Оглавление

Учитель Проникший-в-таинственную-тьму
(Дунсюань-цзы)

Учитель Проникший-в-таинственную-тьму сказал: «Из рожденных небом десяти тысяч вещей самым ценным является человек.[1] Из возвышаемого человеком нет более превосходного, чем чувства [проявляемые в спальных] покоях Подражать небу, сообразовываться с землей[2], следовать инь, подчиняться ян — прозревающий эти принципы пестует [свою] природу и удлиняет [свой] век, пренебрегающий этими истинами ранит дух и безвременно гибнет.

Что касается способов Таинственно-темной девы, то передаваемое о них с глубокой древности представляет собой общий обзор, не исчерпывающий их утонченной подоплеки. Каждый раз при рассмотрении их по порядку у меня возникала мысль заполнить имеющиеся в них пропуски. Обобщенный опыт и старые образцы составили сей новый канон, который, хотя и не исчерпывает все чистое и тонкое, однако достигает густого и отстойного. Формы сидения и лежания, развертывания и свертывания; положения опустившись ниц и открыто развернувшись; способы с боку и со спины, спереди и сзади; правила вывода и ввода, углубленного и поверхностного погружения — все это объединяется принципами двух образцов [инь-ян] и согласуется с нормами пяти элементов[3]. Руководствующийся этим сохраняет долголетие, противящийся этому подвергает себя опасности и гибнет. Как же не передать десяткам тысяч последующих поколений то, что полезно всякому человеку?»

Учитель Проникший-в-таинственную-тьму молвил: «Небо вертится налево, а земля крутится направо[4]; весна и лето благодетельствуют, а осень и зима наносят урон; мужчина запевает, а женщина подхватывает[5], верхи совершают, а низы идут следом — таковы постоянные принципы вещей и дел. Если мужчина воздымается, а женщина не отвечает; если женщина движется, а мужчина не идет следом, то не только наносится ущерб мужчине, но и приносится вред женщине, ибо это проистекает из непокорства движению инь-ян и сопротивления связи верха и низа. Подобное сочетание и соединение того и этого не несет пользы. Поэтому необходимо, чтобы мужчина вращался налево, а женщина крутилась направо, мужчина наступал сверху, а женщина принимала снизу. Если таково сочетание и соединение, то можно сказать, что небо уравновешено, а земля ублаготворена.

Все принципы глубокого и поверхностного, медленного и быстрого, рвущего и крутящего, восточного и западного не однообразны, ибо имеется десять тысяч вариантов. К примеру, медленное наступление подобно игре карася с крючком, а судорожное сдавливание напоминает стаю птиц на ветру. Вступление и выступление, втягивание и вытягивание, поднятие и опускание, сопровождение и встреча, движения влево и вправо, уход и возвращение, вывод и ввод, частое и редкое — это во взаимной поддержке приводит к цели и используется сообразно обстоятельствам. Следует не тянуть волынку и не быть однообразным, а достигать своевременного применения.

Всегда во время первого соития мужчина садится слева от женщины, а женщина — справа от мужчины. Он сидит совком, [вытянув и раздвинув ноги], и берет ее в свои объятия. При этом он сжимает ее тонкую талию, ласкает ее нефритовое тело, неустанно распространяется о ее красе и привлекательности, признается в нежной привязанности и полной сердечной преданности. То обнимает, то сжимает. Тела обоих сплетаются друг с другом, их уста, радостно тянутся друг к другу. Мужчина посасывает нижнюю губу женщины, женщина — верхнюю губу мужчины. Некоторое время они поглощают друг у друга слюну или нежно покусывают язык, или слегка пожевывают губы, или заключают в ласкающие объятия голову, или принимаются пощипывать уши. Поглаживают вверху и похлопывают внизу, целуют там и лобзают тут — и тысячи прелестей сполна проявляются, и сотни забот окончательно избываются. Тогда мужчина предлагает женщине левой рукой взять его нефритовый стебель, а сам своей правой рукой гладит ее нефритовые врата. При этом он ощущает иньскую пневму, в результате чего нефритовый стебель приходит в возбужденное состояние и резко вздымается, напоминая одинокий горный пик, взирающий сверху на далекую реку Хань, а женщина ощущает янскую пневму, в результате чего киноварная пещера приходит в увлажненное состояние и начинает сочиться чистым ручейком, напоминая сокровенный источник, бьющий в глубоком ущелье. Таково взаимовозбуждение инь и ян от ощущения друг друга. Оно не может быть достигнуто человеческой силой. Когда наступает такое положение, становится возможным совокупление. Если же мужчина не ощущает возбуждения или женщина не источает влагу, то все это связано с тем, что болезнь развилась внутри и недуг проявился вовне».

Учитель Проникший-в-таинственную-тьму молвил: «В начале каждого совокупления сперва садятся, а потом ложатся — женщина слева, мужчина справа. После того как они улягутся, мужчина укладывает женщину лицом вверх, раздвигает ей ноги и разводит руки, а сам возлегает на нее, просовывая колени между ее ногами, с тем чтобы тотчас свой нефритовый стебель подвести к створу нефритовых врат, где густая и тенистая растительность напоминает стланиковые сосны перед пещерой в глубоком ущелье. Взметая [нефритовый стебель] и вздыбливая до упора, он издает страстные звуки и играет языком или вверху созерцает ее нефритовое личико, а внизу рассматривает золотую ложбину (верхнюю часть вульвы. — А. К), поглаживает и похлопывает у нее между животом и грудями, ощупывает и потирает сбоку от драгоценной башни (клитора. — А. К). При этом мужчину охватывает смятение чувств, а женщина путается в мыслях. Тогда он немедля своим янским жалом начинает делать атакующие выпады вдоль и поперек, либо снизу устремляясь на нефритовые фибры (нижнее соединение больших половых губ. А. К); либо сверху напирая на золотую ложбину, вступает в бой на подступах к августейшему павильону (началу влагалища. — А. К) и дает себе передышку справа от драгоценной башни. ([Комментарий:] Вышеизложенное касалось наружного развлечения до проникновения внутрь.)

Когда у женщины прелестная влага оросит киноварную ложбину, янское жало немедленно бросается к наследному дворцу (матке. — А. К) и радостно (с оргазмом. — А. К) выпускает семенную жидкость, сливающуюся в единый поток с женской влагой, вверху орошая священное поле, внизу поливая сокровенное ущелье. Он уходит и приходит, бросается в схватку и нападает, движется вперед и отступает, трет и молотит так, что женщина обязательно жаждет смерти и взыскует жизнь, молит о пощаде и просит милости. Тогда [мужчина] насухо вытирается шелком, а потом нефритовый стебель вновь глубоко вводит в киноварную ложбину до ямской башни (вершины влагалища. — А. К), высящейся, подобно каменной глыбе, которая заваливает русло горного ручья. Применяется способ девяти поверхностных и одного глубокого погружения. При этом вдоль подпирает, поперек нагружает; с краю тянет, с боку тащит; то вдруг помедлит, то вдруг заспешит; либо глубоко погрузится, либо поверхностно.

И на протяжении времени, занимаемого двадцатью одним вздохом, при выпуске и впуске пневмы женщина достигает радостных помыслов, а мужчина тогда стремительно удаляет и быстро пронзает, до упора вздыбливает и высоко поднимает, ожидая, что женщина в своих трепетных движениях повторит его замедления и ускорения. Тут янское жало нападает на ее хлебный плод (шейку матки. — А. К) и изловчается проникнуть в наследный дворец, слева и справа толчет и молотит, не затрудняя себя даже легким извлечением и выдергиванием. Когда из женщины потоком хлынет влага, мужчина должен отступить. Нельзя извлекать янское жало омертвелым, надо [его] возвращать оживленным. Если же вынимать омертвелым, то будет большой ущерб мужчине. Этого особенно следует остерегаться».

Учитель Проникший-в-таинственную-тьму молвил: «Подробное исследование положений соития показало, что они находятся в пределах тридцати способов. Среди них имеются сгибание и распрямление, обращение вниз и вверх, выведение и введение, поверхностное и глубокое погружение, в целом они тождественны, в деталях — различны. Можно сказать, что сведенные вместе они все исчерпывают и в их собрании нет пропусков. К тому же я изобразил эти положения и дал им названия, подобрал их формы и установил номера. Сведущий в музыкальных звуках[6] благородный муж здесь дойдет до глубины в этих чудесных утонченностях».

[ТРИДЦАТЬ ПОЗ И СПОСОБОВ СОИТИЯ:]

1. Признание в нежной привязанности.

2. Распространение о тесных узах. ([Комментарий:] о нерасторжимости).

3. Рыба, сушащая на солнце свои жабры[7] (илл. 52).

4. Рог единорога (ци-линя). ([Комментарий:] Все вышеуказанные четыре положения — суть наружные забавы одной категории).

5. Шелкопряды крепко связываются. ([Комментарий:] Женщина, лежа навзничь, обеими руками, воздетыми кверху, обнимает горло мужчины, а свои ступни скрещивает у него за спиной. Мужчина обеими руками обнимает тыльную часть шеи у женщины, стоит на коленях между ее бедрами и вводит нефритовый стебель (илл. 74).

6. Драконы свиваются в петлю. ([Комментарий:] Женщина, лежа навзничь, сгибает ноги. Мужчина, стоя на коленях между ее бедер, левой рукой толкает ноги женщины вперед, доводит их до грудей, а правой рукой вводит нефритовый стебель в нефритовые врата (илл. 8.)

7. Рыбы соединяют глаза.[8] ([Комментарий:] Мужчина и женщина лежат рядом. Женщина одну ногу кладет на мужчину. Их лица обращены друг к другу. Они целуются и сосут языки друг у друга. Мужчина раздвигает женщине ноги и, рукой приподнимая верхнюю из них, устремляет вперед нефритовый стебель (илл. 26.73).

8. Ласточки соединяют сердца. ([Комментарий:] Побудив женщину лечь навзничь и раздвинуть ноги, мужчина садится на нее, склоняется на живот и обеими руками обнимает ее горло. Женщина обеими руками обнимает мужчину за талию. А нефритовый стебель вводится в киноварную ложбину.)

9. Зимородки, самец и самка, совокупляются. ([Комментарий:] Побудив женщину лечь навзничь и захватить руками свои ноги, мужчина садится на колени, [поджав ногу, как северные] варвары — ху, разводит ноги и устраивается у женщины между бедер. Обеими руками он обнимает ее талию и направляет нефритовый стебель в струны цитры (малые половые губы — А.К., илл. 50.)

10. Мандаринки, селезень с уткой, сочетаются. ([Комментарий:] Побудив женщину лечь на бок, захватить руками свои ноги и водрузить их на бедра мужчины, последний, находясь за спиной женщины, садится на ее ступни, ставит вертикально одну голень, приподнимает бедро женщины и вводит нефритовый стебель, илл. 64.)

11. Кувыркающиеся в воздухе бабочки. ([Комментарий:] Мужчина лежит навзничь с раздвинутыми ногами. Женщина садится на мужчину лицом к нему и обеими ступнями упирается в ложе. При этом, помогая себе руками, она энергично устремляется вперед на янское жало, проникающее в середину нефритовых врат.)

12. Перевернувшись летящие кряквы. ([Комментарий:] Мужчина лежит навзничь с раздвинутыми ногами. Женщина сидит на мужчине спиной к нему. Ногами она упирается в ложе, склоняет голову и, взяв в руки нефритовый стебель мужчины, вводит его в нефритовые врата.)

13. Склонившая крону сосна. ([Комментарий:] Побудив женщину скрестить ступни и поднять их кверху, мужчина обеими руками обнимает ее за талию. Женщина обеими руками обнимает мужчину за талию и вводит нефритовый стебель в нефритовые врата.)

14. Прильнувший к жертвеннику бамбук. ([Комментарий:] Мужчина и женщина стоят рядом лицом друг к другу, радостно целуются и обнимаются, а киноварная ложбина так глубоко втягивает янское жало, что оно погружается в янскую башню[9], илл. 59.)

15. Парный танец жар-птиц (луань). ([Комментарий:] Мужчина [устраивает двух] женщин так, что одна лежит навзничь, а другая покрывает ее сверху. Первая держит свои ноги, а вторая восседает на нее. Их половые органы (инь) располагаются друг против друга. Мужчина садится совком, [вытянув и раздвинув ноги], обнимает нефритовый предмет и боевито нападает на верхнюю и нижнюю [инь].)

16. Феникс несет детеныша. ([Комментарий:] Когда дородная и крупная жена использует в совокуплении маленького мужчину, обнаруживается большое превосходство [данного способа].)

17. Парение морских чаек. ([Комментарий:] Мужчина, находясь у края ложа, приподнимает ноги женщины, чтобы они были на весу, и вводит нефритовый стебель в середину наследного дворца.)

18. Скачки диких лошадей. ([Комментарий:] Побудив женщину лечь навзничь, мужчина поднимает обе ее ноги, водружает себе на правое плечо и глубоко вводит нефритовый стебель в середину нефритовых врат.)

19. Скакун несется во весь опор. ([Комментарий:] Побудив женщину лечь навзничь, мужчина садится на корточки, левой рукой берет ее за тыльную часть шеи, правой рукой приподнимает ее ноги, а затем вводит нефритовый стебель в наследный дворец.)

20. Лошадь бьет копытом. ([Комментарий:] Побудив женщину лечь навзничь, мужчина поднимает у нее одну ногу и укладывает себе на плечо, а другой ноге позволяет самой цепляться за него и глубоко вводить нефритовый стебель в киноварную ложбину, что дает великое наслаждение.)

21. Прыжок белого тигра. ([Комментарий:] Побудив женщину обратиться лицом вниз и встать на колени, мужчина становится на колени позади женщины, обеими руками обнимает ее талию и вводит нефритовый стебель в наследный дворец, илл. 62, 69.)

22. Примыкание темной цикады. ([Комментарий:] Побудив женщину лечь ниц и раздвинуть ноги, мужчина располагается у нее между бедрами, сгибает ей ноги, обеими руками обнимает тыльную часть ее шеи, а вслед за этим вводит нефритовый стебель в нефритовые врата.)

23. Коза перед деревом. ([Комментарий:] Мужчина садится совком, [вытянув и раздвинув ноги], и побуждает женщину сесть на него, повернувшись к нему спиной. Женщина сама наклоняет голову и созерцает введение нефритового стебля. Мужчина страстно обнимает женщину за талию и вздыбливается до упора.)

24. Желтая цапля у площадки. ([Комментарий:] Мужчина, сидя на ложе на корточках, [как северные] варвары-ху, [подняв одну ногу], побуждает одну девушку расположиться к нему лицом, взять нефритовый стебель и ввести его в свои нефритовые врата, а другую девушку — сзади; тянуть первую за полы одежды, дабы ускорить движение ее ног, что [в целом] дает великое наслаждение.)

25. Забавы феникса в киноварной расщелине. ([Комментарий:] Побудив женщину лечь навзничь и обеими руками приподнимать свои ноги, мужчина становится позади нее на колени, обеими руками опирается о ложе и вводит нефритовый стебель в киноварную ложбину, что просто превосходно.)

26. Взлет [гигантской птицы] Пэн[10] над темно-таинственной пучиной. ([Комментарий:] Побудив женщину лечь навзничь, мужчина берет ее ноги, водружает их на свои левое и правое предплечья, руками снизу обнимает ее талию и вводит нефритовый стебель.)

27. Кричащая обезьяна обхватывает дерево. ([Комментарий:] Мужчина сидит совком, [вытянув и раздвинув ноги], а женщина располагается на его бедрах и обеими руками обнимает мужчину. Мужчина, одной рукой поддерживая ягодицы женщины, вводит нефритовый стебель, а другой рукой опирается о ложе.)

28. Кот и мышь в одной ложбине. ([Комментарий:] Мужчина лежит навзничь, раздвинув ноги. Женщина лежит ниц на мужчине и глубоко вводит нефритовый стебель. Или еще: мужчина ложится ниц на спину женщины и своим нефритовым стеблем боевито прорывается в нефритовые врата.)

29. Весенние ослы. ([Комментарий:] Женщина обеими руками и обеими ногами вместе опирается о ложе. Мужчина стоит позади нее, обеими руками обнимает ее талию и вводит нефритовый стебель в нефритовые врата, что более чем превосходно.)

30. Осенние собаки. ([Комментарий:] Мужчина и женщина спиной друг к другу обеими руками и обеими ногами вместе опираются о ложе, ягодицами подпирая друг друга. Мужчина наклоняет голову, одной рукой подталкивает нефритовый предмет и вводит его в середину нефритовых врат.)

Учитель Проникший-в-таинственную-тьму молвил: «Всякий нефритовый стебель либо ударяется влево и вправо, напоминая отважного полководца, одерживающего победу, — такой первый вид. Либо тянется вверх и скачет вниз, напоминая дикую лошадь, перепрыгивающую через горный поток, — таков второй вид. Либо вводится или погружается, напоминая ([комментарий:] здесь определенно утрачен один иероглиф) стаю чаек на волнах, — таков третий вид. Либо забивается вглубь и извлекается на поверхность, напоминая воробьиный клюв в вороньей ступке, — таков четвертый вид. Либо устремляется в глубину и вонзается в поверхность, напоминая булыжники, бросаемые в море, — таков пятый вид. Либо неспешно вздымается и медленно проталкивается, напоминая закоченевшую змею, вползающую в гнездо, — таков шестой вид. Либо резво колотится и быстро вонзается, напоминая испуганную мышь, юркнувшую в норку, — таков седьмой вид. Либо поднимает голову и сдерживает ноги, напоминая черного коршуна, захватывающего верткого зайца, — таков восьмой вид. Либо поднимается вверх и откатывается вниз, напоминая большой парус, сталкивающийся с порывистым ветром, — таков девятый вид».

Учитель Проникший-в-таинственную-тьму молвил: «При всяком совокуплении либо, снизу прижав нефритовый стебель, водят им туда-сюда и пилят нефритовые фибры, что подобно раскрытию двустворчатой раковины и извлечению сияющей жемчужины, — таково первое положение. Либо снизу поднимают нефритовые фибры, а сверху устремляются в золотую ложбину, что подобно раскалыванию камня и добыванию прекрасного нефрита, — таково второе положение. Либо янским жалом напирают на драгоценную башню, что подобно железному песту, опускаемому в лекарственную ступку, — таково третье положение. Либо вводят и выводят нефритовый стебель, ударяют и нападают слева и справа на августейший павильон, что подобно ковке железа пятью молотами, — таково четвертое положение. Либо пускают туда и сюда янское жало, трут и рыхлят между священным полем и сокровенным ущельем, что подобно вспашке крестьянином осенней земли, — таково пятое положение. Либо сталкивают и трут друг о друга темно-таинственный сад и небесный двор[11], что подобно схождению друг с другом двух рушащихся скал, — таково шестое положение».

Учитель Проникший-в-таинственную-тьму молвил: «Всякий раз, когда наступает желание извергнуть семя, необходимо подождать, чтобы у женщины наступила радость (оргазм. — А.К.) и одновременно произошло общее истечение. Мужчина должен выдернуться наружу и резвиться между струнами цитры и пшеничной зубчаткой[12], углублять и выводить на поверхность янское жало, словно младенец, сосущий грудь. При этом [он] закрывает глаза, сосредоточивает мысли, прижимает язык к нижней части неба, сгибает спину, вытягивает голову, раздувает ноздри, ссутуливает плечи, закрывает рот и вдыхает воздух (ци). Тогда семя само поднимается вверх, и все ограничения и пределы будут полностью зависеть от самого человека. Из десяти соитий следует испускать [семя] лишь два-три раза».

Учитель Проникший-в-таинственную-тьму молвил: «Каждый желающий возыметь ребенка ждет, когда у женщины пройдут месячные. Затем, если они совокупляются в первый или третий день, то будет зачат сын, а если — в четвертый или пятый день, то будет зачата дочь. После пятого дня будет лишь совершенно безнадежная затрата семенной силы. При совокуплении следует задерживать семяизвержение, чтобы у женщины наступила радость и одновременно произошло общее истечение. Последнее должно быть исчерпывающим. Предварительно же [мужчина] побуждает женщину лечь навзничь к нему лицом, успокоить сердце, собрать воедино волю, закрыть глаза, сосредоточить мысли и воспринять семя и пневму. Поэтому Лао-цзы сказал: «Ребенок, зачатый в полночь, достигнет высшего долголетия. Ребенок, зачатый до полуночи, достигнет средних лет. Ребенок, зачатый после полуночи, будет недолголетним»[13].

Каждая женщина после того, как забеременеет, должна совершать добрые дела, не смотреть на скверные зрелища, не слушать скверные речи, унять похотливые помыслы, не проклинать и не поносить, не ругать и не бранить, не бояться и не тревожиться, не утомляться и не уставать, не пустословить, не унывать и не грустить, не есть сырую, холодную, уксусную, грязную и горячую пищу, не ездить ни в повозке, ни верхом, не подниматься высоко, не приближаться к глубинам, не спускаться по откосу, не спешить при ходьбе, не принимать эликсир бессмертия, не прибегать к иглоукалыванию и лечебному прижиганию. Во всех [случаях ей] положено успокаивать сердце, выправлять помыслы, постоянно слушать [чтение] канонических книг. Если следовать этим предписаниям, то дети будут умными и сметливыми, мудрыми и рассудительными, верными и честными, стойкими и добрыми. Это называется воспитанием зародыша».

Учитель Проникший-в-таинственную-тьму молвил: «Если мужчина вдвое старше женщины, то наносится ущерб ей. Если же женщина вдвое старше мужчины, то наносится ущерб ему.

Дабы удачно и полезно использовать благоприятные и ущербные расположения при совокуплении, часы и дни [его совершения], своевременно сообразуйся с нижеследующим, и тогда будет большая удача.

Весной обращайся головой на восток. Летом обращайся головой на юг. Осенью обращайся головой на запад. Зимой обращайся головой на север.

Янские дни благоприятны. ([Комментарий:] Имеются в виду нечетные дни.) Иньские дни ущербны. ([Комментарий:] Имеются в виду четные дни.) Янские часы благоприятны. ([Комментарий:] Имеется в виду время от 23 до 11 часов.) Иньские часы ущербны. ([Комментарий:] Имеется в виду время от 11 до 23 часов.) [Из десяти небесных стволов (т. е. циклических знаков. А.К.) соответствуют] весне — первый и второй, лету — третий и четвертый, осени — седьмой и восьмой, зиме — девятый и десятый».

Оплешивевший курицу порошок лечит пять недомоганий (сердца, печени, селезенки, легких, почек. — А.К.), семь поражений (мочеполовой системы. — А.К.), иньское онемение (половое бессилие. — А.К.), невставание и неспособность совершить акт. Правитель области Шу[14] Чэнь Цзинда в семьдесят лет стал принимать это снадобье и смог породить трех сыновей. От его длительного употребления супруга правителя начала премного страдать сыпью в нефритовых вратах и не могла сидеть и лежать. Тогда снадобье выбросили во двор, где его съел петух, который после этого вскочил на курицу и несколько дней подряд не слезал с нее. Он клевал ее в макушку, и на ней появилась плешь. Поэтому современники стали говорить о порошке, оплешивевшем курицу, который также называется оплешивевшей курицу пилюлей.

[Состав порошка:] три фэня (1,1 г. — А.К.) цистанхе солончаковой (Cistanche salsa), три фэня лимонника китайского (Schisandra chinensis), три фэня семян повилики японской (Cuscuta japonica), три фэня истода тонколистного (Polygala tenuifolia), четыре фэня (1,5 г А.К.) семян жгун-корня Моннье (Cnidium Monnieri).

Истолченные и просеянные, эти пять вещей составляют порошок, который [принимается] каждый день натощак с ложкой вина [размером] в квадратный цунь (5–9 кв. см. А.К.).

Если [пить] два-три раза в день, то не будешь иметь неодолимых соперниц. Принимая в течение шестидесяти дней, сможешь совладать с сорока женщинами. Еще с помощью засахаренного меда вылепливаются пилюли, подобные семенам дерева утун (Firmiana platanifolia)[15], и принимаются пять или девять дней. При повторах устанавливают меру по самоощущению.

Порошок из оленьих рогов лечит у мужчин пять недомоганий, семь поражений, иньское онемение и невставание, [являясь целительным] средством, и тогда, когда при внезапном соприкосновении с женщиной в приближении к акту случается сбой на полпути и наступает мертвенное оцепенение, а также при самопроизвольном истечении семени, чрезмерном мочеиспускании, болях и простудах поясницы и спины.

[Состав порошка:] оленьи рога, семена платикладуса восточного (Platycladus orientalis), семена повилики японской, семена подорожника азиатского (Plantago asiatica), истод тонколистный, лимонник китайский, бошнякия голая (Boschniakia glabra)[16] ([комментарий:] каждого по четыре фэня.)

Указанное, будучи истолченным и просеянным, образует порошок, который принимается каждый раз после еды ложкой в пять фэней (1,9 г — А.К.) трижды в день. Если не ощущается результат, то добавляется еще [ложка размером в] квадратный цунь.

Средство удлинения полового органа (инь).

[Состав:] три фэня цистанхе солончаковой и два фэня (0,7 гА.К.) травы водоросли саргассум (Sargassum pallidum).

Указанное, будучи истолченным и просеянным, образует порошок, который соединяется с вытяжкой печени белой собаки, [убитой] в первой луне, и намазывается на половой орган три раза, а рано утром смывается свежей колодезной водой. Удлинение на три цуня (7–9 см — А.К.) обязательно произойдет.

Целительное средство для жены с расширенным и холодным половым органом, сужающее и уменьшающее его, приносящее радость при совокуплении.

[Состав:] два фэня самородной серы, два фэня кирказона слабого (Aristolochia debilis), два фэня горного кизила лекарственного (Согnus officinalis)[17], два фэня семян жгун-корня.

Указанные четыре компонента, истолченные и просеянные, образуют порошок, который незадолго перед совокуплением вводится в нефритовые врата небольшой дозой. Тут не следует перебарщивать, иначе может произойти замыкание врат.

Согласно другому средству, берутся три щепотки (9 мл — А.К.) порошка из самородной серы и разводятся в одном шэне (0,2 г. — А.К.) кипятка. Если [этим раствором] мыть половой орган, то он сужается, как у двенадцати-тринадцатилетней девочки.

Перевод и примечания А. И. Кобзева.


Примечания


1

Отличающаяся от оригинала одним иероглифом, цитата из классического даосского трактата «Ле-цзы» («Учитель Ле», IV в. до н. э. — IV в. н. э.), в первой главе которого «Небесный скипетр» («Тянь жуй») сказано: «Из рожденных небом десяти тысяч вещей ценнейшим является человек».

(обратно)


2

Следование символам (сян) и законам (фа) неба и земли — фундаментальная идея классической китайской философии. Ср., например: «Чжоу и» («Чжоуские перемены»), «Си цы чжуань» («Комментарий привязанных афоризмов», II, 2; «Ли цзи» («Записки о благопристойности»), гл. 38; «Ши цзи» («Исторические записки», II–I вв. до н. э.) гл. 27.

(обратно)


3

В качестве основополагающих классификационных символов пять элементов соответствуют упоминаемым ниже странам света, сезонам, отрезкам суток и циклическим знакам, в частности: дерево — востоку и весне, огонь — югу и лету, металл — западу и осени, вода — северу и зиме, а центральная почва — середине года (летом).

(обратно)


4

Согласно китайской традиционной топологии, слева располагается восток, а справа — запад. Помимо этого, непривычного для нас соотнесения, заслуживает внимания и нетривиальная символизация данных пространственных ориентиров с помощью компонентов оппозиции мужское-женское, а именно: левое (восточное) — мужское (каково и небо), правое (западное) — женское (какова и земля). Подобная «мужественность» и, соответственно, нередкая доминантность символа левизны в древнекитайской культуре особенно интересна с точки зрения этноисторического приложения современной теории функциональной асимметрии мозга. Подробно см.: Иванов Вяч. Вс. Чет и нечет: Асимметрия мозга и знаковых систем. — М., 1978.

(обратно)


5

Ср. с утверждением средневекового философа Ван Янмина (1472–1529 гг.), согласно которому «наши срединность и гармоничность изначально взаимодействуют с пневмой неба и земли», что означает «ориентацию на пневму неба и земли, согласование со звуками фениксов, самца и самки» («Чуань си лу» — «Записки преподанного и воспринятого», цзюань 3).

(обратно)


6

О значении музыки как главного регулятора сексуальности см., например, фрагмент из «Комментария Цзо [к летописи «Весны и осени»]» («Цзо чжуань», Чжаогун, 1 г.). — Древнекитайская философия. — Т. 2. — М., 1973. — С. 10–11.

(обратно)


7

Это выражение «пу сай юй» связано с легендой о том, что рыба, сумевшая пройти вверх по течению реки Хуанхэ через бурное ущелье Лунмэнь (Драконьи врата), становится драконом. Здесь подразумеваются аналогичные попытки проникновения в иные «врата».

(обратно)


8

Термином «би му юй» (буквально: «рыба, соединившая глаза») обозначаются ложный палтус (паролихт) и камбала, а также мифическое животное, представляющее собой двух сросшихся рыб — с одним хвостом и двумя головами.

(обратно)


9

Янская (солнечная) башня (ян тай). — Согласно древней легенде, на горе под этим названием один из правителей царства Чу встретился во сне с женщиной, утром выглядевшей, как тучка (женский символ), а вечером как дождь (мужской символ). Видимо, такое сочетание двойственной андрогинной символики позволило обозначить глубинную часть влагалища термином с определением ян.

(обратно)


10

О мифическом гиганте воздушного океана, птице Пэн см., например, гл. 1 «Чжуан-цзы»: Древнекитайская философия. — Т. 1. С. 249–251.

(обратно)


11

Не поддающиеся точной анатомической идентификации, а возможно, таковой и не имеющие, термины «сюань пу» («темно-таинственный сад») и «тянь тин» («небесный двор») обозначают соответственно местопребывание бессмертных на священной горе Куньлунь и небосвод (последнее также междубровье и императорские покои), символизируя здесь соединение женского и мужского начал.

(обратно)


12

«Пшеничная зубчатка» («май чи», в переводе Р. ван Гулика — «пещера в виде зерна»). — Точно не идентифицированная передняя и поверхностная часть вульвы.

(обратно)


13

Лао-цзы — полулегендарный основатель даосизма (VI–IV вв. до н. э.), предполагаемый автор «Дао дэ цзина» («Канона пути и благодати»), где отсутствует приведенное высказывание. Ср.: Древнекитайская философия. — Т. 1 С. 114–138.

(обратно)


14

Область Шу располагалась на юго-западной окраине древнего Китая на территории современной провинции Сычуань.

(обратно)


15

Согласно китайской мифологии, на дереве утун обитает феникс.

(обратно)


16

Компоненты указываемых снадобий соответствуют своему предназначению не только физиологическим эффектом, но и физической формой. Например, не нуждается в пояснении совпадение фаллической формы и медицинской функции у оленьих рогов (пант), хорошо известных по пантокрину. Однако стоит отметить, что аналогичным образом обстоит дело и с бошнякией голой, которая представляет собой гриб, похожий на подъятый уд (эрегированный пенис).

(обратно)


17

В праздник восхождений — девятый день девятой луны — в Китае было принято подниматься на возвышенности с кизиловыми ветками в руках для отвращения бед.

(обратно)
создание сайтов