты ешь-ешь. Успеешь еще напробоваться.

    — У тебя какие планы?

    — Да есть некоторые. Хотел слетать на одну дальнюю шахтерскую базу и забрать покупку, но вспомнил, что у меня друг приглашен в баню и передвинул время отбытия. Продавцу я уже сообщил.

    — Что за друг?

    — А, ты же не знаешь. Прибыл новый комендант систем, и знаешь кем он оказался? Костей Семеновым, именно с ним мы попали пиратам в плен. Представляешь? А тут встретились.

    — Друг-комендант это хорошо.

    — Еще бы. Все льготы наши. Костя отличный мужик, свой парень.

    — Мне можно будет присутствовать при вашей встрече?

    — Как бы тебе сказать? Я его в баню пригласил, а то он в ней полтора года не был, душ да душ, а у нас сама знаешь, парни деревянную баньку соорудили в парке.

    — Понятно, ну тогда я позже подойду, когда вы за стол сядете.

    — Почему нет? Я не против… Что я еще хотел? Ах да. Ты про «Славу» помнишь?

    — Конечно, я один раз навещала транспорт, проводила проверку систем. Там на борту обычно два подвахтенных.

    — Сейчас трое, из техников и одного инженера, делают предпродажную подготовку. После встречи с Костей я улечу к шахтерам, а ты займись его продажей. Меньше чем за семь миллионов не продавай.

    — Аукционом? — задумалась Аня.

    — Да, наверное лучше им. Можно продать шахтерам. Были такие наметки, но аукционом цену поднять реально выше.

    — Выставлю на шести с половиной, а там как поднимется. Оборудованный госпиталь на корабле, поднимет его цену. Если на левом номере играть на ставках, можно хорошо подняться.

    — Не надо мошенничать. Как уйдет, так и уйдет. За работу получишь десять процентов от цены проданного корабля. Это будет тебе дополнительным стимулом.

    — Хорошо, спасибо.

    Мама вчера звонила, перезванивать поздно было, ночь там у них. Давай сейчас?

    — Давай, тем боле я сама с ней три дня не беседовала.

    Сделав заявку на пункт гиперсвязи, чтобы мне выделили отдельную линию, через полминуты на большом экране в гостиной появилось мигающее окно, после чего оно развернулась, когда дом ответил. На экране появилась Ольга.

    — Привет. Мама далеко, — спросил я. Аня только рукой помахала.

    — Нет, она Сашеньку кормит, — замотала головой младшая сестрёнка. Отчего косички заколыхались из стороны в стороны.

    — Позови ее заодно и Сашку. Хочу посмотреть на дочку.

    — Сейчас.

    Через минуту появилась мама с внучкой на руках. Дочка увидев меня потянула ручки к экрану, узнала. В течение десяти минут мы активно общались, после чего, заметив что Аня устало клюет носом, распрощались и отсоединились. Проводив сестру. Я дал задание дроидам-уборщикам прибраться, а сам на полтора суток лег в учебную капсулу. Как бы то ни было, но нужно поднимать подаренную базу по мере сил. Потом банька с Костей раз обещал, а обещания свои я всегда выполняю, и можно вылетать за артефактами. Надеюсь, к моему возращению будут хоть какие новости он наших. Как там все прошло, удачно ли? Если ли потери? Как там? Блин, и как я дал себя уговорить — не лететь?!

    * * *

    — Шахтерская база «Мненик» вызывает корвет «Волька ибн Алеша», наемной эскадры «Перун». Подтвердите статус.

    — Подтверждаю, — сообщил я, пристегивая ремни.

    — Причина появления в системе?

    — Забрать купленные лоты. Ловите номера договоров.

    — Документы купили-продажи подтверждены. Стыковочный шлюз номер десять, даю подсветку. Продавец извещен и направляется к названному шлюзу. Требуется заправка или другая помощь?

    — Нет, все в порядке. Хотелось бы задержаться у вас на некоторое время.

    — Принято, вам предоставлен гостевой статус на шесть часов.

    — Нормально, хватит.

    Перейдя на ручное управление, я повел корвет к стыковочному шлюзу, который освещали засиявшие прожектора. Тут не то что на орбите большой планеты у терминала, все самому нужно делать. Заметив чуть в сторону шар ретранслятора связи я понял как они держат связь с Глосией. Не через дорогое оборудование гиперсвязи. А через сурогат. То есть через сеть ретрансляторов. Их судя по отдаленности на линии сотни полторы, и связь наверняка запаздывает на час-полтора, но за то все это куда дешевле чем оборудование гиперсвязи. Особенно для тех, кто висит на одном месте, вроде этого огромного транспорта, переделанного в шахтерский носитель с жилыми модулями и перерабатывающий комплекс.

    Стыковка прошла нормально. Я немного поиграл манёвровыми гася скорость и поворачиваясь левым бортом, где был стыковочный узел. От материнского корабля отстрелились гибкие магнитные захваты и подтянули корвет к шлюзу. После процедуры шлюзования, я заглушил все системы кроме конечно жизнеобеспечения и, отстегнув ремни направился к выходу. Пора получить покупки, и узнать, наконец, откуда у простого шахтера подобные реликвии, точнее где он их нашел. Ведь я вполне мог дождаться курьерского судна, помучился бы от любопытства, но подождал, однако меня интересовало, откуда взялись артефакты, так что эта была одна из главных причин моего личного прилета. Вдруг еще что есть у шахтера и эти лоты были первый заброс.

    Предположить, что это разработанная неизвестными противниками операция по моему захвату была смехотворна. Кто я такой? Да никто, обычной флаг-майор с неясными полномочиями. Я по своей эскадре даже приказы отдавать не могу, любой офицер их в чью сферу интересов я влез может их отменить, такая у меня политика в эскадре. Все держится на профессионализме подчинённых. Ладно хоть я немалым авторитетом пользуюсь среди бойцов.

    Допустим, была действительно разработана хитрая операция по моему захвату. Выложили лоты, заманили меня, предварительно уничтожив шахтеров, только что это даст? Отобрать у меня владения и эскадру под протокол? Даже не смешно, я заранее этим озаботился в мощной юридической корпорации, так что мои слова под протокол не имеют юридической силы. Я могу продавать и дарить свое имущество, только в присутствии определённых людей и никак иначе. В другом случае сделка будет аннулирована, если меня принудят конечно. Тут я подстрахован. История с республикой Тон? Вполне возможно, с учетом что начальник СБ базы «Дюна» сбежал, а он то точно знал кто повеселился на территории республики, мог сдать меня. Республиканская разведка вполне могла провернуть такую операцию, только какой смысл, если в данный момент республика перестает существовать и скоро станет частью Империи? Убрать свидетеля, чтобы он не выступил в суде? А что, вполне возможно, да и времени для разработки и осуществления операции как раз прошло достаточно. Только это все слишком сложно. Я ведь мог и на «Илье» прилететь, противник мог и не знать, что крейсер оставлен у базы в виде тяжёлого резерва. Нет, слишком сложно и можно сказать неопределённо. Проще пристрелить меня на терминале Глосии у орбитального лифта, благо солдат там почти не осталось, справляется местная полиция, или перехватить на планете. Я туда два раза спускался, перехватить можно было в легкую. Правда уйти от возмездия будет сложно, в отличие от этого варианта. К тому же остались записи под протокол, именно они являются основными обличающими уликами, и капитан Хорк, второй свидетель. Так что, обдумав, я отмел этот вариант как малоправдоподобный.

    Может контрабандисты? За последние три недели у них было захвачено шестнадцать кораблей и семь уничтожено, шустрыми оказались. В основном они принадлежали двум мафиозным кланам, что сотрудничали с республикой и гнали из него запрещенные грузы. Однако и тут я даже будучи комендантом имел опосредственное отношение. То есть узнавал о захвате по факту. Именно так я поставил свою службу и не лез к своим и флотским офицерам, (что они очень ценили) под руку со своим любопытством и непрофессиональными советами. Одним словом я выполнял чисто административные работы, свалив все на замов. Это сказалось на уровне безопасности систем. Без нашего разрешения муха не пролетела.

    Так что в свой захват я не верил, предполагал как профессионал, что это возможно, чтобы держать себя настороже, но все-таки не верил.

    Разблокировав шлюзовую, я дождался когда давление нормализуется и прошел через открытые «на распашку» двери на борт материнского корабля. Верить не верил, но одет я был в боевой пилотский комбез с интегрированным броником и встроенной аптечкой. На подвесной системе автомат с боезапасом, в кобуре на бедре легкий армейский бластер, и два ножа. Причем один скрытый. Только шлема не было, но они не были предусмотрены конструкцией. У этого комбеза был встроенный шлем-пакет. Если случалась разгерметизация, он срабатывал, окутывал голову соединяясь с комбезом и получался скафандр для выхода в открытый космос. Таких комбезов не было в открытой продаже. Они хоть и списанные, но все еще лежали на складах службы тыла. Лет через десять их начнут распродавать, но сейчас такие комбезы были у всех моих пилотов и техников. Я их закупил вместе с кораблями, пользуясь возможностью как комендант. У нас было разрешение на использование и покупку оборудования восьмого поколения, хотя оно еще считалось резервом Империи для войны.

    — Антон Кремнев? — поинтересовался удивительно высокий и худощавый мужчина с заметной щетиной на лице. Сперва я не понял, кого он мне напоминал, но после чуть не воскликнул в изумление. Клинт Иствуд в молодости. Как настоящий, даже тот же прищур. Вид портил только потертый комбез техника.

    — Да это я, — ответил я, настороженно посмотрев в сторону турелей внутренней обороны. Видимо дежурный, что управлял ими понял, что я тот кто есть на сам деле, турели с легким жужжанием скрылись в потолке.

    — Я Олекс Руно. Это я выкладывал лоты. Вот они, получите под протокол, — стал доставать из наплечной сумки знакомые мне по фото предметы.

    Мы быстро провели процедуру приема предметов лота, я еще проверил их на анализаторе.

    — Да это то, что я купил. Подтверждаю под протокол, — кивнул я.

    — Хорошо, — довольно заулыбался Руно.

    — У вас есть пара свободных минут?

    — Конечно. До смены мне еще восемь часов. Мы хоть и оторваны от цивилизации, но и тут у нас есть пара баров и даже ресторанчик. Можем там посидеть. У меня как у служащего есть определённая скидка. Ваши патрульные, — кивком показав на эмблему у меня на рукаве, добавил Руно, — когда подходят на пару часов к нам, часто бывают в барах. Им как и нам охота поболтать и поделиться новостями. Мы тут оторваны от общения, хотя новостные каналы и просматриваем.

    — Отлично, сейчас я закину покупки на корабль и пропустим по стаканчику.

    — Я вас тут подожду.

    Вернувшись на «Вольку» я убрал покупки в сейф в своей каюте и на миг присел на койку, вспоминая, до чего довело меня спиртное в последний раз.

    Тогда, проводив сестру, я честно лег в учебную капсулу на тридцать три часа. Подняв второй ранг базы «Хакер» до двадцати двух процентов. После обучения в течение двух часов принимал все новости по системам, с изумлением узнав, что блокада в республике все еще идет, раз «Илья» недоступен, а на центральных каналах Империи ведутся прямые трансляции с места боев. Причем республиканских. В данный момент находится в осаде столица Тон и главная военная база республиканцев. Уже дважды к ним направлялись парламентер, получавшие отказ, от еще что-то надевшихся тоновцев.

    Было широкое освещение этой войны, причем я даже увидел себя. Блин, я на центральных каналах!!! Правда всего четырнадцать секунд, это была запись когда я объявлял по каналам вещания о снятии блокад и отказа от комендантского часа в системах Глосия и Флаг. О моем участие в первопричинах атаки республики Тон не сообщалось. Еще бы, мы с Хорком, что ушел с эскадрой, считались главными и секретными пока свидетелями.

    Изучив новости, я отправил дополнительное приглашение Косте. Потом все вроде начиналась довольно цивилизованно. Встретил его на летной палубе, представил любопытную сестру и часть экипажа. Включая Крапивина. Потом банька с парнями, теми, что из одного города с Костей. Кстати я попал в цель, лейтенант, командир взвода спецназа оказался знаком Косте. Учились в одной школе. Только с разницей в два года. Второй был не знаком. Но общих знакомых нашли, так что я угодил другу. Потом мы наливались немецким пивом, (как только немцы умудряются на обычном пищевом синтезаторе делать такое изумительное темное пиво?) потом снова банька, потом снова пиво… и очнулся я на борту летящего в гипере «Вольке».

    «Вспомнить» я смог только после того как рассмотрел записи с нейросети, которая вела их по моему приказу. Запись приоткрыла завесу тайны моего попадания на борт корвета. Оказалось, я отключил меддока нейросети и Симбиота, отчего быстро захмелел. Мы хорошенько отдохнули, но я успел спьяну отправить Добрыне приказ перенести меня на «Вольку» решив отправиться не медленно, тот переслал приказ дежурной смене, так и получилось. Костя остался на «Илье», мне было стыдно за это. Но ничего, Крапивин мужик понимающий разберется.

    Включив медика нейросети и Симбиота, я тогда быстро избавился от похмелья и, вспомнив, что нахожусь на летящем в гипере корабле, с ужасом бросился в рубку. Хрен его знает какие я координаты вбил спьяну. Но мастерство как оказалось не пропьешь, не смотря на мои попытки, все координаты до малейшей точки оказались верными.

    Дальше я пользуясь тем что похмелье пропало, в свободное время продолжил поднимать базу, но из-за отсутствия специализированной обучающей капсулы, а главное медикаметозного разгона, поднял за тридцать один час полета, (с перерывами на обед, сон и ужин) всего на шесть процентов.

    Ну а потом выход из гипера неподалеку от шахтеров, установление связи с дежурным базы. Стыковка и наконец, получение вожделенных предметов на руки. А сейчас пора бы узнать, откуда у местного рабочего эти предметы. Очень интересно узнать, честно говоря. Вскочив на ноги, я поспешил к выходу.

    За пару минут моего отсутствия Руно никуда не делся, только переминался с ноги на ногу, о чем-то беседуя с незнакомым полным коротышкой, в новеньком пилотском комбезе. Мельком глянув на меня пузан куда-то заторопился, а Руно махнув рукой, сказал:

    — Старший наш. Спрашивал когда обратно пойдешь. Наверное будет просить попутный груз подбросить. Я ему сказал дохлое дело, ваших патрульных сколько раз пытались уговорить, постоянно отвечали: нельзя, не положен по инструкцией.

    — Правильно отвечали.

    — Да он только что получил известие от дежурного, что к нам попросился на стыковку еще один малый корабль. Фрегат кажется. Вот он к другому стыковочному шлюзу побежал, с пилотом договариваться.

    — Не наши?

    — Нет, частник какой-то с Глосии.

    — Ясно. В какой бар пойдем? — поинтересовался я, закрывая шлюзовую на персональный код. Теперь на корвет кроме меня никто не попадет.

    — Тут рядом Гаус держит свой бар, взял в аренду и открыл. Неплохо зарабатывает, клиенты есть.

    — А что вас тут так много? — удивился я.

    — На самой базе почти двести человек персонала, и на поверхности в три смены работает еще сотня, вот и набегает. И этим с трудом хватает, вечерами все места заняты. Как бы сейчас все не заняли, — озабоченно добавил Руно.

    Мы шли по широкому коридору, облицованному серым пластиком, с яркими плафонами освещения. Время по корабельному времени и вправду было вечернее, нам встречались гуляющие парочки, некоторые даже в обычной повседневной одежде, а не в приевшихся уже комбезах, другие спешащие куда-то.

    — Проходи, нам сюда.

    На очередном повороте мы вошли в арку и оказались в полутемном помещении, где играла музыка и лениво бегали лазеры над танцполом, но никто не танцевал, большинство сидели за столиками или у стояки бара. Еще пяток играли в подобие бильярда в отдельном, слегка огороженном невысокой стойкой углу.

    Руно подвел меня к бармену и сказал:

    — Знакомься, Гаус, это тот самый парень, что купил у меня непонятные предметы. А ты говорил, что я их больше чем за шестьдесят китов не продам.

    Краснокожий громила за стойкой закончив обслуживать молодую девушку с интересом повернулся к нам, с каким-то весельем разглядывая меня.

    — Спасибо что привел ко мне этого идиота, всегда мечтал посмотреть на него, — ответил тот.

    — Добрые вы и интеллигентные люди, — горестно вздохнул я, печально опустив голову.

    Гигант засмеялся и, хлопнув меня по плечу, отчего я ни на миллиметр не просел, вызвав изумление на лице бармена, и сказал:

    — Смешной ты парень и крепкий. Не всякий выдерживает моей руки.

    — Люди разные бывают, — философски пожал я плечами, с любопытством разглядывая хозяина бара. — Вы с Нивеи? Рост и цвет кожи вас выдал.

    — Верно парень, как началась революция, схоронил родителей, раздал долги и решил перебраться к вам в Империю. Пока не жалею. Что выпьешь, заказывай что хочешь, все за счет заведения.

    — Аранский сок.

    — Чего? — удивился гигант, налив и толкнув в сторону ухмыляющегося рядом Руно, стакан с янтарной жидкостью.

    — Мой организм не выдержит постоянного отравления распада алкоголя, продохнуть бы надо, — постарался честно ответить я.

    — Ладно. Тебе какой?

    — Красный.

    Получив заказ, я следом за Руно направился за только что освободившийся столик, который убирал дроид-стюард. Присев на слегка влажное после уборки место, я спросил:

    — Тянуть не хочу, сразу задам вам интересующий меня вопрос. Откуда артефакты?

    — Ну… каждая информация платная.

    Изучающе посмотрев на него, я перевел подозрительный взгляд в сторону с любопытством кидавшего на нас взгляды бармена и спросил:

    — Гаус научил?

    — Что так сильно заметно?

    — Торговля не ваше дело. Так что?

    — Все-таки хотелось бы что-то с этого иметь.

    — По мере поступления информации я согласен оплатить то, что меня заинтересует.

    — Пять китов.

    — Договорились.

    — Значит так. Я оператор наземного шахтерского комплекса. Мы хоть и частная компания, но работаем по госзаказу по разработке планеты. Добывает Нирит, как известно в космосе его нет. Недавно мы выработали малое месторождение, и проводили разведку другого, когда обнаружили обломки. После осмотра, нашли несколько странных предметов. Те что достались мне покоились на глубине двух метров под слоем песка и камня. Наш эксперт сказала, что лежат они там ориентировочно шесть тысяч лет, фактически в законсервированном состоянии.

    — Это все?

    — Да мы там сканерами всю округу просмотрели, больше ничего. Такой впечатление как будто был сброшен малый транспортный контейнер, который развалился после удара об землю.

    — Нет, я имею в виду, это ведь не все находки. Что было еще?

    — Да как бы тебе сказать? Нас там было трое, я удачно распродал свою долю. Элия, продала находки Гаусу, по тридцать тысяч каждая. А Арник, наш бригадир, которому достались три артефакта, пока не продавал. Попробуй с ним договорится.

    — Что он за человек?

    — Своего не упустит. Наверняка выпросил свободный канал и вызнает, что ему досталось, чтобы получить самую большую цену. Все-таки все артефакты ранее принадлежали Империи Зетов.

    — Почему вы так решили?

    — На одном из артефактов что достался Арнику, был оттиск герба Древних. А мы их прямые потомки, грешно не знать этого.

    — Понятно. Как мне можно поговорить с этим Арником?

    — Могу пригласить его, — предложил Руно.

    — Сделайте милость.

    На несколько секунд Руно завис, но вот он очнулся и сообщил:

    — Сейчас будет. Он тут рядом живет. В секторе «С».

    Дожидаясь этого бригадира, я вел легкую беседу с Руно, интересуясь работой, не тяжело ли вот уже год быть оторванным от цивилизации. Оказалось нет, у них тут посменно. Через месяц он на декаду улетал отдыхать на курорты Глосии.

    — О, а это кто? — удивился Руно. — Я тех кто у нас на борту всех знаю.

    Повернувшись, я посмотрел на вошедшую в бар девушку со светлыми волосами и облегающим комбинезоном индивидуального пошива, после чего сморщился так, как будто съел зеленый лимон.

    — Черт.

    — Здравствуйте господин Кремнев, — с легкой улыбкой обратилась ко мне подошедшая девушка. — Мари Леона, главный корреспондент первого канала государственного информагентства Глосии. Вы отказались со мной встречаться, поэтому мне пришлось последовать за вами, чтобы получить эксклюзивное интервью.

    — Точно, — обрадовался Руно. — А я смотрю лицо знакомое. А вспомнить не могу. Вы бывший комендант.

    — Нур Леона, как я вам же сообщал в ответ на прошения о личной встрече, информацию вы можете получить только от пресс-службы эскадры. Там компетентные люди и они вам помогут разрешить все вопросы.

    — Да, это так. Наше сотрудничество прошло отлично, но у меня есть пара вопросов лично к вам.

    — Думаете они меня заинтересуют? — скептически поинтересовался я.

    — Например ваш рейд к соседям? — улыбнулась акула пера. Сейчас я действительно сравнивал ее с этой зубастой рыбой.

    На несколько секунд я завис, переваривая информацию. В это время в бар зашел грузный мужчина, который наверняка являлся Арником, он поискал глазами Руно и, найдя, направился к нам.

    — Нур Леона, подождите меня у стойки бара, сейчас у меня другой разговор.

    — Хорошо, я подожду, — ответила девушка и, пропустив бригадира, напарилась к бармену.

    Руно быстро представил нас друг друга, после чего бригадир сел напротив, хмуро посмотрев на меня. Такой настрой у владельца интересующих меня предметов немного напрягал, будет сложно, но я попытался:

    — Нур Арник, мне стало известно, что у вас возможно есть артефакты, я бы хотел их приобрести.

    — Ну допустим меня это интересует.

    — Вы узнали, что у вас на руках и сколько они стоят?

    — Я только вчера вернулся с поверхности и до этого не залезал в сеть. Сейчас хотел, только нашел что-то похожее, как вырубилась связь?

    — Профилактика? — насторожился я.

    — Связисты сказали, пропал сигнал ретрансляторов. Похоже, что он уничтожен. Такое бывало, хочется молодым идиотам пострелять несмотря на штрафы и выплаты компенсаций.

    — Долго же стрелять приходится, у ретрансляторов свои щиты, слабые но есть, — задумался я, но тут взревели сигналы тревоги, это мгновенно меня подстегнуло. — Даю за каждый артефакт по двести тысяч!

    — Согласен.

    Сделку мы скрепили рукопожатием, под вой сирены и приказы по громкоговорителям занять боевые посты согласно штатным расписаниям в связи с угрозой нападения неизвестной группы кораблей…

    Меня мало заботило какое-то там нападение. Уж кто как не я знал о безопасности этих систем и времени на реагирование патрульных сил. Ретрансляторы имели свои протоколы и если связь обрывается то на место обрыва двигается дежурное судно, которое должно решить проблему. Проще говоря сбросить новый ретрансляторы и взаимодействовать его с остальными проверив как работает возобновлённая связь. Это еще не все. Так как материнский корабль шахтеров находится на особом контроле, то к нему немедленно вылетит усиленная патрульная группа. А так как это «Илья» с малыми боевыми кораблями, то будут они тут в течение суток. Времени для нападающих, конечно, более чем достаточно, однако не стоит забывать про патрульные группы, которые находятся неподалеку. Одна-то точно. А так как будучи еще комендантом я озаботился раскидать эти ретрансляторы в количестве двух тысяч штук, взяв их из резерва службы тыла и разбросав по системам взаимодействуя в одну сеть, то отдать приказ патрульным проверить причину пропажи связи было не трудно. Костя узнав об этой хитрости, не стал ничего менять а сам стал пользоваться этой сетью, передав её координационному и разведывательному центру базы. Так что по всем прикидкам, через пару часов из гипера должно выти два патрульных фрегата, а уж эти два часа мы продержимся по любому. База ранее была большим транспортным судном и имела защиту, которую противник будет взламывать часа три, правда, если там нет серьезных боевых кораблей. Вроде линкора. Против средних кораблей щиты продержаться часа полтора.

    В это время корпус базы заметно содрогнулся.

    — Что это? — испуганно втянув голову в плечи, спросил бригадир.

    — Ракеты залпом стартовали, — отмахнулся я. — Вы время не тяните. Сейчас мы идем к вам и вы мне передаете артефакты. Потом идем ко мне на корабль, там я вам передаю банковский чип с требуемой суммой. У меня с собой его просто нет.

    — Хорошо. Тогда поторопимся.

    По-другому было нельзя. Из-за того что связь была блокирована, я не мог перекинуть деньги со своего счета, на счет Арника. У меня в сейфе, куда я убрал купленные у Руно артефакты, находились четыре банковских чипа. На каждом разная сумма, но общая, была чуть больше миллиона. Так что денег хватит. К тому же эти чипы сами стоили по пятьсот кредитов.

    Руно уже убежал, заторопились и мы с бригадиром, но на выходе меня перехватила Леона.

    — Вам не кажется, что вы мне кое-что пообещали? — спросила она.

    — Нур Леона, я вам ничего не обещал. Просто попросил посидеть в стороне пока я веду свои личные дела. Насчет репортаж я вам отвечу одним словом. Нет. Это не моя тайна, а государственная. Так что прошу извинить и всего хорошего. Побежали нур Арник.

    Оставив сердито-задумчивую корреспондентку в баре, мы побежали по переходам и лестницам на нижний жилой уровень. К себе меня бригадир не пустил, так что в течение минуты я стоял у входа, раздумывая, что же фактически купил не глядя. Наконец бригадир вышел, на этот раз он был в не застёгнутом скафандре и мы поспешили к тому шлюзу где был пристыкован мой корвет.

    В отличие от Арника я его пустил на борт, причем только из-за того чтобы он не сбежал с артефактами. Пока он топтался в коридорчике у шлюзовой я забежал в каюту заблокировав дверь и набрав код на сейфе распахнул дверцу. Открыв еще один сейф, можно сказать сейф в сейфе, достал чипы и перегнал на один с других определённые суммы, чтобы на этом оказались нужные мне шестьсот тысяч. Не запароливая чип, чтобы бригадир увидел сумму и передал артефакты я вышел из каюты, не забыв закрыть сейф. Продажа прошла быстро, бригадир вывалил на пол три предмета, в которые я впился взглядом, а сам забрав у меня чип тут же вбил в него свой пароль. Все теперь только он мог распоряжается деньгами что находились на нем.

    Времени было очень мало, но мельком осмотреть я их успел. Один был цилиндром, на вроде той палки, что я купил у Руно, но гораздо короче. Возможно даже они вещи одного предмета. Второй был маленький стального цвета шар, примерно с детский кулачок. Третий предмет, ажурная конструкция, причем, что это такое я знал, вернее предполагал. Видел подобное в церемониальном оружие Зтов. Это конструкция была ручным защитным щитом. Который даже тяжелый офицерский бластер не сможет пробить. Стоила эта конструкция примерно два миллиона. Цена зависит от работоспособности. Эти щиты крепились на плечо боевого скафандра и использовались в бою. Позже были сделаны более легкие щиты для церемоний. Именно такой я и держал в руках.

    Сделка меня полностью устроила. Так что я подтвердил все под протокол и выпроводил бригадира с корабля. Заблокировав шлюзовую и подхватив артефакты, я направился в рубку. У меня стоит оборудование нечета устаревшей аппаратуре базы, так что я быстрее узнаю, что происходит снаружи. Корабль находился в спящем режиме, поэтому еще когда я зашел на борт велел Хоттабычу запускать все системы на полную мощность, так что когда я прошел в рубку, забросив по пути в каюту артефакты, все системы работали штатно, проектируя на пилотский экран все что происходило в системе. Одного взгляда мне хватило, чтобы понять, что мы находимся в полной жопе.

    Изначально я предполагал, что это пара шальных пиратских кораблей, (ну максимум среднячки) что вышли из гипера и, увидев базу, решили попробовать ее на зуб, из-за чего особо не забеспокоился.

    Действительность же оказалась страшнее. Это не были пираты или контрабандисты. Нет, это были не они. Я знал эту уверенную профессиональную работу. Это без сомнения были наемники. Причем судя по заблокированным блокам опознавания, работали они под пиратов. Черные наемники. Некоторые наемные подразделения нанимались на подобные работы. Но моя эскадра никогда, слишком грязное это дело. Работали мы в основном чисто. Думаю стоит объяснить, что в этом случае наемники живых свидетелей не оставляют, они не хотят чтобы их позже опознали. Оплачивались подобные работы более чем прилично.

    Появление наемников еще больше испортило мне настроение, теперь я не уверен, что помощь придет вовремя, если она вообще придет. Это профессиональные солдаты, и хоть они делают грязную работу, то их опыт никуда не делся. Разделают они это базу за полчаса не раньше и то только потому, что у них нет ничего тяжелого.

    Кораблей у наемников было семь. Один эскадренный крейсер, видимо флагман, второй средний носитель, еще один крейсер, только уже малого класса, остальные относились к малым, но чисто боевым кораблям. Было два корвета, один большой и два средних фрегата. На этом все. Судя по разнотипности кораблей, не самая удачная группа наемников, или только начали работу.

    В данное время носитель находился на пределе дальности. Выпустив свой москитный флот, который уже крутился у щитов пробуя их на зуб, на самом деле выполняя роль кордонов, чтобы никто не мог сбежать. Флагман и второй крейсер, сосредоточили огонь в одном месте, продавливая щит. Малые корабли крутились вокруг базы, обеспечивая защиту.

    — Ай молодца! — воскликнул я, заметив мелкие обломки. Старт ракет не прошел бесследно для нападающих. Один корабль они потеряли, и что-то мне подсказывает, что это был тоже крейсер. Да и логика намекала, что у нападающих он и был главной силой, что должна была вскрыть защиту базы. Обломки были слишком малы, чтобы определить тип корабля, но думаю — это ранее было что-то вроде канонерки.

    Чувствуя что затекли ноги, я сел в пилотское кресло и, включив режим массажа, вызвал дежурного базы.

    — «Мненик», ответь «Вольке».

    — Ну наконец-то! — услышал я облегченный вздох. — «Волька» почему не отвечали на запросы?

    — Была блокирована связь, спам постоянно лез. Доложите, что у вас происходит?

    — Говорит капитан Сэт. Торпедоносец мы уничтожили. За пультом сидел дежурный, по корабельной специальности диспетчер-стажер. Она выпустила почти весь наш запас ракет, сейчас идет перезарядка. Но на это понадобиться еще полчаса, так что у нас только щиты, и шестнадцать установок средних пушек.

    — Что за пушки?

    — Устаревшие «Маваши». Десятки… Майор, вы можете нам помочь?

    — У меня разведывательный корабль, для боя он малопригоден. Меня разделают мгновенно, тем более тут работают профессионалы. Думаю, минут через пятнадцать они вскроют защиту и на абордаж пойдут боты, они уже отошли от носителя как я вижу.

    — Что нам делать?! — в голосе капитана звучала откровенная паника. Гражданский, что с них возьмешь?

    — На «Вольке» я ничем не могу вам помочь, но вот в кресле оператора защиты и вооружения вполне.

    — Я предоставлю вам полный доступ, мой оператор еще слишком неопытен чтобы тягаться с наемниками, — облегченно ответил капитан.

    — Сбросьте мне схему базы, с ближайшим маршрутом до рубки, а то заблужусь.

    — Готово.

    — Все я бегу. Держите щиты на месте пробоя на максимуме.

    — Хорошо, майор.

    Вихрем я пронесся по коридору, шлюзовой корвета, (не забыв ее запереть) и побежал в сторону рубки базы, сверяясь со схемой. Так как меня включили в штат, то пользуясь «мыслесвязью» отдавал команды оператору защиты. Судя по ответному голоску, это была девушка. Более того я отслеживал как она действовала, как только получил доступ к оборудованию защиты и вооружению. Было видно, что девушка действительно не очень опытна, она не использовала все возможности щита, просто тупа усиливая щит на всю полусферу. Ничего, щит выдержит, пока я добираюсь до рубки, а там посмотрим кто кого.

    Около рубки к моему удивлению паслась Мари Леона, рядом с ней жужжа антигравом, висел дорогой дроид-оператор, а в руках она крутила узконаправленный микрофон с эмблемой информагентства Глосии. Отмахнувшись от нее, я влетел в открывшиеся предо мной двери, которые сразу закрылись и буквально одним движением выдернув из кресла оператора защиты худенькую девчушку с эмблемой стажера, плюхнулся на ее место и воткнул шнуры в нейроразъемы на руке. Эти шнуры были подключены к девушке, когда я ее поднимал с кресла они автоматически отстыковались, была там такая функция чтобы не повредить нейроразъемы.

    — Всю энергию мне! — рявкнул я пожилому мужчине, со знаком капитана нагрудном кармане куртки.

    — Но у нас производственный комплекс…

    — Вырубайте на хрен, иначе мы больше пяти минут не продержимся… Уф-ф-ф, — уже без напряжения откинулся на спинку кресла и весело осмотрел присутствующих в рубке. — У вас был тройной пояс щитов. Нападающие продавали два и добивали третий. Я усилил место повреждений еще четырьмя поясами… А вот, черные наемники поняли что щит им тут не пробить и передвигаются на другое место, сейчас и там усилим щиты. Перенаправим орудия, пусть бьют по ним, отгоняют.

    Из-за того что пушки были устаревшими, а от того слишком энергозатратными, приходилось чередовать. Я отключил шесть пушек с левого борта. Все равно там мошкара вилась, в которую без системы ПКО не уничтожить, а стрелял орудиями левого борта, где я находились крейсера. Видя, как продавливаются их щиты от выстрелов пушек, я велел Искину сосредоточить огонь на малом крейсере. Тот видимо понял, что еще пара выстрелов и его защите конец, быстро ушел мне под брюхо и на скорости отлетел подальше. Система наблюдения на базе была аховая, как и все оборудование на ней, но рассмотреть, что по обшивке остановившегося крейсера начали ползать дроиды, смог. Те заменяли сгоревшие эммитеры. Прицелившись, я сделал залп из трех пушек, показав этим, что крейсер удалился не достаточно. Увеличив изображение изувеченного крейсера, в который попали две болванки (других снарядов не было, а третий снаряд прошел мимо) и с улыбкой показал на изображение капитану, который напряженно следил за всеми моими действиями.

    — У них есть шансы? — спросил капитан, явно имея ввиду не захват.

    — Теперь уже нет, если у них не припрятан туз в рукаве. Кстати, у вас корабельные техники есть?

    — А как же, большая часть команды отдыхает на Глосии, включая оператора защиты и пилота, но двое техников на борту.

    — Вон значит, куда делась команда? — пробормотал я. — Не осмотрительно. Ну да ладно, отдайте техникам приказ заменить шесть эммитеров, я скинул им схему повреждений.

    — Хорошо сейчас передам.

    — Вы вели запись с момента появления черных наемников?

    — Да конечно. Можете посмотреть.

    Пока капитан выговаривал девушке стажеру, я быстро посмотрел запись боя. Торпедоносец действительно присутствовал. Это был «Энуя», нашей постройки шестого поколения. В линейке торпедоносцев он относился к тяжелым кораблям. Шансы уничтожения щитов у этой дыры были стопроцентные, что я и сообщил капитану, добавив, что стажер, которую он так ругает, нас всех спасла своим решением.

    Надо отдать ему должное, он извинился, велел девушке занять кресло оператора энергии, чтобы подавать ее мне в критических случая. После этого вернувшись на свое место капитан стал напряженно смотреть за обстановкой снаружи подаваемую сенсорами и сканерами.

    — Что они делают? — спросил капитан, заметив, что малые корабли направились к планете.

    — У вас есть там что-то? — спросил я быстро.

    — Конечно, там шахта.

    — С орбиты видно технику.

    — Да, там небольшая площадка, где стоят боты и челноки, да и другая техника. Выработали мы эту жилу. На другое место перебазируемся.

    — Сколько людей на поверхности?

    — Элия? — вопросительно посмотрел на экран капитан.

    — Восемьдесят три человека, капитан, — ответила Искин.

    — Просто отлично, — скривился я. — Они полетели за заложниками. Другого шанса у них нет и не может быть, если только к ним не придет помощь.

    Это действительно было так, абордажные боты, не смотря на мой обстрел, надо сказать не точный из разфокусировки системы наведения, направились к планете под прикрытием пары истребителей.

    — Связь с планетой есть?

    — Да. Мы уже передали сигнал тревоги, — подтвердил капитан.

    — Сообщите им, чтобы укрылись, а мы пока подойдем ближе чтобы прикрыть пушками орбиту.

    — Но у нас нет пилота! — возмутился капитан.

    — Вы капитан, вы по умолчанию пилот, — удивился я.

    — Я владелец компании и капитан базы. Так удобно держать все под контролем. Раньше этого хватало, я же не знал, что в нас будут стрелять. А пилот на Глосии. Тут безопасный космос, никто не думал, что на нас нападут.

    — Вашу мать! — покинув кресло оператора, я пересел в кресло пилота и, получив доступ, выругался еще громче. — Что за хрень с двигателями?!

    — Проводятся плановые регламентные работы, они частично разобраны. Действуют только маневровые двигатели, да и то левый нижний не дает полной тяги и он в плане на ремонт… Мы уже год висим на одном месте, — развел руками владелец компании.

    — На маневровых мы туда минут сорок ползти будем. Да еще попробуй разверни эту дуру… Интересно, у вас хоть что-нибудь работает нормально? — пробурчал я себе под нос.

    Ворчал я для профмы, так как давно действовал. Разворачивая корабль и давая задним маневровым мощности, чтобы они начали толкать огромную тушу бывшего транспортника к планете поближе.

    Видимо капитан меня услышал, так как ответил:

    — Перерабатывающий комплекс отлично работает, он новый.

    — Это был риторический вопрос, не нужно было на него отвечать, — печально вздохнул я.

    И так понятно что коммерсант вкладывал деньги только в то что приносит реальные доходы. Оставляя на остальное крохи.

    И на разворот с маневрированием и на смену стоянки к орбите над старой шахтой уходило драгоценное время. Одним словом мы не успели. Боты ушли вниз, но мелочь мы разогнали, даже повезло, один из фрегатов напоролся на наш выстрел развалившись и крупными обломками начал падать на поверхность. К этому времени перерабатывающий комплекс, наконец, заглушили и освободившуюся энергию, я пустил на пушки, задействовав всю освободившуюся энергию. Да и дроиды наконец перезарядили пусковые. Черные наемники это видели и старались держаться подальше от нас. Был бы тут «Илья» обломки нападающих давно бы устилали систему, но не с этим устаревшим транспортом. Да что говорить? Даже ракетам было по сто лет не меньше и были они не управляемыми. Как эта девчонка в торпедоносец то попала? Закрыла глаза и на кого бог пошлет?

    Встав на низкой орбите, я навел орудия на площадку с челноками и грузовыми платформами. Ботов не было видно, видимо их укрыли в зеве шахты. Людей тоже не было видно.

    Повернувшись к капитану, я спросил:

    — Вызовы от нападающих были?

    — Нет, ни одного, — отрицательно покачал он головой. — Если бы были, я бы сказал.

    — Странно. Не нравиться мне это.

    — Почему?

    — Вся ситуация не складывается. Штурмовать базу подобными силами глупо. Но если штурмовать, то нужно подготовиться. Торпедоносец ладно, это козырь, но ведь должен у них был запасной план. Я бы например использовал штурмовики с носителя с противокорабельными ракетами. Но видимо у нападающих таких ракет просто нет, иначе они бы их использовали. Поверьте, массированный залп из сорока-пятидесяти ракет не каждый щит выдержит. Ваша лоханка конечно стара, но щит неплохой. Однако и он бы не выдержал, дальше подавление башен орудий и абордаж. Рядовая операция. Это то и странно. Да и зачем вы им нужны? Тоже глупость.

    — А если их направили без возможности загрузиться боезапасом?

    — Возможно. Я больше склоняюсь что это наемники записанные в патрульные силы соседней звездной системы, вот и решили провернуть левый заказ во время патрулирования. Если это так, их после трибунала или расстреляют или отправят на ариниевые шахты. А там шахтерские дроиды не выдерживают из-за радиации и недели, люди два месяца. Так рисковать? Глупости.

    — Может это пираты?

    — Точно нет. Это наемники, я по повадкам вижу… О, бот из шахты высунулся. На, получи.

    Из-за отсутствия атмосферы пыль быстро улеглась, и я увидел рядом с отвалами земли у шахты воронку. Я как всегда промахнулся.

    — О чем это я?

    — О том что глупо так рисковать наемникам, — напомнил капитан.

    — Вот именно. По всем правилам логики им давно пора свалить отсюда, даже если задание не выполнено. А что им не дает это сделать?

    — Что? — даже затаил дыхание владелец шахтерской компании.

    — Не знаю, — честно ответил я. — У меня только одно предположение. Их задача удержать нас и не дать уйти в гипер. Ха, они и не знают, что вы двигатели разобрали и у вас полкоманды.

    — Для чего им нас задерживать?

    — Зафиксирован выход из гипера большого корабля, — сообщила Искин базы.

    — Например до подхода очень медлительного линкора, — нервно сглотнув сообщил я, разглядывая на экране визора, тяжелый ударный линкор пятого поколения модели «Ранг». С учетом того что и транспорт был того же поколения, встретились трехсотлетние старички.

    — Мы сможем от него отбиться? — спросил капитан.

    Отведя от экрана визора взгляд, я с удивлением посмотрел на капитана.

    — Вы идиот или нет? Как мы сможем отбиться от линкора в полной боевой готовности на гражданском транспорте, на котором установлена всего треть вооружения и с почти сбитыми щитами? Мелочь не оставила попыток и все пробует его на зуб.

    — Но тут безопасный космос! — возмутился капитан.

    — Если вы тут за год работы не видели ни одного пирата или контрабандиста. Это не значит, что их тут нет.

    — Что нам тогда делать?

    — Я думаю, — отмахнулся я, потом пробормотал с сомнением. — Думаю боты шли не за заложниками, а чтобы мы не сбежали с корабля и чтобы не нужно было нас искать по всей планете. Видимо у них лимит по времени. Теперь все сходиться. Осталось узнать, что им от вас нужно.

    В это время Искин транспортника сообщил, что поступил сигнал вызова с носителя. Получалось, командир эскадры находился на нем.

    — Даже странно, не успеете вы что-то сказать как это происходит, — нервно хохотнул капитан, а я велел активировать экран.

    Сэт кивнул девушке стажеру, имя которой я до сих пор не знал, и та активировала экран.

    Вот еще была одна странность, рубка тяжелого транспорта конечно нечета «Петру», но десяток кресел операторов и пилотов присутствовали, только занято было всего три. Капитанское кресло, Сэтом, пилотское, мной, и оператора энергией, стажеркой. Если Сэт отправил почти всех членов экипажа на отдых Глосии, решив, что с функцией диспетчера справится один стажер, обычно и Искина хватало, то он меня крайне разочаровал. Да и сами члены экипажа просто не могли уйти не оставив нормальную смену, так что у меня только один ответ на этот вопрос. Сэт потерял весь экипаж. Проще говоря — они уволились. Уже зная прижимистость и недалёкость владельца компании, Сэт скорее всего посчитал что платить высокоспециализированным служащим которые вот уже год как ничего не делают, кроме как наблюдают за пространством, накладно, и он скорее всего понизил им заработную плату. Вот и произошел отток специалистов, а новых он еще не нанял. Если те пустили слух о жадности владельца, то шансов у него не много. Думаю, эта версия больше соответствует действительности, чем глупые отговорки, что экипаж на отдыхе. Странно, что стажерка тоже не ушла, но скорее всего она осталась нарабатывать практический опыт. Не очень умное решение, подтвердить стаж может только капитан, а Сэт может и потянуть это, предполагая, что стажёрка сразу же свалит, как только получит желаемое. Вполне верное предположение.

    Пока я размышлял, девушка установила связь и на большом обзорном экране визора, где до этого проектировалась громада линкора, появилась фигура старики с хищным узким ястребиным лицом и глубоко посаженными глазами в смутно знакомых одеяниях. Через секунду у меня в мозгу щелкнуло узнавание-воспоминание, где я видел это одеяние.

    Судя по обстановке старик находился в рубке «Ранга». Позади него были видны сосредоточенные офицеры, которые занимались своими делами. Эта картинка мгновенно сложилась у меня в голове в одно целое. Ответ был в черном одеянии старика с нанесенным рисунком.

    «Теперь все понятно, — мгновенно пронеслось у меня в голове. — Старик в церемониальном одеянии запрещенной по личному приказу Императора секты Древних, „Дети Аграфов“. С принадлежностью кораблей я не ошибся, наемники, судя по лицам, они уже жалеют, что ввязались в эту аферу, но раз командир взял деньги то работают до конца. С появлением старика стало ясно, что охота идет не за шахтерами или мной, а за артефактами Древних. Именно так. Причем за простыми безделушками они не охотятся, а только за редкими и дорогими. Причем архив классификации артефактов Древних „Детей Аграфов“ не идет ни в какое сравнение с тем, что есть в сети. Только они тщательно хранят секрет архива. Вывод? Вовремя продажи лотов они смогли разобраться, что продавал Руно и соблазнились этими пока неизвестными мне предметами. Выкупить не смогли или не успели — скорее последнее. Но лишатся их не захотели. Думаю взломать систему защиты аукциона, они не смогли, мою даже не пытались, а вот Руно запросто. Наверняка именно по нему и вычислили, где находятся артефакты. То, что я прибыл чуть раньше, скорее всего из-за лимита во времени, они едва успели до моего отбытия. Еще бы пара часов и я улетел, оставив их с носом. Именно поэтому они и торопились, отправив вперед мобильную и скоростную группу, чтобы не захватить, а банально задержать до прибытия „Ранга“. Теперь-то шансов у нас точно нет. Со всех сторон корабли противника. И на планете не скроешься, там ожидают боты. М-да, красиво нас сделали, хотелось бы пообщаться для получения опыта с офицерами наемников…»

    Молчание длилось в течении десяти секунд, за это время я мысленно проанализировал ситуацию, капитан Сэт вышел из ступора от осознания в какую дупу он попал, а стажерка согласно регламенту переговоров ответила на запрос:

    — Неизвестный тяжелый военный корабль, тяжелая шахтерская база «Мненик» на связи.

    — Говорит иерарх «Дети Аграфов» Стиг Стерлих. Нам нужны только артефакты. Если вы передадите их нам, то умрете легкой смертью. Я даю слово.

    Я невольно захохотал, еще и непочтительно тыкая пальцем в сторону изображения. Отсмеявшись и вытерев слезы, я сказал:

    — Хорошая шутка, надо будет запомнить.

    — Эта не шутка, в случае попытки уничтожить артефакты, к слову у вас это не получиться, вас ждут все муки на которые способны наши адепты.

    Капитан и владелец компании Сэт молчал, не вмешиваясь в разговор, явно передав мне все права на переговоры.

    — Не, не пугает. Я солдат, смерть для меня просто окончание жизненного пути, ничего более. Жизнь гражданских меня, честно говоря, мало заботит, хотя в какой-то степени их защита лежит и на мне тоже. Дайте мне старшего наемников. Эй, старшой, ты меня слышишь?

    На экране визора картинки разделились, изображение чуть уменьшилось и ушло влево, а правее появилось изображение немолодого мужчины с волевым подбородком и с выражением усталых глаз.

    — Я командир.

    — Рассусоливать я не буду. Только отдам дань своему восхищению вашей работой. Красиво вы меня сделали. Со всех сторон заперли, даже невозможно укрыться на планете и дождаться помощи. Боты перехватят. Пушечки на нос у них конечно слабенькие, но челноки или платформу собьют без проблем.

    — У нас там еще шесть истребителей укрыты, зашли с другой стороны планеты, чтобы ваши системы их не засекли, пока мы вас удерживали в системе, — чуть улыбнулся командир наемников.

    — Я и говорю, красиво сделали, — в разговор попытался влезть старик, но я его проигнорировал, и пока он молча бесновался на экране, продолжил разговор. — Наняли вас разовым контрактом?

    — Двадцать пять миллионов. Что за работа объяснили после передачи аванса, — горько усмехнулся наемник.

    — Знаешь, несмотря на то что были уничтожены два ваших корабля и третий серьезно поврежден вы не подсудны судом Империи.

    — Как так? — удивился наемник. Замерли все. Даже старик, которого удерживали трое наемников, отмахиваясь от пришедших на помощь иерарху адептов.

    — Когда я был комендантом Глосии и Флак, до прибытия нового коменданта, то естественно получал новые циркуляры из канцелярии Императора. Один из циркуляров относился к новому пункту в своде законов нашей Империи. Те, кто передал в руки правосудия адептов секты «Дети Аграфов» и еще трех сект, не помню уж каких, получат денежные премии, а так же освобождение от ответственности. В случае если на вас тяжелые грехи выдворение за пределы Империи с лишением гражданства. Это как ты понимаешь куда лучше, чем горбатиться на шахтах выплёвывая гниющие легкие или видеть, как пред тобой выстраивается расстрельный взвод. Под протокол, я подтверждаю все, что только что сказал.

    — Ожидайте вызова, — сообщил командир наёмников, заметно подобравшись.

    Экраны визоров погасли, на несколько секунд в рубки висела вязкая тишина, которую нарушил вопрос Сэта:

    — Это правда?

    — Вы о чем?

    — О циркуляре?

    — Да вроде как, — пожал я плечами. — Я особо в бумажную канитель не лез, у меня были для этого замы, за ними следили военные аудиторы. Как-то на совещании один из офицеров сообщил об этом циркуляре, вот я и запомнил. Там, правда, много чего было, так что я особо не вслушивался. Сам я этот циркуляр в глаза не видел.

    — Но он существует?

    — Я же сказал, что мой зам по юриспруденции озвучил его, а он такими вещами не шутит. Свежий циркуляр, не волнуйтесь.

    — Но почему вы решили, что наемников это заинтересует? — продолжал допытываться капитан. Стажёрка активно грела ушли, так же как и я отслеживая все телодвижения кораблей наемников.

    — Мое предположение, что это черные наёмники не подтвердились. Обычные трудяги. Как подтвердил командир группы их наняли в темную, да и кто их наниматели они скорее-всего поняли только во время полета. Поймали в денежную ловушку. Забавные законы в Империи, даже объявленные в не закона могут подать в суд за не соблюдение договора… М-да.

    — А не проще было отказаться?

    — Думаю, те их связали задокументированным договором с огромной неустойкой. Обычная практика для подобных сект. Так что сообщение о не привлечении к суду и снятии всех последствий, включая аннулирование договора были не шуткойй. Хотя шансов у сектантов так и так не было, — добавил я и улыбнулся своим мыслям.

    — Почему? — не отставал от меня Сэт.

    — Такие ребята не прощают, что их подставляют. Скорее всего, после выполнения договора и его закрытия, они бы начали охоту на заказчиков. Бывает и такое… Вы капитан лучше сообщите своим служащим что обстановка пока нормальная ведутся переговоры с нападающими, а то они скорее всего и не знают что происходит, — потянувшись я с протяжным зевком добавил. — Надо время потянуть до прибытия помощи.

    Капитан по громкой связи объявлял что происходит, успокаивая народ, а я на миг задумался и хитро улыбнувшись, попросил стажерку связать меня с владельцем бара Гаусом.

    — Кто это? — настороженным голосом ответил тот. Изображения у меня на мониторе не было.

    — Знакомый Руно. Помнишь, встретились сегодня в баре?

    — А-а-а. Да вспомнил.

    — В общем, против нас боевые корабли секты «Дети Аграфов». Понимаешь, зачем они пришли?

    — За артефактами?

    — Именно.

    — Я смотрел недавние репортажи. Наши ученые на одном из планетоидов нашли очень хорошо сохранившееся поселение Древних и сообщили об этом начальству. Буквально спустя пять дней им на голову посыпались адепты секты в десантных бронекостюмах. Они вырезали всех ученых, и забрали большую часть артефактов, успев смыться. У тех, у кого нашли артефакты в личном пользовании ещё и пытали.

    — Вот и я о том. Свои я думаю продать, чтобы не подставляться. А лучше уничтожу их. Как ты?

    — Купить хочешь?

    — Денег мало, по сорок тысяч еще бы взял, а так…

    — А ты мне не врешь?

    Вместо ответа я отправил Гаусу изображение старика в рубке линкора. На несколько секунд владелец бара задумался, после чего ответил:

    — Забирай. Хоть сектанты все равно живых не оставляют, но рисковать я не буду.

    — Под протокол?

    — Под протокол.

    Мы быстро составили договор и скрепили его личными печатями. Все, считай что артефакты, выкупленные им у третьего участника находок, принадлежат мне.

    После этого я откинулся на спинку кресла и стал подремывать, ожидая вызова от наемников. Капитан о чем-то тихо общался со стажеркой, я, наконец, узнал ее имя, Айна, а наемники все молчали. Да корабли их отошли подальше и сгруппировались вокруг линкора, между кораблями мелькали челноки и боты. Они были в не нашей дальности пушек, ракеты долетят, но попасть, это вряд ли, поэтому я спокойно наблюдал за ними, хотя в данный момент решалась наша судьба.

    Через тридцать минут, наконец, снова последовал вызов. В этот раз командир находился не на носителе, картинка позади него передавал разгромленную рубку линкора, видимо адепты «Дети Аграфов» используя вооружение Древних, дорого продали свои шкуры.

    — Мы разорвали контракт, майор, — обратился ко мне командир. — Я, флаг-майор Корвен, наемный отряд «Далас». Все адепты уничтожены, в живых только двое. Но сильно подранены. Они сейчас в лечебных капсулах. Иерарха взяли живым, не смотря на то, что он пытался совершить самоубийство, активировав какой-то древний прибор, заодно уничтожив «Побег», наш линкор. Какое-то устройство было, мы его деактивировали… Случайно… выстрелом бластера.

    — У вас есть аппаратура гиперсвязи? — поинтересовался я.

    — Нет, мы так шикарно не живем, — отрицательно покачал Корвен.

    — Фигово. Придётся патруль ждать. Иерарха от греха подальше поместит в лечебную капсулу, так проще его нейтрализовать. Говорят у них вшиты импланты-бомбы, может подорвать себя.

    — Сделаем… Новый пункт закона это не шутка? — напряженно поинтересовался Корвен.

    — Нет. Ему меньше месяца, но он точно существует. Кстати, возможно даже тот аванс, что вам заплатили сектанты, останется у вас. За иерарха еще премию получите. Правда не знаю сколько. Этот пункт циркуляра я прослушал. Пока висите на месте, только заберите боты, а то парни наверное уже половину запаса энергии выработали в своих скафах. Да и нам нужно людей поднять с планеты.

    — Принято.

    Когда мы отключились, Сэт спросил:

    — Это не было уловкой?

    — Одного залпа хватит, чтобы снести нам щиты и проделать сквозную дыру в борту. Какая тут может быть уловка? Все нормально, сидим ждем помощи… О, боты и истребители начали подниматься. Капитан, можете связаться со своими людьми на планете и начать эвакуацию, нечего им там внизу делать.

    — Хорошо, думаю, вы правы. Айна, вернись в диспетчерский пункт и передаю приказ на эвакуацию персонала. А я пока объявлю остальным, что все в порядке. Мы ожидаем прибытия патрульных.

    — Хорошо, капитан.

    Девушка поднялась со своего места и прошла в соседнее помещение через открытую дверь. Извернувшись в кресле, я посмотрел что там находилось. Оказалось устаревшее оборудование диспетчера.

    Ждать долго не пришлось, через час пятьдесят три минуты из гипера вышли два флотских патрульных фрегата и, разойдясь в стороны, на большой скорости стали обходить наемников «Даласа» направляясь к базе.

    Велев Искину связаться с ведущим по узконаправленному лучу, я на экране увидел молодого лейтенанта, но уже с орденскими колодками.

    — Нур? — вопросительно посмотрел на меня лейтенант. Лейтенант мне был знаком, как и я ему понятное дело.

    — Значит так, вводная информация. База была атакована наемным соединением, их инкогнито наняли «Дети Аграфов» по договору. Когда они поняли, кто их наниматели, то зная о новом законе, смогли нейтрализовать сектантов. Захвачено трое, один из них иерарх, третье лицо в секте. Передаю канал для связи с командиром соединения флаг-майором Корвеном.

    — Принято, — ответил ошарашенный лейтенант и отключился.

    Дальше видимо проходили переговоры, которые длились минут пятнадцать. Вот один из фрегатов занял позицию неподалеку от нас, а второй, с ведущим группы на борту, пристыковался к линкору пиратов. Смелое решение. Скорее всего, тут был холодный расчет, возможно лейтенант знал, что помощь вот-вот выйдет из гипера.

    Когда через двадцать пять минут с краю системы из гипера вышел «Илья» выпустив несколько пар истребителей, я отстегнул ремни, отсоединил шнуры и, махнув рукой капитану, сказал:

    — Помощь пришла, мне тут больше делать нечего. Дальше справитесь сами.

    — Спасибо, майор.

    — Да ладно, одно дело делали.

    Быстро спустившись вниз, я прошел по длинному коридору в жилой модуль и, связавшись с Гаусом, встретился с ним у бара.

    — Вот, это то, что я купил у Элии, — протянул мне два предмета Гаус. Приняв, я осмотрел их. Один был маленьким цилиндрикам размером с пальчиковую батарейку, возможно, оно ей и было. Второй предмет являлся шлемом, самым настоящим шлемом. Немного не стандарт Содружества. Но не спутаешь. Я даже нашел заглушки на месте контактов.

    — Нормально. На какой счет переводить деньги?

    — А что, связь заработала?

    — Нет, просто в систему вошел мой крейсер, а на нем аппаратура гиперсвязи. Так что перекину деньги и ты сразу можешь проверить свой счет.

    — Однако, — удивился бармен, но согласно кивнул. Особо расстроенным он не был, так как купил их за тридцать тысяч, а продавал за сорок. Все равно в плюсе.

    Проблем связаться с «Ильей» и вытребовать себе отдельный канал было не трудно. Сэт еще не догадался отрубить меня от управления транспортом, а с помощью опции «мыслесвязь» работать мне было можно отовсюду на корабле. Так что под протокол, получив артефакты, я перевел деньги, Гаус проверил свой счет и кинул. Все подтвердилось. Продажа прошла успешно.

    Положив цилиндрик в карман, я сунул шлем подмышку и, махнув Гаусу рукой, направился к себе. Пора покинуть эту гостеприимную базу. День прошел для меня удачно. А вот у шлюзовой меня ждали.

    — Мари Леона, главный корреспондент первого канала государственного информагентства Глосии, — тукнулся мне под нос микрофон. — Что вы скажете о нападение пиратов на безоружную гражданскую базу шахтеров?

    Подумав, я решил помочь наемникам и дать интервью. Прочистив горло, я начал интервью:

    — У вас немного неверные сведенья. Нападения как такового не было. Была удачная операция по захвату сектантов «Дети Аграфов» наемным соединением «Далас», совместно с Шестым патрульным флотом, дислоцирующимся на Глосии…


    Через час, когда я пристыковался к «своему» шлюзу на крейсере, то попав на борт с сумкой полной артефактов на плече, первый кто мне встретился, был Крапивин.

    — Что? — спросил я, видя, что капитан просто сияет.

    — Наши из республики смогли связаться с нами по гиперсвязи…

    — Ну? — подтолкнул я его, пока невысокий старичок набирал в легкие побольше воздуха.

    — Все в порядке, хотя наши потеряли два номерных корабля. Крейсер и разведчик. Погиб один пилот, заживо сгорел в разведчике, экипаж крейсера спасся, там были спасательные капсулы. Космическая станция захвачена баз особых повреждений. Там Головорезы поработали. Наши десантники в восхищении, им до такого уровня как до небес. Так что сейчас станция сворачивается в транспортировочное положение для загрузки в транспорт. Ориентировочно через шесть суток они буду на Глосии.

    — Потери в людях?

    — Пилот, и двенадцать десантников безвозвратно. Остальных наши медики обещали вернуть в строй.

    — Что по обеспечению?

    — Почти все тральщиками было уничтожено, но главное сама станция цела.

    — И это просто отлично, а охранные автоматические станции мы докупим, когда станция развернётся на Зории. Вот, Михаил Юрьевич теперь и у нашей эскадры будет свой дом, где можно и починиться и отдохнуть.

    — Это хорошее дело.

    — Да. Работы теперь много будет. Регистрация в собственность эскадры, я решил не выкупать ее, ремонт, отправка на Зорию и наем персонала.

    — Хорошее дело.

    — Ладно, я к себе, а вы тут заканчивайте. Если что будет срочное, вызовете.

    — Хорошо, командир. Информацию от флотских мы уже получили, так что в курсе. Повезло же парням. Одна премия за иерарха три миллиона кредитов.

    — Сколько? — удивился я.

    — Три миллиона, — повторил капитан.

    — Однако… — покачал я головой, вставив непечатное выражение. — Ладно, я у себя.

    Спустя пять часов объединённая группировка ушла в прыжок к Глосии. Наемники хоть и не были арестованы, но на каждом их корабле присутствовали бойцы спецназа с «Ильи» во избежание инцидентов. Но я уже пообщался с Корвеном, так что был уверен, что все будет в порядке. А шахтеры продолжили свою работу. Один из фрегатов остался рядом с базой, решив подстраховать местных.

    * * *

    — Командир? — вырвал меня из сна толчок локтем в бок.

    Приоткрыв глаза, я сонно посмотрел на судью, как оказалось только что закончилось зачитывание приговора. От «Детей Аграфов» присутствовал только один прилично выглядевший адепт, остальные еще неделю назад были отправлены на столичную планету. Им заранее вынесли приговор, смертный естественно, но от этого они не стали менее ценными, так что их увезли на дополнительное мозговое потрошение, пока они не станут нужными и приговор не будет приведен в исполнение. Очень уж не любили наши правоохранительные службы эту секту. Террористы, которые действуют под своими законами с использованием артефактов Древних, что зачастую помогает им совершить акции и безнаказанно уйти, это бич СБ.

    Часть офицеров наемной группировки «Далас» сидели на скамьях для свидетелей, в трех рядах от меня ближе к судье. Я уже выходил, примерно час назад, (перед капитаном Сэтом) и рассказал ту версию, что мне предложили наши эсбешники. Не флотские, а с моей эскадры. Они посовещались, провели переговоры и составили общий план для освидетельствования. Так как он мало отходил от действительности, мне нужно было только сместить акценты, то я не нарушил клятвы и не солгал.

    — Что было, пока я подремывал? — спросил я, стараясь незаметно зевнуть и потянутся.

    — Те, кто подремывает, обычно так не храпит, — хмыкнул Астахов, недавно получивший флаг-майора. Кроме него еще одиннадцать офицеров получили это звание. В основном из тех, у кого очень высокие показатели интеллекта. Адмирал-то поднимал из упорства, даже прихватывая служебное время, выделяя его себе по графику, а те в свободное от службы время.

    — Да ладно. Дела были, всю ночь провозился, — блаженно улыбнулся я и, запрокинув голову, посмотрел на лепнины потолка. — Красивый зал.

    — Что делал то?

    — То чем активно занимался последние две недели с момента возращения от шахтёров. Потом объясню, главное получилось активировать, не до конца, правда, но ведь смог… Так что там с приговорами?

    — Наемникам «Даласа» объявили амнистию, с них сняли все подозрения, аннулировали контракт с «Детьми Аграфов» и решили выплатить премию за захваченных бандитов, как и за мертвых. За мертвых по сто тысяч кредитов, это миллион четыреста, за живых адептов, по четыреста, а за иерарха три миллиона. Так что кроме аванса, что им оставили в размере десяти миллионов, им еще досталось пять миллионов шестьсот тысяч кредитов.

    — Да, молодцы, воспользовались ситуацией, — рассеяно ответил я, наблюдая, как уводят бесновавшегося адепта, и обнимаются радостные офицеры «Даласа». Они одни, кроме меня, конечно, вышли из этой ситуации почти без потерь (уничтоженные корабли вспоминать не хочется, у наемников было шестеро погибших, но претензий они не высказывали) и даже с прибылью. Как бы они не начали охоту на эту секту впечатленные суммами выплат за головы. Хотя, контракт у них закончился, скорее всего их до конца войны забреют куда-нибудь к границе патрульными. Я разговаривал недавно с Корвеном. Он объяснил, почему оказался на контракте у сектантов. Общались они анонимно. Подозрения конечно были, но предполагали, что их наняли контрабандисты. Так вот, когда началась война, наемники работали на территории Фронтира, в охране шахтерской корпорации сторожа места разработки и базу. О войне они узнали быстро, но пока эвакуировались, прятались среди астероидов от хищных рейдеров работорговцев, пока вышли на территории Империи, времени прошло немало. Около двух месяцев. После того как шахтеры закрыли контракт выплатив издержки, с Корвеном связался новый наниматель, но он отказался открывать свою личность. После заключения контракта, (чтобы их на забрили в патрульные) они два месяца работали на секту. Но ничего такого не было, атака шахтерской базы и производственного комплекса на задворках империи, (тоже сектантов) как потом оказалась секта избавлялась от соперников. Второе задание было нападение на базу, где я находился. До этого они проматывали деньги, полученные за прошлый заказ в соседней системе на планете Маший. Именно поэтому, выполняя горящий контракт, они и оказались на месте так быстро. Проще говоря, группировка Корвена была у секты на вроде резерва, который они попытались использовать. Уж потом флотские эсбэшники по секрету сообщили мне, что таких наемных эскадр у секстантов было четыре. Сейчас службой безопасности разных систем проводились задержания и аресты всех кого выдал иерарх. Сам он говорить отказывался, но мнемоскопирование все расставило по своим местам. Правда спецы пять дней взламывали защиту иерарха пока не влезли ему в мозги. Тот чуть с ума не сошел, но вроде оклемался. Сейчас он и два его помощника на пути к столичной планете, следствие еще не закончено.

    Это все, что было по тому делу с нападением на шахтеров. Сам я занимался своими делами, точнее двумя. Это поднимал базу «Хакер», что с учетом возвращения основной части кораблей эскадры с транспортом в брюхе которого скрывалась наша станция, и пытался понять что же я купил у шахтёров.

    С момента прибытия и размещения эскадры с меня сняли большую часть нагрузки Астахов и штаб соединения, так что я выполнял чисто административные функции, просто стараясь быть в курсе событий. После прибытия кораблей, большая часть участников боевых действий при захвате станции получили пятидневные отпуска на элитные курорты Глосии и Флака. Он тут не далеко был, два часа лета в гипере на пассажирском лайнере. Кроме того была проведена оценка станции и по этой оценке были произведены выплаты трофейных всем участникам. Насколько я знал, большая часть закрыли свои долги Фонду помощи, некоторым даже хватило на дополнительные базы, а то и импланты. Оставшуюся мелочь они проматывали на курортах и в местах развлечений.

    Адмирал занимался ремонтом пострадавших кораблей, да что там, даже у «Петра» была огромная плохо заделанная пробоина в районе кормы, и разворачивание станции. Мы совместно с Астаховым решили произвести ремонт станции тут, в системе Голосии, обновить оборудование, набрать персонал, (в основном людей семейных из состава эскадры, родственники которых на Зории) благо людей в эскадре у нас хватает, потом снова разобрать станцию и на транспорте отправить ее к Зории. Только вчера транспорт ушел по назначению, увозя в своем чреве сложенную в транспортное состояние станцию, (перед этим в ремонтном доке был произведен ремонт всех кораблей эскадры) и семьдесят человек персонала. Назначение станции не только ремонт кораблей эскадры, но и оказывать платные услуги гражданским кораблям. У Зории большая транспортная артерия, и там ежедневно бывают до пяти тысяч кораблей, так что ремонтных доков там всегда не хватало. Думаю, владелец планеты и администрация будут не против если неподалеку от планеты развернётся еще одна станция, с хорошими ремонтными доками и отличным персоналом. Это будет еще одним источником дохода идущий на счета эскадры, благо бухгалтерия будет под боком и все будет проводиться через неё.

    Командиром станции мы назначили флаг-майора Туханбекова. Он ранее был главным инженером эскадры, передав эту должность своему ближайшему заму. Майор показал отличные организаторские способности и личные умения в сфере инженерии и проектировании кораблей. Так что это было сто процентов его место. Самое трудное было уговорить его на это место, Туханбеков не хотел бросать боевых товарищей. Но мы совместно с Астаховым все-таки смогли это сделать, сообщив, что надеемся на крепкие тылы. Персонал отбирал уже майор, только начальник СБ эскадры добавил ему двух сотрудников безопасности для полицейских функций. Ну и я влез. Так как на станции был диспетчерский пункт, а у нас не было в наличии ни одного профессионального диспетчера, хотя их полагалось шесть человек, считая старшего, то вспомнив об Айне-стажерке, я связался с ней и смог уговорить на переезд. Правда девушка крайне неохотно улетала, ее родители жили на Глосии. Так что после развертывания космической станции у нас будет хоть один диспетчер, пока найдут и наймут для дополнительных смен. А так Туханбекову дали простор для найма, чем они и пользовался, правда, имея совесть и не оголяя технические должности на кораблях.

    Мы уже связались с офисом эскадры на Зории, передали новость о том, что прибудет станция и велели им выкупить, или арендовать место для станции. Дальше разберутся что делать, не маленькие. План-проект использования доков с учетом разных работ я так же отправил им. Через сутки мне пришел в ответ, немного переработанный и дополненный план. Осмотрев его, мы с Астаховым остались довольны, правда станция превращалась больше в коммерческую службу, хотя все сотрудники будут носить погоны, но зато нам будут доступны скидки на складах запчастей, что было актуально. Согласовав его и подписав, мы отправили план обратно.

    Но это все было по эскадре, причина же моих полуночных работ были артефакты. Пока я не выучил второй ранг базы, который к моему шоку оказался перечнем предметов, которые могли взломать знания и умения в базе. Как оказалось, первый ранг был общеобразовательный, то есть давал информацию о применении этой базы, а вот второй ранг был уже профессиональный. Он был плотно забит знаниями, но теперь если я выйду в сеть, да хоть на тот же аукцион, то если увижу неизвестный артефакт Древних, то без проблем опознаю его. То есть у меня в голове с окончанием поднятия базы до второго ранга оказался полный архив Древних по оборудованию разного направления и назначения. Жаль информация и умения по взлому начинались только с третьего ранга.

    Думаю теперь понятно, что как только я выучил второй ранг, непонятные железки, купленные у шахтеров сразу стали очень даже понятными. Первым делом хотелось бы сказать об ажурной конструкции, которую я единственную опознал, да и то не совсем правильно. Это действительно был личный щит, только не церемониальный, это в сети было не правильно опознано, а боевой щит для диверсионных и специальных подразделений, в основном разведки, модели «Бронь-60». Но и диверсанты пользовались подобными универсальными щитами, так как у них была функция хамелеона.

    По шлему и частично остальным предметам.

    Насчет шлема я был прав, но отчасти. Нет, бить по нему, чтобы он раскололся можно до шестого пришествия, но это не единственная его функция. Шлем вмещал в себя коммуникатор, навигатор, наводчик, оптику, сканеры разной направленности и искусственный интеллект. Назывался он «Роменик». Правда, самого Искина внутри не было. Помните ту «пальчиковую батарейку»? Это и был Искин. Правда, вставить в шлем я его не смог, хотя где вход знал. У меня не было питания для шлема, а варварски вскрывать его не хотелось. Ничего, выучу третий ранг «Хакера» там уже понятно будет, что нужно делать.

    По остальным вещам, это два цилиндра, один полметра, другой покороче, серебристый шар и коробка, тоже были мной опознаны.

    Палка что подлиннее, оказалась боевым универсальным копьем в свернутом положении. Даже название его знал «Рег». Палка покороче уже интереснее, это было персональное оружие диверсанта, наплечная пушка модели «Пал», стреляющая сгустками высокотемпературной плазмы, но не открыто, а в виде капсул. При попадании или дистанционном подрыве капсула лопалась, дальше действовала плазма. Судя по ТТХ пушки, один такой выстрел мог прожечь метровую корабельную броню класса «АА». Офигеть мощь. Причем снаряды оператор мог по желанию менять, от бронебойных и зажигательных до шрапнельных.

    Коробка оказалась малым кофром спасателя. Я сперва не понял что это такое. Но оказалось банальный кофр, с предметами первой необходимости, если член экипажа оказывался на дикой планете. Короче говоря, средства планетарного выживания. Я знал, что находиться внутри согласно списку, и открывать не стал, так как защитная пленка была не месте, что означало, что кофр с момента выхода из завода не открывался (хотя попытки со стороны Руна были). Подумав, я не стал ее продавать, а дополнил средства спасения на «Вольке». А вдруг пригодится?

    В кофр входили по списку предметы: Универсальная поясная аптечка. Литровая фляга, с возможностью сбора воды из воздуха при накапливании конденсата. Тент два на два метра, моток тонкой веревки шести метров, вибронож и средства для рыбалки. Больше ничего в маленькую коробку не вмещалось, но и этого обычно хватало. Оружие не было, по определению оно должно находиться на поясе у потерпевшего крушение.

    Серебристый шар оказался дроидом-разведчиком модели «Тал» в свернутом положении. Шлем, копье, пушка и защита входили в комплект бронекостюма диверсионных сил Империи Зтов, модели «Призрак», а вот дроид нет. Такие использовались разведчиками. Остаётся загадкой, как оказались эти предметы на планете, где разрабатывают недра шахтеры и где достать недостающие комплекты. Может на орбите шел боя и был снесен транспортный контейнер, который рухнул вниз. Это вполне соответствует истине, так как все предметы были в режиме консервации и не были надеты в виде доспехов на человеке. То есть их транспортировали.

    Пока меня радует то, что вчера ночью я смог запустить копье, отчего оно разложилось и чувствительно кольнуло меня в ладонь. Я как-то подзабыл, что это оружие индивидуальное и имеет только одного владельца, вот оно и выбрало, взяв у меня пробы ДНК. После укола я сбегал в медсектор и там провели полное сканирование, не обнаружив никаких последствий кроме крохотной двойной ранки на ладони. С остальными я не экспериментировал, но когда копье подзарядилось, это было не трудно, я залил простой воды в открывшееся зарядное отверстие, то попробовал поработать им. Мне понравилось, но вот дырка в переборке апартаментов не понравились Добрыне и он, ворча, пригнал техдроида. Копье конечно отличное и уникальное оружие ближнего боя, кто ко мне с ножом прорваться сможет, но нужны базы по его применению. Вторая хорошая новость была в том, что теперь я знал, что покупать на аукционе и сколько примерно это стоит. Раньше был как слепой кутёнок, но теперь как молодой, но зубастый волчонок. Теперь я более-менее понимаю, как мы выглядели со стороны «Детей Аграфов» скупая бесценные реликвии, не понимая их ценностей.

    Из всего купленного я надеялся, что Искин для шлема рабочий, а не дохлый. Хотя конечно можно попробовать купить подобные артефакты на аукционе, как я уже говорил, там много что продают, не понимаю ценности лота. Но на Глосии бедноватый выбор. Вот попасть бы на столичную планету, так там выбор так выбор. Подумаем. Если получиться буду покупать инкогнито с Глосии, а потом договариваться чтобы покупки доставляли сюда экспресспочтой, глядишь, так и бронекостюм Древних восстановлю. Тем более части бронекостюма были не убитыми, а законсервированы, на это указывали заглушки на всех артефактах. Если повезет, конечно, там все-таки восемнадцать компонентов.


    В это время свидетели и зрители направились в сторону выхода и мы с Астаховым пошли следом, пока нас не перехватили офицеры «Даласа» и не уговорили отметить окончание следствия и решения суда в ресторане. Мы с адмиралом посидели в течение часа, выпили с парнями и, оставив их отмечать дальше, направились на корабли эскадры. Я на «Илью» на котором жил, Астахов на «Петр», у него много дел, ведь в связи с тем что границу передвинули, нам нарезали дополнительный кусок пространства который тоже надо было охранять, а кораблей для патрулей и так немного.

    Да, война с Республикой закончилась всего пять дней назад, отчего произошёл транзитный наплыв чиновников. Даже территориальные дивизии Глосии и Флага забрали в бывшую Республику, их задача выполнять чисто полицейские функции и оказывать содействия чиновникам и наместникам пока они наводят порядок на вновь присоединённых территориях. Войну с Республикой журналисты уже назвали самой быстрой войной. Это действительно было так. Хотя наша Империя передала правительству Республики по дипломатическим каналам сообщение о начале войны с ней, за пять часов до нападения. Все согласно протоколу.

    Война началась и закончилась согласно закону Содружества. Но некоторые государства на вроде директората Ацан или Империи Тарг, выступили с просьбой не вводить жестких санкция и просьбой оставить суверенитет Республики, с выплатами контрибуции. Наши политики ответили вежливо и витиевато, с той стороны тоже были не дураки и поняли, что их вежливо послали на хрен, так как мы были в своем праве.

    Часть «экспедиционного корпуса» помогала наводить новую границу пограничникам, под присмотром наблюдателей ряда государств Содружества, но остальная, в основном Головорезы ушли.

    О присутствии наблюдателей попросили те государства, которые с новой границей стали соседями нашей империи. Боятся гады, это будет им уроком не лезть на нашу территорию, а то как красы, пользуются что у нас война и пытаются урвать кусочек пожирнее.

    Честно говоря, война с Республикой и ее захват с присоединением были поданы нашими информационными каналами так, что особо возмущения у граждан сопредельных государств не было, тем более когда Империя вела кровопролитные бои с государством работорговцев сдавая одну систему за другой. Конечно, были и такие каналы, которые обливали нас грязью, даже мне досталось, когда я по месту службы выступил на суде. Он шел на главной планете Содружества Линайе. Помню, нас с Хорком шесть дней назад вызвали на базу «Дюна» и мы в помещении связи в прямом эфире присутствовали при заседании суда, ведь это входило в сферу государств и не являлось внутреннеполитическим делом. Нас опрашивали только по одному разу, больше просматривая записи разведрейда. После трехчасового заседания был вынесен вердикт о правомочности действий нашей Империи. Все территории Республики отходили ей.


    — Уф, как я устал Добрыня, — пройдя в свои апартаменты, пробормотал я.

    — Ванную с массажером приготовить? — деловито спросил Искин.

    — Ага. Потом поем, сосну часиков десять и буду поднимать «Хакера» тем более я как подчиненный адмирала, хоть и номинальный, получил тридцатидневный отпуск. Будем отдыхать и учится, у меня на ближайшие месяцы большие планы.

    — Джакузи готовиться. Кстати, как суд прошел?

    — Интересно, я даже поспал пару часиков. Все закончилось как мы и предполагали, даласы оправданы по всем статьям.

    — Это хорошо. Ты слышал, в новостях сообщили, что наши двинули по всем фронтам, сминая эскадры антарцев на Фронтире? Может войне скоро конец?

    — Да? — я на миг задумался и восхищенно покачал головой. — Вот ведь ловкачи!

    — Ты о чем?

    — Добрыня проанализируй. Как бы посмотрели государства Содружества на нашу Империю и Императора если бы мы, ведя победоносные бои еще и соседей захватывали? С морально-психологической точки зрения?

    — Похоже ты прав, — слегка заторможено ответил Добрыня, видимо пустив на анализ все свои мощности. — Это действительно была игра на чувствах, ведь мы проигрывали, отдавали систему за системой. То есть нам неосознанно сочувствовали. А когда было вынесено решение суда о правомочности, подождали пять дней и двинули. Ай, молодцы. Ай хорошо разыграли карту. Тут похоже поработали первоклассные стратеги, тактики и аналитики. Как бы не работа Генштаба.

    — Похоже так. Но ты забудь о чем мы сейчас говорили. Удали файл с нашим разговором, не нужно, чтобы посторонний узнали о нашей догадке.

    — Принято. Выполнено… Джакузи готово.

    — Ну все, меня старайтесь не беспокоить, я в отпуске.

    — Лады.

    В моих планах отдохнуть, выспаться проще говоря, завтра разобраться с делами, сообщить всем что ближайшие десять дней до меня будет не достучаться, кроме самый упорных конечно, и лечь в учебную капсулу на первые десять дней. Потом двухдневный отдых согласно рекомендаций медиков, снова на десять дней в капсулу, еще два дня отдыха и на последние десять дней. Во временные рамки отпуска конечно не укладываюсь, но адмирал меня простит, наверное.

    Можно было бы слетать на Зорию родных навестить, но я с ними и так общаюсь чуть не каждый день, а путь только туда займет дней десять, если лететь на «Вольке» конечно. Нет уж, поучусь, а к родным отправлюсь вместе с остальными после окончания войны.

    Забравшись в джакузи, я блаженно прищурился, даже застонав от удовольствия.

    * * *

    Когда Астахов вошел в мои апартаменты я только мельком посмотрел на него, продолжая индифферентно изучать выставленные на аукционе лоты.

    — Привет, — поздоровался со мной адмирал и присел рядом. — Вылез наконец из своей капсулы?

    — Ага, — безучастно ответил я, подпирая ладонью подбородок, разглядывая очередной лот.

    — Чем так недоволен? — спросил он и взял со стола незнакомую ему техническую конструкцию, где между зажимами был зажат серебристый шар.

    — Да так, надежды не сильно оправдались… Иннокентий Павлович, представляете, оказывается базы знаний Содружества и базы знаний Древних это разные вещи.

    — Я в такие дебри не лезу, это ведь твое хобби, — усмехнулся адмирал. — И что, сильно различаются?

    — Ну да. Оказывается, у Древних есть два вида баз. Пользовательские и обучающие, — я открыл новое окно и повернул экран визора в сторону адмирала. — Видите? Базы разделяются для открытых продаж, они сильно урезанные и легко осваиваются, и базы для учебных заведений.

    — У тебя значит для второй вариант. Так?

    — Похоже что так. Я губу раскатал, что выучу третий ранг и начну разбираться, что и как. Ага, щаз-з-з. Согласно выводам этого профессора, что изучает базы знаний Древних, подобные базы очень трудно учить, для этого нужны специальные условия, в моем случае капсула, после обучения человек становиться профессионалом в той области, что была на базе. Только вот профи он не станет, пока не выучит до шестого ранга. Мать!

    — Что-то не понимаю, — покачал головой адмирал, положив конструкцию обратно на стол.

    — А я объясню. Первый ранг общеобразовательный. Второй, дает знание по тем предметом, аппаратуре и оборудованию, которые возможно взломать и перепрограммировать. Эта база очень большая и качественная. Вот сижу изучаю что продают на местном аукционе. Пару раз поржал. Например, продают корабельный стульчак, как неизвестный раритет Древних, предположительно относиться к церемониальным культовым предметам Зтов имеющий большое значение для простых людей, — процитировал я, адмирал усмехнулся.

    — А что с третьей? — спросил он, с трудом поборов улыбку.

    — Вот мы добрались и до третьей. Эта база в четыре раза больше чем вторая, но относиться она больше к технической направленности. То есть база у меня военная «Хакер». Не все хакерское оборудование продаётся в магазинах, обычно спецы изготавливают его сами.

    — То есть ты хочешь сказать, что третья база, выученная тобой, дает знания по хакерскому оборудованию? — уточнил адмирал.

    — В точку попали. Вчера, когда вылез после третьего десятка дней обучения, прозрел, поматерился и решил попробовать. Вот это штука что вы держали в руках, сделана мной вчера за два часа. Пришлось бытового дроида разобрать. Добрыня обиделся и сейчас со мной не разговаривает, а что я в час ночи по корабельному времени попрусь на склад за запчастями?

    — А что это? — спросил адмирал и снова взял в руки хрупкую на вид конструкцию.

    — Одним словом испытательный стенд с возможностью программного взлома и совмещенный с тестером. Тот шар что зажат, это дроид-разведчик «Тал»…

    — Планетарный или корабельный? — перебив меня, спросил адмирал, заинтересованно разглядывая шарообразного «Тала».

    — Универсал, — пояснил я и продолжил. — Так вот я вчера сразу испробовал этот стенд. Рабочий оказался. Знания актуальны и на сегодняшний день. Одним словом я могу проводить ремонт артефактов Древних, правда мелкий и только если есть запчасти.

    — Это хорошая новость.

    — Это да, но я рассчитывал на большее. Хотя бы понять принципы программирования и взлома. Но они в четвертом ранге, пятом а то и в шестом. Причем я подозреваю, что взлом, который мне так нужен именно в шестом.

    — А что с дроидом?

    — Да рабочий. Все тесты прошел, сейчас на зарядке. Только пока пользоваться им не смогу. Его нужно прописывать к Искину вон того шлема, но пока я не перепрограммировал сам Искин, не проверял рабочий ли он, все это простое, дорогое, но мертвое железо… и пластик. Пока конечно базу до конца не выучу.

    — То есть ты хочешь сказать, что пока не поднимаешь базу до шестого ранга всё это мертвая техника?

    — Сообразили наконец. Теперь поняли, какая хитрая система обучения была в Древности? Это сейчас поднял базы до третьего ранга, вроде что-то знаешь и уже можешь работать. В древности такого не было, пока не подтвердишь все знания, практику не пройдешь, фиг ты сможешь работать, тем более с не до конца выученными базами.

    — И долго учить эту базу? — спросил адмирал, покосившись в сторону испытательного стенда на столе.

    — Семь с половиной месяцев, — устало ответил я.

    — Ого.

    — Это да. Я третий ранг поднял шесть дней назад, и остальные пять дней поднимал четвертый ранг базы. Знаете сколько у меня поднято за эти пять дней с использованием обучающей капсулы и уникально подобранного специально для меня разгона?

    — Сколько?

    — На семь процентов я поднял четвертый ранг. За пять дней всего на семь процентов. Вот и сижу печалюсь.

    — Во всем надо искать положительные стороны. Даже тут.

    — Да я знаю. Честно говоря, положительных сторон огромное количество. Вон, час назад купил взломанную базу знаний Зтов. Скоро должны доставить.

    — Что за база, тоже военная?

    — Нет, эта уже гражданская. В ней церемониальное оружие и умения его использовать. Мне в руки попал артефакт, причем активировался у меня в руках, соответственно я стал его владельцем. Сейчас покажу.

    Встав, я подошел к сейфу и, открыв его, достал копье в сложенном положении.

    — Палка? — осторожно спросил Астахов.

    — Боевое копье Зтов. В данном случае это укороченный диверсионный офицерский вариант. Смотрите, — после моих слов копье вытянулось и на обоих его концах засветились острия. — Острие пробивает даже бронескафандры первого класса защиты, включая нагрудную броню. Фактически защиты от него нет. Я как-то случайно взмахнул им не удачно, так Добрыне потом пришлось пробоину в переборке заделывать. Оружие это очень интересное, но к сожалению я совершенно не умею им пользоваться. Тут даже положение пальцев важно и сила сжатия, оно постоянно меняет вид. Вот я и надеюсь, что в купленной базе будут хотя бы общие знания по его владению.

    — Действительно такое серьезное оружие? — с сомнением спросил Астахов, подходя ближе и разглядывая оружие.

    С щелчком вернув его в первоначальный вид, я убрал оружие в сейф и ответил:

    — Профессионально подготовленный диверсант сможет без проблем проникнуть на борт «Петра» и, не смотря на то, что будут предприняты пртивоабордажные меры, в течение двух часов полностью лишит корабль экипажа. Перепрограммирование Искинов это уже другое дело и оборудование.

    — Хорошо, что у нас таких спецов нету, — пробормотал адмирал.

    — Головорезы СБ если только, но и они не дотягивают до этого уровня. В Империи Зтов было всего полторы тысячи диверсантов подготовленных по таким методикам, согласно статье профессора Дара. Малочисленность обусловлена не дороговизной и временем обучения, хоть и тут свои пять копеек, а в том, что больше было просто не нужно. Я кстати согласен с профессором.

    — Понятно.

    — Что-то я вас заболтал. Чай? Кауфе?

    — Кауфе.

    — Добрыня, слышал?

    Искин промолчал, но дроид-стюард зашевелился и стал сервировать стол. После того как мы уселись за стол и сделали пару глотков, адмирал сказал:

    — Что зашёл то к тебе. Ты в курсе что по прикидкам наших аналитиков в течение года война закончиться?

    — Да, мне приходил файл с этим внутриполитическим анализом, — кивком подтвердил я.

    — Ты знаешь, что мы зависим от контрактов. Сейчас мы на полном государственном обеспечении и не думаем где найти денег, чтобы уплатить зарплату людям или на что отремонтировать корабли. Одним словом война еще не знай когда закончиться, а работу нужно искать уже сейчас. Ты в курсе, что у нас в офисе уже шесть контрактов от крупных корпораций, компаний и фирм на долгосрочную работу?

    — Краем уха, но в подробности не вдавался. Кстати, после объявления об окончании войны, мы должны еще месяц отработать патрульными и только потом контракт считается выполненным. Это у нас в контракте прописано.

    — Это стандарт, я в курсе. Так что ты думаешь на счет дальнейших действий эскадры?

    — Иннокентий Павлович, давайте на прямоту. Да, я владелец «Перуна», но это не значит что я буду пихать вас в разные авантюры. Выбирает сами. Дайте задание штабу Решетина, пусть выберут лучший вариант. Если работа у нанимателей не горит, то можно заключить контракт прямо сейчас с учетом окончания войны и после военной отработки. Я в этом проблемы не вижу, ведь вам дальше служить, у меня другие планы. Я дал эскадре жизнь, помог встать на ноги. Но дальше уже сами. Вы в курсе, что мне как владельцу отходит только пятнадцать процентов прибыли, остальное идет на эскадру и на выплату зарплат и премиальных. Налог я плачу из своих денег.

    — Хм, — адмирал долил напитка и, откинувшись на спинку стула, задумчиво посмотрел на меня. — Я подозревал, что скоро ты нас отправишь в свободное плаванье, но не думал, что это произойдет так быстро.

    — А что такого? Эскадра за эти три месяца, что мы пребываем патрульными, приобрела огромный опыт, и еще сколько приобретет. Сколько наши парни взяли на абордаж контрабандистов и пиратов?

    — Тридцать семь кораблей, насколько я помню, — припомнил Астахов.

    — Вот, а сколько наши десантники брали их на абордаж? Да одна станция это уникальный опыт.

    — Это да. Опыту мы понемногу набираем, хоть и набиваем колени. Потери есть и у нас.

    — Согласен, но без реальных боев мы ничто, так салаги. Теперь про нас этого не скажешь.

    — Я понял твою позицию, и согласен с ней. Сам-то что думаешь делать когда война закончится?

    — Первое время с семьей побуду, а потом на «Вольке» на Фронтир. На свободные станции и в дикий космос. Буду мусорщиком. Хочу найти корабль или базу Древних, а то один раз я идиот прощелкал, но теперь у меня будет свой шанс. Так что я наоборот надеюсь, война продлится дольше чем высчитали наши аналитики. Хочу поднять нужные базы до предела, а свободное время у меня только тут, на борту.

    — Ну мы тебя не особо нагружаем, так что времени свободного у тебя будет уйма. Учись на здоровье, — Астахов с улыбкой поставил стакан на стол.

    После мы поговорили об эскадре, решив некоторые организационные вопросы, и о станции на Зории, получившая название «Медведь». Та уже неделю как работала на полную мощность. Ремонтные доки занимались ремонтом гражданских кораблей, топливный модуль предоставлял заправку, а в жилом модуле были кафе, отели и другие заведения для владельцев и членов экипажей ремонтируемых кораблей. Даже организовали охраняемую парковку рядом со станцией. На данный момент количество персонала станции насчитывал двести семь человек. Специальный челнок после рабочей смены отвозил работников на планету.

    Проводив адмирала, я велел продолжавшему обижаться Добрыне убрать со стола и направился в кабинет. Лоты выставляются на аукционе постоянно. Не успеешь буквально в последний момент и очередная стоящая вещь ушла мимо, поэтому в этот день я постоянно мониторил новые лоты выискивая крупицы злата среди го… не очень стоящих вещей.

    Через два часа курьер доставил купленную базу. Она была второго ранга. Мне пришлось идти на летную палубу, чтобы принять покупку, так как крейсер был режимным объектом и абы кого сюда не пускали. Подтвердив получение, заплатил я сразу, вернулся к себе и с помощью настольного считывателя за двадцать минут загрузил базу. Она хоть и была взломанная, но скачивание с нее проводилось только один раз из десяти. Я произвел второе скачивание.

    Подумав, я связался с дежурным офицером и сообщил, что ухожу учиться на очередные десять дней. Очень уж меня заинтересовала эта база, там должно было быть умение как использовать мое копье. Как я уже говорил, мне хватит и простых действий. Главное понять, как им управлять.


    Вылез я из капсулы действительно через десять дней, когда принимал душ и связался с дежурным офицером, то к своему удивлению выяснил что мы вот уже шесть дней как находимся в автономном патруле. С нами был один крейсер и три корвета.

    Сообщив дежурному, что буду в спортзале, направился туда. Не смотря на то, что по корабельному времени было два часа ночи, в спортзале тренировался один взвод спецназа, но мне был нужен тренировочный комплекс, поэтому приветливо кивнув бойцам, я прошел мимо и забрался в свободную капсулу. Пора привести себя в порядок, потренироваться, а то уже пятьдесят пять дней тут не бывал.

    Базу я выучил полностью, и среди остального мусора который мне в принципе был не нужен и который со временем выветрится как неиспользованный, были умения пользоваться и основные боевые и церемониальные стойки с копьем. Ну в почетном карауле я стоять не буду, а вот несколько десятков ударов, а главное как держать, как брать и как разворачивать копье было выбито в базу, а теперь и в мои рефлексы. Осталось только закрепить их физическими тренировками. Сейчас потренируюсь и сбегаю к себе за оружием. Попробую подраться с ребятами из взвода противоабардажников. В копье как оказалось, была функция тренировки в спарринге, чтобы не нанести увечий сопернику, так что подеремся.

    В комплексе я был недолго, всего три часа, однако за это время один взвод сменился другим, так что я не оказался в пролете, а сходив за оружием, вернулся в спортзал и подошел к лейтенанту, которому было лет тридцать на вид. Договорится с бывшим гражданином Франции оказалось не трудно, так что, пока бойцы разогревались, я активировал копье и теперь уже уверенно испробовал его сперва в боевом положении, потом в тренировочном. Разница между режимами была небольшой, в боевом острия виднелись и светились, в тренировочном они просто ушли внутрь копья, так что у меня в руках был фактически шест.

    По моей просьбе бойцы надели броню, не бронескафы, а обычную тренировочную. Чтобы не покалечиться. Я это оружие еще плохо знаю, так что тут надо нарабатывать опыт.

    Сначала когда я разогрелся против меня вышел один боец, однако простоял он всего три секунды. Я даже сам не ожидал, что руки на рефлексе сами выполнят несложный прием и ткнут тупым концом в грудь бойца. Удар вроде как был не сильный, но боец неожиданно отлетел метров на десять, где его подхватили товарищи, наблюдавшие за спаррингом.

    — Что это было? — спросил у меня лейтенант, в данный момент старший инструктор.

    — Сам не знаю, я им еще учусь пользоваться, — пожал я плечами.

    В это время боец откашлялся и пришел в себя.

    — Гражданин лейтенант, мне показалось, что шест не только ударил мене в грудь, но и чем то выстрелил. Вроде сжатого воздуха или мягкого пластика, — указал он на вмятину на тренировочной броне.

    — Да? — задумался лейтенант. — Значит так. Первое второе отделение продолжают тренировки согласно графику, третье отделение поступает в распоряжение гражданина флаг-майора. Выполнять!

    Меня это устроило, мы с десятком бойцов с сержантом во главе отошли в сторону и стали по двое или трое вести спарринг. Было видно, что с каждым мгновением я все лучше и лучше чувствую копье. После часа тренировок, когда третье отделение сменило втрое, я начал драться в полную силу уже против десяти бойцов, но тут стало видно, что мне рано замахиваться на такой спарринг. Пока я выяснил свой потолок — это шесть бойцов в бронескафах. Против них я продержусь, и даже если повезет, выйдут победителем. Но отделение сделает из меня отбивную, проверено. И это только в рукопашную с применением подручных средств. В бою все по-другому.

    Натренировавшись слегка побитый в спарринге, но не сломленный и даже довольный я вернулся обратно к себе. После душа я покрутил копье в руках и решил заняться креплениями, буду всегда его с собой носить, грех расставаться с подобным оружием. Если я пять спецназовцев уделываю с неполными умениями, что будет если достану базы для диверсантов? Нет, с таким оружием я точно не расстанусь.

    Убрав копье в сейф, я решил вздремнуть, хотя время было семь утра, поставив будильник на час дня. Я решил дать себе отдых и на пару дней спуститься на планету. Там не раз опробованный элитный бордель есть на примете. Пора проведать девчат, спустить давление в баках.

    — Блин! Мы же в патруле, — вспомнил я.

    Я на столько привык что «Илья» постоянно находится в резерве, что успел подзабыть где мы находимся. Связавшись с дежурным, выяснил, что наше патрулирование продлиться еще одиннадцать дней. Что ж, мне есть чем заняться.


    Выспался я отлично. Умывшись и поздно позавтракав, направился в складские помещения к лейтенанту интендантской службы Мелиссе Лар. Лесси Крик которая ранее была завскладом на «Илье» с повышением должности до старшего интенданта эскадры была переведена на «Петр».

    Мне нужно было усовершенствовать свой пилотский комбез, а кто как ни Лар это может сделать, тем более вещевое имущество чисто на ней.

    Время было полвторого по корабельному времени, то есть середина дня, поэтому народу в переходах встречалось достаточно. Кто шел со смен, кто в столовую, а кто и в спортзал. Лар сидела у себя в кабинете одна одинешенька, пройдя внутрь, я взмахом руки велел ей сесть обратно и, показав копье, попросил сделать набедренное крепление к нему.

    — Похож на технический фонарь, — чуть прищурившись девушка осмотрела «Рег» в сложенном положении. В руки я его ей не давал из опасений, что оно может принять осмотр за атаку, так что осматривала она его издали. Опасения были не напрасны, я знал, функции самозащиты «Рега» включали в себя уколы особым ядом. А эту функцию я не отключал, просто предупредив всех на крейсере что в руки его брать нельзя.

    Тоже бросив взгляд на оружие, я был вынужден с ней согласиться, действительно, некоторое сходство есть. Более того войдя в управление, у меня появился новый ярлык на нейросети, сменил форму, (у «Рега» была такая функция маскировки) и теперь копье один в один напоминало «фонарик» техника. На самом деле фонарики техников были размером с мизинец и крепились на шлем, а подобные, копию которого я держал в руках, назывались правильно — прожекторами. Технари частенько их использовали в открытом космосе, так что подобный фонарь хоть и был редкостью в оснастке пилота, но ничего не обычного в этом не было. Встречались и не такие оригиналы.

    — Я вам подберу стандартные крепления, — сообщила завсклад.

    — Не подходит, — отрицательно покачал я головой. — Мне нужно крепление, которое отстёгиваются мгновенно за доли секунды.

    — Значит это не фонарь, а оружие, — сделала правильный выбор девушка.

    — Да это так.

    — Мне нужно сделать мерки, чтобы создать крепления.

    Девушка не касаясь обмерила копье, и выведя в настольный комп новые данные быстро спроектировала модель крепления.

    В углу загудел супердорогой 3 Д-принтер и из него на подставке вылезли крепления-кобура. После этого завсклад помогла нацепить крепления к поясу и бедру, подключив его в общую сеть комбинезона. Теперь по приказу нейросети я мог открывать крепления и закрывать. Уместив копье в эту импровизированную кобуру, и попробовал быстро выхватывать. До молниеносного было еще далеко, но потренируемся и до ведем до отличных результатов. Поблагодарив девушку, я на миг задумался и пригласил ее в бар, в столовой такой был, уже создалась традиция, что там сидят парочки. Девушка улыбнулась и сообщила, что у нее уже есть парень. Что ж попытка не пытка. С появлением землян лимит в мужчинах был исчерпан и девушки уже давно обзавелись своими парнями.

    Выйдя из склада, я на секунду задумался и направился в спортзал. Раз есть кобура, нужно нарабатывать опыт владения и извлечения оружия с молниеносной атакой. Что мне нравилось в «Реге» так это его универсальность. Он мог менять размер в любом направлении, то есть и до боя на открытой местности в полностью разложенном положении удлинялся, или в уменьшенном для боя в тесных корабельных переходах. Отличное персональное и универсальное оружие. Чем больше и дольше я им владел тем больше оно мне нравилось открываясь во все больших гранях. Еще одно открытие я сделал случайно, когда учился метать. Это оказалось большим шоком не только для меня, но и для присутствующих бойцов, даже для двух пилотов что поднимали свою спортивную подготовку. Когда я метнул «Рег» в доску для ножей и тот пробив щит и переборку за ним застрял, я поленился идти за ним, (просто надоело бегать) и с усмешкой пожелал чтобы оно само вернулось. Больше в шутку, чем действительно думал об этом. Но «Рег» вдруг задрожал в щите и молниеносно, даже просвистев воздухом, оказался у меня в руке. Я ничего не почувствовал, даже удара не было, хотя я непроизвольно напряг руку, принимая двухкилограммовое оружие, просто в ладони вдруг казалось копье. Именно тогда я понял, как мало о нём знаю. В той базе с церемониями Империями Зтов. Ничего об этом описано не было.

    Лейтенант-инструктор что проводил тренировку своего подразделения, оторвался от изучения пробитой перегородки и, подойдя ко мне предложил следующие тренировки проводить в бронескафе. В принципе он был прав, все, что можно было натренировать в простом бою, я сделал, рефлексы и моторику ударов я набил, теперь нужно поднимать нагрузки и изменить систему боя. Интересно, как «Рег» будет работать с защитой? Нужно усилить тренировки.

    Так следующие десять дней до окончания патрулирования и возращения на Глосию и прошло мое время. Весь день я проводил или в техсекторе. Конструируя разные штуки из базы «Хакер» приводя в полный восторг техников и инженеров, они уже начали применять некоторые технические штучки, посчитав, что они гораздо удобнее и технологичное тех, что стоят на их вооружении. У техников я больше работал, чтобы технические знания из базы сохранились, а ведь всем известно, если один раз сделаешь, то эти знания у тебя навсегда. Вот я и старался, собирая из деталей до сорока изделий в день, потом разбирая и собирая уже другие. Я очень продуктивно тренировался, понимая, что этот третий ранг мне в будущим изрядно пригодится. Так же я не забывал про спортзал, проводя там от двух до трех часов. Перед сном час-полтора сидел у компа и через аппаратуру гиперсвязи висел на аукционах. Было много интересного, но и я тут не забыл про себя. Оформил и зарегистрировал отдельный сайт эксперта артефактов Древних.

    «Вы не знаете, что за артефакт купили? Обращайтесь, за десять процентов от стоимости покупки мы приоткроем перед вами тайну неизвестности».

    Именно так звучал мой слоган. И надо сказать многие обращались за экспертной оценкой. Более того за эти пять дней с момента открытия экспертного сайта он стал довольно известен и заработал определённую репутацию. Еще бы, я ни разу не ошибся. Причем клиентов даже не отвлекало то, что сайт работал только час в сутки, с десяти до одиннадцати вечера по времени Глосии. Наше корабельное было по тем же суткам ориентированно, так что мне это было не трудно. Обращались и продавцы, причем в последнее время на лотах стояла моя экспертная оценка. Сумму тоже говорил я, мне отходило от нее десять процентов за экспертизу. Это все заметно подстегнуло продажу артефактов на аукционах. Теперь многие знали что покупали, ну или что купили, что было гораздо смешнее. У меня было приглашение от трех десятков коллекционеров прибыть для экспертной оценки их артефактов. Я пока отказывался, будучи в не зоны доступа. Не многие догадывались, что я находился в боевом патруле, а не грел кости где-нибудь на берегу моря.

    Думаю затребовать плату у коллекционеров из того что мне было нужно и пока не смог купить, вон хотя бы лицевую пластину для шлема. Должна же она у кого-то быть, или нагрудную броню для собираемого мной бронескафа. Надо сказать и тут мне повезло, я нашел голый ободранный экзоскелет бронескафандра диверсанта Империи Зтов. Причем продавали его как инженерный скаф. Часть компонентов включая щит и шлем у меня есть, осталось остальное искать, включая всю навесную броню. Покупку доставили на арендованную ячейку гражданского терминала, о чем меня уведомила курьерская служба. Понятное дело я открыл экспертный сайт на себя, по-другому просто нельзя, регистрация проводиться юротделом гражданского терминала, иначе я официально не смогу ставить экспертную оценку. Так что покупать лоты мне приходилось инкогнито. Кроме экзоскелета, чуть позже я еще купил часть навесной брони, видимо ободранного с него же и наплечную турель для пушки «Пал».

    Ну а спать я естественно не ложился. Нет, ночь я проводил в капсуле, поднимая четвертый ранг «Хакера». Пока восемнадцать процентов поднятых.

    Ах да, с Добрыней я все-таки помирился, так что время для меня прошло просто отлично, я занимался тем, чем хотел.


    Когда наша патрульная группа вышла их гипера и начала маневрировать, подходя к базе «Дюна», кроме «Петра» считавшегося резервом патрульных сил, никого больше из нашей эскадры тут не было. Даже транспортов.

    К слову сказать «Слава» давно была продана шахтерам за семь с половиной миллионов кредитов. Десять процентов ушло сестре, сорок мне, остальное на счет эскадры, доступ к которому имели только старший бухгалтер, главный корабельный казначей и Астахов.

    Во время маневров я сидел у себя в кабинете и изучал всю поступающую с «Петра» информацию. Причина пропажи транспортов объяснялась просто. В бывшей республике наши разведчики вскрыли пиратскую базу, вот и запросили помощи. Тяжёлое вооружение там было не нужно, хотя два крейсера в сопровождении транспортов и одного носителя ушло в нужную систему. Эти крейсера могут вести огонь с орбиты. А истребители с носителя прикроют высадку десанта. Ушли они четыре дня назад и скоро должны вернуться, если конечно оборона базы не сильно усложнена для захвата. Сама база как я понял, была наземной, находясь на глубине планеты не имеющей атмосферы. За несколько сот лет надо понимать пираты превратили эту базу в настоящие оплот, надеюсь, парни не подкачают.

    Так же я почитал короткую аналитическую справку новостей Империи. Война на Фронтире продолжается, она приняла более ожесточённый характер. В бывшей республике начались восстановительные работы, а в столице Империи сегодня празднуют день рождения Императора. Это не был какой-то особый день, просто кто хочет, может выпить за своего Императора, в столице это приняло вид праздника. Даже объявили выходной.

    Изучив вырезки всех новостных каналов, я связался с Астаховым.

    — Добрый день, Иннокентий Павлович. У нас тут неофициальный праздник? День рождение Императора. Как на счет отметить его?

    — Я не против, тем более основную массу дел на сегодня разгреб, с остальными замы справятся. Где и когда?

    — На Глосии есть такой замечательный ресторан под названием «Черная Лилия». Предлагаю встретиться там через три часа. Крапивин тоже будет, я его уже предупредил.

    — Хорошо, через три часа.

    Быстро собравшись, я направился на летную палубу решив взять дежурный челнок. Причина для спешки была существенная. У меня в гардеробе кроме пары парадных мундиров, шестнадцати повседневных пилотских комбинезонов, двух универсальных комбезов, и простой гражданской одежды вроде трех светлых рубашек и таких же брюк, больше ничего не имел. Вот я и решил обновить гардероб, благо портные с их пошивочными дроидами работали мгновенно и точно по фигуре. Думаю успею.


    — Привет, как дела? — без стука ворвалась в мои апартаменты сестренка. У нее недавно появился ухажер из офицеров штаба и она частенько пропадала с ним на планете, но сегодня видимо решил посвятить день мне.

    Быстро чмокнув меня в щеку, сестренка плюхнулась на диван, и с интересом посмотрела с чем это я вожусь.

    — Нормально, — ответил я, пытаясь установить на место усилитель псевдомышц.

    — Ого, а это что за хлам?

    — Этот хлам как ты называешь, стоит полмиллиона и является частями бронескафа диверсанта Зтов.

    — Ну я и говорю что хлам. Когда эти Зтовы жили? Десять тысяч лет назад.

    — Чуть меньше. Но да, давно… А вот хламом ты зря артефакты Древних называешь.

    — Почему? — поинтересовалась сестренка и, открыв коробку стоявшую на столике рядом с диваном достала ароматную палочку которую тут же с хрустом откусила. Это были латианский сладости, дорогое удовольствие, сестра очень любила их вот у меня они всегда были, специально для неё.

    — Когда государства Древних после губительной войны рухнули, начался спад цивилизаций и потерь многих инженерных и технических достижений. Фактически миры скатились в каменный век. Были войны, были разные бедствия, все в один огород. Со временем люди выкарабкались и даже создали Содружество, но все что они смогли это частично скопировать и расшифровать некоторые знания, списанные с найденных артефактов Древних. То есть цивилизации почти восстановили уровень жизни, но до Древних им еще ой как далеко. Вот например это части бронескафандра диверсантов Зтов модели «Призрак» имел функцию хамелеона. Ты могла пройти по коридору и в упор его не заметить, вот такая там функция маскировки. Причём это бронескаф диверсанта, то есть броня не очень усилена. Все отдано силе и ловкости, чтобы не терять скорость движения. Однако если сравнить этот скаф например с бронескафами Содружества «Броня-М» что использует наш спецназ, то боец в таком скафе диверсанта может выйти против взвода спецназа и в открытом бою без труда уделает их, а если еще он будет вооружен по штату то… У наших не было бы никаких шансов. Вот пример, причем задокументированный. Я тебе потом ссылку сброшу, там была запись с кристалла Древних. Во время отдыха один диверсант сидел за столиком, его скаф стоял в углу, так он заставил его станцевать динку, модный в то время танец, между столиками, причем он никого и ничего не коснулся. Потом проверили. Скаф был пуст. Так-то.

    Сестра доверяла моим словам полностью, знала, я не лукавил и не врал. Задумавшись, она спросила:

    — Если они были такие профи, почему война была проиграна?

    — Тут от них мало что зависело, да и к концу войны мало их осталось, ведь и они несли потери.

    — А что со штатным оружием? Его много было?

    — Посчитай сама. Пламенная пушка «Пал» на наплечной турели, тяжелое оружие. Шесть ракет ПВО в одноразовом заплечном комплексе, тяжелый бластер «Грант». Обычно на бедре, но некоторые вешали на нагрудную пластину. Ну и главное оружие копье модели «Рег». Самое страшное оружие диверсанта, — я чуть напряг пальцы и копье оказалось у меня в руке покинув кобуру, через секунду оно трансформировалось в боевое положение. — Это и есть «Рег» как ты знаешь. Причем офицерский, в нем есть несколько дополнительных функций. Также в штатное оружие и защиты входит комплекс разведывательно-диверсионных дроидов «Прима» из шести единиц, личный щит, сам бронескаф с мощным реактором. Мелочь уже описывать не буду, вроде аптечки и средств для быстрого допроса, включая средства подрыва для вскрытия дверей бункеров.

    — Понятно. Ты значит хочешь восстановить такой бронескаф, да?

    — В точку попала. Вот начал уже. Нужно кое-что поменять, докупить и он будет готов. Самое сложное это собрать шлем, да перепрограммироваться Искин.

    — Ясно, — взяв в руки маленький цилиндрик Искина Древних сестра задумчиво хмыкнула и как бы между прочим сказала. — Слышала про ваши вчерашние похождения. Это правда, что вы после ресторана поехали в бордель?

    — А-а-а… — я не знал что сказать, потому что так оно и было.

    — … и сутенера в окно выкинули, когда он вам мешать стал.

    — Э-э-э…

    — Потом поехали вместе на море и голышом купались, — продолжала спокойно расспрашивать Аня.

    — Не помню такого, — отрезал я.

    — Ну и ладно, вечером в новостных блогах посмотрю.

    — А что там что-то будет?! — ужаснулся я.

    — Да уже сейчас записи есть. Не волнуйся, вами только восхищаются, мол, вон как креативно отдыхать надо. Ты-то ладно, но от наших старичков я такого не ожидала.

    — А и черт с ними. Пусть пишут что хотят, — махнул я рукой. Отойдя от скафа, я плюхнулся на диван и, приняв от стюарда холодную буаночку пива, сказал. — Завтра думаю прокатиться по коллекционерам Древностей. Я уже выставил стоимость своей работы. Хочу получить что-то из коллекции клиентов. Трое уже согласно и прислали договора на экспертизу. Завтра начну с первого.

    — Что хочешь найти?

    — Недостающие запчасти для «Призрака», вооружение, защиту, ну и базы знаний. Особенно по диверсионному делу.

    — Да-а, хорошо тебя эта тема зацепила я смотрю, — протянула сестренка.

    — Не нравится?

    — Да нет, наоборот. Я рада, что ты нашёл любимое дело. Ладно, ты возись со своими железками, а я побежала. Мне еще надо с Ольгой поболтать, выбила канал у наших связистов, и пойду с Риком в ресторан, он меня сегодня пригласил.

    — Ладно, гуляй, — парень у сестры был что надо, поэтому я не мешал им, хоть и наблюдал со стороны.

    Сестренка ушла, а я вернулся к «Призраку», продолжая реанимировать его двигательную систему. Как не печально, но время сделало свое время, большую часть псевдомышц нужно менять. Опорно-двигательная система заметно пострадала от времени.


    Мягкими движениями управляя челноком, я заставил его слегка наклониться, чтобы увидеть огромный раскинувшийся на больших территориях особняк не через экраны визоров, а через обзорный пилотский иллюминатор.

    Особняк, находившийся в тропиках Глосии, в ста километрах от обширных болот планеты, действительно вызвал удивление. Практически единственная нормальная суша Глосии не занятая болотами принадлежала одному из самых богатых людей Империи баронету Корвену Валли, медиамагнату. Как говорится владельцу заводов, газет, пароходов. Сам баронет хоть и имел две планеты в собственности, жил в столице империи, но имел свой «загородный домик» и на Глосии. Именно тут и находилась малая часть его коллекции, та, что наименее ценная, запасники можно сказать. Меня нанял на неделю работ управляющий имением с согласия хозяина. Договор составлен по моим условиям. За десять часов работы в сутки один предмет по моему выбору в уплату. Вот я и летел на первый свой рабочий контракт. Отработаю тот по контракту, посмотрю, если понравится приму предложения от других коллекционеров. Жаль что на Глосии только два крупных коллекционера, остальная мелочь меня не интересует, да двое на Флаке, в соседние системы и уж тем более на столичную планету лететь мне не хотелось, хотя очень приглашали.

    Работа конечно очень интересная, но у меня были и свои планы. Нужно было поднимать «Хакера» и другие базы, но пока поднимаю базу Древних, именно она мне сейчас очень нужна. Этим я и занимался по ночам вместо сна, мне пока хватало.

    Убавив мощности маневровым движкам, чтобы челнок завис над посадочной площадкой, я вспомнил, как вчера ко мне приходила сестра. Она оказалась права. Наши развлечения все-таки были в новостях с забавными комментариями. Некоторые писали, что наемники как работают, так и отдыхают — от души.

    Как только челнок встал на опоры, я отключил все системы, заглушил двигатели и перевел миниреатор на минимальную работу для энергосбережения, после чего отстегнулся от кресла и, выйдя из рубки, попал в салон, по которому прошел в конец, к выходу.

    Когда я вышел наружу, выяснилось, что меня уже ждали. Мужчина в одежде прислуги на открытом каре с плотной матерчатой крышей.

    — Нур, управляющий вас ожидает, — сообщил он.

    — Хорошо, — ответил я. Подойдя к кару, бросил в открытый багажник баул с личными вещами и плюхнулся позади водителя. — Поехали.

    Ехали мы долго, минут пятнадцать. Но я все равно с интересом крутил головой. Сбоку остался садовый лабиринт, довольно красивые фигуры из кустов, фонтаны, длинные облицовочные камнем протоки, ажурные мостики по которым мы проезжали и цветы, множество клумб с цветами, даже озеро с лодочным причалом. Думаю тут много садовников и просто огромное количество специализированных садовых дронов.

    Кар остановился