Оглавление

  • Глава 1. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса
  • Глава 2. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса
  • Глава 3. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса
  • Глава 4. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса. Поселение эльфов
  • Глава 5. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса. Поселение эльфов и его окрестности
  • Глава 6. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса
  • Глава 7. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса. «Форт герийца»
  • Глава 8. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса
  • Глава 9. Планета Керанос. Разные места и разные планеты
  • Глава 10. Планета Керанос. Побережье
  • Глава 11. Планета Текос. Город Колос. Район торговой площади и найма
  • Глава 12. Планета Текос. Город Колос. Район торговой площади и найма
  • Глава 13. Планета Текос. Город Колос. Район портальной площади. Здание гильдии совета магов
  • Глава 14. Планета Текос. Город Колос. Район торговой площади
  • Глава 15. Планета Ареана. Империя Ларгот. Граница с ледяными пустошами и вечным лесом. Застава
  • Глава 16. Планета Ареана. Империя Ларгот. Граница с ледяными пустошами и вечным лесом. Пустоши. Застава
  • Глава 17. Планета Ареана. Империя Ларгот. Граница с ледяными пустошами и вечным лесом. Застава
  • Глава 18. Планета Ареана. Империя Ларгот. Граница с ледяными пустошами и вечным лесом. Пустоши
  • Глава 19. Планета Ареана. Планета Тиран
  • Глава 20. Планета Тиран
  • Глава 21. Планета Тиран
  • Глава 22. Планета Тиран. Планета Китон. Неизвестно где

    Игра в прятки (fb2)


    Константин Муравьёв
    Игра в прятки

    © Муравьёв К.Н., 2017

    © Художественное оформление серии, «Центрполиграф», 2017

    © «Центрполиграф», 2017

    Глава 1. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса

    Всё ещё непонятно где и непонятно когда

    – Новичок, – слышу я всё тот же первый голос, – ползи сюда. И не высовывайся. Пузом прижмись к самой земле. Не бойся испачкаться, жизнь дороже.

    Мысленно киваю. Лучше послушаться умного совета, пока не разберусь, что тут к чему. И поэтому проползаю куда-то направо, как раз туда, откуда послышались команды, при этом чуть ли не зарываясь и не вгрызаясь в какую-то распаханную, пахнущую сыростью и прелой листвой землю.

    Несколько метров – и я сваливаюсь в обыкновенный окоп. Офигеть. Вокруг разлита магическая энергия, которой тут не меньше, чем в Пустошах, но при этом везде, куда ни погляжу, нарыты какие-то окопы да стоит что-то похожее на блиндажи.

    Осматриваюсь и приглядываюсь к тем, кто сейчас находится напротив меня. А там тесной группкой сидят пятеро. Два человека, два огра и один, по-моему, тролль, но очень невысокий, даже гораздо ниже, чем Гром, хотя чуть покрупнее, конечно, того же орка или огра. Магов среди них нет. Но они очень похожи на тех рейнджеров, что я встречал раньше на заставе и в академии. Все эти люди одеты в какую-то серую форму. Но это просто из-за темноты не очень понятен её цвет. А вот то, что она достаточно однотипная, я вполне уверенно могу сказать.

    «Однотипная военная форма», – сразу приходит на ум ассоциация, особенно если посмотреть на то, где я оказался.

    Это явно какое-то поле боя. Кроме того, поверх формы накинуты маскировочные плащи, и под ними проглядывают доспехи. Вижу мечи и ножи. И у всех за плечами, кроме всего этого, висит ещё и что-то напоминающее наши мушкетоны. Однако именно они отдают магией огня, но очень слабо. Хотя мне кажется, что магический отклик не сам по себе такой слабый, а будто он замаскирован.

    – Молодец, – удивлённо проговорил один из огров, тот самый, первый голос, что я услышал, – послушался. Обычно до вас, столичных увальней, туго доходит. – И развернулся к троллю. – Майор, – обратился он, – других я больше не вижу.

    Тот кивнул в ответ и подсел ко мне поближе.

    – Сколько вас ещё должны перебросить? – тихо спросил он у меня.

    – Я был последним, – прикинул я, что в портал, открытый из города гаалов, вылетел сюда уж точно последним.

    – Вот тарк, – прорычал тролль, – и это, – он небрежно ткнул в меня пальцем, – всё наше подкрепление? – А потом грустно уточнил: – Сколько вас хоть было?

    Так, вспоминаю. Я точно видел, что в портал прошла как минимум пара десятков тараканов. Если местные восприняли их за своё подкрепление, то нужно называть адекватные цифры, схожие с тем, что могли посчитать и они сами.

    Тут главное не спалиться, пока я не пойму, что происходит. А то в такую пору, как война, легко и без головы остаться. Примут за шпиона, дезертира или предателя. И никому ничего потом ты не докажешь. Им главное – сохранить сотни и тысячи, чем ошибиться в единицах. Так сказать, «по закону военного времени». Был человек – и нет человека. А виновен он или нет, судьба потом рассудит. Максимум скажут, «не повезло». А поэтому отвечаю:

    – Я видел около двадцати.

    Заметил слабый кивок одного из людей, на которого майор бросил взгляд.

    – А с тобой-то почему такая промашка у них вышла? – махнул майор куда-то себе за спину и удивлённо посмотрел на меня.

    Думаю. Нужен ответ, в который они поверят, даже если не захотят. Хотя самым правдивым ответом, которому доверяют больше всего, иногда выглядит полнейший бред. Значит…

    – А они не промахнулись, – пожав плечами, отвечаю я.

    Все пятеро удивлённо смотрят в мою сторону.

    – Они не промахнулись, – повторяю я уже специально для них, выделяя каждое слово. – Если вы на меня посмотрите при свете, то увидите, что я весь в крови, с головы до ног, ну ещё сейчас и в этой грязи. – Я показал на свою одежду. – Меня выкинуло вместе со всеми, но сильным взрывом потом отбросило как раз туда, где вы меня и нашли. На мне активированный защитный амулет. Подарок деда. – Я вытянул из-под куртки свою поделку. – Вот он меня и спас. – Я потряс амулетом.

    Но не успел я даже закончить говорить, как огр расширившимися глазами посмотрел мне за спину.

    – Тарк. Идиот. Прячь его быстрее.

    Но было уже поздно. Прямо над нами прогремел плазменный взрыв. Ну, по крайней мере, мне так показалось, будто как раз над нашей головой пролетел огромный такой шарик расплавленного металла.

    Если стреляли по магическому излучению амулета, то почему не сделали этого раньше? Мне это было не понятно.

    «Чёрт, на мне же адамантит, – вспомнил я. – Вот почему они его не заметили, когда он был под кольчугой, этот материал поглощает магическую энергию».

    Убираю амулет обратно. Но майор уже выглядывает из окопа и, что-то заметив на другой стороне поля, мгновенно ныряет обратно.

    – Быстро, – командует тролль, – отходим на наши позиции. Этот идиот нам всё испортил.

    Судя по всему, этим идиотом был я. Хотя всё может быть. С тем количеством ошибок, что я совершил, это и неудивительно.

    – А он-то дойти сможет? – спросил один из людей, указывая на меня.

    – Жить захочет, доползёт, – не очень вежливо ворчит майор, но потом смотрит на меня и, взглянув как на ещё одного будущего покойника, говорит: – Новичок, делаешь всё, как мы, до нашей временной базы тут около пятидесяти километров.

    И пятёрка споро бежит через окопы, направляясь куда-то в сторону виднеющегося вдали леса.

    А до меня только сейчас доходит. Если до их временной базы полсотни километров, то, судя по всему, мы сейчас находимся в глубоком тылу этого неизвестного противника. И, чтобы попасть к этим самым гипотетическим «своим», нам нужно пройти через линию фронта. Эти рейнджеры – или разведка, или какая-то диверсионная группа, которой я своим появлением сорвал операцию.

    «Чёрт. Любовью они ко мне гореть теперь точно не будут», – резюмирую я, разворачиваюсь и бегу за очень быстро отступившим отрядом бойцов, который до этого сидел здесь в окопе.

    Мы под канонаду выстрелов и непрекращающийся грохот быстро побежали куда-то «обратно, на нашу временную базу», со слов всё того же майора тролля, только, как я понимаю, это самое «обратно» означает прямо через самую гущу врага.

    А сейчас же я двигался за ними в лес.


    Акорианские леса

    Позднее утро

    Отряд уже третий час, после непрестанного обстрела, когда он через окопы и минные поля пробирался к относительно безопасному лесу, бежит вдоль русла небольшого ручейка, направленного прямо в самую его чащу.

    – Что скажешь, сержант? – обратился на бегу майор Кохан к своему заместителю огру Горку.

    – Держится новичок, – кивнул тот на слова их командира, он сразу понял, о чём, вернее, о ком спрашивает майор, тот поручил ему приглядывать за челом, – даже не отстаёт. По виду смахивает на мага, но экипирован неплохо.

    – Видел его оружие? – тихо спросил тролль.

    – Нет, – помотал головой сержант, – при мне он его не доставал.

    – Я мельком заметил меч, когда тот выскочил при прыжке, и он его вставил обратно и закрепил в ножнах. – Оглянувшись на бежавшего последним молодого хумана, тролль задумчиво закончил: – Лезвие клинка тёмное.

    – Адамантит? – удивлённо спросил у майора огр.

    – Вряд ли, хотя очень похоже. Но металл неплох. Явно оружие делалось на заказ. Только вряд ли тут окажется кто-то, у кого есть такое оружие. Я о другом хотел сказать… – Тролль вновь посмотрел на хумана. – Он подготовился к высадке. Активированный защитный амулет при переброске. Не растерялся, когда оказался на поле. Мы-то подумали, что он просто оглушён, а он затаился, пытаясь разобраться в том, что происходит и где оказался. К тому же у него хорошее оружие, которое не даёт засвета и не выдаст твоего присутствия. Неброская одежда. Конечно, это не полный походный комплект. Но если предположить, что у тебя нет времени собираться, то… – Майор замолчал.

    Пробежав ещё пару десятков шагов, он, обдумывая каждое своё слово, продолжил:

    – Есть у меня подозрение, что парень знал, куда отправляется. Похоже, наш новый знакомый – беглец…

    Огр перевёл удивлённый взгляд на тролля.

    – Сбежал из столицы?

    – Бери больше, я думаю – из Империи. Видимо, парнишка там здорово подставился, коль пришлось прятаться здесь. Тем более и идиотов, которые последуют за ним сюда, наберётся не много, если вообще сыщутся.

    И два старых вояки оглянулись на бегущего следом за ними чела, который довольно спокойно и с интересом крутил головой, стараясь рассмотреть получше место, куда его забросила судьба.

    – Поговорим с ним на базе, – тихо произнёс майор.

    Сержант лишь кивнул. Он своей дублёной кожей чувствовал совсем другое. Что-то не так было с этим новичком, но вот что – понять сержант не мог.


    Всё ещё непонятно где

    Через двенадцать часов

    Мы бежали уже почти двенадцать часов, это было гораздо больше тех пятидесяти километров, о которых говорил майор. Я хоть и не сильно устал, но старался делать вид, чтобы не выбиваться из общего строя своим бодрым шагом. Ведь остальные уже давно выдохлись, но упорно продолжали бежать.

    – Туда, – неожиданно указал майор на какую-то скалу, выглядывающую за деревьями. И повернул в ту сторону.

    Все двинулись следом.

    Я втихаря использовал малое исцеление, чтобы не отставать от этих марафонцев. И спокойно побежал за ними.

    Как я понял, от наших рейнджеров местные воины отличались как небо и земля. Они совершенно не чувствовали магические энергии.

    Я бы уже десять раз выбрал место для привала, где мы смогли бы отдохнуть и восстановить силы всего за полчаса, но они всё время упорно бежали куда-то дальше. Ну, тут, правда, было ещё одно предположение – что я просто чего-то не знаю. Но, как мне кажется, в этом случае я не особо и ошибался.

    Отряд нёсся к какой-то знакомой удалённой базе, где они и собирались отсидеться некоторое время.

    Через пару километров так и оказалось. Небольшая скала, а внутри пещера, замаскированная камнями и ветками. И это явно не природное образование, тут постарались люди.

    – Горк, проверь, – тихо распорядился майор, указывая сержанту огру на пещеру.

    Хотя это было незачем. Внутри никого не было, никаких аур не проглядывало. Жизни не чувствовалось.


    После той энергии, что переполнила и затопила меня в логове гаалов, мои многие способности перешли на несколько иной уровень. Я стал более чувствителен, особенно в работе и обнаружении магических источников и каналов энергии.

    Да и ещё. Все те рунные формулы, что я нанёс на себя, теперь просто прописались в моей ауре. А это было несколько видоизменившееся плетение слабого лечения, которое просто превратилось в мою ещё более повысившуюся способность к регенерации.

    Вторым шёл слабый магический щит, который теперь висел на мне почти постоянно. Что интересно, он совершенно не был заметен со стороны, так как это стало свойством моей ауры. Он внедрился в её структуру намертво. И поэтому пару-тройку простых ударов обычным оружием или воздействие слабых плетений я мог пропустить без особой на то подготовки. Потом, конечно, щиту требовалось некоторое время на восстановление. Но зато его поддержание не требовало от меня никаких усилий. Он просто был, и всё.

    Ну и последнее и, видимо, самое значимое. Я видел источники, не только те, что находятся поблизости, а буквально все, насколько хватало моих сил, а энергию я мог качать хоть откуда, из своей ауры или любых внешних её поставщиков, тех же самых источников или накопителей. И источниками магической энергии для меня было абсолютно всё. Начиная от разных насекомых и деревьев до бегущих рядом со мной людей, облаков, парящих в небе, гор, окружающих нас, или металла в моём клинке. Я всё это чувствовал.

    Первые мгновения, вернее, даже не мгновения, а часы, это очень мешало. Но анализатор, который сидел в моём сознании, через пару-тройку часов моих мучений перевёл эту мою способность во вполне контролируемое состояние. А то живёшь как в какой-то матрице, ну или ещё чём-то на неё похожем. От реальной картинки же ничего не остаётся. Зато теперь я мог точно сказать, что в пещере перед нами никого нет.

    И в дополнение точно знал: есть слабый источник магической энергии земли. Раньше я его и не заметил бы. Но теперь – вот он. И я прекрасно его чувствую и вижу. Анализатор даже стал какую-то эмпирическую таблицу силы источников магической энергии составлять, чтобы можно было более точно классифицировать их и как-то работать с ними. От меня в этом случае ничего не требовалось, тот всё делал самостоятельно и на полном автомате.

    Правда, сейчас он застопорился, пытаясь найти величину минимально различимого мной источника магической энергии, чтобы её и принять за минимальную эталонную единицу измерения.

    И в этом оказалась достаточно большая проблема. Только он начнёт отсчёт от какой-то уже обнаруженной и зарегистрированной им величины и станет переписывать свои данные относительно неё, как я подкину ему очередную пакость и замечу ещё один источник, с меньшей величиной излучения.

    Так он и мучился. Анализатор-то. Практическую выгоду от этого я понял мгновенно, как только разобрался, что он делает. Чем, похоже, поразил даже этот компьютер в своей голове (удивительно, тот ступор, в который анализатор впал, вполне можно принять за удивление или растерянность).

    Сама по себе классификация источников не имела никакого практического применения, кроме упрощения определения силы источника. Но если соотнести расстояние, на котором я замечаю минимальную величину эталонного излучения, и тот источник, который я вижу, да потом соотнести его с этим эталонным расстоянием, то я почти до нескольких сантиметров смогу определить расстояние до обнаруженного мной магического источника.

    Но тут необходим ещё один параметр, который позволял бы отсечь ложные проекционные расстояния, соотношение которых варьировалось бы от силы видимого источника и его дальности нахождения. Вот над этим сейчас и работал анализатор. Этим параметром должна была стать скорость, с которой происходит усиление получаемого мной сигнала, если я, например, двигаюсь в его направлении. Ну, или можно было работать по принципу пеленгации. Точка пересечения двух прямых до источника и будет местом его нахождения.

    В общем, всё это анализатор сейчас должен был совместить и получить какую-то белее-менее рабочую версию пеленгации магических источников. К тому же анализатор стал составлять карты местности. Конечно, они сильно отличались от той магической, что была у меня, но теперь я точно никогда и нигде не заблужусь. Благодаря видимым источникам магии, а также используя их как точки привязки к местности, анализатор смог составлять маршрут моего перемещения относительно их. Плюс дополнял его трёхмерной видимой мной самим картинкой. Вот и получалась у меня такая своеобразная виртуальная карта местности, основанная на привязке к наиболее стабильным и сильным источникам магического излучения.


    Акорианские леса

    Вечер

    А сейчас мы находились напротив этой самой пещеры.

    – Никого, – тихо произнёс от её входа огр, и мы по одному двинулись в его сторону.

    Вошли внутрь пещеры.

    Хоть и не очень просторная, но явно обжитая. Видно, что ею пользовались уже не один раз. Копоть на стенах, хотя я поостерёгся бы разводить здесь костёр. Всё-таки это лес, и такие запахи или струйка дыма, особенно в ясную ночь, привлекут многих.

    Блин, опять забываю о магии. Дым и тех, кто чувствует магию огня, привлечёт.

    Пока я сидел и размышлял, ко мне подсел тот самый огр, Горк.

    – Твоя смена последняя, под утро, готовишь завтрак, – даже особо не спрашивая моего мнения, произнёс он. – В паре с тобой Крот. Он тебя и поднимет. – И Горк показал мне на второго огра.

    – Понял, – кивнул я.

    А чего спорить? У них тут свои порядки и свой устав. Их пятеро, поровну не делится, и меня поставили в пару с тем, у кого не было своего напарника.

    Смотрю на них. Не могли они не учесть такой простой мелочи. А значит, у них во время вылазки уже были потери и стычки.

    И правда. У седого угрюмого человека со шрамом через весь подбородок и большую часть лица за плечом вместо одного мушкетона висит два.

    – Хорошо, – произнёс огр, – идём. Сейчас Керн, – показывает он на того самого человека, – приготовит ужин, а с тобой пока хочет поговорить майор Кохан, – кивок в сторону тролля.

    – Иду. – И я, поднявшись с того места, где устроился, подошёл к сидящему в углу небольшой пещерки майору.

    – Садись сюда, – показал он рядом с собой, – в ногах правды нет.

    «Знакомая пословица», – удивился я, усаживаясь.

    Немного в стороне, но так, чтобы меня было видно, сел и Горк, а также и второй огр. Да и оба человека контролируют каждое моё движение. Не очень они доверчивые ребята. Как в общем-то и я.

    Сижу и молчу. Это армия. Меня явно вызвал на разговор высокостоящий чин. Значит, ему его и начинать.

    – Я майор Кохан, – посмотрев на меня тяжёлым взглядом, проговорил тролль. – Ты неплохо держался сегодня. Тебя очень хорошо тренировали. На неженку ты не похож.

    – Дед хотел, чтобы я пошёл по его стопам, – ответил я.

    Ведь Петрович и правда иногда поговаривал, что дороги мне кроме как в такие структуры, где работал и он сам, больше никуда нет.

    – Понятно, – кивнул майор и посмотрел на огра. – Это сержант Горк, рядом сидит его брат, мы зовём его Крот, ужином занимается старина Керн, за входом следит его племянник Тног. – И Кохан взглянул прямо мне в глаза.

    – Степан.

    – Странное имя, – задумчиво протянул тролль, посмотрев на готовящего ужин бойца. – Ведь это ваше?

    – Нет, – отрицательно покачал головой седой гигант, – оно герийское. Переводится как «любимец смерти» или же, наоборот, как «избежавший смерти». Герийцы, что с них взять. Дикари ещё большие, чем мы. Но я точно знаю, что оно очень древнее. Не думал, что кто-то решится назвать так своего ребёнка. Я слышал, что когда-то так звали одного военного вождя. Кровавого и жестокого. Но именно он тогда спас все северные племена. Жаль, я не знаю всей легенды.

    – Мы поняли, – остановил рассказ мужчины тролль, видимо, тот был большим любителем потравить байки, – в общем, необычное имя. Ну да ладно, меня вон назвали в честь вонючего болота, где располагалось наше поселение, и то не жалуюсь. Тебе же повезло больше. Какой-то древний герой. Но у меня к тебе другой вопрос. – И Кохан задумчиво посмотрел на развевающиеся язычки пламени горящего костра. – Зачем ты тут? – неожиданно спросил он.

    Я недоуменно посмотрел на него. Реально не понимал подоплёки этого вопроса.

    – Э… – Я даже не знал, что им нужно ответить.

    Тролль посмотрел на меня.

    – Хорошо, спрошу по-другому, – сказал он, – зачем молодой человек, в самом расцвете сил, выбрал дорогу, ведущую в один конец? Ведь отсюда нет возврата в Империю. – Майор ткнул пальцем себя в грудь: – Я тут лишь из-за того, что ровно столько стоит счастливая жизнь моей дочери. – Потом показал рукой на огров: – Их отправила сюда община, они – добровольцы. Империя помогла им, и они так расплатились с ней за услугу. Ну а Керн с племянником тут ради матери Тнога. Имперские маги обещали её спасти. – И он опять вопросительно посмотрел на меня.

    Моего ответа, как я понял, ждали и все остальные.

    – Не было выбора, – пожав плечами, честно признался я. – Если бы я остался по ту сторону портала, то умер бы в течение десяти минут.

    Здесь собрались те, кто привык чувствовать правду и ложь на инстинктивном уровне. От этого зависело их собственное выживание. И потому сказанная мной правда и для них прозвучала так же. Ведь я не солгал. Никто ещё не придумал лучшего способа обмануть, чем сказать чистую правду. Вот очередное тому доказательство.

    Тролль кивнул каким-то своим мыслям:

    – Так мы и подумали. Хотя такие, как ты, тут редкость. Обычно другие выбирают более лёгкие способы свести счёты с жизнью.

    Я спокойно посмотрел на майора:

    – Я из тех, кто предпочитает немного потрепыхаться.

    Тролль усмехнулся:

    – Ну, посмотрим, как у тебя это получится. – И, оглядев меня, уже гораздо серьёзнее сказал: – Мы должны прекрасно представлять, что ты умеешь и на что мы можем рассчитывать, обращаясь к тебе? Это Галорианский материк, и если ты понимаешь, о чём я говорю, то мы сейчас практически на самой окраине Акорианских лесов. Что ты вообще знаешь о них и о самом материке?

    – Ну, – хоть сейчас и прозвучали какие-то географические названия, но для меня они вообще ничего не значили, – если честно, то ничего, – произнёс я.

    – Я рад, что ты признаёшь это, – даже как-то улыбнувшись и спокойно восприняв моё признание, сказал майор, – то, что рассказывают об этом континенте в Империи, – это сказки и выдумка.

    Я кивнул. Ну не противоречить же мне ему, тем более того, что рассказывают в этой самой Империи, мне не известно.

    – Тут идёт постоянная война с кадаврами, – тролль махнул рукой в направлении, откуда мы сюда и прибежали, – и сериканскими магами, прибывшими в наш мир из своего. Так что это, скорее всего, правда. Думаю, это уж скрыть в Империи или на Каролге не могут.

    Вот ещё два непонятных названия. Запоминаю.

    Я кивнул на слова тролля.

    – Но вам не говорят о том, что эти кадавры, да и маги, что ими управляют, наоткрывали тут сотни и тысячи порталов. Мы не знаем, как они это смогли сделать. Но через них на этот материк и на все соседние острова, да и в окружающие его океан и моря, постоянно перебираются различные твари, и просто животные, существа, растения из других миров, измерений, ну или ещё что там может быть. И именно поэтому этот материк превратился в закрытый от остального мира. Таким его сделали имперские маги совместно с магами эльфов.

    Я удивлённо посмотрел на тролля. Правда, удивился тому, что он упомянул эльфов, но Кохан растолковал моё удивление по-своему.

    – Да, ты не ослышался. Это не кадавры и не сериканские маги установили этот магический купол, накрывший весь Галорианский материк и все близлежащие острова и атоллы. Это сделали наши маги. Они боялись, что столь сильный противник, который буквально за несколько месяцев захватил весь этот континент, доберётся и до остальных. И поэтому преградили им доступ отсюда в остальной мир. Но они забыли о главном. – И он указал куда-то в лес. – Только тут сохранились так нужные им артефакты древних и магические артефакты Галорианского материка. И они не могли отказаться от всего этого. И именно поэтому мы здесь. Их купол не пропускает наружу никого из живых существ, но любые артефакты или неживые предметы мы можем без особых проблем отправлять за пределы купола. В обратную же сторону к нам забрасывают воров, убийц и прочий сброд, который попался в руки живым и не сдох в камере или по дороге к порталу. Кроме того, здесь периодически появляются такие вот добровольцы, как мы с тобой. Ну и через порталы нам доставляют различные другие припасы. Хотя тут можно уже давно жить и на подножном корме. Здесь есть фермы и крестьяне. Они организовали несколько небольших поселений на побережье, там тварей и монстров чуть поменьше, чем везде. Это те, кто не захотел быть солдатами или рейнджерами. А так, в общем, всё, что мы ни попросим, нам сюда забрасывают, ведь если нас тут не будет, то они полностью потеряют этот континент, а сами сюда попасть ой как не хотят. Ведь обратно они отсюда вернуться тоже не смогут. Никогда. Когда создавали этот магический купол, то в нём что-то напутали. И он замкнулся сам на себя, как нам объяснял один местный маг. Так что теперь он простоит вечность, ну или как минимум пока на этом материке есть хотя бы капля магической энергии.

    – Понятно… – протянул я.

    – Вот поэтому мы и должны знать, что ты умеешь и на что мы можем рассчитывать, работая с тобой в связке. Ты вообще кто был по жизни?

    Теперь уже и все остальные заинтересованно смотрели на меня. Даже человек, тот, седой, повернулся в нашу сторону, лишь время от времени помешивая варево в котелке.

    Что им сказать?

    Так, судя по всему, маги здесь есть. И это элита, по крайней мере, так было всегда и везде. В то, что я полноценный маг, они вряд ли поверят, не тот у меня возраст. Но вот в то, что я бывший студент, без особых проблем.

    Маги, даже неполноценные, – это как У-2 во время Великой Отечественной, вроде и не истребитель, и не штурмовик, и для серьёзного дела не годился, но ночными бомбардировщиками были именно эти примитивные фанерные самолёты.

    Так что я – бывший студент. Маг, но очень слабый. Если у них на базе есть другие маги, то они по моей ауре определят это с ходу. Не думаю, что тут что-то сильно поменяется в сравнении с миром Ареаны, а значит, таких, как я, берут лишь в ведуны или артефакторы, где не требуется большая магическая мощь. Значит, и здесь моя специализация не изменится. Да и проучился я всего ничего, три месяца. Правда, и никто не придерётся.

    Только вот с учебным заведением могут быть проблемы. Хотя можно сказать, что я самоучка, нет, лучше, что меня учил частный преподаватель. Это вообще никто проверить не сможет.

    Дальше. Они рейнджеры. Что это даёт?

    Разведка всегда была белой костью. А самой белой были диверсанты и спецура.

    Если сказать, нет, лучше даже не говорить, а просто намекнуть, что меня дед готовил к чему-то подобному, то у них тогда вообще не возникнет вопроса ко многим моим навыкам.

    Ну а почему не пошёл по его стопам? Поняли, что у меня есть хоть небольшие, но всё-таки способности к магии. Ну а тут вы и сами понимаете.

    Всё, линия поведения и легенда выбраны. Дальше посмотрим.

    Эти люди мне понравились. Было бы сложнее с разными уголовниками. Как-то с детства у меня с ними не складывалось. А тут простые вояки.

    – Я маг, артефактор, – произнёс я. Но, заметив их удивлённые взгляды, пояснил: – Ну, вернее, не полноценный маг, а только недавно стал обучаться, когда нашли мне учителя, в наших краях маги большая редкость. Правда, маг я не очень сильный, скорее даже слабый, так мне сказал мой учитель, но он всё-таки согласился со мной поработать, чтобы я смог потом поступить куда-нибудь дальше, а не просиживать в нашем захолустье. Дед, насколько я знаю, за моё обучение отдал почти все наши сбережения, часть оставив на оплату учёбы в столице, когда я смогу туда поехать.

    В этом месте тролль ухмыльнулся.

    – Ты хоть представляешь, сколько стоит обучение в столичной Академии магии?

    – Ну, тот маг, его зовут Каа, – вспомнил я архимага, – сказал, что мне потребуется около тысячи золотых.

    – Он прав, – опять ухмыльнулся Кохан, – но это только за один семестр первого года обучения.

    Я посмотрел на него. Цифру-то я ляпнул наобум и, видимо, куда-то попал.

    Заметив мой растерянный взгляд, тролль продолжил:

    – А в году этих учебных семестров три. Именно по этой причине я тут и достаточно хорошо разбираюсь в этом вопросе. У моей дочери сильный дар. Она маг земли и воды. И поэтому я обменял свою жизнь на жизнь для неё. Ей оплатили обучение в академии, полное обучение за все десять лет. А ты не учёл, что за первый год нужно три тысячи. За второй – шесть. Потом двенадцать и так далее. Никто не учится в академии больше трёх – пяти лет, даже не у всех правителей есть такие деньги. Хотя для монархов, как я слышал, обучение в академии бесплатное, вернее, не для них, а для их детей, это вроде как повышает престиж учебного заведения в глазах общественности. Вот так-то. – И он грустно посмотрел на меня. – Для своей дочери я сделал всё, что мог, – тихо закончил он.

    Я кивнул на его слова.

    – Но я так до академии и не доехал. Даже до столицы не добрался. А оказался здесь.

    – Понятно… – протянул майор.

    Я же продолжил:

    – Сам я сирота, кроме деда у меня никого нет. Он-то и учил меня тому, что знал и умел сам. Больше некому было заниматься моим воспитанием.

    – Мы глядим, кое-чему он тебя научить смог, – сказал мне один из огров. – Бежал ты не хуже майора, мы даже поспорили, кто из вас раньше свалится.

    Я пожал плечами:

    – Скорее всего, майор. – А чего скромничать с такими-то людьми. Тут в цене сила и твои умения. Главное – не перегнуть палку.

    Кохан удивлённо взглянул на меня:

    – Ты в этом так уверен?

    Я спокойно посмотрел ему в глаза:

    – Да.

    – Хм. Интересно. И кем же был твой дед? – спросил он.

    – Хорошим хуманом, – честно ответил я.

    – Так я почему-то и подумал, – кивнул он. И перешёл на другую тему: – У нас в отряде, честно говоря, никогда не было своего собственного мага, пусть и такого недоделанного. А поэтому не мог бы ты рассказать, что ты можешь?

    – Ну… – И я опять задумался. А почему нет? Буду хоть и слабым, но полезным. – Вообще-то не так и много. Полноценно со мной учитель Каа стал заниматься чуть больше трёх месяцев назад. Но я могу… – И я стал загибать пальцы: – Во-первых, если меня заранее предупредить, то я могу проверить какую-то местность на различные магические аномалии. Но сделаю это не больше пяти-шести раз в день. Потом мне потребуется поднакопить энергии.

    – Неплохая возможность, – кивнул майор.

    – Второе. Это небольшие артефакты с плетением малого исцеления.

    Все пятеро поражённо уставились на меня.

    – Но их я сделаю не больше трёх в день. И для этого мне нужно живое дерево.

    – Оглянись вокруг, – усмехнулся тролль, – их тут целый лес. Но это очень, очень полезное умение. Тех, кто может делать нечто подобное, здесь очень мало. В основном ведуны и знахари. Полноценные маги жизни есть только в форте и поселении эльфов.

    «А эльфы-то что тут забыли?» – подумал я.

    Но потом вспомнил об артефактах. Им, скорее всего, они тоже нужны. Ну и, кроме того, здесь у них могут быть и свои интересы.

    Майор же сказал:

    – Постараюсь договориться, чтобы ты попал к нам в отряд и в мою бригаду.

    Я на это лишь пожал плечами. Особых возражений у меня не было.

    – Могу сделать их сегодня, – добавил я, – к утру я уже восстановлюсь. Учитель примерно так и заставлял меня работать. Днём – теория. Вечером – практика. А ночью я отсыпался и набирался сил.

    – Это хорошо, – быстро согласился Кохан.

    Я это предложил специально. Нужно поднять свою ценность в их глазах. С другими я пока связываться не хотел, а эта группа никакого отторжения у меня не вызывала.

    – Тогда третье. Я умею делать взрывающиеся артефакты. Это подарок моего учителя. В этом плане они мой предел. Могу сделать парочку в день, но после них я уже точно ничего не смогу сделать.

    – Понятно, – кивнул тролль.

    Все остальные с любопытством смотрели на меня.

    Что ещё? Я пытался вспомнить что-нибудь относительно простое.

    О! Есть ещё кое-что.

    – Да. И последнее. Это охранный периметр.

    Люди, сидевшие вокруг, вопросительно посмотрели на меня. И поэтому я пояснил:

    – Это артефакт постоянного действия. Я его сам придумал. Но чтобы его сделать, мне потребуется дней пять. Вернее, сделаю-то я его за пару часов. Но чтобы он заработал, мне потребуется наполнить его энергией или воспользоваться местом силы, где он сам заполнится энергией. Функционировать он будет примерно месяц или чуть больше. – И я пожал плечами. – Ну а дальше по мелочи. Я могу пользоваться чужими артефактами. Заряжать их, ну, конечно, мне для этого потребуется время. Активировать и использовать магические свитки. Немного знаю рунный язык. И пару рунных заклинаний, но их я смогу воспроизвести только в местах силы. Моих собственных возможностей на это не хватит. Я уже пробовал. – В том, что я смогу разобраться с местными рунами, я был уверен. Я видел магический компас, которым пользовался майор, и на него были нанесены руны, знакомые анализатору. – Вроде всё, – закончил я. – Я не маг, я только учусь, – слегка перефразировал я напоследок одну знакомую с детства цитату из фильма «Золушка».

    – Ничего себе «всё», – тихо пробормотал ошеломлённый Горк. – Да даже не в каждой когорте есть такие маги. А тут он свалился нам в буквальном смысле чуть ли не на голову. А то, что ты работаешь только с артефактами, – это не страшно. Я ведь прав, майор?

    – Да, – коротко согласился с ним тролль и посмотрел на меня: – Я постараюсь всё сделать, если мы выберемся отсюда живыми, чтобы ты остался с нами, только и ты держи свой язык за зубами, когда прибудем на базу.

    – Без проблем, – пожал я плечами и, усмехнувшись, добавил: – Ведь и вы мне тоже подходите.

    Тролль удивлённо поднял брови и вопросительно взглянул на меня.

    – Уверен, что умеете держать язык за зубами, – улыбнувшись, ответил ему я.

    – Хм. А придётся? – уточнил тот.

    Я лишь вновь улыбнулся.

    – Ладно, я тебя понял, – кивнул он и посмотрел на улицу. – Сколько тебе понадобится времени, чтобы сделать свои амулеты?

    Я прикинул в уме:

    – Минут по двадцать на каждый.

    – Хорошо, – согласился он, – а нужное дерево ты искать как долго будешь?

    – А чего его искать? – удивился я. – Вон же они растут. Выберу то, на котором листьев побольше, и они позеленее и посочнее, да срежу с него одну из веток. Мне её за глаза хватит. Я из неё заготовок двадцать – тридцать на будущее наделаю.

    – Хорошо. – И посмотрел на второго огра: – Крот, после ужина сходите вместе с ним в лес.

    – Сделаю, – спокойно ответил тот.

    В отличие от брата он был не очень болтлив.

    Я тоже кивнул.

    Как раз в этот момент нам предложили присаживаться к котелку. Я хотел уже достать свою походную миску, но увидел, что у всех только ложки. И поэтому достал тоже только её. Незачем мне выделяться.

    Поели быстро.

    А потом мы отправились в лес.


    – Что думаете? – спросил майор уже у всех оставшихся в пещере.

    – Не лгал, хоть многое и недоговаривает, – ответил ему Керн.

    – Я тоже это почувствовал, – подтвердил слова пожилого хумана огр.

    – И неудивительно, – усмехнулся тролль, – он сам, не зная того, дал нам подсказку.

    Все вопросительно посмотрели на него.

    – Ну, вспоминайте. – И Кохан осмотрел своих соратников, которые давно ему уже были гораздо больше, чем просто подчинённые. Но те не понимали, о чём он говорит. – Он, судя по всему, гериец. У него есть только дед. Который его чему-то учил. И судя по его вооружению и умению двигаться, а также выносливости, не просто тому, как коз в их горах пасти. Ну… – И он снова посмотрел на своих людей. – Клан императорских убийц… – протянул огр. – Герийцы, которые согласились служить императору. Но… они же сейчас враги государства. Ведь они пошли против императора, и их всех вырезали лет пятнадцать назад.

    – Ты ошибаешься, – произнёс тролль, – они не пошли против него. Они сказали, что выполнили свой долг, отработали те шестьдесят лет, что были должны Империи, и ушли от него. А вот наш маразматик император забыл об этом условии их договора или не захотел его вспоминать, ведь тот договор был устным. Герийцы верны своему слову. Но это только они. Наш же правитель не смог этого простить. И потому на них напали ночью. Там была большая резня. В клане было всего около сотни челов, мужчин, женщин, стариков и детей. А на них напало трёхтысячное войско. Там развернуться негде было от наступающих когорт.

    Тролль прикрыл глаза, будто он что-то вспоминал.

    – И что?

    – Ничего. Они сражались до последнего. Мужчины, женщины, дети, старики. Раненых добивали сами. Там никто не должен был выжить. Но… – И он посмотрел в сторону леса. – Что-то есть у меня подозрение, что там были не все. Или они не все погибли, – тихо закончил он.

    – Но что нам делать? – спросил у него огр.

    – А что тут ещё сделаешь? – пожал плечами тролль. – Радоваться тому, что он с нами. Такого мага нам никогда не прислали бы. – И, немного помолчав, добавил: – И ведь сделал всё в их стиле. Показал им большой и жирный кукиш и ушёл сюда. Только такие безбашенные, как они, и способны на такое.

    Все покивали. Императорские убийцы. Их именем пугали многих. Даже маги боялись их, ведь для них не было никаких преград. Прошлый император заключил выгодный договор. Только вот его сын не захотел придерживаться его условий. И сейчас, тут, рядом с ними, возможно, ходит живой гериец из клана императорских убийц. Последний гериец из этого клана. И, как все знали, они никогда не прощают обид или держат своё слово. А то, что перед смертью попросил глава этого клана передать императору, знают все.

    «Мы придём за тобой», – произнёс он перед смертью. А потом убил себя. Это был последний живой гериец в той битве. Но был ли он последним?

    Теперь из здесь присутствующих бойцов этого никто сказать не мог.

    Но ведь с этого континента невозможно выбраться…

    По крайней мере, так говорят маги.

    * * *

    Я ходил по лесу. Чёрт, да энергии тут ещё больше, чем в Великом лесу. И очень много источников.

    – Это, – наконец выбрал я дерево с наиболее сильным каналом энергии жизни, протекающим через его ствол.

    Обойдя его по периметру, посмотрел, что лежит вокруг. Сразу заметил парочку сильных артефактов и около десятка более слабых.

    Огр прошёл немного вперёд, чтобы контролировать ко мне подход со стороны леса, так что сейчас он меня не видел.

    Я на всякий случай проверил своё предположение, убедился, что Крот стоит в десяти метрах впереди, и только после этого собрал все замеченные здесь артефакты. Пригодятся. Правда, не знаю на что, но точно пригодятся.

    После этого я подошёл к дереву. Ветку я присмотрел давно. Аккуратно срубил её одним из трофейных мечей – нечего свои клинки тупить – и подобрал. А на дерево наложил среднее исцеление, и на моих глазах сруб мгновенно затянулся.

    Ну а что я хотел, коль там внутри такой мощный источник жизни.

    – Крот, – тихо позвал я, – я закончил. – И стал ждать.

    По приближающейся ауре я понял, что огр возвращается.

    – Всё, пойдём, – сказал я ему, показывая ветку. – Больше мне не нужно, тут и так много.

    Он кивнул, и мы двинулись обратно в сторону пещеры.

    Весь вечер я строгал и вырезал небольшие фигурки из ветви дерева, напоминающие наших медведей. Нужно же было придать им хоть какой-то эстетический вид. Да и делал я это не просто так. В таком виде местными они почему-то больше воспринимались как магические амулеты.

    Сделал девять штук. И ещё порядка тридцати заготовок. Из них выбрал три и сказал, что они полностью готовы. Отдал их троллю. Он удивлённо посмотрел на меня.

    – Все просто, – объяснил я ему да и остальным. – По сути, чтобы они сработали, маг не нужен. Просто отламываете амулету голову – и всё, плетение активируется и подействует на того, у кого нижняя часть амулета в руках. Артефакты одноразовые. Так что особо не жалейте. Если что, я ещё сделаю. Постараюсь каждый день делать что-то новое. Чтобы пополнять наш запас.

    Кохан кивнул.

    – А как называется это животное? – неожиданно спросил он у меня.

    – Медведь, – пожал я плечами.

    Тот посмотрел на меня очень уж пристальным взглядом.

    – И почему, интересно, я этому не удивлён, – пробормотал себе под нос он. – И, немного помолчав, скомандовал: – Всё, укладываемся спать. Первая смена, заступайте.

    Отрубился я мгновенно. Ведь до этого я не спал практически четверо суток или даже больше.


    Акорианские леса

    Под утро

    – Степан, вставай, – слышу я тихий голос.

    – Я не сплю, – отвечаю я Кроту, и мы идём к выходу из пещеры.

    Пост был оборудован недалеко, но хорошо замаскирован. Мы забрались внутрь небольшого шалаша из веток и прочего мусора, который на фоне остального леса был совершенно не заметен. Хотя я предпочёл бы влезть на дерево. Оттуда и обзор лучше, и для врага может оказаться более неожиданным, когда на него падают сверху, а не бьют в лицо.

    Обычно к лобовой атаке готовы все, с тыла и флангов – лишь частично, а вот снизу или сверху – это не воздушный бой, и тут эта атака будет полностью неожиданна и непредсказуема.

    – Слушай, я залезу на дерево? – спрашиваю я у огра.

    Тот смотрит на меня, потом переводит взгляд на ствол, к которому прислонён шалаш.

    – Хорошо, – соглашается он.

    Я быстро взбираюсь по ветвям. Вот, тут и удобнее, и неприметнее. Да и плетение хамелеона мне никто сейчас применить не запрещает. На фоне такого сильного источника магии, что бьёт рядом, мой небольшой всплеск будет абсолютно незаметен.

    Так проходит два часа. Хорошо, что меня Петрович научил сидеть так, чтобы ни руки, ни ноги не затекали.

    «Ты всегда должен быть готов к бою, что бы тебе перед этим ни пришлось делать», – говорил он.

    И что это у нас такое?

    Несколько аур. Если точнее – четыре. Похожи на больших животных, где-то с тигра или льва. Только огня и тьмы в них что-то уж больно много. А это мне уж очень не нравится: двигаются целенаправленно в нашу сторону.

    Сравнил с картой, что была в моём анализаторе. Так и есть, идут точно по нашим следам. Будут у нас минут через десять.

    – Крот, – тихо позвал я. Вижу лицо огра, смотрящего на меня. – Там какие-то крупные животные. Идут сюда. – Я показал примерное направление.

    Тот кивнул и быстро убежал в пещеру.

    Я остался сидеть на месте. Если этих монстров отвлекут, то и для них моё возникновение окажется большой неожиданностью.

    Меньше чем через минуту появляются все остальные.

    Хоть и не темно, но ещё и не рассвело окончательно. Но нашим это особо не мешает.

    Люди быстро распределяются, прячась за деревьями. Берут в руки оружие. Под моё дерево встаёт майор. Правильное место. Если будет бой, то как раз задержит кого-нибудь подо мной.

    – Где они? – спрашивает, обращаясь ко мне, тролль.

    – Там. – Я указал в сторону приближающихся животных. – Таким темпом доберутся до нас минут через восемь-десять.

    Тролль лишь кивнул на мои слова.

    Томительные минуты ожидания. И вот раздаётся тихое порыкивание. Животные почувствовали засаду, но всё равно продолжают преследование. Создаётся впечатление, будто их кто-то или что-то гонит вперёд.

    – Это кадавры, – произносит Кохан и тихо раздаёт приказы: – Бить только по головам, старайтесь стрелять в глаза, иначе нам их не завалить. Откуда они здесь? Так глубоко в лес они обычно не забредают.

    Я бы мог сказать ему откуда. Пришли по нашему следу и специально за нами.

    Ладно, я выслушал наставления старожила, но что вижу сам? Автономные структуры. Если бы не это странное слово – кадавры и столь неординарное смешение энергий в одном существе, я предположил бы, что они живые.

    Что ещё? Майор прав. Сосредоточие магической энергии у них в голове. Но не только. Один узловой центр магической структуры есть в теле, где-то на уровне сердца, правда, чуть ближе к позвоночнику, и ещё один в районе шеи. Значит, туда и нужно бить. А не только по голове, которая защищена черепом. И он, как правило, кость, а кость болеть не может.

    Монстры выскочили на поляну перед нами. Большие такие кошки. Не зря я сравнил их с тиграми. Очень похожи. Только наши полосатые хищники не мечут огненные шары из пасти.

    Отряд Кохана отступал. Они оказались не готовы к бою на расстоянии. Кошки оказались более опасны, чем тролль о них подумал.

    Мне было очень удобно напасть как минимум на двух из них. Они как раз должны были через пару секунд обойти моё дерево с двух сторон. Хорошо, что мечи я догадался вытащить заранее.

    Жду.

    Всё. Один из кадавров уже подставился под удар. Но второй немного приотстал. Значит, ещё рано.

    А вот теперь пора. Хоть и немного непропорциональное расстояние и будет не синхронный удар, но я справлюсь.

    Молча прыгаю вниз. И оказываюсь как раз между двумя кошками. Ещё в полёте заношу руку для удара по правому. Сила тяжести и инерция удара сделали своё дело, голову срубил с одного замаха.

    Но некогда отвлекаться. Быстро разворачиваюсь и в продолжение движения перерубаю вторую шею. А теперь бегом к следующему дереву.

    На меня отреагировал следующий хищник. Но не он был целью. Я надеялся, что он просто отвлечётся на меня.

    Кадавр так и сделал. И этого момента не упустил майор. Он быстро выстрелил этому кадавру в затылок. Ещё два выстрела окончательно разнесли голову этого монстра на части.

    Ну а я бежал к последнему. Прыжок. Отталкиваюсь от дерева и на лету бью его по голове.

    Адамант отскакивает от неё, как от какого-то металла. Но это лишь отвлекающий удар. Передо мной всё-таки животное, и на это и был расчёт. Поэтому кадавр, как и подсказывает ему инстинкт, отмахивается от моего меча лапой. То, что нужно.

    Длинный, но стремительный стелющийся шаг в его сторону – и меч распарывает его брюхо. Но я немного не дотянулся до узловой точки. А потому… Удар рукоятью меча по его морде, прямо в мягкий звериный нос.

    Голова зверя откидывается на пару мгновений назад. Мне этого достаточно. Удар вторым мечом. И я перерубаю узловую точку на его шее.

    Всё, монстр мёртв. Можно отдышаться.

    Оглядываюсь. Никого не замечаю, кроме приближающегося ко мне отряда.

    Вперёд выходит тролль.

    – М-да… – протягивает он, осматривая поле боя. – Я так понимаю, ты ничего рассказывать не будешь.

    Я лишь пожимаю плечами.

    Он кивает.


    Кохан в удивлении смотрел вокруг. Если бы ему кто-то когда-то сказал, что с кадаврами можно сражаться холодным оружием, то он рассмеялся бы тому в лицо. Но вот лежат три трупа. К тому же Кохан не был уверен, что и четвёртый не дело рук этого чела. Ведь выстрелить в него он смог лишь потому, что тот отвлёкся на этого непонятного хумана.

    Но зато теперь пожилой тролль прекрасно понимал, почему император так боялся последних слов главы клана «медведей».

    Глава 2. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса

    Акорианские леса

    День спустя

    – Впереди кто-то есть, – останавливаю я отряд. Уже никто не удивляется моей осведомлённости. Я несколько раз предупреждал майора и группу о появлении разных хищников и просто животных. Так что и в этот раз к моим словам прислушались.

    Я видел два десятка аур эльфов и ещё около десятка кадавров. Их я научился отличать безошибочно. Такого переплетения энергии тьмы и огня, а кроме того жизни и других стихий в обычных существах и в природных естественных условиях не встречалось и быть просто не могло. Кадавры явно были существами искусственного происхождения. Но они на порядок или даже больше отличались от тех же големов. Они были живыми и могли развиваться и эволюционировать. Я даже представить себе не мог, что за уровень знаний и умений должен быть у тех магов, которые были способны создать такое. Но чувствовал, что мне это скоро предстоит выяснить. Они были здесь, и местные, как я понял, воевали с ними уже около десяти лет.

    Тролль из всей нашей группы был тут самым староживущим, если это можно так назвать. Майор здесь уже больше четырёх лет. Кстати, как оказалось, званий тут никаких нет. Просто в свою бытность жителем империи Кохан служил в армии и там дослужился до этого звания. Здесь же есть только командиры и их бригады, когорты, отряды и прочее.

    У Кохана в подчинении бригада таких же рейнджеров-поисковиков, как и те, что сейчас пробирались через лес рядом со мной. Они входят в когорту из сотни бойцов.

    Кохан разбил свою бригаду примерно в соответствии с той иерархией, к которой тролль привык в армии. У других было по-своему. Сказал, что я увижу ещё эти банды идиотов. В общем, как я понял, та ещё тут вольница.

    Я-то как-то надеялся хоть на какую-то относительно армейскую дисциплину, посмотрев на их однотипное вооружение и обмундирование. Но внешность бывает очень обманчива, это как раз о местных. Ничего хоть отдалённо похожего на воинские формирования, устав и дисциплину здесь не было. Слишком неоднородный контингент собрался в результате массового выброса сюда всех шлаков из империи и других государств того второго материка, который, кстати, и назывался Каролг.

    Кадровых же военных, которые могли бы что-то изменить, тут было очень мало, в основном все такие же добровольцы, как и тролль. Зато была куча самопровозглашённых вождей, которые пытались подмять под себя народ.

    Сначала и те и другие пытались что-то делать, но уголовщина не хотела никому подчиняться, и тех, кто хотел установить тут хоть какой-то относительно нормальный порядок, да и вообще хоть какой-то порядок, очень быстро вырезали. А для по-настоящему сильного диктата, как я догадался, у тех, кто попал сюда, просто не было ни сил, ни сплочённости, ни элементарной жёсткости и кровожадности, чтобы залить кровью весь собравшийся здесь сброд, заставить его подчиняться себе и работать в одном общем направлении. Все, кто пытался выдвинуться и управлять, думали лишь о своей выгоде, или рвались к власти, или старались выжить.

    Но для местных условий это были неправильные устремления. Поэтому здесь и образовалась столь странная анархия и практически полное безвластие, где порядок поддерживается лишь небольшими группами бойцов на относительно небольшой подконтрольной им территории.

    Правда, потом все поняли, что если они ничего на материк не будут присылать, то и им никто ничего передавать не будет. Поэтому и появились такие вот охотничьи партии.

    Тролль и команда были обычными искателями артефактов, как, впрочем, и многие другие здесь. Как, впрочем, и вся его бригада, которой он руководил. Они – поисковики. В их когорте был боевой костяк, который держал контролируемый ими участок небольшой территории на побережье вблизи одного из поселений. Там у них была постоянная база, или форт, как они его иногда называли, в сторону которого мы сейчас и продвигались.

    Ну и ещё в их когорте было несколько охотничьих поисковых отрядов, которые шмыгали по лесам и искали то, что может заинтересовать магов из-за купола. Это как раз и были подчинённые Кохана.

    Он же в своё время был рейнджером, так что и тут его навыки пригодились.

    Количество рейнджеров всегда всем было известно. Это на тот случай, если кто-то постарается сказать, что он был в поиске во время какого-нибудь общего сбора.

    Поисковики должны были выполнять свою работу в лесах и горах и приносить некую долю артефактов на обмен в общее хранилище когорты. Бойцы из охранения – свою. Их работа считалась несколько более лёгкой, но и у них были свои минусы.

    Такие поисковые отряды, как наш, прочёсывали леса. Ну и в случае чего сражались как против кадавров или вражеских магов, так и против зверей или существ из других измерений, что встречаются им в пути.

    Но было и ещё кое-что: они всегда должны были прикрывать спину от своих же «союзников», которым было проще перехватить возвращающуюся обратно группу, чем лезть в опасные леса. Таких крыс тут давили. Без разговора. Иногда вырезая целые поисковые бригады, промышляющие этим. Уголовники не хотели рисковать своей шкурой ради других. Но в большинстве их об этом никто не спрашивал. В нормальные когорты они попасть не могли в силу того отбора, что туда проводился. А тем, кто был согласен их принять, они нужны были лишь в качестве живого щита, который, если что, можно бросить за собой, ранив его и оставив на растерзание всяким монстрам, тем самым выиграв несколько минут для отхода или подготовки к нападению.

    Правда, были и одиночки. Но это полные психи, по мнению остальных. Поисковикам это разрешается. Хотя, я так понимаю, и сам постараюсь прописаться в будущем именно среди таких. Этот статус даёт большую свободу действий, чего не понимают остальные. Но это позже.

    К тому же каждый крупный отряд, в нашем случае это когорта, контролировал, так сказать, свою территорию, это был определённый участок границы побережья, который он должен был прикрывать от прорыва кадавров. Вражеские маги обычно там не появлялись. Но бывало, конечно, и такое. Ну и отряды устраивали ответные вылазки со своей стороны, пытаясь отбить свою же территорию.

    Тут я вообще не понял, что и для чего делалось. Но кадавров то отгоняли куда-то вглубь материка, то снова отступали к побережью. Для чего нужны были эти манёвры, не имеющие какой-то определённой цели, я не понимал. По мне, так лучше закрепиться на каком-то определённом участке и держать именно его.

    Вот и моя встреча с отрядом искателей произошла при такой попытке группы пройти через общую демилитаризованную зону, которую контролируют как кадавры, так и наши силы.

    Как и в любой войне, тут не обходилось без массовых побоищ. Периодически случались и крупные или очень крупные битвы, и сражения, когда был особо большой прорыв. Тогда выступали все разом, закрывая образовавшуюся дыру в обороне собой и своими телами.

    Конечно, первым держался тот отряд, чей участок был атакован. Но и все остальные должны были поспешить им на помощь. И тут без промедления обязаны были выступить все. Никто не смотрел, к какому отряду или банде ты относишься.

    И в этом случае та бригада, которая не была на месте сражения хотя бы двумя третями своего состава, притом вся командная верхушка, которая была на базе к тому моменту, должна была присутствовать на месте сбора, полностью вырезалась своими же союзническими бригадами.

    Одна или две когорты не всегда могли справиться, но если против тебя ополчатся все, то это была действительно страшная сила. Такой отряд не проживал и нескольких минут. Такие вот жёсткие правила. Трусов и крыс, кто отсиживается за чужими спинами, тут не любили. Очень не любили.

    Это касалось даже условно мирных жителей. Они хоть и не несли охрану, но на общий сбор явиться должны были. Что чаще всего и делали самыми первыми, так как они по сравнению со всеми остальными были наименее всего защищены от прорыва. Семьи они переправляли в ближайший форт, а сами неслись в точку сбора.

    Если же говорить о том отряде, с которым свела меня судьба, то к ним в бригаду, да и когорту, можно было попасть, только если тебя выбрал или сам тролль, или кто-то из других командиров, ну или за тебя поручился какой-то отдельный отряд, в неё входящий, своим полным составом. К этому отряду ты потом и будешь приписан.

    А я-то всё удивлялся, что забыл майор на какой-то рядовой операции.

    Вот так они и жили, и воевали непонятно за что.

    Хотя почему не понятно? Вполне понятно. Это типичная война за ресурсы. По крайней мере, со стороны местных магов. Только вели они её совершенно чужими руками, таких вот людей, что окружали меня.

    Но что нужно их и нашему противнику, мне пока не известно…

    – Кто? – подобравшись ко мне сквозь кусты и невысокие деревца, тихо спросил Кохан.

    – Судя по всему, эльфы, – ответил я. – Их зажали кадавры. Более сильные, чем те, что мы встретили тогда у пещеры.

    Тролль кивнул и уточнил:

    – Сколько их?

    – Эльфов что-то около двадцати, кадавров – девять-десять.

    – Что-то много, как тех, так и других, – пробормотал тролль и спросил: – Ещё что-то есть?

    Я проверил показания анализатора.

    – Нет, больше никого не чувствую.

    – Хорошо.

    И мы отползли обратно, спрятавшись за растущим густым подлеском и мелкими молодыми деревцами. Там затаилась и вся наша остальная группа.

    – Примерно двадцатка эльфов и десять кадавров, – сказал тролль ожидающим новостей рейнджерам.

    – Для разведки или поиска их больно много, – произнёс сержант Горк, глядя на майора. Он тоже был бывшим военным, как и его брат.

    А вот старик с племянником – обычные ремесленники, которые волею случая оказались здесь. Хотя, если смотреть на шрам, которым располосовано лицо Керна, как-то в это не верится. Но ничего другого они мне не рассказывали. По крайней мере, пока.

    Тот кивнул на его слова.

    – Да и магических тварей там немало. Уже второй раз натыкаемся на них так глубоко в лесу, – проворчал Керн и, обращаясь к троллю, спросил: – Что будем делать, командир?

    – Проверим, – спокойно пожал тот плечами, – они вроде наши союзники, но зря рисковать не будем.

    Все покивали, правда, Керн посмотрел на майора и спросил:

    – А если там кто-то из их Лесных Теней?

    Тот вновь пожал плечами:

    – Значит, у нас судьба такая. Но долги нужно возвращать. Постараемся им помочь. Они нас тогда чуть ли не с того света вытащили, когда неожиданной атакой ударили во фланг сериканским магам, разбив их строй и отвлекая их внимание на себя. Чем спасли наши жизни, дав выбраться из того котлована.

    – Да, – согласились с ним все остальные.

    Кохан перевёл свой взгляд на меня:

    – Это тебя не касается, долга чести перед этими эльфами у тебя нет, и ты можешь в эту драку не лезть.

    – Угу, – хмыкнул я, – особенно с учётом того, что я даже не знаю, куда мне, собственно, нужно идти.

    Тролль усмехнулся:

    – Как мне кажется, ты тут не заблудишься.

    Я пожал плечами:

    – Я уже выбрал свою сторону. Так что я с вами.

    – Тогда вперёд, – скомандовал майор.

    И мы поползли в направлении начавшей разгораться битвы.

    – Э… – вспомнил я о том, что давно уже хотел попросить, – а можно и мне такую штуку? – показал я на лишний мушкетон.

    Кохан посмотрел на Керна, потом перевёл взгляд на меня.

    – А справишься? – спросил он.

    – Уж постараюсь, – ответил я.

    Как они работали с этими артефактами, я видел, вроде ничего сложного. Небольшая кнопочка снизу, под рукоятью, которую нажимаешь, правда, перед этим следует навести этот артефакт на то место, куда он и должен выстрелить. Вроде больше ничего они особенного не делали.

    – Хорошо, – согласился Кохан и распорядился: – Отдай ему огнемёт.

    «А что, – подумал я, – вполне подходящее название».

    Быстро осмотрел его. Ничего необычного. Лишь смутил какой-то странный материал изготовления, точно не дерево, больше походит на кость.

    Проверив его магическую начинку, я скопировал видимую структуру и нанесённые на оружие руны и, немного разобравшись, заметил, что заряда в нём практически нет. По крайней мере, тот накопитель, что был встроен в рукоять этого оружия, был пуст.

    Быстро дозакачал в него энергию. Теперь им хотя бы можно пользоваться.

    Пока я рассматривал оружие, остальные отползли немного вперёд. Я закинул огнемёт за спину на их манер и пополз следом.


    Выглядываю осторожно на поляну.

    Эльфы прижались спиной к какому-то огромному валуну, при этом прячась за более мелкими, раскиданными кругом. Вооружение и одежда на всех похожа на ту, что и у моих знакомых. К тому же есть луки, но и огнемёты есть у всех. Сейчас держат в руках именно их.

    Для обороны неплохое место, но для отступления выбрано оно совсем неудачно. Некуда им отсюда бежать.

    «Правда, возможно, они этого и не собирались делать?» – подумал я, глядя на них.

    Камни хоть и скрывают эльфов от кадавров, но значительно снижают их манёвренность и ограничивают варианты тех действий, которые они могут совершить.

    Правда, и эти огромные монстры не могут навалиться на них всей своей массой. В этом и был единственный плюс этого места. Что пока, видимо, и спасает наших союзников.

    К тому же кадавры, как мне показалось, действуют будто хорошо обученные загонщики. Крадутся по кругу, стелясь по земле. Выискивают любые бреши в обороне. Умело используют слепые зоны, которые не простреливаются из-за камней. Это всё не очень заметно неопытному взгляду, но я знаю, куда смотреть. И поэтому эти животные мне кажутся уже гораздо более опасными, чем несколько минут назад.

    Сами они очень большие. Раза в два больше тех самых кошек, что мы видели у пещеры. Напоминают гигантских мастифов. Только клыки в пасти значительно длиннее и больше да лапы гораздо толще, и кажется, будто они могут сгибаться не в двух местах, а в трёх.

    «Хм. Точно. Так и есть». – Мне очень хорошо удалось рассмотреть того, что подошёл поближе, он как раз повернулся ко мне боком.

    Что ещё показалось мне странным: они были какого-то необычного металлического цвета.

    – Тарк, – выругался сквозь зубы тролль, – это Лесные Тени.

    Сейчас он говорил явно об эльфах.

    И посмотрел на нас:

    – Какие предложения? Не хотелось бы умереть, не прихватив ни одного такого монстра с собой.

    Я сидел и думал.

    – Вы их раньше видели? – спрашиваю я у Кохана, показывая на кадавров. – Меня смущает цвет их шкуры, слишком он отдаёт металлом. Его можно пробить?

    – Да, – ответил майор, – только это как кольчуга, удар должен быть очень сильным.

    – Понятно, – кивнул я и оглядел тех, кто сидел рядом: – Есть одна идея, но она сумасшедшая, и без вас мне не справиться. – И вопросительно посмотрел на них.

    – Излагай, – сказал тролль.

    – Первое… – Я оглянулся на эльфов, вокруг которых уже гораздо шустрее зашевелились кадавры, времени у нас было не очень много. – Мне нужно попасть туда, – показал я на камни. – Как это сделать, я знаю. – И осведомляюсь у Кохана: – Они меня не пристрелят, если я свалюсь им на голову?

    – А тарк его знает, – пожал он плечами.

    – Ладно, будем надеяться, нет, – пробормотал я. – Тогда дальше. Помнишь, я говорил, что умею делать взрывающиеся артефакты?

    Кохан кивнул.

    – Так вот, я точно знаю, что это место силы. Я уже это проверил. И здесь я их смогу сделать штук десять. Практически из всех камней, что разбросаны у того валуна. Но на это мне нужно кое-какое время. – Я посмотрел на тролля: – И это время должны обеспечить мне вы. – Теперь я показал на кадавров: – Они не должны нападать на эльфов примерно минут пять после того, как я начну.

    Кохан задумчиво почесал затылок. Я же произнёс:

    – Всё просто. Залезайте на деревья. Это не те кошки (странно, название «кошки» совпало). Тут есть достаточно толстые деревья, которые они не смогут свалить. И палите по кадаврам из огнемётов. А когда произойдёт взрыв, у нас будет не очень много времени, которым нужно воспользоваться и добить этих тварей. И ещё. – Я посмотрел на снующих по поляне монстров. – Не стреляйте им в голову. Стреляйте в шею или между лопаток. Так их гораздо проще убить.

    Все посмотрели на меня и молча кивнули.

    – Да, и вот что. Выбирайте себе позицию, но отвлекать их начнёте не раньше, чем я подам знак.

    – А как? – удивлённо посмотрел на меня тролль.

    – Эльфы ведь хорошие стрелки из лука? – уточнил я на всякий случай.

    – Лучшие в мире.

    – Тогда кто-нибудь из них выстрелит в неё. – Я указал на ветку, которая тянулась как раз над поляной. – И как только вы увидите торчащую из этой ветки стрелу, сразу начинайте палить по этим зверям.

    Люди переглянулись, и майор ответил за всех:

    – Пойдёт.

    – Ну и последнее. Будет и вторая стрела. После неё прячьтесь на своём дереве за его ствол на противоположную от поляны сторону. Иначе вас может посечь осколками.

    – Мы всё поняли, – отозвался тролль.

    – Тогда удачи нам.

    И я пополз в обход поляны.

    – Ну что замерли, – поторопил всех Кохан, – он же сказал выбрать себе дерево потолще и залезть на него. – И первым быстро заскользил в сторону леса.

    Тролль не очень хорошо понимал, что задумал этот непонятный чел, но если это даст им возможность не только завалить пару кадавров, но и выжить самим, то таким шансом стоит воспользоваться.


    Вот это дерево. Я заметил его, когда осматривал поляну. С него можно было по одной из ветвей пробежать прямо на тот валун, вокруг которого держали оборону эльфы. Чуть позже полезу на него, а пока этого сделать нельзя.

    Чем мне нравится лес – всегда есть путь, который может тебя привести в нужную точку. Это не пещеры, где проползти можно только там, где есть ход. Здесь же, если ты его не видишь, это не означает, что его нет, это просто говорит о том, что ты плохо смотришь.

    Возле меня бродит один из кадавров. Странно, что они не обращают внимания на наш отряд. Если бы этот зверь был один, то его можно было бы уже убить, так близко он от меня находится. Но мне не нужно победить всего в одной схватке, я собираюсь выиграть весь бой.

    Поэтому, как только зверюга отходит от меня на достаточное расстояние, я прямо с земли запрыгиваю на нижнюю ветку. А теперь вверх. Быстрее. Пока он меня не заметил.

    Всё. Он идёт обратно. Затаиться.

    Кадавр как-то пошевелил ушами. Понюхал воздух и подошёл к тому месту, где я только что сидел. Покрутил головой. Нереально растерянно покрутил головой, будто не понимая, как тут мог кто-то быть. После чего, тряхнув ею, развернулся и пошёл к камням.

    «Они если и не разумные, то уж точно полуразумные», – понаблюдав за поведением кадавра, сделал я вывод. Слишком уж осмысленные действия он совершал.

    Жду ещё немного. И правильно делаю. Ложный отход кадавра был лишь уловкой.

    Он резко выскочил на то место, где только что нашёл мои следы, и огляделся. Но так меня и не заметил.

    Я даже не шевельнулся.

    Дерево было слишком тонким, и он мог его сломать, а мне ещё нужно добраться до камня.

    Всё. Теперь этот гигантский пёс ушёл окончательно. Я заметил его ауру на поляне. Ну и мне пора.

    Хотя нет. Накладываю на себя маскировочное плетение. В движении от него и не слишком большая польза, но это всё равно лучше, чем ничего.

    А вот теперь вперёд.

    Ветка. Бегу по ней, как по канату. Только она всё время наклоняется, желая выскользнуть из-под ноги. Но я уже на камне.

    Вижу изумлённое лицо тролля, заметившего мой манёвр. Всё-таки маскировка – не такой надёжный способ, когда ты несёшься. Плетение просто не успевает обработать окружающий фон, чтобы перестроиться под него.

    Повезло, что никто из кадавров не смотрел в эту сторону, всё их внимание было сосредоточено на эльфах. Для меня это дополнительный шанс.

    Стремительно падаю и по одной из расщелин скатываюсь с камня на землю.

    Эльфы резко оборачиваются и наводят на меня свои огнемёты.

    – Спокойно, Маша, я Дубровский, – быстро произношу я и, шагнув от валуна за спиной, прижимаю к более мелкому камню одного из эльфов, чтобы нам обоим скрыться из вида кадавров, которые проявили живейший интерес к переполоху среди камней.

    Эльфы хоть и занимают свои позиции, но всё ещё в удивлении смотрят на мои действия.

    И тут раздаётся тихий, но настойчивый женский голос. Приятный, кстати.

    – Откуда вы знаете, как меня зовут? – И красивые глаза с вопросом заглядывают мне в лицо.

    – Я вообще-то и не знаю, – не менее ошарашенно отвечаю я. – Так, наугад ляпнул.

    Хотя удивился я, конечно, совершенно другому, уж кого-кого, а девушку-эльфийку посреди леса я встретить точно не ожидал.

    – Простите, вы не могли бы убрать свои руки с моей груди, – спокойно произносит она.

    Если бы голос мог замораживать, я, наверное, превратился бы в ледышку.

    – Э… – И я опустил глаза.

    А я-то гадал, почему там так мягко и приятно, а вон оно оказывается что.

    – Так вы их уберёте…

    А вот это уже похоже на истерику.

    Я быстро опускаю руки. Но так получилось, что случайно (а точно случайно-то?) провожу ладонью вдоль всего её тела. Глаза девушки из больших превратились в просто огромные и невероятно возмущённые. Не начала орать и махать руками лишь из-за крайней степени изумления, написанного на её лице.

    Ладно, хватит развлекаться.

    – Мы вам помочь собирались, – произношу я, обращаясь ко всем, но при этом всё так же стоя напротив девушки, чуть ли не прижимаясь к ней всем телом: мне не нужно, чтобы меня пока замечали кадавры. Коль я так удачно сумел пробраться к эльфам и остаться при этом незамеченным, да ещё и живым, то этим нужно воспользоваться. – Видите ветку прямо перед вами?

    Два эльфа взглянули в ту сторону и кивнули.

    – Выстрелите в неё из лука. Это будет сигнал моим товарищам. Они отвлекут кадавров.

    Я продолжал стоять напротив эльфийки, которая перестала смотреть на меня злым взглядом и внимательно слушала.

    – Вам нужно сделать то же самое. Как только кто-то из кадавров двинется в лес, открывать стрельбу, но только по ним. Все эти звери должны остаться на поляне. После того как я скажу, что всё готово, нужно выстрелить в ту же ветку ещё раз. Это второй сигнал, что ловушка готова. Теперь главное. – Я оглядел эльфов. – Вас двадцать. Это очень много. Когда я скомандую, вы делайте что хотите, но буквально в то же мгновение должны оказаться у этого валуна. Тем, кто окажется за безопасным периметром, будет не лучше, чем этим кадаврам. Вопросы?

    Один хотел что-то спросить. Но я перебил:

    – Вижу, вопросов нет.

    Я осторожно вытащил кинжал, буду наносить им руны. И быстро произнёс:

    – Тогда стреляйте – и начинаем.

    Мне кивнул один из стоящих поодаль эльфов.

    Мгновение – и в нужной мне ветке торчит стрела.

    И в следующую секунду по поляне открыли массированный огонь люди из моего отряда.

    «Пошёл», – скомандовал я себе.

    Заметив, что все кадавры на мгновение отвлеклись от контроля за площадкой, где укрылись эльфы, я перебежал к следующему валуну, тому, что стоял на самой окраине.


    Их отряд преследовали с того момента, как они нашли те самые развалины.

    – Командир, – обратился один из разведчиков к хмуро бегущему и старающемуся экономить своё дыхание эльфу.

    Они давно уже переняли здесь на континенте манеру обращения всех остальных людей. У них сейчас не было лэров и прочих благородных. Остались только командиры, лекари и маги. Те, от кого зависело существование и выживание их небольшой по сравнению со всеми остальными общины, которая была основана тут на материке.

    У них был заключён союз о взаимовыручке с несколькими местными поселениями и боевыми когортами, и доверять они могли только им. Все остальные смотрели на них только как на эльфов.

    Было ещё хуже оттого, что сюда попадали девушки и женщины. Это служило причиной нападения на их поселения. Особенно в первое время. Но по-другому они поступить не могли.

    В княжестве их жён и дочерей ждала участь гораздо худшая, чем рабыни у каких-то бандитов или уготованная им смерть. Их приносили в жертву дереву Жизни, и оно столетиями высасывало из них всю энергию без остатка, продлевая жизни высокопоставленных вельмож из правящей верхушки княжества или совета магов.

    Об этой стороне магии эльфов мало кто знал. И поэтому те, кто отправлялся сюда, предпочитали забирать и свои семьи, а не оставлять их на растерзание магам из совета.

    Сюда ссылали обычно или тех, кто повинен перед короной и советом князей, или сюда уходили те, кому нечего было терять в княжестве. Те, кто был опасен по тем или иным причинам. Сюда не высылали всех преступников, как это было в Империи. Им предоставляли выбор. Смерть или галорианское изгнание. Вот так и получилось, что сюда попадали целыми семьями и родами.

    Никто не знал, какая грызня идёт в княжестве и как быстро меняется расположение его верхушки. Как мгновенно из фаворита можно стать самой главной угрозой короне и престолу. Особенно это касалось тех, кто был связан с государственными секретами и секретами магического совета. Поэтому магов у эльфов было гораздо больше, чем у всех других. Именно это и заставляло остальных считаться с ними.

    Так они и жили, постоянно находясь между молотом и наковальней.

    И вот недавно к ним вышел раненый эльф.

    Они подумали, что это кто-то из своих или он был из вновь прибывших. Но этот эльф оказался пришельцем из другого мира. Мира, где они могли жить. Там тоже шла война. Но как они поняли, воевали там с инфернальными тварями. Закрывая периодически прорывы из нижних миров. И война там была не столь постоянной и крупномасштабной, как здесь, где каждый день – это элементарная борьба за выживание.

    Поэтому уход туда дал бы им шанс. Там, по крайней мере, у них было больше шансов выжить, чем в постоянной попытке дожить до завтра, находясь на этом материке.

    Именно из-за этого теперь они и искали тот самый портал, через который этот эльф и попал в их мир.

    Но они до него не добрались.

    Сейчас они отрывались от странной погони, которая началась с непонятных развалин древних, через которые, по описанию того эльфа, им следовало пройти.

    Портал располагался как раз за ними. Но в развалинах они нарвались на эту самую стаю кадавров, которая и преследовала их сейчас…

    – Что? – коротко спросил Неус, эльф, к которому обратился разведчик.

    – Командир, я знаю эту местность, нам от них не оторваться. – И он махнул рукой куда-то себе за спину. – Но там, – эльф-разведчик показал немного в сторону, – есть поляна, с огромным скальным обломком. Это лучшее место, которое мы сможем найти тут для обороны.

    Неус подумал.

    – Веди, – отдал он приказ и скомандовал: – Всем приготовиться к бою. Идём на позицию.

    Дальше бежать не имело смысла. Эльфы и так уже потеряли достаточно сил, а если пробегут ещё немного, то кадавры и нагонят их, и уничтожат, не встретив никакого сопротивления. Единственное, о чём сожалел Неус, так о том, что ему пришлось взять в этот поход Маашарию, его младшую дочь. Но им нужен был маг, чтобы найти и идентифицировать портал, и никто, кроме неё, с этим лучше не справился бы.

    И вот они на поляне. Действительно, удобное место, чтобы дать последний бой.

    – Займите позиции, сейчас они появятся.

    Но это было лишним. В группу набирали опытных рейнджеров, практически все они были Лесными Тенями, и поэтому всё уже сделали самостоятельно.

    Потянулись томительные минуты ожидания.

    И вот кадавры перед ними.

    – Это кадавры третьего уровня, – произнёс один из рейнджеров, – они обычно не забираются так глубоко в лес. Это охрана магов.

    – Да, – согласился Неус.

    Это была очень неприятная новость. Встретить столь сильного противника, да ещё там, где его не должно быть.

    «Видимо, тем порталом или теми развалинами заинтересовались не только мы», – понял эльф, глядя, как перед ними стали в странном хороводе кружить эти похожие на огромных хищных псов кадавры.

    Рейнджеры дали первый залп. Но он даже никого не ранил. Звери будто почувствовали намерение эльфов и заметались гораздо быстрее, сбивая прицел.

    – Ещё раз, – скомандовал Неус.

    И новый залп. И снова без особого результата.

    «Вот, тарк», – печально подумал он.

    С такими опасными тварями да ещё в таком количестве им дел иметь не приходилось.

    И тут со стороны камня раздаётся странное шуршание.

    Неус да и остальные рейнджеры быстро реагируют на новую опасность, разво́рачиваясь к ней лицом и выставив оружие.

    – Спокойно, Маша, я Дубровский, – произносит какой-то странный и весь измазанный грязью и мусором чел, свалившийся вниз, после чего делает мгновенный шаг вперёд и быстро прижимает его дочь к камню…

    Чел быстро скользнул в сторону камня позади того, за которым пряталась Мааширия, или, как её звали все свои, Маша.

    Откуда он? Кто те его товарищи, что сейчас открыли беспорядочную стрельбу по кадаврам на поляне? Да и вообще, что этот незнакомец там делает?

    Но на самом деле девушка не могла забыть другого. Она до сих пор ощущала тепло ладоней этого хумана, которое почувствовала сквозь одежду на своей груди. Не могла забыть этот непонятный, чуть насмешливый и какой-то совершенно бесшабашный взгляд его серых глаз. Казалось, будто ему совершенно наплевать на то, в каком положении он оказался, даже больше, создавалось впечатление, что это и есть те условия, в которых этот непонятный чел чувствует себя вполне комфортно.


    Я пригнулся за последним камнем.

    Конечно, не всё прошло, как я рассчитывал. Но, как говорится, хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах.

    Пару раз пришлось вступить в схватку с этими кадаврами, пока я не закончил плетение и не оказался за этим камнем.

    Всё. Теперь назад. Встаю.

    – Вторая стрела! – кричу я эльфам.

    Сейчас особого смысла в скрытности нет. Эти кошмарные псы и так уже беспрерывно нападают на нас.

    Но эльфы держатся. Эти огнемёты – замечательная вещь. Меня самого один раз спас именно он. Выстрелить я успел в последний момент. Но зато мне повезло. Огненный шар, вылетевший из этого артефакта, попал прямо в оскаленную пасть нависшего надо мной кадавра. И на одного их стало меньше. Голову монстра разнесло на части.

    Ещё одного выбили мои друзья. И одного завалили эльфы.

    Теперь осталась финальная часть.

    Вижу, что из ветки торчат два древка. Кто стрелял, не заметил.

    Считаю до трёх.

    Пора.

    – Все к камню! – даю я следующую команду и сам бегу вперёд.

    И еле успеваю затормозить.

    Прямо передо мной будто из воздуха появляется морда гигантского пса.

    Выстрел.

    Попал в лоб, но огненный шар не причинил никакого вреда. Только заставил кадавра грозно зарычать.

    Чёрт, не успею.

    Да и фиг с ним. Энергии в щит на максимум. Должен выдержать.

    Активация.

    За мной раздаётся сильнейший взрыв. Ударная волна и куча осколков подхватывает меня и швыряет вперёд.

    Но нельзя теряться. Отбрасываю бесполезный сейчас огнемёт и ещё в полёте выхватываю клинки. У меня сейчас инерция полёта как от сильнейшего пинка, полученного под зад. Поэтому, не раздумывая, бью, отвлекая внимание, одним мечом по морде твари.

    Она наклоняет голову, подставляя лоб.

    То, что нужно. Я заметил, что они так часто делают при лобовой атаке. И не зря. От их башки, вернее, кости в черепе даже адамантит отлетает, как каучуковый мячик от асфальтового покрытия. Но я именно на это и рассчитывал.

    Морда наклонена, и открылась шея для второго удара. И я в развороте бью прямо по узловой точке. Этим и плохи автономные магические структуры: если разрушить один из связывающих их воедино узлов, то они распадутся. Это сейчас и произошло. Несовместимые энергии, что удерживались в теле этого существа, наконец получили свободу, и кадавр мгновенно погиб. Никаких взрывов не было, просто на землю падает мёртвая тушка.

    Всё. Разворачиваюсь и ору:

    – Быстрее, пока они не пришли в себя!

    И несусь к ближайшему, потряхивающему головой кадавру.

    Вижу, как с деревьев начинают расстреливать их люди Кохана.

    Подлетаю к первому. Он оглушён. Нашим легче. Удар. Ещё одно мёртвое тело.

    Дальше. Следующая тушка. Этот начинает подниматься. Но пока медленно.

    Удар. Проскальзываю под ним. И распарываю ему брюхо. Разрубая третью узловую точку.

    Эльфы завалили ещё одного.

    Мои товарищи – двух.

    Остался последний. Где он? Оглядываюсь. И замечаю, что он подкрадывается к девушке, что осталась у камня. Видимо, ей приказали не лезть в гущу боя.

    Блин. Не успеваю. Но всё равно несусь вперёд.

    – Стреляйте по камню, – кричу я в надежде, что меня поймут.

    Это отвлечёт кадавра и даст мне пару мгновений, которых катастрофически не хватает.

    Кто-то меня понял правильно. Надо мной пролетело три шара, и два даже в нужном направлении.

    Всё, я на месте. Но и зверь уже здесь. Он приготовился к прыжку.

    Девушка его не видит, она расширившимися глазами смотрит на меня.

    – Пригнись! – ору я.

    Но, похоже, выходит это у меня недостаточно убедительно. Вместо того чтобы пригнуться или, лучше, упасть на землю, она медленно разворачивается лицом к кадавру. И, как в замедленной сьёмке, я вижу прыжок, который делает монстр.

    * * *

    Маша в удивлении смотрит, как этот непонятный чел несётся в её сторону, потом он что-то кричит ей. Но она не понимает, что он от неё хочет.

    Зачем-то в камень выстрелил её отец и ещё кто-то с деревьев. Наверное, это друзья этого чела.

    Тут она слышит какое-то шуршание за своей спиной. Медленно поворачивается в ту сторону. И так же медленно начинает поднимать свой огнемёт.

    Теперь эльфийка понимает, что хотел сказать ей этот чел.

    Напротив неё – изготовившийся к прыжку кадавр.

    Она не успевает. Да и никто не успел бы.

    Зверь отталкивается от земли и одним тягучим прыжком, словно затаившаяся за углом смерть, тянет к ней свои лапы с большими выпущенными когтями.

    «Не хочу», – только успела подумать она, как прямо над ней пролетает что-то большое. И в несущегося на неё зверя врезается какое-то другое тело. Гораздо меньшее по размеру.

    Однако зверя всё равно отбрасывает назад. Ну а то, что мгновение назад было большим снарядом, вскакивает с каменной крошки и торчащей из земли скальной породы и превращается в того самого чела.

    Он скалится и тихо порыкивает. Так же, как находящийся напротив него кадавр.

    Чел делает два быстрых шага вперёд и, почти прижи маясь к самой земле, подныривает под вставшего на ноги монстра.

    Удар. И у того распорото брюхо.

    Ещё. И он подрубает одну из лап.

    А потом чел резко выскакивает из-под падающей туши. Но кадавр ещё жив. Ему нужно всего несколько мгновений, чтобы восстановить своё тело. Но этих мгновений никто ему не собирается давать.

    Хуман проскальзывает к голове зверя. Замах. И она катится по земле, как раз в сторону эльфийки.

    Девушка ошеломлённо смотрит в глаза хищника, чья голова сейчас лежит у её ног. Она медленно поднимает лицо и натыкается на точно такой же хищный взгляд, что видела несколько мгновений назад. Но эти глаза принадлежат не кадавру. На неё смотрит хуман. Хищник, не менее опасный и страшный, чем тот, чей труп лежит рядом. Хищник, который только притворяется обычным челом.

    * * *

    Эльфы оказались не только нашими союзниками, но и друзьями. К тому же командир их очень хорошо знал нашего тролля. Да и остальные были неплохо знакомы. Кроме меня, разумеется.

    Боссы собрались на небольшой совет, чтобы обсудить дальнейшие планы. Другие же занялись разделкой туш кадавров.

    Оказывается, эти звери сами по себе были ценным ресурсом, и потому мы решили задержаться на поляне. Опасаться пока было нечего. Так что лагерь мы поставили здесь же. Трупы гигантских псов никого не смущали. Их запах и кровь, наоборот, отпугивали всех обитателей леса. А члены моего отряда и эльфы были привычны к такому соседству.

    Меня, как особо отличившегося, не привлекли к препарированию кадавров, да и я честно признался, что не особый мастак по снятию шкур. Мои слова хоть и удивили, но на них лишь пожали плечами.

    Я же, чтобы уж совсем не бездельничать и не маячить перед глазами, сказал, что займусь амулетами. Мол, здесь источник силы, и я смогу сделать и зарядить их достаточно много. После того как на поляне разносило камни, больше никто не сомневался в моих способностях, и Кохан посчитал, что это будет более полезным вкладом в жизнедеятельность отряда, чем моя какая-то иная помощь. Хотя на самом деле я подписался на это, чтобы послушать, о чём же будут говорить наши командиры.

    На то место, где они расположились, я подбросил подслушивающий артефакт, вторую часть которого поместил себе в ухо. Хоть и недостаточно хорошо слышно, но разобрать, о чём они говорят, можно.

    – Кохан, я рад, что вы здесь так вовремя оказались и с вами этот маг, но я его что-то не помню среди твоих ребят, – сказал Неус. – Из новеньких?

    – Да, совсем недавно с нами, – отозвался тролль.

    – Перспективный парнишка, – продолжил эльф. – Обычно маги сильны только своим даром, а этот, как я погляжу, выбивается из общего ряда, да и очень уж нестандартно действует.

    – Есть такое, – согласился Кохан и напрямую спросил: – Неус, я тебя давно знаю, к чему ты клонишь?

    Тот задумался. И решился.

    – Ты же знаешь, в каком положении находится наша община? – спросил он у тролля.

    Тот лишь взглянул на него.

    – Нам приходится сражаться не только с порождениями леса и сериканских магов, но и со многими вашими.

    – Да, я это знаю, – ответил майор.

    Эльф помолчал.

    – У нас появился способ уйти с материка, – тихо произнёс он.

    – Что? – поразился майор. – Уйти?

    – Да, – кивнул Неус. – Но ты меня не так понял. Уйти не просто отсюда, а вообще из этого мира. Мы знаем, что есть портал, который ведёт в один из миров, где живут такие же эльфы, как и мы. Возможно, там есть и другие расы. Я не знаю, заинтересует ли это кого-то ещё. Но всех мы туда не потащим. Там не нужны некоторые из тех, кто сейчас оказался тут. – И он прямо посмотрел в глаза троллю. – Но если это будешь ты и такие, как ты, например, люди из вашей когорты, то мы могли бы воспользоваться порталом вместе. Но у нас не слишком много времени. В среднем порталы держатся не больше двух-трёх месяцев. Мы разыскиваем его уже две недели. Сколько он просуществовал до этого, нам не известно. Но мы нашли его приблизительное месторасположение. Теперь нам нужно добраться туда и узнать, он ещё там или его уже нет. Я взял с собой Машу, чтобы она примерно определила, сколько этот портал ещё продержится, если мы его найдём, конечно. Правда, есть одна проблема. В том мире тоже идёт война. Но там воюют с инфернальными тварями и демонами. Совет общины посчитал, что шанс выжить там у нас, а главное у наших детей, будет выше, чем здесь. – И он ещё раз взглянул на тролля. – Теперь ты знаешь всё.

    – А что ты хотел от нас? – задумчиво спросил Кохан.

    – Отпусти с нами своего парнишку, такой необычный маг нам очень пригодился бы, – честно признался эльф.

    Тролль задумался.

    – Я не могу принять такого решения без его согласия, – сказал он, поднимаясь с камня. – Сейчас приду.

    – Я понял, – кивнул Неус. – Жду…

    «Так, тролль идёт за мной».

    Делаю вид, что работаю в поте лица. Хотя я и так это делаю. Вон, уже почти все заготовки превратил в амулеты. Осталась только парочка баклажек.

    Несколько секунд – и вижу Кохана.

    – Степан, – говорит он мне, – у нас с Неусом… – Но, вспомнив, что я не знаю, кто это, добавляет: – Командиром эльфов, есть к тебе разговор.

    – Понял. – Я поднимаюсь, стряхиваю с себя опилки и мусор.

    Надо бы почистить одежду. Но пару раз такой её невзрачный вид оказал мне неплохую службу, став дополнительной маскировкой. Так что можно и потерпеть, хотя бы до первого приличного, спокойного, а главное, относительно безопасного ручейка. Переодеться-то мне есть во что, а вот выстирать одежду негде.

    Ладно, хватит испытывать терпение командиров, иду за троллем.

    – Это Неус, – представил он мне вставшего эльфа. – Это его дочка Маашария, но с ней, как мне рассказали, ты уже познакомился, чуть ли не самым теснейшим образом. – И тролль усмехнулся.

    Эльф тоже улыбнулся этой шутке. Лишь девушка смущённо покраснела.

    – Да. – И я галантно поклонился, не зря всё-таки мои девочки пытались привить мне хоть какие-то манеры. – Степан, – назвался я, обращаясь исключительно к ней.

    – Маша, – несколько смутившись, она встала передо мной. – Ой, простите, Маашария.

    – Хорошо, – кивнул я, – я запомню. Маша. Мне так больше нравится.

    Щёки девушки заалели ещё больше.

    – И простите за тот случай. Это действительно была случайность.

    – Да, я уже это поняла. – Эльфийка села на место.

    Я же развернулся к эльфу и троллю, которые удивлённо наблюдали за нашей беседой.

    – Так что вы от меня хотите, господа?

    В том, что серьёзный разговор затевают не просто так, догадаться не сложно. Тем более о его сути я прекрасно знал.

    Командиры переглянулись. И Неус, посмотрев на Кохана, проговорил:

    – Я в нём не ошибся.

    И он рассказал мне примерно то же самое, что и до этого троллю, опустив несколько деталей.

    – Ну, что ты скажешь? – в конце спросил он.

    А что я мог сказать? Сидеть на заставе мне было не очень интересно, нужно было проверять свою теорию, искать путь, чтобы вернуться назад. И нужно было хоть с чего-то начинать. Так почему не сделать именно такой шаг.

    – Согласен, – пожал я плечами.

    И, поняв, что большего от меня не требуется, вернулся назад. Нужно было сделать ещё несколько амулетов и отдать половину парням. Им они могут пригодиться…

    – Папа, дядя Кохан, а почему он согласился? – спросила девушка, задумчиво глядя вслед ушедшему хуману, – он ведь даже не задумался над нашим вопросом, будто знал всё, о чём вы хотите его попросить.

    – Дочка, – посмотрел на неё тролль, – челу, которому нечего терять, не нужна причина, чтобы что-то сделать, ему достаточно лишь его желания.

    – Да? – удивилась эльфийка. – А что он мог пожелать?

    Тролль и эльф, отец девушки, рассмеялись, но ничего девушке отвечать или объяснять не стали. Она и сама скоро догадается.

    Та лишь недоумённо посмотрела на них и отвернулась.

    А с другой стороны камня сидел чел, который забыл вынуть из уха небольшую бусину и сейчас задумчиво смотрел в пространство перед собой. Не могло ли оказаться так, что эти двое правы?

    Глава 3. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса

    Развалины города древних

    Через восемь часов

    – Степан, – обратился ко мне Неус, – сейчас наши разведчики проверят эти развалины, и мы пойдём дальше. – И он указал рукой на несколько полуразвалившихся зданий.

    Раньше, судя по всему, ну, если точнее, то когда-то очень-очень давно, это были огромные строения, однако сейчас от них остались лишь ветхие остовы, не больше пары-тройки метров в высоту. И все они поросли каким-то мелким кустарником и травой, из-под которых не проглядывал даже тот материал, из которого эти строения и были кем-то созданы.

    Но вот что меня заинтересовало больше всего: все эти здания были выстроены в виде какого-то амфитеатра. И в центре этой группы строений определённо находился очень сильный источник магического излучения. Его заметил не только я, о нём же сказала и Маша, подбежав к нам с Неусом.

    Меня сразу же насторожило в её рассказе, что при их прошлом визите сюда никакого источника она здесь не почувствовала. Правда, девушка добавила, что на них почти сразу, как только они оказались здесь, напали кадавры, так что она могла его просто не заметить. Но я в это не особо поверил. Такое мощное излучение сложно было не почувствовать. Можно не определить его принадлежность, но что оно есть, почувствуешь обязательно.

    Это я ей и сказал. Поэтому мои слова заставили задуматься как девушку, так и командира отряда эльфов. И потому он попридержал своих разведчиков, уже более внимательно сам осматривая окрестности полуразрушенных строений. Нужно понять, что мы там можем встретить и чего нам ожидать от этих развалин.

    Пока я тоже рассматривал их и думал над тем, что рассказала нам девушка, эльф пояснил мне и свои опасения:

    – В прошлый раз мы именно там и нарвались на засаду, устроенную кадаврами.

    Хм. Я посмотрел в указанном Неусом направлении.

    – Понятно… – протянул я и подумал: «Плохое это место. И с каждым новым фактом оно становится всё хуже и хуже».

    И было отчего. Такие сильные кадавры, как те, что на них напали на поляне, просто так не бегают по лесам, это я уже понял. И тут у нас может быть единственный более-менее логичный вывод: это охрана, и очень сильная охрана для кого-то или чего-то, находящегося там, в развалинах.

    И когда я сопоставил это, больно уж мне стал не нравиться этот внезапно появившийся ни с того ни с сего источник. И хотя девушка не могла идентифицировать его, но я-то определил его принадлежность достаточно точно и быстро. А поэтому к этому моменту уже прекрасно знал, что в центре этих самых строений, сейчас лежащих грудой развалин перед нами, находится сильнейший источник не просто магической энергии. Там находился источник тёмной, скорее даже инфернальной энергии.

    Кстати, странно было то, что Маша не смогла понять, что это сильнейший источник тёмной магии. Интересно, почему?

    Ну а если смотреть на ситуацию в целом, то из-за мощнейшего излучения этого самого источника тёмной магии, перебивающего все сколь-нибудь значимые сигналы любых других магических выбросов вблизи него, я не мог разобрать, что же происходит там на самом деле. И следовательно, проверить, что сейчас творится в развалинах, можно было только визуально, забравшись туда внутрь.

    Ну и ещё, судя по всему, именно этот источник, или что там сейчас находилось, и послужило в прошлый раз причиной появления здесь тех самых сериканских магов и сопровождающих их кадавров. Других выводов у меня просто не было, а этот лежал на поверхности.

    И это как раз был один из тех случаев, когда никакого усложнения не требовалось. Первый и самый простой путь оказывался самым правильным.

    На всякий случай, чтобы удостовериться в своей версии, я уточнил у Неуса:

    – Вы когда были здесь в прошлый раз, заходили в развалины или вас перехватили на подходе?

    – На подходе, – сразу ответил эльф.

    – Значит, того, что происходило там внутри на тот момент, вы точно не знаете?

    – Нет, – удивлённо покрутил головой Неус, – мы туда не заглядывали.

    – Плохо… – протянул я.

    Что-то было у меня скверное предчувствие насчёт этого места.

    Более внимательно осматриваю развалины и то, что находится рядом с ними.

    Ага. Понял, что выбивалось из общей картины.

    Поворачиваюсь к Неусу.

    – Вы хорошо помните эти окрестности? – указал я на ветхие здания, стоящие перед нами, и на небольшую поляну вокруг них.

    – А что тебя интересует?

    – Те камни, – показал я на явно рукотворно сложенную груду каких-то булыжников, которые выглядели уж больно свежими для окружающей их замшелой древности, – они уже лежали там или их не было?

    Неус всмотрелся, потом подозвал кого-то из своих и спросил:

    – Помнишь их? – и тоже показал на камни, заинтересовавшие меня.

    Эльф отрицательно помотал головой.

    – Мы же не успели в прошлый раз проверить ту сторону поляны, нас как раз перехватили у самых развалин, – ответил подошедший к нам рейнджер, – примерно вон там они нас обнаружили, – показал он чуть вперёд.

    Место находилось буквально в паре десятков метров от нас.

    – Да, я это помню, – сказал Неус, – спасибо. – И кивнул рейнджеру, позволяя ему вернуться обратно. После чего повернулся ко мне: – Я тоже не помню их и поэтому не могу сказать, лежали они там или нет.

    «Чёрт, это усложняет дело, – прикинул я. – Получается, что если в то время, когда эльфы пришли сюда, этих камней не было, значит, их натаскали сюда за эти пару дней».

    Я посмотрел на Неуса.

    – Нам точно нужно именно туда? – показал я на разрушенные строения.

    Рейнджер, не понимая, к чему я клоню, кивнул:

    – Да, тот пришелец, что попал сюда из другого мира, рассказывал нам именно об этих развалинах, они единственные подходят под его описание, и о том, что портал, ведущий в его мир, находится в одном из зданий.

    – Хорошо, – согласился я, – значит, проверять их нам придётся в любом случае. – Я вновь посмотрел на подозрительные строения. – Не будешь против, если я пойду с твоими разведчиками?

    – Нет, конечно, – пожал плечами Неус, – иди.

    – Только вы отойдите отсюда подальше, не нравится мне тут что-то. – И я указал ему на огромное, могучее дерево метрах в трёхстах от нас, внутри которого был сильный источник энергии жизни: – Подождите нашего возвращения там.

    Эльф кивнул. Кохан, похоже, сказал ему, что я неплохо чувствую лес и поэтому мне можно доверять в этом вопросе. Хотя тут всё было довольно просто. В этом мире действовали те же законы, что и в Великом лесу, а потому там они будут в относительной безопасности.

    Неус подозвал двух рейнджеров. Те быстро подползли к нам.

    – Пойдёте с ним, – распорядился Неус.

    «Хм. Интересно, – подумал я, слушая его приказ. – Не я пойду с ними, а, наоборот, они пойдут со мной. Получается, что он отдаёт мне их в подчинение. Так доверяет?»

    Оба рейнджера кивнули и посмотрели на меня, ожидая уже моих указаний.

    Между тем вся остальная группа двинулась к дереву, которое я для них выбрал.

    Ещё раз оглядев нас, Неус взглянул мне в глаза.

    – Нам это очень важно, – и мотнул головой на развалины.

    – Я понимаю, – кивнул я.

    И он пополз за своими людьми.

    – Вы там поосторожнее, – на прощание тихо произнесла Маша, до этого молча стоявшая рядом с нами, и легонько потрогала меня за руку. – И… – девушка неловко замолчала, – береги себя, пожалуйста, – ещё тише добавила она, а затем, спрятав лицо, резко развернулась и быстро отправилась вслед за отцом.

    Я посмотрел на удаляющуюся, хотелось бы сказать, спину девушки, но смотрел я явно не туда. Похоже, мой взгляд почувствовала и эльфийка. На мгновение остановилась и обернулась. Я заметил её вспыхнувшее лицо. Но что поделать, если с этого ракурса открывался такой прелестный вид на определённые части её тела? Это, похоже, поняла и она, ещё больше смутившись. Укоризненно посмотрев на меня, что-то прошептала одними губами, лично мне послышалось что-то типа «дурак», и скрылась за кустарником.

    Я ещё несколько секунд глядел на то место, где только что стояла Маша.

    «Ладно, хватит отвлекаться», – подопнул я себя и обратил внимание на ожидающих моих приказов рейнджеров.

    – Нужно проверить вон те развалины, – показал я на разрушенные строения рейнджерам, – но есть одна проблема.

    Оставшиеся со мной эльфы вопросительно посмотрели на меня.

    – Я уверен, что засада, в которую вы попали в прошлый раз, была организована не на вас. Вы лишь случайные жертвы. На самом деле это лишь охрана. Слишком сильных и редких для этой местности вы встретили тут кадавров.

    Рейнджеры переглянулись.

    – Возможно, – согласился с моими словами один из них.

    – Так ты думаешь, что там может всё ещё находиться то, что они должны охранять? – сразу же сообразил второй рейнджер.

    Я кивнул.

    – Если готовиться к самому худшему варианту развития событий, то я не исключаю такой возможности, – подтвердил я его выводы. – Там мы можем найти то… – Немного помолчав, добавил: – Или тех, кого должны охранять встреченные вами кадавры. – Я задумчиво посмотрел на развалины города каких-то древних.

    Кто они, я не знаю. Но почему-то мне казалось, что к тем древним, с мира Ареаны, эти не имеют никакого отношения. Но это так, к делу не относится. А вот что относится.

    – Готовиться надо к худшему, – произнёс я. – Думаю, там будет и то и другое.

    – Понятно, – кивнул второй эльф и спросил: – И что ты предлагаешь?

    Я показал на полуразвалившиеся строения, потом на кучу камней, которая лежала по другую сторону руин и не давала мне покоя.

    – Мне нужно, чтобы вы проверили эти развалины с противоположной от нас стороны, и особенно те булыжники. Не нравятся мне они. Ну не вписываются эти камешки в общую картину всего этого сооружения. Слишком не на месте они лежат.

    Один из эльфов не понял, о чём я говорю, и поэтому переспросил:

    – Поясни, о чём ты?

    Я задумался, как бы сказать попонятнее. Всё-таки это лишь на уровне моих предчувствий и предположений, но никак не точные сведения. Но я привык доверять своей интуиции. А потому решил выложить всё, как кажется мне самому.

    – Давайте сделаем так, – начал я. – Если вы там обнаружите следы того, что их откуда-то притащили, то быстро отступайте к нашей группе, предупредите Неуса и готовьтесь к бою.

    – Почему? – удивился всё тот же рейнджер.

    Второй был значительно сообразительнее и уже понял, к чему я клоню. На будущее, нужно обратить на него внимание. Пригодится, если ещё придётся работать вместе.

    – Да потому, – ответил я, – что, скорее всего, те, кто, возможно, их таскал, сейчас бродят где-то вокруг или находятся в развалинах.

    Теперь и до этого эльфа дошло, что я хотел сказать. Он кивнул и спросил:

    – Опасаешься ещё одной засады?

    – Нет, – отрицательно помотал я головой, – но никто из вас точно не может сказать, лежали ли они там, когда вы были здесь в прошлый раз, или нет. Но у меня, как у вечного параноика, есть такое нехорошее предположение, что этих булыжников там не было. А поэтому я опасаюсь не засады, а другого. – Я посмотрел на эльфов. – Я опасаюсь того, что они ещё не закончили свою работу, и мы можем столкнуться с ними лицом к лицу. Наши враги всё ещё там. – И показал на строения.

    Эльфы насторожённо посмотрели на развалины.

    – Ты прав, – согласился более сообразительный из этой двойки, – этого нельзя исключать.

    Я подумал и продолжил:

    – И ещё. Теперь о самой нашей задаче. Вы проверяете камни и, если ничего не обнаруживаете, осматриваете развалины с той стороны. Ищете активированный портал. Но если заметите следы явного присутствия тут третьих лиц, сразу отступаете к основному отряду. Это ясно?

    Оба эльфа молча кивнули.

    – Хорошо. Тогда то, что касается меня. Если меня не будет больше часа, валите отсюда как можно быстрее и не предпринимайте никаких попыток меня спасти. Только всё испортите. Если тут всё так плохо, то нас слишком мало, чтобы что-то сделать. У меня одного шансов выжить и выбраться гораздо больше.

    Рейнджеры внимательно меня слушали. Я продолжил их инструктировать:

    – Отходите к той поляне, где мы вас встретили, и ждите сутки. Если меня не будет и после этого, то забудьте об этих развалинах.

    Второй рейнджер, тот, что посообразительнее, странно посмотрел на меня.

    – А ты? – спросил первый.

    А что я? Будто не понятно. Останусь здесь. И скорее всего, в качестве трупа. Но сказал я другое:

    – А я переживу. Я специально не стал ничего рассказывать Неусу, слишком он ответственный и правильный. А сейчас для нас это плохие качества. Уведите отряд отсюда. В крайнем случае, если некоторые будут особо упорствовать, скажете всем, что я уже, вероятно, мёртв. Это понятно?

    Оба рейнджера ошеломлённо смотрели на меня.

    – Ты точно что-то знаешь об этих развалинах, – тихо произнёс один из них.

    Ну, я же говорил, что он сообразительный малый.

    Я пожал плечами.

    – Догадываюсь, что может нас там поджидать. И если я прав, то мы все там ляжем. А этого не нужно. Поэтому я и даю себе час. Он мне необходим, чтобы разобраться в этой ситуации и понять, что мы можем сделать и сможем ли мы вообще что-то сделать. А потом вы уходите. Это понятно?

    Оба эльфа синхронно кивнули.

    Как мне нравятся эти ребята. Никаких возражений или особых вопросов. После боя на поляне мне доверяли гораздо больше, чем следовало бы на самом деле. Ну, это на мой взгляд. Но они доверяли. Так почему бы не воспользоваться своим приобретённым авторитетом?

    – Хорошо, – сказал я им, – тогда пошли. – И кивнул в направлении поляны и стоящих на ней строений.

    Рейнджеры двинулись туда, а я, проследив, как среди травы исчезли спины эльфов, пополз сквозь густой подлесок в другую сторону, к развалинам. Туда, где располагалось сосредоточие энергии тьмы.

    С каждым метром источник силы приближался.

    Я уже видел однажды нечто подобное. Только тогда портал был меньше и из него не так сильно тянуло магией. Тёмной и инфернальной магией. Теперь, подобравшись ближе, я чётко различал эти два типа энергии. И их концентрация с каждым мгновением возрастала.

    Кроме того, я почувствовал и что-то другое. Это и правда какой-то странный портал, или что-то на него очень похожее, только куда его открыли эти маги, я не понимал. Слишком странное там должно быть место.

    Неужели это действительно дорога в ад, если такой существует?

    Не знаю, что о нём думают другие, но по мне, так очень похоже.

    Однако сейчас меня мучило совершенно другое. Кого они вызвали или пытались вызвать? И зачем этот некто им мог понадобиться?

    Подползаю к самому краю очередного строения и выглядываю за угол, прижавшись к его замшелой стене.

    Что у нас здесь?

    Пробираюсь между обломков. Камней, разбросанных тут и там, частей строений и различного хлама, попавшего сюда, в развалины, со временем. Даже вон скелет какого-то животного.

    Передо мной раскинулся амфитеатр. Вернее, то место, где он должен быть.

    Но его центра я до сих пор не видел, мешали различные препятствия, а в полный рост, чтобы посмотреть туда, я встать не мог. Слишком опасно. Это я чувствовал. Вот именно поэтому мне и следовало подобраться к самому краю.

    И только сейчас у меня появилась возможность заглянуть туда, вниз. На саму арену.

    «Хм, теперь, по крайней мере, понятно, откуда взялись те камни», – констатировал я, разглядывая огромную дыру в полу. Их выворотили из каменного основания амфитеатра и лишь частично вынесли наружу.

    Под полом был широкий ход, ведущий куда-то вниз. И токи энергии шли именно из этой дыры в центре арены.

    Понимаю, что если хочу разобраться во всём происходящем, то мне придётся ползти именно туда. Но слишком это опасно.

    Осматриваю то, что ещё здесь есть.

    Как я не заметил эту троицу сразу, не понимаю. Видимо, был занят другим. А надо было смотреть на главную опасность.

    У хода, ведущего вниз, вижу двух кадавров, таких же, как и те, что напали на эльфов. Тут же стоит и кто-то, отдалённо напоминающий человека. Только кожа у этого существа синего цвета с различными костяными наростами по окружности черепа.

    Что было странно – кадавры вели себя вполне разумно. У меня складывалось впечатление, что существо разговаривает с ними и те его прекрасно понимают. Мне это не понятно, а значит, нужно разобраться в том, что сейчас здесь происходит.

    Особенно мне не давал покоя вопрос с тёмной энергией. Почему кадавров и, я так понимаю, сериканского мага наличие вблизи такого сильного источника магического излучения совершенно не волнует. Ведь не чувствовать они его просто не могут. Тут магия ощущается чуть ли не на физическом уровне. Но те её упорно игнорируют.

    «Не понятно, – ещё раз думаю, – надо бы прояснить этот вопрос», – даю я себе первую установку. А для этого мне необходимо подобраться к ним как можно ближе, и желательно сделать это так, чтобы они меня не заметили.

    Осматриваюсь.

    Ага. Они набросали камней. И не все из них вынесли наружу. Убрали, видимо, только те, что им мешались непосредственно, а все остальные бросили.

    По краю площадки, возле строения, стараясь никому не попадаться на глаза, подползаю ближе к набросанным камням.

    И что у нас тут?

    Прислушиваюсь.

    «Неужели?» – поражённо осознаю я услышанное.

    Хотя за камнями и слышится некое необычное порыкивание и странное и чуждое этому миру бормотание, но оно вполне складывается в понятные и осмысленные для меня слова и выражения.

    – Раа, ты не знаешь, старший магистр скоро закончит свой ритуал призыва?

    Судя по слегка порыкивающему звучанию, это спрашивает один из кадавров.

    – Тебе не всё равно? – это, видимо, тот, что похож на синекожего человека с костяными наростами.

    – Да я хотел проверить, что случилось со стаей. Они давно должны были вернуться, а их всё нет. Там была и не такая большая группа местных аборигенов, но никогда не знаешь, чего от них ждать. Думали, будет простая захватническая кампания, а оказалось, что не всё так просто с ними. Они хоть и отстали от нас в развитии, но не намного. Так что я всегда переживаю, когда своих отправляю против местных дикарей.

    – Так иди, – спокойно ответил второй голос, – оставь с нами второго аркана и проверь. Не думаю, что магистр будет очень возражать.

    – И оставить вас одних? Не смеши меня. Если что-то пойдёт не так, ты один можешь не справиться. Местные дикари опасны, и мастера внутреннего круга уже давно должны были убедиться в этом. Тем более магистр уже отошёл от дел. Он давно больше политик, чем маг.

    – Это да. Вчера ночью из рейда не вернулась одна из ваших групп, – согласился синекожий. – Ты не слышал об этом?

    – Нет, – рыкнул кадавр. – Кто?

    – Те, младшие, из последнего набора, – поведал отдалённо похожий на человека гуманоид. – Они так и не успели осознать, в каком мире оказались. Вы все так наивны, особенно арканы младших уровней. – Это синекожий говорил, уже явно обращаясь к этому самому аркану. – Но вы лучшие воины в нашей сети наших миров, только мастерам внутреннего круга на это глубоко плевать. Они преследуют свои цели. Поэтому мы здесь.

    Лёгкое порыкивание.

    – А что вообще мы забыли в этом отсталом мире?

    – Так ты не знаешь? – удивился похожий на человека. – Вы ввязались в эту авантюру, даже не зная, из-за чего её затеяли?

    – Нас призвали, и мы пришли. Это наш долг, – прорычал, как я понимаю, аркан.

    И правда, настоящий воин. Долг, честь и всё такое. Ему бы ещё капельку не только воинской смекалки, но и мозгов. Меньше глупых вопросов задавал бы.

    Чем-то он мне напомнил брата Селеи, до того как тот попал в Пустоши. А тут вместо Пустошей этот мир. Значит, если они не совсем идиоты, то пообтешутся тут и со временем поймут, во что их втравили. А потом можно будет с ними и поговорить по душам, если, конечно, получится.

    Это я о кадаврах. Об этом синекожем я того же сказать не могу. Он тут явно из-за личной выгоды. Такие обычно преданы лишь тем, кто больше платит.

    Да и не нравится он мне.

    А вот к этому аркану у меня почему-то никаких предубеждений нет. Хотя я понимаю, что мне придётся его убить, но всё-таки.

    Кстати, где-то я слышал уже такое необычное название – аркан, только не могу вспомнить где.

    – Это глупо, – сказал гуманоид, – мы никогда не стали бы делать что-то, не разобравшись.

    Ну что я говорил, эти точно знали, зачем они появились в этом мире.

    Немного помолчав, тот продолжил:

    – Этот мир богат такарийской рудой.

    И что это, интересно, такое?

    А синекожий говорил дальше:

    – Только за нынешний год её нашли больше двух килограммов. Что уже раз в десять окупило все затраты на эту кампанию. А проверили мастера не больше тысячной части только этого континента. А тут ещё есть и другие. Местные по своей глупости считают, что этот купол защитит их, хотя на самом деле он лишь служит мнимой преградой, которой для наших мастеров нет. Она даёт нам работать относительно спокойно. Но когда нужно, они его пробьют.

    – Люди, – проворчал аркан, – вы всегда ищете материальную выгоду. А гибнут остальные.

    Согласен я с этим арканом. Жаль будет его убивать.

    А теперь придётся ещё выяснить, как они собираются пробить этот самый купол. Хотя оно мне нужно?

    Не знаю.

    – Каждый находит что-то своё, – похоже, синекожий усмехнулся. – Вы вон вообще здесь из-за своего гипотетического долга мастерам. Но уже прошло больше десяти тысяч лет, как они помогли вам. А вы всё ещё считаете себя обязанными им. На мой взгляд, это не меньшая глупость. Так что всё относительно.

    – Согласен, – прорычал аркан, прерывая разговор. Видимо, он ему надоел.

    Слышу, как тот прошёлся вдоль ряда лежащих у края арены камней.

    – Что-то не нравится мне это затишье, тебе не кажется, что за нами наблюдают? – спросил он у синекожего.

    – Да кто бы тут появился? – удивился гуманоид. – Но если тебе так будет спокойнее, то я могу проверить.

    – Давай, – согласился аркан.

    Синекожий, а он был явно магом, что-то пробормотал.

    Я заметил несколько странных рун. Анализатор занёс их в нашу базу. Известны они не были.

    Чёрт. От него в мою сторону пополз какой-то синеватый расширяющийся луч магической энергии, а не туда, куда был направлен взгляд мага. Это я влип. Понятно, что это какой-то аналог поискового плетения. И сейчас оно ищет меня. Вернее, уже нашло.

    – Там! – кричит синекожий, указывая в мою сторону, хотя энергетический луч ещё не дошёл до того места, где я скрывался.

    Резко вскидываю огнемёт. Выстрел. И голову мага разносит на части.

    Синекожего гуманоида снять проще. Но ко мне несутся эти самые кадавры, вернее, арканы. Не зря мне их действия показались тогда вполне осмысленными и разумными, ох не зря, они такие и есть. Только я так до сих пор и не понял, кто же они всё-таки?

    Но сейчас главное не это. Сейчас главное выжить.

    Именно этих зверей маг называл лучшими воинами, а значит, они в сотню раз опаснее всех остальных. И мне нужно действовать против них.

    Один раз у меня это получилось.

    Работаем. Нельзя застывать на месте и упускать момент.

    Первый зверь, ну или кто он там, прыгает в мою сторону прямо через камни.

    Это он зря. Хорошо, я не выпустил из рук огнемёт.

    Ещё один выстрел, прямо в его незащищённое брюхо. Огненный шар пробил в теле этого аркана огромную дыру.

    А вот теперь это стрелковое оружие будет мне только мешать. В сторону его. И не просто так, а прямо в морду второго, того самого, с кем говорил маг.

    Он действует более грамотно. Прячется за камнями. Хотя и видит, что оружие я уже отбросил.

    Я делаю шаг в сторону. И правым мечом перерубаю шею пролетевшего мимо меня первого кадавра, раненного в живот. Боль не дала ему вовремя отреагировать на опасность. Да он и так не успевал.

    Хорошо. Но это ещё не все. Остался второй аркан. И он стал ещё более осторожен. Но у меня есть кое-какой план.

    Это существо само загнало себя в ловушку, маневрируя между камнями. А их тут очень много. Даже больше, чем нужно. И я мгновенно выбрал именно то, что подойдёт для реализации моего плана лучше всего.

    Я вижу удобную щель между двумя большими валунами.

    Голова у этих арканов крепкая, но и достаточно большая. В обычной жизни это даёт огромное преимущество, но не в нашем случае.

    Я пролезу между двумя булыжниками, а кадавр подобного сделать не сможет. И поэтому я начинаю действовать.

    Делаю обманный финт, будто собираюсь вырваться из каменного плена, в который загнал меня зверь. Он ждёт от меня примерно такого шага и поэтому реагирует в соответствии со своим алгоритмом действий: прыгает как раз туда, куда и нужно. Я же быстро разворачиваюсь и проскальзываю в щель между двух камней, которые находятся буквально за моей спиной.

    Это сбивает кадавра с толку. И дальше он действует на рефлексах и инстинктах хищника. Жертва убегает, значит, её нужно догнать.

    Инерция у многокилограммового тела высока, и зверь просто физически не успевает отреагировать на мой манёвр.

    Но как только затормозил, сразу прыгает следом за мной. Но я уже внутри. Однако это всего лишь щель между камней, и она не сквозная. Правда, я это и так знал. Но мне проход и не нужен. Главное, я оказался на несколько мгновений вне досягаемости зверя и сумел подготовиться к контратаке.

    Я, как мог, развернулся между камней в сторону летящего кадавра и присел на корточки. Мне нужна сила двойного удара. Места здесь очень мало, и поэтому мне нужно использовать все возможности.

    Сильнейший удар сотряс оба камня. Это аркан головой долбанулся о них. Вот теперь пора и мне.

    Выскальзываю прямо под падающего зверя. Конечно, он меня придавит. Но это уже будет мёртвая туша.

    Резкий удар со всей силы вверх – и меч сквозь его пасть пронзает узловую точку в голове.

    Да, эта зверюга и правда тяжёлая. Свалившись на меня, она нанесла вреда больше, чем они все, вместе взятые, за весь бой.

    Вылезаю из-под неё, держась за бок. Больно, однако. Сломаны рёбра. Но жить буду. Бывало и хуже. Тем более есть магия.

    Накладываю на себя несколько плетений среднего исцеления. Стало гораздо легче. Но лучше бы сделать так, чтобы на меня больше никто сегодня не падал.

    Повезло ещё, что эта образина не располосовала меня своими огромными когтями. Манёвр-то был, в принципе, опасный.

    Осматриваюсь. Вроде ничего. Или мне повезло, и никто снизу не услышал звуков скоротечной схватки, или сейчас их тут будет целая толпа.

    Подбираю свой огнемёт. Занимаю позицию и жду.

    Проходит пара минут, но из дыры так никто и не появился. Странно. Неужели повезло? Ладно, поверю в свою удачу и буду надеяться, что она мне сейчас сопутствует.

    Подхожу к ходу, ведущему вниз.

    Там темно. Но плетение магического зрения уже давно работает. Да и моя способность позволяет видеть во тьме гораздо лучше, чем любым другим простым смертным. Спасибо тому дракону.

    Спускаюсь по лестнице.

    И тут вспоминаю часть разговора аркана и синекожего.

    «Интересно, а когда они говорили о магистре, подразумевалось, что он там один или с ним ещё кто-то?»

    У меня почему-то сложилось впечатление, что они говорили о ком-то одном.

    Странно. Магистры обычно поодиночке на ритуалы не ходят. Да ещё и этот ритуал призыва, и тот, кого они пытались призвать.

    Всё-таки я был прав. Магистр открыл портал и сейчас кого-то пытается вытащить через него.

    Но кто может прийти из мира с такой концентрацией тёмной и инфернальной энергий?

    Ответ напрашивался только один. Там демон. И очень сильный демон, не чета тем, с которыми мне уже приходилось иметь дело. И надо бы прихлопнуть его до того, как он сможет восстановиться после перехода.

    Как я слышал, ритуал призыва – это не переход через полноценный портал. Высшая сущность приходит практически опустошённой. Это делается для того, чтобы маг, призвавший её, смог подчинить вызываемого своей воле. И только после того, как призванный даёт клятву полного служения, маг позволяет ему накопить силы.

    И тут, как я понял, клятву служения уже принесли. Коль так интенсивно из тёмного мира кто-то вытягивает магическую энергию.

    И надо бы, пока этот демон не восстановился полностью, разорвать его связь с магом и прибить его. Или отправить обратно. Можно на пару с этим магом. Пусть сами потом между собой разбираются.

    А значит, иду вниз. Готовлюсь к бою. Чёрт его знает, кто там может быть.

    Вытаскиваю свои взрывные камни. Правда, они для демона могут оказаться не страшнее комариного укуса. Но зато прекрасно отвлекут внимание. К тому же это только для демона они не страшны. А мага могут прихлопнуть без особых проблем.

    Спускаюсь ещё немного. Огнемёт в руках. Мечи готовы к бою и закреплены для резкого внезапного удара.

    Чувствую поток энергии, идущий откуда-то снизу.

    Ещё немного вниз. Вот и открытые двери.

    Хм. Вижу большой зал. В нём несколько существ. На полу нанесена пентаграмма. Вернее, она не нанесена, а выложена. Выложена чьими-то телами. Похожи на эльфов, людей, троллей и прочих разумных. По углам пентаграммы стоят пятеро. В центре – клетка. Или я ослеп, или она полностью из адамантита.

    «А дорогое удовольствие, оказывается, демонология», – усмехнулся я.

    В клетке какое-то существо. Не понятно какое. Оно лежит на полу. Вроде не шевелится. Я думал, оно вытягивает энергию. Но оказывается, её тянет сама пентаграмма. И те существа, что стоят по её углам. А энергию они тянут из этого самого демона, который сейчас лежит в клетке.

    Так вот зачем им нужен был ритуал призыва, да ещё и такого сильного демона. Им не нужен слуга. Им нужна его жизненная сила.

    Вижу, что маги закачивают магическую силу в виде концентрированной энергии в какой-то сосуд, который стоит рядом с клеткой.

    Ну что? Работаем по принципу: враг моего врага – мой друг.

    «Да пусть будет так», – решаю я.

    А этот демон уж точно будет врагом терзающих его магов, особенно если легенды об их хорошей и очень долгой памяти не лгут. В чём лично я нисколько не сомневаюсь. Сам такой.

    Все маги сосредоточены на пентаграмме. Но напасть незаметно не получится. Они контролируют участок перед собой. Тогда придётся выбирать цели и расставлять приоритеты.

    Так, первым нужно вынести из боя того самого магистра. И кто это?

    На этом сильнейшем магическом фоне аур совершенно не видно, но во главе пентаграммы стоит какой-то старик, по-моему, это обычный человек, с накинутым на голову капюшоном. Хорошо, он и будет магистром. А дальше по принципу приближённого. Потом первый правый, первый левый, второй правый и второй левый.

    Итак, цели распределены. Беру на изготовку своё метательное оружие, камни. Рассуждать больше нечего, демону вон совсем хреново. Похоже, его скоро кончат. Так что вперёд.

    Шаг. И выстрел в старика.

    Он каким-то неимоверным способом заметил меня и успел защититься. Но я не зря вспомнил о камнях. Играем на дистанции.

    Бросок. И второй выстрел. А вот к нему магистр оказался не готов. Всё-таки, как и говорили его подчинённые, он не боевой маг. А просто очень сильный.

    Структура пентаграммы дестабилизировалась и начала распадаться. Магия, однако. Что хорошо, так это то, что из демона перестали откачивать энергию. Но мне не до этого.

    Первый правый.

    Бросок, бросок. Выстрел.

    Уклониться от ответного плетения. И выстрелить в подставившегося первого левого.

    Приоритет целей всегда нужно менять в зависимости от ситуации.

    Перекат – и снова выстрел по правому. А вот теперь достал его.

    Два последних только успели развернуться в мою сторону.

    Бросок и выстрел.

    Правого второго выносит к стене. На нём, судя по всему, какой-то щит. Ещё два выстрела, пока он не очухался. И быстро в сторону.

    То место, где я находился, опалило огромным огненным шаром, моему огнемёту до таких трюков далеко.

    «Хотя почему это? – только сейчас, посмотрев на творение рук одного из магов, подумал я. – Чем я хуже?»

    А поэтому, чтобы усилить плетение в огнемёте, подключаюсь вместо источника к его магической структуре напрямую и закачиваю в неё энергию.

    Выстрел.

    Да, такого эффекта я не ожидал. От мага даже пепла не осталось. Как и от части пентаграммы, что была вокруг него.

    И это всё?

    Оглядываюсь. Вроде больше никого нет. Делаю несколько осторожных шагов.

    – Сзади, – раздаётся тихий голос из клетки, честно говоря, не разобрал, кому он принадлежит, так слаб он был.

    Но я и сам уже услышал знакомое бряцание когтей. Однако вместо того, чтобы отпрыгивать или разворачиваться, я просто положил огнемёт себе на плечо и выстрелил за спину.

    Вроде прыжка или удара не последовало. Значит, в кого-то попал.

    Разворачиваюсь.

    М-да. Половина кадавра, задние лапы и туловище, заваливается на пол, а второй половины, а сейчас я говорю о голове и передних лапах, вообще нет. Ничего себе я усилил плетение и артефакт. Это теперь не огнемёт, а какой-то натуральный плазмомёт.

    Что тут у нас ещё?

    Ничего. Это хорошо. А то камни у меня закончились, я как-то опрометчиво наделал в основном лечебных амулетов. Камней же хотел сделать побольше потом.

    Убираю огнемёт за спину и осторожно продвигаюсь в сторону клетки, распихивая по дороге тела, составляющие пентаграмму, чтобы окончательно разбить её структуру.

    – Эй, ты там живой?

    Чёрт его знает, как надо обращаться к разным демоническим сущностям. У меня таких знакомых нет, да и подобной магией я никогда особо не интересовался.

    – Я, – раздаётся слабый, еле слышимый шёпот, – я да, живая.

    Вот это да! Демоница!

    На всякий случай осторожно приближаюсь к стоящей клетке и присаживаюсь на корточки.

    – Ты это, если что, не набрасывайся на меня, я не вкусный и всё такое, – бормочу я, – и нервный немного. Укорочу на голову случайно от испуга. Так и познакомиться не успеем.

    – Я поняла. – Неужели я слышу усмешку в этом шёпоте.

    Я осматриваю и ощупываю замок клетки. Ничего сложного. Обычная защёлка. Отодвигаю её в сторону и открываю двери клетки.

    – Всё. Выбирайся.

    Видя, что демоница даже пошевелиться не может, наклоняюсь и поднимаю её на руки.

    – А ты тяжелее, чем кажешься, – усмехаюсь я.

    – Ещё бы! – отвечает демоница, разворачивая ко мне своё лицо. – А ты глупее… – И её рука резко обхватывает мою шею.

    Вернее, пытается обхватить. Так как падая, да ещё с прислонённым к шее мечом, это не очень удобно делать.

    Я сразу, как только открыл клетку, не спускал с неё глаз и заметил, как она наложила на себя как минимум одно плетение. Что оно делает, я не понял, и меня это особенно насторожило. Зачем притворяться полутрупом, если можешь колдовать? Это подозрительно, но интересно. Ну вот я и играю под простачка.

    И теперь девушка лежит на полу, а я сижу рядом с ней и крепко прижимаю её шею своим мечом к полу.

    – Он не хуже клетки, – говорю я, намекая на меч.

    – Я это уже поняла, – ответила демоница.

    – Так что мне теперь с тобой делать?

    – Лучше убей, – честно попросила она, – всё равно я не дам тебе клятву служения, а выбить из меня её невозможно. Я из рода архидемонов. На нас ваши мелкие штучки не действуют. Эти сразу сообразили, что к чему, когда выхватили меня из нашего мира. – Немного помолчав, девушка добавила: – Так что лучше убей, иначе рано или поздно я убью тебя.

    – Да нужна ты мне, – фыркнул я, глядя на неё. – Клятву ещё с неё трясти. И как это я всю жизнь прожил без такого счастья? – И ухмыльнулся, глядя в изумлённые глаза демоницы: – Обойдусь уж как-нибудь.

    – Как?! – поражённо посмотрела на меня демоница.

    В её взгляде так и читалось: какой-то человечишка и отказывается заполучить себе такую невероятную рабыню, как она?! Вот и пойми этих женщин. Только что просила её убить, лишь бы не становиться рабыней, а тут её возмущает, что она не нужна.

    – А вот так, – пожал я плечами и посмотрел на неё, – тут уж прости, но ты на любителя. Вроде и симпатичная, но очень уж необычная. Я таких, как ты, и не видел никогда. Так что даже не знаю, как к тебе относиться. Так что переживу уж.

    В глазах девушки кроме изумления возникло какое-то странное чувство. Неужели я отказал самой первой красавице их мира? Пусть привыкает и слезает с пьедестала, всё когда-то происходит в первый раз.

    Хотя она и правда очень красивая. Нереальное лицо. Точёная фигура. Всё очень, ну очень женственное и так и кричащее о гипер… В общем, во всём гипер… Да ещё и этот кожаный, будто струящийся по её телу костюм. Тут действительно на любителя. А любителем будет любой, кто её увидит. Но этого я ей точно не скажу.

    Всё. Надо вернуться к делу. И я посмотрел на девушку, всё так же прижатую к полу моим мечом.

    – Я что спросить хотел. Ты обратно-то портал открыть можешь или ты здесь надолго, если не навсегда застряла?

    – А здесь это где? – поинтересовалась девушка.

    – Насколько я знаю, это Галорианский материк. Если тебе это что-то говорит.

    Та помотала головой.

    – Ну, я в общем-то так и подумал. Так ты сама открыть портал сможешь?

    – Нет, – снова медленно отрицательно качнула девушка головой, но быстро просияла: – Только если буду знать точные координаты этого мира.

    Опа. А вот с этого момента надо поспрашивать поподробнее. Но это потом, а пока нечего её больше мучить и издеваться над ней. Нужно выбираться из этого подземелья.

    – Я тебя отпускаю, мы собираем все полезные вещи и уходим отсюда, а по дороге думаем, как я тебе смогу помочь. Тебя такой расклад устраивает?

    Вижу, что демоница несколько растеряна, она явно не так представляла себе наш разговор.

    – Зачем тебе это? – тихо спросила она.

    – А вдруг и ты мне сможешь помочь? – усмехнувшись, ответил я. – Ну, или можно предположить, что меня покорили твои изумительные тёмные глаза. Хотя они у тебя с каким-то странным красноватым огоньком. Это нормально?

    – Да, – спокойно пожала плечами девушка, – я же всё-таки архидемон. – И, немного помолчав, не очень доверчиво переспросила: – А ты и правда мне хочешь помочь?

    – Есть такое дело, – кивнул я, убирая меч в ножны и вставая с пола. – Ты посиди пока там, в сторонке, а я этих господ обшмонаю и погляжу, что у них есть ценного. – И направился к ближайшему трупу. – Жаль, что клетку забрать не удастся, – пробормотал я, – столько металла пропадает.

    Демоница удивлённо наблюдала за тем, как я хожу по подземелью и осматриваю трупы.

    Наконец я подошёл к кувшину с эссенцией тёмной энергии, вытянутой из неё.

    – Слушай, это ведь твоё? – обратился я к ней. – Может, тебе это отдать, оно вообще тебе нужно?

    Я не стал говорить, что это её энергия и сила, но то, что это как-то связано с ритуалом и проходящим здесь обрядом, было и так ясно.

    – Да, – соглашается со мной девушка, – только эта энергия теперь не принадлежит мне. Её забрали по всем правилам. Я не смогу воспользоваться ею. Так что я ею даже свою ауру пополнить не смогу. Не то что восстановить силы.

    «Так, а это что, разные вещи?» – удивился я.

    Для меня это понятия одного и того же порядка, а вот демоница их явно разделяет.

    – И что мне с ней делать? – поинтересовался я, потрясая кувшином в воздухе.

    – Да себе забери, – усмехнулась девушка и, видимо, в шутку предложила: – Выпей, так обычно все маги делают.

    Не знаю, что на меня накатило в этот момент, я кивнул:

    – Понял. – А потом откупорил кувшин и одним глотком осушил его.

    – Ты что, идиот, я же пошутила! – Демоница смотрела на меня ошарашенными глазами и, подойдя ко мне и осторожно потрогав, немного глупо спросила: – А ты почему ещё жив?

    – Дуракам везёт, – ответил я и пошёл шмонать трупы дальше, чувствуя на своей спине поражённый взгляд девушки.

    И что это было? По вкусу жидкость из бутылочки была как какой-то очень крепкий кофе с коньяком, который я дерябнул одним махом. При этом коньяка было гораздо больше, чем кофе. И слегка в голову долбануло. А так вроде ничего необычного я в себе не ощущал. Хотя после того количества энергии, что я поглотил в логове гаалов, уже и не знаю что думать.

    Но оставался главный и сакраментальный вопрос: а зачем я вообще это сделал? Такое ощущение, что на несколько мгновений мой инстинкт самосохранения вырубило наглухо. И что тогда дёрнуло меня выпить эту жидкость, когда в другое время я даже не посмотрел бы на столь странное содержимое этого кувшина?

    У меня не было ответа. Но всё моё существо вопило, что я всё сделал правильно по какому-то животному наитию. Вот именно: животному. Давно я не отдавался полностью на волю своему зверю.

    Ладно, разберусь с этим позже. Если вообще разберусь, конечно…

    В подземелье я собрал несколько артефактов, какое-то оружие и несколько книг, которые лежали в сумках убитых магов.

    Книгам я обрадовался больше всего, хотя написаны они были неизвестным мне рунным языком. Но я не терял надежды хоть что-то в них раскопать, тем более и анализатор уже приступил к расшифровке. Только вот по каким принципам он работал, я не знал. Ведь никакой точки отсчёта, чтобы было с чего начать, у нас пока не было.

    Ну а кроме того, мне повезло с клеткой из ценного металла. Она оказалась разборная. Так что я из подземелья вынес всё, что сумел, включая и редкий адамантит.

    К тому же и у магистра оказалась какая-то небольшая сумка, но она была магически закрыта. И с ходу я не смог её открыть, поэтому пока просто убрал к себе.

    Вот теперь можно уходить.

    Мы уже направлялись к выходу из подземелья, когда я всё-таки вспомнил об идущей рядом со мной девушке.

    – Ох! Вот с тобой-то будет проблема. В таком виде тебя точно на костре каком-нибудь постараются сжечь. – И я задумчиво посмотрел на демоницу.

    Если меня не послушались и у выхода мы наткнёмся на эльфов, то проблем не миновать. Кто такие демоны, они за последнее время прекрасно узнали и огромной любовью к ним не пылают.

    Пока я думал, по девушке прошла незаметная, слегка исказившая её очертания рябь.

    – А так? – спросила она.

    Прошло какое-то мгновение – и передо мной стоит натуральная эльфийка. Правда, всё равно её тело слегка выбивается из классических канонов, если, конечно, такие есть. Но мне, если честно, девушка безумно понравилась.

    «Вот оно, дьявольское очарование, – понял я, – желанна, как бы ни выглядела».

    На всякий случай я уточнил:

    – Это не иллюзия?

    Она посмотрела на меня как на идиота.

    – Ты что, никогда с высшими демонами дела не имел? – спросила девушка.

    Я пожал плечами:

    – Только убивал. – Как-то это обыденно вышло у меня.

    Демоница удивлённо взглянула на меня:

    – И как ты это, интересно, делал, если даже элементарных вещей о нас не знаешь?

    – Да просто, как и всех остальных, – ответил я.

    Она всё ещё удивлённо смотрела на меня.

    – Так, я понимаю, это всё-таки не иллюзия, – констатировал я. – А то было бы очень опрометчиво с нашей стороны, если бы она слетела в самый неподходящий момент.

    – Ну и невежа, – поражённо слушая меня, прокомментировала девушка и, вздохнув, пояснила: – Это моя вторая, обычная ипостась. Так я выгляжу, когда мне не угрожает опасность.

    – Понятно, – кивнул я и непроизвольно произнёс: – Красивая ты.

    Та даже как-то споткнулась от моих слов.

    Ничего я не понимаю в девушках. Ведь знает же, что красавица. Неужели ей никто этого не говорит?

    Я же для большей надёжности проверил её ауру. Отдаёт тьмой, но не так сильно, как тогда, когда она была демоницей. Примерно на уровне Селеи, может, чуть сильнее.

    – Хорошо, – кивнул я, глядя на девушку, – так шансов не вляпаться в неприятности у нас больше. Хотя с твоей внешностью это будет проблематично.

    – А что с ней не так? – удивлённо поднесла она руку к своему лицу. – Вроде всё нормально.

    – Даже более чем, – вздохнул я. – Каждый мужик постарается такую мордашку к рукам прибрать. – И я посмотрел на неё.

    Девушка несколько мгновений осмысливала сказанное, потом улыбнулась:

    – А ты?

    – А я уж постараюсь воздержаться от такого счастья.

    – Почему? – ничего не понимая, спросила девушка.

    – Уверен, что у такой милой и симпатичной демоницы есть ещё и папа, и братики, и прочие родственнички, которые потом захотят с меня чего-нибудь стребовать.

    – Это правильно, – кивнула она, – отец любит изводить моих ухажёров, как и братья.

    – Вот и я о том. А оно мне нужно?

    – Э… – растерялась та, – не знаю.

    – Вот и я не знаю, – пробормотал я себе под нос, развернулся и двинулся на поверхность. – Пошли, что ли. А то мы и так тут задержались. По дороге расскажешь, что тебе нужно для того, чтобы открыть портал. Отправим тебя к папе с мамой, и пусть у них уже болит голова о тебе.

    Девушка шла за мной и задумчиво молчала. Наконец она произнесла:

    – Странный ты какой-то. Отец говорил, что вы, люди, совсем другие. Не так мне вас описывали.

    Я пожал плечами:

    – Да и мой опыт общения с демонами не назовёшь приятным. Но ты симпатичное такое исключение из общего правила. Так что всё бывает в жизни. И странные люди, и необычные демоны.

    – Наверное, – согласилась девушка. А пройдя немного, вернулась к вопросу, что я ей задал. – Для открытия портала мне нужно не много, – сказала она, смотря пустым взглядом прямо перед собой. – Я должна знать координаты мира отправки, как уже говорила, и мира приёмки, а также у меня должно быть достаточно магической энергии для открытия портала. – И она немного грустно посмотрела на меня. – Только вот восстанавливаться я теперь буду не меньше месяца. А о координатах и говорить нечего. Откуда их здесь получить, я не знаю. Разве что встретить другого демона, который согласится их сообщить. Только что он потребует взамен? – И девушка задумалась над своим вопросом.

    – Дела… – протянул я.

    Мы как раз выбрались из подземелий. Тут тоже были трупы. Демоница удивлённо огляделась вокруг:

    – Твоя работа?

    Я пожал плечами:

    – Угу. – И прошёл к одному из камней. – Посиди здесь и подожди немного, я кое-что сейчас тебе покажу.

    Я отошёл за ближайший булыжник и вытащил локатор. Быстро проверил координаты этого мира и запомнил их. Вернулся к демонице.

    – Вот, – сказал я и на земле написал координаты этого мира, – похоже на то, что тебе нужно.

    Девушка несколько мгновений вглядывалась в них.

    – Это они, – удивлённо произнесла она, – точно они. Но откуда? – Она вопросительно посмотрела на меня.

    – Есть способ, – улыбнулся я. – Значит, теперь у нас на одну проблему меньше. А через месяц можно попробовать открыть портал.

    – Да, – медленно кивнула девушка-демоница, поражённо глядя на меня. – Так ты не лгал, когда предлагал мне помочь? – как-то тихо спросила она.

    – Нет, – ответил я и посмотрел на написанные координаты. Через месяц у меня появится шанс открыть портал на Ареану. – Подождём. – Это я произнёс, больше обращаясь к самому себе.

    – Подождём, – тихо повторила за мной девушка и вдруг произнесла: – Спасибо. – И отвернулась.

    «Неужели и у демонов есть чувство благодарности?» – удивился я.

    Честно говоря, я о них очень мало знаю, зато теперь появился шанс узнать гораздо больше.

    Ладно. Нечего хандрить.

    – Пошли. Меня тут недалеко ждут друзья. Ты к ним впишешься в самый раз.

    – Я? – удивилась девушка. – Они тоже демоны?

    – Нет, – усмехнулся я, – они эльфы. Ведь ты сейчас эльфийка.

    – Кто? – поражённо переспросила демоница.

    Я задумался. Похоже, о эльфах в её мире и не слышали.

    – Ты выглядишь как типичная эльфийка, правда, очень красивая.

    Девушка немного смутилась.

    – Так что они примут тебя за свою. – И я пошёл в сторону леса. – Хотя, – я посмотрел на демоницу, которая выглядела как обычная тёмная эльфийка, – тебя звать-то как?

    Девушка несколько мгновений молчала. А потом тихо ответила:

    – Элая.

    Глава 4. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса. Поселение эльфов

    Развалины

    Сразу после того, как выбрались из них

    Перед тем как уйти из развалин, я их проверил. Ведь причиной моего появления здесь всё-таки послужил рассказ эльфов о портале, который они искали. Поэтому следовало его найти. На это я потратил не слишком много времени. А всё по одной простой причине: никакого портала тут в принципе не было. Я это понял очень быстро.

    Когда Элая перешла в свою вторую ипостась и из неё перестала так бешено бить тёмная энергия, я смог без проблем воспользоваться своими способностями. Это дало возможность мне поискать все близлежащие источники магии или иные магические аномалии вокруг. И, к моему удивлению, тут совершенно ничего не было.

    «Или кто-то очень ошибся, или…» – подумал я.

    И вот это второе «или» навевало мне очень нехорошие подозрения. Чтобы проверить их, я, под недоумённый взгляд девушки, быстро обежал все строения, которые тут находились. В развалинах не то что ничего не было сейчас, а в принципе ничего никогда не было. Ну, разумеется, кроме того единственного одностороннего портала, созданного пентаграммой, через который и притянули в этот мир Элаю. Ни здесь, ни в ближайших окрестностях не наблюдалось даже остаточных следов присутствия какого-нибудь другого портала. И это настораживало.

    Очень чётко нарисовалась ещё одна немаленькая проблема. Если портала здесь никогда не было, но о нём эльфам кто-то рассказал, то этому кому-то было нужно, чтобы они пришли сюда по какой-нибудь причине. И причину я вижу только в одном, вернее, видел. Там, в подземелье, она и осталась.

    Сериканским магам нужны были жертвы на составление пентаграммы или для проведения ещё каких-то ритуалов. Ведь подчинить и привязать к себе демона – очень непростая задача, насколько я знаю. Хотя это, конечно, не мне судить, я не эксперт в таких вопросах. Но выходит, что тот подозрительный эльф работает на этих самых сериканских магов. Он очень точно, со слов Неуса, описал именно эти развалины, но с местом нахождения непосредственно самого портала в них определиться не смог. Это меня, ещё когда рейнджер мне рассказывал всю эту историю, заставило задуматься.

    Теперь же всё, по крайней мере для меня, укладывалось в одну достаточно прозрачную картину. Этот эльф – агент магов. Да и эльф ли он вообще? Вон, рядом со мной идёт типичная эльфийка, и её никак кроме как по ауре от всех остальных эльфов не отличишь. А если предположить, что тут есть эльфы, подобные Селее, которых на Ареане называют тёмными, тогда вообще ни у кого не возникнет никаких вопросов по поводу того, кто он и откуда здесь взялся.

    «Кстати, когда прибудем в лагерь, посмотрю, как на неё отреагируют другие, – решил я. – А там поглядим».

    Есть у меня чёткое подозрение, что совершенно никак. Вернее, как на одну из них и никак иначе.

    Ну а если говорить о том неизвестном, то он так драматично и правдоподобно появился именно у поселения эльфов, что это тоже меня настораживает. Что-то мне с тем раненым эльфом настоятельно захотелось поговорить, естественно, если у меня будет такая возможность.

    Так что и об этом нужно не забыть. Он может что-то знать. Если, конечно, ещё жив. Как действует гибель хозяина на связанного с ним демона, я не знаю. А этот эльф, судя по идущей рядом со мной девушке, вполне может быть одним из них.


    Акорианский лес. Та самая поляна

    Четыре часа спустя

    Мы с Элаей шли молча. Меня радовало, что, по крайней мере, о ней не нужно заботиться или опекать её, как какого-то несмышлёныша. Девушка была опытным путешественником, что меня несколько удивило. Ну не была она похожа на тех, кто предпочитает проводить время в лесу или горах, находясь в походных условиях. Никак у меня не ассоциировалась Элая и её умопомрачительная внешность с походным бытом. Ей больше подошли бы дворцовые залы и бальные, ну или какие в этих случаях надевают платья и одежды. Но девушка чувствовала себя вполне нормально. Поэтому мы продвигались достаточно быстро и споро.

    И вот мы у той поляны, где нас должны дожидаться эльфы.

    Лес вокруг не изменился. За одним маленьким исключением. И в этот раз меня на подходе к поляне кое-что остановило и не позволило выскочить на неё без предварительной разведки. Слишком много аур было как на самой поляне, так и вокруг неё.

    Мои знакомые опять окопались в камнях, а их окружило не меньше сотни аур, принадлежащих разным существам. Люди, гоблины, орки, тролли и прочие. Я даже не знал, что здесь обитает такое большое разнообразие рас.

    – Тихо, – предупредил я девушку и показал, что нужно спрятаться в кусты, – идём туда.

    Она молча кивнула.

    «Смотри-ка, – демоница с каждым часом нашего знакомства не переставала меня удивлять, – умеет работать в команде? Интересно, кто её натаскивал?»

    Я где-то слышал, что демоны жуткие индивидуалисты. Но она и слушается, и подчиняется, будто заправский военный, прошедший не одну кампанию. И откуда у неё такой опыт? Правда, что я знаю о демонах, чтобы судить об этом?

    Гляжу на девушку.

    – Там засада, – указываю в направлении поляны, – и мои друзья во второй раз за эти сутки в неё угодили, даже не знаю, как они умудряются постоянно находить непри ятности на ровном месте? – Немного помолчав, продолжаю: – Но они мои друзья, и я помогу им. Воевать на два фронта я не смогу. Поэтому тебе придётся затаиться здесь. Это удобное место, и если специально сюда кто-нибудь не полезет, то со стороны поляны тут никто даже случайно не окажется. С той стороны, – я показал в направлении видимых мной аур, – на поляне сплошные камни, через них очень сложно пробраться сюда. Но на всякий случай… – я залез в свою сумку, – вот, – протянул девушке мифриловый меч. И тут же задержал руку: – Чёрт, ты же тёмная, и с этим металлом тебе работать нельзя. Ладно, тогда бери простые. – Я вытащил обычное оружие, захваченное у снежных эльфов. – Тебе дать один или ты умеешь работать с двумя клинками?

    – Один, – почему-то смутилась Элая, – я не такой уж сильный боец. Больше – маг, – пояснила демоница, – хотя отец с братом и старались меня научить.

    – Понятно, – кивнул я и оставил ей один меч с ножнами. – Бери и надевай.

    Девушка закрепила ножны на поясе.

    Я кивнул. Она всё сделала правильно. Двигаться мешать не будет и всегда под рукой.

    Хм. Она, оказывается, левша. Не обратил на это раньше внимания.

    Хотя я предпочитал оружие носить за спиной, на мой взгляд, так удобнее. Но тут каждый выбирает для себя сам.

    – Тогда слушай дальше. Постарайся всё время находиться в этой своей ипостаси. Перевоплощайся, только когда совсем не будет выхода. Даже если ты думаешь, что находишься одна, не делай этого. Если ты кого-то не видишь, это не значит, что его нет. Договорились?

    – Хорошо, – согласилась девушка, – я постараюсь и буду сдерживаться. Но иногда переход в боевую ипостась происходит без моего желания. Это случается, когда срабатывают базовые инстинкты на опасность, о которой я не знаю.

    – Ну, – пожал я плечами, – никто не застрахован от всего. На то и существуют форс-мажорные обстоятельства.

    Она вопросительно взглянула на меня.

    – Забудь, – махнул я рукой, – ты, главное, просто сама постарайся держать себя в руках. А то мне не хочется, чтобы на нас тут открыли охоту, как на главных врагов всего этого мира.

    – Я поняла, – кивнула Элая.

    – О’кей. Тогда заберись туда подальше, а я пошёл.

    Она снова кивнула и быстро залезла в густые кусты.

    Я, посмотрев, как девушка замаскировалась в кустарнике, растущем около ствола какого-то огромного дерева, убедился, что со стороны её не заметно, и выдвинулся к поляне.

    Похоже, мы успели вовремя, к самой завязке.


    Маша прижалась спиной к небольшому булыжнику. Кстати, тому самому, за которым она пряталась и в прошлый раз. Только сейчас с ними не было Степана. Да и напали на них в этот раз не кадавры, а люди. Уголовники из какой-то банды.

    Они пересеклись с ними случайно. Вернее, как она поняла из объяснений отца, те просто проследили за рейнджерами, когда они отступали сюда.

    Среди бандитов было много неплохих следопытов, да и эту местность они, похоже, знали гораздо лучше самих эльфов. Поэтому они и не стали приближаться к поляне, догадываясь о том предполагаемом месте, куда направлялся отряд рейнджеров. А дождались, пока эльфы дойдут до места назначения, и просто окружили их.

    Хоть выставленный дозор и заметил приближающихся противников, но было поздно. Круг сомкнулся, и отступать с поляны теперь было некуда. У них, правда, было несколько первых мгновений, когда они могли прорвать окружение, но Неус и отряд упустили их.

    И вот сейчас эти бандиты прятались в лесу напротив них.

    – Эй, там! – заорал кто-то из преследователей. – Мы знаем, что среди вас есть баба, вычислили её по следам! Отдайте нам девку, и можете проваливать. В противном случае мы её сами у вас возьмем, но вы уже будете все мертвы.

    Всё как обычно. Самая главная причина нападения на эльфов – это их женщины.

    Отец посмотрел на Машу.

    – Я останусь с тобой до конца, – тихо произнёс он.

    Да и остальные рейнджеры не спешили никуда уходить.

    Во-первых, они не верили говорившему, а во-вторых, они никогда не оставляли своих. Особенно женщин и девушек. Сделаешь так единожды, и потом желание спасти себя такой ценой будет сидеть в твоей голове постоянно. И рано или поздно ты так поступишь ещё раз. А потом ещё и ещё. И в конце концов может так получиться, что кто-то отдаст на растерзание уже твоих жён и дочерей. Поэтому было несколько вынужденных табу, от которых эльфы, попавшие на Галорианский материк, не могли отступить. И это было одно из них.

    – Ну, вы, длинноухие, чего там притихли? Решайте быстрее. А то мы всё решим за вас! Отдайте нам девку и валите отсюда! А мы тут отдохнём. У моих парней и так уже зудит в одном месте.

    Из леса раздался дружный гогот. Похоже, это была очень смешная шутка этого бандита.

    Маша от отвращения передёрнула плечами и покрепче сжала свой огнемёт.

    «Так, а это что?» – удивилась девушка, обратив внимание на шевельнувшуюся ветку и мелькнувшую за нею тень.

    Она присмотрелась к окружающей растительности более внимательно и заметила какое-то странное движение в лесу. Но не смогла ничего разглядеть за стеной деревьев и понять, что же там происходит.

    «Неужели нас просто отвлекают?» – подумала она и сказала об этом отцу.

    – В лесу что-то происходит, я заметила какое-то шевеление справа от поляны.

    – Я тоже, – ответил он, – но не только там. – И, повернувшись к остальным рейнджерам, Неус отдал приказ: – Приготовиться к бою, они сейчас попрут на нас.

    Однако никакого нападения не было. Странно.

    А через несколько минут картина поменялась. За непроглядной стеной деревьев в тёмной чаще леса явно что-то происходило.

    Теперь все эльфы с удивлением вглядывались в лес, где периодически возникала беспорядочная стрельба и кто-то оглашал окрестности страшным криком. При этом кричали явно нападающие. А вот тех, от кого они отбивались, слышно не было. Будто на бандитов напали какие-то призраки.

    – Что это? – тихо спросила Маша.

    – Не знаю, – так же насторожённо ответил отец. – Думаю, скоро выясним. – И взглядом указал на тело вылетевшего на поляну какого-то хумана. Судя по всему, тот был либо убит, либо находился без сознания.

    А ещё через пару минут раздался знакомый голос:

    – Эй, это я, не стреляйте. Но я не один. Так что поосторожнее там. Руки держите подальше от своих огнемётов.

    – Степан, – быстро произнесла девушка и выглянула из-за камня.

    Действительно, на поляну вышел чел. И не один. Он вёл за собой какую-то молодую эльфийку.

    «Кто она?» – удивлённо подумала девушка.

    Но главное, ей почему-то очень не понравилось, что этот странный и, казалось бы, совершенно безразличный ей чел держал эту незнакомую девушку за руку.


    Ползу вперёд.

    Противников много. Очень много. Особенно если учесть, что я не хотел бы раскрывать своих способностей и умений.

    Что можно сделать?

    Прямо передо мной стоит один и целится в сторону поляны из огнемёта. Так, этого я снять могу без проблем. Да, по сути, и остальных тоже. Цепляю плетение паралича – и можно работать. Но это не мой случай. Был бы один, даже не заморачивался бы этим вопросом. Это крайний вариант.

    Что ещё?

    Часть людей можно так и убрать. Например, тех, кто сейчас находится напротив меня. Они в случае паники побегут обратно и могут оказаться рядом с Элаей, а я этого не хочу. Значит, прицепляю к этим четверым плетения.

    Осматриваюсь. Стоят грамотно. Видят ближайшего соседа в обе стороны. Но где-то цепочка должна обрываться. Это густой лес.

    Нашёл двух таких, они как раз позволят вывести из строя около десятка нападающих.

    Внедрил ещё несколько плетений. Всё. Теперь активация. Тела падают.

    Уже без особых опасений, что на меня нападут с этой стороны, продвигаюсь к краю поляны, надо посмотреть, как там дела.

    Слишком их много тут для простой поисковой партии, и это неспроста. Хорошо бы взять одного пленного и допросить, и желательно, чтобы это был их командир.

    О! Вот он и проявился. Мастер-острослов. Значит, он мне и интересен.

    Выделил говорившего и прицепил к нему плетение.

    Так. Что делать дальше?

    Для пущей правдоподобности столько бессознательных тел мне не нужно. Поэтому разворачиваюсь и, проползая вдоль ряда лежащих бесчувственных тел, наношу им разнообразные колющие раны. Всё должно выглядеть так, будто их застали врасплох и убили.

    Но что делать с остальными?

    Да ничего, дать им уйти. Как говорится, у страха глаза велики, и если показать противнику, что нас очень много или что они воюют с теми, кого не могут увидеть, то они и сами сбегут. Своя жизнь для таких людей дороже преданности. А уж инстинкт самосохранения у них развит будь здоров!

    Выбираю себе первую цель. Хорошо, что здесь кругом такой густой и непролазный лес. Это играет мне на руку. Лучшая маскировка. К тому же я накладываю на себя плетение хамелеона.

    Работаю в связке. Сначала внедряю в ауру жертвы плетение паралича. Подбираюсь к ней. Потом захожу за спину. Развеиваю плетение. И уничтожаю противника как можно более болезненным способом. Он должен дать знать своим, что они здесь не одни. А уж мёртвого друга они увидеть сумеют.

    Действуем…

    Операция «найди и запугай» длилась не долго. Мне потребовалось убить всего семь бандитов, чтобы посеять панику среди остальных. Они сами нанесли себе больше ущерба, чем я, стреляя по мне, но попадая по своим же. И уже через пять минут дружно ломанули в лес. Да ещё в разные стороны. Хорошо. Это то, что нужно. Некоторое время они наверняка не смогут действовать согласованно. Так что можно заканчивать представление.

    Их главаря я отключил, как только начал работать по своему плану. Теперь он валялся у моих ног. Проверив, что вокруг поляны больше никого не осталось, я приподнял тело бандита и выкинул его пред очи изумлённо смотрящих в нашу сторону эльфов.

    Вернулся за Элаей и, предупредив, что это я, вышел к своим знакомым.

    – Не ждали? – усмехнулся я, глядя на удивлённых рейнджеров. – А мы пришли к вам.

    Но те шутки не поняли. Да и откуда им. Нашей рекламы нет в этом мире. Ну и слава богу.

    Я подошёл к телу главаря, лежащему на земле.

    – Свяжите его, нужно с ним поговорить.

    К этому человеку у меня была парочка вопросов, и основной из них: что они вообще тут делали такой толпой?

    Неус кивнул и отдал приказ двум эльфам из своего отряда, а потом посмотрел на меня.

    – Кто это с тобой? – спросил он.

    Я, правда, думал, что он поинтересуется другим. Но и этот вопрос меня вполне устроил. Демоницу всё равно следовало представить эльфам.

    – Это Элая, я отбил её у магов в развалинах, – представил я девушку и, немного подумав, добавил: – Но давай обо всём по порядку. Разговор, как я понимаю, будет долгий, поэтому его лучше вести не здесь и не сейчас. – И, оглядевшись, закончил: – Может, выберем какое-то другое место, а то больно эта поляна притягивает неприятности?

    Неус молча осмотрелся и кивнул в ответ.


    Акорианский лес

    Несколько часов спустя

    И вот мы идём через лес. Пленника тащат двое. Рейнджеры периодически с удивлением поглядывают на Элаю, которая постоянно вблизи меня.

    Хотя это и понятно. Я рассказал, что снял девушку прямо с жертвенного алтаря, когда маги пытались принести её в жертву какому-то тёмному богу и он уже практически явился в этот мир, чтобы забрать её душу. Именно его появлению и сопутствовал тот мощнейший выброс сил, который и почувствовала Маша.

    В эту версию они поверили без особых проблем.

    Так мы дошли до нового места стоянки.

    – Здесь будет неплохо, – указал я на раскинувшееся густое дерево, под кроной которого образовалась свободная от поросли площадка.

    Зато в мощном стволе дерева проходил достаточно крупный канал магической энергии жизни.

    Я вообще не понимал эльфов. Почему они не останавливались в подобных местах.

    В этом мире хоть эльфы, так же как и везде, полностью магические существа, но сама магия развивалась как-то однобоко. Маги есть, и даже магов жизни очень много, но они совершенно не умеют работать с источниками магии. Они постоянно колдуют через свою ауру и используют собственные внутренние резервы, естественным образом восполняя запасы магической энергии, которые хранятся во внутренних накопителях. Они не подключаются к источникам, а просто собирают разлитую вокруг них магическую энергию подходящего им типа. Поэтому и не обращают внимания на подобные аномалии.

    Хотя, судя по тому, что мне рассказывала Маша, идентифицировать магические предметы и артефакты они могут, но для этого им необходимо специально воспользоваться плетением распознания.

    Складывается впечатление, что из-за столь сильного магического фона они стали, наоборот, менее чувствительны к проявлениям магии.

    В мире Ареаны почему-то такого необычного эффекта не наблюдалось.

    Может, этому были и ещё какие-то причины.

    В общем-то это и неудивительно. Все миры разные, и у каждой расы, даже одной и той же внешне, в каждом определённом мире есть свои особенности. Те же друиды наглядный тому пример.

    Ну да ладно. С этим будем разбираться потом…

    Пока рейнджеры готовились к ночёвке, мы с Неусом сели поговорить. Также он позвал того самого сообразительного парня, что ходил со мной в развалины, звали его, кстати, Крег. Ну и к нам без особого на то приглашения присоединились обе девушки. Вернее, Элая так и не отходила от меня, хотя многие эльфы-рейнджеры и пытались завести разговор с ней, ведь она была очень красива даже по их меркам, и молодые парни не прочь были познакомиться с ней. Но девушка достаточно равнодушно относилась ко всем их попыткам и просто отмалчивалась.

    Ну а Маша просто подошла к нам, когда увидела, что мы приготовились к разговору.

    – Я так понимаю, что сейчас речь пойдёт о том портале, что мы искали? – спросил у меня Неус.

    – Да, – кивнул я. И, немного помолчав, начал: – У меня две новости, и обе плохие. Первая: портала в развалинах нет, – сообщил я.

    – Почему-то я так и подумал, – тихо произнёс командир рейнджеров мне в ответ.

    Я усмехнулся.

    – Вообще-то это так, даже не новость. Главное я ещё не сказал.

    Мои слова заставили Неуса обескураженно и несколько насторожённо посмотреть на меня.

    – Я тебя слушаю, – серьёзно сказал он.

    – Портала в развалинах нет, потому что его там никогда и не было вообще.

    – Что? – удивился тот. – Но как так, ведь эти развалины полностью подпадают под то описание, что дал нам пришелец.

    Я посмотрел на него выжидающим взглядом.

    – Вот именно.

    Тот ошеломлённо взглянул на меня. Но его опередил второй эльф.

    – Ты хочешь сказать, что мы пришли правильно, но портала там никогда не было?

    – Да, – киваю я.

    – Значит, – он задумчиво смотрит куда-то в сторону леса, – та ловушка с кадаврами была организована на нас?

    – Нет. Не конкретно на вас, а на любого, кто туда придёт. Вы были не первые. Я видел этому доказательство там, в развалинах. Просто вам крупно повезло. Вы сумели сбежать, а потом встретили нас.

    – Но тогда… – Неус изумлённо посмотрел на меня.

    – Да, тогда в ловушку вас заманил тот самый эльф, о котором вы мне говорили.

    Оба рейнджера переглянулись.

    – Но это только первая плохая новость, – сказал я им.

    Теперь они уже очень внимательно смотрели на меня.

    – Насколько сильная грызня у вас в посёлке? Кто из ваших очень жаждет власти? Есть такие?

    Неус недоумённо посмотрел на меня.

    – Нет, – не очень уверенно ответил он, потом поправился, – вернее, я не знаю, это не моё, и поэтому в политику я стараюсь не лезть.

    Молодой рейнджер молчал. Я взглянул на него.

    – А ты что думаешь?

    – Маги очень переживают из-за потери того влияния, что у них было в княжестве, – спокойно сказал он. – Тут они лишь одни из жителей, такие же, как и все остальные. Даже больше. Они стали очень зависимы от всей остальной общины. И это весьма заметно. А что? – спросил он.

    «Маги… – задумался я. – Нет, все на это не согласились бы. Слишком велик риск, да и перегрызутся они между собой. Но вот тот, кто больше всех потерял, он точно пошёл бы на такой шаг, особенно если ему дать надежду вернуть былое могущество или стать ещё сильнее и вернуться с триумфом. Нет ничего слаще, чем месть, особенно если она желанна. Так думают многие».

    Я пока не отвечал на вопрос молодого рейнджера, а задал свой:

    – Есть среди них кто-то, раньше бывший в совете магов, или другой высокопоставленный маг, который потерял больше всего?

    Оба рейнджера вновь переглянулись.

    – Тут на материке бывший глава совета магов княжества, – медленно произнёс Неус.

    Вот оно. Этот явно потерял всё.

    – Понятно. Значит, он готов на всё, чтобы вернуть свой прежний статус. Ведь так?

    – Не знаем, – честно помотали головой оба эльфа.

    И Крег добавил:

    – Отсюда невозможно вернуться на материк.

    Я вздохнул:

    – А вот тут ты ошибаешься. Есть такая возможность.

    Все эльфы, как мужчины, так и девушка, поражённо посмотрели на меня.

    – Как? – тихо спросила Маша.

    – А вот этого я не знаю, – ответил я, – но слышал, как об этом говорил один из сериканских магов. И он уверен, что это можно сделать. – Я немного помолчал. – А теперь вторая плохая новость. – И посмотрел на каждого из присутствующих. – У вас в общине предатель. И я думаю, что он и есть этот бывший глава вашего магического совета.

    – Но он же глава нашей общины… – протянул молодой рейнджер.

    Я усмехнулся, глядя на него:

    – Из того, что я знаю о большой политике, я вынес одно: они пойдут по головам, трупам, и их ничего не остановит. Тем более такая мелочь, как всего лишь какая-то мелкая община на каком-то захудалом материке. Особенно когда на кону возможность вернуться обратно в княжество и поквитаться с теми, кто засунул этого мага сюда.

    Мы сидим молча. Неус и его соплеменники обдумывают мои слова.

    – Рассказать, что я думаю по поводу всего этого? – спросил я у него. – Вероятно, это даст вам возможность посмотреть на всю эту ситуацию с моей точки зрения. Не очень предвзятого зрителя.

    – Давай, – сказал эльф.

    – Я не знаю, как ваш глава вышел на сериканских магов, допустим, это они вышли на него, я даже больше склоняюсь к этому варианту. Ведь я сам сделал бы именно так. И я не думаю, что они намного глупее меня. Скорее даже наоборот. А потому просчитать того, кому будет наиболее выгодно возвращение на материк из тех, кто оказался заперт здесь, на континенте, для них не составит большого труда. Люди отпадают. Среди них или уголовники, или добровольцы. От первых никакой пользы, а вторым возвращение обратно не выгодно. Все они оказались тут по какой-то личной причине, и их возвращение может нанести им же ещё больший вред. Остаётесь только вы, эльфы. И вот среди вас в основном именно вынужденные переселенцы, которых сюда сослали, чтобы они не мозолили глаза в княжестве. И именно среди таких, как вы, и следует искать того, кому будет наиболее выгодно его собственное возвращение на вашу историческую родину. А дальше вычислить вашего бывшего главу совета не составило особого труда. Для этого всего лишь стоило допросить пару-тройку эльфов. – Я задумался. – Хм. А ведь это идея. – Я посмотрел на Неуса и второго рейнджера. – У вас не пропадали в последнее время поисковые партии? – спросил я.

    Эльфы опять же переглянулись.

    – Откуда ты знаешь? – удивился командир рейнджеров, а потом махнул рукой: – Хотя я уже ничему не удивляюсь. – И, немного помолчав, Неус ответил мне: – За последний месяц пропали две группы.

    Примерно это я и предполагал услышать, а теперь эльф ещё и подтвердил мои выводы.

    – Ну вот, – сказал я им, – значит, те, кто мог снабдить их необходимыми сведениями, у магов были. Ну а дальше уже не сложно организовать вашу встречу. И тут на сцене появляется этот ваш непонятный «эльф».

    Я не стал говорить, кем на самом деле он может оказаться, так как не хотел раскрывать личность Элаи, но сам это на заметку взял. Это существо может быть намного опаснее, чем остальные о нём думают. Нужно будет кое-что уточнить у демоницы насчёт её соплеменников и других демонов, она у меня пока самый главный эксперт в этой области.

    «И единственный, – подумал я и посмотрел на девушку. – Красивая чертовка. Вон все молодые эльфы с неё глаз не сводят. Интересно, она этого действительно не замечает или только делает вид?» – задался я вопросом.

    Но я опять отвлёкся. А потому продолжил свои рассуждения, в которых с каждым новым фактом убеждался всё больше.

    – Вас разве не удивило, что он вышел именно на ваше поселение? Так удачно угадав и с вашей территорией, и со временем выхода, попав на отряд, который его встретил. При этом он такой везучий, что прошёл настолько большое расстояние и не влип ни в какие неприятности, тогда как мы за пару дней нарвались на них уже трижды. К тому же он был так удачлив, что кроме встреч с лесными обитателями и кадаврами ни разу не попал под раздачу к таким вот уголовникам и разбойникам, что мы встретили несколько часов назад. А ведь если подумать, то людских поселений на побережье гораздо больше. А ваше всего одно. И активного поиска в лесах вы, как я понимаю, не ведёте. И отсюда ещё один вопрос: что делала в лесу та партия, которая его обнаружила? Кто они? И почему так удачно легли все эти карты?

    Рейнджеры странно посмотрели на меня.

    – Да у нас даже мысли подобной не возникло, – честно признался Неус.

    – Ладно, – сказал я и спросил: – Так кто те рейнджеры, что встретили вашего незнакомца?

    Неус постарался вспомнить. Но за него ответил молодой. Этот парнишка вообще оказался более наблюдательным, как я посмотрю.

    – Группа Теура, – произнёс он и, немного подумав, добавил: – Это сын главы нашего поселения. Они обычно выполняют его личные поручения. Я тогда ещё очень удивился, с чего это они вдруг отправились в поиск, хотя до этого никогда подобным не занимались.

    – Наверное, всё это с того, – закончил я за него, – что кому-то требовалось встретить этого эльфа и провести его в ваше поселение.

    Рейнджеры кивнули. Я же задумчиво спросил:

    – И много таких групп в личном подчинении у главы вашего поселения?

    – Пять, – сразу ответил Неус и, видя мой вопросительный взгляд, пояснил: – Тридцать эльфов.

    – Угу, – пробормотал я и уточнил: – Бойцы они хорошие? И насколько эти эльфы преданы главе?

    Неус задумался.

    – Хотелось бы сказать, что плохие. Но именно как бойцы, там собрались одни из лучших. А вот следопыты и рейнджеры из них никакие.

    – Это и понятно, – прокомментировал я его слова, – боевику и телохранителю важнее умение бойца, чем следопыта. Но бойцы – это не убийцы. Тут мы ещё посмотрим. А мой второй вопрос?

    – Насколько они преданы, я не могу сказать, – честно ответил он.

    – Они за счёт того, что работают на совет поселения и главу, живут очень неплохо и вряд ли захотят терять хотя бы такие небольшие свои привилегии перед остальными, – произнёс рейнджер.

    Я кивнул. Каждая собака бьётся за свой кусок мяса. Немного помолчал и снова спросил:

    – А вообще, почему вы так безоговорочно поверили в существование этого портала?

    – Глава общины… – прошептала Маша. – Он поверил пришельцу и убедил всех остальных в том, что тот говорит правду.

    Я опять кивнул. Всё больше подробностей, и всё меньше желания общаться мне с этим ушлым стариком, конечно, если он старик. Но главой совета магов вряд ли выберут желторотого юнца. Так что с его возрастом если я и ошибаюсь, то ненамного.

    Я так понимаю, у них в поселении нам лучше не появляться, но сами рейнджеры, скорее всего, ещё этого не осознали.

    – Тогда дальше. Портала никогда не было. А платой за ту услугу, которую должны были оказать вашему бывшему главе совета и общины, была ваша жизнь. И он вас без зазрения совести отправил на убой.

    Рейнджеры понуро молчали. Ответить на это им было нечего.

    «Добивать, так по полной», – решил я.

    – Но и это ещё не всё. Помните тех бандитов? – Я указал на связанного главаря, который со страхом озирался кругом.

    – Да, – уже, кажется, догадавшись, к чему я клоню, подтвердил Неус.

    Но я всё равно дожимал:

    – А вам не показалось странным их появление в таком количестве именно в это время и именно в этом месте? Ведь они вас, судя по всему, должны были перехватить где-то недалеко от тех развалин. – И я глянул прямо в их лица. – Так что они там делали такой толпой?

    Эльфы молчали. Что они могли сказать? Всё и так было понятно. По крайней мере, мне.

    – Они должны были перехватить вас, – жёстко сказал я, продолжая смотреть им в глаза. – Если бы вы по какой-то невероятной причине выжили бы, то поняли бы, что там произошло или должно было произойти. Так что вы не должны были вернуться из этого похода живыми в любом случае.

    Неус сидел, опустив голову, и смотрел полуприкрытыми глазами на землю у себя под ногами.

    – Нам никто не поверит, – наконец тихо произнёс он, – особенно если мы пойдём против главы общины.

    – Угу, – подтвердил я, – не поверят. – И, помолчав, сказал: – Главное, чтобы это поняли и осознали вы сами. А именно для этого я и притащил этот мешок с костями, – кивнул я на лежащего на земле бандита. – Нужно с ним поговорить. И думаю, он с огромной радостью нам выдаст имя нанимателя. Особенно если мы его очень хорошо и вежливо попросим. – Я слегка улыбнулся.

    – Да. – В глазах командира эльфов блеснул металл.

    Тут радостно вскинулась Маша, которая пропустила последние наши слова, так как обдумывала какую-то свою мысль, и теперь хотела поделиться ею с нами:

    – Так он же наше доказательство! – и ткнула пальцем в лежащего главаря бандитов.

    Отец посмотрел на неё.

    – Нам всё равно не поверят, – задумчиво и глухо сказал он. – Его слово – это слово какого-то уголовника и разбойника против слова главы общины. Как ты думаешь, на чьей стороне будут все?

    Они ещё не осознали самого худшего.

    – Вы ещё не поняли? – Я вопросительно посмотрел на сидящих рядом.

    Эльфы перевели на меня взгляд, их лица посмурнели. Мой голос не предвещал никаких хороших новостей.

    – Не будет никакого слова, – тихо сказал я. – Вы просто не доживёте даже до совета, ну, или где вы там собираетесь обратиться к народу. Ни одна мелочь не должна помешать вернуться в княжество этой вашей мелкопоместной мрази. И сейчас эта мелочь, что лежит на пути вашего главного мага, – это вы. Он раздавит вас и ваши семьи, чтобы заткнуть вас, не задумываясь. Он, как я уже сказал, пройдёт по головам и трупам, он будет терзать ваших родных и близких, пока вы сами себя не прикончите. Ты же сам говорил, на что идут ваши маги, когда им это нужно. А теперь представь, на что они пойдут не просто ради своего желания, а чтобы выжить и отомстить?

    Неус поражённо смотрел на меня:

    – И что нам делать?

    – А что в таких случаях остаётся? – пожал я плечами. – Ударить первыми. До того, как это станет слишком поздно. У вас ещё есть фора в несколько дней.


    – Элая, прости моё невежество, – обратился я к девушке, когда эльфы отошли, чтобы переговорить со своими, – но мне нужно кое-что знать. – И вопросительно посмотрел на неё.

    – Да, я слушаю, – ответила демоница и взглянула на меня.

    – Скажи, насколько сильным может быть демон, у которого есть как минимум ещё одна ипостась?

    – Это точно архидемоны, – пожала плечами девушка. – У простых демонов есть только первичная постоянная ипостась, и всё. А по силе она очень различна от демона к демону, ну и ещё очень зависит от возраста. Если бы ты увидел моего отца, то понял бы, о чём я говорю. Я по сравнению с ним сущий младенец.

    – Понятно, – кивнул я, – значит, архидемон. Плохо. И ещё… – Я вновь посмотрел на девушку. Стал замечать за собой, что очень часто не могу от неё оторваться. – Если его смогли подчинить, а тебя нет, он очень слабее тебя?

    – Не знаю. Когда пытались подчинить меня, то им просто не хватило жизненной энергии жертв, чтобы провести полный ритуал. А если с ним всё сделали правильно, то там мог попасться и по-настоящему опасный монстр, например, такой, как мой старший брат. Он слаб магически, но неимоверно силён как демон. Таких подчинить гораздо проще, чем магов, таких, как я или мой отец.

    – Угу, буду иметь в виду, – произнёс я. – И последний вопрос. Если хозяин, к которому осуществлена привязка демона, погибает, что тогда происходит?

    – Такой демон впадает в кровавую ярость, – тихо ответила Элая, – и сходит с ума. И тогда превращается в хитрого и опасного кровожадного зверя. Таких нужно избегать, их очень сложно убить. Они живут инстинктами.

    – Это происходит сразу? – предчувствуя плохие новости, спросил я.

    – Когда у демона разрушается сознание от того напряжения, с которым он будет пытаться бороться.

    Я вопросительно посмотрел на девушку.

    – Два-три дня, – медленно ответила она.

    «Чёрт, – мысленно выругался я, – хотя в нашем случае – это архидемон».

    Ладно, буду решать проблемы по мере их поступления.

    – Спасибо, – кивнул я Элае, – ты мне очень помогла.

    – Чем? – удивилась девушка.

    – Знать о своём противнике – это уже половина победы, – усмехнулся я.

    – А вторая?

    – А вторая – это чтобы он ничего не знал о тебе, – всё так же улыбаясь, ответил я и, не удержавшись, наклонился и уже хотел было поцеловать девушку… Ну, нереально красивая и притягательная демоница! Но у неё очень широко открылись глаза и стали испуганными. Они меня и остановили. – Прости, – сказал я, выпрямился и ушёл к эльфам.

    Всё-таки я привык, когда мне позволяют себя поцеловать, а не когда так откровенно боятся этого.

    «Неужели я такой страшный и ужасный?» – эта мысль меня насмешила. Я ещё хуже.


    Поселение эльфов

    Два дня спустя

    И вот наш небольшой отряд практически у стен поселения. Добрались сюда мы за пару дней. Нужно было спешить.

    Бандит рассказал много интересного. Но главное, о том, какой союз и на каких условиях заключил с ними маг.

    Пять окрестных банд полностью на эту неделю переходят под полный контроль старого мага, но зато потом он отдаёт им на растерзание всю общину эльфов, открывая ворота и отравив всех магов и мужчин, которые будут там. И произойти это должно уже через три дня. Поэтому все рейнджеры выложились по полной. Ведь под угрозой была жизнь и свобода их семей.

    Глава, как я понял, ещё не знал, что дело, ради которого он и затеял всю эту операцию, провалилось. Мы сорвали ритуал, и никакой платы за него ему не последует, если она вообще подразумевалась. Иначе он не подготовил бы себе такой кровавый уход. Ему нужны были бандиты, тем – эльфийки. В поселении он оставаться не собирался. Так что это равноценный обмен. Вот поэтому маг на него и пошёл.

    И поэтому мы должны были успеть, и успеть любой ценой.

    И мы успели. Мы оказались в поселении за сутки до того, как всё должно было произойти.

    – Опиши, где тут и кого искать, – попросил я Неуса, осматривая с холма поселение и окрестности.

    Высокий пятиметровый забор из камня и дерева. Крепкие ворота. Аккуратные небольшие домики.

    Это первое поселение, которое я увидел, попав в этот мир. До этого шастал всё по лесам да по подземельям. И оно мне понравилось. Не хотелось бы, чтобы его разрушили.

    Девушек и пятёрку охраны, приставленную к ним, мы оставили в безопасном месте. Было тут одно такое, по крайней мере, эльфы утверждали, что о нём, кроме их группы, никто не знает. Пришлось поверить. Тащить всех на операцию не имело смысла. Тем более боя не будет.

    Мы пришли убивать. Это я и объяснял последние пару часов Неусу и остальным рейнджерам. Мы не воины, мы убийцы. Рейнджерам это ближе. Они уже практически готовые убийцы. Даже подготовка та же. Отличие только в психологических блоках, которые и нужно было снять. Ударить со спины, не вступать в прямую схватку. Напасть на спящего врага. Застать его врасплох. Это война. Тут нет своих и чужих. Нет людей. Есть только враги, которых ты должен убить любой ценой. Иначе убьют тебя, а потом примутся за тех, кто дорог и близок тебе.

    Не знаю, поняли они это или нет, но откладывать дальше уже не имело смысла. Иначе мы упустим момент. А завтра будет только прямое боестолкновение, и мы потеряем своё единственное преимущество первого и внезапного удара. И тогда будет прямой бой с подготовленным и превосходящим нас в силе противником, у которого есть заложники, которыми он сможет прикрыться.

    Когда я объяснял эти простые истины рейнджерам, они смотрели на меня, как на зверя.

    – Где же это так воюют? – тихо спросил у меня один из них.

    – Есть места, и вам туда лучше не попадать, – просто ответил я.

    Больше мне никто никаких вопросов не задавал.

    И вот сейчас мы осматриваем их родное поселение, в которое нам придётся проникнуть как убийцам и ворам. Потому что туда мы и пришли именно для этого. Убивать и воровать чужие жизни.

    – Там живёт глава, и там же поселили этого эльфа, – сказал Неус, показывая на одно из зданий, – скорее всего, там же находится и группа его сына. Все остальные из «личной гвардии» живут вон в той казарме. – Эльф показал на строение, находящееся чуть в стороне.

    – Угу, – кивнул я, – а вон те два здания – это что? – показал я на какие-то сараи, находящиеся как раз за казармой.

    – Это… – Неус присмотрелся. – Там склад, – сообщил мне рейнджер, – а последнее – это тюрьма. Но там никого нет и не было никогда. Оно так: если мы отлавливаем нарушителей, то сажаем туда, чтобы потом передать их в их же отряды или когорты. До этого времени они сидят там.

    Я кивнул.

    – А прямой ход оттуда в казарму есть?

    – Да.

    – Охрана?

    – Хм, – задумался эльф. – А вот охраны там нет, – поражённо произнёс он.

    Это хорошо, так как перед самой казармой сидело несколько бойцов, и их придётся убирать последними.

    – Тогда проникните в казарму через тюремные помещения, – сказал я Неусу.

    Он кивнул.

    Больше, по сути, обговаривать было нечего. Они знали, что делать. Вырезать всех, в ком они не будут на сто процентов уверены. Это решение, как и вся ответственность, теперь лежат на них.

    Ну и жители должны понимать, что после сегодняшней ночи им не отвертеться от того, что управлять этим поселением придётся Неусу. Это его кровавый переворот, и его люди участвуют в нём. И остальные его не поймут, если он вырежет правящую верхушку, просто чтобы вырезать её. Всякие сказки о заговоре покажутся полнейшим бредом, и Неуса скорее сочтут сумасшедшим или придурком, чем тем, кто говорит правду. И тогда всё их поселение утонет в крови. Поэтому он должен взять всё это в свои руки. Как говорится, если ты не смог предотвратить, то возглавь. Вот и придётся Неусу возглавить.

    Но это потом. А сейчас вперёд.

    И шестнадцать теней направились к забору…

    Неус и другие рейнджеры занялись казармой.

    Мне не нужна была помощь. Я им так и сказал. Их помощь мне только помешает. И поэтому в дом главы я лезу один.

    Тишина.

    В доме восемь аур. Всё, как и предсказали рейнджеры. Сын и его команда, глава посёлка и незнакомец. И он точно не эльф. Аура очень похожа на ауру Элаи. Архидемон. Находился он в отдельной комнате. Туда можно было попасть только через покои главы и комнату охраны, где находились остальные. Так что мне придётся убивать всех. Но тут не до игрушек. Архидемон мне не нравился. И поэтому буду исходить из того, что он намного сильнее и опаснее меня. А значит, и убить я должен его с первого и единственного удара.

    Прицепляю ко всем аурам плетение паралича и взрыва. Демону плетение в ауру внедрилось, но практически сразу распалось.

    С архимагом произошло почти то же самое, только частично. Распалось лишь плетение паралича, а взрыв остался. Я не стал заморачиваться и впихнул в его ауру ещё тройку таких же плетений.

    То же самое сделал и с охраной.

    Я уже привыкаю к тому, что я маг.

    Что делать с демоном?

    А почему не использовать тот способ, что сработал против нежити и богини?

    Мне всё равно, какую энергию закачивать, а тёмная и инфернальная энергии для меня ничем не хуже всего остального.

    Подключил к нему канал. И начал потихоньку откачивать из него энергию.

    Видимо, это его и разбудило. Аура начала преобразовываться.

    Пора. Сейчас он примет свою боевую ипостась, и мне будет несдобровать.

    Активация плетений.

    Раздаются взрывы.

    Но я не обращаю на них внимания. Пролетаю все три комнаты и врываюсь к демону. При этом откачивая его энергию.

    Силы в нём не меньше, чем в Элае. Но он ещё не закончил преобразование. И поэтому я напал. Тут не до сантиментов.

    Удар.

    Он перехватывает мой меч рукой в костяном наросте.

    – Пожиратель душ? – удивлённо обращается он ко мне. – Не думал встретить тут кого-то из вас. Зря ты поднял руку на род Паарских смертоносцев.

    Но я его не слышал. Вернее, не слушал. Пусть болтает.

    Я подключил ещё два канала и, мгновенно раскрыв их на максимум, начал закачивать из него энергию в три потока.

    – Ты не пожиратель душ, – поражённо произнёс он.

    Да мне всё равно, кто я. Его энергия была сродни той, что принадлежала той странной нежити.

    Мир вокруг меня замедлился. Во мне стала бушевать уже забытая сила.

    Удар.

    И его руку уже не спасает костяной панцирь. Я перерубил ладонь пополам.

    Следующий удар.

    И срубаю вторую руку, постаравшуюся ударить меня.

    И на третьем махе перерубаю его туловище. Архидемон падает.

    Он всё ещё жив. Он смотрит на меня ошеломлёнными глазами.

    – Кто ты? – раздаётся сипящий голос из его горла. Очень трудно говорить с разрубленными пополам лёгкими.

    Удар.

    И его голова откатывается в сторону.

    – Не знаю. Некоторые считают меня человеком, – бормочу я себе под нос и, разворачиваясь, иду на выход.

    Всё, здесь мне больше делать нечего. Я выполнил своё обещание. И теперь меня не должны видеть в поселении. Вся «слава» пусть достанется Неусу и его парням. Ну а меня ждёт очень странная красавица, которая до одури боится обычного поцелуя.

    И почему в такой момент я вспомнил именно о ней?

    Глава 5. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса. Поселение эльфов и его окрестности

    Недалеко от поселения эльфов

    Следующий день

    Тащить девушку, которая выглядит как эльфийка, в посёлок людей, – это искать неприятности себе на одно место, притом неприятности эти будут большие и постоянные, но и остаться у эльфов Элая без меня не захотела.

    Мне же там делать было нечего. Моего присутствия в их посёлке не поймёт сама община, а воевать со всеми Неус не то что не собирался, а не хотел бы. Ему ещё с ними жить.

    Поэтому пришлось нам искать компромиссный вариант. И его нам подсказал тот сообразительный рейнджер, Крег.

    Недалеко отсюда стояла какая-то заброшенная башня, которая раньше, по рассказу всё того же молодого эльфа, который теперь стал помощником Неуса и его правой рукой, когда-то была маяком. Вот там мы с Элаей и решили устроиться. Найти её оказалось не сложно, ведь стояла эта башня очень удачно, на достаточно примечательном месте, которое было видно издалека. Но мне её расположение очень понравилось, хоть я и не сторонник такого открытого всеобщего обозрения, дающего возможность осмотреть наше будущее обиталище со всех сторон.

    Правда, эта моя предвзятость в данном конкретном случае была слишком избыточной. И всё по одной простой причине.

    Башня была практически неприступна, как для штурма, так и для элементарного подхода к ней. И именно благодаря её такому удачному месторасположению. Она стояла на большом скальном выступе, нависающем над морем. И занимала его практически весь без остатка.

    Конечно, перед тем как селиться там, я проверил прочность каменного выступа, на котором возвышалась башня, при помощи одного плетения из школы магии земли, и оно показало, что это практически монолитная скала, которая просуществует ещё не одно тысячелетие.

    И только когда я убедился в надёжности этого уступа, мы с Элаей пошли осматривать саму башню.

    Она была в гораздо лучшем состоянии, чем я предполагал первоначально. Ведь, со слов Крега, она уже давно пустует, в ней никто не живёт чуть ли не с первых дней, как маги установили этот купол над материком. А такое ощущение, что башню покинули совсем недавно. Это я и проверил, через свою карту. Не хотелось бы нарваться на неожиданно объявившихся хозяев. Но оказалось, тут действительно никто не жил даже ещё до установки купола. И с тех пор прошло уже больше десятка лет.

    Кстати, судя по всему, бывшие хозяева съезжали или сбегали отсюда очень быстро, если вообще они это успели сделать, и их просто не убили и не скинули в бушующее внизу море.

    Но факт остаётся фактом. Тут была мебель, посуда, даже какая-то одежда.

    Осмотрев дом и хозяйственные постройки, а она, по сути, была всего одна – пристроенная к башне каменная кладовка, я обнаружил ещё несколько интересных моментов.

    Первым было то, что на первый взгляд сюда можно было попасть всего двумя способами. Или так, как пришли мы, то есть по тропинке по скальному уступу, которую мог оборонять очень продолжительное время даже одиночка. Или по воздуху. Не знаю, есть ли тут летающие животные, но других путей проникнуть в башню я не видел. Конечно, если ты не суперскалолаз или человек-паук. Там, внизу такой отрицательный уклон, что я даже не представляю, как по такой скале можно забраться наверх. Хотя, если прижмёт, люди делают и не такое.

    Ну и второе, что ещё больше привлекло меня в этом здании. Из него вёл подземный ход. Он был проделан в скале и уходил в сторону моря. Я специально пролез по нему и спустился к выходу, чтобы представлять, куда он ведёт.

    Удачный ход, который может или помочь незаметно покинуть здание, или проникнуть в него. Конечно, если специально подготовиться к этому.

    Если об этом потайном ходе не знать, то вообще никогда не догадаешься, что он есть. К тому же и прикрыт как со стороны башни, так и со стороны пещеры у моря, куда он выходил, тяжеленными металлическими дверями, открывающимися через потайные рычаги. Их я искал дольше всего. Но двери можно было закрыть и на обычные засовы, что сейчас и было сделано. Второй механизм был на случай незаметного возвращения хозяина, чтобы только временно перекрыть потайной ход. Дополнительно в пещере был спрятан небольшой парусник. Так что наше новое жильё мне нравилось всё больше и больше.

    Я посмотрел, что из пещеры, когда окажешься здесь, можно было дальше ретироваться ещё двумя разными путями.

    Первый – это попасть на побережье. Тут был вариант пройти по подводной косе. Её я без своих магических способностей и не нашёл бы. Вот ведь, кто-то же укрепил магически небольшую скальную подводную гряду, сделав из неё незаметную тропу.

    Второй способ – это уйти отсюда морем на спрятанном в пещере кораблике.

    В общем, я был доволен тем, что увидел. А о хозяине у меня сложилось чёткое впечатление, что он был не просто смотрителем маяка, но и матёрым контрабандистом.

    Так что в плане безопасности эта башня была очень надёжным и важным военным объектом. И почему до сих пор никто не устроил тут как минимум свой наблюдательный пункт, я не понимал. Но это играло только в нашу пользу.

    Здесь мы и обосновались с девушкой.

    И стали обживаться.

    Девушку башня тоже устроила. Хотя комнат было не много. Но выбирать нам особо не приходилось. Она устроилась в какой-то небольшой спальне, я же буду жить здесь, в зале.

    Всю вторую половину дня мы убирались и обустраивались в нашем новом доме, выносили из башни мусор, оставшийся от прежних хозяев.

    Элая и в этот раз сумела меня очень удивить. Не знаю, кто и где её воспитывал, но за хозяйством она точно умеет следить и делает это гораздо лучше меня.

    Пока она занималась домом, я озаботился нашей безопасностью и устроил порядка сотни мин-ловушек из камней на подходе к башне. В дополнение я наложил запирающее плетение на нашу башню. И теперь все двери и окна в это здание могли открыть только я или Элая. Других-то жильцов больше здесь не было.

    Кроме того, я сделал сигнальный артефакт, который преду преждал нас о появлении живых существ в пределах трёхсот метров от нашего жилища. Он указывал примерное направление, откуда к нам приближаются, и количество подходящих к зданию существ. И, буквально как только я его закончил, у меня появилась возможность испытать его в работе. К нам пришли гости.

    Уже наступил вечер, и ко мне на разговор прибыл Неус с Машей и своим новым помощником. С ним пришёл и Кохан с ещё одним троллем. Этот тролль как раз и был в моём понимании больше похож на привычного мне представителя этой расы. Огромный и массивный, как и остальные мои знакомые с Ареаны.


    Наша башня

    Вечер

    – Привет, – входя в помещение, поздоровался майор. – Это Торк, командир нашей когорты, – представил вошедшего тролля Кохан.

    – Приятно познакомиться, – кивнул я вошедшему и указал всем в направлении стола посреди зала первого этажа: – Проходите, рассаживайтесь.

    После того как все сели, я улыбнулся и извинился:

    – Вы уж простите, но угостить мне вас нечем.

    Маша посмотрела на Элаю и несмело подняла руку:

    – Я так и подумала, поэтому мы с отцом принесли вам немного запасов продовольствия.

    – Это не мы подумали, – усмехнулся Неус, – это она с меня не слезла, пока я для вас этот мешок не загрузил.

    Девушка смущённо покраснела после его слов. Эльф же поставил на стол огромный рюкзак.

    – Только вот вина немного, – честно признался он.

    – Нам хватит, – махнул рукой я и вопросительно посмотрел на Элаю.

    Она вроде хоть и временная, но хозяйка в этом доме. Та кивнула мне в ответ и быстро стала разгружать принесённые припасы.

    – Я помогу, – подхватилась Маша и подбежала к демонице.

    Я поглядел на обеих девушек, которые достаточно сноровисто управлялись с готовкой и простой снедью. Я, конечно, не хотел откладывать наш разговор, но есть я хотел сильнее. Всё-таки мы весь день провозились с башней, так что о еде особо думать некогда было. Да и Элая, кажется, была не против перекусить. Так что сначала ужин. Тем более мы не спешили, всё, что нужно, мы ещё успеем сделать, а потому я решил сначала дождаться Элаю с Машей и спокойно поесть.

    Закончив с быстро приготовленным девушками вполне приличным ужином – это была какая-то каша и мясо, – я выдохнул:

    – Пора. – И посмотрел на сидящих за столом мужчин. И мы приступили к разговору. – Как я понимаю, вы не просто пришли посмотреть, как мы тут устроились? Да ещё и в расширенном составе. Так что вас беспокоит?

    Хотя я и так это знал. Сегодня ночью на поселение эльфов должны напасть банды. Так что нужно готовиться к встрече «нежданных» гостей. И, я так думаю, мои посетители пришли посоветоваться, что им лучше предпринять в данной ситуации. А тролли, похоже, те единственные союзники эльфов, которым они могут доверять.

    Ну ладно, послушаем.

    – Ты прав, мы к тебе не просто так, – согласился со мной Неус. – Ты же сам знаешь, что сегодня ночью готовится нападение на нашу общину. И мы теперь знаем, что за банды хотят напасть на нас.

    Он, грустно и тяжело вздохнув, посмотрел на меня, а потом перевёл взгляд на тролля, пришедшего вместе с Коханом.

    – Суммарно, – начал вполне спокойно рассказывать тот, – ночью должно будет напасть порядка семисот бойцов. Это самое крупное воинское формирование, собиравшееся тут для переделки сфер влияния. Но у них есть свой интерес в этом деле. И большой интерес. – Тролль задумчиво взглянул на девушек, стоящих к нам спиной. – Так что они не отступятся. Мне точно известно, что у них была большая сходка. И битвы не миновать. Поэтому нужно продумать нашу дальнейшую тактику и стратегию поведения.

    Видно, что этот тролль тоже военный.

    После своей короткой речи Торк задумчиво оглядел меня с ног до головы.

    – От них, – и он кивнул в сторону эльфов и майора, – я слышал о тебе много лестных отзывов. Особенно как о непревзойдённом тактике. Хотя по возрасту ты и не тянешь на полноценного офицера. Я знаю, сам заканчивал Имперскую военную академию. И вижу, что ты ещё слишком молод для этого. Однако словам своих друзей я доверяю больше, чем каким-то стереотипам, и потому мы решили прийти к тебе. Мы все понимаем, что нам будет снова нужна твоя помощь.

    Я кивнул. И сам думал об этом. И даже сейчас я стараюсь больше не для них, а для себя и Элаи, ну и ещё для Маши. Чем спокойнее будет здесь, на материке и в окрестностях, тем спокойнее я проведу этот месяц, пока демоница не сможет восстановить свое энергетическое поле, разрушенное магами.

    Но, как мне кажется, они сами не до конца понимают сложившуюся ситуацию, и её возможные последствия. Мне это стало ясно после того, как тролль озвучил предполагаемое количество бандитов, которые должны были на нас напасть.

    Я посмотрел на них:

    – Позвольте, я сначала кое-что спрошу у вас, чтобы до конца разобраться в ситуации.

    – Конечно, – кивнул мне Неус.

    Задумчиво смотрю на эльфа:

    – Вы думали о том, чего вы в принципе хотите добиться?

    Тот удивлённо посмотрел на меня.

    – Что? – переспросил он.

    – Какую главную цель вы преследуете? – перефразировал я свой вопрос.

    – Мы хотим выжить, – сразу понял, что нужно сказать, Крег.

    – Хорошо, – согласился я с ним. – И что вы должны сделать для этого?

    – Уничтожить всех бандитов, которые на нас сегодня нападут, – как само собой разумеющееся, тут же ответил он.

    – И вы тоже так думаете? – взглянув на остальных, включая и присоединившихся к нам девушек, спросил я.

    – Да, – недоумённо посмотрев на меня, ответил один из троллей.

    Неус хотя и понимал, что я этот вопрос задал не просто так, но тоже не знал, что я хочу услышать в ответ.

    – Он прав, – поддержал Неус своего помощника.

    Я вроде бы согласно кивнул.

    – Только он не прав, – в противовес своим жестам сказал я.

    Что заставило задуматься над моими словами всех остальных.

    – Поясни, – просто попросил меня командир Кохана.

    Я задумался. Нужно донести до них свои мысли.

    – Хорошо, – кивнул я. – Ваша главная цель – выжить. Выжить не только сейчас, но и в будущем. И это касается и эльфов, и вас. – И я поглядел на сидящих напротив меня троллей.

    Те согласно кивнули.

    – Но ваша безоговорочная победа сегодня никак вам в этом не поможет.

    Все поражённо уставились на меня.

    – Как? – переспросил у меня Неус.

    – А вот так, – пожал я плечами, – ваша сегодняшняя победа – это всего лишь ваша тактическая победа, которая позволит вам пережить только сегодняшнюю ночь. И всё. Большего вам это не даст.

    – А разве это не то, чего мы хотим достичь? – удивлённо спросил Кохан.

    – Нет, – помотал головой я, – это лишь временная победа, которая приведёт потом к глобальному поражению.

    – Что? – не понимая, о чём я говорю, посмотрел на меня Торк.

    – Это тактическая победа, – сказал я специально для него, – но она приведёт к вашему полному стратегическому поражению.

    Меня никто не понимал. Так надо объяснить. Я думал, это будет проще. Но иногда то, что очевидно для меня, оказывается совершенно непонятным остальным.

    – Хорошо, – пробормотал я, – зайдём с другой стороны.

    – Давай зайдём, – не очень веря в то, что я смогу им что-то доказать, сказал Торк, как самый скептически настроенный в отношении меня.

    Я кивнул и спросил:

    – Какую территорию контролируют и охраняют те банды, что сегодня должны напасть на вас. Большую?

    – Ну да, – согласился тролль.

    – Там есть поселения, которым необходима эта защита, или это территория, которая не слишком важна для вашего дальнейшего выживания и там нет ничего полезного, кроме голой земли?

    – Тут везде вдоль побережья есть поселения, – ответил Торк, – и даже эти бандиты понимают, что без ферм и прочих благ, которые дают осёдлые жители, они не выживут. Поэтому они несут такие же охранные функции, как и все остальные.

    – Хорошо, – кивнул я, – значит, та территория, которую они контролируют, важна для вашего выживания.

    – Ну да, – согласились со мной все остальные.

    Но они, похоже, так и не понимали, к чему я клоню.

    – А если этих бандитов не будет, что станет с этими землями? – глядя на них, спросил я.

    – Их раздавят кадавры, – тихо произнёс Неус.

    Наконец они начали понимать, что я пытался им разложить по полочкам.

    – Вот именно, – произнёс я, – и, чтобы не потерять эти земли, их охрану придётся взять на себя. Чем вы готовы ради этого пожертвовать или какие другие участки ослабить?

    Все ошарашенными глазами смотрели меня.

    – Но у нас не хватит людей, чтобы полноценно прикрыть всю эту территорию, – медленно сказал командир когорты Кохана.

    – Всё верно, – жёстко произнёс я и закончил: – Ваша сегодняшняя победа позволит вам пережить эту ночь, но значительно сократит ваши шансы на выживание в будущем. А это, как вы понимаете, очень скверный расклад. – И я усмехнулся. – Только это ещё цветочки. Ваша победа в этом случае сильно ударит и по вам самим.

    Присутствующие слушали меня молча, не перебивая. Я рассказывал им то, о чём они и подумать не могли. А это же элементарная логика. Как говорил Петрович, «прежде чем сделать следующий шаг, не поленись и посмотри вниз, вдруг под ногой пропасть».

    Думать легко, только вот многие почему-то предпочитают этого не делать. Это я заметил давно, ещё живя в нашем мире, потом в мире Ареаны, а теперь ещё и здесь.

    И тут не дело в моих талантах. Просто многие почему-то не стараются распутывать цепочку фактов до конца.

    – Так вот. Эта победа ударит по вас гораздо больнее, чем по тем, кого вы уничтожите. И тут всё просто. Банды, которые нападут на вас, ведь не единственные здесь? – Я посмотрел на сидящих напротив меня людей.

    – Нет, они просто самые крупные, – ответил мне рейнджер.

    – Угу. И это значит, что, ослабив себя в этой битве, вы дадите шанс всем остальным напасть на вас. Лично я так и сделал бы. Подождал бы, пока главные бойцы обескровят себя и ослабнут в битве, а потом вырезал бы победителей. Не думаю, что сейчас будет иначе. А это значит, что следующего нападения вам не пережить. – Я помолчал. – И это будет касаться как эльфов, так и вашей когорты, ведь вы вступитесь за них, и вам этого не простят.

    – Да, – тихо согласился со мной Торк.

    – Вот, – продолжил я, – но и это ещё не всё.

    Лица у людей были темнее туч. На них так и читалось: «Разве этого уже не достаточно?» Но они должны представлять себе все последствия своих действий.

    – Да, это ещё не всё. Если вы каким-то образом отобьетесь в этот раз, то потеряете свой некий статус неприкосновенности, который раньше хоть как-то сдерживал окружающих. А коль сюда постоянно сбрасывают разный шлак из империи, то вы и постоянно будете встречать тех, кто захочет испытать вашу силу и прочность. В этом случае нападок со стороны всё новых и новых банд вам не избежать, и они будут происходить всё время, пока вас полностью не раздавят. – Вот теперь я добил их окончательно. У мертвяков лица и то краше. – Вот к этому и приведёт та победа, которую вы хотите, – спокойно завершил я.

    А они что, хотели, что я буду сидеть и успокаивать их или подтирать сопли? Нет, мне нужна жёсткая власть, которая понимает, что она делает, и которая будет прекрасно и чётко осознавать, к чему приведёт её хотя бы малейшая неуверенность в своих силах и колебания. И, похоже, мне удалось вбить в их головы такой огромный клин, который все другие мысли оттуда просто вынес напрочь.

    – Но… – и Неус обескураженно и даже несколько потерянно посмотрел на меня, – как же тогда быть?

    Я усмехнулся:

    – Как обычно. Нужно повернуть всю эту ситуацию так, чтобы она принесла нам только пользу.

    – Разве это возможно? – Похоже, моим словам не поверили.

    – Если очень постараться, то возможно всё, – пожал я плечами. – Только стараться придётся всем и очень много. Но главное, стараться не только сейчас, но и в будущем. Вы сейчас переходите на новый уровень. Вы должны будете подкрепить свои слова не просто делом, а таким делом, которое никто никогда не забудет. И они должны будут помнить об этом всегда и везде.

    – Кто они? – посмотрела на меня Маша.

    – Все, – просто ответил я, – включая и вас самих. И вы должны понимать, что, если потребуется, вам снова придётся пойти на такой шаг. – Правда, потом я вновь усмехнулся: – Но если всё сделать правильно, то второго такого шага не потребуется. – И я жёстко взглянул в глаза сидящих рядом людей. – И хоть жертв будет немного, но крови – море, и мы сами сделаем так, чтобы её было как можно больше.

    Неус переглянулся с троллем, и они оба кивнули мне.

    – Что от нас нужно? – спросил эльф.

    Я хищно улыбнулся.

    – Стать зверьми.

    Мужчины растерянно посмотрели на меня. Но они уже приняли решение, и потому теперь не отступят.

    – Идёмте, – сказал я им, – нужно приготовиться, – и направился к выходу. – Пойдёмте с нами, – пригласил я обеих девушек.

    Как это ни странно, но сегодня самое безопасное место будет в поселении эльфов. Ведь во всех остальных местах будет кровавая баня…


    По дороге к поселению я продолжил рассказывать своим спутникам о том, что их ждёт в будущем.

    – Как ни парадоксально звучит, но сегодняшняя ночь – это идеальный шанс взять власть в свои руки. Это идеальный шанс для вас взять всё под свой контроль. И если вы не сможете подчинить себе все банды и мелкие отряды, то уж точно покажете, кто является главной силой среди местных.

    – Но почему только для нас? – удивился тролль.

    – Потому что мне это не нужно, а вам здесь жить, – пожал я плечами.

    Мужчины не обратили внимания на эту мою оговорку, лишь Маша как-то странно взглянула на меня.

    – Но как я и говорил, для этого придётся постараться. Хотя в идеале, если всё пойдёт так, как задумано, я не говорю по плану, а хотя бы в нужном нам направлении, то это, как минимум, сможет показать, кто действительно здесь является решающей жизненно важные вопросы силой. К тому же эльфы заявят о том, что они не просто ещё одна раса, случайно или нет оказавшаяся тут. Раса, которая в силу определённых особенностей является объектом постоянного преследования и нападений. Нет, это те, кто не прощает покушений на свою жизнь и свободу, кто готов бороться за неё и кто покарает даже своих собственных соотечественников, которые забудут об этом. Эльфы заявят об этом так, как никто до этого. Особенно что у вас были предатели в лице вашего бывшего главы, – сказал я, обращаясь к Неусу. И спросил: – Что вы, кстати, сделали с их телами?

    – С тем, что от них осталось, – усмехнулся он, идя рядом.

    – Ну да, – согласился я.

    – Собирались сегодня сжечь, – пожал плечами бывший рейнджер.

    – Не нужно, – сказал я ему, – они нам будут крайне необходимы в другом качестве.

    Эльф кивнул и посмотрел в сторону поселения, к которому мы приближались.

    – Какие ещё будут «советы»? – Последнее его слово было произнесено явно с некоторой долей язвительности.

    Я усмехнулся ему и ответил:

    – Хорошо, тогда дальше. – И посмотрел уже на обоих местных лидеров, тролля и Неуса. – Мне нужны самые сдержанные, самые хладнокровные и при этом самые жестокие ваши воины. Около пятидесяти бойцов. – И я перевёл взгляд на эльфа: – Твоих людей я уже видел в деле. Так что те, кто был с нами в походе, подойдут, миссия будет примерно такая же, – объяснил я ему.

    Неус хотел что-то произнести, но я его опередил:

    – И главное, это должны быть не вы. Вы руководители и голова. Отвыкайте всё делать своими руками, привыкайте думать. В вашем случае это более важные качества. Люди будут уважать и бояться не лично вас, а тот страх, что стоит за вашей спиной. И его от них должны отделять именно вы. Люди должны чётко понимать, что только вы являетесь той тонкой сдерживающей границей, которая отделяет тот ужас, который вы контролируете и держите в своих руках, от них самих. И они должны также чётко осознавать ещё одно. И это, пожалуй, самое главное. Если вас не станет, то этот ужас вырвется наружу. И никто никогда не сможет защитить их от него. В этом случае они будут сами заботиться о вашей безопасности.

    И тролль, и эльф кивнули мне в ответ.

    – А что это за ужас? – тихо спросила Маша.

    Элая, которая шла по другую от меня руку, посмотрела на неё и, усмехнувшись, ответила:

    – Это он. – И ткнула в меня своим тоненьким пальцем.

    – Но отец и Торк не контролируют его, – удивлённо произнесла эльфийка.

    – Так ваши враги же об этом не знают, – улыбнулась демоница.

    А она неплохо соображает. Но немного не права.

    – Не так, – остановил я. – Они, – показал на эльфа и тролля, – будут контролировать этот ужас.

    Командиры вопросительно посмотрели на меня. Я усмехнулся.

    – Ведь этим ужасом для всех станут те самые люди, которых вы мне сегодня передадите. Но помните, о чём я сказал. Спокойствие, хладнокровие и жестокость. Мне нужны убийцы. Не воины, а хладнокровные и исполнительные убийцы.

    Оба кивнули:

    – Хорошо, мы пришлём их к тебе.

    На этом мы и разделились. Тролли ушли к себе в форт. По сути, они здесь будут не нужны. Но они всё равно собирались прибыть в поселение эльфов. Только своих людей Торк обещал прислать уже через час или что-то около того.

    И ровно через пятьдесят минут из форта прибыл отряд вооружённых до зубов людей. Но это были не те, кто мне нужен. Это в поселение эльфов прибыл сам Торк со своими воинами.

    Те же, кого он выделил мне, появились здесь незаметно. Тролль и правда прислал мне две дюжины высококлассных убийц. Посмотрев на этих парней и нескольких девушек, я понял, что у нас всё вполне может выгореть и достаточно малой кровью.


    Посёлок эльфов

    Вечер

    – Ну что скажешь? – спросил Торк, сидя в доме бывшего главы поселения эльфов.

    Этот дом был самым большим в селении, и потому совещаться и обсуждать планы было удобно именно в нём.

    – Ты о чём? – уточнил на всякий случай Неус.

    – Не о чём, а о ком, – проворчал тролль. – Что ты думаешь по поводу того, что предложил этот странный чел?

    – Ничего, – спокойно ответил эльф.

    – Как? – удивился Торк.

    – А так, – пояснил тот, – если бы не он, никого из нас уже не было бы в живых.

    – И это всё? – переспросил командир людей.

    – А нужно ещё что-то? – посмотрел на того Неус.

    – Ну, тебе что, даже не интересно, откуда этот парень столько всего знает? Я учился в Императорской военной академии, и там точно ничего подобного не преподают. Я не уверен, что такому вообще где-то обучают, – пробормотал тролль.

    – Но что тебя не устраивает? – напрямую спросил эльф.

    Торк сидел молча, а потом всё-таки в ответ тоже спросил:

    – Что мы будем делать, когда он исчезнет?

    Эльф удивлённо посмотрел на тролля.

    – В смысле?

    – Ты же понимаешь, что и ваше спасение, и сегодняшний рейд – это только его заслуга. Ни я, ни ты к этому не имеем никакого отношения. Мы не размотали бы и десятой части этой цепочки, что раскрутил он. А ещё вернее, погибли бы где-нибудь по пути, стараясь выяснить истину. Но он это сделал, даже не обладая теми знаниями, что были у нас.

    Неус кивнул:

    – Да, я это понимаю.

    – Хорошо. Тогда ты не будешь отрицать, что именно он и должен стоять во главе всего этого. – И тролль обвёл рукой вокруг себя. – И я даже более чем уверен, что ни я, ни ты ему в том, чтобы добиться власти, даже не нужны. Но… – Тролль не закончил.

    Однако Неусу и так было понятно, что он хочет сказать.

    – Но власть ему не нужна.

    – Верно, – подтвердил догадку эльфа тролль. – Он не собирается брать на себя власть по одной простой причине. – Командир когорты посмотрел прямо в глаза Неусу. – Он хочет уйти с материка. Хотя все знают, что это невозможно, – пожал плечами Торк. – Правда, как сказали мои парни, герийцы из клана «медведей» всегда держат своё слово. Но сбежать отсюда… – И тролль снова недоумённо пожал плечами.

    Эльф несколько мгновений молчал, задумчиво думая о чём-то своём. А потом неожиданно произнёс.

    – Это возможно.

    Торк медленно повернул голову в его сторону.

    – Это возможно, – повторил Неус. – И Степан знает тех, кто может это сделать.

    Тролль сидел молча. А потом усмехнулся:

    – Может, действительно, те рассказы, которые мы слышали о герийцах, правда. И их не сможет сдержать ни одна преграда. Даже если до этого она считалась всеми на свете непреодолимой.

    – Может, – медленно кивнул ему эльф.

    Только ему почему-то казалось, что этот непонятный чел и не собирается идти таким «простым» путём. Его не покидало ощущение, что если бы Степану это было нужно, то он давно уже покинул бы этот материк. Но хуман по какой-то неясной пока причине всё ещё был здесь. Создавалось впечатление, что он ищет нечто только одному ему ведомое и нужное. Он ищет путь. Свой собственный путь. Который должен привести его в строго определённое место.

    Но где это место, эльф сказать не мог. Он этого просто не знал. И тролль был прав: если чел найдёт то, что ищет, его больше ничто не сможет удержать здесь. Он уйдёт. А значит, нужно сделать так, чтобы с ним ушла Маша. Это единственное, о чём он попросит хумана, когда они будут прощаться.

    Решение принято. Неус спокойно выглянул во двор.

    Пора было заняться текущими делами. Завтра им предстоит выдержать и сыграть громадное и ответственное представление, где ему и троллю отводится главная роль. Но дирижировать всем этим спектаклем всё равно будет невидимая рука необычного хумана с глазами стального цвета и растрёпанной копной соломенных волос.


    Лес

    Вечер

    – Значит, так, – объяснял я откомандированным ко мне бойцам, – нам нужно, чтобы, во-первых, кого-то из вас заметили. Во-вторых, этот кто-то лишь обманка. В-третьих, на саму операцию пойдут другие. Так что нам необходимо провести распределение ролей. Всё нужно сделать очень быстро и, главное, отработать синхронно. При этом преследования быть не должно. Об остальном я позабочусь. – И я посмотрел на стоящих передо мной людей.

    Их было немного меньше, чем мне могло потребоваться, чтобы одновременно проникнуть в лагеря всех наших противников, но это и не страшно.

    Так. Рейнджеры отсекают преследователей.

    Группы по пять бойцов перехватывают преследователей. Ранят, но не убивают, по возможности конечно. Желательно их обратить в бегство.

    К ним присоединяется группа, которая будет отвлекать внимание. Это убийцы. Они работают двенадцатью группами, по три наёмника в каждой. Часть людей совершает отвлекающее проникновение в лагерь. Вторая похищает нужных мне людей.

    Это я и объяснил рейнджерам-эльфам и профессиональным убийцам. Откуда последние оказались в команде тролля, мне никто так и не сказал. Но выучка и профессионализм в них чувствуется за десять километров.

    – Зачем нам такие сложности? – спросил один из эльфов.

    У команды тролля никаких вопросов не было. Им дали указания – и они готовы их выполнять. Вот чем мне больше всего импонируют профессионалы.

    – Затем, что мы должны предотвратить большую бойню, устроив маленькую. Большая часть бандитов должна остаться в живых и не пострадать.

    – Но зачем? – удивился всё тот же эльф.

    Я посмотрел на него и ответил именно то, что они должны знать и что будут думать о них все остальные.

    – Чтобы все другие узнали, что тут произошло и чьих конкретно это рук дело.

    – Но на нас же объявят охоту, – оторопело произнёс эльф.

    – Да, – кивнул я, – поэтому вы будете делать всё, как я говорю. – И веско добавил, посмотрев на всех: – Чтобы никто даже подумать не мог косо посмотреть в вашу сторону.

    – Понял, – кивнул тот.

    Хотя на самом деле у этой операции было ещё и второе, и третье дно. Нам нужны были люди на границе, пусть это будут даже уголовники. Никто за них не будет выполнять их же работу. И поэтому мы должны сохранить их жизнь. Разве что уничтожив какой-то основной костяк банды, чтобы окончательно посеять среди них панику и напугать до такой степени, чтобы они боялись даже собственной тени.


    И вот мы пробираемся через лес.

    Здесь основную работу будут выполнять остальные.

    Мне же в этом деле достанется самая грязная и не очень эстетичная её часть. Я не стал рассказывать о ней при девушках, но когда мы остались наедине с командирами, уведомил их, что без этого шага нам никак не обойтись. И теперь мне придётся заняться этим. Жаль что кожевник из меня никакой.

    – Так, – оглядываюсь я кругом, – эта поляна подойдёт.

    Несколько тёмных источников и источник смерти. То, что мне и нужно для задуманного. Вот и пригодится одна любопытная книжица, которая оказалась в доме у рунного мага.

    – Ставьте стол туда, – указываю на участок, который находится как раз между действующими источниками магии.

    – Готово.

    А теперь за дело. И группы разбегаются. У каждой из них есть свои цели. По пять жертв. Больше не нужно. И так суммарно их будет больше, чем необходимо. Но для того эффекта, который я хотел создать, именно это количество подходит лучше всего.

    Не только главари, но и их приближённые. Их списки мне выдал тролль.

    На поляне я остаюсь один. Первую жертву принесут только минут через десять, но мне этого времени достаточно.

    Смотрю на стол. Так, нанести руны. Подключить его ко всем источникам.

    Дальше. Ну а дальше только проверять.

    Достаю специально изготовленный ритуальный нож. Нож для жертвоприношений. Ведь сейчас я типичный чернокнижник и некромант. Идеальным материалом послужили кости того демона, что я убил в посёлке эльфов. Сделал с запасом. Даже его череп очистил. Коль встал на путь магии смерти, то нужно и всю ритуалистику соблюсти.

    Всё. Я готов. А вон и первая группа. Сейчас будет весело.

    Не знаю, что за улыбка промелькнула у меня на лице, но даже убийцы сделали несколько шагов назад. Что уж говорить о том, кого они несли.

    – Положите его на стол, – приказал я.

    Тело прижали к поверхности стола.

    Я неторопливо подошёл к нему и слегка хлопнул по лбу. Всё, он потерял способность двигаться. Вот она, сила жертвенника. Этот орк находится в полном сознании, он даже говорить и смотреть на всё может. Но пошевелить ни рукой ни ногой у него не получится. Зато он всё прекрасно чувствует. Это очень хорошо.

    – Идите, – отсылаю я стоящую рядом группу.

    Убийцы молча разворачиваются и покидают поляну.

    Ну что ж. Приступим.

    – Зря вы пришли сюда, – говорю я в лицо со страхом глядящему на меня бандиту и простым ножом разрезаю его одежду. Нам она не нужна. Да и ему она больше вряд ли понадобится.

    А потом стал надрезать его кожу. Руны заработали. Они усиливают тысячекратно его боль. Но при этом сохраняют жизнь и душу в его теле.

    Его тело начинает даже против силы вложенных в жертвенник плетений слегка потрясывать. Но мне это не мешает.

    Я сдираю с него кожу. Я отключил своё сознание и превратился в абсолютно бездушное существо, делающее очень грязную, но так необходимую сейчас работу.

    Бандит находится в полном сознании. Он не может провалиться в благословенное беспамятство. Зато он может кричать. Этой возможности его никто не лишал. Даже больше. Я усилил разносящийся голос, который прокатился набатом по всем ближайшим окрестностям. Но и это ещё не всё. Я вплёл в него высокочастотные нотки, которые заставляют леденеть кровь и шевелиться на затылке волосы. И они начали шевелиться не только у меня. Такого эффекта я не ожидал.

    Все животные, которые были в радиусе нескольких километров от меня, начали выть, кричать, стрекотать. Они пытались сбежать, спастись от этого страшного и обречённого на вечную смерть и мучение голоса.

    И так продолжалось долгих два часа. Пока у меня не закончились все жертвы. Все они, ещё до того как попали ко мне на жертвенник, сошли с ума. В общем-то, как и многие из их отрядов. Они поняли, что это не они пришли грабить, насиловать и убивать. Это пришли за ними. И они сами слышали то, что случится с теми, кто окажется в наших руках.

    И когда через пару часов в каком-либо отряде случайно замечали тень, хотя бы отдалённо напоминающую человеческую, то разбойники разбегались куда глаза глядят.

    Сейчас все поняли, и не только бандиты, но и многие другие, что здесь, рядом с ними находится угроза намного более опасная, чем лесные твари, кадавры или сериканские маги. И она сейчас бродит вокруг. Бродит на расстоянии вытянутой руки. И эта угроза – мы.

    Вот мы и сделали то, что я обещал.


    Посёлок эльфов

    Час спустя

    А потом я пришёл в поселение эльфов. Они тоже всё слышали. Но никто из них не был в курсе того, что происходило в лесу. Это знали только рейнджеры, убийцы и будущие главы ближайших поселений.

    За плечами у меня был огромный тяжёлый свёрток. Кровавый свёрток. Это была снятая с тел предводителей банд кожа.

    Это было послание тем, кто ещё не всё понял.

    Это было послание всем о том, кто охотился в этих лесах сегодня ночью.

    И завтра это послание увидят все.

    А сегодня ночью его вывесят на заборах посёлка эльфов и форта тролля. Люди надолго должны запомнить, что произошло сегодня ночью. Да они и не забудут.

    Слишком я вложился в этот процесс.

    Слишком правильно всё сделал.

    Слишком…

    Много раз слишком. До такой степени, что ко мне явилось тёмное божество. И даже не одно.


    На поляне с жертвенником

    Час назад

    «Всё, это последняя жертва», – мне и самому уже осточертели эти крики. Они пробивались даже через мою отчуждённость. Я был рад, что всё закончилось.

    Перерезаю горло последнему окровавленному куску мяса, лежащему передо мной на столе. Жертвенник принял последнюю порцию посмертной энергии. Именно в такие моменты любым существом её выделяется наибольшее количество. К тому же он впитал в себя измученную мной душу. Но я об этом не сожалел. Нет во мне такого чувства.

    «Пора сворачиваться», – решаю я и разворачиваюсь, чтобы положить снятую с ещё живого человека кожу к остальным девятнадцати.

    Но неожиданно со стороны жертвенника чувствую очень странный и очень сильный выброс энергии. Оборачиваюсь.

    Это я что, умудрился своими действиями открыть портал куда-то в тёмный мир? Но, насколько я знаю, ничего подобного произойти не должно. Это обычный ритуал жертвоприношения. Так как он никому посвящён не был, то вся энергия и души сейчас находятся в жертвеннике. Мне они не нужны. А его я собирался перед уходом спалить. Пусть пропадает на том свете.

    Но сейчас происходило что-то необычное и точно мной не запланированное. А потому я насторожился. Быстро наложил на себя плетение защиты и приготовился к отражению атаки. Только с кем придётся воевать, мне понятно не было. Однако на всякий случай подключился ко всем тёмным источникам, которые находились поблизости. Жертвенник оставил на крайний случай. Слишком специфичная в нём была энергия, и ею пользоваться – себе дороже. Я всё-таки не некромант и не чернокнижник, чтобы качать энергию из алтаря. Мне это не нужно.

    Минута, вторая.

    – Наконец, – произносит странная девушка, выскользнувшая из портала, – вроде здесь, – и оглядывается вокруг. – Ты кто? – удивлённо спрашивает она, заметив меня.

    Я же не менее удивлённо рассматриваю это странное создание. Вроде обычная девочка лет пятнадцати – шестнадцати. Невысокая. Худенькая. Обычный подросток. Тёмные волосы. В платьице. Только вот одно такое маленькое отклонение. Её аура. Она была настолько насыщенной и глубокой, что сквозь неё проглядывала первозданная тьма.

    – Так ты кто? – спросила она уже требовательно. – И что ты хочешь за ту жертву, что принёс? – И она потопала ногой по жертвеннику, на котором стояла. – Давай быстрее соображай, – начала терять терпение девчонка, – а то сейчас сюда кто-нибудь из высших заявится, и тогда тебе вообще ничего не светит. Ну что за невежда, не мог при ритуале указать, для кого всё это предназначалось, и тогда ни у кого никаких вопросов не возникало бы, – проворчала она. – А сейчас за этими душами налетят стервятники. – И она вновь посмотрела на меня. – Тебе повезло, что я была поблизости от этого мира и заметила столь сильный выброс магической жертвенной энергии. Ну, так что ты хочешь в обмен? – И она вновь вопросительно взглянула на меня. – Силу, ум, богатство, женщин? Говори быстрее. Заключим контракт на обмен, и эта энергия, а главное все души – мои. Я дам, что тебе нужно. Ну, давай быстрее. Сюда кто-то идёт. Я чувствую.

    Я и сам заметил открытие ещё одного портала.

    – Ну, давай! Чего замер? Сам вызвал. А ничего не просит.

    – Да я вообще-то никого не вызывал, – пожал я плечами. – Так что если надо, забирай всё себе.

    Девчонка радостно взвизгнула и быстро спрыгнула с жертвенника.

    – Теперь эти души и эта энергия по праву передачи мои, – сообщила в пространство она.

    Тут открылся второй портал. И из него вышел кто-то, отдалённо напоминающий прямоходящего кота.

    – Не успела, не успела, – счастливо произнесла девочка, – это теперь моё. – И она собственнически похлопала по жертвеннику.

    – Вижу, – прозвучал слегка порыкивающий, но явно различимый женский голос, – неплохой улов.

    Из-за короткой шерсти по всему телу второй появившейся не так бросались в глаза её половые признаки, но и так всё указывало на то, что это женщина.

    И сейчас эти двое разговаривали между собой, будто меня и нет рядом.

    – Что он попросил взамен? – небрежный кивок в мою сторону.

    – Да это, похоже, какой-то любитель, – отмахнулась от меня вторая, – ничего он у меня не попросил. Но зато какой улов! – И девочка любовно провела ладонью по окровавленной поверхности стола.

    Зато её слова очень насторожили вторую.

    – Повтори условия обмена, – медленно попросила похожая на кошку женщина.

    – Ну что ты пристала, Урака.

    – Повтори! – настойчиво повторила та.

    Девочка набычилась, но всё-таки сказала:

    – Ну, он сказал, что если тебе нужно, то забирай всё.

    – Дура! – вспылила вторая. – Он сказал, что ты ему за это ничего не должна?

    – Э… – И девочка задумалась. – Нет. Ничего такого он точно не говорил.

    – Но ты уже приняла жертву, – констатировала Урака, поглядев на жертвенник.

    – Ну да… – Видимо, и сама девочка не понимала, к чему та клонит.

    Кошка посмотрела ей прямо в глаза.

    – Он не такой уж и любитель, если смог сделать своим должником тебя… – И она повернулась в мою сторону: – Примите наши извинения, магистр, мы приняли вас за любителя. Но вы смогли вынудить нас принять на себя обязательство выполнения одного вашего любого желания. – Она немного помолчала. – Мы ценим тех, кто смог подняться с нами хотя бы в этом на один уровень. – И кошка слегка склонила голову.

    «Хм. Они приняли меня за какого-то магистра, – подумал я. – Хотя на самом деле я любитель и есть. Но не говорить же им об этом».

    Но кто эти самые они? Жертвоприношения приносят богам. Но я никогда не слышал, чтобы они сами приходили на вызов. Или приходят?

    Ведь девчонка права. Обычно жертву кому-то посвящают, но я-то её принёс в пустоту. Неужели и у них такая сильная конкуренция?

    Но тогда передо мной сейчас стоят две тёмные богини.

    И что мне делать?

    Да лучше молчать. Похоже, они сами решат этот вопрос, без меня.

    Между тем девочка расширившимися глазами посмотрела на ту, что похожа на кошку, аура которой также была переполнена тьмой. Ну конечно, а кого ещё могло привлечь тёмное жертвоприношение. Не ангелов же.

    – Урака, ты что делаешь?

    – Спасаю твою честь, дура, – прорычала та сквозь зубы. – С тобой мы дома поговорим. – И вновь развернулась ко мне.

    Я также склонил голову в ответном приветствии. Не знаю, будет ли проявление уважения понято ею правильно?

    – Простите. Но мы не можем принять ваши условия. Эта дурёха – дочь очень могущественного высшего. Поэтому такой договор с кем-то из смертных сильно ударит по репутации её семьи. И хоть она уже приняла жертву, но не могли бы вы согласиться на какой-либо обмен?

    Я был в замешательстве. Нельзя выдавать своего невежества. Если я попрошу какую-нибудь глупость, то не проживу и нескольких мгновений, они меня сразу раздавят. Как быть?

    Да просто. Спросить.

    – Что вы можете мне предложить? – обратился я к кошке.

    Она задумалась.

    – Я не слишком могущественная богиня, но могу предложить вам в обмен две вещи.

    – Да, я вас слушаю, – произнёс я, а сам подумал: «Всё-таки богини. Я был прав».

    – Дар предвидения. Но он будет продолжаться не больше двух минут. Это мой предел при его передаче смертному.

    Я кивнул.

    – И… – Урака задумалась, – дар познания сущности. Он работает всегда и везде. Стоит только пожелать узнать о любой сущности, как через её ментально-информационное поле вы получите всю информацию о ней. Конечно, если эта информация в этом самом поле есть. – Она прямо взглянула на меня. – Это лучшее, что я могу вам предложить, магистр.

    Расширившиеся глаза девочки говорили, что кошка не лжёт.

    – Я принимаю оба дара и подтверждаю, что эта богиня мне ничего не должна, – по какому-то наитию произношу я.

    – Спасибо, магистр, – облегчённо выдыхает Урака.

    После этого, не прощаясь, берёт девочку за руку, и они обе исчезают в мгновенно открывшемся портале.

    – Спасибо! – раздаётся девичий голос откуда-то из пространства, и я чувствую лёгкий поцелуй на своей щеке.

    «Ну и что это всё могло бы значить?» – сам у себя спросил я.

    Но никаких изменений не заметил. Ладно, буду разбираться как обычно, по мере поступления проблем.

    А сейчас мне нужно возвращаться в посёлок. Там меня ждут.

    Глава 6. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса

    Следующий день

    Прошло уже два дня с тех пор, как мы отстояли поселение эльфов.

    Хотя мы, вернее я, и совершили такой не слишком благородный, даже, если говорить откровенно, достаточно кровавый и жутковатый, особенно если судить по лицам людей, которых я встречал, поступок, но при этом эти наши действия заставили всех задуматься над происходящими здесь событиями и тем резким поворотом в судьбе жителей всего побережья, к которому они привели.

    По моей подсказке, как вечное напоминание, которое будут видеть все и всегда и которое будет сообщать всем и каждому о произошедших сегодня событиях, эльфы и тролли на следующий день вывесили, вернее, прибили на стене у ворот своих поселений растянутую кожу, что я снял с лидеров напавших на поселение эльфов бандитов. Каждому отряду, как эльфам, так и троллям, досталось по две штуки этого своеобразного настенного украшения. Я порекомендовал растянуть его на стене прямо перед воротами поселения и форта для большей наглядности. Даже не поленился и наложил на каждый экземпляр плетение нетления. Чтобы оно как можно дольше сохраняло свой «презентабельный» вид.

    К тому же на стене, окружавшей общину эльфов, появился ещё и частокол, состоящий из голов соратников мага. Их сопровождала всего лишь одна большая надпись: «Предатели». И особо была выделена голова, принадлежавшая ранее бывшему главе посёлка. Все должны знать, что здесь произошло и как поступили с теми, кто хотел большего для себя, забыв обо всех остальных. Вернее, предав всех остальных и пожелав купить свою «мнимую» свободу за счёт чужих жизней.

    И это напоминание предназначалось как для своих, так и для чужих. Хотя в основном было направлено именно на своих. Ведь фактически был уничтожен всего лишь один маг, здесь и сейчас мы говорим именно о маге, который возжелал своего возвращения такой вот ценой.

    А потенциально магов среди эльфов было гораздо больше, чем среди всех людей на побережье. И они сейчас дважды, если не трижды подумают, прежде чем совать свою голову в петлю. Ведь мы специально всю эту ситуацию преподнесли как заранее спланированную ловушку для предателей. И то, что им оказался глава посёлка, только подливало масла в огонь и указывало на серьёзность наших намерений – держать здешнюю ситуацию под своим контролем.

    И следующий наш шаг должен укрепить всех оставшихся лидеров в этом самом мнении.

    Поэтому дополнительно нам необходимо сделать своеобразный подарок всем оставшимся на побережье отрядам и бандам. И для этого я специально вырезал не только главарей, собиравшихся напасть на поселение банд, но и их приближённых. И этот наш подарок-намёк должны были получить главы всех отрядов, которые здесь были.

    Этим на следующий день с самого утра и занимались Неус и тролль.

    Я же вернулся к себе в башню. Нужно продолжать обустраиваться и налаживать свой быт. И к тому же у меня появилось немного времени изучить то, что попало ко мне в руки за всё это время.


    Поселение эльфов. Совет

    Два дня спустя

    Сегодня мы собрались на внеочередной совет.

    Многие заместители как когорты тролля, так и бойцов эльфов не понимали, почему на совете присутствует какой-то новичок, которого никто никогда раньше не видел. Но за эту пару дней авторитет обоих местных лидеров возрос настолько, что таких вопросов им просто не задавали. Ну, присутствует и присутствует. Значит, это необходимо.

    А новости, ради чего меня позвали, были несколько необычные.

    Разведчики Трока принесли странные вести.

    Буквально в двадцати километрах от той границы, что отделяет поселения людей от угрозы и опасностей леса, они обнаружили непонятное большое скопление различных кадавров.

    Чем это было странно? Тем, что там разведчики видели совершенно разных кадавров, которые, как правило, никогда не нападали одной единой группой.

    – Готовится массированный прорыв, – сделал предположение один из подчинённых Торка.

    – Возможно, – согласился тот.

    Но никакой конкретики больше не было. Да и откуда она могла взяться, если было не понятно, что вообще происходит.

    Кадавры близко. Пора начинать паниковать?

    Лично для меня это был не аргумент. Но я пока не лез со своими советами и высказываниями. Авторитет – это всё. И его нельзя подрывать. Так что поговорим мы с Неусом и троллем после этого совета, который уже через пару минут превратился в типичное гадание на кофейной гуще. Никто ничего толком не знает, но считает себя обязанным высказать какое-то гениальное предположение.

    Я усмехнулся.

    Мою реакцию заметил Кохан. Вот ещё один из тех, кто догадывается о моей истинной роли во всём произошедшем.

    Ну и главные среди убийц и рейнджеров. Как первого зовут, я так и не узнал, а вторым сейчас стал Крег, заместитель Неуса.

    Переливание из пустого в порожнее продолжилось ещё около получаса. Потом это надоело даже непробиваемому Троку, и он остановил словоблудие, сообщив, что все мнения и предложения услышаны и будут рассмотрены, о решении сообщат дополнительно. На этом все и разошлись.

    Остались только я, оба главы, Кохан, рейнджер и убийца.

    – Что тебя так насмешило? – сразу спросил у меня Неус.

    Оказывается, мою реакцию на этот совет заметил не только майор, но и эльф.

    – То, как ведут себя ваши люди. Они начинают паниковать, даже не разобравшись, в чём дело. Особенно меня насмешил тот странный мужичок, который уже сейчас предложил объявить общий сбор.

    – А что с этим не так, вполне нормальное предложение, – удивился тролль, – я и хотел так сделать.

    – Э… – его слова, в свою очередь, удивили уже и меня, – и где вы собираетесь ожидать их нападения? Где состоится сбор? И когда?

    – Ну, – Трок посмотрел на меня, – обычно кадавры нападают на ближайшее поселение, и мы перехватываем их где-то на границе.

    – Так обычно или всегда? – уточнил я.

    – Ну, бывают исключения, но редко, – подтвердил слова тролля Неус.

    Странно. Не похоже это на действия разумных существ.

    «Хотя… – задумался я, – нет, как раз такие действия и похожи, если они стараются скрыть свою истинную природу. Но тут они что-то перестарались. Или просто не знают, как нужно вести себя в данном случае».

    – И часто вам сообщали о такой солянке, что обнаружили сегодня ваши разведчики?

    – На моей памяти это впервые, – быстро ответил эльф.

    Если исходить из того, что эти арканы разумны – а мне это доподлинно известно, – то такие действия, что запланировали тролль и остальные, приведут, вероятнее всего, к нашему полному провалу. Поэтому нужно срочно менять план. Но для начала нам нужна информация. А для этого придётся организовать разведывательную вылазку.

    – Значит, можно предположить, – это я сейчас намекал на то, что нестандартный отряд будет и действовать нестандартно, – что всё здесь должно пойти по совершенно иному сценарию. – И взглянул на них. – Это ведь вполне возможно? – Теперь я задумчиво посмотрел в окно. – Скажу даже больше. На мой взгляд, это и есть наиболее вероятный сценарий развития событий. – И веско закончил: – Так что забудьте о своих стандартных заготовках и готовьтесь к тому, с чем вам ещё не приходилось иметь дела. А для того, чтобы это не стало для нас полной неожиданностью, нужно повторно наведаться туда, где были замечены кадавры. – Правда, немного подумав и кивнув самому себе, сказал: – Хотя и от ваших сборов есть кое-какая польза.

    Те вопросительно посмотрели на меня.

    – Не нужно объявлять общий сбор. Необходимо объявить повышенную готовность к бою. И для отражения атаки собрать не одну большую группу, а несколько более мелких, но при этом мобильных, которые достаточно быстро смогут оказаться на пути у напавших или прорвавшихся к границе кадавров. Такие мобильные группы смогут на некоторое непродолжительное время притормозить нападение, тем самым дав нам время на подготовку к отражению атаки и стягивание к месту событий всех остальных групп.

    И тролль, и эльф кивнули.

    – Так даже будет проще, – обдумывая предложенный мной вариант, согласился Трок. И, немного помолчав, продолжил: – Не нужно держать отряды везде. Нас и так мало. В этом же случае и нападение не будет слишком неожиданным, бойцы всё-таки будут к нему готовы и продержаться до подхода основных сил смогут.

    – Вот именно, – подтвердил я его слова.

    – Хорошо, тогда принимается, – сказал он, посмотрев на кивнувшего ему эльфа. И, взглянув на меня, он, не удержавшись, усмехнулся и спросил:

    – Я так понимаю, в рейд пойдёшь ты.

    Я спокойно кивнул ему в ответ.

    – Сколько людей ты хочешь взять с собой?

    – Да вообще-то хватит и парочки, я же не на войну собрался.

    – Тогда это будут они. – Тролль показал на сидящих за столом Крега и убийцу.

    – Я не против, – пожал я плечами. Они оба не вызывали у меня никакого чувства отторжения, так как были прекрасными специалистами своего дела. – Мы справимся, – взглянув на эльфа и человека, сказал я и стал вставать. – Выдвигаемся через час, – кинул я уже от самого выхода.

    Мне нужно было поговорить с Элаей. Взять с собой я её не мог и хотел попросить её подождать моего возвращения в поселении эльфов. Так будет и безопаснее, и для меня спокойнее.

    И через пятьдесят минут мы с ней пришли обратно. Неус не отказал мне в просьбе разрешить девушке дождаться нашего возвращения из рейда за стенами их поселения. Тем более и никаких возражений против её присутствия в общине ни у кого из местных не возникало. Ведь она, по мнению всех остальных, чистокровная эльфийка.

    Только вот эта девушка почему-то сильно привязалась к какому-то дикарю-хуману.

    Заботу о ней на это время взяла на себя Маша. Она пообещала мне, что Элая не будет ни в чём нуждаться, а жить будет в их доме.

    Подруг, как оказалось, у девушки из-за того, что она была магиней («И тут дискриминация», – усмехнулся я), в селении было немного, и ей будет приятно, если демоница, правда, она не знала, кто такая на самом деле Элая, поживёт у них. К тому же её отец сейчас почти всё время проводит в здании совета посёлка, старшие братья помогают ему, и дома, кроме неё самой и её матери, никого нет.

    – Спасибо, – поблагодарил я девушку.

    Посмотрел на Элаю, кивнул ей на прощание и вышел за ворота, где меня уже дожидались Крег и Кунг. Я всё-таки узнал, как зовут нашего последнего попутчика. А то называть его «эй, ты» или «убийца» было не очень удобно.


    Поляна на краю Акорианского леса

    Три часа спустя

    – Что думаете? – спросил я у эльфа и человека, главного в отряде убийц, которые сейчас прятались в густом кустарнике вместе со мной и наблюдали за странным поведением кадавров.

    – Однозначно они готовятся к нападению, – ответил эльф.

    – И нападения они ожидают явно не с нашей стороны, – прокомментировал увиденное Кунг.

    В общем-то я был полностью согласен с обоими моими товарищами, но мог добавить ещё кое-что.

    В каждом обществе есть свои недовольные и своя оппозиция, и мне так кажется, что сейчас перед нами именно она. Оппозиция, которая образовалась внутри общества, управляемого этими самыми сериканскими магами.

    Я прекрасно помнил тот разговор в развалинах. И то недоумение, что вызвали у аркана слова синекожего о цели вторжения магов в этот мир. Это был какой-то ресурс. Вроде руда. Да, точно, какая-то такарийская руда. И тот кадавр даже не знал об этом.

    Конечно, они сами виноваты. Их призвали, и они явились, но, видимо, и для них это было очень большой проблемой. Ведь мы сражались в основном именно с ними. И у них, в общем-то, сложилась такая же ситуация, что и у местных по отношению к выславшей их сюда империи и магов, работающих на неё. Маги, как тех, так и других, кадавров и местного населения, на этом континенте и в этом мире для самих себя загребали жар чужими руками. И все выгоды и богатства, добываемые здесь, получали только они, маги. А вот все оплеухи доставались совершенно другим.

    И кадавры наконец это осознали.

    Нужно это использовать в своих целях. Как и знание того, что в их среде есть такой сильный раскол, перешедший в открытое противостояние. Так и знание того, кто же сейчас находился перед нами.

    А перед нами были одни из лучших воинов и бойцов, что смогли найти эти самые сериканские маги. Сейчас тут было порядка сотни кадавров. И они составляли не то что существенную силу. Если они захотят, то от поселений на побережье не останется и мокрого места. А значит, нужно вбить ещё больший клин между ними и магами, чтобы ни у тех, ни у других не было никакого шанса на мирное урегулирование вопроса.

    Они должны перейти к прямому боестолкновению. И желательно, чтобы не все кадавры погибли. Кое-кого придётся спасать. Чтобы они рассказали о том, как сначала их подставили, вынудив сражаться с нами, не такими белыми и пушистыми, как им расписывали, а потом и расправились с самими арканами, когда они возмутились этому.

    И всё это должны будут сделать коварные, жестокие и очень жадные маги.

    «М-да. Работы предстоит много. Очень много. Это мы удачно зашли», – мысленно усмехнулся я. И ещё раз оглядел поляну.

    – Ну и в дополнение, – я посмотрел на так знакомых мне трёх арканов, стоящих отдельной группой, – они готовятся к битве не с кем иным, как с сериканскими магами.

    Эти трое в конце концов всё равно перейдут, вернее, обратно вернутся на сторону магов, слишком сильна в них честь и верность. А потому они и станут нашими первыми жертвами.

    – Что? – удивлённо посмотрел на меня Крег. – Но они же служат магам. Это их создания. Это же животные, а не разумные существа.

    – Да, они служат магам, в этом ты прав, – согласился я с ним. Немного помолчав, добавил: – Только это единственное, в чём ты был прав. – Я посмотрел ему прямо в глаза. – Во-первых, если они и созданы кем-то, то точно уж не этими магами. Поверь, я сражался с ними и ничего, что выдало бы в них кого-то настолько гениального, я не увидел. Да, они сильнее, чем наши маги. Но это единственное их преимущество. Умирают они от стали не хуже, чем все остальные. А кадавры – это существа высшего порядка. У этих сериканских магов просто не хватит знаний и умений, чтобы создать нечто подобное. – И взглянул на как раз направившегося в сторону леса одного из кадавров. – И второе. Они разумны. По крайней мере, некоторые из них. И они не глупее нас с вами.

    Последние мои слова поразили обоих: и эльфа, и человека. Они удивлённо уставились на меня.

    – Это точно? – спросил Кунг.

    Я пожал плечами:

    – Сам слышал, как один из них вполне осмысленно говорил с синекожим магом.

    – Но это невозможно, – тихо пробормотал эльф. – Если это правда, тогда они всё время…

    – Да, они водили вас за нос, – кивнул я, подтверждая его предположение и усмехнулся: – А вы за него успешно водились. Правда, кадавры настолько заигрались с вами, что забыли о такой простой вещи, как война. Ведь это для них лишь захватническая кампания, а для вас – это война на выживание. И потому вы, в отличие от них, зная, что отступать вам некуда, бились, как загнанные в угол животные. – Я посмотрел на эльфа. – И именно эта ваша жажда жизни и готовность сражаться до конца их больше всего и испугала. Она показала, насколько вы можете быть опасны. Ведь они пришли сюда не чтобы умереть, а чтобы разбогатеть. А в таком случае зачем какому-то трупу нажитые им самим богатства? – Я усмехнулся. – К тому же, как мне известно, да и это вполне логично, не все из них знают об истинной причине их нахождения здесь. Так что многие из них тут оказались далеко не по своей воле, а в силу такого эфемерного понятия, как «честь» и «долг». И уж далеко не все из них желали оказаться именно здесь и именно сейчас, да ещё и в качестве расходного материала. – Я вновь взглянул на поляну. – Поэтому у нас есть очень хорошая возможность.

    – Какая? – вопросительно посмотрел на меня эльф.

    – Стравить их, – ответил я и показал в направлении идущего к лесу кадавра. – И нам есть с кого начать.


    – Оружием пользоваться нельзя, – инструктировал я Кунга и Крега, – мы сейчас работаем за чистокровных магов. И поэтому у всех должно сложиться впечатление, что тут действовали именно они или их люди.

    Пусть противник ослабляет себя сам. К тому же эту толпу нужно деморализовать и уничтожить. Маги не должны были направить их энергию против нас.

    – А почему они? – спросил у меня убийца. – Это опасный враг. – И показал немного дальше. – Там есть менее опасная и более доступная цель.

    – Да, – кивнул я, – только этих кадавров, – я указал на выбранного мной, а потом и ещё на нескольких таких же, – нам необходимо выбить первыми. И желательно полностью.

    Человек продолжал с вопросом во взгляде смотреть на меня. И поэтому я пояснил:

    – Они очень преданы своему долгу. И поэтому хоть сейчас и находятся вместе со всеми, но в тот момент, когда придётся делать выбор, между остальными кадаврами или магами, чувство долга возьмёт верх, и они перейдут на сторону магов.

    – Понятно, – кивнул Кунг.

    Мы ещё немного последили за поляной и направились с ним в лес. Эльф остался здесь. Он должен был контролировать обстановку на поляне. Убийца будет прикрывать меня в лесу и при этом следить за тем, чтобы ко мне, пока я буду занят арканом, никто не подобрался со спины.

    Ну а я буду играть роль сериканского мага. То есть постараюсь убить кадавра только с помощью магии. Ну и, возможно, небольшого обмана. Но это я смогу проверить только на месте, когда окажусь рядом с этим кадавром. И тут мне должен помочь вновь приобретённый дар тёмной богини. Посмотрим, как у меня всё получится. Ведь познание сути должно показать мне и все слабые стороны любого существа. Оно покажет те энергии, из которых состоит его аура. Но главное, поможет мне найти те энергии, которые оказывают на неё и, возможно, на нечто, именуемое менто-информационным полем, самое сильное влияние и производят наиболее разрушительный эффект на него или неё.

    Но что мне было ещё более важно, я надеялся получить или вычислить те самые плетения, которые этот эффект в ауре этих самых существ и вызывают. Я с этим ещё до конца не разобрался, но надеялся, что моя догадка сработает должным образом. Однако проверить её на практике до этой вылазки я просто не успел. Так что у меня сейчас пройдут полноценные эксплуатационные испытания. Только результатом их в обязательном порядке должна стать чья-то смерть. И я должен был сделать всё возможное, чтобы в живых остался именно я.


    Всё, мы на месте.

    Кунг приотстал и остался позади. Он должен замаскироваться здесь, в стороне от той тропы, что мы воспользовались.

    Я же иду дальше.

    По ауре вижу, что кадавр находится где-то в десятке шагов передо мной, это чуть меньше шести метров. Идеальная дистанция. Хоть дар начинает работать где-то с расстояния в пятьдесят метров, но наиболее полную информацию он выдаёт как раз примерно шагов с десяти – двенадцати. Всё зависит от магического поля существа. Этого самого ментоинформационного поля, о котором говорила богиня.

    И у этих кадавров оно очень и очень мощное. Так что шансы разузнать о них побольше у меня есть.

    Правда, как выяснилось чуть позже, если приложить ладонь к предмету или взять его в руку, то информации будет ещё больше. Но это будет не сейчас.

    А сейчас я изучал то существо, аркана, которое с кем-то общалось тихим порыкивающим голосом. Но кроме него, я был точно в этом уверен, в лесу передо мной никого не было.

    Зато я видел ещё одну активированную структуру. Это, по всему так выходило, какое-то переговорное плетение, которое аркан использует для общения с кем-то. И то, что я слышал из его разговора, мне очень не нравилось.

    – Магистр, они настроены очень серьёзно, – говорил аркан.

    Несколько мгновений тишины, видимо, этот магистр ему отвечает.

    – Да, мы стараемся успокоить толпу и повернуть всю ситуацию так, чтобы они начали винить в том, что здесь происходит, не вас, а местных, – ответил аркан, – но пока к нам не очень прислушиваются.

    Тишина.

    – Нет, – говорит кадавр, и я даже чувствую, как он в возмущении трясёт головой, – мы не будем убивать своих, чтобы подставить местных.

    Опять несколько мгновений молчания.

    – Да, я знаю, что группу моего брата уничтожили буквально несколько дней назад, – тяжёлый вздох, – я не забыл об этом.

    И несколько мгновений напряжённой тишины.

    – Кого вы предлагаете убрать? – видимо, сдался аркан.

    Ему отвечают.

    – Мы не сможем организовать всё так, чтобы было похоже на действия аборигенов. Что вы предлагаете? – Кивает. – Это может сработать, – шевеление, – мы сделаем это.

    После этого переговорное плетение распадается.

    А маги не так и недальновидны и глупы, как мне о них хотелось бы думать. Они собираются повернуть всю эту толпу кадавров против нас, убив кого-то из своих и подставив людей, живущих здесь. И сделать это должны вот этот кадавр и кто-то из его соплеменников.

    Нельзя допустить этого.

    Он идёт как раз в мою сторону. Передвигается медленно. Наверное, продумывает слова магистра.

    Есть два варианта. Дать им убить этих неизвестных, но при этом сделать так, чтобы об этом узнали и все остальные. Но тут есть несколько спорных моментов. Первый: я должен успеть. И второй: этот аркан был уверен, что тот способ, который предложил магистр, однозначно укажет на принадлежность людей к этим событиям. А так как я не знал ни что это за способ, ни для кого из других кадавров они подписали смертный приговор, то и предотвратить эти события или повернуть их в нашу сторону не мог. Значит, придётся следовать своему первоначальному плану, то есть второму варианту. Тем более и ликвидация этих арканов стала ещё более значима для нас.

    Теперь я точно знал, что это агенты в стане врагов и они уже сейчас работают на магов.

    А теперь о том, с чем же нам придётся иметь дело. И я вновь присмотрелся к ауре и тому, что мне подсказал дар «познания сути».

    Я, конечно, ожидал большего, но и того, что мне стало известно, должно хватить.

    В прямом поединке с такими существами мне не выстоять, особенно если работать против них только магией.

    Но вот здесь и вылезла одна особенность этих самых кадавров. Они очень, невероятно сложные магические создания. Они появились не в процессе естественного развития. И это повлияло на их ментально-информационное поле. В естественном состоянии оно было слишком нестабильным и совершенно не гармоничным. Оно было искусственным. И с одной стороны – это хорошо. Эти существа могли пользоваться преимуществами совершенно различного типа магических энергий, составляющих их суть и магическую основу. Но с другой – в этом же была и их слабость. Эти энергии абсолютно не гармонировали друг с другом. И особенно это касалось тьмы и жизни, увязанных в этих существах в единое целое.

    Конечно, там были также огонь и вода, но они вносили меньший дисбаланс, чем два предыдущих типа энергий.

    И чтобы как-то компенсировать дестабилизирующее влияние столь противоположных энергетических наполнений, в их менто-информационное поле были внедрены специальные плетения, которые и удерживали эти энергии от случайного взаимодействия. Они как бы оплетали магическую структуру и выделяли её в отдельный слой.

    Это-то меня и смутило в тот, первый раз, когда я их увидел. Тогда я не смог определить, что же это за существа такие. И подумал, что у них просто какое-то своеобразное магическое поле, с наложенной на него защитой. Но оказалось, что это обычные искусственно созданные химеры. Однако при этом химеры высшего порядка. Химеры уровня существ, созданных творцом. То есть по факту – нас самих.

    И как сражаться с ними, теперь мне было известно. Вернее, я понял, что нужно сделать.

    Нет необходимости уничтожать это существо. Всё можно сделать проще. Стоит только разрушить два сдерживающих плетения, вызывающие наиболее сильный дисбаланс в структуре этого существа.

    Правда, была одна маленькая проблемка. Совсем малюсенькая, можно сказать совершенно незначительная деталька. Эти самые сдерживающие плетения, кроме всего прочего, превосходно выполняли ещё и защитную роль для их аур. Они не давали внедрить в них никакие руны, разрушая их и преобразуя в совершенно обычный выброс магической энергии.

    Кстати, хороший способ защитить и собственную ауру. Даже если тебе не нужно её стабилизировать.

    Значит, мне не внедрить в них нужные плетения.

    Но был ещё один способ. Самый простой и самый древний, как и весь этот мир. Нужно нанести руны прямо на сам объект воздействия. Что мне и придётся сделать.

    И делать это нужно сейчас. Так как зверь уже практически прошёл мимо меня. Ему нельзя дать вернуться на поляну.

    Ну что ж. Как говорил один знаменитый китайский мечник, «каждый боец в своей душе должен быть каллиграфом». Вот и проверим, насколько он был прав.

    Два шага вслед прошедшему мимо меня зверю. Нужно нанести всего девять рун. И для меня это не бой одного удара. Мне нельзя убивать аркана. Правда, хорошо, что он об этом не догадывается.

    А теперь удар. И ещё три быстрых удара. Скользящий шаг вдоль тела аркана. Первая руна завершена. Она самая простая.

    Плохо то, что я должен наносить руны последовательно и в строго определённых местах.

    Кадавр первые несколько мгновений был в растерянности. Я застал его врасплох. И это дало нанести мне ещё две руны.

    Но на этом моя удача закончилась. Начался бой, и его отзвуки рано или поздно должны услышать в лагере. У меня не больше пары минут. Значит, я должен закончить всё за это время.

    Калечить зверя нельзя. Убивать нельзя. Можно только контратаковать и уклоняться, нанося секущие удары. И каждый такой выпад должен быть рассчитан чуть ли не до миллиметра.

    Продвинулся на ещё один шаг. На теле аркана появилось ещё две руны.

    Нельзя ему дать сосредоточиться и взглянуть на ситуацию со стороны. А потому отступаю немного от первоначального плана.

    Познание сути не только выдало мне информацию о магической структуре этого существа. Оно много рассказало и о его физическом теле. Его болевых и уязвимых точках. О том, что мне сейчас так было нужно.

    Шаг вперёд, прямо к самому туловищу этого монстра, и я наношу удар набалдашником меча в определённую точку.

    Теперь нас точно услышат все и вся.

    Рычание, сильнейшее рычание, полное боли и первобытной злобы. Но мне это и нужно. Ведь это сигнал, как моим товарищам, так и тем кадаврам, что остались на поляне.

    Мои спутники должны отступить в лес. Я их найду. О месте встречи мы договорились заранее.

    Удар. Ещё удар и ещё. И рычание возобновляется. Аркан бьётся в конвульсиях.

    Быстрее. Я не хотел его убивать. Не ожидал такого эффекта. Но, приглядевшись, понимаю, что это лишь временное состояние. Аура животного быстро начала приводить его в норму. Вот преимущество чистой энергии жизни, текущей в твоей крови. И ведь не подключиться. Всё те же сдерживающие плетения не дают установить и канала подключения к ауре этого существа. Иначе я давно стал бы откачивать энергию из его тела.

    Но сейчас не до этого. У меня всего несколько секунд. Надо закончить то, что я начал.

    Двадцать быстрых ударов двумя мечами – и на тело аркана нанесено четыре последние руны.

    Кадавры буквально в десяти метрах. Но я уже закончил.

    Активация плетения. И перевернуть тело на другой бок. Лучше, чтобы руны на теле никто не видел. Не знаю, что будет, но так, на всякий случай, как лишняя мера предосторожности.

    А теперь дёру отсюда.

    И только я успеваю притаиться за ближайшими кустами, как на поляну выскакивают ещё два кадавра.

    – Краа, Краа, – слышу я, – что с тобой? Очнись, брат.

    Но тот молчит. Тело аркана продолжает конвульсивно дёргаться.

    На поляну, где мы сражались, выскакивают и остальные магические существа, кстати, не все они защищены так надёжно. Их что, делали разные люди? Непонятно.

    Но пора делать ноги, что-то их тут очень много.

    Только я, отвернувшись, собираюсь двинуться в сторону леса, как у меня за спиной раздаётся густой хлопок.

    Это ещё что?

    Я осторожно выглядываю назад.

    Ну, теперь я, по крайней мере, понимаю, что случается от взаимодействия настолько разнородных энергий в теле живого существа. Его разрывает на части. Вся поляна была покрыта мелкими капельками крови и какими-то ошмётками мяса и кости. Это мне повезло ещё, что я спрятался за густым кустарником и стволом дерева.

    А на поляне продолжался интересный разговор.

    – И вы всё ещё говорите, что наши враги – аборигены? – вещал какой-то невысокий кадавр. Он был похож на помесь дикобраза и крысы, которая ходит на задних лапах. Хотя вроде всё его тело было покрыто какими-то костяными пластинами, в общем, тот ещё красавец. – И кто из них смог бы так убить одного из нас? Это явно сделал маг. Вы разве не видите, что нас стараются уничтожить по одному?

    Похоже, обращался он к соплеменникам убитого кадавра.

    – Вы всё ещё верите им? – И он потряс головой. – А я давно нет. – Потом оглядел окружающий лес. – Я чувствую, что маги где-то здесь. – И он повёл носом из стороны в сторону, будто принюхиваясь.

    Только что он хотел унюхать среди этой кровищи, я не знаю.

    Но зря я расслабился.

    – Туда, – резко указал этот мелкий прямо в мою сторону, – он не должен был далеко уйти.

    И к моему дереву ломанулось сразу несколько кадавров. Хорошо, что это были простые, из тех, кто не так надёжно защищён, как тот, с которым мне пришлось сражаться. Те и правда были настоящими произведениями искусства.

    Быстро внедряю в их тела три плетения.

    Активация.

    А теперь ходу отсюда.

    Я услышал достаточно, чтобы понять: веры магам теперь не будет. Тем более после ещё трёх хлопков, которые нагнали меня в пути.

    Всё, с этой стороны мы вбили огромный клин. Теперь нам нужны маги. Только где их искать? Хорошо бы мои спутники смогли мне помочь с этим вопросом. Возможно, они знают, где находится база сериканских магов. Наш путь лежит сейчас именно туда.

    И я бегу в лес. Туда, где у нас и назначена встреча.

    Мои друзья и правда смогли мне помочь. Только в несколько ином качестве. Они оказались отличной приманкой.


    Акорианский лес. Поляна у камня

    Час спустя

    «Что-то слишком много аур там для одного эльфа и одного человека, – мысленно комментирую я увиденное. – Да и все они маги». Это тоже наталкивало на определённые подозрения.

    Подползаю ближе.

    Так и есть, десяток магов. И активированный портал.

    «Это как мы так умудрились назначить встречу в том единственном месте в округе, где сериканцы собрались произвести переброску своих сил?» – усмехнулся я.

    Так, что по ним можно сказать?

    Это разведка. Но что для меня важно – их относительно немного.

    Достаю локатор и направляю его на портал.

    «Группа – В, класс мира – 3, безопасность – высокая, стабильность портала низкая. Стабилизация портала – 5–10 минут».

    И что получается? Они переходят сюда из своего мира напрямую или из какого-то другого, который относится к группе В.

    Давно хотел расспросить Элаю о всяких мирах, она разбирается в этом гораздо лучше меня.

    Но для меня из показаний локатора важным было другое. Через портал, скорее всего, ещё минут пять никто не пройдёт, будут ждать его полной стабилизации. А эти маги просто разведка.

    Ищу своих друзей. Оба без сознания. Их отключили до того, как они успели отреагировать на активацию и открытие портала. Он был открыт по другую сторону от того камня, у которого Кунг и Крег сидели.

    А вот маги заметили их вовремя. И отключили до того, как те их обнаружили.

    Что ещё?

    Осматриваю магов.

    Хм. А вот они оказались не защищены. Они что, не на войну сюда прибыли? Их можно отключать хоть сейчас. Но что мне это даст? А то, что хлопот с ними, когда я буду изображать кадавров, они мне не доставят, только нужно бы привести моих друзей в чувство.

    Я, честно говоря, даже не представляю, какие раны должны наносить эти звери. Это-то я и хотел спросить у них при встрече. Но здесь будем действовать по наитию. Если что, выпущу собственного зверя, не думаю, что он слишком сильно отличается по своему поведению от тех существ-кадавров, что собрались на поляне.

    Однако действуем.

    Прилепляю плетение паралича. И сразу активирую его.

    Времени мало. Скоро сюда придут другие.

    Быстро ещё по одному плетению, мне не нужны сюрпризы.

    На всякий случай перед порталом ставлю простой щит. Что будет, не знаю, но уж точно ничего хорошего, особенно для того, кто пройдёт через него.

    Дальше. Подбегаю к рейнджеру и убийце. Накладываю на обоих по два плетения среднего исцеления. Ну и на себя заодно.

    Так, они засыпают. Это меня не устраивает. Врезаю обоим по физиономии, это самый лучший способ быстро привести любого в чувство, даже лучше ушата ледяной воды.

    – Что произошло? – быстро спрашивает у меня Кунг.

    – Вас взяли в плен, – и киваю им за спину, – но об этом позже. – И смотря на обоих пришедших в себя моих спутников, спрашиваю: – Как убивают кадавры? Самые типичные раны? Быстро, мне нужно описание.

    Эльф начал что-то вспоминать. Ему до профессионального убийцы ещё расти и расти. Не его это. Зато человек мне чётко и быстро начал перечислять:

    – Если это не магические кадавры, то рваные раны, оторванные конечности и головы, вырванные глотки. Часто обглоданные тела. Если магические, то раны, как от наших огнемётов.

    – Понятно, – кивнул я и сказал им: – По две жертвы ваши. Берите своё оружие, вон оно, – их мечи и огнемёты были кучей свалены у камня, – и пристрелите их. Выстрелить можете по два-три раза. Последний выстрел нужно сделать обязательно в голову.

    – Зачем? – удивился эльф.

    – Чтобы сделать вид, что их добили, – ответил за меня убийца, – забыл, они не обычные животные. И не будут оставлять у себя за спиной сильного противника, о котором все знают. А о возможностях своих бывших хозяев кадавры прекрасно осведомлены.

    Я кивнул, подтверждая его слова.

    Мы встали и разбрелись по поляне.

    Мне нужно изобразить зверя. Нужна сила, и нужно что-то сделать со своими руками. И тут мне на помощь пришло одно интересное и необычное плетение, я не знал, зачем оно мне может понадобиться в заурядной ситуации. А ты погляди-ка, вот и пригодилось. После его применения руки на пару часов покрывались прочнейшими костяными наростами, а ногти преобразовывались в острейшие когти.

    Теперь мне нужна только сила. Но как и откуда её получить, я уже прекрасно знал.

    Как такое могло быть, я, конечно, не понимал, но почему-то именно смесь энергии тьмы и смерти наделяла существо неимоверной силой. Именно поэтому все демоны очень сильны. Это родственная им энергия, из которой они и состоят.

    А вот их живучесть – это, как ни странно, преувеличение. Они не намного выносливее и живучее обычного человека. Видимо, у страха глаза велики, и когда на твоих глазах разрывают голыми руками закованного в латы рыцаря, то тебе кажется, что с таким существом справиться просто нереально. Хотя, если ему отрубить голову, он умрёт, как, впрочем, и все остальные.

    Однако его сила и скорость этому могут очень и очень воспрепятствовать. Самыми живучими будут именно те, в ком течёт чистая энергия жизни, например, та богиня, паучиха, или дракон, которого я видел, ну и, конечно, друиды. Правда, последним для этого нужен источник жизни, а это лес.

    В общем, суть понятна, ещё разобраться бы с этими энергиями окончательно, что и какая из них даёт. Но такого описания я нигде ещё не видел. А ведь это где-то должно быть описано, как чистые энергии, так и их смешения.

    Но сейчас меня больше интересуют два источника. Смерти и тьмы. И тут они были.

    Мне повезло, что парни так неудачно выбрали эту поляну, а то пришлось бы тащить тела отсюда, чтобы всё сделать правдоподобно. А так можно работать.

    Накладываю на себя плетение и наблюдаю, как преобразуются мои руки. Чёрт, практически один в один, как у того демона в посёлке эльфов, с которым я встретился и которого убил. Он что, тоже воспользовался каким-то плетением?

    Так, это ещё один вопрос к Элае. Её другая ипостась, родная, я это видел.

    Но, похоже, есть демоны, которые могут её на себя накладывать.

    Надо понять, это точно или нет? И если они это делают, то как? И что им это даёт?

    Но пока мои руки превратились в настоящие когтистые лапы, которыми совершенно ничего невозможно делать. Кроме одного: они способны наносить удары как кулаком, в который всё-таки сжимаются, так и наотмашь, когтями. В этом и есть их единственное предназначение. Это плетение превращает руки в оружие.

    Хорошо, дальше. Подключаюсь к источникам. Благо тут у поляны есть хоть и не очень мощные, но есть, тьмы и смерти.

    В меня потекла эта странная смесь энергий. Я опять превратился в хладнокровное и бесчувственное существо, но помнил, что мне нужно делать.

    Подхожу к первому телу. Наклоняюсь и беру его за шею. И даже не замечая его веса, поднимаю его на вытянутой руке.

    Удар. И разрубленная на две части голова отлетает в сторону.

    «Не жилец», – как-то вяло и безэмоционально думаю я и иду к следующему магу.

    Наступаю ногой на туловище. И дёргаю его руку, а потом отбрасываю оторванную конечность в сторону. После чего наношу два быстрых удара. Один по туловищу. Трещат и ломаются кости, рвётся одежда, кожа и мышцы под ней. Второй удар – и я отрываю его голову в районе шеи. Встаю и отпинываю её в сторону.

    Иду дальше. Ещё четыре тела.

    Всё, моя кровавая работа закончена.

    Эльф смотрит на меня расширившимися глазами. Они не видели, что творилось тогда, на поляне в лесу у жертвенника. Но меня это не интересует. Меня ничего не интересует. Здесь я выполнил всё, что хотел.

    Отключаюсь от источников. Но состояние холодного отчуждения ещё не проходит. Этот смертельно опасный коктейль энергий всё ещё бурлит в моём теле.

    Но нам нужно уходить, чувствую, что портал начинает стабилизироваться. Выбросы магической энергии стали менее хаотичными, его аура приобрела более стабильный и равномерный фон. Это я ощутил сейчас очень чётко.

    – Нам пора, – произношу я и направляюсь в лес.

    Правда, у самой кромки деревьев я останавливаюсь и снимаю защитное плетение, которое установил напротив портала. Сейчас в нём не было необходимости. Мне нужны живые свидетели.

    Ещё раз оглядев поляну, я разворачиваюсь, и мы скрываемся в густой чаще леса.

    А через несколько минут из портала выходит маг.


    Неизвестно где

    – Магистр, – связался с сенатором четвёртого уровня маг – командир ударной группы. – Мы выяснили, почему разведывательная партия не вышла на связь, – сообщил он.

    Невысокий полноватый маг, член совета и сенатор, представляющий одну из партий, посмотрел в передаваемое через артефакт изображение. За спиной боевого мага были раскиданы растерзанные тела.

    – Это местные? – в надежде спросил сенатор. Но он и так понимал, что услышит.

    – Нет, – ответил боевой маг, – судя по всему, тут поработали высшие арканы. Они буквально за несколько секунд вырезали всю группу. – И, немного помолчав, боевик уточнил: – Сенатор, вы всё ещё уверены, что они на нашей стороне?

    Полноватый человек молчал, он метался по своему кабинету в совете магов.

    Как всё прекрасно начиналось!

    На первый взгляд более слабо развитый мир и такие богатые залежи редчайшей руды.

    Но, как оказалось, просто так этот мир не хотел покоряться.

    Сначала этот купол, отгородивший материк, где они смогли закрепить свои порталы от всего остального мира. И теперь пути никуда дальше этого материка для них не было. Хоть он и сказал своим арканам и подчинённым магам, что без труда сможет преодолеть его, но как проникнуть сквозь слой антиматерии, он просто не представлял. Он даже предположить не мог, что кто-то способен воздвигнуть такой барьер. А не то что проникать сквозь него.

    Но аборигены это сделали. И что удивительно, кроме всего прочего, они регулярно посылали сквозь него своих людей.

    Но и это ещё не всё. Началась война, и лёгкая прогулка превратилась в полномасштабную военную кампанию, о которой узнали в сенате.

    И хоть он за этот год разбогател неимоверно, смог купить себе место в том же сенате и значительно подняться в совете магов, но проблемы это не снимало.

    Маги боялись ответной реакции. Они не хотели, чтобы об их махинациях, которые они совершали в других мирах, часто работая там в обход всех государственных структур, прознали в парламенте или на малом совете. И тогда придётся делиться. Делиться всем: богатствами, влиянием, а главное – властью.

    И всё бы ничего, на все эти делишки закрывали глаза, в том числе и на авантюру толстого мага, пока из этого мира шёл стабильный приток денег. Но сейчас там начались проблемы. И проблемы эти связаны не с местными. Они связаны с арканами и другими призванными магическими существами.

    Если те разорвут все связи с магами и их мирами, то они останутся совершенно беззащитны перед своими врагами. А за тысячелетия правления врагов у империи магов скопилось очень много. И все это прекрасно понимали. Без своих арканов маги превращались в обычных людей, чья сила не так и велика.

    «Об этом не должны узнать», – решил маг. И поэтому он ответил ожидающему его команды на том конце канала магической связи боевику:

    – Нет. Они нас предали. Ты знаешь, что делать. Никто из них не должен выжить.

    – Я понял, магистр, – ответил командир ударной группы и отключился.

    А магистр вздохнул и направился к главе совета. Это была та информация, которую не следовало скрывать. Иначе это может погубить всю их империю. Они ни в коем случае не должны потерять поддержку арканов.

    «Но и этот мир я терять не хочу», – подумал полный маг, входя в кабинет главы совета магов.


    Лес. Поляна у камня

    – У нас приказ, – отложив переговорный артефакт в сторону, произнёс хмурый маг. Он сделал очень много грязных дел для магистра и прекрасно понимал, во что втравил его тот, но они были слишком крепко повязаны, чтобы он мог отступить или предать сенатора. – Туда, – указал он, проверив показания другого артефакта, – порядка пяти километров, что-то около сотни арканов.

    Им потребовалось меньше часа, чтобы дойти до места. Арканы собирались на поляне. И к тому моменту, как маги подошли туда, на неё прибыло ещё около десяти существ.

    – Работаем на поражение. Живых не брать, – отдал приказ командир своим подчинённым, с ним пришла сотня таких же, как и он.

    Несколько мгновений покоя.

    Активация защитных плетений и магических амулетов, ускоряющих восприятие, повышающих силу и ловкость.

    Проверка боевых артефактов.

    – Вперёд, – выдохнув, скомандовал маг.

    И его группа ворвалась на поляну, уничтожая всё на своём пути.

    Кадавры хоть и сильные противники, но и они должны быть готовы к бою. Особенно если им предстоит сражение с группой боевых магов, специально обученных уничтожать их и подобных им боевых магов.

    А со стороны за этим побоищем наблюдали три незаметные фигуры.

    – Пора, – произнесла одна из них и бросилась в лес, в обход поляны.

    Они должны были поспешить.

    * * *

    – Мы ведь всё сделали, – сказал эльф, когда мы подобрались обратно к поляне с кадаврами, – зачем сюда вернулись?

    – Нет, – покачал я головой, – мы только ввязались в драку, а нужно ещё её и закончить, и желательно выйти из неё победителями.

    Крег вопросительно посмотрел на меня.

    Я огляделся, возле нас никого не было, и нашего тихого разговора никто не услышал бы.

    – Там, – я показал на поляну, – главная ударная сила магов. Но… – Я посмотрел на кадавров и снова указал на существ на поляне: – Кто вам сказал, что у магов, кроме этих, никого больше нет?

    Эльф и человек переглянулись.

    – Вот именно, мы этого не знаем. А ещё мы не знаем, сколько их. Я уверен, что эта сотня всего лишь капля на общем фоне.

    – Ты хочешь сказать, что тут не все? – только сейчас понял эльф.

    – Угу, я в этом более чем уверен, – ответил я. – А ещё я уверен в том, что маги не идиоты и у них есть те, кто раздавит эту толпу, как какое-то насекомое, и не заметит. Они должны быть готовы к такому обороту событий. Это элементарная логика, ведь чаще всего защищаются именно от своих. А значит, скоро сюда придут те, кто всех этих кадавров тут и положит.

    – Но это же замечательно. – Эльф даже возбуждённо заёрзал.

    – Ага, – усмехнулся я, – а потом притащит сюда новых, которые ничего не будут знать, и всё начнётся по новой.

    Крег поражённо посмотрел на меня.

    – Но что нам тогда делать? – спросил он.

    – Выжать из этой ситуации по максимуму и сделать так, чтобы маги забыли о нас на очень долгое время.

    – Но как? Почему они забудут о нас?

    – Наверное, потому, что мы сделаем так, чтобы у них появилась проблема более важная, чем богатства нашего мира.

    – А разве такое есть? – вопросительно взглянул на меня Крег.

    Но ответил ему убийца, который такие моменты схватывал на лету.

    – Есть, – уверенно произнёс он и веско закончил: – Дороже всего ты ценишь собственную жизнь. – Потом человек посмотрел на меня и, немного подумав, уточнил: – Именно поэтому должен выжить кто-то из кадавров?

    – Да, – кивнул я, – он должен сбежать обратно.

    На этом наш разговор закончился.

    На поляне началось какое-то нездоровое шевеление, а через десять минут я заметил приближение множества аур, как раз со стороны портала.

    – У нас гости, – произнёс я и указал в ту сторону.

    Мы притаились и отползли вглубь леса.

    – Сколько их? – уточнил эльф.

    – Порядка полутора сотен, – ответил я. А потом резко поднял руку: – Быстро в те кусты.

    Приказал я это не просто так. От приближающихся в нашу сторону был направлен какой-то луч энергии. И спрятаться от него я, на уровне рефлексов, решил именно в источнике энергии жизни. На его фоне нас не должны заметить.

    Мы успели. Луч нас не нашёл.

    Ну а дальше был бой.

    Как я и предполагал, у магов были те, кто специализировался на уничтожении кадавров, и действовали они очень жёстко, эффективно и быстро. Несколько мгновений – и осталось уже меньше двух третей всех существ.

    И тут я заметил, как в лес ломанулся тот самый дикобраз и ещё несколько кадавров с ним, в том числе и пара арканов.

    – Пора, – сказал я и побежал в нужную сторону.

    Этой группе нужно дать уйти любой ценой. В том, что они найдут, как вернуться к себе домой, я не сомневался, но им нужно дать возможность выжить.

    А потом следует продержаться какое-то время, пока государство этих магов не забурлит изнутри.


    Где-то в лесу

    Мы перехватили преследователей, уже практически когда они настигли кадавров. Отступление дикобраза остался прикрывать один из арканов. Остальные скрылись в лесу.

    На него наседала пятёрка магов. С этими нам не повезло. Они были все защищены от магических атак.

    Но к физическому нападению остались абсолютно не готовы.

    Мы ударили со спины, нам было не до благородства, и в мгновение ока вырезали всех магов.

    Раненый кадавр стоял напротив нас.

    – Иди, – сказал я ему и махнул рукой в направлении леса. Но потом, подумав, добавил: – У нас общий враг, и вы теперь точно знаете, кто он.

    Тот медленно кивнул:

    – Я запомню твои слова, человек.

    Так же медленно развернулся, посмотрел на нас и убежал, скрывшись среди деревьев.

    – Ну, всё, – сказал я эльфу и убийце, которые стояли рядом со мной и удивлённо смотрели вслед исчезнувшему аркану, – теперь своё дело мы выполнили, пора возвращаться.

    – Так они и правда разумны? – поражённо спросил Крег, даже не отреагировав на мои слова.

    – Ну а я о чём вам всё время говорил… – пожал я плечами и, развернувшись, побежал в противоположную от поляны сторону.

    Хоть это и не прямой путь к поселению, но так надёжнее.


    Посёлок эльфов

    Поздний вечер

    А ещё через три часа мы прибежали в посёлок.

    – Вернулся, – тихо произнесла Элая, выбежав из посёлка и встретив меня у ворот.

    – Мы очень ждали твоего возвращения, – так же тихо сказала стоящая рядом с ней Маша. Она тоже пришла.

    «Как же хорошо, когда тебя кто-то ждёт», – подумал я, любуясь обеими девушками.

    А потом мы вошли в посёлок. Надеюсь, сегодня ничего больше не произойдёт.

    Глава 7. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса. «Форт герийца»

    Наша башня

    Следующий день

    Вчера, когда мы вернулись, я не остался в поселении эльфов, хотя там и наметилось какое-то то ли празднование, то ли очередной совет. Да и Неус предлагал мне остаться у них. Причиной тому, как я понимаю, была Элая. Слишком сильно девушка занимала умы молодых эльфов, и они не теряли надежды всё-таки сойтись с ней поближе.

    Но многие заметили, что дочь Неуса проявляет ко мне определённый интерес, что не способствовало желанию местных видеть меня в поселении. Да я к этому особо и не рвался.

    Теперь у меня был свой, хоть и небольшой, но дом.

    Ну как – небольшой. По сравнению с тем, что я видел в посёлке или в форте троллей, моя башня была настоящими хоромами. Правда, она обладала одним существенным недостатком: в случае опасности мне придётся рассчитывать только на свои силы, в отличие от жителей любого из посёлков. Но меня это, наоборот, только устраивало.

    О себе и Элае я уж как-нибудь сумею позаботиться. И этот мой аргумент полностью убедил Неуса в том, что я не ошибся в своём выборе.

    К тому же Крег рассказал Неусу, что он увидел на поляне, когда я разбирался с магами. После этого ко мне подошёл глава эльфов и, отозвав в сторону, серьёзно глядя мне в глаза, произнёс:

    – О том, что в тебе течёт частичка крови демонов, не узнает никто. – И, улыбнувшись, добавил: – А мы-то всё с Торком думали, почему ты себя здесь чувствуешь как рыба в воде, а оказывается, у вас, герийцев, это в крови.

    Я кивнул. То, что меня считают каким-то герийцем, я давно знал. Ну а теперь ещё думают, что во мне течёт кровь демонов. Ну и ладно, что они ещё могли подумать, когда увидели подобное. Да плюс те мои ритуалы, от которых стыла кровь у всех, кто слышал предсмертные крики жертв. Так что в этом нет ничего удивительного.

    Но я не мог оставить последнего слова за Неусом. Ну, или мне жёлтая жидкость в голову стукнула, не знаю. И поэтому я, усмехнувшись, ответил:

    – А кто тебе сказал, что это во мне течёт частичка их крови, а не наоборот? – И, глядя в ошарашенные глаза эльфа, я пошёл к выходу, потянув за собой Элаю. – Нам пора, – сказал я ей.

    И после небольшого совета, устроенного в доме главы посёлка эльфов, мы ушли к себе в башню.

    Кстати, она, пока меня не было на побережье, получила название. Не знаю, кто его придумал, но сейчас башню называли «Форт герийца».

    Достаточно веской причиной не оставаться у эльфов было ещё кое-что: мне не нужны были лишние уши. Я о многом хотел расспросить девушку.

    И поэтому сегодня сразу с утра я собирался серьёзно переговорить с Элаей о том, что она, возможно, знает о внешних мирах и о перемещениях между ними. Если уж ей известно, как минимум, плетение, открывающее портал, то она должна знать и что-то помимо него. Так, позавтракав, я, чтобы не откладывать это дело в долгий ящик, поставил стул напротив несколько смутившейся девушки, сел на него и сказал:

    – Элая, у меня есть к тебе некоторые вопросы, и, возможно, ты сможешь на них мне ответить. – И я вопросительно посмотрел на девушку.

    – Что тебя интересует? – напряжённо спросила она.

    «Неужели ждёт каких-то каверзных вопросов? – подумал я. – Зря волнуется, меня интересует только то, что она знает о порталах и всем, что с ними связано». Хотя и о магии её можно расспросить, но это займёт много времени, да к тому же не принесёт особой пользы. Элая не пользуется рунами, как я. Она типичный маг-вербалист. Произносит плетения только про себя, не вслух.

    Я это пробовал. У меня ничего не выходит. Я не могу работать с вербальными формулами. Этим, похоже, и отличаются рунные маги от всех остальных. Так что мне нужно разбираться с тем, что есть у меня. Но я надеялся попробовать перевести вербальную формулу, которую воспроизводила девушка, когда произносила заклинание, в рунную, чтобы я мог работать с ней. А для этого нужны эксперименты.

    Так что по мелочи магией ей придётся заниматься.

    Мне нужно разобраться с доступными последовательностями произносимых ею рун. Да и вообще необходимо понять, что за рунный язык ею используется. Хотя в этом у меня никаких проблем не предвиделось. Это, видимо, мой личный бонус.

    Мне всё равно, с каким рунным алфавитом работать, главное, чтобы он сам по себе был и были плетения, на нём составленные.

    Я посмотрел на Элаю.

    – Многое, – честно признался я. – Хотя в основном это будет касаться других миров, того, как вы переходите между ними, как открываете порталы и вас самих.

    – Кого – нас? – удивилась девушка.

    – Демонов. – И я, усмехнувшись, добавил: – В этом вопросе у меня, кроме тебя, нет никаких других источников информации.

    – А что ты хочешь знать о демонах? – насторожённо спросила Элая.

    И чего именно эта тема её так озаботила? Непонятно. Но я решил развеять её опасения и поэтому разъяснил свой интерес:

    – Помнишь того демона, о котором я говорил?

    Девушка вопросительно посмотрела на меня.

    – Ну того, что был в поселении эльфов?

    – Да, – немного недоумённо кивнула она.

    Или мне показалось, или в её движениях я заметил какую-то странную, непонятную для меня разочарованность.

    «Она что, хотела от меня услышать другой вопрос? – удивлённо подумал я. – Но какой?»

    Ладно, это оставим на потом. Всему своё время. Пока оно дошло до того, что хотел узнать я.

    – Так вот, – начал я, – у всех ли демонов вторая ипостась – это естественное состояние, как у тебя, или есть такие, которые её вызывают магическим способом, например, наложив на себя какое-то плетение или сделав ещё что-то подобное?

    – Как ты об этом узнал? – вопросительно посмотрела на меня Элая. – Это одна из наиболее хранимых тайн многих демонических родов. – И стала рассказывать: – Понимаешь, чистая кровь сейчас большая редкость.

    – Чего? – несколько растерянно спросил я.

    – Чистота крови, – повторила она. – Сейчас практически не осталось демонов без примесей чужой крови. Чем чище кровь, тем выше статус демона и тем ближе он к статусу архидемона и владыки. Если какой-то демон сможет пройти ритуал определения чистоты крови, то становится владыкой или владетелем своего собственного домена в какой-нибудь из нижних реальностей. Миров много. Всегда можно найти кусок никем не занятого пространства.

    Я на это кивнул. Тут ничего сложного.

    – Но… – И девушка замолчала. – Таких очень немного. Мой род один из немногих, кто входит в тысячу сильнейших. И потому я… – Демоница смутилась, но потом всё-таки продолжила: – Я очень выгодная партия для любого владетеля. Во-первых, это союз с нашим родом, а во-вто рых, – и девушка покраснела, – мой ребёнок будет архидемоном. Это мой дар. В нашей семье все женщины передают дар чистоты крови своим потомкам. – И она посмотрела на меня, ожидая какого-то вопроса.

    Я даже знаю какого. Но мне и так известен на него ответ, она всё и так сказала. Поэтому я произношу за неё:

    – И даже если это будет очень слабый демон, или даже человек, твои дети всё равно будут архидемонами, плюс они унаследуют ещё и способности своего отца, особенно если он не будет демоном. Ведь так?

    Она медленно кивнула.

    – Ну и у кого из-под венца эти маги тебя утянули? – усмехнувшись, спросил я.

    Девушка очень потемнела. Такого сильнейшего смущения я от неё не ожидал. Однако она всё-таки посмотрела мне прямо в глаза:

    – Отцу нужно было максимально укрепить наш клан, но среди демонов он не нашёл достойного кандидата. Поэтому я должна была выйти замуж за одного из падших архангелов. Это светлое существо. И такой союз дал бы нам неимоверную силу.

    Я потёр подбородок.

    – Сама-то ты чего хочешь?

    Может, я сам зря на неё заглядываюсь, и она меня терпеть не может, а жаждет вернуться к своему отцу и суженому? Но что-то не верится в счастливый политический брак. Хотя посмотрим, что скажет Элая. Ведь сейчас говорят больше мои желания и то, что я хочу услышать.

    – Я… – и девушка замирает, – я очень хочу домой, но не хочу, чтобы меня использовали, как разменную монету. Но по-другому там не будет. Отец очень строг в этом отношении.

    – М-да… – протянул я и констатировал: – Значит, и твой женишок тебя не очень-то радует.

    – Теперь – нет, – ответила демоница.

    Её оговорка «теперь» меня слегка насторожила. Насколько я понимаю, эти магические миры и любой обряд здесь прописываются в ауре существа. И если защитить девушку от подобных нападок, например, так, что любой маг, только взглянув на неё, поймёт, что она уже замужем, то, по крайней мере, пока её муж, хоть и фиктивный, будет жив, то она сможет жить спокойно.

    Осталось только найти такого идиота, ну или кого там нужно, который согласится на подобное.

    Правда, нужно и её мнение услышать.

    Но если этот неизвестный особо ни на что претендовать не будет, то и она сама не будет возражать.

    Это я ей и предложил.

    Вернее, высказал простое предложение, как можно её защитить и уберечь от различных домогательств со стороны других демонов.

    Элая странно посмотрела на меня. И очень медленно стала говорить, глядя мне прямо в глаза:

    – Я – архидемон, и у нас свои ритуалы вступления в брак. А потом, есть процедура его формального закрепления. И ты должен понимать, что в этом случае, если мы пойдём на это, то ты будешь под постоянным ударом.

    Э… Чего? Она подумала, что я себя предлагаю в качестве её мужа? Я же не полный псих. Я ещё хуже. Я не предлагал, но надеялся на это. Поэтому за свои слова, даже истолкованные неверно (а неверно ли?), каждый должен отвечать сам.

    – У меня только один вопрос, – обратился я к ней.

    Она немного испуганно посмотрела на меня:

    – Что?

    – Когда ты перестала хотеть выйти замуж за своего предыдущего жениха?

    Элая медленно встала и, сделав шаг, вплотную подошла ко мне, а потом села мне на колени.

    – Когда не позволила тебе себя поцеловать, и ты этого не сделал, хотя был в полном праве. Ведь моя жизнь принадлежит тебе. А ты сдерживаешь свои желания. Я демон, я это чувствую очень хорошо.

    И она наклонилась и поцеловала меня в губы.

    Такого восхищения и желания я не испытывал ни разу в жизни!

    – Можно я перейду в свою вторую ипостась? – тихо попросила девушка. – Мне так будет намного приятнее.

    – Да, – так же тихо ответил я.

    Больше я в этот день, да и вплоть до следующего утра, глупых вопросов о каких-то там порталах и других мирах, демонах и всём прочем не задавал.

    Единственное, что я помню, – это то, как же восхитительна Элая! В любой своей ипостаси.

    А обряд бракосочетания у них прост до примитивизма.

    Девушка выбрала меня. И всё. А доказательство того, что она моя жена и вообще замужем, у неё будет через девять месяцев. Это если я хорошо старался в этот день и в эту ночь.

    Но она пообещала, что стараться я теперь буду так всё время. Демоны живут очень и очень долго. Дольше многих долгоживущих.

    Правда, она в конце концов обрадовала меня такой маленькой новостью, что мне придётся рано или поздно встретиться с её отцом и нужно быть готовым к тому, что тот постарается меня убить. Но мне надо как-то постараться пережить эту встречу и выжить.

    Так мы и были поглощены друг другом и в этот день, и в следующий.

    И это продолжалось бы и дольше. Но нас прервали.


    Башня

    Через три дня

    На третий день к нам в двери постучались. И слишком знакомые ауры я за ними увидел.

    – Элая, – тихо позвал я, – у нас гости.

    – Кто? – сонно потянувшись, спросила девушка.

    В последнее время, когда мы были одни, она предпочитала находиться в своей второй ипостаси, да и мне самому она нравилась так гораздо-гораздо больше, особенно после первой проведённой с ней ночи.

    – Похоже, большие проблемы, – всё так же тихо пробормотал я.

    От этих гостей, вернее, даже двух дам, я ничего хорошего не ожидал.

    – Я сейчас, – почувствовав серьёзность ситуации, быстро ответила Элая и начала одеваться.

    Я посмотрел на неё.

    – Можешь не перевоплощаться, в этом случае твоя маскировка не скроет твоей истинной сущности.

    – Почему? – удивилась демоница.

    Я вздохнул, глядя в её ошарашенные глаза:

    – Сложно что-то скрыть от тёмной богини, тем более если их к тебе пожаловало две.

    Она так и застыла на месте.

    – К нам в дом пришли две богини? – изумлённо спросила демоница.

    – Вот именно, – кивнул я, – и это меня беспокоит больше всего. Зачем они здесь?

    Такие гости не появляются на пороге просто так.

    Оглядев девушку и увидев, что она уже полностью оделась, я сказал:

    – Идём, нехорошо ждать таких гостей. Хотя они и явились без особого на то приглашения.

    Демоница кивнула, и мы спустились.

    Элая несколько насторожённо осталась стоять посередине залы, а я пошёл открывать двери.

    – Привет, – махнула мне рукой знакомая девочка-подросток, по-свойски проскальзывая мимо меня в главный зал башни. А проходя мимо, она приподнялась на цыпочки и, походя так, чмокнула меня в щёку, будто так и нужно. – Давно не виделись, – добавила она, оглядываясь кругом.

    За ней следом появилась богиня-кошка.

    – Добрый день, магистр, – поздоровалась она, слегка наклонив в приветствии голову, и также вошла в зал.

    – Доброе утро, – ответил я сразу обеим и выглянул на улицу, проверяя, не предвидится ли там ещё нескольких гостей?

    Поняв, что пришедшие к нам девушки единственные, кто захотел посетить нас с Элаей в столь ранний час, я закрыл двери.

    Демоница стояла, замерев, и смотрела на вошедших девушку и девочку огромными, поражёнными глазами.

    – Магистр, мы не знали, что вы не один. Ваша башня очень хорошо защищена, и мы не стали взламывать защиту, – извинилась старшая из богинь.

    Видимо, даже у богов есть какое-никакое воспитание. Хотя по младшей этого не скажешь. Она, не особо церемонясь, подлетела к Элае и стала её пристально разглядывать.

    – Урака, смотри, она же из нижних планов. Это же чистокровный демон с примесью наших кровей. Симпатичная демоница. – И, уже обращаясь ко мне, спросила: – А ты зачем на ней женился? – И, приглядевшись, добавила: – Она же и так твоя. – После чего обратилась к самой демонице: – Ты как так умудрилась передать этому магу часть своей сущности? Это же нужно постараться! Ну, ты даёшь… И не страшно? Вы же теперь с ним на всю жизнь связаны. Не видела ещё такого. – И она вновь принялась разглядывать Элаю, изредка бросая взгляды в мою сторону. – А почему на тебе ничего не видно? – вдруг спросила она у меня.

    Но потом опять отвернулась к девушке. Похоже, ответы этой маленькой богине были и не особо нужны. Ей хватало общения и с самой собой.

    Но наконец разглядывать Элаю ей надоело, и она, успокоившись, задумчиво произнесла.

    – Не понять мне вас.

    После чего эта девочка-подросток прошлась по комнате.

    – Не богато вы живёте, – констатировала она, оглядываясь.

    – Нас всё устраивает, – остановил я поток словоблудия со стороны любопытной и какой-то странно знакомой и непоседливой девчонки.

    Знаю я одну такую, очень похожую на неё характером. Но нужно узнать, зачем же всё-таки ко мне пришли эти богини? А потому я посмотрел на Ураку:

    – Так что вас привело к нам?

    – Ну вот, – проворчала себе под нос девочка и уселась в кресло у стола, – никакого уважения от него не добьёшься.

    И начала играть с какими-то комочками концентрированной тьмы, создавая из них разных миниатюрных существ и гоняя их по столу.

    «Вот так где-то и появляются новые виды», – усмехнулся я, глядя на неё.

    Мою усмешку заметила и девочка.

    – Чего? – насупив брови, поинтересовалась она.

    – А ты забавная, – хмыкнул я, – на мою сестрёнку похожа. Вы бы с ней спелись.

    – Познакомишь? – сразу оживилась девочка.

    – Я подумаю, – ответил я.

    Уж не знаю, какая польза Дее будет от знакомства с тёмной богиней. Как бы к беде это не привело. Но та не отставала.

    – Ну, познакомь, – стала канючить она, – а то у меня ни одной подружки нет. Скучно. А я её стольким вещам научу! – И девочка мечтательно закатила глаза.

    – Вот это и пугает, – хмыкнул я, но, заметив печаль, промелькнувшую на её лице, удивлённо подумал: «Так она и правда одинока?» – Если я её встречу когда-нибудь, то обязательно вас познакомлю, – помимо воли ответил я, глядя на молодую богиню.

    – Спасибо, – прямо вылетела та из кресла, в котором сидела, и снова поцеловала меня в щёку.

    – Ладно, договорились, – отстраняя её от себя, пробормотал я.

    Чую, зря я дал подобное обещание. Но что сделано, то сделано. И я вновь развернулся к Ураке:

    – Но не это, как понимаю, было причиной вашего появления в это время здесь?

    – Нет, – покачала головой кошка и потянулась.

    Тоже своеобразная красота. Но очень уж на любителя.

    Элая в тысячи раз привлекательнее, по крайней мере, для меня.

    И я перевёл свой взгляд на демоницу, которая всё ещё ошарашенно смотрела на происходящее.

    Видимо, явление богов – это небывалая редкость, ну или моё поведение и отношение к ним тоже в глазах девушки не очень вписывается в стандартные рамки поведения.

    Однако мне от них ничего не нужно, это они зачем-то явились ко мне.

    – Я вас слушаю, – обратился я к богиням.

    Урака кивнула подростку. И они обе подошли ко мне. Сейчас и девочка, и богиня-кошка выглядели очень серьёзно.

    – Нам нужно, чтобы ты стал последователем и жрецом Танаи. – И старшая посмотрела на младшую.

    – Её? – на всякий случай уточнил я. Ведь до этого момента я не знал, как зовут девочку.

    – Да, – кивнули мне в ответ обе.

    – И? – Мне не понятна была просьба, поэтому требовалось получить хоть какие-то разъяснения. А просто так подписываться на что-то непонятное я точно не буду.

    Девочка посмотрела сначала на старшую богиню, потом, вздохнув, перевела взгляд на меня и начала рассказывать:

    – Из-за того, что я тогда сумела перехватить ту ничейную энергию, а её ты смог передать очень много, меня автоматически вознесло на следующий уровень. Но у меня нет никаких последователей. У меня даже собственной ветви миров нет, где я смогла бы их найти. А это тот уровень, куда я должна попасть ещё очень не скоро. Если у меня не будет постоянного притока энергии, то я развоплощусь. А этого я не хочу. – И девочка грустными глазами посмотрела на меня.

    Теперь ситуация стала проясняться. Она съела больше, чем смогла проглотить и переварить. Хотя для меня это всё равно пока ничего не значило. Поэтому я продолжал вопросительно смотреть на неё.

    – Она, – девочка указала на кошку, – моя мачеха. Предложила моему отцу, чтобы хоть как-то защитить меня, сделать тебя нашим клановым жрецом. Ведь переданная тобой энергия провела мою инициацию, и из-за этого мы с тобой уже сейчас связаны. А ты через меня находишься в своеобразном опосредованном родстве и со всем нашим кланом и родом. Вот. – И Таная вновь взглянула на меня, будто из её путаного рассказа мне всё должно было стать ясно.

    Но я понял лишь самую малость. Девочка перешла на следующий уровень своей божественной сущности, и это как-то связано с тем количеством энергии, что я ей передал. Но энергии оказалось настолько много, что её забросило гораздо выше, чем она предположительно должна была оказаться, туда, где божества живут уже за счёт собственного притока праны (вроде так называется магическая энергия, отходящая богам). Но у девчонки-то её нет. И ни из каких источников там она её получить не может. Вроде как и попала в основной пантеон богов, но как там удержаться и выжить, не подумала.

    И теперь они пришли ко мне. Им нужен тот, кто сможет поддерживать с ней хотя бы небольшой канал передачи энергии. Тут всё ясно. И этим кем-то в силу нашей с ней связи могу стать я.

    Но что они конкретнее хотят от меня? Это и следует выяснить.

    А кроме того, нужно понять, на что я подпишусь, став этим самым жрецом, и какие выгоды мне это даст.

    – Я не приношу жертвы, – спокойно произношу я, глядя на девочку.

    – Но тогда там, на поляне… – тихо и несколько растерянно прошептала Таная, – это же было жертвоприношение.

    – Да, – кивнул я, – но тогда мне это было нужно. Это была часть плана, а вот вы были его случайностью. – Теперь можно было особо не церемониться. Сейчас они заинтересованы во мне, и поэтому можно сказать им правду. – Так что мне необходимо знать, что я буду должен делать как твой жрец и что мне это даст.

    Девочка опешила. Она, видимо, как раз о жертвеннике, жертвах и жертвоприношениях, предназначенных именно ей, как богине, и думала. Но я этого точно делать не буду. Когда от этого есть личная выгода и мне это нужно, то да. Но не в этом случае. Здесь другое. Это как перейти на тёмную сторону, хотя я и на светлой ещё не был.

    Но её мачеха не растерялась. Наверное, они с отцом девочки обсуждали этот вопрос. Она предложила мне несколько иной вариант.

    – Этого и не нужно, – начала говорить она, имея в виду жертвоприношения. – Обычно жрецы сидят в храмах или привязаны к своему жертвенному алтарю. Поэтому среди них очень мало воинов. Их сила вне пределов действия алтаря или храма очень незначительна по сравнению с любыми другими магами. Но ты больше воин, чем жрец. Никто на это не обращает внимания, но любой воин – это тот же жрец, только жертву он приносит огнём и мечом. Особенно это касается нас. Мы – тёмные боги, и нам нужна посмертная энергия. Кроме того, нам нужны души умерших. И тут тебе не нужно приносить каких-либо специальных жертв. Просто воспользоваться именем нашего клана, когда идёшь в бой. И всё. Все, кого ты убьёшь или ранишь, рано или поздно попадут к нам через твой канал с Танаей.

    Я кивнул. Тут было всё относительно понятно. Кроме одного.

    – Во имя кого я должен буду сражаться? – спросил я у них.

    – Так ты согласен?! – радостно воскликнула девочка.

    – Нет, я просто обдумываю все варианты и взвешиваю все «за» и «против». Пока я только услышал свои обязанности. Но не услышал, ради кого всё это будет происходить и ради чего я это должен буду делать. – И я вопросительно посмотрел на них.

    – Клан Урра, – произнесла Таная.

    М-да. Их бы к нам на родину в Великую Отечественную, да и к предкам скифам. Те именно с таким кличем и шли в бой. Вот набрали бы энергии-то…

    Ладно.

    – Значит. Если я, нападая, произношу «Урра», – посмотрел я на них, – посмертная энергия моих жертв попадёт к вам?

    – Да, – кивнула кошка.

    – И даже если я это произношу мысленно?

    – Не имеет никакого значения, – отвечает Урака, – главное, тот мысленный посыл, что ты даешь, открывая канал этим упоминанием нашего рода.

    – Хорошо, это я понял.

    Тут и правда ничего страшного. Вместо мысленного «вперёд» буду теперь говорить «Урра», и только. От меня не убудет. Но теперь о бонусах и плюшках.

    – Что мне это дает?

    Обе девушки задумались.

    – Тут есть проблема, – сказала Урака и показала на Танаю. – Какими-то качествами может наделить тебя только она, ведь связан ты именно с ней. Но… – И она замолчала. – Она ещё очень молода, и никаких особых сил, которые сможет тебе передать, у неё нет. – И кошка с какой-то грустью и жалостью посмотрела на девочку.

    М-да. Она встряла. По факту выходит, что ей и предложить-то мне особо нечего. Ну не может такого быть!

    Думаем.

    Я понял их правила. Они подписывают или заключают контракт, пусть даже устный. Баш на баш. То есть я что-то должен предложить ей, а она мне. С моей стороны я становлюсь её проводником в материальных мирах и поставляю ей энергию, она же должна что-то предложить мне от своего имени в ответ. И, я так думаю, они не могли прийти ко мне просто так. Значит, у них что-то есть. И что это?

    Я перевёл взгляд с одной на другую.

    – Так с чем вы пришли? Как я понимаю, если не будет ответной услуги, мы с вами просто не сможем заключить никакого контракта?

    – Так и есть, – подтвердила моё предположение Урака и взглянула на девочку. – Скажи ему, это должна предложить именно ты.

    Та медленно кивнула и, подойдя ко мне, при этом глядя мне прямо в глаза, произнесла:

    – Я не могу ничего сделать для тебя, кроме одного. – Девочка замолчала на несколько мгновений, а потом резко выдохнула: – Я могу лишь сделать тебя одним из младших богов.

    Вот это да! Я, где стоял, там и сел.

    Я, конечно, не знаю, что это даёт, но мне предлагают стать одним из богов. Вроде мелочь, а приятно. Правда, каким-то младшим.

    – Э, – тряхнув головой, удивлённо взглянул я на них, – я тут слегка в ступоре и в замешательстве. Я не знаю, кто такие эти самые младшие боги, я не знаю, что они могут, я не знаю, чем они отличаются от всех остальных. Да я вообще ничего о них не знаю.

    Девушка и девочка изумлённо переглянулись.

    За расширившимися глазами Элаи и так можно было не наблюдать. Демоница сейчас находилась в настоящей прострации и просто тихо стояла там, где и остановилась, когда вошла в зал.

    Урака посмотрела на меня и начала рассказывать:

    – Младшие боги, по сути, практически ничем не отличаются от обычных смертных. Есть только несколько особенностей. Они сами по себе, по определению, очень сильные маги. Могут работать с энергиями напрямую, но это, конечно, если у них и раньше была предрасположенность к этому. Это первое, но не самое главное. – Она загнула один пальчик. – Второе то, что их отличает от всех остальных: эти существа становятся бессмертными. Конечно, не абсолютно бессмертными. Таких, как мне известно, не бывает. Так что их могут убить, как и любого другого. Но это, естественно, сделать сложнее, чем убить обычного смертного, но не намного. Это можно сделать даже обычным оружием, лишив бога его энергии.

    «Кстати, а ведь ту паучиху я так и прикончил», – припомнил я.

    Женщина немного помолчала.

    – Ну, или это можно сделать специальными артефактами, – сказала кошка и вытащила из ножен очень мощный артефакт в виде клинка, – например, таким, – показала она мне его.

    М-да. Таким, как мне кажется, можно убить не только бога, но и кого-то более мощного. Из этого артефакта так и тянуло холодом бескрайней пустоты. Он затягивал в себя любую сущность, превращая её в ничто. И этому артефакту не было никакого дела до того, кем ты был в реальной жизни, человеком, эльфом, демоном или богом. Все его жертвы умирали без возможности дальнейшего возрождения.

    – Я понял, – кивнул я женщине.

    – Хорошо, – произнесла она и продолжила рассказывать: – Младшим богам никогда не попасть в высший пантеон. Ты это должен понимать. Младший бог – это очень сильный маг, и всё. Но и у них есть своё преимущество. Им поэтому и не нужно искать своих последователей и жрецов. Они свободны от этого ограничения, которое накладывается на истинно божественные сущности. Хотя получать энергию могут и таким способом. Младшим этого никто не запрещает. Они даже могут приносить жертвы сами себе, чего не могут делать все остальные боги. Что ещё? – задумалась кошка. – Да, по сути, это всё. Ну, разве что ещё путешествие между мирами. Все боги умеют открывать порталы в миры, которые уже посещали, или в миры, где есть их жрецы и последователи. Так что и для младших это становится доступным. – Снова взглянув на меня, женщина усмехнулась, а потом, хитро поглядывая то на Элаю, то на девочку, сидящую в кресле, продолжила: – Ну и, естественно, твоё потомство. Твои дети тоже будут нести в себе кровь бога. Куда же без этого. Они же всё-таки твои дети. Конечно, это будет не чистая кровь. Но даже она сможет гораздо усилить их собственные способности и свойства. Хотя чистую кровь ты сможешь сохранить без особых проблем. Правда, – и она усмехнулась, – только в том случае, если у тебя будут дети от другой богини. Например, от Танаи или от меня.

    Элая напряжённо посмотрела на женщину и сжала кулаки. Девочка же, наоборот, посмотрела на неё испуганно. И хотела что-то сказать. Но кошка усмехнулась и как ни в чём не бывало повторила:

    – Это только как пример.

    Обе девушки хотя и продолжали несколько насторожённо следить за ней, но всё-таки слегка расслабились.

    Кошка же закончила:

    – Это то, что мы можем тебе предложить.

    Я задумался. Предложение было очень и очень выгодным. Особенно для меня. Бессмертие, хоть и несколько кастрированное, и умение открывать порталы в те места, где я уже бывал. Последнее больше всего привлекло меня. Плюс значительно усилившиеся магические способности.

    Но где же та бочка дёгтя в этой ложке мёда? Уверен, есть такое огромное НО, о котором мне пока не сказали. Именно о нём я и спрошу, но сначала ещё один вопрос.

    – Я стану тёмным богом, если соглашусь на ваше предложение?

    – Нет, – спокойно пожала плечами девушка, – твою предрасположенность мы никак сменить не сможем. Это одна из тех констант любой сущности, что всегда и везде остаётся неизменной. – Видя, что я не очень понял её слова, она пояснила: – На твою приверженность тем или иным силам изменение твоего статуса никак не повлияет. Мы можем провести только твою инициацию как бога. А дальше тебе придётся жить уже своими силами.

    – Хм. Понятно… – протянул я и, поглядев на неё, уточнил: – А как же вы сами?

    – Мы истинные боги, мы такими родились на свет, и нашу предрасположенность определила наша божественная сущность, данная нам от рождения, – ответила Урака.

    – Понял, – кивнул я.

    Теперь я действительно понял, что мне рассказала девушка. Ну и остался главный вопрос.

    – В чём подвох? – спросил я, глядя на обеих богинь. – Так хорошо, как вы рассказали, всё быть не может, иначе уже все люди давным-давно стали бы богами.

    Кошка переглянулась с Танаей.

    – Есть то, о чём ты должен знать, – произнесла женщина и подошла ко мне ближе. – Идёт война. И идёт она очень давно. Началась она ещё до нашего рождения. И это война всех со всеми. Боги сражаются за ресурсы. Без них нам не выжить. А ресурсы – это энергия и последователи, которые её дают. Это артефакты божественной силы. Или то, в чём есть частичка творца. За всё это идёт непрестанная борьба. И наши воины в этих непрестанных сражениях – это жрецы. Это такие, как ты. Вы уничтожаете друг друга, уничтожаете алтари чужих богов, разрушаете их храмы и капища. Если сможете или это у вас получается, то превращаете последователей одних богов в последователей других. Для этого вам нужно воззвать к своему покровителю, с которым у вас есть связь, и он явится на ваш зов. Правда, ты, как младший бог, можешь этого не делать. Ты и сам бог, заставь других поверить, или, правильнее сказать, уверовать в тебя, и часть этой веры автоматически отойдёт Танае и нашему роду. У тебя же появится свой дополнительный источник энергии. Но всё это рождается в борьбе. Вы – проводники силы богов в материальном мире. И как любая сила, вы должны показывать свою мощь и противостоять любой другой силе, которая покусится на вас.

    Девушка замолчала. Она сказала всё, что я хотел услышать. Вот мы и добрались до сути. Ничего не бывает в этом мире просто так. И если тебе предлагают не то что много, а очень много, то спросят с тебя в этом случае втрое.

    Но и это, как я понимаю, ещё не всё.

    – И как часто мне придётся пересекаться с другими жрецами?

    То, что я соглашусь, я уже решил. Слишком много личных преимуществ даёт этот дар богов. Такое предложение мне вряд ли когда-то ещё сделают. Уверен, что стать богом предлагают не всякому, не может быть, что всё так легко. Да и сделать богом они могут, скорее всего, не всякого, вернее, не любого, кого захотят, а лишь какое-то определённое количество людей. Иначе будет засилье различных богов, божков и прочих божественных сущностей. Но мне не хватало самой малости, чтобы принять окончательное решение и разобраться в том, во что же я ввязываюсь.

    – Всё время, – спокойно ответила Урака. Она немного подумала, а потом честно призналась: – Именно поэтому мы и выбрали тебя и предложили этот обмен. Мы понимаем, что он не равнозначен. Но её отец очень ценит свою дочь, а потому готов потратить нашу единственную инициацию на тебя. Ведь нам нужен кто-то, кто сможет выжить в любой ситуации. Не знаю почему, но Таная уверена, что ты именно такой человек. И поэтому готова доверить свою жизнь именно тебе. Хотя её отец и был против этого… – И кошка посмотрела на севшую в кресло и поджавшую ноги девочку.

    Похоже, до той только сейчас стала доходить вся серьёзность ситуации. Видимо, разговор между её отцом и Уракой состоялся без неё. Ну, или главная его часть. И сейчас она узнавала те подробности, которые прошли мимо неё. И от этого настроение девочки никак не улучшалось, а наоборот, заставило её крепко задуматься о своей будущей судьбе. Ведь она, как богиня, и правда ничего не могла предложить мне. Любой бог может сделать гораздо больше. И единственным их козырем была эта инициация. Единственная, которую мог провести их род.

    Но отец девочки не верил в меня и хотел проверки. Это подтвердили и следующие слова богини-кошки.

    – Он и сейчас против этого, – добавила женщина, – а потому… – Она пристально всмотрелась мне в лицо. – Ты должен пройти посвящение, испытание. Называй это как хочешь. Но отец Танаи желает убедиться, что тебе можно доверить его дочь.

    – И как он собирается это сделать?

    Кошка помолчала. А потом выложила на стол, вытянув прямо из воздуха какой-то магический артефакт. И стала объяснять.

    – Здесь, на материке есть капище одного древнего бога. Тебе нужно его разрушить. Это покажет, сможешь ли ты служить Танае.

    – Просто прийти туда и разрушить его? – усмехнулся я. Понятно, что это далеко не всё.

    – Нет, – помотала Урака головой, – не всё так просто. Там есть стражи. Они будут тебе мешать. Но главное – уничтожить капище и алтарь. И убить их жрецов. Всех жрецов. Мы точно знаем о трёх. Но их там может быть и больше. – И её острый взгляд упёрся в меня. – Вот, – показала она на лежащий на столе артефакт, – это портальный камень. Сожми его в руке и дай посыл к перемещению. И он перенесёт тебя в нужное место. Как только ты выполнишь то, зачем там оказался, повтори процедуру активации портального камня и возвращайся сюда. Мы с Танаей будем ждать тебя здесь, если ты не против.

    И обе богини, молодая и та, что была старше её, посмотрели на меня.

    – Мы будем ждать столько, сколько потребуется. И как только ты вернёшься, мы сразу проведём инициацию. Раньше этого делать нельзя. Её отец хочет увидеть, справишься ли ты с этим. Только своими силами. – И девушка всмотрелась в моё лицо своим звериным взглядом. – Так что ты скажешь?

    А что я мог сказать?

    Я взял лежащий на столе камень. Повертел, рассматривая его, после чего подошёл к Элае.

    – Я вернусь, – тихо прошептал я ей на ухо, поцеловал её и, развернувшись, направился к выходу из башни.

    Не хочу я активировать портал здесь. Не знаю, опасаюсь этого.

    Проходя мимо девочки, я остановился.

    – Почему ты решила доверить мне свою жизнь? – спросил я у неё.

    Та как-то неуверенно посмотрела на Ураку, а потом всё-таки ответила:

    – Ты единственный, кто совершенно не боится нашей силы. Будто мы и не боги вовсе, а так, простые люди. Мне это нравится. Ты относишься к нам, как к обычным существам. – И, немного помолчав, добавила: – А ещё Урака сказала, что ты намного опаснее, чем может показаться на первый взгляд. Только я не понимаю, почему она так решила. Она говорит, что ты уже убивал богов и что даже она не представляет для тебя никакой существенной опасности. Именно это её к тебе и притягивает. Ведь это она подсказала моему отцу сделать тебе такое предложение.

    Ни черта я не понимаю во взаимоотношениях этих богов.

    Я перевёл взгляд на кошку. А ведь и правда, глаза так и блестят. Но ведь у неё уже есть муж, и нужны мне потом разборки с другими богами ещё и из-за этого? Но девочка не ответила на мой вопрос.

    – Всё это хорошо, – сказал я, – но я так и не услышал, почему?

    Таная покраснела. А Урака рассмеялась:

    – Она всё это время подглядывала за вами с твоей демоницей, и ей захотелось того же. Поэтому она и выбрала тебя. – И эта кошка расхохоталась, уже совершенно не сдерживаясь.

    Ну, теперь я, по крайней мере, узнал причину того, почему – я. И она оказалась ничем не хуже или не лучше другой.

    – Понятно, – кивнул я и посмотрел в лицо невероятно смущённой молодой богине: – Я так понимаю, отца этот аргумент совершенно не впечатлил. И проверка будет тем ещё испытанием. – А потом усмехнулся, подмигнул ей и, погладив по голове, сказал: – Прорвёмся.

    После чего развернулся и вышел на улицу.

    И буквально через сотню шагов активировал портал. И шагнул в него. Посмотрим, как захотел убить меня ещё один бог.

    В том, что это будет простой проверкой, я очень сомневался. Не тот калибр и формат сделки, чтобы идти на поводу у какой-то девчонки, хоть и богини, и поэтому её отец так вот просто и решил разобраться с проблемой в моём лице. Справлюсь – значит, достоин, а нет – так туда мне и дорога. На одного идиота меньше.

    Только этот бог не учёл одной мелочи. Мне тоже стала важна эта сделка. А значит – вперёд.

    Хотя нет, теперь я должен говорить «Урра».

    Эта мысль заставила меня усмехнуться.


    – Он справится? – напряжённо глядя на двери, за которые вышел странный человек, который, казалось, будто читал все мысли, как её, так и её отца, спросила Таная.

    – До разговора с ним я в это не особо верила, – также задумчиво глядя на двери, ответила вторая богиня.

    – А теперь? – спросила девушка.

    – А теперь, – кошка как-то загадочно улыбнулась, – а теперь мне кажется, что твой отец зря дал тебе это обещание.

    Девочка тоже улыбнулась.

    – И я так подумала.

    И обе девушки развернулись к оставшейся в их компании демонице.

    – Не расскажешь нам об этом маге? – спросила старшая из них у неё. – И как получилось, что он всё ещё жив, приняв в себя часть сущности архидемона?

    Элая несколько насторожённо посмотрела на них, а потом честно ответила. Тем более и скрывать ей особо было нечего.

    – Я не знаю, – сказала она, – я о нём совершенно ничего не знаю.

    Богини переглянулись.

    – А вот это уже интересно.

    Кошка вновь посмотрела на двери, за которыми скрылся молодой маг с глазами бездушного зверя. Она это чувствовала очень хорошо. Ведь в нём была родственная ей натура. Натура дикого и необузданного зверя.

    Но было и одно существенное отличие. Зверь, которого она видела в душе этого человека, был способен только убивать. Никаких иных чувств и желаний он не испытывал. И как до сих пор этот юноша не превратился в него, она понять не могла.

    И теперь пыталась уяснить, почему они не сделали того, что должны были сделать в первую очередь? Почему они не задали вопрос, на который должны были узнать ответ, как только встретили столь странного человека?

    Кто же был этот их новый знакомый, с которым они заключили столь странный договор. Кто он?

    Но они так и не догадались его задать. Никто из них.

    И теперь их судьба находилась в руках этого странного зверя в обличье обычного человека.

    Глава 8. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса

    Где-то за пределами планеты

    – Ну и что тебе от меня нужно? – спросил у вошедшего стройный подтянутый мужчина с аристократической внешностью и волевым лицом, покоривший уже не одну сотню женских, и не только, сердец, привыкший повелевать и отдавать приказы.

    Гость был полной противоположностью хозяину этого небольшого зала, встретившего того без каких-то особых приветствий. Сразу бросались в глаза первобытная ярость, звериная сила и какая-то совершенно дикая и необузданная жестокость вошедшего гиганта.

    Тот, не церемонясь, занял одно из свободных кресел, усевшись напротив аристократа, спокойно восседающего за рабочим столом в своём величественном кресле, больше напоминающем трон одного из дикарей-правителей, сделанный из очень редкой породы дерева, которая практически не встречается в мире.

    И этот человек сейчас сидел и спокойно смотрел на вошедшего огромного дикаря, который будто только вчера снял с себя звериную шкуру.

    И всё говорило о том, что именно он, аристократ, является хозяином всего окружающего его великолепия. И этого шикарно обставленного зала. И особняка, стоящего в прекрасном и ухоженном саду. И той земли, на которой этот сад был разбит. Всего. Даже этого континента и этого мира.

    И он имел на это право. Ведь это и правда был его мир. А он был его богом.

    И сейчас в его законные владения вторгся, пришёл без предупреждения и уведомления другой бог. И в обычных условиях это означало открытый вызов его власти и силе и объявление войны.

    В обычных условиях.

    Но эти правила не распространялись на этих двоих. Ведь, как бы они ни выглядели со стороны и как бы сильно ни отличались, эти двое были родными братьями.

    – Так что ты хотел? – снова задал вопрос аристократ.

    Дикарь молча осмотрелся. А потом задумчиво ответил, сам спросив у хозяина этого кабинета:

    – О том, чтобы ты умер здесь и сейчас, можно не говорить?

    И было не понятно, шутит он или говорит всерьёз.

    – Свои детские желания можешь оставить при себе, – усмехнулся аристократ. При этом его взгляд из расслабленного и поверхностного превратился в стальной. – Почему ты здесь? – уже с нажимом спросил он.

    И его младший брат понял, что испытывать его терпение больше не стоит. Он пришёл сюда по делу, и поэтому им стоило поговорить.

    – У меня есть информация, что кто-то сделал заказ на один из твоих древнейших храмов.

    Аристократ насторожился. Для таких, как он, потеря своих основополагающих поставщиков силы и энергии в виде древнейших мест идолопоклонничества была неприемлема. Такая утрата канала поступления энергии ослабит его. И хотя это будет совсем незначительная потеря, но даже этой малостью смогут воспользоваться его враги.

    Потеря храма сама по себе ударит по его престижу и власти. Но кроме того, ему придётся искать новых жрецов, что тоже влечёт за собой кое-какие затраты. И потому подобная информация всегда была ценными и нужными сведениями. Но что попросит его брат взамен?

    – Что тебе нужно? – напрямую спросил он.

    – Одного из твоих истинных жрецов.

    – Зачем тебе? – Эта просьбы и правда удивила аристократа.

    Гигант не сможет воспользоваться их способностями и силой. Он берёт энергию из ярости и страсти своих последователей и посвящённых. Поэтому истинные жрецы тьмы просто не могут передать ему энергию нужного типа. Так зачем они ему?

    Хотя… Аристократ вспомнил сильнейший выброс магической энергии, не посвящённой ни одному из богов. Его последователи тогда не успели к месту проведения жертвоприношения. Энергию кто-то успел перехватить.

    Неужели?.. И аристократ посмотрел на гиганта.

    – Таная? – уже зная ответ, спросил он.

    Его брат очень любил свою дочь, хотя и старался этого особо не выказывать. Но в этом была его слабость. И аристократ об этом знал.

    Была, конечно, и ещё одна богиня тьмы в окружении брата. Его нынешняя жена. Но ради неё он не пошёл бы к нему.

    Гигант не стал отрицать очевидного. Тёмный жрец может понадобиться только тёмному богу.

    – Да, она. Она прошла инициацию и попала в пантеон старших богов. Ей нужен сильный жрец, чтобы он смог поддерживать с ней связь, поставлять ей энергию и встать на её сторону, когда это будет необходимо. Но ей нечего предложить своему жрецу в обмен за его служение, она слишком юна для этого. Поэтому мне нужен лучший, кого я могу найти. – Гигант помолчал. – А такие люди есть только у тебя.

    Аристократ задумался. Брат не сказал ничего из того, до чего он не смог дойти бы и сам. Что было плохо во всей этой ситуации, так это то, что через Танаю могли ударить и по нему. Она всё-таки его племянница.

    «Плохо, – оценил он ситуацию, – ведь рано или поздно об этом и так узнают, и за девчонкой начнётся настоящая охота. – Но тут он мысленно усмехнулся. – Вернее, не за ней, а за тем, кто будет её представлять». – И он посмотрел на брата.

    Тот всё правильно просчитал и пришёл к тому единственному, кому будет не выгодна смерть девчонки. Иначе он уже давно и сам удавил бы её.

    – Хорошо, – медленно кивнул представительно выглядящий мужчина, – ты меня убедил. Я дам тебе одного.

    – Нет, – покачал головой дикарь, – не просто одного.

    Аристократ удивлённо приподнял брови.

    – Не просто одного, – повторил брат, – а лучшего из тех, кто у тебя есть.

    Хозяин вновь взглянул на гостя. И задумался. Он защищает свои интересы. Брат был прав, когда обратился к нему. По сути, он сейчас старается прикрыть не эту глупую девку, а свою спину, чтобы удар не пришёлся по нему с той стороны, о которой он и не подозревает.

    – Хорошо, – ответил он, глядя прямо в глаза брату, – я дам тебе лучшего.

    И мгновенно в кабинете появился ещё один, хотелось бы сказать – человек. Но на человека это существо если и было когда-то похоже, то, может, только в момент своего рождения. Множественные ритуалы и мутации превратили его в какого-то монстра. Всё тело было искорёжено, отдельные его части были заменены на органы, взятые у других существ. Скелет и кости были наращены и упрочнены. Лицо давно потеряло свою видимость. Перед братьями стоял кто-то, имеющий только впадины, в которых горели красные глаза, две точки, заменившие этому человеку нос и узкую полоску губ, из-под которых были видны звериные клыки. Всё это превратило неизвестного в монстра. Смертельно опасного и жестокого. Лучшего убийцу и жреца, который состоял на службе у бога. Лучшего его произведения, того, кем он втайне гордился.

    – Этот пойдёт? – небрежно спросил аристократ у брата, указывая на жреца.

    – Да, – ответил тот, даже не глядя.

    В этом вопросе он полностью доверял своему старшему брату и хозяину этого мира.

    – Хорошо, – кивнул аристократ, – тогда я слушаю тебя. И он посмотрел в глаза дикарю.

    – Мне нужно твоё слово, – даже не собираясь ничего рассказывать, сказал в ответ тот.

    – Если твои сведения подтвердятся и если на мой храм будет совершена попытка любого нападения, то я передам в полное владение твоей дочери этого жреца. – Аристократ посмотрел в окно. – Только при одном условии. – И жёстко взглянул на брата. – Условия вступят в силу, только если нападение будет отбито, а жрецы и храм уцелеют.

    – Справедливо, – согласился дикарь, – это условие меня вполне устраивает. – И, поглядев на хозяина этого мира, произнёс: – Это седьмой мир первой ветви срединных миров. Местные называют его Керанос. Твой храм там представлен в виде старинного капища. Нападение должно состояться со дня на день, точнее сказать не могу.

    Аристократ в ответ удивлённо посмотрел на своего младшего брата.

    – Странно, что ты вообще так точно смог вычислить место нападения.

    Гигант промолчал.

    – Ладно. Подобной информации ко мне не поступало. И если всё подтвердится, мы вернёмся к этому разговору позже.

    Дикарь лишь согласно кивнул. И стал подниматься. Здесь он свою миссию закончил и получил то, зачем сюда приходил. Больше от брата ему ничего не требовалось.

    Прощаться в их среде принято не было, и потому он спокойно развернулся и направился к выходу. Но у самого порога его остановил задумчивый голос брата.

    – Возможно, ты ответишь на ещё один мой вопрос?

    Гигант, не поворачиваясь, сказал:

    – Спрашивай.

    – Ты знаешь, кто является заказчиком этого нападения?

    – Да, – спокойно пожал плечами тот, всё так же не оборачиваясь.

    Это больше всего и заставило насторожиться аристократа.

    – И кто это?

    – Я, – усмехнувшись самому себе, ведь его усмешку сейчас никто не видел, ответил дикарь и вышел из кабинета.

    – А не такой уж он и глупец, – пробормотал аристократ, глядя на закрытые двери.

    Слово его брат взял с него до того, как ответил на последний вопрос. А слово бога – это слово бога.

    В том, что нападение состоится, он теперь не сомневался, как и в том, что его жрецы спокойно справятся с возникшей проблемой. Правда, аристократу стало интересно, что же за идиота подрядил его братец на это дело и какими посулами смог его купить.

    – Тенгор, – обратился в воздух он.

    – Да, повелитель. – И из пространства прямо перед ним соткался молодой эльф, воплощение идеала красоты.

    – Ты всё слышал? – спросил у него мужчина.

    – Да, всё, – кивнул тот.

    – Тогда ты знаешь, что нужно делать, – произнёс аристократ. – Я хочу знать, что там произошло, а также хочу, чтобы ты там был, если вдруг им понадобится твоя помощь. Не стоит надеяться на случай, тем более мы знаем, что дуракам везёт. А тот, кто там окажется, скорее всего, дурак и есть.

    – Да, повелитель, – склонил голову эльф. И растворился в воздухе.

    А буквально в то же мгновение в одном из миров в древнем кровавом капище, где уже тысячелетия совершаются обряды жесточайших и ужаснейших жертвоприношений, произошло явление одного из младших богов.


    Похоже, что Акорианские леса. Капище древнего бога

    Всё тот же день

    Выхожу из портала.

    Хорошо, хоть не оказываюсь сразу посреди толпы очень «дружелюбно» настроенных туземцев.

    Ну и куда мне теперь?

    Оглядываюсь.

    Да тут в общем-то всего одна дорога. И ведёт она к сильнейшему источнику тьмы. К тому же от него так и веет болью, мучениями, страданиями и скорбью. Я уже испытывал такие ощущения от подобного привкуса энергии. Тогда, когда сам работал с жертвенником и потрошил на нём тех самых бандитов.

    Значит, мой путь лежит туда. Думаю, это и есть цель моего путешествия.

    «Интересно, я прав или нет? – бредя по тропинке, которую обнаружил, подумал я. – Ну, скоро мы это выясним».

    Я хотел понять, насколько мог ошибиться в своих выводах и оценке ситуации. Слишком много не увязывалось в рассказе богинь. Вернее, с их стороны всё выглядело вполне логично. Но с моей не хватало определённых деталей. И, похоже, сейчас у меня есть все шансы их выяснить.

    Сильнейший удар по голове – и я теряю сознание.

    «Смотри-ка, я не ошибся», – было моей последней мыслью.


    – Повелитель, – произнёс один из жрецов, обращаясь к явившемуся им божеству, – как вы и предупредили нас, недалеко от храма мы захватили чужака. Вы хотите с ним поговорить или его сразу можно принести в жертву? – Жрец вопросительно посмотрел на одного из младших богов того пантеона, которому они поклонялись.

    – Тащите его сюда, я хочу с ним поговорить.

    Несколько минут спустя в тёмную и холодную залу втаскивают тело молодого человека.

    Слабый маг, возможно, неплохой воин. Но не больше.

    – И правда идиот, – вслух констатирует бог, разглядывая валяющееся у его ног тело.

    – Приведите его в чувство, – приказывает он жрецам, в почтении стоящим у стены и ждущим его распоряжений.

    Самому божеству на этого болвана не хотелось тратить своих сил. Но высший хотел знать, что же здесь произошло, и поэтому ему требуется допросить эту будущую жертву.

    «Из него даже энергии получишь не много», – посмотрел на это убожество посланник.

    Его никто никогда не выбрал бы для жертвенника, убили бы, и всё. Но этот идиот явился к ним сам, за что теперь и расплатится.

    – Ну как он? – нетерпеливо спросил бог, подходя ближе.

    Всё, что ему было нужно, он увидел. Сомнений не было.

    Их подставили и обвели вокруг пальца. Формально гигант, младший брат повелителя, все условия сделки со своей стороны выполнил полностью. Но как же не хотелось признавать, что они попались в столь элементарную ловушку.

    Гиганта никто не воспринимал всерьёз. А оказалось – зря.

    Сейчас он заглянет в память этого чужака, удостоверится, что он именно тот, кто им нужен, и он тут один, и вернётся домой. Хотя вести, что он принесёт повелителю, будут не очень радостными. Всё-таки гигант вёл свою игру и выиграл у них эту партию.

    – Господин, – обратился к младшему богу один из жрецов, – он пришёл в себя.

    Тот лишь кивнул, не удостоив служку ответом, и направился к валяющемуся на полу телу.

    – Эй, – пнул он ногой лежащее на полу тело, чтобы удостовериться в правдивости слов жреца, так слаба и почти неразличима была аура пришельца.

    Тот с кряхтением повернулся на другой бок.

    Тенгор с удивлением смотрел в совершенно равнодушные и холодные глаза, разглядывающие его.

    – Вот ты-то мне и нужен, – неожиданно произнёс незнакомец.

    И тут из младшего стали вытягивать его энергию. Выкачивая её огромными объёмами. А в следующее мгновение его голову разорвало на множество мелких осколков. Божество даже не успело осознать того, что, возможно, ловушку устроили и подготовили не они, а на них. И они сами привели того, кто так стремился в их храм, в самый его центр.


    – Вот ты-то мне и нужен, – произнёс я, глядя на ещё одного из богов.

    Что-то слишком много я стал их встречать в последнее время. Прямо плюнуть некуда, чтобы не попасть в одного из них.

    Вот он стоит – прекрасный источник энергии, к которому я и подключился. А почему нет? Энергию из богов я уже закачивал.

    Я оказался там, куда и хотел попасть. План был до идиотизма прост. Особенно если моё предположение о том, что отец Танаи захочет подставить меня, верно. А оно оказалось верным. Я это заметил ещё на подходе к храму.

    Меня ждали. Меня окружали ауры сотен существ. Стольких мне в открытом противостоянии не уничтожить. Но я и не собирался этого делать. Заказ, так сказать, я получил только на сам храм и его жрецов. Все остальные мне были не интересны. И именно из этого я исходил, когда готовился к посещению этого места.

    Никто не заметил того простого факта, что, уходя из дома, я ничего с собой кроме портального камня не взял. Ну, кроме оружия. И то, оружие я взял из мифрила. Во-первых, мне его и потерять было не так жалко, как своё. А во-вторых, для борьбы с тёмными лучше мифрила пока никто ничего не придумал. Я же не собирался брать пленных. Я буду всех уничтожать.

    Ну а дальше всё пошло именно так, как я и рассчитывал.

    Засада. Была засада.

    Главный – тот, кто захочет со мной поговорить. Ведь засаду могли устроить только с подачи отца Танаи, и им нужно было понять, я это или не я.

    Как они собирались это сделать, я не знаю. Возможно, просто спросить. Но самым главным было то, что сразу меня не прикончат. Может, конечно, помучают или попытают для проформы. Но рано или поздно поведут на разговор. И я на это пошёл сознательно.

    Я понимал, что своими силами, тем более если меня будут ждать, мне в храм не прорваться. Но именно в этом случае мне этого и не нужно было делать. Зачем туда ломиться с боем, если меня рано или поздно всё равно доставят туда, куда мне нужно?

    Была у меня заготовка и на крайний случай. Я мог ошибиться, и тогда всем моим расчётам грош цена, но я придумал обходной манёвр. Заранее подготовил одно плетение. Я его назвал «Выброс адреналина». Вещь нужная, если другого выхода не будет. Сработать оно должно, если я в итоге окажусь на жертвенном алтаре. Произойдёт моё множественное исцеление, накачка энергией, максимальное усиление всех моих физических параметров. Действовать этот коктейль будет не больше сорока минут. Но за это время я должен или унести отсюда ноги и схорониться где-то, или выполнить то, зачем пришёл.

    Однако этого не понадобилось. Всё происходило по моему плану.

    И вот теперь я в храме. Не в алтарной комнате, конечно, но очень близко от неё.

    Энергию тьмы и боли я прекрасно чувствую и отсюда.

    Выкачиваю бога досуха.

    Похоже, мой навык возрастает, особенно после той битвы с тараканами.

    И вот теперь, как и говорила Урака, этот бог совершенно ничем не отличается от обычного человека.

    «Урра», – прорычал я ему прямо в лицо, а потом закинул плетение взрыва в его ауру.

    Активация.

    И череп разносит на части.

    Дальше.

    У выхода из зала стоят собственно те, ради кого я здесь и оказался. А бог этот – так, проходной вариант. Просто под руку попался. Сидел бы у себя в небесных чертогах, или где они там живут, и был бы жив.

    Жрецы к бою оказались готовы гораздо лучше бога. Что и неудивительно, если судить по рассказам Танаи и её мачехи. Но и я теперь не безоружен.

    То оружие было отвлекающим манёвром. Мне главное – чтобы забрали его, но не обыскивали меня. Ведь портальный камень был мне необходим для возвращения.

    Накладываю плетение – и вновь мои руки преобразуются в костяные клешни демона.

    Не ожидали. Вижу, что не ожидали. В глазах людей странный испуг.

    «Они что, демона увидели?» – усмехаюсь я и делаю шаг вперёд.

    Это заставляет жрецов побледнеть ещё больше.

    Дальше.

    Почему я пошёл на этот шаг.

    Это храм тьмы и смерти. В нём совершались поступки, от которых стынет кровь, в нём умерло столько людей, что можно из трупов сложить новый континент. А значит, здесь полно той энергии, что делает меня быстрее и сильнее.

    Начинаю поглощать энергии тьмы и смерти, смешивая их в своей ауре.

    Всё. Теперь я готов к битве. Голова холодная и совершенно равнодушная. Наверное, так чувствуют себя различные роботы и механизмы. Это даже более отчуждённое состояние, чем транс или медитация. Там всё равно в сознание пробиваются обрывки каких-то эмоций. Здесь же это невозможно. Ведь тут отсутствует даже само такое понятие.

    Вперёд.

    В меня летят плетения. Но я вижу и чувствую их. У меня есть дар предвидения. И я всегда там, где меня ничто не достанет. Я превратился для них в неуязвимый кошмар.

    Удар. Удар. Удар.

    И вокруг меня лежат разорванные на части тела.

    Всё. Мне тут больше делать нечего.

    Хотя нет. Кое-что есть.

    Возвращаюсь.

    Удар.

    И у меня в руке лежит мёртвое сердце, вырванное из груди бога. Понять, кому оно принадлежало, можно.

    Оглядываюсь. Нужна какая-нибудь сумка или что-то похожее. Но ничего нет.

    Смотрю на тело обезглавленного бога.

    Хм. Ничего нет, только пара каких-то странных браслетов.

    Если я что и понимаю в жизни, то только две вещи. Боги – не идиоты и таскать с собой всякий хлам не будут.

    Ещё два удара – и я снимаю оба браслета с отрубленных рук. Убираю их за пазуху.

    Но мне всё же нужна какая-нибудь котомка.

    Смотрю на жрецов. Одеты все одинаково. Раньше как-то не обращал на это внимания.

    У одного из них на поясе висит что-то, напоминающее мою сумку путешественника. Только попроще. Но для моей цели её хватит.

    Закидываю сердце в сумку и надеваю её себе на пояс.

    Так. Действуем дальше.

    Где тот жрец, которого я оставил в живых? Тот, который боялся меня больше всех? Мне нужно узнать, столько их ещё.

    Вот он. Без сознания. Но это мы быстро исправим.

    Два резких хлёстких удара по щекам.

    Хм. Бить нужно было слабее. Я располосовал всё его лицо своими когтями. Но зато он пришёл в себя. Так что ответит на мои вопросы.

    Почему-то в то, что он будет запираться, я совершенно не верил. Тем более я только что на его глазах убил бога. Теперь он боится меня больше, чем своего идола.

    – Сколько жрецов в храме, кроме этих? – Я указал лапой на лежащие на полу трупы.

    Да, тот ещё у меня голосок. Неудивительно, что жрец начал стремительно бледнеть. И у него появились пряди седых волос.

    – Ещё семеро, – ответил он, – они у жертвенного алтаря. Готовят новую партию к жертвоприношению.

    – Понятно, – кивнул я, – спасибо.

    И его голова покатилась по полу.

    Ну что ж. Тут ничего, что меня интересует, больше нет.

    Выхожу в коридор.

    Где находится алтарь, догадаться не сложно.

    Иду на поток энергии. Пару раз навстречу выскакивали какие-то люди. Я даже не осознавал, кто они. Для меня это лишь помеха, которую требуется устранить. И я это делал.

    Удар. Труп. Ещё удар. И ещё один труп.

    Вот я и на месте.

    За дверью – ауры. Хм. Или меня обманывает зрение, или там одни маги. Непонятно. Но если исходить из того, что все мы – батарейки с энергией, то в магах её чуток больше.

    Ладно. Значит, жертвы – это магически одарённые люди. Судя по аурам, там разные существа. Радует, что жрецов я могу выделить так чётко. Их ауру ни с чем не спутаешь.

    Вхожу. И сразу за дверьми чуть не словил на выпущенное прямо в моё лицо плетение. Дар предвидения не сработал. Спасли только рефлексы и скорость реакции. Не всё так просто оказалось с этим алтарём. Похоже, мой дар здесь перебивает этот сильнейший источник магической энергии.

    Ну что ж. Работаем. Придётся обходиться по старинке и только своими силами. Зато так нужной мне энергии тут навалом. Она опять переливается через край.

    «Урра», – произношу я. И эти слова вырываются у меня вместе с тихим утробным рычанием, заставив на мгновение замереть жрецов.

    Это даёт мне время приблизиться к ним на расстояние удара.

    В свалке битвы мои когти оказались более эффективны, чем короткие клинки или мечи. Всего пара секунд – и от меня разлетаются ошмётки тел изуродованных и разорванных на части жрецов. Вот истинная сила демонов. Вот их истинный секрет.

    Всё. Со жрецами я покончил.

    Алтарь. Огромная каменная плита, так и пропитанная энергией. Тёмной энергией. Хотя мне всё равно, какая она. Но тут её просто океан. Да её не возьмёт ни одно плетение. Это же теперь реальный артефакт тёмного могущества. И как мне его разрушить?

    Стандартный способ закачать всё себе не пойдёт. Да я тупо один не вытяну столько. Тем более после того, как поглотил сущность бога, хоть и более слабого, чем Урака или Таная.

    Вот в том-то и дело. Один. Но я-то здесь не один.

    Оглядываюсь. У стены, как безропотные куклы, сидит порядка сотни людей. И что с ними?

    Подхожу ближе. Вроде всё абсолютно нормально. На дёрганье руками перед лицом реагируют. Аура в норме. Но почему они совершенно апатичны и равнодушны к происходящему, хотя, как мне кажется, полностью отдают себе отчёт в том, что здесь происходит.

    Если дело не в людях, значит, в чём-то ещё.

    Что их всех объединяет?

    На всех какие-то ошейники, и хотя от них не тянет никакой магией, но кроме них ничего общего я не вижу.

    Иду к трупам жрецов. У одного нашёл связку мелких ключей. Посмотрел, прикинул. Вроде подходят к замкам на ошейниках.

    Подошёл к ближайшему магу. Это был невысокий тролль. Перебрав в руках ключи, выбрал тот, что больше подходил к замку. Пробую. Открыл.

    Тролль сидит неподвижно.

    Ну и какой самый простой способ привести его в чувство?

    Удар. Правда бью тыльной стороной ладони и значительно слабее. Но голову бедолаге всё равно откинуло будь здоров. Зато в глазах мгновенно проявился проблеск нездорового интереса.

    – Бери ключи, – протягиваю я ему связку, – и освобождай остальных.

    Он сначала с непониманием смотрит на меня, но мне некогда ждать.

    – Бегом, – рявкнул я.

    Его так и подбросило вверх.

    Я же направился к алтарю.

    Ну что, будем работать. Осталась последняя часть моей сделки. И, как оказалось, самая сложная.

    Подключившись к алтарю, я направился к выходу из алтарной комнаты, так как снаружи раздаются какие-то голоса и шум. Слишком долго от жрецов не было ни слуху ни духу. Поэтому нужно перехватить тех, кто ломанётся сюда.

    Выхожу. Угу. Шаги идут откуда-то с лестницы. Мы, оказывается, где-то под землёй. Я-то не знал, где нахожусь, просто очнулся там, куда меня притащили. А сейчас прекрасно слышу, что шум и шаги идут сверху.

    «Вот прекрасное место». Я занимаю позицию сбоку от лестницы. Все, кто по ней будет спускаться, окажутся в пределах моей прямой досягаемости.

    Ждать пришлось не долго.

    А их оказалось много. Трупы уже капитально забаррикадировали проход. Зато сюда перестали лезть. Ну и хорошо. Это даст мне время.

    Возвращаюсь обратно. У алтаря вижу растерянных людей.

    – Слушать сюда, – не дав им опомниться, говорю я, – мне вы не нужны. И никто спасать вас не будет. – Немного подумав, я добавил: – Освободил я вас лишь по одной причине: вы мне мешаете. У вас есть два варианта. Или я вас всех убью сейчас, или вы валите отсюда.

    Маги стали переглядываться. Первый вариант их явно не устраивал, да и на второй они особо не были согласны.

    Вот не понимаю я людей. Тут всего один выход, и их в него прямо носом ткнули, но они стоят и раздумывают.

    Ладно, хватит этой дерьмократии. У меня тут тирания. Мне нужно, чтобы они приняли в себя часть энергии алтаря. А для этого я должен им её перелить. И у меня есть кое-какой аргумент, который заставит их взглянуть на ситуацию по-другому.

    – Оглянитесь вокруг. – Я специально ткнул в самое кровавое месиво: – Примерно то же я сделаю с вами. Но я привык предоставлять выбор. Поэтому вы можете постараться уйти отсюда.

    – Но как? – спросила какая-то девушка.

    – Да как и все остальные, – усмехнулся я, – обычно это делают ножками.

    – Но это же капище кровавого бога, мы слышали о нём и его жрецах, – робко произнесла она, – отсюда невозможно сбежать.

    – Ну, – протянул я, – кровавого бога я не гарантирую, – и оскалился, – но очень злого и рассерженного обещать могу.

    Сначала мои слова до них не дошли. Но потом они начали отходить от меня. Вот он – ареол божественности.

    Я на них посмотрел.

    – Вы не мои приверженцы. И вряд ли ими когда-нибудь станете. Слишком вы слабы. Но я могу наделить вас силой. И если кто-то из вас выживет и выберется отсюда, то сможет сказать спасибо Живучему богу. Это я о себе, если вы не поняли. – И, усмехнувшись, спросил: – Ну так что?

    Я размял свои лапы, которые очень уж зловеще щёлкнули в установившейся тишине.

    Молчание длилось недолго. Первой вышла всё та же девушка.

    – Наши боги оставили нас. И хотя вы очень необычный и странный, но вы единственный, кто предложил нам хоть какую-то помощь. Поэтому я согласна.

    И это прорвало плотину. Люди делали друг за другом шаг вперёд.

    – Можете сидеть или лежать, всё равно вас вырубит, – сказал я им, – так что лучше сразу заваливайтесь. Вам будет очень больно и станет корёжить, так как вашу ауру начнёт растягивать и увеличивать непропорционально вашим текущим силам. Но тут уж, хочешь жить – терпи. Тот, кто продержится дольше всего, и получит соответственно.

    Я посмотрел на них. Пора. А то охрана храма начала подтягивать свои силы к входу в подземелье.

    – Начали. – Я даже не обратил внимания на то, готовы они или нет.

    Если туго соображают, это их проблемы.

    Каналы я провёл сразу со всеми.

    Ну что, посмотрим, на сколько хватит этого алтаря?

    Люди начали валиться, это из тех, кто ещё стоял или сидел. Они катались по полу, орали, рычали, расцарапывали на себе кожу. Их сухожилия трещали. Их выгибало дугой. Хотя, по идее, при чём тут физическая составляющая, если меняется только их магическое поле? Но так всё и было.

    Постепенно сила алтаря спадала. Но и ауры людей уже были практически перенасыщены энергией.

    Пора. Теперь остаток я заберу себе.

    Чёрт. Я, как и Таная, откусил кусок, который гораздо больше, чем я могу проживать. Но энергия усваивается и куда-то уходит.

    Я как и люди, что лежат у моих ног. Меня скоро тоже начнёт корёжить. Нужно заканчивать до этого, иначе не выберусь отсюда.

    Вытягиваю последнее. Даже не представляю, куда всё это в меня лезет. Ведь ни ауры во мне, ни внутренних накопителей.

    В последний момент что-то щёлкает в голове.

    Нужно прекращать. Иначе смерть. Я на пределе. Но я добился своего. Теперь алтарь почти не представляет никакой фактической силы, он перестал быть артефактом и местом силы.

    Остался последний штрих.

    Внедряю в него плетение взрыва.

    Так. Теперь оно сработает без проблем. Я даже, наоборот, вкачал в него немного энергии. Нужно, чтобы разнесло этот артефакт на части. Но если бахнуть сейчас, то половина из тех, кто лежит вокруг, погибнет. Оно мне это нужно? Нет. Надо людям дать хотя бы мизерный шанс.

    Смотрю на них. И накладываю на каждого среднее исцеление. Благо энергии во мне – чуть не из ушей лезет.

    Люди приходят в себя и начинают потихоньку шевелиться на полу.

    – Хватит трепыхаться, как вялые рыбины на берегу. Я дал вам шанс, и если вы им не воспользуетесь, это ваши проблемы.

    И я направился к выходу. Надоело с ними возиться.

    Смотри-ка, девушка идёт за мной.

    – Господин, спасибо, – произносит она и направляется дальше к лестнице.

    Там гора трупов. Девушка начинает с лёгкостью отбрасывать их в сторону.

    А ведь и правда я наделил их силой, которая, конечно, спадёт, но её часть останется с ними навсегда. Ну ладно. Пусть это будет мой первый дар.

    Мимо меня проходят люди. Обходят меня, чуть ли не размазываясь по стене.

    Ну всё. Заглянул. В зале никого не осталось. Значит, пора взрывать.

    Активация. И подвал, и помещение заполняет шум.

    Маги испуганно оборачиваются в мою сторону. Ну а мне тут больше делать нечего. Пора домой.

    Достаю портальный камень. Сжимаю его.

    Усмехнувшись, смотрю на людей, так и вперившихся в меня.

    – Если выживите, не забудьте сказать спасибо, – глядя на них, спокойно напоминаю я. И потом командую: – Чего замерли, вперёд! Или вы хотите жить вечно?

    И исчезаю.

    Всё, что я мог для них сделать, – сделал.

    И свою часть сделки с богинями, вернее с отцом Танаи, я выполнил.

    Пора получить то, ради чего я во всё это ввязался.


    – Спасибо, – стоя на поляне вся в своей и чужой крови, произнесла девушка, глядя на догорающее капище кровавого бога.

    Рядом с ней стояло ещё семеро. Тролль, два орка, эльф и три человека. Они были единственные, кто вырвался из подземелий этого капища.

    – Спасибо тебе, – повторила она.

    Девушка и раньше верила в богов. В дары богов, их благословение и подарки. И впервые поняла, что делает настоящее божество. Оно даёт шанс. А воспользоваться им или нет – это ты уже выбираешь сам. И хотя они встретили столь необычное божество при столь странных обстоятельствах, но даже тогда оно дало им шанс. Шанс выжить.

    – Спасибо, – произнесли те единственные, кто смог побороть в себе страх и неуверенность и поверить в ту силу, что дало им это божество.

    Идущие сейчас по тропе поверили в него. Поверили в того, кто назвался Живучим богом.


    Подхожу к своей башне.

    Казалось, я тут не был целую вечность. Хотя, как я понимаю, не было меня всего несколько часов.

    Открываю двери.

    – Это ты? – Не то чтобы Урака была удивлена, но моего появления она, похоже, всё-таки не очень ожидала. Видимо, тоже догадывалась, что с этой проверкой не всё так чисто, как им сказали.

    – А вы кого ждали? – усмехнувшись, спросил я и вошёл внутрь.

    И только я сделал несколько шагов, как у меня на шее повисла Элая:

    – Вернулся!

    Тут подлетел маленький ураган.

    – Если и камень сработал, то ты сделал то, что должен был, – констатировала Таная и тоже обняла меня. – Ты знаешь, как я рада!

    Не хотелось разбивать эту идиллию, но нужно было попросить богинь выполнить их часть сделки.

    – Теперь ваша очередь, – сказал я, обращаясь к Танае и Ураке.

    – Да, конечно, – произнесла первая.

    Она, немного стеснительно глядя на Элаю, подошла ко мне и, привстав на цыпочки, поцеловала меня в губы. После чего ошарашенно посмотрела мне в глаза.

    – Э, – удивлённо пробормотала она, – я ничего не поняла. – И повернулась к богине-кошке: – Он вроде как уже… – Девушка растерянно переводила взгляд с другой богини на меня. – Только он какой-то неправильный, я таких никогда не видела… – И Таная вопросительно уставилась на Ураку.

    Та подошла ко мне и заглянула в глаза.

    – Странно, – сказала она и, резко наклонившись, тоже поцеловала меня в губы. – Ты права, с ним что-то не так. – Она очень пристально вгляделась мне в лицо и наконец сказала: – Самое интересное, что в нашей ветви миров таких богов нет.

    Странный способ у них определять принадлежность к божественному сословию, как я погляжу. Но, похоже, для них он самый надёжный.

    Ну, что я могу на это сказать? Таких, как я, вообще нигде нет.

    Глава 9. Планета Керанос. Разные места и разные планеты

    «Форт герийца»

    Примерно через час

    – И чем же я отличаюсь от других богов? – посмотрев в кошачьи глаза Ураки, спросил я.

    – Ты? – Девушка пристально, стараясь заглянуть мне в душу, оглядела меня с ног до головы. Потом она о чём-то задумалась и, помолчав несколько минут, ответила: – Я вижу несколько отличий. И все они связаны с твоей необычной аурой. – Богиня села напротив меня в кресло и, глядя на меня, стала рассказывать: – Первое: тебе не нужны почитатели, последователи, а также связанные с ними жрецы, храмы, капища или алтари. Ты вообще не нуждаешься в подобном притоке энергии и таких источниках её поступления. И это странно. Подобных тебе богов, по крайней мере в нашей ветви миров, никогда не было и сейчас нет. Во всяком случае, до твоего появления здесь. Нам, чтобы жить и существовать, нужна духовая энергия, хотя бы в небольшом количестве, полученная от людей или тех, кто в нас верит. И если её нет или мы её не получаем, то мы просто-напросто развоплощаемся, что, в понимании обычных людей, равнозначно нашей смерти. Но ты почему-то обходишься без этого. – И она вновь всмотрелась в моё лицо. – А это, в моём понимании, очень странно. Но и это ещё не всё. Данная твоя особенность лишь первая из тех, что я в тебе заметила, но есть ещё и вторая. Видимо, она является следствием того, что ты не собираешь энергию из подобных жертвенных источников. – И девушка опять постаралась рассмотреть что-то в моих глазах. Но того, что она хотела там обнаружить, похоже, так и не увидела. Поэтому лишь тряхнула своей густой копной тёмных волос и стала рассказывать дальше: – Ты ведь совершенно не зависишь от типа передаваемой тебе энергии. О подобном я тоже никогда не слышала. Тебе, как богу, абсолютно всё равно, откуда к тебе поступит сила и из какого источника ты её получишь. Она в любом случае приобретёт в твоих руках именно необходимый тебе тип энергии. – Урака ненадолго замолчала. – Из этого следует третье. Ты всю поступающую тебе энергию преобразуешь только в ту, с которой работаешь именно ты, независимо от её первоначального типа. Мы не преобразуем энергию, мы пользуемся только той, к которой и предрасположены. И это тоже очень необычно. Это даже необычно для простых магов. Ведь и они работают только с тем типом энергии, к которому у них есть предрасположенность. Только этих типов магии может быть несколько. Ты же поступаешь совершенно по-другому. Ты берёшь любой тип полученной энергии и преобразуешь в тот, что нужен тебе. И при этом нет никаких потерь, как при подобной операции, но проводимой с помощью артефактов или специальных плетений. Ведь любые алтари и выполняют подобную роль, они преобразуют один тип энергии в другой, тот, который необходим нам. Тебе же ничего такого промежуточного не нужно. Подобным инструментом преобразования выступаешь ты сам. И еще. Я этого, конечно, не могу точно сказать, я не эксперт в подобных вопросах. Но, судя по твоему полю, ты вообще не должен быть магом. Однако ты уже в который раз доказываешь ошибочность этого суждения. Всё это и наталкивает меня на определённый и очень своеобразный вывод.

    – Какой? – заинтересовался я, хотя одна идея у меня уже была.

    И ещё я удивился, как многое эта богиня смогла узнать обо мне, использовав лишь этот свой необычный способ идентификации и опознания – поцелуй.

    А ведь я слышал такое понятие, как «поцелуй богини». Неужели это и есть их способ наделения каким-то даром или же, наоборот, способ, которым они познают твою суть? И, как я вижу, этот способ работал. Он позволял узнать многое.

    Многое, но не всё. Я это уже не раз замечал.

    Энергию я преобразую не в какой-то определённый тип, а в любой, тот, который мне нужен. Будь то энергия тьмы, земли, огня, жизни и прочее. Но Урака этого не смогла понять.

    Между тем богиня-кошка рассказывала дальше:

    – А вот такой: ты не привязан к какому-то жёсткому энергетическому пространству и, как следствие, региону обитания, миру или целой ветви миров. А значит, ты можешь существовать везде. Например, мы, – она указала на себя и Танаю, – можем попасть только в тёмные, срединные или нейтральные миры. В верхние же планы нам дорога закрыта. Но для тебя подобного ограничения не существует. Вот… – богиня вновь поглядела на меня, – в этом и есть твоё самое большое отличие от нас. – Она задумчиво помолчала. – Я не могу оценить твою силу. Однако могу сказать, что ты более универсален, чем мы. Ты способен выжить там, где погибнет любой другой бог.

    – Хм, интересно… – протянул я. – Значит, основное наше различие в том, как я работаю и собираю энергию. И это делает меня более универсальным, чем вы.

    – Да, – подтвердила мои слова Урака.

    Ну ладно, не такой я и не такой. Это даже лучше.

    Рассказ богини поведал очень многое. Но нераскрытой осталась ещё пара тем, которые мне и требовалось осветить. Это было, собственно, то, из-за чего я во всё это ввязался. И это сейчас интересовало меня в первую очередь. А смогу ли я открывать порталы, коль я так сильно отличаюсь от них?

    Об этом я и спросил девушку.

    – Конечно, – как само собой разумеющееся ответила Урака, – ведь ты бог, хотя и такой необычный и странный. А значит, уже живёшь по нашим законам, правда, сам ты не слишком хорошо вписываешься в них. – Она немного помолчала. – Так что если тебе нужно куда-то попасть, то надо действовать по стандартной схеме. – И она, протянув руку, постучала своим пальчиком меня по лбу. – Мысленно представь себе то место, где ты был, или кого-то из своих последователей, рядом с которым ты бы хотел оказаться, а дальше просто пожелай перейти туда. И ты окажешься именно там, где тебе и будет нужно. Тут ничего сложного. Правда, есть одно ограничение, – девушка посмотрела мне в глаза, а потом перевела свой взгляд на Элаю, – мы не можем переносить с собой таким способом кого-то из обычных людей, только других богов. – Она помолчала и тихо добавила: – Это только наш способ перемещения между мирами, и другие им воспользоваться не могут. Только боги и существа, приравненные к ним.

    Элая после этих слов богини как-то грустно посмотрела на меня. Я поймал её взгляд и улыбнулся ей в ответ.

    «Её одну я не оставлю», – это я знал и так. А чтобы я всегда мог прийти к ней, мне нужно знать, где она находится.

    – Не переживай, – искренне сказал я демонице, – я не оставлю тебя.

    – Спасибо, – тихо, одними губами прошелестела та, и её лицо посветлело.

    – Хорошо, – я опять обратился к Ураке, – с этим разобрались. А что насчёт бессмертия?

    – А что с ним? – удивилась девушка.

    – Этот дар у меня появился? – уточнил я.

    – Ты его теперь получил, – как само собой разумеющееся ответила богиня и пожала плечами, – что вообще-то тоже странно. Ведь до этого ты был смертен, хотя уже был богом. Я такого необычного сочетания, как в тебе, даже представить не могла. Но это всё, что я знаю.

    – Понятно, – кивнул девушке я, – спасибо, что всё так подробно разъяснила.

    Теперь многое прояснилось. Правда, я так и не понял, что буду делать дальше.

    Хотя нет, знаю. У меня была одна идея. Но над ней мы с Элаей поработаем, когда богини отбудут домой.

    Она родилась у меня в тот момент, когда я передавал энергию людям в капище, которых жрецы хотели принести в жертву.

    Зачем нам ждать месяц, если я могу так же восстановить энергетический баланс Элаи?

    И точно, мы можем обойтись без этого. Нам только и нужен мощный источник энергии тьмы. А таких в Лесу очень много. Ну и я, как тот, кто эту самую энергию сможет передать Элае.

    Что ж, пора отправлять богинь домой и заниматься своими делами.

    – Таная, – позвал я девушку, – возьми это. – Я протянул ей свёрток, который сделал из чистого балахона, найденного в капище.

    – Что это? – спросила Таная.

    Она взяла у меня из рук ту самую сумку путешественника, завёрнутую в ткань, в которую я положил сердце бога, встреченного мной в капище.

    – Передай это своему отцу, – попросил я девушку. И серьёзно добавил: – Я думаю, он поймёт, что это, – кивнул я на котомку, – и уж тем более поймёт, зачем я это ему отдал.

    – А что там? – с любопытством потянувшись вперёд, желая заглянуть в сумку, спросила она у меня.

    – Лучше не смотри, – перехватил я её ладошку, – этот сюрприз предназначается только для твоего отца. Пусть он сам её откроет. Пожалуйста. – И я пристально взглянул в глаза молодой богини.

    Она немного стушевалась, видимо, всё-таки хотела, чуть позже, сунуть свой симпатичный курносый носик внутрь сумки. Но всмотрелась в моё лицо.

    – Хорошо, – ответила она, – я передам её.

    – Ну и замечательно, – кивнул я.

    Однако Таная не была бы собой, если бы без возражений согласилась с тем, что ей сказали. А потому она с вызовом закончила:

    – Но когда отец позволит, я всё равно узнаю, что там лежит. – И победно посмотрела на меня.

    – Да без проблем, – усмехнулся я.

    Богиня подозрительно вгляделась в моё лицо.

    – Ты почему-то уверен, что он не сделает этого, – констатировала она.

    Я снова усмехнулся.

    – Но я всё равно постараюсь узнать, что там, – упорно повторила она.

    Я на это лишь пожал плечами.

    – Это твоё право, – честно ответил я, – но поверь, ничего полезного там нет. По крайней мере, для тебя.

    – Ладно, – согласилась девушка и повернулась к Ураке: – Нам, наверное, пора, мы и так задержались здесь.

    – Да, пора. – И кошка, потянувшись, одним плавным гибким движением поднялась с кресла. – Мы не прощаемся. Я так понимаю, мы с тобой ещё увидимся. Ведь теперь мы какая-никакая, а родня. – И богиня, подойдя, поцеловала меня в губы. – И я рада, что родственники мы не близкие, – прошептала она мне на ухо. Потом хитро заблестевшими глазами озорной игривой кошечки посмотрела в мои и, быстро отвернувшись, направилась к выходу. – Идём, – кинула она младшей богине.

    Таная последовала было за ней, но потом живо подбежала ко мне и тоже поцеловала.

    – Я рада, что ты теперь мой жрец, хотя и такой необычный. Спасибо. – И она ещё раз поцеловала меня.

    А потом выбежала из башни вслед за уже поджидающей её у порога второй богиней.

    «Здесь и богини не любят прощаться», – констатировал я, глядя им вслед.

    Потом подошёл к двери и закрыл её за ними.


    «Форт герийца»

    После ухода богинь

    И вот мы остались с Элаей одни.

    Из рассказа Ураки я смог соотнести классификацию миров с тем, что выдавал локатор. Получается, у нас есть четыре типа миров.

    Нижние – это родина Элаи и прочих демонов и тёмных существ, они обозначаются как группа миров Н.

    Дальше идут верхние миры – это, как я понимаю, родина ангелов и прочих светлых сущностей. По классификатору локатора это группа миров В.

    Следующие – срединные миры. Соответственно, они посередине. По классификатору, это группа миров С. Стихийные маги и то, что характеризует эти миры. Это миры, где мне приходилось бывать.

    Но есть ещё нейтральные миры. Кто там живёт, честно говоря, непонятно. В классификаторе тоже осталась лишь одна категория миров – это группы НН.

    С этим ясно.

    Так, Урака, сама не подозревая, всего одной фразой помогла мне расшифровать показания локатора. Теперь мне стали более понятны выдаваемые им при анализе портала результаты.

    Дальше.

    Я взглянул на сидящую рядом со мной девушку.

    «Нет, мне это не нравится», – мысленно усмехнулся я и, подхватив только и успевшую ойкнуть Элаю на руки, усадил её к себе на колени. Так приятнее.

    – Ну, что скажешь? – спросил я.

    – О чём ты? – удивилась она.

    Хотя тут, конечно, действительно глупо задавать такой пространный вопрос, когда только что произошло столько событий.

    – Я о них, – кивнул я в направлении двери. – Как ты думаешь, я правильно сделал, что принял их предложение?

    – Не знаю, – честно призналась девушка. Но потом с какой-то хитринкой посмотрела на меня. – Нет, вру, – сказала она, – я очень рада тому, что ты прошёл это испытание и стал тем, кого они называют «младшим богом». Ведь теперь ни у кого из моей семьи не останется никаких вопросов к тебе, и никто не усомнится в правильности моего выбора. Так что, – девушка счастливо меня обняла, – я только рада их поведению. Хотя меня несколько смущают их разговоры и намёки. Мне всегда казалось, что боги, ну, или богини, должны вести себя несколько иначе. Только кто может похвастаться тем, что лично общался с богами? Так что и здесь я всё принимаю как должное. Тем более я ведь всё-таки дочь архидемона. – И она посмотрела на меня так, будто это должно было мне всё объяснить.

    Но для меня это были пустые слова. И демоница огорчённо покачала головой.

    – И как ты до сих пор жив-то ещё, коль совершенно ничего не знаешь как о внешнем мире, так и о том, что творится вокруг? – Немного помолчав, она продолжила: – Мой отец – архидемон. И даже у него есть несколько официальных жён. Я самая младшая в роду. А старшим братом я считаю того, кого родила моя мать. Хотя воспитывала нас совершенно другая женщина. – И она спокойно посмотрела на двери. – И если у тебя будет жена-богиня, то это только поднимет твой статус в глазах моей семьи, – как нечто ничего особо для неё не значащее, закончила она.

    Я сидел и тихо офигевал. Вот что значит «не лезь со своим уставом в чужой монастырь». Да, так выходит, что я совершенно ничего не знаю как об Элае в частности, так и в целом об остальных демонах.

    Кстати, если я вспомнил о демонах.

    – Элая, помнишь тот наш разговор, несколько дней назад. Я ещё пытался узнать, есть ли демоны, которые накладывают на себя плетения, чтобы изменить свой внешний вид или перейти в другую ипостась. И ты сказала, что такие демоны есть.

    – Помню, – кивнула девушка.

    – Так вот, я тогда хотел спросить: а бывает ли частичная трансформация? Например, только лицо, или ноги, или руки?

    – Конечно. Но это должны быть сильные демоны-маги. Простые демоны не могут контролировать свои изменения. А почему ты спросил? – заинтересовалась девушка.

    – Да есть подозрение, что я тоже умею подобное… – думая над тем, что мне ответила демоница, протянул я.

    Она удивлённо посмотрела на меня:

    – Но в тебе нет и капли крови демона. Это я теперь знаю точно.

    – Капли нет, – согласился с ней я, – но вот превратить свои руки в такие же лапы, как были у того демона, я вполне могу. – И я спокойно пожал плечами.

    – Невероятно, – пробормотала Элая, – видимо, в тебе говорит эта твоя божественная кровь. Ведь никто толком и не знает, какие преимущества она даёт. Может, это одно из них.

    – Может, – кивнул я и притянул девушку поближе, мне нравился её запах.

    Ладно, пора переходить ко второй части разговора.

    – Элая, у меня есть один очень нужный нам талант.

    – Какой? – спросила она.

    – Я могу восстановить твой магический баланс из любого тёмного источника, забрав энергию оттуда напрямую. Это для того, чтобы ты смогла открыть портал к себе домой.

    Коль девушка об этом раньше не говорила, то, судя по всему, координаты своего родного мира она прекрасно знает. Поэтому мы вполне можем попытаться вернуть её.

    – Ты хочешь, чтобы я ушла? – очень тихо и как-то грустно, отвернувшись, спросила она.

    – Так ты ведь сама говорила, что хочешь вернуться, – удивился я.

    – Но… – Девушка замолчала.

    – Я тебя провожу, – усмехнулся я, – и ты забыла: если я буду знать, где ты находишься, я всегда смогу к тебе переместиться.

    Я провёл рукой вдоль её спины. Мягкая нежная кожа. И когда это с неё успела слететь вся одежда, я даже не заметил.

    – Ты пойдёшь вместе со мной, – произнесла она.

    – Ну да, – пожал я плечами и хмыкнул: – Или ты можешь потом пойти вместе со мной.

    – Куда? – не поняла Элая.

    – В мой мир.

    – В твой? – удивилась она. – А разве ты не отсюда родом?

    Я улыбнулся, ничего не ответив.

    – И почему я сразу не догадалась? – сама у себя спросила девушка и заглянула мне в глаза. – Но сначала тебе всё равно придётся поговорить с моим отцом. Он должен официально передать меня тебе.

    Я почесал затылок:

    – Да ты и так вроде уже моя.

    Девушка нахмурилась.

    – Всё, понял. Надо так надо. Приду и поговорю. Только ты мне ответь на такой простой вопрос: я вообще в вашем мире выживу? – И пояснил: – Я опасаюсь не врагов, а той среды обитания и внешних условий, в которых вы живёте. Так как?

    Элая даже особо не размышляла.

    – В нашем мире живут люди, – сразу ответила она, – даже есть такие же, как ты. – Тут она споткнулась. – Ну, я вообще-то о хуманах говорила, – смутившись, добавила она.

    – Я понял, – усмехнулся я и взглянул на девушку.

    Хм. Что-то мне кажется, дела нас могут подождать и до завтра.

    Я поднял Элаю на руки и унёс в спальню.

    – А портал? – растерянно спросила она.

    – Успеем, – отмахнулся я.

    Зря я так сказал. Мы не успели.


    Где-то во внешних мирах

    – Папа, – прибежала радостная Таная к своему отцу, – у меня теперь есть жрец! Ты представляешь, он справился!

    Гигант сначала не отреагировал на известие дочери. Ведь он сам позаботился о том, чтобы у неё появился лучший из тех жрецов, что существуют в их ветви миров. Но постепенно уловил некую логическую нестыковку в словах девушки.

    «Кто справился?» – немного удивленно подумал он.

    И только сейчас до него стало доходить, что Таная вообще-то говорит не об одном из истинных жрецов, а о том самом маге с одного из подконтрольных им миров.

    Почему? О чём она? Ведь его старший брат должен был подготовиться к этой встрече. Что там произошло?

    – Да, папа, мой жрец просил тебе передать… – Девочка вытащила небольшой свёрток. – Видимо, это его дар тебе.

    Что поразило дикаря больше всего, так это то, что свёрток был не вскрыт. Более того, хотя и сейчас Танае было до жути интересно, но она отошла в сторону, чтобы не мешать ему ознакомиться с содержимым этой небольшой посылки.

    И всё это совершенно было не в характере его дочери, таком любопытном и непоседливом.

    «Странно», – подумал гигант, поглядев на девочку, стоящую у окна, и распечатал упаковку.

    Внутри оказалась самая простая магическая сумка. Гигант заглянул внутрь.

    – Вот тарк, – пробормотал он себе под нос.

    Ошибки быть не могло. Подарок предназначался именно ему. Он и сам делал подобное раньше. Но сейчас отошёл от тех своих дел и привычек. Но кто-то оказался таким же, как и он.

    «Это предупреждение», – сообразил он.

    Брат всё-таки подстраховался в том капище. Да не просто подстраховался, предупредив тех о нападении, он отослал туда одного из своих младших богов, личного помощника для их поддержки. И сейчас сердце этого самого бога он держит в руках.

    Человек знал, на что идёт, знал, что его там будет поджидать ловушка, но всё равно пошёл туда. И этого гигант никак не мог понять.

    И он не просто туда пришёл. Он выполнил то, ради чего там оказался. Непонятно и странно.

    «Но главное, теперь брат будет считать, что это именно я подставил его», – подумал гигант и посмотрел на свою дочь.

    Ему не нужна война с братом. Он отлично знал силу и мощь его. И потому прекрасно отдавал себе отчёт, что в ней шансов выжить у них будет ещё меньше, чем если Таная останется совсем без жреца. В крайнем случае, у них есть время, и они смогут найти ей другого жреца.

    А сейчас ему нужна голова этого человека, волею случая ставшего богом.

    – Поздравляю тебя, доченька, – спокойно сказал. – Ты прости, но у меня срочные дела. Мне нужно отлучиться на пару дней.

    – Хорошо, – кивнула ему радостная девушка и умчалась к себе.

    А гигант направился на одну удалённую планету, которую использовали очень многие наёмники как вербовочный центр. Ему были необходимы люди. И ему нужна была голова этого хумана.

    Только сам за ней он прийти не мог. Поэтому придётся действовать через посредников.


    Планета для найма

    Через несколько мгновений

    Гигант вошёл в таверну. Он знал правила и поэтому сразу направился к бессменному владельцу этого заведения.

    – Здравствуй, Грип, – поприветствовал он трактирщика, – давно не виделись.

    – И тебе не хворать, – произнёс тот в ответ, а потом немного хмуро, хотя другим он никогда и не был, поинтересовался: – Что тебя сюда привело, Гекл? Нам сказали, ты отошёл от дел. Не ожидал тебя увидеть вновь.

    – Обстоятельства изменились, – пожал плечами гигант, посмотрев в полупустой зал. – Мне нужна команда. Сильная команда. Для работы в одном из срединных миров.

    – Кого ты ищешь и что они должны сделать?

    – Кого… – Тот, кого называли здесь Гекл, задумался. – Мне нужны лучшие. – И немного помолчал. – Им надо убить бога.

    Трактирщика не смутили эти слова. За свою очень, очень долгую жизнь он слышал и не такое.

    – Это будет весьма дорогой контракт и обычные условия тут не подойдут, – предупредил он.

    – Да, – и гигант кивнул на выложенный на стол свёрток, – я учёл это и поэтому принёс… – Что принёс, он говорить не стал, а просто развернул свёрток. – Вот, – сказал он, глядя в расширившиеся от удивления глаза трактирщика, – мне кажется, этого должно хватить.

    Стоящий напротив него человек, проживший уже не первую тысячу лет, не отрывая глаз от выложенного на стол артефакта, спросил:

    – Это же магический кирит?

    – Да, – ответил Гекл.

    – Откуда? – вопросительно посмотрел на него трактирщик.

    Но гигант проигнорировал этот вопрос.

    – Понял. Да, этого хватит на полную ликвидацию. Моя команда должна знать, как выглядит цель и координаты мира и места в нём, где им придётся работать.

    Гекл выложил на стол информационный кристалл.

    – Тут всё есть, что я знаю о цели. Но знаю я не много. Только место его пребывания и то, что он один из младших богов.

    – Этого мало, – задумчиво произнёс трактирщик. Потом перевёл взгляд на выложенную на стол эссенцию чистой магии, оформленную в виде обычного редкоземельного элемента, иногда встречающегося в магических измерениях. – Срок выполнения заказа? – приняв решение, уточнил он у гиганта.

    – Вчера, – несколько нервно ответил бывший командир одного из отрядов.

    – Хорошо. Тогда мои люди начнут работать прямо сейчас. Какие-то особые пожелания к тому, как он должен умереть.

    – Нет, – покачал головой Гекл, – просто он должен умереть, и всё.

    – Понял, – откликнулся человек за стойкой, что-то записывая в свою записную магическую книжку. А буквально через мгновение сказал: – Заказ принят, команда к заданию уже приступила. Сейчас они открывают портал в нужный мир. – И ещё через пару секунд: – Всё, они на месте. Работа началась.

    – Хорошо, – кивнул гигант, – я буду в своём доме. – И он развернулся, чтобы уйти, но внезапно остановился и вновь обратился к трактирщику:

    – Да, и ещё. Мне нужна голова этого бога.

    – Ясно, – подтвердил дополнительный пункт контракта владелец этого необычного заведения в столь странном мире, – они её доставят.

    Здесь уже больше делать нечего, а потому тот, кого называли Гекл, направился к выходу. А трактирщик смотрел вслед тому, кто только что сделал им заказ на уничтожение бога. Не первый и не последний такой заказ. И поэтому в своей команде он был уверен. Ведь очень сложно противостоять тем, кто обучен убивать именно богов и их аватары.

    Осталось только немного подождать. Команда должна вернуться через час – полтора.


    «Форт герийца»

    Ночь

    Так, и что меня опять подняло?

    А подняло меня какое-то нереальное чувство угрозы и опасности. И хотя ничего необычного вокруг я не видел, но проигнорировать вдруг так сильно встрепенувшуюся интуицию было нельзя.

    – Элая, вставай, – тихо пошевелил я девушку за плечо.

    Странно. Что это с ней? Вроде и спит, но аура практически не просматривается. Что-то не так: даже в образе эльфийки у девушки из ауры так и плещет сила, а когда она находится в своей второй ипостаси, архидемона, так там вообще что-то нереальное. И если сейчас её аура опять практически пуста, как в тот раз, когда я её встретил впервые, то тут что-то нечисто.

    Сползаю с кровати.

    Хорошо, что вся моя амуниция находится рядом. Мечи, кинжалы и метательные ножи. Всё это при мне.

    Быстро облачаюсь, нацепляю сбрую и всё остальное оружие.

    Куда?

    Проверяю окрестности и ничего не вижу.

    Ползу к двери.

    Чёрт. В башне кто-то есть. Я только что слышал шорох, которого здесь не должно быть. На башне стоит защита от грызунов. Моя милая демоница боится их пуще огня, и поэтому именно это плетение мне пришлось внедрять в структуру башни одним из первых.

    Жду. Шорох повторился. Но уже ближе к двери.

    Так. А это плохо.

    Ещё один шорох на стене, за окном. Значит, нападающих как минимум двое.

    Прислушиваюсь.

    Вдруг срабатывает дар предвидения. Я вижу сразу двойное нападение противников. Проникновение в нашу комнату будет происходить через окно и закрытую дверь, ведущую в коридор.

    Так, работаем.

    «Урра», – произношу я уже ставшую традиционной фразу и действую.

    Времени мало.

    Смещаюсь в сторону коридора и осторожно блокирую двери стулом. Это даст мне пару лишних мгновений.

    Метательные ножи в руки.

    Жду.

    Звон разбитого стекла – и в помещение влетает кто-то, одетый в тёмный костюм. Вылитый ниндзя. Выглядывают одни глаза. Большего мне не нужно.

    Бросок ножа. Но неизвестный отбивает его. Хотя на что я рассчитывал?

    Да на это, если честно, и рассчитывал. Нож метнул под определённым углом. И отбить его можно было только в одну сторону. Туда, где стена имела очень своеобразный уклон из-за необычного строения башни. И чтобы нападающий сразу не успел этого осознать.

    Бросок второго ножа.

    Ниндзя приготовился отбить и его. Но тут ему в руку слегка ударяет срикошетивший о стену первый метательный нож, отвлекая внимание. На это и был расчёт. Всего одно мгновение, но второй бросок попадает в цель.

    Тело падает. И мгновенно начинает восстанавливаться.

    Времени мало.

    Удар по направлению двери, но уже мечом. Как раз туда, где должна появиться голова второго. И я не промахнулся, второй неизвестный был на нужном мне месте. И ещё одно тело падает.

    Быстро. Удар. Голова одного отлетает в сторону.

    Два шага ко второму. И ещё одна отрубленная голова улетела от пинка к стене.

    Тела на полу.

    Осматриваюсь. Прислушиваюсь.

    Тишина. Не слышно ни шороха.

    Собираю оружие.

    Так, нападающих было двое. Но кто-то их прикрывает. И этот кто-то наложил на них плетение восстановления. И это было сделано со стороны, извне. Никаких магических побрякушек у нападающих не было. Значит, они работают в связке с магом. Это плохо. Стандартная группа в таком случае – это звезда: две двойки и прикрытие. Выходит, тут где-то как минимум ещё три противника.

    Опять вооружаюсь. Плюс собираю клинки и прочее вооружение, что было у напавших на меня ниндзя. Кстати, всё их вооружение сделано из адамантита. А это уже интересно. Явно к нам пришли не простые люди со стороны. Вооружение, а также умение охоты на демонов или других сильных магических сущностей, например богов, говорит о многом.

    Это тот удар, которого я ожидал. Но не ожидал, что он произойдёт так скоро. Отец Танаи оказался более расторопен, чем я.

    Ну да ладно.

    Где ещё трое?

    Шорох в коридоре, но я опять ничего не вижу и не чувствую.

    Приседаю справа от двери. Буду бить через неё, когда неизвестный остановится за нею.

    Магию не применяю. Боюсь, что меня засекут.

    Жду. Шорох приближается.

    – Не входи, – слышу я тихий голос, – это ловушка. Наши уже мертвы. Отходим к основной группе, и – попытка штурма.

    А вот этого я допустить не могу.

    Бросок взрывного камня в коридор. Ещё один и ещё.

    Ага. Чувствую активацию силы жизни. Значит, кого-то я ранил, и его пытаются вылечить.

    Быстро выбегаю в коридор.

    У стены сидят двое. Оба в такой же чёрной одежде, что и первые два. Один спиной ко мне.

    Бросок ещё одного камня. Взрыв. И я бегу вслед за осколками.

    Удар меча. Но противник его отбил. Я видел, как они сражаются, и смог оценить скорость их реакции и ловкость. А потому выпустил меч из руки, и тот, продолжая движение, краем лезвия чиркнул противника по лицу.

    Удар. А вот теперь удар вторым клинком и добивающий рукой.

    Всё, противник в нокауте. Но быстро начинает восстанавливаться.

    Ещё удар. И передо мной лежит обезглавленное тело.

    Чёрт. Меня спас дар предвидения, я присел и нырнул вперёд. Над моей головой пролетел плазменный шар. Вырвался он из руки сидевшего у стены второго.

    Удар. И ещё одна голова отлетает в сторону. Им нельзя находиться рядом с телом ещё в течение суток.

    Ага. Слышу быстрые удаляющиеся шаги из комнаты внизу.

    Подхожу к окну.

    Хреново. Фигура приблизилась к ещё одной пятёрке. Теперь их шестеро. И, судя по всему, среди них два мага.

    Спускаюсь на первый этаж. Запираю двери.

    Снова быстро вверх. Нападение сейчас повторится. По дороге подобрал оружие. Адамантит может пригодиться.

    Элая всё ещё без сознания. Её сильно обескровили. Хорошо эти нападающие, кто бы они ни были, знают своё дело.

    Но меня сейчас это не волнует.

    Подхватываю Элаю на руки. Теперь вниз. Подхожу к потайной двери. Открываю её. Спускаю девушку в проход.

    Хорошо, что я, как вечный пессимист и параноик, держу в лодке запас продовольствия, да и в моей котомке его предостаточно.

    Но просто так я уйти не могу. Наношу несколько рун, увязанных в плетение. Именно для этого как на самой башне, так и в окрестностях были нанесены, казалось бы, бессистемные руны, не связанные ни с каким плетением. Хотя на самом деле это было одно огромное плетение с точкой концентрации как раз здесь, в башне.

    Всё, уходим. Через пять минут или по моему сигналу тут знатно шарахнет. К тому мгновению и эти неизвестные созреют для штурма.

    Сам прохожу в потайной ход, закрываю за собой двери и блокирую их. Теперь хода назад нет. Пора валить отсюда.

    Спускаюсь с демоницей.

    Хм. А внизу, оказывается, тоже есть убийцы. Их я также не смог обнаружить через ауру. Но простое визуальное наблюдение в специальный глазок в двери позволило мне идентифицировать двоих, а там где двое, там и все пятеро.

    На этих одежда уже серая. Затаились в камнях. Это они хорошо спрятались. Всех я так и не рассмотрел. Но у меня для них был сюрприз. Камни – удобная вещь, особенно если с ними поработает псих-артефактор, помешанный на безопасности.

    Иду вниз. Девушку вновь оставляю на лесенке. Здесь пока безопаснее.

    Активация.

    И пещера превращается в сплошную изрешечённую осколками ловушку.

    А вот с корабликом всё в порядке. Его прикрыло плетение, которое как раз начинает работать вместе с активацией камней.

    Быстро внутрь. Вот тела противников. Раз, два, три… все пять трупов. Головы, как обычно, отбросил в сторону. Так надёжнее. Собрал оружие. У этих были ещё и какие-то необычные верёвки, чей странный цвет, очень маленький диаметр, но при этом необычайная крепость, которую я проверил, попытавшись разорвать одну из них, не дали мне оставить их тут.

    Быстро занёс Элаю на корабль.

    А теперь ходу отсюда. Осторожно выплываю в море.

    Всё. Прощальный аккорд.

    Активация.

    И пещеры, каменный уступ, на котором стояла башня, да и сама башня, а также скалы перед ней превращаются в одно большое месиво из обломков и осколков летящих в разные стороны камней. И это всё начинает частично оседать в море.

    А я, развернув небольшой кораблик, пошёл вдоль берега.

    Вот и началась игра в догонялки с одним богом. Делай после этого одолжения людям. Вернее, богам. Чувствую, с этими господами мне ещё предстоит встреча.

    * * *

    А с небольшого уцелевшего уступа скалы за ним наблюдало несколько пар глаз.

    – Ушёл, – тихо сказал обладатель одной пары всем остальным. – Нужно исправлять условия договора. Нам солгали.

    После этого прямо в воздухе открылся портал, и фигуры одна за другой стали исчезать в нём.


    – Краг, – обратился один из бойцов к командиру отряда.

    К этому человеку все обращались именно по имени, так как он был хоть и номинальным главой их отряда, но кроме всего прочего и их штатным магом.

    Только магом он был не обычным. Краг закончил Академию магии в одном из нейтральных миров. И только одно это создавало ему непререкаемый авторитет.

    Но сам Краг предпочитал именно такое обращение.

    – Что? – спросил он у своего разведчика, начинающего мага и неплохого бойца.

    – Они в доме. Мужчина и женщина. Судя по показаниям детектора, – разведчик показал на свой артефакт, – тот, кто нам нужен, – женщина. Очень сильная тёмная аура. Правда, она не так сильна, как у настоящего бога. Но, похоже, это божество совсем недавно совершило какой-то истощивший его обряд.

    – А второй, мужчина? Кто он?

    – Не маг. Детектор не смог засечь ментальной активности в его поле. Обычный человек. Возможно, воин.

    – Понятно… – медленно произнёс маг и обратился к своим: – Действуем по стандартной схеме. Я вырубаю цель и отключаю магическую защиту. Вы проникаете внутрь. Цель – женщина. После уничтожения отрубить голову и принести мне.

    Люди молча кивнули. А он подключился к ауре бога.

    Она и правда оказалась разряжена. Похоже, очень много энергии потратила на какой-то обряд или явление. И сейчас сидит на голодном пайке.

    – Вперёд! – скомандовал маг.

    Сначала всё шло по плану. Но потом кто-то вырезал первую группу. Это не мог быть бог. И вывод напрашивался один. Это сделал человек. Значит, там был телохранитель. Это он и есть.

    Отряд готовился к штурму, когда на каменном выступе начался настоящий каменный ураган. И сейчас уцелевшие наблюдали, как от берега уходит небольшой кораблик. Это означало, что он потерял ещё одну группу, ту, что сидела в засаде.

    – Возвращаемся, – скомандовал Краг.

    Им следовало пересмотреть условия договора с нанимателем. О противнике не предоставили достоверной информации, и это послужило причиной гибели нескольких групп. А главное, им не сообщили, что их цель будет сопровождать столь опасный и умелый телохранитель.

    «Кто он?» – подумал маг, проходя сквозь портал.


    Планета для найма. Таверна

    – Вы не выполнили контракт! – бушевал гигант, глядя на мага, сидящего напротив него.

    – Да, – спокойно согласился тот, – но и вы не выполнили свою часть сделки. Вы дали нам совершенно неверные сведения. В результате было уничтожено четыре мои группы.

    Гигант в удивлении посмотрел на говорившего:

    – Но как такое возможно?!

    Он прекрасно представлял, кто сидит перед ним и на что способны его люди. Тот, кого называли здесь Гекл, не был уверен, что сам смог бы справиться с этой командой.

    – Что там произошло? – уже гораздо спокойнее спросил он.

    – Цель сопровождал телохранитель, – сообщил маг, – непосредственно он уничтожил две группы. Остальные были убиты в результате взрыва, устроенного им. Была использована странная система плетений, не дающих магического засвета. Мы не смогли их вовремя заметить.

    – Есть какие-то предположения, кто это может быть? – спросил гигант.

    – Нет, но мои люди наводят справки.

    – Я тоже это проверю… – задумчиво протянул Гекл.

    Маг же сказал:

    – Есть одно предположение.

    – Да? – посмотрел на него гигант.

    – Возможно, вся эта операция – одна большая ловушка. Когда мы прибыли на место, то были удивлены столь небрежно устроенной системой безопасности. Но, как оказалось, это была только видимость. Там ждали нашего появления. Вернее, не именно нас, но кого-то, кто придёт за ними. И подготовились к этому. Мы же оказались совершенно не готовы к такому повороту событий.

    – Ловушка, говоришь? – прищурился Гекл.

    Что-то очень ему не нравилось происходящее. Создавалось впечатление, что этого жреца его дочери кто-то предупредил о готовящемся нападении. Кто-то, кто мог его просчитать. Кто-то, кто уже сам попал в подобную ловушку.

    – Да, – будто подтверждая его мысли, произнёс маг, – ловушка была устроена на тех, кто придёт за ними.

    Значит, его старший братец начал свою игру? Ну что ж, поиграем. А этого жреца придётся убирать в любом случае, он перешёл на сторону «заклятого друга».

    – Вот, – гигант выложил на стол ещё три мешочка, – заказ не отменяется. Он должен быть мёртв.

    – Да, – кивнул маг, поднялся и, забрав новую плату, вышел из таверны.

    Гигант же остался сидеть.

    Брат что-то задумал, и он уверен, что основной удар направлен не на него. Но что он задумал и против кого, это нужно выяснить.

    – Как же со всем этим связан жрец Танаи? – пробормотал Гекл и растворился в воздухе.

    За всем этим из-за стойки наблюдал трактирщик.

    Когда гигант исчез, он ушёл в дальнюю комнату.

    – Господин, – обратился он к небольшому алтарю, – он был тут. И нанял отряд. Он охотится на какого-то бога.

    – Ты знаешь его имя? – прозвучал голос из воздуха.

    – Нет, – ответил трактирщик, – но я знаю, где он его искал.

    И человек продиктовал информацию, которая была записана на кристалле.

    После этого он постоял ещё некоторое время перед алтарём. Но никаких новых вопросов и команд не поступило.

    И он вышел обратно в зал.


    Неизвестно где

    Аристократ сидел и задумчиво смотрел перед собой.

    Что же затеял его братец?

    Но главное, на какого бога он устроил охоту?

    Глава 10. Планета Керанос. Побережье

    Побережье

    Следующий день

    Отплыл я на небольшом судёнышке от останков башни уже достаточно далеко. Элая пока находилась без сознания. Хоть я и восстановил её энергетический баланс, а также наложил на неё все возможные известные мне целительные плетения, но это не помогало. Девушка всё так же лежала бесчувственной, ни на что не реагирующей куклой.

    Маг ночных убийц, что напали на нас, очень хорошо знал своё дело и постарался даже лучше, чем те маги, что призвали Элаю в этот мир.

    Что делать дальше, я знал. Мне нужно было время, чтобы обдумать ситуацию и отсидеться. А ещё я не хотел подставлять тех, кто мне дорог. Но не только тех, кто находится в этом мире, но и всех остальных. Слишком сильные и необычные у меня появились враги.

    И поэтому сейчас я плыл вдоль побережья материка, удаляясь от заселённых и обжитых земель.

    У меня было несколько вопросов, на которые требовались ответы. А для этого мне нужно переговорить с Танаей и Уракой.

    И поэтому я плыл.

    Море было огромным.

    Никогда, если честно, мне не приходилось управлять кораблями, а поэтому я опасался, что не справлюсь с парусником.

    Но всё оказалось намного проще, чем я думал. И, как следствие, тех знаний, что у меня были, хватало на то, чтобы я смог хотя бы осуществлять минимальное управление этим корабликом. Тем более и плыть на нём я собирался не очень далеко и не очень долго.

    Мне нужно было достаточно удалённое и безлюдное место. Но с одной особенностью. И именно его я и искал сейчас, осматривая побережье и острова.

    Пока отдалялся от берега, я наконец смог увидеть, что это за странный купол, который отгородил этот континент от всего остального мира.

    Когда я уходил из своего грота, где был спрятан корабль, то вдоль подводной скальной гряды мне пришлось проследовать практически до того места, где и находилась самая его граница. И, оказавшись рядом с ним, я понял, почему столь сильную аномалию мне не удавалось обнаружить с самого континента. Купол поглощал любое магическое излучение, не давая при этом никакого отклика. Как они вообще могли через него что-то передавать, я не представлял.

    Но теперь я понял и ещё одно. Сериканские маги явно очень переоценили свои возможности. Ну, или я чего-то совсем не понимаю.

    Однако я точно уяснил, что сквозь подобный барьер никакое живое существо проникнуть не сможет. Если оно, конечно, будет перемещаться в пространстве этого мира. И всё по одной простой причине. Живые существа – это сосредоточие того или иного типа энергий, и если они попадут в зону действия этого барьера, то их просто-напросто уничтожит, поглотив всю магическую энергию, содержащуюся в них.

    Правда, при этом у меня оставался открытым вопрос. А как местные умудрялись пересылать за пределы барьера хоть какие-то магические артефакты? Ведь и их должна была постигнуть та же самая судьба. Они потеряли бы свои магические свойства.

    Но, насколько я понимаю, ничего подобного не происходило. А значит, у меня был только один ответ. Где-то в структуре этого барьера есть брешь, которой они и пользуются для этого. И обмен трафиком идёт именно через неё. Она не очень большая, для передачи артефактов её хватает.

    Но для перемещения живых существ этого недостаточно. Хотя никто из местных и не пробовал, наверное, переправить на другой континент какого-нибудь жука. И сделать это, чтобы проверить, а что же с ним будет с той стороны? Им даже подобной мысли в голову не придёт.

    Но если есть брешь, то её, как минимум, можно расширить, а как максимум – через неё, при определённых условиях, можно уничтожить и весь этот барьер. Только зачем это делать?

    Что бы ни думали сами местные, но этот барьер спасает их же самих от тех, кто остался по его другую сторону. И сейчас, когда угроза кадавров и их хозяев частично снята, я полагаю, что жизнь здесь станет более перспективным направлением в плане развития этого мира. И те, кто оказался тут одними из первых, могут занять лидирующие позиции в будущем, если, конечно, сами поймут это.

    Но Неус и Торк, на мой взгляд, очень неглупые и достаточно быстро смогут сообразить, что тут к чему. Главное, чтобы они не упустили своего момента…

    Я плыл вдоль барьера, отдалившись от него на пару сотен метров, с этой стороны опасаться было особо нечего. Но от берега ко мне уже несколько раз подплывало несколько монстров, и один из них был раза в полтора побольше моего маленького кораблика.

    «Чем они тут, интересно, питаются-то? – удивился я, глядя ему вслед, – ведь на каждого из таких гигантов и водного пространства должно быть выделено очень много, а его здесь и так недостаточно».

    Эти монстры и подсказали мне, что пора причаливать. Самые крупные из них не проявили ко мне никакого интереса, а мелких особей я отогнал выстрелами из огнемёта. Однако снова встречаться с ними мне не хотелось.

    Не уверен, что смогу справиться с кем-то из таких гигантов, если он будет настроен особенно серьёзно. Например, захочет мной перекусить. К тому же и остров, вполне подходящий под мои цели, я увидел. До него была пара километров.

    Плывем туда.

    Только я как-то упустил такой простой факт. В колонию, куда отправляют в большинстве своём различных уголовников, по определению должны были попасть и такие господа, как обыкновенные пираты, распространённые в любом мире, где есть хоть какое-то водное сообщение. И хотя тут торговля между поселениями была не очень развита, особенно если говорить о морских перевозках, но она всё равно была. А значит, и эти личности опять принялись за свой промысел.

    И когда я направился в сторону острова, из-за соседнего островка вырулил достаточно большой корабль, даже не знаю, откуда он тут мог взяться. Впрочем, здесь, на континенте, было множество заброшенных городов и поселений, так почему в одном из них не быть и порту с оставленными кораблями. А отремонтировать один из таких гораздо проще, чем построить.

    Ну вот. А я-то думал, как привлечь внимание Танаи. Как говорится, «завтрак туриста» сам идёт медведю в руки.


    – Капитан, – заорал один из вперёдсмотрящих, – тут какое-то судёнышко. Вроде там всего кто-то один, и это, похоже, хуман или кто-то на него смахивающий.

    Пожилой мужчина подошёл к борту и взглянул вдаль.

    Да, не повезло тому бедняге. Судно было прямо по курсу, и деваться ему было некуда. Если бы они прошли минут на десять позже, то смогли бы разминуться с этим судёнышком.

    – Дайте залп поверх кормы, – отдал приказ капитан.

    Обычно такими корабликами пользовались контрабандисты, но он не слышал, что где-то поблизости было хоть какое-то поселение, в которое тот мог бы направляться.

    «Значит, у него где-то здесь тайник», – догадался капитан. Вывод был очевиден. Иначе зачем кому-то забираться так далеко в море, да ещё и красться по самой границе у купола.

    Они направлялись в свою тайную гавань, где собиралось ещё порядка шести таких же каперов, как и они. И, что самое важное, у них был свой портал, позволяющий переправлять ценности на континент. Им владел местный глава поселения, который и заключил с ними договор. И им было что предложить в поселении.

    Только капитану постоянно приходилось следить за целостностью этого товара, ведь вся команда рвалась его попробовать. Но живой и относительно здоровый товар стоил гораздо, гораздо дороже. И потому капитан не отдал его своей команде. Правда, пообещал, что если они не смогут договориться с наместником поселения, кто так себя именовал, о достойной плате, то он отдаст их пленника, вернее, пленницу команде. Однако сделает он это только после того, как сам наиграется с ней.

    И вот сейчас такая удача! Практически у самого порта ещё один улов.

    Хотя это может быть и кто-то из местных. Но капитана, да и остальных, это особо не волновало. Как только этот неизвестный расскажет всё, что им нужно, его сразу же пустят на корм рыбам.

    – Капитан, – раздался ещё более радостный голос смотрящего, – там, похоже, ещё и деваха какая-то. Её не было видно, так как она лежит на дне лодки.

    Старый пират ухмыльнулся. Похоже, фортуна сегодня явно на их стороне.

    – Не повредите тогда корабль, – осклабившись, передал он своему канониру.

    – Не обижай, кэп, – ответил тот, – сам знаю. – И навёл огнемёт на корабль.

    Выстрел – и мачту небольшого судёнышка как ветром сдуло.

    – Зато теперь он не сбежит, – расщеперив рот в довольном оскале, прокомментировал свой выстрел канонир.

    – Это точно, – кивнул капитан. И, развернувшись к выбегающей на борт команде, нахмурив брови, грозно и веско сказал: – Кто бабу до меня хоть пальцем тронет, можете сразу топиться. – И он не шутил, это знали все. Пират всегда и везде любил быть первым. – Вперёд, – скомандовал он.

    Хотя какой там абордаж. Хватит и пары бойцов. Да тройки, что будут контролировать лодку с борта.

    Ещё несколько секунд – и касание. Корабль слегка вздрогнул.

    Все быстро выстраиваются вдоль борта. И наводят ручные огнемёты на стоящую на борту одинокую фигуру, задравшую голову вверх.

    Лодку притягивают сброшенные на её борт кошки.

    И правда на дне лежит укрытая каким-то тонким одеялом девка.

    – Да это ещё одна эльфийка! – радостно заорал кто-то.

    Но капитан не слушал возбуждённого гомона своей команды. Ему очень не понравилось абсолютно равнодушное и какое-то совершенно безразличное лицо стоящего на борту корабля парня, который будто не замечал направленного на него оружия или того, что его взяли на абордаж пираты. Он, казалось, думал о чём-то своём.

    – Эк вас тут много, – неожиданно спокойно произнёс тот, глядя на направленные на него боевые артефакты. – Похоже, мне придётся потрудиться.

    И через мгновение вся команда корабля валится на палубу. Капитан даже не понял, что же только что произошло. Его тело парализовало. Он не мог пошевелить ни рукой ни ногой. Но соображал вполне ясно.

    «Теперь понятно, почему он совершенно не опасался нас, – дошло до него, – этот парень – маг».

    И сейчас капитан был вовсе не уверен, что фортуна сегодня была на его стороне.


    А этот непонятный хуман, подёргав канаты кошек, притянувшие его корабль к борту пиратского судна, и удостоверившись, что тот сидит очень плотно и его не унесёт в море первой же набежавшей волной, кивнул себе и быстро забрался на борт корабля.

    – Ну и как тебя, интересно, занесло в эту столь колоритную компанию? – спросил у себя он, оглядываясь и направляясь к трюму. Ведь там же, судя по всему, находились и тюремные помещения.


    На приближающемся к моему судёнышку пиратском корабле было двадцать пять существ. И аура одного из них мне показалась больно уж знакомой.

    Откуда она там взялась, мне было не понятно. Ведь и корабль этот плыл совершенно с противоположной стороны. Но заинтересовавшая меня знакомая аура там была. Значит, у меня появился ещё один повод наведаться на этот кораблик.

    Тем более и выхода-то мне особого не оставили.

    Я только успел присесть, как у меня над головой пролетел огненный шар, выпущенный с корабля.

    М-да. Теперь если я и захочу куда-то уплыть с этого острова, то делать это придётся исключительно вёсельным способом и на мускульной тяге. Мачту и парус мне срезали под корень.

    Благо, если я всё правильно рассчитал и мои подозрения подтвердятся, этот остров станет моей конечной остановкой.

    Но загадывать на будущее не приходится. Посмотрим, как и что получится.

    С корабля донеслось радостное улюлюканье. Они рассмотрели, что я не один, что со мной находится лежащая без сознания Элая.

    На меня наставили огнемёты.

    Смотри-ка, на борт высыпала вся команда, за исключением последней знакомой мне ауры. Но это и неудивительно. Пленники, скорее всего, значительно ограничены в перемещении по кораблю.

    Сброшенные кошки крепко стягивают наши суда в единую связку.

    Ну что ж. Вы даже не представляете, как я рад нашей с вами встрече.

    Плетение паралича я уже давно внедрил во все ауры пиратов, находящихся на корабле, сейчас стоящем передо мной. Теперь активация. И тела пиратов медленно оседают.

    Пора наверх.

    Проверяю, крепко ли удерживают кошки наши корабли вместе, а то мне придётся на время оставить тут Элаю. Не хотелось бы потом гоняться за своим собственным кораблём по всему морю-океану.

    Я забрался по одной из сброшенных кошек на палубу пиратского судна.

    Так. И что мы видим? Да ничего особого.

    Я, конечно, никогда с подобными личностями не встречался и дел с ними не имел, но выглядели они ничем не хуже и не лучше тех самых бандитов, что собирались напасть на поселение эльфов несколькими днями ранее.

    – Ну и как тебя, интересно, занесло в эту столь колоритную компанию? – спросил я у себя, направляясь к трюму. Ауру я вижу именно там.


    Маша сидела в углу грязной вонючей камеры и испуганно ждала того момента, когда за ней придут. А ей это уже не раз обещали.

    Она не боялась того, что с ней сделают. Все прекрасно знали, что значит быть эльфийкой в плену у людей.

    Был только один человек, которому она смогла бы безоговорочно доверить свою жизнь. И даже больше, она хотела это сделать. Но его не стало.

    – Он погиб, – сказал ей отец.

    Она и сама понимала это.

    Ночью в башне «Форт герийца» было сильнейшее магическое сражение. Его отголоски долетали как до их поселения, так и до поселения людей. Но они не успели прийти на помощь этому немного необычному и странному парню, который так внезапно появился в их жизни.

    – Все мы когда-нибудь умрём, – произнёс Торк, утром разглядывая то место, где раньше стояла башня молодого мага.

    Когда они прибыли на место, то поняли, что выжить при таких разрушениях не смог бы никто. Всё здесь было похоронено под грудой обломков или покоилось на морском дне.

    Девушка не находила себе места.

    Её не трогали. Она понимала, что этот странный гериец даже не замечал её, но никак не могла выкинуть его из своей головы.

    И сейчас он исчез. Испарился. Точно так же, как когда-то внезапно появился там, в лесу, спасая их.

    Но сейчас её спасти было некому.

    Она вышла в общий зал сказать родителям, что хотела бы приготовить для них обед. Ей нужно было чем-то занять себя, чтобы не думать о нём. Поэтому она подошла к столу.

    – Папа, что ты будешь на обед? – спросила она.

    И это было последнее, что услышал отец от неё. Так как именно в этот момент прямо под её ногами открылся портал.

    Она с ужасом вспоминала тот момент, когда провалилась во внезапно образовавшийся у них в доме портал. Она видела испуганные глаза отца, бросившегося следом за ней. Но он не успел. Это была нестабильная аномалия, и она закрылась до того, как тот успел сделать хотя бы пару шагов. А она сама оказалась на каком-то непонятном побережье.

    Этот мир был похож на их собственный. Она слышала, что очень многие миры похожи. И сейчас смогла убедиться в этом сама.

    Она недолго брела по лесу и вышла к морю. Тут было проще понять, куда ей двигаться. В лесу она не могла определиться с направлением. Ей всё время казалось, что дом где-то недалеко. Но девушка понимала, что это разыгралось лишь её воображение.

    Она решила немного посидеть и обдумать положение, в котором оказалась. И не заметила, как задремала, прислонившись спиной к дереву, так похожему на их большие дубы.

    Проснулась же она в окружении глумящихся над ней пиратов.

    Они, не особо церемонясь, хотели изнасиловать её там же, на берегу. Уже завалили её, удерживая за руки и за ноги, и начали срывать с неё одежду.

    Но их остановил злой голос капитана этой банды. Он сказал, что эльфийка, если её не подпортить, будет стоить дороже. Так она и оказалась в плену.

    И сейчас её держали в камере.

    Когда её только схватили, она пыталась покончить с собой, чтобы не достаться этим отбросам общества. Но ей это не удалось.

    До того как она смогла убить себя, её схватили и надели антимагический ошейник, сдерживающий её способности. Да ещё и сильно избили. Этим занимался капитан. Он с особой изощрённостью пинал её. Но бил так, чтобы не убить. Она была нужна ему живой.

    – А на берегу тебя подлатают, куколка, – приговаривал он, ударяя её в очередной раз. – Но зато теперь ты будешь понимать, от кого зависит твоя не такая уж и короткая жизнь. – И он ещё раз, особенно сильно, ударил её по лицу.

    От этого последнего удара девушка потеряла сознание.

    А очнулась уже на корабле.

    И вот прошло несколько часов. Капитан заходил несколько раз к ней, избивал. Но её почему-то не насиловали, хотя её тюремщики не раз ей это обещали.

    И вот сейчас кто-то снова шёл сюда.

    Девушка сжалась.

    Она не боялась, что в этот раз будет что-то другое. Нет. Она боялась другого. Той неизвестности, в которой сейчас пребывала её семья.

    А боль и унижение она перетерпит. И найдёт возможность умереть. Не сейчас, так в будущем. Она всё равно никому не будет принадлежать. Её душа принадлежит другому. И им её не сломать.

    Девушка закрыла глаза, пытаясь уйти в себя.

    Вот скрипит лестница. Кто-то, не особо опасаясь нападения, спускается в трюм.

    – Это же их корабль, кого им тут бояться? – тихо прошептала эльфийка и отодвинулась ещё дальше в угол камеры.

    Но вот кто-то остановился напротив её камеры.

    – Маша, – тихо позвал её знакомый голос.

    Девушка, не веря себе и своему сознанию, это разыгралось её воображение, открыла глаза.

    – Степан, – медленно, изумлённо прошептала она разбитыми губами, – Степан. – И расплакалась.

    Удар. И дверь в её камеру отлетает в сторону.

    Человек, тот, кого они все похоронили, подходит к ней, поднимает на руки и несёт к выходу. Девушка невольно щурится от вечернего солнца и удивлённо рассматривает то, что творится на палубе. Вся она завалена телами. Но человек не обращает на это внимания. Он проходит мимо них к борту корабля. Прыжок – и они оказались на небольшом судёнышке, притянутом к кораблю пиратов верёвками.

    – Побудь здесь, – погладив Машу по голове, тихо произносит гериец, – а ещё лучше, отдохни немного. А то у меня тут дела кое-какие остались. – И он очень осторожно прикасается к её лбу, убирая прилипшую из-за крови и грязи прядь. – Поспи, девочка, – тихо добавляет он и аккуратно укладывает её рядом с ещё одним телом.

    «Элая», – изумлённо смотрит девушка на другую эльфийку.

    Видимо, битва всё-таки не прошла без жертв. Ведь вторая девушка находится без сознания, и только её ровное, мерное дыхание говорит о том, что она жива.

    А потом Маша отключается. Но сейчас она была спокойна. Девушка знала, что больше её никто не сможет обидеть. Ведь рядом был он.


    Встреча с эльфийкой меня удивила.

    Она была так сильно избита, что я наложил на неё несколько лечебных плетений и усыпил. Пусть отдохнёт. А у меня появился ещё один повод поговорить с пиратами. Так сказать, по-свойски. И коль мне от них никакой особой информации не нужно, то разговор выйдет сугубо односторонний. Говорить буду в основном я. И своими методами.

    На своё маленькое судёнышко я наложил дополнительное плетение купола тишины. Незачем девушек, буде кто-то из них очнётся, будить столь нелицеприятным способом.

    Спускаюсь в капитанскую каюту. Ничего интересного обнаружить мне в ней не удаётся. Даже элементарных лоцманских карт нет.

    Огляделся. Ну, разве что меня заинтересовали сложенные в отдельный большой сундук артефакты из Леса. Интересно, а куда пираты их везли? Ведь не просто же так они их хранят.

    Одежда на них такая же, как и на остальных жителях. Они её или захватывают, или обменивают, как и все остальные. Но тогда должен быть посёлок, в который у этих романтиков морских просторов есть свободный доступ и где присутствует артефакт, перемещающий их трофеи за границу купола.

    Хм. Интересно. Наверное, это обычный телепорт, и изучить его не мешало бы.

    Значит, если он находится где-то недалеко, ведь куда-то же это судно следовало, можно и мне туда наведаться. Только разберусь сначала с теми проблемами, которые у меня есть. А для этого первым делом мне нужны Таная и её мачеха. Хочу переговорить с богинями.

    Так, этот стол очень удобный. Я осматриваю массивный деревянный стол посередине каюты капитана. Мне его отсюда не вынести. Значит, придётся жертвы приносить здесь.

    Достаю один из ножей.

    Чем мне нравится адамантит: его можно использовать как инструмент для создания артефактов из-за его абсолютной нейтральности по отношению ко всем остальным энергиям. Правда, пользоваться им могут только тёмные, но это свойство самого металла. Так что в моём случае лучшего набора «юного артефактора», изготовленного именно из этого металла, не существует. По крайней мере, я такого не знаю.

    Хорошо бы ещё мне его кто-нибудь сделал бы. Я даже в одной из книг видел чертежи всех необходимых для этого инструментов, но ещё кое-что и от себя добавил бы. А так буду пользоваться тем, что есть.

    Жаль, конечно, что поблизости нет источника тёмной магии и магии смерти. Придётся на создание артефакта частично заимствовать энергию из самих жертв. То есть первые две уйдут просто на приведение моего нового жертвенника в норму. Остальные же пираты предназначены мной для жертвоприношений и вызова богинь. Хорошо, что я знаю оба имени. И смогу вызвать обеих.

    Ну что ж. Приступим.

    И я начал вырезать нужные руны на рабочем столе капитана.

    Кроме того, я даже сделал защитную пентаграмму по периметру. Это на тот случай, если на мой вызов ответит кто-нибудь посторонний или с девушками придёт кто-то лишний. Например, отец Танаи.

    С этим я провозился почти час. Но зато сделал всё, как нужно. Пора приступать к переговорам.

    Поднимаюсь на палубу.

    В телах жертв обновляю плетение. Проверяю крепления кошек и дополнительно привязываю свой корабль к большому. Так будет надёжнее.

    Теперь можно работать.

    Выбираю первую жертву. Судя по тому, что лежит у большого огнемёта, это канонир. А кого выбрать в качестве источника информации?

    Вот. Пожилой мужчина с хищным, злобным и властным лицом. И от него пахнет кровью Маши. Зря он поднял на неё руку. Я хоть и не мстительный, но уж постараюсь, чтобы ему было очень-очень больно. Но это «счастье» он почувствует последним.

    Всё, я снова в каюте капитана. А этот, скорее всего, её хозяин. Усаживаю его на стул, так, чтобы ему было прекрасно видно и слышно, что здесь будет происходить. И укладываю на жертвенник первую жертву.

    – Смотри и запоминай, – обращаюсь я к капитану.

    А потом отключаюсь, вновь превращаясь в зверя.


    Таная сидела в зале и что-то рассматривала в окошке.

    Вдруг сильнейшая волна энергии начала втекать в её ментальное поле.

    Девушка удивлённо посмотрела на свой не очень обычный канал, который почему-то всё ещё связывал её с её же жрецом. Конечно, если им был он. И особенность этого канала была в том, что он был односторонним.

    Таная не чувствовала местонахождения своего жреца. Даже сейчас, когда ей стала поступать энергия от него, она не могла понять, где он находится. Складывалось вообще странное впечатление, что этот человек, маг, которого она встретила в том мире, не её жрец, а это она одна из его жриц или младших богинь.

    И сейчас будто это не он передаёт ей энергию, как своей богине, а делится ею с Танаей, как со своим последователем. Что вообще выбивалось за всякие рамки. Но по всем признакам было именно так.

    «Кто же ты?» – задумалась девушка.

    В это время в зал влетела Урака.

    – У тебя то же самое? – спросила она.

    Таная взглянула на богиню магическим взглядом. Та, так же, как и она, получала энергию. Но такого в принципе быть не могло. Как кто-то может делиться энергией с кем-то иным, чем не связанное с ним божество?

    Девушка поражёнными глазами смотрела на Ураку.

    – Ты можешь определить, где он? – спросила та.

    Таная замялась. Она не рассказывала об этом своей мачехе, которая больше была её старшей подругой или сестрой, но вздохнула и призналась:

    – Наш канал односторонний.

    – Как?! – удивилась вторая богиня. – Я думала, что не чувствую, где находится этот твой Степан, просто потому, что он твой жрец, но если и ты не можешь определить его местонахождение… – И замолчала. С таким им ещё не приходилось сталкиваться.

    Но тут произошло ещё более странное.

    – Зов, – вдруг произнесла богиня-кошка, – он призывает меня. – И она вопросительно посмотрела на Танаю.

    – Да, и меня тоже, – подтвердила та.

    – Но это же под силу только старшим богам. Как он может призвать нас? Будто мы его младшие.

    Но сила зова у обеих девушек была очень сильна. Словно их и правда призывал их покровитель. Притом покровитель обеих.

    – Идём? – тихо спросила Таная у своей старшей подруги.

    – Да, – согласно кивнула та, – я хочу выяснить, что же на самом деле происходит.

    Но главное девушка не произнесла. Она старалась для себя понять, кто же такой этот странный бог, так внезапно появившийся в их жизни.

    – Идём. – Она взяла Танаю за руку, открыла портал и уверенно шагнула в него.

    * * *

    – Что это? – спросила Таная, покрепче схватившись за руку своей мачехи, когда почувствовала заперевшую их в пентаграмме печать.

    – По-моему, это ловушка, – осторожно ответила вторая богиня, оглядываясь.

    Находились они в какой-то небольшой комнате. И эта комната слегка покачивалась.

    «Корабль?» – удивлённо подумала Урака.

    – О, вы уже здесь, – раздался знакомый голос от двери из-за их спин. – Простите, учёл свои предыдущие ошибки. Это лишь мера предосторожности.

    Таная и Урака обернулись и увидели, как человек, подойдя к одному из предметов, немного сдвинул какую-то небольшую деревяшку с нанесённой на неё руной. И мгновенно пентаграмма распалась.

    – Выходите, – сказал жрец Танаи, обращаясь к богиням, и обвёл рукой вокруг себя: – Простите за столь необычный приём. Но обстоятельства, понимаете ли, требуют предосторожности.

    Когда обе девушки покинули защитную пентаграмму, маг поставил руну на место. И она опять активировалась.

    – Пойдёмте, – сказал Степан, – поговорим на палубе. – И, указав на пятна крови вокруг, а также валяющиеся тела, пояснил: – Там почище, да и воздух посвежее.

    Обе богини, переглянувшись, последовали за ним.

    Как и предполагала Урака, они находились в открытом море. Недалеко виднелся какой-то остров. На палубе никого не было. Настоящий корабль-призрак, о котором у людей ходили различные легенды. И теперь богиня представляла, как они могли зарождаться. Эти неизвестные наткнулись на их знакомого.

    Девушка огляделась.

    Вооружённое судно. Никаких знаков принадлежности какому-либо поселению или государству. С борта сброшены верёвки.

    Она подошла к краю и посмотрела вниз.

    К корме корабля было притянуто небольшое судёнышко. Видимо, его сначала взяли на абордаж, судя по зацепленным к нему кошкам, а потом кто-то для надёжности его ещё и привязал к кораблю. И судя по тому, что на дне небольшого судна лежала знакомая им демоница, Урака догадывалась, кто плыл на этом маленьком кораблике. Вторую девушку богиня видела впервые.

    – Пираты, – констатировала она увиденное и посмотрела на молодого мага.

    – Да, – подтвердил тот её догадку и указал на несколько стульев, стоящих посреди палубы. – У меня к вам несколько вопросов, а в ногах, как говорится, правды нет. Присядем?

    Но сам остался стоять, оперевшись спиной о борт корабля.

    Богиня-кошка кивнула. Она сразу поняла, что подобный призыв просто так не организуют. И спросила:

    – Что ты хотел узнать?

    Маг, жрец, младший бог, в общем, этот непонятный и странный человек внимательно посмотрел сначала на одну богиню, потом на другую. И неожиданно спросил, обращаясь к Танае:

    – А как твой отец отреагировал на моё появление?

    Девушка немного удивлённо пожала плечами:

    – Да мне показалось, что ему до этого особого дела нет. А что?

    Степан задумчиво посмотрел куда-то вдаль.

    – Да есть у меня подозрение, что всё-таки ему это было не так безразлично, как он старался показать.

    Ураке эта фраза показалась несколько странной. И слишком серьёзен был маг, когда произносил её.

    – Ну, естественно, – уже увереннее сказала молодая богиня, – он же мой отец, он любит меня и поэтому беспокоится обо мне.

    – Понятно, – кивнул Степан, думая о чём-то своём. – Он тебя очень любит… – протянул он и заглянул в глаза Танае. И тихо спросил: – Ты всегда чувствуешь, где я нахожусь? Как и когда это происходит? И в какие моменты?

    – Почему ты это спрашиваешь? – насторожилась девушка.

    И богиня-кошка прекрасно поняла почему. Ведь буквально несколько минут назад они и сами говорили об этом.

    Эту необычную реакцию заметил и маг.

    – Просто Урака, – человек кивнул на богиню, – говорила, что любое божество может переместиться в то место, где находятся его последователи, алтари, храмы или жрецы.

    – Да, это так, – произнесла Таная, – только… – Тут она спохватилась.

    Однако её оговорку Степан прекрасно уловил.

    – Только что? – спросил он.

    Девушка затравленно оглянулась на Ураку.

    – Только она тебя не чувствует, даже когда ты передаёшь ей энергию, – ответила за неё старшая богиня, – у вас установился односторонний канал. – И, немного помолчав, добавила: – Если бы не твой призыв, мы не смогли бы разыскать тебя.

    Человек задумался.

    – Только вы? Или и остальные боги тоже? – уточнил он.

    Урака удивлённо взглянула на стоящего перед ней мужчину.

    – Так другие боги и не могут определить, где находятся последователи другого бога. Иначе они уже давно вырезали бы всех их.

    – Точно, – согласился с ней Степан, – как-то сам я об этом не подумал. Односторонний канал. – Он посмотрел на Танаю. – А не могло это стать следствием того, что ты не провела полную инициацию?

    – Не знаю, – удивлённо ответила та, – я её вообще никогда не проводила, так что не знаю, как это должно выглядеть на самом деле.

    – Ладно, я понял, что ничего не понял. – И Степан посмотрел на Ураку: – А ты что-то можешь сказать по этому поводу.

    – Инициация божества очень редкое явление, поэтому тут мало кто сможет тебе помочь.

    – Ну… – парень помедлил, – это всё равно как раз именно то, что мне и было нужно. – Он поглядел на обеих богинь. – Спасибо, вы мне очень помогли.

    – И это всё?.. – немного недовольно протянула Таная. – Стоило меня отвлекать от очень важного занятия.

    – И что ты делала? – искренне поинтересовался её мнимый и немного неправильный жрец.

    – В окошко смотрела, – буркнула та.

    – Действительно важное занятие, – сдерживая улыбку, произнёс чел. Но потом посерьёзнел. – Однако вы действительно мне очень помогли, – сказал он, вновь оглядывая обеих богинь.

    – Да ладно, – махнула рукой Таная, – ты отдал нам столько энергии, что оказать тебе такую услугу в ответ – это сущая мелочь. – И ещё раз посмотрела вокруг. – Нам, наверное, пора, – сказала она, обращаясь к своей мачехе, или больше старшей сестре и подруге, они и сами не понимали, что за отношения их связывают. Ведь и женой её отца Урака была лишь формально.

    Они жили с ним в одном доме, но не больше. Даже не спали вместе. Правда, и сама богиня к этому особо не рвалась. Так что кем они были друг другу, девушки и сами пока не могли определить.

    И вот сейчас казалось, что молодая богиня совершенно забыла те свои мысли, которыми поделилась со старшей подругой дома. Однако Урака прекрасно помнила о них, а ещё она хорошо запомнила ту странную и не слишком уместную фразу, что произнёс этот человек. И потому спросила у него:

    – Почему ты сказал, что отец Танаи очень её любит?

    Девушка и сама не знала, почему именно эти слова человека так зацепили её сознание. Но именно на этот вопрос она хотела узнать ответ.

    Степан посмотрел на неё и, пожав плечами, спокойно ответил.

    – Наверное, потому, что он хочет убить меня. – И, отвернувшись, он посмотрел на горизонт.

    – Но почему ты так решил? – поразилась Таная, огромными глазами смотря в спину стоящего перед ними парня.

    А вот Ураку слова мага не удивили. Она знала отца девочки лучше её. И потому очень хорошо представляла, на что тот был способен, когда это было ему выгодно или нужно. Ведь именно так она стала его женой. Он пошёл на это ради политического союза с их кланом.

    И как подтверждение её мыслей прозвучали слова молодого бога, о котором они так и не смогли узнать ничего нового.

    – Из-за того, что он уже пытался это сделать. – Мужчина повернулся к ним лицом. – Но у него, как видите, ничего не вышло.

    Богини невольно отшатнулись от того зверя, что они увидели во взгляде этого человека.

    – Я не хочу ссориться с ним, но если потребуется, я вырежу весь его пантеон. Постарайся донести это до своего отца, – обратился он к Танае. И зверь в человечьем обличье сделал пару шагов вперёд. – И пусть он не пытается прикрыться вами. Будет только хуже. Для него.

    – Да… – медленно произнесла девушка, пятясь.

    Урака же поняла другое. Тот, кто стоял перед ними, мог быть кем угодно, даже богом. Но человеком он точно не был. И уже очень давно. Если вообще когда-то им был.

    – Ну, вот и хорошо, – улыбнулся маг.

    И ничего в нём уже не напоминало ту безудержную силу и мощь, что девушки почувствовали несколько мгновений назад.

    Но что странно. Аура этого существа, которое только притворяется обычным человеком, совершенно не изменилась. Она так и оставалась почти пустой. Как у того, кто даже не наделён хоть какими-то магическими способностями.

    «Он совершенно другой, – подумала Урака, – не такой, как мы все. – Но именно это и тянуло её к этому непонятному человеку. – Если он позовёт, я приду к нему не задумываясь», – решила девушка, уходя в портал.


    В этот раз окончание разговора с богинями у нас вышло не особо хорошим. Что-то я перестарался с запугиванием. Но до отца девушки стоило донести ту простую мысль, что рано или поздно я ударю в ответ. Правда, я пока не знал, как мне это сделать.

    Но бог-то об этом не догадывается. А значит, и исходить он будет из ожидания мнимой опасности. И, как следствие, это даст мне некоторое время.

    В то, что бог может отступить от своих замыслов, я не верил. Иначе бы, судя по той грызне, что у них там идёт, его уже давно раздавили бы. Так что к нападениям нужно быть готовым.

    Тем более главное я от богинь узнал: Таная меня не чувствует. И никто другой найти меня не сможет. Так что свои функции жреца я могу выполнять, не опасаясь, что ко мне прибудет команда по ликвидации.

    Вот только нужна ли она?

    На этот вопрос девушки не ответили, но я уверен, правды они не сказали бы. Хотя укреплять силу своего врага своей же помощью – это глупость с моей стороны. Так что на некоторое время обойдусь без этого. Вернее, Таная обойдётся. Ведь это ей нужна моя сила.

    По крайней мере, пока я не разберусь с теми проблемами, в которые влез.

    Вот я пока и решил воздержаться от своих обязанностей жреца.

    Конечно, это боги, и скрыться от них не так легко, как кажется. Но и мгновенно вычислить моё местоположение они не смогут. А это теперь для меня главное.

    Я посмотрел на остров в паре километров от кораблей.

    Вот дошла очередь и до тебя.


    Я перебрался на маленький ялик, который был на корабле пиратов. Для диверсии он подходил гораздо лучше моего небольшого судёнышка. Им и управлять легче, и парус у него был.

    Перенеся на него девушек, я собрал на пиратском корабле всё оружие, больше тут ничего ценного не было. Жаль, ко мне в сумку не влезли стационарные корабельные огнемёты. А то я и их прихватил бы с собой.

    После этого я нанёс на пиратский корабль и на своё судно несколько рун. И, отплыв на сотню метров, активировал плетение.

    Мгновенно оба корабля вспыхнули, как огромные костры.

    Несколько минут – и на поверхности моря ничего уже не было.

    Магия – хорошая вещь, она позволяет делать многое, даже нарушая законы природы. По крайней мере, те, которые были известны мне в моём мире.

    До острова я доплыл примерно за час.

    Большая каменная глыба посреди моря. Никакой растительности. Но зато есть то, что так необходимо мне. Во-первых, несколько источников различной магической энергии. И во-вторых, пять естественных порталов, ведущих в различные миры.

    Вот их я и хотел проверить. Я надеялся, что хотя бы один из них подойдёт для перехода.

    Но сначала у меня было ещё одно дело.

    Вернее, два. Но вторым я займусь, когда очнётся Маша.

    А пока плыву дальше. Тот остров, что назвал мне капитан пиратов, располагался примерно в трёх километрах отсюда.

    * * *

    Да… добирался я до новой цели очень долго. Вроде и далеко в море, а такая страшная штука, как отлив, да ещё при наличии двух лун, даёт о себе знать.

    Но я всё-таки доплыл. Ведь, кроме всего прочего, у меня есть ещё и магия.

    Парус стал улавливать ветер гораздо лучше, корабль слушался руля, даже если я просто думал о том направлении, куда мне нужно плыть. Плюс малое исцеление, которое восстанавливает организм не хуже, чем несколькочасовой отдых.

    Пират очень подробно описал мне весь остров и все его тайные бухточки. Особенно ту, где прятали корабль именно они. Недалеко от поселения, и, предположительно, о ней никто не знает.

    Причалил.

    И правда тут было пусто.

    Теперь второй и самый важный для меня вопрос. Безопасность девушек.

    Организовал сигнальный периметр. Периметр безопасности. Наставил ловушек, да так много, что сам чуть не угодил в одну из них. Зато только после этого успокоился. Если уж я сам не могу спокойно подобраться к девушкам, то и для других это будет не менее проблематично. На демоницу и эльфийку дополнительно наложил плетение сна. Мне не нужно, чтобы они встали и начали бродить по берегу. Ещё попадут в расставленные мной ловушки. Пусть лучше отсыпаются.

    Хотя это в основном касается Маши. Элая всё ещё никак не реагировала на мои попытки привести её в чувство.

    И я двинулся вглубь острова. Туда, где находилось поселение. Мне нужен был местный телепорт.


    – Наместник, – обратился толстый счетовод к моложавому человеку, – что-то в этом месяце нам мало поставили товара. Может, они нашли ещё кого? – Бухгалтер указал на пришвартованные к небольшому причалу корабли.

    – Нет, Свон, – покачал головой тот, кого называли наместником, – кому они тут нужны? В любом селении их вырежут, даже если они навалятся всей толпой. Без нас… – тут он подумал, – вернее, без меня и моего портала они не протянут.

    И наместник был прав. Магов среди пиратов не было. Единственным магом на этом острове, умеющим работать с портальным артефактом, был он. И этими тайнами он не собирался делиться ни с кем.

    – Я слышал от рабов, что твари и кадавры активизировались, поэтому поисковиков в Лес стало ходить гораздо меньше. Так что и артефактов, соответственно, перевозить стали меньше. – Он пожал плечами. – Так что ответ прост. – И, посмотрев на запертую дверь, добавил: – Нет, сегодня не буду заниматься пересылкой. Завтра.

    – Как вам будет угодно, наместник, – подобострастно произнёс толстый счетовод.

    – Угу, – высокомерно кивнул тот, – как мне будет угодно.

    И только он это произнёс, как в районе порта прогремел сильнейший взрыв. Потом второй, третий. И так пять раз подряд.

    «Пять взрывов – пять кораблей», – быстро соотнёс маг и скомандовал:

    – На пристань!

    И ринулся к двери.

    Но выскочить не успел. Двери распахнулись от сильнейшего пинка. И ударили подбежавшего к ним человека, отбросив его к противоположной стене комнаты.

    А внутрь зашёл молодой мужчина.

    – Наместник? – спросил он у счетовода, кивнув в сторону бесчувственного тела.

    – Д-д-д-а, – заикаясь, ответил тот.

    – Хорошо, – кивнул чел, запер двери и, проходя мимо жирного бухгалтера, одним ударом срубил ему голову. – Портал, видимо, там, – посмотрел он на противоположную дверь. И, не церемонясь, схватил наместника за волосы и потянул его в соседнее помещение. – Большой… – протянул он. – Ну ладно, надо посмотреть хотя бы, как он работает.

    Он быстро привёл мага в чувство.

    – Активируй портал, – приказал он, абсолютно не сомневаясь, что маг его послушается.

    Тот мелко затрясся и прочитал какое-то заклинание.

    – Так я и думал, – довольно сказал маг. – Отключай.

    Ещё одно плетение.

    – Угу, – кивнул непонятный человек сам себе и, не глядя, ткнул ножом в глаз сидящего на полу наместника. – Так-то лучше, – пробормотал он.

    И подошёл к портальному камню. Присел рядом с ним и стал царапать на его поверхности какие-то руны.

    Через десять минут незнакомец покинул поселение.

    А уже в Лесу его нагнал сильный, гулкий звук взрыва.

    – Вот и нет у вас портала, – усмехнувшись, произнёс он.


    Мы вновь на том острове, что я выбрал.

    Маша уже пришла в себя и сейчас удивлённо наблюдает за мной.

    Пока они находились без сознания, я начал проверять местные порталы.

    Три из пяти были безопасны. Один вёл в нижние миры, другой – в срединные, а третий – в верхние.

    Но последний вариант я отмёл сразу из-за того, что не знал, как там будет себя чувствовать Элая.

    Как ни странно, локатор показал, что в нижних мирах степень угрозы гораздо меньше, чем в срединном мире, куда вёл местный портал.

    Так методом отсечения я и выбрал нашу будущую цель.

    Но оставался последний нерешённый вопрос. Это – эльфийка, которая всё ещё не могла поверить, что это я. Пришло время поговорить.

    – Маша, – сказал я, – мну нужно исчезнуть из этого мира. Слишком опасные люди меня преследуют. Но тебе необязательно идти со мной. У меня есть предложение. Я сообщу твоему отцу, где ты находишься, и мы подождём здесь, пока прибудут за тобой.

    Девушка молчала. А потом подняла на меня свои заплаканные глаза.

    – Я не хочу, – тихо, но твёрдо произнесла она.

    – Чего? – не понял я.

    – Оставаться здесь, если ты уйдёшь.

    – Да ты не поняла, – принялся объяснять я, – я подожду их появления вместе с тобой.

    – Нет, – девушка взглянула мне в глаза, – это ты меня не понял. Я не хочу оставаться в этом мире, если в нём не будет тебя. Можно мне пойти с тобой?

    Ну и что мне ей ответить? Ведь и идиоту понятно, что влюблённую девушку не переубедить.

    Остался последний аргумент. Возможно, он подействует.

    – Ты не знала, но Элая – моя жена.

    – И что? – удивилась девушка.

    Я с непониманием посмотрел на неё.

    – Она моя жена, – повторил я.

    – Мы – эльфы, и у нас нет постоянных пар и семей, – объяснила девушка. – Мы живём с теми, кто нам нравится, даже если он или она уже не один или одна. Я говорила на эту тему с Элаей, когда она жила в нашем доме. Она придерживается тех же взглядов. Только я не поняла, вроде в их семье немного по-другому. Но тут всё зависит от того, как сложатся обстоятельства. – И девушка с каким-то вызовом посмотрела на меня.

    Это чего, мне опять принимать решение? Хотя я его и так принял, когда отбил её у пиратов.

    Моё. Зверь в душе довольно шевельнулся. Ему всегда мало, и делиться своим он не любил.

    – Надо хотя бы предупредить твоих родителей, – предложил я девушке.

    – Если есть такая возможность, то конечно, – ответила она.

    – Есть, – сказал я.

    Всё-таки не зря я натырил столько литературы у разных людей. Тем более я разобрался с помощью своего анализатора, как считывать информацию с инфокристаллов, не повреждая её. Так что способ, как это сделать, у меня был.

    – Неус – твой родной отец? – спросил я у девушки.

    Она удивлённо взглянула на меня.

    – Да, – несколько насторожённо ответила она.

    – Тогда мне нужна твоя кровь.

    Я вытащил из своей сумки костяную миску, сделанную из черепа демона.

    А что, я не эстет, а это очень сильное приспособление для любого мага-ритуалиста.

    Более сильные только способны дать боги.

    Но я как-то не подумал об этом тогда, в храме.


    Неус сидел в своём доме и пустым взглядом смотрел на то место, где полтора дня назад внезапно открылся портал, в который провалилась его Маша. Его девочка.

    И он не смог ей помочь.

    Их прорицательница и ведунья не смогла ничего нагадать. Будто девочку уже вычеркнуло из книги жизни этого мира.

    Никто не мог вывести его из этого состояния.

    Жена тоже не выходила из своей комнаты. Из красивой статной эльфийки она мгновенно превратилась в призрака.

    Нет ничего хуже, чем не знать о судьбе своего ребёнка. Даже её смерть была бы лучшим выходом. Ведь в мире есть вещи гораздо худшие, чем смерть. А к осознанию безвозвратной потери со временем можно свыкнуться, думать, что их девочка попала в лучший мир.

    Но вот так… Безвестность и тоска.

    – Папа, – раздалось у него в голове, – папочка, ты слышишь меня?

    Неус помотал головой. У него уже были галлюцинации и видения, будто Маша попала в рабство и её держат в каком-то помещении всю избитую и в крови. А сейчас он слышит такой родной её голос.

    – Ну, папа, очнись же, – снова возникло настойчивое сердитое ворчание в его голове, – я не смогу общаться с тобой вечно.

    И именно эта несвойственная апатии эмоция заставила выйти эльфа из ступора.

    – Маша? – тихо произнёс он, непонятно у кого спрашивая.

    – Ну наконец-то, – выдохнула она, – я уж думала, не дозовусь. Это я. – И сразу сообщила: – У меня всё хорошо, не переживайте. Домой я пока попасть не могу. Но Степан сказал, что, возможно, со временем сможет что-то придумать. Да, и ещё, – и Неус почувствовал такую волшебную и оживившую его волну счастья и радости, что теперь окончательно пришёл в себя и перестал сомневаться в реальности происходящего, – тут Степан. Он выжил.

    И девушка кратко пересказала, что с ней произошло. И как она провалилась в портал, и как видела его, пытающегося спасти её, и как попала к пиратам. О своём пребывании у них девочка промолчала, но в конце сообщила, что именно гериец опять спас её. А потом сказала, что уходит вместе с ним. Уходит в другой мир.

    – Удачи вам, – пожелал Неус.

    Вот так странно и необычно исполнилось его желание.

    И в этот вечер вернулся тот деятельный и жёсткий правитель посёлка эльфов, каким был Неус в последнее время.

    Теперь он знал, что его девочка в надёжных руках. Как раз тех, кому он и хотел её передать.


    Я беру Элаю и Машу на руки, чтобы не потерять их при переходе. Чёрт знает, как работают эти порталы. О них мне сведений ещё не попадалось. Правда, и изучил я не больше сотой доли всей той информации, что у меня была. А поэтому лучше так. Тем более и девушки не возражали. Одна просто не могла. А вторая и не хотела.

    Ну что ж, идём.

    Шаг.

    И я прохожу сквозь портал.

    И еле успеваю отскочить в сторону.

    – Ну ты, идиот, ты чего, не знаешь, что порталы нужно открывать только в районе портальной площади? – кричит мне возница какого-то экипажа.

    – Вообще-то не знаю, – бормочу я себе под нос и оглядываюсь.

    И куда это я, интересно, попал?

    Глава 11. Планета Текос. Город Колос. Район торговой площади и найма

    Пока неизвестно где

    Сразу после перемещения. А потом в течение дня и по всему городу

    – Эй, чел, отвали с дороги, чего встал? – Это опять обращались ко мне, но уже проходящий мимо демон. Ну а кто это ещё может быть? Большой, рогатый, тело гуманоида, голова быка, только во рту клыки, сам похож на огромного минотавра. Хотя, может, они такими и были.

    Я немного сдвинулся в сторону и наконец поставил на землю эльфийку. А вот Элая осталась у меня на руках.

    Окажись мы в лесу, было бы всё намного проще.

    Оглядываюсь. Мы появились на какой-то оживлённой улице. Не укладывать же девушку на мостовую.

    Да и вообще, куда я попал, было не очень понятно. Похоже на какой-то рынок или торговые ряды. Куда ни посмотри, одни торговые лавки кругом.

    Во все стороны снуют разные демоны, эльфы, хуманы, орки, тролли. Кого тут только не было! Вон и минотавры какие-то.

    Что странно, прохожие, а их тут было очень много, совершенно никак на нас не отреагировали. Ну, появились и появились. Только вот этот демон да тот возница на повозке, что меня чуть не сбил, когда я выскочил из портала, обратили на нас внимание. А так все спешат по своим делам.

    Но тут я заметил возвращающегося минотавра. Никакой угрозы от него не исходило, но он явно шёл ко мне.

    Он остановился возле меня и стал разглядывать девушек.

    Маша от его настойчивого взгляда спряталась за мою спину. Но минотавра это совсем не смутило.

    – Эльфийку продаёшь? – Он ткнул пальцем в стоящую за моей спиной девушку. – Я бы и вторую купил. Но с ней, я так понимаю, проблем будет гораздо больше. Она какая-то у тебя совсем дохленькая.

    – Э… – протянул я, – вообще-то нет, не продаю.

    – А, – даже особо не расстроившись, пожал плечами демон, – но если надумаешь, найди меня. Не обижу. Зовут меня Кетар. Спросишь любого в квартале наёмников. Тебе подскажут, где меня найти.

    – Если надумаю, то найду, – кивнул я ему в ответ.

    – Ну и хорошо, – согласился минотавр.

    И этот, судя по всему наёмник, развернувшись, направился по своим делам.

    – Степан, – раздался испуганный голос Маши из-за моей спины, – ты что, хочешь меня продать?

    Ну до чего же иногда бывают девушки… В общем, не всегда они думают головой, больше доверяют эмоциям или тому, что слышат. А слышат они почему-то сугубо избирательно.

    – Не мели чепухи, – усмехнулся я, – это была просто отговорка. Своё я не отдам никому. – И я повернулся к девушке лицом. – А ты теперь как-никак моя, – и я погладил её вдоль тела, – привыкай к этому.

    Она медленно кивнула.

    – Хорошо, – пробормотал я, оглядываясь, – теперь бы нам было бы вообще замечательно где-нибудь устроиться…

    Именно в этот момент я почувствовал, что кто-то осторожно шарит у меня на поясе.

    Что необычно – никого рядом с собой я не видел. Но чью-то руку ощущал чётко.

    Резко разворачиваюсь и, перехватив Элаю так, чтобы её можно было удержать одной рукой, вторую выбрасываю вперёд. Думал, попаду в живот ну или как минимум в грудь. Но под моей ладонью оказалась чья-то не слишком толстая шея.

    – Ой, – раздался слегка придушенный детский голос из воздуха прямо передо мной.

    И в том месте, где моя рука удерживала этого странного неизвестного, из пустоты соткалась маленькая фигурка.

    И кто это у нас тут такой шустрый?

    Судя по всему, это какой-то мальчонка. Неброская серая потрёпанная дырявая одежда. Сам грязный. Всклокоченные светлые волосы.

    Вот именно это меня и заставило присмотреться к нему внимательнее. Кого-то мне напомнил этот мелкий с глазами загнанного в угол зверька. Кого-то, кого я часто видел в зеркале, в детстве.

    Я снова посмотрел на мальчишку.

    Нет, вполне обычный. Нет внутреннего зверя, как во мне. Просто его глаза уже точно не ребёнка, а кого-то, прошедшего через нехилые испытания. И вот что было необычно: его аура засветилась только сейчас, когда он стал виден, а до этого я её, как, впрочем, и самого этого мелкого воришку, не замечал.

    Я ещё раз пригляделся.

    «Вот в общем-то и решение моего вопроса», – подумал я, удерживая парнишку.

    Эти господа обычно очень хорошо знают любой город и его жителей, а также все места, которые мне нужны.

    Парнишка даже не старался оправдаться, просто молча стоял и ждал своей участи. Хотя что тут скажешь: его поймали на месте преступления с поличным.

    Маша удивлённо смотрела на неожиданно появившегося рядом с нами мальчонку.

    – Ну и что мне с тобой делать? – задал я вообще-то чисто риторический вопрос.

    Но получил ответ, хоть и несколько странный:

    – Я не состою в гильдии, так что меня у вас никто не выкупит и денег за меня никто заплатить не сможет.

    Вообще-то если бы парень хотел как можно дольше потянуть время, то сказал бы, наоборот, что он состоит в гильдии и его рано или поздно выкупят. Но этот, что удивительно, предпочёл выдать мне правду. Хотя кто его знает, что тут у них положено за причисление себя к какой-то чужой гильдии. Может, и голову с плеч снимут за, так сказать, порочащие честь организации действия.

    Это меня и заинтересовало. Мне всё равно нужен проводник в городе. А этот был ничем не хуже и не лучше других.

    Хотя нет, было у него одно существенное преимущество. Он, даже стараясь спасти себя, не пытался солгать.

    – Заработать хочешь? – глядя на него, спросил я.

    Тот сначала не понял, о чём я, но потом поглядел на меня несколько ошарашенными глазами.

    – Да… – медленно протянул он, стараясь кивнуть.

    – Хорошо. – И я показал на себя и девушек: – Нам нужно где-то остановиться. Место должно быть надёжное и достаточно комфортное. Со мной раненый. – Я глазами показал на Элаю. – Это главное. Денег у меня пока при себе нет, но есть различный товар, который заинтересует местных торговцев.

    В том, что артефакты будут интересны местным, я был уверен. Слишком много магии было вокруг. К тому же в тех лавках, которые я видел вокруг себя, продавались различные магические предметы.

    – А поэтому, – продолжил я, – я тебя отпускаю, и ты отведёшь нас сначала в надёжную гостиницу, таверну, постоялый двор или просто к тому, кто сдаёт комнату, но кто согласится подождать немного, пока я продам свои товары в городе. А дальше мы с тобой идём куда-нибудь сюда, и ты меня сведёшь с честным и относительно не жадным торговцем. Ведь я дам тебе пять процентов с прибыли, как нормальному посреднику. Идёт? – И я заглянул мальчишке в глаза.

    Тот медленно кивнул.

    Я отпустил его.

    Он резко дёрнулся в сторону, но, сделав пару шагов, остановился и вернулся назад.

    – Вы правда мне заплатите за помощь? – спросил он.

    – Я обещал, – пожал я плечами, – а я всегда держу своё слово.

    Мальчишка, казалось, прислушивался к моим словам, немного странно повернув голову набок.

    – Вы сказали правду, – удивлённо посмотрел он на меня.

    И это, похоже, удивило его больше всего. Что кто-то ему не солгал.

    Я же оглядел его по новой.

    «А парнишка не так прост», – подумал я.

    Немного потоптавшись, он сказал:

    – Есть один небольшой пансионат, там владелица леди Тенара, я подрабатываю там вечерами. Очень хорошее заведение и не слишком дорогое. Правда, оно находится у городской стены. – И парень вопросительно посмотрел на меня.

    Я лишь пожал плечами. Проблем, что придётся поселиться не в центре, я не видел.

    – Пошли, – сказал я ему, а потом кое-что вспомнил: – Кстати, тебя как звать-то?

    Мальчишка как-то странно взглянул в мою сторону.

    – Геш, – тихо ответил он.

    – Я – Степан, – представился я. – Ну давай, показывай дорогу.

    Мальчишка кивнул и указал нам на небольшой переулок.

    – Так будет быстрее, да и вы будете не так сильно привлекать к себе внимание. – И он посмотрел на мою ношу.

    – Хорошо, тебе виднее, – ответил я.

    И мы последовали за ним.

    Шли относительно недолго, хотя я ожидал, что придётся чуть ли не через весь город добираться.

    – Нам туда, – подойдя к достаточно опрятному двухэтажному каменному особняку с мультяшной красной черепичной крышей, указал Геш, – только мне нужно предупредить леди, что я привёл ей клиентов.

    – Да без проблем, – пожал я плечами, – мы подождём.

    Мы остались стоять у калитки.

    – Да нет, вы проходите во двор, – поправился парень, – просто леди Тенара не любит, когда гости заходят к ней без приглашения.

    Эти слова парнишки как-то меня насторожили. Чего это за дом-гостиница такая, вернее, пансионат, где не очень любят, когда гости входят без спроса. Они же за счёт гостей и должны жить.

    Но додумать я не успел. Из двери дома вышел Геш.

    – Идёмте, леди готова принять вас. – И он приглашающе указал нам на дом.

    «Интересно», – подумал я и прошёл в двери.

    Это действительно какой-то вид домашнего отеля или гостиницы, где сдаются комнаты. Первый этаж – общий зал. Тут стоит небольшая барная стойка, где можно налить себе немного вина, ну или что там в этих бутылках. Дальше, судя по всему, располагается столовая и, похоже, кухня. Отсюда же идёт лестница на второй этаж.

    Но парнишка свернул налево от входа. Там находится ещё одна дверь. Геш подошёл к ней и открыл.

    – Леди, вот те, о ком я вам говорил. – Он отошёл в сторону.

    Я прошёл в рабочий кабинет этой непонятной и странной домовладелицы Тенары.

    Честно говоря, я ожидал увидеть кого угодно: девушку, молодую или пожилую женщину, наконец, бабушку, но никак не невысокую девочку. Да, всего лишь девочку, но с аурой архимага.

    Это меня немного и притормозило.

    – Тенара? – несколько растерянно произнёс я, глядя на девочку.

    Она похожа на кукольную алебастровую эльфийку, но к ним имеет только опосредованное отношение, больше смахивая на снежных эльфов.

    – А вы не очень-то вежливы, – строго посмотрела на меня девочка.

    Хоть она и старалась казаться старше, но я прекрасно видел её ауру и мог оценить её возраст. И выглядела эта девочка, несмотря на свои огромные магические способности, именно на свои десять лет.

    – Ну, – пожал я плечами, – какой уж есть. – И посмотрел на Геша: – Мы точно попали по адресу?

    Игнорирование девочки заставило её немного выйти из того образа, что она на себя натянула, и растерянно посмотреть на меня.

    Правильно психология говорит, какого бы возраста ни была девушка, единственное, что она больше всего не любит, – это когда её не замечают и игнорируют. Так что этот совет во многом верен. Хочешь обратить на себя внимание девушки – не замечай её.

    Теперь, по крайней мере, я видел, с кем общаюсь. И сейчас этот маленький ангел, по какой-то непонятной мне причине вынужденный стать хозяином этого семейного отеля, нравился гораздо больше.

    С неё сразу слетел весь тот напускной апломб, который я увидел при встрече.

    – Но, – несколько испуганно произнесла Тенара, – я действительно сдаю комнаты.

    Я всмотрелся ей в лицо.

    «Что же заставило эту малышку заняться столь взрослыми делами?» – сам у себя спросил я.

    С парнем-то всё понятно. Это дворовый пёс, который всегда рос на улице. Это видно по его манерам и поведению. Но вот девочка… Кто она? Да тут за километры несёт сотней или десятками сотен поколений благородных предков. Так что же с ней случилось? Да ещё и этот её магический талант. Ребёнок уникален. Как, впрочем, и парень.

    Что-то мне везёт в последнее время на таких вот уникумов, от маленьких до больших.

    Ну ладно, хватит терзать девочку. Она и так какими-то печальными глазами смотрит на меня. Видимо, ей и правда нужны клиенты. Ничего не понимаю. Но, надеюсь, разберусь. А сейчас надо её успокоить.

    – Я понял, – сказал я девочке, – и поэтому хотел бы у вас, леди, – это обращение я выделил особо, чем заставил девочку немного растерянно посмотреть на меня, – снять одну комнату для меня и, если это возможно, одну для девушек. Правда, оплатить я их смогу, как только распродам свой товар. Но я надеюсь уже сегодня заключить несколько сделок.

    И я взглянул в лицо девочки. Этой маленькой и непонятной куколки, которая своими способностями могла бы поспорить с небезызвестными мне богинями.

    – Так вы торговец! – обрадованно воскликнула девочка. – Как я сразу не догадалась! Ведь уже третий день идёт ежегодная ярмарка. Конечно, комнаты у меня есть. Практически все свободны, кроме тех, в которых живём я и две постоялицы. Это девушки из провинции. Они тоже приехали на ярмарку.

    Она быстро обежала стол и вытащила из его ящика два ключа.

    – Вот, – протянула она мне ключи, – комнаты с синими дверями. Они соединены между собой общей дверью и небольшим залом. Вам там будет очень удобно. А с оплатой я подожду. Только вы постарайтесь, пожалуйста, не задерживать её. – И она посмотрела мне в лицо.

    – Конечно, – кивнул я.

    Что-то во всём здесь было не так. Домом владеет маленькая девочка. Никакой охраны я не увидел и не почувствовал. Сейчас, кроме нас и хозяйки, никого не было. Даже тех двух девушек, о которых говорила маленькая леди. Но Геш отрекомендовал этот пансионат как хорошее и надёжное место, он же слышал мои требования. Так в чём тут дело?

    И я более внимательно присмотрелся к дому.

    Чёрт, как я сразу этого не заметил?

    Подхожу под удивлённые взгляды мальчика и эльфийки к стене. Теперь понятно, что это за здание. Только я даже представить себе не могу, кто и как это сделал.

    Руны были внедрены чуть ли не в каждый камешек этого дома. Он весь был одним огромным артефактом, и я уверен, что управлять им могла только девочка.

    Но всё равно даже этого мало. Ей нужна хоть какая-то прислуга или охрана. Где они?

    – А кто в доме работает? – спросил я у Геша, которого я позвал с нами.

    Сейчас оставлю девушек в их комнате, и пойдём искать покупателя на мои артефакты.

    – Так тут только магические слуги, – ответил он как само собой разумеющееся. – Они и ухаживают за домом. Из живых людей у леди в услужении только повар, горничная и телохранитель. Но телохранитель сопровождает гостей хозяйки. А повар с горничной на рынке сейчас. Леди же практически не покидает стен дома. За его стенами леди Тенара чувствует себя очень неуютно.

    – А ты сам? – спросил я у него.

    – Ну… – замялся парнишка, – я тут обычно стойла убираю да за животными ухаживаю, если гости хозяйки прибывают на них. Ведь магических слуг те на дух не переносят.

    Я покивал. Работа у парнишки сезонная и редкая, именно поэтому он тут лишь на временной подработке. Но почему его не заметил ни один маг, да и девочку тоже? Ведь господа маги должны быть. Магическими артефактами же здесь торгуют. Я сам это видел. И фон тут такой, что этого сложно не заметить. Да и дом девушки превращён в один огромный артефакт.

    Я реально чего-то не понимаю. Ведь такой ученик, как Геш или маленькая куколка, отобьют вложенные в него деньги и усилия уже через пару-тройку лет работы.

    Да и порталу тут никто особо не удивился.

    – Вот ваши комнаты, – притормозил меня Геш.

    – Да, спасибо, – поблагодарил я его и попросил: – Подожди меня несколько минут внизу в зале, я тут разберусь, и мы пойдём с тобой по делам. В город.

    – Хорошо, господин, – кивнул он и, развернувшись, ушёл в сторону лестницы.

    Девочка выделила нам как раз такие комнаты, что и были нужны, с двумя кроватями для девушек и той, что поменьше, для меня.

    Я уложил Элаю на кровать.

    – Маша, подожди здесь и приглядывай за Элаей, я постараюсь не долго. А потом нам нужно будет подумать, что делать дальше.

    – Конечно, – согласилась эльфийка.

    Я хоть и доверяю людям, но девушке на всякий случай оставил огнемёт. Вдруг у неё возникнут какие-то проблемы.

    А то, что Маша умеет с этой штукой обращаться, и притом достаточно хорошо, я прекрасно знал.

    Я спустился в приёмный зал, где разговаривали мальчик и девочка. Они стояли друг против друга, и, похоже, Тенара о чём-то расспрашивала парня.

    Я «неуклюже» и довольно громко запнулся об очередную ступеньку. Зато теперь они слышали, что я иду.


    – Геш, кто этот мужчина? – спросила девочка.

    – Не знаю, – честно признался парень, – мне известно только его имя.

    – И как его зовут?

    – Степан.

    Девочка задумчиво посмотрела наверх, туда, где сейчас находились её новые постояльцы.

    – А как вы с ним познакомились? – вновь перевела она взгляд на Геша.

    Тот замялся, но потом всё-таки тихо ответил:

    – Он меня поймал, когда я пытался прощупать его пояс.

    – Что?! – возмутилась девочка. – Ты опять принялся за старое?! Я же предлагала уже тебе постоянно работать у меня. Я найду, чем тебе платить и что делать.

    – Тенара, – парнишка откровенно посмотрел в глаза девочке, – мы все понимаем, что у тебя и самой денег сейчас нет. А своё наследство ты сможешь получить не раньше, чем тебе исполнится восемнадцать. К тому же толстый Руф не оставит тебя в покое, ему нужен ваш дом для каких-то своих целей. Но передать его ты можешь лишь добровольно. Поэтому он и дальше будет давить на тебя и подсылать своих мордоворотов и купленных чиновников. Тебе очень повезло, что Кеар остался с тобой. Если бы не он, то тебя давно схватили бы и вынудили подписать дарственную. А саму продали бы в рабство. Ты же это понимаешь не хуже меня.

    Родители девочки не раз лечили и подкармливали парнишку, когда он в этом нуждался. И поэтому он считал обязанным себя хоть как-то помогать их дочери. Но мог он не много. Просто в силу того, что и сам был обычным беспризорником.

    Тенара понуро опустила голову.

    – Я всё прекрасно понимаю, – очень тихо прошептала она, – но ради памяти моих родителей буду стараться до конца, пока у меня есть хоть малейший шанс, я буду отстаивать права на наше имущество и наше имение.

    Девочка знала, что толстому магу нужен не сам дом, а портал, который находится под ним. Портал, ведущий в очень странный мир. Правда, как его активировать, отец ей так и не рассказал. И об этом портале никто не знал.

    Так они думали до тех пор, пока однажды к ним не заявился этот толстый маг и не предложил выкупить дом. Когда же отец ему отказал, маг усмехнулся:

    – Скоро он и так станет моим.

    Девочка тогда прекрасно слышала его противный писклявый голос.

    А через месяц её родители погибли. В городе на них напали какие-то бандиты. Но что это за бандиты, которые не забрали с собой ни одной ценной вещи, оставив даже деньги?

    И теперь толстый маг раз в неделю приходит сюда к ней. Он уже выкупил все долговые расписки её и её родителей, и осталось только дождаться окончания суда, чтобы дом и имение в пригороде окончательно перешли к нему.

    Девочка была бессильна. И понимала это.

    Она, опустив голову, глазами, на которые набежали капельки слёз, посмотрела в пол.

    – Ради мамы и папы я выдержу.

    Они молча постояли. А потом девочка уже гораздо твёрже посмотрела на парнишку.

    – Но всё равно ты не должен расходовать свой талант на такие пустяки. Это глупо.

    – Да кому я здесь нужен? – махнул рукой Геш.

    Девочке нечего было ему ответить. Она и сама находилась в ничуть не лучшем положении.

    – И что, он поймал тебя? – чтобы хоть как-то заполнить возникшую паузу, спросила Тенара. – А дальше? Как он вообще тебя заметил? И что было потом?

    – Не знаю, – пожал плечами Геш, – просто, когда я проверял его пояс, он мгновенно развернулся и схватил меня. А потом предложил немного подзаработать. И отпустил. Я сначала хотел убежать от него. Но вернулся, так как вспомнил, что тебе очень нужны жильцы.

    Парень не сказал лишь одного. Он почему-то поверил этому молодому мужчине. Наверное, это произошло из-за того, что он первый за многие годы отнёсся к мальчику как к равному, как одному из своих.

    – Спасибо, – поблагодарила Тенара.

    И в этот момент на лестнице раздался какой-то шум.

    – Чёртовы ступеньки, – проворчал человек, которого привёл Геш, – чуть не убился у вас тут. – И, спустившись по лестнице, посмотрел на парня: – Ну что, пошли? А то дела не ждут.

    – Да, конечно, – кивнул тот, и они вышли во двор.

    Девочка же подошла к окну и, пока те не скрылись, наблюдала за этим вроде бы обычным с виду человеком. Только вот дочь когда-то одного из самых сильных магов в городе нутром чуяла, что что-то в этом незнакомце не так. Но что, понять не могла. Слишком мало опыта было у неё в общении с людьми, обычными и не очень.


    Мы с парнишкой шли по городу.

    – Господин, – обратился он ко мне, – чтобы я смог вам лучше помочь, я должен хотя бы примерно представлять, какой товар вы хотите продать. Тогда я смогу отвести вас к нужным торговцам.

    Вполне законное требование.

    – Есть магические артефакты, – ответил я. – Это заряженные различным типом энергии предметы. – И вытащил из сумки пару камней. – Например, вот такие, – показал я ему.

    – Да, – кивнул он, – я понял. – И вопросительно посмотрел на меня: – Есть ещё что-то?

    Хм. А почему нет?

    – Есть неплохое оружие. В основном меч и луки. Есть несколько боевых артефактов, которые метают огненные шары. Что ещё? – И я задумался.

    Но парню этого было достаточно.

    – Я понял вас, – сказал он мне, – я знаю нескольких неплохих оружейников. Не лично, конечно, а по слухам. Мне-то у них делать особо нечего. Они, если оружие действительно хорошее, оценят его по достоинству.

    – Хорошо, – согласился я.

    – По артефактам, я могу вас отвести к старому магу, – продолжил Геш, – он хоть и не торговец, но приобретает их для различных магических школ и других магов. Проще все реализовать через одного продавца, если у вас партия действительно большая. – Только он, оглядев меня, уточнил: – Вы разве с собой ничего не захватили, нужно хотя бы предоставить ознакомительные образцы.

    Я ему подмигнул:

    – Захватил.

    Парнишка не удивился и со знанием дела констатировал:

    – Сумка путешественника.

    – Да, – подтвердил я его догадку.

    – Тогда всё в порядке. Если у вас столь дорогой артефакт, то и торговцы будут относиться к вам как к серьёзному партнёру. Все боевые артефакты лучше продать в квартале наёмников. Там их приобретут по наиболее выгодной цене.

    – Веди. – И я подтолкнул его в спину.

    По лавкам и магазинам мы бродили довольно долго.

    Когда пришли в квартал магов, я узнал кое-какую интересную особенность. Вернее, понял причину того, почему моими знакомыми Гешем и Тенарой никто не интересовался.

    В этом мире были маги. И было их очень много. Только была одна маленькая особенность. Почему-то так повернулось развитие этого мира, но здесь сплошь и рядом были лишь артефакторы, рунные маги и ритуалисты. А парнишка и маленькая куколка были явными вербалистами. Их просто тут некому было обучать. Да и учиться тут, как я понял, было негде.

    В этом мире хоть и была Академия магии и прочие школы, но это лишь формальные названия. На самом деле все самые важные знания передавались от наставника ученику. И магическая академия или школы – это были лишь объединения наставников, которые на свой лад учили каждый свою отдельно взятую группу.

    Но меня заинтересовало другое. Здесь было очень много информации как по рунной магии, так и по артефакторике. И я собирался, если у меня появится такая возможность, немного разобраться с ней. Всё равно мне нужно найти того, кто поможет мне излечить и поднять на ноги демоницу.

    Ну а пока я распродавал свои запасы артефактов.

    Немного в моём понимании, особенно после тех торговых махинаций, что совершал на Ареане, но по местным меркам я притащил очень большую партию для продажи. Так что денег получил чуть больше пяти тысяч местных золотых. И ещё триста монет мне выдали серебром.

    Я посмотрел на парня, огромными глазами смотревшего на все эти торговые взаиморасчёты, и сказал ему:

    – Ты будешь не против, если я твою долю отдам в доме Тенары?

    – Нет, что вы, – покачал тот головой, – буду только рад. А то ходить по городу с такой суммой денег очень опасно.

    – Догадываюсь, – усмехнулся я.

    То, что нас пасёт несколько больно уж подозрительных личностей, я заметил ещё на подходе к лавке мага. Думаю, брать нас будут на обратном пути, а пока лишь следить. Так для них выгоднее финансово. Не нужно париться с лишним товаром. К ним попадут сразу чистые деньги. Так что сейчас можно быть относительно спокойными за свою безопасность.

    Могу сказать даже больше. Эти личности отсекали от нас с Гешем остальной криминал. Видимо, люди, севшие нам на хвост, принадлежали к действительно влиятельной банде.

    Сейчас мы направлялись в квартал наёмников, там были и оружейники, которые смогли бы приобрести у меня всё оружие.

    Здесь мы закончили быстро. Хмурый орк оглядел мои мечи и луки. Предложил за всё разом пятьсот золотых. Торговаться мы не стали, так как цену сразу он дал хорошую, всего процентов на пятнадцать меньше той, что была у него самого в магазине на подобное вооружение.

    А дальше мы направились к наёмникам. Боевые артефакты по совету Геша я решил продать именно им.

    Пришли мы в какой-то трактир. И как только я зашёл в него, то услышал знакомый грубый голос:

    – О, чел, это ты. Решил всё-таки продать свою эльфийку?

    Я обернулся.

    «Да, так и есть», – за столом справа от входа в заведение сидел минотавр и ещё несколько разных демонов.

    – День добрый, Кетар, – ответил я ему, – нет, я здесь по другому поводу. – И, глянув на немного приотставшего Геша, уточнил: – К кому тут лучше обратиться?

    – Коль вы знаете миносца, то тогда лучше сразу к нему, – сказал парень, – это его заведение.

    – Понятно, – кивнул я и направился к минотавру.

    Подойдя, я осмотрел всех присутствующих за столом демонов. Хотя при ближайшем рассмотрении оказалось, что тут не только они. Была пара эльфов, человек и тролль. А также какая-то демоница. Кстати, очень похожая на Элаю.

    Я немного дольше задержал на ней взгляд, чем следовало.

    – Эй, чел. Ты тут поосторожнее, а то Некая примет это за вызов, – насмешливо произнёс минотавр.

    – Да, я понял, – кивнул я, – просто она очень похожа на одну мою знакомую. Поэтому и удивился. – И после этого ещё раз поприветствовал сидящих за столом людей: – Добрый день, господа, леди. – И я слегка наклонил голову.

    – Смотри-ка, благородный, – удивился один из демонов, – а по виду и не скажешь.

    – А ты приглядись получше, – раздался очень приятный и такой же волшебный голос, как у Элаи. – Часто ты видел тут адамантит у простого чела? – И демоница сама с интересом стала рассматривать меня.

    «Нет, ну ведь точно похожа на Элаю», – подумал я, глядя на девушку. И даже голос почти неотличим. Или я схожу с ума и в каждой демонице вижу теперь Элаю, или тут что-то очень не так. Примерно так же, как и с магами.

    Я тряхнул головой, сбрасывая наваждение, настолько сидящая передо мной девушка была похожа на мою демоницу.

    Ладно, я тут по делу. И поэтому сосредоточился на минотавре.

    – Кетар, – обратился я к миносцу, как назвал его Геш, – мне сказали, что тебя могут заинтересовать различные боевые артефакты. У меня есть кое-что для продажи. Готов продемонстрировать их работу и показать в действии, если, конечно, тебя это интересует и есть где. – И я осмотрелся.

    Тот взглянул на меня. Потом поднялся из-за стола.

    – Идём. – Он указал на двери, ведущие куда-то вглубь помещений. – У нас на заднем дворе есть небольшое стрельбище. – А потом добавил: – Если ты принёс что-то стоящее, то о цене, я думаю, сможем договориться.

    Я кивнул и направился вслед за минотавром, но, заметив, что мальчонка как-то растерянно остался в зале, спросил:

    – А тебе что, не интересно?

    – А можно? – с надеждой спросил он.

    Вместо ответа, я кивнул ему в направлении двери. Лицо мальчишки осветилось, и он заторопился вслед за нами.

    – Решил взять под своё крыло? – неожиданно раздался женский голос у меня за спиной.

    Оборачиваюсь. За нами идёт эта самая Некая.

    – Возможно, – ответил я ей. Хотя чего я вру. Как только я понял, там, в квартале магов, что в этом мире как Гешу, так и маленькой куколке ничего в будущем не светит, я решил забрать их с собой. – Да, – уже вполне уверенно произнёс я.

    Девушка удивлённо взглянула на меня.

    Пока мы разговаривали с ней, коридор закончился.

    Некая вела себя как-то странно. Она всё время крутилась где-то вблизи меня. И ладно бы проявляла хоть какой-то интерес. Но нет, мне казалось, будто она просто пытается что-то понять или уяснить. Не знаю.

    Додумать мне не дали. Начались смотрины моего товара. Я вытащил свои огнемёты, все, кроме четырёх, что решил оставить себе. А также все ударные и взрывные камни. И лечебные амулеты.

    – Что это? – спросил минотавр, показывая на оружие.

    И на чём же продемонстрировать его действие?

    – Вам эта бочка там, – я показал в сторону каменного забора, и безопасно и далеко, – очень нужна?

    – Да не особо… – протянул минотавр, поняв, что она и будет моей целью.

    Активация огнемёта и выстрел.

    От бочки не осталось даже осколков.

    – Примерно так он и работает, – сказал я, глядя в удивлённые лица наёмников, смотрящих на то место, где недавно стояла бочка, очень широко открытыми глазами.

    Так, понятно. Это оружие у меня уже точно приобретут по любой цене. Главное, не перегнуть.

    – Сколько их у тебя? – спросил Кетар.

    – Двадцать.

    – Я так понимаю, они не из нашего мира? – уточнил он.

    – Да, – подтвердил я его догадку.

    Тот вполне спокойно отнёсся к моей новости.

    – Если это невосполнимый ресурс, то они нам интересны лишь как одноразовое оружие, – сказал он, показав на огнемёт.

    – Ну, если вы его не сломаете или не раздолбите обо что-то, то оно будет работать очень долго. А магическую энергию в нём может пополнить любой даже самый мало-мальски обученный маг.

    Один из эльфов обернулся к Кетару и пробурчал:

    – Вот и ещё один повод подумать о найме мага в отряд.

    Минотавр на это лишь кивнул.

    – Хорошо. А это что? – показал он на мои поделки.

    – А это и правда одноразовые изделия. Тоже очень неплохи и полезны. – И, оглядев двор, я начал выбирать новую цель.

    – Да кидай вон в то ведро, – поняв, что мне нужно, сказал один из демонов.

    Я кивнул. И в цель полетел ударный камень. Ведро отлетело к стене, расплющившись о неё.

    – Сила удара возрастает, не пропорционально силе броска. Пропорция экспоненциальная. – Люди меня не поняли, и я пояснил более простыми словами: – Если бросит, к примеру, он, – я показал на миносца, – то это ведро разорвёт на части.

    Все кивнули, подтверждая, что теперь поняли меня.

    – Есть ещё такое. – И я бросил свою гранату.

    Вот теперь ведро разорвало на части. Да к тому же по всему двору полетели осколки.

    Я быстро активировал один из артефактов, случайно оказавшихся во дворе, создающих слабый щит. Мелкие булыжники и осколки камня остановились примерно в метре от нас.

    – Ну вот вы увидели, как работает и последний из них. – И я оглядел стол. – Да, чуть не забыл: это амулеты малого излечения. – И я посмотрел на стоящих рядом со мной демонов. – Нужна жертва, – сказал я им.

    – Что нужно сделать? – спросил один из эльфов.

    – Да руку себе порезать, – ответил я.

    – Понял, – быстро произнёс он и мгновенно чиркнул себя ножом по ладони. – Ну давай, показывай, как там всё работает.

    Я дал ему в руку один из лечебных амулетов и объяснил, что нужно с ним делать и как держать, чтобы он правильно сработал.

    Пара секунд – и от раны на руке эльфа не осталось и следа.

    – Впечатляет, – кивнул минотавр. – Жаль, что это всё одноразовое.

    – Так иначе бы оно не было столь эффективным, – пожал плечами я и потом добавил: – Кстати, эти артефакты я могу доставать с некоторой периодичностью. Правда, не слишком большими партиями.

    Кетар кивнул.

    Тут же мы договорились и о продаже. Они скупили у меня всё. И мой кошелёк пополнился ещё десятью тысячами золотых. Этого должно хватить на многие мои планы.

    Золото, конечно, вещь, но я оказался в мире, где именно моё направление магии и развивалось. Так что больше меня интересовали именно знания местных магов.

    Кстати, это же наёмники и должны знать неплохого оружейника, который может работать с адамантитом. Это я и спросил.

    Люди уже в который раз удивлённо посмотрели на меня.

    – Тут тебе или к гномам, или к Гуару. Лучше Гуар. Такого мастера по работе с этим металлом больше нет.

    И они назвали мне адрес, где я смогу его найти.

    Я их поблагодарил. И мы направились обратно в зал таверны. Демонам нужно было о чём-то посовещаться.

    Я уже успел забыть о странном поведение Некаи, но она сама напомнила о себе.

    Мы прошли ещё немного и почти дошли до конца коридора, когда она задала очень странный вопрос, поставивший меня в тупик, но и одновременно он ответил на множество моих собственных вопросов. По крайней мере, я понял главное.

    – Почему от тебя пахнет моей сестрой? – тихо прошептала она на ухо, почти вплотную приблизившись ко мне.

    Но, не дождавшись ответа, вышла в зал и, попрощавшись со всеми, задумчиво поднялась наверх.

    – Что это с ней? – удивился один из демонов.

    – А ты у нашего нового знакомого спроси, – усмехнулся Кетар, подмигнув мне.

    Сам же я был очень удивлён происходящим. Некая – сестра Элаи?

    Вот и ещё одна очень неожиданная и непонятная встреча.


    Распрощавшись с наёмниками, мы решили зайти к этому оружейнику, благо он, по словам Геша, жил где-то недалеко.

    Но тут я заметил, как активизировался наш хвост. Да и количество соглядатаев значительно увеличилось. Теперь их было около двадцати.

    – Тут есть тихое местечко, где нет народа? – спросил я у парня.

    Тот насторожился:

    – Зачем вам?

    – Да, кажется, нам приготовили очень тёплую встречу по пути, и надо бы нам сыграть свою партию, – объяснил я ему, – и лучше это сделать там, где никого нет.

    Парень кивнул:

    – Туда, там есть заброшенный пустырь. Его как раз используют банды для разборок. Так что никого не удивят трупы, найденные там.

    Хм. А парень почему-то уверен, что будут трупы. И совершенно не боится. Да, потрепала его жизнь, коль он готов продать свою жизнь подороже, даже за не слишком знакомого ему человека. Уважаю. Парень сразу выбрал свою сторону, хоть ещё и сам не догадывается об этом.

    Ну да ладно. Ему там ничего не грозит. Я уже проверил все ауры. Проблема будет только с одним из преследователей. На нём какой-то защитный амулет. Всем остальным я к этому времени внедрил плетение паралича. Осталось только его активировать. Но на всякий случай парня предупрежу.

    – Ты вперёд не лезь и не вмешивайся.

    Парнишка задумчиво взглянул на меня и лишь потом очень медленно кивнул.

    – Я понял, – только и сказал он мне.

    – Ну и хорошо.

    Мы двинулись в нужную сторону. Геш хорошо ориентировался в городе и провёл к пустырю по какой-то свалке так, что, по-моему, нас никто не заметил. И сейчас мы были на месте.

    А что, неплохое тут кладбище. Судя по множественным источникам смерти, разборки здесь достаточно частое явление, коль силу своего действия и излучения эти самые источники приобрели уже практически на постоянной основе. Ну, и мне так будет лучше. Эти источники сотрут все следы моей деятельности. И буде кто-то постарается выяснить причину смерти тех, кто шёл по нашему следу, то тут этот самый след и оборвётся.

    – Спрячься там, – показал я парнишке на какую-то кучу.

    Тот кивнул.

    Опа. Его аура вновь перестала светиться.

    Хотя я теперь знал, что там кто-то есть, и постарался максимально усилить свои возможности по распознанию аур.

    Так, вот он. Он там был, но теперь я понял, в чём был его фокус, или трюк, или талант. Аура присутствовала, просто она полностью перенимала свойства окружающего пространства. И казалось, что там, кроме простого фона, ничего нет.

    Это как тогда, в лесу, Роная, девушка дроу, слилась с аурой дерева и леса. Только тогда процесс слияния двух аур был постепенный. А парнишка перетекал и растворялся в пространстве практически мгновенно.

    «Идеальный вор и убийца», – понял я, глядя на него.

    Всё-таки мы с ним были в чём-то похожи, и это было не только внешнее сходство.

    Ну а дальше на пустырь стали выходить те, кто нас преследовал.

    Так, теперь они все здесь. Необычные люди. Кто-то сознательно выбирает такое место, чтобы встретиться с ними, а их это даже не насторожило. Или они не привыкли думать, или до такой степени уверены в своей силе и безнаказанности. Но это не наш случай. Главное, что они пришли на это совершенно пустынное и безлюдное место. Лишние глаза мне не нужны.

    – Эй, ты!

    О! Это, кажется, обращаются ко мне. Кстати, тот самый, защищённый амулетом.

    – Да, я тебе говорю. Что, хотел сбежать от нас да заблудился? Не в тот поворот завернул? – И он засмеялся своей шутке.

    Его смех подхватили и остальные.

    Ну, мне-то смеяться не над чем.

    Активация.

    И все бандиты падают. Все, кроме их главаря. Но он даже отреагировать не успевает, как в его плечо вонзается нож. А следом к тоже упавшему противнику подлетаю я.

    – Ну, вообще-то именно туда, куда мне нужно, я и пришёл, – пробормотал я себе под нос и присел на корточки рядом с раненым демоном. – На кого работаете и где найти вашего босса? – По сути, это всё, что меня интересовало. Ну, разве что ещё деньги, так как иные ценности из этого мира туда, к себе, на Ареану, я утаскивать не собирался. Не думаю, что у местного криминалитета особо большая магическая библиотека или коллекция артефактов. Но на всякий случай потом поинтересуюсь и этим. – Так как?

    Бандит молчал. Я пожал плечами, а потом вдавил нож в его рану и стал медленно поворачивать его вокруг своей оси.

    Эту боль, конечно, можно вытерпеть. Но разве я не маг? В оружие я уже вложил одно мерзкое плетение из арсенала некромантов, а им боль нужна как один из источников энергии. Так что эти парни большие эксперты в её причинении. И сейчас этот демон испытывает жутчайшую боль. Кроме того, и магия смерти, которую я пустил в его тело, тоже тот ещё подарочек.

    Поэтому буквально через минуту я знал совершенно всё, что мне было необходимо.

    – Спасибо, – поблагодарил я демона и перерезал ему горло.

    То же самое я повторил и с его подельниками.

    – Эй, Геш, выходи, – позвал я мальчишку.

    Тот достаточно насторожённо подошёл ко мне.

    – Так вы маг? – спросил он у меня.

    – Хуже, – усмехнулся я, – я, Геш, самое опасное существо во вселенной.

    Глаза парня расширились.

    Я же улыбнулся и, подмигнув ему, произнёс:

    – Я хуман. – И показал ошарашенному парнишке на разбросанные тела вокруг. – Нам с них что-нибудь нужно или лучше не мараться?

    Мальчишка сначала с непониманием осмотрелся, а потом сказал:

    – Я сейчас. – И принялся обегать трупы. – Вот, – передал он мне их кошельки, – это всё, что у них было ценного. Была ещё пара амулетов, но я их забирать не стал. По ним нас легко вычислят.

    – Верно, – согласился я с ним. – Пошли. Быстренько дойдём до того оружейника, у меня к нему есть заказ. А потом возвращаемся домой.

    – Хорошо, – кивнул мальчонка.

    В этот день никаких приключений больше не было, и мы спокойно добрались сначала до оружейника, которому я отдал на перековку пару мечей из адамантита и заказал оружие для Элаи, а также набор «юного артефактора» для себя. Ему даже не пришлось объяснять, что нужно делать. Тут, что не удивительно, такие наборы были достаточно распространены. Ну а потом мы вернулись в пансионат.

    В доме Тенары я выдал Гешу его долю. Составила она восемьсот золотых.

    Было занимательно смотреть на ошалевшего парня, когда он получил эти деньги. Тем более это было не всё. Я предложил Гешу пока пожить в доме маленькой куколки, сказав, что мне может ещё понадобиться его помощь.

    Он, недолго думая, согласился и ушёл договариваться о проживании с девочкой.

    Я же поднялся к себе в комнату. Вернее, в комнату девушек. Хотел узнать, как они. И подумать, что же мне делать с Элаей. Возможно, её сестра мне сможет как-то помочь?

    Но этим придётся заняться завтра. Не думаю, что ночью тут очень много лекарей, готовых оказать пациенту хоть какую-то помощь.


    Толстый маг ходил по кругу в своём кабинете:

    – Так ты говоришь, что они пытались пощипать одного богатого торговца, но потом их всех кто-то вырезал на пустыре?

    – Да, господин, – подтвердил щуплый малый явно криминального вида.

    – Это не мог быть тот, за кем они следили?

    – Нет, – мы проверяли, – это обычный чел. Он даже не маг.

    Толстяк задумался, остановившись у своего письменного стола.

    Эта новость была очень плохой. Получается, что сейчас в городе появилась сила, способная вырезать несколько подчинённых ему бригад. И он об этих неизвестных ничего не знает.

    Но точно знает, с чего всё началось.

    – Собери мне всю информацию, которую сможешь достать, об этом торговце.

    – Сделаю, господин, – поклонился щуплый и вышел из кабинета.

    А толстый маг, сев за стол, опять уставился в формулу активации, которая много лет назад попала к нему в руки. И несколько месяцев назад он нашёл портал, который она открывала. Портал, ведущий в закрытые от всех остальных миры. И он должен обладать им. Осталась самая малость. Буквально через пару дней особняк, где была скрыта нужная ему портальная арка, будет принадлежать ему.

    А тут эти неприятные известия.

    «Как же вы не вовремя объявились, – подумал маг. – И вообще, кто вы такие?»

    Ответа на этот вопрос у него не было. Но он надеялся его в скором времени получить. И всё начнётся с того, что он выпотрошит этого торговца. Ведь тот наверняка связан с неизвестными.

    Глава 12. Планета Текос. Город Колос. Район торговой площади и найма

    Дом леди Тенары

    Следующий вечер

    – Ну, что, – обратилась ко мне Маша, – ты нашёл мага, способного помочь Элае?

    – Нет, – с грустью ответил я, – не получилось. Никто даже примерно не представляет, что с ней произошло и что нужно делать.

    И это было очень плохо. Даже демону нужно питаться, и в таком коматозном состоянии она не сможет долго прожить. Я не врач, но и мне было понятно, что её нужно срочно выводить из этого непонятного летаргического сна.

    Поэтому я весь сегодняшний день ходил по кварталу магов и искал лекарей.

    Сначала обошёл тех, кого мне порекомендовала куколка (ну не могу я эту девочку называть леди, да, похоже, она и сама не возражает против того, что я обращаюсь к ней именно так, ей, по-моему, даже нравится), а потом вообще всех, кого смог найти.

    Некоторые отказывались сразу, некоторых мы с Гешем приводили к нам. Но все, только увидев девушку, расписывались в своём бессилии.

    Даже не предполагал, что возвращение Элаи к нормальной жизни будет такой сложной задачей. Я почему-то думал, что не хватает просто моих собственных знаний. А оказалось всё гораздо сложнее. Видимо, магия может не всё. Далеко не всё. И тех знаний, что были нужны нам для помощи девушке, не хватало у многих магов. Вернее, их попросту не было.

    И вот сейчас мы сидели рядом с демоницей, и я грустно смотрел в её спокойное и какое-то умиротворённое лицо.

    Что меня удивило, так это реакция Маши. Эльфийка очень переживала за Элаю. Мне даже пришлось переключить часть её внимания на что-то другое. Благо и цель для этого сыскалась.

    Ещё в первый вечер состоялся интересный разговор между мной, Машей и детьми…

    – Вы знаете, что потенциально вы оба очень сильные маги? – спросил я у куколки и Геша.

    Те удивлённо посмотрели на меня.

    – Мой папа говорил о чём-то подобном, – ответила девочка, – но он говорил это в том контексте, что раньше в нашем мире были подобные мне маги. Сейчас таких нет. Я, если честно, его не очень понимаю. Но он всегда утверждал, что способности к магии у меня есть, только он не знает, как их раскрыть. – И маленькая слезинка пробежала по её щеке. – Именно над этим папа и работал всё своё свободное время. Пытался как-то активировать или инициировать мои способности. Пытался создать артефакт, который преобразовывал бы мою силу в магически ощутимый эффект. И первым результатом его трудов стал наш дом. – Девочка обвела вокруг рукой. – Внутри его я полноценный маг и могу делать всё, что хочу. Но ему было этого мало, он хотел обезопасить меня и маму, ведь она была такая же, как и я, и сделать нечто такое, что помогло бы использовать нам магию всегда и везде.

    Хм. А это интересно. Отец девочки гений, если смог создать уже это. Я-то сначала подумал, что это просто такая необычная система защиты, но теперь до меня дошла вся грандиозность замысла отца куколки. Он старался сделать материальный преобразователь одного типа способностей по управлению магической энергией в другой. Не типа магической энергии, а именно способностей по работе с ней. И у него это получилось. Хоть и в таком ограниченном объёме.

    Внутри своего поместья Тенара, наша маленькая куколка, превращалась в полноценного мага. Но не мага-вербалиста, кем она являлась на самом деле, а повелителя сил. Ему осталось всего несколько шагов, чтобы продвинуться дальше. Но даже это уже было очень много.

    Теперь хоть мне понятно, чем была обусловлена такая сложность построения этого артефакта. А дом им и был.

    Жаль, что отец девочки пошёл несколько иным, менее универсальным путём. Ведь ответ лежал у него на поверхности.

    «Тем более, коль он смог додуматься даже до такого». И я с уважением посмотрел на столь необычный преобразователь.

    Если бы он его завершил, то это стало бы более универсальным решением именно для этого мира. Правда, при этом все остальные маги, те, что работали через подобные артефакты, всё равно очень зависели бы от их создателей, но всё же.

    Но у меня оставался главный вопрос. Куда отсюда делись все вербалисты и прочие? Что с ними стало?

    Здесь очень много магической энергии, но пользуются ею только маги, которым она нужна в самом минимальном количестве. Я не скажу, что они плохие или неграмотные. Нет, конечно. Сам один из таких. Это и моё ограничение тоже.

    Но ритуалисты, артефакторы и рунные маги наиболее оптимально используют тот минимум энергии, что им необходим, и больше для проведения ритуала просто не возьмут. У них нет различных, сопутствующих магическому преобразованию потерь энергии. Тогда как у всех остальных сырой выброс магии при проведении любого магического процесса присутствует, и чем сильнее этот обряд, тем больше выброс.

    Именно поэтому наиболее сложно обнаружить рунных магов, их деятельность на окружающем фоне вообще никак не сказывается. Дальше идут артефакторы, потом ритуалисты, потом некроманты и так далее, ну а в конце списка стоят вербалисты, и самые большие потери как раз у повелителей сил. И поэтому магическую деятельность того или иного мага можно засечь в момент проведения самого процесса преобразования энергии.

    То, что его можно обнаружить, как только он начнёт читать заклинание, полнейший бред, в этот момент даже энергия не используется, но несколько позже, когда пойдёт процесс преобразования и реализации, мага можно обнаружить.

    «Кстати, – неожиданно сообразил я, – я ведь тоже бог. А значит, по определению, вроде как и повелитель сил».

    Хм. Нужно бы это проверить. Ведь теперь мне тоже должен быть доступен этот последний тип магических преобразований.

    Вернее, это и не преобразование вовсе. А концентрированное мысленное воздействие на силу. Оно чем-то сродни рунной магии, только управлять энергией должна не последовательность рун, а моё желание. При этом, правда, огромная её часть расходуется впустую.

    Но не в этом суть. Тут главное, что в этом мире остались лишь те, кто наименее заметен со стороны. А все остальные или погибли по какой-то причине сами, или были уничтожены.

    Что же здесь такое произошло? И когда? И есть ли эта опасность до сих пор?

    Ведь не могли же маги быть настолько нелюбопытными? Это просто противоречило бы их природе исследователей. Ведь тут в основном такие и остались. Мир исследователей и экспериментаторов. Значит, на все остальные типы магической деятельности должно быть наложено какое-то табу.

    Но опять нестыковка. Ведь если куколка работает в доме, то она использует самый фонящий тип магических преобразований. Соответственно, этот особняк или защищён, или таких выбросов не замечают, и местные просто дуют на воду. Но проверить это стоит.

    – Куколка, – обратился я к девочке.

    – Да, – посмотрела она на меня.

    – Я сейчас выйду на улицу, а ты прикажи слугам быстренько прибрать на столе.

    – Но тут же чисто? – удивилась девочка.

    Геш усмехнулся. После того как мы побывали на пустыре, он смотрел на меня совершенно по-другому и оценивал мои действия соответственно. Вот и сейчас он сделал совершенно верное заключение.

    – Леди, – сказал он, – господину всё равно, грязно тут или чисто, ему нужно что-то проверить, и поэтому он просит вас это сделать.

    – Молодец, – кивнул ему я и вышел за двери.

    Потом в окно я увидел, как специально оставленный мной небольшой клочок бумажки исчез со стола, но никакого выброса не почувствовал. Невероятно. И это её отец сделал только за счёт поглощения и преобразования самим домом магической энергии.

    Где-то здесь есть накопитель, куда и сбрасываются излишки. Они же потом идут на работу всей остальной магической начинки. Плюс пассивно энергия должна собираться и откуда-то снаружи.

    Но главное, что это работало. Деятельность девочки в доме была абсолютно незаметна. И это наталкивало на мысль, что всё-таки её отец чего-то опасался. Но ответа на этот вопрос у меня не было. И рассказать об этом мне могут или сами маги, или их документы.

    Правда, при этом возник сразу следующий вопрос. Как мне открыть портал? Ведь Элая – вербалист, и ей придётся для этого использовать магию. Значит, мне в любом случае нужно выяснять, с чем связано столь странное табу.

    Но, кстати. То, что местные умеют открывать порталы в другие миры, подтверждает как минимум встреча с демоницей, сестрой Элаи. Об остальных я не мог сказать то же самое, так как никаких подтверждений этому не было, но уж она-то точно не из этого мира.

    Ладно, это дело будущего. Буду, как всегда, решать проблемы по мере их поступления. Сейчас же нужно закончить разговор с детьми. И я вернулся в дом.

    – Ну что? – с интересом спросила у меня Маша.

    – Всё хорошо, – сказал я и повернулся к девочке: – Твой отец был гениальным магом, и он действительно, как мог, позаботился о твоей безопасности. И это очень поможет нам в дальнейшем.

    Я сел за стол и задумчиво поглядел на эльфийку. Маша даже немного смущённо покраснела.

    – Что? – спросила она у меня.

    – Красавица, – обратился я к ней, – а как у тебя с общей магией?

    Девушка даже оторопела от такого вопроса.

    – Ну, я только изучала начальный курс, – ответила она, – ещё в школе и немного в академии, пока нас не сослали… – Видимо, на девушку накатили воспоминания о семье.

    Может, она с родителями сможет общаться и из другого мира. Ведь никаких ограничений на это не было. По крайней мере, в описании того плетения из школы магии крови, что я тогда нашёл. Попробуем.

    А сейчас нечего грустить. Она и за Элаю очень переживает, а тут ещё и воспоминания о семье нахлынули. Пора выводить её из этого депрессивного состояния.

    – Нам этого будет достаточно, – говорю я ей. И поворачиваюсь к ребятам: – Ну что ж, познакомьтесь с вашим первым наставником. – И я показываю на удивлённо посмотревшую на меня эльфийку. – Маашария начнёт преподавать вам основы общей магии и покажет простые, но действенные и эффективные приёмы работы с ней. Научит вас использовать свой магический потенциал. Но главное, – я взглянул на них, – она покажет вам, что это возможно.

    – Но как?! – уставилась на меня изумлёнными большими глазами маленькая куколка.

    Геш воспринял новость вполне спокойно, хотя и в его взгляде на несколько мгновений промелькнуло удивление.

    – Ведь это невозможно! – продолжила говорить девочка.

    – Всё возможно, малышка, всё. В нашем случае главное – найти верный подход к тому, чтобы раскрыть ваши способности. И лучшего кандидата вам в учителя, чем сидящая напротив вас девушка, трудно сыскать. – И усмехнулся: – Особенно в этом мире.

    Теперь Геш, также спокойно кивнув, пробормотал:

    – Так я и подумал. – Но потом спросил: – А как же вы? – Он оглянулся на девочку, потом посмотрел на эльфийку. – Вы ведь тоже маг. Так почему это не вы?

    – Наверное, потому, – улыбнулся я, – что я ничем не лучше и не хуже всех остальных магов в этом мире. – И пожал плечами: – Я такой же, как они. А чтобы раскрыть ваши способности и потенциал, нужен кто-то кардинально отличный от всех остальных. И это – она. – Я вновь показал на Машу.

    Девушка смутилась.

    – Именно поэтому она пока и займётся вашим обучением.

    – А потом? – тихо поинтересовалась девочка.

    – А потом, – подмигнул я ей, – нужно будет искать кого-то более опытного и сильного. Как это ни прискорбно, но, например, чтобы раскрыть все твои способности, куколка, даже наших совместных с Машей усилий не хватит. Поверь мне на слово. Но я знаю кое-кого, кто, думаю, возьмётся за это дело.

    – А я? – вопросительно посмотрел на меня Геш.

    – С тобой всё гораздо проще, – снова пожал я плечами, – и при этом несколько сложнее, слишком мы с тобой похожи, чтобы пренебрегать твоими способностями и даром, а потому для тебя лишь одна дорога, которая сделает тебя гораздо-гораздо сильнее. Даже, возможно, когда-нибудь ты станешь намного опаснее её, – показал я на куколку, – я не говорю сильнее. Сила и опасность – это две разные вещи. И ты должен это понимать. В силе тебе никогда не превзойти даже самого обычного мага. Но мы с тобой сильны не этим, у каждого есть свой талант. И нужно развить его максимально. И тогда ты станешь хоть и не так силён, как все остальные, но будешь намного опаснее их всех. Ведь ты – это ты. – И я похлопал парня по плечу.

    Он всё так же вопросительно смотрел на меня.

    – Поверь, есть те, кто убьёт за такой талант и те способности, которыми ты обладаешь. Но этот путь гораздо более сложен и труден, чем путь обычного мага. Очень труден. Но мне кажется, ты справишься.

    – Почему вы так думаете? – тихо спросил он.

    – Потому что я когда-то уже его прошёл. А ты такой же, как я. Даже лучше. От человека в тебе гораздо больше, чем во мне. И поэтому ты намного опаснее. Тебя никто не сможет отличить от обычного человека.

    Парень кивнул и, продолжая глядеть на меня, задал следующий вопрос:

    – И кто это?

    Я усмехнулся, взглянул ему в глаза и жёстко сказал:

    – Убийца. – Помолчал и добавил – Убийца магов.

    Парень опять спокойно кивнул мне.

    – Подходит, – сказал на эту мою речь.

    Я лишь вновь пожал плечами. Мальчишка действительно подходит для этого.

    Где бы ты ни сажал персиковое дерево, из него всё равно вырастет именно персиковое дерево. Наша же роль заключается в том, чтобы оно выросло нашим персиковым деревом. А свой путь, как бы мы этого ни хотели, оно уже выбрало. За него этот путь выбрала его суть и его природа. Особенно с таким ярко выраженным талантом.

    Парень – прирождённый убийца, и от этого не уйти. И я знаю как минимум целую расу таких же, как он, убийц. Думаю, они примут к себе одного перспективного ученика, хотя он и не их роду-племени. Но я уж постараюсь их уговорить.

    – И последнее, – обратился я уже ко всем, – магией можно заниматься только в пределах этого дома. Отец Тенары позаботился о том, чтобы он экранировал любые её выбросы в своих пределах. И это, я думаю, сделано не просто так. Поэтому все практические занятия производить только в нём. – Я строго посмотрел на Машу: – Не пользуйся магией вне дома. Здесь происходит что-то непонятное, и, пока я не разберусь, в чём же тут дело, нужно воздержаться от этого.

    – Хорошо, – кивнула эльфийка.

    – Ну, тогда всё. – Я взглянул на ребят: – Надеюсь, вы найдёте общий язык, и общение с Маашарией будет для вас полезным занятием. Но главное, вы поймёте, что маги вы гораздо более сильные, чем многие окружающие.

    Геш и куколка кивнули мне в ответ.

    – Вот и замечательно, – сказал я.

    На этом наш разговор закончился.

    С того вечера Маша стала заниматься с ребятами. Она, кстати, оказалась очень неплохим преподавателем. И дело было даже не в опыте. Его у девушки было не очень много. Просто она была очень терпелива и умела объяснять практически любые сложные вещи так, чтобы их поняли те, кто её слушал.

    У меня, к примеру, такого таланта никогда не было. Мне всё проще сделать самому или отдавать приказы, не объясняя, зачем я это делаю. Главное, что в моей голове есть представление о картине в целом.


    Сейчас эльфийка сидела на кровати рядом с Элаей и держала её за руку. Я же обновил плетения среднего излечения, наложенные на девушку, восстановил её энергетический баланс, закачал немного магической энергии в её ауру и начал обдумывать ещё одну возможность, которой воспользоваться по определённым обстоятельствам у меня не получилось.

    Был у меня и правда ещё один вариант. Днём я его проверить не смог, того, кто мне был нужен, не было на месте. Но вот сейчас…

    Сейчас у меня такой шанс был. Хоть на дворе ночь, но я думаю, эта девушка простит мой столь поздний визит. Есть у меня очень стойкое подозрение, что я просто не там и не того ищу для того, чтобы как-то разобраться в той ситуации, что происходит с демоницей. И если это так, то помочь мне может только она.

    Как я очень надеялся, помочь мне сможет другая демоница. И я собрался пойти и поговорить с ней, с Некаей, сестрой Элаи. Несмотря на её столь странную и немного неоднозначную реакцию на то, что я знаком с Элаей.

    «Пора», – сам себе сказал я, поднимаясь с кровати.

    Никогда не был сентиментальным, да и вообще не особо эмоциональным. В душе чаще всего только одно желание. И к любви или какой-то симпатии оно не имеет никакого отношения. Но не знаю почему, сейчас я наклонился и поцеловал Элаю в губы. И прошептал ей на ухо:

    – Поправляйся, мне без тебя очень плохо.

    А когда выпрямился, то наткнулся на странный взгляд Маши.

    «Неужели ревность?» – подумал я, хотя сама же говорила, что достаточно спокойно относится к этому.

    Но нет. Тут было другое.

    – Поцелуй и меня, – тихо попросила девушка и потянулась ко мне губами.

    Я поцеловал её, а она одной рукой обняла меня и прижалась ко мне. Но второй продолжала держать руку Элаи.

    Девушка заметила, что я посмотрел на их руки.

    – Это ей не поможет, – всё так же тихо произнесла она, – но ей приятно, когда я держу её за руку. Я это знаю. И поэтому не хочу её отпускать.

    А я-то все понять не мог, почему эльфийка спит рядом с ней. Оказывается, так она старается помочь демонице.

    Девушки – странные существа. Мне их точно не понять. С учётом того, что я и себя понять-то не всегда могу, это ещё более сложное дело.

    – Приглядывай за ней, пока меня не будет, – попросил я эльфийку и провёл рукой по её волосам. Потом ещё раз поцеловал обеих. – Я скоро вернусь. – И вышел из комнаты.

    Когда точно вернусь, сказать я не мог. Нужно было найти демоницу и уговорить её помочь мне, вернее, Элае. И почему-то я сомневался, что она захочет это сделать. По крайней мере, добровольно. Очень уж меня смутила её странная реакция.


    Город Колос. Улицы ночного города

    Я быстро передвигался по городу в сторону таверны минотавра. Она, кстати, и называлась достаточно просто: «Топор миносца». Видимо, в честь её хозяина и того, чем он занимался. А тот некогда был капитаном одного крупного наёмного отряда. Хотя и сейчас у него была своя команда, но занимались они больше разовыми контрактами.

    У минотавра по городу было несколько питейных заведений и пара оружейных магазинчиков. Все эти предприятия бы созданы на отрядный фонд, который и пустили в оборот, не растратив его весь. Так что сейчас его люди в основном занимались делами здесь, в городе, не выбираясь за его пределы.

    Но иногда они подвязывались на различную работу, особенно если им предлагали достойное вознаграждение или они сами чувствовали перспективу в контракте.

    И, как я выяснил, сейчас большая часть отряда Кетара была на таком внеплановом задании. А сам он с несколькими своими людьми дожидался её. Именно их всех я и встретил при нашем знакомстве.

    И вот сейчас я направлялся снова в их таверну.

    Ночной город заметно отличался от того, что я видел днём. Ночью этот шумный район практически полностью опустел. И только звёзды и несколько лун этого тёмного мира освещали мне дорогу.

    Днём я проверил локатором этот мир, так сказать, изнутри и теперь знал его точные координаты. Когда я получил данные по этому миру, выплыл ещё один новый дополнительный параметр, который раньше ни разу мне не встречался. Назывался он «коэффициент ускорения времени», и для этого мира равнялся десяти.

    Если следовать логическим рассуждениям, то коль в остальных мирах этот параметр не светился, то и время там текло линейно здешнему. Но тут, как я предполагал, оно бежало раз в десять быстрее. То есть десять дней, проведённых здесь, равнялись одному дню вне пределов этого мира. Ну, это если обобщить.

    Правда, не думаю, что сильно уж ошибаюсь в своих суждениях. Что было не так и плохо в моём случае. Это давало мне время, так необходимое на восстановление Элаи.

    Сам же мир называется Текос, а город, в котором я оказался, Колос.

    Всё это я узнал у парнишки, пока мы с ним на пару бегали по городу.

    И вот сейчас я нёсся туда, где мог получить хоть какие-то ответы. Вернее, надеялся получить.


    Вблизи таверны «Топор миносца»

    Ночь

    – Бугор, Бугор, – позвал нервный щуплый орк, совершенно не похожий на остальных членов их отряда, – а зачем нам ссориться с миносцем? Это же противоречит правилам гильдии. Нам не простят принятия такого заказа.

    Огромный орк с хищным сероватым лицом, отрезанным носом и порванным ухом посмотрел на говорившего.

    – Ты что, идиот? – прошипел он и обвёл пальцем вокруг себя: – Или ты думаешь, что собрать такую толпу кто-то посмел бы без дозволения на то главы гильдии? – И он постучал щуплого по лбу. – Так что забудь о миносце и его отряде. Их списали. Кетару конец. Я же здесь совершенно по другой причине.

    Все вопросительно посмотрели на своего главаря.

    – Я хочу первым оказаться в их хранилище, когда начнётся штурм. – Это он сказал, уже обращаясь ко всем остальным.

    Теперь всем стало понятно, зачем они подписались на это дело. Они подрядились на это нападение ради трофеев. Хоть и придётся треть отдать гильдии. Но две трети добычи всё равно отойдут к ним.

    Сегодня огромный орк через одного из своих знакомых за приличную мзду достал планы этого здания. И в данный момент он точно знал, куда им необходимо попасть, чтобы осуществились его планы.

    – Шеф, – не унимался этот задохлик, в отряде его терпели только из-за того, что другого мага у них просто не было.

    – Чего ещё? – буркнул орк.

    – Так чем не угодил отряд миносца?

    Бугру, если честно, было совершенно всё равно, он даже не пытался выяснить причин. Главное, он знал, что у миносца весь общак хранится именно здесь. И он хотел добраться именно до него.

    Но другой орк ответил на этот вопрос:

    – Всё дело в одном из бойцов Кетара.

    – Ком? – переключился на него щуплый.

    – Баба. Не знаю её имени. Она к ним присоединилась недавно. Вроде какая-то знакомая Кетара.

    – И что? – удивился маг.

    Даже Бугор заинтересованно посмотрел в сторону говорившего. Женщин в отрядах наёмников было чуть ли не треть. И потому развязывать войну или уничтожать весь отряд целиком из-за какой-то девки было глупо и бессмысленно. Даже среди них было две воительницы.

    Наёмники ничего не понимали. Но орк одной только последней фразой разъяснил все сомнения остальных:

    – Она зачем-то понадобилась магам, но Кетар их послал.

    – Откуда тебе это известно? – посмотрел на того Бугор.

    Этот орк всегда был в курсе всех событий, хотя как ему это удавалось, было совершенно непонятно.

    – Я слышал, как об этом говорили маги, которые приходили, чтобы нанять нас.

    Точно, главный в отряде и сам это слышал, но как-то не придал этому значения.

    – Но зачем она им?

    – Не знаю, – пожав плечами, ответил тот, – ничего насчёт этого произнесено тогда ими не было.

    – Странно всё это, – пробормотал Бугор и посмотрел в направлении обложенной со всех сторон таверны: – Им теперь крышка. И всё из-за какой-то девки.

    – Нужно было её отдать, – поддакнул ему хиляк.

    С гильдией магов тут предпочитали не ссориться. Слишком большую власть и силу получили маги за несколько последних столетий. С тех самых пор, как тут отгремела большая война. И слишком все остальные теперь были зависимы от них.

    Но это не дало ответа на вопрос: зачем эта новенькая девка могла понадобиться гильдии магов? Что в ней такого особенного? И похоже, этого теперь не узнать. Отряд миносца приказали зачистить под ноль. Теперь их судьба решена.

    Маги и наёмники подготовились к бою.

    И вот пришла команда о начале штурма.

    – Вперёд, – в свою очередь скомандовал Бугор, обращаясь к своим бойцам, когда ему на переговорный артефакт поступила команда выдвигаться.

    Народу сегодня сюда согнали очень много, даже больше, чем наёмники думали. Бугор уже насчитал с десяток отрядов, и это были лишь те, кого он видел по эту сторону здания таверны. Но были и другие, те, кто атаковал здание с другой стороны. К тому же присутствовали не только наёмники. В сторону здания выдвинулись ещё и две звезды магов.

    «Так они что, ожидают серьёзное сопротивление?» – удивился Бугор.

    Он не предполагал, что в битве примут участие ещё и боевые звёзды магов. А значит, происходит что-то из ряда вон выходящее.

    Маги своих боевиков высылали только в том случае, если предполагалась магическая битва или, как минимум, присутствие одного или нескольких магов в стане врага. Но у Кетара не было магов в отряде. Это Бугор знал наверняка. Миносец сам у него пару раз занимал хиляка на распознание трофейных артефактов.

    Или они всё-таки были? Вернее, недавно появились?

    «Девчонка, – вдруг сложил он два плюс два, – магам нужен не миносец с его отрядом. Магам нужна девчонка. И уничтожить всех они хотят именно по этой причине. Эти тут только для того, чтобы добить эту новенькую. Но кто она?»

    Додумать орк не успел. Со стороны таверны по ним открыли огонь.

    Не зря миносец считался одним из лучших капитанов. Даже та десятка людей, что была сейчас с ним, смогла удивить нападающих. И было чем. У тех были какие-то странные боевые артефакты.

    – Быстро отступить, – скомандовал один из магов.

    Обе звезды встали, сдерживая своими амулетами магический огонь из здания.

    Тем временем тот самый, первый маг положил перед собой плоский артефакт. Несколько мгновений – и дом окружил сияющий купол, который начал сжиматься.

    – У вас не больше тридцати минут, – быстро произнёс он, передавая свои слова через переговорные амулеты, – купол не даёт использовать магию внутри его границ.

    «Так это правда, – вспомнил орк одну из баек, что слышал недавно, – у магов в самом деле были подавители магии».

    Только против кого они их использовали, было не очень ясно. Но сейчас его это не касалось.

    – Вперёд, – пришла новая команда на наступление.

    И они двинулись вперёд.

    Маги же, наоборот, сгрудились вокруг своего артефакта. Похоже, там и правда сильный маг, коль им приходится всем сдерживать его.

    Между тем вновь открылась стрельба. Но в этот раз по ним били не магические плазменные шары, а обычные арбалетные болты. Тут и там падали люди.

    Неожиданно что-то мелькнуло с той стороны, где остановились маги.

    И тут орк понял, что они упустили один важный момент.

    Никто не говорил им о том, что все люди Кетара находились в здании. Хотя за ним и следили. А судя по тому, что сейчас этот неизвестный буквально за несколько секунд вырезал всех магов и опять скрылся между деревьев парка, их операция полностью провалилась.

    А буквально через мгновение по ним стали бить из всё тех же боевых артефактов.

    – Отступаем, – пришла паническая команда.

    Орк послушался, всё равно операция провалена, и делать им здесь больше нечего, разборки начнутся завтра, на совете гильдии.

    Правда, это был миносец, и до совета многие просто могут не дожить. Слишком хорошо все знали нравы того мира, откуда прибыл Кетар.

    А поэтому орк стал планомерно отходить назад.

    «Нужно на время исчезнуть из города, – решил он, – для здоровья полезнее».

    Между тем самых упёртых или глупых выкашивали со стороны таверны тем самым магическим оружием. Бугор, как и все остальные, не знал, что у них есть такое оружие. Да и для магов оно, видимо, стало большим сюрпризом. Иначе атака была бы организована совершенно иначе.

    Но тут без поддержки магов было не обойтись.

    А вот магов-то у них сейчас и не осталось.

    Наконец они отступили под сень деревьев.

    – Успели, – пробормотал орк.

    – Бугор, – обратился к нему один из отряда, – по-моему, нам лучше идти не тут, – сказал он.

    Орк побагровел и уже замахнулся, чтобы врезать посмевшему возразить ему. Но тот исключительно спокойно посмотрел в глаза крупного орка, сказав:

    – Тут скрылся тот, что вырезал магов. Я это заметил.

    «Тарк, – выругался Бугор, – нам придётся идти там, где скрылся этот непонятный неизвестный. И был ли он один или их несколько, мы не знаем».

    – Уже поздно, – пробормотал он.

    С этой стороны на площадке у таверны уже не было живых, и если они постараются пересечь её, чтобы уйти другой дорогой, то их подстрелят. Остался только один вариант.

    – Уходим через лес, – скомандовал Бугор и махнул рукой в направлении ближайших деревьев.

    Отряд стал медленно и осторожно пробираться между них. Но далеко они не отошли. Сделав не больше десятка шагов, почти все повалились наземь. Осталось трое: Бугор и случайно оказавшиеся рядом с ним щуплый и тот информированный орк.

    – Зря мы влезли в это дело, – спокойно произнёс, наконец осознав свою ошибку, крупный орк.

    Но было уже поздно. Прямо за их спиной, чуть ли не из воздуха соткалась фигура.

    Три удара мечом – и тела валятся на землю.

    Потом эта же тёмная фигура в капюшоне, как посланник смерти, проходит среди остальных тел. И через пять минут в лесу не остаётся ни одного живого орка.

    Эти наёмники выбрали не ту сторону. Зато они поведали кое-что интересное неизвестному. Хотя и сами не знали об этом.

    Неизвестный в тёмном капюшоне собрал с трупов деньги, амулеты и оружие, после чего развернулся и направился в сторону таверны. Сюда он пришёл не убивать. Ему нужно было спасти всего одну жизнь. Но если потребуется, ради этой жизни он затопит весь этот город в крови.

    И наёмники стали лишь мелким препятствием на пути к решению этой проблемы.


    Вблизи таверны «Топор миносца»

    Ночь

    Ауры. Множество аур.

    Здание таверны окружено. В основном обычные люди.

    Ну как обычные. Хуманы, демоны, орки и прочие. Есть несколько магов. Порядка двух десятков. Не самые сильные, кстати. Но все артефакторы.

    Хотя нет. Десяток магов выделяется на общем фоне. Поодиночке они слабы, но я вижу, что в спайке их сила суммируется и многократно усиливается. Это боевые группы.

    Я читал о чём-то подобном. Но там вроде говорилось, что для артефакторов подобная методика усиления не подходит. Значит, они ошиблись. Вот тому живое доказательство.

    Неужели моя теория подтверждается и здесь одни маги? И работают они исключительно по своей направленности.

    Как-то это очень необычно и не слишком мне понятно. Но судя по всем техникам, заточенным именно на артефакторов, это так и есть.

    Но что им всем тут нужно?

    Правда, это глупый вопрос. Ведь ответ на него вполне очевиден. Они собираются напасть на это заведение. В кольцо его взяли вполне грамотно. Тем более и в принадлежности большинства нападающих сомневаться не приходится. Это наёмники. Хотя и не один отряд, а множество разных.

    Что странно. Или здесь идёт война гильдий наёмников? Ведь и минотавр, насколько я понимаю, наёмник со своим отрядом.

    Или я что-то, как обычно, всё же не понимаю?

    Чтобы немного разобраться в ситуации, накладываю на себя плетение бесшумности и хамелеона и ползу вперёд. Звуки я и так слышу, а чтобы работать, мне слова не нужны. Чем хороша рунная магия, мне, по сути, вообще ничего, кроме своего сознания, не нужно.

    Вот сидит тридцать существ.

    Пробираюсь поближе к ним.

    Недалеко обосновалась пятёрка магов. Но они или не опасаются удара со спины, или полностью уверены в себе, так как лес совершенно не контролирует.

    Так, и кто тут передо мной?

    Угу, орки.

    Прислушиваюсь. А интересный у них разговор.

    Значит, всё это нападение, по сути, организовано ради уничтожения всего лишь одного существа. И так как никаких других девушек вчера в отряде минотавра я не видел, то весь этот сыр-бор из-за Некаи.

    Отсюда сразу плохой для меня вывод. Элая в опасности. Слишком большому количеству магов я её вчера показал. И рано или поздно это дойдёт до их гильдии.

    Смогут они понять, что эти девушки как-то связаны, или нет, я не знаю. Но рисковать мне что-то не хочется. Жизнь Элаи для меня дороже.

    А значит, нужно забирать отсюда её сестру, хочет она того или нет, и самим потом выбираться из этого города, а лучше и из этого мира. Только сначала выяснить, сможем ли мы помочь Элае здесь или нам нужно попасть куда-то в другое место.

    И пока есть такая возможность, а она точно будет у меня сегодня до утра, так как маги не начнут действовать всю эту ночь, вернее, если и начнут, то по другому плану, хорошо бы постараться залезть в местное хранилище знаний.

    Так как мне теперь всё равно идти на конфликт с местными магами, спасая сестру Элаи, то можно и пощипать их.

    Но это потом. Сейчас другое. Сейчас нужно заняться спасением демоницы. А то вон и штурм таверны уже начался.

    Гляжу, наёмники неплохо справляются. Всего пара секунд прошла, как они открыли огонь из купленных у меня огнемётов, и наступающим пришлось очень несладко.

    Но я рано радовался. Не зря тут присутствовали маги, и не зря они ели свой хлеб.

    Несколько мгновений – и я замечаю активацию до боли знакомого плетения. Подавитель магии.

    Артефакт инициировался, и купол накрыл таверну.

    А вот теперь Кетар и его команда в полной и глубокой…

    Что я могу сделать? Тут только один вариант. Нужно нейтрализовать магов и их подавитель.

    Перебираюсь в сторону. Плохо, что маги разбросаны на две группы. Проверяю их ауры.

    Не прокатит. Все они защищены амулетами, и к их ауре не подобраться. Взламывать защиту долго, хотя основные принципы мне уже известны и у меня есть несколько заготовок. Но это не подходит. Надо собрать всех магов в одном месте. И я даже догадываюсь, где это можно сделать.

    Отсюда мне до стоящего у подавителя артефактора всего пара секунд. Но нужно сделать, чтобы и остальные маги присоединились к нему.

    Оглядываю магическое поле, из которого состоит купол.

    Хм. Свою ауру эти маги защитили, а вот о поле не подумали. Ну какой идиот может захотеть взломать подавитель? Особенно снаружи. Ведь все жертвы обычно внутри его.

    Можно подключиться к одной из ключевых точек и начать откачивать энергию из него. Для мага, контролирующего купол, это будет выглядеть так, будто кто-то пытается прорваться из-за границы купола. Ведь он и сам не может заглянуть внутрь. Этот подавитель отсекает пространство внутри себя и не позволяет работать с магической энергией внутри его.

    Парадокс, однако. Но так и есть.

    Правда, разбираться мне с этим ещё не приходилось. Но никто не заменял общих законов, которые распространяются абсолютно на всё.

    Потерю энергии, чтобы купол оставался на месте, нужно чем-то компенсировать. А сделать это могут только другие маги. Так что работаем.

    Подключаюсь к найденному узлу и откачиваю магическую энергию из купола.

    Вот маг засуетился. Замахал руками. Остальные быстро бросились к нему.

    Жду. Ещё рано. Между тем подбираюсь поближе к границе этого небольшого лесопарка.

    Всё, пора. Маги сосредоточены на поддержании работы подавителя и моего появления в своих рядах сразу не заметят.

    Первая цель – тот, кто и активировал артефакт. Потом остальные.

    Пошёл.

    Меньше чем за секунду добегаю до магов.

    Удар.

    Отпихнуть в сторону обезглавленное тело.

    На всех защитные артефакты. От обычного оружия они оказались бы очень полезны. Но у меня в руках адамантит.

    Ровно десять ударов – и десять тел падает.

    Тела магов ещё не успели коснуться земли, как я уже скрылся в лесу.

    Смотрим, что будет дальше и понадобится ли ещё какая-то моя помощь.

    Но она не понадобилась. Буквально через десять секунд Кетар и его команда открыли огонь из огнемётов.

    Всё. Наёмники стали отступать.

    Плохо, что один из отрядов двинулся в мою сторону. Они могли видеть меня, и они знали о цели нападения на наёмников. Я всё-таки не невидимка, хотя такое плетение есть. Но на меня оно почему-то не действует совершенно. Я проверял его на разных животных. К ним оно прилепляется идеально.

    А вот хамелеон, наоборот, практически никем не используется из-за сложности его применения, для меня же это лишь всего четыре простейшие руны. Очередной непонятный парадокс, который пока остаётся неразрешимым.

    Подбираюсь к уже видимым оркам.

    Так и есть. Меня они заметили. Но с ними всё гораздо проще.

    Плетение паралича я внедрил во все тела.

    Ауры у трёх были защищены. Но это не страшно, если что, двух я могу снять сразу. А последнего – метательным ножом.

    Но даже этого не понадобилось. Предвидение подсказало, что будет небольшой участок, где все эти трое окажутся в пределах одного удара.

    Жду.

    Активация плетения.

    И я делаю несколько быстрых шагов вперёд.

    Смотри-ка, а крупный орк, похоже, понял, что они влипли. Но это их проблемы. Я же решаю сейчас свои.

    Несколько ударов – и три трупа.

    Потом прошёлся среди остальных тел, лежащих без движения.

    Всё, живых тут больше нет.

    Собрал деньги, амулеты и прочие ценности. Я не мародёр, но зачем пропадать добру, я не понимал.

    Я много чего не понимаю, что доступно простым людям. Например, как можно прощать. Или кому-то отдать что-то своё.

    Но сейчас это не имеет значения.

    Иду в направлении таверны. Там маги. Всё, что принадлежит им, я хотел забрать себе. Это потенциально полезные вещи.

    Но перед этим опять наложил на себя плетения, делающие из меня ночного призрака.


    Таверна «Топор миносца»

    Ночь

    – Что там? – спросил миносец, выглядывая в окно.

    – Кажись, всё, – сказал один из демонов, смотря в другое, – живых не видно. Они или отступили, или спрятались. Но судя по тому, что я вижу, они, скорее всего, сбежали.

    Кетар, контролируя подходы к таверне, пробормотал:

    – Ещё бы понять, что это сейчас тут было?

    – На нас напали наши же, – сказал статный эльф, пожав плечами, держа под прицелом оружия простреливаемую часть площадки.

    – Это и так понятно, – буркнул Кетар. И, немного помолчав, капитан наёмников произнёс: – Меня сейчас больше интересуют причины происходящего.

    – Маги, – тихо ответила ему Некая.

    – Что? – удивился тот. – При чём тут маги? Мы же с ними даже не пересекались, и уже очень давно.

    – Помнишь, – сказала она, – когда я только пришла к тебе, они просили отдать меня, но ты им отказал.

    – Да, – кивнул миносец.

    – Так вот они не отступились. – И она кивнула в направлении окна.

    – Но почему ты решила, что там маги? – спросил у девушки один из бойцов.

    Та немного помолчала, а потом ответила:

    – Я и сама маг.

    Миносец да и остальные с удивлением посмотрели на неё.

    – И что? – спросил Кетар. – У многих в отрядах есть свои маги.

    – Да, – кивнула девушка, – но это их маги. Они не такие, как я. Я другая. И пришли они за мной.

    Все молча смотрели на неё. Некая же продолжила:

    – Когда мы вступили в бой и открыли по ним огонь из этих артефактов, – она постучала по лежащему перед ней оружию, – то они практически сразу активировали подавитель магии. И оружие перестало работать. Я тоже не смогла бы ничего сделать. Эти артефакты используются для поимки, захвата или уничтожения магов.

    – Но потом же оружие снова начало стрелять, – сказал один из демонов Кетара.

    – Да, – кивнула ему девушка, – и это волнует меня не меньше всего остального. Почему? Что случилось с куполом? Он точно был, я это прекрасно чувствовала. Но потом он пропал. Кто и по какой причине его снял?

    И только девушка задала этот вопрос, как в двери таверны постучались.

    – Эй, там! – раздался голос, который они меньше всего ожидали сейчас услышать. – Вы сразу не стреляйте, я всего лишь хотел поговорить.

    И двери открылись. Хотя миносец точно помнил, что собственноручно запирал их в последние мгновения перед боем.

    – Привет, – сказал тот самый хуман, что и продал им эти самые самострелы. – Ну что, пригодились, как я посмотрю, игрушки? – кивнул он в сторону окна, за которым виднелись трупы наёмников, и как ни в чём не бывало зашёл в зал, закрыв за собой двери.


    Таверна «Топор миносца»

    Ночь

    Я распахнул двери и увидел всё те же лица, что и днём.

    – Привет, – усмехнулся я и кивнул на окно: – Ну что, пригодились, как я посмотрю, игрушки?

    И зашёл в зал, закрыв за собой двери, которые открыл с помощью одного любопытного плетения, мечты любого вора и домушника.

    Прохожу к столу в центре зала. Наёмники смотрят на меня насторожённо, да ещё и направляют на меня проданные мной же им самострелы. Благо перед тем, как их продать, я внёс в их структуру небольшую модификацию. И теперь это оружие в меня не выстрелит. А если мне будет нужно, то ещё и рванёт в руках. Уж на чём, на чём, а на различных взрывах я за последнее время руку набил. Так что, по сути, эти люди сейчас держат у себя в руках мины замедленного действия. А взрыватель – это я.

    – Не советую, – обратился я к ним, – а то ещё, чего доброго, взорвётся в руках и сделает кому-нибудь больно. – И активирую отдельно лежащий в дальнем конце зала самострел.

    Раздаётся сильный грохот. Хорошо, что он лежал за стойкой бара и ущерб смог причинить только этой самой стойке да штабелю бутылок на стене в шкафу.

    – Вон как тот, например. – И я вперился в глаза миносца. – Или ты думаешь, что я продал бы хоть кому-то оружие, которое не могу контролировать?

    Тот серьёзно посмотрел на меня.

    – А ты не так и прост, чел.

    – Я другого и не говорил, – пожал я плечами и оглядел присутствующих: – Хорошо вы тут повеселились.

    – Есть такое дело, – согласился Кетар. – Но, как я понимаю, ты сюда пришёл не о прекрасной погоде поговорить.

    Я усмехнулся и ответил ему так же, как и он только что:

    – Есть такое дело. – И бросил взгляд на немного отошедшую за спины наёмников девушку.

    А ведь она прекрасно понимает, кто является целью моего визита.

    – Так чем мы можем тебе помочь?

    – Как я понимаю, – я оглянулся себе за спину, туда, где на улице валялась куча трупов различных людей, наёмников и магов, – вам и самим сейчас нужна помощь.

    – Так зачем ты здесь? – спросил у меня минотавр. – Что тебе нужно?

    Я поглядел на Некаю.

    – Она.

    Минотавр хмуро усмехнулся, взглянув на демоницу.

    – Что-то, девочка, ты пользуешься большой популярностью в последнее время. – И, переведя взгляд на меня, спросил: – И почему ты думаешь, что мы тебе её отдадим, коль её не смогли забрать у нас даже маги?

    – Ну… – протянул я, – во-первых, они смогли бы у вас её забрать без особых проблем… – И, усмехнувшись, спросил: – Или маги сами отключили подавитель, дав вам воспользоваться огнемётами?

    Наёмники с удивлением посмотрели на меня.

    – Он знает о подавителе, – тихо прошептал один из них.

    – Как и говорила Некая, – откликнулся другой, – тот не сам по себе исчез, ему кто-то помог.

    И они вновь сосредоточили своё внимание на мне.

    Я же вновь взглянул на демоницу.

    – Ну и во-вторых, – тихо произнёс я, – мне кажется, что Некая сама согласится пойти со мной.

    Наёмники все как один повернулись в сторону девушки.

    Та стояла и о чём-то думала. А потом тихо спросила у меня:

    – Элая тут?

    – Да, – ответил я.

    Она не спросила, всё ли с ней в порядке и жива ли она вообще. Её почему-то больше всего интересовал именно вопрос, тут ли она.

    – Я пойду с ним, – медленно кивнула она Кетару.

    – Ты уверена? – нахмурился он.

    – Нет, – помотала она головой, – но в этом уверен он, – указала подбородком она в мою сторону.

    Минотавр кивнул:

    – Если это нужно, мы можем тебя прикрыть.

    Девушка усмехнулась.

    – Вот уж что-что, а прикрыть меня от него, – и она опять указала на меня, – вряд ли кто сможет. Вы что, ещё не поняли? Мы живы только благодаря тому, что ему нужна я. Если бы не это, он бы даже вмешиваться не стал.

    Кетар несколько растерянно посмотрел на меня, видимо стараясь разглядеть рога, копыта и хвост. Но ничего не увидел, ведь их у меня и не было. И удивлённо перевёл взгляд на послушно подошедшую ко мне девушку.

    Ладно. Это не важно. Главное, что она идёт со мной.

    – Нам пора, – сказал я ей, – а то у меня тут ещё парочка дел нарисовалась. Тебе нужно собраться?

    – Да, – ответила она.

    – Я подожду тебя здесь.

    Она кивнула и поднялась на второй этаж.

    По сути, от этих наёмников мне больше ничего не было нужно. Самую главную свою роль они уже выполнили, познакомили меня с Некаей. А с остальным справлюсь я сам. Но, может, хоть советом их отблагодарить? Так что кое-что я им расскажу.

    – Магам нужна была Некая, и поэтому они пришли за ней, – начал говорить я, – и нужен был им только её труп. Брать в плен они никого не собирались. Как я понял, к этому нападению причастны две гильдии – наёмников и магов. Последние сделали заказ первой гильдии. По факту, вас списали. И теперь вы вне закона. Сейчас, даже если с вами не будет девушки, на вас будут охотиться. Этому две причины. Во-первых, вы задели интересы магов. И во-вторых, вы прямые свидетели махинаций вашей гильдии и того, что она находится в прямом подчинении у магов. Поэтому, если хотите жить, валите из города. А лучше вообще из этого мира. Как я догадываюсь, у вас такая возможность есть. Бежать спокойно вы сможете, если поторопитесь, ещё до утра, пока за вас не принялись всерьёз. Ведь как только маги поймут, что девушка жива, они начнут прочёсывать город. Чем она так не угодила им, я не знаю. Но меня это и не касается. Она мне нужна по другому поводу. Но вам бы я советовал забыть об этом мире и валить из него. Слишком сильная власть тут у магов, как я посмотрю. – Я замолчал, так как по лестнице стала спускаться Некая с небольшой заплечной сумкой. – Это всё? – уточнил я у неё.

    – Да, – ответила она.

    – Ну, тогда моё почтение, господа, – и я склонил голову в полупоклоне, – приятно было с вами познакомиться. И моя благодарность, что позаботились о девушке и не выдали её магам. – И под удивлённые взгляды всех развернулся к выходу.

    Пора возвращаться.

    – Удачи вам, – произнесла за моей спиной девушка, – и спасибо. Вот.

    И я услышал, как о стол звякнул какой-то мешочек.

    – Это моя доля за все операции, – сказала она, – тут немного, но это всё, что у меня есть. Надеюсь, вам это пригодится.

    – А тебе? – тихо спросил минотавр.

    – А мне, – и я почувствовал, как мою спину пронзил её взгляд, – а мне, скорее всего, уже нет. – И, видимо стараясь успокоить стоящих напротив неё наёмников, она добавила: – Теперь забота обо мне будет лежать на ком-то другом.

    – На нём? – удивлённо спросил кто-то из её бывших товарищей.

    – Не знаю, – честно призналась девушка, а потом искренне поблагодарила: – Спасибо вам за всё. – И быстро развернулась вслед за мной.


    Таверна «Топор миносца»

    Ночь

    Кетар задумчиво смотрел на закрывшуюся за непонятным челом и Некаей дверь заведения.

    – Что будем делать, командир? – спросил у него один из его людей.

    Миносец задумчиво осмотрел свой отряд.

    – Что бы мы ни думали об этом хумане, он прав в одном: если мы хотим выжить, то нужно отсюда валить. – И он поглядел на ещё тёмное небо. До утра оставалось ещё часов шесть. – У нас есть время собрать ценности из всех схронов и перейти в тот мир, где сейчас на задании большая часть отряда. Мы перехватим их на пути назад.

    Все согласились с этим решением. И начали быстро собираться в дорогу.

    Уже перед тем, как покинуть так давно служившую им домом таверну, они по старинной традиции посидели перед уходом.

    – Кетар, – неожиданно спросил эльф из его отряда, – а кто всё-таки этот чел?

    – Да тарк его знает, – откликнулся миносец, – но что-то мне подсказывает, что зря местные маги открыли охоту на Некаю.

    – Думаешь? – переспросил другой боец.

    – Уверен.

    – Значит, мы передали девочку в надёжные руки, – сказал кто-то другой.

    – Нет, – отрицательно помотал головой Кетар, – но это единственный, кто её сможет уберечь.

    И похоже, не только он один так думал. Ведь и сама девушка беспрекословно подчинилась этому странному и непонятному челу. А такой они её не видели никогда.

    Так кто же он?

    И кто эта странная Элая, о которой она спросила незнакомца?


    Город Колос. Улицы ночного города

    Мы с девушкой шли через город. Она всё время молчала.

    Пару раз нам пытались преградить дорогу какие-то тёмные личности, но почему-то, только посмотрев на моё доброе и такое улыбчивое лицо, они ретировались с нашего пути. Даже как-то странно. Никогда не замечал, что так сильно пугаю людей. Весь такой добрый и пушистый.

    Я уже думал, что мы так молча и доберёмся до дому куколки, когда неожиданно Некая спросила:

    – Кого мне подобрал отец?

    – Чего? – удивлённо обернулся я к девушке.

    Та взглянула на меня твёрдым и несколько отстранённым и холодным взглядом.

    – Кого мне подобрал отец? – повторила она.

    Я оторопело пожал плечами и честно ответил:

    – Понятия не имею.

    – Ищейка. – И столько ненависти и презрения мне послышалось в этом голосе, что даже стало как-то обидно за людей этой достаточно распространённой профессии.

    Я понял, что произошло. Девушка подумала, что я разыскиваю её по просьбе её отца. Ищейки, или поисковые маги, работали по-разному. Но проще всего это было сделать, используя родственную кровь. Вот почему её напряг аромат Элаи, который она учуяла. Вот почему её интересовало, здесь ли она. Девушка думала, что именно через её сестру я её и разыскал. Вот почему она так странно отнеслась к её появлению. Видимо, раньше они были достаточно близки, но сейчас та, исполняя волю отца, навела меня на Некаю.

    Только демоница ошиблась. Я не поисковый маг, и мне…

    Я остановился на полмысли.

    Девушка с ходу врезалась мне в спину.

    «Как я раньше не подумал об этом?» – ведь специально читал нужную литературу, когда пытался настроить канал связи между эльфийкой и её отцом.

    Чёрт. Мы в большой беде. Меня могут найти через девушек. Хоть меня они отследить и не могут, но если будет нужно, то найдут через Элаю или Машу.

    Об эльфийке неизвестные маги, те, что напали на меня, не знают. А вот слепок ауры Элаи у них наверняка есть. И если у них есть знакомый оракул, это тоже один из видов поиска, то он сможет им подсказать хотя бы моё примерное местоположение. Значит, и здесь надолго задерживаться нельзя.

    Блин, мне вообще, пока я не разберусь с этой ситуацией, нигде надолго задерживаться не стоит.

    Необходимо доставить девушек домой, а потом заняться разрешением тех трений и неотложных вопросов, что возникли у меня и у кое-каких богов.

    Между тем демоница отстранилась от меня и спросила:

    – Ищейка, ты чего замер?

    Я ответил первое, что пришло в голову:

    – Я не ищейка, я идиот. – А потом обернулся и посмотрел на девушку. – Я не работаю на твоего отца. И поэтому я не знаю, почему ты сбежала и от кого укрываешься здесь. Но ты права, тут со мной Элая. И мне нужна твоя помощь. – Я развернулся и уже на ходу бросил: – Идём, на месте тебе понять будет проще.


    Дом леди Тенары

    Ночь

    – Что с ней? – поражённо глядя на лежащую на кровати Элаю, тихо поинтересовалась у меня Некая.

    – Не знаю, – признался я и рассказал девушке всё, что мне было известно о состоянии её сестры. – …И вот с тех пор она и находится в таком состоянии, – закончил я. – Я подлечиваю её плетением среднего исцеления и восполняю запас магической энергии, но понимаю, что долго она так продержаться не сможет.

    Рядом сидела Маша и с интересом смотрела на девушку, которая стояла сейчас рядом с ней. Она сразу поняла, что Элая и Некая – родственницы.

    Некая села на край кровати. Осторожно потрогала лоб сестры, читая какое-то заклинание.

    – Обычная магия тут не поможет, – быстро определила она.

    Ну, до этого я дошёл и сам, но, похоже, девушке было что добавить.

    – Есть один мир, – начала рассказывать она, – тёмный. – Она посмотрела на эльфийку. – Ей туда нельзя. Такие люди, как она или ты, там погибнут. Как, впрочем, и по дороге туда. Но только там смогут помочь Элае. Я знаю, как туда попасть. Но… – Она помолчала. – Нам придётся пройти через наш мир, и отец сразу же узнает об этом.

    Я задумался.

    – Чем это грозит? – спросил я.

    Демоница ответила не сразу.

    – Мне – особо ничем, для меня отец никого ещё не выбрал. Но коль Элая здесь, то, я так понимаю, она сбежала вслед за мной. Хотя я всегда думала, что она никогда не осмелится перечить отцу, мы с ней разные. Она… – Девушка нежно погладила сестру по волосам. – Она была гораздо лучше и сильнее меня как маг. Отец это понимал. Плюс у неё есть определённый дар… – Некая замолчала.

    – Я знаю, о чём ты говоришь, – нарушил я молчание.

    Она изумлённо посмотрела на меня и кивнула каким-то своим мыслям.

    – Поэтому её там ждёт то, от чего она сбежала. Я же как-нибудь переживу. Со мной все проще. Я особо никому не нужна, разве что в качестве гарантии или заключения династического союза. Но не больше. – И она вновь погладила Элаю по голове, потом по руке. – Но… я не вижу другого выхода.

    Я был согласен с девушкой. Другого выхода не видел и я.

    – Значит, мы поедем в тот мир, о котором ты сказала.

    – Зачем тебе это? – взглянула на меня девушка. – Для таких, как ты, пребывание в наших мирах – это верная смерть. Если не погибнешь где-то по естественной причине, то тебя или убьют, или ты попадёшь в рабство. Ты не особо сильный маг. Я это вижу. И поэтому это глупо.

    – Ну, – усмехнулся я, – я всё-таки попытаюсь. Только… Элая говорила, что для открытия портала ей необходимы координаты двух миров – отправки и цели. Ты их знаешь?

    – Лишь координаты нашего мира. – Девушка поражённо глядела на меня.

    – Что? – спросил я у неё.

    – Элая не любит общаться с чужими, – сказала она мне в ответ.

    – Выхода не было, – пожал я плечами, – так сложились обстоятельства.

    Координаты этого мира я знаю, значит, к ним мы попасть сможем без проблем. Но как быть с остальными?

    Хотя. Сейчас.

    – Некая, если я дам тебе координаты этого мира и другого, мы сможем сначала перенестись туда, а оттуда уже к вам?

    – Без проблем, но мне нужно накопить энергию. А на это потребуется пара дней.

    – Не страшно, – отмахнулся я, – если что, поделюсь своей. С Элаей же это работает.

    – Вот это и непонятно, – пробормотала демоница, – ведь ты не маг. Тем более не тёмный. Как ты что-то ей передаешь, я не понимаю.

    Я лишь пожал плечами. Не говорить же ей, что она ошибается, хотя могла бы и догадаться. Ни с того ни с сего артефакты не взрываются.

    Ладно, на текущий момент с этим разобрались. Как выбраться из этого мира, понятно. Только вот сестра Элаи своей следующей фразой мгновенно спустила меня с небес на землю.

    – Правда, в этом мире не всё так просто.

    Я посмотрел на неё.

    – Что?

    – Я уже пыталась открыть портал, – пояснила девушка, – для проверки. И меня мгновенно засекли местные маги. Я не знала, что здесь запрещена любая магия, кроме той, что практикуют местные маги. Причин этого мне не известно. Но как я выяснила, они уничтожают или отлавливают всех магов, не таких, как они. – Девушка немного помолчала. – Тогда я еле успела уйти от них. Но, как ты понял, они меня достаточно быстро вычислили. И теперь… – Она с тоской посмотрела на Элаю. – Я не уверена, что и в этот раз успею и они нас не засекут.

    – Плохо. Но другие же как-то перемещаются здесь?

    – Да, – кивнула девушка, – через портальные арки. Но их скоро перекроют. Мы просто не сможем воспользоваться ими. Тем более они знают, кого искать, и обнаружат меня, как только я появлюсь на портальной площади.

    Я огляделся. Вообще-то есть этот дом.

    – А тут ты сможешь открыть портал? – спросил я у неё и обвёл рукой вокруг.

    Она отрицательно покачала головой.

    – Порталы можно открывать только на открытом пространстве.

    Вот чёрт. Ещё один облом. Я-то надеялся, что удастся улизнуть прямо из дома. А оказывается, нам придётся пробиваться с боем.

    Но тут от двери раздался тихий голосок куколки.

    То, что девочка подслушивает нас, я давно заметил. Вернее, я знал о том, что она поднимается по лестнице, когда та только ступила своей маленькой ножкой на первую ступеньку. И вот сейчас она обратилась к нам.

    – У меня есть портальная арка, – тихо произнесла она от двери, боясь заглянуть внутрь.

    – Что? – удивился я.

    – У меня есть портальная арка, – повторила она, всё-таки входя в комнату.

    Я даже не стал делать ей нагоняй по поводу того, что подслушивать разговоры старших нехорошо. Эта новость стоила целого состояния. И следовало разобраться в этом как можно лучше.

    – Где она? – спросил я у девочки.

    – В подвале, – ответила та. – Только… – замялась она, но потом продолжила: – Только я не знаю, как она активируется.

    – Пойдём посмотрим, – попросил я её.

    И мы спустились в подвал.

    Арка была огромной и исписана множеством рун.

    Я подошёл к ней поближе. Анализатор начал сканировать увиденное.

    Мы сразу выделили три различных рунных алфавита, использующиеся тут.

    Что было хорошо: все три были известны анализатору. А это говорит о том, что есть шанс расшифровать активирующее эту арку плетение. Вернее, не расшифровать, а получить, подобрать его. Но нужны примеры.

    – Не знаете, на портальной площади такие же арки? – спросил я у стоящих рядом со мной людей. Оказалось, сейчас тут собрались все.

    – Очень похожи на эту, – ответила Некая.

    – Хорошо, – пробормотал я. Это даёт мне шанс гораздо быстрее разобраться в принципе их действия. Придётся немного понаблюдать за ними. – Значит, в этом мире нам придётся задержаться на пару дней, – обернулся я к остальным. – Вы не покидайте пределов дома. – И я начал по лестнице подниматься из подвала. За мной последовали остальные. – Сколько Элая сможет продержаться? – спросил я у её сестры.

    – Примерно пару недель.

    – Понял, – кивнул я. Теперь следующий вопрос, но уже к девочке: – Куколка, твой отец не вёл никаких записей?

    – Вёл, – ответила она, – но их все изъяли маги, когда он погиб. Сохранилось только это. – И она, сняв с шеи маленький кулон, открыла его, и я увидел, как девочка вытряхнула оттуда себе на ладошку информационный кристалл древних. Передала его мне.

    Посмотрим, что на нём…

    Ну а теперь пора нанести визит вежливости. Сейчас самое время разворошить тот осиный улей, что собрался в местной гильдии магов.

    Но сначала я проверю портальную площадку. Мне и нужно-то увидеть пару раз, как активируются эти портальные артефакты. В остальном принцип действия у них, я думаю, одинаков. За исключением нескольких мелочей, с которыми мне и придётся разобраться.

    – Ладно, у меня сейчас дела, – обратился я ко всем присутствующим, – никому дом не покидать и вообще представить, что вы находитесь на осадном положении. Некая, ты за главную. – И, посмотрев в возмущённое лицо девочки, добавил: – Куколка, прости. Но сейчас важен не титул или то, чьи это владения. А опыт и знания. У Некаи они самые большие из всех. Да и с титулом, я думаю, проблем не будет, – и подмигнул хозяйке дома: – Не расстраивайся.

    – Хорошо, – серьёзно кивнула мне маленькая леди.

    – Не знаю, сколько времени меня может не быть, не пугайтесь, – сказал я на прощание и уже потянул на себя ручку двери. Но меня нагнал тихий вопрос Некаи:

    – Ты ведь в любом случае пойдёшь вместе с нами, я права?

    – Да, – не оборачиваясь, подтвердил я.

    – Но почему? – удивилась девушка. – Зачем ты это делаешь? Почему ты это делаешь ради неё?

    Непонятно. И что за странные нотки прозвучали в этом вопросе девушки?

    Всё так же не оборачиваясь, я ответил:

    – Наверное, потому, что я её муж, – и вышел на улицу.

    Мне не нужно было видеть ошарашенное лицо девушки, чтобы знать о нём. Но я не сказал самого главного. Я не умею чувствовать. У моего зверя есть только одно чувство. И это чувство говорит мне: «Моё!» И кто посмеет покуситься на это самое «моё», разорву. Найду и разорву. За своё я готов бороться до последней частички своего я. Даже если бороться мне придётся с самой смертью.

    Я всё равно сделаю всё, чтобы помочь Элае. Ведь она моя. Моя. И ничего другого для меня не нужно. Своё я не отдам никому. Даже смерти.

    А поэтому она выживет.


    Совет магов

    Ночь

    Жирный маг метался по своему кабинету. Его начала преследовать полоса неудач. Сначала вырезали одну из его бандитских бригад, которые держали в страхе торговый район. А сегодня ночью произошло ещё одно событие.

    Он натравил совет на наёмников, сказав, что среди тех скрывается адепт запретной магии. И ему поверили.

    На самом деле никакого адепта не было. Ну, по крайней мере, так он думал ещё вечером. Только вот, ткнув пальцем в небо, он и правда попал в цель. Адепт был. И он уничтожил две боевых звезды магов. Наёмники, которые его покрывали, доделали начатое и перебили всех напавших на их убежище и базу своих собратьев по профессии.

    Жирный маг, магистр Руп, не думал, что кто-то может противостоять такому количеству бойцов при поддержке магов из отрядов специального назначения совета. Однако этот кто-то был.

    И сейчас для них главным стало то, что обо всём происходящем в их мире с заезжими магами узнают за его пределами. И тогда они рано или поздно потеряют власть. Им перекроют доступ в другие миры, а сюда зачастят адепты более сильных школ магии, которые и постараются сместить их. Так долго скрываемая тайна раскроется.

    До сих пор у совета магов получалось держать ситуацию под контролем. Но из-за его прокола они упустили одного из адептов другой школы, а это может привести к краху. И в этой неудаче обвинят его.

    Многие маги из совета под видом карательных операций или захватывая адептов запретных школ проделывали свои тёмные делишки. Как в общем-то и сам Руп. Но никто ещё не проваливался с таким треском.

    «Что делать?» – думал он.

    И вариант вырисовывался только один. Предложить магам нечто равноценное утраченной власти. Нечто, что даст им возможность перенестись в мир, где нет вообще никаких магов. Это магистр Руп знал наверняка.

    – Так и сделаю, – пробормотал он.

    Хоть это сильно ударит по его самолюбию и престижу, но зато он не потеряет своего места и удержится в совете. А свой статус он рано или поздно восстановит.

    Неожиданно раздался стук в дверь.

    – Магистр? – Это был его секретарь. Ему было позволено будить мага в любое время. Особенно если новости касались его личных распоряжений.

    – Что? – откликнулся тот.

    – Мы выяснили личность заинтересовавшего вас торговца и где он остановился, – сообщил секретарь.

    Какие-то не очень хорошие предчувствия поселились в душе мага, когда он только услышал, о чём хочет рассказать ему помощник.

    – И кто он?

    – Обычный чел. Не маг. Представляется именем Степан.

    Вроде ничего необычного.

    «Даже не маг», – подумал магистр.

    Но последние слова развеяли все его сомнения.

    – Остановился в доме молодой леди Теноры.

    – Как? – всполошился магистр и поправился: – Давно?

    – Вчера.

    Руп кивнул. Слишком много, на его взгляд, связей неожиданно приобрёл этот «обычный чел» с его делами.

    – Да, и ещё, – продолжил помощник, – не знаю, заинтересует вас это или нет. Но он искал лекаря. У него в доме раненая девушка. Но никто ей помочь не смог. Однако мои люди расспросили тех знахарей, что занимались осмотром больной, и все в один голос утверждают, что она маг и что её состояние – это результат магической битвы.

    «Вот оно», – обрадованно подумал Руп.

    Ему было всё равно, кем на самом деле являлась эта девушка, но теперь у него есть возможность представить всё так, что она и есть тот маг, который сегодня уничтожил их людей и наёмников. И это будет якобы повторной попыткой захвата. В совете к этому подготовятся более тщательно, и проколов не будет. Это же даст ему возможность получить доступ к порталу. При этом о нём так никто и не узнает. А все ненужные свидетели случайно погибнут во время штурма дома этой девчонки. Нужно лишь, чтобы там была пара преданных именно ему звёзд.

    – Как же вовремя ты появилась, – пробормотал себе под нос толстый маг.

    Только он опять забыл о главном. О том, с чего начался разговор. О незнакомце по имени Степан.

    Глава 13. Планета Текос. Город Колос. Район портальной площади. Здание гильдии совета магов

    Город Колос. Портальная площадь

    Ночь

    Ядобрался до портальной площади и арок, находящихся на ней. И что я вижу среди всего этого?

    Арок достаточно много, это для меня плюс. Больше выбора для наблюдений. Больше различных вариантов для исследований. Больше материала для анализа. Всё это хорошо и замечательно.

    Но вот тут никого нет из тех, кто хотел бы пройти через эти порталы в столь неурочный час. Нормальные люди в такую пору спят, а не шатаются между мирами. И это для меня огромный и существенный минус. Если я не смогу увидеть, в какой последовательности активируется создающее портал плетение, хотя бы на примере пары арок, то всё будет зря. Без ключа к активации портала нам и сам портал не нужен.

    Но расстраиваться ещё рано. Я же не знаю, как часто тут вообще появляются посетители и появляются ли они вообще.

    Но коль местных жителей моё с девушками появление прямо посреди улицы вовсе не удивило, то я могу сделать вывод, что для них это вполне обыденное явление. А значит, ждём.

    И пока нет людей, а у меня, соответственно, есть свободное время, нужно исследовать сами портальные арки, находящиеся на площади.

    Я проверил площадку перед собой и ближайшие окрестности на предмет аур различных существ.

    «Никого нет», – понял я и прошёл вдоль ряда больших каменных колец, стоящих по кругу центральной площади.

    Выход из порталов, я так понимаю, был направлен вне общего круга, что вполне логично. Площадка неплохо освещена, поэтому, подойдя ближе, я смог достаточно хорошо рассмотреть руны, нанесённые на эти артефакты.

    Порталов на площади было установлено десять. Однако портальных арок с использованием аналогичных тому же набору символов, что мы обнаружили на арке, которую показала мне маленькая леди-куколка, здесь я заметил всего три. На всех трёх символы были почти идентичны эталонному набору, за который я принял руны, нанесённые на портал девочки, но за небольшим исключением, которое даже не сразу бросилось мне в глаза.

    «Так, на девяносто семь процентов нанесённая на портальную арку структура и схема символов совпадает», – констатировал я, рассматривая созданную модель рунных формул, отсканированных анализатором и воспроизведённых в моём сознании.

    Именно эти три процента несоответствий, которые он выделил, меня больше всего и заинтересовали пока. Поэтому я постарался первым делом расшифровать этот различный для всех четырёх арок набор рун.

    Из-за ограниченного набора символов и части известной мне информации мы с высокой долей вероятности смогли определить, что же это за различные для каждого портала руны. И так получилось, что оставшиеся символы – это и есть та особенная часть каждого плетения, которая предположительно задаёт место назначения портала. И судя по всему, начальная, нулевая точка отсчёта для открытия портального канала ему не нужна.

    Насколько я понимаю теорию, портальная арка не нуждается в координатах точки отправки, чтобы создать портал. Видимо, если опираться на расшифрованную информацию, она использует своё текущее местоположение как отправную точку. Не точку в пространстве, а именно себя, свой магический центр, как начало шкалы отсчёта координат. И это гораздо выгоднее, чем при том же способе, что описала мне Элая или её сестра. Там нужно знать обе координаты. Отправки и точки назначения. Здесь же этого не требуется.

    По сути, плетение портала мне теперь известно, даже более оптимально работающее, чем то, что знали девушки. Оно во много раз лучше, к тому же для меня не важна его сложность. Я могу работать через анализатор, как делаю это в особенно трудных случаях. Это другим магам трудно в сознании удержать все три ветви параллельных плетений. Я же просто воспроизведу их в памяти анализатора и активирую.

    Но в этом-то вся и проблема и одновременно моя удача. Я не знаю кода активации для этих порталов. Но что ещё более важно – для каждого портала он одинаков. Просто его нужно найти.

    И подо всем этим чувствуется единая универсальная система унификации доступов. Похоже, теорию порталов и перемещение с их помощью между мирами придумал кто-то один. Он в конце концов и причесал всю эту технологию под одну гребёнку. И на том примере, что я видел, это очень хорошо заметно. Достаточно ограниченный набор символов, который и составляет практически всю основу плетения. И его общая завершённость.

    Всё это наталкивало на одну очень интересную мысль. Код активации зашит во внедрённое в портальную арку плетение. И как следствие, его требуется только найти. А для этого мне нужно, чтобы через них кто-то прошёл. И не через все арки подряд, а только через те три арки, что меня заинтересовали больше всего.

    Но пока никого не было. Так что я для удовлетворения своего любопытства проверил и оставшиеся порталы.

    На них тоже были нанесены плетения и рунные формулы, но состоящие из уже гораздо большего количества рун и рунных алфавитов. И, судя по всему, данные символы были более поздней версией изначального алфавита древних, используемого на первых четырёх исследуемых мною порталах.

    Я присмотрелся.

    «Да, так и есть», – понял я.

    Именно поэтому для создания других порталов новых рун потребовалось несколько больше, чем в первоначальном варианте, но, по идее, выполняли они одни и те же функции.

    «А это значит… – задумался я и сообразил: – Нужно выделить соотнесение новых и старых символов».

    И я стал искать эти самые последовательности и закономерности. Мне очень упростил работу анализатор, перенеся в свою базу все найденные мной рунные формулы.

    «И что у нас тут? – посмотрел я на совмещённые ряды формул, открывающих порталы. – Вот оно», – я обнаружил первое соотнесение руны и последовательности нужных символов.

    А дальше уже пошёл пазл.

    Благодаря совместной работе с анализатором я достаточно быстро смог выделить общие группы символов, которые заменяли ту или иную руну изначального алфавита. И у меня получилась интересная картина.

    Мне теперь не нужна была привязка к какому-либо порталу. Достаточно активации любого из них.

    Я понял, почему местным всё время казалось, что для порталов требуются различные активирующие последовательности. Просто они работали с различными рунными алфавитами. А если бы они всё перевели в изначальный рунный алфавит древних магов, то формула активации портала приняла бы одинаковый вид для абсолютно всех портальных арок. Ведь, по сути, все они использовали одну изначальную формулу, составленную из цепочки древних рун. И так выходит, что если следовать именно этой рунной формуле, то портал сделать довольно просто.

    Если же я смогу соотнести зашифрованные координаты точки назначения с теми координатами, что выдаёт мне локатор, то вообще смогу создать портал в любое место совершенно самостоятельно, и для этого мне не потребуются координаты точки отправки. И получается, что я смогу сам открывать и создавать порталы, как динамические, управляемые мной самим, так и стационарные в виде такой вот портальной арки, ведущей в другие миры.

    Пока я размышлял над тем, что обнаружил, активировался один из порталов. Через него прошло несколько магов. Но главное, как на заказ, они прошли сквозь один из тех порталов, что мне был нужен. И я прекрасно видел все руны, необходимые для активации портала, и зафиксировал последовательность их инициации.

    Но для пробы я решил открыть не такой же портал, а другой, созданный на основе более позднего рунного алфавита.

    Мысленно подключаюсь к нужным рунам и передаю в них энергию в строго определённой последовательности.

    – Получилось, – даже немного удивившись, пробормотал я.

    Отключался портал или автоматически, или если отключаешься от всех рун.

    Отключив первый портал, я, чтобы уже быть до конца уверенным, проверил действие ключа активации на другом портале, аналогичном тому, что мне нужен.

    – Ну что же, всё работает, – констатировал я и, больше не задерживаясь на портальной площади, направился в сторону здания гильдии магов.

    Мне подробнейшим образом объяснила куколка, где находится библиотека и закрытое хранилище гильдии. Она, оказывается, бывала в гильдии с отцом и запомнила, по крайней мере, эти основные значимые помещения внутри здания. Вот в них я сейчас и стремился попасть.

    Времени на проведение операции по изъятию, как её называл я, оставалось не так и много. А дольше в этом мире я задерживаться не собирался.

    Но, как говорится, человек предполагает, а бог располагает.

    Правда, и я бог.

    Но на пару лишних часов мне задержаться тут придётся.


    Здание гильдии магов

    Ночь

    Крадусь вдоль забора.

    «Нет, ну это же гильдия магов, – в удивлении размышляю я, – так, где же тайные входы и магические двери?»

    Ничего не было. Только высоченная пятиметровая идеально гладкая стена, по которой невозможно залезть наверх. Если у тебя, конечно, на руках не присоски.

    «И кого это господа маги так боятся, что отгородились таким заборчиком?»

    Ответа не было, но судя по тому, что они так охотятся на магов, есть предположение, что именно их.

    Здание гильдии спутать с чем-либо невозможно. Это самое большое и защищённое строение в городе. Из-за его огромной стены даже не видно, что располагается за ней. Так что территорию гильдии я разглядеть не мог.

    Но нужно оказаться там.

    К сожалению, это проще сказать, чем сделать. Даже подходы к зданию и площадь около него контролируют капитально. На стене несколько дозорных башен. Ещё я засёк около сотни защитных артефактов и сигнальных сетей. Но с ними разобрался. Где обошёл, найдя небольшие бреши в обороне, а где пришлось их создать самому. О подобном узнал из информационных кристаллов древних. Энергия течёт не только в рамках заданного канала, но и её можно пустить в нужном тебе направлении.

    И вот сейчас я упёрся в последнее препятствие. Стену вокруг гильдии.

    Никаких растений и строений в радиусе сотни метров вокруг неё не было. Пришлось наложить на себя плетение хамелеона и бесшумности. Я для простоты использования давно сплёл их в единую формулу. Сложность для меня особой роли не играла, а вот выполнение одной активации, вместо двух, значительно ускорило процесс.

    И теперь я решал последний вопрос: как же мне пролезть внутрь? И это было не понятно.

    Правда, у меня остался последний шанс. И поэтому я сейчас ищу служебный вход. Но пока безрезультатно.

    «Стоп», – останавливаю я себя.

    Слабая, очень слабая аура на поверхности стены.

    Подхожу ближе.

    Ну, можно сказать, вот я и нашёл, что искал. Только вот смущает меня, что эта дверь еле видима. Создаётся такое впечатление, что ею не пользовались десятилетиями, если не столетиями. Но то, что это магическая дверь, сомнений не вызывает. Просто энергии в ней практически нет. Значит, мне как минимум нужно запитать её, а потом ещё и открыть. Что я и делаю.

    Подключаюсь к ней и, определившись с типом необходимой энергии, закачиваю её в магическую аномалию.

    Дальше.

    Давно я не пользовался моей отмычкой. Но она всегда при мне, как и всё остальное. Натравливаю её на дверь.

    Пошёл перебор рун. Заканчивается хоть и не мгновенно, но достаточно быстро. Вместо одной руны выдана целая комбинация.

    Проецирую эту рунную формулу на энергетическую структуру двери и активирую её.

    Опа. Открылась.

    Оглядываюсь. Никого вокруг нет.

    Я киваю сам себе и шагаю вперёд…

    Так. И где это я?

    Откуда-то из-за стены раздаётся негромкий гул голосов.

    Посмотрел за спину.

    Это точно не наружная стена здания. Но магическая дверь как раз позади меня. Получается, она перенесла меня прямо в само здание гильдии, а не куда-то во двор. Так даже лучше. Проблема проникновения в здание осталась позади.

    И что это за голоса впереди?

    Подкрадываюсь к стене.

    Хм. А слуховые окошки кто-то сделал тут не зря. Правда, они все в пыли и паутине, но разобрать то,