Оглавление

  • Глава 1 Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль»
  • Глава 2 Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль»
  • Глава 3 Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль» Общий зал
  • Глава 4 Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Планета Суккуб. Неисследованные северные территории. За несколько дней до описываемых событий
  • Глава 5 Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль». Общий зал
  • Глава 6 Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль». Торговая площадь
  • Глава 7 Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Торговая площадь. VIP-уровень
  • Глава 8 Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Зал Советов. Университетский уровень. Торговая площадь
  • Глава 9 Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Торговая площадь. Сектор Департамента по исследованиям
  • Глава 10 Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль». Сектор Департамента по исследованиям
  • Глава 11 Неизвестно где
  • Глава 12 Все там же, неизвестно где
  • Глава 13 Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Сектор Департамента по исследованиям. Здание посольства креатов
  • Эпилог Фронтир. Станция Рекура-4

    Шаг в бездну (fb2)


    Константин Муравьёв
    Шаг в бездну

    Глава 1
    Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль»

    Проводив Руму, я занялся купленными у нее базами, вернее начал с той, что и послужила причиной нашей встречи.

    Я надел искин на свободную руку, а считыватель на второй оставил подключенным к нейросети, чтобы иметь возможность делать дубли баз знаний.

    После чего запустил копирование пакета «Торговые отношения», приобретенного у Румы. После чего выдал задание своему ежедневнику запустить учебу этого пакета сразу же, как только он будет скопирован на нейросеть.

    Проверив, что процесс идет в нормальном режиме, а до конца слияния осталось еще около десяти минут, я вспомнил о том, что мне нужно поговорить с Треей об организации учебы.

    Поэтому я связался с нею по нейросети.

    — Трея, это снова я. Ну как, вы закончили? — спросил я ее.

    — А вот я смотрю, это ты закончил, то-то меня этот гад Тро к тебе не хотел пускать, ты там с какой-то девчонкой развлекался. Вон она какая счастливая от тебя вышла и убежала куда-то.

    «Это чего, ревность, что ли, так ни повода, ни… в общем, ни повода не давал», — подумал я и прокомментировал сказанное:

    — А чего ей быть недовольной, если она только что заработала более тысячи китов. Я думаю, и ты бы сияла, как сверхновая.

    — Так вы делами занимались? — практически мгновенно успокоилась она.

    — Ну, естественно. А чем еще можно было заняться тут с этой девчонкой? — спросил я у нее.

    Видимо, у Треи было несколько вариантов ответа на мой вопрос, но она предпочла с ними не делиться, а поэтому просто ответила, уйдя от скользкой темы:

    — Ты говорил, что нам нужно поговорить о делах.

    — Верно. Так что, если ты не против, то я бы хотел поговорить о них сейчас. Где меня найти, ты знаешь.

    Через несколько мгновений дверь открылась и в нее вошла девушка.

    — Добрый день еще раз, — поздоровался я, — присаживайся, где тебе будет удобно, — и показал на расставленные в комнате диванчики и креслица.

    — Спасибо, — ответила девушка. — Так о чем ты хотел поговорить?

    — О делах, Трея. О делах, — и посмотрев ей в глаза, добавил: — Хотя был бы рад поговорить и о чем-либо другом. Но сейчас извини, но нашей встрече способствуют только деловые отношения. Но ведь еще не вечер. Или я не прав?

    Девушка несколько смутилась, казалось, что таких слов она никогда не слышала, ну или, по крайней мере, от таких людей, а не троллей, а потом, все-таки собравшись, сказала:

    — Я тебя слушаю. — И было непонятно, что она имеет в виду этими словами.

    Я предпочел подумать о работе и поэтому перешёл к делу.

    — Мы несколько минут назад говорили с тобой по поводу учебы в вашей школе. Что ты о ней можешь рассказать?

    — В смысле? — не поняла она.

    — Она приносит хоть какую-то прибыль? — пояснил я. — Понимаешь, это новая отрасль для меня, и поэтому я не могу понять, выгодное ли это вложение капитала.

    — Тут все просто. Если ты хочешь поговорить об этой школе, то тебе нужен Колин, это мой дядя, он там работает научным руководителем и пока не ушёл отсюда.

    — Позови его, пожалуйста.

    — Секунду.

    И, похоже, Трея с кем-то связалась по нейросети, а буквально уже через несколько секунд раздался мощный стук в дверь, и в нее вошёл тролль, еще больший, чем Тро.

    — Привет. Трея сказала, что ты хотел бы поговорить?

    — Здравствуйте, — заторможенно ответил я, рассматривая этого гиганта, тот еле вошёл в небольшое помещение, и сразу в нем появилось ощущение тесноты и наполненности.

    — Ты смотри, как проняло парнишку. А Тро говорил, что ты тертый калач, — пошутил над моим остолбенением он.

    — Да нет, вы не поняли, я все жду, когда вы забудетесь и головой дырку в потолке пробьете, — ухмыльнулся я на его подколку.

    — Понятно, уже оклемался. Так зачем звал? У меня дел много, если просто поговорить, то лучше вечером, — сразу перешёл на деловой тон он.

    — А если по делу? — уточнил я.

    Он осмотрел меня с ног до головы и произнес:

    — Ну, если по такому же, как ты предложил Тро, хоть он упорно и не говорит о своих источниках, но если подумать и проверить, то кроме тебя он ни с кем сегодня не общался. Тогда почему бы и не поговорить.

    И тролль сел на диванчик, который, несмотря ни на что, вполне достойно выдержал такое испытание.

    — Хорошо. К вам у меня тот же вопрос, что и к Трее. Только ответить она на него не смогла. Приносит ли оказание услуг по обучению хоть какую-то прибыль?

    — Эка загнул. Конечно, приносит. Все университеты только этим и живут, — и, посмотрев на меня пронзительным и острым взглядом, сказал: — Давай не тяни, что тебе нужно знать?

    Похоже, этого тролля на мякине не проведешь, и ему можно сказать больше, чем остальным, по крайней мере, в этом деле. Похоже, у меня наклевывается если не партнер, чего мне хотелось бы, то хотя бы сторонник. В этом я почему-то был полностью уверен.

    — Ей можно остаться? — спросил я у Колина, показывая на девушку, которая, видимо, поняла, что разговор принимает наиболее интересный поворот, и посмотрела на нас так, что стало понятно — ее проще убить, чем выпихнуть отсюда.

    — Пусть остается, пора и молодежь к серьезным делам привлекать. А то они все по мелким делишкам свои таланты растачают, — разрешил тот.

    — Ведь правда? — спросил он почему-то именно у меня.

    — Вам виднее, — улыбнулся я ему в ответ.

    — Я так и думал, что ты где-то их нагрел, с этим делом по покупке недвижимости на станции, — просто сказал он мне.

    — Не возражаю, я много кого нагрел. И дальше собираюсь. Но скажите, разве вам от этого плохо. Вон через месяц переедете в неплохие благоустроенные квартиры.

    — Верно. Кстати, по ним. Переговоры с тобой теперь буду вести я.

    — Получается, про дела был блеф, — ухмыльнулся я, — но я это и так понял. Слишком быстро вы согласились, будто ждали этого приглашения. Но я и не против. Мне именно такой ушлый компаньон в одном деле и нужен, — прямо сказал ему я.

    — Слушаю, — ответил он и ожидающе посмотрел мне в лицо.

    — Я хочу понять, насколько выгодны вложения в образование в общем и какова прибыльность вашей летной школы в частности? Она приносит хоть какой-то доход? И если нет, то есть ли какое-то решение, чтобы это исправить?

    — Вопросы-то все какие глобальные. Отвечу просто. У нас для того, чтобы получить какую-то должность, подняться вверх, овладеть какой-то техникой, да и вообще заниматься даже простейшим трудом, того же мусорщика (в этом месте мои губы непроизвольно расплылись в широкой улыбке, чем были вызваны подозрительные взгляды как девушки, так и ее дяди), необходимо учиться. Поэтому система образования будет всегда приносить прибыль. Пусть небольшую, но будет. Даже с учетом положения на нашей станции.

    — Жаль. Получается, ваша школа на плаву, и ей ничего не грозит? — Не все мои идеи, оказывается, можно воплотить в жизнь, хоть направление общей мысли и было выбрано вполне верное.

    — А вот тут-то как раз ты не прав, вернее, немного ошибся. Наша контора приносит прибыль, и стабильную. Но может давать доход, превышающий текущие обороты в десять-пятнадцать раз, а может и больше. Однако благодаря нашему новому владельцу, которому мы достались в наследство, он никак этого не может понять и организовать нормальный процесс функционирования школы. И это уже начинает сказываться на самой структуре и составе школы. Коллектив пока держится, но такими темпами они скоро все разойдутся по разным заведениям. А это профессионалы своего дела, с огромным багажом знаний в различных областях, и без работы не останутся, но пока нас держит общее прошлое и какие-то эфемерные надежды, что Дирод возьмется за ум. Пока же мы стараемся удержать всеми силами наш статус и высокий рейтинг.

    — И в чем же заключаются ваши основные проблемы?

    — Клиентов нам хватает, но наш владелец отказывает большей части из них в тех или иных услугах, которые мы раньше делали. Составление индивидуальных программ, дополнительное медицинское обследование. Замену нейросетей и имплантатов. Сейчас мы устанавливаем только первичные. Заключает договора только с поставщиками, которые дерут с него за поставку нейроустройств и пакетов баз втридорога, он же не удосуживается даже проверить качество товара, и даже если поставщика ловят за руку на нечистой игре, он, видимо, за откат, повторно работает именно с ними. Ему не интересно развитие и поддержание имиджа школы. У нас есть уникальное оборудование, которого нет ни у кого на станции в принципе, но мы им не пользуемся из-за того, что он задрал цены на пользование им, хотя оно в обслуживании и содержании обходится гораздо дешевле, чем используемые сейчас устаревшие модели. Только один переход на новое оборудование позволит производить разгон при обучении в пять раз без последствий для студентов. У нас есть и квалифицированный персонал, который будет его обслуживать и все комплектующие на сотню лет вперед, но нет. И персонал, и оборудование простаивают без дела. А только это привлекло бы к нам самых желаемых клиентов, которым необходимо изучение высокоуровневых баз знаний. Сейчас же к нам идут, чтобы заучить максимум базы уровня «Стандарт» (с первого по второй, иногда третий уровень).

    — Все понятно. Новый хозяин не занимается организацией работы школы. А изменило бы положение смена хозяина и назначение к вам опытного, как я понимаю, управляющего.

    Тролль с удивлением посмотрел на меня и достаточно уверенно сказал:

    — Если это тот, о ком я подумал… — И он на пару мгновений замолчал, глядя на меня.

    Я же только утвердительно моргнул глазами на его немой вопрос.

    И он продолжил:

    — …То первые результаты можно было бы увидеть уже через пару месяцев, когда о нас разойдется слух по станции и окрестностям. Пока мы держимся только за счет своих старых связей и репутации. Но долго это продолжаться не может. Нам нужно хоть одно крупное дело, которое мы бы смогли раскрутить.

    В ответ на его слова я кивнул, в знак того, что понял то, о чем он говорит.

    Трея же молча сидела в углу и смотрела на нас, временами переводя удивленный взгляд с меня на дядю и обратно.

    — Сколько он запросит за школу? — прямо спросил я.

    — Сейчас мертвый сезон, и он уже несколько раз пытался ее продать, но не находил клиентов. Однако жадность губительна, но он все равно не хочет сбрасывать цену. Хотя в идеале школа стоит раза в три дороже. Просит он за нее неподъёмную стоимость в три миллиона кредитов.

    От озвученной суммы и так красивые большие бирюзовые глаза Треи стали вообще практически в пол-лица.

    Я улыбнулся, залюбовавшись ими, а Колин лишь прокомментировал:

    — Девочка, какую бы новость ты ни услышала, нужно быть более сдержанной и невозмутимой.

    И уже обращаясь ко мне, сказал:

    — Да, я понимаю, это несколько не то, что ты хотел услышать. Но факты таковы. Отбить такие вложения школа сможет не раньше чем через полтора-два года. И то если что-то кардинально изменится. Например, то, о чем ты сказал, появится знающий управляющий.

    — Я понял.

    В принципе это было хорошее вложение. Опять же смогу и сам там учиться бесплатно. Базы мне покупать не нужно. Но это дело будущего.

    А сейчас суровая реальность.

    — Как быстро он сможет оформить сделку? Вот тут удивились уже оба.

    — Ты серьезно? — спросил меня тролль.

    — Похоже, что я шучу? — спросил у него я.

    — Не очень.

    — Вот и я так же думаю.

    Трея же сидела и только хлопала глазами.

    — Деньги должны работать, — сказал ей я. И обратился уже к Колину:

    — Ты давай связывайся с этим Диродом. Только учти, эта сделка интересует меня только ближайшие двадцать минут. Потом она будет мне уже неинтересна. Я и так сделаю неплохой навар на этом.

    Колин кивнул головой и ответил:

    — Я так и понял. Ты действуешь по принципу экстрима и инсайда. Работаешь только с актуальной и горячей информацией. Стараясь не упустить момента.

    — Принцип верен, — согласился с ним я. Через пару минут он сказал:

    — Лови его контакт, он согласен подписать договор о продаже и оформлении нового собственника уже сейчас. Видно, мы и впрямь жжем руки этому золотому мальчику.

    Получив контактные данные владельца школы, я не стал сразу связываться с ним, а попросил Киру поискать в сети информацию о нем. Оказался не очень приятным молодым человеком, который больше тратил, чем зарабатывал, да и зарабатывать не старался вовсе. Уверен, что этих денег надолго ему не хватит. Поэтому стоит подстраховаться, и найти варианты договора, которые защитят меня от претензий этого человечка позже.

    Да и какой-нибудь бонус необходимо у него вытянуть. Только вот что у него есть?

    И оказалось, что есть. Небольшой автономный автоматический шахтерский прииск, который необходимо было разворачивать в поле астероидов. Он настраивался на непрерывную работу по добыче и переработке полезных ископаемых в блоки КССМ. Чаще всего это были ближайшие типы полезных ископаемых, которые удавалось найти в поясе астероидов, обычно самые дорогие из них. По истечении определенного времени по его сигналу нужно было подгонять транспорт и забирать готовые блоки КССМ. После того как все намеченные астероиды были выработаны, комплекс переносился в другой пояс. Полезная и практически не требующая человеческого контроля технология. Сейчас он был замороженный и законсервированный в неактивном состоянии, располагался в ближайшем астероидном поясе. И было странно, что его никто не пытается купить, так как спрос на них был, и большой. Аналогичные комплексы приносили достаточно большой доход и сравнительно быстро окупались.

    Поэтому нам есть, что с него взять. Правда, он пока не знает об этом.

    Связался я с ним через пару мгновений. Он явно ждал моего звонка и, похоже, сильно нервничал.

    — Добрый день. Я от Колина. По поводу приобретения школы, — но не успел я закончить, как он сказал:

    — Здрасьте. Давайте быстрее. Я согласен.

    Ух, как торопится, видимо, деньги ему нужно достаточно сильно.

    — Не спешите. Покупателя не устроила цена. И он, похоже, хочет отказаться. У вас есть что-то, что можно ему предложить как бонус? — не стал я тянуть резину, а сразу выложил все свои карты, так как видел, что этот клиент не сорвется. Деньги ему нужны и именно эта сумма.

    — Но три миллиона это не дорого, — пролепетал тот.

    — Для убыточной школы? Не смешите меня. Если бы не интерес заказчика к этому делу и не личные знакомства в вашей школе, я бы вообще не обратил на нее внимания. Но меня уверили, что вам очень нужны деньги, и поэтому я пошёл навстречу своему другу, связавшись с вами. Но вы мне должны что-то предложить еще. По заключению моих аналитиков, красная цена вашей школы сейчас максимум миллион.

    Врал я с вдохновением и даже сам поверил в свои слова, несуществующего друга и своих сотрудников. Из последних у меня вообще пока только Кира.

    — Так вы все знаете, — даже как-то спокойно сказал он, — мне нужно три миллиона, и меня поджимают сроки. К школе я могу предложить лишь какой-то рудник, но я там никогда не был и не знаю, функционирует ли он, плюс приписанный к нему средний транспортник, он припаркован тут в одном из доков, насколько я знаю, он вполне рабочий, и долю, которая мне досталась в корпорации «НеоТех» — это местный производитель имплантатов. Это подойдет? — спросил он.

    Отказываться и от второго, и от третьего предложений я не стал, а поэтому быстренько проверил его слова.

    Про корабль узнать ничего не получилось, кроме того, что он и правда исправен, готов к работе и находится на приколе в доке.

    По компании же оказалось еще занятнее. Действительно, это был простой производитель нейросетей и имплантатов до третьего поколения включительно. Выполнялось все на немного устаревшем, но надежном оборудовании, купленном с каких-то военных складов.

    Продукция в основном делалась на экспорт в колонии, так как на станции не пользовалась большим спросом. Слишком простые продукты получались на выходе, но зато колонии были рады дешевизне их продукции. Поэтому контора никогда не значилась в убыточных.

    В этот раз я информацию нашел гораздо быстрее Киры, даже сам удивился этому.

    Но оказалось, что я мимоходом изучил первый уровень пакета «Корабельные искины». Где описывались оптимальные и эффективные алгоритмы поиска.

    На что Кира пожаловалась, мол, будь у нее доступ к нейросети, она бы и сама смогла воспользоваться ими.

    Между тем я продолжал дожимать Дирода:

    — Мои люди не могут найти информации по вашему участию в компании «НеоТех», но сама она не вызывает никаких подозрений. У вас есть какие-то засвидетельствованные документы?

    — Конечно.

    И мне на нейросеть прилетел пакет документов. Из него выходило, что Дироду по сути принадлежала вся компания, а не ее доля, и куда тогда уходили доходы от этой компании, мне придется разобраться.

    — Мы согласны, — проверив документы и дождавшись подтверждения Киры, ответил Дироду я, — только мы заключим договор по нашей форме, вы не против?

    — Естественно, — ответил он, подмахнув все бумаги своей электронной подписью, даже не задумавшись, и отключился от сети.

    «Странный он какой-то», — удивленно подумал я.

    * * *

    «Наконец-то», — думал Дирод, пробираясь на один из заброшенных складов, где у него была назначена встреча с представителем пиратов. Они обещали переправить его через Империю работорговцев Аммар на территорию Содружества. Договаривался за него один из дальних знакомых, который и предложил этот вариант. Тем более все его близкие друзья уверяли, что это проверенный, свой человек, готовый всегда подставить плечо и помочь тысячей-другой кредитов.

    А сейчас он шёл к другому человеку. Тоже проверенному и своему.

    «Пират, и проверенный человек?»

    Дирода смущало это сочетание, но он поверил в сладкие слова знакомого, о том, что это его хороший друг. Что он отвечает за него, как за самого себя.

    А еще больше он поверил в то, что это только тут жуткая дыра, и поэтому никто не может понять его тонкую и ранимую натуру, возвышенную и утонченную, и только там, в Содружестве, в центральных мирах такой человек, как Дирод, сможет подняться и разбогатеть, не прилагая особых усилий. И приводил какие-то примеры.

    Правда, никого из этих людей Дирод не знал, но их успехи впечатляли.

    Со слов знакомого, все, кто улетал с проверенным пиратом, не возвращались на станцию. И этот знакомый клятвенно заверял, что его человек довозил их до места назначения. Ни с одним ничего в пути не случалось. Даже ногу не поцарапал.

    И он не лгал. Дирод втихаря как-то притащил детектор лжи, и он ни разу не сработал. Получается, что его знакомый говорил правду и только правду. (Однако никто не спрашивал, а что считал местом назначения сам пират.)

    И сейчас он торопился. Ему было сказано, что корабль уйдет сегодня, и он боялся не успеть, а бросить школу и другое свое имущество он собирался и так. Все, что было можно, уже распродано. И его душу грел банковский чип на предъявителя с кругленькой суммой в десять миллионов кредитов на нем. Чип предложил использовать приятель, он говорил, что так проще перевести деньги и спрятаться. Он же предложил очень выгодный план, уже не раз проверенный на разных лохах.

    Но Дирод ведь не лох. Это все остальные.

    И поэтому большую часть лежащих на чипе денег он занял у знакомых или украл, переведя со всех доступных ему счетов.

    Не добрались у него руки только до школы, так как свободной наличности, в активе которой никогда и не было, и до «НеоТеха», где был слишком хороший бухгалтер.

    И тут перед самым отъездом, когда он был уже готов идти на встречу, такая удача. Этот идиот с толстым кошельком и лишними тремя тысячами китов. Правда, тот заподозрил неладное, но Дирод не растерялся и впихнул ему все оставшееся отцовское наследство.

    И теперь у него на чипе уже не десять, а тринадцать миллионов.

    Завернув за угол, он увидел человека.

    Тот развернулся в его сторону и как-то даже заискивающе спросил:

    — Господин Дирод?

    — Да, это я, — гордо ответил молодой человек. «Чувствует мою значимость, благородство и богатство», — подняла свою голову гордыня и совершенно отключила способность соображать у Дирода.

    — Прошу, — в полупоклоне произнес пират, указывая рукой направление.

    Дирод гордо прошествовал мимо него, даже не удостоив своего высокого взгляда эту чернь у ног, лишь обратив внимание на какое-то шевеление за спиной.

    «Видно, отстал холоп, старается нагнать», — и это были последние мысли молодого человека.

    Дальше его поглотила смертельная тьма.

    * * *

    Знакомый Дирода ни разу не солгал.

    Это и правда был проверенный человек, один из подчиненных его знакомого. Главы небольшой пиратской группировки, контролирующей пару звездных систем в нескольких прыжках от станции.

    И ему действительно было очень удобно, когда им приносили банковские чипы на анонимного получателя.

    И он действительно ни разу не солгал. С Диродом ничего не случилось на корабле пиратов. Конечно, что с ним могло там случиться, наоборот, Дирода берегли не хуже, чем остальные сокровища, перевозимые на их базу. Вернее, то, чем он теперь был, кучкой свежих органов, запакованных в герметичные боксы для продолжительного хранения. Особенно были рады его мозгу. Одна из пиратских колоний нуждалась во вспомогательном биоискине.

    А все неприятности начались у него еще на станции со встречи с этим господином.

    Ведь об истинном положении и той роли, которую играет их надежный знакомый в этом деле, почему-то никто не догадывался спросить. И о том, какую выгоду получает новый знакомый с этого дела.

    Всем было интересно, как это будет тогда и там, но никто не задумывался о том, что происходит здесь и сейчас.

    И главное. Их знакомый никогда не лгал.

    До места назначения все его клиенты добирались точно и в срок, только никто не обещал им, что это будет место, куда бы хотели попасть именно они.

    * * *

    Теперь я приобрел, кроме школы, еще и шахтерский прииск, транспортный корабль и какую-то компанию «НеоТех», с которыми мне придется в дальнейшем разобраться.

    В моем плане появилось несколько новых пунктов, а пока займёмся текущими делами.

    — Колин, — обратился я напрямую к троллю, — какой средний доход от Летной школы вы сможете обеспечить?

    Он что-то прикинул в уме и сказал:

    — Пока не больше трехсот тысяч в месяц, это уже чистая прибыль, с учетом всех текущих затрат. Когда мы снова сможем набрать баллы рейтинга или найдем выгодный контракт, что практически равнозначно, то доходы удастся поднять до миллиона в особо удачные периоды.

    — Хорошо. Значит, сделаем так. Во-первых, тридцать процентов от чистого дохода минусуйте, это фонд мотивации для сотрудников, отличившихся каждый в своем проекте. Никто не должен быть пассивен. И этот небольшой или большой, в зависимости от контракта, бонус должен стимулировать их к стремлению отличиться, проявить себя, способствовать росту и их дальнейшему развитию, не давать нашей конторе стоять на месте и всегда быть в движении. Ну, думаю, вы разберетесь. Здесь я вам советовать не буду. Суть я постарался изложить.

    Колин серьезно кивнул головой и ответил:

    — Я понял.

    — Во-вторых. Это касается напрямую вас. Каков ваш текущий оклад?

    — Сто тысяч.

    Видимо, Трея никогда не знала, сколько получает ее дядя, так как поперхнулась тоником и закашлялась, удивленно глядя на него.

    — Так не пойдет, — сказал я.

    Девушка возмущенно посмотрела в мою сторону, тролль же спокойно продолжал сидеть и слушал меня не перебивая. По глазам видно, что он догадывается, о чем я хочу ему сказать.

    — Вы теперь не рядовой сотрудник, а второй человек в Летной школе после владельца. Поэтому названная сумма мала. Первое, за вами остается ваш оклад. И второе, вам отходит двадцать процентов от чистой прибыли. Вас устраивают такие условия?

    Пока шел наш разговор с Колином, было намного интереснее наблюдать за Треей, чем за ее скалоподобным дядей. На лице того не отражалось ни грамма эмоций, тогда как девушка их в секунду могла выплеснуть целое море.

    Вот и сейчас она смотрела на меня удивленными глазами. Видимо, считала меня идиотом, сорящим чужими деньгами. А они и правда не мои.

    «Я их еще даже не заработал. Кстати, о работе».

    — Теперь по деятельности школы. Тут я отдаю все вам на откуп. Так как лучшего специалиста в этом деле у меня нет. Правда, должность начальника службы безопасности и главного бухгалтера школы можете не занимать, там встанут другие люди. Есть у нас на примете два уникума, которые, я думаю, смогут организовать все в лучшем виде.

    — А их, если честно, и нет. Наш бухгалтер сидит сейчас перед вами. А счетовод из меня тот еще. Никогда особо корпеть над цифрами не любил. А безопасностью никто и никогда не занимался.

    — Понятно. Значит, с этим никаких проблем не предвидится, — сказал я.

    — Да, — подтвердил мои слова тролль и задал вопрос: — Когда новые сотрудники должны будут приступить к своим обязанностям?

    — Безопасник, думаю, уже минут через десять-пятнадцать, если, конечно, предварительно меня не убьет, а вот бухгалтер не знаю, так что эту лямку вам еще придется немного потянуть. Но они будут заниматься не только делами школы. А вообще всей фирмы, на которую я работаю. А теперь и вы.

    «И ведь не соврал. Я, правда, работаю на свою фирму».

    — Хорошо, буду иметь в виду, — сказал Колин.

    — Ну, если с организационно-правовыми вопросами все, то получите новый контракт и подпишите его.

    Кира к этому времени нашла и подготовила необходимый пакет документов, и я переслал его троллю.

    Практически мгновенно ответный пакет прилетел ко мне. После чего я сказал:

    — Поздравляю вас со вступлением в новую должность, — и пожал протянутую руку, — с вашими подчиненными перезаключите контракт на новых условиях, внеся в него мотивационную часть и добавив те изменения, что сочтете нужным. Оклады останутся на старом уровне, я надеюсь, люди понимают, что платить за простое нахождение на работе мы никому не будем. Нам нужно, чтобы школа приносила постоянный доход.

    Колин согласно кивнул мне головой, подтверждая свое понимание ситуации. Теперь от этого зависело и его благосостояние.

    — Тогда дальше. Насчет клиентов и контрактов. Что в вашем понимании считается выгодным контрактом?

    — Если сумма контракта превышает три миллиона кредитов, то у нас он уже переходит на VIP-обслуживание. По нему идут небольшие скидки и бонусы. Например, обучение под разгоном при контрактах больше трех миллионов уже не требует дополнительной оплаты, оно идет как один из дополнительных бонусов, если, конечно, он требуется. Возможны какие-то индивидуальные скидки или другие более гибкие условия обслуживания по личной договоренности. За такими клиентами закрепляется отдельная группа специалистов, которые постоянно следят за процессом прохождения обучения. Система достаточно продуманная и надежная и создана специально для привлечения и удержания таких клиентов. Менеджера, который найдет такого клиента, ждет хорошая премия, а теперь она станет и еще больше, и прочие поощрения. Однако в последнее время к нам все больше обращаются с простыми заказами. Обычно это обучение категории «Стандарт».

    — Думаю, тут ничего менять не стоит. А как лучше, если будет один большой контракт или несколько мелких? Я, конечно, утрирую, сейчас разговор идет только о выгодных контрактах, — пояснил я свой вопрос.

    — Я понял. Если исходить из оформления, то, конечно, один контракт удобнее, но если нужна раскрутка нашей школы, то лучше несколько.

    — Хорошо. Пять контрактов на почти три с половиной миллиона каждый нам как-то помогут?

    Тут слетела маска невозмутимости даже с Колина.

    — Я так и знал, что ты где-то провел Дирода. Но чтобы настолько, даже не предполагал, — и он весело захохотал, похлопывая меня по плечу.

    — В смысле? — не очень я понял причин его веселья.

    — Тут все просто, — ответил он, — ты и ваша контора сыграли на информации. Ведь вы бы не стали ничего предпринимать, не будь у вас нескольких таких контрактов. Я прав?

    — Допустим, — согласился с ним я, вещи-то говорил он вполне очевидные.

    А вот те причины, которые подвигли его на эти мысли, мне интересны, и он о них рассказал:

    — С каждого контракта шестьдесят процентов это себестоимость обучения, в эти проценты входит закупка нейроустройств, пакетов баз, комплектация и утилизация необходимого оборудования, работы по установке нейросетей и имплантатов, процесс обучения и отчисления в зарплатный фонд оплата труда персонала школы, участвующего непосредственно в обучении, это медики, инженеры и психологи. Следующие десять процентов, с каждого контракта, заключенного школой, это оплата труда вспомогательного персонала, такое же отчисление в зарплатный фонд, как и для всех остальных. Пять из них уходит руководству школы, это два человека, я, как научный руководитель, и главный бухгалтер, в нашем случае это опять я. Хотя теперь, я так понимаю, это будут разные люди, да еще добавится и начальник службы безопасности?

    И он посмотрел на меня.

    Увидев мой утвердительный кивок, продолжил:

    — Хорошо. Еще пять делятся между всеми бухгалтерами, экономистами и обслуживающим персоналом школы, младшими медработниками и сторонними консультантами, если кто-то из них привлекался. Плюс пять процентов это премия менеджера, которая ему полагается за привлечение клиента. Пять процентов мы обычно с каждого проекта откладывали на непредвиденные нужды. Срочная закупка, если финансирования не хватает или временное покрытие разницы. Но в последнее время эту статью расходов убрали. Хотя раньше она нас часто выручала, позволяя предоставлять клиентам рассрочку по внесению платежей.

    — Нужно вернуть, — сказал я. Колин в ответ кивнул.

    — Итого восемьдесят процентов уйдет в минус с каждого проекта. Однако в итоге мы проводим обучение и формируем фонд оплаты труда индивидуально для каждого сотрудника помесячно. По результатам работы нашей школы, если фонд для каждого работника превышает его оклад на сорок процентов, то весь остаток начисляется сотруднику как индивидуальная премия. Оставшиеся сорок процентов уходят в фонд просадок, где происходит их накопление на случай нулевого или убыточного периода. В это время сотрудникам оплачивается чистый оклад из фонда просадок. Так построена наша система оплаты труда. Но главное при этом — всегда остаются двадцать процентов, с каждого проекта, в любой период времени, и это чистая прибыль, которая идет владельцу школы.

    Вот поэтому я и говорю, что кто-то здорово надул Дирода. Ведь пять выгодных контрактов практически перекрывают покупную стоимость школы, и она буквально за пару месяцев окупится и будет работать только в плюс. Я ведь прав?

    — По поводу окупаемости не скажу, тут все теперь зависит от вас. А по поводу контрактов… Нужно обучить двадцать человек по курсу «Пилот-универсал».

    — Кто их нашёл и где, я даже не спрашиваю. Но кто будет значиться как менеджер? — уточнил он.

    — Ну, первой со мной этим делом занималась Трея, так что, по идее, менеджер она и есть.

    Колин серьезно кивнул, а девушка, хлопая своими симпатичными глазками, пыталась прийти в себя.

    — Ладно, с этим разберемся потом. Школа и ее работа на вас. Теперь по контрактам. Трея, мы с тобой сегодня уже разговаривали по этому поводу. Ты все помнишь?

    — Конечно, — сказала она.

    — Тогда перескажи дяде про тот выбор, что я сделал, — и уже обращаясь к нему, сказал: — Вот пять копий договоров, на обучение оформленных от моего имени.

    И я скинул ему только что сформированные договора на обучение двадцати студентов по специальности «Пилот малого корабля», уровень обучения «стандарт», направление обучения «Пилот-универсал».

    — Получил, — сказал он.

    Быстро проверив документы, он мне переслал уже копию контракта на оказание мне данной услуги.

    — Когда мы должны приступить? — спросил он, оценив стоимость заказа.

    — Клиент ждет нашего звонка минут через тридцать, так что это время, которое у вас есть, чтобы подготовиться, — ответил я.

    — Мы успеем. Но обучение они пока пройдут на старом оборудовании, новое мы не успеем расконсервировать, — отчитался тролль.

    — Без проблем, — не стал возражать я, это уже его проблемы.

    — Что по поводу бонусов? — спросил он меня.

    — В среднем на обучение будет тратиться где-то по двадцать два часа. По контракту мы должны его провести за двадцать четыре, перед этим сутки отводятся на установку нейросети и имплантатов, а через двое суток со времени своего поступления студенты должны уже покинуть нас. Поэтому, если у кого-то до назначенного срока останется достаточно времени на изучение второго уровня какой-либо из баз, а возможно и нескольких, то проведите его, совместно с уже установленными им вместе с пакетом базами. Это выполнимо? — уточнил я у него в конце.

    — Нет никаких проблем. К тому же в качестве дополнительного бонуса мы можем залить всем базы по третий уровень. Тем более мы и берем обычно пакеты баз такого формата. Они не сильно отличаются по цене от второго, но гораздо больше востребованы в связи с тем, что на уровень «стандарт» люди готовы потратиться, чтобы пройти учебу в образовательном учреждении, а вот остальное уже доучивают самостоятельно.

    — Хорошо. Я не возражаю, только преподнесите это как наш подарок такому хорошему клиенту. Ну что я буду вас этому учить, вы все наверняка знаете лучше меня.

    — Все, мы приступаем. Распоряжение о подготовке я отдал, и она идет уже полным ходом. К приходу клиентов мы будем полностью готовы. Встретить будущих студентов я думаю отправить Трею. Это ее право. Да и имя пусть нам зарабатывает.

    Я посмотрел на сжавшуюся девушку, которая, видимо, осознала всю ответственность, и ответил:

    — Не возражаю. Трея, вот контакт нашего заказчика. Зовут консул Рокен. Очень неглупый человек. Старайся держаться достойно и не болтай понапрасну. Ни в коем случае не отвечай на вопросы об учёбе, процессе формирования пакета услуг или стоимости обучения. Запомни, ни одной цифры не должно слететь с твоего маленького язычка. Только то, что все будет выполнено в рамках контракта. Это ясно?

    — Да, — коротко ответила Трея.

    — Тогда дальше. Обязательно упомяни бонусы. Особенно упирай на то, что наши матерые профессионалы посчитали выгодным предоставить именно такой ряд бонусов. Если будут какие-то вопросы, не стесняйся, обращайся или спроси лучше меня или своего дядю. Все понятно?

    Девушка согласно кивнула в ответ и немного поежилась под суровым взглядом Колина.

    — Ну, тогда удачи тебе, — и я кивнул ей на выход, давая понять, что теперь все в ее красивых и, надеюсь, мягких и очень нежных руках.

    Девушка немного посидела. Потом резко вдохнула. Поднялась и направилась к выходу. Резво присев возле меня, она наклонилась к самому моему уху и прошептала:

    — Спасибо.

    А потом поцеловала в щеку и, поднявшись, не оглядываясь, сделала шаг и открыла дверь.

    — Ну, ты попал, парень, — сочувственно похлопал меня по плечу тролль.

    — Э? — это все, на что хватило моего хваленого красноречия.

    — Она тебя выбрала, — улыбаясь во весь рот, пояснил он мне.

    Но понятнее мне от его слов не стало.

    — Да ладно, забудь, — сказал он, видя все еще не проходящее замешательство, — потом поймешь.

    И перешёл к другому вопросу.

    — Я так понимаю, что теперь нам надо поговорить о другом деле?

    Быстро приходя в себя, я ответил:

    — Есть такое. Только мне нужно понять, ты говоришь от своего имени или от имени всей вашей общины.

    — Я говорю за всех, так решил совет, — и немного подумав, тролль добавил: — И еще я обладаю правом заключения любого контракта по этой сделке. Вот доверенности всех глав совета.

    И мне на нейросеть прилетел пакет документов. Убедившись с помощью Киры в законном праве Колина говорить за весь их совет, я перешёл к делу.

    — Так что вы решили?

    — Мы, естественно, согласны, — ответил тот, — что от нас требуется?

    — Планировка квартир, вернее точное количество, как четырехкомнатных, так и двухкомнатных. И цена аренды, которую готова заплатить ваша община за предоставляемое жилье. Я ее согласую с владельцем, и если она его устроит, то мы заключим с вами договор.

    — Так тут все просто. Мы будем арендовать шесть четырехкомнатных и тринадцать двухкомнатных квартир. По стоимости. За двухкомнатную квартиру мы готовы платить по тридцать тысяч, а за четырехкомнатную по пятьдесят пять тысяч кредитов. Я понимаю, что это не так много, как, видимо, рассчитывает владелец, но большего мы не сможем предложить. Его это устроит?

    Я посмотрел на Колина долгим взглядом, а потом ответил:

    — Мы примерно на эту сумму и рассчитывали. Это все-таки не уровни центрального горизонта, а всего лишь третий низовой уровень. Поэтому нас полностью устраивает ваше предложение.

    И немного помолчав, сказал:

    — Документы готовы. И ждут только вашей подписи. Я отправил их тебе на нейросеть. Договор долгосрочный. Так что это в некотором роде защитит вас от различных неурядиц.

    — Да, я понял, — согласился со мною тролль.

    — Тогда жду подписанной копии.

    И через несколько секунд мне прилетело ответное послание.

    — Замечательно. Поздравляю. Дома обещают закончить примерно через месяц, а может и раньше. Подожди пару секунд, я свяжусь с заказчиком и уточню сроки.

    Но я не успел, на меня вышел Грегор.

    — Привет. Это я. С планом мы разобрались, — сразу приступил к делу он, — нам нужно двадцать четыре четырехкомнатные квартиры, а остальные будут двухкомнатные.

    — Понял. Но вы помните, что аренда четырехкомнатной вам обходится в двенадцать тысяч, тогда как двухкомнатной в семь тысяч кредитов, — напомнил я расценки своему начальнику.

    — Естественно. Мы уже перепроверили баланс. Твои выкладки, предоставленные нам, были верны.

    — Хорошо. Тогда кидаю вам договор. И жду ответа. Как только пересылаете вторую копию, я свяжусь с застройщиком.

    — Отлично. Договор получил. Пара минут и все будет готово.

    — Хорошо. Жду.

    И я хотел отключиться, но наш руководитель остановил меня:

    — Та проблема, которой обещал заняться для тебя ваш куратор, решена. Лови разрешение, его не стали кидать тебе напрямую, а передали через нас. Так официально никто не сможет к тебе придраться впоследствии.

    И мне прилетел небольшой документ, который, активировавшись, превратился в меленький модуль-метку, расположившийся в нейросети. Ее единственной работой было правильно отвечать на необходимые запросы о праве на ношение оружия.

    — Окей, понятно. Благодарю, и передайте спасибо Круфу.

    — Сам передашь, — осадил меня Грегор, — запомни, это не игрушки, не натвори дел. Там, если что, с тебя спросят в полной мере.

    — В курсе, — серьезно ответил я. — Постараюсь. Видимо, обдумав мои уверения и прикинув, что все равно сделать большего не сможет, наш руководитель департамента сказал:

    — Тогда по второму делу, о котором ты говорил с Круфом, мы все берем по предложенной тобой цене. Когда будет поставка?

    — Завезу вам все сегодня вечером, предварительно свяжусь с куратором.

    — Понятно, — сказал Грегор.

    И немного подумав, предупредил:

    — Дело не очень надежное, поэтому предоплату будем вносить не больше трети от общей стоимости. Остальное переведем после получения и проверки товара.

    Я прикинул, что и это пока неплохо, тем более заработанное на пустом месте, да еще и весь остаток получу чуть позднее, а поэтому я со спокойной совестью ответил:

    — Хорошо, поставщик согласен на ваши условия.

    — Куда скинуть деньги? — спросил Грегор.

    — Пока мне, — и я переслал ему номер своего счета, куда через некоторое время прилетело полтора миллиона кредитов.

    Оценив, что торговля оружием дело в принципе очень даже выгодное, я сказал Грегору:

    — Все, деньги получил. Вечером бластеры будут у вас.

    — Ну и лады. Ждем вечером в гости, — ответил Грегор. Пока мы разговаривали, мне прилетела подписанная копия документов на строительный подряд и аренду домов.

    — Документы тоже пришли, — сообщил я ему. — Примерно через месяц коттеджи будут готовы к заселению. Готовьтесь. Если закончат раньше, я сообщу.

    — Хорошо. Удачи тебе. И не подведи нас.

    — Постараюсь, — второй раз за наш разговор пообещал я и отключился.

    На немой взгляд тролля, который обратил внимание на мое резкое молчание, я ответил:

    — Начальство. Интересуется, как дела. Успокоил и сказал, что все идет как по маслу.

    — Бывает, — похоже, Колин мне не очень поверил, поскольку, хитро ухмыльнувшись, добавил: — Оно хоть в курсе, какими делами ты сейчас занимаешься?

    — Естественно, — честно ответил я. — Мой девиз — меньше лжи, и тогда тебя не поймают. Оно ведь в курсе, что я занимаюсь вопросами строительства, так что формально все соблюдено и никаких нареканий в моих действиях нет.

    Тот посмотрел на меня и как-то даже уважительно покивал головой.

    Я же вернулся к тому, от чего меня отвлёк звонок Грегора. Мне нужно было переговорить с застройщиком.

    Быстро найдя контакты Нерпа, архитектора и директора строительной фирмы, я связался с ним.

    Тот ответил очень быстро. Хотя чему я удивляюсь, если телефон, так сказать, находится в самой голове.

    — День добрый, Дим. Вы по делу? Или появились какие-то вопросы?

    — Добрый. И то и другое, — ответил на вопрос-приветствие я. — Первое — это один вопрос, который требует уточнения. Вы просчитали, сколько дополнительных коттеджей вы точно можете построить?

    — Да, мы по плану провели точные замеры. И оказалось, что у нас есть возможность построить еще четырнадцать домов. Вам это интересно?

    — Секунду, дайте прикинуть и подумать. Владелец сейчас рядом, поэтому уточню у него.

    Сам стал быстро просчитывать различные варианты и соизмерять свои возможности.

    Так, четырнадцать это несколько больше, чем было мне нужно. Но хуже от этого не будет. В плане вложения капитала, конечно. Недвижимость всегда в цене. Особенно если все пойдет, как задумано. Однако хватит ли мне финансирования на остальные не реализованные идеи? Ведь в этом случае я пока не знаю, кому можно предложить аренду квартир там, хотя в перспективе такие люди обязательно появятся.

    «Надо считать», — понял я и приступил к расчетам. Благо все выкладки Кира архивировала в отдельный каталог.

    Так получается, если я буду сдавать квартиры по той же цене, что и для троллей, а не думаю, что это самые высокие цены, то как минимум у меня должна выходить та же пропорция «цена коттеджа/аренда квартир/ежемесячный платёж/ срок окупаемости».

    Значит, если исходить из тех цен, что мне озвучили, то на застройку двух домов уйдет примерно девять тысяч девятьсот китов (один кит равен тысяче кредитов). В итоге при цене за четырехкомнатную квартиру пять с половиной китов, а за двушку по три кита. Получим, что если, к примеру, оставить четыре четырёхкомнатные квартиры, а остальные двухкомнатные, то чистый ежемесячный доход, за вычетом всех налогов и прочего, будет составлять примерно четыреста семнадцать тысяч кредитов. И в этом случае вложение окупится уже за два года.

    «Вывод — надо брать».

    Теперь по моим финансам.

    На текущий момент после погашения всех моих выплат и долгов у меня на руках останется сумма примерно в семьдесят миллионов кредитов, тогда как на обустройство уровня мне озвучивалась сумма в сорок пять, пусть будет пятьдесят. Это, так сказать, с небольшим запасом.

    «Получается, что и с финансированием у меня никаких проблем нет. Что ж, тогда, как говорится, берем», — подумал я и обратился к Нерпу:

    — Нерп. Мы согласны на постройку двух дополнительных домов за наш счет.

    — Хорошо, жду контракты.

    Я совместно с Кирой проверил и составил три дополнительных контракта. Один на десять домов по цене пяти, для моего департамента, второй на два дома, для троллей, и последний на два дополнительных коттеджа, пока неизвестно для кого.

    И переслал их застройщику.

    Тот их достаточно быстро проверил. Внес несколько поправок, с которыми Кира согласилась. И подписал оригинал, отправленный мне, и свою копию, третья улетела в реестр станции.

    После чего я перевел ему вторую часть платежа.

    — Деньги получил, — ответил повеселевший Нерп и, уже обращаясь ко мне, сказал: — Мы тут посовещались и решили, что тебе за такую работу положен бонус. По сути, ты нас со своим своевременным вмешательством и контрактом спас, вытянув за уши из той ямы, куда мы готовы уже были свалиться. Но деньги у нас все сданы под отчет, и нам придется за них отвечать, а нормальной статьи под это дело у бухгалтера нет. Но у нас возникла одна идея. Тут останется много материала, и его хватит на постройку вполне приличного шестикомнатного небольшого домика. Мы можем тебе его тут установить в дальнем уголке уровня, там есть какая-то непонятная площадка у стены, которую под обычный коттедж не используешь, слишком мала. Тебе всего лишь нужно будет договориться о его постройке с хозяином, а как мы понимаем, для тебя это не проблема, и оплатить по минимуму наши работы, это всего сто двадцать пять тысяч кредитов.

    «Почему бы и нет?» — подумал я и согласился, сразу переведя запрошенную сумму.

    — Все, вижу твое согласие, — получив деньги, сказал мне Нерп и поинтересовался, собираясь завершить разговор: — Заканчиваем или есть еще что-то?

    — Да, есть еще один вопрос. Как там по проекту построения полной инфраструктуры уровня. Он готов?

    — Экий ты быстрый, — удивился Нерп, но потом, что-то прикинув, ответил: — Но вообще-то да. Станис покопался в своих старых проектах, работах и нашёл один не реализованный. Идеально подходящий для нашего уровня, он его когда-то создавал для автономного научного центра, но его не приняли. Вышло несколько дороже, чем они хотели. Однако сейчас он вполне реализуем. Ваш уровень лишён части самых затратных в своем решении проблем, которые были тогда. Но все равно данный проект укладывается после проведения всех оптимизаций статей расходов только в пятьдесят два миллиона. Но это будет на уровне центрального горизонта. Все самого высокого качества и в лучшем виде. Я сам бы не отказался жить на таком уровне. Даже больше. Если там будет доступно жилье, я хочу арендовать или приобрести там квартиру. По задумке Станиса, там будет точно лучше того девятого уровня, где живу сейчас я.

    — Понятно. Кидай проект. Его рассмотрят. Но мне почему-то хватило и твоего описания. Теперь с вами будет работать другой человек, который больше разбирается в специфике управления. Ему я и передам документ. Но уже сейчас могу сказать: готовьтесь продолжать работы.

    — Если у тебя все получится, с нас еще один бонус, — серьезно сказал Нерп.

    — И не один, — добавил я. На что он ответил:

    — Мы подумаем, что еще сможем тебе предложить.

    — Хорошо. Тогда до встречи.

    — Удачи, — пожелал мне он и отключился.

    Я же подумал, что дела начали потихоньку продвигаться, а не только скапливаться у меня в ежедневнике в статусах «в работе» или «в разработке», помаленьку стали перетекать в категорию «выполнено».

    Потом сразу связался с Грегором и передал ему копию их договора с застройщиками.

    Увидел обновленную дату окончания строительства и очень порадовался тому, что все завершится уже через двадцать один день.

    После проверки копии, отправленной в наш департамент, мне прилетела причитающаяся пятипроцентная премия за организацию сделки.

    Получив ее на счет, я проверил свои наличные активы. Отнял и заморозил пятьдесят два миллиона кредитов, которые впоследствии уйдут застройщику, и вернулся к прерванному разговору с троллем.

    Пока я вел переговоры, он терпеливо дожидался их окончания.

    Заметив обращённый на него взгляд и ушедшую из глаз опустошённость, которая читалась там, когда человек общался по нейросети, Колин спросил:

    — И чем ты меня готов порадовать? Посмотрев на него, я сказал:

    — Порадовать, говоришь… — и я замолчал, а потом продолжил: — Коттеджи по нашему проекту будут готовы уже через три недели, а не, как я думал, через месяц. Можете готовиться к переезду.

    — Отлично, — удивленно проговорил тролль и стал собираться, — тогда я пошёл, обрадую и других, да и дел у меня теперь образовалось гораздо больше, чем раньше.

    — Подожди, задержись еще на пару минут. К тебе есть одно предложение. Оно, конечно, только опосредованно касается и вас тоже. Но с кем посоветоваться по его поводу, я не знаю.

    — Что за предложение? — спросил Колин.

    Видимо, и он уже понял, что все то, о чем со мной заходит речь, может приносить хоть небольшую, но выгоду.

    Поэтому и я затягивать с разговором и сутью вопроса не стал.

    — В двух домах, где вы будете жить, есть еще пять квартир, две четырехкомнатные займут наши служащие, собственно теперь и твои сослуживцы. Но останется еще три не занятые никем двухкомнатные квартиры. К тому же будет еще два дома, в которых запланировано по две четырехкомнатные и двенадцать двухкомнатных квартир. И они на текущий момент ни за кем не закреплены. Вопрос вот в чем. Ты можешь кого-то порекомендовать как ответственных квартиросъёмщиков. Если вы поможете мне в поиске клиентов, то мы готовы предложить вам процент от превышения эталонной стоимости жилья.

    — Не понял, поясни, — попросил меня тролль.

    — За эталонную стоимость аренды мы взяли цены, предложенные вами. Она нас полностью устраивает. Если вы на оставшееся жилье находите кого-то за большие деньги, то тридцать процентов разницы мы готовы перечислять вашей общине.

    — Понял, — сказал Колин, — получается, предложенная нами сумма идет владельцу пространственного объёма станции, и если кто-то соглашается там жить, а я уверен, что такие найдутся, то если это будут найденные нами жильцы, тридцать процентов уйдет нам. Но кому достанутся остальные семьдесят? — прищурившись, спросил он.

    «Все время меня в чем-то подозревает, — подумал я и, ухмыльнувшись, закончил: — и не без оснований».

    Однако ответил я, как обычно, другое, но при этом чистую правду.

    — Человеку, оплатившему строительство этих домов.

    — Так это разные контракты? — почему-то спросил тролль.

    — Да, — подтвердил я.

    А вот если бы он спросил «Разные ли это люди?», я бы не смог так уверенно ответить.

    — Теперь все понятно, — сказал он и, посмотрев на меня, продекламировал мои же слова: — Деньги должны работать.

    — Все верно, — выразил я свое согласие с его последней фразой.

    Пусть думает, что мне принадлежат только последние два дома, если ему так хочется, я все равно ничего подтверждать или отрицать не стану.

    — Ладно, с этим понятно, я подумаю, чем мы сможем помочь.

    — Спасибо.

    — Да не за что, это и нам на пользу.

    — Я знаю. Тогда давай перейдем ко второму вопросу, — сказал я и перешел напрямую к делу. — Мне необходим человек, тролль или кто-то, кто будет выступать в роли смотрителя. В его обязанности будет входить пригляд за нашими с вами домами. Кроме тех, где будете обитать вы, и эти два дома, про которые я только что сказал, нужно будет контролировать дополнительно еще десять коттеджей, где будут проживать сотрудники Департамента по исследованиям. Итого четырнадцать домов. Плюс тридцать коттеджей, которые занимают вояки. Необходимо будет следить за их состоянием, чистотой жилого сектора, контролировать работоспособность всей бытовой инфраструктуры, санитарных и бытовых дроидов. По плану всё это будет максимально автоматизировано, но нужен кто-то ответственный и достаточно серьезный, чтобы все это контролировать и сообщать управляющему. Он может снять одну из квартир у нас же. Мы даже в счет части его оклада будем готовы предоставить ему некие льготные условия. Например, двухкомнатную квартиру за полцены. Плюс хороший оклад. Нам важен комфорт проживания наших жильцов, и мы готовы платить за это.

    — У меня есть на примете один тролль. Бывший капитан ВКС (военно-космических сил).

    — Подожди. Это еще не всё. Подобное обслуживание и остального имущества нашей компании будет завязано на этого человека. Поэтому здесь потребуется определенный опыт работы с такой аппаратурой.

    Колин кивнул мне головой и ответил:

    — Он у него есть. Трав, так его зовут, проработал диспетчером одной из оборонных станций во внешних секторах Фронтира. Пару лет назад на их станцию напали пираты. Он был одним из немногих выживших, но получил сильные ранения и теперь инвалид. Все время в инвалидной коляске. Медики не смогли восстановить ему нижнюю половину тела. Она была сожжена бластерами развлекающихся пиратов. Но это сильный тролль, и он не потерял воли к жизни и былой хватки. Старается, как может. Но никто не готов взять калеку на работу. И поэтому у него все чаще опускаются руки. Община старается помогать ему, но он солдат и привык решать свои проблемы сам. Я думаю, он идеально подойдет для этой работы. Ваша работа будто специально создана для него.

    — Хорошо, сбросьте мне его контакт, я свяжусь с ним.

    — Лови, — ответил тролль и прислал мне личный код некоего Трава Рука.

    — Готово, — подтвердил я. — Теперь у меня всё. Больше никаких вопросов или предложений нет.

    — Ну, тогда давай, до свидания. Пойду теперь займусь нашими общими делами, — сказал тролль вставая и протягивая мне руку.

    Я попрощался с ним и уже хотел заказать себе тоник, как из-за двери, куда вышел Колин, раздался удивленный голос:

    — Энака, привет. Ты чего здесь?

    — Здравствуйте, мастер, — раздался приятный женский голос, — у меня тут назначена встреча.

    — Неужели нашла нормальную работу? — радостно спросил он.

    Но видимо, девушка молча покачала головой или еще как-то дала отрицательный ответ, потому что Колин произнес:

    — Опять тебя ваш гаденыш подставил?

    — Да, — раздался тихий ответ.

    — Говорил я тебе — иди к нам. Мы все равно хоть и не соплеменники, но соотечественники. Не бросили бы тебя. Тем более твой дядя был моим другом. Да и Тро он не раз жизнь спасал во время войны. Придумали бы что-нибудь.

    — Вы же знаете, что это позор на всю семью. Тем более мою.

    — Да знаю. И потому бешусь, — и немного помолчав, спросил: — Сколько тебе хоть осталось-то?

    — Последний, — очень тихо, почти шёпотом ответили за дверью.

    «Как интересно я это мог понять и, особенно, услышать? Да, кстати, что за последний. Это же наверняка про меня. Ведь она пришла на встречу со мной».

    — Что? Как последний? Не смей. Кто это? С кем у тебя встреча? Я сам с ним переговорю, да так, что он живо забудет дорогу к тебе. Ишь, сладкого ему захотелось, — будто за родную дочь начал переживать тролль.

    Послышалось какое-то бряканье, будто кто-то запирает двери.

    — Тро, — раздался голос Колина, — закрывай заведение, блокируй двери и никого не пускай.

    В зал, похоже, вышел возмущенный владелец бара.

    — Ты чего? Сейчас клиент пойдет, — возмутился тот и, видимо, заметив Энаку, сказал уже ей: — Привет, девочка. Давно у меня не появлялась. Пришла подкрепиться? Садись, твой столик как всегда не занят.

    — Какой подкрепиться, — наехал на Тро второй тролль, — она сюда не есть пришла, а на встречу. Последнюю, — со значением добавил он.

    — Уже выполняю, полковник, — ответил Тро и на время пропал со сцены.

    «А полковник у нас, по-видимому, Колин». Потом через пару секунд опять появился в зале, и они уже вдвоем насели на девушку.

    — Давай рассказывай, — в приказном тоне сказал Энаке Колин.

    Та немного поупиралась, но затем ее как прорвало.

    — Да что рассказывать. Все как обычно. Какой-то простак попался на это гадское объявление, размещенное у нас. С этой выделенной красным надписью. Что я не могу быть телохранителем. И связался со мной, заявив, что я и не нужна ему в качестве телохранителя. Представляете, какой идиот.

    Мне, потомственному креату, воину, сказать, что я должна буду исполнять другие обязанности. Другие, — все громче и импульсивнее говорила девушка. — Все знают, что в Содружестве креаты исполняют только две роли, и от одной из них этот придурок меня освободил. Прямо сказав, что я нужна ему для другой. Ну почему все мужики такие идиоты.

    — Кхм, — прозвучало покашливание Тро.

    — Ой, простите, не все. Вас, дядя Колин и Тро, это не касается, — поспешно проговорила Энака.

    — Ладно, мы поняли. С твоей-то мордашкой неудивительно, что у мужиков мозги отключаются. До тебя не каждая аграфка дотягивает. Что там дальше?

    — А что дальше, — немного успокоившись, проговорила девушка, — это последняя дуэль. В посольстве уже все знают. Ренок, зная, что я не вернусь… в общем, очень сильно оскорбил меня. Еще вчера это бы означало мгновенный удар клинка или выстрел, без дальнейших объяснений. Никто бы не возразил. У меня все запротоколировано. Но он знал, когда меня подловить. Теперь ему ничего не грозит. Остаться мне будет нельзя. Домой возвращаться, чтобы опозорить отца, тоже. А поэтому со мной сегодня два ритуальных меча. Один для этого полудурка. Второй для меня.

    — Когда вы должны встретиться и как его зовут? — уточнил Колин.

    — Не знаю, он просто место встречи тут назначил и все. Я сказала, что буду через сорок минут. Осталось еще пять, — ответила девушка.

    — Хорошо, тут сейчас нет ни одного человека, кроме нас, и сюда никто не попадет. А значит, ты никого не убьешь, — довольно проговорил Тро, — а дальше мы что-нибудь придумаем.

    — Ты ошибаешься, — будто что-то заподозрив, проговорил Колин.

    И я на физическом уровне ощутил, как он прожигает взглядом дверь занятого мною кабинета.

    — Ты думаешь, это он? — спросил Тро.

    — Не знаю, но сегодня, как я понимаю, встречи назначает только он и именно здесь.

    — О ком вы говорите? — вмешалась в разговор троллей девушка.

    — Об одном молодом человеке, — ответил ей Колин, а потом, похоже, уже обращаясь к Тро: — Мне кажется, будет интересно.

    И немного помолчав, сказал:

    — Мне кажется, тебе в тот кабинет. И в зале наступила тишина.

    * * *

    Что за шутки? Я им тут душу изливаю, а им интересно. А еще говорят, что мы странные. На себя бы со стороны посмотрели. Мне в тот кабинет. Интересно, а кто там? Почему дядя Колин уселся, будто папа перед визором в моменты, когда его любимая актриса появляется? Да и Тро встал так, чтобы лучше было видно.

    Им что тут, постановка? Я собираюсь убить какого-то глупца и умереть сама, а они себе театр устроили. Да и слово какое странное. Театр.

    О чем это я? Надо собраться.

    Сейчас последнее мое испытание и я должна доказать, что лучше их всех.

    Всё, пришла.

    * * *

    Дверь в мою комнату отворилась и в нее вошла девушка. Даже не так. Богиня. И этому не мешал, а только еще больше способствовал ее необычный вид.

    Да и антураж был тот еще. Два длинных меча и два кинжала в ее руках. Именно оружие сжимали четыре руки индийской богини во плоти. Правда, Шиву вроде мужчина. Ну да ладно, не суть.

    Главное, передо мной сейчас была нереальная и фантастически прекрасная богиня. Недоступная и холодная. Пришедшая карать и миловать.

    Правда, в моем случае явно первый вариант.

    Это такой же сюрреализм, что и увиденные мною эльфы или тролли, но они хоть на людей похожи анатомически. А тут даже трудно представить, как могли появиться такие отличные от людей гуманоиды.

    «Может, древние боги Земли не такая и выдумка», — такие мысли проскальзывали в моей голове сплошным потоком.

    При этом я мог наблюдать необычайно текучее, грациозное, даже не движение, а перемещение этого воплощения живой смерти. Неумолимой и безжалостной. Холодной и разрушительной.

    А ведь и Шива был богом-разрушителем, в одной из своих ипостасей, насколько я помню.

    Но это лишнее.

    Я снова сосредоточился на девушке-богине.

    А она сделала первый шаг в мою сторону и замахнулась, даже не делая попытки ничего спросить или узнать.

    Ну и как мне сейчас поступить?

    Получать остро заточенной железякой куда-то в район шеи, а именно там заканчивалась траектория двух клинков, похожих на какую-то разновидность мечей, мне не хотелось, привык, знаете ли, к тому, что на этой шее сидит.

    А поэтому я плавно сместился вперед и немного в сторону, проскальзывая в нескольких миллиметрах от несущихся на меня клинков. И уходя от двинувшихся вслед за мной коротких кинжалов.

    И только сейчас до меня дошло, что я давно уже нахожусь в боевом трансе. Практически на самом пределе своих возможностей. А та плавность и текучесть движений девушки результат многократного замедления времени.

    Получалось, что она сейчас движется всего лишь несколько медленнее меня, и это было все равно нереально быстро для любого человека. Даже бугай отставал от нее в своей скорости и реакции.

    Ведь девушка сейчас успела прореагировать на мое движение и постаралась хоть кинжалами, но достать меня. Мечи она просто физически не успевала уже перевести на меня.

    Сдвинувшись немного в сторону, я стал хорошо видеть центр зала и расширившиеся, перепуганные лица моих знакомых.

    «Я так понимаю, что интересная шутка не удалась».

    Тро с невероятно широко раскрытыми глазами и напряжением на лице что-то старался прокричать из-за своей барной стойки, но у него ничего не вышло, и сейчас он замер скрюченной и неподвижной куклой, старающейся перевалиться через барную стойку.

    А вот Колин хоть и медленно, но поднимался из того кресла, в котором сидел. И при этом тоже старался докричаться до девушки. Капли пота и напряжение исказили его лицо. Оно очень потемнело и приобрело практически темно-зеленый цвет.

    Однако, что необычно, он тоже двигался, хоть и медленнее девушки, ну и меня любимого. И что неудивительно, он катастрофически не успевал ничего сделать.

    Но я не обращал на это внимания. Девушка уже почти развернулась вслед за мной, и я понял, что второй раз трюк с проскальзыванием у нее между рук не пройдет.

    Ее оружие взяло меня в плотные клещи.

    Но как же мне не хотелось причинять ей вреда. Особенно ей.

    И будто что-то отщёлкнулось у меня в голове. Я стал действовать еще быстрее и стремительнее. Окружающая реальность приобрела чуть ли не двоичный вид, очень похожий на картинку из фильма «Матрица».

    Только цветов все же было несколько больше, а не один сплошной зеленый.

    Но не это главное.

    После случившегося ко мне пришло четкое понимание каждого моего шага.

    Аккуратно обойдя девушку, я постарался как можно тише и нежнее ударить ее в ясно видимую мной одну из точек уязвимости.

    Вернее, это было не совсем так. Может, со стороны мое движение в отношении девушки и показалось ударом, но на самом деле я выделил определенную величину некоего параметра и просто обнулил ее временно, точно зная, что его значение восстановится через тридцать секунд, и тогда же начнет приходить в себя девушка.

    В то же мгновение, как я поменял значение какого-то параметра в информационной матрице (откуда я это знаю?) девушки, она потеряла сознание и замерла.

    А я мгновенно вышел из боевого транса. Все это произошло так стремительно, что я даже не ощутил той резкой смены состояний, в которых побывал за это время.

    В обычное восприятие реальности я вывалился как раз в тот момент, когда девушка стала заваливаться на бок. Я с места подхватил ее на руки и, немного встряхнув, выбил одной из ног оружие у нее из рук, каким-то необычным плавным круговым движением. Сам от себя ничего подобного не ожидал. И продолжая его, сделал шаг вперед. А затем вместе со своей прекрасной и опасной ношей на руках вышел в зал, как раз попав под громоподобный крик Тро и чуть не налетевшего на меня и не сбившего с ног Колина.

    Несколько подняло мою самооценку и настроение встретившее нас с девушкой, правда, она этого не осознает, гробовое молчание и детское изумление на лицах троллей, а так же их ничего не понимающие взгляды, будто увидели они ожившего мертвеца, ну или, по крайней мере, того, кого уже вычеркнули из списка живых.

    — Ну, и кто мне это все объяснит? — спросил я у них, так и держа уже начавшую приходить в себя девушку на руках.

    Хорошо, что все оружие выпало и осталось в комнатке, правда может что-то и надето на нее, для скрытного ношения, но надеюсь, мне дадут хоть слово в этот раз вставить и не будут пытаться убить.

    И правда, не стали.

    Но прозвучавшими словами были не те, что я хотел услышать.

    Первым, что меня несколько удивило, пришёл в себя Тро, хотя я почему-то думал, что это должен был быть Колин.

    Тро обратился к Колину:

    — Полковник, ты оказался прав. Интересные события тут творятся.

    Но тот, не обратив на его реплику никакого внимания, быстро подлетел ко мне, протягивая руки, чтобы забрать девушку.

    Но я почему-то не захотел ее отдавать и, отрицательно покачав головой, сделал пару шагов назад.

    Тот странно посмотрел мне в лицо и, пожав плечами, спросил:

    — Что с ней?

    — Мне кажется, что ей стало плохо, и она потеряла сознание, когда вошла ко мне в комнату. Но я успел подняться и подхватить ее.

    Полковник вновь как-то не слишком доверчиво посмотрел на меня, тогда как в глазах Тро вообще не было ни капли веры в то, что я сказал правду, но он промолчал, лишь как-то двусмысленно хмыкнув себе под нос.

    — Ладно, пусть будет так, — согласился не очень уверенно со мною Колин.

    — Ладно, — подтвердил я, — ну а теперь ваша очередь. Что здесь происходит?

    — Я думаю, лучше о произошедшем тебе расскажет Энака. Вон она и в себя уже пришла, только все еще упорно притворяется, что без сознания.

    — Знаю, — ответил ему я, так как уже почувствовал, что девушка у меня на руках как-то напряглась и то состояние расслабленного тела, еще несколько мгновений назад ощущаемого мною, пропало.

    Колин же на мои слова практически не обратил внимания и произнес как бы в никуда:

    — Или тебе так понравилось, когда тебя носят на руках? — Но было понятно, что обратился тролль именно к девушке, которая после его слов как-то еще больше сжалась, и создалось такое впечатление, что она старается спрятаться от них.

    Между тем тролли не прекратили своего словесного троллинга.

    — Мне кажется, что ты неверно предположил, — крикнул от барной стойки Тро, — ей нравится, что ее носит на руках именно наш малыш. — И заржал в голос.

    Его громоподобный смех через секунду усилился еще одним рыком, который заменял подобное действо второму троллю.

    А у меня с рук мягко соскользнуло тело девушки, и уже через мгновение я услышал, как закрылась дверь кабинета, в котором у меня сегодня произошло так много интересных событий.

    — Что встал? — сказал мне более крупный великан. — Нехорошо девушку заставлять ждать, — замолчав на мгновение, уже гораздо серьезнее добавил: — Думаю, и рассказать тебе она сможет гораздо больше.

    И когда я подошёл к самой двери, мне в спину прилетело:

    — Не обижай ее.

    «Ага, обидишь ее, как же, сразу без головы останешься». Однако, не оглядываясь, я ответил другое:

    — И не думал об этом.

    А затем вошёл в приват-комнату, где уже прописался за последнее время.


    Первое, что я увидел, войдя внутрь, это покорно сидящую в уголке на краешке одного из диванчиков девушку.

    И сейчас меня никто уже не старался убить или покалечить.

    В это мгновение передо мной сидела не богиня-разрушительница, живое воплощение смерти и холодной ярости, а какое-то чужое существо, которое уже никак не желало реагировать на окружающую ее действительность. Невероятно прекрасное и невыразимо притягательное и красивое, но совершенно лишенное жизни создание.

    — Так дело не пойдет, — пробормотал я.

    Как, скажите мне, можно разговаривать с хоть и прекрасной, но холодной и бесчувственной скульптурой, неживым каменным изваянием.

    И я сделал первое, что пришло мне в голову.

    Сказку про спящую красавицу все читали. Так что следующий мой шаг был вполне разумным, особенно если глядеть на него со стороны русского менталитета и народного метода, с помощью которого решается большая часть проблем.

    Большой и надежный метод под названием «авось».

    В общем, я резко наклонился и поцеловал ее в губы. И в следующее же мгновение поверил и во все сказки, и в красавиц, которых можно разбудить поцелуем. А главное, понял, как наиболее доходчиво, надежно и проверенно объяснить то, что так лучше больше не делать. Оказалось, что такой стимул, как хороший и проверенный удар сразу четырьмя руками в разные нежные и ранимые части моего тела, может мне надежно и быстро все объяснить.

    Хорошо хоть я успел отскочить назад, почему-то примерно такой реакции и ожидая. И лишь вскользь получив по скуле и куда-то в область ребер.

    «А ведь хотел сделать доброе дело. Помочь человеку. А-а, нет, креату вроде. Может, у них религией делать хорошие дела запрещено?» — думал я, посматривая на пришедшую в себя девушку, глядящую на меня уже не равнодушными и холодными, ничего не выражающими глазами.

    Правда, ничего хорошего в ее взоре и сейчас не было. Угадывалось в нем как минимум желание чего-нибудь мне оторвать и куда-нибудь забить, ну или что-то похожее, но, по сути, недалеко ушедшее от моей мысли.

    Но хоть на растение она перестала быть похожа.

    А потому отсев от нее подальше и потирая скулу, к которой она успела приложиться (и почему это я не смог войти в боевой транс сейчас?), я сказал:

    — Ну, хотя бы ожила, и то хорошо.

    А потом, посидев еще немного и помолчав, продолжил:

    — Церемониться после такого милого и необычайно дружеского знакомства, думаю, теперь нет особого смысла, да и разводить церемонии мне не хочется, так что, видимо, нам остается просто сесть и, по возможности мирно, ну или по крайней мере не поубивав друг друга, ты поняла намек, поговорить.

    Опять не дождавшись от нее никакой реакции, я решил сначала разъяснить ей суть моего предложения, чтобы больше не было никаких возможных вопросов, ответ на который в ее понимании может быть вполне однозначен. Одна из ее острых железяк в моем сердце.

    Начал я с представления себя любимого, так как не помнил, чтобы хоть раз называл Энаке свое имя.

    — Добрый день еще раз. Меня зовут Дим. Я хотел предложить вам работу, — мне казалось, что эти слова должны были ее успокоить, если она меня с кем-то спутала или что-то неверно поняла из моего звонка ей и нашего предыдущего разговора.

    Однако наоборот, почему-то после моих слов ее необычайно красивые ярко-синие глаза с нечеловеческой, слегка желтоватой радужкой, как у кого-то хищника, сузились.

    «Что-то ее не вдохновляют мои слова о работе. Может, она ей не нужна?» — дошла до меня запоздалая мысль.

    И поэтому я решил уточнить:

    — Тебе ведь нужна работа?

    Энака кивнула головой, но глаза от этого не стали ничуть добрее или радушнее. Все так же продолжали смотреть на меня с хищным ожиданием.

    — Ну, вот и замечательно, — не стал заморачиваться я, рано или поздно все выяснится, а то так я никогда до конца не дойду, — так вот, я хотел предложить тебе работу, но видел, что по своей основной профессии, телохранителя, ты работать не можешь. Но этого и не нужно. У меня к тебе другое предложение.

    Да, что-то она как-то очень уж неправильно реагирует на мои слова о предложении для нее.

    Сначала она потрогала свои губы, потом ее глаза опять сощурились. В них начали плескаться ярость и жажда смерти, я так думаю, что моей смерти, а рука ее непроизвольно стала нащупывать что-то у нее на поясе.

    Решив не тянуть и убедиться в том, что ее не устраивает как таковая работа на меня, может у них какое-то табу, не работать на людей, например, или еще что-то.

    Я быстро выпалил:

    — Мне не нужен телохранитель.

    В меня полетел невесть откуда взявшийся тонкий стилет. Уклоняюсь от него и еще быстрее говорю:

    — Я хотел предложить тебе должность директора по безопасности в нашей конторе. Если против, просто скажи, не нужно меня убивать.

    И ожидаю нового нападения или атаки, но девушка опять превратилась в статую, но на этот раз с удивленным и несколько глуповатым выражением на лице.

    — Э, там, не засыпай опять, а то я знаю, как тебя из ступора выводить. Ты учти, способ мне понравился, — припугнул я девушку.

    Но ничего такого проделывать не пришлось, она сразу очнулась, как только зазвучал мой голос.

    — Жаль, — прокомментировал я, — а то я хотел еще раз в волшебного принца сыграть.

    Она посмотрела на меня, потом опять невзначай коснулась своих губ и наконец, впервые за все время, ответила:

    — Я не поняла твоих слов.

    — Ну, принца, — принялся объяснять я, — у нас есть поверие, что если девушка засыпает, то если ее поцелует сказочный принц…

    Дальше я рассказать не успел, Энака прервала мой рассказ вопросом:

    — Я не об этом. Что ты сказал по поводу работы?

    — Ах, это. Да все просто. Телохранитель нам не нужен. Но ты подходишь на должность директора по безопасности к нам в фирму, а поэтому я хотел бы с тобою поговорить на эту тему.

    — Спасибо, — как-то невпопад очень тихо произнесла девушка, сложила все руки на груди и склонила голову в небольшом наклоне.

    — Пожалуйста, — ответил я, а потом спросил: — А за что спасибо?

    Немного помолчав, она ответила:

    — Ты дал мне возможность отомстить.

    И уже более уверенно и спокойно добавила:

    — И не убивать тебя. Хотя это странно. Ты и так уже должен быть мертв. Как такое возможно? — будто у себя старалась спросить девушка. — Ничего не помню. Я же напала на тебя. И следующее воспоминание, я у тебя на руках. Что было в промежутке между двумя этими событиями, не помню совершенно. Ты почему-то выжил.

    — Ну, спасибо, — пробормотал я, — как-то я на это и дальше хочу надеяться.

    — Судя по твоему поведению, — в ответ сказала мне девушка, — не очень ты к этому стремишься.

    И Энака потрогала в очередной раз свои губы кончиками пальцев.

    Да дался ей этот поцелуй. Да если бы я знал, что так все обернется… То все равно бы ее поцеловал, усмехнулся я и посмотрел на нее задумчивым взглядом.

    Девушка тряхнула головой, будто стряхивая с себя какие-то воспоминания, и спросила:

    — Так что произошло?

    — Ты вошла в комнату и практически мгновенно, даже не сделав и двух шагов, отключилась. Я подскочил к тебе и подхватил на руки, а потом вышел в зал. Где Тро и Колин пристали ко мне с тем же вопросом.

    Энака разглядывала меня пару мгновений, а затем произнесла:

    — Правды мне, я так понимаю, не услышать. Я не помню, что произошло в тот момент, когда я вошла, но бросок кинжала я прекрасно помню. Тут меньше трёх метров. Я не могла промахнуться. А ситуация такова, что ты все еще живой сидишь здесь, а он торчит в стене позади тебя.

    Посмотрев на нее, я не стал отвечать, только улыбнулся и посмотрел в направлении брошенного кинжала.

    — Хорошо. Пусть официально верна твоя версия. Мне стало плохо, и ты меня подхватил на руки, спаситель, — с нескрываемым ехидством проговорила она, соглашаясь с моей историей произошедшего, — но тогда давай вернемся к нашему деловому разговору.

    — Давай, я не против, — не стал возражать я и принялся ждать ответа.

    Она немного подумала и произнесла:

    — В объявлении была сказана полная правда. И поэтому тебе должно быть известно, что у меня нет сертификата «Телохранителя», а ничего другого я не умею, а получить его я не смогу, так как по нашим законам, принять аттестацию может только мой учитель. А он некоторое время назад погиб. Так что я не знаю, чем смогу быть вам полезна?

    И девушка с грустью посмотрела на меня.

    «Н-да, слишком она красивая для того, чтобы это было реальностью», — почему-то подумал я, любуясь ею, как-то так получалось, что все мысли при взгляде на нее у меня уходили куда угодно, но только не на мысли о работе.

    А она, заметив несколько не тот интерес, что был явно выражен в нашем разговоре, нахмурилась и добавила:

    — Какое наказание у вас в фирме за уничтожение одного из сотрудников другим?

    — Не знаю, вроде раньше такой особой надобности в подобном пункте не существовало. Однако намек мною понят. Только не уверен, что он поможет.

    При этом я постарался отодвинуться от нее еще подальше, так, на всякий случай.

    Мне очень понравилось, как она хмурится или выражает хоть какие-то эмоции. Прямо расцветает на глазах. И уже не кажется простым изваянием богини, а становится ее живым и осязаемым воплощением.

    «Интересно, если ее лицо когда-нибудь посетит выражение радости и милая улыбка появится на нем, то что же тогда это будет за божественная красота, если она сейчас так сильно привлекает меня, даже когда этого особо и не старается делать?»

    Такая мысль меня и посетила, пока я параллельно обдумывал ее слова о том, что она может быть не особо полезна нашей фирме из-за невозможности проводить любые типы работ и деятельности, из-за отсутствия у нее сертификата доступа.

    «Хотя какая в этом проблема, — понял я, — ведь нам и не нужен сертификат именно телохранителя».

    Сейчас все быстро проверим и решим, как быть дальше. Что-то такое проскальзывало в моей голове, когда я читал объявление о ее найме на работу и этом странном ограничении.

    А поэтому я ответил девушке на ее вопрос о работе, хотя это было очень сложно, думать о чем-то другом, когда перед тобой сидит такое волшебное создание.

    — Кхм. В общем, так. Твои знания всегда с тобой, — сказал я Энаке, — и запретить тебе ими пользоваться никто не запретит. А значит, использовать их ты можешь в любое время, даже невзирая на то, что у тебя нет какого-то там сертификата. Это первое. С этим вопросов не возникает? — спросил я у нее.

    — Конечно. Я помню и знаю все, что изучила в ходе прохождения моего обучения. И теоретически могу применять любые знания. На это нет никаких ограничений.

    — Ну, вот видишь, с этим никаких проблем нет, — сказал я. — Теперь дальше. Это будет второе. Ответь на другой вопрос. Вы можете получить какой-то другой сертификат, кроме аттестации «телохранителя»? Или это запрещают какие-то ваши законы?

    — Нет, не запрещают. Мы можем получить любой сертификат, но аттестацию может проводить только учитель.

    — Значит, у вас запрещено менять учителей? — вывод напрашивался сам.

    — Нет, — все еще не понимая, к чему я клоню, сказала девушка.

    — Тогда я не вижу никаких причин, почему ты не задумывалась о получении какого-то другого сертификата, кроме своей аттестации по специальности «Телохранитель»?

    Она помолчала несколько секунд, а потом ответила:

    — Я об этом не думала по той простой причине, что знала, никто и никогда не пойдет против нашего посла. А тот, кто станет моим учителем, автоматически встанет между мною и им. И будет целью номер один. Ведь таким образом он будет тем щитом, что прикроет меня от него. И этот гад Ренок будет вынужден сначала устранить его. Это закон, который не нарушит никто. И поэтому никто не хотел становиться смертником. А поэтому нет, — несколько заторможенно, будто задумавшись о чем-то, продолжила говорить девушка, — я не задумывалась о получении других сертификатов. Правда, есть единственное исключение, кода учитель не нужен, тогда же не нужен и сертификат, но…

    Так, это что-то интересное, я даже мысль о сертификатах выпустил из головы, так резко девушка замолчала на полуслове.

    «Что-то кроется в этой ее недоговоренности. И это напрямую связано с нашей ситуацией. Вот печенкой чувствую».

    Поэтому я даже не успел себя затормозить, как произнес:

    — И я так понимаю, что все наши с тобою разногласия были связаны с этим самым, но…

    Девушка косо посмотрела на меня, а потом начала говорить.

    — Все верно. Планета, откуда я родом, очень сурова. Жизнь для любого там постоянная борьба за существование. И поэтому особую ценность и значимость имеет каста воинов или принадлежность к ней. Они охраняют караваны, помогают отбивать нападения химер или демонов. Но самое главное, только среди них со временем стали выбирать правителей наших королевств. К моменту вступления в Содружество мы не слишком далеко ушли от жителей планеты, с которой, к примеру, провели последний набор. Нас, так же как и их, называли варвары. Слишком разное восприятие мира, особенно в тех условиях, в которых воспитывались мои соплеменники. Мы не вписывались в рамки Содружества, хоть интеллектуально и не сильно отставали от большинства из них. Но мы раса не солдат, а воинов, в которых понятие чести вливалось с молоком матери, мы просто не могли даже нескольких дней провести вне планеты, чтобы не задеть нашу честь и не закончить дело дуэлью и смертью нашего противника. Именно тогда и стало понятно, что для Содружества и их законов мы опасны. Вот тогда-то, где-то около пятидесяти лет назад, и ввели практику ученичества и такую странную сертификацию для нас. За своего ученика нес полную ответственность учитель. Как это ни странно, но первым учителем для нас стал именно человек, а не как пишут в исторических книгах — Аграф. Я точно это знаю, потому что его учениками были мой отец и дядя. Отец остался на планете, так как он был старшим в семье и должен был вступить в права наследования, а его младший брат ушёл вслед за учителем, а потом, насколько я знаю, участвовал в войне с архами и долгое время скитался по просторам Содружества. И примерно двадцать лет назад он вернулся домой. Вернулся для того, чтобы поделиться с нами находкой, которая позволила нашим согражданам стать полноценными членами Содружества. Как оказалось, мы идеально подходим на роль телохранителей. С нашим восприятием действительности, воспитанием, преданностью, понятием чести, мы являемся наилучшими кандидатами в телохранители. Пожизненные телохранители для наших работодателей. С этого и начался наш полноправный путь к звездам, и уже через несколько лет, благодаря стараниям тех, кто шел впереди нас, мы заняли свою нишу в обществе Содружества.

    Девушка помолчала, будто вместе со своими предками пробивала этот путь для своих соплеменников.

    А потом зло продолжила:

    — Но оказалось, для нас существовал и еще один путь. У нас на планете очень много калек и не слишком полноценных личностей. Их болезнь — это жажда убийства, жажда крови, жажда разрушений. Таковы последствия непрекращающихся войн и битв. Слабые духом сдают первыми. И не знаю, каким образом, но таких людей стали отправлять в Содружество. И тут они выступают в двух ролях. Одних, самых безжалостных и смертоносных, направили на гладиаторские бои, которые набрали необычайную популярность в последнее время. И креаты стали одними из самых востребованных бойцов. Им промывали мозги, делали из них послушные машины для убийств и впускали в клетки. Но это не слишком противоречит нашей морали, и они хотя бы погибали с оружием в руках. Или побеждали. На это смотрят сквозь пальцы. Однако совершенно недавно появилась и вторая категория. Это креаты для эскорта и развлечений. Тут популярность достигла небывалых границ, особенно в империи работорговцев. Как туда попадают наши сограждане и что с ними происходит, не известно. Но при любой попытке что-то узнать их мозг взрывается. Сильных ментальных магов среди нас нет. Но мы не раз обращались за помощью к аграфам, и пока нет никаких результатов. Креаты, попавшие к ним, превращаются в живые куклы. Которым не нужен никакой учитель или сертификат, все сделают за них.

    И посмотрев на меня, она сказала:

    — И указание на то, что у меня нет сертификата «Телохранителя», говорило о том, что меня можно использовать только для этой работы, так как никаких других сертификатов получить у меня тоже не было никакого законного способа. Меня загнали в ловушку. До тебя было десять смертей, это были те, кто предложил мне разменять мою честь на ту работу, которую они хотели мне предложить. Всем почему-то я интересна лишь в качестве наложницы, постельной и сексуальной игрушки.

    На ее слова я лишь хмыкнул и пробормотал себе под нос:

    — И неудивительно.

    Она хмуро посмотрела на меня и произнесла:

    — Ты должен был быть одиннадцатым. После этого меня бы или казнили здесь, или депортировали для казни на родину, или, что еще вероятнее, переправили как очередного бойца в клетки. Но в игрушки я ни к кому бы не пошла. Это бесчестье. Лучше выбрать смерть. И я ее выбрала. А потому после того, как умер бы ты, и я бы убила себя. Поэтому тут было два ритуальных меча, один для меня, а второй для тебя.

    — И умерли они в один день, — продекламировал я.

    — Это ты к чему? — удивилась девушка.

    — Так у нас говорят про женатые пары, которые любят друг друга и хотят прожить друг с другом всю жизнь, не смыслят своего существования без своей второй половинки. Так же и мы бы сейчас. Умерли в один день, — и я усмехнулся этой черной шутке.

    А она как-то странно посмотрела на меня и ответила:

    — Так мы теперь и так умрем в один день. Я несколько настороженно спросил у нее:

    — Ты это к чему?

    — Так ты же сам только несколько минут назад объявил меня своей избранницей. И если я тебя еще не убила, то это только подтверждает твое право на меня. Правда, тебе все равно придется еще с моим отцом говорить. Но сути это не меняет. Или ты хочешь отказаться?

    И ее глаза сузились в две опасные щелки и пронзили меня насквозь.

    После чего начавший зарождаться ответ в виде слова «Да» застрял у меня в горле. И я лишь отрицательно покачал головой.

    Я пытался лихорадочно понять, когда я мог сделать такую глупость. И ничего умного, кроме поцелуя, мне в голову не приходило.

    «Ведь ясно же сказано во всех сказках — пиром и за свадебку, нет бы прислушаться к народной мудрости, а туда же подвиги совершать. Красавиц вызволять».

    И чего теперь делать? Хотя такая жена нужна самому.

    Но как только я подумал о ней как о своей подруге, перед глазами промелькнули еще два лица. Трея. А за ней девушка-аграфка. Мне что, гарем тут собирать, что ли?

    Я бы и одной был доволен, только почему-то мои мозги сейчас упорно не хотели думать про одну, а хотели заграбастать себе всех. Вернее не всех, а этих троих.

    И одна галочка в этом пунктике уже была установлена.

    Только как-то боязливо было думать об этом. Как бы эта первая галочка не убила меня, а потом и другие галочки за такие мысли, во избежание, так сказать.

    «Н-да, попал я, похоже».

    Ладно, пойдем опять народной мудростью. Утро вечера мудренее. А поэтому сейчас займемся тем, что так или иначе от меня зависит, текущими делами.

    А Энака смотрит на меня с какой-то явной насмешкой во взгляде. И ведь, похоже, большую часть моих мыслей считывает у меня прямо с лица.

    — Ладно, понял я, что попал и, видимо, по-крупному. Ты вон сидишь и чуть ли не смеешься надо мной, сверля своими красивыми и волшебно-синими глазами, с умным и нереально глубоким взглядом. Так что думаю, скоро мне будет очень хорошо понятно, куда и как я вляпался по своей неосторожности. А какие у нас с тобою отношения? Ты теперь моя девушка, невеста, жена, любовница или мне вообще повезло — и ты теперь моя наложница?

    «Так, главное успеть спрятаться от любого летящего предмета». — Но ничего почему-то не последовало.

    Ничего в меня не летит, и что-то уж больно спокойно сидит девушка напротив, которая только недавно хотела меня убить за недопонимание в предложенной ей работы. Явно все это не к добру.

    Как-то она застенчиво и очень наигранно улыбнулась мне и ответила:

    — Невеста, девушка или подруга в нашем понимании это все одно и то же. Пока я для тебя просто избранница, — преуменьшила она мои заслуги, — все остальное нужно еще заслужить.

    — Это каким это образом? — Нехорошие предчувствия так и засвербели у меня в одном месте.

    — Ну, я вроде как дочь одного из глав правящих кланов у нас на родине, и не всем может понравиться мой избранник, или, как многие скажут, «необдуманный шаг» (явно кого-то пародирует или цитирует, были уже прецеденты?). Никто же не поверит, что это ты сам все устроил. А поэтому будут всеми силами пытаться показать твою ущербность, недоразвитость, отсталость и прочие недостатки. В основном все это происходит только одним способом — личное первенство, это если выбран простой поединок или дуэли. У нас, знаешь ли, суровая планета, и с этим ничего не сделаешь.

    — То есть ты хочешь сказать, что меня все будут теперь стараться убить и покалечить?

    — Ну не все. А только те, кто захочет оспорить твое право или отстоять честь нашего клана и рода. Но ты не беспокойся. Пока мы на Рекуте-4 тебе это не грозит. В силу сложившихся обстоятельств, все местные креаты теперь враги для нашего рода.

    — Ну, хоть это радует.

    — Ты сильно-то не радуйся, это все временная отсрочка. Протокол об этом событии уже ушёл в посольское хранилище, примерно туда же, где будет лежать информация о переводе в нашу казну денег или другая важная информация, так или иначе задевающая интересы клана. И как только будет возможно установить канал с нашей планетой, информация уйдет туда. А вот как сложатся обстоятельства потом, я сказать не могу.

    — Ну и зачем ты его отправила? Видела же, что это чистое недоразумение? — спросил я у нее серьезно, понимая, что ссориться еще с кем-то непонятным и, вероятно, не менее импульсивным, чем Энака, у меня никакого желания нет.

    — В этом нет моей вины. Есть несколько событий, на которые у нас настраивают нейросеть при установке. Одним из таких условий самостоятельного срабатывания и является этот факт в жизни любой девушки. Особенно такой, как я. И с этим мы ничего поделать не можем.

    «Ну не можем и не можем», — решил я. Но для верности спросил:

    — Так, на всякий случай. Мне ничего не светит, как я понимаю?

    Сначала я подумал, что девушка не совсем поняла мой вопрос.

    — Смотри, как сверкает, — показала она на зайчик, отразившийся на стену от одного из ее мечей, — видимо, чтобы он появился, что-то должно было светить.

    И проследив за ее взглядом, я уперся в сверкающее навершие одного из кинжалов.

    — Намек понял. Но если мне это не нужно, то вариант ответа теперь только один, я верно рассуждаю, — и я кивнул в направлении ее клинков.

    Она мне мило так улыбнулась и кивнула в ответ.

    Я же сейчас думал совсем о другом.

    «Ух ты, она еще и улыбаться умеет, да еще и симпатичные ямочки на щеках. Настоящая куколка».

    Но вспомнив, что может сделать эта красавица, если ей дать такую возможность, решил пока не нагнетать и пустить все на самотек. Куда она с подводной лодки денется. Ну, или я. Это смотря, с какой стороны подойти к проблеме или вопросу о том, кто и во что вляпался.

    — Хорошо. Я понял. Оставим пока этот вопрос. Согласна? Девушка кивнула.

    — Тогда давай поговорим о наших с тобой делах? — предложил я. — Постараемся сделать вид, что ты только пришла, и мы сразу приступили к разговору о твоем найме.

    Ведь нужно было и к нему возвращаться.

    — Ну, давай поговорим о делах, — вроде как согласилась со мной девушка, уже спокойно и вполне расслабленно ответив мне.

    Такая она мне нравилась гораздо больше, чем даже несколько секунд назад, тем более какие-то непонятные намеки и обещания еще больше раззадорили мое любопытство. Однако Кира ничего толкового в сети найти пока не смогла.

    Поэтому я решил сосредоточиться на работе, тем более появились кое-какие наметки.

    — Я так понимаю, все упирается в учителя. И тогда ты сможешь получить любой сертификат? — начал я как обычно с вопросов.

    — Да, кроме «телохранителя».

    — Ну и ладно, что ты на нем зациклилась, — ее упорство в выборе профессии все еще не переставало меня удивлять. — Я вот проверил по базе, что включает в себя сертификат «Телохранитель», и могу тебе предложить одну интересную аферу, только для этого нужно найти тебе учителя. И тут вариантов у меня немного. Кроме одного из здесь присутствующих я тебе никого предложить не могу.

    — А тебя не пугают последствия такого решения. Да и чему ты меня сможешь обучить? Видно же, что ты и сам новичок в этом деле. Так что ни баз, ни знаний, ни особых умений ты мне предоставить не сможешь.

    — И что? Нам только чтобы ваши формальные правила обойти, необходимо это сделать. А когда получишь все, что тебе нужно, учитель тебе будет не нужен.

    — Ты не понимаешь. Став учителем, ты возьмешь на себя ответственность за каждое мое действие на всю оставшуюся жизнь или до конца моего ученичества. А уровень «эксперта» я смогу получить не раньше чем через пять лет, и то это при удачном контракте. И это минимальный срок для получения ранга, когда можно отказаться от ученичества. То есть весь этот срок ты будешь нести ответственность за меня. И все претензии, которые кто-то захочет предъявить мне, включая и мою смерть, он придет обсуждать с тобой. Читай, придет убивать одного нахального и в меру глупого, мало что соображающего парня. И помочь я тебе уже ничем не смогу, разве что отомстить за твою смерть.

    — Знаешь, нам придется рискнуть. Других я тем более подставлять не могу. О, идея. Одного могу. А если это будет хозяин нашей конторы? Ты подпишешься? Правда, общается со всеми он исключительно через меня. Ну как, согласна?

    — А кто он? — спросила девушка, немного подумав.

    — Человек.

    — И? — и она посмотрела на меня требовательным взглядом.

    — Хороший человек, — я даже не сделал попытки вдаваться в конкретику, все равно ответа на этот вопрос я не придумал. А себя называть не хотелось.

    — Большего я от тебя не добьюсь, да?

    — Верно подметила.

    — Он хоть сильный боец? — попыталась выведать она у меня.

    Я прикинул и спросил:

    — А если он, к примеру, сможет победить тебя, то это как?

    — Тогда он нормальный? Ты уверен в этом?

    Ну, я, конечно, был уверен, что по крайней мере один раз он это сделал, вернее я, но Энаке нужно сказать что-то другое.

    — Я видел, как он один раз модификанта завалил, практически голыми руками. Большего не скажу. Но мне кажется, он сильнее.

    Девушка что-то прикинула и ответила:

    — Ну, по крайней мере, у него будет шанс, — сказала она и добавила: — Я согласна. Как его зовут?

    — Дмитрий Борисович Пономарев, — я представился своим полным именем.

    — Так он аристократ, — пробормотала девушка, — это даже еще лучше.

    «Интересно, лучше почему и для кого?» И уже вполне обыденно и чуть ли не повседневно произнесла:

    — Я Энака Скай готова стать ученицей Дмитрия Борисовича Пономарева, — по слогам за мною повторила она.

    — Какое сложное имя. А сколько в нем составляющих. Что же за древний род должен у него быть, если приходится проговаривать всю эту длинную вереницу родовых приставок.

    И она начала коверкать мое имя на свой лад:

    — Дмит Рий Бор Ис о’Вич По Но Ма Рев.

    Не став настаивать на другом варианте звучания, я обратил ее внимание на другой аспект, который меня удивил.

    — Как, и это все принятие ученичества? Я, если честно, ожидал какой-то церемонии, — спросил я у нее.

    — А зачем? — удивилась девушка. — Сейчас перешлю копию протокола нашему начальнику, через тебя, он ее подтвердит и отправит мне, и уже дальше я ее зарегистрирую у нас в посольстве и реестре Содружества.

    На этом месте у нее на лице появилось такое хищное выражение, что мне просто стало жаль этого глупца, что так долго и страстно старался ей насолить, но все же оставил ее в живых.

    Между тем мне на сеть как раз в этот момент пришла копия протокола, сделанного девушкой. Я на всякий случай проверил его на разные вложенные закладки, зная, что имею дело с любознательной девушкой и неплохим хакером.

    И не зря. Хоть и не сразу, но нашёл парочку маячков, которые через нейросеть пытались определить местоположение объекта и передать его координаты приемнику. Которым в данном случае являлся некий общественный сервер. Я по этому адресу из хулиганских побуждений отправил небольшое послание с фразой внутри. «А-й-я-я-й!»

    Подписал ее электронное послание с вложенным протоколом и переслал ей его обратно.

    Через пару мгновений пришло подтверждение о получении и прочтении, а еще через секунду я смог воочию наблюдать выражение разочарования на ее лице.

    Поняв, что проблема ученичества девушки решена, я проговорил:

    — Теперь давай поговорим о твоих условиях и ежемесячном окладе.

    — Здесь процедура стандартная. Во-первых, вы должны выплатить разовый взнос в нашу общину, который сразу уйдет на счет нашей планеты, в моем случае это будет наша родовая казна. На текущий момент за мой наем просят восемьсот тысяч кредитов. Скидок нет, так как это и так уже меньше любой себестоимости обучения, оплаты жилья и оружия. Для меня это было бы издевательством и приманкой для различных богатых идиотов.

    — Хорошо. Восемьсот тысяч. Кидай номер счета.

    Мне на нейросеть прилетел номер счета, на который я, не раздумывая, перевел указанную сумму.

    Видимо, девушке было переслано какое-то подтверждение перевода, так как она согласно кивнула и сказала:

    — Вижу.

    Мне в это же мгновение пришёл пожизненный контракт на наем нового сотрудника в фирму «Тупой дикарь», где не были оговорены некоторые особые условия, например оплата труда. По сути, это была единственная незаполненная графа. И она позволяла разорвать контракт до подписания с возвратом начальной суммы за вычетом проезда сотрудника к месту встречи.

    Поэтому со скользкого вопроса денег я и начал. Дальше не имело смысла разговаривать пока.

    — Теперь давай поговорим о твоих личных ожиданиях. В какую реальную сумму ты оцениваешь предоставление своих услуг?

    И улыбнулся, очень уж двусмысленной показалась мне произнесенная фраза, особенно сейчас, когда девушка уже не смотрела на меня как на тренировочный манекен для отработки ударов.

    Она почему-то в этот момент подозрительно поглядела в мою сторону.

    «А я что, я ничего. Просто тут мимо иду и плюшки ем».

    Не став никак комментировать мою пантомиму, она продолжила говорить:

    — На текущий момент мне нечего вам предложить, кроме своих знаний. Но они простираются несколько в иной плоскости, чем те, что вам нужны. Поэтому я не могу запросить с вас больше чем пятьдесят тысяч кредитов в месяц.

    — А если бы с твоими сертификатами все было в норме? — уточнил я.

    — Тогда я могла бы претендовать на стандартный контракт. От двухсот до трехсот тысяч.

    — Хорошо, я понял. Значит, сделаем так. Сейчас мы нанимаем тебя за указанную первоначально сумму в сто пятьдесят тысяч кредитов. Но по мере получения необходимых сертификатов твой оклад будет повышаться и дойдет до трехсот тысяч. Тебя устроят такие условия?

    — Конечно. Но я так и не поняла, о каких сертификатах идет речь. Ведь телохранителем я стать больше не смогу.

    — Да что ты, в самом деле, к нему привязалась. Он, по сути, нам и не нужен. Нужна только ты, полностью работоспособная и эффективно действующая.

    Энака все равно смотрела на меня с вопросом во взгляде. Поэтому я продолжил рассказывать дальше:

    — Мы провели анализ изученных дисциплин для получения сертификатов уровня «Стандарт», «Специалист», «Эспер» и «Мастер» для специализации «телохранитель». Из него видно, что на текущий момент, по своей теоретической и физической подготовке, ты дотягиваешь до хорошего специалиста уровня никак не меньше «Эспер», даже превышаешь его по некоторым изученным пакетам. Единственное, чего тебе не хватает, это практики, опыта и действующего контракта. При расшифровке необходимых при обучении данному направлению деятельности пакетов выявлено семидесятипятипроцентное совпадение с такой войсковой специальностью, как «Рейнджер-универсал». Перекрытие оставшихся двадцати пяти процентов изученных, но не прошедших аттестации пакетов баз производится получением еще двух дополнительных сертификатов «Фельдшер-спасатель» и не очень популярной, но тем не менее очень полезной для нас специальности «Радиоэлектронная защита». Конечно, это не прямое совпадение, и по совокупному перечню баз знаний даже перекрывает твою текущую специализацию, поэтому для получения данных сертификатов, как минимум уровня специалист, на первое время тебе будет необходимо дополнительно изучить несколько новых, недостающих сейчас дисциплин. Но по разработанному нами плану это будет сделать не особо сложно, так как они все не превышают третьего уровня.

    — Я как-то даже и не рассматривала такую возможность. — Мне было приятно чем-то удивить в общем-то не сильно склонную к эмоциям девушку.

    — И это не все. Дополнительным плюсом послужит то, что тебе установлена не стандартная нейросеть, типичная для телохранителей, а какая-то расширенная ее модификация, позволяющая подключать не пять, как у тебя сейчас, а шесть имплантатов. Мы это проверили по каталогу. И эту возможность придется использовать. У тебя очень хорошо поднят интеллектуальный индекс и физические параметры тела, и это замечательно. Но из-за твоей прошлой специализации у тебя все сдвинуто в боевой режим обработки и анализа информации. А в текущей ситуации нам это не подходит. Для получения сертификата по нужной нам медицинской профессии необходима установка специализированного имплантата. Универсального медицинского диагноста. Вот последний слот в нейросети мы и отдадим под него. Зато в итоге ты из узкоспециализированного и заточенного под единственное направление своей деятельности спеца превратишься в действительно широкопрофильного универсала с основным упором на боевой профиль работ. При этом будет возможен больший простор для анализа проблем не только со стороны какого-то одного направления, но и совокупный с применением знаний и опыта, полученных по совершенно другим специальностям. Ну и главное — суммарный рейтинг тебя как специалиста по получению микродопусков и изученных баз повысится практически на сорок процентов, то есть благодаря совокупности этих трех сертификатов ты изучишь несколько дополнительных пакетов баз знаний, а также получишь допуск к управлению и обслуживанию дополнительного оборудования. Такого, например, как медицинские диагносты и комплексы, или, к примеру, устройства глушения и помехопостановки, среди которых есть и глушилки, для запрета на использование гипердвигателей. Нам, конечно, это в непосредственной работе, надеюсь, не понадобится, но уже сейчас видно, каков диапазон применения выбранных специальностей.

    — Поняла, — сказала Энака и, немного подумав, даже несколько удивленно проговорила: — Это получается, что я даже выиграю благодаря тому, что у меня не получилось стать телохранителем.

    — Ну, наконец-то ты начала рассуждать здраво и смотреть в корень проблемы, а то все твердила: Сертификат телохранителя не получить. И не верила мне, что он не нужен. Ну да ладно. Самым главным в этой ситуации станет не получение сертификата по профессии «Рейнджер-универсал», а, как это ни странно, «Фельдшер-спасатель». Ты обратила внимание, что тебе предлагается изучить дисциплину, не напрямую связанную с медициной, а выбранную из списка специальностей Службы Спасения?

    — Честно говоря, нет, — призналась девушка, — даже мысли такой не возникало.

    — Зря. А сделано это специально. Именно специальности спасателей любого направления дают возможность изучения такого пакета баз, как «Управление малым спасательным судном», до третьего уровня, которая, по сути, является вторым уровнем полного комплекта баз «Управление малыми кораблями», за исключением вооружения кораблей. Но тут нам как раз и поможет «Рейнджер», который, по крайней мере, вскользь рассматривает все основные виды вооружений. И главное, все необходимые доступы и сертификаты для управления любым малым кораблем тобою будут получены, и ты уже перейдешь в категорию специалистов, имеющих летную подготовку.

    — Впечатляет, — просто ответила девушка, — не боишься, что я теперь воспользуюсь твоей идеей и просто уйду.

    — Совершенно не переживаю, — сказал ей я, — договор-то мы уже составили. Я поэтому сначала и хотел его заключить, а потом поговорить с тобой. Чтобы ты не сорвалась с крючка. А теперь ты «свой человек» и тебе необходимо помочь. Что я и моя команда с огромным удовольствием и проделали.

    И я замолчал, ожидая ее взвешенного и по-настоящему обдуманного и судьбоносного решения.

    Видимо, и она поняла, что шутки закончились, и мы открыли перед ней один из путей ее будущего, которое не тянет ее вниз, как было до этого, а помогает перешагнуть ту непреодолимую пропасть, в которую ее в последнее время пытались загнать другие ее сородичи.

    — Я с вами, — просто ответила девушка и стала ожидать продолжения нашего разговора.

    Ну, а я перешёл к практической части ее обязанностей.

    — Ты теперь занимаешь должность директора по безопасности в нашей конторе. И на тебе лежит обеспечение этой самой безопасности всех подконтрольных нам объектам.

    — И что, много их у вас? — но увидев мой брошенный на нее взгляд и услышав скептическоеое хмыканье, Энака поправилась: — Прости, у нас?

    — Верно, теперь уже у нас. Я думаю, не очень много, есть и больше. Начну по порядку. Сейчас застраивается третий нижний уровень. Он полностью принадлежит нам. Там выстраивают жилую зону и зону отдыха. Создают соответствующую инфраструктуру уровня, необходимую для его поддержания и существования. В идеале, автономного. Кстати, для тебя там зарезервирована квартира, только готова она будет примерно через три недели. В одном из домов, где большую часть квартир арендует община троллей. Надеюсь, ты не против.

    — Нет, конечно.

    — Хорошо, с тебя оплата только хозяйственных ежемесячных платежей, это пятнадцать тысяч в месяц. Вот план квартиры.

    И я переслал ей презентацию, полученную у застройщиков.

    — Твой вариант те, что состоят из четырех комнат.

    — Понятно. Спасибо, — ответила девушка, — это приятная новость.

    — Да, пожалуйста. Мы одна команда, — сказал я и продолжил: — Так вот, на тебе обеспечение охранного периметра и надлежащего уровня безопасности этого сектора станции. Охранные дроиды, дроны, сигнализация, датчики, коды доступа. Ну и прочее, я думаю, что даже сейчас ты можешь с ходу назвать в несколько раз большее количество необходимых мероприятий, которые необходимо провести. Согласна?

    — Да, — ответила Энака, — как я поняла, ты далек от этой темы.

    — Что есть, то есть. Ты даже не представляешь насколько. Но именно поэтому мы и привлекли такого специалиста, как ты.

    — Понятно, — кивнула она.

    — Тогда дальше. Кроме третьего уровня, нам принадлежат еще несколько объектов. Во-первых, это «Летная школа пилотов гражданского космофлота станции Рекура-4». Ее новым директором назначен твой знакомый.

    — Колин? — утвердительно спросила девушка.

    — Да. Так что тебе нужно будет плотно работать с ним в контакте. Кроме всего прочего, будет еще один человек. Управляющий, я надеюсь, на себя он возьмет основную финансовую и бухгалтерскую сторону наших интересов, и поэтому все вопросы данной направленности тебе придется решать с ним. Он, кстати, скоро должен подойти. Так что, если ты не торопишься, то советую тебе подождать его и послушать наш с ним разговор. Мы теперь вроде как одна команда.

    — Хорошо. Сделаю. Я думала, конечно, после разговора сразу пойти к себе. Есть у меня пара незаконченных дел, да и жилье мне необходимо подыскать на время строительства, как я понимаю, но это все не срочно, и поэтому я подожду его.

    — Ну и отлично, — поддержал ее решение я и продолжил: — Следующее наше имущество не так обширно, но тоже требует особого внимания. Это небольшой космический док, магазин на нижней торговой площадке и маленький офис на одном из уровней среднего горизонта, — по мере перечисления девушка все с большим удивлением смотрела на меня, — так, дальше, нам принадлежит инженерный цех и большой производственный комплекс. Есть еще небольшая мобильная шахтерская шахта и предприятие по созданию имплантатов и нейросетей на продажу. Координаты всего тебе я перешлю. Список задач для этих объектов тот же самый, что и для третьего жилого уровня. Вот, по сути, и все, можешь разрабатывать план и приступать к его реализации.

    Девушка постояла пару секунд, а потом сказала:

    — Честно говоря, не ожидала, — сказала Энака, — что объём работ окажется таким большим. Поэтому мне нужна будет небольшая команда. Как минимум пара помощников и оператор, на контроль датчиков сигнализации и общего состояния охранного периметра.

    — Оператор у тебя уже есть. Колин обещал порекомендовать одного бывшего военного. Говорит, раньше он был оператором одной из оборонных станций ВКС, и сейчас ему нужна работа. Нам он подойдёт идеально. Посмотри его. Но решать, конечно, тебе.

    — Спасибо, я воспользуюсь твоим советом, — ответила девушка и сказала: — Ну, думаю, с работой и контрактом мы определились. Может, что-то подскажешь по учебе? — спросила она.

    — План по учебе тебе переслали вместе с контрактом. Ну а о самом процессе обучения, мне кажется, у тебя не будет никаких проблем договориться с новым директором нашей школы, — и я усмехнулся.

    — Прости, не подумала. Да, проблем с этим не будет. Ну а где твой человек, которого мы ждем?

    — Пока не подошёл. Но минут уже через десять должен прийти, насколько я понимаю.

    — Хорошо, я тогда закажу себе обед. А то проголодалась. Не обедала сегодня, ждала встречи с тобой и как-то совершенно не думала о еде, — призналась девушка, поднялась и вышла в зал.

    Я же остался сидеть. Ей, похоже, не еда в основном была необходима, посмотреть меню и сделать заказ можно было через нейросеть, а возможность перемолвиться с троллями, поэтому мешать я ей не стал.

    Поэтому пока я занялся тем, что мне было нужно.

    За время нашего разговора я успел перенести на нейросеть и сделать копии всех баз знаний, полученных и купленных у Румы.

    И сейчас я уже изучил пакет баз «Торговые отношения» до второго уровня. А значит, получил все необходимые доступы к бирже станции, что было важно для меня и торговой биржи сектора.

    Кроме всего прочего, завершилось слияние технических пакетов. И теперь вместо отдельной базы «Техник» пятого уровня у меня был пакет «Техническое обслуживание оборудования», разросшийся на четыре процента, так как я запретил удалять информацию по устаревшему оборудованию, а лишь дополнять ее новыми знаниями.

    Кроме всего прочего, я изучил все доставшиеся мне базы до первого уровня, что давало мне возможность ориентироваться в технической начинке и юридически-гуманитарных вопросах.

    Странной оказалась база «Эспер», хоть ее изучение и прошло без проблем, но никаких внешних или внутренних результатов этого обучения я ощутить не смог, как ни старался. Хотя все остальные пакеты баз оставили после себя некий след в виде знаний, которые пополнили мой багаж.

    Интересное событие произошло со мной при изучении пакета баз «Техническое обслуживание оборудования». Хоть обучение и шло последовательно, мое сознание замечало некоторые ранее изученные мною фрагменты, обучение которым проходило в рамках других пакетов и пропускало их. И чем больше баз я изучал, тем больше фрагментов в последующих базах сходной направленности пропускалось. Что в достаточной мере значительно ускоряло процесс обучения.

    Поняв это, я задумался над тем, а наблюдают ли подобный эффект остальные, так как даже сейчас у меня наблюдалось ускорение обучения по некоторым из пакетов до двадцати процентов. И если получится каким-то образом распространить подобный процесс обучения и на остальных, то можно добавить неплохой бонус при обучении в нашей школе, предлагая ускорение в изучении баз и пакетов баз только за счет уже изученных ранее.

    Только необходимо понять, каким образом добиться такого эффекта не только для меня самого, но и для других.

    Однако оставлю пока эту эфемерную задачу на будущее и займусь насущными проблемами. Мне нужно провести обновление искина.

    Поэтому я подключился к торговой бирже станции и сектора, если и туда получил доступ, и настроил на них свой модуль. Запустил копирование и сортировку объявлений и различных заявок на продажу и приобретение того или иного оборудования.

    — Кира, мне нужны твои технические характеристики для поиска необходимых компонентов, — сказал я искину.

    — Они уже внесены в настроенный фильтр для параллельной работы модуля и выборки нужных объявлений о продаже. Все актуальные заявки о находящихся в продаже компонентах, совместимые со мной, будут выводиться в отдельную группу, которые будут формироваться на специально созданной мною вкладке, для быстрого поиска интересных для нас объявлений. Туда сейчас заносятся все объявления, с высокой долей вероятности могущие привлечь твое внимание. Например, создано два пункта по приобретению различного инженерного и технологичного оборудования по бросовым ценам. И уже найдено одно объявление по продаже больших стационарных искинов, с интересными условиями его продажи. Кроме того, сейчас проходит переформирование нашей собственной базы в связи с ее объединением с торговой базой базы и сектора, поэтому возможно дальнейшее пополнение нашей личной страницы дополнительными объявлениями.

    — Это замечательно, ты только пиши комментарии к тем ссылкам, что привлекли твое внимание, чем вызван твой интерес к ним.

    — Хорошо, принято.

    И через секунду добавила:

    — Регистрация на торговых биржах завершена, начато копирование станционной базы объявлений торговой биржи. Прогресс двадцать процентов. После ее переноса свободного места в моей памяти останется менее двенадцати процентов. Торговую базу биржи сектора я в связи с этим не переношу, но информацию о найденных объявлениях занесу в общий список, для их дальнейшего учета и анализа. На текущий момент найдено три объявления по продаже совместимых с моей конструкцией и интерфейсами составных компонентов. Один из них это модуль памяти на тысячу петабайт. Мой текущий объём составляет десять петабайт.

    — Ничего себе, неплохой прирост. Расскажешь потом, чем занято основное место, надо будет почистить его.

    — Задача принята, провести оценку занимаемого объёма хранимой информации, — приняла мое вскользь брошенное пожелание за прямой приказ Кира.

    — Хорошо, — поддержал ее начинание я и сразу заинтересованно спросил: — А что еще за два модуля?

    — Второй модуль — это внешний вычислитель, повышающий производительность проведения математических расчетов и сложного технического анализа. С его установкой сортировка, группировка и обработка результатов будет увеличена на шестьдесят процентов. Общая производительность работы искина повысится на двадцать процентов.

    — Понятно. Тоже неплохо. И что последнее?

    — Видимо, какая-то кустарная разработка, так как в каталогах различных производителей подобного технологического устройства найти не удалось. Значится как универсальная шина подключения внешних устройств. Что собой представляет, можно догадаться только из ее названия, никакого описания в сопроводительной записке нет. Судя по маркировке, произведена через несколько лет после того, как моя серия искина была снята с производства.

    — Ну ладно, разберемся. Что-то еще?

    — Все три лота выставлены одним продавцом. Ломбард, магазин уцененных товаров и конфиската Грега Сико.

    — Я так понимаю, что все это туда попало от какого-то одного владельца. Как давно выставлено в продажу?

    — Больше десяти лет. Точной даты нет. Это уже повторно выставленный лот.

    — Ничего себе, так, может быть, объявление давно не актуально?

    Кира на пару мгновений замолчала, а потом ответила:

    — Проверено. Товар находится на складе.

    — И сколько за все это просят?

    — Суммарно три тысячи кредитов. Цена упала практически в пятьдесят раз с момента размещения первоначального объявления.

    — Хорошо. Примем к сведению. Магазин от нас находится далеко?

    Кира переслала мне координаты, проверив их по карте, я понял, что этот магазинчик находится на противоположном конце уровня от того места, где я обычно пересекал торговую площадь.

    — Далековато, — пробормотал я, как обычно забыв про доставку, которую можно было организовать без особых проблем, о чем мне не преминула напомнить Кира.

    — Доставка любого товара за счет продавца, — подсказал мне искин.

    — Точно, — буркнул я, — выведи мне полный прайс этого магазинчика, может, еще что-то интересное там найти удастся.

    — Обнаружено еще одно объявление, представляющее для нас интерес, — практически сразу сообщила Кира, как только я начал просматривать список выставленных к продаже товаров.

    — У него же? — спросил я, имея в виду того старьёвщика, что продавал комплектующие для моего искина.

    — Нет, это совершенно другое объявление, — ответила мне Кира.

    — Понятно. И что это? — спросил я у нее.

    — Большой станционный искин, класса «Управленец-500МКР». Это искин десятого уровня. Максимально возможный класс искинов на текущий момент. Данная марка искинов является одной из последних разработок корпорации «ТехноКор» союза корпораций Республики Калдари. Выпущена ограниченная партия в тридцать штук. Все они должны были быть отосланы вглубь территорий Содружества для замены более устаревших моделей Управляющих искинов торговых станций столичных планет.

    «Странно. Каким образом один из таких дорогих и ценных искинов оказался на этой станции, да еще и в каком-то непонятном магазине», — подумал я.

    Нужно разобраться. А поэтому я спросил Киру, надеясь понять больше:

    — Так, это интересно? И какова стоимость выставленного лота?

    — Как за обычный новый большой искин, — отчиталась Кира, и это меня удивило еще больше, — миллион триста тысяч кредитов. Хотя на самом деле, по предположительным прикидкам, данный искин должен стоить от тридцати до семидесяти миллионов кредитов, в зависимости от его программного обеспечения, сопровождающих его документов, пакетов с базами знаний и загруженными в него базами данных.

    — Интересно, интересно, — что-то не давало мне покоя это странное объявление, найденное в совершенно необычном месте.

    «Вот оно», — подумал я и приказал Кире:

    — Найди все объявления, выставленные этим продавцом примерно в то же самое время.

    Уже через несколько секунд мне был представлен небольшой список, представляющий девять совершенно различных объявлений.

    Первое, о продаже малого торгового судна, по средней цене. Но это вполне ходовой товар, и с оценкой его истинной стоимости трудно ошибиться. Второе и третье объявления тоже не представляли особого интереса, продавалось явно демонтированное с этого же корабля вооружение и боезапас.

    А вот дальше пошло уже то, что заставило меня крепко задуматься, а связываться ли вообще с этим человеком. Но больно уж примечательный был выставлен товар.

    Кроме упомянутого выше искина, видимо являвшегося грузом с этого корабля, к продаже были выставлены три набора нейросетей и имплантатов. По косвенным признакам получалось, что данное нейрооборудование представляет собой вторичный материал. То есть это было изъятое у кого-то и обнуленное имплантированное оборудование. Теоретически обнуленное. Был шанс, что если хакер, который занимался взломом нейросети и имплантатов, был новичком или дилетантом, да или просто поленился все сделать правильно, то в памяти нейросети могла сохраниться резервная копия воспоминаний прежнего владельца, как и во встроенной памяти имплантатов могли быть сохранены некоторые его воспоминания и другая полезная или бесполезная информация. Но что было важным, все три комплекта нейросетей и имплантатов сливались по бросовой цене и были явно заточены под групповое управление кораблем. Пилот, навигатор, связист. По полторы тысячи кредитов за комплект. Это было не просто дешево, а очень дешево, особенно на фоне остального товара. Это были копейки, которые могли обогатить меня новыми знаниями и информацией.

    Никакого предубеждения сейчас против того, что данные нейроустройства были сняты с мертвых людей, у меня теперь не было. Сказалось, видимо, мое странное обучение или еще что-то, что помимо знаний перестраивало и мой способ мышления, а также моральные ценности. Теперь я относился к таким вещам более терпимо.

    Сам бы я специально не стал охотиться на людей ради этого, но с врагов мог снять подобные устройства без проблем.

    Тем более все пакеты баз как юридические, так и торговые или управленческие, уже изученные мною на данный момент, в один голос твердили, что данный вид имущества, захваченный в бою, является тем же самым обычным трофеем, что и снятая мною с бугая куртка, к примеру. И то, что я не распотрошил тела тех бандитов, было моим глупейшим поступком. Врага нужно ослаблять всеми возможными способами.

    Такая тут циничная цивилизация просвещенного будущего.

    Для этого даже специальные переносные микрохирургические комплексы были созданы, чтобы в полевых условиях проводить операции по извлечению нейросетей и имплантатов.

    Единственное, после этого нужен был очень грамотный хакер, чтобы отключить привязку к владельцу с нейроустройств, обнулить данные и перепрограммировать их для вторичной установки.

    И такие нейросети и имплантаты пользовались успехом не меньшим, чем абсолютно новые. Ведь в этом случае можно было приобрести очень дорогие, часто эксклюзивные или специализированные нейросети и имплантаты по бросовой цене, особенно если с них еще не была снята привязка к предыдущему владельцу. В подобных случаях такие все еще персонализированные нейроустройства вообще продавались чуть ли не по весу.

    Все это было потому, что услуги хакера могли обойтись гораздо дороже, чем та информация, которую можно было получить, взломав такое устройство, и поэтому не все хотели рисковать.

    Я думал, подобное процветает только среди бандитов, но оказывается, даже среди мусорщиков, к которым я теперь принадлежал, была обособленная группка людей, которые специализировались именно на подобном типе поиска и извлечения устройств. Они облетали места аварий, крушений, боев и прочее и помимо технических устройств извлекали биоимплантаты и нейросети.

    Эта категория людей сочетала медицинское и техническое образование, в основном «медицину» первого-второго уровней и «кибернетику» или «хакинг» уровня второго. В профессиональных командах мусорщиков, бороздящих просторы космоса небольшими сплоченными группами, всегда был такой человек. В его обязанности входили поиск, извлечение, идентификация, оценка, иногда взлом найденных нейрокомплектующих.

    Все это делалось в надежде найти что-то стоящее.

    Дорогие нейросети и имплантаты обычно старались все-таки перепрограммировать. И одной из функций того программатора, что я захватил у хакерши из банды Раса, как раз и была возможность взлома и перепрошивки нейросетей и имплантатов. Чем, видимо, та девчонка и занималась в свободное от разбоев время, так как один из дисков содержал большую коллекцию различных алгоритмов взлома подобных устройств. А также уже готовые прошивки для обнуленных нейросетей и имплантатов.

    Так же на ее дисках мне попался прайс цен на подобные товары и, как ни удивительно, имплантаты у такого народа ценились гораздо больше, чем нейросети.

    Например, имплантаты на память пятого или выше уровня. Они не требовали каких-то особых усилий для своего взлома и удаления привязки к старому владельцу и могли использоваться практически сразу после установки. Часто даже перепрошивка не требовалась, если вам, конечно, не лень копаться в старых воспоминаниях бывшего владельца, иначе, конечно, имплантат памяти форматировался, как и любой другой носитель информации, и на него заливалась новая управляющая операционная система. Так вот подобные устройства не требовали очень больших затрат на свою предпродажную подготовку и многократно окупали затраченные на них усилия. Напротив, с нейросетями возиться не любили. Было слишком много мороки для того, чтобы качественно избавиться от привязки к старому владельцу.

    Поэтому и специалисты, которые могли проделать подобную работу, ценились выше всего, так как самым дорогим товаром оставались специализированные нейросети.

    Обдумав последние выставленные три лота, а также свое отношение как к ним в частности, так и ко всему вопросу в целом, я понял, что особой неприязни этот продавец у меня уже не вызывает. Он лишь перекупщик. И таких на станции каждый первый. Это местная норма бизнеса.

    Наемники, к примеру, у захваченных пленников всегда извлекают имплантаты и нейросети и устанавливают их себе или готовят к последующей перепродаже, у них на доске даже отдельное меню есть по этому типу товаров.

    И не мне их судить, главное — не попасть к ним в руки, да и самому, как оказалось, не оплошать.

    «На будущее просто приму к сведению», — уже гораздо более спокойно об увиденном подумал я и продолжил просмотр оставшихся объявлений.

    Два последних выставленных лота, видимо, были также грузом данного корабля, ну или, по крайней мере, сняты с него.

    Некий инженерно-поисковый комплекс «Крыса-15МК», я даже названию удивился, так оно мне о Родине напомнило. Именно так на русском языке и было написано «Крыса». Что это за оборудование, я, честно говоря, не понял, никакой спецификации на него или описания в сети я не нашёл. Но из той краткой справки, что давалась в самом лоте, получалось, что это, если вкратце, какие-то поисковые дроиды, которые используют для проверки и анализа местности и идентификации различных найденных на ней объектов и предметов. Также эти дроиды могут выполнять простейшие ремонтные и монтажные работы.

    Вещь если и полезная, то малоприменимая. Хотя у меня практически сразу возникла идея, куда бы я смог их пристроить. И просили за комплекс всего десять тысяч кредитов. Хотя мало это или много, да и вообще, что это такое, мало кто понимал.

    Последним к продаже был выставлен очень необычный имплантат. И отдавался он в довесок покупателю, приобретающему искин. В объявлении говорилось, что это какое-то оборудование для работы с вышеупомянутым искином. Но уже не раз выручавший нас поиск по маркировке товара, утверждал, что данный имплантат произведен сполотами. А их товары шли не то что на вес золота, а тысячекратно превышали его.

    И это было странно. Об этом должен был знать любой торговец, даже если это было известно мне, всего как второй день находящемуся на территории Содружества.

    «Я так понимаю, что именно это последнее и было основным грузом, — почему-то подумал я, — а все остальное лишь очень дорогая обманка».

    Но интересно, куда шёл этот корабль? Во всем ближайшем обитаемом космическом пространстве наличествует всего один сполот, и он сейчас находится на этой станции. А может, корабль шёл не к нему, а от него? Но тогда кто его перехватил или нашёл? И где эти люди или нелюди сейчас?

    «Нужно пообщаться с торговцем. Больно интересные выставлены у него вещички», — решил я.

    А наш торгаш, я так понимаю, обычный скупщик или перекупщик краденого, который не брезгует явно черным медицинским товаром.

    «Ну, по крайней мере, буду сам знать, куда его сбывать, если прижмет», — усмехнулся я, вспомнив уже как минимум восемь своих потенциальных жертв, которым могло так глобально не повезти.

    «Кстати, а извлечение информации с помощью «Псиона», гораздо продуктивнее и быстрее, нежели взлом нейросетей и имплантатов. В базу в таком случае попадает только уже отфильтрованная информация. Нужно это учитывать в будущем, есть у меня такое подозрение, что это может мне пригодиться, и не раз».

    «Ну ладно, так что там насчет этого торговца, да и того второго, у которого есть несколько модулей для Киры», — задумался я.

    И выходило так, что посетить этот магазинчик мне все-таки придется, даже из простейшего любопытства. Да и приобрести у него нужные мне вещи надо, нельзя упускать кучу такого товара, тем более если он скопился в одном месте. Однако вот светиться перед ним не очень хочется, однако, видимо, придется. Каким образом организовать доставку так, чтобы потом не было возможности выйти на нашу фирму, я не знаю, правда, если приду к нему лично, то у меня будет шанс достаточно сильно его запутать, тем более кроме меня он никого не узнает, особенно если предстать перед ним туповатым дикарем, выполняющим чье-то распоряжение.

    Решено, после разговора со студентом дойду до этого необычного продавца.

    Правда, перед этим заскочу к первому старьевщику. Приобрету у него комплектующие для Киры.

    Да и вообще, весь тот район торговой площади очень интересен, там находятся различные ломбарды и кучкуются старьевщики, продавцы уцененки и прочего мусора. Нужно с ними поближе познакомиться, больно много любопытного скрыто в их глубоких подвалах и темных складах. Может, и еще что из них полезного вытрясу.

    «Настоящий Клондайк для мусорщика», — довольно, не зная, чему радуюсь, я потер руки и откинулся на спинку кресла.

    В этот момент со мною по нейросети связалась Энака и сказала:

    — К тебе тут какой-то человечек напрашивается. Смотрит на нас всех троих со скрытым страхом и опаской, но не уходит. Говорит, ему тут назначено. Зовут Крав Сеар.

    — Он прав. Пропустите его, и сама подходи, тебя это тоже касается. Колин пусть тоже задержится ненадолго, с ним тоже нужно будет этого человека познакомить, но чуть попозже. Попроси его, пожалуйста. Хорошо?

    — Сделаю, — и через мгновение: — Мы идем.

    А еще через пару мгновений я мог наблюдать перед собой совершенно необычного человека. Я бы назвал его гномом. Но не было у него ни бороды, ни прочих их атрибутов. Просто передо мной стоял невысокий, примерно метр тридцать, кряжистый и явно смущенный паренек.

    Неудивительно, что его заставили струхнуть гиганты тролли, по сравнению с ним они и правда настоящие великаны.

    — Добрый день, — поздоровался он со мною утробным горловым голосом, раздавшимся как из маленького каменного ящика.

    «Гном», — уже со всей уверенностью решил я, по крайней мере, для себя. Именно такими они и должны быть.

    Эльфы, тролли и гномы. Варвары, оборотни, что-то похожее на вампиров. Маги. Космические корабли и высокие технологии. При этом пираты и работорговцы. Прекрасные необычные богини, неземной красоты (Энака). Принцессы (эльфийка). Воительницы (Трея). Все атрибуты на месте. Только в сумме какая-то солянка получается. Одним словом — Содружество.

    Между тем гном так и остался стоять у входа, держа в руках какой-то небольшой планшетник и переминаясь с ноги на ногу, украдкой осматриваясь кругом, похоже, прикидывая, куда это занесла его судьба?

    Было интересно наблюдать за живыми эмоциями, пробегающими по его будто высеченному из камня, но от этого не менее подвижному лицу.

    — Добрый день, Крав. Меня зовут Дим. Эту красавицу, что посматривает на нас с хищным превосходством, Энака. Это я договаривался с тобою о встрече. Проходи, присаживайся. — И показал в направлении стола и ближайших кресел.

    Дождавшись, когда парнишка усядется, предложил ему:

    — Я так понимаю, ты с работы и скорее всего без ужина. Так что предлагаю составить нам компанию. Правда, я не знаю твоих вкусов и предпочтений, а поэтому предлагаю заказ сделать самому. Все, естественно, за наш счет, ты наш гость, ведь это мы позвали тебя сюда, — добавил я, заметив, как смутился Крав и как он, отодвинув от себя меню, хотел что-то мне сказать.

    — Ну и ты угощайся уж, ведь тоже как-никак моя гостья, — сказал я Энаке, надеясь хоть таким образом вызвать какие-то чувства в ней. Но сейчас это было практически каменное изваяние, без какого-либо признака эмоций.

    Было видно, какими удивленными глазами гном посмотрел на меня после произнесенных слов, а потом с опаской украдкой взглянул на девушку.

    Но та как истинная богиня не обратила на людские слова никакого внимания, пропустив их мимо своих волшебных ушек.

    Проследив за тем, как гном составляет заказ, я быстро выбрал то же, что ел тут в обед, и принялся ожидать нашего заказа, давая и остальным возможность определиться с выбором.

    Как ни странно, но дольше всех выбирала Энака и, заметив мой удивленный взгляд, брошенный в ее сторону, пробормотала:

    — Должны же быть у девушки маленькие слабости.

    В чем они заключались, я узнал, когда принесли наш заказ. Девушка, оказывается, выбрала себе несколько видов маленьких пирожных и теперь сидела и уплетала их за обе щеки.

    Дождавшись, когда все удовлетворят первый голод, я приступил к разговору.

    — Ну что ж, дамы и господа, рад всех вас видеть и приветствовать.

    * * *

    Крав спешил на встречу. Было у него какое-то манящее предчувствие, и возникло оно сразу, как он услышал, что хотят поговорить именно с ним, как автором проекта, а не его начальником.

    Он не мог понять, как кто-то смог определить его авторство, ведь даже намека на его участие в составлении искомого проекта, благодаря стараниям его непосредственного начальника майора Де Рака, не было.

    Майор Де Рак внаглую присвоил себе весь проект, разработанный Кравом. Но не это было главным. Сеар надеялся с премии, полученной за проект, выплатить неустойку по контракту с Военным Департаментом и уйти из флота. Тот день, когда он на выпускном вечере польстился на сладкоголосые речи сына главы рекрутеров и записался вольнонаемным во Флот, был одним из глупейших поступков в его жизни.

    Сначала все шло лучше некуда, его ценили и даже пытались продвигать, готовили на место заместителя начальника Департамента экономического развития Флота. Бывший глава их небольшого отдела сразу заметил в нем потенциал. Благо и способности, и знания, и умения, и стремления, и желание, все это было у него в наличии.

    Но неожиданно старика Рогина сняли с должности и место руководителя отдела было отдано майору Де Раку. Откуда он появился в их департаменте, было не очень понятно, но он буквально паутиной опутал все их управление. А буквально через пару месяцев у них в отделе появился совершеннейший лентяй и лодырь, тупица и бездельник, сыночек этого Де Рака, Тимус.

    С того дня и началось это бесконечное мучение Крава. По сути, он стал бесправным рабом этих двоих. Покинуть станцию он не мог, уйти из штаба на вольные хлеба тоже. Пару раз он пытался написать заявление на перевод, но оно куда-то бесследно исчезало, а буквально в тот же вечер ему доходчиво объясняли несколько молодчиков, нанятых Де Раком, как плохо кидать своего любимого начальника.

    Поэтому временно Крав решил затаиться. Превратиться в тень.

    Де Рак заставлял выполнять все сложные поручения Сеара, а полученные результаты подавал как плоды деятельности своего сына. И уже через несколько месяцев этого «перспективного» молодого человека не без помощи пухлой ручки папочки перевели в Управление экономического развития, на то место, которое раньше должно было достаться Краву. А Сеар остался корпеть в своей небольшой конторке.

    И его бы все устроило. Он смирился с этим. Но как оказалось, о нем не забыли, и теперь Крав был вынужден работать за этого молодого оболтуса еще больше. А тот наглел все больше. Не появлялся на работе неделями, так что даже отец не всегда мог его прикрыть. Но, несмотря на все это, он набирал баллы и вес, хотя ничего не знал и не умел. За него все делал маленький серый бухгалтер из отдела его отца.

    Как такое могло быть, Крав не понимал, ведь даже невооруженным взглядом было видно, что Тимус тупейшее создание, в голове которого не может ужиться и двух мыслей. Но его все продвигали и повышали.

    И тут появился шанс вырваться из этого порочного круга. Объявили проект на строительство коттеджного поселка для новых рекрутов, премия по которому бы позволила полностью выплатить неустойку Военному Департаменту в размере трехсот тысяч кредитов и уйти из флота, оставив этих двух мошенников плавать в том болоте, что они организовали вокруг себя самостоятельно.

    Крав знал, что нужно молчать и сидеть ниже травы, но не удержался и сболтнул своему «другу» о том, что у него есть план, как уйти из их отдела. Большего он и не сказал, но большего и не понадобилось. На следующий день с его рабочего искина пропали все наработки по данному делу, а уже вечером все поздравляли майора с таким удачным проектом.

    А на следующий день Крав попал в больницу, так его отделали подручные Де Рака. И тут его навестил уже сам майор. Собственноручно переломав ему руки и ноги. Этот садист бил его каким-то железным прутом до тех пор, пока Крав не потерял сознание. Его нашёл патруль. Хоть он и дал показания, но из Службы Безопасности станции они каким-то таинственным образом исчезли. А его в больнице посетил Тимус и с таким гаденьким выражением на лице предупредил о том, что на работе беспокоятся о его здоровье, но надеются увидеть его там сразу после выздоровления.

    Сеар предупреждение понял прекрасно, и поэтому на работу пришёл. Но этих двоих ненавидеть стал еще больше.

    С тех пор Крава привязали к работе еще больше, сделав из него по сути раба Тимуса и его отца, стараясь загрузить его поручениям до такой степени, чтобы он был не в состоянии с ними справиться, и все время давили финансовыми взысканиями, не давая возможности собрать даже пару лишних тысяч. Все уходило на жилье и скудное питание, благо многого ему не требовалось.

    Он даже вынужден был съехать со своей квартиры в более дешёвое жилье общежительного типа и делить его с самыми бедными обитателями станции. О таком он даже никогда и помыслить не мог.

    И тут этот странный звонок.

    Начальник, видимо, на интуитивном уровне, своим седалищным нервом почувствовавший, что Крав срывается с его крючка, постарался как мог задержать его на работе, дав непомерное количество заданий и поручений.

    Но молодой гном, давно уже не питавший надежд на нормальное разрешение конфликта и возможности вырваться из этой долговой ямы раньше срока, готовил финальный аккорд. Так, на всякий случай, из веры в удачу и какое-то эфемерное слово «чудо». Он не знал, какой он будет, этот случай, но готовился к нему.

    Он хотел утопить этих двух слизняков в такой куче помоев, откуда бы они сами никогда не вырвались. Он даже готов был там оказаться вместе с ними, лишь бы затянуть их поглубже. Но лучше отправить их туда одних. Ему не было жалко своих коллег, так как все нормальные люди и нелюди давно уже перевелись из их гнилой конторы в другие отделы, а все должности заняли подпевалы этих двух уродцев.

    Он готовился к своему уходу, надеясь, что и у него самого будет хоть какое-то будущее.

    Крав собрал все незакрытые или положенные под сукно перспективные проекты, как своего отдела, так и всех остальных, до которых ему удалось дотянуться. Особенно его интересовали те, у которых истек срок давности и про которые никто уже не мог вспомнить. В будущем ему это могло очень сильно пригодиться. Для них он нашел или подобрал все возможные коды доступа, которые только смог нарыть на своем рабочем месте и со своим уровнем допуска. Это он делал для себя.

    Чтобы утопить майора и его сына, он произвел другую серию расследований. Определил и выявил все проведенные ими махинации. Проверил все связи и контакты. Нашел все явные или скрытые счета майора, его сына и их подхалимов. А также тех, кто совершал переводы на эти счета. Он не мог все это украсть или забрать себе, не хватало образования и умений, но он мог передать эту информацию тем, кто сможет распорядиться ею должным образом. Только сделать это можно было, лишь находясь за пределами армии и флота, так как в этих структурах у майора и его сына были слишком длинные руки. Они бы успели ему отомстить за тот удар, что он готовил. Они и сейчас могли это сделать. Но Крав почему-то верил в предстоящий разговор и тех, с кем ему придётся общаться. А поэтому все свои наработки он сейчас нес с собою, загрузив их в самое ценное, что у него было. Тактический искин, «План-45МК», который он смог случайно перехватить, до того, как тот попал к Тимусу. По форме тот напоминал небольшой планшет, а вот по вычислительной мощности мог сравниться с искином небольшого истребителя.

    Крав посмотрел на часы.

    Прошло всего пять минут, как он покинул свое опостылевшее место работы.

    А через тридцать минут после того как он ушёл из того здания, где располагался их офис, написанный им информационный червь начал затирать все созданные документы и скопированные Кравом проекты. Не оставляя ничего, что могло бы напомнить о его прежней или текущей деятельности.

    То, что он нарыл по ним, червь уже отослал в управление собственной безопасности, всем офицерам, начиная от капитана и выше по званию. Крав не знал, кто из них не связан с майором, и решил перестраховаться. Парочку офицеров, готовых выслужиться и подняться по служебной лестнице, эта информация должна точно заинтересовать, тем более там была раскрыта большая цепочка махинаций, связанная с перепродажей государственного вооружения пиратским кланам.

    Теперь оставалось только ждать развязки тех событий, что должны закрутиться в скором времени.

    А сейчас он стоит у входа в бар «Голодный тролль».

    Крав знал, что это заведение является местом встречи разных авторитетных на станции людей, местом встречи с наемниками, находящимися в статусе поиска работы. Также это была резиденция одной их профсоюзных команд, но Крав не знал, какой именно.

    Кроме того, это заведение являлось достаточно дорогим и элитным. Построен бар был в варварском стиле, с живой обслугой.

    Хозяином «Голодного тролля», как знал гном, был отставной военный. Но кроме того, он был троллем. Честно говоря, Крав побаивался этих гигантов.

    И вот сейчас он должен был войти в такое необычное место встречи, куда раньше его бы не заставили зайти никакие обстоятельства. Дверь открывается, он входит внутрь.

    «Хорошо, что никого нет», — думает Крав и жестоко ошибается.

    — Эй, малец, тебе чего тут нужно? — раздается громоподобный голос откуда-то со стороны барной стойки.

    Крав встает на носочки и в глубине зала видит двух огромных троллей, сидящих за столом. Ясно, что с ними сидит кто-то третий, но из-за огромных фигур троллей его не видно. Как он их сразу мог не заметить и подумать, что этот зал пустой?

    «Неужели это кто-то из них?» — удивленно думает он, хотя когда они общались по нейросети, не было видно собеседника, но Сеар почему-то представлял его обычным человеком.

    — Простите, — отвечает Крав им, — у меня тут назначена встреча. Мне назначили, — поправляется он.

    И поспешно представился, так и не отойдя от входной двери.

    — Меня зовут Крав Сеар.

    Тролли безразлично переглянулись и обратились к третьему сидящему:

    — Ты что-то знаешь? Он еще кого-то ждет?

    Через несколько мгновений очень приятный женский голос, раздавшийся из-за огромных спин, произнес:

    — Да, это он.

    А спустя секунду Крав увидел шагнувшего в его направлении креата, вернее креатку.

    «Креат-телохранитель. Во что же я вляпался? Что здесь за люди собрались и что вообще происходит?»

    Между тем нереально красивая и не менее опасная девушка подошла к нему, спокойно и как-то даже механически и отстранённо осмотрела его с головы до ног и произнесла:

    — Пойдем. Он нас ждет.

    А проходя мимо стола с сидящими троллями, сказала:

    — Колин, он просил тебя задержаться на пару минут. Сказал, тебя это тоже касается.

    — Хорошо, я подожду, — сказал тот и отвернулся ко второму, молчащему троллю.

    И вот новая дверь, уже в одну из внутренних комнат.

    Он еще замешкался у входа, когда девушка мягко подталкивает его в спину, и он оказался в небольшом помещении.

    Креатка незаметно проскальзывает мимо него и садится на одном из диванчиков, и только потом Крав замечает молодого парня, с любопытством смотрящего на него.

    И непонятно чего больше в его взгляде — любопытства или удивления.

    «Видимо, не ожидал он увидеть тут террианца», — почему-то с какой-то гордостью подумал Крав и вытянулся во весь свой невысокий по сравнению с остальными рост.

    Молодой человек быстро взял себя в руки и, представившись Димом, сказал, что это с ним он договаривался о встрече. Между тем он представил севшую по правую руку от него девушку, Энаку, и предложил сесть и перекусить. Краву было стыдно признаться, но всех его накоплений не хватило бы расплатиться даже за половину местного ужина, так он обнищал в последнее время, хоть и старался не показывать вида.

    Но видимо, что-то в его поведении выдало его сомнения, так как парень спокойно и как само собой разумеющееся предложил не беспокоиться об оплате, мол, он его гость. Ну и что уж поделаешь, девушка тоже.

    Крав ожидал, что креатка за такое оскорбление прямо тут разорвет этого непонятного молодого человека на месте, но ничего подобного не произошло, все, что она сделала, это никак не прореагировала на его слова.

    «Странные они», — это было все, что пришло Краву в голову, сейчас он не мог думать ни о чем, кроме нормальной еды, которую не ел уже несколько месяцев.

    Заказав свое любимое блюдо, он еще раз убедился в странных отношениях сидящей напротив него парочки, когда креатка прилюдно созналась в своей маленькой женской слабости.

    Оказывается, девушка была сладкоежкой.

    Ну а потом, когда он уже наелся и был готов к разговору, Дим произнес:

    — Ну что ж, дамы и господа, рад всех вас видеть и приветствовать.

    Глава 2
    Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль»

    Да, дам и господ, включая меня, собралось немного. Но пока это и есть вся моя команда. Зато какая. Умный гном, прекрасная и смертоносная богиня, дева-воительница где-то по делам бегает, да мудрый тролль в общем зале набирается со своим приятелем, другим не менее мудрым троллем.

    А во главе этого стола «Тупой дикарь», в свободное от завоеваний галактики время подрабатывающий простым мусорщиком. Картина маслом. Чуть сам не прослезился.

    Но это лирика, проза жизни такова, что как бы бредово эта картина ни выглядела, но она есть. А потому нужно писать ее дальше.

    И продолжим мы с нашего невысокого товарища.

    — Крав, рад, что нам удалось встретиться. Разговор будет к тебе серьезный. Но для начала у меня к тебе есть один вопрос.

    — Я с готов работать на вас, но мне будет необходимо выплатить неустойку Флоту за досрочное расторжение договора, — даже не дослушав мою речь до конца, быстро выпалил гном, будто знал, о чем я хочу с ним говорить, и ждал именно этого вопроса.

    Для него это, похоже, был давно решённый, многократно взвешенный и обдуманный шаг, а он только надеялся не упустить подобного случая, и мы его ему предоставили.

    — Не думал, что все будет так быстро, — пробормотал я, до этого готовясь долго и упорно уговаривать этого человека, вернее гнома, работать на нас, а тут я даже заговорить об этом не успел.

    И это разбудило мою и так не успевшую уснуть паранойю, поэтому я поинтересовался у него:

    — Мне необходимо понимать причины вашего шага, чтобы строить наши дальнейшие отношения, — сказал я ему.

    На что он ответил:

    — Да я вас прекрасно понимаю. Поэтому расскажу свою историю целиком.

    И Крав рассказал. Как он попал в Содружество с Терры, его родной планеты. О том, как он закончил один из престижных экономических университетов в их секторе. О том, что он попал под какую-то государственную программу по подготовке молодых кадров, и за его учебу платила империя Атаран и Содружество. Но как следствие, он должен был пройти пятилетнюю отработку по одному из предложенных контрактов или оплатить неустойку за разрыв контракта. Она на тот момент составляла порядка четырехсот тысяч. Ну и наконец, рассказал, как она проходила уже здесь на станции и во что в конечном итоге превратилась для него.

    — М-да. Неудивительно, что вы готовы согласиться на любое предложение. Но для нас это ничего не меняет. Мы выбрали вас как высококлассного специалиста финансиста, способного разработать и реализовать нетривиальные планы и подходы к управлению нашими финансовыми активами, оптимизировать наши расходы, повысить доходы и сократить издержки. В общем, вам придется вести всю бухгалтерию нашего небольшого предприятия и заниматься его финансовым обеспечением. Я так понимаю, это вполне стандартная и знакомая вам работа?

    — Да, конечно. Управление предприятием является одним из направлений моей основной деятельности, — но несколько смутившись, он продолжил: — Однако я вас должен честно предупредить, что последнее время занимался главным образом рутинными операциями по приведению в нормальный вид бухгалтерской отчетности Военного Департамента станции. К серьезным проектам меня перестали допускать после последнего инцидента, и проект по застройке коттеджного городка для нового пополнения является моей последней работой, которую я нашёл в обход своего начальства. Но я готов трудиться и быстро войду в курс всех дел.

    Я усмехнулся и сказал ему, как бы отвечая на его сомнения:

    — Да я как-то в этом и не сомневаюсь особо. Твой проект этому прямое свидетельство. Уж от тебя пользы там будет гораздо больше, чем, например, от меня, так что с этим никаких проблем нет. А теперь к делу. Ты говорил, что необходимо выплатить неустойку и упомянул сумму в четыреста тысяч кредитов. Она не изменилась?

    Парень несколько опешил от этого перехода и даже переспросил, как бы не услышав моих последних слов:

    — Это всё? А как же собеседование с руководством? Сильно его там прижали, если он до сих пор отойти не может.

    — Так это оно и есть, и мы с Энакой решили, что ты нам подходишь. Ведь правда? — обратился я к девушке.

    На что удосужился лишь небольшого наклона головы с ее стороны.

    — Вот видишь, все нормально. Ты принят в штат. Сейчас обговорим условия работы и твои пожелания, и можно заключать контракт.

    Гном все еще несколько пришибленно-удивленно смотрел на меня, но я почему-то решил, что теперь он уже скоро оклемается. И действительно, уже через пару минут он выглядел вполне спокойным деловым человеком, простите, гномом.

    — Вот. Так гораздо лучше, — прокомментировал я смену его состояний и переход на деловой стиль общения, — так как насчет точной суммы неустойки? Она тебе известна?

    — Да, конечно, — уже более спокойно и взвешенно ответил мне гном, сейчас став очень похожим на тех степенных и обстоятельных персонажей, что изображались в нашей литературе, — на текущий момент она составляет триста пять тысяч кредитов. Часть суммы я смог погасить, остальная уменьшилась по мере уменьшения остаточного срока по контракту.

    — Хорошо. Мы ее тебе закроем. Теперь я хотел бы услышать о твоих ожиданиях от нас.

    Гном опешил и честно признался:

    — Моей целью было уйти от своих бывших работодателей, и о своем будущем я пока как-то не задумывался. По правде говоря, опасался, что его может не быть. — И понуро опустил голову.

    — Понятно. Ну, это, конечно, не вариант. Но мы это учтем и твои опасения тоже. Давай сделаем сейчас так. Тебе же была интересна должность помощника начальника вашего управления, которую занял сын твоего начальника, как я понял?

    — Да, вы правы, — согласился со мной Крав.

    — Тогда какие условия работы и оплаты тебе предлагались там? — спросил я у него.

    Гном задумался и начал перечислять.

    — Служебное жилье в одном из более-менее нормальных секторов станции. Но, конечно, не на центральных уровнях основного горизонта. Где-то в районе нижнего или верхнего четырнадцатого-пятнадцатого. Там и жилье не слишком дорогое, и проживают в основном служащие, флотские и войсковые вольнонаемные, наемники или технический персонал станции, а также переселившиеся на станцию шахтеры и колонисты. Кроме того, мне обещали около пятидесяти тысяч ежемесячного оклада. Неплохо, если не нужно платить за жилье. Плюс ежегодное обучение для повышения квалификации и, главное, это обновление нейросети и имплантатов до необходимого пакета минимум третьего уровня, а то у меня до сих пор стоит базовый набор, установленный перед поступлением в университет. Вроде все. Но мне так много сейчас не нужно, я же понимаю, что для вас я темная лошадка. Жить я могу и на старой квартире, нейросеть меня устраивает, благо у меня достаточно высокий интеллектуальный индекс. Остаются только деньги. И названная сумма меня вполне устроит, тем более она и так практически в два раза больше того, что получаю сейчас я.

    Парень реалист и объективно смотрит на вещи, не ждет каких-то подачек. Готов трудиться ради своего будущего, и, похоже, не глуп.

    «Да, кстати», — вспомнил я кое-что.

    — Крав, можно взглянуть вашу индивидуальную карточку? — попросил я у него, протягивая руку.

    — Да, конечно, — сказал тот и передал мне небольшую пластинку.

    Я взял его карточку, первоначально мало чем отличавшуюся от моей, но буквально мгновение спустя она приобрела некую мутноватую прозрачность с небольшим дополнительным списком и некими особыми комментариями, сразу обратившими на себя мое внимание.

    Эти изменения с карточкой гнома поразили не только меня. Тот сам удивленно смотрел как на пластинку, зажатую у меня между пальцев, так и на меня. Девушка же очень подозрительно и задумчиво пыталась разглядеть что-то во мне самом.

    «Надо будет узнать у нее, чего все это значит. Энака явно не удивлена происходящим. Такой эффект Индивидуальных карт ей известен, но она удивилась тому, что его вызвал именно я. А вот гном, похоже, поражен, и сильно».

    Ладно, что там у нас появилось интересного и новенького?

    Первой в глаза бросалась надпись.


    «Объект № 678954244-XXТ. Необходимо ограничить максимальный уровень доступа. Благонадёжность объекта вызывает сомнения. Замечен в порочащих честь офицера Флота связях. Слабо контролируем. Самоволен. Не дисциплинирован. Халатен. Более трех раз получал взыскания за не вовремя закрытые проекты, для работы в которых привлекался как сторонний специалист. Рекомендация: отказать в прошении на повышение в должности и препятствовать дальнейшему продвижению по служебной лестнице. Куратор — майор ВРФ (Внешней Разведки Флота) Де Рак».


    Вот и причина, почему нашего парнишку закрыли в его отделе, тогда как все остальные смогли оттуда слинять. Его начальник, этот Де Рак, хотел привязать его к текущей должности и месту работы. Для этого воспользовался своими связями.

    Ну а дальше его карточка уже ничем особенным не отличалась ото всех остальных.

    Вот что там было написано.

    Крав Сеар.

    Пол — мужской.

    Природные физико-интеллектуальные и ментальные параметры (без учета установленных имплантатов и нейросети):

    Физика — 16

    Психическое сост. — 13

    Интеллект — 221 (Память — 140)

    Ментоактивность — F3.

    Установленные биоимплантаты и нейросеть.

    Базовая нейросеть:

    + 10 % на интеллектуальный индекс,

    + 5 % на память,

    + 8 % — физическое состояние.

    Имплантат на память + 25.

    Базы знаний:

    Базовый пакет «Управленческая деятельность» — 7 ур.

    «Экономика и финансы» — 7 ур.

    «Юриспруденция» — 7 ур.

    «Общественное устройство» — 5 ур.

    «Банковские системы» — 5 ур.

    — Ну что я могу сказать, — обратился я к нему после просмотра его Индивидуальной карты, — ты явно гораздо проницательнее и умнее, чем кажешься на первый взгляд, ну и тем более хочешь показаться на второй. Но, несмотря на всю твою скромность, среди нас всех у тебя на данный момент наиболее высокий уровень подготовки и изученных баз в этом вопросе. А поэтому мы тебя берем, и вот что мы готовы тебе предложить.

    Я задумался над тем, что можно ему сказать по оплате, по потом решил не жадничать и продолжил:

    — Мы принимаем тебя на должность финансового директора в нашу фирму. Оклад ставим двести тысяч в месяц и десять процентов от сэкономленных тобою ежемесячных затрат нашего предприятия.

    По мере моего небольшого монолога глаза гнома превращались в два огромных выпученных шара. Так сильно был удивлен Крав.

    — Кроме всего прочего, мы курируем постройку того коттеджного поселка, проект для которого ты готовил, и у нас есть возможность втереться туда. Там на льготных условиях мы сможем снимать жилье для наших сотрудников. Описание квартир тебе, наверное, известно?

    На этом месте Крав кивнул мне.

    — Хорошо, — продолжил я, — через три недели строительство домов будет завершено, и ты сможешь за пятнадцать тысяч кредитов, это фиксированная цена сотруднику нашей компании, снять для себя там одну из квартир. Выбора у нас особо не будет, я зарезервировал под вас с Энакой по одной четырехкомнатной квартире. Так что из этих двух можете выбрать себе любую. Но я думаю, вы не подеретесь.

    — Конечно, — подтвердил мои слова гном, покосившись на девушку.

    — Теперь о главном. Условия работы тебя устраивают? — прямо спросил я.

    — Да, — немного подумав и все взвесив, ответил гном.

    — Тогда лови контракт и подписывай его. Я пересылаю тебе первую зарплату и средства на погашение неустойки. Энака, прости, ты меня покорила, и о таких простых вещах я сразу не подумал. Тебе я тоже пересылаю первую зарплату. Это число каждого месяца для вас теперь день зарплаты. Кстати, а какое сегодня? — И я посмотрел на календарь.

    Тринадцатое. И почему я не удивлен.

    — Хорошо. Поздравляю новых сотрудников со вступлением в свои должности и поступлением на работу в фирму «Тупой дикарь». Простите за название, но это над нами так пошутили при регистрации.

    — Без проблем, можно переделать, — сразу оживился Крав.

    — Нет. Не нужно. Название уже принято, тем более нам оно нравится. Отражает суть, так сказать. Теперь о делах.

    И отхлебнув тонизирующего напитка, я начал рассказывать.

    — Крав, у нас есть несколько объектов недвижимости и прочего имущества, тебе придется провести минимизацию расходов на их обслуживание. Далее. Наша фирма участвует в паре крупных проектов, руководство и сопровождение которых перейдет к тебе и Энаке. Ты отвечаешь за финансово-правовую сторону вопроса, она за обеспечение безопасности. Общая мысль ясна?

    Кивки со стороны девушки и гнома.

    — Тогда первое. Застройка третьего нижнего уровня. Он полностью принадлежит нашей фирме. Как и все коттеджи. Остальные у нас их только арендуют, примерно ближайшие двадцать лет. Все условия аренды и постройки жилья оговорены в договоре. Ловите.

    И я отправил им первую пачку документов.

    — Кстати, именно там вам предлагается впоследствии арендовать жилье. По сути, это своеобразная служебная квартира. Но это так, к слову. В идеале вы контролируете строительство, последующее расселение, организацию и построение инфраструктуры уровня, пропускной режим, степень обеспечения безопасности жителей на нашей территории. Это по первой части проекта. Но есть и его продолжение. Кроме всего прочего, там будет организована не только жилая зона, но и планируется небольшой деловой центр, а также достаточно комфортная и обширная зона отдыха. За подряд по договоренности готова взяться та же строительная фирма, что ведет строительство коттеджного поселка и сейчас. Их дизайнер предложил оригинальный и как будто созданный под нас проект по дальнейшей реорганизации уровня. Вся документация в файле. Его я уже вам переслал.

    И убедившись, что они нашли необходимые документы, продолжил рассказывать:

    — Доступ к счету по выделению средств на реализацию данного проекта мне открыт. Предварительно проект одобрен. Теперь все зависит от тебя, Крав. Ты должен сказать, выгоден ли он для нас и насколько. Предоставить свое видение финансовых вложений в это дело и прибыль, полученную от них. Так что судьба этого проекта в твоих руках и последнее слово за тобой.

    И посмотрев на немного струхнувшего гнома, стал говорить дальше.

    — Кроме всего прочего, через три недели строители сдадут готовый к заселению поселок. Тебе, Энака, к тому времени необходимо наладить контроль периметра для всего сектора и обеспечить его безопасность. Первая прибыль поступит к нам только через месяц после приемки коттеджного поселка и заселения туда новых жильцов.

    Посмотрев на них, я отхлебнул напитка и продолжил:

    — По содержанию уровня. Крав, тебе придется перепроверить все статьи расходов и по возможности как-то оптимизировать их. На текущий момент по предварительным прикидкам, которые я делал на основании стандартных выкладок, содержание нашего жилищного комплекса будет обходиться примерно в пятьдесят пять процентов от общей прибыли. На мой не очень профессиональный взгляд, получилась достаточно приличная цифра чистого дохода, но ты, может, как специалист, заметишь еще что-то, что было мною упущено.

    И немного подумав, сказал:

    — По первому проекту у меня всё. Какие есть вопросы? Крав задумался, но потом все-таки сказал:

    — Я быстренько пробежался по проекту, предложенному строительной фирмой, и оценил выставленную нам плановую стоимость. Если посидеть, то ее можно уменьшить процентов на пять, но для проведения этой работы нужна как минимум хорошая вычислительная база. Оптимизация, пересчет, хранение нашей бухгалтерской и финансовой отчетности. Нужен искин. Как минимум средний. В дополнение необходим постоянный офис для фирмы, если мы хотим заявить о себе как о серьезном предприятии. Это место размещения управляющего и вспомогательного персонала, поста оператора, комнаты ведения переговоров. И там же нужно будет разместить необходимое оборудование, например тот же искин. Потребуются дополнительные денежные затраты на текущие расходы. Порядка пятисот тысяч кредитов по моему ведомству. Они уйдут на аренду офиса, покупку или аренду стационарного искина. Я уверен, что и Энаке понадобятся некие финансовые вливания на установку датчиков слежения, сигнализацию, постановку модулей по организации безопасного периметра жилого сектора, делового центра и зоны отдыха, заключение договора с каким-нибудь нормальным отрядом наемников, для выполнения спецпоручений и особых задач, покупку охранных дроидов. Я точно не могу назвать суммы, которая может понадобиться, но судя по моим старым проектам, она будет примерно равна миллиону кредитов. Тем более, как я понял из вашего рассказа, вы собираетесь организовать полноценный центр оперативного управления, подобный тем, что есть на военных базах. Я прав?

    Энака ему кивнула в ответ. Я лишь пожал плечами, так как не знал, что идея, выдвинутая мной, это некий аналог уже существующей системы, но и отрицать этого не мог. Есть и есть, кто его знает?

    Оценив нашу реакцию, он добавил:

    — Тогда это еще как минимум миллион кредитов. Мы можем рассчитывать на эту или сравнимую с ней сумму на текущие расходы или такие этапы реализации необходимо будет сдвинуть на момент поступления первой прибыли?

    — Да, это предусмотрено. На ваши работы выделено три миллиона кредитов. Но учтите, деньги имеют свойство заканчиваться.

    Энака усмехнулась и впервые за все время разговора произнесла:

    — Слушая тебя, про это как-то забываешь. Ты хоть понимаешь, какими деньгами сейчас оперируешь? — уже достаточно серьезно спросила она у меня.

    — Конечно, — ответил я и, усмехнувшись одними глазами, продолжил: — Виртуальными. Это нематериальные ценности. И вообще деньги зло. Вот мы его и искореняем всеми доступными нам силами.

    И немного помолчав, сказал:

    — Я так понимаю, вопросов на эту тему больше нет. Тогда еще два комментария. Офис у нас есть. Ловите координаты. Энака, на тебе его проверка, установка сигнализации и организация его охраны. Крав, на тебе его обустройство и закупка необходимого инвентаря, мебели, оргтехники и прочего декора. Координаты офиса у Энаки уже есть, ты, Крав, их тоже лови. И я переслал гному координаты приобретенного мною офиса на шестом уровне.

    — Ничего себе, — удивился гном, — аренда там дорогущая, может, найдем офис где-то в более дешёвом секторе станции?

    — Ты не понял. Это наша собственность, так что аренды нет. Только оплата коммунальных услуг.

    — Замечательно, — обрадовался гном и стал ожидать продолжения моей речи.

    — Следующее. Тебя устроит большой станционный искин, класса «Управленец»?

    — Конечно. Это же искины уровня управления станциями или большими космическими доками. Но где мы такой аппарат возьмем? Да и стоят они очень дорого.

    — Это уже мои проблемы. Считай, что у тебя будет один такой.

    Гном посидел, молча посмотрел на меня, а потом ответил:

    — Если у нас будет хотя бы один такой суперкомпьютер, мы сможем перекрывать большую часть задач станции, да еще в наличии останутся свободные ресурсы, тем более при нашей мизерной для него нагрузке. Если мы сможем приобрести такой или подобный ему искин, его мощности, как дополнительную статью расходов, можно сдавать в аренду.

    — А что, выгодное дело? — сразу как бывалый охотничий пес я встал в стойку.

    Гном покивал головой и объяснил:

    — Очень. Необходимо только несколько достаточно мощных искинов для объединения их в единый кластер. Чем производительнее система, тем большим спросом она будет пользоваться. Надежное место их установки, с бесперебойным подключением к сети энергоснабжения и выходом в сеть станции и по сути все. Статья расходов на их содержание и обслуживание минимальна. Искины это долговечный продукт и без особого вмешательства могут работать по нескольку десятков лет, единственное, что будет необходимо проводить, это их периодическое программное и аппаратное обновление. И то это не обязательно. А так один раз запустил, и они работают в автономном режиме.

    — Понятно. Это интересно. Надо подумать над твоим предложением. Если появится еще что-то стоящее, скажи. Будем обсуждать и думать над этим вместе. А проект по созданию вычислительного центра можешь куда-нибудь себе вписать на будущее, мы его реализуем.

    Крав удивленно посмотрел на меня.

    — Я готов составить план под новый проект, но ведь мы еще предыдущий не закрыли. А уже о следующем думаем? Мы справимся?

    — Ну и что, — не менее удивленно ответил я, — что нам мешает-то заниматься его параллельной разработкой, тем более, как ты сам сказал, особого внимания и вложений он не требует. К тому же рассчитывай на то, что в твоем распоряжении будет приличный искин. А это значит неплохой вычислительный ресурс. Ну и главное, а кто сказал, что мы будем заниматься этим одни? Тебе, как и Энаке, необходимо будет набрать небольшую команду служащих, думаю два или три дополнительных сотрудника. Вам будет виднее. Ведь должен вас обрадовать, что это не единственный наш запущенный в работу проект. — И с усмешкой посмотрел на гнома и девушку. — Так что работы вам хватит с избытком.

    — А что за проекты? — спросил гном, Энака лишь прислушивалась к нашему разговору, не проявляя особого интереса.

    Но как мне кажется, это была лишь видимость.

    — Обо всем по порядку. Давайте закончим с первым вопросом и организационным обеспечением для нашей фирмы. Согласны?

    Девушка лишь прикрыла глаза, гном же согласно кивнул, да еще и подтвердил свой жест словом «Да».

    — Проект по застройке уровня я вам обрисовал. Офисное помещение мы с вами обсудили. А вот установку искинов я предлагаю перенести на отдельную площадку, особенно если мы в перспективе соберёмся организовывать Вычислительный центр. Какие требования могут понадобиться?

    — Ну, это должно быть техническое изолированное помещение, по сути это все, — в этот раз мне ответила Энака. — Организацию энергоснабжения и сети мы сможем обеспечить и сами. Изолированное помещение наиболее просто обезопасить. Тут даже не особенно важно его месторасположение на станции, — закончила она.

    — Верно. И на этом мы можем сэкономить, — подтвердил ее слова с финансовой точки зрения Крав.

    — Хорошо, принято. Я найду для нас такое помещение. Подождите пару минут.

    Мне хорошо запомнился какой-то бункер в одном из верхних секторов, по-моему, четвертый или пятый, последний уровень, информацию о котором я вскользь видел, когда просматривал предложения по продаже площадей на станции, по которым работал с Треей и ее командой. Поэтому необходимо поговорить с нею снова.

    А если это нужно, то и поговорим. Тем более мне необходим еще один небольшой склад под переделку портативных утилизаторов.

    — Трея, привет. Есть пара минут? Говорить можешь?

    — Да, Дим. Конечно. Что-то нужно?

    — А что, я просто так позвонить и послушать твой приятный голос не могу? — постарался я ей польстить, но мне не очень поверили.

    — Наверное, можешь, но почему-то я в это не верю, — с грустью сказала девушка, а потом снова спросила: — Так что ты хотел?

    — Если о делах, то я хотел бы вернуться к вопросу покупки пространственного объёма на станции. Проект еще не закрыли за те несколько часов, что я им не интересовался?

    — Нет, конечно, а что? — удивилась девушка.

    — Меня заинтересовали пару предложений, и в дополнение я хотел бы обсудить с тобой и еще кое-что важное.

    — О чем идет речь? — перешла на деловой тон Трея. «Как же быстро у нее это получается», — подумал я о том, как девушка могла мгновенно переключаться на деловой, серьезный тон общения.

    — Первое, мне интересен объект, реализуемый на пятом верхнем уровне. Это какой-то технический бункер, насколько я понимаю, он располагается в теле самой станции, — припомнил я описание того лота, что всплыл в моей памяти.

    — Все верно. Он не очень большой и поэтому мало у кого вызывает интерес. Тем более на том уровне и нет ничего, кроме технического, не работающего хлама. Там так же можно почти весь уровень за бесценок выкупить, чуть дороже заинтересовавшего тебя бункера, только его расчистка потом может обойтись в немаленькую сумму. Поэтому он и простаивает. А вот бункер это как раз одна из технологических ниш, туда, по-моему, даже все коммуникации подведены.

    — Отлично. Во сколько он оценен?

    — Всего сто тридцать тысяч кредитов. Цена, конечно, несколько завышена, так как он не подпадает под программу утилизации по какой-то неведомой нам причине, но если интересно, то доплатите еще тысяч двадцать, и я постараюсь оформить на вас весь пятый уровень. Думаю, мое руководство только радо будет.

    — Делай, мы его берем. Оформи его на ту же фирму, что и все остальные лоты.

    — Окей, где-то через пару часов все будет готово. Кстати, бункер автономный, если это имеет какое-то значение, и никак не связан с коммуникациями станции, там, по-моему, какой-то свой реактор стоит, от которого он и запитан, нужно разбираться. Мы когда проверяли, только замерили его рабочий объём. И на основании этого выставили цену. На самом деле он несколько больше. Но то пространство занято реактором, генератором и какими-то еще устройствами.

    — Хорошо, понятно. Мы все равно его возьмем. Там ближе к делу и разберемся, что делать как с бункером, так и с уровнем.

    — Отлично. Тогда коды доступа к нему перешлю после оформления сделки.

    — Понял, жду, — и я сразу перевел ей деньги на оформление сделки, — деньги переслал. Проверяй.

    — Да. Все получила. Постараюсь сделать как можно быстрее.

    Трею, по-видимому, удивило такое доверие к ней.

    Сумму на покупку бункера и уровня ей переслали заранее. Такого она еще не видела.

    «Учись жить на доверии. Правда всегда выгоднее лжи», — мысленно сказал я ей, не став озвучивать свои размышления вслух.

    Вместо этого я дал ей конфетку, чтобы ей лучше работалось.

    — Я надеюсь на это. И еще. Бонус. Все, что тебе удастся сэкономить, твое.

    — Спасибо, — ответила девушка.

    — Тогда следующий вопрос, — продолжил я, — мне нужен небольшой закрытый склад примерно в том же районе, где я уже приобрел один. Там есть что-нибудь?

    Девушка пару мгновений подумала, а потом ответила:

    — Складов нет, но, по-моему, есть какое-то старое спецхранилище. Как раз в южном секторе уровня, где и расположен твой склад. Оно небольшое и давно заброшенное. Но это отдельное помещение, встроенное в систему переходов станции. Могу предложить его. Обойдется оно всего в тридцать китов.

    Посмотрев по схемам, сброшенным мне Треей, я прикинул, что хранилище нам как раз подойдёт даже лучше, чем огромный склад, тем более и расположено оно недалеко от входа на уровень.

    — Да, это то, что нужно, — сказал я девушке, — оформляй покупку.

    И перевел ей еще дополнительные тридцать тысяч кредитов.

    — Да, и еще, — попросил я девушку. — Перешли мне схемы и координаты остальных реализуемых вашим управлением объектов, — продолжил я и дальше раскручивать маховик своих мыслей. — Может, еще что-то интересное замечу. Это не противоречит никаким вашим правилам?

    — Нет. Без проблем сделаю, — ответила Трея.

    — Хорошо. Условия этой сделки те же, что и в предыдущем случае, — напомнил я Трее, — и относительно тебя в том числе.

    После чего немного подумав, продолжил:

    — Теперь о главном. У тебя есть желание перейти работать в нашу контору?

    Девушка даже долго не раздумывала, а ответила сразу:

    — Да.

    — Хорошо, я передам твой контакт финансовому директору, ты, скорее всего, будешь работать в его команде. Он с тобой свяжется в скором времени.

    — Буду ждать, — просто сказала девушка.

    — Ну ладно. Да, кстати, как там наши студенты?

    — Все нормально. Проходят полное тестирование для выбора оптимальной настройки нейросети и имплантатов.

    — Замечательно. Поглядывай там. Если заметишь что-то интересное, то звони.

    — Конечно. До свидания.

    И девушка отключилась, даже не дав мне ничего сказать ей на прощание.

    «Какие они все тут резвые», — подумал я, возвращаясь к разговору со своими товарищами.

    Посмотрев на спокойно сидящую на диванчике креатку и что-то набирающего на своем планшете гнома, я сказал:

    — С помещением под вычислительный центр вопрос решён. У нас будет автономный технический бокс, расположенный на пятом верхнем уровне. Весь тот уровень тоже, кстати, принадлежит нам. Подумайте, подо что его можно будет использовать. Он весь завален старым техническим хламом, а потому очень сложен в расчистке, но может у вас появятся какие-то идеи.

    Гном кивнул головой.

    Я же перешёл к следующему пункту, о котором хотел поговорить.

    — Есть уже два кандидата на работу в нашей общей команде. Один на роль оператора, бывший военный оператор оборонной станции Трав Рук. С ним нужно будет поговорить тебе, Энака.

    Девушка кивнула головой на мои слова.

    — Второй кандидат, это уже сотрудник в твой отдел, Крав. Вот ее координаты, — и я переслал контакты Треи гному, — неглупая и сообразительная девушка. К тому же у нее есть собственная спаянная команда, которая достаточно эффективно действует вместе. Но их привлекать к непосредственной работе не нужно. Разве что на разовые контракты. Нам интересна только девушка.

    — Хорошо, я переговорю с ней, — ответил мне гном, — тем более у меня есть еще один кандидат на работу к нам.

    — И кто это? — удивился я. «Быстро он сориентировался».

    — Мой бывший руководитель. Это человек с огромным жизненным опытом и связями во всем флоте. Я думаю, он нам может здорово пригодиться. Для получения различных контрактов, доступа к военным складам, да и просто для нормального общения с войсковым начальством.

    — Согласен. Он будет нам полезен, — не стал отрицать я очевидного факта.

    — Это пока всё. Но думаю, мне на первое время, чтобы определиться с объёмом работ, сотрудников хватит, — сказал гном.

    — Хорошо. Тогда дальше. Энака, мне не понравилась история Крава про его взаимоотношения с начальством. Думаю, они могут повторить нападение просто из мести или чтобы вынудить его вернуться. Необходимо организовать ему охрану. Найди для него телохранителя, одного или парочку. Как посчитаешь нужным.

    — Будет сделано, — четко ответила девушка, уже совершенно не напоминая ту расслабленную кошечку, что полулежала на диване.

    — Тогда первоначальное введение в наши дела закончили, идем дальше.

    И посмотрев на Энаку, попросил:

    — Позови, пожалуйста, Колина.

    — Уже, — ответила она.

    А через пару секунд дверь открылась, и в нее вошёл огромный тролль.

    В зале, кстати, уже начал собираться различный народ, но в нашем направлении никто даже не смотрел.

    — Следующим нашим крупным проектом является «Летная школа пилотов гражданского космофлота станции Рекура-4», — сказал я, когда тролль занял один из свободных диванов, — знакомьтесь, это ее новый директор.

    Энака лишь похлопала Колина по плечу, видимо, она уже знала об этой новости и теперь лишь выразила свое одобрение, а потом просто сидела и наслаждалась чем-то понятным только ей.

    Гном же удивленно посмотрел на нас.

    — Но позвольте, школой еще несколько дней назад владел некто Дирод? Я об этом знаю, так как Флот хотел сделать заказ на переподготовку нескольких своих сотрудников из увольняющихся в запас. Так сказать, оформить для них своеобразное выходное пособие. И поэтому мы подбирали не слишком дорогое учебное заведение. А то из-за наплыва новых рекрутов наши собственные учебные классы расписаны на несколько месяцев вперед.

    — О как? — удивился я. — Колин, мотай на ус, — и уже обратившись к гному, спросил: — И чем закончилось дело?

    — Не знаю. Меня отстранили. Но контракт точно еще не заключен.

    — Тогда, думаю, вам с новым директором школы стоит обговорить детали и условия, которые вы сможете предложить Флоту, потом встретиться с заказчиком и постараться привлечь его в нашу контору.

    — Сделаем, — кивнул тролль. Крав лишь кивнул головой.

    — Это, по сути, и есть ваша вторая цель. Оценка расходов школы, приведение в порядок ее бухгалтерии. Разработка совместно с директором, — кивок в сторону Колина, — рекламной кампании, ну и повышение доходности школы.

    И повернувшись к гному, продолжил говорить:

    — Организация финансирования и бухгалтерии школы полностью на тебе, Крав. Оклады сотрудников, закупка комплектующих и расходников, нейроустройств и баз знаний. Ищите новые и более выгодные конторы. От этого зависит наше благосостояние, но качество услуг не должно падать, только повышаться. Кстати, тут у меня будет одно предложение, но о нем несколько позже.

    «Не зря мне эта компания «НеоТех» попалась. Будет к чему привлечь ее производственные мощности», — рассудил я, вспомнив о доставшейся мне вместе со школой компанией.

    Прикинув, все ли сказал, что хотел. Я решил, что напутствий для Крава у меня больше нет, и переключился на девушку.

    — Теперь насчет охраны и безопасности школы. Ты, Энака, как обычно должна заняться ее обеспечением, наладить ее охранную структуру. Если мыслить глобально, в рамках всего предприятия, для всех будущих и текущих проектов это основная твоя деятельность. Мы должны сохранить в целостности как физические и людские, так интеллектуальные и виртуальные активы и ценности нашей фирмы. С этим, надеюсь, все понятно?

    Девушка лишь пожала плечами и согласно закрыла глаза.

    — Теперь о руководстве нашей компании и школы в частности. Энака, Крав, вы теперь руководящий состав всей фирмы «Тупой дикарь», но кроме этого, вы будете входить и в руководящий состав всех наших дочерних предприятий. Например, школы. Там есть директор и два его помощника, это вы. Директор по безопасности и главный бухгалтер. Подобное участие для стимула будет оплачиваться отдельным бонусом. С каждого договора на обучение руководству школы, а это вы трое, уходит пять процентов прибыли, это ваш доход с каждого завершённого проекта в школе, — сказал я всем троим.

    И немного подумав, уже только для Крава, как главного бухгалтера школы, пояснил:

    — Плюс оклад Колина составляет сто китов, и дополнительно двадцать процентов от чистой прибыли школы в месяц уходят ему как директору школы. Учитывай это.

    И поняв, что все произнесенное улеглось в их головах, продолжил:

    — С этим всё. Крав, Колин, несколько позже договоритесь о встрече с военными для переговоров по привлечению их в нашу школу. Десять процентов от предполагаемой чистой прибыли по этому контракту можете использовать как откат, для большей лояльности к нам руководства Флота.

    И посмотрев на них, уточнил:

    — Вопросы есть?

    — Нет. Ту все как обычно, включая и откат, — усмехнувшись, согласился со мною тролль.

    — Тогда дальше. В школе присматривайте интересные кадры, мы всегда найдем, куда их пристроить или кому их сплавить в качестве новых сотрудников втридорога.

    Колин улыбнулся и прокомментировал мое последнее пожелание:

    — Надеешься собрать все сливки? Идея, конечно, хорошая, но к нам обычно идут не самые одаренные люди.

    — Знаешь, я тут с недавнего времени убедился, что и среди мусора попадаются сокровища. Так что просто внимательно приглядывайтесь к тем, кто вам приходит.

    — Это не сложно. Будем брать на заметку каждую любопытную личность, посетившую нас.

    — Ну и хорошо, — одобрил я его действия. Колин немного помялся, а потом спросил:

    — Если больше нет никаких вопросов по школе, то позвольте мне откланяться. Там накопилась уйма дел.

    — Конечно, иди. Если тебе нужно, то не задерживаю. Не забудьте про военных, — напомнил я Колину и Краву.

    — Конечно, я уже занес в ежедневник, — ответил мне гном. Тролль же просто кивнул головой, поднялся из-за стола, попрощался с нами и вышел в зал.

    — Хорошо. Первые наши проблемы мы обсудили, теперь идем дальше.

    — Следующий наш проект, это одно из принадлежащих нам дочерних предприятий. Называется «НеоТех». Специализируется на производстве имплантатов и нейросетей по третий уровень включительно. Работает в основном на экспорт товара в колонии. Фирма полностью принадлежит нам, хотя бывший владелец считал, что у него всего лишь небольшая доля в этой конторе. И это не понятно. Нужно будет прояснить данный вопрос. К тому же до нас не дошли никакие сведения о ее доходах и рентабельности, что тоже странно. Поэтому. Сначала Энака собирает все сведения об этой фирме. Затем Крав разбирается с теми финансовыми и прочими документами, что нам удастся найти. После этого мы приходим туда с аудиторской проверкой и пытаемся выяснить, что же с нею не так. Следующий этап, это подготовка и наладка производства продукции этой фирмы под запросы нашей школы. Это и есть то предложение, которое я хотел озвучить. Проводить закупки у собственного поставщика. Тем более мы можем заказывать именно тот тип нейроустройств, что нам больше всего подходит или необходим на текущий момент времени. Зачем нам что-то приобретать на стороне, когда мы и сами способны производить подобные изделия? По данному проекту пока все, так как по нему у меня нет другой информации. Вопросы? Крав как-то несмело взглянул на меня, немного поерзал на месте, а потом все-таки сказал:

    — Я знаю, что это за фирма. Но мое участие в ее жизни и функционировании не слишком повышает мою собственную самооценку.

    — И? Давай не стесняйся, что тебе там про нее известно? — заинтересовался я, ведь никакой информации по «НеоТех» мне в сети найти не удалось, кроме прайсов на ее продукцию.

    И видя, что он все еще мнется в сомнениях, я ему сказал:

    — Ты рассказывай, а мы уж решим, поступил ты правильно или нет. — Как смог, так и подбодрил гнома, не маленький, справится.

    Крав еще посидел пару секунд, а потом начал свой рассказ.

    — Все началось с того, что один «хороший знакомый» моего начальника майора Де Рака обратился к нему за помощью, — начал парень, — он просил сделать так, чтобы хозяин фирмы не смог никак повлиять на дальнейшую ее работу и хотел вывести из-под его контроля как саму фирму, так и все финансовые активы предприятия. Однако это невозможно было сделать никакими законными средствами. Но их это не останавливало. И вот тогда они обратились ко мне. Я согласился на эту аферу только под давлением Де Рака и его обещанием дать возможность мне уйти из конторы после окончания этой сделки. В тот момент я ему поверил, не знаю, что на меня накатило, но я в себе нашёл хоть немного веры в этого негодяя. А поэтому взялся за это дело. Мною был разработан и предложен рискованный план. Бывшему хозяину представили все так, будто тенденции рынка резко сдвинулись в сторону высокотехнологичного оборудования, и контора теперь стала очень убыточным предприятием. Одновременно был организован финансовый и психологический прессинг. Срочные возвраты по кредитам, перекупленные долговые расписки. Отказы покупателей. Возврат и задержки товара. Как мне потом позже стало известно, Де Рак не останавливался ни перед чем. Было организовано несколько пиратских нападений на арендованные компанией транспортные корабли, перевозящие товар в колонии. Чтобы усугубить ситуацию, пришлось провалить порядка девяти последних контрактов. Все эти действия привели к тому, что буквально за пару недель вполне успешная контора превратилась в балласт, который мог утянуть своего хозяина на дно долгового океана. Покрыть убытки можно было только единственным способом. Организовать торги и распродать фирму по частям. И мы сделали все от нас зависящее, чтобы так все и произошло. И к этому уже шло дело. На тот момент времени нами были собраны достаточные средства, чтобы в случае успеха нашего плана, через подставных лиц перекупить всю фирму по гораздо более низкой, остаточной стоимости. Но хозяин конторы поступил мудрее и обвел всех вокруг пальца. Не знаю, чем был вызван его поступок, но он за пару дней до начала торгов нашел себе компаньона и практически за бесценок передал всю свою долю в фирме ему. И тот стал ее единоличным владельцем. На тот момент мы даже не представляли, кто это может быть. Договор был заключен на одной из колониальных планет, и новым владельцем мог оказаться любой житель той колонии. Но что странно, на протяжении практически шести с половиной месяцев этот второй компаньон так и не появился на предприятии и не выводил из обращения всех доходов фирмы, заработанных за это время, к себе в кошелек. На время фирму оставили в покое. Но никто не освободил меня от обязанности управлять ею. И я воспользовался ситуацией. Это позволило мне вмешаться в устоявшуюся практику работы, проводимой предприятием, оптимизировать и модернизировать текущий технологический процесс. На весь остаток неиспользованного и накопленного капитала я немного переоборудовал и перепрофилировал предприятие. Теперь оно, кстати, может выпускать нейроустройства четвертого уровня. А полтора месяца назад мы совершенно случайно узнали, что последний владелец нашей конторы, оказывается, погиб практически сразу после заключения контракта, когда под его управление был передан полный пакет акций. Его же наследник и правопреемник совершенно не был в курсе тех дел, что творились в компании. Правда, со смертью предыдущего хозяина были связаны какие-то темные и неясные моменты, но как мне сказал знакомый, работающий в службе безопасности станции, следствию так до сути докопаться и не получилось. Единственное, что они смогли выяснить, это то, что все происходящее было как-то связано с нашим первым заказчиком. Но эта темная личность и на этот раз промахнулась. У нового владельца был наследник, о котором я упомянул ранее, ему полностью и отошла вся доля в компании. То есть, по сути, он и стал очередным владельцем компании. Но, как и предыдущий владелец, он совершенно не интересовался делами предприятия, даже не появлялся на его территории ни разу. Хотя, судя по всему, он был где-то здесь на станции. И такое положение дел продолжалось с момента его вступление в наследство. Он совершенно не интересовался деятельностью фирмы, не был в курсе дел, происходящих как там, так и вокруг нее, и такая ситуация длилась по сей день. А буквально вчера кто-то попытался очень грубо и непрофессионально взломать наш бухгалтерский сервер и получить доступ к счетам компании, воспользовавшись кодами доступа, по всей видимости, принадлежащими новому владельцу. Но мы вовремя обнаружили сторонние бухгалтерские проводки и отозвали финансовые транзакции по отчислению средств. Гном на мгновение замолчал, а потом продолжил: — Проверка показала, что этот некто пытался вывести весь финансовый актив компании на отдельный счет, который на момент расследования уже был аннулирован и удален. Не хотелось бы так думать, но все улики указывают на попытку владельца незаконно вывести из оборота все оборотные средства «НеоТех». Ну а сегодня поступило сообщение от одного моего друга и бывшего сослуживца о том, что у компании вновь появился очередной владелец. И я так понимаю, что новые хозяева компании это мы.

    — Ну, — задумчиво сказал я, — судя по тем документам, что у меня есть, ты сделал правильные выводы.

    — С одной стороны, это очень хорошо, — сказал гном, — я могу переговорить с моим другом. Это мой бывший начальник, именно его я хотел привлечь для работы в нашей компании. А коли так все получилось, то можно постараться договориться с ним о том, чтобы он стал управляющим данного предприятия. Лучшего варианта нам не найти. Он одно время занимался именно этим профилем работ. Тем более управленца в эту фирму искать в любом случае надо, так как на текущий момент из управленческого состава, кроме меня, там никого не осталось. А я не уверен, что у меня хватит времени заниматься таким большим количеством дел.

    — Ладно. Я понял, — ответил ему и предложил: — Организуй нам встречу, я хочу познакомиться с твоим другом.

    — Без проблем, — согласился гном.

    — И еще, — я пока не закончил выдавать поручения, было у меня несколько дополнительных распоряжений, — тебе, как главному эксперту по этому вопросу, нужно написать отчет по финансовому и техническому состоянию компании. А также узнать условия твоего друга, на которых он согласится у нас работать. Я их обсужу с руководством, и мы примем решение по этому вопросу. Но уже сейчас ты наверняка сможешь сказать нам, каков среднемесячный доход от этого предприятия. И, возможно, добавишь еще что-то от себя.

    — Ну, — задумался Крав, — в среднем чистый доход составлял примерно шестьсот-семьсот тысяч в месяц. Но это было раньше, до ввода в эксплуатацию новой производственной линии. По моим прикидкам, которые я делал, когда планировал ее внедрение, использование дополнительной высокотехнологичной линии и выпуск нового типа продукции должны повысить доходность минимум на пятьдесят процентов.

    Ведь это будут уже нейроустройства четвертого поколения, которые хоть линия и не сможет производить в массовом объёме, что и их старые производственные комплексы, но зато цена такой продукции будет в несколько раз выше нейросетей и имплантатов третьего поколения. Так что рентабельность предприятия должна вырасти.

    — Впечатляет, — согласился с Кравом и я.

    — Но, — воодушевившись, закончил он, — если нам удастся привлечь Ругина, это о нем я говорил, то я думаю, он сможет еще дополнительно выжать из компании десять-двенадцать процентов. Ведь там никто не занимался общей оптимизацией производства, финансов, закупок. Не объявлял тендера на поиск лучшего поставщика. То есть там есть, где развернуться, ведь это еще огромное непаханое поле работы.

    — Хорошо, я понял. Это нужный для нас человек. Постараюсь это разъяснить и там дальше. Но у меня создалось впечатление, что ты чего-то не договариваешь?

    Гном немного помялся, но потом все-таки выдал:

    — Все еще остались те, кто пытался прибрать к рукам эту компанию, и мне кажется, это не те люди, которые готовы будут все оставить так, как есть. Поэтому нужно быть готовыми к встрече с ними.

    «Все верно, — такая мысль посещала и меня, поэтому я готов был поддержать его опасения, — не очень мне верится в то, что кто-то добровольно откажется от такого жирного куска, тем более чужого и с возможностью достаться, можно сказать, просто так».

    Я обернулся к Энаке и сказал:

    — Бери на заметку. Нужно узнать все про тех, кто кружит над нашей компанией. И обезопасить нас от подобных посягательств в будущем.

    — Сделаю, — согласилась со мною девушка, — но команду придется набирать несколько больше, чем я планировала первоначально.

    И она ожидающе посмотрела на меня.

    — Принято. Действуй на свое усмотрение.

    И немного подумав, добавил, уже обращаясь к ним обоим:

    — По предварительным подсчетам, совокупный доход нашей фирмы ежемесячно будет составлять порядка четырех миллионов четырехсот тысяч кредитов. Это чистый доход. Из этих денег миллион четыреста будет выделен вам на ежемесячные расходы. В него должны войти как ваша оплата труда, так и оплата труда нанятого нами персонала. Этого достаточно? — спросил я у Крава, так как финансовые вопросы это теперь его компетенция.

    — Если не раздувать штат, то этих денег вполне должно хватить. Но мне неизвестно то количество персонала, которое мы готовы принять на работу? Вернее, я могу сказать только за свое направление.

    — Давайте подумаем над этим вопросом. Так пятьсот тысяч это оплата вашего с Энакой труда в максимуме. Ваше премирование, как и всего остального персонала, будет заложено в бюджет каждого из проектов, и поэтому не будет влиять на чистый доход. Премию мы выдаем из сверхприбыли. Поэтому необходимо обговорить только численный состав нашей команды и понять, хватит ли у нас на них ресурсов.

    — Согласен. То есть на весь персонал у нас остается около девятисот китов. Как я уже говорил, мне для покрытия такого масштабного фронта работ потребуется как минимум трое помощников. Одним из них будет Ругин, я думаю, он вполне сможет совмещать выполнение обязанностей как моего помощника, так и директора «НеоТех». С его окладом проблем не будет, восемьдесят процентов он должен будет получать в фирме «НеоТех» и двадцать процентов у нас. Это нормальная практика, и я уверен, что возражений у него она не вызовет. Суммарно его оклад я думаю установить в сто пятьдесят китов, тогда из общего дохода ему необходима доля в тридцать китов. Далее еще двое специалистов. Средний оклад сотрудников финансовых управлений или экономических отделов составляет от сорока до семидесяти тысяч кредитов. Я так понимаю, для работы у меня вы уже нашли одного человека? Я прав? — и гном посмотрел на меня.

    — Не человека, а тролля. Но ты прав, да нашёл. Я думаю, вопросов к ее знаниям и квалификации у тебя не возникнет.

    А если чего-то не будет хватать, то она достаточно быстро подтянется. Контакты тебе я скидывал.

    — Хорошо. Значит, тут вопросов не возникнет, я предложу ей на первое время минимальную ставку в сорок китов, и если она будет справляться, через месяц подниму ее до семидесяти.

    — Делай так, как считаешь нужным, — согласился с ним я.

    — Дальше, — продолжил гном, — постараюсь найти одного математика-программиста, можно среднего по своим знаниям, хотя, конечно, хороший специалист был бы лучше, но тут главное, чтобы он мог по сделанному заданию составить математическую модель и на ее основании написать работающий программный модуль.

    — А только закончившие университет специалисты подойдут?

    — Конечно, тут не требуется знаний какой-то особой специфики, а поэтому все необходимые материалы и практика даются студентам еще во время учебы в университете. Но тут есть один нюанс. В этом случае нам больше интересны те, кто специализируется на постановке задач для сверхмощных искинов. Слышал я, есть у них подобная специализация.

    — Хорошо, я подумаю. Есть у меня на примете один вариант, и если он подойдет, я тебе сообщу. Узнать смогу завтра после обеда.

    — Хорошо, это не горит. Смотря по квалификации данного специалиста, я буду готов предложить ему от пятидесяти до ста тысяч кредитов. Это я смогу сказать только после собеседования. Если мы найдем хорошего специалиста, а не простого исполнителя, то это позволит нам строить сложные математические вероятностные модели развития тех или иных проектов, что в значительной мере позволит избежать девяноста пяти процентов ошибок и тупиковых путей развития.

    — Принимается, — согласился я с его аргументами. Кивнув мне, гном продолжил свои расчёты.

    — Итого суммарно на мой отдел уйдет порядка четырехсот китов. Это, включая и меня самого. Что касается Энаки, то количество персонала, которое может ей понадобиться, я озвучить не смогу.

    И гном замолчал, ожидая ответа от девушки, которая, похоже, задумалась над тем, что ей предстоит.

    — Оставшихся денег не хватит даже на хорошую команду наемников, не говоря уже об остальном персонале. Для найма приличного отряда необходимо от восьмисот тысяч до миллиона кредитов. Сумма отряду выплачивается каждый месяц, сразу полностью, и переводится на их расчетный счет. Распределением финансов внутри отряда занимается сам командир. Премирования при заключении подобного контракта не требуется, но половина боевых трофеев, в случае боестолкновений, отходит отряду. Право на выбор трофеев оговаривается в договоре, но обычно первым идет наниматель. В крайнем случае оговариваются особые условия, к примеру, что все артефакты, высокотехнологичные, уникальные или нейроустройства идут к нанимателю, а все остальные материально-товарные ценности отходят отряду. Отряд может попросить выкупить те или иные трофеи в счет своей доли или за счет собственных средств. Вооружение, экипировка, обучение и доукомплектация отряда происходит за их собственные средства и только в рамках суммы, оговоренной в договоре. Большего наемники с нас не запросят. Если они не справляются, это их проблемы, не нужно было подписываться. Жесткий народ, жесткие правила. Очень сильная конкуренция. Плюс их собственный профсоюз. Они никогда не нарушают контракт. Иначе к наемникам бы никто не обращался. Но за свои услуги они и просят большую цену, а поэтому суть остается главной, необходима большая сумма на наем хорошего отряда бойцов. Восемьсот, а лучше тысяча китов.

    — Понятно. Это, конечно, несколько больше того, на что я рассчитывал. Но нас это устроит. Пусть будет тысяча китов. Но все равно постарайся сэкономить по максимуму. Вдруг получится.

    — Естественно. Уж как говорить с этими людьми я знаю, — ответила девушка, — но это не всё. Необходим оператор для контроля систем сигнализации. И ты его нашёл. Этому троллю с его опытом работы не стоит предлагать меньше шестидесяти тысяч кредитов. Но в дополнение нам необходим специалист по информационной безопасности. Проще говоря, нужно привлечь к нам хорошего хакера и желательно найти такого как можно быстрее. Нам понадобится специалист самого высокого уровня. А тут нужна сумма не менее ста пятидесяти китов. Но вот только тогда я смогу собрать команду, которая будет готова прикрыть наше предприятие от любых посягательств и внешнего давления.

    — Хорошо, безопасность того требует. Ты получишь свои деньги, — и немного подумав, добавил: — Энака, не подведи, я надеюсь на тебя.

    — Не подведу, — как-то совершенно по-другому ответила она мне.

    Я немного посидел, стараясь понять, какой смысл она вложила в свои последние слова, но так ни до чего и не додумавшись, решил продолжить разговор.

    А потому уже обратившись к обоим, спросил:

    — Это всё, или остались еще какие-то вопросы?

    — Да, — проговорил Крав, — была затронута тема премирования. Какими цифрами нам оперировать в этом случае?

    Я задумался, была у меня одна идея, но за время разговора как-то затерялась за остальные мыслями.

    «А-а, вспомнил», — обрадовался я пониманию того, что и как необходимо разъяснить Краву.

    — Пусть будет так. Есть плановые прибыли, которые тебе придется вывести на основании своих расчетов, — обратился я к гному, — и есть сверхприбыль, которую необходимо стараться получить при работе каждого нашего проекта. В этом случае пятьдесят процентов сверхприбыли от каждого проекта уходит владельцу, остаток делится в пропорции двадцать процентов вам и тридцать процентов тому предприятию, что эту сверхприбыль и получило. Ну а внутри как вы, так и сотрудники предприятия, я надеюсь, сможете ее разделить необходимым для вас способом. Иначе, если это необходимо, я пропишу постоянные пропорции.

    — Нет, не нужно, мы справимся, — принял на себя эту работу гном. — Как для нас, так и для бухгалтерии наших дочерних фирм. И проследим, чтобы полученные средства были израсходованы на то, для чего они и были выделены. На премирование всех сотрудников, участвовавших в получении дополнительного дохода и внёсших свой вклад в его формирование и накопление.

    — У меня возражений нет, — согласился с ним я, — и если никаких дополнений ни у кого из вас нет, то на текущий момент обсуждение этого вопроса можно закрыть.

    Энака и гном успокоились, и один более расслабленно уселся на кресле, а вторая полуразвалилась на диванчике.

    «Рано вы расслабились», — с некоторой долей сарказма подумал я и, поняв, что возражать мне пока никто не собирается, продолжил:

    — Ну а теперь вернемся к нашему прерванному разговору. Те проекты, что я описал, на текущий момент основные и приоритетные, но есть также несколько начатых или частично реализованных задач.

    Гном, да и Энака посмотрели на меня с удивлением, будто говоря: «это еще не все?»

    На что я им так же мысленно ответил: «Мол, да мы такие, то ли еще будет».

    И поэтому начал рассказ о нашем следующем рабочем проекте.

    — Помимо всего вышеперечисленного, за нами зарегистрирована компания по утилизации технологического сырья.

    Посмотрев, как сморщила свой носик девушка, я сказал:

    — Ну да, некоторые из нас обычные мусорщики, но это мало что меняет.

    — Но какую это может приносить прибыль? — удивилась Энака, гном молчал, но было видно, что и он поддерживает девушку. — Я так понимаю, мы же занимаемся утилизацией местного сырья, а не работаем, как космические «крысы».

    Конечно, она сказала не «крысы», а назвала какое-то другое местное животное, но смысл я понял именно так. Правда, к ним у нее не было того презрения, что слышалось у нее, когда она говорила о моей «любимой» работе.

    «Придется вам с этим смириться», — усмехнулся я про себя и как ни в чем не бывало продолжил:

    — У нас автономное предприятие, не зависящее ни от каких внешних подрядчиков. Мы можем оказывать услуги полного цикла работ по данному направлению. На текущий момент у нас в наличии есть один погрузчик марки «Тягач-545», грузовой дроид «Захват-50» и автоматический средний производственный комплекс «Котел-7000». Погрузчик полностью исправен и выполняет все необходимые функции. Дроида необходимо перепрограммировать и запустить в работу. Производственный комплекс должны завтра начать настраивать, максимально оптимизировать и подготовить к технической эксплуатации. Через два дня он будет готов к использованию. Предприятием подписаны бессрочные контракты на подрядные работы для фирм «ГлобалКон», «Быстрый Утиль». Также наша контора зарегистрирована на всех досках объявлений и имеет возможность любое задание или заявку из них взять в работу. Кроме того, мы подписались на бонусные программы «Утилизация и конверсия вооружений», «Исследователь» и «Наемник», что дает нам несколько больше возможностей в нашей работе. И мы их будем активно использовать.

    — Какие возможности? — удивилась девушка. — Это обычные заманухи для разных…

    Девушка безнадежно махнула рукой, а вот гном слушал меня уже вполне заинтересованно. Он понял, что все наши действия, даже если они и выглядят не очень логично, но чаще всего достаточно обоснованны. Однако надо понимать главное, если обоснования не видно сразу, это совсем не означает того, что его нет. И до Крава это постепенно стало доходить.

    Он укоризненно повернулся в сторону девушки и пригласил послушать то, что я все-таки готов им рассказать.

    Выслушав гнома и посмотрев на нашу несколько поспешившую в выводах компаньонку, я ответил:

    — Подождите. Все расскажу. Первое. Это собственный погрузчик и в перспективе грузовой дроид. Мы можем выполнять заявки на погрузку, перевозку, ну и соответственно утилизацию технологического сырья. Второе, и более важное, это собственный средний технологический комплекс. Тут у нас более интересная ситуация. В нашем случае весь доход от переработки сырья в блоки КССМ идет нам. Я не оценивал всего дохода, но продажа ресурсов, полученных от переработки, является одной из основных статей дохода станции. Это тебе, Энака, тема для размышлений, чтобы ты не думала, что с этого предприятия невозможно получить никакой выгоды.

    Девушка уже не была столь категорична в своих суждениях, но все равно скептически смотрела в мою сторону.

    — Еще большую прибыль из этой статьи дохода мы сможем получать, когда будем проводить индивидуальную оптимальную настройку под каждый цикл утилизации сырья. Выработка блоков КССМ в этом случае вырастет с шестидесяти стандартных процентов до восьмидесяти-девяноста. Ну и кроме того, у нас есть договор со станцией, и они смогут передавать нам на утилизацию дополнительное сырье, которое не успевают или не могут переработать их технологические комплексы. В этом случае пятнадцать процентов от полученного объёма КССМ мы передаем в собственность станции. Они могут реализовать его сами или оставить его на реализацию нам, но тогда им отходит всего двенадцать процентов от стоимости всего объёма полученного ресурса. Кроме того, нам на утилизацию могут передавать технический хлам различные сторонние организации и частные лица, а также нашедшие подобное сырье охранные и инженерно-ремонтные дроиды станции. В этом случае ситуация похожа на предыдущий пункт, но передавшему нам сырье отходит авансом двадцать процентов от предполагаемой реализации полученных при утилизации блоков КССМ.

    — Но это же глупо, — сказал гном, — нужно пересмотреть этот пункт. Возможно, мы не сможем реализовать полученные ресурсы по запланированной цене. Тогда запланированные двадцать процентов выгоды составят гораздо больший процент, например сорок или пятьдесят.

    — Возможно, — согласился я с ним, — но есть шанс и того, что выплаченные средства окажутся сильно заниженными. Но для нас не это главное, — успокоил я гнома.

    — Как? — удивился тот.

    — Этот пункт договора именно в такой трактовке важен нам совершенно по другой причине.

    Энака уже, похоже, давно не прислушивалась к нашему разговору, видимо поняв, что непосредственно ее он пока не касается.

    Крав же, наоборот, активно вступил со мною в дискуссию, его эта тема заинтересовала, и довольно сильно. Но он все равно не понимал основной идеи, а поэтому не мог ухватить и всю суть затеи.

    Что мне и пришлось ему разъяснять.

    — Важен он для нас в связи с еще одним направлением нашей деятельности. Помните бесполезную, со слов Энаки, бонусную программу по «Утилизации и конверсии вооружений»?

    — Да, — ответил гном.

    Креатка же никак не отреагировала на мою подколку.

    — Так вот, она меня натолкнула на одну мысль. Я обратил внимание на то, что рынок полон разного рода устаревшего, модернизированного, но, что самое странное, вышедшего из строя или неработающего оборудования и техники.

    — Все верно, — подсказал мне Крав, — такой товар обычно приобретают на запчасти или для возможного ремонта.

    — Ну, так вот, я про это и говорю, оно тем не менее пользуется большим спросом. По сути это различные комплектующие и модули для кораблей или стационарных наземных и космических комплексов, энергетические и двигательные установки, реакторы, вспомогательное оборудование, вооружение, энергетические щиты, силовые контуры и многое другое, что было восстановлено из поврежденного или вышедшего из строя оборудования. У нас же есть прямой и неограниченный доступ к этому устаревшему, вышедшему из строя, или просто неиспользуемому оборудованию и технике, хранящимся на складах утильсырья и поставляемого нам по контракту утилизации различного технического хлама.

    — Хм, а в этом что-то есть, — и гном, задумавшись, отхлебнул заказанного тонизирующего напитка не очень понятной консистенции и странного запаха, а потом что-то стал быстро набирать на своем планшете, — а ведь может выгореть, — в конце концов, согласился он, — но потребуются дополнительные вложения.

    — Верно. Я тоже так посчитал. А поэтому для реализации этого дополнительного проекта уже предпринял ряд шагов. Первое, я приобрел мобильный ремонтный комплекс, который можно применять для демонтажа мелкого и не требующего особых вложений комплектующих и запасных частей ремонта, исправного или слегка поврежденного, заинтересовавшего нас оборудования, модулей и комплектующих, прежде чем отправить переданное нам на утилизацию сырье в производственный комплекс. Второе, мною приобретен инженерно-восстановительный стационарный комплекс, установленный на одном из складов. На нем я планирую запустить процесс восстановления и приведения в порядок демонтированного сложного оборудования, требующего капитального ремонта, а также проведения таких крупных и высокоточных работ, как оптимизация его работы, техническое обслуживание, для получения технического сертификата на его исправность и возможность безопасного использования перед продажей, если это необходимо. Также я собираюсь проводить его обновление и модернизацию, если это потребуется. В этом случае стоимость такого оборудования и техники повысится как минимум в два — два с половиной раза, а то и больше, если это будет что-то по-настоящему серьезное, например как малый или средний космический корабль. А приобретенный ремонтный цех позволяет проводить работы подобного плана. Третье. В нашем распоряжении есть небольшая торговая площадка, которую можно использовать под реализацию не только демонтированного и восстановленного оборудования, но и полученных полезных ресурсов для промышленных установок в виде уже готовых блоков КССМ.

    — Что это за торговая площадка? — заинтересовался гном.

    — Небольшая палатка на нижнем торговом уровне, — пояснил я.

    — Не спрашиваю откуда. Уже понял, что это бесполезно, но в этом случае есть определенные условия, — прокомментировал он.

    — Какие? — спросил я.

    — Вернее, условий всего два. Они являются обязательными для размещения своего торгового представительства на этом уровне. Первое. Нам нужно обеспечить его постоянное содержание и наполнение товаром, площади не должны простаивать, то есть мы должны как минимум постоянно держать какой-то товар на складе торговой площадки. И второе. Нам необходимо найти человека, который будет ее смотрителем и займется ведением нашего складского хозяйства. Но главным условием для этого человека является получение торгового сертификата.

    И немного помолчав, будто решая, с чего начать, Крав сразу перешел к сути проблемы.

    — Я знаю эти торговые палатки, обычно под ними в пространственном кармане располагаются небольшие складские помещения, для хранения ограниченного объёма предоставляемой продукции, чтобы облегчить возможность ее наглядной демонстрации покупателям и организацию более быстрой доставки товаров, если того потребуют обстоятельства. Основные же объёмы товара хранятся в специально арендуемых боксах на складских уровнях станции. Там можно разместить от большого стационарного перерабатывающего комплекса до каких-нибудь технологических запчастей от малых портативных устройств. Боксы выбираются в зависимости от нужного размера и объёма. Например, все блоки КССМ нам придется хранить там. Это одно из условий, во-первых, их доставку оттуда организовать намного легче, чем с торговой площади, и во-вторых, для их хранения необходимы менее приспособленные помещения, чем, например, для высокотехнологичного оборудования или предметов роскоши, что тоже нередко повышает стоимость аренды или приобретения в собственность таких боксов.

    — С этим понятно, — согласился я с суждениями гнома, но он, похоже, еще не закончил, а поэтому продолжил говорить:

    — Корабли же всегда размещаются в доках станции. В каждом из них есть специально отведенная торговая площадка, где находятся выставленные на продажу суда. Единственным недостатком является то, что информация по кораблям, в отличие от комплектующих и модулей для них, не попадает на торговую биржу станции. И для того чтобы найти объявление о продаже того или иного судна, нужно просмотреть каждое объявление, размещенное на всех торговых досках, закрепленных за всеми космическими доками станции. А это зачастую вызывает определенные трудности, и поэтому чаще всего информацию получают только с основных доков, а ведь там швартуют в основном дорогие суда, или те, кто способен оплатить аренду швартовочного места в космическом доке, которая является одной из самых высоких на станции. А такие продавцы и товар свой реализуют по соответствующей, не маленькой, цене. Поэтому самые интересные предложения от продавцов средней руки с выгодной стоимостью корабля часто остаются совершенно невостребованными. О них просто никто не знает.

    — А как сложилась такая ситуация? — спросил я, вообще-то не очень ожидая ответа, но Крав мне его дал.

    — По какой-то загадочной и случайной причине, — и в этом месте он усмехнулся, — владельцами основных космических доков, главной торговой биржи станции и руководящих постов у нас на станции являются одни и те же личности.

    — Ну, тогда все понятно, — усмехнулся я в ответ, — весь основной оборот самым дорогостоящим товаром, которым для удаленной космической станции и являются космические суда, идет через их торговые площадки.

    — Верно, — подтвердил мою догадку гном, — и поэтому в этом отношении даже наличие возможности аренды недорогих швартовочных мест в неосновных доках станции не дает гарантии удачной продажи или покупки космических кораблей.

    А у меня в голове как обычно зародилась очередная бредовая идея, которую неплохо бы воплотить в отдельную услугу.

    Поэтому сначала я обратился к Кире с новым, уже стандартным для нее, заданием. Зарегистрироваться на всех космических доках и верфях станции, второе — прикрутить наш программный поисково-аналитический модуль к их доскам объявлений. И третье — провести анализ конъюнктуры рынка по спросу и предложениям на продажу и покупку космических кораблей. Ну и как всегда последнее, присоединить к нашему проекту «Посредник» дополнительную услугу по продаже и покупке космических судов.

    Со стороны все выглядело вполне логично.

    «Нужно будет об этом рассказать Краву, но это потом. Пока же необходимо закончить уже начатый разговор».

    — Хорошо, с этим все более-менее понятно. Что еще необходимо предусмотреть по этому пункту нашего проекта? — спросил я у гнома.

    Он, перебрав в уме только что состоявшийся разговор и вспомнив, на чем мы прервались, продолжил с того места, на котором прервался:

    — А поэтому нам, как торговый представитель на площади, необходим товаровед-продавец. Из-за большой конкуренции это должен быть хороший специалист. Но нужно учесть, что они берут за свою работу никак не меньше ста пятидесяти — двухсот тысяч кредитов. Однако тут ничего не поделаешь, без него не обойтись, так как необходимо его постоянное присутствие на торговой площадке и, главное, нам нужен его сертификат торговца, желательно с опцией «оптовой и промышленной» торговли.

    И еще немного подумав, добавил:

    — Тем более если мы собираемся в будущем плотно заняться разноплановой торговлей, то без такого сотрудника нам не обойтись.

    В этом месте из своего полусонного состояния очнулась Энака и произнесла:

    — Я могу предложить вам одну кандидатуру, но не уверена, что вы ее захотите рассматривать.

    Ее речь меня даже несколько удивила, как-то не предполагал я, что у нашего сурового и грозного телохранителя могут быть такие знакомства. Я, если честно, хотел обратиться за помощью к своему знакомому торговцу Тмору, уж он бы смог кого-либо порекомендовать, была у меня такая уверенность. И как мне кажется, уж он-то не переживает за ту конкуренцию, что мы сможем ему создать своим появлением на рынке станции. Слишком разные у нас в этом отношении весовые категории.

    Но и предложение девушки выслушать стоит, больно уж редко она высказывается.

    А поэтому я, осмотрев ее начиная с ее прекрасных и стройных ножек, немного необычных, но от этого не менее притягивающих взгляд рук до нереально красивого лица, кончиков ее чуть заостренных ушек и внезапно сузившихся глаз, с внезапно промелькнувшим там желанием укоротить кое-кого на бесполезную часть тела, именуемую мыслительным аппаратом, то бишь головой, в который уже раз переоценил свое отношение к ней и, чтобы не рисковать лишний раз, попросил ее рассказать о своем предложении.

    Она посмотрела на меня и, будто сбрасывая какое-то наваждение, усталость, злость, провела одной из рук по своей длинной и толстой косе шелковистых, отливающих матовым цветом волос, потом как-то необычно встряхнула ей и, слегка мотнув головой из стороны в сторону, начала говорить.

    Хотя мне почему-то показалось, что стряхивала она не какое-то свое внутреннее ощущение усталости и отчужденности, а некий грязный реальный физический мусор, которым мог по счастливой случайности оказаться один неугомонный «тупой дикарь».

    Потому что она так удивленно посмотрела на меня, когда произвела свои действия, будто не понимая, как это я еще не провалился в пол станции, а все еще сижу здесь перед ней.

    Как-то не ладятся у нас с нею отношения, общаемся только на деловом уровне. А вот мне почему-то хочется большего.

    «Или не хочется? — посетила меня трусливая мысль. — Нет, все-таки хочется», — решил я.

    Однако мои желания в этом отношении, похоже, кое-кого совершенно не заботят.

    Между тем креатка рассказывала о том, кого хотела нам предложишь на эту новую должность.

    — У меня на примете есть один знакомый, вернее не так, о нем я знаю через третьих лиц, но думаю, нам он подойдет.

    Возможно, Крав о нем слышал раньше. Его очень крупно подставило бывшее руководство, когда он отказался участвовать в каких-то их левых махинациях, и поэтому его с позором уволили из флота. Однако, насколько мне известно, это очень хороший специалист, но что для нас еще более важно, он до невозможности честен и принципиален. И если наш бизнес не будет противоречить букве закона, то лучшего сотрудника нам не найти. Как я слышала, он все еще не смог найти себе работы, правда, в этом заслуга не его самого, а его бывшего начальника, выдавшего ему волчий билет. Работника с таким прошлым никто не хочет к себе брать. О нем я знаю, так как раньше с ним плотно работал мой учитель, по сути тот являлся его доверенным лицом. А мой учитель был очень требователен к тем, с кем ему приходилось сотрудничать.

    И она на пару мгновений замолчала, будто вспоминая что-то, а я тем временем воспользовался тем, чтобы вставить свою небольшую реплику.

    — Хорошо, Энака. Принимается. Твоя рекомендация решает многое. Свяжись с ним и договорись о встрече. Посмотрим, что это за человек с волчьим билетом, — проговорил я, соглашаясь с предложением Энаки, ее характеристика этого человека сделала большое дело, тем более с такими комментариями.

    — Тут есть одно небольшое уточнение, — как-то немного неуверенно произнесла девушка.

    — Какое? — насторожился я.

    — Только это не человек.

    «И что, как я посмотрю, тут, куда ни плюнь, попадешь в какого-нибудь не очень стандартного человека. Так что я не понимаю ее опасений. Ну, или на самом деле я чего-то не знаю, поэтому сейчас это и придется выяснить».

    Отпив из кружки на столе так понравившийся мне тоник, я осмотрел сидящего рядом гнома, четырёхрукую девушку, вспомнил сидящих в зале троллей и встреченную эльфийку.

    После чего задумался, кто же может быть таким этот нечеловек, что у меня против него сразу же должны возникнуть определенные возражения.

    — Рассказывай, — попросил я Энаку.

    — Аларианин, — просто ответила она, будто это слово должно было мне все сказать и объяснить.

    Крав после ее слов с удивлением посмотрел на меня и хотел что-то сказать, но потом замолчал и, быстренько что-то просмотрев у себя на планшете, спросил у креатки:

    — Ты говоришь о Нриа?

    — Да, — ответила она.

    Его этот ответ вполне устроил, и он остался сидеть на своем месте, не став ничего добавлять или как-то комментировать ее рассказ.

    Мне же их переговоры ничего не дали.

    Поэтому я быстро перешерстил базу станции на предмет представителей данной расы, но ничего не нашёл, кроме того, что их планета подчиняется совету кланов империи Аграф. Но ни кто они, ни как могут выглядеть, мне найти не удалось. Странно, будто кто-то специально вычистил всю информацию о них.

    Видимо, я пробормотал это вслух, так как Энака сказала:

    — Так и есть. Это было сделано специально, чтобы оградить представителей этой расы от посягательств со стороны любых других граждан Содружества.

    Я, видимо, все еще смотрел на нее с глупым и ничего не понимающим выражением на своем лице, потому что она продолжила, будто разъясняя мне прописные истины как какому-то ребенку:

    — В последнем конфликте эта раса почему-то приняла сторону архов, и причин их поступка объяснить не может никто до сих пор. Правда, занимались они при архах странной для захватчиков деятельностью. Они организовывали лагеря беженцев и выполняли функции спасательной и медицинской службы на оккупированных планетах. Однако государства Содружества и спустя полвека не могут простить им того мнимого предательства и того, что они выступили против них на стороне врагов Содружества, хотя алариане во всеуслышание объявили о своих намерениях, как только началась война. Единственные, кто смог перешагнуть эту неприязнь, были аграфы. Видимо, эти хитрые долгоживущие, — с некоторой неприязнью, даже большей, чем, похоже, ко мне, произнесла она, — знали что-то такое, что позволило им это сделать, а возможно, просто на основании своего опыта могли заглянуть несколько дальше всех остальных.

    Меня же посетило какое-то своеобразное чувство, будто я точно знаю причину, почему представители этой расы поступили именно таким образом и никак иначе. Просто у них не было выбора и по-другому они поступить не могли в принципе. Не позволила бы их природа и внутреннее естество. Откуда у меня были такие мысли, я не знал. Но мне почему-то сразу вспомнились антифашисты, которые специально шли работать в концлагеря, для того чтобы иметь хоть какую-то возможность помогать пленным, иногда получалось спасти кому-то жизнь или организовать побег.

    Но для того чтобы убедиться в этом, нужно было поговорить с аларианином.

    — Устрой нам встречу, — просто сказал я девушке, — я поговорю с ним.

    — Сделаю, — ответила та, — только еще одно, это она.

    «Как-то много девушек на один квадратный метр собирается вокруг меня. Очень хочется надеяться, что никаких проблем у меня с таким их количеством не будет. Женская душа потемки, а что уж говорить о душе девушек-инопланетянок. Только одно. Там тьма тьмущая и туда лучше не лезть без особого повода. Целее будешь».

    Посидев немного, поразмышляв таким образом и проанализировав наш разговор, у меня появился только один закономерный вопрос. «А не помешает ли подобная нелюбовь к представителям этой расы нашему делу?» Который я и озвучил Энаке, но ответил на него мне Крав, который до этого отстранился от разговора, что-то просматривая на своем планшете.

    Видно, что человек, простите, гном, отнесся к порученной работе всерьез и старается уделять ей любое свободное время.

    Но в этот раз он отвлекся, чтобы разъяснить мне ситуацию:

    — Никаких проблем в отношении к нам клиентов не предвидится. И все дело опять-же в аларианах. — И посмотрев на меня, он, усмехнувшись, пояснил: — Все дело в их честности. Они никогда не обманывают. Это самые честные члены Содружества, и только из-за этих их качеств с ними все еще имеют дело. К нам клиенты будут обращаться только из-за того, что будут знать, что у нас их никто не обманет. Проблемы будут только у нашего хозяина, ведь взяв на работу отщепенца, он возьмет на себя и его проблемы. Никто не захочет жить и работать с ним вместе, поэтому нашему хозяину придется позаботиться об этом, ну и оградить его от постоянных нападок. Ведь за пределами магазина он из самого честного торговца превратится в одного из тех, кто когда-то предал Содружество.

    — Если все так плохо, то почему эта Нриа живет тут, где ее каждый готов обидеть и унизить?

    — Видимо, дома ей еще хуже, — просто ответил гном, — но правды я сказать не могу.

    Я отхлебнул своего напитка и только после этого повернулся к ожидающей моего решения парочке. И было у меня такое чувство, что от принятого сейчас решения будет зависеть очень многое. Только я не мог понять, что же они хотят от меня услышать. Да мне это было и не особо нужно, для себя я все уже давно решил.

    — Найди ее, думаю, нам стоит поговорить, — попросил я креатку.

    Похоже, я принял правильное решение.

    То ощущение натянутой струны и напряжения, которое буквально секунду назад витало в этой комнате, пропало, оставив только еле заметный след, и то лишь в моих воспоминаниях.

    А поэтому я решил, что если у нас так продуктивно идет общение, то не нужно его останавливать, и я продолжил:

    — Осталось еще два нереализованных пункта этого плана. Необходимо разыскать и приобрести определенное техническое устройство для тестирования исправности или ремонтопригодности найденного оборудования, ну и главное, понять, а кто же всем этим будет заниматься?

    Ни гном, ни креатка в этом деле, судя по их постным лицам, помочь бы мне не смогли.

    — Решение этих вопросов на мне, — сообщил я в основном Краву, так как девушка опять потеряла интерес к разговору.

    Перебрав в уме все пункты по проекту утилизации и конверсии, я решил перейти к следующему, еще не полностью реализованному проекту. На текущий момент только частично запущенного в эксплуатацию. Вернее, практически еще не начавшего работать, в отличие от всего остального.

    — Так, следующий наш проект, это предприятие по восстановлению работоспособности портативных утилизаторов, — произнес я.

    Но видимо, мои слова не произвели никакого особого впечатления. Только креатка сказала:

    — Это, видимо, именно твоя идея.

    — Да, а что? — удивился я.

    — Да нет, ничего, — успокоила меня девушка, — просто за всеми другими предложениями не просматривался такой идиотизм автора, как сейчас.

    И видимо, чтобы добить меня окончательно, она продолжила говорить:

    — Кто будет покупать уже использованные утилизаторы, для чего? Это одноразовый продукт.

    И девушка взяла в одну из рук стоящий на столе небольшой предмет, по форме напоминающий вытянутый параллелепипед и, потрясая им передо мной, добавила:

    — Их нельзя использовать повторно.

    После чего бросила его обратно на стол, да так, что он, отскочив, чуть не врезался в мое лицо. И было у меня подозрение, что сделано это было умышленно.

    Но мне повезло, и я успел перехватить портативный утилизатор еще в полете.

    Поймав его, я не стал ставить его обратно, а взяв в руки и приподняв над столом, чтобы лучше было видно мои манипуляции, сказал, сопровождая свои слова проводимыми действиями над утилизатором:

    — Вы ошибаетесь в самом главном. И это заблуждение, похоже, свойственно многим.

    И найдя соответствующую маленькую кнопочку, почти не заметную у основания утилизатора, о которой узнал, изучив несколько описывающих смежную тематику баз, нажав ее, проговорил:

    — Они не одноразовые.

    Вместе с моими словами из утилизатора выпал, как я понимаю миниатюрный блок КССМ.

    Мои действия, да и слова произвели впечатление даже на бесстрастную и все время молчащую девушку, которая игнорировала наш разговор, если он не касался непосредственно ее самой.

    — Это и есть наш следующий проект, — сказал я, подбирая выпавший небольшой цилиндрик переработанного в КССМ различного мелкого мусора.

    — Продажа блоков КССМ? — спросил гном.

    — И это тоже, но главное. Мы можем теперь повторно перепродать этот портативный утилизатор.

    И я покрутил его в своих руках.

    — Единственное, что нужно сделать в этом случае, это провести замену контейнера по хранению КССМ и питающего элемента, если его заряд меньше десяти процентов, а потом выполнить общий профилактический осмотр утилизатора. Со всем этим справится даже самый простой автоматический ремонтный комплекс со слабеньким искином. В этом случае от нас потребуется лишь тот, кто займется доставкой купленных нами и уже обработанных утилизаторов, а также нам нужен канал оптовой закупки комплектующих к ним, таких как боксы и питающие элементы. Ну и если мы найдём оптовых покупателей, то это тоже будет неплохо. Получается, что если подумать, то с этой работой справится даже ребенок. — И как только я это произнес, то сразу же понял, кому можно предложить эту работу.

    Рык, брат Неи, думаю, согласится на эту работу, особенно если отнестись к нему не как к ребенку, а как ко взрослому человеку, простите, оборотню. Он всегда хотел такого отношения к себе, а сейчас вынужден сидеть на шее у Этора и Эрсы.

    — Вопрос с персоналом снимается, — продолжил я, — есть у меня один кандидат, думаю, он неплохо справится с этой работой.

    — Хорошо, — сказал Крав, — но этого все равно мало, — и, посмотрев на меня, продолжил: — Необходимо как минимум отдельное помещение, где мы сможем устроить мини-мастерскую и склад готовой и еще не обработанной продукции, а также склад под комплектующие и полученные блоки КССМ.

    — Об этом уже позаботились. Под этот проект приобретен достаточно просторный бокс, который как раз подходит под все названные тобой цели.

    — Понятно. Какие задачи отводятся мне в этом проекте? — спросил он.

    Посмотрев на него и отхлебнув из кружки с тоником, я ответил:

    — Как обычно, на тебе финансовый вопрос, там только ты и будешь им заниматься, а также организация закупок и поиск клиентов. Остальное на мне. Закупка оборудования. Поиск необходимого небольшого погрузчика. Доставка утилизаторов, как нам, так и клиентам, будет осуществляться нашим сотрудником. Объявления о приёме на уничтожение уже отработанных утилизаторов и о продаже вторичных уже размещены в сети. На готовые утилизаторы настроен счетчик, чтобы покупатель всегда знал, сколько портативных приборов по уничтожению мусора у нас в продаже. Рассылку сообщений на получение новых заказов я настрою тебе, мне и новому сотруднику.

    И немного помолчав, дав отдохнуть своему и так уже натруженному разговорами горлу, постарался закончить разговор на эту тему:

    — С этим всё. И последнее. На тебе, Энака, обеспечение безопасности этого объекта, — обратился я к девушке.

    — Ясно, — слегка потянувшись и напомнив этим своим движением дикую и опасную хищницу, ответила та и прикрыла глаза.

    Подумав и посчитав, что по этому проекту я рассказал им уже достаточно, перешел к следующему нашему имуществу.

    Ни в каких текущих проектах оно пока не участвовало, но я надеялся, что это продлится недолго, и мы сможем реализовать его потенциал в будущем.

    Поэтому я начал свою речь такими словами:

    — Ну а теперь давайте перейдем к тому имуществу, что сейчас мёртвым грузом лежит на балансе фирмы, но имеет перспективу быть задействованным в каких-нибудь будущих наших проектах или планах.

    И немного помолчав и смочив горло глотком тоника, продолжил:

    — Первое. Это автоматический шахтерский комплекс. На текущий момент не активен, правда, при этом развернут в одном из астероидных поясов системы. Необходимо провести его ревизию, выяснить степень работоспособности. Если понадобится, провести профилактический ремонт. После чего нужно будет организовать разведку местных астероидных полей, желательно в связи с неспокойной обстановкой в секторе, выбрать те из них, что расположены максимально близко к охраняемому периметру станции. После чего провести настройку комплекса под тип ресурсов, найденных там, и наладить их добычу в этом астероидном скоплении. Последним шагом будет организация доставки из поля астероидов сюда на станцию переработанных в блоки КССМ ресурсов. Нужно будет определиться с периодичностью полетов, найти корабль и пилота. Комплексу нужен будет оператор только в момент его активации и настройки на новом месте под добычу нового типа полезных ископаемых.

    «Вроде всё», — про себя подумал я и, уставившись в стену, подумал о том, что никаких других поручений по этому делу у меня пока нет.

    — С этим всё? У кого-то есть вопросы или предложения?

    Не дождавшись ни от кого из них никакой реакции, я решил, что всем и все понятно, можно продолжать разговор дальше.

    — Тогда следующее. Это малый космический док. Он значился как одна из резервных военных или торговых площадок на случай перегрузки основных стартовых платформ станции.

    Построен был еще до войны с архами. Он приобретен нами в собственность по случаю. Его особенностью является то, что это небольшой внутренний док, встроенный в несущую конструкцию станции. Сделано это, скорее всего, чтобы не светить его на поверхности станции и максимально защитить от нападения извне. Рассчитан он всего на пять малых кораблей, три среднего класса или один тяжелый. Находится он на пятнадцатом нижнем уровне от центральной горизонтали, в правом секторе станции. Хотя ему уже более семидесяти лет, но за все время, как оказалось, им ни разу не пользовались. Он все это время находился в состоянии консервации. За небольшие деньги можем немного доработать его и получить абсолютно новую, полностью автоматизированную стартовую площадку, предназначенную для постройки, ремонта, переоборудования или восстановления космических кораблей.

    Это сообщение заставило оживиться даже Энаку, хотя я никак не мог понять, чем могла быть вызвана такая реакция на сообщение о том, что у нас в собственности есть свой небольшой док.

    Похоже, это непонимание было так ясно написано на моем лице, что девушка обратилась к гному, попросив:

    — До него, видимо, не дошёл весь смысл только что озвученной новости. Объясни ему.

    Тот кивнул мне головой и сказал:

    — По сути это едва ли не главная и самая ценная наша собственность на текущий момент, — сказал он мне.

    — Почему? — все еще не понимал я.

    — Теперь на нас не распространяется закон о таможенном досмотре и проценте за доставку товара на станцию. Доков на станции не так и много, и все они уже давно поделены между собой. Одни принадлежат руководству станции, не напрямую, конечно, а через подставных лиц. Другие, в большинстве, это доки военных, спасателей или исследователей. Третьи принадлежат различным мафиозным или криминальным структурам. И мизерный процент это частные доки, на одно, максимум два судна. И главное. Не все доки могут принимать частные корабли, тем более грузовые или транспортные. Военные, спасатели и исследователи не допускают посадки чужих судов в свои доки. На общественные верфи могут садиться все, кто захочет, но тут придерживаются законов Содружества и Империи Атаран, по крайней мере внешне, и приходится выплачивать налог за пользование общественными верфями. Двадцать процентов стоимости ввозимого товара. Ну и само собой оплата стоянки корабля. Поэтому долго находиться на станции с полными трюмами невыгодно, и именно поэтому тут так развит торговый уровень, куда сразу по прилету перевозится весь товар. Криминал за бестаможенный въезд на станцию дерет три шкуры, и простой корабля обходится часто в такие суммы, что проще вообще не залетать на станцию. А бросить корабль где-нибудь в космосе, понадеявшись на случай, а самому пробраться сюда через какой-нибудь технический шлюз. Однако контрабандисты доставляют свои товары именно через них. И это золотое дно. Ведь контрабанда это не только рабы и наркота, но и высокотехнологичные товары, приобретенные в обход корпораций, оружие и многое другое. Даже некоторые драгоценности и животные. И над этим стоит подумать. Мы можем неплохо заработать на этом бизнесе, но нужно учесть, что он идет на грани закона и с нас спросят в полной мере, если поймают за руку. Но главное, мы этим можем пользоваться и в своих целях. Например, если необходимо замести следы и уйти со станции, а потом вернуться. Или пустить всех по ложному следу. Только в этом случае док должен быть оформлен на частное лицо, тогда весь трафик, проходящий через него, не будет фиксироваться. В общем, вариантов множество. Все вышесказанное про космодоки, принадлежащие криминалу, относится и к частным, но у криминала хотя бы фиксированные тарифы и цены на предоставляемые услуги, и надежность они обеспечивают еще большую, чем на общественных государственных верфях и доках, только знай, плати. Частники же могут задрать любую стоимость оказания ими услуг, как максимально завышенную, так и вполне приемлемую, даже меньшую, чем в общественных, но никакого качественного сервиса в таких доках ждать не приходится, часто в них нет даже простейшего ремонтного комплекса, чтобы провести небольшую профилактику, перезаправку или пополнение боекомплекта. Так что тот док, о котором ты рассказал, это большая удача. Нужно только постараться, чтобы он не засветился в реестре станции. Для этого, правда, придется передать его кому-нибудь в собственность и затереть все записи в станционных базах данных и архивных хранилищах. Вот и первая работа для нашего будущего хакера.

    Креатка, которая все обсуждение провела в сосредоточенном состоянии, в отличие от всего остального нашего разговора, произнесла:

    — Да, я поручу ему, как только он у нас появится, — согласилась Энака, — это дело будет идти под грифом повышения уровня безопасности нашей конторы. Слишком ценным объектом является данный вид собственности.

    — Согласен, — подтвердил правоту ее слов Крав. Моего мнения, похоже, не требовалось. Кое-что я забыл им сказать.

    — Док уже оформлен в частную собственность, — произнес я, когда они уже начали решать вопрос о том, как лучше и незаметнее вывести его из имущества компании и передать кому-либо.

    Например, Энака настаивала, что док нужно передать ей, а вот Крав, как ни странно, почему-то предлагал именно меня.

    — И кто владелец? — спросила у меня девушка. Улыбнувшись ей самой милой улыбкой, сделав при этом невинное лицо, я протянул:

    — Я.

    Посмотрев на меня долгим изучающим взглядом, будто примериваясь, куда мне лучше и сподручнее будет врезать, она внезапно улыбнулась в ответ и хитро так произнесла, как бы говоря «ну что съел»:

    — Хорошо. Но учти, к доку должен быть приписан как минимум один корабль, иначе информация о том, что он бездействует, уйдет наверх, и он засветится в сводках станции. И тогда все наши труды будут напрасны.

    Мне же на ум пришла лишь одна мысль. «Какая же ты еще девочка, хоть и умеющая убивать сотней способов», — подумал я.

    При этом глядя на нее, мне так страстно захотелось просто приобнять ее и провести рукой по ее щеке, погладить внезапно забившуюся венку у нее на шее, что я даже протянул руку. И лишь заметив, как она удивленно и несколько растерянно отсела от меня, хотя достать ее я бы не смог, даже если бы захотел, девушка сидела в противоположном от меня конце комнаты, вздохнул и с сожалением проговорил, невесело усмехнувшись и посмотрев в ее такие красивые и прекрасные глаза:

    — К нему у меня есть три корабля. Первый это средний корабль универсального назначения, отбитый у пиратов. Сейчас он перевезен в наш док. Второй это малое транспортное судно, но по размерам больше походящее на средних размеров фрегат, приобретенное совместно с автоматизированным шахтерским комплексом и приписанное к нему. Видимо, раньше оно использовалось для доставки полученных на прииске ресурсов. Нужно будет перегнать его с общественных верфей в наш док.

    И помолчав, перешел к следующему:

    — Ну и последний, это малый пассажирский крейсер, относится к классу средних кораблей. Он сильно поврежден, но при этом ремонтопригоден, приобретен нами недавно, но еще не забран с места стоянки продавца, доставить его должны только завтра.

    — И зачем нам неисправный корабль? — спросила у меня девушка.

    — Если честно, его приобрел я, просто хотел потренироваться на нем в ремонте кораблей. Думаю, никто не будет этому возражать.

    — Так ты еще и ремонтник? — удивленно произнесла Энака.

    — Есть немного, но я учусь.

    — Ну, ну, — проговорила она.

    «Не хочу я с тобою воевать», — билось у меня в голове. А она между тем закончила:

    — Так, вопрос с приписанными к доку судами решен, у нас их даже больше, чем нужно. Но это и хорошо.

    И она опять полуразвалилась на своем диванчике, устранившись от разговора.

    — Я проверю все документы на собственность, — проговорил гном, — и постараюсь посмотреть, что можно еще сделать, чтобы снизить затраты на его оборудование и содержание. Благо в нашем случае налогами облагается только анонимное имущество. Мы просто укажем его общую стоимость и будем рассчитывать налоговый сбор исходя из этого. Такой подход очень выгоден, чтобы не светить наличие у нас такого ценного ресурса, как космический док. Идеальным было бы оформить его как какую-либо инженерную мастерскую, тогда ни у кого не вызвало бы вопросов такое потребление энергии и большое наличие коммуникационных линий, подведенных к этим помещениям.

    Оценив его предложение и перестав все время соскальзывать взглядом в сторону Энаки, я сказал:

    — Принимается. Делай, как считаешь нужным, ведь это теперь твоя работа.

    И перебрав еще раз в голове все материальные ценности конторы «Тупой дикарь», я перешёл к ее нематериальным активам.

    — Теперь давайте поговорим о тех проектах, которые не имеют под собой материального носителя.

    — Что? — удивленно переспросил меня гном.

    — Наша контора на доске объявлений станции наемников, да и вообще везде, где мы только смогли получить доступ, зарегистрировала несколько объявлений. Первое из них о продаже специализированного поискового модуля. Вот ссылка на объявление.

    И я переслал креатке и гному необходимый сетевой адрес.

    — О, мне сегодня один из знакомых рассказывал об этом модуле, — удивившись, сказал Крав, — но я почему-то думал, что это разработка какой-либо из узкоспециализированных корпораций по созданию необходимого программного софта. Я его не приобрел. Так как я, нахожусь несколько на мели, но для постоянного анализа тенденций на рынке станции это незаменимая вещь. Не понятно только, как это никто раньше не сумел додуматься до такой простой ее реализации.

    Не хотелось мне говорить об истинном авторе и модификаторе программы, поэтому я просто ответил немного другое:

    — Сам удивлен. Но патент на программный модуль зарегистрирован на нас и доходы от продажи этого модуля небольшим потоком идут в наш общий кошелек. Если у вас появятся идеи, как увеличить количество его продаж, то я с удовольствием вас выслушаю, и если они нас устроят, то мы постараемся их реализовать.

    Крав поерзал на своем кресле, потом кивнул и проговорил:

    — Я подумаю над тем, что еще можно сделать.

    Энака же просто кивнула головой на мой брошенный на нее взгляд.

    — Хорошо. В качестве небольшого бонуса пересылаю вам по копии данного программного продукта. Возможно, он пригодится вам в вашей работе.

    И отправив им через нейросеть копии программного модуля, выставленного на продажу в нейросеть. Оригинал я оставил себе. Должна же быть у меня хоть небольшая, но фора.

    А затем продолжил:

    — Думаю, доход от продаж тоже следует подсчитывать ежемесячно за минусом всех налоговых вычетов, — сказал я Краву.

    — Принято, займусь, — ответил тот.

    — Тогда дальше, — осмотрев уже начавшую надоедать мне комнату, сказал я, — следующая наша услуга, объявление о которой размещено в сети, это сервис «Посредник». Многопрофильное и разноплановое оказание посреднических услуг по заявкам заказчиков. Покупка, продажа, поиск, реализация, выполнение, найм подрядчиков, наемников. И многое другое. По сути, это уже вполне работающее направление. Единственный незавершенный пункт данного проекта касается ведения финансовых операций и договоров по выполненным или запланированным работам. Теперь это забота твоего отдела, — обратился я к гному и продолжил: — Уже выполнено несколько контрактов, информацию о них я переслал вам на нейросеть, — параллельно Кира скинула им пакеты документов по приобретению земельного участка, постройке домов для Департамента по исследованиям и контракта на учебу для колонистов.

    Гном быстро пробежался глазами по полученным договорам и в удивлении присвистнул.

    — Мы за одну и ту же работу берем двойные деньги?

    — Не всегда, но если есть такая возможность, то почему бы и нет.

    — Хитро, — сказал он и сразу спросил: — Кто автор идеи?

    — Хозяин нашей фирмы, — не моргнув глазом ответил я. Его, похоже, мой ответ полностью удовлетворил, а вот Энака из-под полуприкрытых глаз как-то подозрительно долго смотрела в мою сторону.

    — Хорошо, понятно, — сказал гном, — это всё?

    Видимо, уже и им начал надоедать этот бесконечный перечень, но было еще два пункта, о которых я не упоминал, и поэтому их стоило озвучить.

    — Нет, есть еще кое-что.

    Крав ожидающе посмотрел в мою сторону, всем своим невозмутимым видом крича о том, как же он устал сидеть тут и хотел бы приступить к работе, лишь бы побыстрее вырваться отсюда.

    — К этой услуге «Посредник» с недавнего времени прибавится аналогичный специализированный сервис — «Посреднические услуги по покупке и продаже космических кораблей». Он уже зарегистрирован и работает, но пока ни одного контракта по этому направлению нами выполнено не было.

    — Я так понимаю, наша работа будет заключаться в том же самом, ведении бухгалтерской и финансовой отчетности, а также контроль документооборота? — спросил у меня гном.

    — Совершенно верно, — согласился с ним я.

    — Хорошо, еще что-то? — уточнил он.

    — Да, осталось последнее. В связи с идеей создания информационного вычислительного центра из архивов фирмы был поднят еще один проект, по созданию общественного сетевого сервиса — «Сетевого ежедневника». Его работа будет заключаться в создании плана работ для каждого зарегистрировавшегося в ней пользователя, его отслеживание, пополнение и актуализация. Но самыми главными функциями станет динамическая оптимизация его состава и длительности выполнения каждого из этапов. Все это будет происходить в автоматическом режиме, в нужный момент, пользователю будет пересылаться уведомление о наступлении начального этапа нового пункта плана. Также будет вестись отслеживание прохождения каждого этапа и соответственно корректироваться дальнейшее его выполнение и общая его длительность.

    Я закончил и потянулся к кувшину с тоником, чтобы наполнить свой стакан, но он, как ни странно, оказался уже полон, но я точно помнил, что ничего себе еще не наливал. Единственным, кто мог это сделать и не попасться мне на глаза, была креатка.

    В удивлении посмотрев на нее и кивнув головой, я приподнял стакан и одними губами прошептал «спасибо».

    Не знаю, поняла Энака что-либо или нет, но внешне ее поведение никак не изменилось.

    Между тем Крав, что-то просмотрев в своем планшете, сказал:

    — Интересная идея, — произнес он, — у нас в управлении пытались как-то воплотить ее в жизнь, но насколько я знаю, у разработчика ничего не вышло. А у вас, значит, есть вполне рабочий вариант? — спросил он меня.

    Немного помявшись, я ответил:

    — Рабочий вариант есть. Но пока не у нас. Все права на его использование необходимо перекупить. Однако не думаю, что они будут задирать цену. В текущей реализации их проект не пользуется спросом и для его корректной работы необходима значительная доработка программного кода, которой мы и займемся после регистрации продукта как нашей интеллектуальной собственности. Это на тебе, Крав. Вот координаты текущего правообладателя, — и я ему скинул ссылку на контакты той маленькой фирмочки, что занималась распространением того программного модуля, что был уже установлен у меня, — займись переговорами, оформлением и покупкой этого модуля.

    — Выполню, — просто ответил тот.

    Когда я скидывал координаты, мне вспомнились слова гнома, которые меня очень заинтересовали, и поэтому я решил кое-что уточнить у Крава.

    — Так ты говоришь, что тот, кто смог воплотить эту идею в жизнь, неплохой разработчик?

    — Да, скорее всего, это так.

    — Понятно, — пробормотал я себе под нос.

    — А что? — спросил у меня он.

    — Да так, небольшое уточнение. Есть у меня маленькая идейка на этот счет, если другая не выгорит.

    — Ну ладно, — сказал он, — как я понимаю, это все, что мы должны знать для вступления в наши новые должности? — спросил чуть погодя гном.

    — Верно, — согласился я, — и думаю, мы немного можем отметить это событие.

    — Я не против, — ответил Крав. Энака же просто осталась лежать.

    Я вытащил три папки с меню, подал две из них своим новым сотрудникам и произнес:

    — Ну, если вы мои гости, то прошу, не стесняйтесь, я угощаю. «Хорошо быть добрым и щедрым, когда за тебя платят другие. Интересно, когда Тро не выдержит?» — подумал я и усмехнулся.

    Через несколько минут весь стол был заставлен.

    Прошло еще двадцать минут. За ничего не значащими разговорами и историями Крава мы не заметили, как пролетело время.

    Ел в основном гном. Меня поражало, как в такого невысокого и не сильно крупного мужчину-гнома столько лезет. Я все ждал момента, когда он лопнет, ну или хотя бы начнет трещать по швам. Но такого знаменательного события все не происходило.

    Мы с Энакой уже давно наелись и просто сидели и отдыхали.

    И так как у нас появилось немного времени, день-то идет, дела не стоят на месте и их нужно выполнять, я спросил у девушки, любуясь ее волшебным стройным силуэтом:

    — Энака, как думаешь, когда сможешь найти команду наемников и хакера?

    — Не знаю, я слышала о нескольких отрядах, но нужно узнать, есть ли сейчас они на станции и не подписан ли у них контракт, но даже если тех, о ком я знаю, мне найти не удастся, то можно подобрать других. На бирже у меня есть свой человек, и он сможет мне в этом помочь за небольшое спасибо. Даже оформление контракта сможет ускорить, если это спасибо будет побольше.

    — Ну а по времени это сколько может быть? — уточнил я.

    — Максимум два дня, — ответила та.

    — Замечательно, — обрадовался я, а потом уточнил: — А хакер?

    Девушка немного помолчала, съела какую-то темно-алую ягоду, напоминающую черешню. Облизнула своим розовым язычком моментально окрасившиеся в такой же алый цвет губы.

    У меня слюни во рту скопились, когда я на это смотрел, и напряглось и набухло все, что могло напрячься и набухнуть. И дело тут было вовсе не в той вкусной ягодке.

    «Не захлебнись», — осадил я себя.

    Девушка же, будто не замечая того, что со мною творится, сказала:

    — С хакером несколько сложнее. Я даже примерно не знаю, где можно найти достаточно продвинутого и хорошего. Не по объявлению же. А связей в криминале у меня нет. Они бы точно кое-что подсказали.

    — С криминалом, говоришь, — ведь для обнуления нейросетей и имплантатов нужен неплохой уровень умений, вспомнил я. И я знаю как минимум двоих, кто торгует подобными вещами. То есть у каждого как минимум есть выход на нужных людей.

    — Я порешаю этот вопрос, — сказал в ответ на ее слова.

    — Спасибо, — проговорила она.

    — Не за что, мне и самому нужна их помощь.

    — В чем? — удивленно проговорила девушка.

    — Хочу привлечь их к одной работе, но это в будущем, пока даже не знаю, понадобятся они или нет, нужно все проверить самому сначала.

    — Понятно. Нут тогда я буду ждать. Если что, дашь знать.

    — Конечно. Куда же я денусь, ведь это твои подчиненные. На эти слова она несколько странно посмотрела в мою сторону и как-то серьезно спросила:

    — Уверен?

    Посмотрел ей прямо в глаза и, все-таки осмелившись, взял в свои руки одну из ее небольших ладошек. Я рассмотрел ее длинные и мягкие пальцы. Погладил нежную кожу на ее внешней стороне.

    Девушка, замерев, сидела и все еще не убрала ее, а только удивленно и несколько растерянно смотрела на меня.

    — Абсолютно, — наконец ответил я и поцеловал ей руку, оказавшуюся такой нежной и шелковистой.

    Вот тут нервы у Энаки не выдержали, и она все-таки отдернула ее, но никакой другой кары так меня и не настигло.

    «Это уже гораздо лучше, — понял я, — никакая ты не хищница, ты моя ласковая и нежная кошечка».

    И я уже новым взглядом посмотрел на креатку, которая как-то необычно сжалась и почему-то испуганно смотрела в мою сторону.

    И только тут я почувствовал, что меня уже кто-то достаточно продолжительное время дергает за рукав.

    Повернувшись, я увидел очень серьезное лицо гнома, который мне сказал:

    — Пошли, ей нужно побыть одной. Тут с ней все будет в порядке. Ей нужно подумать.

    И потянул меня к выходу.

    Я поднялся и медленно побрел из комнаты, мало что понимая, но осознавая, что гном в этот раз прав, как никогда. Именно мне не место тут и сейчас.

    А поэтому я послушался его совета, хоть мне и хотелось побыть с этой странной и необычной девушкой еще несколько бесконечно долгих мгновений. Но мне приходилось каждый свой шаг делать через силу, будто я увяз и прорываюсь сквозь зыбучие пески или трясину, в которую проваливаюсь все сильнее и сильнее.

    Но вот он выход, гном уже открыл дверь, и казалось, только один шаг и я вырвусь из того омута, в который погрузили меня волшебной красоты глаза девушки, оставшейся за моей спиной. Я уже заношу ногу, чтобы сделать его, этот последний шаг.

    Однако уже перед самыми дверьми нас догнал тихий голос девушки:

    — Дим, мы так и не узнали, кем работаешь ты в нашей фирме.

    Какое отношение это могло иметь к происходящей сейчас ситуации, я не понимал, но у меня непроизвольно вырвался тот единственный ответ, который, казалось, поразил всех:

    — Я мусорщик.

    Глава 3
    Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль» Общий зал

    Слегка освещенное помещение бара «Голодный тролль». Тихие голоса посетителей. Спокойная и не напрягающая атмосфера.

    Каждый знал, что владелец отвечает за безопасность и покой в стенах своего заведения. Для этого у него работало несколько неприметных личностей, которые всегда были готовы утихомирить слишком буйных посетителей. Правда, сложно назвать «незаметными» гигантов-троллей трехметрового роста.

    Но в воздухе витало ощущение, что этим минутам спокойствия скоро придет конец.

    Все местные знали, что были определенные часы и дни, когда это правило не действовало внутри данного заведения.

    И поэтому в такое время старались без особой надобности сюда не ходить.

    И как раз сегодня должен был настать один из таких дней, когда работы для этих «тихих и неприметных» парней могло прибавиться вдвойне, а то и больше.

    Так получилось, что этот бар был выбран Лигой наемников Станции Рекура-4 в качестве официального места найма и деловых встреч. Профсоюз и биржа этой неформальной, но достаточно влиятельной организации делали крупные отчисления владельцу бара, для того чтобы он позволял проводить подобные мероприятия на своей территории.

    Поэтому после обеда каждого десятого дня месяца и на следующие трое суток этот бар всецело принадлежал наемникам различных рас, мастей, специальностей и профессий. В это время бар превращался в гомонящий и разношёрстный улей. И посторонним в него соваться было нежелательно.

    Нельзя ворошить опасных пчел в их собственном доме. Об этом знали все.

    И поэтому удивленные взгляды вызвала странная парочка, молодой человек и терранин, которым явно было здесь не место. Ну, никак не походили они на наемников или их клиентов. Они вышли из дверей отдельного кабинета, расположенного в дальнем уголке бара.

    Было непонятно, что они тут делают, но, похоже, парнишка находился в некотором замешательстве, так как терранин, оглядевшись и, видимо, сопоставив даты и числа, поспешно потянул молодого человека за руку к выходу.

    Но было уже поздно. На этих двоих обратили внимание.

    И всему виной был растерянный взгляд парня, который неожиданно приобрел ясность. И он с непонятной уверенностью и внутренней силой осмотрел заполненное представителями различных рас, объединённых профессией наемника, помещение.

    Это были суровые люди и нелюди, и здесь не любили напускного апломба, выставленную напоказ крутость или мнимое проявление сил. Поэтому каждый, кто заявлял о себе, автоматически ставил себя на один уровень со всеми остальными.

    И в этом случае всегда устраивалась проверка на вшивость, тут не терпели слабаков и трусов, а значит, за любое проявление силы с тебя могли спросить вдвойне. Каждый должен отвечать за свои действия. Ведь если ты показал свою силу, то должен был в случае надобности доказать в деле свое заявление. Даже если оно выражалось всего лишь в уверенном взгляде, брошенном вглубь помещения. Ведь в будущем от этого могла зависеть жизнь любого находящегося в этом зале.

    Иными способами здесь уважения было не добиться, иначе с тобой как с равным в этом закрытом от остальных обществе просто никто не станет говорить.

    Исключение делалось для простых людей и клиентов или заказчиков, которые были вынуждены появиться здесь лишь по острой необходимости, хотя обычно даже они общались через посредников-рекрутеров, которые, так же как и все, были обычными наемниками, просто выполняли в отрядах еще и дополнительную функцию переговорщика.

    Но вот такие праздношатающиеся, как эти двое, всегда вызывали раздражение. Хотя в этом конкретном случае непонятные чувства порождал только стоящий немного дальше терранина молодой человек.

    Второй же точно был просто случайным прохожим и к наемникам никакого отношения не имел. Видимо, терранин просто задержался на переговорах и вовремя не успел уйти. Такое случалось сплошь и рядом, и ни у кого не вызывало ни интереса, ни каких-то других негативных чувств. Сейчас разберется в ситуации и сам быстро умотает отсюда.

    Но вот человек прямо так и заставлял думать о нем. И складывалось впечатление, что он тут не случайно и так просто уходить не собирается.

    Это ощутили многие. Но более опытные, осторожные или просто менее агрессивные, постарались пропустить его, не акцентируя на нем своего внимания.

    Однако были и такие, кто мгновенно взвился со своих мест, чтобы потолковать с человеком о делах насущных и вежливо объяснить тому, что ему тут не рады, да и вообще ему тут не место и пора бы ему идти отсюда подальше и поскорее.

    Лишь бармен как-то равнодушно махнул рукой подскочившим было вышибалам, усаживая их назад и протирая и так до блеска отполированную поверхность барной стойки, при этом с интересом наблюдая за происходящим в зале.

    Это и насторожило самых опытных и умных командиров и бойцов различных отрядов. Ведь Тро слыл чуть ли не самым рьяным противником нападений и потасовок у себя в заведении. А здесь он практически официально сам дал добро назревающему конфликту.

    «Что-то тут не так», — подумал Ренок, стараясь немного заглушить ментальное восприятие из-за разгорающегося накала страстей в помещении и нагнетающей состояние опасности и угрозы обстановки. Он понимал, что непосредственно ему и его отряду ничего не угрожает, но общую атмосферу назревающих тут событий улавливал точно.

    Ренок уже больше ста лет был главой одного из небольших отрядов пииров, как назвали их люди с Территорий Содружества. Правда, сейчас он водил в основном только молодёжь, делясь опытом и натаскивая их. Со временем, когда они считали себя полностью готовыми, молодые наемники из этого «детского сада» уходили в другие более профессиональные и серьезные отряды. Тут же они старались заработать себе репутацию, как-то показать себя, ну и конечно, набраться боевого и жизненного опыта.

    Пииры сами по себе были очень примечательной расой. Поголовно ментанты, слабые или средние, но не одного выше максимально возможного для их расы уровня градации ментальных способностей — «С5». Правда, было и исключение. Раз в несколько поколений в семье императора рождался очень сильный маг, иногда достигающий магистерского значения возможности преобразования ментальной энергии уровня «B7» или «В8». Внешне эта раса очень походила на уменьшенную процентов на двадцать копию троллей, только цвет кожи у них был вполне человеческий. Коренастые. Крепкие. Но не такие высокие. Менее сильные и быстрые. Но зато это компенсировалось ментальными способностями. Правда, они все равно были гораздо сильнее и быстрее людей. Так что пренебрежительно к ним относиться не стоило. Вообще описанная внешность была присуща, как ни странно, только мужчинам этой расы. И это неудивительно. При той повышенной силе тяжести, что царила на их родной планете, это было вполне закономерным следствием. Однако, что странно, девушки и женщины этой расы были очень похожи на миниатюрную копию аграфок, такие же стройные, красивые, лёгкие и воздушные, но не такие высокие, как они. При этом мужчины были совершенно не похожи на представителей расы аграф, а больше переняли на себя черты троллей. Наиболее сильными магами у них были женщины и девушки, правда, опять же за исключением семьи императора. И исходя из подобного симбиоза этой расы, сильные и грубые мужчины, не слишком крупные тролли и прекрасные, стройные, магически одаренные женщины, похожие на аграфок, бытовало мнение, что пииры это потомки удачного результата по скрещиванию видов, которое провели Древние когда-то очень давно. Все это дало свои результаты, как положительные, так и отрицательные. Аграфы их не очень жаловали и любили, но при этом всегда поддерживали, считая одной из младших ветвей принятого на поруки клана. Тролли же относились к ним как к своим меньшим братьям, покровительствуя и защищая их от нападок и опасностей все то время, что им потребовалось для вхождения в Содружество и адаптацию в нем.

    Да и потом тролли не оставили своих младших партнеров и братьев в беде, при этом они всегда готовы были прийти им на помощь.

    Но это были только плюсы. Практически в первые же дни вступления в Содружество выяснился один огромный минус, о котором никто никогда не задумывался до того момента.

    Причина была в их прекрасной половине. Именно их очень красивые девушки и женщины, которые, так же как и аграфки, с годами не старели, а становились только привлекательнее и желаннее, были причиной постоянных нападений на их колонии, поселения, отдаленные станции и даже планеты. Пиратов и работорговцев ничто не могло остановить. Ни военная помощь из Содружества, ни принятие законов, ограждающих пииров от подобных нападений. И поэтому первые несколько лет после вступления в Содружество превратились для них в постоянную борьбу за выживание и сохранение вида.

    Ведь каждый маленький царек, богатый человек, да и просто толпы извращенцев желали заполучить к себе такую рабыню. Ведь об аграфках мечтали многие, но подобраться к ним было гораздо сложнее, чем к соотечественницам наемников из отряда. У них не было такого же флота, как в Империи Аграф, и это практически не оставило им шанса на выживание. Такого поворота событий никто не ожидал.

    Но неожиданно один из бойцов предложил необычное и странное решение для их проблемы, он его называл «возродить Спарту», что это могло значить, он никому не объяснил, но по предложенной им методике начали готовить все следующие поколения пииров. Им стали с детства прививать поголовное воинское мастерство в сочетании с ментальными науками в очень жестких, а в некоторых случаях и жестоких условиях. Но именно это их и спасло. Уже через двадцать лет они имели такой крепкий костяк для своей будущей армии, что об этом узнали многие.

    Первая же битва показала, каких суровых и безжалостных воинов воспитали из них. И эта хладнокровность, неприятие смерти и безжалостное отношение к врагам заслужили для них их особое место в структуре Содружества.

    Их планета стала кузницей и центром подготовки для бойцов как в наемные, так и государственные армии. Они не были лучшими в индивидуальных сражениях, но слаженности их действий и групповому взаимодействию, благодаря общей ментальной матрице, внедряемой в сознание, могли позавидовать даже синхронизированные с помощью искина киборги или дроиды.

    В результате к двадцати годам каждый житель планеты, будь то девушка или парень, приобретал навыки неплохого универсального бойца с дополнительными умениями средней руки ментооператора. Кроме этого, их обучали одной гражданской специальности, той, к которой у данного пиира была наибольшая предрасположенность. При этом стараясь выбрать эти дополнительные профессии так, чтобы они были полезны не только в гражданской жизни, но и при службе в наемных отрядах или государственных войсковых соединениях. Предпочтение, естественно, отдавалось медикам, техникам, но были среди них и переговорщики, и журналисты, и ксенобиологи, и многие другие.

    И со временем так получилось, что когда все соседи поняли ту простую истину, что их лучше не задирать и к ним лучше не соваться, у них на родной планете скопилось уже огромное количество подготовленных и обученных убийц.

    С тех пор так и повелось, на их родной планете они тренируют бойцов, те самостоятельно проходят испытание и переводятся в бороздящие просторы наёмные отряды, или их приглашают на службу различные государства. Правда, было единственное исключение, они никогда не работали на пиратов и работорговцев. Сказалась их неприязнь, привитая первыми годами пребывания в Содружестве. Стараясь искоренять их всеми доступными средствами и используя для этого все свои возможности.

    Вот и сейчас из старого состава, с которым Ренок когда-то начинал свою карьеру, уже давно никого не осталось. Кто собрал свою команду, кто осел на какой-нибудь из планет и станций, а кто просто погиб.

    У него же на руках только недавно собранный недоукомплектованный отряд из пяти сорвиголов, тремя из которых были девушки. Он был против такого распределения, но поделать с этим уже ничего не мог. Их ему прислали в таком составе, а обратно он отправить их сразу не смог, сектор блокировали пираты и работорговцы.

    И поэтому сейчас, как, впрочем, и обычно, они были в поисках нормального контракта, с которым можно было бы справиться таким или чуть расширенным составом, было у них пару тузов в рукаве и одна договоренность с другим отрядом.

    Взяться самостоятельно за солидный контракт у них не хватало ресурсов, а мелких было достаточно только на поддержание команды в боеспособном состоянии.

    Как итог очередного месяца, сейчас Ренок со своими детьми сидел здесь в надежде найти покупателя. Но его информатор не сообщал ни о каком большом наборе куда-либо. Об этом говорило и большое скопление отрядов или их представителей в «Голодном тролле».

    И вот сейчас, как на заказ, какой-то лопух в зале и такое развлечение.

    Он давно варился во всей этой каше, и годами наработанные инстинкты и интуиция прямо кричали о каком-то подвохе. Но вот в чем он заключается, пожилой пиир разобраться не мог. Поэтому он придержал порывающегося к месту основных событий сына своей сестры, неглупого парнишку, но слишком пока пылкого и резвого, которого та отправила к нему в отряд поднабраться опыта.

    — Сорк, посиди здесь и следи за тем, что произойдет. Не все так просто, как иногда выглядит. — И усадил того на место.

    Видя такую его реакцию, другие бойцы отряда уставились в сторону пока еще спокойно стоящего человека.

    Примерно так же поступили и некоторые другие командиры или капитаны отрядов. Это Ренок заметил, оглядевшись кругом.

    «Значит не только у меня странное предчувствие насчет этого паренька, — решил он, — посмотрим, что будет».

    По идее, человеку ничего не угрожало, максимум бы его просто вышвырнули из заведения со словами «не мешай серьезным людям заниматься делами».

    Но в этот раз все пошло не так.

    Терранин, который в первые мгновения еще старался тянуть молодого человека к выходу, при этом что-то пытаясь втолковать ему, сейчас оставил эти попытки и встал возле парня так, будто намеревался прикрыть тому спину со стороны барной стойки, в случае чего.

    Ренок знал, что терране хоть и достаточно крепкий народец, но по-настоящему сильных бойцов среди них нет. Это поистине раса инженеров, финансистов и юристов. Но никак не воинов.

    Однако этот небольшой крепыш остался на месте, даже постарался принять какую-то из начальных бойцовских стоек, заметив нескольких лениво приближающихся к ним наемников-лунгрян, вот те, кто готов драться и воевать по поводу и без повода. Им даже причина не нужна. Как сейчас, например.

    — Не поможет ему это, — прокомментировал Сорк.

    — Это и не понадобится, — вдруг из-за соседнего стола сказал Борг, ветеран-наемник из дружественного им отряда людей, с которыми они не один контракт уже выполнили вместе.

    Их отряды по отдельности были малы, но совместно они представляли вполне укомплектованную боевую единицу для найма.

    На два отряда у них даже было три боевых меха для проведения тяжелых штурмовых или оборонительных операций. И один малый десантный бот, взятый в качестве доли из трофеев, правда, пилота к нему не было и его еще предстояло найти.

    — Борг, почему ты так решил? — спросил у него молодой пиир.

    — Помните, мы были в охране партии рекрутеров, пару дней назад. Там внизу в вербовочном центре.

    — Ну да, — не понял, к чему тот клонит, Сорк, — мы все там были.

    — Ну, так вот, я видел его там, на планете, — и наемник махнул рукой куда-то себе за спину.

    — И? — нетерпеливо проговорил кто-то уже из его отряда. Ренок с человеком переглянулись, и тот, лишь пожав плечами, приготовился разъяснить молодым, почему он так сказал.

    А вообще, они с Боргом сошлись практически сразу, как только судьба столкнула их именно в этом заведении около полугода назад. Оба их отряда, хоть человеческий и был на трех бойцов больше, обладали одинаковыми недостатками, которые не получалось перекрыть в глазах обоих наемников никакими видимыми преимуществами. И там и там не получалось набрать полную боевую ячейку, для подписания хотя бы минимального контракта. И в том и в другом отряде был только один опытный боец, в остальном он состоял из желторотых юнцов, только подавшихся в ряды наемников. И к большому неудовольствию Ренока, во втором отряде тоже были симпатичные девушки, и было их даже больше, чем у него. Это служило причиной постоянных конфликтов и придирок к их отрядам. И отношение к ним из-за этого было соответственное, приличные или перспективные контракты уплывали из рук, как только покупатель видел численный состав совмещенного принимаемого на работу отряда наемников.

    Но ни Борг, ни Ренок не сдавались, стараясь, как только выдавалась возможность, подтягивать свои отряды, работать над их взаимодействием и совместным выполнением поставленных задач.

    Ведь другого варианта у них не было. И только так они могли подготовить боеспособный, спаянный коллектив, готовый к выполнению даже сложных и нетривиальных контрактов и заказов.

    И в последнее время, кажется, что-то стало получаться. У них начала складываться определенная репутация, как у необычного отряда, славящегося своей выучкой, аккуратностью, вниманием к мелочам и ответственностью при выполнении любого контракта.

    Правда, контракты до сих пор у них были все больше на охрану тех или иных заведений или на сопровождение того или иного груза. В общем, простые малооплачиваемые разовые договора.

    Им же для окончательного закрепления в рядах наемников станции был необходим постоянный или долговременный контракт с какой-нибудь серьезной организацией или фирмой. Это бы дало им прямой выход, как действующему отряду, на биржу наемников, где можно было раздобыть всё. Начиная от нового дополнительного контракта для незадействованных бойцов до найма новых членов в отряд и доукомплектацию его приличными кадрами. Но главное, это давало выход на торговую биржу наемников, куда посторонним вход был полностью закрыт. Тут можно было совершить очень специфические покупки или организовать реализацию любого вида товаров, трофеев и прочего барахла, что попадало к ним в руки. И все это практически не облагалось никакими видами налогов, только небольшой профсоюзный взнос.

    Пока Ренок размышлял, Борг ответил на вопрос молодого наемника из своего отряда.

    — Я запомнил его, когда видел на планете. Меня почему-то заинтересовал тот факт, что он вел организованный отряд более чем из сорока воинов. А такие дикари, как местные, просто так не подчиняются какому-то молокососу или хлюпику. Это не имперский флот или войска аграфов, где чин можно купить или получить по наследству. Там варварская планета, и уважение можно только заслужить. Они подчиняются лишь лучшему среди равных. И если я прав, то такие как он не поддаются на угрозы или провокации. А значит, лунгряне обломаются. Если вообще не нарвутся на скорый ответ. А зная, откуда он к нам прибыл, я даже более чем уверен, что этот ответ может нашим больно ретивым братьям-наемникам очень не понравиться. Особенно если присмотреться к нему внимательнее.

    — А что с ним не так? — удивилась молодая девушка пиирка.

    — Вы что, не видите, а еще себя профессионалами называете, — попенял им Борг, — приглядитесь. Способности свои, что ли, подключите, не знаю, что вы там еще умеете.

    И кивнув в сторону спокойно стоящего недалеко от барной стойки парнишки, сказал:

    — Да на нем оружия больше, чем во всем нашем отряде, плюс у него очень необычная куртка-бронежилет. Я такую же видел как-то давно. Она сама по себе стоит целое состояние. Откуда все это может появиться у человека, который появился на станции только вчера? Подумайте над этим вопросом.

    — Трофеи, — догадалась та же самая девушка пиирка, что задала вопрос, а потом с интересом посмотрела в направлении молодого человека, который, казалось, будто не замечал происходящего вокруг.

    — Угу, и, похоже, скоро у него их прибавится. Я так понимаю, что эту странную сумку он таскает с собой не просто так, — сказал наемник.

    — Согласен, — подтвердил версию человека Ренок, — как думаешь, почему он стоит и не обращает ни на что внимания? Я вас, людей, все еще не очень понимаю и поэтому не могу оценить его готовности к потасовке.

    — А зачем ему? Мне кажется, что он уже ко всему готов. И сейчас просто занимается своими делами.

    — В смысле? — переспросила у него одна из девушек-наёмниц из отряда людей. — Ведь он просто на месте замер и ничего не делает. Какими делами можно заниматься в такой момент?

    — Любыми, — усмехнувшись, ответил Борг. — Он определенно что-то ищет. И, похоже, он уже догадался, кто тут собрался сейчас. А коли он не ушёл, то он ищет кого-то из нас.

    — Из нас? — удивился другой наемник из этого же отряда.

    — Ну не из нас конкретно, — пояснил Борг, — а из нашей братии. Похоже, ему нужен отряд. Но так как он на планете недавно, то мы вряд ли его заинтересуем, так что не переживайте особо, — и он подмигнул той пиирке, что до сих пор заинтересованно смотрела в направлении человека. — Что, понравился? — спросил он у нее, заставив девушку покраснеть.

    А сам продолжил говорить:

    — Он скорее вон на крагов внимание обратит, если ему нужны простые и неприхотливые бойцы, да еще одним своим внешним видом сразу же вгоняющие в ужас. Он ведь не знает, что это не самые сильные воины из здесь присутствующих, и даже эта смущенная куколка, — он опять кивнул на уже пунцовую от смущения девушку, — уделает любого из них за пару минут. Но внешность решает всё, и здесь ничего не поделаешь. Нет среди нас таких представительных экземпляров, что заставили бы обращать на наш отряд внимание. Так что, Миила, успокойся, на нас он посмотрит в последнюю очередь. Ведь не в мехах же мы сюда пришли.

    И только Борг произнес последние слова, как события понеслись вскачь, да так быстро, что никто из присутствующих впоследствии не мог объяснить, что же тут произошло.

    Вдруг парень все-таки ожил, когда лунгряне-наемники уже практически вплотную приблизились к нему и его товарищу терранину.

    Молодой человек обернулся к своему другу и, спросив что-то, показав в направлении стола, за которым сидели пииры и их компаньоны люди, получил какой-то ответ и, развернувшись, пошёл прямо в их сторону.

    Но у него на дороге оказалась пара наемников лунгрян. Трое других как-то незаметно для всех оказались у парнишки за спиной и по бокам.

    Стало понятно, что его взяли в классическую коробочку. Вот только зачем им это было нужно, никто не понимал.

    Видимо, желания развлечь себя высокоинтеллектуальной беседой с умным и образованным человеком у наемников не возникало, и они, не оставив мальчишке никакого реального шанса на разрешение назревающего конфликта относительно мирным путем, рванули в его направлении.

    — Остановите их, — только и успела воскликнуть Миила, сжав кулаки и рванувшись в направлении назревающей потасовки, но было уже поздно, слишком далеко они находились от места, где происходили все основные события.

    Покачав головой и проводив ее удивленным взглядом, так особо ничего и не поняв, Ренок вернулся к лунгрянам и только тут заметил их странное поведение. Они перекрыли своей жертве все пути к отступлению и одновременно не позволили к нему приблизиться никому из наемников, что отсекало все возможности защитить его от дальнейших нападений.

    И, что самое главное, действия лунгрян совсем не напоминали простое желание припугнуть кого-либо.

    Это явно походило на проведение стандартной армейской операции по захвату или уничтожению цели.

    И он понял, что это бросилось в глаза не только ему одному. Многие наемники в удивлении оглядывались, ища глазами командира лунгрян, чтобы он отозвал своих бойцов. Но того, как оказалось, нигде в зале бара видно не было.

    По крайней мере, никто из знакомых Ренока заметить его не смог и на свое имя он не отзывался.

    А поэтому его поиски пока прекратили и вернулись к действиям странного отряда наёмников, но при этом, продолжая пристально поглядывать по сторонам, стараясь перехватить их командира.

    Чем могла быть вызвана такая непонятная и беспричинная ярость в отношении этого, по сути, никому не известного паренька, никто объяснить не мог. Но наемники повели себя действительно странным и нелогичным образом.

    Они хоть и были безбашенными бойцами, однако всегда придерживались кодекса наемников и законов Содружества и Империи. И сейчас никто не мог понять их поведения.

    Ренок задумался на несколько мгновений.

    «Если только этот парнишка сам не является их заказом», — вдруг дошла до него простая мысль.

    — Перехватите их, — закричал он во все горло, стараясь перекрыть шум толпы, но его уже никто не слышал.

    Напавшие же на человека наемники извлекли очень мощные армейские ударники и практически одновременно выстрелили в парня.

    Такого разряда, что должен был получить этот человек, пережить не смог бы никто. Нервная система от суммарной мощности излучения у любого бы выгорела полностью, это касалось не только людей, и такой пострадавший потом хоть и выживал в ста процентах случаев, но практически мгновенно превращался в безмозглый кусок мяса.

    Но в следующее мгновение посетители бара смогли наблюдать удивительную картину.

    Лунгряне с грохотом падают на пол, а парень оборачивается к приятелю, кидает тому свою странную сумку и громко, хотя это показалось только на фоне звенящей тишины, что стояла кругом, говорит:

    — Собери тут все, что нам может пригодиться, — и кивает на разбросанные по полу тела, а потом будто сожалея, продолжает: — Жаль, нет автодоктора. Ну да ладно, в следующий раз.

    Что он хотел сказать этим «в следующий раз» было вполне понятно, ведь «автодоктор» это один из мобильных компактных медицинских хирургических комплексов, с помощью которого обычно у пленных и мертвецов извлекали нейросети и имплантаты.

    Незнакомец же, даже не обернувшись, направляется дальше.

    Однако проходя мимо в изумлении замершей недалеко от места событий Миилы, которая так и не успела подбежать к нему и прийти на помощь, останавливается, странным образом наклоняет голову и произносит:

    — Спасибо, — а потом, усмехнувшись, подает ей руку и продолжает: — Пойдем, мне кажется, за тебя там уже волнуются, — и новый кивок головы, правда теперь уже в направлении их общего с отрядом людей занимаемого столика.

    Та, все так же находясь несколько в прострации и ничего не понимая, протягивает ему свою ладонь. Он аккуратно берет ее руку в свою и, легонько потянув, продвигается к месту расположения их отряда.

    Через несколько секунд он оказывается напротив их стола, неторопливо помогает девушке усесться за стол, при этом, будто не замечая обращённых на него заинтересованных и ожидающих взглядов. А потом, безошибочно выделив двух лидеров этой сборной группы наемников, так же как и девушку, приветствует их легким наклоном головы и говорит:

    — Добрый день. Меня зовут Дим. И я бы хотел с вами кое о чем пообщаться. Вы будете не против, если я присяду.

    — Конечно, — и Ренок показывает на свободный стул напротив себя, как раз стоящий рядом с местом, где расположилась задумавшаяся о чем-то Миила.

    * * *

    Со своими последними словами я все-таки вырвался из того тягучего омута волшебных глаз креатки в общий зал бара.

    Комната с ее удивленно раскрытыми, огромными и нереально прекрасными очами осталась позади меня.

    И только сделав несколько шагов вперед, я как бы сбросил охватившие меня оцепенение, а затем практически мгновенно пришёл в норму.

    Как раз в этот момент я и почувствовал, что кто-то настойчиво тянет меня за рукав куртки. Посмотрев в направлении руки, я увидел, что это гном старается увести меня в направлении выхода из бара, при этом пытаясь жестами мне что-то объяснить. На каждом шаге он затравленно и несколько испуганно кивает в направлении зала и потом переводит взгляд на выход из этого помещения.

    Я, конечно, догадался, что мы должны, по его мнению, отсюда уйти, но пока не понимал причин такого его странного поведения. Ведь раньше он так сильно не торопился покинуть бар Тро.

    Но доверившись его знанию местной обстановки, гораздо большему, чем у меня, я пошёл следом за Кравом, правда, при этом решил осмотреть зал, чтобы понять, что же его так взбудоражило. И видимо, это я сделал зря.

    Во-первых, теперь на нас обратили внимание, так как я на несколько мгновений замешкался, ну и во-вторых, я понял, что на нас тут смотрит множество пар удивленных глаз.

    Пока гном вел меня, как слепого кутенка, на нас и внимания особого никто не обращал, а теперь столько и все нам двоим, вернее даже не так, мне одному.

    Хотя чем был вызван такой интерес окружающих ко мне любимому, я понять не мог. Да и эта странная реакция, будто в фильме про Дикий Запад, когда герой заходил в салун и немая сцена. Тут все повторилось до мелочей. И салун, вернее бар. И толпа народа, замершая с немым интересом в глазах.

    «Что было не так? Странно все это, — решил я. — Ну да ладно. Коли влипли, то надо хотя бы понять куда».

    Поэтому я уже вполне осмысленно и более пристально осмотрел помещение, заполненное представителями различных рас и народов.

    Похоже, такое мое поведение вызвало еще большее негодование. Волна странного и непонятного интереса, ощущаемая даже на физическом уровне, стала растекаться от меня по залу.

    «Закрытая тут вечеринка, что ли?» — подумал я, рассматривая сидящих за столами посетителей.

    Было сразу понятно, что собрались тут вроде совершенно разные представители рас Содружества, люди и не совсем похожие на людей гуманоиды, да и совершенно негуманоидные существа присутствовали здесь. Но никак не были они похожи и на праздношатающихся или отдыхающих от тяжелого трудового дня работяг, да и веселящуюся толпу они особо не напоминали.

    Но было в них и что-то такое, что в моих глазах объединяло их в какую-то единую, но чуждую мне пока общность. И эта отчужденность была не каким-то личным отношением ко мне, а общим отношением окружающих меня индивидов к другим людям, троллям, гномам и прочим расам Содружества.

    Чувствовалась в окружающих меня посетителях какая-то странная и непонятная стальная жилка.

    Примерно такая же, что я ощущал в воинах Этора, Рычике или наемниках Горана.

    Но на бойцов регулярной армии и флота присутствующие походили мало, не было в них того дисциплины и чинопочитания, что в любые времена правили бал в армии и флоте.

    На оборотней хоть некоторые из них и походили внешне, но я точно знал, правда, не могу сказать откуда, что они ими не были. Эти некоторые из присутствующих не превращались в чудовищ или каких-то хищников, они уже сами по себе были такими.

    Да и не все из сидящих в баре могли похвастаться странной внешностью.

    Многие из присутствующих были обычными людьми, или кем-то очень похожим на них.

    Глава 4
    Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Планета Суккуб. Неисследованные северные территории. За несколько дней до описываемых событий

    Наличие магических способностей или проявлений я научился выделять и замечать практически сразу, как только оказался в этом новом для меня мире.

    Не знаю, что послужило этому причиной, какие-то изменения, произошедшие во мне, или просто этот мир подчиняется другим физическим законам. Но наличие чего-то необычного я ощутил в окружающем меня пространстве уже через несколько минут, как вышел за пределы развалин древнего городища и боя с тем странным огромным волком.

    Конечно, огромную роль в этом сыграло хоть и не долгое, но плотное общение со встреченными на моем пути друзьями, Ледяными ведьмами, магом с планеты, ведуном, Неей с Рычиком, да и большинством северян. Правда, в последних хоть способности и чувствовались, но были гораздо менее заметны.

    В принципе такие люди, как, впрочем, и нелюди, обладали какой-то своей гармоничной цельностью и завершённостью в моем своеобразном восприятии их внутренней природы.

    Но это был только общий признак. Так я мог с ходу сказать, хоть и примерно, есть у кого-то ментальные способности или нет. И только в общих чертах мог определить, насколько велика эта способность. Правда, это было лишь внешнее определение. Однако чаще всего оно мною угадывалось очень верно. Но по-другому этот вариант и не назовёшь — «гадание».

    На него я опирался первое время, полагая, что это срабатывает моя интуиция.

    Но первой настоящей встречей с магией послужило другое происшествие, заставившее меня окончательно увериться в ее существовании.

    Да, по сути, оно и решило всю мою дальнейшую судьбу и сделало тот небольшой поворот в цепочке событий, который в конечном итоге и привел меня сюда.

    * * *

    То, что это новый и неизвестный для меня мир, я понял, уже проведя на этой планете первый день и первую ночь, при этом сопоставив время и длительность местных суток, или нарвавшись в самом начале своего пути на огромного волка, о котором могли гласить лишь сказки на моей далекой теперь родине.

    Я уже некоторое время брел по девственному лесу этого нового для меня мира и задавался единственным значимым на текущий момент вопросом. Есть на этой планете разумная жизнь или нет? Этого я сказать не мог.

    Одиночество не страшило меня, но я не хотел всю оставшуюся жизнь играть роль Робинзона и поэтому надеялся на то, что рано или поздно выйду к тем, кто хоть отдаленно будет похож на людей. Я не был против и других возможно встреченных мною тут рас, но как я смогу сосуществовать с ними, ответить сейчас не мог.

    Правда, на текущий момент единственным доказательством существования разумной жизни на этой планете были лишь те развалины, которые я покинул несколько часов назад.

    Так и продолжался мой путь в вопросах, загадках и раздумьях.

    Но все время предаваться отвлеченным мыслям мне не дала элементарная безрассудность (ведь встреча с волком должна была меня чему-то научить, но похоже, даже на своих ошибках я учусь достаточно плохо).

    Остановила мои размышления на самом интересном месте спрыгнувшая с ближайшего дерева на меня немаленькая кошечка, размером с нашу рысь, но немного более крупная, крепкая и упитанная. Да и странный, несколько зеленоватый переливающийся окрас и необычно вытянутая морда с крупными оскаленными клыками, которая больше походила не на кошачью, а собачью. Да еще и необычный тихий, будто металлический шелест, который и выдал этого хищника во время прыжка. Плюс раздвоенный хвост, вилявший одновременно в разные стороны, ясно говорил о том, что вряд ли передо мной находится кто-то из представителей земной фауны.

    Еще во время ее полета я понял, что нужно уйти немного в сторону, для того чтобы ее острые когти не располосовали мое лицо. Но что меня удивило, это ее размеры. Даже мне было понятно, что у нее было не так много шансов причинить мне какой-то ощутимый вред, слишком разные у нас были весовые категории. И мне кажется, это должен был понимать и зверь. Поэтому для меня показалось странным, что он кинулся на меня.

    Но все мои вопросы исчезли, как только хищник выпустил все свои когти.

    Оказывается, их у этого животного было несколько больше, чем принято считать на Земле, в центре каждой передней лапы, прямо в срединной подушечке было по еще одному когтистому шипу.

    И вот именно тогда, в момент непонятной для меня опасности, я в первый раз за все время явственно ощутил, во-первых, непонятную чуждость этих необычных когтей животного и их странное отличие от всего прочего окружающего меня фона, а во-вторых, исходившее от них сильнейшее ощущение опасности и смерти.

    Видимо, это и послужило дополнительным толчком в восприятии магических проявлений и их странной и непонятной идентификации, способность к которой с того дня стала стремительно развиваться во мне.

    Что удивительно, как оказалось впоследствии, свойство опознания или «познания сути», как я стал его называть про себя, появившееся у меня тогда, осталось со мной навсегда. И распространялось оно теперь не только на артефакты или предметы с магической начинкой, но и на совершенно обычные предметы, у которых имелось какое-либо достаточно сложное устройство или непонятное мне предназначение.

    Бой с кошкой хоть и закончился моей победой, но обошёлся мне в порванный рукав куртки и отбитый о дерево левый бок.

    Ускорение, спасшее меня от волка в пещере, в этот раз дало сбой. Хоть оно и сработало, но оказалось недостаточным, мы с кошкой двигались с одинаковой скоростью. Видимо, это было второй причиной, кроме опасных когтей, почему она не боялась нападать на более крупных животных, с которыми, похоже, спутала и меня.

    Единственным моим преимуществом в этот раз оказалось видение критичных зон и уязвимых точек в окружающем пространстве и на теле хищника.

    Поэтому после первого неудачного прыжка зверя я, кляня себя за всю ту же безрассудность и непредусмотрительность, вытаскиваю свой охотничий нож, так как его было извлечь гораздо проще и быстрее из ножен, чем пистолет из застегнутой кобуры. А то, что сейчас все решают даже не мгновения, а их доли, я знал точно.

    Зверь между тем уже успел развернуться и сделать свой второй прыжок, но теперь в направлении моей шеи.

    Простого шага, чтобы успеть уйти с линии атаки хищника, сейчас было недостаточно, и поэтому, вложив в толчок своих полусогнутых ног все имеющиеся у меня силы, я не глядя отпрыгиваю в сторону, при этом понимая, что полностью не успеваю отскочить от животного. Я вижу, что удар одной из двух лап вот-вот настигнет меня.

    А поэтому совершаю то единственное действие, что могло спасти меня, по крайней мере, так мне показалось в тот момент. И коли я сейчас могу вспомнить то происшествие, то это значит, что я не очень и ошибся.

    Уже в прыжке, отлетая в сторону, я на ходу, дождавшись наиболее удобного, на мой взгляд, момента, перехватываю протянутую в моем направлении лапу чуть выше кисти и начинаю еще в воздухе раскручивать свое тело.

    Похоже, мое действие сильно поразило кошечку, так как сначала она с непередаваемым удивлением посмотрела на мою руку, схватившую ее за лапу, и только после этого постаралась своей второй лапой ударить меня по руке или поцарапать ее, не знаю. Особого желания продолжать такой тесный контакт и узнать дальнейшие подробности у меня не было, и поэтому я выпустил ее из руки, при этом круговым движением придав ей ускорение и кинув в направлении своего дальнейшего полета.

    Уже в последний момент хищник все-таки успел махнуть лапой так, что зацепил мою руку, но я ее отдернул, и поэтому он располосовал мне только середину рукава.

    А в следующее мгновение мой план удался, зверь, полетев вперед с моей небольшой помощью и благодаря приобретенному ускорению, со всей силы хребтом налетает на стоящий перед нами ствол дерева и, на некоторое время дезориентировавшись, падает на землю. Да еще так удачно, что в этот момент открытым оказывается живот хищника.

    Вот только сейчас я и увидел ту действительно уязвимую точку на теле животного, примерно в центре между его передних лап. До этого мне было непонятно, куда нужно бить, так чтобы обезвредить или убить хищника. Почему-то все было весьма расплывчато и неточно. И однозначно место будущего удара определить у меня не получалось.

    Сейчас же, точно зная, что должно произойти дальше и как, я только покрепче сжимаю зубы, ожидая удара о тот же ствол, но не закрываюсь руками, чтобы его смягчить.

    Они будут нужны мне свободными. Тем более в одной из них у меня зажат мой нож.

    И вот он удар. Искры летят из глаз, но я, поборов резко вспыхнувшую боль и стараясь не потерять сосредоточенности, удерживаю свой взгляд на той точке, куда должен войти клинок. Чтобы отвлечь животное, я, сверху приземлившись на него, одновременно бью хищника по морде в район вытянутого носа и, когда вслед за ударом немного смещается его лапа и показывается его незащищенная ею грудина, мой нож точно входит в нежную точку на теле животного.

    Видимо, я очень хорошо ударил, или мне просто повезло, но животное на мгновение замирает, напрягшись, а потом расслабленно растягивается подо мной.

    И только тут я понимаю, насколько сильно меня приложило о дерево. Но главное не в этом. В голове билось: «Я победил».

    Ведь только сейчас до меня дошло, насколько близок был я от смерти все это время. И эта победа дала мне возможность сделать следующий шаг.

    Но на этом моя история не закончилась.

    Когда я отползал от кошки, то случайно рукой дотронулся до шерсти, что была у нее не спине. Не знаю, как такое было возможно, но она была похожа на металлическую.

    И поэтому я не уверен, что удар моего ножа смог бы причинить ей вред, если бы пришёлся хоть куда-то помимо незащищенного странной шерстью живота.

    Теперь стала понятна и та уверенность, с которой животное напало на меня. У таких хищников обычно очень мало врагов на подконтрольной территории. И этот зверь воспринял меня просто как одну из угроз на главенство в его охотничьих угодьях. Он же не знал, что я просто тут мимо иду, и объяснить ему это было бы проблематично.

    Но победив, я не хотел упускать такой значимый трофей. Ведь встреченный в пещере огромный волк, кроме своего большого размера и необычного хвоста, ничем другим от наших земных животных не отличался, по крайней мере внешне. И на тот момент я ничего необычного исходящего от него не почувствовал.

    Хотя возможно, дело было не в том, что в нем не было магических проявлений, а в том, что события происходили в пещере, где я вообще мало что ощущал после, как я понимаю, переноса сюда.

    Ведь воспринимать окружающее я начал только после того, как вышел из пещеры наружу.

    Но эта кошечка так и кричала о своей необычности, от нее так и тянуло каким-то непонятным и странным фоном, она сама по себе была полна загадок, но вот как их прихватить с собою, я, если честно, не знал. А оставить ее тут мне не позволяла моя проснувшаяся хомячья натура.

    Поэтому я решил оттащить тело кошки немного назад, к недавно пройденной мною реке, и уже там, на берегу, определиться, что мне делать с нею дальше и как.

    Подобрав непонятно каким образом сброшенные мною вещи в том месте, где на меня первый раз напала кошка, я повесил свой рюкзак на плечи и поморщился от напомнившей о себе боли. Подойдя к телу кошки, обратил внимание на натекшую лужу крови под ней, кровь, кстати, была вполне обычного алого цвета. Я понял, что нести ее в таком виде это полностью испачкаться в ее крови, а поэтому, порывшись в рюкзаке и найдя какой-то старый целлофановый пакет, завернул ее в него. Конечно, полностью она в него не поместилась, но, по крайней мере, кровью я теперь бы точно не испачкался.

    После этого я взвалил оказавшуюся несколько более тяжелой, чем я предполагал, кошку к себе на плечи и отправился в обратный путь к найденной речке. Помнится мне, там была достаточно удобная поляна, которую я заметил, правда, располагалась она несколько в стороне от моего предыдущего маршрута, но зато, на мой взгляд, расположиться на ней можно было вполне удобно.

    Так я и прошёл уже более тридцати минут в предполагаемом направлении, когда неожиданно ветви передо мной расступились в стороны и мне навстречу, выпучив глаза, вышел невысокий, чуть ниже моей груди, с кожей буро-зеленого цвета и огромными ушами, абориген, ну вылитый гоблин. Таких, как он, у нас иногда рисуют в мультиках. Однако тут мне предстал натуральный и живой экземпляр.

    «По крайней мере, теперь я точно знаю, что на этой планете есть хоть какие-то разумные представители мыслящих существ», — мельком подумал я, разглядывая его.

    Был он одет в коричневатые короткие штаны, небольшую куртку и шёл босиком. На поясе у него болтался то ли очень короткий меч, то ли длинный нож. К тому же за плечами у него виднелись лук и оперение стрел.

    За первым гоблином продвигался небольшой отряд из пяти таких же особей, которые сопровождали явно семерых пленников, тоже гоблинов, только связанных между собой, были они мельче и несколько стройнее. Возможно, это были женщины и дети. Хотя одеты были все практически одинаково, коричневатые короткие штаны и куртки, только разного цвета. Отличие составляло оружие, присутствующее у сопровождающих.

    «Правда, и тут, похоже, одни нападают на других. Не с цветочками же они идут, а передвигаются до зубов вооруженным отрядом, да еще и пленников ведут куда-то», — размышлял я.

    За отрядом двигалась небольшая тележка, запряженная какой-то помесью свиньи и маленького бычка. На козлах сидел еще один вооруженный гоблин.

    «Вон еще и трофеи, видимо, везут», — заметив едущую повозку, решил я и постарался разглядеть, что же в ней лежит такого интересного.

    А в телеге лежало то, что удивило и заинтересовало меня больше всего.

    «Похоже, кроме этих «зелёных», тут есть и другие представители разумного мира».

    Там был человек или кто-то очень похожий на него. Только он был связан по рукам и ногам. Кроме всего прочего, там же лежала и какая-то маленькая девочка или совсем миниатюрная девушка. Но, по-моему, она просто была без сознания, тогда как связанный постоянно шевелился и ерзал, видимо пытаясь подползти к ней поближе и посмотреть, что с ней. За что постоянно получал тычки от кучера по голове той же палкой, что и правил своим тягловым животным.

    Как я их мог не заметить, ума не приложу, ведь продвигались они достаточно шумно, к тому же у одной из женщин (или девушек) на руках был ребенок, и он постоянно плакал, при этом очень громко скрипела телега при движении, но я этого ничего не слышал.

    «Нужно собраться. Если я хочу жить, мне необходимо взять себя в руки. Что меня могло так отвлечь от окружающего, что я совершенно забыл о том, где все-таки нахожусь? Сначала кошка, теперь эти гоблины, следующий раз я могу не пережить», — попенял я себе.

    Гоблин же не задавался такими высокими философскими вопросами, да и вообще был далек от глубокого самоанализа, он поступил намного проще. Выхватил свой короткий клинок и с каким-то непонятным воплем бросился в мою сторону.

    «Черт, не факт, что я это переживу», — наконец среагировав на нападение, подумал я.

    А потому, я как стоял, держа кошку, лежащую у меня на плечах, за лапы, так и, ухватив их покрепче, со всей силы прямо из-за головы запустил своей ношей в гоблина, несущегося на меня.

    Снесло его назад на пару метров, так силен был удар, и на некоторое время вывело из игры. Но до победы в этой маленькой битве было далеко.

    Оставалось еще шесть гоблинов, пятеро неслись на меня, а последний, видимо или самый умный, или самый трусливый, так, стоя на козлах телеги, направил на меня лук, натягивая тетиву с наложенной на нее стрелой.

    Этот с луком и был наиболее опасен сейчас. Мое странное состояние видения точек уязвимости и зон наибольшей опасности подсказывало, что сейчас находиться в этом месте для меня равносильно гибели. И еще. Никак не наступало состояние ускорения, что я наблюдал в схватке с волком или кошкой. Почему оно не проявлялось, мне было непонятно.

    Выхватив окружающее пространство одним взглядом, я, благодаря своему видению, зафиксировал несколько мест, видимо, по какой-то причине не простреливаемых стоящим на телеге гоблином. А поэтому резко рванулся к ближайшему из них, по пути наклоняясь и подбирая выпавший у первого, напавшего на меня «зеленого» меч.

    И на бегу, по какому-то странному наитию, метнул его в направлении лучника, в прыжке уходя за небольшой земляной бугорок, поросший травой. В который спустя мгновение входит выпущенная стрела, а еще спустя секунду со стороны телеги раздается громкий вскрик, и гоблин хватается за вошедший где-то в район плеча меч. А еще через пару мгновений слетает с повозки от мощного толчка, полученного после удара связанного пленника.

    «Так, минус два», — подсчитываю я свои небольшие шансы на выживание.

    Однако радоваться еще не время. Осталось еще пять противников, и они почти добрались до того места, где я лежал.

    Подскочив и как ужаленный бросившись до следующей, условно безопасной сейчас для меня зоны, я проскользнул в ближайшую расщелину между деревьев и, развернувшись, оказался напротив преследователей, смотря на них как через бойницу маленькой крепости.

    Как оказалось, я забрался в небольшое пространство, образовавшееся между вырванным огромным корнем исполинского дерева, внешне похожего на наш дуб (интересно, что тут произошло), и завалившим его сухостоем и другими поваленными стволами деревьев.

    И теперь чтобы добраться или обойти меня, им нужно было преодолеть этот плотный непонятный бурелом, что образовался вокруг этой небольшой пещерки. А пролезть сюда напрямую и так же быстро они могли только вслед за мной и только по одному, что меня вполне устраивало.

    Я как раз успел перехватить нож поудобнее, как из той же расщелины появился первый противник. При ближайшем рассмотрении видение показало траекторию наиболее удачного замаха для удара, и я выделил место, куда он должен прийтись. А в следующее мгновение мой нож уже вошёл в область, незащищенную одеждой, как раз в район живота этого гоблина.

    Похоже, ему было очень больно, так он заверещал, что в принципе неудивительно, ранения в живот всегда самые болезненные.

    «Как-то даже желания испытывать на себе подобного нет», — подумал я, глядя на застрявшего между стволов деревьев и верещащего гоблина.

    Похоже, это несколько сбило настрой четырем оставшимся «зеленым» аборигенам.

    Они перестроились, оцепили мое временное укрытие небольшим полукольцом, сам-то я себя тоже загнал в ловушку, и стали о чем-то переговариваться.

    У меня-то особого выбора тоже не было, но и ждать до бесконечности я не мог. Во-первых, неудобно, во-вторых, рано или поздно они могли придумать какую-нибудь гадость и, в-третьих, мог очнуться первый попавший под брошенное мною тело кошки гоблин.

    И, похоже, что-то они уже придумали.

    Я как раз заметил, что один из гоблинов махнул куда-то в направлении повозки. Сразу за этим самый мелкий из них метнулся к телеге и что-то там начал искать со стороны бессознательно лежащей девочки.

    Победно закричав, он вытащил четыре лука и две охапки стрел, а затем, порывшись еще немного, вытянул какую-то непонятную ветошь, что лежала там же в телеге, и, довольно осклабившись, неторопливо и даже как-то вальяжно направился к нам, при этом размахивая своими находками, что-то непрестанно говоря и показывая в мою сторону.

    Потом смысл его жестов все-таки дошёл до меня.

    Я-то сначала подумал, что они меня постараются расстрелять из луков, правда, перспективы этой затеи я не видел, тут было столько мест, куда стрелы снаружи никогда бы не попали, что она меня не пугала.

    Но теперь-то я догадался, что означали все эти действия невысокого гоблина. Они хотели меня выкурить. Поджечь стрелы и обстрелять мое укрытие, и если бы я не захотел прожариться до хрустящей корочки, то сам бы вылез к ним из своего небольшого лесного дота.

    «Не такие уж они и дикари, — подумал я о них, — а то все аборигены, гоблины».

    Я как-то подспудно ставил себя выше них, и в этом оказалась моя ошибка. И что мне делать, я пока не знал.

    Вот мелкий гоблин, скалясь во все свои зубы, проходит половину пути, и я понимаю, что дойти до своих он не должен. Иначе отсюда мне живым уже не выбраться. Но расставаться со своим единственным оружием, чтобы метнуть его в этого мелкого, я не могу. И только тут до меня доходит, что вообще-то охотничий нож это далеко не единственное мое оружие и далеко не самое опасное. А поэтому я, наконец, вспоминаю о пистолете в кобуре, висевшем на боку. И расстегнув ее, вытаскиваю его наружу, а затем уже привычным по бою в пещере образом навожу его на гоблина.

    Видимо, что-то изменилось в моем поведении, окружающем фоне, или он просто сквозь ветви заметил мои телодвижения снаружи, но гоблин испуганно вскрикнул, бросил лук со стрелами наземь и, развернувшись, хотел сбежать в лес. Но в этот момент раздался мой единственный за этот бой выстрел, попавший гоблину в голову и разворотивший всю ее переднюю часть.

    На этом бой, по сути, и прекратился, гоблины в испуге сорвались со своих мест, крича что-то наподобие «миар», и стали убегать в лес.

    Но тут как раз и произошло второе событие, которое заставило меня поверить в магию, которая существовала в этом мире, еще больше.

    Именно сейчас мне продемонстрировали ее наглядное применение, да еще и в боевом исполнении.

    До этого момента я как-то не обращал внимания на связанных женщин и детей, которых вели гоблины. А зря. К концу нашего боя многие из них уже сумели освободиться.

    И вот сейчас одна из гоблинш стояла около приснопамятной телеги, сжимая в руках короткий корявый посох с черепом какого-то животного на вершине, похожего на крупную мышь. При этом она, что-то подвывая, направила его на убегающих в лес своих, видимо, не очень любимых сородичей.

    Услышав это необычное заунывное пение, гоблины перепугались еще больше и припустили к лесу, так что их коротковатые ноги превратились в сверкающие пятками круги. Я даже не знал, что можно так быстро бегать, вернее убегать. Но гоблинам это не помогло.

    Пение резко оборвалось, и в этот момент раздался довольно громкий хруст, будто рвется какая-то плотная ткань. А затем из навершия посоха в гоблинов вылетела сияющая ветвистая красно-бурая молния, которая впилась в спину каждого из убегающих. А в следующую секунду гоблины исчезли вместе с яркой вспышкой и оглушительным грохотом. Когда я смог проморгаться и восстановить зрение, то на поляне, на месте, где я последний раз видел гоблинов, оседал только темный маслянистый пепел.

    «Вот это бабахнуло так бабахнуло», — подумал я и только потом смог оценить масштаб увиденного действа.

    «Так это из той деревяшки такая молния вылетела», — приглядываясь к так и стоящей у телеги молодой гоблинше, которая, придерживаясь за ее стенку и пошатываясь, старалась не упасть и, похоже, не потерять сознание.

    «А не прошло ей даром метание стрел Зевса», — выбираясь из своего убежища, оценил я состояние юной шаманки (у простых народов ведь не маги, насколько я помню, хотя черт его знает, никогда особо этим не интересовался).

    Осторожно проходя мимо уже освободившихся пленников, которые при моем приближении только с опаской смотрели в мою сторону, но при этом не старались никуда сбежать, я приблизился к телеге.

    Тихо ступая, чтобы не потревожить девушку и не спугнуть или спровоцировать ее на новое применение своих магических умений, хотя ей, по-моему, сейчас было не до этого. Но кто их этих загадочных девушек иной расы и из иного мира или измерения знает, я и своих соотечественниц не всегда понять мог, что уж сейчас говорить.

    Подойдя ближе, я понял, что опасения мои напрасны, никто на меня напасть не сможет, просто физически. Девушка гоблин, даже вернее девочка, так мне показалось, глядя на нее, еле держалась на ногах. Казалось, в сознании она держится лишь на собственном упрямстве.

    Однако при моем приближении она постаралась принять гордый и независимый вид, сделать страшно серьезное лицо и строгим голосом произнести какую-то, видимо, жаркую и пламенную речь.

    Только вот, к сожалению, я совершенно ничего не понял из произнесенного ею, и поэтому она на меня не произвела совершенно никакого впечатления.

    Видя, что я совершенно игнорирую ее попытки что-то втолковать мне. Она сначала, видимо, постаралась объяснить мне суть своей просьбы или обращения, но видя мое полное равнодушие, она беспомощно оглянулась в сторону своих соплеменников, столпившихся на поляне и теперь с ожиданием и напряжением смотрящих на нас.

    После этого она постаралась повторить свою речь, но тут силы просто оставили ее, и девочка стала заваливаться на бок.

    Не дав ей упасть, еще стукнется, я подхватил ее на руки и, не найдя ничего более подходящего, положил ее на телегу рядом с уже лежащей тут другой девочкой.

    Вот она-то была вполне себе похожа на людей, разве что более светлая, даже не так. У нее была какая-то алебастровая кожа и пепельные волосы, я даже после того, как увидел ее, подумал, что они седые. Но нет. Оказалось, что они действительно платиново-серебристого цвета.

    Места на телеге для них уже не хватало, но тут был и еще один пассажир. Крупный мужчина, цветом волос напоминающий девочку. Это было единственным их сходством. Крупное обветренное лицо, тренированное тело, видимо воин или боец, и очень серьезные голубые глаза и жесткий холодный взгляд, в котором плескались боль и отчаянье.

    Я почему-то точно знал, что он ее отец.

    Поэтому, не став как-то пытаться с ним договориться, зная, на подсознательном уровне, что он не тронет и не нападет на меня, что мы с ним на одной стороне, какой бы она ни была, покрутив у него перед лицом ножиком, я показал, что сейчас перережу веревки и чтобы он не дергался. Тот согласно кивнул на мою пантомиму и замер на месте.

    Я быстро освободил его и показал, что он может встать. Тот сразу же вскочил. Правда, то, что он сделал это зря, стало понятно по тому, как он, чертыхнувшись, упал на землю, но через пару мгновений он, покряхтывая, встал и уже не так резво, придерживаясь за борт телеги, обошёл ее вокруг и подошёл к лежащей без сознания девочке.

    И столько нежности и боли было в нем. Когда он погладил ее по голове, будто стараясь разбудить девочку, что все сомнения в том, кем она приходилась ему, отпали сами собой. «Дочка».

    Кода он встал с телеги, мне стал виден другой бок лежащей девочки. На виске у нее была заметна большая гематома.

    Видимо, пострадала или в схватке, или нападение было внезапным.

    Не зная, чем я мог бы им помочь, просто для собственного успокоения, подошёл к телеге и отстранил постоянно гладящего свою дочку по волосам и с непередаваемой тоской глядящего на нее отца.

    Он сначала с какой-то внутренней злобой и яростью перевел взгляд на меня, но все-таки поняв, что я хочу ему помочь, с разгоревшейся в глазах надеждой уступил мне место у изголовья дочери.

    Посмотрев на отца, я невольно сам стал сопереживать этой лежащей без сознания девочке, столько в ее отце было заботы и любви к ней, что частичка ее невольно передалась и мне. После этого я наклонился над повозкой и положил лежащих в ней девочек как можно удобнее, рядом друг с другом. Потом потрогал пульс сначала на тонкой шейке человеческого ребенка, а потом и на более крепкой шее гоблы.

    У обеих пульс был очень слаб и еле прослушивался. Но гобла при этом дышала более уверенно, и я почему-то был полностью уверен, что она сейчас просто спит.

    Поэтому подложив ей под голову какое-то свёрнутое одеяло, я перешёл к осмотру второй девочки. С нею, как мне показалось, было все более серьезно.

    Она совершенно никак не реагировала на окружающее. Я попытался несколько раз ущипнуть ее, но никакой реакции не добился. Тогда, открыв один из зрачков девочки, я пустил ей в глаз солнечного зайчика от лезвия своего ножа, чтобы убедиться в их реакции на свет. И она была.

    По общим признакам все походило на очень глубокий обморок, остальное мне было не вылечить в данных условиях. Да я и не доктор, об этих-то симптомах узнал совершенно случайно, и они могли относиться ко многим видам травм.

    И поэтому я решил попробовать то единственное, что могло помочь мне в этом случае, из всего моего огромного арсенала медикаментов, таких как бинты и зеленка.

    Я быстро вернулся к тому месту, где валялся мой брошенный во время схватки рюкзак. В этот раз я специально бросил его сюда, чтобы затруднить перемещение гоблинов вблизи меня. А теперь я наклонился над ним и вытащил упакованные лекарства. Мне нужен был небольшой пузырек с нашатырным спиртом, и если он поможет, то потом я дам девочке обезболивающие и витамины.

    Но главное, чтобы она очнулась.

    Что и произошло через несколько секунд после того, как я дал ей понюхать лекарство с этим резким запахом.

    Глаза отца вспыхнули, будто в его дочери зажглось солнце и осветило его жизнь, он кинулся к ней, но я остановил его. Осмотревшись и не найдя ничего подходящего, залез в свой рюкзак повторно и вытянул оттуда металлическую кружку. После этого скинул туда по таблетке анальгетика и антибиотика и растолок их в порошок ручкой охотничьего ножа. Залил получившуюся смесь из двух порошков водой и тщательно размешал.

    Все это время за мной наблюдало несколько пар удивленных и любопытных глаз. Самым любопытным и заинтересованным был взгляд девочки, которая лежала в телеге и придерживала у своего носика ватку, которую я оставил ей, при этом она, смешно морщась, несколько напуганно косилась в сторону своего отца.

    Закончив с приготовлением самодельной микстуры, я вернулся к телеге. Аккуратно приподнял голову испугавшейся, но совершенно не сопротивляющейся девочки и дал ей выпить полученное лекарство.

    Она хоть и сморщилась от не очень приятного вкуса во рту, но выпила весь напиток полностью. Потом я налил ей в стакан еще воды и дал выпить его, после чего, порывшись в своей аптечке, нашёл пластину с витамином С и выдал ей три штуки.

    В этот раз вкус знаменитых советских «аскорбинок» девочке пришёлся по вкусу, и лицо ее озарилось довольной улыбкой, которая как в зеркале отразилась на лице ее отца.

    До меня же только что дошло, что это вообще-то другой мир и земные лекарства могли попросту убить девочку, но нам повезло, и ничего подобного не произошло.

    Мужчина между тем постарался что-то мне сказать, показывая на себя и на свою дочку, но я лишь пожал плечами и развел руками, изобразив, что не понимаю, о чем идет речь. Именно в этот момент раздался слабый стон из-под пришибленного моей кошкой тела гоблина.

    Я вспомнил о том, что вообще-то тут только что был хоть и небольшой, но бой, и что нужно как-то привести тут все в надлежащий вид, ведь, похоже, уйти до темноты мы отсюда не успеем. Было видно, что пленников не особо щадили, и они были достаточно истощены и, видимо, голодны.

    Поэтому на пару с мужчиной мы обошли всю поляну и оттащили тела убитых гоблинов, тех, что были целы, а не превратились в кучку пыли в лес. При этом мужчина сноровисто обыскал каждое тело и снял с них все, включая одежду, оставив только нижние портки. Я же на это смотрел с некоторым удивлением и даже презрением, так как он смутился и больше ничего с них снимать не стал.

    Пришибленного первого гоблина мы связали, и он занял место у дерева на краю поляны, предварительно его так же раздели и обыскали, а потом еще для верности и примотали к торчащему из земли корню. Во избежание, так сказать.

    С раненным мною в плечо я ничего сделать не успел. Мужчина просто подошёл к нему и воткнул один из подобранных мечей в сердце, прекратив его мучения. С него он собрал только ту мелочевку, что была рассована по небольшим мешочкам на его поясе. Одежду с него снимать не стали, она вся была заляпана кровью.

    После этого наш небольшой отряд стал устраиваться на ночь. Однако есть было нечего, а моих запасов вряд ли бы хватило на всех, и поэтому я предложил свою кошку, возможно, она была съедобным животным.

    Мое предложение вызвало сильнейшее удивление абсолютно у всех. Что я сделал не так, мне было непонятно, но мое предложение приготовить этого зверя все восприняли как некий очень ценный и дорогой подарок. Мужчина, даже как я понимаю, смущенно старался объяснить, что ему нечем ответить на такой дар. Я лишь пожал плечами и махнул рукой, как бы говоря: «Бывает. Сочтемся в другой раз».

    Тушку кошки быстро разделали, аккуратно сняв с нее шкуру и отделив от нее передние лапы. После чего все полученное положили сушиться на берегу.

    Гоблины меня к свежеванию и разделке даже не привлекали, да и помочь я бы вряд ли им чем-то смог. Но они и без моих кривых рук сноровисто и быстро все сделали.

    А потом одна из старших гоблинш, опять же, на мой взгляд, может она просто так выглядела, стала аккуратно извлекать какой-то внутренний орган из тела зверя, лежащего на принесённых больших листьях, похожих на папоротники.

    И как только этот небольшой внутренний орган животного, вынутый из тела, показался на свет, от него стала растекаться сильнейшая аура магии, я невольно зажмурился. Хотя никаких видимых проявлений магии я на тот момент еще не ощущал. А потом этот разящий во все стороны магией орган в сыром виде преподнесли мне.

    Я хотел отказаться, но женщина очень настойчиво подсовывала его именно мне и пыталась пояснить, что только я и должен его съесть. Если честно, я бы предпочел употребить его обжаренным или приготовленным как-то по-иному, но мне ясно давали понять, что съесть его надо сейчас и именно сырым.

    Поняв, что просто так мне от них не отделаться, я откусил маленький кусочек сырого мяса, надеясь, что от меня отстанут, но все стояли и смотрели в мою сторону, видимо ожидая окончания трапезы. Пришлось есть. Как-то неохота мне было еще и с этими местными дикарями воевать, тем более ничего такого слишком необычного от меня не требовалось.

    Ну что я могу сказать. Мясо как мясо. Плюс вкус крови. Но жуется гораздо легче плохо проваренной говядины. Мне еще повезло, что этот внутренний орган кошки (я, кстати, так и не смог понять, а что же это было, жаль я не медик или биолог), отданный мне, оказался небольшим. Я съел его всего за три укуса, благо он был действительно мал.

    И вот тогда, после той своей необычной трапезы, в первый раз я и увидел магическую ауру или структуру предметов. На несколько мгновений, как-то совершенно случайно, отрешившись от окружающего меня мира и о чем-то задумавшись, я, переведя взгляд на сидевшую рядом девочку, заметил что-то эфемерное, окружающее ее. Сияющее и притягательное. Вглядеться и рассмотреть увиденное мне лучше не получилось, так как, сосредоточившись на этом необычном поле вокруг нее, я сразу терял его из вида.

    Посидев в таком непонятном состоянии, я на периферии зрения заметил, что этим полем обладает любое существо или предмет. Только интенсивность его свечения и размер самого поля от предмета к предмету определяли, в моем понимании, природную силу магических умений каждого человека.

    Правда, до сих пор не знаю, как правильно она называется. Хотя нет, ментоинформационное поле или ментоинформационная матрица. Одно понятие появилось у меня в сознании самостоятельно через некоторое время, а другое после изучения пакета баз «Эспер».

    Однако на тот момент ничего этого я еще не знал. И поэтому посчитал, что стал видеть ауру магических проявлений.

    Видимо, тот живой источник магической энергии, что извлекли из тела убитого мою магического зверя, пробил какую-то новую трещину в скрытых способностях моего организма, и они постепенно начали проявлять себя.

    Ну а потом все-таки я дождался нормального ужина в виде жареного мяса, приготовленного на костре гоблами.

    Вот эта еда была действительно нормальной и вполне себе съедобной для меня. Даже вкусной.

    Так что в тот вечер я наелся от пуза. И практически мгновенно уснул, полностью умиротворенный, после того как убедился, что гоблины выставили дозор.

    Ночью же меня разбудил тихий разговор. Говорили пришедшая в себя девочка и ее отец. Очень удивило меня то, что я стал понемногу понимать их речь.

    Конечно, не все, что они говорили, а только общий смысл, но и это уже было много по сравнению со вчерашним днем.

    Что послужило причиной или толчком к пониманию их речи, я не могу сказать. Видимо, мой мозг стал адаптироваться к местным условиям.

    Тогда я еще не придал значения странному съеденному мной внутреннему органу, извлеченному из убитого животного, который мне потом преподнесли гоблины. Однако сейчас, осмыслив произошедшие тогда события, я склонен думать, что толчком в развитии моих странных и необъяснимых с обычной точки зрения способностей послужил именно он.

    Тем временем в разговоре с отцом девочка радовалась тому, что у нее перестала болеть голова, и все время выспрашивала у него, что это за странный незнакомец?

    Отец же отвечал ей, что я похож на людей (а они значит не люди?), но что я здесь делаю, он не понимал и мог об этом только догадываться. Слишком далеко, мол, мы сейчас находимся от границы ближайшего государства людей. А вот о причинах моего нахождения здесь он предположил, что я либо скрываюсь от кого-то, но для этого слишком уж далеко я забрался, либо я «траппер» и исследую развалины городов древних магов, тогда именно тут мне и нужно быть. Хотя на охотника за древностями и артефактами я походил мало, во мне не было магической силы, для того чтобы я обезвреживал и обходил ловушки древних или противостоял местному хищному зверью. Это-то он определил сразу. Правда, он слышал необычный грохот, перед тем как шаманка призвала одного из своих духов к нам в помощь, но это могла быть магия древних. Однако опять же он не почувствовал никакого ее отклика.

    Сам я точно не маг, как подумали они во время нашей встречи, во мне он не чувствовал ни «энора» (видимо, это какая-то мера измерения магической силы) магических энергий. Даже после того как я впитал источник «рииса», во мне не проявилось ни капли магии. Похоже, по его мнению, что я был к ней совсем не пригоден, такое среди людей встречается, хоть и нечасто. И как только умудряюсь выживать в этих местах.

    Она хотела, чтобы я пошёл с ними, но ее отец был против этого, и вызвано его такое решение было заботой обо мне. Правда, я не понял, чем мне могут навредить у них дома, но девочка, когда услышала о каком-то обряде «мертвого дерева», сразу согласилась с ним. Она спрашивала, как тогда им отблагодарить меня?

    Ее отец сказал, что создаст для меня какую-то «скрытую тропу», по которой я за полдня выйду на границу людских земель. Только ему для этого нужно немного отдохнуть. То, что благодаря мне и мясу этого самого «рииса» они все уже сегодня полностью восстановят свои как физические, так и магические силы, он не сомневался.

    Еще он удивился, как это такой увалень, как я, умудрился завалить «рииса». Но факт оставался фактом, труп зверя принес я, и он отчётливо чувствовал кровь животного на моем клинке.

    Девочку же это совершенно не удивило, она сказала о том, что бабушка всегда говорила, будто люди самые опасные, хитрые, коварные и ужасные существа в их мире. И с этим многие соглашались. Она тайком подслушала, как одна женщина из дома «Рассветных облаков» рассказывала, что сделали с нею люди, к которым она попала как-то давно. Но потом девочка сказала, что я совершенно не похож на тех, про кого рассказывали бабушка и та женщина. Я даже помог им.

    С этим ее отец согласился и потому даже не знал, как им поступить в будущем, но должником человека он оставаться не хотел. Потом он сказал, что «рылаки» дождутся, пока очнется их молодая шаманка, видимо, она дочь вождя их племени, больно она молода, а уже повелевает духами, и уйдут к себе домой. А они помогут мне тоже вернуться к себе.

    Но девочке этого было мало, и она об этом сказала своему отцу. Он не понимал ее, но она настаивала на том, что я вытащил ее из котла «реилы». После этого он тоже задумался над чем-то. Однако спустя несколько секунд ответил ей, что у них ничего нет и им нечего мне предложить в знак благодарности. Тогда девочка предложила отдать мне дар ее брата, он уже мертв, а мне он может пригодиться.

    Но ее отец опять возразил и сказал, что во мне нет ни «энора» магии и что дар мне будет совершенно бесполезен, если, конечно, перед этим не убьет меня.

    На что его дочь возразила, будто это самое ценное, что у них есть сейчас, и она готова передать его мне, если отец будет не против. Тем более я только вчера поглотил источник «рииса», и мне это должно достаточно сильно помочь во время передачи дара.

    Ее отец постоял немного, а потом сказал:

    — К сожалению, мы не сможем объяснить ему, что это за дар. Если бы он смог его усвоить, то ему с его отсутствующими магическими способностями он бы очень пригодился. Умение контролировать свое сознание и управлять им очень сильно позволяет ускорить восприятие, что важно во время боя, когда отсекается все лишнее. Будет очень жаль, если он не научится пользоваться им.

    — Это все, что может этот дар? — удивилась девочка. Что меня поразило в их разговоре, так это слишком уж по-взрослому рассудительная речь и суждения девочки.

    — Нет, конечно, но в остальном этот дар подходит лишь для построения магических фигур, твой брат ведь был магом, а не бойцом. Этот дар перестраивает сознание живого существа таким образом, что у него образуется некая дополнительная область в сознании, которая может управлять различными протекающими в нем процессами. Мне до конца и самому механизм не понятен, я ведь никогда не получал в дар-наследие древнего мага. Но ты права, мы должны отблагодарить его соответственно. Не каждому дано спасти короля и его дочь от толпы «рылаков».

    — Хорошо, папа, утром, когда мы будем прощаться, я передам его нашему спасителю. — Не знаю, насколько внешне маленькой выглядела эта девочка, но сейчас, слушая ее, я представил уже взрослую и умудренную немалым опытом женщину.

    И что самое главное, этот мужчина (король? какого королевства?) прислушивался к советам и мнению этой маленькой девочки (дочь короля, принцесса?).

    После этого они еще долго общались, но больше ничего интересного я не услышал. Да и понимал я их с пятого на десятое, так как улавливал только основной смысл разговора, а остальное мне приходилось додумывать самому.

    Так что я не уверен, что все сказанное ими было произнесено именно в таком контексте, однако то, что произошло утром, подтвердило по крайней мере, что основной смысл их разговора я уловил верно.

    После раннего подъёма мы направились на завтрак.

    В этот день и гоблины, и непонятные люди, не считающие себя людьми, встали очень рано, практически на несколько минут позже меня. А поэтому еще не рассвело, а у нас был готов костер и на нем дожаривались остатки мяса кошки.

    На небе сияла крупная, круглая желтовато-красная луна, которая ну никак не могла быть спутницей Земли. Но потом из-за первой появилась, выкатилась и еще одна, и тогда окончательные сомнения, что это не наша Земля, у меня полностью отпали. Двух лун на моей родной планете не было, и я не уверен, что они когда-то существовали там раньше.

    Сегодня был третий день моего пребывания в этом новом мире. Что-то витало в воздухе.

    Молодая и неизвестная мне шаманка, только пришла в себя, как стала готовиться к отбытию и собирать присутствующих тут гоблинов в дорогу. Со мной она даже не попыталась заговорить, хотя я порой замечал на себе ее заинтересованные взгляды, бросаемые исподтишка.

    После того как она отдала несколько распоряжений гоблинам, девушка пошла и поговорила о чем-то с мужчиной и его дочкой. А потом вернулась к своим.

    Я как раз подошёл к ним поближе. Когда она разговаривала с той пожилой гоблой, передавшей мне, как я понимаю, источник силы этой необычной «риисы». Меня они не опасались, так как уже давно догадались, что я совершенно их не понимаю. Вернее, не понимал. Но теперь-то все изменилось, правда, я не стал их об этом предупреждать. А лишь глупо улыбался на все их вопросы и разводил руками.

    Как ни странно, гоблинов или «рылаков» я теперь понимал гораздо лучше, чем нашу странную парочку, дочку и отца.

    Шаманка и женщина, так же как и те двое, обсудили, кто я и что могу здесь делать? Однако гобла ни на один ее вопрос не смогла дать ответа. Кроме того, что я похож на «лииров», при этом она кивнула в сторону стоящих поодаль отца с дочерью.

    Но молодая шаманка возразила, что во мне нет «пра», а у всех «лииров» она есть с рождения, как и у них самих. Они еще немного рассуждали о том, что других похожих на меня в этих краях нет, и возможно, я какой-то уродец или попал сюда по «скрытым тропам».

    «Опять эти «скрытые тропы», ее упоминал в своем разговоре отец девочки», — вспомнил я.

    А потом молодая шаманка спросила, откуда тут «рииса»? И очень удивилась, когда узнала, что ее принес я. Она хотела узнать, как я ее победил, но старшая и, видимо, более опытная женщина-гобла порекомендовала ей не совать свой любопытный носик в чужие дела.

    Ведь гнев духов, который вчера вызвала шаманка, был выпущен гораздо позже того грохота, что разорвал лицо одному из пленивших их «рылаков». Так что неизвестно, что у меня могут быть за тайны, их лучше не тревожить.

    Это, конечно, не понравилось шаманке, но возражать она не стала. Так, за разговорами, они вдвоем быстро приготовили на всех завтрак, а потом пригласили к столу. Ели молча и быстро. Простые гоблины, казалось, вообще старались все закинуть себе в рот, не жуя проглотить и незаметно скрыться с наших глаз долой.

    Было видно, как они с облегчением вставали из-за стола, отходили ближе к воде, где собирались небольшими группками и что-то обсуждали между собой.

    Лииры и гоблины тоже мало общались между собой, видимо им просто нечего было обсуждать. Поэтому завтрак мы закончили в молчании.

    После завтрака шаманка обошла всю поляну, при этом производя какие-то необычные «камлания». Ее действия сопровождались всплесками магической энергии, периодические выбросы которой я отчётливо фиксировал. Кроме того, по мере ее продвижения по периметру поляны та покрывалась явно различимыми следами применения магии, я даже несколько раз смог заметить и воспроизвести в своем сознании те магические фигуры, что она создавала на поляне. Правда, мне не был понятен их принцип действия, а вот назначение определялось достаточно четко. Судя по всему, девушка сейчас пыталась усмирить души погибших здесь воинов и привязать их к своему короткому посоху, чтобы в дальнейшем пользоваться их силой в своих целях. Большего мне узнать не получилось. Но я был уверен, что как только воссоздам у себя в голове полную структуру используемых тут магических конструкций, то и знание о них ко мне придет значительно более полное. Откуда у меня возникла такая уверенность, я сказать не мог.

    Все магические фигуры, которые воспроизводились девушкой и которые у меня получалось хоть как-то воспринять, я постарался рассмотреть и запомнить во всех доступных мне деталях, правда, они были несколько расплывчаты, но некоторые элементы я смог заучить полностью. Только не знаю, понадобится мне это знание в будущем или нет, но лишним оно не будет точно.

    Обойдя всю поляну и завершив свой обряд, девушка крикнула своим что-то насчет трофеев, и гоблины начали стаскивать в центр поляны все, что хранилось на телеге, и было когда-то личным имуществом погибших гоблинов или принадлежало им ранее. Когда на какую-то расстеленную тряпку выложили все, что у них было, получилась немаленькая куча.

    Отдельно отложили оружие и небольшой кучкой какие-то непонятные побрякушки и прочую мелочевку, у которых, однако, четко просматривалась магическая структура. Правда, что странно, несколько предметов не были магически активными, но тоже попали сюда. Да и интерес они вызывали не меньший, чем все остальное, хотя я не мог понять, чем он обусловлен, но многие гоблины глаз не сводили именно с этих странных и непонятных мне вещей.

    Как я и ожидал, право первого выбора предоставили именно мне. Но из всего разложенного мне ничего не было нужно, ни оружия, ни каких-то непонятных трав и свертков. Единственное, что привлекло мое внимание, это несколько полудрагоценных камешков, а может и драгоценных. Я, если честно, в них не очень хорошо разбираюсь, четыре монеты, две из которых, судя по всему, были золотыми, и один странный артефакт. Вот он вызвал неподдельный интерес. Хоть в нем я и ощущал наличие магической энергии, видел какую-то внутреннюю структуру, но он почему-то был в общей куче с остальными не магическими вещами, где я нашёл монеты и камешки. Ни гоблины, вернее шаманка, ни «лииры», которые и занимались сортировкой трофеев, не переложили его в кучку с магическими предметами. Что меня удивило. Поэтому я, не особо опасаясь возражений, взял себе только эти вещи. Правда, после этого на меня все посмотрели, как на деревенского увальня, которого удалось облапошить, но ничего говорить мне они не стали. Видимо решив, что мне, не говорящему и не понимающему их языка, трудно будет что-то объяснить, а может по какой-то другой причине, но остановить меня никто не пытался.

    Потом один из гоблинов принес мне уже слегка подсушенную кожу, снятую с «рииса» и завернутую в какой-то огромный лист непонятного растения. А затем передал еще один сверток, в котором были отрубленные лапы кошки. Их никак не выделывали и они как были, видимо еще вчера, завернуты в другой похожий лист без очистки и промывки, вместе с мясом и костями, так и остались.

    Если честно, мне такой подарок был не особо нужен, и я практически мгновенно захотел его кому-нибудь подарить, вернее, сплавить, правда, пока не решил кому. Может, моей щедрости и не оценят, или воспримут как оскорбление, но мне этот уже немного попахивающий подарок был точно без надобности.

    Лииры тоже не особо рылись в трофеях, мужчина выбрал лишь пару мечей, которые в его руках казались большими кинжалам, а девочка несколько артефактов из небольшой отложенной кучки. Она хотела взять один из тех предметов без магической начинки, что были отложены к остальным артефактам и назначения которых я не понял, однако отец ей предупреждающе цыкнул, и она больше не обращала на них внимания.

    Все остальное гоблины отнесли в телегу и молча начали собираться в дорогу.

    Остатки жареного мяса «риисы», не став делить, завернули все в те же огромные листья и все отдали мне. Я не стал возражать, как я понял, на всех гоблинов его не хватит, а, судя по всему, лииры окажутся дома гораздо раньше, чем я встречу людей.

    Уже собравшись в дорогу, ко мне впервые за все время подошла молодая шаманка. Она хотела начать что-то сказать, но потом, вспомнив, что я не понимаю ее, просто махнула рукой и, потянув меня за рукав куртки, жестами попросила наклонить голову. Когда я выполнил ее просьбу, она немного постояла, а потом приложила ладошку к моему лицу и накрыла ею мои глаза, при этом стала напевать какой-то заунывный мотив. Одновременно в такт произносимым словам постукивая по тыльной стороне ладони своим небольшим посохом.

    Так продолжалось минут пять. Мне казалось, что ничего не происходит, но внезапно глаза у меня стали наливаться какой-то непонятной тяжестью. Создавалось впечатление, будто снаружи мне их хотят выдавить. Я попытался отстраниться или отодвинуть от себя руку шаманки, но понял, что не могу даже пошевелиться. Тело будто закостенело и превратилось в живую статую.

    Между тем давление на мои глаза стало ослабевать, но это не принесло облегчения, вместо него появилось сначала слабое, но постепенно все усиливающееся покалывание. Именно в это же время девушка стала напевать свои мотивы с нарастающей громкостью и каким-то неживым тембром в голосе, а ее легкие постукивания посохом о ладонь начали отдаваться мне в глаза острой пронзительной болью. Создавалось впечатление, что с каждым ее словом и ударом посоха мне в глаза забивают острую раскаленную иглу, после чего боль резко стихала, но с новым словом повторялась вновь. Однако в следующий раз она была резче, сильнее и продолжительнее.

    Голову начало разрывать от все возрастающей боли. Она уже растеклась по всему моему черепу и отдавалась в затылок, стараясь разорвать его, но при этом я вполне адекватно соображал и совершенно не паниковал. Единственное, о чем я тогда думал, это какой же я балбес, что позволил шаманке так легко провести меня, а сейчас она использует меня для какого-то своего варварского обряда.

    В какой-то момент боль пропала, я пропустил этот момент и продолжал думать о превратностях судьбы, когда до меня, наконец, дошло, что пение и постукивания посохом прекратились, мои глаза сейчас ничто не заслоняет, а рези и боли в глазах нет и в помине. И главное, я вновь обрел власть над своим телом.

    Первое, что я хотел сделать, это отскочить от заинтересованно глядящей на меня шаманки. Но не сделал этого, а лишь с укоризной посмотрел на нее. Похоже, мой взгляд выразил всю ту гамму эмоций, что я испытывал несколько минут назад. Потому что шаманка отступила на шаг назад, потупив глаза, и начала говорить, похоже забыв, что я ее не понимаю.

    — Не сердись, неправильный «лиир», это моя благодарность тебе за наше спасение. Я не очень сильная «повелевающая духами» и поэтому не смогла оградить тебя от боли, всех моих сил едва хватило на то, чтобы вселить в тебя одного малого духа. Он, так же как и я, не очень силен. Он не может сделать тебя сильнее, быстрее или дать тебе неуязвимость от стрел и оружия, таких сильных духов могут вселить в тебя только великие шаманы. Я всего лишь ученица. Поэтому дух, с которым мне удалось договориться, сделает сильнее только твои глаза. Но зато они будут видеть намного лучше. Прости, большего я не смогу тебе дать. Прими этот дар со всей нашей благодарностью. Ты не только спас нас, но и поделился своей едой и силой. «Рылаки» с Малых холмов никогда не забудут твоей доброты, странный «лиир». Удачи тебе в твоем пути и прости за ту боль, что я причинила тебе, но дух принял тебя и теперь будет всегда помогать тебе. Жаль, что ты меня не понимаешь. Для нашего дара не нужна «пра», дух всегда будет с тобой и всегда будет помогать тебе. Ну а теперь прощай. — И молодая шаманка, склонив голову, хотела уже развернуться и идти к своим, когда я остановил ее и, наклонившись, вытащил из свертка одну из лап кошки и отдал ей.

    — На память, — тихо, чтобы никто не услышал, произнес я на каком-то гортанном и немного булькающем языке, очень похожем по звучанию на тот же, что говорили и гоблины. Мои слова удивили даже меня самого, что уж говорить о молодой шаманке.

    — Прощай, и спасибо тебе. Счастливого пути. Ты будешь великой шаманкой, — сказал я ей напоследок.

    Девушка все еще удивленно смотрела на меня, потом все так же заторможенно развернулась и побрела к тележке. Но перед тем как сесть в нее, развернулась и крикнула мне:

    — Ты умнее, чем кажешься, меня ты сумел обхитрить, белый шаман.

    И запрыгнула в повозку. После чего маленький караван гоблинов отправился в путь.

    Все то время, пока они не скрылись за поворотом, я чувствовал на себе три пары удивленных глаз. Шаманки, которая все не отводила их от меня, держа мой небольшой подарок в руках и что-то наговаривая себе под нос. Мужчины, что как-то подозрительно косился на меня, и его дочки, с любопытством и какой-то детской непосредственностью следившей за всем происходящим на поляне.

    Что они могли подслушать наш разговор, я не беспокоился, лииры стояли поодаль и за моей спиной. Только последняя ее фраза вызывала неподдельный интерес. Они не понимали, почему она ее произнесла, да и я ее не очень понимал. Почему она назвала меня «белым шаманом», я даже предположить не мог.

    После того как гоблины ушли, ко мне подошли лииры. Мужчина ничего говорить не стал, просто взял меня за руку и подвел к кромке леса, потом, постояв так пять минут, он сделал несколько шагов вперед, и перед нами оказалась узкая лесная тропа.

    — Иди, тебе туда, — прокомментировал он свои взмахи словами.

    И больше ничего говорить не стал, правда после этого он подозвал свою дочку, которая, почему-то несколько оробев, подошла к краю тропы и поманила меня к себе.

    Девочка мне понравилась, хоть я и знал ее всего несколько часов, однако чувствовал, что это действительно очень хороший и добрый ребенок. Я был рад, что смог помочь ей и ее отцу, а потому не хотел отпускать ее без подарка. А поняв, что эта самая кошка «рииса» представляет для них какую-то достаточно большую ценность, то вторую лапу из свертка я хотел отдать девочке. Может, они смогут найти ей хоть какое-то применение, в отличие от меня. Поэтому, как только она подошла, я наклонился и, вытянув из свертка лапу, протянул ее девочке, предлагая забрать ее себе.

    Она немного растерялась и повернулась к отцу, как бы спрашивая разрешения принять подарок, тот кивнул ей. И девочка, довольно улыбнувшись, очень аккуратно взяла сверток, рассмотрела подаренную ей крупную лапу кошки. Через несколько секунд, все-таки немного удивившись такому странному подарку, запаковала ее обратно в тот же большой лист и, развернувшись, отнесла сверток отцу.

    Я, если честно, думал, что на этом процедура и закончится, но она вернулась к тому месту, где я стоял.

    И только сейчас я вспомнил, что у нее тоже был какой-то дар для меня, видимо, она собиралась мне его передать. Поэтому, больше опасаясь боли и того состояния, разрывающего мозг, что мне подарила некоторое время назад шаманка при передаче своего дара, я с большой осторожностью приблизился к ней, когда она повторно позвала меня. Все началось точно так же, как и с гоблинами. Девочка попросила наклонить голову, что я и проделал, зажмурив на всякий случай глаза. А в следующее мгновение вместо боли и каких-то иных негативных последствий, я ощутил лишь легкий и робкий поцелуй на своих губах. А затем шорох убегающих ног и быстрые шаги, уходящие куда-то влево.

    Открыв глаза, я понял, что поляна пуста, и сейчас, кроме меня, стоящего тут, на ее границе с лесом, больше никого не было.

    «Ну, это по крайней мере не так и больно, — решил я, — или у девочки ничего не получилось».

    Так постояв на краю поляны несколько секунд, я подобрал свой уложенный заранее рюкзак, надел его на плечи и отправился в путь по этой необычной «скрытой тропе».

    Ничего необычного, бредя по ней, я, честно говоря, не увидел, тропа как тропа. Единственное, на что обратил внимание, так это очень быстро мелькающие стволы деревьев за границей тропы. Сначала я как-то не придал этому значения, но потом в моем сознании отразился факт несоответствия скорости моего движения и перемещения объектов за границами тропы.

    «Так вот ты какая, «скрытая тропа»», — дошёл до меня смысл вложенных в это понятие слов. Похоже, двигаясь по ней, я в реальном пространстве перемещался гораздо быстрее и на большее расстояние, чем на самом деле, когда шел по ней. Как такое было возможно, я не понимал.

    Я хотел сойти и посмотреть, что находится за ее пределами, но что-то меня остановило на самом краю приближающейся ко мне невидимой границы, а в сознании возникло понимание того, что сойти с этой тропы можно только в конечной точке ее назначения.

    И поэтому я пошёл дальше, уже не стараясь больше сойти с нее. Своей интуиции я почему-то в последнее время стал доверять гораздо больше, особенно если она так настоятельно и однозначно, почти прямым текстом советовала этого не делать.

    * * *

    Как мне и было обещано лиирами, хоть они и не знали, что мне понятна их речь, шел я по этой тропе где-то до середины дня.

    Момент, когда произошёл переход в обычное пространство, я пропустил, и обратил внимание на этот факт лишь тогда, когда заметил, что деревья перестали мелькать вокруг меня со скоростью несущихся автомобилей. Это меня несколько сбило с ритма, и я за все время путешествия по этой странной и необычной тропе впервые остановился и огляделся, пытаясь понять, что же творится около меня.

    Лес, простиравшийся вокруг, ничем не отличался от того, что рос в месте, где я попал в этот мир. Вокруг была все та же девственная природа и необычное смешение хвойных и лиственных деревьев. Тот же мягкий и нежный ковер из прелых листьев и хвои под ногами, еле слышное щебетание птиц и убегающая куда-то сквозь бурелом, явно звериная тропка со множеством следов на ней, ведущих в неизвестном направлении.

    Ничего внешне не выдавало того, что я оказался где-то в другом месте. Однако ощущался какой-то странный и необычный дискомфорт, не физический, а как бы происходящий в моем сознании, будто исчезло что-то, к чему я уже успел привыкнуть, и меня не покидало непонятное чувство, что все-таки что-то изменилось.

    Постояв еще несколько минут, я наконец понял, что меня напрягло. Здесь и сейчас я не видел того обилия магической энергии, разлитой в пространстве, что наблюдал с того момента, как пробудился утром и покинул поляну у реки. Там магия висела в воздухе еле осязаемой, но все-таки заметной туманной пеленой. Она мне совершенно не мешала, но ее присутствие я стал четко ощущать. Однако здесь ничего этого не было.

    «Тут гораздо меньше магической энергии», — догадался я, вглядываясь в редкие ее проявления и отдельные потоки, расходящиеся в разные стороны.

    Там, на земле гоблинов, магическая энергия была частью пространства, она ощущалась во всем, она заполнила собою все окружающее естество мира, пропитывала его. Здесь же ее практически не было. Я видел только несколько магических линий или каналов, по которым протекала эта энергия.

    И всё.

    Однако были и свои плюсы, не знаю, правда, следствие это гораздо меньшего объёма магической энергии сейчас или тех подарков, что мне достались от девочки и шаманки, но магические проявления я сейчас ощущал и видел гораздо лучше и отчетливее, чем утром.

    В дополнение, кроме всего прочего, я стал различать потоки энергии, протекающие по магическим каналам, которые мог наблюдать вокруг. Я не мог сказать, в чем особенности того или иного типа энергии, но четко мог определить, что в этих двух каналах, к примеру, текут совершенно разные ее разновидности.

    И это было значительным шагом в моем внутреннем развитии, раньше для меня магическая энергия была несколько однородной и аморфной массой. Теперь же энергия для меня стала приобретать некий физический, хоть и нематериальный вид.

    Это дало мне возможность отделить ту или иную магическую энергию и опытным путём выяснить, полезны ли для меня те или иные ее типы.

    Помню, после того боя с кошкой, встречи с маленьким лесным народцем и лиирами, когда я шёл по лесу, меня иногда тянуло подойти к тому или иному дереву и приложить к нему ладонь, посидеть под ним, потрогать тот или иной камень, выйти в центр небольшой полянки. Именно такие места я и старался выбирать для отдыха или ночлега.

    Временами мне хотелось напиться из замеченного мною ручья, хотя жажда меня на тот момент не мучила. Или, что еще более интересно, съесть и собрать найденные в лесу ягоды или странные желтоватые плоды, которые время от времени встречались на моем пути.

    И определяющим фактором в таких случаях был зеленый или темно-зеленый поток магической энергии, протекающий по центру выбранной поляны, около понравившегося мне дерева или даже внутри него.

    От найденных энергетических линий или каких-то непонятных сгустков, узлов или неких точек сосредоточения в моем сознании обычно веяло лесной прохладой, ароматом трав, силой и опытом многолетних деревьев, жизнью, бьющей из молодых и юных побегов.

    Не знаю, что происходило со мной, но я видел, как вблизи от этих мест, между мной и потоком устанавливаются какие-то тонкие нити, похожие на капилляры, по которым начинает циркулировать энергия. И ко мне по ним перетекает зеленый поток энергий, а от меня уходит какой-то грязно-бурый, который потом смешивался с общим каналом энергий, откуда, похоже, подпитывался я.

    И всегда после такого отдыха, или после того как я пил воду из по виду обычного ручейка, или после того как я уминал пару ягодок или найденных плодов, во мне рождалось такое мощное ощущение силы и бодрости, что я был способен идти еще не один час. После такой энергической промывки состояние всегда улучшалось, уходила усталость. Я шел не замечая пройденных километров и не чувствуя боли в натруженных ногах, вес рюкзака, висевшего за спиной, меня не беспокоил. Я был свеж и чувствовал себя полностью отдохнувшим. Поднималось настроение, и я ощущал такой переполняющий меня прилив энергий и сил, что, казалось, он начинает выплескиваться из меня наружу. Правда, это было всего лишь ощущение, но иногда оно было настолько реальным, что я оглядывался вокруг, стараясь заметить исходящую от меня непонятную силу.

    И так подпитываясь, я, видимо, заряжался необходимой энергией, обновляя свою магическую структуру.

    Кроме общего обновления организма, этот поток энергии еще и помогал быстрее заживлять раны. Я как-то очень сильно поранил ногу о какой-то торчащий сук при падении, когда спускался в достаточно крутой овраг, чтобы его перейти. Я в тот раз разодрал чуть ли не до кости икру на ноге. Кроме того, что эта рана зверски болела, она практически обездвижила меня, я еле добрался, вернее, доковылял, до небольшой полянки на дне этого оврага, по центру которой как раз и проходил один из подобных каналов энергии.

    Обработав рану и перебинтовав ее, я приготовился провести тут не меньше нескольких дней, пока она не позволит мне более-менее нормально передвигаться, однако уже через несколько часов я почувствовал жуткий зуд в ноге, как раз там, где и была полученная рана.

    Первой моей мыслью было, что туда могла попасть какая-то инфекция или забраться паразиты. Поэтому я бросил в костер одну из своих ложек, приготовившись прижигать рану, а сам стал спешно разматывать бинт. И представьте мое удивление, когда я увидел, как у меня на глазах края раны постепенно сходятся, и она затягивается молодой кожей. Примерно через час рана полностью затянулась, а еще через минут сорок она совершенно перестала зудеть, и больше о ране не напоминало ничего.

    Я в удивлении еще, наверное, полчаса проверял, трогал, гладил молодую кожу, образовавшуюся на месте полученной раны, и, что удивительно, никакого рубца не было. Единственным отличием был более светлый цвет кожи на месте, где раньше была рана.

    Так что от моего видения магических проявлений уже в первые часы путешествия была реальная помощь. Ведь она выражалась не только в поиске полезных для меня потоков энергии. Мое видение магических проявлений помогало обходить мне и какие-то непонятные темные, серые или грязно-бурые потоки, от которых чуть ли не за километр несло смертью, тленом, затхлостью, тухлятиной и прочими не слишком приятными вещами. В такие места я даже не пытался соваться, даже из простого интереса или любопытства. Хотя некоторые из них внешне выглядели вполне прилично. Небольшой ручеек или красивая полянка под раскидистым деревом, но интуиция так и кричала, что в таких местах ничего кроме смерти меня не ожидает. И поэтому я решил, что жизнь-то одна, и не стал рисковать ею понапрасну.

    Вот так и продвигалось мое путешествие, в те первые дни на этой загадочной и удивительной планете.

    Именно тогда, бредя по темному лесу в одиночестве, я понял, что этот мир открывает ранее неведомые мне грани и, что самое важное, я мог ощущать эти эфемерные границы реальности, которые составляли свою определенную плоскость восприятия новой для меня структуры мира.

    И так было до тех пор, пока я не встретился со своими новыми друзьями и товарищами.

    Правда, в моем видении магических структур была и одна небольшая странность.

    Я не видел никаких структур внутри своего тела, хотя даже у мелких животных или любых встреченных мне предметов она была, хотя бы слабая и еле различимая. Что уж говорить про тех же лииров или гоблинов.

    Создавалось впечатление, что в моем теле ее нет.

    «Похоже, именно об этом говорили лииры и шаманка», — предполагал я, когда вспоминал их высказывания о том, что во мне нет «пра», это были слова шаманки, или нет «энора» магической энергии, со слов отца девочки.

    Но я не стал особо расстраиваться.

    «Не маг и не маг, никто в мире не идеален», — тем более у меня и так было два магических дара, а по-другому их не назовешь, которые, кстати, работали, хотя теоретически, как мне кажется, не должны.

    И это было еще одной странностью.

    * * *

    Вторым определяющим фактором в развитии моего видения магических структур и понимания их сути послужила встреча с Элеей.

    Не знаю, почему именно она дала толчок второй фазе.

    Однако то неточное и расплывчатое восприятие окружающей реальности, что было у меня до этого момента, перешло в новую стадию.

    Встреча с Элеей, ее отцом и их отрядом приоткрыла еще одну из завес этого волшебного и многогранного мира. Я очень четко стал различать внутренние энергетические структуры любых объектов, окружающих меня.

    Раньше, оказывается, я видел лишь их основные несущие линии, а теперь я мог оценить все строение энергетического каркаса для любого предмета или существа.

    Случилось это так.

    Как-то вечером, сидя у костра, я так засмотрелся на улетающие в небо искорки, что, видимо, впал в некое медитативное состояние. А так как постоянным предметом моего любования было наблюдение за Элеей, то в тот момент кроме искорок костра я смотрел и на нее. И вот тогда мне открылась еще одна возможность, которую приобрел мой организм после переноса.

    Или это была одна из способностей, дарованных мне при прошлой встрече с местными обитателями шаманкой и девочкой лиирянкой? Не знаю.

    У меня теперь появился второй способ определения проявления магических свойств и способностей у любого существа, да и не только.

    Правда, работала она уже на более глубоком уровне сознания, и для того чтобы ее активировать, я должен был провалиться в некое подобие транса, чем-то похожего на то состояние боевого транса, когда время замедлялось вокруг меня и я мог видеть все уязвимые зоны, окружающие моих противников.

    В тот первый раз у меня получилось очень четко рассмотреть течение энергии в теле девушки. Я смог увидеть всю структуру строения ее энергетического (магического) каркаса. Кроме всего прочего, у меня на каком-то внутреннем уровне понимания получалось различать и определять, за что отвечает или для чего служит тот или иной тип энергии. И это понимание и знание давало более четкое представление о состоянии и предназначении того или иного объекта, его функционировании и принципах действия.

    Всю дорогу до вербовочного центра я постоянно тренировался в этом обретенном и новом для меня умении, и теми невольными счастливцами, что помогали мне в этом нелегком деле, естественно, были мои спутники и те вещи, что они несли с собой.

    В результате многочисленных опытов ко мне пришло понимание того, что кроме выявления способностей к магии у людей, я точно мог сказать является ли тот или иной предмет артефактом. Кроме того, я научился выделять те объекты, что обладали крупицей собственной магической энергии внутри. Эти предметы или существа не только поглощали энергию снаружи, а еще и вырабатывали ее самостоятельно. Являлись такими автономными генераторами магической энергии.

    В моем нынешнем окружении был всего один подобный человек, это Элея. Остальные были лишь обычными потребителями. Однако Элея была не единственным источником магии, который я встретил на своем пути. Первым был, по всей видимости, тот непонятный орган, который мне преподнесли гоблины из убитой мною кошки.

    Но был и еще один случай. Ничем необычным он не выделялся, если бы я не разобрался впоследствии, что же произошло в том непонятном месте.

    * * *

    Едва сойдя со «скрытой тропы», созданной для меня лиирами, я нашёл необычного небольшого каменного идола, стоящего посреди поляны в лесу. Притянул меня к нему необычный и несвойственный для этого места магический фон.

    Выйдя на поляну, я не чувствовал никакой опасности. Но и никаких положительных эмоций или откликов разлитая тут энергия во мне не вызывала. Абсолютно нейтральная и, как мне тогда показалось, чистая энергия, разлитая вокруг.

    И мною она стала поглощаться с неожиданной скоростью и силой. Практически мгновенно вся разлитая на поляне энергия оказалась усвоена мною полностью.

    Не знаю, что меня потянуло произвести следующие действия, но я сделал несколько шагов вперед и положил свою ладонь на простой и гладкий лоб идола, оказавшийся неожиданно холодным, посреди теплого весеннего дня в центре освещаемой солнцем поляны. И как только моя ладонь полностью соприкоснулась с головой этой каменной скульптуры, энергия из нее стала с неимоверной скоростью перетекать ко мне, и сейчас это были не те капилляры или нити энергии, которые я мог наблюдать ранее.

    Нет. Образовался толстый канал, по которому струился мощный и бурлящий поток энергии.

    Простоял я так чуть больше десяти минут, когда вслед за потоком мне в руку влилась какая-то сферическая структура и поглотилась мною полностью, как и вся закачанная энергия.

    А в следующую секунду где-то в районе груди я почувствовал, что сначала она расширяется до невероятных размеров, стараясь разорвать мое тело, как огромный раздувшийся раскаленный шар. Но не прошло и пары мгновений, как он достиг своего максимального значения и схлопнулся в едва заметную точку размером с горошину, которая чуть сместилась и разместилась теперь в районе моего правого предсердия.

    С тех пор я все время ощущал, что в этом месте во мне поселилась небольшая батарейка, которая постоянно снабжает меня небольшим количеством магической энергии, которую я пока не знал, как использовать. Но я ощущал, что она пока просто циркулировала по моей структуре и накапливалась в каком-то не очень понятном мне объёме, выполняющем роль ее аккумулятора, находящемся в затылочной области головы.

    Идол же, после того как эта структура перешла ко мне, рассыпался в какую-то странную серебристую пыль, которая потом вообще растворилась и исчезла в воздухе.

    * * *

    Третьей фазой развития, которую я начал интуитивно использовать еще в первые мгновения своего пребывания на планете, было распознание свойств различных магических и простых предметов.

    Для того чтобы я мог воспользоваться этим способом, мне требовалось отрешиться от всего реального, например воспользовавшись трансом или медитацией, и посмотреть на окружающее меня пространство как бы со стороны. И тогда вместо людей, различных представителей других рас, мебели и вещей, которые находились рядом и взаимодействовали со мной, окружали меня и существовали в этом времени и пространстве, мне представали как некие разноцветные объёмные трехмерные структуры, совершенно не похожие друг на друга. Так вот те, кто обладал хоть каплей магической энергии и имел ментальные способности, кроме основной некой несущей конструкции, включали в себя и дополнительную внутреннюю подструктуру. И чем она была обширнее и сложнее, тем большими ментальными способностями обладал исследуемый.

    Правда, уже несколько позже я понял, что энергетическая структура есть абсолютно у любого предмета, будь то простая ложка или сложный лечащий артефакт. И вот именно она, похоже, как раз и отвечает за хранение информации о предмете, которую потом можно извлечь, получить, прочесть, изучив внутреннюю энергетическую структуру предмета.

    И чем лучше ты ее можешь опознать и рассмотреть, чем больше можешь выделить индивидуальных черт и деталей, присущих каждому типу энергии, ее составляющей и наполняющей, тем больше сможешь узнать и извлечь информации об искомом предмете.

    Ведь именно при нашей первой встрече у меня появилась возможность начать тренироваться в «познании сути» с достаточно сложными предметами, назначения которых я до этого не знал и о существовании которых мог только догадываться.

    Больше всего помог мне в этом лечащий артефакт, который был у девушки.

    К сожалению, в нашем маленьком отряде было всего два магически активных предмета, или артефакта. Первым был уже упомянутый лечащий артефакт, вторым же была необычная всепогодная фляжка Рекара, доставшаяся ему от деда.

    Но именно экспериментируя с ними, я понял, что нужно увидеть, чтобы обнаружить артефакт и распознать все или большую часть его свойств и возможностей.

    Остальные просто думали, что я забавляюсь, и мне просто нравятся эти необычные и волшебные предметы, но на самом деле, в те моменты, когда я крутил в руках необычные вещи, я досконально изучал их структуру и пытался разобраться во всех их свойствах. Что мне частично удалось сделать и к концу нашего путешествия.

    К тому времени я уже гораздо лучше мог управлять лечащим артефактом Элеи, чем сама девушка, которая пользовалась им лишь на самом начальном уровне.

    Оценив преимущества такого видения и поняв общие принципы его реализации, я постарался приучить себя постоянно находиться в состоянии полутранса, которое бы позволяло мне видеть как окружающий меня мир, так и магические структуры, составляющие его основу. Это позволяло всегда адекватно и точно оценивать и контролировать окружающее меня пространство.

    Это давало мне огромное преимущество. Ведь в этом мире магические умения или способности, или, как я потом узнал на станции, их еще называли ментальными, существовали в реальности, и мне нужно всегда знать о тех, кто мог воспользоваться ими.

    «Кто предупрежден, тот вооружен», — именно по этому принципу я действовал, стараясь настроить свой внутренний механизм восприятия окружающей действительности на использование этого необычного видения мира.

    Я понял, что этот мир переполнен магией, она была во всем. И нужно было как-то оценивать степень опасности или ценности тех или иных магических объектов.

    * * *

    Сначала я думал, что структурой и ее сложностью и определяется сила мага или любого магического артефакта, но оказалось, что было и еще несколько параметров.

    Следующим моим наблюдением стало то, что чем больший объём ментальной, как мне кажется, энергии мог в один момент времени накопить и задержать в себе объект, тем большими запасами этой ментальной энергии он обладал. Эти знания я почерпнул, как только увидел встреченного старого ведуна из отряда Этора.

    Этот человек обладал поистине огромнейшим запасом магической энергии и мог аккумулировать ее в неимоверных количествах. Я заметил, общаясь с северянами, что этот параметр можно развивать, и он не так сильно зависел от природных способностей, как скорость восстановления и пополнения его ментальной энергией. И это привело меня к другому замеченному мною факту.

    Ждало меня следующее открытие после встречи с тем странным существом у тайного выхода из вербовочного центра. В нем ментальная энергия, после мгновенного выброса потребовавшаяся на создание того многократного ускорения, что он приобрел во время нашей короткой стычки, стала очень быстро пополняться из нескольких внешних источников.

    Первым служило внешнее пространство, вторым какой-то предмет, который лежал в его куртке. Однако оба эти источника составляли лишь сотую долю того, что генерировал третий источник ментальной энергии.

    И именно последним из них служила какая-то непонятная плотная внутренняя подструктура, расположенная в перстне, надетом на указательный палец его левой руки. Она состояла из огромного переплетения узлов различных нитей, спаянных внутри перстня в отдельный и немного странный полуживой комок. Он был расположен прямо в центре кристаллической структуры вделанного в украшение камня и замыкал на себя большое количество ментальных нитей внутреннего магического каркаса существа.

    Я потом проверил, подобные сплетения, как во внутреннем каркасе, так и во внешних артефактах были далеко не у всех встреченных мне существ или предметов, а если и были, то очень маленькими.

    Видимо, это и есть те самые источники магической энергии, о которых я раньше только догадывался по косвенным признакам.

    Уже ориентируясь именно на этот постулат, я определил, что далеко не у всех есть собственный внутренний источник. Вернее даже не так. Его за все время я видел только у трех существ: Элеи, Энаки и спасенной мною эльфийки, но это случилось уже гораздо позже и на станции.

    И у всех трех данные структуры были расположены на внутреннем ментальном каркасе, а не как у мыши, во внешнем источнике. Кроме того, у двух представительниц прекрасной половины жителей Содружества они были больше, чем у того превратившегося в большую летучую мышь существа. Это были Энака и та эльфийка.

    Только при этом у эльфийки была очень сложная и разветвленная внутренняя структура, тогда как у Энаки она могла накапливать неимоверное, как мне кажется, количество внутренней энергии, правда, чуть меньшее, чем у ведуна из отряда северян.

    На эти параметры я и смотрел в дальнейшем.

    В дополнение я стал видеть некое поле, окружающее живые предметы, чего раньше до встречи с северянами за мною не наблюдалось. Сейчас любой, кто обладал хоть каплей ментальных способностей, определялся мною как некий носитель дополнительного внешнего слабовидимого слоя.

    Я еще не научился работать с этим полем, слишком мало времени у меня для этого было, но я заметил, что это поле проявлялось только у тех, кто обладал каким-то определенным количеством ментальной энергии. Внутренние структуры были абсолютно у всех, а вот полем обладали только некоторые. И что удивительно, это поле было у некоторых артефактов. Например, у того, что я нашёл у гоблинов.

    Но это все только теория, выведенная мною из опытов и наблюдений. Реально мне не с кем было их обсудить, поэтому я просто воспринимал их на веру, стараясь просто использовать их как дополнительную информацию о ком-то или чем-то.

    Но в подтверждение своих умений определения ментальных способностей у кого-либо, могу сказать, что ни с кем из Ледяных ведьм в отряде я не ошибся. И всегда, пока был рядом с ними, мог сказать, где и кто из них находится. Во мне билась некая яркая точка, ассоциирующаяся с любым имеющим ментальные способности существом или магическим объектом, показывающая реальное местоположение в пространстве любого из них относительно меня.

    Это и была та теория магии, что я вывел за несколько дней пребывания в этом мире и на станции.

    И сейчас я наткнулся на еще одно ее подтверждение.

    Глава 5
    Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль». Общий зал

    Почему я вспомнил те произошедшие со мной на планете события, да и вообще свою самопальную теорию магии? А сделано это было по трем причинам.

    Первой из них послужило то, что сейчас в баре я видел большое количество находящихся здесь магов или кого-то обладающего магическими способностями. Такого скопления магически одаренных личностей в одном месте я не встречал за все время пребывания в этом мире, вселенной, пространстве и тем более не ожидал увидеть тут на станции. Это не относится, конечно, к тем событиям, что произошли со мной на планете, которые больше походили на сказочный, странный и необычный сон.

    К встрече с шаманкой-гоблином и непонятными лиирами, хотя сейчас я склонен думать, что это были такие же эльфы, которых я встретил уже тут на станции, но несколько необычные, не знаю. Но почему-то уверенность в этом у меня засела крепко.

    И я хотел поговорить об этом с кем-нибудь, и почему-то лучшей кандидатурой для этого я считал ту девушку, что спас тогда на своем уровне.

    Вот и еще один повод встретиться с нею. А не только преподнести мой подарок в виде коробочки лирийских сладостей, от этой идеи я все еще не отказался. Кстати, как я сразу этого не понял. «Лииры» и «лирийские» вроде однокоренные слова, нужно узнать у кого-нибудь, кто это такие. И можно сделать это прямо сейчас.

    «Искин, найди мне информацию по расе, производящей лирийские сладости», — отдал я приказ на поиск в сети и базах станции своему персональному компьютеру.

    Ну а тем временем сам я вернулся к мыслям о магии.

    Как-то все еще не укладывались у меня в голове магические способности и высокие технологии, которые в этом мире, похоже, переплетались очень тесно, ну или, по крайней мере, сосуществовали вместе и достаточно давно.

    Такой вывод напрашивался из того, что я видел сейчас, если маги с развитыми способностями на этой станции встречаются даже чаще, теперь я это хорошо понял, чем в мире внизу, где магию как таковую никто не отрицал, а активно изучал и использовал. Практически это же и послужило второй причиной моих воспоминаний.

    Сейчас в баре присутствовало несколько магов с явно различимыми внутренними источниками магической или ментальной энергии.

    Я еще, честно говоря, не очень хорошо понял из тех небольших ссылок, что мне попадались, в чем состояло их различие, и было ли оно вообще. Но эти самые источники я сейчас прекрасно отслеживал.

    Источники эти были аналогичными тем, что я находил у девушек из моего отряда, Элеи и Эрсы. Или замечал на планете в определенных местах. Например, там, где, как я понял, поглотил источник каменного идола.

    И еще один вывод, который я упустил раньше или просто не обратил на него внимания. Я могу поглощать источники магической или, как я выяснил, ментальной энергии. Вот о таком свойстве, по крайней мере, в изученной мною базе знаний «Эспер», не было сказано ни слова.

    Но если вернуться к вопросу о встреченных мною источниках магии, то тут на станции подобное я видел лишь дважды, у девушки эльфийки, кстати, искин все-таки нашёл информацию о ней, это была дочь посла аграфов, который сейчас пребывал на станции, и звали ее Элина, и у моей Энаки.

    «Моей? — подумал я и потом задался вопросом: — И почему эта мысль так сильно греет сердце?»

    Блин. Опять отвлёкся.

    Так вот, в тех же источниках, что я видел сейчас, на мой взгляд, наблюдалась какая-то странная незавершённость, к тому же они были очень слабыми, даже слабее того, что был у Элеи, дочери Триго.

    Но главное было в том, что некоторые из обнаруженных мною сейчас источников, при том наиболее мощные на фоне всех остальных (а если точнее, то было их три штуки), я заметил у представителей небольшой группы существ, которая этим самым и привлекла мое внимание.

    Ну и третьей причиной, заставившей вернуться меня в мои сказочные воспоминания, стали не размышления о магии, а банальное сходство увиденных мною сейчас существ с теми, кого я встретил на планете. И так как знакомство с представителями этой расы началось для меня с небольшой стычки, это заставило насторожиться меня и сейчас. Интуиция, знаете ли, в последнее время, я ей доверяю все больше и больше.

    А послужили этому толчку моей проснувшейся паранойи пятеро странных типов, привлекшие мое внимание своей удивительной схожестью со встреченными мною тогда на планете гоблинами. Только эта пятерка была гораздо крупнее них, ростом с обычного человека и с цветом кожи грязного асфальта.

    Что меня заставило держать их в поле зрения, я сказать не могу, но в голове билось четкое осознание того, что контролировать данных существ мне крайне необходимо. Пока же никакой непосредственной опасности мне не угрожало, и я повторно оглядел помещение зала. Мой взгляд вновь задержался на необычной компании существ.

    Странный состав, где каждый сидящий за столом является потенциальным магом, не мог не заинтересовать, и я хотел внимательнее присмотреться к ним.

    Больно уж необычно, исходя из созданной мною самим теории магии, было видеть столько потенциальных ее источников и проводников в одном месте.

    Однако сначала я постарался понять, а что вообще за собрание состоится в этом некогда тихом, уютном и спокойном заведении.

    Оценивающе оглядев ближайшие занятые столики, я понял, что весь бар забит или небольшими группами, или явными одиночками, которые тем не менее кучкуются с другими такими же, как и они сами, и собираются в отдельные компании.

    Присмотревшись к присутствующим в баре существам внимательнее, я понял, что основные группы, собравшиеся здесь, особенно те, что явно выделялись как единая команда, это было очень хорошо заметно со стороны, больше походили на небольшие военизированные отряды бойцов с выбранным командиром.

    «Так это наемники, — дошёл до меня смысл увиденной картины, — как я сразу этого не понял», — укорил себя я за невнимательность.

    И оглядевшись вокруг, я уже новым взглядом посмотрел на сидящих в баре представителей разных рас.

    «Ведь точно наемники. Вон и установленные на входе сейфы, и очень похоже, что для оружия, которых, когда я входил в помещение, вроде еще не было. Правда, что-то я не уверен, в том, что его кто-то сдаёт. Лично у меня его при входе не просили оставить. Или Тро не посчитал меня слишком уж опасным? Или наоборот решил, что для меня в такой ситуации лучше остаться при оружии? Непонятно».

    Теперь я смог выделить и однотипную экипировку у наиболее опытных и сработанных отрядов, и какую-то общую собранность и внутреннюю взаимосвязь.

    Не знаю, догадывались они об этом сами или нет, но многих из них связывало некое общее ментоинформационное поле. И наиболее четко оно прослеживалось именно в тех группах, где присутствовали свои маги.

    «Так они выполняют еще и некие координирующие функции», — понял я.

    А также я, наконец, обратил внимание на уверенность в лицах и жестах, присущую людям, привыкшим решать силовые задачи.

    «Тут что, слет наемников? — задумался я. — Или это просто их бар. Но Тро вроде ничего подобного не говорил. Где гном? Нужно у него уточнить».

    Оглянувшись назад, чтобы задать этот вопрос Краву, мой взгляд снова зацепился за тот небольшой странный отряд, что привлек мое внимание наличием магов с внутренним источником ментальной энергии, сидевший практически у самой стены помещения.

    Теперь мой взгляд выхватил и другую не слишком типичную в общей массе присутствующих здесь групп наемников картину. Выделялся этот отряд немного странным составом. Слишком много среди них было девушек.

    И к тому же все девушки в отряде были как на подбор, правда, несколько миниатюрные, на мой взгляд, особенно на фоне окружающих их мужчин, но очень красивые, это я заметил сразу. Правда, дальше я свою мысль додумать не успел.

    Сначала я почувствовал напряжение и страх, исходящие от находящегося рядом со мной гнома. Он несколько раз дернул меня за руку и что-то произнес, тихо показывая на сидящих наемников, а потом потянул меня к выходу, говоря о том, что сейчас для нас тут не место, надо бы его быстрее покинуть. Но сделать этого мы не успели.

    На нас обратили внимание. И это выражалось в том, что те самые гоблины-переростки двинулись в нашу сторону.

    Именно в этот момент со стороны зала, как раз оттуда, где расположился этот подозрительный отряд местных гоблинов, мне в спину, будто настоящим ветром, дохнуло смертельной опасностью, и я четко ощутил, что несколько очень непохожих на людей инопланетян странного землисто-серого цвета представляют для меня серьезную, даже больше, смертельную угрозу.

    А осознав это, на меня накатила какая-то странная апатия и непонятное полусонное состояние спокойствия, будто я превратился в некий пластичный камень, бесчувственный и холодный, хотя несколько первых мгновений мое сердце билось как бешеное. Такого со мной еще не случалось.

    Подобное состояние было новым и незнакомым мне. Но весь мой организм, сознание и, самое главное, ощущения и интуиция, которым я в последнее время стал доверять гораздо больше, твердили, что это наилучшее состояние организма и сознания для меня в текущей ситуации, и повредить оно мне никоим образом не может. А если я смогу им правильно распорядиться, оно принесет даже огромную пользу.

    Только я ясно чувствовал, что разбираться с этим странным состоянием сознания необходимо уже сейчас, в данный конкретный момент времени, не откладывая его анализ на будущее. Иначе подобного шанса мне больше не представится.

    И поэтому, несмотря на всю странность и опасность ситуации, я решил все-таки разобраться в своих возможностях и приступил к их анализу.

    * * *

    Как только я провалился в эту странную апатию, мысли, как мне показалось, потекли плавно и неторопливо.

    И одновременно, противореча моим первым ощущениям, при этом я чуть ли не с компьютерной скоростью и машинным безразличием и точностью стал рассматривать возникшую ситуацию с различных сторон.

    У меня в голове хоть и медленно, но с постепенно возрастающей скоростью начали появляться всевозможные варианты, которые мне получалось придумать и рассмотреть в этом состоянии с разных сторон развития событий и внешних параметров, их составляющих и влияющих на них.

    Каждый просмотренный кадр (вариант, вероятность, линия поведения?) как бы прорисовывал или моделировал происходящую на текущий момент в зале картину и предоставлял мне различные варианты дальнейшего развития событий. Которые при этом в зависимости от малейших изменений различных параметров, задаваемых мной самостоятельно, моделировались мной и предоставляли мне на рассмотрение совершенно разные результаты и исходы событий, происходящих тут или, что более правильно, вероятно, могут произойти. И имели они разный, иногда совершенно не очевидный результат.

    При этом я точно знал, что это не какая-то виртуальная модель, это один из витков моего будущего, ожидающий моего решения выбрать именно его для дальнейшего развития данного пути следования и развертывания нити моей судьбы именно в этом направлении.

    И поэтому из тысяч, сотен тысяч различных путей моего будущего я должен был выбрать тот единственный, который бы мне позволил преодолеть эту узловую точку на линии моей судьбы.

    Но самым странным было то, что я видел, как многие варианты, проходя дальше и преодолев эту некую веху на моем жизненном пути, то сходятся, то расходятся и исчезают где-то в неизгладимой дали моего сознания. Я четко мог осознать только ближайшие несколько минут, но эти минуты давали сотни, тысячи путей своего дальнейшего развития.

    И я должен был выбрать, осознать и определиться с одним из них. Должен был выбрать тот единственный, что не обрывался именно на этой узловой точке в моей судьбе. Однако я не видел такого варианта.

    Нет, были те, что давали мне возможность выжить. Но почему-то именно эти линии судьбы были выкрашены в моем сознании в такой темный и мрачный серый цвет, что я даже не мог на них сосредоточиться.

    Варианты рождались и утекали куда-то вдаль, а я провожал их лишь грустным взглядом. Я не видел того, что мне нужно. Я не мог определиться.

    Но хуже всего было то, что уже пропущенные мною линии, достигнув некой границы в моем сознании, исчезали, растворялись за ней.

    Провожая каждый такой затертый, уходящий куда-то в неизвестность непрожитый момент моей будущей жизни, я испытывал какую-то сильнейшую грусть и боль. Ведь это была потеря какой-то части меня, меня того, о котором я никогда не смогу узнать.

    Туда же уплывали какие-то рожденные в моей голове мысли, идеи, пережитые мною впечатления, мои воспоминания. Туда уплывал весь мой жизненный опыт, его затягивало в эту странную и непонятную бездну на краю сознания. И это вызывало грусть безвозвратной потери чего-то важного для меня.

    Но именно эта грусть и боль заставили рожденные мною мысли, идеи, а главное, непрожитые варианты моего жизненного пути не убегать куда-то в непонятную бездну сознания, где они могли пропасть, затерявшись в пустоте, что проявлялась за какой-то странной полуэфемерной границей, а затормозить и остаться где-то на периферии моего сознания.

    Моя непонятная, но от этого не менее пронзительная и тоскливая боль позволила остаться им где-то на задворках моего мысленного пространства. При этом образуя некий пласт, укрепляющий эту непонятную границу, позволяющий отделить меня от той пугающей и манящей пустоты, пролегающей за нею.

    Одновременно я точно знал, что в любой момент могу вытащить оттуда любую свою мысль, идею, пережить уже прочувствованное мною событие или выделить необходимое мне воспоминание за любой период моей жизни, лишь подумав о одном из них.

    Но что еще более важно, я понял, что теперь у меня появилась возможность воспользоваться любым из уже проанализированных мною вариантов, теперь я не терял ни одного, даже не прожитого мною момента несуществующей или виртуальной жизни. Не только тех, что я уже прожил, но и тех, что не проживу и не выберу. Туда улетали те развилки моего жизненного пути, что я по той или иной причине упустил или отказался от них. Но они не затирались, они сохранялись в моем сознании. Я их прекрасно видел.

    Первые мгновения я еще не осознал, что мне это может дать, пока случайно не вытащил изменения из двух различных вариантов, совместив их и создав новый. Это мне подкинуло идею.

    Я мог не искать тот единственный вариант, что окажется оптимальным на этот момент времени, это было слишком долгим и трудоемким процессом, это можно было оставить на тот случай, если вариантов для анализа будет немного.

    Важным было то, что эта способность дала мне возможность выбирать наилучшие параметры для изменения варианта в каждый момент времени и самостоятельно создать то оптимальное сочетание этих неизвестных мне пока метрик, которое образовывало идеальный вариант решения протекающих в данный момент времени событий вокруг меня. Именно тот вариант, что будет нужен мне в данной конкретной точке на линии моей судьбы.

    Эта способность дала мне уникальный дар. Я даже не понял сначала, что он за собой несет. Но только представив его последствия, практически сразу осознал их.

    Я уже не зависел от судьбы, по крайней мере на несколько мгновений вперед. Но ведь вся наша жизнь и тот путь, что мы идем по ней, они как раз и состоят из тех мгновений, что мы проживаем.

    И все это было при мне. Не знаю, новые ли это способности, инициированные базами и нейросетью, или мои собственные, но ранее у меня ничего похожего не наблюдалось.

    Хотя все странное и необычное со мною стало происходить только после того, как я попал на эту планету. После переноса. После того как я перешагнул пропасть лет, расстояний и, возможно, пространств. Не знаю, как это было связано, но четко осознал я это почему-то только сейчас. Хотя умом уже давно это понимал. Однако принял свой путь только в эти мгновения.

    А как только я воспринял эту реальность как объективную и существующую, то в моем сознании произошел некий резкий и непонятный скачок. И я очень четко и ясно увидел и ощутил границу, которая лишь мгновение назад виделась мне как некая эфемерная и еле заметная пелена, отделяющая мой разум от вечного ничто, куда никак нельзя было отпускать свои мысли.

    При этом у меня возникло понимание того, что сам я могу преодолеть ее совершенно без проблем. И эта граница мне теперь не помеха. А вот то, что я увижу за ней, мне было неизвестно и совершенно непонятно. Но я точно знал, что там что-то есть, и это что-то я могу взять, однако проблема заключалась в том, а смогу ли я это удержать и вернуться из-за этой границы, удержав то, что можно там найти.

    Уже решив отказаться от этого непонятного сейчас для меня эксперимента, которому не место и не время, я мазнул своим сознанием по прослойке между образовавшейся тонкой пленкой моих знаний и ощущений и границей, отделяющей меня от вечного ничто.

    И каким-то немыслимым способом смог ухватить странные непонятные образы и чуждые и чужие для меня мысли, или знания, которые находились на самой кромке этой непонятной эфемерной пелены.

    Первое мгновение я даже не сообразил, что это.

    Однако быстро ухватив суть и поняв принцип, будто работая небольшим крючком, захватывающим пробивающиеся или видимые за границей мысли, я, работая в обратном порядке, не теряя, а как бы приобретая новые знания и информацию, как некий миниатюрный, но мощный насос, затягиваю их сквозь эту эфемерную границу к себе в сознание.

    И как ни странно, у меня очень легко получилось вытянуть несколько непонятных образов, точно принадлежащих ранее не мне. Среди них было пару простых чужих мыслей неизвестных мне существ (у меня создалось впечатление, что это были даже не гуманоиды, так они были чужды и трудны в освоении для моего разума и сознания).

    Тройку пойманных образов мое сознание преобразовало в несколько видов природы каких-то неизвестных мне мест и планет (про небесные тела я догадался, так как один кадр был с видом некой планеты из космоса).

    И что самое интересное, один образ мое сознание конвертировало в необычную то ли руну, то ли иероглиф, концентрируя внимание на котором, во мне начинал зарождаться странный и непонятный внутренний огонь. Этот образ я запомнил особо.

    Правда, разбираться дальше с ним я не стал.

    Но необычный способ вытягивания знаний и информации из эфира мне очень напоминал получение информации из пресловутого астрала, о котором я часто слышал ранее и описание которого мог применить к части своих умений, например, узнавать информацию о предметах, ранее мною никогда не виденных.

    Но сейчас заниматься этим было некогда. Поэтому проверку и изучение уже найденного там я также оставил на потом.

    Эти новые мысленные образы остались вместе со всеми остальными моими мыслями в спонтанно получившемся хранилище знаний, где-то глубоко в моем сознании. Это несколько необычное получение информации из астрала и перемещение в хранилище моих мыслей дало странный результат.

    Один из образов, который я выхватил уже самым последним, дал мне несколько ответов на заданные самому себе вопросы по происходящему в баре действу и складывающейся ситуации. А разобравшись в происходящем, хоть и частично, я понял, как мне действовать дальше.


    Во-первых, мое спонтанное и первоначальное желание убраться отсюда как можно дальше показалось настолько детским и глупым, что я отмел его мгновенно.

    Второе, я теперь точно знал, что уйти мне никто не даст.

    А в-третьих, я был уверен, что от проблем бегство меня не избавит. И эту новую проблему надо решать здесь и сейчас.

    А то, что проблема в виде пяти странных и необычных наемников приближается ко мне, было понятно даже без этого необычного состояния.

    Будет бой и его не избежать.

    Дальше начало анализировать ситуацию мое своеобразное компьютерное сознание.

    Я чувствую опасность и понимаю, что исходит она от приближающихся существ. И это не простая враждебность, что была раньше. Нет, я цель. Их цель. Хотя и не прямая. Я лишь случайная жертва в чьей-то игре. Но меня хотят использовать как разменную монету.

    На самом деле удар был направлен на кого-то из моих знакомых. На кого? Вижу слабую нить, тянущуюся в направлении тролля, стоящего за стойкой бара. Так, цель он.

    Что еще? В чем заключается выгода? Какую пользу может принести кому-то нападение на меня тут? Никакой видимой.

    Хотя… Да, теперь понимаю. Нужно не просто нападение, нужна реакция на него, и не простая реакция, а вызвавшая следующий ход событий.

    Удар направлен даже не на Тро, а на всю их общину. Через него постараются подорвать доверие как к троллям, так и к наемникам. Наемникам? Значит, и они попадают под удар. Кто-то старается выстроить полосу отчуждения между жителями станции, троллями и наемниками. Стараются вбить клин между ними. Зачем это нужно? Тут все просто.

    И я снова оценивающе гляжу вокруг.

    Тролли и наемники являются основными силами станции, ну кроме, естественно, кадровых военных. Однако, как показали слухи, что дошли до меня, и последние события, произошедшие в этом секторе, военные только по определению являются таковыми. На самом деле на станции давно уже правят упадок и разруха.

    Значит, кто-то старается вывести из игры две основные действующие силы, способные хотя бы частично повлиять на возможные грядущие события. Примем это за основу.

    И причиной этому послужит не просто нападение на меня, но и мое убийство именно здесь и сейчас. Что, естественно, меня не устраивает. Как минимум самым важным для меня фактором. Моей смертью. Я как-то не собирался еще на тот свет. А значит, повоюем.

    * * *

    Двое противников передо мной. Трое по бокам.

    Перехожу в режим ускорения и оцениваю их тактику.

    Они отрезали меня от возможной помощи, как со стороны зала, так и со стороны помощников Тро и его самого.

    Теперь вижу, что брать живым меня не собираются. Действуют жестко. Многократно усиленный шоковый разряд сразу с пяти ударников. Если мне не изменяет память, хватит и одного. Тут действуют наверняка.

    Ставлю для себя установку. Убивать нельзя. Неизвестно, какие цели преследуют нападающие. Но им необходима именно смерть и именно на территории бара. И чья она будет, их не слишком волнует.

    Значит, мы, в противовес этому, постараемся обойтись без убийств. Но это будет сложно. Однако у меня есть шанс.

    Наемники действуют чуть медленнее меня. И практически синхронно. Но в этом практически и заключается мой шанс. Будь среди них хотя бы один маг, выполняющий корректировку их действий, не уверен, что я бы справился. Но его среди них нет. Хоть со стороны и кажется, что эти гоблины-переростки действуют едино и абсолютно согласованно.

    Но для меня они действуют совершенно вразнобой. Хоть этот разнобой и составляет всего лишь какие-то доли мгновений. Но в моей ситуации эти самые доли приравниваются к вечности. Поэтому я выставляю приоритет отключения целей.

    Первая цель. Гоблин, стоящий справа от меня. Он попадает в зону моего влияния, небольшой шажок в сторону него, пропускаю перед собой руку с ударником. Удар в область уязвимости. При этом стараюсь бить, контролируя силу своего удара. Все, дальше он упадет уже без моей помощи.

    Цель номер два. Гоблин по левую руку. Кажется, что он неудобен для удара. Так как находится за моей спиной. Но это только видимость, на самом деле именно на это и сделан расчет. Слегка наклоняюсь вперед и пропускаю его руку с ударником над своим плечом. А сам, приподнимаясь, аккуратно протягиваю вперед ударник вместе с рукой пролетевшего мимо меня и уже вырубленного первого нападающего. Разряд — и гоблин за спиной получает сильнейший шоковый удар. Всё, он выведен из строя.

    Цель номер три. Тут все проще. Гоблин, что нападал на меня спереди, напоролся на падающее тело и получил точный удар в лоб.

    Цель номер четыре получила удар от своего же напарника. Тут я даже не прилагал никаких усилий, только чуть перенаправил полет оружия.

    Цель номер пять. Отступаю на шаг назад и пропускаю его мимо себя. Удар в затылок, и тело обмякает.

    Всё, бой закончен.

    Меня окружают одни бесчувственные тела. Да и линия судеб изменилась. Я это ясно увидел. Теперь нужно поговорить с Тро о том, кому могла быть выгодна такая ситуация.

    * * *

    Зал еще даже не осознал случившегося, как я сделал несколько шагов, собираясь подойти к тем самым наемникам, что привлекли мое внимание, тем более одна девушка из их числа явно бросилась мне на помощь, чем заслужила мою искреннюю благодарность.

    Но тут мой взгляд наткнулся на лежащий на полу у ближайшего стола ударник. И потому я повернулся к Краву.

    — Собери тут все, что нам может пригодиться.

    И я кивнул ему на гоблинов-переростков, а сам подумал о который уже раз о пропадающих без толку нейросетях и имплантатах.

    «Ценная же все-таки вещь эти нейроустройства, — немного посокрушался мысленно я, — и никто ведь не осудит. Законный трофей».

    И уже даже ни к кому конкретно не обращаясь, а просто размышляя вслух, произнес:

    — Жаль, нет автодоктора. Ну да ладно, в следующий раз.

    После чего еще раз оглядев тела гоблинов сероватого цвета, передал гному свой рюкзак, а сам направился к тем, кто, возможно, станет нашими будущими бойцами. Слишком уж выделялись они на общем фоне.

    К тому же я обратил внимание на еще один отряд, правда, магов там было поменьше, но они все-таки были, целых два наемника со способностями к управлению ментальной энергией.

    Но сначала надо было поговорить с теми, кто заинтересовал меня первыми.

    Да и почему-то у меня сложилось такое мнение, что Энака не будет иметь ничего против именно первого отряда, хотя теперь подбор подобного рода персонала в нашу фирму это полностью ее обязанность. А вот со вторыми поговорить захочет уже самостоятельно. Но если я на них наткнулся, то почему бы нам не побеседовать. Заодно узнаю, кто они и откуда и будет ли у них желание поработать на нас.

    На моем пути, когда я пробирался к ним, как раз и стояла та самая девушка, которая поспешила мне помочь.

    Искин быстро нашёл информацию в сети станции о том, что это пииры. Очень неплохие бойцы, и практически поголовно ментоодаренные существа. Родом из одной отдаленной системы, находящейся под протекторатом Королевства Минматар. Поставляют в Содружество в основном высококлассных наемников. Очень не любят пиратов и работорговцев. В общем, я прав, Энаке этот отряд должен был точно понравиться.

    Остановившись напротив миниатюрной симпатичной, даже скорее очень красивой, девушки, я посмотрел на нее. При этом слегка наклонив голову, на какой-то непонятный аристократический полувоенный манер, даже сам не знаю, откуда во мне проснулись подобные манеры. Если аристократическая кровь когда-то и текла в жилах моих предков, то я об этом точно не знал.

    — Спасибо, — а потом, улыбнувшись ей, подал руку и предложил: — Пойдем, мне кажется, за тебя там уже волнуются. — И кивнул в направлении столика, за которым сидели ее сородичи.

    Девушка, похоже, все еще несколько удивлена, и, видимо, даже не слишком осознавая, что делает, протягивает в ответ мне свою руку. Ну а я беру ее, и мы направляемся туда, где сидит отряд этой миниатюрной красавицы. Из-за их столика за нами наблюдает несколько пар заинтересованных глаз. Да и другие наемники смотрят в мою сторону с любопытством. Что необычно, никакой враждебности в воздухе больше нет. Меня сразу приняли за своего, будто я прошёл некий ритуал посвящения.

    «Хотя, если у них тут подобным образом встречают каждого, то это и не удивительно», — подумал я. Но потом понял, что это глупость. Возможно, тут и есть какая-то проверка на вшивость, но она явно проходит на несколько ином уровне. Должно быть все проще и мягче. И не так опасно для случайных посетителей этого бара. Я же, судя по всему, как обычно, оказался в не нужном месте и в не нужное время.

    «Видимо, судьба у меня такая», — мысленно усмехнулся я.

    Ну а через несколько секунд мы оказались напротив столика, где сидели представители отряда девушки и еще один отряд, состоящий в основном из людей. Но опять же состав его навевал на размышления. И там было слишком много девушек.

    Я помог наемнице усесться на ее место, поняв это по тому, что только один стул лежал рядом со столиком, а не стоял, как все остальные.

    Девушка явно сразу, как только поняла, что происходит что-то неладное, сорвалась мне на помощь. За что я еще раз с благодарностью посмотрел в ее сторону. Понять, кто является главными в этих компаниях юнцов, не составило большого труда. Похоже, это были какие-то тренировочные отряды, где будущие профессионалы проходили какую-то практику или набирались боевого опыта. Не знаю. Но не заметить двух явно выделяющихся возрастом и ощутимым командным опытом мужчин было очень сложно.

    Я поприветствовал их легким кивком головы и произнес:

    — Добрый день. Меня зовут Дим. И я бы хотел с вами кое о чем пообщаться. Вы не против, если я присяду.

    — Конечно, — согласился глава отряда, как я понял, пиров и показал мне на свободное место как раз рядом с той девушкой, что я привел.

    Сам не знаю почему, я развернулся в ее сторону и спросил:

    — Простите, забыл поинтересоваться вашим именем? — и с вопросом во взгляде посмотрел на нее.

    — Миила, — немного покраснев и смутившись, ответила она.

    — Очень приятно познакомиться, — сказал я и добавил, глядя ей прямо в глаза: — У вас волшебное, прекрасное имя, Миила. Как вы слышали, меня зовут Дим. И спасибо, что хотели мне помочь.

    И я еще раз наклонил голову. Была у меня мысль на галантно поцеловать ей руку, как какой-то аристократ, но испытывать судьбу, когда у девушки на поясе висело стреляющее и, возможно, убивающее оружие, я не стал.

    Между тем Миила покраснела и смущенно отвернулась от меня, посмотрев на сидящую рядом с ней девушку.

    Я же понял, что, оказывается, мне очень понравилось смотреть, как краснеют ее щечки. Ну да ладно. Это лишь вопрос вкуса. Похоже, мне в принципе нравится любоваться красивыми и опасными девушками.

    Багира, Энака, теперь вот Миила. А может, и не только ими. Ведь были еще и эльфийка, и Трея, и Элея, и Эрса. Правда, есть у меня подозрение, что они не менее опасны, чем другие.

    «Черт, нужно сосредоточиться и вернуться к делам, — осадил себя я, — что это со мной, голова почему-то думает совершенно о другом».

    И я уже более осмысленно посмотрел на сидящих передо мной наемников.

    — Добрый день, — еще раз поздоровался я, — мое имя вы уже слышали. Позвольте поинтересоваться вашими? — и я вопросительно посмотрел на глав двух небольших наемных отрядов.

    С остальными пока знакомиться не имело смысла, если у нас и будут какие-то дела с этими наемниками, то вести их будет Энака. И если так сложится, то я и так рано или поздно познакомлюсь с теми, кто мне нужен. Единственное имя, которое меня пока интересовало, я уже и так узнал. Но разговаривать с кем-то даже не познакомившись, это попахивает оскорблением, по крайней мере, в среде тех людей, которые сейчас сидят напротив меня.

    — Это Борг, — представил подсевшего к нам главу отряда наемников людей пожилой, но крепкий пиир, — меня же зовут Ренок.

    — Понятно, — кивнул головой я, — приятно познакомиться. — И посмотрел на них.

    Пиир как-то странно глянул на меня в ответ и спросил:

    — Не расскажешь, что там произошло? — и он указал рукой на все еще лежащие в зале тела гоблинов.

    — Как мне кажется, они споткнулись, — пожав плечами, спокойно ответил я, даже не повернувшись в ту сторону.

    — Споткнулись, все разом? — усмехнулся человек.

    — Бывает и такое, — и я спокойно посмотрел на него.

    — Бывает, — согласился он.

    А потом, немного помолчав, спросил:

    — Так о чем же ты хотел с нами поговорить?

    — Ну, — и я усмехнулся, обведя рукой вокруг, — судя по собравшимся, тут можно поговорить о многом. Но именно сейчас меня интересуют дела, и потому наш разговор будет деловым. Вы не против?

    — Да мы вообще-то так и подумали, — хмыкнул тот крепкий пиир, что назвался Реноком, и добавил: — Просто Борг решил удостовериться в правильности наших выводов.

    — Не думаю, что в них можно сильно ошибиться, — ответил я и оглянулся на пробирающегося к нам гнома. — Крав, давай сюда, — махнул я ему, — нужно будет твое компетентное мнение.

    Поздоровавшись со всеми, он сел за столик рядом со мной и, повернувшись, спросил:

    — Не хочешь пригласить? — и он, не называя имени, скосил глаза на двери комнаты, откуда мы вышли.

    — Пока нет, но ее мнение будет решающим, сейчас же я просто хотел поговорить с этими господами, — и я представил ему двух капитанов наемных отрядов: — Ренок и Борг.

    — Приятно познакомиться, — ответил им Крав и представился сам.

    — Ну, вот и замечательно, — сказал я, — а теперь мне бы хотелось задать вам несколько рабочих вопросов, если вы никуда не спешите.

    — Мы как раз в поиске нового контракта, — усмехнулся Борг, похоже, этот человек любил пошутить над собой и своим отрядом, что мне уже понравилось, и добавил: — Так что пока мы совершенно свободны и никуда не спешим.

    Практически как в нашем советском мультике, одном из любимых мною: «До пятницы я совершенно свободен».

    — Понятно, — сказал я и посмотрел на Ренока. — Ваши отряды работают в паре, или вы рассматриваете каждый свой контракт отдельно?

    — Если честно, — сразу признался тот, — как можно заметить, у нас не полный комплект, — и пиир обвел рукой сидящих за соседними столиками сначала своих бойцов, потом и бойцов Борга. — Даже вместе мы не составляем полноценного боевого подразделения. Поэтому с поиском контрактов нам немного сложно.

    Похоже, капитан пииров решил сразу выложить все их преимущества и недостатки, так как понял, что этот разговор я затеял не зря, примерно такое же внимание к нашим переговорам проявил и капитан второго отряда наемников.

    — Поэтому, если того требуют обстоятельства, мы стараемся работать в связке с бойцами из отряда Борга. Даже отрабатываем боевое взаимодействие и тренируем наших ребят вместе. Это наше преимущество перед всеми остальными.

    — Да, я вижу, — кивнул я, глядя на них.

    И это были не пустые слова, я прекрасно видел общее поле, объединяющее эти два отряда, хотя, конечно, внутри группы пииров оно было значительно более плотным. Но даже если взять второй отряд, то по сравнению с любыми другими наемниками их общая координация и боевое взаимодействие между ними как внутри групп, так и между группами явно были намного лучше, чем у остальных.

    Мои последние слова заставили с интересом посмотреть на меня многих пииров, особенно девушек, но буквально через мгновение их интерес ко мне пропал.

    — Не ментооператор, — произнесла одна из них, обращаясь к Мииле на каком-то языке, которого я еще не слышал.

    — Да, я тоже это поняла, — кивнула в ответ она.

    Но своего интереса ко мне она все равно не потеряла, я порою замечал на себе ее заинтересованные взгляды, бросаемые исподтишка.

    Ренок же цыкнул на них и, нахмурив брови, произнес:

    — Не у себя дома, неприлично при потенциальном заказчике говорить на языке, ему не понятном.

    — Прости, наставник, — обе девушки склонили головы. Пиир же посмотрел на меня и произнес:

    — Прости, они только набираются опыта. Девочки проверили, не маг ли ты.

    — Ну и как? — заинтересовался Борг.

    — Нет, обычный хуман.

    — А жаль, — и наёмник, подмигнув, посмотрел на меня и пояснил: — Среди нашего брата очень мало магов, поэтому они большая редкость.

    — Не знал, — кивнул ему я и вернулся к прерванному разговору. — В общем-то, нам большой боевой отряд и не нужен, и ваша численность оптимально нам подходит. Это, конечно, решать не мне, но я готов порекомендовать вас нашему шефу по безопасности, если вы согласитесь работать на нас.

    — Цели и задачи? — сразу перешёл на деловой тон Ренок. Борг, как я понял, передал все ведение переговоров в его руки.

    — Есть несколько объектов, крупных и не очень, охрану которых придется производить, также возможно будут некие боевые вылазки и задачи. Есть достаточно плотный контакт и связи с Департаментом по исследованиям. Как результат возможны совместные операции. По сути, это пока все, что я вам могу сообщить. Более подробные инструкции вы получите от того, кто непосредственно курирует это направление.

    — Ваш начальник службы безопасности? — уточнил у меня Ренок.

    — Да, — кивнул ему я.

    — Какова продолжительность контракта, и на какую сумму мы можем рассчитывать? — спросил пиир.

    — Мы вообще-то надеемся на заключение постоянного контракта с парой отрядов. Вы нам подходите по численности.

    Но нужен еще один, для выполнения индивидуальных задач. Ваши бойцы, как я понял, не сильно хороши при индивидуальных миссиях, но это не страшно, тут нужны профессионалы несколько другого профиля. Так что в это дело я даже не лезу. Но как отряд для выполнения групповых заданий вы нам вполне подходите.

    — Вы не озвучили сумму, — еще раз акцентировал внимание на пропущенной мною детали Ренок.

    — Я могу назвать только примерную цифру, — ответил я, — более предметно вам будет необходимо, как вы понимаете, договариваться уже не со мной.

    — Нас это для предварительного анализа ситуации вполне устроит, и еще мы должны знать размер и количество объектов, которые потребуется охранять.

    — Сумма? — И я посмотрел на Крава.

    — Так, — сказал он, — меньше двадцати бойцов. Суммарный боевой опыт не очень большой. Хорошее внутреннее взаимодействие. Командный состав.

    И тут он посмотрел на них.

    — Вам придётся объединить свои отряды в один, так налоговый вычет при вашем найме будет для нас более выгоден. Вас это устроит?

    — Без проблем, — ответил Борг, — мы давно уже размышляли на эту тему. Ренок капитан, я его заместитель. Как-то мы не думали о том, что это еще может быть завязано на финансы для будущего нанимателя.

    — Все играет свою роль, — небрежно махнув рукой, ответил ему гном и продолжил: — Даже то, что вас несколько меньше, чем в стандартной боевой единице.

    И что-то посчитав на своем планшете, выдал:

    — Я, конечно, не знаю, на какой контракт вы сумеете убедить нашего главного безопасника, но минимальная сумма по моим расчетам будет составлять порядка шестисот тысяч. И мне кажется, для вас она будет приемлемой даже на этом уровне.

    И гном посмотрел на пиира, который медленно кивнул ему в ответ.

    — Да, вы правы, — согласился он, — нас бы вполне устроили подобные условия. Но как вы сказали, тут решать будет совершенно другой человек.

    — Все верно, — произнес Крав, — только не человек, а креат.

    — Глава вашей службы безопасности креат? — удивленно посмотрел на меня Ренок.

    — Да, — сказал я в ответ, — с этим могут быть какие-то проблемы?

    — Нет, — помотал он головой, — просто обычно они на простые конторы не работают.

    — А кто вам сказал, что у нас простая контора? — в ответ усмехнулся я.

    И немного помолчав, добавил:

    — Фирма у нас самая что ни на есть серьезная.

    — Угу, особенно название, — со смехом в голосе поддержал меня Крав.

    — А как называется ваша фирма? — подозрительно посмотрел на нас Ренок.

    — «Тупой дикарь», — улыбнувшись, самым невинным голосом произнес я.

    — Забавные вы ребята, — посмотрел на нас с гномом Борг.

    — Ну, какие есть, — пожал я плечами и произнес. — Подождите несколько минут, я узнаю, сможет ли поговорить глава нашей службы безопасности с вами.

    — Так он тут? — спросили наемники.

    — Угу, там сидит, о чем-то размышляет, — и я кивнул в направлении комнаты, которую мы покинули, — сейчас схожу, узнаю.

    И я поднялся из-за столика. Гном подозрительно посмотрел в мою сторону. Ну, прав он, прав, просто мне хотелось еще раз увидеть Энаку. Связаться с ней я мог и через нейросеть.

    Подойдя к нужной комнате и постучавшись в двери, я осторожно спросил:

    — Энака, можно мне войти?

    — Зачем? — раздался в ответ вопрос.

    — Давай так, — сказал я девушке, — правду я тебе все равно не скажу, и будем считать, что я пришёл поговорить по делу.

    Несколько мгновений тишины. Потом тихий ответ:

    — Входи.

    Я открываю двери и вижу, что девушка все так же сидит на том же месте, где и была, когда мы покинули комнату.

    — Прости, если я как-то обидел тебя, — искренне произнес я, садясь на дальний угол диванчика, чтобы не вызвать у девушки каких-то негативных ассоциаций.

    — Ты не обидел, — все так же тихо ответила она, — просто я еще не готова.

    И она прямо посмотрела мне в глаза.

    — У вас, людей, в этом отношении все несколько по-иному, чем у нас, и тебе придется это понять и принять. Поэтому мне нужно время.

    — Я понял.

    Хотя, если честно, я ничего не понял, но если девушка просит подождать, то ей нельзя отказывать. Тем более если это моя Энака.

    — Так что ты хотел? — неожиданно переключившись на совершенно иной тон, спросила она.

    — Ах да, — я как-то и забыл, зачем вообще сюда пришёл. — И посмотрел на нее. Вернее, я так и не отрывал от нее взгляда, как зашёл в комнату, но по крайней мере теперь он приобрел хоть какую-то осмысленность.

    — Там есть любопытный отряд наемников, я хотел бы, чтобы ты с ними побеседовала. Думаю, он идеально подойдет под большинство задач, которые твоему подразделению придется выполнять в будущем. В дополнение к ним, правда, придется найти одного-двух индивидуальных воинов.

    — Почему? — удивилась креатка.

    — Наверное, потому что те, о ком я говорю, это больше командные бойцы.

    — Неужто ты нарвался тут на пииров? — сразу, даже особо не задумываясь, догадалась девушка.

    — Откуда? — только и спросил я.

    — Ну, если даже ты понял, что они универсальные бойцы, работающие единой командой, то это не может быть никто иной, кроме них, — усмехнувшись, ответила мне девушка.

    Такая она мне нравилась гораздо больше, чем когда была несколько растерянной и немного отчужденной. Пусть лучше подшучивает надо мной. От меня не убудет.

    И немного помолчав, сказала:

    — Хорошо, я побеседую с ними, — и уточнила у меня: — Вы обсудили с ними уже какие-то то условия?

    — Да, я обрисовал им только общий круг обязанностей, ну а Крав подсчитал ту сумму, которую мы можем им предложить. Я так понимаю, он ее несколько занизил, дав тебе некоторый простор, назвав шестьсот китов.

    — Угу, понятно, — задумчиво произнесла девушка.

    — Так что мы назвали им только общие условия, предложив более детально разговор уже вести непосредственно с тобою.

    — Правильно сделали, — согласилась она. И вдруг спросила:

    — Чем они сумели привлечь твое внимание?

    — Если честно, то не знаю, — ответил я.

    Не хотелось мне сообщать пока о своих магических способностях, которых для остальных вроде и нет вовсе.

    — Просто именно их компания почему-то выделялась на общем фоне.

    Креатка задумчиво посмотрела на меня.

    — У тебя неплохо развита интуиция, — произнесла она, — но ты явно не маг. Но я все равно поговорю с ними, твой рассказ заинтересовал меня.

    Уже собираясь встать, она вдруг посмотрела на меня и спросила:

    — Не знаешь, что там была за потасовка? — и кивнула в направлении двери.

    — Вроде наемники что-то не поделили, — спокойно ответил я.

    Она как-то подозрительно посмотрела в мою сторону, о чем-то подумала, кивнула сама себе и произнесла:

    — Ладно, пусть будет так.

    После чего одним плавным, тягучим движением поднялась с диванчика, на котором сидела до этого.

    Я так залюбовался ею в этот момент, что упустил мгновение, когда она оказалась прямо напротив меня.

    — Постарайся смотреть на меня таким взглядом, только когда мы вдвоем и этого больше никто не видит. Иначе мне придется накостылять тебе, хотя у нас на родине за такой взгляд могут и убить.

    И я даже не успел ничего понять, как девушка неожиданно наклонилась ко мне и быстро поцеловала в губы, а потом игриво ее прикусила.

    — Учти, могут убить, — выпрямившись, произнесла она, после чего быстро развернулась и вышла в общий зал.

    «Это что только что было?» — как полный идиот, тупо глядя в стену и ничего не понимая, подумал я.

    «Нет, мне их точно не понять», — сделал я вывод. И последовал вслед за девушкой.

    А из зала уже слышался удивленный выдох.

    Оказывается, девушка креатка может впечатлить не только меня. Но в отличие от меня, многие понимали, что может последовать за такими откровенными взглядами, которые я периодически бросаю на нее.

    — Могут и убить.

    Но, как это ни странно, я все еще жив.

    Глава 6
    Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль». Торговая площадь

    Выйдя вслед за Энакой в общий зал бара, я посмотрел, как девушка уже подходит к выбранному мной отряду и садится на мое место. Нужных людей она выделила из общей толпы мгновенно. Ну или сидящий за их столиком Крав был прекрасной подсказкой.

    Ее появление в баре вызвало нехилый ажиотаж.

    Естественно, креат, даже если опустить тот факт, что настолько прекрасный, просто так в таком месте и в такое время появиться не может.

    Видимо, и правда у креатов в Содружестве сложилась определенная репутация, если даже на меня теперь смотрят с каким-то уважением, а уж на нее тем более. Похоже, наемники подумали, что мы с ней одна команда, в общем-то, сделав вполне правильные выводы. Мы все-таки вышли из одной vip-комнаты.

    Но как-то я не ожидал такого поворота событий. На меня и даже на гнома распространилась некая доля славы нашей прекрасной воительницы и остальных представителей ее народа. Я уже хотел направиться к ним, когда вспомнил о своем желании переговорить с Тро.

    Поэтому глянув в его сторону и увидев, что сейчас у барной стойки кроме него никого нет, я подошёл к натирающему стакан троллю.

    — Ты неплохо показал себя, малыш, — слегка хлопнул меня он рукой по плечу и указал в сторону зала. — Тебя приняли за своего, и проблем подобного рода в будущем уже не должно быть. Только вот мне интересно, что случилось с ними? — и он кивнул в направлении лежащих у подножия стойки тел.

    Я пожал плечами и ответил:

    — Они как-то неудачно столкнулись лбами и потеряли равновесие, сам этому удивлен.

    — Угу, я примерно так и подумал, — усмехнулся тролль, — все так же, как и с Энакой некоторое время назад. Креат, тем более такой хорошо подготовленный, как она, который в принципе не может растеряться и упасть, ни с того ни с сего это делает.

    Я посмотрел на него серьезным и честным взглядом и совершенно искренне соврал:

    — Совершенно не понимаю, о чем сейчас идет речь. Возможно, мне повезло.

    — Ну, в общем, я другого ответа почему-то от тебя и не ожидал, — еще раз усмехнулся владелец бара и сказал: — Что ты не поймешь и будешь сильно удивлен случившимся. Кстати, удивление из тебя сейчас так и прет во все стороны, — и он еще раз, уже даже не улыбнулся, а оскалился во всю свою огромную пасть.

    Но потом, мгновенно сменив настроение и внимательно посмотрев на меня, уже гораздо серьезнее добавил:

    — Но ты все равно будь осторожнее, — и кивнул на все еще лежащие тут тела наемников, — это была не просто проверка. Их кто-то нанял. Это заказ. И заказали именно тебя.

    — Я это тоже понял, — так же серьезно ответил ему я, — поэтому и подошёл. То, что это заказ, не вызывает никаких сомнений. Но то, что цель именно я, это большой вопрос.

    И вновь посмотрел на лежащие у стойки тела, которых вышибалы Тро только сейчас оттащили немного в сторону. Как я понял, за ними должны были прибыть из службы безопасности. Нападение подтвердилось, и их нужно было сдать в руки местных властей.

    И после этого посмотрел на серьезное лицо тролля.

    — Подумай лучше ты вот над чем. Зачем кому-то нападать в твоем баре на никому не известного дикаря с намерением прибить его именно тут и именно в этот день?

    Тролль удивленно посмотрел на меня в ответ, а потом задумчивым взглядом обвел заполненное наемниками помещение бара.

    — Вот так-то, как говорил один мудрый человек. Ищите того, кому это выгодно. Выгодно вбить клин между тобой и наемниками в частности и между троллями, наемниками и жителями станции в общем. Думай.

    И развернувшись, направился к Энаке, ведущей переговоры с отрядом пииров и людей. Чуть ли не физически ощущая на своей спине пронзительный и задумчивый взгляд тролля.

    * * *

    Последние слова чела поразили старого и опытного бойца, прожившего уже не одну сотню лет.

    Кто-то старается рассорить его и Гильдию Наемников? Или еще больше. Троллей, наемников и всю остальную станцию.

    Кому это может быть нужно? Как сказал хуман: «Ищите того, кому это может быть выгодно».

    И почему об этом подумал именно этот молодой и не слишком понятный для него чел, который буквально только на днях появился на станции, а разбирается в обстановке, будто провел в Содружестве всю свою сознательную жизнь.

    Но еще больше заинтересовало тролля, почему у него сложилось стойкое впечатление, что сам чел прекрасно знает ответ на заданный ему вопрос?

    И он вгляделся в удаляющуюся спину. Но ничего необычного не заметил. Чел как чел. Возможно, чуть лучше подготовленный, чем многие. Четыре тела у стойки бара, которые до сих пор не пришли в себя, прекрасно доказывали это.

    Но ведь были и многие другие, более сильные и опасные, чем он.

    Так почему Тро искренне радовался тому, что ему не придется становиться на пути этого, казалось бы, обычного и простого хумана и что он на их стороне. «Или это они на его?» Эта мысль заставила его задуматься повторно. И посмотреть в направлении уже подошедшего к столику наемников Дима.

    «Так кто же ты?» — сам себе задал вопрос тролль. И только сейчас обратил внимание на происходящее в зале.

    А там творилось странное.

    Тролль в немом изумлении наблюдал за тем, как этот безумный чел, не обращая внимания на изумленные взгляды толпы и мгновенно разлившееся по помещению бара оцепенение, видимо задумавшись о чем-то своем, стоит позади Энаки и слегка поглаживает ту, будто это так и нужно, по ее уже пунцовой шейке и щеке.

    «Живой труп», — констатирует тролль, и указывает своей охране, понимая, что никак ему не сможет помочь, на уже мертвого хумана, чье убийство теперь было не предотвратить.

    * * *

    После разговора с Тро я подошёл к столику, за которым сидели наемники.

    — Ну как у вас идут дела? — спросил я, обращаясь в основном к своим людям.

    — По сути всех все устроило, — сразу отчитался Крав, — как раз сейчас оформляем совместный контракт.

    — Замечательно, — кивнул я и продолжил: — Хотя я об этом просил кое-кого другого, но можно привлечь теперь и вас, если вы стали нашими служащими.

    И уже обращаясь к наемникам, сообщил:

    — У нашей конторы есть, вернее, будут в скором времени, вроде как служебные квартиры в полностью принадлежащем нам секторе. Подумайте, возможно, расселение там теперь уже наших бойцов можно внести в общие пункты договора. Можно считать это дополнительным бонусом, для их привлечения и удержания.

    И уже Краву:

    — Перешли план квартир Реноку и Боргу, а они уже расскажут о нем своим подчиненным. Если их селить по двое на квартиру, как и предполагалось для военных, то оставшихся квартир хватит на всю группу. Меня из общего списка можете вычеркнуть. Я вроде как жильем обеспечен на первое время, да и кое-какие наметки появились на будущее.

    Это я сейчас говорил об обещанном мне бонусе в виде небольшого коттеджа для меня на нашем же уровне, про который сообщил мне в приватном разговоре директор строительной фирмы.

    — Понятно, — ответил Крав и, уже повернувшись к наемникам, сказал: — Поясню чуть позже. Мне нужно кое-что пересчитать. Но для вас в этом будет прямая выгода. Никакого пересмотра условий первоначального контракта не потребуется, я просто по мере необходимости составлю дополнительное соглашение.

    — Хорошо, мы подождем, — кивнул в ответ пиир. Крав еще раз кивнул и повернулся ко мне.

    — Ну а если вернуться к их квалификации, то у Энаки никаких сомнений в подготовке этого отряда нет, так как она их знает и ей уже приходилось работать с ними на паре заданий.

    Девушка кивнула, подтверждая слова гнома. А Ренок произнес:

    — Да, мы работали с госпожой Энакой раньше. Я не знал, что сейчас она работает на вашу фирму. Вы выбрали одну из лучших кандидатур.

    Но немного помолчав, Ренок уточнил:

    — Однако вы должны понимать, что вместе с принятием ее в ваши ряды, ваш начальник взял на себя заботу о ее чести.

    И его острый взгляд уперся в мое лицо, будто ответ на него был очередной проверкой, которую я должен пройти.

    — Да, она предупредила нас насчет этого, думаю, проблем с этим не будет. Руководитель обещал заняться этим вопросом в ближайшее время.

    Все удивленно посмотрели на меня. Я понял, что ляпнул опять что-то не то.

    — Чего? — спросил я у них. — Как я понял, нужно лишь уничтожить того, кто представляет опасность для нее, остальные не будут участвовать в разборке. Это я и передал боссу.

    — Идиот, — в сердцах выругалась девушка.

    Пиир укоризненно посмотрел на нее и сказал, обращаясь уже к ней:

    — Не все знают ваши обычаи и правила, поэтому ты должна была предупредить его заранее.

    И он поглядел в мою сторону.

    — Ну, по сути все верно, за одним маленьким исключением, — и Ренок упер свой взгляд в меня, — за нее отвечает не твой босс, а тот, кто подписал с нею контракт. А как я понимаю теперь, это ты. И схлестнуться этому «счастливчику», — и он выразительно посмотрел на меня, — придется не с одним креатом, а с целой армией высококлассных убийц, ведь главный ее враг это сам их посол, и к нему не подобраться просто так. Это известно многим.

    Дела…

    И я задумался, впав в транс, стараясь понять, в какую каку опять наступила моя везучая левая нога. Но вдруг на уровне подсознания почувствовал, как в зале растеклось сильнейшее и звенящее, словно натянутая струна, напряжение. И сосредоточены они почему-то были на моей скромной персоне. Выйдя из транса, я почувствовал, что моя правая рука гладит что-то шелковистое и приятное на ощупь. Правда, при этом слегка горячее. Опускаю глаза. Опа-па, это я влип.

    Практически пурпурная Энака, и тихий шипящий голос:

    — Убью… убью… убью…

    Оглядев всех, я делаю два быстрых шага назад, чуть не сбиваю соседний столик, и пока девушка не пришла в себя, быстро произношу:

    — Народ, простите, срочные дела… там мир спасти надо или темного повелителя завалить, да и вообще пиратов и работорговцев победить, — что за бред я нес, не помню, но как вылетел за пределы бара «Голодный тролль», осознавал прекрасно.

    Быстро, очень быстро вылетел. Окрылённый смачным пинком под зад и проснувшимся инстинктом самосохранения.

    И уже отойдя от бара на достаточно приличное расстояние, я услышал взбешенный голос девушки, долетевший даже сюда:

    — Где он? Где этот «Тупой дикарь»?

    «О. И название нашей фирмы подтвердилось», — с какой-то долей иронии подумал я. И уже, если оказался на улице и мои дела в баре так экстренно были завершены, быстро добежал до погрузчика. Что-то не хотелось мне показываться на глаза Энаке в ближайшие пару дней. Надо бы держаться от нее подальше, пока она немного не успокоится, а потом постараться объяснить ей, что же там произошло.

    Хотя я и сам не понимаю, чего это мои руки зажили собственной жизнью. Но факт есть факт, и его будет необходимо как-то прояснить. Но уж точно лучше для моего здоровья сделать это не сейчас. Мирного разговора у нас пока не получится, убьет и даже имени не спросит. Хотя она его и так знает. Так что просто убьет. И скорее всего, очень мучительно. Уж чего-чего, а это она умеет.

    * * *

    — А быстро он сообразил, что нужно делать ноги, — подойдя к девушке и успокаивающе положив свою тяжеленную руку ей на плечо, стараясь придавить к стулу, на котором она сидела, произнёс Тро.

    — Убью, убью, убью… — как какое-то заклинание повторяла Энака.

    — Конечно, убьешь, успокоишься и убьешь.

    И потом тихо, наклонившись к самому ее уху, добавил:

    — А потом опять почему-то потеряешь сознание.

    — Все равно убью, — так же тихо повторила она.

    — Уже лучше. Успокаивайся.

    Люди вокруг старались делать вид, что ничего не замечают. И так тут появился один приговоренный. Никто не хотел попасть под горячую руку креатке.

    Такой вспышки гнева тролль не ожидал от этой всегда спокойной и уравновешенной, даже практически безэмоциональной девушки. Ее, он в этом был полностью уверен, у них в посольстве старались оскорбить, и намеренно, намного более изощренно, коварно и, что самое важное, гадко и унизительно, чем это сделал по недомыслию чел. А тут просто какая-то глупая нелепость или случайность.

    «Что же произошло все-таки тут и, возможно, между ними?» — тролль этого знать не мог, но посмотрел на двери, в которые как ветром сдуло все вмиг понявшего и осознавшего хумана.

    «Не такой он все-таки и самоубийца, просто идиот. «Тупой дикарь», как назвала его Энака».

    И уже вполне серьезно сказал, обращаясь к девушке:

    — Мне кажется, он даже не осознавал и не понимал, что делает. Я видел, что он был в каком-то подобии учебного транса.

    — Да, — кивнула головой и практически шёпотом ответила девушка, — но от этого не менее обидно и больно.

    И она коснулась груди.

    — Тут больно.

    А потом она посмотрела на свои руки. Вдруг к ней подсела одна из сидящих за столом пиирок-наемниц.

    — Он не хотел вас обидеть, — искренне сказала она, — в тот момент он думал о том, как вам можно помочь.

    И она махнула куда-то в направлении выхода из бара.

    — Не сердитесь на него.

    — Спасибо, — спокойно поблагодарила ее Энака и, посмотрев на сидящую рядом девушку, вдруг спросила: — Как тебя зовут?

    — Миила, — ответила та и пояснила: — Я эмпат. Точных его мыслей я вам не скажу, но то, что он не хотел вас оскорбить или обидеть, я уверена.

    — Я знаю, — впервые серьезно кивнула ей в ответ креатка, — но за свои длинные руки он у меня все равно поплатится.

    — Вы его убьете? — тихо и грустно спросила у нее пиирка, видимо, она переживала за парня.

    Это ведь она кинулась ему на помощь, насколько помнил Тро.

    Между тем креатка усмехнулась и ответила:

    — Нет, я сделаю хуже, — и, выдержав театральную паузу, она очень хитро посмотрела на нее. — Я сообщу о нем своему отцу.

    И от этой мысли на лице Энаки появилась счастливая и довольная улыбка.

    «Ну, ты, парень, попал, — сочувственно подумал о хумане тролль, но потом вспомнил свои мысли насчет этого непонятного чела, хитро и даже как-то сочувственно посмотрел на девушку, уже спокойно сидящую за столом и что-то обсуждающую с наемниками, — или это ты сделала свою самую большую ошибку».

    Жаль, его насмешливой ухмылки, кроме задумчиво посмотревшего на огромного тролля наемника-пиира, никто не заметил.

    Иначе бы и в них закрались какие-то подозрения и сомнения.

    * * *

    Я решил, что если все еще находился недалеко от торгового уровня, заняться наконец своими делами, которых скопилось множество. Но которые из-за ведения моих основных проектов все время откладывались на потом. Да и, в принципе, мне нужно было выполнить те обязательства, что я на себя взял. То есть заняться своей непосредственной работой. Я все-таки мусорщик, и заявки из-за того, что я пока занят другими делами, поступать не перестают. И если я не хочу привлекать к себе внимания своего хоть и косвенного, но начальства, то нужно бы поработать и на них. Однако, если нужно работать, то начинать уже это делать, надо думая о перспективе. А поэтому перед тем как приступить к решению текущих задач, мне необходимо кое-что сделать.

    К тому же Прадсу я обещал привезти выкупленное им оружие. Да и подарки я так и не успел раздать. Не пропадать же купленным мною лирийским сладостям. Тем более и все адресаты теперь мне известны.

    Кстати, Энака сладкоежка, как бы ее задобрить коробочкой и унести ноги при этом?

    В общем, дел много, но начну я по порядку.

    Кира давно уже напрашивалась как минимум на увеличение внутреннего объёма своего хранилища данных, плюс там, насколько мне не изменяет память, был какой-то внешний вычислитель, да к тому же еще и кустарная разработка какого-то умельца — универсальная шина для подключений. Так что нужно было заехать к этому торгашу, контакты которого я нашел в сети. Правда его ломбард находился на другом конце торговой площади, где и кучковались все остальные старьевщики.

    Поэтому я залез в стоящий рядом со мной погрузчик и задумался о маршруте. Ну как задумался, просто решил составить оптимальный маршрут посещения сразу всех необходимых мне торговых точек. Ведь этот старьевщик должен был быть не один.

    Именно туда мне нужно было и еще по другой причине. Кроме этого магазинчика, там был и еще один, не менее интересный для меня. И там продавалась вещь, которая заинтересовала меня больше всего. Артефакт сполотов. Его нужно было выкупить в любом случае. Правда, что с ним делать дальше, непонятно, но оставлять его просто так я уж точно не собирался.

    Плюс там был «Управленец» и поисковые дроны. Все это мне было нужно.

    «Кира, — обратился я к своему искину, — составляй оптимальный маршрут сначала до ломбарда, а потом до второго скупщика. Доберемся и купим необходимое нам оборудование, потом проведем твою модернизацию и заберем все остальное».

    — Принято, — отрапортовала она.

    И задав путь следования по выбранным точкам, мы двинулись в нужном направлении. Пока мы шли, я просмотрел найденные Кирой новые объявления. И наш маршрут несколько изменился.

    Кое-что меня заинтересовало уже сейчас, тем более и в Департамент по исследованиям я хотел наведаться чуть позже.

    Было несколько ремонтных и мобильных инженерных комплексов, но мое внимание привлек пока только один из них, недорогой и достаточно простой. Такой простой, что с ним бы справился даже подросток или ребенок. Надеюсь, намек понятен, о ком я подумал. Рычик. Я же хотел пристроить его к делу, вот и будущая база для него.

    У этого же старьевщика, как раз из того района, куда мы и направлялись, я нашёл и небольшой погрузчик-гравикар. Это было именно то, что нужно для реализации нашего проекта по восстановлению портативных утилизаторов.

    Там же я нашёл одного черного копателя, промышляющего исключительно нейросетями и имплантатами. А это как обычно, в не обнуленном состоянии в моем конкретном случае, кладезь информации.

    Ведь чтобы ее переписать и загрузить к нам в базу, мне фактически не нужно взламывать нейросеть, я и так смогу подключиться к ней напрямую или через свой искин и запустить копирование. А уж Кира потом проанализирует находящиеся там данные.

    Посмотрев на имя продавца, я понял, что это тот самый Стог, о котором говорили бандиты и который занимался нелегальной установкой нейрооборудования. У него в продаже было множество как уже обнуленных и подготовленных к установке, так и не взломанных нейроустройств, видимо, или очень хорошо защищённые (читайте, дорогие и содержащие ценную информацию). Плюс там же был и достаточно мощный автодоктор, об отсутствии которого я пожалел менее часа назад. Его бы тоже стоило приобрести.

    Хотя, конечно, информацию проще вытягивать через «псиона».

    И последней моей радостью стал тестер, который я искал. И что удивительно, продавали его значительно дешевле, чем в других магазинах. Так что район старьевщиков для меня оказался действительно золотой жилой. И поэтому ехал я туда в приподнятом настроении.

    Через десять минут я прибыл в место назначения. Оставив погрузчик на стоянке, я отправился к первому продавцу. Это был тот, кто продавал запчасти для Киры. С ним оказалось проще всего договориться. Он мне продал все за три тысячи, да еще подкинул какой-то всеволновый сканер частот, который можно было интегрировать в систему Киры.

    Теперь фактически через искин я мог подключаться к любой нейросети, имплантатам, да и в принципе любому техническому оборудованию.

    После того как я подключил сканер, ко мне, наконец, пришло понимание того, что за универсальную шину подключений мы приобрели для Киры. Оказывается, ее можно было использовать для реального физического подключения к различным модулям, имеющим интерфейсные выходы, и впоследствии управлять ими.

    Ну а кроме того, в связке со сканером я мог подключаться теперь еще и к любым устройствам, воспринимаемым мною как некие виртуальные интерфейсы, например к тем же самым нейросетям или имплантатам. Это позволяло как управлять подобными устройствами, так и настраивать их.

    В этом случае стало остро не хватать данных из базы «Информационные системы» и ее подразделу «Хакинг». Последней у меня пока не было. Первая же частично рассматривалась в различных технических базах знаний, приобретенных у Румы и эльфа, который сейчас должен был заниматься ремонтом корабля.

    «Нужно попытаться встретиться со студентом не завтра, а сегодня, — решил я, — возможно, смогу переговорить с ним сразу по двум вопросам».

    Быстро доукомплектовав свой искин новыми модулями, я задал его программную и аппаратную самодиагностику и оптимизацию.

    Кира сразу начала перенос и создание своей собственной полной, а не урезанной базы данных, и копирования туда всех объявлений со всех доступных нам сейчас торговых площадок и досок объявлений.

    Кстати, в связи с тем что мы подписали официальный контракт с одним из наемных отрядов, у нас на время контракта появился доступ на их внутреннюю биржу. А так как это был постоянный контракт, то и доступ мы получили туда на постоянной основе, хоть и несколько косвенным и кривым путем, но все же.

    И хотя работу мы там не могли для себя найти, она там предлагалась только для членов гильдии наемников, но вот в торговых операциях мы вполне могли принимать участие, и никто нам этого запретить не мог. На биржу-то мы уже попали.

    Законы, однако.

    Заодно я решил проверять все имплантаты и нейросети, которые можно тут, имеется в виду у старьевщиков, встретить. Обнуленные меня интересовали мало. Во-первых, дорого. И во-вторых, информации в них уже не было. А меня в первую очередь как раз она и интересовала.

    Так вот, в этом небольшом ломбарде было лишь обнуленное нейрооборудование, которое не представляло для меня интереса.

    Зато я с этим стариком гномом договорился о том, что могу скупать у него все нейрооборудование, как имплантаты, так и нейросети, которые они не смогут вскрыть, по стандартной таксе минус десять процентов.

    Получалось не так и много в совокупной стоимости, но зато и мне практика и огромнейший объём новой информации, которую из всего этого можно вытянуть.

    Посидев у старика и закончив с настройкой своего искина, я еще раз проверил, что ничего интересного у этого торговца больше нет, и хотел уже идти дальше, когда заметил кое-что примечательное.

    Эта вещь, конечно, мне не подходила, но зато она натолкнула меня на очень любопытную мысль. И я решил рассмотреть ее получше.

    Заинтересовал меня в лавке старьевщика еще один персональный искин. Он был выполнен не в виде наручного девайса, а в виде внедряемого в тело имплантата. Но не в этом суть.

    Он, оказывается, хоть и был более современной и продвинутой моделью, но не поддерживал необходимого мне мысленного интерфейса управления, и как результат, был бесполезен для меня. Однако меня это не смутило.

    Идея была в другом. Работать напрямую с любым персональным искином, не поддерживающим мысленный интерфейс управления, я не мог. Но зато я мог управлять им как минимум через Киру, это первое. И второе. А почему не поискать более современный, мощный и производительный искин с необходимым мне интерфейсом управления. Думаю, что такие тут должны быть.

    И приобрести его, объединив с Кирой в единую систему. Плюс навешать к ним всевозможных приблуд, управлять которыми я смогу через них.

    Это задание я и поручил Кире. Уж коли занялся покупками, то нужно реализовать все свои замыслы в этом отношении. И если мысль родилась, то нужно попытаться ее воплотить в жизнь.

    «К тому сейчас я не так и стеснен в средствах, как вчера», — на этой мысли я чуть не заржал.

    Кира начала проверять базу, и, что самое любопытное, все самые интересные предложения были как раз тут, на территории, которую занимали различные ломбарды, старьевщики и другие мелкие магазинчики.

    Я поручил искину проверить все местные торговые точки на предмет наиболее интересных и необычных предложений. Было у меня подозрение, что найти тут можно гораздо больше, чем кажется на первый взгляд.

    Ну а пока она занималась поиском, я направился дальше. Благо следующая точка моего маршрута находилась буквально в нескольких шагах отсюда.

    Это был небольшой павильон, реализующий разный устаревший технический хлам. Фактически это был примерно тот самый бизнес, который хотел начать и я сам, реализовав проект конверсии оборудования. В этом павильоне мне нужен был ремонтный комплекс и гравикар. Их я и приобрел.

    Параллельно, пока торговался с хозяином, оказывается, тут все как на базаре, цену можно чуть ли не в два раза сбросить, тогда как на остальной торговой площади торговаться не принято, определил на глаз, что большинство оборудования, реализуемого в этом магазинчике, или не работает, или прошло лишь минимальную профилактику. Но цены на него были уж слишком задраны.

    В общем, надежность продаваемого здесь товара у меня вызывала огромные сомнения. Поэтому его стоило проверять досконально.

    Что я и сделал с купленным ремонтным комплексом и гравикаром.

    Благо и тот и другой оказались полностью работоспособны и исправны, что было удивительно на фоне всего остального барахла, что тут было выставлено.

    Особенно меня насмешил прыжковый двигатель от линкора, который пытался мне впарить продавец, нахваливая и расписывая его преимущества и положительные стороны.

    При этом забыв упомянуть одну такую незначительную вещь, что двигатели этого класса полностью не ремонтопригодны, и та небольшая вмятина на его стороне грозит большим взрывом при переходе корабля в гиперпространство. Об этом я и сказал ушлому торгашу.

    Как это ни странно, его это совершенно не смутило, и он предложил купить мне его как утильсырье, хотя буквально за несколько секунд до этого пытался продать его как полностью рабочее оборудование. И в этот раз деньги за него он попросил вполне вменяемые.

    На полученных концентратах, по моим прикидкам, мы получить должны были гораздо больше. И поэтому я согласился.

    Быстро подогнав сюда свой погрузчик, я загрузил в него свои покупки и, отогнав обратно, направился дальше. Мне нужны были еще автодоктор и тестер. Ну и если Кира найдет что-то интересное по дополнительному искину.

    А пока идем к доктору.

    Его контора находилась достаточно далеко от основной секции расположения частных клиник и прочих медицинских учреждений. Если точнее, то она вообще была тут одна. Все остальные подобные конторы располагались или на верхней торговой площади, или тут, но в другом секторе этого уровня.

    — День добрый, — поздоровался со мной вполне благообразный пожилой господин, который ну никак не походил в моем воображении на «черного доктора».

    Хотя я точно знал, кто это. Стог. Врач. Медик. Занимается всей черной медициной на станции. Правда, никаких претензий к нему никто и никогда не предъявлял. Свои обязательства всегда выполняет точно и в срок. И никогда не нарушает данного слова. Опасен не меньше, чем встреченный мною модификант. Так как и сам является полумодифицированным бойцом, только более искусно и изящно сделанным. Для себя же старался. Хотя внешне он больше напоминал Айболита из кино или мультика.

    — Чем я могу вам помочь? — спросил он.

    И даже не дав мне что-то ответить, сразу сказал:

    — Вижу, вы недавно на станции, могу предложить вам несколько вполне неплохих нейросетей и имплантат. Обойдутся они вам гораздо дешевле, чем вы это сможете сделать у своего работодателя. И такие вам вряд ли кто-то еще предложит. На меня работает очень грамотный хакер.

    И он вопросительно посмотрел на меня.

    Мне же от него теперь, по сути, кроме не взломанных нейроустройств ничего нужно не было. На мой незаданный вопрос он уже ответил, сам не зная того. Взломом нейросетей занимается не он. А своего хакера он вряд ли сдаст. Не выглядел этот благообразный дядечка большим идиотом.

    Поэтому не стал его напрягать лишними вопросами, я спросил о том, почему к нему и пришёл.

    — День добрый, — сказал я, — спасибо. Установка нейросетей или имплантат не требуется. Меня послали узнать, есть ли у вас нерасшифрованные нейросети. Нашему специалисту нужно тренироваться на чем-то, и вас нам порекомендовали как хумана, у которого всегда что-то можно достать. Плюс в вашем прайсе нами был найден такой автодоктор. — И я назвал марку продукта.

    — Все понятно, — кивнул мне в ответ тот, — три тысячи кредитов — и можете забрать все.

    И он вытащил на стол достаточно большой бокс с аккуратно уложенными в него небольшими контейнерами. А потом и еще один маленький кейс, но уже с автодоктором.

    Я же думал о другом.

    Тут на витрине я видел несколько достаточно дорогих нейросетей, и если его хакер не справился с чем-то, то это как минимум на порядок сложнее того, что он уже взломал и вскрыл. От этой мысли руки у меня прямо таки зачесались. В моих глазах эмпирическая ценность этих предметов подпрыгнула в разы.

    Я-то не буду их взламывать, а просто подключусь к ним и перепишу всю информацию.

    — Конечно, мое руководство как раз и рассчитывало примерно на эту цену, — не проявляя особого интереса, произнес я. — Но мне сказали, тут все торгуются. Возможно, вы отдадите эти вещи за две тысячи?

    — Молодой чел, — ответил дедок, — торгуются там, — и указал мне на дверь, — а у меня либо соглашаются с моими ценами, либо нет.

    — Понятно, — сделав грустное лицо, проговорил я. Дальше я перевел ему названную сумму, он мне отдал бокс с нейроустройствами и контейнер с автодоктором. Я отнес их в погрузчик и потопал туда, где должен был находиться тот, кто продавал нереально дорогой тестер по бросовой цене.

    Как оказалось, эта лавка была огромным слитком золота в кучке небольших камешков.

    Кроме тестера, я практически сразу нашёл здесь еще три персональных искина. Все они лежали на одной с тестером полке и были оснащены опцией мысленного управления.

    Один, наиболее мощный, назывался «Мозгоклюй-15МК», с собственным модулем памяти на десять тысяч петабайт, который можно было расширить еще в два раза, и вычислительными мощностями, превышающими производительность моего текущего искина практически в пятнадцать раз.

    Правда, никаких других комплектующих к нему не было, но Кира сразу же занялась их поиском.

    Плюс к этому там же мы нашли два имплантируемых под кожу наноискина, серия «Головастик-7МИУ» (мысленный интерфейс управления), с небольшой внутренней памятью на один петабайт (ну ни черта себе небольшой, в моих-то дикарских понятиях). Но зато по производительности они совершенно не уступали моему теперешнему искину, то есть самой Кире, и это уже с учетом навешанных на нее модификаций и обновлений.

    Размещались эти два последних искина в любой костной полости, которая оптимально подходила под их структуру. Управлялись, кстати, они только через мысленный интерфейс, и поэтому для людей без ментоспособностей были совершенно бесполезны. Процедура, конечно, не очень приятная, судя по описанию, но пережить можно. Я решил заняться этим, когда доберусь до своего погрузчика. Только новый искин надел на вторую руку. Он, так же как и Кира, был относительно персонифицирован и сразу постарался подключиться к интерфейсу нейросети. Чего у него не получилось, не хватило интеллектуального индекса. И он уже хотел отключиться, когда я подключился к нему напрямую и дал команду на активацию. После этого никаких проблем с работой искина не было.

    Я дал общую команду на объединение производственных мощностей, потом необходимо было провести обновление и модификацию, конечно, если это вообще возможно. По той информации, что я нашёл, все найденные тут искины были чуть ли не самого последнего поколения.

    Вообще полезность персонального искина я оценил давно. И такое увеличение собственных расчетных вычислительных мощностей, не требующих от меня теперь значительного финансового вклада, считал очень полезным вложением капитала. Примерно таким же, как и в базы знаний. Как, впрочем, и в приобретенный тестер.

    Поняв, что тут может попасться еще что-то интересное, я, уже анализируя все прайсы этого небольшого магазинчика, проглядел выставленные к продаже товары. И нашел еще кое-что любопытное, ну кроме огромного количества не обнуленного нейрооборудования, еще более дешёвого, чем везде. Видимо, к ним откуда-то попал полный боевой комплект пилота военно-космического флота Королевства Минматар. Найденная пара искинов была из этой партии.

    Но кроме этого, тут был и наномодуль по укреплению костной и мышечной ткани, который позволял переносить более высокие перегрузки. О нем я узнал буквально несколько минут назад, когда, наконец, освоил очередной уровень базы «Пилот».

    Тут же был наномодуль на расширение памяти и увеличение скорости извлечения информации из нее. Объём неизвестен, но с ними пока не инсталлируешь, не поймешь.

    И что меня заинтересовало больше всего, это боевой нанокомплекс, который позволял примерно как росомахе из «Людей Икс» выращивать колюще-режущие предметы из любых частей своего тела (ну не совсем любых).

    К нему дополнительно шел мини-регенератор, повышающий способность регенерации организма в неизвестное количество раз. Правда, как я понял, после его отработки нужно проводить срочное пополнение организма энергией, проще говоря, хорошо бы плотно и капитально поесть, ну или найти иной способ пополнения организма энергией. Зачем это могло понадобиться пилоту, я не знаю. Но это было. Больше бы такой набор, на мой взгляд, подошёл диверсанту, но комплект значился как пилотский. Все это я тоже сразу приобрел. На станции оказалось слишком много опасных личностей, чтобы пренебрегать любыми попавшимися в руки полезными вещами.

    Ну а если рассуждать в общем, то после осмотра этого магазинчика, я пришел к достаточно интересному выводу. Это одна из точек выхода на черный рынок станции и через этот магазин реализуется невостребованный или относительно чистый товар, к которому у покупателей не возникнет никаких вопросов. И в таком случае, откуда тут все это взялось и за такие деньги, можно было не спрашивать.

    Совершенно спокойные глаза торговца, его уверенный взгляд, пара бластеров под одеждой и стойкой магазина и обилие даже не взломанных еще нейроустройств говорили о его тесных связях с пиратами и прочим криминалитетом.

    Явно краденые или захваченные вещи. И ничего из этого практически не было выставлено в общие прайсы станции.

    Ну и группа существ в тайной комнате за моей спиной. Я их приметил сразу, но не стал проявлять к ним особого интереса. Не хотят показываться, их право. Но теперь мне кажется, что возможно побеседовать нам с ними все-таки придется.

    По сути, нашли мы эту лавку случайно, только через выставленный тестер и заинтересовавшие меня искины. А в остальном это были лишь мои выводы. И теперь предстояло их проверить и понять, насколько нам может быть полезен этот выход на теневой товарооборот, который проходил за закрытыми дверьми станции. А туда так просто попасть было невозможно.

    Но в свете последних событий, а именно изоляции нашей станции силами пиратов и работорговцев, выход на тех, кто имеет хотя бы опосредованный доступ к различному вооружению и боевым кораблям, для нас в конечном итоге может оказаться весьма желательным. К тому же там может быть и то, чего я не учел. Например, товарооборот ментоактивных предметов и различных артефактов. А он меня в последнее время стал интересовать достаточно сильно.

    А значит, в текущей ситуации любые контакты, и даже такие, могут быть для нас достаточно полезны.

    — Есть еще что-то, более серьезное? — спросил я у ожидающего моего вопроса продавца.

    — Что интересует? — не став вилять и как-то пытаться скрыть свою причастность к теневому бизнесу, спросил он.

    — В основном только высокотехнологичное оборудование и оружие, — ответил я.

    — Сейчас нет, но могу свести с нужными людьми, — поглядев куда-то в сторону дальней стены, ответил он.

    То, что там кто-то сидит, и не один, я понял уже давно, так что к бою, буде такой начнется, уже приготовился.

    — С людьми, возможно даже нужными, свести могу и я, мне нужны цены и то, что есть, — и я посмотрел ему прямо в глаза, — пусть выходят, поговорим.

    И при этом кивнул в сторону стены за своей спиной.

    Слышу шуршание, и через несколько секунд перед нами появляется высокая и красивая женщина. Похоже, удивление уж слишком явно вырисовалось на моем лице.

    — Не ожидал? — спросила она.

    — Честно говоря, нет, — и осмотрев ее с головы до ног, чем вызвал у нее искорку гнева, уже вполне спокойно ответил: — Не укладывается ваша внешность в обычный стереотип мышления.

    Она усмехнулась.

    — Слишком умные слова для простого дикаря. Я пожал в ответ плечами.

    — Я же говорю, все мы заложники своих стереотипов. И усмехнувшись, еще раз оглядываю ее с головы до ног.

    Нравится мне, как начинают разгораться гневом ее глаза.

    «Это, похоже, я псих, — осаживаю себя я, — сначала Энака, теперь она». Но делаю я это не просто так.

    Встряхнув головой, уже вполне равнодушно и спокойно посмотрел на женщину, которой бы лучше на подиуме дефилировать, а не оружием и прочим не слишком законными вещами торговать.

    — Мне нужен выход на вашу биржу, готов оплатить вступительный взнос.

    Она удивленно посмотрела на меня.

    — Откуда узнал про нас?

    — Птичка одна напела, — и я не солгал, в памяти киборга и бригадира его банды было имя этой женщины.

    Повезло мне нарваться на одного из сильнейших и влиятельных местных криминальных боссов. Леди Сара, как ее называли. Очень красивая женщина. И очень опасная.

    По лицу видно, что в ней намешано несколько кровей, не удивлюсь, что от человеческой там не очень много и осталось.

    Слишком красивые и точеные у нее черты лица. Говорят, с этим связано множество ее проблем. Теперь не удивлюсь, что эти слухи, правда.

    Но то, что это естественная красота, а не пластика или что-то иное, вижу по ее ментоинформационному полю.

    Черная или не черная, но точно известно, что она вдова, не знаю, но по той информации, что у меня есть, мужиков не переносит на дух. Есть своя команда личных телохранителей, которые преданны ей, как собаки. И готовы загрызть любого по малейшему ее намеку.

    Держит под контролем верхнюю торговую площадку. В основном это драгоценности и артефакты (знакомое и интересное слово, хотелось бы там побывать и посмотреть, что есть). По слухам, терпеть не может работорговцев. Находится с ними в состоянии постоянного конфликта.

    Что забыла тут — не очень понятно. Но, похоже, и тут у нее есть свои интересы.

    «Хотя, — и я оглядываюсь вокруг, — понятно. Это точка сброса их неликвида. Непрофильный товар, и заморачиваться с его разбором она не хочет. Именно поэтому тут такие странные цены».

    Как-то я отвлекся на размышления. Между тем женщина подошла ко мне поближе и посмотрела в лицо.

    — Кто? — жестко спросила она, глядя прямо на меня.

    Я же просто стоял и любовался ею, наблюдая за тем, как у нее расширяются ноздри и темнеют глаза.

    «Похоже, и правда псих, или со мной что-то кардинально не так, — думаю я, глядя на эту женщину, — но слишком уж она красивая, нереально. Хорошо, что я перед встречей с нею встретил Энаку. Иначе бы конец».

    — Тебя убить сейчас? — даже как-то спокойно спрашивает она у меня.

    — Что? — сначала не понимаю я, о чем идёт речь, потом, наконец, осмысливаю сказанное. — А, нет, не нужно. Я все осознал, раскаялся и, можно сказать, извинился.

    При этом все так же рассматриваю эту невероятную даму, которая сумела взять в свои руки опасный бизнес своего мужа.

    — Хорошо, — не очень поверив мне, кивнула она в ответ и еще раз повторила свой вопрос: — Так откуда ты узнал о нас?

    Но подозрительно смотреть в мою сторону не перестала.

    — Был у нас тут один случай, — спокойно ответил я, — кое-кто не захотел разойтись с нами мирно. Возможно, слышали, звали Рас?

    — И я так понимаю, прошедшее время ты употребил не зря?

    — Ну, как теперь его зовут, я не знаю, и зовут ли вообще, — хмыкнув, ответил я.

    Ей что-то на ухо прошептал один из телохранителей. Или прошептала?

    Немного сместившись в сторону, я, наконец, разглядел, что в охране у Сары одни девушки, ну или женщины, в брониках не очень понятно.

    То-то ее торговец даже не приближается к ней. Видимо, и правда, какой-то бзик насчет мужиков у нее есть.

    — Что, интересно? — раздался неожиданно ее вопрос.

    — Да не очень, — ответил я, — просто стало любопытно, у тебя в охране и правда одни девушки или нет.

    Она кивнула, будто каким-то своим мыслям.

    — Не помню, чтобы мы переходили на «ты», — сказала она.

    — Да и я этого особо не помню, но перешли же.

    И я еще раз посмотрел в мигом потемневшие глаза женщины. Вдруг она совершенно успокоилась и даже с каким-то любопытством посмотрела на меня.

    — Интересно, чего ты добиваешься?

    — Когда ты назовешь сумму вступительного взноса, и я смогу пойти заниматься делами и дальше. — И я честно и открыто посмотрел ей в лицо. Ну, вообще-то я хотел посмотреть ей в лицо, но почему-то получилось несколько ниже.

    Она усмехнулась.

    — Вступительный взнос для таких, как ты, два миллиона, предложение действительно только в течение суток. Повторного не будет. Так что ты скажешь?

    Свое «ты» она выделила особо. Я хмыкнул и со вздохом спросил:

    — А ты сама сколько заплатила?

    — Больше, гораздо больше, — вполне серьезно сказала она. И почему-то я ей сразу поверил и даже не стал шутить на эту тему, так как и так уже добился того, что хотел получить. Она под протокол назвала сумму, а значит, дала мне входной билет к ним.

    — Кому переводить?

    Вот этот мой ответ и удивил ее, наверное, больше всего.

    А чего она хотела, эта железная Леди Сара, стал бы я ее выводить из себя, если бы не захотел получать однозначного и точного ответа на нужный мне вопрос.

    Протокол-то никто не отменял и слово в их среде ценится гораздо больше, чем какая-то бумажка. Если ты его хотя бы раз не сдержишь, то с тобой никто не будет работать, конечно, если ты выживешь после этого.

    Она, похоже, это поняла только сейчас.

    — А ты не такой дикарь, каким кажешься, — приглядываясь ко мне, медленно протянула она.

    — А вот про вас я не могу сказать того же самого, — и усмехнувшись в ее мгновенно окаменевшее лицо, закончил: — Вы как показались мне сказочной королевой, так ею и остались.

    И немного помолчав, уточнил:

    — Так кому переводить деньги? Вам, Леди Сара? То, что я знаю ее имя, Сару поразило не меньше.

    — Нет, на счет Совета, — проговорила она.

    И скинула мне номер счета, видимо узнав мой у торговца.

    — Перевел.

    — Вижу, — сказала она и, глядя куда-то в сторону, произнесла: — Добро пожаловать в семью. — После этого развернулась и опять скрылась в том помещении, где они находились до этого.

    Я же выкупил тут еще и все нейросети и имплантаты, если те были не взломаны, и уже собрался уходить, когда мой взгляд наткнулся на одну из телохранительниц Сары.

    — Да? — спросил я у нее.

    — Леди просила узнать, на кого ты работаешь?

    — Если я отвечу, что на себя, — ответил ей я, — вы поверите?

    — Нет, — мотнула головой девушка в бронекостюме.

    — Ну, тогда можете выбрать тот ответ, который вас устроит больше всего, — сказал я и, обойдя ее, вышел из лавки.

    Тут дела у меня пока были закончены.

    * * *

    — Думаешь, он тут случайно оказался? — спросила у Сары юная и очень похожая на нее девушка, глядя в спину удаляющемуся странному хуману.

    — Угу. Пришел именно сюда, именно сейчас. Когда тут по делам появились я и ты. Да еще и переиграл меня так, что я психанула и, как обычно, совершила ошибку. При этом однозначно допустив его на наш внутренний рынок и поручившись за него. Да и деньги у него, будто он знал, сколько я скажу, были уже готовы. Он не оставил мне выбора. Или ты думаешь, что ему нужны были эти побрякушки? — и Сара, сидящая в кресле, махнула в направлении экрана. — Да он их даже не рассматривал, а просто кинул к себе в сумку.

    — И еще он сразу узнал, кто ты, — тихо произнесла девушка.

    — А ты еще не догадалась, почему он со мной так говорил? Конечно, он знал, кто я. Иначе его бы тут не было.

    И она задумалась. А потом усмехнулась и посмотрела на свою дочь.

    — Знаешь, — и она как-то хитро вгляделась в ее лицо, — мне кажется, я нашла для тебя мужа.

    — Что? — удивилась та. — Но, мама… И она возмущенно посмотрела на Сару.

    — Тем более он так похож на твоего отца, не внешне, — мотнула головой женщина, — нет. Характером.

    — Мама, но мы же даже не знаем, кто он? — постаралась образумить свою мать девушка, как-то не собиралась она так неожиданно выходить замуж. Не было у нее таких планов на ближайшее будущее.

    — Ничего, скоро узнаем. Такие наглые, как он, долго в тени сидеть не могут. Да и сейчас девочки уже пробивают, кто он.

    И как раз в этот момент в помещение вошла одна из телохранительниц.

    — Мы проследили за ним, хотя он особо не скрывался, но он точно засек нашу слежку.

    — И что?

    — Вы не поверите, — сказала телохранитель, — но он и действительно сказал правду. Этот парень работает на себя.

    — А сейчас он чем занимается? Телохранитель замялась, но потом ответила:

    — Как мы выяснили, он из Департамента по исследованиям.

    Сара немного оживилась, обычно идиотов старый адмирал и его капитан у себя не держали.

    Но ее подчиненная еще не закончила:

    — Так вот, наши достаточно быстро смогли найти выход на его учетную карточку, так как ее особо и не скрывают. Информация обошлась всего в сто кредитов.

    — И? — почувствовав неладное, спросила Сара, ее дочка тоже напряглась.

    — Вы не поверите, он даун, — не выдержав, произнесла телохранитель, — полный идиот с мозгами шестилетнего ребенка. Ему не смогли найти никакого занятия в департаменте и не вышвырнули оттуда только по какой-то непонятной причине, связанной с общим приемом по контракту с последней партией рекрутов. И единственное место, где он смог работать, это оператор погрузчика.

    — Что?

    — Он мусорщик, простой мусорщик. Больше он ничего не может. Он и погрузчиком-то управляет в ручном режиме.

    — Не понимаю, — протянула Сара, — не понимаю. И посмотрела на свою телохранительницу.

    — Устрой нам с ним встречу. Я хочу понять, что же здесь произошло. Если ты говоришь правду, то кто-то начал с нами странную игру. А я не люблю играть по чужим правилам.

    — Поняла, — кивнула телохранительница и вышла из комнаты.

    — Мама, — тихо спросила у нее дочь, — так тебя смог обвести вокруг пальца какой-то идиот?

    — Нет, — спокойно ответила ей женщина, — вот это я и хочу понять. Кто стоит за этим мусорщиком? — И уже гораздо тише добавила: — А мужа я тебе все-таки нашла.

    И с усмешкой посмотрела в испуганное лицо дочери.

    «Если это не он, то значит, ей нужен тот, кто за ним стоит».

    Но почему Саре все время казалось, что они упустили какую-то незначительную мелочь. И она снова просмотрела запись. Ничего необычного. Вот чел покупает искины. Вот надевает один из них на руку. Вот он активируется. Активируется…

    Искин активировался идиотом хуманом, когда его не смогла запустить даже ее дочка, с интеллектуальным индексом в двести семнадцать единиц. Невозможно. И она просмотрела запись еще раз. Но все так и было. Активированный искин перешел в штатный рабочий режим и растворился на руке этого непонятного чела.

    Но ведь это было невозможно, со слов ее же телохранителя.

    «Нужно с ним встретиться повторно», — приняла она окончательное решение.

    Этот чел стал ей интересен. И тому была как минимум одна причина, и сейчас она сидела рядом с нею и пыталась что-то лепетать о том, что ей еще рано.

    Глава 7
    Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Торговая площадь. VIP-уровень

    — Ну, что тебе удалось выяснить? — спросил стоящий у крыльца небольшого бара крупный и хмурый чел, лицо которого из-за множества внедренных в его тело имплантатов, не могло даже улыбаться, у другого, подошедшего к нему.

    — Тер, босс был прав, — кивнул в направлении одной из виднеющихся лавок старьевщика, ухоженный и холеный хуман, который чаще всего откликался на прозвище Хлыщ, — здесь она появилась не просто так, да еще и свою дочку прихватила, — на этом месте глаза холеного заблестели.

    Но его одернул первый:

    — И что?

    — А, — и он махнул рукой, — встречалась с каким-то малым. Явно не наш.

    — Любовник? — удивился стоящий рядом модификант.

    — Не мели чепухи, — сказал Хлыщ, — это какой-то дикарь с планеты из последнего набора, судя по всему. Местные его не знают. Он сейчас отирается тут на рынке, скупает всякую мелочевку, — и, еще раз махнув рукой, добавил: — Туземец, одним словом.

    — Но зачем-то он ей понадобился? — задумчиво спросил первый.

    — Все верно. Но зачем, не знаю.

    И вновь посмотрев в направлении окон небольшого помещения, за стенами которого находилась та, за кем они должны были наблюдать, добавил:

    — Поэтому я и приставил к нему хвост, сейчас его просканируют и через Де Рака сможем пробить его по базам станции. К этой стерве лезть не стал, ее девки нас бы сразу срисовали.

    Его собеседник кивнул в ответ.

    — О, уже идут, — и Тер кивнул на еще одну парочку бугаев. И правда, через несколько секунд к этим двоим подошли еще два чела, только вот на первых двух они совершенно не походили. В них чувствовалась военная выправка и боевая закалка. Да и выглядели они значительно крупнее даже нейро-модифицированного бойца.

    — Получили скан? — сразу спросил Хлыщ у подошедших.

    — Да, — четко и коротко ответил один из них и протянул ему небольшой инфокристалл.

    — Ждите, это быстро, — сказал главный в группе и связался с давно работающим на них жирным майором, которого он сильно недолюбливал.

    Через некоторое время перед его взором возникло толстое лоснящееся лицо майора.

    — Чего тебе? — вальяжно спросил он.

    — Забыл, с кем говоришь? — резко осадил его Тер и только теперь понял, что этот жирный боров под кайфом. Мало кто знал, но он и его слюнтяй сыночек давно сидели на агарской наркоте, которую и доставали через их босса.

    «Блин, этот идиот сейчас помочь не сможет», — понял модификант, но все-таки решил попробовать поговорить с этим толстым идиотом.

    — Нужна информация, оплата по стандартной таксе, ты слышишь? — спросил он у этого сейчас полудебильного животного.

    «И почему босс не найдет в их ведомстве кого-то более вменяемого, а этого давно пора списать?» — задумался Тер.

    Но болван, с которым он сейчас общался, все-таки как-то прореагировал на его слова.

    — Кого пробить? — как-то вяло и полусонно спросил у него майор.

    «И что ты сейчас сделаешь?» — удивился модификант, но отсканированные данные все же переслал.

    — О, — даже немного возбудился и приободрился боров, — я знаю этого чела. Буквально недавно о нем узнавал один мой знакомый.

    — О нем? — насторожился Тер.

    — Ну, — протянул тот, — не о нем конкретно, а обо всех новых рекрутах, что поступили на станцию. Так что ловите и радуйтесь.

    «Все-таки дикарь», — понял Тер.

    И через мгновение в ответ на запрос модификанта пришел второй файл.

    — Только там не обо всей группе. Они сразу перекрыли утечку, как только поняли, что под них копают. Но по некоторым, не слишком интересным им, я информацию вытащил успел.

    И Де Рак, гордо и даже самодовольно улыбнувшись, посмотрел ничего не соображающим взглядом на модификанта. А еще через несколько секунд он отрубился.

    «Торчок тарков», — подумал Тер и перешёл к тому списку, что получил от майора-наркомана.

    «Вот тарк», — наконец понял он, что задумала эта «железная стерва», как за глаза называли леди Сару.

    И сразу связался с боссом.

    Тот будто только и ждал его звонка, сразу ответил на вызов.

    — Шеф. Она старается найти выход на ребят старого адмирала, — даже в их среде Арош Ценапи пользовался заслуженным уважением и авторитетом, и было за что. Очень многие на станции понимали, что с его департаментом лучше не связываться. Выйдет себе дороже. Правда, не в этом случае. Саре и старику нельзя было дать объединить свои силы.

    — Есть в этом уверенность? — спросил строгий и уверенный в себе хуман, глядя в лицо модификанта.

    — Да, она только что встречалась с одним из людей адмирала. Только, видимо, тут какая-то путаница. Написано, что это дикарь, и он полный дебил. А работает этот чел простым мусорщиком на станции.

    Шеф же закатил глаза и покачал головой.

    — Ошибаешься. Это похоже на старика. Умно все придумано, — задумчиво глядя куда-то в сторону, произнес он, — никто не обратит внимания на такого связного. Подожди, кое-что проверю.

    И видимо, что-то стал просматривать на своем планшете, повернув голову влево.

    — Да, нашёл, — вдруг сказал он и посмотрел на Тера, — похоже, она как откат позволила старику влезть на нашу биржу.

    А потом он посмотрел на своего чела.

    — Нужно перехватить этого связного и вытрясти из него все, что он знает.

    — Да что может знать тупой дикарь. На что шеф усмехнулся и ответил:

    — Тупой дикарь может знать код счета, откуда было переведено два миллиона кредитов. Да и в то, что он полный идиот, как-то верится с трудом. Скорее всего, липа это документы, которые вы получили по нему. Хотя даже если и так, то справиться с такой несложной работой может любой, как вы видите, даже такой дебил, как этот. Кстати, как его там зовут?

    — Дим.

    — Как этот Дим. Так что тащите его к нам, поговорим. Но будьте предельно осторожны. Арош не прощает ошибок.

    — Понятно, — кивнул Тер и спросил: — За этой следить?

    — Пока не нужно, но я постараюсь выяснить, что она хочет от старика. Не просто же так она на него вышла.

    — А может это он на нее?

    — Не похоже, — мотнул головой босс Тера, — иначе, зачем ей делать нашему старику адмиралу какие-то поблажки. Он для нее не авторитет.

    — Понял, — еще раз кивнул модификант, — сделаем.

    — Давай. Доложишь, когда что-то узнаешь. — И отключился.

    Тогда как модификант посмотрел на своих.

    — Надо взять этого тихо и без шума. Шеф хочет с ним побеседовать, да и знает он кое-что.

    — Тут тихо не получится, — буркнул один из бугаев.

    — А тут и не нужно, — хмыкнув, ответил, глядя на него, Хлыщ.

    Вот именно из-за его башки Тер до сих пор и терпел этого помешанного на крови и мучениях садиста и извращенца.

    — Он кто? — между тем спросил у стоящих рядом бойцов худой чел, но, так и не дождавшись ответа, сам и сказал: — Мусорщик на станции. Да еще и не слишком сообразительный.

    И глянув в ничего не понимающие глаза сопровождающих их бугаев, добавил:

    — Дадим объявление о срочных работах. Плюс добавим небольшой бонус для того, чтобы работника к нам направили побыстрее. И нам останется только ждать.

    — Голова, — удивленно посмотрел на Хлыща один из гигантов.

    Через пять минут объявление было уже размещено в сети и передано в департамент станции.

    — Идемте, нам пора, — и Хлыщ, как раз и закончивший с заявкой на проведение работ, кивнул головой в направлении эскалатора, а потом добавил: — Он должен прибыть на один из наших складов.

    * * *

    «Ну, я и выдал, — пройдя несколько шагов и наконец осознав, что прошёлся по краю пропасти в своем разговоре с леди Сарой, — понятно, что она меня прибить хотела. Но главное, я от нее получил то, что мне нужно, это если не считать эстетического любования ею. Она дала мне выход на черный рынок станции».

    И я обернулся назад, где как раз какие-то два мордоворота свернули в подворотню.

    «Ладно, мысли о грустном в сторону, — одернул я себя и вспомнил о том, а на черта же я вообще оказался на этом блошином рынке, — нужно еще встретиться с последним продавцом. Потом посмотреть, что сделать с приобретенными имплантатами, вроде как по идее, мой автодоктор может их мне же и установить. Только вот для этого база по медицине нужна. А такой у меня пока еще нет».

    Ее поиск я и задал Кире, пусть посмотрит вокруг. Может, у кого есть.

    Оказывается, всеволновый сканер позволял подключаться к локальным базам, которые не были выставлены наружу, и это было еще одним пунктом, с которым следовало поработать.

    «Как же много оказалось скрыто за пределами этих небольших каморок».

    Я специально шел не торопясь, чтобы Кира успевала подключаться к как можно большему числу внутренних баз данных отдельных магазинчиков. И что интересно, не все они были зашифрованы.

    Возросшая совместная мощность ее и нового искина позволяла на ходу взламывать даже не слишком защищенные. Но для серьезной работы мне нужны были срочно базы «Хакер», «Искусственный интеллект», «Информационные системы», ну и конечно «Программирование» и «Кибернетика». Но и того, что успела подключить Кира, было уже достаточно.

    Например, я нашёл и полный пакет курса «Медицина», правда немного устаревший, но зато по цене обычной пустой базы знаний, или дополнительные комплектующие к моему новому искину, которые позволяли увеличить его внутренний объём в два раза, а также немного повысить его производительность. Там же я обнаружил и еще несколько имплантатов, управляемых через мысленный интерфейс.

    Поняв, что подобные вещи достаточно большая редкость, я теперь старался приобретать их все. Карман запас не тянет. А из того, что у меня есть, можно выбрать и нужное. Тем более, как я понял, из-за того, что я работал с ними не через нейросеть, а напрямую ограничений по их установленному количеству у меня не было. Главное не переусердствовать и не превратиться в какого-нибудь киборга.

    Так же в одной из лавок я заметил интересный персональный силовой щит, локального действия, которым тоже можно было управлять подобным образом. Но как я понял из информации в сети, они вроде как уже давно не выпускались. Было это из-за их не очень большой полезности при прямом боестолкновении, стрелять через них нельзя в обе стороны, а ближний бой последнее время как-то не очень популярен, однако я уже несколько раз попадал в ситуации, когда мне такой бы пригодился. Поэтому я купил этот вроде как антиквариат за вполне разумные деньги.

    Ну и наконец, я добрался до той лавки, что и была моей первоначальной целью.

    Как ни странно, тут кроме заинтересовавших меня товаров, ничего нового я не нашёл. Поэтому я быстро расплатился с торговцем и, подогнав погрузчик, загрузил в него приобретенный мною искин и поисковый комплекс. Остальное влезло в мой рюкзак.

    Теперь встал достаточно важный вопрос. Куда бы это все перетащить?

    Подготовленного под хранение различного оборудования помещения у меня пока не было, и поэтому я поехал к купленной мною на этом же уровне торговой палатке.

    Здесь я все, выгрузив, затащил в складское помещение своего торгового павильона. Как оказалось, тут были кое-какие доставшиеся мне в наследство товары. Правда, было их не очень много. Но все-таки. В основном это были всевозможные силовые установки.

    Но вот что меня порадовало больше всего. Тут на складе я нашёл еще один достаточно навороченный погрузчик. Обрадовало меня это тем, что у меня с первых же дней возникло огромное желание как-то автоматизировать свою непосредственную деятельность, а тот аппарат, на котором я трудился сейчас, был под это дело практически не приспособлен. Зато вот эта вполне современная машинка была способна делать многое, и это многое можно было заставить ее делать в полностью автономном и программном режиме. В нее даже был встроен мини-разборочный комплекс, по демонтажу оборудования. Осталось как-то прикрутить к нему тестер, аналогичный тому, что был у меня, и заставить всю эту систему работать в соответствии с его прогнозами и показаниями. Но это пока оставим на будущее. Сейчас у меня были другие дела.

    Во-первых, имплантаты. Необходимый уровень базы «Медицина» был мною уже изучен, и теперь я мог работать с портативным «автодоктором».

    Во-вторых, поисковый комплекс «Крыса». Нужно было его пустить в дело. И мне было чем его занять.

    И третье, нужно было договориться о встрече с Тросом, тем студентом, что готов был продать мне необходимые сейчас базы знаний. Ну и постараться разузнать, кто ломает его нейросети. Мне нужен хакер.

    Потом я планировал разгрести текущие заявки по своей работе и доставить в департамент купленное у меня оружие. Но пока я занялся нейрооборудованием.

    Сложнее всего, как я и предполагал, оказалось работать с боевой системой на основе нанитов. Ну и еще, я теперь точно знаю, почему эти операции предлагается проводить в строго подготовленных местах и находясь в медицинском комплексе под непосредственным присмотром нескольких врачей. Было больно. Очень, очень больно. Но что самое плохое. Невзирая на боль, нужно было не терять сознания и управлять «автодоком».

    Иначе процесс внедрения имплантата не завершится полностью, и он начнет свою активацию, не добравшись до нужного места. А это может привести к непредсказуемым последствиям, включая и летальный исход.

    Я уже сотню раз пожалел, что загрузил в этого медицинского мучителя разом все имплантаты, и теперь приходилось дожидаться завершения операции полностью.

    «Все, можно и помирать», — было моей последней мыслью, когда «автодок» доложил о том, что имплантация новых нейроустройств завершена успешно.

    Делать ничего не хотелось, я, кляня свою тупость, полулежал-полусидел в каком-то кресле и расслабленно смотрел в потолок. При этом я думал, что больше не встану.

    Но, как это ни удивительно, пришёл в себя я уже через несколько минут, правда, есть при этом хотелось неимоверно. Благо с собой у меня в сумке был один сухой паек. Его я и съел.

    И честно говоря, меня, кроме моих не очень приятных воспоминаний, больше ничего не беспокоило. Я даже в это не поверил. Но так все и было.

    Решив оставить это на откуп того самого регенератора, который шёл в комплекте с боевой системой, я настроил искины, и уже их все объединил в единый кластер. Он все также назывался Кирой. После этого я попробовал поиграть с выращиванием больших железных когтей из рук. «Я — росомаха», — ухмыльнулся я, но если говорить серьезно, то особых неудобств это у меня не вызывало. Было лишь слегка больно, но вполне терпимо. Гораздо более терпимо, чем когда я эти имплантаты устанавливал.

    Но теперь я примерно буду представлять, что чувствуют те, из кого эти самые нейроустройства выдергивают. Ощущения должны быть если и не такие, то очень близкие к ним.

    Все эти изменения сказались не только на производительности искина, вернее кластера, но и на мне самом. Я стал даже еще быстрее, чем был прежде. Плюс значительно возросла моя крепость, ну или правильнее сказать, устойчивость к повреждениям и переломам. Теперь, чтобы услышать то, как трещат мои кости, нужно было очень постараться. Но вот что непонятно, это никак не сказалось на моей общей силе. Хотя по идее должно было. Непонятно.

    Ну да ладно.

    Следующим шагом у меня шла настройка поискового модуля. Тут я пошёл по уже заранее продуманному пути. Нужно было запрограммировать наш инженерно-поисковый комплекс.

    Разбираясь в его спецификации, я понял, как его активировать, задать общее направление поиска и какие действия при этом должен выполнять искин или поисковые дроиды.

    Меня больше всего привлекла опция идентификации найденных предметов и частичных ремонтных функций, которые может выполнять дроид из этого комплекса. Плюс все тот же монтаж и демонтаж оборудования. Все эти меню я и активировал.

    После этого составил небольшую программу, работающую по принципу: пришёл — проверил и опознал — решил вопрос ремонтопригодности и веса — если предмет полезен, но тяжел — оставить его, но сохранить координаты цели — если предмет не очень тяжел и может быть перенесен двумя дроидами, то переносим и ремонтируем, если это потребуется — остальные места помечаются как хлам, не пригодный для ремонта. И вся эта информация передается мне, и на карте найденные координаты отсвечивают различными цветами.

    Плюс встроил в них алгоритм взаимодействия, если один из дроидов понимает, что ему предстоит огромный объём работ, то к нему приползают максимум еще три.

    Пути перемещения для них строит Кира, как со стартовой точки, так и возврата назад. Стартовой или начальной точкой я выбрал наш торговый склад.

    Во-первых, тут было достаточно свободного места, которое дроиды тоже должны были контролировать. И во-вторых, тут будто специально для них был создан такой небольшой секретный туннель, допуск к которому я настроил на всех дронов, но перед тем как пройти сюда, им необходимо было связаться с Кирой, и она должна была оценить их степень надежности. А то ведь вместе с дроидами к нам на склады мог проникнуть и кто-то еще.

    Всего к комплексу было привязано две сотни небольших ремонтно-поисковых дроидов.

    Еще раз, перепроверив их алгоритм работы, я отправил дроидов в путь. Сначала они должны были досконально проверить те площади, что выставила к продаже администрация станции, благо их координаты мне переслала Трея, заодно Кира составит мне их детальный план.

    Потом две трети дроидов должны были заняться проверкой складов утильсырья, а последняя треть между тем начнет исследовать последовательно различные уровни станции, начиная с самых заброшенных. Как мне подсказывала интуиция, именно там можно найти самое интересное.

    Запустив систему в действие, я посмотрел как мои небольшие жучки, которые дружной толпой ломанулись к предназначенному для них выходу.

    Обратив внимание на загрузку кластера, я увидел, что управление перемещением дронов съело практически пятнадцать процентов совокупных ресурсов всей системы. Зато практически мгновенно стала обновляться моя карта, дополняясь сведениями о различных служебных, технических и инженерных туннелях, которых раньше у нас не было. В общем, малыши-разведчики и поисковики в одном лице уже начали свою работу.

    Теперь стоило переговорить с тем самым студентом, что я и собирался сделать.

    * * *

    Трос сидел в своей комнате и думал.

    «Нужно завязывать уже с этим не слишком законным бизнесом», — решил он.

    Сегодня утром его опять пытались схватить при перепродаже баз, но он вовремя успел заметить бугаев местного босса, некоего Графа, что держал под контролем территорию университета, и слинять с места встречи. Исчезнуть из студенческого городка он мог без проблем, благо его тут уже ничего не держало.

    Те знания, что были ему необходимы, он получил. Необходимые связи и не только среди студентов, но и преподавателей, завел. Было у него даже несколько своих поставщиков. Оставалась последняя проблема. Куда идти?

    К местным воротилам, типа того же Графа, он прибиваться не хотел.

    Его от них просто-напросто от них тошнило.

    Но никого более серьезного он не знал, да и работать они с ним не будут, у них уже есть свои специалисты его профиля. Оставалось или постараться найти того, кому он может быть нужен со своими талантами и знаниями, или собрать собственную команду. Правда, команда у него уже была. И работали вместе они уже практически полтора года.

    Но во втором случае, когда есть какая-то своя небольшая группа, нужно учесть еще и то, что их постарается подмять под себя какая-либо местная банда. А это опять же наталкивает на мысль о том, что им нужна будет «крыша».

    Трос знал нескольких ребят, которые могли бы взять его с командой под свое крыло. Это не был криминал, но все равно они ближе к ним, чем к законному бизнесу. Другие на станции просто не выживали. А так это достаточно сплоченные группы, наиболее организованными из них были сталкеры, но если на них наедет действительно кто-то более-менее серьезный, то они струхнут и сразу сдадут его и его людей. Да и сил у них не хватит тягаться с кем-то настолько опасным. Но и сидеть тут они все время не могли. Их опять уже практически вычислили. И нужно было менять штаб квартиру.

    Но была и еще одна проблема. Станцию закрыли, блокировали со всех сторон. А это означает, что нет возможности отсидеться какое-то время в близлежащей колонии. В космосе сейчас опаснее, чем тут.

    За себя он не переживал, но вот за свою команду… Он подобрал двух парней и девушку, все из местных, кроме Таи, которые могли перекрыть любую возможную информационную задачу или проблему. И они готовы, если их возьмут всей командой, заниматься любыми проблемами, связанными как с программированием, математическим моделированием, так и информационной безопасностью. У них в команде были очень хорошие специалисты.

    Трос не без гордости мог сказать, что они практически лучшие на станции. Однако в это мало кто верил и мало кто соглашался с ними работать. К тому же относительно других системщиков они просили за свои услуги слишком много, если работали единой группой. Но в их случае меньше чем за четверть миллиона не имело смысла пытаться за что-то браться, однако таких денег им никто предложить не мог.

    Поэтому сейчас они в основном занимались взломом баз, нейросетей, имплантатов и созданием под заказ копий коммерческого софта. Этот полукриминальный бизнес окупал свои вложения. Ну и свое программное обеспечение они периодически писали под особые нужды. Правда, их софт был уж слишком специфичен, чтобы его можно было выставить в обычную продажу. Но и на него иногда находились покупатели. Завтра он должен был встретиться с одним из них. Какой-то странный чел, непонятный, вышел на него через одного общего знакомого, у которого тот приобрел права на простейший программный модуль. Но, видимо, он зачем-то ему был нужен.

    «О, кто-то пытается связаться. Неужели у Реса что-то вышло, и он нашёл тех, кого мы можем заинтересовать как команда?» — обрадованно подумал Трос.

    Рес это молодой тролль, с которым они сошлись сначала на почве боевых единоборств, пересекшись как-то на первенстве университета. Правда, тогда они в пух и прах проиграли третьему члену их команды. Вернее третьей. Пиирке Тае. А потом так же пересеклись на профильном междусобойчике, когда набиралась команда для их факультета по информационной безопасности. Именно тогда они и стали работать как единая команда, все вместе. Всего четыре человека, вернее два человека, тролль и молодая пиирка.

    Как тут оказалась Тая, он не знает, но ему точно известно, что раньше она была наемницей, однако потом по какой-то причине отбилась от своих и осталась на станции, а со временем решила закончить начатое еще на родине образование.

    Вот так они и встретились, оказавшись на одном факультете и в одной команде. И сейчас каждый прочесывал свои связи, пытаясь как-то решить общую проблему, при этом не разбивая их достаточно сплоченного и дружного коллектива. Наиболее перспективные контакты оказались у Реса. Тролли старались всегда поддерживать друг друга, и потому у него был шанс что-то найти. Тем более были и знакомые в руководстве его общины. К тому же сегодня утром он сообщил о какой-то летной школе, где возможно частично удастся подвязаться. Там вроде работал его дальний родственник.

    У Таи практически не было знакомых на станции. Она знала лишь небольшой отряд пииров, но там и сами постоянно сидели в ожидании заказа. Да и группа, специализирующаяся сугубо на работе с информацией, особо наемникам была не нужна. Даже если это касалось ее защиты и обеспечения безопасности.

    Когас, последний член их отряда, был замкнутым гением, каких изображают в разных сериалах и фильмах. Это был истинный бирюк и аскет, у которого круг общения ограничивался их небольшой командой. Но и он пытался найти что-то через свои виртуальные шапочные знакомства.

    Последним был сам Трос. Он уже обзвонил всех своих знакомых. Был абсолютный голяк.

    Однако все трудились, как могли. Но пока ничего достойного не выплывало. Единственная надежда была на Реса. Но и он все еще молчал.

    Каждый в их небольшой команде понимал, что спокойно жить им долго не дадут. Как только кто-то прознает про них, их сразу же постараются подмять под себя, взять в оборот или убрать. И тут не помогут ни их относительно хорошая боевая подготовка, особенно у Таи, ни их талант. Ребят просто раздавят.

    И поэтому этот звонок удивил его. Других встреч и разговоров у него сегодня запланировано не было. Тем более и номер был незнакомый, вернее номер в звонках присутствовал, но абонента он не помнил.

    — Да? — ответил Трос, и как только появилось лицо на экране интерфейса связи, узнал звонившего.

    Это был тот самый хуман, с которым он и должен был встретиться завтра.

    — Привет, — не затягивая разговор, сразу перешёл хуман к сути, — немного изменились обстоятельства, и завтра мы встретиться не сможем.

    «Похоже, узнал про наши проблемы с Графом и не хочет связываться», — расстроенно подумал Трос, но никак комментировать слова говорившего не стал.

    И так все было понятно.

    «Хотя. Почему он все еще не отключился?» — вдруг вслушался он в не прекратившийся ещё разговор, но было поздно. Сейчас, похоже, этот хуман ждал какого-то ответа.

    — Простите, — сказал Трос, — немного отвлекся. Что вы сказали?

    — Я говорю, — спокойно ответил чел на другом конце линии связи, — что завтра встретиться не получится, но у меня сейчас есть время. Можно встретиться сейчас. Могу приехать к вам, или вы можете добраться до торговой площади?

    И он вновь посмотрел на немного оторопевшего Троса.

    — Да, без проблем, я прибуду. Диктуйте адрес.

    Чел, вроде его звали Димом, назвал координаты небольшой палатки как раз недалеко от одного из подъёмников.

    — Скоро буду, — и Трос уже хотел отключиться, когда парень с того конца тормознул его.

    — Прости, будет достаточно серьезный разговор к тебе, — сказал он, — и я должен знать…

    И этот Дим, немного помолчав, спросил:

    — Ты работаешь один?

    Трос не понял, какое это имеет отношение к продаже баз и нейрооборудования, а потому уточнил:

    — С этим могут возникнуть какие-то проблемы?

    Чел задумался, но потом вгляделся в лицо Троса и ответил:

    — Фирма, на которую я работаю, ищет хорошего специалиста по информационной безопасности. Как я понял, если ты занимаешься распространением подобного товара в полностью готовом виде, то ты или посредник, или делаешь все сам. Если ты этим занимаешься самостоятельно, то тогда ты можешь быть нам интересен.

    Эти слова заставили задуматься студента.

    «А почему нет, — решил он, — все равно пора уже менять эту точку, так что можно и засветиться слегка».

    — Я работаю не один. У нас команда. Все высококлассные спецы.

    — Профиль работ? — сразу поинтересовался чел.

    — Информационная безопасность, — начал перечислять Трос, если Диму была интересна именно эта направленность, — программирование, написание софта, моделирование. Оптимизация и алгоритмизация. Создание автоматических модулей.

    — Хм, — чел на том конце задумался, — сколько тебе понадобится времени, чтобы собрать всю команду?

    — Около двух часов, — сразу ответил студент.

    — Окей, жду вас через два часа в условленном месте, и товар не забудь, в основном сейчас интересуют базы знаний вашего профиля.

    — Понял, буду.

    — Окей, — сказал этот странный Дим и сразу отключился. «М-да, — подумал Трос, — похоже, удача пришла с той стороны, откуда ее совсем не ждали. Главное теперь не спугнуть».

    Два часа он назвал специально. Своих он соберет раньше. Но нужно было пробить информацию по этому странному челу и фирме, на которую он работает. И Тае понадобится некоторое время, чтобы осмотреться на месте.

    — Рез, привет. Ты где? — первому он набрал троллю.

    * * *

    Поговорив со студентом и назначив встречу с ним и его товарищами тут в палатке, я понял, что у меня есть два часа свободного времени. Можно было сгонять за ящиками с оружием и притащить их Прадсу, но я хотел это сделать вечером. А можно было заняться своей работой. Тем более постоянно стучится какая-то заявка на срочный вывоз мусора.

    Так, что у нас тут по работам?

    Проверив новые объявления и заявки, я все их взял в работу. Как раз, по расчету Киры, мне на это потребуется порядка полутора часов. Будет потом время вернуться.

    Маршрут искин составил таким образом, что я на месте самого срочного задания должен был оказаться в последнюю очередь, так как суммарный объём всего перевозимого груза не превышал объема, который мог перевезти мой погрузчик. А поэтому все можно было сделать за одну длинную ходку.

    Как оказалось, идти к последнему складу, откуда следовало забрать какой-то технический мусор, пришлось чуть ли не на самые нижние складские уровни. Хорошо, что меня там должны были хотя бы встретить и показать, что и откуда необходимо отгрузить.

    Прибыв на место, я вышел из погрузчика и направился ко входу в указанное в заявке складское помещение. Не знаю, что меня смутило. Но мне тут как-то сразу не понравилось. На складе, за стенкой, находилось четверо. Я это прекрасно почувствовал.

    Постучавшись, я представился и сказал, что прибыл по заявке на вывоз устаревшего оборудования. Двери открылись, и вышел какой-то противный тип с липким, маслянистым взглядом.

    — Входите, — и он указал на двери, — мы вас давно ждем. Сейчас покажу, что нужно забрать.

    И прошёл внутрь, приглашая меня войти следом за ним.

    Как только я его увидел, понял: «Что-то не так». И незаметно активировал имплантат генерации силового поля. Хорошо, что со стороны его видно не было.

    Там, на складе, кроме этого, были и еще трое. Пусть это лучше будет перестраховкой и моей шизофренией, чем очередными неприятностями. А похоже, это были именно они.

    Склад изнутри был совершенно пуст.

    — Глуши его. — Как только я оказался на территории склада, прошла команда, и с двух сторон в меня разрядили два ударника.

    «Хорошая вещь этот силовой щит», — понял я.

    Щит выдержал сдвоенный разряд и мог выдержать еще несколько таких выстрелов, или пару бластерных. Потом ему потребуется пара часов зарядки от моего тела. Но это будет потом.

    Главное сейчас, что первый и относительно внезапный удар я пережил. Ухожу на несколько шагов вперед, смещаясь с линии атаки оставшихся за мной противников.

    Черт, убивать не хочется. Это информация, а я уже понял, насколько полезной она может оказаться. А при помощи «псиона» вытащить ее я могу только из живых. Но и щит снимать нет никакого желания. Нужен ближний бой. Хотя о чем это я?

    У меня есть кое-что чуть ли не специально созданное для рукопашного боя. И чем мне это поможет? А вот чем. На теле любого существа есть множество нервных точек, уколов которые, можно вызвать любую реакцию организма. От небольшого и совершенно безвредного комариного укуса до паралича или смерти.

    Действую, работая по этой схеме. Как только я об этом подумал, практически все присутствующие в помещении люди, а тут были только люди, расцвели множеством пульсирующих точек.

    «Так, — приказываю я своему сознанию, — оставить только вызывающие мгновенный паралич».

    Таких точек на каждом из присутствующих было немного, но они были.

    Действуем.

    Первым был тот самый человек, с маслянистым взглядом. Он не успел уйти. Удар. И тонкая игла, выросшая из костяшки моего кулака, входит именно в нужную точку на его теле. Противник так и замирает на месте.

    Интересно, даже не ожидал такого эффекта.

    Теперь перекат. Уйти от выстрела. Трое оставшихся такие же модификанты, что я уже однажды встречал. Но тут их трое. И, как оказалось, вырубить их врукопашную значительно проще, чем пытаться обездвижить с помощью ударника. Тут нужен был всего один точный удар, тогда как выстрелов мне понадобилось бы, по опыту прошлого боя, не меньше десяти.

    Работаю, прикрываясь полем и стоящим телом первого обездвиженного. Двигаются, ненамного отставая от меня. Но реакция явно завышена какими-то имплантатами. Сознание за ним, похоже, не успевает. И анализ ситуации идет по стандартным алгоритмам, прошитым в искин, нейросеть или сам используемый имплантат. Этим и пользуюсь.

    Проход и подкат. Удар в ногу правого противника. Она обездвижена, хотя сам он еще полностью не выведен из строя. Но это заставляет его потерять равновесие и начать заваливаться вперед. Еще на лету бью в точку, вызывающую паралич.

    Выстрел в меня. Поле поглотило разряд, но при этом потеряло часть своей мощности. Стреляли явно из бластера. Брать меня живым больше не желают.

    Нужно беречь его целостность.

    Проход вперед и резкий откат назад. Оказываюсь прямо перед тем, кто преследует меня. Удар. И еще одна замершая статуя.

    Выстрел. Боль в правом боку. Щит поглотил заряд не полностью. Но ранение не опасное, небольшой ожог. Правда, очень болезненный.

    Зато у меня теперь есть несколько мгновений, пока последний противник сможет повторно выстрелить в меня. Однако это меня уже не волнует. Перемещаюсь прямо к нему. И за долю мгновения до выстрела вонзаю свою иглу.

    Бой окончен. Оглядываюсь вокруг. Всё, новых противников нет. Чувствую, как начал восстанавливать мое тело регенератор. Пусть работает.

    Обхожу тела. Собираю трофеи. Карточки. Чипы с данными. Несколько новых имплантатов. Четыре бластера. Куртки-бронежилеты.

    Времени у меня не много. Идеальное место для нападения. Только вот плохо, что его можно вычислить. Его адрес есть в заявке. А потому тела придется отсюда убрать. Но что хорошо, на всем уровне практически нет датчиков слежения. Так что уйти можно будет незаметно. А пока займемся чисткой памяти этих господ. Активирую «псион» и по уже стандартной схеме сливаю из памяти парализованных противников необходимую мне информацию. Перевожу кредиты на одну из анонимных карточек, которых у меня была уйма.

    Потом через совершенно обычный считыватель записываю информацию обо всех известных тайниках и копирую коды доступа к ним, полное описание системы безопасности, охраны, известные пути подхода. Потом шел общий расклад на станции, ну и напоследок я сливал из их голов все известные и установленные им базы знаний.

    Всё, этот человек мне не интересен. И поэтому я затираю сами знания о существования этой информации в его голове, подвергшейся воздействию «псиона». А потом намертво стираю сорок предыдущих часов из его жизни.

    Последним этапом я выжигал им нейросети, по полученному ранее совету одного из бандитов. С этим я провозился еще двадцать минут, зато все сделал, и неизвестные не успели прийти в себя.

    Полученную информацию я сразу скидывал в искин. Она анализировалась Кирой и разбивалась на отдельные подгруппы.

    Так же я поступил и со старыми данными, которые я как-то позабыл из-за нехватки места перенести в память моего персонального компьютера и ознакомиться с ней. Но теперь-то я такими условиями, как нехватка памяти в искине, не был ограничен.

    Параллельно я переводил деньги на свой счет. Суммарно набралось полтора миллиона кредитов. Что тоже неплохо. Но не так хорошо, как с первым встреченным мной модификантом.

    Главным открытием стало то, что мною заинтересовались. И эта ловушка была устроена именно на меня.

    Из полученной информации я практически сразу узнал, что вышли эти господа на меня через Леди Сару. Следили-то они по приказу своего босса, некоего Графа, именно за нею. И потом пробили информацию по мне через бывшего начальника Крава, Де Рака.

    Ну а найти меня не составило для них труда. Сам к ним пришёл.

    Отсюда следовала два вывода. Как минимум один криминальный босс в курсе того, что на этой станции существует некий любопытный молодой человек по имени Дим, который сует свой длинный нос в дела, его совершенно не касающиеся. А мне этого было не нужно, особенно в подобном контексте. И второе, мне не понравилось, что опять выплыло имя — майор Де Рак. И по этому пункту было много любопытной информации, например такой, кто отделал Крава и по чьему приказу это было сделано.

    Или еще, мне теперь был известен тот, кто хотел прибрать к своим рукам «НеоТех».

    А значит, нужно подчищать концы.

    Задача номер раз. Избавиться от тел.

    Задача два. Босс этих четверых. Некто Граф. Где он обретается, известно.

    И задача номер три. Де Рак.

    Приступаем по порядку.

    Тела я сбросил недалеко отсюда. В еще одном безлюдном и заброшенном месте. Поступил примерно так. Пробрался на уровень выше и через вентиляционную шахту сбросил тела на нижний уровень.

    Тем же незаметным для датчиков слежения путем вновь добрался до склада и, уже не скрываясь, прошёл на склады утильсырья, выгружая там находящийся на погрузчике хлам.

    Дальше. У меня полчаса до встречи со студентом. Оставил сообщение Тросу. Перенес наш разговор на вечер. Извинился. Сказал, что сам доеду до него и его друзей.

    Переключился на сброшенные тела. Рано или поздно этой четверки хватятся, и их начальник обязательно свяжет исчезновение своих людей со мной.

    А потому он — цель номер один.

    Дальше Де Рак. Он хоть и нарк, но тоже может связать простую цепочку событий. Интерес к моему имени, тем более дважды, и последующее исчезновение обоих заинтересовавшихся мною.

    Он цель номер два. Тут времени немного есть. Судя по воспоминаниям одного из бандитов, в себя этот утырок придет не раньше завтрашнего утра. Значит, пока нужно заняться этим самым Графом. Просматриваю информацию по нему, что удалось вытащить Кире.

    Ни черта себе. Высоко забрался. Сидит в Совете Станции. Впрочем, как и большинство криминальных боссов. Включая и Леди Сару.

    Отрицательных привычек уйма, но все в пределах территорий и участков, полностью контролируемых системой безопасности станции. А мне нужен тихий и незаметный выход. Как ни странно, но такой нашёлся. И вел в самое сердце станции.

    Зал Совета был не подконтролен службе безопасности станции, его контролировала охрана председателя Совета. И именно там и нашлась небольшая брешь для меня. Правда, лезть туда придется одному, и действовать очень быстро.

    И, похоже, столь ценную голову выпотрошить не получится. Но тут как повезет.

    Вот и возможность побывать на верхних уровнях.

    Буквально пару часов думал об этом.

    Будьте осторожны в своих желаниях. Они имеют дурное свойство сбываться.

    Кира прокладывает маршрут. Часть пути проделываю по искину. В районе торговой площади приходится его оставить. Незаметно перебираюсь в технические колодцы и каналы. Дальнейший мой путь пройдет исключительно через них.

    Провода, смазка. Редкие технические дроны. Множество технологических датчиков, реагирующих в основном на поломки и неисправности, поэтому стараюсь быть максимально аккуратным. Сложнейшие полтора часа переходов.

    Вот и нужный уровень. Уровень роскоши и богатства. Уровень главных заправил на этой станции. Но я его вижу сквозь призму технических переходов и ниш. Кстати, именно на этом уровне и находится посольство аграфов и с ним же посольство сполотов. Будто нарочно есть шанс оставить подарок для дочери посла. Как раз проползаю под их посольством.

    И у меня все еще в рюкзаке лежат лирийские сладости, прикупленные для девушек.

    «Зачем я их вообще таскаю?» — задаю себе вопрос.

    И сам же отвечаю на него: «Наверное, именно из-за таких вот ситуаций».

    Выкидываю свой подарок прямо к воротам, перекрыв сенсор слежения, теперь точно обратят внимания на этот приятный сюрприз для симпатичной эльфийки.

    После этого я исчезаю в колодце, из которого и выглянул на доли мгновений, в момент рассинхронизации датчиков. Ползу дальше. Всё, я на месте. Теперь ждем. Есть лишь миг, когда я смогу осуществить свой план.

    Всё, система охраны отключена. У меня ровно тринадцать минут. Везет мне на это число. Вроде сегодня тринадцатое.

    Я в зале. Насколько я вычислил, примерно через две минуты сюда должен войти этот самый Граф. И в этот же момент двери заблокируются. Дальше дело техники.

    Никаких сожалений по поводу содеянного у меня не было.

    Не думаю, что этот господин в строгом костюме и с выразительным волевым лицом сильно сожалел, когда мучил и убивал девушек в одной из колоний, которая была захвачена подконтрольным им кланом пиратов.

    Это не оправдание. Это простая констатация. Так сказать, расплата, его расплата.

    Я спокойно ушёл тем же путем, что и пришёл. А тело этого Графа так и осталось лежать в председательском кресле Зала Советов.

    Пусть и для них оно послужит напоминанием.

    А еще через час не стало и Де Рака.

    Всё, миссия выполнена.

    Возвращаюсь к нормальной жизни. Только я не уверен, что она у меня уже возможна. Но зато я уверен в том, что обо мне сейчас пока больше никто не знает.

    Глава 8
    Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Зал Советов. Университетский уровень. Торговая площадь

    Плат сидел в своем кабинете и тупо пялился на сводки. «Или на станции появилась новая сила, о которой мне ничего не известно, или…»

    Вот это последнее «или» и вгоняло его в ступор.

    За последние два дня было уничтожено несколько мелких банд.

    Сначала Крыс и его подельники, но это так, мелкие сошки. Правда, был там некий небольшой инцидент с тем, что в этой банде был как минимум один модификант. Но теперь, на фоне произошедших событий все это показалось детской шалостью.

    «Кто-то или убирает неугодных противников, или расчищает себе путь», — размышлял глава службы безопасности станции. И это были не пустые бредни.

    Не прошло и половины дня с предыдущего крупного инцидента, как к нему на стол легли новые донесения.

    Сначала к нему обратилась военная полиция.

    Ему сообщили о трупе какого-то майора вооруженных сил, некоего Де Рака, которого в собственной квартире обнаружил его же сын.

    Тресскочи как услышал имя жертвы, так сразу уж слишком подозрительно засуетился. И было у Плата большое подозрение, что это не просто так.

    «Он точно его знает», — понял эсбэшник, но решил оставить допрос этого слизняка на потом, так как пока его прикрывала какая-то крупная шишка из Совета, и поэтому сильно этого скользкого капитана прижать не получалось.

    Однако Плат предпочитал всегда держать его перед глазами, чтобы через него можно было сливать липу, которая потом выплывала наверх. Хотя сейчас его знания могли помочь, и достаточно сильно. И не только относительно этого дела.

    Почему-то (и почему, интересно?) руководитель СБ был уверен, что сведения, которые может дать Тресскочи, добавили бы лишних вопросов, которые бы уже касались не только того, кто был исполнителем этого дела, но и многого другого. Такие вопросы, которые пока задавать было некому.

    Но Плат опять отвлекся. И вернулся к разложенным на столе документам.

    Первые результаты, как обычно, выдали судмедэксперты.

    Память стерта начисто через разряд во внешние контакты нейросети. Ничего вытащить из оборудования не получится. Дополнительно в деле значилось, что майор на момент нападения находился под воздействием агарской дури. И сидел он на ней, похоже, очень давно и плотно.

    «Еще один нарк, — брезгливо посмотрел он на фотографию в деле и задумался. — Интересно, а кто же поставщик?»

    Такие наркотики было практически не достать на станции, слишком далеко они были от Содружества и Агарской империи. Хотя сейчас тут кругом и так агарцы. А это означает, что и на станции есть те, кто имеет выход на них или на пиратов.

    Плат и так не сомневался в этом, но теперь этому появились дополнительные доказательства.

    И он уже более подробно рассмотрел материалы дела. Увиденное заставило его поразиться той роскоши, в которой жил майор со скромной зарплатой государственного служащего.

    «Чтоб я так жил, — рассматривая видеофайлы, снятые на месте преступления, подумал Плат, — и это какой-то майор, из экономического управления Флота Станции?»

    И он вновь посмотрел на предоставленные документы по делу об убийстве.

    У этого самого Де Рака была квартира на третьем VIP-уровне, где явно чувствовалась работа модных дизайнеров, обставлена эта квартирка была по последнему слову техники.

    Да все их СБ, прикинул Плат, по занимаемой в этом здании площади, было меньше, чем жилище этого жирного борова, который смотрел на него с приложенного к делу изображения. И это у кого? У какого-то заштатного майоришки из какого-то заштатного отдела, про который он и не слышал до этого?

    Да вояки с ума сошли, передав это дело ему, но, видимо, их действительно прижало, если даже согласились раскрыть детали, хотя бы частично. И если выпала такая возможность, то стоило бы заняться этим самым Де Раком и его сыночком, и теми делами, что они воротили. Ведь и тот обитал тут же, в соседнем жилом комплексе.

    Плат нутром чувствовал мохнатые и загребущие лапы у одного и у второго.

    Да и все их управление очень резко стало напрашиваться на внеочередную и очень углубленную проверку. А уж причину он найти сможет. Из кожи он теперь вылезет, но что-нибудь придумает.

    А если вернуться к просмотренным материалам, то, похоже, майор этот очень сильно кому-то насолил или перешёл дорогу не тому челу или другому разумному. Коль кто-то постарался и нанял профессионала, который смог провернуть подобное дело.

    Подчиненные Плата сейчас обшаривали квартиру майора и ближайшие окрестности, но до сих пор не могли понять, ни как кто-то смог проникнуть в эту защищенную и со всех сторон контролируемую зону, ни как была проведена сама ликвидация.

    Начальник СБ станции решил относить такие полутрупы, как найденное тело майора или утренние аналогичные подарки, к мертвецам, все равно к нормальному существованию подобных уже вернуть нельзя.

    Кстати, и в том и другом случае чувствовалась одна и та же школа. И школа эта была очень высокого класса.

    Теперь Плат понимал, что совершить такое на всей станции могло от силы пять или шесть личностей. И одна из них сейчас сидит в кабинете и размышляет над тем, а кто бы это мог быть еще.

    Заар? Аграф давно отошёл от дел. И не стал бы влезать в такие разборки без особой на то причины. Но пока, как знал Плат, подобной причины у него не было.

    Тро? Этот мог. Но само покушение не похоже на него, тролль обычно действовал более прямолинейно и открыто. А тут чувствовалась рука того, кто привык работать в тени, или постоянно находясь в окружении врагов.

    И все опять упиралось в старого адмирала и его людей. Вот эти-то как раз и специализировались именно на таком профиле работ. Но подчиненные Плата постоянно пасли старого сослуживца и его людей. Эсбэшник, конечно, не поверил ему, когда тот был тут и уверял в своей непричастности к этому делу. Но, к сожалению, Плат точно знал, что никто из подчиненных старого адмирала не покидал территорию их департамента ближайшее время.

    «Хотя о чем это я», — вспомнил он.

    Ведь были тут на станции и еще кое-кто, о ком он не подумал. Это аграфы. И причина у них могла быть для этого веская. Не зря же с утра у них был зафиксирован переполох. Но полковник Кларус уверял, что они по крайней мере к первому делу не имеют никакого отношения. И Плат был склонен ему поверить гораздо больше, чем Арошу.

    «Одни вопросы, — задумчиво глядя в окно, где как раз проехал какой-то старый допотопный погрузчик, подумал майор, — так кто же из них?»

    И только он отвлекся, как его ошарашила следующая новость.

    Один из охранных дроидов, патрулирующих складские уровни, нашёл несколько тел. И ситуация один в один напоминала дело Крыса и его банды или нападение на майора. Только тут было прекрасно видно, что сработали несколько профессионалов. Теперь глава службы безопасности станции в этом не сомневался.

    «Кто-то затеял игру по-крупному», — глядя на новую сводку, понял он.

    Плат лично знал одного из тех, кого обнаружил дроид.

    Это был Тер, правая рука Кануса Грея, одного из членов Совета Станции. Ну и, кроме того, этот влиятельный господин был одним из самых жестоких и хладнокровных криминальных боссов на станции. Хотя очень многие и знали о его прямой причастности к криминалу, работорговле, пиратам и наркобизнесу. Но как обычно, никаких доказательств этому не было.

    И здесь опять проглядывали подленькие ручки его зама, капитана Тресскочи. То неожиданно пропадали улики, то почему-то исчезали свидетели или с ними случались странные несчастные случаи, часто фатальные. И это все случалось со свидетелями или уликами, о которых, по идее, никто не должен был знать. Но за руку поймать Тресскочи никогда не получалось. Тем более и его покровитель в Совете не дремал. Канусу нужен был подобный человек в СБ. Даже самого Плата пытались несколько раз подставить, но в этот раз они нарвались совершенно не на того хумана. Старый разведчик привык жить, считая врагами вокруг себя абсолютно всех.

    Так вот, все эти якобы «случайности» напрямую были связаны с правой рукой этого самого Кануса Грея, или как его еще иногда именовали, Графа, которым и являлся Тер.

    «Вот и до тебя кто-то добрался», — усмехнувшись, подумал Плат.

    Никакого сожаления о найденных полуживых телах у него не было.

    Единственное, что его насторожило и заставило задуматься, это схожесть действий неизвестных бойцов, вырубивших команду Тера, с тем, как была уничтожена банда Крыса. Про майора он пока не думал. Там группе было не сработать. Слишком много бы осталось следов. Но в последнем случае было одно существенное отличие. Последнее дело было гораздо сложнее в реализации.

    Ведь, кроме того, что Тер и сам бывший десантник, к тому же еще и модификант, так его еще постоянно опекала и сопровождала пара таких же киборгов, как и он. Очень опасный отряд. Даже для него. Плат был уверен, что не справился бы с ними в одиночку.

    Но это, как видел глава СБ, не спасло бандита. И потому он исходил из того, что работали профессионалы не хуже него. А значит, их было как минимум трое.

    На то, что проводили допрос, похоже не было, никаких видимых внешних повреждений и препаратов в крови. Создавалось впечатление, что им просто выжгли нейросеть и бросили в безлюдном районе. И опять никаких следов.

    Хоть Плат и был благодарен неизвестным за такую помощь, но все-таки он привык быть в курсе того, что происходит на его станции.

    А сейчас он ничего не понимал.

    «Придется взяться за это дело», — решил он.

    Как это ему было ни противно, но сейчас ему необходимо поговорить с этим подонком, Канусом. Лучше бы это была Сара. Если уж связываться с криминалом, то хотя бы выбрать ту, кто тебе и самому нравится. Но набрать номер он не успел.

    Пришёл срочный вызов из Зала Советов.

    — У нас убийство, — сообщил ему глава местной службы безопасности, — дело требует личного присутствия. Задержаны все члены Совета.

    «Ну, ничего себе», — удивленно подумал Плат и ответил:

    — Будем у вас через десять минут. Ждите.

    И отключился. Никаких комментариев особо и не требовалось.

    Убийство в Совете, да, похоже, еще где-то и на территории их резиденции.

    * * *

    М-да. Он ожидал чего-то неожиданного, но чтобы такое? Плат пораженно смотрел на тело в центральном зале Совета, лежащее в кресле председателя.

    И это был не кто иной, как сам господин Канус.

    — Что скажешь, Плат? — спросила у него Леди Сара. Другим бы он не позволил подобного обращения к себе, но ей он мог позволить многое. И она это прекрасно знала.

    — А что тут сказать, — пожал он плечами, — вас предупредили. И более наглядного предупреждения я бы придумать не мог. Если из вас кто-то зарвется, то достать вас могут в любом месте. И даже тут.

    И он, усмехнувшись, посмотрел на собравшиеся тут главные лица их станции.

    — Эти слова написаны огромными буквами на его лице, — и глава СБ указал на лежащее в кресле тело.

    После чего уже обращаясь к местному руководителю службы безопасности, спросил:

    — Как я понимаю, следов нет, нейросеть выжгли, ничего найти не удалось?

    — Да, — удивленно спросил тот, — но откуда?..

    — Опыт, — пожал плечами Плат в ответ и посмотрел на сгрудившихся тут членов Совета, — вспоминайте свои последние дела. И не могли ли вы зайти слишком далеко настолько, что кому-то это стало мешать?

    И кивнув на труп, он добавил:

    — Кто-то вырезал несколько его людей и его самого, плюс тех, кто с ним косвенно связан. Это наталкивает на мысль, что убраны все, кто так или иначе замешан в каком-то общем деле.

    И еще раз усмехнувшись, он, посмотрев на переглядывающихся членов Совета, спросил:

    — Ни у кого не появилось желания в чем-нибудь признаться?

    — Вы должны защищать нас как представителей народа в Совете Станции, — как обычно раздался голос из толпы.

    — А на каком основании? — спросил он. — Ведь непосредственной опасности вам не грозит. И с делами погибшего вы никак не связаны. Или все-таки какая-то связь есть?

    И он пытливо посмотрел на холеного типа, пытающегося качать права. Плат его даже не знал.

    — Ну, — заюлил говоривший, — возможно, это маньяк или какое-то политическое убийство.

    — Угу, маньяк или фанатик, планомерно уничтожающий всех, кто связан с господином Канусом. У вас есть еще какие-то предположения?

    Уже все поняли, что Плат откровенно издевается над этим идиотом. Кстати, одним из ставленников Кануса. То-то он так занервничал.

    — Я так понял, никакого конструктива вы сейчас предложить не можете. Но если будет что-то, то вы знаете, где меня найти. — И вышел из кабинета.

    Настроение было неожиданно приподнятое. Он не знал этих неизвестных, но почему-то искать их у него желание абсолютно пропало. Плат понял, что кто-то очень не любит, когда кто-нибудь сует свой нос в их дела. И становиться следующим он пока не собирался. Лучше он понаблюдает за метаниями некоторых идиотов, которые начали суетиться.

    И эсбэшник был уверен, что куда-нибудь его эти их метания обязательно выведут.

    — Плат, — раздался из-за спины приятный женский голос, — со мной-то ты поговорить нормально можешь, при этом не выказывая такой огромной радости от увиденного?

    Тот остановился и медленно обернулся.

    — Да, Сара. — И спокойно подошёл к ней. — О чем ты хотела поговорить?

    — Не здесь, — ответила она, — идем ко мне в кабинет. И махнула рукой куда-то в направлении коридора.

    — У меня есть кое-какие сведения. Но в ответ и ты должен будешь для меня кое-что сделать, — сказала женщина.

    — Хорошо, идем, — кивнул он.

    — Так что ты мне хотела сообщить? — спросил Плат у одной из самых привлекательных и влиятельных женщин на станции.

    — Несколько фактов. Не знаю, помогут они тебе в деле или нет. Это судить тебе.

    — Хорошо, я слушаю, — кивнул он. Сара села в одно из кресел.

    — Люди Кануса следили за мной сегодня. Мои девочки засекли их. Среди них был Тер.

    И она посмотрела на Плата.

    — Но это не наша работа.

    — Я знаю, — спокойно кивнул ей тот, — у тебя нет специалистов такого уровня.

    — Да, мои аналитики тоже пришли к аналогичному выводу, — произнесла Сара, — ни у кого из наших знакомых, — и она указала на двери, за которыми находился зал Совета, — нет подобных специалистов.

    И она, немного помолчав, посмотрела на него.

    — Как думаешь, подобные люди есть у адмирала? Этот вопрос заставил напрячься старого разведчика.

    — Откуда такие выводы? Женщина молчала.

    Но потом все же решила продолжить разговор.

    — У меня сегодня была странная встреча. С одним молодым и непонятным хуманом. Мы выяснили, это чел Ароша. Скорее всего, он работает порученцем или связным. Так вот, его могли видеть те, кто следил за мной. Вернее даже не так. Его наверняка видели.

    И она еще раз посмотрела на него.

    — Теперь ты понял, почему я спросила об этом? Плат медленно кивнул.

    — Да, понял. Они могли проявить к нему неподдельный интерес. Еще что-то?

    — Ну, — протянула Сара, — не знаю, имеет это какое-то отношение к делу или нет, но нам точно известно, что примерно за несколько минут до того, как стало известно о произошедшем, Канус отозвал все свои средства со всех своих счетов. Куда они ушли, мы отследить не смогли. Создается впечатление, что он их перевел на обезличенную карточку и отдал кому-то.

    — Думаешь, пытался откупиться?

    — Не глупи, — сказала женщина, — это вся его наличность. Нет, тут что-то другое, но я не знаю что. Всем известно, насколько он был жаден. И даже ради спасения собственной жизни он не стал бы отдавать всё. В общем-то, это всё.

    Плат смотрел на женщину. Думать и что-то делать совершенно не хотелось. Но он дал ей обещание.

    — Что ты просишь в ответ? Женщина протянула ему инфодиск.

    — Узнай мне все, что возможно, об этом челе.

    — Этот тот порученец Ароша? — уточнил он.

    — Да, — ответила Сара.

    — Зачем он тебе? — Плат даже не знал почему, но у него немного взыграла ревность.

    — Не знаю, — честно ответила женщина, — просто он меня заинтересовал.

    И заметив подозрительный взгляд главы СБ, она поспешно произнесла:

    — Это не для меня. Нужно искать мужа для Нелии.

    — И почему он? — удивился Плат.

    Женщина непосредственно и чисто по-девичьи пожала плечами.

    — Мне кажется, он ей подойдет.

    «И это аргумент?» — подумал разведчик, но комментировать слова женщины не стал.

    — Ладно, сделаю все, что смогу, — ответил он. И поднявшись, направился к двери.

    Но перед самым выходом остановился.

    — Забыл спросить. А он вообще кто?

    Женщина впервые за все время искренне улыбнулась и даже как-то озорно посмотрела на Плата.

    — Мусорщик. — Ответ Сары поразил его еще больше. Ведь ее муж тоже когда-то давно был простым мусорщиком на этой станции.

    * * *

    Последняя операция обогатила меня огромным объёмом информации и еще большим количеством наличности, я даже сам не ожидал такого притока средств в мое полное распоряжение, поэтому не стал переводить ее всю разом себе на счет, чтобы не засветиться с такой внезапно выплывшей астрономической суммой.

    Семнадцать миллиардов кредитов.

    Миллионы и прочую мелочь (на семечки, так сказать) я в этом случае даже считать не стал. Буду использовать деньги с карточки, так в данном случае гораздо спокойнее и безопаснее.

    Первым в списке моих невольных спонсоров стал этот самый Граф, который к тому же был еще и членом Совета Станции, и до неприличия богатым человеком. Ну, это на мой не слишком просвещенный взгляд. И обладал большим количеством как финансовых, так и прочих активов. К чему я, естественно, и протянул свои ручки.

    Так как времени на проведение операции у меня было немного, порядка пяти минут, то я пошёл по урезанной схеме. Я успел вытрясти из него основную информацию по его счетам, обнулить их и перевести к себе на одну из обезличенных карт. В дополнение я вытянул у него всю информацию по той собственности, которую невозможно было отследить и связать с ним. Ее он тоже переоформил на меня. Здесь было очень много всего и разного. И как оказалось, практически все было разбросано на территории Станции, Фронтира или самого Содружества. Даже несколько планет мне теперь принадлежало в недавно освоенных секторах Содружества.

    Для анализа полученной информации придется привлечь Крава, так как для меня это чересчур большой кусок, пытаясь проглотить который, можно подавиться. Да и работать тут должен профессионал, чтобы такие активы не простаивали без дела.

    Ну и кроме всего прочего, я вытряс из него и все данные по раскладу уже на самой станции и тем связям, что у него были тут и за ее пределами. Особенно меня сейчас интересовали его связи в Содружестве, среди пиратов и работорговцев. На базы и прочее уже не оставалось времени. Следовало быстрее оттуда уносить ноги. Что я и сделал.

    Ну а вторым оказался этот самый Де Рак. Он был больше полезен как источник информации и новых баз знаний. Здесь времени у меня было несколько больше, и потому я выпотрошил его по полной, получив абсолютно все, что мне требовалось. Особенно полезен он оказался как выход на разные общевойсковые каналы, контакты находились у него в голове.

    Теперь всю новую информацию следовало рассортировать и обработать. После чего следовало выделить из нее полученные от моих противников базы и закачать их к себе. И баз у меня оказалось много. Ведь с собою у меня были диски, заполненные данными с помощью «псиона» еще раньше. Просто я о них, пока сейчас не стал сливать информацию в новое хранилище, и не вспоминал. И базы на них тоже были.

    Поэтому в данный момент Кира переливала мне на нейросеть как данные, так и базы, я же параллельно начал их изучение.

    Были тут и боевые базы — «Бой», «Стрелок», «Рукопашка», «Диверсант», и тактические базы, такие как «Тактика» или «Тактическое планирование». Нашёл я и так нужные мне сейчас «Хакер», «Кибернетика», «Программирование». Так что к изучению необходимо было приступать уже сейчас. Что я и сделал.

    Ну а потом направился на встречу со студентом. Не нужно было ее откладывать и дальше. В свете последних событий Краву понадобится хорошая команда, а как мне показалось, Трос не склонен был преувеличивать свои заслуги и своих друзей.

    «Они нам точно подойдут», — решил я. И поэтому я практически сразу связался с ним.

    — Трос, — сказал я, когда он ответил на звонок, — чтобы больше не блуждать, могу добраться до вас сейчас. Готовы поговорить?

    — Да, мы ждем, — быстро ответил студент. И скинул мне координаты небольшого кафе на университетском уровне.

    — Буду у вас через десять минут, — прикинул я свой маршрут по карте. И отключился.

    По дороге я связался с Кравом и попросил его о нескольких вещах. Первое, ему нужно было переговорить с Энакой насчет специалиста по информационной безопасности. Меня бы она слушать точно не стала. И сказать, что я такого нашёл.

    Второе. Заодно я узнал у него, сколько он готов выложить за неплохого математика и программиста.

    Как я и ожидал, не больше ста пятидесяти.

    В общем, рассчитывать при разговоре с Тросом и его друзьями придется на сумму не больше двухсот пятидесяти тысяч. Об этом я и сказал Краву, сообщив о том, что сейчас пойду на переговоры, и что у нас есть возможность выйти на неплохую команду системщиков. Правда, огорчил его тем, что не уверен, а потянем ли мы их по деньгам.

    Гном немного помялся, но предложил небольшую надбавку в полсотни китов, если команда, про которую я говорил, будет действительно стоящей. Названная сумма была взята из той небольшой экономии, что мы получили после приема на работу наемников.

    По сути, команду мы уже практически набрали. И сейчас им всем нужно было заняться только своими непосредственными обязанностями и выполнением текущей работы. Плюс должно быть продвижение наших проектов.

    Да, кстати, о проектах. Это был третий вопрос, о котором я хотел переговорить с Кравом. Но это лучше было сделать с глазу на глаз. Слишком деликатная это была тема. И несколько скользкая. Правда, как она может нам аукнуться, я не знал. Это и следовало обсудить. Потому мы договорились на вечер встретиться с ним в баре Тро.

    А сейчас я ехал на университетский уровень. На станции таких было два.

    Один на верхних уровнях станции, и там были в основном сосредоточены все гуманитарные и общеобразовательные учреждения.

    И второй, как раз тот, куда мне и нужно было, на нижних уровнях. Тут были в основном технические и медицинские вузы. Плюс различные научные организации соответствующего профиля работ.

    Располагались учебные уровни сразу за торговыми. Найти нужное место оказалось не сложно. Даже со своим погрузчиком особо не нужно было расставаться. Все тут находилось в пределах нескольких шагов. И относительно недорого, по отношению к остальному пространству или уровням станции.

    Так что пришёл я даже несколько раньше, но меня уже ждали. Трос со своими товарищами уже сидели тут.

    «Тролль, пиирка и два человека», — оценил я компанию. К тому же в девушке чувствуется хорошая боевая подготовка, но это, впрочем, относится ко всем представителям их расы.

    «Странно, что она вообще здесь. Обычно они стараются не работать в одиночку. Видимо, этому были какие-то веские причины», — рассуждал я.

    Между тем пиирка профессионально прикрыла всю их компанию, контролируя зал и прилежащие к бару окрестности парой скрытых бластеров и какими-то не очень понятными мне устройствами, информации о них у меня пока не было. Видимо, какая-то специфика, о которой нет информации в моих базах.

    Теперь стало понятно, почему они выбрали именно это заведение. Тут пиирка и тролль могли достаточно легко обеспечить безопасность любой проводимой встречи.

    Это мне уже само по себе понравилось. Если они так тщательно готовятся к любому своему делу, то это говорит как минимум об их профессионализме и сработанности.

    Вглядевшись, я заметил и еще кое-что. Сидящего за столом тролля я уже встречал. Он был среди тех, кто приходил сегодня на собрание.

    — День добрый, — поздоровался я.

    — О, ты знакомый Тро, — тролль тоже сразу признал меня.

    — Есть такое, — согласился я с ним.

    — Тогда хорошо, — и он как-то успокаивающе махнул рукой девушке, видимо давая отбой.

    Она в ответ кивнула ему. Похоже, мой знакомый из бара пользовался некоторым авторитетом в своей общине, если меня перевели из разряда возможных врагов в разряд нормальных людей только за факт знакомства с Тро.

    «Ну да ладно, — подумал я, — мне это только на руку. Уж хуже от этого в данном конкретном случае точно не будет». И поглядел на сидящую компанию. Да и ребята, я смотрю, немного расслабились и стали чувствовать себя чуть более свободно.

    А потому я сел так, чтобы мне было удобно разговаривать сразу со всеми, и спросил:

    — Трос сообщил вам о цели нашей встречи?

    — Да, мы в курсе, — ответила девушка приятным голосом.

    — Хорошо, тогда давайте сначала закончим с первым делом, из-за которого я на вас и вышел. Что за базы у вас есть?

    И я ожидающе посмотрел на эту самую пиирку, ну не любоваться же мне ее друзьями.

    Видимо подумав, что я ожидаю ответа именно от нее, она произнесла:

    — Сейчас есть четыре полных курса с первого по седьмой уровни. Это «Программирование», «Кибернетика», «Хакер», «Информационные системы».

    И немного подумав, она добавила:

    — Последний курс не стандартный. Это разработка нашего университета. Включает в себя несколько узкоспециализированных направлений. Таких как «Искин», «Кластер», «Сети и протоколы», «Интерфейсы подключения». Последний курс предназначен в основном для обслуживания и работы с различным техническим информационным оборудованием.

    После чего посмотрела на Троса. Тот кивнул.

    — Кроме этого, есть еще две наши собственные разработки. В основном это заслуга Когаса, — девушка указала на молчаливого человека, — и Троса. Это спецкурсы. Первый «Специализированное компьютерное оборудование», разработан до пятого уровня. Второй аналог того курса, что преподают на кафедре армейской разведки, называется так же, как и у них, но наш более полный. Это курс «Алгоритмы анализа, защиты и вскрытия источников и хранителей информации». Дотянули мы его практически до шестого уровня.

    После сказанного девушка замолчала, ожидая моего ответа. Я хмыкнул. И посмотрев на нее, произнес:

    — У меня всего два замечания, — и улыбнувшись, спросил: — Я до сих пор не услышал ваших имен? И второе, вы не озвучили цены?

    То, что эти ребята прекрасно представляют, что это за базы и что они мне продают, я понимал и потому не ожидал от них никаких особых скидок. Но я все равно собирался приобрести у них всё. Слишком уж интересные базы знаний они предлагали. Особенно две последние. Однако все же следовало узнать цену. Ну а говорить с безымянными собеседниками я и сам не любил.

    Видимо, мои слова немного смутили Троса и его друзей, и он, оглянувшись на них, ответил:

    — Забыл. Это Рез, — показал на тролля. — Тая, — теперь была очередь девушки, — и Когас. — Немного странный тип кивнул в ответ. — Он у нас молчун, — указав на последнего, зачем-то предупредил меня студент.

    — Понятно. Приятно с вами познакомиться, — сказал я, — если Трос вам еще не передал, то меня зовут Дим.

    И посмотрел опять на девушку.

    — Так что по цене?

    Та немного помолчала, видимо переговариваясь со своими друзьями. Хотя подобный вопрос должен быть давно уже обговорен ими.

    Но вот она, наконец, отрицательно мотнула головой на вопросительный взгляд Троса и уже достаточно твердо ответила мне:

    — За каждую из баз мы хотим по триста тысяч. Это гораздо дешевле, чем их можно приобрести на рынке. И такого выгодного предложения вы не получите ни от кого.

    После чего заглянув мне в лицо, уточнила:

    — Так что вас заинтересовало?

    Хотелось им сразу ответить, что всё, но я буду не я, если не постараюсь себе чего-нибудь выторговать. Тем более я хотел приобрести сразу все их базы.

    — У меня есть встречное предложение, — ответил я им. И поглядел на лежащие на столе боксы, сделанные под официальные инфокурсы с базами.

    — У меня есть полтора миллиона. Но я хочу приобрести все ваши базы. В противном случае я приобрету одну, максимум две из тех, что мне наиболее подойдут. Но если вы согласитесь с моим условием, то я заберу у вас все. — И посмотрел на обсуждающих мои слова ребят.

    — Пойдет, — не особо колеблясь, ответил мне Трос, и пододвинул боксы с базами в мою сторону. — Проверяйте целостность и контрольные суммы.

    — Окей, — согласился я.

    Проверка не заняла много времени. Все было в полном порядке.

    — Да, все отлично, — подтвердил я свои выводы и спросил: — Куда перевести деньги?

    Как ни странно, номер счета переслала мне девушка. На него я и скинул необходимую сумму, взяв ее с карточки.

    — Ну как, все пришло? — спросил я у нее.

    — Да, — серьезно кивнула она.

    — Прекрасно, — произнес я и опять оглядел сидящих напротив меня ребят. — Ну а теперь мне бы хотелось перейти к тому, зачем я хотел вас увидеть.

    И поглядел на сразу посерьезневшие лица всех четверых.

    — Конторе, на которую я работаю, нужен был специалист по информационной безопасности, а также разработчик, способный по входным данным разработать программно-имитационную модель.

    И я еще раз глянул на ребят.

    — Однако на тот момент я не знал, что выйду на вас. И поэтому перед встречей я поговорил с нашим финансовым директором. Он готов взять всю вашу команду к нам, но я должен буду назвать ему вполне приемлемую и адекватную цифру.

    В этом месте я замолчал, глядя на них.

    — Ну, я жду? — через несколько секунд молчания сказал я. Тут впервые вступил в разговор Коган, который, оказывается, и не молчун вовсе, а просто очень рассудителен и осторожен.

    — Я думаю, что обо всех наших преимуществах Трос уже рассказал вам.

    — Ну, — и я посмотрел на второго чела, — он сказал мне только то, что вы одни из лучших на станции. Но для меня это не рекомендация. Это только слова. — И я пожал плечами.

    — Мы подумали примерно так же, а потому вот, — и он протянул мне инфокристалл с данными, — посмотрите, это не займет много времени.

    Я удивленно глянул на него, а потом вставил кристалл в считыватель искина.

    «М-да, — подумал я, — надо бы сказать Арошу и Грегору, что защита у них в департаменте ни к черту».

    На инфокристалле был перечень всех новых рекрутов с наилучшими результатами, полученными при тестировании. Также там были данные распределения этих самых рекрутов по различным направлениям и рекомендации по их дальнейшему обучению. Но главное, там была и последняя строчка, где значилось моё имя и те параметры, вернее наилучшие из них, полученные при моем тестировании.

    Следующий файл касался уже непосредственно меня. Адрес проживания. Номер личного счета. Кстати, именно того, куда уходили остатки, предназначенные для оплаты мелких услуг, остальные они отследить не смогли или просто не стали этого делать.

    Но тут не было ничего неожиданного, кроме того, что сидящие напротив меня хакеры каким-то образом сумели проследить мою связь с фирмой «Тупой дикарь». Хотя, как мне обещали при ее регистрации, сделать это совершенно невозможно. Но вот поди ж ты.

    Ну и как результат, последним пунктом шел род моих занятий на станции — «мусорщик». Больше ничего интересного не было. И посмотрел на ребят.

    — Ну, даже не знаю, что сказать, — протянул я, — вроде как впечатлили, а вроде как и нет.

    Девушка с интересом посмотрела на меня.

    — А вот вы нас даже очень. Я вот сейчас сижу и думаю. Как это хуман с интеллектуальным индексом, как у шестилетнего ребенка, может так связно излагать свои мысли?

    — Ну, — улыбнулся я, — как говорят на моей родине: «устами младенца глаголет истина». Да к тому же иногда встречаются очень сообразительные дети.

    — Это явно не ваш вариант, — буркнул протянувший мне инфокристалл парень, а потом неожиданно спросил: — А почему это вас не очень впечатлило?

    И тут было похоже на то, что этот диск именно его работа.

    — Я так понимаю, первой идет наиболее ценная информация, которую было труднее всего раздобыть? — И посмотрел на Когаса.

    — Ну да. Практически сорок минут пришлось провозиться, чтобы залезть в их базу.

    — Понятно, — кивнул я. — Только вот я примерно такой же список сегодня достал за десять минут.

    Мои слова поразили всех четверых.

    — Как? Там такая защита. Да ее невозможно обойти так быстро, — забормотал этот парень и затравленно посмотрел на Троса.

    Тот в ответ пожал плечами и лишь мотнул головой, как бы говоря: «Сам не знаю».

    — Просто, — ответил я ему, чтобы он немного успокоился, — пришлось пойти немного другим путем. Но я справился. Список у меня был. Утечку устранили.

    Было видно, как этот большой ребенок расстроен.

    — Да ладно, — махнул я рукой, — действовал я вообще не через информационную сеть. Я с ней и работать-то толком не умею.

    И уже поглядев на остальных, добавил:

    — А вообще мне понравилось то, что вы мне показали. Теперь я, по крайней мере, понимаю, что информацию по нашей конторе все-таки можно вытащить.

    — Вы о чем? — удивилась девушка.

    — О вашей будущей работе, если наконец услышу долгожданную цифру.

    И перевел взгляд с нее на Троса, а потом и на остальных парней.

    — Так что вы решили?

    — Мы уже давно обсудили эту тему, — начал студент, — и если вы готовы взять нас единой командой, то нас устроит сумма в двести пятьдесят китов.

    «Хм. Примерно как мы и рассчитывали, — подумал я, — торговаться или нет?» Смысла в этом я особого не видел, наоборот, хотел дать им некий стимул.

    — Видимо, вы с нашим финансовым директором живете на одной волне. Он назвал мне точно такую же сумму. Так что я думаю, проблем с вашим устройством к нам не будет.

    И немного помолчав, добавил:

    — Скажу даже больше. Если вы покажете себя, у вас появится реальный шанс для финансового роста, как в основной части получаемых денег, так и в премиальной форме. Но это вы будете обсуждать уже с вашими руководителями.

    — Руководителями? — удивилась девушка. — Вы вроде говорили только об одном.

    — Ну, вообще-то про служебную лестницу я вообще ничего не говорил, — усмехнулся я, — но если быть точным, то подчиняться вы будете финансовому директору и главе службы безопасности. Думаю, объяснять вам, почему названы именно эти двое, нет особой необходимости.

    — Понятно, — сказал Трос.

    — Это хорошо. — И я прикинул, что мне давно уже пора на встречу с Кравом, — как раз сейчас мне необходимо встретиться с финансовым директором. Там я и передам ему ваши условия. Думаю, уже сегодня он постарается связаться с вами и заключить договор.

    И я стал собираться. Было еще пару дел, которые мне хотелось бы закончить еще сегодня, да и с гномом нужно было увидеться.

    — Приятного вечера, господа. Тая.

    И я как заправский дворянин склонил голову в прощальном поклоне, а потом быстро вышел из кафе. До встречи с Кравом было минут десять, но до «Голодного тролля» требовалось еще добраться.

    * * *

    Когда за челом закрылась дверь, Трос осмотрел своих друзей и спросил:

    — Ну, что скажете?

    — Его карточка подделка, — безапелляционно ответил ему Когас.

    — Почему ты так решил? — удивился тот.

    — Ты что, не заметил? — посмотрел на него второй чел. — У него установлена нейросеть, и он пользуется искином. А то как бы он смог прочитать наш кристалл?

    — Как-то не обратил на это внимания, — честно признался тот.

    — Угу, — согласился с ним Когас, — не заметил. Только вот никакую нейросеть при таком низком интеллектуальном индексе установить невозможно. Произойдет отторжение, или разумный не сможет ею управлять. Как, впрочем, и искинами. Там ведь тоже работа идет через нейросеть.

    — Странно, но тогда почему? — и Трос посмотрел на единственную, кто мог хоть что-то сказать или прояснить.

    Тая в подобных вещах разбиралась лучше них всех, вместе взятых.

    — Так делается для того, чтобы подобных хуманов было невозможно отследить, — ответила она, — это методы разведки. Никто не скажет вам сейчас, насколько на самом деле умен этот парень. Ведь информацию о нем, скорее всего, даже не заносили в общую базу.

    — Так ты думаешь, он из разведки? — удивился Когас. Девушка улыбнулась.

    — Ты смотришь слишком много фильмов, — и она посмотрела на остальных. — Он не может быть из разведки. То, что он недавний рекрут, эта информация достоверна. Просто его используют под несколько иные задачи, чем прочих. Это очень похоже на старого адмирала. Он, скорее всего, его порученец или, что более вероятно, доверенное лицо в той самой конторе, куда нас и приглашают на работу. — И она ехидно посмотрела на Троса.

    — Или ты и, правда, веришь, что на нас он мог выйти случайно?

    Парень замялся, но потом ответил:

    — Вообще-то именно так я и подумал.

    — Ну, так вот поверь, это совсем не так, — и девушка уже серьезно поглядела на своих товарищей.

    — Я не против работать на Департамент старого адмирала Ароша или ту фирму, что сотрудничает с ними.

    Эти ее последние слова окончательно убедили остальных в правильности их выбора.

    Но девушка не закончила. Она задумчиво поглядела на своих друзей и неожиданно добавила:

    — Только вот подобную тактику прикрытия используют на оккупированной врагами территории. И это заставляет меня задуматься.

    Все пораженно посмотрели на Таю.

    * * *

    Сейчас я должен был встретиться с Кравом. Информации было много и о ней следовало обязательно поговорить. Поэтому ехал я в нужном мне направлении, и путь мой лежал к бару «Голодный тролль». Но неожиданно что-то отвлекло мое внимание.

    — Так, а это что? — глядя немного в сторону, сам себе сказал я.

    И получалось так, что за моим погрузчиком кто-то следил. Очень осторожно и аккуратно. Даже профессионально. Будто такая работа была привычна для неизвестного.

    Я бы не заметил этого некто, если бы не явный вектор его безразличного внимания к моей персоне, который и заставил меня заинтересоваться им. Прилепился этот «хвост» ко мне, когда я только пересек границу торгового уровня. Было непонятно, кто это. Но почему-то я был уверен, что этот неизвестный напрямую связан с Энакой. Почему я так подумал, не знаю. Внешне в замеченной мной фигуре ничего не выдавало креата. Хотя в такой одежде, что была надета на него, там мог быть кто угодно.

    «И как они смогли на меня так быстро выйти?» — задумался я.

    Хотя вспомнив только что встреченных хакеров, понял, что если постараться, то информацию обо мне можно вытащить минут за сорок, ну или в худшем случае за полтора-два часа, а примерно столько и прошло времени с тех пор, как я принял на работу креатку. Плюс немного времени им понадобилось, чтобы вычислить мое текущее местоположение и перехватить меня. Получается, что это могли быть ее сородичи, и, судя по всему, они из тех, с кем мне придется иметь дело. И это надо проверить на месте.

    Нужно оградить мою (мою!!!) Энаку от нападок со стороны прихвостней их посла. Поэтому надо бы подловить этого неизвестного, пока он один. Так, что мы имеем? Рассматриваю карту уровня.

    Угу. Вот, вижу этот очень удобный поворот и небольшой заворот влево сразу после него. Там же по направлению основного движения идет достаточно длинный прямой участок, и потом все тот же поворот, но уже к подъёмнику. Идеально подходит, чтобы перехватить следящего за мной креата.

    И даже особо не задумываясь над тем, что я делаю, быстро программирую теоретически не управляемую в программном режиме машину, то есть мой погрузчик, на выполнение простых действий. Сейчас поворачиваем. Потом он идет до следующего поворота и направляется к подъёмнику. Там останавливается на стояночном месте и ожидает моего возвращения.

    Поворот.

    На ходу открываю аварийный люк и выскакиваю в замеченный ранее проулок. Люк автоматически закрывается и погрузчик, не замечая моего отсутствия, продолжает выполнять заложенные в него действия. И только тут до меня доходит, что я сделал.

    «Ничего себе, как это я так? — задался вопросом я. — Опять, видимо, обошёл какой-то вшитый сертификат безопасности, ограничивающий подобные действия».

    Но дальше разбираться не стал. Сейчас было не до этого. Должен был появиться неизвестный.

    Вот показывается, даже не идущая, а скользящая по поверхности фигура. Смотрит вслед погрузчику и делает несколько шагов вперед. Но неожиданно останавливается и резко разворачивается в мою сторону.

    «Не зря они считаются лучшими бойцами в Содружестве», — понимаю я.

    Неизвестный, даже не видя меня, перекрыл все возможные пути наступления или отхода. Правда, и я это заранее предусмотрел. А потому, выпрыгивая из погрузчика, забрался в технологическую нишу над переулком. И поэтому меня в переулке нет. Он меня не видит.

    Неизвестный проскальзывает в проулок и медленно опускает оружие.

    — Совет кланов прислал меня поговорить, — обращаясь в пустоту, произносит он, — это касается дальнейшей судьбы Энаки Скай.

    По сути, это то, что я и хотел. Только информация в этот раз пришла ко мне на своих двоих и не придется вытягивать ее с помощью «псиона».

    — Говори, я слушаю.

    Не только он умеет передвигаться незаметно. Я стекаю вниз и оказываюсь за его спиной. Креат даже не пытается обернуться.

    — Совет кланов дает Энаке возможность отстоять свою честь в поединке.

    А потом спрашивает:

    — Можно мне повернуться?

    — Да.

    Креат медленно разворачивается ко мне. И я вижу смуглое обветренное лицо, принадлежащее крепкому мужчине средних лет. Он рассматривает меня.

    — Ты такой, как я и думал, — неожиданно произносит он, а потом продолжает: — Все должно быть по правилам. Одиннадцать поединков.

    — Она хороший воин, ее это устроит, — отвечаю я.

    — Хороший, но не лучший, — произносит незнакомец, — есть более сильные и опасные, чем она.

    Я киваю. Это и так очевидно. Даже Энака сама говорила мне об этом.

    Креат же продолжает:

    — Мы уже знаем, что она подписала достаточно выгодный контракт. Значит, у нее есть покровитель. Он в ответе за нее и ее честь. И теперь обязанность ответить на вызов лежит на нем. Если он не вступится за нее, все кланы будут считать ее утерявшей честь. Как ее, так и того, кто нанял ее. А это означает вечный бой. Ваш бой всегда и со всеми.

    — Я понял. Когда?

    — Посол еще не знает, но он постарается отсрочить поединки, чтобы собрать лучших бойцов. Вызов ему передадут сегодня в полночь.

    — Хорошо. Я передам своему боссу.

    Креат посмотрел на меня пытливым взглядом и сказал:

    — У нас хорошие специалисты, и мы знаем, кто в действительности является владельцем и основателем фирмы «Тупой дикарь», в которой теперь работает девушка.

    Я лишь кивнул на его слова. Отрицать очевидное не имело смысла, они действительно были профессионалами своего дела, и это касалось не только работы телохранителя.

    А поэтому я лишь спросил:

    — Что вы хотите взамен?

    — Она как-то обошла ограничение по невозможности получить сертификат «Телохранителя». И мы понимаем, что в этом ей помогли вы. Нам нужна эта информация.

    — Хорошо, я предоставлю ее вам. В обмен на десять процентов от прибыли, которые вы получите с помощью этой информации.

    — Вы сейчас не в том положении, чтобы торговаться, — сказал он мне.

    — Это вы пришли ко мне, а не я к вам. Он лишь кивнул на мои слова.

    Я же произнес:

    — И я так понимаю, это не единственное условие?

    — Да, есть и еще одно, — сказал креат и, посмотрев прямо мне в глаза, твердо произнес: — Совет просит вас стать нашим следующим послом. Ведь выиграв одиннадцать поединков, вы имеете право на вступление в любой клан.

    «Интересно, такого предложения от них я не ожидал». Но креаты сказали свое слово. Остался мой ответ.

    — Я приду в полночь.

    Тот лишь кивнул и, развернувшись, сделал несколько шагов и растворился в бурлящей чуть дальше толпе.

    «Прости, Энака, но, похоже, мстить за твое унижение придется мне».

    Но почему-то я этому был только рад.

    Глава 9
    Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Торговая площадь. Сектор Департамента по исследованиям

    Я неторопливо шел к своему погрузчику. Последний разговор не выходил у меня из головы. Мучило меня всего два вопроса.

    Зачем я понадобился креатам?

    Как мне пережить эту ночь?

    То, что я приму вызов и не откажусь от поединков, в этом не было никаких сомнений, ни у меня, ни у соотечественников Энаки.

    В том, что до этого времени она будет совершенно в безопасности, я тоже особо не сомневался. И уверен, что останется в ней, даже если я проиграю. Главное, чтобы я пришёл. О ее безопасности позаботятся.

    Судя по тому, что я увидел и услышал, даже самим креатам не нравится политика, проводимая их послом на станции. Но в силу своего консерватизма они не могут отойти от своих законов, устоев и традиций. Поэтому им и понадобился некто со стороны.

    И они готовы принять в свою общину даже обычного человека, если он, опять же, по их же законам и правилам, пройдет некий ритуал посвящения. Правда, этот ритуал вхождения в клан проводится по слишком уж жестким правилам, но это такая раса. Там других не знают. Зато тогда для них все будет в полном порядке, и они полностью смогут соблюсти все свои догматы. И главное, никакого урона для их чести. Покровитель вступился за свою подопечную и сделал это на вполне законных основаниях.

    Но вот зачем я им в качестве посла?!! Этого я пока понять не мог, и никаких идей на этот счет у меня не было. Но с этим разобраться можно было и позже.

    Сейчас же для меня встала очередная неразрешимая проблема. Не хотелось бы мне погибнуть сегодня ночью. И как я понимаю, креат однозначно мне намекнул на то, что там будут бойцы намного сильнее и опаснее Энаки.

    И если я правильно предполагаю, бой будет достаточно традиционный. Поединок один на один. Но повторяться он будет одиннадцать раз. И последним в цепочке будет сам посол.

    Однако никакие хитрости против столь матерых профессионалов, специализирующихся исключительно на убийстве себе подобных, не сработают. А значит, и мне придется пойти путем прямого столкновения. И как следствие, мне срочно нужны базы по рукопашному бою и все то, что, так или иначе, с этим связано. Все что я смогу найти.

    Однако в сети ничего интересного не было. Были какие-то простые курсы первого и второго уровней. Но у меня даже сейчас из того наследия, что мне досталось от бандитов, базы были более полезные, сложные и необходимые мне.

    Но даже их было недостаточно. Мне нужна какая-то общая или, наоборот, слишком уж своеобразная специфика. Нечто универсальное. То, что можно применить в любых условиях, а не односторонняя подготовка. Всего я изучить просто не успею.

    Я, конечно, сразу переключился на изучение необходимых мне сейчас специализированных баз. Тех, что у меня были. «Рукопашка» и «Тактика и моторика боя».

    Времени было в обрез, и поэтому нужно было начинать уже сейчас. К тому же я собирался дойти до летной школы и попросить посадить меня под разгон и вытащить из него за час до полуночи. Это должно было ускорить обучение.

    Однако интуиция кричала, что именно эти знания мне никак помочь не смогут. Нужно было нечто кардинально отличающееся от всего, что я находил до этого.

    Но ничего не было. Совершенно ничего. Этот сегмент рынка, казалось, был полностью удален из общего доступа.

    Я уже давно сидел в своем погрузчике, но так и не мог ответить на, казалось бы, простой вопрос. «Почему?» И ответ напрашивался у меня один-единственный.

    Я не там ищу.

    Поняв это, я залез в предложения, выставленные на черном рынке. Но и тут было не лучше. Да, выбор баз более обширный, особенно в отношении тех, что касались боевой направленности. Но практически ничего не было из того, что можно было бы отнести к индивидуальному бою один на один или один против нескольких.

    Были только стандартные «Рукопашный бой» и «Стрелок». Но они меня сейчас не интересовали.

    «Что и где?» — задумался я. В сознании крутилась какая-то мысль, но я никак не мог ухватить ее за хвост. Это было из области недавно приобретенных знаний, вернее полученной информации.

    «Точно, — как озарение пролетело в моей голове, — информация из головы того майора».

    И я начал анализировать именно ее. Вот где она пригодится.

    Я точно помню, там было несколько контактов на выход с теми, кто завязан на гособеспечение армии и флота нейрооборудованием и базами знаний.

    «Так, не подходит, — просматривал я выделенные контакты, — в комментариях указано, что работает только с массовым продуктом. Этот тоже. Вот. То, что нужно. Элитный эксклюзив. Правда, дерет этот поставщик за свои услуги втридорога».

    Де Рак предпочитал с ним не работать. Ему не нужна была такая специфика. Но контакты этого поставщика у него в памяти были. И поэтому они сейчас достались мне. Тем более деньги меня на данный момент интересуют в последнюю очередь. Достать же, судя по всему, этот неизвестный может практически все что угодно.

    «Попробую именно его», — решаю я. И я связываюсь с нужным поставщиком.

    Долгая тишина и странное ощущение, что я пробиваюсь как будто через стальную стену.

    «Ага, — пришла подсказка из сознания, — это армейский шифрованный канал связи. Скорее всего, разведка. Значит, я попал именно на того, кто мне, возможно, сможет помочь».

    — Да, — раздается спокойный женский голос.

    «Ну, или на ту», — я почему-то не подумал о том, что это может быть женщина. Изображение при этом не транслируется.

    — Я по делу, — сразу говорю я в ответ.

    * * *

    Делая сидела в своем сером офисе и с грустью смотрела на стену.

    В последнее время в ее услугах перестали нуждаться. Хотя и раньше-то клиентов у нее особо много не было. Она не занималась ничем не законным, в общем-то, многие на подобную деятельность смотрели сквозь пальцы.

    Но девушка была тут практически официально, главное чтобы она не забывала делиться. И Делая это прекрасно понимала.

    Однако ее специфичный, а главное очень дорогой товар был практически никому не нужен. И цены сбросить она на него не могла.

    Ведь она их назначала не сама. Ее процент был не слишком большой. Просто те базы и нейрооборудование, к которым у нее был доступ и которые она могла распространять, были сами по себе штучным и эксклюзивным товаром, который стоил очень дорого. И поэтому со своих клиентов она вынуждена была просить еще больше.

    Ведь перепродавала она совершенно официальные базы, которые первоначально приходилось приобретать у Содружества и различных поставщиков оттуда.

    Девушка была н