Оглавление

  • Часть 1. Виват, император…
  •   Пролог
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Эпилог

    Малыш Гури. Виват, император… часть 1 (fb2)


    Юрий Николаевич Москаленко
    Малыш Гури. Книга шестая

    Часть 1. Виват, император…

    Пролог

    Таверна. Вечер. Разгораются магические светильники, давая небольшой, приятный, мягкий свет. Огромный зал, заставленный столами и притиснутыми к ним лавками. Лестница на второй этаж и маленькая сценка, она же, арена. Для борьбы хватит, а драться по-настоящему, без всяких правил, тут никто никому не даст.

    Печальный боцман Крок со своими людьми набирается пойлом. Поганое настроение. К их столу, кроме разносчиц, никто не пытается приблизиться, уж больно рожи у всех угрюмые и страшно злые.

    Проходит время организации выходов в море. Предложений хватает, но верная команда держится за своего капитана. Удивительно, но прошлогодний сверхудачный поход, неожиданно принёс, в итоге, одни проблемы. За добытые камни, снюхавшиеся с ушастыми купчины, давали мизерные цены, а больше особо никто их добычу не пытался перекупить. Понятно, что договорённость у местных воротил, насчёт монополии капитана и его семьи по всему острову на изготовления магических движителей и подготовку магов, но ведь даже залётные, кого занесло на остров, сразу же стараются не связываться с попавшим в опалу удачливым капитаном. А капитан держит цену и не собирается со своими побратимами раскрывать секреты фамильного бизнеса.

    Построенные корабли не могут найти своих покупателей. Долги за материалы и работникам растут. Скоро в ратуше поднимется вопрос о проведении процедуры банкротства, а вот в рабы подаваться никому не хочется. Остался всего месяц, который выделила морская гильдия на закрытие счетов, а потом…

    — Что думаешь, боцман? Как дальше-то жить будем?

    Угрюмая, изуродованная рожа кока, с болью в глазах, смотрела на своего старого товарища.

    Ему верили все.

    — Нам-то особо беспокоиться нечего. — Вздохнув, наконец-то ответил, молчавший уже не первый день, боцман. — Камни всё равно, рано или поздно, найдут своих покупателей, но сам видишь, из-за неоплаченных долгов, нашему капитану даже в море не дают выйти, а стоит только собраться через портал на материк рвануть, тут же следом посылают соглядатаев, а до портала в столице ещё добраться надо. К чему приведёт столкновение с охранкой владык города, не мне тебе говорить. Вырваться, конечно, можно, только вот о семейной вотчине придётся забыть навсегда. И ещё одно меня очень сильно волнует.

    — И что же? — спросил начальник абордажной команды, здоровенный бугай, с татуировкой на всю лысую голову, с изображением взбешённого осьминога.

    — Что? А вы заметили, сколько в городе на данный момент ушастых? Кстати, все они моряки, причём военные. Нашего капитана и его помощника окучивают на предмет покупки кораблей, только цены дают… и требуют обучить их магов для пользования движителем, причём, без всякой охранной клятвы.

    — Кэп заперся в своей вотчине и никуда носа не кажет. Поговаривают, даже стычка у него была с ребятами Мика. — влез в разговор ещё один из «печальных» пиратов.

    — Ну, этот головорез работает на главу города и об этом всем известно. Но к капитану, если надо, мы и так пройдём, вот только из наших никто так и не забрал у него свою долю добычи. Понимают все, что как только светанём по одиночке камнями, так тут же у похоронных дел мастеров работы в разы прибавится. Кого мы кокнем, а кого и из состава команды не досчитаемся. Благо, все верим безоговорочно своему капитану, вот только деньги почти на исходе, а какие планы были на эту добычу, ух!

    — Сколько кораблей готовых на стапелях стоят? — спросил один из пиратов.

    — Восемь готовых. Хоть сейчас в море, но без будущего хозяина не принято их на воду спускать, потому и ждут своего часа, а верфь, в итоге, простаивает. Ещё и семь у подрядчиков. Два из которых — готовы. В общем, давят нас твари из ратуши.

    — Так может, пора уже сталью с них спрос взять? — тихо зашипел самый молодой из собравшихся.

    Все перевели взгляды на юнгу.

    — А толку? У нас что, клинков в наличии много и магов поддержки?

    Снова над столом повисла гнетущая тишина.

    Неожиданно юнга вновь подал голос:

    — Ты глянь, какая громадина в косынке в таверну-то забрела?

    — Зуб даю, орк… — поддержал его старший товарищ — Причём, не один он припёрся. Смотри, какая тужурка у него.

    — Моряки, видно, но что им на «Печали» то делать? — толкнул угрюмого боцмана в плечо его старый напарник.

    Все, сидящие за столом, повернулись в сторону вошедших в таверну моряков. То, что это моряки, и так понятно. Попасть в город можно только морем. В столице острова, конечно, имеется портал, но до него ещё умудриться добраться надо.

    В таверне неожиданно стало как-то непривычно тихо. Орков никто не любит, особенно таких здоровых, а их наглое появление тут может говорить только об одном — они за кем-то пришли, вернее, за чьей-то шкурой. Наёмники!

    Всем известны боевые навыки этих несгибаемых бойцов, и из-за ерунды встревать с ними в разборки — дурачков точно нет, а тут ещё и канн появился за их спинами, причём, с неизменным копьём в руках. Вот уж кого еще более орков ненавидят моряки, так это их.

    Маленькие морские разбойники, гроза морей и беспощадные убийцы. А канн-то, как и положено, с копьецом!

    В воздухе, словно из ниоткуда, запахло смертью.

    Где канны — там жди беды! Без драки эта мелочная тварь обходиться не умеет. Обязательно сейчас кого-то цепанут, и понесётся душа в рай, только трупы оттаскивай.

    Наглый канн прошествовал в сторону видневшегося за стойкой трактирщика. О чём-то того спросил, а тот, немного подумав, неожиданно указал этой мелочи на их стол.

    Всё…

    Вот и последствия. Наверняка ведь, камни эти убийцы пришли выбивать!

    Но, в самой таверне вряд ли начнут драку, хотя, с орков станется, а уж против канна, сражаться в помещении — смерти подобно.

    Вот и парочка орков, по знаку канна, направились в сторону их стола.

    Тишина в зале. Все ждут, чем же всё это закончится. Да и самые осторожные начали покидать кабак. Верят, что без драки сегодняшний вечер, уж точно не закончится.

    Собравшиеся за столом члены единой команды, принадлежащие одному роду бойцы, молча, смотрят на подошедшую троицу. А ведь видно, что пришедшие полностью уверены в своих силах, ни капли страха или сомнения в их глазах не видно.

    Высоченный орк, оскалив зубастую пасть, неожиданно разжал ладонь, в которой на цепочке заболтался в воздухе кулон…

    — Это — ваше?!

    Крок приподнялся над столом, оторвав своё седалище с удобной широкой лавки.

    Он протянул руки и нежно подхватил кулон за низ. Потом потянул золотое изделие на себя…

    И, о чудо! Орк его ему отдал, совершено не сопротивляясь.

    Боцман очень внимательно рассматривал привет из прошлого.

    Вот, только, вроде как, недавно дарил он его совсем другому, причём не орку, а человеку.

    Он перевёл тяжёлый взгляд на орка. Страха в его глазах не было ни капли, а только начавшееся зарождаться бешенство…

    — И откуда оно у тебя? — тихо, хриплым от волнения голосом, поинтересовался он, глядя орку прямо в глаза.

    Тот, кивнув каким-то своим мыслям, уточнил:

    — Так ваше, или мы не по адресу зашли? — вновь задал он вопрос морякам.

    Видя, что пока до драки так дело и не дошло, и никто не спешит хвататься за оружие, посетители таверны принялись осторожно приглушённо разговаривать, иногда кидая заинтересованные взгляды в сторону стола, где сидели представители команды одного из местных корабелов.

    — Наш, а вот куда вы там зашли и по какому адресу, с этим ещё разобраться надо! — буквально прорычал обезображенный кок, помогая принять решение своему другу.

    Орк, демонстративно осмотрел полупустой стол, за которым сидели моряки…

    — И вы хотите обсуждать, куда мы путь держим, на голодный желудок и без пойла? — проскрипел противным голосом канн… — Ну, я же говорил тебе вар, что только в Ордене понимают толк в застолье.

    И вдруг зычным голосом крикнул:

    — Трактирщик! Вина и гору мяса за этот стол! — не глядя, кидая в его сторону плотно завязанный мешочек, который характерным звоном при столкновении со столешницей стойки бара, известил всех присутствующих, что в нём явно лежат не деревяшки.

    Канн, тем временем, посмотрел на севшего на место, немного успокоившегося, боцмана.

    — И делайте заказ, а то мы в ваших реалиях ничего не смыслим. Да и жрать охота, а то эта качка достала уже за эту декаду! — и, обращаясь уже к орку, вежливо, чуть ли не с поклоном, проговорил. — Присаживайтесь, вар. От этих несмышлёнышей трудно ждать учтивости и вежливости. Ох, учить их ещё и учить!

    Морякам пришлось подвинуться, освобождая место за столом для незваных гостей, которые на поверку оказались очень щедрыми гостями.

    А юнга, по кивку боцмана, шмыгнул на кухню к трактирщику, делать уточнённый заказ.

    — Господин вар? — наконец-то нашёл в себе силы спросить Крок, не отпуская из руки кулон на цепочке — И ради всех богов, объясните, что с обладателем этого кулона случилось?

    Вар снова кивнул своим мыслям.

    — Гури предупреждал, что ты немного излишне горяч, но держать себя в рамках умеешь! — усмехнулся орк.

    При этом, как только было произнесено знакомое имя, за столом у моряков с острова «Печали» неожиданно на лицах заиграли улыбки.

    — Точно, Гури! — пророкотал кок… — Вытащил нас тогда из задницы!

    Все, улыбаясь, закивали.

    А боцман, уже спокойно передавая обратно кулон, проговорил:

    — И очень похоже на то, что и вновь вытащит из очередной клоаки.

    За столом повисла напряжённая пауза. Гости, непонимающе переглянулись между собой, и вновь старый канн принял бразды правления в разговоре в свои руки.

    — У вас что, опять какие-то проблемы? — спросил он напрямую.

    Боцман посмотрел на своих ребят, а потом, приняв решение, просто и незатейливо вывалил проблемы экипажа корабля на новых знакомых.

    — … Сами такого не ожидали. Когда обратно шли, столько планов громоздили на будущее, а тут! Думали, ну наконец-то богачами станем, корабли себе у семьи капитана закажем, экипажи наберём. Ведь каждый моряк с юности мечтает стать владельцем собственного корабля, а тут! — боцман махнул в отчаянье рукой — Вначале, первой ласточкой стало объявление в банке гномов, что наши долги по всему острову кто-то перекупил. Ну, такое бывает сплошь и рядом. Только мы и не думали на это обращать внимание, уверенные, что скоро быстро со всеми долгами расплатимся, да и каждый уже на себя капитанский мостик примерял. Денег бы точно каждому хватило на собственный корабль. Но тут перекупщики, с кем мы обычно имеем дела, так понизили цену на наш товар, что впору стало его дешевле выбросить.

    — Вы про те камни, что отлично держат энергию для магов? — уточнил орк.

    Кстати, все представились и перезнакомились.

    Одного орка звали Луи, а второй имел необычное имя или прозвище — Волк. Это, впрочем, для орков не являлось необычным. Скорее, имя вара вызывало удивление у собравшихся.

    А старый канн предложил просто звать его Старейшина, мол, не обидится на такое обращение, при этом говорил вполне серьёзно, несмотря на скалящихся в беззвучном смехе орков.

    Весело начались посиделки.

    — А почему такая несправедливость? Что, у магов так много камней со свойствами накопителей? — удивлённо спросил Луи.

    — В том-то и дело, что нет! — вскричал эмоциональный кок. — Но покупателей от нас отваживают, а вот ехать с таким товаром в столицу мы сами опасаемся.

    — А на корабле? — не понял Волк.

    — А корабль у нас, типа, за долги описали. Вот, ещё месяц и всё — мы станем все бездомными и безлошадными, вернее, безкорабельными. Думали уже плюнуть на всё и полным составом рвать когти с острова, но вопрос, как обойтись без убийств и что делать с семьями? Вопрос не праздный, ведь за долги всех членов семьи в рабы продадут!

    — Ну, дела у вас тут творятся! Хэрн привёз добытые Малышом камни, так в Ордене из-за них едва ли драки не случились! Всем надобно, то на артефакты, то ещё куда! — проворчал канн. — Сидеть на золоте и быть не в состоянии оплатить свои расходы. Что-то новенькое. И это, а чего у вас тут ушастые забыли? Мы пока сюда шли их штук пять точно видели! Они же у вас, как я понял, были основными покупателями на камни.

    Корк печально махнул рукой.

    — Были! И сейчас основными являются, но в этом году упёрлись, и покупать согласны камни только через посредников, то есть, через местных купчин. У нашего капитана и его друзей-родственников, и того проблемы круче. У него под корабли деньги взяты. Корабли построены, да никто по заявленной цене покупать их не хочет. Саботируют, хотя договорённость имелась, а теперь цену сбивают и другие невыполнимые условия выставляют.

    Луи сделал стойку.

    — А корабли, как, торговые, или для пиратства сделаны? — тихо спросил он, боясь спугнуть удачу.

    — Ты уж прямо спрашивай! — усмехнулся старый боцман — Военные есть? Отвечу сразу. У нас чисто под грузы корабли никто и никогда не строит. Есть только полувоенные варианты. По такелажу, конечно, наши кораблики проигрывают кораблям военного флота соседней Империи, но ввиду того, что почти на всех судах имеются магические движители, в которых, между прочим, именно наши камушки используются в качестве накопителей, то вся фора тает на глазах, особенно когда на море штиль. Важно только беречь мага, который умеет управлять движителем. А на некоторых кораблях у нас есть, как на нашем корабле, например, и мачта со специальной крестовиной, где собирается магическая энергия, щедро разлитая в океане.

    Луи побарабанил по столешнице пальцами, обдумывая услышанное.

    — А теперь бы, нам услышать, откуда вы про Гури знаете?! — проговорил кок.

    — Гури? — усмехнулся канн. — Вообще-то он наш господин, а сами мы принадлежим к основанному им Ордену, который сейчас в Империи Синх обосновался.

    Пираты удивлённо переглянулись между собой.

    — Это не тот ли Орден, что так лихо герцогам по рогам надавал? — усмехаясь, спросил Крок.

    Канн согласно кивнул.

    — И такое было. Но главное, что в Ордене не приемлют рабства и у нас есть своё божество, которому мы строим у себя на земле храмы, и которому поклоняемся. Крепость Караллой, кто слышал о ней? — спросил он.

    — Да уж, как не слышать! — усмехнулся кок… — Недалеко река, что туда ведёт, порогами перекрывается, а так, вроде, речка судоходна. Я прав?

    Вар согласно кивнул.

    — Мы уже заходили по реке до самой крепости, а теперь у нас немного другие задачи, — он посмотрел на боцмана. — И кто знает, возможно, вы мне сможете помочь, а я вам.

    С этими словами он, покопавшись у себя в сумке, достал безделушку.

    Перстень.

    — Знакомая вещица. — Усмехнулся кок. — Видел у капитана как-то. Тоже от Гури досталось? — спросил он орка.

    Тот, молча, кивнул.

    — И чего же тебе надо? — спросил уже боцман.

    Застолье продолжалось под разговоры уже второй час, стол ломился от напитков и закуски. Никто из посторонних не пытался помешать беседе собутыльников, только некоторые внимательно следили за всем, что происходило у них за столом.

    — Корабли нужны. Есть с собой маги для обучения. Неплохо бы ещё и моряками разжиться, желательно теми, кто не прочь променять остров «Печали» на наш Орден.

    Теперь уже боцман принялся отстукивать по столу, только ему понятный ритм.

    — До капитана мотануться надо. Без него — никак! Тем более, вещица его, и видно, с Гури у него были кое-какие договорённости. Я-то знаю какие, но не я их озвучивал, и не мне с вами по ним переговоры вести. А сколько вам кораблей-то нужно? — задал он наконец-то прямой вопрос.

    — Много! — Просто произнёс Луи. — Сколько есть сейчас в продаже. Сколько у вас на этот момент построенных? Ждать сильно не могу. В сроках стеснён. Максимум месяц могу подождать, ну, может, полтора. Оплата через коротышек. С ней проблем не будет. Но корабли, хотя бы часть, нужны уже сейчас.

    Все за столом замолчали. Ждали решение боцмана.

    Тот покачал головой, как бы соглашаясь с некоторыми своими соображениями, а потом потребовал ещё вина, сказав, что такое решение на трезвую голову грех принимать.

    Когда очередная порция неплохого вина расположилась на столе с новыми блюдами закуски, Корк произнёс:

    — А вы сами то, на чём сюда прибыли?

    — Так уже говорили. Два корабля у нас и все взяты в бою, вернее, отвоёваны. Один борт постройки Империи Синх с экипажем и моряки оттуда же. В море отбились на нём от второго, которым командовал на тот момент он. — Луи толкнул в плечо канна.

    Гоблин смешно скорчил рожицу и развёл руками в стороны, как бы говоря: ну бывает! А чё такого-то?! Пиратствуем понемногу!

    — Вашей постройки корабль и парочку человек спасти удалось из прошлого экипажа, среди них и выживший маг оказался, который сейчас и занимается движителем на судне.

    — О как! — вскинулся кок. — А я-то всё мучаюсь, думаю, ну откуда мне твоя рожа, канн, знакома?!

    Канн просто усмехнулся.

    — Дела давно минувших дней. Вы, «печальные», тоже в сострадании к ближним не замечены, если у вас удачный абордаж случается. А мы, чем же хуже?

    — А никто и не говорит, что хуже, — усмехнулся старый пират. Потом, повернувшись к Кроку, спросил:

    — Ну, ты решился, наконец? Нас тут всё равно ничего толком не держит, а род точно в Орден примут, я уверен. Что мы теряем?

    И, вывернувшись к Луи, спросил:

    — Если просимся на вступление в клан всем родом, примете?

    Луи однозначно кивнул.

    — Мне и корабли-то нужны сейчас, в первую очередь для того, чтобы свой клан отца привезти с материка в Орден. Согласие совета Ордена получено. Землю выделят. Да у меня сейчас на корабле сотня моих соплеменников, в качестве бойцов. Было больше, ещё на сотню, но пришлось оставить в Караллой, там сейчас такие дела закручиваются, что дух захватывает. Ручаюсь, как вар, своим словом, что сделаю всё возможное, чтобы ваш род вошёл в Орден, как отдельная составная его часть. И перед господином слово замолвлю, хотя вы и сами это сможете спокойно сделать, всё-таки с Гури вы лично знакомы.

    — Постой-постой! — перебил Луи кок — Мы не поняли в начале нашей беседы. Так что, ты не шутишь, что Гури и есть ваш господин?

    Луи, усмехнувшись, влил в себя кубок вина.

    — Да с чего мне такими вещами шутить? На мне клятва верности. Я вассал своего господина, а скоро и титул аристократа получу. Я уверен в этом.

    — Тогда, я не понял?! А чего он тогда на край земли уходил?! Что он там, от кого-то прятался?! — задал вопрос юнга.

    Все посмотрели на мальца, но Луи всё-таки ответил:

    — У каждого из нас своя печаль, и не только у вашего острова. Господин и сейчас почти в бегах находится, хотя и знаем мы, где он на данный момент обитает. И для этого есть своя причина, о которой не распространяются. А теперь, по кораблям. Так как, поможете? — нетерпеливо посмотрел он на боцмана.

    — Эй, погоди! Давай, сначала по роду дорешаем. Значит так, ты обещаешь замолвить за нас словечко. Тебя тут варом кличут, и, если я правильно понял, то ты маг. Я прав?

    Луи, молча, кивнул.

    — Тогда, поклянись магией, что сделаешь всё возможное, чтобы нас с нашими семьями приняли в Ордене. Ты же имеешь там слово?

    Луи вытянул губы трубочкой вперёд, обдумывая ситуацию. А впрочем, чем он рискует? Обманывать он точно не собирается, вот только…

    — Тогда и с вас клятва, что пока не закончится наша морская эпопея, вы будете верны мне. Ваши семьи, как я понял, не могут остаться на прежнем месте жительства оттого, что весьма велика вероятность того, что тут нам всем придётся немного повоевать. Я прав?

    Боцман почесал затылок. Ну, орк! Ну, даёт!

    — Насчёт войны не скажу, но то количество воинов на твоих кораблях в меня вселяет оптимизм. И по поводу обнажения оружия, всё возможно, смотря, как некоторые отнесутся к вашим деньгам на наших счетах.

    — Ах, вот ты про что! — усмехнулся уже орк. — Ну, думаю, эту проблему мы быстро решим.

    — Решим, но в городе много ушастых, а ведь они в стороне не останутся… — проворчал кок.

    — Даже так?! — изумился канн. — Давно я эльфятину не пробовал. Давненько!

    Боцман нервно дёрнул щекой. Немного даже попытался отстраниться, от сидящего напротив него гоблина.

    — Ну, есть у меня на этот счёт кое-какие подозрения, но вообще-то, всё может именно так и произойти, как я и говорю.

    Луи припечатал с хлопком ладонью по столу.

    — Тогда действуем по-другому. Вначале, посетим вашего капитана. Потом все верфи, где есть готовые корабли. Вы же, если есть такая возможность, займитесь наймом моряков. Любых. У нас закон простой: предал — в котёл. Человечину мы любим. Никаких тебе судов и защитников. Клятву нарушил, и вперёд — к нам в желудок. Только старайтесь уж очень мутных не набирать. Помните, что они, возможно, встанут с вами в одном строю в момент битвы. А пока, давайте заканчивать наши посиделки. Встречаемся завтра здесь же, а лучше, давайте к нам на рейд. Ведь до поместья капитана можно и на корабле дойти?

    — Легко! — подтвердил мысль Луи кок.

    — Тогда, с рассветом жду вас на пирсе. Ботик будет с первыми лучами светила на месте. Вон, старейшина, всё равно по ночам плохо спит, пускай он и займётся вашей встречей. Согласны?

    Ударили по рукам, и вскоре их стол в таверне опустел.

    Причём, один юнга тут же был направлен боцманом под охраной к капитану для доклада. А передавать приятное новости — всегда к удаче, такое поверье у «печальных» ребят.

    * * *

    — Ну, маркиз, чем порадуете своего повелителя?

    Император радостно смотрел на смутившегося начальника своей секретной службы. — Есть что нового и интересного? Особенно, от ваших осведомителей из состава этого противного Ордена?

    — Из состава Ордена, точно нет, Ваше Величество.

    — Давай без официоза, мы с тобой уже давно решили этот вопрос, и тебе, вроде, сейчас не за что просить у меня очередное помилование.

    Маркиз скривился, словно кислое яблоко неспелое откусил. Явно, понятно, на что намекает Император. Ну, ничего, у него есть, чем удивить своего повелителя.

    — Тут такие дела, Тави, — маркиз удобно уселся в мягкое кресло. Раз Император указал именно на него, то значит, разговор будет очень долгим. — Вся информация, как бы я ни хотел от неё отстраниться, крутится вокруг этого проклятого Ордена. Как ни удивительно, но войска они собрали, причём…

    — Да, уж! — скривился Император — Родной сын отказался информировать отца о происходящем в войске. Дожили!

    — Тут ничего удивительного нет, и не стоит обижаться на сына, Тави. Клятва, Государь, на время ведения войны. Войны! Вы не ослышались. Не о походе в Ордене ведут речь, а о полномасштабной войне. Фигура их командующего оказалась не фиктивная. Его реально слушаются, и он реально КОМАНДУЕТ и принимает решения.

    — Вы о сыне герцога? Как там его…

    — Новоиспечённый герцог Ланский!

    — Ах, да! Вспомнил! Как он к оппозиции в Империи относится?

    — Кто? Сам герцог или его сын? — уточнил маркиз.

    — Оба! — рыкнул Тави.

    — Младший, точно знаю, ни в каком раскладе пока не фигурирует, но вот после его назначения командующим объединённого войска, отправившегося в Ергонию, думаю, потянутся к нему желающие перетянуть его на свою сторону.

    — Сколько ему лет? — поинтересовался Император.

    — Пятнадцатый, вроде, может немного младше, — быстро ответил начальник секретной службы Империи.

    — Что по его женитьбе? Была помолвка с кем-нибудь? — уточнил его Величество.

    — Доподлинно известно, что до момента, как он пропал из отчего дома, кстати, виновных поймали и ими оказались бойцы охраны его отца, точно нет. Узнать, что там и как произошло это похищение, не получилось. Теперь люди герцога всех поголовно проверяют, и нашего осведомителя близко к герцогу подвести не удалось. Потому, точных данных нет. Но уверен, что мальчик пока свободен.

    — Хорошо! Надо будет супругу озадачить, чтобы присмотрела ему партию выгодную, прежде всего для нас. — Довольно усмехнулся Тави.

    — Если он ещё вернётся живым из этого похода. — Вернул усмешку Императору маркиз.

    — Луиза уверена, что поход будет удачным, а ты знаешь, что она никогда не ошибается, когда на неё накатывает. А после того, как она оказалась вновь в положении, — лицо Императора озарилось радостной улыбкой, — предсказания из неё сыплются одно за другим. — Опять угрюмое выражение вернулось на лицо повелителя. — И почти всегда одно хуже другого, но хоть одно радует, что большинство из них не касаются непосредственно нашей Империи.

    — И это к лучшему. — Облегчённо выдохнул, затаивший дыхание начальник СБ. — Так что? Из этого и исходить будем в наших расчётах? — уточнил он.

    — Да! — согласился с ним Тави. — Но мы не знаем ничего по персоналиям. Кто переживёт поход, а кто нет. Насчёт сына она точно сказала, что он не вернётся в отчий дом в прежнем статусе.

    Маркиз прижал ладони ко рту, удивленно смотря на спокойную физиономию отца принца.

    — То есть, он не погибнет? — прошептал он.

    — Нет, но с ним что-то такое случится. Пока пробиться в своём видении, моя жёнушка, в отношении собственного сына не может. Но понятно одно, поход он переживет.

    — Может, в плен попадёт? — сделал предположение маркиз.

    Император неопределённо пожал плечами.

    — На войне, как на войне. Всё может случиться. Но прогноз для моего отпрыска более оптимистичен. Не только выживет, но и чуть ли мне ровней не станет. Как там Луиза выразилась: И станет в ряд с отцом, подставит плечо в минуту решающую, и от вознаграждения уйдёт, окрасив соль семьи поистине великим даром!

    — О как! И что из того, что значит? — удивлённо посмотрел на друга, маркиз.

    — А я почём ведаю? Если сама прорицательница ничего толком сказать не может, чего она там нагадала! Но, вроде как, всё хорошо обернётся.

    Маркиз внимательно посмотрел на Императора.

    — А, может, заговор? И Орден под рукой, чтобы встать в единый ряд «с отцом своим», — процитировал друга маркиз.

    — Думал об этом, но старшенький, уж больно прямолинеен, и к власти не рвётся. Ему бы всё мечом махать.

    — Это пока он один не рвётся, а если там кого ему подложат? Умную, красивую, с амбициями и с сильной поддержкой от клана… или Ордена? А вот у неё планы на трон могут и появиться? — не унимался маркиз.

    Император задумался.

    — Всё возможно. Если его не рассматривают духи предков в качестве правителя Империи, то это не говорит о том, что не сможет претендовать на власть его половина. Тоже возможный вариант, но у нас пока война на носу. Давай, что по подготовке войска Орденом сделано? Что вообще у них там творится?

    — Что творится? — переспросил маркиз. — Да, как сказать? Много всего и половина из этого — небывалые дела. Начнём с того, что ввели отбор бойцов в войско, по непонятным, но оказавшимся очень эффективным принципам. Во-первых, они единоначалие ввели в войска. Всем плевать какой у тебя титул. Командирами нередко становятся простолюдины и дворяне молчат. Кто был не согласен, того просто выгнали, а если бузили, то челюсти им ломали. Всего три отряда приняли под прежним командованием, но всё равно, всех провели через алтарь в храме и временную клятву. Теперь предательства и малодушия подчинённых командующему можно не бояться. Сплачивание коллектива постоянно проводится. Учения по отдельности в подразделениях, а потом и всем войском степь топчут на учениях. Много повозок, притом таких, что непонятно, как они умудряются столько имущества на них загружать?! Тягла столько же, как и у нас, а грузят едва ли не втрое больше. И при этом не выявлено ни одной поломки во время учений. Лошади удивляют. Что-то с ними маги Ордена проделывают. Огромные, сильные и явно от них магией тянет.

    Император изогнул вопросительно брови.

    — Магически изменённые? — не поверил он.

    — Да! Но это только предположения, — неоднозначно ответил маркиз. Вроде, и подтвердил предположение правителя, а, вроде, и не уверен в своих собственных словах.

    — Предположения? — удивился Император.

    — Ну сам подумай, Тави, даже ушастые не в силах так влиять на всё живое, а тут…

    — Может, забытые знания? — спросил Император.

    — Всё может быть, но я не гадаю, я излагаю факты, которые можно легко проверить, и изменённые животины — это один из них. Потом, макры. Ты будешь удивлён, но Орденом из них создано три ударных группы под единым командованием. Северные макры выделили свой молодняк под командованием ветеранов. Двадцать четыре тысячи бойцов. Основой возраст не превышает восемнадцати лет. Горячие головы и неуправляемые, а тут… по струночке ходят, и именно на их плечи новый командующий возложил ответственность за порядок в войсках. Они организовывают охранение, они обкрадывают привалы. Они ловят шпионов противника, они занимаются разбирательством внутри войска. Макрам всё равно, кто перед ними, герцог или последний крестьянин, они любого строят. Но в войске железная дисциплина, причём задают тон в поведении, как раз «неуправляемые» макры.

    — Но как такое может быть? — удивлённо взирает на безопасника Император.

    Тот, молча, пожимает плечами.

    — Так же, под руководством макров и всё обеспечение войска продовольствием.

    — Ну, это и понятно. Кто, кроме них, может лучше грабить местное население. — Рассмеялся Тави.

    Что же, хоть что-то вошло в привычные рамки.

    — Если бы! — усмехнулся маркиз — За грабёж предусмотрена смертная казнь. А продовольствие закупают у местных, причём деньги, ВСЕ, у начальника макров.

    Обескураженный такими известиями, Император медленно поднялся на ноги, и, задумчиво прикусив губу, принялся расхаживать по кабинету.

    — Да-а-а! Это точно что-то новенькое! С одной стороны, серьёзный расчёт. Макры лучше на меч кинутся, чем их в воровстве у своих заподозрят. Тонкий ход, и вольницу дворянскую приструнить могут тоже только они. Неплохо придумано, да друг?

    Маркиз скривился.

    — Если бы только это! Командующим, им лично, выделен особый знак на флагшток прапора. Причём, на нём изображён герб Империи и личный вексель Императрицы. Говорят, была совместная баталия, и удалось установить, что командующий сказал, что именно Императрица вручила Ордену гвардейский штандарт, признав его их знаменем, а Ивалье только разрешил им пользоваться. Теперь, кстати, у всех отрядов на прапорах есть векселя вашей супруги и гербы.

    — Гербы у простолюдинов? — изумился Император.

    — Ну, не гербы, я наверно неправильно выразился. А, как бы сказать, изображение мистического животного в качестве талисмана. Притом, они есть у каждого отдельного отряда или подразделения. И это ещё не всё! Вы, может, не знаете, но у членов Ордена в традиции, при принесении клятвы, делать татуировки на левом предплечье, с изображением их талисмана. Огромной головы животного, похожего на боевую собаку. Так вот. Ещё туда добавляется и порядковый номер члена Ордена. То есть, у Мартина, например, номер три, а у их мага Хэрна — второй.

    — Тогда, кто первый? — внимательно глядя на маркиза, спросил Тави.

    — А вот первого номера-то, как раз и ни у кого и нет! У командующего, и вовсе, под третью сотню!

    — Интересно, но к чему ты мне всё это рассказываешь?

    — А к тому, Ваше Величество, что многие бойцы в своих подразделениях, не принадлежащие Ордену на постоянной основе, тоже заразились этим поветрием.

    — И благородные? — изумился Тави.

    Маркиз хмыкнул

    — Эти — в первую очередь, причём, ваш сын, не был столь оригинален. Ему кстати, в его отряде, номер первый, под изображением летучего пегаса вывели, к тому же, он настоял, чтобы эту процедуру проводили в храме, в присутствии одной очень симпатичной жрицы.

    Император сразу усёк, что не зря пошёл разговор про принца.

    — Стоп-стоп! Жрица, и к тому же очень красивая?

    И, видя, как маркиз начинает улыбаться, быстро спросил:

    — Ты хочешь сказать, что он излечился от одной болезни, под именем Кастелла?

    — Да! — улыбаясь, ответил маркиз

    Император радостно потряс руками над головой.

    — Ну, наконец-то! — прокричал он.

    — Но-о-о… — затянул маркиз, привлекая к себе внимание своего господина.

    Сработало.

    Тави быстро успокоился, опустил руки, и требовательно посмотрел на своего начальника СБ.

    — Ну, и?!

    Маркиз развёл руками в стороны и одновременно пожал плечами, как бы говоря: а что делать?!

    — Но подхватил другое поветрие, не столь, конечно, именитое, но ещё более красивое, а главное, сильное и очень, очень заносчивое. У меня есть данные, что она уже не раз носом по земле возила принца, как в переносном, так и в прямом смысле.

    — Пикируются, бывает, — отмахнулся от слов маркиза Император.

    — Ох, если бы!

    Что-то было во фразе друга! Император вопросительно выгнул правую бровь дугой.

    — Она отличный мечник. Просматривается школа варг, но и ещё какая-то непонятная система владения клинками есть. Очень похожа она на умения ваших дальних родственников, Ваше Величество, к тому же, отец этой девочки — настоящий гном с соседнего материка!

    — Оп-па! — Император опять уселся напротив маркиза и с повышенным вниманием принялся слушать то, о чём ему тот принялся рассказывать.

    — Мать — варга, но изменённая. В своё время, входила в Совет народа варг. Исполняла роль ликвидатора провинившихся. Кстати, именно она должна была ликвидировать Лауру после того, как она забеременела от Ивалье, а не от вас.

    — Однако! — Император облизал, враз ставшие сухими, губы. — Дальше.

    — Дальше? — хмыкнул маркиз — Нами не установлено, кто её муж. Этот гном, есть основания полагать, что он представитель древней ветви одного из князей, причем, его прадед был известнейшим и сильнейшим магом. Есть основания считать, что теперь в жилах его детей течёт кровь сильных магов. Кстати, эта девушка, хоть и наполовину варга, но маг, притом, очень сильный адепт школы Земли. Но и другие школы тоже изучает.

    — Луизе докладывал? — задумчиво спросил Император.

    — Пока нет, жду вашего разрешения.

    Император задумался, и маркиз не спешил выводить друга из этого состояния. Бывало, раньше так часами они в молодости могли просто сидеть друг с другом, и наслаждаться тишиной, думая каждый о своём.

    — С такой поддержкой, сын, и правда, под соответствующим руководством, может сделать попытку по захвату власти в Империи. — Тяжело выводя голосом непростые слова прохрипел Император. — Продумай этот вопрос. Любую возможность переворота в стране надо пресечь.

    — Сложно. — Задумчиво односложно высказался маркиз.

    — Почему? — не понял Император.

    — Война… и макры, в качестве полицейских сил, в войсках Ордена. Заметут. Да и маги у орденцев сильные. Без вариантов, да и как связь держать?

    Император, соглашаясь, закивал головой.

    — Тоже, правда. Тогда, сразу после прекращения этой компании, вплотную занимаешься сыном, но только очень аккуратно, не дай боги обидим, а он не причём! Не хочу его терять.

    — Понял. — Ответил маркиз.

    — Ещё что для доклада срочное есть?

    — Так-то, оно всё срочное… — протянул главный безопасник.

    — Мне надо к любимой забежать, — отмахнулся от него Тави.

    — Так что по сыну и его новой зазнобе? Луизе докладываю? — уточнил маркиз.

    Император скривился и закусил губу в раздумьях. Пауза…

    — Наверное, да. Она и через своих девочек может обо всём узнать. Ну, да ладно! Что ещё срочного есть? — спросил он.

    — Ничего особенного, кроме одного. — Быстро ответил маркиз — Меня зацепила информация, что Орден, в преддверии подготовки к походу, неожиданно организовывает и отправляет в брошенные земли, к северу от проклятых земель, где они восстановили храмы, экспедицию. В составе магов, воинов и главное, Верховной Жрицы своего божества.

    — Матери этой девчонки? Как их, кстати, звать? — спросил Тави.

    — Ну, девочку — Маниша, а вот маман, явно взяла себе другое имя, и теперь известна в Ордене под именем Марфа.

    — Понял. Так что тебя смутило в отправке этой экспедиции? — спросил Император.

    — Состав экспедиции! А также место, куда они ушли. Ведь именно там теперь у вас организуется новое герцогство, сразу после окончания похода. Если бы шёл разговор о переселенцах на новые земли, я бы ещё понял, а так, сильнейшие маги, воины, а самое главное, Верховная Жрица Ордена убыли непонятно куда и зачем. Настораживает неизвестность. Но потому, как оперативно они организовали экспедицию, значит, что-то интересное в тех землях они обнаружили. Как-то же они пробрались в те земли, и что-то там нашли очень важное, раз рискуют отправлять туда первое духовное лицо своего божества.

    Опять император в раздумьях.

    — Что-то в этом есть. Копай в этом направлении, чую, мы на пороге великих событий. Сам знаешь, какие легенды о тех местах по Империи бродят! Что по баронету и Ивалье? Есть, что нового?

    — По малому пока ничего, хотя руководство перед отправкой в поход, делали турне по Империи. Явно заметали следы. Но ничего конкретного нет. Привезли откуда-то ещё подростков, причём с неплохими данными для магов. И пару взрослых. По Ивалье, всё по-старому. Выявлен полный список недовольных Императором в Империи. Даже замаскированных и слишком хитрых удалось вычислить. Жду команду на устранение заговорщиков, а то можем и не успеть, слишком заигравшись. И есть ещё одна новость, о которой я бы хотел вас предупредить.

    — И?

    — Орден ведёт опасную игру, пытаясь скрестить светлых и тёмных эльфов! — выпалил маркиз.

    — Что?! — Император опять бухнулся в кресло, словно у него из тела стержень вытащили. — Это уж точно закончится не просто столкновением с ушастыми, а полномасштабной войной! Есть возможность повлиять на их эксперименты, и есть ли уже у них в этом вопросе какие-нибудь результаты? — уточнил он.

    — Повлиять вряд ли возможно, разве что опять Императрица проведёт беседу с представителями совета Ордена, а по результатам, докладываю, что тёмная эльфийка понесла от своего мужа. Эльфийки и так нечасто радуют мир детьми, а тут…

    — И что, тут? — передразнил друга Тави.

    — А тут, у неё в мужьях светлый эльф, причём тот, кто входил в группу ликвидаторов, которую отправляла ваша жена на зачистку Гури и Хэрна, Ваше Величество!

    — Ох, да ничего себе, — прошептал ошарашенный Император… — тогда, так. В эксперименты с эльфами не лезть. В случае чего, свалим всё на Орден. По заговору — начинайте аресты. Только сделайте это мгновенно. Разрешаю для этих целей задействовать и гвардию. Начинаем! Назовём операцию: «Ночь Карающих Мечей». Но напоминаю, они мне все живыми нужны. Мне ещё армию комплектовать. Чувствую, скоро во всём мире очень жарко от сражений станет, вне зависимости, суша это будет или морская гладь…

    * * *

    — … А ты, женщина, вообще молчи! — пророкотало в древнем, восстановленном храме.

    — Поговори мне ещё, ящерица костлявая! — отмахнулась варга от присутствующего на службе в храме, в качестве послушника, костяного млечного дракона.

    Сильный «Хрюк» раздался откуда-то сверху.

    «Смеётся — улыбнулась Марфа. — Надо сосредоточиться и не забыть детёныша на руки взять! Ух, и тяжёленький же…»

    Она окинула взглядом зал храма, где стоял алтарь.

    Дети жались друг другу, и во все глаза смотрели на великолепную, величественную фигуру огромного дракона, и при этом судорожно сжимали в руках, прижимая к своей груди, маленьких детёнышей чёрных драконов.

    Тридцать четыре пары — тринадцать ребят, а остальные девочки. Вот уже почти месяц гостят они в главном храме этого забытого закутка Империи. Но богиня вернулась, пускай и не та, которую мечтали тут увидеть драконы. Но ничего уже не изменить. И её повелительницу приняли хвостатые всеми своими огромными сердцами. Огромное озеро, где так озорно по вечерам резвятся молодые дракоши, как и прежде, дарит тепло и восстанавливает силы, а рядом, смеясь и веселясь, не стесняясь своей наготы, веселятся и дети людей. Вал, как нянька над ними, сидит присматривает, а ещё…

    Варга перевела взгляд на маленькую девчушку, что, держась за руку Вала, с интересом смотрит за разворачивающимся действом.

    Дождалась она Вала!

    Счастливец!

    Тут остаётся присматривать за ребятами под охраной драконов. Хотя, пока до конца этот вопрос не решили. Есть смысл взять и Вала с его избранницей в Орден. Всё-таки, хотя она и выглядит маленьким ребёнком, но в мозгах-то это опытная дракониха, со всеми знаниями магии своего народа. А такую возможность усиления Ордена скидывать со счетов никак нельзя. Обратно выезд через декаду, а сегодня очередные превращения. Детёныши нашли себе пары, видя, какой счастливой кажется их первооткрывательница.

    Валу можно только посочувствовать. Теперь ребёнок будет развиваться, как простой человек. Нет, магическая особенность драконов никуда не делась, ну почти, но вот в физиологическом плане, ему познать женщину представится возможность лет так через пятнадцать, помня о кознях нового главы клана, и ответственности за совращение малолетних.

    Но ничего, и более Вал, в качестве Линча, ждал. А тут всего ничего — полтора десятилетия, главное, сохранить своё сокровище. Клятва ошибок не прощает. Как и драконы, они однолюбы — никакого прелюбодеяния на стороне, никаких измен.

    Она опять обратила внимание на «Костяшку». Как разрешил себя называть Млечник. И ведь, вот же дела, она единственная может, благодаря дарам богини, спокойно общаться с драконами. Она вспоминает первые свои ощущения, когда впервые увидела красавцев в небе. Сердце так сильно билось!

    А теперь, спустя почти три декады, можно констатировать факт начала новой эры в развитии людей-драконов.

    Первый шаг уже сделан, а затем…

    Но её опять отвлёк от прекрасных мыслей «Костяшка».

    — Богиня отозвалась! Очнись, давай, а то, как дракон в небесах витаешь! — хмыкнуло глухо рядом над головой.

    Богиня ею довольна. Силы потусторонней обитательницы растут день ото дня. Очень много уже в Ордене приверженцев новой-старой богини, и всем нравится теперь её новое изображение. — Марфа улыбнулась.

    Она всегда себя очень неуютно чувствует, когда обнажённая повелительница, прикрытая только длинными волосами, общается со своими новыми прихожанами.

    Вот и Бобик появился, и детёныш на руках богини, реально подрос. Значит, крепнет клан драконов, значит, удалось вырвать целую популяцию разумных из цепких лап вынуждённого вымирания.

    Порча…

    Кто-то очень могущественный над ними свои фокусы проводил. Торчат, торчат из этих манипуляций чьи-то длинные уши. Но выжили, пускай, и не все…

    Вон, сколько костяных драконов в младенцев превратились, благодаря артефакту, оставленному Малым драконам на сохранение…

    Ох, Гури, и закрутил же ты разворот в истории этого древнего народа! А теперь, и вовсе, ещё в одну популяцию ответвления от основного потока, возвращаем жизнь.

    Ах! Какая же она красивая!

    А теперь, главное, настроиться на алтарь, и можно просто наслаждаться ласковыми потоками благостной энергии богов!

    А это ещё кто?!

    Очнулась она в тот момент, как кто-то трогал её за плечо.

    Худощавый мужчина. Причём, обнажённый, пытался привести её в чувство, выводя из страны грёз ударами ладони по её щекам.

    — Ну, ты, хорош спать! Как тебе удаётся, так стоять, не моргая? Ты ведь спала с открытыми глазами, Марфа!

    Варга изумлённо взирала на не незнакомого мужчину.

    — Вы меня знаете?

    Отшатнулась она от него.

    Окинула его взглядом.

    А ничего так, и хозяйство приличное, не меньше, чем у супруга. А вот голос…

    Да он же с ней напрямую разговаривает, а не голосом!

    Она уже внимательнее посмотрела на эту худую, высушенную словно скелет, фигуру. Но вот глаза…

    — «Костяшка»?! — изумлённо уставилась она на мужчину.

    Тот раскинул руки в стороны, не думая даже прикрыть свою наготу.

    — Богиня решила, что я в состоянии выполнять обязанности её жреца, и даровала мне новое тело, но и старое не забрала.

    Мгновение, и вновь перед перепуганной варгой, словно изваяние, возвышается Млечник.

    — С одеждой не угадаешь. Порву сразу, придётся что-то магическое мастерить, чтобы не остаться и вовсе без одеяния. Но в человеческом облике очень холодно, так что я пока, с твоего разрешения, озерцо наше посещу. И кстати, тебя богиня похвалила, сказала, что ты очень хорошо научилась соединять храмы между собой, направленным лучом энергии от алтарей. Теперь, если их все соединить в замкнутую фигуру, то при надобности можно будет поддерживать любой храм энергией, путём перекачки манны из любого храма. Поздравляю! — а потом окинул её внимательным взглядом. — А ведь не соврал Гури, ты, и правда, прекрасна, как наша богиня! Жаль, что ты уже занятая самка, а то бы…

    Марфа быстро вытянула вперёд руки.

    Ну, уж нет! Ей проблем и с мальчиком Гури, выше крыши! Но там было без вариантов! Она сама рвалась забеременеть от него, а тут, боюсь, муж уже точно не поймёт, а Дора она по-настоящему любит! — потом усмехнулась про себя, — Впрочем, как и Гури. Но третий — это уже точно, перебор!

    — Никто из ваших девочек обернуться не пожелал больше? — спросила она.

    — Только дети, а из взрослых… поспрашиваю, но вначале постараюсь богиню убедить мне супругу с такими же особенностями разрешить оставить. Вот только, из чёрных живых драконов, боюсь, такого эффекта не добиться, а среди костяных — только мегеры остались. Ну, уж нет! Я такого счастья точно не переживу! Лучше уж из людей кого. Дети, надеюсь, тоже мои особенности перенять смогут. Но пока не попробуешь, не поймёшь! — печально проговорил млечник, и так, заговорщически, подмигнул Марфе своим, покрытым кожурой огромным глазом, что та даже в сердцах сплюнула на пол, не боясь того, что находится вообще-то, в главном храме богини нового герцогства. И эту новость драконы тоже весьма благосклонно приняли.

    Да! Не подумала. Не стала брать с собой никого из женщин. Даже дочку оставила в крепости, впрочем, и не жалеет об этом.

    Но теперь, уже точно, можно подумывать о возвращении домой. С Валом останутся его люди и все дети. Хотя, по магу подумать стоит. Он и в Ордене сейчас лишним не будет, в преддверии войны. Всё-таки, она тоже направляется туда, а потому, с отбытием домой надо бы поспешить. Запасов хватает, да и драконы мясом балуют постоянно. Теперь в храмах и свой настоятель появился, а вот насчёт детей от дракона…

    Проклятье!

    Она вздохнула.

    «Ну, почему мне так не везёт?!»

    «Всё, ради народа, ради родных варг и их процветания»!

    Она посмотрела на «Костяшку»

    — Ладно! Давай перевоплощайся и пошли посмотрим, на что ты там у нас способен! Может, ведь, и не выйдет ничего, и боги иногда ошибаются. Но с тобой я не останусь, и не проси, и детей, если получится их зачать от тебя, я тебе не оставлю. Может, когда подрастут только, чтобы магии научил и летать…

    * * *

    — … Что у нас по Дранх? — султан, расположившись на подушках, мерно покачиваясь в такт, доносившейся из окна дворца музыки, вертел в ладони красивый, налившийся силой плод какого-то необычного фрукта. Кивнув, разрешил отвечать на поставленный вопрос, прибывшему во дворец с докладом, главе магического каганата, как теперь все начали называть академию. Но все в государстве знали и так, что главный маг — архимаг ещё попутно выполняет и обязанности премьера.

    — «Тёмные» не упустят свой шанс. — Продолжил доклад архимаг.

    — Уверен? — исподлобья взглянул на мага султан.

    — В этом даже не стоит сомневаться, повелитель. — С поклоном ответил тот.

    — А что про остальных скажешь? — поинтересовался владыка.

    — «Розы» по своей натуре бандиты. Как были ими сотни лет назад, так такими же и остались. «Тёмные» хоть немного империи Синх и её Императора побаиваются, впрочем, как и «Розы» из «Белых». Но и последние, от нанесения удара по Империи, не устоят.

    — Ван? — уточнил султан.

    — Эти в теме, но…

    — Как всегда мудрят? — султан откусил от плода сочный кусочек.

    Дождавшись, когда «Великий» проглотит еду и освободит для беседы свой рот, посетитель продолжил:

    — Они всегда не умели держаться в рамках договорённости. Но в Дранх хватает земли для всех.

    Султан задумчиво осматривал место укуса на плоде.

    — И ты настаиваешь, что и нам следует ввязаться в потрошение обречённой Империи? — прямо спросил он.

    Понимая, что в случае чего, за неудачу с него спросят, снеся ему голову, всё-таки решился.

    — Только если возникнут для этого благоприятные условия, государь.

    — А если нет? — не унимался султан.

    — Это самоубийство.

    Вновь повторился процесс поглощения пищи, со всеми его паузами на обдумывание и на пищеварение.

    — И как сейчас обстоит дела в Империи?

    — Если честно, то для них плачевно. Фонтаны иссякли. Что может говорить об исчезновении силы Императорской семьи. Принца превратили в пустую марионетку. Он накачивается с утра отварами, а потом тешится с любовницами из ушастых.

    — И каков результат? — спросил султан.

    — Ну, раз пока живой, значит, забеременеть никому от него так и не удалось. — С улыбкой ответил архимаг.

    — И как думаешь, долго ещё такая ситуация продержится? — уточнил повелитель Султаната.

    — Не скажу точно, но всему всегда приходит конец. И непонятно, что будет делать естественный союзник Дранх империя Синх. Тави не из тех, кто так просто оставляет союзников без поддержки. Ушастые реально опасаются начала боевых действий по всей границе с Империей, стоит им только сунуться в Дранх. Потому и говорю, что первыми они не нападут, это точно. Основная роль отводится «красным Розам» — те не боятся никого. Империя же далеко, а Ван их не трогает.

    — А что «Чёрные»?

    А те ввязались в разборки с Ергонией. В союзниках, как обычно, гномы из Подгорного Королевства с соседнего материка. И эльфы, причём, что светлые, что тёмные, выступают впервые общим строем. Обещал оказать помощь и Ван, но зная цену обещаний его Императора…

    — Кинет? — рассмеялся султан.

    — Очень большая вероятность, повелитель. Но Ергония и для Вана интересна, так что, всё зависит будет, как себя Синх поведут. Тави обижен, его сына там неплохо местный герцог погонял в прошлом году. Так что, шанс, что Синх выступит на стороне Ергонии, минимален. Пока так ничего и не ясно. Тави бредит пустошью, и именно туда сейчас войска собирает под свои знамёна, а там особые требования. Святоши и некроманты нужны. Простые вояки и маги практически бесполезны в тех районах.

    — Тави и пустоши? Это проверенная информация? — спросил султан.

    — Так уже войска двинули, я же вам уже раньше об этом докладывал, повелитель.

    — Пустошь и от нас недалеко, а до ушастых ещё ближе. Как бы чего не вышло! Тави, ещё тот шутник!

    Премьер подобострастно закивал.

    — Всё возможно. Но пока мы имеем такие данные от разведки.

    — Ладно. Давай к Дранх вернёмся… — махнул рукой султан. — Я хочу, чтобы ты поторопил ушастых… с принцем.

    Архимаг напрягся.

    — А точнее, Ваше Величество?!

    — Поторопи его кончину… и собирай пока аккуратно войска. Отрежем и себе кусочек. Глупо не воспользоваться такими возможностями разжиться землёй, тем более, крупные порты расположены как раз с нашей стороны, и ближе всего они к нам, а не к «красным и белым» бандитам. Но это только при условии, что фонтаны по стране все иссякнут, а Древо Жизни в каждой провинции, окончательно погибнет. И да, сделай так, чтобы в гибели принца Дранх и старого Императора все начали винить ушастых. Понял?

    — Будет исполнено, повелитель.

    — Теперь, как у нас дела по малолетним магам? Что делается в этом направлении?

    — Всё прекрасно! Стрижём всех… и «ушастых», и «роз», и Империи. Даже до Ван добрались. С организацией мест обслуживания пузырей по маршруту, проблем не возникло. Все любят деньги. Через десятилетние, мы спокойно сможем противостоять, в открытом сражении любому противнику. Включая Тави и его гвардейцев! — возвышено закончил премьер.

    — Основной упор в своей охоте делаете на магические школы? — уточнил султан.

    — Там уже всё отобрано за нас, причём отличные специалисты работают. Детей потом немного накачиваем порошками, одурманивающими разум, и всё — готовые заготовки. И любят своего султана более своей жизни!

    — Это хорошо! — кивком поощряя мага, проговорил правитель, но затем, через небольшую паузу, сказал. — Но я всё-таки опасаюсь, как бы что-то не вылезло на свет, а потому, слушайте приказ. Сворачивайте свою деятельность в империи Синх. Лучше уж в Ване свою деятельность расширьте, а с Тави я ничего общего иметь не хочу. На свёртывание баз вам пару месяцев даю. Старайтесь в это время практически не работать в Синх. И зачистку свидетелей не забудьте провести. Ну, не мне вас учить следы заметать. А теперь, оставьте меня. Утомился. И, да, девушек, наложниц… скажите пусть приведут. Активный отдых, он ещё никому и никогда не мешал.

    * * *

    Коля проводил очередную декаду на полигоне. Учителей ему накидали по всем направлениям магии, но основной упор делается на её «Тёмное» искусство. С ним почти всегда рядом Наталья. Её тоже натаскивают на использование магии, но тут основной упор делается уже на некромантию.

    Работой и учёбой Коля забивает тоску по эльфе.

    Нет, не разругались. Просто, очень болезненно для обоих далось им расставание. У неё с руководством был какой-то секретный разговор. И вот, после него и устроила она ему фантастическую ночь любви. Оказалось, что прощальную. Словно на будущее пыталась вытянуть из него все соки, чтобы вечерами вспоминать, сидя в кресле перед камином, приятные моменты из своей жизни.

    Просто сказала, что безумно любит его, но…

    Но есть теперь в жизни у неё цель, и для её достижения она не то, что любовь, она теперь и жизнь в заклание положит.

    Расстались.

    Он видел, как текли по щекам у неё слёзы, но она себя переборола, и теперь, где-то в Караллой обитает, куда пока ему ход заказан. Долбаный полигон….

    У него же…

    После общения с командующим, он получил своё первое назначение. Но вначале, было принятие клятвы в храме богини. Прекрасная полуобнажённая молодая жрица, потом полностью обнажённая, только прикрытая в некоторых местах богиня, сошедшая с алтаря. Прекрасный танец и освобождение от тяжёлых мыслей об эльфе. Потом, эта непонятная реплика от богини…

    — Целовать его не буду, хотя очень хочется. Достойный вариант для замужества моим девочкам. Но у него своя судьба, и вмешиваться в неё я не буду. Но, чтобы помнил меня всегда…

    А потом…

    Коля даже от мыслей покраснел, лишь только немного вспомнив, что происходило под сводами полутёмного зала храма. Причём, его усадили прямо на алтарь, а затем…

    Он так и не понял, кто был с ним. Богиня или жрица. Наверное, всё же богиня, потому что, очнувшись, он обнаружил себя, сидящим на алтаре со спущенными штанами, а его естество сморщившись, уменьшалось, но вот чувство небывалого блаженства осталось с ним навсегда, а жрица…, а жрица ждала его за воротами храма.

    И эти ласки, и только поступательные шевеления головы проказницы, в районе его паха, распущенные длинные волосы, рассыпанные по обнажённой спине девушки.

    Значит, богиня его, таким образом, отметила? И не целовала в губы, а вот его естеству повезло немного больше… намного больше, но хватит об этом.

    А теперь он, каждый раз, бывая в Караллой, первым делом наведывается именно в храм. Налюбуется изображением обнажённой красавицы — и в путь. И самое невероятное, что молодая жрица очень похожа на богиню, и какого же было его изумление, когда ему поведали, что Верховная Жрица, мать этой девушки, и вовсе земное воплощение богини. Не отличить!

    Вот теперь Коля с нетерпением ждал возвращения Верховной в Орден. Куда-то она уехала, говорят, что во главе очень сильного отряда.

    Общение с Сержем — это отдельный разговор.

    С ума сойти просто, что с ним творили тогда. Серж владеет высшим демоном, или тот им владеет, непонятно. Причём, сам этот демон, как и его оболочка, мальчик, привязан клятвой к господину. И этим господином является… трамп-пам-пам… его господин. Гури! Коля выпустил на свидание с «Высшим» своего, привязанного к его душе демона, которым его осчастливил в своё время, всё тот же Гури.

    Пообщались, вот только, в отличие от мальчика Сержа, он сам сознание не терял, и всё происходящее в кабинете командующего слышал и видел.

    Не знаю даже, как не поседел от всего, чему стал свидетелем.

    Его демон быстро принял позу подчинения, а вот «Высший» просто ходил вокруг него, и когда он сделал угрожающий жест, вроде как решив видно, поглотить Колиного помощника, сам парень резко бросился на огромного демона, чем вызвал у того шок.

    — Так ты что, меня не боишься? — взревел «Высший».

    — А чего мне тебя бояться? Мне, как и тебе, господин подарил жизнь. Я и так был уже на грани между безвременьем. Чем ты можешь меня испугать? Смертью? Да я ей уже и так в глаза смотрел. Но своего друга я тебе на растерзание не дам! Пошёл вон! Вон, есть у тебя носитель, с ним и веселись, а это мой друг, и с его смертью и я тоже долго не проживу. А у меня есть, ради чего жить. Есть цель, есть господин, есть любимая женщина. И ты всё это хочешь у меня забрать?!

    И огромный фаербол окутывает мгновенно руку парня….

    — Забавно! — неожиданно рассмеялся огромный демон. — Умеет господин людей себе подбирать. Да ты сокровище, однако! И, да, успокойся! Не собирался я вредить твоему товарищу, а вот подтолкнуть его в развитии, стоит. Древний он, и многое уже не умеет, в отличие от меня, например. А потому, твоё вмешательство нам только на руку. Я-то думал, ты там уже от страха сознание потерял, а так, твоя воля станет якорем для твоего товарища по телу. Я воздействую на него, а ты держи его, чтобы не уплыл он за грань. У меня теперь на вас обоих огромные планы. И да, это…, о моём существовании знает только господин. Так что, держи язык за зубами. Мне так нравится, когда меня все маленьким мальчиком считают. Это так забавно. А теперь приготовься! Я тоже без своего носителя существовать в этом виде долго не могу. Это вам повезло, а мне уже почти труп достался. Готов? Тогда, начали!

    А потом наступил ад…и сильная…, сильнейшая, всё пожирающая боль.

    Коля покачал головой, отгоняя воспоминания. Но куда же от них денешься, когда за столь короткий промежуток времени с ним столько всего произошло.

    Вновь контроль заклинаний и работа на пределе.

    После того как Серж, с помощью своего демона, провёл обучение Колиного сожителя, произошёл сильнейший качественный скачок в умении парня. Если раньше наблюдался просто перекос в изучении магии, то теперь, между сильнейшими заклинаниями и плетениями первого уровня, у Коли образовался гигантский провал. Он не мог запустить простой светляк, чтобы подсветить себе ночью в коридоре по пути в туалет. Его светляк взрывался высоко в небе, не уступая по силе простому фаерболу. Искра, предназначенная для того, чтобы зажечь маленький костерок на привале, делала на месте костра небольшую воронку, раскидывая ударной волной от взрыва ветвистой молнии, угольки от палок во все стороны на несколько десятков шагов. В общем, он стал опасен, как для самого себя, так и для других.

    Он очень сильно расстроился, и только неугомонный Серж, отчего-то очень довольный, потирал в предвкушении руки.

    И придумал же, в итоге, как использовать необычные способности паренька к магии…

    А задумка оказалась очень проста. Командующий привлёк Колю для командования полками немёртвых. Вот так! Наказав, что во время боя, он, Коля, теперь использует только магию защиты, ведь и простой щит третьего уровня сложности, в его исполнении, растягивался на огромное расстояние и держал удар десятка магов в течение получаса. Тем самым, этот щит мог поспорить со щитами пятого, а то и шестого уровня. Правда, была и одна особенность. Слишком много манны и сил на этот щит приходилось тратить, а личный запас манны у паренька не впечатлял своими объёмами. Не помогали особо и накопители в камнях.

    Но и из такого положения вышли весьма изящно, вновь с помощью светлой головы командующего. Передвижной алтарь богини за спиной мага, причём управлять этим алтарём пришлось молоденькой жрице по имени Мариша, той, о ком всё мужское население Ордена и всей армии грезило в своих снах. И вот она-то и смогла удерживать алтарь под контролем, когда с него снимал энергию в бою юный маг. Помощники у девушки, конечно, были, но даже Ральф, тоже Верховный жрец богини, такими способностями, как Маниша, похвастаться не мог, и потому выступал теперь только в качестве её помощника.

    — Ты пойми одно, — наставлял его на путь истинный Серж — Твоя задача — с помощью тёмной магии и твоего личного помощника, держать в подчинении немёртвых. Я тебе ещё твою знакомую дам. Она некромант и будет сразу поднимать убитых в бою. Наша основная задача, чтобы это были не наши воины. А вот из состава противника, то легко. Она тоже сильная, хотя и неопытная, но время пока есть. Она у тебя вторым номером и на подхвате работает. Её основная задача — поднятие погибших, а вот ты должен взять их первым делом под полный контроль, и направить их удар по ближайшим живым. В бою, между вами и нашими бойцами, будут расставлены магические щиты, которые защитят наши подразделения, от нападения таких, пока диких, погибших. Можешь себе представить, что будет твориться в рядах врагов, когда их, погибшие от заклинаний магов или болтов арбалетчиков и стрел наших лучников воины, вдруг неожиданно оживут и набросятся на своих бывших товарищей. Но это наш секрет, как и много другое, что я уже придумал. А вот вы как раз, и будете это сейчас тренировать, чтобы во время битвы воплотить мои наработки в жизнь.

    Конечно, жуткие придумки у Сержа. Он безжалостный и очень циничный, и непонятно, почему его все в Ордене так любят. Хотя, да, не поспоришь, он умеет себя подать и ловко пользуется тем, что многие его просто воспринимают, как подростка. Он очень занятная личность и очень таинственная. Не меньше, чем наш маленький Киря, который теперь постоянно находится рядом с Сержем. Что-то в нём есть, тоже такое же древнее и загадочное, как и в самом Серже, и его маленький возраст, и его наглое отношение к жизни, а теперь и эта выраженная жажда крови. По-моему, они друг друга стоят, что Серж, что Киря. И ещё одно… герцог Валуа очень боится Кирю. И это заметно, впрочем, и все остальные маги, включая весельчака Стэйна, тоже сильно опасаются мальца. С чем это связано — непонятно. Не то, чтобы прямо до дрожи, но видно же, как они с этим мальцом разговаривают, едва не кланяясь. Коля раз подслушал разговор между ним и Сержем, вот только так и не смог конкретно понять, о чём, собственно, они разговор вели.

    — …вассал! Хороший ход придумал господин. Он вообще, ещё тот выдумщик! — усмехнулся Серж.

    Коля, тогда как раз пошёл к своему командующему и неожиданно застал его в кабинете, но не одного.

    Через приоткрытую дверь не было видно, кто же сидел в гостях у командующего, но по голосу Коля неожиданно узнал… мальчика Кирю.

    — Сам удивился. Столько столетий я, оказывается, был заключён в этом пространственном мешке. И тут меня замечает какой-то парнишка, по провидению видно, влезший не в свои дела. И спасибо, конечно, баронессе за свой непоседливый характер. Если бы она не лезла куда ни попадя, никто бы её искать не стал, и, как следствие, не позвал бы и Гури и её будущего супруга.

    Серж рассмеялся.

    — Бывает и не такое в жизни! А чего ты тогда сразу не сбежал? Ведь, кто бы там смог тебя удержать?

    — Кто, кто… Гури! Он по мне так страхом долбанул, что я даже штаны испачкал. Не ожидал такого от него, и ведь видно, что он меня только так пугал. Да и скучно было. Сам пойми, Саймон, это ты уже сейчас натешился жизнью, и то, вон, даже в командующие пробился. А я? Куда я бы пошёл? Меня бы обязательно кто-нибудь прибрать к рукам решил, а убивать всех без разбору, направо и налево, не следует. А тут предлагают весёлую жизнь с приключениями.

    — Да! Но клятва вассала для тебя не хуже ошейника для местных магов!

    — Где я, а где Гури? У него своя жизнь, у меня теперь своя. Тем более, тебя встретил! Я тебя сразу почувствовал, ещё там в таверне. Деньги-то отряда у меня все были. Думал, валить надо… да…

    — И что тебя от бегства остановило, раз меня почувствовал? — спросил Серж.

    — Да совестно стало. Погибли бы ребята, без моей помощи!

    — Погибли бы! Я и то только из-за Коли в ту разборку влез, но, оказывается, очень удачно получилось, и с герцогом установили контакт, и по Гури все вопросы решили.

    — А что по господину то? Я вообще считаю, что зря вы его без охраны оставили. Надо кого-то незаметного ему в помощь бы отправить. Да хотя бы ваших кровососов! Что мы теряем? А они его по крови точно найдут. Им голод путь укажет.

    — И что потом? — с сарказмом проговорил Серж.

    — Как что? Будут облизываться на господина, и всякую шушеру из городов выбивать. Им, главное, источник наслаждения около себя видеть, а поесть вволю и на стороне можно. Мало ли людей бесхозных по всему миру шастает!

    — Хорошая мысль! Надо бы через совет её протолкнуть. Сам-то чем думаешь заняться? Тебя, кстати, наши Линчи почувствовали. Щемятся сейчас по замку. Не хочешь, светлый, тут потрошителем поработать?

    — Да какие-то они не тёмные совсем стали. Правильные, аж противно! — видно, на самом деле сплюнул в сердцах Киря в кабинете Сержа на пол.

    Но вот на такие действия гостя, негодования со стороны хозяина кабинета Коля так и не услышал.

    — А это всё пагубное влияние Гури! — рассмеялся, вместо выволочки, он.

    — Во-во! И на меня он очень плохо повлиял. Я уже с тобой, сидя рядом, спокойно разговариваю, а не рву тебя на части.

    — Ну, меня-то тебе уже не одолеть. Даже не пытайся. Я тоже от Гури много чего взял, и поверь, не только хорошего.

    Молчание в кабинете. А вот у Коли, от услышанного, сильно заболело внизу живота, и в туалет потянуло.

    — Верховную жрицу отдашь? — вопрос со стороны Кири.

    — Ты ей в пупок дышишь, а туда же! — рассмеялся Серж — Она — варга. Ты и так скоро себе кого захочешь выбрать сможешь, для утех.

    — Не-е-е… мне жрица нужна… — не соглашается Киря. — Может, Манишей пожертвуешь?

    — Манишей? Можно и Манишей… хотя нет. У меня на неё кое-какие планы имеются. Может, тебе Ральфа продать? Верховный жрец, а у вас вроде, как я слышал, было принято отношения развивать между мужчинками…

    — Ай! И не напоминай! Не моё это, уж точно. Если не в курсе, меня и заарканили-то из-за того, что я своего брата выслеживал, когда он к своему любовнику пробирался. Хотел обоих порешить.

    — Ага! Щас! Благородный ты наш. Артефактов, небось, из их душ наделать хотел. Знакомо! — не переставал веселиться Серж.

    — Ну, не без этого конечно. Но, насчёт Верховной, подумай. Я её, конечно, не видел ещё, но поговаривают, что она копия богини.

    — Вернее, это богиня — её копия… — поправил Кирю Серж. — А постой, а чего на саму богиню не позаришься?

    — Боюсь. Боюсь, приворожит она меня. У меня и так один якорь в этом мире уже есть, и это господин, а если и она…

    — Дети?

    — А вдруг! Ты же видишь, как она своим телом распоряжается! А я весьма ревнив, хотя и выгляжу слишком молодо. Но что для нас с тобой десяток лет? Пшик!

    — Вот и не спеши, а Марфу я тебе не дам. Мне гном дорог, и дети его. Сумеешь уболтать даму — ваши дела! А так, не вздумай на неё ментально давить. Почувствую… тогда Гури всё расскажу, а у неё, между прочим, от него близняшки.

    — У кого? У Гури? Близняшки? — обескураженный голос ему ответом.

    — У Гури и Марфы, Верховной Жрицы Ордена, а по совместительству, первого главы клана. Уши тебе отрежут за неё, светлый, так что, присмотрись ка ты лучше или к самой богине, или к варгам, которые скоро вольются в наше войско.

    — Ты в этом так уверен? — переспросил недоверчиво Киря.

    — А у них вариантов других не будет. Я им просто их не дам, этих вариантов…

    Молчание. Обдумывают всё высказанное.

    — Богиня, говоришь, не постоянная она. Страдать буду, но, как вариант… — спокойный голос Кири. Ведёт себя, словно он на базаре себе корову покупает.

    — Ты мне лучше скажи, как ты эти тысячелетия смог провести и суть свою не растерять? — спросил Кирю Серж. — И как себя чувствует теперь на земле падший ангел?

    Коля почувствовал, что теперь точно придётся штаны стирать.

    — Пространственный мешок, мой друг. Там ощущения времени нет. Для меня всё произошло, словно глаза закрыл, глаза открыл и только вокруг антураж поменялся, и я немного тоже. А ещё раз «падшим» назовёшь, горло перегрызу, и поверь, зарастить ты его не успеешь, уж я об этом точно позабочусь.

    — Ну, и пошутить уже нельзя! А ведь я серьёзно… ты ведь не состарился совсем, а, наоборот, в детство впал.

    — Да, как-то удалось время вспять повернуть, и чем больше времени в пространственном мешке находился, тем сильнее, не старел, а молодел.

    — Уважаю! Научишь?

    — Ты сначала пространственный мешок найди! — хмыкнул Киря.

    — А чего его искать? Гури попрошу, он что-нибудь придумает.

    — По Гури: всё-таки поостерегись, — перебил его Киря — Пошли ему охрану. Чувствую я, что у сюзерена всё относительно неплохо, вот только вспышки опасности для всего Ордена с его стороны. Я едва ли не каждый день чувствую опасность, грозящую сюзерену. Я же вассал, а мы, Эвы, умеем чувствовать родственников за миллионы лиг.

    — Опасности, говоришь… — задумался Серж. — А жить то хочется! Ведь всех накроет, случись с ним что. Что же, подумаю, да и сам же рассказывал, во что вы там, в этом путешествии, вляпывались. Подумаю, и постараюсь совет убедить, а нет, так просто прикажу. Командующий я всё-таки, или нет?!

    Вот свидетелем такого подслушанного разговора и стал Коля. И теперь в непонятках, а кто, собственно, такой этот Киря, да и фигура Сержа заиграла совсем другими красками.

    И вот теперь он пропадает на полигоне. Ещё немного времени и его полки, в составе огромной армии, двинутся в поход по проклятым землям, в сторону границы с Ергонией. Его полки — это отдельная тема для объяснений. Всё, как в армии, только все солдаты в них, это бывшие живые, которых умелые некроманты не отправили на покой. Всё, как в любых подразделениях войска. Десятники со своими десятками. Сотни и полусотни. Тысячники и отдельная когорта лучших, почти живых — это его личная гвардия. Все в костяных доспехах, причём кости — от драконов. Эти, и вовсе полуживые, а Серж говорил, что у Гури есть возможность вернуть жизнь немёртвым, вот только, на данный момент, артефакт Древних находится на сохранении у драконов. А без Гури такой фокус никому больше не повторить. Ну, может быть Древние драконы способны на что-то подобное. С Верховной Жрицей парочку почти живых Серж отправил, в составе экспедиции, для опытов. Интересно будет узнать, получилось или нет им всем жизнь полноценную вернуть?

    Да и сама Верховная в своём головном храме способна раз в три декады, поднять из могилы, только что погибшего, но вот тех, кто раньше погиб, ещё ни разу так и не пробовали оживить.

    И вот теперь Коля, с помощью приданных ему в качестве управленцев Черныша и Явы, тренируется управлялась полками, вверенными ему в подчинение, в учебном бою. Получается, и неплохо, и щит он уже освоил, и молниями ему разрешили пользоваться в бою. Но вот от его фаерболов слишком сильные повреждения получаются, и Натахе, если случится бой и он применит против противника свои фаерболы, поднимать новых бойцов будет уже не из кого. А молния весьма убийственная штука, особенно Цепная, главное, чтобы сил и манны хватило для её применения, а для этого есть красавица Мани со своим передвижным алтарём богини Ордена.

    И ещё одно… именно бывшие Линчи теперь у него в учителях. И кое-чему они его учат сверх того, что требует с них вездесущий Серж.

    — Страх — это единственное чувство человека, которое он иногда не в силах контролировать, и если им начать управлять, особенно на поле боя, это может стать той отправной точкой, которая приведёт всех нас, в итоге, к победе. — Поучал его герцог Валуа. — У тебя сильный перекос в освоении магии, в этом есть и минусы, и плюсы. Не зря же тебе личного денщика из молодых магов дали. Чтобы он тебе и подсветить мог при надобности, и костёр зажечь на стоянке, и пищу приготовить, а также магией одежду почистить. А то, после твоего воздействия на неё, от плаща неплохого и очень крепкого, одни полоски рваные остались, а потому, мы приняли решение тебя научить магии Смерти, той, которой умеют пользоваться её Рыцари. Вот только, под твой поток заклинания никто вставать не будет. Просто учи и тренируйся им пользоваться, а вот потом на противнике используешь, и посмотрим на твои результаты. Но что-то мне говорит, что результат нас всех удивит и очень порадует.

    И вот теперь ещё одна нагрузка. Дополнительная. Так что времени страдать из-за разрыва отношений с эльфой, нет. Чем-то её соблазнили и это понятно. Вот только, что там у неё за великая цель в жизни появилась, неясно.

    Но теперь, все мысли в сторону. Очередной отбор сил и манны из алтаря и применение молнии по камням набросанным на полигоне.

    М-да… в хлам. В песок! А ведь даже не в щебень разлетаются камни из базальта! Кто-то там уверял Колю, вроде Стэйн, что базальт одна из самых твёрдых пород камней.

    А ты ж посмотри! Видно, и ярость в душе у мага придаёт силу его заклинаниям.

    Но Серж учил, что всегда надо иметь холодный рассудок и чистые мысли, и ни в коем случае, не поддаваться эмоциям, и особенно, одной из самых сильных — и это ненависти.

    «Нет ничего хуже для командира, который не может управлять своими чувствами. Учись! Поборешь привязанность к Эмме, тогда сможешь научиться и управлять полками! Совершенствуйся, время у тебя пока ещё есть».

    «Нет ничего хуже командира, который не может управлять своими чувствами». — шептал Серж.

    Он пребывал в ярости.

    Вернулась Марфа в составе экспедиции. Вал появился. Не оставила она его там с детьми и их избранниками. А ведь он ясно говорил, что не стоит оставлять без присмотра новую поросль будущего костяка юного герцогства!

    А нервничал сильно демон всего лишь от того, что совсем недавно из его кабинета в крепости Караллой вышел отец со своим побратимом.

    Напросились вместе примкнуть к его войску.

    Да-а, дела! Клятву сегодня дадут. Что сказать, бойцы в их отрядах отменные, но… но теперь всеми доступными средствами в борьбе с противником не воспользуешься.

    Граф — человек чести, болезненного уровня притом, и поборник рыцарства, и так, как планировал поступать Серж с неприятелем, теперь поступать не сможет. Оттого и злится сейчас.

    Пытался он оставить хотя бы графа охранять графство, но тщетно…

    Да и сложно отказать в простых просьбах отцу и его другу без солидных аргументов, а их-то как раз у демона и не было.

    С одной стороны, присутствие графа Хэренкок со своим знаменем, известным всему миру, Ордену на руку, а вот с другой…

    Очень сужаются возможности его, как командующего. Граф и так высказывал своё неудовольствие его эскорту за то, что они, в своё время, впрягли в повозку, везущую его тело, весь цвет, оставшихся в живых приближённых от «Квартета», включая и одного из бывших герцогов приграничья.

    Но надо брать себя в руки. Сегодня крайний смотр войск и возможно, и последний Совет, который пройдёт в Караллой.

    Армия уходит. А вот командующий всё никак не может успокоиться. Что же, придётся втиснуть себя в рамки рыцарства, да и рыцари далеко не пай-мальчики. Придётся графа немного самого урезонивать, и поможет ему в этом кто-нибудь из женщин. Пора, пора этого строптивца уже женить. Вот и дочка его сетовала на беспробудное холостяцкое будущее отца, а разве местные ведьмы не смогут окрутить старого солдата? Главное, подобрать кого-нибудь, кто лицом и фигурой похож на его бывшую любовь, а теперь мать самого Сержа. Но граф, видно, влюблён в неё безнадёжно, и герцог, отец командующего, отлично знает об этом. Что же, ещё один союзник есть у демона в вопросе охмурения достойного человека. Главное, найти ту единственную и неповторимую, или его с подружкой Вала познакомить? А что? Ведь в ней есть какой-то шарм. Вроде и выглядит девчонкой, а как весь мужской контингент делает стойку в присутствии этого ребёнка. Вариант! Влюбить в образ, а потом уже и к зубастым ящерицам можно будет наведаться. Подберут ему, точно, кого из драконих, а там уже дождётся, когда его будущая жена подрастёт.

    Заманчиво, но надо бы ещё и с Валом посоветоваться, поговорить, расспросить о всех нюансах этого необычного общения.

    Да, но тогда придётся рассказать графу и отцу о драконах! Нежелательно, конечно, но они люди слова. Ничего от них на сторону не уйдёт. Посмотрим…

    — А пока, армия… — Серж усмехнулся. — Макры!

    Забавно получилось, и главное, никого казнить не пришлось.

    А всего-то и надо было столкнуть лбами между собой двух князей, лично прибывших с отрядами. Те, у кого гостил Хэрн с Гури, поставили в его войско пятнадцать тысяч отборного войска, а вот северяне пошли дальше. Около тридцати тысяч молодых, горячих варваров, но с таким болезненным чувством собственного достоинства и поборничества рыцарской чести. И вот уже граф Хэренкок в замах у князя северян, командира сводного отряда макров, впрочем, в замах и командир второго отряда дальних родственников.

    Пламенная речь при постановке задач новому виду воиства…

    Дебатов, насчёт главенства в сводном отряде, не было, куда деваться-то им было? У кого войск больше, тот и командир вновь сформированного отряда, а остальные пошли уже в качестве заместителей, включая, и прикомандированного к ним со своими людьми и графа Хэренкок. Разъединил хитрый Серж его со своим отцом, ибо нечего тут кланы сооружать. В Ордене уже есть один, и его вполне достаточно. Пускай радуются, что приняли их в армию, и при этом и отряды с их людьми, под прежним командованием оставили.

    Потом лекция в виде эмоционального выступления, перед всем выстроившимися, в форме огромной подковы, отрядами макров, где и указал тонко на их неповторимость, непогрешимость, ну и, конечно же, невероятную важность их новых обязанностей. Прониклись!

    Указал и на необходимость стать примером для подражания для всего сборного войска, которое идёт под знамёнами Ордена.

    Вручение вымпела и штандарта, и вслед приказ, находящимся на душевном подъёме воинам…

    Они у нас теперь образец мужественности, рыцарства…, ну и задачи у них теперь соответствующие. Во-первых, контроль за порядком и дисциплиной в армии. А кто ещё может урезонить дворянскую вольницу? А вот макрам это за счастье. Но тут приходиться и за собой, в первую очередь, смотреть. Как делать замечание благородному, если сам не являешься образцом для подражания?

    Вуаля!

    И тысячи рьяных поборников справедливости и порядка теперь блюдут дисциплину в войске. А то, что и охранение, и организация привалов, и забота о провианте, теперь тоже на их плечах… так, увы. Но кто-то же этим заниматься должен? Так почему бы не они? К тому же, за провиант деньгами поставщикам собрались платить, и их, этих денег, пока хватает.

    Ответственность, доверие… плюс, сюда же, положение в обществе — и полицейский легион к работе готов. А эти дворянчики и прочие благородные, видя и, главное, зная, что в случае чего, придётся иметь дело с макрами — ведут себя очень осмотрительно… и свои амбиции и гонор засунули себе… ну, очень глубоко!

    Валуа, который герцог, и вовсе решением Сержа был потрясён. А принц не переставал выражать ему личное своё восхищение. Он, в своё время, уже имел счастье иметь дела с отрядами макров…

    Оценил, восхитился, поразился изяществом решения проблемы.

    А войско-то гигантское получилось! Считай, только макров одних под сорок тысяч. Дворянская конница, которой руководит принц, ещё двадцать тысяч мечей. Полки Жана — это ещё почти двадцать пять тысяч копий. Конница тяжёлых рыцарей Ордена, под руководством Стива и Мартина — ещё почитай двадцать пять тысяч пик. Полки нежити, под командованием нового командира — Коли… — набралось семнадцать тысяч. Больше не смогли поднять и подготовить. Полки Ордена и клана, включая арбалетчиков и лучниц — ещё почти двадцать семь тысяч. Их же можно было использовать, во всяком случае, мужчин, в качестве простой пехоты. Потренировались. Нормально получилось. Лёгкая кавалерия, из клана бывших кочевников — ещё почти двадцать тысяч. Разведка барона — пяток тысяч арканов. Лис со своими зубастиками — ещё пяток…

    С ума сойти, какая уйма народа в одном месте собрана оказалась. Плюс, сюда ещё и не хилый обоз если добавить…

    И получится, в общей сложности, почти под двести тысяч разумных. Туда же и отдельные отряды боевых магов записать нужно. И не только ведь сам Орден оголил свои ряды, практически никого не оставив в графстве, тут и те, кого удалось соблазнить деньгами присутствовали, а таких немало. И всей этой оравой приходится командовать именно ему.

    Да, и если честно, то, если бы не он, то вся эта свора, так бы и осталась простой вооружённой толпой, а так…

    Серж, в сопровождении эскорта, объезжает выстроившиеся войска.

    Тишина… даже лошади боятся при командующем, не то, что ржать, а даже тихо всхрапывать.

    Хорошо поработали командиры.

    Это сила! Очень внушительная сила, правда, и противник ожидается соответствующий. Одни только «Чёрные Розы» выставили вроде, по данным разведки, под триста тысяч войска. Столько же в резерве ожидается собрать… так, на всякий случай. Побаивается местный король Великого герцогства и их правителей.

    Ушастые тоже не мелочатся. Тёмные уже прислали в королевство пять легионов по пять тысяч бойцов в каждом. Светлые морем должны подойти и корабли, по слухам, скупают по всему побережью, включая остров Печали. Ван ничуть не меньше поставить может войск, чем Розы, а ведь удар планируется наносить с разных сторон. Вон, коротышки, уже дербанят западные провинции герцогства. И ведь удачно дербанят. По данным, которые удалось вызнать Мартину в столице, у них отборного войска, под тридцать тысяч топоров. Невероятная сила. Не зря боятся местные правители, что в этот раз Ергонии не устоять.

    Но никто пока не берёт в расчёт Орден и его командующего. А зря!

    Есть, есть чем противника удивить молодому командующему. И он обязательно свои придумки попробует провернуть, но вначале надо приструнить саму чету герцогов, а там уже можно будет и за противников их браться. Ну и что, что в разы у тех войск больше? Главное, что если удастся избавиться, под благовидным предлогом, от отца и его побратима, озадачив их чем-то, ну, очень важным, то уже ничего ему, Сержу, не помешает, задействовать в сражениях свои наработки, граничащие с недозволенными приёмами ведения войны.

    Ровные ряды бойцов. Безэмоциональные воины Колиных полков. Лучшие доспехи, а у избранных, и вовсе, костяные нагрудники. Мощно смотрятся. А вот и магическое прикрытие лучниц Ордена, да и сами красавицы-воительницы внушают. Была мысль не брать девчат с собой, но эти писюхи такой вой подняли, боятся, что в Ергонии местные женщины, с варгами во главе, у них мужиков Ордена уведут. Правильно боятся, есть у командующего и на это свои мысли, вот только варг он думает использовать в этом вопросе немного по-другому.

    М-да… Внушает войско!

    Неплохо поработал и принц. Вон, как тянется перед ним, сидя на своём могучем скакуне. Спасибо Ку… поделился секретами своего народа. Теперь скакуны конницы всего войска представляют из себя, поистине гигантов. Но есть и оборотная сторона такого магического воздействия на животных. Теперь жрут они, едва ли не в три раза больше. Но это уже не его проблемы. Это пускай у макров голова болит и у их начальников. На них теперь завязаны поставки, как продуктов, так и фуража, и деньги под их закупку выделены. Вот пускай и думают, а командующий с них только спрашивать будет…

    Мартин… со своим другом, удельным графом. Тоже неплохо выгладят, как и их рыцари. Половина из них паладины богини… и сила в них, и экипировка на них, соответствующая.

    А вот и сводный отряд жрецов богини во главе с Верховной. Не удалось её отговорить от участия в этом походе. Едва ли не до слёз женщину довёл, но Дор сам согласился на то, чтобы на войну вместе с ним направилась и жена. Малолетних детей на женщин Клана оставили. Ральф тоже тут с Манишей… и ещё с сотней приверженцев и служителей богини. В планах — посещение всех храмов по дороге к границам Ергонии, а главное, со слов Хэрна, это то, что весь Орден получит благословение от своего талисмана… какого-то там Бобика, изображённого на предплечьях у всех членов Ордена и клана. Вот это радует.

    Боевой дух в войске на невероятной высоте находится. И всё благодаря богине и прошлым победам воинов Ордена, небольшим потерям, и огромному числу пленных, захваченных в этих сражениях.

    Жан со своими воспитанниками. Вот у кого сейчас обоз самый большой в войске, так это у пехоты. Но и без неё никуда. Конница хороша для таранного удара и для преследования, а вот устоять под ударами вражеской рыцарской конницы не всем дано. На пехоту, в планах демона, основной упор в боях. И действовать он будет только от обороны…

    Но вначале, надо решить проблему с герцогом Ергонии и его супругой. От того, как с ними удастся, или не удастся договориться, и будет зависеть, как Орден будет действовать в Ергонии. Как освободитель, или как полноправный защитник. Хотелось бы, конечно, второй вариант развития событий, и надежды в принятии именно этого пути развития событий, он связывает, в первую очередь, с Мартином и для этого есть у него свои резоны… и причины.

    А пока…

    Кочевники перед глазами.

    Проплывают ровные ряды всадников с хищными лицами. Вот, кто у них в качестве загонщиков теперь будет. На них и разведка, и как лёгких лучников их использовать можно будет.

    Вот и ряды могучих орков… с Гныхом во главе. Но у них будет своя задача, главное, экипировка у них подходящая для его задумок.

    Потом уже почти рысью прошёл вдоль остального войска.

    Готовы, а теперь пару слов о величии момента, и можно давать команду на проход войска через Караллой. Говорят, там уже в нетерпении все жители собрались, чтобы проводить своих родных на войну…

    Но он не хочет сам ничего в своей речи затрагивать, за него в благословении и Верховная напутствие воинам даст, а он, пожалуй, поспешит в полевой лагерь, в свой шатёр, где вскоре состоится последний Совет на земле графства, и к нему как раз-то и нужно подготовиться. Задачи придётся всем нарезать. Совет в расширенном составе проводиться будет, и надо бы в спокойной обстановке привести в порядок свои мысли.

    Командующий убыл, и вереница войск двинулась в сторону города-крепости.

    Поход начался…

    * * *

    — Слишком много народа в войске! — тихо, почти шёпотом, проговорил ординарец.

    Принц скосил взглядом на своего бессменного помощника и, по совместительству, друга детства.

    Вот же, неугомонный. Всё обо всех знает. Со всеми умудряется хорошие отношения поддерживать. А уж его набеги в сторону лагеря, где обитают эти чаровницы, правда, данные о порядках в Ордене этого повесу немного охладили. Жениться не хочется в совсем ещё молодом возрасте, а из-за своей несдержанности лишаться ещё и головы, тем более. Но удержаться, чтобы просто пообщаться, он уже не в силах.

    Что-то не то, с местными дамами. Словно, головы его рыцари от местных девчат теряют. Есть уже и жертвы!

    Нет, не погибшие, а окольцованные.

    Обручились уже пару сотен дворян, и ведь фамилии их в Империи не из последних, а тут, гляди-ка, не смогли удержаться. Но всё уже будет после похода, теперь только намерения на брак оформили. И люди чести, отказаться от такого оформления отношений уже не смогут, а кто попытается — того просто грохнут, это и так всем понятно.

    На удивление, макры боятся подходить к местным красавицам. Как от огня шарахаются от них во все стороны. Что-то им наговорили, насчёт них, их командиры. Трясутся, заикаются, но о женском внимании не помышляют. Во всяком случае, пока.

    Принц покачал головой.

    Вот и завершился подготовительный период. Его отряд готов. Скажешь тоже, отряд. Полноценная армия! У него войск меньше было, когда он в Ергонию поход затевал, а тут, только в его одном отряде, без учёта обоза, почти двадцать тысяч всадников. Впечатляет! Но это всего лишь отряд, разделённый на три полка, одним из которых он командует лично, а два других командира полков, по факту, по совместительству являются ещё и его заместителями. Обычная практика, но необычное исполнение. Его замы — простолюдины! Члены Ордена! Но никого он снимать с занимаемых должностей не стал. Принципиально. Да и среди дворян уже бытует мнение, что член Ордена или клана, по факту, уже дворянин. И воспринимают своих, нетитулованных командиров, нормально и совершенно спокойно.

    Смотр впечатлил ВСЕХ!

    Такого количества, а главное, качества бойцов, никто никогда не видел в одном месте. Огромная площадка в степи, рядом с общим лагерем. И впервые все войска собрались в одно и то же время, в одном месте. Огромная мощь!

    Вон, как светлеют лица у его рыцарей. Все начинают понимать, что их поход обретает надежду завершиться победой. Сложно даже представить, кто и что в состоянии нанести поражение такому сильному войску. Вон, уже и улыбки на уставших, вымотанных лицах, появляются. Всё-таки командующий очень серьёзно относился к подготовке всех подразделений, причём экипировке своих бойцов уделялось внимание не меньше, если не больше…

    — Ты на пехоту глянь! — старый друг громким шёпотом не удержался от комментария. — Мы-то, когда с ними тренировались, они почти в обносках были, а тут, смотри, какие у них у всех ростовые щиты. И кольчуги-то какие! Поговаривают, что где-то Орден нашёл захоронения драконов, и теперь из их окаменелой чешуи клепает эти чудо-доспехи. Оружие… я никогда не видел столько мечей, выполненных из металла древних! — удивлённо-восхищённый взгляд, направленный на принца. — Что скажешь, Твоё Высочество?

    Принц усмехнулся.

    — Скажу очередной раз, чтобы ты меня по титулу пока не называл. Все меня просто командиром называют и мне это нравится.

    — Хорошо, не буду… — и добавил. — Ваше Высочество, командир!!!

    Скалится… хорошее настроение…

    Принц посмотрел в сторону отряда жрецов и жриц. Вон, и фигурка чаровницы виднеется. Да и Верховная среди остальных выделяется. Красивая. Вылитая богиня. Её земное воплощение.

    Принц сделал тяжёлый вздох.

    Ох уж, эта Мани! Всю душу растерзала. Какая там Кастелла! Он даже отцу отказал в шпионаже в его пользу. Отказался доносить обо всём, что творится в Ордене. И без него, уверен, есть кому такими делами заниматься. Да хоть, вон, его ординарец, чем не кандидат на такую роль? И знает практически всех, и общается с большинством командиров и к клятве, весьма своеобразно относится. Нет, предавать-то точно не будет, но вот кое-что лишнее сболтнуть, всегда пожалуйста, а когда за это ещё и хорошо платят…

    Принц опять покачал головой. Эти дни тяжко ему дались. Постоянный недосып. А эта ответственность?!

    Вот и командующий мимо его полка проезжает. Вид у мальчика очень важный. И такой властностью от одного его вида отдаёт, что даже, его очень своевольный коняра, чуть ли при Серже не строевую стойку принимает, и такое ощущение, что даже дышит через раз.

    Вот это, я понимаю, внутренняя сила у мальца, если его могущество даже животные чувствуют, чего уж говорить о простых разумных?!

    Всё… проехал мимо. А ведь, вон, даже неугомонный друг с облегчением выдохнул. Что и чё, он тоже дыхание что ли задерживал? А сам принц? Похоже, на то. Вот же! Ну как так получается у командующего, одним своим видом внушать подчинённым почтение и неуёмный страх? Нет, не простой страх, а страх в чём-то перед ним облажаться. Может, это последствие клятвы? Всё может быть!

    А теперь — на совет. Вон, и посыльный появился по его, принца, душу. Команду командирам полков и своим помощникам на начало движения. Армия трогается в путь. А вот ему обратно в лагерь. Ничего, догонит.

    В шатре командующего сегодня очень тесно. Присутствуют все командиры, начиная от отдельных отрядов и полков.

    Командующий на своём обычном месте. У него за спиной, в качестве телохранителя, командир пока немёртвых, а в ногах — собачки. Как же ему хочется и себе заиметь таких сильных друзей. Но щенки, даже не рождённые, уже расписаны на годы вперёд, и как сказал Серж, не членам Ордена они выдаваться в личное пользование не будут. И естественно, что о продаже щенков речи даже не идёт.

    Всё… началось!

    — Итак, господа! — тихо начал командующий. — Подготовка к походу завершена. Хочу признать факт того, что все мы поработали очень продуктивно. Результатами, увиденными сегодня, я остался доволен. Теперь, когда армия пришла в движение, и порядок следования определён, я бы хотел поговорить о том, что нас ждёт в этом, надеюсь не очень долгом, путешествии. Во-первых, авангард займёт место сразу после подразделений разведки и охраны из состава наших северных друзей. И этим авангардом станет ваш полк, Ваше Высочество. Вы, господин Тик, как я уже наслышан, лично знакомы с их светлостями.

    Принц, на котором скрестились взгляды присутствующих, слегка побледнел с досады. Напомнили о былых его прегрешениях.

    — С герцогом — только шапочно. Не видел его вживую, а вот с её светлостью… да знаком, и хорошо знаком, — нашёл в себе силы ответить командующему, принц.

    Серж неопределённо хмыкнул.

    — Тогда, вы и ваш полк идут в авангарде армии. Я уверен, что как только мы вступим на землю герцогства, его правители лично прибудут нас встречать.

    — С войском? — удивился принц.

    — Откуда них такая роскошь? Они-то, по данным разведки, всё никак не могут обуздать вольницу дворянского ополчения, а личные гвардейские полки задействованы на особо опасных направлениях ударов агрессора. А если учесть, сколько таких, потенциально опасных направлений ударов, то надеяться на то, что нас будут встречать на границе с Ергонией войска герцогства, не стоит. Для них наше прибытие будет означать либо конец их существования, либо спасение. Смотря, как они сами себя поведут. Скажу вновь, что Орден не планирует захват герцогства, а только помощь или освобождение, если к нашему прибытию герцогство будет уже захвачено коалицией государств, которые выступают в качестве нападающей стороны. Ваша задача, Тик, организовать встречу их светлостей, и своевременно проинформировать об этих контактах нас. Вести с ними переговоры от лица Ордена я вам запрещаю. Ваша задача — встретить и организовать нам условия для нормальной беседы. То есть, тут же останавливаете полк на привал, и готовите место для возможных переговоров. Мы, к тому времени, думаю, подойдём. От нашей с ними беседы многое завесить будет. В каком качестве мы будем выступать в этой маленькой войне. А потому, к нашему прибытию вы должны их настроить на договорной лад. Успокоить. Но ничего конкретно не говорить. Что от них хочу я, вы не знаете, а потому, давать или брать на себя какие-то обязательства от своего имени, я вам запрещаю.

    — Даже гарантировать им жизнь? — спросил, взволновавшись не на шутку, принц.

    — Даже гарантировать жизнь. — Сказал, словно отрезал Серж. — Мы не знаем, какая обстановка будет в герцогстве на момент нашего прибытия. Мы не знаем, как отнесутся к нам, как к непрошеным гостям, правители Ергонии. Мы многое, к сожалению, пока не знаем. Вам всё понятно, Тик? — спросил Серж.

    — Так точно, господин командующий, понятно. Все ваши указания будут точно выполнены, согласно вашим наставлениям. — С поклоном, произнёс принц.

    Серж довольно покачал головой.

    — Отлично! С вами решили. Теперь, что касается наших служителей культа. Во время движения, как вам известно, будем проходить места, где есть в наличии храмы нашего божества, а также прилегающая к ним территория. Армию мы делим на пять частей. Зазор в выходе на тракт у этих групп будет в сутки. Нечего устраивать столпотворение на привалах. Обращаю внимание жрецов богини и жриц, на организацию служений в храмах, а также на посещение священных озёр нашими бойцами. Командирам подразделений, тоже на контроль. Всего ожидается пять храмов, как и привалов в проклятых землях, а теперь уже в землях Ордена. Его Величеством подписана дарственная на образование в тех землях герцогства. Решением Совета Ордена, герцогом вновь образованного герцогства назначен Его светлость Валуа. Прошу любить и жаловать. Но обустройством герцогства займёмся уже после похода, к тому же, встают новые задачи и это — пленные. А потому, если будет такая возможность, стараться брать как можно больше пленных. И раненых я добивать запрещаю. Следующее… Прямо около границы с Ергонией существует ещё одно культовое место для Ордена, которое мы будем проходить. Это место, где обитает наш талисман. Поэтому, все будут проводить на месте постамента, посвящённому ему, благостные молитвы. Надеюсь, всем нам это пойдёт на пользу. И последнее. Я надеюсь, что незапланированных потерь среди наших бойцов, за время перехода, не будет. Наши маги и подразделения передвижного госпиталя, должны быть в постоянной готовности оказывать помощь пострадавшим. Ваша светлость, это полностью ложится на ваши плечи!

    Герцог Валуа, молча, поклонился.

    — Ну, и самое последнее. Мартин, в общении с герцогиней, я очень на тебя надеюсь. А потому, все свои регалии проверь, чтобы были в наличии. Как понял?

    Мартин дёрнул щекой.

    — Если бы не братец… — прошептал он, а потом громко произнёс. — Не беспокойтесь, Ваше Высокопревосходительство, отработаем, как и договаривались, лишь бы герцогиня ещё до нашего общения удила не закусила. Хотя, муженёк у неё, вроде нормальный и разумный мужик.

    — Ну, что же, тогда всё. Порядок движения определить. Группы составить. На переброску войск отвожу время — декаду. Через десять дней мы должны уже вступить в бой. Если есть такая возможность, продолжайте и на привалах, и в движении заниматься подготовкой подразделений. Боевую подготовку не прекращать, а просто приспосабливать её к условиям перехода. Всё. Свободны! Коля, ты останься. То, что касается тебя, не стоит слушать всем. — Произнёс Серж.

    * * *

    Принц, облегчено выдохнув, принялся пробираться к выходу.

    Авангард, с одной стороны, это хорошо. — Рассуждал он — Не разбитая дорога и минимум пыли и грязи. А потому, вперёд, выполнять распоряжение командующего, времени и так в обрез.

    Всё-таки, кое-какие коррективы в первоначальные планы командующему внести пришлось.

    Поделили войско на шесть равных частей. Ведь, чтобы добраться до разрушенного древнего караван-сарая тоже нужны были сутки. Теперь и сам принц, разделив свои полки ровно пополам, составлял своими воинами авангард в каждой из колонн. Сам же он выступал с первым отрядом.

    Повезло.

    Хоть и весна, но уже днём бывает довольно жарко. Плюсуйте сюда ещё вмиг вытоптанные травы, и, как результат, облако висящей пыли над дорогой, по которой довольно споро двигается армия. До караван-сарая дошли быстро, да и задерживаться тут особо никто не горел желанием, другое дело, главный храм богини.

    В составе первого отряда выдвинулась и вся свора боевых священнослужителей. Почему боевых? Так Верховная со своей главной жрицей гоняли своих монахов, как новобранцев. Настоящие воины, а если учесть, что для охраны священников командующий выделил полк паладинов от Мартина, то тут уж и говорить нечего!

    Второй ночной привал.

    Выстроенные вокруг храма войска. Уставшие и, в то же время, возвышенные лица рыцарей и остальных бойцов.

    Общее служение… полуобнажённые жрицы, строгие жрецы и послушники и ровные ряды войск…

    Но вначале, как-то надо было попасть на территорию при храме и озере. Могучие деревья почти ровным кольцом охватывали озеро и храм, прихватывая при этом ещё порядком землицы вокруг. Сорокатысячный отряд с лошадьми и телегами обоза, с комфортом расположился на привал. Трава — что тот ковёр, причём, не молодая поросль ранней весны, а словно долголет южных районов тут круглогодично растёт. А цветов-то, цветов!

    Лошадям раздолье и людям радость.

    Как только храмовники каждого за руку ввели в ворота этой лесной цитадели, самостоятельно попасть на прихрамовую территорию, если ты не член клана и Ордена было невозможно, проверено неуёмными макрами, объявили сбор для всеобщего молебна. С Верховной, хоть все и устали, никто не решился спорить, зато какие картинки перед глазами-то возникли!

    Полуобнажённые жрицы, во главе с Верховной, и этим, главное, не ограничилось развлечение. Командиров подразделений и всего отряда пригласили в сам храм, а вот там-то…

    Принц как-то был готов, всё-таки и в Караллой изображали богиню в храмах на фресках в весьма фривольных нарядах, но тут…

    Принц не в состоянии был оторвать взгляда от изображения богини. Вылитая Марфа, и полностью обнажённая! Но каково же было его удивление, когда посреди службы, изображение на центральной фреске ожило…

    Вначале, около алтаря, непонятно откуда, появился огромный красавец-пёс, а потом…

    Опять пришлось тереть глаза, и не он один был ошарашен этим обстоятельством.

    Посреди алтаря, из появившегося над алтарём тумана, выступила полностью обнажённая женщина, с прекрасными золотыми волосами, которые лишь чуть-чуть прикрывали самые выдающиеся места её божественного тела.

    — Богиня… — словно шелест пролетел в зале.

    И уже все поголовно начали опускаться на колени, вот только он, принц, задержался и, как следствие, обратил внимание на себя потустороннего высшего существа.

    — Мило, очень мило… — улыбнулась копия Марфы.

    Потом изящно как-то спрыгнув с алтаря, сделала пару шагов в его сторону, а затем, обернувшись к Верховной, ещё раз мягко улыбнулась.

    — Лучший… и портить я его не буду. Пускай сам выбирает… силён и красив. Но судьбу я его не вижу, а потому воздержусь от благословения. Нет. Сейчас, как идущего на войну, я его, конечно, благословлю, а как потенциального правителя… Чревато это, знаешь ли. — Всё это время, пока она общалась со своей Верховной жрицей, принц стоял, словно столбняк словил, не понимая из слов богини ровным счётом ничего. Вроде как, он лучший, только в чём? И почему как «будущий правитель», а между тем, богиня продолжала… — Но одарить можно, ведь, как я поняла, мой подарок сейчас находится у Верховного жреца? — спросила богиня.

    Присутствующий в храме Ральф быстро закивал.

    — Проведите сегодня тут церемониал, а я прослежу, чтобы всё правильно уложилось в нём, все знания… — а потом, повернувшись к Манише, произнесла. — А ты поможешь матери, а потом возьмёшь его к себе в ученики. Время, пока вы в дороге, у вас есть, а там уж, как дороги судьбы сойдутся!

    Принц стоял, ни жив, ни мёртв, только глазёнками хлопал и дышал через раз от страха. Его отметили, и вроде как, он живым должен остаться.

    Да, но что там у них за церемониал?! Одно радовало, что именно Мани должна им заняться, а это шанс рассмотреть её тело с очень близкого расстояния, а если повезёт, то и коснуться чего приятного, как бы невзначай!

    Так и произошло, как он и представлял себе это действо. Богиня исчезла, благословение, «идущих на смерть», воинами получено, все отправились отдыхать, даже посты разрешили не выставлять. Никого из бойцов за периметром нет. Зато воды горячего озера манили в свои объятья уставших путников, а также понимание того, что скоро наступит отдых, питательный сытный ужин, и водные процедуры очень радовали воинов Ордена и примкнувших к их войску бойцов и рыцарей. От старичков Ордена и клана многое удалось вызнать, да и в Караллой есть озеро, правда, туда никого из не членов клана и Ордена не пускали, только исключение сделали ради его матери и членов её свиты. Вот Императрица-то, как раз и поделилась с ним своими впечатлениями от лечебного действия горячих вод прихрамового озера.

    И вот он, обнажённый, устроился на алтаре. А камень-то под ним тёплый! А он уж боялся замёрзнуть!

    — А теперь, смотри мне в глаза, Тик… — строго произнесла, склонившаяся над алтарём, жрица. Её мама в этот момент подбросила вверх какой-то предмет, который мгновенно завис над алтарём.

    А потом поток яркого света заполонил сознание, и только мысль о том, что он успел рассмотреть не только глаза красавицы, но и оголившуюся грудь прекрасной девушки, вселила радость в принца, а затем он, вскрикнув, потерял сознание.

    * * *

    Всё… почти уже у границ Ергонии его передовой отряд.

    Впереди переход через опасный отрезок дороги, который, по слухам, редко кому удаётся пересечь с первой попытки. Многие сутками ждали благоприятных условий, а если по-простому, то разрешение на проход местного духа, а может и просто божка.

    Именно по этой дороге велел вести отряд командующий, впрочем она была самая удобная, а главное, доступнее остальных.

    Но граница территории твари, оказалась затянута, прямо по берегу протекающей реки, туманом.

    Всё! Дальше не пройти!

    Команда на привал.

    А пока, глядя, как на пределе видимости тумана, мелькает маленькая рябь мелких перекатов горной реки, шум воды, появилось ощущение вокруг небывалого спокойствия.

    Принц улыбнулся. Вода…

    Глубокий вдох и мыслями он вновь возвращается в тот сладостный момент своего выхода из бессознательного состояния после проведения церемониала.

    Горячая огромная ванна озера, приятное мягкое тело, с определёнными полушариями, что так приятно прижались к его голой спине, и тихий женский голос рядом.

    Очнулся.

    О-о! Да он тут, оказывается, не один оказался. Его держит под руки парочка парней храмовников, а вот сзади, поддерживает его тело за плечи, его новый учитель, данный ему самой богиней.

    От воспоминаний о точёном, нежном и сильном одновременно, молодом девичьем теле, принца даже неожиданно повело в сторону.

    Как же ему потом все завидовали, эти благородные, кичливые господа. Но сказать что-то непотребное вслух они очень боялись. Как его учителя, так и его самого, а ещё вернее, опасались, наверное, и присутствующих тут же ребят макров, из подразделений, приданной его отряду военной полиции.

    И эти ежедневные занятия!

    Принц, к своему стыду, так до сих пор, несмотря на свою силу и стать, не смог ни разу взять верх в учебных поединках с Манишей.

    Мани действовала, как метеор. Сильная и вёрткая, и оказывается, очень опасная поединщица. Она, раз за разом, нашинковывала его, совершенно не щадя. Его заштопывали, приданные отряду маги лекари, раза по два за сутки, а бывало, что и чаще. Мани его во время учёбы не щадила совершенно, но и сам принц, с удивлением признавал, что невероятно, но факт, он стал намного сильнее, как мечник. Гораздо сильнее и опаснее!

    Как объяснила Мани, это и было его благословение со стороны богини. Его отдельно от всех отметили, впрочем, теперь он знает, что практически все члены Ордена и клана прошли через такую инициацию, в том числе, и большинство девушек и молодых женщин.

    … Он почувствовал, что кто-то встал за его спиной.

    Принц аккуратно, готовый к любой опасности, повернулся, но это был всего лишь Ральф.

    — Такое дело, Тик. Ты правильно сделал, что дал команду на привал, хотя сегодня нам всё равно придётся двигаться вперёд.

    — Но там же туман! — удивился принц. — По слухам, если висит над речкой такая завесь, то пройти никак не получится.

    — А ты сам попробуй! — усмехнулся жрец.

    Попробовать? А что? Он может.

    Но не успел…

    Ординарец был проворней, вот его вместе с жеребцом поглотил туман, а затем…

    — А тут солнце светит! — услышал он радостный крик ординарца. — Ах, вид какой! И вроде рокот слышен, наверное, водопад недалеко!

    Принц перевёл изумлённый взгляд на жреца…

    — Готовь дары, Ваше Высочество! Хозяин здешних земель приглашает нас к себе в гости. Давай, где-то, через час, начинай движение отдельными отрядами, по сотне человек в каждом. Нечего столпотворение у постамента создавать. Я пока со своими пойду, подготовлю всё для церемониалов, а их нам надо будет провести не одну сотню, но по-другому — никак.

    Под удивлённым взглядом принца, всадники из отряда храмовников, беспрепятственно исчезали в мутных хлопьях плотного тумана, стоящего, словно на защите границы, посередине горной речки.

    Привал.

    Объявление о скором продолжении движения, а также довели до всех и о подготовке подношений местному божку.

    Вот только, насчёт последнего, очень сильно изменилось мнение, после того, как вернулся с того берега реки, через пару часов, ординарец.

    Как раз только первая сотня пошла на прорыв…

    — Ты не поверишь, Твоё Высочество… — вещал шёпотом, обескураженный ординарец. Всё-таки прорвался вместе с храмовниками оболтус к постаменту. — Он ожил!

    — Кто?! — едва не подавился поздним обедом принц.

    — Он…

    — Да кто «он»? — зло прошипел сюзерен. И залпом высосал бокал с вином, стараясь продавить, попавший не в то горло, злосчастный кусок мяса.

    — Тот, кого орденцы себе на руку, в качестве татуировки, наносят. Ты бы видел это… и это… он ещё и разговаривать умеет! С храмовиками Хэрн прибыл. Так этот гоблин, к божеству обниматься полез, и кричал, что чуть позже и Мартин подъедет. Вокруг постамента, что у дороги, посты и оцепление выставили, а потом Хэрн куда-то пропал. Говорят, что там пещеры есть, которые, вроде, к самому водопаду привести могут.

    — Ладно, про водопад. Ты мне лучше про эту собаку скажи, она большая? — заинтересовано зашептал принц.

    Ординарец задумался…

    — Да такая же, как и в храмах изображена. Мы же видели, как её иллюзия по храму бродила в последний раз, во время службы в головном храме. Я и подумать не мог, что такое вообще возможно. Она только по постаменту передвигается почему-то, но видно, что очень радостная… и я не поверил — она ест.

    — Что ест? — не понял принц.

    — Так, жрицы её мясом, притом жаренным, кормят, и даже, вроде, что-то наливают ей в большую миску, и кажется, с виду, эта жидкость далеко не вода.

    — Может, настой? — удивился, не меньше ординарца, принц.

    — Не уверен. Вино молодое, но качественное, и ты знаешь, она его лакала с видимым удовольствием. Но жрицы, включая и девушек, и Верховную, сами обескуражено выглядели, только один гоблин радостно по постаменту скакал, и тот же напиток пил, почти чокаясь на радостях ёмкостями с собакой.

    Принц покачал головой. Зная ординарца, тот, конечно, и приврать может, для красного словца, но только не ему, и не в таких важных делах. Подумать только, оживший памятник!

    Ох! Не зря Орден себе эти земли вытребовал, хотя, если честно, для отца они и так словно оторванный кусок были. Отдавая новому герцогству эти земли, Император ничем не жертвовал, и нисколечко не рисковал. Тут-то и поселений-то совсем почти нет в округе, хотя интересно, как Орден будет со святошами разбираться, у которых в этих землях есть древний монастырь! Но это, похоже, не сегодняшнего времени дела. Если Орден выживет в этой войне, то и это новое герцогство поднимет, в этом принц полностью уверен, насмотрелся на то, как умеют они работать. А если будет военное поражение, то и Орден погибнет следом. Раздавят его… тот же отец… или с его подачи, кто из приграничных герцогов.

    Отряд за отрядом убывали бойцы через туман, его же время настало уже глубокой ночью, но похоже, что там, у постамента, организована служба круглосуточно. Это и понятно. Уже завтра очередной большой отряд войска подойдёт, а пока…

    Сквозь сумерки брести в тумане было боязно, облепляло тело клубящимся, то ли дымом, то ли паром, основательно, даже на вытянутой руке пальцев видно не было. Но вот и просветы. Всё! Выход!

    Ясное ночное небо. Дорога хорошо различалась, да и вдалеке, вон, огни виднеются.

    Оп-па!! А это что такое?

    Похоже, на работающий портал! Ого! Не знал, что у Ордена такие игрушки имеются, хотя, вроде, маман что-то об это говорила, но тогда он к её словам очень невнимательно отнёсся. Понятно теперь, как руководство Ордена передвигается. Вон, вроде и Мартин виднеется, и остальной состав Совета Ордена, включая и самого командующего. Ясно, как прибудет к нему главком, когда состоится ожидаемая встреча с герцогским семейством, а то, что на встречу прибудет не только герцог, но и Кастелла, принц был уверен почти на сто процентов.

    Его отряд встречают жрецы.

    Вот, его и других командиров его сотни приглашают поближе к постаменту. Но там и так не протолкнуться, а тут ещё и действо какое-то…

    Ого! А чего это все так напряжены? И вон, в конвульсиях бьётся на земле маленькое тело.

    Не понял! Вроде, видел этого мальца принц раньше при командующем. Мальчишка, вроде как, ординарец у последнего, а тут ведь явно от него в разные стороны разлетаются потоки необузданной магической силы… и постамент её пьёт!

    Но, вроде отпустило пацана. Затих. Вон, около него воркуют о чём-то дочка побратима отца Сержа и новоиспечённый герцог Валуа, хотя его-то все и раньше «Его светлостью» называли.

    — Успокоился… — услышал приглушённый голос Валуа, принц. — Куда его?

    — На алтарь, давай! — раздался неожиданно глубокий голос.

    У принца, от увиденного и услышанного, волосы начали подниматься на голове.

    По постаменту, туда-сюда, мелькал силуэт огромной собаки, или просто монстра, который издали на неё очень сильно смахивал.

    А вот голос-то, похоже, ему и принадлежал.

    А командующий-то, какой тихий, и вроде как, и вовсе старается ниже ростом показаться. Боится собаки на постаменте? Похоже… очень похоже!

    А между тем, пёс вновь что-то произнёс…

    «Или просто он мысли свои окружающим в головы вкладывает? — поразился мысли принц. — А что? Очень на то похоже.»

    — И ты тоже запрыгивай! — оскалилась пасть пса…

    Принц не поверил своим глазам — командующий, словно загнанный заяц, начал карабкаться на постамент.

    Вначале ничего не происходило, а затем…

    Рядом с распростёртым телом мальца, слуги командующего, расположилось и тело самого Его Высокопревосходительства.

    — Подарок от меня Гури. — Вновь произнесло чудовище, обращаясь, похоже, к Херну с Мартином. — Он поймёт, что я подарил этим бездарям. Гури… молодец… не ожидал, что так быстро пристроит этого, но власти вы ему слишком много дали, вернее, он её у вас сам забрал. Но кто знает, может это и к лучшему. Всё-таки единоначалие — веха всех побед. Основа. Многие на этом погорели, не понимая её важности. А потому, я вмешиваться не буду, но усилю обоих, тем более, они господину верны полностью. Вассал! Ну, надо же, отличный ход! И вы, это, посторонних-то уберите, нечего не магам быть свидетелями великих преобразований в аурах избранных.

    Только теперь видно, и Хэрн, и сам Мартин обратили внимание, что у пьедестала находятся посторонние, а именно сам принц со своим ординарцем, и ещё с несколькими командирами своих подразделений.

    Немая сцена.

    Похоже, сейчас решается, жить ли мне или нет. — Пронеслось в голове у принца.

    Но тут застонал Серж. Приподнял голову… и что-то прошептал. А ведь, вон, в их сторону уже и паладины Мартина двинулись, но тут же остановились, словно на стену напоролись. Похоже, только что, командующий ему и его людям, жизни спас.

    Вон, как плотоядно на него Мартин с Хэрном смотрят, но противоречить Сержу, видно, не решились.

    Мартин мотнул головой, и к принцу тут же подскочил один из паладинов богини.

    — Ваше Высочество, наш талисман благодарит вас за угощение. Вы и все ваши люди получаете высшую отметку божества. Над вами ореол! Уверен, что в предстоящих сражениях он не раз ещё спасёт всем вам жизни.

    И вот к ним подошёл и Ральф.

    Жрец цепко взял за локоть принца и тихо, почти шёпотом, проговорил:

    — Ваше счастье, Ваше Высочество, что богиня вам благоволит. Вы стали свидетелями не слишком простого ритуала, а потому, в ваших же интересах, обо всём, виденном здесь, помалкивать, а лучше, и вовсе забыть. Это входит в границы вашей клятвы, так что нацеливаю вас на это. Вас и ваших людей.

    А потом перевёл взгляд на ординарца принца.

    — А тебя об этом особенно предупреждаю! — жёстко сказал он. — Сболтнёшь об увиденном чего лишнего и только пепел от тебя останется. А о твоих играх, все кому надо в курсе… и смотрят на неизбежное зло сквозь пальцы, тем более, от твоего языка больше пользы, чем вреда, но об увиденном сегодня здесь — ни слова. О последствиях я вас всех предупредил, и приблизьтесь к постаменту. Вам оказана великая честь на личное благословение! Цените!

    А дальше…

    Стоило только коснуться руками постамента, как сознание неожиданно потухло…

    Пришёл в себя принц, уже в разбитом на противоположной стороне границ земель твари лагере, причём остальные, кто с ним был рядом у постамента, до сих пор находились без сознания.

    Принц прислушался к себе.

    А ведь и правда, чувствует себя, словно заново родился. Сила кипит в жилах… энергии, хоть отбавляй. Похоже, что проведи сейчас учебный поединок с ним Маниша, шанса на победу он своему милому учителю не оставил бы.

    Но Мани при Верховной, тем более, как стало известно из доклада зама, только что подошёл очередной отряд армии, а вот им поступила команда собираться в дорогу. Снова в путь, но вот осадочек от посещения постамента с непонятным божеством, всё-таки остался.

    Ординарец пришёл в себя только на утро следующего дня, но к тому моменту, произошло ещё немало всего.

    Во-первых, стоило только пересечь водную преграду в виде тихой речки, спустившись с предгорий в долину, уже на территории Великого герцогства, как разведка донесла, что в их сторону движется большой вооружённый отряд, причём знамёна, развивающиеся над отрядом, ненавязчиво указывают, что в его составе присутствуют и правители местных земель.

    Что же, ожидаемая встреча. А теперь, команду на привал и дать знать Совету о первых контактах с ергонцами…

    — Приказ разведке. Продвижение вглубь территории Ергонии временно прекратить. Пускай займутся прочёсыванием периметра вокруг сооружаемого отрядом лагеря. Макрам заняться провизией и пускай пришлют своего командира, чтобы он сопровождением четы герцогов озаботился. Нужно оттеснить аккуратно и культурно их от опекунов. Охрана владетелей Ергонии на их совести. Впрочем, я сам постараюсь их встретить у наших застав. Но точно флаги и личные штандарты над этим отрядом?

    — Так точно. Наши глазастые всё успели рассмотреть. Двигаются осторожно. Вперёд выкидывают небольшие группы разведки, но пока нас так и не обнаружили.

    Принц скривился, прикидывая, как бы более осторожно неприятную встречу организовать.

    — Тогда берём твою сотню, — решил он, — и выезжаем к ним на встречу не скрываясь. Разведка, пускай, в прикрытии пойдёт. Мало ли что в голову этим ергонцам стукнет?

    Колонна войск останавливалась на привал. С передачей команд у орденцев проблем не было, а именно они были в составе, введённых в армию отдельных подразделений связи, причём сам принц ни у кого из них артефактов, способных предавать мысли на расстояния, не видел. Ещё одна странность имеется у сих связистов — приказы они как-то переводили, практически, мгновенно. Понял он это по той скорости, по какой возвращались к нему ответы командиров подчинённых подразделений, находящихся в тот момент на приличных расстояниях друг от друга.

    Вот и сейчас, офицер связи кивком доложил, что распоряжения принца уже преданы.

    Невероятно!

    Но сомнения в стороны… впереди, чувствует принц, очень неприятные моменты, этой, практически запланированной, долгожданной встречи. Но, с одной стороны, принц уже не боялся её, как раньше. Власть над ним Кастелла окончательно потеряла, вот только лекарство от болезни оказалось в несколько раз хуже самой болезни, эх Мани!

    Принц, встряхнув головой, отогнал тяжёлые мысли.

    Столько красавцев вьётся буквально вокруг прекрасной жрицы, а ведь она ещё и маг каких поискать. Понятно, почему все жилы рвут, чтобы заполучить такое сокровище себе в жёны, а вот ему оказывать знаки внимания Манише, просто нет времени, несмотря на то, что она, по сути, сейчас является его учителем по владению мечом.

    Но на этих занятиях своё расположение девушке показать не получается. Там бы просто выжить! Ведь после каждого занятия, его чуть ли с того света каждый раз вытаскивают лекари и маги Жизни. Не до сантиментов, тут бы просто самому уцелеть!

    Вот и дорога упирается в очередную водную преграду. Впереди брод. Но, по докладу разведчиков, которые находятся на той стороне реки, отряд ергонцев вот-вот появится из-за поворота, который делает дорога, в сторону виднеющегося немного дальше леса. А огибает она, стоящую прямо около воды, скалу-исполина.

    — Две сотни бойцов. Видно, что гвардейцы. Отборные рубаки. — Докладывает ординарец. — Наш связист утверждает, что со слов разведки, упаднические настроения в свите герцогов. Сама герцогиня, что та мумия. На лице, словно маска. Рядом с ней ещё пара женщин. Вроде как, варги и видно, что не из последних в своём клане, если и вовсе не из высшего состава руководства. Если просто бойцов оттереть от четы герцога ещё можно попробовать, то спровадить зубастых порождений Тьмы, вряд ли удастся. Сталкивался раньше… жуть, какие вредные бабские создания, но зато какие красивые и одновременно с этим, опасные!

    Принц, соглашаясь, кивнул. Что говорить, он и сам в курсе. Как же, сталкивался с ними не только на балах, но и на полях сражений, и воспоминания о них, честно сказать, ну очень — не очень!

    Одним словом, звери!

    О! Вот и первые всадники показались. Разведка. Остановились, решают, как поступать дальше. Но, вроде как, враждебных намерений пока не выказывают. Видно, посыльных к герцогу отправили. Ишь ты, вот парочка всадников всё-таки смело вброд направили коней. Понятно. Переговорщики.

    Так и есть, начальник охраны в самом авангарде?! Невероятные дела. Но видно, всё-таки оправданное решение, ведь, и правда, теперь не надо будет действовать через «передастов»… сразу получается общение с теми, кто имеет право на принятие решений.

    Так и есть.

    Вот и первый контакт.

    Всадники раскланялись. Начальник нашего ближнего дозора из состава макров весьма учтиво разговаривает с ергонцем. Вон, в виде поклона, рукой указал в сторону принца, и жест, как бы приглашающий. Ну что же, сейчас всё наконец-то и выяснится. А пока…

    Быстрый взгляд на друга.

    Тот, поймав направленный на него взгляд, кивнул. Мало кто знает, но этот пацан, по сути, не что иное, как ходячий детектор лжи, и действует он не хуже лучших представителей макров, у кого в крови таки способности.

    Вот и представители хозяев здешних земель. И непонятно, кто они для него, принца, противники или будущие соратники по предстоящим сражениям.

    — Барон Тертель к вашим услугам. Могу ли я узнать, что вы и ваши люди делаете на землях герцогства Ергонии? — официально, и с очень важным видом, задал вопрос один из всадников.

    — Командир авангарда армии… Тик… — представился в свою очередь принц.

    Брови взлетели вверх у обоих ергонцев.

    — Просто Тик? — усмехнулся старший из них. — Я с вами не раз у нас в столице встречался, принц. И не узнать вас, даже в этих великолепных доспехах, я бы просто не смог бы в любом случае. А вы тут мне говорите, про командование авангарда! Когда это командующий сам идёт во главе авангарда армии, где самое опасное место во время перехода? Ну, пускай будет так, но что вы и ваша армия, которую вы сейчас представляете, делаете на наших землях?

    Принц улыбнулся.

    — На этот счёт, боюсь, у вас нет соответствующих полномочий, чтобы вести разговор, впрочем, как и у меня.

    Опять удивление на лицах гостей.

    — Это значит, что в этот раз герцог Ивалье командует армией? — задал вопрос более молодой ергонец.

    Принц перевёл на него насмешливый взгляд.

    — Давайте сделаем так, господа. Я дал команду на организацию лагеря. Сейчас у нас привал и поставят шатры для нас и для вашего руководства. Все мы устали, а говорить на голодный желудок не всегда правильно. Я вас могу заверить, что с моей стороны, ни вам, ни вашим охраняемым ничего не грозит. Только разговор, и не скажу, что это будет приятная беседа друзей, но всё-таки. Предлагаю вам вернуться к герцогу и доложить о моём предложении, организовать переговоры у меня в гостях. В гостях в нашем лагере. Думаю, там все и получат ответы на вопросы, на которые вы и ваше командование хотело бы получить исчерпывающие ответы. Могу сейчас сказать одно… на данный момент мы вам не враги. — И жестом пресёк попытку очередного вопроса…

    — Я же говорю, что позже, и вести беседу я хотел бы с герцогом.

    Не успел принц закончить свою речь, как из-за поворота, с ходу влетая в воду, вынеслась кавалькада всадников.

    — А вот, похоже, и сам герцог. Не стал ждать доклада. — Иронично произнёс ординарец. — Примечательно, что ни у кого из всадников не оголено оружие, и поздравляю тебя… Кастелла тоже тут. — С усмешкой, проговорил старый друг.

    По кивку, охрана принца расступилась в стороны, давая возможность приблизиться к командованию отряда новым гостям. Как и предполагал ординарец, гвардейцев от герцога и герцогини оттеснить удалось, но вот с красавицами варгами такой фокус провернуть не получилось.

    Принц перевёл взгляд на свою давнюю страсть.

    Но что это? Его душа совершено спокойно, и даже с какой-то жалостью, всматривалась в лицо когда-то очень дорогой для него женщины.

    Точно! Пилюля в виде Мани действует безотказно! Вон, и сама Кастелла очень удивлённо взирает на него, а что поделать, раньше в её присутствии, он и вовсе терял голову…

    Но, к его удивлению, не она первая предприняла попытку разговора…

    Герцог Ергонии, спрыгнув с лошади, и сделав в сторону принца несколько шагов, неожиданно преклонил колено, и проговорил:

    — Взываю к небесам и их покровителям! Я, герцог Ергонии, Людовик Первый, находясь в полном здравии и с ясными мыслями, заявляю… — тишина вокруг. У всех присутствующих торжественные лица, а между тем, взволнованный герцог, продолжал. — Я вызываю вас на дуэль, принц, и тут же признаю себя побеждённым, а чтобы не марать ваш меч, не строить барьеры в вашей будущей супружеской жизни с моей женой, я совершу ритуальное самоубийство, с послесмертием, в виде обета с вашей стороны. Я хочу, чтобы вы заботились о моих детях! Они не будут вести против вас войну за трон. Я признаю ваше право, перевести Ергонию в подчинение Империи, но это по вашему обоюдному согласию, с вашей будущей женой. Кастелла на моей крови поклянётся быть вам верной, не предпринимать никаких действий, которые прямо или косвенно могли бы вам навредить. Я, герцог Ергонии, Людо…

    Но договорить и закончить зачитывание обязательств герцог так и не смог. Его грубо перебил сам принц.

    — Всё это очень занимательно и познавательно, а также может говорить о вашем благородстве и самопожертвовании, герцог, но, увы, я не соглашусь стать мужем вашей будущей вдовы. И думаю, что пока эти заявления весьма преждевременны. Увы, но я не являюсь командующим этой армией и не могу влиять на его решения. Пока, в данный момент, мы выступаем как нейтралы. Пока! Я имею официальное распоряжение организовать вашу встречу. Мы предполагали, что вы лично нанесёте нам визит, как только наши подразделения прейдут границу между нашими странами. Увы, и ах, но эта армия не плод желания Императора, а всего лишь частная инициатива, суть которой даже от меня скрыта. Да, я предпринял шаги со своими людьми, чтобы оказать вам помощь в борьбе с коалицией, несмотря на прошлые обиды и обидные поражения. Но я признаю тот факт, что когда-то именно мои действия послужили разрывом добрососедских отношений между нашими государствами. Да, тогда я почти потерял рассудок, что рассорило наши страны. Но наши страны на протяжении веков всегда были союзниками, и теперь, хоть и как частное лицо, я предпринял попытку помощи вам. Наш командующий армией не давал мне полномочий вести с вами переговоры, но вот организовать встречу для их проведения, в моих силах. Надеюсь, что командование армией уже к вечеру будет в наших пределах, и переговоры могут состояться уже сегодня. Ели будет на это ваше согласие.

    — И кто командует? — наконец-то произнесла, до этого не проронившая ни слова, герцогиня.

    — Я пока не могу вам об этом сообщать. Уточню просто, ещё раз, что пока… пока, мы не являемся противниками. А вот будем ли мы друзьями или врагами, покажет время и ваша воля.

    — Торг? — спросил, поднявшийся с колен герцог.

    Принц пожал плечами…

    — Я так же пребываю в неведении, как и вы, Ваша светлость. Итак, ваше решение?

    Супруги переглянулись между собой…

    — Мы остаёмся… — произнесла Кастелла. — Надеюсь, у тебя найдётся, где скоротать время до прибытия вашего командования?

    Принц, с поклоном ответил.

    — Уже начинают устанавливать шатры. Ещё немного терпения и апартаменты для Ваших светлостей будут готовы. О прибытии командующего и его военачальников вам будет незамедлительно доложено. О времени и месте начала переговоров вам сообщат отдельно.

    И вновь поклон.

    — Вашими гвардейцами займутся специально подготовленные для этого люди. Не беспокойтесь, как и вам, им пока ничего не грозит. Уверен, вы сможете, в любом случае, беспрепятственно убыть из нашего лагеря, как бы ни закончились ваши переговоры с командованием нашей армией.

    — То есть, уверен, но точно не знаете об этом? — уточнил герцог.

    Принц очередной раз пожал плечами…

    — Я не командующий, к счастью… — неопределённо проговорил Его Высочество. — Честь имею, господа! Обо всех изменениях вам будет доложено. На данный момент, вы находитесь под моей защитой, поэтому ваша охрана, так же, как и вы, пускай отдыхает. Всего хорошего, а мне надо отдать кое-какие распоряжения по организации лагеря. Время ещё есть…

    Время… вот его-то как раз-то и не было.

    На удивление, руководство Ордена прибыло на место стоянки отряда, буквально мгновенно, по местным меркам. Часа через четыре, недалеко от постов охраны лагеря, начал разгораться эллипс перехода.

    Портал! Притом портал передвижной, и судя по скорости разворачивания и силы его импульсов — небольшой, но, чтобы перебросить с места на место пару десятков человек, и при этом не схлопнуться — вполне достаточный.

    А ведь даже у самого Императора подобного нет! Есть большие артефакты огромных порталов, захваченных когда-то у островных магов, во время давней войны, но, чтобы вот так, прыгать по всему континенту, куда захочется, в места, где и вовсе стационаров нет — такого нет ни у кого в Империи.

    Островитяне, по слухам, владеют секретами создания таких артефактов, вот только своими изделиями с посторонними делятся весьма неохотно, тем более, технологиями их создания и любыми знаниями по ним. А тут, ты посмотри, почти личный портал у командующего имеется в наличии.

    Очередной плюсик в копилку Ордена. По всему получается, что у всех есть возможность не сгинуть на этой войне!

    Общаться с Кастеллой, а тем более с герцогом, у принца не было никакого желания, зато его ординарец…

    И тут он выкрутился. Не хочет хозяин лично развлекать гостей? Так тут же его соратник плечо подставил, тем более, что герцогиня, что герцог, похоже, уже начали отходить от эмоционального взрыва, вызванного почти проведённым ритуальным самоубийством правителя здешних земель. Вон, вроде, даже улыбки, после неспешного перекуса начали появляться на лицах сих господ, вкупе с их сопровождающими.

    А сами сопровождающие стоили всё-таки отдельных слов в повествовании. Варги! Чего тут скажешь? Прекрасные и очень опасные. Особенно их эта военная начальница. Графиня. Вторая, и вовсе, вроде как, председатель Совета, но во время войны, она передаёт свою власть выбранному командующему, а этот командующий…

    Есть кое-какие упоминания об этой древней графине. Древней?! Как же! Вон, какая молодая красотка перед глазами задом крутит, и вроде ведь, не специально, у неё как-то само собой это получается делать, так, что находящиеся поблизости от нее мужики, разум теряют. Вот, же!

    Говорят, недавно родила, что для варги является очень необычным событием. Нашла же себе где-то партнёра, а коль родила и не за мужем, то значит, два варианта: убила жертву после слияния. Такое, вроде как, у них практикуется. И вторая возможность, что мужик женатый. Третьего не дано. Тогда вопрос: а почему прежняя женщина жертвы, ещё жива? Ведь варги — страшные собственницы, а тут ходят слухи, что и вовсе троих осилила, правда, чуда не свершилось — все три девочки.

    Вторя варга, уж больно ведёт себя вызывающе. Нет, не как шлюха. Куда там! Уж больно важная — разговаривает через губу и только своих господ, по ходу, за людей держит. Графиня всё-таки немного попроще, и видно, что именно графиня-командующий варг, более подруга для герцогини, чем начальник Совета зубастиков.

    Всё это вывалил на голову принца неунывающий дружок.

    — … ты смотри! Ведь весь совет прибыл. Тут и командующий, и вон, даже твоя зазноба со всеми вместе.

    Принц, скрипнув зубами, зло толкнул пройдоху ординарца в плечо. Единственный, кто мог безнаказанно словесно издеваться над ним и его объектом обожания, так это старый друг.

    — Все в защите. Броня и оружие — явно лучшие. Видно, собираются на чету герцогов произвести впечатление! — не унимался ординарец. — Ладно, чего стоять. Пошли встречать. Для переговоров всё готово. Самый большой шатёр подготовлен. И кресел со всего лагеря набрали. Тридцать штук! Надеюсь, за такое рвение командующий нам с тобой позволит находиться вовремя переговоров с герцогом.

    — Что, неймётся? Тебя же предупредили насчёт твоего длинного языка! — усмехнулся принц.

    — Было заявлено, что от него больше пользы, чем вреда. О чём нельзя говорить, уточнили отдельно. Ты не поверишь, сколько цепной пёс твоего отца готов платить за плёвые данные и известия. На всех клятва, и все всего боятся, но утечку инфы, как выразился господин Серж, никто не отменял, особенно, когда она дозированная, порционная, и главное, выгодная самому Ордену. А я кто такой, чтобы такому противиться? — скромно потупил взгляд оболтус.

    Принц только головой покачал.

    — Ага! Особенно, когда за эту дозировку, очень неплохо на твой счёт денег отсылают. — Усмехнулся он.

    — Которые, между прочим, мы с тобой вместе, последнее время, и просаживаем! — ехидно подколол господина ординарец.

    — Ладно! — согласился с очевидным принц. — Пошли встречать начальство. Мне тоже не терпится узнать, чего там задумал такое, наше Его Высокопревосходительство… — выделил голосом принц последнее словосочетание, причём, было не разобрать, высказывается он скептически, насчёт должности и непонятного титула Сержа, или всё-таки восхищается им.

    Их похвалили.

    Всё устроило высокое начальство, и сам процесс разговора с герцогской четой, и его предварительный результат, и проделанная подготовка к переговорам. Серж явно был принцем доволен и не скрывал этого. И естественно, не стал препятствовать в участии в предстоящем разговоре с герцогом и его женой, принцу, как и его ординарцу, и лишь последнему, так не двусмысленно погрозил указательным пальцем, вот только по глазам было заметно, что мог ведь и просто последнему, за его длинный язык, голову снести.

    Но пронесло и на этот раз!

    Встреча началась…

    Да-а! Встреча тоже началась с непредвиденных ситуаций, пускай и приятных. И если одна, судя по всему готовилась руководством Ордена очень тщательно, то вот вторая, вернее первая, произошла спонтанно, что, впрочем, существенно сыграло непосредственно на улучшении обстановки на переговорах.

    Графиня варга неожиданно вскликнула, стоило ей только первой войти в шатёр, где в этот момент уже находилось всё руководство Ордена.

    Похожий вскрик раздался и со стороны орденцев.

    Принц во все глаза смотрел, как обычно очень сдержанный, сын герцога Маринэва, резко побледнел, и, как бы, не контролируя себя, сделал навстречу вошедшим несколько шагов. Но потом спохватился, и в смущении остановился.

    Но смущаться так же, как и он, варга не собиралась. Графиня, с громким визгом, в одно мгновение очутилась на шее баронета.

    Если большинство, включая и самого командующего, с удивлением взирали на происходящее, то вот Мартин с Хэрном довольно скалились, делая друг другу вполголоса, едкие замечания, комментируя действо.

    Но всё-таки в шатре повисла тишина, которая прерывалась всхлипами со стороны графини, и тихим, успокаивающим шёпотом Жака. Потом, вспомнив где, а главное, для чего они тут собрались, баронет, подняв на руки всхлипывающую графиню, кинув взгляд на Сержа, и получив от него в ответ одобрительный кивок, скрылся со своей драгоценной ношей в дверях.

    А вот следующими действующими лицами, неожиданно стали Мартин и герцогиня, причём, если первый просто довольно улыбался, то вторая очень сильно побледнела.

    — Я вас не знаю… — пролепетала она, а потом, кинув затравленный взгляд на мужа, произнесла. — И знаю очень хорошо одновременно. Но так ведь не может быть! — неожиданно, слёзы градом покатились по её лицу. — Ты ведь умер! — прошептала она. — И из-за меня! — закрыла она ладонями лицо, по которому всё так же обильно продолжали катиться слёзы.

    Мартин тихо подошёл к женщине, нежно отвёл её руки он лица, и тихо произнёс:

    — Волею богов я вернулся, пускай и в другом образе. Ты послала просьбу через своего мужа о помощи, и вот я здесь со своими друзьями. И я это, как бы я не выглядел. Я всё так же твой брат! — при этих словах челюсть принца едва не удавилась о верхнюю часть нагрудника, впрочем, как и у большинства из собравшихся. — Но война не терпит непоняток, и в нашем войске, даже я не являюсь его командующим, а всего лишь одним из членов совета армии, и Ордена с кланом. Я магистр Ордена. Впрочем, и сама армия — это, по сути, детище клана и Ордена. Но об этом я тебе расскажу позже. А теперь, представь меня своим людям, и думаю, стоит начать наш непростой разговор.

    Приветствие надолго не затянулось. К его окончанию подошли и графиня варга с Жаком. Как бы ни хотелось им остаться вдвоём наедине, но пропустить Совет никто из них не желал.

    Всё это время, похоже, сам герцог гадал, кто же этот загадочный командующий, непонятного и, по-видимому, очень солидного, войска.

    Все расселись. Для собравшихся, кресел и стульев хватило впритык.

    — Хорошо всё подстроено. Впечатляет! — нарушил возникшее неловкое молчание, герцог Ергонии.

    Но Хэрн ему тут же ответил:

    — С первым сюжетом, увы, даже мы прогадали, ибо не ожидали, что сможем тут увидеть старых знакомых.

    Герцог, согласно, кивнул.

    — Я так и понял. Вы и есть те умалишённые, что когда-то лишили наше герцогство и Орден Верховного мага, и по совместительству, главу нашего Ордена.

    Хэрн развёл руками.

    — Ничем помочь не могу. Его среди нас в это раз нет. Да и сам магический жезл вернуть мы не в состоянии. Сами понимаете, к кому он привязан, с тем он навсегда и останется. Во всяком случае, пока он жив.

    Герцог, соглашаясь, кивнул в ответ.

    — Что же, может, тогда поговорим о том, что вы тут делаете? Брат Кастеллы сказал, что в качестве помощи…

    — Ну, вы же сами нас об этом просили! — в ответ усмехнулся Мартин.

    — Да, но я как-то себе по-другому это представлял. И каковы ваши планы? — спросил он, обращаясь к Валуа, который с очень важной миной и позой, расположился в кресле. — Может всё-таки нам ваш командующий скажет, к чему этот Совет, да ещё в таком необыкновенно большом составе?

    Все перевели взгляды на Валуа…

    Тот лишь усмехнулся.

    — Не стоит гадать, Ваша светлость. Командующий пока присматривается, и уж поверьте, ещё возьмёт слово, только очень опасаюсь я, что оно-то как раз, вам может и не понравиться. Причём, очень не понравиться. А собрался Совет в таком большом, как вы выразились, составе, для того, чтобы выработать главную линию в обороне вашего герцогства. Понять, какими силами мы располагаем, и думаю, главное, решить вопрос с единоначалием, ибо, как я понял, вступать в войну, имея сразу двух, а то и трёх командующих… — Валуа глазами показал в сторону графини варги, — не стоит. И это, как я понимаю, самый главный вопрос на сегодня, от которого многое зависит, и зависит, в качестве кого наш Орден войдёт в Ергонию. В качестве полноправного вашего союзника, или в качестве освободителя ваших захваченных земель. А это, увы, придётся решать тут и сейчас.

    — А чего тут решать? — сделал вид, что не понимает прямых намёков герцога, Людовик. — Вы гости, помощники, значит, и командовать… — он сделал театральную паузу… — нам. То есть, мне. Я, вроде, уже доказал всем, в том числе и присутствующему на этом Совете, Его Высочеству, что как военачальник я чего-то да стою.

    Молчание в шатре.

    У принца на лице заиграли желваки, да и остальные, из состава совета Клана выражали своими лицами сильнейшее раздражение, на слова герцога Ергонии. Впрочем, его слова были не лишены смысла, и видно было, что многие склонялись в пользу именно этого решения вопроса. Всё, или, во всяком случае, многие, но никак не сам Серж.

    — Как военачальник — может быть… — усмехнулся он, — а вот, как правитель и политик, вам грош цена, герцог! — припечатал он.

    Вся делегация Ергонии направила гневные взгляды, на непонятно как затесавшегося в общую массу военачальников, мальца. Все, видно, до этого решили, что это чей-то паж и ещё лучше, слуга, уж больно на эту встречу Серж оделся по-простому, без изысков и обычного великолепия.

    Но гневных возгласов не последовало. В составе обеих делегаций были опытные царедворцы, а раз малец нагло и в открытую выражает своё мнение, особенно когда оно не очень приятное для некоторых, то тем более, значит, имеет на то право. Да и окриков, со стороны старших его товарищей, не последовало.

    — И в чём же, молодой человек, видит просчёты руководителей герцогства? — елейным голосом произнесла герцогиня.

    Серж перевёл взгляд на эту, по истине, красивейшую женщину. К слову сказать, за спинкой кресла мальчика стояли ещё два персонажа, наличие которых в составе Совета сложно было представить. Два подростка, один из которых, и вовсе выглядел, как малолетний ребёнок. А вот в ногах, вступившего в полемику с четой герцогов мальчика, расположились две огромные собаки. Взгляды присутствующих со стороны Ергонии, так и прикипали к двум этим исполинам, что так уютно устроились в ногах подростка.

    — Глупо подставили всё герцогство под удар. Допустили сколачивание против своего государства целой коалиции, и, в конечном итоге, потеряли старых союзников. Хотя, могли всё это просчитать, но почему-то это не сделали. Второе, бездарно отдали уже часть своей территории на разграбление. Что делают коротышки в вашем самом западном графстве? Без боя отдали крепости, зато дали открытое сражение и проиграли встречный бой. Глупейшее решение. До сих пор не решили вопрос с ополчением. Ни с дворянскими дружинами, ни с народным ополчением, которое выставили свободные города, находящиеся под прямым управлением герцога. Представители вашего Ордена вместо того, чтобы выставить, как положено, наибольшее количество магов, — Серж перевёл взгляд на епископа, прибывшего вместе с Людовиком и Кастеллой, — занимаются непонятно чем. Хотя, почему непонятно? По-простому, готовятся к мятежу, который, к слову, будет не их рук делом. Но эти тупые создания не понимают, что когда в их землях появятся представители святош, а именно, боевые монахи церкви Святого Порога, вот тут им и придёт окончательный конец. Вы не удосужились ничего сделать, чтобы сплотить вокруг себя всё население герцогства. Так до сих пор и не назначен единый командующий для всех войск. У вас сейчас всё завязано на вас, герцог, и на несколько крупных военачальников, таких, как присутствующая тут графиня. Она командует варгами. Кто-то командует народным ополчением. Кто-то дворянами, хотя там всегда вольница. Что вы сделали, чтобы с ней покончить? У вас и так проблем уйма, а вы на себя ещё и армию кидаете! Ваша задача — найти союзников, а вместо этого вы пытаетесь уговорить своих же подданных на участие в войне. Бред! Ещё надо что говорить?!

    Бледный герцог молчал. Кастелла в бешенстве кусала губы, но она всё-таки нашла в себе силы и произнесла:

    — Что же вы тогда предлагаете? И простите, не знаю, кто вы, и что вы тут делаете со своими малолетними друзьями, которым, впрочем, как и вам, тоже тут не место.

    Серж усмехнулся. Повернулся к Мартину и властно произнёс.

    — Мартин, представьте меня своей сестре, — потом перевёл взгляд на Людовика. — Ну, и герцогу тоже, заодно.

    Мартин поднялся. Нервно дёрнул головой и оттянул ладонью, неожиданно начавший давить на горло ворот дорогого кафтана. Сегодня он решил не одевать свои золотые доспехи, а вырядился в гражданский костюм, на котором было более оправдано ношение, доставшихся ему от прошлого брата герцогини, регалий.

    — Кастелла. Герцог. Господа. Разрешите представить вам Его Высокопревосходительство, графа, наследника, присутствующего здесь герцога Ланского, Сержа о Нил Даро. Его полное имя уж больно длинное, поэтому для всех он просто Его Высокопревосходительство, для друзей — Серж, а для остальных… — Мартин обвёл собравшихся смеющимся взглядом, — а для всех остальных, в своём большинстве, господин командующий сводной армией Ордена Справедливости и Порядка. Прошу любить и жаловать!

    Прострация в стане Ергонцев. Как когда-то и сам принц, они пребывали в шоке от таких известий.

    Вот только этот взгляд Кастеллы на принца.

    Она-то его очень хорошо успела когда-то изучить. Ну, не мог принц почему-то дать кому-то над собой власть, тем более, малолетке и какому-то графу, пускай и сыну герцога. Значит, не всё так просто с этим мальцом, да и армия…

    А вот Людовик еле-еле сдерживал свою ярость.

    — И что же вы предлагаете? — неожиданно задала вопрос, главная из варг.

    Серж, сидя, изобразил поклон в её сторону.

    — Очень правильный вопрос, госпожа. — Он провёл взгляд на Кастеллу, а затем на герцога, который всё пытался побороть приступ необузданной злости.

    Серж усмехнулся про себя.

    «Ничего, сейчас ты у меня не так взвоешь!»

    И уже вслух:

    — Герцог Валуа уже ответил на ваш вопрос немного раньше, уважаемая. Под таким командованием наша армия и шага не сделает, до того момента, пока ваше герцогство не перестанет существовать в данном виде, а его правители не будут уничтожены, в том числе и их дети. — Видя, как распахнулись в гневе глаза герцогини, Серж поспешил добавить: — Ну, не думаете же вы, что кто-то в здравом уме согласится подарить вам и вашим детям жизнь, после вашего поражения в этой войне? А то, что она будет вами проиграна, если не предпринять жёстких, скорейших мер, весьма очевидно.

    — И вы будете ждать, когда нас будут убивать? — воскликнула она.

    — Да! Если вы станете настаивать на командовании общей армией. Я сказал, общей. Не может быть двух разных командующих! А так как вы не в состоянии, на данный момент, по каким-то причинам, навести порядок у себя в стране, это сделаю я, но только после того, как руководство герцогства даст клятву в любом из храмов, что на время войны передаёт мне всю полноту власти в стране. И это не обсуждается. Война закончится и живите, как хотите, если сможете, конечно.

    Тут вскочила на ноги главная варга. Молодая, красивая и очень отважная.

    — Да как ты смеешь, гадёныш?! Да я тебя…

    Но, что там она, договорить она не успела.

    Две тени метнулись откуда-то сзади.

    Кастелла ещё больше побледнела, и очень похоже на то, что её тело стала долбить сильная, крупная дрожь.

    Высшие вампиры на службе Ордена?! Да такого даже они и их Орден себе позволить не могут, тем более, как-то приручить эту, очень своеобразную и свободолюбивую нежить.

    — Не надо, Лис. Отпусти девочку. Дамочка немного перевозбудилась. Отпусти, а то её мама тебя сильно заругает!

    Лис, поняв, на кого в этот момент смотрел Серж, даже вскрикнул от страха.

    А посмотреть было на что! Марфа фурией глядела на парочку наглых вампиров.

    Поклон, и две тени тут же исчезают.

    Варга привела дух, а потом, неуверенно…

    — Мама?!

    Не веря, она смотрела на эту красивую и очень молодую женщину. Потом растерянный взгляд назад, на герцогиню, и на свою подругу-графиню, от которой неожиданно получила утвердительный кивок.

    — М-да! — усмехнулась неожиданно герцогиня. — Чувствую, с таким командующим мы точно можем рассчитывать на успех.

    Она, молча, поднялась на ноги.

    — Хич, ларец! — властно приказала она.

    Потом, как только ей подали под руку украшенный непонятным орнаментом небольшой деревянный ящик, произнесла:

    — Я, Кастелла Ергонская, находясь в полном рассудке и свободной воле, и памяти, присягаю на время ведения войны в моём герцогстве, Ордену Справедливости и Порядка и его командующему их армией. Признаю право за его командующим последнего и первого приказа. Обязуюсь выполнять любое его распоряжение.

    Потом она, повернувшись в сторону мужа, ласково произнесла.

    — Нам стоит поучиться многому у этих людей, и государством я не торгую. Ты со мной?

    Людовик, тяжело вздохнув, приподнялся, сделал пару шагов в сторону жены, приобнял её за талию, и привлёк к себе. Никого не стесняясь, он нежно обхватил своими губами её рот.

    После продолжительного поцелуя тихо произнёс:

    — Я всегда с тобой, драгоценность моя.

    А потом… неслыханное дело, преклонил перед Сержем колени, встав на одно из них. Его слова клятвы, словно набат, раздавались по всему лагерю, усиленные какой-то небывалой магией. И, наверное, по всей Ергонии, извещая, что с этого момента, на время ведения войны, в Ергонии появился новый правитель.

    Все успокоились.

    Давать присягу каждому не понадобилось. Клятва верности своим правителям многих и так держит в определённых рамках, а теперь, и вовсе, похоже, что и цементирует веру в своих правителей и их замещающих.

    — Что же, — устало произнёс Серж. — Я ожидал, что наше противостояние затянется на долго и будет более упорным. Но, слава богам, этого не произошло. Теперь же, — он вперил взгляд в герцогиню. — Кастелла Ергонская, — обратился властно он к ней. Она вздрогнула, услышав такое обращение, и неуверенно снова поднялась на ноги. — А теперь и первое распоряжение. Оно же, и приказ.

    Он вновь прошёлся взглядом по собравшимся, кроме тех, кто находился у него за спиной.

    Под его твёрдым взглядом, вслед за герцогиней, начали все подниматься на ноги. Через пару мгновений в шатре, где и проходил Совет, остался сидеть на своём месте из всех, только Серж и Ява с Чернышом у него в ногах.

    — Вы и ваши варги, все… — строго пресёк он взглядом, сделавшую попытку возразить, новую, а по совместительству, видно, старую подругу Жака, — все без исключения убываете в столицу. С вами направляются представители макров. Лучшие их представители. Задача — разобраться с обеспечением войск продуктами, фуражом, оружием и другими потребностями. Основные направления ударов противника мы чуть позже разберём, но на сегодня, главными из них остаются: первое — это крепость, которая запирает гномам выход на оперативный простор, для соединения с войсками, как ванцев, так и Роз. Это направление — приоритетное, я им займусь и возглавлю лично. Если не удастся сладить с коротышками, то можно будет констатировать факт, что для нас дальше будет просто агония. Это первое направление, с которым нужно будет разобраться по поводу материального обеспечения, и надежда только на один портал в крепости — это неправильно. Вокруг тоже есть поселения, которые в состоянии обеспечить своих защитников. Вот с этим и нужно будет решить. Притом, жёстко проводить политику централизации. Самое время прижать вольницу баронов и других благородных, которые только и могут, что запереться в своих крепостях и ждать, когда за них всё сделают другие, или, в случае самого плохого, постараться подороже продать свою преданность. Вот чтобы такого не происходило, вы и создадите подразделения, которые будут выявлять подобные случая саботажа. Вроде и не предательство ещё, но где-то рядом. Разрешаю просто вешать виновников, а имения отписывать на счёт государства. Потом герцог поощрит особо отличившихся среди воинов. Второе направление, это место, где в данный момент сосредотачивается всё ополчение. Но туда вы, Ваша светлость, нос кажите с вашими дамочками только после того, как там, среди зреющего заговора против законных правителей, наведут порядок. И займётесь этим вы, герцог. Вам в помощь выделю одного из наших лучших магов. Вал, ты вместе со жрецами и Верховной, лично прошерстите это стадо. Принц! Ваше Высочество. Вы со своими орлами в помощь к герцогу. Как ломать устои, вы уже знаете. По той же программе, только усильте её применение. У вас времени, на всё про всё, максимум пара декад. Вам уже рассказали, как в своё время Мартин своё графство расчищал, и принуждал к принесению присяги своих дальних родственников?

    Принц даже продёрнулся. Рассказала в своё время мама, да и сам участник события в лице маркиза…

    — Вижу, что в курсе. — Зло оскалился Серж. — Вы мне это чистоплюйство прекратите. Надо — на кол. Не понимают — на кол. И наглядно, и справедливо. Всё-таки благородное сословие вешать нельзя, а тупить об их тупые бошки мечи и топоры, я запрещаю. Срок на полное проведение мобилизации у вас — две декады. Вот именно мобилизацией, будет продолжать заниматься герцог, вы же с отрядами дворянского ополчения, после проведённой вами пертурбации, с заменой всего командного состава на наших людей, вы ведите их в сторону границы с Ван. Задача… просто сдерживать. У них, как я понял, вся доктрина основывается только на наскоках. Там укусили, тут откусили. Работа малыми группами. Вынуждают нас они нанести ответный удар по их территории, где в данный момент у них собраны значительные силы. А потому, только зачистка, пока… своей территории. Смущает меня что-то такое непонятное поведение военачальников Империи Ван. Что-то мутят, гады. Дальше. Вы, герцог, проводите политику тотальной мобилизации по всему герцогству. Оставляете только немощных, кто может быть полезен в тылу для работ, которые организует ваша жена. Вам в помощь, чтобы лучше под ваши знамёна шли желающие сражаться, поступает граф Хэренкок. Его знамя знают очень многие в мире. Оно очень известно, как и сам граф. Вам необходимо собрать, а главное, подготовить, как можно больше пехоты, по подобию воинов нашего Жака. Баронет, выделите пару знающих старых воинов в помощь моему отцу. Ваша задача герцог — обратился он к своему прямому родственнику… — очень сложная и ответственная. И мне не на кого её больше возложить. Ваш отряд и один из полков принца, выступают в сторону возможного направления удара королевства Роз. Позже, уже от герцога Людовика прибудет и долгожданная пехота. Ваша задача выбрать наиболее удачные и удобные для обороны участки местности. Им придётся подбираться через ущелья, вот в самом узком месте я и хочу, чтобы вы сделали серьёзный затор. Понятно?

    Дождавшись кивка от родителя, он продолжил.

    Серж посмотрел на епископа в составе делегации Ергонцев.

    — Теперь, что касается вашего Ордена и его магов. Всех своих лучших боевых магов вы отправляете именно на это направление, в помощь моему отцу, Ваше преподобие. И горе вам, если я узнаю, что кого-то вы придержали для своих нужд. Верховного мага дать не могу, он понадобится его светлостям, чтобы помочь выжечь зерно заговора против Ергонии, среди дворян герцогства. Пришло время жестоких, жёстких и решительных мер. Спать запрещаю, на отдых в сутки не более трёх — четырёх часов. Выспитесь на том свете, или после победы. Вопросы? Может я что упустил?

    Вначале молчание, а затем…

    — Вы, господин командующий, правильно поняли, что именно на западе будет решаться, устоит ли Ергония в этой войне, или нет. — Проговорил герцог. — И как же вы тогда хотите решать проблему гномов?

    Серж усмехнулся.

    — Ну, уж точно, не в прямой битве, щит к щиту. Нет. Есть у нас один специалист по гномам, притом, именно тем, по которым надо!

    Людовик опять продолжил:

    — Они сейчас готовят подкоп. Удержать их ни магия, ни воины не могут. Крепость, практически, обречена!

    На герцога тяжело было смотреть.

    — Вы хотели её сдать? — уточнил Серж.

    — Да! Я дал уже команду на эвакуацию и готовил для гномов заслон в долине.

    Серж хмыкнул.

    — Вы бы нарвались на два удара. С тыла бы вам прилетело от Роз, а с фронта скорлупа гномьего хирда смяла бы вас и все ваши войска. Команду на эвакуацию отменить. Совет, кроме тех, кому уже поставлена конкретная задача, убывает вместе со мной в эту осаждённую крепость. Портал же там есть? — спросил Серж.

    — Да, господин командующий! — С поклоном произнёс Людовик.

    — Тогда, за дело, господа! Про сон я не шутил — мы вступаем в войну! — переведя взгляд на главную из варг, добавил. — Обсудите со своей матерью вопрос строительства храмов для вашего божества. Предупреждаю сразу, если вы откажетесь, то я настаивать не буду. У неё и так уже есть немало последователей, а предателей, пускай и обманутых, никто не любит. Даже таких красивых и эффектных, как вы, варги. А такой шанс даётся в жизни лишь однажды, тем более, ваша мама является Верховной жрицей богини, и по совместительству её земным подобием.

    Потом вновь окинул всех уставшим взглядом.

    — Вперёд, друзья! И помните, нам нужны, по возможности, пленные, и желательно, чтобы это были не благородные. У нас есть, кому подарить осиротевшие наделы и лены. За дело!

    Глава 1

    Приходил в сознание рывками. Лежу на земле. Под голову положен чей-то мешок, возможно, что и мой. Рядом чьи-то голоса. Перед глазами что-то вроде тумана, а ведь это, и правда, туман, притом утренний…

    Вот это да… утро???

    Я с трудом повернул голову, стараясь осмотреться.

    Так. Вроде ночной лагерь разбит. Но, что это? Да мы не одни тут!

    И тут же я всё вспомнил.

    Зачарованный лес… и поиск кошек…

    И тут же воспоминания отозвались сильной болью. Казалось, что горит всё тело. Вот…, вот что мне не давало расслабиться. Боль!

    Я аккуратно провёл ноющей рукой по груди.

    А от прикосновений-то, вроде, легче становится! И такое ощущение, что кто-то, как от ласки, начинает урчать внутри меня!

    «С такими мыслями и крышей поехать несложно…» — встряхнулся я и попытался приподняться. Да куда там! Слишком слаб.

    — Он очнулся! — услышал я чей-то возглас.

    Вот надо мной голова Ганса показалась, и его братец рядом виднеется.

    — Где мы? — прохрипел я.

    О! Вот и барон склонился надо мной, и тут же по телу прошла волна очищения, немного снявшая боль.

    — Так и не выбрались пока из леса… — проговорил Шварц. — Выкарабкаться вчера из проклятых земель не удалось. Слишком велик оказался бонус. Все шкуры собак и требуху собрали, даже крови немного нацедить удалось. Зубастые разрешили, несмотря на договор. Но они и так под завязку набрали её. Жаль, что так с котятами получилось. Привязка на детей этого чудовища произошла. Им надо было хватать их… — горечь в словах барона, но надо отдать ему должное, видно, что он рад именно моему возвращению в сознание. — Вампиры честно выполнили свою часть договора, практически до границы земель нас довели. Но так как мы свою кровь сдать не можем, дали нам время до утра, чтобы восстановиться. Видишь, даже ты в сознание пришёл. Кстати, тебя на себе именно вампир нёс.

    Я удивлённо приподнял бровь.

    Силён, гадёныш!!!

    Я даже про боль на время забыл, так меня поразил факт спасения от рук нежити.

    — И что теперь? — спросил я.

    — Уйти не можем, пока не выполним свою часть договора. Но Высший понимает, что в таком состоянии отдать свою кровь для него — нам верная смерть. А у него на нас, видно, какие-то планы появились. Он предложил сгонять в свое логово и сказал, что у него есть кое-что, что сможет помочь нам привести себя в порядок. Он же видит, что мы находимся почти на издыхании. Ни сил, ни манны. Ну, у меня хоть немного она поднялась. Ты вообще, как?

    Я прислушался к себе.

    Пусто???

    Я поражено принялся проверять своё тело и ауру.

    Ага!! А ко мне-то кто-то присосался! Вон, почти всю вырабатываемую мной манну множит на ноль…

    Я в бессилии прикрыл глаза. Пришла беда откуда не ждали. Всё! Я как маг теперь почти ничто. Разве что пользоваться накопителями! Благо, теперь они у меня есть, пускай и пока пустые. Вот бы где-нибудь их напитать энергией!

    — Пустой… — прошептал я. — Наверное, это земля местная меня за ночь высосала. — скинул я Шварцу эту версию.

    Ну, не говорить же ему о приживалах, что устроились, почти с помощью обмана, у меня на груди и к тому же получив полный доступ к моему магическому колодцу.

    — Плохо! — резюмировал барон. — Вампир своих выкормышей приставил за нами наблюдать, чтобы не смотались, не выполнив условия договора. Да и бессмысленно это. Клятва, будь она не ладна. Магией не играют! Забавляются вон с котятами. У нас выпросили немного мяса яксов, что близнецы набрали. Кормят кошечек. Эх… — вздохнул барон.

    Понимаю его. Такие усилия и всё за зря…

    И тут мне в голову, в воспалённый от постоянной боли мозг, пришла одна интересная мысль…

    — Ты, это, вроде говоришь, что восстановился немного, хоть и не полностью. Так? — спросил я

    — Ну, как бы да! — подтвердил барон.

    Мы уже разговаривали вдвоём, близнецы занялись своими делами. Проверяют поклажу, что-то опять перебирают. Понимают, что с первыми лучами солнца, нам надо рвать домой. Отведённые, для присягнувших барону, двое суток почти израсходованы и подходят к концу.

    — И чё ты хотел? — барон уже давно понял, что я никогда просто так ничем не интересуюсь.

    — Я тут подумал, что кровь я сам не в состоянии буду сдать. А вот если бы был у меня накопитель, то вот тебя бы я заклинанием подлечить смог.

    — Ты предлагаешь мне четыре стакана крови из себя выцедить? — удивился он. — Да я же сдохну!!!

    Я улыбнулся.

    А ведь силы-то ко мне постепенно возвращаются!!! Сделав усилие, не без труда принялся подниматься в сидячее положение, но всё-таки попросил мне помочь прислониться спиной к дереву.

    Понятно, мы около брода почти находимся, вон даже через полосы утреннего тумана, почти ещё в сумерках, просматриваются вдалеке высокие стены древнего монастыря, но идти всё-таки нам до него, не менее часа, даже после брода.

    М-да… незадача.

    — Ну, не молчи, Гури. Что ты там опять придумал? — не унимался барон.

    — Ну, придумал-это сильно сказано. — начал рассуждать я. — А вот подумал, было бы точнее. Можно попробовать напитать твою кровь силой и магией твоего тела. Просто интересно, как такой коктейль на вампиров подействует. Вот и малолетние подопытные у нас имеются. Давай, попробуем! Что мы теряем? И лучше два стаканчика уже сейчас слить и без посторонних проверить, что у нас может получиться.

    — А если с ними после опробования что-нибудь случится? — испугался барон. — Высший нас порвёт.

    Но я смог найти аргументы против его страхов.

    — Ну, уж лучше попытаться справиться с одним противником, чем сразу с тремя? Согласись!

    — На что ты надеешься? — прямо задал он мне вопрос.

    — Я? — я пожал плечами. — Только в теории…, на привыкание! Ты можешь попробовать их подсадить на себя. Представляешь, какие это перспективы? Я уже проделывал что-то подобное, но с другим продуктом и поверь, эффект был запредельный. Может, ещё и попробуешь мой продукт, если всё разрешится, как я спланировал и трактирщик не тупанёт с покупками, которыми я его озадачил. Но сейчас разговор не об этом, у нас и так времени в обрез. Ты про сроки нашего возвращения не забывай, а пока Высший отсутствует и солнце не встало, надо бы поспешить.

    Барон как бы нехотя пожал плечами и вытащил из ножен на поясе кинжал.

    — А теперь насчёт тары…

    Ганс тут же притащил вначале большой кубок и к нему же ещё два, немного поменьше.

    Я же, пока Шварц издевался над собой режа вены, прислушивался к себе. А силы и манны у меня в хранилище-то пополняется!!! Я уже в состоянии одно серьёзное заклинание потянуть! Вот только, где мой артефакт???

    На мой вопрос тут же откликнулся один из близнецов, и вытащил из моего заплечного мешка, на котором я недавно отсыпался, обод с серебряным оттенком. Широкий и для меня по диаметру великоватый.

    Но есть учитель, который ещё до меня успел приручить этот необычный древний артефакт. Но с расспросами лезть смысла нет, а потому установим-ка мы пока артефакт обратно себе на ногу.

    Вот так. Уже лучше… и что характерно, стоило только артефакту коснуться моей кожи, как тут же исчезла боль по всему телу, всё это время разрывающая меня. Я даже радостно вскрикнул.

    Во, дела!! Отличный бонус от артефакта, а теперь я готов к свершениям!!!

    Но кровью пускай за меня барон рассчитывается. Это его авантюра, вот пускай сам и платит по счетам!

    Нам надо спешить! Вот-вот должен прибыть и Высший, а надо провести, во чтобы-то ни стало, эксперимент. Уверен, что от свежей крови, да к тому же магов, вампирёныши отказаться будут не в силах.

    Так. Проверка периметра. Расслабляться нельзя. Попросил Ганса меня поддержать немного под руки, пока поднимался на ноги и неуверенным шагом шёл в сторону реки, чтобы умыться и оправиться, всё-таки ночь на земле провёл. Неслабо…

    Когда вернулся, обнаружил, что на моём месте у дерева расположился немного взбледнувший Шварц. Рядом с ним, с ужасом на лице, держал большую ёмкость перепуганный Кирым.

    Я тут же прошёлся по телу барона исцеляющим заклинанием.

    — Ф-ух! Отпустило… думал, что сдохну… — с благодарностью в голосе, прошептал барон.

    — И что теперь? — спросил он меня.

    Я пожал плечами.

    — На твоём месте, я бы вначале хорошенько перекусил. Ганс, постарайся чтобы было побольше сала и мяса. Можно и хлеба не забыть, но главное — вино красное у нас где-то было. Действуй…

    Быстрый основательный перекус, который и мне пошёл на пользу, а потом…

    — Теперь, сосредоточься и постарайся нацелиться на этот сосуд. Не применяй никаких заклинаний, они тут не нужны. Постарайся просто передать свою силу и манну этой жидкости, не оставляя их след на самом кубке. Давай!

    Вначале ничего не происходило, а затем…

    Наши манипуляции по сцеживанию крови со Шварца, от вампирёнышей не ускользнули. Вон какими голодными глазами следят за нашими действиями. И дураку понятно, что их отец им этого лакомства и капли не даст, а ведь так хочется!!! И отказаться от нашего угощения они точно будут не в силах. Потому как подопытные они, для нас со Шварцем очень ценные. И надо торопиться, вот-вот Высший заявится, и я что-то начинаю опасаться, как бы не один он оказался, в смысле, с какой-нибудь силовой поддержкой в паре, а то и в группе.

    А что? Такие дойные коровы, как мы со Шварцем для него, я думаю, как манна небесная. Чем не повод нарушить непонятную клятву, да и сработает ли она ещё вопрос. А потому, спешим.

    Вон как барон раскраснелся, пытаясь проделать непонятное ему действо. Но я ему в этом не помощник, мне такая возможная привязка точно ни к чему. Хватит мне и других разумных в кабале. За глаза хватает.

    О-о! А вот и кровь начала сильно и быстро алеть, а потом забурлила.

    «Ну-ка, ну-ка!!! — я прошёлся магическим зрением по кубку с кровью Шварца. — Ну ничего себе, котёльчик. Сколько же туда Шварц силы и манны вложил? Во всём, видно, артефакт виноват, в разы увеличил усилия, приложенные бароном.»

    Вот! А теперь ответственный момент. Разделяем на два сосуда и кивок в сторону замерших, словно изваяния, вампирёнышей…

    Неуверенные шаги в нашу сторону, а ведь всё это время они старались находиться в стороне от нас. Взглядов с грубых кружек не сводят, и вон как кадыки двигаются.

    Ого, а зубки-то в разы выросли, вернее их клычёчки. Принеприятнейшее зрелище, надо сказать! Но для нас без вариантов, нанести им целенаправленно урон боязно, хотя по сути, они теперь полностью в нашей власти.

    Неверяще они тянут руки к кубкам, а потом переводят на нас недоумённые взгляды…

    Даже Ганс не выдержал.

    — Да, угощайтесь же вы!!! Договор с вашим отцом вы слышали, а кто пить эту бурду будет разговора не было. Так что пользуйтесь моментом…

    Два раза предлагать и упрашивать не пришлось. Резкие движения и быстрое присасывание к кружкам. В это время котята всё так же играются у их ног. А затем…

    Нет, я понимаю наркоманов, когда они малость с дозой перегнут. Но тут, надеюсь, до летального исхода не дойдёт. Очень надеюсь на это!!!

    Но два тела, буквально, рухнули нам под ноги… и такие лица у ребят! Кайфуют, гады!!!

    Так и распластались по земле, с умильными выражениями лиц. Симпатичные мальчики, совсем как аристократы выглядят. Уложили двух братцев рядом друг с другом.

    Котята сверху по ним ползают. Им через тряпочку Кирим соорудил вроде соски с бутылкой, куда нацедил крови убийц их родителей. Ничего…, нормально пошло кормление. Непривередливые создания, даже урчат от удовольствия.

    — И что теперь? — устало спросил, жуя и пережёвывая очередную порцию мяса, Шварц.

    Я уже второй раз по нему заклинаниями малых уровней прошёлся. Коплю энергию и силы, мало ли, что может теперь произойти. А боль-то у меня прошла! Вот только, что с артефактом делать-то? Спрятать бы его надо где-нибудь, да хоть на том же запястье, где у меня и маяк для дракона имеется. Кто знает, может они в паре отлично сработаются, и я получу очередные плюшки???

    — А что теперь? Ждём! Если Высший задерживаться будет, то вы с Гансом рванёте в город. Ребят спасать надо, но перед этим ещё одну такую же порцию нацедишь, а уж с Высшим я сам тогда определюсь, как быть.

    — А не боишься, что он неадекватно отреагирует на эту картину… — он мотнул головой в сторону сладкой парочки.

    Я посмотрел на счастливые физиономии, всё также витающих в облаках вампирёнышей и пожал плечами

    — У меня всё же больше шансов уцелеть с ним в стычке. Учили против них работать. Да и силы возвращаются, стоило только артефакт надеть опять на ногу. Но жутко неудобно. Кстати, ты как умудряешься им управлять? Я тоже хочу его у себя на запястье спрятать.

    Барон посмотрел на мой каменный обод на руке. Хмыкнул себе что-то под нос, наверное, всё не верит, что это простой родовой талисман. А что? Правильно делает, что не верит, ну не говорить же ему правду.

    — Да просто им управлять. Снимай давай. — командует Шварц.

    Я, внутренне подготовившись вновь к приступу боли, морщась снял артефакт с колена.

    На удивление, он очень легко снялся. Как он только не соскальзывает? Магия, однако! Как и ожидалось, сильная боль ударила из района, где у меня примостился мой магический колодец.

    — Так! А теперь давай, на какую руку ты хочешь его установить.

    Я протянул вперёд левую…

    — Так я и думал… — усмехнулся он.

    Он просунул мою ладонь через обод артефакта.

    — А теперь, просто пожелай, чтобы он обхватил тебе запястье, и всё. Я тогда много промучился, но всё-таки понял, как им управлять. Вот видишь. Уселся точно поверх твоего талисмана. Только не знаю я, а сможет ли он теперь исчезнуть вместе с этой каменюкой. Всё-таки помеха нехилая!!! Давай! Попробуй! Постарайся поуправлять им. Ты же его видишь?

    Как только артефакт вновь коснулся моей кожи своей глянцевой поверхностью, как боль тут же отступила. Понятно теперь, я уж точно ни за что не верну артефакт бывшему владельцу, тем более договор именно на это и был.

    — Ого! — барон пораженно взирал на мою чистую, пустую руку.

    Маяка из камня, как и самого артефакта, не было. Запястье было девственно чистым…

    — А теперь верни. — скомандовал барон… — Есть!!! — радостно громко закричал он.

    Мы так увлеклись опытами с артефактом, что совсем забыли об осторожности, а я сам уже относительно давно не проверял периметр.

    Я застыл на месте…

    Около нас сияло две засветки нежити!!! Очень сильно сияли…

    — Нежить рядом! — вскричал я, хватаясь за оружие. И тут же кастую и накидываю на всех щит.

    Увы, но от тактильного контакта он точно никого не спасёт…

    Вот же, допрыгались!! А тут ещё и кошаки оскалили пасти.

    Приплыли!!! Видно, противник не прост. Но что он делает рядом с бродом??? Наверняка, на наши крики радостные среагировали, а теперь придётся биться. И что с вампирёнышами делать и их котятами??? Ну, не бросать же…

    Вот же, незадача…

    Никогда не желал так, чтобы скорее появились рядом со мной вампиры, тем более из Высших, но теперь я просто молил бога, чтобы отец этих ребят скорее вернулся, иначе, чувствую, мы тут все и ляжем, кончимся защищая недееспособных его детей. Убежать в таком состоянии они теперь точно не смогут.

    Самое смешное, что то же самое, похоже, думал и барон, приказавший близнецам встать около находящихся в нирване ребят и защищать их. И, видно, находясь в сильном возбуждении, давал команды громким голосом, а не пользовался полученными возможностями мыслеречи. Всё никак не может привыкнуть ещё к такому виду связи.

    А пока…

    А вот и противник показался…

    Всё! Это конец…

    Не уйти…

    * * *

    — Забавно! Никогда бы не могла предположить, чтобы человеки о моих детях так заботились, а главное защищать собирались даже ценой своих жизней. И это такое происходит на моих глазах?!! Всё, мир рухнул!

    Я облегчённо превёл дух… показался и второй обладатель засветки. Он, а именно тот, о котором я недавно молил богов. Отец этих маленьких выкормышей. А между тем красивая, гибкая мамаша этих кайфующих недоразумений, не обращая внимания ни на мой щит, ни на оружие в наших руках и неплохой такой фаербол, разгорющийся в руках барона, нагло и грациозно прошествовала к нашей стоянке. Как бы походя, отодвинув застывшего в благоговейном ужасе Ганса в сторону, склонилась на спящими ребятами.

    — Милый, я тоже так хочу!!! — капризно сморщила свой очаровательный носик, пальчиком тыкая в детей. — Ты только взгляни на их счастливые лица. Я никогда ничего подобного не видела.

    Высший, как-то уж очень гнусно исказив свой благородный лик на бледном лице, тоже не обращая на нас никакого внимания, подошёл, по-видимому, к супруге.

    — Однако…. — потом кинул на нас взгляд полный укоризны…

    — И зачем?

    — Что, зачем — не понял барон.

    — Мы же договаривались…

    — О чём? — тупил, обескураженный от всего происходящего, Шварц.

    — Зачем потратил оплату на детей?

    Тут уже встрял в разговор я.

    — Вообще-то не было точно разговора, кто примет оплату. — произнёс я, но развить мысль мне никто так и не дал…

    — Тащить тебя на своём горбу я тоже, вроде как, не подписывался, а ты далеко не пушинка… — осадил он меня, ещё и взглядом придавил. — Что вы там им намешали? Не может простая кровь, даже мага, такое с ними сотворить. Ты только на их лица посмотри, они же розоветь начали… — с не меньшим удивлением хмыкнул Высший…

    Тут уже и меня пробрало…

    А ведь реально, если бы не умение ребят скалить своими клыками, которые сейчас между прочим ничем примечательным не отличаются, от живых бы их и не отличить…

    — Ты бы свою подругу тоже через клятву бы провёл, а то мы ребята нервные… — в ответ хмыкнул я, причём постаравшись сохранить его же интонации.

    Высший глянул на подругу…

    — Милая, ты как сердце на кровь поменять?

    — Она, скосив на нас глазками и мило улыбнувшись, вмиг сверкнув клыками, от которых по спине пробежал озноб, кивнула очаровательной головкой на своих детей..

    — Если с таким же результатом, то легко…

    Барон продолжал, впрочем, как и близнецы, пялиться на сексуально раскрепощённую девицу. Она прекрасно осознавала, как действует на неподготовленных разумных, а что… Чёрный комбез из кожи, притом с открытыми руками и прорезями, сквозь которые неплохо так проглядывают засветы оголённых полных грудей удивительной формы. Тут бы и у человека из двадцать первого века дыхание спёрло от таких видов, а чего уж говорить о практически средневековых мужчинах, хотя и не обделённых женским вниманием. Но такая провокация со стороны вампирши выглядела очень жестоко…

    Близнцы и вовсе оружие на землю уронили, а барон так и стоял, тратя силы на поддержание разросшегося фаербола, и по-моему не замечал ничего, что творится вокруг, кроме этой красавицы…

    Опять усмешка со стороны Высшего.

    — А ты покрепче этих будешь. Такая реакция обычна на появление моей любимой, и жервы не в состоянии, во всяком случае, на этой земле ей сопротивляться. А вот ты удивил.

    — Ладно, Флера, хватит над мальчиками издеваться, они и так согласны немного расширить договор с твоим приходом, ведь так? — уже вопрос ко мне.

    — Если только то же количество, что мы потратили на ваших ребят. — быстро ответил я. — Мы просто можем не выдержать… — а потом хитренько глянул на вампира — а нам всем это надо? Мы ведь не последний раз сюда наведываемся. Так почему бы…

    — Понятно. — Понял он мой намёк. Мы им кровь периодически… свою и с магическими добавками, а они нам относительную безопасность на землях, где господствует нежить. Охотники не в счёт. Они тут больше исключение, чем правило и как понятно, что сами охотники тут и выступают в качестве загонной дичи, а если учесть какие им могут противостоять противники — я кинул взгляд на, нежно гладящую ладонями лица детей, высшую…

    Просто передёрнулся. Ни шанса, чтобы победить в схватке, а уж про то, чтобы просто оторваться от погони и разговора нет.

    — Интересное, а главное необычное предложение. — донёсся голос вампирши. — Да ладно, пускай мальчики живут, тем более такая забота о малых… такое без награды оставлять нельзя.

    И с этими словами, нисколько не стесняясь присутствующего тут же мужа и не боясь ни меня, ни барона, грациозно встала и прильнула вначале, к одному близнецу, потом ко второму, оставив на губах у каждого тоненькую полоску крови.

    Я ошарашено смотрел на выражение глаз ребят — они, по-моему, ничем уже не отличались от детей вампиров. Столь же идиотско — счастливые выражения застыли на их лицах.

    И барон не избежал этой участи…

    — Не бойся, — усмехнулся Высший — ничего им не будет. Для того, чтобы начать кусаться после общения с нами надо намного больше времени. А так, просто привязка. Теперь кто бы из вас ни появился на наших землях, мы будем об этом тут же проинформированы, а, обратившись к своей крови, вы сможете и позвать нас, если вдруг понадобится наша помощь, конечно не за просто так. Но поверь, в этих землях любая помощь, хоть от кого, за благо…

    Пока меня отвлекал Высший, барон со стоном опустился на землю после плотных объятий этой бессовестной, но такой притягательной Флеры…

    Я же вытянул руки вперёд, как бы в защищаясь..

    — А меня прошу не целовать. Я ещё мальчик, девственник и женщин боюсь!!! — залепетал я…

    — Девственик??? — удивилась опасная плутовка — а так? — спросила она, поведя плечиком и оголив полностью правую грудь..

    Сука!!!

    Вот это прилив в штанах. Что-то читал раньше или рассказывали более взрослые старшие товарищи..

    Что-то было о том, что вампирши лучшие из любовниц. Но такого экстрима мне точно не надо, а то вон Шварц, не контролируя себя, как-то умудрился, на одних инстинктах, фаербол поглотить, хотя раньше это у него с трудом получалось, а тут не думая — раз, и пропало заклинание…

    Но я всё время смотрел именно на девушку, хотя какая она девушка. Вон и муж есть и дети, да и не живая она…

    — Так вам оплата нужна или хватит одного поцелуя? — спросил я, не в силах оторвать взгляда от голой великолепной плоти…

    — Ну уж нет, с кем целоваться ради удовольствия у меня есть… — высшая со смешком вернула наряд на место, отчего я горестно вздохнул.

    Не. Ну точно какая-то ментальная атака сейчас была. Я что грудей женских не видал? А тут, словно мешком по голове хлопнули, как сопливый юнец слюни распустил… я даже рассердился на себя…

    — Два стаканчика, но не сейчас мы будем употреблять. А вот сюда сольём..

    Я изумлённо смотрел на серебряный сосуд в руках вампирши. Но ведь серебро и вампиры вещи не совместимые!!!

    Видно слишком сильно моё удивление проступило на моём лице…

    И вновь с объяснениями выступил Высший..

    — Оно освящено не в ваших храмах, а тёмную энергию серебро ещё лучше в себе держит, главное, не забывать её периодически туда подкидывать. Жертвы там кровавые, или новые последователи..

    Тонкий намёк на новых вампиров..

    Я со страхом перевёл взгляды на своих ребят.

    Вот так подстава, но видно пока мы добровольно не закончим условия нашего договора, нам ничего не грозит…

    — Ты же предложил нам сотрудничество — словно читая мои мысли произнёс вампир. Зачем нам новые игрушки, когда есть специфический продукт, дающий необычайный элексир. Глупо такими активами раскидываться.

    А если мы больше здесь не появимся? — удивился я.

    — Ну это просто решается. Если нужно, мы вас и на землях живых найдём. Теперь это не проблема. — он кивнул в сторону барона. — Метка стоит и ни один маг её не снимет. Поцелуй был желанен обоими существами, а потому никакого принуждения. Вы нам элексир, мы вам помощь и что-то мне всё-таки говорит, что здесь вы теперь будете частыми гостями. Всё-таки котят вы так и не получили, а отказаться от обладания ими не сможет никто, поверь…

    Даже мы…

    Он с нежностью посмотрел на своих детей…

    Я как-то себя, ну очень некомфортно почувствовал. Меня теперь сюда уж точно ни за что не затянешь, а уж целоваться с этой, пускай и симпатичной и даже красивой, нежитью я уж точно не собираюсь.

    Так, похоже, нас прямо сейчас в нежить никто превращать не собирается и неволить тоже, а потому надо, как можно быстрее, сматываться отсюда…

    А дальше действовал как сомнабула, еле соображая, что делаю. И, как видно, не один я находился в таком состоянии. Но стоило только нам вступить в воды реки, протекающей по границе проклятых земель, как пелена смылась, и мысли очистились от навеянного благоговения перед высшими существами…

    — Фух! — раздалось слева, а следом три шлепка по воде…

    Я, повернувшись на звуки, обомлел..

    Близнецы и сам барон просто со стонами повалились в реку, благо глубина была всего ничего. Даже сидя, вода не доходила до плеча барона.

    — Ушли… — прошептал он, потом посмотрел на меня, стоящего рядом с ним и, усмехнувшись, добавил.. — но какая она красивая!

    Я, в бессилии, просто рукой махнул. Радовало то, что ребята вновь обрели возможность нормально соображать.

    — Жаль, что так получилось. — простонал Шварц. — и котят упустили, и сами два не погибли..

    — Зато с каким наваром ушли… — вставил Ганс.

    — И эти сладкие губы… — мечтательно добавил его братец..

    Я же, хмыкнув, просто одёрнул ребят:

    — Едва живыми ушли. Сопли подотрите! И хватит прохлаждаться, нам ещё до города пилить и пилить, а ещё до монастыря добраться надо. Подъём, не стоит время терять. Если опоздаем, то последователи барона получат незабываемые ощущения…и поверьте они совсем не будут этому рады…

    Прониклись.

    Поднялись и выбрались из реки и, оставляя мокрые дорожки от стекающей с нас воды, припустили по тропинке в сторону виднеющегося монастыря.

    Да что же нам так не везёт-то???

    Стрела впилась в тёмную ленту тропинки прямо перед ногами идущего впереди Кирыма…

    Я тут же, на инстинктах, кастую заклинание контроля пространства..

    Шестеро… вокруг нас шесть засветок и вдалеке, на пределе видимости заклинания, ещё приближающийся к нам десяток…

    — Вот так встреча, пацаны… — на тропинку вышел парень в типичной одежде местного охотника за нежитью…

    — Курье??? — удивился Ганс. — ты чё? Мы возвращаемся! Чего надо?

    Мы с бароном разошлись немного в стороны. Стрел мы не боялись. Вряд ли у охотников будут стрелы и болты с зачарованными наконечниками, или и вовсе выполненными из металла древних. А щит мы всегда успеем накинуть. Вон, похоже, сам барон очень рад возможности спустить пар. Не хило всё-таки мы перенервничали, общаясь с вампирами, и да, и сам поход не назовёшь лёгким…

    — Надо нам немного! — между тем, узнанный Гансом, Курье продолжал издеваться над, как ему казалось, неопасной добычей. Вот же глупый! Ну как может неопасный отряд выйти из земель нежити, да ещё и с такой, со стороны если смотреть, богатой добычей — всё-таки кули у нас за плечами поражали своими размерами.

    — Делимся, и вы свободны… — нехорошо улыбнувшись, произнёс рэкетир.

    — А если, нет? — уже Кирым встрял в разговор.

    А ведь верит, что отобьёмся… или уже какие-то указания от воинственного барона по мыслеречи получил

    — Ну, если не согласитесь, то придётся поступить также, как и с твоим отцом и его напарниками.

    От этих слов братья в миг побледнели

    — Они тоже не хотели делиться — пришлось поступить с ними нечестно…

    Пока главарь этой маленькой шайки разглагольствовал, я вновь кинул заклинание проверки пространства. А группа неизвестных-то приближается, и неясно, на чьей стороне они могут выступить… на нашей, или это спешит сюда поддержка банды. А что эти рэкетиры простые бандиты и так становится понятно. Но теперь мало их убить, надо и допросить уродов, чтобы узнать, что же случилось с родителем близнецов и его напарниками… похоже схожие мысли блуждают теперь и в голове Шварца, но он не знает о второй группе, которая спешит, опять же, по этой тропинке нам навстречу. Ещё пару минут и неизвестные появятся из-за, вон того, поворота…

    Бить или не бить? — вот в чём вопрос!

    Но и сам бандит не спешит начать кровавую разборку. Что-то его всё-таки смущает. Ага, понятно. Вон у Ганса, видно из слишком плотного тюка из кожи собак, вывалился скальп якса…

    Мандражирует, понимая, что не могли так просто мы, как пацанва, прибить столь страшных противников. Потому и берёт на слабо, надеясь, что мы дрогнем. Нас со Шварцем ублюдок и вовсе не берёт в расчёт, уж больно молодо мы тут выглядим…

    — Два тюка ложите и свободны. На остальное не претендуе…

    Но договорить не успел, так как на нашей импровизированной площадке общения появились совсем другие персонажи…

    — Ай-я-яй! Слышь, Петух, я же тебя ещё раньше предупреждал, чтобы ты не трогал охотников. — из кустов, растущих вдоль тропинки, появилась скалящаяся рожа Косого.

    То-то мне засветки на моём радаре показались знакомыми, но я даже подумать не мог, что встречу главу гильдии и так далеко от города.

    Мы во все глаза смотрели на главаря местной гильдии воров. И по совместительству начальника зарождающейся разведки баронства.

    — Негоже маленьких обижать! — вторил главарю и второй голос, причем он принадлежал женщине.

    Ну, вот и трактирщица нарисовалась.

    — Я тебе ничего не должен, и твои распоряжения выполнять, уж точно, не собира… — и получив тупым наконечником арбалетного болта в живот, обозванный петухом горе-разбойник, со стоном повалился на землю.

    — Ваша милость, что с остальными-то делать? — радостно скалясь, произнёс главарь. — убивать и лить кровь на границе с нежитью, и рядом с монастырём святош, не лучшая идея, может отъедем чуток, а там в лесочке и расспросим, чего это они решили к вам пристать?

    Радостный, улыбается…

    — Ну, насчёт расспросим — отличная мысль. — Обрёл дар речи Шварц. — Но вот только тема вопросов будет немного другой. Вяжите всех и вообще, как вы тут-то оказались?

    — Долгая история, господин — ответил Косой. — лучше уж на привале побеседуем, да и порешать кой чего надо.

    На том и порешили.

    Как же хорошо идти по сухой земле, да без давящего на плечи огромного, по сравнению с твоим телосложением, тюфяка, который весит, ой сколько. Нас разгрузили и остальной путь до монастыря мы прошли играючи. Настроение радостное, вот только непонятки с появлением всей нашей банды во главе с Сучем. Тут явно что-то никак не укладывалось.

    Забрали лошадей и, не задерживаясь и не делая попыток посетить монастырь, под удивлённые и обеспокоенные взгляды настоятеля, вышедшего нам навстречу, убыли в сторону города. Отъехав от монастыря шагов на сто, когда за поворотом дороги зелёная стена леса скрыла нас от любопытных взглядов со стороны монашеской общины, Шварц начал разговор…

    — И чего вы тут? — спросил он косого.

    — Но ведь вовремя?! — усмехнулся Косой.

    — Ты господину всё веселье поломал — усмехнулся, едущий рядом со Шварцем, его лучший телохранитель Ганс. — мы уже отвести душу хотели, а тут вы. Едва ведь под удар не попали!

    Барон согласно кивнул.

    — Было желание поджарить гадов..

    — Ну, так, это же успеется — вмешалась в разговор мужчин единственная женщина из состава кортежа…

    — И то, правда- усмехнулся Косой. — теперь уже точно можно поджарить гадам интересные места, не особо опасаясь поранить соратников.

    — Ты от ответа-то не уходи — произнёс Шварц. — вы чё тут делаете? У вас, вроде, и своих дел навалом было? Суч, чё за дела?

    Парень смутился и даже немного покраснел от волнения.

    — Два дня были почти на исходе, вот и решили выехать вам навстречу. Дорога-то одна, уж точно бы не разъехались. А если бы вы не вышли, то на поиски бы двинули. Нам-то уже было что терять. Твоя гибель, господин, это и наш конец.

    Шварц кинул взгляд в мою сторону.

    Я же, молча, пожал плечами, а что говорить, надо как-то избавляться от ненужных теперь ограничений, надо вносить поправки в клятву, а без алтаря такое не провернуть.

    — Нужен алтарь, желательно которым давно никто не пользовался, но чтобы он древний был. Или, как вариант, напроситься на ночь в местный храм святош. Сами решим свои проблемы и им алтарь почистим. Поверь, на такие фокусы мало кто из ныне живущих способен.

    — Храм, говоришь… — задумчиво протянул Косой. — есть у меня на примете один настоятель. Святой человек, но имеет одну …, нет, вернее, две слабости. Это женщины и вино. А так, божий одуванчик и очень милый человек. Деньги тоже любит, но прикрывается потребностями храма. Решим…, даже сегодня решим.

    Я покачал головой.

    — А выспаться? — не согласился я. — давай на завтрашний вечер договаривайся, но предупреди, что сам святоша участвовать в действии не будет. Мы и алтарь, а посредников нам точно не надо.

    — Х-м…

    Косой с сердцах сплюнул…

    Мы с бароном удивлённо переглянулись.

    — Сильно нервничает ваш новый начальник разведки… — серьёзно проговорил, нарисовавшийся рядом с нами, Суч. — он и является основным организатором этого забега из города, хотя и все остальные волновались очень. Всё-таки оттуда, куда вы направились, немногие возвращаются. Тем более, почти дети.

    — А остальные… — я кивнул в сторону парочки незнакомых ребят.

    — Бывшие охотники. Косой реально хотел вести отряд на ваши поиски и за реку. А как без проводников…

    Мы вновь переглянулись со Шварцем.

    — Косой, пока говорил Суч, молчал, но тут, видя удивление на наших лицах, быстро произнёс..

    — Они будут молчать, тем более, их бы тоже желательно к господину прикрепить.

    Я вопросительно уставился на главаря шайки и ждал объяснений..

    — С гонором…, на слабо не взять и молчать так просто не заставить. А нам ведь пока не надо слухи по городу насчёт вас распространять? — дождавшись кивка Шварца продолжил, — так что… всё равно этих нам хватит, чтобы принять клятву у двоих человек? Теперь вопрос адресован уже мне.

    Я скривился. Уж чего-чего, а вновь призывать умения некромантов мне как-то не очень хочется. А с другой стороны — халявная энергия и пускай, что тёмная… всё равно близнецы не согласятся сохранять жизни уродам, так почему тогда и нет..

    Я соглашаясь кивнул.

    Косой радостно оскалился.

    — Тогда, может, свернём в лес? Мы уже от монастыря достаточно отошли. Да и новостями не терпится поделиться, а обсуждать серьёзные вопросы на ходу мне бы не очень хотелось.

    — Что-то по пропавшим детям? — взволновано спросил Шварц.

    По тому, как задавал вопрос можно было понять, что он тоже, как и близнецы жаждет мести.

    — И по ним тоже, но есть и ещё кое-какие проблемы. — Косой развёл руками в стороны, — мы слишком глубоко капнули и вышли на тех, на кого и подумать-то нельзя было и зацепили тех, которым по определению пропавшими детьми заниматься не след. В общем, давайте останавливаться. С этими уродами и близнецы сами, под руководством нашей девочки переговорят. Умеет она задавать правильные вопросы. Говорит, вид истязуемых её очень возбуждает, — и хитрый взгляд на покрасневшего Шварца.

    Даже у меня на лице непроизвольно улыбка растянулась. Вот же, барон. Ведь уже помолвлен и всё равно на сладкое его так и тянет.

    — Сворачиваем! — даёт команду Шварц..

    Ранее утро. Утренний лес. Роса и тишина, только лёгкий ветерок легонько касается макушек деревьев…

    А вот под их ветвями разыгрывается настоящая трагедия для некоторых..

    Слушать душещипающие подробности зверств бандюг мне как-то не хочется. Ребята Косого уже в сторонке и костерок развели и занимаются приготовлением завтрака. Мы хоть и успели поесть ещё на той стороне, но после пережитого организм требует, как можно быстрее, запить и заесть перенесённый стресс.

    Приглушённый вой и стенания в стороне, но нам они не мешают. Там есть кому разбираться с любителями легкой добычи. У нас же, как видится, своя война…

    — … Вроде церковник, но тянет его на маленьких мальчиков. Оттого и было странное поголовное исчезновение детей. Поняли бы, если бы пропадали кто не успел засветиться с своими магическими способностями, так нет же, все смазливенькие и маленькие. Возраст от семи и до двенадцати. До первого взросления. Рядом с приходом захоронения обнаружили. Десятка два детей, но последнее погребение было больше года назад.

    — И этот урод? — барона даже трясти от таких известий начало.

    — Говорят, на повышение, в Дранх проповедовать отправили. Теперь тут по месту просто любитель женщин, но убивать или принуждать к сожительству, у него таких мыслей вовсе нет. Умеет, шельмец, так заболтать красоток, что те сами раздеваться в его келье начинают.

    — Его-то ты и собрался прижать? — усмехнулся я.

    Косой соглашаясь кивнул.

    — Угу!

    — Погоди! — наконец-то отошёл от приступа бешенства барон — но ведь исчезновения так и не прекратились?

    — Угу! — опять Косой реагирует по-простому на слова господина. — не перестали, а вот тут вторая засветка, которая меня очень удивила, насторожила и обеспокоила. Засветились наши смежники. Но какой им от этого толк?

    — Кто? — коротко и жёстко спросил Шварц.

    — Гильдия мокрушников. Я сам удивлён. За их работу платят огромные деньги, а тут простые дети, которых и в других городах навалом.

    — Отправляют куда? — поинтересовался уже я.

    — Нет, тут используют, а вот как… не знаю.

    — То есть, — не понял барон, да и мне что-то не понятно.

    — Отправляют за речку, откуда вы сегодня сами вышли. Но это не всё… Есть тут у нас активисты. Они в старых развалинах города ковыряются. Что-то ищут там, хотя опасно очень.

    — Ты про катакомбы? — удивились мы с бароном вместе, одновременно вспомнив, о чём нам рассказывал наш квартирный хозяин.

    — А вы про них откуда знаете? — удивился Косой. — там, поговаривают, ещё опасней, чем за речкой. Оттуда хоть возвращаются, а вот катакомбы неохотно нарушителей спокойствия отпускает от себя, пропавших там даже и искать не пытаются, — пугает нас главарь, понимая, что сам направляет наш поиск в это место местных страшилок. Но, как видно, слухи-то имеют под собой реальную почву для опасений за свои жизни. Ведь нас уже туда и так приглашали, чтобы добраться до склепа, где покоятся предки барона.

    Вот же…

    Вот и сам Шварц побледнел. Тоже, наверное, об этом же подумал.

    — Но с чего ты решил, что именно туда детей отправляют?

    — Да цепанули мы тут вчера одного, да и у толстяка были на него стрелки, дело-то, в общем, и не касалось именно поиска пропавших детей, но вопрос мы задали. Не ответить он просто не мог. Как таковой, гильдии этой в городе нет, а вот у соседей есть. Именно от них и работают у нас люди.

    А взять кого из гильдии очень сложно. Опасные твари. Этот просто не на ту женщину позарился.

    Шварц тут же кинул взгляд в сторону группы, откуда доносились возгласы боли.

    Косой заметил взгляд господина.

    — Ты прав, барон. Именно к ней он неровно дышал. Толстяку он из-за неё уже не раз нос ломал, а этот тюфяк всё молчал. Вот он-то и начал присматривать за залётными. И удивился, что они у нас в городе реально работают, а не прячутся и не на отдыхе. У него хватка, если удила закусил, то своего по любому добьётся, вот и вычислил их, но уверенности не было в своих выводах. Вчера эта уверенность появилась.

    — Чего, как думаешь, хотят наши соседи от катакомб? — спросил я, растягивая слова.

    А у самого отчего-то сердце заныло от плохих предчувствий.

    Барон тоже обеспокоено смотрит на главаря.

    Косой не понимал, отчего мы так разволновались, но всё-таки собрался с мыслями и ответил:

    — Даже предположений нет. Может сокровища ищут. Но зачем им тогда дети??? Тем более, упыри их туда только поставляют, но сами в катакомбы ни ногой…

    Ой, что-то мне нехорошо. Я и раньше-то от перспектив из-за барона лезть в это подземелье был не в восторге, а после похода за котятами и вовсе решил послать Шварца, а вот из-за детей…

    — А что, если местной охранке стукануть? — спросил барон.

    Но Косой только скептически скривил фейс…

    — Они в те края ни ногой. Вроде, и рядом с городом, но туда, обычно, никто по своей воле не ходит.

    — Но если наместник прикажет? — не сдавался Шварц.

    — А ему то, что с этого? Его не коснулось и ладно. Граф далеко…

    — Тогда надо выходить на графа. — жёстко произнёс барон.

    Но услышав мой хмык, он немного сконфузился.

    Ага!.. раздумывал я про себя. Разве что его учителя как-то вызвать, но он со своими головорезами по нашей пульке пустышку где-то тянет.

    — Давай тогда так… — произнёс я, глядя на Косого. Усмехнулся. Боится, что пошлём его в катакомбы. Не спорю, заманчивый вариант, но, боюсь, у воров там шанса не будет. А вот тут… — Надо взять на полный контроль город. Всех гильдейцев не из нашего города. Надо их будет как-то нейтрализовать. Всё-таки вы уже не просто гильдия воров, а зарождающаяся контрразведка баронства, а с соседями надо в отношениях наводить порядок, раз у наместника на это нет ни времени не желания. Ты как, не против? — спросил я барона.

    — Нет! Нормально, продолжай…

    — Всех впускать, но никого не выпускать. Те, кто в катакомбах роется, это тоже касается. Если вылезут на божий свет отдохнуть от праведных трудов, хватать… — я посмотрел на Косого — но аккуратно. Во всяком случае, с ними. С головорезами соседей можете не церемониться, но если удастся взять кого живьём, то отличившимся за это отдельная премия.

    — Что нам это даст? — спросил Косой. Уже радуется, что в само подземелье не отправляю… пока…

    — Расклад надо узнать, что происходит. Для чего им дети. Ну не сами же они их едят. А с убийцами всё просто — они тут, похоже, из-за бездействия местных властей себе курорт устроили. Надо бы их немного проредить. Хорошего специалиста очень трудно и дорого приготовить. Но предупреждаю: с ними осторожней, надо исключить потери с нашей стороны. Они привыкли, видно тут, что их не трогают и чувствуют себя хозяевами, раз даже подработку берут. Хотя может быть, что и это задача им их хозяевами навязана. А вот зачем? Это-то и надо установить. В само подземелье не рыпаться, это не для вас орешек, а нам…

    Я посмотрел на Шварца. Тот, кисло усмехнувшись, кивнул…

    — А нам, похоже, само проведение туда путь указывает… — вздыхает барон…

    * * *

    Близнецы хорошо поработали. Ещё бы, у них такой симпатичный бригадир был. Но вот результат…

    — Они убили отца… — плача докладывал Ганс, когда мы смотрели на окровавленные скулящие куски мяса, бывшие когда-то людьми.

    Да, видок не из приятных, но я за последнее время и пострашнее картинки видел.

    — Обидно, что даже ничего из добычи не взяли…, гады… — вторил ему Кирым…

    Дальнейшее, если честно, мне ну никак удовольствия не доставило. Пять трупов, море силы эманаций смерти и пара новых последователей барона. Вот только им уже я постарался внести изменения в результат клятвы. Никакой двухдневной привязки, теперь уже точно свободнее будут. А вот остальным изменения вносить буду, когда с алтарём договорятся.

    Возвращение в город не помнил. Обряд вытянул из меня остатки сил, несмотря на притаившийся у меня на запястье, артефакт древних. Очнулся только вечером уже непосредственно в таверне. Рядом с моей кроватью, где я в неглиже выныриваю из нирваны, сидит прошлая девчонка, с которой мы так весело провели время в гостях у Йена, он же Митрич. Что-то новенькое…

    — Ты что тут делаешь? — удивлённо спрашиваю я, натягивая одеяло по подбородок. Нет, конечно, я всё помню, а также совместно проведённую ночь, но вот так сразу, что-то я пугаться начинаю…

    — Нас вам подарили, — опуская взгляд в пол, проворковала девица…

    Вот, ты ж, ёшь!!!

    И что-то мне говорит, что отсюда торчат, нет, никак не уши, а чьи-то огромные сиськи. Вот же подсуетилась. А ведь обещала, что решит вопрос с общением с женщинами. И вот, на тебе, пожалуйста. Теперь я настоящий рабовладелец….

    Надо успокоиться, а то, что за реакция такая? Ведь видно же, что девчушка радостная такому событию. Расспросим…

    — И что-то изменилось в связи с этим в твоей судьбе? — спросил я вкрадчиво.

    — Конечно! Теперь только вы мой хозяин и никто не может мной распоряжаться.

    — А что, все вчетвером вы тут очутились?

    — Да! У меня и у господина Йена комната теперь есть личная. И тут тоже. Я не работаю, как прежде, а собой занимаюсь, чтобы вы были всегда мной довольны и, поверьте, господин, я буду очень стараться, чтобы вам со мной всегда было хорошо…

    Ох, ну ничего себе. Наложница, блин. Жить негде, а наложница уже есть. Вот же, Тини удружила.

    — И как Йен отнёсся к тому, тебя и других девушек что у него забирают?

    Она выпучила на меня свои красивые глазки.

    — Со стороны никакого неудовольствия не чувствовалось, но было заметно, что господин Йен очень волнуется и возбуждён. Я там разговор один подслушала, — смущаясь и краснея произнесла девчушка, — вроде как господину кто-то денег предал. Много денег, а почему многие знают об этом, так он был очень удивлён и поражён этим обстоятельством, так и сидел за стойкой на которой мешок с золотом лежал… несколько жёлтых кругляшков даже выкатились из него, потому что он был развязан, а потом, через час, и нас с девочками позвали и объявили, что теперь мы переходим к другому хозяину.

    Похоже, от подобного подарка отказаться у меня уж точно не получится, а если честно, то и ни сколько и не хотелось. Теперь мой младший брат будет всегда сыт и доволен, что не может не радовать, а что рабыня… так мир такой и законы не я тут устанавливаю, а стоит оставить девчонку без поддержки, объявив ее свободной, то вопрос, как долго она сможет сохранить эту свободу. Такова тут жизнь. Те же варги способны сами за себя постоять и защититься от всяких посторонних поползновений в их сторону, а вот такая крошка??? Даже не знаю.

    Так, та же комната, в которой я провёл ночь перед выходом в проклятые земли или, как тут говорят, походом за реку. Вот сходил и едва там и не остался.

    Так, а пока не до секса — хочется есть и пить и наоборот. Вначале наоборот, иначе усиленный паёк некуда складывать будет. А потому подъём и на улицу, а потом в зал.

    — Может вам что-нибудь предложить? — смущаясь, спрашивает моя новая собственность.

    — Ты сама-то ела? — спросил я.

    Опять смущение и немного непонимания, не привыкла, что хозяин заботится о ней.

    — Не успела. Но меня покормят, не беспокойтесь…

    А ну-ка!!!

    Что меня зацепило в девчонке, да и не девчонка она. Молодая красивая женщина, пускай и небольшого росточка. Вся какая-то миниатюрная…

    Что-то она там говорила про квартерона от ушастых. А перворождённые, побочные результаты связи своих любвеобильных самцов, не слишком то и приветствуют, и последние им платят такой же неподдельной ненавистью, иногда сбиваясь в шайки и молотя всех, до кого добраться могут. А тут вон и вовсе в рабство обратили. Но не это же меня цепануло в образе красавицы. Что-то неумолимое мелькнуло в ней, но я на инстинктах почувствовал, а если так? Прошёлся по фигурке сиделки в магическом фоне..

    — Ох, да ничего себе! — не сдержался я от возгласа…

    Да она тёмная!

    — Эльфийка и некромантка!! Это уже что-то новенькое, причём ведь видно, что помесь то от светлой ветви ушастых. А тут явное тёмное наследие в плане магии. И, похоже, что пускай и не опытная, но уже что-то может. И, вроде как, и последствия поглощения есть в её ауре.

    Я посмотрел ей в глаза, она, видно, испугалась или просто играет так аккуратно.

    Но фишка-то в том, что метка о жертве была привнесена совсем недавно — день-два назад. А я ведь при общении с ней тогда так ничего и не понял. Всё-таки вино — это зло…

    Вопрос только в чем: она дикая или её просто подводят ко мне, хотя, вроде как, выбирали мы тогда девочек, как-то не сговариваясь.

    Значит дикая, а раз ещё не на свободе, значит, пока не окрепла или силы своей понять не может.

    — И давно у тебя это? — спросил я.

    — Что, это???

    А вот теперь взгляд, реально испуганный, глазками лупает и пытается взгляд в сторону отвести..

    — В глаза смотри и не вздумай врать! — Жёстко хватаю девчонку за руки.

    — В глаза смотреть! Когда силу почувствовала?

    О! Вот и защита сработала.

    Но не моя, а её — слёзы страшное оружие а в руках умелых женщин, но не поведусь, пока не понятно, что тут у меня за экземпляр затесался.

    — Пять лет как. Мне тогда пятнадцать было, и я тогда еще свободная была. Наш посёлок на границе стоял, и так получилось, что какая-то экспедиция через нас проходила, причём в нём все были эльфами. Тёмными…

    Вначале всё чинно было, даже за постой заплатили, а ночью резня началась…

    Меня и ещё нескольких девчонок пощадили, но насиловали всем скопом, так почти месяц провела в походах на телеге, как товар. В конечном итоге продали, а остальные так и не выжили. Тогда со мной и стало происходить непонятное.

    — Зачем убиваешь? — напрямую спросил я. Да, не спорю, история жуткая, но таков мир.

    — Перед вами, когда мы встретились, через село караван шёл. Так один из наёмников меня у отхожего места ночью подловил.

    — И? — скривившись спросил я, понимая, что я сейчас услышу.

    — У меня есть возможность силу жизненную в живом организме видеть. Все её потоки.

    — И поглощать их. — усмехнулся я.

    — Да! С вами такое не получается провернуть. Каюсь, пыталась, когда спящей на вашей руке прикидывалась. Но как-то так получилось, что просто насытилась, но вам вреда не нанесла.

    Однако, заявочка.

    — Что ещё умеешь? — спросил я.

    — Могу приведения видеть и общаться с ними, но не только, они меня слушаются и привязываются.

    Вот! Вотв чём дело, я кого-то почувствовал, кого-то, в данный момент, находящегося с нами в одной комнате.

    — И кто это? — со страхом спросил я.

    Ой! Не зрятак боялся!

    — Простой истинный эльф! — произнесла она, а кружка с водой, стоящая на столе, сама по себе перевернулась, расплескав воду по всему столу…

    — И что он ещё может? — не удержался я от вопроса.

    — Им я и убиваю! Это поддерживает его в его эфирной форме, а я питаюсь высвободившейся манной.

    Я скривился. Что-то тут не то…

    — Почему ты мне всё так в открытую рассказываешь? Могла бы и соврать, у нас с тобой нет связи на кровной клятве.

    И вдруг мне стало трудно дышать, словно что-то меня начало душить.

    — Отзови… — прохрипел я.

    — Ты делаешь себя моим миньоном! — зло произнесла девица. Давление на горло стало немного меньше.

    — Зачем?

    — Одна я не смогу прожить. Я никто и подняться без поддержки уже не получится. Я — шлюха, для всех и вас мужиков я ненавижу, но ты какой-то другой и потенциал у тебя большой, да и слушаются тебя и даже Йен боится. А он мало чего боится.

    — И как же тогда мы существовать будем? — не понял я логики этой психанутой дурочки. Или просто несчастной испуганной девчонки???

    Но вот чувствую себя почти беззащитным. Можно, конечно, её и грохнуть и параличом долбануть, но не даст ли она из-за страха команду на моё убийство…

    — Я буду себя вести так же как и раньше, изображая на людях из себя рабыню твою, и даже спасть с тобой буду, но когда появится возможность мы с тобой сделаем попытку уехать на мою Родину.

    Я, в замешательстве от таких перспектив, удивлённо спросил:

    — Так, по сути, ты из меня хочешь сделать для себя раба?

    Она, вроде как, и не поняла осуждения в моих словах.

    — А что тут такого? Ты же меня рабой воспринимаешь спокойно!

    — Но я же не хотел тебя в рабу превращать! Тебя мне и вовсе навязали! — Прохрипел я, так как давление на горло усилилось и, похоже, что против этого ушастого древнего монстра я был и вовсе бессилен.

    — Решай сейчас! — прошипела гадина…

    — Я и не собирался держать тебя в качестве рабыни. Я могу и так тебя отпустить, как впрочем и собирался сделать, просто думал, что ты малость беззащитна.

    — Я и есть беззащитная. Мой помощник ещё очень слаб. — зло прошипела она. — Но и становиться свободной для всех, для меня не вариант. Я и дня не проживу, чтобы какая-нибудь сволочь не попыталась силой уложить меня к себе в постель, а потом и вовсе рабский ошейник надеть. Предупреждаю сразу, ты можешь сейчас воздействовать на меня через это украшение, которое болтается у меня нешее, но и сам ты не дольше проживёшь!

    Вот же, сука… и что теперь делать?

    А хватка-то усиливается. Постепенно, но уже трудно дышать становится…

    И тут я почувствовал шевеление у себя на груди в районе моего магического колодца.

    И тут меня осенило…, а если кошаков погулять выпустить, если, конечно, это у меня получится.

    Мысленное обращение… я уже от нехватки воздуха едва сознание не теряю… и тут, словно что-то горячее скатилось у меня с груди и в тот же миг я смог спокойно вздохнуть, а теперь удар по обладательнице примесей ушастой крови в жилах.

    Ошейник сработал штатно, и тело девушки забилось в судорогах у моей постели.

    Я ослабил хватку, сам помассировав горло и, вытерев выступившие слёзы, попытался принять вертикально сидячее положение. С третьей попытки мне это удалось. К этому времени действие ошейника прекратилось и на меня откуда-то снизу взирал испуганный, затравленный взгляд прекрасных глаз…

    — Ну что, успокоилась? — спросил я. — Отзови своего урода, пока мои помощники не порвали его окончательно.

    — А ты что, тоже можешь его видеть? — изумление в её глазах.

    — Нет, но чувствую эмоции моих друзей. А потому и говорю — отзови и сама успокойся и давай сами спокойно поговорим. Я, вроде, тебе ещё ничего плохого не делал, а за всех мужчин на свете я отвечать не собираюсь. Согласись, что в этом есть толика разумного подхода.

    Она виновато прикусила губу.

    — Поднимайся с пола. А за ошейник прости, но по-другому вразумить я бы тебя не смог в том состоянии, в котором я находился после твоих проделок. А магией и вовсе бы просто убил.

    Я подал ей руку.

    Опять этот взгляд, ошарашенный и испуганный, но и надежда в них проглядывает.

    Взялась за руку, а теперь тихонечко тянем наверх, не хочется пугать. А в голове сотни возможных вариантов. Ведь очень удачно девочка подвернулась. С ума сойти, настоящий боевой призрак. Приведение ничего бы не смогло сделать так уж сразу, а тут…

    Я потёр горло. Ох, это чувство полной беспомощности. Ведь даже от демонов, что Коли, что самого Сержа, можно спокойно отбиться а тут…

    Настоящего убийцу магов можно из девчонки сделать, но только через клятву её проводить. Ну, нах, таких помощников и на свободу опасно выпускать. Некроманты, наверно, смогут от неё отбиться, а вот остальные… подпитку она своему визави даёт сильную, оттого и опасный он очень становится.

    Уселась напротив. Вид виноватый, слёзы опять же.

    А я голод чувствую сильный и отток манны, не просто даётся мне привязка нового оружия.

    — Давай так. Ты вытирай рожицу от слёз и гони вниз. Закажи ужин к нам в комнату и вина побольше. Для всех я ещё болен. Так и скажи. Всё утром. А мы под вино и обсудим наше с тобой будущее.

    А про себя добавил: «Спасибо Тине за такой великолепный подарок. Её можно будет подготовить ииспользовать уже позже, если решимся сунуться в местные катакомбы. От дополнительной помощи грех отказываться, тем более такой.

    Но в начале…

    — Мы с тобой так тогда и не познакомились. Меня Гури зовут, но все кличут Малышом, потому что, и правда, пока маленький. Сколько мне лет не знаю, но раз уже люблю женщин, значит мужчина. А тебя как зовут и какой у тебя возраст, а то из-за твоего сложения, тебе хоть сколько можно дать.

    Девушка робко улыбнулась:

    — Шили. И всё это из-за крови эльфов. Вся эта миниатюрность, а с ней и необычная выносливость, которая подкреплялась ещё и ненавистью. Мне чуть больше двадцати, хотя все дают больше. Но это всё из-за того, что пришлось пережить. Ушастых ненавижу больше всех, среди мужчин.

    — Ну тогда, Шили, беги заказывай ужин. Побольше вина и мяса, все пускай несут, я много сил отдал. А если договоримся, то они мне сегодня ещё могут и понадобиться. Давай, жду, не задерживайся.

    Мгновение и девушка выпорхнула из комнаты.

    Я посмотрел на кровать на которой сидел. Нормальная такая, и главное, что для ночной работы не слишком мягкая и в меру твёрдая. А еще есть табуреточка, в качестве прикроватной тумбочки, на которую будет удобно бокалы с бутылками поставить. Всё-таки на продолжение нашего знакомства ночью я очень надеюсь. Я барону недавно очень завидовал, вспоминая формы Тины, когда ей клеймо летучей мыши ставил и клятву принимал. Вид, ещё тот, был.

    Но пока такие мысли в сторону. Манна так и убывает.

    Я, прикрыв глаза, постарался осмотреться вокруг с помощью магического зрения. Много чего высветилось. И артефакты, припрятанные в здании, но вот чего хотел увидеть, так и не смог.

    А если просто просветить заклинанием контроля на нежить. Ну-ка?

    Ого! Три засветки рядом со мной и они такие яркие, а вот чуть ниже, видно под полом, ещё парочку видно, но там так, ни о чём.

    Меня осенило, я даже глаза от неожиданности открыл. Это что получается, под таверной Пса, а теперь Тины, подземелье имеется??? Интересно, надо бы не забыть и расспросить поподробней хозяев!

    Но вот своих квартирантов, находящихся на свободной охоте, мне так и не удалось увидеть воочую, а ведь девочка-то может, так почему у меня не получается.

    Есть место для торга и общения.

    А вот и проказница. Что-то несёт. Так, а следом ещё парочка, включая и самого барона, который тоже делает вид, что только официантом тут прирабатывает. Чего такой довольный? Вон как скалится…

    — Я ненадолго, — поставив блюдо с мясом, проговорил Шварц. — у меня пару известий. И отдыхай. Насчёт алтаря в храме святош договорились. На завтра. Вычислили двоих из гильдии соседей. Живут в городе. Озоруют, но в пределах дозволенного. Видно, ты прав, и у них тут место для отдыха. Их уже ведут люди Косого.

    Я тут же вскинулся.

    — Дай команду, чтобы без нас брать их и не думали. — подумав немного, сказал я.

    — Зачем? — не понял барон. — да и опасно это.

    — Есть причина и она личного характера.

    — Личного? — удивился барон. — ладно скажу. Северянин выходил на связь с Косым. Его отравить пытались. Но умер почему-то сам начальник охраны. Наместник в шоке. И ещё… Йен передавал. Нас искали и, вроде, по указке наместника. И да, трактирщик в шоке от полученных денег. Спрашивает, что с ними делать. Человек от него тут. Что передать?

    Я прикинул и так и этак.

    — Если завтра время будет, то надо будет к селу пробежаться.

    — Зачем? — спросил барон, строго смотря мне в глаза.

    — Надо. Я тебе уже говорил. Для похода в катакомбы.

    — Ты чего бледнеешь-то на глазах? — вдруг испугался Шварц.

    Оп-па!! А манна то уменьшается и быстро и силы на исходе почти.

    — Я же тебе говорю, что нездоров. Видно перенапрягся в гиблых землях, да ещё и это принятие клятвы…

    Я потянулся к куску мяса, а барон тут же набухал мне в бокал вина.

    — На, выпей, может полегчает. Может, поспишь просто? — спросил он. — А ты ещё, я вижу, на свою наложницу позариться сегодня собираешься.

    — Ну не всё же тебе сладким питаться, Тинку то уже успел помять? — усмехнувшись спросил я.

    — Кто ещё кого успел, — устало упал, в расположенное рядом со столом кресло, Шварц. — выжала как лимон. Вот же у неё энергии, и опыт не пропьёшь, как ты часто выражаешься.

    — Это да! Опыт это всё! — рассмеялся я.

    Расход манны пришёл в норму, вино, и правда, видно немного помогло, но вопрос с кошаками надо бы решать.

    — Тут ещё одно. Там от Учителя прибыл человек.

    Я воззрился в лицо барона.

    — И, чё?

    — Передал, что обнаружили у торгашей при попытке перехода границы, но не то, что искали. Детей у них нет.

    — Ну, как мы и предполагали. — сказал я.

    — Да! Но спасибо всё равно передали. Что-то серьёзное обнаружили. Мастер говорит, что ещё не скоро прибудет в баронство к своему ученику.

    Я пожал плечами.

    — Как мы и предполагали, нам со всем придётся разбираться самим.

    Барон соглашаясь кивнул.

    — Что с Северяниным делать будем? — спросил Шварц.

    Я устало прикрыл глаза.

    — Давай, я вначале отдохну, — потом хитренько бросил взгляд на друга, — и душой и телом и кое-какие моменты просвещу, а все проблемы отложим на завтра.

    — И последнее. Косой от нашего улова в шоке, столько шкур и требухи яксов никто и никогда из-за речки не притаскивал. Охотники, которые встречали нас со всеми, тоже в шоке, и слёзно просятся следующий раз с нами!

    — Отказывать глупо. Как там Высший говорил, что помощь на тех землях, хоть от кого, это благо! — усмехнулся я. — ты-то как? Всё-таки крови из тебя изрядно высосали.

    — Да ничего, вроде. Главное — обильное питание, а для работы сердца очень полезно общение с Тиной. Но насчёт Северянина подумай. Его, вроде как, назначили пока вместо начальника стражи. Но наместник подозревает в гибели своего подвижника, естественно, эту непонятную для него фигуру.

    Я отмахнулся.

    — Да договориться попробует. Он не воин, а вот Северянин уже показал, что даже намёка в свою сторону, терпеть не намерен и бьёт в ответ точно, быстро и смертельно. Потому, я бы сам, на месте наместника, просто постарался договориться, тем более всем известно, что Северянин не слишком щепетилен в вопросах чести и от взятки никогда не отказывался.

    — А ещё он передал, что те купцы, что на нас наместнику пожаловались, едва на карачках к нему приползли. Деньги совали, чтобы как-то нам передать.

    — А они-то как узнали, что у нас с трактирщиком какие-то общие дела? — не понял я.

    — А чего тут сложного? — усмехнулся Шварц. — все уже занют КАК мы там отдохнули и про потраченные пятьдесят золотых за ночь тоже все уже знают.

    — Вот же гадство.

    — Ну почему, гадство? Деньги-то оставили. Представляешь, какой шок испытал Йен? Вначале подарок от Косого, — я, улыбнувшись, выгнул бровь, как бы подстёгивая барона к продолжению рассказа.

    — Ага! А потом купцы ещё две тысячи золотых принесли. И слёзно просят помочь.

    — А мы-то тут причём?

    — Так они на нас жаловались наместнику через начальника охраны, а тут резкая гибель последнего, а вместо него к власти в охране города приходит Северянин. А мы по слухам живы, дальше объяснять надо? Да ещё и весть о том, где и у кого мы на постой встали. Тут все и испугались, а эти два дурака больше всех. Кент привет передавал. На Суча выходил. Горн разобрали и, короче всё ломают, но аккуратно. Ждёт тебя. А мне лично привет его сестра передала!»— похвастался барон.

    — Вскружишь голову дурёхе, и я тебя кастрирую! — погрозил я ему. Не вздумай! О друзьях подумай.

    — Да знаю, да и после Тины особо ни на кого не тянет. Но приятно, всё-таки! А всё, потому что я умный и красивый!! — барон принял горделивую позу в кресле.

    Я рассмеялся, вспомнив анекдот про обезьяну.

    Рассказал!

    Посмеялись от души.

    Так, вон очередная партия блюд и, как видно, заключительная. Стол и так ломится.

    — Всё! Меня до утра не кантовать, пока сам из комнаты не выйду. — сказал я Шварцу.

    — Не сотрись! Девочка-то с темпераментом. И как только к тебе перешла в подчинение, так сразу такая наглая сделалась. Тина там ей что-то замечание какое-то хотела сделать, но слова в горле словно застыли, будто что-то очень страшное увидела. Так что, осторожней с ней. Странная она какая-то — тихо шепотом напоследок предупредил меня Шварц.

    Эх, Барон! Знал бы ты, насколько прав!!! Вот только я пока не спешу все рассказывать другу о своей новой подружке.

    Перевожу взгляд на застывшую посреди комнаты фигурку девушки.

    — Раздевайся и прыгай в постель, — командую я — поговорить и поесть мы и потом можем, а кувыркаться на полный желудок это извращение.

    И пока я любовался, как аккуратно и медленно, явно рисуясь, девчушка снимает с себя кучу одёжек, почувствовал как по телу пробежали огненные фантомы. И тут же отбор манны прекратился.

    А потом, вначале, такой чувственный танец в исполнении опытной красавицы, а затем, немного позже, я просто вырубился…

    Глава 2

    Не, ну умеют ребята веселиться! В соседней комнате, при входе в лучший кабинет таверны Йена, на полу, с заломленными за спину руками, лежали два подручных Северянина — стражника города.

    А вот в так, нам со Шварцем полюбившейся комнате, на коленях, с приставленным к сонной артерии мечом, стоял их начальник. Пока начальник, а возможно, что и потенциальный труп.

    Как и предполагали, северянин выбрал, конечно, вариант посещения Йена. Всё-таки деньги это худшее зло, в сравнении, даже с женщинами. Красивыми женщинами. В комнате, кроме меня и Шварца, больше никого. Йен с Косым недавно вышли.

    Что говорить — мышеловка захлопнулась мгновенно. Немного шума было в то время, когда вязали помощников главного стражника и то, из-за того, что мы с бароном не принимали участия в этом веселье. Нам более содержательная беседа предстояла, к тому же, стол накрыт. Вино подавали остывшим. А кабанятина приятно парила, источая убийственный запах.

    Косой, прикрываясь, что-то сунул Йену в руку, когда нагрянул Северянин. Как потом объяснил Шварц, спорили, куда вначале стражник направится. За деньгами или к женщине? Выиграла жадность и стяжательство.

    Вот теперь лицезреем, удивлённо — расстроенное красивое, мужественное лицо сильного воина. Даже и тени страха нет в его взгляде. Просто, видно уже прикидывает, как будет нас головой в землю забивать ударами по заднице. Но пока, увы, не дёрнуться. Хоть я и снял путы плетения «паралича». Меч, уверено обхваченный рукой Шварца, как-то не предполагал резких движений. А снял я плетение только с одной целью — поговорить.

    Шварц, молча смотрел в лицо воина, и, видно, всё больше убеждался в правильности первой его мысли, просто прирезать это сложного, несгибаемого человека, иначе если ошибёмся, на пути к праотцам окажемся уже мы.

    Йен, получив команду подготовить встречу для северянина, всё сделал, как надо. Единственное, сразу предупредил, что если не удастся договориться с воином, его надо в любом случае кончать. Это было требование трактирщика и мотивировал он это тем, что северянин унижения не простит. Как тем, кто это в отношении его допустил, так и тех, кто присутствовал при этом или просто был как-то к этому унижению причастен.

    Самое смешное, что, по-видимому, стражник понимает, что влип, и что выйти ему живым сегодня из таверны можно будет только в одном случае — если он согласится на наши требования, которые пока ни я, ни Шварц ещё не озвучивали. Шварц молчит, молчит и воин, и только бесстрастно и бесстрашно смотрит в глаза барону.

    Похоже, что пацан немного дрогнул.

    — А не плохо вы смотритесь, словно король своего придворного в рыцари производит — с ленцой в голосе произнёс я, разрывая, наступившую с уходом трактирщика и главаря из кабинета тишину. — Кстати, мясо остынет! — потом Шварцу, — Не хочешь пригласить достойного человека к нашему столу? Пускай присоединяется к нашей ранней трапезе. Все-таки нам сегодня пришлось вставать рано.

    Я уже решил. Если дёрнется непонятливый, обидчивый потомок северных варваров, то и останется на этом полу подыхать. Тогда уже лупану по нему не заклинанием святош, а его боевой производной от Хэрна. Оставлять такого врага у себя за спиной чревато!

    — Если договоримся, то всегда можно повторить и исполнить по новой, эту скульптуру. — Потом посмотрел в глаза северянину… — умный человек всегда поймёт, что для него благо, а что ведёт к погибели и сможет управлять своей гордыней.

    Шварц, нехотя убрал меч с плеча воина, и уверенным движением вернул его в ножны.

    Повернулся к стражнику спиной.

    Это самый опасный момент был. Если нападёт — придётся убивать. И так же, молча подошёл к столу, причём выбрал кресло напротив с меня.

    Так и оставаясь повёрнутым спиной к Северянину…

    Опасный момент. Всё-таки, разоружить стражника так еще никто и не удосужился.

    Сейчас решается многое. Для него — жизнь, а для нас — будет ли в баронстве сильный начальник стражи, или придётся искать на эту ответственную должность другого.

    Шварц, словно не замечая ничего, потянулся к бутылке, стоящей на столе, но немого в стороне от него. Взглядом спросил у меня, типа, наливать?

    Я коротко кивнул, не сводя при этом взгляда с воина, который не спешил ни нападать на барона, ни вставать с колен, ни выхватывать оружие. Да и заводить с нами разговор, он тоже почему-то не решался, или просто не спешит. Не принял решение, как с нами себя вести? Возможно, но видно, что на него произвело впечатление это мгновенное задержание его и его людей.

    Вот и первое движение.

    Так, ногу поставил. Теперь в коленоприклонённой позе стоит, причём на одном колене и голову опустил, словно молится.

    У меня от напряжения даже пальцы на руке подрагивать начали. Кто его знает, что у него в загашнике есть? Нет, что мы его с бароном в состоянии грохнуть, это понятно, но не понятно, что у него есть из защиты от магии. Может, есть какая-то приблуда, которую до этого момента он не успел активировать? И тогда всё может произойти. Но то, что он о нас уже наслышан, тем более получил информацию из первых уст, так сказать, высшего чиновника баронства, понятно. Прав оказался Косой — чем-то наместник смог его купить.

    Рывком вскочил на ноги.

    Я еле удержался, чтобы вновь не долбануть по нему заклинанием. Да и Шварц слишком уж спокойно сидит, все его движения какие-то слишком текучие. Представляю, как ему даётся это видимое спокойствие.

    А что северянин?

    Видно, всё-таки провоцировал, и удивлён нашим, внешне спокойным видом.

    Качнул головой. Ухмылка на лице.

    Увидел, что Шварц наполнил именно три кубка. И сделал шаг к столу.

    — Надеюсь, мои люди не пострадали? — присаживаясь и демонстративно снимая через голову превязь с мечом и откладывая его в сторону, спросил стражник.

    Я пожал плечами. Тоже, как бы, с ленцой.

    — Если даже пострадали немного, то не смертельно и без особых увечий. Сейчас их напоят до поросячего визга в рамках наших извинений, ну и для них, думаю, мы выделим небольшую сумму золотом, чтобы вы им ее вручили. Давать напрямую, считаю невежливо, всё-таки это ваши люди. — произношу я.

    Кивок в качестве согласия и поворот головы в сторону Шварца.

    — И чем обязан такому навязчивому, близкому знакомству?

    Изящно, ничего не скажешь, пара слов и чувствуешь себя немного испачканным в говне.

    Чувствую, что Шварц немного не в своей тарелке, теряется рядом с таким прожжённым и опытным интриганом и воином. Куда уж ему с ним тягаться!

    Ну, что же, придём на помощь другану:

    — Зачем портить трапезу? — Улыбаясь, произнёс я. — Давайте, вначале отяжелим свои желудки, и тем самым немного притопим желчь. У нас тоже есть к вам вопросы, но почему-то от простого общения с нами вы отказались.

    — Мордой лица пока не вышли, чтобы мне тратить на вас своё время. — всё-таки он потянулся за наполненным кубком.

    Я так прикинул. Сидит в стороне и от меня и от Шварца. Даже если сделает попытку наброситься, что на меня, что на Шварца в процессе разговора, то успею его обездвижить. Руну «паралича» я уже давно успел подготовить, именно на этот случай.

    — Ну, вот вы так плохо о нас думали, потому и попали в столь щекотливую ситуацию. Согласитесь…

    Крыть варвару нечем.

    — Я хоть и северянин, но дворянин. — Многозначительно сказал стражник.

    Я безразлично пожал плечами.

    — А нам то что, — усмехнулся я, — нам, что дворянин, что попрошайка на паперти. У нас, увы, пересеклись с вами интересы. И вот кульминация. Вы сами упустили возможность с нами просто договориться и обсудить проблему. Вы от неё попытались просто отмахнуться, и как итог, она вас сама нашла, причём в не лучший для вас момент.

    — Вы столь уверены в своих силах? — упрямо спросил воин.

    — Не столь уверены. Если бы были уверены полностью, то с вами бы не разговаривали, а ваш труп уже, где-нибудь на дне канализации, обгладывали голодные крысы. Но мы помним добро, потому у нас сейчас идёт разговор. Я знаю, что вы в курсе, кто мы, во всяком случае по нему — я киваю в сторону барона — кто я — для вас секрет. Но это не важно. Я тут просто как друг барона.

    — Барон? — напускное удивление на лице стражника. — Тут в этом баронстве уже семьдесят лет барона никто и никогда не видел, — усмехается северянин. — но в одном вы правы. Договариваться придётся, потому что мне не хочется вас убивать. Из-за него придётся терять работу и вновь становиться бродягой. А мне тут жизнь понравилась, и есть ещё одна причина, по которой я не хочу покидать эти места.

    Я согласно киваю.

    — Причина красивая, не спорю, — улыбнулся я — и спасибо, что не желаете нашей смерти.

    Уже в ответ приходит улыбочка от северянина

    — Я не говорил этого. Я не говорил, что не желаю вашей смерти. Я ясно выразился, сказав, что мне не хочется вас убивать.

    В этот момент, с соседнего столика, на котором Йен оставил вазы с фруктами, в сторону Шварца метнулся фрукт, похожий на апельсин. Всё так же молча, невозмутимо, Шварц принялся снимать ножиком с него шкурку.

    Сморю, а уверенности то в глазах стражника, реально поубавилось. Его, видно, нервирует тот факт, что с ним не желает, по какой-то причине, вести беседу малолетний барон. Пускай пока не признанный. А вместо него нагло, как равный ведёт беседу с ним, опытным бойцом и наёмником, непонятный юнец. А тут ещё и такое…

    Теперь уже в полёт убывает початая бутылка вина. Ну, не хотелось мне тянуться за ней через весь стол. Я столь тяжёлые предметы пока контролирую не очень, но сейчас, видно, на душевном подъёме, всё у меня получилось со стороны легко.

    — Ещё по капельке? — невинно спросил я стражника.

    Мужик, видно, реально завис, от открывшихся ему фактов, а также, он видать понял, что так просто отпускать его никто не собирается, если нам не удастся договориться. Раз мы не афишируем нигде, что мы маги, а тут так наглядно демонстрируем свои способности. В общем, делайте выводы сами, но ясно одно, что в этом случае он просто обречён.

    Ага, вон какой угрюмый сидит…

    К кубку так больше и не притронулся.

    — Что вы оба от меня хотите? — наконец-то задал он прямой вопрос.

    Шварц всё так же, почти безразлично, вкушает очередной прилетевший, и в этот раз очищенный от кожуры с помощью магии, плод, чем вызвал еще большее смятение на лице варвара.

    Я же, вздохнул тяжко, понимая, что этот трудный разговор вести до конца придётся мне и произнёс:

    — Клятвы на верность.

    Наверное, если бы я сейчас превратился в дракона, то не столь сильно бы удивил Северянина, как своим заявлением.

    — Клятвы на верность? — удивлённо, если не изумлённо переспросил стражник.

    Потом вновь кинул взгляд на безучастного к разговору барона и спросил:

    — Кому?

    Я же, молча, кивнул в сторону Шварца.

    Северянин, офигевший, видно, от нашей, вернее, моей наглости, потянулся к кубку.

    Несколько глубоких глотков. Ладонью вытерты полоски пролившегося вина. Потом его злые глаза уставились мне точно в переносицу. В глаза не смотрит…

    — И что я с этого буду иметь? — спросил он.

    И тут я понял — сейчас нас будут убивать!

    Вопрос так, для отвлечения.

    А потому, тут же кидаю на воина заготовленное заклинание, разряжая подготовленную руну.

    Застыл… глаза выпучены… вздохнуть не может…

    Я же, словно букашку, его рассматриваю.

    Ломать его надо, а то потом одни проблемы с этим ненормальным будут, да и без клятвы на крови в этом случае никак. Одного вассалитета, увы, будет мало. А потому, опять где-то искать, либо жертву, либо опять подходящий храм с молчаливым привратником…

    Но тянуть нельзя, а то ведь точно задохнётся.

    — Жить будешь…, возможно хорошо. Если согласен моргни… подряд три раза, если нет, то прощай! Итак…

    Наверное, с минуту держался, а вот потом, поняв видно, что сейчас сдохнет, быстро заморгал.

    — Ах-хо-ха, — кашляет, упавший со стула на пол у стола, заносчивый начальник охранки.

    Что же такое предложил ему наместник, что он так не желает идти у нас на поводу. Странное дело, но чувствую, сейчас мы всё об этом узнаем.

    Проняло вояку конкретно.

    Понимаю его. Недавно сопливая девчонка дала мне почувствовать, что такое полная беспомощность, и так же мне было нечем дышать. Хотя, наверное, заклинание Хэрна действует жёстче.

    Я, молча, налил в кубок Северянина вина и протянул ему, лежащему на полу.

    Взгляд на меня затравленный, и видно, как в глубине глаз зарождается животный страх. Вот так реакция у него на меня!

    — Выпей и поговорим. — Предложил я.

    Кочевряжиться стражник не стал. В два глотка осушил кубок, успокоился, вот только страх, при взгляде на меня, из его глаз так никуда и не ушёл. Ничего, договоримся — привыкнет. И стоит наверное, защиту от таких заклинаний подготовить. Есть, я знаю, и Хэрн рассказывал, как её делать, вот только, времени пока нет. Да и вопрос, хватит ли мне на такие артефакты умений?

    — Хватит у нас в ногах валяться! Успокоился?! А теперь выпьем и поговорим. Думаю, у нас теперь есть много тем, которые стоит обсудить… — жёстко проговорил я.

    Пускай привыкает! И чё, что он северный варвар и они не любят терпеть над собой власть? С этого дня будет один господин на всю оставшуюся жизнь, который всё никак не наберётся сил вступить в наш разговор…

    Ё! Ещё и его из ступора вытаскивать? Ну уж нет, хай теперь сам разбирается со своим будущим подчинённым. А я отдохну, поем и со стороны за этим бесплатным цирком посмотрю!

    * * *

    — … Так говоришь, наместник думает сделать на нас заказ соседям? — удивлённо смотрю на притихшего, словно мокрого воробья, сидящего на жёрдочке, Северянина.

    Ну и дела!

    — Он что, с ума сошёл? Если граф узнает, он же всю его семью под нож пустит!

    Северянин как-то совсем сник. Хватило ему с лихвой, чтобы язык развязался.

    — Не понимаю, он что, реально, идиот, в такие игры решил поиграться?

    — Убивать не хотели, — через силу произнёс он, — я, так вообще, весь этот расклад под вино у его секретаря выудил. Та ещё гадина, любит за чужой счёт и выпить и с девками покувыркаться, да не абы где, а в самом дорогом салуне. Там и девки чище и еда изысканней. А когда понял, во что меня пытаются втянуть, то и вовсе решил бежать. Да, куда? Эльза от сыновей уезжать не хотела, да и родители тут у неё и дом неплохой от мужа достался. Я пока так и не дал ответа наместнику. Только время попросил, подумать.

    Молчание. Мы с бароном переглянулись.

    — Соглашайся. — впервые раскрыл рот Шварц. — Так же нагло и бесцеремонно требуй, чтобы выдал весь расклад и про оплату не забудь. Доводы ты слышал — возможная месть со стороны моего отца. Потому, смотри, не продешеви. Всех, кто будет замешан в этом деле, через тебя должны знать и мы. Держи связь через Косого. Найди с ним точки соприкосновения, которые бы не вызвали подозрения у наместника и его людей. Тебя уже утвердили в должности начальника стражи? — спросил он.

    Северянин покачал головой.

    — Только временно. Не утвердят, пока я ответ не дам. Я большую часть, что сам додумал, что у секретаря вытянул. Сам наместник только намёками на эту тему разговаривает. Но понять, о чём разговор, можно. Так что, соглашаться? — удивился он требованиям Шварца.

    — Притом не забудь, нельзя выходить из образа лихого рубаки и человека очень любящего деньги. Вечером сегодня или завтра организуем очередной поход в храм. Ну, для тебя-то это будет в первый, и надеюсь, что в последний раз. А потом начинай присматриваться к своим стражникам. Кто вызывает доверие приближай к себе. Тех, кто ведёт себя двояко, ставь в будущем, либо на ликвидацию, либо просто выгоним в шею. Сделаешь всё, как я сказал — награжу. Ты тут обмолвился, в начале нашей беседы, что ты дворянин, но ты дворянин там у себя на севере. Тут ты никто и зовут тебя никак. Ведь, как понял, канцелярия Императора не подтвердила твои притязания на дворянский титул?

    Стражник со вздохом покачал головой из стороны в сторону.

    — Вот видишь. Нет. И поверь, без сюзерена, который впряжётся за тебя, тебе ничего не светит. Единственно что, в армию пойти и там с десяток лет отдать службе. Тогда, может быть, и получишь личное дворянство, которое по наследству передать нельзя, а для тебя такой вариант, наверняка не приемлем. Я же тебе обещаю: будешь служить верой и правдой, когда взойду на местный, баронский трон, я о тебе не забуду. И наша поза, при которой недавно мы так близко, как ты выразился, познакомились, повторится, только в этот раз всё будет по-настоящему. И титул я тебе подберу. Зная тебя, и как ты относишься к своему слову, я жду твоего решения, и как наместник, времени на обдумывание я тебе дать не могу. Итак, твоё решение? Об альтернативе твоего отказа, ты наверняка догадываешься.

    Северянин затравленно посмотрел на меня.

    Понимает, что его ждёт, если он сдуру откажется. А что, всё по-честному!

    — А чего тут думать? — произнёс он и неожиданно… Преклонил колено перед бароном, а потом чётко и с выражением выдал обычную клятву вассала:

    — Я, батр клана Высоких Алын, Харвет Малу Асти, признаю право первого приказа барона… — и дальше по тексту.

    Ты смотри, настоящий барт! Аналог барона, между прочим, у нас в Империи. А ещё и клановый. Интересно, чего это он в бега то пустился? Обычно, занимающие такие должности, с Родины без причины не убывают. Кабы, чего не вышло! После принесённой присяги, проблемы вассала — это проблемы его сюзерена. Как бы нам со Шварцем в очередные неприятности не вляпаться, но пока промолчим, да и сам Шварц, наверняка, на этот момент внимание обратил. Вон, как у него в момент клятвы Северянина, брови вверх взмахнулись.

    Всё, вассалитет принят, теперь вечером усилим, вернее зацементируем клятвой на крови, и готовый будущий начальник всей стражи города у нас есть. Ну, а теперь настало время инструктажа.

    Это же надо додуматься, претендента на баронство заказать! Вообще, наверное, у наместника крышу сорвало! Будем стараться её ему вернуть на место, к тому же, у наместника, говорят, три дочери, притом пока ни одна не замужем. Две на выданье, потому что близняшки, а вот третья пока в возраст не вошла. Но наместник не торопится, подбирает для чад достойную партию. Наверное, надеется через замужество дочерей, выбить для потомков дворянство. Возможный вариант, если конечно денег хватит и дамы сами по себе не крокодилы, хотя со слов самого Северянина, достойные девки, во всех отношениях — и фигурка, и умом не блещут, что для мужика настоящего кайф, хотя я сам, всё-таки, больше люблю умных дам. Правда, возможно, тут такой случай и есть, просто девочки умны не по годам и не выставляют на всеобщее обозрение, что они потенциально умнее будущих женихов. А кому такие-то жёны надобны? Возможно…

    — … Все передвижения наместника на контроль. Обо всех его поездках я должен знать. — говорил Шварц. — Все его встречи надо курировать, и хорошо было бы о них знать нам заранее, возможно против кое-кого придётся проводить силовые операции. При любой потенциальной угрозе мне или Гури — быстрый доклад. Сам действуешь только в самом крайнем случае, а так ведёшь себя, как самый верный его последователь. Наместник должен тебя ценить, но запомни — он не дурак, и тоже боится, что сдашь его, потому особо не верь ему на слово, проверяй при возможности любую информацию, прежде чем её передавать нам. Мы, конечно тоже на этом заострим внимание наших людей, но иногда мы будем ограничены во времени, и решения придётся принимать, так сказать, с коленки, по ходу. Комплектуй себе команду, как и говорил Гури. Верных мы отметим и не обидим. От всего дерьма постараемся очиститься. Главный критерий — верность, всё остальное купим или натренируем, даже если вояки из них не очень. Выбирай, время у нас пока есть. Все контакты его с соседями на жесточайший контроль. Не упустить бы момент, когда они договорятся о моём будущем. Тут уже надо будет действовать мгновенно. Но повторюсь, береги себя, ты для меня, да для всех нас, очень важен. Так близко из своих людей к наместнику подвести никого до сих пор не удалось. С командиром гвардии постарайся наладить конструктивные отношения. Любить его я тебя не заставляю, но помни, что возможно в будущем, тебе с ним постоянно придётся контактировать. Если он, как ты недавно, не ляжет под наместника, то, наверное, останется на своей должности. Менять не буду, но всё может быть. Ещё нас интересуют его финансовые дела. Если сам не сможешь получить доступ к этим данным, то найди человека в ближнем окружении наместника, кто в курсе его дел. Сам не пытайся подвести под него путы. Это мы уже сами провернём, главное — укажи нам цель. Меня интересует, как наместнику удаётся постоянно и отцу деньги немалые из баронства слать, и про себя любимого не забывать. Понятно, что купцов грабит, но суммы денег, что крутятся в его руках, говорят о том, что это не единственный канал его обогащения, и когда придётся его брать, то не хотелось бы терять эти каналы. А удастся ли мне наместника заставить работать на себя, бабка на двое сказала.

    Я, как и думал, просто смотрел на действо со стороны, только изредка вмешиваясь в разговор. Но прав Шварц насчёт наместника, хотя Мастер и просил его оставить в живых, но всё может произойти. Меня же, пока, волновал вопрос насчёт пегасов. Сегодня, опять после обеда, рванём к дяде Мики. Нормальный мужик оказался. Как я понял, он и есть тот, кто оставался тут у нас, нашим тайным куратором.

    Меня больше устраивало разбираться с этими мистершмидттами фэнтезийного мира, чем опять рыскать в проклятых землях, в надежде очередной раз найти котят для Шварца. А пегасы, уверен, нас пригвоздят к селу. Если, конечно, нам удастся разобраться, как с ними надо общаться, и что делать, чтобы от этого общения не сдохнуть. Но я надеялся, если честно, на прирученные древние артефакты, впрочем, подобный оптимизм в этом вопросе выражал и сам барон. У меня вообще в фантазиях уже план созрел: вначале приручить пегасов, а потом на них в резиденции наместника приземлиться, и через стражу, не трогая гвардейцев, прорваться в фамильный склеп баронов. Всё-таки это лучше, чем пытаться сунуться в катакомбы, с совсем уж смутным шансом оттуда выйти живыми. Потому я в душе рад ситуации с пегасами. Во-первых, интересная, хоть и опасная, судя по всему, задача приручить этих магических тварей. Но ведь ушастые используют их и ничего. Так что, я, имея столько от эльфийского принца, не найду чем нивелировать опасность, исходящую от животных? Надеюсь, что справлюсь, да и интересно. И привяжемся к деревне. И никуда меня уже не потянут, например, в очередной раз на гуляние за котятами.

    Видя, что Шварц уже, вполне дружески, говорит со своим первым полноценным вассалом, я позволил себе отвлечься.

    Шили пришлось забрать из города, да и смысла тащить её с собой к Йену не было, потому скинули по пути, зайдя на хутор, а вот там…

    Во-первых, стоило только девчонке к хутору подойти, её отчего-то трясти начало, и я тут же проверил пространство на наличие нежити, и каково же было моё удивление, что она выпустила своего визави на свободную охоту. Но ещё более меня удивило поведение нашего квартирного хозяина. Во-первых, он какой-то взведённый и выглядел сильно взволнованным, причём сразу всё внимание своё уделил девушкам. Все-таки Шварц свою секс рабыню тоже подальше от трактирщицы забрал, а то, зная той стервозный характер, можно было смело сказать, что девочкам Тини явно не рада, хоть и сама подсуетилась, чтобы они у нас со Шварцем появились. Так вот, этот мужик, он же сторож, непонятно, что охраняющий, тут же всё внимание стал уделять именно Шили, полностью игнорируя, что нас со Шварцем, что вторую девчушку.

    И делал это как-то уж ненавязчиво и осторожно. Мы тут же со Шварцем убыли по делам, а вот как там дела у девчат, в гостях, непонятно. Оттого и волнуюсь, видя такую реакцию непонятного создания, на которого даже магия не действует, вернее действует, но оно её порождение. Именно магические атаки Шварца вернули его к нормальной жизни. Потому и волнуюсь, потому что, всё-таки Шили мне уже небезразлична, к тому же, есть в ней потенциал, и как женщина, она меня полностью устраивает.

    Так, всё, вроде обсудили, вассал с сюзереном, все проблемы. Порешали, что своим сопровождавшим, которые сейчас в общем зале в пьяном угаре песни горланят, по паре золотых за недоразумение отсыпят. А нам со Шварцем опять к его дяде переть. Все-таки через два дня встречать посылку с погонщиками. А посылка не простая, выжить бы от таких подарков!

    — … как не будет? — удивился я.

    Все планы рушатся! Вот же, гады, вначале обнадёжили таким необычным подарком, а теперь: «извини, парень, такая корова нужна самому!»

    Дядя Шварца только руками в стороны развёл…

    — Граф объяснил, что в вашей школе вцепились в пегасов два преподавателя. Вроде, они эльфы, причём один тёмный, а другой светлый.

    Мы со Шварцем согласно кивнули. Кто же этих двух почтенных магов в школе не знает?

    — Вроде как, решились заняться вашими неудавшимися подарками. — Радостно скалится старик.

    Понятно, с него всю ответственность сняли. Шварц, видно тоже, как и я, немного обижен, хотя, с другой стороны, проблем меньше. Хотя, как посмотреть! Опять у нас руки развязаны для всяких безумств, например, у кого-то в голове уже план созрел — вампиров знакомых проведать.

    Обсуждали по дороге к дяде такую возможность, и я напирал именно на то, что пегасы, ну никак не дадут нам сделать очередную прогулку к ним в гости.

    Барон соглашался, расстраиваясь, а тут…

    Вон, как глаза, предвкушающее, у него загорелись. Только я точно туда более не ходок. Хочет, пускай идёт, а я пас!

    — … там и школьников, отрабатывающих провинности, и не уехавших на каникулы, вроде к ним приставили. Даже говорят, среди них… — понизив голос, заговорщически подмигивая, делится новостями дядя Мики — сама дочка младшая герцога. Что она вообще делает в школе, а не дома, непонятно, но говорят, что за что-то наказана. Не поясните? — нагло улыбаясь, спросил дядя.

    Барон только рукой махнул.

    — А, не бери, дядя Мики, в голову. Мы здесь с Гури, она там отдыхает, и уже неизвестно, кому больше повезло. — Весьма зрело рассуждает Шварц.

    Не хотел бы я в школе наказание отбывать, постоянно находясь под надзором преподов. Тут вон раздолье — твори — не хочу! Да и приключения никто не отменял, к тому же, дамы весьма доступны и отзывчивы, чего не скажешь про город, где школа расположена. Хотя, лично мне, одна особа авансом многое обещала.

    Я грустно вздохнул…

    — Можно не ждать, в общем, обещанного подарка? — спросил Шварц.

    На что дядя, мудрый и опытный, только плечами пожал.

    — Как показывает практика, ни в чём, в этой жизни, уверенным полностью быть нельзя. Удивлён, что к пегасам разрешили допустить дочку герцогини. Как бы чего не вышло. — Сказал он, потом посмотрел на барона и произнёс то, о чём мы и сами со Шварцем догадывались. — Я рад, что эти твари сюда не полетят. Их я и убивать сам не хочу, всё-таки живые существа, и не отпустить их на волю, мало ли что они натворить могут. И вы не попадёте под удар.

    Честно сказать, для меня известия не самые приятные. Опять придётся готовиться к посещению катакомб старого разрушенного города. Теперь уж точно серьёзно надо отнестись к покупке животин. Особенно коровок. Причём, тельных. Тельных и только тельных. Мне молоко их до зарезу нужно. И про зёрна кофе спросить. Не забыть, что Косого, что Йена, может кто из них расстарается найти этот супердифицитный и редкий продукт? Не удивительно, что у эльфы они были, при том, она тогда для меня непонятно так над ними тряслась, а тут вон какое дело. Редкость великая! Теперь понятно её отношение к этим зёрнам, и что-то она тогда говорила, что весьма сложно, даже для них, ушастых, выращивать кусты этого кустарника.

    Вырастить, конечно, стоило бы попробовать. Но как?

    У Йена дела закончили. Дядю посетили. Получив, такие не очень приятные лично для меня, новости, хотя вон, барон цветёт и пахнет и сейчас, вернувшись на хутор после ужина, начнёт наседать на меня, на предмет посещения гостеприимных вампиров. Вот уверен, что сегодня мы с ним разругаемся по этому поводу. Заскочили к Кенту. У него всё идёт планово. Бригада строителей работает. Кстати, суда так и не было, вроде отозвал свои претензии урод, бывший когда-то почти другом этой семьи. Сестрёнка кузнеца снова изводит Суча улыбками, адресованными Шварцу, но барон не ведётся на провокации и правильно делает. Его и на хуторе девушка ждёт, причём безпроблемная и на всё согласная. Обговорили вопросы строительства. Внёс кое-какие изменения в конструкцию горна и поддувала. Исходя из расчёта, попытаюсь сделать контролируемую подачу воздуха для наддува, с помощью магических артефактов. Уж чего-чего, а придумок на этот счёт у меня наработано много.

    К вечеру подгребаем к хутору. Нас провожают Суч и близнецы, но они тут же убывают домой. Суч, видно к Кенту пойдёт, с невестой объясняться, а близнецы мать проведают.

    На хуторе тишь да благодать, дома топится печь. Вроде, начало лета, а всё равно по ночам бывает довольно прохладно. Думаю, нас ждёт неплохой ужин, уж чего-чего, а продуктов на хутор, тот же Суч завёз в достатке, причём разнообразных.

    Встречает нас подружка Шварца. Веселая, и вроде как, под шафе находится. Шварц только бровью от удивления повёл, но ничего высказывать на поведение своей служанки не стал и, тем более, возмущаться. Но дама раскованная и видно, что рада видеть барона.

    Меня же, на удивление, никто не выбежал встречать. Странно…

    Не то, чтобы обиделся, но то, что удивился, точно. Проверять, где там запропастилась дивчина с помощью плетения контроля не стал. Ни к чему это, уж чего-чего, а ревновать я это создание не собираюсь и, тем более, наказывать.

    Помыли руки и нас проводили в столовую

    Всё накрыто. Угощений на роту хватит, столько наготовили. И вон пузатенькие бутылочки стоят, а вот моей проказницы всё так и нет. Странно…

    Ну да ладно, впрочем, и нашего хозяина тоже.

    Барон на меня с интересом посматривает, а вот я всем видом стараюсь поддерживать вид, что всё идёт, как надо, хотя я что-то начал волноваться, всё-таки я знаю, какие у Шили есть умения, а главное охранник, но…

    Но фигура нашего хозяина странная, если не сказать больше и теперь я вспомнил его вид поражённый утром, когда мы с девушками ему, словно на голову упали. Был обрадован, поражён, и ещё что-то неумолимо витало в его взглядах на мою рабыню…

    Ну да ладно, разберусь.

    Ужин прошёл под щебетание девушки Шварца, которая после застолья как-то умело и ненавязчиво так уж сильно, смогла увести барона в его комнату, а вот я в одиночестве продолжал дегустировать потихонечку лёгкое неплохое вино.

    * * *

    — Отдыхаешь? Не помешаю?

    Спокойный голос вывел меня из состояния полудрёмы. Пора уже в люлю, да и всё-таки найти, куда запропастилась моя собственность.

    Я перевёл взгляд на нашего квартирного хозяина. А с ним какие-то неуловимые изменения произошли. Его от живого человека уже вообще не отличить. Помню, как он по первости выглядел. Не то, чтобы стопроцентный зомбяк, но что слишком бледный, это точно. А теперь, смотри-ка, мужчина-красавец в расцвете сил! Только для антуража пропеллера не хватает и кальсон, как у Карлсона.

    Но я отвлёкся, кстати, о чём я там размышлял? Вроде как, о Северянине. Полным именем назвался, а это доверие, причём для варвара самое сильное. У них поверье, что зная истинное имя человека, можно им управлять. Сомнительное, конечно, утверждение, но вот пожив тут, я уже научился ничему не удивляться. В мире, где есть магия возможно всё. Любое чудо, в нашем понимании, или невероятное зло. Всё может произойти и виной всему магия.

    А вот и подтверждение моих слов. Стоит скромно, глазки потупил. Не удивлюсь, что на мою Шили рот раскрыл.

    Как раскроет, так и захлопнет. Не магией, так мечом его немного укорочу.

    — Ждёшь свою девушку? — спросил неживой-немёртвый.

    Я скосил взгляд на говорившего. Ого, волнуется чего-то. А я?

    Да, наверное, спокоен, но всё-таки это моё имущество.

    Охренеть! Охренеть, как я запел! Имущество! С ума сойти. А возомнил себя настоящим рабовладельцем. Хотя, признаю, интересное чувство. Не собаку себе завёл из живого, а настоящего живого разумного, человека. Притом, приятного во всех отношениях. И что-то мне подсказывает, что сейчас у меня эту собственность захотят забрать. И ловлю себя на мысли, что мне неприятен сам вопрос.

    Я что, так вжился в этот мир, что уже оправдываю рабство?

    А ели честно, то наверное, да. Ведь с Шили я так пока и не снял рабский ошейник. И всё себе объяснял причину этого факта просто тем, что надо немного перевоспитать девочку и она на меня первой напала. Она опасна. Но это ведь бред. Можно было её возле себя держать и без этого поводка, дав свободу. Захотела бы выбрала меня и осталась. Нанялась служанкой и получила бы взамен мою защиту, но ведь на выходе я так почему-то не поступил? Интересно, что со мной происходить начинает?

    Видя, что я не спешу ему отвечать он произнёс:

    — Она в моей комнате. Мы всё это время, с самого утра, разговаривали и оторваться не могли. Я знаю о её тайне, и кое-что и другое знаю, о чём она даже не догадывается.

    Он посмотрел на меня своими водянистыми глазами, в которых неожиданно плеснула такая жажда жизни, что мне стало как-то не по себе. Но основное в его словах я уловил.

    «Кое-что и другое знаю, о чём она даже не догадывается» — не догадывается она и, вероятно, он имеет ввиду, что и я не понимаю с чем связался. А что девочка со странностями, это и так понятно. Интересно…

    — Да ты, хозяин, садись, всё-таки это я у тебя в гостях, а не наоборот, а то ведёшь себя, как на именинах. Что ты имеешь в виду, говоря, что она о себе сама не догадывается? Не догадывается кто такая, или всё-таки что такое?

    О! Вон как глазами на меня стрельнул, видно я сам того не желая, попал определением в точку.

    — Странное переплетение нитей судьбы и как результат, — он все-таки уселся на стуле за столом. Потом глянув на кувшин с остатками вина, накапал себе маленько в кубок.

    Сделал глоток и продолжил:

    — Эльфийская кровь, земли с высокими эманациями смерти. Кровь родителей, где отметились чёрные орки, это не эти милые создания, что сейчас на земле обитают. Это были страшные создания. Да, наверное, они и ещё где-то существуют. Вроде, и родственники эльфов, но что с ними сделала враждебная магия, одним богам известно. Но крохи памяти крови в родителях хватило, чтобы получилось такое. Скажу просто: я немногое помню, но помню, что многие маги пытались, хотя бы что-то рядом в своих опытах над разумными получить, а тут просто мать природа сама сподобилась. Она якорь для таких созданий, как я, в этом мире. И самое необыкновенное — у меня могут появиться дети от неё!

    Ох, да ни хрена себе, заявочка!

    — Сейчас большую её силу ошейник удерживает и хотя это жалкое подобие древних артефактов, но факт остаётся фактом — он внёс свою лепту в её развитие, как якоря. Она стала из-за того, что столько лет носит его не снимая, сильнее противиться его воздействию, и сдвинула своё развитие в сторону тёмного искусства.

    Капец… и эту бабу у меня уводят. Ведь понятно и так, что сейчас пойдёт торг. Вначале, чтобы из рабства освободил, а потом и чтобы отдал, вернее оставил. А как же я? Я же лучше!!!

    Хотя, а что, собственно, я могу ей предложить, если она останется со мной? Уж точно, что она станет в будущем моей женой и матерью моих детей, наверное, вряд ли. Просто её периодически иметь это одно, а вот иметь совместных детей… Да, она не виновата, что столько лет изображала для всех подстилку, но ведь мне, да и любому, от этого легче не станет. А тут, вроде, и любовь и семью предлагают. Да тут целый симбиоз будет. Она не простая штучка, он с закидонами. Страшно подумать, что из себя их возможные дети представлять будут. Но то, что отдам — это я уже решил, а вот теперь только в торге не продешевить. Что он нам по ушам плёл, что ничего не помнит из своей жизни, и так понятно. По принципу — меньше знаешь, крепче спишь. Он нас просто пожалел, а вот теперь мне надо решить, что же с него стрясти за такой подгон. И, наверное, ништяками, полученными от него, я вряд ли буду делиться с бароном. Хотя, смотря, что нам подгонят.

    — Ваши выводы весьма интересны, уважаемый, но только я так и не услышал никаких предложений.

    Тот удивлённо смотрит на меня.

    — Вы мне её отдадите? — изумлёно смотрит на меня, — После всего, что я вам тут насчёт неё рассказал? Она же ценность!

    Я усмехнулся.

    — Понадобится для дела, я знаю, где её нужно искать, да и о подробностях будем знать только вы и я, даже девочке о себе не стоит знать столько. Она-то не прочь с вами связать судьбу? — задал я, думаю, что главный вопрос. Давить на девчонку я бы не хотел.

    А вот тут паря то и стушевался.

    Не понял, он что, её так и не…

    Вот же, воспитанное мне «оно» попалось!

    — Так ты хоть предложил ей остаться у тебя? — спросил я.

    Он покачал головой.

    — Нет, я постеснялся. Но ей и её другу со мной хорошо. И она это чувствует. В начале-то она как-то уж терялась и какая-то скованная была, но потом я её покормил и мы разговорились, недавно только закончили. Она от выпитого осоловела немного и задремала. А я, зная, что вы уже дома пошёл сюда. Хорошо, что Шварц с девушкой у себя занят. Им есть чем заняться. Чем и я любитель баловаться. Но только с другими женщинами у меня оставить потомство, шанс равен нулю, а вот девушка твоя — это отдельная история. Я прошу, она ведь пока твоя раба, ты её не освободил и для меня это шанс. Ты можешь ей приказать со мной остаться хотя бы на время. Но вот сам я, как ни крути, хоть ты мне её подаришь, как рабу, ошейник не сниму. Хоть и подделка, но он меня не признает, как хозяина, никогда. Я понимаю твой скепсис, но у меня есть, что предложить взамен на эту услугу…

    Я усмехнулся.

    Торг!! Ну, ты паря, попал, даже не представляешь как!

    — За эту услугу, а за остальные?!

    Он опешил.

    — За какие? — не понял он.

    Ну, а теперь пошёл развод:

    — Начнём с того, что вы, уважаемый, хотите лишить меня законной любовницы. Я, как и барон, и, как и вы, в частности, тоже любитель женщин, и тем, чем сейчас занимается Шварц у себя в комнате со своей девицей, тоже не против заниматься. Это раз. Согласитесь, что забирать у меня женщину, с вашей стороны, это наглость!

    Тот только скривился.

    — Снять рабский ошейник, это два. Да, не трудно, согласен, но зачем мне это, скажите на милость? Ну и третье, я ещё и приказать ей должен, чтобы она с вами в связь вступила, причём с возможностью забеременеть. Это уже и вовсе наглость! Вот я и спрашиваю, а чем рассчитываться то будете, уважаемый?

    Прострация у мужика.

    Я же чувствовал себя просто сволочью.

    — Золото пойдёт, в качестве оплаты? — спросил он меня. Причём столько презрения было в его голосе.

    Я усмехнулся.

    — А зачем оно мне нужно, уважаемый? Золото — это проблемы, а их у нас со Шварцем в последнее время и так хватает. Зачем усугублять? К тому же, я без проблем могу найти, если припрёт, почти любую нужную мне сумму. Так что, такой вариант в качестве оплаты моих услуг отпадает.

    Уважения добавилось. А ведь не дурак, вон как оскалился. Улыбается, ну что же, видно сейчас начнётся фаза настоящего торга и настоящих предложений.

    — Я видел — начал он, — что ты, как-то смог понять, что происходит со мной, когда на меня действует магия. Так?

    Я кивнул.

    — Увы, но наши со Шварцем эксперименты не дали ничего, ну почти. Я ждал от подсмотренного заклинания большего, намного большего! — произнёс я.

    Ухмылка на лице нашего хозяина стала ещё шире.

    — Вы ошибались в главном! — он победно посмотрел на меня.

    Я выгнул, как учили правую бровь. У меня этот фокус, именно так, лучше всего получается и подумал про себя:

    «Ну, удиви меня…»

    — Это не плетение, не заклинание, не подготовленная руна. Я знаю, ты рунный маг. Особые у тебя силы на этот вид магии тренируются. Так вот, — он, улыбаясь, смотрит на мою обескураженную физиономию и припечатывает, — Это умение. Сталкивались когда-нибудь с таким видом знаний и способом его передачи?

    Я, прикусив губу, согласно кивнул. Как же, сталкивался, конечно. Вон, до сих пор, этим умением деньги на проживание зарабатывали со Шварцем. Я статуэтки из подобранных камней делал, а он их толкал за еду, а в последний раз и вовсе продать смогли, нажив проблем себе на голову!

    — Как вам такой вариант оплаты?

    — Это кот в мешке! — хмыкнул я. — И заметьте, это оплата всего одной услуги!

    — Вы несносны, молодой человек! — раздражённо произнёс «нечто».

    «Главное, чтобы не лох!» — Подумал я.

    А так, просто загадочно улыбнулся. Добренько так. И ласково…

    Пробрало. Видит, что ничем меня не пронять — коснётся, я ведь и опять девочку увезти могу, да и теперь вопрос с жильём у нас не стоит столь серьёзно, как в начале нашего пребывания в баронстве. А вот ему солоно придётся.

    Понимает это он, понимаю это я, и беззастенчиво пользуюсь затруднениями нашего квартирного хозяина.

    — Ты тёмный, я знаю. И тёмный сильный. Очень сильный, — его глаза неожиданно как-то, словно подвинулись ко мне.

    Ого, да он на меня ментально давить пытается!

    Или, не давить?

    Но обломись, дорогой друг, мы и не таких кушали, а вот последнее для меня смертельно, вернее смертельно для него, а вот я сам сорваться могу, и тогда тут всем плохо будет. Всему городу.

    И я об этом хорошо помню.

    Удивление на лице загадочного создания.

    — Даже так! Может, тогда…

    Я вытянул руки вперёд, словно защищаясь.

    — В твою тайну прошу меня не посвящать. Я туда не сунусь. Я ещё жить хочу, к тому же, как бы не был я крут со стороны, я всё же слишком слаб для таких экспериментов!

    Он, как-то расстроено, покачал головой.

    — Жалко! А ведь попробовать стоило. У тебя могло бы и получиться.

    — Получился бы очередной труп. — не согласился я, — а я пожить ещё хочу и у меня обязательств хватает.

    У нас в торге наступило молчание.

    Оно думает, чем меня ещё ему заинтересовать, а у меня в душе совесть борется с жадностью.

    А вот, хренушки! Я, как тот хохол, всё до сэбе… и это правильно!

    — Я немного объясню. Умение непростое и имеет три степени защиты. Первое — это ты можешь наложить защиту от магии на себя, при этом, впитанное защитой заклинание или плетение, преобразуется в манну, которую потребляет твоё тело. Вторая особенность — ты можешь умение использовать и для защиты своих людей. Но тогда манна от заклинаний, которые будут использовать маги против вас, увы, будет идти только на подпитку общей защиты. Вы же сами не получите ничего. Предупрежу сразу: от материальных вещей защита не действует. Увы, но это так. И, наконец, третий — ты можешь защитить от воздействия магии своих животных, пусть это будет ездовой транспорт, или ещё что, кого понадобится быстро защитить. А вот тут эффект уже распространяется и на вас, в виде полученной преобразованной манны. Все три вида защиты использовать не получится одновременно, можно только защитить себя и животных, получая взамен энергию от преобразования заклинаний. По силе защиты скажу так: магией её не пробить, но можно, как ты можешь догадаться не воздействовать на тебя лично или объект защиты…

    То, что магией можно не непосредственно долбить по мне это и так понятно. Рухнет подпиленное магией, рядом стоящее дерево мне на голову, и я уже ничем от него не смогу защититься. Да, много есть возможностей прикончить объект атаки, на него не действуя напрямую. Это понятно. Плохо, что от стрел умение не защитит. И что-то мне говорит, что всякий артефакт защитный, при применении умения, не сработает, как надо. Хреново. А с другой стороны — читерская особенность. Всё-таки магию любую блокирует, да еще и манну, и силы придаёт, перерабатывая заклинание и приложенные на него, силы противостоящего мага. Ты смотри, как-хитро-то размазал умение на три части. Врёт, ей богу, но, наверное, способен разделить умение, коль столь уверенно меня в этом пытается убедить.

    Но если так…

    — Устраивает, — произношу я и, видя радостные всплески в его глазах, добавляю: — На группу защиту мне не надо — пускай сами защищаются, а вот первое и третье нормально, пойдёт. Я согласен, а вот с Вас теперь всего ещё одна оплата, жду, что предложите.

    Есть. Точно рассчитал. Оно неделимое!!! Либо всё вместе, либо никак. Вон, как скривился. А потому, паря, это пойдёт, так уж и быть, за две уступки с моей стороны.

    Кривится собеседник, даже вон, злиться начинает. Но старается держать себя в руках.

    Я быстро произношу:

    — Договоримся сейчас, и я тут же оформлю вашу помолвку. Уверен, я найду слова, убедить Шили стать вам верной женой. Как вам такой вариант? А вот ваше предложение, увы, для меня, конечно выгодное, но никак не закрывает ваших обязательств. Готов простить одну оплату, взяв умения за две проплаты. Но не более. Есть, что ещё мне предложить?

    Нагло, согласен! Но, что делать? Он сам завёл этот разговор и видно, что ему не терпится бабу попробовать. Впрочем, как и мне. Не согласится, ну что же, придётся Шили отсюда уводить к тому же Йену, буду теперь там ночевать, когда в селе оставаться на ночь стану.

    — У меня нет заклинаний или простых плетений магии и даже рун, я вам уже говорил об этом. Но то, что есть в моём арсенале, я могу передать лишь раз. Единственно, защита — она для того и создана, чтобы дорогих мне разумных защищать. Но, отдав вам одно из умений атаки, его лишусь и я.

    Ой, как интересно! Я задумался. Коль говорит, что умений атаки, то это значит, у него их несколько. А потому, не дам ему мне на жалость давить.

    Я пожал плечами.

    — Так в чём, собственно, дело? Огласите весь список, я выберу одно, у вас останутся другие. Вас и так тут боятся. Барон, получив власть в свои руки, прикроет вас от большинства опасностей.

    — Вы уверены, что у него это получится?

    Я хмыкнул.

    — Как выражается один очень уважаемый нами человек: «Ни в чём, в этой жизни, нельзя полностью быть уверенным». Но, заявляю вам как на духу, мы сделаем в этом направлении всё возможное. А если учесть, что мы со Шварцем маги, то можем мы многое. Уж будьте в этом уверены, и с оружием неплохо умеем обращаться, и уже в городе, у нас появились свои люди. Да и сам Шварц вами очень заинтересовался. Будет беречь вас и особенно, ваших возможных детей от любых опасностей. Будьте спокойны, что думать о хлебе насущном, вам больше не придётся. Вам и вашей семье. Сейчас обо всём заботимся мы со Шварцем, когда мы уедем учиться дальше, тут присматривать за вами будет наместник, и будьте уверены, что никак не нынешний.

    Задумался.

    Ну думай, думай, но только недолго. Спать я хочу. И желательно, не один. Не договоримся, что ж останусь без очередных магических плюшек, зато с бабой, причём на всё согласной, да и вообще, во всех отношениях неплохой.

    — Ладно.

    О! Разродился. Принял, видно, какое-то решение.

    — Всего у меня семь умений, заложенных в меня создателями. Защиту вы согласились принять за два пункта оплаты. И это меня устраивает. Из оставшихся, могу предложить следующие умения, но предупреждаю, что только одно из них. Итак, «Ментальный Удар». Это то, чем я гонял отсюда любопытных, когда едва не развоплотился. Спасибо вам, теперь со мной всё более-менее нормально, а с Шили я и вовсе буду всегда существовать. Есть в ней задатки, и развить её умения я ей помогу. Удивитесь потом, какую силу она с моей помощью наберет. Но обещаю, что для вас не будет никакой опасности с нашей стороны. Надеюсь, мы так и останемся на всю оставшуюся жизнь друзьями. Итак. Дальше… сильное умение и нужное для стрелка — «Острое Зрение». Я могу рассмотреть маленькую птичку на крышах даже дальних домов города, столицы баронства, что находится за озером. Можете представить, какое это большое расстояние. Причём, при стрельбе, если у меня был бы лук, я бы удерживал стрелу в полёте, обеспечивая ей стопроцентное попадание в цель.

    Он посмотрел на мою реакцию, но я пока держу на лице маску максимального безразличия, словно ничего из его предложений меня не заинтересовало.

    — Следующее умение называется «Поцелуй Суккубы», — продолжал мой необычный собеседник. — стоит только подойти и, например, поцеловать руку любой женщины, как это принято при приветствиях в аристократической среде, то уже женщина не в силах будет вам отказать, да что там, сама бросится в ваши объятия.

    Вновь взгляд на меня, типа, ну что, проникся? Но мы держим рожу кирпичом, как в том кино моей юности… «огласите весь список, пожалуйста! Так и тут…

    Видя, что я не выражаю заинтересованности на его предложение, он, со вздохом, продолжил. И вот тут я понял, чего он вздыхал, потому что дальше пошли настоящие предложения!

    — Умение «Создание Големов». Как боевых, так и для различных бытовых нужд. Ну, там, чтобы перенести что-то тяжёлое, до ездового голема. Лучшие экземпляры, конечно получаются, сделанные из камня и хорошего железа. Самые простые, деревянные и из песчаника. Вот только, чем совершенней голем, тем сложнее им управлять, и тем больше он требует, как сил, так и манны. Я не пользуюсь этим умением, потому что черпать силы и манну у меня до этого было не откуда.

    Вот это я понимаю, умение. Я о таком даже и не слышал. Что-то мелькало, что коротышки чем-то подобным балуются, но чтобы умение! Интересно, как оно работает?

    Видя, что я заинтересовался, мой собеседник тут же добавил:

    — Это очень редкое умение и сейчас в мире о магических машинах все забыли. Их попросту нет. И…

    Но договорить я ему не дал. Раз уж он озвучил такое умение, то представляю, что у него есть ещё!

    — И что из остальных? — спросил я.

    Молчание, пауза, но не сильно долгая, видно с силами собрался, понимая, что чего-то может лишиться. Хотя, почему не соврёт, что всё? Не умеет, что ли?

    — Следующее умение — «Телепортация». В пределах видимости. Частота использования зависит от силы мага. От этого зависит, сможет ли он переместить с собой ещё кого-нибудь или нет. И последнее — это «Объёмный Взрыв». Тоже применяется на расстоянии прямой видимости объекта атаки. Защиты от этого умения просто нет, но и для мага оно очень затратное. Ущерб огромен, но радиус поражения зависит от того, как раскачен сам маг. Для меня предел, диаметр круга поражения пятьдесят шагов, но я после его применения могу просто не выжить и развоплотиться. Вот так. Смотрю, тебя многое заинтересовало.

    Я почесал за ухом.

    «Бли-н, как же я продешевил!»

    — А ваша защита от такого магического удара спасает? — поинтересовался я.

    Собеседник мне просто кивнул.

    Понятно, от магии вообще, и этого оружия массового поражения тоже. Сильно. Но защиту я уже выбрал и обратно откатить в наших договорённостях, видно не получится. Умение я передать, как понял, уже никому не смогу, оно у меня останется навсегда.

    И что же выбрать то? То, что выбирать придётся из трёх последних умений, и дураку понятно. Но вот, что именно взять?! У меня, от предвкушения, руки трястись начинают. Всё-таки, больше мечусь между телепортацией и големами. Но вот уважить, наверное, хозяина стоит и не забирать самое дорогое у него. Как он там обмолвился, что големами почти не занимается? Но и телепортация, класс какой читер, а последнее умение и вовсе оружие последнего шанса. Может и не раз выручить. Если, конечно, после первого применения выживешь.

    Видя, у меня на лице муки выбора, собеседник мой заулыбался.

    — Последнее умение сильное. Если его развить, то можно стать величайшим боевым магом современности. Если сможете, сразу, хотя бы два раза применить его по войскам противника, то сражение будет выигрываться вообще без кровопролития с вашей стороны.

    Я усмехнулся.

    — Вы мне подсовываете это умение, словно оно вам самому без надобности. — проговорил я.

    Тот немного помялся и ответил всё-таки весьма честно:

    — Так и есть, по большому счёту. С кем мне тут воевать? К тому же, вы обещаете мне в будущем защиту, со стороны хозяина здешних земель.

    Неплохо, вот только, как раз то к этому умению, каким бы оно сильным не было, что-то у меня душа не лежит. Не люблю я воевать. Вот големы, это другое дело, или та же телепортация. Вместо умений, несущих смерть, я бы лучше вон, поцелуй Суккубы выбрал, все бы бабы моими стали, хотя бы на один раз.

    — Как я понял, вашим основным оружием является ментальный удар?

    Тот согласно кивнул.

    — Мне его вполне хватает. Сильных противников нет, а я и не нарываюсь. Телепортировался, посмотрел за противником, опять прыжок и удар. Раньше големов использовал, поставил на входе и всё, никто не пройдёт. Сейчас с силами проблема, потому и пользуюсь только ментальным ударом, в основном, ну иногда ещё и поцелуем дам в постельку себе затягивал. Всё надеялся, что найду что-то на подобие сокровища, как ваша Шили. Ну что, вы определились?

    Я пожал плечами.

    — Была бы такая возможность, как с зашитой, когда и получил умение и оно у вас осталось, а так… — я тяжело вздохнул. — силовое умение мне пока ни к чему, не хочу я ни в каких сражениях участвовать. Защиту вы и так мне даёте, мне бы что-то такое интересное, потому я больше склоняюсь или к телепортации, или всё-таки к умению изготавливать големов. На ваш выбор, что скажете.

    Собеседник задумался. Потом произнёс:

    — Мне бы, конечно лучше, чтобы вы забрали то, чем я в данный момент не пользуюсь, а телепортация для меня основным умением является. Потому, или взрыв, или голем, конечно. Не хотите убивать своими руками — возьмите големов. Умение работает интересно. Чем больше и чаще вы им пользуетесь, тем больше возможностей вам открывается. Тем более, вы маг. Если удастся создать из того же базальта боевого голема, то и, наверное, вам и умение объёмного взрыва не понадобится, во всяком случае, хоть трофеи будут. После взрыва нечего ловить — там всё расплавлено бывает. Ну что, тогда големы? Ваше окончательное решение?

    Так и хотелось сказать, что телепортация. Но не стал наглеть, и так за простую для меня девчонку, которая досталась мне из-за прогиба Тини, и ничего мне, по сути, не стоило её приобретение. Хотя, почему не стоило, она меня тоже интересному умению научила, которому придётся тренироваться, потому что пока в обнаружении тех же призраков у меня не очень-то выходит, если не пользоваться специальными заклинаниями из арсенала школы магии Порядка. Спасибо Бобику. Интересно, как он там?

    Я согласно киваю.

    — Тогда, вначале разговор с Шили, потому что после передачи умений, вам придётся отлёживаться в постели дня два, минимум. И это при самом хорошем раскладе для вас. Скажем, что вы заболели, бывает.

    Я поморщился. А ведь никто не говорил, что будет легко.

    — Ладно, веди. Надеюсь, на вашу порядочность, уважаемый.

    Что сказать? Девочка после сна была явно немного заторможена и долго не могла понять, о чём я с ней пытаюсь поговорить. Пришлось пройтись по ней заклинанием целительским первого уровня, чтобы немного придать ей бодрости.

    А вот когда она поняла, что я от неё хочу…

    — Вы желаете меня отпустить? — с испугом спросила она.

    Я удивлённо смотрю на неё, не понимая, чего она так испугалась. Разве она не мечтает о свободе?

    Но всё оказалось намного прозаичнее.

    Мы же обговаривали как-то эти моменты, при нашем первом откровенном разговоре.

    Она боится, что вновь потеряв защитника, попадёт в рабство и уже к не столь умному и доброму хозяину, как я.

    — … Со мной тебе светит, разве что наложницей быть и служанкой. Сей господин сразу в тебя влюбился, как только увидел. Победила ты его сердце. Он поверенный барона и находиться будет постоянно под его охраной, а потому и тебе, как в будущем его жене, ничего и никогда грозить не будет, да и он сам мужик не промах. Сильный и опасный, поверь мне, я знаю. Его тут в округе все боятся.

    Шили, только нервно покивала.

    — Да знаю я, что его тут все боятся. И я его боюсь. Подумать только, на хуторе жить. Когда ты вчера мне об этом сказал, я вообще на грани истерики была, но вот тут день провела, и правда, очень приятный человек в общении. Он и покормил меня и подружку Шварца, а потом и разговорились. Я ему сама, не понимая почему, всё рассказала, даже про своего друга. Меня пожалел, а тут, получается, и вовсе хочет из рабства забрать и женой сделать. А ему не противно будет, все-таки у меня много мужчин в моей маленькой жизни было?

    Я улыбнулся, как можно теплее.

    — Ему всё равно, что было до вашей с ним встречи. Он уже тебя любит такой, какая ты есть. Я часто буду с бароном у вас в гостях. Девочка барона работает у вас как служанка. Отрабатывает трудом своё жильё и то, что её тут не обижают и кормят. Ну и ты не вздумай её обижать. Так что, ты как, согласна? Снимать ошейник? — Спросил я.

    Согласилась, да и я проверенные фразы кидал. Стоит сказать девушке, что кто-то от неё без ума и любит сильно, и всё, остальное она уже додумает сама.

    Но я ведь не врал, естественно, об основных причинах такого решения не сказал ни слова. Ошейник соскользнул с её шеи мгновенно, стоило мне только послать для этого импульс силы.

    Всё готово, а теперь позвать потенциального мужа девушки и посмотреть, как действует одно из умений нашего квартирного хозяина. Поцелуй суккубы. Целовал-то ручку всего, а вот Шили от такого общения с собой, едва при мне раздеваться не стала и не бросаться к нему на шею

    Но он её только в нашу импровизированную душевую отвёл, чтобы перед первой брачной ночью себя в порядок привела, а сам мной занялся. Я улёгся в постель, перед этим полностью раздевшись.

    Пару пассов надо мной руками, это «нечто» явно спешит, не терпится, но как оказалось, его спешка пошла мне только на пользу!

    Бедняга перепутал свои умения, и вначале скинул мне сразу умения изготавливать големов и, вместо защиты, объёмный взрыв.

    Потом поругавшись себе под нос, скинул и умение защиты в полном объёме.

    Последние слова, что я от него услышал, прежде чем провалиться в сон, были такими:

    — Как ни хотелось сэкономить, но, видно, само провидение за столь щедрый подарок с твоей стороны, взяло свою начальную цену. Я не против. Сейчас ты провалишься в сон. Не знаю, как у тебя будут укладываться умения, но, похоже, что двумя, даже тремя днями, ты в постели не отделаешься. Сиделку я тебе оставлю, или Шили по старой памяти за тобой присматривать будет, или днём девочка Шварца. Там посмотрим. Сейчас я к жене, но в течении ночи присматривать буду. А там уже посмотрим, как ты переживёшь такое свое качественное улучшение. Спи, я же вижу, что ты едва держишься…

    Всё… я в уплываю куда-то, только обещанных снов, как не было до этого, так и нет.

    * * *

    Окончательно встал я с постели только на пятые сутки.

    На следующее утро после экзекуции и свадьбы у хозяина хутора, я едва пришёл в сознание к обеду.

    Шварц испуган. Шили не отходит от моей кровати. Хозяин держит каменное лицо. А меня корёжит всего изнутри. Словно кто-то мне душу экскаватором ворошит.

    И самое противное, я так и не понял, как работает всё то, что мне удалось получить, включая и то, что перепало мне на халяву. Всё-таки такой подарок, иначе, как халявой, не назвать. Ничего, проинструктируемся, к тому же, пока время терпит. Шварц по делам без меня в город мотается. Суч с Йеном животин прикупили, причём, всего нашего невеликого, как оказалось, золотого запаса, едва хватило всё закупить. Не помогло и то, что собрали деньги и с должников, которые, как и Йен, пользовались скотиной старика.

    Всё бы ничего… и деньги бы остались, но вот вездесущий Косой нашёл выход на поставщика зёрен кофе. А остаток золота пришлось отдать за ростки самого растения.

    Шварц диву давался, зачем мне этот сухой, почти веник, а вот я был по-настоящему счастлив. Что там эта тысяча золотом, когда можно стать в империи и вовсе монополистом, если уж дать растению вырасти и получить, хотя бы один урожай. Не понимают ребята из Султаната, каким они товаром торгуют, но что есть, то есть. Зёрна кофе стоят неприлично дорого. Из двух коровок одна тельная, а вторую окучивает уже телок и тоже редкой породы.

    Йен божился, что все животинки не являются даже дальними родственниками между собой. Все куплены у разных поставщиков. Причём, одна коровка и сам бык у соседей были приобретены. Проверить не могу, ни сил нет, ни желания. Сам разбитый и всё болит внутри.

    А вот с умениями уже постепенно разбираюсь. Всё просто. Наш друг, который подогнал мне такие умения, взамен на семейное счастье, даже не предполагал, что его умения у меня высветятся в магическом зрении на приручённом артефакте древних. Отлично легли. Вон, какие иконки, стоит посмотреть на запястье, где у меня примостился артефакт, спаявшийся с маяком для Млечника, которым, кстати, я так ещё ни разу и не воспользовался. Да чего порядочного дракона без нужды-то дёргать? Вот приспичит, тогда и испытаю аппарат, а пока я, попросив принести мне с улицы каменюк по приличней, между приёмами пищи и временем, когда меня в сон рубит, ваяю нечто… Даже сам пока понять не могу, что мои руки с камнями вытворяют, явно какие-то запчасти, из которых потом что-то соберу. Кстати, моё умение, переданное мне ещё на проклятой земле капитаном печальных ребят, тоже нашло своё отражение в интерфейсе, как я назвал то, что я вижу, смотря на артефакт магическим зрением. Такая милая иконка, при активации которой течёт камень у меня в руках, становясь вязким и мягким, как пластилин.

    А вот с умением по големам всё происходит немного не так. Словно что-то захватывает моё сознание, и мои руки сами изготавливают из камня нужное, то, что запрограммировано в этой странной магической программе. И самое удивительное, я этому учусь. Уже могу иногда остановить создание запчасти, рассмотреть её как заготовку в моих руках, а потом снова продолжить прерванную работу. Такое ощущение, что при работе с камнем, при включённом умении големов у меня происходит распаковка файлов. Раз сделал, и уже руки сами помнят, что и как надо делать. Необычное состояние. Вот все дни и мастерил сам, пока, не знаю что. Но факт остаётся фактом — умение капитана, которое его предки выхватили когда-то на древних проклятых землях, не что иное, как часть умения изготовления големов. Только в более усечённом виде. Невероятно!

    Я так зарабатывался, что если бы не заботливая, счастливая Шили, то и вовсе забывал бы и про еду, и про сон. Засыпаю я уже только от потери сил.

    Известия, которые по вечерам приносил Шварц, были какие-то сонные, я бы сказал. Наместник затаился. Северянин принял должность и пытался выведать всё о планах наместника. В город от соседей прибыли от смежников гильдии разбираться с пропавшим работником. Их вели, но очень и очень аккуратно. У Кента тоже всё было по-старому. Бригада работала. Инструмент закупили почти весть новый. Благо, на это мы деньги сразу выделили. От Мастера больше известий не было, а дядя Мики молчал и ничего не известно и о нашем несостоявшемся подарке. Что меня уже и не столь волновало. Ну не перепало и ладно, тут я, вообще читерскими умениями разжился, практически на халяву.

    Шварц очень удивился, когда обнаружил, что по ночам я сплю один. И у Шили на шее не было обычного украшения, и теперь она по утрам выходила из комнаты хозяина хутора.

    Приставал ко мне с расспросами. Его так же волновало очень, чем это я так сильно, и главное, внезапно заболел? Приходилось отмазываться, как мог, но всё-таки барон как-то связал мою болезнь и то, что теперь Шили почти жена местному хуторянину. Который и его очень волновал. Всё-таки что-то же сторожит этот сторож, да и магические двери Шварца манили новыми возможными приключениями. И меня подбивал сходить проверить, на что я ему резонно говорил, что мы-то ещё с его баронством не разобрались. Убийц его, почти родственницы, молочной сестры не нашли. С наместником не разобрались, а он уже опять себе приключения на пятую точку ищет, к тому же, сам он слышал, что около этой двери можно в лёгкую свою смерть найти.

    Долго изучал все, сделанные мной, заготовки. Спрашивал, что это вообще такое, на что постоянно от меня получал ответ, что пока не знаю, но узнаем чуть попозже и что он будет первым, если что стоящее у меня из всего этого получится.

    На пятый день после обеда, когда я пребывал в дрёме после обильного вкуснейшего обеда, прибежал взволнованный Шварц в сопровождении близнецов.

    Только кинув на него взгляд, понял, произошло что-то отвратительное, таким был бледным барон. Выгнав всех из моей комнаты и усевшись ко мне на кровать, и понизив голос, Шварц взволнованно проговорил:

    — Я только что от дяди Мики.

    У меня сразу сердце ёкнуло отчего-то. Подумал, если что по мне и моему Ордену, то придётся рвать когти из баронства, и это точно, совсем нежелательный сюжет в развитии событий…

    Но оказалось всё ещё хуже!

    — Дядя сам очень испуган и озабочен. У нас в школе ЧП. Погибли учителя-маги, которые эльфы. Причём оба. Детей спасти удалось, но все четверо, что с пегасами общались, в коме. Отец убить животных не дал, хотя герцог пребывает в ярости. Дана команда спрятать их тут. Команда та же. Как удалось уговорить перегонщиков и во что это для родителей встало, не знает никто. Но животных перегоняют сейчас к нам, а потом кидают на произвол судьбы. У отца одна возможность сохранить животных и самому уцелеть от неудовольствия и герцогини и герцога, только в том случае, если мы их всё-таки приручим. Преподов уже не вернуть. Что они там намутили, эти двое постоянных оппонентов никто не в курсе, но детям уже ничего не грозит. Просто, пока пребывают без сознания. Обещают, что в течение пары суток придут в себя. С ними всё нормально, а их учителей уже не вернуть. И отец хочет спихнуть всю ответственность, за эту неудачу, на них, как и ответственность за пострадавших детей. Дочка герцога, вроде уже приходила в сознание, но пока отлёживается.

    Во, дела! Я даже сел на кровати. Если честно, то уже устал лежать постоянно, но хуторянин настаивал, чтобы я, как следует в постели отдохнул, и переждал возможные негативные явления, в связи с установкой новых умений.

    — Что скажешь? — спросил меня Шварц.

    Я улыбнулся.

    — Ну, нам же обещали подарки. Осталось их только взять. Конечно, жаль преподов, прикольные дядьки были. Очень жаль, но вот дочери герцогини так и надо, вот уверен, что это именно её движка была, оставить животных в школе.

    Шварц потупился.

    — Угадал. Отец только потому ещё и жив, как и животные. Он был, категорически против оставлять животин на попечении учителей школы и школяров. Но его никто не слушал, кроме мамы. Герцогиня настояла, по науськиванию дочери. До неё, оказывается, дошли слухи, что этих пегасов нам пообещали, ну она и взвилась. Нам, значит, такие подарки, а ей ничего! Что из всего этого вышло, ты в курсе. Герцог, хотя и бесится, но реально ничего предъявить отцу не может. Такие дела. Ждём теперь.

    Я прикинул.

    — Когда ждём? — спросил я.

    — Дядя говорит, что завтра ближе к вечеру. Конюшню готовят. Всех лошадей оттуда убирают. Обслугу тоже. Мы там одни будем. Совсем одни. Обо всем придётся заботиться самим. Никого туда допускать, из простой обслуги, не будут. Только тогда, когда мы выгуливать животных будем, вот только, как это делать не знает никто, ну, кроме ушастых, конечно. Но торговаться с ними нам нечем. А потому, до всего доходить придётся самим.

    Барон радостно потёр ладони.

    — Представляешь, как мы нос утрём этой заносчивой особе! — оскалился он.

    Я удивлённо смотрю на друга.

    — Между вами ведь никогда ничего не было ты сам говорил, и, вроде ты всегда был, как бы в стороне от неё и от её ухажеров.

    Шварц усмехнулся

    — Был, конечно. Семейная особенность. Отец рассказывал, что против женской сути у нас есть защита.

    Потом заржал в голос:

    — Хотя, самого папашу, от этой напасти в виде мамы не спасло!

    Вспомнив его рассказ о знакомстве родителей, мне тоже стало смешно, впрочем, и рассказ о знакомстве четы герцогов, тоже весьма поучителен.

    Есть в кого вырасти девочке. Амбиций у неё, хоть отбавляй!

    — Если завтра к вечеру. — я прикинул, хватит ли мне на задуманное сил, а главное времени.

    — Ты чего-то придумал? — тут же откликнулся друг.

    — Да вот, прикинул, что пора посмотреть, что с этими каменюками придумать можно. Не зря же меня тут пять дней колбасило.

    — Признайся, зараза, ты что-то выменял у нашего хозяина за девчонку? — прямо спросил Шварц.

    А чего от друга скрывать. Киваю…

    — Взял защиту. Кстати, по ней можно с ним переговорить. Ты ему на клятве даёшь обещание о защите, он тебя учит тому, чему обучил меня. Но думаю, это провернём, когда ты станешь полноправным хозяином этих земель. По другим его особенностям ничего сказать не могу. Он, вряд ли согласится отдать то, что у него осталось. Да и не поможет это тебе никак. Поверь, я знаю о чём говорю. Но и я тебя ничему, из узнанного, научить не могу, особенности умений — они не передаются. Такие дела.

    — Понятно. Но с защитой попробовать можно.

    Я кивнул вновь.

    — К тому же, попробуем защиту у него выпросить перед тем, как соберёмся соваться в катакомбы. Мы ведь собираемся туда лезть?

    Вот за что люблю Шварца — он почти всегда говорит правду. Почти всегда, за очень редким исключением.

    — Я бы туда не рвался. Но если другого варианта не будет, тогда придётся. — со вздохом отвечает барон. — Так всё-таки, что ты тут придумал?

    Я пожал плечами.

    — Не я придумал, уж точно — отвечаю я. — Но со слов нашего хуторянина, это всё… я взглядом окинул кучу каменных запчастей, сваленных в углу комнаты, — не что иное, как составные части боевого голема.

    Видя, выкатившиеся из глазниц от удивления, округлившиеся очи Шварца, понял, что мне хана. Замучает теперь он меня своими экспериментами.

    С ним точно не соскучишься, но сейчас мне и самому интересно глянуть, а что же у меня в итоге получилось?!

    Глава 3

    — Осторожней, оглашённый! — кричит мой своеобразный учитель. Всё-таки без помощи нашего квартирного хозяина, при сборке голема, обойтись на первых порах не удалось. Да, если честно, позвал я его с ещё одной мыслью — поговорить насчёт Шварца и защитного умения от магии.

    Сговорились. Барон поклялся, что обеспечит старику нашему защиту и будет теперь постоянно заботиться о его семье. Как я и обещал. А он, в свою очередь, пообещал, что вечером передаст барону умение. Только уже я воспротивился этому. Разбираться в одиночку и с пегасами, меня как-то не вставляло. Он, наш Шварц, точно с копыт прямо в постель скакнёт, отлёживаться после передачи умения. Я вон, пять суток лежал, и хоть ему только защиту передадут, но вот, почему-то уверен, что на два дня его можно будет из жизни вычеркнуть, а дядю Мики не хочется подставлять, он и так очень расстроен и испуган. Чего уж там, всё-таки гибель учителей, и к тому же, эльфов о многом говорит. А тут такая опасная посылка и ею заняться, кроме нас, получается и некому. Меня, если честно, удивляет такой подход со стороны графа. Ладно, мной жертвуют, но почему и сыном тоже? Так уверен в наших силах? Вряд ли! Или, правда, верна версия Шварца, что это единственная возможность у графа окончательно не разругаться с сюзереном, но всё-таки он-то, как раз, был против, оставлять пегасов в школе и, тем более, подпускать к ним дочку герцогов.

    Но вчера я всё-таки поднялся с постели и после очередного перекуса, как бы набравшись сил, приступил к сборке.

    Как я и думал, это умение, не что иное, как запакованные с помощью магии файлы со знаниями. Что-то вроде фантастических баз знаний в эпохе EVE. Играл как-то, и читал про этот фантастический мир многое. А тут…

    А тут без всякой медкапсулы в тебе распаковываются нужные, требуемые в данный момент файлы и, выполняя задание, ты на автомате учишься, обучаешься правильно пользоваться новыми знаниями и умениями. Не ожидал, если честно, такого поворота. Но это я понимаю, вернее, думаю, что понимаю, схему работы. А как все на самом деле, не знает, похоже, никто, в том числе и тот, кто этому умению меня обучил.

    Ну, да ладно. Дарёному коню в зубы не смотрят, и я не буду. Всё работает, и это главное.

    У меня вышел в первом исполнении, оказывается, условно боевой, транспортно-гужевой голем. Вид, я вам скажу, у него, ещё тот. Просматриваются некие черты сильных, больших кошек. Тот же тигр уссурийский, в сравнение напрашивается. Со слов моего учителя, в вопросах големосоздания, сам факт изготовления себе помощника из камня его поразил…

    — Неожиданное решение. Я никогда из камня даже не пытался создавать себе помощников. Да и сейчас не смогу…

    Я такой, немного поражённый:

    — Я не понял, это получается, что умение осталось с вами?! — поразился я своей догадке.

    Тот лишь заговорщически усмехнулся.

    — Я вообще-то, передачу умений держал, чтобы поделиться со своими детьми, а теперь придётся, тому же «объёмному взрыву» учить по-простому. Хотя, наверное, у меня не получится. Как вы учите сами заклинания или руны с плетениями. Но поверь, в случае с «объёмным взрывом», учёба, в принципе, ничего не даст, кроме горы трупов. Ведь любое заклинание надо тренировать, а как тренировать и главное, где, если от него разрушения чудовищные и щиты никакие не держат, кроме того, что есть у вас теперь. И поверь, всё остальное тоже не столь легко обычным способом изучить, хотя, такую возможность я не исключаю. Потому и умения берегу. Я не маг, и обучать просто, как учить магическим фокусам не умею. А сможешь ли ты кого обучить? — он пожал плечами… — я не знаю. Да меня это, в принципе, не волнует. Но факт остаётся фактом, сам я могу передать умение, кроме защиты, только раз. Может, потому что оно постоянно на мне висит, и я им постоянно пользуюсь? Кто его знает…

    А вот тут уже я задумался.

    Передача знаний магии умениями! Точно! Разновидность сжатых знаний. Попробовать потренироваться обучением Шварца големостроению? Если получится с него хоть какой-то толк, то можно тогда озаботиться ведением записей для ордена. А что, это мысль!

    Я покачал головой…

    — Вот это да! Базы знаний! В магическом исполнении!

    … мой каменный кошак сделал первые, самые важные, шаги. Самое необыкновенное, он явно чувствовал меня. И именно меня. Словно рентгеном просвечивая всё вокруг. А ведь большим получился, и сама сборка меня поразила. Доделав последнюю деталь, я своим нутром почувствовал, что в состоянии собрать это магическое устройство.

    Но прежде, не желая рисковать домом, который нас со Шварцем и девушками приютил, я с помощью Шварца вытащил все запчасти во двор. Вот, во время этого перетаскивания, на нас и обратил внимание, отчего-то слишком смурной, хозяин подворья. А потом, уже под его руководством, я и дал команду на сборку, изрядно потратив сил и манны на инициацию основного центрального агрегата голема. При этом, чувствуя, как быстро бежит к нулю мой личный показатель магического колодца, а так же, растёт усталость во всём теле, словно в одиночку вагон с углём разгрузил. У меня даже от бессилия ноги в коленках затряслись!

    — Опасно. — только и сказал хуторянин. — Камень сложно приручается. Из него, в основном, только гномы могут изделия делать. В камне много заложено памяти о прошлом, в отличие от того же железа. Железо подвергалось обработке в раскалённой печи, а камень нет. Ушастые любят такие заготовки из дерева делать. Что, впрочем, неудивительно. Они, вроде, и вовсе их просто выращивают. Но дерево любое, пускай самое древнее, по своему возрасту во много раз уступает любому камешку. Потому и каменные големы самые сильные и, как следствие, самые опасные. Не совладает маг, или он слабым окажется и тогда голем начнёт всё вокруг крушить. У них получается прирождённая жажда убийства, и только маг может держать это создание в подчинении. Погибнет маг, тогда и всем остальным, кто рядом с големом находится, не поздоровится. Потому, в частности, и забылось это умение в мире. Опасное оно. Но! — мой новый учитель поднял палец вверх, — но зато они очень сильные и ими можно управлять дистанционно. Страшное оружие на самом деле — попробуй, успокой такого воина! Вот эта зверушка, явно равна по силе, целой сотне рыцарей, упакованных в железные доспехи. Маги, конечно, в состоянии справиться с ним быстрее, но представь, что ты накинул на него своё умение прикрывать соратников своей защитой от магии. Представил? Вот и всё! Если в войске есть хотя бы с десяток магов, способных создавать големов, причём, по размерам в разы больше твоей игрушки, то даже крепости, построенные гномами, не смогут устоять под их яростью. Для этого каменных големов и создавали, чтобы камня на камне не оставлять в поселениях противников и врагов. Гномы между собой тоже очень часто воевали. Но повторюсь, совладать магу с этим созданием сложно, очень сложно. Вот ты сам, Гури, как себя чувствуешь?!

    Я пожал плечами.

    Устал? Да. Вымотан в магическом плане? Да. Но чтобы были какие-то затруднения с моей новой игрушкой? Вроде, нет. Вон только его или её, так пока и не понял, удивление, радость и любопытство чувствую. Я же уже даже покататься успел на спине своего голема. И что самое необычное, что каменная спина, под моей маленькой, костлявой попой, подстроилась так, чтобы мне и удобно сидеть было, и что-то в виде седла с каменой спинкой соорудило для удобства.

    Но, что не отнять, так это то, что манну с меня тянет сильно. Правда, не уводя её и вовсе в минус, а то я тут точно грохнусь.

    Если раньше сам хозяин делал таких големов, то представляю, сколько в нём было запасов энергии.

    Я тут даже и рядом не стою!

    Видать он понял, о чём я подумал, потому что то, что он дальше сказал, подтвердило мои мысли:

    — Обычно в них вставляют камни, способные держать в себе магию. Тогда их можно даже нацелить служить и вовсе посторонним людям. Этим и промышляли раньше. Лошади не везде способны пройти и у буйволов тягловые свойства не столь впечатляющие. Раньше, агрегаты для осады крепостей именно големы и таскали. Кто на себе, а кто просто, в качестве тягловой силы. Их и так, как ты сейчас, любили использовать. Как скакунов, которые практически никогда не устают. Есть магия в запасе — езжай, хоть до бесконечности, ну и прибавь сюда и огромную грузоподъёмность. Ты, я смотрю, облагородил как-то своего нового помощника. Вон, морда у него, словно и правда, перед тобой кошак. Не отличишь, только шерстки не хватает. Но красиво получилось. Ну и последнее. Его оружие. Сам голем и есть оружие. Удар каменой лапой мало, кто способен выдержать, даже подобное создание. Вот в древности и устраивали армии, состоящие из подобных созданий сражения между собой. Представил, как это выглядело? Сотни магов с каждой стороны и сотни големов и вся эта масса между собой бьётся. В общем, страшные годы это были, когда война приходила, и правители между собой договориться не могли. Это сейчас о былом позабыть успели, и то, иногда, судя по дошедшим до меня слухам, кто-то пользуется подобными умениями, пускай и не столь распространённо, как раньше.

    А я подумал о другом. Если на такого каменного воина повесить заклинания защиты, и от магии артефактов навешать, даже не представляю, как побороть такого противника, а если их, и правда, как говорит учитель, будут, не то что десятки, а сотни!

    Хуже танков в моей действительности будут. И судя по всему, раз создания магические, а значит, вполне могут быть и относительно независимы от хозяина. Мыслить — не мыслить, не скажу пока, но то, что сами могут определять себе цели и их уничтожать, это точно. То-то я эту основную часть, целый день ваял, тратя последние силы. Но, видно удивил хуторянина я не только исполнением голема в каменном виде, сам кошак его испугал, причём сильно. Словно подтверждая мои мысли, старик промолвил:

    — Ты силён и, как я и предполагал, особенно своей тёмной стороной. Ты создал подобие Чиги. Опасное старинное умертвие, на которое никогда магией воздействовать нельзя было. Только острым железом. Они очень сильно были похожи на всяких кошачьих, только в росте очень высокие и в длину с наш дом. Твоё создание слабое его подобие, но вот нутро у него… — старикан задумался.

    Хотя, почему старикан? Мужик в силе. Вон, как после того, как ему Шили перепала в виде жены, расцвёл. А между тем, хуторянин продолжал:

    — Добрый он у тебя вышел. Словно копию твоей души получил. Немногие маги могли в голем частичку себя вложить. Очень немногие, во всяком случае, мне это было неподвластно. Потому и бездушные они у меня выходили. А тут. И ещё одно. Такого голема очень сложно убить окончательно. Стоит просто из тех же остатков камня от голема, если его уничтожат, вновь создать что-то подобное, то весь его жизненный опыт, который он наберёт, живя с тобой, вольётся в новое создание. Это тоже особенность одушевлённых големов. Поздравляю тебя, из тебя получится великий маг!

    Всё это говорил мужик при Шварце, отчего у того, от удивления и толике обиды, даже рот не закрывался. Так и стоял с нами рядом, с открытым забралом.

    Ну, ничего, созреет, а там можно на нём и эксперименты свои проводить. Маг он тоже сильный. Получится научить хоть чему-то из умения големостроения, тогда и о магах Ордена подумать будет можно.

    — Но пользоваться им, я бы тебя остерёг от такого шага. Пускай тут пока побудет, и не свети им без надобности. Вот соберётесь там вновь за кошаками за речку, или в катакомбы, как говорили, вот тогда и возьмёте с собой. А пока просто учи его, раз получилось в него жизнь у тебя вдохнуть. Добрый он у тебя. — с завистью проговорил хуторянин. — Больше лучше пока не экспериментируй с големами. Может произойти, что что-то пойдёт не так, и вся свора каменных убийц получит относительную свободу, а вот потом, я тебе ответственно заявляю, о городе и его жителях можно будет забыть. Тут станет проклятая земля, правда не древние маги в этом будут виной, а кое-какой любопытный и безответственный мальчишка и его дружок.

    Шварц же с мольбой на меня смотрит — понятно, понял главное, что если постараться, то я могу и ему такую игрушку сделать. Тем более, нам уже и так накопители манны подогнали, ещё перед посещением проклятых земель, когда мы за кошаками ходили, а получили только плотное знакомство с вампирами.

    Можно пробовать, но сейчас, вначале я попробую скормить своему новому другу камешек от накопителя. Их у меня два, если не хватит, то у Шварца отберу, всё-таки, не надеясь ни на что, получилось создать оружие, с которым даже поход за речку уже мне кажется не таким уж страшным.

    Управлять големом одно удовольствие. Он явно, как обычное животное, куда сказал туда и идёт, но вместе с тем, есть и возможность мысленного управления, хотя пока с этим у нас туго. Мы весь хутор оббегали и перепахали каменными лапами, пока тренировались. Катались вдвоём, причём, то я впереди сидел и управлял големом, но больше старался мысленно команды давать, то уже Шварц перемещался на моё место и, по моей команде голему к подчинению, уже управлял им, как заправской лошадью. Только все-таки эта лошадь, не больше обыкновенного пони, правда в пасти у него настоящие камены клыки сантиметров так по десять каждый. И когти на лапах, особенно на передних, в общем, впечатлил экземпляр.

    Шварц уже канючит, чтобы и ему я такую игрушку подарил. И даже, вон, готов отдать все свои кулоны с накопителями. Но я тут же ему предложил попробовать сделать себе голема самостоятельно. Шварц, резкий парень, тут же загорелся такой идеей, и также быстро остыл. Из песка делать голема он не хотел. Из дерева тоже, а работать с камнем у него не получалось. От слова совсем. Да и с деревом не лучше обстояло дело. А вот песок…

    Ели его прожарить конкретно, то можно либо стекло получить, либо, если добавить глину, то кирпич. И эта вот идея его завлекла. Всё-таки он огненный маг и огонь его стихия. А если приплюсовать сюда ещё и усиленное действие древнего артефакта, то уже к вечеру из его рук, вернее ладоней, которые почему-то и не думали обугливаться от исходящего жара от заготовок, вышли первые запчасти для его личного голема.

    Но вот тут другая проблема мелькнула. Шварц, уж очень сильно и быстро выдыхался в магическом плане, и даже, один раз мне его пришлось почти возвращать к жизни, так он сильно переусердствовал.

    Вот, во время очередного спасения друга и застал нас чем-то очень расстроеный старикан.

    Вечер. Мы уже на последнем издыхании. Шварц и вовсе, почти кулём, у меня на руках висит. Его подружка убежала в дом за водой. Отпаивать будем. Сумерки сгущаются над водопадом. Слышен сильный шум падающей воды, кстати, в самом доме его почему-то совсем не слышно.

    Я гружу, еле дышащего, Шварца на голема, и собираюсь везти его в дом, не дожидаясь, когда он оклемается. Перебор у него с экспериментами, хотя сами результаты меня очень воодушевили. И тут замечаю, что за мной наблюдает наш хозяин, и с каким-то странным, удивлённым взглядом, полным надежды. Я даже глаза зажмурил и головой покачал, чтобы отогнать от себя это наваждение. Не помогло.

    Видно, он что-то хотел сказать, но тут застонал Шварц и я погнал своего нового каменного друга в дом…

    * * *

    Я, честно, боялся, что за нами сегодня всё-таки пришлют. Встреча назначена на вечер, но пегасы и их погонщики так до вечера и не прибыли. Передачу умения Шварцу я запретил. И так, вон, доэкспериментировались. Пластом лежит и я на издохе. То силы ему перекачивал, помогая с обработкой запчастей его голема, то потом лечил, на последнем издыхании. Ночь прошла спокойно, правда из комнаты Шварца доносились знакомые звуки. Везёт ему, а я на просушке.

    Шили меня не сторонится, а, наоборот, всем, чем может, старается угодить. И вкусненького побольше наложит, за приёмом пищи, выбирая самые-самые вкусные куски, и заботливо винишка лёгкого самого подольёт, то быстро сбегает, принесёт чего попрошу. Явно пытается благодарность за свободу и обретённое счастье выказать, хорошо хоть, ума хватает саму себя не предложить. Но уж нет — умерла, так умерла, и возобновлять отношения, к тому же уже с замужней почти дамой, увольте. Есть опыт, намучился, и до сих пор мучаюсь.

    Утро ласково встретило солнечными лучиками, пробивавшимися сквозь щели между плотных штор. В кровати я один и это меня, если честно, то очень не радует. Тут, блин, и новым необычным умениям не обрадуешься. Хотя, этого живого товара вокруг навалом — только руку протяни. Нужно будет или Суча, или Косого озадачить, чтобы мне очередную живую игрушку нашли. Рабынь навалом, а если учесть, что и рынок невольничий в городе существует, вернее, купцы, кому разрешено приторговывать таким специфическим товаром то и подавно вопрос ни о чём, главное выбрать что-нибудь подходящее…

    Сегодня же и скажу, а то как-то некомфортно себя чувствую: все при ласке, один я везунчик, у кого постоянно женщин отбирают.

    За завтраком собрались все. Стол ломится от угощений — явно продукты тут не экономят. Шили довольная. А вот её муженёк опять смурной и косяки в мою сторону бросает.

    Я, если честно, напрягся. Может, чего не так у них, а он на меня думает? Всё-таки за девчонку нехило ништяков отвешено. Но, раз пока с претензиями не пристаёт, то и будить лихо и напрашиваться на разборки, не будем. Приспичит — сам обратится либо за помощью, либо за объяснениями. Разберёмся с проблемами, по мере их поступления, а пока нам с бароном пора в сторону села бежать. Может, сегодня появятся те, кого вчера ждали. Правда, гости явно незваные и не дорогие, вернее, как раз, очень дорогие, если смотреть через золотую призму, а так, по большому счёту, они тут нам и нахрен не сдались.

    — Мы сегодня молока надоили, — девчушка Шварца мило, застенчиво улыбаясь, произнесла, потупив глазки.

    Ты смотри, какая скромница, а недавно чуть ли не при всех раздевалась, завлекая Шварца в его комнату, в постель. А тут, посмотри-ка, девочка — целочка!

    А насчёт молока, я что-то подзабыл. Увлёкся слишком големом, а кстати, а он-то где?

    Я заозирался вокруг. В кухне, она же столовая, его нет. Может, на улице?

    Видя, что я с беспокойством шарю взглядом вокруг, догадливый мужик Шили произнёс…

    — Ищешь своего каменного монстра? Так он вчера в дверях улёгся. Вон, в хлев, доить корову, пришлось малышке через окно на улицу вылезать. Ты в следующий раз ему сразу место определи. А то, видно, по умолчанию, оно сразу в сторожевой режим вошло. И как понимаешь, нас он рассматривает, как объект охраны и без команды твоей, ну никак на улицу не выпустил.

    Я в изумлении почесал репу. Не подумал, бывает, да и не до этого было вчера. Сам, еле на своих до постели добрался, а потом отрубился в беспробудном сне, и опять без всяких сновидений.

    А насчёт молока…

    Опять тупанул. Ну кто мне мешал сделать эликсир для восстановления сил и манны? Тут нужно-то всего ничего. В этом случае, и сам бы в норме остался, и барона не пришлось бы спасать.

    Что же, выход задерживается на неопределённое время.

    — Где зёрна, что недавно Косой нам подогнал? — спросил я Шварца, вскакивая со своего стула.

    Удивлёно — обеспокоенный взгляд на меня со стороны барона, да и не только от него.

    — В комнате у меня, в мешочке. — ответил Шварц, — а что?

    Не отвечая, посмотрел в сторону Шили…

    — Краса, сбегай и набери мне крынку свежего молочка. И принеси в мою комнату. Так…, касается всех! Пока сам оттуда не выйду, никто туда не заходит. — И опять на свою бывшую рабыню — никто, Шили, это значит, и твой друг тоже. Всё, я готовиться и жду молоко.

    — А как же? — вскакивает следом за мной и Шварц. — Нас же ждут?

    Отмахиваюсь.

    — Подождут. И это, флягу свою освободи, которая из серебра сделана. Понадобится.

    Уже по пути в его комнату, барон всё-таки догнав меня, поинтересовался:

    — Чего ты хочешь сделать с этим и зёрнами?

    Я, остановившись и заметив, что вслед за нами идёт его служанка и, по совместительству, наложница, взмахом руки указал ей отойти от нас, и вообще, заняться своими делами, а не стараться подслушать, что является потенциально опасным для всех.

    — Один интересный эликсир. Кстати, распорядись, мне нужны наша переносная жаровня и ещё — запахи пойдут, потому не удивляйся. Многим моё изобретение понравилось. И помни, об эликсире — молчи. Кто бы не спрашивал. Возможно, я говорю, возможно, я научу тебя впоследствии его изготовлять, но ты мне поклянёшься, что секрет никому не выдашь, только своему наследнику. Изготовить его сможет только маг. Ты сможешь, я уже проверил. Насчёт твоих детей посмотрим потом, но вот клятва с тебя сейчас. Этим секретом владеет только мой род и клан, к которому я принадлежу. Я вообще бы промолчал, но учитывая тот факт, что кому-то свербит, во что бы то ни стало стать тут бароном, а пути решения этой проблемы могут нас завести в катакомбы, где по рассказам очень опасно, то… В общем, или клятва, или…

    Шварц вытянул руки вперёд.

    — Конечно, клятва. Да я и сейчас тебе магией поклянусь, что от меня никто о тайне не узнает, кроме наследника. Надеюсь, это стоит того!

    Я усмехнулся.

    — Не представляешь, что мы получим себе в помощь. О запасах магии можно будет не волноваться. Эликсир лучше накопителей. Причём, намного. Только силу имей и эликсир в достатке, и можно спокойно хоть против чёрных драконов на бой выходить, если конечно, магии обучен. А потому и говорю, что в наших путешествиях в катакомбах, если туда всё-таки сунемся, это будет самым ценным подспорьем. А накопители мы можем и на помощников, в виде големов, потратить. Вот, как приспособить к ним эликсир, мы подумаем, хотя, думаю, это будет, наверное, пустая трата ценнейшего продукта, притом ещё и очень дорогого, так как сами ингредиенты у нас, увы, весьма ограничены. Если с одной составляющей эликсира можно и самому подсуетиться, то вторую, увы, получается добывать только представителям султаната.

    Шварц удивлённо приподнял бровь.

    — Так потому ты и коров одной определённой масти затребовал купить, так ещё и зёрна этого, как ты там называешь, кофею попросил найти, заплатив за маленькую горстку столько золота, а за отросток, почти сухой, ещё больше.

    Я усмехнулся.

    — Поверь, дружище! Если удастся довести задуманное до реального исполнения в эликсире, мы озолотимся!

    Хмык со стороны Шварца.

    — Ага, если нас раньше за его секрет не грохнут, до этого замучив пытками.

    — А вот чтобы этого не произошло, держи рот на замке. Девчонку к себе привязывай клятвой или убивай… сглупили, конечно. Но ингредиенты это одно, а вот что с ними надо делать — это уже совсем другое. Я вообще этот эликсир случайно открыл. Даже не предполагал, что он даст такой эффект. Просто там, где я раньше жил, подобный напиток употребляли просто для удовольствия. А тут…

    — А где ты раньше жил? — тут же ухватился Шварц за возможность вытянуть из меня сведения о моей жизни. Он ведь так и не знает, кто я, и не предполагает, что орден, орудующий в одном из герцогств, по сути, моё детище. Но ничего, меньше знаешь… а дальше по канону.

    — Не важно, — ответил я, и, видя его недовольную гримасу, добавил. — Пошли, лучше займёмся изготовление эликсира. У меня ещё задумка есть, как попробовать соорудить эликсир здоровья. Мало ли, что в нашем подземном приключении понадобится?

    В общем, заслал барона за жаровней, сковородой, кастрюлей… ну и других нужных столовых приборов. У нас намечалось первое тут обучение алхимии.

    * * *

    Нас не трогали почти до вечера. Даже обед любопытная девчушка Шварца таскала к нам в комнату, где мы устроили, на подобие средневековой лаборатории алхимика.

    Шварц предупредил деваху, что ей придётся дать ему клятву верности, и тогда он снимет с неё ошейник рабы, альтернатива отказа была очевидна. И, по-моему, у барона сегодня будет волшебная ночь любви — такими восторженными и благодарными взглядами награждала барона его новая последовательница. На этот раз, за ней я не заметил никаких магических отклонений. Но, может быть, это мне везёт подбирать девчонок с магическими способностями? Шварц же больше на мордашку внимание обращает, хотя понять его можно. Девственность недавно потерял и тут же почти умудрился нарваться на помолвку, причём избранницу себе же выбрал, при которой не погуляешь. Нет, один раз можно, а вот потом просто нечем будет. Отрежут и, возможно, вместе с головой.

    Зёрен всего ничего, а вот на их приобретение золота потрачено…

    Естественно, теперь даже Шварц проникся моей идеей заняться сельским хозяйством, вернее всего лишь попыткой вырастить растение, перед которым даже ушастые белый флаг выбросили.

    Никогда не знал и не интересовался раньше, как выглядит кофейный кустарник. У меня даже мыслей нет, как с ним обращаться и, даже обратившись к памяти эльфийского принца, смог только выбрать для себя несколько общих подходов, и подобрать нужные, в моём понимании, для роста растения заклинания. И всё, даже нашёл время, между процедурами смешивания и насыщения эликсиров магией, чтобы на огороде найти место, куда впихнуть кустик и обсыпать его найденным недалеко от хозяйственных построек, перегнившим навозом.

    А дальше — изготовление эликсира. Работали на износ, прозапас выпросив в личное пользование у хозяина дома, большой серебряный чан с крышкой. Пообещав в ответ отдарится золотом. Литра четыре смогли вымутить на двоих, правда к вечеру, что я, что Шварц, были никакими.

    Среди дня прибегали и Суч и ребята-близнецы. Даже от Косого были посыльные. Из новостей:

    У Косого ребята продолжают следить за группой от смежников, прибывших из соседнего герцогства. Ещё, какие-то типы появились в городе. Всё чёт вынюхивают, причём, много внимания уделяли именно Тини и её заведению, когда гуляли вчера вечером у неё в таверне. Попробовали пощипать залётных, но безуспешно. Троих не досчитались. Пропали. Но предъявлять некому — либо они, либо другие, но сработали чисто. Из давших клятву Шварцу не пострадал никто. Косой втёмную мелкие шайки бродяг использовал. Так просто проверку делали. Но и те на следующий день вели себя как ни в чём не бывало, словно не при делах, и деньгами на право и налево раскидывались. Но что именно, или кого вынюхивают, установить не удалось.

    Но нам то что? Нас не трогают, и хорошо… Может, и не по нашу со Шварцем душу. И это не закидон от наместника.

    Суч же передавал слова дяди, что по пегасам не ясно. Вроде как, из столицы герцогства уже вылетели, а куда пропали — непонятно.

    А вот ближе к вечеру, когда мы, уставшие, только собрались усесться за стол за ранний ужин, примчался один из младших братцев Кента. Эта парочка и вовсе в нас с бароном души не чаяла, и что интересно, нашего квартирного хозяина совершенно не боялась. Иногда прибегали, что передать. Вот постоянно их и угощали, а иногда, за услуги посыльного, и мелкую денежку от нас с бароном получали.

    Интересное дело, кстати. Если мы пребывали на хуторе, то мысленная связь Шварца, полученная во время принятия клятвы, давала какие-то непонятные сбои. Дотянуться даже до Суча, находящегося в селе, бывало проблематично. Всё-таки дверь, которую охраняет старый таинственный сторож, которая ведёт куда-то, в странное место, как-то влияет на магию, или то или что за этой дверью скрыто.

    Вот малое недоразумение, обычно весёлый и смешливый Лео, взволновано доложил: — Над городом видели летучие тени, а потом в поместье приземлились пять существ…

    Ускоренный кросс из последних сил. Впервые сами на себе проверили качество изготовленного эликсира. Что сила, что манна, скакнули до предела после того, как каждый из нас сделал по паре глотков. Кстати, когда обжаривал кофейные зёрна, все жильцы дома собрались под моими дверями, где мы и устроили основную лабораторию.

    В общем, бежали мы, хотя и недолго, но зато на пределе сил. Скорость развили спринтерскую, и к моменту, когда перед глазами начали появляться маленькие звёздочки, влетели в распахнутые ворота конюшни, расположенной на отшибе, в отдалении от других строений комплекса, где разводили живность. Вот посреди этого строения мы и увидели нечто.

    Кони не кони… лошади не лошади… Может, даже ишаки, не скажу сразу, но явно раза в два по высоте любого осла превысят.

    Но, без шуток. Богатырский коняга, единственное отличие — крылья по бокам имеются, и ещё одна деталь в глаза бросилась — намордники на мордах животных.

    Однако! Цвет по масти, какой-то пегий, может оттого и название такое — пегас! С ними погонщики. Уселись на завалинке из дров и что-то точат, достав припасы из своих наплечных сумок. И ещё, все кони — пегасы осёдланы, а у парочки даже видно, что сёдла двойные. Теперь понятно, как ушастые собираются тикать от нас.

    Я же, увидев эльфов, словно на барьер с разгона нарвался. Шагнув к тяжело дышащему Шварцу, придвинулся к его голове и зашептал ему на ухо:

    — Я отойду. Разговаривать с ушастыми мне не хочется. Есть причины, не спрашивай. Посторонних гони в шею. Пегасов, пускай они сами сейчас в стойла отведут, а там уже сами. Как эти убудут отсюда восвояси, я подойду. Пересекаться мне с ними нельзя. Старые проблемы могут выйти, а неприятности, да ещё с этой разновидностью разумных, нам точно ни к чему. Я со стороны понаблюдаю, но так, чтобы они меня не видели. Дяде скажешь, что я в село по делам убежал. Чтобы не волновался. Ну, всё. Давай, разруливай. Шпану тапками по попе, и пускай подальше от пегасов держатся. Командуй, а я тикаю. Потом всё объясню!

    И быстро вильнул в сторону, затерявшись среди низкорослых хозяйственных строений.

    Если Шварц удивился моему закидону, то не подал вида, что, впрочем, не оградит меня уже сегодня вечером от допроса с пристрастием с его стороны. Умеет он душу из человека вытрясать своими вопросами.

    * * *

    Часа два пришлось по щелям шкериться. Прятался, словно не на своей земле нахожусь, а на территории противника, что, впрочем, и ненамного-то и надумано.

    Сталкиваться, вот так напрямую, с настоящими свободными ушастыми не приходилось. А ведь меня ещё Бобик предупреждал, что после поглощения сути эльфийского принца и его способностей, мне со стороны ушастых грозит всегда смертельная опасность. Тут вот орк на воротах школы почувствовал переработанную суть высшего эльфа и, вроде как, даже еле удержался, чтобы не прибить на месте, а эти и разбираться не будут. Грохнут, а потом только вопросы задавать начнут.

    Понятно, что можно их и самому к праотцам отправить, но вот проблемы, последующие за этим, мне разве нужны? Нет, конечно, к тому же, тогда не за двумя животными, а сразу за пятью ухаживать придётся, и я думаю, что времени на это у меня просто не будет. Придётся бежать. А бежать — это значит бросать школу, куда удалось с таким трудом устроиться и не только устроиться, но и прикольно прижиться и даже решить жилищный вопрос.

    Не хочу. Устал я уже бегать. А потому, сидим как мыши и ждём, когда нежданные, незваные гости свинтят по своим ушастым делам.

    Два часа.

    И проголодаться успел, да и в сон клонить начало. Хоть и рубанул немного сделанного эликсира дома, а так просто сидеть, словно в засаде, и наблюдать за гостями, скучно. Да и наблюдать-то особо не за чем. Трое вот сидят, как сидели. Едят чего-то и ведут неспешную беседу, всем своим видом давая понять, что они все — белая кость. И все такие из себя. Шварц лихо общался с эльфами, нагло и уверено ведя себя в разговорах с ними, не выказывая никакого перед перворождёнными пиетета и заискивания. Все чётко, по делу. Расспрашивал, видно, про пегасов. Даже шутить пытался, но наконец-то гости решили, что хватит, загостились и, не соглашаясь отдохнуть в приготовленных специально для них помещениях поместья, ловко рассевшись на оставшихся скакунов и лихо, почти с места, пустив крылатых коней в галоп, направились в сторону выезда из селения. А через пяток минут над лесом я увидел троицу созданий, изящно парящих в небесах, причём было заметно, как аккуратно и степенно пегасы двигают крыльями и при этом, продолжая набирать высоту.

    А красиво-то как!

    Я вышел из своего укрытия и, наблюдая за пегасами в воздухе, даже не заметил, как ко мне подошёл Шварц.

    — Прекрасные создания, — произнёс он. — Но ушастые не верят, что что-то у меня получится.

    Потом, видя, как у меня взлетела вверх правая бровь, объяснил:

    — О тебе-то они не знают, что у меня помощник есть, хотя, вроде как, отец их заверил, что погонщиков здесь будут дожидаться двое. А тут я один. Соврал, что ты в отъезде и подъедешь позже. Дядя тоже от этого разволновался, но, как ты и просил, тебя я палить не стал.

    — Ты хоть спросил, чем кормить этих зверюг? — спросил я.

    — Спросил. Зерном, говорят, и при этом так гаденько ухмылялись. Каким не сказали и корма сами не оставили. Но сказали, что убывают окончательно. Содрать денег за обслуживание, так сказать, больше не получается, потому и всё. Но, видно, запросили за свои услуги прилично, раз отец не повёлся на их условия.

    Во, Шварц от меня словечек нахватался. Я за языком не слежу, разговаривая, как мне удобно, вводя, сам того не хотя, в местный язык слова моей Родины и вот уже, вначале Хэрн с Мартином щеголяли словцами, а теперь и Шварц, не хуже канна, иногда матом загибает.

    — И что про зерно-то? — вернулся я к сути нашей беседы.

    — Да чего тут стоять, пошли уж в конюшню, посмотришь, что нам перепало. Сразу говорю, оба экземпляра красивые. Выбирать не будем, разыграем, и без твоих этих штучек. Тянем палочки, но не мы, а братцы Кента. Большая — самец, маленькая — самочка. Чтобы никому обидно не было. Я уже сказал, чтобы на отшибе поляну сооружали. Что-то я, побеседовав с ушастыми, дико проголодался. По мыслеречи Сучу команду дал и сказал, чтобы сюда никто не ходил. Я уже прикинул, как сделать так чтобы убираться в стойлах не нам, а потому мы на выгул пегасов выводить будем, а мальцы пока пусть в конюшне убираются. Вывезти-то навоз им весь не под силу, но в одно место сложить получится. Ты, вроде, как объяснял, что тебе свежий навоз для чего-то нужен. Вот и воспользуешься.

    Барон, похоже, многое уже обдумал. И его мысли, если честно, меня радовали. Ни тебе задумок за речку, на поиски очередных котят идти, ни тебе мыслей, искать убийц лично тех, кто детей в городе воровал. Может, дойдёт до того, что и про сам титул барона с этими пегасами забудет, а ведь ещё и голем. Ему-то всего ничего осталось доделать запчастей. Но очень похоже на то, что запомнить, как я, с одного раза, у него не получается. А вот если делать по записям и чертежам? Я пока не заморачивался писаниной, но, как вариант для Ордена, подумаем.

    В конюшне мы одни. Пока светло на улице, но чувствуется, что вот-вот сумерки землю накроют. Надо бы торопиться, светильников нам, конечно, подогнали, но вот мучиться с маслом, а потом, их чистить не хочется. Светляки запустим со Шварцем, и все дела. Всё равно за нами, похоже, никто специально не следит, да держатся все от конюшни нашей на очень приличном расстоянии.

    А ничего так парочка, вблизи. Молодой конячка явно самец. В холке реально больше изящной фигурки очаровашки. Вот посмотрел вблизи и тут же влюбился…

    Я усмехнулся.

    — Шварц, ну-ка объясни мне на пальцах, как мы с тобой жеребят, ещё не родившихся, делить будем? Чьи они будут? Допустим, что мне лошадка досталась. И этот ей непристойное предложение сделает, от которого она понесёт. И что? Чей жеребёнок получится? — спросил я.

    Шварц довольно рассмеялся.

    — Пегасы меньше, чем по двойне, не приносят в приплоде. Кстати, со слов главного ушастого, с кем я и вёл разговор о них, именно самочка наиболее выносливая. Но по силе и грузоподъёмности и боевым качествам, лучше, конечно же, самец. Сам посмотри, какая стать, какая сила чувствуется в мышцах. Я их заселил в одно общее стойло. Всем хорошо. Нам убираться и обслуживать. Им общаться и, вроде как, она уже того, в положении. Но сколько там, ушастые не сказали.

    Я, усмехнувшись, лупанул по девочке плетением Диагностики.

    И ошалел.

    Ничего…

    — Та-а-ак, — я со вздохом прочитал про себя проклятия — Опять?!

    Шварц, удивившись, спросил:

    — Что, опять?

    Тыкаю пальцем в пегаску.

    — Магия на неё не действует, — а сам про себя думаю: «вот, наверно, и причина, почему знаменитые лошади из Ергонии к магии не восприимчивы. Они, видно, и были как-то выведены, путём скрещения обычных лошадей и пегасов. Крылья улетучились от такой связи, а вот магическая начинка осталась. Печально.

    Шварц, я это явно видел, лупанул по хвосту коня маленькой молнией, и каково же было моё удивление, когда заклинание достигло своей цели!

    Пегас взвился вверх, встав на задние копыта. Он, может быть, и взлетел бы, но потолки не позволяли ему это сделать.

    Вот, же! — опешил я.

    И столь же удивлённо смотрит, то на меня, то на коня виноватый и начинающий злиться Шварц.

    — Ты специально?! Специально, чтобы мне мальчик не достался?! — чуть не плача, начинает канючить барон.

    Тут уже я в состоянии опупения.

    — А я-то тут причём? Кто тебе говорил боевой магией по ним лупить? У тебя что, нет того же первого уровня целительской магии? Я вон, диагностикой прошёлся и ничего, а ты…

    — Так я ведь… — он ссутулился, смотря на злые взгляды, немного успокоившегося пегаса.

    Я же, видя, что коняре реально больно, попытался увеличить уровень прилагаемых заклинаний и лупанул сразу по нему третьим уровнем, из загашников Школы жизни магии Великого Леса.

    Не понял!!! А вот тут сработало…

    Ничего не понимаю, и моя теория насчёт лошадей Великого Герцогства, как-то сразу стала рассыпаться на ходу.

    И вновь прошёлся первым уровнем лечебного плетения.

    Опять ноль эффекта.

    Я, посмотрев вокруг, в надежде присесть на что-нибудь, увидел в уголке загона, куда примостили пегасов, что-то вроде места для хранения хозинвентаря.

    Видя, что я как-то задумался и ищу, где притулить свой зад, Шварц уныло поплёлся за мной.

    Чтобы особо не расстраивать Шварца и уровнять наши с ним шансы подружиться с самцом пегаса, я лупанул по, ничего не понимающему, коняге огненной стрелой, причём самостоятельно принизив её до первого уровня.

    Шварц очумело уставился на меня.

    — Ты что творишь? — прокричал он.

    Я только отмахнулся от него.

    — Экспериментирую. Тут такое дело: заклинания первого уровня по нему, если выстрелить, то не действуют, а вот уже второго — сам видел. Ты, как я понял, второй по нему применил? — спросил я.

    Видя, что коняга беспокойно движется по пространству загона и не собирается возвращаться в стойло, я попытался применить по нему заклинания массажа. Так-то, оно первого уровня, но вот если усилить его через возможности артефакта, умостившегося у меня на руке, то…

    Оба, на! Подействовало, и ещё, он явно понял, что ему пытаюсь помочь и снять боль. Интересное наблюдение…

    И я уставился, на так и не снятые с морд пегасов, намордники…

    — А это на них зачем? — спросил я Шварца.

    Тот от моего вопроса и вовсе поник.

    — Так, они же плотоядные. Вернее, и траву есть могут и мясо, притом с тем же удовольствием, хотя, наверное, мясо больше любят. Мне, с той же ухмылкой на своём красивом лице, по которому звездануть очень хотелось, говорил главный эльф. Он сказал, что часто, чем-то не угодивших им погонщиков, пегасы просто съедали, а раз магия на них не действует…

    Он обижено и как-то слишком эмоционально засопел.

    — Ну, магия на них действует, хотя непонятно полностью или как-то её действие уменьшается — это мы поймём только тогда, когда разные эксперименты с ними проведём.

    — Но им же больно! — вскричал Шварц.

    Я согласно кивнул.

    — Больно, не спорю. Но как по-другому? У тебя есть другие предложения? У нас ведь задача не только их приручить, но и разобраться, что можно с ними делать, а чего не стоит. И как по-твоему, мы это узнаем? Если не проводить эксперименты и естественно, что подопытным будет вот этот могучий самэц. Тем более, что самочка, как ты утверждаешь в положении. Щас ещё раз попробую по ней уже усиленным диагностом пройтись. Решил силы сэкономить, да кто ж знал, что у них такая магическая защита?

    Я только сосредоточился, чтобы заняться кастованием плетения, как меня отвлёк вопрос Шварца:

    — Ты как себя чувствуешь рядом с ними? У меня уже отчего-то голова кружиться начинает и словно силы теряются. Я думал, вначале, что это последствия моего перенапряжения из — за того, что все силы почти на запчасти для гомема потратил, а эликсир, пускай и полностью, но ненадолго силы восстановил. Но вот теперь я опять почти на исходе. И ведь мы эликсира и не вязли с собой, так спешили.

    Я прикусил губу.

    Ну-ка!

    Ох, да ничего себе! У меня колодец магический наполовину уменьшился, а барон и вовсе, почти сам себя, своё физическое тело магией есть начинает.

    — Тикаем… — прокричал я, подхватывая Шварца под руку.

    Фух, успели, к тому же, последнее расстояние, до устроенной Сучем и ребятами стоянки, мне пришлось тащить Шварца на своём горбу, только за несколько метров нас увидел Суч и бросился помогать, в общем, мы были на последнем издыхании. Близнецов тут же отправил на хутор за фляжкой Шварца, в которую мы немного налили полученного эликсира, а пока…

    — Так, быстро давай, что поесть и хорошо бы, чтобы бульон был. — приказал я Сучу.

    — Есть бульон, но он кипяток голимый.

    Я отмахиваюсь.

    — Давай, не спорь. — и, уже пропуская через артефакт на руке, кастую заклинание Льда, стараясь кинуть только малую толику силы и манны, чтобы не превратить на глазах малых и Суча бурлящий бульон в кусок льда.

    Пар пошёл от котелка.

    — Наливай! — командую я.

    Увы, но костёр потух.

    Малые Кента в ужасе смотрят на меня. Вот ещё, проблема ходячая. Этих на клятву не разведёшь и рот не зашьёшь, чтобы лишнего не болтали. Вон, какие глаза круглые, не верящие.

    Ну ничего, Кента озадачу, пускай со своими братцами разбирается!

    Суч поит, пришедшего в себя после моего целительного заклинания Шварца, но уж очень он слаб. Ну а я тоже, прихлёбывая горячий бульон, раздумываю над проблемой случившегося.

    Явно, у нас силу и манну сосут новые животины, что примостились у нас в конюшне. И вопрос, как далеко они могут воздействовать на всё, что имеет в себе магическую и физическую силу. Они, уставшие после перелёта, и, видно, взволнованы слишком, испуганы. Их, по сути, бросили их хозяева и воспитатели, а мы с бароном им такими стать просто не успели. Трудно это сделать всего за пару часов, хотя вот поругаться успели. Я, правда, больше лечить пытался, а вот барон, сам того не желая, причинил боль. Пока даже непонятно, как им удаётся через врождённую защиту тела мага пробиваться и цедить из него жизнь и магию. Но, возможно, что именно это они и делают и если это понять, то можно и сделать так, что мы комфортно будем себя чувствовать рядом с пегасами. Но это мы, у кого есть и магия, и артефакты, и силы магические, и эликсир, и даже накопители, пускай и пока разряженные, вернее не полностью заряженные. Но как быть простым людям и как нам с ними обращаться? Можно ли с ними в тот же город выходить, или они начнут уже силы обнулять у всех, до кого в состоянии дотянуться будут? Мы, получается, полностью можем к ним привязаться. Ладно, это меня сейчас полностью устраивает, в преддверии развязки борьбы Шварца за местный престол барона. Ну а дальше, как жить? Ведь получается, даже в школу их не затянешь, а без нас они просто погибнут, а зная немного по рассказам отца Шварца…

    Есть шанс получить золотую клетку, без всякой возможности общения с внешним миром и без права переписки.

    Что-то меня такие перспективы не очень то и радуют.

    — Что думаешь, малой? — обратился ко мне, немного оклемавшийся, Шварц.

    Он-то с пегасами больше времени, чем я, провёл, видно отсюда и проблемы у него раньше, чем у меня, вылезли.

    — О чём думаю? — переспросил я. — А вот размышляю, как этих каналий кормить-то? Никого к ним подпускать нельзя. Это мы немного толстокожи, и, хоть немного, магически защищены, но как показала практика, не очень. А остальные там просто штабелями в трупы превращаться будут.

    И я застыл, от пришедшей мне в голову мысли.

    — Трупы…

    — Чего? — переспросил удивлённый Шварц.

    Около нас никого. Малых домой отправили с близнецами. Суч тоже в село отправился к своей пассии. А нам делать-то нечего, придётся ночевать в хлеву. И без вариантов, причём нам ещё надо сил набраться, чтобы зайти. Понятно, что есть фляга с эликсиром.

    Но, пока мы не спешим, а то еще одна проблема нарисовалась.

    Близнецы не одни прибыли с хутора. Взволнованная Шили, собственной персоной. Поесть принесла, и ещё кое-что…

    — Я, как увидела, сразу поняла, что что-то не так. — взволновано говорила она. — До отхожего места сбегать решила, да и через огород и прошла, а тут смотрю, тот кустик, что ты садил, поник весь и листочки вот-вот, трубочкой свернутся и опадут. Я сразу поняла, что он погибает. Ты выкинул горшочек, в котором он продавался. А зря. Непростая вещица, как мне кажется. Ты сам посмотри!

    Протянула она мне горшок, с выкопанным с огорода кофейным кустом.

    Вот же, я, олух царя небесного. Ведь явно с горшком что-то не так.

    Я попытался пройти по нему магическим зрением.

    — Идиот! — вырвалось у меня.

    Что Шили, что Суч со Шварцем удивлённо уставились на меня.

    — На нём руны, причём хитрые какие-то, вроде как они магию блокируют. Не пойму ничего. Зачем?

    Но заниматься тут же кустарником, пускай и очень дорогим, времени нет — есть проблемы посерьёзней. Вот и выпроводили всех, оставшись со Шварцем один на один со своим новым зверьём.

    — Пошли, что ли, посмотрим, чем их кормить можно. Сегодня то за мясом уже посылать некого, но зерна мне натащили по моей просьбе, мешков пять. Я им там насыпал, но до того, как мы из конюшни свалили, они к зерну даже и не притронулись. — говорит Шварц поднимаясь на ноги.

    Я же только усмехнулся. А зачем им это зерно, если они, в наглую, силу и манну из нас тянули. Но прав барон, одним святым духом сыт не будешь, надо ведь чего и пожевать. А раз зерно они просто так не едят…

    Я посмотрел на Шварца, вцепившегося в свою серебряную фляжку, в которой плескались остатки эликсира.

    А что, это мысль!

    Я посмотрел на взволнованное лицо друга и произнёс:

    — Ладно, пошли, чего тут сидеть в темноте? Уже почти ночь, да и костёр из-за тебя потушить пришлось — малость не рассчитал с заклинанием, применённым, чтобы бульон остудить. Кстати, ты хватаешь котелок с мясом и кашей, я — то, что нам Шили принесла и пошли к нашим новым друзьям. Увы, но если мы с ними, и правда, не подружимся, то кто-то из нас тогда ноги двинет, и желательно, чтобы они были с копытами, если до такого дойдёт.

    Светляки запустили только после того, как скрылись в проёме ворот конюшни, а так до неё добирались в кромешной темноте. Но мне темнота, что день. Есть чем похвалиться, а вот похоже, что Шварц к такому экстриму готов не был, но к своей чести, содержимое он как-то умудрился не расплескать.

    Свет от светляков распространился по всему помещению, причём Шварц явно не жалел на своё детище ни сил, ни манны, хотя да, уж лучше, когда светло, а то даже я что-то стал себя чувствовать весьма неуютно.

    Звери на свет отреагировали мгновенно.

    Вот же, гады! Оставив нас со Шварцем в покое, принялись, явно на инстинктах, тянуть силы из магических созданий, по-другому светильники я и назвать не могу. Мы их создали, значит, они и есть создания.

    Но, что заметил, силы и манна из меня уходят и вовсе совсем уж тоненьким ручейком. Но факт, что убывает — и это плохо. Постоянно находиться с пегасами становится опасно, а потому стоит что-то придумать. Факт на лицо, что они испуганы и голодны. Но как их накормить? Сытый всегда более благодушный. А тут и не покормили, напугали, так ещё и больно сделали.

    Дилемма!

    Но мысль использовать эликсир…

    У меня насчёт экспериментов всегда зуд в одном месте распространяется, а тут, по-видимому, по-другому проблемы не решить. Надо что-то придумывать, но предложений нет. Шварц молчит испугано, у меня же только идея как-то использовать эликсир. Но, учитывая, что его у нас всего ничего….

    Я посмотрел на лежащие в сторонке, у стены, мешки. Наверное, это и есть зерно.

    — Я что подумал, братан, — вальяжно растягивая слова, произнёс я. — Как думаешь, может попробовать вымочить зерно в молоке, а лучше в эликсире. Молока то Шили нам целый кувшин подогнала. Вечерняя дойка, между прочим. Насытим его магией, как я тебе показывал, когда ты коктейли из своей крови вампирам готовил. Так же и с молоком. Оно, кстати, само по себе отлично магию держит. Но предупреждаю, об этом его свойстве должен знать только ты, ну и наследник, когда он у тебя появится и подрастёт.

    Шварц удивлёно смотрит на меня.

    — А я думал, когда эликсир готовили, что главное в нём кофе.

    Я согласно кивнул.

    — Почти угадал — оно. Вот только, порошок из пережаренных зёрен кофе всего лишь усиливает и укрепляет эффект, а основной продукт — это молоко. А вот его у нас… пока хватает.

    Шварц согласно кивнул.

    — Кстати, те купцы, у которых оказались коровы этой редчайшей породы, говорили, что у них ведь ещё есть девочки. Может, кто тельные уже, и вот-вот разродятся? — хитро прищурившись, предложил Шварц.

    Я пожал плечами.

    Возможность увеличить стадо голов есть, только вопрос, а оно нам сейчас надо? Ведь если даже с молоком не удастся решить проблему пегасов, то и увеличение количества молока без кофе нам в принципе и не нужно. Но, как вариант…

    — А по деньгам как же? — спросил я.

    — Дядя поможет. Нам бы только с пегасами решить, тогда и покупку коров с ними свяжем без объяснений, ибо нефиг. — рассмеялся барон.

    Усмехнулся в ответ. Опять мои выражения пошли в ход.

    — Ну что, пробуем? Молоко есть. Зерна куча. Для усиления, потом немного эликсира добавим, — загорелся в заднице Шварца исследовательский зуд. — С какого начнём? — Шварц, похоже, даже забыл, что совсем недавно из-за этих двух красавцев, едва ластами не щёлкнул. — Есть пшеница, овёс, ячмень, даже чечевицу подогнали. Ты кустарник то отложи. Вон, у кучи навоза, что я успел ещё раньше набрать.

    Я прикинул и так, и этак. Овёс, вроде, лошади едят. Овёс и вовсе… ещё в армии присказка ходила, что солдат не сможет после службы смотреть в глаза лошади — столько он за два года овса съел, но воспоминания ненужные, сейчас в сторону. Что-то раньше мне мама говорила, что чечевица очень питательна, что она лучшее, что есть среди круп. Даже по энергетическому запасу в разы лучше гречки. Но вот вопрос, а лошади её едят? Наверное, едят, особенно такие вот, с крыльями, которые и свежатинкой не брезгуют.

    Я посмотрел, на так и не снятые, намордники. Можно, конечно, попытаться и так их покормить, не снимая эти симпатичные забавные устройства из кожи. Но…

    — Кто снимать намордники будет? — провокационно спрашиваю Шварца.

    Тот вновь насупился, куда весь его энтузиазм делся?

    — Я к самцу не пойду. Ведь, гад, на меня явно зло затаил. Боюсь. Давай, я к девочке, а ты уже с этой громадиной сам постарайся справиться, а нам ведь их и вовсе расседлать надо. Кстати, заметил какие сёдла красивые на них и необычные, даже завязки в виде ремней кожаных есть. Настоящая сбруя.

    Я хмыкнул.

    — А ты что думал, что летать на них это лёгкая прогулка? Нам бы с тобой ещё бы где заклинание левитации найти. Или руну… Сам посуди, если выпадешь при полёте из седла, что от тебя останется при приземлении.

    — Что-что? Лепёшка кровавая. — Прошептал Шварц.

    Видно начал понимать барон, что задумка то у отца не только геморройная, но и очень опасная, и не только в общении с пегасами, но и сам полёт — это рулетка — долетишь ли, не долетишь. А вот как их использовать в войне на поле сражения, даже я не представляю.

    — Ладно, об этом после подумаем и расседлаем позже. Нам бы их хоть немного успокоить и накормить, чтобы подобрели. Правда, можно и голодом поморить, но как бы хуже не было. Они сейчас силы и манну сосут, как насосы, а представь, что они начнут творить, когда от голода выть начнут? Представил? А теперь, давай, доставай мешок с чечевицей и какой-нибудь таз, чтобы можно было в нём её замочить, хотя бы на часик. Ты, давай, займись наведением этой бурды, а я пока постараюсь их успокоить. Конину я уже малость по массажировал, после того, как ты ему хвост слега прижёг, а теперь, думаю, будущую мамашу стоит успокоить. А там покормим, и, кто его знает, может, и сами расседлаем. Я честно думал, что ушастые заберут и уздечки и сёдла, или хотя бы помогут освободить от них пегасов.

    — Дудки. — проворчал Шварц, осматривая какую-то плоскую ёмкость. Видно, в ней и собирался он наводить месиво для подопечных, — я просил их помочь, но мне сказали — плати. А чем? Вот и… короче, я грубить, конечно, не стал. Кто я для них в таком прикиде, но уговорить их нам хоть немного помочь, так и не смог. Он то, этот ушастый, и так на меня с удивлением в глазах смотрел. Видно, посторонние, не маги, при пегасах сразу сливались, а тут я, почти два часа с ними о разном болтал. При этом эльф меня постоянно около самца держал. Видно, он больше всего в себя силы, разлитой в магическом плане вокруг, в себя впитывает. И вообще, не отвлекай. Работай, а я пока поэкспериментирую малость.

    С полчаса я ублажал животных. Вначале, получила расслабляющий массаж девочка. И вместе с ней успокаивался и её, видно, избранник. И дети, будущие от него. Я, в процессе обработки заклинанием массажа, успел всё-таки продавить через их врождённую защиту и заклинания диагностики, усилив его через нарукавный артефакт, по максимуму.

    Что сказать? Три плода. Причём, судя по тому, что давала моя диагностика — один мальчик и две девочки. И явно, будущая мама свои силы тратит, в данный момент, именно для поддержки плода. Вот отсюда и нервное состояние отца, видно чувствует, что всё плохо и с его избранницей и с будущими детьми.

    Пришлось делиться по максимуму, и даже остатками эликсира у Шварца пользоваться. Этот гад всё-таки в молоко эликсира, кроме всего, добавил, а я, в конце процедуры массажа, даже рискнул приблизиться и снять намордники с ребят. Уздечки пока не стал снимать. Уж больно нервно на мои действия реагировал самец…

    — Готово, — раздалось у меня за спиной.

    Довольный и какой-то уж слишком бледный Шварц подтягивал к стойлу, куда я завел пегасов, наполненный почти с верхом таз с замоченным зерном.

    — Я почти добил эликсир. На всякий случай, по глотку нам оставил. Я же не в курсе пока, сколько им еды надо. Ты смотри, а ведь потянулись, причём вдвоём.

    Я усмехнулся.

    — Конечно, от твоего тазика магией за лигу, наверное, тянет!

    — Нет, больше! — раздался смутно знакомый женский голос за спиной.

    Я резко обернулся и обомлел…

    Старые знакомые из-за речки, причём прибыли всем выводком.

    Полуголая вампирша. Её муженек и дети. Мальчики прятались за спиной отца, а вот впереди свободно вышагивала красотка в полунеглиже.

    Скосив взгляд на Шварца, понял, что сопротивляться из нас, смогу только я. На Шварца же вампирша действовала, как наркотик. Вон, похоже, сейчас у кого-то от вожделения слюна изо рта потечёт. И видок полного дебила.

    Вот же, неприятности. Но молчать становится опасно, как и пытаться защиту кидать. Против четырёх вампиров у меня шансов просто нет!

    — Какая неожиданная встреча, — выдавил я из себя в качестве приветствия. — Неотразимая …. Не могли бы вы так не давить на моего друга, а то, против вашего обаяния и красоты, он полностью беззащитный, и становится, сами посмотрите на него, ну вылитый же идиот. Зачем вам с такой жертвой разговаривать? И вообще, чем обязаны? И да, вы не перепутали места своего обитания?

    Отец вампирёнышей только хмыкнул на мою тираду, а вот его жёнушка, проигнорировав и меня и моё обращение, как, впрочем, и того, о ком я просил, мило виляя бёдрами, продефилировала… мимо меня, пройдя, почти касаясь своей недоюбкой, которая по сути, ничего не прикрывала…

    Я даже поворачиваться за ней не стал, в отличие от смотрящего на неё влюблённым взглядом Шварца.

    Я вообще-то думал, что она к Шварцу направляется, оказывается, ошибся.

    Поняв, что главарь выводка нападать ни на меня, ни на Шварца, пока не собирается, посмотрел на вампиршу и едва от удивления челюсть не вывихнул.

    Женщина с фигуркой богини, ласково прижавшись к пегасу, который совершено спокойно отнёсся к такой фамильярности, или даже, наверное, испытывал какое-то непонятное наслаждение. Во всяком случае, на появление вампиров не нервничал совершенно, а та…

    Присосалась к его шее, что ли, и кровь пьёт?!

    У меня от страха даже волосы на голове зашевелились. А нет, просто целует и что-то нашёптывает ему на ушко.

    Во, дела!

    — Что-то вы о нас забыли совсем, Гури. Ведь обещались почаще наведываться? — между тем задал мне вопрос вампир.

    Я же судорожно сглотнул, враз ставшую вязкой слюну, обернулся к говорившему и прошептал:

    — Так я, вроде как, и не обещался.

    Тот лишь усмехнулся. Между тем, вампирёныши, освоившись и поняв, что ожидать от меня и Шварца подлянок не стоит, разбрелись по конюшне.

    — Вы нет, а вот ваш товарищ… Тем более, это вы его чему-то научили сделать со своей кровью, почему мы и оказались здесь. Уж поверьте, не от хорошей жизни. Вы сломали весь наш семейный уклад. Там… — он мотнул головой, видно имея ввиду, клочок проклятой земли на территории баронства, — мы себя нормально чувствовали, и естественно. А теперь…

    Я ошарашено смотрел на вампира.

    Очень похоже на судебный процесс. Мне, вроде как, претензии высказывают, за которые одно наказание — смерть. А в моём случае…

    Я скосил взгляд на супружницу вампира. Всё также о чём-то шепчется с пегасом, причём, самочка тоже прижалась к вампирше.

    Всё страньше и страньше. Но раз сразу не режут, то значит, есть и возможность договориться.

    — Вроде же, с вами всё хорошо? Выглядите отлично. Здоровый румянец на щеках заметен, особенно, вон, у ребят — я мотнул головой в сторону скрывшихся в темноте на просторах конюшни вампирёнышей.

    Взгляд, со стороны Высшего, похоже может прожечь во мне дырки…

    — В том то и дело…, что румянец! — почти прорычал вампир. — Ты что с нами всеми сделал, Маг? Я почти человеком стал. С ума сойти, у вампира кожа стала розоветь! А ещё, ты нас подсадил на этого недоноска! — он мотнул головой в сторону исполняющего роль идиота Шварца — Что он смог намешать в свою кровь, когда по кубкам её разливал? Мы стали чувствовать зов его плоти! Даже находиться с ним рядом стало комфортно. И это нам, свободным детям Хаоса! Ты этого хотел?

    Я поражёно взирал на рассвирепевшего вампира.

    Из того, что я понял с его слов — мне хана! Шварца пощадят. Заберут его к себе и будут доить, как мы своих коров, с тем же, похоже, эффектом. А вот меня просто порешат. И это не есть гуд. Вампир впереди опасный. Ещё опасней штучка за спиной. По бокам где-то в темноте, бродят их детёныши. Соревноваться в скорости бесполезно, да и Шварца так просто не оставишь. Начнёшь тут проклинать свои выходки, которые и привели к столь печальному итогу.

    Не вырваться. Порешат, как пить дать.

    Но раз пока не нападают, то может быть…

    — Ну, разве это плохо? — прокашлявшись, спросил я. — Мы со Шварцем и так можем заботиться о вас.

    — О всех четверых, и о будущих наших детях? — раздался голос из-за спины.

    Поворачиваться бесполезно. Я чувствую, что она у меня уже за спиной, на расстоянии руки стоит. Шварц не помощник. Во, как его плющит от вампирши. И с этим надо что-то делать. Но когда? В данный момент надо решить, что делать и как спастись самому. Явно, что меня пустят на заклание, а Шварц просто для всех пропадёт. А если моё тело станет здесь вампирствовать и его бросят эти гады, то на селе, а возможно, и на самом городе, можно будет ставить крест. Сильный тёмный маг, в последствии можно и в лича превратиться, а тогда…

    Я даже зажмурился, от охватившего меня отчаянья.

    Если представить, что Шварца они не станут трогать, то стоит тогда благословением лупануть вокруг себя. Убить ублюдков не убью, но шанс для основного удара получу. Есть и огненная стрела, и фаербол, да и ледяное копьё у меня, чудо, как хорошо получается, а, усилив их все с помощью артефакта, то и вовсе, я тут и камня на камне от конюшни не оставлю. При первом же залпе вампирша прервёт контакт со Шварцем, и, надеюсь, что ему хватит ума и реакции накинуть на себя щиты, да и они у нас и так есть, хоть и существующие от кулонов на шее. Тянуть с атакой опасно. Жаль пегасов, конечно. Но ничего не поделаешь, жить мне хочется, а тут, по-видимому, без вариантов…

    Одно удерживает — от физической атаки вампирши мне противопоставить нечего, только атака.

    Но бля… я же её не вижу, а бить по площадям — это и Шварца зацепить. Но на кону либо жизнь одного Шварца, либо кучи народу в Ордене.

    Без вариантов, а потому надо бы отвлечь разговором, а потом выпускать руны, что есть у меня, и атаковать. Вот и световой интерфейс древнего артефакта заработал. Можно, конечно, и Даками попробовать воспользоваться. Но то оружие не проверенное в реальной быстрой схватке, хотя и убойное, ничего не скажешь.

    — Разве мы не можем просто договориться? — облизав пересохшие губы, спросил я.

    — Договориться? О чём? — спросил вампир. — Нам хватит привязки и одного его. — усмехнулся он.

    — Разве что, пустить его на наших будущих малышей? — задумчивый голос из-за спины. — Но понимаешь, он в ментальном плане — слабак. Хотя и сильный маг. Тебя же, я даже, как женщина не прельщаю, а значит, управлять тобой мы не сможем.

    Я повернулся вокруг своей оси, намерено делая это спокойно, и даже как-то замедленно и расслаблено. Главное не спровоцировать на атаку раньше времени, и, одновременно кастуя заклинание из школы Церкви Святого Порога.

    Улыбаюсь ей.

    Ну, теперь повоюем. Теперь то, есть шанс выжить.

    — Но это не говорит о том, что из-за этого стоит меня убивать! — ухмыляясь, говорю я…

    Глава 4

    Странно. А ведь не нападают. Может, договоримся?

    — И всё-таки, что вас привело к нам? — спрашиваю я.

    Со стороны спины, даже угрозы не чувствую, а ведь там, думаю, самый опасный, из сегодняшних, противник.

    Дама загадочно улыбается.

    — Я бы и сама не против всё полюбовно урегулировать, тем более этот, — она кивает на, стоящего с лицом идиота, барона — и правда, сильный маг. То, что ему удалось сделать, неподвластно даже эльфам. Я говорю об этом со знанием дела. Я бывшая…

    Я поражённо смотрю на красавицу. А ведь есть сходство, есть!

    — Оттого и к этим сразу направились, уважаемая? — киваю в сторону пегасов.

    Она кивнула.

    — Я-то ладно. А чего вы-то с ними тут, да одни? Они вас высосут, все силы вместе с жизнью и ещё добавки попросят, да с вас толку! Только в мумии годитесь. Хотя… Сколько уже тут сами и без защиты?

    Я поморщился. Со знанием дела разговаривает, понимает, что к чему. Что-то я и сам додумать успел.

    — Немного, если так посмотреть, и суток то нет. — честно признался я.

    — Сильны… И этот тоже? — вновь кивок на Шварца.

    А мне что-то надоело уже отдуваться за двоих. Шварц, всё также, пялится на красавицу, пуская слюни из приоткрытого рта, как идиот.

    — Может отпустишь его? — спрашиваю её.

    — Можно, — соглашается она — но зачем? Так хоть управлять им сможем, а в слуги самим, как то не комильфо, сам понимаешь. Мы свободными родились, вернее наши дети. У каждого из нас, у нас с супругом свой путь был к этому состоянию. Но если с ним понятно хоть, что делать, так с тобой одна проблема.

    Я усмехаюсь.

    Теперь я вас почти не боюсь. В руках разгорается заклинание святош «Благословение» — мощное заклинание, проверено. К тому же, пропущу через артефакт, как когда-то через жезл Равновесия» Великого мага Ергонии… И что-то мне подсказывает, что эффективность от этого возрастёт в несколько раз. Если учесть, сколько всего артефактов на данный момент на мне навешано, к тому же, артефакт как-то умудрился слиться с каменным браслетом маяка драконов, мало зубастикам не покажется!

    Но я держу контроль.

    Пока на меня не нападают, а только пугают. Словесно пугают. Возможно… возможно зубастики и сами в афиге и оттого не знают, как себя с нами вести. Не зря же они, бросив дикие места проклятого пятачка на землях баронства, решились просочиться в обжитые земли, почти в город. Во всяком случае, в поселение. И только для того, чтобы навестить нас с бароном. Неспроста всё это, ой неспроста!

    Действие расширяющегося заклинания задевает дурацкую тушку Шварца и через мгновение раздаётся его удивлённый возглас:

    — Что это со мной было?

    Я только зло сплёвываю себе под ноги.

    — Ты опять влюбился, причём не без помощи магии по-видимому, другую причину твоего такого поведения я придумать не могу. Как сомнамбула себя вёл. Вон, она тому виной!

    Шварц распахивает глазища, рот открыт от испуга и удивления…

    А девица то напряглась, вон с каким страхом смотрит на разгорающееся свечение в моих руках. Перевела взгляд на барона.

    — Мы только поговорить пришли, иначе вы и минуты бы после нашего посещения не прожили! — говорит она угрожающе.

    — А вот это уже вряд ли!

    Раздаётся голос откуда-то сбоку, из затемнённого основного центрального прохода конюшни.

    Вот это да! Да мы тут не одни, оказываются!

    Я на автомате кидаю проверку пространства — никого, а если на нежить?

    Ох, ничего себе! Двенадцать засветок вокруг, причём непосредственно в здании конюшни — восемь, остальные видно, прикрывают периметр вокруг здания. Не уйти!

    Как же я так?! Видя моё испугано-загнанное выражение лица, Шварц затравленно шепчет:

    — Чего там? Кто это вообще?

    — Кто — не скажу, но очень похоже на нечисть, и тут её много, для нас, во всяком случае. Никак и не отбиться. Двенадцать особей, ну откинем детей, десяток получается.

    Шварц побледнел…

    Магией можно, конечно, попробовать отбиться и мы будем это делать, вот только против высших, а это именно они и есть, у нас в противостоянии шансов просто нет. А потому, первыми не нападаем, ведь неизвестный, который из темноты голос подал, вроде как, нападать и не собирается. Только чего это наша краля так испугано выглядит?

    — Детей отпусти! — почти пропищала она.

    Но, полный игнор со стороны неизвестных, а вот и первые пташки появились…

    Опп-а! Чем-то родным пахнуло… Неужели?

    Вот только перейти на мысленную речь не успел.

    Одна из появившихся фигур вышла на свет, который давали наши со Шварцем светляки.

    — Всё под контролем, Ваша светлость! — проговорил мужчина с аристократическими чертами лица. Но я бы сказал, что немного бледноват последователь ордена, — вам послание от Хэрна, хозяин.

    Одет с изыском. Дорого, прямо франт какой-то. Видно, что в прошлом благородный, может даже аристократ, вот только с какого перепуга орден нежитью занялся?! Непонятно! И это обращение… Вон, как на меня уставился поражённо Шварц, да и мамаша малышей, которых за шкирки ещё парочка представителей моего ордена держат, перевела на меня испуганный взгляд. Пробрало бедняжку. Понимает, что высшие так просто никого Его светлостью и хозяином не назовут.

    А мне, с поклоном, протягивают скрученное в трубочку послание.

    Я криво усмехаюсь… Папирус… Ну, Хэрн, вот только… понятно… информационный кристалл. Дорогое удовольствие… иллюзии, однако. Но при посторонних его просматривать — верх идиотизма.

    — Детей отпусти. — Даю команду я.

    Вампирята, получив свободу, тут же бросаются за спину матери, которая теперь сама выглядит обречённой, вон как озирается по сторонам.

    Я поворачиваюсь и смотрю себе за спину, где до этого стоял главный в этой весёлой семейке.

    И там весело! Понятно, чего так испугано выглядит самка от вампиров. На полу их отец семейства, видно мои новые помощники посчитали нежданного гостя наиболее опасным для меня, но надо отдать должное, действуют, хоть и жёстко, но, судя по всему, видимых повреждений наш проситель не получил. А ведь, и правда, проситель! Правда пока так они и не поняли, чего от нас со Шварцем им просить, или толику крови молодого мага с прибамбасами, в виде дармовой энергии, или всё-таки чего посущественней.

    Шварц молчит, только на меня косяка давит. Понимает, кто на данный момент командует.

    — Отпустите наших гостей, они не будут предпринимать никаких необдуманных поступков. Ведь так? — спрашиваю я главаря этого вампирского выводка.

    — Мы и так, только переговорить приходили, — сквозь зубы цедит он.

    Подняли на ноги, даже отряхнули незамысловатый прикид гостя. Одежонка, надо сказать, поистрепавшаяся, мадам и вовсе полуоголённой тут дефилирует, прелестями перед всеми крутит, оттого так торкнуло Шварца от вида её прелестей.

    Но надо что-то решать, и так уже времени много потеряли, а ведь ещё и с пегасами что-то делать надо и со старшим от непонятных высших надо. Чувствую, что мои, вот только почему вампиры? Вот вопрос! Не боюсь, уже нет. Но что-то, как-то неспокойно на душе. Кристалл бы с посланием посмотреть!

    Кидаю взгляд на животин.

    Во, дела! Стоят и спят, просто спят и отток сил и манны спонтанный с их стороны прекратился. Совсем хорошо!

    — Ну, коль переговорить просто хотели, тогда так, — я вопросительно посмотрел на своего вампира.

    — Барон Самал о Дари, к вашим услугам, Ваша светлость. Можно просто по имени, оно же позывной — Керт. Так меня в нашем отряде кличут. — мысленно доложил, видно командир этой группы.

    Я киваю, что услышал.

    — Тогда так, — повторяюсь я — господин Керт со своими подчинёнными организует тут, неподалёку, среди деревьев поляну, с чем-нибудь поесть…

    Но этот самый Керт меня и перебил:

    — Извиняюсь, что прервал вас, Ваша светлость, но пока из здания нам лучше не выходить. Хоть и ночь на дворе, но не стоит без надобности к себе привлекать никому не нужное внимание.

    Я опять киваю, соглашаясь, а по мыслеречи ругаюсь:

    — Хватит меня тут «светлостью» обзывать. И так ваше появление к моей фигуре ненужное внимание привлекло. Вон смотри, как барон малолетний глазами зыркает, а это всё-таки друг и отбрехаться теперь мне будет, ой как сложно!

    — Так припугнём… — отвечает так же по мыслеречи ещё один барон.

    Я усмехаюсь.

    — Боюсь, тогда я переживу откат от вашей смерти. Барон хоть и выглядит слишком уж молодо, но поверь, спокойно сможет в округе, особо не напрягаясь, устроить конец света в миниатюре. Есть секрет, понял? А потому старайтесь его не трогать, а главное, не злить!

    Вздыхаю… Проблемы, проблемы, одни проблемы!

    Устроились где-то в закутке конюшни.

    Я, Шварц, парочка местных и главный из моих высших. Детвора с пегасами осталась, их, как и мамашу, так и тянет к животинам. А вот отец так и не решился к летучим тварям близко подойти, видно и на него действует непонятная магия этих порождений хаоса.

    А мои-то помощники нежданные неплохо к встрече приготовились! Стол ломится от всяких изысков. Мяса — море, вина в достатке, кому-то даже кровь подали в виде деликатеса, и что-то мне говорит о том, что кровяночка то человеческая.

    Понятно, куда люди Косого делись и за кем их следить направили.

    Неучтённые потери, однако, и никому не нужные!

    Шварц, взглядом жадной жабы на меня смотрит, но пока у нас возможности остаться один на один не было, уж больно ему хочется разобраться в этих странных и удивительных изменениях в моём статусе. О чём-то он и раньше догадывался или предполагал, во всяком случае, а тут…

    — Ваша светлость! — неожиданно вновь в голос отозвался главарь группы ордена… — вам бы в одиночестве послание посмотреть, а уже потом принимать любые решения.

    Понял, для чего он вслух свои просьбы оглашает, чтобы никто не подумал, что я от кого-то пытаюсь прятаться. Но прав, чертяка, мало ли, что в ордене произошло, и мне вдруг линять быстрее отсюда надо.

    Шварц вопросительно на меня воззрился.

    — Я отойду, — произношу я, — сам понимаешь, обязательства!

    Встаю и иду в сторону дальнего загашника, который присмотрела для себя отдыхающая смена охраны из состава отряда.

    А неплохо устроились. Даже что-то в виде топчана имеется.

    На моё проявление, все без исключения вскочили на ноги. Трое изысканных аристо, уж очень уморительно смотрелись они все в своих дорогих прикидах в этом, по сути, хлеву.

    — Здесь безопасно и никто ничего не услышит и не увидит. — Произнёс один из троих моих новых соратников.

    Вот же, я даже головой удивлёно качнул. Даже представить себе не мог, кого мне орден в помощь пошлёт! Но вначале…

    Час спустя

    Я всё также сижу, уставившись в пустую стенку строения. Иллюзия с изображением совета Ордена пропала ещё полчаса назад. А вот я всё никак не могу принять решения.

    Меня просят пока поостеречься, посидеть, так сказать, в тени. Императору неизвестно, где моё место расположения, хотя, по словам Хэрна, если судить, то ищут меня ищейки правителя Империи очень качественно, прочёсывая всё вокруг. Вот только, что я внаглую поступлю в магическую школу Империи под патронажем одного из великих герцогов Империи, никому видно в голову из ищеек не пришло. Цель моего поиска пока не ясна. То ли приблизить хотят и на крючок посадить, или и вовсе порешить собрались. От того и охрану мне кинули. В ордене и вовсе непонятные события происходят. С какого-то перепуга влезли в войну, причём под знамёнами Императрицы, вернее, её личной гвардии. Хотя, вроде как, сам Великий герцог Ергонии попросил о помощи Мартина. А если учесть, что мы ему обещали не оставлять в беде, и главное, не претендовать на трон, в общем, всё один к одному сложилось. Нападение на герцогство родственников Дора, а с ними компании, обещания Мартина и моё, в частности, ну и хитрая игра императрицы, вернее, её милого, но очень хитрого супруга. Ведь понятно, что на орден возложили заведомо неисполнимое задание, к тому же, с оплатой наших услуг не всё просто. Вроде как, мы, как я и приказывал, земли вокруг храмов возродившейся богини прибрали к рукам. Так ещё и земли, где живут драконы, в герцогство превратилось, и правит там теперь, вернее будет когда-нибудь править герцог Валуа, но тоже под патронажем Ордена.

    Фигура Командующего армией слегка смущает. Нет, я верю что Серж выкрутится, совет, сам того не ведая, выбрал в качестве командира для всех, наилучшую кандидатуру. Ну конечно, с его-то опытом! Но вот наводить порядок, как я понял со слов Хэрна и самого Сержа, получилось непросто. Да и кто в этом мире к детям то прислушивается? Хотя, Серж подрос, возмужал, да и власть отпечаток накладывает на чело, делая его суровее и взрослее, чем он есть сам на самом деле.

    У Марфы дети родились. Две златовласки… м-дя!! Ну и дела! Вал вернулся. Дора с семьёй в Кароллой перетянули. К драконам в храм поездку совершили. Человеко-дракон в женщину, вернее, в девочку превратилась. Вал счастлив. Может и правильно рассчитал Серж, Коля может, и правда с другими, а не с эльфой ветреной счастье найдёт? Кто его знает, но вопрос людей — драконов радует, что не отложили в долгий ящик. Взялись решать проблему. И это радует.

    Удивлён масштабами проведённой мобилизации войск под знамёна Ордена. Макры, понятно — они всегда повоевать не дураки, но остальные?!

    Принц тот же. Явно рассчитывал встать во главе войска, а тут такой облом. Магическая поддержка сильная.

    Эх, жаль переносной якорь портала оставил у бобика, щас бы… со всеми оказался..

    Но вот этого-то мои друзья и родственники и не хотят. Боятся, чего удумать мог Император. Да и мне самому с владыкой бодаться совсем не с руки. Ивалье, сука, подставил!

    А потому сидим на попе ровно. Шварц, конечно, проблема теперь, но не такая, как Император и это радует.

    — Как там мои знакомые? — спросил я, как очнулся от своих мыслей, одного из высших, что всё это время присматривал за мной.

    — Котят принесли откуда-то, играются. Милые создания, но уже сейчас для большинства простых смертных смертельно опасные. — раздался его приглушённый голос. — родители близнецов немного успокоились и наблюдают, но не за детьми и котятами, а за нами. Их ведь поразил тот факт, что подобные им ходят под вашим непосредственным командованием, господин.

    Я хмыкнул.

    Ну, как вариант.

    — И как их впечатления от этакого факта? — спросил я.

    — Такое ощущение, — произнёс очень похожий на аристократа высший, — что они сами не знают, что теперь делать. Мы-то проблемы, которая случилась с ними, не знаем. Но очень похоже, что они чем-то связаны с малолетним бароном.

    А я слушал его голос и думал: «Кто эти высшие? Кем они раньше были? Серж там что-то мявкнул о каких-то пленных из какого-то квартета, но не спрашивать же самих зубастых, мало ли что, а вот с этой, прицепившейся к нам парочкой, надо что-то решать. Сам виноват, надоумил Шварца. Посоветовал, называется! Но я ведь где-то внутри души так и предполагал, что именно такой результат получится, а именно привязка высших к Шварцу. А что, в этом случае мне, главное, вновь за речку не придётся идти. Зверята, дети моих млечных спутников, расположившихся у меня на груди, ведь с нами, вернее, с бароном останутся, ну и пусть, что ребята у них поводырями будут. А что, отличные со временем охранники получиться могут, не хуже чем у меня.

    Я посмотрел на, внешне безразличное, выражение красивого, бледного лица высшего.

    Теперь осталось как-то своё предложение перевести в слова, да найти такие, чтобы вспыльчивая красавица мне, в порыве ярости горло не разодрала, ведь в случае молниеносной атаки, боюсь, сам не смогу среагировать, да и мои теперешние охранники не у дел окажутся.

    Но не думаю, что атака последует в ответ, а моё предложение, по сути, о рабстве. Дети, ими уж точно никто жертвовать не будет!

    А потому поднимаемся и присоединяемся к весело беседующей компании.

    Похоже, что высшая опять за Шварца взялась не на шутку, так и до постели может дойти. А её муженёк что, так просто огласится рогоносцем побыть?!

    А! Эти мои предрассудки! Кто знает, что может выйти в итоге из связи сильного мага и вампирши, а ведь как рассказывали мне старшие друзья, что совместимы ведь,

    Страшно подумать о последствиях.

    Да и мой командир отряда прикрытия тоже не отводит взгляда от чаровницы. Эльфа, да ещё и перерождённая в Высшую. Не скажу, я вроде о таком и не слышал никогда. Вроде ведь, ушастые не перерождаются? Или я что-то не понимаю?! Я даже о таком и не слышал. Что же, будет о чём поговорить ещё, с начальственным бароном.

    Шварц, вроде, увидев меня, стал более нормально себя вести, или мне только кажется. Вновь аккуратно, чтобы не зацепить нежить, прошёлся по нему дозированным плетением «Благословения»!

    Ого! Как встрепенулся! Помогает. Но чувствую, что против любовной магии бывшей ушастой, святоши даже не пляшут. А, следовательно, надо с самими Высшими переговорить и расставить все точки над «и».

    Как и говорил мой сторож, у костерка, что развел, по-видимому, Шварц, царило веселье, если учесть, что сам малолетний барон, в тот момент, находился вновь под чарами красивой нежити.

    — Значит, так! — без предисловий, увидев, что Шварц после действия моего заклинания вновь может соображать, произнёс безапелляционно я. — Времени в обрез, а нам всё-таки и поспать бы сегодня, и дела ещё есть по уборке конюшен. — Я посмотрел в глаза красотки. — Что касается вас, — мой тон, видно, явно ей не понравился, но сдержалась. Не её время права качать. — ситуация с вами, дамы и господа, и их дети, весьма запутана. Как я понял, жить без близкого общения с бароном, вы больше не в состоянии? Так? — жёстко спросил я.

    Но за супругу, в этот раз, ответил муж:

    — Так и есть. — Просто произнёс он.

    Смотрит спокойно, ожидает, что же я могу предложить в этой непростой ситуации.

    Я прикусил губу по старой привычке. Всегда так делал перед важными переговорами, ещё в той жизни.

    — Как вы отнесётесь к возможности жить среди людей? Причём, вашим господином будет настоящий владетельный аристократ? Не спешите кричать и возмущаться! — сделал я пасс руками, останавливая уже открывшую рот в немом крике красотку. — Вы о детях подумайте! В случае отказа, если не станете агрессивно себя вести, то спокойно уйдёте отсюда все живыми. — Я поперхнулся… — ну, в том состоянии, в каком вы сейчас находитесь!

    Чего-чего, а теории в этих вопросах мне пока не хватает.

    — Мы живые, просто форма жизни у нас другая! — с ухмылкой произнёс Высший. Потом перевёл взгляд на моего начальника отряда охраны… — такими же, как они? — кивнул он головой в его строну.

    Я же, перевёл дух. Не кинулись, а это уже результат!

    — Не могу сказать, потому что не знаю, что ты подразумеваешь в этом вопросе. Что значит: как они? Они принадлежат Ордену! Они члены команды и, как видишь, они спокойно и самостоятельно могут жить среди людей, при этом, не срываясь потакать своим низменным порывам. Уверен, те, кто не понял, кто перед ними и решили по глупости их обидеть, стали просто приятной добавкой в пищевом рационе бойцов отряда. Я это допускаю и не порицаю. Но сами вести охоту они не станут. Вы ведь можете и на простой пище существовать, пускай и не столь приятной, как на крови, притом человеческой. Я же вам предлагаю цивилизацию. Возможность создать свою настоящую семью. Получить защиту и главное, стать нужными, а не объектами охоты для охотников на нежить. Решать вам. Он — я пальцем показал на, сидящего и слушающего мои тирады, Шварца. — Влиятельный лорд. Землевладелец. Сын одного из самых известных аристократов этого герцогства, к тому же, в будущем, да и уже в настоящем, великий маг. Не будем раскрывать всех тайн, но поверьте, вдвоём мы могли бы всех вас тут положить. Пускай, пожертвовав этой развалюхой, по ошибке считающейся конюшней. Я и вас, господа, имею ввиду, когда говорю о всех. Не смотри на меня так скептически, Керт. Я тебя уже предупреждал насчёт барона, и поверь, не шучу. Я к чему это всё говорю — вы на данный момент нужны нам. Мы же, в свою очередь, поможем в возникших у вас затруднениях. Мы придумаем, что сделать, чтобы и вы были довольны нами и мы, в свою очередь, не пострадали, вернее он. — Я вновь ткнул в сторону Шварца пальцем.

    И уже Шварцу:

    — Ты же хотел себе котят? — тот истово закивал, — А мальчики их — кивок в стороны диких Высших — с тобой навсегда останутся. У тебя есть пегасы, а мальцы, к удивлению, как и их мамаша, спокойно себя около них чувствуют, в отличии от нас и того же супруга и отца. Я заметил.

    Посмотрел на Высшего. Тот кивнул молча в ответ.

    — Если и котята, — Шварц нежно погладил одного из подросших котят, а у меня на груди что-то сильно заныло.

    Понятно теперь, вон, и родокам этих кошаков надо встречу организовывать!

    Как же надоело под всех подстраиваться, но и останавливаться на середине пути из-за своих хотелок и капризов, ниже моего достоинства.

    А потому…

    — А теперь, Шварц, прикинь, мы с таким отрядом спокойно можем наведаться в развалины старого города. И его катакомбы. С нас магия, с них — я киваю на Керта — силовая поддержка. Мы тут всех в бараний рог свернём, правда, нужно как следует всё разведать и подготовиться. Того же эликсира побольше заготовить, и всё-таки поработать и над вторым, который, по идее, должен восстанавливать здоровье, воздействуя на регенерацию.

    По ходу моего монолога, глаза барона разгорались страшным азартом.

    Всё, закусил удила!

    А почему я затронул эту тему?

    Всё просто. Проблему с восшествием на местный престол Шварца надо решать в ближайшие декады, тянуть до осени точно не стоит. Пока в руках у нас такая мощная поддержка есть.

    — Ну, каково ваше решение? — спрашиваю отца семейства. — Решаем здесь и сейчас и больше к этому вопросу не возвращаемся. Если «да», то ваша дама прекращает всякие попытки по совращению малолетнего барона и вашего повелителя.

    — Это у меня на уровне инстинктов, — улыбается, довольная чем-то вампирша.

    — А мне по барабану! — отрезаю я. — Он мне с нормальной головой нужен, а не в состоянии самца, который только, что о самке, и может думать, к тому же, у него и невеста уже есть.

    — Любовница тоже не помешает! — не сдаётся бывшая ушастая.

    — И это в наличии, и не одна, — хмыкает уже Шварц.

    — Где несколько, там и я пригожусь. Твоя кровь у меня внутри непонятно что творит, возрождая к былой жизни. Тебе самому не интересно узнать, что получится в итоге, если я рожу от тебя?

    Я только качаю головой. А Шварц у нас явно экспериментатор, ему бы только что новое и необычное попробовать, а что может быть необычней, чем вампирша с идеальной фигурой и, к тому же, бывшая ушастая?

    Даже не знаю, смог бы удержаться я от таких предложений?

    — У него будущая жена — варга. Ты, правда и теперь этого хочешь? — ухмыляясь, спрашиваю я.

    Ого, как взбрыкнула, стоило только услышать об ещё одних зубастиках!

    — Это меняет дело! Связываться с этими ненормальными, точно не хочу! Как бы ноги и так унести! — а потом уперла указательный палец правой руки в грудь будущему господину, — тогда по бокалу каждому, с энергией, притом сейчас, иначе ломка начнётся.

    Во, дела! И не отвертеться.

    — И надолго вам хватает? — обеспокоено спрашиваю я.

    — На декаду, даже больше, но дети не могут выдержать такой срок, потому с ними надо будет решать отдельно. — Произносит Высший.

    Дети…

    Я качаю головой. Ещё один головняк, хотя…

    — С ними проще, и намного. Они со стороны вообще обычными смотрятся. Приодеть, и с нами за компанию с пегасами заниматься станут.

    — И как объяснишь их появление? — удивляется Шварц.

    — Кому там объяснять? Даже не собираюсь! Мало ли в округе беспризорных отпрысков лазает, тем более, тракт рядом. Пришли.

    Барон качает головой. Не согласен, видно.

    — Дядю не обмануть, — произносит он. — Эти хоть прятаться будут, а если пацаны с нами, то однозначно вычислит. Он не раз устраивал по молодости заходы к ним — кивок на Высших местных — в гости, и как видишь, до сих пор жив — здоров и дожил до таких преклонных лет. Как бы чего не вышло!

    Я задумался. Всё рассказывать тоже не вариант, так и до нашего необычного прикрытия может дойти. А это нам надо?!

    — Прикроем. Есть способ! Магия с нами — потом перевожу взгляд на начальника отряда охраны, — действуете, как и раньше. Старайтесь нам и другим посторонним на глаза не попадаться. Будут проблемы — дистанционный доклад, а там уже придумаем по ситуации, что делать.

    Сдачу крови организовали тут же. Я вот только думал, как бы сделать так, чтобы запасы для зубастиков создать. Кровь ведь не сохранишь, да и объёмы не сопоставимы, а может…

    Молока у нас, что принесла красавица с хутора, всего ничего, Шварц для пегасов почти полностью израсходовал нужный напиток, но всё-таки додумался хоть немного по глоточку буквально, для нас оставить. Вот, в последний бокал, для пацанов, я и влил остатки белой ценности. Свою энергию и, тем более, кровь, даже не пытался вложить, в получившийся состав. А вот Шварц…

    Мальчишкам понравилось и главное, не превратились в нарков на отдыхе, как в первый раз, а весело бегают после приёма вовнутрь лекарства, а не валяются, словно кули у нас под ногами.

    — Ценный продукт, — неожиданно произносит отец семейства. — Кровь для нас это деликатес, тем более с такими добавками, а вот это… — он покачал в руках бокал, на дне которого ещё плескался сделанный нами со Шварцем состав.

    Высший посмотрел на меня.

    — В следующий раз на нас попробуем. Но тут такое дело, — он усмехается, — твоему другу нельзя вести общение с моей подругой, а ты свободен и, судя по всему, магической силой, как и он не обижен. Как смотришь, если она возьмёт над тобой шефство?

    Я опешил.

    Это что получается? Не получилось от Шварца ребёнка заделать, так теперь за меня принялись? С другой стороны, если не думать, что это нежить, тем более, бобик говорил, что у меня прекрасные возможности в тёмном искусстве, и главное у меня любовницы нет, вернее я её очень удачно обменял, а вот только непонятно…

    — А зачем это тебе нужно? — я смотрю на красивое лицо Высшего.

    — Жизненные силы и попытка вернуться. В этой форме жизни не всё прекрасно, хотя надо признать, чтобы получать наслаждение — это лучший вариант.

    Я же покачал отрицательно головой.

    — Глупо отказываться от такой любовницы, но вот чтобы мои дети непонятно где воспитывались. — Я твёрдо посмотрел в глаза Высшему. — Если для вас это непринципиально, то для меня важно. А потому, спасибо за такое предложение, но нет.

    На том как-то, и порешили.

    Мы с пацанами заночевали в конюшне. В лесу, вокруг строения, нашли себе место и Высшие. Котята примостились к, свернувшимся калачиками, пегасам. Казалось, что неудобства, которое испытывали почти все, кто находился с крылатыми рядом в одном помещении, этих забавных комочков не волновали. А посреди ночи, уже ближе к утру, когда все улеглись на отдых, я выпустил на волю своих квартирантов.

    На этот раз никаких болевых ощущений не было, как и большого поглощения манны и моих магических сил.

    Я так и задремал под тихий шёпот призрачных родителей, которые кворчали вокруг своего живого выводка.

    * * *

    Вот уже декада прошла, как у нас на хуторе появились новые жильцы. В доме ночует только Керт и родители ребят с малышнёй. Удивительно другое — как все внешне спокойно отреагировали на такое необычное соседство. В городе без происшествий. Соседи успели увести своих людей обратно, словно почувствовав, что ещё сутки и несколько человек из их сообщества пропали бы навсегда. Не успели, дела задержали. Поэтому, что я, что Шварц очень расстроились, даже предложение поступило, а чего бы под прикрытием того же Керта со своими воинами не нанести визит в соседнее герцогство.

    Но появились и другие проблемы. Во-первых, Косого и его людей озадачили разведкой на предмет, что происходит в районе катакомб. В помощь ушли высшие.

    Пацаны и их мамаша пропадали на конюшне, где им, как могли, помогали и мы со Шварцем. Проблем с животинами не было. Шварц уже лелеял планы устроить полёты, вот только я его постарался удержать. Не к спеху, а вот с его восшествием на местный престол баронства, стоило бы поспешать. Во-первых, мог появиться его братец с разрешением отца на руках и приказом к наместнику, а рисковать жизнью брата Шварц не хотел. Во-вторых, сам наместник так и не успокоился. От Северянина постоянно приходила информация, что что-то крутит нынешний хозяин здешних земель. Но теперь у нас есть защита. Прикрытие серьёзное.

    Понять, что происходит в катакомбах, пока не получается. Те о ком говорили, что детей под землю с собой забирают, в последнее время ведут себя тихо и нигде не светятся. В таверне у Тины тоже спокойно. Такое ощущение, что весь город с баронством, словно перед бурей затих.

    У меня же проблем и так хватает. Кент, вроде докладывал, что кузня практически готова. Сушки ещё пару декад и можно делать первую топку. Радостный, впрочем, как и сам Суч. У него, вроде, окончательно с сестрой Кента всё устаканилось. Обдумывают, на какое время назначать дату свадьбы. Купчины, по докладу Йена, успокоились, после того, как не удалось нас придушить с помощью жалоб наместнику. Северянин тогда помешал. Но мы-то помним, откуда ветер подул. Не понимают ситуацию, связанную с нами, и купчины начинают бояться, ведь непонятно — деньги ему уплачены, а мы до сих пор живы. Уже лето во всю жарит. Огород на хуторе цветёт, я каждое утро стараюсь укрепляющими плетениями пройтись по основным растениям огорода. Иногда цепляя и сад. Постройки поправили. Только там теперь, кроме скотины, ещё и высшие жить пристроились. Но в тесноте, да не в обиде. Так и тянулось непонятное затишье вплоть до середины лета.

    Вампирёнышей я прозвал Чук и Гек. Они всегда вместе. Немногословные, но за Шварцем следуют, как привязанные. Чуть младше нас, если так посмотреть со стороны, но по силе не уступают уже взрослому мужчине средней комплекции.

    Я у себя в импровизированной лаборатории поставил на поток изготовление эликсира, причём в нескольких видах. Простой вариант для нас со Шварцем. Ну и при необходимости, можно давать его и любому из нашей бригады, главное, чтобы он был живым. А вот для семейной пары и её выводка, Шварц цедил немного своей крови. Получилось на удивление отлично. Расход маленький, как эликсира, так и крови мага, а эффект поразительный.

    Я же и не думал своих радовать такими подарками, пока не увидел глаза одного из самых молодых на вид ребят отряда высших. Какими он глазами завистливыми провожал довольных вампирёнышей, у которых на ремне на штанах висела полная фляжка из серебра с ценным напитком.

    Пришлось не только раскошелиться на закупку фляг на всех из серебра, но и тоже добавлять в энергетический напиток толику своей крови.

    Всё текло обыденно, спокойно и даже немного скучно. У нас со Шварцем даже время появилось на занятие магией и даже начали тренироваться во владении холодным оружием, благо учителей в этом виде мастерства, у нас был явно избыток. Даже что-то вроде турнира на хуторе устроили. Победила, как ни странно, единственная женщина.

    Ушастая имела прекрасные наработанные связки во владении тонким клинком. А в условиях поединка это, надо признать, лучшее оружие. Вот теперь у нас есть свой учитель, который не только с пегасами разбираться помогает, но и с самого утра вытягивает у нас жилы на силовых тренировках.

    С магией проще!

    Ставим в виде целеуказателя и главной мишени хозяина хутора, и долбим по нему, чем можем. Нам учёба, и ему хорошо — дармовая магическая энергия.

    Разобрался и с тем, чего это он в последнее время на меня косяка постоянно давил. Думал, на что-то обижается из-за подаренной ему практически жены, оказалось проблемы в другом. Они друг в друге души не чаяли, вот только одна беда — залететь красавица всё так и не могла. Организм постоянно насилуемой женщины выработал защитную реакцию и не давал произойти оплодотворению.

    В результате она и не беременела никогда.

    Пришлось вмешиваться. Одно радовало, сил на такую помощь понадобилось всего ничего.

    Сделал людям радость, пообещали посаженным отцом у них свадьбе пригласить. Всё-таки ни у неё, ни у него нет родственников.

    Но это я тогда так думал.

    Всё было тишь да благодать, вот только в один далеко не прекрасный день, кое-кого, во время прогулки слишком далеко в лес занесло, откуда пришлось шмакодявкам очень энергично уносить ноги, неся для всех очень тревожные новости.

    Сижу, никого не трогаю. К походу в подземелья готовлюсь.

    Эликсира на всю толпу заготовили, благо с молоком проблем нет, а у нас со Шварцем, с магической силой. Маракую, что можно придумать с эликсиром воздействия на улучшение регенерации, что-то получаться уже начинает, вот только никак конструктивно структуру лечебного плетения в основу, напитанную энергией, вставить не иогу. Но чувствую, что задумка здравая.

    Выпил — и вот по тебе заклинание проходит, причём свой запас энергии и сил несёт оно и твоих не требует, а наоборот дарит, восстанавливая и здоровье и манну. Чем сильнее плетение заклинания, всунутого в эликсир, тем сильнее оно действует. Это и так понятно, но у меня, не то, что третий уровень магии Леса, у меня простой первый не присобачивается никак. Уже и базовое, как в артефакты, когда делал, сую, да всё пока бесполезно. Срывается.

    Шварц к Косому в город убыл. Заодно к Тине наведается. Знаю, что соскучился. Местная девочка, конечно, старается, но сравнивать её с профессионалом своего дела просто глупо.

    У меня бабы так и нет. Бывшую ушастую я игнорирую, а с невольницами, как то не срослось. Забываю постоянно. Всё дела, дела.

    Помимо эликсиров и простыми артефактами решил заняться.

    Косой по нашей команде где-то целый воз древнего металла раздобыл. Бабок потратили — просто жуть. Но это тот товар, который всегда можно пристроить, тем более нам со Шварцем он достался с приличной скидкой.

    Работу с металлом мне Дор показывал, теперь вот Кента учу. Сдвиги есть, вон на столе у меня первые заготовки под боевые артефакты. Баловались как-то с Хэрном, ещё у себя на хуторе, но так, без огонька, одни наработки были, а вот теперь решил в дело свои знания превратить. Ну, Кент простые наконечники для болтов и сам в состоянии теперь наделать. А вот, что посерьёзней, я нужен. Так и мотаюсь, то в село, то обратно на хутор в свою лабораторию.

    Малая, вроде как, «залетела» после моего вмешательства, вот только, ну не удержался, когда наш квартирный хозяин попытался за мою помощь поторговаться.

    Я не гордый, но раз практически дарят ништяки, не в состоянии отказаться, хоть в душе и понимаю, что поступаю малость нечестно. Но прав и сам хуторянин, больше, кроме меня, никто помочь ему был не в состоянии, а для своих детей ему припасённых умений хватит для передачи, главное, чтобы ребёнок с магическими возможностями родился. В итоге, приобрёл почти задаром умения «Зоркого глаза». Совсем как индеец стал из фильмов моей юности

    Классно умение работает, кстати. Такой дальнобойный аргумент. Теперь осталось где-то найти приличный лук. Всё-таки арбалет, хоть и вышедший из рук Древних, на большие расстояния не стреляет.

    Но вернёмся к артефактам.

    Стрелялка простая. Зубастики не в состоянии магией пользоваться сами. Ну, практически, у них она своя, особенная. А вот против противника уже больше свою запредельную скорость используют, и острые клыки и когти. Конечно, страшные противники, и за счёт крови жертв, здоровье своё могут восстанавливать, но вот на расстоянии они практически беззащитны, особенно если, как в нашем случае, бой придется вести в условиях подземных переходов и узких низких залов. В замкнутом пространстве огненным заклинанием опасно пользоваться, можно и самому под него попасть и зажечь чего, да и просто весь кислород выжечь. Если последнее для нежити, по определению не страшно, то вот для нас со Шварцем последствия могут быть очень печальными.

    Потому мастерю «Ледяные иглы». Простое и очень эффективное заклинание на малых расстояниях. Много не требует ни силы, ни манны. Перезарядка пару секунд, и полная зарядка накопителей позволяет за раз выдать очередь в пару десятков зарядов сразу. Потом, правда, с часик зарядка от тела носителя, но всё-таки. Ведь чувствую, что не получится у нас простой прогулки в этих катакомбах, да ещё как-то надо найти, где искать вход в фамильный склеп баронов, причём неофициальный.

    Вот и лежит заготовка у меня на столе. Мучаюсь. Как мучаюсь, на данный момент, с эликсиром жизни.

    Ну, ни в какую, не хочет удерживаться структура плетения на этом долбанном молоке!

    — У нас проблемы, босс! — пришло неожиданно послание от Керта.

    Плетение с лёгким пшиком самоустранилось, выплеснув в эфир потоки ничейной силы и манны.

    — Проклятье! — чертыхаюсь я, — Что у тебя там случилось, барон. Ведь просил не беспокоить. Только в самом крайнем случае! — раздражённо по мыслеречи шиплю я.

    — Именно такой случай, господин! — выдаёт Высший.

    Я замираю. Неприятный липкий страх прошёл волной по телу.

    «Не волноваться!» — командую я сам себе.

    — И?! — боюсь даже предположить.

    Молчание. Видно собирается с силами для доклада, или слова правильные подбирает.

    — Наши Чук и Гек с котятами, немного в сторону Долового ущелья углубились. Не в первый раз. Ничего удивительного. Вот только в этот раз, в чаще леса их зверята сторожиться начали. Мать ребят многому научила, потому и не обнаружили их.

    — Короче, Керт, кто? — не выдержал я.

    — Ушастые, господин. И это не все плохие новости, которые указывают именно на вас.

    — На меня? — не понял я.

    — На вас со Шварцем.

    — С чего такие выводы сделал? — удивился я.

    — Три звезды, явно непростые рейнджеры, — вздыхает мой главный охранник.

    — Но почему мы? Может тут другая у них цель? — не понимаю я всё равно, куда клонит командир отряда охраны.

    — Пегасы, хозяин. Они все на пегасах. Потому и не пытаются ближе к жилью подойти.

    А вот это уже точно, ну очень нехорошо.

    Всё-таки мы заинтересовали ушастых, вернее Шварц. И ещё один неприятный вывод.

    У них в городе есть уши…, и они, эти уши, стучат!



    Отступление второе


    — Вас, герцог, мы встречаем в осаждённой крепости, и так случилось, что именно перед вашим прибытием пришло известие, что разумный, который претендует на руку вашей дочери, только что прибыл с флотом в один из портов Ергонии. Когда он прибудет через портал, мы с вами поговорим. А пока можете побродить по крепости, или отдохнуть после путешествия. И, извините, у меня дела. Война…, знаете ли!

    Старый герцог, молча, взирал… на нечто.

    Дочка! Он её уже похоронить успел и тут радость! Нашлась, вот только она без его разрешения выбрала себе суженого!

    Одна отрада, одна радость в его жизни и тут снова такой удар. А когда стало известно, что в качестве жениха выступает орк…, разругались, и даже едва навсегда дочку не потерял! Едва за ней не закрылись ворота смурного монастыря этих ненавистных святош!

    И вдруг…

    И вдруг в судьбе его дочери решила поучаствовать сама Императрица. И ладно бы, просто поинтересовалась судьбой бывшей пленницы, освобождение которой наделало много шума в империи. Нет, Императрица решила выступить в качестве свахи и ведь такие аргументы выдвинула, очень трудно было сопротивляться.

    Пообещал посмотреть, при случае, на возможного зятя.

    Вар, маг, притом свободный — аргумент! А тут ещё алмазы небывалой стоимости, причём настоящая россыпь! Как тут отказать?

    Его разведка прошлась по Империи, собирая данные по неожиданному жениху. А тут оказалось, что и не сам он по себе, оказывается. За ним целый боевой Орден, который к моменту поиска, выступил армией в Ергонию, участвовать в войне.

    Боевой герцог не мог сидеть без дела.

    Доча в столице, в свите Императрицы, теперь обрастает связями. А вот он, собрав дружину, тут же решил посетить Кароллой, столицу этого мятежного удельного графства, колыбель Ордена, вот только никого тут практически, кроме воинственных женщин и подростков так и не застал.

    Почти декаду ему показывали окрестности. Много интересного в графстве, вот только ему бы с его главой переговорить.

    Приглашение пришло вчера, на восьмой день пребывания в Кароллой, потом через новый портал прыжок в Ергонию, вот только конечная точка немного вызвала удивление. Его ждал на приём, командующий объединёнными войсками, даже герцог Ергонии состоял у него в подчинении.

    А теперь?! Прогуляться по огромной крепости? Апартаменты для него готовы, но он не хочет отдыхать. Отдохнул в Кароллой, хватит. Тут столько интересного. Один вид распластавшихся связанных тел могучих гномов, что заполонили всю площадь города-крепости, вызывал неподдельный интерес.

    Как?! Как умудрились столько гномов за раз взять в плен?!

    Как?!

    Навскидку, если окинуть всю эту, ошарашенную произошедшим, толпу, то не меньше тысячи их будет. И ещё удивительнее видеть, как среди пленных, заботясь о них, ловко передвигаются прекрасные создания с великолепными женскими телами. Варги!

    Ничего не понимал герцог. Почему своими заклятыми врагами занимаются, да женщины, но варги ведь?!

    Причём, ведь и других женщин в крепости хватает, но около пленных никого из них нет.

    Да тут никого нет, кроме жестоких созданий тёмных сил!

    А вот, похоже, что у командующего совет идёт. Не скрывается, даже охрана его, почему-то не остановила герцога с его свитой, когда он приблизился к своеобразному выездному совету. А может быть, герцог, и в самом деле лицезрел военный совет Ордена, и работу этого невероятно молодого командующего?

    Даже слышно всё, что тихим голосом, но строго, кому-то выговаривал этот маленький военачальник.

    — … Если бы у меня была такая возможность, то всех пленных я бы отсюда из крепости убрал. И пускай, что через портал. Связать их цепочкой на верёвочке и переправить. Много магической энергии надо? А кто их охранять будет? Молчите? Варг прибыло в город вчера мало. Очень мало.

    — Но вы же говорили, Ваше высокопревосходительство всего о пятистах девушках? — ответила с места, не вставая перед командующим, красивая женщина с двумя мечами за спиной, рукоятки которых виднелись у неё около шеи с обеих сторон.

    Герцог хмыкнул, так только варги могут, силы рук и ловкости хватает, вот только на варгу она сама нисколько не похожа, и что-то в виде кулонов жриц у неё на груди имеется. Красивая женщина.

    — Я помню, о чём просил вас. Но, сами видите, в планах небольшие шероховатости. Я и сам, если честно, не ожидал, что наш план сработает на все сто. И самое невероятное, что ни среди наших бойцов, ни среди сородичей Дора, даже раненых не будет.

    — Так головы у них просто чугунные, мы все дубинки изломали, пока их успокаивали! — радостно заржал какой-то громила, в необыкновенных золотых доспехах.

    — Я тебя услышал Мартин, а вместо того, чтобы смеяться, лучше бы обеспечил со своими людьми переброску пленных к себе в лагерь. И я даю, Дор, тебе два дня на то, чтобы убедить своих соплеменников в том, что их счастье у них под боком, в виде варг. Если кто будет упрямиться, то пополнит ряды Лиса. И это не обсуждается. Всё, вы свободны, я вас не задерживаю! Время пошло. Милая госпожа, Марфа, а насчёт варг подсуетитесь. У меня там за стеной ещё почти двадцать пять тысяч потенциальных женихов для ваших девочек. И сами видели, что богиня, в принципе, не против такого союза для своих почитателей, и не возражает. А потому, действуйте, и насчёт Лиса я не шутил. Вы меня знаете. Дочку оставляйте пока здесь.

    — Так она куда-то ушла, господин командующий..

    Мальчик неопределённо махнул рукой.

    — Прикидывает, достанет своим заклинаниями до цели, которую я ей указал, или нет.

    Герцог покачал головой. Да тут не один ребёнок, на этом странном совете.

    Вон, один на кресле сидит, рядом с командующим, а второй у того за спинкой трона примостился и собаки какие рядом с ними красивые. Никогда таких огромных и сильных не видел!

    — Мне только что Дэр передал, что она просит подойти к ней на самый верх. Она на смотровой площадке. Хочет лично всё тебе объяснить. — произнёс…

    Герцог едва глаза от удивления тереть не стал. Настоящий гном с соседнего материка. Точно такой, как те, которые сейчас на камнях площади крепости связанными лежат.

    — Я тебя услышал Дор, сейчас схожу. Завершу совет, а ты не тяни, времени, и правда, у тебя в обрез. Потому что, если у твоей доченьки получится нам помочь, тогда появится работа для тебя, твоих новых подданных и их будущих жён.

    А вот и ещё какое-то новое лицо появилось, потому что его появление, буквально взорвало, относительно спокойно проходящее, совещание. Такой ор поднялся, единственно, что понял герцог, что возможно…, возможно появился наконец-то тот, из-за кого он сам и совершил это длительное и опасное путешествие.

    Орк. Золотые доспехи, как у какого-то там Мартина, хотя вон помощник подсказывает, что Мартин — Магистр ордена. А вот тот канн — Верховных маг. И что самое удивительное, все эти разумные, которые занимают самые высокие должности в Ордене, словно радостные дети, висят на могучей спине Вара.

    Теперь он понимает свою дочь! В такого красавца статного сложно не влюбиться.

    Окончательно скомкали военный совет, и командующий куда-то со своей охраной направился, а вместе с ним и все, кто был на совете. «Ну, раз не препятствуют, то последуем за всеми» — решил герцог.

    Смотровая площадка крепости. Высота неимоверная. Обзор на несколько лиг в любую сторону. Река, как на ладони. За ней горный хребет. Вдали блестят воды океана. И в устье две крепости, по разные стороны реки, напротив друг друга.

    Красота!

    Вот невдалеке на холме чей-то лагерь. Видно, это и есть войско могучих коротышек.

    Но всё внимание привлекает к себе одинокая фигурка девушки, причём одетая в форму черных кошек варг. Интересно.

    Это что, она и есть тот маг, к которой собрался идти командующий, по её первой же просьбе?

    Всё страньше и страньше.

    О чём-то беседует мальчик-военачальник и прекрасная незнакомка, свита в стороне стоит, но тоже прислушивается, о чём говорит маленькое начальство.

    — …я просто не дотянусь. Как бы мне хорошо ни давалась магия Земли, но мой предел это вон, вход в подземный ход гномов завалить, куда, между прочим, с утра потянулись войска. Прежде раненых около сотни вытащили оттуда, а потом все отряды потихоньку втягиваться начали.

    Мальчик задумчиво покачал головой.

    — Значит, на сегодня нужно ждать генеральный приступ. — Произнёс он задумчиво — плохо. Сил у нас, и правда, мало, чтобы удержать крепость. Как бы мне это не хотелось признавать, просто завалить вход в подкоп — мало, очень мало.

    Герцог с удивлением уже отмечал себе, что среди свиты магистра Мартина имеется настоящий Огр.

    Вот эта орясина, ни слова не говоря, неожиданно отойдя от общей толпы свиты, подошёл вплотную к командующему.

    — Я услышал про проблемы, — произнёс он просто. — Как я понял, даже алтарь тебе не в помощь, Мани? — уточнил он.

    — С ним я не умею, например, как тот же Ральф работать. У меня потерь много, каналы ещё недостаточно расширены, хоть я и жрица богини! — чуть не плача, произнесла, названая огром, Мани.

    Что интересно, командующий стоял рядом, словно столб и не пытался встревать в этот непонятный разговор.

    — Да простит меня побратим, — произнёс непонятное огр, потом посмотрел, словно на пигмея, на маленького командующего. — Серж, я могу попробовать помочь, но есть проблема. Господин меня потеряет, вернее, я его свяжу с ней навсегда. Магически. Нет, она будет свободна, не могу сказать как, но…. Я её признаю кровной сестрой, но это она сама должна решить. И это опасно, как для меня, так и для неё. Не выдержит она — погибнем оба, а побратим получит нехилый откат. Но решать надо сейчас — обратился он к обоим. И Мани… это будет очень больно, и тебе придётся побыть немого без одежды, совсем, пока я чувствую твой настрой, надо действовать сейчас и алтарь нам не понадобится. Всё сложится, ты и сама справишься.

    Мгновение на принятие решения, причём, командующий видно, боялся настаивать. Тут про какого-то господина, вообще-то речь шла.

    — Ты же её убьёшь! — неожиданно подал голос… Этот потенциальный зять, орк в золотых доспехах.

    Вот только ответил ему не огр…

    — У нас война, Луи, и каждый должен идти на жертвы, — прошептала в кромешной тишине девушка. Поворот головы к свите. — Прости, мама, если что не так. Действуй, Ку, я готова назвать тебя своим кровным братом!

    — Ты не только меня примешь, как брата, но и моего господина и его семью. Это родство навсегда. Ты главное, выдержи!

    … Красивая, обнажённая фигура, лицом направленная в сторону моря. За ней обнажённый по пояс громила огр.

    В руке у него тесак, невероятных размеров, почти меч.

    Один единственный взмах им в районе шеи девушки…

    Все собравшиеся непроизвольно вскрикнули!

    Но голова девушки осталась на месте, единственно, из глубокого пореза у неё на шее по всему телу побежали буквально ручьи крови!

    — У нас пара мгновений или ты и я истечём кровью — произносит огр, располосовывая о лезвие тесака очень глубоко свои ладони. Потом, отбросив сторону ненужный полумеч, провёл ладонями по телу девушки, размазывая и свою и её кровь по великолепной фигуре.

    — Работаем! — кричит он, обхватывая широкими ладонями её, держа свои окровавленные руки у неё на затылке..

    Герцог даже от страха прикрыл рукой голову, и, как он понял впоследствии, так сделал не один он. Невероятной силы магическое возмущение, даже показалось на время, что светило, находящееся практически в зените, немного померкло, во всяком случае, свет точно моргнул у него в глазах..

    — Да-дах-х-х-х-х! — эхо взрыва ещё долго гудело, постепенно куда-то удаляясь.

    Немного тряхнуло махину крепости.

    Все разлепили глаза. И обомлели…

    Строго от холма, где расположился лагерь гномов, идя в сторону моря, образовалась в земле, словно гигантский желоб, огромная траншея, а где-то вдалеке, прямо около устья реки, огромными всплесками рвалась в это русло вода, но и это ещё не всё! Если хорошенько приглядеться, то внешние стены одного из городов со стороны моря, просто рухнули!

    Обнажённая девушка лежала на руках огромного огра.

    Вроде дышит, жива!

    А вот теперь герцог понял, почему даже великий правитель Ергонии, на время войны признал его власть над собой и своим государством.

    — Я вам обещал герцог, что переговорю с вами, как только у меня появится время и прибудет ваш потенциальный зять.

    Неожиданное обращение командующего к нему, немного выбило его из душевного равновесия и почему-то ему, буквально на мгновение, стало страшно до жути …

    Ничего не в состоянии членораздельно ответить после всего видимого он просто кивнул.

    — Представляю вам Вара. Даже я забывать стал его полное благородное имя. Но это ничего не значит. Орден просит вас выдать за него свою дочь, но принять решение вы можете и немного позже, вам ведь надо хоть немного узнать друг друга?

    Снова кивок в ответ, со стороны ошарашенного герцога.

    — Вы, сами того не желая, стали носителем тайны. Впрочем, как и люди вашей свиты. А это чревато. Но у меня есть предложение. Я слышал, вы в прошлом великий военачальник, по своей известности мало уступающий великому графу Херенкок.

    — Я вообще-то морской военачальник. — гордо выпрямился герцог. — Водил флоты.

    Герцог понял, что жизнь его и его людей висит сейчас на волоске и зависит от решения этого малолетнего командующего. Лихо его подставили под тайну, ради сохранения которой, он бы, на месте командующего, его бы уже прирезал, как и его людей.

    — Тем лучше! — улыбнулся Командующий. — Я предлагаю вам временно вступить в нашу армию и сразу на должность заместителя своего будущего зятя. В его распоряжении, на данный момент, почти сто десять кораблей. Кое-что мы в Ергонии наскребём. Это уже очень внушительная эскадра получается. Сколько у тебя войска на данный момент, Луи? — спросил он орка.

    — Пятьдесят тысяч, чисто десанта, — произнёс вар, внимательно разглядывая своего потенциального тестя, — ещё почти двадцать тысяч экипажи кораблей, со своими абордажными командами.

    — Неплохо, — усмехнулся мальчик, — так что скажете, Ваша светлость? Предупреждаю, придётся пройти клятву, мы не можем рисковать.

    Герцог согласно кивнул.

    — Понимаю, — потом через мгновение добавил — Я согласен. Заодно и пойму, а нужен ли мне такой зять?

    Все собравшиеся радостно рассмеялись, вот только командующий резко прекратил всё веселье:

    — В таком случае, слушайте приказ. Луи, видишь этот полуразрушенный город? — Указал он рукой в сторону моря.

    Орк внимательно посмотрел вдаль, даже немного прищурился. И только потом кивнул.

    — Я хочу, чтобы максимум к завтрашнему вечеру, там была резня. Мне всё равно, сколько погибнет, как защитников, так и жителей этого города. Мне надо получить его развалины, на худой конец просто захватить, но так, чтобы ни по реке, в сторону столицы королевства, ни по морю не просочился не один сбежавший. Тебе Лис людей подкинет, они кольцом охватят эту крепость. Своих людей беречь.

    — Но как же тогда? — вскричал орк.

    — Думай! Вон, у тебя какой опытный зам теперь есть. Решайте. Но мне этот город — порт нужен к завтрашнему вечеру. Мартин, — обратился маленький командующий к магистру ордена, который сразу став серьёзным, принял строевую стойку перед большим начальством, — передашь господину Валуа, чтобы усилил Луи магами жизни.

    Но его перебил орк:

    — У меня достаточно их, Ваше высокопревосходительство. По дороге домой, нас пытались перехватить ушастые. Догнали… на свою беду!

    — А я то ломаю голову, где легионы светлых!!! А раньше об этом не судьба была предупредить, Луи?! — в сердцах вскричал командующий, хватаясь за голову. — А я отряды Мартина в резерве держу, ушастых жду, а оказывается некий Вар их уже прибрал к рукам и молчит, как истинный хапуга! Делиться надо, Вар!

    Все радостно грохнули смехом, радуясь первым хорошим новостям.

    — Что же, начало разгрома этой коалиции неудачников положено! — произнёс, отсмеявшись, маленький начальник, — Действуйте, господа! — потом долгим взглядом посмотрел на Орка. — И старайся, чтобы твой тесть во всё быстрее вник, Луи. Чувствую, не твоя это стезя, море. У тебя и твоих побратимов другое предназначение!

    * * *

    Коля смотрел, как бойцы гарнизона, во главе с новоиспечённым бароном, отбиваясь от наседавшей шеренги коренастых воинов противника, неумолимо откатывались к его, замаскированным под иллюзиями, позициям. Его двести рыцарей, в костяной броне драконов, в данный момент лежат на каменном полу, прикидываясь, как выразился Серж, ветошью. Что это такое неизвестно, но понятно, что что-то вроде тряпки. Необычная команда. За стеной зала, в проходе дальше, один к одному стоят воины отряда орков Гныха тоже в доспехах от драконов, только в этот раз, там чешуйчатый сплошной одеты, и с ними, вернее за ними, паладины из личного отряда магистра

    Ордена Мартина.

    Ждём…

    Как и предполагалось, гномы свою атаку начали с удара магией, но в этот раз, в отличие от других дней осады, особой беды их удары защитникам не нанесли, хотя со стороны, могло бы показаться, что именно магия, в итоге, погнала защитников с их неприступных до этого момента позиций.

    Всё идёт по плану, придуманному Сержем, вот только непонятен его строгий приказ гномов не убивать. Да чего там, в руках его и других воинов засады, настоящие дубины, наконечники которых обтянуты толстыми слоями кожи.

    Какой гуманизм! Вот только встревать в планы командующего опасно, очень опасно, и Коля об этом, едва ли не лучше всех в Ордене знает. Но его задача — обеспечить захват пленных. Как можно больше, и при этом не потерять никого из своих ребят. Странные у него, конечно, в подчинении «ребята», но за то и воюют не хуже тех же паладины, а в некоторых ситуациях, без их способностей не обойтись. Вот, как сейчас, например. На позиции расположился и прячется с алтарём артефакта, верховный жрец Ральф. У него задача проста, как день — ударить по гномам, через строй его бойцов, древним артефактом, когда-то захваченным у ванноцев.

    Всем известно, что эти могучие коротышки имеют врождённый иммунитет от магии. Но в том-то и весь фокус, что не от всей. Ментальная магия на них чудо, как хорошо действует, вот и задача дезориентировать противника, а потом включается уже он, Коля.

    Вначале, надо будет запустить просто светляк. Только у других магов в отличии от него получается просто светляк, с помощью которого отлично ходить по подземельям — светло и всё видно, а вот у него до сих пор получаются только убийственные сильнейшие вспышки. Не прикрыл глаза, и привет — стопудово сетчатку глаз выжжет.

    Все предупреждены, в первую очередь, бойцы местного барона, что так искусно сейчас отступают к позициям его воинов. Ну а затем, когда в бой рванут засадные, можно будет в прорытый коротышами проход, фаерболом запустить. Серж почему-то уверен, что после такого подарка от Коли, стены прохода просто обвалятся и закаменеют от огня. Конечно, коротышек, которые и при доспехе и при защитных артефактах, его фаербол вряд ли сильно потрепет, но вот шанс, что проход обвалится, хотя бы в начале, очень велик. Всё-таки, в его выходе в подземку крепости, гномы его стены укрепить как следует не успели, или просто не смогли.

    Ну вот, бойцы барона всё ближе, а радостные гномы всё напирают и напирают!

    Ещё немного, еще немного, ещё… А теперь пора вмешиваться, иначе ведь и гномы начнут его воинам по головам ходить!

    — Ур-р-рга! — дикий крик вырвался из его горла.

    Понеслось!

    Выстроившаяся шеренга перед обескураженными коротышками.

    Ну, Ральф, не подведи!

    Хлобысь!

    Что-то разрядилось резко, благо сам Коля, под действие артефакта древних не попал, а вот у гномов, в их, до этого сплочённом, строю веселье начинаются. Все чего-то орут на своём языке, бросаются, чуть ли не с кулаками друг на друга, какое-то непонятное перемешивание тел.

    Ну что же, добавим немного веселья, к тому же, сил то у него, у Коли, накоплено и не на такие слабые, по сути, плетения!

    Опять его голосом ревёт сигнал, а следом вперед поплыл его подарок — всего лишь светлячок!

    — Ох, ты ж!

    Сам ведь помнил, что глаза закрытыми держать надо, а сам?!

    Теперь быстро лечением по нему его стажёр прошёл, видя, что командир немного лопухнулся, подставившись под свой же удар. И опять его горло разрывается от крика. Пошла потеха!

    С час избиений, а вот и проход виден, откуда эти коротышки в подземелье крепости попали.

    Ну что же, последний приготовленный подарок, а там уж, как боги свои нити судеб сложат. Кому повезёт, а кому и нет.

    Жутких размеров фаербол понёсся с его ладони к цели.

    Есть!

    Грохот и обломки породы вылетают из бывшей большой штольни.

    Ну, а теперь подсчитать потери и пленных. Надеюсь, не зря всю эту бодягу придумал командующий. Серж, всё-таки умеет удивить!

    * * *

    — … Так и сказал, что нечего нам тут делать?! — не поверив своим ушам, обескуражено прошептал Людовик.

    — Угу! — милая Кастелла и сама не знала, как реагировать на такие команды.

    Вначале от командования отстранили. Потом усиленную охрану приставили. Потом дел куча была. Всё-таки заговор среди дворян тлел. Не все искры от прошлых разборок ей в тот раз удалось притушить, а тут новый воздух, в виде денег коалиции, опять раздул пламя мятежа. Успели, и всё благодаря новому командующему.

    Но теперь…

    Вон и супруг выглядит обиженным, но почему-то не очень то и злым.

    — А ведь Его высокопревосходительство прав!! — неожиданно произнёс он. — Ты, кстати, у брата была, на гномов любовалась?

    — Угу. — Опять однозначный и тусклый ответ со стороны супруги.

    Гномы. Смешная ситуация.

    Кастелла впервые за вечер улыбнулась.

    Испуганные, непонимающие, что происходит. Вокруг них одни ненавистные, но такие прекрасные варги…

    В общем, весело. Когда она убывала обратно в столицу, к Мартину прибыл гном из состава совета Ордена, как там его, Дор, вроде. Муж матери Верховной сестры Варг. Верховной жрицы их богини.

    Что-то этот малолетний проказник, этот маленький засранец, опять придумал. Но почему Людовик так спокойно отнёсся к этой возмутительной вести? Командующий буквально в приказном порядке отправляет их чету в Империю. Как там в письме написано:

    «Наконец-то утрясти все споры с давнишними союзниками, и обдумать возможность вхождения в Империю, но только на своих условиях.»

    На каких?!

    — Ты представляешь, дорогая, этот малолетка, взял в плен почти всё войско коротышек, причём, если в первом случае, хоть какой-то бой был, хотя там гномов, что рыб, дубинами глушили, то теперь вся основная масса просто сдалась.

    — Что-о-о-о?! — не поверила услышанному Кастелла.

    — Мне тут донесение доставили, только прочитал, — радуется великий герцог. — Ты ведь знаешь, что гномы подкоп сделали?

    — Ну конечно, по этой причине, мы собирались оставлять крепость, удерживать её в таких условиях мы были просто не в состоянии. — ответила, изумлённая новостью герцогиня.

    — Представляешь, после того, как были захвачены пленные, кстати, оказалось, что среди этих пленных и принц коротышек попался, оттого и произошло всё.

    — Что всё? — не поняла Кастелла.

    — Гномы, в ярости, переведя раненых и убитых обратно в лагерь, с утра решили начать генеральный штурм. Кто там у них остался за принца непонятно, но все, кто мог держать оружие, полезли в подкоп!

    — И что? — испугано смотря на мужа, спросила дрогнувшим голосом герцогиня.

    — А то, любимая, что как-то получилось так, что рванула на реке дамба, а река то в это время половодная. Да к тому же, новый барон пишет, что прямо к началу подкопа, целую траншею маги Ордена прокопали, завалили, обрушив породу, вход в подкоп.

    — Тогда почему гномы не утонули и не захлебнулись? — спросила удивлённо Кастелла — Ведь вода быстро должна была добраться в низину? Лет десять назад помнишь, дамбу рвануло, так болото только через год осушить удалось.

    — Барон пишет, что когда гномам некуда деваться стало, командующий согнал всех своих лучших и сильнейших воинов в место, где на поверхность подкоп выходил, а там уже количество воинов не играет особой роли. К тому же, гномы всех своих магов отправили удерживать воду, чтобы она в штольни так уж быстро не попадала, и не затапливала. В общем, этим бестолочам деваться, в итоге некуда было, и они начали сдаваться. Вот теперь у Мартина целый тюремный лагерь пленные для себя возводят, но командующий обратился к варгам. Ты же в курсе их проблем с мужиками? А тут такая реклама в виде Дора и его жены Верховной жрицы и их общих детей. В общем, среди девочек едва драки не происходят, все хотят себе заполучить семейное счастье и главное, детей!

    На лице герцогини застыла радостная улыбка.

    — Ну а теперь, всё-таки давай подумаем над приказом командующего, относительно нас… — осторожно предложил Людовик.

    Кастелла посмотрела на мужа.

    — А чего обсуждать и думать над приказами командующего? Собираемся и думаем, что и как мы будем требовать у Императора, взамен того, что Ергония войдёт в состав Империи. И главное, я бы не отказалась, чтобы когда-нибудь моя дочь или сын возглавили наше объединённое государство. И с этой самостийностью нужно заканчивать, враги у нас сильные. Мы и так едва не допустили захвата нашей Родины, поссорившись с давними союзниками. Спасибо брату за помощь и ордену и возродившейся богине. Сохрани того, кто всё это для нас устроил!

    * * *

    Хэрн только в бессилии сжимал кулаки.

    Прибью засранца! — кипел он праведным гневом. Додуматься до такого, и самое невероятное, варги — эти гордые дочери великого народа, и те повелись на увещевания проходимца! А гномы? Такими взглядами провожают всю эту оголённую плоть. Додуматься только! Взять приступом неприступную твердыню, запирающую на перевале дорогу вглубь Роз.

    Хэрн только головой покачал.

    Мани, умница, такое выдала, да и Ку удивил. Но видели действо только свои, ну почти…

    Нет, этот герцог, так пока и не состоявшийся, тесть Луи со своими людьми, присутствовал. Но что-то коробит старого канна. Чувствовал, что Серж как-то всё, уж очень красиво подстроил. И герцог вовремя появился в осаждённой крепости через портал. И выдержали его в Караллой приличное время, почти декаду. И орк вовремя появился, а затем ещё и Ку такое показывает. Секретное…

    Куда герцогу то деваться было с его людьми, после всего произошедшего, чему он стал невольным свидетелем? Понятное дело, что альтернатива смерть, и тут без вариантов, что в принципе, Луи бы тоже устроило, как и весь Орден. Но каков Серж?! Такое задумать, но… и ведь Мани была сама ошарашена своими новыми возможностями, и Ку её, как и тот же Дэр, теперь только сестрёнкой зовёт и ни на шаг от неё не отходит.

    А меч Ку?! Герцог, когда его увидел этот меч на поясе огра, то и вовсе от изумления дар речи потерял, но Хэрн то в курсе, сам в своё время с господином сделал такой подарок Ку. После этого было заметно, что герцог тут же был готов провозгласить Луи своим зятем, когда у того такие родственнички, но Серж не принял такой жертвы.

    Темнит зараза, но и не говорит ничего, что же такое очередной раз придумал. Но это насчёт герцога и Луи, которые вчера в лихом набеге просто лавиной прошлись по вражескому портовому городу. И, что удивительно, войско противника, находившееся в тот момент на противоположном берегу, и которое вело осаду крепости Ергонии, даже ничего предпринять не смогло, и в итоге, теперь оказалось в окружении, к тому же, намечается и наводнение.

    С гномами и вовсе весело получилось, но были и неприятные моменты.

    Несколько неприятных минут пришлось пережить, когда эта масса, поняв, что назад дороги нет, решилась на отчаянный штурм.

    Но вновь не подвёл Ральф со своим артефактом, да и воины Коли перекрыли своими рядами единственную затычку из западни, которую гномы устроили сами себе, и загнали себя туда, тоже сами. Глупо получилось, но результат-то каков! И ведь даже, как такового, сражения-то и не было!

    К тому же, Дор сумел убедить представителя правящего дома подгорного королевства, что былая вражда в прошлом, а всего лишь стоило показать ему свою дочь — магиню, которая и устроила коротышкам этот Армагеддон в миниатюре.

    Принц, сражённый красотой Мани, сразу предложил ей руку и сердце!

    Но хитрый Серж, сосватал за него не Мани, а первую дочь Марфы, руководителя, на данный момент, всех варг.

    И всё!

    Теперь вот уже варги бунтуют!

    Их то, по-всякому больше численности пленных коротышек, а замуж всем хочется! Марфа с дочерью и графиней даму Жака еле успокоили, взбунтовавшееся было, бабье войско, к тому же, Серж преднамеренно в лагерь пленных макров нагнал. Как чувствовал ведь!

    Ход с принцем и главой варг — беспроигрышный. Коротышкам, на данный момент, дорога домой заказана, а тут, и жизнь сохранил, и жену получил, и даже наделы пообещали. Людовик отдаёт этот каменный отрез в устье реки графству варг, а кто руководить им будет и получит в итоге графский титул, будет решать командующий, но всем понятно, что либо Дор с Марфой, либо принц коротышек с дочерью Верховной жрицы.

    Но Мани… странно. Что насчёт неё придумал этот маленький негодник?

    Мартин вначале был в экстазе, а теперь едва зубы себе не стёр от бешенства. Опять он и его люди не при делах. Захват огромной крепости в горах…

    Поручен был Дору и его гномам, а также варгам. Вот только выглядит всё это малость не по-благородному. Теперь понятно, почему ни графа Херенкок, ни отца Сержа в ставке командующего нет. Отослал их, этих благороднейших рыцарей, хитрющая бестия. Ну и сынок, однако, вырос у герцога!

    Через час совет. После взятия варгами и гномами крепости, Серж собирает всех под свои ясные очи. Но это и правильно! Последние его указания были отданы в условиях, когда казалось, что крах Ергонии неизбежен, а тут неожиданно перехвачена боевая инициатива. Угроза со стороны гномов ликвидирована, да и часть границы с Розами на замке.

    А ведь командующий опять что-то придумал. Только вот что? Молчит, что-то обдумывает, сидя в кресле на самом верхнем парапете крепости. К нему никого не пускают. Охрана бдит. А если сказал, что никого — значит никого.

    Мартин только ругается и всё вспоминает о том, что это именно он предложил кандидатуру малого на такую должность. Но надо отдать должное магистру — он не завидует командующему, нет, он, как раз завидует, но не Сержу, а тем, кто уже не раз скрещивал свои мечи в боях с противником, а вот его полки всё ещё в резерве.

    Только чувствует Хэрн, что и для них теперь закончилось их бесконечное ожидание, единственно, очень интересно, что такого им придумал малолетний военачальник.

    От Гури пришло послание. Вернее, не от него, а от барона, который главным в свите господина теперь находится. Всё, вроде, у них хорошо, вот только опять что-то набрал себе Гури в качестве знаний. Что-то серьёзное. Раз готовит целый отряд для сопровождения посылки. Тоже удивительно, как ему это удаётся?! Многие наработки, что они с господином в гостях у макров за тот год наделали, помогают Ордену в его делах. Одни артефакты чего стоят, и книги магии, уже не говоря про книгу магии Огня! Вот где ценность! Хорошо, что об обладании Ордена таким артефактом ещё никто не прознал, иначе точно бы война среди кланов и герцогов вспыхнула. И не факт, что Орден бы в таких условиях выжил!

    Гонец из столицы недавно прибыл. Возможно, что Серж ждал именно известия, которые передали бывшие послы Императора, а теперь члены Ордена, но работающие под прикрытием, и обдумывает их сейчас на верхотуре, под палящим светилом. Видно, что-то важное и срочное, ведь после этого Серж принял решение о проведении совета, хотя в последнее время как-то обходился и без него. Все вызваны, кто в шаговой доступности к порталам находится, а таких большинство!

    Большой совет.

    Но, вернёмся к захвату крепости на перевале.

    Дерго. Крепость, когда-то построенная гномами этого материка, но впоследствии, после окончания эпохи правления эльфов и междоусобной войны, осталась, вернее, вошла в состав нового государства — одних их Роз и с тех пор ни разу нога захватчика не топтала плиты внутридворцовой площади.

    Вот только не в этот раз.

    Вереница войска шла медленно, но уверенно, чтобы с последними лучами солнца, а в горах темнеет быстрее, подойти к самой крепости. Воины Ордена, переодетые в форму солдат королевства Роз, гномы в полной боевой сбруе, и главное — главное! Бесконечная вереница пленных, да ещё каких пленных!

    Полуголых варг.

    В синяках, но такие прекрасные, связанные и доступные!

    Именно последний фактор и сыграл роковую роль с комендантом крепости.

    Сложно отвести взгляд от этих обнажённых тел, этого поистине королевского подарка, который широким жестом преподнес принц гномов, как союзнику в войне с Ергонией.

    Открыли ворота, впустили во внутрь, даже сам канн был в числе войска, правда, играть пленного не пришлось. Канны тоже жители соседнего материка и ничего удивительного, что у могучих гномов есть и маги из этой народности.

    К полуночи всё было кончено.

    Охрана сменена, руководство крепости арестовано.

    Надо было видеть рожу коменданта, когда одна из варг, уже приведшая себя в порядок и где-то раздобывшая оружие, вошла в зал, в котором в тот момент руководство крепости потчевало неожиданных, дорогих гостей.

    Фраза:

    — Гарнизон капитулировал. Портал в наших руках, караулы заменены. Сопротивления, как такового, и не было!

    И всё! Теперь вокруг крепости работают ребята Лиса. Серж очень не хочет, чтобы быстро распространились слухи, что и крепость на перевале и крепость-порт в устье реки, уже в руках Ергонцев. Теперь принимают всех, кто по порталу приходит, ну и допрашивают с пристрастием. Хорошо, что портал есть только в горной крепости, в порту его нет.

    Вот и время…

    Приглашают всех в общий зал.

    Народу набилось порядком, даже вон и Луи со своим тестем появились, а это значит, их вызывали в обязательном порядке и пользовались они передвижным порталом — недешёвое удовольствие.

    Узнать бы, к чему такие траты со стороны командующего, но, по-видимому, сейчас всё станет ясно.

    * * *

    Луи спокойно смотрел на герцога. На его удивлённо-обрадованное лицо. Не ожидал, не ожидал герцог такой мощи!

    С учётом подготовленных ергонцами кораблей, его эскадра насчитывала почти двести кораблей и всего больше сотни тысяч десанта.

    Адмирал признал в герцоге своего бывшего командира. Удивительная встреча! Почти тридцать лет не виделись, а тут…

    — Чтоб я сдох, адмирал! Ты-то что тут делаешь, старая колоша?!

    Герцог, в изумлении, повернулся в сторону, откуда раздался голос.

    — Чтоб меня морские волки сожрали с потрохами… Ханурик! Ты что тут делаешь, юнга?!

    Признанный адмирал флота Ордена радостно оскалился:

    — Юнга командует этим флотом, адмирал и уже сам адмирал! — важно выпятив грудь вперед, и приняв гордую стойку, произнёс старый моряк.

    — Вот уж кого не ожидал тут увидеть, так это тебя! — радостно раскинув объятья, герцог шагнул в сторону бывшего пирата.

    — И я тебя рад видеть, лейтенант! Хотя, наслышан, что в итоге ты достиг всё-таки великих высот в управлении флотом. А тут-то чего, какими судьбами? — спросил моряк.

    — Да вот, с зятем отправили знакомиться! — скосил глазом на застывшего в великом изумлении Луи, герцог.

    — Зятя?! — не менее удивился адмирал. — Постой, постой, Луи, так ты что, его светлость имел в виду, когда говорил, что если не отдаст за тебя дочь, то ты этому уроду голову снесёшь?!

    Луи от стыда стал серым. Ну не умеют краснеть орки.

    — Да знаю, что у меня зятёк резкий! — хмыкнул довольный герцог.

    Реакция Луи на слова адмирала от него не смогла укрыться. Заметил.

    — Так подожди…, знакомиться, это как?! — уточнил старый морской волк.

    — Замом ко мне идёт, — наконец-то пришёл в себя Луи, — и, скорее всего, будет с тобой впоследствии, командовать всем флотом. — добавил он.

    Адмирал, приняв стойку смирно, как полагается на флоте, отдал приветствие командующему.

    Герцог, ей богу, расчувствовался…

    — Хороший флот… — только и смог что выдавить из себя тестюшка.

    — Ты даже представить себе не можешь, насколько хороший! — гордо ответил адмирал. — Большинству кораблей этого флота…

    — Скоро станет подавляющим большинством! — влез в разговор старых знакомых Луи.

    Адмирал согласно кивнул и продолжил.

    — Им нипочём ни шторма, ни штиль. У каждого магические движители, а также магические орудия, под названием пушки. Стреляют каменной картечью, но могут и каменными ядрами. Что там маракуют с ними маги не скажу, это по части Вара, — адмирал качнул головой в сторону своего номинального командующего, — но эффект от их использования во время морского сражения просто невероятный. И самое главное, большинство кораблей были нами захвачены…

    — Даже я наслышан о ваших подвигах — усмехнулся герцог.

    — Ладно, поговорили ни о чём, и хватит — строго проговорил Луи. — У нас не так много времени на пустые разговоры. У нас есть приказ и времени на его выполнение минимум. Давай сигнал на корабли, чтобы все капитаны собрались в течение часа на флагмане эскадры. И вывеси штандарт командующего… и его зама. Всё-таки герцог будущий командующий флотом. Увы, но я у вас не задержусь.

    — Но как же, это же всё твоё детище, Вар?!

    — Командование Орденом направляет меня на другую работу и чувствую, что я вернусь к прежним выполнениям своих обязанностей, которые, между прочим, с меня никто не снимал. Так что, на моих ребят моей пятёрки не рассчитывай!

    — Всё так серьёзно?! — испуганно посмотрел на Вара старый, опытный пройдоха.

    — Более чем, если командующий объединёнными силами Ордена прямым текстом мне на это указывает. Да и не волнуйся. Власти на прежней должности у меня в разы больше. Тогда я даже самого командующего гонял и не раз. Не раз ему розгами по голой заднице ума выписывал. Как видишь, помогло — теперь армией командует.

    Не верить Луи у адмирала оснований не было, а герцог и вовсе был изумлён словами орка, но чувствовал, что его затёк не врёт.

    А потому…

    — Времени, чувствую, у нас не больше декады — продолжил Луи. — Вначале возьмём порт и блокируем армию Роз, что своих оппонентов по реке в блокаде держат. Но всё! Теперь совет, а к нему ещё и подготовиться надо. По местам и готовить флот к убытию. Нас ждут великие дела!

    Если и был чему-то удивлён герцог, то только неожиданной встречей со старым боевым товарищем, в память о его молодости. Но всё остальное было знакомо, оттого и вписался он в работу штаба флота легко и непринуждённо, давая часто советы неопытному, в командовании огромной эскадрой Луи. Совет почти полностью он сам и вёл и план операции по захвату порта придумал тоже он, почти в одиночку. На Луи были маги и магические боевые машины и движители, а вот всё остальное герцог взвалил на себя. Адмирал обещался в максимально короткие сроки доставить флот к месту высадки, а уже герцог готовился управлять тысячами десанта непосредственно во время штурма.

    Каждый выполнил свои обязанности на отлично.

    Адмирал к самому восходу солнца доставил корабли в устье реки. Вар со своими магами обработал магией территорию порта, где решили проводить высадку. Ну а герцог, получив в свои руки офицеров связи, которые могли спокойно вести переговоры с командирами подразделений по мыслеречи, двинул свои войска на захват, который был столь молниеносным, что защитники так ничего и не смогли сделать.

    Ребята из отряда Лиса, которые были прикомандированы, по команде Сержа, к флоту, разом в два кольца прошлись по периметру вокруг крепости и расходились вглубь территории Роз, зачищая всё население.

    А герцог со своими людьми, орками и каннами, а также при поддержке лучников из ушас… вернее, эльфов, устроили резню гарнизона крепости, не щадя по ходу и её жителей. Главная задача — не допустить своих потерь, а потери защитников никого не волнуют.

    К обеду всё было уже кончено, а к вечеру пришёл приказ — командующему и его заму вернуться в крепость к Сержу. Совет…

    Вот тогда-то Вар и предположил, что, похоже, на совете и произойдёт новое назначение герцога, а его отправят по делам Ордена, причём, его задача будет наиболее сложная и важная.

    Самая важная из всех, что сейчас выполняет Орден…

    * * *

    Вереница пленных, пыхтя и спотыкаясь, поднималась под палящим, почти летним солнцем, по горной дороге. Ещё часов семь и перевал. И долгожданный отдых. Тысячи внешне измученных, изнурённых, связанных между собой узников…и узниц. Прекрасных узниц…

    Варги…

    Даже в обносках, в порванных элементах боевой экипировки, в подтёках застывшей крови, выглядели порождения тьмы даже сейчас прекрасно.

    Засветы оголённых ножек и ягодиц приковывают взгляд и распаляют воображение, а уж полные наливные груди… и мордашки, очень даже ничего, даже синяки их никак не портят, а придают какую-то пикантность…

    Да и охрана впечатляет.

    Могучие захватчики. Перворождённые… гномы, орки с соседнего материка и даже, вон, пара элегантных эльфов виднеется. Ну эти-то понятно, они всегда испытывали ненависть к варгам.

    Много, много народа. Тысяч пять только варг, ну и охрана почти с десяток тысяч. Слышны крики боли от ударов хлыстов, слышны окрики охраны.

    Поверженные, что их теперь ждёт? По дороге много любопытных из местных. Все потешаются над красавицами в обносках и верёвками на шеях и руках.

    Затяжной подъём и, как видно, привал не ожидается…

    Всё так со стороны и смотрелось. Вереница пленных. Тысячи захватчиков союзников местных в этой войне.

    Так и шли до самого вечера без отдыха и привалов. Единственно, воды почему-то для пленниц не жалели и, о боги, даже подкармливали!

    — Всем, внимание! Посторонних, вроде не видать, по докладу разведки. Мы слишком ускорились, а потому небольшой привал. Перекус. Магам посмотреть, чтобы все были в норме. Кто знает, во что нам обойдётся эта немыслимая авантюра. — Дор посмотрел на друга. — Хэрн, долы тебя возьми, как тебе вон та виднеющаяся твердыня?!

    Хэрн только скривился.

    В своём доспехе из чешуи дракона он выглядел очень впечатляюще, и производил, по истине, обескураживающее впечатление от своей мощи. Багер в руках, на поясе меч и кинжалов парочка. Но все знают, что не это его главное оружие — всё-таки Верховный маг Ордена, великий Хэрн перед ними!

    — Думаешь, что не испугаются меня и ребят Гныха? — спросил канн.

    — Нет! — гном покачал головой. — Кому там будет разбираться? Вон и знамёна Роз над отрядом развиваются и девочки на всё согласные. Вон, что вытворяют. Гномы сами едва держат себя в рамках, всё-таки клятва не панацея, а если учесть, что большинства девчат уже разобраны по рукам, то представь, каково будущим мужьям, когда их избранницы щеголяют в таких обносках и главное, демонстрируют всем желающим свои прелести.

    Хэрн только кисло усмехнулся.

    У него, увы, проблемы… Мариан в Империи с Императрицей. Только и удалось, что с детьми встретиться, причём старшие дети будущей жены и матери его детей, встретили его восторженно и всё спрашивали про Гури, особенно девчонки…

    Но Мариан пережила на своём веку не эту постановку, а реальные унижения и плен.

    — Что твой визави? Как себя чувствует принц? — спросил он Дора вполголоса.

    Гном радостно оскалился.

    — Ты знаешь, я сам себя вспомнил, когда у нас с Марфой… ну это впервые всё произошло. Ну, такая же рожа была и у принца, да и у большинства гномов, которых уже окрутили эти шальные бестии. К тому же, таких счастливчиков большинство. Остались более-менее свободными единицы, и то за них едва ли не драка идёт среди дам. Ведь реально, уже планы продумывают сделать набег на королевство!

    — Какой набег? — изумился канн.

    — На мою Родину. На подгорное королевство, и их совсем не смущает тот факт, что, вроде как, мы провозгласили, что мы и не враги вовсе. Ведь реально, мы и варги весьма совместимы, что уж доказали наши с Марфой дети. Причём, поголовно все маги, а Мани и вовсе переняла всё лучшее от возможностей в магии моих предков.

    Хэрн усмехнулся..

    — Уже примеряешь мысленно корону? — шёпотом спросил он друга.

    Дор только отмахнулся.

    — А, ну его, этого Сержа! Тоже мне, придумал, вон, принц есть — ему и командовать, а нам с Марфой и Караллой хватит.

    — Не уверен. — промычал себе под нос Хэрн.

    — Что ты там себе бормочешь? — оскалился обычно спокойный гном.

    — Да говорю, что от нашего мальца всего можно ожидать. Кто вообще думал об этой крепости, а у него оказывается, на неё уже давно планы созрели! И ведь если получится, то понимаешь, окажется, что… Серж обладает даром предвидения?

    Дор задумался.

    — Не, вряд ли. Простой расчёт. Заметь, ведь и Мартин говорил, что и раньше предложения Сержа всегда выстреливали. Вы все победы, по сути, одержали только благодаря его придумкам. У пацана котелок на плечах неплохо варит. Да и придумать чего он великий мастак. Подумать только, всё войско моих родичей притопить!

    — Угу! — согласился канн. — а перед этим спровоцировать их на безрассудный риск генерального штурма! Хотя, если бы не молодцы Коли и не агрегат Ральфа…

    — Да… — протянул Дор, — но согласись, Серж ведь сам их вызвал, значит, предусматривал и такую возможность атаки со стороны моих соплеменников. Но результат, каков результат!!!

    — Да, тут сложно чего возразить, и это, хватит отдыхать, надо с последними лучами солнца к крепости подойти, иначе можно и всю ночь под стенами провести. А вдруг не пустят? — предположил Хэрн.

    — Сомневаюсь. У нас с тобой такой пропуск шикарный! — гном глазами показывает на развалившихся в соблазнительных позах оголённых варг. — Ну, кто против такого совершенства сможет устоять?! Но ты прав, пора выдвигаться. Ходьбы ещё прилично!

    Как и ожидалось, народ в крепости скучал… сильно скучал, а тут такой подарок, и возможность весело развеяться…

    Повелись.

    Ворота нараспашку. Орут, радуются великой победе.

    А дальше — дело техники. Варги придушили любителей женского тела, разбредясь по номерам таверн. Потом смена караулов гномами, и кое-где в принудительном порядке. Блокада казарм. Ну и арест всего руководства, и захват портала.

    Всё! Дело сделано!

    — Я даже представить себе не мог, что всё так просто произойдёт. — говорил, пребывающий в шоке, Дор.

    Хэрн только отмахнулся.

    — Чует моё сердце, у Сержа ещё что-то весёлое припасено. Что-то он задумал такое… небывалое. И боюсь, всему Ордену его задумки разгребать придётся не один год. Может даже, что последствия и его господина не обойдут стороной. Что-то мне боязно, друг.

    Дор только скривился на слова побратима.

    — Сами выбирали, сами и скиньте, если уж так боитесь!

    — Как? Как? Если и герцоги Ергонии у него в подчинении? И варги, в том числе? Не-е-е, опасно! Оно-то, может и в радость ему уйти, а что мы потом делать будем? Кого на кресло командующего сажать? А в одном он прав — Совет много не навоюет. Сколько разумных, столько и мнений, уж лучше так, всё-таки и господин ему доверял всегда, не зря же в Совет Ордена ввёл, так что потерпим, может и пронесёт…

    Не пронесло.

    * * *

    — Милый, и чего мы такие хмурые? — Луиза светилась довольством.

    Всё хорошо в Империи, когда у неё всё хорошо. А у неё точно всё хорошо! Вон, как кто-то весёлый резво дёргает ножками у неё в животе. Вот только муж чего-то смурной от маркиза пришёл. Ведь думала перенести все заботы на завтра. Ей так любви хочется и ласки, а вот любимый явно не хочет её расстраивать, но зная его, не может ничего с собой поделать, поделится в итоге проблемами.

    — Давай чего-нибудь горяченького попьём… — устало произнёс Император.

    Оп-па, а вот это серьёзно! Если Тави стал мёрзнуть, значит, проблема смертельная…

    Испугалась императрица.

    Мгновенно, несмотря на уже ставший заметно выпирать животик, женщина соскочила с их огромной, но такой уютной кроватки ибыстро нажала на артефакт, лежащий на прикроватном столике.

    — Горячее вино, красное и закуски, — быстро скомандовала она. — И можно чего покрепче.

    И взглянула на мужа, поймав его благодарный взгляд.

    Чуть позже…

    — … Ванн, все Розы, ушастые, и даже Султанат ввели войска. — тихо, почти шептал расслабившийся Император. — И принц, и сам старый маразматик, по слухам убиты. Всё! Императорской четы нет, как и их родственников. Кто ещё остался в живых, тех сейчас резво режут предатели. Древо жизни на Соборной площади столицы просто на части рассыпалось. Фонтан иссяк! Мы-то думали, что Ергония их главная цель, а получилось, вон как. Герцогство было отвлекающим манёвром. Ванн, все войска, что держал на границе с Ергонией, через порталы перекинул в ближайшие крепости с Дранх и потом ввёл их на территорию соседней Империи. Хотя, судя по всему, от Империи там ничего в ближайшее время не останется.

    — Почему? — так же тихо спросила супруга.

    — Всем захотелось независимости. Кланы рвут страну на части. Такое ощущение, что вся эта вакханалия, не что иное, как талантливая постановка. Уничтожение Империи готовили очень тщательно!

    — Глупцы все эти герцоги. Неужели не понимают, что им никто и никогда не даст самостоятельно править, особенно, когда они сами позвали к себе чужие войска. А что армия? — уточнила Императрица.

    — Принц, видно, в последнее время не в себе был. Отдал последний приказ, когда стало известно, что Император погиб… он приказал не оказывать сопротивления экспедиционным войскам соседей.

    — Не оказывать сопротивления!!! И что все так вот взяли и повиновались? — удивилась Луиза.

    — А что им оставалось делать?! Фонтаны молчат. Деревья жизни засохли и стоят, как изваяния, пугая всех своими сухими ветками и голыми стволами.

    — Ну не может быть, чтобы не было бастардов у правящей династии! — усмехнулась императрица.

    — Да, но это месяц… между каждой смертью! — непонятно ответил Император.

    — Причём тут чья-то смерть? Чья? — удивилась Луиза.

    — Претендентов на престол, которых с помощью артефактов будут вычислять, вылавливать и уничтожать отряды интервентов. — зло ответил Тави — Те же ушастые. Им, кстати, и вменяют вину за убийства Императора и его наследника. А родственники Императора, как один, громогласно отказываются от престола, вперёд друг друга, да ещё в храмах своего божества. Спасают свои шкуры…, твари.

    Император судорожно вздохнул и присосался к кубку с вином.

    — Но мы же предвидели такой расклад. — произнесла Императрица.

    Император покачал головой.

    — Предполагали, но уж точно не такой! — произнёс он, и такая боль в его голосе звучала, что Луиза положила успокаивающе свою ладонь ему на руку… — чтобы все разом ввели войска! Да ещё и так нагло! К тому же, внутренняя контрреволюция, и как результат — Империю разорвали на части! Я даже не представляю, что должно произойти, чтобы опять соединились в одно государство эти древние земли. Н_Е_З_Н_А_Ю!!!!

    Опять изрядный глоток из бокала…

    — Они же продали свою страну! Герцоги, эти владетели… говорил я ему, что зря ты такие большие куски территорий концентрируешь в одних руках…

    Молчание…

    — Всё так плохо? Неужели никто так и не понял, что всё это подстроено, что это результат борьбы соседей за их земли?! — спросила супруга.

    Император как-то кисло усмехнулся.

    — Только южане. Они все понимают, к чему всё это привести может, да и соседи своё истинное лицо, уж как-то быстро показали. Даже между собой стычки устраивали, чтобы выяснить, какие именно города и земли, кто под собой держать будет! Пройдёт одно-два поколения и всё… Присоединят к своим территориям бывшие земли древней Империи и не факт, что с прежними хозяевами. Династические браки, подсыл убийц и бретёров… и всё… путь к управлению герцогствами и удельными графствами открыт. Удельные графства… самое удивительное, что они-то как раз и не в восторге от того, что Империя, по сути, развалилась. Понимают, кого в первую очередь все жрать будут, поумнели быстро. И у нас тут «Удельное графство» образовалось! — махнулв сердцах рукой Тави.

    Луиза поморщилась.

    — Представители твоего «Удельного графства», — выделила она голосом — в данный момент, спасают от интервенции великое герцогство Ергонию, и у них это удачно получается, к тому же, в их войске на очень серьёзной должности служит и твой сын! — жёстко произнесла Луиза. — И хватит стонать, любимый, не всё так уж плохо! Мне тут по моим каналам донесли, что супруги, владетельные сеньоры, великая чета герцогов собирается почтить нас своим визитом.

    — Оп-па!! — Император от неожиданности даже пролил вино себе на мундир… — Вот так расклад! Это точная информация, любимая?

    — Да и я за неё ручаюсь. От Лауры, а она, как тебе должно быть известно, получает всю информацию непосредственно от ближайшего окружения четы герцогов Ергонии. И ещё, угроза со стороны гномов ликвидирована.

    — Что?! — не поверил Император. — Уже?

    — У меня нет полных данных, но то, что крепость Дерго уже в руках Ергонцев только мои предположения. — сморщила мило носик супруга.

    — С чего такие выводы? — не понял Тави.

    Императрица загадочно улыбнулась.

    — Это просто выводы, милый. Ну, сам посуди, удобный каменный мешок, образующийся между двумя каменными грядами, а ещё и река судоходная, которая доходит и до наших границ. Понимаешь, к чему я клоню?

    Тави покачал головой.

    — Нет.

    — Ты, любимый, просто устал, оттого и так слабо соображаешь, а ведь всё на поверхности. Уверена, что флот Ордена уже штурмует крепость Роз в устье реки.

    — Но там же у этих бандитов войско, которое уже вон, сколько времени держит в осаде порт Ергонцев?! — удивился Тави.

    — В том-то и гениальность этой операции, во всяком случае, я бы так и поступила.

    — Не верю! — не согласился с женой Тави. — Я видел когда-то эту крепость своими глазами — там такие стены, даже со стороны моря, и тем более, со стороны реки. Её невозможно взять штурмом, как и неприступную крепость в горах. Не спорю, перекрыть эту дорогу очень важно для Ордена и для Ергонии, это вызовет единственное решение короля соседей идти напролом через Долово ущелье, намного южнее, и избавит от одновременного удара с двух направлений. Но коль уже гномов усмирили…

    Император задумался. Луиза пока вновь аккуратно, стараясь не мешать мужу, наполнила бокалы терпким горячим вином и придвинула к любимому печенье.

    — Еслиу Ордена как-то получилось отбиться от гномов и при этом сохранить своё войско, то скажу, что их командующий — гений. Но пока не получу проверенную, достоверную информацию, ничего предпринимать не буду.

    — А что решил по Дранх? — спросила Луиза.

    Тави пожал плечами…

    — Южанам надо нашего представителя посылать. Желательно, кого-то из семьи Императора, чтобы показать степень поддержки. Но сейчас это делать опасно. Тебя я в любом случае не отпущу. Сын занят. Ивалье войско комплектует из штрафников и тех, кто решил к нему примкнуть. Мага Империи тоже не пошлю, а вот его названого сына и свою дочь… очень даже может быть, к тому же, орденцы своему магистру, думаю, в сопровождение, в качестве охраны, лучших отправят. Но и это пока не к спеху. Пошлём дипломатов, чтобы договаривались о визите. В этих условиях нам нельзя торопиться. Наш ответ должен быть выверенным, а удар молниеносным. Теперь главное решить, куда, и с какой стороны, и какими силами его наносить. А может, и вовсе разделить по разным направлениям.

    — Войну на несколько фронтов мы вряд ли выдержим, любимый! — испугалась Луиза.

    — Это и я понимаю, а потому и готовить будем серьёзное посольство, а пока только приближённых договариваться направим. И то не ко всем.

    — Что по Ивалье? Он так и не прояснил ситуацию с регалиями главы клана?

    Тави, скривившись, покачал головой.

    — Молчит, сукин сын. Как рыба молчит и только улыбается, эдак предвкушающе, но твои мысли насчёт мальца я помню, но его вначале найти надо!

    — А с этим как? — заинтересовано, спросила Императрица.

    — Никак пока. Ищут, да видно не там. Никак даже на след не выйдут. Но у Верховного, походу, тоже проблесков нет, а сынок нынешний, Мартин, молчит.

    — Значит знает. — вставила супруга.

    — Знает, конечно, где брат, это и так понятно. Знает и Хэрн.

    — С ним я говорить уж точно отказываюсь. Мне прежних объяснений с ним хватило, когда он моего киллера за нами присылал, чтобы вести на совет. Тот ужас, что я испытала, никогда уже не забуду. — передёрнула плечиками Луиза.

    — А Мариан? — усмехнулся Император.

    — Не получается у неё. Обо всём влюблённый муж ей рассказывает, но как только заходит разговор о Гури, тут же замыкается, словно установка у него какая-то вложена магией. Не пойму, да и ладно! Найдём сами.

    — Ивалье верен присяге и зову крови родни. С этой стороны предательства можно не опасаться. — хмыкнул Тави — Да, думаю, в следующую нашу встречу я его попробую подколоть с мальцом. Посмотрим на его реакцию. Может, ты угадала, моя прорицательница.

    Император нежно обнял свою красавицу и осторожно посадил её к себе на колени.

    — Умеешь ты отвести в стороны заботы и всё разъяснить. Как бы я без тебя был?

    — А не был бы! Ты мне богами отдан! — усмехнулась счастливая женщина. И снова будущая мать.

    * * *

    — …Ты что передал в столицу? — пытал принц своего ординарца.

    Тот только загадочно улыбался.

    — Всего лишь то, что просили.

    — Кто просил? — наседал на него друг.

    — Да обе стороны, — усмехнулся молодой пройдоха. — Господин Ральф, вроде как простой Верховный жрец, а действует, как заправский начальник службы разведки. Но это я тебе по секрету свои личные выводы говорю. А так, почти весь расклад слили в столицу, немного не договорив основные моменты. С Ральфом почти ночь просидели, составляя послание.

    — Чудны ваши дороги, боги! — прошептал принц. — Сейчас совет, а ты, вроде, в моей свите. Ничего?

    — Нормально! — усмехается старый товарищ детства… — Императору всё интересно, а командующему хочется довести до Его Величества только ту информацию, на которую именно он и указывает. Очень умный мальчик. Очень.

    — А по совету что? Думаешь, из-за чего нас с границы с Империей сорвали?

    Дружок просто плечами пожал.

    — Доведут новости, а их, судя по всему, много. До нас только слухи доходят и то… — молодой рыцарь сморщил нос.

    — Половина вранья, а так из первых уст всё услышим. А раз вызывают в крепость, которая находится в осаде…

    — А мне тут шепнули, что и не в осаде уже вовсе! — усмехнулся принц.

    — Да?! Ух ты! Тогда чего тянем, давай в портал! Сам понимаешь, мне ведь ещё среди народа потолкаться надо, понял?! — выставил вперёд руки непоседа, — с меня самая свежая информация и, по возможности, развёрнутая, и в первую очередь о… — друг усмехнулся… — о Мани…

    И еле-еле увернулся от кинутой в него бронированной рукавицы из комплекта доспеха принца.

    — Прибью, гадёныш!

    Вот и крепость.

    М-да… А народа то, народа! Совет большой собирается. Видно, задачи командующий для всех разом уточнить собрался.

    Помощник тут же куда-то срулил, а вот принца перехватили, чуть ли не на входе. Ага, приглашают на беседу к герцогу Ергонии. Но до совета то осталось…

    Сказали, всего на пару слов.

    Ну, неплохие апартаменты! Вон и Кастелла откуда-то выпорхнула. И как в далёком детстве, когда они дружили детьми повисла у него на шее и чмокнула в щёку.

    — Молодец, что пришёл! Людовик сейчас выйдет. Одевается. Переговорить надо. Последние новости знаешь?

    Принц немного оторопел от такого приёма, но было очень приятно и от воспоминаний о беззаботном детстве защемило в груди…

    — Перекусишь? — спросила между тем Кастелла, что-то сервируя на столе.

    — Попить бы не отказался! — прокашлившись, произнёс хриплым голосом принц.

    — Момент!

    И вот он уже сидит в кресле, устало вытянув вперёд ноги. В руках изысканный бокал, а в нём далеко не вода. Напротив герцог и ослепительно красивая, его бывшая цель безумного влечения…

    — … Гномы остались все в крепости. Почему-то командующий не стал их использовать в дальнейших сражениях, или у него есть на них другие планы. Об этом, я надеюсь, мы узнаем сегодня на совете. Его немного отодвинули по времени, не все, кого командующий желал бы лицезреть в обязательном порядке, успели прибыть. — голос герцога тихо, словно туман, распространялся по всей комнате. Камин трещит летающими щепками от горящих поленьев. Тепло распространяется волной. Вроде лето, но тут море рядом, да и слякотно сегодня на улице. Вроде, только что светило во всю палило, а уже дождь. Что смог единственный согнать командующего со своего места уединения…

    — Я безмерно удивлён, — принц тщательно подбирал нужные слова. Он-то думал, что это у него, там на границе, движуха прёт, а оказалось, по сравнению со здешними делами, у него, и вовсе, затишье… — как вообще удалось снять осаду с обоих крепостей? Как получилось захватить эту затычку вечную на перевале? Это же считалось невозможным?!

    Супруги переглянулись между собой.

    — Вот и мы так же всегда думали, а Серж не знал об этом и с первой же попытки поменял в ней и гарнизон и знамя! Людовик принял решение, а я его поддержала — теперь тут, на месте этих земель образуется графство, но с подчинением и суверенитетом Ергонии.

    — Варги? — усмехнулся принц.

    — И они тоже. Ты не поверишь, но все смотрят на Верховную жрицу Ордена и богини и её мужа, а также детей. Вот теперь, все бывшие пленные гномы разобраны по рукам. Варги в восторге, единственно, не всем мужей хватило. Боюсь, как бы это не вылилось в войну полномасштабную с подгорным королевством. С варг станется туда экспедицию отправить, так сказать, в поход за мужьями!

    Принц только обескуражено головой мотает, ну и дела!

    — Но, если честно, мы не по этому поводу, чтобы новостями поделиться, позвали тебя. — произнесла Кастелла и принц понял, что сейчас прозвучит что-то небывалое, слишком взволновано выглядит его бывшая любовь…

    — Не томи, красавица, ведь знаешь, я тебя, как и твой супруг, всегда и во всём поддержу… — подбодрил старую подругу принц.

    Кастелла только устало вздохнула и, получив от супруга ободряющий кивок головой, произнесла:

    — Командующий предлагает рассмотреть вопрос о вхождении Ергонии в состав Империи твоего отца, на правах Великого герцогства. Мы с Людовиком обсудили уже такую возможность, но хотим убедиться, что это может быть выгодным, как для нас самих, так и для моего народа. Я бы хотела узнать, что ты сам думаешь по этому поводу. И если получится, сразу заручиться на будущее твоей поддержкой.

    Если сказать, что принц был удивлён, это значит, ничего не сказать. Он был просто сражён таким небывалым известием!

    — Вы хотите, чтобы я известил Их Величества о вашем желании?! — уточнил он.

    — Нет, но вот о том, что мы бы хотели посетить Империю — да.

    — Вы хотите посетить Империю в то время, когда на вашей земле идёт война? — изумился принц.

    Людовик только что-то неопределённо хрюкнул на это, а его супруга, грустно улыбнувшись, произнесла:

    — Что-то подобное сказал в первый момент и мой муж, когда услышал такое предложение. Тоже возмущался.

    Ага, если говорит, что тоже, значит герцог поменял своё мнение на такое требование командующего. Предложение. Ага. Командующий только приказами разговаривает. Умеет! Принц уже прочувствовал на себе самом его подход работы с подчинёнными по боевым и важным вопросам. Рубит фразами и только слышно, что… «приказываю»!

    Но действенный подход, и тут уж ничего не скажешь. Попробуй, что против брякни — легче сразу повеситься!

    — Я думаю, это очень взвешенное и продуманное решение командующего. Я не знаю, что его толкнуло на такое… — принц запнулся… — предложение… — вышел он из затруднительного положения… — но думаю, что причина есть, и главное, у Ергонии сейчас очень много врагов, в том числе, и внутри самого герцогства, и именно Орден и их командующий калёным железом выжег всю эту гниль.

    Принц знал, о чём говорил. Ведь именно ему командующий поручил расправу над предателями и наведение порядка в рядах ополчения. Насмотрелся, и крови пролил — море, зато и результат есть!

    — Так ты поможешь нам? — спросил Людовик

    Принц только кивнул.

    — Всё, что в моих силах. Есть тут у меня один пройдоха, что всё организует и доложит все в выгодном вам свете в столицу Императору.

    Чета герцогов заулыбалась расслаблено…

    — Спасибо! Командующий предложил, вот только решать саму эту затею поручил нам, и сам не вмешивается, вроде как, он тут и вовсе не причём.

    — Занятно! — усмехнулся принц.

    Но вот прибыл посыльный. Всех вызывают на совет и самое интересное, где собрался проводить совет армии и Ордена командующий — маленький амфитеатр арены для поединков. Он и его свита сидят и стоят на арене, на специально установленных для этих целей креслах, а все остальные расселись на местах зрителей. Но, видно само строение помогает слышать даже шепот того, кто что-то говорит на арене. Всем удобно, и главное, купол есть, который защищает от непрекращающегося дождя.

    * * *

    Серж, молча, смотрел на всю эту толпу, что полностью заполнила места зрителей в местном амфитеатре арены. Все прибыли. Сколько же народу, оказывается, под его началом собралось! Вон, вновь встретились два одиночества — отец и граф Херенкок. Что-то обсуждают тихо, наклоняя поочередно головы друг к другу. Радуются.

    Серж осмотрелся…

    Да, все радуются. У всех отличное настроение, да и новостиодна лучше другой.

    Были…

    Одни Мартин с Хэрном обиженные. Их подразделения всё ещё в резерве, но теперь-то всё изменится, главное подать свои решения правильно, чтобы опять не получилось неловких моментов.

    Не получилось…

    — Я что-то подобное и предполагал, — Серж говорил тихо, часто делая паузы, и весьма продолжительные, словно обдумывал каждую произносимую фразу и отдельные слова — Империя Дранх перестала существовать.

    Удивлённый вздох прошелестел по всему огромному залу амфитеатра…

    — Все граничащие с ним государства ввели на его территорию свои войска. Император и его наследник убиты. Ван увёл свои войска с нашего театра военных действий, тем самым оголив свои границы, и не воспользоваться таким подарком, было бы с моей стороны верхом непредусмотрительности и глупости. Я не знаю, что там задумал наш Император, но на наших глазах рвут на части нашего старого союзника, а Империя почему-то не вмешивается. Я не буду обсуждать Императора и его решения… — Серж посмотрел в глаза сидящего на первом ряду принца и его ординарца… — но думаю, что теперь и мы вправе поступать со своими врагами не совсем по-рыцарски. Невзирая на, наверное, несогласие моего отца и его друга графа Херенкок…

    Молчание…

    С места поднялся герцог Ланский, а следом за ним, буквально через мгновение, и сам граф.

    — Убийство Императора — это величайшее преступление. И виновные должны быть наказаны. — Произнёс отец Сержа.

    — И я считаю, что у нас теперь есть моральное право поступать с убийцами и их пособниками так, как нам подсказывает наша совесть… — завуалировано поддержал слова Сержа следом и граф Херенкок.

    — Благодарю за понимание! — с явным облегчением ответил командующий. — Присаживайтесь, господа. Итак, продолжим…

    Начало многообещающее… явно такие мысли витали в умах собравшихся на этом совете.

    — В свете последних событий, я решил изменить нашу тактику ведения войны. Как бы ни думали все, но противников у нас не стало намного меньше. В войске Чёрных Роз еще полно представителей перворождённых. Это и эльфы тёмного королевства нашего континента. Это и целый легион гномови их там, для сведения уважаемых дам, — сидя поклон в сторону стайки варг — ещё не меньше десяти тысяч. Всего в нашу сторону вот-вот двинут войска количеством не менее трёхсот тысяч и ещё лагерем стоит столько же ополчения. Лёгкой прогулки не будет. И ванцев со счетов сбрасывать нельзя. Ничего им не мешает вновь перекинуть войска в приграничные с нами крепости. Если в первом случае войны хотелось бы избежать, как и встречных сражений, то вот в случае с ванцами, я считаю, нам пора перевести боевые действия на их территорию, но вначале есть одна проблема, от решения которой будет зависеть, как мы дальше будем действовать.

    Командующий так загадочно усмехнулся…

    — Скажите мне, принц, — произнёс он, повернув голову в сторону сына Императора Синг, — вам не хотелось бы изменить что-нибудь в обращении к себе?

    Все, в том числе и сам принц, удивлёно воззрились на Сержа.

    Непонятный какой-то завуалированный вопрос. Но принц калач уже тёртый, и в последнее время неплохо пообтёсанный, вон, если посмотреть на его замов и командиров полков, то сразу становится видно, что аристократов то почти среди них и нет.

    — Я не до конца понял мысль, которую вы вкладываете в свой вопрос, Ваше высокопревосходительство… — осторожно, тихим голосом спросил, поднявшийся со своего места, принц…

    — В общем, ты спрашиваешь, Тук, чего от тебя конкретно хочет твой командующий?! — усмехаясь, спросил Серж.

    Принц коротко кивнул.

    — Ну что же. Ты сам это спросил.

    Серж поёрзал в кресле задницей, удобней устраиваясь, в предвкушении, что сейчас начнётся, после его уточнений.

    — Не пора ли молодому человеку расти? Может, стоит поменять к себе обращение Ваше Высочество, на более звучное…

    Театральная пауза…

    Тишина в зале…

    — Скажем, на Ваше Величество?! — припечатал Серж.

    Прострация на лицах присутствующих на совете и откровенный страх… Это что, попытка мятежа?!

    Но принц всё-таки набрался за последнее время мудрости. Понимает, что будь всё так плохо, то командующий не решился бы задавать такие вопросы при стольких свидетелях, а потому, тут что-то другое в этом вопросе кроется.

    — Всегда, пожалуйста, господин командующий, но я любящий сын и люблю своих родителей!

    Понятно… завуалировано ответил, что против Императора не пойдёт… красиво ответил.

    Даже Серж заулыбался.

    — Тогда вы не будете против, если я начну претворять эту возможность в жизнь? — задал он прямой вопрос.

    Принц занервничал…

    — Хотелось бы узнать, что приготовил для меня, какую судьбу, мой командующий… — скромно ответил, не менее хитрый молодой мужчина.

    Серж уже откровенно веселился. Он позволил себе даже поаплодировать Их Высочеству.

    — Браво, принц, браво! А теперь конкретика… — резко перешёл он с шутливого на серьёзный тон… — как вам такое обращение «Ваше Королевское Величество»?

    Облегчение у всех на лицах, и улыбки начали расцветать, хотя пока так и не понимают, куда же клонит разговор их командующий малолетний.

    — Это, смотря какое королевство, Ваше высокопревосходительство, и главное, где оно находится. — усмехнулся, уже развеселившийся, принц. Ещё никогда его на трон так просто и весело не сватали.

    — А чем вам, Ваше Высочество, Черные разбойники не нравятся? — сделал показное удивление на лице Серж.

    — Чёрные Розы??? — изумился принц, а следом и все собравшиеся в зале.

    Во, командующий даёт!

    — Мне нужно только ваше согласие, в противном случае, мне придется на эту, не очень приятную роль, искать других исполнителей. Не скрою, что для меня ваша кандидатура является самой приемлемой. Во-первых, вы вышли титулом по рождению, во-вторых, не стоит забывать, кто ваши родители, а помощь, на первых порах, со стороны Империи молодому государству точно понадобится, если учесть, кто у него в соседях будет. Подумайте, принц. Для принятия решения по дальнейшему ведению войны, мне нужно обязательно здесь и сейчас решить этот вопрос. Не скрою, у меня на эту должность козла отпущения, потому что всегда и во всём виноват Император или король, есть и другие разумные, но считаю, что именно вы подошли бы для неё, как самая лучшая кандидатура. Подумайте…

    Тишина в зале. Вот уж никто не ожидал от командующего таких резких поворотов. Только что рассказывал, сколько войск у Чёрных и как с ними нелегко придётся и вдруг, вместо легитимного короля, уже другую династию на трон посадить предлагает. Серьёзные заявки вот только… а по статусу ли?!

    Но Херенкок молчит, как и его отец, а сам принц сразу в отказ не пошёл, значит, серьёзно обдумывает предложенный командующим вариант.

    Ох… что-то слишком озорно мигнуло в глазах принца, и эта его бесшабашная улыбочка…

    Серж напрягся. Не к добру… в ответ, чувствует он, что-то затребует принц и что-то подсказывает Сержу, что он, уж точно, не сможет Его Высочеству отказать.

    Как в воду глядел и даже почти угадал, что затребует, взамен на его предложение, этот прирождённый хапуга.

    Самое дорогое забирает…

    — Ваше предложение, Ваше высокопревосходительство, очень заманчиво, и я даже склоняюсь к мысли, чтобы согласиться на ваше предложение. Но вот гложет меня одна мысль. Я один на троне, а вдруг война и кто тогда за королевством присматривать будет? К тому же, желательно, чтобы и маг рядом с королём был сильный и могучий…

    Серж только скривился, поняв, куда клонит эта хитрющая бестия. Вот же, как выкрутился…

    А принц, между тем, продолжал, причём выбрал для разговора столь похожий тон командующего, что все невольно заулыбались, ну может, кроме самого командующего и принца.

    — Ведь, если подумать, то и этот кто-то должен быть спутником короля на всю жизнь. Стать его опорой и возможно, возможно воспитывать его детей, соратником и в горе и радости, а если учесть…

    Но Серж его перебил..

    — Короче, принц. Я уже понял, что тягаться мне с вами в красноречии и умении говорить ни о чём не стоит. Я просто неумеха, в сравнении с вами. Скажите прямо, чего вы хотите? Если это будет в моих силах, я вам это отдам, я очень заинтересован в вас и в положительном решении озвученной ранее мной проблемы…

    Теперь уже сбитый с толка принц взял паузу. Приводит свои мысли в порядок и понимает, что теперь так нагло разговаривать нельзя…

    — Я считаю, господин командующий, что рядом с королём должна быть фигура всецело преданная Ордену, в то же время, думаю, что, придётся новой династии насаждать в королевстве и новую религию, а кто, как не королева должна быть Верховной жрицей королевства? К тому же, её должны уважать и военныеаристократы, в частности, как, например, великого мечника. К тому же, просто необходимо наличие в королевстве сильного мага. Возможно, будущего Верховного мага королевства. А потому, у меня на это место есть только одна кандидатура — мой учитель фехтования, данный мне самой богиней, Маниша, дочь Дора и Марфы Верховной жрицы богини.

    Тишина в зале.

    Многие из присутствующих в зале аристократов, сами были бы не против жениться на этой девушке, и перспектива ее потери вызвала в душе приступ неподдельной злобы на принца, и отчаяния от понимания, что сам командующий в этом вопросе пойдёт принцу навстречу.

    Как и ожидалось…

    — Очень тонко разыгранное действо, принц. А главное, правильное — произнёс Серж и вновь пару раз стукнул ладонью о ладонь, имитируя бурные аплодисменты, — вот только моё решение тут не имеет никакой силы, но как командующий и просто человек, я не против. Но, о чудо! Сегодня присутствуют на совете, как сама виновница этого вашегообращения, так и её родители.

    Теперь Серж повернулся вначале к гному и Верховной… Молча смотрит на них.

    Продолжительное молчание, причём всё это время принц на ногах…

    — Я так понял, это предложение руки и сердца моей дочери с вашей стороны, Ваше Высочество? — спокойно так, в растяжечку, спросил Дор.

    — Вы верно поняли, князь… — поклон со стороны будущего зятя.

    — Учение богини получит новый толчок на землях королевства, имея поддержку со стороны королевской четы. Очень заманчивое предложение… — произнесла наконец-то иМарфа. Потом перевела взгляд на принца — А вы отдаёте себе отчёт в том, что Мани — это варга???

    Принц закусил губу…

    — Я не знал этого, но догадывался, уж больно высока её выучка, как мечника — снова поклон с его стороны… — и моё предложение руки и сердца всё равно остаётся в силе.

    — А как же ваши родители? Как они отнесутся ко всему этому? — вновь задал вопрос Дор.

    — Я решу это сам и проблем не будет. — резко ответил принц. Видно, этот вопрос и его волновал, но будь, что будет, а отступать он видно не намерен от своих решений, к которым его так искусно подвёл чему-то очень довольный Серж…

    — Но варги всегда выясняют главенство в семье на мечах. Вы готовы всегда и во всём слушаться свою жену?! — усмехнулась Марфа.

    Принц опять прикусил губу и перевёл взгляд на свой объект обожания и мучения последних месяцев.

    — Меня мой учитель неплохо в последнее время натаскал в вопросе владения клинком. И я ещё поборюсь за право командовать… — ответил он.

    Марфа покачала головой..

    — Ну, что же… — потом перевела взгляд на притихшую Мани, — ну, а ты, что мне скажешь? Хочешь быть королевой?!

    Опять повисла тишина в зале… кажется, что присутствующие забыли, как дышать.

    — Я хочу любить и быть любимой и мне совсем не хочется взваливать себе на шею ярмо правления в королевстве! — честно ответила Мани, чем вызвала множество улыбок облегчения на лицах аристократов и смертельную бледность принца, — но стать женой принца я бы не отказалась и тут не играет роль его происхождение. — добавила она, поменяв раскраску на лицах дворян в точности до наоборот, — но так же понимаю и всю выгоду для Ордена и для моей богини. И я готова побороться за своё счастье, схлестнувшись в схватке, хоть с самой преисподней, не говоря уже о коалиции подонков, что так коварно напала на Родину моей мамы.

    Похоже, что и Серж облегчённо выдохнул. Уж чего-чего, а ругаться с семьёй Дора, он бы уж точно не хотел.

    Потом, хлопнув в ладоши, привлекая к себе внимание, произнёс громко:

    — Подведём итоги. Сватовство состоялось и родители невесты, как и сама невеста, от предложения руки и сердца Его Высочества не отказывается? Я правильно понял?

    — Да.

    По очереди прозвучали ответы.

    — Вы, принц, не меняете своего решения? — спросил Серж.

    — Нет, не меняю! — от распирающей радости, принц чуть ли не светился.

    — И я могу в дальнейшем рассчитывать на вас в своих планах? — твёрдым голосом задал главный для себя вопрос демон.

    — Я полностью в вашем распоряжении, господин командующий. Распоряжайтесь мной, как вам заблагорассудится- и тут же поправился — на пользу Империи…

    Серж довольно усмехнулся.

    — В таком случае, господин Тук, слушайте приказ. Это многих касается! Итак…

    * * *

    Мартин устало смотрел на своего друга.

    Совет. Да-а-а-а… такого никто не ожидал. В начале сообщение, повергшее всех в шок. Что Империи Дранх, вечного союзника их Императора, не стало. Затем Серж, зачем-то устроил выдачу замуж Мани за принца, причём оформил всё таким причудливым образом, пообещав сделать молодую чету королевской. Для этого, правда, придётся почти полумиллионную армию на колени поставить, но чего не сделаешь для прекрасной жрицы! Хотя, очень похоже, что в вопросе с Мани Серж действовал наобум, явно это не его собственная заготовка, а импровизация влюблённого в Мани по уши принца. Так считает и Хэрн, вон, тоже устало рассматривает пейзаж будущего графства с верхотуры крепости. Эта земля отдана Ордену и варгам с гномами, и с ней тоже надо что-то делать.

    Как же брата-то не хватает!

    Кстати, онём! Серж опять собрал воедино пятёрку телохранителей Гури под руководством вара.

    Да-да вы не ослышались. Вар, бросив флот, уже сегодня убывает в далёкое, ещё одно великое герцогство, правда оно, это герцогство, уже давно в Империи состоит. В отличие от Ергонии. Через декаду отправляют делегацию в столицу. К Императору. Вопрос только, чем там торговаться-то будут, но всем понятно — это победа здравого смысла. Ергония уже в одиночку не вывозит свою независимость. Теперь флотом командует тесть Луи. Герцог очень понравился Сержу своими продуманными решениями и желанием развеять скуку жизни аристократа и полностью влился в ряды Ордена со своими людьми. Новый командующий флотом тоже получил новую боевую задачу.

    Мартин только диву давался, откуда в голове Сержа рождаются такие решения!

    Подумать только, нанести удар по крепости-порту в устье реки. Этой же реки, но она, как известно, имеет судоходное разветвление, причём идёт через два государства. Выходит на границе между Ванн и черными Розами. За тысячи лиг от своего второго устья. Тут всё уже кончено, обе крепости в руках Ергонии. Вернее, Ордена. Сняли блокаду ещё пару дней назад. Территория нового графства полностью очищена от захватчиков. Все, отданные без боя крепости, вернулись к прежним владельцам, вернее их поменяли. Графство Ордена, так что посторонним тут делать нечего, и не волнует, что вы раньше всем этим владели! Почему всё бросили?! Хотите обратно? Да легко, вступайте в Орден со всеми правами и обязанностями. Убийственный аргумент…

    Но, вернёмся к флоту…

    Вот в том, втором устье, со стороны Ван имеется древняя крепость-порт, а сама река — это жила, по которой идёт почти вся морская торговля… почти. Со стороны чёрных Роз горы, сплошные скалы, вот и поставил задачу Серж взять наскоком крепость и удерживать её столько, сколько возможно. Там есть портал, и это важно. Можно будет получать помощь. К тому же, в состав десанта ввели целых пять тысяч гномов. Вообще, бывшую армию коротышек разделили на три части. Но об этом позже немного, но первый пятитысячный отряд ушёл морем к намеченной цели. Гномы больше рассматривались не как абордажники и десант, а уже для обеспечения первоначальных работ по улучшению захваченного. Всё-таки, что подремонтировать, или построить, лучше гномов не умеет никто. На то и расчёт. Варги, все без исключения, оставались охранять своё новое графство. Ох, и шуму было после совета, и возмущений, но при командующем раскрыть рот в возмущении никто не рискнул. Знают, к чему это может привести.

    Дальше Серж и вовсе выдал…

    Поднимает, значит, принца и своего отца и говорит:

    — Герцог, обскажите в двух словах, чего вам удалось добиться в вопросе перекрытия возможного прохода в горах для армии Роз.

    Отец этого малолетнего шалопая, на полном серьёзе докладывает. Его, кажется, совершенно не смущает тот факт, что он вынужден докладывать своему малолетнему сыну.

    — Как вы и предполагали, дорога через ущелье весьма в приличном состоянии, к тому же, их две. Одна идёт сквозь ущелье, и она довольно новая, и оттого широкая и отлично вымощена. Вторая идёт вдоль обрыва в ущелье — там намного хуже. Есть места, где конным воинам придётся проходить только по одному, хотя дальше более-менее широко, даже немного земли есть, где можно остановиться, чтобы после перехода собрать войска воедино. Но все дороги ведут к границе, которой является глухой тупик обрывов. На дне этих ущелий течёт быстрая горная река, но ущелье довольно широкое. Вот там, недалеко друг от друга, есть два моста. Опять же — старый, выполненный из дерева, и второй, более новый и немного пошире. Вот тот уже сделан из камня. Как таковой охраны около нихнет. Это я вам докладываю со слов командира разведки. Никто у противника не верит, что с нашей стороны можно ждать хоть каких-нибудь провокаций.

    Серж задумчиво и очень внимательно слушал отца. Принц, хоть и молчал, но стоял, как и герцог, и не пытался даже возмущаться. Командующий сказал стоя слушать, так постоим, видно решил принц.

    — Мы, как вы и просили, нашли отличное место для затора. Там всего расстояния от одной скалы до другой шагов с сотню, а то и меньше. Место ровное и, как вы просили, и дорога идёт строго по прямой, и это пара лиг минимум. Разбег для конницы отличный. Как с нашей стороны, так и со стороны противника…

    Все понимают, что это огромный минус для обороняющихся, но вот советовать что командующему никто не спешит.

    — На данный момент, у меня там под моим командованием сконцентрированы следующие силы… — продолжает доклад герцог — полк принца — это кавалерия и пехота из местных ополченцев. Всего по кругу, тысяч тридцать общего войска. Скажу так, что для чёрных это так, на один зубок. Мы не выдержим удара… даже меньших сил. Пытаемся совершенствовать выучку воинов, но всё без толку — медленно обучение идёт, да и сами ополченцы, видя наши малочисленные силы, едва сдерживаются, чтобы не сбежать и не дезертировать из войска.

    Серж согласно кивнул каким-то своим мыслям.

    — Хорошо, понял. Что по оборудованию позиций?

    Отец командующего улыбнулся..

    — Вот, как раз, как подсобные войска ополченцев использовать можно. Работают хорошо и позиции, как вы и рисовали сделали. Закончат уже на этой декаде. Вот только разведка докладывает, что в стане противника на той стороне непонятное шевеление началось. Опасаюсь, что неровён час, их войска со дня на день тронутся в поход. Больше мне добавить нечего. Обеспечение войск фуражом и пропитанием налажено отлично. Проблем с материалом для строительства оборонительных позиций нет. Доклад закончил.

    Серж подумал немного в полнейшей тишине и киданул:

    — Спасибо за службу, герцог у меня вам будет другое задание, но об этом немного позже, а пока заслушаем принца.

    Доклад Его Высочества мало чем отличался от доклада герцога, разве что имели место стычки с нарушителями границы со стороны Ван. А так, то же самое, хотя тут себя ополченцы проявили более чем хорошо, правда, полки ополчения, бывшие в подчинении принца, были сформированы, в основном из людей благородного сословия. Конница, всё-таки!

    Выслушав доклад, Серж задумался, но, как в случае с отцом, присаживаться принцу не предложил.

    — Значит, так! В преддверии разгрома войск черных, я решил сделать кое-какие перестановки. Герцог Ленский!

    Опять его отец оказался на ногах.

    — Вы сегодня же убываете с принцем в приграничные крепости, где расквартированы его войска и принимаете подразделения под свою руку. Свой штаб я разрешаю вам забрать с собой. На передачу позиций и вникание в боевую обстановку даю два дня, вернее больше — двое суток.

    Все прониклись от уточнения. Серж уже раз заострял внимание на отдыхе во время войны.

    — В ваше распоряжение поступает вся конница ополчения, а также сформированные герцогом войска.

    Сколько их, кстати, у нас герцог? — обратился он к Людовику.

    — Всего удалось набрать, по тому принципу, что вы установили, с командным составом из числа офицеров Ордена, четыре полных конных полка по пятнадцать тысяч копий. И шесть пехотных усиленных полков по двадцать тысяч человек в каждом. И так, по мелочи, для охраны крепостей и дорог герцогства. Всего мобилизации подверглись около двухсот пятидесяти тысяч человек, увы, больше набрать не удалось. Варги в это число войск не входят.

    — Отлично, Людовик, спасибо! — Серж усмехнулся, — отец, — он вновь повернулся в герцогу Ланскому — с этого момента вся эта масса народа в твоём распоряжении. Я хочу, чтобы ты разорил приграничные земли Ван, причём действовал по всей границе. Я хочу, чтобы ты устроил тут полнейший геноцид. Но на крепостях, которые не удастся захватить с ходу, время не тратил. Народ и скот сгонять к нашим крепостям, где имеются в наличии транспортные порталы. Переброска людей в Караллой на вашей совести. У вас тоже есть теперь земли, которые нужно поднимать. Всё делим пятьдесят на пятьдесят. Ванцы, как агрессоры, должны заплатить за недобрососедское поведение. И не нужно на меня так смотреть. Война сама себя должна кормить, а потому, грабить и ещё раз грабить! После вас должна остаться выжженная земля. Порталы при невозможности их демонтажа уничтожать, но чтобы они ни в коем случае не доставались противнику. Вам понятно?

    Герцог Ланский видно неожидал от сына ТАКИХ команд. Одно дело воевать против вооружённого противника. С другой, простой грабёж, но и сказать то нечего, сами ведь оправдали в начале совета любые действия и распоряжения командующего.

    — Если понятно, то присаживайтесь. Теперь, что касается вас, принц. Свои полки перебрасываете в приграничные крепости, туда, где до этого руководил войсками мой отец. Нет, вам не надо принимать командование на себя. Это сделаю я сам. Теперь уже на той земле будет решаться исход войны. Ван нам не противник. У него появились другие задачи и чёрных все бросили с нами один на один. Так воспользуемся этим подарком. Они прибрали к рукам древнюю Империю Дранх, располосовав её на части, ну а мы, в ответ, проглотим королевство Чёрных Роз. Кстати, принц, вы уже придумали название для вашего королевства?

    Тук только кивнул в ответ.

    — И какое? — не унимался Серж.

    — Думаю назвать его в честь своей будущей супруги… королевство Мани.

    Раздалось перешёптывание по залу.

    — Оригинальненько. Остались мелочи — либо вынудить местного королька отказаться от короны, либо его и всю его семью ликвидировать, как ненужные и опасные для вашего правления элементы. Но мы об этом подумаем позже, вначале его армию с превосходящими силами разгромить надо, но название отличное… Итак, дальше! Вы формируете отряд. В который, кроме васи ваших полков войдут полки нашей лёгкой конницы. Кстати, хан Бэтый.

    — Тут, повелитель! — поднялся со своего места колоритный дядька, обвешанный оружием с головы до ног.

    Представитель кочевников Сержа только так и называл, отказываясь величать его каким-то там командующим.

    Повелитель, и все дела. Но все и так уже привыкли.

    — Разделите своё войско на три равных части. Одну часть, лучшую, оставляете себе, остальные, под командованием назначенного вами командира, переправляете к моему отцу. Грабить вы лучше всех умеете и понимаете в этом толк. Вы сами, с остатками войска, поступаете в распоряжение принца, задачу я вам потом уточню. Понятно?

    — Будет исполнено, повелитель!

    Серж кивает.

    — Присаживайтесь… и теперь главное — направление основного удара буду прикрыватьуже я. Задачу вам, принц, и комплектацию вашего отряда я ещё продумаю, время пока есть, а пока… Мартин, все войска Ордена и регулярные части герцогствапереправить через порталы в сторону Долового ущелья. Пора затыкать эту горловину, иначе, если дадим оперативный простор коннице Черных, боюсь не сдюжим. Одно хорошо — ждать удара в спину не приходится, а вот Его Величество короля Роз, ждут очень неприятные известия. Ещё раз, всё свободные войска на границу с Розами. Ваша светлость, — обратился он к Кастелле. — прежде чем убудете в Империю, проследите, чтобы была организована доставка к войску фуража и продуктов. Это можно доверить и варгам. Твоих гномов Дор, что у нас остались, я тоже жду у Долового ущелья. Да помогут нам боги!

    Глава 5

    Как спровоцировать ушастых на нападение — вот о чём последний час был мозговой штурм. Но надо так сделать, чтобы из нас и наших людей, в итоге никто не пострадал. А у меня ещё и задумка есть! К чему мне трупы эльфов, когда рядом, буквально трётся плечом об меня, прекрасная представительница, вернее, бывшая представительница этой… скажем так народности.

    Сидим в комнате Шварца. В последнее время у нас тут штаб и эта комната, как кабинет начальника штаба нашей маленькой армии, только прикреплённых на стенах карт и схем всяких не хватает. Кто на стульях уселся, или в кресле, а вот я расположился на кровати барона, и компанию мне составила Высшая.

    Ничего в голову пока толкового не приходит. Единственно, Шварц предложил просто выгуливать в лес пегасов. В селе такое нельзя делать — вокруг народа море, может, кто и пострадать, а вот нам…

    Светить нежить перед ушастыми пока никак нельзя, а потому быть рядом с животинами придётся уже нам. Если, и правда, их главная задача захватить нас и отданных пегасов, то задача, в принципе, упрощается. Малые сейчас, вместе со своими котятами, в дозоре. Умеют так прятаться, что даже жители лесов не в состоянии их даже у себя под носом обнаружить. И страхует их, их отец, который и сам не промах в вопросах маскировки. А вот я, Керт икрасава вампирша, мать Чука и Гека и, конечно же, барон, мозгуем, как же вывести на ударную позицию весь выводок ушастых. Бегать за всеми мне как-то не хочется, тем более по лесу.

    Шварц, в последнее время, стал более степенным, что ли. Всё-таки, такие у него вассалы появились и всё-таки на красивую нежить, как он ни старался, так и не научился спокойно реагировать.

    Мне же проще, как-то не берёт меня тёмное создание, хотя ввиду долгого воздержания, её мода носить на себе минимум одежды, мягко говоря, напрягает. Даже, вон, зубастый барон не может отвести от неё восхищенного взгляда, чего уж говорить онас смертных!

    Шварц, на следующий день после появления в нашем распоряжении отряда из числа нежити, устроил вечером после ужина мне форменный допрос!

    Сидим у него в комнате. Пригласил. Его постельная игрушка уже и легкий закусон приготовила и вина в достатке. Сама смылась, оставив наедине…

    — И как это всё понимать? — спрашивает зло Шварц и добавляет немного кривляясь… — ВАША СВЕТЛОСТЬ?

    Я же тогда только скривился, в мыслях матеря Керта…

    Вот же, удружил!

    Хотя, и правда, удружил.

    Не знаю, при других обстоятельствах нашей беседы с дикими Высшими, не закончилось бы всё, в итоге, погромом и возможно чьей-то смертью?

    Ну уж, не знаю.

    Я врубил тумблер «Дурак», выкатил глаза из орбит, насколько это было возможно, и уточнил, делая глупое лицо:

    — Что понимать, господин- и ответил ему в той же интонации. — БАРОН?

    Шварц тут же снизил накал начавшейся беседы.

    — Ладно, не паясничай, лучше скажи, как всё это понимать? Кто ты, Гури?

    Я пожал плечами.

    — Я по-прежнему твой друг, который, к тому же, уже не раз спасал твою задницу и душу из всяких опасных передряг. Что ты ещё хочешь услышать? Пойми, во многих знаниях — многие печали. Они тебе нужны? Тебе своих проблем мало?

    Шварц, на мою ответную тираду, больше похожую на крик души, немного задумался.

    — Если у тебя проблемы, может, я смогу тебе помочь их решить?

    На что я только рассмеялся.

    — Поверь, дружище, если кто и может мне помочь, то только я сам и больше никто. Но так сложились обстоятельства, что мне пришлось немного, кое с кем могущественным, поиграть в прятки. Да, меня ищут, и многие. И уже одни нашли, к чему я, честно сказать, даже не знаю, как относиться. Вроде, и помощники отличные и защита нам с тобой почти полная обеспечена, но, ведь коль одни нашли, чтобы помочь и защитить, то тогда могут найти и другие, и поверь, у них будут задачи диаметрально противоположные. И я даже затрудняюсь ответить, а выживу ли я тогда и ты вместе со мной? А потому, оставим беседы с признаниями на потом. Уверен, у нас ещё будет для этого и время, и момент подходящий. Нам с тобой сейчас надо думать о другом. Как воспользоваться таким нежданным союзником и их возможностями.

    Щварц, явно не разделял моё мнение о несвоевременности выяснения отношений, но уловил главное, что я для него по-прежнему друг, который всегда поможет в трудную годину. И это хорошо!

    — А что по их возможностям? — спросил он, явно не то, о чём хотел.

    Как и всегда, его больше волнует вопрос, а кто же я на самом-то деле?

    — А вот по возможностям высших вампиров с тобой и поговорим. Они уязвимы в местах, где нет манёвра, где нет возможности укрыться от дистанционных атак. Но, и в тоже время, и противник будет пребывать в таких же стеснённых условиях. А нам, судя по всему, придётся пробираться под землёй к замку наместника. Вернее, к твоему будущему замку. А потому…

    — А если прыгнуть на пегасах, как я тогда предлагал? — спросил он с запалом.

    Я задумался…

    — Сами мы ничего без свиты из себя представлять не будем, и боюсь, что гвардейцы, кто сейчас, в данный момент, охраняет замок и покои барона, не будут рады такому посещению. Нас встретят с оружием в руках. Ты готов убивать своих потенциальных слуг? Причём, не просто солдат и наёмников со стражей, а именно гвардейцев?

    Шварц тяжко вздохнул.

    — Мне бы вообще не хотелось никого убивать. — произнёс он печально.

    — А вот уж это, поверь, вряд ли. — хмыкнул я. — Не забыл, что нам через подземелья идти? Кстати, Косому дай команду, чтобы того стражника нашел, который выжил после посещения катакомб. Вроде, он не в себе, говорят. Вот, пускай хорошенько послушает весь этот бред. Боюсь, что в его бреде больше правды будет в итоге, чем вымысла. Наш квартирный хозяин пытается нас отговорить от необдуманного шага посещения катакомб, но, боюсь, у нас без вариантов. Но как-то он уж очень ненавязчиво отговаривает, скорее, даже, этим подталкивает именно к таким нашим действиям. Ты не находишь?

    Шварц пожал плечами.

    — Ты с ним больше общаешься, но то, что он непрост — это факт и ещё…

    Я насторожился.

    — Что ещё? — спросил я. — Договаривай, давай, раз начал!

    Шварц шмыгнул носом, потом вытер его о рукав рубахи и произнёс:

    — Я хорошо изучал геральдику, а также историю нашего рода. Так вот, во всей нашей семье, у каждого покойного есть своё пристанище. Не только склеп, как тут, у некоторых даже собственные мавзолеи…

    — Ты к чему это? — не понял я.

    — Наш основатель рода, кстати, именно барон из этих мест. Он единственный пропал бесследно.

    У меня мурашки, с кулак величиной, по спине забег начали, и волосы зашевелились.

    — Но понимаешь, всегда создавались портреты правителей, а особенно, великих. Так вот, мой предокбыл Велик и его потрет я часто изучал, он, можно сказать, у меня у стола на стене висел, а у меня память отличная на лица.

    — Продолжай, продолжай, чего замолчал? — взорвался я, как только барон решил в повествовании паузу сделать.

    Шварц, как-то затравлено, смотрит на меня.

    — Мне сразу показалось, что что-то узнаваемое я увидел в лице этой нежити, ещё тогда, при свете от костра. Помнишь, как ты в себя приходил?

    Я кивнул.

    — Так вот, меня сперва ужас охватил, а когда он, после всех моих магических боевых заклинаний, подошёл ко мне совершенно нетронутый магией, страх, куда-то делся, и родным чем-то пахнуло. Он тогда меня минут пять, точно, молча рассматривал, а я… — Шварц судорожно сглотнул, — а я, как нашкодивший котёнок перед ним тянулся, радостно при этом мурлыкая. Я помню это чувство родства. Но я тогда всё списал, на расположенный рядом замок барона, все-таки нас разделяло только озеро и речка. С такой-то высоты, всё как на ладони было. Пускай, мы всё это потом увидели. Я часто об этом думаю.

    — Почему сразу не сказал? — спросил я.

    Тот опять жмёт плечами.

    — Не знаю, боялся, наверное, в твоих глазах смешным выглядеть.

    — Смешным… — передразнил его я, а сам задумался.

    — Ведь наш чёртов хуторянин о себе помнит до определённого момента, а потом словно обрезает. Я вначале думал, что он, как и положено для нормальных людей, что-то скрывает про себя. И в этом нет ничего удивительного. Но, вскоре понял, что он сам пытается о себе хоть что-то вспомнить, но у него, видно, так ничего и не получилось. Не спорю, знает и помнит он многое, по моим меркам, да и меркам любого из сейчас живущих, но он же пытается вспомнить то, что было с ним, когда он был живым!

    — Ну, и какие выводы ты сделал? — спрашиваю я.

    Шварц помялся, помялся…

    — Ну, я не уверен, конечно, но надо признать, что на лицо он очень смахивает на моего далёкого предка. Очень далёкого. Основателя нашего рода. Как тебе такой вывод?!

    Хорошо, что я сидел, иначе…

    Вот так поворот!

    Но, думаю, что о наших выводах стоит молчать, во избежание, так сказать!

    — Всё, закрыли тему! — командую я. — Ты мне ничего не говорил, я тебя ни о чём таком не спрашивал!

    Шварц таращится на меня. Удивлен такой моей реакцией.

    — Молчим и живём дальше. Если получится разгадать эту тайну случайно, по ходу, это одно, а вот так, целенаправленно ворошить всё, что с ним связано, я бы поостерёгся. У нас и без этого проблем предостаточно. А по нашим вампирам, чтобы поднять им боевую мощь при столкновениях с противником в условиях подземелий, просто попробуем создать боевые артефакты. В первую очередь, атакующие и, еслиполучится, то и что-нибудь из защиты.

    — Почему именно в таком порядке? — удивился тогда Шварц.

    — Защиту мы и сами можем им обеспечить. Опыт есть, а вот иметь оружие, работающее дистанционно — вот это задача номер раз. А потому, выбрасывай всё из головы. Теперь мы готовимся планомерно к посещению катакомб. Получится — тогда дойдём и до склепа с твоими предками. Думаю, там мы найдёт многие ответы на наши вопросы, в том числе, и о нашем квартирном хозяине. И ещё, его жена забеременела. Тебе это о чем-то говорит?

    Шварц резко побледнел.

    — Думай о возможном дедушке в животике у возможной бабушки хорошо! — смеюсь я. — И береги! Возможно, именно они нам и помогут в какой-нибудь неразрешимой, в будущем, ситуации. А пока, а пока ты приобрёл почти живого очередного родственника. Марш делами заниматься, а я постараюсь артефактами заняться, да и эликсиров наделать надо побольше. К тому же, Кент говорил, что его мастерская почти готова к работе. Эх, нам бы металла, да не простого, а от Древних!

    Вот тогда Шварц меня и удивил, сказав, что его спрашивал Косой, а не нужно ли нам немного запасов этого ценнейшего материала?

    Вот туда почти все деньги и ушли, а теперь…

    — … Думаю, что прогулки с пегасами в лесу — отличная идея. А если ещё там и ночёвки устроить. Так сказать, в ночное пойти. — Шварц опять что-то придумал.

    Он, с азартом в глазах, бросил взгляд на меня.

    — Пройтись до границ баронства. Почтить, так сказать, одну даму.

    — Какую даму? — я уже думаю, а не рехнулся ли случаем барон?

    — Ну, дядя же говорил, что брат по нашей соседке сохнет! А там, как раз, речка течёт. И места для рыбалки, будто сказочные. И лес рядом. И от лагеря ушастых недалеко. Берём пару ребят от Косого, или к Долам их! Близнецов для поддержки возьмём! Малыми опасно светиться, а то эльфы нежить быстро почувствуют, если она без прикрытия будет. Уверен, что клюнут. Пускай не сразу. Я дяде скажу, что мы в ночное уходим на пару дней. Он умный, поймёт, что что-то не так, но препятствовать не будет. Я просто уверен в этом! Вон, он как просто к нашим новым помощникам отнёсся. Хотя, наша госпожа и перед ним своими достоинствами просверкала. Я имею в виду изящность фигуры и прекрасные черты лица. — тут же поправился Шварц.

    К слову сказать, наша помощница щеголяла теперь в приличном охотничьем, хоть и мужском, но костюме, единственно, что подогнали его по её фигурке.

    — А в прикрытие? — спросил я.

    Раз уж барон стратегию на бой придумал, то пускай и дальше сам командует.

    — А вот дальше не знаю, как и быть. Вопрос стоял, как вытащить на себя ушастых. Я предложил. Вроде, неплохо получается, а как дальше быть и как боевое столкновение строить, тем более, ты требуешь, чтобы ушастые, причём все, остались в живых! — барон развёл руками в стороны. — Тут я пас! Сами думайте.

    Я перевёл взгляд на другого, только взрослого барона.

    Керт только усмехнулся в ответ, и покачал головой.

    — Согласен, замысел неплох, а в остальном — дело техники. Нас госпожа потренирует немного своим хитростям, чтобы мы раньше времени на глаза ушастым не попали, а так… — барон посмотрел мне в глаза… — уверен, что эти гады, хотя бы парочку из своего отряда, оставят с пегасами. И для охраны, и чтобы просто присмотреть. Тогда исходим из того, что противников у нас будет от десяти до тринадцати разумных. Смертельно опасных разумных! Главное оружие у них — это луки. Вот стрелков мы в первую очередь и нейтрализуем. Как получится… — и также, как недавно Шварц, развёл руками в стороны, — но будем стараться просто оглушить, либо тяжело ранить. По-другому никак. Но постараемся. Затем уже и остальных ушастых положим, может из луков. Думаю, по ногам бить будем. Но если среди них будет маг, а он уж точно будет, и думаю, что не один…

    Мы со Шварцем переглянулись.

    — Тех, кто к нам направится мы берём на себя. Вы, главное, с прикрытием разберитесь. И думаю я, вот, а чего они на Шварца нашего целую толпу прислали? Всё-таки три боевых звезды — это и для магистра, да чего там, для архимага и то много, а тут…

    Керт только усмехнулся в ответ.

    — Ушастым хорошо известно, что именно архимаг и ему подобные в школе, кто едва не погиб, а кто и ничего не смог сделать, чтобы спасти своих магов. Думаете, происшествие в школе удалось удержать в тайне? Ошибаетесь! Там и ушастые погонщики эти присутствовали, и сам факт, что потом пегасов сюда пригнали, о многом говорит. Вот думаю, что и страхуются. Видно, немногие на памяти эльфов, а они долго живут, могли противостоять особенностям этих животин. А тут, какой-то мальчишка! И, может быть, и о вас, Ваша светлость, что-то стало им известно? Вот и посудите сами: два мальчугана, которым пегасы сами нипочём! А ведь для остальных смертных, эти коняшки с крыльями смертельно опасны. Глупо было бы думать, что вы как-то смоглипротивостоять их силе. Даже если так, то случай довольно редкий, и с ним надо разобраться. Вот и послали группу. У одних, наверное, задача вернуть пегасов, а вторые будут добывать ваши тушки. Но уверен, что пока вы им нужны живыми, хотя не уверен, что сможете пережить гостеприимство ушастых.

    Наша единственная дама согласно кивнула на слова барона.

    — Что есть, то есть. Если вы как-то смогли противостоять пегасам, значит, в ваших жилах течёт кровь эльфов, причём в большем процентном соотношении, чем у других, чем у тех же полукровок. А что делают мои сородичи с ублюдками загами, сами, наверное, в курсе. Но в нашем случае, я думаю так же, как барон. Сразу пытаться вас убить они не будут. Просто повяжут и с собой заберут, а там…

    Что там и так понятно. Мало кто выходил живым из лесов, где главенствуют перворождённые, тем более, у них в крови особая любовь к людям, которые поставили точку на главенстве перворождённых, и уничтожили когда-то процветающую Империю эльфов.

    — Тогда решаем так — беру слово уже я — Шварц, решаешь с дядей вопрос по нашему убытию на рыбалку, заодно и в ночное сгоняем. Керт, ты, со своими помощниками, ведёте наблюдение за ушастыми. Если случится так, что они обнаружат слежку, то принимаете бой, но лучше до этого не доводить. Всё-таки, если есть маги среди этой группы, а ты сам утверждал, что есть, то в лесу вам от них отбиться будет очень трудно. Поверь, я знаю, о чём говорю. Близнецов берём с собой. Насчёт провианта, Сучу скажи, чтобы всё подготовил. Его не трогаем, как и ребят Косого. Они в предстоящем противостоянии больше обузой будут, чем помощниками. У меня там два пробных экземпляра боевых артефактов есть. Вот их мы и попробуем испытать. Стреляют ледяными иглами. На малых расстояниях весьма серьёзное оружие получилось! Одевается на руку. Пробовать будут наши парни. Они не маги, вот и посмотрим, насколько их внутренних резервов хватит, чтобы в бою использовать такое оружие. Теперь, что касается ушастых. Пленение их — это наша прерогатива на сегодня. Причину я озвучу позже. Шварц, что касается тебя и твоих людей — я отдаю свою пегаску тебе, в случае удачного завершения операции. Согласен?

    Шварц кисло ухмыляется, понимая, что я прав. А ведь мог и вообще ничего не предлагать.

    — Я, конечно, понимаю, что афишировать захват такого количества крылатых и эльфов очень опасно, но как-то…

    Он скривился…

    — Хорошо. — Говорю я. — Делим улов пополам. Но со своими пегасами и эльфами ты разбираешься сам. Хочешь, убивай, хочешь мне запродашь по дешёвке. Устроит такой вариант?

    Я, если честно, смеюсь в душе. Молодой барон далеко не дурак! Не с руки ему ругаться с могущественными перворождёнными. Ведь может оказаться так, что они, и вовсе, не по нашу душу сюда наведались. Да и сами последствия от нападения позже могут привести к непредсказуемым бедам.

    — Я согласен на первый вариант! — резко выдаёт Шварц. — Пока мы вместе — самочка твоя, как наши дороги расходятся, ты либо даёшь вместо нее молодую пегаску, или оставляешь у меня эту. Согласен? — я киваю в ответ — По ушастым я и вовсе ни на что не претендую. Но требую, чтобы их следов в баронстве никто больше найти не смог. И желательно, их тут не убивать. Лес всё выдаст. Для него гибель ушатого — это незалеченная годами рана.

    Я же смотрю на Керта, который аж скривился на слова Шварца, которые объясняют, почему я настоятельно требую не доводить до гибели перворождённых.

    — Ну, что же! На том и порешили. Выход назначаем на завтра, а сегодня — готовиться. Если успею, то поработаю ещё над парочкой артефактов. И это, надо Косого напрячь, пускай по сусекам поскребёт, но для твоих Высших кулоны с артефактами защиты найдёт!

    — Бесполезно… — произнесла наша красавица. — Если идёт речь о звезде рейнджеров, то даже «Защита Леса» от наконечников их стрел не спасёт. Это самый смертоносный снаряд в мире. Благо, что их делают очень в незначительном количестве. И они цены не имеют. Их никто и никогда не продаёт на сторону. И совет — если удастся захватить моих сородичей, то умоляю, не светите нигде таким боеприпасом — вас просто за одно обладание такой стрелой, любой эльф будет обязан убить — это, как за чистотой крови присматривать, полукровок уничтожая. А потому, и говорю, что бесполезно. Лучше не доводить до выстрелов с их стороны, — потом перевела взгляд на Керта… — Зато, и сами не в состоянии защититься от своих стрел. Я поэтому и поддержала этот план, — говорит красавица, — но самое главное, это нейтрализовать стрелков, а против магов, вон, и мальчики сами выстоят, пока мы их просто и не навязчиво не перестреляем. Я всех своих научила стрелять без промаха. А потому, и муж, и дети пойдут с нами. Дети стрелками. Они мне, в умении обращаться с луком, почти не уступают и уже кое в чём превосходят.

    Потом повернулась к нам со Шварцем лицом. При этом, ещё больше облокотившись на меня своим прекрасным телом.

    Вот же, гадина, у меня из головы после этого вообще все мысли вылетели, кроме одной — а не завалить ли эту паскуду прямо здесь, на полу, или кровати в этой комнате?

    * * *

    Все дела прекращены. Всё забыто. Все мысли направлены только на то, чтобы разобраться, а точно ли по нашу душу прибыла эта группа совсем нам не товарищей?

    Увы, но похоже на то, что Керт был прав.

    Ушастые устроили наблюдательные пункты именно за местом, где у нас находились пегасы. И даже пару раз их вычисляли возле хутора, где мы отдыхали и квартировали. Шварц, сам того не желая, своим независимым видом, а главное, стойкостью, проявленной к воздействию пегасов, привлёк ко всем нам ненужное внимание, а теперь и нехилую опасность. Брать языка — смысла нет. Спугнём. Эльфы и так под нашим полным контролем. Я даже пару раз выпускал погулять своих нахлебничков, комфортно устроившихся у меня на теле в районе груди. Они и так по ночам шалили, занимаясь воспитанием своего выводка. Удивительно, но факт — котята чутко отвечали на заботу родителей, и интересно было наблюдать, как общаются живые малышки со своими родителями, вернее их призраками.

    Вот уже в самый опасный момент, когда эльфы собрались на проведение силовой акции, я и использовал свою пару надсмотрщиков очередной раз. Да, они пока не могли нанести физического урона противнику, но вот быть разведчиками, а вскорости и диверсантами, легко. Почему диверсантами? Так ночью они могли появиться в любом месте.

    Представьте — спишь ты и вдруг среди ночи отчего-то просыпаешься. От накатившей волны страха во сне может быть, а тут перед глазами эти зверские рожи с клыками, из оскаленной пасти.

    Как вам понравится такой пейзажик?

    Если не получишь сердечный удар и ласты впоследствии не склеишь, то уж спать больше в эту ночь ты вряд ли сможешь, а за то, что поднял соратников по ложной тревоге, можно и реальных повреждений для организма получить. Ну, от не выспавшихся сослуживцев.

    Но, как рассказали мне сами призрачные звери, что это только пока! Впоследствии, при определённых условиях и усилиях с их и с моей стороны, тоже возможен и качественный скачок в развитии призраков, а вот тогда они и станут серьёзным оружием в моих руках. Уже сейчас они влёгкую могут влиять на поведение любой нежити. Даже мои Высшие и те с опаской знакомились с моими напарниками. А в глазах того же Керта я, и вовсе, увидел плещущийся ужас от лицезрения резвящихся призрачных огромных кисок.

    А потому, мы и знали о всех передвижениях отряда эльфов.

    Пегасы — отличные скакуны, но в воздух животин мы со Шварцем поднять не рискнули.

    Близнецы шарахаются от небывалых зверюшек и таращат на них глаза. Уже пару часов путешествуем вместе, а всё никак привыкнуть не иогут.

    Так-то конечно со стороны они, я имею в виду пегасов, лошади, как лошади. Ничего необычного. Ну, может покрупнее своих ближайших родственников, но вот стоит им расправить свои крылья — всё становится на свои места. Чудо-юдо какое-то для всех, кто их никогда в жизни не видел.

    Но крылья, сложенные на спине, прикрыты пологом… и идут они с нами на поводу. Близнецы рядом и весь фокус, почему ребята не падают без сил в том, что перед отъездом мы накормили милых лошадок, по самое не хочу, зерном с энергетической добавкой из молочного эликсира.

    Дорога, как дорога. По пути и полянки попадаются, и сама она петляет, то удаляясь, то приближаясь к полосе леса, иногда в него ныряя, словно в зелёное море.

    Но пока всё спокойно. Не смогли ушастые так быстро среагировать на наше неожиданное убытие. Из ребят с нами только близнецы. Остальные, включая и Чука с Геком, все ещё вчера обосновались в предполагаемом месте нашего будущего отдыха на природе. И естественно, что и ночлега.

    Риск, не спорю. Но по-другому бы у нас не получилось. Одно дело, засесть в кустах и не отсвечивать, наблюдая за противником, и совсем другое — идти следом за ним по лесу и при этом вести наблюдение! Ещё раз повторюсь — за очень опасным противником. Мои невидимые помощники на свободе, я отдыхаю. Никто не тянет из меня ни силы, ни манну. Но вот Шварц никак не успокоится.

    — А если они по дороге на нас нападут. Всей гурьбой? — спрашивает он.

    Мы расположились в телеге, куда заброшена, вернее, аккуратно уложена вся наша поклажа. Пегасы бредут следом на поводу.

    Я отмахиваюсь от него. Достал уже за этот неполный час!

    — Если у них головы нет, то тогда возможно. Как они всё это состряпают и при этом не оставят свидетелей? Сейчас день. Какие полёты? Ты в своём уме? К тому же, их и при нападении могут увидеть. Хоть мы и едем вдоль леса, но всё-таки, смотри, сколько посторонних попадается нам, то по пути, то навстречу!

    Близнецы играют роль старших — всё-таки и выглядят они почти взрослыми. И все с оружием. Наши железки припрятаны под соломой в телеге, но если понадобится, то извлечь их оттуда времени много не займёт. Но у нас со Шварцем главное оружие — это, как раз, не мечи, а магия. Мы даже, вон, и близнецов подарками обеспечили. Но боясь, что за нами могут следить на хуторе и в конюшне, не решились на эксперименты, хотя у близнецов что-то в задницах их худых свербит, не терпеться им подарочки в деле проверить.

    — Это не аргумент… — не соглашается он. — Но я вот не пойму, почему они всё-таки решились на атаку? Ведь факт такого нападения разорвёт отношения с герцогом! Да и с отцом тоже.

    Я же на такое заявление только плечами пожал.

    — Мы не в курсе политического расклада в мире, — начал я заумную речь, — Кто знает, может завтра между Империей и королевством ушастых разразится война? Настоящая война, а не эти постоянные конфликты на границе. — уточнил я. — Тогда кому какая разница, что происходило в богами забытом баронстве?

    Я задумался, и самому стало не по себе.

    А ведь прав барон — вполне возможно, что прямо так, с пегасов, и нападут ушастые, прямо, как вертолёты, со своим чудо-оружием.

    Или нет?

    Поймём это потом, а пока…

    — Ты, лучше, давай, щиты держи свои… — сказал я— в полной готовности.

    — А толку-то?! — усмехается Шварц. — От стрел ушастых рейнджеров не укрыться, вот если бы мифриловые доспехи достать, или, скажем, изметалла древних, гномами скованных, тогда может и остановили бы они стрелы. А так, приходится уповать только на везение и свою реакцию. Что-то мы с тобой, Малой, всё-таки не додумали, и, походу, сами себя подставить можем.

    Я, в отчаянии, прикусил губу…

    Всё может быть!

    Но чего я боюсь? Пока никто и не нападает, и не собирается нападать. Мы тут со Шварцем сами друг друга накручиваем, хорошо хоть близнецы к нашему трёпу не прислушиваются, а они у нас ребята очень впечатлительные. Уже проверено.

    — Успокаиваемся! Я сам попробую проверить и держать контроль над пространством. Если что замечу, тогда бросаем ко всем Долам пегасов и тикаем в разные стороны. Так больше шансов будет… — произнёс я.

    — Не согласен! — Шварц сделал строгое лицо — Парни без нас пропадут.

    Я только усмехаюсь

    — Вообще-то, самое опасное место будет рядом с тобой. Даже не со мной. Зачем ушастым бегать, за ничего не значимыми пареньками? Кто у нас маг для них? Ты, уж точно! Во всяком случае, они только догадываются об этом и, возможно я. Потому что думаю, что в городе им кто-то стучит, а уж собрать на нас с тобой информацию любой в городе может. Хотя бы тот случай с Северянином и купцами вспомнить. А потому, и получается, что бежим в разные стороны! Близнецы в одну, петляя как зайцы, мы — в лес, увлекая за собой погоню. Ну и, по возможности, готовим всё самое мощное из своего арсенала. Там уже таиться смысла не будет, а пока ребят проинструктируй, чтобы не геройствовали. А вот на месте, если нам суждено будет туда добраться, разобьем бивуак там, где можно было бы закрыться неподвижным щитом. Есть у меня одно средство!

    — Это то, чем ты тогда от вампиров прикрывался, в скалах, при нашей первой встрече с Чуком и Геком, и их родителями? — интересуется Шварц

    — Угу… — односложно отвечаю я. — А теперь не отвлекай. На тебе ребята и следи за дорогой, а я лёжа поработаю. Увы, но если что, то придётся у тебя накопитель брать. Я ещё на такие большие расстояния не работал.

    Два часа непрекращающейся слежки за пространством. Каждые три-пять минут плетение контроля слетало с моей энергетической системы. Причём, я его пытался растянуть на максимально возможное для себя расстояние, и при этом, держа контроль на всю сферу вокруг едущей неспешно телеги.

    Но обошлось. Никто не попытался нас остановить, даже встречные дворяне вели себя спокойно и особо не интересовались серьёзной парой воинов, которых изображали близнецы, и даже никто не попытался присвоить себе наш транспорт и, привязанных сзади к телеге, крупных лошадей.

    Да, нам сегодня везёт. Вопрос, а сколько будет длиться для нас это везение?

    — Вас видим. В округе пока всё спокойно… — пришёл по мыслеречи доклад от Керта.

    — Наши на месте — дублирую я его слова Шварцу.

    — Знаю. Мне уже тоже Чук доложил. — радостно ответил Шварц, и тут же улыбка слетела с его лица.

    — Что с тобой, Гури? — испугался он.

    А я-то чувствую, что голова немного кружится.

    Но скалюсь довольной улыбкой.

    — Укачало немного. Сейчас только «молочка» попью и буду, как новенький. Никогда ещё в таком жёстком режиме не работал. — отвечаю я.

    — Научишь? — с надеждой в голосе, спросил Шварц.

    — Если ты вступишь в Орден. — ставлю условие я. — Хотя, считаю, что это преждевременное пока решение. А так не могу, не мои знания — вру я, делая честныеглаза.

    Распространять знания школы магии Порядка пока преждевременно. И, уж точно, ими будут и должны владеть только члены Ордена, и никто больше.

    Нам конкуренты не нужны!

    — А ничё так, хибарка напротив!

    Мы расположились на берегу реки. Нас прикрывает со стороны спины лес, который подходит к воде почти вплотную. Но мы на взгорке. Хотя, надо признать, что берег пологий, но местами есть и небольшие возвышения. Мы, как бы, в ложбинке устроились. Рядом река. На противоположном берегу, раскинувший свои крепостные стены, замок. Соседи… причём, как раз то баронство, что костью в горле стоит между двумя вечными противниками. Герцогствами, которые уже несколько столетий всё никак не могут между собой договориться и прекратить бессмысленную вражду. А тут ещё и это независимое баронство, которое, по сути, подчиняется Императору напрямую.

    Хитрый ход, конечно. Вот только, на данный момент, есть у всех шанс, либо упрочить своё положение и прибрать к рукам древние земли баронства, а ведь и воевать-то не надо — стоит только повести баронессу, вдову, красавицу, по её собственной воле, под венец! Правда, никто и не говорит, что это легко и бескровно сделать можно. Поединки никто и не отменял, к тому же, срок Императором установлен. Пять лет — максимальный срок, в течение которого имеет право распоряжаться землями женщина, и если к этому моменту не подрастёт наследник, то Император сам вправе назначить наместника, или выдать замуж строптивицу, которая за такое время не смогла найти себе жениха.

    Ну, а у здешних хозяев, и вовсе, ситуация — полный швах. Третий год идёт вдовства и наследников, увы, даже не предвидится пока. Наследница есть, но ей-то и лет, как нам с бароном. Вернее, даже моложе.

    Я и сам не знаю сколько мне. По ощущениям, и все шестнадцать можно дать, а вот с виду, больше чем на двенадцать не тяну, и это ещё если учесть, что за последний год я немного подрос и окреп, а так бы и того меньше давали. Но аппарат стоит, и дети уже есть, так что… даже не знаю, что и сказать. Хэрн утверждал, что я уже второе взросление прошёл, а это, как минимум, четырнадцать, но по росту я явно не тяну на такой возраст. Остриженные волосы начали постепенно отрастать. Барон, и вовсе, по первости очень страдал от отсутствия этого знака принадлежности к благородному сословию, во всяком случае, длинные волосы носят ещё иногда наёмники и кочевники, но там свои порядки. Сложно за ними ухаживать, я имею в виду волосы, хотя, тем же кочевникам, как-то всё равно. Они их обильно жиром раз в месяц смазывают, и порядок. Но я не кочевник, вон, даже свита уже устала выслушивать от меня замечания по поводу обращения «Ваша светлость». Достали, но видно, команда ими получена, то ли от Сержа, толи от Хэрна с Мартином, вот теперь и во всеуслышание и обращаются, вгоняя меня в краску, а у Шварца вызывая бледность на лице.

    Но замок красивый. И такой… основательный, что ли. Заметно, что приглядывают за ним, видно вдова знает толк в ведении средневекового хозяйства. Тут столько нюансов и условностей, что я даже не пытаюсь ни во что вникать. Есть умельцы — вот пускай и справляются.

    Тот же Шварц. Почему, думаете, ему отец поставил задачу заставить наместника работать на себя? А потому, что хорошие управленцы стоят на вес золота, вот и должен Шварц так зажать одно место местному не коронованному царьку, чтобы он даже дышать мог и то, только с баронского разрешения. Ну, об этом мы немного позже подумаем, у нас пока нарисовалась другая проблема.

    — Никого в округе…

    Мы расположились на берегу. Припекает. Пегасов определили поближе к лесу. Там тень. Но бояться нам нечего. Контроль за округой полный.

    — Пока тихо. Малышня по периметру бегает с котятами. Ничего подозрительного не обнаружили. Котята — отличные сыщики, и в засаде любят сидеть. И умные очень! — делится со мной своими выводами Шварц. — Они между собой тоже уже как-то разговаривать могут. Мне Чук рассказывал. Мол, он команды отдаёт уже мысленно все чаще и получает в ответ отклик. А недавно, и вовсе, наши полосатые друзья, картинками обстановку кидать начали. Представляешь?! Вот, что видят, то и перекидывают тому, с кем они эмоционально связаны. Но пока, как ни стараются, так никого и не засекли… — Шварц посмотрел на меня… — думаешь, не появятся?

    Я только пожал плечами.

    — Всё может быть. Кто их знает, какие у них задачи? Может, они охотятся за бароном местным? Ты не думал об этом?

    Барон, как раз занимался установкой защиты от ветра. Мы, по старой памяти, решили не мудрить, а использовать телегу, как и раньше, в качестве места для ночлега, вернее, место под ней. И теперь, раздобыв полог в селе, барон, как специалист в этом деле, мастерил нам удобный уголок для ночлега.

    — А я-то им зачем сдался? — не понял он.

    — А причём тут ты? — усмехаюсь я. — Ты пока, уж точно, не Ваша милость. Тебе в склеп попасть вначале надо, и главное, целым и невредимым выйти оттуда. И желательно, с благословением от предков. А чего им надо от настоящего барона — неясно. Но это мои предположения. Ведь может быть так, что именно сейчас, в данный момент, по дороге сюда, из столицы герцогства, со свитой путешествует твой брат. И, хотя расстояние приличное, но он не мы, и преодолеет его в разы быстрее. А что будет тогда, когда он появится тут? Этого пока никто не знает. Но, ещё раз повторюсь, это мои предположения и я уже начинаю размышлять над возможностью захвата пленного из состава отряда рейнджеров. Расспросим с пристрастием. А лучше…

    Чего лучше я уже сказать не успел…

    — Ваша светлость, у нас гости… — доклад от Керта.

    Я застыл на месте. Началось…

    — Сколько? — уточнил я

    — Пока один. Но чувствуется, что профи… разведка. Где остальные пока не ясно. Но мальчонки своих зверят по следу пустили. Может и приведёт он куда.

    Я быстро продублировал сообщение Шварцу.

    Малолетний барон, видно, занервничал.

    — Может, возьмём того, он как раз один? — предложил он.

    Я отрицательно помотал головой.

    — Спугнём остальных, а потом ищи ветра в поле, а они ещё какую-нибудь бяку нам подкинут. Оно нам надо? Ждём, что дальше будет. Нос этого момента, сидишь только под телегой. Можешь спать. Скажись уставшим. Я там щит поставил. Наставник меня уверял, что пробить его, в принципе, невозможно, но я так ни разу по-настоящему его и не пробовал. Не испытывал.

    Шварц повозмущался для приличия, но, видя моё раздражение, решил не нагнетать, и так все взвинчены.

    Веселиться не время, у нас и так проблем хоть отбавляй, а тут подтверждаются наши опасения. Вопрос лишь в том теперь, как сильно ушастые Шварца опасаются? От этого будет зависеть, сколько они за ним народа пришлют. Ведь они не на пегасах решили передвигаться, значит, ещё опасаются огласки.

    Встали удачно на стоянку. Телега перекрывает подъезд к небольшому полуострову, который небольшим узеньким мыском соединяется с основным берегом. Хитро. Вот этот перешеек телегой и перегородили. А так, у нас теперь почти с гак свободной территории, большая часть которой — просто песчаная дюна. Нанесло рекой. У неё, как раз, тут поворот. Возможно, при половодье этот мысок с островком опускается под воду, но сейчас речка спокойна, и наводнения не ждём, а ждём совсем другой беды.

    Забросили закидушки, вместо лески — прочная шёлковая нить. Крючки лично сам мастрячил, как и всю прочую тряхомудию. Кормушки, грузила, поплавки. Ведь собирался просто с удочкой вечером посидеть. Сюда же приплюсуйте раскладные столики, стулья, и даже пару кресел. Ребята и девчата помогали, и с меня только каркас, который мастерили вместе с Кентом. Опыт есть, ещё на хуторе, когда готовились к поездке, таким товаром подторговывали. Я даже, вон, чтобы скуку побороть и научить ребят новым играм, шашки и нарды сделал. Но всего по комплекту. Захотят — сами себе наделают, а мне уже лень. С артефактами бы до конца разобраться.

    — Как со стороны смотримся, Керт? — спрашивал я по мыслеречи главного из моих Высших.

    — Прекрасно, господин. Особенно эти стулья и стол, что из ниоткуда появились, и купол на ножке.

    Это он так мой зонтик от солнца обозвал. А жарит-то уже по-летнему. Мы выехали ещё с утра, а уже время ближе к вечеру, но жара стоит несусветная.

    — Как там наши оппоненты поживают? — спрашиваю я.

    — Всего девятерых видели. Но не факт, что их тут не больше. И что удивительно — это стрелки. Вокруг вас расположились, шагов за пятьдесят, чего-то ждут. Ждём и мы. Вот чувствую, что это ещё не все!

    — Думаешь, акцию на вечер назначат? — поинтересовалсяя мнением опытного воина.

    — Как бы вообще, не на ночь, или следующее утро. Благо, нам не требуется так часто сон. Мы теперь в состоянии без отдыха находиться пару дней, без потери боеспособности. Чего, кстати, не скажешь об эльфах. Эти, уж точно бы ваши приспособы, господин, сумели по достоинству оценить. Очень любят комфорт, хотя большую часть своей неприлично длиной жизни проводят в лесу. Но, вернёмся к нашим эльфам. Эту девятку держим крепко. Только вот сомневаюсь, а стоит ли ждать, может сейчас их повязать?

    Я прикусил губу, раздумывая над предложением барона.

    — А если у них какие-то тайные сигналы есть? — спросил я.

    — Всё возможно, даже, наверняка, но мы не знаем, а вот как возьмём этих, то сразу и узнаем. Чего ждать? Да и опасно…

    Что опасно я и сам понимаю. Да и здравое зерно в словах барона есть.

    Берём всех. Мордуем, выбивая показания. А все пока бдят, вдруг кто ещё появится?!

    Пока время есть…

    Посоветовался со Шварцем, для этого залез под телегу отдохнуть. Молодой барон выслушал предложение Керта… и согласился.

    — Ну, а чего? Прав он. Чего время терять, а так хоть точно знать будем, что эти ушастые против нас задумали. Только колоть их надо по-быстрому и очень жёстко.

    И тут я понял — ему просто под телегой сидеть без дела надоело, когда вокруг такая жара, а ребята, да и я в том числе, уже даже успели искупаться.

    Я, конечно, понимал Шварца, но в этой ситуации…

    — А если в момент захвата появятся остальные? Вдруг, где ещё звезда в прикрытии находится? Да на соседнем берегу, хоть. Вам как такой вариант?

    Керт быстро ответил.

    — Если на том берегу, то с одной стороны и лучше, проще брать этих будет, а вот что с оставшейся звездой ушастых воинов делать, вот это уже вопрос. Они так просто не отступятся. Элита!

    — Погоди немного, я сейчас постараюсь своими средствами прощупать соседний берег, может, что и замечу…

    И тут же, прикрыв глаза, обратился к своим нахлебникам.

    — Для вас вода как, не преграда? — Спросил напрямую я их.

    Ответила за обоих, как обычно, дама.

    — С какого перепуга? Нет, конечно. Мы привязаны к тебе. Вот, если бы оставались в своей местности, и от безысходности привязка пришлась бы, например, к дубу, как к самому живучему дереву, то тогда да, границы у нас бы были и, возможно, что ими бы стали водные преграды. А с тобой, маг, мы хоть куда можем дойти. Главное, на сколько тебе сил хватит нас поддерживать — на такое расстояние от тебя мы и можем удалиться. Но, если честно, то не советую экспериментировать. Что ищем? — уточнила она.

    — Ушастых. Рядом с нами девять тушек уже нашли. А вот за речку заглянуть трудно. Я могу только засветки видеть, но определить, кто это — ушастые или другие разумные, не в состоянии. Мне нужна конкретика. Потеряли ещё от одного до шести, хотя шесть — вряд ли, кого-то они ведь и с пегасами оставить должны. А потому, от одного до пяти эльфов. Но, если есть возможность, то пройдитесь по округе. На этой стороне присмотр идёт, а вот дальше…

    — Скидывай и энергией поделись, а сам полежи, отдохни. Я вообще не понимаю, как ты наше существование выдерживаешь?

    Я хмыкаю в ответ на такое заявление…

    — А когда уговаривала принять вас, почему-то об этом ни слова не говорила!

    Что-то вроде смущения даже проявилось!

    — Не будем о прошлом… — в моей голове мягко прозвучал её голос. — Все от того решения вашего, господин, только выиграли. Мы с супругом были обречены, вы помогли и теперь у вас есть такие верные помощники, как мы. У вас лучшее оружие, которое со временем только мощнее и мощнее становиться будет, с вашим ростом, как мага. А теперь, за работу! Отдыхайте.

    Ну, вот теперь мы уже вдвоём под телегой лежим. Я мониторю территорию вокруг нас. Шварц мониторит моё общее состояние. Он, как раз, не в курсе пока, насчет моего приобретения и думает, что я пользуюсь своим умением просмотра пространства. Я пока не стремлюсь переубедить его. К чему? У каждого должны быть свои личные секреты. Но у меня их, походу, пока больше…

    — Керт! — позвал я своего начальника охраны.

    — На связи, господин.

    — Действуйте. Помощь нужна?

    Керт помолчал немного. Видно, раздумывал над предложением.

    — Неплохо было бы как-то их отвлечь. На вас они никак почти не реагируют, а вот Шварц их заставляет напрячься. Сейчас они выставили только дозоры наблюдателей, а основа отряда немного в лес углубилась и встала на отдых. Из чего могу предположить, что начало акции начнётся ближе к позднему вечеру. Ещё смены не было, но по идее должна быть. А так, хоть бы отряд на три воина сократить.

    — Понял. Сейчас попрошу погулять, но вы там присматривайте за ушастыми, если будет попытка нейтрализации барона с помощью луков, то разрешаю их валить наглухо. Шварцем я рисковать не намерен. Как понял?

    — Понял! Начинаем действовать! — пришло сообщение от Керта.

    Я же, приоткрыв глаза, посмотрел на недовольную рожицу малолетнего барона.

    — Шварц, погуляй немного! Ребята просят. Они начинают захват части ушастых. Там троица за нашим лагерем наблюдает, надо бы их отвлечь. На меня и ребят они не особо отвлекаются, а вот на тебя…

    — Угу! — обиженно произнёс Шварц, но я-то видел, как радостно блеснули у него глаза.

    — Я отдыхаю и продолжаю осмотр территории вокруг нас. Действуй!

    Всё, Шварц, на четвереньках выбравшись из — под телеги, тут же вскочил на ноги и куда-то унёсся.

    А мне можно и отдохнуть…

    Минут десять лежал, просматривая на своём радаре, что творится у Керта.

    Что сказать? Сложно что-нибудь понять по светящимся точкам, которые столь быстро умеют передвигаться, к тому же, увы, но у меня нет универсального поисковика. Либо живые, либо нечисть с нежитью.

    Только заметил, как дернулись точки, а через минуты три они стали перемещаться, причём все разом, в одном направлении.

    Немного поднапрягшись растянул поисковик. Ага, вот и группа ушастых. Шесть меток. Сидят все рядом, около друг друга. Что же, хорошо…

    — Первая фаза операции завершена. Трое пленных есть. Вот только вопрос, господин: А какую судьбу вы им готовите? Какие у вас на ушастых планы? — спросил напрямую Керт.

    Я задумался.

    Как-то бы надо их всех использовать, но и держать их под охраной крайне опасно, к тому же, среди них и маги имеются.

    Оп-па! От отряда ушастых ещё тройка меток отделилась и пришла в движение.

    — Похоже, смена идёт — произнёс я.

    — А откуда вы… — попытался спросить меня Керт и тут же замолчал… — спасибо, господин, встречаем!

    И отключился.

    А я принялся лёжа рассуждать, как бы использовать ушастых.

    Там, вроде, в отряде пятеро девчат. Как их использовать — понятно. Хорошая мысль, кстати. Ошейник на шею — и в постель, но как-то уж просто это, да и держать их в качестве рабов, не по орденски это, как-то. Боюсь, не поймут, а алтаря рядом мощного нет, чтобы на клятвы раскрутить, и оставлять их просто связанными крайне опасно…

    — Вторая группа нейтрализована. У нас один раненый, но ничего. Крови жертв испробует и как новенький будет. Отдадите одного на растерзание? — тяжело дыша, спрашивает по мыслеречи Керт.

    — А вы его что, и вовсе, в утиль? — уточняю я

    — Зачем таким материалом разбрасываться, господин? К тому же, на мага нарвались. В последний момент почуял нас, но ничего сильного уже создать не успевал. А так, перевоплотим, но для этого нам надо вашей крови, хотя бы с нормальную бутылку.

    — На одного? — испугался я.

    — Нет, что вы, на всех, но и то, наверное, много!

    Ой, что-то темнит! Себе, наверное, мою кровь зажилить хочет! Тот ещё пройдоха у меня старший охраны. Но, не отнять, умён, а главное, верный…

    — И сколько он до кондиции доходить будет? — интересуюсь я.

    — Декаду, не меньше, а лучше больше. Оттого я и крови вашей с запасом прошу.

    — Сразу всю не дам! — тут же поставил условие я.

    — Да и не надо. Можно ведь и на декаду всю растянуть, а кровь ваша пока восстанавливаться будет.

    Ну и чем я рискую? Думаю, ничем.

    — Так, а что с допросом и получением информации? — спрашиваю я.

    — С этим немного сложнее, — произносит Керт. — Сразу подчинения не добиться, но у нас есть женщины. Вот перед ними мы и проведём показательную акцию, и этого магика разделаем у них на глазах. Поверьте, господин, такая картинка никого и никогда равнодушным не оставляла. А если ещё и разумный к такому не подготовлен, то вот потеря сознания почти гарантирована. Зато языки развяжем, будь здоров.

    Надо принимать решение.

    — Что с остатками отряда?

    — Я уже всех послал на захват. Ушастые надёжно зафиксированы и связаны…

    Я немного прикинул. Информация нужна срочно, можно и под раздачу со стороны главарей ушастых попасть, а этого очень бы не хотелось…

    — Действуйте жёстко. Но чтобы через час у меня был полный расклад. Кто, где, когда. За кровью присылай. Сдам, чего уж там. Для дела не жалко. Как разделаетесь с остатками засадного отряда доклад. И жду посыльного, а лучше сам вам одного из близнецов или Шварца пошлю. Конец связи.

    — Шварц! — кричу я. — Подойди!

    Пара минут и запыхавшийся барон, быстро перебирая коленками, залезает под нашу довольно вместительную телегу.

    — Чего? — тут же спрашивает он.

    Доклада о захвате остатков отряда пока не было…

    — Наши заканчивают операцию по нейтрализации стрелков, — говорю я, — осталась группа из трёх эльфов. Но, раз так до сих пор и не прошёл доклад, то пока готовятся. Тут такое дело. Керт предлагает с ушастыми поступить немного нечестно. В общем…

    Шварц догадливо хмыкает.

    — Не обожрутся? — видно имеет в виду высших.

    Нет! — смеюсь я. — Но мне придётся кровь сдать. Достань там, у меня в котомке, бутылёк пустой из-под эликсира. Там как раз на пару-тройку глотков, на первый раз им хватит. И позови кого из братьев, надо будет в лес сбегать, но так сделать, словно за дровами собрались.

    Шварц кивнул.

    — Но лучше двоих отправить. Со стороны будет казаться странным, что в лес по дрова и в одиночку. Тем более, они же там задержатся?

    Я пожал плечами.

    — Кого обнаружил? — спрашивает он меня, имея в виду то, чем я занимался всё это последнее время.

    — Нет… — честно отвечаю я. — Керт считает, что удар нанесут вечером или ночью, а может быть и под утро. Когда все спать будут. Ушастые почему-то очень тебя боятся.

    — Давай, кровь цеди… — протягивает мне Шварц бутылёк. Молоко добавлять будем для лучшего эффекта?

    Я покачал головой.

    — Тут совсем другой ритуал, — объясняю я, — его даже я не знаю. Что-то мои ребята там уже давно намудрили. Ну, ничего, посмотрим на результаты немного потом.

    Беру нож и полосую себя по ладони, потом сжимаю её в кулак и появившуюся кровь направляю струйкой стекать в пузырёк…

    — Так, придётся целую декаду самым ценным своим продуктом делиться…

    — Тогда и есть надо лучше, но сейчас я тебя подлечу. Не ровён час, у нас остальные гости появятся, а там, как я понял, маги одни. Причём, перворождённые. А они считаются одними из самых опасных тварей. Хорошо, что лес вдалеке. А то бы могли, и вовсе, своими излюбленными приёмами с помощью лиан и корней деревьев повязать.

    — Так огнём пожжёшь! Всего делов-то! — усмехаюсь я, проходя по себе исцелением первого уровня.

    Всё, ладонь в норме.

    — Тут, главное, не переборщить! — подмигиваю я Шварцу, затыкая горлышко, полного моей кровью, бутылька.

    Помолчали…

    — Гек сказал, что последнюю тройку только что хекнули — оскалился барон, — а давай я сам сбегаю с одним из близнецов! Отнесу твою кровь Керту.

    Я усмехнулся. Понятно, хочет посмотреть на действо.

    — Поверь, лучше тебе этого не делать. Керт предупредил, что неподготовленным лучше не присутствовать, тем более, у тебя близнецы столь впечатлительны. Да и сам тоже… можешь сознание потерять от всего увиденного. А потому, не стоит. Что с тобой случись, как с остальной группой ушастых разделываться будем?

    Но ответа не услышал. Остановил жестом руки что-то пытавшегося возразить барона.

    — Керт на связи! — просто сказал я.

    — Господин, всё готово. Ждём от вас посылку. Вы что-то решили, что будем делать со всеми остальными? — спросил меня барон.

    — Да. — Ответил я. — Они твои…

    — Все? — изумился он.

    — Ты не рад? — усмехнулся я.

    — Очень даже рад и признаю, что это самое правильное, в нашем случае, решение. Но маги — это потенциальные Линчи, а это отличное подспорье в будущем.

    — А не станут чудить? — испугался не на шутку я.

    Уж с кем, с кем, а с ними у меня не раз и даже не два встречи бывали, и не скажу, что они мне уж очень понравились.

    — После вашей крови они только и будут мечтать, чтобы выполнять ваши приказы и о не повиновении даже и думать забудут. Но выдержать их надо, минимум декаду, а лучше и все две… — делится со мной своими мыслями Керт.

    — Действуйте, барон. И информацию, в первую очередь мне для осмысления, о том, что нас ждёт сегодня или завтра.

    — Понял, начинаю!

    — Близнецов высылаю с посылкой. И это, Керт, пинай их сразу обратно — нечего им смотреть на ваши кровавые игры. Как понял?

    — Будет исполнено, Ваша светлость! — чёткий ответ от бывшего военного.

    Я перевёл взгляд на барона.

    — Давай, Шварц, засылай ребят. Их там встретят. И прикажи, чтобы не задерживались. И с пузырьком поаккуратней были. Чтобы, не дай бог, не разбили. У меня крови не бочка, боюсь на всех, зараз, не хватит. А я спать, меня не тревожить.

    * * *

    Выуженная Кертом из эльфиек информация меня просто изумила. Ушастые, как-то вычислили наличие артефакта древних на Шварце. Меня рядом не было, когда они общались при приёме пегасов, поэтому обо мне ничего они и не знали. Не знает и Керт. А вот о Шварце… Задача проста была у ушастых. Захват, а всех остальных под нож. Малолетнего барона срочно доставить в столицу эльфийского королевства. Какая его там ждала судьба, трудно было бы представить, но уж точно не позавидуешь ему.

    Но сам факт этого нападения наводит на мысль. Теперь надо очень шухериться, постоянно ожидая нападения.

    Вот ещё проблема подвалила.

    Кто давал такую команду? От кого она поступила и вообще, чья это инициатива? С этим стоило разобраться.

    Пегасы. Тоже отдельная тема. Как бы не выделывались эльфы, но и у них такого транспорта всего ничего, причём, из умеющих с ними обращаться эльфов, создан боевой отряд рейнджеров. В количестве, не превышающим и пару сотен разумных. И это, если учесть, на всё королевство.

    С приплодом у лошадок плохо, малые мало того, что не выживают… процент гибели большой среди молодняка, так ещё и сами самочки редко беременеют. А тут такой щедрый подгон — аж двоих отдали! Вот только, со слов пленных, это тоже уловка.

    Таким образом, ушастые ищут для себя погонщиков. Кто выдерживал общение с ними, ну как мы с Шварцем, их тут же на заметку ставили, а потом удар — и похищение. Причём, обычно всех свидетелей просто зачищают.

    А тут купились целые правители Великого герцогства.

    Как же глупо-то!

    Шварц от таких известий сам не свой. Едва не требует всех ушатых перевешать. Но я не дал. У меня другие мысли появились. Суть в том, что ушастыми готовится какая-то акция. И, вроде как, не против нашей Империи. А вот куда их может занести…

    В общем, сборы. Всех в кучу собирают, все разрозненные отряды рейнджеров.

    Всего в каждом отряде не более сорока бойцов, то есть, по восемь боевых звёзд. Вот и пришла мне мысль, а чего бы, не уполовинить этих сильных воинов у возможного противника? Никто среди начальства ушастых не рассматривает вариант, что с захватом Шварца что-то пойдёт не так. И, как бы ни хотели свести все отряды рейнджеров под одно командование, всё равно они встали лагерем отдельно друг от друга, и на своей территории они точно уж удара не ждут!

    Операция, ради которой их собирают под одни знамёна, вроде как, назначена, примерно, через пару месяцев. Но может быть и раньше. А чего бы, не увести у ушастых пару отрядов, раз они там у себя все на расслабоне? Такой подгон Ордену точно не помешает, особенно, если удастся увести ещё и пегасов, которых в этом мире не так уж и много, оказывается. Думаю, вся проблема этих крылатых тварей связана с их магическим наполнением. Что-то вроде проблемы у лошадей Ергонии.

    Но пока это только в планах — нам бы ещё разобраться с остатками этой банды.

    Трое, и правда, оставлены для присмотра за пегасами группы. А вот ещё одна тройка, причём очень опасная тройка, прибудет к нам только вечером. У них какие-то дела у соседей, но не в баронстве, на границе которого мы расположились. А именно, у соседнего герцога. И если учесть, что убыли на какие-то важные переговоры маги, сильнейшие маги отряда, то можно быть уверенным, что уровень тех, кто ведёт переговоры, весьма велик.

    Но об этом, надеюсь, узнаю после того, как повяжем наших, на данный момент, очень долгожданных гостей.

    Зверюшек своих, вернее их призраков, отозвал обратно. Хватит, нагулялись. Пока только веду проверку пространства вокруг нас, сузив диаметр поиска почти до минимума. Надо восстановиться, а пользоваться эликсиром пока не хочется.

    — Слушай, Гури, а чего ты с собой своего голема не взял? — интересуется Шварц. — Он бы нам сейчас, ох как помог! Ему вся магия Жизни до одного места.

    Я только усмехаюсь.

    — И как ты себе это представляешь? Как мы бы его прятали?

    — А зачем? За нами же почти на протяжении всего маршрута никто не следил.

    Но я не соглашаюсь я с ним.

    — Это мы сейчас об этом знаем, что на пегасов плетение поиска установлено ещё во время передачи их герцогству. И причём, это было ещё в нашей с тобой школе! — говорю я. — Мы-то откуда это могли знать? Вспомни, как ты сам ещё недавно истерил, что эльфы могут плюнуть на всякую конспирацию и напасть на нас ещё по дороге? А тут голем, да не простой, ведь всем понятно, что он явно не только для перевозки грузов предназначен и наездников. Он боевой! Вспомни про его коготочки… и, к тому же, он каменный, понимаешь — каменный. Они бы не церемонились, и так беспечно себя бы уже точно с нами не вели! Почикали, мы бы даже пикнуть не успели, а так, за нас сыграл наш юный возраст. Не они первые на это купились. Но вот думаю, что в походе в катакомбы мы с тобой без него, уж точно, не обойдёмся.

    — А когда ты туда планируешь наведаться? — спрашивает меня, уставший от безделья, Шварц.

    Ждать и догонять самое хреновое дело. А ждать неприятностей вдвойне проблематичней.

    Я жму плечами. Тоже отдыхаю, лежа на боку, к тому же, подставив под голову руку.

    — Посмотрим, что Косой и его люди за наше отсутствие накопать сумеют. Вот чувствую, что времени у нас не очень много, но декады четыре выдержим. Во всяком случае, я на это надеюсь.

    — А что, по ушастым? — не унимается скучающий Шварц.

    — По ушастым… — я скривился… — есть задумка, но придётся, в этом случае, пока без охраны со стороны Высших побыть. Возможно, что малых возле себя оставим. Но об этом ещё рано говорить. Посмотрим, как привязка пройдёт. Хоть Керт и заверяет, что всё правильно рассчитал, но всё может произойти, к тому же, у нас ещё только тут шесть противников есть!

    — Это да… — соглашается барон — но всё-таки… — не унимается дружок…

    Врать и обманывать не хочется, к тому же, ведь в планах и его взрослую пару Высших отправить на опасное боевое задание.

    — Обещаю рассказать, как эту троицу положим, или, если повезёт, захватим. Вступать с ними тут в противостояние я бы не хотел. Кстати, ты заметил, что за нами, со стен крепости, за рекой, усиленно наблюдают? — перевёл я интерес Шварца на другой предмет разговора…

    — Угу… — спокойно ответил на мой вопрос Шварц, — наши парнишки успели уже срисовать двух красавиц. Причём, дамы одеты были в охотничьи костюмы…

    — Дамы? — удивился я.

    — Да! И, судя по всему, сама баронесса нас лицезреть изволила и её красавица дочь. Говорят, ничё так, штучка, вернее, штучки. Я в городе у Косого уточнял, после того, как дядя с нами беседу имел насчёт моего брата. Так вот, информация полностью подтвердилась. Баронство, по сути, дикое и прибилось к партии Императора, а в наших землях не очень его и жалуют, хотя против вассальной клятвы никто и никогда не пойдёт. А тут такой лакомый кусок под боком. Я вообще думал, после того, как нам дядя весь расклад по баронству с тобой озвучил, что идея отца была проста…

    Шварц тяжко вздохнул.

    — Прибрать к рукам баронство через женитьбу, либо брата на баронессе, либо тебя на её дочери? — уточняю я

    — Угу…

    — Но получилось, как получилось. — смеюсь я, — И, по-моему, очень даже выгодно, прежде всего, для твоего отца, к тому же, с твоей помощью, чувствую, и баронство Барона — бандита, который на наш караван нападение совершил, он тоже хапнул.

    Шварц кивает.

    — Дядя говорил, что так и будет. Правда, если с моей невестой проблем вообще нет, то по баронству этого придурка сейчас разбирательства идут на уровне Императора. Отец доволен — столько проблем по ходу решить удалось.

    — А ты-то сам доволен? — спрашиваю я.

    — Конечно, особенно замком моей невесты и тайной, что нам получилось приоткрыть.

    Потом заинтересованный взгляд на меня.

    — Поможешь?

    Я усмехаюсь.

    — Мы, вроде, с тобой этот вопрос уже проговаривали. Поделишься — помогу, к тому же, я не один выступать в этом вопросе буду.

    Шварц, понимающе кивает головой.

    — Этот твой Орден. Откуда он взялся в Империи? Никогда о нём не слышал ничего! — с интересом произносит он.

    — Не слышал, но точно говорю, что ещё услышишь! — смеюсь я самодовольно.

    — Ага! Одни слухи и все слухи, один другого абсурдней!

    Потом, поёрзав, подсел ко мне поближе.

    — Ну, колись, чё за Орден и кто ты в нём? Ты же прячешься от кого-то, я прав?

    Я опять прикусил губу, раздумывая. Открыться? А смысл? Пока поостерегусь, мало ли что. Хотя, на Шварце клятва.

    — Я, по сути, его основатель… — говорю я скромно. — А прячусь от преследования Императорской четы. Но, помни про клятву — быстро произношу я, видя, как от изумления распахнулись его глаза.

    — Есть проблемы в наших отношениях, хотя я никогда Императорскую чету, счастья лично видеть не имел, и не я их, эти причины, выдумал. Увы, жертва обстоятельств, да и помогли одни личности, которые решали, в первую очередь, для себя задачу переложить, в итоге, свои обязательства и полномочия на мои хрупкие плечи. Какие, в итоге, они поимели с этого дивиденды, не скажу, потому что не знаю, но вот проблем они мне накрутили с избытком. Теперь вот прячусь…

    — А родственники твои чего? — не понимает Шварц всего, что я ему тут нагородил.

    Ведь реально, я и не могу ничего конкретно сказать, только вот Императора и его супругу затронул.

    Но, по виду офанаревшего Шварца, ему и этого вполне достаточно…

    Смотрит на меня с изумлением, недоверием и какой-то тайной радостью в глазах.

    — Э, нет, брат, ты не понял — я не сепаратист, уж точно… — смеясь, развеиваю в его душе надежду на новые приключения… — у нас просто, как бы это сказать помягче, не выработанное общее мнение по некоторым вопросам. А так, я пока прячусь. Друзья меня просят не высовываться, а потому прошу — держи язык за зубами. Мы друзья, а раз так, то и обманывать я тебя не хочу. И прошу, не спрашивай меня пока на эту тему ни о чём! Как настанет время, я тебе, как и обещал, обо всём расскажу и даже предложение сделаю…

    Шварц хмыкнул.

    — Вступить в Орден? — спрашивает он, уже, в принципе, зная на свой вопрос мой ответ.

    — И это тоже, если есть желание получить новые знания. Орден обладает серьёзными знаниями, как в боевом искусстве, так и в практическом применении магии, причём, изучает он все виды магии… все, ты понимаешь?

    — Да уж, успел убедиться, глядя на ребят из отряда твоего прикрытия! — ухмыляется барон.

    — У тебя-то парочка не хуже! — возвращаю ему его же шпильку, брошенную мне…

    — Да-а-а, а уж котята какие классные!

    Я киваю.

    — Ты мне обещал детёнышей. Не забыл?

    — Забудешь тут такое. А чем отдариваться будешь? — спрашивает он.

    Я уж, сдуру, чуть не пообещал ему щенков от Черныша и Явы, но вовремя вспомнил, какие это ценности.

    — Ты мне за мою помощь в их добыче и так должен по гроб жизни, так что не артачься… — говорю я, напускным строгим голосом.

    — Да уж, забудешь тут!

    И снова молчание

    Перекус. Ребята мяса наготовили. Уж чем-чем, а продуктами нас Суч упаковал по полной. На неделю вперёд на всех хватит, включая сюда и отряд нашего прикрытия.

    — Как дела у Керта? — снова нарушает молчание Шварц.

    Я же лениво отвечаю, но при этом, не забывая проверять периметр вокруг нас.

    — Шинкуют сволочей… — смеюсь я… — ну и дам по их основному профилю пользуют, правда, малых отослали. На центральной дороге пост выставили в кустах, ну и знаки готовности вывесили, которые эльфийки подсказали. Альтернатива для них незавидная, если обманули, так что… А так, трясут всех, сильно трясут. Выбивают нужную и полезную для нас информацию. Конечно, можно было бы и потом всё узнать, но время… его-то, как раз, терять и нельзя. А по заверениям барона Керта, полного подчинения и беспрекословного выполнения команд, можно будет добиться, от вновь обращённых, не раньше, чем через декаду. И, что удивительно, наша мадам там сильнее всех зверствует. Обида у неё на своих бывших соплеменников сильнейшая.

    Шварц как-то затравлено смотрит на меня…

    — Ты так просто про это говоришь? И часто ты с такой жутьюраньше сталкивался? — спрашивает он меня.

    А я, в ответ, только передёргиваюсь от отвращения всем телом.

    Напомнил, паршивец, один Скан чего стоит! Ведь чуть не погиб тогда, если бы не Серж… и помощь Черныша, даже не знаю, что бы и было!

    Но ответить на вопрос Шварца не успел…

    — Ваша светлость! У нас гости. Троица. На подступах. Едут на лошадях. Будут, примерно, через полчаса. Тут дорога петляет. Ребята напрямик, через лес рванули, так что их не засекут. У нас стрелки есть, но основной боевой кулак — это семейка нашего Шварца. Проверили луки. Через пытку все тут же открепили от себя оружие. Теперь оно всё не индивидуального пользования. Наша мадам всё об этом знает, чем очень пугает бывших ушастых.

    — Уже бывших? — удивился я.

    — Да… все проголодались, а тут столько деликатеса! Не устояли. Но всё к лучшему. Выжили все, даже, первая жертва. Погонщики остались, но до них ещё добраться надо. А этих теперь надо только в узде держать, а то они всю округу вырежут, ко всем Долам! Диспозиция такая… — продолжает доклад Керт, — девять лучников и пятёрка для захвата этих, в неё и я вхожу. Стрельба по вашей команде. По три стрелы в ноги, и никуда они от нас тогда не денутся! Если ещё и магией поможете, совсем хорошо будет.

    Посмотрел на сосредоточенного Шварца, видно, и ему уже доклад идёт от его Высших.

    — Понял. План принимается, но берегите своих — нам потери не нужны. За нас со Шварцем не волнуйтесь — отработаем, как полагается! Всё, готовьтесь! Я сейчас сам периметр проверю, если чего увижу — сообщу.

    — Понял, вот только…

    — Что там опять? — удивился я.

    — Крепость… с неё всё прекрасно видно будет.

    Я посмотрел на Шварца. Он тоже смотрит на меня.

    — Керт боится, что засветимся перед соседями… — говорю без обиняков, как есть.

    — Плевать! — отмахивается, взбудораженный известиями барон. — Им-то какое дело до того, кто на кого напал?

    И улыбается.

    Понял, крови ему хочется, но стоит напомнить ему, что эльфы мне, по возможности, живыми нужны!

    — Работаем! — передаю Керту… — и аккуратней там, нас не подстрелите… — смеюсь я, а у самого отчего-то даже поджилки от страха трястись начались.

    Понятно, предбоевой мандраж, и вот же беда, никак его не снять, пока стрелы летать не начнут, и магия бесчинствовать не станет, в руках мастеров этого древнего искусства.

    Боялся ли я?

    Наверное, да. Всё-таки, реально, это всего второе моё боевое крещение. Раньше со мной были сильные отряды и верные друзья. А теперь…

    Я посмотрел на Шварца.

    Ну, верный друг один, точно, в наличии имеется, да и поддержка со стороны бойцов Ордена, а потому, нечего себя раньше времени нагнетать! Война план покажет, а пока — вперёд, готовиться к встрече ублюдков, которые уже заранее мне выписали билет в один конец, или попросту приговорили в расход…

    Увидим ещё, кто кого в расход то пустит!

    Глава 6

    Светиться перед соседями я посчитал верхом глупости, а так как у нас был запас по времени, решили встречать гостей на подступах к нашему лагерю.

    Вот и ушли вдвоём со Шварцем поближе к лесу. И нашим стрелкам легче устроить засаду, и наблюдателям из соседнего замка ничего, в итоге, не получится рассмотреть, хотя, ещё вопрос, как нам разойтись получится с верхушкой этого отряда. Если тот же Шварц начнёт швыряться своими огромными фаерболами чудовищной силы, тут, в итоге, такой огненный вал получится, что не заметить его со стороны будет просто невозможно. А потому, концентрируемся только на защите. Нашим нападением будут наши стрелки!

    Из магии жизни у меня есть кое-какие плетения из арсенала королевской семьи эльфов, и не воспользоваться ими было бы верх глупости. Ушастые вряд ли нас сразу попробуют вязать, хотя всё-таки уверены, что один из нас, уж точно, маг, причём сильный, если у него артефакт древних, и, к тому же, активированный. Уверен, будь у нас что-либо в качестве блокиратора магических сил, ушастые на нас даже не обратили бы внимания.

    Разобраться со своим арсеналом времени нет. Но гирлянды рун я успел на себя навесить. Пока три, но вот уровень навеса поднялся — спокойно могу пятый уровень вешать, правда, у меня плетений такого уровня всего раз-два, и обчёлся, такие, чтобы я мог ими спокойно манипулировать и при этом не терять силы и сознание каждый раз.

    Но заклинания Леса я всё-таки сумел вместить с руной, причём именно до пятого уровня. Увы, но пользоваться придётся, как и раньше, всеми по порядку, начиная с первого, или просто их придётся развеивать, а это бессмысленная трата и сил и манны.

    Эликсиры под рукой, на поясе с ячейками. Щиты готовы, причём, щитом Вала я пока пользоваться не стал. Хотя, как раз, третья гирлянда и состоит всего из одного заклинания, и это, именно, стационарный щит. Уже договорились со Шварцем, в случае чего, по моей команде мы быстро сближаемся, и он становится мне за спину. Я буду держать щит, растягивая его на нас двоих, а вот он сам, станет нашей ударной магической артиллерией, если уж дойдёт до реального противодействия, и если у ушастых окажется защита от своих же убийственных стрел.

    Поворот дороги. Опушка леса. Мы прикрыты зелёным ковром крон деревьев и их листвой от глаз любопытных, да и опушка представляет собой отличное место для засады. Мы, вроде как, собираем камешки. Рассматриваем их. Обсуждаем что-то. В общем, веселимся. Пегасов, увы, пока пришлось оставить одних, без присмотра. Близнецов в приказном порядке отправили к Керту. Нам случайные жертвы точно не нужны. Пегасы накормлены, вымоченным в молоке, зерном. И спокойно дремлют себе, стоя. Совсем, как кони. Прикрывающие их спины пологи, снимать не стали. Ни к чему шокировать наблюдателей на той стороне рекитем, что у нас тут в наличии совсем не простые скакуны.

    Всё готово к встрече. Со слов всё того же Керта, мы выглядим со стороны, как обычные мальчишки, да ещё и наш прикид говорит сам за себя — крестьяне, вернее, дети крестьян и весьма нуждающихся…

    Потрепанные штаны все в заплатках. Рубашка на пару размеров больше. Правда, под ней и спрятался пояс, но кто об этом знает? Оружия у нас нет. Не брали. Зачем раньше времени заявлять о себе противнику, как о сильных бойцах? Хай, воспринимают нас просто, как необыкновенных детей, только, как бы заставить спешиться ушастых — вот это проблема! А потому, натаскали на дорогу наломанных веток, и вроде как, что-то тут рассматриваем или сооружаем, известное только нам, пацанам. Детские игры — их логику взрослому разумному вряд ли понять!

    — На подходе. Знаки увидели. — Докладывает Керт. — Довольны… проверять своих подчинённых не стали, поняв, что они уже на позиции, то есть, их сопровождают. Не знаю, могут ли они слушать лес, но, вроде, пока никакого беспокойства с их стороны не выявлено. Мы — на позициях. Вас видно отлично. И смотритесь вы, как простые сорванцы. Моё восхищение бароном, он, и вовсе, словно шалопай со стороны воспринимается. Готовность… пять, четыре, три, два… всё, они вас увидели!

    Началось.

    Какая реакция должна быть у детей на вооружённых взрослых при встрече в лесу?

    Конечно, испуг и удивление, тем более, детям без взрослых не в населённых пунктах находиться небезопасно. Раз, и ты уже раб и в ошейнике красуешься.

    Вот и мы, изображаем испуг и тихонечко отступаем к обочине дороги, занимая давно предусмотренные позиции. Напротив, на опушке леса, с противоположной стороны, уже расположились наши стрелки, а чуть ближе и группа захвата во главе с Кертом.

    Расстояние до ушастых не более двадцати шагов и всё сокращается.