Оглавление

  • Пролог
  • Интерлюдия 1
  • Глава 1
  • Интерлюдия 2
  • Глава 2
  • Интерлюдия 3
  • Глава 3
  • Интерлюдия 4
  • Глава 4
  • Интерлюдия 5
  • Глава 5
  • Интерлюдия 6
  • Глава 6
  • Интерлюдия 7
  • Глава 7
  • Интерлюдия 8
  • Эпилог
  • Глоссарий
  • Приложение

    Беглец/Бродяга (fb2)


    Александр Быченин
    Беглец/Бродяга

    Серия «Fantasy-world»

    Выпуск 6


    Оформление обложки Бориса Аджиева


    © Александр Быченин, 2017

    © ООО «Издательство АСТ», 2017

    Биомеханоид – термин, применяемый в фантастической литературе, биомеханическая форма жизни, киборг, в котором механические части не являются имплантированными путём хирургического вмешательства, а являются естественной частью организма, созданного путём комбинации генной инженерии и нанотехнологии. В отличие от классических киборгов, биомеханоиды способны к размножению и росту естественным путём, так как механические части в процессе внутриутробного развития и дальнейшего роста создаются наноассемблерами.

    Википедия

    Пролог

    Система: Астарта

    Объект: Ваал

    Пункт дислокации: JTB-5

    За 1 год, 8 месяцев и 2 недели до событий


    Невнятное мельтешение, длившееся целую вечность, наконец прекратилось, и навалился ворох новых ощущений: пульсирующая боль в висках, покалывание в глазных яблоках (причем, что самое поганое, изнутри черепа), тяжесть в мозгах и неприятная слабость во всех мышцах, включая, э-э-э… сфинктер, скажем так. Да кому я вру? Чуть не обгадился, едва успел восстановить контроль над жизненно важным органом. И насчет жизненно важного я ничуть не преувеличиваю – спасал он меня, вернее, его реакция на неприятности, неоднократно. В той, прошлой жизни. В новых условиях проверить чувствительность сенсора «пятая точка» еще как-то не представилось возможности, курс молодого бойца не в счет…

    – Кончай прохлаждаться, рядовой! Корпорации бездельники не нужны!

    Ну вот, что я говорил? Бодрый рык мог принадлежать только моему сержанту. Новому сержанту. Старый остался в учебке, но, судя по всему, разницы нет. Все сёрджи скроены по одному лекалу, я даже подозреваю, что они клоны… Ха-ха-ха, очень смешно!

    Фиксаторы, до того надежно прижимавшие мои конечности к нише, в общих чертах повторяющей контуры человеческого тела (среднестатистического, то есть однозначно не моего), отщелкнулись, ростовой люк капсулы откинулся в сторону на манер банальной двери, и я вывалился из саркофага мнемосканера прямо в ждущие руки сержанта.

    Ростом он был с меня, но гораздо массивнее и крепче, а потому поймать меня за грудки и притянуть к себе, да так, что я уперся носом в лицевой щиток его шлема, для него проблемы не составило.

    Я с трудом сфокусировал взгляд на его лице, но кроме грозно нахмуренных бровей ничего не разглядел. Нет, еще глаза – прищуренные, прожигающие насквозь.

    – Первый раз, что ли? – рыкнул сёрдж, подозрительно принюхался и поставил меня на ноги. – Привыкай, рядовой! Это теперь как в сортир сходить, неприятная, но неминуемая процедура.

    Ага, шутка про сортир сейчас очень актуальна.

    – Д-да…

    – Чего «да»?! Доложись!

    – С-сэр, есть, сэр! – А вот к этому я уже привык, за прошедшие-то недели[1]. – Рядовой третьего класса Майк Бови, сэр! Специалист первой категории, ПВСУ, сэр!

    Последняя фраза моему новому сержанту явно понравилась. Еще бы! Загадочная аббревиатура расшифровывалась как «программный взлом систем управления», без таких ребят, как я, ни одно подразделение «джей-ти» в «поле» не выйдет, потому как шансы на возвращение не просто обнулятся, а уйдут в минуса. Еще больше сержантскую душу грела моя первая категория, получить которую третьему классу (то бишь новичку, едва прошедшему КМБ) светит лишь в одном случае: оный новичок – волонтер, сиречь доброволец-контрактник, до вербовки в «Jungle Troopers» работавший по схожей специальности. Чаще всего айтишник или прочий системотехник. Потому что зэку, будь он хоть гением взлома, больше «трешки» не дадут, ибо нефиг. Ну кто в здравом уме такому кадру срок скостит? Вот и я о том же… Все-таки хорошо, что я сам успел записаться в ряды доблестной «джунглевой пехоты», не дожидаясь судебного решения. Хотя в моем случае скорее пуля в затылок светила, мафия шутить не любит. Особенно корпоративная. Здесь, конечно, тоже не сахар, но хоть какая-то надежда. Зря, что ли, я только что из мнемосканера вылез? Если Корпорация что-то и гарантировала, так это жалованье без задержек и сохранение всех гражданских прав отслужившего срок «джей-ти». Или, что более вероятно, его текущей на момент увольнения версии. Но гражданским и такое псевдобессмертие не светило – клонирование вроде как закон (написанный все той же Корпорацией) запрещал, а технология копирования психоматрицы тиражированию не подлежала, поскольку была завязана на оборудование, оставшееся от Предтеч. Если бы не острейшая нужда главной вотчины Корпорации – Сета – в некоей субстанции под названием «бионий» да не менее острая потребность в живой силе, и на «джей-ти» бы никто не тратился. А так приходится. Без биония нет сельского хозяйства на пустынном Сете, без «джей-ти» не добыть бионий на излишне активном (в биологическом плане) Ваале. А потери среди «джунглевой пехоты» таковы, что все население Системы не сумело бы поддерживать ее численность на приемлемом уровне больше двух-трех лет[2]. Киберов не задействуешь – сволочные биомехи (тоже наследство Предтеч, между прочим) очень хорошо умеют выставлять помехи и перехватывать управление сложной техникой. Поэтому только живая сила, только хардкор. А кто добровольно пойдет служить, если вероятность отдать Богу душу строго равна единице? Вот и заманивают «бессмертием». Суррогат, конечно, но хоть что-то. Вот какая лично для меня разница, что в случае моей смерти мое место займет мой же клон с подсаженной психоматрицей меня любимого? Ведь грохнут-то меня, конкретно меня, а дальше воздух коптить будет… наверное, тоже я, но уже другой я, не я, то есть… Тьфу, блин! Сам себя запутал.

    Помотав головой в безуспешной попытке хоть немного прочистить мозги, я перевел взгляд с пола, под которым на несколько ярусов вниз тянулись «матки» с загодя заготовленными телами (и моим в том числе), на сержанта и незамедлительно был вознагражден очередным рыком:

    – Р-рядовой! Как там тебя!.. Боуи!

    – Сэр, никак нет, сэр! Бови. Б-о-в-и!

    – И кто такие фамилии только выдумывает?!

    – Честно говоря, не знаю, сэр! – преданно уставился я на начальство. – Но семейная легенда гласит, что мой предок Алексей Быков был родом из России, еще со Старой Земли. Его фамилию никто не мог правильно выговорить, и пастор его поселения предложил звать предка Бови. От латинского bovis – бык!

    – Вообще-то это был риторический вопрос, рядовой! – гаркнул сержант мне в лицо, и я порадовался собственной удаче – не будь на нем, сержанте то бишь, шлема с опущенным забралом, меня бы просто сдуло. Да еще слюнями забрызгало. – Сегодня ты крайний в этой богадельне, так что ждем только тебя! Пошел, пошел, пошел!..

    Пораженный до глубины души культурным уровнем сёрджа (далеко не каждый даже в моем старом окружении знал, что такое «риторический»), я, что называется, взял ноги в руки и рванул в оружейку. Она находилась в том же здании, что и типовая казарма (койку я уже занял), неотъемлемой частью которой являлся «копировальный цех» – помещение с двумя десятками капсул мнемосканера. Строго говоря, мнемосканер был один и располагался в центральном ядре пятой джей-ти-би – «Jungle Trooper’s Base» – древнего объекта, доставшегося Корпорации, как и много чего еще, в наследство. Пришли на готовенькое, подивились, потом расширили базу, нагромоздив типовых боксов, да пустили в дело. Но это все преданья старины глубокой, как говаривала моя покойная матушка. Да-да, пехотные базы строились в привязке к мнемосканерам Предтеч, а не там, где удобнее. А куда деваться?.. Зато в остальном инфраструктура продумана до мелочей. Каждое подразделение в своей казарме с персональной взлетной «пяткой», авиаангаром, плацем и прочими нужными вещами. И раскинулась наша «пятерка» широко, чуть ли ни на весь остров. С капсулами-то проблем нет – кто-то как-то (секретная информация) управлял мнемосканером, и он по требованию проращивал «щупальца» сенсора в нужное место. Я, конечно, это щупальце не видел, но, судя по ощущениям, это что-то аморфное, расплывающееся по верхней части черепа. Только уши наружу торчат, да глаза не заливает. Ладно, не буду углубляться в несущественные детали, это явно нервы. Сержант-то угадал, у меня сегодня первый раз. Почти как потеря невинности, три раза «ха». Осталось еще только на себе действенность технологии копирования проверить. Тьфу-тьфу-тьфу.

    Повезло мне, кстати, как утопленнику: из учебки аккурат к еженедельной процедуре копирования подоспел, и мало того, уже через четверть часа мне предстоял первый боевой выход. Понятно, что не одному, а в составе подразделения, которое пополнил своей незаурядной личностью в связи с демобилизацией предшественника на посту ПВСУ, но было реально стремно. Несколько недель муштры, ОФП, строевой подготовки, «огневухи» (тут я выступил приемлемо, сказался опыт шутеров-«виртов») и имитационных миссий в виртуальном тренажере не сделали меня заметно более готовым к встрече с суровой реальностью джунглей Ваала[3], чем я был на гражданке. Вот в «каменных джунглях» я себя чувствовал как рыба в воде. А здесь… как представлю этот зеленый ад… Я горожанин не знаю в каком поколении, из растений видел только кактусы в офисах да неубиваемую травку искусственных газонов. Про животных вообще молчу. Нет, нельзя мне в джунгли… Не хочу!.. Как я вообще сюда попал?! Черт-черт-черт!..

    Паника нарастала, но вбитые в учебке рефлексы взяли свое. В «оружейку» я успел как раз вовремя, часть сослуживцев еще толпилась в тесноватой отгородке. Соответственно, я на автопилоте цапнул кипу положенного мне по должности барахла и помчался на плац в обществе коллег по несчастью. Моя первая официальная миссия начиналась донельзя банально: никто не произносил пламенных речей, никто не грозил карами небесными за нарушение приказа, не ездил по ушам на тему «кто, если не мы», даже перекличку провести не удосужились. Впрочем, этому есть логическое объяснение – на территории базы глушилки биомехов не действовали, и руководство не отказывало себе в удовольствии попользоваться всеми доступными современными наворотами, как то: вшитый под кожу каждого «джей-ти» идентификационный чип, встроенный в шлем баллистический компьютер с множеством функций, от джи-пи-эс навигатора до автоматического кибердока, многоканальный передатчик, система видеонаблюдения и видеофиксации в рил-тайм режиме через встроенные камеры и тому подобные милитаристские игрушки. Предельно простенькие и дешевые, но тем не менее. Сейчас каждый из нас безликой зеленой точкой отображался на огромном тактическом экране в штабе батальона, и при желании майор Шэффер даже мог вывести персональные данные, ткнув начальственным перстом в первый попавшийся значок «джей-ти». Это если брать самую верхушку. До комбата на такой же дисплей, разве что поскромнее размерами, пялился ротный, капитан Спенсер, а до него – взводный, скромный лейтеха по фамилии Конски. Вот он нас уже видел в подробностях. А мой непосредственный командир, сержант как-его-там (не забыть спросить, как его зовут, а то как-то невежливо получается), как и майор Шэффер, любовался стройными рядами точек – но уже на забрале шлема. Сёрдж, в отличие от прочего руководства, шел с нами. Лейтенант тоже, но его место в десантном транспорте, он больше аналитик и координатор, а не боевик. Хотя при случае, как я убедился в той же учебке, любой офицер может показать класс. Обстрелянные все, чего им бояться-то… Не то что я. Твою маму, как я вообще во все это ввязался?! И ведь даже в госпиталь не сляжешь – по слухам, симулянтов расстреливали на месте. Потому что какая разница, биомехи или сержант? «Копия» готова, неделя-другая на адаптацию, и боец снова в строю. А за рецидив и вовсе переводили в разряд «мяса»… Бр-р-р, не к месту будь упомянуты!.. Соберись, Майки, ты знал, на что идешь…

    Десантный транспорт, перед которым замерли две шеренги нашего взвода, откинул аппарель, сержанты рыкнули, и «джей-ти» потрусили к распахнутому зеву шлюза. В привычном, экономном темпе, не нарушая строгий порядок, так что в «салоне первого класса», как иронично называл этот отсек мой старый сёрдж, каждый оказался у своего места. Оставалось лишь упасть на лавку и принять уставную позу – колени вместе, грудь колесом, не горбимся! – чтобы дуги-фиксаторы не прищемили конечность. Особого комфорта челнок не предполагал, но удерживающая система позволяла разместиться с максимальным удобством, и даже расслабиться до известного предела. Ну, как расслабиться? Если руки-ноги не затекут по прибытии, значит, расслабился. И если бы не барахло… Не знаю, как в других родах войск, но типичный «джей-ти» больше похож на вьючное животное. Нет у нас сверхнавороченной наноброни, облегающей тело второй кожей. И супероружия «десять в одном» тоже нет. Обычный полевой камуфляж из старой, как мир, кевларовой ткани на мембранной основе (иначе никак, влажность здесь запредельная), сам по себе достаточно удобный – просторный и не стесняющий движений – со столь же удобными ботинками и боевыми перчатками. А вот все остальное сплошное разочарование: громоздкий «броник» с разгрузкой под десяток магазинов, грубые пластиковые наколенники и налокотники, глухой шлем с опускающимся забралом, ножик (нахрена вообще?), гранатный подсумок, набор выживания (вдвойне нахрена?), дополнительная аптечка и – самое главное – самопал системы «трещотка». Если скатиться в официоз, пистолет-пулемет калибра.45 модели «Вектор-К2», выполненный по схеме «булл-пап», и компактный, и ухватистый. Ширпотреб, штампуемый Корпорацией за смешные деньги, как и все оружие и снаряжение «джей-ти», но вполне удовлетворяющий техническому заданию. Магазин, правда, всего на тридцать патронов, ну да мне и этого за глаза. Я, на минуточку, ПВСУ, у меня помимо боекомплекта еще хренова туча электроники, защищенной от всех мыслимых воздействий – громоздкая, дубовая, но единственно надежная против биомехов. Она, кстати, по реальной стоимости превосходит всю амуницию целого отделения. А вот остальным коллегам не так повезло – каждый тащит штурмовую винтовку «Стонер» под боеприпас 5,56´41 и два десятка снаряженных исключительно экспансивными боеприпасами магазинов. Это, если кто не понял, сугубо для повышения останавливающего действия. Плюс десяток гранат к подствольнику. Это каждый первый. А каждый второй в качестве альтернативы навьючен помповым дробовиком двенадцатого калибра. А у каждого третьего еще есть баллончики с горючим спреем – этакие эрзац-огнеметы. И ведь ничего не бросишь, для каждой пушки своя ниша. А еще в каждом из четырех отделений имеется пулеметный расчет да пара бойцов с «базуками» – это взводная тяжелая артиллерия. Что-то более серьезное «джей-ти» не утащить, для этого у них есть десантный транспортник, вооруженный не хуже легкого штурмовика – и ракетами, и скорострельными пушками, и бомбами с напалмом. Другое дело, что задача тупо уничтожить биомехов перед нами не стоит, наоборот, мы их, как правило, должны нейтрализовывать и утилизировать. Биомехи наряду с естественными фильтрационными установками – «отстойниками» – самый богатый источник биония. И в этом как раз главная трудность. Установить сборщики биония и периодически забирать «урожай» мы не можем – биомехи атакуют любой «пришлый» объект. Защищать их долгое время тоже не получается, потери слишком высоки. Наиболее часто встречающаяся технология – бабахнуть бомбой с электромагнитным всплеском, пройтись напалмом и выбросить «губку» – спецдевайс, вытягивающий из почвы ценный ресурс. Те биомехи, что попадают под раздачу, разрушаются, драгоценная влага проливается на землю, благополучно впитывается, а потом стекает в «губку». И нам остается лишь забрать ее через несколько часов. Как раз тогда возможны неприятные сюрпризы, поскольку биомехи к этому времени перегруппировываются и начинают атаку. И тут уж не зевай, успевай отстреливаться да готовить «губку» к эвакуации. Девяносто процентов потерь «джей-ти», как утверждает безжалостная статистика, приходятся на заключительный этап. Надо ли говорить, что весь мой взвод сейчас трясется в брюхе транспортника именно по этой причине? Вот попал так попал!.. М-мать!..

    – Не бзди, сынок, все там будем!

    Долбаный сёрдж, и чего ему не молчится?..

    – Эй, ломщик, ты нам нужен в лучшей форме! – продолжал разоряться сержант. – Ты ведь не подведешь нас, сынок? Мы не разочаруемся в тебе после Джонни?

    – Понятия не имею, сэр, – буркнул я. – Я вашего Джонни не знал.

    – Твое упущение! У нас с ним был самый маленький процент «копирок» во всем батальоне. Вот такой он, Джонни Стюарт! – доверительно гаркнул сержант. – Правда, парни?!

    – Правда, сёрдж! – нестройным хором отгавкнулись мои соседи по лавке.

    – И мы все надеемся, что ты будешь как минимум не хуже! – саданул мне ручищей по плечу сержант, сидевший, на мою беду, по соседству. – Правда, парни?!

    – Правда, сёрдж!!!

    Ого, на этот раз и дружнее, и громче. Ритуал какой-то, что ли?

    – А уж мы тебя прикроем, ты только чертовых тварей удержи! Правда, парни?!

    – ДА, СЁРДЖ!!!

    Ага, накачал-таки коллег! Молодец сержант, так даже мой босс (который еще на гражданке) не умел коллектив мотивировать. Признаться, я и сам испытал некое воодушевление, и даже паника чуть отступила. Настолько, что я наконец осознал, что транспортник давно в воздухе, а странный звук, назойливо лезущий в уши – всего лишь свист ветра в плоскостях. А я еще и высоты боюсь… боялся… Тьфу!..

    – Внимание, «джей-ти»! Семнадцать минут до высадки!

    Взводный проснулся. Голос какой-то излишне уверенный, не боится, что ли? А чего ему бояться, он в транспортнике останется, будет сверху наблюдать, как в примитивной RTS. Только вместо юнитов живые пехотинцы. Впрочем, тоже в какой-то мере бессмертные, самовозобновляющиеся. На базе, естественно. А мне вот жутко… Черт, опять! Хоть бы отвлек кто…

    – Сёрдж?

    – Чего тебе, сынок?

    – Извините, конечно, сэр, но как вас зовут?

    – А вот это правильный вопрос, рядовой! – засиял сосед. – Все остальное неправильное, а это прямо в точку! Звать меня сержант Холли, сынок! И воспринимай меня святым, буквально по фамилии! Ибо я для тебя теперь и Бог, и ангел-хранитель, и святой покровитель! Правда, парни?!

    – Правда…

    Вяленько как-то, тоже перегорели? Я испуганно покосился на ближайших коллег. Если они очканули, то что мне-то делать? Но нет, вид у всех решительный и сосредоточенный. Наверное, не хотят концентрацию сбивать.

    А сержант, кстати, прав. Не дело это, уже через полчаса после прибытия в часть бросать новичка в мясорубку. Ни тебе хотя бы недели на притирку, ни тебе боевого слаживания, ни тебе, в конце концов, «прописки» в казарме. Не понимаю, как такое вообще вышло. Какой-то сбой в распределителе, скорее всего, вольнонаемный персонал накосячил. А мне теперь расхлебывай… И не только мне, остальным тоже. Кому охота лишний раз отправляться на «точку респауна»? А такой исход более чем вероятен.

    – «Джей-ти», приготовиться! Пятиминутный отсчет!

    Забрало шлема ожило: в левом верхнем углу проступил бледно-зеленый мигающий в такт секундам таймер, а оставшееся пространство занял прямоугольник тактического дисплея, пока что пустой – сканер не вышел в боевой режим, да и остальные элементы «вирта» – непосредственно вычислитель и активные перчатки-манипуляторы – пока что еще «спали». В идеале, именно так выглядел мой боевой пост. Да вот беда, биомехи так не считали. Их глушилки щелкали кодировку протоколов связи как орехи, а если и не щелкали, то тупо давили мощностью помех. И поэтому зачастую ломщики работали по старинке, на планшетном компьютере, из-за экранировки больше походившем на бронированный кейс, нежели компактное устройство. У меня тоже такой есть, к спине приторочен рядом с «дэй-паком».

    За две с половиной минуты до высадки сержант склонил голову к левому плечу – дальше прогнуться не позволяли дуги безопасности, – и я подался ему навстречу.

    – Ты, главное, не нервничай, сынок! – шепотом (!) рыкнул он. – Вперед не лезь, как выберешься из «птички», сразу дуй к «губке» и работай. На тварей не отвлекайся, это наша забота. Твое дело – запустить протокол стыковки, а потом, коли время останется, постарайся оглушить биомехов. У нас уже есть два косяка, еще один – и все на «мясо» пойдем. Ты меня понял, сынок?

    Э-э-э… вот даже как? Три раза напортачил, и в отработанный материал? Сурово. А еще, как по мне, и расточительно.

    – Сэр, да, сэр! – тем не менее, прошипел я в ответ.

    Ну а что тут еще скажешь? Сбор груза приоритетен, выживание подразделения «джей-ти» – нет. Все справедливо. В одной хотя бы наполовину заполненной «губке» биония столько, что и затраты на «копирку» оправдаются, и еще несколько раз по столько же останется на продажу. То есть выхлоп будет, даже с учетом снаряжения и горючки для транспортника. А вот если и пехота накроется, и «урожай» не вывезут… вот тут уже нужно сильно думать.

    – Тридцать секунд до высадки! Внимание, «джей-ти»!

    Судя по усилившейся вибрации пола, транспортник завис на месте. А это могло означать только одно: мы прибыли, и через несколько мгновений последует ЭМ-удар. Нужно расчистить площадку, хотя бы на время, иначе пехтура посыплется аккурат в ждущие пасти биомехов. И зачастую в прямом смысле слова. Понятно, что электромагнитная волна сейчас будет на порядок слабее той, первой, заставившей биомехов откинуть копыта. И причина банальна: «губка» такой же биомех, только ручной, одомашненный Корпорацией. Так что воздействие, достаточное для надежной нейтрализации вражеских боевых единиц, неизбежно убьет и ее. Соответственно, задача не будет выполнена. Так что долбанет тварюшек слегонца, оглушит и парализует на минуту-другую. А нам только того и надо, я успею подключиться к интерфейсу «губки» и оживить ее раньше враждебных юнитов. Выигрыш небольшой, но он меняет все. Вернее, только он и придает всей затее смысл.

    – Десять секунд! Залп!

    Воображение у меня достаточно развитое, так что я живо представил, как от транспортника разбегаются своеобразные «круги на воде» – высокочастотные электромагнитные импульсы, сбивающие настройки и временно «сводящие с ума» системы управления биомехов. Сейчас, кстати, самый стремный момент конкретно для десантной лоханки – среди противостоящих нам тварей есть и летающие, и взрывающиеся, и бьющие ультразвуком, и даже выпускающие некое подобие ракет – хитиновые болванки, наполненные нитрожиром, который еще и в качестве химического топлива выступает. Просто, примитивно (если забыть о происхождении) и эффективно. Да к тому же эта гадость еще и самонаводящаяся – электронную начинку псевдоживой, но все-таки техники никто не отменял. Местные Предтечи, даже не знаю, как они назывались и выглядели, до того как сгинуть, достигли значительных высот в электронике. С них станется в клеточную структуру простейший компьютер встроить. Ну а совокупность даже таких однобитных компьютеров, когда их миллиарды в составе единого организма, дает нехилую вычислительную мощность. Так что с распознаванием «свой – чужой» и наведением у них проблем нет. Разве что во внешнюю среду излучать (с достаточной мощностью, я имею в виду) могут только специализированные организмы – «станнеры», «радары» и «крикуны». А еще есть «шокер» – ходячий электрогенератор, шарашащий током. А еще есть «пердун-вонючка» – способный передвигаться пузырь со спорами, которые он выпускает при самоликвидации. Образовавшееся облако взрывается не хуже жидкого ВВ из боевой части термобарической бомбы, и эффект получается аналогичный. А еще… да кого только нет! Всех не упомнишь… Куда я попал, куда я попал!.. О чем это я? Ах, да. До ЭМ-удара есть вероятность нарваться на вражескую ПВО, но приходится полагаться на стандартные средства: постановщики помех и противоракетные пушки. Потом есть передышка, в течение которой нужно умудриться забрать груз и десант, а потом давай Бог ноги! Непрерывно «глушить» биомехов ЭМ-импульсами не получится: со временем они адаптируются, а повышать мощность нельзя, «губка» загнется. Замкнутый круг. Вот и приходится действовать в темпе вальса. Если верить вводной лекции, с которой начался КМБ, редко какая вылазка «джей-ти» занимает больше десяти минут. В противном случае выжить у них шансов просто нет. Вот сейчас и проверим на собственной шкуре…

    – Высадка!

    Транспортник ухнул вниз, пробыв в свободном падении целую секунду, и столь же резко затормозился в двух-трех метрах от поверхности планеты. Всех хорошенько тряхнуло, но фиксаторы не позволили пехотинцам посыпаться с лавок, как кеглям, так что мы бодренько повскакивали на ноги, стоило лишь дугам откинуться, и не менее бодро рванули на выход. Наша десантная лохань была повышенной вместимости, под взвод, а потому не предусматривала системы десантирования через бортовые люки да по тросам. Так что пришлось следом за остальными протопать по гулкой аппарели и сигануть с высоты чуть выше человеческого роста, благо правильно приземляться и гасить удар кувырком нас обучили еще на первой неделе. В учебке, ясное дело.

    Едва последние «джей-ти» (то бишь левофланговые бедолаги с обеих скамеек) вывалились из десантного отсека, транспортник взмыл на пару десятков метров и завис над центром довольно-таки обширной поляны, на краю которой мы и высадились. На бегу, да и во время короткого полета я успел разглядеть пятнистую (все больше фиолетово-бурую) подозрительно правильной формы кляксу метров тридцати в поперечнике, и сразу по приземлении рванул к ней, как и велел сержант. «Амеба» выделялась на фоне буйного разноцветья джунглей не только колером, но и явной инородностью – наверное, из-за формы. То, что «губка» уже приняла вид окружности, говорило о ее заполненности более чем на девяносто процентов, а также о готовности к эвакуации. И этот факт не мог не радовать – в противном случае пришлось бы еще ждать, пока она втянет все отростки-псевдоподии, а это дополнительное время. И тем более значительное, что за секунду эти джунгли могут убить невнимательного «джей-ти» от одного до десяти раз, причем различными способами. И ни разу при этом не повториться, ага. Так что работай, ломщик, работай! Это в твоих же интересах.

    Процесс оживления «губки» я запустил еще на бегу – стандартный реаниматор активировался одним нажатием на соответствующую иконку на виртуальном рабочем столе, – так что оставалось лишь дождаться заполнения шкалы отсчета да ткнуть еще пару кнопок, врубив протокол «свертки» – перевода в транспортное положение, когда клякса съеживалась в компактный ком. А уже этот ком мог подцепить манипуляторами эвакуатор, покуда остававшийся единым целым с десантным транспортом. Таким образом, я еще и по сторонам поглазеть успел – интересно все-таки. Пока не приелось.

    Зрелище было то еще. Не знаю, как смотрелся со стороны я сам, может, и метался бестолково, но вот коллеги выглядели единым, хорошо отлаженным механизмом: каждый знал свой маневр и бежал строго в ту точку, что отводилась ему схемой обороны объекта эвакуации, в данном случае «губки». Бойцы не вытягивались цепочкой по периметру, вместо этого они рассредоточивались тройками, так, чтобы каждое звено могло частично перекрыть сектора обстрела соседей, и застывали на одном колене, направив стволы штурмовых винтовок веером. Пулеметные расчеты встали через девяносто градусов, а «тяжелая артиллерия», как я заметил, вместе с сержантом Холли держалась рядом со мной. Кстати говоря, ПВСУ был в каждом из четырех отделений, но я по прихоти судьбы сегодня оказался центровым – именно мне выпало обслуживать «губку». Трое коллег держали периметр, готовясь вступить в радиоэлектронную схватку с очухавшимися биомехами. Странно, конечно, не нашли кого-нибудь поопытнее, что ли? Или так и задумано? Проверяли? А не слишком ли высока цена неудачи?.. Впрочем, тут уж дудки – любой из трех ПВСУ в любой момент был готов принять эстафету. Стандартные действия, чего уж там. Я бы даже сказал, что задача на сегодня у меня фуфловая – нажал кнопку-другую, и свободен. Строго по алгоритму, да еще и в тепличных условиях – связь биомехи пока не отрубили. Но это именно что пока.

    Чего только не передумаешь за два десятка шагов, под адреналином-то! Вроде бы и нет непосредственной опасности, а уже трясет, сердце готово из груди выпрыгнуть, и ноги как ватные. Как я их переставлять умудряюсь, да еще с такой скоростью – ума не приложу. Наверное, вид сёрджа так действует. Как в том памятном марш-броске на «пятнашечку»[4] на третьей неделе учебки. Думал, упаду и сдохну, но сержант не позволил. Старый сержант. Но этот не лучше – по глазам видно, уроет при малейшем поводе. Как там у них говорится? «На боевой позиции или быстро бегают, или низко летают»? Оч-чень смешно. И плевать на повышенную гравитацию[5], к такой мелочи ты должен был еще в первую неделю приспособиться, сынок! Иначе какой ты «джей-ти»?

    Вот и она, родимая! «Губка» возвышалась над землей где-то на полметра, и я с разбегу грохнулся на задницу, умудрившись в падении развернуться и прижаться спиной к пористой массе – натуральная губка, между прочим. Ф-фух, хоть с этой стороны не прилетит в случае чего! Гранатометчики присели на одно колено рядом, держа «базуки» наготове, а сержант закрыл последнюю брешь, так что я оказался прикрыт со всех возможных направлений. По крайней мере, от первого залпа, который всегда внезапен и наиболее смертоносен. Это нам тоже на лекции сообщили, сразу после сентенции о десяти минутах. Тут как раз полоска загрузки мигнула и уступила место стандартной менюшке управления, и я приступил к непосредственным обязанностям. Впрочем, активация режима «хватай чемоданы, вокзал отходит» и впрямь заключалась в нажатии на две иконки, а дальше оставалось снова любоваться опостылевшим счетчиком процентов. Или глазеть по сторонам, гадая, откуда прилетит первый гостинец. Даже не знаю, что выбрать, все такое интересное!..

    – Тридцать секунд! – гаркнул Холли. – Берегите головы, парни!

    Это он вовремя напомнил, ага. Несмотря на то что торчали мы посреди поляны, выгрызенной сначала бомбой, а потом и «амебой» в некогда непролазных джунглях, никто не залег – сейчас главное маневренность (относительная) и время реакции на опасность. Самый стремный момент, но уже не для транспортника, а для «джей-ти». Ждем первый залп. А это всегда лотерея.

    Есть контакт! Тактический дисплей ожил, расцветившись россыпью точек – цветовой градацией комп разбивал объекты по габаритам. Если верить текущей картинке, по крайней мере с одной стороны – той, куда были направлены сенсоры моей аппаратуры – на нас надвигалась толпа среднеразмерных тварей в сопровождении сонма мелочи и пары-тройки тяжеловесов. Строго говоря, не приближались, а выходили из оцепенения после ЭМ-импульса, поскольку подтянулись в окрестности «губки» они много ранее, только не знали, с какой стороны к ней подступиться. Вроде бы биомех, вроде бы на запрос «свой – чужой» что-то отвечает, да и чем жахнуть? Всяческие колючки и дротики, выдуваемые из естественных «духовых трубок», для него что занозы, а ракетой саданешь, так своих немеряно похоронишь. «Вонючка» тоже не выход, исход аналогичен предыдущему. Вот и кружились, думали. Зато теперь думать не надо, знай фиксируй цель да пали из всех стволов. Фигурально выражаясь. Ч-черт, а ведь никто за меня мою работу делать не будет! С этого направления вся надежда на меня, что бы там ни говорил сёрдж… Как там, кстати, «губка»?..

    Этим незамысловатым вопросом я задался как раз вовремя и успел среагировать, когда спина лишилась опоры. «Амеба» вздыбилась куполом и подтянула края, собираясь этаким мячиком размером со стандартный складской бокс, только, естественно, круглый. Процесс пошел, короче. Мимолетный взгляд на интерфейс управления укрепил в этой мысли – прирученный биомех уже вышел на связь с компьютером эвакуатора, и транспортник пошел на вираж, в конце которого оснащенный манипуляторами челнок-тягач отделится от носителя и подхватит подарочек. Это еще секунд тридцать – сорок. А десантное корыто уйдет на второй круг, после чего приземлится на освобожденном «амебой» пятачке и начнет палить во все, что движется. За исключением родной команды, разумеется. Но до этого еще пара минут. А гости вот они, рядом. Ну, ломщик, твой выход.

    М-мать! Еще бы не трясло от адреналина пополам с ужасом, так вообще бы хорошо было…

    – Берегись!!!

    Вопль сержанта Холли напрочь забил пронзительный многоголосый свист, но я лишь ничком бросился на землю и судорожно задергал пальцами – это если со стороны. На самом же деле я лихорадочно долбил по иконкам и перетасовывал разворачивающиеся окна специализированных программ в «вирте», силясь выискать подходящий инструмент среди более полутора десятков доступных наименований. Чертовски не хватало опыта, я просто потерялся в море информации и не мог определиться, с чего начать. Вроде бы самые опасные средние, таких лучше давить помехами, чтобы они потеряли ориентацию в пространстве заодно с целью. Но мелочь, если поразмыслить, еще хуже: если ее не остановить загодя, придется пускать в ход дробовики и эрзац-огнеметы, а это излишняя суета, хаос и паника, неизбежно ведущие к потерям. Таких надо гасить излучением, например, теми же электромагнитными волнами, а это лучше делать совместно с коллегами из других отделений. И на принятие решения жалкие секунды… Ладно, гасим средних. Активировать софтину, все ползунки на максимум – хрен с ней, с энергией, запасные аккумуляторы есть! – ткнуть кнопку «ОК»… Упс!.. Дисплей мигнул и запестрел артефактами наведенных помех.

    Не успел, м-мать! И уши вдруг заложило, даже свист пропал… Зато сразу же нехило прилетело по шлему и куда-то в район правой лопатки, а прямо перед носом, когда я поднял голову, в почву вонзилась заостренная хреновина размером с палец, вся покрытая маскировочными разводами. Вот тебе и свист…

    Испугаться толком не успел, сработали вбитые в учебке рефлексы – я сжался в комок и уселся на колени, одновременно перетянув со спины кейс планшетника. Все команды из «вирта» дублировались на него автоматически, так что мне оставалось все-таки ткнуть кнопку «ОК» в развернутом интерфейсе софтины, и встроенный в девайс постановщик помех сгенерировал первую волну, забив часть стандартных диапазонов противника. Все, теперь лишь вопрос времени – никто не знал, какую именно частоту сейчас использовали биомехи. По сути, единственный случайный параметр, остальное как по методичке. На счастье всех «джей-ти», командовал монстрами всего лишь компьютер, даже не искин. Если бы нам противостоял враждебный разум, он бы давно придумал противоядие против нашей незамысловатой тактики. Даже я прямо сейчас, навскидку, мог предложить пяток вариантов. Ладно, теперь мелюзга…

    Согласно стандартной процедуре, в первом заходе перед высадкой живой силы транспортник выбрасывал около сотни миниатюрных (с ручную гранату) одноразовых ультразвуковых генераторов – простейших «пищалок», схема которых известна любому школьнику-восьмикласснику. Сейчас в специализированной программке в моем секторе высвечивалось больше десятка – маловато, но хоть столько. Главное, момент подгадать. Подпустишь слишком близко, и часть прорвется внутрь периметра. Запустишь рано, и под раздачу попадет только авангард, а дальше дробовики и огнеметы со всеми вытекающими. Вот как понять, а? Я впервые за последнюю минуту оторвался от экрана и принялся крутить головой, даже чуть привстал для увеличения обзора, но помогло это мало.

    Нет, увидел я много чего. И медленно поднимавшийся под брюхо эвакуатора фиолетово-бурый «мячик», и азартно палящих в сторону зарослей «джей-ти», и яростно что-то орущего сержанта, и шевелящуюся волну конечностей, жвал и членистых отростков, накатывающую от деревьев… Все это уместилось в пару ударов сердца, а потом время вернулось к нормальному течению. А вот я застыл столбом, шокированный развернувшейся картиной побоища. И было с чего: у присевшего рядом гранатометчика из «дэй-пака» вдруг выросло окровавленное острие гипертрофированной «иголки», и он распластался на спине, снесенный импульсом. «Базука» отлетела в сторону, а древко копья завибрировало, как крыло жука. Судорожно сглотнув, я торопливо отвел взгляд, но сразу же наткнулся на странную ажурную сферу, подскакивающую, что твой баскетбольный мяч. На последнем прыжке она развернулась паучьей сетью и накрыла нашу левофланговую тройку в полном составе. Никто и пикнуть не успел, как сеть затянулась крупноячеистым коконом, а потом и вовсе собралась в плотный клубок, щедро плеснув по сторонам кровью. «Джей-ти» вместе с оружием и прочим снаряжением осыпались на землю неровно порезанными фрагментами, а я едва не наблевал в шлем, но тут же пришел в себя от немилосердной сержантской оплеухи.

    – Не спать, рядовой! Глуши их!!! – И без всякого перехода: – Кирби, сукин сын!!! Стоять!!!

    Рефлекторно проследив направление его взгляда, я в очередной раз судорожно сглотнул: прямо на моих глазах еще одного пехотинца, видимо, того самого Кирби, на свою беду оторвавшегося от звена, располовинил мощной клешней смахивавший на гусеничный тягач с манипуляторами тяжеловес. И только теперь до меня дошло, что твари уже практически под носом, достигли первой линии обороны. Еще полтора десятка метров, и доберутся до меня любимого… Почему «тягача» до сих пор не подбили? Автоматные пули ему нипочем, надо из «базуки»… Где тяжелая артиллерия?!

    Повинуясь безжалостным рефлексам, палец коснулся кнопки активации, и все доступные УЗ-генераторы сработали разом, внеся ошеломление в стан противника. Даже середнячки, до того сдерживаемые лишь плотным автоматическим огнем, на мгновение замешкались, и его мне хватило, чтобы понять, куда делась артиллерия. Первого на моих глазах пригвоздили к земле здоровенной «иголкой». Второму не повезло еще больше: его накрыли целым роем «спиц» и сейчас он походил скорее на ежа, нежели на человека. И когда только успели, еще десять секунд назад он был жив…

    Окошко софтины на заднем плане жизнерадостно замигало, и Холли рявкнул мне в ухо:

    – Молодец, рядовой! Всех накрыл! – И снова без перехода: – Отделение! Товьсь! Объект «единица», заходим с тыла, бьем по конечностям!

    О чем это он? А, пофиг, надо «тягача» угостить, вот только до «базуки» дотянусь… Не срослось. Гранатомет отлетел в сторону, снесенный могучим сержантским пинком, и мне снова досталось по шлему – на сей раз прикладом «стонера».

    – Сдурел?! – вызверился сёрдж. – В этой хренотени центнер биония! Тепленьким берем! Давай за мной!..

    Ну да, точно. Было что-то такое в типовой инструкции. А в транспортнике специально под такие оказии несколько грузовых ниш предусмотрено. Прямо под брюхом.

    Плохо осознавая, что делаю, я сунул планшетник в захват на спине и рванул за начальством, впервые за эту скоротечную стычку схватившись за оружие. Опять-таки рефлекс, хоть я и сомневался, что его успели вколотить в учебке. Мне почему-то гораздо проще давались навыки типа «смывайся, кто может» и «ховайся». Ну еще команда «жрать» в подкорку пробилась.

    Между тем вокруг меня разворачивался финальный акт драмы. И я даже до такой степени очухался, что начал воспринимать происходящее, опять подивившись слаженной работе коллег: «джей-ти» суетились вокруг «тягача», уворачиваясь от взмахов клешней, и успевали при этом еще палить по паучьим ногам, преимущественно в район сочленений. Потом какой-то ловкач умудрился попасть струей эрзац-огнемета по основанию правой клешни-манипулятора, и она подозрительно охотно занялась и уже через мгновение отвалилась от тела. С левой грабкой поступили аналогично, но тут исполнителю не повезло, тварь его таки достала, свернув мощным ударом шею. Потом у нее подломились сразу две лапы по правому борту, и она накренилась, задрав пару передних конечностей слева и потеряв таким образом мобильность.

    – Остальные отстреливай!

    Рык сержанта показался мне откровенно довольным, и я улыбнулся – вроде бы все срослось. Мне даже стрелять не пришлось, я лишь делал вид, что прикрываю спину сёрджа. Вот бы и дальше так…

    – Мелочь!!! – взвизгнул кто-то сзади и захлебнулся криком.

    Захлопали дробовики, загудело пламя, но я на это почти не обратил внимания, завороженный зрелищем: сердце замерло, время замедлилось, и я увидел на спине «тягача» до боли знакомый мерзостно-зеленый пузырь, выросший из-под разошедшихся хитиновых пластин, смахивавших на жучиные надкрылки. Периферийным зрением уловил тень транспортника, но это ничего уже не меняло – «вонючка» лопнул, выпустив плотное зеленоватое облако, мгновенно окутавшее большую часть отделения. По правде говоря, всех, кто участвовал в загонной охоте. Судорожно вдохнув, я хватанул полные легкие органической взвеси, легко прошедшей через фильтры, но закашляться не успел: все вокруг превратилось в бурлящий огненный ад.

    Последнее, что я ощутил – дикая боль в выгорающих легких и донесшийся до слуха обрывок грубого ругательства. Почти как в кардиографе: «Пи… и-и-и-и-и-и»…

    Интерлюдия 1

    – Ну и как вам?

    Затянутый в строгий темно-синий костюм мужчина средних лет – не юноша, но и не почтенный старец, в самый раз менеджер уровня главы трэйд-отдела – заинтересованно воззрился на собеседника – на лицо примерно тех же лет, но с совершенно седым ежиком, украшенным куцей асимметричной косицей. Темная, будто дубленая кожа выдавала в нем человека, много времени проводящего в космосе. Его одежда – джинсы, туристические ботинки и кожанка поверх простой толстовки без принта – абсолютно не вязалась с обстановкой кабинета, но гость от этого дискомфорта не испытывал. Такие, как он, выше каких-то дресс-кодов каких-то местечковых Корпораций. Седой был Курьером.

    – Это точно его первый боевой выход?

    – Точнее не бывает, – заверил менеджер. – Сразу после учебки, и получаса после процедуры копирования не прошло.

    – Тогда действительно впечатляет, – согласился Курьер.

    Запись с нашлемной камеры рядового третьего класса Майкла Бови он просмотрел внимательно, ни разу не поморщившись даже на самых тошнотворных моментах. Данный факт менеджера также не удивил – его нынешний собеседник видел столько, что хватило бы на добрый десяток среднестатистических спецназовцев. Денис Викторович Смальков, живая легенда Колониального союза. Злые языки поговаривали, что он как-то связан с Блэкаутом[6], после которого – внезапно – почти все находившиеся в распоряжении людей суда Предтеч потеряли способность входить в гипер. За исключением кораблей Архонтов. Никто не знал, в чем тут дело, а владельцы оных артефактов, объединившиеся в гильдию Курьеров, предпочитали помалкивать, поскольку не желали добровольно расставаться с монополией на межзвездные перевозки. Да они элементарно на новостях из дружественных колоний могли неплохие деньги делать. Но, надо отдать Курьерам должное, так мелочиться они не стали, предпочитая выступать посредниками в торговых операциях. Само собой, подряды на доставку товаров также отходили к ним. Золотая жила, если разобраться.

    – Я бы не стал вам предлагать второсортный товар, мистер Смальков.

    – Не сомневаюсь, мистер Дрейк.

    Опять на лице Смалькова не дрогнул ни один мускул, но поименованный Дрейком не сомневался, что про себя Курьер подумал что-то типа: «Ага, так я и поверил». Ничего личного, только бизнес. Но ведь каков сукин сын! И не скажешь, что ему уже под восемьдесят! Менеджер подавил завистливый вздох: эксперименты с бионием пока не дали ощутимого результата, но яйцеголовые из медотдела заверяли, что все будет. Но потом.

    – Я перекинул на ваш терминал досье, – зашел Дрейк с другой стороны. – Не желаете ознакомиться?

    – Позже, – отмахнулся Смальков. – Я бы лучше послушал вас, мистер Дрейк. Выжимку, так сказать.

    – Это уникальный экземпляр! – оживился менеджер. Чувствовалось, что он оседлал любимого конька – сказывалось прошлое в PR-отделе. – До конца срока службы меньше трех месяцев, и за это время всего лишь две смерти! Первую вы только что наблюдали воочию. Вторая случилась совсем недавно, но, уверяю, в ней его вины нет – транспортник его взвода был сбит при заходе на объект. Мы потеряли все подразделение и технику.

    – Вообще никого не эвакуировали? – удивился Курьер.

    Ага, а ты бы все бросил и рванул выручать «отработанный материал». Идеалист чертов. Или бы не бросился? Несмотря на то что нынешняя их встреча была далеко не первой, Дрейк так и не сумел толком разобраться в характере собеседника.

    – Специфика боевых действий на Ваале, – пожал плечами менеджер. – Крупномасштабные операции проводятся крайне редко по той простой причине, что чем сильнее воздействие, тем сильнее противодействие со стороны биомехов. Одиночному транспортнику с небольшой командой гораздо проще добраться до места и выполнить задачу. На единичные цели ПВО биомехов реагирует с запозданием, а зачастую не реагирует совсем. Случаи вроде описанного – редкие исключения. Оказались не в то время не в том месте. Нарвались на стационарную ракетную платформу, и она отработала по ним всем боезапасом. Это мы установили точно. Эвакуировать там было некого.

    – Но почему нельзя летать хотя бы двойкой?

    – Вы не поверите, мистер Смальков! Я сейчас скажу банальность, но даже у наших «джей-ти» все Уставы написаны кровью. В начале нашей деятельности мы пробовали все варианты и выявили удивительную закономерность: уже при двукратном увеличении численности мобильного отряда противодействие со стороны ПВО возрастает на порядок. Если же в отряде три машины и более, то дальше сотни километров от побережья им просто не улететь. При нынешних скоростях это минут десять, не больше. И за это время биомехи создают такую плотность заградительного огня, что комару не проскочить.

    – Вы знаете, что такое «комар»?

    – Нет, конечно! – улыбнулся Дрейк. – Это просто идиома. Что-то действительно мелкое, еще со Старой Земли. Но мы отвлеклись, друг мой.

    – Продолжайте, мне очень интересно.

    – Так вот, эмпирически был выведен простой закон: чем дальше летишь, тем меньше должно быть техники. Пробраться достаточно глубоко на территорию биомехов под силу только одиночному транспортнику. Пара, может быть, дотянет до двухсот – двухсот пятидесяти километров над материком. Ну, а если три и больше – сто. И это в самом лучшем случае.

    – А почему они до сих пор не разбомбили ваши базы?

    – Мы не знаем, – с обезоруживающей искренностью признался Дрейк. – Может, у них нет специализированных дальних бомберов, а те, что есть, слишком мелкие. Может, еще по какой-то причине. Наши ученые высказывают предположение, что не хотят навредить «копирам» – это мы их так зовем. На самом деле это ведь мощнейшие вычислительные комплексы с колоссальным объемом памяти в ПЗУ. Но мы сумели приспособить их лишь для одной задачи: копирование психоматриц «джей-ти». А ведь они наверняка служили еще для чего-то.

    – И что, от Предтеч не осталось инструкций?

    – К сожалению, нет. По крайней мере, на самих базах, расположенных исключительно на островах, ничего подобного нам не попалось. А в других местах не поищешь, биомехи не позволят.

    – Тряхнуть стариной, что ли?.. – хмыкнул себе под нос Курьер.

    – Что, простите?

    – Нет, ничего. Продолжайте, прошу вас.

    – О чем бишь я? – Мистер Дрейк снова включил пиарщика и принялся уверенно вещать: – Товар первосортный. Ни у одной другой психоматрицы нет такого богатого опыта и нет таких уникальных личностных качеств. Майка Бови никто не сможет назвать трусом, он для этого ни разу не дал повода. Но при этом умудряется не попадать в ситуации, чреватые «копиркой» – это на сленге «джей-ти» процесс перерождения. Он осторожен, расчетлив, обладает феноменальным чутьем на опасность и не менее феноменальной реакцией. И, самое главное, на текущий момент является лучшим в рядах «джей-ти» ПВСУ. И не только, у него во всех рейтингах первые позиции. То есть я предлагаю вам не просто боевика с отточенными рефлексами, а грамотного специалиста-электронщика, обученного действовать в условиях перманентного стресса. Вы только представьте сферу применения для такого кадра!

    – Да уж, – кивнул Смальков, – этот наворотит дел, только зевни.

    «Как же ты прав!» – едва не воскликнул Дрейк, но вовремя прикусил язык. «Как же ты чертовски прав! Уже поимели проблем. Вот только тебе об этом знать не обязательно».

    – Вы к нему несправедливы, мистер Смальков.

    – Почему же? – иронично вздернул бровь тот. – Я был бы очень удивлен при такой стоимости лота, окажись иначе. И даже, пожалуй, отказался бы от сделки. Но, судя по вашей реакции, выступает он на все деньги.

    – Это точно, – вздохнул менеджер.

    На собеседника смотреть не хотелось, а пейзаж за полностью прозрачной стеной кабинета в пентхаусе пятидесятиэтажного корпоративного билдинга слишком напоминал о недавних событиях. И ладно бы где-то там, вдалеке, чертов Бови куролесил! Так нет, в столице переполох устроил, что в твоем курятнике…

    Глава 1

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Пункт дислокации: орбита Сета, борт челнока «Странник-7»

    11 марта 2188 года


    – Подъем, капрал! Хорош бока отлеживать!

    Ч-черт. Вот за что горячо люблю сержанта Холли, так это за его способность везде и всюду создать ощущение родной казармы. Нет бы расслабиться и получать удовольствие – когда еще окажешься вне поля зрения бдительного ока отцов-командиров? А он и тут за свое, решил вспомнить былое и принялся строить нас с напарником, как новичков-перводекадников. Я, конечно, пару раз его послал, но без огонька, лениво, так что он не проникся. А потом и я привык – хоть какое-то развлечение. За пятидневку на борту, а если конкретнее, то вообще в пределах трех смежных отсеков – жилого кубрика с удобствами, столовой и крошечного спортзала – от безделья я уже готов был на стену лезть. Так что сёрджу я был даже в какой-то степени благодарен, не дал застояться, заскучать, и, как результат, удержал от сомнительных и далеко не безопасных каверз, на которые горазд любой служивый, если ему заняться нечем. А так физуху подтянули, в спаррингах поработали, порядок навели… до блеска, чтоб ему!.. А еще зверюга-сержант в категоричной форме (трехэтажным матом) запретил задирать экипаж челнока. А ведь так хотелось! Тем более, местные летуны обитали неподалеку, как раз в двух отсеках от нашего кубрика.

    – Майк, я кому сказал?!

    – Сэр, есть, сэр!!! – рявкнул я, резко поднявшись с лежанки и преданно уставившись начальству в налитые кровью зенки. Тот аж присел от неожиданности. – Какие будут приказания, сэр? Вы наконец решили захватить мир? Ну, или хотя бы эту лохань…

    – Все твои тупые шуточки, Бови! – отгавкнулся сёрдж. – Угомонись и собирайся, стыковка через двадцать минут. Построение на главной палубе тогда же. Не опаздывай!

    – Сэр, есть, сэр!

    – И дружка разбуди!

    Не утруждая себя выслушиванием моего ответа, сержант Холли величественно удалился за пределы кубрика, на прощанье громко грохнув сдвижной створкой, но я и ухом не повел – ничего, выходящего за рамки нашего обычного общения, не произошло. Уж я-то наверняка знал, что сёрдж меня крепко уважает, а потому и многое прощает. Вот я и оборзел чуток, чего уж там. А вышеозначенный дружок – рядовой первого класса Чойси, средней упитанности негр на редкость пофигистического характера – обладал лишь одной действительно уникальной чертой: черный брат мог спать где угодно и когда угодно, игнорируя любой шум. На попытку же его разбудить реагировал в первую очередь правым или левым хуком – смотря на каком боку в данный момент изволил прикорнуть. Уворачиваться от ударов Холли считал ниже своего сержантского достоинства, а потому предпочитал свалить сомнительную честь на меня. А мне не привыкать, да и вообще пофиг. Тем более, я знал способ, коим и воспользовался незамедлительно: встав сбоку от лежанки, расчетливо пнул подпружиненную шарнирную опору, и та послушно сложилась, отчего койку здорово перекосило. Чойси соответственно сверзился на пол, продрал глаза, ошалело помотал лысой башкой и злобно уставился на меня:

    – Какого хрена, Майк?!

    – Была команда «подъем», – безразлично пожал я плечами. – Сержант изволил гневаться.

    – Черт! Опять я проспал! – подскочил напарник. – Чтоб у чертова сёрджа провал в памяти приключился! Чтоб…

    – Чойси, а ты магию вуду не пробовал практиковать?

    – Нет, а что это?

    – Говорят, хорошая штука! – немедленно развил я успех. Грех не воспользоваться моментом, особенно когда Чойси повелся. – Я точно не знаю, но вроде бы надо сделать куклу, символизирующую объект воздействия, и потом тыкать ее иголками. Или ножичком. И прототипу от этого должно быть хреново.

    – Это где же такую бредятину придумали? – изумился напарник. – Дебилы, блин!

    – На Старой Земле, твои же черные братья с Гаити.

    – Не братья они мне, поскольку идиоты! – отрезал Чойси. – Что сёрдж велел?

    – Сказал собираться. Через двадцать минут стыковка и переход на орбитальную станцию, – пояснил я, ничем не выдав своего разочарования.

    Бывает. Иногда Чойси удивительно рассудителен. Но, как вы поняли, ключевое слово здесь «иногда».

    – Прибыли, ста-а-ало быть!.. – зевнул во всю пасть Чойси. – Фиг ли, Майк, давай бандуру готовить…

    – Сам, все сам! – ушел я в отказ. – У меня своего багажа полно.

    Насчет «полно» я, конечно же, лукавил: на это гордое звание «дэй-пак» с малым джентльменским набором «джей-ти» и верный боевой планшетник никак не тянули. Рутинная работа, банальная сопроводиловка, которая не подразумевала боевых действий, а потому мы из вооружения тащили с собой только кольты, служившие скорее церемониальным оружием и вещественным подтверждением статуса. Да и броней пренебрегли, щеголяя в повседневных мышастых комбезах и кепи – какой, на фиг, военнослужащий без головного убора? И лишь обувь – убойные берцы на застежках-липучках – не вязались с нашим условно мирным обликом. С одной стороны, быть вне стен родной пятой джей-ти-би безо всей положенной сбруи немного непривычно и, я бы даже сказал, дискомфортно. С другой – и хорошо, меньше проблем для меня любимого… Кобуру на пояс, кепку на голову, «дэй-пак» за спину – и готово. Я сейчас, видите ли, самый обычный экспедитор. Разве что с уклоном в специализацию – на левом предплечье неизменный КПК, а в рюкзаке ждет своего часа боевой планшетник. И сёрдж Холли тоже не более чем сопровождающий. А вот Чойси помимо всего прочего еще и носильщик. Не зря он про бандуру плакался. Прямо скажу, не хотел бы я этот чемоданище таскать. Строго говоря, это был всего лишь металлический кейс, причем не самых впечатляющих габаритов. Вот только весил он как хороший переносной сейф, коим и являлся. Для полного счастья Чойси, он еще и пристегивался к запястью магнитным браслетом, реагирующим на сигнал элэски[7].

    Работа нам предстояла не самая тяжелая – по большей части мы отлеживали бока в кубрике, но периодически и подсуетиться приходилось. В частности, при перемещении материальных ценностей по базе, а затем на пересадках. Учитывая стоимость нашего груза, трое прожженных «джей-ти» в охране – это даже не смешно. Куда большей гарантией была служебная тайна. Да и кто бы додумался на боевом челноке Корпорации стибрить имущество этой самой Корпорации? На орбитальном комплексе Ваала вероятность неприятностей тоже стремилась к нулю. А вот орбитал Сета, и особенно космопорт Столицы, сулили нехилые заморочки. Естественно, прознай кто про нас троих и чемоданчик. Спросите, и что же в нем такого ценного? Терпение, только терпение.

    Вообще такие вот поездки «джей-ти» любили – считай, внеочередной оплаченный отпуск. Каботажники между Ваалом и Сетом курсировали с разницей в пять суток, и в обычное время таковых было всего два. А больше и не надо, грузопоток не такой уж интенсивный. Бионий-сырец возили три десятка танкеров, к «радости» служивых, для пассажиров не приспособленных, так что любая вылазка в цивилизованные места (читай – Сет) превращалась в пятисуточную увольнительную (без учета еще десяти суток на дорогу туда и обратно), поскольку силой удержать «джей-ти» на территории военной части вряд ли бы кто сумел. Поначалу вроде пытались, но уже через пару лет столичное полицейское начальство предъявило Корпорации ультиматум: либо вообще не пускать пехотинцев на Сет, либо легализовать их загулы. Руководство Корпорации предпочло второй вариант, хоть и со скрипом. Видимо, впечатлили полицейские отчеты и счета за ущерб. И с тех пор сопровождение особо важных грузов превратилось в среде «джей-ти» в привилегию, которую еще заслужить нужно. Мне вот, например, впервые за почти два года службы такая честь выпала. Сомнительная, прямо скажем, особенно с учетом обстоятельств, приведших меня в ряды «джунглевой пехоты». Раньше как-то удавалось откосить, к тому же кое-какие договоренности еще действовали. А тут вдруг сбой в системе. Но ведь не отказываться же? Тем более, оказия вполне вписывалась в мои планы на будущее. Но об этом тоже потом.

    Пока же я просто стоял и лениво косился на суетящегося Чойси, который все никак не мог отыскать свой фамильный КПК – невероятно древний, едва ли не времен первой высадки, битый-перебитый, но обладающий неким мифическим «теплым ламповым звуком» и непревзойденными басами. Как я только ему ни пытался объяснить, что это больше от наушников зависит, но все попусту – Чойси свято верил, что только его антиквариат способен воспроизводить музыку черных как надо. На резонный вопрос «А как надо?» он просто пожимал плечами и жестом предлагал заценить баунс. Честно говоря, разницу уловить я не смог, хотя и пробовал неоднократно.

    – Долго вы там еще, биомехи бракованные?!

    – Пошли, Чойс, сёрдж гневается, – поторопил я напарника.

    – Ты иди, я догоню… – заикнулся было тот.

    – Ага, щаз! Чтобы он на меня чемоданчик повесил? Ищи другого дурака, Чойси. А мне силы беречь надо для забега по девочкам. Спорим, обставлю тебя?

    – Ну-ну, – хмыкнул Чойси.

    Уж не знаю почему, но он считал себя половым гигантом, при каждом удобном случае живописуя былые похождения по симпатичным подружкам. Однажды я его подколол, упомянув шестнадцатый подвиг Геракла, но тут же все на свете проклял: пришлось заходить настолько издалека, что почти целый вечер убил на лекцию по древнегреческой мифологии. А в ней я и сам далеко не специалист, так, нахватался верхушек, когда один специфический заказ выполнял. Владелец того сервера был повернут на этих заморочках, все пароли и коды доступа привязал к насыщенным событиями жизням обитателей Олимпа, так что пришлось довольно много информации переворошить. После этого я зарекся возбуждать любопытство лысого черного брата, поскольку себе дороже. С ним надо попроще, против него работали даже самые примитивные методы троллинга. Да что далеко ходить? Уже завелся!

    – Чего «ну-ну»? – передразнил я его. – Не веришь? Твое дело, да только учти, что мне, в отличие от некоторых, компенсировать маленький размер здоровенной пушкой ни к чему.

    Тонкий намек на пулеметную специализацию коллеги, если кто не понял.

    – Да я тебя уже на старте натяну! – пропыхтел Чойси из-под лежанки. И чего он там забыл? Думает, капекашник туда завалился? – Я такие места знаю, откуда все пять суток можно не вылезать! И ни разу за это время не повториться! Вот ты где, скотина!..

    Оп-па. Нашел-таки.

    – Не намотай только себе чего.

    – Да что бы ты понимал в столичных борделях, Бови! – возмутился Чойс. – Видел бы ты меня полтора года назад! Я тогда был одним из лучших, отборных девчонок держал! У меня даже люди из Корпорации обслуживание на выезде заказывали! И уж поверь, в шлюхах я получше тебя разбираюсь, чувак!

    – Охотно верю, – не стал спорить я. – Но все равно тебя сделаю. Теперь ты мне поверь, черный брат: не в количестве счастье.

    – А в чем еще?!

    – В качестве, в качестве.

    – Да я таких цыпочек драл, какие тебе и не снились!!!

    – Чойси! Я долго буду ждать?!

    Ага, снова сержант нарисовался. А балбес Чойс не на шутку распалился, теперь всю дорогу будет бурчать и недобро на меня коситься. Да и пофиг. Сам виноват, что повелся. А мне хоть какое-то развлечение.

    – Уже идем, сержант! – заверил я начальство, не слишком деликатно вытолкнув напарника из кубрика. – Готовы служить и защищать, сэр!

    – Оставь это корпоративным копам! – буркнул сёрдж, нахмурившись.

    Каюсь, не сдержался, подпустил очередную шпильку – на сей раз непосредственному воинскому начальнику, напомнив тому о славном (по большей части) полицейском прошлом. Уж не знаю, за что его выперли, но в «джунглевую пехоту» по доброй воле не идут.

    – Так, Бови! Проверь груз.

    – Есть.

    Одна из моих функций – код от кейса есть только в моем КПК, доступ к которому имею только я. А паролем является сигнал моей личной элэски. Плюс все это дублируется ручным вводом десятизначной комбинации, которую я зазубрил еще на пятой джей-ти-би.

    – Все нормально, сержант.

    – Чойси, хватай баул.

    – Сэр, есть, сэр!

    Сборище на главной палубе ничем особенным не запомнилось, хотя я участвовал в сем действе впервые. Да и пробежка по орбиталу в памяти не задержалась – эскалатор, лифт, турникет, лифт, эскалатор, коридор, шлюз. Все безликое, серо-стальное. Разве что излишняя, на мой взгляд, прохлада донимала. В целом же все шло по плану: Чойси бухтел, сёрдж подозревал всех встречных-поперечных, едва сдерживая лелеемую паранойю, я молча и безразлично шагал в арьергарде. Холли успокоился, только когда мы заняли места в пассажирском отсеке военного шаттла, да и то не совсем, то и дело лапал кобуру с кольтом. Впрочем, его можно понять – с такими подчиненными, как мы с Чойси, беды не оберешься. Он больше окружающих от нас защищал, чем ценный груз от потенциальных грабителей. В салоне же, загнав Чойса к иллюминатору, а меня усадив рядом, несколько расслабился. Кроме нас летело еще десятка два военных, но ни один из них к нам интереса не проявил. Посему пришлось выдумывать развлечение самостоятельно. Минут через пятнадцать подкалывать черного брата мне надоело, и я незаметно для себя уснул, чему только способствовало бухтение Чойси.

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Пункт дислокации: Столица, космопорт

    11 марта 2188 года


    Высадка прошла по плану. Все-таки военный терминал – это великое благо! Там, где у гражданских толкучка, склоки и ругань, у служивых строгий порядок и субординация. И хотя в табели о рангах мы все трое пребывали на самых последних строчках, временный должностной статус открывал перед нами любые двери вне очереди. Даже седой полковник, которого Холли не решился потревожить, сам убрался с дороги, едва узрев нашивку на нагрудном кармане сержанта. У меня, кстати, тоже такая была, и у Чойса.

    Рамка металлодетектора истерически запищала, стоило только сёрджу в нее сунуться, но и здесь статус помог избежать неприятностей: короткий взгляд дежурного офицера на нашивку, такой же короткий – на кобуру, и последовал лаконичный жест, типа, проходите быстрей. На Чойси сканер среагировал еще хлеще, так что я на его фоне остался незамеченным. Зато дальше нас одних гулять не пустили, приставили местного охранника, который и провел нашу троицу кратчайшим путем к служебному выходу. Миновав неприметную сдвижную дверь, мы оказались в безликом сером коридоре, тускло освещенном подвешенными чуть выше человеческого роста люминесцентными панелями. Служащий космопорта вежливо пожелал нам счастливого пути и вернулся в зал, а мы оказались отрезаны от гула не слишком плотной, но все же толпы герметичной створкой. И только здесь сержант едва заметно расслабился – первая фаза завершена. Оставалось пересечь коридор, длиной всего-то шагов пятьдесят, после которого мы попадем в дежурку – небольшую комнатку, приспособленную под нужды безопасников. Там произойдет смена караула – наши элэски и идентификационные чипы перейдут в область контроля службы безопасности Корпорации, мы окажемся подключены к местной сети, и вообще, нам еще человек пять придадут. Правда, у тех задача будет не самая сложная – довести нас до транспорта, а потом сопроводить до одного из офисных билдингов Корпорации. Процедура отработана, почитай, каждую субдекаду проводится, так что сюрпризов можно не ждать. В городе от нас троих уже ничего не будет зависеть, мы сможем только положиться на местных спецов. Но, надо думать, у тех все под контролем. Чем хорош город, так это вариативностью маршрута. Заметил что-то подозрительное – секунда, и навигатор проложил новый путь. Причем никто не знает, чем именно программа руководствуется при его выборе. Очень может быть, что и генератором случайных чисел. По сути, со стопроцентной вероятностью можно указать лишь две точки – исходную и конечную. Как раз в них наиболее вероятна засада. Но и охрана там такая, что атаковать придется чуть ли не ротой. В принципе, будь у меня такая задача и пара взводов проверенных «джей-ти» с воздушной поддержкой, я бы взялся. Вот только разум и логика подсказывали, что столь масштабную операцию может осилить лишь кто-то из руководства Корпорации. И тут возникает вопрос: а на фига им это, если груз так и так едет в хранилище той самой Корпорации? То бишь в карман этому самому руководству. Остаются только городские банды – есть там несколько совершенно безбашенных лидеров, но вот технические возможности у них далеко не те. Так что прав сержант, можно уже расслабиться. По идее, наш груз можно было и на танкерах отправлять, но там почти все системы автоматические, и пункт назначения у них грузовой терминал, что расположен в полусотне миль от Столицы. И дорога по большей части через пустоши, где одно удовольствие засады устраивать. Вот так как-то незаметно и повелось – концентрат биония (да-да, именно его мы и везем) доставляют «джей-ти» через пассажирский космопорт. И живые сопровождающие нужны лишь для того, чтобы исключить ошибку компьютера. Правда, тут во весь рост вставала проблема пресловутого человеческого фактора, но, видимо, руководство Корпорации взвесило все «за» и «против» и пришло к выводу, что таки лучше пусть пехотинцы косячат, чем компьютеры. Последствия не столь тяжелыми будут, как, например, от хакерской атаки. Наивные городские мальчики, блин.

    Пересменок скоро… Если честно, именно сейчас самый стремный момент – если в общем зале нас могли вести визуально и в случае чего подстраховать, то сейчас мы для всех оказались невидимыми: наши элэски и идентификационные чипы были настроены на рабочие частоты военного спутника «джей-ти», подвешенного над Ваалом. А тот сейчас находился ну о-о-очень далеко. Даже если бы слабенький сигнал элэски и дошел по назначению, то не раньше, чем через несколько часов. Вот как раз для устранения этой проблемы и нужна была смена караула – в мои обязанности входила перенастройка нашей аппаратуры под здешние реалии. Необходимые технические средства вкупе со специализированным софтом в наличии имелись. И дело это буквально пары минут, только нужны коды доступа к сети Сета. Их должны предоставить местные, равно как и безопасное помещение для процедуры. И они уже давно на территории космопорта, вот только дежурка пока еще пуста – нам следует, едва в ней оказавшись, воспользоваться невероятно примитивным проводным телефоном и вызвать кавалерию. Дешево, просто и надежно. К кабелю можно подцепиться только физически, чего, ясное дело, охрана не допустит. То есть опять секретность на нашу безопасность работает. Ну, а дальше все строго по алгоритму: взаимное опознавание, обмен приветствиями, рутинные, но необходимые операции, и только потом перемещение в гараж. Скучно. И почему-то все же стремно…

    – Эй, Чойс, а ты какой бордель посоветуешь? – больше от нервов докопался я до напарника.

    Тот переминался с ноги на ногу рядом со мной, нетерпеливо зыркая на застывшего в нерешительности сержанта, и за знакомую тему зацепился с радостью:

    – Все-таки признаешь мое первенство, а, Майки?

    – Просто прошу поделиться опытом, – пожал я плечами. Дескать, не хочешь, не отвечай. Но все же не удержался от очередной подначки: – Я же твои вкусы знаю, так что не переживай, туда я точно не попрусь. У меня планка повыше будет.

    – Ну ты и урод, Бови! – надулся черный брат, но надолго его не хватило – слишком уж тема животрепещущая. – А, черт с тобой, чувак! Короче, тебе однозначно надо побывать в заведении мадам Сары. Это в латинском квартале, там такие цыпочки! Конечно, до черных милашек им далеко, но под твой вкус в самый раз будет!

    – Так, Чойси, угомонился! – ожил сержант. Он, казалось, принял какое-то решение, а к последним фразам моего напарника и вовсе прислушивался с повышенным интересом. Такое ощущение, что сравнивал полученную информацию с собственной, еще полицейских времен, базой данных. – Успеете про шлюх потрепаться. Может, и я присоединюсь. А пока потопали. Я впереди, Майк страхует Чойси и поглядывает назад. Вопросы? Вопросов нет. Выполнять!

    – Сэр, есть, сэр!!! – хором гаркнули мы с Чойси и двинулись следом за размашисто шагавшим сёрджем.

    На секунду мне показалось, что он что-то заподозрил – у нашего Холли шестое чувство развито было ого-го, особенно на потенциальные неприятности – но я отогнал эту паническую мысль, подстраиваясь под шаг Чойса. Я вдруг поймал себя на желании тоже как можно быстрей свалить из этого проклятого коридора. Вот только это желание шло вразрез с моими же намерениями.

    – Сёрджа с собой возьмем? – подначил я пыхтящего рядом напарника, забегая чуть вперед.

    Приходилось ему, прямо скажем, несладко – я как-то попытался поднять кейс. Ей-ей, таскать чойсовский пулемет с полным боекомплектом было проще. Не сказать, чтобы тот был легче, вовсе нет. А вот по части удобства давал гарантированную фору – убойный агрегат был оснащен ухватистой сбруей, равномерно распределявшей вес на оба плеча, и руками можно было действовать достаточно свободно. А тут тяжеленная дура оттягивает левое запястье, и правой не очень-то и поддержишь. Не удивительно, что Чойса слегка перекосило. И еще менее удивительно, что сержант озаботил меня его подстраховкой – из черного брата боец сейчас никакой.

    – Обойдется, старый хрыч!.. – прохрипел напарник. – Пусть сам себе цыпочек ищет…

    Именно в этот момент я резко остановился и ткнул левым локтем назад, вложившись всей массой. Чойси с разгона налетел солнечным сплетением на внезапно возникшее препятствие и заткнулся на полуслове, силясь хватануть воздух, но я на достигнутом не остановился, коротко вломив тем же локтем ему в челюсть. Отпрыгнув вперед и чуть в сторону, чтобы не быть придавленным вероломно вырубленным напарником, я оказался на идеальной дистанции, атаковав как раз в этот момент развернувшегося на шум сержанта. И даже успел уловить изумленный блеск его глаз, прежде чем достал его челюсть левым апперкотом. Удар получился чуть смазанным, но и его хватило, чтобы голова сёрджа запрокинулась, открывая следующую цель. Момент я не упустил, смяв кадык Холли «лапой леопарда» – вторыми фалангами поджатых пальцев правой ладони, а потом еще и безжалостно добил рухнувшего на колени начальника сокрушительным пинком в висок. Судя по мерзкому хрусту, сёрдж нас покинул навсегда. Ну, по крайней мере, текущая его версия – перед отбытием с родной базы мы прошли обязательную процедуру копирования. Результат, кстати, меня не удивил – бил я носком боевого берца, с хорошего замаха и с проносом ноги.

    Теперь оставалось позаботиться о черном брате. Чойси пока нужен был мне живым – про связь элэски с чемоданчиком-сейфом я уже вроде бы упоминал. Но и сопротивление мне ни к чему. Удачно получилось, короче. Челюсть – место слабое, но удары по ней редко бывают смертельными, что я сам и продемонстрировал с присущим мне блеском. Ч-черт, нервишки шалят! Нашел время юморить…

    Нагнувшись над поверженным напарником, я с немалым трудом выудил из-под него кейс и пробежался пальцами по клавиатуре кодового замка. Крышка со щелчком откинулась, и моему взору предстала глухая металлическая колба, намертво запаянная с двух сторон, в фигурном углублении пористого демпфера, заполнявшего чемоданчик. Ухватив добычу, я небрежно засунул ее в боковой карман штанов и выпрямился, идиотически улыбаясь. А кто сказал, что все обязательно должно быть сложно? Засады, толпа народу с пушками, уйма боевой техники… Я не в шпионском боевике, и мне нет нужды взламывать систему защиты при помощи хитрых гаджетов, параллельно отстреливаясь от охраны. Хотя еще одно дельце есть…

    – Извини, черный брат, но так для тебя будет лучше… – Проверенный на практике пинок в височную область отшвырнул тело Чойси почти к самой стене, а я страдальчески поморщился – все-таки свои же собратья-пехотинцы. И ни в чем не виноваты. Разве что оказались не в том месте и не в то время. – Да вам и не привыкать, парни!..

    Все-таки хорошо быть айтишником с обширным опытом боевого (в самом прямом смысле слова!) хакера. Тут и послабления в режиме, и неофициальный доступ к кое-какой специфической (причем секретной) информации, и некая свобода передвижений, пусть и в пределах базы. Так что подготовился я загодя, едва узнав, что меня с какого-то перепугу записали в тройку экспедиторов для очередной партии концентрата биония. Сам факт заставил меня насторожиться – я помнил некие договоренности, заключенные с одним заинтересованным лицом перед отправкой на Ваал, а перехваченная чуть позже входящая корпоративная почта и вовсе заставила перейти к активным действиям. Причем в форс-мажорных условиях, что мне всегда претило. Единственный раз, когда я что-то делал впопыхах, закончился плачевно – ваш покорный слуга загремел в пехоту. И это еще легко отделался…

    Ладно, в сторону лирику! Видеть-то нас не видят, но при сканировании по площадям силами диспетчерской службы космопорта засечь элэски, идентификационные чипы и маячок моего боевого планшетника даже сейчас, когда они еще не в местной сети, вполне реально. Так что подстраховаться не мешает. Капекашник я загодя перепотрошил, убрав из настроек режима безопасности идентификацию по сигналу элэски, поэтому сейчас без сожаления снял с запястья браслет и от души приложил приборчиком по стене. Этого мне показалось мало, и я несколько раз долбанул приблуду рукояткой кольта – есть там удобный выступ снизу, предохраняющий магазин от ударов о твердые поверхности. Судя по разрыву связи КПК с элэской, все получилось. Вернув ствол на законное место (про себя отдельно порадовавшись, что Корпорация поскупилась на систему опознавания для личного оружия «джей-ти» – та стоила едва ли не дороже самого пистолета), занялся планшетником. Тут тоже много времени не потерял: пара нажатий на дисплей, и задняя стенка прибора разъехалась на несколько фрагментов, открыв доступ к внутренностям. Хвала богам, военные инженеры додумались до модульной системы построения электроники! В принципе, даже ломать ничего не пришлось, всего лишь выдернул блок маяка из гнезда и небрежно бросил его на тело Чойси. Пусть потенциальный противник думает, что мы все еще в коридоре. По элэскам у него теперь вряд ли получится нас выпасти – моя сломана, гаджеты убиенных товарищей (все же товарищей, и поступок мой не доставил мне абсолютно никакого удовольствия) перестали функционировать по естественным причинам. Но сигнал от планшетника на какое-то время внесет сумятицу и вынудит врага потратить драгоценные минуты и персонал на проверку коридора. В котором меня, хочу надеяться, к тому моменту давно уже не будет. Теперь вернуть панельки на место, комп сунуть в «дэй-пак» – еще неоднократно пригодится, сто процентов – и следовать плану.

    Еще раз сокрушенно покачав головой – до чего довели, твари корпоративные! – я повернулся к трупам спиной и пошел дальше по коридору, с каждым мгновением наращивая скорость. Небольшой запас времени еще есть, но если минут через пять мы не вызовем спецов по проводному телефону из дежурки, те сами нагрянут с проверкой. А мне этого совсем не надо.

    Через некоторое время и вовсе перешел на бег, торопясь в дежурку. Из коридора другого выхода нет, а ломать стены или потолок совсем не вариант. Выбираться буду по единственному доступному маршруту. Для этого и нужна была фора. К тому же у меня оставалось еще одно ма-а-аленькое дельце, но его на бегу не сделаешь, да и в секунду не уложишься, так что пока ходу, ходу. Разорвать дистанцию, оставить за спиной как можно больше препятствий для суетящихся по всей территории космопорта безопасников (а они, несомненно, будут суетиться, хоть и позже), затаиться… Мне и нужно-то будет с полминуты. А потом давай Бог ноги. Так что предстартовая позиция очень важна, и выбирать ее нужно с умом. Другое дело, что план уже готов. Рассчитанный буквально по секундам, с учтенными мелочами и несколькими вариантами путей отхода за пределами космопорта с учетом форс-мажора. Времени у меня было достаточно. А ведь так не хотелось идти на обострение! Прижился в пехоте. А тут снова. Эх!.. Мне бы сейчас за периметр выйти, а уж там свобода маневра появится.

    В дежурку попал без проблем, даже не выбившись из графика. Она, как и предполагалось, была абсолютно пуста, если не считать металлического стола и таких же неубиваемых стульев. На столешнице красовался красный пластиковый уродец со здоровенной трубкой и сенсорной панелью вызова, но телефон трогать я не стал. Еще чего не хватало! Меня сейчас больше интересовала сейфовая дверь в противоположной стене. Опять стремный момент. Силой вскрыть я ее не смогу однозначно. Но у меня с собой, как говаривал мой покойный дед, было…

    Подцепиться к электронному замку удалось без труда – пульт с сенсорной панелью имелся и внутри дежурки, а локализовать частоты беспроводной связи было делом пары секунд. Все-таки банальная дверь – это не шифрованная связь биомехов. Планшетник даже не пискнул, я и моргнуть не успел, как линейка с прогрессом процесса в процентах мигнула и пропала, а замок приветливо щелкнул. Потом, конечно, пришлось поработать руками – тяжеленная створка оказалась распашной. За ней скрывался короткий, шагов в десять, коридор с аналогичным препятствием в конце. Тут я тоже надолго не задержался, но распахивать дверь не спешил – дальше располагалось довольно большое помещение, разгороженное легкими переборками на несколько закутков. Этакий офис службы безопасности. Народу там могло оказаться немеряно. Впрочем, мне повезло: непосредственно за дверью никого, путь был свободен, и я неслышной тенью проскользнул вдоль пластиковых панелей, на мое счастье, непрозрачных.

    Следующей контрольной точкой маршрута шел туалет. План космопорта Столицы к секретной информации не относился, а файлы для служебного пользования я с легкостью потрошил еще до службы в рядах доблестных «джей-ти», когда моя материальная база и набор софта были куда беднее нынешних. Так что нужными сведениями я запасся загодя. Честно говоря, еще с гражданки прихватил несколько носителей информации с кое-какими базами, но те, благополучно пережив курс молодого бойца, сгинули вместе с Майком-самым-первым в первой же боевой вылазке. Я потом навел справки и выяснил, что он даже до казармы дойти не успел, и все его нехитрое незадокументированное имущество сгорело вместе с телом. Помнится, очень забавное ощущение было, когда я осознал, что почти целый день выветрился из памяти. Вроде бы только залез в кокон «копира», а потом вылез из почти такого же, только горизонтального. И все тайники в обмундировании, обнаруженном в именном шкафчике, оказались пустыми. Да и тело от родного несколько отличалось – было поджарым, но мускулистым. И необычайно гибким. Майк-самый-первый был весьма далек от любого спорта, а тем более от мордобоя, и на КМБ ему пришлось несладко. Зато потом, со сменой тушки, стал мощен, быстр и ловок. После, естественно, адаптации. А до того дней десять с координацией движений проблемы были. Это я все к чему? К тому, что тогдашнее ощущение мне дико не понравилось. И я отчетливо осознал, что не хочу такое пережить еще раз. Не бессмертие это, далеко не бессмертие. Ну его на фиг. И вот в результате я только что грохнул двух боевых товарищей (один из которых еще и воинский начальник), ограбил Корпорацию и в довершение еще и дезертировал со службы. Последнее еще не совсем верно, поскольку я пока только в процессе – стою в сортире перед окошком и пытаюсь высмотреть сквозь мутный пластик, а чего там, снаружи? Вроде ничего подозрительного. Так что фрамугу вверх, и нырнуть в открывшийся проем, благо падать невысоко – метра полтора. Зато теперь я, можно сказать, в родной стихии – воевать в закрытых помещениях мне раньше не доводилось. Мы все как-то больше по джунглям мотались. Здесь, конечно, не джунгли, но и не пустыня – административный блок космопорта в свое время подвергся озеленению, и теперь повсюду торчали живые изгороди, а вместо асфальта красовались чуть пожухлые газоны, рассекаемые во всех направлениях узкими дорожками. Мне пока что вдоль ближайшей изгороди к расположенным неподалеку ремонтным ангарам – не очень большим, приспособленным к обслуживанию вспомогательной техники. Сами челноки здесь, понятное дело, никто не ремонтировал. Зато инфраструктуру отгрохали на загляденье: множество разнокалиберных боксов с разномастными заборами, заборчиками и перегородками, а также многочисленные мусорные завалы – металлолома здесь богато, и просто насыпью, и в виде относительно комплектных машин. Есть где укрыться, короче. А сразу за скоплением неопрятных строеньиц, метрах в двадцати, внешний периметр – банальный щитовой забор с «колючкой» поверху. Из внутренней охраняемой зоны я выбрался как раз по тому коридору, где отоварил Чойси и сёрджа. Теперь смыться труда не составит, но у меня еще одно дельце, я уже говорил.

    Абы какой бокс мне не подходил, но я загодя проанализировал местный лабиринт и наметил нужный, к которому сейчас и пер чуть не напролом, перепрыгивая заборчики. Время, время и еще раз время. Подать сигнал из дежурки мы должны были полторы минуты назад, и это был крайний срок. Суета уже началась, но пока она еще не всеобъемлюща, просто заинтересованные лица переглядываются и задаются риторическими вопросами из разряда «Какого хрена?», ну, может, кто-то самый сообразительный уже начинает вызывать дежурную смену костоломов – дураков нет самим под пули лезть. Так что еще успеваю…

    Искомый… э-э-э… пожалуй что ангарчик – наиболее подходящее определение для этого типового строения из рифленого пластика – затерялся в гуще собратьев и мало чем выделялся, разве что наличием совсем крохотного парковочного пятачка перед подъемными воротами. Пока что тут никого не было, на что я и надеялся – бокс специфический, обиталище ответственного за технику безопасности специалиста. Тот же приглядывал за состоянием систем безопасности аэродромного транспорта и комплектовал его разной мелочевкой, от простейших аптечек до средств пожаротушения. Соответственно в самом ангаре было предусмотрено место для проведения ремонтных работ – гараж на целое одно стояночное место. Добрая же половина ангара была занята чуланами, каптерками и холодильниками. Для меня так просто мечта. Еще больше радовал тот факт, что с воротами возиться не нужно – рядом с ними располагалась небольшая дверца с кодовым замком. Распотрошить его труда не составило, не банковский сейф, да и сигнализация оказалась плевой, чисто чтобы была и чтобы всякие комиссии не докапывались по этому поводу. Просочившись в бесшумно уехавшую в сторону дверцу, я незамедлительно вернул ее на место, врубив автоматическую блокировку, и буквально на ощупь двинулся в глубь ангара. На мое счастье, ремонтный бокс пустовал, а владелец всего этого богатства отличался аккуратностью – под ногами никакого хлама не валялось, а более-менее массивное оборудование удавалось различить, хоть и было темно. Я просто обходил наиболее плотные сгустки тьмы, пока не уперся в стену, а дальше стало проще: нашарив дверную ручку, перебрался в складской отсек, где не постеснялся зажечь свет и хорошенько оглядеться. Как я и предполагал, в тамбуре, притулившемся за дверью, нашлось все необходимое – стопка магнитных ключей, перечень хранилищ и фонарик. Еще раз напомнив себе, что я не в банке, так что удивляться беспечности здешних обитателей бессмысленно, вооружился фонарем, выбрал нужную карточку и двинулся дальше, вырубив основное освещение. Сейчас меня больше всего интересовал медицинский склад, располагавшийся в самом сердце каптерского рая.

    Медпункт оказался совсем крохотным, но на удивление богатым – вдоль трех стен тянулись стеллажи, забитые коробками, коробочками, пластиковыми свертками и даже контейнерами повышенной защиты с медицинскими маркировками. Первым делом в глаза бросился запертый шкафчик с дверцами из укрепленного прозрачного пластика, за которыми просматривался неплохой набор разнообразного ширева – мои соратники «джей-ти» многое бы отдали за доступ к этому Клондайку. А что? У нас на базе развлечений мало, по пальцам пересчитать – слабенькое пиво (один сорт), ароматические сигареты (один сорт) да специфические андроиды женского облика (один типоразмер и один же вариант внешности – «Сара»). К последним служивые как-то приспособились, отсутствие у них сколько-нибудь развитого интеллекта воспринимали как бо-ольшущее преимущество, а все остальное у кукол было, конечно, среднестатистического размера, но вполне соразмерное и смазливое. Еще один несомненный плюс – отсутствие риска подхватить венерическую болезнь. За этим медики следили очень строго, да и кое-какие конструктивные особенности «сар» не оставляли болезнетворным бактериями, микробам и вирусам шансов. То есть в этом отношении был хоть какой-то порядок, и можно было не опасаться за, хм, собственную «невинность». Зато с бухлом и куревом дела обстояли плачевно, и неудивительно, что пехотинцы всеми правдами и неправдами искали дополнительный источник расслабона. А он был необходим как воздух, с нашей-то работой. Вот и приноровились у медиков затариваться, благо ничего такого, что вызывало бы стопроцентное привыкание, у эскулапов в загашнике не было. Я даже подозреваю, что костоправы вообще с благословения высшего руководства действовали. И если это правда, то наши начальники точно не дураки. Это надо же так все предусмотреть! Вроде бы официально запрещено, но в то же время и достать относительно несложно. Зато срабатывает эффект запретного плода, и беспокойные служивые не ищут чего-то еще. Ведь у нас как? Стоит только разрешить, и вся притягательность чего бы то ни было – процесса или продукта – тотчас испаряется. Так вот, в прозрачном запертом шкафчике таилось самое настоящее богатство – множество блистеров и прочей упаковки с сильнодействующими обезболивающими. Мази, конечно, сбыть было бы трудновато, но вот шприц-тюбики и таблетки ушли бы на ура. Жаль, что в Столице этого добра как грязи. Здесь торчки предпочитают что-то позабористее. Так что после секундного размышления я отказался от намерения вскрыть шкаф и затариться его содержимым – что мне эти крохи? Прибыль однозначно не покроет даже расходы на сотовую связь с дилером. Мелькнула мысль воспользоваться одним шприцем самому, но была немедленно отброшена как негодная – шкаф вскрывать намного дольше, чем избавляться от идентификационного чипа. Потерплю чуток, не девчонка.

    Более в данный момент актуальные аптечки валялись россыпью на рабочем столе каптера, так что я цапнул ближайшую. Мне нужен лишь пластырь. Одноразовый скальпель нашелся в более серьезном наборе медика из «эмёрдженси» – рюкзак с характерной маркировкой стоял прислоненным к ножке стола. Ну вот, вроде бы все. Бросив кепи на гору аптечек, присел на стол рядом, нащупал левой рукой у основания черепа нужную точку и решительно рассек кожу, проведя скальпелем вдоль пальца. Заглубиться пришлось до кости, но я даже не пикнул, только зашипел сквозь зубы. Рассеченный пополам малюсенький пластиковый квадратик, на самом деле являвшийся многослойной платой с напыленными микросхемами, теперь не представлял опасности. А я стал практически невидим для местных систем слежения. Можно было, конечно, извлечь чужеродное тело из-под кожи, но заморачиваться я не стал, просто заклеил порез. Потом спрыгнул со стола, вытер окровавленные пальцы куском марли, нахлобучил кепи козырьком назад, чтобы не светить белой нашлепкой на затылке, и шагнул к двери.

    Основное освещение в медпункте я не включал, вполне хватало и подсветки в паре холодильников с прозрачными дверцами, поэтому полоску света, бьющую из щели под дверью, заметил сразу. Вот только поделать ничего не успел, хоть и мелькнула мысль затаиться до поры до времени: створка прямо передо мной скользнула в сторону, и я оказался нос к носу с каким-то мутным типом. Судя по решимости, с какой он ломился в бокс, тип явно бывал здесь не впервые, но вот к сюрпризу в моем лице оказался готов еще меньше вашего покорного слуги. Чем я и воспользовался, без раздумий боднув его в переносицу. Подхватив мгновенно обмякшее тело на руки и машинально зажмурившись (свет в коридоре оказался неожиданно ярким), я заволок бедолагу в царство медикаментов и аккуратно пристроил его на полу. Потом затворил дверь, проморгался и занялся обычно нехарактерным для меня делом – принялся думать. Ну вот за каким дьяволом его сюда принесло? Да еще в такое время… вряд ли это дежурный медик, тот совсем в другом месте сидит. И у того собственный запас всего необходимого. Хотя, если принять во внимание уверенность вырубленного, наверняка он один из хозяев. Но нафига ночью? За ширевом приперся? Да ладно!.. Ч-черт, но ведь не за запчастями же? В ангаре их тоже много, но не в данном конкретном помещении. А бинт и прочее в любой аптеке добыть гораздо проще.

    Еще не до конца поверив в этот вариант, я охлопал карманы типа и незамедлительно наткнулся на магнитную карточку, маркировка которой соответствовала запертому шкафчику. Офигеть! Медик-наркоман? Хотя… если уж на то пошло, как раз медик и предпочтет что-то из местных богатств широкому ассортименту уличных пушеров. Пусть кайф не такой острый, зато безопасно и без привыкания. Изредка расслабиться самое то. И комиссия не придерется при продлении контракта. Так что все логично. Весь вопрос, один он приперся, или кто-то еще с ним? Скорее всего, первый вариант. Тогда его вряд ли начнут искать в ближайшие полчаса-час. А для меня это просто уйма времени! Даже хорошо, что ты появился, мутный тип. Спасибо тебе за это.

    Так, чем бы еще поживиться? Ага, сложение вроде бы подходящее, не утону… Форменный китель долой, кобуру на фиг, кольт в карман, запасной магазин в другой, КПК в третий… Цвет неприметный, если штанины из берец вытащить, то вообще цивильно. Особенно в комплекте с синей курткой технического персонала. Жаль, бейсболки традиционной на типе не оказалось. Ну да ладно. Зато нашелся ай-ди на имя Вернона Смита. На прочую мелочевку из карманов я не обратил внимания, разве что мобильник тоже экспроприировал – пригодится для моих оч-чень специфических целей. Ну и напоследок воспользоваться мотком скотча и куском пластыря – липкой лентой стянуть запястья и лодыжки мистера Смита, пластырем залепить пасть, чтобы орать не начал. А так пусть мычит, когда его еще услышат? Вот-вот. Теперь давай Бог ноги. Ч-черт, я, кажется, уже так говорил совсем недавно…

    Новообретенная ветровка качеством весьма уступала родному кителю, но оказалась удобной. По крайней мере, движений не стесняла, чего от гражданской одежды как-то не ждешь. В боковом кармане прощупывалось что-то увесистое и продолговатое, но тратить время на проверку я не стал. Ну его. Вряд ли это граната, скорее банка газировки. По массе и размеру похоже. Может, и мне пригодится после забега. Главное, еще на кого-нибудь не напороться…

    Сглазил. Ну вот почему так, а? Где я нагрешил? Нет, понятно, что на мне уже столько всего висит… но неужели нельзя было предъявить счет, скажем, завтра? Или хотя бы через пару часов, когда я уже буду далеко от космодрома? Не-ет, надо именно сейчас! Мля!..

    В ремонтном боксе горел свет, но вовсе не это меня так возбудило. Из-за приоткрытой боковой дверцы доносился негромкий гул электропривода, по которому я опознал стандартный транспортер – примитивную четырехколесную платформу, даже без крыши, но с закрытым багажным отделением спереди и небольшим кузовом сзади. Плюс места для водилы и трех пассажиров. Симпатичная машинка, неприхотливая и надежная, разве что скорости от нее ждать не приходится. Но и не для того ее проектировали. По большому счету, это аналог гольф-кара – перевезти зад лентяя-техника и его инструменты из точки А в точку Б. Никаких иных задач не предполагается. Гонки на такой не устроишь, так что для меня она совершенно бесполезна. Зато местные любители легкого кайфа, судя по голосам, в количестве еще двух экземпляров, к удобствам привыкли и бить ноги зазря не собирались. А еще они были раздражены медлительностью коллеги. Еще немного, и попрутся разбираться, куда он там запропастился.

    Застыв за одним из инструментальных шкафов – хоть какое-то укрытие! – я лихорадочно пытался найти приемлемый выход. Хорошо бы и в самом прямом смысле слова, но единственный доступный был перекрыт незваными гостями. Или это я тут незваный гость? Вопрос философский и крайне несвоевременный! Через крышу не вариант, стену тоже не проломить, да и грохоту не оберешься, на который еще десяток-другой техников и охранников подтянется. Остается что? Да ни фига не остается, только прорываться с боем. Ладно хоть, их только двое… впрочем, это надо проверить.

    – Вёрн! Ты где там, приятель? – заорал один из нежданчиков.

    – Если зажал, то так и скажи! – поддержал его второй. – В бар лучше завалимся, с телками познакомимся…

    – Может, и подеремся еще!.. – мечтательно поддакнул первый.

    Оп-па! Не хватало мне еще любителя кулаками помахать! С таким могут возникнуть проблемы, если быстро не вырубишь. А убивать нельзя, это сто процентов. Тут «копира» нет, такой грех на душу брать не буду. Пока не прижмет, естественно. В этом случае я уже за себя не ручаюсь. Рефлексы они такие. Но что же все-таки делать? Как вы не вовремя, ур-роды!..

    Предаваясь не самым веселым мыслям, я выскользнул из-за шкафа и осторожно прокрался к двери, затаившись в простенке. Выглянул краем глаза в щель и тотчас нырнул обратно – так и есть, двое. Оба торчат в транспортере. Ну и как их вырубить? Пока из ангара выйду, пока до машины добегу, пока… да много этих пока, нежданчики к тому моменту уже смотаются, а на своих двоих и этот гольф-кар хрен догонишь. Хотя с чего я решил, что они смоются? Может, решат выяснить, кто я такой? Не, вряд ли. Увидят незнакомого чувака, решат, что посланец влип, и сделают ноги. Кому охота лишнее взыскание получать? А так на улице уже темно, лиц и знаков отличия особо не рассмотреть, да и номер машинки вряд ли в глаза бросится. Точно. Рефлекс сработает, сначала попытаются свалить. Притвориться Верноном? Еще более сомнительно. Телосложением мы похожи, но долбаный Вернон бородатый. А уж такие детали рассмотреть вполне можно. Значит, какая главная задача? Правильно, не дать им уйти, прежде чем я до них доберусь…

    – Эй, Вёрн! Ты чего тормозишь? – начал кипятиться первый. – Чего за дверью стоишь? Поприкалываться решил? Зубы жмут, что ли?

    Твою!.. Глазастый какой! И со слухом все в порядке. Но это даже хорошо. И агрессивность мне сейчас только на руку.

    – П-пошел ты!.. – невнятно буркнул я, нарочно звякнув какой-то железкой, валявшейся под порогом, и потому, вероятно, оставшейся незамеченной тем же Верноном, когда тот порядок наводил.

    – Вот урод! – восхитился второй. – Уже ширнуться успел, что ли? А товарищей подождать?

    – Козлина! Не первый раз уже за ним такой косяк! – рассвирепел любитель потасовок. – Говорил же ему, завязывай! До первой медкомиссии!

    – Ты куда, Генри?

    – Надо его вытащить, не хватало еще, чтобы дежурный приперся на шум!

    Это точно, сам не хочу. А Вернон-то, оказывается, тот еще шельмец. А, пофиг, мне с ним детей не крестить. Главное, ситуация развивается по моему сценарию.

    На парковочной площадке послышался шум падения чего-то массивного – похоже, Генри спрыгнул с транспортера, потом до моего слуха донеслись шаги. Приятель Вернона пылал праведным гневом и не считал нужным от кого бы то ни было скрываться. Да и зачем, по большому счету? Они с напарником еще ничего предосудительного не совершили. Подвезли кореша к рабочему месту после окончания смены, но и только. Давай, давай, распаляй себя. А уж я-то тебя встречу…

    В ожидании Генри я запустил руку в карман и выудил из него… ну точно, банка. Только не с газировкой, а с энергетиком – «Brain Breaker», «мозголомка». А Вернон реально пропащий. Если он ширево этой гадостью шлифует, то и до следующего шага – «хрустальной радости» или синтетического героина – уже недалеко. По-хорошему, надо на него начальству стукануть. И ничего не западло, тут речь о жизнях его коллег идет. Но мне сейчас реально не до этого. У меня сейчас совсем другие проблемы. Да вот хотя бы Генри…

    Первый нежданчик решительно дошагал до двери, решительно рванул ее в сторону, решительно занес ногу над порожком… и столь же решительно отлетел назад, словив сокрушительный фронт-кик в грудь. Я не стал сдерживаться и вложился в удар от души, да еще и нанес его на подшаге. Получилось на загляденье: массивного Генри (кило на двадцать как минимум меня тяжелее!) унесло чуть ли не к самому транспортеру, вдобавок он еще затылком об асфальт приложился. Ну и мне открылся путь к отступлению, правда, воспользовался я им далеко не сразу. Сначала, едва вынырнув из дверного проема, запустил банкой с «мозголомкой» во второго, все еще безымянного, гостя. Тот сидел на переднем пассажирском сиденье с открытым ртом, а потому на подарок не среагировал вовсе, поймав оный лбом. Банка прилетела как надо, аккурат днищем в цель, и бедолага вывалился из кабины, словив как минимум нокдаун. Впрочем, до асфальта он не долетел, зацепившись за что-то ногой, и раскорячился в не самой удобной позе, едва не достав затылком до земли. А еще я краем уха уловил хруст, но оставил данный факт без внимания, поскольку вернулся к здоровяку Генри.

    Тот оказался крепким орешком и уже почти поднялся на ноги, непонимающе мотая головой. Впрочем, держать руки у подбородка не забывал, и я горестно вздохнул – ну почему опять я? Не хватало еще боксера для полного счастья. Такого хрен вырубишь, у него челюсть стальная. А убивать и калечить нельзя. Во-первых, закон не позволяет, во-вторых – совесть. Дилемма.

    А ведь я попал, господа мои! Классическая стойка боксера-правши, вес плюс двадцать кило от моего, рост, длина рук… да если он меня хотя бы джебом достанет, мало не покажется. А если на хук или апперкот нарвусь… тут-то и конец моему бесславному пути дезертира. И что самое печальное, Генри теперь вряд ли отступится. Да чтоб вам всем! То думал, как не дать им сбежать, то теперь думай, как самому ноги унести!

    – Ты не Вернон! – рыкнул тем временем Генри.

    – Как догадался? – хмыкнул я, пружинисто отскочив назад.

    Реплика моего противника была отвлекающей, и он под шумок попытался достать меня наиклассическим джебом в челноке, но я на уловку не купился, ответив в столь же классической манере. И попытался контратаковать сам, когда Генри вернулся на исходную позицию и выбросил повторный джеб, рассчитанный именно на ответную реакцию оппонента. Не на того нарвался, болезный. Бросаться вперед с кулаками у меня нужды не было, все-таки не на ринге, и рефери поблизости нет, так что я ответил совсем в ином стиле – просто выстрелил правой ногой вперед и вверх в надежде зацепить носком берца конечность противника. Расчет мой оправдался: я попал по предплечью, лишь чуток не достав до локтя. Но и этого хватило, чтобы Генри яростно взвыл – удар вышел встречным, импульсы сложились, а еще у моего ботинка рант оч-чень твердый. Пусть спасибо скажет, что без перелома обошлось. А синяк пройдет, ничего страшного.

    Следующий мой удар – старый добрый мидл-кик – пришелся в открывшийся правый бок. К сожалению, печень не достал, высоковато попал, но ребра у Генри затрещали. На новую вспышку боли он ответил яростным ревом и могучим правым крюком, от которого я ушел банальным отскоком. И тут же почти достал провалившегося противника левым хай-киком. Правда, немного не рассчитал – опять высоковато – и лишь вскользь задел бритый череп. Генри и на этот раз не успокоился, но стал осторожнее: разорвав дистанцию, заплясал в защитной стойке, буравя меня взглядом исподлобья. Атаковать он теперь не торопился, отдав инициативу мне. Разумное решение. Ему бы теперь отдышаться, чуть отойти от шока – боль в предплечье, ребрах и правом ухе наверняка нешуточная. Вот только времени у него на это не будет. Еще раз повторяю – мы не на боксерском матче. И мне валить отсюда надо. Крайне желательно – предварительно вырубив незваных гостей, чтобы хотя бы несколько минут выиграть.

    – Генри! П-помо…

    М-мать!.. Второй очнулся! Ну все, вы меня достали…

    Потасовку с Генри я завершил за пару секунд: что называется, раздергал противника, имитируя джебы, дождался ответного тычка, уклонился и нырнул под размашистый правый хук, которого, собственно, и дожидался. Классическая боксерская защита, вот только развивалась атака уже не по-боксерски: оказавшись сбоку и даже чуть позади от Генри, я врезал ему подошвой в подколенный сгиб опорной ноги, заставив того упасть на колено, и со всей дури зарядил правым локтем по затылку. А что? Удобно стоял, всего-то и нужно было руку назад выбросить. Ну и массой вложился, конечно. Зато результат на загляденье: неубиваемый Генри грянулся оземь, на этот раз носом, и окончательно затих. Чего не скажешь о его напарнике: безымянный страдалец скулил, пытаясь дотянуться до застрявшей ноги. Спортивная подготовка у него хромала, пресс слабенький, так что он даже просто согнуться не мог, так и висел, раскорячившись. У меня мелькнула было мысль выпендрежно перекатиться через передний багажник и красиво вырубить его ногой, но я тут же ее отогнал и поступил проще: ухватившись левой рукой за руль, встал на подножку транспортера и от души отоварил-таки умудрившегося качнуть пресс страдальца правым прямым в челюсть. Тот снова вывалился из салона, повторно зависнув в нескольких сантиметрах от земли, и отрубился.

    Ф-фух!.. Прямо гора с плеч! Пришлось повозиться, хорошо хоть, относительно быстро справился. Теперь уж точно других неожиданностей не будет. По крайней мере, до забора. А там поглядим.

    Подхватив валявшуюся на приборной панели синюю бейсболку (сбылась мечта идиота!) и нахлобучив ее взамен собственного кепи, я стремительно обогнул транспортер, подобрал сослужившую добрую службу банку «мозголомки» (совпадение, не более того) и, чуть пригнувшись, побежал к ограде. Тут совсем просто: с разбегу запрыгнуть на сетку, зацепиться пальцами, пару раз скребнуть подошвами, а там и вершина. «Колючка» там еще, зараза, но и с ней справлюсь…

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Пункт дислокации: Столица, спальные районы

    11 марта 2188 года


    Все-таки хорошо, что Корпорация не поскупилась на мелиорацию и вообще озеленением пригородов озаботилась – не пришлось долго по открытой местности бегать. Оно, конечно, темно уже, но я ведь в каком-никаком, а городе, так что полной и всеобъемлющей тьмы ожидать просто глупо. Там и сям фонари, машины по шоссе носятся, летающего транспорта немало – и все это светит фарами, прожекторами и просто светодиодами. Короче, настоящее светопреставление. Но мне в данный конкретный момент плевать. Перемахнув забор (без потерь не обошлось, на «колючке» остался добрый клок трофейной куртки, да и правую ладонь с тыльной стороны царапнуть умудрился), я в темпе пересек чахлую лужайку, проломился последовательно сквозь две живые изгороди (ветровка окончательно утратила товарный вид) и оказался в своеобразном загончике, окруженном со всех сторон кустами. Таких укромных местечек вокруг космодрома полно, и назначение у них сугубо утилитарное – маскировать технические коммуникации. Сейчас я, например, опустился на корточки у самого натурального канализационного люка. А вы как хотели? Чтобы современный город, да без канализации? Интересно, куда бы мы девали отходы жизнедеятельности без малого пяти миллионов его обитателей? Хотя… однозначно бы сами разбежались по оазисам. Или к бандитам в Пустоши бы подались. Другое дело, что такого количества горожан там вовсе не ждут. И вряд ли отнесутся дружелюбно к посягнувшим на их жизненное пространство. Ч-черт, чего-то меня снова на философию потянуло. Наверное, оттого, что отчаянно не хочу лезть в зловонную дыру. Канализация повсюду одинаковая, а уж ливневая тем более. Нафига нам ливневая? Мы же в пустыне? А вот как раз и нужна, из-за той самой мелиорации. Вся зелень в радиусе десятка километров от Столицы растет на поливных полях, да и в самом городе муниципалитет на воде не экономит. Так что у нас среднегодовой уровень осадков как бы не выше, чем в земных тропиках с их ежедневными ливнями. Естественно, часть влаги испаряется, но оставшаяся – и куда большая – уходит в ливнёвку и далее на очистные сооружения для повторного использования. Так что сеть подземных коммуникаций у нас обширная и весьма разветвленная. Разве что не очень глубокая, хотя кое-кто поговаривает, что при желании можно проникнуть в раскинувшиеся под столичными районами карстовые пещеры. Не знаю, не пробовал. Пусть стукнутые на всю голову диггеры такими вопросами задаются. Мне же достаточно и того, что по основной ветке ливнёвки, вход в которую скрывался под люком, можно убраться в соседний дистрикт, оставив между собой и потенциальными преследователями малопроходимый, но хорошо просматриваемый ввиду чахлости и небольшой высоты участок колючих зарослей. В принципе, если продвигаться ползком, то можно и под землю не лезть, но только ну его на фиг. Мне в джунглях Ваала такой экзотики хватило. Уж лучше я ножками, чуть пригнувшись и по колено в затхлой воде, но не через колючки. Кста-ати, сколько там у нас натикало? Четырнадцать с половиной минут от нападения на «джей-ти». Восемь минут, как ответственные лица слегка забеспокоились, так что моих убиенных соратников уже однозначно нашли. Но толком еще не среагировали, выясняют, кто виноват и что делать. К копам тоже сразу не обратятся, все-таки внутреннее дело военных. Так что еще живем. К тому же я уже за территорией космодрома и как бы уже вне юрисдикции армии. Так что еще им забота – с полицией договариваться да координировать усилия. А мне сейчас главное на одном месте не засиживаться.

    Крышка вышла из гнезда легко, пришлось лишь чуть поддеть ее клинком десантного ножа. Кстати, не забыть от него избавиться. Да и с кольтом, по всей вероятности, придется расстаться. Хотя выбрасывать не буду, просто припрячу в каком-нибудь укромном, но доступном месте. На той же конспиративной хате, к примеру. А до нее так и так рискую, крайне не рекомендуется мне попадаться на глаза копам. Да и военные патрули надо обходить десятой дорогой. Хотя когда их еще известят… где-то через полчаса в самом удачном для них случае. Но все равно лишний довод в пользу канализации, если разобраться. В пассиве – вонь и гадостная вода, с веселым журчанием залившаяся в ботинки. М-мать!.. Хлюпает теперь… зато безопасно. Расслабься, Майки, это не Ваал, никого в канализации нет, даже мифических крокодилов, якобы завезенных с Земли первыми колонистами. Разве что крысы – как пришлые, так и местные, – строго говоря, крысами, и вообще грызунами, не являющиеся, но очень на них похожие. Всем, вплоть до голого хвоста. Разве что чешуйчатые, поскольку рептилии. Так что шагай, тряпка! Под ноги посматривай да голову береги. И по сторонам глазеть нечего. Вернее, не на что – повсюду одинаково унылые бетонные стены с кабелями поверху и чрезвычайно редкими светодиодными лампами. А в промежутках фонарь мне в помощь. Я его благоразумно тиснул из давешнего бокса, как и моток пластыря. Вот только руку обработать некогда.

    Брел с четверть часа, не отклоняясь от выбранного направления, хотя неоднократно встречал переходы в смежные туннели – этакие дыры в стенах с парой ступенек. Данные проходы были сугубо техническими, для обслуживающего персонала, для отвода воды не предназначенными, а следовательно, сухими. К сожалению, вели они не в ту сторону. У меня сейчас задача – свалить как можно дальше от космодрома, а не тащиться параллельно взлетным полям. Выйти из радиуса патрулирования местных вояк, а дальше проще будет.

    Через пятнадцать минут, оказавшись у очередного перехода в кольцевой туннель, я таки забрался на ступеньки и шагнул в густую темень, вырубив фонарик. По идее, я уже под спальным районом, которому, если честно, больше подойдет статус трущоб – ну кто по доброй воле станет селиться в такой близости от взлетки? Челноки ревут не в пример даже реактивным самолетам, да и поездам до них далеко. Так что обитают здесь либо нищеброды, либо преступный элемент, прячущийся от корпоративных копов. Да и от бандосов здесь схорониться не сложно. Естественно, есть на районе и местная банда, владеющая территорией, и от нее уж точно не скрыться. А вот от любых других пожалуйста – владельцы угодий чужаков вряд ли пустят. А если и пустят, то резвиться не позволят. Плюс тут не работала глобальная система слежения Корпорации, охватывающая лишь центр и более-менее приличные дистрикты, населенные служащими Корпорации – клерками, обслугой и спецами с заводов. СБ контролировала еще без малого сотню объектов, разбросанных по пригородам и трущобам, но это были именно что обособленные строения или же предприятия, доступ на территорию которых был ограничен. В остальных же местах царил беспредел. Вернее, стороннему наблюдателю так казалось. На деле же все доступные, хм, угодья были поделены между бандами, общее руководство которыми осуществлял Синдикат. И уровень беспредела зависел исключительно от благоразумия «крыши», то бишь от кадрового состава конкретного преступного сообщества. Были и относительно респектабельные дельцы, и совсем уж безбашенные отморозки. Так вот, прилегавший к космодрому дистрикт занимал некое промежуточное положение между перечисленными крайностями и слыл чем-то вроде нейтральной земли. Здесь никто ни во что не вмешивался, пока не начиналась стрельба или массовые беспорядки. Но и просто взять и вмазать по рылу на улице первому попавшемуся прохожему не получится. Вернее, как раз врежешь, но тебя быстро выпасут серьезные накачанные ребятки в кожанках без рукавов, и отделают почище, чем Бог панцирного ящера. А вот если предварительно завлечь оного прохожего в какой-нибудь переулок, и уже там врезать, то последствий никаких не будет. Разве что сам прохожий окажется не промах и отвесит ответных люлей. Что тоже весьма вероятно. Короче, сплошные преимущества. Я и во времена гражданской жизни предпочитал обретаться в подобных зонах, а сейчас и вовсе бы отсюда ни ногой, кабы не дела…

    Кстати о делах. Уже полчаса от точки невозврата, каковой стал момент убийства сослуживцев. Военные уже наверняка связались с копами и передали всю имеющуюся информацию. А вот последние еще только втягиваются в процесс, так что время есть. Но мало, так что разбазаривать его не следует.

    Присев на бетонный пол, я вывернул карманы, аккуратно сложив рядом отжатый мобильник и такой же ай-ди, вооружился боевым планшетником и принялся гонять курсор по дисплею, одну за другой активируя специфические программы. Законнектиться с трофейным смартфоном труда не составило, равно как и взломать сеть местного оператора. Перекрытие туннеля преградой для сигнала не стало, и уже через пару минут я хозяйничал в местном сегменте виртуальной паутины. Закладки, оставленные перед отбытием на Ваал, никуда не делись, оставалось лишь их запустить и немного подождать. Еще сорок пять секунд, и проснется моя запасная личность, владеющая анонимным банковским счетом и являющаяся арендатором кое-какой недвижимости. Мои недоброжелатели так и не докопались до заначки. Вернее, две других они нашли, но те и спрятаны были не так тщательно. К тому же разархивированный в данный момент дубль Майка Бови, носящий совсем другие имя и фамилию, не более чем очередная обманка, еще один отвлекающий маневр, дополнительная подстраховка. Нужная только для того, чтобы я на относительно законных правах получил доступ к сети. Ага, уже тридцать секунд… пятнадцать… Все! Здравствуй, Мигель Торрес. Тебе предстоит чрезвычайно короткая, но до предела насыщенная событиями жизнь.

    И еще одно дельце, которое у всех на виду точно не сделаешь. Да и в укромном месте тоже, только здесь и сейчас, поскольку все равно меня выпасут и проследят аккурат до сюда. И не далее, потому что смарт я чуть погодя изничтожу, а ай-ди… ему тоже осталось жить считанные мгновения. Вернее, не конкретно электронной приблуде, а прописанной в ней личности Вернона Смита. Я не зря почти два года готовился к этому моменту, да и научился много чему. К тому же конкретно на собственной ошибке, а потому не стал доверять беспроводной связи, воспользовавшись банальными «крокодильчиками» и третьим проводком, зачищенным на концах и облуженном для пущего контакта. Ткнуть два раза в определенные точки, запитать от батареи планшетника, отключить программный ограничитель силы тока, и готово – чип обнулен, а маячок так и вовсе сгорел. Нормально. Теперь меня даже в центре, где камер и датчиков слежения едва ли не больше, чем людей, по ай-ди не выпасти. Только, скажем так, по «портрэту». Что мне, собственно, и нужно. А теперь еще пара манипуляций, на сей раз с небольшой программой-эмулятором, и в чипе прописывается дубль. Тот самый Мигель Торрес, жить которому в лучшем случае до утра. Для него в лучшем. На самом же деле надеюсь за пару часов уложиться.

    Ага, нормалек. Работает. Теперь до первого лежбища добраться и привести себя в божеский вид. Пешком не попрусь, вызову роботакси. Причем из местных, которые СБ не подконтрольны. Вернее, безопасники думают, что все путем, на самом же деле они видят лишь то, что выгодно «крыше» данного конкретного дистрикта, который официально называется седьмым, а неофициально – Туманной Дымкой или попросту Туманкой. А местные бандосы, если кому интересно, пафосно именуют себя тенями. Изначально они хотели назваться туманными тенями, но название не прижилось – слишком длинное. Народец же вокруг простой и ленивый, так что сошлись просто на тенях, хотя за спинами у них откровенно посмеивались. Правда, в глаза опасались. Так вот, тени, несомненно, меня засекут, другое дело, что я им на фиг не сдался. А с официалами они не будут сотрудничать из принципа. Разве что те за мою голову награду объявят. Естественно, не по центральному телевидению, а на черной бирже наемников – есть у нас и такая. У нас вообще много всякой гадости, даже удивительно для пятимиллионного города. Правда, есть еще столько же аграриев и несколько десятков тысяч пустынников – бывших бандитов, занятых освоением Пустошей. Но все равно многовато непотребностей на такое количество народа. Но это уже лирика. Главное, заказ принят. Мобильник теперь без надобности, можно и о стенку приложить от души. И даже нужно. А потом еще хорошенько утрамбовать рукояткой кольта. Все-таки на диво удобный на ней выступ! Готово.

    Роботакси явилось минут через пять после подтверждения вызова. Плюс тридцать семь от точки невозврата. Копы должны уже проснуться, но пока суетятся в непосредственной близости от космодрома в тщетной попытке перекрыть беглецу путь отступления. А я все это время проторчал в туннеле ливневой канализации, чуть приподняв люк. Хорошо еще, что он не посреди тротуара торчал. Хотя еще надо разобраться, где лучше – по мне чуть было не промчался какой-то лихач на скоростном седане. Это в центре стритрейсеров щемят безжалостно, а в Туманке только приветствуют – как ни крути, одно из любимых увлечений бандюков. Да и мирное население – назовем его так – сей забавы не чуждо. Естественно, у кого есть в наличии наземный транспорт. В любом случае, обошлось. Едва на горизонте показался желтый электрокар с характерными узорами на дверцах, я резво выскочил из колодца, раздраженно отшвырнув люк, и нырнул в обшарпанный салон. Водилу заменял автопилот, поэтому никто не возмутился, что с меня льется жидкое дерьмо, да и за изгаженные чехлы не попенял. Впрочем, мне было плевать – задав адрес, я подтвердил через переписанный на дубля ай-ди оплату услуги и расслабленно откинулся на спинку диванчика. Ф-фух!.. Теперь уже точно не догонят. По крайней мере, не сейчас. След, вероятно, возьмут, но он очень скоро оборвется. Буквально в четырех-пяти кварталах отсюда.

    Высадился я в паре домов от нужной высотки, причем предварительно заставил автопилот припарковать экипаж в запущенном скверике в промежутке между постройками. Обычно здесь тусовалась молодежь, но запалиться я не боялся – до службы я лично по этому адресу не бывал. А цепляться к одинокому прохожему в не самом уединенном месте себе дороже – тени вездесущи. Нет, вполне возможно, что сразу они и не отреагируют, но если мне взбредет в голову нажаловаться… да вот хотя бы смотрящему ближайшего доходного дома, уже минут через десять по души моих обидчиков явятся дюжие молодчики, не стесняющиеся пустить в ход кулаки, а в особо запущенных случаях и ноги в тяжелых бутсах. Местные-то никуда не деваются, так что найти их труда не составит. Вряд ли дело зайдет дальше плоских или даже откровенно глумливых шуток. Так, собственно, и вышло: выбравшись из такси, я окинул безразличным взглядом шайку подростков, развлекающихся потреблением пива и общением с такими же малолетками женского пола, пропустил мимо ушей свист и довольно громкий вопрос «Ты откуда такой, чучело?» и без колебаний прошествовал к подвальной двери. Проигнорированные подростки обострять конфликт не стали, разве что один протянул что-то вроде «обратно еще пойдешь, чучело», я тоже предпочел заняться чем-то полезным, то бишь в кратчайшие сроки ломанул магнитный замок и шагнул во тьму. Подростки мой планшетник рассмотреть не успели, соответственно и обострения не случилось. Прикрыв за собой дверь, достал фонарик и уже куда уверенней побрел к шахте лифта. Когда-то здесь, на так называемом нулевом этаже, располагалась парковка, но сейчас она пустовала – автовладельцы предпочитали оставлять своих железных коней под присмотром тех же теней, которые с большим удовольствием освоили новый бизнес, понатыкав платных стоянок по всему дистрикту. В любом случае это обходилось обладателю колесного кара куда дешевле постоянных ремонтов. Да и мне данный факт сейчас сыграл на руку – оставшись незамеченным, я взломал систему управления лифтом и заставил кабинку опуститься на заблокированный уровень. А уж подняться на девятый этаж и вовсе труда не составило, как и дошагать до крайней угловой квартиры – крохотной, всего в одну комнатушку. Ее аренда была проплачена на три года вперед, так что обнаружить здесь незваного гостя я не опасался. Не то время, чтобы на горничную напороться, а больше никто здесь не бывал по определению. Что до трат, то на тот момент я мог их себе позволить. Да и сейчас могу, надо лишь до загашника добраться.

    Но сейчас имелись дела поважнее. Виртуальные деньги всем хороши, но и наличные совсем не помешают. Причем мне нужно довольно много наличности, для того, собственно, я и ограбил Корпорацию. Вот только прежде чем удариться в коммерцию, стоит-таки привести себя в порядок. Чем я и занялся незамедлительно – с омерзением стянул с себя абсолютно все, вплоть до трусов, и прошлепал в душ. Стоять под теплыми струями оказалось невыразимо приятно (а ведь до канализации я не осознавал всей прелести данного процесса!), но пришлось ограничиться пятью минутами. И так уже… да, плюс сорок восемь минут от точки невозврата. Время не резиновое, а от потенциального хвоста я еще не отделался. Есть опасность, едва выбравшись ближе к центру Столицы, тут же загреметь к копам. Да и эсбэшники, оставшиеся на космодроме, могут проявить не свойственную им смекалку и проследить мой путь по канализации и далее, элементарно подняв логи диспетчерской службы таксопарка седьмого дистрикта. И если не поверят в ту лапшу, что обычно вешают им на уши тени, вполне могут тех припугнуть и выбить из какой-нибудь мелкой сошки нужные сведения. А там и до конспиративной квартиры недалеко. Правда, потом еще надо будет весь дом прошерстить, а это ни много ни мало шестнадцать этажей. Они ведь не знают, что я сейчас Мигель Торрес, так что будут действовать наугад. Хочется надеяться, что столь грандиозный шухер я замечу и успею сделать ноги. Н-да. Положеньице…

    «Боишься – не делай!» – припомнил я еще одну присказку покойного деда, оглядывая себя в запотевшее зеркало на двери ванной. А ничего так, нормально. Тот, старый, Майк во времена оны выглядел сущим задротом, не видящим света белого. Тощ был и костляв. А сейчас красавчик! Поджарый, мускулистый, гибкий. И ни единого шрама! Не моя это заслуга, а генной инженерии и клонирования, но хоть какая-то польза от службы в рядах доблестной «джунглевой пехоты». А еще я там пофигистом стал, ага. А потому чуток подумал и закончил фразу: «А сделал – не бойся».

    Чего уж теперь. Да и вообще, нефиг телиться. Дел невпроворот. В первую очередь, конечно, одеться поприличнее. Ну, как поприличнее? Для Туманки, естественно. Но то, что прилично в Туманке, и в других не сильно пафосных дистриктах вполне сойдет. А посему натянуть трусы, носки, влезть в синие джинсы – боевые, потертые, но от этого еще более удобные; надеть неброскую серую футболку, сунуть ноги в кеды (классические, черные) и завершить композицию ношеной кожанкой из шкуры пустынного ящера. Вот так. Ничего броского и вычурного, типа штанов с висящей мотней или в облипку, и никаких кричащих цветов. Равно как и угольно черного избежал – уж очень такой комплект на униформу смахивал бы. А сейчас все в меру. И впору, хоть и собирал шмотки еще до службы. Тогда, к слову, джинсы великоваты были, а сейчас в самый раз. Порядочно забытое, кстати, ощущение – прикосновение к коже грубого денима. Даже в кайф. Вот только футболка тесновата. Нет, вру, просто плотно облегает торс. Раньше бы и внимания не обратил, а теперь может проблема возникнуть, если на кого-то из знакомых нарвусь. Тут же задастся вопросом: а где это компьютерный задрот Майки так накачался? А может, наоборот, в обратную сторону сыграет, и мифический знакомый глазам не поверит. Тем более что и прическа у меня теперь кардинально иная – короткий ежик, как у служивых и принято, а не тонюсенький хвостик. Ладно, замнем для ясности. Главное, что одежка удобная и движений не стесняет. Вот только кольт пристроить некуда, разве что за пояс на спине. Благо ремень хороший, хоть и с неприметной пряжкой – это я тогда себя в очередной раз пересилил. Так-то предпочитал что-нибудь массивное и вычурное. Что еще? Запасной магазин в боковой карман кожанки, КПК во второй, а планшетнику так и жить теперь в неприметном сером ранце, в который я для маскировки натолкал еще всякой компьютерной мелочевки, в том числе пустую – и насквозь криминального происхождения – болванку ай-ди. С моим оборудованием прописать на нее новую личность не составит труда. И напоследок сунул в карман джинсов мультитул – без этой полезной штукенции я не мыслил своей жизни крайние два года. Ну все, теперь точно готов. Ч-черт, скорее бы завершить сделку и активировать последнюю запасную личность.

    – Что-то слишком уж ты довольный, – хмыкнул я, еще раз оглядев себя в зеркало. – Точно!

    Распотрошив аптечку, вооружился пластырем и налепил хороший кусок на левую щеку, под глазом. Еще одной полоской прикрыл царапину на тыльной стороне правой ладони. Нормально. Теперь в первую очередь в глаза бросалась именно ярко-белая блямба, а не моя рожа. Маскировка лучше не придумаешь – сорвал пластырь, и совсем другое лицо. Вот сейчас точно готов. Да и мобильник – самый дешевый, хоть и многофункциональный – уже зарядился. Ему скоро придется поработать. И по прямому назначению, и в качестве примитивного модема.

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Пункт дислокации: Столица, фавела

    11 марта 2188 года


    Фавела. Отвратное место, как по мне, но многим нравится. В том числе и Толстому Микки, с которым у нас уже очень скоро, минут через десять, должна состояться сделка с неплохим гешефтом для обоих. Вот только доберусь до укромного пустыря за гаражным массивом на самой границе фавелы и промышленной зоны номер девять, в просторечии «девятой промки». Бывал я тут уже неоднократно, но в прошлой жизни, когда подвизался на почве хакерства. Естественно, не один, с силовой поддержкой. Доставал через Толстого кое-какой специфический товар. Вообще, Микки парень незаменимый в плане достать что угодно и толкнуть что угодно. Везде у него подвязки, а если таковых нет, то он может найти нужного человека, и подвязки как по волшебству появятся. Я еще до службы всерьез подозревал, что не может такой тип существовать сам по себе, наверняка есть крыша, и это точно не бандосы. Кто-то из верхушки Синдиката, скорее всего. Вряд ли Корпорация, там хоть и сидят сплошные циники, до тех делишек, что проворачивал Микки, они не опускаются. Есть мнение, и не только мое, что как раз для этого Синдикат и нужен сильным мира сего. Но его скорее все же терпят как неизбежное зло. То самое, которое известно и относительно понятно, так что нет никакого смысла менять его на нечто невразумительно-неопределенное, к тому же совершенно непредсказуемое. А для меня в этом раскладе главное, что вот прямо сейчас, немедленно, меня не сдадут корпам. Концентрат биония в любом случае вернется к хозяевам, но перед этим на нем нагреют руки плохие парни. К тому же люди из Синдиката не настолько дурные, чтобы пустить горячий товар в оборот сразу же после сделки. Нет, они дадут ему отлежаться, возможно, до следующего визита покупателя. Риск минимален. Если только Толстому Микки не взбредет в голову избавиться от продавца на месте и тем самым слегка сэкономить. Хотя не должен, он дорожит репутацией. Стоит лишь один раз так запалиться, и пиши пропало. Все, хватит себя накручивать! Другого способа нет, просто держи ухо востро, Майк, и все будет в порядке. Главное, до стрельбы не доводить, а уж слинять и затеряться в фавеле не проблема.

    Роботакси я отпустил в полукилометре от точки рандеву. Чисто на всякий случай, хоть и убедился уже, что военные меня потеряли, а копы еще не взяли след. Идти тут всего ничего, хоть и по сильно пересеченной местности, а встречи с обитателями сей юдоли я не боялся – кольт за поясом придавал уверенности. Да и опыта специфического у меня хоть отбавляй. Пробрался по задворкам так, что ни один сторожевой раптор меня не засек. А у этих тварей что нюх, что слух – будь здоров. Потому их, собственно, и одомашнили. Не собак же, в конце концов, на цепях держать? Эти звери сейчас чуть ли не на вес золота. Роскошества и излишества. Показатели статусности, и не более. Котов, правда, много. Те легко приспособились к условиям Сета и отлично расплодились, вместо мышей избрав объектами охоты мелких рептилий, от которых в Столице было не продохнуть.

    На место добрался загодя, опять же в угоду тщательно лелеемой паранойе. Операция просчитана, все шаги расписаны чуть ли не по минутам, но слабых мест в плане достаточно. Да ту же связь взять. Я до сих пор не уверен, что мои послания в сеть Сета не перехватывала СБ Корпорации. Вернее, даже не так. Однозначно перехватывала, как и весь остальной трафик. Я, конечно, весь из себя крутой хакер, боевой ПВСУ с нехилыми вычислительными мощностями, но и канал у нас ровно один – спутник связи на стационаре Ваала. Так что пришлось заморачиваться многоуровневым шифрованием, а потом еще и маскировкой информационных пакетов, которые я отправлял на Сет короткими миллисекундными импульсами, да еще и в несколько приемов. Собственно наметки плана родились еще до службы в рядах «джей-ти», сразу после заключения того злополучного контракта, который в конечном итоге привел меня в джунгли Ваала. За два года я привел его в божеский вид, проделал большую подготовительную работу, а в тот день, когда узнал о назначении в группу экспедиторов, еще и запустил процесс. И, судя по тому, что меня не перехватили до убийства сослуживцев, это был большой сюрприз для эсбэшников. Так что девяносто процентов за то, что Толстый Микки появится… да, уже через пять минут. И обмен пройдет удачно. Хотя что-то часто я начал уповать на удачу. Слишком она ветреная особа. И очень может быть, что кредит доверия уже исчерпан.

    План предельно простой – свалить из системы Астарта. Вообще. Куда подальше, все равно куда. Здесь мне жизни не будет. К аграриям не хочу, скучно у них, да и дисциплина железная в поселениях. К бандитам в Пустоши – тем более. Остается Столица, но здесь мне покоя точно не дадут. Ваал? Хватит, насиделся. Это, собственно, и был запасной аэродром, на котором я переждал самый опасный период. Охренительный аэродром, если задуматься. Сколько раз я там башкой рисковал? Не счесть… И теперь вернулся домой, чтобы этот самый дом вскоре покинуть. И для этого существовал ровно один способ – купить место на корабле Курьера. Цель, прямо скажем, труднодостижимая. Посудите сами. Во-первых, надо узнать, когда оный Курьер прибудет на Сет. Но с этой проблемой я управился быстро – все-таки добывать информацию в сети моя профессия. Вернее, один из побочных видов деятельности. Хотя времени убил много, больше месяца ушло на анализ информационных потоков. В конце концов справился, раздобыв график одного из Курьеров. Тот бывал на Сете с периодичностью в два с половиной года, и сроки старался соблюдать. По крайней мере, еще ни разу больше, чем на неделю, не опоздал. И это за без малого двадцать лет наблюдений. Во-вторых, во весь рост вставал вопрос оплаты. Сразу после Блэкаута вместе с Колониальным союзом рухнула и единая финансовая система, так что какого-то универсального расчетного средства между изолированными звездными системами просто не существовало. Так что Курьеры, шныряющие между мирами, вели меновую торговлю. Хорошо шишкам из Корпорации, к ним Курьеры сами приходят. И напрямую договариваются о поставках. Баш на баш. А мне что делать? Нет, я в курсе, что главная статья экспорта нашего, не самого лучшего из миров – концентрат биония. Вот только где его взять? Мне снова повезло, источник нашелся. Вот только товар слишком горячий и достаточно нежный. Где бы я его хранил минимум пару месяцев? И это исходя из даты увольнения в запас. Я же сорвался (во всех смыслах) несколько раньше. Хорошо, что заранее справки навел у того же Толстого Микки. Концентрат биония придется продать, благо черный рынок еще долго не насытится. Вопрос лишь в том, на что менять? Не на условные же платежные единицы, которыми наша замкнутая сама на себя финансовая система оперирует уже полвека? Что они для Курьера? Просто строчки программного кода. Наличные деньги ему тоже по барабану – бумага, не более того. Но и тут помог случай: тот самый Курьер, что прилетал каждые два с половиной года, скупал «слезы Пустошей» – специфический минерал в кристаллах, идущий на изготовление сверхнадежных, хоть и не самых производительных, компьютерных чипов. Наши доморощенные монополисты-электронщики его тоже с удовольствием использовали, закупая в промышленных масштабах у пустынных банд – добывали этот ресурс в основном те. Но со временем выяснилось, что размер и чистота кристалла оказывают большое влияние на свойства конечной продукции, и появилась ценовая градация материала. Так вот, нужный мне Курьер скупал крупные кристаллы, не размениваясь на пыль и руду. То есть заплатить ему можно «слезой». Вопрос лишь в качестве кристалла. Но тут на Толстого Микки можно было положиться. Я отправил ему характеристики своего товара, и он в ответ предложил несколько вариантов, один из которых – чуть мутноватый бледно-розовый камешек размером с ноготь мизинца – меня полностью устроил. Оч-чень неплохой экземпляр. Так что теперь оставалось лишь дождаться дородного скупщика-посредника и осуществить обмен. Самое стремное место плана – естественно, после бегства с нейтрализацией коллег. Это если корректно высказываться, без мата. Если всю нашу компашку эсбэшники прихватят прямо на этом пустыре, вот ей-богу не удивлюсь! Потому что не бывает в реальной жизни так легко. Опять же, сам Микки может стать проблемой – мы с ним знакомы. Я же говорил, что неоднократно с ним пересекался на гражданке. Правда, он не знает мое реальное имя, только хакерский ник. Так что если его прижмут, а еще того хуже, возьмут за яйца (как я два года назад своего нанимателя, и только поэтому остался жив), то он меня выдаст с потрохами. А связать псевдоним с реальной личностью после полноценного расследования и сделки с правосудием труда не составит. Но тут ничего не поделаешь, остается лишь покориться судьбе. Будем надеяться, что снова пронесет. В хорошем смысле слова.

    Кстати, остается еще «в-третьих»: заполучив средство оплаты, с Курьером нужно будет как-то связаться. Но это вообще не проблема, информация эта в открытых источниках, Корпорация не прячет гостей. Оберегает от контактов с сомнительными личностями, но и не засекречивает. Главное, не упустить момент, а уж техническая сторона задачи вполне решаема. Придумаю, не впервой. Да и времени еще достаточно. Лишь бы Толстый не кинул…

    Ага, вроде явился!.. И довольный, судя по роже. Еще бы, он на мне оч-чень неплохо наварится. Мой товар минимум на треть дороже его кристалла, даже по ценам черного рынка. Но я и так выбрал лучший из возможных, да еще надо учесть, что сделка насквозь незаконная, так что это даже в какой-то степени справедливо. Ноги бы потом унести. Но вроде реально – Мик на этот раз явился всего с парой мордоворотов, которые на его фоне просто-таки терялись. Это я на основе прошлого опыта мог оценить их габариты, а человек непривычный купился бы.

    Выглядел Толстый Микки одиозно. Уж не знаю, из каких соображений, но он почему-то предпочитал так называемый «сутенер-стайл» – яркие шмотки с обилием искусственного меха и пару кило золотых цепей. Впрочем, к его лоснящейся черной физиономии все эти побрякушки даже шли. Видать, вдохновлялся старыми голливудскими фильмами про братков с района. И если бы я его не знал, решил бы, что именно с таким вот отморозком – наглым, туповатым и оттого совсем безбашенным – имею дело. В реальности же это не более чем маскарадный костюм. Мик был кем угодно, только не тупицей. В свое время я его хорошенько проработал, а потому был в курсе, что в этом клоунском наряде он вел, как бы это помягче… официальные дела. С помпой, антуражем и неизменными мордоворотами. И это прекрасно работало, ибо еще никогда он не палился за делами, хм, неофициальными. То есть по определению куда более серьезными. Тогда он преображался в скромного трудягу из того же района, не лишенного интеллигентности и приятного в общении. Я, если честно, чуть не офигел, когда сумел-таки его выпасти в этой ипостаси. И лишний раз убедился, что он не просто скупщик краденого и поставщик специфических товаров в одном лице, а нечто большее. Кстати, ни разу не слышал, чтобы Микки работал по мелочи. Если и брал что-то относительно дешевое, то только в большом количестве, а в основном имел дело только с эксклюзивом. Контактировал или с верхним звеном банд, или напрямую с продавцами, если те были независимыми и приносили действительно что-то стоящее. А сутенерские шмотки… предупреждающая окраска, как у ядовитого насекомого или змеи, не более.

    Телохранов у него тоже было два комплекта, по числу личин: серьезные белые парни, опасные даже с виду, и вот эти два ниггера в модных кожанках и худи. Впрочем, одежки движений не стесняли, а штаны и обувь были подобраны главным образом из соображений функциональности. Эти и догонят, и отоварят вручную при необходимости. И стволы у них наверняка есть. Мы же не в центре, где эсбэшники за этим следят и строго пресекают. Мы вообще в фавеле, и если бы сюда кто-то заявился по делу, но при этом невооруженный, я бы как минимум сильно удивился. А как максимум аннулировал бы сделку и послал олуха куда подальше. Ствол за поясом здесь норма жизни. И хорошо, если это всего лишь пистолет, а не что-то скорострельное и многозарядное типа моего «вектора», который остался на пятой джей-ти-би.

    Тем временем вынырнувшая из подворотни троица застыла в центре пустыря, а Толстый Микки, дабы уж совсем устранить сомнения в своей личности, прикурил от зажигалки толстую сигару, попутно осветив физиономию. Фонарей вокруг не наблюдалось, хотя отблески окон и неоновых реклам с параллельной улицы долетали, так что кромешной тьму язык не поворачивался назвать. Сам Микки выглядел уверенно, а вот клевреты заметно нервничали – обычно сделки совершались в лимузине, который подхватывал продавца на улице. На ходу оно, понятно, надежнее, но я сам себя в ловушку загонять отказался, а потому обговорил место встречи заранее. Кто-нибудь другой наверняка бы подстраховался – ну, там, снайперов на крышу посадил или хотя бы перекрыл своими людьми все входы-выходы. Но только не Микки – он слишком уверовал в свою репутацию. Поэтому, собственно, я его и выбрал. На хрен не нужен в качестве второй стороны такой же параноик, как я. Тогда точно бы миром не разошлись. А сейчас хоть какая-то надежда.

    – Эй, братан, выходи! – рявкнул Толстый, прождав для проформы пару минут. – Меня такие телочки ждут, а я с тобой время теряю!

    Ага, так я и поверил. Помаринуйся еще чуток, тебе полезно.

    – Если ты меня киданул, тебе конец, браток! Знаешь, сколько стоит моя минута, браток? Тебе столько и за год не заработать! А на таких телок и за всю жизнь! Усек, чувак?

    Усек, усек. Вроде никого больше. Я, конечно, в темноте как кот не вижу, но кое-какие специфические способности развил, особенно периферийное зрение. А еще подсознание давно уже приспособилось подмечать малейшие изменения в окружении. Иначе как бы я так долго выживал на Ваале? Так что теперь уже на девяносто пять процентов уверен, что старина Мик не подвел – явился не в силах тяжких, а именно в том составе, что продемонстрировал. Оно и к лучшему. С тремя, даже хорошо вооруженными, я в случае чего справлюсь. А просто слинять тем более без проблем. Все, Майки, взял себя в руки и пошел!

    Дернул левой щекой – пластырь немного мешал, глубоко вздохнул, как перед прыжком в воду, и вышагнул из глубокой тени, скрывавшей меня от визитеров.

    – Какого?.. – опешил Толстый. – Чувак, ты что творишь?! А если бы мои парни тебя пристрелили?!

    Ну да, ну да. Они еще только лапы под толстовки сунули. Куда им. При желании я бы уже всех положил. И давно. Но вряд ли Микки стоит об этом знать.

    – Привет, Мик, – буркнул я, остановившись в трех шагах от громоздкой фигуры.

    И ахнул про себя – очень уж реакция последовала нетипичная: Толстый явственно вздрогнул, колыхнув пузом, а его телохраны отскочили на пару метров, наставив на меня стволы. Как я и предполагал, банальные «штурмы» – нелицензионные копии земных еще беретт. Тоже статусные вещи, если вдуматься – с обилием хрома и всяких приблуд вроде лазерных целеуказателей. Часть имиджа. И даже держат их по-идиотски, завалив набок. Правда, взгляды цепкие и немного злые – мое появление и реакция босса заставили их насторожиться. А и пофиг.

    – Ч-чит-тер?..

    Ну вот, я же говорил, что он меня знает. Я ему некогда именно под этой кличкой представился. Понимаю, банально, но заморачиваться в тот момент не стал, ляпнул, что первое в голову пришло. Читер так Читер. Не Хакером же было называться, и не Великой Грозой Чужих Файерволов. Но силен Микки, не отнять. Узнать меня по первым же звукам голоса… И это несмотря на маскировку и сильно изменившуюся фигуру.

    – Я тоже рад тебя видеть, Мик.

    – Что ж… Это многое меняет, – ожил Толстый, мгновенно скинув личину сутенеристого звездобола. – Товар с собой?

    – Оплата?

    – Малик.

    Правый телохран нехотя опустил ствол, залез в карман и, шагнув к боссу, переложил что-то мелкое в его ладонь.

    – Уберите пушки, это приказ! – рыкнул Микки, только сейчас заметив оружие в руках охранников. – Совсем, что ли, сбрендили? Клиента нервируете. Вот, Читер, как обещал.

    А это уже ко мне обращаются. И ладонь-лопату тянут.

    – Не вижу.

    – Малик, подсвети.

    В луче фонаря мелькнул розоватый отблеск, чуть тусклый из-за прозрачного пластикового пакетика, в который была упакована «слеза». Ага, та самая.

    – Товар! – подпустил твердости в голос Толстый.

    – Держи.

    Я аккуратно бросил ему контейнер с бионием, и Микки неожиданно ловко для такой туши перехватил его в полете. Взвесил в руке, осмотрел со всех сторон и удовлетворенно хмыкнул:

    – Упаковка в порядке.

    Это радовало. Как минимум, не попытается скинуть цену под нелепым предлогом о нарушении товарного вида. Сейчас он еще контейнер просканирует на предмет неприятных сюрпризов типа микрозаряда взрывчатки и вскроет при мне, чтобы уж совсем все честно было. К тому же хранить капсулу с концентратом в штатном контейнере себе дороже. Слишком заметно, а еще в нее встроен пассивный маяк, который при большом желании и наличии специфической информации типа диапазона излучения отраженного сигнала можно обнаружить даже в трущобах. И наверняка обнаружат, только сильно позже. И пустой. Я же говорил, что Микки не дурак? Вряд ли он откажется от возможности сбить возможных преследователей со следа.

    – Все чисто, – буркнул тем временем Микки, убрав в бездонный карман сканер, смахивавший на безобидный смартфон. – Ну-ка…

    Человек-гора ловко покрутил контейнер в руках, присмотрелся и уверенно сжал в паре мест, в результате чего казавшаяся монолитной металлическая трубка раскрылась на манер пенала. Вот только во внутреннем отделении вместо стеклянной колбы с зеленой жидкостью покоилось что-то темное и непрозрачное.

    – Какого?! – удивился Толстый и перевел на меня недоуменный взгляд. – Читер, это снова твои дурацкие шутки? Зачем мне флешка?

    Что?! Какая еще флешка?!

    – Не, я понимаю, подстраховался, – продолжил Микки размышлять вслух. – Не доверяешь старине Толстому. Но, может, просто скажешь, где искать? У меня с собой компьютера нет. Да и где ты достал такое старье? Она же чисто контактная… Читер?..

    М-мать!.. Но как?! И почему?! Чтоб вас!..

    – Чит? Ты что, не в курсе?! – ужаснулся Толстый. – Парни, это подстава! Валим всех!!!

    – Охренел?! – сумел я наконец выдавить хоть что-то членораздельное.

    Но было уже поздно: взгляд Микки выдавал охвативший его животный ужас, и я понял, что убивать меня сейчас будут всерьез. Хотя бы потому, что Толстый себя не контролировал, полностью отдавшись панике. И было с чего – насколько я знал, еще ни разу ему не приходилось оказываться в подобной ситуации. И сейчас именно тот фактор, что я считал за преимущество, сработал против меня. Равно как и мои собственные рефлексы: едва мазнув взглядом по физиономии Микки, а затем по силуэтам его телохранов, я рухнул на землю, еще в падении автоматически протиснув правую руку за спину. Пальцы сжали рукоятку кольта, и я рванул оружие из-за пояса, понимая, что все окончательно пошло наперекосяк.

    Интерлюдия 2

    – Интересный у вас мир.

    – Что есть, то есть, – не стал жеманничать мистер Дрейк. – Не знаю, как в других колониях, а у нас не поскучаешь. Борьба за выживание всегда была самой интересной из всех возможных игр.

    – А с кем боретесь, если не секрет? – оживился Курьер. – Насколько я могу судить, вы, то бишь Корпорация, как бы монополисты. Или я не прав?

    – Смотря в чем, – вздохнул хозяин кабинета. – Кое-куда нам хода нет. Если разобраться, монополисты мы только на Ваале и во внутрисистемном космосе. Даже Столица, и та принадлежит нам в лучшем случае на треть.

    – И вас такое положение устраивает?

    – Категорически нет! – грохнул кулаком по подлокотнику Дрейк, но сразу же взял себя в руки. – Извините, мистер Смальков. Больной вопрос. Но что поделать, такова объективная реальность. Текущий баланс сил сложился лет через десять после Блэкаута.

    – И кто же, с вашего позволения, основные игроки?

    – По большому счету их три, – принялся перечислять Дрейк. – На первых ролях, естественно, мы, Корпорация. Мы поставляем бионий – и сырец, и концентрат. В наших руках также поставки ископаемых из астероидного пояса и металлургические заводы на орбите. Химическая промышленность и электроника тоже наши, хотя электронику, если честно, мы штампуем на репликаторе. Не всю, конечно, основные компоненты, но все равно для инженеров поле деятельности ограничено – забавляйся с конструктором как сможешь, но ни на что новое не претендуй. Развиваемся, так сказать, экстенсивным путем, наращивая вычислительные мощности за счет количества процессоров и блоков памяти, а не за счет их качества. Кстати, а вы не могли бы?..

    – Обсудим, – отмахнулся Смальков. – Я понял вашу проблему. Но мне нужно ознакомиться с характеристиками вашего репликатора. В рабочем порядке, если можно. А пока вернемся к беседе.

    – Хорошо, – благосклонно кивнул хозяин кабинета. Он действительно был доволен – не каждый день удается вот так, походя, разобраться с важной проблемой. – Так вот, промышленность, вплоть до легкой, вся под Корпорацией. Это наследие времен до Блэкаута, мы сюда пришли не с пустыми руками, собирались развивать колонию, и в первую очередь позаботились о том, чтобы в будущем перейти на самообеспечение.

    – И как, получилось?

    – Более-менее. Мы сейчас не зависим от остальных колоний почти по всем основным пунктам – кормим, поим и одеваем себя сами. Технику, хоть и по минимуму, тоже производим. Потеряли, правда, в техническом уровне, но это не самая высокая плата за возможность сохранить промышленность в принципе. А вот первые три пункта заслуга не только, вернее не столько наша, сколько, хм, конкурентов. Самый главный из них – аграрии. Это, по сути, крупный клан, соотносимый по мощи с Корпорацией. И позиция у него более чем солидная – кушать хочется всем. Аграрии контролируют сельское хозяйство в масштабах планеты, но выхода в космос и доступа к бионию не имеют. Опять же, мы рынок сбыта, поскольку нам, в свою очередь, просто негде выращивать сельхозкультуры, да и животноводством в городе не очень-то займешься. Плюс нам еще кормить космонитов и контингент на Ваале. Это еще процентов десять от населения Столицы. Получается патовое положение: они не могут обойтись без нас, мы – без них. Равновесие, чтоб его. Мы существуем бок о бок, поскольку вынуждены терпеть друг друга, поэтому серьезных трений не бывает. А по мелочам пакостим с большим удовольствием. Скажем так, Корпорация и аграрии – заклятые друзья.

    – А третий конкурент?

    – А это вообще казус, иначе и не назовешь, – усмехнулся Дрейк. – Вы будете смеяться, но когда-то давно, лет пятьдесят назад, в колонии не было организованной преступности. Вообще. Очень хорошо работала служба безопасности Корпорации.

    – А сейчас стала хуже?

    – Да нет, в общем-то. Возможности сохранились, к тому же нет связи с внешним миром, соответственно нет и залетных гастролеров. Так что при желании можно всем бандам хвост прижать.

    – И за чем же дело стало?

    – Этого никому не нужно, – вздохнул собеседник Курьера. – И смешно, и грустно одновременно. Потому что без банд и Синдиката – это своеобразный координирующий орган преступных сообществ – не будет черного рынка. Без черного рынка не будет теневой экономики. А без нее, как оказалось, и обычная экономика функционировать не способна. Просто потому, что мы варимся в закрытом котле. Понимаете, о чем я?

    – Кажется, да, – кивнул Смальков. – А я-то все удивляюсь, почему у вас нет откровенной диктатуры. Потому и нет, что есть альтернатива.

    – Вы все правильно поняли, мистер Смальков. Я вам больше скажу, именно Корпорация и породила первые банды. Сначала в пределах Столицы, потом те сами выбрались на свободу. Естественно, аграрии бандосов в свои владения не пускают – не так уж и много у нас сельхозпредприятий, они в основном привязаны к оазисам или к водоносным пластам, пусть и глубоко залегающим, так что оборону организовать не сложно. Это, кстати, еще одна причина, почему мы не используем силовые методы – еще большой вопрос, кто победит. Впрочем, первые банды неоднократно испытывали оборону аграриев на прочность, но не преуспели. Зато набрались необходимого опыта и принялись осваивать Пустоши. Видите мой ботинок?

    – Хм… Интересная фактура… Крокодил?

    – Кто, простите?

    – Земная рептилия, из нее делали дорогую обувь и дамские сумочки.

    – А-а-а!.. Что-то вроде. Пустынный ящер. Их много, они относительно крупные, и охотиться на них не сложно. И, что самое главное, их шкура – очень ценное сырье для обувной промышленности. Да и не только обувной, верхнюю одежду у нас из нее шьют, те же куртки вроде вашей. Живем-то мы в пустыне, днем пекло, ночью холод. Перепад температур заметный… Что я такого смешного сказал?

    – Да нет, ничего, – смахнул слезинку Смальков. – Я просто представил, что бы вы сказали про перепад температур у нас на Новом Оймяконе. И хотел бы посмотреть на вас в мороз под минус тридцать.

    – Минус тридцать чего, извините?

    – Цельсия, естественно.

    – Хм… – Дрейк явно впечатлился, но сбить себя с мысли не дал. – У нас, конечно, попроще, отрицательных температур не бывает, по крайней мере в зоне жизни. За полюса не поручусь. Но вернемся к нашим ящерам. Сначала бандиты начали на них охотиться ради развлечения. Потом для пропитания – мясо у тех не только съедобное, но и вкусное, особенно в копченом виде. Местный деликатес, попробуете за ужином.

    – С удовольствием, особенно под хороший виски.

    – Этого добра у нас хватает, аграрии едва ли не с первого года гонят самогон… Да, ящеры. В первое десятилетие после Блэкаута с сырьем было туговато, народ жил на старых запасах, а осваивать новые сферы производства никто не торопился, как Корпорация ни стимулировала развитие мелкого предпринимательства. Все надеялись, что связь с Колониальным союзом восстановится. Так вот, те банды, что базировались в Пустошах, пообносились быстрее других и начали выискивать способы прибарахлиться. Тогда-то и выяснилось, что шкура пустынного ящера даст сто очков вперед и свиной, и коровьей. Только ее обработать надо соответствующим образом. Так зародился первый легальный бизнес Синдиката. В Столицу пошел поток сырья, аграрии тоже не остались в стороне – освоили хлопок и производство хлопчатобумажных тканей, а потом и денима. А уж собрать на коленке подпольный швейный цех вообще не проблема. Чем, кстати, занялись опять же бандиты, только уже городские. В результате за каких-то пять-шесть лет образовалась полноценная легкая промышленность, позволившая обеспечить одеждой и обувью и население Столицы, и весь аграрный сектор. Да и нам проще – не нужно тратить ресурсы на производство синтетики. Разве что резину для подошв варим, но это вообще побочный продукт шинного завода. И так почти во всех сферах жизни. А теперь, по прошествии полувека, вообще уже сложно разобраться, где кончаются аграрии и начинается Синдикат. Да и, что греха таить, при желании легко вскрыть связи Корпорации с теми же бандитами. Вот так и живем.

    – Интересный у вас мир.

    – Вы уже говорили.

    – Я помню. А где у вас можно обувью закупиться? Желательно высшего качества. Я бы, пожалуй, взял пробную партию…

    – Охотно составлю протекцию… Черт! Извините, мистер Смальков… – Дрейк раздраженно ткнул пальцем в дисплей верещащего смартфона и смерил собеседника виноватым взглядом, мол, и тут покоя нет. – Не возражаете, если я вас покину на несколько минут? Видимо, стряслось что-то серьезное. Я, помимо прочего, еще и за… как это у вас называется?.. гражданскую оборону отвечаю.

    – У нас это называется МЧС – министерство по чрезвычайным ситуациям. А на Земле у американцев это раньше называлось «девять-один-один», – пришел на помощь хозяину Курьер. – Идите, конечно. Любопытный у вас приборчик…

    – Хотите посмотреть? – Дрейк положил смарт на столешницу и резким движением толкнул к гостю. – Не стесняйтесь. Книга контактов защищена, а других секретов в нем нет.

    – Потом посмотрю. – Смальков ловко перехватил гаджет, на мгновение задержав на нем ладонь, и аналогичным способом переправил хозяину кабинета. – Кстати, можно будет обсудить поставки. Вещица, судя по всему, не сложная, а во многих мирах именно это сейчас и ценится.

    – Обсудим, – кивнул Дрейк, спрятав смарт в карман. – Еще раз прошу прощения.

    Шагнувший к широкой двустворчатой двери Дрейк не заметил, как губы Курьера скривились в едва заметной усмешке. Да если бы и заметил, то не придал значения – мало ли причин для улыбки? Взять хотя бы ту же легкую неловкость, возникшую благодаря неурочному звонку. Но поскольку он этого не заметил, то и проблемы как таковой не возникло. В отличие от той, что ждала его сразу за отделанной под дерево створкой.

    – Сэр, у нас чрезвычайное происшествие! – кинулся к нему человечек непримечательной внешности, облаченный в безликий офисный костюм. Видно было, что ему стоило больших трудов дождаться, когда закроется дверь. – Майк Бови сбежал!

    – Что?! Когда, где?!

    – Примерно полчаса назад, на космодроме, – зачастил неприметный. – Нам только что сообщили, и я решил, что вопрос не терпит отлагательства.

    – Это на вас совсем не похоже, Браун! – удивился Дрейк. – Обычно вы всячески уклоняетесь от принятия решений. Хотя… сдается мне, вы поторопились. Ну, сбежал. И что?

    Браун недоуменно покосился на шефа, подозрительно быстро оправившегося от шока, помялся, но все-таки добил его:

    – Он не просто сбежал, а еще и груз прихватил.

    – Н-да… А другие охранники?

    – Убиты.

    – Это сильно осложняет дело, – покачал головой Дрейк. Потом не удержался и оглянулся на дверь, за которой остался кабинет с гостем. – Резервный экземпляр с Ваала прибудет в лучшем случае через пять суток. Я не знаю, чем все это время занимать Курьера. У вас есть какие-то идеи, Браун?

    – Никак нет, сэр!

    – Тогда придется либо искать груз, либо ловить беглого Бови.

    – Возможно, одно не обойдется без другого, сэр.

    – Вот и прекрасно, Браун. Начинайте искать капрала. Только не тратьте время понапрасну, не пытайтесь засечь след беглого «джей-ти» стандартными методами. Поверьте мне на слово, от его текущей личности в сети и бита информации не осталось. Ищите по фото.

    – Да, сэр. Мне известна специализация Бови.

    Еще бы не известна! Два года назад, во время одного тщательно замалчиваемого инцидента, Дрейк был вынужден привлечь к делу своего неприметного помощника. Правда, избавиться от него так и не сподобился, все откладывал – очень уж полезен тот оказался в повседневной жизни.

    – Привлекайте любые ресурсы. Копов, СБ Корпорации, Синдикат, бандитские «крыши» на местах. Наладьте дистанционный контроль мест, где он может появиться. Даже гипотетически. Денег не жалеть. При любых затруднениях обращаться ко мне.

    – Да, сэр.

    – Капрала взять живьем. Впрочем, если найдете груз, то Бови нам будет не нужен. Соответственно… Надеюсь, вы меня поняли, Браун?

    – Несомненно, сэр!

    – Все, приступайте… М-мать!.. Ну что опять?! – Дрейк подтвердил вызов и прижал смартфон к уху. – Слушаю… Что?! Да вы там совсем?.. Нет!.. Ни в коем случае!.. Доставить в Столицу завтра к вечеру… А мне все равно, как!.. Да, я в курсе. Поэтому и не требую к утру… Курьерским кораблем, я вам разрешаю! Все!

    – Что-то случилось, сэр?

    – Браун, у вас, кажется, есть дела? – ядовито поинтересовался Дрейк. – Вот и делайте их. И еще… Я буду постоянно на связи. Пришлите кого-нибудь с беспроводной гарнитурой.

    – Да, сэр.

    – И не тяните, я не знаю, как долго смогу заговаривать зубы Смалькову!

    – Да, сэр.

    Проводив взглядом скрывшееся за дверью начальство, Браун страдальчески вздохнул и побрел к логову диспетчеров СБ Корпорации. Вечер и ночь обещали быть суетливыми, чего клерк очень не любил. Чтоб ему провалиться, этому капралу Бови!..

    Глава 2

    Система: Астарта

    Объект: Ваал

    Пункт дислокации: где-то в джунглях

    День первый


    Голова раскалывалась. И не просто раскалывалась, а РАСКАЛЫВАЛАСЬ. Такого я за собой не помню. Нет, получал, конечно, и по черепу в том числе, одних ранений за срок службы около десятка. Правда, что характерно, все легкие, без потери конечностей или жизненно важных органов. А вот теперь, похоже, сподобился. Хотя когда это голова была для «джей-ти» жизненно важным органом? Вот-вот, и сёрдж так же говорит… Черт, сержант!..

    Мысли побежали чуть быстрее, звон в ушах слегка ослаб, но наряду с положительными эффектами обнаружились и весьма поганые: к телу вернулась чувствительность, и я незамедлительно обнаружил, что болит почти все. Такое ощущение, что по позвоночнику пустили электрический ток с неслабым напряжением, и уже из него воздействие передалось на остальные… э-э-э… члены. Ныли даже те места, о существовании которых я и не подозревал, хотя, казалось бы, еще на КМБ таких не должно было остаться. Однако ж вот нашлись.

    Что хуже всего, ребра на каждый вдох отзывались резкими вспышками. Если не множественные переломы, то тяжелейший ушиб. Как минимум. Но вроде легкие не повреждены – маленький, но все же повод для радости. Оклемаюсь, лишь бы руки-ноги на месте были. Кста-а-ати… Попытка пошевелить конечностями отдалась в мозгу волной боли, но тело работало. Правда, что-то мешало развернуться как следует, ноги как будто чем-то придавило, а руки, такое ощущение, к стене кандалами прикованы. Вот пальцы без проблем двигаются…

    Что-то противно пискнуло, и сквозь веки проник приглушенный свет, вынудив приоткрыть глаза. Ага, «вирт» заработал. Видимо, в манипуляторе какие-то контакты перемкнули, пока я руками тряс, как эпилептик. Ставим две галочки: зрение в порядке и аппаратура кое-какая работает. Вот только мигрень очень мешает… а почему аптечка не сработала? Комп же в порядке… или нет? Ладно, поможем чуток…

    Работающий «вирт» – это прекрасно. Пара кликов виртуальным курсором, послушно выписывающим кренделя вслед за указательным пальцем правой руки, короткий укол в район поясницы, и по телу пробежала блаженная волна – именно так я воспринял болевую блокаду, вызванную мощным пэйнкиллером из индивидуальной аптечки. Плохо только, что эффект временный, минут на десять, не больше. Но тогда уже должны будут сработать менее убойные средства, так что побарахтаемся еще. Ядреная химия, безусловно, очень вредна для организма. Но это в перспективе. Считается, что для действующего «джей-ти» это как слону дробина, потому что до очередной «копирки» бедолага по-любому дотянет, а там обзаведется свеженьким, только-только из искусственной матки, телом-клоном. В моем случае промашка вышла, я еще ни разу не подвергался данной процедуре. Вроде бы. Хотя не совсем уверен. Помнится, мне на базе по какой-то таинственной причине устроили блиц-КМБ в первую же неделю, причем начали в день прибытия. Справедливости ради стоит сказать, что не мне одному, а половине взвода во главе с сержантом Холли. Черт, сёрдж!..

    Химия такая химия! Вроде бы уже ничего не болит, а мысли все равно заплетаются. Что-то ведь важное сейчас мелькнуло… А, точно. Соратники. Если я себя столь отвратно чувствую, то страшно представить, что с ними. Удар был ого-го, хоть и гробанулись метров с пятидесяти всего… Кста-а-ати!.. Мы ведь и впрямь грохнулись, прямо на транспортнике. Летели себе, летели, чуть ли ни пузом деревья цепляя, а потом громкий такой бабах, рывок… и свет выключили. Кто-то нас сбил, однозначно.

    Молодец, капрал! Возьми с полки гамбургер. А заодно верни прозрачность забралу и осмотрись. Надо же выяснить, что двигаться мешает.

    Осмотрелся. Правда, легче не стало, очень уж поганая картинка нарисовалась. Во-первых, судя по ощущениям, я лежал на спине, а не сидел, как должен был. Транспортник на бок завалился? Похоже. Хотя и не весь транспортник, а жалкий его огрызок – аккурат «салон первого класса» и кабина. Вся задняя часть, включая десантный отсек, отсутствовала. Во-вторых, в таком же состоянии – располовиненном – пребывал и лейтенант Конски, придавивший мне ноги. Перевалиться на меня ему помешали хитро выгнутые трубы фиксаторов. Да и упал он относительно удачно, грудью на мои голени, так что кровища, хлеставшая из обрубков его бедер, на меня почти и не попала. Бедняга. Но можно сказать, и повезло ему – помер если не от шока, то от удара, по всей видимости сломавшего шею. Не мучился хотя бы. Чего не сказать о сержанте Холли – тот во время полета сидел напротив меня, и теперь, когда транспортник занял неестественное для себя положение, оказался подвешен на своеобразной дыбе: руки застряли в фиксаторах, а нижняя часть тела, подчиняясь гравитации, обвисла, едва не выворачивая плечи из суставов. Не покалечился сёрдж только из-за того, что голова в стенку уперлась. А может, и не обошлось без последствий, но это проверять надо. И это было в-третьих. В-четвертых, еще один бедолага, рядовой первого класса Деррик, мой коллега-ПВСУ из второго отделения, скрючился справа от меня, навалившись животом на соседний фиксатор. Однозначно ребра переломал, с одной стороны как минимум. В-пятых, неизвестно, что у пилотов. Но судя по люку, выбитому из рамы, ничего хорошего.

    Ладно, капрал, хватит пострадавшего изображать. Похоже, ты тут самый функционально сохранившийся, так что давай-ка, шурши, как перводекадник. И не морщи рожу, не такого за прошедшие почти два года (стандартных, естественно) насмотрелся. Конски еще ничего так сохранился, часто от парней вообще пазл трехмерный остается. Особенно когда с бродячей «сеточкой» угораздит столкнуться. Так что фиксаторы вверх, лейтеху со всем возможным почтением – все-таки брат по оружию, да еще и командир – в сторону и поднимайся, «джей-ти». Тебя ждут великие дела! Трудно, ага.

    Но никто и не говорил, что будет легко. А тут еще и весь незакрепленный хлам с противоположной стены салона навалило, некуда ногу приткнуть. Прямо как слон в посудной лавке, куда ни дернись, обязательно что-нибудь зацепишь. Н-да, давненько я себя таким неуклюжим не ощущал.

    Кое-как утвердившись на своих двоих, я принялся решать сложнейшую логическую головоломку: с кого начать.

    Оба кандидата выглядели одинаково хреново, но сержант еще и висел, и добраться до его фиксатора было проблематично. Особенно в моем нынешнем состоянии – меня вдруг мотнуло, и не грохнулся я лишь потому, что навалился на стенку, в которую сейчас превратился пол отсека. Или ну его на фиг? Сперва посмотреть, что снаружи творится? Может статься, что там толпы биомехов. И в этом случае парням лучше не приходить в сознание. Если они живы, конечно. В чем я лично сомневаюсь, как говаривал один известный сказочный осел.

    Мой «вектор», судя по всему, сгинул вместе с десантным отделением, так что пришлось ограничиться типовым кольтом, который при вдумчивом охлопывании самого себя обнаружился в набедренной кобуре. Лишний груз, конечно, но куда деваться? Уже неоднократно пригодился, так что спасибо интенданту Реджи, через которого в свое время удалось раздобыть столь полезный девайс. Без его содействия вряд ли бы получилось разжиться сугубо командирской игрушкой. Заодно скользнул взглядом по браслету элэски на левом запястье и мысленно матюкнулся – получалось, что в отключке я пробыл полчаса. Точно, именно так и получается.

    Я же всю дорогу телеметрию фиксировал, впрочем, как и Деррик. И отчетливо помню, сколько таймер показывал. А элэска по определению заглючить не может, нечему в ней. Примитивнейшие электронные часы в комбинации с датчиком пульса и маломощным передатчиком, транслирующим данные о сердцебиении «джей-ти» на единственный стационарный спутник над этим континентом. Передача узконаправленная, так что энергии от фотоэлементов, размещенных на браслете, за глаза. Плюс никакие глушилки биомехов не страшны. Зато на базе всегда знают, кто жив, а кто отправился на перерождение. И чьего клона пора выводить из спячки и скармливать «копиру» для вживления психоматрицы. Потому что чем раньше начнет «бэкапная» виртуальная личность обживать тело, тем раньше завершится реабилитация и «джей-ти» вернется в строй. Но я опять отвлекся, вроде бы наружу выглянуть собирался…

    Упали нехорошо, прямо скажем. Сколько в здешних джунглях достаточно широких проплешин, чтобы ощущать себя мячом в центре футбольного поля? Вот именно, я про такие раньше и не слышал. Обычно полянки возникают по вине «джунглевой пехоты», в тех местах, где «губки»-сборщики поработали. Потом эти пятна очень неохотно зарастают. Но они в основном неподалеку от побережья, а сегодня мы забрались в глубь материка километров на триста. Почти рекорд. Дальше только стратосферным прыжком, но для этого трюка специальная техника нужна, которую Корпорация почитает слишком дорогой. Да и зачем так далеко лезть, если потом хрен выберешься? С навигацией относительный порядок в пределах досягаемости комплексов базы, во владениях биомехов с этим полный швах, такое ощущение, что чисто по привычке все подряд глушат. Но в этот раз пришлось переться в неизвестность, почти всю дорогу на бреющем, чтобы под ракеты не подставляться. И, судя по всему, план работал. Ровно до тех пор, пока мы над открытой местностью не очутились. Вот тут-то по нам и вдарили, причем хватило единственного залпа. А судя по тому, что «вирт» вырубился и далеко не сразу заработал, нас еще и ЭМ-ударом накрыло. И это что-то новенькое. Равно как и поляна, посреди которой торчал кусок транспортника.

    Насчет поляны я выяснил, таки выбравшись из остатков салона. Бесполезный по большому счету кольт держал наготове, но тот не пригодился – непосредственной опасности не оказалось. Да и отдаленной тоже, обычно таковая сразу в глаза бросается. Обходить жалкий огрызок нашего летательного аппарата не пришлось, достаточно было выглянуть за неровно обгрызенные края пола и потолка десантного отсека, которые в нынешнем положении транспортника превратились в стены. Со всех сторон до деревьев по паре километров как минимум, а из укрытий только какие-то подозрительные холмики, понатыканные достаточно редко, чтобы бросок до любого из них превратился в лотерею с сомнительным исходом. Ползком перемещаться тоже не вариант, вместо нормальной травы под ногами что-то вроде серо-зеленого мха, в котором наш несчастный транспортник проделал нехилую борозду. На срезе получилось оценить толщину слоя – сантиметров двадцать – тридцать, под ногами наверняка будет проминаться. А если лечь, так и почти с головой ухнешь. Обзор никакой, демаскирующих факторов уйма. И стоит ли оно того? А фиг знает, если честно. В обломках летательного аппарата оставаться все равно не вариант. Биомехи рано или поздно чухнутся, припрется какая-нибудь мелочь проверить, и кранты. Кста-а-ати!.. А почему до сих пор не проверили? Или проверяли, только мы не в курсе? На внезапно накатившую волну ужаса организм ответил адреналиновым выбросом, и я принялся в лихорадочном темпе орудовать курсором «вирта», перекинув пистолет в левую руку и периферийным зрением контролируя окрестности. Осмотрелся я первым делом, едва высунувшись из салона, но теперь как-то засомневался – многие биомехи способны сливаться с окружением за счет покровительственной окраски, так что надежнее вооруженным глазом пробежаться по полянке. Что, вообще-то, не приветствовалось: еще на заре эпопеи с бионием выяснилось, что полагаться на сложную электронику чревато, слишком легко она блокируется. И даже если это происходит не в самом начале боестолкновения, все равно преимущество в несколько секунд с лихвой перекрывается последующей перестройкой восприятия, которая может занять куда больше времени. Проще сразу использовать простые и дубовые методы – в частности, диоптрийные прицелы и примитивные оптические приборы типа биноклей. И зрение тренировать, особенно на движение. Последнее, впрочем, происходило само собой, по мере накопления боевого опыта, поскольку условные рефлексы и наработанные на практике навыки сохранялись в психоматрице. Правда, в новом теле они не сразу срабатывали, требовалась реабилитация. Но об этом я, кажется, уже упоминал.

    Так вот, по вышеозвученной причине никто на электронную начинку шлемов и не полагался. У рядового состава она вообще служила лишь для одной цели – передать видеопоток на центральный сервер. «Глушилки» этому процессу не преграда, данные, как правило, передавались пакетными файлами – импульсами в несколько миллисекунд. А такую брешь всегда найти можно, даже в плотной блокаде. Зачем это Корпорации? Сбор информации, не более того. К тому же из самых зрелищных роликов собирали впечатляющие фильмы от первого лица – от рекламных короткометражек для привлечения волонтеров до брутальных кровавых многосерийников для платежеспособных поклонников жанра. Корпорация зарабатывала на всем, и особенно на смертях «джей-ти» – еще на гражданке сталкивался, по основной, так сказать, профессии… Ну да бог с ним. Самое главное, что у рядового состава в баллистических компьютерах никаких наворотов не было. Но не в моем. Мало того что я ПВСУ и доброволец, то есть по определению пользуюсь определенными преференциями, так еще и «компьютерщик», как меня называли сослуживцы. Вообще инженер-системотехник по официальной гражданской специальности. А неофициально еще и хакер-программист. И пусть тот спец схожего рода деятельности, который не забивает любое доступное дисковое пространство софтом разной степени бесполезности, первым бросит в меня камень. Ага, я не исключение. Девяносто процентов программной начинки моего шлема мало того что не задекларированы, так еще и насквозь нелегальны. Командование бы о-очень удивилось, если бы узнало все мои возможности. Скажем так, на базе от меня почти нет секретов. Я даже с «копиркой» в какой-то степени могу общаться… Но об этом тс-с-с!.. Расстреляют, если всплывет. Хотя если б они знали, каких усилий мне это стоило… и времени. Но его не жалко, скука навалилась уже через декаду армейской лямки. А чем займется скучающий хакер? Вот-вот. Плюс нехилые связи в службе обеспечения, опять же на почве мелких айтишных услуг. Короче, был у меня и полный набор софта корпоративной гвардии, тот, что в их боевых костюмах инсталлирован. Пришлось, правда, под мое «железо» его адаптировать, но ведь скука никуда не делась? И вот теперь снова пригодился запас: пара кликов, и забрало превратилось в объектив с цифровым зумом, а еще одна специализированная программа в рил-тайм режиме начала вычленять движущиеся части картинки, автоматически фокусируя изображение на подозрительных участках. На мое счастье, таковых обнаружилось ровно три, и везде деревья раскачивались от ветра. Конечно, насекомообразную мелочь хрен засечешь, но от них и опасности практически никакой, пока в рой не соберутся, то есть достаточно крупный объект, а это уже другой вопрос.

    Облегченно выдохнув, я таким же способом обследовал фланги, ничего подозрительного не обнаружил и вырубил программу. Несколько секунд постоял, привыкая к новой перспективе, и вернулся в разгромленный салон. Если бы нас засекли, то гости бы уже однозначно приперлись. Но их нет, значит, пока что мы в безопасности. И нечего давать лишний повод, под открытым небом отсвечивая. Какой-то запас времени есть, пора сослуживцами заняться.

    – М-мать!.. Чтоб тебя! Кха-кха!..

    Вовремя, блин. Чуть не обделался легким испугом.

    – Эй, сёрдж, очухался? – поинтересовался я, предусмотрительно сместившись к стене, в которую превратился пол. С Холли станется, сначала пальнет, а потом разбираться будет, а так я вроде бы не на линии огня. – Ты как вообще?

    – Майки?! – взбодрился тот. И, судя по стону, неосторожно дернулся. – Черт, не вылезу…

    – Сейчас помогу, только не стреляй.

    Бред, конечно, сержантский «стонер» тоже сгинул вместе с десантным отсеком, а до собственного кольта ему и вовсе не дотянуться, в его-то раскоряченной позе. Но пусть лучше голос мой слышит, так надежнее.

    – А-а-а-а!.. Мля!..

    А вот и Деррик очухался. Завидная солидарность. Или у них тоже аппаратура поддержки проснулась? Это уже хуже, есть у меня кое-какие мыслишки на этот счет… и очень похоже, что сегодня придется проверить гипотезы на практике.

    – Не дергайтесь, парни, сейчас помогу.

    Впрочем, помощь моя понадобилась только сержанту – коллега-ПВСУ уже кое-как устроился на пятой точке, скрючившись и прижав локоть к левому боку. Ну точно, ребра сломал. С Холли же пришлось повозиться, висел он неудобно, и любое движение отдавалось в вывернутых плечах. Но все же через пару минут кряхтенья, сдавленных матюков сквозь зубы и невнятного сержантского мычания мне удалось освободить его руки из плена фиксаторов и со всей возможной почтительностью усадить непосредственного воинского начальника на лейтенантский труп. Ни тот, ни другой на это ничего не возразили. Зато у Холли нашлось много новых интересных слов, когда я поочередно вправил ему суставы. Деррик все это время молча страдал, едва слышно постанывая в такт дыханию.

    – У вас аптечки не сработали, что ли? – прохрипел я, привалившись спиной к стене (бывшему потолку) рядом с сёрджем. – Плохо выглядите, оба.

    – Очень смешно, капрал! – сплюнул Холли. – Помог бы, а, Майки?

    Я нарочито испуганно перевел взгляд с сержанта на свою кобуру и обратно.

    – Не рановато ли?

    – Тьфу, придурок! – в сердцах высказался сёрдж. – Никак не успокоишься.

    – А чего терять? – вполне резонно возразил я.

    Действительно, если уж я в нормальной обстановке сержанта до белого каления довожу, откровенно забивая на потенциальные неприятности, то сейчас-то чего опасаться? Сейчас, если честно, я бы с удовольствием на «губе» посидел, а не в огрызке транспортника в компании трупа и двух подранков. А двух ли?..

    – Майк?..

    – Погоди, сёрдж, пилотов гляну…

    Глянул. С трудом подавил приступ тошноты, еще раз глянул и вернулся в салон к соратникам.

    – Что там?

    – Каша…

    – Выходит, повезло нам? – болезненно скривившись, подал голос Деррик.

    – Это с какой стороны посмотреть, мля!..

    – Да брось, сёрдж, все будет путем. Повернись-ка…

    Я уже говорил, что на базе скучно? До такой степени, что я под шумок еще и несколько смежных специальностей освоил, в том числе и техника-оружейника, в ведении которого находились все тактические прибамбасы «джей-ти». Опять же на почве айтишных услуг, но тем не менее. Так что добраться до сержантской аптечки и вручную запустить процедуру болевой блокады труда не составило. Разобравшись с сёрджем, я оказал такую же любезность Деррику и уселся у двери в бывший десантный отсек. Бывший правый простенок сейчас превратился в метровый барьер, недурственно укрывавший тело, а голова в шлеме едва высовывалась из-за бывшего порожка. Нормально, обзор более-менее. Как бы хреново нам всем ни было, а наблюдение не помешает. Заглянуть внутрь биомех мог только с одного направления, и именно его я в данный момент и контролировал, вооружившись кольтом.

    – Капрал, доложите обстановку.

    Ага, ожил сержант, начальника включил. Ладно, подыграю, почему бы и нет?..

    – Противник не обнаружен, удаленное наблюдение не исключаю. Жду приказаний.

    – Рекомендации?

    – В ближайшие десять минут покидать укрытие нецелесообразно.

    – Н-ну вы, блин, д-даете!..

    – Заткнись, Деррик! – хором выдали мы с сержантом, а тот еще и добавил: – Думать мешаешь, сынок.

    – Ф-фигли тут думать…

    – Думать всегда полезно, рядовой! – отрезал сёрдж. – Ч-черт, Конски! Как же тебя угораздило…

    Вляпавшийся в натекшую с лейтенанта кровь Холли брезгливо тряхнул ладонью и более-менее уверенно перебрался ко мне поближе, устроившись по другую сторону двери. Но, в отличие от меня, поудобнее, привалившись спиной к переборке – ему глазеть на окружающий пейзаж не было нужды. Если честно, вряд ли бы во взводе, а то и во всем батальоне нашелся кто-то более глазастый, чем я. Опыт, что называется, не пропьешь. Хотя назвать текущую ситуацию типичной у меня бы язык не повернулся. «Джей-ти» очень редко теряли транспортники, особенно в рутинных вылетах. Бывало, подбивали, да без одного-двух попаданий и вовсе обходилось нечасто, но это именно что рутина. К тому же в стокилометровом радиусе обычно имелся на подхвате дежурный неудачник, продержаться до прибытия которого, если уж совсем жареным запахнет, было реально. Время подлета – десять минут, но по факту всегда гораздо меньше: «джунглевая пехота» – народ ленивый, чем ближе выход, тем лучше. Но чтобы вот так, чтобы гробануться в неведомых далях… Попали мы, короче.

    – Похоже, придется тебе ухудшить показатели, Майки, – невесело хмыкнул сержант. – Да ты не расстраивайся, все равно тебя в рейтинге никто не догонит.

    – Я так не думаю, – нахмурившись, буркнул я. – Или ты уже нас похоронил, сёрдж?

    Судя по тягостному молчанию, так оно и было. А вот хрен! Я на такое не подписывался!

    – Это не мои похороны, ясно тебе, сёрдж? Слышишь меня, Холли, старый дурак?!

    – Давай без нервов, Майки! – отгавкнулся тот, но без огонька.

    Прямо как не мастер-сержант Холли, славный луженой глоткой и трехэтажными матерными конструкциями.

    – Мля-а-а… Лучше бы я с-сразу сдох!..

    – Заткнись, Деррик!

    Оп-па, опять хором.

    – Сёрдж!..

    – Майк!..

    – Говори первый, – сдался я. – Если есть, что предложить.

    – Да ты и сам все знаешь, – скривился Холли. – Инструкции читал.

    – Нет.

    – Не читал?!

    – Я не собираюсь кончать жизнь самоубийством.

    – И не надо. Я… помогу.

    Твою маму!.. Я подозревал что-то такое, но вот столкнуться впервые пришлось…

    – Сержант! – снова подал голос Деррик. – М-мне… помогите.

    – Погоди, рядовой! – отмахнулся тот. – Майк, пойми…

    – С-сержант, это ваша обязанность! Я з-знаю…

    – Куда ты торопишься, Деррик? – ожег я коллегу злым взглядом. – Все там будем. Но лично я этот миг хочу отодвинуть как можно дальше! Поняли вы, оба?!

    – Майк, чем быстрее мы решим этот вопрос, тем быстрее окажемся на базе.

    – Это не мы окажемся на базе! Не я и не ты! Это будут другие люди! Пойми ты это наконец! Корпорация нас обманывает! Какая мне разница, что где-то там появится еще один Майк Бови? Умирать-то мне, конкретно мне, здесь и сейчас! А я не хочу! Я еще побарахтаюсь! И я спрашиваю последний раз: вы со мной?

    – Майки, сынок, напомни-ка мне, где мы находимся? – с бесконечным терпением в голосе попросил Холли.

    Н-да, знакомое выражение. Этим тоном сержант обычно пользуется, когда намерен продемонстрировать беспредельный идиотизм оппонента. Наслушался во времена оны. Но не думал, что в общении со мной он к таким методам вернется. Вроде давно уже не новичок зеленый, наоборот, по факту «дембель» и номер один во всех рейтингах «джей-ти». А, пофиг, мне не трудно. Тем более, самому любопытно. Уже привычно перекинув кольт в левую руку, я активировал «вирт» и развернул на все забрало навигатор.

    – Оп-па!..

    – Что там?

    – Сигнал до сих пор ловится. Прикинь, сёрдж? Может, ну его на фиг, умирать? Может, сначала приказ выполним? Пара десятков кэмэ всего до места…

    – Нет уж, Майки. Это ты у нас доброволец, а моя верность долгу и Корпорации так далеко не простирается. У нас явный форс-мажор, ситуация по параграфу семь дробь три Устава.

    – С-сержант…

    – Погоди, Деррик.

    – Да н-ну вас, с-суки…

    Коллега-ПВСУ с огромным трудом поднялся на ноги и все в той же скрюченной позе буквально пополз вдоль бывшего потолка, прижимаясь левой стороной тела к металлу обшивки, но мы с сержантом не сговариваясь оставили этот факт без внимания.

    – Так о чем я тебя попросил, Майк?

    – Да ладно тебе, сёрдж!..

    – Это приказ, капрал! Доклад!

    – Сэр, есть, сэр! – Получай, раз сам напросился. – Текущие координаты…

    – Сколько до базы?

    – Триста семьдесят один километр сто пятьдесят восемь метров до точки старта, сэр!

    – И ты все еще сомневаешься в моих дальнейших действиях, капрал?

    Что ж, уел. С его точки зрения. Что правда, то правда. Рейд в этот раз не вписывался ни в какие известные рамки. Никогда раньше так далеко мы не забирались, максимум сотня километров от береговой линии. С учетом того что остров с базой от материка отделял семидесятикилометровый пролив, сто семьдесят кэмэ по прямой – предельная дальность стандартных операций «джей-ти». Семнадцать минут полета в одну сторону, если непосредственно от ППД. По крайней мере, в нашем секторе и на нашей базе. Как в других местах, если честно, не в курсе. Своих забот хватало, чтобы еще и за соседями следить. К тому же это секретная информация, прямого доступа нет, а ломать еще и статистический сервер мне было просто влом. Всегда находились дела поинтереснее. Так вот, рейд. Началось все с того, что радарный комплекс базы засек некий странный сигнал из глубины территорий биомехов. По частотным и амплитудным характеристикам он не совпадал ни с коммуникациями наших врагов, ни с нашими собственными используемыми волнами. Кроме того, вполне поддавался расшифровке, поскольку передача велась обыкновенной морзянкой. Правда, смысловой нагрузки на первый взгляд не нес, просто последовательность цифр и букв латинского алфавита. Да содержание сигнала и не важно, на самом деле. Важен сам факт его наличия. Ибо взяться он мог только с рукотворного человеческого объекта. Как известно всем жителям Сета, колония Астарта возникла в Пятую волну. Но до этого была предпринята как минимум еще одна попытка освоить систему, во времена Четвертой. Правда, тогда люди не знали, что их ждет, и попытались обосноваться на Ваале. Итог закономерный – ни единого выжившего. Хотя просуществовали несколько поселений, если верить разрозненным обрывкам информации, почти десять лет. Справедливости ради, исчезли они минимум за три десятилетия до окончательной колонизации. И сейчас любой объект, оставшийся от поселенцев Четвертой волны, почитался Корпорацией за бесценный источник знаний. Настолько бесценный, что и батальон «джей-ти» не жалко угробить. Вот только заминка вышла: у нас еще был какой-то шанс, зато теперь, хоть через каждый час транспортники посылай, прорваться дальше двухсот километров не получится. Возбудились биомехи, активировали ПВО, и это веселье теперь как минимум полдекады продлится. И это тоже выяснено эмпирическим путем, с большими, что характерно, жертвами. Так что эвакуационной команды можно не ждать. И даже в попутчики последователям не набиться, поскольку не будет их в ближайшие …цать дней. А то и дважды по …дцать дней. Тащиться пешком почти триста километров до побережья по владениям биомехов – на редкость извращенный способ самоубийства. И даже если это каким-то чудом удастся, как переплыть пролив? Можно, в принципе, вызвать эвакуатор, с берега подхватить одиночного «джей-ти» реально… Кста-а-ати!.. Чем не выход? Только сначала подготовиться нужно. Но не в разбитом транспортнике, однозначно. И какой же из этого всего вывод? А очень простой: надо идти на сигнал. Если там остатки поселения времен Четвертой волны, там вполне можно будет разжиться чем-то полезным. А сдохнуть всегда успеем. В любой момент. Дурное дело нехитрое. Черт, лишь бы Холли на принцип не пошел, он ведь упертый!..

    – Нет, сёрдж, – упрямо помотал я головой, продолжая всматриваться в экран «вирта». – Это не выход. Я предпочитаю побарахтаться… Эй, Деррик, ты чего творишь?

    Повинуясь рефлекторному движению курсора, «вирт» свернулся, освободив поле зрения. Правда, картинка предстала безрадостная.

    – Отвали, Б-бови! – огрызнулся коллега-ПВСУ, как-то незаметно добравшийся до тела лейтенанта Конски. Не обращая более на нас с сержантом внимания, он бесцеремонно уселся на труп, привалившись спиной к стене, и зашарил рукой по лейтенантской портупее. – Эй, Бови! Я не верю в твою религию. Так что отсосите!..

    Наверное, где-то глубоко в подсознании я проецировал собственную жажду жизни и на окружающих, потому поступок Деррика меня шокировал. И я просто не смог адекватно среагировать. А тот тем временем неуклюже вытянул из кобуры Конски стандартный кольт и, уперев ствол под подбородок, нажал на спуск. Против ожидания, ничего не произошло.

    – Деррик, мля!..

    – Долбаная железка!

    Рядовой сдвинул флажок предохранителя, злобно на меня зыркнул и повторил попытку.

    На сей раз все прошло успешно, разумеется, с точки зрения суицидника. Я же не успел отвести взгляд, да и просто зажмуриться, поэтому сполна насладился зрелищем: макушка шлема Деррика разлетелась ошметками усиленного пластика, обильно сдобренного осколками костей, кровью и мозгами, украсив металл обшивки тошнотворной кляксой. Вы же в курсе, что «джей-ти» используют исключительно патроны с экспансивными пулями? Вот-вот… А эта еще и навылет прошла, что для такого типа боеприпаса обычно нехарактерно.

    – Блин!!!

    – Успокойся, Майк! Он сделал выбор.

    И ты, сёрдж, судя по голосу, тоже. Слишком уж безжизненный. И еще непривычно сухой и звенящий. Сержант Холли принял решение и теперь будет его исполнять, игнорируя любые помехи. А к этой категории, несомненно, принадлежат и мои возражения. Равно как и желания. Но ведь каков жук! Даже не дернулся и к собственной кобуре не потянулся. Знает, что рефлексы у меня что надо, а пистолет в руке. И пофиг, что в левой. Я вообще-то к такому привычный, в «поле» правая почти всегда курсором занята. Вот и насобачился с левой палить, причем навскидку, не целясь. На звук, вибрацию, тепло… на мысли, в конце концов! По крайней мере, многие сослуживцы так думали, едва ли меня не демонизируя.

    – Я тоже сделал выбор, сержант. – Опустив ствол вниз, я аккуратно выглянул из-за порожка люка, теперь превратившегося в мини-простенок. – Ты как хочешь, а я пойду проверю, что за сигнал. И попробую вернуться к своим.

    – А ты уверен, что стоит возвращаться?

    Хороший вопрос. Скорее всего, нас всех уже списали в боевые потери и запустили «копир». А, плевать! Там будет другой Майк Бови, а вовсе не я. А мне, конкретно мне, дорога лично моя шкура. И ничья больше, каким бы Майком Бови этот кто-то ни был. Отсосите, как сказал Деррик…

    – Извини, сы…

    Я успел первым. Должен признать, что сержант выбрал удачный момент – со стороны казалось, что я сосредоточен на дальнем конце поляны, внимательно прочесываю взглядом кромку леса. Да так оно и было. Вот только для того, чтобы поднять левую руку и выстрелить Холли в лоб, по факту почти в упор, ни времени, ни внимательности особой не требуется. Я сделал это рефлекторно, на автомате. Сержант даже не успел вытянуть пистолет из кобуры.

    – Это ты извини, сёрдж.

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Ваал

    Пункт дислокации: место крушения

    Все еще день первый


    На этот раз шока не было. Да и откуда ему взяться? Это было взвешенное решение, и в момент выстрела я воспринимал сержанта Холли не как человека, боевого соратника и командира, а как очередного биомеха, которого нужно обезвредить во что бы то ни стало. Совесть, что характерно, тоже не мучила – сёрдж принял свою судьбу мало того что стоически, так еще и недюженное мужество проявил. Что, впрочем, вполне в его характере. Лично я вряд ли бы сумел облегчить соратникам уход. Назовем это вот так, политкорректно. К тому же зная, что тебе-то никто не поможет, самому придется, собственноручно. А у Холли только взгляд помертвел. Кремень мужик. Короче, как это ни парадоксально, я лишь еще больше проникся уважением к сержанту. Пожалуй, не буду его больше доставать. И хрен с ним, что это для него загадкой останется. Я-то в курсе буду. Если, конечно, удастся мой, прямо скажем, авантюрный план в жизнь воплотить.

    И первым делом, раз уж речь зашла о плане, надо проверить одну догадку. Если она верна, то главным демаскирующим фактором сейчас являюсь я сам. Просто потому, что, в отличие от мертвых товарищей, увешан действующей аппаратурой. У остальных даже элэски отключились: пульса у трупов нет, транслировать на спутник нечего. У Деррика планшетник, но он деактивирован – шлем в хлам, стало быть, баллистический комп тоже. Поэтому все периферийные устройства в ауте. В отличие от моих. Так что «вирт» вырубить, аккумулятор из шлема извлечь (аккуратно, еще пригодится), и, самое главное, «лайв-сенсор» обесточить. А это та еще задачка, если разобраться. Хотя можно просто с запястья снять. Кста-а-ати!.. Вот почему самые простые и эффективные решения приходят в последнюю очередь? Я столько голову ломал, как элэске питание отрубить, не выводя ее полностью из строя. А оказывается, все элементарно. Осталась последняя манипуляция, самая неприятная – вживленный под кожу идентификационный чип. Хорошо, что только мой, у мертвецов они уже деактивировались. Были бы живы, сигнал бы шел – «джей-ти» раненых стараются не бросать. Мертвым помощь уже не нужна, так какой смысл лишний раз биомехов возбуждать? Давно замечено, что их активность прямо пропорциональна электромагнитному «шуму», производимому вторженцами. Если бы можно было в принципе без электроники работать, уже бы тактику поменяли. Но тут уже срабатывал фактор «цена – качество»: без вспомогательной аппаратуры падала эффективность действий «джунглевой пехоты», снижался общий выхлоп, к тому же делать технику уровня середины двадцатого века никто не умел. Можно было восстановить технологии и поставить заводы, но это выливалось в такие траты, что руководство Корпорации за голову схватилось. Так что остановились на золотой середине, выявленной эмпирическим путем – знаю все оттуда же, любознательный я, и не слишком законопослушный. Хакер, одним словом.

    Про чип, справедливости ради, информация открытая. Просто никто не знает, где он конкретно в организме расположен. Кроме медиков, ясное дело. И меня – медики тоже люди, и тоже компьютерами пользуются, то есть без айтишника им никак. Так вот, идентификационный чип крепится на основании черепа, прямо над тем местом, где позвоночный столб в него входит. На мой взгляд, весьма удачно: во-первых, он неподвижен, во-вторых, сюда амуниция не давит. И потерять его можно лишь в комплекте с головой, а это однозначный летальный исход. Как и сильный удар в эту область. При ранениях тела и конечностей он гарантированно остается в строю. Опять же до тех пор, пока есть пульс. Обнаружить его на ощупь сложно, если только точно не знать, что именно ищешь. Но мне не нужно было его искать, мне нужно было его изничтожить. Что я и проделал, скинув шлем и безжалостно скребанув ножом по буйной головушке. Сжав зубы, через боль (и это сквозь медикаментозную блокаду!), но до самой кости. Разглядев на окровавленном лоскуте кожи едва заметную серую пленку, я удовлетворенно осклабился и вытер клинок об уплотнитель на двери в десантный отсек. У резины пульса нет, так что пусть его. Осталось лишь пшикнуть на рану дезинфицирующим гелем да пришлепнуть пластырь. Остальное излишне, от враждебной окружающей среды шлем неплохо прикроет.

    Вроде бы все. В кабине, насколько я рассмотрел, все наглухо вырублено, естественно, из того, что уцелело. Если только какой-то аварийный маяк работает, но тут я ничего поделать не могу. Просто придется пошевеливаться с оглядкой. А пошевеливаться нужно, день не резиновый, хоть и вылетели мы с рассветом. Мне еще марш-бросок на двадцать кэмэ по пересеченной местности предстоит. И укрытием на ночь озаботиться. Какое счастье, что мы по суточному циклу Сета живем, на Ваале по сравнению с ним все в полтора раза сдвинуто. Конкретно для меня это означало, что в самый разгар ночи по суткам Сета здесь едва перевалит за полдень. Но и темное время дольше, так что хочешь, не хочешь, а прятаться придется. Да еще на проверку гипотезы сколько времени убью, неизвестно.

    Без нее не обойтись, как ни крути. И это задача номер два. А номер один – инвентаризация. Любимое занятие интенданта Реджи, но не мое. Хотя куда я денусь с каботажного челнока? Вот прямо с Холли и начну.

    До сего момента я старательно избегал смотреть на сержанта, но теперь пришлось. Сглотнув ставшую горькой слюну и подавив рвотный позыв (нехорошо попал, прямо в переносицу, так что зрелище то еще), я завладел сержантским кольтом вместе с кобурой и парой магазинов. Пойдет в качестве запасного оружия. Собственный пистолет будет основным. Чем мне нравилась конкретно эта модель, так одинаковым калибром с утраченным «вектором». У них даже магазины были похожи, по крайней мере, приемная часть. Но в обычный кольт длинный рожок на тридцать патронов не вставишь, фиксатор на такое не рассчитан. Правда, в своем я этот недостаток устранил сразу же, только все равно неудобно пользоваться. Так что пусть стандартный пятнадцатизарядный в рукоятке торчит. Так быстрее среагирую на внезапную опасность, а если уж где-то зажмут, то можно будет и векторовский воткнуть. Благо у меня их десять штук. Итого триста патронов. Плюс боекомплект от пистолета – еще сорок четыре. Опять же, наследство сёрджа и лейтенанта – в общей сложности восемьдесят девять. Да я богач! Три ножа, два мультитула (мой и Деррика), два экранированных планшетника, две дополнительные аптечки (у лейтенанта не сохранилась)… живем. Вот только с харчами туго, эн-зэ в «дэй-паках» практически ни о чем: три пачки концентрата, столько же упаковок обеззараживающих таблеток да две поллитровки с водой – у меня и лейтенанта. Сохранилась, к моему удивлению. Фляжка вискаря – сержант всегда с собой таскает, я точно знаю. У летунов где-то аварийный запас должен быть, да только где его искать? Так что в этом вопросе засада. Придется экономить и надеяться на чудо, то бишь заброшенное поселение Четвертой волны. В крайнем случае охотиться буду, фауна на Ваале и помимо биомехов богатая, к тому же с нами генетически совместимая, белковая. Жрать можно, хоть и с опаской. Но это все потом, в перспективе. Сейчас собрать все, что можно, утрамбовав в заплечный мешок, и укрыться на левом, превратившемся в крышу, борту транспортника.

    А груза навьючил чувствительно. Лезть трудно, хоть и есть за что уцепиться. Но ничего, справился. И местечко удобное нашлось, под защитой огрызка левой плоскости. Правда, обзор с одной стороны закрывает, но это мелочи. Буду на шум ориентироваться. Сейчас главное убедиться, что биомехи к разрушенному транспортнику интерес потеряли. Сколько там прошло, с тех пор как очнулся? Меньше двадцати минут, если элэске верить. Я ее, естественно, не бросил, просто к набедренной кобуре прицепил, чтобы пульс не ловила. Пусть часами поработает. Сержантский кольт я приладил под мышкой, а лейтенантский сунул в «дэй-пак», как и нож Деррика. Клинок сёрджа закрепил на левом бедре, так что нормально получилось. Спросите, куда столько? А запас карман не тянет. Хуже нет посреди джунглей без оружия остаться. «Вектора» жалко до слез. Да я бы и от «стонера» не отказался, хотя тяжелая дура.

    Ну все, укрылся, теперь только ждать. В отличие от всяческих сомнительных рейтингов, боевая статистика конкретно нашей базы мне всегда была интересна, так что в накопленных за десятилетия данных я покопался плотно. И сейчас примерно представлял последовательность действий биомехов. Первый раз они обломки обследовали, когда мы благополучно пребывали в отключке, причем явно какая-то мелочь приходила. Визуальная оценка опасности не выявила, а электромагнитный фон был минимальный. Вот и не провели «контроль». Все-таки это не кадровые военные параноики, а всего лишь ограниченная алгоритмами техника, даже без искусственного интеллекта.

    Проверить они были обязаны, что и проделали. Заодно должны были деактивировать маячок, если таковой работал. Просто для того, чтобы не отвлекаться на уничтоженную технику. И очень возможно, что летунов как раз эта проверка порешила, очень уж картинка характерная. Такое ощущение, что в кабину из гранатомета зарядили. Небольшой «пердун-вонючка» мог сработать. Потому и люк из рамы вывернуло. А нам повезло, выходит. Если бы не он, нас бы всех тоже по салону размазало. Так или иначе, биомехи удовлетворились содеянным и свалили. Зато когда мы с Дерриком очухались, произошел всплеск активности – заработали наши «вирты». Плюс два выстрела через некоторое время. Не могли биомехи такое проигнорировать, однозначно. Так что ждем гостей. Пока еще от леса доберутся!..

    Кста-а-ати!.. А почему в поле активности никакой? И это точно, я бы заметил, если бы кто-то по соседству шарился. У меня глаз наметанный, а я даже с борта транспортника ничего подозрительного не засек. Но это, скорее всего, во мне стереотипы говорят. Сколько раз за срок службы я наблюдал тварей в естественной среде? Да ни разу. Всегда за «губкой» вылетали, а это, если разобраться, для биомехов форс-мажор. Можно сказать, крупномасштабная войсковая операция. Концентрация боевых единиц на квадратный километр зашкаливает. Хотя бы потому, что они в течение нескольких часов резервы подгоняли. А здесь и сейчас, наверное, так и должно быть. Но все равно проверка не помешает. Так что жду час, заодно очухаюсь маленько да в себя приду. И если никто не появится, буду думать дальше.

    Так и сделал. Что характерно, догадка оказалась верной: минут через двадцать ожидания засек движение слева, между парой холмиков. Относительно небольшая тварь, с хорошего пса, неторопливо брела на паучьих ногах по подушке из мха, утопая почти по брюхо. Двигалась она с трудом, что и немудрено – это примерно как на шпильках по расплавленному асфальту ходить. Не приспособлена была тварь к местным условиям. Явно не болотный житель, скорее, я бы сказал, обитатель каменистой равнины или предгорий. По джунглям ему тоже не особо удобно передвигаться, с учетом относительно мягкой почвы, при здешней-то влажности! И это сухой сезон в разгаре, который еще пару субдекад продлится. Потом будет хуже, дожди зарядят бесконечные, станет темно и страшно, хоть и не особо холодно. Но это еще не скоро, только когда Андрас загородит своей тушей Астарту.

    Биомех добрел до рытвины, оставленной транспортником, и с заметным облегчением сошел со мха на более-менее твердую опору. Почувствовав себя уверенней, тварь принялась вертеть головой, периодически испуская тонкий свист. Не удовлетворившись содеянным, приблизилась к обломкам и повторила процедуру.

    Я все это время просидел неподвижно, и лишь когда биомех нерешительно пробрался в салон, для чего ему пришлось приложить порядочное усилие (я слышал скрип конечностей по обшивке), извлек из кобуры кольт. Первая гипотеза подтвердилась: с деактивированной аппаратурой я превратился в невидимку для их встроенных радаров. Осталось проверить реакцию на визуальный контакт, и тут лучше подстраховаться.

    В салоне биомех пробыл недолго, но выбрался, вопреки ожиданиям, через пилотскую кабину. Если точнее, через высаженное лобовое стекло. Так что заметил я его появление далеко не сразу, пропустив потенциальную опасность во фланг. Зато снялся вопрос о визуальном контакте: существо меня явно видело, но упорно игнорировало. И даже на движение среагировать не посчитало нужным. Уже куда увереннее я помахал биомеху рукой с кольтом, но реакции снова не добился. Вот и славно. Выходит, я теперь за обычного неразумного представителя местной фауны прокатываю. Шансы мои росли с каждой секундой.

    Третий пункт можно было счесть излишним, но я все же довел эксперимент до конца: в два попадания снес биомеху лапы с левой стороны туловища, когда он повернулся ко мне, так сказать, бортом и выпустил из поля зрения. И опять получилось! Тварь завалилась на бок, засучив уцелевшими конечностями, но смогла лишь провернуться на месте, как танк без одной гусеницы. При этом она откровенно недоуменно шарила взглядом по сторонам, непрестанно испуская писк. Что самое приятное, на мне она даже на секунду не задержалась. Вот так. Теперь проверить реакцию других биомехов на панику собрата, и можно будет выдвигаться.

    И вновь моя догадка подтвердилась: раненый биомех подавал сигнал бедствия, потому что минут через двадцать – двадцать пять заявился еще один, на сей раз чуть более приспособленный к местным условиям: смахивавший на крокодила, приземистый шестиног уверенно рассекал по поляне, оставляя за собой во мху след, как в тине на поверхности озера. Вот так. А ведь была мысль подкараулить какую-нибудь мелочь, лишить возможности двигаться да прихватить с собой в качестве источника сигнала «свой – чужой». Не сработало, видимо, аварийный алгоритм включился. Разве что попробовать просто связать… хотя наверняка запаникует, так что ну его на фиг.

    Новый гость тоже меня не обнаружил, хотя я показался ему на глаза и даже, не сдержавшись, поприветствовал его неприличным жестом. Убивать не стал, позволив «обнюхать» пострадавшего со всех сторон и уволочь в лес. Видать, в местную мастерскую потащил, на ремонт. Ждать, когда парочка скроется под деревьями, я не посчитал нужным, хватило и того, что между нами оказался холмик, до которого я по-быстрому добрел, проваливаясь в мох по щиколотку. Здесь включил планшетник на полминуты, затем вырубил и в темпе вальса вернулся к транспортнику, снова заняв позицию на верхотуре. Вершина холма с моего наблюдательного пункта просматривалась прекрасно, и я убил еще целый час, сверля ее взглядом. Что характерно, гостей не дождался. И это был самый важный результат, полученный в ходе эксперимента. Можно идти, время от времени запуская комп, чтобы сверить направление. Мне на эту манипуляцию и десяти секунд за глаза, а биомехи, судя по всему, просто не успевают локализовать сигнал. Ну и хрен с ними. А я пошел.

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Ваал

    Пункт дислокации: джунгли

    Все еще день первый


    До леса добрался без особых приключений. Сначала, понятно, пытался хоть как-то укрыться, но потом плюнул на это дело. За складки местности могли сойти только подозрительно правильно натыканные холмы, как тот, на котором я планшет активировал, либо можно было просто ползти, как давешний биомех-эвакуатор. В первом случае я все равно был открыт стороннему взгляду минимум с трех направлений, во втором – здорово терял в скорости. Да и обзор не самый лучший, мох оказался мягким, и я при попытке передвигаться по-пластунски прогнозируемо утонул в растительной подушке, как в плохо накачанном надувном матрасе. В результате, побарахтавшись несколько секунд, забил на маскировку, положившись на оперативность действий. И, как показала практика, оказался прав. И так на жалкую пару километров убил почти полчаса, плюс у одного из крайних, всего в сотне метров от опушки, холмов решил задержаться. Уж больно неестественно они выглядели – как на подбор одной высоты и в шахматном порядке. Такое ощущение, что раньше здесь банальная ВПП располагалась, то есть проплешина скорее всего рукотворная, а холмики на ней либо часть инфраструктуры, либо какие-то посадочные модули.

    Верным оказалось последнее предположение: вооружившись ножом, я в пару минут раздербанил верхний слой мха (заодно уделавшись в буроватой грязи, очень жидкой, но при этом страшно липкой) и вскоре наткнулся на изрядно изъеденный коррозией металл, а чуть выше и на некогда прозрачный пластик блистера. Что-то явно человеческое, если не на сто процентов, то как минимум доведенное до кондиций, подходящих для вида homo sapiens. Потешив таким образом любопытство, я потерял интерес к поляне и таки перебрался под сень деревьев.

    Под защитой ближайшего буро-зеленого, как и вся прочая растительность, великана сделал остановку минут на десять, весь обратившись в слух и зрение. Контролировал в основном открытое пространство, но, против ожидания, преследователи не объявились. Либо никто меня вообще не видел, либо, что более вероятно, никому я на хрен не сдался, весь из себя экранированный и не фонящий. Вообще ничего подозрительного в ближайших окрестностях не было, разве что какие-то мелкие насекомые типа гнуса поначалу кружились, но, не обнаружив уязвимых мест, куда-то испарились. Почувствовав себя уверенней, я углубился в лес больше чем на километр. Поначалу старался двигаться рывками от ствола к стволу. Деревья подавляли размером – метров двадцать – двадцать пять только до нижних ветвей, и не меньше полутора обхвата каждое. Не знаю, может, где и побольше есть, но мне, горожанину до мозга костей, да к тому же уроженцу пустынной планеты, они казались настоящими гигантами. Кроны высоко вверху почти соприкасались, местами даже сплетались отдельными полуветвями-полулианами, так что внизу царил полумрак, кое-где пронзаемый световыми клинками, в которых клубилась бурая пыль. Надо сказать, стволы были на ощупь как бархатные, и тоже пачкались – видать, из-за повышенной влажности пыль усиленно оседала на мхе и «бархотке» коры, отсюда и цвет. Кустов не было, равно как и подлеска. Я, конечно, не специалист, но много читал про джунгли в разных мирах, а еще больше перелопатил картинок и видеороликов (да-да, скука, наличие свободного времени и специфических возможностей). Так вот, местный лес мало походил на земную сельву или, я не знаю, непроходимые дебри мира Эндрюса, славного одноименной колонией. Да даже на прибрежные заросли этого же континента мало смахивал. Там все больше кусты разной степени колючести и густоты, а здесь… мох под ногами да бурые столбы. Нижние ветви, более похожие на побеги вьюна, начинались метрах в двадцати от корней. Да я об этом говорил уже. Не лес, а смех один. Хрен спрячешься, если приспичит. Хорошо хоть, моховая подушка не такая пышная, как на поляне, хоть и так же сочащаяся влагой. Кста-а-ти!.. Вот и решен вопрос с водой, осталось только придумать, во что ее набрать. Отфильтровать-то не проблема, да и таблетки обеззараживающие есть. А вот с посудой беда. Хоть рукав режь, в конце концов. Но это позже, пока мне хватит запаса с транспортника, как раз растяну на весь маршрут и даже сэкономлю немного. Это во мне опять же пустынный житель проснулся – на Сете воду принято беречь, особенно питьевую. Для технических нужд – помыться там, постираться, э-э-э… толчок смыть – у нас даже отдельный водопровод предусмотрен, замкнутого цикла с многократной очисткой рабочего тела. И никто не жалуется. А на службе я еще и схуднул порядочно, стал сухой и жилистый, но при этом весил честных семьдесят кило – скомпенсировал потери уплотнением мышечной массы. Были в древности, еще до Исхода, на Земле такие типы – шаолиньские монахи. Главным принципом физподготовки у них был следующий: мышца увеличилась чуть, сила – многократно. Это я точно знаю, читал. Вот и с «джей-ти» что-то такое имело место. А по-другому в нашем поганом климате не выжить – влажность, духота, повышенные нагрузки… Большая масса здесь только в тягость, несмотря на все мембранные технологии. Хотя без них было бы гораздо хуже. Представляю, что бы со мной стало уже через километр-другой в обычной грубой джинсе. На Сете прокатывало, здесь – нет.

    Часа два шел без проблем, через каждые полчаса запуская планшетник и ориентируясь на местности. Бросив быстрый взгляд на дисплей и сверившись с компасом (сугубо местным, приспособленным под магнитное поле Ваала), вырубал девайс и в случае необходимости корректировал направление. Двигался по азимуту, благо непреодолимых препятствий не встречал. Но и назвать процесс приятной прогулкой язык бы не повернулся. И хорошо бы часов за пять добрести – четыре кэмэ в час по незнакомому лесу оч-чень неплохой был бы результат. Пока что темп я выдерживал, но вот что будет дальше – одному Богу известно.

    Погони за собой я не обнаружил, как ни старался. Впрочем, петлять и запутывать след не было ни возможности, ни желания, а от точек активации планшетника я делал ноги в повышенном темпе, рискуя или навернуться (мох довольно скользкий, особенно с учетом влажности и пыле-грязюки), или впилиться в неудачно подвернувшийся ствол. И надо сказать, какое-то время верная тактика приносила плоды. А вот потом начались сплошные приключения.

    Первый биомех напал внезапно. Можно сказать, из засады. Был он некрупный, но шустрый, и спрыгнул откуда-то сверху. Либо сидел сильно выше человеческого роста, либо с «бархоткой» на дереве сливался, даже не скажу точно. И чувство опасности молчало до последнего мгновения, чего я уже давненько за собой не замечал. Среагировал уже больше по факту, то бишь не самым лучшим образом: испуганно отпрыгнул, рефлекторно прикрыв левой ладонью глаза. В грудь чувствительно ударило, но на ногах я устоял. Хуже было то, что руку прострелило болью и настойчиво потянуло в сторону – нападавший явно пытался открыть уязвимое место. Одновременно в нос ударил тяжкий дух протухшей крови или чего-то очень похожего, а магазинные почи на разгрузке затрещали под крепкими когтями.

    Адреналиновый выброс, как обычно, запустил боевой режим, и дальше я уже действовал на автомате: сцапал правой рукой за шкирку утробно рычащую тварь и попытался оторвать ее от собственной груди. Не тут-то было – биомех еще сильнее вцепился когтями в разгрузку и отчаянно дернул хвостом, конец которого засел в моей ладони. Перчатки хоть и из усиленной кевларовыми нитями ткани, но с внутренней стороны она не такая уж и толстая, так что прошил, стервоза. И мало того, хвост упорно не желал извлекаться из раны, такое ощущение, что на нем крючья. Соответственно руку увело вниз и в сторону, а тварюга попыталась рывком дотянуться до моего лица. Правда, вместо носа царапнула зубами забрало и на миг ошеломленно замерла. Я, признаться, тоже немало струхнул, а потому не сразу сообразил отпустить загривок биомеха и цапнуть из кобуры кольт. Так что действовать мы начали одновременно: он повторил попытку пробиться через прозрачный пластик, а я попытался упереть ствол ему в бок или брюшину – уж как получится. Вроде бы получилось. Выстрелить не успел: опасаясь задеть собственную левую конечность, потянул ее вверх и в сторону… но в этот момент мне на спину прыгнул еще кто-то (судя по звукам и треску «дэй-пака» под когтями – аналогичное существо), и я почувствовал удар в затылок. Несильный, но неожиданный. И от этой неожиданности спорол очередной косяк: рефлекторно потянул спусковой крючок. Давненько я от испуга не палил в белый свет, как в мелкую монету. На мое счастье, экспансивная пуля, хоть и прошла навылет (уже второй раз за сегодня!), пострадавшую конечность не задела. А вот тварюгу разорвало пополам, обдав меня заодно какой-то бордовой гадостью.

    Оседлавший меня сзади биомех соскочил (скорее всего, тоже от неожиданности) с «дэй-пака», напоследок наподдав мне хвостом в район поясницы (броник выдержал), и куда-то сгинул. Но я такому счастью не поверил – развернулся на звук и снял сиганувшего с ближайшего ствола шустрика влет. Этому попаданием снесло голову, а оставшуюся часть тушки сбило с траектории, так что до меня даже брызги не долетели. Что характерно, снова цвета бордо.

    Стремясь обезопасить себя хотя бы с одного направления, я сместился к первому подвернувшемуся дереву и прижался к нему спиной. Экземпляр попался матерый, почти в два обхвата, и я какое-то время постоял, наслаждаясь относительной безопасностью и лихорадочно шаря взглядом по окрестностям. Новых тварей не высмотрел, но наверняка они себя долго ждать не заставят, на выстрелы подтянутся. Так что валить отсюда, как можно скорее. Только избавлюсь от бренных останков, так и отягощающих левую руку.

    Ранение оказалось легче, чем я думал. При вдумчивом осмотре выяснилось, что в целом покрытое жесткой шерстью существо, здорово смахивавшее на земную летягу (на картинке видел, если что), обладало длинным костистым хвостом с клиновидным кончиком. И мало того что заостренным, так еще и несколько рядов чешуек на нем было. С хорошим таким напуском. Этакая перевернутая елочка. Вот одна из таких, под самым острием, и зацепилась за ткань перчатки. Пришлось чуть расширить разрез, воспользовавшись ножом, и вскоре измочаленная тушка упала мне под ноги. Раздраженно отфутболив ее как можно дальше, я стянул перчатку и полюбовался раной. Н-да. Могло быть хуже. И счастье мое, если это просто костяной пробойник, а не жало. Потому что до меня наконец дошел простой факт: существа кровоточили. То бишь их внутренняя жидкость не имела ничего общего с бионием, дававшим жизнь биомехам. Стало быть, я подвергся нападению представителей аутентичной фауны. И уж если настолько мелкий хищник, пусть и с напарником, осмелился атаковать многократно превосходящую его в размерах добычу, стало быть, он имел какой-то козырь в рукаве. Фигурально выражаясь, естественно. Какой? Вот именно. Оставалась лишь слабая надежда, что яд окажется не смертельным. И не настолько сильным, чтобы парализовать меня полностью. Фиг с ней, с рукой, тем более левой. Обойдусь как-нибудь пока. Наверное… Тем не менее, я дотянулся до пояса и нашарил медкомплект. Помимо автоматического модуля, управляемого баллистическим компом, каждый такой девайс был снабжен потайным отделением с тремя шприц-тюбиками – обезболивающим, противостолбнячным и универсальным антидотом. Последние два и вколол, поскольку болело совсем немного, не было смысла на такую боль мощный препарат изводить.

    Не отвлекаясь более на поверженных врагов, двинулся в путь, предварительно сверившись с компасом. Оставалось никак не меньше половины дистанции, но скорость я снизил – кроме биомехов придется теперь и вот таких шустриков высматривать. Предупрежден значит вооружен, а боевой опыт, тем более добытый кровью, пусть и малой, у «джей-ти» осваивался моментально. И я тут не исключение. Скорее, наоборот, блестящая иллюстрация. Хоть сейчас в учебник «Война в джунглях для чайников». Так что следующую шипохвостую летягу (ну вот такая у меня ассоциация родилась, ничего не могу поделать) я приметил загодя. А после вдумчивого осмотра и еще несколько штук прямо по курсу. Пришлось дать порядочный круг, причем ближайшая тварюга все время подозрительно втягивала воздух рыльцем и косила глазом. На мое счастье, этим дело и ограничилось, и я благополучно смылся куда подальше.

    С момента первой стычки миновало минут сорок, но, вопреки ожиданиям, поврежденная ладонь особо не беспокоила. Я даже специально прислушивался к ощущениям, но – вот ведь странно! – рука даже болеть перестала. Распухать тоже не спешила, да и подвижности не потеряла. Единственное неприятное последствие – кровь не желала останавливаться, несмотря на то что я обильно залил дырку в центре ладони дезинфицирующим гелем и пришлепнул пластырь. Кровь постоянно сочилась тонкой струйкой, а при попытке сжать кулак противно хлюпала под пластырем, вырываясь из-под него небольшим фонтанчиком. Вскоре перчатка пропиталась насквозь, а на моховой подушке за мной теперь оставался еще и кровавый след. Редкий, мелкими каплями, но тоже ничего хорошего. Скорее всего и тот шипохвост на запах возбудился. И не удивлюсь, что кто-нибудь, не имеющий отношения к биомехам, но не менее опасный, мне на хвост сядет…

    Странно, кстати, что нам на брифингах и лекциях ничего про аутентичную фауну не рассказывали. Знания лишними не бывают, особенно когда от них твоя жизнь зависит. Но о причине я, кажется, догадываюсь: вот стал бы я в горячке боя выяснять, биомех передо мной или просто хищная зверюга? Оч-чень вряд ли. Наверняка сначала бы очередью угостил – боевые рефлексы штука мало того что безотказная, так еще и безжалостная. Да и потом разбираться недосуг, тут ноги бы унести. Вот так и получилось, что о животном мире той же Земли, как и нескольких самых биологически активных колоний, информации у меня было куда больше, нежели об исконных обитателях Ваала. Теперь-то, конечно, подсуечусь при случае, но до этого случая еще дожить надо.

    Кровотечение между тем становилось реальной проблемой, но штатных средств для его остановки оказалось недостаточно. Бинтов и псевдокожи – силиконового геля, залепляющего раны – у меня не было, а воспользоваться моментальным клеем, тюбик которого всегда валялся в одном из карманов, я не решился: когда еще до нормального медпункта доберусь? И доберусь ли вообще? А не дай бог, инфекцию занес? Потом ладонь ножом пахать придется. Уж лучше сейчас потерпеть, к тому же и не болит. Что странно – действие медблокады давно закончилось. Правда, сильно хуже не стало – ребра ныли, но не сильнее, чем после хорошего спарринга на ринге. Так что я очень легко при крушении отделался, очень. А затем и при нападении летяг-шипохвостов. А если воспользоваться бритвой Оккама, то иной причины моего относительно пристойного состояния, кроме их же яда, я не вижу. Не моя же химия, универсальная, а потому и малоэффективная, сработала? К тому же у нее последействие не такое выраженное. Забавно все-таки отрава на человеческий организм влияет: блокирует боль и воспалительные процессы, но заодно и крови свертываться не дает. Если бы эти двое меня раз пять-шесть ткнули, я бы, глядишь, и истек бы кровушкой. Часов через …дцать. Кста-а-ати!.. А может, у них как раз такой способ охоты? Наскочили на беспечного… ну, пусть будет кабанчика, продырявили ляжки-хребтину-брюхо, и отвалили. Он знай себе дальше по лесу бредет, а они следом – ждут, пока скотинка обескровеет и обессилит. Чуток потерпел, и вот тебе обед – без риска и больших трудозатрат. А может, и не обед, а запас харчей на неделю, а то и субдекаду. А тот и не чует ничего, идет себе да идет… до поры до времени.

    М-мать!.. От таких мыслей по спине пробежал холодок, и я невольно ускорил шаг. Во второй раз, получается, чудом выжил – от полудесятка таких шустриков явно бы не отбился. Кто-нибудь наверняка бы нашел слабое место. И как бы я кровь останавливал при повреждении, к примеру, шеи? Жгут бы наложил? Ага, очень смешно… да и сейчас, если разобраться, обхохочешься – вон, льет, не переставая. Хорошо хоть, не усиливается.

    Озабоченный этими не самыми веселыми мыслями, я решил пожертвовать броником, вернее, пока лишь его частью: отодрав правую застежку-липучку, вырезал кусок демпфирующего слоя из-под нагрудной пластины, и запихал пористую массу в перчатку через разрез. Кое-как зафиксировав эрзац-повязку несколькими витками скотча (и он всегда со мной, я же айтишник!), сжал-разжал кулак, пошевелил пальцами, и остался доволен: пока что не капало. Ну и славно. Ноги в руки, еще шагать и шагать.

    Еще около часа шел относительно спокойно, с поправкой на общую паранойю и короткие рывки после активации электроники. Пейзаж вокруг почти не менялся, разве что начали периодически попадаться небольшие рытвины – один в один оплывшие и затянутые мхом окопы и ходы сообщений. Вот только разбросаны они были без системы, так что гипотеза критики не выдерживала. Также время от времени встречались поврежденные стволы – где кора сорвана, где подозрительный наплыв, где валежник у подножия. Впрочем, с последним я преувеличил, единичные сухие вьюны с размочаленными концами на это гордое звание не тянули.

    Рука вроде бы стала меньше кровить, но совсем от кровопотери избавиться не удалось. Хорошо хоть, на почве капли теперь оставались гораздо реже. Впрочем, даже если у местных хищников нюх вдвое хуже, чем у собак (что вряд ли, в лесу же живут, тут зрение не особенно рулит), все равно такой след для них как открытая книга. Как акулы, на каплю крови за десятки километров вряд ли сбегутся, но мне и одного заинтересовавшегося экземпляра за глаза. Тем более, как минимум еще одно гнездовье летяг-шипохвостов я за это время миновал. А если тут кто-то покрупнее обитает?..

    Когда до цели осталось около пяти километров, в лесу стали попадаться признаки человеческого вмешательства. А как иначе назвать пни? Опрокинутых бурей деревьев я тут не видел, те, что погибли от старости, перерабатывались вездесущим мхом в стоячем положении, поскольку переплетшиеся кроны им падать не давали, и от них со временем и следа не оставалось – по дороге попадались неоднократно, и на разных стадиях, так что вывод очевидный, к тому же эмпирический. Пень – явление однозначно неестественное. А кто может спилить толстенного древесного великана? Биомехи? Весьма спорно. Если и есть модификация, снабженная дисковой пилой, то «джей-ти» на глаза она не попадалась. Даже если принять на веру, что таки имеется, то не прослеживалось главного – мотива. Извечный вопрос «зачем?» в данном конкретном случае оставался без ответа. Так что однозначно люди, и точно не «джунглевая пехота». Что характерно, разнокалиберные обрубки (где едва из мха торчат, где по колено, а где и по… это самое, по пояс) местным растительным падальщиком не утилизировались, так и торчали немым укором пришлым варварам. И цветом здорово отличались от живых собратьев – были желтыми и глянцевыми, как лаком покрытыми. Интересно, почему так? Хотя нет, не интересно, не до того сейчас… Бревен тоже не было. Логично предположить, что те, кто озаботился распиловкой, делали это не просто так, а добывали стойматериалы. Соответственно, ценный ресурс куда-то перемещался. Надо полагать, в поселение. В здешних джунглях с камнем напряженка, промышленных заготовок у вновь прибывших много быть не могло, разве что для наиважнейших нужд. Тем более, это же Четвертая волна, тогда с Земли около двух миллиардов человек переселилось, персоналу на корабле места мало, а тут еще про какие-то запасы речь ведут. Жратвы на первое время да медикаментов с боеприпасами. Справедливости ради надо признать, что в Пятую волну было еще хуже, но колонии Астарта повезло – брошенную к тому моменту систему начала осваивать одна из корпораций, так что пришлых на разваливающихся от старости лоханях не больно-то и пустили. Если я правильно помню школьный курс истории, ровно одну партию приняли, каких-то латиносов, в количестве около ста тысяч. Если разобраться, распространенная по тем временам практика, колонии стремились хоть какую-то выгоду извлечь из добровольно-принудительной помощи Эмкону. Больше не стали – контролировать эту ораву как-то надо, а корпоративная СБ не резиновая. Устраивать же геноцид никто не хотел. Вот так и получилось, что население Сета в основном англосаксонского происхождения, а латиноамериканцы со временем ассимилировались. А кто не захотел, те по гидропонным фермам живут, национальными анклавами. О чем это я?.. А, стройматериалы. Короче, много не привезешь, а расширяться надо. Так что не мудрено, что вырубки появились. На верном я пути, получается. Лишь бы добраться, лишь бы не нарваться на кого…

    Накаркал. Беда пришла, откуда не ждал. Сначала появилось острое ощущение взгляда в спину. А минут через десять я увидел поваленное дерево – первое на пути. Излом выглядел естественно, такое ощущение, что ветром свалило. Но, учитывая вновь приобретенный опыт, событие это маловероятное. В зимний сезон тут такие бури бывают, что ни один лес не выдержит. Тем не менее обширных завалов бурелома не наблюдается. «Джей-ти» по этому поводу не задумываются, или, что вернее, я просто такой информации не встретил, но сейчас все стало понятно. Буквально в глаза бросилось: кроны сросшиеся, тут не лес, а скорее ковер. И нагрузка распределяется на все деревья равномерно. Они друг друга поддерживают и ломаться под напором потоков воздуха не дают. Вот бы глянуть на этот лесок в шторм, да с высоты. Наверняка впечатляющая картина, рискну предположить, что по поверхности самые натуральные волны гуляют. Так что скорее в ствол на порядочной скорости въехало что-то тяжелое, типа бронетранспортера или бульдозера с задранным ножом. Удар пришелся примерно в полутора метрах от земли, и мало того что практически перешиб дерево, еще и тряханул так, что ветви-лианы оборвал. Наверняка не все, а только с одной стороны, но и этого хватило, чтобы оставшиеся не выдержали веса лесного великана и тот завалился к корням собратьев. Мох и в этом случае страдальца проигнорировал, добравшись лишь до середины обрубка. И образовалась посреди неестественно чистого леса этакая асимметричная арка, выделявшаяся желтовато-коричневым колером с ярким таким глянцем на фоне общей бурости с легким уклоном в зелень. В чем-то даже сюрреалистичное зрелище. Неудивительно, что я застыл на полушаге и вытаращился на выбивающийся из пейзажа объект. А потом и вовсе челюсть уронил, когда на ствол замахнула грязно-серая, в бурую же крапинку зверюга. Однозначно не биомех, которого с нормальным, развившимся эволюционным путем организмом не спутаешь, всегда есть какая-то выпуклая деталь, абсолютно не вяжущаяся со звериным обликом. Это же существо казалось свитым из стальных мышц, перекатывающихся под шкурой, и как нельзя лучше гармонировало с окружением. Размером с хорошую овчарку или даже с земного волка, вот только пасть вытянутая и заостренная, да уши торчащие, как у многих кошачьих. Хвост еще тонкий и куцый, не волчий. А вот челюсти впечатлили. Особенно после того, как зверюга оскалилась, забавно сморщив нос и обнажив совсем не забавные клычищи. Порвет, как есть порвет, если задастся таким желанием.

    Сзади и с боков раздался шорох мшистой подушки под когтистыми лапами, и я наконец вышел из оцепенения. И двигаться начал вовремя, чтобы успеть среагировать на прыжок монстра: цапнув из набедренной кобуры кольт, ушел в подкат, благо скользкий мох позволял и не такие кренделя выписывать при необходимости. Без разбега вышло не очень, тем не менее, зверюгу я встретил, уже пребывая в лежачем положении и выставив над собой оружие. Соответственно пока та надо мной пролетала, выпалил в удачно открывшееся брюхо, сбив тело с траектории. В результате тушей меня не накрыло, хоть и обильно окропило кровищей и содержимым кишечника, развороченного экспансивной пулей. Особенно впечатляюще выглядели кровавые брызги на забрале, раньше как-то не приходилось с таким сталкиваться, так что я едва сдержал позыв к рвоте. Однако, несмотря на сопутствующие спецэффекты, первое рефлекторное движение по большому счету и спасло мне жизнь: проскользил я относительно недалеко, но оставшееся до поваленного дерева расстояние удалось преодолеть, буквально пару раз перекатившись по земле. Плохо только, что кольт в процессе выронил. Втиснулся под ствол удачно, оказавшись правым боком к набегающим тварям, и тотчас потянулся за запасным пистолетом в подмышечную кобуру. Успевший первым хищник с ходу хватанул меня за руку, но напоролся на жесткий пластик налокотника и обиженно рыкнул, разжав челюсти. И тут же заскулил, получив локтем по морде. Удар пришелся сбоку, да я еще вдобавок наподдал туда же рукояткой кольта, заставив зверя отскочить подальше, и у меня появилась свободная секунда, чтобы метким выстрелом разнести череп припоздавшему собрату зубастика, а затем и разворотить голову опомнившемуся недобитку, попав аккурат в его разинутую пасть. Тот как раз прыгнул, так что его еще и унесло в дали дальние.

    Отбился, что ли?..

    Чуть приподняв торс, чтобы разгрузить правый локоть, я закинул левую руку на шершавый (и это несмотря на глянец!) ствол и застыл в полуподвешенном состоянии, вслушиваясь в окутавшую лес тишину. Неподалеку кто-то дышал, но в какой стороне, определить не получалось – мешал бешеный стук крови в ушах. Хорошо, что хоть что-то еще помимо этой барабанной дроби слух воспринимал. И мое счастье, если непрошеный гость справа, рука свободна, еще на подходе подстрелю. А если слева? Вроде деревом прикрыт, но это еще как посмотреть, щель тут на самом деле широкая, там, где я устроился, зубастик не пригибаясь пробежит…

    Характерный шум от запрыгнувшего на что-то жесткое тяжелого тела, сопровождаемый вибрацией ствола, заставил меня разжать левую ладонь и плюхнуться затылком в мох, выставив пистолет в полусогнутой правой вертикально вверх. Но прикинуться ветошью и выждать появления вражины в засаде не удалось: едва я коснулся шлемом мягкой растительной подушки, как слева от меня грузно приземлился еще один зубастик, оказавшийся чуть менее крупным, нежели собратья, но не в пример более шустрым. По крайней мере, тратить время, чтобы осмотреться и прикинуть направление удара, он не стал, сразу же метнулся ко мне, выцеливая пастью лицо. Мгновенно, едва коснулся лапами опоры, и тут же выстрелил всем телом, пока жертва не опомнилась. Причем выстрелил безошибочно – если бы я не успел подставить многострадальную левую руку (каюсь, рефлекторно), получить бы мне в забрало с непредсказуемым результатом, вплоть до нокдауна. Но и так он меня чуть не своротил с места, придавив массой, а предплечье пронзила резкая боль. Процесс сей сопровождался мерзким хрустом, так что сомнений в том, что я еще и свеженьким переломом обзавелся, практически не осталось. Хорошо, если единичный, а если тварь мне кость раздробила? Челюсти между тем давили все сильней, к тому же зверь начал с рычанием трясти башкой, усугубляя эффект. Такое ощущение, что гидравлическим резаком пытались конечность отчекрыжить, и пока что спасала только кевларовая ткань с мембраной. На мое счастье, подстегнутый адреналином мозг дал команду, и правая рука почти без участия сознания потянулась к противнику. Упереть ствол кольта в бок зубастику не получилось, но я и не стремился к этому, а просто раз за разом жал на спуск, направив оружие, что называется, «в область». Торса, ребер, задних ляжек – какая разница? Главное, что сработало: после третьего выстрела тварь обреченно взвыла и рухнула на брюхо. Агония длилась недолго, но я сполна ощутил ее на собственной шкуре – челюстей зверь так и не разжал, так что конвульсии передавались на мою поврежденную конечность, к тому же отягощенную безвольной массой туши. Наконец существо окончательно затихло, и я в изнеможении откинулся на спину, уронив правую руку на мох вдоль тела. Обороняться в данный конкретный момент я был не в состоянии.

    Мне снова повезло, четвертый враг (или врагиня? похоже, все-таки самка…) оказался последним. По крайней мере, в ближайшей округе. Потому что в противном случае вряд ли бы мне позволили проваляться минут десять, приходя в себя. Еще немного полежав и прислушавшись к организму, я сделал вывод, что легко отделался. Сердцебиение замедлилось до нормального, дыхание восстановилось, да и в глазах больше не темнело, как в момент получения перелома. Только левая рука, так и остававшаяся в утыканных зубами тисках, сильно болела. На вид же все оказалось не так страшно: крови не было, да и кость из рукава не торчала. По ходу, закрытый перелом лучевой кости, возможно множественный. Но хотя бы конечности не лишился, маленькая, а радость. Теперь бы ее еще освободить… впрочем, это особого труда не составило: осторожно сместившись на левый бок, я уткнул ствол кольта под основание нижней челюсти зверюги и выстрелил. Повторять процедуру не пришлось, пуля нанесла страшную рану, едва не вырвав челюсть с корнем, и мне осталось лишь воспользоваться стволом все того же кольта в качестве рычага, чтобы разжать впечатляющие зубы.

    Получив наконец свободу, я было полез из укрытия и незамедлительно убедился, что у любой монеты две стороны: лишившаяся фиксации поврежденная рука на малейшее движение отзывалась вспышкой боли. То есть просто к боли я уже притерпелся, но тут был полный швах. Опять до потемнения в глазах. Пришлось покидать убежище в несколько приемов, с шипением и сдавленными матюками, поскольку под деревом я даже до аптечки не мог дотянуться. Плюс кольт из ладони не выпускал ни на секунду, так что можете представить букет ощущений. Но все рано или поздно заканчивается, подошли к концу и мои мучения. Утвердившись на своих двоих, я прислонился спиной к размочаленному пню; как мог, осмотрелся, сунул пистолет в набедренную кобуру и нашарил на поясе медкомплект с последним шприц-тюбиком.

    Пэйнкиллер сработал довольно быстро, где-то в течение минуты, но я знал, что эффект не будет долгим, и, едва дождавшись, когда боль станет хотя бы терпимой, скинул со спины «дэй-пак». Перед этим, правда, еще сгреб здоровой рукой жменю мха и кое-как оттер сочащейся влагой массой кровь с забрала – очень уж она сосредоточиться мешала, да и обзор перекрывала порядочно. Стало лучше, но не намного – бурая грязь покрыла забрало равномерным слоем, более-менее прозрачным. Потом занялся, что называется, самолечением. Опыт и остаточные знания теоретического курса по первой медицинской помощи твердили, что без иммобилизации поврежденной конечности не обойтись. Проще говоря, нужна шина, а единственным предметом, который хоть как-то мог сойти за оную, был запасной нож. А еще лучше – два. Самым ценным качеством наследных клинков сейчас для меня оказалось наличие на ножнах ременных креплений с надежными пластиковыми фиксаторами, так что закрепить импровизированную шину было чем. Сложнее оказалось совместить ножны с предплечьем, не уронив первые. Пришлось все делать на весу, так что одни ножны я лишь слегка притянул ремнями, а вот второй комплект, вместе с вложенным клинком, затянул уже на совесть, благо теперь полосы из грубой ткани не врезались в плоть. Ладонь покоилась на рукояти ножа, но я для надежности обмотал ее скотчем, так что теперь мог лишь слегка шевелить пальцами. Оставшийся моток жалеть не стал, прошелся по шине, зафиксировав заодно болтающиеся концы крепежек, затем сделал петлю на запястье и соорудил нечто вроде медицинской косынки из нескольких слоев клейкой ленты, пропущенной по большому кругу от руки до шеи. Получилось грубо, но надежно. По крайней мере, теперь случайно потревожить покалеченную конечность не так-то просто. Пожалуй, в текущих условиях лучше и не сделать. Да и не до изысков сейчас, добраться бы до места да найти укрытие, а потом уже и думать, что и как.

    Перед тем как покинуть поле боя, я проделал еще несколько манипуляций, а именно: вырезал у одного из самцов хвост заодно с пахучей железой, скорее всего вырабатывающей секрет, которым зверюги метили владения, и перезарядил оба пистолета. И если с первым делом проблем не возникло (вонь уже была по барабану, принюхался), даже с креплением мудрить не пришлось, просто заткнул хвост за берец ботинка, то со вторым помучился. Алгоритм, на первый взгляд, немудреный: вставить в пальцы левой руки запасной магазин, выщелкнуть сменяемый из кольта, насадить пистолет рукояткой на полный, сколько позволит выступающая часть, а затем, упершись его торцом в грудь, дослать на законное место. Повторить с запасным стволом и не забыть подобрать упавшие магазины – про запас. Вуаля. Но знали бы вы, сколько нервов я за эти считанные минуты потратил! Так и казалось, что сейчас со всех сторон набегут еще зубастики да с группой поддержки в виде шипохвостых летяг, и кранты. Почему-то в эти мгновения про биомехов я и не думал, хотя вероятность их появления была куда выше – вряд ли аутентичная живность потянется на выстрелы, а вот биомехи однозначно заглянут на огонек, чисто проверить. Так что не удивительно, что я был как на иголках. И выдохнул с нешуточным облегчением, когда наконец двинул скорым шагом по азимуту, на всякий случай сверив направление. Хуже от кратковременного включения планшетника все равно не будет, кому надо, уже все слышали и сделали выводы.

    Спасти меня могла только скорость да зыбкая надежда, что вонь от «трофея», спекшейся крови и содержимого потрохов первой зверюги отпугнет как сородичей убиенных зубастиков, так и их более мелких коллег по цеху. Насчет гнуса я не беспокоился, такое ощущение, что первая волна, та, что неподалеку от поляны наведалась в гости, остальным как-то просигнализировала, что ловить нечего. От биомехов же достаточно надежной защитой служило расстояние: вряд ли они пойдут по следу, не обнаружив на поляне ничего с их точки зрения подозрительного. Впрочем, значительно прибавить ходу не получилось. И самочувствие не ахти, и внимание ослаблять себе дороже, тем более что теперь приходилось еще и под ноги смотреть, а не только на деревья.

    Между тем странность местного биоценоза все сильнее бросалась в глаза и даже давила на нервы. Не знаю почему, но джунгли мне всегда представлялись кишащими жизнью, причем на всех «этажах». Здесь же, такое впечатление, от подножия деревьев и до их же нижних ветвей протянулась этакая полоса отчуждения: ни тебе кустов, ни тебе отдельных растений высотой хотя бы по колено, ни тебе мелкой живности. Про птиц вообще молчу. Последнее обстоятельство, кстати, и не удивительно – что здесь птицам делать? Еды никакой, укрытий тоже… точно! Вспомнил, где я что-то похожее видел! Земные хвойные леса, особенно сосновые. Там тоже кроме подушки из подгнивших иголок, опавших шишек да унылых стволов ничего и нет. И темень, даже днем. Ни травы, ни кустов, ни зверья. Помню, когда видеоролик посмотрел, навалилась вдруг необъяснимая тоска. Хуже впечатление только старые штольни произвели, чуть приступ клаустрофобии не начался. Здесь-то хоть сплошной кровли нет, между отдельными кронами достаточно большие прогалы, чтобы свет Астарты нижнего уровня достигал. А то не знаю, что бы делал. Но все равно интересно, надо будет изучить вопрос. Наверняка какие-то исследования есть, не только же биомехов наши яйцеголовые изучали? Хотя с них станется… Кста-а-ати!.. Уж не те ли зимние бури виноваты? Деревья-то не валят – собратья поддерживают, а все остальное? Что-то в этом есть. Если разобраться, мох внизу – аналог сцепленных крон. Мшинки тоже друг за друга цепляются. Это я точно знаю, еще на поляне обратил внимание, когда холмик над катером (или что там еще было) ковырял. Катер, катер… Ладно, потом. Сейчас на повестке дня более насущные проблемы – укрытие и выживание в ближайшее время. Перспективы-то впереди маячат те еще: от сепсиса и горячки до кончины от потери крови.

    Остаток пути, несмотря на порядочные сомнения, преодолел без дополнительных приключений. Никто на меня не нападал, я вообще больше ни одного живого существа не встретил, что странно. А что, с другой стороны, тут не странно? Биомехи? Ну-ну… Хотя почему они на сигнал не подтягиваются? Источник излучения мощный, тут толпы должны быть. Чего не наблюдается. Разрыв шаблона, однако. Ну да бог с ним, мне же проще. Может, есть какая-то причина для игнора, они же все-таки машины и действуют согласно машинной же логике, а она без дыр не бывает. Что действительно настораживало, так это малочисленность аутентичных видов. Кроме двух пород хищников на глаза больше никто не попался, но ведь кем-то же они должны питаться? И гнус тоже. Тут и аналоги травоядных должны водиться, и птицы всякие… хотя про последних я уже упоминал, скорее всего, они в кронах держатся, поэтому я их и не видел. А безобидные «олени» меня за километр обходили, из-за вони убиенного самца зубастика. Или вообще данной местности избегали как зараженной чужеродными формами жизни. Хотя не настолько мы и чужеродны, вон, хищнички-то как на кровушку мою навелись!..

    Как бы то ни было, чувство опасности молчало, никто мне в спину не зыркал, никто не напрыгивал, да и техногенных факторов, вроде рытвин, ветхих построек и на добром слове держащихся оград, не встречалось еще километра три. А потом я увидел и забор из банальнейшей проржавевшей «колючки» (и не один, а в три ряда), и заплывшую рытвину вдоль него же, и добротный даже на вид сруб. Ага, из тех самых местных древесных гигантов. Желто-глянцевых. Самое любопытное, все это посреди леса.

    В корне задавив вспышку ничем не обоснованного оптимизма, я некоторое время понаблюдал за окрестностями, предусмотрительно укрывшись за ближайшим стволом. Спина отчаянно свербела, и я то и дело озирался, но никого живого не заметил – что характерно, ни с тыла, ни прямо по курсу. Зато выявил множественные признаки заброшенности жилья, как то: обросшие до середины мхом столбы изгороди, оборвавшиеся в нескольких местах нитки колючей проволоки, да и ненарушенная мшистая подушка сама за себя говорила. Не ходил тут никто, по крайней мере последние час-два. Хотя это тоже чисто умозрительно, я специально не засекал, как быстро следы исчезают, да и не было такой возможности. Взять на заметку: сведения первоочередной важности, буду по окрестностям шариться, пригодятся. Но это тоже потом, все потом. Сейчас укрыться, закинуться химией и поспать. Отходняк начинается, и общий упадок сил сказывается. Плюс перманентный стресс несколько часов кряду.

    Подгоняемый этими невеселыми мыслями, я осторожно подкрался к изгороди и прошелся вдоль нее, чтобы заглянуть за сруб. На мою сторону выходила глухая стена, ни тебе окон, ни даже узких бойниц. Что характерно, нижние три венца тоже были скрыты под мхом, но в отличие от стоячих древесных «трупов», встреченных в лесу, разлагаться не торопились. Такое ощущение, что поверхность защитной пленкой покрыта, непроницаемой для живой зелени. Похоже, что тот самый глянец. Плоская крыша не просматривалась, так что из чего ее там соорудили, оставалось неясным. Здание тянулось метров на пятьдесят, по первому впечатлению – либо склад, либо гараж из нескольких смежных боксов. Вряд ли казарма или барак, такие объекты на отшибе не располагают, очень уж это небезопасно. Хотя кто знает местных обитателей? Могли и настолько беспечными оказаться. Сгинули же в конце концов. Ну, и еще одна загадка: на торчавших тут и там из крыши древесных стволах просматривались некие сооружения, больше всего похожие на дощатые ящики с кровлей типа «грибок». Наблюдательные вышки? Стрелковые позиции? Как одно из объяснений, почему неведомые строители деревья не посрубали. Наверняка ведь те порядочно внутреннего пространства съедали, но ведь не избавились? Значит, зачем-то это было нужно…

    Блокгауз в высоту достигал примерно четырех метров, до нижних ветвей оставалось еще около двадцати, и будки располагались метрах в пяти от крыши. Не сразу и запрыгнешь, зато оттуда наверняка подступы хорошо просматриваются. К тому же, как я заметил, эти, будем считать, стрелковые ячейки разбросаны были весьма рационально: часть ближе к глухой стене, чтобы лес контролировать, часть – наоборот, ко двору. Условно говоря. На тех же стволах, что торчали примерно посередине здания, укрытий не было. Логика в этом во всем прослеживалась, причем специфическая. Прямо скажем, логика служивого человека.

    Заграждение из «колючки» тоже было устроено по уму. Три эшелона, не меньше метра между ними, столбы натыканы в шахматном порядке, и везде, где получалось, в качестве оных использовались живые древесные стволы. И вот это уже в логику не вписывалось. Данный факт не вязался со знакомыми мне принципами фортификации. Любой нормальный военный инженер первым делом организовал бы перед забором из колючей проволоки полосу отчуждения метров на полста, выкорчевав любую растительность. А была бы возможность, так и вовсе бы хороший участок расчистил, как то поле, где мы навернулись. И здания бы ставил кучно, чтобы силы не распылять, обходясь минимумом огневых точек, но с максимально широким сектором обстрела. Здесь же по крайней мере одна постройка была интегрирована в окружающий пейзаж. Хотя вру, забор тоже был идеально вписан в естественный ландшафт. Ну и зачем все это? Разве что для маскировки с воздуха, но от кого тут прятаться? Откуда десант? Боялись конкурентов? Ага, щас! Боевой флот в те времена мало у кого был, да и кто в здравом уме на какую-то заштатную деревушку в затерянной системе дефицитную (и, что важнее, с невосстановимым ресурсом) технику бросать будет? Да и вряд ли подобные уловки сработали бы против современных радаров и сканирующих комплексов. Задайся кто целью уничтожить поселение воздушным ударом, он бы это осуществил. Так что явно не маскировка, тем более что неведомые служивые даже не пытались блокгауз и стрелковые ячейки покрасить, и те выделялись яркими желтыми пятнами на лесном фоне. А что тогда?

    Версия, похожая на правду, родилась, когда я таки выглянул из-за угла и убедился, что поселение имеет место быть, и не такое уж маленькое. Метрах в четырехстах от блокгауза, за опушкой, раскинулось обширное открытое пространство, лишь немногим уступающее остаткам ВПП. Представший взгляду поселок отчетливо делился на две части: центральную, с типовыми быстросборными ангарами, панельными, опять же быстросборными, зданиями и чем-то, подозрительно напоминавшим корпуса спускаемых модулей с больших пассажирских лоханок, и периферийную, куда более обширную, посконно-деревенскую с рублеными постройками. Вышеупомянутые лоханки частично до сих пор болтались на орбитах, частично были пущены в дело рачительными парнями из Корпорации. Сколько их всего было, никто не знал – секретная информация. Да никто и не задумывался особо, потому как со времен Блэкаута надобности не было. Ну вот нафига думать о космосе, если он по большому счету недоступен? В другие колонии не слетать, торговый трафик опустился до нуля (Курьеры не в счет), поселений кроме Сета нет, только крайне малочисленные промышленные объекты в астероидном поясе да кое-какая инфраструктура на ближних подступах. Так что пусть у мальчиков из Корпорации голова болит по данному насквозь нерациональному поводу. Их народ терпит только потому, что они поставки биония организуют. И пока эта живительная субстанция поступает в достаточных количествах, все хорошо – урожай созревает, живность накормлена, население сыто и довольно. А больше ни к чему и космос, и флот, и Корпорация. Даже промышленность развивать особого смысла нет, ввиду отсутствия рынков сбыта. Вот такая она точка зрения обывателя, и ничего с этим не поделать…

    Черт, опять куда-то мысли не туда свернули. Версия проста: развернув первичное поселение, новоприбывшие колонисты занялись текущими делами. И все шло хорошо, пока не нагрянула местная зима. И вот тогда стало понятно, что на открытой местности срубы-то, может, и выстоят, но вот крыши с них срывает на счет раз. И не только крыши, но и все, что плохо закреплено. На что-то более солидное нет материала, вот и начали строиться под прикрытием леса. Вряд ли от пытливого людского взора укрылась его способность противостоять штормам. А что? По-моему, имеет право на жизнь. Даже уверен, что впоследствии найду подтверждение своей теории.

    Пока же решил далеко не ходить, крайний блокгауз вполне соответствовал сиюминутным чаяниям: крепкий, относительно целый, не привлекающий внимания биомехов (стало быть, ничего фонящего внутри нет, хотя теперь, после игнорирования излучателя сигнала, я уже ни в чем не уверен). И вряд ли в такой местные зверюги пробьются. Если только через гостеприимно распахнутую дверь одного из боксов, единственную вскрытую, насколько я мог видеть. Стремно, конечно, но и выбора особого у меня не было. Так что я уже почти на одних морально-волевых добрел до дверного проема и ввалился внутрь. И тут же вжался спиной в правый простенок. Кольт держал наготове, но стрелять, паче чаяния, не пришлось. Никого внутри не было, разве что язык мха протянулся от двери где-то на метр. А дальше банальнейший дощатый пол, просматривающийся даже сквозь толстый слой пыли. Хотя скорее даже грязи. В боксе стоял полумрак, нарушаемый дверным проемом и лазом в потолке аккурат рядом с массивной колонной, опять же дощатой. Дерево обшили доской, к гадалке не ходи. К люку в крыше вела довольно массивная деревянная же лестница. Света было достаточно, чтобы убедиться, что следов гниения нигде нет – что очень странно, учитывая влажность. Но даже эта странность коррелирует с более ранними наблюдениями, теми же пнями и сломанным деревом, у которого я схватился с зубастиками. Видимо, какие-то специфические свойства местной древесины. Нет микроорганизмов, отвечающих за гниение? Или есть, но по воздуху не передаются? Не зря же условно засохшие деревья мох облеплял? Может, тут вообще что-то типа ферментарного механизма, а мох – этакий внешний желудок? Бр-р-р!.. Хотя повышенная влажность таки себя проявляет, но исключительно на материалах пришельцев – взять ту же «колючку», да и поеденный коррозией катер на ВПП.

    А, пофиг! Главное, ничего угрожающего внутри. Интересное кое-что есть – да хотя бы полки вдоль стен, заваленные всяким-разным – но это потом. А пока подняться по лестнице (не навернуться!) и пройтись (осторожненько!) по крыше до соседнего дерева с «гнездом». Что я и проделал. Ожидания не обманули: и здесь нашелся люк, только притворенный, в отличие от первого помещения. На мое счастье, не запертый изнутри и откидывающийся вверх, так что получить доступ в очередной бокс труда не составило. Никто оттуда на меня не выпрыгнул, и я, с понятной опаской, спустился внутрь, подсвечивая себе миниатюрным фонариком. Он тоже не входил в стандартное снаряжение «джей-ти», но я такой тип, со всех сторон нестандартный. Здесь тоже было пусто в плане враждебных организмов, а еще – самое главное – дверь была заперта. Заперта, надо сказать, надежно – на здоровенный засов, пусть и деревянный. Основательность ее вселяла уверенность, что те же зубастики вряд ли ее высадят, а на себя тянуть бесполезно – ручку вырвешь. Откидной люк потолочного лаза был выполнен по схожей технологии, так что закупорился я на совесть. Не то что в первом боксе с заблокированной разросшимся мхом дверью. Все, теперь отдыхать. Ни жесткая постель, ни вездесущая пыль (тут именно пыль, не грязь) меня не смутили, хотя к утру наверняка еще сильнее смердеть начну. Но это самая мелкая из моих проблем. О ней, как и о прочих, буду думать завтра.

    Интерлюдия 3

    – Мне вот еще что не понятно, мистер Дрейк: почему ваши люди на Ваале не боятся смерти? Ведь это же так неприятно, по себе знаю…

    – Вам приходилось умирать? – недоверчиво вздернул бровь вышепоименованный Дрейк. Теперь он смотрел на Смалькова совершенно другими глазами.

    – Естественно, – как само собой разумеющееся подтвердил Курьер. – И неоднократно. Правда, до конца так и не умер. Но весь букет ощущений прочувствовал. Аж до печенок.

    – А… где? Если не секрет, конечно.

    – Секрет, дорогой Дрейк, секрет. Скажу только, что это было довольно давно, еще по молодости. И связано было с моей прежней деятельностью. Я, знаете ли, работал когда-то бродячим Оружейником.

    – Это многое объясняет.

    – И тем не менее, почему ваши «джей-ти» не боятся смерти?

    – Психологическая обработка, – пожал плечами хозяин кабинета. – Нейролингвистическое программирование. Методика старая, но до сих пор действенная.

    – Ну, знаете! Я поверю, что это все действует, но лишь до момента первой смерти.

    – А так и есть, – улыбнулся Дрейк. – Просто дело в том, что для наших «джей-ти» каждая смерть первая. Момент гибели у клона в памяти отсутствует. Мы сознательно делаем периодичность копирования достаточно большой, и так же сознательно идем на то, что погибший «джей-ти» теряет от одного до семи дней жизни, хотя есть техническая возможность вести каждого бойца в режиме реального времени. Вычислительных мощностей и объема памяти «копиров» на это хватает в избытке, особенно с учетом численности нашего контингента на Ваале.

    – Хм… сдается мне, что это далеко не единственная причина отказа от прямого переселения из одного тела в другое.

    – Ваша правда. На заре эпопеи с бионием мы так и делали, но очень скоро убедились, что, во-первых, «джей-ти» начинали работать спустя рукава, поскольку больше заботились о собственном выживании, нежели о деле. И да, тут сработал именно приведенный вами фактор – несмотря на, как бы попроще… непрерывный цикл, сами моменты смерти весьма неприятны. И человек подсознательно старается их не повторять. Во-вторых, обкатав технологию и разобравшись в принципе управления Хранителями, мы нашли для этого дела другой рынок сбыта. А «джей-ти» начали копировать сначала раз в трое суток, потом увеличили периодичность до семи дней. Так оказалось экономически выгодней. Хотя бы потому, что не нужен постоянный канал связи с Хранителем, то есть даже снаряжение «джей-ти» становится гораздо дешевле. Плюс биомехи не так остро реагируют на их приближение, соответственно, смертность сама по себе снижается.

    – Продаете бессмертие местным богачам? – легко вычленил Смальков главную мысль из речи Дрейка.

    – Не только. У нас бывает клиентура и из других миров. Трое ваших коллег давно уже заинтересовались технологией и привозят к нам состоятельных людей со всех концов бывшего Колониального союза. Другое дело, что, скажем так, производительность мала. Но это уже не от нас зависит, все упирается в доставку.

    – Поня-а-атно. А самих Хранителей вы, ясное дело, продавать не желаете.

    – Была такая мысль, но мы потерпели полное фиаско. Оторванные от основного организма фрагменты очень быстро погибают, не желая развиться в новую полноценную особь. Но наши ученые работают над этой проблемой.

    – Хм… Попадал я тут в одну переделку… Давно, правда. Там тоже искусственный интеллект, оставшийся от Предтеч, упорно не желал размножаться.

    – Расскажете?

    – Почему нет? Но давайте позже. Сдается мне, откровенничаете вы со мной не просто так.

    – Именно. Мы заинтересованы в привлечении в бизнес других Курьеров. Рынок сбыта необъятен, но вот доставка…

    – Я подумаю над этим.

    – Спасибо, мистер Смальков.

    – Но по моему мнению, если хотите знать, очень хорошо, что у вас есть ограничения. И еще я больше чем уверен, что есть какие-то подводные камни.

    «Черт проницательный!!!» – ругнулся про себя Дрейк.

    Курьер попал точно в цель – Корпорация, продающая бессмертие, в нагрузку впаривала (иначе и не назвать) зависимость от биония. Это вещество было необходимо для замедления естественных процессов старения в клонированном теле. Можно было, конечно, обойтись и без него, но тогда ресурс был бы сравним с естественной человеческой оболочкой, а хитрые дельцы с Сета еще и сознательно закладывали в клонов дефект, выражавшийся в ускоренном изнашивании клеток организма. Не очень много, всего на треть, но и этого хватало, чтобы посадить большую часть клиентов на биониевый крючок. Со временем жертвы начинали это понимать, но достать обманщиков были не в состоянии и по размышлении все же шли к Корпорации на поклон. И если большинству сотрудничавших с продавцами Курьеров было плевать на такие мелочи, то со Смальковым этот номер мог и не пройти. Тут требовались длительные и однозначно мучительные переговоры. И Дрейк даже готов был пойти на уступки. Скажем, предоставлять два-три тела без дефектов на каждый реализованный десяток. Но все равно начинать конкретный разговор было боязно – уж очень грозные слухи ходили о седом человеке с асимметричной косицей. А еще страшнее было представить, что Смальков сам получит доступ… да хотя бы к Хранителям на Ваале. Не к тем, что на базах «джей-ти», а найдет, например, бесхозного на территории биомехов. С этого хитреца станется, тем более в свете открывшихся фактов. Насколько Дрейк помнил курс истории, Оружейники во времена Колониального союза занимались как раз тем, что повсюду совали свой нос в поисках неосвоенных технологий Предтеч. Так что ему не привыкать. Именно поэтому Дрейк не на шутку всполошился, когда Смальков брякнул что-но насчет «тряхнуть стариной». Ведь если Курьер попрется на Ваал, остановить его не получится – его корабль играючи сметет весь флот Корпорации.

    – Давайте о подводных камнях побеседуем позже, когда вы ознакомитесь непосредственно с предложением, – расплылся в своей самой располагающей улыбке хозяин кабинета. – Чтобы вы смогли принять взвешенное решение, а не продиктованное эмоциями.

    – Давайте попробуем, – холодно усмехнулся Смальков. – Но ничего заранее не обещаю.

    – Само собой, дружище, само собой!..

    Глава 3

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Пункт дислокации: Столица, фавела

    11 марта 2188 года


    – Твою мать!!! – в сердцах рыкнул я, окинув безумным взглядом побоище. А что еще оставалось делать? Рефлексы, чтоб их!..

    Все закончилось очень быстро. Двухлетняя служба в джунглях Ваала любого ботаника превратит в машину для убийств, что я и продемонстрировал, в секунду уложив обоих телохранов Толстого Микки. Ближнего снял еще в падении выстрелом в лоб, на второго пришлось извести два патрона – первое попадание получилось смазанным, в район груди, наверняка защищенной бронежилетом, а вот вторая пуля угодила куда надо, то есть прямо под подбородок, и начисто вынесла затылок. Уязвимое место открылось, когда мордоворота чуть откинуло назад ударом в броник. Хотя промазал я – условно говоря – только из-за того, что непосредственно перед выстрелом грянулся о землю и руку чуть повело. Но не суть. Главное, что оба телохранителя пораскинули мозгами, причем в прямом смысле слова. А потом я уловил периферийным зрением суетливое движение аккурат между безжизненными телами, и столь же безжалостно отправил к праотцам самого Толстого Микки. Попадание и здесь получилось на загляденье – точно в переносицу. И только после этого, едва различая за громогласным стуком крови в ушах окружающие звуки, я перекатился в тень, где и поднялся на ноги, не опуская ствола. Рефлексы вопили, что еще не все, что будет еще атака, а возможно, и не одна, но я усилием воли их задавил и просто стоял, пытаясь расслабиться. Секунд через десять удалось, и я наконец смог более-менее адекватно оценить обстановку. И именно после этого выдал эмоциональную фразу.

    Нет, ну как так?! Собирался смыться по-тихому, честно оставив товар и забрав оплату (последнее можно и под угрозой применения силы), а вместо этого… три трупа!!! Три трупа, м-мать!!! И каких! Хрен с ними, с телохранителями. Но Толстого Микки мне однозначно не простят. И утаить факт моего участия в сорвавшейся сделке не получится, даже если я сейчас раскурочу все электронные гаджеты, которые найду на телах. Смарт Микки наверняка в рил-тайм режиме с сервером работал, да и со сканера однозначно запрос ушел в базу данных. Естественно, теневую, скрытую от официальных структур. Но у Синдиката доступ к ним полный, так что вычислят меня однозначно. И будут искать по фото не только корпы, но и бандосы. Что делать? Изменить внешность не получится, если только изуродовать себя до неузнаваемости. Но мне сейчас действовать надо, а не отлеживаться в берлоге, заживляя раны. Обратиться к подпольному спецу тоже не получится – смотри выше про Синдикат. В этом случае меня еще быстрее выпасут, сам эскулап стуканет. Про клиники Корпорации даже не упоминаю. Попробовать почистить следы в сети? Вариант, но очень трудоемкий и без гарантии. Это ведь придется ломать все, к чему Толстый имел даже опосредованное отношение. И сто процентов, что абсолютно все точки я не вычислю. Что-то да пропущу. Вывод: нефиг терять время, надо линять и избавляться от текущей личности Мигеля Торреса. Хоть сколько-то, но выиграю времени. А потом придется залечь на дно и дожидаться Курьера. А что? Мародерка вегда остается, к тому же хуже уже точно не будет. Даже если я оставлю «слезу» у Микки, в случае моего пленения меня убьют только один раз, а не два. Но ведь и одного в избытке, не так ли?..

    Меня выпасут. Однозначно выпасут. Но потом. Пара-тройка дней у меня есть, особенно если не высовываться. Что в принципе невозможно – у меня в Столице еще дела, личного, так сказать, профиля. Надо кое-кого проведать, убедиться, что жучара из Корпорации, который меня подставил, выполнил обещания касательно моих близких.

    Я вообще-то сирота, хоть и условно. Отца не помню, да мать про него много и не рассказывала. Я, конечно, пытался дознаться, но даже в сети ничего не нашел. А потом свыкся с мыслью, что Майк Бови безотцовщина, и прекратил бесплодные попытки. А когда мне было семнадцать, и матери не стало – попала в аварию на общественном транспорте. Позднее я выяснил, что никакая это не авария, просто автобус случайно подорвали бандосы, устроившие разборку в жилом районе, и даже разузнал, какие именно. Начал мстить, доступным мне способом, естественно. Много у них крови выпил, если можно назвать кровью бабло с анонимных счетов. Меня пытались искать, но не преуспели. А вот у одного дельца из Корпорации получилось. И он знал, куда надавить, чтобы я пошел на сделку. Я и пошел. В результате – здравствуй, Ваал! А гребаный Дрейк (так звали жучару) сейчас наверняка в шоколаде, хоть наша авантюра и не вполне удалась. Даже, если честно, совсем не удалась, но этот шельма умудрился остаться при своих. Это уже потом он меня подставил, а заодно дал возможность ускользнуть от наказания. Хотя это с какой еще стороны посмотреть. Джунгли Ваала далеко не подарок! В общем, не суть.

    Других родственников у меня не было. Дед умер еще до матери, хотя я его прекрасно помнил. Братья и сестры отсутствовали как класс. Если копнуть, можно найти дальних родичей по материнской линии, но настолько дальних, что я лишь знал об их существовании. Даже Дрейк их не стал подтягивать, когда возникла нужда на меня надавить, предпочел работать через Никки – смешную девчонку из латинского квартала, с которой у меня зарождался роман. Вернее, поначалу имела место быть небольшая интрижка, но со временем она начала перерастать в нечто большее. Что характерно, пересеклись мы на почве общего увлечения – она тоже была хакером. Не таким крутым, как я (и это без ложной скромности), скорее слыла местечковой сетевой хулиганкой, но ее умений хватило, чтобы обломать одну из моих комбинаций, направленных против банды с пафосным названием Loscriadosdelamuerte – «Слуги смерти» то бишь. Эти самые «криадосы» и были одной из сторон в памятной разборке, сгубившей мою мать и еще два десятка человек, находившихся в злосчастном автобусе. А для Никки эти ублюдки были своими, они держали ее родной район.

    Вообще, национальные банды для Столицы менее характерны, чем разнообразный сброд, собравшийся исключительно по территориальному признаку. По кормовым угодьям, так сказать. Но надо помнить, что заселялся Сет в Пятую волну, и уже достаточно окрепшая Корпорация могла себе позволить обзавестись «рабочей скотинкой» – народом из стран третьего мира Земли, где как раз проводились принудительные чистки. Вот корпы и прошлись частой сетью по нескольким латиноамериканским странам, собрав более-менее вменяемый и владеющий кое-какими навыками контингент. Люди хватались за предоставленную возможность с радостью: одно дело, лететь в абсолютную неизвестность, и совсем другое – в более-менее обустроенное место. Обеспеченное и сытое рабство куда предпочтительней безжалостной борьбы за выживание. А они и на родине только этим и занимались. Так и образовалась в Столице латинская диаспора. Аналогичным образом возникла диаспора азиатская – тоже сборная солянка, и африканская. Черные братья вообще в первое время между собой грызлись жестоко, но Корпорация их быстро приструнила. А после Блэкаута снова воспрянули, и в этот раз корпы предпочли просто выпереть самых одиозных из центра Столицы на окраины. Но и там беспокойным браткам не были рады. По пригородам и трущобам прокатилась волна гангстерских войн, и в конце концов черные переселились в собственное гетто – место еще более мерзкое, чем фавела. Туда вообще никто не совался, если только не мог похвастаться физиономией цвета сажи. Какое-то количество самых вменяемых, правда, осело в интернациональных районах – тот же покойный Микки тому пример.

    Да, Никки. Я ее легко вычислил и пришел на разборку. Мы с ней сначала поцапались, а потом неожиданно напились в ближайшем баре. А наутро проснулись в одной постели. Уж не знаю, что меня на это сподвигло – очень может быть, тот факт, что со своими проблемами девушка предпочитала разбираться самостоятельно, без привлечения сторонних сил. Я же тогда был настолько зол, что наплевал на возможные последствия. Повезло мне, короче. Ну, и еще она была не то чтобы ослепительная красотка, но вся какая-то ладная и женственная. Я даже забыл, что предпочитаю блондинок с пышными формами, настолько она меня поразила. Симпатичная черноглазая латиночка с короткой – волосы не доставали даже до плеч – стрижкой и точеной фигуркой. Сиськи, конечно, не очень, в мои не самые большие ладони умещались, да и пятая точка, которой гордятся те же бразильянки, более чем умеренная, но… я же говорил, что в комплекте все получалось оч-чень даже ничего. А еще умная и в программировании сечет. Что еще для счастья надо? А уж страсти ей, как всякой латинке, не занимать. Еще меня поразило, уж извините за пикантные подробности, что она тщательно за собой следила. Для обитателей окраин это не сильно характерно. Никки больше всего мечтала поступить в университет Корпорации, выучиться на полноценного программиста. И Дрейк мне это обещал, взамен взяв слово не пытаться выяснить ее судьбу. Дескать, не нужно лишний раз привлекать внимание СБ, от которой и ему, Дрейку, нехило бы прилетело, вскройся наша комбинация. Я ему поверил, но теперь, в свете вновь открывшихся обстоятельств, проверить не помешает. Ведь Никки Феррер, урожденная Вероника-Лусия-Мария де лос Долорес-Феррер-Рамос, если разобраться, единственное, что меня сейчас с данным миром связывает. И я сам себя уважать перестану, если выяснится, что Дрейк и здесь кинул, а я оставил это без последствий. Короче, надо к ней наведаться. Но это уже после того, как я избавлюсь от личины Мигеля Торреса и активирую последнюю – третью – личность. Так что ноги в руки, и валить. Не на месте же преступления свои темные делишки проворачивать? С другой стороны, а что я теряю?.. Блин, когда я таким циничным успел стать?!

    Мысленно себя обматерив, я метнулся к Толстому Микки. Стараясь не смотреть на развороченные головы убиенных, подобрал вскрытый контейнер, вытряхнул из него флешку – и впрямь древняя и на вид дубовая – а потом еще и пакетик со «слезой» упрятал во внутренний карман кожанки. Так надежней. Теперь кольт за пояс, пластырь из-под глаза переклеить на переносицу, и ходу. Естественно, не по параллельной улице, а по задам, наплевав на потенциальные неприятности. Мне сейчас вообще пофиг, в случае чего любых уродов перестреляю, спокойно перешагну через трупы и дальше пойду, даже не поморщившись. Довели-таки…

    Впрочем, в панику я не ударился, ориентации в пространстве не терял и заныкался на крыше какого-то совсем уж ветхого сарайчика, приткнувшегося в зарослях акации позади длинного жилого блока, растянувшегося едва не на квартал. Мусора здесь хватало, сразу видно, довольно популярная нычка, да и контингент тут наверняка соответствующий обстановке – торчки и укурки. Ч-черт, не напороться бы на какую гадость! Хотя тут даже кресло есть, древнее и продавленное, с торчащими клочьями синтетического наполнителя, но мне сойдет. Главное, чтобы иголок никаких не было. Но это вряд ли, видно, что в нем постоянно сидят. А подлокотники пластиковые, так что все путем. Ф-фух, вроде нормально. Вот ведь не думал, что столь короткий марш-бросок столько сил сожрет. Все нервы, однозначно. Зато меня ни с одной стороны не видно, если только сверху, с высоты птичьего полета. Из жилого блока точно не засекут, там всего два этажа, акация прикрывает. А полицейские дроны тут не летают – дураков нет дорогое оборудование бандосам дарить.

    Приступим, что ли?.. Методика уже обкатана, так что много времени не потерял. Дольше планшетник с остальными приблудами из рюкзака доставал, чем работал. И уже через пару минут вполголоса, но торжественно объявил самому себе:

    – Мигель Торрес умер. Да здравствует Михаил Гауров!

    А что, нормально. Закошу под русского, их в Столице достаточно, так что в глаза бросаться не буду. Зато вряд ли кто подумает, что беглый Майк Бови превратился в такого сложного для отыгрыша персонажа. Один язык чего стоит! Но на этом я прогореть не боялся. Не скажу, что прямо уж большой спец по русскому языку, но изъясняться на бытовом уровне способен. И акцент мой вряд ли выдаст носителя банального инглиша. Если честно, вряд ли у кого-то получится его опознать и отнести к одной из известных групп. А уж матом ругаться я специально учился, у реального русского, а не дальнего потомка, как я.

    Готово! Новая личность, тщательнейшим образом подготовленная еще до вступления в ряды доблестных «джей-ти» и аккуратно подкорректированная в бытность мою на Ваале, прописалась на сервере социальной службы. Скрытые анонимные счета активировались, получив привязку к ай-ди, на сервер копов ушло досье с полным жизненным циклом Михаила Гаурова, а во всех известных досье Майка Бови изменилась фотография. Теперь при беглом анализе меня на чистую воду не вывести, тут специалист нужен. А патрульные копы в большинстве своем таковыми не являются. Им достаточно данных из официальной картотеки. Жаль, до базы данных «джей-ти» не добраться, но и там я загодя поработал – в момент моего прибытия на Сет, еще когда только выгрузился из челнока и в компании Холли с Чойсом шагал к роковому для них коридорчику, в инфохранилище пятой джей-ти-би проснулся собственноручно мною написанный вирус. Что характерно, избирательного действия – он уничтожал личные дела пехотинцев по никому не известной схеме. А схема и не должна быть известной, вирус работал с генератором рандомных чисел. И закономерность была лишь одна: среди его жертв неизменно оказывалась документация, в которой хотя бы мельком упоминался некий Майк Бови, капрал, ПВСУ. Представив, как сейчас суетятся коллеги – за прошедшие с момента моего бегства жалкие пару часов навороченный вирус никому не укротить, это с гарантией – я удовлетворенно хмыкнул и перешел к следующему этапу заметания следов, на сей раз физических. Проще говоря, неизменным мультитулом располовинил ай-ди Мигеля Торреса, обратив особое внимание на чипы памяти, и тщательнейшим образом изничтожил смарт – эх, была бы возможность, вообще бы спалил на фиг. В прямом смысле слова, на костре. Но нельзя, запалюсь, и местные явятся выяснять, кто это тут с огнем балуется. Так, теперь сорвать пластыри, закинуть их в ближайшую мусорную кучку – ага, к таким же пластырям, обрывкам бинта и использованным шприцам, – наглухо застегнуть кожанку, благо уже по-ночному свежо, и натянуть на голову тонкую шапчонку-пидорку, до того спокойно лежавшую в кармане. Нормалек. Шмотки обратно в «дэй-пак», сам ранец за спину, и ходу отсюда! Стесняться теперь нечего, надо выбираться в более-менее цивилизованное место и вызывать такси. Покружусь по окраинам, сменю пару-тройку машин, а там и зашхерюсь в каком-нибудь не самом кошмарном мотеле – на ближайшие день-два оперативная база не помешает. А дальше война план покажет. Есть наметки, но это потом, все потом. Сначала Никки. Теперь-то уж можно самому себе признаться, что на Ваале ее очень не хватало. И никаким «сарам» ее не заменить. Ч-черт, реально втрескался, что ли?..

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Пункт дислокации: Столица, где-то на окраине

    11 марта 2188 года


    Для временного лежбища я выбрал один из интернациональных дистриктов на юго-востоке Столицы, не сказать, что близко к центру, но и не трущобы. Типичный такой спальный райончик, не обделенный, тем не менее, увеселительными – главным образом питейными – заведениями и торговыми точками. Тут даже большой торгово-развлекательный центр имелся, с киношкой, гипермаркетом и бильярдом. Подходящий мотель нашелся как раз неподалеку, а уж я постарался, чтобы портье запомнил безбашенного русского, не следящего за помелом. Впрочем, едва ли мужик сумел оценить всю красоту моих трехэтажных конструкций. Понял, что ни в чем себе не отказываю, и то ладно. Мой новый ай-ди прекрасно функционировал, так что я без проблем оплатил комнату на неделю вперед, попутно вывалив на едва сдерживающего хохот парня историю про «тупую ублюдочную суку, которая до хрена о себе возомнила». А потом, прежде чем убраться в номер, еще и расспросил бедолагу насчет близлежащих злачных мест – как на предмет бухнуть, так и на предмет оторваться с «прикольными чикулями», чтобы «той охреневшей от безнаказанности твари неповадно впредь было». Судя по полученной в ответ исчерпывающей информации, портье и сам был не дурак в свободное от работы время предаться разврату. А еще он ненавязчиво так намекнул, что обслуживание можно и прямо в номере организовать. Впрочем, от этого щедрого предложения я пока отказался, но дал понять, что все может быть. Когда от похмелья оправлюсь. Ибо сегодня я буду всю ночь разнузданно кутить, потому что… и далее по тексту. Правда, на этом моменте портье недоверчиво хмыкнул – я постарался создать впечатление, что мне бы уже и хватит. Да еще и в рюкзаке гремело весьма красноречиво. В итоге в свою комнату я поднялся очень довольный – мужик историю проглотил, не поморщившись. Видать, не впервые уже нечто подобное слышит. И это хорошо, потому что коренные жители Столицы по мотелям просто так не мотаются, те больше на приезжих – читай, аграриев и пустынных бандосов, выбравшихся «культурно оттянуться» – рассчитаны. А я не был похож ни на тех, ни на других. Те обычно Астартой выдублены, шкура почти как у покойного Микки, а я бледный, как смерть. Этакий типичный компьютерный задрот, света белого не видящий. Если честно, у меня на роже написано несколько поколений горожан. Вот только фигура подкачала, до службы я куда больше соответствовал стереотипам. Ладно, хоть куртейка немного мускулатуру скрадывает.

    Но хорошо все, что хорошо кончается. Уже минут через пять после общения с портье я ввалился в номер на пятом этаже (типа даешь пентхаус! нет? как нет? тогда давай верхний этаж, и чтоб с балконом! буду курить и сверху на прохожих поплевывать!), тщательнейшим образом осмотрел комнатушку, пищеблок и санузел, и рухнул в кресло, пристроив рядом ранец. Обыск дал результат – я нашел скрытую камеру, в поле зрения которой попадала двуспальная кровать, но трогать ее благоразумно не стал, просто устроился так, чтобы в кадр не лезть. Наверняка еще и микрофоны здесь есть, но это не проблема, сейчас пойду вроде как умываться, и банальное кэ-зэ, то бишь короткое замыкание, устрою. Собственно, с диверсии мое житье в мотеле «Радость путника» и началось – я абсолютно сознательно уронил в раковину с пущенной водой фен. Коротнуло знатно, но проводка, как я и ожидал, не выгорела, просто автомат защиты вырубило. А вот миниатюрной скрытой аппаратуре досталось по полной программе. Судя по найденной камере, она вся была соединена с электросетью через специальные блоки питания, так что менять теперь местным если не сами гаджеты, то преобразователи напряжения как минимум. В любом случае, пока я из номера не уйду, ситуация кардинально вряд ли изменится. Не будут же они при мне ремонтными работами заниматься? И я оказался прав – четверть часа словесных разборок со все тем же портье, в результате которых некоторая сумма перекочевала с моего счета в карман шустрого парня (компенсация за фен и моральный ущерб), и электричество мне вернули, взяв слово больше не барагозить и вообще на сегодня закругляться с бухлом. При этом портье столь демонстративно морщился, что даже до меня дошло – пол-литра дешевого вискаря, купленного в первой попавшейся забегаловке и частично безжалостно вылитого на джинсы, а частично пущенного на полоскание рта, все же перебор. Скажу прямо, реально дрянной виски мне попался. Или это я на Ваале от крепкого алкоголя отвык? Если честно, по окончании, хм, спирто-водных процедур меня некоторое время даже покачивало, и в голове шумело. Ага, от запаха.

    Зато теперь я был предоставлен самому себе. Дождавшись, когда за портье захлопнется дверь, я запер изнутри замок, для надежности заблокировал створку ножкой табуретки, пропущенной через ручку и упертой в стену – бессмертная классика! – и ушел в душ. Сейчас торопиться уже некуда, как минимум до утра здесь торчать, так что я не отказал себе в ма-а-аленьком удовольствии, затянувшемся на добрые полчаса. Контрастным душем не баловался, просто набрал ванну – сидячую, но хоть что-то! – и долго отмокал, предельно расслабив натруженную тушку. Желудок уже давал о себе знать, но на этот счет я не заморачивался: пока прыгал с такси на такси, попутно кое-где побывал и затарился не только отвратным вискарем, но и кое-каким фастфудом, в основном с мексиканским уклоном. А что? Удобно, калорийно и сбалансированно. А после военного рациона и вовсе кайф. Особенно под пару пива. Последнее, кстати, сильно выигрывало по сравнению с тем пойлом, что водилось на пятой джей-ти-би. Так что даже в сон начало клонить, когда я наконец выбрался из ванной и покончил с едой. Но я себя мужественно пересилил, разоблачился до трусов и развалился на койке, вооружившись планшетником. В номере был доступ к беспроводной сети, а уж маскировать точку входа себя любимого в виртуальную паутину я умел как никто другой. А с учетом специфического софта, который на Сете вряд ли у кого-то еще есть, можно особо и не шифроваться. Впрочем, я всегда славился осторожностью, так что пренебрегать нормами безопасности не стал. Пусть всего лишь сервер социальной службы ломаю, а не СБ или трэйд-отдела Корпорации, но береженого, как говаривал дед, и Бог бережет.

    Собственно процесс много времени не занял, я бы и быстрее справился, но предпочел поспешать не спеша, дабы и малейшего следа не оставить. Да и, честно говоря, освежал навыки работы в гражданской сети. Плюс испытывал какое-то извращенное удовольствие от давно забытой работы. У «джей-ти» своя специфика, там от скорости жизнь зависит, так что в средствах ПВСУ обычно не стеснялись. А здесь работа, можно сказать, тонкая, даже филигранная, и в какой-то степени интеллигентная. Душой отдохнул, короче. Да и новости, как ни крути, утешительные – Никки нашлась. Мало того, судя по профайлу, моя бывшая (или не бывшая?) не бедствовала. Нормальная работа, жилье в более-менее приличном квартале… вот только по-прежнему не замужем и бездетная. Меня, что ли, дожидается?.. Ладно, завтра выясню. Не прямо же сейчас к ней переться? Это одно. А второе – только идиот ломанулся бы к ней домой. Я же уже говорил, что Вероника Феррер – единственная ниточка, связывающая меня со Столицей? Вот-вот. Дрейк, хоть и жучара, далеко не дурак. Ему уже наверняка доложили, что я сделал ноги, грохнув пару сослуживцев и прихватив ценный груз. Так что если меня ищут (а меня ищут), то организация наблюдения за возможной пассией самый первый и самый естественный шаг моих оппонентов. Ловить ее буду на маршруте или вообще во время обеденного перерыва пересекусь. Хотя лучше по дороге, в общественном транспорте будет легче от «хвоста» избавиться. М-мать! Насколько бы все было проще, если бы мы прибыли на Сет чуть пораньше. Я бы уже сегодня ее повидал, и с куда меньшим риском – не успели бы просто за ней толковое наблюдение организовать. А завтра утром сто процентов за ней «глаза» будут. Ну и пофиг. Разберусь. Главное, в центр не соваться, а на окраинах и вести ее плотно проблематично, и «всевидящего ока» нет, не говоря уж про дронов-наблюдателей. Здесь если камеры и торчат, то они не объединены в единую сеть. Каждый домовладелец лишь о себе думает и о ближайших соседях. Этакое лоскутное одеяло получается, если на схему глянуть. Так что пусть хоть обыщутся. Потом, когда я слиняю с маршрута. А чего? Сегодня уже натянул Дрейку нос, завтра тоже постараюсь. Приятно.

    Кста-а-ати! Дрейк. Интересно, как он сейчас? Ну-ка, вряд ли это секретная информация. Можно даже на официальном сайте Корпорации посмотреть. Ну надо же! Глава трэйд-отдела! Поднялся, урод. Не зря два года назад выслуживался. А я ему еще и подыграл, согласившись на добровольную ссылку. Должок-с за вами, мистер Дрейк. Так и за-а-апишем!.. Блин, чуть челюсть не вывихнул. Все, спать…

    Хотя нет. Есть еще дельце, совсем махонькое – проверить флешку. Ту самую, что вместо концентрированного биония в контейнере лежала. Может, действительно что-то ценное? Зря, что ли, я троих черных братьев за нее к духам предков отправил? А до того еще двоих сослуживцев. Хотя тем по фигу, завтра уже по базе гулять будут, чуток заплетаясь в ногах. Но это нормально после «копирки». Ну-ка… хм… один файл, но здоровенный. И кодировка незнакомая. Хотя что-то она мне напоминает… Точно! Когда на пятой джей-ти-би пытался сервер «копирок» ломануть, что-то такое видел. И даже эмулятор состряпал, правда, тот только служебную информацию мог прочитать, которая на поверхности, без глубокого шифрования и без компрессии. Тэги, так сказать. Запустить, что ли?.. А чего я теряю?..

    Как выяснилось, многое. Во-первых, сначала чуть не потерял сознание. И я почти не преувеличиваю – реально едва в обморок не грохнулся, от нервов. Во-вторых, напрочь лишился спокойствия. В-третьих, обзавелся повышенной нервозностью. И было отчего, потому что файл оказался не чем иным, как… психоматрицей некоего Майкла Бови, капрала, ПВСУ. Вот интересно, нафига она Корпорации? Впрочем, плевать. Беда в другом: я сам себя загнал в угол. Сдается мне, что искать меня будут куда старательней, чем если бы я умыкнул банальный бионий. Потому что биония относительно много, а моих психоматриц всего две – у меня в мозгах и на вот этой вот дубовой флешке. И не надо напоминать про Ваал – на базе мой вирус потрудился. Возможно – только возможно! – он не сумел потереть все мои копии, но пробный запуск с одной из забэкапленных матриц полугодовой давности оказался вполне удачным. Так что сдается мне, все у вируса хорошо. А у меня нет. М-мать!.. Нет, ну как так?! По ходу, у меня сейчас даже не черная полоса, как в древней поговорке про земного зверя зебру, а уже непосредственно задница. Раньше меня искали всего лишь за убийство, грабеж и дезертирство, а теперь будут Сет носом рыть, чтобы поймать эксклюзивного носителя информации. Но зачем им моя матрица?! Что в ней такого?..

    Так ничего и не придумав, я справедливо решил, что утро вечера мудренее (еще одно изречение покойного деда), и рухнул спать. Что удивительно, в дрему провалился практически сразу, да так и продрых до шести утра.

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Пункт дислокации: Столица, где-то на окраине

    12 марта 2188 года


    Утро встретило жарой и сухостью. На Ваале я привык к повышенной влажности – как на базе, окруженной со всех сторон океаном, так и непосредственно на материке, в джунглях. И к такой жарище оказался попросту не готов. Ладно хоть, в воде можно себе было не отказывать, уж на этом Корпорация не экономила и тарифы не задирала, несмотря на то что была монополистом – ей принадлежали все артезианские скважины в городской черте. На небе ни облачка, но ветерок чувствовался, особенно когда я выполз на балкон. Но это ничего не значит, в плотной застройке часто так бывает, особенно между высоток. Эффект аэродинамической трубы плюс конвекция – перепад температур между этажами все-таки есть. Плохо только, что ветерок этот не приносил облегчения, горячий воздух лишь сильнее сушил кожу.

    Уже рассвело, но Астарта еще не показалась над крышами домов, и почти всюду царила тень, на фоне которой все еще выделялись неоновые вывески. Но это ненадолго, минут через двадцать рачительные хозяева иллюминацию вырубят, и город разом потеряет праздничный лоск. А еще на свет божий вылезет вся мерзость городских окраин – и кучи мусора, и облупленные стены, и многочисленные граффити, и даже заезженные бытом люди, спешащие по рабочим местам. Но эти еще ничего, нормальные. А вот от бездельников из гетто, тех, что предпочитают дневной образ жизни (ночные жители как раз ушли баиньки), лучше держаться подальше – они просто-таки жаждут развлечений. Как правило, немудреных – напиться, уколоться и забыться. Но перед этим неплохо бы изыскать средства для осуществления оных мечтаний. Самый простой способ – банальный гоп-стоп. В этом районе еще более-менее спокойно, а вот в трущобы, фавелу или к черным братьям лучше ни ногой. Целее будет не только банковский счет, но и любимая тушка. Естественно, меня такие мелочи не остановят, но и лишний раз нарываться ну его на фиг. Особенно в ущерб главной задаче.

    А таковая на сегодня у меня ровно одна – повидать Никки. Пусть мельком, но пересечься и перекинуться парой слов. Осталось лишь решить, где и как. Да перед этим провериться на предмет «хвоста». И перекусить было бы неплохо. Запас времени позволяет пока расслабиться.

    Впрочем, я тянуть не стал. Быстро почистил зубы, едва ополоснул лицо и забил на бритье – пусть мятое будет, мне похмельного перед портье изображать, – оделся и выбрался из номера, не забыв прихватить рюкзак. Кожанку брать не стал, днем от нее одна морока и лишний повод для окружающих запомнить закутавшегося в куртку чудика, а вот шапчонкой-пидоркой не пренебрег. Она оказалась светло-коричневой и почти невесомой, но от светила защищала нормально. Видок в результате получился откровенно раздолбайский, но потертые джинсы, старые кеды, футболка навыпуск и «дэй-пак» составили весьма гармоничный ансамбль. За юнца-неформала вряд ли сойду, но из торгового центра или какого-нибудь виртуал-кафе точно не выгонят. Фейс-контроль пройду. А в совсем уж цивилизованные места я и сам не собирался. Нет уж. Оптимально перехватить Никки в вагончике монорельса, вот только на какой станции лучше? Маршрут этот я толком не знал, раньше Никки в другом месте работала (если мелкие хакерские проделки можно назвать работой). А сейчас остепенилась, клерк в небольшой компьютерной фирмочке, про которую я с уверенностью мог сказать только одно – это «дочка» Корпорации. Выходит, не соврал Дрейк. Наверное.

    Оставалось решить, брать с собой огнестрел, или нет. С кольтом я чувствовал себя увереннее, но потенциальных проблем от него… да хотя бы куда его прятать? За поясом на спине видно, футболка контуры не скрадывает. Куртку надеть? Да ну на фиг. Сунуть в рюкзак? И толку от него тогда? Да и запалиться можно, особенно если вдруг в супермаркет приспичит или в какое другое относительно приличное место. Сканеры много где стоят, и зачастую замаскированы в дверях, так что заранее и не увидишь. А потом поздно будет. Оставить в номере? А ну как найдут? Наверняка сегодня припрутся «жучков» восстанавливать. Совсем не возвращаться? Тот же портье однозначно запомнит странного типа, заплатившего за неделю вперед и исчезнувшего на следующий же день. Даже из человеколюбия копам может стукануть, или местной «крыше», дескать, пропал хороший человечек, поспрашивайте по округе. Хотя… на это мне точно пофиг. Будет возможность, еще раз тут переночую. А на нет и суда нет. Решено. Кожанка дело наживное, а другой ствол я вряд ли легко раздобуду. Так что берем с собой, пусть в «дэй-паке» торчит, во внутреннем «стоячем» кармане. А чтобы не запалиться, в планшетнике генератор помех врубить. На минимальной мощности, чтобы картинку на сканере искажал, не более того. Вот, кстати, сейчас и проверю, в близлежащем торговом центре. Надо же кофейку глотнуть, да и в желудок чего-нибудь закинуть. Никки на работу только к девяти, живет она хоть и далековато, но минут за сорок спокойно добирается, так что у меня тоже еще минимум столько же на личные нужды. А потом к станции. Я таки вычислил оптимальную – остановка «Клиника» на Седьмой стрит, там как раз кольцевая и радиальная линии пересекаются. Никки на кольцевой, а мне достаточно будет проехать четыре остановки, и я на месте. Если все верно рассчитал, то аккурат в ее вагончик сяду. Опять же, если не будет форс-мажора. Та же Никки не опоздает, к примеру. Но и в этом случае ничего страшного – прокачусь немного и попробую второй вариант. Тот более проблемный, придется рисануться в забегаловке недалеко от Никкиного офиса, но тут уж ничего не поделать. Хотя если с монорельсом прокатит, в любом случае в этот самый «Бисквит» – видать, долго название придумывали – наведаюсь. Просто проделаю это тайно.

    Как и рассчитывал, с портье я пересекся. Перехватив его сочувствующий взгляд, хрипло оповестил округу, что пошел искать подходящий бар с нормальным пивасом и прикольными чикулями (на этом месте портье хмыкнул, но я это оставил без внимания), демонстративно схватился за лоб – типа, башка трещит – и нетвердой походкой вывалился на улицу. Провожать меня, естественно, никто не стал, и, едва оказавшись за углом, я перестал изображать полупьяного субъекта. Местные бы поняли и простили, будь я аграрием или тем же пустынником, но… я же говорил, что на них не похож? Так что не буду давать лишний повод для кривотолков.

    На входе в круглосуточный гипермаркет проблем тоже не возникло, все ж район приличный, да и время удачное – полуночники уже кончились, а наплыв нормальных посетителей еще толком не начался. Охранники пока еще расслабленные и добродушные, а потому снисходительные, так что в царство товаров народного потребления я попал беспрепятственно. Впрочем, долгий шопинг не входил в мои планы – навестив косметический отдел, а после затарившись парой бутылок воды и еще кое-какими мелочами, я переместился в кафешку, в которой, как и намеревался, угостился кружкой (именно кружкой, я бы даже сказал жбаном) кофе с парой бургеров, а потом и вовсе в общественный туалет. Там я пробыл куда дольше, нежели в заведении общепита, и вышел из него заметно преображенным – рыжим, очкастым и пухлощеким. Волосы перекрасил самым обычным тональным шампунем, за щеки затолкал небольшие марлевые валики, а квадратные очки с минимальным увеличением заставляли чуть щуриться, придавая моему виду еще больше естественности. Элементарные, по сути, действия, а результат выше всяких похвал. От сканера или специализированной программы для анализа изображений не скроешься, а вот человек, знакомый со мной исключительно по фотографиям (которых в большинстве баз данных уже и нет), сразу и не признает. Чего я, собственно, и добивался. Шапку на всякий случай сунул в рюкзак, а футболку заменил затрапезной клетчатой рубашкой с длинными рукавами, призванными скрыть от постороннего взгляда излишне жилистые руки. Заправлять ее не стал, хоть та и сидела немного мешковато. Но это мне только в плюс. В результате из зеркала на меня смотрел типичнейший ботан-очкарик, ничем кроме работы и компьютеров не интересующийся. Еще для полноты картины смарт в нагрудный карман, а в левую руку КПК, для которого я прикупил совсем уж никакой чехол из искусственной кожи. Ну, вот и все, можно и на монорельс.

    На всякий случай из гипермаркета вышел через другой вход, чтобы давешним охранникам на глаза не попадаться. Ну, а дальше вообще никаких проблем – знай себе шагай по тротуару, уворачиваясь от спешащих людей. Пару раз я внезапно останавливался, как будто наткнулся на что-то, затем неожиданно поменял направление движения, но таким нехитрым способом локализовать слежку не сумел. Тут одно из двух: либо периферийное зрение не сработало, либо за мной никто не шел. Разве что дистанционно вели, через камеры наблюдения, что сильно вряд ли. Дроны поблизости не летали, так что я решил не заморачиваться и действовать по плану. Но самое главное, все это время не было ощущения взгляда в спину, которое выработалось через полгода службы в рядах «джей-ти» и до недавнего времени ни разу меня не подводило. Потом еще пришлось потолкаться на остановке – народу было много, сидячего места в вагончике мне не досталось, да и бог с ним. Главное, минут за шесть добрался до остановки «Клиника», а там сразу стало легче – кольцевая линия была не столь загружена, на платформе второго уровня почти никто не толпился, так что я даже умудрился на скамейке притулиться. Смотреть особо было не на что – станция типовая, совершенно такой же степени обшарпанности, как и любая другая. А ведь на Старой Земле в метро, особенно в больших городах, станции были шедеврами архитектуры. Я знаю, читал и картинки видел. У нас же если и есть что-то шедевральное, так это граффити. И я не имею в виду банальные метки бандосов. Кое-где по окраинам встречаются настоящие картинные галереи. Правда, не здесь – тут все стены в рекламных щитах и афишах. На голопроекторы или хотя бы жидкокристаллические дисплеи муниципалитет скупился, так что в основном они были просто напечатаны на низкокачественной бумаге. И облепляли стены в несколько слоев, так что не всегда можно было с первого взгляда отделить одну афишу от другой. А я еще и из тренда выпал, за два-то года. Даже и не знаю, кто сейчас популярен. И пофиг, если честно. А вот над рекламой Корпорации кто-то от души поиздевался, не пожалев пачки маркеров и времени. Да и талантом человек явно не обделен…

    Увлекшись изуродованным баннером, едва не прозевал вагончик. На мое счастье, желающих на данный рейс нашлось не много, а монорельс оказался сцепкой из двух пассажирских капсул, так что свободных мест хватало. А я поначалу даже растерялся: в какой лезть? На ходу из одного в другой не переберешься. Потом взгляд наткнулся на знакомое лицо, и я без колебаний забрался в задний, тогда как немногочисленные попутчики предпочли набиться в передний. А мне лично не в падлу несколько лишних шагов сделать.

    Оказавшись внутри, я первым делом мазнул ай-ди по сканеру платежного аппарата, проигнорировал его довольный писк и двинулся по проходу почти в хвост салона, на заднюю площадку. Тут сиденья стояли лицом друг к другу, и я нарочито нерешительно присел на краешек диванчика напротив Никки. Та что-то сосредоточенно рассматривала на планшете и внимания на меня не обратила, а я сознательно не форсировал события – хотелось к ней присмотреться. Все-таки два года прошло.

    Она заметно изменилась. Не постарела, нет, но стала какой-то… более серьезной, что ли… был бы я поэтом, сказал бы, что в ее глазах поселилась грусть. Но я не поэт, а потому справедливо решил, что жизнь за эти годы ее сначала порядочно потрепала, а потом отвалила немало ништяков. Одета неброско, наверняка по дресс-коду, но шмотки явно не из гипермаркета. Макияж, и довольно умелый. Раньше она косметикой почти не пользовалась, так, чуть глаза подвести да губы накрасить. Планшет слишком крутой для повседневного гаджета. Похоже, неплохо зарабатывает. А вот как живет… не уверен, но сказал бы, что раньше она была счастливее. Или как минимум беззаботнее. А сейчас из взгляда исчезла лукавинка, зато появилась привычка прикусывать от усердия нижнюю губу, да и такая сосредоточенность на деле не была ей раньше присуща. А еще небольшой шрам, снова на нижней губе, такое ощущение, что когда-то, год, а то и больше назад она была порвана. Это кто же ее так бил? Найду ур-рода. И ур-рою!.. Ага, и глаза чуть щурит… со зрением проблемы? Или это мне очки мешают?..

    Очки я конечно же снял, но и в этом немудреном действии сработал на возможного зрителя: аккуратно сложил дужки и убрал девайс в правый нагрудный карман. Потом деликатно прокашлялся, привлекая внимание попутчицы, и вполголоса сказал, глядя ей прямо в глаза:

    – Привет.

    Зрачки девушки мгновенно расширились, она едва заметно вздрогнула, но сразу же взяла себя в руки и ничем больше не выдала своего волнения. Умница, сразу сообразила. Впрочем, ход ее мыслей представить было несложно: Майк на Ваале, Майк служит, Майк еще не демобилизовался, Майк… появился в вагончике монорельса. Замаскированный до неузнаваемости. Зачем? От кого-то прячется? Бинго! Вот за это я ее, кстати, и любил. Люблю… или нет? Фиг знает. Но в груди при виде нее что-то екнуло.

    – Как в-вас… то есть тебя зовут? – продолжил я изображать робкого ботаника, набравшегося смелости заговорить с незнакомкой.

    – Я не знакомлюсь в общественном транспорте, – отрезала Никки.

    И снова умница. Отбрила и даже демонстративно в окно уставилась. Вот только ма-а-аленький нюанс: планшет она положила на коленки так, чтобы мне был виден край дисплея со значком активированного модуля беспроводной связи.

    – Из-звини… – проблеял я.

    Потом, чуть помявшись, пересел на другой ряд и уткнулся в собственный КПК, отгородившись от жестокой действительности. А нормально получилось, самому понравилось. Типичный такой обиженный на белый свет ботан, в очередной раз обломавшийся в желаниях. Для полноты картины на какой-нибудь ботанский форум залезть и пожаловаться таким же бедолагам. Да только не время. Вместо этого я врубил собственный беспроводной модуль, пролистал длинный список доступных для установки связи устройств и безошибочно остановился на строчке «Лусия_Р». Еще с тех лет привычка осталась называть свои компьютеры собственным вторым именем и начальной буквой второй же фамилии. Лусия Рамос. Почти так же красиво, как и Вероника Феррер.

    «Через два часа, жду в дамской комнате «Бисквита».

    Все, миссия завершена. Больше чем уверен, что Никки не оставит мое послание без внимания. И вряд ли ее ежедневный поход в кафе с таким немудреным названием на второй завтрак вызовет у кого-то подозрение. Даже если ее и «ведут», в общественный сортир за ней не сунутся. А мне много времени не надо. Главное, хотя бы несколькими фразами наедине перекинуться, а дальше видно будет. Есть у меня кое-какие мысли. Но сначала надо убедиться, что контакт уместен. Может, я Никки на хрен не сдался. Ведь исчез же из ее жизни на два года! Не по своей вине, естественно, но когда такие мелочи имели значение для обиженных женщин?.. Ладно, хорош ныть, Михаил Гауров. Твоя остановка.

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Пункт дислокации: Столица, где-то на окраине

    12 марта 2188 года


    Последующие полтора часа я был занят важным делом – выискивал на схеме третьего дистрикта из так называемой деловой части Столицы камеры наблюдения и составлял оптимальный маршрут к «Бисквиту». Работа тонкая и кропотливая, а засиживаться на одном месте было чревато, так что я периодически менял точку доступа. Посидел сначала в одной забегаловке, потом в другой, затем переехал на две остановки монорельса и завис в третьей кафешке, на этот раз до победного конца, то есть минут на сорок. Тут процесс пошел поживее, главным образом из-за того, что больше не отвлекался на посторонние дела, разве что пиццу заказал, чтобы официантку не нервировать. По сути, ничего сложного. Деловая часть все же не центр, камер тут поболее, чем в тех же спальных районах, но все равно единой сети нет, просто кластеры покрупнее. Сервер одного такого удалось ломануть, и часть камер я теперь мог перенастроить так, как мне удобнее. Например, просто отвернуть в другую сторону, когда буду мимо проходить – очень даже просто, на КПК выведена программка, а то, что какой-то ботан на ходу по дисплею пальцем елозит, не удивит ровным счетом никого. Главное, чтобы этот самый ботан людей не сшибал. К сожалению, влезть в кластер, к которому относилась система наблюдения кафе, не получилось. Нужен был прямой контакт с коммуникациями, так что эта проблема останется напоследок. А вот с дальними подступами я даже заморачиваться не стал, рассчитал маршрут, чтобы попасть в минимальное количество камер, да еще по возможности мельком или вообще частично. Траектория получилась довольно извилистой, но с этим пришлось смириться. Зря, что ли, говорят, что нормальные герои всегда идут в обход? Вот как раз про меня, ага.

    А еще со времен гражданки я вынес одну простую мысль: легче всего спрятаться на видном месте. И по возможности не шифровался, даже когда ломал что-то серьезное. Нет, специальные лёжки и укромные нычки у меня были, как же без них, но в подавляющем большинстве случаев я работал как сейчас, из какой-нибудь забегаловки или иного присутственного места, где не возбранялось пользоваться электронными гаджетами. Понятно, что забавляться смартфоном, сидя в дорогущем ресторане с празднично наряженной барышней, откровенный моветон, а вот в какой-нибудь бургерной – почему нет? Главное, не просто так место занимать, а заведению выручку делать. Что же касается маскировки специализированного софта – многие ли из неспециалистов, бросив беглый да еще под не самым удобным углом взгляд на дисплей планшетника, сумеют определить, что я в данный конкретный момент занят подбором пароля к системе безопасности, скажем, банка? У меня же на экране не написано большими буквами: «До взлома пароля осталось n-дцать процентов»? Или: «Осталось 11111779 вариантов из 22222222 возможных». Или: «Пароль подобран, завершить взлом?» Вот и я о том же. К тому же есть еще один несомненный плюс: в случае моей локализации выйдут не на тайное логово, а на банальную кафешку, из которой сделать ноги гораздо проще. Хотя бы потому, что вокруг народа полно, поди пойми, кто конкретно хакер, если у каждого второго в руках электронная приблуда. Так что напряженные сцены взлома с непрестанным мельтешением пальцев по клавиатуре, горящим полубезумным взглядом и катящимися по лбу каплями пота оставим для кино. На деле все гораздо тривиальнее: запустил программку с простейшим интерфейсом, выбрал интересующий объект, ткнул кнопку «запуск» и… собственно, все. Сидишь, ждешь. Можешь попутно на девчонок с эротических сайтов попялиться. Или в какой-нибудь онлайн-шутер пошпилить. Тут уж каждому свое. Никакой романтики. Хотя поговаривают, что в крупных колониях, таких как Новый Оймякон или Нимойя, существуют целые виртуальные реальности в дебрях мировой паутины. Не знаю, не видел. У нас ничего такого нет, здорово мы в технологиях потеряли после Блэкаута. А было бы интересно в виртуальность погрузиться.

    Так-с, вроде готово. И по времени уже пора, мне еще к «Бисквиту» подбираться, а камер в ближайшей к нему округе богато понатыкано. Так что закладываю пять-семь минут на взлом кластерного сервера. Точку, в которой нужно будет врезаться в сеть физически, я уже наметил.

    Поскольку тянуть дальше смысла не было, я вернулся на остановку, подгадав аккурат к прибытию вагончика монорельса, нырнул в него в самый последний момент, когда двери уже начали закрываться (и в этот раз никого не засек), и спокойно проехался по кольцевой линии до окраины третьего дистрикта. Остановка «Дикий аграрий», простенько и со вкусом. Это из-за близлежащей сельскохозяйственной биржи, где корпы, собственно аграрии и хоть сколько-то легализовавшиеся бандосы вели ожесточенные финансовые баталии на зерновом, мясном и прочих рынках. Как раз здесь, несмотря на наличие крупного присутственного места, камер было меньше. Наверняка специфика контингента на данное обстоятельство повлияла. Не зря же я сказал, что бандосы, лишь сколько-то легализовавшиеся. А поскольку приличия требовалось соблюдать, Корпорация пошла на уступки в плане безопасности. Впрочем, наравне с корпами здесь несли вахту бандитские летучие отряды, наводившие шороху на местный преступный мир. Очень удобное место для моих целей. И ориентироваться легко. Едва оказавшись на остановке, я отошел к стене, дабы не загромождать проход, извлек из рюкзака планшетник и занялся делом – врубил навигатор, задал точку отсчета и ввел загодя составленный маршрут. Все, порядок. Моему планшетнику связь со спутником не нужна, достаточно встроенных гирокомпаса и шагомера. А мне даже на дисплей смотреть не надо – сунул в ухо горошину беспроводного наушника, и шагай. Вернув девайс на законное место, я неспешно спустился с эстакады и пошел вверх по улице, названия которой даже не пытался запомнить – нафига мне, собственно? Иду и иду, комп за маршрутом следит и вовремя его корректирует. И внимания на меня никто не обращает, слишком уж вид ботанистый и, что называется, летящий. Погружен в себя чувак, вот и мечется с одной стороны улицы на другую. А иногда и в подворотни суется, чтобы оказаться на параллельной улочке. У нас тут тоже стриты и авеню, как в Нью-Йорке на Старой Земле. Именных улиц мало, а те, что есть, в основном носят неофициальные прозвища – Крэк-стрит, Шлюхин тракт (привет, соотечественники!), Черный сквер… короче, понятно. Я и до службы-то в этих краях бывал не часто, а теперь тем более вряд ли еще когда наведаюсь. Ну и к чему лишней информацией голову забивать?..

    От границы дистрикта до «красной зоны», как она отображалась у меня на КПК, добрался минут за двадцать неспешной ходьбы. Потом пришлось чуть рискнуть, зависнув на одном месте на шесть минут и двадцать четыре секунды – именно столько времени у меня ушло, чтобы прицепиться напрямую (банальными «крокодильчиками», правда со специфическим профилем зубьев и многожильным кабелем вместо обычных проводов) к патч-корду, подведенному к одной из многочисленных камер наблюдения. Саму камеру я наметил еще на стадии планирования, а вот как до нее добраться, придумал только сейчас. Впрочем, и думать особо не пришлось: пробрался по слепой зоне, что называется, по стеночке, под самый кронштейн, вычленил взглядом нужный кабель и просто пошел вдоль него, обогнув здание и оказавшись в закутке с мусорными контейнерами и черным ходом. На мое счастье, никого здесь не было. Опасность могла исходить только со стороны сотрудников шараги, которой принадлежало строение, но, едва уловив «аромат» помойки, я понял, что сюда просто так никто не сунется. Даже покурить не попрется, потому что тут только удовольствие портить – амбре еще то. Ну а мне пофиг, на Ваале и не такое нюхал. Лучше уж тухлятина, чем сгоревший порох, кровь и хорошо прожаренное мясо – и биомехов, и соратников «джей-ти». А зачастую еще и дерьмо. Бр-р-р-р!!! Быстро я расслабился, каких-то пять-шесть суток вне боевой обстановки, и все. Брезгливость проснулась, жратву выбирать начал, спать на мягком, в душе по часу сидеть… рановато, Майк. Рановато.

    С физическим доступом к инфраструктуре все стало гораздо проще. Единожды взломав местный сегмент сети, поддерживать постоянный контакт уже не было нужды, так что я замаскировал свой планшетник под одну из рабочих станций и врубил беспроводную связь. А еще минут через пять, пока я неспешно шагал к «Бисквиту» по параллельной улице двумя кварталами ниже, комп ломанул и охранную систему кафешки. Теперь вообще без проблем. Уж не знаю, кто надоумил владельца заведения, но у него повсюду торчали магнитные замки, даже в окнах. Что лично мне оказалось только на руку.

    Нырнув в очередную подворотню, почти совпадавшую с нужным мне направлением, прошелся вдоль глухой стены, перемахнул сетчатый забор, предварительно запрыгнув на мусорный бак, и оказался на задах большого офисного центра. Не знай я точно, что такое здесь располагается, ни за что бы не поверил собственным глазам: на обширном пространстве, огороженном со всех сторон высотками, раскинулся транспортный узел, совмещенный со складским хозяйством и большой охраняемой парковкой. Тот еще лабиринт, а с улиц, причем с обеих, не видно. Народу уйма, все заняты делом, повсюду шныряют юркие погрузчики, как пустые, так и волокущие паллеты с разнообразными коробками и ящиками, снуют грузовички, грузовики и целые фуры, над головой проносятся катера-курьеры из срочной доставки… для неподготовленного наблюдателя полнейший хаос. Но не для меня – я и здесь маршрут проложил загодя, воспользовавшись картинками с камер наблюдения. Никаких проблем, особенно с моими навыками передвижения в джунглях. Тут, кстати, куда проще. Успевай только за нужным погрузчиком пристраиваться да нырять в подходящий закуток, чтобы совсем уж откровенно перед местными не палиться. А вообще, если быть до конца откровенным, никто на меня внимания не обращал. Вот реально людям было пофиг, кто я и что здесь делаю. Сработал стереотип – раз я на закрытой территории, значит, имею право. А не имел бы, меня бы охрана не пустила. Никто же не видел, что я через забор скакал, как горный ящер. От камер здесь прятаться даже проще, потому что и укрытий полно, и всяких удобных нагромождений товаров с мертвыми зонами. В общем, прошел без проблем. Разве что перед новым забором, отделявшим здешнюю мини-промку от заднего дворика кафе «Бисквит», пришлось немного посидеть в засаде, пока пара некстати подвернувшихся экспедиторов не убралась восвояси. А потом все по отработанному сценарию – разбег, скачок, зацепиться руками, подтянуться, перевалиться… на полосе препятствий не знаю уже сколько раз такое вытворял.

    Окно женского туалета выходило на боковую стену и смотрело аккурат на соседнее здание, такие же глухие бетонные блоки. Кому тут подглядывать? Однако ж не поленились владельцы, вставили матовое стекло. Или просто изнутри белой краской замазали в один слой. А что? Прямо из баллончика, какими всякие граффитчики любят пользоваться. Впрочем, данный вопрос меня волновал постольку поскольку. Ну не мог я разглядеть, есть кто в умывальной комнате, или нет. Хорош же я буду, если сейчас ввалюсь в помещение столь нестандартным способом – через окно, расположенное метрах в двух от земли – а там какая-нибудь фемина носик пудрит. Ору не оберешься. И греха тоже. Пришлось извращаться с системой безопасности, предварительно укрывшись за мусорным контейнером. Удовольствие ниже среднего, прямо скажу. Хорошо хоть, возиться долго не пришлось – непосредственно в умывалке камера имелась. Не совсем уж безбашенные хозяева «Бисквита». А вот в кабинках нет, тут надо отдать им должное. А еще большое спасибо за магнитные замки – пара кликов, и дверь заперта, а окно наоборот, разблокировано. И даже чуток форточка поднялась на пружинках. А мне только того и надо – снова коротко разбежавшись, запрыгнул на мусорку, оттолкнулся и прилип к стене, развернувшись в полете. Пальцы вцепились в подоконник, носки кед зафиксировались в щели между соседними блоками, и я медленно и аккуратно подтянулся, заглянув в щель. Уже чисто на всякий случай. Вроде никого, если только в кабинке какая стерва не закрылась. Ей же хуже.

    Навалившись на подоконник грудью и зафиксировавшись локтем, открыл форточку полностью и плавно перетек в умывальную комнату. Застыл в углу, навострив уши – вроде тихо. Сквозь дверь пробивается естественный шум, но в кабинках никого – ни кряхтения, ни специфического журчания, и даже дыхания, кроме моего собственного, не слышно. Вот и прекрасно. Форточку на место, замок запереть. У меня еще… да, минут десять есть. И теперь уже я воспользуюсь кабинкой, правда, не по прямому назначению. Нормально тут, кстати. Чистенько и не воняет. И не очень тесно. Что характерно, вместо магнитных замков простейшие шпингалеты, хоть и с претензией на стиль. Вот и ладненько… Заперся и затаился, предварительно разблокировав входную дверь. Теперь только ждать. Главное, чтобы Никки одна зашла. Или догадалась переждать попутчиков. Я-то на кого чужого вряд ли напорюсь, могу через щелочку обстановку контролировать.

    Вероника появилась почти точно в срок, в который уже раз разбив стереотип о ветрености и необязательности латинских девушек. Меня она этим еще на гражданке поражала, и до сих пор не привык. Ладно хоть, успел более-менее обратный маршрут прикинуть и заранее настроить камеры по пути. Если все пройдет благополучно, свалю тихо и незаметно, как и пришел. Но это только после разговора по душам. А она молодец – зашла и сразу замок зафиксировала. Тот хоть и электронный, но подобная функция предусмотрена. И озираться не стала, пристроилась у зеркала и типа носик пудрит. Все правильно. Я позвал, мне и выходить на контакт.

    – Никки.

    Девушка медленно обернулась и безошибочно уставилась на мою кабинку.

    – Выходи уже, Майк. Хватит прятаться.

    – Перед камерой палиться не охота.

    – Не смеши меня, милый! – усмехнулась Никки. – Ни за что не поверю, что ты локалку не ломанул. Вылезай, я не кусаюсь.

    – Да знаю, знаю…

    – Но это не точно!

    Ч-черт! Вот никогда до конца не слушаю! Впрочем, поздно уже, выбрался на свет Божий. Теперь хочешь не хочешь, а подойти надо. Только не расслабляться, от Никки всего можно ожидать, в том числе и хука в челюсть.

    – Я скучал.

    – А я нет! – И хлестанула по роже, от души, с оттягом. Я даже среагировать не сумел, разве что уже по факту – отшатнулся и схватился за щеку. – Ты сбежал! А потом молчал почти два года! А теперь заявился! И надо думать, опять по уши в неприятностях!

    – Не сбегал я!.. – Ну да, как же. Сам знаю, что звучит на редкость беспомощно. – Вернее, не по своей воле!..

    – Прибила бы!..

    Я снова инстинктивно отшатнулся – бить девушку не позволяла совесть, оставалось только защищаться – но та и не думала продолжать экзекуцию. Вместо этого сгребла меня за грудки, притянула к себе и впилась в мои губы своими. Ч-черт! Два года прошло, а как будто и не расставались! Тело-то все помнит…

    – Все-таки ты урод, Майк Бови! – где-то через минуту заявила Никки, оторвавшись наконец от меня. – Таких еще поискать!

    – Я тоже тебя люблю, д-дорогая!.. – парировал я, пытаясь отдышаться. Н-да. Настоящий латинский темперамент. Это вам не программа имитации личности «сары». – Я реально скучал.

    – Ты реально с… сучок! Вот ты кто!

    Та-ак. А что это она за бравадой и напускной суровостью скрыть пытается? И что это такое в глазах мелькнуло? Однозначно что-то скрывает. И что-то нехорошее.

    – Ладно, давай серьезно. Ты как, Никки?

    – А сам-то как думаешь?!

    А вот теперь настоящий гнев. Теперь точно не отстану, пока все не выспрошу.

    – Ник, я серьезно. Как ты? Гляжу, в нормальной упаковке, и работа неплохая…

    В свое время я, естественно, не стал ее посвящать в подробности сделки с жучарой из Корпорации. А сведения из первых рук не помешали бы.

    – Ну, сам все и сказал.

    Надулась. Ч-черт, где опять косячнул? Так дело не пойдет. Этак мы и в час не уложимся, а у меня в лучшем случае минут пятнадцать, потом нужно будет заново камеры перенастраивать на маршруте.

    – А это откуда? – Я аккуратно коснулся шрама на ее губе. – Раньше не было.

    Реакция девушки меня поразила до глубины души: она вдруг всхлипнула, кинулась мне на шею, уткнулась носом в плечо и затряслась в рыданиях. Вот это ни фига себе!.. Раньше никогда такого не было. Наоборот, она постоянно из себя железную леди строила, все пыталась мне что-то доказать. А тут нате вам… Я до такой степени опешил, что даже не нашелся, что сказать. Да и что тут говорить? Тупо стоял и поглаживал ее по спине. Ждал, пока выплачется. Времени жаль, но куда деваться… А в голове билась одна-единственная мысль: как она на работу возвращаться будет? Макияж-то загубила.

    Надо отдать Никки должное, истерить долго она не стала – уже через пару минут отстранилась и полезла в сумочку за салфетками. А попутно принялась рассказывать:

    – Когда ты уехал, сначала все было как всегда, а потом, месяца через два, на меня вышли ребята Грязного Густаво… Ну, ты его знаешь, это главный у «криадос»… Они хотели, чтобы… а я… стали бить…

    Ч-черт, опять в слезы!..

    – Надо было соглашаться… – только и выдавил я, отворачиваясь.

    Смотреть на девичью истерику оказалось донельзя неприятно. А еще меня не покидало ощущение некой фальши. Никогда за мокрыми делами, и я не имею в виду убийства, замечена не была. Ну и нафига сейчас начинать?..

    – Все, я в порядке, – всхлипнула Никки и продолжила: – Сильно били, я потом почти месяц в больнице пролежала. Лицо пришлось ремонтировать, перелом руки лечить и ушибы внутренних органов.

    – Густаво, говоришь? – Я чувствовал, что скулы у меня закаменели, а это весьма неприятный знак. Кому-то будет очень больно. – Зажился, видимо…

    – Они… ой… Извини… Все, я в порядке.

    – Уверена?

    – Да. Майк, я должна тебе кое-что сказать. Восприми это, пожалуйста, предельно серьезно.

    Хм. Удивила. Ну ладно, попробую.

    – Майк, я потеряла ребенка! – выпалила Никки, когда я кивнул.

    Я чуть не сел, где стоял. Вот это нифига себе заявочка!

    – Мы же предохранялись!!!

    – И это все, что ты можешь сказать?! – метнула взглядом молнию Вероника. – Предохранялись?! Тебя не интересует, когда, при каких обстоятельствах?

    – Да понял я уже… А ты уверена, что это был мой ребенок?!

    М-мать! Едва увернулся. На этот раз она решила не ограничиваться пощечиной, попыталась ногти в ход пустить. А потом еще раз, и еще. После третьего мне надоело, я поднырнул под ее руку, сократил дистанцию и по-медвежьи ее облапил, оказавшись за спиной. Все, теперь не рыпнется.

    С последним утверждением я поспешил: рыпнулась, и еще как! Еле удержал. И держал еще почти минуту, пока она наконец не обессилила и снова не разрыдалась. На этот раз я уже сам развернул ее лицом к себе, обнял и снова принялся оглаживать по спине. А что, проверенный способ. Да и мне подумать не помешает. Информации к размышлению более чем достаточно. Хотя я на все сто процентов был уверен, что не могла моя подружка залететь. Я об этом сам позаботился, на нее не надеялся. И контрацептивы использовал качественные, не в левой лавчонке прикупленные, а в фирменной аптеке фармакологического подразделения Корпорации. И опять какое-то свербение в душе… опять какая-то фальшь… И это сомнение на корню глушило поднимавшийся из глубины груди гнев. По идее, я сейчас должен рвать и метать, бежать справедливость причинять в промышленных масштабах… но не хочется. Почему?..

    – Никки…

    Очередной всхлип и содрогание девичьего тела в моих объятиях. Вот это ее проняло…

    – Ник, успокойся…

    – Тук-тук-тук, молодые люди!

    Эт-то еще кого принесло?! И ведь так уверенно в дверь долбят! Поневоле задумаешься.

    – Мистер Бови, открывайте. Мы знаем, что вы там.

    Приплыли. Но где я ошибся? Когда меня выпасли? Неужто шестое чувство, или по терминологии сёрджа Холли «жопочувствительность», подвело?.. И что делать? Бежать? Сигануть в окно, потом по проверенному маршруту, и попробовать в промке затеряться? Там вполне можно будет в канализацию нырнуть… Нет, не вариант. А если они все подходы перекрыли? Сейчас как сигану, а меня внизу в дубины как примут… и через главный зал не рванешь, там уж точно ждут. Разве что на эффект неожиданности понадеяться?.. Кста-ати, а чего это моя дорогая Вероника рыдать перестала?

    – Никки?..

    Твою же мать!.. Я все понял, едва перехватив ее виноватый взгляд. И я точно не ошибся, даже со скидкой на слезы и потекшую тушь.

    – Почему?

    – Прости меня, Майки… – Девушка потупила глазки, но не очень искренне. – Просто Дрейк мне платит. И позволяет жить не только мне, но и всей моей семье…

    – Ничего личного, только бизнес!

    – Ну, сам все и сказал…

    – Давно меня сдала?

    – Позвонила с работы, – не стала скрывать Никки.

    Чувствовалось, что она уже взяла себя в руки и что-то для себя решила. Плохо, что решение это было не в мою пользу. А чего я, собственно, ожидал? Смылся на два года, да еще оставил ее в интересном положении… с ее слов. А потом побои, больница, потеря ребенка… опять же с ее слов. Но шрам настоящий. Ладно, одно радует, что теперь хотя бы за нее душа болеть не будет. Все у нее в порядке.

    – Мистер Бови! Не вздумайте вылезти в окно, вас там ждут. Откройте уже, пожалуйста.

    Придется открывать, а то еще додумаются «маски-шоу» с орлами на канатах, врывающимися в женский сортир через окно, устроить.

    – Пойду, – вздохнул я, еще раз посмотрев в глаза Никки. – В спину не ударишь?

    Вместо ответа девушка оттолкнула меня и отвернулась, уставившись в зеркало. Ну да, имитация естественной реакции. Сейчас еще потекшей тушью озаботится. Ну, что я говорил?..

    – Заходите! – Я гостеприимно распахнул дверь и отступил на пару шагов назад, держа на виду пустые руки. – Господа, прошу вас, не стреляйте. И по возможности не бейте, я сдаюсь.

    Вошедший первым неприметный тип глянул на меня с усмешкой и демонстративно извлек из кармана наручники. За его спиной высился еще один, такой же неприметный, разве что за исключением роста. Этот держал в руке кольт, из-за чего я сразу проникся к нему симпатией. Уважаю профессионалов, на чьей бы стороне они ни выступали. А кольт реально выбор профессионалов, по крайней мере в нашей колонии. Не в курсе, как обстоят дела в других мирах. Не был.

    А вообще оба типа выглядели как типичные безопасники. Это было видно и по уверенной манере держаться, и даже по дресс-коду – одинаковым темным костюмам со светлыми рубашками и строгими галстуками. Если просто мельком глянуть – клерки как клерки. Смотреть не на что. Ничего лишнего, ни намека на экстравагантность, вон, даже обувь, и та среднестатистическая офисная – туфли из шкуры пустынного ящера. Вряд ли можно найти что-то более банальное и неприметное. Да и лица стандартно-профессиональные – никакой модной небритости, усов или прочих излишеств, никаких серег, запонок и золотых зажимов для галстука. Даже прически ничем не выдающиеся: у высокого военный ежик, у того, что помельче, довольно короткая стрижка с пробором. Этому хорошо за тридцать, длинному – двадцать с небольшим. Классика. Опытный кадр натаскивает новичка. Я бы даже сказал, новичка в рядах доблестной СБ. А до того наверняка еще где-то лямку тянул, уж больно уверенно ствол держит. От такого хрен смоешься. Если он, конечно, оружием воспользоваться не побоится. Ч-черт. Вот влип так влип, спасибо тебе огромное, дорогая Никки! Придется сдаваться, а потом благоприятный момент ждать. Или создать его самому, по заветам все того же сёрджа.

    – Агент Джонс, Служба безопасности Корпорации, – представился первый. – Это агент Сойер. Предлагаю пройти с нами, мистер Бови.

    – Не скажу, что с удовольствием, но и отказать причины не вижу, – пожал я плечами, одарив безопасника саркастической ухмылкой. Протянул к нему руки: – Прошу.

    – Повернитесь, мистер Бови.

    Хитрый. И опытный. Не повелся. Ну и ладно. Хотя запястья туговато стянул, нехороший человек. Следы останутся. А еще плохо, что наручники чисто механические, многоразовые. Впрочем, этого и следовало ожидать. Все-таки меня не бандосы выпасли, а эсбэшники. А им положено таким инвентарем пользоваться, как и копам.

    – Дельта-первый, отбой! – скомандовал Джонс в портативный передатчик, извлеченный еще из одного кармана, и переключился на Никки: – Мисс Феррер, у вас все нормально?

    Отвечать та не стала, просто кивнула – я в зеркале увидел. Нет, все-таки фигово ей. Точно говорю. Уж для этого я ее достаточно знаю. Совесть гложет? Это, кстати, было бы похоже на мою Никки. Ту, еще с гражданки.

    – В таком случае мы вас больше не задерживаем. Можете идти.

    Заставлять ждать столь серьезных людей Никки не стала, протиснулась сначала мимо меня, мимоходом коснувшись моей ладони и одарив меня виноватым – реально виноватым! – взглядом, потом просочилась в дверь, миновав длинного, и исчезла за поворотом коридора. А я почувствовал странное облегчение: дали уйти, значит, вряд ли что-то плохое ей сделают. Хоть какой-то позитив.

    – Наша очередь, мистер Бови, – подтолкнул меня Джонс, но Сойер помотал головой и взглядом показал на наручники. – Да, точно. Не будем народ нервировать.

    Он отомкнул браслеты, развернул меня лицом к себе и снова защелкнул наручники у меня на запястьях. Потом подумал немного, вжикнул молнией на рюкзаке, извлек из него мою давешнюю футболку, оставив все остальное содержимое без внимания, и прикрыл ею мои скованные руки.

    – Пойдемте, мистер Бови. И без глупостей, пожалуйста. Агент Сойер очень меткий стрелок. А у меня есть шокер. Мы поняли друг друга?

    Я угрюмо кивнул и поплелся рядом с безопасником, который уверенно шагал по коридору, чуть приотстав от длинного коллеги. Тот ствол спрятал, но я был уверен, что извлечь его он сумеет за долю секунды. Сам бы лучше не справился. Странно только, что обыскать меня поленились. Хотя… не место и не время. По большому счету, как мне может помочь пистолет, спрятанный в «дэй-пак»? А КПК, а планшетник? Все в рюкзаке за спиной, а руки впереди. Растолкать конвоиров и рвануть со всех ног? Угу. Если Сойер действительно столь хорош, как его разрекламировал агент Джонс, то и до первой подворотни не добегу. И свободы для маневра здесь особо не будет. К тому же по всей округе полно народу, задействованного в операции. То, что Джонс скомандовал «отбой», еще ничего не значит. Наверняка тот самый Дельта-первый – дуболом-спецназовец, готовившийся съехать с крыши на тросе да вынести ногами окно для пущего эффекта. А кроме него еще силовиков должно быть немеряно. Так что посмотрим-ка, куда меня потащат. Явно не пешком, и вряд ли на колесном каре. Господи, пусть будет катер! Я так редко тебя о чем-то прошу! Ну не жлобься уже!..

    Не знаю, действительно кто-то там, наверху, услыхал мою молитву, или просто повезло как утопленнику, но безопасники действительно прибыли по мою душу на катере. Небольшом таком, чуть крупнее стандартного робо-такси, угольно-черном с непроницаемой тонировкой на стеклах и без опознавательных знаков. Даже стандартного номера корпоративной регистрации не было. Оно и понятно – это гражданским надо внешние признаки лояльности к транспортным копам демонстрировать, а эсбэшникам, под которыми эти самые копы ходят, элементарно плевать – их аппарат через полицейскую базу автоматически идентифицируется. Удобно, как мне кажется.

    Катер мои пленители приткнули к краю тротуара как раз напротив входа в кафе, так что пришлось протопать через весь зал, заставленный столиками. И как назло, народу было довольно много – второй завтрак же. Со всех окрестных офисов гурманы набежали. И, судя по ароматам, витавшим в воздухе, заведение славой пользовалось заслуженно. Даже у меня слюнки потекли, несмотря на стресс и нервы. Или как раз благодаря оным, фиг знает. Впрочем, наручников не было видно, а других поводов задержать на мне взгляд вроде бы и не имелось. А на моих спутников никто даже не косился – с одной стороны, неприметные, с другой – в двойном количестве они вызывали недвусмысленные ассоциации. А как себя поведет любой нормальный человек при потенциальной угрозе со стороны представителей властных структур? Правильно, отвернется и постарается не отсвечивать. По крайней мере, именно так и поступили официант с дежурным клерком. Подумаешь, клиента двое мутных типов уводят. Тот же сам идет, добровольно! В общем, обошлось без эксцессов, хоть Сойер и зыркал по-волчьи во все стороны. И на улицу вышел первым, типа проконтролировать, чтобы мои сообщники не попытались меня отбить. Ну-ну, молодо-зелено, как говаривал мой покойный дед. Если бы мои кореша – нынешние, из числа «джей-ти» – решили натянуть вам нос, у вас бы не было и тени шанса. Другое дело, что никто в здравом уме не пустит в Столицу толпу до зубов вооруженных головорезов с гнусными рожами.

    Пока длинный грозно пялился на окрестные высотки, Джонс аккуратно подвел меня к катеру, затем распахнул заднюю дверцу и втолкнул в салон. Причем проделал это все так ловко, что я и пикнуть не успел, как оказался вжат в противоположный борт аппарата, расплющив щеку о стекло. Спасибо, что по пути не саданул лбом об дверную раму. Такт проявил, козел.

    Эсбэшник тут же устроился рядом, демонстративно захлопнув и заблокировав дверцу. А еще достал тот самый шокер, которым не так давно хвастал.

    – Малой, время.

    Ага, правильно я про опытного и практиканта догадался. Сойер даже не дернулся, видать, привык уже к такому обращению. Уселся с непробиваемым видом на водительское место, хлопнул ладонью по сканеру отпечатков на передней панели и взялся за штурвал – точно, деловито и с самым непроницаемым видом. Привычная работа, я бы даже сказал, рутина.

    Катер едва слышно загудел, чуть завибрировал и приподнялся над дорожным покрытием – пока совсем чуток, сантиметров на двадцать. Тоже правильно, гирокомпасу надо раскрутиться и определиться с положением в пространстве, иначе будет аппарат кидать из стороны в сторону. Благо ждать недолго – еще пару секунд, и можно будет подниматься выше, занимать один из горизонтов. Что, собственно, Сойер и проделал, а потом, к моему неудовольствию, принудительно перевел автопилот в ждущий режим и сосредоточился на управлении. Уточнять у старшего, куда двигаться, он не стал. Видать, заранее условились. Или инструкция на этот случай была.

    Что еще плохо, так это активированная система «свой – чужой». Про сканер отпечатков я уже упоминал, а помимо него в салоне присутствовала еще целая куча датчиков, фиксировавших сердечный ритм и антропометрические параметры – на случай, если неприятель мазнет по экрану дланью уже убиенного сотрудника. И тут ему выйдет полнейший облом. Как и мне сейчас. Впрочем, все равно еще рано рыпаться, слишком близко мы к «Бисквиту». За пределы дистрикта не выбрались, если уж быть совсем точным.

    – Мистер Джонс?

    – Да, мистер Бови?

    – А вы меня куда? В контору?

    – А вот это вас сейчас вообще не должно интересовать, – отрезал безопасник. – Куда повезем, туда и поедете. Еще что-то?

    – Можно я поудобней сяду?

    – Почему нет? Только не делайте резких движений.

    Да я и не собирался, в принципе. Но это только пока. Подождем еще немного, уже, вон, над кольцевой линией монорельса летим. Еще пару-тройку кварталов, а там…

    – А мисс Феррер на вас давно работает?

    – А вам это зачем?

    – Ну, все-таки моя девушка… бывшая. Всегда неприятно в людях разочаровываться.

    – Она на нас не работает, скорее, внештатный со…

    Джонс не договорил – как раз в этот момент я от души саданул его правым локтем в челюсть. Зря, что ли, столько зубы заговаривал да ворочался беспрестанно? Вот и отвлек внимание, а заодно руки так расположил, чтобы уже как бы в замахе оказались. Это почти как в японском иай-до – выхватывание катаны из ножен уже и есть замах. Остается только нанести удар. Что я и проделал, невольно восхитившись результатом – попал сильно и точно, так что эсбэшник вырубился капитально. И времени всего ничего прошло, какая-то доля секунды. По крайней мере, Сойер на резко умолкнувшего коллегу никак не среагировал. А вот на наброшенную на шею и моментально впившуюся в горло цепочку наручников – еще как! Я бы даже сказал, рефлекторно. То бишь вцепился в мои запястья и попытался их отжать, помогая себе телом. Но и здесь у меня оказалось преимущество – я сидел сзади и мог наваливаться всей массой, вжимая его в чуть амортизирующую спинку кресла. Мешалась, зар-раза, но не настолько, чтобы я в конце концов агента не додавил: подергавшись секунд двадцать, он таки «уснул», как это в борьбе называется. Для верности я не ослаблял хватку еще пару секунд, стараясь не обращать внимания на мельтешение предупреждающей надписи на дисплее автопилота, а потом освободил безвольное тело от захвата. Не хватало еще, чтобы он окочурился. Агенты СБ это вам не шутка. За них куда активнее искать будут, нежели за черных братков или «скопированных» джунглевых пехотинцев. Так что ну его на фиг, усугублять еще…

    Ф-фух!.. Вроде справился. Теперь еще одно дельце, вернее два. Мазнув взглядом по приборной панели, убедился, что автопилот вышел из спячки и врубил экстренный режим, то бишь автоматическое возвращение потерявшего пилота аппарата на базу, и принялся обшаривать Джонса. Искомое – ключ от наручников – нашел быстро. Не менее быстро избавившись от браслетов, я дотянулся до ранца и принялся в лихорадочном темпе елозить пальцами по дисплею планшетника. Что я там говорил насчет киношных представлений о компьютерном взломе? Это я со зла. Сейчас как раз наступил подходящий момент для дерганых движений, бешеного сердцебиения и капель пота на лбу. И не только на лбу – за шиворот тоже потекло. Одна софтина, вторая, третья… Активировать тут, выбрать нужный пункт здесь, вбить пароль еще где-то… Ч-черт, не коннектится! Защита. Еще раз… а вот так?.. Выкуси, железка! Теперь вот это еще… Есть!

    Мигающий красный треугольник с большим восклицательным знаком уступил место табличке со строкой ввода и лаконичным комментарием: укажите пункт назначения. Это мы запросто. Ага, прокатило. Что пишет? «Маршрут проложен». Оч-чень хорошо. Вот только слишком простенький он получился, быстро перехватят. Наверняка ведь диспетчер сообразил, что что-то неладное здесь произошло. Резкое изменение телеметрии, потом подключение экстра-режима – какой еще намек нужен? И так уже толще некуда. Вопрос в том, будут догонять или нет. Я бы на их месте попытался вернуть дистанционный контроль над транспортным средством и принудительно довести его до нужной парковки. Ну да, так и делают. Вот только хрен вам, дорогие товарищи безопасники. Я бдю. Или бжу? Короче, бдительности не теряю. И у меня много еще сюрпризов припасено. А пока задать с десяток хаотично разбросанных по шестой промке точек и подтвердить выполнение. Пусть попетляют за мной следом. Ч-черт, чуть пристегнуться не забыл! А вот агентам плохо придется. Но это уже их проблема. Как там в поговорке? Дела пустынников агрария не это самое?..

    Повинуясь крайней команде, катер резво рванул ввысь, меняя горизонт, потом ускорился на прямой, ухнул в пике, из которого вышел почти у самой земли, пронесся под эстакадой монорельса… и дальше в том же духе еще почти пять минут. Пять самых длинных минут в моей жизни. Я так даже в боевых вылетах не боялся, под обстрелом ПВО биомехов. Материл пилотов, но терпел. А тут даже по матушке послать некого, ибо сам, все сам.

    Но все когда-нибудь да кончается, не стала исключением и эта безумная гонка. Попетляв напоследок между «свечками» очередного офисного квартала, катер снизился над складским комплексом, затерянным на самой границе шестой промки. Несмотря на порядковый номер, она располагалась в диаметрально противоположной части Столицы, нежели седьмая, в которой я скрывался сразу же после убийства сослуживцев и дезертирства, но мало чем от нее отличалась, – такие же трущобы с лабиринтом улиц, улочек, переулков и просто лазов в заборах. Не зная округи, заблудиться проще простого. Но зато и затеряться тут тоже как два пальца… об асфальт. И это для меня сейчас куда важнее. На местности сориентируюсь позже. Сейчас главное – на здешнюю «крышу» не напороться. И катер в последний момент не угробить.

    С последним обошлось – автопилот сработал штатно, мягко приткнув летательный аппарат в тупичке между двумя кирпичными боксами и глухим забором из бетонных плит. Разблокировать двери труда не составило – а фиг ли, если уже давно систему управления ломанул? – равно как и вывалиться из салона, не забыв прихватить рюкзак и планшетник. Джонс все еще пребывал в отрубоне, а вот Сойер начал подавать признаки жизни. Но это не страшно, пара кликов, и…

    Да чтоб тебя! Упорный верзила таки очухался и сразу же попытался цапнуть ствол из кобуры, но не преуспел в этом деле – быстро распахнув переднюю дверцу, я от души саданул ему коленом в область головы. Получилось очень даже неплохо: потерявший опору Сойер начал вываливаться из салона и как раз в этот момент встретился с моей коленкой. Правда, удар смазался и вместо челюсти пришелся в висок, но зато попал не твердой коленной чашечкой, а боковой поверхностью, так что обошлось без «мокрухи». Сойер просто повторно вырубился и обмяк, а я едва успел его подхватить и кое-как затолкать обратно на водительское место. Потом захлопнул дверцу, проделал несколько нехитрых манипуляций на экране планшетника, отскочил от воспарившего над асфальтом аппарата и издевательски помахал рукой вслед удаляющейся машине. Путь попробуют мою кодировку взломать. Хотелось бы мне это увидеть. Впрочем, ничего такого зловещего я не задумал, просто снова врубил экстра-режим автопилота да заблокировал дверные замки. Выбраться теперь только на базе смогут. Так что с этой стороны я себя с гарантией обезопасил. Никакого хвоста. Оставались только местные. Но с ними я пересекаться не планировал от слова «вообще».

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Пункт дислокации: Столица, дистрикт № 6

    12 марта 2188 года


    – Эх, Никки, Никки… за что же ты меня так не любишь?..

    Вопрос, поскольку был риторическим, так и завис в воздухе. Нет рядом никого, один я, как перст. Нычка, правда, надежная – чей-то заброшенный гараж, ныне приспособленный местной шпаной под мини-притон. Совсем как та крыша в фавеле. Даже состав мусорной кучи похож. На это плевать, мне здесь долго не торчать, сейчас кое-что проверю и ходу. Главное, что электронный замок на воротах удалось оживить, так что сюрпризов в лице (или лицах) здешнего бычья можно не опасаться. Хрен ворвутся.

    Кроме того, наличие электричества и прочих полезных коммуникаций давало простор для творчества. Например, воспользовавшись сетевым кабелем с хитрыми крокодильчиками, я подцепился к первому попавшемуся на глаза патчкорду, коих на крыше бокса оказался целый шлейф. Соответственно, и в сеть вышел не со своего устройства, а использовал подключение какого-то бедолаги из близлежащего офиса, если эту шарагу можно так назвать. Какое-никакое, а прикрытие. Вопрос скорости передачи данных не стоял, я же не порнуху терабайтами качаю, мне лишь бы обмен пакетами управляющих импульсов произвести. Так что очень даже неплохо устроился. Еще бы пожевать чего-нибудь, время-то уже к полудню, утренний перекус молодой растущий организм уже забыл. Да и бутылочка пивка лишней бы не стала. Решено, следующий пункт культурной программы – посещение какой-нибудь забегаловки со сверхвредным, но таким вкусным фастфудом. А пока работай, бездельник, работай. И не ной, тряпка. Электронный архив медицинской службы – это тебе не сервак СБ и уж тем более не система связи биомехов, ты такие задачки как орешки должен щелкать.

    Собственно, именно это я и продемонстрировал, в буквальном смысле взломав защиту архивного сервера Центрального госпиталя. Как раз в него стекались данные из остальных медицинских учреждений Столицы, коих насчитывалось около двух сотен. И это не считая частных практик. Но перед этим я прошерстил открытое хранилище копов – Никки не уточнила, где и когда именно имел место факт побоев. Примерная точка отсчета была – через два месяца после моего отбытия, но и только. Впрочем, поисковик полицейского сайта с задачей справился очень быстро, выдав ссылку на заключение судебной экспертизы, которая не относилась к категории закрытой информации. Всего лишь для служебного пользования, я этот препон и не заметил, снес походя. Из крайне сухой и официальной формулировки выяснил главное: Никки подкараулили недалеко от дома, утащили в ближайшую подворотню и долго там били, возможно, ногами. Даже скорее всего так и было. Перед глазами помимо воли возник образ сжавшейся калачиком на асфальте девушки, на которую обрушивался град ударов. Кольцо гопоты, распаленной безнаказанностью… что может быть страшнее? К тому же это так интересно – с разбега въехать ногой в живот беспомощной самке. Или по лицу. По мячику не то, совсем не то… Ур-роды!.. Порву!..

    Так, Майки, успокойся! Вдо-о-ох, вы-ы-ыдох… Ф-фух, вроде отпустило… Ну-ка, теперь на сервак медиков. Дату поступления знаю, место тоже… есть! Так-так-так!.. Вероника Феррер, такого-то года рождения, поступила… осмотрена… заключение доктора такого-то… Твою мать!..

    Нет, ну как так?! Я бы еще мог понять и простить ушибы, гематомы, разрывы покровных тканей, даже переломы, но последняя строчка заключения… Коротко и сухо: «Патологическое прерывание беременности». Возможная причина – множественные ушибы органов брюшной полости и малого таза. Вот так вот.

    Получается, Никки это все не выдумала… Но когда? Черт, неужели в наш последний раз? Тогда все произошло спонтанно, я, конечно, постарался не доводить дело до логического завершения, но ведь не зря говорят, что… хм… прерванный акт не гарантия. Сколько-то процентов вероятности остается. Выходит, эти самые ничтожные проценты сработали? А я все это время был в неведении?.. Как она могла?! Вдо-о-ох, вы-ы-ыдох… Так, вроде мозги прочистились. Ну-ка, Майки, включай критическое мышление. Может, все-таки того, ввела в заблуждение? Описала медикам симптомы, те сделали очевидный вывод… нет, бред. Голословно они ничего не утверждают, должен быть хотя бы анализ крови. Ага, вот он… Ч-черт! Всем хороша электронная система учета, кроме одного – безликая она. То ли дело старые добрые скан-копии, с отпечатками жирных пальцев, кляксами, потертостями… А тут заполнил форму, ткнул «энтер», и готово. А ты сиди и думай, трындеж или нет. Просмотреть историю обращений? Можно, но ее и подделать не проблема, если кто-то задался такой целью. То есть в любом случае стопроцентного опровержения, равно как и подтверждения, не получу. Ладно, на всякий случай гляну… вроде нормально все. Сомнения, сомнения, гложут душу мне сомнения… Как поэт заговорил. Как там у преподов? Любое сомнение в пользу студента? Это не мой случай. Любое мое сомнение выйдет боком виновнику. Так что держись, Грязный. И жди гостей.

    Кста-а-ати, а чего откладывать-то? Вот прямо сейчас и займусь. Где расположена база «криадосов» – главшалман, если по их терминологии, – я знаю, остается только провести кое-какие подготовительные мероприятия, да хотя бы наметить пути подхода и маршрут отступления. И еще неплохо бы найти тех, кто непосредственно участвовал в избиении. Дело-то заводили, как иначе-то? Ну-ка, где мои любимые копы…

    Минут через двадцать я в бешенстве отшвырнул планшетник и едва не зарычал в голос: пусто! Такое ощущение, что напавших никто и не искал толком, одни отписки и стандартные отмазки – нет, не было, не привлекались, отсутствует. Сплошные уроды, что бандосы, что прикрывающие их копы! Вам же хуже, разбираться не буду, кто прав, кто виноват. Снова сомнения, и снова трактовка не в вашу пользу. Капрал Бови выходит на тропу войны, ур-роды! Плохо, патронов маловато. Но это не беда, в главшалмане этого добра навалом. Что-нибудь, да раздобуду! А с Густаво еще и побеседую по душам. Допрошу с пристрастием суку. И для этого инструмент тоже там же найду. Не зря же про Грязного столько слухов ходит!.. Вдо-о-ох, вы-ы-ыдох!.. Вдо-о-ох, вы-ы-ыдох…

    – Что за нах?.. – удивился я, уловив тональный сигнал, исходящий от планшетника. Падение на бетон ему ни в малейшей степени не повредило, все-таки военная модель. – Ну-ка, глянем…

    К моему немалому изумлению, пришло сообщение во встроенном мессенджере, которым я отродясь не пользовался. Это как вообще? Как специалист говорю, это умудриться надо. Никто моего номера не знает, даже я сам. В сети ни разу не светился. Чтобы раздобыть такую информацию, надо лезть в инфохранилище производителя, узнавать номера софта, идущего в комплекте с конкретным, опять же номерным, устройством, да еще надо иметь заводской код доступа, чтобы комп-адресат среагировал и запустил программу самостоятельно, без участия пользователя… гемора до фига и больше. Мне бы никаких вычислительных мощностей не хватило, чтобы выпасти конкретный планшетник в море активных устройств, наводнивших Столицу. Это кто же такой богатый?.. Или кто-то знает, где конкретно искать?

    Аноним. Кто бы сомневался, ага. Обратный адрес не прослеживается. Но это только пока, ну-ка, запустим кое-что… подождем… еще подождем… и еще… да сколько можно?! Нет, вроде исходная машина. Оп-па! Управляющий модуль светофоров дистрикта номер три. Нормально, да? Рабочая станция, к которой никто и никогда не имеет физического доступа. Чтобы до этого компа добраться, придется вскрыть служебное помещение и с головой зарыться в целую стойку серверов. Причем далеко не сразу отыщешь нужный. К нему даже по беспроводному протоколу устройство ввода-вывода не подцепишь, я уж молчу про банальную клавиатуру. И кто-то умудрился именно в недрах этой машины сгенерировать послание. Правда, всего одну строчку, но тем не менее!!!

    Она гласила следующее: «На самом деле все не так, как кажется». И все. Это кто же так прикалывается? Как вообще данный месседж толковать? Предупреждение? Ирония? Неприкрытая насмешка? Издевка? Да пошел он, этот аноним!..

    Тилинь-дилинь!

    М-мать! Я чуть не подпрыгнул от неожиданности. Еще одно сообщение. Ну-ка…

    «Но это не точно».

    Никки! Ее слова! И она могла догадаться, что я захочу проверить ее информацию. И поэтому буду ломать сервак медиков. То есть знала, где, и знала, когда примерно. Но как? И зачем? Если это реально она, то она очень выросла в плане профессионального мастерства. Я бы даже сказал, на голову меня превзошла. Вот только почему у меня ощущение, что на сей раз это стопроцентная ирония? Так и представляю лукавую улыбку… нет, не Никки. А кого тогда? Да по фигу, у меня поважнее дела есть. Лишь бы неизвестный доброжелатель никому не сдал… Опять же, если это моя бывшая, то она может на меня навести корпов… хотя нет, не может. Одно дело – выпасти машину в сети, и совсем другое – установить ее физическое месторасположение. Тем более я из планшетника все маячки выкорчевал еще вчера…

    От шороха за воротами я едва не словил инсульт – слишком уж неожиданно он прозвучал, да еще и на редкость в тему. Неужто и правда Вероника? Сдала-таки, с… стерва. Правда, удивленный мат и громкий стук в створку немедленно опроверг эту версию. Хозяин заявился. Я подобрался и недобро ухмыльнулся – не повезло парню, приперся не вовремя. Как раз мне под настроение. Наверняка собирался расслабиться под косячок, а тут такой облом… Сейчас я тебе открою, сейчас…

    Покидав пожитки в рюкзак, а его в свою очередь закинув за спину, я неспешно подошел к двери и разблокировал замок. Напрягаться не пришлось, всего лишь ткнул в кнопочку. А потом от души саданул по створке ногой. Основные ворота открывать не стал, ограничившись небольшой калиткой, а ей импульса от фронт-кика хватило с избытком, чтобы не только распахнуться почти на сто восемьдесят градусов, долбанув по ребру рамы, но и снести к чертовой матери незваного визитера. И все бы ничего, но детина оказался воистину необъятных размеров – мало того что шкаф, так еще и толщины порядочной. Такому бы в чемпионате по сумо выступать или в рестлинг податься. И выносливость его, к моему огорчению, вполне соответствовала габаритам: вместо того, чтобы вырубиться, он лишь плюхнулся на задницу и схватился за расквашенный нос. А при виде меня и вовсе зарычал и поднялся на ноги, явно вознамерившись по полной расквитаться с обидчиком. Как же мне тебя не хватало, дружок!..

    Скорость я уже набрал нормальную, так что с ходу отоварил бедолагу ударом тольге-чаги – ногой в прыжке с разворота. Правда, немного неправильно оценил дистанцию, поэтому до соприкосновения моей подошвы с челюстью шкафа пришлось сделать полтора оборота в воздухе. Получился классический «пятьсот сорок», как это называют спортсмены. В корейской манере, быстро и красиво. Этого хватило в избытке, и незваный хозяин наконец вырубился. А я, несколько сбросив пар, припустил вдоль длинного ряда похожих, как клоны, боксов в сторону ближайшей остановки монорельса. Дела не ждут. Да и жрать все сильнее охота…

    Интерлюдия 4

    – Ну и чем вы меня порадуете, мистер Браун? – Дрейк, явно не надеясь ни на что приятное, смерил неприметного помощника саркастическим взглядом и откинулся на кресле, устраиваясь поудобнее. – Надеюсь, утро обошлось без эксцессов?

    – Ну, как вам сказать, сэр…

    – Не нукайте, Браун. И не мямлите. Хотя… как поживает наш гость?

    – Господин Смальков хорошо выспался, позавтракал и в настоящее время занят переговорами с представителями фармакологического отделения Корпорации, сэр.

    – То есть до вечера мы его вряд ли увидим, – довольно потер руки Дрейк. – Время есть… Ну что ж, давайте, вываливайте ваше ведро помоев.

    – Ваш план с Вероникой Феррер сработал, сэр.

    – Вы поймали Бови?! – Дрейк едва не выпрыгнул из кресла, но, перехватив кислый взгляд Брауна, расслабился и страдальчески выдохнул: – Что пошло не так на этот раз?

    – Ваша наводка на девушку сработала, сэр. Кстати, могу я…

    – Нет, не можете. Секретная информация.

    – Ясно, сэр. В общем, он появился. Сначала подошел к ней в вагоне монорельса, но долго не разговаривал, просто назначил место встречи. И вот туда он явился, причем вовремя.

    – Вы его вели?

    – Никак нет, сэр. Нам позвонила мисс Феррер, уже после того, как пересеклась с Бови в монорельсе и добралась до рабочего места. Предупредила нас о контакте с объектом и сообщила, что встречается с ним в кафе «Бисквит»…

    – Увольте от подробностей, Браун.

    – Да, сэр. Мы подготовили операцию по захвату…

    – Надеюсь, широкой огласке данный факт не предавали?

    – Конечно же нет, сэр. И вообще все обошлось без эксцессов. Бови вышел на контакт с Феррер, и как только наши оперативники в этом убедились, они произвели задержание. Объект оказался на редкость вменяемым. Он даже не пытался сопротивляться.

    – Я бы уже на этом месте задумался, – хмыкнул Дрейк. – Эти олухи купились?

    – Так точно. Они настолько обрадовались мирному исходу, что решили и дальше не шуметь и доставить Бови в штаб-квартиру своими силами. В их защиту могу сказать, что люди они опытные и с точки зрения всех инструкций СБ приняли верное решение. Вот только Бови был с ними не согласен. Он дождался, пока его посадят в транспорт, дал увезти себя довольно далеко от места захвата, где все еще концентрировались значительные наши силы, а потом обезвредил оперативников, освободился и взломал систему управления катером.

    – Красиво. – Дрейк невесело ухмыльнулся своим мыслям и с прищуром глянул на помощника: – Дайте угадаю, Браун. Бови смылся, избавившись от свидетелей?

    – Отнюдь, сэр. Вернее, не совсем. Бови действительно скрылся, но оба оперативника живы и относительно здоровы, если не считать одного сотрясения мозга и одного же перелома челюсти.

    – Хм… Чем еще обрадуете?

    – Ничем, сэр. К сожалению, оперативники так спешили доставить задержанного в штаб-квартиру, что не стали проводить стандартных следственных процедур на месте. А может, уже сам Бови прервал процесс, когда взломал катер, и уничтожил результаты. То есть мы по-прежнему не знаем нынешней личности Бови и можем полагаться только на фотографии. Сэр?..

    – Да, Браун?

    – Почему мне кажется, что вы не испытываете отрицательных эмоций?

    – Говорите уж прямо: почему это я не в бешенстве? Где гром и молнии? Верно?

    – Э-э-э… Я бы не посмел, сэр…

    – Видите ли, мистер Браун… я привык любую ситуацию рассчитывать на несколько ходов вперед, закладывая в условия задачи инвариантность. Соответственно и результатов может быть множество, но каждый из них в той или иной степени меня устроит.

    – Я не совсем понимаю, сэр…

    – Скажите-ка, Браун, мисс Феррер рассказала Бови, о чем мы просили?

    – Да, сэр, она это подтвердила.

    – Прекрасно! – Дрейк снова удовлетворенно потер руки. – То есть Бови знает о потерянной беременности. Надеюсь, с архивом медслужбы уже поработали?

    – Так точно, сэр! Все необходимые изменения внесены в историю болезни мисс Феррер. Только я все равно не понимаю, зачем подделывать данные… ведь Бови, при его квалификации, легко вычислит факт вмешательства…

    – Это вряд ли. Вот если бы вам, Браун, любимая девушка сообщила, что ее избили бандиты и в результате она потеряла ребенка, какова была бы ваша реакция? Нет, понятно, что вы бы постарались это проверить. Как и Бови, собственно. Так вот, взломав архивный сервер медиков и обнаружив в личном деле дамы подтверждение ее слов, вы бы стали проверять подлинность записи?

    – Право, сэр, я в затруднении… у меня нет такой девушки.

    – Это плохо, Браун. Одним рычагом воздействия на вас меньше… шучу, шучу. Короче, поверьте мне на слово, наш общий друг вряд ли начнет разбираться, кто и когда внес запись. Ведь о ребенке он узнал от собственной девушки, пусть и предавшей его. А тут еще и медики подтверждают… ясное дело, что он спишет предательство на стресс и еще больше уверится в правдивости информации. А теперь представьте, чем он займется дальше.

    – Будет мстить?

    – Бинго, Браун. Помните, я говорил про инвариантность? Ситуация с Никки Феррер как раз из таких. У нас была возможность с ее помощью перехватить Бови, и это бы сразу решило проблему. Мы бы получили и объект, и товар. А потом еще и прибыль от сделки с Курьером. Но Бови сбежал. Какие перспективы этот факт открывает перед нами?

    – Долго и упорно его искать, сэр?

    – О, у вас прорезалось чувство юмора, Браун! Я потрясен. Хотя ответ неправильный. Дальнейшее развитие ситуации мы с вами подтолкнули в нужном нам направлении. Сейчас Бови, убедившись в правдивости бывшей своей девушки, отправится громить бандитов, этих, как их…

    – Лос криадос, сэр.

    – Спасибо, Браун. Короче, объект примется мстить. То есть сам придет туда, где у нас будет возможность его захватить. Но я, как бы это парадоксально ни звучало, не стану устраивать полицейскую операцию. Я просто отправлю главарю банды предупреждение. Мысль понятна?

    – Но зачем нам такая разборка в черте Столицы, сэр?

    – Две цели и два варианта исхода. Цель первая: столкнуть Бови и бандитов лбами. Исход – захват и доставка объекта к нам. Цель вторая: повышение боевых качеств капрала. Исход – бандиты, или по крайней мере часть их, мертвы, Бови в бегах. Или, как вариант, большая часть бандитов мертва, но Бови пленен. В двух вариантах операция завершена, в третьем получает дальнейшее развитие. Но даже в этом случае будет преследоваться цель номер два. И все лишь для того, чтобы увеличить стоимость психоматрицы Бови.

    – Но как разборка с бандой повлияет на, э-э-э, коммерческую привлекательность товара? Сэр?

    – Как бы вам попроще, Браун… Видите ли, я немного лукавил, расписывая нашему дорогому Курьеру достоинства капрала. На самом же деле у него есть один серьезный недостаток – боевой опыт несколько однобокий, плюс в нем все еще спит инстинкт убийцы. На Ваале он воевал с биомеханоидами. Не с людьми. А в других колониях основным назначением ментальных копий Бови будет как раз борьба с человеческим фактором. И здесь я предвижу некоторые проблемы. Естественно, не у нас, а у покупателей. К нам они не придерутся, контракт составлен грамотно. К тому же до нас еще надо как-то добраться… Но я не хочу прослыть недобросовестным партнером. Поэтому вариант с бандитскими разборками крайне желателен. Вряд ли и в этом случае Бови останется чистеньким. Ему придется убивать. И убивать разумных человеческих существ. А мы еще и облегчили ему задачу, задав соответствующий эмоциональный настрой и подсунув подходящий объект для тренировки.

    – Но он же уже убивал, сэр! Двоих сослуживцев!

    – Которые уже снова разгуливают по пятой базе джунглевой пехоты на Ваале. Именно так он сам себя оправдал, готов дать голову на отсечение. Зато потом хорошенько отделал троих техников из космодромной обслуги и просто растворился на окраине Столицы. Следующими были двое наших оперативников. И снова побои, но не более того. Он все еще жалеет людей. Для нас это плохо, с точки зрения специфических качеств товара. Искоренить эту жалость – вот главная текущая задача. И капрал с ней прекрасно справляется. Хотя вынужден признать, что сначала он поставил меня в тупик…

    – Сэр?.. – минуту спустя нарушил подзатянувшуюся паузу Браун.

    – А?.. Да, в тупик. Вот скажите мне, Браун, зачем он вообще дезертировал? Что его заставило? Да еще при этом ограбил Корпорацию? Зачем? Не могу понять.

    – Наверное, у него был какой-то план, сэр. Если бы я получил доступ к его досье… возможно, какой-то факт из прошлого объекта навел бы меня на мысль…

    – Вот этого я и боюсь, Браун! – скривился Дрейк. – В прошлом Майка Бови много любопытного, но вам это знать совершенно не нужно. Достаточно моего подтверждения. И если принять на веру, что он в любом случае собирался дезертировать… тогда становится ясен смысл ограбления – он думал, что прихватывает концентрат биония. То есть достаточно ходовой товар. Кстати, Браун! Вот вам еще одна зацепка – точки сбыта. Поройте в этом направлении, может, что любопытное наклюнется…

    – Да, сэр. Можно вопрос, сэр?

    – Валяйте.

    – А что будет, если перед тем, как перебить бандитов, Бови узнает что-нибудь важное? Например, получит зацепку, которая позволит ему выйти на… нас?

    «Еще как получит!» – злорадно подумал Дрейк, но вслух сказал нечто иное:

    – Вы его боитесь, Браун? Вот уж не ожидал. Если что-то такое и случится, это тоже будет нам только на руку. Как думаете, что с ним произойдет, если он попытается в одиночку взять штурмом нашу штаб-квартиру? Инвариантность, Браун, инвариантность!

    – Мы либо его уничтожим, и тогда не сможем увеличить стоимость его психоматрицы, либо захватим его в плен, получив дополнительную прибыль.

    – Именно так. И какой же вариант мы предпочтем?

    – Лично я бы выбрал второй, сэр.

    – Я тоже, Браун, я тоже. Так что вам придется организовать теплую встречу для нашего дорогого друга.

    – Так точно, сэр. А… как он узнает, где именно вас искать? Мы же сами ему подсказать не сможем…

    – А тут разве много вариантов, а, Браун? Вот лично вы сколько можете назвать мест, где я появляюсь регулярно?

    – Кроме Овала? Только это здание, сэр. Но ведь он об этом не знает…

    – Узнает, если поставит перед собой такую задачу. Еще вопросы?

    – Никак нет, сэр. Разрешите выполнять, сэр?

    – Выполняйте. И не забудьте связаться с бандитами и отправить к ним наблюдателей. И постоянно меня информируйте о ходе операции.

    – Да, сэр. Непременно, сэр…

    Глава 4

    Система: Астарта

    Объект: Ваал

    Пункт дислокации: заброшенное поселение Четвертой волны

    День третий


    Очнулся я, по большому счету, от вони, хотя и еще кое-каких сопутствующих обстоятельств можно было ожидать. Впрочем, с последними не срослось – какие, на фиг, обстоятельства, если за последние двое суток у меня крошки во рту не было, а обе благополучно приконченные поллитровки уже давно с потом вышли? Которым, несмотря на мембранные подкладки, и воняло? Вернее, в том числе? Уж не знаю почему, но данный компонент выделялся даже на фоне смердящей разгрузки и бьющего наповал «хозяйства» убиенного зубастика, так и торчавшего в берце. Попытка избавиться от трофея результата не дала – тело, такое ощущение, пребывало в состоянии бревна, здорово ломило, причем во всех местах сразу, и решительно отказывалось гнуться. Кроме того, сказалась общая слабость обезвоженного и истерзанного болью организма. И, должен признать, неслабо истерзанного – отголоски ее еще чувствовались, особенно в левой руке. Как ни странно, ладонь не реагировала даже на активное шевеление пальцами, как будто и не было в ней сквозной дыры, а вот все, что от запястья и до локтя, такое ощущение, горячей водой поливали. Не кипятком, но на грани терпения. Радовало, что пострадавшая конечность сгибалась и свободно двигалась в плечевом суставе, который уже потихоньку отпускало онемение. Зато взамен его начало немилосердно покалывать – кровоток потихоньку восстанавливался, и не только в многострадальной грабке. Через какое-то время я даже сумел сесть, по неосторожности потревожив переломанное предплечье и матюкнувшись сквозь зубы. Справившись с волной слабости и накатившим головокружением, попытался осмотреться, но в этом благом начинании не преуспел – в помещении стояла тьма, хоть глаз коли. Хороший сруб, качественный – ни щелочки между венцами. А может, и законопатили на совесть. Кажется, так этот процесс назывался в одной интересной книге про древнее зодчество. Впрочем, не суть, есть и поважнее дела. Да вот хотя бы со временем определиться… Взгляд на элэску, извлеченную из кармана, ситуацию не прояснил – судя по показаниям, дело шло к полудню, только вопрос, какому именно? Пощелкав переключателем режимов, я убедился, что провалялся в беспамятстве около полутора суток – остаток первого дня после катастрофы, весь следующий и уже половину нынешнего. Неудивительно, что так затек – на жестком-то! Да и жрать хотелось неимоверно. Хотя пить куда сильнее. И это на данный момент самая актуальная проблема, поскольку червячка заморить и куском концентрата можно, а вот жажду таким способом не утолишь. Придется воду добывать. Если, конечно, на ноги подняться смогу.

    Как ни странно, смог. Мышцы мало-помалу разогревались, хоть это и было больно, во всем остальном же дела обстояли не так уж и плохо – слабость как при повышенной температуре (хоть жар и спал, я это чувствовал) можно было перебороть, а головокружение наваливалось периодически, сменяясь достаточно длительными периодами передышек. За одну такую я добрел до двери, контур которой еле выделялся на фоне вездесущей темноты, и прислонился к стене сбоку от нее. Немного отдохнув, вооружился фонариком и занялся более основательным осмотром как себя любимого, так и помещения. В боксе ничего не изменилось, а вот состояние моей снаряги оставляло желать много лучшего: пропитанная кровью и, извините, дерьмом зубастика разгрузка стояла колом, левый рукав пребывал в аналогичном состоянии, но тут уже причиной другая зверюга, помельче и пошустрее, что мне ладонь хвостом пробила. Хорошо хоть, кровотечение наконец остановилось, по крайней мере с перчатки не капало. Еще ничем не порадовала правая штанина, заляпанная слизью с трофейных причиндал, но тут уже грех было жаловаться, ибо сам виноват. В остальном же относительный порядок, если не считать пустую подмышечную кобуру и непривычно голую спину – «дэй-пак» я за каким-то хреном и неизвестно когда умудрился снять. Вообще почти не помню, что за эти сутки происходило. Мелькает что-то этакое на задворках памяти, калейдоскоп из обрывочных ощущений, но целостной картины нет. Вроде бы кто-то в дверь ломился, а потом еще и в потолочный люк, вроде бы я отстреливаться собирался, а потом как бы даже не врукопашную отбивался… а еще была всепоглощающая, буквально сводящая с ума боль в левой руке, от которой я пытался избавиться, со всей дури колотя конечностью по полу… И как только «косынку» из липкой ленты порвать умудрился? А потом вроде как уколы сам себе ставил… точно! Луч фонарика вырвал из плена тьмы и пропавший «дэй-пак», и две раскуроченные аптечки рядом, и посеянный кольт неподалеку. Н-да, расточительно. Оправдывает меня лишь то, что действовал я на автомате, да еще и в горячечном бреду. Хотя вынужден признать, что в прямом смысле слова убойный коктейль помог – жар спал, отеков и припухлостей нет, рука, опять же, подвижности не лишилась. В выигрыше остался, короче. Умереть от боевых ран теперь не судьба: если химия сработала, то с гарантией. В противном случае уже бы ушел я на ту сторону, как один мой знакомый по гражданке говаривал. Если мне теперь что и грозит, так это долгая и мучительная смерть от жажды и голода. Так что эту проблему пора решать. Впрочем, я погорячился, по ходу, сейчас от вони концы отдам!.. Тьфу, проняло-таки!..

    Шлем я все же содрал, но, как выяснилось, зря – в желудке даже желчи не было. И, как ни странно, полегчало – хватанув пропитанный амбре воздух напрямую, без фильтров, я опытным путем выяснил, что так намного легче. Разгадка оказалась проще некуда: воздухозаборник тоже был заляпан стухшей кровью. Нет, надо срочно что-то решать с водой, не напиться, так хоть более-менее себя в порядок привести. И я даже знаю, что делать, главное – емкость какую-никакую найти. Но это чуть позже. А пока – разгрузку долой (легко сказать, одной правой не очень удобно), расслабить левую «липучку» на бронике, просунуть под него руку, и затянуть застежку потуже. Подмышечную кобуру заблокировал, но на эту жертву пришлось пойти, причем сознательно – мобильность сейчас важнее, к тому же шипеть от боли при малейшем неловком движении левой конечностью желания не было. Ладно, постараюсь одним стволом обойтись. Разве что магазин сменю на длинный, в набедренной кобуре это не мешает. Сказано – сделано. Теперь свет. Фонарик пришлось зажать в зубах, смирившись с опасностью подхватить какую-нибудь инфекцию. Да и вряд ли сейчас ко мне что-то прилипнет, после трех доз антидота. Ф-фух, жить можно.

    Первым делом, пошатываясь от накатившей слабости, обшарил полки на ближайшей стене. Ну, как обшарил? Свалил все, что под руку попалось, на пол, в надежде высмотреть что-нибудь этакое. Что характерно, в ожиданиях не ошибся – почти сразу же мне попался пластиковый ящичек с откидной крышкой. В нем когда-то что-то было, но сейчас это что-то превратилось в невнятную труху, которую я бесцеремонно из него и вытряхнул. Опять же, прямо на пол. А чего стесняться? Этот бокс теперь только в качестве отхожего места использовать, ночевать здесь еще раз я не собираюсь. Переберусь куда-нибудь, благо блокгауз длинный. К слову, можно к следующему пункту плана переходить.

    Все же соваться наружу без защиты не решился, снова нахлобучил шлем, кое-как протерев воздухозаборник. Та еще задачка оказалась, с учетом… ну, вы поняли. И ящичек пришлось на шлем надеть, благо размер его позволял. Никогда не думал, что столько проблем у одноруких, пока сам не столкнулся. Любое, даже самое пустяковое, действие приходится осуществлять в несколько заходов. Да тот же потолочный люк взять: поднялся по лестнице, выдвинул засов, откинул дощатую плиту (и не абы как, а чтобы нараспашку, иначе обратно падала), схватил кольт (едва не сверзившись), поизображал статую, обратившись в слух, и только потом осторо-о-ожненько вылез на крышу. Столько лишних телодвижений, доложу я вам. И столько же возможностей у потенциального противника застать меня врасплох. На мое счастье, никого поблизости не оказалось, и я без проблем добрался до бокса с открытой дверью, по пути с отвращением запулив протухший трофей куда подальше. Опять же, в четыре приема, как в старой детской шутке: убрать пистолет в кобуру, выдернуть из-за берца «хозяйство», выбросить «хозяйство», вытащить пистолет из кобуры. Задолбался уже, если честно.

    Начать решил с того самого мшистого клинышка, что уже внутрь помещения пророс. И не зря: первый же заход породил очередные проблемы – мох упорно отказывался рваться, пришлось резать ножом. Тут дело пошло веселее, но опять лишней суеты не избежать – отрезал шмат, отложил нож, выжал содержимое мха в ящик. Ладно хоть, впитывающая способность у местного растительного коврика оказалась впечатляющей, площадки у дверного проема хватило, чтобы наполнить мою импровизированную емкость на треть. Литра полтора уже есть, чисто на глаз. Но все равно маловато будет. Обеззараживающих таблеток у меня немного, каждую беречь придется и растягивать всеми силами. Меньше, чем на три четверти ящика, использовать бережливость не позволяет. Кто сказал «жадность»?

    Ладно, попробую другой подход. Постояв немного у стены и так ничего подозрительного и не услышав, я осторожно высунулся за пределы укрытия. Так, вроде бы никого не потревожил… кольт в кобуру, клинок в руку, и за дело. Опустившись на колени, я в три размашистых движения оконтурил порядочный кусок «коврика», подрезал его с одной стороны и уже собрался было забросить ножик в бокс, чтобы освободить руку, как до слуха моего донесся подозрительный шорох – от естественного фона он отличался. Не походил на скрипы древесных стволов, а очень даже напоминал шум, издаваемый мхом, шуршащим под ногами. Мгновенно осознав ненормальность происходящего, я без раздумий выронил нож и цапнул пистолет, готовый встретить выстрелом любого агрессора.

    Повторившийся шорох, донесшийся на этот раз откуда-то сверху, едва не поверг меня в панику, но тело сработало без участия предавшегося упоительному ужасу мозга: я и сам не понял, как оказался в положении лежа на спине, при этом ствол кольта смотрел строго вверх, на срез крыши. Шум приближался, указательный палец дрожал на спусковом крючке, но у меня все же хватило силы воли, чтобы не начать палить вхолостую в верхний венец сруба. Вот сейчас вражина покажется, и я ей прямо в глаз пулю всажу. Не в первый раз, фиг ли. Летяг-шипохвостов влет снимал, приятно вспомнить. И этому мало не покажется…

    – Вот ты паскуда!.. – в сердцах выдал я спустя пару секунд.

    И было за что – перепугал меня зверек порядочно, хотя сам оказался размером с крысу, причем некрупную. При желании на ладони бы у меня поместился. Но как шумел, стервец!.. А уж когда с крыши сиганул, я чуть это самое… ладно хоть, кишечник пустой. А тварюшка, весьма смахивавшая на карликового енота, только без полосок, ловко приземлилась в мох в паре метров от меня да еще и фыркнула издевательски. Типа валяются тут всякие. Впрочем, на конфликт зверь нарываться не стал, втянул носом воздух и уверенно пошуршал прочь. Интересно, на что это он навелся? Никак на выброшенный трофей? А что, нормальная версия.

    А зверье тут все-таки есть. С одной стороны, отрадно – где звери, там нет биомехов. Не поручусь, конечно, но позавчерашний марш-бросок дал достаточно информации к размышлению. Похоже, не очень-то они, то бишь аутентичная фауна и искусственные создания, друг друга жалуют. С другой стороны, зверье тоже разное. Вот этот недоенот еще ничего, а летяги-шипохвосты и зубастики, откровенно скажем, неприятные соседи. Так что поторапливайся, Майки, нечего лежать.

    На обещанные три четверти объема ящик я все же наполнил, причем достаточно быстро и без дальнейших эксцессов. А вот потом снова пришлось поизвращаться – перебраться в заблокированный бокс, отпереть в нем дверь и дважды пробежаться вдоль стены блокгауза, туда и обратно. Туда быстро и с пистолетом в руке, а обратно уже с грузом и безоружным. Но пронесло, слава богу. Повторно забаррикадировавшись в родном уже, так сказать, пропитавшемся моим духом помещении, приступил к завершающему этапу – забросил в воду (даже не в воду, а в слабый водный раствор биония – наши приснопамятные «губки» как раз из мха основной объем сырья и извлекают, правда, уже чистый бионий накапливают, без водицы) обеззараживающую таблетку и, пока шел процесс, распотрошил броник, содрав с него остатки демпфирующего слоя. Та же самая мембрана по сути. Больше все равно фильтровать нечем, а так положил ее сверху, чуть притопил, и вуаля – в углублении чистая… влага, скажем так. Напился вволю, хоть и убил на это порядочно времени. А как вы хотели? В пятерню много не зацепишь, да прежде еще пришлось перчатку сдирать с руки. Очередная, мать ее, задачка для калеки. Зато потом долго сидел, блаженствуя, потому что, как выяснилось, убил двух… как их, бишь?.. точно, зайцев – одним выстрелом. Насыщенная бионием вода оказалась очень даже питательной, как хороший мясной бульон. Впрочем, чему я удивляюсь? Как будто на Сете народ не тем же самым сыт. Во всей сельхозпродукции бионий есть, причем в заметных количествах. И никому, прошу заметить, от таких харчей еще плохо не стало. Так что, похоже, уже две проблемы отпали. Еще бы руку глянуть, но лениво. Вроде не тревожит, ломит совсем чуть-чуть, ну и фиг с ней пока… Вздремну, лишним не будет.

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Ваал

    Пункт дислокации: заброшенное поселение Четвертой волны

    Все еще день третий


    Должен признать, послеобеденный – конечно же, условно – сон пошел на пользу. Продрых я, если верить элэске, часа четыре, но это уже был настоящий отдых, глубокий и даже с какими-то видениями, не задержавшимися в памяти, а вовсе не горячечный бред. Соответственно и чувствовал я себя куда лучше. Прямо скажем, небо и земля. Если бы еще рука не ныла… Кста-а-ати!.. Дошла очередь. И я даже знаю, что делать – вон, как раз на виду, очень удобная для моих целей фиговина, то ли снаряд, то ли просто бутыль. Не суть, главное, что из плотного пластика, уж его-то я ни с чем не спутаю. Так что выполнившую свою задачу грубую приспособу из пары ножен – долой. Справился быстро, поскольку заморачиваться не стал и попросту вспорол слой скотча ножом, а потом еще ослабил ременные крепления. Н-да. Все в кровище, причем моей. И не только матерчатые чехлы, но и рукав насквозь. Был. А сейчас колом встал. И ведь хрен завернешь теперь, да и разрезать, как липкую ленту, не выйдет – все-таки кевларовая ткань. И что делать?..

    Выход, как всегда, нашелся, стоило лишь чуть напрячь мозг. Тот, ясное дело, напрягаться поначалу не желал, ему бы еще чуток отдохнуть, но, как говорил незабвенный сержант Холли, не умеешь – научим, не хочешь – заставим. Короче, распорол рукав по шву. Руку, конечно, потрепал, так что и помычать сквозь зубы пришлось, и посквернословить вволю, но дело сделал.

    Против ожидания, под шиной и рукавом не скрывалось ничего очень уж такого ужасного. Я даже усомнился, что перелом заработал – никаких признаков, так, припухлость на предплечье да легкое покраснение. Однако первое же осторожное нажатие на опухоль убедило меня, что это далеко не так. Руку сразу же прострелило болью, которая утихла лишь через несколько минут. Все это время я баюкал поврежденную конечность, прижав ее к груди. Пожалуй, все-таки перелом, но, на мое счастье, закрытый и без смещения. А если совсем повезло, то лишь трещина, хотя, возможно, не одна. Пальцы шевелились, запястье гнулось, да и локоть подвижности не потерял, так что живем. Если более-менее надежно зафиксировать предплечье, можно будет потихоньку и левую руку в работу запускать. Плохо, что повязку наложить нечем… Хотя чего это я? У меня же «дэй-пак», а в нем индивидуальный перевязочный пакет. Зачем таскаю? Положено. Не всегда же биомехи «джей-ти» уделывают так, что последние восстановлению не подлежат. Бывают и относительно мелкие травмы: царапины, там, порезы… колючки, опять же. Очень их некоторые твари любят. И сейчас мне это дело ох как пригодится!

    Бинт был с бактерицидной пропиткой, но это меня не смутило. Пусть его. Главное, чтобы демпфером работал. Хотя, конечно, слой тонковат. Но зато у меня есть раскуроченный рукав, с которого можно срезать мембранную подкладку. Очень даже нормальная «подушка» получилась. Ну, а теперь, хм, гипс. Вернее, будет у меня аналог гипсовой лонгеты, только из пластиковой трубы. Ага, той самой, что то ли снаряд, то ли бутыль. Как показала практика, верным оказалось последнее предположение. Емкость содержала какую-то техническую жидкость, я так и не понял, какую именно. Что-то прозрачное и достаточно вязкое, чтобы не быть обычной водой. Глицерин? На кой он тут?.. Пофиг, короче. Главное, удалось бутыль опустошить, а потом и покромсать, отделив лишнее, то бишь дно и горловину. А потом еще и вдоль располосовать, опять же, по шву. А ничего так, эластичная, по крайней мере, раскрыть ее, как потрошеную рыбу, получилось. Обмотанная бинтом и мембраной рука села, как влитая, зазора в месте разреза почти и не осталось. Жаль, скотч кончился, а то бы вообще замечательно вышло. Но на нет и суда нет, воспользовался ремнями от ножен, безжалостно отхватив их верным клинком. Длины как раз хватило, чтобы перетянуть предплечье и зафиксировать застежку. А поскольку оных ремней было аж четыре штуки, то лонгету я закрепил более чем надежно. Хотел было отстричь лишние махры, но по размышлении от этой идеи отказался – так хоть из фиксаторов не выскользнут. Сверху конструкцию прикрыл драным рукавом, закрепив на запястье липучкой манжеты. Практической пользы ноль, но хоть мотаться и раздражать не будет. Грубовато получилось, но куда лучше, чем импровизация с ножнами. Месяц вряд ли продержится, но за несколько суток, а то и полудекаду поручусь. А там, глядишь, что-то и изменится в моем отчаянном, прямо скажем, положении. Мне ведь, если разобраться, дико повезло – уже в первом блокгаузе столько всякого полезного нашел. А если в центральной части поселка пошариться, там, где стандартные боксы и приспособленные для жизни корпуса спускаемых модулей? Наверняка там много что сохранилось, причем в рабочем состоянии, и сигнал тому порукой.

    Покончив с не терпящими отложения делами, я впервые за последние не знаю сколько часов задумался: а что же дальше? Спать не хотелось, есть и пить – как ни парадоксально, тоже. Значит, что-то есть в неочищенном бионии, знать бы еще, как это по организму ударит. Не все энергетики одинаково полезны, а вдруг за декаду-другую загоню себя, как беговую лошадь? Уж не знаю, как именно ее, бедную, загоняли – в книгах подробностей не раскрывали – но чую, ничего в этом хорошего. Так что поспешать надо. С другой стороны, без малого два года в «джунглевой пехоте» приучили меня к мысли, что спешка полезна только при ловле мелких насекомых. Действовать надо в темпе, с этим не поспоришь, но и суетиться ни к чему. Так что пока на повестке дня сбор информации. А как я ее могу добыть? Тут целых два способа: первый – сунуться в руины без подготовки, на авось; второй – понаблюдать со стороны. И я даже знаю, как это провернуть без особого риска. Решено, остаток дня и часть ночи попялюсь на поселение. А дальше война план покажет.

    Подготовка к разведывательному выходу много времени не заняла. Отправляться я решил налегке, то есть провонявшую разгрузку оставлял в боксе. Смысла тащить ее на себе не было, воевать я ни с кем не собирался, а для самообороны в случае чего хватит и двух пистолетов – родного кольта с тридцатизарядным магазином и наследства сержанта со стандартным, в подмышечной кобуре. Еще нож, поллитровка с «супчиком» и очередная бутыль – на случай справления малой нужды. Пока не хотелось, но обычно в самый неподходящий момент приспичивает. Исходное содержимое я бестрепетно вылил в дальнем углу. Может, и что-то сверхценное сейчас в расход пускаю, да и фиг с ним – меньше знаешь, лучше спишь. Еще бы оптику какую-никакую, но активировать электронику тщательно протертого шлема я все же не рискнул. Одно дело – прятаться от местных зверюшек, и совсем другое – от вооруженных до зубов (иногда и в прямом смысле слова) биомехов. Это такие твари, прогнозированию практически не поддающиеся. Больше всего меня страшила встреча с подвидом «пердун-вонючка» – ходячими термобарическими бомбами. Если даже самая мелочь, с давешнего недоенота размером, достаточно близко подберется, мало не покажется. Так что ну ее, электронику. На зрение не жалуюсь, для первичного сбора информации и его за глаза. Ага, вот такой вот каламбур.

    С более-менее работоспособной левой рукой дело пошло веселее. Да элементарно тот же потолочный люк куда проще открывать стало – ладонью упереться постеснялся, зато толкнул локтем и просочился в образовавшуюся щель, придерживая его головой. Постоял, прислушиваясь, повертел башкой, но ничего подозрительного не обнаружил. Порядок.

    В будку на ближайшем дереве – ту самую, что то ли стрелковая ячейка, то ли наблюдательный пункт – забрался с трудом. Все-таки очень не хватало второй здоровой руки. Цеплялся кое-как тем же локтем, а вот подтянуться выше – фигушки. Слишком большая нагрузка. Но все же забрался, пару раз едва не сверзившись и умудрившись таки потревожить поврежденное предплечье. Зато сама будка стала мне более чем достойной наградой: для одного человека в ней было достаточно просторно, к тому же имелась кое-какая мебель – пара грубо сработанных табуретов. Видать, некогда здесь попарно дежурили, наблюдатель плюс стрелок. А что, очень даже правильно. Вот только мне снова придется собственными силами обходиться. Но больше всего меня порадовали не табуретки, и даже не крупноячеистые металлические сетки, закрывавшие прогал между стенками и крышей и сулившие хоть какую-то защиту от шустрого зверья, а самая настоящая подзорная труба на треноге. Тоже полный примитив – три телескопические стойки из дешевого пластика да что-то вроде штатива непосредственно с оптическим прибором, такое в любом гараже собрать не проблема, были бы материалы. Все вокруг, конечно, заросло пылью, а на полу и вовсе слой грязи образовался, а кое-где даже клочья мха прижились, но невосполнимого вреда дубовой оптике природа все же не нанесла. Предусмотрительно заперев люк в полу на уже привычный засов, я первым делом протер нежданно-негаданно образовавшийся трофей, приложился глазом к окуляру и довольно осклабился: мутновато, конечно, но зато с увеличением. Пусть и всего лишь двукратным, зато фокусировка есть, так что живем.

    Осмотр сетки тоже привел к утешительным выводам: в случае чего ее можно откинуть вверх и внутрь и зафиксировать у потолка на крючках. Просто, но эффективно. А там пали в белый свет, как в мелкую монету. Наблюдению же ограждение не мешало, так что я пока от экспериментов воздержался, лишь переместил треногу с монокуляром к противоположной стене. Некогда бывшие обитатели ячейки контролировали подходы со стороны леса, но для меня это направление сейчас интереса не представляло. Ну чего я там не видел? Мха, древесных стволов, зубастиков да летяг-шипохвостов? Спасибо, уже накушался. А вот понаблюдать за поселением оч-чень хотелось. Что-то мне подсказывало, что добыча в нем могла превзойти самые смелые мои ожидания, но соваться туда без разведки я боялся. Ну его на фиг. Так что сначала понаблюдаем, выявим потенциальные источники опасности, разработаем меры противодействия, отдохнем, и только потом… а что потом, будет видно.

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Ваал

    Пункт дислокации: заброшенное поселение Четвертой волны

    День четвертый


    Очередное пробуждение получилось даже приятным – в глаз бил озорной лучик, просочившийся сквозь листву и сетку на окне, полумеры вроде мотания шлемом не помогли, так что пришлось просыпаться. Ну да, ночью было жестко, даже затек на полу, но ничто мне не мешало устроиться сидя, прижавшись спиной к стенке. Так что к утру в основном отпустило, за исключением поясницы. Но лучше пусть в каком-то одном месте ломит, чем по всему телу. Неприятно, но не более того. К тому же выспался, да еще и… приспичило, короче. Все, подъем! Дела не ждут. Жалко, зубной пасты и щетки нет, во рту как недоеноты нагадили. Но это уже, право, такие мелочи…

    А жизнь-то, если в общем и целом, наладилась! Не зря я тут проторчал остаток дня, вечер и часть ночи. Есть информация к размышлению, и много. Даже голова пухнет… или это я еще не проснулся толком? Ладно, можно перебираться на базу. Там, конечно, пахнет дурно, но это фигня. Приведу себя в порядок и сменю пункт дислокации. Вон, чуть подальше оч-чень симпатичный лючок, как раз в угловой бокс ведет. И бокс этот, в отличие от ранее занятого, явно когда-то был жилым. По крайней мере, в паре других блокгаузов, доступных взгляду с моей позиции, именно так дело и обстояло. Почему так решил? Опять же все очень просто: только в них были окна. Больше похожие на бойницы, с крепкими деревянными же… ну, пусть не ставнями, пусть щитами, но все же. Или караульные помещения, или каптерки, или просто бытовки обслуживающего персонала, что тоже неплохо. Вряд ли там сохранилось что-то вроде постельного белья, но если есть хотя бы дощатые нары, уже большой плюс.

    Так и оказалось. Наведавшись в старое жилище (которое теперь уже окончательно превратилось в отхожее место), перебрался в облюбованную комнатушку. С потолочным люком мучиться не пришлось, он был не заблокирован. Впрочем, сама конструкция исключала проникновение вниз существа, лишенного рук и способности к креативному мышлению, а с другой стороны его распахнуть некому было. Хотя я, признаться, на подсознательном уровне ожидал чего-то неприятного, вроде высохшего скелета на лежанке. Последних здесь наличествовало целых две, в два же этажа, и этот факт несказанно меня обрадовал. Хотя бы потому, что даже в тусклом свете, едва пробивавшемся сквозь затянутые пылью окна-бойницы, я все же умудрился рассмотреть туго натянутые между досками каркаса резиновые жгуты. У нас в казармах тоже такие, а это означало, что грядущая ночь пройдет в куда более комфортных условиях. К тому же неведомые строители явно ценили маленькие радости жизни – часть комантушки была отгорожена, а за дверцей в тонкой (в одну доску всего лишь) стенке обнаружился санузел два в одном: биотуалет со сменными емкостями и примитивный душ – лейка на шланге, соединенном с самым настоящим бурдюком, хоть и полиэтиленовым. К сожалению, в настоящий момент он был пуст, да и толчок я не сразу опознал, настолько все было запылено. Но само наличие удобств наводило на мысль, что народ здесь обитал на постоянной основе. Наверняка вахтами, но всегда здесь кто-то был. В общем, если не найду места поудобнее, вернусь сюда же. Да, именно вернусь, потому что я таки запланировал разведывательную вылазку. Уж очень много всякого любопытного нашлось в заброшенном поселении, стоило лишь чуток понаблюдать да воспользоваться дедуктивным методом дедушки Холмса. Сейчас объясню, только на кровать прилягу… ох, хорошо-то как!..

    О чем это я? Да, много любопытного. Начну с того, что уже в первый час наблюдения я обнаружил множественные признаки отгремевших здесь некогда боев. Хотя и не поймешь, люди с людьми воевали или люди с биомехами. Есть следы широкого использования индивидуального ручного и тяжелого вооружения – от автоматов до гранатометов и авиабомб. На эту мысль меня навели многочисленные воронки в центральной части поселения, частично закопченные корпуса спускаемых модулей и поклеванные пулями стены срубов. Все это располагалось достаточно далеко от моего убежища, такое ощущение, что некогда мой родной уже блокгауз остался у атакующих во фланге, а обороняющиеся на этом направлении прорываться и не пытались. Так что на первый взгляд все было в порядке, и я ничего не заподозрил. На самом же деле, если судить по доступному для наблюдения участку поселения, сначала его хорошенько обработали с воздуха, не жалея бомб, ракет и пушечных снарядов, а потом сбросили десант. От тел, понятное дело, давно уже не осталось и следа, а вот покореженной техники и поврежденных строений нашлось предостаточно, так сказать, в ассортименте. Характер повреждений с особенностями вооружения известных мне биомехов тоже вполне вязался, поэтому и не понять, кто с кем воевал. Те же воронки можно объяснить работой местной ПВО, той самой, что из воздушных тварей, как самоподрывающихся, так и оснащенных хитиновыми ракетами с нитрожиром. Следы пуль на стенах мало отличались от следов разнокалиберных игл, каковыми в большинстве своем и являлись метательные снаряды тварей. В частности, «джей-ти» различали собственно иглы, «стрелы», «дротики» и «копья». Градация в основном по массе и габаритам, форма-то у всех одинаковая. Соответственно, выщерблины от них разные, как и от пуль. Немного противоречил целостной картине разброс попаданий – биомехи очередями не бьют, у них два основных режима – одиночный или сразу, единовременно, облако игл. К тому же иглы, при всей их прочности, вряд ли бы смогли оставить на металлической обшивке модулей столько вмятин. Но, может, у них и разрывные «стрелки» есть, типа ракет? Лично я с такими не сталкивался, но я и не показатель. В общем, как специалист могу сказать одно: в поселении столкнулись две фракции, с практически аналогичным по убойности вооружением. Плюс средства усиления типа гранатометов. Но это уже после воздушного налета. И все это имело место очень давно, десятки лет назад – воронки в основном заплывшие землей и даже заросшие мхом. Что тоже ясности картине не добавляло. Ч-черт, зануден я стал не в меру… Наверняка последствия стресса в одиночестве.

    Второе важное наблюдение – в поселении сохранилась часть работоспособной инфраструктуры. Особенно сильно это стало заметно с наступлением темноты. Я с огромным изумлением насчитал на территории не меньше десятка фонарей – тусклых, больше похожих на дежурное освещение, либо пробивающийся сквозь запыленные окна свет. А еще участок «колючки» с правого фланга, но довольно далеко, то и дело искрил в соединениях, то есть был под напряжением. Что характерно, биомехи рядом с ним не толпились, и уж тем более никто не пытался его атаковать, что вообще выходило за рамки моего повседневного опыта. Забор под напряжением – это переменный ток; переменный ток – переменное электромагнитное поле. Электромагнитная волна, то бишь излучение. И сюда до сих пор никто не нагрянул?! Не верю. Ладно, можно списать ненормальность происходящего на слабую интенсивность излучения. Наши транспортники вкупе с нашим же снаряжением фонят куда сильнее. Но нас и засекают не в пример быстрее. А здесь, такое ощущение, никому ничего на фиг не надо. И уже черт знает сколько времени. За такой срок биомехи бы даже микроскопический маячок вынюхали в поле порядка десяти квадратных километров площадью. А тут такое… и без реакции. Оч-чень странно, если не сказать пугающе. То, чего я не понимал, последние пару лет неизменно приводило меня в ужас, потому и выжил. А здесь и сейчас натуральный разрыв шаблонов. Вроде уже несколько часов прошло, с тех пор как открытие совершил, а в голове не укладывается. Тем не менее, факты говорили сами за себя: при явной техногенной активности поселения оно было обделено вниманием враждебной псевдофауны. Понять бы, в чем подвох. Это ведь как можно было бы жизнь «джунглевой пехоте» облегчить! Да и потери в разы снизить или вообще свести к нулю. Правда, возникает вопрос: а Корпорации оно надо? Дяди в мягких креслах в роскошных кабинетах в пентхаусах Сета решили, что «джей-ти» дешевле даже, чем возрождение примитивных технологий двадцатого века. Пойдут ли они на дополнительные расходы, даже если я в причине аномалии разберусь? Это, кстати, вопрос вопросов. Да и не факт, что смогу, так что плевать.

    Ну, и на закуску третий фактик: как минимум одно здание, из числа спускаемых модулей, было обитаемо. Сюрприз, да еще какой. И не просто обитаемо – судя по некоторым характерным особенностям поведения постояльцев, жили в нем люди служивые. Издалека было плохо видно, но уж камуфляжную форму я худо-бедно разобрал. А еще шлем и прочие элементы снаряжения. Не такого, правда, как у меня, но явно военного. С периодичностью в два часа из неприметного бокового шлюза появлялась массивная фигура, замирала ненадолго, прислушиваясь к окружению и не выпуская из рук устрашающего вида штурмовую винтовку, а затем давала круг по постоянному маршруту. Обитатель модуля огибал само это строение, захватывал торчащие чуть поодаль остовы… похоже, что бронетранспортеров, а потом возвращался к исходной точке. На пути он делал от семи до десяти остановок, всегда примерно в одних и тех же местах – укрывался в складках местности и как бы к чему-то прислушивался. Точно так же, как и у выхода из здания. Впечатляюще и малоэффективно, как по мне. Но не это меня больше удивило, а сам факт наличия в заброшенном поселке людей. Даже не удивило – это слабо сказано. Состояние, в котором я пребывал, впервые заметив уверенно шагавшего по буеракам изутюженных взрывами улиц потенциального коллегу по цеху, цензурным словом не охарактеризовать. Если честно, сначала я даже не поверил собственным глазам. Думал, снова жар начался, сопровождаемый бредом и галлюцинациями. Однако ж нет, камуфляжная фигура не подумала пропадать и после того, как я себя ущипнул, и даже после того, как осторожно надавил на глаза пальцами. Где-то я слышал, что таким нехитрым способом можно избавиться от видений. Не помогло. Пришлось смириться с одним из двух возможных фактов: либо я сбрендил, либо здесь действительно кто-то живет. Все же сразу принимать решение не стал, решил подождать. За что и был вознагражден через два часа: поселенец появился снова и прошелся все по тому же маршруту. За остаток светового дня я любовался им четыре раза, а вот ночью, по крайней мере до тех пор, как я сам спать не лег, он не показывался. Видимо, отдыхал.

    Время хорошенько обмозговать ситуацию у меня было, информации для анализа тоже хватало, так что панику я задавил довольно быстро. А потом и мыслить начал конструктивно. И вот до чего додумался: судя по всему, жильцов в потрепанном модуле немного. Не поручусь, что обходы всегда совершал один и тот же индивидуум, но сам порядок несения службы наводил на размышления. Во-первых, мы у себя на базе в караулы ходили как минимум парами – в одиночку шляться по периметру даже на нашем относительно безопасном острове себе дороже. Во-вторых, периодичность обходов явно слишком большая, за два часа тут можно небольшую ударную группу сконцентрировать, с техникой и средствами усиления. В-третьих, остановки на чек-пойнтах. Так что, скорее всего, часовой таковым и не являлся, очень похоже, что он автоматическую охранную систему проверял. А чек-пойнты – точки доступа для мониторинга. Опять же, из собственного опыта: проверка через каждые два часа – это слишком уж часто. Отсюда вывод: система старая, удаленная диагностика надежных результатов не дает, вот и вынужден народ ноги топтать. А что? Как по мне, лучше раз в пару часов пройтись, чем проворонить выход из строя какой-нибудь автоматической турели. Из того разряда сюрприз, которых лучше и не надо. Что это все сулило лично мне? Да как минимум возможность контакта с разумными существами. Человек с человеком всегда договорится, люди логику воспринимают и к аргументам прислушиваются, в отличие от тех же биомехов или местных зубастиков. Только обставить это событие нужно так, чтобы меня сразу не пристрелили. В превентивных, так сказать, целях. Но и тут у меня кое-какие соображения были.

    В долгий ящик контакт я решил не откладывать и заняться приготовлениями прямо с утреца. Тем более, удачная трехдневка получилась – нынешние сутки почти полностью придутся на световой день Ваала. Вот следующие да, в темноте куковать буду. Оно, конечно, хорошо, когда тебя не видно. Вот только загвоздка – мне тоже ни фига не разобрать. Шлем я принципиально активировать не буду, не хватает еще только биомехов привлечь. Я-то спрячусь, если что, а куда парням из обитаемого модуля деваться? Будут воевать, а это всегда лотерея. Так что пусть мне будет труднее подбираться к желаемому объекту, но хоть по дороге никто не сожрет. Да и стоит ли, подбираться-то? В моем нынешнем состоянии «языка» я вряд ли возьму – мало того что рука повреждена, так еще поселенцы все амбалы, как один. А может, один и есть, очень уж фигуры одинаковые. Да и движения тоже. В любом случае предпочтительней попытаться наладить общение издалека. Да вот хотя бы плакатик какой намалевать да вывесить на стрелковой ячейке… нет, бред. И нечем, и не на чем. Попробовать зеркалом маякнуть? Все бы ничего, но будки на деревьях глубоко в тени, а на открытое место я выходить опасаюсь. Кто их, поселенцев, знает, возьмут да угостят очередью на полмагазина. Получается, выход только один – подобраться поближе, привлечь внимание и попытаться пообщаться, не покидая надежного укрытия. Знать бы еще, каков радиус действия охранной системы… Ладно, чек-пойнты я запомнил, пути подхода прикину, чтобы по возможности через мертвые зоны датчиков идти. Не так уж это и сложно. Я бы сказал, тот, кто систему размещал, не сильно заморачивался. Действовал либо по принципу наименьших усилий, либо вынужден был подстраиваться под те ресурсы, что есть в наличии. Скорее второе, очень уж неравномерно чек-пойнты по периметру разбросаны. Такое ощущение, неведомый обитатель модуля активировал то, что осталось после ожесточенных боев. И это наводило на очередную мысль: поселенцы тоже пришлые, как и я, собственно. Разве что заявились сюда пораньше. Торчат они тут как минимум с того момента, как сигнал появился. Но скорее всего даже больше, надо же им было передатчик найти, привести в божеский вид и только затем активировать? Вот и я так думаю.

    То, что это пришлые, очень плохо. Наверняка конкуренты, хотя я про таких раньше и не слышал. И в базах данных, которые я за годы службы ломанул, никаких упоминаний о конкурирующих структурах не было. Бионий добывала Корпорация. Никто иной к кормушке не подпускался. Так было заведено со времен основания колонии Астарта. Точка. Нет, на Сете у людей Корпорации достойный противник имелся – та же мафия, державшая продовольственный черный рынок. Да и деревенские силы самообороны давно уже в отдельный цех переросли, по типу тех, что были в средневековой Европе. По сути, закрытая каста, блюдущая свои интересы. А интересы у них незамысловатые: не пустить непосредственно на фермы ни мафиози, ни Корпорацию. Причем и с одними, и с другими они были вынуждены взаимодействовать – Корпорация поставляла бионий, без которого запросто можно было остаться без урожая, а мафия давала неучтенный Корпорацией, то бишь левый, доход. В свою очередь, оставшиеся две стороны также вынуждены были идти на уступки – мафия была полезна Корпорации как поставщик специфических услуг, да и просто в качестве пугала для горожан, а без корпоративных территорий, которые сами продовольствие не производили, той же мафии просто некуда было бы сбывать ту часть урожая, что они перехватывали у аграриев. Получалась классическая игра «камень – ножницы – бумага», но какое-то подобие равновесия за десятилетия изоляции сложилось, поэтому всех все устраивало. Это раньше, до Блэкаута, мафия с Корпорацией пребывали на ножах, потому что мафиози вывозили модифицированные бионием продукты в другие колонии, а теперь фигушки. Опять же, расслоение населения Сета на горожан и аграриев с прослойкой из организованной преступности произошло вынужденно, иначе никак торговые взаимоотношения не выстраивались. Коммунизм Корпорации не был нужен от слова вообще, а какой капитализм без рынков сбыта? Которые, что характерно, после Блэкаута стали недоступны. Вот и пришлось изобретать велосипед: как бы два государства, зависящих друг от друга, но при этом делающих вид, что хотят от этой зависимости избавиться. Всем хорошо, привычная система товарно-денежных отношений не нарушена, а у Корпорации еще и кое-какие дополнительные возможности есть – через тех же Курьеров что-то в другие системы отправлять. Естественно, специфика логистики порождает и специфику товаров – Корпорация что-то такое из биония изготавливает. Что-то, что идет по хорошей цене в иные миры. Но что это, никто не знает, даже сами люди из Корпорации. В курсе только самая верхушка. Зато всем известно, на что они эту неведомую хрень меняют – на технологии. Корпорация – это промышленность. И не просто промышленность, а постоянно развивающаяся промышленность. И если лет сорок назад оная промышленность была в основном заточена на какие-то сугубо практические вещи – транспорт, оружие, сельхозмашины, оборудование животноводческих ферм – то потом и на мелочи, увеличивающие комфортность существования, сил стало хватать. Уровень жизни, кто бы что ни говорил, рос, причем и у горожан, и у селян, и сознательно его ухудшать никто не хотел. Излишки на Сете появились, если уж совсем коротко. А где излишки, там и излишества всякие нехорошие, в которых без преступного элемента никак. Так что и мафия вскоре снова голову подняла. Правда, не думал я, что настолько. Основать базу на Ваале, да так, что Корпорация не в курсе – это сильно. Или это все-таки «самооборонцы», силовое крыло аграриев? Черт, весь мозг сломал. Ну его, короче. Не пообщаешься, не узнаешь. Мысль же о том, что это и вовсе могут быть пришлые, я имею в виду, люди из другой колонии, я отмел сразу же как явно нежизнеспособную.

    Так вот, возвращаясь к конкурентам. Кто бы это ни был, хоть мафия, хоть аграрии, предугадать первую реакцию не сложно – уничтожить потенциальный источник утечки информации. Но это именно первая реакция, так сказать рефлекторная. Если будет возможность хоть на секунду задуматься, сразу же возникнет множество вопросов: кто, откуда взялся, зачем смотрит? И нет ли еще где таких? Вывод: убивать нерационально, надо взять в плен и допросить. В принципе, меня бы такое развитие событий вполне устроило – и в деревне жить можно, а уж в городе, пусть и на нелегальном положении, и подавно. Больше скажу, второе гораздо предпочтительней. Надоело мне воевать, хочется смены обстановки, а самое главное, жизненных императивов. Даже в откровенно отмороженной банде гораздо безопаснее, нежели в «джунглевой пехоте». Нет, понятно, что в «джей-ти» типа бессмертие предлагают, но именно что типа. Не для меня такое. В мафию, так в мафию. Лишь бы вообще заговорили, а уж там я по ушам проеду… и чтобы сразу не пристрелили – рефлексы военного человека страшная штука. Может, потом ему и накостыляет по шее родное начальство, но мне от этого легче не станет. А может, и не накостыляют, если он хладный труп припрятать догадается. Или еще проще – возьмет и не доложит об инциденте. Вывод? Надо создать такие условия, чтобы замолчать происшествие не получилось. И здесь уже надо думать. Надо думать… Есть!..

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Ваал

    Пункт дислокации: заброшенное поселение Четвертой волны

    Все еще день четвертый


    Идти решил налегке – нож, пара пистолетов, защитная снаряга. Мобильность, мобильность и еще раз мобильность – вот мой сегодняшний девиз. Конечно, биомехов поблизости нет, но ведь мне это могло и казаться, под тем же мхом много кто способен спрятаться. И это я молчу про остальные многочисленные укрытия, в большинстве своем искусственного происхождения. Отдельные строения в разной стадии запущенности, с рухнувшими стенами и провалившимися крышами, сгоревшая техника, боксы, гаражи, мини-ангары, просто кучи мусора – знающему человеку раздолье. А уж тварям с маскировочным окрасом вообще не проблема схорониться. Что хуже всего, маршрут мой пролегал как раз по самым стремным местам, поскольку именно оные давали хоть какую-то защиту от датчиков оборонительного комплекса. Так что на первый отрезок, извилистый и на диво труднопроходимый, убил почти два часа – аккурат промежуток между обходами. Должен признать, что виной всему моя мнительность, периодически перераставшая в паранойю. Ну и пусть ее, зато живой.

    Против ожидания, никого не встретил, даже в самых, что называется, козырных захоронках. Заодно наметил несколько возможных укрытий, если вдруг придется в темпе делать ноги и уходить от обстрела. Да и вообще, мне тут, судя по всему, еще долго шариться, неплохо иметь запасной аэродром. А лучше несколько. Пейзаж разнообразием не отличался: рытвины, кое-где относительно ровные участки, развалины, мусорные завалы, и бесконечный мох. Планировкой поселка, такое впечатление, никто не заморачивался, улиц как таковых не было, что, с одной стороны, играло мне на руку, а с другой – порядочно затрудняло перемещение. В паре мест я неожиданно натыкался на остатки проволочных заграждений. Колючих, естественно. Однажды на пути попался оч-чень подозрительный предмет, смахивавший на проржавевшую авиабомбу, по оперение ушедшую в почву, но так и не разорвавшуюся. Этот сюрприз вообще обошел десятой дорогой. Кое-где и вовсе полз по-пластунски, что только на пользу – более-менее оттер форму от остатков крови невинно убиенного зубастика, причем самопроизвольно, бонусом, так сказать. К ноющей боли в левом предплечье совсем приноровился и теперь на нее почти не отвлекался, наловчившись действовать поврежденной конечностью почти так же эффективно, как и здоровой. Разве что стрелять с левой поостерегусь. Зато смена магазина теперь не проблема. Надо сказать, кольта из правой руки я ни на секунду не выпускал, тут такое дело, что с любого направления нападения можно ожидать. И каких-то долей секунды на извлечение оружия из кобуры может не хватить. Кого потом, лежа с разорванной глоткой, винить? Только себя, идиота безалаберного. Но, как я уже и говорил, обошлось.

    Первый отрезок маршрута завершился в разметанной прямым попаданием бомбы (или ракеты, не суть) отдельно стоящей избенки – привычного уже сруба, но более скромного по размерам, нежели мой блокгауз. Обычный дом-пятистенок, с крышей типа мансарда. Когда-то, должно быть, весьма уютное местечко, медпункт там, или вообще местная библиотека (ха-ха три раза). Развалины привлекли меня в первую очередь тем, что стояли на возвышенности, но подойти к ним с тыла через слепую зону датчиков слежения было реально. Что я и проделал, а последние метры буквально прополз, причем в час по чайной ложке. И внутрь просочился удачно, через выбитый взрывной волной угол строения. Завалиться он не завалился, но наклонился изрядно, а три нижних венца еще и расщепило. Похоже, именно сюда бомба и угодила. Или ракета, но все равно пофиг.

    Вторая половина дома сохранилась лучше, но мне туда было не надо. В облюбованной же все оказалось, как я и предполагал – оплывшая воронка без мха. Мусора тоже много было, но настолько мелкого, что не понять, что же именно так раздробило. Разве что обрывки бумаги да обломки какой-то электроники идентификации поддавались. А в жестоко перекрученной металлической хреновине я после изрядных размышлений распознал обыкновенный офисный стул. В соседнюю комнату вела ныне выбитая дверь, и я не поленился туда заглянуть. Не любопытства ради, а безопасности для – негоже оставлять за спиной, или во фланге, как в моем случае, непроверенное помещение. А ну как там вражина лютый затаился, да как выпрыгнет в самый неподходящий момент? Или еще проще, очередью в спину угостит? Нет, мне такое не надо. У меня даже мурашки по спине побежали от осознания важности задачи, но первый же беглый взгляд породил вздох разочарования – всего лишь очередная бытовка. Умывальник, стол, табуретка, лежак. Все, естественно, под слоем пыли. И толстый, с руку, кабель вдоль стены. Что характерно, снаружи проводов я не видел. Не то что не обратил внимания, а именно не видел, иначе бы непременно за них глазом зацепился. Значит, все коммуникации подземные, что, в общем-то, оправданно, особенно для военных.

    Вернувшись в разрушенную комнату, еще раз ее осмотрел (теперь уже чисто из любопытства) и отыскал обрывок кабеля. Ничего примечательного, если по большому счету: несколько силовых жил, три оптоволоконных, пластиковая оплетка. Ширпотреб, такое где только не делают. Да и время производства особо не локализуешь. Кабелю могло быть и десять лет, и все сто – портиться нечему, а технология передачи энергии и информации сугубо традиционная, характерная для нескольких эпох и почти всех без исключения государств как Старой Земли, так и Колониального союза. Короче, ясности не прибавилось, да и бог с ней. Успею еще тут покопаться. Не прямо тут, конечно, есть и поперспективнее места… но это потом.

    Пока же устроиться поудобнее у очередного пролома, вооружиться подзорной трубой (монокуляр я с треноги скрутил, чтобы таскать проще было) и дождаться очередного обхода территории ее неведомым обитателем. Возможно, еще какой информацией разживусь, все-таки дистанцию сократил порядочно, метров на пятьсот-шестьсот. Которые, с учетом извилистости пути, в моем случае плавно переросли во все полтора километра, если не больше. До собственно периметра от моей позиции еще метров полтораста, а до обитаемого модуля все пятьсот с гаком – специально подгадал самый дальний от него чек-пойнт. Признаться, со злым умыслом: в случае чего завалю обходчика да смотаюсь, пока подкрепление подтягивается. Если оно вообще есть. Да и убивать никого не стремлюсь, мне бы куда желательней просто пообщаться. Языком почесать, по ушам проехать, зубы заговорить… Короче, много еще можно эпитетов придумать, но лень.

    Часовой появился минут через двадцать, когда я успел окончательно отдышаться и даже немного расслабиться. А чего бояться? Позиция хорошая, я бы даже сказал, роскошная: с двух сторон защищен, с направления появления вероятного противника прикрыт толстенными бревнами, в тени, так что даже монокуляр блики давать не будет. Всегда бы в таких тепличных условиях работать. Не поверите, даже со сном пришлось бороться. Назевался от души. Чуть было выход возможного оппонента из шлюза не прошляпил. Но тот традицию нарушать не стал и появился точно в срок. Все как всегда: автомат прикладом в правое плечо, ствол чуть вниз, шлем с опущенным забралом, уверенная (я бы даже сказал, неестественно-деревянная) походка… странный какой-то военный, даже не сутулится. И ноги почти прямые. Такое ощущение, что нет у него рефлекса пригибаться и искажать силуэт. Прет как на строевом смотре, разве что башкой по сторонам крутит. Черт, лица не разобрать – забрало бликует. На него-то как раз много света падает, Астарта на восходе. В общем-то, для меня это только плюс – его слепит, не меня. Впрочем, форму шлема я таки сумел различить, да и остальное снаряжение более-менее рассмотрел, когда он вынырнул из-за полуразрушенного и завалившегося на бок корпуса шаттла. Одно из немногих, кстати, мест, где он из поля моего зрения пропадал. Я имею в виду, на ближней ко мне половине маршрута. Потом-то ему еще модуль огибать, вообще из вида потеряю. Но это потом, а пока посмотреть бы, что именно он на чек-пойнтах делает. Верна моя догадка, или как? От этого зависело очень многое, да хотя бы моя дальнейшая тактика. Ага, остановился. Ну-ка, ну-ка…

    Ни-че-го. Такое ощущение, что просто стоит и прислушивается, забавно повернув голову. Совсем как заинтересовавшийся подозрительным шумом пес, разве что ухо не вздернул. Но и за это не поручусь, все-таки он в шлеме. И это очень подозрительно. Как бы, например, действовал я? Да как минимум наладонник бы достал, с соответствующим специфическим софтом. В экран бы тыкал, характеристики сравнивал со штатными, то есть производил какие-то видимые манипуляции. Конечно, можно допустить, что у него «виртуалка» включена, все необходимые данные на забрало выводятся, а в перчатках манипулятор типа «мышь». Но тоже не катит: автомат из рук он так и не выпустил. Мыслеуправление? Даже не смешно. А в чем тогда смысл? Реально стоит и слушает? Мониторинг окружающей обстановки, так сказать, органолептическим методом? Силен мужик… Ч-черт, как плохо, что он в шлеме! Выражения лица не разобрать, и оптика тут бессильна…

    Я уже было разочарованно цыкнул и собрался прервать бесполезное занятие – что толку глазеть на камуфляжного амбала, если не понимаешь, чем он занят? – как тот вдруг встрепенулся и перехватил мой взгляд. Знаете, бывает такое ощущение, когда вроде бы и случайно глазами пересеклись и вроде бы не должен твой оппонент тебя видеть, но такое чувство, что до печенки прострелило. Вот как раз оно. И немедленно завопила интуиция: прячься!

    Куда прятаться, я же в укрытии? Засек он меня? Да ну на фиг… Я в глубине сруба, в тени, не шевелюсь… Как, как можно меня в таких условиях увидеть? Тут любой, даже самый продвинутый биомех обломается. А этот, судя по движению ствола, уже на полпути к успеху. М-мать!!!

    Не знаю, каким чудом, но я успел выкатиться из пролома за мгновение до короткой очереди. И что самое поганое, из трех пуль, выпущенных патрульным, две вонзились в бревна в опасной близости от моей бывшей позиции, а третья и вовсе неприятно взвизгнула возле уха – считай, прямое попадание. Со ста пятидесяти метров, навскидку, очередью – и попасть?! Да кто ты такой, мать твою?! Гребаный киборг!

    Последняя мысль прострелила еще почище давешнего взгляда. То есть уже не до печенки, а до самой задницы. Ведь если я прав, то кранты мне. Это вам не биомех с ограниченной функциональностью. Это такой противник, что и врагу не пожелаешь. А у меня только кольт. Да для боевого киборга это не страшнее булавочного укола. Что делать?! Бежать обратно? В спину подстрелит. Пытаться укрыться еще где-то? Может сработать, если мой рывок не засечет. А где он сам, кстати?

    Неестественно меткий автоматчик все еще пребывал на чек-пойнте, разве что сместился чуть в сторону, чтобы под более удачным углом в дыру в срубе палить. Я это рассмотрел за тот миг, что мне понадобился, чтобы высунуть голову и сразу же втянуть ее в плечи. Опять пронесло: уже две пули просвистели совсем рядом, зарывшись в мох на противоположном скате воронки, которая сейчас заменяла пол. Вот это я попал! Хорошо, если он один. А если сейчас напарник подтянется? Один будет огнем меня прижимать, а второй сбоку зайдет. И тогда точно кранты, если не гранатой угостят, так в спину расстреляют. Или попытаются в плен взять? Это было бы неплохо, но стопроцентной уверенности нет, так что на фиг. Бежать отсюда, менять позицию, пытаться подловить гада в движении. Он еще и в дальнобойности меня превосходит, так что хочу, не хочу, а придется сближаться. А, была не была!..

    Рывком выбравшись из воронки, я забросил тело в пролом в противоположном углу комнаты и кубарем скатился к основанию холмика. Даже если к этому моменту патрульный переместился в сторону, все равно я в слепой зоне. И буду еще довольно долго, тут как раз удобная низинка. Вот только спрятаться в ней некуда, ближайший подходящий объект – остов сгоревшего броневика. По крайней мере, я именно так идентифицировал некогда шестиколесную машину с маленькой башенкой. Горела она в свое время знатно, внутри наверняка один уголь да головешки, оставшиеся от экипажа. Не хочу туда заглядывать, однозначно. Но вот укрыться за бортом можно. И выглянуть тоже, от пуль нормальная защита будет. Так и поступил – в несколько скачков добравшись до закопченной туши, нырнул щучкой под колесные арки по левому борту и активно заработал локтями, по-пластунски обогнув остов. Нос у броневика был заостренный, выглядывать пришлось бы слева, что для меня не самый лучший вариант – я правша, тут как раз действует правило левой стороны, поэтому решил не заморачиваться и высунулся сверху, стараясь оставаться в тени башенки. Роста как раз хватило, с учетом обгоревших покрышек и того факта, что машина лежала на пузе. Мелькнул, мазнув взглядом в потенциально опасном направлении и прижался плечом к обожженному борту, согнувшись в три погибели. Против ожидания, очередная порция пуль не прилетела. Да и вражину не высмотрел – он тоже в слепой зоне. Кошки-мышки, честное слово. Вот только как долго мне будет везти, неизвестно.

    Скорость и постоянная смена укрытий – вот мой единственный шанс. Если гад меня так просто запалил, когда я в заранее подготовленном и удобном месте прятался, то в условиях хаотичного движения у него еще больше преимуществ. Так что бежать, по возможности забирая к окраине. Беда только, что этой возможности и не было – такая удобная поначалу балочка вилась меж строениями разной степени покореженности как раз в направлении того самого чек-пойнта, с которого все и началось. Ну что ж, выбора нет, придется вступать в огневой контакт. Хорошо хоть, дистанция сокращается, еще бы подобраться на дальность пистолетного выстрела, а там уже посмотрим, чья возьмет.

    Обрадовался я рано – уже после третьего рывка почувствовал спиной нехороший взгляд и едва успел ничком рухнуть в мох. Сзади протрещала экономная очередь, свистнули пули, но я к тому времени уже перекатился в сторону, уходя с линии огня. На свое счастье, приземлился неподалеку от кучи мусора, некогда бывшей каким-то сарайчиком, так что укрыться получилось. Надолго ли, большой вопрос, но я им задаваться не стал, а рванул дальше, мельком глянув за спину. Спасибо периферийному зрению и большому опыту – противника я засек как раз в тот момент, когда он спрыгивал в воронку, которую, по всей вероятности, выбрал в качестве огневой позиции. Да и укрытие неплохое, чего уж. Зато у меня появилось время, чтобы успеть перемахнуть странный вал, покрытый мхом, и сверзиться в длинную канаву – возможно, дренажную. Вал, кстати, явно насыпной, но это уже детали. Главное, у меня снова появился удобный путь для отступления. Жаль только, что вел он в неудобном направлении.

    Чек-пойнт приближался, да и границу охранной зоны я наверняка уже пересек. Что тоже плохо, кто знает, что у них тут понатыкано? Может, многоствольные гатлинги. Или вообще минное поле. Мля!.. Вот только этого не хватало! Не умею я в таких условиях воевать, биомехи минами не баловались. В чем-то они были по-своему честными, по крайней мере, до таких грязных штук, как растяжки и мины-ловушки, не додумались. Хотя миниатюрные пердуны-вонючки на них смахивали. Разве что не имели привычки таиться в самых неожиданных местах, предпочитая сразу сократить дистанцию и подорваться максимально близко к цели. Впрочем, с минами я загнул – вряд ли взрывные заграждения уцелели после такой интенсивной бомбардировки, что имела здесь место в прошлом. Если что и было, наверняка сдетонировало, так что рвем когти, пока гадский патрульный не догнал.

    Сглазил. Метрах в пятидесяти, слева по флангу, что-то затрещало, и в мою сторону прилетела длинная очередь. На мое счастье, уже тогда, когда я вновь пригнулся, так и не высмотрев преследователя. Значит, как минимум одна турель уцелела. Почему тогда здесь биомехи не толпятся?! Как так вообще?! А-а-а!.. Потом, все потом, пока не до того. Тут бы ноги не переломать, да на шальную пулю не нарваться. Теперь еще и петлять надо, для пущей надежности. Хотя вот эти развалины ничего так, вроде насквозь проходимые. А за ними уже практически чек-пойнт. От него до шлюза безопасную (как минимум, для патруля) дорогу я хорошо помнил, да и пара удобных для засады мест найдется. Главное, не дать зайти себе за спину. Опередить, занять надежную позицию с хорошим круговым обзором и встретить врага на подходе. Причем достаточно близко, чтобы свести на нет его преимущество в дальности эффективного огня. Или от добра добра не искать? Кста-ати!..

    Развалины, через которые я сейчас пробирался, оказались остатками ангара для малой авиации. Под ногами то и дело попадались перекрученные алюминиевые листы, из которых некогда состояла его обшивка, часть каркаса, сваренного из толстых труб, также была разрушена – скорее всего, опять же авиабомбой, пробившей крышу. Ну, или большой пердун-вонючка внутрь пробрался – по изгибам труб и разлету обшивки видно, что взрыв был сильный и внутренний. Но не суть. Главное, уцелела площадка диспетчерской, установленная метрах в трех от пола. Этакий аналог наблюдательной будки на моем родном дереве. Вела в нее металлическая лестница с поломанными перилами, и, что важнее, задняя стенка не сохранилась, то есть при желании можно спрыгнуть и оказаться с противоположной стороны строения, опять же, ближе к чек-пойнту. Но больше всего мне понравилось, что основание площадки, сваренное из решетчатых конструкций, сверху было прикрыто листовой сталью. Для бронебойной пули не преграда, но вряд ли у моего оппонента есть такой специфический боеприпас. А от обычных оболочечных со стальным сердечником укрытие очень даже неплохое. Можно попытаться встретить, тем более, у меня преимущество – я буду выше. А если начнет гранаты швырять, выпрыгну и дальше побегу.

    Про гранаты я размышлял уже на ходу, топоча ботинками по гулким ступенькам. Вроде бы и случайно, а вроде и с умыслом – вряд ли этот выделяющийся на общем фоне шум пройдет мимо внимания патрульного. Он явно где-то неподалеку, расстояние между нами было не такое уж большое. Повезло мне, что не в чистом поле встретились, а на сильно пересеченной местности. Хоть какие-то у меня шансы. Главное, теперь не проворонить его появление. Если он не дурак, то по наиболее вероятному пути не полезет, зайдет либо со стороны, либо вовсе со спины. А мне что делать? А ничего пока. Встать на одно колено посреди диспетчерской и ждать. Со стороны ангара меня сейчас пульт и стена прикрывает – пусть и алюминиевая, но я хотя бы вне поля зрения, а с другой стороны и вовсе пролом. Два с лишним метра до земли, запрыгнуть реально, но придется выполнять упражнение «выход силой», то бишь как минимум автомат из рук выпустить. Вот тут-то я его и встречу. Жалко, что только в мечтах, ага.

    В ожиданиях я не обманулся – минут через пять, когда я уже почти потерял терпение, в ангаре раздались шаги. Часть твердого покрытия внутри уцелела, и как тут ни осторожничай, все равно подошвы шуршать будут. Так что все-таки дурак. Что, собственно, и требовалось доказать. И снова мне показалось, что ходит преследователь странно – как будто негнущиеся ноги подволакивает. Что не очень-то и вязалось с ловкостью, с которой он скакал по буеракам и воронкам. Да и скорость у него дай боже! На прямой, в спринте, он бы меня однозначно сделал.

    Выждав для порядка пару секунд и убедившись, что слух меня не обманывает, я выскочил из-за пульта, как тот чертик из табакерки, и всадил дабл-тап в грудь преследователя. С направлением угадал верно, прицел почти не пришлось корректировать, но эффект от попаданий получился, прямо скажем, никакой – патрульный с размаху сел на задницу, но сразу же откатился в сторону, под прикрытие ближайшей подпорки, на которой все еще держались остатки крыши. Такой удар по копчику схлопотать, и хоть бы хны! Да у него же чуть почки не оторвались, не говоря уж про другие органы, а он даже не поморщился! Фигурально выражаясь, естественно. А еще ему в грудину нехило прилетело, хоть бронежилет и смягчил воздействие. Но все равно он должен был сейчас пытаться хватануть воздух, как выброшенная на берег рыба. А на самом деле что? Да ему реально пофиг. И вот как с таким справиться? Сейчас он очухается и начнет в мою сторону садить. Пульт выдержит… наверное. А потом что? Добивать надо!

    Подгоняемый этой мыслью, я на карачках рванул к двери и высунулся на лестницу как раз вовремя, чтобы практически лоб в лоб столкнуться с реактивным амбалом – он каким-то чудом уже успел покинуть укрытие и даже занес ногу над первой ступенькой. Но дальше не ушел – на этот раз я не стал мудрить и всадил пулю в центр забрала. Стекло покрылось сеткой трещин, тело с силой отшвырнуло назад, хорошенько приложив спиной о все ту же подпорку, но результат меня в очередной раз разочаровал – у патрульного лишь подломились ноги и он рухнул на колени, упершись прикладом автомата в пол. Наверное, поэтому и не свалился ничком, но мне от этого легче не стало. Вот ведь зверюга! Получи-ка еще гостинец!..

    Расчетливо вжимая спусковой крючок, я раз за разом всаживал пули в теменную часть шлема, в плечи, бедра и руки, впервые за годы службы пожалев, что они все исключительно экспансивные. Это явный недосмотр интендантов. Но ведь до того и необходимости особой в пробивной способности не было, с биомехами они работали великолепно. Редко какой из них мог похвастаться сплошной хитиновой или костяной броней – та плохо сказывалась на мобильности. Но даже с такими монстрами срабатывал эффект оглушения, да и ушибы внутренних органов быстро сказывались. Этот же, такое ощущение, из железа. Хотя вряд ли – вон, только клочья кровавые летят! Подняться противнику на ноги я не позволил, высадив в него остатки магазина. Последняя пуля пришлась особенно удачно, напрочь отстрелив ему правую кисть. Да и предыдущие, попавшие по конечностям, дел наделали – обширные повреждения мышц и многочисленные переломы, сопровождаемые болевым шоком, нормального человека уже давно бы на тот свет отправили.

    Но этот явно не был нормальным, в чем я и убедился незамедлительно. Выпустив последний заряд, я нырнул в простенок, торопливо сменил магазин, бросив опустевший на пол, и секунд через пять, не больше, вернулся на исходную позицию. И этого времени искалеченной твари – человеком ее называть язык не поворачивался – хватило, чтобы подняться на ноги, сорвать шлем и перехватить автомат левой рукой. На мое счастье, зрение его все-таки подвело, да и конечность подрагивала, так что от очереди я ушел, рухнув на пол. Твою же мать!.. Упал я относительно удачно, на левый бок, так что правая рука с кольтом осталась свободной, но еще и локтем приложился, отчего левое предплечье прострелило болью. Оттолкнувшись ногой от косяка и по-кошачьи извернувшись, я развернулся лицом к двери и чуть приподнял торс, контролируя опасное направление. Ствол кольта теперь смотрел в центр проема, но при этом я оказался в мертвой зоне для противника. Будем ждать. Теперь лишь бы за гранаты не взялся. Хотя вроде и не видел я их ни на разгрузке, ни в подсумках.

    Добив магазин, патрульный, судя по гулу ступеней, понесся наверх, к моему укрытию. Ага, оружие перезарядить теперь не выйдет, вот и решил в ближний бой прорваться. Хрен тебе! У меня преимущество, и разбазаривать его я не намерен…

    Не угадал. Вот всего ждал, и молодецкого наскока, и броска гранаты, и осторожного просачивания в помещение, но только не отчаянного прыжка рыбкой прямо в дверной проем. Хорошо, успел выпалить, что называется, в область торса и немного сбить атакующий порыв. В результате прыгун рухнул грудью на порог, совсем чуть-чуть не дотянувшись до мой ноги. Вернее, дотянулся бы, будь у него цела правая кисть. А в левой все так же был зажат автомат, который теперь, похоже, использовался в качестве дубины. Правда, я такого исхода дожидаться не стал и всадил пулю аккурат в открытое темя. Отсутствие шлема сыграло с патрульным плохую шутку – череп раскололся, и его содержимое расплескалось во все стороны. И только тогда он наконец успокоился, хотя по телу еще некоторое время пробегали судороги.

    М-мать!.. А ведь и впрямь андроид. Из простенькой серии, с рожей-маской, лишенной мимики, но при этом с полным набором электронной начинки. С моего места в осколках костей и мерзкой серой каше, оставшейся от мозга, просматривались куски плат и прочие электронные хреновины, порядочно загвазданные кровью. Понятно теперь, как он меня на первой позиции выпас. Для компьютера это не проблема: наложил сохраненное в памяти изображение на текущую картинку и выявил несоответствия. И на чек-пойнтах застывал по той же причине – устанавливал связь с блоками управления турелей и прочих компонентов охранной системы. Меткость, опять же, плюс нечеловеческая сила, ловкость и скорость. Такое впечатление, что я столкнулся со специализированной военной моделью. И знаете, что я вам скажу? Мне оч-чень, просто невероятно повезло. Рефлексы спасли. И в свете открывшихся фактов совершенно не хочется соваться в модуль. А если там еще хотя бы один такой же? В тесных коридорах, без свободы маневра, да еще без элементарного знания планировки – шансов ноль. Но, видать, все равно придется. Потому что сейчас у меня есть хотя бы преимущество первого удара. Сюрприз вряд ли получится, наверняка система засекла выход андроида из строя, но потом будет только хуже. Хотя… может, еще понаблюдать? Если появится очередной патрульный, множество вопросов снимется. А если не появится – тем более. Хотя возникнет куча других. Вот и думай, Майки.

    Пока же мне куда важнее показалось внимательнее осмотреть убиенного техногенного монстра. Интересно все-таки, откуда он такой взялся. Вряд ли, конечно, клеймо изготовителя найду, но у каждой серии есть кое-какие характерные особенности, так что при желании можно установить и время, и место производства – мне все еще не дает покоя мысль о конкурентах Корпорации. Если андроид современный, то это одно. А если реально старье, то совершенно другое. Правда, в этом случае еще больше вопросов возникнет.

    Верной оказалась последняя версия. Чуть отдышавшись и перетерпев волну боли в поврежденном предплечье, я осторожно приблизился к трупу (вот интересно, а можно ли то, что осталось от искусственного человека, назвать трупом?), носком ботинка оттолкнул подальше автомат – хоть он и разряжен, рефлексы остаются – и, напрягшись, также ногой перевалил тело на спину. На первый взгляд, ничего особенного: безлико-стандартный камуфляж, разгрузка с почами под автоматные магазины, берцы. Но на этом обычное и заканчивалось. Паттерн оригинальный, такой узор ни «джей-ти», ни корпоративные вояки, ни самооборонцы аграриев не используют. Чужой он, в местные реалии не вписывающийся. Ботинки на липучках, никаких шнурков. Опять же чудно. Никаких дополнительных элементов защиты, кроме бронежилета. Вспомогательного оружия никакого – ни пистолета, ни ножа. И гранат, но это я уже давно понял. Разгрузка странная – основной вес размещен на поясе. «Дэй-пак» отсутствовал, но это объяснимо, патрульный действовал без отрыва от базы. Перчаток, что характерно, тоже нет. И уцелевшая левая кисть выглядит соответствующе – вся в царапинах, ногти обломаны, костяшки сбиты. Такое ощущение, что при жизни эти мелочи патрульного не заботили. Аптечку, к слову, тоже не нашел, равно как и других медприблуд, даже завалящего индпакета. На подошвах берцев имелись логотипы, но название фирмы мне ни о чем не говорило. Впрочем, это и не доказательство, на Сете столько мелких лавочек, что все не упомнишь. На это же можно и камуфляж списать, кастомная амуниция, и все тут. Но вот что не спишешь, так это автомат – настолько старый, что я не сразу его и опознал. «Калашников» трехсотой серии, такие на Земле производили незадолго до Исхода. И вот это уже звоночек – только нечто столь же надежное, как легендарное изделие российских оружейников, могло проваляться на консервации больше сотни лет, а потом прекрасно работать. Первый же магазин, извлеченный из поча, разбил последние сомнения – патроны унитарные, с гильзой. Реальный антиквариат, в Колониальном союзе уже лет за пятьдесят до Блэкаута использовались безгильзовые боеприпасы. Значит, сто процентов с длительного хранения. На Сете такого однозначно не найти, можно, кстати, за приличные деньги толкнуть коллекционерам. Вывод: оружие местное, из поселка. Вопрос: как андроид, если он пришлый, его тут нашел? И как вообще проник в охраняемую зону?

    Как я и предполагал, на теле никаких меток не обнаружил. Совсем раздевать его я не стал, но самые характерные места проверил, вспоров форму ножом. Очередной фактик – ткань обычная, хоть и плотная. Без кевлара. Лицо убиенного патрульного более-менее сохранилось, но дополнительной информации мне это не дало – маска и есть маска. Разве что кожа нездорового сероватого оттенка да странно бугристая, как будто… да не знаю. Если бы он в воде долго лежал, эффект другой был бы.

    Убив на внешний осмотр минут пять и ничего толком не добившись, я вынужденно перешел к более радикальным мерам: вооружившись верным клинком, принялся кромсать труп, заблаговременно располосовав китель и штаны на бедрах. Примерную компоновку искусственных систем разных поколений андроидов я представлял, в свое время по долгу службы (еще той, гражданской) вопросом интересовался, теперь вот пригодилось. И по всему выходило, что моему клиенту было лет полтораста от роду. То бишь происходил он еще со Старой Земли, скорее всего экспедиция Четвертой волны его сюда завезла. То есть он местный, не пришлый. Не конкурент. С одной стороны, хорошо – значит, маловероятно, что у него есть неподалеку дружки или хозяева. Человеку в настолько враждебном окружении не выжить однозначно. Какие-то шансы есть у колонии, но я бы заметил, если бы тут народ шарился. Не под землей же они, в самом деле, обосновались? Значит, что? Значит, машина с глубокой консервации. Возможно, перед давней бойней андроида погрузили в спячку, а теперь срок вышел. Или у оборудования ресурс истощился, вот его и вывели из анабиоза. Кста-а-ати!.. Мог и кто-то из хозяев так попытаться спастись. Надо будет поискать анабиозную камеру. Наверняка в том же самом модуле, откуда этот красавчик явился. Вдруг выжил? С человеком я справлюсь, а английский и во времена Исхода был языком международного общения. Объяснимся как-нибудь. Или могу немного по-русски. Что совсем уж вряд ли, из России народ во Вторую волну смылся, во всякие козырные места. Тот же Новый Оймякон, например. Но это меня что-то снова понесло. Все-таки еще сказываются последствия ранений. И стресса – очередного, уже сегодняшнего.

    Мозг пациента был необратимо разрушен, причем в обеих компонентах – и биологической, и искусственной. Хорошенько покопавшись, возможно, и нашел бы чип-другой, но возиться в кровавых ошметках откровенно не хотелось. И так уже себя мясником чувствую или патологоанатомом. Или нет, маньяком-расчленителем! Ха-ха три раза. Где у него дублирующие блоки памяти, не в курсе. Так что оставалась еще одна возможность – шлем. Наверняка в нем электронная начинка есть. А может, и нет, и использовался он в сугубо утилитарных целях, то бишь для защиты головы. Но все равно посмотрю, хоть время и поджимает. Нельзя на одном месте сидеть, никак нельзя. Если не дружки андроида, так биомехи могут пожаловать. Как ни крути, а активность аномально повышенная – и излучение, и интенсивная пальба. Я бы точно заглянул. Так что ноги в руки и ходу.

    Необходимый мне предмет экипировки так и валялся внизу, у подпорки. Пришлось спускаться, прислушиваясь к окружению и не выпуская из рук кольта, но обстановка так и осталась спокойной. Впрочем, особого профита я и теперь не получил – в шлеме явно что-то было, но не понятно, что. К нему бы, по-хорошему, с моего планшетника подцепиться да пошерстить софтверную начинку, только стремно. Хотя что я теряю? Тут на действующего и фонящего в электромагнитном диапазоне, как взвод «джей-ти», андроида никто не позарился. Может, и со мной прокатит? Вот только пробовать нужно будет где-нибудь на отшибе, чтобы в случае чего окольными путями вернуться в укрытие. Но это потом, сейчас самое время проверить шлюз. Что-то мне подсказывало, что без опознавания по принципу «свой – чужой» там не обошлось. И хорошо, если это будет простейший сканер отпечатков. Но на это я даже не надеюсь, куда больше вероятность, что андроид подавал условный сигнал по беспроводному интерфейсу. И вот тогда однозначно придется как-то цепляться к их сети и ломать.

    Вернувшись на площадку, я аккуратно выглянул из-за остатка стены, но путь к чек-пойнту оказался свободен. Движения я не уловил, как ни пытался – и специально, и максимально рассеяв внимание, положившись на периферийное зрение. На минуту задумавшись, но так и не найдя больше поводов к промедлению, соскочил вниз, как и собирался в случае использования преследователем гранат, и осторожно пошел вперед, то и дело сливаясь с естественными укрытиями и прислушиваясь. Минут через пятнадцать я таки достиг чек-пойнта и с облегчением уселся на землю, привалившись спиной к очередному обломку. Остатки грубой кирпичной кладки образовывали здесь некое подобие укрепленного окопа, так что по крайней мере обстрела можно было не опасаться. Хотя, признаться, очереди в спину я ожидал. Да от той же турели, что меня совсем недавно обстреляла. Но теперь полегче будет, хотя опять же не факт, что маршрут не простреливается. Может, андроид постоянно был на связи со средствами обороны. Нет, вряд ли. Он бы тогда на чек-пойнтах не останавливался, мониторил бы обстановку в рил-тайм режиме. Но все равно на практике проверять не будем, поостережемся.

    До собственно модуля добирался еще с полчаса, то и дело ожидая выстрела либо сомнительного гостя искусственного происхождения. Но ни очередного андроида, ни биомехов не встретил, да и от потенциально опасных турелей, судя по всему, успешно укрывался. Уже почти в самом конце маршрута, в прямой видимости от шлюза, устроился в укромном «кармане» из рухнувшей стены какого-то ангара и упертого в нее кормой оплавленного аппарата непонятного назначения и принялся внимательно осматривать вход. Как и предполагалось, внешняя створка люка была распахнута, а внутренняя красовалась исцарапанной и закопченной броней. Взрывалось там что-то, что ли? Тогда вообще облом, наверняка все элементы управляющего интерфейса выгорели. Одна надежда на беспроводную связь. Еще раз на всякий случай осмотревшись и прислушавшись, достал монокуляр. Прибор лишь подтвердил нерадостный вывод: шлюз изнутри полностью выгорел. Если что и уцелело, так это приводной механизм, расположенный за бронеперегородкой. Прощай, надежда на сканер. Прощай, надежда на кодовый замок. Здравствуй, головняк. А, была не была!!!

    Наверное, в других обстоятельствах я бы не решился на столь отчаянный и безрассудный шаг. Да не наверное, а наверняка. Но не теперь, когда терять, по сути, было нечего. По-любому мне кранты, если не смогу найти средств выживания. А быстрая смерть от пули куда предпочтительней медленной гибели от голода и жажды. Хотя это вряд ли, скорее, от нервного истощения или скудности питания. Авитаминоз заработаю, а там и до цинги недалеко – так, кажется, эта болезнь, бич древних земных мореплавателей, называлась. Так что попытка не пытка. Уж не знаю, что именно сработало – везение идиота или разрыв шаблона у потенциального врага, но меня не срезало очередью во время короткого броска к шлюзу, не прихлопнуло створкой и не поджарило струей напалма внутри. Я себе не поверил, когда вжался спиной в простенок и принялся прерывисто дышать в попытке успокоить разогнавшееся до диких скоростей сердцебиение. Никогда еще настолько стремно не было, даже в самых отчаянных схватках с биомехами. Все-таки неизвестность куда более страшная штука, чем привычный враг.

    Статую я изображал довольно долго, по субъективному ощущению не меньше часа, но таймер в элэске убеждал, что три с половиной минуты. Потом немного пришел в норму и занялся делом, ради которого и решился на безумный поступок: внимательнейшим образом осмотрел шлюз изнутри, но так ничего полезного и не нашел. Предположение о бушевавшем здесь некогда пожаре полностью подтвердилось. Причем горело хорошо, не только пластиковая отделка выгорела, но и верхний металлизированный слой бронепереборки потек. Понятно, что никакие датчики в таких условиях уцелеть не могли. Значит, удаленная связь. И в этом главная проблема. Цепляясь за совсем уж призрачный шанс, я от души поколотил пяткой по внутренней створке, но добился лишь недовольного гула обожженного металла. Если кто и был внутри, все равно меня не услышал – звукоизоляция хоть куда. Ну и ладно. Тяжко вздохнув, я аккуратно высунулся из шлюза, осмотрелся и осторожно двинулся в обратный путь. Пройти мне предстояло все по тому же извилистому маршруту – длинному, петляющему, но зато проверенному и гарантированно защищенному от обстрела. Подступиться к орешку модуля прямо сейчас я оказался не готов. Но это не беда, кое-какие мысли есть, а времени более чем достаточно. Хоть до смерти могу этой проблемой заниматься. Ха-ха.

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Ваал

    Пункт дислокации: заброшенное поселение Четвертой волны

    День седьмой


    – Ну что, вроде все тихо, Майки.

    Видите, до чего докатился? Сам с собой разговариваю. Тихо, под нос, но все же. Робинзонада – дело такое, кого хочешь до ручки доведет. Нет, с одной стороны, вроде как и отдохнул, предыдущие без малого два года постоянно кто-то находился рядом, если не коллеги по несчастью в карауле, так соседи по казарме. Уединяться получалось только в санузле, ибо даже душ был общий. Кстати, душ. Смертельно хотелось постоять под приятными, еле теплыми струями, подставив ломящий затылок ласковым касаниям воды. Вот уж не думал, не гадал, что из всех благ цивилизации больше всего буду жалеть именно об этом. И не то чтобы запаршивел или грязью оброс, ежедневно обтирался влажной губкой, обнаруженной в одном из боксов, так что с личной гигиеной относительный порядок. Но это все-таки не то.

    Хотя быт устоялся, вынужден признать. Выходы за водой, вернее, слабым биониевым раствором, уже превратился в рутину, недоеноты и прочая мелкая живность больше меня не пугала, а кто-то более крупный не появлялся. Новый патрульный тоже не объявился, в этом я был на все сто уверен. Наблюдал долго, все прошлые сутки. Правда, мельком, поскольку больше был занят более насущным делом – ломал трофейный шлем. Справился бы и раньше, но позавчера почти весь световой день убил на эксперименты. Стремно, конечно, было, но на включенный планшетник, оставленный в дальнем «гнезде» соседнего блокгауза, так никто и не навелся. Половину заряда батареи убил зазря. Зато убедился, что тот самый сигнал, из-за которого мы и полезли в пекло, не исчез. Впрочем, и изменений каких-то не заметил – все та же частота, все тот же набор букв и цифр в морзянке. Мелькнула было мысль попробовать связаться с базой «джей-ти», но я ее тут же отогнал: никто не пошлет транспортник ради одного смертничка. Вернее, пошлют, но не из-за него и позже. Или уже послали, но с аналогичным нашему результатом. Так что ну его на фиг, лучше употреблю оставшиеся запасы энергии с пользой. Сейчас куда важнее пробиться в спускаемый модуль, там наверняка много интересного, да и подзарядиться сумею, было бы электричество. А оно было, в чем я и убедился ближайшим же вечером – фонари никуда не делись. Такое впечатление, что остатки инфраструктуры поселения функционировали в автоматическом режиме, по заранее заданной программе. Что, в общем-то, недалеко от истины.

    Так о чем это я? Да. Два предыдущих дня прошли с несомненной пользой – во-первых, я окончательно убедился, что биомехи по какой-то причине руины полностью игнорируют, а во-вторых, таки сумел взломать софт шлема. Мой малый «джентльменский» набор маленьких хакерских хитростей вкупе со специфическими военными средствами оказались на голову выше прошитой в интерфейсе трофея защиты. Единственной реальной проблемой являлась только совместимость языков программирования. И именно тут пришлось попотеть, компилируя эмулятор из стандартной базы. Не столько сложно, сколько нудно – излишние навороты пришлось удалять едва ли не вручную. Но все же справился, и через почти три часа напряженной работы мой боевой планшетник таки законнектился с трофейным девайсом. Дальше пошло веселее, и вскоре я сумел полностью перевести управление на планшет. И вот тут меня ждало первое разочарование – функциональность предмета экипировки была урезана до предела, по сути, он являл собой лишь комбинацию коротковолнового приемопередатчика и цифрового бинокля. Для обычного бойца за глаза, а андроиду и этого не нужно, он сам себе навороченный сканирующе-регистрирующе-передающий комплекс. Короче, подтвердилось мое предположение насчет опознавания по схеме «свой – чужой» по беспроводной связи. К сожалению, связь эта осуществлялась отнюдь не за счет шлема. Дальше я встал перед дилеммой: пытаться потрошить убитого андроида (с сомнительными перспективами, череп я ему знатно раскроил) либо пытаться подключиться к внутренним коммуникациям модуля напрямую, через трофей или вообще со своего планшетника. Благо кодировку подобрал, и мой девайс это старье худо-бедно понимал. Второй подход требовал времени и, что более проблематично, спокойной обстановки. А в том, что ко мне в гости не пожалует какой-нибудь дроид или мелкий боевой дрон, уверенности не было. Систему обороны я так и не вскрыл, потому как та себя не проявляла – никто в поселок не проникал, ни с мирными, ни со злыми намерениями. Радовало одно – либо больше активных андроидов в модуле нет, либо, если кто-то и есть, этот кто-то меня боится. Приятно, не скрою.

    В принципе, подготовку завершил еще вчера, я имею в виду, по стандартному счету суток, но в руины по темноте лезть не решился – ваальские сутки как раз подходили к концу. Так что предпочел еще немного выждать и понаблюдать. А что? От безделья не маялся, скучать было некогда, хоть и отдохнул нормально. Так что чувства над разумом верх не брали, выдержка, выдержка и еще раз выдержка. Плюс здоровая паранойя. Вот вам и готовый рецепт выживания в «джунглевой пехоте» почти два года. Жаль только, что всему рано или поздно приходит конец, в том числе и резервам времени. Хочешь, не хочешь, а в модуль лезть придется.

    Что я и проделал в привычном уже стиле: долго и упорно, где ползком, где на полусогнутых, тащился по извилистому, но зато проверенному маршруту, и в конце концов устроился в том самом кармане, что и третьего дня. Нормальное место, если разобраться. И обзор лучше, чем из шлюза, и не так тесно. А последнее обстоятельство сейчас актуально, на сей раз налегке идти я побоялся, навьючился по полной – и броник, и разгрузка, и оба кольта, да еще до кучи шлем и «дэй-пак». Если уж придется ноги уносить, то хоть не совсем пустой буду. Но это в худшем случае. Пока же присел на корточки, прислонившись спиной к куску стены, разложил на коленях планшетник и принялся тыкать в экран указательным пальцем левой руки. Оно, конечно, стреляю с левой я куда лучше, нежели с компом управляюсь, но пока данная функция была мне недоступна – вряд ли бы предплечье выдержало отдачу выстрела. Так что кольт в правой, ушки, что называется, на макушке, периферийное зрение в полной готовности, а сам одним глазом в экране планшета. Ничего нового, по сути. В каждом полевом выходе ровно тем же самым занимался. С учетом определенных обстоятельств, естественно.

    Все необходимые программные средства я подобрал и активировал загодя, так что сейчас оставалось лишь действовать по давно отработанному алгоритму, одну за другой запуская программы – ломщики, перехватчики, дешифраторы, хамелеоны, а под конец и вовсе вирус, сломивший сопротивление вражеского файервола. Провозился почти полчаса, причем собственно связь установил буквально через минуту после начала атаки. А вот потом пришлось набраться терпения. Все бы ничего, но подспудное ожидание неприятностей просто доканывало. Нервное напряжение такое, что я с огромным трудом заставлял себя расслабить ладонь на рукоятке пистолета. Боюсь, если бы мои пальцы ее сжали, то удержаться от судорожной пальбы (неважно, куда, главное – стрелять) я вряд ли бы сумел. И потому мой торжествующий вопль, пусть и сдавленный, сопровождаемый скрипом сдвинувшейся внешней переборки шлюза, не был наигранным. Я действительно почувствовал огромное облегчение вкупе с воодушевлением. Не иначе, катарсис. Не знаю, что точно это слово означает, но сдается мне, как раз в тему.

    То, что внешний люк захлопнулся, меня вовсе не обескуражило. Собственно, этого и добивался. Шлюз же. Если снаружи закрылся, значит, внутри распахнулся. А единожды добившись нужного результата, всегда его можно повторить. Что я и проделал, на сей раз осторожно подкравшись непосредственно к модулю и прижавшись спиной к стене рядом с дверным проемом. И снова на меня никто не напал, хотя я и постарался не расслабляться – всем известно, что заключительный этап любого дела вызывает ничем не оправданную эйфорию и утрату внимания. Тут-то и следует обычно поганый сюрприз. В моем случае этого удалось избежать. Почти. Потому что фиг его знает, что ждет меня внутри. А вот в шлюзе, когда я запустил процедуру в обратном порядке, никого не оказалось. В этом я убедился, сначала несколько минут напряженно прислушиваясь к обстановке, а потом еще и заглянув внутрь. Стрелять не пришлось, равно как делать ноги.

    Повторное шлюзование со мной, любимым, тоже обошлось без эксцессов, хотя я и тут ждал чего-то пакостного. Но короткий коридор, перекрытый сдвижной дверью, оказался девственно пуст, если не считать толстого слоя пыли повсюду, и отпечатавшихся на полу следов убиенного патрульного. Но куда больше отсутствия видимой опасности меня порадовал терминал на стене у самой переборки. Старый добрый дубовый пульт с цифровым блоком и сенсорным дисплеем, служившим заодно и сканером отпечатков пальцев. Типовой, а потому легко узнаваемый. Мало того, теперь еще и легко взламываемый, с учетом проделанной подготовительной работы. И, что самое главное, у меня был еще и физический доступ к системе. Беспроводная связь – это, конечно, хорошо, но куда надежней прицепиться к рабочей станции напрямую, банальнейшим кабелем. И плевать, что разъемы несовместимы. У меня есть верный мультитул и достаточно времени, чтобы с чувством, с толком, с расстановкой заняться любимым делом. Главное, опять же, чтобы с той стороны никто в гости не приперся. Но тут уже ничего не поделать, в коридоре спрятаться негде, в случае чего придется отступать в шлюз, и уже оттуда отстреливаться.

    На мое счастье, до силового противостояния дело не дошло – некому было меня навещать с соответствующими намерениями. Это я выяснил где-то через час собственного сосредоточенного пыхтения и гудения работавшего на пределе планшетника. А до этого еще минут сорок убил на вскрытие терминала, потрошение интерфейсного кабеля и соединение на живую отдельных жилок. Отработанный метод проб и ошибок себя оправдал, я сумел мало того что подключиться к рабочей станции, так еще и подзарядку собственного девайса организовать. Иначе остаться бы мне на бобах. Соевых, что так наши аграрии любят. Наверное, за то, что те на бионии растут как на дрожжах.

    А потом был лихорадочный анализ доступных ресурсов, попытки продраться сквозь англоязычную, но архаичную терминологию и написание на скорую руку хоть каких-то облегчающих жизнь макросов. Справился, конечно. Куда бы я делся-то?

    – Молодец, Майки, можешь, когда хочешь.

    Этой прозвучавшей из собственных уст похвалой я сопроводил знаменательное событие – подключение к интерфейсу внутренней системы безопасности. К сожалению, далеко не все камеры наблюдения сохранились, но и тех, что остались, мне хватило. Основные (и самые козырные) места осмотрел и ни одной живой души в них не обнаружил, а всякие подозрительные закоулки и потом можно будет проверить. Или просто забить на них, заблокировав проходы. Что в спускаемом модуле удобно, так это наличие усиленной системы герметизации отсеков. Это как на старинных подводных лодках – все для повышения живучести. И мне это только на руку. Да чего думать, вот прямо сейчас и позакрывать все на хрен! А те двери, что понадобятся, буду вскрывать вручную, через подключенную «виртуалку», удаленным доступом к основному компу. Теперь бояться нечего, даже если биомехи подтянутся, модуль им не по зубам. Если только тяжелую артиллерию не позовут. Но это тоже не беда, по крайней мере, таких тварей я засеку заранее – я и до остатков обороны добрался, тех самых, что убиенный андроид проверял. Как я и подозревал, связь была неустойчивой, вот центральный мозг базы и посылал периферийное устройство на мониторинг. Но я не настолько мнительный, мне и датчиков слежения на корпусе модуля достаточно, всего-то и нужно было, что откалибровать и задать параметры отслеживаемых объектов. Пять минут времени, а пользы грузовой челнок.

    Обезопасив себя таким образом со всех возможных направлений, я облегченно выдохнул и задумался: что дальше? Понятно, что нужно обживать хозяйство, и дело это не быстрое. Но с чего конкретно начать? Тут же столько интересного! Разве что… да, сюда в первую очередь загляну. Чисто чтобы убедиться, что помощь моя никому не понадобится. Ибо анабиозный отсек действовал, но семь из восьми активированных капсул били тревогу. Тут, кстати, много еще каких неисправностей, и в электроснабжении, и в вентиляции, и в отоплении, но это все не критично. А вот людей, если они в анабиозных капсулах, жалко. Так что это дело я решил в долгий ящик не откладывать.

    Проблем с перемещением внутри модуля не возникло, если не считать вездесущей пыли и отвалившейся кое-где облицовки коридоров. Ничего страшного, даже ноги в случае чего переломать проблематично. Да и план сработал на все сто – мой собственный шлем уверенно держал связь с планшетом, и мне оставалось лишь тыкать курсором в нужную дверь на схеме системы герметизации, и та послушно уезжала в стену. Некоторые, правда, скрывались в потолке, и в таких местах было реально стремно – ненавижу гильотинные двери. По башке даст, мало не покажется. Но обошлось. Впрочем, как выяснилось, торопился и переживал я зря – анабиозный отсек к моменту моего визита представлял собой братскую могилу. Жа-а-алко…

    Интерлюдия 5

    – Как прошел день, мистер Смальков?

    – Вашими молитвами, мистер Дрейк, весьма удачно. Заключил несколько взаимовыгодных сделок…

    Курьера прервала трель вызова, и он раздраженно посмотрел на Дрейка, схватившегося за карман.

    – Извините, мистер Смальков. – Хозяин кабинета достал заливающийся соловьем аппарат и приглушил звук. – Проходите, располагайтесь, я быстро.

    – Буду надеяться.

    Дрейк, оставив последний пассаж без внимания, выскользнул в коридор, прикрыл дверь, дабы до гостя не донеслись обрывки разговора, и ответил на вызов.

    – Что у вас на сей раз, Браун?

    – Вы снова оказались правы, сэр, – известил с того конца провода абонент. – Мы нашли потенциального покупателя на товар Бови. Некий Толстый Микки, широко известный в узких кругах скупщик краденого.

    – И что он рассказал?

    – Ничего, сэр. Он мертв, как и двое его телохранителей. Застрелены выстрелами в голову. Анализ данных с КПК Микки позволил выяснить, что непосредственно перед смертью он сканировал типовой контейнер для перевозки биония. Потом, скорее всего, он его вскрыл, но обнаружил совсем не то, что ожидал. И на этой почве у них возник конфликт с продавцом.

    – А с чего вы решили, что продавцом был Бови?

    – Мы нашли контейнер, сэр. Это именно тот, который сопровождал Бови и его сослуживцы.

    – И что, мертвецы все это время валялись где-то на задворках? И этого Микки никто не искал?

    – Скорее всего, нет, сэр. Есть подозрение, что их уже давно нашли местные жители, но трогать не решились, вызвали местную же «крышу». Те тоже ничего не забрали, просто осмотрели место преступления. Видимо, решили, что не их ума дело. И маякнули копам. Извините за жаргон, сэр.

    – Ничего страшного, Браун. Вы так хоть немного становитесь похожи на живого человека.

    – Это плохо, сэр?

    – Вам виднее, – хмыкнул Дрейк. Выступать в роли психоаналитика для мелкой сошки ему вовсе не улыбалось. – Так что с этими дохляками?

    – Мы почти уверены, сэр, что это был именно Бови. Учитывая состояние тел, убийство было совершено еще вчера вечером, вскоре после бегства Бови и его стычки с техниками на космодроме.

    – Так-так-так… Значит, наше семя раздора упало в благодатную почву…

    – Вы намекаете на «лос криадос», сэр?

    – Пока нет. Но раз уж вы их упомянули, Браун…

    – Да, сэр. Густаво предупрежден, но к предостережению отнесся… как бы это помягче…

    – Наплевательски?

    – Именно. Сказал, что разберется. И посоветовал не париться. Особенно вам, сэр.

    – Правда?

    – Да, сэр. Он посчитал нужным уточнить, кому именно не париться. Не думаю, что это важная деталь, сэр, но…

    – Да, это не особенно важно. Главное, все идет по плану. Наблюдателей посадили?

    – Да, сэр. Один из них уже засек человека, внешне схожего с Майком Бови, но дистанционное сканирование провести не удалось. Некие нюансы поведения позволяют предположить, что это все-таки он. И он готовится к штурму… скажем так, обиталища банды.

    – Сколько у Густаво людей?

    – Около десятка. Остальные на выезде или сидят по домам.

    – Но вы точно его предупредили?

    – Точно, сэр. Усилить меры безопасности он не пожелал.

    – Ему же хуже, – хмыкнул Дрейк. – Значит, ждем капрала в гости. Надеюсь, вы, Браун, не отнесетесь к организации встречи нашего подопечного столь же наплевательски?

    – Как можно, сэр?!

    – Ладно, ладно, успокойтесь. Детали обговорим позже, меня Смальков уже заждался. В случае необходимости звоните, Браун. Не стесняйтесь.

    – Да, сэр.

    Упрятав смарт в карман, Дрейк подошел к двери, взялся за ручку, но остановился на половине движения, лишь чуть сдвинув створку в сторону. Из получившейся щели донесся голос Курьера:

    – …продолжай в том же духе, Зевс. И напиши ему, что это не точно. А события развиваются все интереснее и интереснее.

    – Кхм!..

    – А, мистер Дрейк! – Смальков прервал разговор, положил смартфон на стол и ободряюще улыбнулся владельцу кабинета. – Заходите, не стесняйтесь. Я сегодня уже хорошо и плодотворно поработал, надеюсь, и вы меня не разочаруете.

    – Не хотелось бы, – усмехнулся в ответ Дрейк, занимая хозяйское кресло. – Это ваш телефон? Разрешите взглянуть?

    – Пожалуйста.

    Дрейк повертел в руках смарт, подивившись его легкости и тонкости (его собственный аппарат был минимум вдвое тяжелее при меньшей диагонали дисплея), попытался было его активировать, но потерпел сокрушительное поражение, не обнаружив ни одного сенсора на матово-черных поверхностях. Смартфон казался куском черного стекла, но на ощупь походил на мягкий пластик.

    – А как его включить?

    – Вам – никак, – отрезал гость и протянул руку, в которую Дрейк вложил гаджет.

    Едва оказавшись у владельца, темный брусок буквально ожил – с одной стороны на нем протаял дисплей, с другой возникли объективы камер и логотип производителя – STG Electronics.

    – Распознавание владельца по отпечаткам пальцев и биометрическим параметрам. Семь степеней защиты. Кодировка исходящего трафика. Ну и так, по мелочи – операционка, камеры, память, процессор… Стандартная начинка.

    – А мне казалось, он был выключен…

    Смальков ухмыльнулся, но комментировать замечание Дрейка не стал. Совсем ни к чему хозяину кабинета знать, что он был весьма недалек от истины. Смартфон Курьер использовал лишь для маскировки, чтобы не шокировать соглядатаев разговорами с самим собой. А именно такое впечатление неизменно сложилось бы у наблюдающего со стороны. Не объяснять же всем и каждому, что больше пятидесяти лет назад он попал в одну передрягу, в которой разжился… да это вообще секретная информация, если разобраться. И уж точно не с Корпорацией ею делиться. В характере того же Дрейка он уже неплохо разобрался и вполне мог представить ход его мыслей. И от такого бонуса корпы вряд ли бы смогли отказаться. Другое дело, что ничего бы у них не вышло, но зачем попусту провоцировать настроенных на переговоры партнеров? Правильно, ни к чему.

    – Интересная вещь, – продолжил между тем развивать мысль Дрейк. – Я думаю, у нас бы нашлось много желающих на такую.

    – Можем обсудить, – пожал плечами Курьер. – Смартфоны вполне себе годный товар. Места много не занимают, особенно если без коробок… вы ведь сможете организовать производство упаковки собственными силами?

    – Смеетесь? Конечно сможем.

    – О каких объемах идет речь? Хотя бы приблизительно?

    – Думаю, счет пойдет на десятки тысяч единиц, если мы нормально рекламу дадим.

    – Неплохо… Я думаю, мы можем осуществить бартер – наши гаджеты за ваши. Курс просчитаем. Единственное, могут возникнуть проблемы с кодировкой сотовых сетей.

    – Мы предоставим всю необходимую техническую документацию.

    – С вами приятно иметь дело, мистер Дрейк. А как вы смотрите еще на…

    Именно в эту минуту Дрейк наконец смог расслабиться, окончательно убедив себя, что все обойдется. Каким бы головорезом ни оказался капрал Бови, с толпой людей из СБ ему не справиться. Да и голос Курьера действовал как-то умиротворяющее, что ли… Впрочем, Дрейк всегда находил успокоение именно в делах. А что может быть приятнее, чем обсуждение деталей сделки, уже получившей принципиальное согласие всех заинтересованных сторон?

    Глава 5

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Пункт дислокации: Столица, северная окраина

    12 марта 2188 года


    – А неплохо, я бы даже сказал, вкусно, – хмыкнул я, добив третий кусок мясной пиццы, и захлопнул коробку, в которой оставалось еще больше половины. – «Пицца Дядюшки Джона»… надо запомнить.

    Пристроив упаковку в багажном отделении скутера на целую стопку аналогичных коробок, я запрыгнул в седло, крутанул ручку газа, не отпуская сцепление, и довольно усмехнулся – электропривод работал как часы, послушно реагируя на желания водителя, но при этом жужжал не очень громко. Нормальная машинка, проверенная – я на нем сюда прикатил аж из соседнего дистрикта, из полуофисного, полуспального района. А как вы хотели? Конкретно сюда, во владения «лос криадос де ла муэрте», ни одного развозчика пиццы никакими коврижками не заманишь, особенно во второй половине дня. Еще не темно, но все к этому идет – тени сгустились, кое-где уже фонари зажглись, да и неоновые рекламы стали куда заметнее. Пришлось пойти на хитрость, заказав еду на большую компанию, но на нейтральный адрес. Впрочем, с этим я, кажется, переборщил – очень уж охотно за доставку взялось первое же заведение, куда я дозвонился. Ну и ладно, чего мелочиться? Предоплата так предоплата. Лишь бы привезли.

    Ждать пришлось довольно долго – пиццу тащили с другого края города. Наверное, еще и поэтому так быстро согласились – смекнули, что я могу одуматься. Наверняка ведь и поближе точки есть. Сто процентов есть, вот только я заморачиваться не стал, позвонил по верхнему телефону, высветившемуся в поисковике. Но спешить мне было особо некуда, все подготовительные мероприятия я завершил еще с полчаса назад, теперь оставалось лишь замести следы и разжиться надежной маскировкой.

    На мою беду, пиццу привез щуплый пацан. Студент, к гадалке не ходи. По вечерам подрабатывает, поскольку наша горячо любимая Корпорация на стипендии скуповата. А может, он в какой-нибудь частной шарашке учится, за вменяемые, но все равно большие деньги. Мне его даже стало жалко, но планы менять было уже некогда: подкараулив курьера у подъезда жилой высотки и дождавшись, когда он снимет шлем, я вырубил его коротким ударом в челюсть и быстро заволок в проулок, за уже полюбившиеся мусорные баки. Оч-чень удобная штука, скажу я вам. Не те, маленькие с круглыми крышками, а такие монументальные, которые только мусоровозу под силу с места сдвинуть. Нормально, полчасика полежит, ничего с ним не случится. Квартал спокойный, максимум, телефон стырят. Но это на фоне потери скутера и товара сущая мелочь. Зато у меня теперь есть полный комплект отвлекающих средств, в том числе и здоровенный, на всю спину, логотип пиццерии на липучках. К моей черной толстовке, которой я обзавелся в первом попавшемся супермаркете, подошел идеально. Да и его уменьшенный вариант без проблем устроился в районе сердца, скрыв эмблему производителя одежки. Вполне неплохо, в глаза бросается что спереди, что с тыла. Да и на скутере в нескольких местах аналогичные знаки нанесены плюс фирменная окраска. Шлем надевать не стал, наверняка мал. Вместо этого по брови натянул заботливо сохраненную трикотажную шапочку, а сверху еще и капюшон накинул. Получилось очень даже ничего, лица в тени практически не видно. От мешковатой рубашки я давно уже избавился, заменив ее плотно облегающей тело футболкой, заправленной в джинсы – из сугубо утилитарных соображений, так удобнее всего оказалось извлекать из-за пояса кольт. Практически одним мажущим движением – скользнул рукой за спину, задрал худи и цапнул рукоятку. Чуть медленнее, чем из набедренной кобуры, но ничего лучше в сложившейся ситуации не придумать. Зато не видно, да и карман не оттягивает. И «дэй-пак», что характерно, не мешается, поскольку лежит в багажнике, на коробках с пиццей.

    Записав на свой счет еще и разбойное нападение с кражей, я перебрался в нужный дистрикт, по дороге немного освоившись с управлением. Ломать скутер не стал, воспользовавшись вместо этого экспроприированной у курьера ключ-картой. Так надежнее, хотя бы копы не переполошатся раньше времени. А то когда еще до них очнувшийся студентик доберется… глядишь, к тому моменту у меня и надобность в угнанном средстве передвижения отпадет. На что, собственно, и расчет. Единственное, не удержался и остановился перекусить в удобной подворотне в квартале от места назначения. До этого, знаете, как-то все не получалось. А тут еще и несколько бутылок колы в багажнике нашлось, как по заказу.

    Ладно, пора работать. Покончив с едой и проконтролировав работоспособность транспорта, я расставил ноги, зафиксировав скутер в распор, довольно потянулся, извлек из кармана КПК и поелозил пальцем по дисплею, запустив «интерцептор» – хитрую программку, позволяющую перехватывать управляющие импульсы электронных исполнительных механизмов. Разных, тех же замков или опускающихся жалюзи с электроприводом. Да хоть «сигналок» автомобильных. Плохо только, что дальности действия не хватало. Но это уже не к софту претензия, а к мощностям компьютера. Далековато даже для моего боевого планшетника, так что хочешь не хочешь, а придется высовываться на открытое место. Но план уже готов, так что нечего время тянуть. Погнали.

    Осторожно вырулив из подворотни – ну его на фиг, райончик так себе, рай для стритрейсеров и просто лихачей – я столь же аккуратно покатил вдоль бордюра, отделявшего тротуар непосредственно от проезжей части. Правда, таковой наблюдался не везде – чувствовалось, что за инфраструктурой тут ухаживали спустя рукава. Если честно, квартал можно было бы счесть и вовсе заброшенным, если бы не редкие вывески и горящие кое-где на верхних этажах окна. Обычная такая, я бы даже сказал, типичная окраинная промка, в которой делали все и ничего конкретного. То есть крупных производств здесь не было, а половина мелких прогорела еще лет десять назад. Хотя я-то знаю, что даже те конторы, которые перманентно пребывали на грани разорения, влача жалкое существование, на самом деле просто перешли в теневой бизнес. Пришлось им, поскольку «криадосы» мало кому выбор оставляли, коли уж данный «кто-то» имел несчастье им приглянуться. Опять же типичная картина. Все банды, «крышевавшие» районы, так делали. Часть бизнеса, более-менее доходная и способная отстегивать налог, оставалась на виду, остальные бедолаги подминались под бандитов, существуя чисто номинально на серверах фискальных служб. Всех такое положение дел устраивало, включая и владельцев условно обанкротившихся шараг – копы их не трогали, проблемы с корпами разруливали бандосы, а с бандосами каждый договаривался сам, по мере способностей. Судя по тому, что таких заведений хватало повсюду, на жизнь заработать было можно. Отсеивались единицы – или самые щепетильные, или слабые и безвольные, которых сами бандиты меняли на своих людей. Равновесие, чтоб его!..

    Данный конкретный район находился под рукой Грязного Густаво – главаря банды «лос криадос де ла муэрте». Той самой, к которой у меня до сих пор был неоплаченный должок – уже лет пять. Сам Густаво, как это и заведено в уличных бандах, начинал с самых низов и дорвался до власти физически устранив предшественника – тоже Грязного, только Луиса. И сейчас как раз перерастал стадию «молодого и наглого», постепенно приближаясь к планке «зрелый и солидный». То бишь скоро уже тридцать стукнет, пора остепениться и влиться в дружный коллектив таких же «бизнесменов», возможно даже заручившись поддержкой одного из них, например, удачной женитьбой. Вообще типичный случай, я еще в бытность свою на гражданке выполнял заказ одного из «солидных», то бишь продержавшихся у власти достаточно долго, чтобы вырастить наследников и наследниц. Тот реально уже почти эволюционировал в легального дельца, давно перевалив весь криминал на старшего сына, а потому жаждал знать всю подноготную подкатившего к его дочурке «молодого и наглого», задумавшего стать «зрелым и солидным». Тогда все закончилось благополучно, по крайней мере, войны банд не случилось, вместо этого сыграли шумную свадьбу, подняв за три дня на уши копов трех соседних дистриктов. Кстати, заказчик был соотечественником, потомком русских переселенцев в Латинскую Америку. Я тогда узнал много нового о свадебных традициях предков. По крайней мере, в версии много перенявших от горячих латинских парней эмигрантов.

    Это я все к чему? Случись заварушка парой лет ранее, как раз перед моей службой, особо заморачиваться бы и не пришлось – тогда глава «криадосов» обитал в условно заброшенном складском комплексе пятью кварталами севернее, почти на границе с трущобами. Место там глухое, безлюдное, да и весьма обширное. С одной стороны, самим «криадосам» раздолье – твори, что хочешь. С другой – незаметно проникнуть на территорию раз плюнуть любому, кто обладал хоть какой-то подготовкой, тем же копам. Правда, ни блюстители закона, ни эсбэшники туда не совались – незачем, все же обговорено, правила заранее известны, не зарывайся только, и никто тебя не тронет. Принцип «живи и давай жить другому» в чистом виде. Квинтэссенция, я бы даже сказал. А с конкурентами из других банд разговор короткий – приперлись, получите! И всем пофиг, что это за странные звуки доносятся из заброшенного с виду склада. Тем более что и тел потом обычно не находили. Пропали пацаны, а где и когда – да кто ж знает-то? Может, на охоту в пустоши выбрались, да там и сгинули. Родственники убиенных тоже, как правило, права не качали – себе же дороже, потом, так сказать, «родная» банда житья не даст. Погоревали, погоревали, да и забыли. Жизнь продолжается. Или существование?.. Так вот, тот самый склад давал такой простор для фантазии, что я реально обрадовался, когда выяснил имя обидчика Никки. В тех условиях я вполне мог сработать точечно, то есть добраться прямиком до Густаво и поговорить с ним по душам. Вот только радость моя оказалась недолгой – едва пошерстив сетевые ресурсы, в том числе специфические и закрытые для широкой публики, я с досадой узнал, что за время моей службы Густаво слегка остепенился и озаботился переводом части активов банды – читай, своих собственных – в легальную сферу. И первое, что он сделал, это забросил шикарный склад, который запросто можно было превратить в полигон для военных игрищ, и перебрался на бывшую швейную фабрику, которая лет двадцать назад не выдержала конкуренции с подпольными цехами, выросшими в каждом втором подвале, как грибы на гидропонной ферме. Самое интересное, что Густаво сумел оживить производство, переориентировав его на пошив мешков, разнообразных хозяйственных сумок и прочей многоразовой тары, имевшей широкий и устойчивый спрос, а еще оборудовал дополнительный цех по производству пластиковых бутылок всех возможных калибров. Короче, проявил недюжинную деловую хватку. Этак лет через десять он мог и вовсе убраться «с района», передоверив банду «правой руке», и поселиться где-нибудь в офисном квартале, неподалеку от той же агробиржи, например. Другое дело, что вряд ли это ему теперь удастся… а нечего было меня злить! Сначала мать, потом Никки. Многовато для одного и того же типа. Зажился он на этом свете, однозначно! Вдо-о-ох, вы-ы-ыдох…

    Ладно, это все лирика. Главным лично для меня было то обстоятельство, что действующее доходное предприятие, а особенно легально действующее, даже здесь, в вотчине «лос криадос», приходилось серьезно охранять. Даже не так. Особенно здесь, в вотчине «лос криадос». Потому что по неписаной традиции в случае войны банд именно такие активы и подвергались атакам в первую очередь. Я так подозреваю, в чисто показательных целях. К тому же работали здесь нормальные специалисты, ценившие покой и безопасность, а не отчаянные и готовые на все отморозки без профессий. Так что фабрика, хоть и не поражавшая размерами и площадями – всего-то три двухэтажных здания, построенных буквой «п» перекладиной к улице и с глухим забором на задах – представляла собой весьма крепкий орешек. На всех окнах, выходящих наружу периметра, решетки и датчики сигнализации, по верху забора – «колючка» под током плюс десяток камер, не оставлявших мертвых зон. На территории – круглосуточная частная охрана из «дочки» Корпорации, да в офисе дежурная бригада из числа бандосов, готовых на мокруху. И если у первых в случае заварухи задача была ровно одна – защитить спецов на производстве, то вторые уже ничем не ограничивались. Именно на них и возлагалась обязанность разборок с пришлыми. Разделение труда, так сказать. Охранники спасают гражданских и по возможности имущество, «криадосы» ввязываются в мочилово. А дальше по обстановке – или копы являются и разгоняют всех подряд, или кто-то из бандитов берет верх. И если это пришлые, то опять же появляются копы, но зачастую уже к шапочному разбору, когда заведение по факту переходит под другую руку. Вот такие у нас тут рейдерские захваты.

    Лично мне сейчас жизнь осложняло то обстоятельство, что «солидный бизнесмен» Грязный Густаво решил фабричную контору превратить заодно и в офис частной промышленной компании «Las botellas Inc». Ага, с названием не заморачивался. А что такое главный офис компании? Правильно, ее лицо. Так что на ремонт двухэтажки он не поскупился, а заодно еще пристроил гаражи в прогалах между собственно конторой, являвшейся перекладиной буквы «п», и цехами и соединил их поверху крытыми переходами. Главный вход оснастил гильотинной дверью с магнитным замком, вставил бронированные окна, понавешал камер и до кучи еще заасфальтировал маленькую, на пять-шесть машин, парковку прямо перед зданием. Вот и попробуй вломись, особенно в разгар рабочего дня. Ну ладно, не в разгар, но все равно еще часа полтора работяги из второй смены на территории проторчат. Ждать ночи? Не мой вариант однозначно. Время упущу, потом еще хуже будет. Да и у самого Густаво преимущество – его людям не нужно стесняться в средствах. Так что пришлось пойти на хитрость.

    Охранную систему я проанализировал загодя, но уязвимостей – по крайней мере, крупных – не нашел. Подключиться можно, но дверной замок все равно останется проблемой – он управлялся не центральным компьютером, а вручную, охранниками. В случае крайней необходимости его можно было заблокировать с главного пульта или непосредственно из офиса Густаво, для чего были предусмотрены специальные «тревожные» кнопки. По нажатию одной такой, которая находилась в кабинете главаря, еще и бронированные жалюзи на окнах опускались. Для защиты от огневого налета с ручным оружием и без средств поддержки, хотя бы элементарных гранатометов, более чем достаточно. Да и случайный воришка не влезет. И это реально проблема, потому что остальную инфраструктуру – камеры, двери в цехах, даже задние ворота и погрузочное оборудование – я взял под контроль. Вот только ничего мне этот контроль не давал в плане преимуществ. Нет, давал – оказавшись в офисе, я смогу изолировать его от остальных помещений, так что частную охрану можно будет не опасаться. Но и только. К тому же в офис еще нужно проникнуть. И способ тут ровно один – открыть центральный вход. А для того, чтобы это сделать дистанционно, мне нужно знать характеристики управляющих сигналов. Средства перехвата у меня есть, можно где-нибудь поблизости укрыться и понаблюдать, рано или поздно дверь откроется. Вот только время. С этим дефицит. Да и где тут спрячешься? Кафешек нет, торчать на виду не вариант… в жилой дом пробраться? Тоже та еще задачка. Замок вскрыть не проблема, а дальше? На лестничной площадке жители спалят. Как назло, ближайшая жилая «свечка» оказалась десятиэтажкой, что автоматически исключало крышу и все, что выше пятого этажа. Остальные более-менее надежные нычки тем более в зону действия моей аппаратуры не укладывались. Со всех сторон засада. Но я таки нашел выход, хоть и рискованный.

    Как там в одной восточной пословице говорится? Если гора не идет к Магомету, значит, Магомет идет к горе? Сейчас я именно это и делаю, только не пешком тащусь, а качу себе потихоньку на краденом скутере. А потихоньку, поскольку стремно мне – район не самый спокойный, да еще и незнакомый. Для стороннего наблюдателя такое поведение вполне естественно выглядит. Равно как и для охранников в вотчине Густаво. А я еще и головой верчу, как будто адрес нужный высматриваю.

    Естественно, нужным оказался офис фабрики. Я даже сделал вид, что облегченно выдохнул и утер пот со лба, едва заметив вывеску на фасаде. А потом уверенно переехал на противоположную сторону улицы и подкатил к двери, не пожелав расстаться с железным конем. А вдруг уведут? Кто этот район знает… хотя должен признать, конкретно это здание выглядело вполне прилично – свежевыкрашенное, целое, с новеньким асфальтом на парковке и с приличным авто бизнес-класса, соседствовавшим с парой более скромных, но зато и более практичных экипажей.

    Закрепленная на кронштейне прямо над дверью камера незамедлительно на меня нацелилась, и я помахал объективу рукой, едва сдержав улыбку – ну что за детский сад? Где они только эту бандуру откопали? Ведь явно на публику работают… маркетологи хреновы. Хотя и нормальных камер много, из тех, что без спецоборудования фиг найдешь на фасаде. Я-то знаю, поскольку поиском озаботился заранее. Впрочем, вынужден признать, выглядит внушительно.

    Так, меня увидели. Выйдут, не выйдут? Вот бы вышли, сразу же проблема решилась бы…

    – Эй! Кто-нибудь! Заберите заказ!

    Ноль эмоций. Вот уроды…

    – Тебе чего, малой?

    Упс. Все-таки мозги есть, селектором воспользовались. Это немного усложняет дело.

    – Пицца! – радостно объявил я, для ясности ткнув пальцем в багажник. – Забирайте, да поеду. Стремно тут у вас.

    – Мы не заказывали пиццу.

    – Угораете?! А нафига я через половину города перся?!

    – Твои проблемы, малой!

    – Вот урод!

    – Эй!.. – И чуть тише, как будто в сторону: – Чего «Карлос»? А чего он нарывается? И пошлю!

    – Так заберете пиццу? Пять упаковок!

    – Сдурел, что ли? Мы и одну не заказывали! Вали отсюда, короче!

    – Какой «вали»?.. Эй!.. Эй…

    Все, вырубили селектор. Теперь ори, не ори, им пофиг. Отключили звук и любуются на монитор. На котором я, по идее, бесноваться и изрыгать бесполезные проклятия должен. То бишь всячески веселить охранников. В принципе, будь на моем месте настоящий курьер, он бы еще легко отделался. Могли выйти и отобрать жратву, попутно люлей отвесив, чтобы не отвлекал важных людей от важных дел. На чем и строился расчет. Не прокатило. Но я упорный, просто так не сдамся.

    Продемонстрировав камере неприличный жест, я развернул скутер на пятачке перед дверью и перекатился поближе к лимузину. Остановившись, демонстративно слез с железного коня, поставил его на подножку и залез в багажник, из которого извлек сначала «дэй-пак», который закинул на спину, а потом коробку с ярким логотипом «Пицца Дядюшки Джона». Небрежно отбросив крышку, выудил один кусочек и впился в него зубами. Пожевал, проглотил, скорчил недовольную рожу и запулил обильно покрытый соусом и начинкой кусок лепешки прямо на лобовуху авто. Система управления вышла из спячки, активировав «дворники», но те сделали только хуже, размазав соус по стеклу. А я тем временем отшвырнул коробку под ноги и извлек вторую. Новый сорт меня также не устроил, и пробный кусок вскоре повис на лобовом стекле.

    – Эй, урод, ты что творишь?!

    Селектор. М-мать. Видимо, плохо стараюсь.

    – Отсосите! – В лобовуху полетела пицца целиком, а прямо в объектив камеры уставился оттопыренный средний палец. – Все равно деньги у меня из зарплаты вычтут, так хоть не обидно будет! Босс вас машину мыть заставит.

    – Ну все, крантец тебе, малой!

    – Ой, боюсь, боюсь!..

    Наклонившись якобы за следующей коробкой, я вынул из кармана КПК и покосился на экран. Вроде бы есть активность… точно, открыли дверь! «Сигнал перехвачен». Ага, это радует. «Управление перехвачено». А это еще лучше. «Деактивировать замок? Да?/Нет?» Конечно да! Ну все, прорвались…

    – Эй!..

    – Сам ты «эй»! – Отскочив от скутера и заодно увернувшись от кулака типичного на вид бандоса – все-таки еще не совсем Густаво остепенился, раз таких обезьян в офисе держит, – я подпрыгнул, оттолкнулся ногой от крыла лимузина и обрушился на противника, по-кошачьи развернувшись в воздухе и со всего размаха въехав ему локтем по черепу.

    Удар пришелся сверху вниз, так что бандосу хватило – он в буквальном смысле осыпался на асфальт, оказавшись подо мной. А я еще и усугубил, приземлившись коленом ему на грудь. Он только как-то подозрительно хрюкнул и затих. Вот так. Знай, как говорится, наших. Потеряв интерес к «быку», я быстро вскочил на ноги и рванул к двери, благо преодолеть предстояло шагов пять, не больше. Планшетник показал себя выше всяких похвал, послав соответствующую команду в исполнительный механизм, и створка как раз сейчас рывками ползла вверх. Рывками, потому что напарник побитого наверняка лихорадочно тыкал в «тревожную» кнопку, пытаясь заблокировать вход. Вскоре он поймет, что это бесполезно, и вылезет на свет Божий, чтобы противостоять агрессору, то бишь мне, лицом к лицу…

    Внезапно сработала хваленая «жопочувствительность», я резко развернулся, сунув руку за спину, и от удивления едва не оторопел – отправленный в нокдаун бандос неестественно быстро оправился и вытащил ствол. Не кольт, как у меня, а модный в среде «бычья» никелированный револьвер, что, правда, не делало его менее смертоносным, и уже почти прицелился мне в… теперь уже в грудь. А собирался наверняка в затылок. Впрочем, я его опередил, всадив пулю точно в лоб – на таком расстоянии мне даже целиться не нужно было. Оказавшийся позади тела скутер забрызгало красным, опиравшегося на локоть бандоса отбросило на спину, а я таки злобно выматерился – все-таки рефлексы страшная штука, второй раз за неполные два дня убеждаюсь. Сначала на примере Толстого Микки с клевретами, сейчас вот шавка Густаво попала под раздачу. Все, теперь стесняться нечего. Вижу «быка» со стволом, валю без разговоров. Будем считать, что это самооборона. Слабая отмазка, но хоть какая-то…

    Все, Майки, включайся в работу. Вон, в коридоре мелькнуло что-то… Рвануть в сторону, одним прыжком переместиться к двери и прижаться спиной к стене, так, чтобы проем оказался слева, а потом опуститься на корточки, проелозив рюкзаком по штукатурке… вовремя – мимо злобно просвистел сноп картечи. Судя по сопутствующим звукам, из дробовика пальнули. Не иначе, напарничек убиенного постарался. Вот только действует медленно – пока он цевье передергивает, я как минимум два прицельных выстрела сделаю. Но двух, слава богу, и не понадобилось: начав заваливаться на бок и попутно развернувшись в полете, я поймал на мушку лоб еще одного ярко выраженного «быка» – в джинсах, майке-алкоголичке и при татуировках – и нажал на спуск. Голова бандоса дернулась, на пластиковой двери позади него расцвел кровавый цветок, сама она украсилась трещинами, а я, едва оказавшись на асфальте, сделал перекат и встал на ноги с противоположной стороны проема, снова вжавшись в стенку. Ну-ка, не принесет нелегкая еще кого-нибудь?.. Вроде нет… получается, двое их в караулке было. Кто может еще оказаться? Секретутка, однозначно, но она дальше, в приемной. Судя по плану, это довольно далеко, сначала две комнаты охраны – справа и слева по коридору, потом Т-образный перекресток. Если свернуть налево, упрешься в запертую дверь склада готовой продукции для мелких оптовиков, которые затариваются прямо здесь, в офисе. Если пойдешь направо, окажешься в большом общем кабинете с несколькими клерками и продавцами-консультантами. Эти не опасны, они уже наверняка под столы попрятались. На этом достопримечательности первого этажа заканчивались, если не считать санузла, небольшой кладовки и мини-кухоньки с кофейным автоматом. Откуда такие подробности? Да с сайта же. Это, как-никак, солидная фирма. И на страничке в сети есть даже краткий виртуальный тур, чтобы потенциальные клиенты не терялись. Плюс у копов неплохое досье, в котором обнаружился подробный план фабрики, а также присутствовали небольшие, но емкие комментарии касательно привычек владельца предприятия. Так что шел я не вслепую. Кое-какая уверенность была, да. А когда увидел лимузин на парковке, так и вовсе убедился в собственной правоте – Густаво сейчас торчал в своем кабинете на втором этаже. Тот выходил окнами во двор, так что снаружи достать проблематично, в том числе и снайперу. И это без учета бронированных окон. Но мне на эти изыски пофигу, сейчас главное к локалке подключиться, и тогда они все у меня в руках.

    Выждав несколько секунд, я осторожно сунулся в коридор. Никого. Те, что наверху пасутся, еще не успели сориентироваться. Пять шагов прямо вперед, повернуться к двери кабинета справа, долбануть ногой, отшатнуться в сторону… Ага, никто навстречу не пальнул. Хорошо, что дверь распашная. Плохо, что снова захлопнулась, грохнув по косяку. Но ничего, мы не гордые, еще раз откроем. Аккуратно, рукой. А потом так же аккуратно просочимся внутрь, не забывая контролировать стволом пространство прямо по курсу.

    Как я и ожидал, комната охраны оказалась пуста – оба ее обитателя сейчас уже наверняка были в аду. Обстановка стандартная – стол, стулья, селектор, компьютер с большим монитором, блок дисплеев камер слежения… вот это мне и нужно. Заперев дверь изнутри, я устроился подле рабочей станции и законнектил с ней планшетник. Вот и все, теперь будем играть по моим правилам. Первым делом врубить глушилку на самом малом радиусе. Против биомехов работало, против сотовой связи сработало тем более. Вторым – заблокировать все замки. И когда я говорю все, я и имею в виду все. Вплоть до тех, что на окнах и в туалетах. Готово. Теперь пробежаться по камерам – ага, облом. Отсюда доступны только камеры внешнего наблюдения. На улице пока спокойно, никто на дохляка на парковке не среагировал. Тоже ожидаемо. Теперь добраться до внутреннего наблюдения… Ну-ка, вот так попробуем… Ага, не катит… А вот так?.. Есть! И минуты система не сопротивлялась. А местный босс прямо параноик, везде скрытых камер натыкал! В офисе на первом этаже, как я и предполагал, клерки. Числом трое, все мордой в пол, прикрыв затылок руками. Проинструктировал кто-то на случай нападения, однозначно. Ну и молодцы, дольше проживете. Так, на складе никого. Роль кладовщика наверняка исполнял кто-то из консультантов. Во второй комнате охранников тоже пусто, она больше по хозяйству использовалась – под серверную и оружейку. Но тоже на всякий случай запер. А вот на верхнем этаже суета. В правом крыле, где квартировал сам Густаво, для наблюдения были доступны лишь коридор и два из пяти помещений – приемная с секретаршей и ее личная комнатушка. Сортир и кабинет Грязного не просматривались, по вполне понятным причинам. А вот в левом, с таким же количеством комнат, осмотреть получилось все, включая санузел. И это естественно, с таким-то контингентом! Сам Густаво во владения «банды быстрого реагирования» наверняка не совался, равно как и гостей не водил, поэтому в двух комнатушках, обставленных согласно незатейливым «бычьим» запросам, царил форменный бардак. Еще в двух, где были оборудованы спальные места, соблюдался относительный порядок. Они в настоящий момент оказались пусты. Зато по коридору сновала пара парней характерной внешности, вооруженных аналогично убиенным охранникам – у одного аж два револьвера, второй с грозным видом тискал помповик. В запертом кабинете с бильярдным столом были заблокированы еще трое, и тоже при стволах. Эти пытались выбить дверь. А те двое, что оказались в западне в комнате с диваном и огромным телевизором с набором игровых прибамбасов, явно нацелились на окна. Сообразительные, уроды. Вот хрен вам. Как вам нравится, а? Бронированные жалюзи на бронированных окнах. И еще свет вырубить, покукуйте в потемках. И благодарите босса – этот параноик еще и профан, повелся на рекламные посулы и везде понатыкал металлические двери, за исключением той, что скрывала лестницу, делившую здание на два крыла. Но при этом консультанты допустили прокол – надо было еще и коридоры перекрыть гильотинными створками, как на входе. Тогда уж точно никакой супостат дальше дежурки бы не прошел. А так у меня сейчас прямой доступ в любую сторону, за исключением запертых помещений. Правда, по насквозь простреливаемым коридорам, но и с этим что-то можно придумать.

    Так, те, что в коридоре, метнулись в приемную. Интересно, сами сообразили или босс надоумил? В принципе, все равно. Маршрут намечен, пора браться за дело. Перезаряжаться даже не буду, десять еще в магазине, на пару телохранов за глаза. У меня вообще с боезапасом напряженка, всего один запасной магаз. Не сообразил тогда у Чойса с сёрджем смародерить… да кто вообще предположить мог, что придется в такие разборки лезть? Планировал всего лишь залечь на дно и дождаться оказии… Посмешил Бога, ага.

    Коннект вроде надежный, сигнал мощный, помех никаких, так что можно валить отсюда. Первый этап несложный – перешагнуть труп, попутно пинком отфутболив подальше дробовик, проконтролировать перекресток, распахнуть раскуроченную дверь (не обляпаться бы еще) и подняться на один пролет, до лестничной площадки. Дальше сложней: разблокировать окно, выходящее во внутренний двор, внимательно осмотреться – никто вроде не засек, нормальные охранники или не в курсе, или на открытое место носа не суют, забаррикадировавшись в цехах – и выбраться на подоконник. Стена хорошая, из стандартных пенобетонных блоков, есть за что ухватиться, плюс пучок кабелей относительно невысоко закреплен. Буквально два движения, и я уже на подоконнике следующей лестничной площадки. И это самый стремный момент – руки заняты, кольт за поясом. Обошлось, никто в меня не пальнул. Да и кому, собственно? Второй этаж остался ниже, это уже технический уровень с выходом на чердак. Так что я со своей позиции легко дотянулся до карниза, а дальше дело техники – элементарный «выход силой», и вот я уже распластался на крыше. Цапнув ствол, полежал чуток, внимательно прислушиваясь. Все спокойно. Переместившись к вентиляционному коробу, кое-как укрылся и достал КПК. Есть контакт. Судя по картинкам с камер, обстановка сильно не изменилась – запертые по-прежнему бесились от злобы, а вот сладкая парочка разделилась: один остался в приемной, терзал смартфон, пристроившись за секретарским столом, а второй пропал из вида. К боссу в кабинет зашел? Наверняка. Секретарши, кстати, тоже нет… Вот она, в подсобке. Как-то отпереть умудрилась, наверное, собственным электронным ключом. А, нет, там замок механический. Разумно, ничего не скажешь. Ну-ка, первый этаж… без изменений. Лежат, ждут кавалерию. А я чего хотел? Пяти минут не прошло с расправы над охранниками. Остальные все еще на нервах, от адреналина трясутся, а кое-кто и от страха. Это мне пофиг, по сравнению с обычным полевым выходом это даже не смешно. Жалюзи на место, центральный вход… заблокирован. Порядок. Время, Майки, время! Погнали.

    Вот, кстати, плохо, что нет карниза между этажами. С крышей бы не пришлось извращаться. Но ничего, справлюсь. Закрепив КПК на левом предплечье, я аккуратно свесился с крыши, зацепившись левой рукой за край и упершись носками в шов между блоками. Нормально. Как муха на стенке, и видно издалека, но провисеть так могу долго. Если, конечно, выстрелом не собьют. Так что поторапливаемся. Правая свободна, она мне сейчас ой как нужна! На дисплей систему управления замками, тык, еще раз тык… ага, жалюзи поползли. Сюрприз, ребятки! И ведь даже не высунетесь, побоитесь. И стрелять бесполезно – стекло бронированное. А еще спасибо тебе, Грязный, за лень твою безграничную – даже фрамуга на электроприводе. Независимо от жалюзи, но мне и этого достаточно. Еще раз тынц… ждем… кольт в руке, тело напряжено перед прыжком… не-а, не повелся, зараза. Умный. Торчит сейчас в глубине кабинета, взяв оконный проем на прицел. Только спрыгну, и снесет меня картечью к чертям. А мы вот так попробуем…

    Сунув пистолет за пояс, я извлек из кармана бутылку колы, примерился и запулил емкость прямиком в окно с тем расчетом, чтобы она, оказавшись на полу, откатилась от стены. Так обычно светошумовые «глушилки» швыряют, у телохрана наверняка должен быть специфический опыт…

    – Граната!!!

    Ага, угадал, но не совсем. У страха глаза велики, так мой покойный дед говаривал. За боевую принял, придурок. И, судя по звуку, нырнул куда-то, наплевав на босса. Все эти мысли мелькнули в мозгу, пока я летел вниз, хорошенько оттолкнувшись от стены ногами и изогнувшись всем телом, чтобы подправить траекторию. Тут главное руки разжать в нужный момент, когда уже по максимуму от вертикали отклонился и назад начал двигаться. А там уже чисто по инерции в нужную сторону унесет. Промазать надо было еще умудриться, тем более, специально на полигоне нечто похожее отрабатывал – влетел в окно ногами вперед, чувствительно приложившись задницей о подоконник, с которого немедленно соскользнул и плюхнулся пятой точкой на пол. Хорошо хоть, затылком не тюкнулся. Где-то секунда на все про все. Телохранитель еще не опомнился, но и я еще пока беспомощен. Да и самого Густаво как боевую единицу со счетов списывать рано. Так что прочь от окна, не важно как. Хоть на заднице, хоть перекатом… ф-фух, ушел! И кольт цапнул, так что теперь ничего не страшно. Быстрый взгляд вдоль помещения, поправка, выстрел! И сразу мушку на следующую цель.

    – Даже не думай!

    Грязный Густаво успел дотянуться до собственного револьвера, а вот схватить его и прицелиться – уже нет. Так и застыл с ладонью на рукоятке, уставившись мне в глаза. И видимо, прочел в них что-то такое, что заставило его судорожно сглотнуть.

    – Убрал ствол! Сбрось со стола, быстро!

    Послушался. Жить хочет, козлина.

    – Руки на стол, чтобы я видел!

    Молодец, старательный. Теперь главное слабины не давать, чтобы он это не почувствовал. Давить и давить. Но сначала о собственной безопасности позаботиться. Дело немудреное, в общем-то. Подойти к столу сбоку, ногой отшвырнуть револьвер и засветить рукояткой кольта Густаво в лоб. В половину силы, чтобы в башке зазвенело и поплыл слегка. Нокаутированный он мне ни к чему, а вот в таком состоянии в самый раз. Сдернуть за шиворот с кресла, перевернуть мордой в пол, заломить руки за спину и стянуть запястья заурядной стяжкой для кабелей – ими я тоже загодя обзавелся, в том же супермаркете, где толстовку прикупил. На раз-два-три. Ну вот, теперь можно слегка расслабиться. Только сначала окно закрыть и жалюзи вернуть на место. Пара кликов, и готово. Ну-ка, что тут у нас? Всегда было интересно, как главари банд живут. Тонут в аляповатой роскоши или скромничают, чтобы подчиненных не дразнить?

    Не знаю, как другие, а вот Густаво, похоже, нашел золотую середину – вроде и не бедно, но и без пошлостей. Массивный стол с компьютером, здоровенный телевизор на стене напротив, роскошное кресло босса, пара застекленных шкафов, полки с разными безделушками вдоль стен… два кресла попроще, гостевых, диванчик и еще один стол – поскромнее, стандартный письменный. Видимо, для секретаря. На полу ковровое покрытие, простенькое и немаркое. И еще одно украшение, весьма сомнительное.

    Нет, ну вот что я за робот долбаный? В спину бы телохрану пальнуть, ан нет – точно в основание черепа, под скрещенные на затылке руки. Ковролин изгадил, точно теперь не отмоют… а покойный явно был с опытом, упал не просто так, а со знанием дела – ногами к возможному эпицентру, максимально вжавшись в пол и прикрыв голову ладонями. Правда, от экспансивной пули почти в упор это не помогло. Впрочем, нет худа без добра – Густаво расправа сильно впечатлила, подарив мне лишнее мгновение. Пока тот в ступоре пребывал, я успел его взять на прицел, даже стрелять не пришлось, хотя собирался пальнуть по конечности в случае чего. Авось не оторвало бы граблю. А уж с кровотечением и болевым шоком я бы справился – сбереженная аптечка именно под это дело заточена. По-другому у «джей-ти» и не бывает.

    – Эй, босс, у вас все в порядке?

    Эт-то еще что такое?! А-а-а, селектор. Придурок в приемной забеспокоился.

    – Босс! Я слышал какой-то шум!

    Блин, сейчас еще в дверь долбить начнет… Ну да, додумался. Сам явно не угомонится, но хотя бы ясно, где он есть… ладно, будем считать, что сам напросился. Ну-ка, что тут у нас? Ага, внутренняя, гильотинного типа. Внешняя, двустворчатая, быстро откроется, а эта довольно медленно будет ползти. Порядок.

    Пристроившись сбоку от двери, я левой ладонью хлопнул по кнопке экстренного отпирания и, едва створка чуть сдвинулась вверх, выстрелил в открывшуюся ступню беспокойного придурка. Наградой мне послужил дикий вопль и звук падения чего-то массивного. Дождавшись, когда в поле зрения окажется весь бедолага, добил подранка уже традиционным способом – в лоб. Все равно у босса в кабинете ковролин чистить, так чего стесняться? Повторным хлопком по кнопке вернул дверь на место и перебрался в кресло босса, попутно перевернув того пузом вверх и злобно пнув в ребра. Так удобнее будет общаться, это я как специалист говорю. Еще бы что-нибудь колюще-режущее отыскать… ну-ка, а в ящиках что? Ага, сигары. Естественно, местные, аграрии табачок выращивают, почитай, с основания колонии. Полный набор, в том числе и гильотинка для обрезания кончиков. Пойдет. По времени тоже нормально – семь минут от начала действия. Этак я еще до прибытия копов смоюсь, правда, пока не придумал, как именно. Хотя есть вариант, но о нем после. Пока же привести Грязного в чувство, а для этого у меня флакончик нашатыря припасен. Знал же, куда шел. И зачем.

    Как я и предполагал, очухался пленник быстро, стоило только поднести раскупоренный пузырек к носу. Вдохнул по неведению и чуть не задохнулся, зашелся в кашле. Пришлось его даже на бок повернуть, а то бы не знаю, когда остановился. Да и на полу не очень удобно, пусть лучше в гостевом кресле посидит. Если уж совсем честно, так его мордовать гораздо сподручнее. А что мордовать придется, это к гадалке не ходи. Густаво калач тертый, без физического воздействия вряд ли расколется. Если только напугать до усрачки…

    – Ты кто?

    Оп-па, сам заговорил! Ты гляди, какой любознательный. Ладно, не буду пока отвечать. Вперюсь злобным взглядом да рожу пострашней скорчу.

    – Эй, придурок! Я тебя спрашиваю! Или ты даун?!

    Злобная усмешка вместо ответа.

    – Эк тебя перекосило! Точно дебил! Да тебя сейчас по стенке размажут! Отпусти меня, урод!

    Хрясь! Левым боковым в челюсть, легонько, чтобы только голова откинулась, но не до нокаута. Хрясь! Правый прямой, чтобы юшку из носа пустить. Ничего, скоро ты у меня до кондиции дойдешь, милок.

    – Конец тебе, козлина! Тьфу!..

    Н-на! В солнечное сплетение, чтобы согнулся и воздух выхаркивал напополам с кровью. Надо же, все мало. Пытается что-то прохрипеть. Ну ладно, тогда будем психологически давить. Я вернулся к столу, спокойно насвистывая под нос старинный марш из известного кино, задумчиво повертел в руках коробку с сигарами и извлек из нее гильотинку. Пару раз щелкнул вхолостую, потом с хрустом перерубил карандаш, а затем мой взгляд остановился на убиенном телохранителе. Ни слова не говоря, подошел к трупу, старательно обогнув кровавую кляксу, и присел рядом.

    – Хм… если бы я был жестоким, Грязный, то я бы испытал девайс на тебе, – пояснил я пленнику свои действия. – Но я не хочу тебе причинять лишней боли. Цени мою заботу. Ну-ка!..

    Мизинца гильотинка даже не почувствовала, а я понял, что перестарался – палец отлетел аж к стене, то есть где-то на метр. Безымянный оказал более достойное сопротивление, преодолев уже лишь половину расстояния, а средний и вовсе поддался с трудом, свалившись мертвецу на спину. Указательный же пришлось перекусывать в две попытки, слишком толстой и прочной была кость. Или уже режущий элемент притупился. Но это не важно, потому что Густаво таки сдался:

    – Ч-чего т-ты хочешь?..

    Я поднялся на ноги, медленно развернулся лицом к пленнику и пожал плечами, усмехнувшись как можно гнуснее. После чего неспешно направился к занятому креслу, поигрывая окровавленной гильотинкой. Грязный в ужасе забился на своем ложе, но получил очередной тычок в «солнышко», снова задохнулся и сопротивляться уже не смог. Я же перевернул его на живот и без особых церемоний заломил правый мизинец.

    – А-ах-ха-а!.. Уро-о-од!.. – просипел Густаво, а потом, почувствовав прикосновение к коже холодного металла, зашелся в крике.

    В этот момент мне почему-то стало противно, и вместо того чтобы отчекрыжить никчемную палку, я ограничился всего лишь ногтем – к моему безумному удивлению, ухоженным, с фирменным маникюром. А потом и вовсе скривился, услыхав подозрительное журчание. Втянул носом воздух, злобно сплюнул и отскочил от кресла.

    – Обоссался? Значит, в кондиции. Поговорим, что ли?..

    – К-кто ты? И ч-чего х-хочешь?..

    – Майк Бови.

    – П-пер… вый р-раз с-слышу!!!

    – Два года назад, афера с одним жуком из Корпорации. Дрейк фамилия.

    – Д-да я б-без п-понятия!.. К-какой еще Б-бови?!

    Ну, допустим, предположим. Про мать тем более бесполезно спрашивать. Остается Никки. Она прямым текстом сказала – ребята Грязного Густаво. А они без его ведома пальцем не пошевелят. Я бы еще поверил, что они действовали по собственной инициативе, если бы Никки просто попалась им под руку, да и под настроение тоже. Но нет, ее специально караулили. И в перерывах между побоями пытались что-то втолковать. Чего-то хотели. Жаль, не вышло у Вероники подробности выяснить. Но мне и этого достаточно. Плюс подозрения (пусть вероятность и больше девяноста процентов, но пока лишь подозрения) в смерти моего ребенка.

    – Тоже два года назад, некая Никки Феррер. Ты подсылал к ней своих «быков», чего-то от нее хотел!

    – Да не помню я!!!

    Теперь уже я задохнулся – от ярости. И действовал, можно сказать, в состоянии аффекта: шагнул к креслу, безжалостно вывернул по-прежнему скованные руки пленника и нацепил гильотинку на указательный палец. Какой именно, не заметил. Да и пофиг, если честно.

    – Говори, тварь! Считаю до трех! Раз!..

    – Н-не п-по… А-а-а-а!!!

    И это я лишь чуток нажал, даже кожу не прорезал. То ли еще будет!

    – Два!..

    Ф-фу, мля!.. Еще и дерьмом пахнуло, что ли?..

    – Скажу! С-скажу!.. Малышка Никки… я помню… мы к ней иногда обращались с кое-какими… специфическими заказами! Пока она нас не кинула с каким-то доморощенным хакером, как там его! Ч-черт! Точно! Это ты и был!!!

    – Не отвлекайся! Что с Никки? За что вы на нее наехали?

    – Хотели поучить… за предательство! Мне отказала… сучка! Отмазывалась, что бережет невинность до свадьбы, а тем временем с тобой отжигала!

    – Это несущественные детали. Продолжай, я слушаю.

    – Это все!

    – Уверен, засранец?

    – Да! А-а-а-а-а-а!..

    Все-таки указательный не для гильотинки. Жестковат, тоже с первого раза не пожелал отваливаться. А второй раз я нажимать не стал, предупреждения оказалось достаточно.

    – Это Дрейк! Он велел!

    – Что именно?

    – П-припугнуть! Сказал, что она видела кое-что, а еще кое-что знает. И он хочет быть уверен, что она не проболтается.

    Да, на жучару это очень похоже. Совсем от свидетеля избавиться побоялся, видимо, ссыкло еще то. Или, что совсем невероятно, совесть не позволила. Но это уже второй случай, если меня принять в качестве первого. Тоже ведь не нанял головорезов, чтобы бритвой по горлу и в песок. Пустоши большие, хрен бы кто когда нашел. Но нет, заморочился, следы замел, сделку со мной заключил. И с Никки решил подстраховаться, стервец. Подстраховался на свою голову.

    – Ну и?..

    – Что?! Припугнули, но перестарались немного. Зато как она из больницы вышла, сразу на все предложения Дрейка согласилась – и на работу, и на квартиру, и на защиту. А может, и еще на что-то… уж больно сладенькая, я бы не устоял! А-а-а!..

    – Не заговаривайся, тварь! Чуть сильнее нажму, и здравствуй, косметическая хирургия!

    – А чего еще-то сказать? Ты бы уточнил…

    – Кто конкретно… предупреждал?

    – Тебе поименный список? Так нет уже их всех, подохли! Уж не знаю, как так случилось, но почему-то все, как один, в аварии попали. А одного вообще дверью прихлопнуло на заводе, только брызги полетели! Доволен?!

    Ха. Знакомый почерк. Тут или Никки лично постаралась, или Дрейк подсобил. Хотя все равно что-то не сходится.

    – Никки Дрейку зачем?

    – А я знаю?! Может, хотел для чего-то использовать. Надавить на кого-то… не на тебя ли, часом?

    Интересный вариант. Опять же, в духе жучары. Брезгливо отшвырнув ставшую ненужной гильотинку, я поднялся на ноги, перевернул Густаво на спину и уставился ему в глаза.

    – Она ждала ребенка.

    – И чего?! Я еще больше должен обгадиться?!

    – Ничего, – дернул я плечом. – Просто хочу, чтобы ты знал, за что подохнешь.

    Судя по скривившейся роже Грязного, ему было уже все равно. Ну, а мне тем более. Рука скользнула за спину, и через секунду ствол кольта смотрел пленнику в лоб. Черт, близко, сейчас забрызгает… рукой прикрыться, что ли?.. Указательный палец напрягся на спусковом крючке, выбирая слабину…

    – Эй, Бови! А я был прав, Никки оказалась сладенькой штучкой! Мы ее тогда не сразу начали… предупреждать. Сначала она нанесла мне визит… без особого желания, ты знаешь. Но и отказать… не смогла. Хотя морду мне расцарапала знатно. И я ее пялил! Прямо здесь, вот в этом кабинете, вон на том дива…

    Бах!.. Ш-шух!.. Врешь ты все, сука. Тогда офиса у тебя здесь не было. Максимум мог на старый склад уволочь. Но Никки бы про это сказала. Так что наплевать на твой пафосный бред и растереть. М-мать, все-таки руку заляпало!..

    Стряхнуть кровь не получилось, пришлось вытирать ладонь об обивку кресла. А потом еще и чуть не проблевался для полного счастья – в этот раз попал не так удачно, в переносицу, так что Грязному все лицо разворотило. И зрелище это вдруг на меня подействовало. Прямо как новобранец в первом полевом выходе. Соберись, тряпка! Похрен на нервы. Хотя нет, не похрен, потряхивает изрядно. Не охота, но без аптечки не обойтись…

    А вообще можно считать, что свои дела я здесь завершил. Чувствую себя отвратно, прямо как зомби в кровавом угаре, но зато у меня теперь есть следующая цель. А уж добраться до нее дело техники. Только дрожь в руках унять, и можно уже будет за дело браться… Черт, как же хреново! Отходняк, как после тяжелого боя. Тремор, бешеный стук сердца, затрудненное дыхание, да еще и голова закружилась… На фиг, на фиг!.. Доползти бы до бывшего рабочего места Густаво да рухнуть в кресло. Так, вроде добрался… где аптечка?..

    Сгрузив «дэй-пак» на стол, я чуть ли не с головой в нем зарылся, но разжился-таки небольшой коробочкой с красным крестом. Походный вариант, абсолютный минимум, но и релаксант есть, и мощнейший пэйнкиллер. В шприц-тюбиках. Последний мне сейчас ни к чему, а вот первый не помешает. Воткнуть иглу в бицепс прямо сквозь одежду да выдавить препарат – ничего сложного. Теперь дождаться, пока начнет действовать. А это всегда лотерея, когда почти сразу моторчик в норму приводит, а когда и полчаса мало. Ох, как же меня прихватило!..

    Сейчас бы откинуться на спинку кресла да расслабиться минуток на сорок. Но не время, не время. Что с обстановкой? Плюс одиннадцать минут от первого жмура, никто из оставшихся в живых еще опомниться не успел. Запертые по-прежнему беснуются, разве что телефоны мучить перестали ввиду полной бесполезности оных. Клерки все так же на полу, секретарша в подсобке. Плюнуть на все и отлежаться? С четверть часа вполне могу себе позволить, особенно если охрана из цехов не пожалует в гости. Но на это, если честно, надежды никакой. Придется работать по плану. Где тут у меня планшетник?..

    Тилинь-дилинь! Да твою ж!.. Кто опять? Аноним, чтоб его. И это точно не Никки, она бы до такого не додумалась. Входящее сообщение гласило буквально следующее: «Сложные проблемы всегда имеют простые, легкие для понимания неправильные решения». Это на что же он намекает? Что я зря здесь погром устроил? Типа по легкому пути пошел? А какие у меня еще были варианты? Нет, один точно был – затаиться в укромной нычке. Вопрос только, стал бы я себя после этого уважать? Хотя… пять трупов… фига себе, цена самоуважения. Действительно, что-то слишком легко я до убийств скатился… оскотинился… Тьфу, мля! Главное-то и не заметил! Как он вообще, позвольте поинтересоваться, сообщение мне прислал? Глушилка же работает! И вот это уже реально плохо. Неизвестный и совершенно непредсказуемый фактор, учесть который не под силу и тактическому гению, не то что мне. Пожалуй, слегка подкорректирую планы. Не стану прямо отсюда в штаб-квартиру Корпорации ломиться. Сначала пережду чуток, отдышусь и в норму приду.

    Тилинь-дилинь!

    Мля!!! Аж подпрыгнул в кресле. Теперь-то что? «Нет лучше времени, чем настоящее, чтобы отложить то, чего не хочется делать (закон Хечта)». А это вообще к чему? И ведь не спросишь, обратного адреса нет… одобряет, по ходу. Мысли мои прочитал, что ли?..

    Кста-а-ати!.. Вот же комп Густаво, активированный, с загруженным рабочим столом. Пошерстить, что ли? Да хотя бы посмотреть, кто с ним связывался. Почта, входящие… ничего интересного. Или спам, или ни о чем мне не говорящие адреса. Мессенджер? А вот это уже кое-что. Некий господин Браун предупреждает Грязного о моем визите, причем больше чем за час до оного. Просчитали меня, или опять Никки проговорилась? Но с ней я планами поделиться не успел. Значит, просчитали. И кто же там у них такой умный? Сам Дрейк, что ли? Не приборзел ли, часом? А мы ему обраточку…

    «Браун, передай Дрейку, что ему конец. И тебе тоже, за компанию».

    Теперь «энтер», и пусть иконка загрузки мельтешит. Как свалю и глушилку вырублю, так и сообщение уйдет. Пусть понервничают.

    Ладно, валим отсюда. Вроде немного очухался, по крайней мере, голова кружиться перестала, может, и шатать не будет. Ага, нормально. Ноги держат. Кольт на всякий случай в руке, в магазине последние пять патронов… точно, про мародерку забыл. Револьверы ни к чему, а вот у мертвеца в приемной помпа. Укороченная, с пистолетной рукояткой вместо приклада. Удобная и практичная, ага. Вот только патронов маловато – судя по длине магазина, четыре в нем, пятый в патроннике. Да в карманах еще столько же. Не самый запасливый типчик попался. Наведаться в оружейку? Это идея, хоть мне и не особо по пути. Но ничего, я не гордый. Потихоньку, по стеночке… не забыть замок разблокировать с капэкашки. Есть!..

    Оружейная комната, в отличие от жилых, содержалась в идеальном порядке. Вот только стволом обзавестись не удалось – все они хранились в металлическом шкафу с решетчатой дверью, к моему глубочайшему сожалению, запертой на примитивнейший навесной замок. Механический, без единой микросхемы. А вот боеприпасы лежали в нормальном сейфе, с магнитной фиксацией дверцы. Этот вскрыл без труда, но патронов к кольту не нашел, сплошь револьверные для сорок четвертого калибра. А вот дробовые в пластиковых гильзах в наличии имелись. Закинув пару коробок в рюкзак, я разжился еще пустым патронташем типа «бандольеро» и компактным чехлом для переноски ружей, как раз под затрофеенного коротыша. Теперь точно живем. Пристроив удобно разместившийся в нем дробовик за спиной, я как мог быстро поднялся на верхнюю площадку лестницы и вскрыл чердачный люк. На крыше так никого и не было, и я совершенно беспрепятственно добрался до крытого перехода между офисом и левым, если стоять лицом к улице, цехом, пробежался по коньку, едва не сверзившись вниз, и съехал на асфальт по водосточной трубе, оказавшись в переулке, выводившем на зады фабрики, к грузовым воротам. Туда мне не нужно, зато по параллельной улице можно относительно незаметно добежать до ближайшего спального квартала – это минут пять ходу с учетом моего состояния. Правда, с каждым шагом мне становилось все лучше и лучше, так, глядишь, и совсем на ногах оклемаюсь. Удалившись от злополучной фабрики метров на триста, я вырубил ставшую бесполезной глушилку – все равно офис уже вне радиуса действия – и на бегу принялся вызывать роботакси. Вбил адрес одной из жилых высоток, так что подозрений не вызвал. Диспетчерская служба, кстати, сработала выше всяких похвал, мне даже ждать не пришлось – едва оказался у первого подъезда, как к нему же спикировал летательный аппарат характерной расцветки. Наличие у меня оружия никого не смутило – робот же, ему угрожать бесполезно – и уже через несколько секунд я без сил развалился на заднем диванчике пассажирского салона. Пункт назначения задал наобум, постаравшись лишь, чтобы он оказался на противоположном конце Столицы. Чтобы взломать систему и перехватить управление, понадобится время. А потом поминай как звали. Улечу километров за десять от города, в пустыню, да покемарю до темноты. А дальше видно будет.

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Пункт дислокации: Столица, центр

    12 марта 2188 года


    – Хм… а с чего это Бови решил мне угрожать, а, Браун?

    – Видимо, нервы, сэр. Беседа с нашим общим другом Густаво далась ему тяжело, насколько я понимаю.

    – Надеюсь, вы уже доставили мисс Феррер к нам?

    – В процессе, сэр. Она оказалась очень ветреной особой. Просьбам не вняла, пришлось искать ее по всему спальному району.

    – Но вы ее нашли? – посчитал нужным уточнить Дрейк. Не то чтобы он боялся, но… скажем так, некие опасения все же присутствовали. Беглый Бови показал себя бойцом не только умелым, но и безжалостным. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись. – Надеюсь, вы понимаете, Браун, что эта юная особа наш… последний довод королей в беседе с капралом?

    – Да, сэр. Предельно ясно, сэр. Не беспокойтесь, ее уже встретили мои люди, а сейчас она как раз в катере, летит на конспиративную квартиру. Лучше не складывать все яйца в одну корзину. Я предупредил сотрудников, чтобы не гнали и не нарывались на неприятности. В случае необходимости мисс Феррер будет доставлена в штаб-квартиру в течение десяти минут, сэр.

    – Хорошо, Браун. Боюсь спросить… а вы оставили в ее квартире указания, где ее искать?

    – Да, сэр. Несколько намеков, более чем прозрачных. Если Бови начнет ее искать, он легко докопается до истины.

    – Еще чем-то порадуете?

    – Срочный груз с Ваала уже на космодроме.

    Возникшая в разговоре пауза весьма удивила Брауна – насколько тот знал, Дрейк был осведомлен о доставке и должен был ее с нетерпением дожидаться. А теперь, вместо буйной радости (в Дрейковом, естественно, понимании), руководитель демонстрировал глубокую задумчивость. Прикидывал варианты? Очень может быть…

    – Это хорошая новость, – наконец нарушил молчание Дрейк. – Пусть его доставят ко мне. С Курьером уже все обговорено.

    – Да, сэр, конечно. Но, может?..

    – Договаривайте, Браун, раз уж начали.

    – Может, тогда не доводить до крайности? Я имею в виду ситуацию с Бови. Давайте его просто ликвидируем. Дистанционно. Снайперы у нас хорошие, а после того шухера, что он устроил в логове Грязного, мы не спускаем с него глаз. Достаточно одного вашего слова, и…

    – Нет.

    – Это ваше слово, сэр?

    – Именно.

    – Но… почему?

    – Потому что как раз сейчас это финансово чрезвычайно невыгодно, Браун. Я же вам уже разжевывал насчет боевых качеств матрицы. Бови прибавил в цене как минимум на треть. И он теперь еще больше нужен мне живым. Придется снова отправлять его на Ваал, лучше всего в иммобилизованном состоянии…

    – Извините?..

    – Введем его в искусственную кому, так он гарантированно не доставит неприятностей. И не рассказывайте мне про затраты на логистику, они потом неоднократно окупятся. Правда, придется ждать других Курьеров, Смальков слишком щепетилен для реализации столь горячего товара.

    – А как же ваши договоренности?

    – А что с нашими договоренностями? Мы их не нарушаем. Груз с Ваала пришел, сделка состоится часа через два, когда он снова почтит меня своим вниманием. Черт, как не вовремя вице-президент возник с этим приглашением! Да и товар с космодрома доставят к тому времени.

    – Даже раньше, сэр.

    – Вот именно. Ладно, наберемся терпения и будем ждать. Главное, чтобы Бови не наделал шума больше допустимого. Постарайтесь не пустить его выше первого уровня.

    – Если он вообще появится.

    – А вот это, Браун, будет уже вашей заботой. Если он не появится, придется ему как-то намекнуть. А пока мы с Курьером будем в пентхаусе, я обещал продемонстрировать ему вид на ночную Столицу.

    Браун задумчиво хмыкнул. Это как же его работодатель перепугался «джей-ти», если, пусть и мысленно, допускает его проникновение в святая святых трэйд-отдела до тридцатого этажа включительно? Не супермен же этот Бови, в конце концов? Ладно, тридцатый так тридцатый. Тем более два последующих уровня включали в себя двадцать и десять этажей соответственно – здание было выстроено в виде ступенчатой пирамиды.

    – Можно еще один вопрос, сэр?

    – Валяйте, Браун.

    – А как на пересмотр условий сделки отреагирует совет директоров, сэр?

    – Никак, – безразлично пожал плечами Дрейк. – Во-первых, они не узнают.

    Браун понимающе кивнул, тщательно скрыв усмешку, что, впрочем, не обмануло руководство – Дрейк про себя подумал, что помощник наверняка поет на ушко кому-то из директората. Не мог не петь, это был бы нонсенс. Да и дело житейское, по большому счету.

    – Во-вторых, если и узнают, я смогу обосновать свое решение. И экономически, и с точки зрения стратегии развития трэйд-отдела. И в-третьих… Браун, не кажется ли вам, что данный вопрос вне вашей компетенции? Равно как и вне компетенции этого сборища из Овала?

    Овалом называлась штаб-квартира Корпорации, и название свое она получила, как не трудно догадаться, в связи с архитектурными особенностями.

    – Да, сэр. Как скажете, сэр.

    – И еще одно, Браун.

    – Я вас слушаю, сэр.

    – Когда будете докладывать туда, – Дрейк ткнул пальцем в потолок, намекая на вышестоящее начальство, – учтите один нюанс. Вы некомпетентны в рассматриваемом вопросе в связи с тем, что не владеете нужной информацией. Уровнем не доросли. А они – потому что это для них слишком мелко. Надеюсь, разница вам ясна?

    – Да, сэр.

    – Идите, работайте.

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Пункт дислокации: пустоши, неподалеку от Столицы

    12 марта 2188 года


    Ночью в пустыне, оказывается, очень красиво. Песка и камней не видно, унылые колючки тоже скрыты во тьме, зато звезды на небосводе сияют на все деньги. На небе ни облачка, только Андрас впечатление портит – этакая бледная блямба слева вверху, да еще и со здоровенным ореолом. Почти на треть полусферы, если грубо приблизительно. А вот все остальное бездонное пространство заполнено мерцающими точками, складывающимися в замысловатые узоры. Если долго на них смотреть, начинает казаться, что они живут своей особой жизнью, кружатся в медленном хороводе и поражают величием и непостижимостью. Сначала просто тонешь в испещренной искрами ткани мироздания, а потом начинаешь погружаться все глубже и глубже. Кто-то из великих сказал: если долго всматриваться в бездну, бездна начинает всматриваться в тебя. Как раз мой случай. Еще бы чуть потеплей было… но это несбыточная мечта. Пустошь с наступлением темноты быстро остыла, и поднялся ветер, гнавший песчаные волны. Хочешь не хочешь, а надо в роботакси забираться, в салоне всяко выше температура. В крайнем случае можно отопитель врубить. А так бы стоял да стоял, вперив взгляд в небо. Очень уж здесь покойно, все дела и заботы как-то быстро на задний план отступили. И мысли очистились, равно как и совесть. Вернее, последняя просто задремала.

    Мандраж, кстати, прошел, да и тремор тоже. Давно, еще пока над Столицей летел. Отвлекся на взлом системы управления такси и сам не заметил, как пришел в норму. Но планы менять не стал, направил трофейный (или все-таки банально угнанный?) аппарат прочь от суетного города. Глубоко в пустоши соваться не решился, да и незачем, так что присмотрел укромное местечко в десятке километров от ближайшей окраины и приткнул аппарат у небольшой скалы, изрядно обточенной ветрами. У ее подножия нашлась удобная каменистая площадка, которую почему-то не заполонил песок. Видимо, постоянно с одного направления дует, наверняка что-то с микроклиматом связано, но я в этом не специалист. Приземлился, и ладно.

    В пустыне пока еще было достаточно светло, но тень от камня укрыла от клонившейся к закату Астарты, а Андрас еще не появился из-за горизонта. Давненько на природу не выбирался… я имею в виду, в такое место, где не приходится каждую секунду ждать нападения биомехов. Забыл уже, что такое вообще бывает. Но все же преступно расслабиться себе не позволил, дремал вполглаза, заблокировав все двери и затемнив окна, не забыв про здоровенный люк в крыше. Ровно два часа, ни больше, ни меньше. И отдых пошел на пользу – чувствовал я себя на диво хорошо. От мигрени не осталось и воспоминаний, мышцы пришли в тонус (за исключением шеи – та затекла от неудобной позы), да и перевозбуждение схлынуло. Я снова был собран и хладнокровен. По крайней мере, хотелось так думать. Для верности выбрался на свежий воздух, поежился, попялился в небо, приплясывая от холода, да принялся к визиту в вотчину господина Дрейка готовиться. Хотя готовиться – это громко сказано, всей подготовки – достать из «дэй-пака» пачки с патронами да набить ими бандольеро. Еще в кольте магазин сменил. Пятнадцать выстрелов есть, плюс пять в НЗ. Холодняк бы еще какой, чисто на всякий случай, но с этим оказалось все сложно. Если только собственный планшетник в качестве тяжелого тупого предмета использовать. Но тогда уж проще дробовиком орудовать, взяв его за ствол. Жаль, он без приклада. Да, еще наклейки «Пицца Дядюшки Джона» содрал на фиг, чтобы не демаскировали.

    План же у меня был предельно простой – подобраться к штаб-квартире трэйд-отдела на угнанном (или все-таки трофейном?) летательном аппарате, потом подняться повыше и протаранить стену. Тут главное в само здание попасть, чтобы можно было подключиться к коммуникациям изнутри. Это ключевое условие. А дальше уйма вариантов, не буду все перечислять. Сверху решил вламываться, потому что спускаться проще, чем подниматься. Что на лифте, что по лестницам. Вот и весь расклад. А чтобы не сшибли раньше времени (ха-ха-ха, очень смешно – ПВО в отдельно взятом здании), перепрошил систему управления экипажа такси, воспользовавшись умыкнутыми давеча кодами от катера эсбэшников. Ничего сложного. Но расчет снова только на скорость, наглость и эффект неожиданности. Не ждут от меня настолько безбашенной выходки, я уверен. Дрейк (по крайней мере, его версия двухлетней давности) имел склонность судить об окружающих по себе, и в этом его слабость. Он невольно проецировал любое происходящее вокруг событие на себя любимого. А вот поправку на индивидуальность и преобладающие черты характера моделируемого объекта, как правило, сделать забывал. Так вот, сам Дрейк на такое безумство ни за что бы не решился. Он бы уже давно свалил в какое-нибудь поселение аграриев. Ведь это же так рационально! У пустынных бандитов опасно, в городе тоже, ну и что остается? Вуаля! Но я, слава богу, не Дрейк. Поэтому буду работать на разрыв шаблонов. Кстати, чего в долгий ящик откладывать-то? Стемнело окончательно, теперь помимо маскировки виртуальной еще и в физическом плане гораздо незаметнее можно быть. Особенно если лететь повыше, чтобы на отслеживаемых дорожными службами горизонтах не отсвечивать. Да и к зданию подобраться проще, спикировав сверху. В крайнем случае просто на крышу сяду, а дальше видно будет. Именно так и поступил, без проблем запустив движки такси и неторопливо забравшись на самую верхотуру, под две тысячи метров. Практически потолок для данной модели. А потом спокойно, без суеты направился к деловой части Столицы. Делать почти ничего не пришлось, но на автопилот я полагаться не стал, так и держался за штурвал. И неожиданно оказалось, что занятие это почти что медитативное. По крайней мере, мыслительный процесс подстегивался изрядно. А подумать было о чем.

    Как ни странно, сомнений я не испытывал. Тот же Дрейк, например, сто раз бы подумал, а оно ему надо, в осиное гнездо соваться? Какая в этом выгода? В том-то и дело, что абсолютно никакой. Просто за все нужно платить. И для жучары из Корпорации время расплаты наступило – здесь и сейчас. Мне ведь много не надо, Дрейка уничтожу, а там и сдаться можно будет. Если, конечно, смыться не получится, на что лично я питаю нешуточные надежды. Есть предпосылки, да и средства для осуществления побега тоже. Главное, не тормозить и на мелочи не отвлекаться. Кто-то может возразить, что месть – это блюдо, которое подают холодным. Все верно, вот только нет у меня уверенности, что когда-нибудь потом шанс до обидчика дотянуться появится. А сейчас он очень велик, так что грешно упускать такую возможность. И терять мне, по большому счету, нечего… вернее, некого. Разве что Никки… но она сделала выбор. Ее право, не мне, трусливо сбежавшему от проблем, ее судить. Но и навязываться будет верхом бестактности. Тот поцелуй в «Бисквите» ничего не значил, она могла внимание таким образом отвлекать от суеты за стеной. И не факт, что конкретно сеньорите Веронике Феррер от Дрейковых страданий станет легче. Вполне может быть, что и наоборот. Если верить Густаво, она сейчас во всем от жучары зависит. Но Майк Бови всегда отдает долги. И за Никки отомстит, даже если ей это и не нужно. И за собственную мать – в компьютере покойного главаря «лос криадос» нашлось много чего интересного, в том числе материалы, позволившие вычислить секретную «волосатую лапу» в Корпорации. Угадайте с трех раз, кто бы это мог быть? Правильно, Дрейк. Возьмите с полки пончик. Без его ведома почти ничего в банде не происходило, а уж такая акция, как война с конкурирующей структурой, однозначно без его участия не обошлась. Так что еще и к смерти моей родительницы он самое прямое отношение имел. А еще хотел меня использовать в сомнительных игрищах, как бы в рабство продать не собирался. Иначе зачем я ему понадобился? Хватило бы и психоматрицы на флешке. Нет, вызвал, да еще и в сопровождающие собственной виртуальной «копии» определил. Верх цинизма, не находите? Так что по совокупности вполне смертный приговор заслужил. А если не я, то кто? Суд Корпорации? Сейчас лопну от смеха…

    Как бы то ни было, маршрут эвакуации я предусмотрел. Вот такой вот я оптимист. Но действовать собирался без оглядки на тылы. Игра ва-банк, или я достигну своей цели, и тогда появятся варианты, или подохну в процессе. Третьего не дано. Я не тряпка, и не трусливый пес, чтобы забиваться в конуру и не отсвечивать, не решаясь даже поскуливать от ужаса. Это не мой метод. Предпочитаю проблемы решать раз и навсегда, не гнушаясь хирургического вмешательства. А в моем случае Дрейк как злокачественная опухоль. Вообще все из-за него началось, когда он два года назад подрядил меня на атаку сервера кадровой службы Корпорации. Не знаю, что конкретно он искал, заказ был на здоровенный массив информации, но так подозреваю, что ему нужны были «левые» и откровенно противозаконные контакты его же собственных сослуживцев. Хотел, видать, под себя подгрести. Решил расширить сферу влияния и замахнуться на место в совете директоров. Прямо он об этом не говорил, но намекал, да и по специфике работы многое становилось понятным. Вот только не срослось у нас, меня засекли и попытались перехватить. Я, конечно, смылся, но Дрейк крупно прокололся и начал заметать следы. Насколько я знаю, как минимум троих завербованных агентов из числа персонала кадровиков просто грохнули, еще парочка внезапно заехала в лечебницу, специализирующуюся на душевных недугах, а мне было сделано предложение, от которого я не смог отказаться. Правда, потом неоднократно жалел о своем решении, но было уже поздно. Зато все эти два года я выживал, движимый мыслью о расплате. Не моей, я за все рассчитался с лихвой, а холеного господина в дорогом костюме. Того самого, который, как теперь выяснилось, виновен в смерти как минимум двоих моих родственников – матери и неродившегося ребенка (но это не точно, хм). А еще по его указанию покалечили мою девушку. Она ведь после такого могла бесплодной остаться. В общем, счет более чем внушительный. Держись, ублюдок! Вдо-о-ох, вы-ы-ыдох… а ведь эта тварь вышла сухой из воды, как ни крути. При всех самых хреновых раскладах. Два года назад он не был главой трэйд-отдела. А сейчас глава. Выводы делайте сами.

    Ладно, нормально сам себя накрутил. Да и дорога как-то незаметно пролетела, еще пара минут, и можно будет на снижение идти. Пирамида-то вон она, сияет габаритными огнями. Силуэт едва различим за иллюминацией. Вот пониже буду, и этажи увижу. Темные. А пока марево в глазах. Да и остальной район под стать – высотка на высотке, и все с претензией на оригинальность. Обитель сильных мира сего, основная корпоративная вотчина. Если бы не утренняя стычка с безопасниками, подарившая возможность влезть в их систему изнутри, фиг бы я сюда долетел. А пока бортовой компьютер уверенно отбивает сигнал «свой – чужой» на запросы полицейского сервера. Свой я, свой. И дальше так думайте. Хотя бы еще секунд тридцать… ага, штурвал от себя, не очень резко, но чувствительно, чтобы такси носом клюнуло… пошло веселье. Двадцать пять секунд до контакта… интересно, когда копы просекут фишку? Или первыми охранники в здании догадаются? Лучше бы этот вариант, секьюрити мне противопоставить нечего. Нет у них ни переносных ЗРК, ни гранатометов, ни крупнокалиберных пулеметов. И даже катер в воздух поднять не успеют – их экипажу снизу вверх шкандыбать, мало того что догонять, так еще и на мои выкрутасы реагировать. Так что обломайтесь, ребятки! Двадцать секунд до контакта… что это там на панели мигает? Тревожно так, красным? А, экстренный вызов… да пошли вы… пятнадцать секунд…

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Пункт дислокации: Столица, центр

    12 марта 2188 года


    – Мистер Дрейк, сэр! У нас экстренная ситуация!

    – Успокойтесь, Браун, не видите, у меня гость? – Хозяин кабинета, казалось, нисколько не изменился в лице, но от пытливого взгляда Курьера не ускользнула легкая бледность, мгновенно разлившаяся по коже. – Вы не возражаете, господин Смальков, если я побеседую с подчиненным с глазу на глаз?

    – Нисколько, – барственно отмахнулся гость.

    Курьер буквально только что разместился в роскошном кресле со всеми возможными удобствами и покидать его явно не намеревался. Что и продемонстрировал всем своим видом.

    – Пойдемте, Браун, – походя цапнул клеврета за пуговицу пиджака Дрейк.

    Подчиненный помимо воли потянулся за ним, прикусив язык, и снова раскрыл рот, только когда за ними плотно закрылась автоматическая дверь.

    – Что у вас?

    – Сэр, Бови пытается протаранить здание! Я не знаю, сколько еще осталось! Его засекли меньше минуты назад, счет идет на секунды! Вам нужно срочно эвакуироваться! Пентхаус самое уязвимое место! Пойдемте в лифт…

    – Спятили? – Дрейк отскочил от возбужденного помощника, как ошпаренный. – Мы же вроде именно этого и ждали. А у меня здесь Курьер. Я его должен бросить? Вы в своем уме?!

    – Но, сэр! Бови собирается…

    – И что? Вы не можете его сбить?

    – Нет, сэр.

    – Он летит на бронированном штурмовике?

    – Отнюдь, сэр. На обычном роботакси. Он каким-то образом его перепрограммировал и задал правильный опознавательный код, поэтому мы так поздно его засекли! И мы ничего не можем сделать! У нас нет средств ПВО, они никогда здесь не были нужны! И даже протаранить нечем, воздушная полиция не успевает, наша охрана – тем более. Вся техника в гаражных боксах. Я не знаю, что предпринять, сэр!..

    – Во-первых, успокойтесь. Если он не на боевом крейсере, то зданию в целом ничего не угрожает. Во-вторых, ответьте: а чем это вы сейчас занимаетесь, господин Браун?

    – Я…

    – Вы без толку тратите время, вот чем вы занимаетесь! Вы сейчас должны координировать наши силы в штаб-квартире! Поднимать на ноги весь личный состав! Сами же сказали, что он собирается таранить здание!

    – Но я не знаю, где именно! – сорвался на крик Браун. – Вариантов масса! Он петляет!

    – Да неужели?! Браун, соберись! Подними тревогу! Только не заставляй народ толпиться в вестибюле! Пусть собираются в нескольких местах, на разных уровнях, и пусть будут готовы экстренно выдвинуться в указанную точку. Это же возможно?

    – К-конечно, с-сэр!..

    – Ага, ожил… А что это за шум?..

    – К-кажется… Бови.

    – Далековато… Самый низ третьего уровня?

    – Похоже, сэр.

    – Странно, что не второго. Как раз бы по центру…

    Упоминать про первый уровень Дрейк не посчитал нужным – все-таки трэйд-отдел Корпорации, организации, которая никогда не спит. В том числе и ночью. Правда, в это время суток активны только этажи с первого по десятый, занятые дежурными службами. Но все равно там некомбатантов море, что для Бови, как прожженного вояки, более чем весомая причина туда не соваться. Во избежание, так сказать.

    – Да, слушаю! – Браун зажал ладонью ухо, постоял секунду молча и расплылся в довольной ухмылке. – Сэр, его обнаружили. Есть место, этот этаж и даже конкретное крыло уже отсекли от остальных помещений. Минут через десять туда доберется группа быстрого реагирования…

    – Вот видите, а вы паникуете!.. – приободрил клеврета Дрейк. – А почему так долго?

    – Мы не ждали его здесь, сэр. Готовили достойную встречу внизу, теперь пока бойцы подтянутся, пока оценят обстановку… никто не сунется без подготовки. Наши люди профессионалы с опытом.

    – Бюрократы с опытом! Ладно, я к гостю. Вы пока разбирайтесь с Бови, но помните, что его желательно взять живьем. Стрелять только по конечностям и только в крайнем случае.

    – Да, сэр. И еще одно…

    – Да? – удивленно заломил бровь Дрейк.

    – Что считать крайним случаем, сэр?

    – Хм… Пожалуй, угрозу лично мне и моему гостю. То есть если он будет ломиться в мою дверь, стреляйте в голову. Во всех остальных случаях…

    – Понял, сэр.

    – И…

    – Ну что еще?

    – Груз с Ваала прибыл. Он сейчас на первом уровне, в карантине. Что прикажете делать?

    – Пусть пока подождет. Сначала разберемся с текущей проблемой. Курьера я отвлеку. Ненадолго, – снова вздохнул Дрейк. – Уже почти все темы исчерпали… так что вы уж постарайтесь побыстрее, Браун! А еще, пожалуй, прикажите доставить мисс Феррер сюда. Прямо ко мне, в пентхаус.

    – Да, сэр.

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Сет

    Там же, тогда же


    Прокатило. Вот не надеялся даже, самому-то себе можно признаться. А прокатило! Да еще как! Понятно, что первый и последний раз, больше они так не опростоволосятся. Добавят бронежалюзи или еще какую-нибудь гадость типа электромагнитных пушек, чтобы всю электронику на подходе вырубало. Но мне, если честно, плевать. Главное, что я внутри. Легкий летательный аппарат не просто разнес панорамное окно в половину этажа, а еще и проскользил на брюхе глубоко в офис, к счастью, в столь поздний час уже пустой. А то был бы фарш из офисного планктона – вон как лихо мебель и перегородки измочалило! Меня тоже потрясло порядочно, только ремни и спасли. Хотя в момент первого удара чуть в лобовуху не вписался, грешен.

    На мое счастье, машина практически не пострадала – царапины не в счет. Самое главное, двери не заклинило, так что выбрался без проблем. И сразу же отбежал в сторону, к ближайшему уцелевшему закутку, отгороженному от соседних куском пластика. Компьютер здесь был выключен, и я не задерживаясь сквозанул дальше. Не может такого быть, чтобы все вырублены, хоть один, но должен бодрствовать. Так сказать, дежурный. И я таки нашел – в дальнем правом углу, если смотреть от входа, а не от проделанной моим такси пробоины. Здесь, кстати, было довольно ветрено, и потоки воздуха засвистели в обломках едва ли не прежде, чем мой аппарат остановился. Даже в этом укромном углу сквозняк чувствовался. А еще плохо, что завывания ветра все остальные звуки если не заглушали, то порядочно скрадывали. Валить отсюда надо, кто бы спорил. Вот только не просто это. Местные безопасники отнюдь не идиоты. Ладно, стену я прошиб. И оказался аж на пятьдесят первом этаже. Но это, как я и говорил уже, сработал эффект неожиданности. Плюс отсутствие опыта противостояния аналогичным вторжениям. А вот с несанкционированными проникновениями на территорию здесь бороться умели. К входной двери я даже соваться не стал, сто процентов уже заперта. И не только она, а и все остальные, включая выходы на лестницы и к лифтам. Была бы у меня взрывчатка и нормальная штурмовая винтовка, я бы напролом попробовал. А так нет. Хитрость, ум и профессионализм – вот мой девиз на сегодняшний вечер. И не спешить. Лучше задержаться в относительно безопасном месте и потратить лишнюю минуту на решение проблемы, чем упереться носом в тупик, особенно когда тебе уже в спину дышат очень злые секьюрити.

    Так, пошла привычная работа. Есть коннект… скорость норма… пароль… код безопасности… подтверждение… не прокатило! Ну и ладно, тогда вот так… тридцать секунд? Не вопрос, подождем. Должен сказать, хорошо, что перед финальной разборкой отдохнуть решил. Сразу не думал, а теперь осознал – рабочий день-то закончился, гражданских в здании абсолютный минимум, дежурные смены внизу, да еще охрана. А тех сколько может быть? Десяток, два? Край три. Естественно, как пойдет потеха, они подкрепление вызовут, только его еще дождаться надо. А гражданские будут сидеть на рабочих местах, их никто в известность не поставит. Шоу должно продолжаться, и дурак будет местный босс, если допустит панику. Так что время есть. Пока старший смены людей соберет, пока озадачит, пока скоординирует действия… если у них караулки на соседних этажах нет, долгонько добираться будут. А когда я лифты вырублю, так и вовсе с носом останутся. По лестницам попробуй побегай. Пока на десяток этажей поднимешься, уже язык на плече, и ноги отваливаются. Так что работаем, Майки, работаем.

    Что за шум? Вроде от пролома… черт, неужто копы подтянулись? Но эти не должны самовольно на частную территорию лезть, сначала опять же с охраной свяжутся… ну, железяка, быстрей давай!.. Есть! К камерам подключился. Щелк, щелк, щелк… пусто, пусто, пусто… следующий этаж… еще… норма, пять вверх, пять вниз чисто. Внешнее наблюдение… ага, точно копы. Три экипажа, чтоб их. Но пока только крутятся поблизости, светят прожекторами в темные окна. Но это я и без камеры вижу, вон, пятно по стене скользит, аккурат над офисными перегородками.

    Так, теперь дверные замки. Обожаю централизованное управление. Понятно, что на чертову прорву клерков ключей не напасешься, да и ломаются механические быстро. Зато они куда надежнее, особенно против вот таких вот несанкционированных проникновений. Еще один ваш прокол, ребятки. Справедливости ради, вытекает он из первого. Прошляпили, пустили внутрь, так что теперь не жалуйтесь. Возможность подключиться к ломаемой сети изнутри для любого хакера что леденец на палочке для ребенка. Это вам не снаружи ломиться через многоуровневые файерволы. Тут, считай, прямая дорожка, практически магистраль без ограничения скорости и с десятком полос в каждую сторону. Сервак здесь мощный, этого не отнять, да и главный «мозг» ему под стать, вот только опять же они больше под другие задачи заточены. Не ждали меня здесь. А еще меньше здесь ждали боевого ПВСУ с Ваала, да с боевым планшетником, да с полным набором специфического софта. От себя добавлю – дополненным и расширенным. Так что фиг вам, а не централизованное управление замками. Тут теперь я хозяйничаю. А вам сначала придется пароль подобрать. Ну, или еще каким более экзотическим способом блокировку одолеть. Адиос, неудачники! Торчите в караулках, кабинетах и серверных, а особо невезучие и просто в коридорах. Теперь лифты… но тут вообще все просто. Тыц… тыц… заблокировать… обесточить… главное, первый уровень не захватить, ну их к бесу, гражданских. Подавят друг дружку в панике, а мне в случае провала куда более тяжкая статья. Можно сказать, расстрельная. Вуаля!..

    Десять минут. Вряд ли больше понадобится, при их-то вычислительных мощностях. Так что ноги в руки, и вперед. Первым делом выбраться из разгромленного офиса – здесь тыл открыт, копы рано или поздно с охраной договорятся и залезут в дыру. Соответственно, упрутся в запертую дверь, которая уже у меня за спиной. Теперь на лестницу… лифт пока трогать не буду, мне нужно сначала с направлением определиться. Интересующий меня объект может оказаться где угодно. Комп анализирует данные, но скоро вычислит конкретную точку, до которой необходимо добраться. А там уж повеселимся по полной. Не напороться бы еще на какого-нибудь раздолбая-охраника. Вот кто бы знал, какой у них график обхода территории? И обходят ли верхние уровни вообще, или видеонаблюдением довольствуются? Эффект неожиданности это, конечно, хорошо, но и тщательная подготовка отнюдь бы не помешала. Нет, это уже в порядке бреда. Кто бы мне позволил в Столице неделю-другую проторчать, да еще периодически корпоративную сетку атаковать? Поймали бы как миленького. Так что не было у меня выбора. С того самого момента, как Толстый Микки (чтоб тебе в аду не мерзнуть!) обнаружил в контейнере флешку, а не концентрат биония. Все планы к чертям полетели.

    Мстить я, естественно, собирался, но не в дикой спешке, и совсем другими методами. Но новый план мне тоже нравился. По факту, уже даже большее удовлетворение получил, нежели рассчитывал. Толстый Микки, Грязный Густаво, облом Дрейка, четверо бандосов… Как хотите, а лично я считаю, что с момента моего прибытия на Сет мир стал самую чуточку чище. Теперь бы еще самому не обломаться… сколько там? Семь минут. Вроде тихо, можно постоять немного, чтобы планшетник не на бегу терзать. Плюс два этажа по извилистому маршруту – дверь открыть, проскользнуть, закрыть – и охраны по-прежнему нет. Ждали меня внизу? Или вообще не ждали? Рассчитывали по-быстрому на лифте подскочить и устроить потеху? Ну-ну. Будут вам догонялки… но потом. А пока очередной разрыв шаблонов – перебраться в левое крыло и ухнуть по шахте лифта на пять этажей вниз. Не вызывая кабинку, по страховочным тросам. Основной привод, кстати, тоже магнитный, как и замки на дверях. Так что сами напросились. Попробуйте меня теперь засечь. Схема системы наблюдения у меня уже есть, этаж удобный, тем более из шахты я через вентиляционный короб выбрался, в коридор и носа не показал, пробрался в очередной, правда, не такой здоровый офис. И упал с потолка, выбрав мертвую зону между соседними камерами. Благо он здесь подвесной и достаточно крепкий, чтобы арматура мой вес выдержала. Две минуты тридцать секунд… да прямо здесь и дождусь, от добра добра не ищут.

    А ведь они меня потеряли, зуб даю. Жаль только, что все равно засветиться придется – камеры я не мог вырубить при всем желании. Нет, чисто технически ничего сложного, сеть как на ладони, знай, задавай команды. Вот только у них источники энергии стационарные предусмотрены. Как раз на случай централизованного отключения электричества. А доступ к ним с других терминалов не заблокировать. Не с моими мощностями, да и времени убить пришлось бы немеряно. Так что стою, жду, потом определяюсь с направлением, и ходу. Придется полагаться на скорость. Сколько там еще? Десять секунд… пять… бинго!.. Хм… повезло. Одиннадцать точек по всему зданию, три из них в пределах второго уровня и еще две на третьем. До ближайшей снизу еще восемь этажей. Наверх быстрее – три от второго плюс два от третьего. Зато вниз опять можно по шахте… вот только нужные мне точки в опасной близости от лифтов, контроль над которыми местные спецы вернут в ближайшие несколько минут. Хорошо еще, что хоть столько продержалась моя защита. И еще я правильно сделал, что не просто обесточил подъемники, а предварительно все кабинки отправил вниз, на минус третий уровень. Тоже небольшой запасец времени. Ладно, что вверх, что вниз – примерно одинаково долго. Что на месте? Так, ближайшая снизу точка отпадает – закрытый уровень, задолбаюсь замки вскрывать. Там не просто электромагниты, там на каждой двери целый компьютер с громоздкой системой опознавания. И значок биологической опасности светится. Лаборатория какая-то? Скорее всего, но мне пофиг. Есть еще варианты. Следующий уже в одиннадцати этажах снизу. И тоже какая-то замороченная зона. Ну да, это же трэйд-отдел. Тут много всякого, а весь второй уровень занят исследовательским центром широкого профиля. Это что-то вроде корпоративной санэпидемстанции – должны же торгаши быть уверены в товаре, который покупателям втюхивают? Вот и я так думаю. И чего сразу на официальный сайт не заглянул? Там, конечно, только вершина айсберга, но выводы правильные сделать можно. Так что путь вниз мне заказан. Валим наверх. Насчет конкретной точки и думать нечего – ближайшая, однозначно. И расположена удобно, неподалеку от лестницы, но при этом на порядочном расстоянии от лифтов. По факту, они в противоположных крыльях здания, которое в сечении все-таки прямоугольник, а не квадрат. Это если отдельный этаж поперек разрезать. В профиль-то и вовсе ступенчатая пирамида, но об этом я уже говорил. Не суть. Главное, дверь открыть не проблема. И забаррикадироваться в случае чего внутри можно – интересующий меня объект располагался в банальной серверной, под завязку набитой компьютерной техникой, а потому являвшейся объектом повышенной безопасности. То бишь оснащенной металлической дверью, что для меня сейчас жирнейший плюс. Жаль только, что мимо камер незаметно не проскользнуть. Вариант скрытного перемещения был в принципе возможен, но требовал времени. Один только подъем по тросу лифта чего стоил. Ну и ладно, просто задерживаться нигде не буду, авось и не растеряю фору…

    Шесть минут тринадцать секунд – именно столько я добирался до облюбованной серверной. И под словом «добирался» я не подразумевал неспешный шаг. Несся сломя голову, где это было возможно, а где нет – чуть замедлялся, чтобы вовсе не убиться. Дыхание с непривычки сорвал, особенно пока по лестнице поднимался, но это все мелочи – одышка работать не мешает. Дверь открылась если и не с полпинка, то все равно быстро: спецпрограммка затребованный пароль подобрала в считанные секунды, а сканер сетчатки я обманул, запустив генератор помех и перегрузив процессор. В общем, почти не напрягался. А уж запереться изнутри и вовсе труда не составило. Правда, сразу же чуть не навернулся, зацепившись ногой за какой-то кабель… а как вы хотели? Серверная!.. Оставалось лишь пожать плечами да взяться за смартфон с функцией фонарика. Нормальный свет я не желал включать принципиально – нафига мне лишний демаскирующий фактор? Весь этаж был погружен во тьму, соответственно камеры работали в ночном режиме, а это мне только на руку – попробуй, рассмотри хоть что-то на картинке даже не средней, а полной паршивости. Разве что на движение реагировать. Но все равно спалился, так что лучше исходить именно из этой предпосылки при планировании. Лифты местные уже разблокировали, к замкам доступ вернули, за исключением моего этажа, но и это лишь временно. Скоро надо ждать гостей. Но мне много времени и не понадобится, минуты три-четыре, а потом на подвесной потолок, в вентиляцию и дальше к ближайшей шахте. Вызову лифт и доеду до крыши с относительным комфортом – верхом на кабинке. А уж с крыши как-нибудь, например, полицейский катер захвачу. Или вызову роботакси – как показала практика, это направление у местной охраны совсем не проработано. Прилетай, кто хочешь, и садись, где хочешь. Не самый замысловатый план, но другого нет.

    Та-а-ак, где ты тут у нас?.. Сервер, сервер, еще один сервер… стойка с жесткими дисками… еще одна, с твердотельными накопителями… рабочее место админа… ага, вот он! Неприметный такой системный блок, без периферии, но с толстым шлейфом проводов, ведущим к стене. Есть! Сетевой шлюз в лучшем виде. Ключевая точка, сетевой перекресток, где сопрягаются отдельные сегменты единой системы. Это как узел в ячейке кислотостойкой сети, какими мы некоторых биомехов ловим. Все остальные машины на этаже лишь придатки вот этой черной коробочки. И весь внутренний служебный трафик идет именно через нее, а также еще десять похожих на втором и третьем уровнях. Не самая надежная архитектура, зато нет риска обвалить всю сеть разом. Пару-тройку сегментов, не более. То есть игра не стоила бы свеч. Но не в моем случае, когда я таки добрался до заветной «шкатулки с драгоценностями». Ну теперь держись, Дрейк! Будем бить тебя по самому больному месту – кошельку. А еще по должности. Ты у меня за все ответишь…

    Интерлюдия 6

    – Сэр, можно вас на секунду?

    – Мистер Смальков… – Дрейк растерянно посмотрел на гостя и всем своим видом изобразил раскаяние. – Вы же понимаете?..

    – Да идите уже, – раздраженно отмахнулся Курьер. – Разбирайтесь со своими проблемами, на меня не отвлекайтесь. Я пока с документами поработаю.

    – Спасибо, сэр! – прямо-таки расцвел хозяин кабинета. – Вы уж меня извините, очень уж сегодня суетный день выдался… Но мне понадобятся полчаса, не более.

    – Ничего-ничего… я бы, кстати, от кофе не отказался.

    – Сейчас организуем. – Дрейк с явным облегчением выдохнул, рванул к двери и, едва дождавшись, когда она захлопнется за спиной, вызверился на подчиненного: – Чего опять, Браун?! Я уже от стыда готов сгореть!

    – Сэр, это срочно, – сохранил невозмутимость тот. – Ситуация обострилась, нужны ваши санкции.

    – Подробности?

    – Мы потеряли Бови. Он где-то на втором уровне, но где… но это временно, как только он появится в поле зрения хотя бы одной камеры, мы его больше не отпустим.

    – И ради этого вы меня в очередной раз дернули?

    – Нет, сэр. Мы вычислили, что ищет Бови.

    – Что? – удивленно вздернул бровь Дрейк. – Я-то по невежеству своему думал, кого.

    – Нет, сэр, – позволил себе тень улыбки Браун. – При всем уважении к вам и всей вашей ценности капрал охотится вовсе не за вами.

    – Значит, я неправильно его просчитал… досадно.

    – Досадно, что он не за вами охотится, сэр? – округлил глаза Браун. – Это несколько… хм… неожиданно. Я думал, вы больше дорожите своей жизнью.

    – Досадно, что я ошибся! Мне казалось, что я в нем разобрался и надавил на нужные места.

    – Если позволите, сэр?..

    – Говорите.

    – Я вам уже указывал на, э-э-э, слабое место… когда спрашивал, а как он вас отыщет?

    – Помню.

    – Так вот, я потом попытался поставить себя на его место и пришел к выводу, что это было бы слишком даже для него. Для реализации покушения на вас в столь сжатые сроки потребовалась бы слаженная работа целой спецслужбы, например, нашей СБ. И то у них на подготовку ушло бы несколько часов. Так что Бови мог надеяться только на удачу, а это на него не похоже. Он очень основательный молодой человек. Скорее, он бы затаился на некоторое время, собрал информацию, тщательно подготовился и только потом нанес удар. Неожиданно и с присущей ему фантазией. И я очень удивился, когда он вломился в здание на катере.

    – Вы это сейчас к чему, Браун?

    – К тому, сэр, что я понял – у капрала какая-то другая цель. И начал задавать вопросы специалистам.

    – Ну-ну, продолжайте, – ухмыльнулся Дрейк. – Я оценил ваш подход к делу.

    – Спасибо, сэр. Так вот, парни из ай-ти отдела сумели проследить его поисковые запросы в локальном сегменте и пришли к выводу, что он ищет выходы на межсегментные шлюзы. Таким образом, цель его проникновения в здание – подключение к общекорпоративной сети.

    – Зачем ему это?

    – Не знаю, сэр, но могу предположить, что для совершения крупной диверсии. Если у него будет выход на внутренние ресурсы, то он сможет действовать куда масштабней. Например, обнулить чьи-нибудь банковские счета. Или удалить все упоминания о ком-то. Может, он пытается «стереть» себя самого, чтобы потом надежно спрятаться?

    – Хм… а если он взломает сервер кадровой службы?

    – Ну, я не специалист… но допускаю, что он сможет создать себе новую личность, а то и несколько. И что-либо изменить мы будем уже не в силах. Я имею в виду, без привлечения тех же «кадровиков».

    – Но ведь с таким же успехом он может удалить, например, меня?

    – Скорее всего, – не стал жалеть босса Браун. – Или просто выложит ваши личные данные в свободный доступ…

    – Стоп! Развивать мысль не надо. Спасибо, Браун.

    – А еще он сможет парализовать работу любой службы в масштабах планеты. Представьте только, что будет твориться в Столице, если он вырубит сервер дорожников? Или транспортной полиции? Да элементарно освещение отключит! Это будет равносильно стихийному бедствию. Масштаб убытков сложно подсчитать даже приблизительно, не говоря уж о жертвах. Помните выход из строя электростанции в трущобах на севере?

    Да уж, мог бы и не напоминать. Бандосы тогда устроили форменную вакханалию, еле разогнали, да и то лишь благодаря помощи криминала из соседних районов. Дрейк поежился, представив возможные последствия. На жертвы, что среди бандитов, что среди мирного населения, ему было плевать. Но ведь и ему лично достанется на орехи. Совет директоров сквозь пальцы смотрит на мелкие шалости функционеров, но именно что на мелкие. А хаос даже в пределах одной десятой части города к мелким ну никак не отнесешь. Когда всего лишь окраины пылают, и то не до веселья. А тут запросто и в центре неприятности начнутся.

    – Мы должны остановить его, Браун.

    – Да, сэр.

    – Любой ценой!

    – Да, сэр… но…

    – Нет, здание взрывать не будем! Найдите его и выкурите из норы. Разрешаю применение оружия. Стрелять на поражение.

    – Да, сэр. Вот только…

    – Ну что еще?!

    – Боюсь, к тому времени, как мои люди смогут до него добраться, он уже запустит процесс.

    – Какой?

    – Не знаю. В этом и проблема. Айтишники попытаются ему помешать своими средствами, но они не хакеры, к тому же очень трудно противостоять воздействию, идущему изнутри системы. А нужный специалист прибыть не успеет. Счет уже на минуты, сэр.

    – Обесточьте все здание.

    – Не поможет, у шлюзов предусмотрен независимый источник питания. Они должны оставаться в работоспособном виде всегда. Как я понял, именно эти машины являются базовой матрицей, из которой восстанавливаются локальные сегменты после глобальных сбоев. Если мы каким-то способом их все-таки выключим, будет безвозвратно потерян большой массив служебной информации трэйд-отдела.

    – Ну и черт с ней! Восстановим!

    – Все данные по сделкам за текущий год, сэр.

    – М-мать! – Дрейк с размаху саданул кулаком в собственную раскрытую ладонь и зашипел от боли. – Что делать, Браун?

    – Всеми силами сопротивляться ему, сэр. Тянуть время, чтобы мои люди добрались до него в физическом плане.

    – И на это вам нужна моя санкция?! Могли бы и не спрашивать, Браун!

    – Нет, сэр, вам придется лично дать распоряжение ай-ти-отделу. Моих полномочий не хватает. Вызвать их?

    – Да! И не тяните, Браун… Да! Алло! Да, это Дрейк… Можно. И нужно. Все, отбой! Доволен? – протянул Дрейк смартфон подчиненному. – Что еще от меня надо?

    – Больше ничего, сэр. Мы знаем возможные точки подключения, к ним уже высланы штурмовые команды, но… мы пока еще не вернули контроль над транспортными коммуникациями, бойцам приходится перемещаться пешком, да еще вскрывать по пути двери. Физически, сэр. И это очень сильно замедляет процесс.

    – К черту подробности! Используйте все доступные ресурсы, делайте все, что считаете нужным, но помешайте Бови! Насколько бы все было проще, если бы он просто задумал поменять себе личность…

    – Мы не можем быть в этом уверены, сэр.

    – Вот именно! Как же бесит неизвестность! Мы сейчас бог знает чем занимаемся. Это как охотиться на пустынных ящеров с помощью ядерных бомб! Но и поступить иначе нельзя!

    – Согласен, сэр…

    – Что-то еще, Браун?

    – Мисс Феррер доставлена.

    – Слу-у-ушай! Но ведь она вроде хакер?

    – Не уверен, сэр, что ее уровень позволит ей успешно противостоять Бови.

    – Плевать на уровень! У нее есть опыт, и она знает… ладно, хотя бы имеет представление, как бороться с себе подобными! Надо ее использовать по прямому назначению.

    – Вы имеете в виду?..

    – Да! Пусть ее приведут ко мне. Я сам с ней поговорю и посажу за свой компьютер. Свяжитесь с главным админом, пусть организует моей учетной записи полный доступ к локальному сегменту здания. Полный, Браун.

    – Я вас понял, сэр. Мисс Феррер сейчас прибудет.

    – Жду!

    Дрейк покосился на спину поспешившего прочь Брауна, мельком подумав, что тот слишком много знает, и принялся нервно вышагивать по коридору, не удаляясь, однако, от двери.

    Ждать пришлось недолго, буквально через пару минут Браун вернулся в компании мордоворота-секьюрити и миниатюрной брюнетки, кутавшейся в форменную куртку охраны, причем явно с чужого плеча. Судя по потрепанным джинсам, легкой маечке и поношенным кроссовкам, девушку выдернули из дома мало того что без предупреждения, так еще и опомниться не дали, не то что собраться. В чем была, в том и привезли.

    – Подождите здесь, Браун! – бросил Дрейк помощнику, и переключился на гостью: – Мисс Феррер! Давно не виделись! Живы, здоровы?

    – Исключительно вашими молитвами, мистер Дрейк! – прошипела девушка. – Что вам еще нужно? Я же все сделала, как вы велели!

    Что Никки Феррер не питала к принимающей стороне ни малейшей симпатии, видно было невооруженным взглядом.

    – Корпорация нуждается в вас, мисс Феррер! – проникновенно вымолвил Дрейк, проигнорировав вызов и откровенный сарказм гостьи. – Трэйд-отдел нуждается в вас! И, наконец, лично я нуждаюсь в вас, Вероника.

    При упоминании Корпорации и трэйд-отдела та страдальчески поморщилась, а когда дело дошло до конкретно Дрейка, сникла и тяжело вздохнула.

    – Я знала, что вам нельзя доверять. Вы приходите снова и снова, и каждый раз заверяете, что вот теперь-то уж точно последний! Как я устала…

    Плечи девушки поникли, и куртка едва не съехала вниз, но Браун успел ее подхватить и поправить.

    – На этот раз проблема серьезнее, чем обычно. – Дрейк наконец сумел поймать взгляд девушки и изобразил самую свою располагающую улыбку. – Вы нужны мне как специалист. У нас несанкционированное проникновение во внутреннюю сеть отдела. Все опытные люди дома, а действовать нужно незамедлительно. Вы мне поможете?

    – Что на сей раз? Опять кто-то пытается ломануть ваш банковский счет?

    – Хуже. Речь идет о коммунальных службах Столицы. Некто пытается перехватить управление серверами. Представьте, что произойдет в вашем родном районе, если он обрушит сервер транспортной полиции? Или отключит свет. Сколько у вас по соседству больниц? А если он еще и подземку заблокирует?

    – Паника…

    – Вы абсолютно правы, мисс Феррер.

    – Жертвы…

    – Да-да. Многочисленные…

    – К черту!.. – Девушка бесстрашно подняла взгляд на Дрейка, и тот прочел в ее глазах твердую решимость. – Мне понадобится мощный компьютер и полный доступ к локальным сетевым ресурсам. Полный доступ, Дрейк! И если ваш главный админ попытается мне помешать…

    – Я вас понял, мисс Феррер. Пройдемте…

    Глава 6

    Система: Астарта

    Объект: Ваал

    Пункт дислокации: заброшенное поселение Четвертой волны

    День седьмой


    Открывшееся взору за скользнувшей вбок створкой помещение ничем особенным на фоне всеобщего запустения не выделялось. Пусто, гулко, пыльно, правда, еще весело перемигиваются бледные из-за осевшей пыли красные и желтые светодиоды на бортах расположенных ромашкой капсул с некогда прозрачными пластиковыми колпаками. Что-то такое при виде них колыхнулось в памяти, но что конкретно, я так и не вспомнил. Скорее всего, какие-то детские впечатления от дешевых космических триллеров. Но мне в данный момент хватало и реальных ужасов – а как вы хотели? В чужом строении, один, как перст, от каждого шороха шугаюсь и от каждой тени шарахаюсь. Нервишки шалят-с. А тут еще и картинка не из приятных. Правда, открылось она не сразу, сначала я для порядка секунд десять прислушивался, потом еще столько же буравил взглядом комнату, и лишь потом шагнул за порог. Створка за моей спиной со скрипом вернулась на законное место, едва не спровоцировав инфаркт, но я, не решаясь даже самому себе признаться, насколько перепуган, судорожный скачок перевел в плавный уход с потенциальной линии огня и куда осторожнее приблизился к «ромашке». Вот тут-то и настал момент, который я всеми силами оттягивал.

    Зрелище, должен сказать, тяжелое. И душераздирающее. Всего капсул я насчитал десять, у двух откинуты колпаки, остальные герметично закрыты. В распахнутых ложа пусты, но, судя по отсутствию толстенного слоя пыли, только в одной из них до недавнего времени пребывал клиент. Вторая же все это время явно стояла без дела и обросла настоящей лохматой подушкой, изнутри в том числе. А еще матрацем. Но не суть. Главное, что обе они были деактивированы, на запыленной даже бледный зеленый светодиод энергоподпитки не горел. Из относительно чистой же кто-то не так давно вылез, растревожив пыльный налет на бортах. Внутри еще сохранились остатки консервирующего геля, что тоже меня порядочно озадачило: получается, колонисты не из бедных? Отхватили где-то довольно продвинутые технологии, большинство переселенцев Четвертой волны, насколько я помню первоисточники, довольствовались криогенными капсулами, то бишь перемещались в виде насквозь промороженных тушек. А здесь обслуживание по высшему классу – мягко, удобно, кожа не пересыхает, никаких опрелостей и пролежней, знай себе, втягивай воздух через трубочку. В идеале, понятно. Который, должен признать, если и имел место, то как раз в покинутом коконе. В остальных же дела обстояли не столь благостно. На борту одной бегала цепочка желтых огоньков, еще семь расцвечивали полумрак кроваво-красным. Смахнув рукавом пыль с ближайшей из них, я всмотрелся в толщу бледно-зеленого «киселя» и едва сдержал ругательство – из глубины геля на меня пялилась мумия. Усохшая, несмотря на наличие поддерживающей среды, кожа обнажила в страшном оскале зубы, да взгляд мертвых глаз навыкате иначе, чем безумным я бы не назвал. Страшно. Особенно с учетом того факта, что останки принадлежали относительно молодой женщине, если не девушке. На эту мысль меня навели особенности фигуры, приталенный комбинезон и на диво хорошо сохранившиеся черные волосы без признаков седины. И неплохой маникюр. Последний факт поразил больше всего, уж не знаю, почему. Наверное, слишком разительный контраст мертвого тела с ярким лаком. Единственным утешением могло служить лишь осознание того, что девушка умерла, не приходя в сознание. И, надо думать, ничего не почувствовала.

    Состояние еще шести трупов оказалось аналогичным. Трое мужчин, еще одна женщина и двое подростков лет десяти-тринадцати, судя по телосложению, умерли по той же причине, что и девушка в первой осмотренной капсуле. Скорее всего, сбой в программе, вызвавший перебои в подаче питательной смеси в кровь. Если бы был отказ системы подвода воздуха, следы бы другие были. Кто-то обязательно бы очнулся и попытался выбраться из капсулы, чисто на рефлексах. И захлебнулся бы. А тут спокойные, даже расслабленные позы, умиротворение на лицах – посмертные маски хоть и страшные, но не искаженные предсмертными муками. Страховидность, так сказать, естественная, из-за ссыхания кожных покровов. Повезло им, короче. Хорошо ушли, без мучений. Другой вопрос, был ли сбой системы жизнеобеспечения форс-мажором, или его кто-то сознательно организовал.

    Вокруг «ромашки» было порядочно натоптано еще до меня, но убиенный андроид (а кроме него больше некому) к капсулам с красными огоньками не притрагивался. Видимо, сразу понял, что к чему, скорее всего, связавшись с управляющим компом напрямую. А вот кокону с желтыми маячками внимание уделил. В любом случае, ни одна капсула видимых повреждений не имела – колпаки целы, дыр в бортах нет, протеков геля тоже. Даже толстые жгуты силовых кабелей не порваны. Значит, реально какой-то технический сбой. Да и вряд ли бы те, кто устроил в поселении бойню, стали бы так заморачиваться. Расстреляли бы все на фиг из автоматов, или вообще гранатами забросали. Здесь же, такое впечатление, кроме вышедшего из спячки патрульного да меня любимого, никого за последние n-дцать лет не было. Так что нападение исключаем. Остается еще диверсия, но, опять же, не прямая. Кто-то мог взломать компьютер и внести коррективы в программу. Это можно выяснить только практическим путем, хорошенько обшарив логи и прочую сопутствующую служебную документацию. Систему ломать не надо, поскольку уже, но все же спешить не буду. Интересно, конечно, но сейчас куда важнее себя обезопасить и наладить быт. С последним проблем не предвидится, ресурсов для одного человека более чем достаточно даже в этом конкретном модуле. А ведь наверняка еще есть более-менее сохранившиеся объекты. С едой проблем никаких, если верить мельком просмотренным складским ведомостям – корабельный НЗ упакован на совесть, и через сто лет съедобным остается. Воду из окружающей среды добывать буду, причем не проверенным, пусть и муторным, способом, а попробую запустить ОФС, то бишь опреснительно-фильтровальную станцию. Она тоже, судя по данным с блока управления, в работоспособном состоянии. Но это потом. Сейчас на первом месте безопасность. Нужно срочно выяснить, почему биомехи в руины не суются. Наверняка ведь есть какая-то загвоздка, загадка, подернутая легким флером тайны. Или все донельзя банально, потом видно будет. Тут вообще головоломки на каждом шагу. Почему, например, сюда никто не вломился? Из числа тех, кто штурмовал поселение? Особенно если это были не биомехи? И зачем вообще поселок надо было на ноль множить? Неплохо бы до видеозаписей той поры добраться, но на это тоже надо время и силы, то есть опять же явно не первоочередная задача. Так что на фиг, на фиг. Вот сейчас в последнюю капсулу, ту, что желтенькая, загляну, и за дело. Тем более, вон там, у стены, явно операторский пост, с креслом, монитором, клавиатурой и прочими сопутствующими прелестями.

    Выделяющийся на фоне остальных цветом огней кокон также зарос пылью, и я даже мазнул по нему взглядом, когда осматривал соседние «спальные места», но специально задерживаться не стал. Хотя, казалось бы, с него и начать, но что-то меня от этого удержало. Наитие, интуиция, плохое предчувствие? Не знаю. Скорее всего, подспудный страх обнаружить в нем что-то такое, с чем я могу и не справиться. Поэтому тянул время, убеждаясь, что в отмеченных красным капсулах сплошь мертвецы. Хоть часть тревог с плеч. Меньше всего мне хотелось найти в толще мерзкого геля истощенное, но все еще подающее признаки жизни человеческое существо. И не важно, какого пола и возраста. Потому что я всем не помогу одинаково – что седому старику, что худенькой девчушке-подростку. Просто потому, что не сумею. Или напортачу в процессе, став причиной еще одной смерти. Ч-черт. Хуже нет, когда от тебя чья-то жизнь зависит. Хреновее только тогда, когда ты еще и бессилен что-либо предпринять. Вот как я сейчас. С другой стороны, если там и впрямь кто-то живой, может, он еще немного протянет? Пока я окончательно не разберусь в местной системе управления. Тогда и запустить процесс выхода из анабиоза смогу. Наверное. А если не дождется? Если за пару минут до начала процедуры дух испустит? Ведь в любом случае себя винить буду. Мля… вот и не оттягивай после этого неизбежное.

    Мне снова повезло. Ну, как повезло? Относительно, конечно же. Как и до этого, сначала при падении транспортника, потом в схватках с зубастиками и андроидом. То есть еще большой вопрос, повезло ли. Потому что в капсуле лежал брат-близнец убиенного патрульного. Мало того, еще и сохранивший функциональность. Выяснилось это быстро, как только я смахнул пыль с колпака и всмотрелся в грубо вылепленные, но до боли знакомые черты лица. Сначала меня передернуло от осознания этого простого факта, а потом я еще и подпрыгнул на полметра, когда чертова кукла открыла глаза и не мигая уставилась на меня. Правда, этим наше «общение» и ограничилось. Андроид лежал неподвижно, не потрудившись смежить веки, и не проявлял никакой агрессии. Не среагировал он и на кольт, ствол которого я прижал к пластику колпака прямо напротив его лба. Работоспособен, но не активен. Что самое странное во всей этой ситуации, так это почему его коллега не припахал к работе? Вдвоем-то оно всяко веселее. Во всех смыслах причем. Экономия ресурсов? Скрытый дефект? Я, кстати, ступил – причем тут убитый патрульный? Того наверняка из спячки местный комп-управленец вывел, согласно заложенной программе. А второй остался не у дел. И причин тому может быть множество – от не прописанной в задании функции до какой-то неисправности объекта. Не пустили его в дело, и ладно. Может, я смогу. Хотя нахрена мне? Ладно, потом придумаю. Главное, чтобы он сейчас, пока я с управлением анабиозного отсека разбираюсь, наружу не вылез. И вот как раз об этом и нужно побеспокоиться в первую очередь. Тот самый пункт плана, насчет «обезопасить себя любимого».

    – Фиг ли стоишь, Майки? Нет здесь сержанта Холли, так что никто о тебе не позаботится. Крутись, как можешь…

    И, следуя собственному напутствию, я шагнул к примеченному ранее перспективному местечку у стенки напротив. Кресло вроде бы нормально выглядит, не думаю, что прямо подо мной развалится.

    * * *

    Система: Астарта

    Объект: Ваал

    Пункт дислокации: заброшенное поселение Четвертой волны

    День девятый


    Все-таки душ, пусть и холодный – кайф. Чистый и незамутненный. Особенно после шестичасового сна в нормальной – мягкой – постели. И защищенный санузел. И завтрак не из куска концентрата, размоченного в биониевом растворе. Да вообще я здесь как в раю! Вон, не могу удержаться, на ходу жую… знать бы еще, что именно. Какой-то прессованный батончик из НЗ, не очень сладкий, но вку-у-усный и приятно хрустящий на зубах. И плевать, что снеди уже больше ста лет, главное, сохранилась нормально. И не пронесет после нее, проверено. Вчера еще были какие-то сомнения, но сегодня уже нет. Сегодня жизнь прекрасна. Сейчас еще левое предплечье по-человечески обработаю, кибердоком, да нормальную лонгету, из гипса, сооружу. Хотя, может, это и не гипс, а какой-то специализированный медицинский аналог. Не суть, короче.

    Предыдущие сутки, если в общем и целом, прошли с несомненной пользой. Вот лишь краткий список дел:

    – распотрошил (в хакерском понимании) рабочую станцию в анабиозной камере, убедившись, что таки был программный сбой, и с концами о