Оглавление

  • Комментарии

    Ион Друцэ
    По-молдавски

    Когда прилежные работяги уже успели нажить свежие мозоли, а лентяи еще не проснулись, тогда и бадя[1] Андрей начинал собираться в поле. Бросит охапку соломенной трухи на дно телеги, разложит в виде гнездышка и залезет попробовать, ладно ли будет сидеть, Ничего, сойдет. Потом щелкнет кнутом над лошадиными спинами. Если они тут же срываются с места, кричит: «Тпру, чертово семя!» — а если стоят неподвижно, говорит: «И то хорошо».

    Однако прежде чем забраться на телегу, бадя Андрей усаживается на завалинке, чтобы засучить ицары[2]. Такие у него толстые ицары, что даже гвоздем их не проткнешь, разве что накалить тот гвоздь на огне, а потом пристукнуть молотком. Много с ицарами хлопот, и он обещает жене, что нынче надевает их в последний раз. Вечером забросит на чердак и не снимет их оттуда, пока воробьи гнезд не совьют в карманах и не снесут в каждом по четыре яичка.

    — Двенадцать яиц, стало быть.

    Наконец ицары засучены. Бадя Андрей залезает на телегу. «Хатя-я!» — и дело двинулось. Только выехал за ворота, лихо сдвинул шляпу на левую бровь, — может, пройдет хорошенькая молодка, а он ей чего-нибудь соврет. Побалагурит. И любят же эти бабенки, когда шляпа набекрень и мужик к тому же хорош собою!

    Шутка готова, но молодки что-то не видать, — должно быть, остановил ее какой-то умник в другом конце деревни и заговаривает ей зубы. Хей, случится великая беда, если бадя Андрей узнает, кто этот умник!

    Кони еле плетутся, тащат телегу у самых заборов, где гуще тень, и бадя Андрей очень доволен их сообразительностью. Он важно восседает на охапке соломенной трухи и кидает по два-три слова каждому встречному-поперечному.

    — Куда собрался, малец?

    — К бабушке.

    — Так, хорошо… К бабушке, стало быть… Достань хворостинку из забора, чтоб собака не набросилась… А ты, Ион, чего гоняешься за котом?

    — Ворует, баде Андрей. Как учует кусок мяса в доме, не угомонится, пока не утащит.

    — Трепку хочешь задать?

    — Уж я ему всыплю!

    — Хорошенько отлупи! Есть и у меня дома кот, — если бы знал, что ворует, с дороги вернулся бы отлупить… Добрый день, дед Фэнуцэ! Как живешь-можешь?

    — Могу, милый, да знаешь ведь как на старости…

    — Да, на старости неважнец… Хорошо хоть, что еще можешь… Как поживаешь, Иленуцэ? Когда замуж?

    — Позднее, когда виноград поспеет.

    — Осенью, значит? А то, может, подождешь, пока у меня сын подрастет?

    — Сколько ему?

    — Три года, на днях пошел четвертый… Хатя-я!.. Чего с чугунком завозилась, кума Аника?

    — Галушек хочу сготовить.

    — Не забудь и меня позвать… С добрым утром, баде Тимофте!

    На окраине села дорога сворачивает в узкую улочку, которая взбирается на холм. Большая морока с этой улочкой. Узкая, зажатая меж двумя глинистыми срывами. Двум подводам ни за что не разъехаться, пока одна не осадит назад.

    Бадя Андрей свернул в улочку и начал похваливать лошадей, чтобы быстрее взобраться на эту горку. Но кони не могли договориться, кому из них тянуть, а кому притвориться, что тянет. Бадя Андрей хотел помирить их кнутом, но кнут соскочил с кнутовища. Пока нашел, пока тронулся с места, видит — другая подвода медленно спускается с горы и катит прямо на него. Бадя Андрей предостерегающе закашлял, а она все катит и катит себе вниз. Ладно. Заметил в той подводе вишневую кепку — значит, Лисандру Дырлог. Вздохнул бадя Андрей:

    «Не сообразит же, дурья голова, завернуть в какой-нибудь двор, чтобы я мог проехать».

    А в той подводе Лисандру тоже вздохнул:

    «Не сообразит же, чучело соломенное, завернуть в какой-нибудь двор…»

    Но бадя Андрей не печалится: «Заставлю его уступить дорогу…»

    И Лисандру не стал долго тужить: «Любо будет посмотреть, как повернет Андрей подводу…»

    Сидели спокойно, пока кони не остановились грудь в грудь, а телеги дышло в дышло.

    — Салют, Андрей!

    — Здорово, Лисандру!

    Немного помолчали, следя, как обнюхиваются кони, норовя укусить друг друга.

    — Так ты, значит, Лисандру, не мог подождать на холме, пока я проеду?

    — А ты чего не подождал в низине?

    Бадя Андрей воткнул кнут в охапку трухи. «Забавный тип…»

    — И как могло тебе прийти в голову, что я уступлю тебе дорогу?

    Лисандру засмеялся. Воткнул и он кнут в солому, на которой сидел.

    — Когда вот это дышло родит двух гнедых жеребцов, вот тогда, Андрей, я уступлю дорогу. А до тех пор не знаю, право, не знаю…

    Бадя Андрей сворачивает цигарку.

    — Ты меня, Лисандру, не нервируй.

    Закуривает и Лисандру.

    — Ничего. Я со вчерашнего хожу нервный — и то ничего…

    Молча курят, одергивая коней, чтоб не затеяли драку.

    — Послушай, Лисандру, что я тебе скажу, только хорошенько слушай. Слазь, возьми коней за уздечки и потихоньку, чтоб не споткнуться, подымай в гору. Там немного подождешь.

    — Что ж, Андрей… потерпи несколько лет, подрастут сыновья, и тогда будет кого учить уму-разуму.

    — А все-таки, Лисандру, придется тебе подать назад. Ты ведь на год моложе меня.

    — То-то и оно, что моложе. К чему тебе связываться с несмышленым? Вернись и пропусти меня с богом…

    — Лисандру, у тебя две дочки, а у меня два сына… Может статься, захочешь уступить мне дорогу, да неизвестно, захочу ли я пройти.

    Лисандру заливается смехом.

    — Это ты, Андрей, мне дорогу уступишь. Во всей Сэлиште одни хлопцы, а девчат попробуй сыщи!

    Бадя Андрей размышляет: верно, хлопцев многовато…

    Вдруг неизвестно откуда появляется Феофан, известный в Сэлиште болтун. Он носится как гончая по селу, кончик его носа улавливает малейшее напряжение атмосферы, и, может, потому он всегда все знает: и чья собака чью укусила, и кто у кого взял топор и забыл отдать. Едва начинают ссориться две соседки, вернее, еще и не начинают, еще только одна заявляет: «Раз уж на то пошло, то я вот что тебе скажу…» — а Феофан уж тут как тут.

    Бог весть, как он разнюхал, что в улочке остановились две подводы, а раз остановились, непременно что-то последует. Прошел мимо них, поздоровался. Сделал еще несколько шагов и подался в кусты. Ждет.

    Что ж! Андрей затянул ремень.

    — Эй, Лисандру, пока подрастут наши дети, вздую-ка я тебя хорошенько.

    Лисандру смеется. Поправляет пояс, а пояс у него широкий, старинный, с медной чеканкой.

    — Брось, Андрей. Раз я на год моложе и нет мамы дома, так ты уж и пугать?

    — Я не пугаю, Лисандру. А ты помнишь, когда чинили мотор на мельнице, кто поднял большое колесо и всадил его на место?

    Лисандру помнит, но добавляет маленькую подробность:

    — А когда Терентьев бугай проломил загон, ты знаешь, кто его поймал и загнал обратно?

    Так-то оно так, и тем не менее…

    — Вот ты, Лисандру, все кичишься своим поясом. Что-то захотелось мне схватить тебя за этот самый пояс и положить вон на той полянке, да так положить, чтоб козырек твой полетел направо, а кепка вместе с пуговкой налево.

    Лисандру натянул кепку на лоб и засмеялся:

    — Эти видения у тебя оттого, что ты плохо выспался. Что до меня, то ухватил бы я тебя за твои ицары и так брякнул, что остались бы от них четыре передничка — два спереди, два сзади…

    Ну уж если зашла речь об ицарах… Бадя Андрей спрыгнул с телеги. Он терпеть не мог, когда поминали худым словом его славные ицары. Слезает и Лисандру — ему тоже не нравится, когда его кепку кидают куда вздумается.

    Бадя Андрей заправляет ицары под ремень, Лисандру затягивает пояс еще на четыре дырки.

    — Честно или с подножкой?

    — Без подножки. Честно.

    Так.

    Подставили под колеса камни, чтобы не держать лошадей в напряжении, сняли уздечки, привязали вожжи. Трынта[3] — дело такое: знаешь, когда начинается, а кончается, когда ей вздумается.

    Вышли на поляну, опустились на колени и принялись ощупывать траву, нет ли где пенька… Еще неизвестно, кому лежать на лопатках, но грешно было б оставить сиротами двух детей, будь то мальчики или девочки…

    Трава ничего, хорошая. Поплевали в ладони, потерли, еще поплевали. Бадя Андрей хватает Лисандру за чеканный пояс, Лисандру норовит ухватить Андрея за ицары.

    — Погоди, погоди… Так-таки сразу…

    — Смотри, ицары помнешь…

    — Будь спокоен. Гляди только, не набей мозоли на чеканке.

    Феофан замер за кустом. Видел он своими глазами, какое колесо поднял на мельнице Андрей, видел и того бугая. А вот чем кончится эта трынта? Тут, должно, без смертоубийства не обойдется.

    Скрипит чеканный пояс, трещат ицары. Печет над самой головой солнце. Четыре лошадиных хвоста гоняют мух, и четыре лошадиные морды пытаются уразуметь, что вокруг происходит.

    — Ниже пояса не хватай.

    — Ты что, подножку?!

    Зеленый коврик, который они так старательно ощупывали, сначала лишился угла, потом треснул пополам, потом разорвался в клочья.

    Четыре руки воровски скользят, четыре ноги ощупывают землю, и две груди врастают одна в другую. Но вот нога нашла опору, сливаются мышца с мышцей, и из двух живых существ возникает одно — немое, застывшее. Оно качается, загребает землю ногами, чтобы не упасть. Затем сдает какая-то мышца, срезается чье-то дыхание, и на полянке снова двое… Дышат глухо, натужно. Две капли пота стекают с подбородка Андрея на спину Лисандру, и другие две капли скатываются с подбородка Лисандру на спину Андрея.

    — Я утрусь о твое плечо, можно?

    — Валяй. Я давно вытираюсь твоим рукавом.

    Феофан прямо измучился за кустом. Вытащил и он полу рубахи — так вспотел, как будто поборол десятерых и десятеро его побороли. Нет, думает, тут без убийства не обойдется — лучше держаться от них подальше. Уходя, все оглядывается: не кончилось ли? Но трынта в самом разгаре.

    Трещат ицары, скрипит чеканный пояс, и стонет, стоном стонет земля под ногами.

    — Лисандру, отвезти тебя на подводе домой или тут отлежишься?

    — Воля твоя… Что до меня, то я оставлю тебя здесь.

    — Жене хоть скажи, чтоб знала…

    — Скажу. Отчего не сказать…

    К закату на поляне живой травинки не осталось. Земля разворочена, словно ее вспахали, дважды боронили и опять перепахали… Устал страшно бадя Андрей, но и Лисандру устал. Теперь ицары легко выскальзывают из рук Лисандру. Зато и чеканный пояс быстро убегает от рук Андрея. Но борьба остается борьбой, и один из двоих должен лежать на земле. Хорошо бы остаться Андрею с четырьмя передничками вместо ицаров, но неплохо бы и кепке Лисандру разлететься, как было обещано: козырек направо, а все остальное с пуговкой вместе налево…

    Вдруг рука бади Лисандру повисла, сведенная судорогой. В тот же миг уронил руку и бадя Андрей. Затем Лисандру уступил, дав Андрею передохнуть, а бадя Андрей не такой человек, чтобы оставаться в долгу, когда его уважат. А потом одна рука потянулась поправить ицары, другая взялась за чеканный пояс.

    — Коня отдам за одну затяжку…

    — И я отдаю коня…

    Оба отступают на шаг, оба садятся на развороченную землю. Задумались, погрустили, потом вяло стали крутить цигарки, собирая крохи табака с распаренных пальцев.

    — А ты сильный, Лисандру.

    — Да и ты хорош. Кряжистый.

    Курят молча, поглядывая на коней, которые давно стоят, положив головы друг дружке на спину.

    — Лисандру, не хотелось бы тебе выпить стакан розового вина? Прохладненького?

    — Не откажусь.

    — Тогда поехали ко мне.

    Развернули телегу бади Андрея, запрягли и поехали. Лисандру очень понравился розовый прохладный напиток, и он попросил Андрея потрудиться зайти к нему попробовать мускатного. А поскольку бадя Андрей души не чаял в мускатном, он, конечно, пошел…

    К осени жена бади Андрея родила ему еще одного сына, и Лисандру позвали на крестины. А к весне жена Лисандру родила еще одну дочь, и тогда бадя Андрей был приглашен в крестные отцы…

    Потом повелось, что всякий раз Лисандру сдувал через край стакана несколько капель вина на счастье Андреевых сыновей, а Андрей отливал несколько капель за здоровье Лисандровых дочек.

    Затем жена Андрея пришла к жене Лисандру с деревенскими новостями, а на другой день жена Лисандру принесла жене Андрея новости еще похлестче. Потом мальчишки бади Андрея сделали змея девочкам Лисандру, а девчонки Лисандру сделали три куклы мальчишкам бади Андрея…

    И с некоторых пор, когда бадя Лисандру торопливо спускался в долину, никто его не спрашивал, куда он идет. Никто не спрашивал также и бадю Андрея, когда он подымался на гору… И такая между ними завязалась дружба, что люди, не знавшие, в чем дело, удивлялись:

    — Чего это они зачастили — то Андрей к Лисандру, то Лисандру к Андрею?

    А те, до кого дошли кое-какие слухи, охотно объясняли:

    — Да они ж кумовья… Так заведено у нас, у молдаван…

    Перевод: М. Хазин.


    Комментарии

    Вошедшие в том I рассказы написаны автором в основном в 1954–1958 годах и впервые опубликованы на молдавском языке в сборнике «Дор де оамень» («Тоска по людям») в 1959 году.


    Примечания


    1

    Бадя — уважительное обращение к старшему мужчине.

    (обратно)


    2

    Ицары — толстые шерстяные домотканые брюки.

    (обратно)


    3

    Трынта — молдавская национальная борьба.

    (обратно)
  • Комментарии

  • создание сайтов