Оглавление

  • Не первое и не последнее вступление в историю древнего человечества
  • 1. Упущенное время
  • 2. История погибших королей
  • 3. Разговор с отцом
  • 4. Второе сияние
  • 5. Решение дня
  • 6. Ожидающий исхода
  • 7. Ядовитый туман
  • 8. Голоса звёзд
  • 9. Кто-то второй
  • 10. Орбитальный прах гравитаторов
  • 11. Красная планета
  • 12. Дикари с окраины
  • 13. Замок короля
  • 14. Отряд шолтонов
  • 15. Третье королевство
  • 16. Главный житель подземелья
  • 17. На развилке
  • 18. Абогенская битва
  • 19. Второй шанс Тиантора
  • 20. Путь гравитатора
  • 21. Последний причал для звездоплавателя
  • 22. Океан грёз

    Судатов Сергей Владимирович
    Три дара погибшего королевства


    Не первое и не последнее вступление в историю древнего человечества

    Из ныне живущих великанов второй планеты в звёздной системе, Богом забытого человечества или гравитаторов погибшего Алгола, никто не помнит дни минувших дней, когда первые люди высадились на эти мрачные камни неизвестной до сих пор планеты туманов. Кто первым погиб в попытке постигнуть новую планету и увидел ли кто-нибудь из предков свет звёзд и синее небо над головой в момент посадки? Скорее всего, первые люди не видели ни того, ни другого. Они спали весь полёт и до прибытия не ведали о том, куда заведёт их человек вечности. Этот неизвестный никому гравитатор, который оставил после себя множество легенд.

    Перед страхом смерти все равны и та нагнетаемая обстановка от разрушающегося города и иногда вспыхивающих восстаний объединяет людей ради жизни, а не ради богатств. Деньги и власть в этом мире больше не ценятся, как завтрашний день. Ведь никто не знает, проснётся он или нет. Увидит ли завтра человек рассвет или навеки канет во мрак предков. Нет одинаково развивающихся личностей, что ведёт к разобщённости населения. Кто-то только начал ходить, кто-то познал свой замкнутый мир и ищет выхода из него, а кто-то уже постарел и готов уйти во мрак гитора, о котором поведал когда-то первый гравитатор. Слова древнего правителя со страниц едва уцелевших книг и вера его в целеустремлённого человека уже давно не вселяли в человека уверенность завтрашнего дня. Никакой страх перед смертью не сидел в сердцах угасающего человечества железного города Каронтус. Ведь те, что сердцем не чисты и душою тёмные, отправляются надолго в тёмный и беспросветный мир гитора, пока вся тьма не выйдет из него. После этого он сможет смело и свободно попасть в самое необычное и чистое пространство гравитаторов. Вход в него из мира живых в мир новых людей знают лишь гравитаторы, что вечно бороздят едва синий космос. Этот мир называется Гравитариат и путь туда нашёл лишь один человек, о котором практически ничего не известно.

    Во вселенной есть высшие существа, что создали когда-то основу Гравитариата. О них так же мало что известно. Ведь множество книг библиотеки было потеряно. Священный гравитариат, о котором говорил первый гравитатор и правитель Каронтуса, примет всех разумных существ без исключения, но путь к нему подобен обратной жизни. Чем меньше грязи в душе, тем быстрее человек сможет пройти путь очищения. Поэтому чем больше живёшь, тем труднее путь к возрождению, а кто духом слаб, тот может навеки оказаться во тьме и никогда не возродиться в Гравитариате. Если народ Каронтуса чист и спокоен, то и смерть никакая не страшна. Ведь человеку нечего бояться, когда за душой нет тёмных деяний.

    Но каких бы обещаний гравитатор не оставил человеку, всё равно нужна еда, вода, одежда и общество для поддержания интеллекта и продолжения рода, а не замкнутое пространство непригодной для жизни планеты. В городе есть всё, что необходимо человеку и даже больше, чем он может получить, но и это не выход. Ещё никто так и не смог узнать всего того, что есть в Каронтусе, потеряв часть в первое тысячелетие. Этот монстр из неизвестных сплавов древних гравитаторов Алгола, как самое выдающееся достижение древних жителей, многие годы сохраняет народу жизнь и призрачную надежду на будущее. Крепкое и долговечное сооружение лишний раз подтверждает то, что гравитаторы — Хранители жизни и население в нём отдано изначально самому себе для самостоятельного развития. Город и стал основой нового времени, когда прошли все тяжёлые моменты в истории и люди поняли, что им нужно на самом деле. Им нужна новая планета, о которой написано на страницах старых книг, огромные зелёные поля, леса и синее небо с океанами, простор бесконечности и жизни. Ничего этого нет в этом мире и всё же люди время от времени пытаются спастись из этого города, что превратился для людей в огромную клетку.

    Выбор у человека будет всегда один. Идти вперёд до конца, либо зачахнуть и погибнуть навсегда. Никто и никогда другой не сможет оценить познаний человека, что раз ступил на неизведанные просторы и первым увидел мир иной.


    1. Упущенное время

    204 д 2469 г

    В спальне было светло от горевших пластин на потолке. Они излучали свет, подобно диодам, но только иного свойства в структуре строения самого материала. Он просто светился от электричества всей своей поверхностью и этого было достаточно, чтобы ночь превратилась в день. При таком белом и жёлтом освещении можно было читать книги и человек на кровати в это время делал очередные записи пишущей палочкой, что источала нечто подобное чернилам, но внутри не было никаких жидкостей. Одна из необычных и загадочных вещей древнего Алгола.

    Дневник, собранный из листов старой бумаги, сшитые в тетради и вложенные в обложку из мягких пластин из стенок коробок от бумаги и имитации кожи, оказался немного потрёпан за несколько лет существования. Уже 9 лет прошло с тех пор, как хозяин дневника получил его в руки и с тех пор пишет почти каждый день.

    В те годы, когда дневник образовывался, формировалось новое общество. С обществом появилась новая обучающая программа для младшего поколения жителей и задала раздел об обязательном ношении с собой дневника, в котором ученик сможет оставлять свои личные записи, думать и развивать правописание, мечтать и вспоминать. Из-за малого количества ресурсов, приходилось ограничиваться всего лишь словами. Учителя читали материал по книгам из библиотек, ученики слушали и самые интересные вопросы записывали в свои дневники, добавляли своё мнение, а потом спрашивали о том, правильно они думают или нет. Никаких компьютеров не было. Разве что в библиотеке и в центральном замке Каронтуса, где остались древние электронные приборы.

    С тех пор общество окрепло и встало на ноги, возродив десятки предприятий и наладив производство необходимых товаров. Бумаги стало больше и это дало возможность перепечатывать старые тексты и обучать население, сделали инструменты для уборки мусора, наладили переработку отходов и возобновили сельхоз работы в горизонтах, что было сделано для всех жителей города. Теперь можно не опасаться за потерю урожая, которого теперь всем хватало, как и воды, добытой в системе городского фильтрования внешних осадков, что поступают снаружи через щит города.

    Город, в котором люди живут более 2000 лет, построен необычным образом. Это не привычный для землян город из высоких домов, загородных коттеджей, огородов и строений инфраструктуры города. Многие люди Каронтуса пытались разгадать структуру, строения и материал, из которого созданы башни генераторов воздуха, корпуса производств на окраине города, что у границ с защитным экраном, а так же длинных до 8 километров платформ или корпусов, внутри которых расположены поля для выращивания урожая. Такие поля называют горизонтами. Оказавшись внутри таких пространств, сразу понимаешь, насколько это огромное строение и что оно построено древними жителями, что свалились на эту планету точно столько же лет, сколько отсчитал календарь до сегодняшнего дня.

    В таких горизонтах с почвой многие годы вскапывалась земля, выращивали разнообразные растения. Конечно, первые годы люди создали огромные сады и поля, но со временем город старел, часть пластин освещения гасло, вентиляция и орошение портились, что сказывалось на правильном развитии растений. Больше половины полей к сегодняшнему дню оказались не вскопаны, завалены горами мусора и остатками давно высохших растений. Настоящие непроходимые местности мешали развивать сельское хозяйство и в последние годы до них добрались, чтобы привести всё в порядок.

    Витран Итириен, так зовут хозяина дневника и комнаты, в которой он обитает. Про него написана эта книга. Его спальня одна из трёх комнат в трёх комнатной квартире на 25 этаже одной из окраинных башен. Витран давно окончил школу и думал о том, о чём его сверстники, как и их родители уже не смели думать. Мало осталось в городе людей, что пытались искать выход из города наружу, в новый мир или хотя бы в космос. Скорее они посмеются над ним, чем сами осмелятся ступить во мрак. Узнать, что случилось много лет назад в истории Каронтуса, почему люди остались в этом городе и не могут покинуть его ради спасения, такого было желание населения и старост города. Витран лишь наполовину мог знать о прошлом из книг, что удалось прочитать и большую часть предполагал о том, что могло произойти.

    Причина остановки людей в этом мире могла таиться в выборе первого гравитатора, чьи мысли и слова записаны в древних книгах, что сгорели на заре времён Каронтуса. Синее небо, зелёные поля и космические корабли со смелыми пилотами и первопроходцами в мире Витрана уже не встречаются. В городе, который не был похож на те, что нарисованы на картинках старых книг, люди не раз поднимали восстания. В библиотеке есть множество древних источников о том, как раньше люди жили на других планетах. Угнетающая обстановка и странности железного города заставляют людей сидеть на месте, не имея возможности сбежать отсюда. Город стал железной крепостью с прозрачными стенами, снаружи которых лишь смерть. Атмосфера планеты опасна для жизни. Её давление в 100 раз сильнее организма любого жителя и 500 градусов пекла, от которого плавятся все металлы в округе. Сильные ураганы и кислотные дожди медленно разрушают самый крепкий сплав древних гравитаторов, из которого построили этот город. Это нагнетает сильную психологическую тревогу о скорой гибели и всё же даже в этом мире, словно на кончике иглы, когда всё уже упущено, из крошек цивилизации разумные жители пытаются возродить мир.

    Уже 9 из 36 горизонтов Каронтуса используются людьми лишь потому, что они целые и пригодные для выращивания еды и для обитания. Остальные подверглись коррозии, трещины пропускают радиацию и пыль мёртвых жителей, чьи тела вынесена за щит и преданы адскому внешнему миру.

    Витран подумал об этом снова, а его прежние размышления смешались со старыми. Он подумал о том, что когда-нибудь и он отправится за стену в виде мёртвого и старого тела, та и не нашедшего путь к свободе и новой жизни. Сколько коричневой пыли от истлевших тел уже собрано за щитом города. Сколько воды утекло с тех пор?

    Раньше пыли было мало в городе, а перед созданием нового порядка в городе люди стали умирать с катастрофической скоростью. Это и увеличило толщину пыли за стеной до 3 метров в высоту и на улицах города стало заметно грязнее. Город пропускал вредную материю. Словно прилив воды от разлившейся реки затопил окрестности и эта самая пыль вместе с пылью самой планеты проникает через щит внутрь города.

    Отец Витрана, Денгорт и единственный его родственник, работает в городе в данное время. Поэтому Витран один дома. Денгорт обычный дворник, собирает пыль на улицах, накопившуюся за ночь и выбрасывает через транспортёр наружу. Если бы не было защитного экрана, то давно бы все погибли от радиации, пекла и…

    К счастью есть время подумать и Витран не сдавался. Только и осталось ему думать над тем, что ему делать и как быть, записывая в книгу. Он намерен изменить свою жизнь хотя бы очередными поисками. Найти хоть один шанс в этом городе выжить, а найти путь к звёздам ему хочется уже 6 последних лет. Ему не надо больше учиться, потому что он бросил школу, когда понял, что в данном мире это просто бесполезно. Хотя отец уговаривал его продолжить учёбу, а сам что-то утаивал. Это для Витрана было не просто поначалу, но оказалось, что бросить учёбу будет лучше, чем слушать старые легенды, в которых никто не мог найти ответа. Если в другом мире был бы шанс жить, дышать, пить чистую воду и не бояться, что рухнет крыша и давление порвёт всех раньше, чем пекло изжарит всех жителей в этом умирающем городе, то Витран учился бы и учился, работал бы с отцом и может многого добился в будущем. Но это другой мир. Только поняв, что все шансы людей, которые ищут путь наружу, просто ничтожны, Витран бросил школу и стал сам думать, как ему быть и что делать. Его прошлые походы с отцом принесли им новые находки и это подстегнуло на очередные пять походов, из которых они принесли лишь грязь на ботинках и свои уставшие тела с обречёнными на смерть душами. Куда идти, как спастись и есть ли надежда?

    Витран понимает, что нет пути назад, нет никого, кто бы их спас, но при этом он жив. Он ещё жив, а значит шанс на спасение есть. Значит есть шанс на будущее, какие бы стены ни были на пути и сколько бы времени они его не держали, рано или поздно они падут. Одно было жалко Витрану. Если пройдёт много времени и он постареет, то сам организм не сможет пожелать большего и придётся просто смириться с концом, так и не увидев того знаменательного дня. Стены можно разрушить и пусть уйдёт вся жизнь на попытки, но стены падут и наступит новый день. Каким он будет, люди тысячу лет мечтали увидеть, но так и не увидели, уйдя во мрак, оставив место новому поколению.

    В прошлом, на протяжении 100 последних лет, поиски других жителей города принесли находки. Они находили в ранее брошенных корпусах комнаты и скафандры с уцелевшими предметами. Каждый раз пытались выйти наружу и терпели неудачу. Их целью было познать мир снаружи, узнать, где край этого города и есть ли там новый город. Многие думали, что город Каронтус летает в облаках одной из огромных планет, типа газового гиганта, о которых написано в древних книгах по астрономии. Если так, то у этого плоского мира есть край, за который обязательно все жители успеют свалиться. Чтобы этого не произошло, им нужен космический корабль, чтобы напрямую покинуть планету, поднявшись в небо.

    Не мало смельчаков прошло за пределы щита. Многие, кто ушёл за щит и скрылся в тумане, так и не вернулся назад, потерявшись навсегда. Их имена записаны и хранятся на полках среди запылённых книг. Те, кто пытался вернуться, возвращались больными и полуживыми. Один вернувшийся смельчак получил облучение, заболел неизвестно чем и долгие дни одного года промучился в постели. Его тело покрылось язвами и микробами, наростами и корками, после чего он умер. После него те, кто за ним ухаживал, так же заболели и умерли от подобных болезней. Больше вспышек болезни не было. Это связано с необычными генераторами атмосферы самого города, которые создают воздух в городе и очищают его от вредным микробов, вырабатывая иммунитет для человека. Только поэтому больше никто не заразился и атмосфера вылечила всех до одного, убив заразу ценою нескольких жизней.

    Опасность умереть для Витрана такая же в городе, как и за пределами щита. Только потому, что город построен на совесть, он не рухнул и до сих пор стоит и хранит жизни тех, кто ещё может спастись и продолжить бороздить космос, подобно древним гравитаторам. У Витрана сложился отдельный от сверстников склад ума. Он не хотел бездельничать и ждать конца жизни, как все остальные. Конечно, самоубийства прошли вместе с попытками пройти за щит и найти там новую возможность выжить не сулит ничего нового. Сегодня всё может повториться, что снова начнутся изменения в самом городе, народ погудит и успокоится, а очередной смельчак пропадёт без вести. Из-за разрушения города люди последнего поколения стали меньше жить, укоротилась их жизнь и время, в отличие от первых поселенцев. Если первые люди жили до 500 и более лет, а радиация и угнетающаяся обстановка планеты просто уничтожает людей в самих себе, доводя до худших действий или бездействий, то Витран надеялся достичь лучшего. Хорошо, что люди не едят друг друга, есть еда и вода, привезённая с собой с других планет и добытая из атмосферы планеты технологией. Только это тоже не может быть вечным и масштабные разрушения тому наглядный пример.

    Из 36 горизонтов в городе действуют лишь 9, а из 36 источников воды опреснительной системы города остался лишь один. Конечно, изобрели влагоуловители и генераторы воды, которые можно поставить домой в свои квартиры, но это тоже не выход. Выходом будет производство, создание новых космических кораблей и производства, которые в старом городе размещаются внутри окраинных корпусов, что внутри города и окружают пучок разно наклонных башен в центре города. Сам город построен в виде круга с 36 уходящими полями. В центре множество зданий, которые создают множество кругов и каждый следующий, от центра к краю, со своими башнями под своим отдельным углом наклона. Таким образом, к краю города башни опускаются почти до корпусов производств, что на краю у щита. На ровной крыше корпусов с заводами расположены площади, на которой люди собираются для совещания, общения и решения задач. Множество рисунков на площади рассказывают о том, что было в прошлом мире людей и гравитаторов, какие растения росли, некоторые из которых до сих пор произрастают в 9 горизонтах и их бережно разводят. Так же есть рисунки зверей и птиц, рыб и космических кораблей, которых можно встретить в уцелевших книгах библиотеки, изображённые на полу площади, стенах внутри корпусов и на потолках комнат.

    Город Каронтус самое необычное строение древних людей, что несёт в себе множество источников информации, технологий и защиту для людей. Когда-то народ Каронтуса поселился на этой планете, чтобы освоить ещё один мир и оказался заперт в нём. Что в прошлом случилось, Витран точно не знал и всё время возвращался к этой мысли, перебирая все знания и мысленно нарезая круги в очередной раз, выискивая возможность. Найти ответ он мог лишь в очередных, так сказать археологических поисках новых вещей, нетронутых помещений и путешествуя при этом в заброшенных корпусах под поверхностью города. Внутри корпуса из стали неизвестных свойств есть ответ на вопрос и этих вопросов больше, чем ответов. За историю города их скопилось столько, что ответы на большую часть Витран и все люди, думающие на ровне с ним, не найдут никогда. Поэтому Витран иногда бросал свои затеи, бездельничал и почти валял дурака, не в силах больше найти новую зацепку. Найдя что-то новое в библиотеке, он пытался разгадать старые вехи истории и найти в них что-то новое, пережёвывая старое.

    К сегодняшнему дню Витран собирался в одиночку пойти на поиски новых артефактов, вещей прошлого, что до сих пор могут храниться в корпусах города. Ведь 369 лет назад нашли истребитель целый и новый, что простоял в закрытом помещении. Конечно, никто не умел им управлять, а когда кто-то угнал его, то с ним пропала очередная надежда на спасение. Ни корабль, ни угонщика никто больше не видел.

    С книгами и вещами, оборудованием и скафандрами люди понимали намёк на возможности вырваться с планеты, но сами просто теряли их со временем и не в силах были воспроизвести. Следы Алгола пропадали без следа. Последние 20 лет, сколько идёт процесс формирования и совершенствования новой системы образования, общества и сведению всех действий к простым и вечным ценностям, никто больше не находил ничего ценного и практически забыли о поисках. Народ нашёл новый путь в светлое будущее, словно отыскав ту золотую середину в ценностях, которую лишь немного раскачивают молодые и старые из стороны в сторону. Как бы ни старались создать идеальную модель общества, всё равно человек ломал её. Пресекая вовремя нежелание людей жить в мире, можно было сохранить хрупкое будущее без развития. Тем более, его тут не могло быть. Всё уже создано и отдано, потрачено и потеряно. Осталось лишь выжить на руинах и для этого надо было сохранить простой человеческий разум.

    Общество правителей сменили старосты, что обладали некоторыми способностями и могли видеть мысли людей. Их называли бы гравитаторами, но способности и их полезность проявлялась лишь к 50 годам, когда тело начинало стареть. Поэтому старики стали псевдо гравитаторами, которые не являлись до конца таковыми. Им до Первого гравитатора очень далеко, но и они смогли многое сделать полезного в обществе.

    Витран многое читал о подобном, но ничего так и не нашёл конкретного про первого гравитатора Каронтуса, что привёл людей на эту планету Кроптус. Что Каронтус, что Кроптус. Эти два названия люди путали и от этого не было никакой разницы. Общество псевдо гравитаторов отличалось от остальных тем, что люди могли долгие годы жить, до 300 лет и оставались единственными среди всех остальных, кто владел способностями читать мысли людей, заглядывать в будущее и прошлое. Самое главное, они направляли человека на праведный путь, чтобы общество сохранить для того самого главного дня, когда одна эпоха страха перед смертью закончиться и начнётся новая эра космических полётов. Конечно, некоторые люди не сильно доверяли им, но выбора не было. Пока что, за последние 1000 лет гравитаторы не подводили народ, а наоборот раскрывали вехи истории и записывали их в книги, что копились в библиотеках. Они восстанавливали историю прошлого.

    Жаль, что продолжительность жизни у всех людей сократилась до 50 лет. Денгорту уже 48 и это значит, что Витрану осталось недолго ждать, когда его отец умрёт. Может он и проживёт подольше, ведь эта цифра просто средний показатель. Город негативно воздействует на всех жителей и медленно убивает их, от чего Витран ещё больше ненавидел гравитаторов, что читали лекции и ничего не могли сделать. Он к ним тянулся, а когда мысли снова поднимали вопрос о возможности подняться в небо, начинал ненавидеть. Его отец уже пережил всё это, а может даже больше, не говоря об этом сыну. Чего ждали гравитаторы, непонятно было Витрану и его Отцу. Вместе они не раз пытались найти ответ на главный вопрос в жизни каждого потомка Алгола.

    Витран перестал писать и закрыл книгу. Почти с силой, чтобы больше не видеть свои мысли, хотя это единственное, ради чего он их записывал. Размышления, ответ на вопрос и одно и то же изо дня в день. Повторение изменялось лишь во время похода, который давал возможность что-то новое обрести и подумать об очередном побеге.

    Поиски продолжаются и пусть все гравитаторы исчезнут из Каронтуса, Витран будет идти вперёд и до самой смерти будет работать над решением задачи, которая задана с первого дня высадки его предков на эти бездушные камни тёмной планеты. Витрану уже исполнился 21 год жизни, а значит на работу у него осталось 29 лет. Надо действовать немедленно, пока есть шанс спастись и спасти всех людей в городе. Эта задача простому человеку не под силу, но мало кто задумывался о том, на что каждый из нас способен и что действительно надо сделать ради мечты.


    ***

    Ночь, которая шла 200 дней по 25 часов каждый и столько же длился день, затянулась на середине лишь оттого, что Витран слишком много думал и сидел в тишине перед дневником. Конечно, сидя в спальне, мир за окном не увидишь, хоть он и частью хорошо изучен. Поэтому, надо было действовать и Витран отправился к шкафу за одеждой и оборудованием.

    Пока отец был на работе в ночь, Витран вышел из дома с небольшим рюкзаком на спине. В него он положил фонарик, еды и воды на пару дней, как обычно. Конечно, тащить три литра воды и еду с одеждой и аптечкой было не трудно за спиной. Витран не обращал на это внимание. Его тянуло приключение или простой поиск нового, что люди ещё не нашли. В этом мире нет чёрных копателей, потому что поиск проходил внутри города, металлических корпусов, а в земле можно было покопаться разве что в горизонтах и ниже почвы можно было найти лишь металл, практически не поддающийся нынешним технологиям разрушения. Только спасибо скажут, что землю вскопал лишний раз.

    Спустя несколько часов похода, который Витран задумал ещё три дня назад, он оказался внутри одного из коридоров. Ещё недавно он сидел за столом и писал очередной бред о безвыходной ситуации, мечты и описания тупиковой ситуации, а теперь он снова бродит по заброшенным коридорам опустевших корпусов. Это его желание, это его путь, который словно из тьмы туманов голосом подзывает и толкает вперёд, как тех, что сгинули во мраке.

    Держа фонарик в левой руке, он освещал коридор в заброшенном секторе и искал новые комнаты. В этом коридоре он уже искал следы и возможности. Он с отцом не раз бывал тут и всё обошёл. Только почему его сюда продолжало тянуть, он не мог понять. Поэтому Витран снова шёл вперёд, не останавливаясь на достигнутом.

    За последние часы Витран подумал над тем, что будет делать дальше. Ничего нового он не придумал, пока он не найдёт что-то новое, ничего он не будет делать, кроме как захочет есть, пить, спать и в очередной раз вернётся домой.

    Пройдя знакомые коридоры, заглянув в опустошённые им и его отцом комнаты, где раньше было что-то для них новое, Витран пришёл в конец коридора и упёрся в тупик. Знакомая стена, но в этот раз что-то ощущалось новое. Словно ощущаешь свободу, а сам упорствуешь мысли и тянешь себя вниз.

    Стены были испещрены ямами от взрывов, которые раньше производили в коридоре. Никто так и не пробил металл, что тысячи лет точит кислота и радиация снаружи за щитом города. Стены оказались ровными и неприступными, поэтому Витран развернулся и вдруг что-то привлекло его внимание. На миг что-то попала ему на глаза и успел это узреть, остановившись спиной к стене. Нет, этого не он видел раньше. Словно ему подсказал сам разум или подсознание. Он повернулся к стене и стал освещать фонарём стену. Это такая лёгкая уловка для сознания, которая подвела лишь одного Витрана к еле заметному выступу. Он стал его рассматривать.

    Приложив пальцы к выступу, Витран почувствовал, как лист металла от мощного взрыва едва прогнулся внутрь стены и появилась полоса. Это могло быть тем самым шансом на что-то новое. Об этом Витран грезил годами в своём дневнике, вместо описания образовательных тем для учителя в школе и бестолкового разбора своих не до образованных мозгов. Хотя отец так не считал, но сам он не говорил Витрану. Отдавал возможность сыну самому решать, как поступить.

    Обследовав стену, Витран понял, что это дверь, плотно прижатая краями к стене и почти невидимая. Только как он смог увидеть столь незначительные и столь незаметные для других детали? Надо бы вскрыть металл и посмотреть, что там с другой стороны. Только как?

    Витран стал стучать ногой по стене. Ботинок из мягкой резины и толстой кожи с потёртостями, стал разносить тихие удары по коридору. Они всё равно никому не нужны и вряд ли их тут услышат. Будь Витран в нашем мире, он бы обязательно встретил тех, кто бы хотел поживиться за его счёт, хотя с него и брать-то нечего, кроме мыслей о спасении для тех же отщепенцев. В этом мире такого не было, потому что все люди жили в одном городе, в одном огромном доме из множества корпусов и работали, стараясь забыть о смерти. Все были под надзором у псевдо гравитаторов. Поэтому, если Витран сломает себе шею, то ни в нашем мире, не в его никто ему не поможет. Сам себе поможешь. В остальном, у каждого человека есть выбор и Витран сделал его. Он бросил школу не для того, чтобы грабить и жить за чужой счёт, когда еды и воды больше, чем достаточно. Если не учитывать, сколько её пропадает год от года из-за того, что нет холодильников.

    Не сдвинув лист металла с места, Витран попытался его ногтями захватить. Это было неприятное ощущение и бесполезное. Тогда он вытащил нож из рюкзака и стал лезвием отодвигать металл. Получилось.

    Лист металла, словно лёгкая дверь, стала отходить от стены и распахнула тьму перед Витраном в неизведанное помещение. На миг спёрло дыхание. А вдруг это пропасть, отсек для хранения чего-то и там во тьме дна просто нет. Посветив фонариком внутрь, Витран убедился, что там есть пол и вошёл в помещение.

    Комната оказалась метров 6 на 9 и у стен стояли стеллажи с коробками, пару столов из металла и ящики до потолка из пластика. Всё новое, ни разу не тронутое людьми. Эти склады необходимых вещей для выживания человека на разных планетах до сих пор все не использованы и Витран в очередной раз удостоверился в небрежности человека к себе и другим.

    Витран прошёл в комнату и стал шарить по контейнерам, ставить их с полок на пол и скрывать. В одних он нашёл личные вещи, одежду, книги и всякую фигню. В других еда пригодная до сих пор для употребления, но Витран на всякий случай отказался её есть. Даже вскрывать, помня запах протухших овощей, что не успели убрать с полей и перекопали с ними землю не первый год подряд. Даже в этом мире со скудными ресурсами есть такое дело, как перекапывание созревшего урожая, который мог накормить многих. Но его оказалось слишком много и поэтому часть портилась из-за того, что не было холодильных установок.

    В одном из контейнеров Витран нашёл шлем. Точно такой же, как на картинке в книге, где был нарисован пилот древнего истребителя. Неужели это то, что он ищет. Шлем целый и небольшой, простой даже, похожий на усиленный мотоциклетный с креплением к скафандру. Тот оказался в контейнере и заполнял собой оставшуюся часть вместе со снаряжением. Витран подвесил фонарик к стеллажу, подвинул контейнер и стал осматривать скафандр. Это было то, что нужно. Он нашёл целый бронированный костюм из лёгкого металла и крепкой ткани в 10 слоёв. Магниты бронированных листов пришли в движение после нажатия кнопок на левом рукаве и те создали перед Витраном доспехи в его рост. Словно внутри скафандра кто-то стоял. На самом деле магниты и прочная ткань отталкивали давление и защищали человека от сдавливания. Витран называл магнитами пластины, которые были иного сплава и обладали свойствами отражать радиацию. Конечно же их сплав и строение просто неизвестны.

    Мысль о том, что Витран может первым за 20 лет пройти смело наружу и выжить в ядовитой среде, сперва не отпускала несколько минут его разум. Чтобы справиться с этим наваждением, Витран специально проиграл мысленно весь образ фантастического похода, пока не успокоился. От удовольствия руки сжали скафандр и он сбросил весь этот психологический груз вон, чтобы сосредоточиться на главном. Теперь он снова стал прежним, но только с новым инструментом в руках, который позволит ему покинуть город. Либо спастись, когда щит рухнет и все начнут умирать.

    При мысли, что Витран потеряет отца, он даже не дрогнул, хотя и было жалко его и всех в этом городе. По себе людей не судят, потому что все они разного возраста, разного осознания, того или иного склада ума и у каждого свой путь. Поэтому Витран не будет ждать конца света и хранить костюм, чтобы все погибли, а ему достанется город. Ему одному тут будет нечего делать и он просто умрёт от психологической перегрузки и полного одиночества.

    Витран выключил скафандр и сложил его в контейнер. Уложив туда же шлем, книги и ещё то, что он нашёл в других коробках, Витран направился к выходу. Он собрал для себя то, что ему очень пригодиться и направился в обратный путь.

    Закрыв дверь и запомнив место, куда он и так много раз приходил, Витран потащил контейнер килограммов в 25 по полу и шёл так до самого коридора, который выводил его на центральную улицу. По ней он добрался до своего подъезда из десятков направлений к лестницам и поднялся с контейнером по лестнице на 25 этаж. Было это трудно, подняв его руками и кое-как дотащив до двери квартиры. Теперь дело сделано.

    Открыв дверь, Витран втащил коробку в прихожую и зашёл, закрыв дверь за замок. Отца нет дома. Его обуви нет у двери, а значит он не узнает о находке. Витран так торопился о ней рассказать, чтобы отец порадовался вместе с ним, но что-то мешало ему. Витран в одиночестве понял, что отец не мог бы до конца оценить такую замечательную находку и поэтому Витран протащил коробку в спальню, закрыл дверь и открыл контейнер.

    Снова достав всё содержимое, Витран поставил контейнер на шкаф. Он всё равно мало весит, а отец сюда обычно не заходит. У него лоджия есть, где у окна стоит кресло и в нём он читает книги, что притащил из библиотеки и которые они нашли в походах в прошлых походах. Замечательное было время, но оно безвозвратно прошло и Витран заметил, что отец изменился не в лучшую сторону. Это и заставило его спрятать находку в шкаф. То, что Денгорт читает книги, работает и ведёт себя обычным и умелым на все дела человеком не говорит о том, что он спокоен в душе. Это лишь черта страха перед неизбежной смертью и она немного ощущалась. Витран знает, как поступит отец и поэтому он сложил скафандр и всё снаряжение в шкаф, накрыл старыми тряпками и закрыл двери. Книгу и безделушки Витран положил на стол и стал рассматривать.

    Выдвинув из стола ящик, он достал оттуда две коробки. Одна деревянная и плоская для дневника, который лежит внутри, а вторая больше и выше, в которой лежат его находки. Открыв дневник, Витран записал в него всё, что нашёл, как он отправился в путь и раздобыл заветный билет на тот свет. Теперь новый скафандр в его руках и только он может найти дорогу к спасению себя и всех жителей. Множество вопросов, что задал Витран на страницах книги, всё равно не получат ответы, но Витран ощущал всем телом то, что он на пороге величайшего в своей жизни достижения. Все те, кто ушёл во мрак и не вернулся, стали героями и их имена не забыты. Витран может стать новым человеком, но он не хотел уйти во мрак. Он хотел что-то такое, о чём не мог понять до конца. Словно мысль сидит и ждёт, но пока Витран не достигнет цели, он не поймёт, чего хотел на самом деле. Надо было готовиться к походу.


    2. История погибших королей

    239 д 2469 г

    Яростный пыл от ожидания похода прошёл ночью и затих на миг в сердце Витрана. Почему, он не знал. Спустя несколько недель после последнего похода, Витран до сих пор оставался в городе и думал над тем, как ему быть дальше. Он мог одеть скафандр, как все до него, отправиться в путь и погибнуть в неизведанных мирах ничего не стоит предать всех вокруг, разрушив систему безопасности, получив весь мир себе. Откуда такие мысли были в голове, он не мог понять и поэтому старался разобраться в этом. Очистить голову и тогда в одиночестве он будет более сильным и сосредоточенным. Его слабая часть подсознания не даст ему оступиться и превратиться во врага человечества.

    Он боялся подвести всех вокруг, хотя всем плевать на него и никто даже не знает о его секрете. С другой стороны он мог быть сильнее и даже получить трон, собрав приверженцев, но Витран не для этого потратил годы поисков. Все эти дни Витран читал книгу, в которой описывалась история его родины с самого начала и до того времени, когда образовалось новое общество, что до сих пор сейчас живёт и пытается сохраниться.

    Среди множества книг старой библиотеки нашлось немало целых экземпляров. Теперь эти книги стоят в шкафу зала, а Витран с малых лет читает их и изучает мир, в котором живёт, пополняя библиотеку очередными находками. То, что он нашёл, вмещает в себя в тысячу раз больше фактов, чем оставшиеся следы истории.

    Время конечно нельзя остановить и поэтому раз от раза появляется вопрос, на который отец Витрана не мог ответить сыну. Тогда Витран брал свой дневник и записывал своё предположение о том многом, что было раньше, ответы на известные со школы вопросы. Сам же Витран мог потом опровергнуть, либо дополнить свои предположения, если найдёт более точный ответ и решение старой задачи. Он не один в этом городе, кто пытался спасти людей, но и они ничего не могли сделать. К тому же, Витран почти ни с кем не дружил и был один.

    Несмотря на то, что последние 23 года общество людей создало новый порядок и сами жители поддерживали его там, где могли, общее образование стало одним из главных мероприятий в жизни каждого человека. После того, как запустили программу восстановления культуры древних гравитаторов, решили пересмотреть сам город и его планировку, закрыв на время необитые сектора и районы, которые никому не нужны. Раз в них нет ничего и никто в них не обитает, то и не зачем их использовать, затрачивая ресурсы.

    Собрав 30 лет назад всех оставшихся людей, по-новому заселили отремонтированные квартиры, обустроив город и попытавшись найти для людей золотую середину в выживании. Если смерть рядом за прозрачной стеной, а убежать от неё нельзя внутрь самого себя, надо найти такие условия для сознания и тела, при которых можно было бы оттянуть жизнь любому существу до возможного предела. Тогда человек сможет найти смысл для себя в четырёх углах своей комнаты, которые давно изучил и в книгах, которые давно прочитал.

    Чтобы выбраться из старого города древних гравитаторов, придётся использовать время для подготовки общества и созданию новых технологий. Если стены простоят ещё десятки лет, то люди смогут подготовиться и уйти из них наружу, попытавшись найти путь во мраке. С другой стороны, верный путь с планеты лежит в небо, к звёздам, что давно не видны, как и синее небо, которое видел лишь гравитатор Тиантор. Ведь самое высокое здание правителей на высоте 6 километров и почти достаёт до верхних границ облаков.

    Только проект будущего едва не провалился. Обжитые стены, города и давно изученная структура города невосстановима без нужных инструментов. Многое утеряно с тех пор, как ковчег высадился на планету. Витран записывал важные темы и искал на них ответ в библиотеках, рассматривая город со стороны и пытаясь понять, что значил город, куда он направлялся и почему никто не прилетел к ним за столько лет жизни на этой планете. Почему не забрал их отсюда, указав верный путь и куда пропал гравитатор.

    Лишь странный голос в голове иногда звучал и спрашивал на непонятном языке, которое вызывало знакомое чувство, как во сне, так и наяву. От этого складывалось впечатление, что этот ковчег мог быть неким проектом или экспериментом по извлечению сверх человека наружу, где их ждала новая реальность и вечная жизнь, а все оставшиеся просто должны умереть. Витран с этим был не согласен. Он каждый раз перебирал историю ковчега в голове и запомнил её наизусть лишь потому, что ничего нового в ней уже не было. Этот маленький мир с маленькой историей. Она умещается в найденной книге, что теперь в руках Витрана. О ней даже отец не знает.


    ***

    Много лет назад народ гравитаторов бежал из галактики Алгол. Могущественная Империя Алгол пала от неизвестной болезни или катастрофы, охватившая всю галактику, а сама цивилизация до этого охватывала своей мощностью и технологией всю родную галактику. Так же были полёты в соседние галактики, в одну из которых и прилетели мы, народ Каронтуса. Об этом мало что осталось на страницах книг.

    Используя знания и возможности, гравитаторы построили ковчег из самых крепких сплавов, продумали все механизмы и превратили его в сферу, трансформирующаяся в город. Её внешняя стена на три четверти поверхности состоит из 36 лепестков-горизонтов, внутри которых расположены поля для выращивания еды и разведения скота. Леса, огороды и реки внутри создают климат для человека, чтобы он не забывал о родине, о естественной природе мироздания, в которой появился и нёс свою сущность и знания в другие неизведанные миры.

    Внутри сферы расположены корпуса более утолщённые, но меньших площадей, что вторым слоем прикрывают внутренние башни в количестве 700 штук. При раскрытии внешних и средних платформ, те становятся в горизонтальное положение и опускаются на несколько этажей ниже основы башен, за счёт раздвигающихся внутренних корпусов. По принципу раскрытия цветка на заре. После этого основа под башнями раздвигается в разные стороны и увеличивает площадь на треть, отодвигая башни друг от друга и наклоняя их почти до самых площадей корпусов, которые их до этого прижимали. Получается разнонаправленная структура из башен, внутри которых генерируется воздух, а внешний щит, что накрывает город и захватывает лишь внутренние корпуса с производствами внутри, не пропускает вредную атмосферу внутрь. Таким образом, внутри ковчега создаётся среда обитания, даже при посадке корабля на дно океана. Хотя, лучше бы это было дно океана, чем подобная планета.

    Огромный звездолёт, который вмещал всё самое необходимое, пролетел через пространство между галактиками, через время в несколько тысяч лет. За это время потомки первых гравитаторов неизвестного теперь королевства Марсиат, что раньше образовалось в этой галактике, а может и в этой планетарной системе, могли просто исчезнуть.

    В старых библиотеках города нет записей о том, кто первым шагнул на поля расплавленных камней и вообще выходил ли кто наружу погулять. Никто бы не смог выжить в мире кислотных туманов, сильных гроз и ураганов.

    Корабль привёз людей сюда, в этот неприветливый мир мрака, на планету, что покрыта плотной и тёмной атмосферой с кислотными дождями и высокой температурой и давлением. Опасная атмосфера превращающая камни в бурлящие реки стали. Сильными ураганами и вечным пеклом жителей нынешнего времени уже не удивишь, но тогда это был первый день нового человечества.

    Так написано о ковчеге, который совершил посадку на планету вечных туманов в неизвестном мире звёзд. Температура снаружи щита, разве что атмосферу в закрытом городе, прогревает и никто до сих пор не замёрзал у себя дома. Единственное, что спасло людей от гибели и дало им дожить до сегодняшних дней, это невидимая стена вокруг города, состоящая из труб крепкого сплава, а энергия исходит от генератора, что синим лучом мощного лазера светит в небо.

    Подобно верхним слоям атмосферы известной нам планеты Земля, прозрачный экран защищает людей от опасной среды. Из вобранной массы газов снаружи, приборы внутри города вырабатывают из окружающего слоя воздух, пригодный для человека, поддерживает низкую температуру в 30 градусов уже много сотен лет подряд. Раньше она была 20 градусов, но в ходе некоторых изменений человека и его адаптации ген выработал свойства тела существовать при более высокой температуре. Одно лишь плохо, что атмосфера опасная, но тут ничего не поделаешь. Либо среда снаружи должна быть приемлемая и тогда трансформация человека будет незначительной, либо люди будут жить в этом городе до тех пор, пока они не превратятся в новую форму жизни, пригодную для этой планеты. Либо пока город не развалится и все не погибнут.

    Таким образом, устройства внутри корпуса ковчега, куда никто не мог попасть, всасывают газы планеты, вырабатывают атмосферу для дыхания людей и согревает не только улицы и дома, но и горизонты полей в окраинных корпусах. Собранная вода и все отработанные материалы перерабатываются и снова становятся удобрением, а новые семена растут так же хорошо, как и предыдущие. Только со временем пыль всё чаще просачивается через ослабевающий щит и создаёт проблемы. Созданный гравитаторами и перенесённый в новый мир, ковчег стал прибежищем и ловушкой для всех её жителей, но так было не всегда и так будет не всегда.

    В уцелевших источниках говориться о единственном гравитаторе, который был сильнее всех, на пол метра выше любого взрослого, совершенный разум и существо, что могло многие годы не спать, не есть и вести звездолёт с народом в новый мир. Рост гравитатора был 4 с половиной метра, а все остальные жители вырастали до 4 метров. Его выбрали пилотировать корабль или он сам был избран. Известно, что за долго до постройки ковчега гравитатор состоял в обществе одних из высших существ, что достигли большего, чем простые и жалкие гравитаторы, ставшие похожи на людей Земли.

    Гравитатор по имени Тиантор посадил ковчег, раскрыл его и разбудил всех людей нового мира, выведя их по образовавшимся коридорам из внутренних корпусов на окраинные площади к прозрачному экрану города. Люди увидели новый мир, но он был непригодным для жизни.

    Тиантор, видя всех насквозь и читая мысли каждого жителя, что семьями отправились в новый мир, выбрал одного среди всех. Избранный человек звался Каронтус, в честь его назвали город ковчега, а планета была названа Кроптус, по имени сына его, что станет в будущем правителем Каронтуса и Кроптуса. Теперь эти названия люди меняли местами, потому что они не имели значения без смысла человеческого существования.

    Прошло несколько дней после образования мини государства и гравитатор избрал ещё семьи, разделив на них занятия производств, путешествий, переработке отходов и ведению записей в книгах. Кто-то стал командовать космическим флотом и на кораблях полетели в космос, чтобы увидеть планету снаружи. Мир, подаренный гравитатором, был не из лучших, но тогда народ вселял в свои сердца большие надежды на великие достижения. Если есть в этой звёздной системе ещё планеты, то пилоты доберутся до них на своих кораблях. Тут Витран задался вопросом: а вернулись ли они обратно?

    После избрания гравитатором людей и создания общества, Тиантор ушёл и его больше никто не видел. Куда он ушёл, никто не знает. Старосты, что пытались проникнуть вглубь истории, говорили о его поиске нового места на планете, где можно выжить. Тиантор искал гору, что выше облаков, на которую можно было бы посадить ковчег и сделать жизнь народа светлее. Только гравитатор ушёл и его больше никто не видел.

    Со временем появились новые люди. Прошло 460 лет, пока правитель и первые люди не постарели. Их длинная эпоха, непривычная нам, заканчивалась и наследник трона Каронтуса готов был стать правителем государства. За эти сотни лет люди мало, куда продвинулись и не смогли найти планеты, что вращались бы вокруг звезды. Корабли обшарили космос, а из-за близости к звезде, атмосфера постоянно мешала телескопам и ничего в них не было видно.

    В 468 году после высадки гравитаторов на планету Кроптус-Каронтус, произошла революция. Объявились те, кто был против правления и продолжения жизни в этих невыносимых условиях. Мятеж начался с массового побоища, в котором часть населения, под управлением одного озверевшего человека, напала на космический флот и в короткой космической битве погибло столько же пилотов, сколько и потерянных кораблей. Больше половины кораблей пропало, разбилось и потерялось. Кто-то снарядил экспедицию и улетел на поиски планет, затерявшись среди звёзд, кто-то искал лучшего места на планете и пропал на всю оставшуюся вечность.

    В битве мятежники перебили стражу, забрали корабли и опустошили все найденные склады внутри корпуса ковчега, предназначенные для выживания. В этом случае выход был ограничен и даже изменения новых людей, что рождались от мужчин и женщин, не остановило мятежников.

    Захватив оружие и флот, ресурсы и власть, мятежники схватили короля и всю его семью, притащив их на площадь. Казнив всю королевскую семью перед всеми собравшимися на одной из площадей города, уничтожив королевский род, избранный гравитатором, мятежники стали править королевством и установили свой разрушительный порядок. Несколько лет он существовал и наносил сильный урон всему городу, пока терпение большинства солдат не лопнуло.

    Изначально мятеж планировался, как захват ковчега с целью поднять его в космос и найти новый дом. Никому даже синего неба не удалось увидеть, потому что не было здания и пульта управления ковчегом. Солдаты всё излазили и ковчег остался недвижим. После того, как новый правитель нажрался и растолстел за несколько лет его правления, он стал диктатором и казнил всех, кто отказывался ему подчиняться. Набрав себе около 30 жён, он ломал порядок в обществе долгие годя. Это не понравилось армии и половина солдат перешла на сторону народа, что был без оружия. Мир снова разделился на три части. В первой находился правитель и его свита, вторая представляла армию для защиты трона и его правителя, а все остальные входили в третью, не желавшая мириться с будущим, которое всё хуже и хуже представлялось народу. Началась гражданская война.

    От мятежа и революции народ перешёл к войне, которая шла всего несколько дней. За это время были разгромлены войска короля вместе с их семьями и те просто бежали, забрав оставшиеся корабли. Поэтому в Каронтусе нет ни одного корабля, на котором можно было бы сбежать с этой планеты. Все, кто остался, сбежал в скафандрах за границу щита и скрылся в тумане с кислотными дождями. Если кто-то и вернулся, то больше не принимался народом и жил отдельно от всех, пусть и в надёжной атмосфере с едой и водой из горизонтов.

    Правителя Каронтуса свергли, не применив сил. Его армия ушла и он оказался просто без защиты. Его связали и выбросили в скафандре за пределы города, где он позже погиб от голода. Народ взял управление городом на себя, а слова гравитатора Тиантора сохранили рассудок и трон Каронтуса. Тиантор сказал, что будет всегда рядом и поэтому придёт время возвращения гравитатора, который всегда где-то рядом или среди жителей, что спасёт их. Поэтому на трон больше никто не назначался и почти 2 000 лет находили людей со способностями видеть будущее, читать мысли и заглядывать в прошлое. Они помогали народу сохранить целостность и культуру, не дав превратиться в дикарей.

    В будущее мало кто мог заглянуть и узнать последний день, а в прошлом можно было найти отголоски истории и перенесли их на бумагу. Этим качеством и значились старейшины.

    Их считали гравитаторами, пусть и слабыми, они образовали общество, что обсуждало все вопросы общества и вело его к единственной цели — жить долго и никогда не сдаваться убийственным законам планеты. Путь гравитатора тернист и труден для простого человека, но для гравитатора он прост и по-своему труден. Нужно лишь быть в нужном месте и в нужное время. Так говорили старейшины, что остались от общества псевдо гравитаторов. Никто из них так и не нашёл пульта управления ковчегом, ни одного корабля и люди все эти годы жили в огромной клетке со всем необходимым, изредка выбираясь наружу.

    Со временем скафандры становились повреждёнными, а инструментов починить не было. Всё реже люди выбирались наружу и последние 200 лет у них не было нужды в этом. Дальше началась новая веха в мини походах за пределы щита, которая могла спасти людей. Вера в то, что за пределами другой мир, не подводила людей. За щитом опасная атмосфера и есть ли за краем горизонтов продолжение земель, которых осталось 9 из 36 горизонтов, никто не знал. Время от времени находились смельчаки, которые выходили наружу в найденном им скафандре и они уходили безвозвратно. Никто из них не вернулся назад, но все до единого утверждали о том, что их звал голос. Кто-то или что-то звало их и поэтому все думали о гравитаторе. А если он там, во мраке планеты нашёл новую среду обитания. Некоторые думали о том, что на планету сел не один ковчег и сильнейший должен отправиться в путь. Старейшины псевдо гравитаторы считали это голосом планеты, душой Кроптуса, которая звала всех, кто обладал способностями гравитаторов и погибал в тумане, потому что истинной цели никто не видел и смысла голоса не понимал. Поэтому мало молодых гравитаторов среди стариков общества псевдо гравитаторов.

    Это порождало ещё больше вопросов, которые Витран записывал в свой дневник. Витран хранит его в деревянной коробочке из старого дерева красного цвета. Такое растение очень крепкое и долговечное. Их много растёт в горизонтах. Пусть с каждым годом и становится всё меньше.


    ***

    Такова история ковчега, её народа и неизбежность надвигающейся гибели всё чаще и чаще напоминала о себе. Витран пытался найти выход, но отец давно смирился с этим. Многие разговоры последних 5 лет не привели их к возможности спастись с этой планеты. Несколько походов по заброшенным коридорам и корпусам города больше не дали результатов. Они не нашли скафандров и Витран думал о том, что отец давно сдался. Это слышно по его словам, которые он говорит, по тем достижениям, которые совершает.

    Работа по очистке города приносит еду и воду, одежду и предметы, которыми они пользуются дома и на улице. Денгорт не заставлял Витрана работать, хотя говорил ему иногда о том, что больше в этом городе ничего не остаётся, как просто жить и работать. Нужно смириться с неизбежностью и просто прожить свой короткий век.

    Продолжительность жизни в городе всё короче из-за опасного влияния планеты на жителей. Пыль и радиация снаружи год от года всё больше проникает внутрь купола и укорачивает жизнь. Это тоже самое, что курить каждый день на сигарету больше, пока не почувствуешь, что с тобой что-то не так. Так и в городе, который заваливает пылью и Денгорт со многими друзьями и знакомыми работает над расчисткой улиц. Простой дворник Каронтуса спасает народ от радиационной пыли и продлевает жизнь на несколько дней. Точнее, сколько дней люди будут убирать пыль, столько в будущем и проживут. Вопрос в том, сколько осталось жить между двумя попытками оттянуть эту жизнь и найти её за пределами щита.

    Когда город только образовался, а в книгах об этом мало говориться, он был чистый и новый, а стены воздушных генераторов блестели на солнечном свету жёлтым светом звезды. Окраинные площади собирали тысячи людей и они осваивали новый мир.

    Изначально это была научно исследовательская миссия, а потом она превратилась во что-то непонятное и странное, уничтожавшая всё, что оставил им гравитатор. С этого момента можно считать, что люди начали путь к смерти, который затянулся на 2 тысячи лет.

    Когда первые люди прилетели на Кроптус, как они назвали планету, их тела были белыми и чистыми, словно рожденные по замыслу самого гравитатора. Словно так и было, потому что он привёл их сюда и освободил, разбудил их всех. Такова легенда, но в книгах об этом мало говориться, многое погибло в пожарах мятежа и революции людей, которые и среди своих нашли многих сторонников, кто был против устоявшихся ценностей. Хотя причин для мятежа никогда не было. Это всего лишь пыль в глаза, чтобы хоть что-то изменилось в обществе и лишь во благо одному.

    С тех пор, как люди высадились на планету, их тела стали меняться. Город вырабатывал для них микроорганизмы, которые влияли на гены, тела и изменяли их, приспосабливая к более высокому давлению, температуре и новой среде обитания. Кожа потемнела и стала почти коричневой. Конечно, не все такими стали. Люди рождались по-прежнему белыми и лишь со временем, скорее к 30 годам их кожа становилась коричневой. Поэтому Витран в детстве пугался, когда на собрании старейшин сидели тёмно коричневые люди в белых одеждах и рассказывали о том, как жить хорошо.

    Эти псевдо гравитаторы, что могли дать ответы на многие вопрос, всё равно не могли ответить Витрану на все и лично ему. Приходилось читать их книги и искать среди разных историй правду. Каждый раз надежда вспыхивала в разумах людей и таяла при попытке спастись, так и не материализовавшись. Что там было во мраке за границей щита, никто не знал. Лишь шум урагана слышался у прозрачной стены экрана и тяжёлые тучи окружали город вокруг, перенося в ураганах и смерчах огромные барханы песка, мелкие камни и пыль. Коричневая пыль просачивалась через щит и трещины в корпусе горизонта, падая сверху на растения. Город старел и умирал, а знания старейшин лишь копились на недолговечной бумаге в библиотеке.

    Жуткие истории звучали на устах старост о прошлом и будущем. Никто из них не мог вырваться из этого ада. Планета поймала в свои сети людей по их незнанию и воле первого, кто их привёл сюда. Если бы знали, что так будет, в первый же день дали бы гравитатору по башке, чтобы тот поискал место получше.

    Планета не отпускает человека лишь потому, что он что-то не досмотрел в своих проектах будущего, застряв на целую вечность. Может быть проект гравитатора состоял в том, чтобы человек сам мог доказать свою силу духа и тела, сообразительность разума и объединить силы физические с интеллектом, чтобы найти верный путь и выбраться в мир новый, а не иной. Этот мир вместе с древними и старыми книгами мог давно исчезнуть за много лет. Лишь синее небо на страницах книг взывало людей подняться на космических кораблях к белоснежным и лёгким облакам, чтобы обернуться и сделать такое, что простому не дано. Вернуться в ад и вытащить всех остальных вместе с городом. На это даже Тиантор не был способен.

    Пока что у всех на уме были мечты о будущих походах за пределы щита, которые звучали в разных семьях время от времени, но никто их не совершал, потому что все скафандры были потеряны. Настоящие истории о дорогах, ведущие никуда, остаются пустым звуком для народа, пока не появляется очередной смельчак, который находит целый скафандр и тратил единственную попытку людей спастись в испытании ядовитой средой и погибает безвозвратно. Всё равно все в один скафандр не поместятся, а свою голову на место другой не поставишь.

    В одной из книг Витран узнал, как раскрылся купол над городом и появились поля на окраинах внутри 36 горизонтов, а экран накрыл строения из высоких башен, что теперь стали домами и похожие на толстенные колючки ежа. Корпуса генераторов атмосферы торчат в разные стороны и под разными углами, создавая симметрию колец со своими домами и своим углом наклона. Поэтому приходится строить комнаты в башнях с разным углом наклона пола и стен, относительно внутренних. Те башни, что наклонены более чем на 30 градусов, не используются для жилища. Они спокойно вырабатывают воздух, изменяя и ионизируя его внутри себя много лет подряд. Как это происходит, никто не знает. Ведь внутри просто пустое пространство, словно это огромная колба. Может быть эта технология для того и неизвестная, чтобы люди не сломали её, пусть и вырезая в стенах окна для освещения комнат в квартирах.

    Корпуса заводов и фабрик, что лежат теперь вокруг центра города из башен над горизонтами полей, покрыты разными рисунками. Многие из них неизвестны и копируют флору и фауну покинутой планеты, что когда-то была в родной галактике. Некоторые растения до сих пор произрастают в горизонтах, что за окраиной защитного экрана и значатся в рисунках на поверхностях корпусов.

    Люди современности высказывали версию необычного строения в целом и думали о том, что это огромный звездолёт гравитаторов, который прилетел сюда с их предками. Это мнение нынешнего времени, потому что первые люди и без этого предположения знали об этом, появилось из-за того, что управление ковчегом до сих пор не найдено, а народ потерял большую часть знаний. Из-за сгоревшей библиотеки мало известно о полном назначении тех или иных корпусов города. Поэтому некоторые используют, как угодно. Например раздвижные пространства внутри города используют для склада и залов, что просто недопустимо. Если город придёт в движение, все внутри погибнут.

    Версия корабля гравитаторов всё объясняла и новые вопросы не заставляли себя долго ждать. На ответ приходилось тратить ещё больше времени и лишь старейшины могли рассказать о том, что было много лет назад. С тех пор их жизни в их руках и никто больше не придёт, никто не спасёт и вообще никто не мог знать о том, что несколько тысяч людей, перебиваясь из поколения в поколение, пытается прожить дольше своих предков. Население становится всё меньше и меньше, а шансов на выживание одиночек всё больше.

    Сама природа или некто иной в тумане ждал того момента, когда однажды людей станет мало и их силы перейдут к одному последнему. Тогда появится человек, который будет мудрее всех, в котором будет течь кровь первых королей гравитаторов. Он сможет вытащить всех доживших до этой минуты из этой мрачной бездны и подарить им новый мир.

    Мир достанется терпеливым и праведным. Так однажды поведал один из стариков, заглянувший в будущее, но точно он не знал, когда это произойдёт. Поэтому люди, веря в чистую душу гравитатора и его целомудрие, что не разрушил их мир в начале, а подарил его простым людям, надеются на его пришествие, которое ознаменует новую эпоху в истории маленького человечества.

    Только время шло и за последние 100 лет много людей заявляло о себе, о своей необычности. Они все слышали голос из бездны. Они хватали свой скафандр и пропадали все до единого за границами экрана, не вернувшись домой.

    Может быть, однажды один из жителей Каронтуса планеты Кроптус, поведает о том неизвестном никому человеке, что не был простым и нашёл ту единственную дверь в новый мир. Когда-то он являлся простым жителем планеты, а теперь мог стать правителем нового человечества. Никто не сомневался в том, что если такой найдётся и спасёт их, народ Каронтуса изберёт его своим новым правителем. Вопрос в том, захотят ли люди новой жизни, найдя свой путь на той золотой середине, что могла продлить их род на многие года вперёд, изменить его ради новой неизвестности и неустойчивости в обществе.

    С тех пор, как мысль о возможности найти новый мир и спастись поселилась в разуме не одного жителя города, Витран не терял надежды найти решение старой задачи, которой столько же лет, сколько и эпохи, потраченной на проживание на этих камнях неизвестной планеты Кроптус. Решением стал инструмент древних жителей, который оставался у некоторых людей, а может и в подвалах города, куда древние мятежники так и не добрались. В этом городе полно добра, которое могло спасти людей в самых немыслимых условиях, но почти всё было потеряно в войнах и пожарах. Только гравитатор мог найти скрытую дверь в тайную комнату.

    Теперь Витран предчувствовал ту золотую середину или тот странный миг в своей жизни, в котором раскроются его возможности, находясь на волосок от смерти и в полном одиночестве. Найти путь и спасти всех. Это его желание, граничащее с чем-то лишним и возможно таящимся в подсознании. Либо погибнуть самому и не возвращаться с позором, хотя эта мысль до сих пор откладывала его поход и он не мог до конца собраться. Ведь есть более сообразительные люди и узнав о том, что очередную возможность спасти всех провалил какой-то недоучка из общеобразовательной школы, которую тот бросил, для Витрана будет сильным психологическим ударом. С другой стороны, кто об этом узнает, если Витран не расскажет?

    Может, в конце концов совесть возьмёт верх и Витран окажется на пороге своего психологического краха или приблизиться к идеальному разуму гравитаторов. У него ещё полжизни впереди.


    3. Разговор с отцом

    Витран сидел в кресле в большой комнате со шкафом книг. Он перестал читать историю Каронтуса, написанная в книге древнего писателя. Она была напечатана символами и мелким текстом в нескольких экземплярах. Это значит, что раньше могли использовать печатные станки. В книге не было фотографий, потому что до сих пор никто не нашёл в остатках древних технологий запоминающие устройства лучше, чем перо и бумага. Книги теперь делали из остатков растений, прессованной пыли древесины и других материалов, которые не самые важные в том или ином производстве, но пригодные для книг. Эти книги долго не проживут, но навек Витрана вполне хватит. Ему уже 21 год и впереди вся жизнь. Всё равно больше 50 ему не прожить в этом мире. Всё ведь зависит от того, сколько проживёт его отец. Осталось немного, а там видно будет. Может всякое случиться.

    Подумав про отца, который находится на лоджии, Витран отбросил книгу на соседнее кресло, встал с кресла и направился через зал к двери, ведущая на лоджию, что за стеной с окном. Планировка квартиры ничем не отличается от нашей земной. Разве что, откуда они её могли взять, не зная нашей архитектуры? Может, древние гравитаторы увидели, как будут жить люди Земли в будущем?

    В трёх комнатной квартире, которая расположена в одном из вертикальных генераторов атмосферы, Витран живёт с самого рождения. Его отец и давно покинувшая их мать, когда Витрану было 9 лет, живут с рождения и многие поколения жили тут, пока Витран не появился. Он-то и хотел изменить всё, но не в силах был что-то исправить. Кто он такой перед вселенной, что когда-то познали гравитаторы. Только им дано было знать её пространство и время, только им дано ею управлять, хотя они ею и не владели. Смысл достижения гравитаторов в том, чтобы сохранить человека, его разум и неповторимость, находясь где-то рядом. Гравитаторы всегда где-то рядом, а может и в самих нас, потому что все мы потомки древних гравитаторов из галактики Алгол. Может, это и есть тот самый гравитариат, из которого высшие личности разнесли разумных людей по галактикам вселенной, обретя их на вечные страдания.

    Какой смысл был в этом достижении? Может быть самый простой и мирный, чтобы в будущем, когда люди достигнут умиротворения и далёких звёзд, встретят друг друга и узнают все тайны мироздания, пока не истлеют звёзды. Почти так Витран написал в своём дневнике и тот сейчас лежал на столе в его комнате, рядом с раскрытой коробкой-футляром для него.

    Витран открыл дверь и заглянул в узкий и длинный коридор с окнами, выходящие на ночной город. В дальнем конце коридора, в кресле сидел отец 48 лет, одетый в домашнюю одежду, рубашку и штаны. Он не сдался и продолжал жить дальше, хотя и не знал, зачем это ему. Когда жена умерла, он остался с сыном наедине и просто продолжил работать и что делать по дому. Когда на миг загорелся целью найти выход и спасти сына, участвовал с ним в поисках, а потом бросил всё. Витран стал учиться в школе, которую уже бросил, а теперь оба по вечерам размышляли о том, куда катится весь этот мир. Мир, в котором нет войны, нет болезней и нет жадности с тех пор, как был уничтожен предатель народа. С тех пор в этом мире есть только один порядок и никакие другие формы измышления не принимаются. А может всё не так просто, как кажется и отец о многом умалчивает? Откуда тогда у Витрана жажда наживы, граничащая с совестью?

    Лишь неизбежная смерть, попытка найти себя и прожить подольше переминаются с ноги на ногу с мышлениями людей, которые никак не могут сообразить, куда точно идти.

    — Что читаешь? — спросил Витран и подошёл ближе к отцу.

    В стене лоджии было три окна, которые когда-то прорезали в стене корпуса башни и теперь через них можно видеть соседние дома и большую площадь далеко между зданиями. Лучи жёлтого света прожекторов освещали дома снизу вверх, в которых жили люди. Огни в окнах домов, а большинство зданий просто утопало в темноте ночи, которая пришла, горели не везде. Скоро придёт время сна. Эта тьма, что день, длились вечно, сменяя друг друга в течении 200 дней. Только никто не мог понять, почему человек жил 25 часов, 8 из которых спал, чтобы не сойти с ума.

    — Я думаю… — произнёс Витран, имея ввиду некое продолжение прошлого разговора о свойствах разума. — что виной тому гравитаторы.

    — Ты о чём? — спросил Денгорт, забыв о прошлом разговоре.

    — Я о вчерашнем разговоре.

    — Про то, почему так, а не иначе? Почему мы живёт 25 часов, а потом всё повторяется.

    — Да. Тут иное время. Тут 200 с лишним дней длится ночь и столько же тянется день. Это явно не наша планета.

    — Ну и что? Всё равно с ней нам деваться пока некуда.

    — А если построить корабль.

    — Мы уже говорили. В городе нет запчастей и я понятия не имею, как его построить. Ты знаешь?

    — Знаю принцип.

    — Это и я знаю. От меня же сам узнал. Только нет возможности. Была бы…

    — Все бы построили по ракете и свалили в космос. — закончил Витран и продолжал смотреть в окно. В его тоне заметно раздражение из-за безысходности. — А потом перегрызли бы друг друга, пока никто не видит…

    — Ты хотел конкретно поговорить? — перебил отец.

    — Да. Может, пришло то самое время.

    — Какое? Не забивай голову тем, что тебе не обязательно знать.

    Дергорт не ведал о скафандре и не мог понять некоего оптимизма сына.

    — Знать надо всё сразу, или хотя бы иметь ввиду, а пользоваться и развивать только то, что в первую очередь необходимо. Это я знаю, отец, но на этом не улететь дальше щита.

    — Живи столько, сколько сможешь прожить.

    Витран в этот миг почувствовал некую ярость и холод в теле, которые пробежали от коры мозга до окончаний рук и ног. Он захотел покинуть этот город не потому, что это сделает его новым первопроходцем, а потому, что там снаружи есть шанс выжить. Эта стена, она не держит никого, но в подсознании любого жителя стена на её месте куда твёрже и неприступнее, чем на самом деле. Желание покорить пределы города и найти путь к звёздам. Что может быть фантастичнее, чем обречённость в этом городе.

    — Я тоже когда-то хотел выбраться из города, твои дед и прадед и все в этом городе ощущают надвигающийся конец, но ничего не могут поделать. — перебил тишину отец.

    — Любая стена воздвигнута разумными, а значит, когда-то не существовавшая, может быть снесена, разобрана в обратном процессе, какой бы ни была.

    — Это тоже верно, но…

    — Я тебя понял, отец. Мы тут сидим, как крысы в клетках, а толку нет. Даже крыс не осталось. Хорошо, что еда и вода до сих пор в изобилии.

    — И заразы тоже не осталось.

    — Я хочу найти путь к…

    — К чему?

    — К свободе.

    На это отец лишь коротко вздохнул, посмотрев в окно, на этот большой город, который слишком мал, чтобы вместить в себя всё самое необходимое. Старая мысль, которой заразил его же отец, дед Витрана, снова на миг всплыла и Дергорт вспомнил, сколько раз пытался и как едва не погиб.

    — За пределами щита смерть и только. — произнёс отец в очередной раз. — Ещё неизвестно, что под ногами. Может эта планета, как те из книг по астрономии, состоит из газов, а мы летаем по небу, по воле ветра. Что почти одно и тоже. Вечные странники звёзд.

    — По воле ветра, но нас не укачивают ветра, когда основная часть корпуса ковчега за пределами щита и она не работает, как парус. Пыль за стеной улетела бы от любого ветра и не был бы такой жуткий туман с кислотой. Такое чувство, что мы давно умерли и оказались между мирами гитора. Ни начала, ни конца, ни возможности жить и лишь продолжение жизни сохраняет наше существование и рассудок, словно иллюзию. А если мы не выживем? Какой смысл гравитатору нас тут оставлять? Он же Хранитель жизни, а сам нас бросил умирать.

    — Характер куётся годами, как и сталь, из которой впоследствии построен этот ковчег.

    — А если мы уже мертвы?

    — И да и нет.

    — Это как? — не понял Витран, но тут же догадался.

    — Это значит, что мы ещё пока что живы, но наше время уже отмерено неопределённостью, в которой конец неизбежен. Мы можем прожить ещё сотни лет, или погибнуть в любую минуту. Завтра может не наступить вовсе, а можем промучиться ещё сотню лет. С каждым новым днём пыли в городе становится больше. Сразу видно, что город погибает и щит не сдерживает всю заразу. Мы сами меняемся от её воздействия. Если её не убирать, то она забьёт все помещения и начнётся изменение атмосферы.

    — Значит, щит слабеет и может рухнуть. Может… поищем скафандры?

    — Мы много раз искали их и не находили. Брось. Если смерть принесёт холод, значит пекло Кроптуса-Каронтуса ты не почувствуешь.

    — А если мы сгорим, то и могилу не зачем будет рыть. — добавил Витран.

    — Хватит болтать о смерти. Ты даже не дорос до того момента, когда тело перестаёт расти. Сперва вырасти и найди работу, раз такой умный. Пошли со мной на работу. Будешь со мной город чистить. Будем воды и еды в два раза больше приносить.

    — Нам разве их не хватает? И так часть еды пропадает и приходится выбрасывать.

    — Можно не только пыль собирать, но и минералы добывать. Мало ли занятий в городе?

    — Знаю. Суёшь гравитационный транспортёр в щит и проталкиваешь вглубь поля, собирая ту самую пыль, от которой мы избавляемся.

    — Нет, там собираются камни и минералы в них, а пыль их покрывает.

    — Почему тогда мы не переплавим руду и не построим корабли?

    — Потому, что книг нет по строительству печей, а людям это не надо. Наших знаний не достаточно.

    — Надо, да только не дойдут до этого.

    — Понимаешь, все наши родители создали эту систему, которая наиболее проста и способная дать всем работу, возможность найти смысл в жизни и создать хоть какой-то устой в обществе. Если народ достигнет новой ступени развития, он сам возьмёт руду и превратит в инструменты. Пусть на это потратиться ближайшая тысяча лет, но они улетят с планеты и найдут новый мир. Если разрушить этот мир, то потребуется ещё больше времени, чтобы его восстановить. Может ради этих дней мы потратили тысячи лет на одно лишь осознание себя и мира вокруг. Сила воли ещё не основа сделать первый шаг. Желание должно прийти само и оно, как вдохновение или сила ветра в парусах, поднимет тебя и понесёт вперёд. Одни мы всё равно не сможем построить завод и собрать корабль.

    Витран на миг замолчал, потому что не было смысла продолжать старые разговоры об одном и том же. Это значило, что он нашёл все решения задач, которые видели все в городе, но никто не мог увидеть большее в них. Даже псевдо гравитаторы со своими знаниями болтали в пустоту, что раздражало время от времени.

    В голове Витрана всё равно созрела мысль о предстоящих делах и вопрос всплыл, как несколько лет назад.

    — Откуда мы пришли и куда идём? — спросил Витран, вспомнив старую историю из старых книг. Поиски смысла во вселенной и жизни слабого существа.

    — Мы пришли оттуда, откуда и все нашли предки, от своих родителей, а идём мы туда, куда направлялись наши предки, в светлое будущее. Это место, которое за границами нашего понимания, за пределом твоей эпохи, что отмеряет твою короткую и простую жизнь. Я думал, что ты это знаешь.

    — Значит, мы в ловушке на этой мёртвой планете. Единственное светлое пятно в нашей жизни будет, когда мы сдохнем.

    — Нет, мы в клетке, но из неё можно выбраться. Просто, никто не знает или нет достаточно сильного и совершенного человека, который смог бы сделать большее, чем мы. Когда придёт время, тогда и мы станем другими. Пока что ни хорошо, ни плохо. Лучше или хуже нынешней ситуации я пока не вижу.

    — Смерть людей разве это хорошая ситуация?

    — Это, как посмотреть. По природе это естественно, но умирать раньше положенного нет смысла, кроме неизбежности, которая заставляет это сделать.

    — Даже ничего не имея и на волоске от смерти можно прожить дольше, чем со всеми возможностями и достижениями всего мира.

    — Это точно. Только люди разные по укладу разума, хоть и одинаковые все до единого.

    — Сколько ждать этого балбеса, который приведёт нас к тому, что мы даже понятия не имеем?

    — Понятия не имею. — ответил отец и был прав, но ответ неверный.

    — Это пустая болтовня иногда похожа на гравитационный транспортёр. Один добывает за километры от стены камни, а второй забирает отходы и вместе две реки образуют что-то третьей и такое же неприятное, но понятное растениям. Только они способны изменить и переработать грязь, превратившись в зелёные леса, поля и еду, которая не может быть клонирована, изменена и всегда останется естественной и простой. Всё это похоже на то, что пока мы тут старые мысли перетираем из поколения в поколение, новые люди присвоят наши достижения измышлений и будут жить вечно, а мы как были пустозвонами с возможностями, так и умрём пустыми, жалкими и неизвестными.

    — На это я мог бы сказать многое, но эти новые люди пока что такие же, как и мы. Нечего брать и нет ничего нового. Так что, будем работать над новыми идеями, но пока нам придётся смириться с тем, что у нас есть. Мы не в силах быть выше гравитаторов. Только они подобны свету и гравитации. Только им дано знать и постигать. Только они могут летать. Мы можем выбрать одно из двух. Либо жить и стремиться, либо смириться, а там, сколько проживём, столько проживём.

    — А если бы не было гравитаторов. Кто был бы в этом мире тем, кто ведёт нас? Кто выше гравитаторов?

    — Нет высшего, но есть один и вечный, первый и последний. Гравитаторы его последователи, что обрели разум и сознание, способности и через мощь разума смогли достичь не только звёзд, но и бездну мрака. Ты же знаешь, что писал гравитатор. Одни сохраняют жизни, а другие отбирают её.

    — Убивают всех?

    — Просто говорят, где твой последний миг и ты решаешь, что с этим делать.

    — Ты про этих твийдоров? — вспомнил Витран слова гравитатора из книг о Тианторе. О тёмных существах.

    — Да. Гравитатор сказал, что твийдоры могут появиться в этом мире лишь тогда, когда кто-то из людей станет или родится гравитатором. На этой жалкой и простой планете такого не будет никогда, хотя старосты уже подобны гравитаторам. Псевдо гравитаторы, но не они. Либо в нас течёт кровь гравитаторов, либо мы бренные тела безмолвной вселенной, которую никогда не сможем услышать. Гравитаторы и твийдоры могли слышать голоса других планет через пространство и время. Они могли летать на волнах гравитационных волн.

    — Это как? Что-то я такого не слышал.

    — Слышал. Забыл уже или просто не читал книг про них.

    — Это значит, если я гравитатор, то могу силой гравитации оттолкнуться… и полететь в небо? Подняться в синее небо и белые облака? Просто покинуть планету силой тела и законов природы. Без космических кораблей.

    — И да, и нет. Ни я, ни ты, а может и никого в этом мире больше не назовут гравитатором. Если это будешь ты, это будет здорово, но тебе предстоит пройти долгий путь к тому, чтобы хоть что-то открыть в себе. Только не загоняйся.

    — Почему? Я хочу стать гравитатором.

    — Это лепет ребёнка. Я тебя учил не для этого. Ты должен развиваться согласно годам. Только так ты сможет достичь полноценного сознания и физичес…

    — Слушай, я пойду. — перебил сын отца и направился обратно.

    — Думаю, что ты получил, что хотел?

    — Да и даже больше.

    — Только знай, что время идёт и ты дожжен выбрать, либо стремиться бесцельно и без возможности, либо просто жить и как все, работать учиться и просто жить.

    — Да, я понял. — согласился Витран и ушёл, закрыв дверь. Его мысли о достижении в потраченном зазря времени сбивались тем, что он запрятал внутри своего сознания. Хорошо, что отец не читает его дневник, не копается в его вещах и не стремится всеми способами найти то, что сам не знает, как это выглядит, чем пахнет, сколько градусов и вообще что несёт в ответ. Может это спокойствие и полное отсутствие попыток даст Витрану шанс всё обдумать самостоятельно?

    Денгорт остался один на лоджии и закрыл книгу, снова смотря в окно. Он не раз говорил с сыном на подобные темы, но в этот раз их разговор оказался тяжелее, чем все остальные. Если так и дальше дело пойдёт, то после очередной беседы они могут поссориться и вообще не сойтись во мнении. Ведь Витран взаперти, но молод и горяч, что не остановит его перед возможностью заглянуть за предел гравитатора. Отец напротив, уже отжил своё и ему нет смысла пытаться доказать, что он ещё на многое способен. Именно из-за этого оба смотрят в разные стороны и с каждым новым разговором о попытке спастись удаляются друг от друга всё дальше и дальше. Денгорту нет больше смысла дёргаться.

    Витран прошёл в зал и снова сел в кресло, взял книгу и стал думать об этом разговоре. Он мог вести себя так, словно великий мыслитель, что не спеша обдумывал каждый шаг и с каждой новой деталью пытался соединить все старые мысли к чему-то новому, чтобы найти новое решение. Пока что решение было перед ним в двух вариантах и первый вариант ни чем не лучше и ни хуже второго.

    Его разум рвался снова между двух миров, а мысль о гравитаторах просто подстегнула его разум и волю отправиться в опасный путь. Что скажут его друзья бездельники и нашедшие смысл в работе, как и их родители. Девчонки будут балдеть от его похода и возвращения. Если он вернётся, о нём сложат легенды, он станет знаменит, а может и… Витран прогнал мысли о том, о чём он давно подумал и забросил в долгий ящик. Не для этого он прячет билет на последний путь гравитатора, чтобы потом…

    Конечно, тут идти некуда без скафандра, город и так известен и 90 процентов помещений давно изучены и составлены карты всех корпусов и помещений. Внутри корпуса ковчега тысячи комнат и коридоров, шахт и расширенных пространств с техническими коридорами, образованные за счёт раздвижения корпусов и расхождения друг от друга башен, что изначально были вертикальными и… Многие предположения о том, что при сложенных корпусах ковчега пространство над крышами зданий было похоже на приплюснутое яйцо с прозрачным куполом и окном, говорили крыши всех башен. Если они будут сложены, то получится огромная вогнутая тарелка. Только никто так и не нашёл пульт управления, который мог быть в замке королей. Корпус генератора голубого луча света, что устремлён в небо, так же не имел системы управления, а все приборы внутри давно разобрали во время гражданской войны. Поставить на место их уже никто не мог и не знал, как это сделать.

    В центре города расположено самое высокое здание, в котором размещён трон короля и комнаты на всех его слуг и семью. Он давно не используется и никому не нужен. Старейшины собираются на нижнем этаже в огромном зале, чтобы высоко не забираться и быть ближе к народу. Сидеть выше всех уже не имело никакого смысла. Насколько бы высоким трон правителя не оказался бы, за пределы щита не выбраться никому. Поэтому для сохранности культуры и общества решено всё минимизировать и просто сделать доступным и общим для всех все общественные помещения. Словно человечество вернулся на миг к первобытному образу, живя общиной, в центре которой самый образованный и старый человек, передающий всем знания и традиции.

    Конечно, есть некие направления в экономике, что надо работать и бесплатно можно разве умереть или нажраться. Твоё тело выбросят за щит и там от него ничего не останется через пару минут. Поэтому вся пыль, которая просачивается через щит отчасти прах умерших жителей и лишь новые массы минералов и переработанные отходы сохраняют объём растительности и дают людям новую еду. Если работать и сохранять баланс в обществе, то продолжительность жизни увеличивается сама по себе, а это главная цель нового направления столь замкнутого общества, оказавшееся на пороге смерти. Словно оказаться на необитаемом острове без океана и окружённый мёртвой атмосферой, ещё не самое худшее, что могло произойти с людьми. Сойти с ума тут никому не удастся. Множество направлений, созданные для людей, не дадут скучать и забыться в своих квартирах, смирившись с неизбежным.

    Витран закрыл книгу в очередной раз и бросил её снова на кресло справа, выйдя из зала в коридор. Он направился в свою комнату, в которой заперся и сел за письменный стол из старых деревяшек, отшлифованные много лет назад.

    Открыв свой дневник на чистой странице, Витран взял ручку в виде тонкой палочки, из кончика которой появлялась чёрная жидкость. Кроме, как на бумагу, на других поверхностях эти палочки не оставляли следов и поэтому все парты в школах оставались чистыми и не требовалось зачищать и красить. Как это перо работает и сколько в ней чернил, никто не знает. Оно уже сотни лет в семье Витрана и не раз ещё не переставало писать. Вот что значит, сохранить память предков, записать и не разучиться писать и читать на протяжении жизни.

    Записав свои мысли, разговор с отцом и закрыв дневник, Витран положил книгу в коробку. Этот футляр очень дорогой, но после некоторых событий цена просто перестала существовать на дерево и другие редкие материалы. Все товары были общими, потому что все работали и создавали их, но получали лишь те, кто работал и правильно себя вёл. К тому же не всем нужны были разные безделушки, но ручка и книга были у каждого человека. Поведение человека оценивалось по дисциплине, говорившая о том, что человек старался быть спокойным, целеустремлённым и искал любой способ не сойти с ума, используя определённые инструменты в своей работе. Ведь так будет не всегда и когда-нибудь гравитатор вернётся, перенесёт всех на другую планету и начнётся новая жизнь, в которой потомки смогут выйти наружу и освоить новую планету. Эти слова не раз за день у каждого на устах звучат, как бы подбадривая своих сожителей.

    Смерть никогда не отступит, но на время о ней можно будет забыть до самой смерти.


    4. Второе сияние

    250 д 2469 г

    — Вставай сын, смотри, как светло. — разбудил отец Витрана и тот едва открыл глаза.

    В спальне Витрана было светло, словно они на Земле в летний и ясный день с синим и безграничным небом. Ночь должна была длиться ещё десятки дней, но световое представление устроила яркая звезда. Будто, ковчег кем-то подняло в облака, а верхушка купола пропускала солнечный свет верхних слоёв атмосферы, освещая весь город Каронтус. Синего неба не было видно, которое мечтал увидеть Денгорт, но было светло и здорово, как никогда. Точнее, был такой день в истории местного населения. Ещё никогда в истории, кроме первого дня посадки, не было так светло и необычно, как сейчас.

    Витран подумал о том, что всё это ему сниться и снова закрыл глаза. Не помогло. Мысль оставалась та же. Всё реально и свет не погас. Он открыл глаза и откинул одеяло в сторону, ощущая в голове нарастающую осознанность бодрствования сознания. Витран встал с постели ногами на тёплый пол босыми ногами. Подойдя к окну в одних трусах, Витран стал смотреть на дома и небо над городом. Вытерев глаза в очередной раз, до него вдруг дошла вся фантастическая картина нового дня. Это было невероятно наблюдать, словно знак свыше о его решении исполнить поход. Словно пришёл тот самый главный в его жизни день. А может быть и последний.

    Стены зданий светились жёлтым светом, город пронизывали лучи, которые проскальзывали в дырки облачной завесы. Было необычно светло. Тот слабый свет неба в обычный день не так хорош, как этот яркий. Словно чистый воздух в горах на миг посетил город. Хотя мы бы приняли его за дневной свет солнца, когда небо затянуто лёгкими облаками, рассеивающие золотистый свет.

    Тысячи людей вышли из своих домов и собрались вокруг города на окраинной площади с рисунками на поверхности крепкого сплава. Значит, не только один Витран видит этот сон. А если это не сон, а реальность? Что тогда сделало атмосферу яркой и почему сегодня день, а не ночь? На все эти набежавшие вопросы Витран не мог ответить, выйдя наружу. Его отец также оказался в смятении, но из-за разности в возрасте они думали об этом немного по-разному, видя одно и тоже.

    Витран вернулся к стулу у стола, схватив свои штаны, рубашку и носки, одеваясь и выходя из спальни в коридор. В зале наблюдалась та же картина. Свет шёл из всех окон квартиры, а отец стоял на лоджии и смотрел в распахнутое окно с радостью в сердце и Витран почувствовал что-то неладное. Словно через телепатию передавалось некое ощущение тревоги, но Витран не мог быть гравитатором. Он не знал, как это выглядит и любой в этом городе мог ощущать простое настроение друг друга или хотя бы родственников. Это не было редким свойством жителей.

    Может это событие в последний день жизни отца, когда Денгорт вот так радуется новому дню. Словно весна пришла и можно будет вздохнуть полной грудью, чтобы ощутить прилив спокойствия в душе. Скоро мир измениться и все смогут спокойно вздохнуть.

    Денгорта было видно через окно между кухней и лоджией. Теплый воздух в комнатах странным образом напомнит о том родном доме, в котором Витран находился, когда жила мама. Запах родного дома на миг через память соединился реальностью с детством. Почему Витрану вспомнился тот день, когда было тихо и чисто, когда мама помыла полы и в небе над городом тогда странным образом разошлись облака. На один день показалось яркое солнце и синее небо, скрытое дымкой тумана, что подгонял ветер. Такое чувство, что за окном лето или просто яркая звезда светит в летний день, хотя Витран этого не мог знать до конца. Он понимал в эту минуту, что прошлое в его памяти действительно происходило и это не второй яркий свет нового дня в жизни города. У них не было зимы и лета. Из-за парникового эффекта на планете всегда было жарко и город поддерживал 30 градусов жары внутри, подстраивая организмы людей под новую среду обитания.

    Было ли это светлое небо знаком о новом и долгожданном событии, никто не знал. Если в этот день к ним придёт гравитатор из тёмного пространства Гитора, о чём никто не сомневался. Значит, что скоро все люди станут свободными от этой старой клетки. Они смогут жить и спокойно спать дома, в своих кроватях на новой планете со спокойствием в сердце. В этот день смогут сбыться все мечты, если люди в них ещё верят.

    Воздух в комнатах нагревался стенами башен и контролировался одинаково во всех помещениях города. В квартире было хорошо и одинаково ощущалось каждый день. От такого комфорта покидать помещение ради ощущения убийственного пекла или жуткого холода космоса было неразумным для заплывших жиром мозгов и ленивых тел. Витран хотел иного и он не был худым или выше меры упитанным. Он был простым человеком со средней комплекцией и не собирался погибать в неизведанных пространствах. Его тянуло что-то другое, что могло стать его необычным будущим, а может и поворотом в жизни всех жителей Каронтуса.

    Принюхавшись к домашним запахам в коридоре, Витран вспомнил детство, словно он долго не был дома. Странное ощущение. Может он отвлёкся от простой жизни с этими долгими размышлениями и его сон стал не отличим от реальности? Может, не стоило познать ему то, что он надумал совершить? Либо его мама обладала способностями, через которые он мог легко пронзить время и пространство… Нет, это невозможно. Витран даже гравитатором не мог стать. Куда там ему до высших познаний.

    Зачем он узнал о скафандрах и о том, что есть за пределами щита? Сидел бы дома и книжки листал, дурака с друзьями валял во дворе и тратил время зря до старости лет, как все нормальные люди. Словно кто-то закрывал ему этот путь и говорил о том, что теперь всё хорошо, лежи и расслабляйся, забыв о своих тревогах, ошибках и смерти, что по прежнему рядом его удобства и при этом указывал выбор пути, который мог изменить всё. Сознание обрело образ иной от других жителей. Город остался неизменным за тысячи лет, а разум Витрана претерпевал некоторые изменения.

    Витран умылся и чувствовал себя хорошо и легко, словно вся тяжесть упала с души. Это он заметил только сейчас. Словно ничего не беспокоило его и он был свободен от тягот, открыт всему миру. Словно надо ловить момент, когда предстоит такой шанс познать сущность и понять, кем ты будет в дальнейшие лет 20. Дверь открылась и в ванную комнату заглянул отец.

    — Давай ешь и пошли за водой.

    — Ага. — согласился Витран и продолжил умываться, пока отец ходил по квартире, смотрел в окна и думал, что там происходит снаружи.

    Связи с другими жителями не было и узнать что-то новое можно было лишь встретив кого-нибудь и допросив о событиях. Для этого надо будет отправиться в город, где полно людей, что болтают обо всём и на каждом шагу слышны их слова. Для этого и создали площади для сбора народа на них. Все вокруг достаточно приветливы, но из-за замкнутости мира мало у кого есть полноценное настроение. Иначе бы были более приветливы и вообще неизвестно, кем бы они стали на самом деле в мире свободы, полноценного общества и разносторонности сознания. По крайней мере, все думают и живут одним днём, который затянулся на очередные 200 дней по 25 часов. Ещё один год в пустых ожиданиях лучшей жизни.

    Умывшись и одевшись, Витран направился в прихожую. Взяв с собой по 4 пяти литровых бутылей из лёгкого металла, они вышли из квартиры и направились по лестнице в самый низ башни. Дверь закрылась на магнит и не требовала замков. Всё равно брать нечего было, а воров быстро находили старосты, что читали мысли. От них избавлялись так же, как и много лет назад. Только теперь скафандров нет и человек сразу погибал за границами щита.

    Пройдя по лестнице все 25 этажей башни, 5 этажей подвала и выйдя внутри корпуса в коридор, по нему Витран и Денгорт направились к главному центральному коридору. По нему можно пройти через город насквозь. В центре города находится пересечение двух дорог тоннелей, от которого можно направиться на все 4 стороны света. Выход у всех один, окраина с площадью, под которыми расположены производственные фабрики. В перекрёстке расположен центр города, широкое пространство с пирамидальной лестницей в замок короля и высоким потолком. Главные коридоры города выходили на площадь, крышу корпуса фабрики, внутрь которой можно попасть через другие коридоры, что расположены в стороне от главной улицы и по лестнице вниз вели рабочих внутрь цеха.

    Витран и Денгорт прошли мимо этих двух входов в производственный корпус и добрались до выхода из коридора. Свет пластин на потолке коридора просто мерк перед светом звезды снаружи тоннеля. Если в самый ясный день солнце на Земле слепит, то на Венере оно намного ближе и ярче, а облака над куполом сбивали часть света, закрывая синее небо. Это было непривычно светло и глаза закрывались от долгого созерцания освещённых поверхностей, но всё таки не на долго. Через пару минут глаз привыкал к свету. Можно было просто стоять на площади и радоваться простому свету солнца.

    На площадях вокруг города из башен у стены экрана собралось много народу. Витран ещё никогда не видел столько людей сразу, что столпились в этот яркий и светлый день. Все они бросили работу, дома, схватили своих детей и стариков, выйдя из мрачных коридоров и помещений. Конечно, света от пластин на стенах и потолках было достаточно, но тут оказалось так светло и необычно, что некоторые не могли долго смотреть и убегали прочь в тоннели. Кто-то побоялся находится на площади и спрятался в тень коридоров. Тут было ярко и светло, словно пришло лето.

    Витран присмотрелся к людям и заметил, что у всех на лицах странное спокойствие и глаза всех до одного светятся счастьем. Это не иллюзия или самовнушение. Это закон природы, когда после долгого существования в полумраке ровных стен выходишь в поле летом и яркое солнце светит на тебя до самого вечера. Свет с неба проникал с теплом и грел атмосферу города. Заработали генераторы охлаждения с большей силой и температура упала до 28 градусов.

    В толпе нашлись старосты в белых одеждах, которые собирали вокруг себя друзей и знакомых, разговаривая с теми, кто задавала вопросы. Стоя в круге псевдо гравитаторы поднимали руки в небо и выделялись ростом, что на полметра были выше остальных взрослых. Таких групп старост было немало и особой сосредоточенности не было. Больше их стояло там, где башни заселены плотнее, чем пустующие.

    Гравитаторы что-то пытались узнать в этом необычном свечении неба, понять природу и причину такого сияния. Кто-то говорил, что их Каронтус перелетел на другую сторону планеты и из-за этого солнце снова стало ярким, как в середину 200 дневного дня самой планеты. Либо переместился на вершину горы.

    Витран шёл по площади и обходил людей, следуя за отцом. Они то останавливались на минуту, то продолжали идти, а потом народ стал расходиться. Простояв несколько часов, люди спокойно направились по своим домам, рабочим местам, весело разговаривая о том, что происходит и как это необычно. Свет из-за летящих по небу туч стал меркнуть и снова проявляться, освещая город. Вот она и осень пришла, которая напоминала быстро летящими облаками. Пусть на фоне бежевой пелены облаков, которые скрывали синее небо. Скоро на планете станет прохладнее и растения начнут вянуть на внешних газонах, готовясь к перерождению, если почву пылью снаружи не засыплет. В горизонтах снова засеют поля и растения взойдут в срок, сменяя старых на молодых, словно поколения людей каждые 25 лет.

    Спустя час общения с друзьями и знакомыми, Витран и Денгорт ушли с площади вместе с остальными и направились в горизонт 4, где располагался источник воды. Он был в каждом из 36 горизонтов, но трубы проржавели и транспортёры сломались. Лишь один остался цел и ещё давал воду чистую и живую. Её направляли в другие горизонты, копили в хранилищах и на полях.

    Собирая облака, щит впитывал влагу и фильтровал её, пропуская через тысячи трубок и фильтров в сложных устройствах корпусов самих горизонтов, пока она не добиралась до источника с выходом для орошения полей. Из него брали воду и относили домой, а остальная вода, что была собрана после полива огорода, уже несла в себе вымытые соли и химические вещества, которые отфильтровывали, собирали с новыми материалами, добытые за щитом и высыпали на поля. Чтобы химический состав почвы сохранялся.

    Вода уже не пригодная для питья, была пригодна для мытья и смывания. Если вода кончалась, за ней надо было лишь сходить, хотя заплатить тоже стоило за литр. Денег стоила не малых, но Денгорт достаточно зарабатывал, чтобы он с сыном мог в любой момент сходить за ней. На остальное дело вода подавалась в дома.

    Поставив бутылки на площадку из металла, Денгорт открыл кран и вода потекла из крана, чистая и новая. Внутри резервуара она собиралась и ждала своей очереди. Вся вода, что была собрана городом после использования, шла на очистку и проходила сложную фильтрацию выпаривания в сферах, расположенные в корпусах с производствами. После этого вода шла на остальные технические нужны производства и под конец оставалась масса от осадка, которую просто по транспортирам выбрасывали наружу за щит. Такое вот расточительное использование воды. Конечно, горизонты посадочных полей и так всегда политы, под ними в отсеках вода полностью заполняет пространство и её хватит на сотни лет и не одной тысяче человек. Можно сказать, что город полон богатства и ресурсов, хотя одной водой обойтись невозможно. Надо поддерживать все виды замкнутых систем, которые создают единый кругооборот материй для поддержания жизни человека.

    Набрав воды, Витран с отцом отправились назад. Они вышли из горизонта, который Витран видел много раз и не мог оторвать глаз. Это длинное в километры поле уходило далеко и его конец исчезал вдалеке. Сколько людей надо было нанять, чтобы за ним присматривать? По тому сборищу народа, что было днём, видно масштабы бедствия. Витран подумал о том, что люди не просто работали, а жили работой, лишь бы оттянуть время жизни. Поэтому на улице так мало людей и днём и ночью. Практически все работали и Витран метался между работой и возможностью спокойно всё обдумать и найти такое решение, которое даст ему особое преимущество. Иногда он начинал понимать, что скафандр мог просто лишить его настоящей жизни найти жену, создать семью и прожить простую и полноценную жизнь. С другой стороны, скафандр давал шанс выжить и спасти всех. Так Витран и метался от одного к другому, не решаясь на поход. Он не знает простой жизни, хотя у него есть подруга, а так же не ведает того, что его ждёт за границами города во мраке планеты. Может иногда стоит просто идти вперёд, пока не произойдут изменения и тогда будет понятно, что делать дальше.

    Хотя Витран не имел навыков в работе, он редко общался с друзьями и если видел их, то просто здоровался и всё. Витран с отцом отнесли домой бутылки и Денгорт остался дома, размышляя о своём. Витран решил отправиться на улицу погулять, пока этот день не кончился. Он добрался до площадей и снова стал ходить по ним, смотреть на золотой город, что светился в солнечном свете. Людей стало меньше, но всё же полно. Башни генераторов пугающе нависали над краем площади и были выкрашены жёлтым цветом. Сейчас они светились как никогда ярко. Это внушало оптимизм. Город ещё процветает и готов продержаться ещё тысячу лет, если на него астероид не грохнется. Подобного пока ещё не происходило.

    Осматривая площадь, которая ещё не опустела на всём своём протяжении, окружая башни в виде кольца, Витран увидел тех самых старост, которые сидели на краю площади. Они сидели на выступе в поверхности на краю площади в виде длинной скамьи и обсуждали сегодняшний день. Рядом с ними не оказалось простых граждан в обычной одежде. Витран подошёл к ним, присев в паре метров от них на краю скамьи. Делая вид, что он любуется пейзажем, Витран слушал разговоры стариков и поправлял ремни на сандалиях. То, что дальше происходило, было просто необычно осознавать. Этот момент в жизни Витрана оказался ещё грандиознее, чем какое-то там солнце на небе и синее небо, которое мечтал увидеть его отец.

    Он сидел близко к псевдо гравитаторам и ближе ещё не подбирался. В основное время они находятся в башне древних королей и с ними общаются лишь те, кто следит за порядком, управляет обществом и просто ищет ответа на вопрос. Эта такая форма общества, где бы вместо гравитаторов находилась церковь, а главы организаций спрашивали бы у них о том, как лучше сделать для души заблудших рабочих, чтобы те не сорвались. Если положение зайдёт в тупик, то начнётся разлад, а это недопустимо.

    Гравитаторы представляли мудрецов, что хранили знания населения, обладали способностями Тиантора и вели человека к лучшему и правильному решению в жизни. А там человек сам решит, как ему делать. Главное подсказать вовремя, что будет дальше и тогда решение принимать будет легче. С другой стороны, никто не должен знать, что будет дальше и поэтому появлялись такие люди, которые походили на отца Витрана. Революционеров в обществе также хватало, хотя о них мало кто слышит. Если человек после совета гравитатора сделает что-то не правильно, пусть не жалуется, что опять что-то не получилось. Никто упрекать не будет и наказывать тоже, а время упущено и возможности потеряны на время.

    Старейшины обладали способностями и они могли легко вычислить слушателя, что присел к ним. Тот сидел рядом и впитывал каждое слово, сказанное вслух. В разговоре псевдо гравитаторы говорили о том, что всем приснился странный сон, где засияла звезда на небе и на миг тучи расступились, чтобы открыть человеку крошку радости в поникших сердцах. Этот день должен был подстегнуть людей на продолжение жизни, но оптимизм и стремление в ожидании того лучшего дня, который скоро наступит, стал угасать день ото дня.

    Скоро грядёт тот, что называется истинным гравитатором и его затянувшееся странствие по вечности тьмы окончится. Гравитатор вернётся в город, к своему народу и будет снова вести его вперёд. Может быть, он заберёт народ на другую планету, а этот миг останется на страницах очередных никому не нужных книг. Такого его желание.

    Если народ перестанет ценить себя, если войны отнимают много жизней и люди гибнут просто так, то гравитатор обязан вмешаться в этот процесс, чтобы поставить людей на пусть истинный, дающий шансы на вечную жизнь. Потом время сменится поколениями и общество снова развалиться, а люди и дремлющие гравитаторы в них снова возродятся и мир снова измениться. Это значит, что будет новое поколение и оно продлит эпоху существования человечества в будущем. Если гравитатор не вернётся в трудный час, то будет так плохо, как никогда раньше. Люди будут умирать, пока не останется один и одна, что начнут всё сначала, поедая предков, потому что еду никто с полей не будет собирать, а выжившие будут существовать по закону, при котором выживает лишь сильнейший.

    С одной стороны это хорошо, но потерянное время, жизни и несбывшиеся мечты тех, кто так и не обрёл желаемое вместе с дорогой к совершенству интеллекта, будет уничтожено и приостановлено. Сильнейший станет править миром и наведёт порядок во имя жизни, либо все сгинут во мраке и не важно, кто станет править расколотым миром на руинах достижений древних.

    Так же Витран узнал о том, что много лет назад, когда сами старики были молоды, а это было не меньше 300 лет назад, уровень пыли за стеной был ниже. Это значит, что были видны внешние поля стен 36 горизонтов, а в ясный день можно было рассмотреть вдалеке строения и какие-то выступы. Что там есть башня управления или дверь перемещения в иной мир. Второе конечно похоже на представление человека о возможности сбежать с планеты, а вот строение могло дублировать управление огромного космического корабля.

    Если это так, то у Витрана появился вопрос на счёт его находки. Может не стоит при них об этом думать? Они же могут уловить его мысли и узнать… Если узнают, то в их разумах появится хитрость и жадность, а в глазах блеск, что долго спали вместе с подлостью подсознания, что запирает совесть в стремлении достичь долгожданную мечту. Даже если потом она не будет ему нужна и сколько бы людей не погибло по пути, всё сделанное вернётся незаметно.

    Витран выслушал всех, не думая о том, что делал, застегнул сандалии и встал с кресла. Только уйти далеко не смог. Старик, что рядом сидел, вдруг повернулся и обратился такими словами, словно он давно прочитал его мысли и лишь ждал подходящего момента.

    — Будь спокоен и смел перед третьим походом во мрак, Витран Итириен. — произнёс старик и Витран обернулся к нему.

    — Вы слышали меня? — спросил Витран и вспомнил, как два раза в одиночку ходил и вернулся то со скафандром, то с мыслями о корабле, что ржавеет в окрестностях. — Мои мысли?

    — Да. Лишь я и мои приближённые. Никто не должен знать о том, что ты… можешь сделать для всех нас.

    — А если вы расскажете?

    — Никому мы не расскажем. Мы — гравитаторы — хранители жизни и будем тут ждать твоего возвращения. Даже если ты погибнешь в пути и больше не вернёшься.

    — Тогда вы можете это сделать за меня.

    — Нет. Ты прав, что не стал хвастаться своим достижением, потому что гордость и хвастовство убивают быстрее, а твоё решение и действие будут куда более вселяющие надежду на победу, если ты будешь один. Такова природа твийдора, что вечно один и никто не сможет из простых людей понять его осознание мироздания. Быть рядом с ним.

    — Вы будете молчать?

    — Это единственный шанс для всех, что ты сможешь найти путь в новый мир. Просто ты теперь будешь знать, что мы всегда будем с тобой и ты не будешь один в этом огромном мире за границей города.

    — И когда мне выступать? Я никак не решу, насколько хорошо я знаю тот мир за щитом.

    — Знания придут в момент осознания и ты уже осознал для себя всё необходимое. Просто иди вперёд. Осталось лишь продолжить путь и не останавливаться. Не возвращаться назад и не оборачивайся. Теперь иди вперёд и никогда не сдавайся, пока не достигнешь цели.

    — Там во мраке есть кто-то? — вдруг спросил Витран. Он имел голос в своей голове.

    — Ты его слышишь?

    — Да.

    — Значит, ты и только ты можешь отправиться к нему в данный момент.

    — А вы почему не идёте?

    — Он нас не пускает.

    — Это ж почему? — удивился Витран.

    — Старость не радость, но и это не конец. Во всём есть свои плюсы и свои минусы. Это его желание и тайна. Только тебе она может раскрыться. Не удивлюсь, если твийдора найдёшь и в его власти окажутся жизни всех тех, кто до тебя ушёл и не вернулся.

    — Твийдора? Их нет.

    — Иди домой и больше не спрашивай. Ты узнал больше положенного. Зря только заговорил с тобой. Хотя…

    — Да ладно. Я сегодня как раз…

    — Витран! — пронеслось над площадью имя Витрана и тот оборвал речь от неожиданности, повернувшись к знакомому голосу.

    Девчонка его лет бежала через площадь и приближалась. Она увидела Витрана издалека и хотела что-то сказать. Её новая одежда была заметна и знакома ему. Хотя её она носила и раньше. Наверное, на заказ или просто новый похожий комплект, который она не сносила. Её волосы на ветру от бега развивались и смешивались. Она подбежала к Витрану и тот кивнул ей, молча поздоровавшись.

    — Привет, ты что с нами не идёшь? — спросила Велтара.

    — Так вы меня сами прогнали ещё тогда. Когда я бросил школу.

    — И ты до сих пор дуешься? Пошли к нам.

    Видимо этот свет вселял в неё настроение. А чтобы она сказала вчера, если бы была ночь.

    — Нет. Мне надо идти. — отказывался Витран и повернулся на миг к старостам, но тех на месте не оказалось. Исчезли, словно не было никого. Уставившись на всю следующую минуту на пустое место, Витран не мог понять, как так быстро старики сбежали от него. Им это было просто не по силам. Они скорее с удовольствием смотрели на подростков, которые живут и чем-то занимаются из поколения в поколение, чем убежали бы прочь. Но их нет. Может они заставили его видеть их, а теперь он перестал их видеть, как остальные люди. Гравитаторы невидимки.

    — Ты что застыл? — спросила Велтара и Витран обернулся к ней.

    — Да вот… Так. Я пойду. — Витран подумал, что реальность окончательно смешалась со снами и даже эта знакомая по школе его стала звать, словно всю жизнь дружила. Такого ещё никогда не было. Чтобы кто-то звал его в своё общество, когда он жалкий недоучка и дурачок для всех вокруг.

    — Ну, как хочешь.

    — Пока.

    — Пока.

    Они расстались тут же. Витран даже пожалел, что ушёл от неё, но у него есть замысел, который выше детского лепета и какого-то там отсталого образа людей мериться образами и свойствами разума. Давно и так понятно, что все люди одинаково способны, но по разному образованы. Значит надо просто привести всех к общему знаменателю и тогда жизнь будет простая и прямая, устремлённая в вечность поколений и совершенствования.

    А вдруг Витрана примут в группу, как своего и ему не зачем будет куда-то тащиться? Тогда он совершил ошибку, что ушёл не с ней, а домой. Вдруг он совершил все эти походы только от одиночества и серой жизни, что наступила для него, как только понял всю безвыходную ситуацию и бросил школу. Все тогда от него отвернулись и продолжали учиться, слепо веря в то, что что-то измениться в этом мире. Ему явно не хватало простого общения со сверстниками, а он стремился горы свернуть, когда сам никто и ничто. Очередное пустое место в своих грёзах пытается покорить весь мир. Только на этот раз Витран приблизился к мечтам так близко, как никогда, а тут ещё странность со стариками. Куда они делись?

    Витран быстро шёл домой и перебирал слова в голове, смыслы и предположения сегодняшнего дня, который ещё не закончился. Это самое необычное утро, самое странное в его жизни событие и свет звезды уже не такой яркий, хотя тучи ещё не скрыли до конца звезду. Она висела над головой и освещала все помещения, в которые могло проникнуть яркими лучами. Никто в домах не задёрнул занавески, чтобы побольше солнечного света сохранить в воспоминании. Может это последний день их жизни, день их неизбежной гибели и Витран отправляется на поиски, как гравитатор Тиантор из недавно найденной книги. День первый давно закончился, а сегодня мог быть последний день в жизни людей. Значит завтра всё измениться. Витран ощущал это и способности гравитатора тут не причём. Тем более твийдором он не был и что имел в виду старик, он до конца так и не понял.

    Староста сказал, что он подобен гравитатору, что может пройти сложный и почти невидимый простому человеку путь, который ему будет казаться сложным, а гравитатору всё равно, какой он. Только все они люди одинаковы, а значит и путь, каким бы он ни был, будет осознан, осилен идущим и тогда что-то будет в конце. Витран спокоен и прост, расчётливый и бьющий точно в цель, но лишь иногда. Особенно тогда, когда он сам этого хочет. Он был другим, необразованным и немного глупым, безрассудным, чем его сверстники. Может, Тиантор и назвал бы его таким, но некоторая черта гравитатора присутствовала в Витране. Ведь все люди Каронтуса были и есть потомки гравитаторов Алгола. Если этот день похож на первый, значит завтра наступит конец и человечество прожило весь путь от образования Каронтуса и до предела совершенства просто в пустую, зажатое в тиски непригодной планеты. От неизбежной смерти на никому неизвестной планете, до повторного возрождения человечества Каронтуса прошло не мало лет, но ничего нового так и не произошло. Лишь потерялось, забылось, развалилось и сгинуло в прахе сотен лет.

    Чтобы достичь заветной цели, чтобы осилить свой путь Витран должен быть готов ко всему. Он должен надеть скафандр сегодня вечером и тогда он проживёт дольше всех, если завтра не наступит никогда. Если он хочет спасти народ и у него есть шанс по словам псевдо гравитаторов, надо действовать уже сегодня, а не гадать, по какой дороге идти. Ведь вернуться или погибнуть человек всегда успеет. Жить вечно никому не дано, а попытаться можно не один раз.

    — Завтра может больше не наступить для меня в этом городе. Я буду далеко отсюда. — произнёс Витран, пока никто его не слышит. — У меня теперь есть основа и это народ гравитаторов. Я смогу смело идти вперёд и ничто мне теперь не помешает. Если что, я смогу вернуться домой…


    5. Решение дня

    250 д 2469 г

    Витран пришёл домой, пробежав по ступеням почти все этажи, едва отдышавшись от ожидания предстоящего пути. Он зашёл в коридор и закрыл дверь за собой. В квартире тихо. Разувшись в прихожей, он прошёл в зал, во вторую спальню отца и не нашёл Денгорта. Отец не отозвался с лоджии и это значит, что в это время он куда-то ушёл. Когда Денгорт купит свой генератор воды, не придётся ходить за ней через пол города, а это не один километр от центра. Другие жители давно купили водосборники и получают воду, не таская её в бутылках на верхние этажи. Может это и к худшему, владеть техникой и лишать себя тренировок.

    Витран прошёл в свою комнату и закрыл дверь, чтобы никто не видел того, что у него в шкафу. Он открыл шкаф и проверил, на месте ли скафандр или нет. Защита от опасной атмосферы на месте, а значит всё в порядке. Витран закрыл дверцы, обернулся и подошёл к столу, за которым всю жизнь сидел и писал свои ничтожные предположения. Теперь они теряли смысл, а тайна псевдо гравитаторов Витрану кажется не такой уж и мистической. Он не спал и это не сон. Гравитаторы разговаривали с ним и он точно ощущал это. Откуда только была в нём эта уверенность. Может он простой и наивный? Это могли сказать и его друзья.

    Все вещи на месте, значит отец не заходил в его комнату и это ещё больше придало уверенности в завтрашнем дне. Стоило всё увиденное записать в дневник и это событие вместе с разговором гравитаторов не должны быть потеряны. Это может занять много страниц и времени, но это того стоит. Ему всё равно спешить некуда.

    Витран сел на стул за письменный стол и снова вытащил дневник из футляра. Уверенность в том, что теперь его разум со стопроцентным смыслом напишет значимые в его жизни слова, не было никаких сомнений. Они значимые и важные для него. У него в руках ключ к будущему всего народа Каронтуса и потомков Алгола. Это его время и отец мог быть посвящён в его знания, но не сейчас. Где-то там в тумане его ждёт успех и Денгорт мог сорваться. Во тьме высокая башня управления городом и его давно забытой основой в виде платформы космического корабля могла быть целой.

    Открыв на новой и чистой странице, Витран взяв перо с не кончающимися чернилами и стал писать новую запись.

    "Сегодня 250 день 2469 года. В этот день небо озарилось звёздным светом и никто не знает, почему. Это замечательно и потрясающе, хотя сейчас должна быть ночь, а получается всё наоборот. Ещё я оказался на распутье и понял, что скафандр даст мне больше, чем простая дружба с друзьями. Если у меня не получится найти башню управления звездолётом и ковчегом за границей города, я постараюсь вернуться домой и окончить все поиски. Я отправлюсь по обычному пути, как и мои одноклассники. Буду работать и слепо верить в пустоту, приближаясь к старости.

    Но пока что я знаю, что меня ждёт в тумане ядовитого пекла. Мёртвые тела погибших, которых не засыпал песок и ржавые истребители, что усеяли землю вокруг города. Подождите… Я нашёл третий путь."

    Как странно было это ощущение сегодняшнего дня. Мысли одна задругой следовали и менялись местами. Витран опомнился, подумал о кораблях, что могут быть в тумане. Если не получится найти управление и поднять сферу в космос, то он сможет собрать из космических кораблей один и на нём отправиться в космос, на поиски новой планеты. Почему раньше так не сделали? Витран мог предположить, что все думали лишь о себе, о цели и не додумались о возможностях. Они боялись смерти, которая рано или поздно настигнет каждого. По закону природы.

    В голове стояла простота мышления и словно дул ветер, который расслаблял мысли, успокаивал и давал перестроиться человеку на новую жизнь. Только ощущение лёгкости проходило и вновь возвращалось странное и тяжёлое сознание, что угнетало всех. Только теперь Витран не так сильно обращал внимание на него.

    Сам день ещё не кончился. С подъёма прошло всего лишь 5 часов и за это время Витран узнал больше, чем за всю свою жизнь.

    Сегодня случилось то, что он нашёл некоторые ответы на вопросы. Старые, задав на страницах дневника много лет назад и новые, которые записаны недавно. Если этот таинственный свет продержится ещё десяток лет, то люди смогут многое достичь, вдохновлённые необычным явлением.

    Почему старики в белых одеждах и с кожей почти чёрного цвета не могут пойти к тому, кто посылает необычные сигналы из тьмы всем живущим в Каронтусе? Им нельзя выходить из города лишь потому, что они стары и ни на что не годны? Тогда, почему раньше не пустил? Может из-за того, что тогда они не владели достаточными способностями. Почему сам не приходит сюда? Кажется, от разговора стало больше вопросов, чем ответов, да и мир изменился навсегда. Даже если никто этого не заметил.

    Старик сказал, что судьба Витрана может быть особенной, что она связана с шансом людей выбраться с планеты и одинокий поход его будет дорогой гравитатора. Подобно твийдору из легенд о Тианторе, Витран будет вечно один и подобно гравитатору, он сможет быть там, куда другим не дано попасть. Псевдо гравитаторы не просто так исчезли из виду. Они лишь на миг появились из ни откуда и ушли в никуда.

    Внушили необходимые знания одному Витрану, что случайно наткнулся на них. От всех остальных старейшины просто скрылись, хотя при сборе всего населения были у всех на виду и говорили, что всё это могло значить. Почему Витран не был в этот миг рядом. Может ему это просто не нужно? Ему открыли другой путь, который он собрался пройти и поэтому всё, что касается народа Каронтуса, ему уже не требовалось знать.

    Старейшины обсуждали главные для них темы в жизни, но слова про строения вдалеке от щита на горизонте, что там есть пульт управления…

    Витран остановился и рука перестала писать. Он всё записывал в книгу и подумал о том, а слышал ли он про пульт управления лично от псевдо гравитаторов? Что там на окраине горизонтов могла стоять на самом деле уцелевшая башня управления? Ведь управление ковчегом так и не нашли в самих зданиях и в замке короля, где оно могло размещаться. Если управление ковчегом существует, то оно могло размещаться за пределами щита, снаружи. Это второй вариант. Почему так сделано, неизвестно. Может для того, чтобы люди сбежать не смогли.

    Ковчег прилетел на новую планету, пока люди привыкают к атмосфере, металл снаружи ржавеет и башня управления на окраине одного из корпусов горизонта просто разваливается от времени и коррозии. К выходу людей из ковчега управление полностью перестаёт работать, а лететь назад просто нет смысла. За эти 2400 лет точно всё снаружи проржавело и развалилось. Если 9 из 39 горизонтов оказались целыми и ещё сдерживали пыль и радиацию, то остальным пришёл конец. Ржавчина, давление и кислота проели такие дыры, что ни один завод не заделает. Легче новый построить, а для этого надо обучить народ Каронтуса, создать вервь, а все книги мятежники сожгли. Очередной вариант гравитаторов о заселении человечеством далёкие миры. Живи человек и радуйся, а не сможешь сберечь знания и достижения предков, окажешься в пещере и в одной шкуре. Пока что народ Каронтуса смог собраться силами и сохранить наработанные ещё Алголом знания и технологии.

    В другом Витран мог ошибиться. Он забыл про первые годы жизни. Изначально были космические корабли, а пульт управления можно было найти ещё на заре веков, когда его не замело песками. Между прочим, почему пески, а не расплавленная пластина лежала на крыше корпуса горизонтов, никто не знал. Может, сам сплав сбивал температуру и она резко падала.

    Возможно, что информация о башне управления Каронтусом специально внушили, чтобы Витран в первую очередь пошёл к ней. Чтобы не останавливался и не ждал, пока кто-нибудь точно не решиться забрать скафандр. Только там он найдёт ответы на вопросы и… спасёт всех.

    Даже странно становится. Столько лет думать о том, что смерть рядом, что щит вот-вот падёт и что можно выбраться за пределы экрана лишь в скафандре ради ответов на старые вопросы. Витран уже не в силах осмыслить всё и вся эта нагромоздившаяся задача просто снесена одним простым решением. Целым скафандром и верным направлением, данное гравитаторами. Тогда, почему Витран ещё тут, а не за городом? Он и сам не знал. Он готовился и чувствовал, что момент близок. Надо только не спешить и правильно всё сделать. Или просто бросить все сомнения и отправиться в путь.

    Витран не верил в то, что кто-то там во тьме бурана, при температуре в 480 градусов жары по Цельсии может его ждать. Он спокойно сидел на стуле и ощущал тепло воздуха в комнате, видел тёплый свет снаружи, осознавал еду и воду, что на кухне. Зачем ему куда-то идти? Зачем ему что-то искать там, где все давно сгинули из реальности. Зачем вообще верить гравитаторам? Вот это вопрос. Витран сам удивился, когда произнёс его в голове, думая про себя. Верить гравитаторам.

    А правда. Какой смысл идти куда-то, когда всё есть и следовать по совету тому, кто не договаривает. Возможно, что само существование гравитатора влечёт за собой недоверие, ложь и обман с его стороны. Он же не говорит всего, что нужно человеку, как бы скрывая главные знания. Значит, гравиатор играет глупцами, а до твийдоров, то это вообще другой разговор.

    Витран многое узнал о Тианторе и сам начинает осознавать способности гравитатора, словно он сам с каждым днём всё ближе и ближе к ним по интеллекту.

    Размышления о гравитаторе, который скрывается во тьме, иногда доводят до абсурда и непонятного отношения его к народу, что прилетел с ним. Почему бы ему самому сюда не прийти? Может он трус? Только вряд ли. Гравитатор, что пролетел миллионы световых лет, не спал, не ел и берёг человечество, не может быть трусом и опасным мятежником, которому надо всё и чтобы ему никто не мешал. Это великий человек, что не отнял ни у кого ни детства, ни жизни, ни мечты, а наоборот научил правильно поступать и подарил весь мир, уйдя прочь. Гравитатор дал выбор человеку и он сам построил свой мир, как смог. Всё равно придёт день и человек умрёт, а на его место придёт потомки. Так пусть живёт полноценной жизнью, иначе нет смысла его создавать и вообще спасаться из Алгола. С другой стороны, всё зависело от ситуации и даже самый последний день в истории человечества не должен быть последним мигом для новых и разумных существ. Если бы люди Каронтуса сдались, этой истории не было бы никогда и всего того, что будет в будущем. Поэтому Витран сделает шаг не только для себя, но и для тех, кто даже ходить не может. Есть и такие в городе, что в последнее время стали появляться из-за опасной атмосферы. Дети, рождённые с недостатками и болезнями, которые атмосфера пытается истребить, но ничего не выходит. Либо генераторы должны работать и спасать больных, делая всех равными, либо уничтожать слабых и спасать всех остальных. Гравитаторы находили решение, но и оно на долго не помогало.

    Лишь смерть могла ждать в этом жарком аду, выманивая тех, кто безрассуден и осмеливается быть сильнее природы, мощи всей планеты Кроптус, не задумываясь о будущем. Словно люди так и остались глупыми существами, которые никогда ничего не смогут понять в жизни. Некоторые настолько слабые, что идут на поводу невидимого существа, погибая безвозвратно. Витран так не считал, он ещё не был один в тумане, где за 10 метров ничего не видно и никого нет. Один порез на скафандре и конец. Те, кто пал за щитом во мраке, лишь результат разрушенного душевного покоя и страха перед смертью, что завтра все уснут и больше не проснуться. Из-за этого одна часть сознания падает глубоко во мрак подсознания, а оставшаяся часть дичает и становится неуправляемой, совершая любые действия, лишь бы достичь своей цели. Даже если на это понадобиться потратить чью-либо жизнь. В таких условиях выживает сильнейший и гравитаторы хорошо знают эту сторону мышления, от которой пытаются спасти народ ради будущего, в которого они никогда не попадут. Зато попадут их дети и внуки, которые вырастут и будут думать точно так же, как и их предки. Поэтому нужно было создать общюю систему ценностей, простых и понятных, избавив людей от всего лишнего, найдя золотую середину. Эта форма мышления единомышленников объясняла причину мятежа и революции тех, кто не хотел жить на Кроптусе и пытался сбежать за её пределы, либо захватить власть и жить долго, боясь смерти. Никто не хотел провалиться в гитор. Поэтому дольше всех прожили те, кто отрёкся от всего лишнего и сосредоточился на самом главном, найдя в этом множество свободного времени для раздумий.

    Кислотные дожди, ураганы и жар испепеляли тела погибших и всё пропадало без следа. Казалось, что вся планета за много лет покрылась этим пеплом мёртвых людей десятка поколений и сотен семей. Растение и её семена это единственный инструмент горизонта, который вбирает пыль снаружи и кормит переработанными минерала и химическими элементами самого человека внутри города в форме фруктов и овощей. Сложные механизмы до сих пор не изучены до конца. Может лишь потому, что у человека есть привычка всё разбирать, а собрать он уже не в силах, но в силах всё растерять, а на это сил не требуется.

    Выходит, что человек состоит из вещества, что окружён и входит в состав планеты, а его организм так же представляет из себя некий инструмент, который подстраивается под материю планеты в еде и воде, живёт с помощью набора химических элементов уже в новой форме и эволюционирует. Это указывает коричневый цвет кожи у стариков, особенно у гравитаторов, что прожили дольше ныне живущих и их тела практически черны, словно высохшие ветви деревьев.

    Витран сидел за столом в тишине и продолжал думать. Его руки и ноги писали текст, а разум ощущал откуда не возьмись страх перед походом. Если раньше он смело шёл вперёд, то сейчас в животе стало тяжело, словно снова в школу, которую терпеть не мог или надо сделать то, что не знаешь, как сделать и нет уверенности в том, что это будет правильно. Не хотелось нести ответ перед народом Каронтуса, что живёт в городе, не хотелось идти вперёд и за всю историю своей жизни Витран почувствал страх.

    Вместе со страхом пришла другая мысль о том, что эта металлическая гора раньше представляла. А вдруг этот Каронтус — настоящая тюрьма где-то на краю неизвестной им системы и все, кто жил раньше, придумали сказочку про каких-то там гравитаторов, которые их сюда притащили. Само население было опасно и простые люди из-за страха собрало всех гравитаторов в этой клетке, от чего все заключённые забыли о своих способностях и просто умирали от горя в разваливающемся городе под напором внешней атмосферы. Хотя, Витран отбросил такую версию, потому что это было просто спонтанная выдумка, но он не отвергал подобного, раз этот ковчег уже был создан. Подобные корабли могли быть и раньше и могут до сих пор летать по космосу и охранять гравитаторов. Либо по периметру установлены роботы с оружием, которого никто из жителей никогда в глаза не видел. Ведь в городе нет оружия и если кто нападёт, вто просто невероятно, то отбиться будет также невозможно, но отчасти вероятно. Ценою первых падших в бою и тех, кто смастерит оружие для защиты. Такая версия Витрана не устраивала и он боялся получить дырку в животе как те, что были до него. Может поэтому они не вернулись. Либо за пределами горизонтов есть второй щит, который закрывает город от ещё большего ужаса и опасной атмосферы, которая уничтожит Витрана вместе с его жалким и старым скафандром.

    Нет. Витран не верил в это, раз сами псевдо гравитаторы ему подсказали путь. Почему он должен отступать. Не могут же они убивать всех подрят, выбирая только тех кто достоин.

    Витран подумал снова про дело его жизни и вспомнил историю о том, как первые из попыток найти выход из города закончились неудачей. Едва не отравившись и кое-как вернувшись обратно в город, один из первопроходцев заболел, долго лежал в постели и умер через год от неизвестных болезней. Всё дело в дырявом скафандре, через который проникла атмосфера. Тело его покрылось всякими болячками, а те, кто за ним ухаживал, так же заразились и прожили по-разному от года до пяти. Только вода давала всем жителям такой иммунитет, с которым ни одна зараза не могла проникнуть в их организм. Щит и город создавали воздух внутри, который уничтожал все вредные микроорганизмы путём разведения специальных и множеством обработки воздуха, в том числе ионизацию. Они способны уничтожить самого человека, если придётся. В пределах разумного конечно, потому что всё в этом мире взаимосвязано и организмы существующие в атмосфере, так же изменяются под действием планеты, как и люди.

    Странно, что эта машина-город до сих пор работает, создавая человеческий образ воды, еды и воздуха, не давая погибнуть никому почти 2 с половиной тысячи лет. Страх не единственное, что могло пугать людей. Эта огромная кофемолка, как её называли раньше, скоро точно сломается и последний источник воды иссякнет.

    Если эти старики знают о башне за щитом лишь по рассказам других стариков или предков, как ему найти тот самый дом? В каком направлении идти? Ему не показали, куда именно. Лишь сказали, что было раньше такое здание. Как быть, раз он собрался идти. Направить ноги и тело туда, куда глаза глядят?

    Попытка пройти до башни внутри горизонта так же не увенчалась успехом у первопроходцев. Кто-то предлагал построить подземные коридоры между корпусами горизонтов и построить комнаты для расширения города. От этого отказались, потому что места в городе и так всем хватало, а население к тому же медленно убывало. Тем более, некуда было идти, кроме как во тьму, где нет ничего живого. Любой разумный путь приводил назад в город и заставлял сидеть в нём, ожидая смерти. Вечная возня нового поколения и снова очередное возвращение назад, домой.

    Как бы Витран не относился к гравитаторам, ему придётся идти вперёд, не оглядываясь. Поняв, что будет дальше, он на миг замер и понял, что значит быть между твийдором и гравитатором. Если гравитатор говорит, как правильно жить и многое не договаривает, значит он хочет лучшего человеку, чтобы тот сам всего добился. Если твийдор говорит, где смерть и какой путь осталось пройти, то нет смысла дальше жить. Так и с Витраном случилось. Сидя за столом и обдумывая перед страхом погибнуть, как отправиться наружу и с чего начать, он понял, что путь перед ним уже известен и он мог никуда не ходить. Таким образом, он мог выбрать, как ему быть и что делать. Таким образом, он подводил свой народ, которому практически наплевать на него, а значит он мог делать всё что захочет сам. Тут-то Витран и понял вторую половину пути, значение слов твийдора, будь тот рядом. Витран мог сам решить и он уже решил, как ему быть и куда идти.

    В голове вертелись слова и стали словно напевать стихотворение:


    Его доспехи готовы к бою,
    Его знания укомплектованы в мораль
    И лишь желание из подсознания
    Может создать правдоподобный… мир.

    Или план? Витран прогнал мысли и сосредоточился на нужном ему деле. Слова воплотились на бумаге дневника и Витран прочитал их снова. Что гравитаторы могут знать, он-то понимает хорошо. Другие могут не понять. Витран постепенно походит на гравитатора, что скрывает смысл жизни и не договаривает всего до конца. Он же не рассказал всем о своей находке, о замыслах и втихаря решил спасти всех до единого, готовый к бою. С кем только?

    — Какие доспехи? — произнёс Витран и сам себе усмехнулся. Его слова вдруг отдались в тишине и едва не напугали его самого. — Этот скафандр просто тряпка. Даже представить не могу, чего могли достичь гравитаторы, создав из собственных тел мощный инструмент для покорения не только планет, но и всех видов звёзд во вселенной.

    Это было древней легендой и она лишь мигом проскальзывает в тексте книги, которую он нашёл. Только Витран ошибался. Это могли не гравитаторы, а твийдоры.

    Витран постепенно закрывал книгу и вставал со стула. Это его последние минуты, когда он сидел на стуле, что стоит всю его жизнь вместе со столом, за которым сидел его отец, а может и дед. Теперь его дыхание стало глубже, а сердце от волнения забилось сильнее. Вот-вот он скроется в тумане и никто больше из ныне живущих его не найдёт. Никто не сможет пойти за ним в пекло и никто не погибнет, если он потерпит фиаско.

    Почему-то у Витрана было такое чувство, что он найдёт ни то, ни другое, а нечто третье, которое будет неожиданным для него и не даст ему погибнуть.

    Витран отошёл от стола и стал открывать шкаф. Вот он миг и он надел скафандр, как в прошлый раз. Ему стал ясен путь, как слова псевдо гравитатора, что говорил о знаниях, которые придут в своё время. Ведь у Витрана есть руки, ноги, глаза и всё работает, он может пройти путь и не лёгкий, осознавая и ориентируясь в пространстве. Главное не спешить и делать всё правильно. Если он под надзором гравитатора, что во мраке тумана, значит совершить плохой поступок ему не удастся. С другой стороны, он сам решает, что ему делать и никакой гравитатор не имеет права ему потакать. Тиантор покинул их и больше не имеет права управлять людьми. Поэтому у Витрана есть шанс самому всё исправить и он сам решит, как ему поступить.


    6. Ожидающий исхода

    250 д 2469 г

    Для выбора правильного направления Витран выбрал голос планеты, что указывал ему путь. О том же голосе имели ввиду псево гравитаторы. Поэтому это верный путь. Он как раз совпадает со ржавым истребителем, который Витран нашёл и поэтому он пойдёт через подземный коридор.

    Вытащил снаряжение и скафандр из шкафа, он стал готовить его к переноски через город. Тут одевать его и в нём передвигаться будет опасно. Слишком много людей соберётся. Поэтому он стал всё проверять заранее. Возможно, что это его последний день и это не то чувство, когда собираешься в поход в горы, из которого можно вернуться, возможно, что Витран последний день находится дома и с момента, когда он покинет порог, его тут больше никогда не увидят. Только при этих размышлениях Витран вспомнил, куда собирается, что ему надо идти вперёд и ни на шаг не сворачивать.

    Размышления на разные темы лишь подстёгивали его стремление к походу, потому что у людей Каронтуса больше ничего не осталось, как мечтать и думать о том, как выглядит тот новый мир, в который они могут завтра не попасть.

    Оставив книгу на столе, Витран не собирался о ней думать и просто собирал вещи. Он достал мешок, стал укладывать в него небольшой рюкзак с генераторами воды и запасами воздуха, которые подключались к скафандру. Кнечно в нём есть автономные системы, словно кожа человека впитывает и перерабатывает в пригодный воздух атмосферу, но запасные приборы не помешают. Так считали проектировщики и строители, когда создавали Каронтус.

    Проверяя по пути укладывания оборудование, Витран отмечал, что рбкзаку требуется лишь попасть в атмосферу, чтобы набрать массу и отсеить лишнее, выбрав необходимое для человека. Всё работало и в данный момент запасы ресурсов были полны на 99 процентов. Один процент остался для расширения и работы насосов. Смотря на древнее оборудование трудно поверить в то, что оно способно выдержать давление в 1000 атмосфер, но это правда. Ещё немного и в этом скафандре можно было путешествовать по космосу, приделав ракетные двигатели.

    За окном до сих пор виднелось светлое небо, ярко освещавшее город. Оно не гасло и с тех пор, как Витран пришёл домой, прошло всего лишь два часа одинокого размышления. У людей есть способ быть отвлечённым от повседневных проблем, а у Витрана есть шанс сбежать незамеченным из города.

    Обычно бывает темно или мрачно, а город редко когда освещало небо в самый долгий день. В основном вечный полярный вечер, только без льда и ледяных ураганов. Наоборот, вечное пекло и коричневая пыль, что иногда лёгким туманом летала внутри купола. Об этом Витран едва не забыл и вспоминл, как однажды в светлый день проснулся и увидел лёгкий туман, который надед несколько лет назад шума. Система очистки и сдерживания не справилась и сверх мелкая пыль просачилась, летая по пространству несколько недель или месяцев.

    На северном полюсе планеты было бы больше шансов прожить и создать новую цивилизацию, чем на экваторе, где и расположен город. В отличие от нашей цивилизации, в этом мире никто никого не заставлял что-либо делать. Когда под рукой есть всё необходимое, а где-то впереди непробиваемая стена, то нет смысла кого-то заставлять прыгать выше своих сил. Поэтому отец относился к сыну нормально, но всё же не мешал ему быть тем, кем Витран хотел стать, уходя в свои мечты и проблемы, сидя в кресле на своей лоджии. Денгорт проводил на лоджии больше времени, чем в своей спальне. Если бы в этом мире было спиртное, он бы давно спился, и лишь 1 процент уцелел от предков. Пока что люди держаться и Витран закрыл сумку на этой ноте. Он поднял её и понял, что она весит 30 килограмм. Не хилое снаряжение для сверхлёгкого сплава. И пенопласт весит тонну, если набрать по больше.

    Несмотря на возраст, Витрана принимали за мальчишку, которому надо ещё учиться. При этом Витран схватил сумку и поудобнее взял её, напрягая все мышцы и готовность нести ношу. Его не позвали в свой коллектив его одноклассники, когда он бросил школу из-за слабости к происходящему и он нашёл себе настоящее занятие, став сильнее остальных. Он словно оказался в некой отдельной реальности, куда не каждому суждено попасть и осознать её, когда нашёл то, что держал в сумке на плече. Поэтому никто не замечал Витрана, как он лазил по заброшенным секторам и открывал новые возможности.

    Перед выходом из дома, Витран решил обдумать многое, что ещё есть в его мире, стоя на пороге дома. Это было важно, потому что иначе он мог потерять смысл в походе, который толкал его надевать первый комплект одежды, на который будет надет скафандр. Он прожил тут, в этой квартире, его ростили и он вырос, чтобы не быть очередным балбесом и совершить такой поступок, который всё равно никого не впечатлит.

    Если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это плохо. Тогда все будут указывать на твои недостатки и это даст стимул к общению и нахождением новых решений. Если сделать хорошо, никто не обратит внимание и не захочет даже думать, как это сделано. Тем более повторять. Поэтому Витран прогнал мысли прочь и решил найти ту золотую середину в своих размышлениях и действиях. Он сделает это немного неуверенно, а значит средне или даже плохо, но в пути он постарается найти новые возможности и сделать всё правильно. Тогда от этого будет результат и пусть все остальные, кто думает иначе, останутся в своих грузах. Витран достигнет цели и для этого не будет присаживаться на дорожку. Всё равно в прихожей разве сто на пол можно сесть и всё. Ему пора идти вперёд, навстречу смерти, навстречу своим мечтам. Может он один из новых гравитаторов, чья кровь могла течь в любом жителе древнего Алгола, да только понять это не каждый смог.

    Мысленно отпустив дом, Витран вышел из квартиры и закрыл дверь. Услышав шаги на лестнице, он посмотрел в проём между перил и увидел отца. Вдруг старая мысль порадовать отца едва не вырвалась из него и Витран мигом и тихо прошмыгнул на верхний этаж. Он встал за лестницей и едва выглядывал, посматривая на свою дверь.

    Его отец Денгорт поднимался к двери. Он схватился за ручку и распахнул дверь. Увидев, что обуви сына нет, посчитал его гуляющем на улице с друзьями. Хотя, какие у него друзья. Денгорт прошёл в квартиру и тут второй человек зашёл в квартиру и дверь не закрылась до конца. Отец пришёл с другом и они зашли в коридор. Витран спустился и тихо подошёл к незапертой двери. Он услышал голоса отца и его друга, который Витрану мало был знаком.

    — Где твой парнишка? Опять лазает по старым коридорам и ищет всякий хлам? — спросил знакомый.

    — Он не лазает и не ищет хлам. Он ищет способ выбраться из города и это хорошо.

    — Хорошо блох вычёсывать из куртки. Какой там выход? Всё это бредни гравитаторов. — отвтели знакомый и Витрану показалось на миг, что этот второй человек, якобы друг отца, вовсе не очень-то хороший. Может он иного мнения обо всём этом? Может он мятежник, который ищетспособа что-то новое найти и даже захватить власть? Нет, с такими бы отец не дружил.

    — Был бы у меня шанс удрать отсюда. — произнёс вдруг Денгорт и Витран навострил уши. — Я бы смотался.

    — А сын?

    — Если бы два скафандра нашли, то с ним. Пока что ни одного нет и я даже не знаю, что делать.

    — Я знаю. Надо свергнуть гравитаторов и забрать всё себе.

    — Тебе разве надоело…

    — Да, мне надоело махать лопатой. Хочу…

    — Хотеть модно всего на свете, а получишь только то, что заработаешь и сохранишь.

    — Да вот ещё. Отобрал и пользуйся.

    — Я знаю, как это бывает. — произнёс Денгорт к небольшому ужасу сына. — Забыл что ли, когда в детсве конфеты отжимали.

    — Да ещё бы забыть. С этого начинал.

    — И многого добился? Сколько конфет сохранил?

    — Ты неизменишься. Говоришь, как твоя тупая жена.

    — Эй! Не смей о ней так говорить. — то, что она там твийдором была, да плевать всем.

    Витран чуть не грохнулся с лестницы. Он медленно опустил сумку на пол и переступил с ноги на ногу, чтобы снять напряжение. Такого он не ожидал услышать.

    — У тебя нет детей. Вот ты и хочешь у кого-то что-то украсть. Все для тебя враги. А ты сам для себя кто?

    — Я знаю, кто я. Ты где был 20 лет назад, когда мы корабль откопали? Если бы ты был, сейас бы правили городом. Власть наша, всё в наших руках. Тебя не было с твоей дурой и мы не смогли осилить гравитаторов. Вот теперь сидим на голой…

    — Ты разве бедствуешь? Разве нет у тебя еды, воды и одежды? Есть где жить и работа и общество. Иди, книги читай. Мой сын прочитал больше, чем ты видел, не говоря о том, что он там в дневнике пишет.

    — Ты его читал?

    — Да.

    — И что там?

    — Его поиски и они ничем не хуже моих предположений.

    — Тогда успехов вам в поисках незнай чего и незнай когда.

    — Слушай, если так дальше будем…

    — Да ладно тебе. Забыл, какой я. Я могу и рожу набить тебе, а всё равно друзьями останемся.

    — Лучше бы…

    — Для меня будет лучше, если я раздобуду скафандр, корабль и сбегу с этой планеты. Либо заберу власть себе.

    — Зачем?

    — Буду сидеть выше всех на высоте 5 километров и плевать на всех со своего трона.

    — Думаешь, что ты один такой? Найдутся другие и сильнее тебя, умнее и прворнее.

    — Пусть найдутся. Всем голову откручу.

    — Нет. Лучше пусть мир останется в промежутке между народом и верховным правителем. Пусть гравитаторы стерегут трон до пришествия гравитатора Тиантора и народ живёт с одинаковыми достатками. Всё равно люди разные по разному добиваютс своего, разных количеств. Если…

    — Хватит мне мораль читать, как моя мамаша.

    — Может надо было её слушать, а не меня.

    — Ладно, у тебя крепкое есть что-нибудь?

    — Есть, да не про твою честь.

    — Не понял?

    — Да есть конечно.

    — А сопляк твой уже пил?

    — Нет.

    — Почему? Он же школу бросил, ошивается где-то. Почему же не тяпнуть?

    — Потому, что у него, в отличие от меня, есть цель и шанс спастись из этого бендюжника. Ни ты, ни я не достойны пути гравитатора и вечно будем прозибать в этом драном болоте.

    — Ты что несёшь? Какой ещё путь в болоте?

    — Какой-какой. — Денгорт встал из-за стола и подошёл к стене. Открыв дверцу, о которой Витран не знал, достал оттуда одну из нескольких бутылок светло-красного напитка и поставил на стол. — Напейся и забудь.

    — О, отлично. — друг схватил бутылку, но руки Денгорта легли на неё и прижали, не дав другу сдвинуть пойло с места. — Ты чего?

    — А ещё лучше, возьми её, спрячь под рубашку и иди домой.

    — Ты не будешь что ли?

    — Нет. Хочу побыть один.

    — Ну… ладно. Спсибо за пойло.

    — Пожалуйства. — ответил Денгорт от отпустил друга. Тот встал из-за стола и направился в коридор.

    Витран услышал шаги и схватил сумку. Тавк же беззвучно он прокрался наверх и затаился, наблюдая слухом, как дверь открывается, выходит один человек и спускается по ступеням. Отец закрыл дверь и его шаги слышались в коридоре.

    Пока друг отца медленно уходил и его шаги затихали внизу, Витран обдумывал то, что стало для него полной неожиданностью. Он никогда этого не знал, никогда не слышал и вопрос у него возник не один на счёт отца. Его распирало странное чувство, словно он снова оказался на распутье. Неужели он остановился перед стеной. Он мог получить ответы от отца о многих тайнах семьи и в тоже мремя ему надо было сделать шаг во мрак на пути к спасению всего народа. Как ему быть?

    Витран стоял минуту, другую и тут он решил. Если отец читал его дневник, значит нашёл скафандр за эти пять последних недель. Теперь Витран понимает, почему отец разбудил его, чтобы показать необычный день и рассвет, который до сих пор не сошёл с неба, хотя свет мерк и становился темнее, возвращая привычные серые тона некой осени. Огромный астероид, что пролетал мимо планеты снова уходит прочь от планеты, а его свечение в верхних слоях атмосферы сходит на нет.

    Колени едва не тряслись и тут Витран пошёл. Он спустился по лестнице, открыл дверь в свою квартиру, которую уже считал недостижимой и прошёл в неё. Он закрыл за собой дверь, разулся, поставил сумку и направился спокойным шагом к отцу. Тот копался в книжном шкафу и искал, что бы почитать.

    — Заходи сынок. Смелей. — произнёс голос отца за стеной и Витран показался на пороге входа в зал. — Я знаю. Ты слушал нас и это правда.

    — Почему ты не сказал мне? — спросил Витран и подошёл ближе.

    — Потому, что ты должен сам стать тем, кем ты захочешь стать. Это твой выбор и он никем не будет оспорен. Придут новые люди и это будет их выбор и никому не будет дела, пока он не принесёт значение для него и всех, а не разрушение и застой мозгов, как вон у моего знакомого.

    — Ты ему гонишь пойло под градусом? Зачем?

    — Разве не догадываешься? Планета убивает нас, наше общество развивается, но лишь тогда, когда все спокойно делают свою работу. Он, как и многие мои знакомые, что не нашли себя в жизни, слишком вспыльчивы, агрессивны и неуправляемы. Именно такие разрушили наш мир, уничтожили короля и всю семью верховного правителя, гравитатора. Все мы такие, какие есть, но лишь немногие пройдут до конца тот путь, который осилит гравитатор. Эти знакомые, которые приходят ко мне, пьют и успокаиваются у себя дома. Главное не выпить много и найти силы на миг стать значимым для всех. Пока психика опять не сдаст и не понесёт разум по мрачному пути. Я не уничтожаю, а лишь усыпляю злость, чтобы все были наровне и работали вместе. Это неизбежно и это легко исправить.

    — Значит, ты лекарь?

    — Гравитатор должен знать всё о мироздании, разделять мир на части и взаимосвязывать. Когда надо, применять. Я и применяю. Псевдо гравитаторы научили меня, чтобы я не только улицы очищал, но и людям давал напиток. Все они думают, что это алкоголь. Это лишь градус, а в остальном в нём полно химических элементов для укрепления нервной системы.

    — Да что ты там заливаешь, отец.

    — Я понимаю, что ты подумал, но мир таков и его трудно изменить.

    — Да легко. На кнопку нажал, щит обрушил и все покойники.

    — Это верно, но страх заставляет жить и страдатьиз-за своих поступков.

    — Каких поступков?

    — Ты не видел всего мира, общества в разделённом виде и пожтому не можешь их сужить. И вообще. Этого разговора не должно быть никогда. Ты уже выбрал свой путь. Зачем пришёл?

    — Кем была моя мама?

    — Твийдор.

    — И что с ней стало? Почему она погибла?

    — Она пыталась найти путь. Она изменяла свой тело и очередная попытка убила её. Она могла больше, чем ты думаешь. Если ты выживешь в походе, то придёт и твоя очередь стать твийдором. Если захочешь.

    — Если ты читал мой дневник, почему не взял скафандр?

    — Взял. Он был повреждён и я его залатал.

    — Зачем?

    — Затем. В этом городе полно тех, кого давно пора на тот свет сплавить, но мы и они гравитаторы и поэтому у каждого свой путь искупить свои поступки. Забудь о них. Твой путь поможет всем им обрести новую эпоху и встать на новый путь истинный. Тот, с которого все мы сошли давным давно.

    — Тогда, я пойду.

    — Иди и не оглядывайся назад. Там ты встретишь новую эпоху и мир станет другим. Даже если я погибну в твоей попытке спасти всех, это хуже никому не сделает.

    — Почему? Погибнет пол города и тебе плевать?

    — Погибнет лишь потому, что сами они выберут свой путь. Это совесть и гравитатор отдаст свою жизнь за жизни других людей, что ещё могут всё исправить. Только это лишь миг и однажды всё обзательно повториться.

    — Тогда, нафига всех спасать, если толку от этого нет.

    — Тогда, давай убьём всех детей, инвалидов, взрослых и стариков, писателей и архитекторов, всех, кто хочь что-то стоит и не стоит. Кто останется?

    — Никого.

    — Если бы так подумал кто-то из наших предков, а тем более сделал, нас бы не было никогда. В пустоте нет жизни, а действия человека зависят от его желания поступить так или иначе.

    — А если вокруг одни гравитаторы, то кто среди них будет командовать? Сильнейший или мудрейший?

    — Ни тот, ни другой.

    — Это как?

    — Кто успел, тот и съел. Не бери в голову, просто выбрось всё это и иди вперёд со своими целями.

    — Тогда, я пойду.

    — Иди. Со временем нужное тебе придёт.

    Витран минуту стоял и думал. Отец держал в руках книгу, которую он нашёл и думал, что отец не обращал внимания. На самом деле Денгорт знал, что сын нашёл книги, скафандр и что затеял. Тогда, почему он не пытался занять его место. Это же так легко.

    — А наш разговор? Ты сказал, что всё бесполезно в этом мире. При этом ты знал о моих находках.

    — Знал, но моё время ещё не прошло. Я понимаю, что создал впечатление человека, который перережет тебе горло и отберёт все шансы на спасение, но это не так. Мы — гравитаторы, а значит не может убивать друг друга. Мы — Хранители жизни и я следил за тем, чтобы ты не болтал на все стороны. Специально нажимал на детали в разговоре, чтобы ты думал об отстранённости, что нет ничего в этом мире. Так что, иди и следуй по своему пути. Я останусь с народом и чтобы не случилось, доживу или дождусь тебя. Только у тебя есть шанс и больше никто не должен знать о нём.

    — Кто успел, тот и съел. — ответил Витран и стал отходить назад.

    — Даже не обнимешь?

    — Не хочу быть кому-то должен. Этого разговора не было.

    — Я понял, что ты понял.

    Витран больше не произнёс ни слова и вышел из зала, дошёл до обуви и обулся. Схватив рюкзак, он открыл дверь и, не запирая, ушёл прочь.


    7. Ядовитый туман

    Погода теперь ничем не отличалась от прошлых дней и Витран понял, что времени стало ещё меньше. Точно так же дует ветер за прозрачной стеной, жара не спадает из-за парникового эффекта на всей планете, а темнота с просветами в тумане не всегда давала точную картину мира за щитом. Несмотря на густые облака, свет звезды всё же пробивался сквозь атмосферу к голым камням и молнии сверкали с сильными раскатами грома, которых не было слышно.

    Витран пришёл к стене и находился на открытом месте. Тут никого не было, кроме нескольких контейнеров, стоящие вразноброс. Высота контейнера была метра три и это были старые грузовые отсеки для хранения виоды. Они проржавели и прохудились. Их притащили сюда и бросили до лучших времён. Кто-то хотел из них сделать коридор в подземные тоннели, которы начнются между корпусами горизонтов, но проект так и остался никому не нужет.

    Витран поставил сумку на пол бежевого цвета с рисунками в виде вдавленных линий зелёного цвета. Под ногами ощущалась крошка, накопившаяся с вечера и эта пыль просто оседала на поверхности, ожидая своего веника.

    Осознавая весь тот груз, что свалился взамен ушедшего в этот светлый день, Витран не мог со всем справиться. Он оказался связан с отцом и не мог бросить его, раз он знает о том, что есть скафандр. К тому же, Витран думал о нём самое худшее, а получилось наоборот. Отец лишь заставлял сына быть жёстче и добиваться своего, не распыляя внимание на сверстников. Это и сделало реальным его находку. Время пришло и Витран открыл сумку.

    Никого не было вокруг, никто не мешал ему прикоснуться вновь к экрану и он одевал скафандр на себя. Проверив оборудование, все ремни, он оказался готов к выходу из города и пнул сумку ногой, которая отлетела прочь. Больше она ему не нужна. Теперь и Витран ступил на эти опасные земли незаметно для всех, а скафандр принял на себя все условия невыносимой атмосферы.

    Витран ощущал ногами эти голые скалы и песок на них. Он не такой человек, чтобы сидеть взаперти и ожидать свою смерть, зная всю жизнь наперёд. Он ожидал неизведанное впереди и это единственное, что у него осталось. Уже были подобные Витрану и подобные слова произносили многие, но все они не вернулись из тьмы. Невидимый и мрачный путь открыт ему и впереди виднеется подобие пустыни из пыли и песка. Линии корпусов горизонтов проглядывают через пески и камни, уходя в неизвестность на километры. Пески покрывают поля вокруг, а туман зеленоватого цвета скрывает видимость уже через 20 метров от стены. Штиль медленно двигал облака и те неслись из одного мрака в другой. Луч света от фонаря скафандра выстрелил вперёд и Витран стал медленно идти вперёд, ощущая прилив крови.

    В этом тёмном и опасном мире нет конкурентов, потому что все, кто отправился за пределы щита, давно погибли. Никто не скажет в темноте, что это его земля. Даже мёртвых не осталось. Их тела истлели за годы или дни.

    Витран думал только о том, как найдёт башню на краю горизонтов, как сможет в них разобраться и что его дело положит конец их бренному существованию. Ещё 7 километров пути и поиски башни. Вот, что отделяет Витрана и он это осознал точно и чётко.

    Он первый и никто, кроме него в этом столетии не сделает подобного. Если он погибнет, то закончится эпоха цивилизации без мечты, цели и развития. Может в будущем и откроются новые пути к далёким звёздам, мирам за пределами орбиты Кроптуса и люди смогут жить в лесу, на берегу океана, строить космические корабли и мечтать о будущем, продлевая жизнь или безразлично вести бренное существоание… В данный момент это были лишь пустые слова. Всё, что сейчас происходит, заключено в том маленьком мире позади Витрана, который умещается внутри огромного купола в 5 километров высотой.

    Он шёл вперёд, удаляясь от невидимой стены с каждым шагом. Под ноги попадались раскалённые камни, но температура не действовала на его скафандр. Он шёл медленно, проверяя данные на мониторе левого рукава и прислушиваясь то к звукам, то принюхиваясь к запахам, что переводили приборы скафандра снаружи внутрь.

    Его ботинки нагрелись, проваливались в ямки с пылью, а ветер ровнял песком и пеплом его следы. То, что ноги проваливались на несколько сантиметров говорит о том, что в буран пыль плавилась и создавала корки с пустотами внутри, а новая пыль насыпалась и те оставались нетронутыми. Теперь Витран шёл по металлическим коркам, как по ледяным наростам на северном полюсе и по шёлковому снегу в сильный мороз и при дневном свете.

    Иногда встречались барханы до метра высотой. Ветер завыл с прежней силой и Витран прибавил шаг. Света вокруг хватало, чтобы видеть дорогу перед собой, но это было не то свечение, что было пару часов назад. Самой дороги не было, потому что тут никто и никогда не жил тут, не говоря о домах, которые не строил. Всё вокруг было ровным и горячим, а ветер оказался не достаточным, чтобы сбить с ног человека. Витран шёл прямо, направляясь к истребителю, который он нашёл в прошлый раз.

    Он сделал несколько десятков шагов и удалился от границы города настолько, насколько не удалялся от неё за всю свою жизнь. Он обернулся и посмотрел на стену. Туман и пепел летали по небу, закрывая пространство и стирая всю видимость на расстоянии в 20 метров. Должно быть он так далеко, что все признаки стёрлись и не было видно стены.

    Там за скрывшейся стеной город живёт своей жизнью и никто не знает о том, что человек ради всех них отправился в одинокий поход. Если сказать им, Витран собьётся с пути, а некоторые попросят скафандр и единственный мост между двумя мирами оборвётся по ошибке нетерпеливого. Он подведёт своего отца и все его попытки уберечь сына от лишних глаз, лишних вопросов.

    Ветер стирал его следы на песке. Всё самое необходимое у него в рюкзаке и он продолжил ступать по камням и пескам, прокладывая свой опасный путь во мрак, удаляясь от города. Была опасность от того, что он мог сделать большой круг из-за некоторых нестыковок работы двух полушарий и разности длинны ног. Чтобы такого не было, Витран взял компас. По нему он бы не сбился, если бы зафиксировал направление, откуда пришёл и посмотрев, куда ему надо идти. Он запомнил указатели и продолжил путь.

    Время шло медленно и каждый шаг разум принимал за час, а не мгновение, что проскальзывало между шагами и сознанием среди мыслей. Первое время было просто идти, пока Витран не добрался до места, где нашёл космический корабль. Это его метка вектор, который указал правильное направление. Он шёл к цели. Вокруг не было никого, иногда сквозь тучи пробивались лучи звезды и становилось светлее, а потом становилось темно. Мир на миг расширялся, а потом снова сжимался, поглощаемый полу мраком. Когда ветер стих, густой туман окружал всё вокруг и не давал видеть пространство дальше 10 метров. Пришлось идти осторожнее, чтобы не упасть в яму, которая могла быть на пути, пока что Витран шёл по крыше одного из горизонта. Иногда облака становились прозрачнее, а иногда плотнее и выпадали осадки. Несколько раз молния ударила рядом, но всё обошлось. Хорошо, что нет хищников и никто не нападёт на него во мраке, порвав скафандр. Тогда он этого не переживёт. Если бы была жива мама, она бы его научила многому.

    По тому, что на самом деле простиралось перед Витраном, нельзя быть уверенным в существовании строений за границами обитаемого города. Ровное поле покрывал песок, а камни, которые ураганом занесло на поверхность, попадались под ноги, торча из песка. Если тут стояли дома, то они давно расплавились и сгорели, а материал превратился в подобие камней под ногами и сотни раз переплавился, смешавшись с песками. Из-за этого могли возникнуть небольшие возвышения, которые засыпал песок из дроблённых и крепких минералов, которые пекло не берёт много тысяч лет и их гоняет ветер. Тут и костей не останется от людей. Всё исчезнет под слоем пепла.

    Выбор вернуться назад или идти дальше Витран мог совершить тут же, хотя он и половины запасов не потратил. У него же генератор, а значит он мог жить в этой опасной атмосфере, пока камни шлем не пробьют. Если вернуться назад, можно вновь оказаться дома, снять этот скафандр и оставить на случай, если щит окончательно падёт и все начнут задыхаться. Так делали в прошлом пилоты истребителей и в этом нет ничего плохого.

    Последний житель Кроптуса, этой грязной, опасной и безжизненной планеты. Лучше затеряться среди неизвестности в поисках мечты, чем вернуться в ту клетку. Хотя наоборот было бы куда лучше, но это условие давно всем известно.

    Мысли людей, покинувшие свой город в прошлом, обязательно могли совпасть с размышлениями Витрана и он шёл своим путём. Ему оставалось преодолеть те барьеры, которые возникли на пути прошлых покорителей неизвестности. При перечислении разных замыслов людей разных времён руки и ноги иногда подрагивали от грандиозных проектов и многих вещей, что мог создать разум в прошлом.

    Словно Витран поднимается на высочайшую гору планеты, на которую сотни лет люди пытались забраться и гибли в буранах и снегопадах, что могли быть куда более опасными на этой планете и неизвестными даже Витрану. Теперь он стал одним из тех первопроходцев, кто осмелился бросить вызов природе самой планеты и преодолеть её силу и страх внутри самого себя, чтобы добраться до заветной кнопки.

    Рельеф местности стал немного меняться, но оставался коричневым и ровным с насыпями песка. Поле словно срезали неизвестным устройством и подготовили для будущих людей. Либо так ветер постарался, что засыпал все неровности и создал ровное поле подплавленного песка и пыли. Витран присмотрелся и только сейчас заметил, что стоит на древнем поле, которое могло быть местом для сельского хозяйства. Оно окаменело и оплавилось, хотя и находилось на крыше одного из горизонтов сферы. Откуда тут взялись постройки, что основой торчали из песка в виде кругов и квадратов, словно Витран оказался на месте археологических раскопок, где остались следы древних жителей, что были тут около двух тысяч лет назад. Витран осмотрел их, сверился с компасом и направился дальше. Кто тут что строил, ему было просто не понять. В это месте невозможно жить и искать в этих руинах так же не имело в данный момент никакого смысла.

    Спустя час Витран оказался у спуска, за которым ничего не было видно. Стена под углом уходила вниз и скрывалась в тумане, в который не хотелось падать. Там внизу было ещё темнее, чем на крыше горизонта. Единственный луч света от скафандра светил вперёд, но толку от него не было. Впереди виднелся провал в 50 метров, а край поля оказался таким ровным и немного закруглённым, словно Витран шёл по ровной поверхности огромного диска, в центре которого и стоит город под невидимым куполом. На самом деле это край крыши корпуса горизонта, который оказался немного выше уровня земли и с него ветер сдул всю пыль и камни. Витран пришёл на обнажённый край крыши корпуса и думал, как ему быть дальше.

    Луч фонаря шарил по стене тумана и тут Витран пригляделся. Впереди и немного правее просматривалось строение среди тумана в виде геометрической тени, зловеще выступающего в полу мраке. Это башня. Её тень имела форму квадрата и туман то открывал его, то скрывал и облака летели без конца. Витран уже давно понял, что Каронтус поставлен на вершине одной из неизвестных гор планеты и из-за этого сильные ветра и не так высоко до облаков, которые едва достаёт прозрачный купол. Кислотные дожди прошли и их не было замечено последние пол часа, но они могли пролиться в любую минуту.

    Не первый день Витран живёт в этом мире, а мысль о том, что он увидел то самое строение из слов старост заставила его отойти от края и направиться к объекту вправую сторону. Если начнётся кислотный дождь, то под крышей сохранить скафандр будет проще, чем испытывать его на прочность.

    Под ногу что-то попало и Витран опустил голову, остановившись на месте. Рядом с ним лежало тело человека в скафандре. Пыль и песок присыпали по краям и немного оплавились. Увидев его, Витран отошёл на шаг в сторону и первое время не мог придумать, что с ним делать и как на это реагировать. Раньше он не видел так близко мёртвых и эта неожиданность едва не посеила панику в нём. Он сменил страх на внимательное изучение и стал думать, что воздействовало на скафандр и тот ли он, как на нём.

    У Витрана вдруг появилось такое чувство, словно это он лежит и что ему просто привидилось. Может ему показалось будущее, которое гравитаторы могли предсказывать? Словно машина времени его бросила в прошлое…

    Витран прогнал подобную бессмыслицу и подошёл ближе, присев на правое колено. Он стёр пыль со стекла шлема и увидел грязь на стенках стекла с внутренней стороны. Ничего не удалось разобрать во мраке. Может это тот самый последний человек, что ушёл в эти края и погиб? Витран стал обыскивать карманы незнакомца. Всё оказалось оплавленным и испорченным, но скафандр держался, словно эта планета не в силах была его уничтожить. Технология Алгола до сих пор помогает людям выжить там, где они не должны жить. Словно инструмент гравитаторов, что давно отжили свой век и их достижение лишь намёк на истинные способности твийдоров. Раньше умели делать вещи, раз в прошлом у каждого был такой скафандр на всякий случай. Тело человека неизменно и хрупко, но совершенно, как и его универсальный мозг, копирующий все свойства вселенной.

    Ничего не найдя, Витран осмотрелся вокруг. Впереди, метрах в 100 от него, виднелось строение, торчащее из песка и камней. Странно как-то. Оно не было частью корпуса стояло отдельно, словно поставлено кем-то. Может там гравитатор Тиантор?

    Витран встал и направился к нему, оставив погибшего на месте. Всё равно с мёртвым ничего не сделаешь, а вещи в его карманах просто бесполезны. Витран не брал их с собой и вернул назад. Впереди у него два важных ответ на вопросы: где пульт упралвения городом и кто живёт в этом мрачном тереме?


    8. Голоса звёзд

    96 д 2447 г

    — Если найдёшь мне гравитационный датчик ионторов, то я смогу достроить сканер магнитных полей планет. Чтобы знать, где кольца радиации проходят через гравитационные вихри.

    — Поищи на том корабле, что в 3098 километрах на юго-восток от тебя.

    — Там ещё один корабль?

    — Да. Есть ещё три, которые валяются на протяжении 5000 километров в разных направлениях. — отвечал голос с другой планеты.

    — И что им дома не сиделось. Нашли бы сейчас всё в одной куче мусора и таскались бы по планете.

    — Да ладно тебе причитать.

    — Это тебе всё равно. Сидишь там на Абогене и в ус не дуешь на своём троне.

    — Это тебе сто жизней дали, а мне едва с того света выбраться удалось. Так что, сиди и думай, как бы дособирать корабль из того, что осталось.

    — О. Кажется ещё один идёт.

    — Кто? Витран?

    — Не знаю. Сейчас посмотрю.

    — Лучше бы ты не обращал на него внимание.

    Гравитатор находился в моторном отсеке косчического корабля, собранного из кусков уцелевших истребителей. Он прошёл в небольшое помещени, похожее на хол, прихожую и грузовой отсек, спустился по торчащим лестницам у порога, минуя открытую дверь и прошёл несколько метров от корабля в сторону. Впереди виднелась мрачная тень большого квадрата здания, что скрывался в тумане облаков и иногда проступал сквозь них. Дом находился в 100 метрах и облачность позволяла его рассмотреть.

    Гравитатор, одетый в старый скафандр, что был до это на теле одного из погибших пилотов, направлялся к своему дому и к тому, кто шёл ему навстречу. Приблизившись к высокой стене, что выступала из тумана с огромной дырой в верхних этажах, гравитатор увидел у стены неизвестного в сером скафандре. Ускорив шаг, гравитатор услышал мысли человека, шёл шёл и опирался рукой на стену.

    Незнакомец задыхался и падал, но при этом думал о том, что нашёл то, что искал. Башня управления, в чём гравитатор сильно сомневался. Человек стал терять сознание и упал на камни у стены кубического дома. Гравитатор подбежал к нему и стал смотреть на него сверху. Тот уже не видел гравитатора и глаза его закрылись перед смертью. Незнакомец дошёл до цели, но он уже не мог вернуться домой. Скафандр повреждён.

    — Ну, кто это? Витран? — спросил голос в голове гравитатора, что снова с Абогена пришёл.

    — Что ты заладила про него? Это не он. Человек болен, он скоро умрёт.

    — Ты его не будешь спасать?

    — Он уже умирает и спасать его лишь продлить мучения. Он обречён.

    — Он гравитатор?

    — Да, недоделанный. Все они из города выходят в поисках выхода, а сами домой вернуться не могут. Вот и ходи ищи их по всему полю.

    — Помоги ему.

    — Не могу. Тут надо снимать скафандр, а у меня нет комнаты. Забыла, в каких я условиях живу.

    — Тогда подбрось его в город. Отнеси к стене и пусть идёт. Там его подберут.

    — Если успею спасти, то может и получиться, но он может заразить остальных.

    — Всё равно сделай. Пусть не ходят сюда, кто попало, а лишь те, кого посчитаем нужным.

    — Скоро и таких не будет.

    Гравитатор схватил человека подмышки и потащил к своему кораблю, что в сотне метров от них. Оставляя след на песке с камнями, гравиатор дотащил задыхающегося человека до корабля и втащил на борт. Тот немного очухался, но всё равно был на грани обморока. Лишнее колебание подлило в голову кровь и незнакомец стал сильнее задыхаться из-за того, что воздух уходил и ядовитая атмосфера проникала вутрь.

    Гравитатор положил человека на полу грузового отсека в корабле и закрыл дверь.

    Пройдя в кабину пилотирования, гравитатор сел в кресло и включил гравитационные платформы под полом, на которых перелетел через стену в 50 метров высотой и поле с пеплом, добравшись до стены города. С помощью сил он разогнал ветер гравитационными волнами и поднялся ураган, в котором совершил посадку корабль.

    После этого пилот вышел из кабины, открыл дверь и выташил человека наружу, подтащив его к стене и поставив на ноги. До свободного дыхания осталось всего лишь метр, но человек на миг открыл глаза и гравитатор проник в его голову. Перед незнакомцем было спсение, город, в котором есть шанс выжить. Это подстигнуло руки и ноги напрячь мышцы.

    Направляя его, гравитатор заставил человека шагнуть вперёд самому и пройти внутрь купола. Сделав ещё несколько шагов и снимая шлем, человек почувствовал приток воздуха и стал дышать, припал на правое колено. Люди, что провожали его несколько часов назад и ждали возвращения, стояли на два корпуса левее. Как только они увидели его в стороне, с криками побежали к нему на помощь. Он вернулся.

    Первопроходец с болезнями в теле вдруг очнулся и почувствовал слабость в ногах. Кислород заработал в голове и он смог проснуться. Он встал на второе колено и откашлялся. Тут же он осознал тот факт, что минуту назад был у чёрной стены неизвестного здания. Это в нескольких километрах. Не мог же этот ураган, что сейчас бушует у стены снаружи во время штиля подбросить его домой. У планеты нет разума, хотя гравитаторы ощущают иное свойства полей планеты и то, что не доступно людям, понятно им. У планеты есть душа и её сила соразмерна гравитации.

    Кто-то тащил человека, вёл вперёд и спасал. Он обернулся на стену и увидел лишь буран, что метал пепел и камни вдоль стены. Никого не было видно в опасной атмосфере и человек остался свободен, живой, но он уже не будет таким, как прежде. Тот, кто его спас, наверняка был гравитатором и эти мысли о своём возвращении он решил рассказать всем вокруг. Он раскажет о том, что в буране есть здание и он его нашёл, что там живёт гравитатор и спасает ему жизнь. Никто не поверит ему, но старосты поймут, что это было. Они прочитают его мысли.

    Так, как человек не видел гравитатора, старосты не смогли прочитать в мыслях своего жителя о незнакомце и практически все данные о гравитаторе во мраке были утеряны. Многие стали думать, что гравитатор давно погиб, а его душа вселилась в планету и спасла человеку жизнь. Последний скафандр был испорчен и ищё много лет люди не смогут выйти наружу.

    В это время гравитатор вернулся в корабль и полетел домой. Он продолжил работать над своим кораблём, поставив подальше от своего дома, а голос с Абогена продолжал говорить с ним.

    — А если бы ты был другим? — спросил голос с Абогена.

    — Я не буду другим. Я такой, какой есть и никакие перемены не сделают меня иным. Привычки и обучение не стереть новыми навыками. Можно лишь…

    — Я знаю. Я спросила не об этом. Ты бы кинул его умирать, если бы он заразил несколько людей и стал причиной их скорой смерти?

    — Даже не знаю. С одной стороны я должен ему помочь, раз оказался рядом. Я — Хранитель жизни, а не ты.

    — Если не хоронитель жизни.

    — Не перебивай. — прикрикнул гравитатор про себя. — С другой стороны, он всё равно умрёт и к тому же это приведёт к смерти других жителей, кто будет его лечить. Генераторы атмосферы справятся с болезнью и через пару дней микробы вытравят вредные бактерии.

    — А каков результат? Ты получаешься убийца.

    — Человек расскажет, как видел башню, как его спасли и ценою смерти нескольких он станет свидетелем мира за щитом и люди будут готовы к новому шагу, чтобы не допустить подобного. Они будут более осторожны и им будет легче бороться с бессилием.

    — К новому шагу? Тебя послушать, так книги писать можно. Только и болтаешь. Я ощущала твой выбор на расстоянии в 250 миллионов километров. Ты мог его бросить. Почему не бросил?

    Гравитатор долго не колебался, потому что ответ лишь один и он очевиден.

    — Потому, что я его осознал, а значит я отвечаю за него. Раз ему стало хреново, надо было помочь и я помог, чем мог. Это лучше, чем бросить умирать.

    — Иногда лживая надежда лучше реальной опасности. Может… Мог бы просто домой притащить и на кровать положить, успокоить и он бы отошёл в гравитариат.

    — Поверь, это важно для будущего.

    — Для какого будущего?

    — Тебе твийдору этого не понять.

    — Мне, которая предсказывает свою смерть и перерождается с каждым разом, продливая жизнь, не понять?

    — Да. Ты живёшь одним днём, а я живу завтрашним.

    — Зануда ты. Смотри не пропусти Витрана.

    — Он же ещё не родился.

    — Время быстро летит. Он скоро придёт.

    — Ты будешь со мной, когда мы прилетим?

    Наступила минутная тишина, словно связь оборвалась, но это было не так. Твийдор думала о том, что ответить и ответ её был очевиден.

    — Нет. Я уже сделала выбор.

    — Выйти за того, кого и в проекте нет?

    — К тому времени всё будет по другому. Это люди совершают глупости, а у нас твийдоров и гравитаторов иное свойство материи, тел и время жизни. Да что я тебе буду объяснять. Уроки сделал?

    — Чего? Какие ещё уроки?

    — А такие. Вчера я говорила о том, как перестроить лёгкие и тело, чтобы ты мог дышать в своей уцелевшей комнате. Ты провёл эксперимент?

    — Нет. Я работал…

    — Это отговорки. Двойка тебе…

    — Да ну тебя, капризная девчонка.

    — Не думай, что ты меня старше. Мы практически на ровне. Забыл, кто спас тебя 560 лет назад?


    9. Кто-то второй

    250 д 2469 г

    Витран преодолел сотню метров вдоль края и подошёл к тому мету напротив, где находится строение, выступающее из тумана. Рассмотрев его две стены, здание оказалось большим, этажей в пять. Что там с других сторон, он не знал, но скоро узнает.

    Дом оказался высоким из-за того, что стоял на возвышении. Песок и камни за годы насыпали на склон стены горизонта гору и до неё Витрану надо преодолеть каких-то 5 метров. Не похоже на то строение, которое видели старики, но Витран не знал точно, каким оно должно быть. Почему он подумал о том, что это не то, что он искал? Может это другое строение, а он прошёл мимо?

    Пара метров отделяла наклон стены от строения, а за ним начинались пески и туманы, скалы и горы вдалеке, что на миг проглянули через облака. Они точно в облаках живут, только на вершине горы. Витран не видел края скалы, а мы можем знать, что в этой пустыне точно нет ничего, что было бы похоже на строение. Эта планета необитаема и кроме брошенных кораблей и скал нет ничего человеческого. Поверхность планеты продолжается дальше и за полем с небольшим уклоном начинается обрыв, который направляет ветра к подножью горы. Планета земного типа и никакие газовыве облака тут не летают под днищем города. Каронтус стоит на прочной скале из гранита, который срезал ветер перед посадкой, чтобы корпуса установились, как в форму для выпечки.

    Витран не знал о планете до конца и думал, что это огромный кусок летающего камня, на котором застряли люди со своим чудо городом в океане туманов. Словно огромная летающая тарелка с корпусами в виде домов села на эти земли и осталась навсегда гнить под кислотными дождями.

    Спускаясь по ровному склону корпуса горизонта, Витран съехал задом по стене, как с не детской горки и брякнулся в песок. Не повредив скафандр, потому что стена ровная и гладкая, что оказалось необычным для такой среды обитания, Витран прошёл до стены дома высотой в 20 метров. Торчащие железки на крыше напоминали старые антенны, которые проржавели и от них почти ничего не осталось. Что там хотел хозяин дома с ними делать, не понятно. Телевизоров нет, радио тоже нет и вообще тут нет никого, ктоме жителей каронтуса. А может есть ещё планеты, на которых есть жизнь. Витран так и подумал, что этот дом мог быть каким-то штабом мятежников, что собирались тут, когда ещё можно было выходить наружу. Это единственный дом от строений в песках, который остался.

    В стене дома Витран увидел дверь. Углы оказались не прямыми и загнутыми. Материал, из которого сделан дом, сопротивлялся планете многие годы и стены оставались целыми, хоть и покрылись ржавчиной и неровностями. Словно кислота грызла сложный сплав, что мог тысячи лет держаться в подобной атмосфере. Что и было на самом деле. Возможно, радиация выбивала неизвестные химические элементы из состава древнего сплава и он за много лет потерял прочность.

    Витран пнул по двери, но та оказалась крепкой. В двери есть ручка, но вряд ли сама дверь откроется после стольких лет ржавления. Металлы могли просто слиться за столь длительное время, словно плазма стекла, что стекает за сотни лет вниз и расширяется. Тогда он попробовал и даже силы приложил к ручке, но дверь стояла на месте, а ручка отломилась легко и без всякого нажима. Лист металла намертво слился со стеной и стал частью стены дома. Это не тот лист металла, за которым он нашёл скафандр. Пришлось обойти строение вокруг, чтобы поискать окна или другие двери, если они есть.

    Витран направился вправо, идя вдоль стены и приближаясь к углу. Пройдя до него, он пошёл вдоль боковой стены и вышел за очередной угол. Теперь он знал истинные размеры дома. В такой громаде не один десяток человек ужился бы.

    Посмотрев на стену снизу вверх, Витран увидев огромную дыру в стене на несколько этажей по центру дома снизу и немного выше середины дома. Может быть, что верхние этажи остались целыми.

    Витран изучил бегло внутреннее расположение этажей через туман. Комнаты, которые были освещены светом неба и видны через дыру с помощью двух фонариков, оазались тёмными и страшными. Пришлось идти вперёд. Вряд ли тут есть хоть один микроб в радиусе 5 000 километров.

    Войдя внутрь дома через пролом на полдома, Витран оказался на первом этаже. Он осмотрел одну комнату, потом вторую и тут ноги наткнулись на что-то, когда Витран смотрел выше пола и увидел лестницу.

    На полу у ног в проходе между комнатой и коридором лежало тело ещё одного неизвестного в скафандре. Вот тебе и ещё один пропавший много лет назад. Только в скафандре было что-то другое. Какие-то знаки нашиты на скафандр в виде красного и ломанного серпа на фоне жёлтого круга. Витран стал думать, вспоминать, где он мог видеть этот символ и вспоминл. В одной из книг он видел эго. Это символ гравитаторов.

    Может быть, а может, нет. Всё выглядело так, словно произошла катастрофа при посадке ещё одного ковчега или мятежники перебили друг друга из-за чего-то, что уже не имеет никакого значения. Их симвом был принят ими и это было верное решение. Если бы мятежники отреклись быть гравитаторами, они бы ими не перестали быть. Этот возможный конфликт и стал спором. Мятежники проиграли бой и погибли.

    В любом случае, пока это неизвестно, а вот рвение людей пройти за пределы щита и узнать правду Витран стал расценивать, как старый замысел то ли спасти попавших в беду в том посёлке, что исчез до основания. То ли найти управление станцией и вытащить всех с планеты, что и делал Витран. Новые находки и невиданные ранее вещи в комнате вносили новые версии происходящего в прошлом. Витран лишь осматривал комнаты и искал возможности прочитать уцелевшие тексты, дневники или найти технологию, чтобы что-то сделать толковое за многие годы ожидания. Только один мусор на полу, который не сгорел и пыль, которую занесло ветром и никто её не спешил выметать за порог.

    Каждый шаг вселял страх перед невозможностью спастись и желание пройти больше, чтобы использовать возможность отыскать искомое. Если тут нет ответа на вопрос, то нигде его уже не будет и Витрану придётся сделать новый выбор: либо вернуться домой ни с чем, либо жить тут и умереть от голода. Всё равно ничего уже не будет. И зачем гравитаторы ему макароны на уши вешали?

    Может поэтому простому человеку не дано увидеть все грани слов и мыслей, чтобы точно знать, а не гадать. Словно разум не мог понять значения от частого повторения одного и того же слова и сам отталкивался от его пустого результата и полного бессмыслия. Может быть, даже слова имеют силу и, словно химические реакции в голове, совершают изменения над сознанием.

    Витран осмотрел тело. Тоже самое, как и с тем, что лежит на окраине горизонта. В карманах нет ничего. Кто-то в них покопался и вгруб всё до основания. При этом был содран рюкзак с генераторами воздуха и воды, а скафандр порван в нескольких местах. Витран прошёл тело и направился к лестнице.

    Войдя в одну из комнат второго этажа, которая оказалась закрыта стеной и не было никаких проломов, Витран попал во тьму. Тут были целые комнаты и могли жить люди. Хотя давно никого не было и тот же мусор на полу тому доказательство. Ничего особенного не найти, а может Витран плохо видит? Он нашёл строение, до которого один человек смог добраться. Теперь непонятно, что с этим делать. Именно об этом Витран и думал, что он мог столкнуться с неизвестностью. Он незнал, куда дальше следовать. Оплавленная мебель, мусор и пыль под ногами неподвижно стояли в каждой комнате, где она сохранилась. Мусор и обломки остались от развитой цивилизации лишь потому, что всё это уже никому не нужно и время пожирало всё, что оказалось брошено.

    В стене есть дверь в соседнюю комнату. Витран подошёл к ней и попытался открыть. Дверь поддалась и он распахнул её внутрь. Там оказалось темно, но Витран прошёл в помещение и осмотрел стены и пол. Тут стояла кровать, шкаф с одеждой и стол письменный с бумагами и записями в них.

    Увидев на белых листах какие-то записи, Витран закрыл дверь, чтобы пекло не спалило их. Может в них что-то есть ценное и вообще, откуда тут белая бумага? При этом кровь в теле разогрелась и Витрану стало жарко от такой находки.

    Подойдя к столу, он нашёл книги и чёрную пластину древнего компьютера. Она была чёрной и ничего на ней не было видно. У него точно такой же остался дома и тоже не работал.

    Всё ценное Витран сложил в свой герметичный рюкзак на спине, который не оплавился в походе и выдержал путь вместе со скафандром. Пока он упаковывал находки, осматривал бегло комнату и думал о том, куда делись вещи других людей и сами люди, никак не замечал некоторых изменений в тенях мрака. По размышлению, у каждого скафандра было по рюкзаку и с ними люди отправлялись на поиски неизвестности. Куда они точно ушли, останется вечным вопросом без ответа. Может быть они нашли в горах пещеры и построили там стены, комнаты для перехода и образовалось огромное подземное королевство Кроптуса. Хотя, могли бы и до Каронтуса докопать, встретить людей и…

    — Стой! — произнёс голос в голове Витрана.

    От такого крика в голове, Витран не сильно подпрыгнул на месте, но точно испугался. Слово было каким-то иным и немного другим по своим свойствам осознания. Шлем пропускал звуки, а вот неожиданность заставила Витрана ещё раз осмотреть комнату. Свет фонаря выхватил человека в скафандре, который стоял у дальней стены, ближе к углу комнаты. Незнакомец едва выше ростом и сделал ещё несколько шагов к гостю, остановившись. Его лицо в прозрачном стекле шлема и тело двигались в такт словам, но Витран ничего не слышал ушами. Динамики молчали. Как голос незнакомца попал в голову, понять невозможно. Единственная мысль, которая могла ответить на несколько вопросов разом, была та, что говорила о незнакомце одним словом. Он мог быть гравитатором.

    — Ты… сделай… — снова послышались слова в голове Витрана, но уже не так гломко и более спокойно.

    — Не понял. — ответил Витран, когда голос снова транслировался прямо в голову. Неожиданность встетить гравитатора отбросила опасения о незнакомце. С другой стороны, надо быть внимательнее. Простой бы человек убежал прочь, но не Витран. Ему это что-то напомнило и он не мог понять, что именно.

    — Я хочу… ты только не… я знаю, как нам подняться… — прерывался голос в голове Витрана.

    — Куда подняться? — не понял Витран прерывистый голос незнакомца и подумал о том, что гравитатор мог отвезти его на небеса. Ещё чего. У него даже оружия не было, как и у незнакомца. Как он сможет это сделать? Может, гравитатор не опасен и ждал, когда кто-то придёт, а сам только и ждёт, когда Витран даст слабину, чтобы…

    — Вот. Кажется, нашёл. — говорил незнакомец ровно, словно что-то переключал в голове и настраивался на разум Витрана. До этого слова были искажёнными и размытые звуками букв. — Я тут давно живу и не думал, что кто-то ещё может сюда прийти.

    — Чего-чего? — не понял Витран. Даже некоторая злость появилась в нём после таких слов.

    — Ну… Я говорю, что давно тут живу. С самого падения Алгола.

    — Да ты врёшь. Так долго никто не может жить.

    Незнакомец произнёс не так много слов за эти минуты, пока настраивал свой разум на нового жителя старого города, но этого хватило, чтобы Витран заметил некоторую ценичность гравитатора. Как с ним быть, Витран не знал в точности, потому что не попадал в такие ситуации никогда. Его рука немного подрагивала с фонариком. Он мог лишь поговорить с этим существом и не более того. С другой стороны, доверие опасно к нему и этот незнакомец с голоду мог его слопать натощак вместе со скафандром, как и тех, что приходили к нему. Лучше держать его дальше от себя. Тем более, у того как-то странно получалось внушать мысли Витрану. Ощущалась не только напряжённость между ними, но и то, что незнакомец куда-то торопился попасть, но не мог выбрать момента. Откуда Витран это знает?

    — Я не понял. Как ты столько времени прожил? Ел всех подрят, кто к тебе приходил? — спросил Витран и немного успокоился, когда оценил ситуацию. Кроме этого гравитатора тут больше никого нет. Продолжая стоять на месте и ожидать нападения со стороны живого скафандра, Витран бегло осматривал обстановку.

    — Это нет так просто выжить без скафандра и защиты на убийственной атмосфере.

    — И как ты смог выжить?

    — Если иметь ввиду защиту, то я создал вокруг тела защитный экран и сдерживал им опасную атмосферу, пока не нашёл скафандр и не стал обитать в нём пожизненно.

    — Ты кто такой?

    — Я — Юстиниан, гравитатор. Живу тут уже 2189 лет и собираю космический корабль. Хочу сбежать с планеты, а деталей не хватало раньше. Сейчас я доделал всё и если хочешь, можешь лететь со мной.

    От такого предложения выбраться на единственном корабле с планеты Витран не мог отказаться. Спустя миг обдумывания, он решил пока что отказаться от подобной возможности.

    — Никуда я не полечу. Я хочу узнать правду. В это просто не вериться. Что произошло в прошлом? Почему мы живём в этом аду на непригодной для жизни планете и как нам выбраться спустя столько лет?

    — Выбраться? Я думал, что все погибли 10 лет назад во время падения астероида.

    — Какого ещё астероида?

    — Ну того, что упал в окрестностях и…

    — Это в 2459 году? Свет яркий в небе, что был несколько дней и померк. — Витран вспомнил детсво и тут ему открлась некоторая тайна, не сказанная отцом. На минуту он погрузился в раздумья, не смодя внимания с Юстиниана, или как он там себя назвал.

    Если 10 лет назад его мама погибла от трансформаций, попытки выжить в немыслимых условиях, то она могла… Нет. Астероид упал раньше и она вряд ли могла погибнуть от взрыва и ударной волны за пределами города. Ну что ты молчишь, гравитатор. Говори правду. Она мне важна.

    — А ты вышел из последней анабиозной камеры, или есть ещё? — говорил гравитатор, дурачком прикилываясь.

    — Какой ещё камеры? Мы там все, как в тюрьме сидит в этой клекте человеческой.

    — Да. 2560 лет назад, или около того, беглецы из Алгола на трёх кораблях прибыли в эту систему. Они высадились на трёх разных планетах и люди вышли из анабиоза, стали жить, осваиваться и приспосабливаться к новому миру. Я родился после, в этом самом доме. Всю жизнь тут прожил.

    — В одиночестве. А что ты ел?

    — Ел? Что это такое?

    На миг Витрану показалось, что Юстиниан точно придуряется. Читать мысли может, а понять обычные вещи не в силах. Если он смог не есть всю жизнь, то это…

    — Еда. — решил растолковать Витран. — Ешь, чтобы пополнять тело витаминами и материалом из разных элементов. Чтобы поддерживать тело и не умереть от истощения. Ведь клетки делятся и множатся, отбрасывая лишние для пополнения новыми. Как звёзды, что сжигают материал, а астероиды пополняют химический состав.

    — Я это знаю. — отмахнулся гравитатор. — У меня нет такого. Я же не человек.

    — А кто ты тогда? Осёл что ли?

    — Я — гравитатор.

    — А это ещё кто такие? — ответил с придурковатостью Витран, когда у негосамого отец гравитатор, а мать и того твийдор. Что практически ествественно для сверх людей.

    Витран понял по выражению лица хозяина дома, что тот знает о Витране больше, чем человек о себе. Гравитатор насмехается. Он мог знать о госте больше, что Витран о самом себе и мог вообще не отвечать на столь простые вопросы. С другой стороны, человек мог мало знать о гравитаторах и Юстиниан решил ответить. Дополнить пробелы. Этим общением люди и создавали культуру и цивилизацию, объединяя все знания и наблюдения в энциклопедии, что пыляться на полках.

    — Гравитаторы — это человеко подобное существо, родившееся на планете с гравитарием и обладающий способностями подчинять материю и пространство по своему желанию через гравитацию. Дальше всё зависит от интеллекта и его желаний познавать мир, себя и принимать всё, с чем лично столкнётся при достижении новых возможностей.

    — Так подними город в небо и вывези людей на другую планету, где можно жить.

    — Я бы сделал всё возможное, если бы мой интеллект и моё тело было бы совершеннее, более сильное и мощное. В данный момент я научился сохранять тело и жить долго, защищая себя от вредной атмосферы. Я же остался человеком, а не зверем или дикарём. Летать по гравитационным волнам пока не могу, а в космосе эти тряпки с железками, которые мы называем скафандр, не помогут долго прожить. Нужно кое-что надёжнее.

    — Ладно. Раз ты остался жив, построил корабль и можешь поведать о прошлом, полетели в город и поможем людям вернуться в нормальный мир. На живую и пригодную планету. Я знаю, что гравитаторы именно это и могут сделать даже тогда, когда человек на грани смерти и не видит ничего.

    — Не факт, что планета пригодная для вас. Может, не одно поколение ещё будет сидеть в консервной банке, прежде чем сможет получить иммунитет от природы другой планеты. Так сказать, изменяясь в другую сторону, если мы свалимся на соседние планеты.

    Витран услышал о других планетах, вспомнил про то, как три гравитатора, а не один Тиантор высадился на планету и всё равно это не стало для него новым. Главное сейчас договориться с гравитатором, чтобы он помог. Ещё немного и Витран сможет достичь цели, о которой мечтал последние пол жизни.

    — Я понимаю, но чем раньше мы спасём всех, тем лучше.

    — Я соберу вещи на свой корабль. Собирался это сделать пол часа назад, а тут ты пришёл. Потом мы найдём корпус для управления городом, чтобы ты сам убедился в его целостности.

    — Каким городом? — решил подколоть Витран и тут же махнул рукой. — Да ладно. Я знаю, что город в целом это огромный ковчег, звездолёт в разложенном виде.

    Гравитатор лишь усмехнулся и омотелся в поисках вещей, что собирался взять. На самом деле он и так всё давно погрузил и больше на этой планете не намерен оставаться. Половина его долга перед твийдором исполнена. Теперь надо уговорить человека полететь с ним, когда тот увидит, что там с башней управления городом, сразу же полетит с гравитатором.

    — Здорово вы превратили башни в дома. — произнёс Юстиниан и стал собирать вещи, ходить по комнате и укладывать их в металлический контейнер.

    — Я давно заметил, что эти башни не похожи на дома. Судя по корпусам и множеством раздвинутых внутри корпусов для расширения пространства город больше похож на огромную машину, которая давно лежит на этих камнях.

    — Так что, выбирайте путь. — произнёс не в тему Юстиниан.

    — Какой ещё путь? — не понял Витран.

    Не заметив сначала, а теперь путаясь в мыслях, Витран за последние минуты смог узнать, увидеть и постичь больше, чем кто-либо под куполом за всю историю существования людей в плену Каронтуса. Витран просто не мог поверить в то, что прозевал момент, когда он достиг цели самоосознания. Этот гравитатор стал для него жителем других планет или представителем самого Алгола. Он мог ответить на все вопросы, но почему-то эти ответы уже не так важны.

    — Либо со мной, либо вернись в город и жди своего часа. — ответил гравитатор.

    — Часа своей смерти? Какой в этом смысл? Я пришёл, чтобы дать народу шанс найти новый мир. Чтобы спастись. Хотел бы умереть, ушёл бы с подругой и плевать на скафандр.

    — Тогда у тебя есть лишь один путь — путь гравитатора и только со мной ты сможешь спасти свой народ.

    — А когда мы перешли на ты?

    — А что такое?

    — Я хозяин положения. — произнёс Витран и понял, что это было глупо и смешно. В ответ Юстиниан подтвердил его мнение, посмеявшись немного.

    — Какого положения, прыщ ты несчастный. Я дам тебе пинка и ты полетишь сейчас на Абоген…

    Тут Юстиниан и сам выпалил глупость, раз уж есть возможность подурачиться на миг. Едва не разболтал всё, ради чего он тут торчал столько лет. Давно бы улетел.

    — Какой ещё Абоген?

    — Это планета. Там есть второй город гравитаторов Алгола.

    — Откуда ты знаешь?

    — Я слушаю голоса звёзд, планет иразумы людей, чьи волны уходят в бесконечность и смешиваются в единой фоновый звёк вселенной.

    После этих слов, у Витрана мысли едва не перепутались. Осознав возможность завершить эпоху ожидания смерти в городе и открыть новую, долгожданную для людей дорогу, к которой надо будет ещё привыкнуть, Витран снова оказался на распутье. Нет. Нет никакого распутья. Это лишние слова в голове. Витран уже сделал выбор и единственный, кто ему мог помочь, это Юстиниан. Жить и ждать ещё неизвестно сколько, он как-то не хотел. Гравитатор того же мнения, но не показал, что читает мысли гостя. Космический корабль даст обоим возможность стать первыми космическими путешественниками сегодняшнего времени. О таком не только школьники в городе, самый последний старик мечтает, но возможность есть только у Витрана. Гравитатор не в счёт. Он тут так, в стороне будет.

    — Я полечу с вами. — перешёл Витран на "вы". — На корабле полетим к управлению городом и поднимем его в небо.

    — Это ещё не известно. — странно ответил гравитатор.

    — Что?

    — Ведь ковчег давно не космический звездолёт. Он сел на планету и раскрылся, чтобы выпустить жизнь. После этого его роль заключается лишь в создании новых существ из своих жителей, чтобы приспособить их к планете и со временем отключиться. Главное сохраниться разум, а тело гравитатора способно изменяться. Такая машина рано или поздно отключится. Она сломается и развалится.

    — Хочешь сказать, что может в любой момент отключиться щит и все погибнут?

    — Да. Станция рассчитана на 1000 лет. Этого хватит, чтобы создать поколения с иммунитетом к планете и возможность приспособить людей к новому миру. Ведь технология не вечна, а привычка вредная зараза. В городе есть постоянный источник воды, еды и тепла с электричеством и светом. Знания позволят освоить мир и не погибнуть первым жителям.

    — Тогда, вся наша жизнь просто висит на пустом ожидании страха, который даже не наступит. Все просто умрут и никто не поможет. Кроме…

    — Кроме тебя. — заметил гравитатор Юстиниан, указав на Витрана, хотя мысли того были немного иными.

    — А ты? Не хочешь мне помочь? Будешь с нами жить?

    — Нет. Мне иная дорога суждена и я не привык с кем-то там жить. Гравитаторы не люди, а одинокие странники времени и пространства.

    После этого у витрана сложилось впечатление, что Юстиниан не собирался оставаться с людьми. Он привык быть один и вряд ли долго будет с ним. Тогда, что ему одному делать на каком-то там Абогене?

    — Тогда помоги спасти нас, а сам можешь лететь, куда угодно.

    — Сложно будет поднять столь огромный агрегат. За столько лет… удивительно, что он до сих пор работает.

    — Если бы мы погибли, ты бы даже пальцем не повёл, чтобы хотя бы пожалеть нас. — заметил Витран, когда осознал всю ничтожность их существования.

    — А смысл?

    — Что? — услышав странное отношение гравитатора к людям, Витран стал путаться в том, как доверять такому существу. Может набить рожу, как друг его отцу хотел надавать просто так. Только Витран и драться не умеет. В его обществе такое не принято. Либо он просто с этим не сталкивался, когда всё бьют от безделья друг друга каждый день.

    — Я вас не знаю. — продолжал капать на могли гравитатор и собирал вещи. — Жизнь это лучшее достижение самой вселенной, создавшая такие законы и свойства материи и пространства, которые позволили найти путь столь сложным соединениям всевозможных комбинаций химии и электричества, из которых возникла и вселенная, и звёзды и планеты с жизнью. Разум, как отражение вселенной…

    — Ты кому это говоришь? — перебил Витран.

    — Тебе, а тебе не интересно?

    — Да как-то не очень.

    — Слушай и запоминай. Никто, кроме меня тебе не скажет подобного. Потом поздно будет в книжки заглядывать. Если вообще найдёшь это в книгах.

    — У меня лёгкий стресс неожиданности от несостоявшейся ожидавшейся мною ситуации. Меня больше беспокоит смерть тысяч людей, которые являются моими братьями и сёстрами. Представь, если каждый отвесит тебе пенка за твою гравитарскую медлительность. Какой тогда синяк у тебя будет на одном месте и сколько лет ты не сможешь садиться на мягкий стул. Тебе и корабль не понадобиться. Вылетишь с планеты и пролишь мимо своего Абогена.

    — Это вряд ли. Ты говоришь так же смутно и бессмысленно, как и я для тебя. Ладно, мой корабль находится в нескольких метрах от дома. Он готов, но до него дойти надо.

    — Так пошли.

    — Для начала, соберу вещи.

    — А разве в этой комнате есть ещё, что можно взять? Тут один мусор. Не будешь же ты кровать и стол с собой тащить. Я их не понесу.

    — Нет. Они мне не нужны. В этот контейнер ещё сложу оставшееся и всё.

    Гравитатор стал доставать из шкафа одежду и книги, из стола бумаги и складывать в контейнер из металла, стоявший около стола. Все вещи Юстиниана быстро воспламеняться на такой жаре, но Витран не об этом думал. Гравитатор теперь был куда важнее любых бумаг и сможет рассказать больше о мире, если захочет прийти в Каронтус.

    — Не пойду я в город. — Юстиниан продолжал слушать Витрана.

    — Это почему?

    — По той причине, почему ты не рассказал всем о своём скафандре. Тебя и меня порвут на части те, кто долгие годы жизни жил и искал, терпел псевдо гравитаторов и перед смертью, накопив уйму грехов, боиться помереть раньше остальных.

    Витран услышал это и сравнил со словами отца. Тот тоже самое говорил обо всех и это значит, что гравитаторы стали разношёрстными. Разделились и друг от друга ушли во всём, что создавали предки. Может быть, они оба правы и Витрану не следует испытывать судьбу. Тем более, терпеть народу осталось немного. Полторы тысячи лет пережили, когда должны были погибнуть и ещё пару часов потерпят.

    От этого присутствия человека рядом с гравитатором путалось в голове. Его поход во мрак будет самым грандиозным днём в его жизни и все люди будут знать имя Витрана долгие годы и никогда не забудут. Пока не умрут последние потомки, что помнили о нём. Потом уже будут новые люди, герои и завоеватели своего времени. Там Витрану делать будет просто нечего. Вряд ли он столько лет проживёт.

    — Кто хочет жить, всех переживёт. Кто безразличен, тому ничего не поможет. — снова произнёс гравитатор в такт мыслям Витрана.

    Тот стоял в стороне у двери и смотрел на контейнер гравитатора и увидел, что она из тёмно-красного дерева. Витран видел что-то подобное в садах города, что и показалось немыслимо использовать столь дорогое растение в качестве какого-то там ящика для хлама. Его шкатулка для дневника это вещь на года. Что привлекло Витрана к этому материалу, так это на поверхности дерева были рисунки, вырезанные в материале.

    — Что это? — спросил Витран и указал на ящик.

    — Дерево.

    — Что это такое? — спросил Витран, словно не знал этого слова. Он имел в виду то, почему гравитатор так обошёлся с источником живого кислорода и еды.

    — Это такое растение с более твёрдыми волокнами, впитывает воду с минералами и толкает вверх по ходу роста. Клетки делятся и дерево растёт, всасывая воду, становится толще в обхвате и выше, распуская листья и плоды. Ты разве не знал? — ответил гравитатор, словно все тут всё знают, а этот проходимец первый раз глаза открыл. — Такое чувству, что ты минуту назал родился.

    — Клетки. — произнёс Витран. — Оно живое.

    — Кто?

    — Дерево.

    — Нет. Это всего лишь растение.

    — Оно же делиться клетками и растёт. Как человек. Ведь в нём тоже вода по тканям течёт и в дереве есть вода, как ты говорил. Словно кровь в теле.

    — И что с того?

    — А то, что мы не делаем так. Если дерево погибает, то мы делаем из небо шкатулки, ложки, вещи, которые должны как можно дольше прожить, чтобы…

    — Ты что несёшь? Это дерево. Я им топил печь, пока та не развалилась окончательно.

    — Печь?

    Витран этого слова ни разу не слышал и тут он не мог понять, что это значит. Тем более топил дровами.

    — Как это топил? Дрова в свою печь и на дно?

    — Типа того. — рассмеялся гравитатор.

    Витран видел деревья в городе, но лишь в виде старых и высохших толстых веток вьюнов и немногих тех, что ещё растут, только у всех оставшихся материал белый, а вот у древних растений была тёмно красная. Это самое долговечное дерево и если найти чёрную древесину, то из ней можно было бы космические корабли построить, только все они сгорели во время мятежа и лишь часть красных была превращена в вещи. Они много лет служат народу и удивляют своей крепостью, несравнимая с металлом.

    Когда-то в горизонтах росли леса. То, о чём сказал гравитатор, даже представить было сложно, какой высоты оно должно быть, чтобы выпилить из него столько деревяшек. Тут не только ящик из дерева. В каждой комнате набор мебели, словно варвары поработали, не жалея растения.

    — Есть в них что-то общее с нами, да мозгов у дерева нет.

    — Если у существа нет мозгов, ещё не значит, что оно мертво. Где ты его взял?

    — Раньше внутри корпуса были растения. Там у меня был сад и всё такое. Потом произошла утечка воздуха и всё погибло. Я спас то, что смог.

    — В каком корпусе? Ты ходил к нам в город и даже не заявил о себе?

    — Нет, у вас и документов-то нет. Как вы вообще живёте без номера.

    — Вот так и живём.

    Юстиниан не стал сердить Витрана и прогнал мысли об обществе людей, продолжив тему.

    — Есть дверь в наклонной стене корпуса недалеко от дома. Граница диска. Внутри есть помещения и в одном я выращивал растения. Километр с лишним пространства кормили меня первое время. Потом всё, конец. Вот из одного дерева сделал ящики, из другого кровать и стол, а некоторые пустил на бумагу и писал тексты. Я же гравитатор, а одиночки в поисках себя и познании материи пространства и времени обычно оставляют много текстов, чтобы при потери памяти восстановить её. Я раньше не знал этого. Когда начал выживать один, тогда понял, кто я есть и на что способен. Я немногого добился, но я жив, а это самое главное. Вселенная — это пустое и мёртвое пространство с потерянными душами, ищущие планету, где есть жизнь. Они прилетают туда и помогают всем живым совершенствоваться, чтобы однажды и им места нашлось в этом мире. Поверь. Жить лучше, чем ожидать смерть и тем более быть мёртвым.

    — Это и дураку понятно. Ты это в книге написал?

    — Я многое написал, а это всего лишь пара слов, приложенные к нашему разговору.

    Гравитатор собрал все книги и вещи в контейнер, поставил у выхода ящик и надел на спину свой рюкзак, подключив к скафандру. Точно такой же, как у Витрана за спиной. Технологии одни и те же. Никто за всё время проживания на Кроптусе ничего не происзодил. Были смельчаки среди мытежников, что строили дома на окраине горизонтов, но от них ничего не осталось.

    — Ты его с мёртвого снял? — спросил Витран, указав на скафандр.

    — Нет. Один из немногих, что был и единственный, что остался. Он уже латаный перелатаный. Теперь я могу использовать его для долгожданного дня.

    — Какого?

    — Когда смотаюсь с этой планеты.

    — Может для того, чтобы нас спасти?

    — Может быть, спасти. Гравитаторы — Хранители жизни и если этому суждено случится, то пусть так и будет. Я не убийца, а жизнь даётся лишь раз. Немногие могут родиться с памятью о прошлом, а тем более в том же теле и пережить свою жизнь ещё не один раз. Только это будет совсем другой человек.

    — Это как?

    — А вот так. — решил рассказать гравитатор. Видимо, давно ни с кем не общался и не потерял способность что-то излагать. Даже не торопился на корабль и был удивительно спокоен. — Я слышал о твийдорах, а они пронзатели материи времени и пространства. Такие жили в Алголе и они есть среди народа Каронтуса. Просто мало кто об этом занет. Вот они могут путешествовать во времени, жить в иных мирах и творить всё, что только захотят. Им космические корабли не нужны. Вечные странники множества миров. Они будут жить вечно и даже тогда, когда сама вселенная прекратит своё существование.

    Гравитатор указал на ящик. Вместе с Витраном, Юстиниан вынес свои вещи наружу и они наконец-то направились по неровным полям прочь от стены дома. Коричневые туманы медленно двигались вокруг них, ветер влачил тучи и создавал небольшие вихри в поле, похожие на смерчи. Витран смотрел вперёд и не видел ничего, кроме тумана, что скрывал поле за 20 метров от них.

    Сперва, Витран не мог понять, как так они вышли и направились к кораблю. Всё произошло быстро и просто, словно на автомате. Потом он понял, что для гравитатора это мог быть обычный пеший переход через пространство к своему кораблю. Они шли недолго. Витран увидел впереди образ чего-то продолговатого, стоящего на песке с камнями. Только подойдя ближе к объекту, корпус корабля стал точнее прорисовываться в тумане.

    Преодолев метров 100 или больше от стены дома, они подошли к космическому кораблю с кабиной на два пилота и небольшого размера трюмом в середине. Поставив контейнер на песок, Юстинаиан стал открывать дверь.

    Корабль оказался вместительным для них и ящика. На нём Витран сегодня же полетит к башне управления и ему не придётся тащиться часами по пеклу иурагану, который мог разбить шлем, конечно он не мог понять многих вещей, с которыми столкнулся и поэтому имел их ввиду, а сам всё время возвращался к цели. Даже мысль о доверии к гравитатору и шанс отобрать у него корабль не покидали Витрана. Лишь гравитатор успокаивал разум Витрана и тот шёл спокойно за ним.

    Гравитатор и его новый знакомый заглянули внутрь корабля. Они поднялись по ступеням на борт с контейнером и поставили его к стене, пока Юстиниан привязывал груз к стене лентами из железной цепи, Витран осматривал корабль.

    На борту оказалось две комнаты. В кабин было дополнительное свободное место в метр за креслами пилотов. В комнате, в которой они находятся, холл со снаряжением в стене, где и поставили ящик. Гравитатор закрыл дверь и указал рукой Витрану на кабину пилотов, чтобы он прошёл туда и занял место в правом кресле.

    — Я ещё вчера хотел улететь, но что-то в голову залезло и сидел за столом, писал весь день свои новые предположения и сны. Представь, что было бы, если бы я улетел раньше твоего прихода.

    При этом странном вопросе Витран мог лишь сказать о своих намерениях остаться в доме и умереть от голода. Этого и ожидал гравитатор, но вряд ли человек, который стал изменяться и получать знания гравитатора ещё от своего отца, смог бы остаться ожидать смерти в одиночестве. Он бы отправился на поиски запасных частей, попытался бы построить корабль или придумал бы ещё что-нибудь.

    — Я бы остался во тьме и ждал, пока не кончиться еда.

    — Зачем?

    — А смысл возвращаться? Я нашёл что-то новое, но назад принесу лишь разочарование. Пусть лучше умру, чем вернусь в этот мир и буду жалеть об этом всю жизнь. Жалеть о том, что совершил такой поход, а вернулся с пустыми руками и пустыми надеждами. Может, там дальше что-то было более ценное, а я в двух шагах развернулся и ушёл.

    — Ты дурак? Мог просто вернуться домой и спрятать скафандр, как будто ничего не было. Никто же не знает о твоём отсутствии.

    Витран подумал и понял, что старые привычки вредны. Лучше самому подумать о настоящем, чем следовать за другими. Он вздохнул и прошёл в кабину, подошёл к креслу, что справа от пилота и сел в него. Гравитатор следовал за ним. Он сел в левое кресло и стал проверять приборы управления.

    — Почему? — спросил Витран, не поняв до конца сказанного.

    — Что почему? Я же тебе только что говорил про жизнь. Кончать её насильно просто бессмысленно.

    — А жить в этой консервной банке и ждать смерти?

    — Это не консервная банка, а космический корабль с рейсом в один конец и с самыми совершенными технологиями, о котрых ты никогда бы не услышал. Если вам не повезло с планетой, это не значит, что другие не выжили. Может кто-то живёт на зелёной планете, ест кокосы и бананы, стреляет в тигров и смердит от обжорства, страдает набором болезней и комплексом неполноценности, после того, как разобрал свой ковчег и предал своих предков с их наставлениями, устроив войну и геноцид своих братьев и сестёр. Ты, как я посмотрю, здоровый и чистый, но мозгов немного не хватает для полноценности. Что тебе не хватает, так это мозгов, спокойствия и взгляда на прожитое.

    — А зачем два раза повторил?

    — Чтобы дошло лучше. Повторение мать учения. Кем бы ты был без меня, не укажи я тебе на ту дверь в стене.

    — Ты указал мне комнату, где находится скафандр? — удивился Витран.

    — Да. Пусть в конце жизни ты не добьёшься своего, то результат будет в любом случае один. После тебя ещё найдутся, кто придумает выход из ситуации и кому строить новые звездолёты. Ваше время осознать это не пришло. Вы пещерные люди, которые едва перестали убивать друг друга, а все эти технологии и корабли со временем препратятся в пыль. Теперь только от тебя зависит то будущее, ради которого не сдавались твои предки и их предки. Просто иди вперёд и не оборачивайся.

    Витран на миг посмотрел на Юстиниана и отвернулся, смотря то в окно, то на лампочки.

    — Ты говоришь, как мой папаша. Всю жизнь сидит книги читает, ума разума нажил, а сделать ничего не может. Кроме как, людей спаивать.

    — Как знать. Только не сваливай всё на меня.

    — Я смотрю, ты много думал об этом.

    — Я жив и разумен потому, что из колыхания травы в поле на ветру высмотрел больше, чем ты за всю жизнь сможешь узнать в своих книгах.

    — Из какой ещё травы?

    — Ну ты и ботаник. Это простое растение. Ветер создаётся от вентиляторов и перепада давления в специальных камерах, которые открываются и закрываются, создают потоки ветра, чтобы растения двигались, крепли и росли. Это же заложено природой и иначе быть просто не может.

    — Сколько книг не прочитай, всё равно дураком помрёшь.

    — Что?! — не понял Юстиниан.

    — Не бери в голову. — отмахнулся Витран и сам стал говрить, как его отец.

    — Как это не брать? Ты плохо отзываешься о людях, гравитатор. — обратился Юстиниан к человеку.

    — Я хотел подарить всем возможность жить дальше, а если её не найду, то просто…

    — Тогда сделай это с глубоким смыслом и большим толком, чтобы люди помнили тебя всю жизнь. Тогда твоя смерть будет иметь хоть какой-то смысл.

    — До меня уже были такие.

    Витран стал замечать, что они перестали сходиться во мнении. Ещё немного и они подерутся. На это будет интересно посмотреть. Два гравитатора подрались из-за пустых слов. Такого ещё не было. Ладно там мятежники власть захватывали, ресурсы и технику, а тут на пустом месте. Глупо до безобразия.

    Корабль ожил и отвлёк Витрана от мыслей обо всём, лишь бы не о самом главном.

    — Хватит думать за всех. Подумай о себе. — сказал гравитатор и это стало бы неожиданностью для Ветрана.

    — Это значит, что надо всех бросить…

    — Это значит, что нужно в себе найти силы, получить знания и тогда уже другим помогать. А если ты сам больной и необразованный, кто тебя слушать будет. Вот найдём башню упралвения городом и там решим, как быть дальше.

    Появился свет в кабине и включились прожекторы снаружи, чьи лучи устремились в туман. Двигатели тихо заработали, а платформа гравитации стала поднимать корпус корабля над камнями в небо. Дверь в холле закрылась автоматически.

    — Вот это да. — удивился Витран и смотрел в окно. Под ними пропала земля и теперь их окружал лишь туман. — Мы летим?

    — Это тебя удивляет?

    — Да. — спокойно ответил Витран и почувствовал парение корабля в пространстве.

    — Тогда летим к управлению Каронтусом. Сейчас если не запустим его, то полетим в космос.

    — Не запустим?

    — А ты думал кнопку нажал и полетел? Этот корабль провалялся тут на жаре, ветре и под кислотными дождями столько, что я удивляюсь, как ты живой сюда пришёл.

    — Невидимым путём гравитатора. — произнёс Витран, потому что другого ответа не было.

    — Похоже на то, но ты не гравитатор.

    — А если бы ты без меня улетел. Куда бы ты направился? — спросил Витран, раз его путь уже был заранее известен гравитатору.

    — В космос. — соврал Юстиниан. Если бы он улетел без него, давно бы на Микросе жил и на пляже грелся или дрался с Гилдонией за мораль. — Поискал бы другие планеты.

    — Теперь ты можешь помочь другим людям найти свой потерянный путь.

    — А стоит ли его им искать?

    — Не понял? — снова Витран не понял гравитатора.

    Слова Юстиниана каким-то странным образом превратились в негатив для Витрана, который думал, что давно надоел одиночке. Он услышал в них то, что не стоит никого спасать и выживать должны сильнейшие. Даже если у сильнейших есть все возможности спасти слабых и даже тех, кто на грани смерти. Смысл тогда иметь разумному разум, если живёт по законам зверя. Ведь Витртан такой же человек, как и все в городе, что за туманом гор.

    Корабль летел куда-то в обратную сторону, летел спокойно над краем диска из 36 корпусов.

    — Во вселенной многое случалось и мы все на этой планете не исключение из правил. — решил объяснить гравитатор свою точку зрения, которую он любил менять. Только в сравнении можно понять главные ценности и в пустую потраченное время. — Я к тому, что я и все вы попали на эту планету, где выжить просто нельзя. Может не стоит никого спасать. Все погибли из-за непригодности планеты, а их срок жизни давно уже кончился, хотя они до сих пор живы. Живые мертвецы тёмной планеты. — на этот раз Юстиниан произнёс слова так, словно он что-то вспоминил. Что-то страшное и тёмное. — Ваша жизнь на точной ниточке, которую ты протянул во тьму лишь одним своим терпением и спокойствием, упорством и случайностью.

    — Хватит болтать и веди спокойно корабль.

    — Я хотел просто немного рассказать о себе и вселенной.

    — Я ничего не понимаю. Летим к управлению ковчегом, перевезём народ на другую планету и дело сделано. Там моженшь болтать, что захочешь.

    — Это тоже можно, хотя… Мне просто дано то, что мне надо познать, как и всем людям во вселенной. — говорил Юстиниан.

    — Если ещё одно слово скажешь, получишь по шлему.

    — За что?

    — Я попросил спасти нас, а ты гравитатор. У тебя все возможности. Так спаси нас, вытащи нас из этого ада, а потом можешь лететь, куда хочешь.

    — Ты издеваешься? Я ничем от тебя не отличаюсь. Ты такой же человек, как и я. Просто…

    — Вот своим просто и спаси нас.

    — Так мы и летим, куда хотим.

    — Сперва люди, потом можешь уйти и в одиночестве писать свой бред среди звёзд до конца вечности. — махнул Витран рукой на панель управление, но Юстиниан понял пассажира. Тут нет ничего, за что можно было на него обидеться. Молодой Витран, что живёт на этом белом свете какой-то миг, когда Юстиниан прожил в 100 раз дольше.

    — Это точно. — согласился Юстиниан. Он-то знает, где башня. Она в 9 километрах от дома гравитатора.

    Гравитатор про себя вздохнул. Это было тяжело слышать от человека, хотя другого он и не ожидал. У Витрана ещё всё впереди. На душе так, словно Юстиниан уже сожалел о том, что живёт на этом белом свете и пишет свои книги, которые никто не прочитает. Зачем он взял его, этого человека? Ах, да. Ответ сокрыт среди звёзд и планет. Кому они нужны? Зачем он вообще родился на свет? Затем же, что и его предки. Улетит в неизвестные миры, куда вряд ли кто-то прилетит в ближайшие тысячу лет, а его книги постареют за это время и превратятся в пыль. Знания, потраченные за это время, уйдут в пустоту. Сотрутся среди звёзд, не доставшись людям и они будут ещё много лет жить и оттачивать свою разумность и технологию. Упрямые создания. Они скорее сожгут книги, чтобы согреться, чем научатся читать и строить тёплые дома.

    — Иногда я думаю, что жизнь просто бессмысленна, потом я думаю о том, что смысл не только в жизни, но и в познании себя, вселенной и связи тела с материями вселенной, чтобы что-то сотворить, чего-то достичь или совершить великое и грандиозное.

    — Я понимаю, но пока я не хочу ничего знать. За последний день такого наслушался, до сих пор голова гудит. — преврал Витран гравитатора.

    — Не хочешь знать, какие надо ценности сохранять в обществе?

    — Какие ценности? Вот твой корабль поистине ценная вещь. — заметил Витран. — Я могу на нём полететь в космос, куда никогда бы не попал. Смогу спасти людей, одним из которых сам являюсь, а если бы не отправился в этот поход, вообще бы погиб и ничего бы не узнал в жизни. Умер бы либо от старости, либо от сломанного прибора щита или глупости, как друзья моего отца. Я хочу жить и все они хотят жить. Поэтому летим и не будем останавливаться на пустяках.

    — Ты так говоришь красиво и коротко, что уши режет. — ответил гравитатор, направляя корабль по известному ему маршруту. — Нажать кнопку. Её найти надо. Вон видишь. Это корпус управления городом. Она сейчас торчит из поверхности днищем вверх, а сама башня под землёй, потому что торчала из сферы и была кабиной пилотов на куполе шара.

    Корабль сбавил скорость и спустился к крыше горизонта, приближаясь к тёмному строению. Лучи белого света выкрадывали поверхность стены башни и Витран рассматривал объект, о котором мечтал не один человек. Только ему удалось до него добраться. Присмотревшись ещё немного, Витран заметил вмятины, трещины и стал понимать всю катастрофичность объекта. И почему эту башню построили в другом месте.

    Корабль остановился и опустился к стене башни в 20 метрах от неё. Молча оба вылезли из кабины и сошли на металлическую поверхность корпуса. В этом месте окончание горизонта было иным, утолщённым и с пристроенной башней. Чёрное строение в виде цилиндра с сужающейся крышей поднималось на 50 метров в высоту. Витран обошёл корабль и остановился у стены башни в паре метров от неё. При виде здания теперь не имело значение, сбился он с пути или нет.

    — Это она? Башня управления Каронтусом. — спросил Витран.

    — Да, это она. Видишь, какие дыры в стене и что там внутри. — подкалывал гравитатор.

    — Думаешь, что это смешно?

    — Не смешно, но сделать всё равно ничего не можем.

    — Всё равно, я хочу туда войти и своими глазами увидеть, что там и как.

    — Нет проблем.

    Гравитатор направился вдоль стены и Витран пошёл за ним. Кислота проела верхний слой металла, а пыль въелась в него и поэтому вся поверхность выкрашена коричневым цветом. Витран и гравитатор подошли к нужному месту и остановились.

    — Вот дверь. — гравитатор указал на прямоугольник в стене, что едва выше пола, на котором стоит башня. Каким-то ядовитым шумом в голове Витрана отозвалась тишина вокруг. Свет исходил от корабля и в тумане он так рассеивался, что становилось необычно светло.

    Юстиниан распахнул дверь наружу и указал рукой на полумрак внутри. Витран включил свой фонарик и стал осматривать внутри помещение, желая пройти. Гравитатор поймал его за плечо на пороге и Витран только сейчас увидел, что там внутри.

    — Вот таким я увидел пульт управления ковчегом. Всё раскурочено, оплавлено и разбито. Если ты найдёшь кнопку, то разве что на стене для открывания двери. Всё остальное раздавлено в момент раскрытия сферы. Я же говорил, что это всего лишь спасательный плот.

    — Ничего себе плот. — добавил Витран и осмотрел помещение.

    Свет фонарика скользил по стенам и искорёженным поверхностям, которые уже не назовёшь стенами и ещё чем-то. Прямо от порога начинается глубокая яма в 9 метров, на дне которой торчат множество прутьев арматуры, порванные листы и оборудование, раздавленное в лепёшку. Теперь Витран сам убедился в том, что тут живого места не осталось после посадки. Всё сгорело и расплавилось в первый же день. Тут нет ничего того, что могло бы ему помочь. Как же тогда?

    — Как теперь быть? — спросил Витран и отступил на пару шагов назад. — Раньше не мог сказать?

    — А смысл? Ты так рвался запустить эту штуку в космос, что я не стал тебя вести прямиком в космос. Люди годами идут к тому, чтобы пустить жалкую ракету, а ты…

    — Ты к чему?

    — Ни к чему. Решил показать тебе лично, что такое комната управления. Или у тебя есть план, как запустить кусок железа в космос, пролежавшего тут не одну тысячу лет?

    — Надо известить население, найти скафандры и перевезти всех по несколько человек на другую планету. Хоть какую-то часть спасём.

    — Топлива не хватит. Тем более, я корабль не для этого построил. Хотел на орбитальную станцию слетать.

    — Куда?

    Мир вокруг Витрана расширялся час от часу и он не сразу сообразил, о чём говорил Юстиниан. Откуда и где что там размещено и как это выглядит, ни в одной книге нет.

    — На орбите планеты Приория, в космосе есть космическая станция. Я вычитал из дневника отца. Если станция цела, мы сможем там и корабль заправить, а может и новые корабли найдём.

    — Какой планеты? — Витран услышал незнакомое слово и переспросил. Гравитатор специально это сделал, или просто сказал так, как на его языке называется планета.

    — Какая планета? — переспросил Юстиниан.

    — Ты сказал, что вокруг Приории летает космическая станция. Что это за планета?

    — Это вот эта планета.

    — И кто её так назвал?

    — Народ с Абогена.

    — Это где?

    — Может тебе карту нарисовать все звёздной системы, в которой живём?

    — Давай, а я потом выставлю на распродаже твой рисунок и буду жить бесплано до конца своих дней.

    — Опа, приехали. — как-то странно произнёс гравитатор. — Я ему тут родину помогаю спасать, а он меня с потрохами решил продать. Тебе никто не поверит.

    — А ты подпись поставь и поверят.

    — Да хоть альбом нарисую, тебя вместе с рисунками сожгут, чтобы не слушать.

    — О чём это мы?

    — И правда, может хватит вести глупые разговоры. Управлние сломано и путь у нас только один. Зачем тогда терять время.

    — Может, найдём что-то лучше этого.

    — Вряд ли. Пошли. — махнул на башню Юстиниан и повёл Витрана обратно к кораблю, не обращая внимание на столь резкую перемену тем. Неужели твийдор влезла в него. Достала с Абогена и попробовала через Юстиниана проверить его. Это что-то новенькое.

    Вернувшись в кабину и закрыв двери, гравитатор и человек пристегнулись к креслам в кабине управления. Витран продолжал смотреть на башню, в которой была надежда человечества, а теперь все мечты тысячи лет можно просто выкинуть прочь и забыть. Неужели он остался один, в этом мире неизвебно погибающих людей. Хорошо, что он жив до сих пор. Еслигород простоит до его возвращения, то…

    — Значит, мы летим на орбиту? — спросил Витран и стал настраиваться на новую цель. Он вспомнил про корабли.

    — Да. Пора туда заглянуть и направиться к соседней планете.

    — И кого мы там попросим? Кто будет помогать нам?

    — Никто. Они не знают о нашем существовании, не знают о своём будущем и так же брошены на произвол судьбы.

    — Значит, кроме туманов, мы там ничего не увидим.

    — Увидим. На планете ещё есть атмосфера, хоть и разряженная. Там можно жить, небо синее по утрам и светит яркая звезда из далека, из центра гравитационных свер.

    — Каких сфер?

    — Доживёшь, увидишь. Пока летим на орбиту. Надо заправиться, осмотреться и решить, как дальше быть.

    Витран сидел и думал, что из ночи они попадут во мрак звёзд и ничего светлого они больше никогда не увидят, только гравитатор так бы не сказал. Может на одной планете идутвечные дожди, туманы и взрываются вулканы, на других планетах всё совсем по другому.


    10. Орбитальный прах гравитаторов

    Корабль без названия поднимался к облакам и его корпус пробирала дрожь от тяги ракетных двигателей и гравитационных платформ. Пилот Юстиниан направлял корабль к свету и Витран увидел то, чего никогда бы не увидел своими глазами. Из окона своей квартиры он вряд ли увидел такое голубое небо на восходе и белые облака, что поднимаются к верхнему небосводу, не давая вырваться в космос. Перед ними разворачивалась картина, которую никто из ныне живущих не видел и гравитатор направлял корабль всё выше и выше, выводя из атмосферы.

    Плотные слои стали сопротивляться и ветер создавал снаружи давление. Елва не развалившись, корабль вырвалс в космос и невесомость охватило тела. Витран почувствовал лёгкость и руки стали подниматься вверх, словно ими ктото управлял. Нет, это привычка сопротивляться гравитации и от этого руки сами собой вздёрнулись к потолку.

    — Это… — успел произнести Витран.

    — Это она, космическая станция. — ответил гравитатор, когда впереди показалось что-то, летящее в прострнастве в стороне от атмосферы и сверкающее в лучах жёлтого света. Яркая звезда слепила некоторое время, но гравитатор закрыл окна возникшим потемнение. От нажатия кнопки часть света преломилась и стало темнее.

    — Это что за станция?

    Гравитатор пристегнулся и схватил за ногу своего нового друга, притянув к себе и усадив обратно в кресло. Витран созерцал в удовольствии далёкие и недостижимы звёзды, облака и синее небо рассвета, что медленно ползёт в их сторону.

    — Пристегни ремень и не болтайся, как мешок с картошкой. — сказал Юстиниан.

    — Что это такое?

    — Где? — в шутку ответил гравитатор и стал в окно смотрел, выискивая что-то, что ускользнуло от него.

    — Картошка?

    — Это растение.

    — А что-то техническое есть у тебя. Что не спросишь, всё растение.

    — А как же. Этот корабль думаешь из одного железа. В нём и волокна растений использованы. Это сложное сооружение. Из чего смог, из того и построил. Вот так.

    — Так и скажи, что из мусора. Ладно. — Витран застегнул ремень и стал смотреть, как за бортом меняется пейзаж.

    Он не заметил, как на борту появился воздух, а снаружи космический вакуум создал на фюзеляже иней и тут же высушил высокой температурой в трении о воздух. Витран до сих пор думал, что вокруг них атмосфера планеты, которая продолжается по его представлению и непривычке к космическим полётам. Неужели сегодня в его жизни столько всего случилось.

    Звезда гнала на планету огромные потоки плазмы и она рассеивалась, сдирая оболочку Приории. Частицы атмосферы летали по всему пространству системы, а микроорганизмы обменивались планетами без всяких кораблей и внимания со стороны разумных существ. Витран не видел того шлейфа, что тянулся от планеты и следил за приближением орбитальной станции. С каждой минутой корпус строения становился всё больше и больше. На его поверхности уже не было так гладко, как показалось издалека. Корпус покрыт множеством полос, дыр и вмятин от попадания астероидов.

    Наступила тишина в кабине и ожидание мига поглотило обоих. Скорее тишина и спокойствие воцарились в головах, потому что скафандры не пропускали звуки, а значит, ничего не было за пределами защиты. Атмосфера в корабле и та была слабой, пригодная лишь на 20 процентов. Поэтому была запасной, если скафандр откажет и всё такое. Гравитатор уже не на планете, а в космосе и тут дышать практически нечем. Корабль единственный слой защиты от внешнего пространства.

    Звездоплаватели смотрели на звёзды, планету позади и думали каждый о своём, рассматривая что-то светящееся и летящее в пространстве перед ними. Корабль медленно приближался в мёртвой тишине.

    Наблюдая планету позади в боковые окна, Витран заметил вспышки молний в атмосфере на всей поверхности планеты. Сверкали без остановки и в одном месте наблюдалась огромная воронка урагана, что накрыла какую-то местность. Как молнии их не убили при такой интенсивности и мощи, не понятно.

    Осознавая вид планеты за собой, представляя её твёрдую структуру и тонкую атмосферу, человек думал о том, что планета обладает притяжением и в космосе просто так воздуху взяться не откуда. Значит он собран на ней за многие годы. Только в атмосфере могут развиваться организмы и появляться облака в небе при трансформации воды из жидкой в газообразную. Вдыхая плотность воздуха и воды, получая всё необходимое он среды обитания, живое существо способно двигаться и получать еду и воду. Так думал Витран, вспоминая старые книги про описание флоры и фауны разных планет, которые никто не принимал на веру и книг таких вообще не читали.

    — А почему тут нет облаков? — спросил Витран.

    — Где? В космосе?

    — Да.

    — Тут вакуум. Какие ещё облака. Ты так спросил, словно никогда космоса не видел.

    — Ну… Вообще-то не видел. Я первый раз на корабле вылетел в космос. Я…

    — Ладно ладно. Я не видел облака, а знаю об этой звёздной системе больше, чем ты и твои сто тысяч родственников, что дрожат от страха на планете.

    — Не смей говорить о них так.

    — А то подерёмся?

    — Я просто открою дверь и выйду.

    На это гравитатор сделал ошибку и усмехнулся, прыснул при Витране. Такого он не ожилдал услышать. Разум Витрана может и такой же, как у всех остальных людей, но мысли рождаются быстрее, чем молни на планете вспыхивают.

    — О системе…

    — Подожди пока. Потом дам книгу и прочитаешь.

    — Ладно. — согласился Витран и перестал болтать.

    Такая новость не могла пройти мимо завороженного разума человека. Витран уже ожидал прочитать в книге что-то такое, что могло просто вырвать его из старой действительности навсегда и сделать новым человеком. Неужели он тут и видит всё это в данное время. Может это сон?

    — Нет, это не сон. — произнёс гравитатор, на что Витран просто промолчал.

    Тогда почему он такой точный, долгий и спокойный этот сон? Значит это не сон. Это реальность, токо уже другая, не такая угнетающая и привычная. Это что-то новое.

    Гравитатор выключил двигатели и изменил движение по инерции корабля в направляемую, стараясь встретиться со станцией в точке пересечения двух путей. Он использовал свои способности, чтобы не тратиться на топило, как в прошлый раз. Он подумал о том, что вместо двух разошедшихся путей в этот миг два пути сойдутся дважды, пути двух живых существ и пути двух творений древних предков. Два разных по годам и способностям гравитатора и два разных по виду корабля древнего Алгола. Точнее, никакого не Алгола. Корабль Юстиниан собрал сам из обломков истребителй, а станция была собрана мятежниками, что пытались перелететь на другую планету и что-то не поделили. Гравитатор вёл корабль к станции и вдруг подумал о том, а не рассказать ли Витрану, что это за объект.

    — Ты знаешь? Откуда прилетел этот корабль? — спросил гравитатор.

    — Нет конечно. Нашёл, что спросить.

    — Этот корабль был собран мятежниками, что убили короля. Того самого Каронтуса, что был избран моим отцом гравитатором Тиантором.

    — Так я и знал. Тиантор не мог жить вечно.

    — Конечно не мог. В его время, когда мятежники свергли достойного человека и забрали трон себе, разграбили и наворовали, отец устроил на них охоту. Первое время предатели строили посёлок, станцию и на кораблях возили с планеты материалы на строительство этой станции, потом Тиантор обратился к ним. Это не записано в вашу историю потому, что она пролегает в иной среде, как в соседней стране, которой плевать на соседей и сами решают свои дела. Тиантор предложил сложить им оруие, а те пришли к нему домой и убили жену, мою маму. Он их всех уничтожил, обрушил на станцию атсреоидный дождь из поднятых с планеты булыжников на орбиту и с тех пор мятежники пали, а население города прогнало оставшихся, свергнув правителя. С тех пор псевдо гравитаторы общались с Тиантором тайно, а потом я занял его место.

    — Ты это говоришь, чтобы позлить?

    — Ты…

    — Да, я о том самом. Столько лет тратить на то, чтобы сидеть в кубе и не помочь людям построить хоть один корабль. Разве это не подло?

    — Да, я хотел сделать так, но толку от этого не много. Куда вам лететь?

    — На Абоген.

    — Так уже есть ковчег. Ваше появление развернёт жестокую войну. Вы все погибнете.

    — Тогда на Микрос.

    — Там и так десяток человеческих рас живёт. Вас ещё не хватало.

    — Тогда…

    — Слушай меня. Ты будешь злиться по той же причине, но знай. Твой народ жил без воин почти 2 тсячи лет, а страх перед разрушающейся защитой просто угнетал слабых, когда сильные оставались спокойными и целеустремлёнными. Люди не нуждались в богатсвах, деньгах, власти и том, что есть на других планетах. Твой отец Денгорт один из мятежников и вместе со своими друзьями первую половину жизнитолько и делал, что воровал, подло поступал с другими и никогда не делился и не помогал. Он плохой человек и ты вместе… с ним. На моём месте, Тиантор вас обоих бы в детсве утопил.

    — Ну и зачем ты меня сюда взял? Чтобы я совесть разбудил?

    — Она у тебя в достатке. Ты изменил желание брать на стремление достичь недостижимого и ты победил.

    — Ну и в чём же моё достижение?

    — В том, что из 3 тысяч людей, что пытались найти выход из города, лишь один ты пришёл достойный. Да, ты не тот гравитатор, что любит жизнь, поступает правильно и многое другое, что делало бы тебя правильным и примерным человеком, что сохраняет главные ценности в жизни и передаёт по наследству. Ты бросил школу, боялся умереть и без разрешения делал многое, о чём бы и я бы не пожалел, но постарался бы исправиться.

    — Ты значит не лучше меня.

    — Да, я проговорися, но я тебя старше.

    — Это не оправдание. Я отправился в путь и я тут. Найдём корабли на станции и вывезем на неё с планеты людей, перелетим на другую планету и там они смогут вздохнуть спокойно.

    — Никуда твой народ не денется. Они нашли своё счастье перед смертью, хотя и так все они и ты вместе с ними слишком далеко зашли. Оттянули жизни аш на полторы тысячи лет. Я не стану их везти на станцию. Пусть решат свою судьбу сами, либо я сам решу, как им быть.

    Вдруг до Витрана дошёл смысл сказанного.

    — Ты не имеешь права поступать так. — сказал он.

    — Право есть у всех, но ни у кого нет права на всех.

    — Вот и пусть сами… нет, я от них говорю, что пора спасать народ.

    — Я помогу, чем смогу.

    — Если так, то ты никакой ни Хранитель жизни.

    — Хранитель? Ты… — вдруг Витран услышал от Юстиниана такое, что едва из корабля в форточку не выпрыгнул, только её не было в звездолёте. — Ты до сих пор веришь, что гравитаторы — Хранители жизни? Оглянись и присмотрись, в каком мире ты живёшь. Эта легенда пришла из галактики, в которой гравитаторы были лишь народом, покорившие галактику и отправившиеся в соседние для освоения. Я не знаю, что там произошло, какими они королями себя корчили, но тут все до единого, кроме моего отца….

    — Ну конечно. Твой отец тут ни при чём.

    — Вот именно. Он единственный, кто был гравитатором и твийдором. Только он решал, кому жить и кому умереть и он никогда бы никого не уничтожил, если народ не превратился из потомков гравитаторов Алгола в кучку психов и трусливых глупцов, которым наплевать на предков, историю, культуру и будущее, которое сами же и уничтожили. Этот мир не такой, каким он тебе кажется и вся история про Хранителей лишь сказка. Ты простой босяк, как и я, только у меня есть космический корабль, а у тебя лишь жалкая мечта в то, что ты даже не знаешь, куда вести свой народ. Только сильнейшие выживают в этом мире. И только сильней гравитатор становится тем, кем он захчет стать. Что было ушло, а что будет, это уже от тебя зависит.

    Витран сидел в кресле и молча смотрел на весь этот мир, что открылся перед ним. Юстиниан высказал ему вторую сторону медали, которую Витран долгие годы не видел в гравитаторах Каронтуса и лишь недавно узнал от своего же отца, какой народ скрывается во тьме. Он всего лишь огрызок яблока со старого-старого дерева жизни. Лучше он дома остался и никуда бы не пошёл. Он даже не понимал, как этот корабль летел и что перед ним выросла огромная станция на три тысячи человек, которая построена такими же жалкими, как и он сам. Сам он думал, что всё знает, а встретив гравитатора и эту технику, просто отупел и ничего не мог поделать с этим. Он не знал, как пользоваться этим устройством и некий страх от неожиданности и непривычки сковывал его по рукам и ногам. Как он вообще доверился этому гравитатору, который вытащил его на орбиту планеты и сейчас они летят к орбитальной станции. Рассказать дома, не поверят. Придётся всё вытерпеть и довериться тому, кого видел первый раз. В любом случае, как учил отец, доверять можно каждому, а всё содеянное останется на совести разума. Если так, то…

    Сомнения на счёт людоедства в городе не пропали из вариантов Витрана на счёт будущего. Может этот Юстиниан наврал ему и держит его для еды, хотя некоторые особенности разговора доказывали совсем другое. Не доступное для понимания простого человека, образы гравитатора могли быть иными и держали человека рядом до того момента, когда понадобится. Для чего именно Витран рождён, останется на совести гравитатора. Если Юстиниан настоящий гравитатор, то он не даст погибнуть народу, иначе сам станет таким же, как мятежники и убийцей человечества, своего рода гравитаторов. Этого нельзя было допустить. Юстиниан, в свою очередь, просто решил разозлить Витрана, чтобы он мог знать все стороны жизни гравитатора, человека, все ценности и низшие качества того, кто когда-то мог называться гравитатором, пока время шло, гравитатор отвлекал Витрана, потому что время, которое предстоит осилить молодому гравитатору, обрушиться с новой волной и ему не будет дано ни минуты на раздумия. Он должен будет встретить будущее, каким бы оно ни было.

    Станция оказалась не простой и собрана из множества контейнеров, обшитые листами металла и закреплённые основными рамами. В корме располагались корпуса с ресурсами и двигателями, на корпусе которых так же виднелись пробоины. Вряд ли эта станция могла летать.

    Как присоединиться к станции, мог знать гравитатор и Витран положился на его разум, хотя и не знал, как ему теперь относитьс к нему. Иначе быть уже не могло.

    Возвращаться назад, высадиться в городе и дать людям на миг посмотреть на корабль и понять возможность спасения, значит взбаламутить общество и не дать ему нормально дышать до того времени, когда представиться шанс вступить в новую жизнь. Общество будет в вечном ожидании страха перед неизбежным и никто не сможет уснуть спокойно, пока не выберется с планеты. Гравитатор мог стать причиной гражданской войны, поэтому Юстиниан не торопился в город. Псевдо гравитаторы успокоят народ и тот будет слеп от ярости и предоставлен чему-то более нужному.

    Корабль медленно поворачивался крышей к корпусу. Поверхность выглядела старой и побитой, но гравитатор ощущал про себя верный путь и нашёл способ прикрепить корабль. Он использовал шлюз на крыше в холле и им пристыковался к шлюзу в стене корпуса, закрепив корабль. Системы сошлись и замки закрепили корабль. Борт немного тряхнуло и всё замерло. Под ними оказалась планета, медленно движущаяся в пространстве.

    — Вот и сели. — произнёс гравитатор и отстегнулся. Его тело по-прежнему было лёгким и он полетел по кабине.

    — Куда сели? Мы же не спустились на планету.

    — Это так, к слову. Пошли. Пройдём на станцию и посмотрим, что с ней такое и как её можно использовать. — ответил гравитатор и проверил свой скафандр. — Проверь свой скафандр. На станции нет атмосферы.

    — Я же не погиб на планете. Сейчас не погибну.

    — Отопление в нём есть? На станции вряд ли ты найдёшь воздух и ванную с тёплой водой. Это тебе не планета с пеклом. Тут вместо давления минус 200.

    — Что я там найду?

    — Пошли и не задавай вопросов.

    — Откуда ты всего этого набрался? — Витран думал, что гравитатор первый раз сюда прилетает, хотя и было ощущение, что он не раз тут побывал.

    — Читал, заглядывал в прошлое, настоящее и будущее. Так и корабль починил и образование получил. Не сидел на месте и не ждал, когда мне что-то дадут, а сам думал и делал. Другого не дано. Я один и нет того, кто бы лучше меня смог проложить мой единственный путь во вселенной. За твийдором вообще лучше не следовать.

    — Почему?

    — Потом узнаешь.

    Витран кое-где уловил смысл сказанного, решив проложить свой свободный полёт по кабине в холл корабля. Всё равно некоторых вещей он не понимал и гравитатор слишком много говорил негативно и всё больше сомнения создавал для Витрана. Тем более, Витран был пока под руководством гравитатора и не имел своих инструментов под рукой.

    Юстиниан выключил систему подачи воздуха на борт корабля и спустил его наружу. Он отлетел от стены с панелью приборов к потолку и открыл люк. Воздух встретил мороз и образовался иней на поверхности второго люка.

    Теперь осталось открыть дверь над головой и пройти на борт станции. — сказал гравитатор. — Если там есть мутанты или враждебные существа, то оружие не помешает.

    — Мутанты? — удивился Витран и висел в пространстве между полом и потолком.

    — Мало ли что случилось с последними жителями станции. На ней не одна тысяча человек поместилась в прошлом.

    — Ты сказал, что твой отец их всех истребил.

    — Нельзя недооценивать гравитатора.

    Для защиты гравитатор вытащил гравитрон из шкафа и закрепил его на поясе справа для правой руки. Это единственное оружие на планете и на корабле. Если на станции есть что-то ценнее и более стоящее, то они это возьмут себе. Как использовать, время покажет. Пока надо проникнуть на станцию.

    Приготовившись, гравитатор открыл крышку над головой и взглянул во тьму небольшой шахты с ровными стенами. Внутри коридора-цилиндра было темно и холодно. Даже не холодно, а просто пусто. Кроме стен и того, что осталось на станции, тут ничего не было. Воздух давно вышел или осел на стены в виде инея, а слово холод не подберёшь в вакууму. Это иная среда обитания. Нельзя снять скафандр и почувствовать на себе весь холод. Даже чихнуть не успеешь, как в ледышку превратишься.

    Юстиниан пролетел через люк и оказался во тьме помещения. Он прихватил фонарик и освещал им путь. Оказавшись на борту станции, в знакомом месте, гравитатор стал осторожным и осматривал всё вокруг. На борту нет воздуха и выжить кому-то просто не суждено, разве что тем, кто без воздуха обходиться и вырабатывает своё тепло. То, что он Витрану сказал, то это просто шутка. Таких существ гравитатор ещё не встречал в жизни и на борту станции.

    Помещение предназначено для перехода с корабля на станцию. Это шлюзовая камера на 20 человек или дополнительный груз, подсоединённая к коридору стыковки с кораблями. Поэтому тут небольшое пространство в виде вытянутой комнаты и дверь в конце. За ней должна быть обитаемая часть станции. Света так же не было и всё оказалось мертвым и пустым Витрану. Он лишь заглядывал в коридор и не хотел идти вперёд. А вдруг тут сумасшедшие с деревянными вилками бегают?

    — Идём. — позвал гравитатор. — Смотри не порви скафандр. Тут же скорчишься от холода и боли. Никакой твийдор не спасёт. Его тут нет.

    — Понятно. — ответил Витран и пролез в круглую шахту, оказавшись в комнате.

    Гравитатор в этот миг открыл дверь и распахнул её в коридор. Это произошло так быстро и неожиданно, что Витран не успел испугаться тьмы, возможных тварей и думал о том, как бы убраться отсюда. Зачем он сюда полез?

    — Ты уже думаешь о том, как бы сбежать? — спросил Юстиниан.

    — Где-то так. — согласился Витран, раз невозможно спрятать мысли и он продвигался вперёд, отталкиваясь от поручней в стенах, летя по пространству следом за гравитатором.

    — Тогда посиди в корабле и подожди. Я пока осмотрю станцию и вернусь. Если тут есть корабль, то я скажу тебе. Тебя отвезти домой, или на Абоген?

    — А ты хоть знаешь, где город находится? — Витран имел ввиду то, что они далеко от города и искать среди облаков единственную железную плешь с микробами будет проблематично.

    — Да. В бортовом компьютере корабля есть карты и расчёты. К тому же синий лазер направлен в облака и такой луч виден в любую погоду с орбиты.

    — Почему он светит в небо? — спросил Витран раз зашла тема о Каронтусе. — Почему такой луч света?

    — Это не существующий свет в природе и он направлен в космос, чтобы все видели. Чтобы люди на других планетах видели, что на планете есть раумная цивилизация, достигшая определённого уровня развития.

    Гравитатор пролетел в коридор и направился в сторону корпуса управления станцией, что в правой стороне. Он оставил Витрана одного у выхода в коридор и не стал больше ему что-то говорить. Оставив один на один с собственными размышлениями и действиями. Всё равно рации в скафандрах им не нужны.

    Если Витран выберет обратный путь, то вернётся в корабль. Если он полетит за ним, то сам догонит его, если захочет.

    — А почему я должен выбирать? — спросил Витран, когда гравитатор далеко улетел по коридору и луч света на миг обратился к нему и снова направился вперёд.

    — Ты о чём? — ответил Юстиниан.

    — О том, куда лететь. Ты не полетишь со мной, а я могу вернуться домой. Зато ты говоришь про Абоген.

    — На Абогене есть цивилизация, что может построить корабли и перевезти всех вас с планеты на другую планету. В звёздной системе есть ещё одна свободная планета, куда не ступали люди ковчега.

    — Ещё одна? — Витран так и понял, что тисками надо тянуть из этого гравитатора всю необходимую информацию. Если она вообще точная. — И что там?

    — Ничего. Холод и лёд. Зато есть атмосфера, подобная Абогену и Микросу. В ней можно сделать изменения и жить, только холодно и темновато. Свет звезды уже не такой яркий, но достаточный, словно каждый день это день на Приории, только без туманов.

    — Как ты о ней узнал?

    — Из разных источников. Ладно, я тут посмотрю, а ты там можешь по комнатам полазить. Может что-то найдёшь.

    — Куда ты направился? — спросил ещё раз Витран.

    — В кабину управления.

    — Откуда ты знаешь, что она там?

    — Оттуда и знаю. Он мятежников, которых мой отец допрашивал.

    — Понятно.

    На станции нет ни души и в этом гравитатор точно уверен. Он чувствует разум и живую энергетику тела, поэтому спокойно открыл двери и прошёл вовнутрь станции, не ожидая никаких встреч с кем-либо. Тут только пустота. Кроме них двоих, больше никто не излучал электромагнитные поля и мысли. Даже у зверей есть мысли, хотя их гравитатор ещё не встречал в своей жизни, но след в пространстве улавливал. Он исходил с двух других планет. Особенно с третьей, что на 70 процентов покрыта океанами.

    Во полу мраке на пути Юстиниана летали замороженные предметы, столы, бумаги и всякие вещи, путешествующие по инерции от носа и до кормы много лет. Чем дальше пролетал гравитатор в корпус корабля, тем больше он встречал свалки и мусор на своём пути. Некоторые комнаты оказались заполнены водой, замороженная много лет назад. На стенах были установлены поручни, но Юстиниан не пользовался ими. Он нёс своё тело силой мысли, левитировал в пространстве, хотя на планете он это мог делать подобное, но на долго не хватало сил. Лечге воздух гонять, чем тяжести поднимать. Он же не супермэн, чтобы преодолевать растояния. Улавливал металл в пространстве, на которое указывала твийдор с Абогена своими способностями и гравитатор поднимал объект, направляя его к себе.

    Сама твийдор не отзывалась с Абогена и просто не мешала им, чтобы ничего не сорвалось. Она долго ждала этот день их прибытия и Витран ещё не знает, какой сюрприз ему угатован на месте второго города из соседней галактики. Он и представить не мог, что вся его жизнь…

    Как гравитатор научился владеть способностями, так это от отца и по книгам, а так же своим умозаключениям, сидя в полном одиночестве и проводя эксперименты над собой и объектами вокруг. В невесомости даже мысли обретали лёгкость, чего не скажешь о теле. Кровообращение изменяло разум и поэтому в голову проникали новые мысли в иной форме, которые обычно проявляют себя лишь во сне. С подобным изменением Витран столкнулся именно сейчас и не мог понять, откуда он слышит музыку в пространстве, вспоминает какие-то образы и вообще всё было похоже на то, что его разум подключился к информационному каналу и получает голоса и образы других миров. Это гравитатор решил воспользоваться моментом и слабостью разума, чтобы Витрана сделать более полноценным и разумным, чтобы всякие глупые вопросы не задавал, а пользовался своим разумом и строил свои предположения. Рано или поздно он поймёт этот метод обучения.

    Тело Юстиниана немного заносило на поворотах и приходилось руками отталкиваться от стен. Гравитатор продвигался всё дальше по коридору и вышел в центральный и широкий. Коридор, проходивший через всю станцию от носа до кормы и соединяющий все корпуса центральным стержнем, оказался широким, с высоким потолком и длинным до бесконечности. Так было видно с одной точки, в которой оказался гравитатор. Луч света от фонарика не касался конечной двери и гравитатор ускорил полёт. Он летел в середине пространства и проносился мимо раскуроченных стен, мусора и замороженной воды. Ничего нового тут не было. Кто-то кран забыл закрыть и образовалась большая капля, замороженная в пространстве на выходе из комнаты. Кто-то вещи разбросал и те летали по всем помещениям. Судя по воде и по скорости её заморозки, корабль медленно остывал. Может батареи прекращали свою работу и садились без подзарядки. Некому было следить, когда станция пострадала и все сбежали прочь.

    Добравшись до конца коридора, гравитатор увидел раскрытые двери в помещение. За ними лестница на верхние этажи и скорее космос за стеной, чем очередной корпус корабля. Поднявшись по широкой лестнице, он проник в кабину управления. Тут было просторно и мрачно. Через уцелевшие окна проникал свет от планеты, было мрачно от слабого освещения и пусто от тишины и замёрзшей в пространстве мебели. Признаков жизни не наблюдалось.

    Юстиниан освещал лучом света от своего фонарика кабину и подлетел к креслам пилотов. Вряд ли он что-то мог сделать в этой рубке. Управление разобрано, большинство проводов выдрано и тут мог стоять генератор, который мог дать энергию на пару часов, чтобы перезагрузить программы и подготовить корабль или станцию к новому перелёту на новую орбиту и зарядке главных батарей на освещённой стороне планеты. Так думал гравитатор, а вместо этого ничего не работало. Поискав управление и аварийные модули, он нашёл один уцелевший под полом.

    У кресла пилота оказалось под полом пространство с запасным генератором. Его Юстиниан вскрыл, нашёл пластину чёрного цвета с проводом, подключённый к компьютеру во втором блоке и нажал на кнопку в корпусе генератора. Загорелась зелёная лампочка на поверхности корпуса и на мониторе появился процесс загрузки. Система аварийного запуска приборов стала определять по датчикам своё состояние. Компьютер за минуту собрал данные, установил управление через монитор в руках гравитаорра и тот влез в управление двигателями. Гравитационные платформы вдруг потеряли 23 процента сопротивления и планета стала притягивать к себе станцию. Осознав, что гравитатор сделал, он стал искать выход, лазил в найстройках и пытался исправить ситуацию. Только двигатели давно не работали, потому что повреждены камнями и топлива давно нет, потому что его выработали спасшиеся, которые давно погибли на борту корабля. Станция стала менять угол наклона и растояние сокращалось 100 метров в час. Если так будет, через 6 часов станция наберёт скорость и упадёт на планету.

    — Что это я сделал? — произнёс Юстиниан так, чтобы Витран не знал.

    Вдруг в голову гравитатора пришла она, твийдор с Абогена.

    — Ну ты и натворил делов. — произнесла твийдор.

    — Лучше скажи, как изименить направление?

    — Выйди и подтолкни с другой стороны, чтобы обратно полетело.

    — Я тебя сейчас подтолкну. — ответил Юстиниан и не захотел с ней говорить. — Что теперь делать?

    — Ничего. Станция грохнется через 6 часов на планету.

    — Лишь бы не на ковчег Алгола.

    — Всё может быть, но ты же сам Витрану сказал, что там спасать некого. Значит нет никаких проблем.

    — Это я ему говорил, чтобы он сам решил, как он думает и какую сторону выбрал. Надо иметь ввиду обе стороны и быть готовым…

    — Да знаю я. Лучше убирайтесь с корабля, пока он не начал входить в атмосферу.

    — Сейчас пойду.

    Ничего не найдя в управлении, Юстиниан покинул кабину и отказался от мысли привести станцию в рабочий режим. Тут нет ничего целово и вполне работающего. Конечно можно было разобрать и многие детали пригодились бы для постройки более вместительного корабля, чем его милюзга и кусков от истребителей, но теперь об этом можно просто забыть.

    На ремонт могло бы уйти столько времени, что легче новый корабль построить. Такой корабль очень пригодился бы жителям на планете, но Гравитатор всё испортил. Поэтому осталось лишь покопаться в отсеках и поискать брошенный корабль снаружи на стыковочных узлах или взять то, что может ещё пригодиться в пути. На такой станции обычно большой склад разнообразных товаров и припасов, а если это ещё и звездолёт, то тем более на борту такого транспортника должно быть всё, чтобы помочь человеку выжить в разнообразных условиях разных миров.

    Только гравитатор ориентировался на свой разум и предположение о предстоящих делах, обшаривая корпуса и осматривая вещи. Люди могли вычистить отсеки и бежать до прилёта двух заблудших гравитаторов. Им тоже пригодится снаряжение и товары, чтобы выжить на планете, на которой никогда не были.

    Если вспомнить древние полёты на космических кораблях, то эта станция могла быть новым шансом перевести людей на другую планету, выполняя роль парома между небесными телами. Потом случилась революция и полёты на космических кораблях остались на страницах книг, а те, кто работал на станции ещё некоторое время жили и добывали ресурсы на планете.

    В поисках топлива, еды и воды, оружия или простой палатки, от которой много толку вряд ли будет под кислотными дождями, гравитатор несколько часов летал по комнатам, проверял их содержимое и заглянул в грузовой отсек где-то в середине корпуса станции. Любой предмет, который мог иметь ценность, Юстиниан брал с собой и складывал в мешок, который откопал по пути в одной из комнат.

    Всё это время Витран слушал голоса пространства и размышлял о своём, а гравитатор говорил, что занят и надо подождать. Что-то человеку не очень хотело сидеть на месте. Тишина и пустота пространства стала переходить из опасного в скучное. Привыкнув к звукам, Витран перестал их бояться и был спокоен, осматривая коридор и ближайшие помещения с помощью фонарика.

    В это время Юстиниан залетел в один из грузовых отсеков и нашёл полки с креплением к полу и потолку или полу. В космосе это не было главным. Человек располагал их лишь потому, что мог смотреть на вещи в одном положении, а не вверх ногами ил под углом. Эо последствия притяжения планет и определённый образ, созданный эволюцией. Так сказать, определённая плоской пространства и разума, при которых оба пространства в воображении и перед человеком совпадают и становятся естественными всегда.

    На стеллажах стояли ящики и их оказалось не мало. В некоторых были сложены и закреплены устройства длинной в пол метра, что-то похожее на фонарик, генераторы воды, скафандры, которые ни разу не надевали и много всякого барахла лежало в этом помещении, что никогда так и не использовали люди прошлого. Вот они закрома родины, разворованные мятежниками и вывезенные на орбиту грузы, что были произведены алголом и сложены на всякий случай. Толку от них оказалось мало и они практически никому не понадобились. Как эти сотни новых скафандров с полным комплектом исследователя в коробках. Тут и генераторы, воды, инструкции на все случаи жизни, компьютеры, одежда и многое другое, что гравитатор в глаза не видел никогда. Это всё скоро пропадёт и сгорит. Если он скажет Витрану, тот его прибьёт и оставит на станции помирать, даже не умея управлять кораблём и сбежит на нём прочь.

    Гравитатор тяжело вздохнул и взял фонарик из ящика, который был ярче его единственного, найденного у отца в вещах. Света стало больше. Тогда он включил ещё несколько и взял новый скафандр. Да, один новый ему очень пригодиться. Точнее… у гравитатора появилась мысль обновить свой и Витрана гардероб, всё снаряжение пополнить для комплекта и хотя бы у них будут полные наборы для выживания.

    Скафандр оказался целый и готовый к космическим путешествиям, выходу в космос, но не в атмосферу с кислотой. Хотя им туда уже не понадобится возвращаться. Витран всё равно выберет Абоген. Гравитатору также на планету больше не суждено спуститься и поэтому от брони можно отказаться. Жёлтые скафандры с серыми полосками, которые на гравитаторе и Витране, могли защитить от кислоты и пекла, но в космосе не сильно грели тело. Поэтому было прохладно в них.

    Что там Витран искал и где он был, гравитатор хорошо знал. Он читал его мысли и мог найти человека в любой комнате огромной станции. Витран был единственным, кроме гравитатора живым существом на борту. Юстиниан закрепил фонарики в разных местах комнаты и включил их, осмотрев все коробки. Собрав десяток коробок с разными грузами у выхода, которые могут пригодиться, гравитатор думал, как быть дальше. В любом случае надо одеть новые скафандры, а вот броня и доспехи им могут пока лишь помешать. Сменить защиту можно лишь в одном месте, на корабле, в котором прилетели. Для этого надо всё это дело перетащить на маленький корабль, а там места уже все заняты. Придётся всё бросить, кроме того, чем можно заменить старъё на новое. Надо порыться и точно взять самое необходимое, а остальное бросить. Гравитатор снова открыл ящики и стал вытаскивать всё содержимое. Все товары полетели по комнате, а Юстиниан хватал только нужные и складывал в мешок. Хорошо, что они не на планете, иначе тащить пришлось… Хотя, какой там вес. Гравитатор мог не одну тонну поднять в небо и переместить лишь силой мысли.

    В это время Витран пролетел в одно из помещений, что недалеко от шлюза и остановился, держась за поручни на стене. Внутри комнаты было темно, пусто и летал мусор в пространстве. Ни одного мёртвого тела он не нашёл в коридорах, как и гравитатор на всём пути. Словно все до единого сбежали со станции, использовав капсулы. Некоторые из них Юстиниан находил сгоревшими в поле среди камней и на склоне горы.

    По внешним повреждениям станции можно сказать, что она подверглась астероидной атаке много лет назад. Судя по замороженным помещениям нельзя было определить время, но это было не одну тысячу лет, а космический мусор может летать по орбите не один миллион лет, пока не свалиться в атмосферу.

    Подобравшись к углу комнаты, Витран взял книгу, висевшая в пространстве и слегка вращавшаяся на месте. Он открыл её и листы стали рваться от замороженной влаги в самой бумаге. Внутри виднелись картинки, но прочитать было невозможно. Странный язык, непонятные символы и рвущаяся бумага, замороженная много лет назад. Витран закрыл книгу и положил её в сумку, что закреплена на левом бедре к ремню скафандра. Он прихватил сумку для таких вот вещей, которые никому не нужны и в тоже время, подобно археологическим находкам, представляют особую ценность. Может быть и в ней сокрыта очередная тайна о том, откуда все они прилетели и как или гравитаторы Алгола. На это бы гравитатор современный сказал, что всё это бессмысленно. Главное это настоящее, а то старое, написанное в книгах, всего лишь след в истории и её надо принимать лишь отчасти за чистую монету. Неизвестно, кто там написал книгу. Может мятежники насочиняли или сам король Каронтус с гравитатором Тиантором, отцом основателем Юстиниана в обоих смыслах.

    Дальше в комнате Витран не стал ничего искать и вылетел в коридор. Тут он посмотрел направо, налево и понял, что не может найти нужный шлюз. Откуда он пришёл, он не мог понять. На стене в коридоре были двери камер перехода на космические корабли и все оказались закрыты, одинакового вида и расстояния между собой. Неужели он не оставил знака, что это его дверь.

    Витран пролетел вперёд и тут гравитатор направил его к нужному люку. Словно в голове возникла уверенность, знания, которые Витран на миг забыл и тут вдруг вспомнил. Только есть одно отличие. Форма мысли, знания и то её окружение, словно код разума владельца, были отличны от обычного мышления Витрана и с некой трудностью переводились в нужную форму. Это тоже самое, что одеть чужую одежду на себя.

    Видимо, гравитатор за много лет создал свой особый язык и использовал его в подсознании людей, чтобы хранить знания и никогда ничего не забыть. Если есть возможность мысленно мысли поправлять, то и тело прослужит вечно только от одной мысли, а она материальна. Кому, как ни гравитатору это знать после множества экспериментов, наблюдей и предположений.

    Словно кто-то поместил знания в голову человека и Витран стал знать чуть больше, чем мог ожидать от себя. Даже не знал, как это произошло, но он добрался до нужной двери и открыл её. Это их корабль внизу, чей холл виден черед незакрытую дверь в стене шлюза. Надо бы оставить знак.

    Поискав среди летающего мусора ткань. Витран стал брать её, но она рассыпалась, как хрупкое стекло или слой льда. Найдя верёвку, та превратилась в кусочки плетёной ткани, а подобрав стул, тот оказался из металла и Витан поставил его на люк. Привязав ножки к ручке двери люка металлической лентой, что летала в пространстверядом, Витран мог продолжить поиски. Дверь он закрыл, чтобы мусор не попадал на борт малого корабля. После этого Витран направился по коридору в сторону… Тут он одумался и понял, что ему туда уже не надо было лететь, но он спокойно полетел. Он почему-то знал, что там его ждут, как туда пройти. От такого осмысления разум начал пугать Витрана и тот сглотнул от неожиданного страха перед неизвестной силой вперемешку с рабостью, что получал из пространства нужные знания. Словно кто-то поселился в его голове, что было отчасти правдой. Может это недостаток воздуха и фантазия, проснувшаяся во мраке от испуга и даёт ложные знания? Может скафандр пропускает и он начинает бредить? Это было куда более правдоподобное предположение.

    — Иди за мной. — произнёс гравитатор в голове и Витран обернулся. Никого вокруг. — Да я в грузовом отсеке, на полпути к корме. Забыл, как связь держим.

    — Ты где?

    — Ты чем слушаешь? Пробирайся ко мне. Я же дал тебе направление.

    — Это ты мне дал знания, куда идти? — спросил Витран и стал пробираться по стене коридора в нужном направлении, цепляяь за поручни. Силой мысли он не мог пользоваться, как Юстиниан.

    — Да. Я тебе указал на нужную дверь и показал коридоры, по которым ты может ко мне пробраться.

    — А ты можешь мне в голову записать целую книгу? Чтобы мне не читать её.

    — Могу.

    — У тебя память достаточно хорошая?

    — Вчерашний день могу вспомнить.

    — У нас много книг в городе, но никто читать не умеет. Не считая новые поколения, что получают образование последние лет 20. Ты можешь разобрать символы в них? Они такие же, как в этой книге. Ты же видел её? — Витран спросил так, словно гравитатор выступал в роли дополнительного сканера для книг и делать ему нечего, как книги читать. Это конечно неожиданно со стороны Витрана, но Юстиниан не стал скрывать столь резкое предположение человека о самом себе. Может он ему много знаний вкачал?

    — Да, я видел эту старую книгу у тебя в сумке и могу прочитать текст.

    — У нас в городе есть некий прибор. Он может записывать память человека видео формата и копировать тексты, чтобы их можно было читать, слушать придуманную ими музыку. Так же можно делать фотографии. Там мы можем смотреть на людей прошлого их глазами, понимать их мечты и на этом создают учебник истории, необходимые знания, чтобы новые поколения обучать.

    — Хочешь, чтобы я прочитал все твои книги и сбросил их в компьютер? Делать мне нечего.

    — Но это же…

    — Когда вывезем людей на соседнюю планету, они сами эти книги в нормальной обстановке смогут перевести и прочитать, поверь, им это просто не нужно в данное время. По себе подумай. На грани смерти и сидят книги читают. Для просто человека это недостижимое достижение. Ведь в книгах есть нужные ответы, но это так долго.

    — На соседней планете. Там есть ещё один город. — Витран указал на Абоген, если Юстиниан не обманул.

    — Три планеты и три сферы, которые высадились на них. Я же говорил.

    — Да-да, я вспомнил. — ответил Витран. — про другие города я и имел ввиду. Там могут быть уцелевшие технологии. Книги и всё это снаряжение одинаковые. Я так думаю.

    Витран пробирался по поручням коридоров в сторону кормы и тут за поворотом увидел широкий центральный коридор и мерцающий луч света в его тёмном пространстве. Кто-то освещал путь в темноте в 50 метрах спара от входа в коридор.

    — Это я, выходи в коридор. — произнёс гравитатор, легко читая мысли друга.

    Витран выбрался в коридор и увидел гравитатора, который тащил за собой летящий с ним мешок. Гравитатор не стал тащить серию ящиков, а просто взял самое главное.

    Юстиниан приблизился к Витрану, что вышел в коридор и остановился, светя фонариком в сторону кормы. Мешок толкнул в спину гравитатора и тот едва не пролетел мимо нужного поворота. Как оказалось, Витран ещё не считал гравитатора другом и вряд ли он ему станет таким, если будет копаться в мозгах без разрешения и врать на каждом левитирующем моменте. Поэтому Юстиниан решил не так часто посещать разум человека. Просто быть в стороне и присматривать. Даже такого человека, который не ведал некоторых своих предрасположенностей к подобным способностям, было опасно оставлять одного.

    — Там есть топливо и мы можем заправить корабль. — произнёс гравитатор, указывая на корму.

    — А что в мешке? Подарки?

    — Какие подарки. Хотя и этак можно сказать. Тут новые скафандры, приборы разные, книги и вещи, которые можно ещё использовать.

    — И это всё твой корабль поместит?

    — Если не поместится, тебя высожу. — пошутил гравитатор и засмеялся.

    Вдруг что-то изменилось в ощущениях. Даже Витран понял странности в пространстве, когда гравитатор заметил некоторые колебания станции. Корабль сходил с орбиты и медленно шёл к атмосфере Приории. Станция начала падение и скоро они сгорят в аду второй планеты неизвестной звёздной системы.

    — Что это было? — испугался Витран, почувствовав странное поведение станции, держась руками за торчащие из стены поручни.

    — Станция сошла с орбиты, словно её бросили неизвестные силы. Она падает.

    — Уходим отсюда.

    Такого Витран не ожидал, но оставаться тут он не мог. Гравитатор потащил большой мешок за собой и Витран последовал за ним в обратном направлении по коридору. Они пробрались до стула и отбросили его прочь. Тот полетел по коридору и сталкивался со всем, на что натыкался. Открыв дверь шлюза, гравитатор не смог протолкнуть мешок в шлюз, а станцию уже начало трясти. Верхние слои атмосферы планеты ещё далеко, но станция набирала скорость. Тогда Юстиниан вытащил всё содержимое, запихнул в шлюз вместе с Витраном и сам забрался в помещение, закрыв дверь. Собирая вещи по шлюзу и забрасывая их в холл корабля, гравитатор торопился. Он сгрузил всё на борт, а Витран помогал всё запихивать в шкафы и мешок, чтобы всё это не летало по холлу.

    Спустя пару минут спешной работы по загрузке корабля они закрыли дверь шлюза и пробрались в кабину пилотов. Гравитатор сел в своё кресло и увидел приближающуюся планету за окнами. Ещё немного и корабль попадёт в плотные слои атмосферы, а это плохо скажется на кораблей Юстиниана.

    Станция набрала скорость свободного падения, а что её бросило на планету, никто не мог понять, кроме скрытых знаний гравитатора. Пришлось бежать и пилот запустил все системы корабля. Включились двигатели и отстыковался безымянный борт от шлюза, кинувшись в сторону, прочь от станции.

    Набирая скорость, чтобы не столкнуться с кормой и торчащими корпусами, корабль уходил от столкновения и делал крюк, поднимаясь к звёздам. Со стороны от станции летели обломки и сгорали в атмосфере. Ещё миг и один обломок врезался в кабину корабля, пробив насквозь и едва не оторвал руку Витрану. Тот отдёрнулся в сторону и Юстиниан разогнал корабль, поднимая его всё выше и выше в разряженной атмосфере планеты, что ещё на сто тысяч километров простирается по направлению солнечного ветра.

    Выйдя из радиационного вихря, гравитатор обратил внимание на отверстие в пару сантиметров толщиной и шириной в 30. Через него виднелись звёзды и это было недопустимо. Хорошо, что оба они в скафандрах.

    — Ты это видел? — сказал Витран и отстегнулся. Он пролез за спиной пилота до стены и выдернул обломок из железной обшивки, в которую тот воткнулся.

    Показывая гравитатору облмок, Витран подумал о том, что находился на волосок от смерти. Ещё немного и не то, что руки лишися, вообще бы его история закончилась, не начавшись.

    Юстиниан выбрал путь на далёкую и красную точку, взяв лист металла в руки. Обломок оказался не малым, толщиной в сантиметр, кусок обшивки от станции пробил тонкую оболочку корабля, не посчитав её препятствием. Лист сантиметров 25 на 35 оказался тяжёлым, но в космосе он не просто терял вес, а преобретал скорость, которую могло сбить лишь подобное препятствие, как космический корабль или планета, в которую падала станция.

    Позади корабля гравитаторов огромная махина разваливалась и горела в атмосфере, уходя в тёмные тучи тёмной стороны планеты. Последний круг вокруг планеты эта станция совершила вместе с потомками её создателей и весь груз, что оказался на ней собран, сейчас горел и плавился, превращаясь в тысячи кусков металла. Огненная вспышка и объект раскололся на множество, скрывшисьв глубинах атмосферы. Молнии засверками с усиленной скоростью и неизвестно там происходило за спиной Витрана. Тот отвернулся и смотрел вперёд.

    Витран смотрел на тысячи звёзд прямо по курсу, когда гравитатор отпустил штурвал и корабль полетел сам в их сторону, прибавив скорость. Где-то во тьме позади них произошли мощные взрывы, столкновения станции с планетой и возможность перевезти людей на другую планету оказалась утеряна навсегда. Кроме корабля и возможности поднять город в космос, у гравитатора и человека больше ничего не осталось. Почему Юстиниан так сделал, только ему известно. Может это не он, а твийдор? Либо Юстиниан был на миг ослеплён местью за смерть своей матери, что решил уничтожить все попытки людей сбежать из этого мира, только он ошибался. С тех прошло так много лет, что нет среди потомков тех, кто бы нёс за это наказание. Это новый мир и новые люди и они не могут нести наказание за то, что сделали предки тысячи лет назад. С другой стороны, народ Каронтуса снова переполнялся странным чувством того, что скоро последний оплод человечства рухнет и вся их новая форма существования рухнет.

    — Путь первый. — произнёс гравитатор и оживил тишину разума Витрана. — Мы летим на другую планету, поднимаем корабль-город и летим сюда, чтобы спасти твой народ.

    — Второй корабль? — удивился Витран, подумав о второй сфере. — Мы его сможем найти?

    — Если эти планеты были необитаемы, то легко найдём. Кроме них больше нет никаких строений и технических сооружений на планетах. Не могли же люди за 2500 лет охватить всю планету. Тем более мало пригодную для обитания.

    — А второй путь?

    — Это самый сложный и возможность спасти всех людей в системе может возрасти.

    — Это как?

    — Мы летим за пределы планет в другие звёздные системы. У меня есть карта и координаты места посадки других сфер. Там можно попросить помощи. За столько лет хоть одна группа гравитаторов могла не только выжить, но и построить свои города, корабли и освоить пространство вокруг планеты.

    — Нет. Лучше первый вариант. Летим на соседнюю планету, поднимем город и спасём всех, а потом найдём пригодную для жизни планету и останемся там. Со временем и в другие системы слетаем.

    — Только это всего лишь предположения, а пока что перед нами лишь далёкие звёзды, холод вакуума и пустота, где нет даже радиоволн от ближайших станций. Никто нас не услышит, не увидит и вообще не знает о нашем существовании. Ни одна планета ничего не вещает и нет космических кораблей. Даже простых, вроде нашего. Если мы погибнем, то никто, кроме нас не спасёт народ Кроптуса.

    — На какую планету летим?

    — На четвёртую. Она ближе к нам по расчётам и на ней должен быть второй город. Третья планета сейчас на другой стороне системы. За звездой.

    — Откуда ты знаешь, какая планета ближе?

    — Я чувствую тонкие материи и они повторялись много раз. Потом я рисовал карты и таким образом составил орбиты планет и расчёты их траекторий. К ним прибавил другие звёзды с планетами, что по соседству. Именно сейчас нам удастся встретить планету и удачно попасть в точку пересечения, не потратив лишнего топлива.

    — Если так, то летим на четвёртую планету. Ты сказал, что она называется Абоген?

    — Да.

    — Какого цвета?

    — Красного.

    — Это почему?

    — Потому, что там идёт война с тех пор, как Алгол высадился на планету.

    — Получается, что я покинул рай, пусть и призрачный и направился в ад реальный, где есть надежда на спасение. Ну и дела.

    — В этом мире и не такое бывает.

    Корабль, собранный из растений и старых космических кораблей, летел прочь от планеты, удаляясь всё дальше и дальше в пространство. Молнии в верхних слоях атмосферы Кроптуса сопровождались вспышками и пожарами с сильными ураганами и грозами, оставаясь позади. Планета преобретала форму сферы и становилась всё меньше и меньше. Никаких других спутников и станций на орбите планеты пилот больше не увидел и лишь звёзды сверкали вокруг, лишний раз указывая на долгое ожидание и одиночество полёта. Никто с ними не связывался и никого не было по близости. В этом мире нет того, кто бы бороздил космос на кораблях и рассекал пространство между планетами в поисках возмоностей.

    Скорость корабля оказалась мала для быстрого перелёта через космическое пространство и пожтому полёт окажется длинным и скучным. Гравитатор предложил использовать небольшие приборы, которые он нашёл на станции. Они могут ввести в анабиоз тело, чтобы преодолеть пространство без потерь, замедлив процессы организма.

    Браслеты белого цвета достали из шкафа, одели на руки и сели в кресла пилотов, пристегнувшись и откинувшись назад. Гравитатор рассчитал путь полёта, время выхода из анабиоза и закрыл внешними щитами окна корабля, чтобы как-то защитить себя от космического мусора. Корабль превратился в капсулу, а пассажиры легли спать в своих креслах. Невесомость не создавала давления на их тела и тела были слегка подвешены в пространстве, не давящие на кресла.

    Время отсчёта началось и до прибытия на орбиту четвёртой планеты осталось 986 дней. Чем обернётся столь опасное путешествие, покажет время. Во всяком случае, им никто не помешает и не перехватит их корабль, чтобы выбросить в космос с целью изъятия корабля и всего содержимого.

    Их миссия важна и призрачна, так что никто и никогда не сможет её осознать до конца, пока не узнают всю грандиозность проекта. Вряд ли это будут жители нынешнего столетия. Этот путь неводом человеку и может это одиночество единственное, что защитит странников от постороннего внимания. Не известно ещё, чего добились другие планеты за 2500 лет существования. Может их цивилизация от чрезмерного процветания развалилась, не просуществовав и тысячи лет. В любом случае, с этого момента и навсегда, до конца жизни Витрана, начинается совершенно новая жизнь, в которой всё отныне по другому.

    Чтобы спасти народ, потребуется отправиться в глубины вселенной, чтобы найти ключ к той самой двери, которая откроет всем людям Каронтуса путь в новый мир. Каким он станет, зависит он них. Витран исполнит свой долг, желание которого куда сильнее, чем ответ перед своими братьями и сёстрами, которые даже не знают, что помощь уже идёт.


    11. Красная планета

    416 д 2473 г (по Абогену)

    Город красной планеты. Огромный мегаполис, состоящий из множества зданий от 2 с лишним километров в высоту в центре и до одноэтажныйх домиков, что стёрлись от времени и смешались с песком на окраине. Огромный круг диаметром в 100 километров расположился на экваторе четвёртой планеты с звёздной системе. Это город враждующих народов, что никак не могут поделить, кто и на чьей планете живёт. Никто не может решить, кому править миром и кому принадлежит планета.

    Много лет назад, когда город Альфан, о котором идёт речь, был небольшим корллевством Марсиатом, люди видели протекающие реки в сотне метров от стен окраины. Ледяные шапки летом таяли и вода текла в изобилии. Из неё создавали топливо технологии Алгола, атмосферу и закачивали в дома для участия в жизни человека. Источник жизни миллионы лет протекал по долинам в низменности и собирался в огромные озёра, что в сотне километров от города. Теперь от реки осталась закованная в гранит широкая дорога, что пересекает диск города в стороне от центра. Это единственное свидетельство того, что на Абогене была вода много лет назад.

    Много лет прошло с тех пор, как с неба на старый и погибающий город древнего королевства Марсиат опустился огромный шар жёлтого цвета. Его невидимые стены срезали и продавили часть строений и замок короля, утопив их под землю. На поверхности образовалась 36 конечная звезда и чаша, в которую опустился шар. После этого сборщики урожая, что когда-то по обе стороны реки создавали иригацию для посевов, увидели трансформацию сферы во множество лепестков и подобно цветку, они опустились на земли в вырезанные низменности. Землятрясение сотрясло земли вокруг и отметило начало новой эры на Абогене. Наступила эпоха великанов…

    Эти истории из книг древних жителей давно никто не знает и никому они не нужны. О том, как народ Алгола прибыл на Абоген, уничтожил случайно часть народа дикарей, что управлялись безжалостными убийцами, уже давно на устах тех, кто просвещал войну против пришельцев. Подземное королевство, что многие годы пыталось уничтожить королей непробиваемого и неприступного железного города, образовалось под землёй и прорыло множество коридоров за пределы города. Некоторые из коридоров ведут к древним шахтам, что на сто метров уходят в землю и служили раньше источников воды. В них собирали воду из рек, а потом они устарели и превратились в выход на поверхность для шпионов подземного короля. С тех пор многое изменилось, но народы продолжали воевать. Оба населения разделились на три стороны. Одни были и остаются народом королевства альфан, что на поверхности, а второй народом древнего королевства Марсиат, что был частично раздавлен и углубился в нижние слои земли, найдя новые источники тепла, энергии и силы для противостояния смерти и Альфану. Между враждующими королевствами оказались те, кто не желал войны, крови и хотел просто жить, путешествуя разумом и телом по вселенной.

    Народ Алгола до выхода из-под купола, за который приходилось сражаться с Марсиатом, изменился и стал набирать вес и рост. Они достигли 4 метров в высоту, что на метр полтора выше народа подземных королей. Так, как в Альфане не было тягловой силы, новорождённых жеребят забирали под купол и те достигали куда больших размеров, что дало возможность великанам разъезжать на них по Абогену. Так же были изменены домашние животные, что были завезены с третьей планеты. Ещё много чего произошло с тех пор, как народ Алгола ступил на земли Абогена и оба мира то ввязывались в войну, то устраивали мир и древний символ гравитаторов в виде красного прерывистого серпа как ни какой другой подходил к народам, потомкам гравитаторов. Теперь, спустя 2 с половиной тысячи лет существования, народ Альфана правит Абогеном и подземное королевство пытается свергнуть королеву, что на много лет задержалась на троне.

    После смерти короля Альфана и короля Марсиата, Двух королей Абогена, война и стычки между двумя королевствами снова вспыхнули и уже пять десятков лет она не прекращается. Делая видимость живущего города, в котором обитают народы обоих королевств, люди строили дома и за 250 лет город расширился с увеличением населения до огрмоных размеров, а потом, 50 лет назад, вдруг две трети населения исчезло и половина города от окрестностей до средних колец мегаполиса просто опустели. В них обитают охотники, убийцы, бедные и нищие, войны и жестокие люди, что обречены на смерть. Общество псевдо гравитаторов давно пало и больше не было подобных им, что помогали строить правильный мир и они ушли сразу после смерти королей. Этот мир отдан с тех пор старой королеве Альфана, что правит из высокой башни и подземному королю, предавшего и убившего своего отца. Время обоих на исходе и время нельзя остановить. Кто займёт их трон, никто не знает. Если королева умрёт, то после неё на трон не останется наследников, кроме её дальней родственницы по крови, что несколько лет была найдена на окраине и теперь жила в королевских палатах. Она унаследует планету и станет будущей королей. Из-за этого половина населения мечтала поймать её, потому что цена за её голову очень высока.


    ***

    За большим и круглым окном в стене спальни всё тот же пейзаж красной пыли в небе красной планеты Канопус. Название ей дали раньше, чем узнали о слове абоген от едва не одичавшего народа древнего королевства Марсиат. После этого все имена и названия небесных тел были названы по новому и практически смешались между двумя народами, что стали хозяивами планеты.

    Красная пыль висящая в верхних слоях атмосферы с самого утра поднималась от ветра, что налетал каждый день после восхода. Лишь рано утром на заре можно видеть синее небо, что за ночь освобождалось от пелены. Всё те же поля неровных домиков за внутренней половиной города, что медленно осыпались и туман открывал их вид после поднявшегося ветра. Проложенные дороги города от стены железного города и до пустыни на горизонте уходили далеко и смешивались с домами в один коричневый цвет. Множество разрушиенных домов 7 и 9 этажей за средним кольцом города виднелись среди высоких башен. В самом высоком здании города обзор восхода и южного направления был фантастическим и вселящий мощь человеческих сил прошлых поколений. Ведь все эти дома и дороги, что выстроены на поверхности горизонтов, внутри которых выращивают еду, требуют ресурсов, а их на всех не хватает. Из-за этого начинается голод, война и люди вынуждены уходить за границы города в поисках наживы. Где-то в сотне километров от краницы города есть несколько новых городов, в которые ушли люди, не принимающие сторону ни одного из королевств. Предатели королевы, что бросили своих королей много лет назад. За это принцесса Абогена их ненавидела. Если бы её воля… Они все в её власти, да только не время с ними решать будущее. Оно наступит и это будет последний день великой цивилизации, что ступила на земли этой непригодной к жизни планете.

    Всё это достижение гравитаторов простиралось вокруг центральной королевской башни города и старело медленно день ото дня. Город пока был в руках королевы Альфана, но она не знает, в чьих руках и под чьим замыслом осуществляется управление не одним миллионом жителей города на самом деле. Этот день станет последним в её жизни, когда все потеряют покой.

    Старый город Альфан, столица планеты Канопус правит всеми землями вокруг и две не круглые луны в небе светят каждую ночь для него. Даже эти спутники планеты принадлежат городу и по воле правителей могут рухнуть на планету, либо стать космической базой для будущих звёздных походов. Кто станет первым пилотом, что доберётся до других планет ради науки и расширения интеллекта, принцесса не могла знать. Об этом когда-то мечтали, но война с космосом и между королевствами всё изменила, перечеркнув многие жизни и судьбы тех, кто так и не проснулся, не родился для нового поколения и вселенной очередной эпохи. Эта эпоха известна каждому гравитатору и он сразу скажет, что она связана с пространством, которое меняет силы звёзд и планет, переворачивая полюса и рождаясь занаво. В этот момент лучше быть среди звёзд, в пустом пространстве. Поэтому слабые, что не смогли стать сильными и мудрыми, вырваться в космос и быть в спокойном полёте обречены. Твийдоры смогут выжить и никакие гравитаторы им в подмётки не годятся. Иногда месть затуманивает разум принцессы и ей уже безразличны герои прошедших эпох, люди, отдавшие жизни за новые времена, которые без них не наступят. Она хотела уничтожить того, кто убил её отца, своего отца и весь мир, ради которого Два короля Абогена пытались объединить свои силы.

    Спутники Абогена видны на чистом и красноватом небе, а ночью бросают призрачный свет на поверхность планеты. При виде их белового с голубоватыс цветом появлялось желание отправиться к ним на космическом корабле, покорить оставшуюся вершину планеты и подняться над всем миром. Когда-то там были заводы и фабрики, склады и космические базы для строительства звездолётов. Целая кораблестроительная верфь, что осталась на многие годы недоступна для Марсиата и лишь на несколько отен лет доступна с кораблями на заре Альфана. Теперь всё это в прошлом. Никто в космос не летает и мир постепенно опускается во мрак. А может это обман и никому неизвестная подготовка населения к очередному супер рывку в пространство вечно горящих звёзд?

    Синее небо лишь на время открывается людям, в основном заполняясь мелкой красноватой пылью. Из-за этого оно становится красно-коричневого оттенка и до самого вечера скрывает убывающий кислород с планеты. Абоген теряет атмосферу после тяжёлых катастроф далёкого прошлого, свидетелями которой стал народ Марсиата. Теперь нынешние жители не помнят истории и разучились читать и писать, медленно деградируя.

    Принцесса сидела на диване у круглого окнана в своей комнате. Диван полукольцом стоял в центре комнаты и был обит чем-то мягким, покрытый белой кожей. В комнате по углам стояли полукруглые шкафы, в которых лежали разные королевские вещи. У стены за большим диваном стоит кровать, на которой принцесса почти не спала, потому что её природа тел и рахума давно отличалась от обычного человека. Она смотрела на проезжающие по дорогам кареты далеко внизу, прохожих на тротуарах, идущие вдоль стен и пристроенных к зданиям небольших магазинчиков.

    Вечно кишащий людьми город, который настолько слаб, что не мог сообраться с силами, чтобы начать всё заново, но достаточно сильный, чтобы сохранить разум и совесть и не убивать друг друга ради наживы. Это были люди настоящего времени уходящей эпохи, которые ещё пытались остаться цивилизованными внутри себя и города, в котором живут. Дальше среднего кольца, которое на расстоянии в 250 километров от центра, с менее оживлёнными улицами и домами начинались другие условия жизни. Там царила анархия, бедность и голод, которые уступали постепенно и с каждым километром лучшим чертам человека. От центра к окраинам ценности заменялись положительные на отризательные.

    Конечно принцесса не была в плену замка, не сидела под замком и могла выйти из дома, пойти туда, куда захочет в любое время. Другим это и в голову не пришло бы выйти наружу с меткой на лбу. Просто из-за того, что она наследница трона, за ней объявили тайную охоту её же родные и близкие, которые и рассеяны в большом городе. Около трёх миллионов человек желают править планетой и стать королём на ближайшие полсотни лет, но лишь один миллион является настоящими жителями планеты, что являются потомками Марсиата. Только один человек может править планетой и люди не представляют, кто такая наследница трона на самом деле. Принцесса не обращала внимания на все сопли народа и сидела перед окном, причёсывая свои длинные волосы.

    Открылась дверь и в комнату вошла королева Канопуса, Эллана Стедж. Одетая в белые одежды с вышивками и рисунками, Стедж прошла к дивану и встала немного в стороне от окна, чтобы дочь видела её и не загораживать ей обзор. Следом за ней прошли её подчинённые, охрана и помощниц, которые так же обучены сражаться, если охраны не окажется на месте в нужное время. Коричневые пластины на королевском платье Элланы постукивали друг о друга и были очень легки. Из неизвестого и крепкого сплава, а на самом деле кто-то хотел их увядающих деревьев в коричневой древесиной сделать доспехи и вырезал из дерева множество одинаковых ромбов. На голове королевы необычная корона из тех же коричневых пластин, лежащие на волосах и выполняющие какой-то симметричный рисунок из деталей разного размера.

    Принцесса узнала о них ещё до того, как дверь открылась и повернулась к королеве, причёсывая свои длинные волосы. Она не стала вставать в знак уважения, потому что до этого они немного поругались и это их обычное поведение друг к другу. Солдаты в красных доспехах и с мечами на поясе охраняли вход, а слуги из женщин стояли за королевой в ряд.

    — Сегодня, я надеюсь, ты не будешь вести себя, как плохо воспитанная грубиянка? — спросила королева, но её разум говорил о том, что она не злилась на странное поведение дочери и просто хотела, чтобы и она принимала участие в обществе богатых и важных особ планеты. Судя по голосу, они вчера поссорились не один раз, но это не имеет для принцессы никакого значения. Ей всё равно нет дела до каких-то там гостей. Её хотят сватать с наследниками компаний и богатых домов, но у неё есть свои планы на будущее. Поэтому принцесса сидела на своём диване и просто укладывала свои волосы на голове. Её бежевые домашние одежды оказались немного раскованными. Никто же не звал их всех, когда она не оделась до конца, за что мать не стала упрекать.

    — Королевский обед богатых холостяков. — произнесла спокойно принцесса. — Я подумаю над своим поведением, мама, но сегодня я не хочу снова идти в общий зал.

    — На тебя приехали посмотреть люди, чтобы стать твоей половиной на ближайшие 50 лет.

    — Я столько не проживу, а если их переживу, зачем они мне?

    — Ты единственная наследница трона Абогена и кроме тебя у меня больше никого нет. Лучше не противься…

    — Я подумаю, но сегодня не хочу никуда идти.

    — Может ты заболела?

    — Нет.

    — Тогда я оставлю тебе Дочерей Дома Дортион, чтобы они осмотрели тебя и привели в порядок.

    Принцесса умыльнулась про себя. Дочери Дома Дортион. Они простые люди и то они могут, разве что повторять старые ошибки предков. Отбросы псевдо гравитаторов, думающие о своём совершенстве. Смотреть жалко. Они не знают, что такое гравитатор.

    Принцесса мало встречала людей, которые думали своей головой. Королева из их числа. Даже среди таких людей она не нашла себе подобных, чтобы сделать его единомышленником. Хотя, у неё есть один на примете и только звёзды могут указать ему направление во мраке, чтобы он смог найти дорогу к её сердцу. Он уже где-то там, среди миллиона людей, что затерялись в суете на пол пути к собственной смерти. Если бы они были такими же, как она, то…

    — Нет. Я хочу побыть одна. Через несколько дней я сама скажу о своём желании выйти к гостям. Пока я хочу быть одна.

    — Что им тогда, в замке жить?

    — Пусть живут.

    — Ладно, тогда я зайду к тебе послезавтра. Надеюсь, ты одумаешься. Никто тебя не заставляет в первый день соглашаться. Просто посмотри и поговори с людьми, которые пришли к тебе. Иначе ты не станешь королевой и вместо тебя кто-то другой займёт это место. Моё время уже на исходе.

    — Кто? — спросила принцесса таким тоном, словно кроме неё больше нет никого претендующего на её будущее.

    — Мало ли родственников среди миллиона человек?

    — А разве нельзя это по любви или по желанию?

    — Какая тут любовь, если ты света белого не видишь. Сидишь тут в комнате и наружу не выходишь второй месяц.

    — Тогда, мне надо развеяться. Подготовить мою карету и съездить в парк.

    — Нет, стоп. — отпарировала королева приказ дочери и слуги остановились. — Какая карета? Куда точно ты намылилась?

    — Поеду за город, погуляю, потом на озеро Веринти.

    — Ещё чего вздумала. Тогда, возьми охрану в 300 солдат. Сейчас не время гулять, где попало. Время, когда должен быть объявлен наследник трона, уже подошло. Вряд ли люди будут спокойно сидеть дома и ждать решения тех… Короче. Ты никуда не поедешь. Ещё поймают и не знай, что с тобой сделают.

    — Знаю, что они мне сделают. Ничего нового. Ничего они мне не сделают. — отмахнулась принцесса и закрепила волосы на голове. — Я сама всем руки и ноги повыдёргиваю и водно место вставлю, чтобы сидеть удобнее было. Только пусть тронут меня без моего разрешения.

    — Ладно, как я сказала, зайду послезавтра. Пока что ты никуда не поедешь. — закончила разговор королева и вышла вместе со своими слугами и солдатами вон из спальни. Две помощницы принцессы остались и подошли к своей госпоже.

    — Вам надо что-нибудь? — спросил молодые девушки.

    — Нет.

    После этого служанки вышли из комнаты и пластина в стене повернулась на оси, сровнявшись со стеной. Теперь не найдёшь, где дверь, если бы не рисунки и ручка замка. Дверь закрылась и принцесса снова осталась наедине с собой. Она встала с кресла и прошла к шкафу с одеждой, что стоит у стены слева от дивана.

    — Плохо воспитанная. — произнесла принцесса себе под нос. — Что-то новенькое. Я вам покажу, какая я на самом деле воспитанная. Только вряд ли вам это понравиться и вообще понадобится в будущем знать подобное, когда вы все умрёте от старости.

    Раскрыв дверцы шкафа, принцесса раздвинула одежду в стороны и открыла едва заметную дверь в стене шкафа в виде листа стенки. За ней оказалась вторая дверь, что вырезана в стене и комната, в которую она прошла, закрыла шкаф, повесила небрежно вешалки с одеждой и заперла тайный проход изнутри. Сюда на ближайшие пару дней никто не сунет носа и это её не обычное убежище.

    В комнате было светло от жёлтых пластин освещения, расположенные в виде рисунка лошади на потолке. Принцесса прошла по комнате метров 5 на 6 и остановилась у стола у стены. На полу под столом стоит коробка, в которой она хранит свои особые вещи. Выдвинув коробку из-под стола, она открыла её и стала вытаскивать содержимое на стол. Вытащив кинжал в ножнах, браслет с датчиками атмосферы и сумку с книгой внутри, принцесса прошла к шкафу справа от стола и открыла его. Вытащив старую и потрёпанную одежду, принцесса скинула свои белые наряды, повесив в шкаф на вешалку из коричневого дерева. Она одела на себя подобие облегающей пижамы, что одевают под скафандр, носки, штаны с обогревом для улицы, куртку и застегнула всё на себе, не оставив ни одного выхода для тепла, кроме кистей рук и свободной головы. Для неё есть лёгкий скафандр, собранный инженерами по заказу и проекту принцессы, который она надела на голову и прикрепила к лёгкому скафандру. Было похоже на военный скафандр без брони, но её саму могут узнать по лицу, которое видно через прозрачное стекло шлема.

    Так, как снаружи атмосфера разряженая, приходилось носить респиратор или прикрывать всё лицо от холода, присоединять к распиратору дополнительный баллон с воздухом или генератор воздуха, что вешался на спину. У принцессы был свой генератор, что имел небольшие расмеры и в виде плоской коробки прямойгольной формы крепился на поясе. Осталось надеть тяжёлые ботинки, которые так же были с подогревом и на обычных ремнях их капрона. Ботинки до этого лежали в отдельной коробке рядом со шкафом.

    Принцесса полностью подготовилась к выходу наружу, но из этой комнаты были лишь два пути и оба вели либо к жителям королевского дома, либо наружу королевской башни с голыми и ровными стенами. У принцессы был свой способ передвижения.

    В этом мире ночи такие холодные, что можно погибнуть без дополнительного снаряжения в пустыни, которое человек создал для выживания в прошлых годах, когда образовывалось королевство. Тогда многие экспедиции нарисовали карту окрестностей и часть её давно застроена домами Альфана. Все следы древнего королевства Марсиат скрыты под зданиями и подземными коридорами, большая часть из которых обрушилась и не использовалась. Хотя подземные дороги построены для спасения от летающих хищных тварей, непогоды и войны.

    Теперь надо вооружиться. На руку под плащ она закрепила браслет со сканером и компьютером, что заряжался от гравитации и его мог включить только гравитатор. Это устройство, что есть у Витрана и гравитатора, работало на энергии притяжении планеты и гравитатор мог её ощущать, понимая язык компьютера через небольшое излучение материей прибора. Так оба и общались, принцесса и компьютер, получая данные и записывая в память свои иде и мысли. Компьютер мог читать мысли человека и гравитатор передавал их для дальнейшего изуения. Вот это было время, когда первые жители действительно представляли развитую цивилизацию, о которой нынешний народ просто забыл.

    На пояс принцесса повесила кинжал и кобуру с гравитроном, спрятав их под куртку с длинным отпуском почти до колен, что соединялся со штанами внутри вторым слоем на уровне пояса и имитировал куртку снаружи. В кожаном плаще были встроены металлические пластины. Он оказался тяжеловат и весил 10 килограмм, хотя на этой планете вес терялся в несколько раз и люди могли нести на себе куда больше веса, чем на Микросе, третьей планете от Билинтора, звезды и центра гравитационных полей. Принцесса очень чётко их ощущала и осознавала, когда обращалась к звезде и проникала в пространство и время. Правда, последняя такая попытка оказалась печальная. Она сделала то, за что теперь могла кусать локти, но сделанного не вернёшь и сказалась ещё вторая сторона, за что оба должны платить вечностью.

    Всё было готово к очередной вылазке из замка, похожая на партизанскую. Принцесса проверила всё снаряжение и повернулась к стене напротив, за которой была разряженная атмосфера и внешняя сторона башни.

    Пройдя через комнату к стене, она открыла дверь в виде металлической пластины и выбралась на край карниза, толщиной со стену. Это примерно 20 сантиметров из сплава металла и арматуры из чёрного дерева. Под карнизом оказалось 2 километра свободного падения или 340 этажей и ровная стена без всяких поручней, уходящая далеко вниз. Только эта башня была не одна и множество ближайших стояли не так далеко, но были ниже и чем дальше от королевского замка, тем ниже они были, стоя ровно вверх до старых и пробитых башен генераторов воздуха, которые в 4 кольца окружали новые и ровные дома. Сами башни города, что вертикально поставлены и выглядели иначе от башен генераторов, были переплавлены из старх и с добавлением чёрной древесины, новых металлов добытой руды и новых материалов, которые составили внутреннее пространство.

    Тайная комната принцессы Абогена находится в шахте вентиляции здания и с трёх сторон между стенами проходит отработанный воздух помещений, опускаясь в печи под городом. Огромная вытяжка работает на печь, что в подвале и воздух просто сгорает в печи отапления, раскаляя воду и обогревая весь дом сверху и до низу. Сгоревший кислород с дымом выходит наружу по трубам на крыше, а свежий воздух поступает в насосы с середины здания через трёх этажную вентиляционную решётку, внутри которой и расположены системы очистки атмосферы, где очищается и откуда подаётся в нагретые камеры с нагретыми вентиляционными коридорами. После идёт в подвал и оттуда в комнаты пригодным для дыхания через раскалённые стены печи подвала и спирали печей, чтобы тут же нагрелся до 15 градусов и стал легче холодного. Да, эта температура привычная для местных жителей, как 30 для Витрана. Топливом в печах служил газ, который добывали в подземных природных хранилищах планеты. В последне время добыча сорвана и топливо ещё собрано в газовые хранилища, одними из которых являются десяток башен в стороне от замка. Их стены достаточно крепки и непробиваемы.

    Город и каждый комплекс зданий в городе превращён в огромную машину для производства чистого воздуха и тепла, перемещая массы лишь одним нагревом воздушных масс, но лишь для внутренней системы. Внешний щит давно рухнул в космическую войну с третьей планетой и поэтому город претерпел множество изменений. Народ выработал технологию по резке сложного сплава и изменил многое внутри корпусов. Если Витран увидит этот город или ковчег, он просто половины не увидит из того, что до сих пор целым остаётся на Приории.

    Об этой системе генерации воздуха знали раньше и строили, пока знания не потерялись и люди остались с тем, что успели изменить в первые 1000 лет. С тех пор, подобно Каронтусу, Альфан и все окрестности рушатся от времени.

    Принцесса держалась руками за стенки и смотрела в небо. Никаких движений и ни одной чёрной тени в едва голубом небе. Звезда за всё время прошла часть небосвода и по подсчётам, принцесса доберётся к сумеркам на место назначения.

    Опасный прыжок вниз с карниза мог закончиться плачевно для любого человека на красной планете Канопус, но не для принцессы. Она каким-то образом удержалась на вертикальной стене, выбравшись и отпустив края стены и выхода, ни за что не держась, закрыла за собой дверь и замки внутри пластины щёлкнули сами, заперев дверцу изнутри. Принцессу ничто не держало, кроме невидимых сил. Она словно прилипла к стене. Её никто не видел и в окнах соседних домов, что ниже крепости королевы, никого не было видно. Принцесса прыгнула в сторону от стены и перелетела на крышу соседнего дома, где удачно и плавно опустилась на поверхность. Ноги спокойно ступили на крышу и она прошла к краю напротив. Отсюда можно было спрыгнуть на дом пониже, что она снова сделала, а потом приземлилась на крышу воздушного генератора для центральных зданий, построенный вместе с вертикальными башнями. После этого принцесса преодолела все здания до границы с башнями генераторов, которые до сих пор остались нетронуты, но работали на внутреннюю часть города. Перемахнув пространство и по наклонной стене она скатилась к самому краю в основе башни, задержавшись на миг неведомыми человеку силами.

    Отсюда два этажа полёта и улица между домов достигнута. Принцесса спрыгнула на дорогу и осмотрелась. Никто не видел её и никто не обратил внимание на странное поведение человека. Сейчас в этом оставшемся отрезке когда-то центральной улице никого не было.

    Никто на Канопусе подобного не мог совершить и поэтому принцесса всегда была одна. В этих местах людей с её способностями пока не оказалось, но в любой момент могли появиться среди миллиона, как она сама. В городе все помещения и коридоры обитаемы, кроме тупиков, не говоря о Каронтусе. Если жители Приории прилетят сюда, они узнают город лишь по наклонным башням, потому что все остальные черты либо внутри, либо закрыты и изменены. От корабля Алгола половины не соталось родного. Он на то и был спроектирован, чтобы крепкий материал выдержал полёт, а люди из него смогли потом построить новые дома, технику или космические корабли. Такое жители Каронтуса не могли позволить.

    Если окажутся свидетели на улице или в окне, то вряд ли они узнают, что она спрыгнула с крыши. Принцесса могла вычислить их разумы в прострнастве, узнать их паспорт электромагнитного излучения и изменить им мысли. Словно они ничего не виели. Для одних, принцесса пришла с другого конца коридора, которого нет, а для других, с противоположного, откуда можно выйти на внешнюю улицу, где раньше стояли корпуса производств. Теперь их не было, а вместо них шировое поле площади, под которыми рынки и склады города.

    Выбрав направление, принцесса прошла по чистой и пустой улице, вышла на главную площадь города, по которой ездили кареты, ходили люди и было немного шумно. Тут кипела жизнь столицы, как в момент собрания народа Каронтуса на площади вокруг башен. Скорее в голове, чем в разряжённом воздухе, слушались голоса мыслей. Все жители были в масках лёгких скафандров и с открытыми лицами общались между собой по рации или в помещениях зданий, где есть атмосфера и давление. Таких заведений в городе за площадью полно. На краю площади-кольца начинаются здания, не столь высокие, но есть и выше генераторов атмосферы, что склонились над краем площади. Принцесса прошла её до зданий и вышла из центра, оказавшись во втором кольце города, откуда начинаются здания, построенные после посадки ковчега.

    Использовали люди коней и лошадей, чтобы быстрее передвигаться по городу и все они так же носили маски с генераторами воздуха и воды, чтобы жить в разряженной атмосфере. Это был единственный транспорт на планете, не считая карет, которые мало кто мог позволить в свою собственность, но преодолеть большое расстояние и принцесса не против. Не идти же ей пешком все 500 километров до окраины, куда солдаты не решились бы идти. Когда-то всё было по-другому на планете. И общество и техника. Город скатился в средневоковье, подобное на земле, когда не было топлива и кареты тянули лошади не одну сонтю лет.

    Принцесса вошла в поток жителей на тротуаре, словно местный житель и направилась по улице, высматривая пустую карету на дороге. Не прошло и минуты, как она остановила одну и вошла внутрь, сев в кресло и закрыв дверь, словно та её ждала или за ней приехала. Для принцессы не составило труда нанять повозку. Направив разум кучера в нужное место, тот продолжил гнать лошадь и карета поехала по дороге быстрее, не останавливаясь ни на какое обращение жителей. Если есть в карете место, то не плохо бы посадить на него ещё несколько человек. Больше заработаешь.

    Принцесса смотрела в окно и собирала образы из разумов людей, чтобы побольше узнать о мире и об окружающем пространстве. О жизни тех, кто пытался выжить в страшной конкуренции за еду и воду она многое узнала и её память выставляля знакомые образы людей, которые она уже не раз просматривала. Тоже самое, если взять сканер и просканировать город, разъзжая по дорогам и собирая информацию о том, чем человек занимается и кто он такой на самом деле.

    Она смотрела на дома, улицы и узнавала настоящие мнения людей, которые не сильно отличались от старых. Какие-то дети зацепились за ремни позади кареты и ехали молча, не оплачивая проезд. Это были недавно рождённые, пусть и десять лет назад дети, которых принцесса видела. Она стала постепенно проваливаться в некий транс, словно вокруг город был полон ненависти, у неё ничего не было и она ехала в никуда. За окном проходили люди с подобными мыслями, мелькали дома и с каждым километром город менялся, дома становились ниже, а человек всё печальнее и счатье из него просто уходило. Все хотели большего, жаловались на богатых, богатые боялись бедных и обзаводились армией, создавая всё большее разделение, а принцесса просто двигалась к цели, которая известна только ей. Даже мать не ведала того, что творила её дочь. Она же простая и обычная королева, слабый человек, у которого власть, а на самом деле она полностью во власти дочери. Без принцессы королевство давно бы пало в анархию и ейчас горели бы здания, люди умирали куда быстрее, а трупы валялись бы по округе в тысячи километров от тех, кто не хотел войны и убегал прочь, становясь жертвой охотников в пустыни.

    Карета выехала за границу подземных горизонтов, ставшие основой для высоких зданий. Плосле этого места карета оказалась на дороге, где дома стали ниже и беднее, построенные из более простых и недолговечных материалов. Отсюда начинались совсем другие земли и люди их населяют опасные и жестокие. Как только сюда могла заехать карета, никто не мог понять.

    На дороге встречались люди, но их становилось всё меньше, а песка всё больше. Он лежал, как заносы снега редкой зимой и никт о не спешил их убирать. Ураган проходил и всё собирал, разнося между домами и оставляя в проулках.

    Преодолев расстояние в 420 километров от центра и проложив прямой путь по ровной дороге, карета оказалась в ещё более бедном районе. Осыпающиеся кварталы редких жителей и более опасные разумы их желаний, которые скорее грызлись за хлеб, чем хотели объединиться друг с другом и что-то сделать обдуманное, встречались принцессой всё чаще и чаще в темноте строений. Они прятались внутри неосвещённых домов и выживали за счёт уцелевшего оборудования и тряпья, которое кое-как грело. Странно только было одно. Несмотря на всю эту разность в обществе, непригодную атмосферу планеты, бедствия в виде воин и ураганов, огромных птиц в небе, никто не болел в этом городе. Ни один человек, хоть спи на снегу без одежды, не заболевал и причина тому генераторы атмосферы. Они выработали не только внутри купола микроорганизмов, что заполнили пространство и защищали людей, но и для всей атмосферы планеты, в которой микробы создали новую среду обитания, практически не отличимую от народа Марсиата.

    Вода производилась с едой в одинаковом количестве и, если в первые годы её хватало всем, то сейчас все склады давно опустели и их заняли под жилые комнаты. Перенаселение и развал общества породили жестокое правление королевы и её дочь хотела всё исправить. Только одна она не могла осилить и поэтому нужен был ещё один человек, значение которого в пространстве и во времени для неё оказалось огромным. Ещ 50 лет назад.

    На небе сгустились тучи и это значит, что где-то рядом бушует ураган или торнадо. Бедствие для жителей за пределами щита поистине труднопереносимое, но люди смогли выжить в своих домиках наокраине, которые засыпало песком и камнями. Песок пыль засыпали местность на метр в высоту, а потом его вывозили в низменность или просто плавили и строили из него свои новые домики. Они получались новыми, с ровными стенами, но не долго могли держаться. Со временем даже ветер рушил их и крепости хватало всего на пару лет. Экономика города развивалась сама собой и постепенно сказалась на всём, что есть в городе и было когда-то.

    Теперь еда и вода стали самым ценным товаром, который можно продать и потребить. Если для одних этого добра навалом на личных складах, то другие не могли сделать иного, как потребить ценности в себя, чтобы выжить. Иначе смерть. После этих двух ценностей была одежда, оружие, лошади и кареты. Ценности странников и бездомных воинов, что не могли найти себе место в жизни и из-за этого изменялась психика, они становились всё более злыми и ненавидели всех вокруг, пока не погибали в бою, потеряв до смерти всё, что имели. Все свои мечты, достижения и знания, которые были накоплены в пути к выживанию оставались в песках и кости засыпал песок, скрывая безымянные могилы, а ураган разносил остатки по пустыни и стирал места захоронений и битв.

    Чтобы поиски окупились и вернуться домой целым и невредимым, человеку надо быть не только сильным, но и уметь убить своего врага, когда придётся. Тем более, себе подобного, который так же отправился в путь в поисках пропитания ради выживания. Чем дальше от города, тем сильнее страх и больше опасность, а чем ближе к замку короля, тем меньше возможности получить еду и жёстче конкуренция, возростающая с плотностью населения. Выживает сильнейший, хотя изначально гравитаторы учили другому. Их не стало и мир погиб с последними королями двух королевств. Они могли построить будущее, которое погибло от предателей и воров, что давно сгинули из мира живых.

    Где-то за пределами города, как некоторые рассказывали, есть обломок космического корабля. Обломок корпуса или башни генератора щита. От него в небо светит луч синего света, как в Каронтусе, но он далеко и даже в самое спокойное время не видно свечения. Возможно, что эту башню перенесли за город на поле, чтобы создать почву и земли для выращивания культур, прикрывая щитом. Он так далеко, что никто не помнит, где он стоит. Никто до него не ходил и не ездил, потому что жители за пределами города опасные и жестокие войны. На полях бескрайних пустынь каждый день идёт война за жизнь, о которой мало что удаётся узнать. По просторам бродят охотники, изгнанные трудностями жизни в пустоши и нападают на всех, кто встречается у них на пути.

    Принцесса знает об этом и вряд ли позволит кому-то прикоснуться к себе. Её разум не только познал саму себя, но и обнаружил некие превосходства над простыми людьми, которыми она могла пользоваться вечно. Не только поэтому она не хотела жить с кем-то. Она могла путешествовать по своему желанию туда, где ей хотелось быть. Могла жить много лет. В любое время она могла захватить власть на планете и никто бы не смог препятствовать ей стать королевой. Просто сейчас ей это не интересно. У неё и так есть всё, что надо.

    В данный момент она ожидала увидеть то, что осознала во сне много лет назад и хотела довести дело до конца. Голос гравитатора дремлет среди звёзд и он уже недалеко. Лишь некоторое время назад она поняла всю значимость её важного теперь дела и риски, связанные с ним. Словно это уже происходило в ином мире или похожем на сон реальности, которая осталась где-то в недостижимой вселенной. Это мог понять лишь твийдор, способный возродиться снова в своём теле и оттянуть старую жизнь ещё на годы вперёд, вечно ожидая смерть. Тогда жизнь её продлилась лишь на миг до очередной неизвестности и оборвалась внезапно. В этот раз у неё оказалась задача важнее, чем её предсказание. Если замысел удастся, то ей башня с лучами синего света вообще не понадобиться. Скоро весь мир измениться.

    Карета двигалась по пескам нерасчищенной дороги. Коричневые домики из железа внутри в качестве каркаса и прессованного песка стояли по обе стороны дороги и становились всё безобразнее, а из тёмных окон смотрели голодные глаза, прячась от света и блуждающих охотников. И в этих местах растили детей, становились люди кем-то и никакой родной человек не мог совершить убийство. Что касается этой вражды и самоуничтожения, то твийдор понимала, что все гравитаторы теперь обречены. Он-то знает, где гитор и как он выглядит. Гравитатор мог лишь ощущать его, а те, что стали простыми и пустыми людьми, вообще ничего не знают о подобных вещах. Убийство недопустимо и пожтому все гравитаторы обитают на задворках, не смея приближаться к чистым и совершенным гравитаторам, чтобы им не навредить.

    Принцесса ощущала их разумы и мысли, поэтому никто не сможет подобраться к ней со спины и напасть с ножом в руке. Страх правил этим миром и на расстоянии в 500 километров до замка принцессе не просто угрожала опасность. Любое существо могло напасть на неё и уничтожить, лишь бы найти еду и воду. Конечно, этого с ней небыло и брать с неё тоже нечего. Все ценности твийдора в ней самой и нигде больше. Только жалость принцессы и её желание помочь людям найти общие черты не делало её совершенной убийцей. Иначе она могла с лёгкостью устроить войну между кварталами и перебить их всех, лишь бы избавить от страданий. Она выше была этих низких мыслей и никто не мог быть рядом с нею. С ней лишь смерть.

    Эта окраина, которую достигла карета и люди в полуразрушенных домах оказываются на самом краю не только города, но и подсознания, где нет мечты, надежды и возможности начать новую жизнь. Этим местом правит сила безжалостного хищника и голодная смерть. Словно мир выстроился в точную картину и превратился в две шкалы. Одна показывала набор одних графиков в центре города и их падение к окраине, а вторая шкафа показывала иные, что наоборот рости от центра к окраине. Словно город и жители — это плесень на теле планеты, где есть центральная гора сердцевины и её окрестности, окрашенные в иные цвета. Если так, то люди и вправду похожи на плесень планеты, живущие в геометрическом образе из дисков в большом круге. За пределами круга живут те, кто не выдержал такой жизни, став сильнейшим и не решив при этом возвращаться назад. Споры заразы распространялись по окрестным землям и занимали новые территории, пока не сталкивались с препятствием. Какой только вид микроорганизмов позаимствовал такую модель, так и останется неизвестным. В любом случае, пока люди имеют идеальную модель человеческого подсознания и все силы и слабости их равномерно сосредоточены в разных районах города, они составляют определённые слои общества и образы мышления человека, определяющие свойства их мозга в пространстве и времени.

    Пока никто не совершил нападения на карету и принцесса вела своего кучера вперёд до самого конца поездки. Этот конец скоро и после ожидания твийдор предсказывает начала нового момента в истории Абогена. Сам кучер был одет в лёгкий скафандр с пластинами, образовавшие лёгкие доспехи. Он оказался в трансе и не понимал, что делает. Зато принцесса защищала и его, не давая местным напасть на них. Ей не очень хотелось вести ещё коней, проникая в их головы и направляя карету без кучера.

    Как только граница была пройдена и карета выехала на пески пустыни, где уже не было никаких строений и растений у стен осыпающихся домов, кучер остановил лошадей и дверь кареты открылась.

    Ступив на коричневые пески и обломки стен разрушенных домов, что занесло сюда ветром торнадо, принцесса в образе охотника или странника показалась всем, кто мог её увидеть на этой окраине издалека. В стороне стояли разрушенные дома с мёртвыми людьми внутри и заметённые песками по самый второй этаж, что простирались далеко за пределы города. Словно война никогда не заканчивалась в этих краях и никто сюда не придёт, чтобы похоронить погибших, восстановить дома и защищать их от врагов. Ещё время не пришло столь грандиозных перемен и не факт, что изменения продержутся. Пески закрывали руины окраины и лишь часть крепких стен торчали на поверхности красной пыли. Тут самый опасный край города и всей цивилизации Абогена, потерянной среди звёзд Млечного Пути. Это мир войны и они никогда не прекращались на красной планете.

    Принцесса никого не боялась и понимала все тонкости не только психологии человека, но и общей картины мира, чтобы найти такой путь в пространстве и времени, который не положит конец жизни кого-либо и даст ей возможность жить и постигать вселенную по её желанию. Словно гравитатор избегал случайной смерти и видел дальше любого гравитатора, стремился к совершенству. Но она не гравитатор, а совсем иное существо.

    Карета тронулась с места и кучер развернул её, направившись обратно в город. Он осмотрелся и сразу понял, куда попал и что надо делать. Как он сюда заехал, он не мог вспомнить и поэтому погнал лошадей изо всех сил. Пыль стояла столбом за ним и карета удалялась. Спустя полчаса карета оказалась далеко и её звуки и скрипы кареты прекратились.

    Принцесса стояла одна на возвышении из налетевшего песка и никого вокруг не было. Что ей тут делать? Если бы она искала станцию или генератор с лучом света, то использовала коня и быстрее добралась до места, но она ехала спокойно и не спеша, минуя большое расстояние по самому опасному маршруту города.

    Ураган медленно приближался к окраине города со стороны и скоро мог войти на территорию строений, в очередной раз разрушая дома и поднимая мусор. Принцессе лучше не стоять на его пути, но она спокойно направилась в сторону пустыни, прочь от города. Ей всё равно, что вокруг происходит. Главное не пропустить долгожданную встречу, время которой было назначено 50 лет назад. Её ждёт некий ответ долгожданного видения. Либо она сможет найти потерянный путь прошлых гравитаторов, либо потеряет его навсегда и тогда начнётся совсем другая история во вселенной, которая нам больше не будет доступна. Эта тайна и причина прихода её в это место отмечено в дневнике твийдора, что на поясе в кожанной папке на кожанном ремне. Книга, в которой много странного и непонятного человеку, но зато открывающего пути к самому заветному. Если человек мечтает о том, как он будет владеть способностями, грабить всех, перемещаться во времени и многое другое, значит он не сможет понять твийдора, что всё это может и знает, как на самом деле всё это делается. Чем выше интеллектуальное развитие, тем меньше ему надо для удовольствия и счастья в жизни и только слабые ищут ресурсов для полного счастья. Это было видно по структуре населения и их достижении в обустройстве города со всеми вытекающими отношениями между собой.

    Подул ветер от тучи, полетела пыль от урагана слева направо и стал трепать плащ принцессы. Буран приближался и видимость стала хуже. Кто-то шёл за принцессой и она почувствовала это своим разумом. В этом мире больше хищников, чем в городе и они уже стали собираться вокруг человека с женскими чертами. Такую цель ни один воин не упустит, если эта женщина не прибьёт охотников раньше или не позволит приблизиться, чтобы легче было добить.

    Принцесса держала всех на расстоянии, шла по пескам и камням, удаляясь от города в пустыню. Горизонт темнеет. Скоро наступит ночь, но пока было видно всё вокруг и её можно было настигнуть стрелой, которая могла вылететь из лука местных дикарей.

    Спустя несколько часов странствия хищники отстали и принцесса осталась снова одна. Так и должно быть в её жизни, чтобы никто не погиб и она могла использовать сови способности на полную катушку. Все её преследователи оказались в буране и ушли назад, спасаясь бегством и прячась в домах.

    Под ноги принцессы попадались потерянные вещи, торчащий из скалы меч и круглый щит, расколотый о камень. На поверхности щита виднелся символ гравитаторов, отлитый с щитом в один миг. Тут были бои неизвестные людям и сражались за свою жизнь те, кто искал шанс выживания, а получил лишь смерть. Абоген из рая среди звёзд далёкого прошлого превратился в мир смерти для потомков.

    Иногда попадались кости людей и их лошадей, погибшие в бою. Об этом принцесса даже в книгах не читала. Она сама написала то, что видела на поле и что слышала от стариков и людей в городе. Собирая кусочки в одну картину, она создавала единую энциклопедию мира, что окружал её. Он искала во всём этом смысл жизни, философские вопросы и ответы на них, чтобы найти золотую середину, а сталкивалась с тем, что человек должен быть лишён всего, как народ на Приории и тогда он начнём из ничего создавать что-товажное, главное и ценить это до конца своих дней. На Абогене есть не так много, но этого вполне хватило, чтобы из народа превратить не ценителей, а расточителей.

    Людям нужна другая форма существования в обществе. Не стоять у крана и получать еду от машины, а самим все земли возделывать, поливать и собирать урожаи. Это даст возможность осваивать другие земли, а не жить на одном месте.

    Город Альфан так и выглядит, как планеты в звёздной системе, в сравнении принцессы. В центре стоит звезда, где живут правители, а дальше идут планеты, на место которых могли быть главы корпораций и богатых домов, что давным давно разделили между собой работу и труд. После этого идут окраины замка и сам металлический город, как место в системе, где можно выжить и не погибнуть от жары и холода на месте третьей планеты, наряду с планетами земного типа. Дальше начинаются окраины города, где выживают сильнейшие или прячутся, пытаясь выжить, глотая отравленный газ планет газовых гигантов и замерзая от голода, словно от холода. За пределами Канопуса нет жизни, но лишь человек доказывает обратное. Жизнь есть там, куда принесёт её человек и никто не сможет ему помешать это сделать. Будь сильным, смелым и никогда никого не слушай. Именно по такому правилу люди могли освоить такие земли, которые практически необитаемы и непригодны для жизни.

    Принцесса много раз об этом думала и все образы записала в книгу, которую назвала Тайра и сделала дневником. Это слово пришло во сне, хотя оно было немного другим. Сны всегда не точны и смазывают всю сущность, которую прочитать под утро невозможно. Только не для твийдора, хотя принцесса всего лишь человек телом, она совершенна разумом. Лишь потому, что во сне она читала книгу с этим словом на обложке, она назвала свою книгу таким же коротким словом и записала тексты как из снов, так и из реальности. Всё, что посчитала нужным, она сохранила в дневнике. Это дневник твийдора и он всегда с ней, сохраняя память и достижения её разума и тела на всё пути её жизни.

    После событий прошлых лет, принцесса заметила, что по-иному она уже не могла жить. Ей открлась новая дверь, о которой лишь читала в книгах о твийдорах. Всегда были вопросы и размышления, что-то тревожило и что-то было необычным в новой жизни. Каждая новая делать, звук, мысль и многое из окружающего дополняли разум, становясь основой размышления человека и решения задач, которые когда-то были. Иногда она спрашивала своих служанок о том, что видела и слышала, но никто подобного не мог осознавать. Это было в самом начале. Принцесса оказалась способна видеть больше, чем простые люди и стала скрывать свои способности от всех. Со временем она становилась другой и не похожей на простого человека. Даже она, отличаясь от своих сверстниц, была иной разумом и совершенна телом. Конечно, никто не говорил о её странных приходах в этот мир, но она сама смогла узнать бессознательную жизнь из своего разума и подсознания памяти. Ведь душа прошлой жизни оставляет отпечаток в теле, а возвращаясь в свою старую жизнь, можно прочитать эти знания и предсказывать по ним будущее, лишь вспомнив прошлую жизнь. Этим твийдор и отличается от гравитатора.

    Так принцесса стала истинным твийдором, и это слово она нашла не только во сне, но и в книгах библиотеки. Там и про гравитаторов и про твийдоров Алгола было написано не мало, но сама она так и не встретила себе подобного среди жителей. Если так будет и дальше продолжаться, то она любого возьмёт в мужья и не будет долго церемониться с ними перед смертью. Если в этом мире кроме неё больше нет никого подобного ей, то и нечего ей искать. Если она могла в будущем постареть, то лучше стать простым человеком, чем умереть без возможности что-либо добиться в жизни, дарованная природой. Если простые люди могут за короткую жизнь многое совершить, семью создать и долгий путь пройти, то твийдору куда проще это сделать, а он всё время в сторону уходит. Выбор у неё есть и лишь два пути. Жить вечно или во тьму уйти.

    Поэтому принцесса проехала по городу в очередной раз и прочитала мысли жителей, чтобы среди простых людей найти себе подобного в последний раз. Подставляя себя огромному риску погибнуть, она лишний раз укрепляля себя и свои способности, отгоняя всякий страх.

    Сегодняшний день оказался не таким обычным, как все остальные поездки в город и её тайные походы в общество. Голоса прошлого сна не раз вспоминались ей на протяжении десятка лет. Тот момент времени в жизни принцессы уже пришёл. Сегодня могло случиться событие, изменившее однажды всё представление о мире для неё одной. Для всех остальных мир остался старым и медленно изменяющимся во времени и пространстве по воле тех, кто мог хоть что-то изменить.

    Принцесса продолжала идти и шаги отмеряли расстояние. Она ушла от бури, которая задела окраины города и двигалась дальше на запад. Спустя пару часов, принцесса прошла до провала и на минуту остановилась. Осматривая местность, которая погружалась в приближавшуюся ночь, но ещё сиявшая красными скалами от далёкой звезды, принцесса наблюдала угасающий день красной планеты, который совсем недавно начался. Время идёт слишком быстро. Джае для гравитатора. Космическая война с Микросом положила начало разрушению общества на сотни лет вперёд. Теперь новая грядёт, чтобы окончательно решить, в каком направлении движется человечество и кому следует жить.

    Твийдор расчитала силы и перепрыгнула через провал в десяток метров, подняв себя силами гравитации. Она оказалась на возвышенности, что была поднявшейся континентальной плитой и прошла на несколько шагов вперёд, удалившись от края обрыва. Этот каньон небольшая трещина на поверхности планеты, куда сбрасывают пыль и песок, что вывозят из города.

    Тело не болело от тяжести и не устало от долгого пути. Слабое притяжение планеты иначе сказалось на принцессе и она с лёгкостью могла преодолеть по небу десятки метров, или поднять вес больше, чем простой человек. Что ей стоит себя поднять, когда весь организм пронизан силами гравитации и тело ей подвластно с рождения и никому больше. Испорченные разумы думают иначе и только она, словно первый гравитатор, могла поставить всё на свои места.

    Звезда медленно опускалась к горизонту, становилось темнее и холоднее. Скоро наступит ночь, а ей надо успеть до завтрашнего вечера вернуться домой, если всё сорвётся. Может и не срочно, но желательно. Чтобы утром мать нашла её в постели, ей труда не составит. Уже ни раз так проделывала в своих прошлых вылазках и никто ничего не заметил. Принцесса не оставляла верных служанок, которые могли либо ей помогать и скрывать о её необычных возможностях, либо разболтать всё по глупости. Тогда пришлось бы стереть память, а это трудное дело. Мало ли что может случиться за время её отсутствия, но в ближайший день в её комнату никто не войдёт, кроме неё самой.

    Плато перед ней и место встречи изменить уже нельзя. Что-то надвигается на этот мир и лишь гравитаторы могли это осознать. Два мира скоро столкнуться в один миг. Он либо спасёт королеву, либо все погибнут в самой жудкой и страшной войне, против которой даже твийдор не могла пойти. Для победы понадобится армия твийдоров.


    12. Дикари с окраины

    416 д 2473 г (73 д 2471 г по Каронтусу)

    С тех пор, как безымянный корабль с двумя гравитаторами на борту отбыл с планеты Приория, прошло 270 с лишним дней. За это время корабль преодолел расстояние в сотни миллионов километров и приближался к красной планете. На её сохранившихся гладких поверхностях фюзеляжа отражалась поверхность Абогена. Огромный круг диаметром в 1000 километров хорошо был виден на экваторе. Множество огней загоралось в половине города, что погрузилась в ночь, когда вторая половина ещё пребывала в вечернем заходе Билинтора. Ещё немного и корабль войдёт в атмосферу. Пилот и его пассажир проснулись.

    Посмотрев на темнеющее небо, твийдор увидела далёкие звёзды. Она подумала о том, что когда-нибудь она сможет достичь таких способностей, что доберётся хотя бы до ближайшей и сможет оставить там неизгладимый след. Это будет памятьдля будущих поколений, что недостижимых целей не существует и любой человек может стать гравитатором, а гравитатор достичь предела и обрести иной склад ума. Разум, несущий смерть, способный не раз перерождаться в одном и том же теле. Такова сущность гравитатора, ставшего твийдором, что увидел мир наизнанку и принёс недостижимое в серые будни заблудших и слабых людей.

    Три спутника планеты едва заметно двигались по небу и светились от погрузившейся за горизонт звезды золотым светом. Их свечение медленно разгоралось и освещало поверхность тёмной стороны Абогена.

    Твийдор опомнилась. Откуда тут три луны? Всегда было две луны. Третий объект перемещался быстрее и приближался. Одна из них не луна, а медленно распадающийся корабль в верхних слоях атмосферы. Она сюда не помечтать пришла наедине с собой. Конечно тут нет никого и никто не мешает своим нытьём слушать пространство. На этих полях пустыни и каменных возвышенностях с огромными провалами принцесса много раз пребывала и отсюда говорила с гравитатором Юстинианом, чей корабль наконец-то показался в небе. Иного будущего она не ощущала, но предполагала, словно заглядывала в параллельный мир.

    Как в одном сне первой и давно прожитой жизни, семь звёзд на фоне синего неба появлялись и летели к ней. Корабль развалилвался в небе и стремительно падал без всяких парашётов и тормозных возможностей. Два боковых крыла оторвались и горели в стороне. Скорость падения возросла и тут принцесса что-то уловила внутри этого корабля. Она не ожидала такого поворота, но других последствий уже не наблюдалось.

    Внутри корабля сидели два существа и пытались посадить горящий факел на поверхность, замедляя свободное падение своими способностями. Все системы вышли из строя при перезагрузки программ и столкновении с атмосферой, топливо кончилось за час до прибытия и тряска разламывала швы, расшатывая корпус корабля. Он не мог остановиться сам и тогда принцесса поймала своим разумом горящий металл в полукилометре от неё и замедлила его скорость вместе с Юстинианом. В атмосфере до этого слышался грохот взрывов и стокновения обломков с сопротивлением воздуха.

    Корабль грохнулся на камни в стороне от неё и пилоты не пострадали. Юстиниан снова мобилизовал свои способности, создал вокруг сферу и прихватил долгожданного пассажира, выжив там, где другой погиб бы обязательно. Корпус просто развалился на куски и едва не завалил пилотов, разлетелвшись вокруг от удара. Пыль и дым поднялись в небо, а огонь продолжал полыхать там, где сохранились остатки топлива и горела отделка, части из растений и небольшой груз гравитаторов.

    Пассажиры выбрались из раскалённого металла и принцесса отпустила их окончательно, направляясь к ним, паря над песками в полуметре. Слишком много сил приходилось тратить на столь высокие достижения и преодоления пространства. Это действовало на психику и могло вызывать стрес от слабости. Поэтому ни гравитатор, ни твийдор не использовали силы на полную мощь, чтобы осталось для обычного движения рук и ног.

    Старый сон начинал сбываться с момента первого её шага к окрестностям города. Гости из космоса выбрались из обломков и она видела их, долгие годы ожидая этот момент. Они тут, перед ней и это реально. Их разумы хорошо улавливались в пространстве пустыни, но в них и было то, что она смутно помнила по своему сну. Размытый образ видения скрывал стопроцентную реальность, которую даже твийдор не мог осознать до конца. Сны всего лишь отрывок из фантастических образом ночных полётов разума в подсознании и они иногда сбываются. С такими способностями твийдор могла не только сны помнить, но и всю свою жизнь. В полёте к гостям принцесса размышляля и она думала о том, что и её мама не сильно от неё отличалась.

    Иногда в голову приходила мысль о том, что её мама тоже была твийдором в далёком прошлом, но встретила будущего короля и перестала быть иной, а стала простой, выбрав вместо способностей её, свою дочь. Потом была война, дочь погибла вместе с отцом и королева осталась одна. Спустя 38 лет появилась эта девчонка. Будущая принцесса стала твийдором и это не помешало изменить некоторым память в замке, чтобы все забыли, кто она на самом деле. Это она делала со всеми жителями, которые и так давно забыли. Ведь все помнили дочь королевы 15-ти лет и появление приёмной дочери никто не заметил, спустя столько лет. Люди того времени практически исчезли, а новые поколения знают её лишь по книгам о тех былых временах, когда всё могло измениться.

    В это время гравитатор Юстиниан и человек Витран выбрались из-под обломков и отряхнулись. Они отошли подальше от догорающего корабля и осмотрелись. Вокруг ночь и поля песка, освещённые костром от обломков. На обоих были новые скафандры для полётов в космос и никого вокруг. Это было лишь обманом, потому что к обычному человеку могут подкрастьяся все, кому не лень, а Юстиниан за километр бы увидел её, кто давно ждёт их прибытие на Абоген.

    Где-то далеко бушевало торнадо и воронка поднимала тонну пыли достаточную, чтобы они не могли увидеть отсюда город и его далёкие огни в столице. Где-то в противоположной стороне к северу-западу едва был заметеллуч голубого лазера, устремлённый к звёздам.

    Гравитатор прошёл по обломкам корабля, что многие годы собирал и поискал оставшиеся вещи, уцелевшие детали корабля и хоть что-нибудь уцелевшее. Его творение полностью уничтожено, но это стоило того. На Абогене больше шансов построить новый корабль из добытых руд и произведённых материалов. Они прилетели на четвёртую планету. На красную планету, какой Юстиниан видел её в своих снах и по мыслям твийдора.

    Старые детали и корпус корабля просто развалились при ударе и лишь крепкая кабина выдержала удар, рассыпавшись после этого на три части. Ему показалось на миг, что некое вмешательство дало им возможность уцелеть. Это не удивило Юстиниана, а Витран пока что ничего этого не мог заметить. Гравитатор не ожидал столь быстрой встречи с твийдором и больше надеялся только на одного себя и свои действия.

    Корабль должен был выдержать подобное путешествие, но будущее уже свершилось и теперь не за чем размышлять о том, что гравитатор сделал крепче в корабле, а что слабее и проще. Осталось открыть дверь в новую эпоху.

    Витран не слышал размышления друга и осматривал пустыню вокруг, не веря своим глазам, что находится в совершенно другом мире. Тут и гравитация меньше и атмосфера прозрачная, если не считать урагана, за которым скрывались огни города и Витран их не видел. Хотя с орбиты абогена он увидел ночной город и с приближением хорошо рассмотрел его дороги, множество зданий с ярким светом в окнах и ту контрастность, которой пестрин одно единое общество, находять на разном удалении от центра.

    На этом куске множества астероидов, слепленного в один камень и покрытого тонким слоем пыли из газов, в которых дышать было опасно, Витран мог не бояться опасности только потому, что он не ведал их реальные образы. На Кроптусе вряд ли кто-то будет воевать в ядовитом тумане. Сами мятежники, что бунтовали, ни за что не трогали щит, который был для всех одним домом и единственным источником жизни. Эта планета пропитана кровью неведомых Витрану битв и распрей, которые начались ещё до прибытия народа великанов на Абоген. Под ногами ощущались мелкие куски металла. Витран прошёл по ним, чтобы отойти на песок и отряхнуться от пыли и копати.

    Уцелела коробка с едой, ремень с гравитарием, который Юстиниан закрепил на поясе. Так же нашлись книги в уцелевшей части ящика и мешки с оборудованием. Конейнеры с водой, разлитые в небольшие канистры наполовину оказались пробиты и сдавлены. Этого мало для жизни в пустыне, но вполне хватит тем жителям, которые по нескольку дней ничего не едят, только их необычная способность, данная гравитаторам и пробудившаяся силами твийдора дала им шанс жить долгие годы. Может условия на Абогене лучше, чем на Кроптусе, но вряд ли люди окажутся такими же, как Витран и гравитатор.

    Сейчас они поищут воду в пустыне и будут строить палатку. Не просто так гравитатор её прихватил с собой. Как знал, на какую планету они сваляться и что могло остаться в сохранности после падения. Выкопав траншею и место для подземного дома, можно спрятаться от непогоды и заменить три стены на металл от обломков корабля. Смастерить крышу из металла и засыпать сверху гравием и песком, чтобы на время спрятаться от возможных хищников, может быть лишним. Витран думал о том, как выжить, а гравитатор молчал и собирал уцелевшие вещи.

    — Что теперь? — спросил Витран, словно гравитатор виноват в том, что они сюда попали и застряли. Юстиниан привёз человека на абоген, как просила твийдор. Теперь пусть он к ней обращается с подобным вопросом.

    — Построим дом, добудем воду, соберём корабль и полетим дальше. — ответил гравитатор, словно прочитал мысли Витрана и решил превратить ситуацию в недоразумение с закончившимся топливом.

    — Прямо вот так возьмём этот хлам и соберём? — указал Витран руками на гору железок, которые перемешались друг с другом и лежали в радиусе 30 метров.

    — Он и так из хлама собран был. Надо починить главные детали. Корабль в лучшем случае станет короче, но места хватит.

    — А в худшем?

    — В нём будет одно место и только для меня, потому что ты корабли строить не умеешь, а на моче корабли пока что летать не умеют.

    — Ладно, я молчу.

    Это было всего лишь отвлечение для Витрана, чтобы тот не увидел главного в разговоре.

    — Привет, что вы тут делаете? — кто-то со стороны произнёс тоненьким, но взрослым женским голосом и гравитатор сам как бы не ожидал, что к ним так незаметно можно подкрасться, резко обернулся и Витран заметил это. Он тоже обернулся в ту же сторону и стал смотреть на темноту. Витран увидел человека в коричневой одежде и с кравитроном в руке, направленный на них. Незнакомка появилаь из сумрака и остановилась в свете огня. — Кто вы такие? Испытывали корабль? Хотели покинуть планету без своей королевы? Живо высеку в полночь на улице.

    Юстиниан так бы и засмеялся её глупости, но прогнал её шутку прочь от себя. Могла бы придумать что-то по лучше.

    — Если это королева, то я не прочь стать королём. — пошутил гравитатор, о чём мечтал последние 57 лет. Его слабость вдруг показала бы всем, кто Юстиниан на самом деле, но гравитатор вдруг остановил себя и дал понять твийдору, что сказал это для поддержания разговора.

    — Если она ещё не старая. — добавил Витран про себя для Юстиниана. — Видишь, как тут пусто вокруг. Неизвестно ещё, откуда она взялась. Не с неба же спустилась.

    Твийдор приняла эту шутку, потому что слышала человека. Она подумала, что это слова одичавших дикарей от одиночества полёта или другую форму мышления, раз их народы развивались по одному и тому же сценарию, а пришли разными путями. Витран на время забыл, что его могли слышать оба гравитатора.

    — Не смешно и теперь я знаю, кто вы такие. — произнесла принцесса вслух. — Как вам удалось построить этот корабль?

    Принцесса убрала гравитрон в кобуру и решила просто следить за их разумами, делая вид, что она обычный человек. Её слова были для Витрана, потому что он не ведал того, что происходит на стороне от его внимания. Твийдор едва сдерживала себя от вопроса, касающегося самого гравитатора, по при человеке говорить об этом пока рано. С другой стороны, Юстиниан ей стал странно интересен из-за его способностей, каких нет ни у кого и они немного были похожи, но что-то было не так. Может его возраст? Может он пытался её разум затуманить и на свою сторону переманить? С этим типом ей надо будет быть по осторожнее. Гравитатор долго время был один и общался с принцессой намного дольше, чем Витран прожил на этом белом свете.

    Тогда разумы гравитаторов стали общаться про себя на своём отдельном языке образов, которые становились крепче от каждого шага и имели большую скорость, обходя мимо Витрана. Словно они сближались без ведома Витрана, но смысл и значение было совершенно иным. Игра началась.

    — Я построил этот корабль, чтобы выбраться с планеты. — продолжил гравитатор. — Там жуткая погода и опасная атмосфера.

    Твийдор обходила затухающие обломки корабля в правую сторону от них и молча общалась с Юстинианом. Он осматривал её и про себя думал, как бы ею завладеть, а не уступить человеку, этому потомку мятежников, что убили его отца. Витран тоже немного насторожился. Только сейчас он понял, что она с ними говорила через силу мысли, материализовав звуки в разумах. Как гравитатор. Теперь их двое, а он один.

    — А это кто? — спросила принцесса и указала на Витрана.

    — Это житель Кроптуса, как и я. Он простой человек.

    Услышав эти слова о себе, Витран принял себя за какого-то проходимца с окраины и для гравитаторов он просто пыль и лишний свидетель их необычных способностей. Из-за этого он немного насторожился и стал медленно отстраняться от обоих в душе. Если они задумают его уничтожить, то ему не убежать от них никогда. Юстиниан таким образом хотел сказать, что Витран прибыл на планету, что и хотела твийдор и поэтому он уже не представляет особой ценности. На это принцесса сказала, что потом разьяснит ему, кто такой для неё Витран и что гравитатору не стоит быть выскочкой. Она сама решит, как ей поступить.

    Каким образом эта женщина оказалась тут, было не последним вопросом в голове Витрана. Всё равно ответа он не узнает, как своих ушей без зеркала.

    — Вообще-то, это я надоумил гравитатора сюда прилететь. — вмешался Витран. — Так что, не надо делать меня посторонним. Без меня вы бы и не встретились.

    Твийдор взглянула бы на это с иным мнением о человеке. Скорее, это его сюда привезли, потому что только он один должен был сюда попасть и об этом Витран никак не мог знать.

    — Да никто тебя не прогоняет. Ей наоборот интересно узнать о тебе. — ответил как-то странно гравитатор и понял, что лучше не злить принцессу по отдельному каналу общения с ней.

    Голос у Юстиниана был такой, словно он давно её знает и его страхи перед ней прогнали желание приблизиться к ней хотя бы на шаг. Глупые и примитивные формы мышления погубят его, но он иметь право быть первым. Твийдор так и намекнула, чтобы он поискал себе на стороне. С другой стороны, гравитатор всю жизнь был обин после смерти родителей и последние годы ощался лишь с ней. Ему придётся сделать выбор.

    — Вы уже знакомы? — спросил Витран.

    — Да. Только что познакомились. Представляю тебе Принцессу Канопуса, этой планеты Абоген по старому и твийдора в одном разуме и теле. — гравитатор указательным пальцем показал на женщину и продолжил собирать уцелевшие вещи в один целый ящик.

    Витран снова взглянул на незнакомку и она остановилась в стороне, заметив его мысли о самой себе.

    — Здрасте. — небрежно произнёс Витран и коротко кивнул, словно ничего плохого не хотел подумать. Глаза сами смотрели на её оружие и где-то в дуще таился страх о её неизвестных способностях. Просто никогда не видел двух гравитаторов сразу, тем более в один день. Еслу и них такая разнообразная жизнь, которую Витран познал за два дня с самого выхода из дома и при посадке на Абоген, то это было очень интересно и необычно. Даже непривычно.

    — И вам того же. — ответила принцесса, словно стеснялась напрямую сказать тоже самое, только правильно, как положено благовоспитанной девушке.

    — А как вас зовут-то? — спросил Витран.

    — Галатина Стедж. Принцесса Канопуса и твийдор.

    — Это вы твийдор? — Витран вспомнил разговор с отцом и не мог поверить, что повстречал её, более высшее существо.

    — Высшее? — заметила Галатина и обошла корабль до конца, подойдя к ним ближе.

    — Есть ещё? — осторожно спросил Витран.

    — Есть и не один.

    Спрашивать обоих об их странных способностях, недоступные другим, Витрану было бесполезно. Всё равно полностью раскрыть о себе свои свойства не позволят. Иногда фокусы с общением про себя были похожи на выдуманные, но некоторые обстоятельства уже указывали на странности в его собственном поведении, что это настоящие голоса.

    — Твийдоры подобны гравитаторам, но куда более совершеннее, чем я. Я тебе уже говорил. Забыл? — ответил за Галатину Юстиниан.

    — Ну да. — вспомнил Витран. — Если вы принцесса красной планеты, как мне… — стал говорить Витран и оборвал речь. Он как-то для себя сразу не заметил того, что именно побудило в нём об этом подумать. Галатина ожидала это услышать, чтобы он был смелее, но Юстиниан не соблюдал договорённости и не дал всего необходимого до конца человеку. Его слова всё же вырвались. — Как мне завоевать ваше сердце и разум, чтобы вы стали… моей?

    — Ого. — произнёс гравитатор и Витран, стоя рядом с Юстинианом, толкнул друга в бок, чтобы тот не накалял обстановку. — Не забывай, кто она.

    — Но свидетелй нет рядом. — заметил Витран. — Всё равно же ей решать, как быть.

    Гравитатор едва не засмеялся от этого, потому что твийдор уже сказала ему некоторые данные о себе, а Витран пока что был в стороне от их общения. На это Принцесса проявила своё хладнокровие, что и по отношению ко всем людям в городе, пытавшиеся добиться её сердца. Это сделано специально, чтобы не нарушить то, что она задумала провернуть. Иначе она растает и всё обрушиться в один миг.

    Это повлияло на её решение, чтобы иначе относиться к людям в будущем. Новые моменты создали новые условия в голове принцессы и она стала иначе подходить к человеку. Что твийдор, что гравитатора или человек, все они существа, подчиняющиеся гравитации, законам природы и свойствам химических элементов, что протекают в их телах. К простым и слабым людям, тратившие жизни впустую, Галатина относилась так же, как и к самостоятельным, что были более развиты. Только не в этой жизни. Не в её старой жизни, а в этой новой всё было иначе. Сны раньше были образами, а теперь они стали реальностью и даже твийдор не могла всего предугадать и поэтому решение Витрана стала для неё неожиданностью. Ведь того не было во сне. Поэтому она решила иначе изложить свою точку зрения на счёт человека с другой планеты, пока его тело не стало коричневым от старости.

    — Я скажу, что не видела такого человека, как ты среди других жителей города, а вот твоё желание зависит только от тебя. Если бы я хотела, мы бы уже не встретились, но… я дам тебе шанс завоевать моё сердце, либо найди себе тебе подобную.

    Юстиниан где-то уже слышал подобные слова.

    — Как это? — даже немного обиделся Витран на столь резкое высказывание. Ему позволяют действовать, но он почему-то не хочет этого.

    — Ты простой человек, а я твийдор. За мною смерть ходит по пятам, поэтому лучше со мной не быть рядом. Если бы не твийдор во мне, тебе легче было бы со мной ужиться.

    — Время покажет.

    На эти слова Юстиниан засмеялся про себя, что не дало твийдору усомниться в силе простого человека. Подобное выражение людей твийдор слышит каждый день, а Витрана не испугала возможность… Тут он прервал свои размышления, которые были чисты и понятны гравитаторам и Витран понял, что он просто сглупил. Наверное, хотел узнать про твийдоров больше. Ведь он не один в семьей гравитатор, как его отец.

    В голове человека что-то творилось невообразимое, словно он был иным или просто переходил от старого образа мышления к непривычному новому. Эта планета влияла на него. Мысли словно врезались друг в друга в голове. Ничего не было понятно, а новая информация и впечатления просто перемешались в голове, которые произносили и думали вместе с ним гравитаторы. Он лица её не увидел в темноме ночи, а уже делал ей какое-то там предложение. Зачем ему это? Кто его на это подтолкнул? Подождите. Откуда он знает, как она выглядит, сколько ей лет и зачем она ему вообще нужна?

    Витран повернулся к гравитатору, который ковырялся в каких-то железках и что-то пытался починить, складывая в коробку. Делал вид невинный, словно его это не касается, делайте, что хотите. Он-то уже обо всём договорился в Галатиной за спиной Витрана.

    — Это ты? — спросил Витран и гравитатор кивнул ему в ответ, не посмотрев на человека. Это стало неожиданно для Витрана. Видимо, напряжение в нервных волокнах гравитатора или твийдора такое высокое, что можно током убить от одного взгляда или оживить. — Зачем ты мне это говорил?

    — Что говорил? — спросила Галатина и прошла от гравитатора к человеку, но осталась в паре метрах от него. — Он сказал, что мне 20 лет и я больше тебе подхожу, чем кто-то в этом мире?

    — Можно и так сказать, хотя это иначе выглядит. — согласился Витран, потому что бежать было от этого некуда, кроме как отказаться. Он не хотел говорить с тем, кто в несколько раз старше него.

    — Как? Словно мне сто лет и всё такое? На самом деле, это не так. Тебе 21, а мне 20, но…

    — Что но? — спрсоил Витран.

    — Я подчинила тело и по словам Юстиниана, смогла продлить свою жизнь. Поэтому мне больше 20.

    — Ты растянула жизнь?

    — Ещё как. Ради достижения и не на такое пойдёшь. — ответила принцесса.

    Витран не стал спрашивать, на что она там шла ради своих идей. Галатина уловила его мысли и поняла, что человек думает о ней что-то плохое. Она всего лишь проникла в своё подсознание, получила от Юстиниана знания для долгой жизни, чтобы её сон наконец-то сбылся. Вместе с мыслями, Юстиниан присылал ей свои материи свойст разума, чтобы она к нему питала большие чувства, чем к какому-то жалкому человеку, который нашёл последний скафандр и решил весь мир изменить. Да кто он без гравитатора? Пустое место, как те десятки людей, что погибли до него.

    — Придётся тебе доказать свою силу и преданность мне. — вдруг произнесла принцесса и это уже было выше сил Витрана. Он тут пять минут находится, а уже кому-то должен. Гравитатор его заставил говорить своими словами. Теперь человеку придётся отдуваться, но твийдор знаешь, что будет, когда она и он встретятся взглядами. Это уже существует в пространстве и уйти от законов природы просто так невозможно.

    — Вот именно, что я не смогу сделать так. — понял Витран некоторые свои способности и силу разума, по отношению к гравитаторам. — Скорее заберу слова назад, чем попытаюсь стать на ровне с тобой. Это он меня надоумил.

    — Ничего. — махнула рукой принцесса на гравитатора, словно они все друг друга давно знают и были всегда знакомы, много лет подряд. — Даже простой человек может многое. Я твийдор, а тебе дано больше, чем простому человеку.

    — Ты можешь читать мои мысли…

    — Я многое могу, но… — начала твийдор, а гравитатор перебил её, что человеку могло быть непозволительно, по отношению к Владычице красной планеты.

    — Просто она в прошлой жизни погибла. — произнёс Юстиниан, когда твийдор позволила ему это сказать. Это он специально, чтобы человека отдалить от судьбы. — Сейчас ты видишь всего лишь призрак прошлой жизни и не более того.

    — Живой мертвец. — произнёс Витран. — Глупость какая-то. Ничего другого придумать не мог.

    Эта мысль так быстро промилькнула в голове и выпала из Витрана, что Галатина от неожиданности расмеялась на секунду.

    — Нет, я не живой мертвец. — решила уточнить принцесса. — Я простой человек, но рождена гравитатором и обрела разум твийдора, предсказав свою последнюю смерть и прожив до сегодняшнего дня. Это всего лишь выбор и я его сделала. Ты хотел что-то сказать?

    Галатина почувствовала, что Витран хотел задать ей вопрос и сломчал. Как она узнала об этом раньше, чем он об этом подумал?

    — А я в прошлой жизни умирал рано или это первая моя жизнь? — спросил Витран потому, что только твийдор мог ответить на такой вопрос, а человек нет. Гравитатор Юстиниан так же замер на миг, ожидая узнать правду. Твийдор ему ничего не говорила про Витрана, которого надо было доставить на Абоген и не более того.

    — Не первая точно, но я не вижу у тебя никаких похожих с нами черт разума. — произнесла принцесса и Витран стал думать и представлять, кем бы он был тогда. — Ты простой человек. Родился, вырос, получил образование, нашёл вторую половину, построил дом, вырастил детей, состарился и умер в прошлой жизни. Всё нынешнее зависит от тебя. — ответила твийдор.

    — Вот видишь. — сказал Витран гравитатору. — Зря я это спросил. Лучше бы оставался на Кроптусе и сдох во тьме. Всё равно нет никакого смысла. Вышел бы на пару дней позже.

    — И что бы ты делал в этой пустыни? В машинки играл? — Юстиниан пытался настроить Витрана на нужный для всех троих путь и отговорить человека винить себя в собственной слабости. — Не бери в голову. Я ждал тебя несколько лет и только навёл тебя в нужное место, чтобы ты побыстрее добрался до меня. А так бы…

    — Иначе бы ты сам там остался. — перебила Галатина, указывая на гравитатора рукой. — Без него ты бы не улетел с планеты и через тысячу лет.

    Это было странно слышать от них и Витран не мог понять, зачем он им понадобился. Он сюда прилетел народ спасать, помощи просить, а они тут развели ненужные споры.

    — Как на счёт смысла? — спросил Витран и Галатина вспомнила, что ему ответить.

    — Я же не сказала против. Просто попытайся завоевать моё сердце, а там видно будет.

    — Я уже показал себя и ты прочитала все мои мысли. Если ничего не изменилось в мире для тебя, какой смысл мне что-то пытаться сделать. — продолжал Витран настаивать на своей слабости и уже не мог думать о другом, как сломать себе шею ради неё, либо просто сломать её, потому что тут ничего нет. Единственный корабль уничтожен.

    — Ты единственный из своего рода и народа, кто сюда попал не случайно. Это многого стоит и можешь считать своим достижением. — говорила твийдор.

    — Это гравитатор сделал. Он собрал корабль, а я просто на рейс не опоздал.

    — Ну да. — согласился гравитатор и бросил кусок бортового компьютера в песок. — Тут нет ничего целого.

    — Тогда, пошла в город. — предложила Галатина.

    — В город? Он сохранился? — спросил Юстиниан.

    — Как будто ты не знаешь. — брякнул Витран гравитатору, что дало повод либо скрывать от него всё, либо говорить с ним чаще, чем за его спиной.

    — Да и не плохо развивается. — ответила твийдор и направилась пешком в сторону бурана.

    — Скорее, хорошо разваливается. — снова брякнул Витран и стоял на месте. — Я тут останусь. — и сел на песок.

    Галатина остановилась и повернулась к нему.

    — Зачем тебе это? Пошли. — гравитатор подошёл и стал поднимать Витрана на ноги, чувствуя в нём странное желание остановить сердце и больше никуда не идти. Это он виноват, что не дал положенного твийдором. Теперь они могли потерять будущее из-за упрямства гравитатора, который стал выполнять несуществующий с твийдором контракт. Зачем он ему только сказал, что она как раз для него создана и лучше девушки он не найдёт нигде. Теперь у этого человека образовался ещё один комплекс неполноценности.

    — Мне там делать нечего. — овтетил Витран. — Поднимите город в небо, привезите мой народ на эту планету и вся моя миссия уже будет окончена. Я как ничего не делал в этом мире, так и пусть всё останется, как есть. Никто не узнает, не увидит и не осознает меня и мои дела. Всем плевать на меня. Я ушёл и умер. Меня нет. Я в не зоны действия связи гравитаторов. — говорил Витран и не вставал с места, смотря в пустыню, уходящая далеко во мрак холодной ночи. Его разум оказался в жутком тупике из-за лжи гравитаторов и даже Юстиниан не ожидал такого поведения. Он и сам оказался под давлением твийдора, которая упрекала короткими мыслями, что тот думал о ней, а не о Витране, чтобы его обучить и просто доставить к ней.

    — Тут полно заблудших и скоро они придут сюда. — произнесла в голове Витрана Галатина.

    — Ну и что. Всё равно умру. Как не тебе это знать. — ответил Витран.

    Твийдор поняла, что просто так его не поднять даже ей. Её превосходство перед ним просто безгранично, перед простым человеком и от этого ему не стало лучше. Ему рядом с ней нечего делать. Найдутся получше и побогаче, чем этот живой мертвец из мира, где давно могли все погибнуть, а всё же живут, словно микробы в инкубаторе.

    Галатина подумала об этом одна и тут решила использовать некоторые слова, чтобы поднять Витрана с обломков корабля. Некоторая ложь во спасение.

    Она вернулась и к ним двоим и остановилась в паре метрах от человека. Это неожиданно подействовало на гравитатора, за что твийдор укалола его разумом, чтобы не смел мечтать о ней.

    — Между прочим, как Юстиниан сказал мне, ваш город давно мог разрушиться и все в нём погибли бы страшной смертью. Вместо этого ты, как и твой народ, словно случай с твийдором, живёте и держитесь до сих пор. Можешь считать себя, что ты подобен твийдорам и выжил лишь потому, что некий прибор или инструмент проработал дольше положенного, что дал вам возможность жить осознавать. Как разум твийдора, обретя случайно память прошлого и предсказав смерть будущего с целью прожить по дольше. Иди со мной и не думай, что ты сильно отличаешься от меня. В этом городе нет никого, кто бы теперь смог сравниться с тобой и ты будешь единственный человек из ныне живущих, кто будет жить с твийдором и править этой планетой.

    — Править? А как же мой народ? — спросил Витран. Они ещё ничего не сделали для его спасения, а люди остались на другой планете в сотне миллионов километров.

    — Мы его вытащим из кислотного ада и привезём сюда. — обещал гравитатор, а не принцесса Галатина, у которой больше возможностей на этой планете. К тому же, не понятна Витрану их ссора между собой.

    Витрану казалось, что он умер в тумане, остался в пыли с разбитым скафандром, а сам попал в будущее, где его тело истлело. Либо гравитатор исцелил или он в коме доживает последние минуты вутри повреждённого скафандра, растягивая минуты в часы, а часы в года. Всё его существование оказалось под вопросом с тех пор, как он надел скафандр. Он оказался в иной вселенной, которой отныне правят гравитатор и твийдор, а человеку рядом с ними делать нечего. У них всё схвачено и покрыто тайной, словно планета ночным мраком. В этом тёмном мире Витран и окзался, ещё никогда не наблюдая рассвет Билинтора. Эта наступивная ночь его угнетала от непривычки, как и притяжение, которое могло повлиять на его рассудок.

    — Точно? — спросил Витран, имея ввиду народ Каронтуса, не смея доверять гравитаторам. Юстиниан и Галатина пугали его не меньше, чем голодная смерть на этих голых камнях, на которых он сидел. Он хотел есть после столь долгого путешествия, а тут чужая планета, незнакомые люди и весь мир словно разделился на до и на реальность. Лучше бы он дома сидел.

    — А ты можешь вызвать корабль? — спросил Юстиниан у принцессы. — Чтобы нас подобрали.

    — Нет. Никто не знает, что я тут и путь домой будет ещё дольше. Сюда я на карете приехала, а за границей щита они не выезжают. — ответила Галатина.

    — Как же ты хотела добраться до дома?

    — Пешком. Раскидывая врагов в стороны, изучать их поведение и разумы, чтобы лучше познавать психологию человека и найти более благоприятный путь в управлении народом. Если бы вы не прилетели. Слабости их свойств тела и разума для меня словно поле для исследования как себя, так и всех остальных.

    — Так ты не правишь планетой?

    — Нет. Зачем мне это. — твийдор соврала и сказала правду одновременно. — За меня это делает мама. Я лишь слежу и корректирую всё в своих интересах. Какое мне дело до жалких неудачников, прожигающие свои жизни зря. Если бы они были умнее, на месте Альфана стоял бы такой город, в котором жило бы более 20 миллиардов человек, он бы накрыл треть планеты по всему экватору, а в космосе строили космические города и летали бы тысячи космических кораблей. Мне не пришлось бы их направлять, чтобы они не перебили друг друга раньше времени, как это происходит сейчас.

    — Вот видишь. — произнёс Витран. — Зачем мне с ней куда-то идти, если она простых людей ни во что не ставит.

    — Я не ставлю? Я просто говорю, что когда детство заканчивается, люди получают возможности, но спускают их в пустоту, вместе с будущими достижениями. Никто, кроме меня. Все это забывают и появляются лень, слабоумие и люди идут туда, где есть, а не создают своё, чтобы всегда было, есть и будет.

    — Ты книги пишешь? — спросил гравитатор.

    — Есть одна. А тебе зачем? И вообще, не лезь в наш разговор. — ответила твийдор.

    — Я знаю, что твийдоры оставляют после себя книги. Простому человеку сложно всё понять, потому что он не обладает способностями, а в текстах написано совсем просто и легко.

    — Может, поэтому люди не понимают нас, потому что простые слова, а без способностей понять их трудно. — принцесса закрыла эту тему молча. — Пошли, сейчас появятся шолтоны.

    — Кто? — спросил Витран и поднял голову к принцессе, посматривая вокруг.

    — Большие птицы, которые ловят заблудившихся в пустыне и с окраины города уносят в огромную пещеру в тысячи километров от сюда и делят их между собой, подвешенные к своду. — ответила принцесса и продолжила идти в сторону города. Она ушла на 40 метров от них и продолжала удаляться. Витрану надо было решить и гравитатор стоял между человеком и твийдором, словно он должен был делать выбор, а не человек. Твийдор так и намекнула, что Юстиниан не выполнил положенного и должен первым решить, куда идти. К шолтонам или с ней в замок, чтобы выжить. Человек должен был сделать выбор и Витран думал, как ему быть. Лёгкость в голове медленно успокаивала его и ему легче думалось. Нагрев внутри скафандра не давал холоду от земли проникать внутрь.

    — Слышал, надо идти. — сказал гравитатор и поднял Витрана на ноги. — Что с тобой? Ты рвался в космический корабль, а теперь умереть хочешь из-за какой-то глупости.

    — Из-за девчонки? Даже разуму нужна зарядка словами и размышлениями. Иначе они, как мышцы, атрофируются и костенеют. — ответил Витран и стоял на месте, не двигаясь.

    Гравитатор указал на ящик, который он подготовил. С гравитатором они взяли один ящик, неся следом за принцессой и нагоняли её постепенно, оставляя догорающиеобломки. Вдалеке виднелись глаза хищниколв, жадно поблескивающие из-за скал и барханов песка.

    — Я того же мнения. — согласился Юстиниан и обратился к Галатине. — Я хочу попросить об одном.

    — О чём ещё? — спросила Галатина и остановилась, дожидаясь их приближения.

    — Если так, то построй мне корабль, чтобы я мог улететь отсюда в космос.

    — Зачем? Тут хорошо. У меня всё есть.

    — У вас. — поправил гравитатор, имея в виду и Витрана, которого он толкнул ящиком, чтобы тот заранее не сводил их вместе. Галатина шла рядом с гравитатором. — Я продлил свою жизнь на неизвестное количество лет и не хочу потратить её впустую. Хочу найти Алгол.

    — Алгол? — удивилась Галатина и её гости поравнялись с ней. — Что ты там делать будешь?

    Продолжив путь втроём, они шли по небольшому наклону насыпи из камней и песка. Фонари скафандров освещали путь. Витран шёл скраю и слушал их разговор, тащя этот ящик. Он не был тяжёлым, зато был неудобным для одного человека. Гравитатор специально это сделал, от чего человеку было как-то не по себе и твийдору тоже. Она не хотела общаться с Юстинианом, потому что тот уже показал, на что способен и он не виноват, что слабость разума в одиночестве могла с любым сыграть злую шутку. Прийти на край жизни даже твийдор могла, но сама себя уничтожить никогда бы не посмела.

    — Я хочу найти дом, откуда бежали мои предки и узнать, что там произошло. — ответил Юстиниан.

    — Не бери в голову, что бы там не произошло. Теперь всё в прошлом. В моих книгах есть ответы на вопросы. — продолжала Галатина, разговаривать с гравитатором, а человек просто слушал их, потому что они и ему транслировали свои слова в голову. Рации до сих пор ни у кого не было. Да и зачем она.

    — В книгах? У тебя сохранились тексты? — Удивился Юстиниан.

    Гравитатор был уверен, что в уцелевших книгах, копиях библиотеки Каронтуса можно было найти куда более подробную информацию о погибшей цивилизациях, чем на этой планете. То, чего не сохранилось до Витрана, может и могло сохраниться на абогене, но тут книги вообще не ценили. Куда были ценными воздух, вода, еда и защита от холода. Может люди и не болели, как в Каронтусе, долго без защиты на морозе не проживёшь, а зимой она опускается до минус 150 градусов цельсия.

    — Да. Все книги библиотеки города сохранились и переписались несколько раз в течении истории города. — ответила твийдор.

    — А где взяли бумагу? — спросил Витран. Ему это было куда более интересно, чем гравитатору.

    — Материал добывали из отходов, растений и получалась имитация листов бумаги. Получались книги с текстами, которые могли прожить 300 лет. Я дала некоторые знания, чтобы бумага никогда не старела и теперь в королевской библиотеке есть все книги и записи Алгола, а также те, что созданы в новой истории вместе с древним королевством.

    — А как они оказались на корабле? В сфере.

    — Ковчег загрузили самыми современными технологиями, позволявшие выжить там, где человек не мог сперва приспособиться. Первым был гравитатор. Либо твийдор, если мир убивал гравитатора и тот возрождался в теле нового человека. Щит закрывал город от опасности, книги давали знания, приборы внутри города создавали воду, воздух и производили еду и материалы для одежды. На Кроптусе разве нет такого?

    — Есть. — ответил немного оживлённо Витран. Скорее это ящик был неудобен в левой руке, чем разговор с принцессой.

    — Так почему вы не развиваетесь?

    — Атмосфера плохая, всегда пекло выше двухсот градусов и кислота в виде дождя.

    — Тогда понятно, почему ты хочешь вывезти всех с планеты.

    — Разве это сложно?

    — Ещё как. На постройку кораблей уйдут месяцы, а мы даже не знаем, как их строить.

    — Может, есть в книгах рисунки и чертежи кораблей Алгола? — спросил Юстиниан.

    — Может, хотя большая часть книг погибла в первые годы. Ведь люди изначально не думали о том, чтобы… Короче, они делали всё, что только хотели первое время. Вот и получили отшельников на окраине и жадных в столице, а между ними средний класс, который работает и живёт спокойно.

    — А над всеми ты?

    — Нет. Моя мама.

    — А она какая, злая королевна, или просто ты не хочешь править этим миром?

    — Я вообще ничего не хочу. У меня всё было, есть и если захочу, получу всё необходимое. Делать мне нечего, кроме как познавать себя и идти дальше. Ведь я для чего-то выбрала жизнь и не стала ждать нового времени, вернувшись в старое тело, старой жизни.

    — Значит мне повезло. — заметил Витран. — У меня есть цели и мечты, а ты всего лишь тень самой себя из прошлой жизни. Смысл тебе жить?

    — Весь смысл в том, чтобы жить, а там видно будет. Простому не втолкуешь, что после смерти бывает, а развозродишься, то после старого пути уже нет смысла искать новой смерти.

    — Это как? — не понял Витран.

    — Какой в этом смысл? — продолжил Юстиниан. Словно он учитель Витрана. — Когда умираешь один раз, то страх перед смертью пропадает и ты наоборот ценишь не только жизнь, но и время, чтобы больше успеть и никогда не думаешь о награде. Смысла таскать железки нет. Лучше гордиться своим достижением и передавать свои достижения потомкам. Предстоит ещё многое сделать, пока не пришёл твой последний день.

    — После того, как встретила свой последний день и пережила его, начинаю понимать, что главное, а что просто пустая трата времени, действий и мыслей. Повезло ли тебе или нет, время покажет.

    — А как на счёт нас с тобой? — спросил Витран и указал рукой на себя и на принцессу.

    — Ты хочешь со мной жить? С той, от которой ничего не утаишь, а если обидишь, я буду страшнее всех тварей на свете. Хотя…

    — Что хотя? — Витран заподозрил в обоих спутниках, что они от него уже что-то скрывают. С такими опасно рядом находиться. Они могут украсть все мечты человека и поставить в головы свои интересы, что и делала твийдор с местными жителями. Остаётся лишь идти по совету отца: доверять им все своё, а остальное останется на их совести. Ведь они гравитаторы — Хранители жизни и убить себя и других просто не могут.

    — Ты разве не хочешь улететь с гравитатором и увидеть галактику Алгол?

    — Нет. Что мне там делать? Я хочу спасти свой народ.

    — Вот этим и отличаются люди, гравитаторы и твийдоры. — прервал разговор гравитатор. Он так и пытался мелкими словами и действиями нарушить между ними сближение. — Люди слабы и не в силах постигать наш путь, поэтому не понимают нас и не могут быть там, куда может попасть гравитатор, не говоря о твийдоре.

    — Ты прав, старик. — заметила Галатина и Юстиниан едва не выронил ящик из правой руки.

    — Старик? — спросил Витран, когда принцесса назвала его знакомого стариком, указав на возраст. Они точно между собой переговариваются, а Витрану оставляют какие-то отбросы знаний и незначительных слов.

    — Да, он старик. Его разум и душа давно изжили тело и самих себя, хотя разум гравитатора ещё существует и разум вполне многое может совершить. Не так ли? — ответила твийдор и намекнула на то, чтобы гравитатор выбросил её из своей головы и не лез к ним с глупостями. — Когда жизнь идёт бесконечно, а ты уже всё узнал, всё познал вокруг и смирился в самом себе, то жизнь теряет всякий смысл. В одно определённое время от слабости хочется умереть, но надо идти дальше. Другого шанса не будет.

    Эта мысль проскользнула в Витрана. Даже гравитатор этого не писал в книге. Видимо, новые изречения рождаются на ходу. Твийдор махнула бы на это и не обращала внимание.

    — Что это значит? — спросил Юстиниан, думая о себе и ничего подобного не видел или просто не заметил.

    — Дважды в одну и туже реку нельзя войти и лучше задуматься об этом, чтобы вовремя всё успеть в жизни. Пока не помер. — ответила твийдор. — Конечно, для твийдора законы иные и он не раз и не два может войти в одну и ту же реку.

    — Безрадостная перспектива. — тихо пробубнил себе в шлем Витран.

    — Вечное возрождение в старом и слабеющем теле. — добавил гравитатор.

    — Какие ещё будут определения?

    Впереди что-то показалось среди песка и торчащих камней. Трое странников остановились и увидели луч света. Кто-то шёл с фонариком через пустыню и быстро направлялся к ним. Троицу было видно за километр с их фонариками. Твийдор и гравитатор ощутили несколько разумов впереди себя, настроенные агрессивно к ним. Приближалось 18 человек с мечами и щитами в руках, а Витран просто стоял и не видел ничего дальше луча своего фонарика в правой руке. Кто там идёт, что они увидели, он незнал. Эта толпа была именно теми, кто преследовал Галатину с первой минуты её выхода из кареты. Они её нашли. Наёмники подземного короля, охотники за головами и просто предатели человеческой цивилизации, у которых путь к достижению через убийство себе подобных, а не защиту всех вокруг. Время пришло для новых стервятников и они показались во мраке на глаза Витрану.

    Звёзды мерцали над головой и полнейшая тишина нарушалась звоном мечей в стороне. Ураган уходил прочь в правую сторону от них и открылся город вдалеке с его огнями. До освещённых улиц центра было так далеко, что вряд ли они добегут даже до окраины. В это время трёх странников волновали люди в 50 метрах перед ними и охотники стали преградой на пути домой. В защищённые крепости Альфана.

    — Кто это ещё? — спросил Витран и поставил ящик на песок.

    — Бери и идём дальше. — ответила Галатина за гравитатора и они продолжили поход, словно ничего не происходило. Витран послушался и пошёл дальше, неся ящик с гравитатором. И зачем ему этот хлам, если сам мог не раз из памяти достать и восстановить утраченное. Лень наверное было делать одно и тоже.

    — Чтобы не мучиться и спокойно сохранить ещё не потерянное. — ответил Юстиниан в голову Витрану и тот перестал думать о неудомном контейнере.

    Впереди послышались бы крики охотников, но шлемы не пропускали никаких звуков снаружи. Витран даже забывал, что говорит телепатическим каналом силой мысли самих гравитаторов и никакого радио тут нет. Он хотел уже спросить, кто они такие, а гравитатор дал ему пару намёков, так что человек изменил своё мнение о неизвестности. Толпа бежала к ним на свет двух фонариков и тут Галатина посоветовала выключить свет.

    Стало совсем темно, тела трёх человек растворились в пространстве и бандиты стали бегать по пескам в поисках добычи, не понимая причин исчезновения людей. Только что тут были и исчезли куда-то. Те, что держали в руках фонарики, не могли найти троицу в небе и на песке в других местах. Никого не было.

    В это время три странника пролетели над головами бандитов и преодолели сотни метров вперёди себя, добравшись до окраины города. Чтобы не сталкиваться с охотниками, твийдор предложила им просто улететь, раз они могли это сделать. Лишняя смерть для гравитатора не боль в голове, но он и твийдор могли выбрать свой путь и просто ушли прочь, уступили человеку и оставили его один на один со своими проблемами. Их много и может быть они сами решат, как им быть.

    Для перелёта потребовалось задействовать все силы, чтобы преодолеть по небу столь большое расстояние и перетащить человека, себя и ящик в сторону города. Когда они опустились на песок, Галатина потеряла на миг сознание и оказалась рядом с Витраном. Она дала знать ему об этом, когда он от темноты своих рук не видел. Он поставил ящик и поймал принцессу, удержав её на руках. Его сил хватило для такого манёвра и человек почувствовал её лёгкую и женскую натуру, что изменило некоторое представление о твийдоре. По весу она не сильно отличалась от девушки. Тем более, при низкой гравитации.

    Лица Галатины не было видно под маской, а вот глаза под стеклянным визором шлема открылись и взглянули на человека. Это немного смутило от непривычки Витрана и тот едва не выронил её.

    — Вот видишь, в чём-то ты можешь мне помочь. — произнесла Галатина.

    Юстиниан услышал это и отвернулся на миг, скривив губы от такой глупости.

    — Но этого мало для вашего признания меня. Не буду же я пол в доме мыть, пока вы правите всем миром и ведёте бессмысленные войны. — ответил Витран и поставил принцессу в вертикальном положении. Она была не тяжелее ящика гравитатора.

    — Нет, конечно. У меня в этой жизни иная задача и то, что я родилась такой, ничего не изменит между нами.

    — Но я ещё не король. Я хочу лишь людей спасти. Потом познакомлю со своим отцом, а ты меня со своими родителями. Я даже не знаю, кто передо мной на самом деле.

    — А я? — спросила Галатина, пока гравитатор молчал и думал, что в одном моменте вышла промашка. Он сам хотел хотел задать этот вопрос, но принцесса опередила его, потому что это было нужно сказать именно ей. Юстиниан такой же человек, как и все на любой планете, но в данный момент он лишь пытался заменить собой Витрана.

    — Ты? Наследница трона и правительница, а я бездомный с другой планеты, где одни покойники живут. — загнул Витран и взял ящик. Зачем он его взял?

    — С тобой будет трудно жить. — произнесла Галатина.

    — А я не собираюсь с тобой жить. Я даже твоего лица не видел. — ответил Витран и сделал перед своим правой рукой так, словно у её нос большой.

    — Видел, только точно не можешь вспомнить меня. Это было во сне, в детстве. Тем более, я уже стала дарить тебе своё сердце. Тебе надо лишь выбрать. Мне всё равно, где умирать, когда придёт время, но… Мой путь — смерть и никто, кроме меня. Если выберешь, то я могу остаться до конца с тобой, а свои способности просто забыть.

    — Своё сердце? — удивился Витран.

    — Да. А ты разве не чувствуешь этого?

    — Чего именно? — не мог понять Витран.

    — Чувство лёгкой привязанности, спокойствие, которое простой человек не всегда сможет понять в общении с другим, не то чтобы быть иногда спокойным и сосредоточенным.

    — Я немного не догоняю. — упрямился Витран и ничего такого не нашёл в себе. — Словно ты околдовала меня?

    — И да, и нет. Я же не заставляю тебя. Это только меня к тебе будет тянуть, а если ты отвергнешь меня, то точно разобьёшь мне сердце. Я же сказала, что мне всё равно, что выбирать. Я тоже человек.

    Галатина произнесла это таким печальным голосом, что Витран мог и пожалеть её, если бы она была простым человеком. Этот спор с ней как-то сближал его с ней, чем отталкивал. С другой стороны, он мог быть долгим и бесконечным. Это всё влияние неудержимого подсознания, той неуправляемой части сознания, которая оказалась намного сильнее у твийдора, чем у простого человека.

    — И как мы будем жить?

    — Делить время между собой.

    — Это как? Топором что ли? — в шутку брякнул Витран.

    Юстиниан едва ящик не выронил из рук и засмеялся, едва не до кашля. Он бы ей предложил, да Галатина только отшвырнула его очередное предложение прочь.

    — Договорились. — всё, что произнёс гравитатор и имел ввиду не Витрана, а их с твийдором отношения.

    — Это точно. — согласилась Галатина с ним. — Я имела ввиду, что если я тебя околдую, то не факт, что ты согласишься быть со мной до конца. Я уже буду отдана тебе, а ты ещё не будешь моего лица видеть. Если мы расстанемся, мне и жить не зачем, что одно и то же с твоим слабым разумом поддаться мне. Поэтому я немного дала тебе понять, кто я и что могу сделать. Я ничем не отлчаюсь от тебя, кроме некоторых моментов, о которых мы не говорим. Ты такой же чистый и простой, как и я. Дальше сам выбирай.

    — Ты чистая? — услышал гравитатор.

    — Тихо! — прикрикнула твийдор на Юстиниана.

    — Это будет интересно. — произнёс Витран, имея ввиду их жизнь в одной квартире. — Твийдор пронзает мой разум и заставляет жениться на самом себе. Меня даже спросить не успели.

    — Никто тебя не заставляет. — отмахнулась принцесса и они пошли дальше, не обращая внимание на окрестности.

    — А далеко до города? — перебил Юстиниан глупый и почти детский разговор.

    — А что? — спросила принцесса. — Тебе не торопиться книжки почитать или что-то ещё сделать?

    — Ещё немного с вами побуду и я пойду рубиться с той толпой голодных людей, что позади остались. — ответил Юстиниан.

    — Это с чего же? — как бы удивлялась твийдор. — Хочешь впечатление произвести?

    — Хватит уже говорить. Выберите что-то одно. Найди нам транспорт или давай снова соберёмся и перелетим ещё сто метров или километров. До города пол тысячи и разве не тебе надо сделать то, ради чего ты нас сюда притащила.

    — Тё ещё покричи, чтобы другие услышали. — ответила Галатина, чтобы тот заткнулся на счёт некоторых вопросов, которые не должен знать Витран. Так бы и дала она гравитатору по лбу, чтобы замолчал.

    — А что я сделаю, если…

    — Держи всё при себе и не лезь в чужие дела. — перебила Галатина гравитатора и обратилась к Витрану. — Так что решил?

    — Думаю, надо время полумать, поживём года три, а там видно будет.

    От такого ответа гравитатор едва не заржал. Он не стал что либо говорить и просто шёл с ними дальше.

    — Ладно. — махнула рукой Галатина на гравитатора и осмотрела ближайшие дома. — Вон в том можно укрыться до утра. Там вряд ли кто-то живёт.

    Дом оказался в этажа высотой. Его первый этаж выглядел целым, а второй разрушенный наполовину. Точнее второй этаж, потому что песка намело столько за много лет, что тот скрыл первый этаж и от него осталась лишь часть стены.

    Три странника добрались до строения по узкой дороге в 10 метров и остановились, какое-то неощутимое движение призраков во мраке. Галатина на миг почувствовала что-то рядом и тут же всё скрылось во мрак. От твийдора ничего не могло укрыться, потому что она могла ощущать пространство как в реальном мире, так и за пределами пространства и времени. Только её попытка увидеть причину остановки осталась безуспешной.

    В этом месте города оказалось много песка, а засыпанные барханами разбитые дома чем ближе стояли к центру, тем целее был дом, но до целых домов в 5 этажей ещё сотня километров. Кое-где виднелись провалы, небольшие районы из 3 и пяти этажных домов, но в основном были дома двух этажей. При том, что первый этаж окраины заметён песками, половина пути к центру. Тут царила тишина и темнота с одиночеством вперемежку, страхом быть убитым или съеденным одичавшими, что одно и наполовину тоже, что встретить тех людей в пустыне. Хотя последнее уже не так страшно. Твийдор мог прогнать все мысли прочь, но люди останутся и с ними надо будет общаться.

    После короткой и непонятной Витрану остановки, они пошли дальше. Дойдя до первого домика в два этажа, на который указывала Галатина, они влезли в него и оказались в тёмной комнате. Тут было темно и пусто, а мелкий мусор лежал по всему полу вместе с камнями. Песок ветром намело у стен в виде снежных барханов в 10 сантиметров высотой. Холод пробирал бы до костей, если бы не скафандры с подогревом у Галатины и остальных. У гравитатора и человека защита оказалась ещё лучше и куда более новая, но не от местного и пусть примитивного оружия. Тут есть мечи выкованные из крепких сплавов города, щиты и луки со стрелами. От них космические скафандры не спасут. Нужны бронированные, которые давно потерялись.

    В это время облака в верхних слоях атмосферы светились красным светом. Ещё звезда не скрылась и её лучи света светились в облаках, что высоко зависли в верхних слоях атмосферы. От них мало света и темнота полностью забирала окраины города.

    Осмотрев комнату, гравитатор оставил ящик и прошёл в соседнюю комнату. Тут тоже оказалось пусто, словно вся мебель была из дерева, а потом её сожгли на костре, чтобы согреться. Витран прошёлся по небольшой комнате и думал, что они тут потеряли.

    Принцесса то на него смотрела, то в разбитое окно, через которое они влезли. Часть её сознания пыталась найти причину недавней остановки, а другая часть обращалась к человеку, что не вы её ростом, а едва выше неё. Она думала о том, что как-то наивно получилось встретить этого человека и дать ему своё предпочтение. Он же из старого сна и она могла просто изменить ход событий, выбрать кого-то другого. Гравитатор на миг предложил снова себя, но твийдор даже не обратила на его слова внимание. Слишком опасно даже ей что-то менять в жизни, хотя нет от этого никакого смысла. Никто не знает, никто не ведает о них и всё, что они захотят, будет только для них одних. Вечно. Иного нельзя допустить. Это её судьба. Только Витран должен выбрать, потому что во сне нет того, что они вместе, а он…

    Может это не случайность? Иногда и у простых людей складываются судьбы, подобные твийдорам, хотя они и сами об этом не знаю, потому что некому об этом сказать. Если твийдоры и гравитаторы исчезнут, то Галатина представить не могла, что будет с людьми. В дикарей превратятся и лишь смерть будет кругом, а создающие семьи будут подобно гравитаторам, хранящие последние наставления древних, записанные прямо в гены потомков и давшие человеку вечную жизнь возрождения. Не стоит забывать, что она такая же, как и все люди вокруг. Просто некоторые способности отличают её даже от гравитатора и ещё неизвестно, чем всё это кончиться для неё. Может не стоит находиться рядом с людьми, чтобы не убить их случайно. Когда источник радиации перестаёт излучать убийственные волны, он становиться безопасным, а может и мёртвым.

    — Ты хочешь увидеть моё лицо? — спросил Витран, заметив внимание девушки в своей голове. Что-то промелькнуло в его сознании и он на миг увидел её лицо. Галатина показала человеку изображение, которое она сняла из памяти, смотря на себя в зеркало. Её разум заставил заметить Витрану её влияние на себя.

    — Я знаю твоё лицо. Не обязательно иметь глаза, чтобы увидеть человека. — ответила Галатина. — Ты думаешь, зачем мы сюда пришли?

    — Верно. Забрались сюда. У нас же есть твой замок, наряды и всё такое. У тебя и своя армия найдётся. Так, что ты боишься вызвать транспорт и охрану, чтобы вернуться домой? — спросил Витран, меняя тему.

    — Я не для этого сюда выбралась. Моя цель — получить больше информации, использовать её по назначению и на себе почувствовать тот путь, который иногда проделывают люди и гибнут от слабости там, где я могу легко выжить. Ещё до нашей встречи я думала о том, что мой сон всего лишь образ из старой жизни. Лишь гравитатор мог отвечать на мои некоторые вопросы, а теперь ты реален. Ты стоишь рядом и я сама в некоторой растерянности.

    — Я для тебя так много значу? Почему?

    — Потому, что… Сейчас я не могу сказать.

    — Почему?

    — Ты какая-то почемучка. Лучше посмотри в окно. Что ты видишь?

    — Выход. — ответил Витран.

    — Выход? Я бы увидела руины с людьми, полные страха за свою жизнь, при этом очень сильные. Им просто никто не может сказать, как надо правильно поступить.

    — А ты? Разве не можешь им подсказать верный путь?

    — Я не гравитатор. Их всех истребили в войну и теперь мало, кто мог быть таким, как ты. Теперь в сердцах тьма и страх, а неизбежность уничтожает всё, что было создано много лет назад.

    — Какая неизбежность?

    — Все люди неизбежно катятся во мрак. Они слабы и не могут сплотиться. Это уничтожит их раньше, чем война.

    — Если мы вот тут останемся, будет ли у нас шанс выжить, если ты не будешь использовать свои способности? Сможем ли мы жить и… и дальше, там дети и всё такое.

    — Вот видишь. Ты даже стесняешься произнести это слово.

    — Какое?

    — Что плохого в том, что у нас будут дети. Это новая жизнь и мы её подарим вселенной. Остальное за ними. — Галатина расписала их будущее и подошла ближе к Витрану. Тому показалось во второй раз в жизни, что не только она хочет снять с него шлем и заглянуть в глаза, его однокласница на Кроптусе тоже пыталась его взять с собой, но почему-то он отказался.

    — Ну, это странно звучит. Может, я не дорос до этого.

    — Сколько же ждать, когда ты повзрослеешь? Пещерные люди то быстрее сообразят.

    — Понятия не имею, что они там сообразят. Я их не видел. Я с ними не сталкивался.

    — Приходит время и всё надо начинать сначала.

    У Галатины нашёлся ответ и на этот образ разума Витрана, но она не успела сказать. Тьма снова на миг распахнулась и тут события начали развиваться стремительно. Твийдор могла предсказать, но и она оказалась бессильна перед этим.

    Пронёсся свист между домов в её голове и стрела пробила просрачный воздух, врезавшись в правую грудь Витрана. Стрела силой пробила скафандр и застряла в теле, бросив человека в сторону. Витран упал на пол и потерял сознание от боли и неожиданности. Стрела прошла насквозь и торчала из спины на несколько сантиметров. Сознание быстро теряло связь с реальностью и боль от непривычки заполняло разум.

    Твийдор присела и осмотрела местность вокруг, на миг задумавшись о будущем. Она приблизилась к Витрану и, держа его разум в контакте с собой, рукой прижала рану с проступающей кровью на жёлтом скафандре. Галатина проникала силами в тело и замедляла кровь, изучая рану. Кто бы не пустил в него стрелу, она нашла свою цель. Галатина не могла найти никого в округе, кроме гравитатора в соседней комнате и продолжала прятаться за стеной, присев к полу. Это было новым для неё событием и теперь она стала подобно человеку, слишком уязвима и опасна для всех, кого посчитает врагом. Кто они, эти невидимые призраки во тьме? Кем бы ни были, ясно одно — это до сих пор живущие войны Марсиата, что в древности образовали общество твийдоров и охотников, что стремились к власти. Потом их общество пало и они превратились в изгоев, а подземный король мог их переманить на свою сторону. Только это могло объяснить их появление в близи принцессы. Видимо они убрали лишнего со своего пути.

    На её голос прибежал и пригнулся к полу гравитатор, склонившись к человеку на коленях. Галатина сидела на полу и осматривала разумом пространство за стеной, чтобы найти врага. Никто пока не собирался на них нападать и не шёл к ним по дороге. Никаких вибраций материи и даже пыли в пространстве не наблюдалось. Никого нет вокруг, кроме испуганных людишек в подземных убежищах, что затаились во мраке и не могли просто так лечь спать.

    Юстиниан осмотрел торчащую стрелу и вытащил деревяшку с остатками ткани правой рукой. Способностями изменять структуру пространства, гравитатор извлёк всё лишнее из раны и твийдор закрыла её рукой, заставляя клетки срастаться и заживлять рану, чтобы все ткани возвращались на свои места. Так и вышло. Рана пропала, не оставив и следа, а Витрана решили не будить. Боль до сих порбыла в плече, хотя основная рана уже зажила, оставшаяся полоть продолжала срастаться.

    Пусть Витран сам проснётся и придёт в себя от возможного болевого шока и от всего того, что он пережил за один день. Для него это не просто первый полёт и ранение. Без твийдора и гравитатора он мог легко погибнуть и загнуться от непривычки и боли, не имея при себе бинта и аптечки. Путь гравитатора становиться слишком опасным и если бы Витрану стрела попала в голову… Твийдор не знала, что на это ответить, но старалась взять ситуацию под контроль.

    Пока гравитаторы будут его защищать, у Витрана есть шанс выжить в этом почти знакомом мире. Ведь те, кто пустил стрелу, те, кто совершает убийства и уничтожает население на окраине города, не забираясь далеко в центр, явно не местные жители, а потомки древнего королевства Марсиат. Они остались на Абогене и несколько тысяч лет жили в погибающем мире, пока не прилетел Альфан. Королевская армия из замка им не помешает в бою с неизвестностью, но Галатина решила это оставить на последнее, если они не смогут справиться своими силами. Им надо было решить, как выходить отсюда.

    — Ладно, спрячемся у меня в замке. — сказала принцесса и поняла, что и там их могут найти. — Есть в здании этаж, куда никто не может попасть и туда можно пройти через окна вентиляции снаружи дома и с боковой лестницы внутри.

    — Как нам туда попасть?

    — До замка почти 500 километров. Мы его не сможем долго нести, а карет тут нет. Думаю, что тройку лошадей найти можно уже за километр отсюда. Тоглько бы добраться.

    — Тогда летим. — согласился гравитатор и стал поднимать друга в одиночку. Он не стал обращать внимание твийдора и на тот факт, что они могли уже быть в замке, а теперь человек мог… Нет. Отныне Витран в странном проекте гравитаторов, который был придуман и предсказан много лет назад. Они хотели сделать из него нового гравитатора или разностороннего в образах мышления человека, но из-за засады им гравитаторам придётся отложить проект. Пока время есть.

    Витран получил ранение и проснётся в новой обстановке замка, в новом мире и начнётся его новый путь, проложенный много лет назад двумя гравитаторами. Его жизнь была предсказана давно и Галатина хотела увидеть то будущее, которое смогла придумать для всех жителей Абогена. Только Витран мог совершить его и она с гравитатором должны будут уйти на время с планеты.

    — А ящик? Что в нём? — спросила Галатина.

    — Книги, оружие и мелочь всякая со станции.

    — Которая рухнула?

    — Да.

    — Это важно для тебя?

    — Нет, но кое-что узнать о прошлом не помешает.

    — Тогда брось это и пошли. Легче будет преодолеть расстояние, и начать всё сначала, чем тащить обузу и получить очередную стрелу в ногу.

    — Согласен.

    Твийдор и гравитатор подобрали Витрана и потащили к другому выходу, что с другой стороны дома. Он выходил в проулок между домов и был на половину засыпан. Пришлось пролезать через окно и выбираться. Гравитатор разметал песок и они остановились снаружи дома. Что-то привлекло снова внимание твийдора и она почувствовала, как тяжёлый ботинок наступил на наметённый у стены песок. Невидимые изгои человечества в секретных доспехах уже в комнате, из которой они только что ушли. На полу была кровь, но её след тут же обрывался, словно раненый исчез из пространства. Как же тогда будут воевать две невидимки? Не завешивать же весь город паутиной из верёвок, чтобы увидеть невидимый объект.

    Твийдор и гравитатор минуту стояли на месте. В проулке было пусто и Галатина знала, что сюда призраки не войдут. Они оставят след на песке и ей легко будет порвать пространство, где они стоят. Поэтому лишь один невидимы охотник прошёл в дом с внешней улице.

    Дав сигнал Юстиниану, твийдор и гравитатор взлетели и понеслись с человеком над крышами домов, пока что-то со стороны не выстрелило в них. Твийдор только успела нож схватить, как большая сеть набросилась на них и под ними завязалась грузами. Трос дёрнул их, но Юстиниан не дал сетку. Он создал вокруг сферу и стал её расширять, пока давление изнутри не порвало чёрный металл. Твийдор успела отрезать кусок и положила в карман для исследования. После этого они стали снова свободны и продолжили полёт, набирая скорость. Витран оставался без сознанияи твийдор погрузила его в такой сон, чтобы он вообще не проснулся. Даже привзрыве бомбы.

    Троица пролетела над зданиями и сбежала прочь от невидимой армии наёмников, что охотились на принцессу. Парящие гравитаторы добрались до района с более целыми домами, что в 5 километрах и почувствоали слабость. Юстиниан увидел сломанную карету и несколько коней, что стояли в стороне. Карета стояла на дороге, уткнувшись углом в стену и увязшая по колёса в песке и камнях. Им пришлось толкать её силой мысли, чтобы освободить и подкатить к коням.

    Опустившись на песок рядом с поломанной, но пригодной каретой, твийдор заметила людей, еоторым принадлежали кони. Она выбросила из их голов, что это их собственность, пока гравитатор запрягал тягловую силу и через пять минут они уезжали всё дальше и дальше от окраины города.

    Эта встреча с тёмным воинством Абогена немного напугало Галатину и она думала, как с ними можно справиться. Неужели она не могла их бнаружить, когда улавливала разумы любого существа в радиусе километра. Какими технологиями должны обладать древние, что нынешнее поколение до сих пор не могло им противостоять. Если так дальше пойдёт, они спокойно войдут в замок и уничтожат всех до одно прямо во сне, в кроватях.

    Галатина достала из кармана обрезок сетки и стала изучать. Чёрные металл, что переплетался с верёвкой, был ей знаком. Это очень редкий материал, которого нет в огромных количествах. Он значится в древних книгах и используется в разнообразной технологии. Когда-то из него строили корабли, что могли тысячи лет летать по космосу, из материала и его свойств генерировали воду и он был самым крпким в оружии. Этот материал назывался диарон и он известен с Алгола, как живой материал.

    Присмотревшись к редкому материалу, Галатина заметила, что она срезала его ножом, а значит он не такой уж и крепкий. Может её нож необычно контактирует с диароном. Она вытащила из ножен свой кинжал и перерезала обрывок. Лезвие разделило верёвку по полам, словно она из резины, а не из металла.

    — Так легко режется? — спросил Юстиниан, заметив остаток сетки и нож в руках принцессы.

    — Нож их чёрного дерева и очень крепкий. Видимо он сильнее свойств диарона и тт становится просто мягким. Хотя диарон поглощает металл. — ответила твийдор. — Это важный материал во вселенной.

    — Что-то я не слышал про диарон.

    — Он создал разумную цивилизацию диаронов 67 000 лет назад в одной из соседних галактик.

    — Откуда ты это знаешь?

    — Унас в библиотеке полно книг.

    — И ты все их прочитала?

    — Можно и так сказать.

    — Как сказать?

    — А так. За меня книги прочитали люди, а я прочитала их мысли. Тоже самое мы сделаем с Витраном. Если ты ещё раз нарушишь наш доровор, ты вылетишь из игры и лети, куда угодно. Понял?

    Юстиниан понял угрозу, сглотнув от неожиданности.

    — Да.

    Твийдор стала улавливать материю и смогла осознать диарон разумом, проникая в его свойства. Каждый материал в пространство выбрасывает определённые волны, излучение частиц и прочие процессы. Некоторые можно почувствовать на себе, а большинство скрыто в ином пространстве с иными законами материй и самого пространства. Поэтому твийдор изучала материал, чтобы в следующий раз попытаться найти призраков и содрать с них кожу.

    На раскрытие секрета о пока неизвестной армии Канопуса, Галатине придётся потратить не мало времини. Их карета направлялась в сторону городских огней и они преодолели несколько километров, пока твийдор изучала диарон. Она пробовала заметить его вокруг, но ей попадались испуганные люди и множество пустых домов. В некоторых комнатах лежали тела умерших и один скелет, закопанный в подвале. Словно город мёртвых, которых никто не желал хоронить, потому что никто никого не знал и не хотел отвечать за кого-либо. Если бы твийдор была сильнее, все мертвецы встали бы из могил и тогда все люди стали бы равны перед страхом умереть. Ведь увидеть то, что недавно погибло, ходящим по городу, не каждый выдержит. Только Галатина не спешила подобное творить и она снова обратилась к диарону.

    Чёрный материал мог дать ответы на вопросы, которые она хотела получить. В этом куске сетки она видела угрозу, древние технологии и то, что её армия была не готова к войне. Она сама хотела мира, но пока подземный король жив, нет никакого мира и армия теней будет уничтожать её народ. Когда наступит мир, никто небудет умирать и вся эта несправедливость снова будет существовать, но уже в других рамках. Каких? Это уже зависит от неё. Ведь она правит обоими королевствами, но помогает лишь тем, кто просит помощи и живёт ради жизни, что для твийдора просто не естественно, в отличие от гравитатора.


    13. Замок короля

    420 д 2473 г.


    В комнате тихо и никто, ничего не говорил и не делал над ухом, чтобы не мешать спокойствию и пробуждению разума и души в новом теле и новом времени. Может быть, что и в новом городе и на другой планете, что теперь просто невозможно. Всё это так реально, что Витран не мог проснуться и не понимал до конца, где нахоидтся. Он всё равно не мог проделать такой огромный путь и не верил в то, что где-то какой-то там гравитатор прожил тысячи лет в одиночестве и не сошёл с ума, обитая в опасной атмосфере. К тому же этот корабль и какая-то там принцесса. Фантазии Витрана нет предела. Почему только он так чётко почувствовал боль. Она до сих пор немного наблюдалась в плече. Нет, это всего лишь остаток сна или след воображения, который медленно проходит. Витран проснулся и вздохнул. Было темно и через веки не проходил свет. Он открыл глаза и ничего не увидел.

    Первым Витран услышал тишину вокруг такую чистую и мёртвую, что не мог понять, в какой он комнате лежит. Обычно хоть один голос через стену да послышиться. У его соседей не один ребёнок в семье живёт.

    После тишины он почувствовал одеяло на себе и подумал о том, что всё это ему просто приснилось. В комнате было прохладно и непривычно, словно… Тут он спохватился. Неужели. Купол пал и он в бреду совершил полёт. За окнами не просто темно, а просто здание по соседству могло рухнуть и завалить обзор. Он тут лежит и спит, когда все вокруг погибли. Надо бы надеть скафандр, пока он не взбрендил окончательно.

    Никакой стрелы не было и плечо совсем не болело. Словно ничего не было, а значит это приснилось. Такой жуткий сон мог присниться в том случае, если бы он вчера объелся перед сном.

    В порыве желания спастись, Витран совершил прогулку во сне за стену города и был рад этому. Теперь надо разобраться, что тут на самом деле происходит. Неужели это ему приснилось. Будет что вспомнить для дневника и потомков. Только этот полёт во сне теперь вселял куда большие надежды выжить в этом мире, чем проспать свой вечер и почти погибнуть в своей спальне.

    Он до сих пор находится дома и на нём его пижама. Его поход во тьму выглядел таким невероятным, что не мог понять, откуда это странное чувство лёгкости. Что-то похожее он испытывал во сне и было похоже на невесомость. Руки и ноги странно себя вели. Вдруг загорелся свет в виде полосы где-то на полу в 10 метрах перед ним и Витран от испуга закрыл глаза. Он не успел ничего увидеть, но это его насторожило. Не могла же спальня лишиться стен внутри при обрушении башен снаружи. Или стена прямо сейчас ломалась и тому появившаяся трещина.

    Витран открыл один глаз, а когда что-то пошло не так, открыл второй, чтобы картинка стала чёткая и понятная. Оказалось темно, но трещина его беспокоила. Значит сейчас ночь, но откуда тогда свет?

    Витран вспомнил про плечо и спокойно вздохнул без какой-либо боли в груди. Он чувствовал, как что-то длинное проткнуло его плечо, вошло внутрь и пробило спину вместе со скафандром. Надо было старый поверх нового надеть. Больше шансов выжить. Был бы бронированный костюм и Витран не получил бы такое смертельное ранение, только он не умер.

    Осмотревшись в полумраке, он не мог до конца понять, где точно находится. В этой тишине он ощущал себя одиноким и потерянным, словно и правда умер и попал в некую реальность, где все законы мироздания просто перевёрнуты или вывернуты наизнанку.

    Витран откинул одеяло и встал на пол обеими ногами. Слабый свет говорил о том, что это не его кровать и не его одежда. На нём белая пижама из штанов и рубашки, на ногах носки, а на руках перчатки. У него не было таких перчаток дома и всё тело было закрыто потому, что он мог замёрзнуть. В этой комнате и так холодно и эта одежда была подсказана гравитатором, чтобы человек из тёплой среды обитания не получил обморожение от привычной тут температуры.

    Мысль о том, что отец купил и ночью одел на него новую одежду, чтобы сын не мёрз, просто отпадает. В этой комнате оказалось прохладно и непривычно. Что это ещё за новость, чтобы дома было холодно, когда сама планета, как печка греет целый город больше положенного и в башне никогда не было прохладно.

    Вдруг реальноть стала распахивать перед ним дверь и большая дверь открылась в стороне. Луч света стал ярче и это было уже неправильным ходом событий, расположением стен в его спальне с незнакомым человеком на пороге. Свет из соседнего помещения попал в спальню Витрана и он увидел, насколько большая комната. Зал оказался большой 7 на 15 метров, в отличие от всей его квартиры. В его комнате стены так далеко друг от друга не стоят и никто, кроме отца, не мог бы войти в его спальню, чтобы его разбудить. Тем более со стороны окна. Оставалось лишь сидеть и наблюдать за тем, что происходит вокруг, потому что ничего он не мог поделать. Может, он ещё спит? Надышался газов в скафандре и лежит в бреду на месте того мертвеца в пустыне.

    Свет проник в комнату из коридора с коричневыми стенами и стало видно перед кроватью стол, стулья в центре комнаты и большой диван в левой стороне от его кровати. На полу лежал большой ковёр красного цвета с эмблемой гравитаторов. Человеком на пороге оказалась девушка лет 20.

    В комнату вошла одна из слуг Дома Дортион, о котором Витран не имел никакого представления. Она была одета в белую рубашку и длинную серую юбку, а на ногах коричневые сандалии на босую ногу. В руках она несла поднос с тарелкой, стаканом, сервизом на одного человека. Служанка подошла к столу и поставила поднос на стол рядом сграфином. Она не взглнула на человека, но заметила, что он проснулся и сидит на кровате. После этого она ушла обратно к двери и включила свет в комнате, закрыв едва приоткрытую дверь. В коридоре было видно одного охранника и больше никого в небольшом помещении.

    Пластина двери тихо заперлась и теперь сюда никто не мог войти. Толькоте, кто знает о комнате, где находится в неё дверь могли открыть ей. Тем более, такую дверь снаружи мог открыть только гравитатор. Поэтому служанка может считаться псевдо гравитатором. В отличие от Дортиона, что остался от Марсиата и Алгола, девушка одна из немногих, кого Галатина обучила и сделала секретными агентами и личными приближёнными, что владели знаниями и способностями гравитаторов.

    Витран медленно осваивался в пространстве и промаргался наконец от яркого света и долгого сна в несколько дней. Ощущения Витрана были какими-то незнакомыми, простыми и спокойными в этой незнакомой комнате. Он должен был воспринимать всё иначе, а ощущает то отношение, словно он тут живёт и не первый день. Словно он не спал и было похоже на дежавю.

    Служанка Галатины подошла снова к столу и остановилась перед Витраном.

    — Доброе утро. Как спалось?

    — Вроде, нормально, правда снилась всякая мура. — отвтели Витран и девушка указала на стол.

    — Это ваш завтрак.

    Витран встал с кровати и подошёл к столу, что в метре от кровати. Он смотрел то на поднос, то на незнакомую девушку и не мог выбрать, что ему делать со всем этим. Служанка про себя улыбнулась, поняв его мысли. Витран мог познакомиться с неизвестной едой, или съесть девушку. Либо наоборот, съесть незнакомку и поговорить с только что разогретой едой. Голова ещё не пришла в норму, когда Витран понял, что всё это было реальным и никакого сна нет. Он тут и она реальна. Стрела была настоящей, но в тоже время её и нет. Плечо не болело, сколько бы Витран не обращался к вчерашнему приключению и ему бы не один день пришлось бы лечиться, чтобы рана затянулась. Ещё неизвестно, сколько он тут пролежал без сознания.

    — Это первое, это второе. — указывала девушка на блюда и Витран решил перейти к простой беседе и выбросить своё непривычное поведение. И почему его тянет ко всем незнакомкам и желание познакомиться наверняка гравитатор загрузил ему в память. Витран вспомнил, кто он есть и что он не у себя дома, а совершенно на другой планете, его дом в сотнях миллионах километрах отсюда. Уже дальше, чем полёт в 270 дней, которого больше не будет.

    — Вы Галатина? — спросил Витран лишь потому, что не знал её лица и то, что промелькнуло, как-то затуманилось в памяти.

    — Нет. — засмеялась служанка. — Я её помощница и служанка из Дортиона.

    — У вас на планете есть рабство?

    — Просто мы долгие годы живём в доме короля и служим ему.

    — А где король?

    — Он погиб много лет назад в космической битве. Теперь правит королева. Её дочь попросила принести вам еду.

    — Это замок? — спросил Витран и указал руками на стены комнаты.

    — Да, но это только одна комната. Потом придёт за вами ваш друг Юстиниан и покажет все остальные комнаты. Пока что вам лучше не выходить из замка и оставаться тут. Так сказала принцесса Галатина.

    Девушка как бы поклонилась и вышла из комнаты, закрыв дверь. Снова стало тихо и непонятно, как есть эту еду и что ему тут делать. На подносе оказались лишь тарелки и стакан с водой. Куда делись ложки и вилки? Видимо, они так и не научились вырезать их из дерева. Может они питаются… руками? Как тогда есть этот суп? Хлопать губами и стараться не подавиться, когда будет заливать его себе в рот. Придётся снова идти на поводу у гравитатора, который ещё и существует в реальности, а не во сне.

    — Я точно сплю у себя дома, либо в этом мире. Может я умер? — произнёс Витран. — Бред какой-то.

    Было прохладно в комнате и почти как дома, хотя температура стандартная в 15 градусов. Может ему и повезло с будущей женой, раз она живёт в таком доме, но это другой мир и ему тут никогда не суждено было быть. Тем более, она живёт в царстве холода, а не тепла. Огонь и лёд никогда не смогут быть вместе.

    Случайность позволила ему прийти во тьму и переступить желаемую всеми черту, а он получил в ответ так много, что в голове не укладывалось за раз. Как-то не по себе было ему в чужом мире. Может сбежать отсюда, пока он её не увидел. Она-то его могла видеть. Витран посмотрел на свою одежду.

    — Она меня всего видела. Не я же одевал это на себя… и мылся не сам, или сам?

    — Ну и что? — спросил голос в голове и тут Витран заметил, что Юстиниан снова с ним говорит, а скафандра-то нет.

    Он осмотрелся, но никого больше не увидел в комнате, выкрашенной в бежевую краску, потолок был оранжевым, а пол тёмно синим. В стене оказался ряд вертикальных прямоугольников. Может быть, это окна. От такой неожиданности он едва не присел на корточки, чтобы спрятаться под стол.

    — Ты где? — спросил в тишину Витран.

    — В другой комнате. Для начала, поешь, а потом приходи к нам. — ответил гравитатор.

    — Значит, я не сплю?

    — Не спишь. Потом всё скажу.

    — Ладно. — согласился Витран, раз нет выбора и сел на стул, подвинулся к столу и снова не нашёл ложки и вилки.

    — Интересно, а чем мне суп есть? Я не вы, левитировать не умею.

    — Посмотри под салфетками. — ответил Юстиниан.

    Витран поднял тонкую пачку салфеток из тонкой бумаги и нашёл их, железные ложки малая и средняя, две разные вилки и нож. Все оказались из нержавейки, что была отлита ещё в Алголе. На столовых приборах Витран увидел эмблему гравитаторов и какие-то рисунки. Это наверняка очень дорогие и древние инструменты. Только их схожесть с домашними деревянными из красного дерева дало намёк Витрану, что это обычные ложки и вилки.

    — Нашёл.

    — Приятного аппетита. — добавил гравитатор.

    — Ещё неивестно, от чего в туалет побегу, если вообще его найду здесь.

    — Найдёшь его в виде двери в стене за твоей спиной. Ешь и не бойся. Тут атмосфера и среда обитания практически идентичная твоему городу.

    — Ладно, поверим на слово. Всё равно деваться некуда.

    При более внимательном взгляде на еду, та оказалась ему знакома. Тут было что-то новое, ранее не попадавшее ему на завтрак, обед или ужин на его родной планете. Видимо, еда точно такая же, как дома, если не считать сохранившиеся тут семена погибших на родине растений. Ведь ковчег и весь этот город такой же, как и Каронтус. Разница лишь в том, что история строилась по разному.

    Только он пол тарелки первого съел, как дверь открылась и в комнату вошла та же самая служанка. Дверь закрылась и она прошла по комнате к стене перед гостем. Девушка остановилась у одного из вертикальных прямоугольников, похожего на окно и стала открывать. Что ей тут надо было, непонятно. Она распахнула пластину в сторону и в комнату проник холод из углубления в стене, скрытое до этого внутренним листом металла. Стена дома оказалась толщиной в метр и внешняя пластина пропускала холод ночи через тонкую дверцу, обмениваясь с теплом внутри. Холодный воздух смешивался с теплом в комнате и становилось прохладнее. Некое подобие кондиционера. Такое могло не понравиться Витрану, сидящем в одной пижаме перед неизвестным ему человеком, когда в комнате и так холодно, а она тут ещё добавила, чтобы он совсем окачурился. Хорошо, что суп горячий. Компенсирует тепло, но не надолго. Витран продолжал есть и думал, что ей сказать такого, чтобы тепло в комнате стало.

    Служанка открыла ещё десяток таких охлаждающих камер справа от гостя и стало ещё лучше. В комнате заметно упала температура, когда весь холод смешался с теплом комнаты, который Витран до этого считал прохладным.

    Было тепло в 23 градуса и Витран мог бы дрожать от подобного, если бы не суп и пижама. Холод так и шёл по полу от стены, а ей всё равно. Они тут абогенци заколённые. Витран ведь родился в огненном аду, где 30 градусов тепла были нормой для него, как 15 для простого человека на этой планете. Можно сказать, что сейчас гость мог замёрзнуть и ему пришлось бы сразу одеться, как только он поел бы. Тут нет скафандра и выставить температуру могла лишь служанка, а она даже не знает, какой градус нужен пришельцу. Главное не перепутать слова и смысл в них.

    Девушка устроила гостю морозильник и уже направлялась обратно к двери, когда Витран вдруг опомнился и обратился к ней на миг, сидя за столом. Гравитаторы только от этой мысли могли уже смеяться, зная последствия ошибки и трудности в переводе.

    — Мне 30 градусов и не меньше. — произнёс Витран.

    Служанка на миг остановилась, выслушав, кивнула в знак понимания и вышла из комнаты. Только зачем она ушла? Ему надо было наоборот. Может управление температурой находится где-то в соседней комнате? Тут всё было иначе, чем в его городе и он в этом здании никогда не был. Придётся ждать гостеприимства некоторое время. У него дома всё контролировали приборы и лишь люди иногда проверяли целостность механизмов и сложных агрегатов. Почему они не поставили градусник и термометр для изменения температуры прямо в комнате?

    Через несколько минут снова открылась дверь и служанка вошла в комнату с другим подносом в руках, поставив его на стол перед гостем. Что это значило, он не знал. Витран сидел за столом и отдыхал от завтрака, но холод стал морозить пятки ног. Увидев стеклянный стакан и небольшой графин с водой на втором подносе, Витран выпрямился. Да, на первом воды не было в стакане. Теперь можно попить воды, а то с последнего принятия пищи прошёл не один день.

    — Пить хочу. — произнёс Витран, на что девушка даже ничего не сказала и молча стояла рядом, выполнив пожелания гостя. Для этого она и принесла ему то, что он просил. Не замечая того, что у гостя пятки мёрзнут и он ими шевелит под столом, чтобы согреть.

    Лишь бы после этого завтрака его не съели. Ещё неизвестно, как тут с пришельцами обходятся местные. Тем более, гость сам просил 30 градусов, вот и получил. Витран налил в стакан воды и выпил залпом, едва не подавившись от неожиданности и резкого вкуса. Такого отец никогда бы не лалил ему, потому что это опасно для гравитатора и его разума.

    Девушка быстро подскочила к нему и стала хлопать гостя по спине рукой, чтобы тот прокашлялся.

    — Что за дрянь вы мне принесли? — спросил Витран.

    — Крепкая вода, 30 градусов. — ответила смело служанка и ещё раз стукнула по спине сильнее. — Вы же сам просили.

    — Я воду просил. Да… — продолжал Витран откашливаться и ощущал всю мерзость непонятного напитка, что попала в него. Похоже на спирт, топливо или что-то подобное, что отец гнал дома в аппарате внутри стены квартиры. Мог бы и не прятать. Всё равно всем всё равно.

    — Вы же сами сказали, чтобы 30 градусов было. — настаивала девушка.

    — Я про температуру в комнате говорил. У вас тут что, не топят?

    — Обычно у нас 15 градусов тепла. Иначе жарко будет и неудобно.

    — Кому неудобно? Ладно. — Витран махнул рукой на бессмысленный разговор и поставил стакан на стол, едва не разбив. Больше он не притрагивался к этой мёртвой воде. Лучше поесть и найти этих двоих со своими странностями в голове и глупыми шутками. Что они там вообще делали без него? Может она не его выбрала и ему не придётся смотреть на Галатину до конца своей жизни? Лучше вот служанку спросить. Авось она без всяких там замашек, только вот, что-то начало качать и путать мысли.

    — Как вас зовут? — спросил Витран.

    — А зачем вам?

    — Не понял.

    — То есть, Илий.

    — Что или?

    — Зовут Илий.

    — И-Илий? Ну и имя. Ваши родители ничего другого не могли придумать, или у вас фантазии нет?

    — Нет фантазии? — ответила служанка так, словно Витран произнёс её имя в искажённой форме и обидел. Едва показав обиду выражением лица, она взяла поднос с пустыми тарелками и вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

    — А что я такого сказал-то? Вот же развезло от этой дряни. — произнёс Витран в пустую комнату, доел бутерброд и встал из-за стола. Его немного качало и он стал медленнее соображать. — А я хотел было познакомиться с ней.

    Устояв на ногах, он понял, что может упасть и сообрать скоро не бюудет. Лучше бы лечь и не вставать, но его понесла вторая половина разума и он направился по комнате к двери, за которой стоял охранник. Очень хотелось узнать, что это за дверь такая, которая со стеной сливается. Жидкость, которую он выпил, ранее не попадала в него, а тело требовало витаминов и воды, поэтому процесс восстановления лишь ускорил действие алкоголя на организм.

    Витран подошёл к двери, поискал ручку и понял, что её тут нет. В голове что-то гуляло и стреляло. Как они тут дверь открывали, он не мог понять и попробовал толкнуть. Пластина отошла от магнитов и Витран выпал в коридор, оказавшись на полу перед солдатом.

    Охранник подошёл к нему и стал поднимать пьяного на ноги, пока никто не видит. Витран бегло осмотрелся и понял, что свалился на пол лестничного прлёта где-то между этажами. Ступени уходили вниз и вверх по часовой стрелке.

    — Вы много выпили. — сказал охранник и поднял на ноги шатающегося гостя.

    — Пили? Мы не пили. Я только имя её спросил, а она обиделась. — ответил Витран и к ним пришёл Юстиниан, поднявшийся по лестнице с нижнего этажа. Это он вздохнулся в голове Витрана в тот момент, когда он выпил залпом стакан воды.

    Гравитатор увидел обоих и подхватил под руку Витрана, чей разум оказался неустойчив и мог в любой момент отключиться. Человек стал ещё хуже соображать и едва не отключался на ходу. К тому же подташнивало и ноги шатались.

    — Что это с ним? — спросил гравитатор, словно не знает.

    Отвлёкся где-то по пути и упустил момент, пока с твийдором болтал. Может специально решили пошутить над ним, чтобы лишний раз Витран в рот алкоголь не брал. У него дома такого не было, а тут можно было получить в неограниченном количестве. Скорее, это дома можно было получить по башке, а тут… Не удивительно, что гравитаторы опустились до такого, что стали убивать друг друга с утра до вечера. Если бы предки были живы, что мало вероятно, они бы навели тут порядок. Теперь это время нового поколения и им решать, как жить дальше.

    — Он попросил выпить крепкой воды. — сказал охранник. — Такую дрянь тут никто и никогда не пьёт, а он попросил аж 30 градусов. Вот и свалился. Служанка ему принесла, а он думал, что это вода, вот и хлопнул стакан залпом. Она так сказала. — ответил охранник по словам Илий, которая пожаловалась на поведение гостя и ушла.

    — Надо было додуматься до такого. Давай отнесём в комнату. Пусть отлежится.

    Гравитатор и охранник развернули к двери и отнесли Витрана обратно в комнату, положили на кровать. Словно тот и не вставал с неё, хотя уже поел. Зря.

    — Хорошо, что поесть успел. Голодным не проснётся. — произнёс охранник и сам не прочь перекусить.

    — А что толку, если эта дрянь не даст еде попасть в организм. — ответил гравитатор и Витрана укрыл одеялом. — Не удивлюсь, если его вырвет через пару минут. Пусть Илий присмотрит за ним.

    Конечно, присмотрит за ним. Куда ей деваться. Её поставили к нему, чтобы присматривать за необычным гостем. С другой стороны, неслыхали ещё, чтобы гравитатору пришлось подбирать за человеком. Это просто неслыханная глупость.

    Оба вышли из комнаты и оставили кроптусца на кровати спать в полном одиночестве. Спустя несколько минут дверь снова открылась и пришла Илий с тазом в руках, но было уже поздно. Пришлось бежать за тряпкой и водой, чтобы собрать лужу у кровати. Этот ад продолжался ещё весь день и до самого утра пятого дня пребывания гостей на Абогене, пока вся дрянь не вышла до конца из Витрана. Конечно, ей не было так трудно помогать человеку выдавливать из себя то, что он выпил первый раз в жизни, но всё-таки Илий намучилась с ним от неожиданности и ощущения его страданий, словно жена с пьяным мужем.

    Когда алкоголь вышел из организма и Витран пришёл в себя, девушка снова принесла еды и стакан простой воды для питья. Только вода оказалась пригодна для местных, потому что вырабатывалась именно для создания иммунитета местных условий, отличных от родины Витрана. Это либо поможет, либо Витрана от неё вырвет не в первый раз.

    Илий поставила поднос на стол и помогла Витрану пройти к столу, чтобы он снова поел. Он чувствовал себя ужасно и слабым был до самых костей. Весь день это состояние и пятый день без еды и нормальной воды. Надо было бы поесть перед полётом, но там была другая история. В обморок упасть не долго от столь долгого пребывания в изоляции.

    — Что это было со мной? — не мог понять Витран до конца, но догадывался. С ним такого ещё никогда не было.

    — Вы выпили крепкую воду. Алкоголь вышел и теперь вам надо поесть.

    — А это что такое? — указал Витран на стакан воды.

    — Вода. Простая вода, чтобы запить. Сегодня 28 градусов в комнате и жареная картошка.

    Ещё одна картошка. Не удивительно, что служанка легко одета и даже привлекательна для него. Галатины рядом нет, но и Витрану как-то не по себе. Скорее живот болел, чем проявлялось желание во второй раз познакомиться. Два удара за раз организм мог не перенести. Не считая полёт, приключения и всю эту ситуацию. Тело ощущало тепло и было нормально. На Витране оказалась другая одежда с полосками и рисунками, потому что ту белую он испортил.

    — Что ещё за картошка? Я что ли? — вспомнил Витран про возможное людоедство, если ресурсы окажутся на грани исчезновения. В его мире подобного нет, а тут и такое могло быть реальным.

    — Это овощ. — ответила Илий. — Растёт внутри корпуса под городом. Там много помещений для выращивания овощей и фруктов.

    — Горизонты? Как у нас на планете.

    — А у вас какая планета? Вы прилетели с неба? — Илий ещё не слышала того, что два человека у них в замке прилетели с другой планеты. Был лишь слух и тот Галатина заглушила, доверив лишь некоторым хранить тайну. Такое столкновение цивилизаций могло быть очень давно, когда космос бороздили космические корабли. Если узнают, что из космоса прилетели, сразу же шум поднимется.

    — С другой планеты. Кажется, вторая от звезды. — Витран понял, что теперь он мог познакомиться с ней, если поест перед этим.

    — Вот это да. — удивилась Илий. — Я думала, что вы с окраины города.

    — Мы туда свалились с гравитатором.

    — По-пьяни? — в шутку произнесла Илий.

    — Всё, хватит эти шутки. У меня голова болит от этого бреда гравитаторов. Как с вами познакомился, так мозги не варят в том, что вы тут говорите и делаете. Надо было лишь город на другую планету перетащить, а тут…

    — Я думала, вы мне расскажете о своём доме. — произнесла после паузы Илий и это изменило ход мыслей Витрана.

    — А что там говорить. Город такой же, как и ваш. Только на другой планете. Атмосфера плотная, дожди в виде кислоты, 450 градусов жары и пепел за бортом вместо грядок в огороде. У нас есть под площадями горизонты, но о картошке я ничего не слышал.

    — Может она у вас просто не выросла.

    — Может её кроты поели в первый же год.

    — Кроты? — первый раз слышала Илий. — А вы прилетели на чём?

    — На летающей тарелке. — Витран показал пустую тарелку и поставил её в стороне от похожей со вторым.

    — А как это?

    — Спросите у гравитатора. У него мозгов больше, чем у меня. Это он меня сюда притащил.

    — Он сейчас с принцессой Галатиной Стедж.

    При этом Витран чуть не подавился. Он думал, что она с ним. Нет, это он в прошлый раз подумалю Теперь пусть делают, что хотят. Он отныне свободен. Витран прожевал и проглотил второе.

    — Что они там делают?

    — Не знаю. Они закрыли дверь и что-то обсуждают.

    — Вот и хорошо. У вас есть кто-нибудь? — Витран решил, что он пролетел мимо и ему решать, с кем теперь познакомиться. Конечно, это было спонтанно, но познакомиться с представителем другого ковчега хотелось бы каждому в Каронтусе. Только в ином смысле, дипломатическом.

    — Кто именно? — не поняла Илий.

    — Родители, братья и сёстры, муж или дети.

    — Мама есть, а на остальное времени нет.

    — Тебя Галатина заставляет работать с утра и до вечера?

    — А что ещё делать?

    — Познакомиться со мной, полететь к звёздам и путешествовать всю жизнь. Построить дом и посадить детей. То есть, дерево.

    — Всё равно придётся мыть посуду, стирать и убирать.

    — Ты сама сказала, что делать тебе больше нечего. По крайней мере, не будешь в служанках, а станешь столбовой дворянкой.

    — Извините, но я пойду. Вы сможете не напиться сегодня без меня?

    — А что такое? Без тебя не будет интереснее?

    — Я ухожу. Если понадоблюсь, позовите. — обиделась Илий.

    — А где моя одежда?

    — Она в этом шкафу.

    Витран заметил за спиной у двери шкаф. Илий вышла из комнаты, словно обиженная во второй раз и оставила Витрана одного со своими перепутанными мыслями в инопланетной голове. Он доел второе и подумал о том, чем же могли заниматься гравитатор и твийдор без посторонних в комнате. Либо тем самым, либо не тем самым, чем обычно занимаются люди, когда придумывают, кому бы насолить в суп. Придумывают план завоевания космоса, спасения людей с Кроптуса или думают о будущем, раз Витран не такой, как они. Может думают, как отбиться от него и не спасать его народ. Может, перекидываются знаниями, чтобы стать равными друг другу? Что ему рядом с ними делать? Только Витран забыл о том, что гравитатор мог его слышать и скорее всего, смеётся над ним в комнате. Человек не знал всей правды, а она была уже продумала до мелочей. Витран лишь пешка в игре и правила которой для него существуют более 50 лет.

    Подумав о том, что гравитатор его слышит, Витран как бы отмахнулся от него, потому что уже обратно слов не заберёшь, а мысль охватывала ещё больше образов, чем успевал человек произнести вслух. Словно искра пробегала по всем нейронам, собирая необходимые знания для формирования и создания образа, а все остальные знания растворялись в пространстве, укладываясь на место в уже изменённой форме. Может быть, так и было на самом деле. Может именно так работает мозг. Витран не знал, а вот твийдоры легко могли объяснить все тонкости и тайны вселенной. Только они этого не сделают.

    Тряхнув головой, Витран прогнал мысли и встал из-за стола. Было ещё странно в поведении тела, но перестало укачивать и тошнить. От этого боль в плече исчезла и даже забылась. Вдруг Витран догадался, кто мог ему подсунуть этот сувенир месного разлива. Юстиниан наверняка подослал илий и сказал, чтобы она напоила его не снотворным, а именно алкоголем. Этот гравитатор Витрану нравился всё меньше и меньше. Ещё немного и он вообще перестанет с ним говорить.

    Вспомнив про окна или охлаждение комнаты, Витран подошёл к ним и открыл одно, чтобы лично посмотреть на что-то новое и им невиданное. За пластиной была ещё одна с тонкими стенками и с рельефом сетки, создающая крепость пластины и поддерживая пропускную способность низкой температуры на всей поверхности. Вся поверхность пластины была покрыта инеем и заморожена, так что в камере было, как в холодильнике, на пару десятков выше, но всё равно до минус ста доходило. Настоящий морозильник и это только от температуры снаружи. Найдя ручку дверцы, Витран решил рискнуть и открыл немного окно. Тут же холод ночи проник в комнату и Витран закрыл дверцу, едва не отморозив пальцы. Внутреннее давление атмосферы едва не вырвало ручку из руки. Потом он закрыл внутреннюю пластину и отошёл подальше от двойного окна. Если на улице такой холод, как выживают люди за пределами щита? Тем более, почему тут так холодно? Даже у него на планете было теплее, чем сейчас в комнате. Может, у этого города нет щита? Перестал работать после первой 1000 лет и эти стены закрывают людей от убийственной ночи снаружи. На этой планете приближённые сутки, как на Кроптусе, печти 25 часов. Тут звезда восходит в 200 раз чаще, чем дома и ею можно будет любоваться каждый день. Это мечта любого жителя Каронтуса, в том числе и отца Витрана. Он мечтает увидеть синее небо и но тут есть.

    В стену что-то врезалось и снаружи по металлу стали скоблить когти. Кто-то или какое-то существо рвалось в комнату, но не могло проникнуть в неё. Витран отошёл дальше от стен и подошёл к шкафу, где давно висела его чистая и новая одежда. Местный портной сшил её на второй день комы. С кого снимал мерки, неизвестно, его в комнату не пустили.

    Витран одел её бежевые цвета и заметил, что это не только его домашняя одежда, но и очень похожая на ту старую, которую давно перестали носить жители его города. Форма одежды для новых жителей планеты, которую со временем заменили на новую. К ним прилагалась кожаная коричневая куртка до колен и кинжал в ножнах. Либо подарок принцессы, либо очередной фокус гравитатора о будущем. А может и наоборот.

    Внутри всё застёгивалось на молнии и не пропускало воздух снаружи. Эта одежда похожа на лёгкий скафандр с теплоизоляционной тканью и нагревательными пластинами в виде вставок внутри между слоёв. Словно всё время будет электрофорез и нет того провода, который питал бы электричеством костюм. Шлема к одежде не прилагалось.

    Витран подошёл к двери и открыл её, повернув пластину на оси, что почти у края. Тот самый охранник, которого Витран ранее видел, стоял у стены и увидел гостя, кивнув ему в знак приветствия. Витран не помнит встречи с ним. Поэтому гость вышел в коридор и направился по лестнице вниз. Охранник остановил его голосом и Витран повернулся к солдату на середине лестницы. Может охранник заодно подскажет, куда ему идти?

    — Вы куда направились?

    — В туалет. — ответил Витран.

    — Но в вашем номере есть туалет.

    — Я хочу найти гравитатора и твийдора.

    — Кого? — не понял охранник.

    — Юстиниана и его подругу принцессу.

    — Они на три этажа выше. Я провожу вас.

    — Нет, я сам найду комнату.

    Витран развернулся на месте и направился вверх по ступеням, оставив охранника позади, который закрыл дверь в тайную комнату, чтобы меньше народу знало про этот этаж. Он и так скоро в проходной двор превратиться.

    Витран поднялся по ступеням до коридора, в котором оказалось намного больше солдат, чем у его двери. Почему они столпились тут, можно было и не спрашивать. Охраняют принцессу и её гостя в одной из комнат на этом неизвестно под каким номером этаже. Солдаты оказались в лёгких доспехах, коричневой с чёрными полосами форме в виде лёгкого скафандра и в шлемах. На поясе каждого висел меч в ножнах, а зоркий глаз мог быть куда более совершенным инструментом, чем какая-то железка.

    Решив не вмешиваться в разговоры с охраной и не знать, что про него думают, Витран продолжил подъём и поднимался выше по ступеням, пока не пришёл к самой крыше крепости.

    На полу последнего этажа была пыль и давно никто не обитал в этой части замка. Дальше лишь сама крыша и запертая дверь, ведущая на крышу. В стороне есть ещё комнаты в ровном и длинном коридоре с белыми стенами и синим полом. Тут во всех комнатах синий пол и почему это было, Витран не знал, мог лишь в книгах прочитать, которые Юстиниан хотел полистать, да вот увлёкся принцессой. Может, Витран ошибается?

    Открыв дверь в стене одной из комнат, Витран вошёл в помещение с большими окнами на потолке, переходящие в стену. Комната оказалась балконом на углу дома, закрытая от внешней атмосферы. Через окна можно увидеть город внизу, но тут оказалось холодно. Хорошо, что ему дали тёплую одежду и он одел на руки перчатки, что лежали в карманах. Лишь лицом ощущал холод. Зато за окном открывался такой вид, которого он никогда не видел. Даже забравшись на крышу королевской башни Каронтуса не увидишь всего того, что есть здесь. Хотя, каким бы тут мир ни был, эта картинка скрывала свою тёмную сторону медали и этим восходом можно было лишь любоваться.

    Здание оказалось этажей в 350 и от сюда на высоте два с лишним километра был виден весь мир. Значит его держали в комнате, которая на 7 или восемь этажей ниже. Где тогда тронный зал королевы?

    Витран стал смотреть на дома и понял, почему так получилось. Здание королевы оказалось выше и это был не 350 этаж, а лишь на 50 этажей ниже, что так же страшно смотреть отсюда вниз. Поэтому в комнатах не так много окон, кроме отдельных, что требовали много света. Такие башни чаще использовали для хранения ресурсов, которых мало и всего лишь 10 процентов домов использовалось под жилые, не считая наклонённые генераторы атмосферы.

    При этом, не считая отдельные этажи для вентиляции комнат и технические этажи для равномерного поддержания атмосферы в здании, Витран принимал их за отдельный город внутри здания. Сколько времени надо, чтобы спуститься вниз. Только в этом доме есть лифты, чего не было в Каронтусе.

    Теперь Витран стал первым, кто с лёгкостью побывал в подобном здании и увидел комнаты королей и правителей, но лишь на другой планете. Да и к тому же, он получил куда больше возможностей, оказавшись в другом городе-ковчеге, что до сих пор ему не верится и врядли кто-то узнает за историю человечества. Это вообще не интересно, кроме тех, кто совершил подобное. Не стоило забывать то, что позволило ему оказаться в этом месте. Его путь оказался не просто опасным, а смертельным и без гравитатора, как без ангела-хранителя, он мог просто умереть и никто бы его не нашёл.

    Дверь в комнату закрылась за спиной и магниты зафиксировали её. Витран протёр стекло от инея и продолжал смотреть на этот огромный круг миллионов человек, что когда-то жили в одном мире. Они и сейчас живут, но что-то в само обществе не так. Он смотрел на тени города от башен, на огромных птиц в виде чёрных теней в небе, которые летали высоко и светились в лучах света звезды, цеплялись за стены и высматривали добычу внизу. В отличие от картинок, Витран никогда не видел ни единого существа другого вида. Если раньше в ковчеге и были какие-то, то их всех вывели.

    Сперва эта картина с парящими птицами показалась естественным для обитателей, пока Витран не понял, кто это такие. Наблюдать за столь опасными хищниками было так же опасно и находиться в этой комнате, как выходить наружу из дома. Птицы кружили и высматривали жертву, хотя их время обычно ночью, а не днём.

    Под небоскрёбами города проходили коридоры насквозь города и в них можно было спастись от хищников. Там кипела городская жизнь, а народ запирался в подземные коридоры и корпуса от внешней атмосферы, ведя торговлю, обучение и другие дела. Опасность к ним пришла, откуда не ждали. Точнее, пока лишь для Витрана, гостя с другой планеты, что стоял у птиц на виду.

    На некоторых башнях появились солдаты. Они выбежали на крышу и стянули чехлы с артиллерии, что стояла на страже города. Включив системы, стрелки принялись палить по шолтонам, что пришли в город не вовремя. Некоторых подстрелили и они разбились внизу между зданиями. Другие разлетелись в стороны. Так ни одному хищнику пришелец не достался. ни ещё не пробовали людей с других планет, но было достаточно прочитать об этом в спецализированной литературе.

    Позади открылась дверь в комнату и Витран только успел повернуться к звукам за спиной, как ему по голове нанесли удар. Только этого не хватало. Кто-то в чёрных доспехах и не один вошёл в комнату и подбежали к человеку со всех сторон. Больше Витран не помнил ничего, потеряв сознание.

    — Вот видишь. Говорю, что надо было его домой отправить. Ему не место тут. Среди нас. — сказал гравитатор и вместе с твийдором вышли из комнаты, в которой совещались.

    — Да ты с самого начала хочешь от него избавиться. Пойми, что без него мы никто. — овтетила Галатина.

    — Да что ты говоришь?

    — Не забывайся, кто я.

    — Не забывай, кто… — осёкся гравитатор и понял, что это было лишнее. Забывает он иногда, из какой дыры она его вытащила.

    — Тото же. — заключила твийдор.

    Принцесса построила солдат королевской стражи в количестве 30 единиц и направилась с солдатами по лестнице вверх. Навстречу к своему другу Витрану.

    Навстречу им показались люди в чёрных одеждах и в масках, которые несли чёрный мешок. Гравитаторы всё поняли в этот миг и придумали свой план спасения друга. Уже давно. Им нужна была наживка и на неё клюнули. Для этого пришлось подставить друга и растрепать о пришельце подземному королю, чтобы выследить его логово и прикончить где-нибудь за пределами города.

    Сперва людей в чёрном приняли за мусорщиков или утилизаторов, которые выносили мусор с верхнего этажа замка, но гравитатор дал команду и солдаты королевы отрезали пути незнакомцам, схватив всех до единого. Их маскарад и форма слуг не помогла им пройти незамеченными.

    Из мешка вытащили Витрана и отнесли обратно в его тайную комнату, чтобы никто не мог его найти. Его положили на кровать и поставили охрану в десяток солдат снаружи и внутри. Илий снова пришла за ним присматрвать и не спрашивала, что с ним произошло и зачем столько солдат. Напился он или ещё чего попробовал, её уже не волновало. Ей надо было лишь ухаживать и присматривать за ним.

    Илий принесла мешок со льдом и приложила к синяку на голове. Ещё немного и она останется с ним навсегда, чем твийдор решиться всё рассказать Витрану о том заговоре, который он не знал. Этого нельзя было делать, потому что всё дело жизни могло быть загублено одной лишь неосторожностью в разговоре с человеком. Этого Галатина ждала 50 лет и однажды для Витрана придёт время, когда всё тайное станет явным. Ни одна цивилизация не смогла утаить свои секреты, когда рушилась и растаскивалась на куски, как эта.

    После того. как Витрана оставили с Илий, пойманных лазутчиков привели в одну из комнат и стража приковала их к стене чепями. Галатина и Юстиниан вошли в комнату и при охране в два солдата за их спинами решили допросить лазутчиков.

    — И так. — произнесла Галатина и остановилась напротив пойманных преступников. — Кто вы такие?

    Гравитатор Юстиниан даже усмехнулся про себя, когда услышал столь простой и глупый вопрос. Что стоит твийдору разгадать все тайны разума человеческого, проникнув в голову. Только этот вопрос относился к преступникам. Их разум быстро прогнал в себе информацию, не произнося ни слова. Едва осознав свою причину появления в здании, твийдор зацепила их. Как им казалось, никто перед ними не в силах читать мысли, как древние гравитаторы.

    Как детектор лжи, сработал старый метод твийдора. Если есть, сокрыть нельзя и молчи сколько хочешь, только вспомни про себя. Твийдора нельзя обмануть, потому что каждое слово и движение, осознанное и не осознанное тут же записывается и вспоминается в голове, выдавая молча подсознанию главную часть секрета, человек невольно разбалтывает секрет тому, что его может прочитать. Поэтому хватило одного вопроса, а слова в головах преступников посыпались сами собой. Они же думали, что им надо говорить, чтобы кто-то узнал. Твийдору оставалось лишь ловить и выстраивать картины в голове, копируя в себя информацию. Твийдор с этим справилась лучше гравитатора и Галатина махнула на них рукой, словно не получила нужного ответа. Гравитаторы ушли из комнаты. Что возьмёшь с лазутчиков, если они даже ничего не говорят.

    Солдаты повели преступников в подвал, направив их вниз по лестнице в темницу. Несколько солдат осталось охранять свою принцессу и её гостя в другой комнате.

    — Значит, так оно и есть. — произнёс гравитатор про себя.

    — Они теперь знают про Витрана и придут за ним.

    — Он не погибнет?

    — Он им нужен живой. Если олтать не будет, в чём я уверена, его просто посадят в тюрьму до следующего допроса.

    — А если он погибнет?

    — Тогда и посмотрим. Пока что идём по плану.

    Галатина и гравитатор шли по лестнице в комнату друга и обменивались молча информацией откуда эти люди пришли. Они не смогли найти на окраине посёлка стрелявшего по ним и тогда им пришлось просто бежать. Может твийдор сокрыла от гостя важную информацию? От самого гравитатора? Может Галатина ведёт свою отдельную игру, в которой Юстиниан такой же участник, как человек. С другой стороны, они точно знают, что эти люди не просто солдаты. Они пришли из подземного города Марсиат, руины которого остались после падения сферы на него сверху. Ведь коричневые домики вокруг сферы на 500 километров это и есть руины изначального города планеты, построенного ещё до сферы. Первый город красной планеты, которому больше 8000 лет.

    — Они пришли из подземного королевства?

    — Да и они считают себя главными жителями планеты. Аборигены планеты Абоген, как они называют её. Они тут восемь тысяч лет. Ещё Алгола пол истории прожил, а первые корабли высадились на планеты в этой системе Билинтор. — уточнила принцесса.

    — Значит они…

    — Да, они хотят нас согнать и уничтожить. Поэтому мы воюем с ними уже 50 лет.

    — Что-то слишком много совпадений.

    — Тихо.

    В следующую секунду прогремел мощный взрыв в здании, который сотряс башню замка от основания до крыши. Едва не упав на пол, солдаты кинулись к стене и открыли в ней дверь в потайную комнату, где держали своего третьего гостя и куда его отвели вновь отдыхать от удара по голове. Подул резкий ветер и стало жутко холодно, так что пришлось закрыть дверь. За этот момент успели рассмотреть, во что превратилась комната. К ним подбежали твийдор и гравитатор.

    — Что там? — зачем-то спросила твийдор и прочитала в их головах быстрее, чем они сформировали слова для описания.

    Все солдаты внутри комнаты лежали на полу без движения и могли уже погибнуть от взрыва. Их бросило к стене. Никто не двигался вперемешку с обломками. Галатина увидела большую дыру во вневшей стене, за которой ночной холод и всех до единого погибших слуг на полу, что были убиты неизвестной стражей предателей эпохи Двух Королей. Среди них Витрана уже не оказалось. Его разум исчез и направлялся вниз, удаляясь от башен королевы. Это настоящее похищение.

    — Вот гады. Они выкрали Витрана. — сказала Галатина, повернувшись к гравитатору. Тот мог обнять её и поддержать, но у твийдора иная психология и она просто стояла напротив и думала, что сделать, смотря насквозь. Юстиниан тоже начинал испытывать некие чувства к ней, но… Он мог для неё стать предателем, в некоем роде.

    — Зачем он им нужен? Он тупой, как пробка. Тем более, после выпивки и удара по голове. — сказал гравитатор.

    — Может аборигены считают его неким пришельцем с другой планеты и хотят у него что-то узнать? Надо обыскать замок.

    — А смысл? Они ушли по небу, а значит, есть либо корабли, либо парашюты, на которых они спустились в окрестности города.

    — Я никого не видела снаружи. — соврала твийдор, чтобы гравитатор отвлёкся от неё и чаще думал не о ней. — На планете нет кораблей много лет.

    — Я тоже не видел. — гравитатор имел ввиду разумы тех, кто проник в замок. — Они нашли способ прятать свои разумы и тела в какие-то доспехи или одежды, чтобы твийдор не смогла увидеть их. Это просто невозможно.

    Юстиниан сам не мог поверить в то, что сказал. Для начала это была верная версия происходящих событий, но он не видел полной картины, как твийдор. Не удивительно, что принцесса поместила на голову королевы корону и коричневые пластины, которые приглушали сигналы телепатии, кроме разума Галатины. Поэтому Эллана подчинялась лишь дочери и никто не мог править миром, кроме Галатины. Это защита от гравитаторов предателей, которых полно в городе и работающие на стороне подемного короля.

    Кажется, принцесса что-то знает и сейчас скажет гравитатору. Она должна сказать, потому что промедление смерти подобно. Тень уже подобралась к их другу, который… По их вине человек стал третьим разумом, среди гравитатора и твийдора, попав в руки тех, кого они даже обезвредить не могут.

    Охрана ждала приказа, окружая принцессу и её друга. Остальные солдаты шарили замок и осматривали небо. Пло плану, шолтоны должны были напасть на Витрана и отогнать лазутчиков. Солдаты артиллерии на крышах рано вышли и открыли огонь. Надо было ждать. Тогда можно было подстрелить десант, что выкрал Витрана и в костюмах с крыльями улетели за 300 километров и на парашютах спустились на землю. Где-то там есть одна из водяных шахт, дно которой давно пробили для проникновения в подземный город. Об этом Галатина знала лучше гравитатора и не рассказала ему, чтобы он опять не выбросил глупость. И зачем она его тут держит?

    — Под замком есть старые шахты, проходы и коридоры, в которых уже никто не обитает. Они на сотню этажей уходят вниз, а дальше своды подземного города. Может по ним абогенцы проникли в замок. — подумала Галатина.

    — Только ты заметила, что они тоже нашего роста. Обычно люди в Алголе были ниже ростом.

    — Может мои враги? Предатели моего отца. — предположила Галатина и направилась в свою комнату. Надо было что-то делать и она знает, что. Иного пути нет. Только доносились её слова со скрываемой обидой. — Предатели моего народа.

    Гравитатор остался один и чувствовал в ней некую злость от давно ушедшей эпохи или пыталась свести старые счёты с теми, с кем она тайно хотела поквитаться, но не получилось. Если это месть за отца, то почему она не говорит гравитатору причину такой ненависти? Со временем всё станет явным и Галатина не хотела с ним об этом говорить.

    Через 10 минут они получили от слуг новую форму с бронёй, солдаты подготовились, прихватили снаряжение для альпинистов и были готовы к бою. Скоро они выйдут в военный поход, скрытый и тайный против подземного короля. Если получиться, чегодня окончиться война, что началась 50 лет назад. Если нет, найдут то, что останется от Витрана. из подземного коревства никто и никогда не возвращался.


    14. Отряд шолтонов

    420 д 2473 г.


    Вторая группа солдат в чёрных доспехах Марсиата выбила окна угловой комнаты. Дверь в коридор была закрыла и давление не сильно дёрную воздух в помещении. Пока первая группа солдат несёт пришельца вниз, вторая на готове и по приказу своего командира, выйдет наружу.

    Время шло и в комнату никто не пришёл. Доспехи хорошо скрывали разумы от твийдора и гравитатора, как предполагали псевдо гравитаторы Марсиата. Оставалось лишь ждать. Полотна крепкой ткани на доспехах, что соединяли ноги, руки и горову, со сложенными на предплечье подобия крыла птиц, говорили о том, что эти доспехи подготовлены заранее. Нельзя просто так на одних лишь тросах спуститься с крыши башни, протянув их на 2 километра вниз. Чтобы сбежать из дома и не попасть под артилерию, пришлось придумать план стремительного полёта, а без специальных костюмов это было невозможно.

    Спустя несколько минут пришёл сигнал с нижнего этажа от своего человека. Пора идти на штурм.

    Солдаты закрепили крюки на крае подоконника и сбросили вниз длинные верёвки, что на 10 этаже опускались вдоль стены. Как раз под той поверхностью с вертикальными прямоугольниками в стене, внутри которой находятся камеры охлаждения здания. В одной из них на 7 этажей ниже солдат, расположена секретная команата принцессы, в которой держат Витрана. Это одна из нескольких комнат, которые раньше играли огромное значение в планировании битвы, сражении с космическими захватчиками далёкого прошлого и куда стремились попасть наёмники подземного короля. Теперь они нашли такую комнату и собирались взять штурмом.

    Спецназ из пяти человек красноватого цвета кожи с винтовками гравитронами на спинах выбрались на подоконник. Схватившись за верёвки и закрепив карабины с тормозом, они выглянули наружи и пошли по стене вниз.

    Пройдя пока незамеченными 6 этажей вниз, они увидели на внешних дверцах кресты, нанесённые красной краской. Кто-то до них тут побывал и отметил те окна, в которые им надо будет бить. Внутри находится их цель и пол пути уже пройдена. Осталось проникнуть внутрь и положить охрану, чтобы не мешала.

    Пока твийдор и гравитатор в подвале допрашивают их пешек, что были отвлекающим моментом, солдаты стянули со спин гравитроны и направили стволы на пластины. Они заняли позиции над люками и установили высокую мощность, которая пробъёт дверци. Один достал из рюкзака пакет и закрепил в центре стены, относительно внутренней комнаты. В окнах того же этаха солдат не было видно, а на поверхности полированных стекол отражался город и окрестности, куда спецназх должен направиться после штурма.

    Закрепив взрывчатку к металлической стене на магнитах и отбежав по стене в разные стороны, солдаты приготовились прыгнуть в комнату. Прогремел мощный взрыв и здание тряхнуло. Куски стен и вырванные дверци камер охлаждения полетели вниз и разлетелись по крышам соседних зданий. В атмосфере звук рассеялся и малая часть добралась до людей внизу. Вряд ли кто-то подумает, что это был взрыв.

    Солдаты разбежались и прыгнули в дыру, опустившись на пол в тумане пыли и мёртвых тел на полу. Солдаты и женщины прислуги лежали по всей комнате без чувств. Как бы не убить того, за кем пришли. Среди них оказался тот, кого они ищут и солдаты прошли в зал, держа ситуацию под контролем. Если кто проснётся, он тут же умрёт. Холод утра проник в помещение и весь воздух вышел наружу. Если так, то все лежащие без сознания погибнут от потери кислорода. Пар от перепада температур превращал воздух в туман и медленно рассеивался, покрывая стены инеем.

    Командир отряда отдал приказ готовиться и подошёл к тому, чьё лицо хорошо запомнил. Тело Витрана было живое и целое, присыпанное пылью и обломками и брошенное с кровати в сторону. Сама кровать подскочила и наполовину придавила человека, прикрыв его торс и ноги.

    Командир подозвал пару солдат и они отбросили кровать, словно лист фанеры. Пришельцу с небес связали руки и ноги, завёрнули в одеяло с кровати, чтобы не замёрз в пути. Витрану на лицо одели распиратор и подсоединили баллон с воздухом, привязав его к торсу. Из рюкзака подрявник достал свёрнутый спальный мешок тёмно-синего цвета и положили в него связанное тело. Застегнув молнию и стянув верёвками мешка, закрепили на грузе парашют и поднесли к дыре.

    Всё делалось быстро, пока охрана не пришла. Внутри дома на лестнице солдаты не решались открыть дверь и держали замки закрытыми. Один уже попробовал и его едва не выдернуло наружу давлением воздуха внутри дома. Об этом сообщили принцессе и она с гравитатором на лифте поднималась в башню.

    Все освободили свои встроенные в скафандры дополнительные полотна и те повисли на них, словно одежда на 50 размеров больше нужной. Оставалось расправить крылья и лететь. Одному солдату взвалили на спину груз и проверили парашют. Ему помогли закрепить мешок и с двумя другими воин выпрыгнули наружу. Следом прыгнули командир и его подрывник, расправив встроенные крылья и полетев над крышами домов. Поток воздуха пусть и разряженной атмосферы, подхватил их, блуждая между башен и отряд быстро удалялся прочь. Их ткани изнутри окрашены серым и голубым, так что дозорные космической служды не смогли их увидеть и потеряли из вида.

    Поток воздуха не создавал проблем солдатам и шлемы хорошо закрывали их лица. Через стекло они ориентировались и направляли себя в намеченную точку. Командир по встроенной рации скафандров сообщил о том, что красный дым появился в точке посадки. Их стремительный полёт на удалённость в 300 километров проходил выстро. Ещё пару минут назад они были в башне, а теперь оставалось ракрыть парашюты и отряд мог совершить посадку в разрушенном районе города.

    Приказ отдан и первыми замедлили скорость командир и подрывник. После него парашют раскрылся у того, что нёс на спине груз и его оставшиеся два помощника. Полотна раскрылось у всех пяти солдат и красные ткани двигались к земле под углом, пугая тех, кто видел их когда-то.

    Солдаты не спешили прыгать в точке назначения и вытащили мечи из ножен, потому что у большинства населения нет гравитронов. В основном мечи из крепкой стали, выкованные тысячу лет назад. В этом мире врагов хватало и за время полёта красный дым могли дать те, кто предугадал их действия.

    Думая о засаде, командир забыл ещё одну вещь. Твийдор не просто так вызвала шолтонов, чтобы они тут людей пугали. Это второй способ напасть и сбить воздушный десант. Поэтому солдаты подземелья ожидали врага на земле, а он появился в небе. На отряд налетели два шолтона и едва не выдернули Витрана из креплений. Солдат резанул хищника по ногам своим мечом и тот упал, а стропы порвались. пришлось прыгать и снова раскрывать парашют, последний. Остальные солдаты рубили второго шолтона, что кружил вокруг и между ними, пытаясь откусить то ногу, то руку, то парашют рвал. Командиру это надоело и он почувствовал, что груз они могут потерять и живыми не доберутся. Пришлось вернуть меч и отцепить винтову с креплений. Прицелившись в шолтона, командир порвал его на куски и погибшее существо, одно из немногих сохранившися и завезённых с Микроса, полетело вниз.

    До места оставалось ещё несколько минут и второй шолтон врезалася в спину одному из воинов. Клюв сломался и от боли птица вцепилась в солдата и они стали кружить в падении на сохранившемся парашюте. Солдат вытащил меч и резанул птицу по ноге. Она снова вскрикнула, но не могла ударить клювом. Он был сломан и часть его, словно сломанная челюсть, трепала и зажимала мышцы внутри головы. Птицу кто-то заставлял действовать и она цвепилась раненой ногой в скафандр, крыльями обхватила солдата и второй ногой схватила за горло. Если бы клюв остался, шолтон перекусил бы стропы и его задача была бы выполнена. Вместо этого солдат боролся с ней в непробиваемом скафандре.

    Свист в пространстве и снизу пролетела стрела, пробив птицу насквозь. С этой раной она дальше сражаться уже не могла. Солдат почувствовал, как она ослабла и сбросил её с себя, врезавшись в стену старого дома.

    Тем временем отряд добрался до площади с балоном красного дыма и ещё пять солдат вышли им навстречу. Назвав пароль, они узнали о том, что свои и сняли со спины солдата мешок. Второй отряд принял ношу и направился в сторону небольшого здания по засыпанной обломками площади. Высокое метров в 30 здание цилиндрической формы и диаметров не меньше 100 метров, высилось на краю широкого проспекта, который когда-то был частью корода Марсиата. Сам город давно забыли, а часть его осталась вперемежку с застройкой Альфана.

    Войдя в здание через распахнутые двери, они оказались в немного затемнённом помещении. Огромный купол над головой и ровная площадка пола были крышками огромной шахты с крепкими стенами, что когда-то собирала и хранила воду для королевства. Теперь дом заброшен, а все ресурсы хранят в куда более крепких стенах башен Альфана, что пробить невозможно.

    В полу оказалась дыра и по лестнице солдаты спускались вниз. Во тьме, которую освещали фонарями, было страшно. Огромная шахта, лестница без перил вдоль стены вела их вниз к строению в стене. Небольшая площадка у стены была не пустая. На ней стояло два солдата и охраняли свою землю древнего королевства. Рядом с площадкой к стене крепилась крепкая рама с дорожками поверху каркаса, что пересекала цилиндр и соединялась где-то во тьме на противоположной стороне. На ней также стояли два солдата и упасть вниз не составляло никакого труда. Под ними почти два километра пропасти, а на дне небольшая дыра. Через неё когда-то народ Марсиата выкачал воду во время первых воин, чтобы она не досталась врагам с Алгола, а теперь через пробоину проникали из подземного корлевства на поверхность все, кому не лень. Точнее, тёмное воинство Абогена.

    Солдаты прошли до площадки и на стене увидели крепление. Тросы далеко вниз спускались по стене и по ним им предстояло спуститься.

    — Где первый отряд? — спросил встретивший их воин, что охранял и крепил верёвки.

    — Он остался снаружи для прикрытия.

    — Спускаться будем на парашютах?

    — На верёвках. Готовьте карабины и цепляйтесь. — приказал комнадир и солдаты стали закреплять груз за одну из верёвок.

    В тёмном пространстве горели фонари и фосфор на стенах, которым нарисовали полосы, по которым можно было выбраться на свет. Было холодно и темно. Виднелись рисунки и символы на вертикальной стене шахты, оставленныйе всякими балбесами, которые забредали сюда.

    Солдаты спускались на самое дно шахты. Их путь был тёмным, одиноким и ничего не было видно внизу. Оставшись между небом и землёй, отряд травит верёвки и уходил во мрак, оставленные сами себе и своим замыслам. Спуск продолжался около 20 минут, пока под ними не загорелся свет. Увидев несколько фонарей отряда, поджидающие их солдаты обозначили себя и осветили место спуска. Верёвка не кончалась и ложилась на пол, практически отмеряя высоту башни. Отряд спустился на пол, засыпанные местами пылью и мелкими камнями, что любили побросать заблудшие в здание водоняного склада.

    Подхватив тело Витрана, солдаты помогли отвязать его и понесли к дыре в самом центре огромной ёмкости. Через неё они спустились на ступени и по лестнице направились в пещеры. Добравшись по коридору, где были смятые двери, раздавленные и проломанные стены, а ниже были ещё этажи древнего города, давно погибшего королевства Абогена, солдаты прошли в старый район, откуда люди давно ушли в более низшые районы с более новыми и крепкими стенами бункера и города, построенные 900 лет назад. Стены ещё хранили историю в рисунках, надписях и сотрясениях прошлых лет, о чём местное население давно забыло и не видело особой вражды с людьми Алгола. Это и стало причиной столь бездушного обращения с местными и постоянным террором жителей, которые не понимали, в чём причина. Сама причина изжила сама себя тысячу лет назад. Сама история подземного королевства была исковеркана и переписана, словно война была всегда, когда она началась в очередной раз 50 лет назад.

    Никто из жителей Марсиата представить не мог, какие планетарные катастрофы были в далёком прошлом, по сравнению с падением какого-то там корабля на головы их предкам. Это кому-то было нужно и никто не сомневался в том, что король Марсиата и его тёмное воинство стремились снова начать войну, которая могла положить конец королеве и всему миру, который так и не успели построить Два Короля Абогена.

    Отряд добрался до цели и минул часть города по тайным проходам. Они прошли в крепость короля и наконец-то вошли в секретную комнату, где скрывались отряды и откуда велись наблюдения за Альфаном. В этой комнате отряд встретили стражи Марсиата и два солдата забрали мешок с человеком внутри, неся его между собой, словно на палке. Ещё четверо направились их сопровождать и охранять, пока груз нести по коридорам в главный тронный зал подземной крепости. Солдаты специального назвачения, что входили в тёмный легион Марсиата, отправились на отдых, выполнив задание. Что там будут делать с пришельцем, им вобще нет никакого интереса. То, что есть не будут и в тюрьму могут посадить, в этом они были полностью уверены.

    По радиосвязи прошёл сигнал в тронный зал и стража у дверей отперла замки. Двери распахнулись и в комнату из коридора вошли солдаты с синим мешком между ними. Они прошли в центр круглого зала и остановились, положим груз на пол. Множество почти стёртых рисунков украшало пол зала и стены были выкрашены светлыми красками. На потолке хорошо сохранилась эмблема гравитаторов, под которой должны выступать солдаты Марсиата, а не носить её на доспехах и флагах королевству Альфан. За это король подземелья ненавидел всех, даже своих подчинённых, не говоря уже о жителях города, этих слабаков и жалких неудачников, которые всё чаще сбегают от него на поверхность. Из-за этого в городе Альфан улицы полны людьми, словно демографический взрыв.

    В тронном зале оказались люди, что сидят вокруг центра у стен на мягких и старых диванах. Напротив двери стоит трон из коричневого дерева, а на нём восседает король Марсиата, старый и больной человек, что отдал приказ притащить к нему инопланетянина. Теперь его желание исполнено и он смотрел на синий мешок, что лежит перед ним на полу. Король был одет в тёмно-красные и коричневы одежды, на голове имелся шлем из чёрного диарона, который не пропускал силы твийдора и она не могла долгие годы найти его среди миллиона жителей и тысяч коридоров.

    Свет на стенах исходил от факелов, что горели голубоватым огнём и не требовали заправки. В зале было немного мрачновато, но по иному зал правителя пока не выглядел. Корль указал солдатам на мешок, чтобы развязали и те принялись распутывать верёвки и одеяло, сняли маску и оставили без сознания человека на полу. Им оказался Витран, что был выше их ростом, потому что аборигены два метра ростом и этот великан для них представлял угрозу. Если бы не предатели, что оставили потомков, которые служат в охране, с таким человеком они бы не справились. Поэтому правитель и его приближённые казались маленькими, а пришелец и солдаты настоящими великанами.

    Солдаты собрали мешок и всё, что было на человеке и отошли в сторону. Два солдата держали гравитрон, нацеленный на Витрана. Не прошло минуты, как человек открыл глаза.

    Пленник приходил в себя, смотря на потолок. Увидев рисунок, он вспомнил его и что он значит. только странный запах чего-то старого, мало света от факелов на стене круглогозала метров в 30 и перешёптывания вокруг. Он лежал на прохладном полу из мозаики керамики, но его новая лёгкая форма защиты не пропускала холод. Голова оказалась без шлема и от этого холод ощущало лицо. В зале оказалось не жарко. Градусов 10, не больше.

    Витран поднялся и сел, осматривая всех вокруг. Первым на глаза попался трон, что выделялся среди диванов и кресел резной работой по красному дереву и человека на нём. тарый и толстый коротышка был местным жителем Абогена и мог не принадлежать народу Альфана, но он был потомком Алгола, что нельзя отрицать, как и то, что он гравитатор. Пока что его способности не влияли на него и король Марсиата смотрел на пришельца. Витран смотрел на других, не стал голову ломать, чтобы посмотреть назад и просто молчал, приходя в себя. Этот удар по голове ещё не прошёл, а от взрыва до сих в ушах звон стоит. Это было сногсшибательно. Жалко, что не видел, как сюда попал. Может сбежал бы отсюда и вернулся бы на поверхность. То, что он под землёй, не было никаких сомнений. Только этому коротышке в синих одеждах и чёрных доспехахмогла прийти в голову такая идиотская мысль. Может это такая проверка твийдора, введя его в транс и создав в воображении или во сне вторую реальность. Только холод явно ощущался лицом и изо рта пар шёл.

    Судя по стенам и трещинам на стенах, с запущенным интерьером комнаты и небольшого мусора под диванами, тут не особенно часто проходили встречи. Зал не отличался роскошью и был запущен до безобразия. Только, зачем все эти люди сидят на диванах и смотрят ему в глаза? Может они гравитаторы, которых переманил к себе король и теперь копаются в голове?

    — Кто вы такие? — спросил Витран, словно не знает, куда попал. Его голос раздался в сводах зала эхом.

    — Я король Абогена, а вот кто ты такой? Как ты сюда попал? — спросил человек лет 70, сидящий на троне и с чёрной короной на голове. Витран присмотрелся к нему и заметил на короне над переносицей нарисован или отлит жёлтым знак гравитатора.

    — Я — Витран, прилетел со второй планеты на корабле. Меня гравитатор привёз. Зачем вы меня сюда притащили? Нормально нельзя было поговорить? По голове ударили. — Витран почесал макушку и нашёл синяк. От этото он стал более раздосадован, но бросаться с кулаками нет смысла.

    — Я здесь задаю вопросы, а не ты. Если то, что ты сказал, является правдой, то… — король немного замешкался, потому что раньше такого не было, чтобы он не мог найти слова и глянул на помощников. — Просто невозможно поверить в подобное.

    — Почему? — продолжал Витран говорить с правителем Абогена, который мог одичать в этих краях за много лет вместе со всеми на этих синиж диванах.

    — Потому, что на Верониксе нет жизни. Там раскалённый ад и пекло. Дожди кислотные.

    — Вы-то откуда это знаете? У вас же нет кораблей.

    — Раньше были. Несколько летало в космос и один высаживался на Верониксе. Там, откуда ты пришёл, выжить невозможно.

    — Я и мой народ живём в городе под защитой щита. Он нас оберегает. Больше двух тысяч лет.

    — Не верю. — произнёс кто-то в зале. — Это враньё. Он еретик.

    — Тихо! — крикнул король.

    — А мне всё равно. Отпустите и я пойду домой. Надоело мне с вами возиться.

    — С нами? Ты только что сюда пришёл. Будешь либо говорить, либо в тюрьме сидеть, пока не одумаешься.

    — А до этого мне всего и всякого наговорил гравитатор, а потом твийдор. — словно не слышал Витран короля и говорил сам с собой. — Мне этого на сто жизней хватит.

    — Что ты болтаешь? Все гравитаторы давно вымерли. — произнёс тот, что слева.

    — Вообще-то нет. Гравитатор жил в тумане, построил корабль и привёз меня сюда. Я уже говорил. Тем более, все мы гравитатора.

    — Молчать! — не выдержал снова псевдо гравитатор. Моэет они боялись, что устоявшиеся нормы в обществе без гравитаторов нарушатся, если народ узнает о том, что гравитаторы вернулись. тогда весь народ сбежит на поверхность и король лишиться власти. Только убивать пришельца нельзя. Он ценный экземпляр. Он наживка, а королева и её живой отпрыск могут попасть в сети короля и тогда им конец.

    — Гравитаторы погибли от болезни, от чёрного гравитария. — сказал кто-то другой среди гравитаторов. Он говорил то. что написано в книгах о песледнем тысячалетии алгола. — Поэтому абогенцы бежали из галактики сюда. Больше нет никого, кроме нас и Микроса, будь он разрушен.

    — Мы тоже бежали. Наш корабль и ковчег в одном приземлился на Кроптус и…

    — Где?

    — На вторую планету.

    — Вы называете Кроптусом свою планету? — спросил гравитатор.

    — Да, а что такого.

    — У нас она называется Вероникс. Если ты ещё раз…

    — Хватит. — прервал король. — Пусть говорит всё, что знает.

    — Вы уверены? — спросил Витран.

    — Говори. — потребовал король. — Всё равно до завтра не доживёшь.

    — Это было давно. — произнёс гравитатор и не дал Витрану начать рассказ. — Не думаю, что ты смог прожить больше двух тысяч галактических лет.

    — А как я посмотрю, вы не такие уж и высокие. Ваш рост ниже, это правда? — заметил Витран, когда один из людей встал на время, чтобы поправить подушку под собой.

    — Это правда. Наш рост почти два метра. Почему же ты в два раза выше нас? Ты не можешь быть из Алгола и Альфана. — произнёс король и старался быть вежливым, хотя это была лишь иллюзия.

    — Но я точно не знаю, поему мы такие. Может мы иные люди или что-то в пути случилось. — предположил Витран и у него вряд ли найдётся иное объяснение тех трансформаций, которыми подверглись кроптусцы.

    — А ты вообще ничего не знаешь?

    — Знаю лишь то, что известно моему народу. Мы умираем, а вы меня тут держите.

    — Бросьте его в камеру. — приказал король, раз пришелец больше не намерен что-либо говорить.

    Солдаты подошли к Витрану и схватили подмышки, волоча по полу в сторону двери.

    — Почему бы вам со мной не поговорить. Я хочу больше знать о вас. — спросил Витран, раз представилась возможность хоть перед смертью узнать об ещё одном королевстве.

    — Делать нам нечего, как с тобой болтать. — отмахнулся король. — У нас есть занятия поважней.

    — Задницы просиживать на толстых матрасах. Не удивительно, какие толстые подушки под вами. Всё равно пятая точка болит. Правда? — съязвил Витран и его подняли на ноги, поставив у двери, чтобы он сам шёл.

    — Ещё одно слово и тебе отрубят голову! — крикнул король и закашлял. — Уведите его! Посадите в общую камеру и поставить к нему стражу в 10 воинов легиона. Чтобы мышь не проскользнула. — король прокашлялся и выпалил в ответ, чтобы Витрана охраняли день и ночь. Пока он посовещается с гравитаторами, которые находились рядом, а потом направится в другой зал. Завтра Витрана ждёт другой допрос. На него приведут твийдора, которого прячут в нижних этажах замка, под водой. Твийдор отрастил жабры и обитал в трёх небольших пещерах, затопленные водой. его всегда держали на цепи и охраняли солдаты, так же находясь в скафандрах под водой. подземная река текла и питала город водой, но из-а прогнившего общества вкус у неё становился противным ещё не подходе к насосам станции.


    15. Третье королевство

    420 д 2473 г

    Солдаты вывели пришельца из тронного зала в коридор и закрыли дверь. Витрану связали руки за спиной и провели по мрачным коридорам с тёмными стенами, покрытые трещинами, вонючим комнатам с какими-то пятнами на стенах и нищими, что едва не мёртвыми лежали в углах и в широких коридорах. Солдаты увидели их и прогнали, чтобы не заходили в королевский сектор, держась от него подальше.

    Пленника привели в тюрьму, что расположена в 500 метрах от тронного зала, минуя город через секретный тоннель, по которому солдаты проходили через город во время бунта и неожиданно появлялись в разным местах, подавляя восстание.

    В тёмных коридорах, чьи стены давным давно не красили и освещались тусклым светом факелов было непривычно. Может Витрану и показалось, что он вернулся в свой мир или в заброшенные горизонт или комнаты с пробитыми стенами, этот мир был другим. Солдаты в доспехах и с оружием в виде мечей на поясе и винтовками за спинами охраняли все выходы. Никто не мог сбежать и в коридорах слышались вой, плач и крики кого-то, кого мучили, били, издевались и ещё неизвестно что с ним делали. Витрана провели через тюремные коридоры с переполненными камерами и подвели к одной из дверей.

    Солдат охраны открыл дверь и Витрану развязали руки, толкнув его в камеру к коротышкам. Видимо, местные. позади закрылась толстая дверь из железа и Витран остался с мрачным освещением. Всё было так быстро и неожиданно, что он не успел всё разглядеть по пути, не говоря уже запомнить все повороты и этажи. Всё равно он даже не знал, как сюда попал с самого начала. Может он за тысячу километров от королевы Элланы где-то под землёй. Пришлось привыкать к новому месту, хотя он хотел совсем другого. Как ему удалось сюда попасть и что стало с этим миром, если у всех всего полно, а у него дома вообще на грани смерти и никаких воин? Витран мог лишь предполагать, но эти знания ему вряд понадобатся.

    В комнате горел свет с потолка от одной пластины круглой формы, что вмонтирована в камень и никаких проводов не было видно. Слева и справа виднелись кровати на 8 человек в виде нар в два этажа, а в центре грязной комнаты с мусором на полу стоял стол и стулья к нему. Несколько человек маленького роста, сидящие за столом, сначала непонятно смотрели на него, а потом продолжили есть свой обед.

    Среди заключённых оказались трое мужчин и две женщины разных лет, которые молча стучали ложками и закусывали чем-то непонятным. похоже на хлеб, которого в Каронтусе не было, а тут зёрна пшеницы сохранились, как и многое другое, если не считать самого главного, рассудка и человечности, которую легко подменили.

    При виде таких ценностей и их состояния, Витран бы умер от горя, не желая ни минуты оставаться в этом грязном мире. Не понятно, сколько дней он тут находится и когда это завтра наступит, когда его будут допрашивать. Где бы он ни находился, под землёй или в городе на другой стороне планеты, на луне или внутри астероида или ещё одного ковчега, тут день и ночь были одинаковы.

    Витран присел у двери, едва уперевшись в потолок. Эти комнаты когда-то были комнатами квартир, потом сломали стены и после смерти легндарных Двух Королей Абогена превратили этот сектор будущего человечества в одну огромную тюрьму. Тут должно было проживать новое поколение, новые столбы, площадки отлитые из холодного камня и обустроенное по последнему слову 50 лет назад. Теперь жители нового поколения живут в них, но уже в ином положении. Какая ирония, когда подумал король о проекте тюрьмы, что никогда не строили его предки, что все люди придумали и построили себе клетки, заперев в них своих детей. Но это не на долго. Когда-нибудь время измениться, король умрёт и стены падуд, а новое поколение получит право и тогда всё может повториться и не раз.

    — Здраствуйте. — произнёс Витран и встал, пригнув голову и прошёл по комнате.

    Люди низкого роста смотрели на него с неким удивлением. Ещё никто не видел великанов в тюрьме. Они обычно работали на короля, а не в клетке сидели. Значит, нашёлся их единомышленник, хотя и без мозгов, раз сюда попал.

    Витран заметил, что мебель тоже низкая и неудобная. Не для него. Эти пленники для него жалкие коротышки в потрёпанных и грязных одеждах, но он не мог с этим ничего поделать. Они тут давно сидят, судя по старой одежде и спокойствию. Витран был одет в бежевые дежды, королевская одежда по размеру и для них он был ещё более странным. Как такой мог сюда попасть и в целой одежде. После обхода камеры, Витран присел на пол у двери.

    — Ты кто? — первым спросил старик в синих трико, серой от грязи майке и в старой рубашке без рукавов. Он сидел спиной к Витрану и выхлебал свой бульон из тарелки до конца, повернувшись в пол оборота к новому постояльцу.

    — Я человек. — произнёс Витран и понял по их лицам и лёгким усмешкам, что они скорее люди, чем он гравитатор.

    — Я не вижу. — спокойно продолжал старик. — Ты переросток или великан?

    — Свалившийся на нашу голову. — добавил молодой человек напротив старика в старых и потрёпанных чёрных штанах и в свитере серого цвета с разными полосками и рисунками. На ногах у всех были резиновые пластинки с верёвками, похожие на шлёпки.

    — Для вас великан и переросток, а для меня… всё это непонятно и странно. — ответил Витран.

    — Мы первый раз…

    — Что первый? — перебил Витран.

    — Свалились сюда и это наша планета. — сказал старик, словно великаны Альфана держат их в плену и не дают развиваться. В некотором роде так и было. Вся стража короля подземелья и легион тёного воинства высотой в 4 метра.

    — Как будто наружу не выходили и солдат не видели, которые вас держат. Что же вы тут сидите, а не миром правите? — ответил Витран.

    — Ладно. Ну тебя. — махнул рукой молодой человек и стучал ложкой по дну тарелки так, что звон от стен оттадавался. Женщина лет 25 или немного старше, толкнула его и рассматривала нового заключённого и сама оказалась высокого роста. Только ей далеко до кроптусца.

    — Что вы тут делаете? За что вас сюда посадили? — спросил Витран.

    — За воровство. — сказал один.

    — Грабёж.

    — Насилие.

    — Убийство.

    — Назвал правителя Абогена жирным и ленивым бездельником. Не то, что его отец. — закончил последним старик, когда другие высказались. Было похоже, что он знал когда-то самого правителя и его отца. Тогда ему не меньше лет, чем королю. Может даже был его другом, а нынешний король просто испортился, сам не замечая того. — На самом деле, нас сюда посадили по разным причинам, но это не значит, что мы сами захотели и совершили. В городе опасно, приходится выживать.

    — Значит этот ад у вас не всегда был. — предположил Витран.

    — Да, не всегда. — согласилась женщина. Её свитер и штаны серовго цвета оказались не менее потрёпанными, как и одежда остальных. — А ты правда, с другой планеты?

    — Вы уже слышали? — спросил Витран.

    — Все слышали. — ответил старик.

    — А ты прилетел на облаке? — спросила женщина лет 50, которая до этого молча доедала свой суп. Она сидела к новому заклчённому лицом и была одета в подобный свитер, как у большинства и в синие старые штаны. На ноги она надела вязанные носки, чтобы не мёрзнуть. у неё одной не оказалось обуви, а пол оказался холодный, как и помещение. Им не привыкать, потому что местные живут при комфортной температуре от 15 до 20 градусов тепла, что для Витрана ощущалось коловой и он простыть. Конечно, он не заболеет, но без его бежевого костюма ему не обойтись.

    — Нет. Я прилетел на космическом корабле. — ответил Витран на столь пространные слухи о нём. Он великан в стране карликов подземелья, которых охраняют предатели королевы Элланы. Смотреть на коротышек было даже необычно. Словно дети сидели за столом, а он им еду принёс.

    По тону старика было ясно, что когда-то в королевстве всё было нормально и даже смирились с разрушением города. Если раньше жил отец Галатины и некий король Марсиата, что же случилось такого, что после их смерти два человечества стали врагами? Они же как-то или до этого больше 2 тысяч лет, а значит мир в этот мир можно вернуть, как когда-то он наступил и снова придёт. Надо либо подождать, либо самому его построить. Этим и занимались короли, пока не погибли.

    — А что было до смерти вашего короля? — Витран решил спросить у них, раз такая возможность появилась сдесь, а не в замке короля.

    Ему ничего другого не оставалось, как узнавать важные события местного человечества, чтобы тянуть время до завтрашнего допроса. Судя по обстановке в городе, они ещё держались друг за друга и не доводили ситуацию до краха, когда последние человеческие и разумные образы сменятся на низкие и тёмные замыслы, от которых мало что можно получить, кроме страха и смерти. Дальше падать некуда, а значит пора возвращаться к истокам и одниматься к цивилизации.

    — Что было? — переспросил старик. Видно было, что это не какие-то уголовники, а простые люди, попавшие сюда по желанию правителя за всякую ерунду.

    — Как вы жили и почему вы опустились до такого? — уточнил вопрос Витран.

    — Ладно, всё равно делать нечего. — решил старик и стал рассказывать, потому что знал больше других. Он встал, повернул стул и поставил боком к собеседнику, сев на него. Остальные ещё доедали свой завтрак. Судя по обстановке, Витран даже не хотел знать, из чего этот суп. — Раньше был мир и покой многие сотни лет. Не считая некоторых битв и катастроф. Даже тогда, когда на нас упала эта сфера, похоронившая часть города и населения, мы не ссорились много лет с пришельцами. Почему она именно сюда упала, когда вокруг места полно, неизвестно. Она распалалась и разложилась на 36 корпусов, ещё несколко поверх и разошедшихся в стороны башни. Синий луч генератора был направлен к звёздам и тогда из этого монстра вышел гравитатор. Он пилотировал корабль и сделал это намеренно. почему, он не сказал, но пострадавших он забрал к себе и от половины населения появились мы, потомки будущего подземного королевства и окрестностей альфана. Мы получили все один иммунитет и защиту, больные и пострадавшие вылечились, а погибших похоронили. Время шло, народы жили в мире, пока 95 лет назад Верховный Король Альфана и Королева Марсиата не стали враждовать. Едва не доведя до войны, решили сделать так. Их дети объединились и король Альфана женился на дочери королевы Марсиат. У будущей королевы был брат. К тому времени король Подземного королевства и отец братьев погиб по неизвестным причинам. Тогда король Альфана объединил свои силы и королевства с Марсиатом и правили вместе 20 лет, пока сын короля Абогена не предал отца и не убил его 50 лет назад. Тогда и началась война, в которой почти вся техника была уничтожена. Во время войны корабль короля Альфана с дочерью был уничтожен и у всех на глазах сбит ракетами. Корабль рухнул и взорвался в окрестностях города, а Эллана заслала перед этим разведчиков, которые узнали, кто настоящий убица Двух Королей Абогена. Она объявила ему войну, королю подземного королевства Марсиат. После того, как 15 лет назад или около того нашли дочь её брата, Эллана взяла её к себе и растила, словно свою. Она единственная, кто остался из рода Стеджей и наследница трона. За её голову назначили не малую награду. После гибели королей в битве, с тех пор началась эта ерунда с самыми низшими формами образов мышления обоих народов, от которых пострадало больше людей, чем от войны. Это лишний раз говорит о том, что как бы люди не выстроили свой мир целым, красивым или ужасным, всё меняется в противоположную сторону по воле нескольких. Все кто жил когда-то, умрут, а их потомки построят новый мир и не будут знать правды. Каким он будет, уже зависит от них, от их совести и сознательности. Не мне учить. Я лишь старик. Зато точно знаю, что каким бы мир ни был лучшим или худшим, однажды русло развернётся и направится в противополодную сторону. Поэтому эта нестабильность — признак поиска золотой середины, которую раскачивают во все стороны.

    Витран выслушал старика и его лекцию, которую мало кто мог знать. По его словам, Галатина является наследницей трона подземного королевства и внешнего королевства после смерти Элланы и короля Марсиата. Она реальная принцесса трона Альфана, но почему тогда не использует способности твийдора? Она наследник обоих тронов, если перебьёт всех абогенцев, будет править планетой и никто ей не указ. Ведь они устроили войну и стали причиной смерти отца. Тогда, как она смогла выжить в аварии, когда ей было 15 лет?

    — А что за звёздная война была у вас в прошлом? — Витран знает, что на Альфан нападали с неба, но ответа точного не получил. Откуда он знал это? Юстиниан мог дать эту информацию. Отсюда и вопрос.

    — Давно это было. — продолжил рассказ старик.- 1000 или около того лет назад. Тогда правили последний король долгожитель и одна королева обеими городами и королевствами, что объединили в одно при гравитаторе. Король Альфана, что был над нами, оказался долгожитель и прожил больше 560 лет. Он Иртарон Стедж, отец королевы Маркаториана, что родила Эллану Стедж. Галатина Стедж прямой потомок древних королей, что могли жить до 1000 лет. Это касается первого и второго кроля, что жили до 1816 года. Потом пришёл король Иртарон, что правил с 1816 по 2300. Три Короля гравитатора, что правили долгие годы планетой, пока людь не измельчали не телами, а рассудком. В году так 2367 году с неба прилетели корабли и после этого через три дня на Абоген прилетела эскадриллия космических истребителей. Альфан и Марсиат вместе бились на звёздных кораблях с пришельцами с какой-то третьей планеты под названием Микрос. Ростом они оказались, как альфанцы, но мы их победили и после этого они не возвращались. Они называли себя народ Гилдонии и хотели захватить нас, перебить всех до единого, но проиграли. В битве мы и они потеряли все корабли, оставшись без защиты от будущего налёта. Короли вели эскадру и погибли в битве, оставив наследников. Спустя некоторое время, к 2400 году устоялся мир, но следующие 70 лет он не выдержал и пал. Сынок нашего правителя в 2422 году оказался дураком в прямом смысле и порвал все мирные сообщения с верхом, обвинив великанов в разрушении города и личном правлении планетой, когда мы абогенцы и есть первые жители Абогена. Эти великаны назвали своими именами всё вокруг и вытеснили нас и нашу культуру, говорил он. Тогда образовали сенат и поделили окрестности на сектора, создав сенат. После смерти короля, нынешний король распустил его, не дав народам освоить земли планеты и королева объявила ему войну. Наёмники нашего дурака взорвали и снесли здание сената, вычеркнув одну идею о мире и создании нового флота, прибрав себе всё, что откопали на складах Альфана. Этот мир дал бы возможность освоить новые земли и защитить небо и космос в будущем, чтобы Гилдония снова не напала. Кому какое дело до этого теперь.

    — Знакомая история. — произнёс Витран.

    — У вас что-то подобное уже было?

    — Да. Наш ковчег совершил посадку на Кроптусе, Вероникс по вашему. Гравитатор выбал короля, семьи, что образовали Дома и ушёл. После этого через несколько сот лет мятежники захватили власть, уничтожили короля и забрали всё со складов. Спустя несколько лет народ прогнал всех предателей родины и сверг короля, а на трон больше никто не садился.

    — Как это? Никто из ваших людей не смел становиться правителем? — удивился старик.

    — Да. Народ решил ждать гравитатора, который предсказал возвращение и трон пустовал, а народ получал знания от гравитаторов, которые искали верный путь. У нас опасная атмосфера и мы, словно в этой комнате, не могли выйти наружу. Все корабли были уничтожены, все скафандры и техника потеряна.

    — Как же ты сюда попал?

    — Я нашёл один оставшийся скафандр и вышел за пределы щита.

    — У вас ещё щит работает? После первой тысячи лет он рухнул и генератор перетащили в сторону, чтобы создать источник энергии для 9 новых городов. Их Два Короля заложили при жизни, а генератор должен был их питать энергией.

    — У нас генератор остался, внутри башен сделали квартиры и жили так всё время. Теперь я хочу вернуться домой.

    — Может останешься?

    — Нет. Если щит падёт, то все погибнут.

    — Тогда должен тебя огорчить. Отсюда ты вряд ли выйдешь.

    — На других планетах тоже есть люди? — спросил Витран, потому что подумал о ддругих ковчегах или космических поселениях.

    — Да. Возможно, наши предки поселились на других планетах, когда были корабли, ешё до альфана. Может они летают до сих пор на кораблях, а к нам не залетают. К вам кто-нибудь прилетал?

    — Нет. У нас атмосфера с кислотными дождями и адским пеклом. Больше я не был нигде, пока гравитатора не встретил. — припомнил Витран.

    — Гравитатора? — удивился старик и покачал головой в задумчивости. — Давно я этого слова не слышал. Если он есть, то…

    — Что? — спросил Витран.

    — Даже не могу знать, что он мог натворить, или наоборот, помочь нам.

    — Он построил корабль и привёз меня сюда. А что такого в этом слове?

    — Гравитаторы погибли в Алголе от некой странной болезни, от которой наши предки бежали сюда. Если они принесли эту заразу сюда, то нам всем крышка.

    — Видно будет, кому крышка, а пока что я вижу только дырку от бублика. Я хочу бежать отсюда. — вспомнил Витран где находится и ради чего он вышел из дома.

    — Невозможно. Пытались уже, а солдаты просто отстреливали беглецов, а тела сбрасывали в глубокую шахту. Лучше сиди и жди смерти. — ответил старик.

    — Нет. Я хочу выйти отсюда. Я ничего не сделал. Какого хрена меня сюда посадили?

    — Ради удовольствия. Сынок короля любит издеваться над всеми. Если попал сюда, то отсюда ты выйдешь лишь в гробу. Сколоченный из старых и гнилых деревяшек, или в простом пакете.

    — Или в сраном мешке отнесут прямиком в крематорий и сожгут. — добавила женщина.

    — Значит, надо прикинуться мёртвыми.

    — Для этого надо умереть. Потом тебя ещё добьют, чтобы наверняка и тогда ты свободен. А то вдруг ты мёртвым прикинулся. — продолжала шутить старшая женщина и смеялась так, что её голос отдался от неожиданности в голове Витрана.

    — Перспектива безрадостная. — заверила женщина по моложе.

    — А как вы тут живёте? — продолжал спрашивать Витран, но это просто лишнее.

    — Вот так и живём. Два раза в день еда и сидим то на полу, то на кровати, или за столом. Либо болтаем, либо молчим и думаем каждый о своём. Мало ли занятий в этой комнате. — расписал старик перспективу для Витрана. У него дома куда лучше.

    — А разве тюрьма не должна быть отдельная? По полу.

    — По потолку. — брякнул молодой человек с некоторой усмешкой.

    — Тут это не значиться. — объснял старик. — Сажают всех подряд, кого хотят посадить, а там пусть всё остаётся на совести самих заключённых.

    — Вы не…


    16. Главный житель подземелья

    421 д 2473 г

    В дверь стукнули ногой и прервался разговор. Отперался замок и дверь распахнулась в коридор. Витран встал с пола и увидел в проходе солдат королевской стражи. В камеру вошёл один из стражников в чёрной броне и указал на великана Витрана.

    — Вот и смерть пришла. — проворчал старик.

    — Тихо! Ты, иди за мной. — приказал охранник. — Быстро.

    Пришлось идти и Витран вышел из камеры. Пока закрывалась дверь, за спиной его руки снова связали и повели по коридорам в неизвестном направлении. Так продолжался поход по окресностям минут 15, пока не остановились у двери. олдаты постучали в неё и та открылась.

    С порога неизвестной комнаты на охранников пал свет и их встречали новые соолаты. Пленника ввели и отдали другой охране, закрыв дверь в коридор. Витран оказался в освещённой комнате и это строение было где-то внизу, глубоко под землёй. Множество лестниц, винтовых и прямых, коридоры и разные запахи с сыростью встречали его в пути. Тут оказалось теплее и воздух был прогрет неизвестно чем. Может стояли системы абогрева, подземные шахты, в которых нагревался воздух, туда подавали холодный и гнали наверх. Главное, что в этом помещении было просторно и светло.

    Комната оказалась метров 5 на 7 и выкрашена бежевым цветом. Свет с потолка хорошо освещал пространство и каждую мелочь, отчего было непривычно. Только пленника не держали долго на одном месте и повели к двери. Так его провели в коридор, из которого вошли в подобную комнату с круглой ямой в полу. Внутри было темно и в воздухе ощущалась сырость. Стены были освещены, но из-за сырости покрылись плесенью и ещё чем-то. Что это за комната, он не знал.

    Оствив Витрана один на один с самим собй и с непонятной дырой в полу, стражники ушли прочь из комнаты и заперли дверь снаружи. Осмотревшись, пленник не мог понять, что происходит. В стенах не было окон, никто за ним не смотрел, а в темноте под полом что-то плескалось. Витрана решили утопить?

    Догадка Витрана оправдалась и тут на его глазах пошла вода. Он поднялась и стала разливаться из дыры, покрывая пол до самых стен. Становилось жудко и непонятно, что тут происходило. Уровень поднимался стремительно и эта камера круглой формы и 20 метров в диаметре могла заполнится за минуту.

    Не ощущая через немного грязную одежду холод, Витран боялся дыры, в которой было темно. Его руки оставались связаны и он не мог выбраться отсюда. Это было не просто. Куда вела эта река, он не знал. Витран просто успокоился и принимал действительность так, как она была. Ему всё равно некуда бежать, он слаб и ничего не знал об этом мире и вода подходила к шее, заливаясь внутрь скафандра. Тёплая вода разливалась по телу и Витран немного успокоился. Это не та вода, как в озёрах горизонтов, в которой он умудрился испутаться один раз в жизни.

    Вода поднималась выше и достигла потолка. Держа воздух в себе, Витран думал о том, как ему продержаться. В толще воды виднелась та самая дыра и тут из неё показалась тёмно синяя или чёрная рука. Она схватилась за край ровного круга и подтолкнула остальное тело. Перед Витраном оказалось непонятное существо с цепью на ноге. Та тянулась куда-то вниз.

    Увидев в существе человека с глазами, человеческими чертами лица, Витран приметил необычные ноги в виде ласт, а не ступней. На руках длинные пальцы и на голове длинные волосы в перемежку с пластинами толской кожи, превращённая в подобие чешуи. Существо рассматривало человека некоторое время и направилось к нему. Не доплыв до Витрана, цепь натянулась и остановила амфибию. Она посмотрела назад и решила не дёргаться. Видимо, цепь где-то зацепилась и не давала дальше продвинуться. Тогда человек или рыба, повернулась к гостю и подозвала его к себе рукой. Тот помотал головой в отказ.

    Покрутив пальцем у виска и указав на лёгкие, человек-рыба хотела скахать, что скоро воздух иссякнет и Витран захлебнётся.

    — Ещё чего. — произнёс Витран про себя.

    Зря он это сделал. Амфибия оказалась твийдором легко нашла путь в его разум.

    — Ты сейчас ласты склеишь. Пошли со мной. — сказала твийдор и снова протянула руку.

    — Ещё чего. Ты на себя в зеркало смотрелась? — ответил Витран и снова рассмотрел её вблизи. Она была похожа на человека с женскими чертами тела, торс и грудь прикрывали обрывки тёмно синей одежды, что практически терялись с цветом тела.

    — Сейчас багор принесу. — произнесла твийдор и нырнула в дыру.

    Витран не понял, что она там хотела принести и она не поняла его шутки на счёт зеркала, в которое не смотрелась никогда. Точнее, она знала этот предмет, но он для неё не был важным. Надо было спасать этого человека от смерти. На то были причины и очень резкие.

    Витран стоял один в до сих пор освещённой камере и смотрел, как бы из неё выбежать. Воздух, который он терял, уходил в потолок и там скрывался в маленькой дарке. Это единственный выход, если он сможет через неё хотя бы руку просунуть. вдруг его внимание привлекла её фигура. Твийдор вернулась с длинной палкой и железным крюком на конце. Витран понял, что сейчас будет и отступил к стене, прижавшись.

    — Да… — произнёс Витран и последние пузыри воздуха ушли в потолок.

    Конец богра зацепил руку Витрана и твийдор потянула его к себе. Витран отпирался, но сил не хватило. Даже с развязанными руками он бы не ушёл от неё. Твийдор подтянула его, схватила за воротник сзади и рванула его в чёрную дыру. Свет померк и Витран не мог ничего увидеть.

    Некоторое время он дёргался, но увидев свет впереди, стал рассматривать пещеры. Твийдор несла его через извилистые коридоры и цепь плыла за ней, наполненная вставками из поплавков. Когда Витран почувствовал нехватку воздуха, он стал захлёбываться и тут его выбросило из воды на берег.

    Наглотавшись воды и упав на камни, Витран стал откашиваться и мотать головой, не желая этого осознавать. Он раздышался и стал осматривать пещеру, в которой оказался.

    Пространство располагалось выше уровня реки и было сухое. На стенах закреплены факелы и освещают помещение. У стены начинаются ступени и Витран проследил за ними. Они поднимаются на 5 метров и кончаются дверью. Рядом с ней выступ в скале, на которой стоит воин тёмного легиона с винтовкой в руках. Он охраняет амфибию, как и несколько десятков в других местах, чтобы она своими твийдорскими способностями не смогла отыскать себе выход.

    Встав на ноги со связанными руками, Витран осмотрелся и повернулся к воде. На берегу, погружённая наполовину в воду, сидела она, амфибия. Твийдор водила руками в воде, словно виновата перед ним и посматривала на него, на стражу и воду.

    — Ты кто такая? — спросил Витран.

    — Я?

    — Ну, не я же.

    — Кто ты такой? Я видела тебя на сквозь, но большей половины не смогла узнать. Почему ты ей так важен? — спросила твийдор и Витран не понял её до конца. Кому нужен, о ком она говорила, он не понял.

    — Ты о ком? Кому нужен?

    — Твийдору.

    — Галатине?

    — Галатина Стедж, принцесса Абогена. Наследница трона Альфана и Марсиата.

    — Ты и их знаешь.

    — Ещё бы. Мы с ней иногда общаемся. Узнав о тебе от меня, она направилась сюда. только есть проблема.

    — Какая?

    — Мы на глубине 6 километров, а перед нами коридоры, камни, солдаты и просто так тебе отсюда не сбежать.

    — Как тогда?

    — Есть два пути. Либо через солдат, перебив их, либо по подземной реке.

    — А почему ты не сбежишь отсюда? Ты же твийдор.

    — Солдаты короля не дают мне и минуты покоя. Если что, включают свою дратскую катушку и цепью затягивают в отсек.

    — И что потом?

    — Потом привязывают к столу и бьют током, чтобы не смела сбегать.

    — Ты уже убегала?

    — Нет.

    — А цепь. Ты же можешь её порвать.

    — Она из диарона. Просто так не порвёшь. Галатина хотела проникнуть сюда, чтобы ножом своим перерезать её, но пока она не могла сюда добраться. И сечас вряд ли придёт.

    Витран стал думать, что у него могло быть такого, что он принёс собой. Ничего. На нём одежда, которую он получил от служанок со вставками каких-то пластин в ремень. В глове Витрана появилась из пустоты информация. Он знает, что это за чёрные пластинки в его бежевом ремне. Это чёрное дерево, из которого сделан тот самый нож Галатины, которым она могла перерезать диарон.

    Не осталась и амфибия в стороне. Её глаза засветились и она посмотрела на ремень. Свобода уже рядом после 20 лет заточения. Если она кинется перерезать цепь, их пристрелят. Надо сделать всё иначе.

    Витран понял, что она заметила ремень и она намекнула, чтобы тему сменили.

    — Как тебя зовут? — спросил Витран.

    — Малтарана Стедж.

    — Значит, ты родственница Галатины.

    — Я её сестра.

    — Не понял. Этот как?

    — Ты же знаешь, что ей не 20, как мне, а куда больше. Ей 65 лет, как и мне. но в момент её гибели, мы смогли…

    — Подожди, она была одной и единственной дочерью. Ты не можешь быть сестрой. Это просто невозможно. Тебя тут вообще не должно быть.

    Тут до Витрана дошла новая порция информации и на миг он понял, что она твийдор. он и до этого знал, но поняв, что она могла бы сделать своими способностями. Малтарана намекнула ему, что не всё. так было просто во время взрыва.

    — Когда корабль подбили. — начала Малтаран рассказывать новый день рождения, Галатина погибла, но в один миг ожила и перед взрывом и гибелью отца смогла разъединиться на две части. Одна продолжала жить в реальном мире, а другая в ином. Вторая, это я, попала в реку, пробив толщу земли и тут я обрела плоть, родившись заново.

    — Это невозможно.

    — Невозможно, но возможно. Я тут, а всё остальное теперь не имеет смысла. Гавное, что этот ремень мне поможет.

    Вдруг её дёрнуло и она скрылась под водой с криком и всплеском. Витран не мог понять, что случилось. Она ему указала на цепь, которая стала тащить её по тоннелям, наматываясь на катушку в какой-то верхней комнате.

    Цепь быстро протащили по коридорам, пещерам и выдернула амфибию из воды, висящая вверх ногами. По высокой трубе в метра диаметром её подняли, словно куклу или лягушку и она оказалась снова в этой комнате пыток. Свет так и резал ей разум от чистоты и грязи в головах извергов.

    Катушка остановилась и Малтарана повисла над дырой, из которой её вытащили. Люк закрылся и её опустили на пол. поставив на ноги. Ходить она не могла, но пробовала и её подтащили к креслу, словно её притащили к стоматологу.

    Посадив амфибию в кресло, её привязали ремнями и все вышли. Это было новым для неё. Раньше все столь и стояли вокруг и ржали, когда её бил тов в 300 вольт. Теперь все вышли и оставили её одну.

    В комнату вошёл человек в чёрных доспехах и ещё несколько с ним. Они прошли к связанной и остановились перед ней. Один воин приблизился к амфибии справа. Никаких орудий пыток не было и никто не собирался с ней что-то делать. Воин стал растёгивать шлем и снял его, держа в руке. Присмотревшись к человеку, Малтарана выдавила всю воду из лёгких и рта, чтобы говорить с ней.

    — Это ты? — сказала Малтарана, увидев принцессу.

    — Где Витран?

    Солдаты подошли и стали развязывать твийдора. Галатина помогла ей встать и ножом перерезала цепь на ноге. Теперь она свободна.

    — Ты же знаешь, что я не проживу в атмосфере. — произнесла Малтарана.

    — Знаю. Мы тебя отнесём в башню, создадим на нескольких этажах среду обитания и ты там будешь жить.

    — Жить в аквариуме на высоте километра над уровнем земли? Этого я не переживу.

    — Где Витран?

    — Он там, внизу. Как вы сюда пришли?

    — Пришли, прошли по заброшенным тоннелям. Тебя ещё не заставляли допрашивать его?

    — Пока нет.

    — Тогда ладно. Надо достать Витран и уходить отсюда. Мы принесли тебе это. — Галатина указала на рюкзак солдата и тот достал из него баллон с газом от переплавки диарона и маску, чтобы амфибия могла жить в атмосфере. Газ мог перестроить тело на время и сохранить твийдору жизнь. Как не ей совершить подобное. — только сперва притащи сюда Витрана.

    — Да он плавать не умеет. Захлебнётся через минуту, а меня пол километра тащили.

    — Возьми цепь. Будете держаться и мы вас притащим сюда.

    — Может ему дать эту маску?

    — Нет. Он погибнет, либо станет другим без обратимых последствий.

    — Тогда, я пойду. — сказала Малтарана. — Там есть солдаты. Оденьте мне цепь на ногу, чтобы я могла снять и я поплыла к нему.

    Солдаты завязали на ноге цепь и твийдоры отошли от кресла к кругу на полу. Открыли люк и из бездны мрака подуло сыростью. Малтрана подошла ближе и схватилась за цепь руками. Её стали опускать во тьму, в которой она могла видеть.

    — Как только будете готовы, скажи мне. Мы включим барабан и притащим вас сюда. — предупредила Галатину свою сестру-клона и та на миг взглянула на принцессу. словно они видели друг друга в последний раз, но обе не могли предугадать будущее. Ничего не было видно во тьме, либо они спешили, пока стража не обнаружила толпу, безпамятства болтающихся людей, запертые в комнате.

    — Хорошо. — ответила Малтарана и скрылась в темноте. Фонари солдат ещё долго светили на неё сверху и амфибия погрузилась в воду.

    Катушка стала быстрее отпускать цепь и твийдор поплыла обратно, полная неожиданного счастья, перемешанного со страхом. Она даже обнять толком сестру не успела и отправилась спасти того, кого она видела первый раз в жизни. Для неё Витран никто, пустое место, но он нужен сестре больше, чем король подземного королевства.

    Малтарана плыла во мраке, встречая солдат, что стояли в воде и следили за ней. Она тянула за собой сеть и приближалась к пещере, в которой находится человек. В каком-либо другом месте ему точно не быть. Поэтому она вернулась обратно, вынырнув и увидев его.

    Витран стоял на песке с завязанными руками за спиной и смотрел в сторону. Твийдор проплыла и выбралась на берег, не в силах идти. Из-за пребывания в воде, её сил для сопротивления гравитации было недостаточно. Она осмотрела пещеру и тут заметила, что же тут не так. Настороженность из-за Витрана оказалась не лишняя.

    На секунду твийдор глянула в голову человека и поняла, что они тут не одни. Малтарана не могла точно узнать и хотела сказать, что не так с ним и эта радость ослепила её на миг. Кто-то спрыгнул сверху в чёрных доспехах и приземлился прямо нанеё, на Малтарану. Едва не сломав её спину, солдат прижал рукой её голову и лицо её ушло в песок. после он ослабил руку и дал ей выглянуть. По лестнице сошёл ещё солдат, а следом король Марсиата. Тот, кто её держит тут 20 лет и не даёт свободы. Давно бы по реке ушла в подземные пещеры и там бы Галатина её нашла.

    Король, с которым Витран уже говорил, оказался полным человеком и рукой отодвинул в сторону Витрана, направляясь к амфибии. Солдат на площадке у открытой двери целился из гравитрона в голову пленнику.

    — И так. — произнёс король. — Я сказал, чтобы ты его допросила. Зачем было сюда тащить?

    — Так он же захлебнулся бы и всё. Что с мёртого возьмёшь. — ответила Малтаран и руки схватили её за нею, почти душа и не отпуская. Она ощущала силу тела, но не могла пробиться в шлем. Эти доспехи чёрного легиона все из диарона, что вечен, как звёзды и вряд ли окисляться.

    — Если ты не проникнешь в его голову…

    — Зчем он вам?

    — Мне надо знать, что он знает. Откуда он взялся?

    — Так, возьми его и пусть твои гравитаторы предатели пороются в его голове.

    — Так да. — король в крепких доспехах из диарона, но с короной на голове, сжал губы и не знал, как из твийдора выпотрошить информацию.

    — Даже не думай. От него толку мало. — произнесла твийдор, словно это и правда была.

    — Почему?

    — Он ничего не значит для тебя. Его привёз гравитатор и он тут простой гость без мозгов. Он даже не знает, что такое картошка.

    — Картошка? Вот балда. — король повернулся к Витрану. — Ты не знаешь, что такое картошка?

    — У нас её нет на планете. — ответил Витран.

    — Ладно. Тогда сделаем по другому.

    Король прошёл по песку и камням до лестницы и думал, как поступить. Он остановился и повернулся.

    — Даже не думай. Проиграешь. — твийдор поняла, что король задум.

    — Не лезь не в своё дело. — ответил король и напрвился по лестнице обратно. — Раз Галатина сделал ход, теперь моя очередь.

    — Что он хочет сделать? — подумал Витран.

    — Войну начать с Элланой. — ответила твийдор. — Сейчас за тобой и мной пришла Галатина. Они нас ждут.

    — Они тут?

    — Да. Надо лишь дождаться, когда они уйдут и мы на свободе.

    — Принято. — согласился Витран и не терпел выбраться отсюда.

    В эту секунду король останвоился и повернулся. Он взглянул на Витрана и тот поймал его взгляд. Чтобы это значило? Странное выражение лица короля, которого Витран никогда не видел, эта улыбка, скрывающая что-то тёмное. Твийдор заметила их взгляды и поняла быстрее, чем Витран. Король мог улавливать их мысли и читать. Этот дурацкий шлем принимал сигналы и он их осознавал.

    — Правильно, рыбка. — произнёс король. — Я всё слышу, все ваши мысли и переговоры. Всё, что летит в пространство, я улавливаю.

    — Ты хочешь начать войну. Зачем тебе это? — спросил Витран. — Разве нет способа жить в мире?

    — Нет. Я ненавижу планету, которая уничтожила моего отца. — произнёс король.

    — Ты сам его убил. Нечего на других сваливать. — ответила твийдор.

    Солдаты стояли и смотрели, как в тишине три гравитаора молча крутят головы и ничего не говорят. Значит идёт прямой сигнал и обмен мыслями, которые они не могли улавливать. Их скафандры и броня могла лишь защищать и закрывать от твийдоров, самых совершенных и опасных существ.

    — Я не убивал его! — прокричал король в подсознание.

    — Тогда, зачем ты воюешь с нами?

    — А просто так. Вы мне надоели, потому что сидите на моей голове.

    — Так помоги нам слезсть с неё. Есть способ. Надо лишь собрать людей, отремонтировать ковчег и перенести его в другое…

    — Да вот ещё буду я побираться и людишек просить. Вы все жалкое подобие и я вами владею. Нет никого, кто сильнее меня.

    — Эллана и Галатина сильнее тебя. Если бы отец был жив, он бы раздавил тебя.

    — Поэтому он мёртв.

    — Значит ты его убил. — настаивала на своём твийдор.

    — Вот блин. — произнёс король, проболтавшись. — Ладно. Всё равно это уже ничего не меняет. Завтра начнётся война.

    — А мы? — спросил Витран.

    — А вы тут побудете. Я перебью всех, потом приду сюда и вы мне всё расскажете. Всё.

    — Зачем?

    — Буду экскурсии на Вероникс устраивать.

    — Я поняла. — вдруг произнесла твийдор и король замер. Это было про него.

    — Ято ты поняла, бестолочь?

    — Вы не потомок Марсиата. Вы один из прилетевших с Микроса, кто скрылся в городе и спустя 326 лет подстроил смерть. Вы убили короля, заняли место его сына, прибив его и правите миром. Вы уничтожили род королей. Ради чего?

    — Ради мира.

    — Какого ещё мира?

    — Я прилетел не с Микроса. Я прилетел с Гатола.

    — Это где? — не понял Витран.

    — Это шестая планета в системе. Я долго ждал там и вот я здесь, захватил власть, живу, как хочу и делаю, что угодно.

    — Понятно. — снова заключила твийдор. — Ты пострадал от космического перелёта. Ты хотел спастись, но твой корабль оказался повреждён. Ты лишился рассудка и лишь часть тебя спаслась. Как не твийдору это знать. Я могу тебя вылечить.

    На миг король замер, смотря на Малтарану. Потом он помотал гооовой, словно это будет бесполезно.

    — Это не стоит делать. Я был жалким неудачником, а теперь я…

    — Ты предатель гравитаоров. Не удивлюсь, если ты умрёшь и никогда тебя не увидят. Так и будешь сидеть в гиторе до конца звёзд.

    — Молчать!

    — Одумайся, пока не поздно.

    — Не одумаюсь. Я король и я правитель Абогена.

    — Это не на долго. Ты когда-нибудь умрёшь. — сказал Витран и король повернулся к нему.

    — Только вы умрёте раньше. пошли отсюда.

    Корллько больше не стал говрить и его имя твийдор никак не смогла раздобыть. Это мог быть ключ к его подсознанию, а значит и к свержению самого короля. Тот поднялся по ступеням и что-то сказал стражнику, что стоял на выступе. После этого все солдаты направились прочь, а Витран так и остался с завязанными руками. Дверь закрылась и Витран направился к твийдору. Та стояла на карачках в воде и думала, как быть. Если король вообще не сын и не потомок, тогда куда делся наследник трона королевства Марсиат?

    — Ты впорядке? — спросил Витран и присел на одно колено рядом с амфибией. Та подняла голову и кивнула. — Может, развяжешь руки?

    — Нет проблем.

    Малтарана взяла верёвку истала развязывать. После стольких слов короля понятно, почему война не кончается. Будь он гравитаором, никогда бы подобного не сделал. Слабость разума, повреждённый рассудок и страдание. Он перенёс столько, что назад ему просто невозможно вернуться. Будь у него желание, твийдор вылечила бы его и он одумался бы наконец.

    Витран взглянул на солдата, пока твийдор развязывала руки. Воин снял со спины гравитрон и направил на потолок. ЗАчем? Твийдор узнала об этом и поняла, что тот задумал. Грянул выстрел и гравитационные всполохи раздробили свод пещеры над ними. Тонны камней грохнулись пленникам на головы и завалили обоих. Солдат посмотрел на всё это и подошёл к двери. Он открыл её, вошул в коридор и закрыл. заперев изнутри. Больше тут охранять некого.

    Минуту пыль в пещере ложилась на камни и воду, а вода успокаивалась от потрясения. Цепь натянулась и не могла стащить с себя камень. Из глубин воды пришёл сигнал и Галатина получила ответ. Малтарану и Витрана завалило камнями, едва не убив. Они успели прикрыться её способностями и постараются выбраться. Пусть не тянут цепь, пока не получат ответ.

    Галатина решила сама спуститься вниз, но солдаты её придержали и не дели этого сделать. Скорее пленники освободятся, чем они к ним спустяться. Тогда Галатина решила ждать в белой и чистой комнате, пока её псевдо сестра и человек, которого она предсказала и даже больше, будут выбираться из той ямы в полу комнаты.

    В это время твийдор Малтарана отбросила камни и поднялась. Витран оказался под ней и этого хватило, чтобы спастись. Он вылез на скалы и помог твийдору выбраться на камни, освобождая цепь. Надо лишь в вону и прочь.

    — Может обрезать цепь? — предложил Витран.

    — Она уже обрезана. Останется лишь развязать.

    — Тогда, развязывай и пошли.

    — По ней мы мигом доберёмся до пещеры и нас вытащят на поверхность.

    Вдруг дверь на выступ открылась и появился другой солдат, что пришёл на смену. Увидев живых твийдора и человека, направил на них гравитрон.

    — Прыгай! — крикнула твийдор и силами бросила Витрана. Тот отлетел на 10 метров и погрузился в воду.

    Ударная волна и мощный взрыв подняли воду и камни, едва не оглушив Витрана. Тот на миг закрыл уши, а потом понят, куда ударил выстрел. Там находилась она и он. Витрана спасла Малтаран, но что с ней?

    Витран схватил цепь и дёрнул. На конце ничего не было. Грянул второй выстрел и третий. солдат заметил Витрана и едва не попал в него. Как ему быть? Ещё немного и солдат уничтожит его, как твийдора.

    Удары по воде прекратились и Витран набрался смелости. Ему всё равно надо будет всплыть, чтоба вздохнуть. Поэтому он выждал до конца и поднялся. Его голова показалась из воды и он увидел яму на том месте, где была Малтарана. Ничего от неё не осталось. по приказу короля их обоих ликвидировали, а увидев, что они живы, солдат решил просто добить их и всё. Витран посмотрел на выступ. Тот скрывался за сводом потолка, потому что Витран далеко уплыл от берега и солдат не видел его из-за скалы.

    Теперь Витран один и он мог пойти за твийдором, которая спасла ему жизнь, или за другим твийдором, которая спасает ему жизнь. Если они оба предсказали конец свой и пережили его, как им можно доверять? Они не могли спасать, а могли лишь определить твой последний день. Витран начинал понимать, что устоявшиеся некоторые определения о гравитаторах и твийдорах начинают рассыпаться при жизни. Реальность диктует свои правила и он не может с ними спорить. Ему надо идти дальше.

    Витран вздохнул, нырнул и добрался до цепи. Подтянув конец и привязавшись цепью за торс, он послал сигнал Галатине, которая могла и не услышать. Цепь не пошла, а дёргать километр лишним просто бессмысленно. Тогда он попробовал ещё раз и почувствовал, что снова надо всплывать. Он направился к поверхности и, едва добравшись до неё, цепь потащила его резко во мрак, протаскивая по коридорам и пещерам, как до этого тащила Малтарану. Витран от неожиданности на миг отвлёкся, что дало ещё немного времени прожить не дыша, но этого мало. воздух кончился и желание заглотнуть его проявлялось с каждой секундой сильнее. Он не выдерживал и сперва попробовал чуть-чуть выпить, чтобы на секунды продлить и потерпеть. Полный вздох был произвольным. Организм сам всё сделал и Витран потерял сознание.


    17. На развилке

    422 д 2473 г

    Прогремел взрыв и Витран очнулся. Он снова оказался в кровати, только на этот раз комната была другой и откуда-то взялся этот грохот. В стену снаружи врезалось что-то и едва не заложило уши Витрану. кто-то кричал, чтобы стреляли по истребителям, а не по шолтонам и их сбивали первыми. Шолтоны нападали на врагов и были пока на стороне королевы.

    Что тут происходит, Витран не мог никак понять. Он осмотрелся и понял, что лежит на кровате, на нём тот самый белый скафандр, только новый и он в здании. Он вернулся в город Альфан, в одну из башен королевы.

    Встав с кровати, Витран вспомнил, что было до этого. Он захлебнулся, решив продлить себе время и сдела глоток. От этого лёгкие опередили его и не выдержали, хлебнув первыми воды. Теперь он тут и снаружи идёт настоящая война. Витран вспомнил разговор с королём и тот сказал, что война начнётся и она началась. Почему твийдор не сражается? Кто сбивает истребители и откуда они тут взялись?

    Витран прошёл по комнате до двери и толкнул её. Она не открылась. Он пнул по ней, но и это не помогло. Других дверей не было в комнате. Тогда он направился к вентиляции и открыл первую дверцу. подоконник в метр шириной, что и толщина стены. Вторая отмороженная дверь. Что там снаружи, он не знал. Придётся попробовать. Руки были в перчатках и он схватился правой рукой за ручку.

    Позади открылась дверь и пошёл гравитатор Юстиниан. Он увидел, чт хочет сделать Витран и направился к нему, пока тот не выпал в окно иил не получил из плазменной пушки истребителя.

    — Стой! — сказал Юстиниан и Витран отошёл от двери.

    — В меня заперли? — спросил Витран.

    — Это было нужно.

    — Что там происходит?

    — Тебя не так просто найти. — словно не слушая человека, продолжал говорить гравитатор.

    — Как вы спасли меня? — спросил Витран, не веря в такой ход событий. Словно его разыграли, хотя могли и убить.

    — Во-первых, по твоему разуму отправились я и Галатина с солдатами. Во-вторых, мы улавливали твой след в пространстве и могли найти по нему место, где тебя оставили, где ты был. Потом мы потеряли твой след, но зато Галатина нашла свою сестру. Поймали солдат, переоделись в их форму и спустились в самый них, в камеру пыток, обманув всех и… дальше ты знаешь. Вытащили тебя. Кажется, тебе досталось в этой поездке и ещё достанется не раз.

    — Она погибла. — произнёс Витран и Юстиниан ковнул не раз в знак согласия.

    — Да, это правда. Теперь её нет.

    — Галатина хотела спасти её не один десяток лет, а из-за меня…

    — Нет. Ты тут не причём. Ты важнее для неё.

    — Тогда…

    — Что было, то было. Назад вернуться, значит снова пойти на жертвы. Галатина умирать ради этого не собирается. Тем более, Малтарана лишь часть её, души твийдора и могла ответить на вопросы, касающиеся потустороннего мира. Только для этого и хотела Галатина спасти её. Малтарана давно умерла и лишь случайность дало ей возможность на время возродиться.

    — Что дальше? Ты знаешь, кто такой король подземного города?

    — Да. Толку, что мы знаем. Его надо найти, а для этого наших сил не хватит. Надо бить изнутри.

    — Для этого вы меня туда отправили? Я был приманкой?

    — Как ты догадался?

    — Да так, просто подумал. Сам же мне в голову знания вкладываешь, вот и дагадываюсь.

    — Вообще-то, да. Ты приманка. Только всё сорвалось и пришлось вас вытаскивать.

    — Как Галатина отреагировала на смерть?

    — Она никак не может на это реагировать.

    — Она тоже погибла?

    — Нет. Она сказала, что сестра свободна и не придётся её допрашивать о свойствах материй и возможности. Пусть спит и здравствует в новой жизни. если захочет вернуться. Если бы она могла с нами говорить, то лишь одно сказала. что смерть для неё единсвенный выход. прожив всю жизнь в мучениях и страхе. А вот ты не должен умирать, получив возможности быть спокойным, в достатке и имея все шансы прожить долгую и протсую жизнь. Либо…

    Грохнул взрыв.

    — Что там? — спросил Витран.

    — Король твой из подземелья напал на нас. У него есть пара сотен истребителей, которые он выкрал у нас во время войны и ими атакует наши башни. Артиллерия с крыши отбивается, но некотрые корабли в стены врезаются и вытаются разбить башни. Это бесполезно. Сплав слишком крепкий. Хоть бомба атомная взорвётся и ничего этому городу не будет.

    — Ничего, всё равно мог бы умереть дома, а так смог хоть что-то узнать о мире. Тебе не кажется это бессмысленным?

    — Если не женишься, твоя жизнь точно потеряет всякий смысл. — ответила Галатина.

    Витран услышал её и в голове промелькнула мысль о том, что было вчера с ним. В её тоне слышалось спокойствие и никакой обиды. Галатина направиласьк ним и за её спиной закрылась двер. Её шаги приближались и Витран повернулся к ней.

    — Я знаю, о чём ты думаешь. — произнесла принцесса.

    — Я не сомневаюсь. — ответил Витран. — Ты хотела спасти свою сестру.

    — Нет. Она не сестра, некая вторая половина души, что случайно воскресла.

    — Это как?

    — В момент падения корабля я смогла на половину проникнуть в иное пространство и открыла новую страницу в познании мира. От старого разума и примитивного страха простого человека, что большей частью остался там, то есть тут в реальности, разум сдал. Я едва не погибла и пришлось вернуться, но…

    — Но тут пришёл я. — перебил Юстиниан.

    — Подожди. Ты лишь миг был в моей голове и не более того. — отмахнулась принцесса и проолжала говорить с Витраном. Юстиниан понял, что лучше её не злить и направился медленным шагом по комнате прочь от них. — Оказавшись в ином пространстве, я почувствовала. что оно меня держит, а до падения корабля оставалось мало времени. Тогда, чтобы спасти себя тут, я вырвала свою часть души, материю твийдора и вернулась сюда, а часть души обрушилась в толщу земли.

    — Так она и сказала, Малтарана. — вспоминл Витран слова амфибии. — Как теперь её спасти?

    — Никак. Она погибла и постепенно её способности возвращаются в меня. Тяжесть пространства и её души спала и вторая я постепенно возвращается ко мне.

    — А если бы ты её спасла, что бы ты с ней сделала? Убила бы? — спросил Витран, предчувствуя что-то не хорошее.

    — Нет. Она бы осталась жива, жила бы в водной среде и мы вместе бы работали над расширением пространства, времени и проникали бы в иной мир, куда удалось заглянуть. Теперь её знания утеряны и лишь моя часть души возвращается ко мне.

    — И как это выглядит?

    — Словно ты спиш и душа после странствия перед пробуждением возвращается в тело. Вот, как это выглядит.

    — Ну ладно. — решил закончить рассказ гравитатор и подошёл к ним. — Если вы не забыли, у нас война идёт.

    — Подземный король. Он вовсе не потомок гравитаторов, а какой-то инопланетянин с шестой планеты. — вспомнил Витран. — Он любой ценой устроит бойню и перебъёт вас всех до одного.

    — Значит, твой путь окончен. — заключил Юстиниан.

    — Подожди. — Галатина не думал так. В её словах слышалась очередная для Витрана новость. — Есть ещё дело.

    — Ты хочешь войны? — спросил гравитатор, который был против такого действия в некором роде. Тем более со стороны ему подобных.

    — Нет. Это способ, с помощью которого я освобожу всех, кто хочет жить и уничтожу всех предателей как своих, так и чужих. Каждому по его вере ему же и достанется. Потом выберу им нового короля и всё равно буду единой королевой планеты. Вечно. — рассказала Галатина.

    — Я даже не хочу знать, что побудило тебя на такой поступок. — произнёс Витран, считая своё отношение к будущей императрице смутным и опасным.

    — Эта война должна была состояться давно, но я её просто откладывала. Жалела их, пока они совсем не распоясались. Эти стрелы, хищение. Ещё одна выходка и я разворочу это осиное гнездо под городом. Подниму город в небо и перенесу в другое место.

    — А как на счёт моего народа? — вспомнил Витран про то, что было изначально в его действиях.

    — У нас нет кораблей, для полёта в космос, кроме одного. Все остальные повреждены и переделаны в атмосферные, которые сейчас сражаются с истребителями Марсиата.

    Услышав столь замечательную новость, Витран понял, что они его просто обманули. Какой смысл теперь было лететь сюда? Может он и получил больше любого жителя Каронтуса, что-то новое узнал и достиг другой планеты, но лучше не стало. Его народ оставался там в космосе, на глыбе камня и пекла и ждёт своей смерти или пришествие гравитатора. Даже не ведая того, что ради них один из жителей решил попытать счастья и спасти их всех, они продолжали верить в обе стороны. родители думали о детях и о их долгой жизни, а сами знали правду и ожидали лишь погибель. Теперь эта возможность им предоставлена. Витран оказался с одним кораблём тем одноместным и вряд ли выбереться с планеты.

    — Как тогда? Как мы спасём людей с Вероникса? — спросил он у гравитатора.

    — Вероникса? — услышала Галатина это слово. Это словно её злило по особой причине. — Эти коротышки называют твою планету именно так?

    — Да. Так они назвали вторую планету.

    — А третья называется Микрос?

    — Не знаю. Вроде бы. — пожал плечами Витран. — Про неё они не говорили. Только какая-то Гилдония.

    — Гилдония. — произнёс Юстиниан, словно ему уже было знакомо это название. — Цивилизация всё таки вышла в космос.

    — Эти люди такие слабые и жалки… — Галатина говорила уже для себя и тут остановилась, заметив тишину и внимание со стороны всех.

    — Почему ты их ненавидишь? Ведь твой отец не воевал с ними. — спросил Витран.

    — Они не воевали, а вот сын абогенского короля предал и убил своего и моего отца, а нам пришлось бежать с матерью. Теперь неизвестно, куда делся сын короля и кто этот пришелец. Он захватили власть, а потом я пришла из мрака и моя мать стала править королевством Альфан и двумя народами, создавая видимость того, что я тупая и глупая девчонка, дочь её погибшего брата. Не удивительно, что нынешний король Марсиата гнобит всех своих, чтобы те его боялись и не сбегали. Чтобы закончить войну, надо найти этих жалких трусов предателей моего отца, сына короля и всех врагов народа истребить под чистую.

    Хотя бы на пару сотен лет мир установиться. Там быдет тоже самое, не это не моя забота.

    — Найди тех, кто убил твоего отца и расправься с ними, а остальных абогенцев не тронь. — сказал гравитатор, не желая смерти всем на планете. — Люди тоже могут собрать армию и напасть на нас. Всё равно умрут на старость лет. Так не отнимать же у них жизни из-за их слабости.

    — Нечего было руки распускать. Тем более, все они уже давно истлели в своих неизвестных могилах. Нынешний народ, что стоит за короля или лжеца, сейчас и собирают пехоту для штурма замка.

    — Это уже на их совести.

    — Совести нет ни у кого. Она остаётся в детсве, пока ребёнка не обманут. Потом она стирается и лишь у сильнейших остаётся на свю жизнь и они остаются верными лучшим качествам, а остальные подыхают, как волчья стая в загоне. Стоит отобрать воздух и всем конец. — стояла на своём Галатина, но уже делая видимость злой и опасной королевы.

    — Ты не Галатина. Ты скотина. — произнёс неожиданно Витран.

    Гравитатор ответил принцессе на их отдельном канеле, что может это и правда, но это всего лишь мнение друзей. Никто не ведает из жителей о настоящих намерениях двух гравитаторов, что тайно вели войну. Лучше постараться самой измениться и не устраивать войн. У него с человеком совсем другая задача. Витран вообще не должен был этого видеть. Если бы не её погоня за двумя зайцами, которых она упустила и едва не погубила витрана, он бы уже был на Приории. На что твийдор лишь намекнула о плане, но только ему, чтобы замысел не прервал ход намеченных событий и Витран смог снова ступить на невидимый ему путь силами других гравитаторов.

    — Я хотела положить конец войне и всё. Выбрать королей и всё вернуть на свои места. — решила закончить разговор Галатина.

    — Ты? — спросил гравитатор. — Разве твийдору нужна власть, месть и война? Сама знаешь ответы на все эти вопросы. Пусть это будет в руках глупых людей, которые сами осознают свои творения в будущем и принимают своё решение. Когда начнут убивать, как сейчас, тогда и будем им мешать истребить друг друга.

    Юстиниан решил уловить твийдора на том моменте, что она не человек, а высшее существо и всё же такой же гравитатор, как и он, как Витран. Ему всё равно было легче с ней спорить, чем кому-либо ещё на этой планете втирать знания.

    — А как же месть? Они должны ответить за моего отца. — стояла на своём Галатина.

    — Они и так ответили за него. Все, кто ныне живёт, не в силах понять ошибки предков. Все, кто участвовал в войне, погибли в ней, либо умерли от старости. Ты разве забыла? — ответил Юстиниан.

    — В любом случае, я отказываюсь от неё. — встрял Витран и направился к двери. — Я хочу улететь домой и больше не влезать в эти неизвестные мне дела.

    — Корабль готов. — поторопился гравитатор, хотя это могло произойти намного раньше. — Он готовился с того самого дня, как мы в замок пришли.

    — Тогда, ведите меня к кораблю.

    — Его ещё делают. Осталось немного. Проблема в космическом двигателе. Их осталось лишь два и те надо было перебрать.

    — Тогда я буду сидеть тут и ждать. — Витран подошёл к кровати и сел на неё.

    — А разве ты не хочешь остаться со мной? — спросила Галатина и Витран почувствовал в её голосе некую привязанность к нему. Это чувство перебивал голос принцессы, извергающий гнев и пустой звук. К тому же, некоторое отстранённое отношение, данное гравитатором со всеми знаниями, которые тот без ведома человека загружал в голову Витрану. Всё перемешалось в этом мире и казалось изменить ничего нельзя. Витран думал, что эта задача проста, а оказалось, что ничего в это мире просто не бывает. Только мечты и желания воплощаются в словах, а чтобы воплотить в камне, дереве или металле потребуется намного больше, чем простое желание. Витран остался один, с одним кораблём и неизвестно, куда тот сможет долететь.

    — После того, что я слышал о тебе, как-то желание убавилось быть с тобой вместе. Если ты будешь настаивать на своём, то я не буду влезать в твои дела и не проси. — ответил Витран принцессе. — Мне тут делать всё равно больше нечего. Я мёртвый и мне всё равно.

    Галатина думала иначе, потому что самое главное в жизни Витрана ещё не случилось. Он и представить не мог, через что она его проведёт, что с ним будет и как это осмыслить, чтобы не погибнуть. На этот случай есть гравитатор. Он укажет нужное направление на смертельном пути, заданное твийдором.


    18. Абогенская битва

    422 д 2473 г

    Не всё так просто, как кажется. В небе метались истребители двух королевств с едва отремонтированными двигателями. Они шумела над всем городом Альфан и бой проходил в радиусе 1000 километров. Такая перестрелка могла быть замечена далёкими поселениями и со сторожевых башен союзников Элланы.

    Чёрные и огромные шолтоны метались по небу, опускались смело к улицам и нападали на людей, что толпой вышли на площадь и подошли к дверям, что под башнями генераторов атмосферы. Все двери, ведущие во внутренний сектор города, оказались перекрыты и крепкими, непробиваемыми. Солдаты громили магазины на рынках, грабили дома, убивали тех, кто был против и началась настоящая гражданская война. Витран проспал её начало, но и не видел продолжения, находясь в секретной комнате.

    С улицы можно было видеть небольшую дыру в одной из королевских башен. Там, где рвануло, недавно перестал идти дым. Это стало сигналом к войне. Враги пытались атаковать замок и теперь им просто так пройти внутрь не получиться. Твийдор создала за это время нечто подобное, как диарон и системы могли фиксировать движение и плотность воздуха, на что наводились пушки и стреляли. Если никто не ощущал разума внутри скафандра, значит они роботы и солдаты тёмного легиона, от которых надо былоизбавиться в первую очередь.

    Потеряв в первые часы нескоько десятков солдат в чёрных доспехах и потеряв их из виду, командиры групп легиона рассредоточились. Они решили занять оборону, перекрыв выход из города, стоя на крышах домов и создав кольца обороны в радиусе 10 километров от центральной кольцевой площади. Дороги олдаты перегородили мусоров, мешками с песком и всяким хламом. Появились первые пожары и загорелись дома, банки и рынки. Никто не мог их тушить, потому что воды мало, а по дорогам носились гражданские и убивали всех подряд, кто был из народа Альфана. Коротышки из подезмелья таскали оружие, припасы и создавали баррикады, отстреливаясь из старых винтовок. Никто не мог добраться до крыш высоких башен, которые словго высокая гора, высились разом перед людьми. На крышах артиллерия с гравитронами сбивала истребители, что показывались в зоне досягаемости. От их стрельбы истребители загорались и падали, куда попало. от этого и пожары начинались. топливо разливалось по дому и улице, восплменяясь и сжигая всё на своём пути. Большая часть истребителей находилась в небе далеко от замка и вели бой друг с другом. вторая эскадра сбрасывала бомбы на дома и рушила основные постройки населённого пункта с целью навести страх, разрушение и перекрыть кольцом разрушений и обломков пути в центр. Отрезав от внешнего мира королеву, та оказывалась в заперти и не могла бы бежать, кроме Витрана. Твийдор готовила команду и напрвление, по которому его прикроют стрелки с крыш зданий. Спустя несколько часов боя, наступила пауза и народ дрался внизу. Истребители ушли на заправку.

    Две эскадры, королевская Элланы и королевская Марсиата, базировались в трёх башнях альфана, а вражеская за пределами города, вылетавшая через обрушенный свод одного из пробитых водяных хранилищ, прямо из-под земли.

    Выбравшись из плена живым и невредимым, но лишь телом, а не духом, осознав всю картину мира в очередной раз, Витран был в некой растерянности от произошедшего с ним за последние 4 дня. Он за несколько последних дней, по вине или во благо встречи с гравитатором и твийдором, испытал на себе все занозы жизни и стал свидетелем того, что могло случиться в его городе, но пока не случилось. Такого размаха битвы он не мог представить себе в своём тёмном и беспросветном путешествии.

    Витран стоял в зале на 207 этаже и смотрел в окно. Теперь его мнение о городе сложилось до конца. Некогда синее небо на рассвете и яркое солнце с удовольствием жителей окрасило не только небо в красный свет. Отсюда было видно, как на площади бегали гражданские в доспехах с мечами в руках и пытались штурмовать стены. пока двери держали нападение снаружи и королева в тронном зале под охраной Дортиона могла вести переговоры с командирами своих подразделений и наблюдать из окна за всем миром, что окружал её.

    В самом невероятном сне такое не присниться и в этом Витран уже был уверен. Такое не под силу создать одному. Только что-то ему подсказывало в глубине души, как некие чувства твийдора к нему стали менять его разум, поведение и отношение к самой войне. Витран стал осознавать то, что не чувствует страха, боли в душе и пытался найти себя в этом странном и опасном мире, который сам изменил его без его же желания. Когда-то мысль о том, что твориться за пределами их маленького мира, теперь превратилась в опасную зазнобу по имени Галатина и ещё более опасного Юстиниана, от которых неизвестно, что ждать. Он уже не хотел с ними общаться и постепенно отстранялся. Кажется, его путешествие заканчивается и на этой странной ноте он хотел улететь прочь отсюда. Сейчас гравитатор и твийдор работают над кораблём в нескольких домах отсюда. В военно воздушных войсках, под которую выделили одну из башен и устроили там базу с полным комплектом, ведутся последние приготавления к полёту корабля.

    Гравитаторы записали в его голову ключи к собственному осознанию того, кто он и подготовили к важному событию. Как бы он ни думал о Галатине, она всё равно женщина и как раз ему по возрасту подходит. Нет, она не такая, как он думал. Она опасный человек. Витран снова переключился с одной мысли на другую, что указывала на вторую сторону медали.

    Рука провела по ремню и пальцы почувствовали вставки из чёрного дерева. Ими он мог спасти её, Малтарану, а теперь её и на свете нет. Разлетелась, как мыльный пузырь и ничего не осталось. С таким грузом на душе просто так не растанешься. когда события происходят, а ты даже не знаешь, как поступить в это мире правильно, начинаешь совершать ошибки. Промедление смерти подобно и поэтому Витран проиграл битву, сбежал оттуда.

    Так же он вспомнил про Илий, которой не было среди девушек Дортиона и он понял. Она могла погибнутьот того взрыва или её просто добили, чтобы никто не мог видеть лица солдат. Если среди них найдётся тот, кто сможет обнражуить их разум, в чём твийдор сомневалась и не сомневалась, то такой человек станет опасным врагом для всего тёмного легиона. Эти жертвы казались ему просто бессмысленными, но таков мир на абогене и его просто так не изменить. Люди беснвоались и рвали металл на улице, дома грабили и горели, а чёрный дым становился всё гуще и выше, протянув длинный шлеф в атмосфере на сотни километров в торону юго-востока.

    Это утро нового дня на Абогене. Витран видел это красноватое небо и чёрный дым, не веря в то, что мир смог так быстро измениться. Ещё недавно было тихо и по дорогам… Нет. Просто так и тогда было не пройти. Вспомнив про стрелу в плече, про взрыв и всё это, Витран не удивился бы, если бы охотники на краю города сошлись с ним во мнении и приняли бы его в свой отряд. Ведь они сражались против кого-то, а не просто так, ради наживы и поваляться под солнцем. Они вели партизанские войны, убивали предателей и ещё многое чего неизвестно делали. Витран знал это лишь по некоторым данным, что Юстиниан дал ему на подсознательном уровне.

    Витран ещ раз посмотрел на город и увидел на западе огромный торнадо, который проходил не по окраине, а через город, что было не редким событием. Он поднимал пыль и камни, всасывал всё, что не держалось и разбрасывал по округе. его путь лежал за пределами битвы и проходил отрывочно в сторону окраин. Это было необычное зрелище и подходящее под настоящий конец света. Только пока что внутри башни было спокойно и езопасно.

    Только музыки не хватало в этом мире, чтобы наполнить эти пустоты комнат и синее небо над головой, поднять космические корабли и думать о будущем, которое люди уже проиграли давно. Потеряли много лет назад. Никто в этом мире не слушал музыку. Витран ещё не слышал, чтобы кто-то её включал, играл в замке, да и в тронном зале его ещё не было. Может там есть какие-то музыканты? Может, Галатина боится её, или её просто нет в этом мире, как и самой Галатины для королевы. Словно её мать запретила всем воспроизводить какие-либо музыкальные звуки и скорбела по дочери многие годы. Да ещё тут война. Какие могут быть веселья. Не удивительно, что люди кусаются там, где только возможно. Никакого спокойствия, свободного мышления, созерцания всего вокруг. Лишь война и пустая трата времени. А надо было лишь окно открыть и посмотреть на восход будущего солнца. Сама душа бы напела мелодию.

    — Я ушёл так далеко, что и вернуться невозможно. — произнёс в тишине комнаты Витран и дверь открылась. Он обернулся, но это не была Илий.

    В комнату вошёл солдат королевской охраны в коричневых доспехах, плотной одежде под ними серого цвета и красным плащом за спиной. Его форма выполняла роль лёгкого скафандра и всё было на нём закрыто от холода и непригодной атмосферы. На лице была дыхательная маска и шарокие очки, словно прозрачное забрало в шлеме космического скафандра. С мечом в ножнах на поясе, он прошёл в комнату. Витран не видел у них никакого оружия, вроде компактных гравитронов, как у гравитаторов. Либо мечи, либо к ним дополнялись длинные коричневые винтовки, гравитроны старой модели. Может их было труднее потерять, чем кобуру. С Витрана ещё под землёй сняли всё оружие, какое нашли, кроме ремня на пясе.

    — Извините, Витран, вы должны пойти со мной. — произнёс солдат так, словно что-то произошло.

    — Это зачем? — спросил кроптусец, ожидая продолжение авантюры абогенцев и их попыток похитить его. Кажется, этот спектакль никогда не закончится. Всё для него, для единственного жителя давно погибшего мира, откуда нет пути к спасению. О таких розыгрышах любой мечтает, да вот отличить правду от вымысла не кажды смог бы.

    — Абогенцы напали на город и крушат окрестности. Скоро они войдут в город и проникнут в здания.

    — Сейчас. Так я и поверил. — ответил Витран и повернулся к окну. Снаружи прогремел взрыв у него на глазах, отдалённо долетевший до окна ударной волной. Огненный шар превратился в чёрный дым и стал подниматься то в одном месте, потом в другом, словно армии врага рассредоточились по всему городу незаметно. Обломки стен разлетелись в стороны, как на зло. Если твийдор не могла их заметить, значит Витрана могли убить через пару часов. Либо смерть, либо идти снова за гравитатором.

    — Приказ принцессы. — произнёс солдат, имея ввиду Галатину. Она всё равно собиралась его звать.

    — А разве у вас нет достаточной армии? — спросил Витран и не спешил идти.

    — Есть, но не такая, какая была в давние времена. Её величество приказало спустить вас в подвал и отвести к гравитатору в воздушно-космическую базу.

    — Тогда, пошли.

    Странно было слышать такие слова, когда от кораблей один хлам остался. Какие могут быть космические полёты.

    Витран направился через комнату и послышался очередной грохот за стеной, сотрясший дом. Это было близко. Скорее всего, ещё один истребитель добрался до зданий и врезался в стену.

    Солдат выхватил меч и выбежал на лестницу. Такой манёвр на миг насторожил Витрана и тот остановился у выхода. Он уж думал, что его сейчас зарежут. Где-то внизу лестницы поднялся шум и солдаты в чёрных доспехах бились с армией королевы, прорубая через их тела дорогу, словно они из ваты. Кровь полилась по ступеням лестниц. Слышались крики, удары металла о металл и выстрелы чего-то, что сотрясало стены. Нескоько взрывов раскидало толпу, но та опять собралась в битве. Почувствовались удары по замку. Так часто истребители не могли падать на здания. Скорее всего, это тяжёлая артиллерия пришла в действия и пыталась пробить стены. Враг захватил одну из башен и оружие на её крыше. Постепенно положение и власть переходят на сторону Марсиата, но это лишь кажется, что они захватили власть. в любой момент твийдор могла всё изменить. Вряд ли среди предателей королей найдётся тот, кто проткнул стрелой Витрана. Тот мысленно обратился к гравитатору, который должен был его услышать.

    — Юстиниан, что тут происходит? — спросил про себя Витран. Солдаты сбегали по лестнице вниз мимо Витрана и шли в бой.

    — Армия абогенцев пробила подвал и занимает этаж за этажом. Я жду тебя в военно-воздушной базе, в нескольких домах от тебя. Солдат, которого я отрпавил к тебе, приведёт тебя. Если хочешь к нам, только давай быстрее шевелись.

    Витран вышел на лестницу и пошёл по ступеням вниз вместе с солдатами.

    — Не туда. — сказал солдат и остановил Витрана, развернув его. — Идём на крышу.

    — Как же мы…

    — По небу полетим.

    Солдаты в чёрных доспехах на несколько этаже ниже Витрана мяли людей одного за другим и пробивали себе путь по красной дороге из ткани рваных одежд и крови погибших солдат. Куда делась твийдор, обладающая способностями, Витран не мог понять. Почему она не создала подобную армию, Витран не знал. Как они прорвались. можно было лишь догадаться. внутри замка нашлись те, кто её предал и пропустил армию без сознания и присоединился к ней. Почему твийдор допустила столько смертей, чего бы Витран не сделал никогда в жизни. Галатина в один миг всех бы перебила, а тут столько убитых. Значит она хотела, чтобы солдаты сами решили, как им быть.

    Кто-то кинул бомбу сверху вниз и рвануло так, что снесло несколько лестничных пролётов и разорвано внутренние стены вместе с первыми солдатами и их бронёй. Всё провалилось вниз с грохотом. Витран едва не споткнулся