Оглавление

  • Вступление
  • Глава первая Дела домашние
  • Глава вторая Тревожные признаки
  • Глава третья Горный форт
  • Глава четвертая О жизни магов
  • Глава пятая Выполненное обещание
  • Глава шестая Испорченный отпуск
  • Глава седьмая Тревожное лето
  • Глава восьмая Катастрофа
  • Глава девятая Северные Ворота

    Заклинатель (fb2)


    Михаил Атаманов
    Серый Ворон. Кн. 3: Заклинатель

    © Михаил Атаманов, 2016

    © ООО «Издательство АСТ», 2016

    Вступление

    «При исключительной красоте, которая не осталась незамеченной даже для эльфийских кланов, чародейка Елена Фея во время проживания в Зеленой Столице старалась избегать светских мероприятий и посвятила свои молодые годы развитию дара волшебства. Именно такое необычайно ответственное отношение к магическим наукам сделало спутницу Серого Ворона заметной и грозной фигурой Четырнадцатой Лесной Войны уже в столь юном возрасте».

    Из «Трактата о Четырнадцатой Лесной Войне», составленного Дироносом Ставаеэлем, мастером-хранителем истории при дворе королевы Иллариэтты, великой правительницы светлых эльфов.


    По понятным причинам ныне невозможно получить какие-либо документы из Академии Магии Холфорда, а потому о годах обучения двух сестер-волшебниц можно судить лишь из косвенных источников. К сожалению, достоверность многих из них вызывает большие сомнения. Так, кое-кто из исследователей жизни Серых Воронов даже осмеливается ставить под сомнение кровное родство Елены и Свелинны. Подобные, граничащие с ересью, заключения делаются на основании записей книги рождений храма богини Гизли поселка Горный Фазан. В этой книге действительно имеются записи о рождении Свелинны и трех ее братьев и нет ничего о старшей сестре Елене. Хранители этой реликвии утверждают, что Елена была рождена в другом месте, когда ее мать отправлялась навестить родственников. Судя по всему, речь идет именно о том безызвестном поселке, где провели детство Серый Ворон и Петр Пузырь.

    Наиболее полные сведения о Елене Фее можно обнаружить в персональном досье, собранном семьей Армазо. И хотя сама Фея в то время рассматривалась лишь в качестве инструмента влияния на своего друга Серого Ворона, приведенные факты впечатляют. Став лучшей ученицей первого курса Академии Магии, обладая выдающимися способностями в магии земли и магии разума, Елена экстерном сдала экзамены за три года обучения. Участвовала в зимнем походе Серых Воронов за древним артефактом и сумела отразить все магические атаки жуткого демона-шамана, офицера армии Ваалона.

    Кроме того, стратеги семьи Армазо делали вывод об аполитичности Елены, ее недостаточной лояльности Серому Ворону, а потому предлагали вербовку. Известны даже имена агентов, которым была предложена эта миссия, – Герг и Кара Шоллани. Подробности той операции нам неизвестны, но факт остается фактом – вербовка не состоялась и уже к осени 1111 года Елена Фея открыто выступила на стороне семьи Кафиштенов.

    Тут мы подходим к событию, известному как «Сражение у Северных Ворот Холфорда». Как признавал великий вождь орков Агалиарепт, с севера Зеленую Столицу штурмовала почти половина его двухсоттысячной армии. Соотношение сил перед боем для защитников было даже хуже, чем один к ста. Однако стойкость и отвага оборонявших Северные Ворота превзошли все возможные пределы, и атака была отбита с огромными потерями наступающей стороны. Подобного история еще не знала, а потому Ковен Магов пообещал озолотить любого за информацию о подробностях боя. Но за много лет щедрая награда так и не нашла получателя.

    Сражение у Северных Ворот обросло слухами и небылицами. Находились и такие «свидетели», которые сообщали об участии в нем Гильдии Воров и даже о смерти Петра Пузыря. Все это, конечно же, чушь – ворам никогда не было дела до политики, а Петра Пузыря много раз видели и после той битвы. Так или иначе, докопаться до правды теперь вряд ли возможно. Достоверно известно лишь одно: Елена и Свелинна были самыми активными участницами легендарного сражения.

    Глава первая
    Дела домашние

    Моя комната кипела жизнью. С люстры свешивалась искрящаяся ядовито-зеленая субстанция, яркие брызги с нее капали на мохнатый персидский ковер. Ковру это не нравилось, и он отползал в сторону, подобно большой плоской гусенице. Из шкафа осторожно выглянул полосатый носок и, не заметив ничего опасного, быстро прошмыгнул под кровать. Тяжело хлопая страницами, взлетел к потолку том школьной энциклопедии. На столике у окна фехтовали цветными карандашами два учебника. Я сидела на кровати и счастливо улыбалась, поглаживая мурчащую от удовольствия подушку.

    Противное дребезжание будильника заставило меня вздрогнуть. Мысленно потянувшись за обрывками волшебного сна, я улыбнулась и открыла глаза. Лучи весеннего солнца пробивались через неплотно прикрытые занавески, искрились на люстре и скользили солнечными зайчиками по ковру. Из ящика шкафа свешивался носок. На столе лежали учебники и письменные принадлежности. Все было таким скучным! Мое прекрасное настроение сразу куда-то улетучилось.

    Сев на кровати, я по привычке сложила в щепотку пальцы и хотела вызвать свет, но остановилась, не закончив заклинания. Я ощущала, что силовые магические линии опутаны сложным следящим заклинанием, не дающим почерпнуть энергию, не сообщив при этом неизвестному наблюдателю: «Тут живет человек, способный колдовать!» Кто и с какой целью поставил эту хитрую ловушку на магов, мне было неведомо. Но, судя по всему, наблюдатель намного превосходил меня по силе и способностям и был смертельно опасен. Мне совершенно не хотелось с ним встречаться.

    Но как же мне хотелось колдовать! Это был просто нестерпимый зуд, схожий, наверное, с наркоманской ломкой. Уже год как мы вернулись из Пангеи. За это время бесчисленное количество раз я порывалась воспользоваться своими способностями, но одергивала себя. Словно заключенная в тюрьме, я считала дни до наступления лета, когда мы с друзьями снова отправимся в Пангею – мир, где я смогу чувствовать себя полноценной.

    Не успела я привести себя в порядок и позавтракать, как раздался звонок – друзья зашли за мной, чтобы идти в школу. Петька привычно взял мою сумку, и вслед за Сергеем мы двинулись кратчайшей дорогой напрямик через городской парк. Там на своем обычном месте бабка Никитична торговала свеженажаренными, еще горячими семечками. Пузырь по традиции купил у соседки кулек и отсыпал нам с Сергеем. Никитична заметно сдала за последний год. Зимой она сильно болела, но весной все же нашла в себе силы при хорошей погоде выходить в парк. Однако на рынке в Лесу Между Мирами мы ее больше не встречали.

    Лес Между Мирами стал нашим излюбленным местом отдыха. Мы частенько ходили туда порыбачить или просто позагорать. Мне там было интересно еще и потому, что я чувствовала в Лесу весьма мощные магические линии. Только вот соединиться с ними не получалось – энергия ускользала от меня, словно вода сквозь пальцы. Похоже, пользоваться ею могли только маги из числа Серых Пограничников.

    Мы даже познакомились с одним из них, лесным эльфом по имени Тилион. Случилось это, когда мы вышли из Пангеи. Трое Серых Пограничников преградили нам дорогу и потребовали, чтобы Петька оставил темное кольцо на хранение в Форте или вернул магическую вещь обратно в Пангею.

    Петька пытался спорить, говорил, что не может снять кольцо. Тогда один из Серых Пограничников, явно сильный маг, по имени Тилион, провел над странным артефактом ладонью, и кольцо без малейших усилий скользнуло с Петькиного пальца. Мы согласились отправиться в Форт, чтобы оставить там свои вещи. За хранение пришлось заплатить, и немало, но у Серого Ворона деньги водились.

    Потом мы несколько раз встречали Тилиона во время наших прогулок. Эльф был достаточно молод на вид, и я удивилась, узнав что наш новый знакомый разменял уже шестую сотню лет. Кроме того, он оказался хорошим рассказчиком. Мы с удовольствием слушали старинные легенды и сказки эльфов, узнавали много нового о соседних мирах. Но существовали темы, на которые Тилион отказывался говорить, – о дальних мирах (кроме трех уже известных нам), о вражде темных и светлых эльфов в Пангее и о том, как он стал Серым Пограничником.

    Размышляя обо всем этом, я и не заметила, как мы подошли к школе.

    * * *

    Сегодня нам вернули экзаменационные работы по алгебре. Я открыла свою и скривилась – два неверных ответа из шестнадцати в обязательной и глупейшая ошибка во второй части. Две задачи я не успела даже начать… По алгебре у меня было что-то среднее между «пятеркой» и «четверкой». Значит, годовая выйдет «четверка», уже третья в этом году. Досадно…

    Я вопросительно кивнула сидевшему за соседней партой Воронину. Тот развернул свою работу. «Пятерка». Еще бы! Сергей – круглый отличник, победитель городской олимпиады по математике. Повернулась к Петьке. Тот улыбнулся и с нескрываемой гордостью показал растопыренную пятерню. Тоже пятерка! Ого! Неожиданно. Притом что Пузырь, по его словам, решал все сам, без подсказок Сергея.

    Я с уважением посмотрела на друга и подумала о том, что он сильно изменился после похода в Пангею, стал серьезнее, ответственнее. Пузырь бросил курить, почти не общался со шпаной, взялся за книги. Кроме «качалки», пошел заниматься самбо и спортивным десятиборьем. Да и в учебе у моего друга произошли разительные перемены. Только инертность учителей, которые по привычке отказывались верить, что Петька сам делает домашние задания и решает контрольные, не позволила ему закончить этот год без троек.

    Конечно, было обидно единственной из нашей троицы друзей напортачить в экзаменационной работе, хотя математика всегда давалась мне хуже остальных предметов. Да и, нужно признаться, за последний год я заметно охладела к учебе. Меня не оставляло чувство бессмысленности происходящего. Зачем все эти занудные примеры с дробями, тангенсами-котангенсами, иррациональными числами и прочей лабудой, когда мое предназначение – магия?!

    Родители же истолковали эти перемены по-своему. Мама шептала отцу, мол, «наша девочка повзрослела, переходный возраст, мысли совсем другим заняты». И лишь Сергей Воронин, единственный из всех, понял все правильно. У нас даже состоялся серьезный разговор на эту тему. Сергей, в очередной раз заметив мое безразличие на уроках, с укоризной сказал, что яркое приключение в Пангее не должно влиять на реальную жизнь.

    Я тогда, помнится, сорвалась и накричала на него, заявив о своем глубоком убеждении, что именно в Пангее жизнь и была настоящей. А все, что было до этого, – лишь скучное предисловие, которое хочется поскорее пролистнуть. Сергей со мной не согласился. Он считал, что к жизням в разных мирах нужно относиться серьезно, что мы можем становиться там совершенно другими людьми. К примеру, здесь он просто школьник, в Пангее вор, а в мире Острова Фаэри будет еще кем-то. И нужно наслаждаться каждым моментом из каждой реальности…

    Соседка по парте толкнула меня локтем, я встрепенулась и подняла голову.

    – Звонарева, опять в облаках витаешь? Иди к доске, – услышала я голос математички.

    Странно. Что ей от меня нужно? За оставшееся до летних каникул время моя итоговая оценка уже не изменится. Только по пути к доске я заметила, что у одноклассников на партах вместо задачников по алгебре лежат учебники по геометрии. Похоже, я опять что-то пропустила. Тогда понятно, по геометрии мне действительно нужно было вытягивать итоговую пятерку.

    – Давай, Звонарева, расскажи нам про три признака подобия треугольников. С доказательствами подобия.

    Мое секундное замешательство сменилось ликованием. Как раз накануне Петька чуть ли не силой заставил меня учить геометрию, и мы повторяли этот вопрос! Вот ведь повезло! Я взяла мел и стала уверенно писать формулы доказательств.

    – Вот, Лена, когда ты не витаешь в облаках, просто не могу на тебя нарадоваться… Скажи, как можно было в экзаменационной работе по алгебре вписать ответ в строку другого примера? Где была твоя голова в этот момент?

    Послышались смешки. Один из одноклассников бросил в мой адрес едкий комментарий. Потупившись, я сжала зубы. Да, отвлекаюсь. Но кто из присутствующих здесь способен решить хотя бы одну задачку по магии? Да просто понять вопрос? Даже Серый Ворон и Пузырь не смогут расшифровать символы рунного алфавита. А я смогу! Я стала лучшей ученицей на своем потоке! Вместе с Карой и Свелинной я досрочно сдала экзамены за три первых года обучения и сменила серую мантию новичка на темно-коричневую! И что мне ваши насмешки и экзамены, когда через пару недель я снова смогу колдовать!

    * * *

    По пути домой мы заговорили о предстоящем путешествии в Пангею. Вещи у всех уже были собраны, а часть даже хранилась в Форте Серых Пограничников.

    – Может, перед Пангеей завернем в мир Острова Фаэри? – предложил Сергей. – Просто на минуту зайдем, чтобы мир нас запомнил и мы могли в него вернуться…

    Воронин уже не раз пытался подбить нас с Пузырем на эту авантюру. Но лично мне переправа через Стылую речку на земли враждебных орков вовсе не казалась здравой идеей. Петька меня поддержал. Сергей с досадой пнул валяющуюся на дорожке пивную банку:

    – Ну хотя бы к дварфам клана Тяжелых мы зайдем по дороге? Я хотел свои мечи показать и узнать насчет восстановления в них магии.

    – К дварфам зайдем, – согласилась я.

    – Только ненадолго, – заявил Пузырь. – Мне нужно возвращаться в столицу, меня Камилетта отпустила всего на Две Руки и четыре дня. Да и эти четыре дня я еле-еле выпросил.

    – Успеешь, – успокоил друга Сергей. – Зря я, что ли, на грифонов потратился, когда возвращались? Время мы неплохо сэкономили. В Пангее всего неделя прошла. Так что и у нас есть почти неделя на обратную дорогу до Холфорда. В прошлый раз мы за девять дней добрались, но тогда мы шли с обозом, да еще у дварфов жили несколько дней.

    – Не ради Пузыря ты грифонов нанимал, – вступилась я за Петьку. – А для того, чтобы твоя хвостатая подружка за нами не увязалась.

    – Из-за нее тоже, – Сергей смущенно отвел взгляд. – А разве лучше было бы, если бы Каришка проследила за нами до самого дома на Земле и раскрыла нашу тайну? Или заблудилась в Лесу Между Мирами и утопала непонятно куда?

    – Ты мог приказать ей остаться в Холфорде. Тайфлинг не смогла бы нарушить приказ, – резонно заметила я.

    – Не хочу лишний раз напоминать Каришке, что она несвободна. Честно говоря, я очень по ней соскучился, – с грустью признался Серый Ворон. – Просто привык, что она всегда рядом.

    – Она тебе нравится? Как друг и как красивая девушка? – спросила я.

    Я и раньше в той или иной форме задавала Сергею этот интересующий меня вопрос, но мой друг всегда ловко уходил от ответа. На этот же раз Сергей ответил:

    – Да, Ленка, она мне нравится. И как друг, и как красивая девушка.

    – Скажи честно, она красивее меня? – Я решила воспользоваться внезапной откровенностью друга.

    Впрочем, ответ Сергея мне вовсе не понравился:

    – Девушки подобны морскому прибою. Когда волна катится к берегу, она украшена белоснежной пеной и искрится на солнце, а когда отступает обратно, тащит за собой песок и мусор. Сравнивать двух красивых девушек в разные моменты жизни, на мой взгляд, неправильно. Ленка, можешь обижаться, но во время первой встречи ты откровенно проигрывала Каришке. Да ты и сама это знаешь. Ведь так?

    * * *

    Конечно, я помнила тот ужасный день! Перед этим почти трое суток я просидела как проклятая над контрольной работой по истории магии. Я даже ночевала в библиотеке! Тогда только-только я научилась разбираться в жреческом алфавите. Читать древние тексты было очень трудно, я едва не плакала от бессилия. А ведь моя соседка по комнате Кара уже сдала работу!

    И вот наступил Большой Выходной, день очередной встречи с моими друзьями. Взглянув в зеркало, я содрогнулась – щеки ввалились, под глазами черные круги, волосы растрепаны. Кое-как приведя себя в порядок, я вышла на улицу. Заметив мою усталость, Пузырь попытался меня подбодрить, но тут появился Серый Ворон с этой своей Каришкой…

    Говорила она льстиво-угодливые слова, но я своим сразу же обострившимся женским чутьем заметила веселый блеск в ее глазах, едва скрываемую улыбку и общий эмоциональный фон. Я пока только обучаюсь магии разума и очень не скоро еще смогу читать мысли людей. Но в данном случае этого и не требовалось. Я четко почувствовала ее состояние: моя соперница откровенно радовалась тому, что выглядит гораздо привлекательнее меня в глазах стоящих рядом мужчин.

    Конечно, я вспылила. А эта разряженная кукла начала играть на публику, чтобы у моих друзей сложилось впечатление, будто ее незаслуженно обижают. Я знала, что поддалась на хорошо продуманную провокацию и веду себя неправильно, но поделать ничего с собой не могла… Тот самый первый раунд моя соперница выиграла, причем выиграла вчистую. Конечно, Серый Ворон предсказуемо встал на защиту своей подружки, сделав именно то, на что и рассчитывала хитрющая Каришка. Я даже в какой-то момент поняла, что Каришка при желании может увести у меня не только Серого, но и Пузыря. Когда тайфлинг зашвырнула в кусты горсть драгоценностей, она остановилась и посмотрела мне прямо в глаза. Я случайно встретилась с ней взглядом и… обмерла. В том взгляде не было ни капли покорности и смирения, ни малейшего намека на желание дружбы. Наоборот, было столько ехидства, превосходства и женского коварства, что я отшатнулась.

    Я психанула и ушла, чем полностью признала свое поражение. И в тот же день обвенчалась с Пузырем в храме богини Амины. Обвенчалась потому, что с ужасом осознала, что могу потерять обоих друзей, которые с самого детства смотрели на меня влюбленными глазами. Потерять из-за Каришки.

    Ко второй встрече с соперницей я уже была морально готова. Каришку тогда послал ко мне Серый Ворон сообщить, что он ранен. Помнится, я хотела тогда поставить эту зарвавшуюся нахалку на место, но тайфлинг предъявила ультиматум – или я признаю за ней право быть с Сергеем, или она уведет у меня обоих друзей. Конечно, я попыталась решить вопрос силой, применив заклинание контроля гуманоида. Но той осенью я была еще новичком в магии разума. К тому же, чем выше интеллект цели, тем меньше шансов, что это сложное заклинание сработает. А Каришка очень даже не глупа, это я сразу заметила…

    К зиме моя магия стала заметно сильнее. По дороге к замку Древний Брод я прощупала уровень защиты тайфлинга. Каково же было мое разочарование, когда я наткнулась на непробиваемую стену – ее разум был закрыт. Купить себе и Каришке амулеты, блокирующие магию, решил Сергей, и сделал он это явно с подачи своей хитрющей подруги.

    Сама же Каришка явно хотела со мной помириться. Но поговорить по душам у нас долго не получалось. Лишь в подземельях разрушенного храма, когда все уснули, у нас состоялся откровенный разговор. Оказалось, что Каришка почти втрое старше меня и тридцать лет проработала в бродячем цирке гимнасткой, канатоходцем и танцовщицей. За эти годы она до совершенства отточила умение нравиться привередливой публике, а в особенности зрителям-мужчинам. У меня сложилось впечатление, что тайфлинг может стать неплохим другом. Она верная, умелая, ловкая и… беспечная. Когда девушка наклонилась к сумке, чтобы достать одеяло, я заметила колечко храма Амины, висящее на шнурке. Понять, с кем она обвенчана, было нетрудно.

    Только об этом колечке я и думала все последующие дни. И, возможно, поэтому богиня судьбы Фаэтта сделала мне неожиданный подарок. На обратном пути, когда на нас напали демоны, я почувствовала такой прилив сил, будто сама богиня магии поддерживала меня. Мои чувства обострились, я видела каждую пущенную эльфами стрелу, каждый взмах клинка, слышала каждое слово. Каришка рубилась с опасным демоном. Она уже потеряла один кинжал и еле уклонялась от секиры противника. Висящее на шее колечко выскочило из-за ворота куртки. Только я заметила, как лезвие демона разрезало шнурок, и серебряное кольцо улетело в глубокий снег.

    После тяжелого боя я собралась с силами и на негнущихся от усталости ногах подошла к месту схватки. Порывшись в сугробе, нащупала серебряное украшение и сунула в перчатку. Каришке я, естественно, ничего не сказала. Я хорошо изучила местные обряды и традиции, а потому знала, что, если по прошествии испытательного срока хотя бы один из обрученных не предоставит свое кольцо, помолвка объявляется недействительной. В моих руках оказался такой козырь, против которого были бессильны Каришкины женские чары, опыт и коварство.

    С того самого дня я не расставалась с колечком ни на минуту. Даже сейчас оно лежало в моей школьной сумке. Признаться, я много раз хотела избавиться от него, но сделать это в Пангее не решилась, а дома незаметно уничтожить магическую вещь было невозможно – cразу после этого почернело бы и кольцо Сергея, а ему не составит труда догадаться, кто в этом виноват.

    Пока я храню обручальное кольцо, складывалась весьма благоприятная для меня ситуация – мой друг не может ни жениться на Каришке, ни обвенчаться с какой-либо другой незнакомой мне девушкой. Если же Сергей решит избавиться от кольца, я об этом сразу же узнаю. Но вот, что случится, если сменился обладатель парного кольца? Смогу ли я занять место хвостатой Каришки? Ответ на этот вопрос можно было найти в трудах по предметной магии, доступных только адептам седьмого курса. Но я была готова терпеливо ждать.

    Чего скрывать, Сергей Воронин мне действительно нравился. Хотя здесь, в нашем мире, он несколько уступал Петьке Калинину, однако в Пангее их соперничество выглядело совсем иначе. Там Серый Ворон становился восхитительно-притягательным: ловким, смелым, таинственным и гордым.

    Как ловко он проник во внутренний город через все заслоны и проучил мою соседку Кару! Пузырь бы так никогда не смог. Серый Ворон проник в легендарный смертельно опасный склеп «Золото Мертвых», и именно он, а не Пузырь собрал для меня деньги на обучение. Несколько позже Сергей поставил на место высокомерную дочь герцога, перед которой преклонялся Пузырь. Как уверенно он себя чувствовал в смертельно опасном лабиринте Карпи-Морт, где Пузырь боялся лишний шаг сделать! Серый Ворон в одиночку справился со смертельно опасным демоном, в схватку с которым Пузырь даже не решился лезть.

    В Пангее уже Петька откровенно проигрывал Сергею. Но я все же обручилась с Пузырем. И не только из-за Каришки. Просто я считала правильным и честным повторить уже сделанный мной в родном мире выбор.

    * * *

    Так что я не обиделась на слова Сергея, а лишь уточнила:

    – Да, тогда Каришка выглядела лучше меня, но неужели с тех пор ни разу не было по-другому?

    Серый Ворон смутился:

    – Было, конечно. Например, во время магического боя с демоном. От тебя веяло силой и величием, а Каришка испугалась и выглядела жалко и глупо. Тогда ты была особенно прекрасна.

    Вот, значит, как. Сергею нравятся сильные, уверенные в себе девушки. Я и раньше думала об этом, а сейчас лишь утвердилась в своем мнении. Петьке же, наоборот, нравится женственность и хрупкость, он обожает меня защищать.

    Вернувшись из школы, я пообедала и заглянула в дневник. На завтра уроков не задано. По телевизору ничего интересного, в Интернете тоже. Скучно. Некоторое время я наблюдала в окно за тетей Полей Ворониной, которая выгуливала в коляске Егорку, брата Сергея. Потом заперла на два оборота входную дверь, задернула шторы и вытащила из тайника под столом толстый обмотанный бечевкой пакет. В нем хранились записи, обнаруженные Серым Вороном и Каришкой в башне Теодора Младшего, плюс пара книг по плетению заклинаний и справочные таблицы. Бесценное сокровище!

    Адепты младших курсов Академии Магии имели право посещать только несколько залов огромной библиотеки. Наставники тщательно следили за тем, чтобы любопытные новички раньше времени не получали доступ к сложному, тайному, опасному для себя и окружающих знанию. Список заклинаний, которые можно было найти в первых залах, был достаточно обширен, но все же не выходил за элементарные бытовые рамки. Даже «контроль гуманоида» в него не попал.

    Однажды мне совершенно случайно попался оставленный на столе учебник по стихийной магии для шестого курса. Вот это да! Это был действительно учебник магии, а не те прописи и буквари, по которым обучали нас. Я прочла оглавление, и от волнения у меня затряслись руки. Глава первая. Стихия воздуха. «Полет», «Молния», «Воздушный кулак», «Зов ветра»… Глава вторая. Стихия пламени. «Огненный шар безопасный демонстрационный», «Огненный шар типовой», «Огненный шар усиленный», «Огненный шар усиленный, второй способ», «Защита от пламени», «Огненный шар зажигательный длительного действия», «Фер-крош-тул, Огненный шар, гоблинский вариант», «Фер-крош-така, Огненный шар шаманов орков»…

    К сожалению, огонь – не моя стихия, и мне не хватило бы сил на описанные заклинания. А уж заклинания воздуха выше базовых мне вообще никогда не поддадутся. Но все равно я была в восторге – ведь существует же где-то том и по моей магии земли! Осталось только доучиться до шестого курса!

    А еще есть залы только для магистров. Сколько же придется кропотливо трудиться, прежде чем мне станет доступна более-менее полная информация о магических науках!

    Но в дневниках Теодора содержались заклинания настоящие, мощные и полезные. К примеру, «обновляемая невидимость». Обычное заклинание невидимости разрушалось при касании или приближении к материальному объекту. Теодор придумал способ мгновенного восстановления невидимости. Заклинание было очень сложным и энергоемким. Поэтому Теодор предлагал использовать разные магические источники. Сперва он строил «каркас» заклинания на магии воздуха, а «подпитку» привязывал к магии чувств. Но, по-видимому, полученный результат не удовлетворил мага, и он стал рассматривать другие комбинации. Записки содержали целые страницы расчетов с таблицами и рисунками. Теодор описывал и запасные варианты, однако вывод был неутешительным: «Запасные варианты нестабильны, особенно в случае использования двух несвойственных магу граней, невидимость держится буквально несколько мгновений».

    Меня эти записи привлекли не только как пример создания нестандартного заклинания, но и потому, что один из запасных вариантов Теодор строил на паре: «каркас» на магии разума, «подпитка» от магии земли. Родные для меня стихии! То есть теоретически я могла бы это заклинание применять! Если, конечно, разберусь в таблицах и расчетах.

    Еще в Пангее, впервые увидев это заклинание в журнале, я неосторожно прихвастнула, что вскоре смогу становиться невидимкой. Серый Ворон почему-то очень обрадовался и сказал, что им с Каришкой это очень пригодилось бы в одном крайне непростом и рискованном деле. Страшно заинтригованная, я пообещала ему помочь и даже назвала срок, когда смогу овладеть новым заклинанием, – не позже праздника Середины лета в Пангее.

    Однако весной я готовилась к сдаче экзаменов сразу за три курса Академии Магии, и мне было не до дневников Теодора. Поэтому я прихватила нужные книги с собой, надеясь за год разобраться в задаче. Но оказалось, что ни дома, ни в Лесу Между Мирами я не могла воспользоваться магическими силовыми линиями. А назначенный срок неумолимо приближался.

    Все оказалось гораздо сложнее, чем представлялось мне вначале. Чем больше я вчитывалась в строки формул, тем отчетливее понимала, что мне катастрофически не хватает общих магических знаний. Но я не сдавалась. Мне удалось обнаружить кое-какие закономерности в таблицах, я даже поняла, откуда Теодор брал коэффициенты некоторых значений. Дополнительные сведения можно было почерпнуть в трудах библиотеки Академии Магии, но я была почти уверена, что доступа к самым ценным для меня залам у меня пока не будет.

    * * *

    Следующий день надолго запомнится моим одноклассникам. На физкультуре сдавали итоговый годовой зачет: стометровка, прыжки в длину, подтягивания для парней и приседания для девочек, затем полоса препятствий и кросс.

    Я оказалась лучшей среди девчонок в стометровке и прыжках. Между тем, ни Петька, ни Воронин не блистали в первых двух упражнениях. Нет, результаты на «пятерку» они вполне показывали, но были где-то в середине списка. Меня это слегка разочаровало, и я постаралась расшевелить парней.

    – Пятерку мы и так получим, какой смысл рвать жилы? – вяло поинтересовался Сергей.

    И тут черт меня дернул предложить друзьям состязание. Мол, кто из них сможет показать класс и удивить меня, того я при всех поцелую. Одноклассники заулюлюкали и засмеялись. Петька и Сергей переглянулись.

    – Можно попробовать, – согласился Петька.

    – Только потом, Фея, не отказывайся от обещания! – улыбнулся Серый.

    Сначала шло подтягивание. Воронин честно старался и подтянулся четырнадцать раз при нормативе на «пятерку» в десять.

    Петька заулыбался, подмигнул мне, снял майку, обнажив внушительные мускулы. Одноклассницы разом затихли. Пузырь, явно польщенный вниманием, подошел к турнику.

    То, что творил Петька, я видела только по телевизору в передачах про гимнастов. Сперва он десять раз подтянулся, причем не просто по плечи, а каждый раз с выходом силой по пояс. Затем убрал левую руку за спину и под аплодисменты одноклассников подтянулся еще десять раз. Но на этом мой друг не остановился, а выполнил еще тридцать подтягиваний на двух руках. Когда он спрыгнул, поигрывая блестящими от пота мускулами, девчонки завизжали от восторга.

    Полоса препятствий состояла из ряда вкопанных в землю автомобильных покрышек, лабиринта, длинного «рукохода», лестницы, спуска по металлическому столбу, затем нужно было пролезть между горизонтальными поперечинами и, наконец, преодолеть высокий забор. Физрук стоял в конце полосы с флажком и секундомером. Сергей вызвался в пару к Петьке. Взмах флажка и…

    Петька двигался красиво и быстро, но – смело могу предположить – на него никто даже не смотрел. Потому что Сергей творил нечто невероятное! Он побежал, прыгая сверху по ряду покрышек. Затем, не снижая скорости, прыгнул с последней покрышки прямо на железную перекладину лабиринта и пронесся сверху, как по ровному асфальту. Затем, уцепившись за первую планку «рукохода», подтянулся, взмыл в воздух и снова побежал, перепрыгивая через три перекладины. Кувырок – и Сергей взлетел на лестницу, но не стал спускаться по столбу, а прямо с пятиметровой высоты полетел вперед и вверх! Девчонки взвизгнули от страха. Но Воронин знал, что делает. Он снова ушел в кувырок и, ни на миг не останавливаясь, прыгнул между поперечинами. Едва касаясь песка ладонями, Сергей закрутил четыре сальто подряд, после короткого разбега взлетел на забор и легко спрыгнул на землю. Я чуть не оглохла от рева одноклассников, а восторженный визг девчонок, казалось, перешел в ультразвук. Петька в это время был еще примерно на середине «рукохода»…

    Со школьным учителем у Воронина вышел спор. Физрук не хотел записывать в журнал итоговый результат, так как время Сергея оказалось лучше державшегося уже много лет рекорда школы, причем лучше сразу на двадцать секунд! Учитель испугался, что проверяющие никогда не поверят в реальность такого великолепного результата, и стал упрямиться, ссылаясь на то, что «Воронин сделал упражнение не по правилам». Мы всем классом требовали справедливости, но учитель был непреклонен – нужно переделывать упражнение.

    К разочарованию собравшихся, на этот раз Сергей делал все вполсилы, едва уложившись в норматив. А потом точно так же бежал кросс, болтая с Пузырем и лишь изредка сверяясь с часами, чтобы все же получить «пятерку». После урока я, под смешки и свист одноклассников, чмокнула каждого из друзей, признав, что оба сегодня были великолепны. Несколько одноклассниц тоже вызвались поцеловать отличившихся. И если Пузырь, покраснев от смущения, отстранился, то Серый неожиданно согласился и получил в награду еще несколько поцелуев. Меня это сильно задело, и я не разговаривала с Ворониным весь остаток дня.

    * * *

    Вернувшись домой, я уже было собралась заняться изучением дневников Теодора Младшего, как вдруг затренькал входной звонок. Кто бы это мог быть? Неужели Сергей решил извиниться?

    Оказалось, пришла моя соседка по парте Настя Головешкина. Настя была единственной, с кем я могла посекретничать о том, о чем не стала бы говорить с родителями и даже с Петькой и Сергеем. Я впустила подругу и предложила чаю.

    – Как я хочу, чтобы следующие две недели тянулись вечно! – отхлебывая горячий чай, проговорила Настя.

    – Почему? – удивилась я.

    – Я поступаю в техникум. И мы будем видеться редко.

    Да, точно, Настя еще в начале года говорила, что собирается учиться на кондитера. Но тогда я не придала особого внимания ее словам. Получается… в школе, кроме Сергея и Петьки, у меня не останется никого.

    Одноклассницы уже много лет назад объявили мне бойкот. Меня считали заносчивой и наглой, «собакой на двух стогах сена», потому что все внимание Петьки и Сергея доставалось мне одной. Мои же друзья нравились многим девочкам в классе, а потому одноклассницы были обижены на меня. Впрочем, я и сама не стремилась к общению с этими глупыми курицами.

    И только с Настей я могла посекретничать, ей единственной открылась, что из друзей выбрала Петьку. Очень жаль, что она уходит, мне будет ее не хватать. Мы поболтали с подругой на разные темы, и разговор постепенно перешел на сегодняшний урок физкультуры.

    – Это было так красиво! – восхищенно ахала Настя. – Петька просто атлет! Ты же знаешь, как он раздражал меня в начальных классах! Жирдяй неуклюжий. Чуть толкнешь, сразу бежит жаловаться мамочке. Но как он изменился! Ты счастливая, Ленка! Такой классный парень влюблен в тебя по уши!

    – Сергей сегодня тоже был в ударе, – напомнила я, желая восстановить справедливость.

    – Да, шикарно! Как в цирке! Интересно, где он такому научился? Занимается вроде только футболом.

    Ну не могла же я рассказать ей о Пангее! Пришлось наврать, что Воронин тренируется самостоятельно. Настя восхищенно заахала:

    – Я тоже так хотела его поцеловать после физкультуры! Но не стала из-за тебя.

    – Так поцеловала бы! Ты единственная, на кого бы я не обиделась. А остальных я уже внесла в список врагов.

    – Да ладно тебе, Ленка! Каких еще «врагов», ты чего? Не принимай все так близко к сердцу! В конце концов, Петька и Сергей еще не твои женихи.

    Точно подмечено. Не женихи. Точнее, один уже не жених, а второй еще не жених, хотя его обручальное кольцо уже у меня. Тут уж я не удержалась и произнесла заговорщическим шепотом:

    – А вот тут ты ошибаешься. Один из моих друзей со мной уже обручился, только это тайна. У меня даже есть колечко.

    – Да ну, врешь! Покажи!

    Я достала из сумки бесценное сокровище.

    – Ну да, обычное колечко из храма Амины, – едва взглянув, проговорила Настя. – У меня есть такое же. Ой! – внезапно вскрикнула она, с ужасом закрывая рот ладонью.

    Мы изумленно посмотрели друг на друга.

    – Настя, ты тоже была в Пангее???

    – Вообще-то я там родилась… Но, Ленка… я не могу об этом говорить. Это не мой секрет, – не на шутку испугалась подруга.

    – Да ладно тебе, чего ты боишься? Ты же меня знаешь.

    – Знаю… Точнее, думала, что знаю… Теперь понятно, куда ты исчезла прошлым летом. Я заходила к тебе, а твоя мама сказала, что ты с классом ушла в поход. Еще спрашивала меня, почему я не пошла со всеми. Пришлось соврать, что я приболела. Представляешь, если бы на моем месте оказался кто-то из девчонок? Они бы не стали тебя выгораживать. Был бы грандиозный скандал! Вас бы с полицией искали! То же самое и в Пангее – проколешься на какой-нибудь мелочи, обязательно донесут властям или инквизиции. Так что, Ленка, давай забудем этот разговор. Здесь я тебя знаю, а там… Мало ли кто ты в Пангее…

    Я удивилась, но спорить не стала. Теперь мне был понятен отказ друида Илоны и Гробнара брать нас в свои странствия. Получается, не за секреты свои они так опасались, а за жизни. Ведь проколется по неопытности кто-то из нас, а погибнут все…

    Разговор с Настей не клеился. Подруга сказала, что у нее страшно разболелась голова, извинилась и ушла. Не успела я закрыть дверь, как явился Сергей.

    – Твоя форма. Не забыла? Завтра решающий футбольный матч. – Воронин протянул сверток. – Ты речь уже подготовила?

    – Какую речь? – не поняла я.

    – Там народу соберется… Директор сказала, что перед началом выступит завуч, физрук и кое-кто из игроков. Ты в числе выступающих, сама понимаешь.

    – Почему именно я? – Уже задав вопрос, я вдруг вспомнила, что вроде как должна считать себя обиженной на Сергея и не разговаривать с ним. Поняла, что замолчать и снова начать обижаться уже глупо.

    – Ты же единственная девчонка на две команды. Так что готовься и к речи, и к игре. Мы не должны проиграть в итоговом матче.

    Понятно. Значит, завтра нужно «выглядеть». Насчет речи я особо не переживала, смогу сообразить по обстановке. А вот отдохнуть перед матчем необходимо. Счет перед решающей игрой был равным – 114: 114. Все понимали, что этот год станет последним в нашем долгом противостоянии с параллельным классом. Наш капитан Валет и двое полузащитников решили поступать в ПТУ. Заменить их нам будет некем.

    У противников проблемы с составом были еще существеннее – основной их нападающий Амбал не планировал учиться в старших классах. Ходили упорные слухи, что и в девятый-то его перевели с тремя годовыми двойками только по большой просьбе физкультурника. Вместе с Амбалом уйдет и второй нападающий. Вратарь Казбек переезжает вместе с родителями в Москву. Опорного защитника, цепкого юркого Черепа, в середине года выгнали из школы за какое-то хулиганство. А лучший их игрок, длинноногий, быстрый полузащитник Женька Спицын по прозвищу Спица, приглянулся настоящим футбольным рекрутерам и попал в резервный состав футбольного клуба второй лиги, а потому переезжает в другой город.

    Так что в десятом классе школы наших еженедельных футбольных матчей уже не будет. Поэтому, когда судивший на прошлой неделе нашу встречу учитель физкультуры откровенно сводил предпоследний матч к ничьей, никто из команд не возражал – все должно было решиться в последнем матче, чтобы сохранялась интрига.

    * * *

    Народу на школьном стадионе собралось действительно много. Болельщики сидели на трибуне, стояли вокруг футбольного поля, висели на заборе и даже на деревьях.

    После выступления директора и завуча микрофон в руки взял Игорь Жуков, капитан команды девятого «А» по прозвищу Амбал. С трибуны послышались крики восторженных поклонниц: «Амбал, скажи речь!», «Амбал, ты лучший!». Парень улыбнулся, помахал девушкам и принялся говорить о том, что это многолетнее футбольное противостояние привило ребятам любовь к спорту, научило уважать соперников, и поэтому он хочет сказать огромное спасибо школе и всем своим друзьям.

    Тут к Амбалу подошел чеченец Казбек с большим, обернутым в непрозрачную бумагу свертком. Капитан девятого «А» вновь поднял микрофон:

    – А теперь я хочу вручить этот подарок человеку, который сплачивал и подстегивал всех игроков, показывая пример самоотверженности и заставляя всех выкладываться по полной. Тому, без кого наши матчи потеряли бы остроту и накал. Этот подарок я вручаю нашей сопернице, лучшему полузащитнику и прекрасному человеку Звонаревой Елене!

    Амбал эффектно сдернул упаковку с букета белых роз, вручил мне цветы и зачем-то принялся стягивать с себя футболку. Я растерялась. Неужели он хочет меняться футболками?! В поисках поддержки я обернулась к своей команде. И опешила. Все наши ребята, да и соперники уже стянули свои футболки с номерами и фамилиями. И у всех под формой оказались одинаковые белые майки с надписью: «Ленка, ты – лучшая!»

    Я заплакала. Парни подходили ко мне, жали руку, целовали в щеку. Потом мы сфотографировались на память, и физкультурник раздал всем фломастеры, чтобы мы расписались на мяче. Я все не могла успокоиться и думала, как же я буду играть вся в слезах?

    Но матч… не состоялся. Директор объявила, что, по единодушному мнению руководства школы, лучшего счета в итоге многолетнего противостояния двух классов, чем боевая ничья 114: 114, просто и быть не может. И пригласила команды в школьную столовую, где уже был накрыт праздничный стол. А на поле выбежали две команды второклашек. Зрители встретили малышей аплодисментами.

    По пути в столовую Сергей Воронин взял меня за руку и тихо проговорил:

    – Видишь, Ленка, не только в Пангее бывают интересные дни.

    – А ты знал, что матча не будет?

    – Конечно. Все знали. Даже твои родители. Только тебе не говорили, чтобы не испортить праздник.

    Я хотела было обидеться, но потом рассмеялась:

    – Ну и правильно сделали! – Я обернулась к ребятам: – Спасибо всем за такой подарок. Это лучший день в моей жизни!

    * * *

    В Пангею выходили вечером. Сергей посчитал, что это оптимально – до темноты мы как раз успеем забрать свои вещи из Форта Серых Пограничников, а заночуем на нашем любимом острове. Родителям на этот раз сказали правду – идем в поход втроем на целых девять дней. Старая легенда «поход всем классом», как оказалось, была ненадежной. Я немного волновалась, не зная, как отреагируют мои родители. Но мама приняла известие о походе на удивление спокойно:

    – Вместе с такими друзьями, как Сергей и Петр, я согласна отпустить тебя хоть на край света.

    Папа выразился несколько двусмысленно:

    – В твоих друзьях, дочь, я полностью уверен. Да и ты у нас девочка умная, знаешь, как себя вести с молодыми людьми.

    Итак, мы сели в автобус и уже через несколько минут стучались в ворота Гробнара. Хозяина дома не оказалось, нам открыла Илона. Друид, видимо, возилась в саду. На ней был старый, перепачканный землей спортивный костюм, резиновые сапоги и перчатки, волосы покрывала косынка. Бульдог Рокки встретил нас радостным лаем и поскуливанием, говоря что-то явно осмысленное, но мне непонятное. Сергей погладил собаку и достал из сумки специально купленную в зоомагазине резиновую курицу. Рокки тут же улегся на землю и принялся терзать игрушку страшными зубами.

    – Проверять вас не буду, – проговорила Илона. – Вы уже были в Пангее и знаете, как себя там вести. Но предупредить кое о чем должна. В последнее время из Пангеи приходят нехорошие слухи. Ничего конкретного, но Круг Друидов забеспокоился. Подозрительно малоснежная зима и засушливая весна выдались в этом году на пустошах демонов и на юге на землях степных орков, погибли все озимые и практически все весенние посевы. Возле Светлой Гавани, Южной Столицы Империи, происходит что-то странное – люди пропадают сотнями. Многие уезжают оттуда.

    В Курстане рассказывают о демонах в десять локтей высотой. Мой муж ездил к лесным оркам, вернулся с пустыми руками. Торговли почти нет, в крупных орочьих поселениях на границе Вечного Леса остались только женщины, дети и старики. Говорят, все мужское население ушло вместе с новым великим вождем. Но, что это за вождь, и куда он увел мужчин, никто толком объяснить не может.

    Знакомые друиды сообщают, что равновесие в Пангее пошатнулось. Где-то рыба позже пришла на нерест, где-то перелетные птицы не улетели зимовать, где-то вековой священный дуб вдруг стал сохнуть. Вроде мелочи, но такое происходит повсеместно. Появились пророчества о скорой войне и конце света. Так что мой вам совет, ребята, будьте повнимательнее и поосторожнее. Ну, разболталась я что-то. Задерживаю вас, наверное. Удачи!

    * * *

    Лес Между Мирами мы уже давно не считали далеким и необычным. Для нас он стал чем-то вроде пригородного парка. Вот и сейчас мы быстро дошли до Форта Серых Пограничников. Вход в подземелье Цитадели, где хранились наши вещи, охраняли незнакомые нам вооруженные крепкие, загорелые парни, люди по расе, в одинаковых серых плащах поверх темных кольчуг. Серый Ворон показал им жетон с непонятными символами, и охрана расступилась.

    В подземелье спустился только пожилой лысый мужчина с большой связкой ключей на поясе. Он взял у Сергея жетон, долго щурил слабые глаза, пытаясь прочесть выбитые надписи, и затем повел нас длинным холодным коридором мимо череды одинаковых металлических дверей. Когда стало совсем темно, старик зажег над головой магический светящийся шар. Счастливый! В отличие от меня он мог использовать магию этого места. Наконец мы остановились возле одной из дверей. Мужчина открыл ее и зажег тусклый фонарь внутри помещения:

    – Лампу потом потушите и дверь захлопните.

    С этими словами лысый старик направился к выходу, унося с собой магический светильник. Друзья, нимало не стесняясь моего присутствия, начали переодеваться. Оставаться одной в темном коридоре было жутковато, поэтому я тоже зашла внутрь и попросила ребят отвернуться. Аккуратно сложив одежду, я с наслаждением натянула коричневую мантию ученицы Академии Магии. Как же долго я ждала этой минуты!

    Собравшись и упаковав нужные вещи в сумки, мы потушили фонарь. Сразу стало темно и жутко. Я нащупала руку Пузыря. Сергей повел нас по мрачному подземелью, уверенно выбирая дорогу на всех поворотах. Вскоре впереди показался свет.

    Я и забыла, как моим друзьям идет одежда из Пангеи! Пузырь надел свою форму телохранителя рода Кафиштенов: серебристую кольчугу, куртку с вышитым гербом, легкий шлем, кожаные штаны и высокие ботинки. На спину он закинул треугольный щит с изображением взлетающего сокола, а на боку висел длинный широкий меч.

    Сергей был в неприметном плаще, прикрывающем богато расшитую серебром кожаную броню. Два длинных меча крест-накрест висели у него за спиной, а к поясу был приторочен арбалет в чехле. Ворон покопался в рюкзаке, рассовывал по многочисленным карманам ножи, склянки, крюки и мотки веревки.

    Наконец мы двинулись в путь. Чтобы успеть до темноты, Сергей повел нас напрямик через лес. Когда мы шлепали по мелководью на остров, солнце уже скрылось за горизонтом. Небо было звездным, ночь обещала быть очень теплой.

    Сергей соорудил костерок, Петька набрал воды. Пока парни ставили палатку, я занялась ужином. Быстро разложила взятую из дома курицу в фольге, оказавшуюся еще теплой, вареные яйца, помидоры, огурцы, лук и хлеб. Устроившись вокруг костра, мы принялись обсуждать наш поход.

    Я рассказала, с какой легкостью меня отпустили родители. Значит, считают взрослой и самостоятельной. Петька усмехнулся. Единственным условием, которое поставил ему отец, было не обменивать новые ботинки на лапти или калоши. В прошлом году, помнится, Пузырь выкинул новенькие ботинки, потому что натер ими ноги. А потом боялся заходить в квартиру – не знал, как сообщить отцу, что купленной буквально за день до похода обуви больше нет. Сергей тогда пришел другу на выручку и сплел историю о том, что не уследил за костром и спалил Петькину обновку. А потом чуть не весь класс ездил по всем ближайшим сельским магазинам и искал замену. Но у Петьки-то нога о-го-го какая огромная, поэтому нашли только вот такие непонятные мокасины ручной работы… Я поддакивала в нужных местах. Отец Петьки даже посмеялся над рассказом и подтвердил с гордостью, что нога у его сына огромная, «богатырь растет». Так что тогда все закончилось благополучно.

    Мы давно поужинали, но спать совершенно не хотелось. Я готова была сидеть и болтать с друзьями хоть до самого утра, но Сергей стал говорить, что завтра предстоит очень трудный день и силы понадобятся. Но когда я предложила парням прямо сейчас ночью искупаться в озере, Сергей неожиданно поддержал меня. Опасных для человека хищных рыб в этом озере не водилось, так что можно было не опасаться. Я попросила парней отвернуться, скинула одежду и первой с разбега сиганула в черную прохладную воду, быстро отплыв далеко от берега.

    Парни же стали возиться, расставляя рыболовную сеть. А я легла на воду, раскинула руки и стала смотреть на такое безумно красивое пылающее звездное небо надо мной. Звезды вокруг меня отражались в воде миллионами моргающих огоньков. Я плыла обнаженная среди звезд в космической тишине, и это было замечательно. Хотелось раствориться в этом бескрайнем космосе и стать одной из светящихся ярких звездочек. А звезды, словно подслушав мои мысли, мигали и шептали мне: «Ты одна из нас, сестра». Течение медленно-медленно сносило меня в сторону, но костер на берегу был хорошо заметен, так что потеряться в ночи я не боялась. Мне было хорошо. Если бы у меня имелся надувной матрац, я бы, наверное, уснула прямо тут, на воде под звездами, и приснившийся мне сон однозначно был бы вещим.

    Но матраца не было, приходилось иногда шевелить ногами, поэтому полностью отрешиться от реальности не получалось. К тому же я услышала, как парни шумно наперегонки плывут в мою сторону. Пришлось принять вертикальное положение и встретить их брызгами. Ребята не остались в долгу, и мы с криками и визгом принялись баловаться. Накупавшись до синих губ, мы направились, наконец, к берегу.

    * * *

    Наутро меня разбудил запах жареной рыбы – значит, Сергей уже встал и проверил поставленную с вечера сеть. Вылезая из спальника, я обнаружила, что вчера так и уснула, завернутая после купания в полотенце. Выйдя из палатки, увидела, что Серый Ворон не один, рядом с ним у костра сидел Тилион. Эльф и Сергей поздоровались со мной и деликатно отвернулись, чтобы не смущать, пока я одеваюсь. До меня долетали лишь обрывки их разговора:

    – …английская донная удочка с кормушкой… не видно же… поплавка нет… используется гибкий кончик удилища… крючки обычные на леща… прикормка каша с ванилью…

    Опять, видимо, Воронин рассказывал любознательному эльфу о современных способах истребления рыбьего поголовья в нашем мире. Я привела себя в порядок и вышла к костру. На палочках жарилось несколько рыбешек, обильно смазанных какой-то густой массой явно растительного происхождения. Эльф следил за приготовлением, изредка переворачивая аппетитно пахнущие шипящие тушки.

    – Скажи, Тилион, ты же наверняка в курсе того, что происходит в соседнем мире? Говорят, в последнее время из разных концов Пангеи приходят тревожные слухи об активности орков и о невиданных доселе демонах. Знаешь что-нибудь об этом? – поинтересовалась я у Серого Пограничника.

    Эльф посмотрел мне прямо в глаза, словно пытаясь понять, сама ли я додумалась до такого вопроса или кто подсказал. Я выдержала его взгляд.

    – Слухи такие действительно ходят, – тихо и как-то устало проговорил Тилион. – Причем появились они в одночасье и распространились по всему материку. У орков появился новый великий вождь, который объединяет племена на юге. Демоны на Пустошах тоже зашевелились, и гоблины массово мигрируют. Об этом вожде крайне мало известно. Орки зовут его «Владыка» или «Хозяин», реже называют «Мастер Агали». Звучало также полное имя: Агалиарепт. И это весьма странно.

    – Почему? – удивился Серый Ворон. – Это имя чем-то знаменито в Пангее?

    – Знаменито, – кивнул эльф, понизив голос до шепота. – Но только не в Пангее, а в вашем родном мире.

    Мы с Сергеем переглянулись. Ни мне, ни моему другу это имя не было знакомо.

    – Наши маги и жрецы заинтересовались таинственным вождем. В хрониках Пангеи это имя ранее не встречалось, как и в других мирах. Зато оно упоминается в религиозных текстах вашего мира, – продолжал эльф. – Агалиарепт – не простой демон, а что-то вроде полководца сил ада. Якобы отличался невероятной мудростью и способностью вызнавать тайное.

    – Возможно, простое совпадение? – с надежной проговорила я.

    – Может, и совпадение, – согласился эльф. – Мы слишком мало знаем, чтобы быть хоть в чем-то уверенными. Однако, если это именно тот могущественный демон, у людей в Пангее вскоре начнутся серьезные проблемы. И, думаю, вы понимаете, что вам на этот счет надо помалкивать.

    – Понимаем, не маленькие, – ответила я за всех. Настроение у меня испортилось.

    Тут из палатки вылез взлохмаченный Петька:

    – Давайте скорее есть! Я во сне чуть слюной не захлебнулся!

    Тилион снял с костра готовую рыбу. За завтраком Серый Ворон стал расспрашивать Тилиона, где примерно начинается переходная область. Ведь от маршрута по ней зависит точка выпадения в другой мир. А мы хотели выйти там же, где и в прошлом году.

    Отложив тарелку, Тилион с готовностью принялся объяснять:

    – Естественно, область вокруг Форта стабильна. Иначе возникало бы множество спонтанных переходов в другие миры, а это крайне неудобно для всех. Только представьте: купаетесь вы ночью в озере и вдруг выпадаете в другой мир прямо в чем мать родила…

    Я поняла, что краснею. Вообще-то я знала, что Серые Пограничники внимательно следят за всеми, кто находится на их территории. Оказывается, их бдительность не ослабевает и ночью. Впредь буду знать.

    А эльф, между тем, продолжал рассказывать, что область нестабильности пространства неизбежно начинается в любом направлении от Форта через пятнадцать – двадцать километров. Следует так называемое внешнее кольцо, шириной километров в пять, маршрут по которому как раз и влияет на точку выхода в другой мир. В сторону мира Острова Фаэри граница пролегает примерно по берегу Стылой речки, в сторону нашего мира где-то по холмам, а в сторону Пангеи за большим озером и по дальнему берегу громадного болота. Хотя есть и устойчивые порталы, как тот, через который мы сами ходим в Лес Между Мирами. Эти порталы были установлены очень давно, но, кем и для кого, не знал даже сам Тилион.

    * * *

    Поначалу путь показался мне не в пример более легким, чем год назад. После того как мы узнали, что до самого болота можно идти, особо не тревожась за точность маршрута, двигаться получалось быстро. К глубокому оврагу мы вышли примерно через час, еще через пару часов мы уже стояли на топком берегу большого заросшего озера. И еще до полудня достигли огромного болота.

    Тут мы устроили короткий привал, осмотрели еще раз бескрайнее гниющее пространство, отдохнули, перекусили, и я достала свои прошлогодние записи. Дальше мы шли, точно следуя схеме маршрута. Между тем погода начала портиться, небо заволокло тучами. Где-то над Фортом слышались раскаты грома, и уже шел дождь. Мы заторопились.

    Громыхало все ближе и ближе, ветер становился порывистым. Мы уже почти бежали, наскоро сверяясь с очередной меткой, но ливень все-таки настиг нас. Резко потемнело, одинокие капли быстро слились в сплошной поток, и рядом не было ни единого деревца, под которым можно было переждать разгул стихии.

    – Нужно идти, – Петька старался перекричать раскаты грома. – Берег и так топкий, а сейчас тут все раскиснет, грязи будет по уши, не успеем пройти до вечера.

    – Идем вперед! – согласился Сергей, придерживая капюшон.

    Сверкали частые молнии. Черная поверхность болота напоминала штормящее море. Идти действительно с каждой минутой становилось все труднее. Я проваливалась в грязь по колени. Петька взял мою сумку. Через час дождь стал стихать, но возникла новая напасть. Я сверилась с блокнотом. Там значилось: «Перейти почти пересохший ручей». Ничего себе «ручей» – в болото втекала довольно быстрая речка шириной около двадцати метров. И в ней плавали змеи! Бррр!

    Первым в воду пошел Сергей, но его сразу же стало сносить течением в сторону болота. Лишь с нашей помощью он сумел выбраться обратно на берег.

    – Нам нельзя отклоняться от маршрута, иначе мы не попадем в нужное место в Пангее. Не говоря уже о том, что запросто можно утонуть в жидкой грязи. Что будем делать? – спросила я.

    – Одному из нас нужно обвязаться веревкой, как страховочным тросом, и попытаться перебраться на тот берег. А потом, держась за натянутую веревку, переберутся остальные, – предложил Пузырь.

    – Хорошо. Кто поплывет первым? – едва отдышавшись, проговорил Сергей.

    – Я. Только вы мои вещи не забудьте захватить.

    Парни оценивающе посмотрели на меня, но спорить не стали. Воронин обвязал меня веревкой, и я направилась к берегу. Течение на самом деле оказалось очень сильным. Уже через пару шагов меня сбило с ног и пришлось плыть. Но благодаря «страховке» я достаточно быстро выбралась на противоположный берег и помахала ребятам.

    Вторым пошел Пузырь. Нагруженный, как вол, сумками, палаткой и котлом, он тем не менее быстро пересек поток. И вот, наконец, Сергей обвязал себя поперек туловища и вошел в воду. Его стало сносить к болоту, но мы с Пузырем крепко держали веревку. Вдруг над волнами показалась голова огромной змеи! Заметив Серого Ворона, тварь поплыла к нему со скоростью моторной лодки. Вода буквально закипела. Я завизжала от страха, а Петька заорал, указывая другу на опасность. Тот обернулся и увидел стремительно приближающуюся смерть.

    Серый Ворон хотел вынуть из-за спины мечи, но не успел. Огромная голова нырнула, и через секунду мы с Петькой почувствовали страшный рывок, веревка выскользнула у меня из рук, а Пузырь свалился в реку, но быстро выбрался на берег. Ни Сергея, ни ужасной твари не было видно. Я с ужасом всматривалась в волны, как вдруг выше по течению показалось змеиное тело. Оно извивалось, то сплетаясь в единый клубок, то распадаясь на отдельные кольца. Петька выхватил меч и решительно шагнул было к воде, но тут на мелководье показался Сергей.

    – Петька, будь другом, сплавай за моим мечом, что-то я воды нахлебался, – откашливаясь, попросил Ворон. – Он в змее застрял. Не бойся, она уже без башки.

    – Петька, я сама! – предложила я, решив, что мне представился шанс раз и навсегда преодолеть страх перед змеями.

    Но плыть даже не пришлось – тварь прибило к берегу. Почти сразу я увидела обрубок горла диаметром сантиметров в тридцать. А вскоре мне на глаза попался меч, намертво застрявший в позвоночнике громадины. Тут мне на помощь пришел Петька, а потом и Сергей. Вместе мы вытащили длиннющее тело на берег и извлекли древний меч. Ворон осмотрел свой рюкзак, засунул внутрь руку и продел пальцы сквозь две дыры.

    – Не везет мне что-то с рюкзаками в этих походах. То кабан порвет, то змея вцепится. Интересно, она ядовитая была или нет? Теперь уже и не поймешь… Но я обязан снять с нее шкуру, это мой законный трофей, – твердо заявил Сергей.

    – Мы же торопимся. – Но Ворон глядел куда-то сквозь меня. Не стоило спорить с человеком, который чудом остался жив.

    Кстати, снимать шкуру со змеи оказалось совсем несложно, она слезала легко, словно чулок. Сергей лишь сделал надрез у горла и потянул. Весь процесс занял не более трех минут, хотя мы все успели перепачкаться в крови и едко пахнущем жире. Весил мешок со змеиной кожей немало, но Сергей и мысли не допускал о том, чтобы бросить его, и не давал никому в руки.

    Мы продолжили путь, мокрые, перепачканные в грязи и крови. Но, видимо, адреналин придавал нам сил, или просто открылось второе дыхание. Мы бодро месили грязь. А вскоре берег стал подниматься, показались деревья. Как только мы остановились, чтобы переодеться в сухое и немного почистить одежду, накатила неимоверная усталость. Но полноценного привала устраивать не стали и двинулись к дубраве. Я то и дело сверялась со своими записями. Слава богу, с пути мы не сбились, хотя искать нужные приметы становилось все труднее, было уже темно. Я поняла, что мы пришли в Пангею, еще до того, как разглядела потемневшую зарубку с буквами на стволе дерева, – на меня хлынула волна магической энергии, мир расцвел красками. Я щелкнула пальцами – и по лесу разлился яркий желтоватый свет. Через пару секунд магические огоньки вспыхнули и над моими друзьями – ярко-белый над Пузырем и приглушенно-фиолетовый над Серым Вороном.

    Мы переглянулись и весело рассмеялись. Пангея!

    Глава вторая
    Тревожные признаки

    Я вытянула руку, призывая лесную пикси Виги. На ладонь тут же приземлилась крохотная девушка с прозрачными стрекозиными крыльями.

    – Привет, Виги, ты как? – поинтересовалась я у своего маленького фамиляра.

    – Наконец-то, Фея. Мне было скучно, и я на тебя обиделась. Ты забыла обо мне, – скорчила недовольную мордашку маленькая красавица. – Но я тебя уже простила! Какие красивые огоньки!

    Виги вспорхнула с моей ладони, покружилась и растаяла в воздухе. Было уже поздно, пришло время подумать о ночлеге. Решили идти к знакомой поляне, на которую мы приземлялись на грифонах по пути домой.

    – А где земляника? – разочарованно протянул Сергей, оглядывая лесную поляну.

    – Еще не сезон, похоже, – сообразила я. – Видишь, только цвести начинает. Мы же идем дней на сорок раньше, если судить по календарю.

    – Эх, а я весь год эти ягоды вспоминал… Ребята, земляники тут нет, погода портится, ночевать в палатке опасно из-за волков-людоедов, а на дереве в дождь спать не хочется. Может, сразу к дварфам? Тут ходу часа полтора всего.

    – Ты хочешь через волчье логово пройти? – ужаснулась я.

    – Ну да, лучше идти знакомой дорогой, чем три часа тащиться вдоль скал и потом в темноте искать ход в подземный поселок, – убеждал нас Серый Ворон.

    – Мы гораздо лучше подготовлены, – поддержал идею Пузырь. – Волков было всего одиннадцать и только трое крупных. Двоих мы убили. Остался белый вожак и мелочь.

    – Да, но за прошедший год молодые волчата подросли! – высказала я свое опасение.

    – Ленка, успокойся. Я однажды в одиночку сумел справиться с тремя варгами, а варги вдвое крупнее и опаснее волков. И к тому же я сейчас не один, а с моими лучшими друзьями!

    С одной стороны, я слишком хорошо помнила пережитый ужас, когда мы чудом сумели уйти от волчьей стаи. С другой – уверенность Сергея была заразительной. Серый Ворон заметно повзрослел за прошедший год. Даже в схватке со змеей он не запаниковал, а вовремя сообразил, что нужно делать, и сделал. Я бы так не смогла.

    – Хватит ли нам сил дойти до скал? – поинтересовалась я.

    – Вот в этом вопросе могу помочь, я же все-таки паладин! – усмехнулся Пузырь.

    Петька произнес молитву богу Тору, и я почувствовала, как отступает усталость. Ребята тоже выглядели отдохнувшими. Подхватив вещи, мы двинулись вперед. Сергей хорошо ориентировался в темноте и вскоре вывел нас к скальной гряде.

    – Теперь надо бы найти волчье логово. В прошлый раз мы побежали в ту сторону и долго прыгали по камням, как горные козлы. Приготовьтесь на всякий случай. Ленка, ты вперед не высовывайся, да и вообще надела бы что-нибудь поплотнее поверх мантии.

    У меня, конечно, была с собой куртка из плотной ткани, но надевать я ее не стала, потому что выглядела бы в куртке поверх мантии волшебницы нелепо, как огородное пугало. Да и в моем арсенале заклинаний имелось кое-что получше – заклинание «Каменная кожа», которое я могла бы применить в случае опасности. А вот кинжалы, протянутые Сергеем, я взяла – какое-никакое оружие. Мы довольно долго петляли между камней, как вдруг Сергей поднял руку, приказывая остановиться. Затем достал арбалет из чехла и развернулся в сторону кустов. Сквозь ветки светились три или четыре пары желтых глаз. Волки!

    Сергей завел с хищниками разговор – подвывал и тявкал, рычал и скалил зубы. Переговоры, видимо, шли плохо, так как арбалет из рук мой друг не выпускал. Петька нацепил щит на предплечье и принялся разминать правую кисть, покручивая меч. Я же наколдовала магический щит и каменную кожу. Использование магии волки сразу же заметили и явно занервничали. Когда же я добавила яркости своему светлячку, желтые глаза скрылись в кустах. Остался лишь белый вожак, и теперь я могла хорошенько его рассмотреть. Выглядел он неважно – худой, грязная шерсть свалялась, на боках проплешины, морда в шрамах и с криво сросшейся нижней губой. К тому же при ходьбе волк поджимал заднюю правую лапу. Год назад это был красивый и сильный зверь с белоснежной лоснящейся шерстью. Тяжко же ему пришлось в последнее время!

    – Волки согласны нас пропустить, – озвучил Сергей итог переговоров и усмехнулся. – Хотя куда бы они делись! Они нас хорошо запомнили. Люто ненавидят, но очень боятся. Считают нас виновными во всех своих бедах. Тогда мы убили и искалечили всех матерых охотников стаи, еды перестало хватать. Несколько молодых волков умерли от голода, другие просто ушли. Сейчас в стае всего четыре самца и одна волчица. Она в пещере. Я пообещал, что мы ее не тронем. Вход за теми кустами.

    Первым в логово полез Петька, за ним я, замыкал нашу группу Сергей. Хищники отошли, но мы все равно держали оружие на изготовку. Единственная самка стаи, молодая и отощавшая до скелета волчица, лежала у самой стены пещеры, рычала и скалилась, поблескивая желтыми глазами. Возле матери, тыкаясь мордочками в пустые обвисшие соски, копошились три еще слепых щенка. Один белоснежный и двое черно-серых.

    Сергей произнес что-то успокаивающее, а я достала из рюкзака кусок копченой колбасы и бросила самке. Та моментально проглотила угощение и уставилась на меня, ожидая добавки. Я отдала голодающей волчице остаток колбасы и весь сыр. Самка жадно сожрала подношение, затем приподнялась и сделала шаг вперед. Ее шатало от истощения, ребра просвечивали сквозь шкуру. Волчица что-то тявкнула и отошла от жалобно заскуливших щенков.

    – Что она сказала? – спросил Пузырь.

    Сергей не ответил и пристально поглядел на хищницу. Та тоже смотрела – то на меня, то на моих товарищей. Затем снова что-то протявкала, уже настойчивее.

    – Она предлагает нам взять одного или двух щенков. Выкормить всех она не в состоянии, – перевел Серый Ворон.

    – Жестоко отдавать родного ребенка первому встречному. Она же нас совсем не знает! – скривилась я.

    – Наоборот, она нас очень хорошо помнит. В прошлому году эта волчица была среди тех, кто пытался нас сожрать. И она понимает, что мы сильные и сможем защитить ее щенков. Это осознанный выбор – еды мало, молока мало, ее щенки умрут от голода, если она попытается выкормить сразу троих. Собственно, еще совсем недавно волчат было больше. Она уже съела самых слабых, чтобы было чем кормить оставшихся.

    Меня даже передернуло. Ужас-то какой! Сергей шагнул к скулящим волчатам, перевернул одного за другим, внимательно осмотрел. Волчица подошла ближе и внимательно наблюдала за его действиями, слегка скаля зубы. Серый Ворон выпрямился:

    – Белый – это мальчик, а темненькие девочки. Нужны кому из вас волчата?

    Я замахала руками, не желая иметь дело с волками, тем более людоедами. Петька тоже ответил, что ему волчата без надобности. А Сергей вновь взял белого щенка, который тут же описался от страха и заскулил. Мать-волчица в этот момент едва сдержалась, чтобы не броситься на человека.

    – Нет, возьму лучше этого черного, – сообщил Ворон сперва нам с Пузырем, а затем и волчице.

    Самка улеглась на место, щенки тут же принялись тыкаться ей в живот. Сергей бережно завернул поскуливающего зверька в кусок ткани и положил во внутренний карман плаща. Мы подхватили вещи и двинулись в глубь пещеры.

    – Почему не белого, он же самый красивый? – удивилась я.

    – Белый будет слишком заметен ночью, – таков был ответ моего друга.

    * * *

    Разбудил меня настойчивый голос Пузыря. Он вроде бы и ранее пробовал меня добудиться, но я настолько вымоталась за вчерашний день, что наотрез отказывалась выныривать из сна и открывать глаза. Сейчас же я собралась с силами и спросила:

    – Что тебе, Петька? Отстань, дай поспать.

    – Ленка, ты пропустила завтрак, обед, теперь рискуешь и ужин проспать. А завтра с утра мы уходим. Тебе точно здесь ничего не нужно?

    С огромным трудом я разлепила веки. Все тело ломило, каждая мышца, каждый сустав отзывались болезненной усталостью. Когда вчера уже здесь в подземном поселке закончилось действие наложенного Пузырем прилива сил, то я просто рухнула на кровать и «отрубилась», даже не умывшись перед сном. Кряхтя и охая, словно древняя старуха, я спустила ноги с кровати и почувствовала зверский голод. Взяв полотенце и зубную щетку, я направилась к подземной речке. Ледяная вода быстро привела меня в чувство.

    Дварфы еще не вернулись с дневных работ, а потому в таверне были только хозяин и Петька. Я уселась за стол, и передо мной, как по волшебству, появилась тарелка с грибным супом, хлеб, вареное мясо с овощами и глиняная кружка с темным пивом.

    – А где волчонок? – вспомнила я.

    – Спит под кроватью, – с готовностью ответил Пузырь. – Ты бы видела, какая вокруг него поднялась суета! У дварфов клана Тяжелых встретить волка, оказывается, считается добрым знаком. То-то они изображают волков на своих изделиях. Хозяин таверны даже раздобыл немного козьего молока. У Тумика, мне сказали, в доме имелось козье молоко, он вроде покупает в соседнем поселке, – Петька понизил голос до шепота: – Хотя, думаю, мне соврали. Что я, козьего молока не видел, что ли? Похоже, это молоко жены Тумика. Она кормит грудью. А за козьим молоком хозяин таверны послал помощника только после того, как Серый выложил на стойку целый столбик цехинов. Мальчишка вернулся с двумя большими ведрами и прочей снедью. Сейчас эти ведра стоят в речке. Очень вкусное молоко, кстати. Если хочешь, попробуй. И мясо было свежее. Серый Ворон даже отнес большой кусок отощавшей волчице.

    – А где он сам, кстати? – сообразила я, что не вижу нашего товарища.

    – С утра ушел с Тумиком в кузницу. Наверное, со своими мечами разбирается. Кстати, Фея, можешь мне одолжить двенадцать золотых? Присмотрел я тут себе пояс удобный, но денег не хватает. Не волнуйся, я в Холфорде сразу отдам. А хочешь, вместе пойдем, ты и себе что-нибудь красивое купишь! Вон возле реки дом одного из местных мастеров.

    Я сразу погрустнела. С деньгами в Пангее у меня всегда были проблемы. Такого понятия, как стипендия, в Академии Магии не существовало, а других источников заработка у меня не имелось. Вся моя наличность – это жалкие остатки тех монет, что перед зимним походом в замок Древний Брод подарил мне Серый Ворон. В кошельке болтались всего четыре цехина и медь. Но признаваться в этом я не собиралась, а клянчить деньги у друзей было не в моих правилах. Все-таки я лучшая магичка на своем потоке, адепт четвертого курса Академии Магии, найду способ применить свои способности.

    Мои размышления прервали вернувшиеся из забоев и кузниц дварфы. Со мной здоровались, меня называли по имени, интересовались успехами в магии. Я улыбалась, смеялась над шутками подземных рудокопов, хотя все они были для меня на одно лицо – кряжистые, лохматые, бородатые. Разными были только цвет волос и степень обрастания. Из всех дварфов я уверенно узнавала только хозяина таверны, да и то лишь по белому фартуку и чуть более опрятному виду.

    Появился и Сергей. Он что-то увлеченно обсуждал с рослым черноволосым дварфом, которого я тоже узнала. Это был Тумик Тяжелый, самый искусный мастер поселка. Я поздоровалась и попросила разрешения увидеться с его женой. Тумик даже опешил, но потом рассмеялся:

    – Елена Фея, я уже давал тебе разрешение видеться с моей женой в любое время! Зачем же каждый раз спрашивать? Иди, конечно, она с самого утра ждет тебя.

    Тут взгляд Тумика остановился на моем браслете – том самом, который старый Суртак подарил мне во время похода в Холфорд.

    – Наверное, ты уже знаешь, что старый Суртак умер этой зимой, – с грустью сказал мастер. – Мы похоронили его со всеми почестями в пещере за рекой. Если вы захотите почтить его память, я провожу вас.

    Сергей и Петька пошли с нами. По пути Пузырь рассказал Тумику о том, что зимой возле замка Древний Брод мы встретили его брата Ярика Тяжелого. Тумик очень заинтересовался и попросил рассказать подробнее. Петька с готовностью сообщил, что Ярик помог нам со сломанной осью кареты, и его пригласили в замок Кафиштенов. Но дварф в замке так и не появился. Видимо, нашел выгодную работу в кузницах торгового поселка.

    – Ярик – хороший мастер, – согласился старший брат, поглаживая черную окладистую бороду. – Арбалет-то получился на загляденье просто. Признаюсь по секрету, даже у меня бы так не вышло. Не то чтобы я был плохим кузнецом… Просто иногда так удачно все складывается, что у мастера в результате получаются настоящие шедевры. Вот как твои мечи, Серый Ворон. Я сразу сказал – вещь уникальная! Это же как все должно совпасть – уголь, руда, температура в печи, разные добавки, чтобы великий кузнец смог сотворить такое чудо! Повторить такое попросту невозможно. Поэтому я совершенно не понимаю, как возможно было сделать еще один такой шедевр. Хотя оба меча выковал дварф, вне всякого сомнения. Так-то… А насчет восстановления магии к моей жене можно обратиться. Сегодня Елена Фея пойдет к ней, так что предай с ней мечи, пусть моя жена посмотрит.

    Длинный узкий лаз закончился небольшой пещерой. Тумик зажег лампадку на стене и осветил надгробие из черного гранита с вкраплениями синих и красноватых прожилок. На камне были вырезаны ряды символов, но прочесть их я не смогла.

    – Здесь покоится Суртак Тяжелый, – перевел Тумик, – двенадцатый глава клана Тяжелых, дварфов Малых Граничных холмов. Мудростью и справедливостью он заслужил вечное уважение потомков. А ниже годы жизни: 27 456 – 27 753 от рождения Балина Великого, первого короля дварфов.

    – Вы не указываете дни и сезоны? – удивилась я.

    – На подземных памятниках указывают только года, так издревле принято. Дварфы живут дольше людей и измеряют жизнь десятками и сотнями лет, дни считать не принято. Под землей нет солнца, дварфы иногда сбиваются в подсчете дней. А кому из достойных предков понравится, что на его памятнике будут ошибки?!

    * * *

    Наутро меня снова растолкал Петька. Он уже собрался в дорогу. А я допоздна засиделась с женой Тумика и спала буквально час. Кстати, звали эту женщину Хелен Гордая, хотя имя ее являлось секретом даже для дварфов подземного поселка, за исключением мужа и его родных братьев, «чтобы не сглазили». Добрая молодая женщина, по местным меркам наверняка очень красивая, с нескрываемой гордостью показала мне своих близнецов, сопящих в плетеной люльке, накормила вкусным ужином и была искренне рада поболтать. Но, к сожалению, помочь мне разобраться в дневниках Теодора Хелен не могла, просто потому, что была неграмотной. Как не решилась она и на восстановление магии в мечах Серого Ворона. Взяв клинки в руки, Хелен долго любовалась ими, восхищенно цокала языком, но потом сказала, что это слишком сложно для нее и велик риск испортить бесценную вещь.

    – А где Сергей? – спохватилась я.

    – Да он уже давно собрался. Пошел покормить волчицу.

    Я оделась и сложила вещи. Завтрак для нас был уже накрыт. Не успела я сесть за стол, как в таверну вошел Серый Ворон.

    – Как там волчица? – поинтересовалась я.

    – Теперь еды ей хватит надолго, – сухо ответил Сергей.

    – Много отнес ей? – задала я следующий вопрос, просто чтоб поддержать затихающий разговор.

    – Нет… Да она и не голодная была…

    Ворон задумчиво поводил ложкой в тарелке и, поймав мой вопросительный взгляд, объяснил:

    – Сегодня ночью волчица перегрызла горло белому вожаку. Когда я поднялся, стая как раз доедала его труп. Я не стал подходить близко, просто оставил мясо и ушел, – Сергей помолчал. – Хромой вожак не мог охотиться самостоятельно. Но он был самым сильным в стае и отбирал добычу у остальных волков.

    – А волчата – его дети? – спросил Петька.

    – Конечно. Вожак же был самым сильным в стае, и потому единственная самка принадлежала ему. А самка, подкрепившись и набравшись сил, напала на белого волка, захотевшего отобрать принесенное мной мясо. И убила его, чтобы ее щенки смогли выжить. Теперь волчица самая старшая и сильная в стае. Она теперь новый вожак. И волчата, я уверен, теперь выживут.

    – Тогда не хочешь ли отдать ей обратно волчонка? – спросила я.

    – Нет. Все честно, она сама отдала мне щенка. Теперь он мой.

    – Ты придумал имя?

    – Хотел сперва назвать ее Смерть. И необычно, и звучит прикольно – выражение «играть со смертью» принимает другой смысл. Но все же не стал так делать, вдруг богиня смерти Морана посчитает такую кличку волчицы обидной для себя. Поэтому я назвал волчонка Тьма – ей подходит по цвету.

    После завтрака Сергей рассчитался за угощение и купил припасов в дорогу. Я набрала из подземной речки воды в бурдюки и налила во флягу молока для волчонка. Хозяин подземной таверны вызвался проводить нас.

    * * *

    На поверхности нас встретила пасмурная беззвездная ночь. Я вызвала магический свет, и мы пошли увереннее и быстрее. Едва заметная тропинка петляла между камней, периодически раздваиваясь и исчезая. Серый Ворон ворчал, что следы на камнях плохо читаются, но все же как-то находил дорогу. Мы поднимались все выше и выше в горы. Холодало, камни под ногами были влажными и скользкими. В какой-то момент мы даже оказались над облаками, словно вынырнули из воды. Стало видно дальние скалы и уже алеющую на востоке зарю. Но затем мы опять нырнули в туман.

    – Сегодня весь день будет идти дождь, не повезло нам с погодой, – проговорил Серый Ворон.

    – Если мы не заночуем в тепле, я совсем разболеюсь, – захлюпала я носом.

    Сергей посмотрел на меня изучающим взглядом и постарался подбодрить:

    – Ленка, не раскисай. Мы идем гораздо быстрее, чем в прошлом году. Примерно к полудню будем у Старой Заставы, закажем горячий обед. И хорошо бы еще до вечера переправиться через реку. А пока, Фея, держи – это вино со специями, дварфы готовили.

    Я хлебнула и закашлялась. Вино было крепким и очень горячим. Серебряная фляга с двойными стенками оказалась этаким местным аналогом термоса и носила явные следы магии, не дающей содержимому остывать.

    – Тумик сделал, – объяснил Сергей. – Любопытная вещь, похоже, имеет место утечка технологии из нашего мира.

    – А что ты у Тумика весь день делал? – полюбопытствовал Пузырь.

    – Оплетку для рукоятей мечей из змеиной кожи. Остатки думал продать, но Тумик вместо денег предложил свои товары. В итоге я у него набрал кучу всего: потайной фонарик, легкие крючья, отмычки, стрелы для арбалета, а еще мечи и кинжалы переточил заново.

    – А кузнец не спрашивал, зачем тебе отмычки, фонарик и все такое? – удивилась я.

    – Так я честно сказал, что в Гильдии Воров Холфорда меня считают одним из самых талантливых новичков, и мне нужен не просто хороший, а лучший инструмент. Тумик даже горд был, что я именно к нему обратился.

    – Действительно талантливым? Ты никогда нам о Гильдии не рассказывал, – заметил Петька.

    – Осенью я победил в большом соревновании по воровскому ремеслу. Подробностей раскрывать не могу, но теперь мое имя достаточно известно в кругу посвященных.

    – И многих ты уже обворовал? – спросила я.

    – До зимы я почти и не применял свои навыки в реальных делах. Склеп «Золото Мертвых» – не в счет, тогда выбора не было. А потом потребность в деньгах пропала, так что и работать было незачем. Да и не до того стало, приходилось постоянно скрываться от ассасинов. А вот весной Гильдия Воров решила проверить мои способности. Сперва поручали ерунду – проследить за одним человеком, другому подкинуть компрометирующее письмо, у третьего подменить товар на прилавке. А потом дали несколько заданий посерьезнее. Не очень денежных, но нужных для повышения авторитета…

    Заскулила голодная Тьма. Сергей достал флягу с теплым молоком, надел соску из тонкой кожи. Волчонок принялся жадно сосать и тут же успокоился. Однако продолжать рассказ о воровских делах в Холфорде Серый Ворон не стал.

    * * *

    К поселку, окруженному высоким частоколом, как и планировали, вышли примерно в полдень. Долго стучали в ворота, пока над забором не появился сразу десяток голов.

    – Кто такие? Чего надо? – хмуро поинтересовался лохматый тип с широкой бородой, видимо главный из стражников.

    – Мы странники, идем в Холфорд. Хотели перед речной переправой передохнуть и пообедать в вашем поселке, – ответил за всех Пузырь.

    Почему-то этот ответ вызвал заминку среди обитателей Старой Заставы. Они начали о чем-то переговариваться и даже спорить еле различимым шепотом. Ворота нам при этом так и не открыли. Наконец, опять заговорил бородач:

    – Времена нынче тяжелые, вот мы и осторожничаем. Хотя вас я вспомнил – вы проходили тут прошлым летом вместе с подземниками. Впустить мы вас можем, вот только корчмы у нас больше нет – хозяин разорился и уехал из поселка. Но, если вы подождете, я кликну дочку, она что-нибудь приготовит.

    – Нет, не нужно. Мы торопимся, – Сергей поправил сумку и быстрым шагом двинулся по дороге.

    От удивления я даже не стала спорить и лишь поспешила за другом.

    А Серый Ворон действительно вел себя странно – он зарядил арбалет и шел осторожно, обшаривая лес внимательным взглядом. Я усмехнулась, вызвала заклинание поиска жизни и быстро определила, что вокруг нас шагов на триста нет никого крупнее белки. О чем и сообщила друзьям.

    – Фея, придерживай заклинание поиска! – попросил Сергей. – Пока опасности рядом нет, идем быстрее к реке.

    Шагов через двести я еще раз просканировала местность и обнаружила, что позади нас появилось десятка полтора людей.

    – Как раз этого я и опасался. Бежим к переправе! – крикнул Серый Ворон.

    И мы побежали по раскисшей дороге. Добравшись до вершины холма, я еще раз запустила поисковое заклинание. Никого. То ли мы оторвались от преследователей, то ли обнаруженная мной группа людей вышла из поселка по каким-то другим делам. Но мы все равно не стали задерживаться и побежали вниз с пригорка к уже различимой впереди реке.

    – Только бы боги Пангеи были к нам благосклонны, и паром оказался на этой стороне! – пожелал Сергей.

    Боги услышали нас, паром действительно стоял у пристани. Не мешкая, мы запрыгнули на крепко связанные бревна. Парни сразу же стали крутить ворот. Мы уже отплыли метров на триста, когда на берег выбежали несколько человек. Взглянув на них, Сергей помрачнел:

    – Бандиты из поселка. Бородатый главарь тоже с ними. Вооружены дубинками, хотя есть несколько мечей и один арбалет.

    – Может, перережем веревку? – предложил Пузырь.

    – Они все равно переберутся на другой берег. Возле пристани я видел несколько рыбацких лодок. Эх, не догадались мы днища у них пробить… У нас будет примерно полтора часа на то, чтобы оторваться и уйти в лес. На том берегу вроде чисто.

    – А как ты догадался, что это разбойники? – поинтересовалась я у Сергея.

    – Сообразил, что не вижу ни одного знакомого лица и не слышу детских криков. В прошлом году детей в этом поселке было немало. И главаря я тоже вспомнил. Он был среди напавших на караван. Скорее всего, обнаглевшие от безнаказанности разбойники захватили этот удаленный поселок, обитателей же убили или прогнали. Нас они не тронули – думали, что где-то рядом могут быть вооруженные дварфы. Но потом сообразили, что нас только трое, и пустились в погоню. Но свой шанс они уже упустили, в Вечном Лесу им нас не догнать!

    * * *

    Однако радовался Сергей преждевременно. Мы отошли от берега метров на сто, когда Серый Ворон обернулся и, недовольно оглядев цепочку оставленных нами в грязи следов, скомандовал сворачивать в лес и скрытно двигаться параллельно дороге. Примерно через час пути мимо по дороге пронесся конный отряд.

    – Одиннадцать конников, – определил Сергей. – Четверых я точно видел среди разбойников Старой Заставы. Столько лошадей за один раз на пароме не перевезти. Наверное, на этом берегу есть еще один бандитский лагерь.

    – Дорога тут всего одна, – отмахиваясь от комаров, задумчиво проговорил Пузырь. – Значит, они постараются организовать засаду. Ленка сможет обнаружить ее, так ведь?

    Я кивнула, кутаясь в куртку. В лесу было сыро, с деревьев капало, мох противно чавкал, ноги уже промокли. Снова послышалось конское ржание и бряцанье железа. Мы распластались по земле и замерли.

    Обратно к реке, внимательно всматриваясь в лес, проскакали семеро вооруженных всадников.

    – Значит, четверо остались где-то впереди, – сообразила я. – Странная тактика. Только что они фактически сообщили нам, что впереди нас ждет засада.

    – Вряд ли они такие идиоты, – насторожился Сергей. – Скорее всего, уверены, что мы не сможем пройти мимо той четверки… Вот что, друзья, вы оставайтесь здесь и не высовывайтесь. А я посмотрю, что там впереди.

    Серый Ворон сбросил сумку, плащ и отправился на разведку. Мы же с Петькой уселись на поваленное бревно и стали ждать. Постепенно темнело, мы промокли, замерзли и не находили себе места от волнения. Несколько раз по дороге проносились всадники – то вперед, то обратно к реке. Проснулась и заскулила голодная Тьма. Пузырь отыскал в сумке Сергея флягу с молоком и попытался накормить волчонка. Но та не унималась, воротила от соски мордочку и скулила все громче.

    Серый Ворон появился словно из ниоткуда – от ближайшего дерева отлепилась тень. Не так давно я проверяла лес заклинанием и ничего подозрительного не обнаружила, так что при появлении друга вздрогнула от неожиданности. Сергей отобрал у Пузыря волчонка и флягу с молоком, после чего Тьма сразу успокоилась.

    – Плохо дело. Дорога тут действительно одна, идет она параллельно реке и упирается в заболоченный лес. Бандиты перегородили единственный мостик через небольшой ручей. Другой переправы нет. Мы в ловушке. Небольшой сухой участок позади нас надежно перекрыт частоколом поселка – того самого, откуда появились всадники. Возле ворот стоит виселица, на ней до сих пор висят трупы охранников Старой Заставы. И староста бывший тоже там висит, я его узнал по шраму на лице. Вонища стоит, словами не передать! В поселке около тридцати разбойников, еще примерно столько же у переправы. Я подслушал разговоры. Похоже, не мы первые так попались. Бандиты знают, что мы скрываемся где-то неподалеку. Утром они будут прочесывать лес с собаками.

    – Что будем делать? – спросил Пузырь таким спокойным тоном, словно интересовался, на пляж мы пойдем или в кино.

    – В болото соваться я уже пробовал, и мне не понравилось. Сидеть тут вообще глупо. Пойдем вперед, хотя удобный момент мы, к сожалению, упустили. Там уже не четверо бандитов, а десяток. Но нам ведь главное – суметь пройти узкое место, а когда мы растворимся в лесу, искать нас будет бессмысленно.

    Возражений ни у кого не было. Собрав вещи, мы осторожно двинулись навстречу опасности. С помощью магии я издали обнаружила и пересчитала разбойников. Девять. Серый Ворон попросил меня магией усыпить волчонка, чтобы щенок не заскулил в самый неподходящий момент.

    Перед небольшим мостиком горел костер, вокруг которого сидели трое бородатых мужиков. Рядом наготове оружие – арбалет, дубинки, меч. Еще шестеро разбойников спали чуть поодаль на большой телеге с сеном.

    Мне стало страшно. Пользы от меня в рукопашной схватке никакой – держать оружие я толком не умею, а боевой магии у меня в арсенале нет. Разве смогут двое парней одолеть девятерых бандитов?

    – Похоже, это конец. Их слишком много…

    Друзья посмотрели на меня удивленно, словно я сморозила откровенную глупость.

    – Ленка, ты чего? – заговорил Сергей. – Я мог бы просто перестрелять их всех из арбалета. Но, если ты помнишь, я связан клятвой богу воровства Беллу и не должен убивать без веской причины. Поэтому сижу тут и обдумываю другие варианты.

    – Фея, ты зря волнуешься, – поддержал друга Пузырь. – Ты присмотрись к ним повнимательнее. Это же селяне с простыми дубинами, без брони, без щитов, без шлемов. Я, Мастер Меча, даже в одиночку смог бы… ну выстоять достаточно долго, особенно на том узком мосту.

    Я снова всхлипнула, размазывая слезы по щекам.

    – Ленка, хватить реветь, тут и так мокро, – улыбнулся Сергей. – Лучше прикинь, сможешь ли ты хотя бы на время взять под контроль вон того черного, что смотрит в нашу сторону? Тогда я тихо подойду и вырублю остальных. Только мне нужен будет какой-то условный знак.

    – Если у меня получится взять того черного бандита под контроль, он встанет, затем сядет обратно и начнет чесать ухо. При этом он не будет тебя видеть.

    – Вот и славненько, – прошептал Ворон, расстегивая рюкзак. Он развернул промасленный сверток, придерживая кончиками пальцев края тряпки. Внутри оказалась обычная на вид кожаная перчатка.

    – Ну и гадость! – брезгливо поморщился Пузырь. – А я-то думаю, почему от твоего рюкзака так ощутимо веет злом?

    – Да, твои чувства паладина тебя не подвели, – Серый Ворон осторожно натянул странную перчатку. – Обшита кожей кладбищенского гхола. Эта ночная нежить известна тем, что способна парализовать жертву одним касанием. Действует минут пять. Для вора, которому нельзя убивать, – очень ценный инструмент. Хранить ее, правда, приходится в темноте и использовать только ночью – даже крохотный лучик света безвозвратно испортит такую дорогостоящую вещь.

    Сергей размялся, покрутил шеей, поправил мечи и… растворился в темноте. Я впервые видела этот воровской фокус в исполнении друга. Очень эффектно!

    Пронзительно взвизгнула Виги, предупреждая о появлении рядом невидимки. Я успокоила маленькую пикси, вызвала заклинание поиска и скривилась от досады, не обнаружив Серого Ворона. Я читала, что результат применения поискового заклинания зависит от уровня подготовки как мага, так и вора. Запустив заклинание еще раз, мне удалось-таки почувствовать присутствие друга, а значит, не настолько уж сильно он превосходил меня по мастерству. Серый Ворон осторожно подходил все ближе и ближе к троице, сидящей возле костра. Пора было и мне приниматься за работу. Сосредоточенно рассматривая жертву, я начала шептать заклинание подчинения разума. Как вдруг бородач встал и стал чесаться! Я на секунду замерла, с ужасом понимая, что сейчас произойдет.

    Серый Ворон появился из темноты и дотронулся до сидящего у костра бандита, затем шагнул к его соседу и с размаху огрел мужика дубинкой по голове. Подхватив падающее тело, он осторожно положил его подальше от пламени. Бородач прекратил чесаться и растеряно смотрел на происходящее. Наконец я закончила плести заклинание и резко высвободила накопившуюся энергию. Бородатый разбойник замер с остекленевшими глазами, не издав ни единого звука. Повезло! На всякий случай парализовав и бородача, Серый Ворон подошел к телеге и поочередно прикоснулся к спящим бандитам. Теперь у нас в запасе имелось несколько минут, чтобы подхватить сумки и добежать до мостика. Но Пузырь вдруг остановился:

    – Не может быть! Это же мой Шахтер! – воскликнул он, направляясь к пасущимся неподалеку лошадям.

    Черный как смоль жеребец приподнял голову и заржал, неуклюже подпрыгивая на стреноженных ногах. Петька обнял его за шею:

    – Это мой Шахтер. А вот и Пчелка! Не все так просто с этими бандитами. Нужно их допросить.

    * * *

    Я слышала от Пузыря эту таинственную историю. После того как мы зимой вместе с благородной леди Камилеттой улетели на грифонах в Холфорд, людей из оставшегося на заснеженной дороге отряда никто больше не видел ни живыми, ни мертвыми. Пропали сорок пять человек, среди которых было немало хороших бойцов, в том числе легендарный непобедимый мечник Роббер Смертоносный, лучший из свиты герцога Кафиштена. Вместе с отрядом пропала казна – очень даже немаленькая сумма, на которую герцог рассчитывал в борьбе за трон правителя Западной Столицы.

    Так и не дождавшись появления обоза в Холфорде, герцог отправил на поиски две сотни человек, в том числе опытных следопытов и мага. До самой весны этот отряд прочесывал окрестные леса и болота, проверял поселки, опрашивал жителей. Население поселка Комарье поголовно допросили с помощью магии, но не обнаружили никаких следов. С тех пор прошло полгода, и надежда разгадать тайну становилась все призрачнее.

    И вот теперь появилась зацепка – лошади пропавшего отряда! Я понимала причину оживления Пузыря. Если он сумеет разгадать тайну, оказавшуюся не по зубам лучшим сыщикам герцога Кафиштена, почет и уважением ему обеспечены, а награда может быть просто королевской, особенно если удастся вернуть казну. Мне самой, честно говоря, было интересно, что же на самом деле случилось с пропавшим отрядом.

    Однако Серый Ворон не разделял нашего энтузиазма. Он считал, что нужно как можно скорее покинуть этот мрачный прибрежный лес. Но я поддержала Петьку, и Сергей смирился. Парни связали бандитов и сложил их возле телеги. Петька принялся седлать лошадей. Постепенно разбойники приходили в себя. Они ворочались, ругались, грозились расправиться с нами самыми жестокими способами.

    Небрежно придерживая локтем заряженный арбалет, смачно хрустя сочным красным яблоком, Серый Ворон уселся перед пленниками на корточки. Мужики вытаращили от изумления глаза на… сочное яблоко, совершенно невозможное в первые дни лета. Я запоздало сообразила, что в Пангее еще далеко до урожая, да и такого сорта, как джонаголд, тут просто не могли знать. Когда я собирала продукты в дорогу и покупала эти яблоки в супермаркете, то что-то об этом совершенно не подумала. Вот вроде мелочь, но эта мелочь в чужом мире оказалась неестественной и сразу бросилась в глаза.

    Не знаю, что уж там думали разбойники, но, когда Серый Ворон выкинул огрызок, наступила гробовая тишина. Сергей встал, стряхнул прилипшие к одежде крошки и негромко обратился к связанным бандитам:

    – Мужики, скажу прямо – из всех вас мне нужен только тот, кто сможет рассказать про обоз герцога Кафиштена. Ну, кто хочет жить?

    Разбойники загалдели, перебивая друг друга. Сергей поморщился:

    – Большинство из вас врет, но это легко проверить. Магичка, – Серый Ворон кивнул в мою сторону, – видит вас насквозь. Совравший сразу же получит болт в башку. Все ясно? Тогда вопрос первый. Что случилось с обозом? Отвечать будешь ты, – Сергей указал арбалетом на бородача, которого я касалась заклинанием.

    – Разве непонятно? Перебили мы всех, как глупых курей. Хотя вроде был еще жив один мечник в богатых одеждах. Лютый мужик, не знаю уж кто он, но парней наших положил без счета. Если бы не подоспевшие люди того рыцаря, мы и не справились бы с ним. А так повалили на землю и связали раненого.

    – Вижу, ты не врешь, – согласился Ворон. – Вопрос номер два. Что это был за рыцарь?

    – Я знаю, – отозвался мужик в кольчуге. – Это был виконт Риго Армазо.

    – Не может такого быть! – воскликнул Пузырь. – Риго Армазо – уважаемый член Совета Рыцарства!

    – Но это правда, господин. Он стоял довольно далеко и был в закрытом шлеме, но я своими ушами слышал, как к нему обращались по имени. Да и наш главарь, получая награду, назвал его «малыш Риго». Потом нам приказали отогнать кареты в замок Мокрый Луг, раненого мечника отвезли туда же. А всем известно, что замок Мокрый Луг прошлой осенью перешел от Сальвайла Армазо к его брату Риго.

    – Если мы сможем это доказать, герцог Кафиштен сможет стать правителем Холфорда! – Пузыря переполняли эмоции.

    – Ты поедешь с нами, если будешь вести себя тихо, – подытожила я за Петьку.

    Бандит послушно кивнул, подтверждая, что неприятностей с ним не возникнет. Остальные сразу же заголосили, пытаясь вырваться или отползти. Петька усадил покорного пленника на лошадь и связал бандиту ноги под седлом. Я боязливо косилась на коней, так как ездить верхом мне не доводилось. Но Петька меня успокоил, сказав, что поедет вместе со мной.

    – Ворон, разберись с остальными, их шум меня раздражает, – приказала я нарочито грозно.

    Сергей понятливо кивнул и начал демонстративно перебирать ножи, при этом надевая перчатку из кожи гхола. Шахтер уже перенес нас с Петькой через мостик к насыпи, когда крики за спиной стали пронзительными, а затем резко оборвались. Едущий рядом пленник побледнел и начал молиться. Я на всякий случай вызвала заклинание поиска жизни. Восемь отчетливых меток людей. Серого Ворона я опять не смогла обнаружить, зато почувствовала три сигнала от лошадей. Значит, Сергей догоняет нас верхом, прихватив обеих лошадей.

    Разбойники парализованы на несколько минут, потом еще какое-то время будут приходить в себя и освобождаться от веревок. Даже если из поселка утром за нами пустят погоню, искать нас в Вечном Лесу будет бесполезно.

    * * *

    Всю ночь мы скакали через Вечный Лес, на рассвете сделали короткий привал, чтобы напоить лошадей и продолжили путь. Периодически я сверялась со своими записями и с удовлетворением находила знакомые места. Особенно меня радовало то, что перерисованные в прошлом году в блокнот непонятные мне руны на указателях сейчас легко читались: «Поселок Рудокопов», «Сторожка егеря», «Брод и дорога к Холфорду», «Старое кладбище», «Добыча торфа» и так далее.

    Пленник вел себя тихо, дремал, покачиваясь в седле. Но его кротость оказалась обманчивой: ночью, стоило нам задремать, он тут же попытался удрать. Хорошо, что Пузырь вовремя проснулся, и мы быстро настигли беглеца. Петька при этом ругался, словно сапожник, – ведь он чуть не потерял ценнейшего свидетеля и свой возможный пропуск в рыцарство.

    А уже днем, когда я была готова от усталости вывалиться из седла, вдруг раздался пронзительный свист, и на узкую дорогу выбежали четверо вооруженных бандитов в масках. Один из них, размахивая заряженным арбалетом, сразу же схватил Шахтера за уздечку. Другой попытался остановить коня Серого Ворона.

    – Жизнь или кошелек! – услышала я такую знакомую по фильмам разбойничью фразу.

    Но не успела я даже испугаться, как Пузырь лягнул в голову удерживающего Шахтера разбойника. Молодой паренек пошатнулся и выпустил уздечку. Петька стегнул рванувшего вперед скакуна, выхватывая меч. Разбойники шарахнулись в стороны.

    Рядом с моим ухом просвистела стрела. Я тут же взмахнула руками и соорудила вокруг себя магический щит, призвав близкие мне стихии земли и огня. Вообще-то правильнее и эффективнее было бы задействовать магию воздуха, но мне этот вариант был недоступен, а потому выбирать не приходилось. И уже через пару мгновений я ощутила скользящее попадание по магическому щиту, затем еще одно. К счастью, вскоре мы скрылись за поворотом лесной дороги.

    – Все целы? – оглянулся Серый Ворон.

    Я радостно кивнула.

    – На твоем месте я бы не был так оптимистичен, – с досадой ответил Пузырь, указывая на пленника.

    Из спины разбойника торчала стрела, вошедшая почти по самое оперение. Раненый бледнел с каждой секундой и судорожно хватал ртом воздух.

    – Вот ведь… – пробулькал умирающий с досадой. – Сколько раз я сам вот так… стрелял из кустов… Богиня судьбы Фаэтта злопамятна… И шутки у нее… паскудные… Как все глупо вышло… Богиня Морана… будь ко мне милосердной…

    У бандита пошла горлом кровь, глаза остекленели, и тело его начало беспомощно сползать под брюхо лошади. Далеко позади раздались радостные вопли: нападавшие разглядели, что сумели застрелить одного из всадников. Лошадь с убитым перешла на шаг и остановилась. Петька с сожалением оглянулся – из-за кустов к добыче уже бежали разбойники.

    – Вперед! – крикнул Пузырь и пришпорил Шахтера.

    К полудню мы совсем выбились из сил. Шахтер был весь в мыле и мелко дрожал, по-дурному косясь красными глазами. Не лучше выглядели и остальные лошади. Свернув с дороги, мы поднялись на заросший холм. Несмотря на усталость, Серый Ворон не поленился спуститься и поправить ветки папоротника, маскируя наши следы. Я чувствовала себя смертельно вымотанной после многочасовой скачки, к тому же с непривычки натерла внутренние поверхности бедер.

    Но хуже всех было Пузырю. Он угрюмо молчал, вокруг мокрых глаз моего одноклассника темнели круги. Петька страшно переживал потерю бесценного свидетеля, чьи показания были способны вызвать бурю, которая выметет виконта Риго Армазо из Совета Рыцарства и разом лишит его род шансов на пост главы Холфорда. В своих мечтах Петька уже наверняка видел себя рыцарем, получившим благодарность от Мазуро Кафиштена, нового правителя Западной Столицы. И тут такое…

    Не в лучшем расположении духа пребывал и Серый Ворон. Тьма отказывалась пить прокисшее молоко, но была еще слишком маленькой, чтобы питаться мясом, пусть даже вареным или разжеванным. Приготовленный в котелке теплый мясной бульон она едва лизнула, стала воротить мордашку и жалобно скулить.

    Буквально из последних сил мы поставили и замаскировали ветками палатку, устроив все так, чтобы видеть дорогу в обе стороны. Жребий первой охранять лагерь выпал мне. Я уселась на поваленное дерево и запустила поисковое заклинание. Никого. Мне предстояло провести примерно два часа без сна, и, чтобы скоротать время, я достала дневники мага Теодора. Здесь, в Пангее, наконец-то стало возможно проверить на практике мои многочисленные предположения в области построения заклинаний.

    Погода наконец-то наладилась, было жарко и даже душно. Я сняла куртку, повесила сушиться промокшие насквозь ботинки и с наслаждением вытянула босые ноги. Учеба шла трудно, мысли от усталости были тягучими, словно мед…

    * * *

    Проснулась я резко, словно от удара током. Костер давно догорел, было совсем темно. Испуганно ржали и метались кони. Я произнесла заклинание света и буквально в трех шагах от себя увидела большого темно-серого волка. Прижав уши и почти улегшись брюхом на землю, он смотрел то на меня, то на палатку, из которой доносилось жалобное поскуливание крохотной Тьмы. Я громко крикнула, надеясь отогнать хищника и разбудить друзей.

    Из палатки выполз заспанный Сергей и нос к носу столкнулся с лесным зверем. От неожиданности Серый Ворон даже ругнулся, а волк оскалился и зарычал. Сергей тоже зарычал, глядя опасному хищнику прямо в желтые глаза. Так они и стояли некоторое время в полуметре друг от друга, рыча и скалясь. Затем волк отвел взгляд и отбежал на несколько шагов. Серый Ворон выпрямился и что-то отрывисто пролаял. Волк лег на землю, показывая брюхо с набухшими сосками. Самка!

    Сергей вытащил из палатки щенка и положил возле волчицы. Через мгновение изголодавшаяся Тьма уже жадно сосала молоко.

    – У нее украли щенков. Вот она и пришла на голодный плач. Просила оставить ей Тьму, но я не отдам своего волчонка.

    – А кто украл волчат? – спросила я.

    – Гоблины. Они нередко воруют крохотных щенков. Неподалеку их поселок, они живут там вместе с лесными орками.

    – Мы можем ей помочь? – поинтересовался Пузырь, выходя из палатки уже в полном снаряжении.

    Серый Ворон что-то пролаял волчице. Та подняла уши и протявкала в ответ.

    – Она может проводить нас, но в сам поселок не пойдет, боится. Просит нас спасти ее детей.

    Мы свернули палатку и собрали вещи. Лошади нервно подрагивали и фыркали, косясь на лесного хищника. Но Серый Ворон, пусть и не сразу, сумел успокоить животных.

    Волчица едва заметной тенью скользила впереди. Лес озарялся лишь тусклым магическим огоньком над головой Ворона. Мы поднялись и спустились с холма и вновь углубились в лес. Потом тропинка стала петлять и подниматься все выше и выше. Тут светлячок над Сергеем погас, и мы остановились.

    – Дальше пойдем пешком, – сообщил Ворон и пояснил: – Волчица обещала покараулить коней и не дать в обиду сородичам. Самое трудное было объяснить это нашим лошадям. Шахтер почти сразу поверил, с остальными было хуже. Больше всего пугалась и упрямилась глупая Пчелка, реально она туповата даже для лошади. Пузырь, будет хорошо, если ты ее крепко привяжешь к стволу дерева и заодно замотаешь ей морду, чтобы кобыла не смогла заржать.

    Пузырь кивнул и, пока Сергей проверял свое загадочное снаряжение, занялся Пчелкой. Я вызвала заклинание поиска жизни и даже присвистнула от удивления – за холмом, всего в полукилометре от нас, обнаружилось более сотни меток. Я сообщила об этом друзьям.

    – Крупный лагерь, – Серый Ворон надел черную маску, достал из сумки какую-то баночку и нанес на руки и одежду несколько мазков. Затем вынул другую емкость и подошел к нам: – Это камуфляж. Давайте я вам лица разрисую. Он еще кожу остужает, чтобы не так ярко светиться в темноте.

    – В смысле? А я что, свечусь? – удивился Пузырь.

    – Еще как! В тепловом спектре на фоне холодного леса ты, разгоряченный после скачки, сейчас как прожектор. Я бы обнаружил тебя метров за пятьдесят. Некоторые орки тоже видят в темноте, пусть и не настолько хорошо, поэтому лучше не рисковать.

    Жирная мазь заметно холодила кожу. Сергей разрисовал мне лицо и занялся Пузырем. Вскоре мы с Петькой стали напоминать полосатых тигров.

    Мы вскарабкались по заросшему мхом каменистому склону, с вершины которого открывался вид на поселок. Посмотреть было на что: в котловине внутри кольца скал горело множество факелов. Слышался стук кузнечных молотов, доносились резкие крики и команды. В самом центре поселения возвышалось нечто непонятное – металлический каркас сферической формы высотой с пятиэтажный дом. Вокруг, словно муравьи, суетились рабочие.

    Впервые в жизни я видела живых орков. И, нужно сказать, они меня не впечатлили – примерно человеческого роста, с длинными крепкими руками и непропорционально мощным торсом. Я представляла орков гораздо более высокими и дикими. Эти же походили на людей и действовали очень разумно: поднимали выгнутые металлические балки с помощью системы веревок и блоков, подгоняли молотами в пазы и вставляли скобы. Затем подкатывали высокую платформу с прессом и намертво заклепывали очередную деталь непонятной конструкции. Сборка шла быстро, огромный каркас был почти готов.

    На другом конце поселка шипели и изрыгали пламя гигантские печи, возле которых стучали молотами кузнецы, суетились рабочие самых разных рас – в основном орки, но были и люди, и гоблины, и дварфы. За порядком с вышек следили несколько вооруженных и очень свирепых на вид орков. Еще один ряд вышек располагался по периметру поселка на холмах. Ближайшая находилась метрах в ста от нас, на ее вершине невысокий орк-лучник, облокотившись на перила, устало осматривал окрестности.

    – Фея, мне этот лучник мешает! – проворчал Серый Ворон, указывая на наблюдателя. – Здесь хороший спуск, можно пробраться за валунами. Но этот меня точно заметит. Ты можешь взять его под контроль?

    – Лучше я просто отведу ему глаза, и в нужный момент он будет смотреть в другую сторону. Но останется в полном сознании, так что постарайся особо не шуметь.

    – Хорошо, так и поступим! – Сергей побежал вниз по склону и спрятался за большим камнем.

    Я размяла озябшие пальцы. Заклинание было несложным, мы проходили его на первом курсе Академии Магии. Фактически упрощенный вариант «контроля гуманоида». Только требовалось не захватывать сознание, а ненавязчиво вклинивать свои приказы в естественный ход мыслей субъекта. Орк даже не поймет, что желание посмотреть на лес навязано чужой волей. Как только лучник повернулся спиной, Серый Ворон прошмыгнул чрез полосу света в поселок.

    – Тут орки сразу двух кланов, – спустя несколько минут сказал Пузырь. – Вон те шесты на краю поселка видишь? Слева знак клана Хищной Ладони – одного из самых больших кланов орков на западном побережье Пангеи. Именно с кланом Хищной Ладони воевали люди едва ли не с первого дня высадки колонистов. Это достаточно образованные и развитые орки, особенно по сравнению со степными сородичами. Шест справа означает клан Яркого Огня. Это кузнецы орков, они не имеют собственных территорий и никогда не принимают участия в набегах и войнах. Зато могут селиться на чужих землях, их даже специально приглашают. Они делают оружие, инструменты и доспехи. Я так понимаю, что вон те, небольшого роста, как раз и есть мастера из клана Яркого Огня. А более крупные, охранники, из Хищной Ладони.

    – Но чем они все заняты? Что это за круглая штука, которую они собирают?

    – Понятия не имею. Никогда не видел ничего подобного, – пожал плечами Петька и встрепенулся. – Кстати, вон возле сарая Серый сидит, рукой нам машет. Видимо, хочет пройти обратно. А с ним еще кто-то.

    Я снова принялась творить заклинание отвода глаз. Орк отвернулся, приспустил штаны и стал прямо с вышки справлять малую нужду. Серый Ворон с группой незнакомцев пробежал освещенное место и залег, распластавшись на земле. Орк закончил свои дела, подтянул штаны, внимательно осмотрел поселок и, повинуясь моему приказу, стал смотреть на темный лес.

    Через несколько минут Сергей и четверо незнакомцев в грязном рванье, сильно истощенных и резко пахнущих давно не мытыми телами, подползли к нам. Один из них был дварфом, расу же остальных я так и не смогла определить.

    – Рад видеть вас обоих в добром здравии, Елена Фея и Петр Пузырь! – чуть отдышавшись, проговорил дварф из этой четверки. – Прошу извинить меня за неопрятный вид…

    Я вгляделась в изможденное, потемневшее от копоти лицо дварфа и с удивлением узнала в нем Ярика Тяжелого.

    – Ярик! Что с тобой случилось?! – воскликнула я в ужасе.

    – Потом поговорите, – прервал меня Серый Ворон. – Быстро уходим! У нас в запасе не более трех клепсидр времени. Скоро начало новой рабочей смены, орки-охранники пойдут поднимать пленников на работу и обнаружат побег.

    Мы помчались по скользким камням, рискуя в темноте переломать ноги. Сергей все же вызвал над собой свет – видимо, время действительно поджимало. Мы с Петькой тут же последовали его примеру. Бежать стало гораздо проще, и вскоре мы уже спустились к лошадям.

    В кустах промелькнули серые тени, на поляне осталась одна волчица. Серый Ворон что-то быстро спросил у нее, но та лишь зарычала в ответ и оскалила зубы. Сергей тоже оскалился и вытащил из плаща двух скулящих щенков. Затем положил одного обратно в карман, а второго взял за шкирку и приставил к горлу кинжал. Хищница тут же поджала хвост и на подгибающихся лапах убежала в кусты.

    – Ишь ты, совсем обнаглела! Захотела мою Тьму забрать! – прокомментировал Сергей странные переговоры.

    Волчица появилась вновь уже с черным щенком в зубах, на брюхе подползла к Серому Ворону и бережно положила Тьму на землю. Убедившись, что со щенком все в порядке, Сергей отдал лесной волчице ее детей.

    – Давайте убираться отсюда! – нетерпеливо проговорила я.

    – Ярик, вы сможете ехать верхом? – спросил Пузырь.

    Дварф боязливо покосился на лошадей и неуверенно пожал плечами. Трое других существ словно и не поняли вопроса.

    – Значит, делаем так, – решительно заявил Сергей. – На двух оседланных лошадях едете вы вчетвером. Мы едем на тех, что без седел. Переберемся через холмы, а там уже будет проще.

    Петька помог недавним пленникам взобраться на лошадей, и мы осторожно двинулись через ночной лес. Ехать без седла поначалу было боязно, но уверенность Петьки меня успокаивала. Вскоре мы выбрались на дорогу.

    * * *

    – Значится, на следующий день после встречи с вами на зимней дороге я уже был в торговом поселке, – повествовал Ярик. – Одного дня хватило, чтобы понять – мне там не рады. Еще бы – по три неплохих мастера на каждое место в кузнице. Меха качать, мешки с углем таскать или воду носить, и то свободных мест не было… – Дварф стоял по пояс в озере, пытался хоть как-то отстирать рубаху.

    Честно говоря, его одежда годилась разве что на половую тряпку, но Ярик не унывал. – И тогда я пошел в Холфорд, как вы меня надоумили. Вот только на второй день пути, на безлюдной дороге окружили меня, значится, разбойники. Понятное дело, топор хороший сразу отобрали, по шее накостыляли, все вещи мои выгребли. Ну, думаю, если бы хотели убить – убили бы сразу. А раз не убили, значит, отпустят, что с меня еще взять-то? Но меня связали, повязку на глаза нацепили и куда-то повели. Шли долго. Потом меня посадили в холодный подвал. Даже не развязали. На другой день пришли орки. Вывели меня во двор и посадили в железную клетку к дварфам из клана Водных Мастеров, там был еще один человек-кузнец и вот эти трое, – указал Ярик на трех непонятных существ.

    Троица неподвижно сидела на берегу, даже не пытаясь искупаться, хотя воняло от них изрядно. Казалось, они не понимают нашего языка, хотя я и знала, что это не так. Мы разговаривали с Яриком на всеобщем, и любые разумные существа понимали этот язык.

    – Привезли нас орки в поселок, приставили к нам надсмотрщика, – продолжил свой рассказ дварф, раскладывая мокрую одежду на траве. – Звали его Гумаш, тот еще злыдень оказался. Сначала избил нас зверски, ногами и дубиной. Мне нос расплющил, другим зубы проредил и ребра поломал. А потом сказал, что мы будем работать кузнецами, а кто плохо будет стараться, тех орки отдадут гоблинам на мясо для волков. Кроме нас, в клетках сидели уже десятка три пленных. Немногие долго выдерживали побои, изнурительный труд и плохую кормежку. Поэтому орки все время привозили новых рабов. Сперва нам сказали выплавить очень хитрый устойчивый к магии сплав по какому-то их древнему рецепту. Пришлось повозиться. Но к началу весны получилось. Вот эти трое разгадали секрет сплава, – кивнул Ярик в сторону неподвижных фигур.

    – Но кто они? – задала я давно мучивший меня вопрос.

    Дварф помолчал и даже оглянулся на своих товарищей по несчастью и, не дождавшись никакой реакции, решился ответить:

    – Черные дварфы, лучшие кузнецы Пангеи. Никто не знает о металлах и половину того, что знают они. Не представляю, где орки исхитрились их сцапать: обычно черные дварфы не поднимаются на поверхность из своих глубинных катакомб. Они всегда молчат, хотя все отлично понимают. Я ни разу не слышал, чтобы они разговаривали даже между собой. У черных дварфов не принято говорить в присутствии существ других рас – считается вроде как позором. Презирают они нас всех. Когда Гумаш одному из них руку сломал, даже тогда тот не издал ни единого звука. Но, если не обращать внимания на их причуды, кузнецы и знатоки металла они отменные. Орки, как получили тот чудо-сплав, дали поручение выплавлять из него детали для круглой конструкции, которую вы видели в поселке.

    – Что это за шар такой? – поинтересовался Петька, помогавший мне готовить завтрак.

    – Да кто его знает… С самого начала весны собираем, почти закончили, но где-то Две Руки назад приехал в поселок один маг. Это был человек, но орки перед ним падали ниц и разве что землю не целовали. Звали его как-то необычно… Агали вроде или Агари…

    – Может, Агалиарепт? – догадалась я, припомнив рассказ Тилиона.

    – Во-во! Точно, именно так его и звали. Высокий, в простом плаще, на голове капюшон, в руке кривой посох. Этот маг подошел к нашему шару и стал кидать разные боевые заклинания. Полыхало, сверкало, гудело так, что мне хотелось забиться в угол клетки и визжать от страха, хоть я и не трус… Но маг остался недоволен – несколько балок расплавилось, часть погнулась. Орки тут же отрубили головы всем кузнецам и сборщикам, которые трудились на тех участках. А мы-то страху натерпелись! К тому моменту у нас в бригаде из семи кузнецов в живых остались только четверо – я и эти трое. Один человек не выдержал издевательств и однажды в конце зимы напал на Гумаша с молотом, за что орк его разорвал голыми руками. А двое дварфов из клана Водных Мастеров решили бежать. Только их еще в поселке поймали. Смерть у них была лютая. Головы на кольях видали у границы поселка? Жалко, хорошие были ребята…

    Дварф замолчал, вспоминая погибших сородичей. Тут Пузырь позвал всех завтракать. Ярик с удовольствием уселся рядом с Серым Вороном, в то время как черные дварфы даже не повернули своих голов.

    – Ярик, скажи, а как ты с ними общался все это время? – спросила я, еле сдерживая раздражение.

    Дварф обернулся и позвал троицу к столу. Приглашение черные дварфы проигнорировали. Ярик махнул рукой и принялся жадно запихивать в рот большие куски вареного мяса и хлеба. Было видно, как он изголодался за месяцы плена.

    – Не обращайте внимания, – проговорил дварф с набитым ртом. – Ребята они неплохие. Однажды один даже спас меня. В тот день мы разжигали печи. Уголь попался грязный, много пыли, серы. Надышался я так, что в глазах помутилось и едва не рухнул прямо лицом в большой тигель с расплавленным серебром. Меня успел подхватить вон тот, который сидит возле самой воды. Так что я им благодарен. Правда, они и со мной ни разу не заговорили. А насчет их странностей… обычаи у них такие. Никогда не пьют незнакомую воду и не едят в присутствии чужих. Даже в клетке, несмотря на жару, они не притрагивались к кувшину, пока вода не отстоится хотя бы сутки. А ели только когда все вокруг спали.

    – Так давайте положим им поесть и отойдем подальше, чтобы не мешать, – предложил Петька.

    – Может, просто оставим кое-что из припасов и поедем дальше? – предложила я, откровенно надеясь поскорее избавиться от этих нестерпимо воняющих типов. – Пусть идут своей дорогой, раз с нами им плохо – ни поесть, ни попить, ни помыться…

    Но Ярик покачал головой:

    – Это их убьет. Черные дварфы не привыкли жить на поверхности. Здесь они плохо видят, совсем не умеют охотиться, не разбираются в съедобных растениях и не способны защитить себя.

    – Хорошо. Что с ними делать? Куда их нужно отвести, чтобы они благополучно добрались до своего дома? – поинтересовалась я, уже не скрывая раздражения. – У нас не так много времени. Через пять дней Пузырь обязан быть в замке герцога Кафиштена в Холфорде.

    – На лошадях дорога до Холфорда займет три дня. Ну или два с половиной, если поторопиться, – Серый Ворон прикинул что-то в уме. – Но поторопиться не получится, так как у нас две лошади без седел и четверо всадников без опыта. Впрочем, небольшой крюк мы сделать можем. Хотелось бы только понять куда?

    Все посмотрели на молчаливую троицу. Но черные дварфы не думали раскрывать рты даже ради собственного спасения.

    – Про их неприступный подземный город под Хребтом Владык слышали все, – наконец проговорил Ярик Тяжелый. – Вот только добираться до тех гор сколько? Полгода? Год? Однако я слышал, что встречали черных дварфов у большой расщелины Наир-Гун-Тор, что означает След от Топора бога Тора. Дорога от моего дома к Холфорду пересекает эту расщелину по каменному мосту, который охраняют тролли.

    – Я знаю это место! – обрадовался Серый Ворон. – Мы будем там завтра к вечеру, нам как раз… – тут он осекся, вскочил и посмотрел на дорогу: – Нас выследили! Смотрите, трое всадников! Минуты через три они будут здесь!

    – Будут здесь через… что? – встревожившись, переспросил Ярик, не поняв последних слов Сергея.

    – Через одну пятую клепсидры, – пояснила я.

    * * *

    Началась неимоверная суета. Петька принялся натягивать кольчугу и шнуровать ботинки, я размяла пальцы и вызвала на себя заклинания: «Каменная кожа», «Щит от стрел», «Размытая фигура». Серый Ворон разложил плащ и начал рассовывать метательные ножи по карманам.

    – Живым я им не дамся! – кричал Ярик Тяжелый, наспех натягивая еще мокрую рубаху. – Дайте мне какое-нибудь оружие!

    Пузырь отстегнул от пояса черненый топорик и вручил дварфу.

    – Как я рад, что ты не расстался с моим подарком, Петр Пузырь! Топор получился не самый удобный, но это доброе оружие. Клянусь, если выживем, я выкую для тебя настоящее из самого лучшего заговоренного металла!

    Серый Ворон протянул дварфу арбалет, но тот отказался:

    – Да какой из меня стрелок?! По мне лучше честный топор и ближний бой, чтобы видеть глаза противника!

    Я посмотрела на черных дварфов. Они по-прежнему сидели возле воды, но теперь с интересом наблюдали за нашими приготовлениями. Тем временем на берег озера выскочили всадники на хищных темных зверях.

    – Гоблины, наездники на волках! – проговорил Пузырь, поудобнее перехватывая щит.

    – Какие-то они крупноватые для гоблинов, – не поверила я. – Гоблины же мелкие.

    – Это смотря какие. Наездниками на волках становятся самые свирепые и сильные. Они обычно ростом не уступают людям, – пояснил Ярик, становясь посреди дороги и поигрывая топором.

    – Только это не волки, а варги. Гоблины на варгах, – уточнил Сергей, поднимая арбалет и прицеливаясь.

    Выполненный в виде клюва хищной птицы кончик арбалета стал медленно поворачиваться, следуя за выбранной целью. Щелкнула тетива – и первый из гоблинов свалился на дорогу. Варг же продолжал бежать за остальными зверями. Времени перезаряжать не было, Сергей наклонился и бережно положил арбалет на землю. В ход пошли метательные ножи.

    Еще шагов за двадцать до врагов мой друг взмахнул своей правой рукой, после чего взял по мечу в каждую руку. Я не видела полета ножа, но один из варгов споткнулся и рухнул на землю. Всадник покатился по земле, выронив кривую саблю. Встать гоблин уже не смог – оказавшийся рядом Петька рубанул наотмашь, развалив его до пояса. Ярик ловко увернулся от пики и всадил топор в череп прыгнувшего на него варга.

    Последний выживший гоблин не стал разворачивать своего страшного зверя и, не желая биться с тремя вооруженными воинами, направил варга на меня!

    Словно в кошмарном сне, я видела приближающуюся тварь, но не могла сделать и шагу. Ноги словно приросли к земле. Кажется, Сергей что-то прокричал, и Ярик швырнул топор в спину гоблину, но промахнулся. Зубастая пасть варга приближалась, а пика всадника целила мне в грудь. Я завизжала от страха…

    Но тут варг пригнул башку к земле и перекатился через голову. Страшный наездник от неожиданности уткнулся пикой в землю, словно прыгун с шестом взмыл в воздух, а затем с диким воплем упал прямо на меня. Краем глаза я заметила в руке врага костяной нож и каким-то чудом успела перехватить его запястье. Гоблин давил сверху и, несмотря на все мои усилия, кончик ножа медленно опускался к моей груди.

    Помощь подоспела вовремя. Страшный гоблин хрюкнул, из его груди вместе с фонтаном крови показался кончик клинка. Наездник дернулся, кашлянул мне в лицо кровью и обмяк. Чьи-то сильные руки стянули с меня труп. Рядом Серый Ворон добивал раненого варга. Все кончилось. Мы победили. Я встала на колени и зарыдала.

    Глава третья
    Горный форт

    От запаха гоблинской крови меня мутило так, что я ни о чем и думать не могла, кроме как об избавлении от этой пакости. Стянув с себя мантию, на нетвердых ногах я вошла в воду. Словно безумная, я с остервенением отстирывала мантию. Вода оказалась пронзительно холодной – видимо, тут бил подземный ключ, – поэтому я довольно быстро пришла в себя и, стуча зубами, выбралась на берег.

    Серый Ворон и Ярик вертели в руках древние мечи и о чем-то оживленно спорили. Петька стаскивал на большой лесной муравейник тела убитых варгов и гоблинов. На траве лежали трофеи: ножи, короткие гнутые сабли, пики, сумки, браслеты и ожерелья. Черные дварфы все так же молча сидели на берегу, один из них держал в руках арбалет – видимо, именно он и подстрелил атаковавшего меня варга.

    Наконец Серый Ворон убрал мечи в ножны и осмотрелся. Заметив свое оружие в руках черного дварфа, мой друг потемнел от гнева и, положив ладонь на рукоять кинжала, с мрачной решимостью направился к молчунам.

    – Это мой арбалет! – проговорил Сергей грозно.

    Но черный дварф даже бровью не повел. Тогда я подошла, спокойно вынула оружие из его рук и медленно произнесла:

    – Вон там лежит трофейное оружие. У костра мы оставим еду и все самое необходимое. Мы уйдем в лес и будем ждать четыре клепсидры. Если вы хотите идти с нами – догоните.

    Ни один из черных дварфов не отреагировал на мои слова, но это меня уже не волновало. Я быстро переоделась и стала собирать вещи. Петька и Сергей последовали моему примеру. Ярик также молча закинул на плечо трофейные сумки, подвязался снятым с одного из гоблинов поясом и заткнул за него топорик.

    Перед уходом я решилась взглянуть на трупы наших врагов. Крупные лесные муравьи живым ковром облепили окровавленные тела, празднуя неожиданно щедрое угощение. Не было никакого сомнения в том, что вскоре от трупов останутся только добела обглоданные кости.

    Проскакав примерно с километр, мы остановились и спешились. Серый Ворон стреножил скакунов и отправил пастись.

    – Как думаете, дварфы пойдут за нами? – заговорил Пузырь, оглядываясь на дорогу.

    – Не знаю, – разозлилась я. – Но так дальше продолжаться не могло. Они молчат и изображают из себя безмозглых чурбанов. При этом воняет от них так, что рядом стоять невозможно. Если захотят ехать с нами – придут. Все, отдыхаем.

    Никто не возражал. Ярик соорудил лежанку из папоротника и уже через минуту захрапел. Петька стал точить меч, Серый Ворон с трудом, но накормил Тьму мясным бульоном и отправился собирать грибы. По его утверждению, эти лохматые сине-фиолетовые поганки были съедобными, но меня все равно терзали сомнения.

    Я, как могла, привела себя в порядок, расчесала волосы и переложила поудобнее вещи в сумке. Затем сотворила заклинание поиска жизни и обнаружила три метки за ближайшим поворотом дороги.

    – Черные дварфы все же решили идти с нами, – сообщила я.

    Действительно, через минуту на дороге показалась знакомая троица. Когда они подошли ближе, стало видно, что дварфы вымылись в озере и даже кое-как почистили одежду. Все трое вооружились саблями убитых гоблинов и сделали пращи из кусков кожи. Один тащил в руке мой походный котелок.

    Петька разбудил Ярика Тяжелого. Тот мгновенно открыл глаза, словно и не спал, и принялся наблюдать за тем, как Сергей перебирает грибы.

    – Здорово, уже синюшки пошли! Мой дядька восхитительно их готовит со сметаной и поджаркой из пури. Обычно на праздники, под пиво и с горячим мясом… Мммм, скучаю по тем беззаботным временам!

    – Сметаны у меня нет, – задумчиво ответил Сергей. – А вот свежего мяса я вам сегодня подстрелю. Вместо пива будет горячее вино. Устроим вечером пир по случаю вашего освобождения!

    * * *

    Сергей сдержал свое обещание, подстрелив пять зайцев и небольшое рогатое животное, вроде косули. Кроме дичи он принес целый веник лесных трав, из которых знакомой мне оказалась только мята. Я почистила грибы, Петька занялся костром и палаткой, а Сергей и Ярик принялись кашеварить.

    Черные дварфы вели себя гораздо увереннее: ходили по лагерю, подсаживались к костру, подкидывали сухие ветки. Когда Петька дал им точильный брусок, все трое по очереди заточили гоблинские клинки. Особый интерес у черных дварфов вызвала наша палатка. Они заглядывали внутрь, рассматривали молнии, ощупывали ткань и каркас. Но за все время не произнесли ни слова.

    Пока готовился ужин, Ярик попросил Серого Ворона снова достать древние клинки. Вся троица черных дварфов тут же собралась вокруг костра.

    – Выковать такое в наши дни невозможно, – вздыхал Ярик Тяжелый, осматривая лезвие. – Секрет приготовления магической руды был утерян очень давно. Я не просто не понимаю, как их ковали и закаливали, я даже понятия не имею, из какого металла они сделаны! Одно могу сказать точно – это работа дварфов…

    Тут один из молчунов неуверенно протянул руку, прося показать ему древнее оружие. Сергей удивился, но все же подал меч рукояткой вперед. Черный дварф, как и Ярик, щелкнул по лезвию ногтем, прислушался, протер небольшой участок клинка рукавом и некоторое время смотрел на отражение огня в зеркале металла. Затем вернул меч Серому Ворону и жестом попросил показать второй. Его заинтересовало практически стершееся клеймо на гарде. Дварф долго щурился, пытаясь рассмотреть знак мастера, покрутил меч в руках и, так же не говоря ни слова, отдал оружие Сергею. Но тот факт, что черного дварфа хоть что-то заинтересовало настолько, что он попросил показать, был уже сам по себе удивительным.

    Тут Пузырь сообщил, что мясо готово, и пригласил всех к костру. Ужин удался на славу! Жаркое с грибами и лесными приправами было великолепным, горячий чай с мятой и пряное вино подняли настроение. Жизнь снова стала казаться мне прекрасной, хотелось петь и танцевать.

    Черные дварфы с нами ужинать не стали. Но мы отнесли им в сторонку жаркое, хлеб и даже вино. Потом сидели у костра и разговаривали. Ярик рассказывал о своих скитаниях, Пузырь вводил дварфа в курс столичных дел. Сергей гладил накормленного мясным бульоном волчонка, как вдруг радостно воскликнул:

    – Смотрите, у Тьмы глаза приоткрылись! Она на меня смотрит!

    Серый Ворон был вне себя от счастья и даже пытался говорить со зверьком, но тот пока не понимал человека.

    – Завтра обязательно накормлю ее нормальным молоком, а то бульон она плохо переваривает. Вообще, нам предстоит трудный день. Хорошо бы добраться до горной крепости засветло. Так что давайте ложиться.

    Очередь дежурить первой снова выпала мне. На этот раз я решила не садиться за магические дневники, а устроилась у костра, подбрасывала ветки и время от времени подновляла заклинание поиска жизни. Уже к концу дежурства я определила, что черные дварфы собрались возле оставленной еды. Несколько раз я слышала едва различимое позвякивание ложек и бульканье. Я сидела к ним спиной и не оборачивалась, чтобы не смущать. Дварфы торопливо поели и разбрелись по лежанкам. Обновив заклинание поиска и не обнаружив ничего подозрительного, я пошла будить Серого Ворона.

    Сергей обошел лагерь и сел у костра. Поразмышляв, я решила пожертвовать сном ради общения с другом. Год назад именно здесь, в Вечном Лесу, мне впервые удалось поговорить с Вороном по душам, намекнуть на свои чувства, расспросить о его стремлениях и планах. Сейчас я надеялась на продолжение разговора. Но Сергей смотрел на пламя, а я не знала, с чего начать. Так мы и сидели: то молчали, то говорили вовсе не о том.

    Когда в свою очередь на дежурство заступил Ярик, я залезла в спальник, едва не плача от досады. Нет, Сергей совсем дурак! Неужели он не понимает, что девушка среди ночи не просто так сидит рядом и кормит комаров?! И что ей вовсе не интересны разговоры о черных дварфах, гоблинах и лошадях… Вот что делать, если парень не понимает намеков? Не скажешь же ему, мол, обними меня, поцелуй и выложи-ка мне душу… Смахнув выступившие слезы, я отвернулась к стене палатки. Но уснула на удивление быстро.

    * * *

    Выехали мы на рассвете и скакали до обеда почти без остановок. Я уже довольно сносно научилась ездить верхом и не испытывала особых неудобств. С погодой нам тоже повезло – светило яркое солнце. По дороге стали встречаться люди: лесорубы, охотники со связками битой лесной птицы, дети с корзинками грибов. Потом мы проехали небольшое засеянное поле. Стало понятно, что мы приближаемся к обжитым местам. И вдруг Вечный Лес закончился, словно его обрезали, и я ощутила древнюю магию, которая, по-видимому, сдерживала Лес в определенных границах, не давая распространиться на всю Пангею.

    Мы выехали на мощеную дорогу, ведущую к холмам. Черные дварфы остановили лошадь и спешились. Спрыгнул на землю и третий, ехавший позади Ярика Тяжелого. Он вернул мне флягу, переглянулся с товарищами и… заговорил!

    – Мы, жители Кор-Дун-Грата, благодарны вам за помощь и за то, что вы уважали наши обычаи. Как представитель клана Кормящей Бездны, я обещаю, что каждый из вас сможет один раз спуститься в глубинную обитель и выйти оттуда живым. А если человек с двумя мечами не сможет возродить магию своего оружия, ему поможет клан Кормящей Бездны. Мое слово – слово всего клана. Я все сказал.

    Дварфы развернулись и пошли к большой, похожей на башню скале.

    – Вы только подумайте! – радостно воскликнул Ярик Тяжелый, когда черные дварфы скрылись из вида. – Я получил приглашение посетить глубинный город! Такой шанс выпадает раз в столетие! Да я не мог об этом даже мечтать! Но сейчас я не готов. Мне еще нужно набраться опыта, чтобы не опозориться. Вот соберу хороший инструмент, за который будет не стыдно перед черными родичами! Я смогу учиться у лучших кузнецов Пангеи! Я буду трудиться и стараться, как никто другой! Если потребуется, и сто, и двести лет! Я вернусь настоящим героем!

    – Черные дварфы ни словом не обмолвились о возможности учиться. А лишь войти и выйти живыми, – напомнила я.

    – А, ерунда. Это просто старинный оборот речи. Именно так дварфы приглашают войти членов других кланов. Да, бывали раньше случаи, когда гость оказывался на крохотном островке посреди бурной горной реки или на маленькой площадке над бездонной пропастью. Получалось, вроде и выпустили живым, но все равно обрекли на гибель. Я с детства слышал про такое и не попадусь. Впрочем, подобные подлости прекратились задолго до осады Хребта Владык армией Тиамат и отделения черных дварфов. Так что, я уверен, их приглашение было искренним.

    Между тем мы подъехали к большому мосту. Дорогу, как и год назад, перегораживал шлагбаум, но караулил его всего один тролль – тот самый обладатель ожерелья из черепов. Вел он себя довольно нервно, нарочито грозно рычал, ругался и угрожал. Великан заметно хромал. Видимо, в последнее время бывали случаи, когда путники, особенно конные, пользовались этим и не платили за проезд.

    Но мы повели себя честно. Спешившись, каждый из нас положил на громадную натруженную ладонь тролля по три медяка за себя и по две серебрушки за лошадь. Я с тоской смотрела в свой кошелек, где теперь болталось только два жалких цехина. Тролль заметно повеселел, заулыбался зубастой пастью и захромал поднимать шлагбаум.

    – Где твои приятели? – рискнула спросить я у грозного великана.

    Тролль печально вздохнул и отмахнулся:

    – Был тут пришлый тролль, из рода черных горных дикарей. Был конец зимы. Он шел по этой дороге. Было холодно. Мы дали ему греться у костра. Мы его накормили. Он говорил, что идет наниматься в солдаты. И нас всех звал. Другие решили, что в войске им будет лучше. Что будет больше денег. Не нужно дробить камень каждый день. Не нужно следить за мостом. И ушли. А я остался. Мой прапрадед строил этот мост. Мой прадед следил за мостом. Мой дед следил за мостом. Мой отец следил за мостом. И я буду следить за мостом. Если никто не будет следить за мостом, мост рухнет.

    – Это достойный уважения труд, – подтвердил Серый Ворон. – Но тебе, наверное, трудно тут делать все в одиночку.

    – Да, это так. Тут проходили тролли. Я просил кого-нибудь остаться. Обещал половину денег. Но они прошли мимо. Все тролли хотят в армию великого вождя орков. Они будут воевать с теми орками, кто не подчиняется великому вождю. Потом они нападут на города людей. Будет война. Так все говорят.

    * * *

    Рассказ тролля вызвал тревогу, но Петька поспешил нас успокоить. По его словам, в Пангее такое было не редкость. На протяжении десяти веков каждые тридцать – пятьдесят лет какой-нибудь вождь орков обязательно набирал войско для войны с людьми. Последний раз армию к Холфорду повел Дык Громкий, объединивший пять кланов – около восемнадцати тысяч хорошо вооруженных и неплохо обученных бойцов. Тяжелая элитная конница Холфорда встретила врага за кольцом Священной Рощи и, несмотря на почти трехкратное преимущество врага, раскатала агрессоров по полю ровным слоем. Руководил атакой Вильгельм-Паладин Молштен, который спустя пять лет стал правителем Холфорда. А Мазуро Кафиштен, будущий герцог Кафиштен, тогда руководил тяжелыми рыцарями первой линии. Как записано в летописях, Мазуро Кафиштен лично убил Дыка Громкого, проткнув орка копьем.

    Петька уверял нас, что защитников в Зеленой Столице более чем достаточно: императорские легионы тяжелой пехоты, пять тысяч солдат городской стражи, частные армии дворянских родов и купеческих гильдий, профессиональные наемники, готовые воевать хоть с самими богами, лишь бы им платили вовремя. Плюс добровольцы и рекруты, которых призовут на службу в случае войны. А если учесть, что в городе находилась Академия Магии и храмы Двенадцати богов, то за безопасность Столицы можно вообще не опасаться.

    Нужно сказать, что Петьке удалось развеять мою тревогу. Окончательно же я успокоилась, когда мы подъехали к горному форту. Тут многое изменилось за прошедший год: появились две новые сторожевые башни и стена, перед которой сейчас рабочие копали глубокий ров. Рядом лежали штабеля обтесанных и обожженных кольев. Вместо пары-тройки солдат ворота охранял полный десяток бойцов. Да и проверка на въезде стала не в пример более тщательной – нас заставили спешиться и развязать сумки.

    – Десятник, в чем дело? Мы не в первый раз тут проезжаем. Никогда раньше не было обыска! – недовольно поинтересовался Петька.

    – Раньше и времена были спокойнее, – ответил усатый дядька в алом плаще с вышитым золотым соколом. – Орки в последнее время ведут себя неспокойно. Разбойников развелось… Уже несколько караванов пропало. Торговцы боятся ездить на запад в сторону Малых Граничных Холмов. Появились даже первые беженцы. Приходится усиливать бдительность, ведь наша крепость ближе всех к диким территориям.

    Мы с готовностью подтвердили его слова. Петька по-военному четко доложил о захваченных разбойниками поселках у речной переправы и о пленниках в лагере орков. Десятник заинтересовался и подозвал командира рангом повыше. Тот достал карту.

    – Вот Старая Застава, – быстро сориентировался Пузырь, – вот паромная переправа, здесь другой бандитский поселок. – Вот на этой дороге на нас еще раз напали разбойники. И где-то у этих холмов поселок орков. Но на карте он не отмечен.

    – Неудивительно, – ответил офицер, обводя синим карандашом указанные Пузырем поселки и отмечая треугольником место предполагаемого лагеря орков. – А вы сами откуда едете?

    Пока Петька собирался с мыслями, Серый Ворон ткнул в карту пальцем:

    – Мы прошли через вот эти холмы, побывали в поселке дварфов клана Тяжелых. На карте я его тоже не вижу. Дальше нормальной дороги нет, через лес два дня пути. Вот граница большого болота, а как раз за ним наш родной поселок, – и Сергей уверенно указал на белое неразмеченное поле на краю листа.

    – Что вы забыли так далеко от дома? – почему-то насторожился десятник.

    Сергей усмехнулся и поведал заранее заготовленную историю о внезапно обнаружившемся у меня магическом таланте. Больше вопросов у охранников не возникло.

    Когда мы проехали ворота, Сергей полушепотом произнес:

    – Вы обратили внимание, сколько на карте поселков, захваченных разбойниками? Более тридцати! А еще шесть треугольников. Похоже, орки подступают все ближе.

    – Орки тут жили всегда, – не согласился Ярик Тяжелый. – Я лично знаю восемь орочьих поселков вокруг Малых Граничных Холмов. А уж в Вечном Лесу их что блох на собаке. К западу отсюда вообще сплошь территории орков до самого океана. Люди основали крупные города лишь вдоль реки Стреминки, ну и заселили большую равнину вокруг Холфорда.

    Между тем мы подъехали к рынку. Торговля шла вяло, покупателей можно было пересчитать по пальцам. В окруженной со всех сторон высокими скалами крепости стояла невыносимая духота, большинство жителей предпочли переждать самое пекло в своих домах. Именно поэтому наше появление вызвало оживление среди лоточников, которые повылазили из-под навесов и принялись наперебой расхваливать свои товары.

    – Ребята, я должен купить кое-что, – сообщил Пузырь. – Давайте встретимся у той же гостиницы, что и в прошлом году.

    – Мне тоже нужно оставить вас на время, – тут же отозвался Ярик. – С гоблинских трофеев много не выручишь, но на приличную одежду хватит. К тому же тут живет мой дядька, и я хотел бы его навестить.

    Серый Ворон помог дварфу спуститься с седла, взял под уздцы его лошадь и объяснил, как найти лавку ювелира.

    – Фея, – обратился ко мне Сергей, – мне нужно купить седла и сбрую для лошадей. И запастись свежим молоком для Тьмы. Ее от мясного бульона второй день несет, все тряпки перепачкала. Если тебе нужно что-то на рынке, не жди меня, встретимся у гостиницы.

    Купить-то мне хотелось очень многое – от нижнего белья и обуви до магических принадлежностей. Но… я вспомнила про свои два цехина в кошельке и грустно вздохнула.

    – Да мне вроде ничего и не надо. Хочешь, схожу за молоком для волчонка?

    – Ты меня очень выручишь, Ленка! – обрадовался друг. – Ярик и Петька ушли, а мне с лошадьми и седлами бродить по молочным рядам будет несподручно. Вот возьми флягу и деньги. Спасибо!

    Сергей высыпал мне полную горсть монет и отправился по своим делам. Когда он отошел, я посмотрела на деньги. Пять корольков, три цехина и с десяток менок. Гораздо больше, чем стоило молоко. Похоже, у Серого Ворона не было никаких проблем с финансами! Целых пять золотых! Такой суммы у меня в руках не было с тех пор, как я потратила подаренные Сергеем деньги на подготовку к поездке в замок Древний Брод.

    Пока не закрылись лавки, нужно было успеть купить самое необходимое. Новые сапожки, легкие сандалии, белье, кучу всякой мелочовки вроде эльфийской косметики и маникюрных ножниц. Моих двух цехинов с лихвой хватило бы на молоко для Тьмы, поэтому я с легкостью спускала выданные Сергеем деньги.

    Последние я потратила на цирюльника, который подправил мне прическу и уложил волосы по местной моде. Вечерело, и я поспешила за молоком. Рынок опустел, но, к моей радости, один молочник еще возился, складывая большие сырные головы в тележку. На прилавке стояли накрытые чистой тканью небольшие ведра. Оказалось, что козье молоко уже кончилось, но еще можно купить коровье по цене два медяка за ведерко. Я протянула молочнику флягу, полезла в кошель и… нащупала пустоту. Странно. Судорожно проверила карманы сумки. Ничего! То ли я их потратила, то ли потеряла, то ли у меня их попросту украли.

    – Ну что, будешь брать или передумала? – спросил продавец, раздраженный моей заминкой. Он уже наполнил флягу, сложил свой товар в тележку и был готов отправляться домой.

    Пришлось сказать, что я забыла деньги, и вежливо попросить подождать половину клепсидры, пока я схожу в гостиницу. Я даже пообещала заплатить целый цехин вместо двух медяков, но торговец вдруг разнервничался и стал громко вопить, что я его обманываю. Скрепя сердце, я потребовала вернуть флягу.

    Но торговец заявил, что если он выльет молоко обратно в ведро, то оно быстро скиснет, и вновь стал требовать деньги. Ситуация была тупиковой. Упрямство этого сельского барана меня достало, и я не выдержала. Отточенный взмах рук, заученные до автоматизма слова – и молочник застыл столбом.

    Я приказала ему стоять до моего возвращения, забрала флягу и поспешила в гостиницу, чтобы одолжить цехин у Петьки. Но Пузыря в гостинице не оказалось. Как, впрочем, и Серого Ворона. Я расспросила пробегавшего с подносом пива слугу, но тот сказал, что никого похожего не видел. Я заглянула в таверну при гостинице, выискивая знакомые лица.

    – Желаете что-нибудь, госпожа волшебница? – вежливо поинтересовался стоящий за стойкой хозяин заведения.

    – Я жду своих друзей, они должны вот-вот подойти.

    – Так, чем стоять, присаживайтесь.

    Я села за свободный стол. Передо мной появилась запотевшая глиняная кружка с пенящимся пивом. Пить очень хотелось, но я не решилась притрагиваться к напитку, так как денег у меня не было. Но тут со второго этажа спустился Сергей.

    Серый Ворон перекинулся парой слов с хозяином гостиницы и подошел ко мне. Но не успела я и рта раскрыть, чтобы объяснить другу неловкую ситуацию, как дверь распахнулась, и в полупустой зал ворвались шестеро вооруженных солдат. Следом за ними вошел тот самый молочник. Видимо, на таком расстоянии заклинание ослабело и молочник сумел освободиться. Торговец был настроен крайне решительно. Ткнув в мою сторону толстым пальцем, он заорал:

    – Вот она! Воровка! Околдовала меня, украла молоко и дала деру! Хватайте ее! Посадите в клетку эту мерзавку!

    Золотые Соколы с суровыми лицами двинулись к нашему столу, но дорогу им преградил Серый Ворон.

    – Может, объясните мне, что происходит? – ровным голосом поинтересовался парень.

    Торговец протиснулся вперед и сбивчиво заговорил, размахивая руками. По его словам, я оказалась сущей ведьмой, которая напала на невинного человека, магией лишила возможности сопротивляться, отобрала товар и скрылась с места преступления. Я попыталась оправдаться, но меня никто не слушал.

    – Сколько она тебе осталась должна? – спокойно спросил Ворон.

    – Ну, значит, за флягу молока три медьки. За то, что сбежала, еще пять цехинов. А за то, что магией мне здоровье попортила, ее вообще в тюрьму нужно посадить!

    – Ты меня за дурака-то не держи, – отмахнулся Серый Ворон. – За три медьки можно купить целое ведро молока. Так ведь, служивые?

    Солдаты закивали, соглашаясь со справедливостью слов моего друга.

    – И ты устроил весь этот балаган из-за жалкой медьки? Побеспокоил уважаемых стражников, заставив их прервать патрулирование важной стратегической крепости? Слушай, мужик, а ты не засланный ли орками лазутчик?

    Стражники нахмурились – теперь история с украденным молоком представлялась им совсем в другом свете. Глаза молочника забегали.

    – Кроме того, – напирал Сергей, – ты имел наглость оклеветать волшебницу, которой доверено охранять высокородную леди Камилетту, дочь самого герцога Мазуро Кафиштена! Да только за это тебе полагается два десятка палок! Но хуже того, ты оторвал от дел меня. Знаешь ли ты, смертный, сколько стоит одна клепсидра моего времени?!

    Торговец испуганно замотал головой. Стражники же уже были готовы тащить молочника в тюрьму. Сергей строго посмотрел селянину прямо в глаза:

    – Так сколько она тебе должна?

    – Молоко стоило одну медьку, господин, – проблеял торговец. – Я прошу прощения у госпожи за свои неразумные слова. Я готов дать вам бесплатно и молоко, и сметану, и сыр – все, что у меня есть в тележке, только прошу простить дурака эдакого!

    Сергей открыл кошелек и царственным жестом протянул серебряный цехин:

    – Хорошо, что этот спор разрешился мирно.

    Молочник попятился, часто кланяясь, а Ворон шагнул к десятнику:

    – Мне кажется, будет справедливо, если достойные солдаты нашей Империи получат некую компенсацию за беспокойство. Это на всех. Надеюсь, вы не в обиде.

    Солдаты радостно закивали. Десятник быстро спрятал кошелек, коротко поклонился и повел своих бойцов к выходу. Сергей последовал за ними, объяснив, что ему необходимо распорядиться насчет лошадей. К столу тут же шмыгнул хозяин гостиницы с полным подносом всякой вкуснятины:

    – Повезло вам, девушка. Стража-то у нас в форте лютая. Сперва посадят человека в клеть на всеобщее обозрение, а потом уже приезжий судья разбирается, виновен он или не виновен.

    Меня даже передернуло от такой жуткой перспективы. Опоздай Сергей на несколько минут, сидеть бы мне в ржавой клетке возле рынка. Я отхлебнула большой глоток пива, которое оказалось неожиданно крепким. Но меня это не остановило, я даже обрадовалась возможности снять напряжение и в несколько жадных глотков осушила кружку. Почти сразу передо мной появилась другая.

    – Попробуйте лучше это пиво, красавица. Сварено лесными гномами по старинным рецептам. Очень помогает успокоить нервы.

    Я осторожно отхлебнула густой черный напиток с высокой шапкой белой пены. Мягкий, чуть сладковатый вкус оказался весьма приятным. От гномьего пива пахло медом и вишней. Оно навевало радость, захотелось веселиться, танцевать и петь.

    – Госпожа, не подскажете, кто ваш спутник? Такой молодой и такой важный, – поинтересовался хозяин.

    – Его зовут Серый Ворон. Он избранник бога Белла. Состоит в Гильдии Воров и выполняет разные задания для очень важных людей из столицы. Он охранял золотую казну герцога Кафиштена, уничтожал демонов, спасал пленников из лагеря орков и добывал редкие артефакты в древних гробницах. Короче, мой друг способен сделать то, что не может сделать никто из смертных. Про беспорядки в Холфорде в прошлом году все слышали? Так вот именно мой друг раскрыл тогда планы кровавых культистов и вызнал про их тайные убежища. С тех пор за голову Серого Ворона назначена большая награда, ассасины охотятся за ним. Но мой друг их уже столько убил, что остальные отстали…

    Похоже, пиво оказалось чрезмерно крепким. Мысли стали путаться, голова была словно в тумане, язык не слушался. Впервые в жизни я напилась. Я поскорее отставила подальше полупустую кружку и принялась за горячее. Немного отлегло. В зале появился Пузырь. Увидев меня, он уселся рядом и с жадностью накинулся на мясной рулет и овощи.

    – Эх, Фея, хорошо-то как! – Мой друг явно был в приподнятом настроении. – После четырех дней похода и ночевок в лесу можно нормально отдохнуть и поесть!

    За окном уже стемнело. Народу в таверне все прибавлялось, становилось шумно и весело. Стражники из Золотых Соколов то и дело вставали и произносили тосты за дружбу и верность. Мастеровые за соседним столом хлопали друг друга по плечам и хохотали.

    Местный бард затянул какую-то заунывную песню, но, уловив настроение в зале, заиграл что-то разнузданно-веселое. Парни и девушки пошли танцевать. Петька пригласил меня, но я испуганно отказалась: во-первых, я не знала местных танцев, а во-вторых, не была уверена, что не упаду, если встану из-за стола.

    Пузыря попыталась вытащить танцевать густо напудренная девица с длинными вьющимися волосами. Петька оказался не против. Лишь для вида спросил моего разрешения и, расценив неопределенное пожатие плечами как согласие, тут же умчался с этой наглой горожанкой.

    Я не спеша доела салат и рулет, затем принялась за фаршированную рыбу. Время шло, бард уже исполнил несколько песен, а Петька все не возвращался. Мотив между тем сменился на лирический, пары танцевали незнакомый мне медленный танец. Я увидела ту самую «кудряшку» и поискала глазами Петьку. Оказывается, он уже танцевал совсем с другой девушкой – невысокой беловолосой куклой в длинном красивом зеленом платье. Девица прижималась к Петькиной груди и шептала на ухо явно что-то пикантное, а мой друг смущался и краснел.

    Я отвернулась. Взяла кружку с медовым пивом и стала заливать свое раздражение. Трактирщик услужливо подал мне следующую. Когда именно за столом появился Серый Ворон, я не заметила. Просто в какой-то момент обнаружила, что он сидит и с мрачным видом доедает горячее. С трудом сфокусировав взгляд, я увидела порванный рукав рубахи и длинную царапину с запекшейся кровью на левой скуле друга.

    – Что случилось? – заплетающимся языком спросила я.

    Ворон отложил вилку и нож.

    – Ленка, – заявил он, глядя мне прямо в глаза, – я очень недоволен твоим безответственным поведением!

    – Так ведь… все закончилось хорошо! Радоваться нужно! – улыбнулась я, показывая другу пример.

    – Ты не купила молока. И зачем-то нарвалась на ссору с каким-то безобидным селянином. Ты меня, вообще, слышишь, Фея? Да что с тобой? Ленка, да ты же совсем пьяна!

    Я кивнула, соглашаясь с тем, что пьяна, и громко рассмеялась.

    * * *

    Очнулась я почему-то в постели. Мне было очень плохо. С большим трудом я повернула голову. За окном светило яркое солнце, по подоконнику прыгали птицы. Что вчера было? Какая-то пустота… Помню таверну, потом меня мутило. Где я? Где мои друзья?

    Спустив ноги на пол, я привстала и осмотрелась. Знакомая комната. Я в гостинице на втором этаже. В этой комнате я уже ночевала в прошлом году. Из одежды на мне была только тонкая ночная рубашка. Мантия аккуратно сложена на стуле. Неужели я сама переоделась? А если не сама? Стыд-то какой! Я уселась обратно на кровать, ухватившись руками за гудящую голову.

    Дверь тихо открылась. Молодая служанка вежливо поздоровалась со мной. Наверное, говорила она негромко, но каждое слово отдавалось в моей голове новым приступом боли. Девушка налила в деревянную лохань теплой воды и пригласила умываться. Я еле встала, нагнулась над лоханью, но тут мне стало совсем дурно. Понятливая служанка быстро выдвинула из-под кровати тазик.

    Едва я пришла в себя, девушка протянула мне стакан холодной мятной воды, чтобы я прополоскала рот, и помогла одеться. Мне стало чуть лучше, однако до состояния хотя бы удовлетворительного было еще очень далеко. По просьбе служанки я села на стул посреди комнаты.

    – Кто меня переодел вчера? – Этот вопрос мучил меня сильнее всего.

    – Я, госпожа, – ответила девушка, расчесывая мои взлохмаченные волосы.

    – А что вчера вообще было?

    – Вы вчера шумно веселились, госпожа, – служанка отвела взгляд. – И много колдовали… – еще тише добавила она.

    Мне стало страшно. Что я могла натворить? Перебрав в уме свой арсенал заклинаний, я немного успокоилась, так как боевых среди них не было. Значит, хотя бы не убила никого.

    – Расскажи подробнее, пожалуйста, – попросила я, но девушка явно смутилась. – Не стесняйся, я не обижусь.

    – Ваш жених просил не рассказывать вам это, – заявила служанка.

    – Который из женихов? – задала я глупейший из всех возможных вопросов.

    – Но разве у вас их несколько? – удивилась и даже испугалась девушка.

    – В том-то и дело, что у меня вообще нет женихов – ни одного! – успокоила я служанку.

    Девушка решилась и, осторожно подбирая слова, принялась рассказывать. Оказывается, вчера я устроила настоящее шоу, которое эта тихая крепость еще не скоро забудет. Я кричала, глупо смеялась и лезла целоваться к кому ни попадя. Когда же мои друзья попытались меня урезонить, я стала вырываться и визжать. Петька – а, судя по описанию, это был именно он – хотел меня схватить и просто-напросто вынести из таверны. Но тут я совсем распоясалась и принялась колдовать.

    Солдаты, оказавшиеся поблизости, попали под мой контроль и с кулаками бросились на Петьку. Тот был вынужден отпустить меня и защищаться. А я, хихикая, влезла на стойку и уже оттуда руководила дракой. Все новые и новые посетители подпадали под мой контроль и лезли в общую свалку. Получившим пару раз в ухо мужикам уже и магии никакой не требовалось, они уже по собственной инициативе начинали мутузить своих обидчиков. Веселье было в самом разгаре, когда в таверну вошла большая группа дварфов. Вообще-то они известны своим буйным нравом, им и повода-то особого не требуется, чтобы пойти чесать кулаки. А тут кто-то им крикнул, мол, наших бьют, и полторы дюжины карликов кинулись в самое пекло…

    По мере повествования о своих хулиганствах я все сильнее заливалась краской стыда и начинала жалеть, что еще не разгадала то злосчастное заклинание невидимости.

    По словам служанки, закончился вчерашний вечер следующим образом: мой «жених» наконец-то выбрался из кучи дерущихся. Я страшно на него ругалась и пыталась околдовать, а он дотронулся до моей шеи перчаткой, и я лишилась чувств. «Жених» отнес меня в комнату и попросил служанку за мной поухаживать.

    Да, натворила я дел… Но Сергей! Вот ведь зараза! Да как он посмел использовать свое воровское оружие! Неужели другого способа остановить меня не было? А может, и правда не было? И тут я испугалась по-настоящему. Что же со мной теперь будет? Посадят в клетку до суда, а потом упекут в тюрьму лет на тридцать? Мне снова стало дурно.

    Будь что будет, решила я и осторожно выглянула в коридор. Тут же вскочил сидящий рядом с дверью охранник. У меня екнуло сердце.

    – Доброе утро, Фея, – бодро поздоровался Ярик Тяжелый. В его голосе вроде даже не прозвучало сарказма.

    – И тебе дорого утра, Ярик. Если можно, говори тише, у меня голова раскалывается. Что ты тут делаешь?

    – Твои друзья попросили покараулить, чтобы никто не беспокоил.

    Морщась от жуткой головной боли, я спустилась вниз. Я опасалась, что меня встретят насмешками и обидным хохотом, но немногочисленные посетители даже не обратили на меня внимания. Петька и Сергей о чем-то тихо беседовали за одним из столов. О вчерашнем напоминали только несколько сломанных досок за стойкой и знатный фингал под левым глазом хозяина.

    Когда я проходила мимо, трактирщик молча протянул мне стакан. Меня аж передернуло, но в стакане оказалось холодное молоко. Я благодарно кивнула. Друзья при моем появлении замолчали и подвинулись, освобождая место на лавке. Я поставила на стол молоко и едва слышно произнесла:

    – Петька, Сергей, простите меня за вчерашнее…

    Пузырь явно удивился – ведь я почти никогда не извинялась. Сергей продолжал смотреть куда-то в сторону. И тогда я громко, чтобы слышали все, добавила:

    – Клянусь своими магическими способностями, что никогда больше по собственной воле не буду пить спиртное ни в Пангее, ни в других местах. Богиня магии Эльдора, тебя призываю в свидетели моей клятвы!

    Зал засветился зеленым призрачным светом, в углах и на потолочных балках заискрились волшебные огоньки.

    – Вот и хорошо, – проговорил Серый Ворон, по-прежнему глядя в сторону. – Фея, приходи в себя. Как будешь готова, поедем дальше.

    – Я и так готова! – соврала я.

    Сергей оценивающе посмотрел на меня:

    – Тогда нечего время терять, выезжаем через клепсидру. Собирайте вещи, скажите Ярику, чтобы спускался. Я приведу лошадей.

    Провожая друга взглядом, я вдруг поняла, что на нем не было его любимого плаща и перевязи мечей перекрещивали светлую кружевную рубаху.

    – А где Тьма? – спросила я Петьку.

    – Нет больше Тьмы, – потупился Пузырь, – вчера погибла…

    – Как?! – На мои глаза навернулись слезы.

    – Кто-то из местных узнал Серого Ворона и сообщил ассасину. Тот напал в конюшне, рубанул палашом по спине. Сергей успел уклониться, но удар пришелся как раз по плащу и перерубил волчонку хребет… Ворон, конечно, скрутил убийцу, позвал стражников… Только Тьма к тому времени уже умерла.

    Я разревелась. Маленький беспомощный зверек умер из-за моей беспечности. Это же я рассказала хозяину про своего друга, многие могли меня слышать… Вчера я заметила кровь на щеке Сергея, видела раненую руку и порванный плащ. Видела, что он чем-то сильно расстроен, но была слишком пьяна, чтобы что-то сообразить!

    – Это я виновата, – слезы заливали мое лицо. – И он это понял!

    – Ленка, успокойся, – Пузырь взял мои руки в свои. – Да, Сергей на тебя сейчас сильно злится, но он очень хорошо к тебе относится, я точно знаю. А то, что вчера он не сдержался и применил перчатку гхола, так просто перенервничал и теперь чувствует себя виноватым. И насчет Тьмы, может быть, не все потеряно. Сергей упоминал об особой природной магии друидов и следопытов. Они могут призывать животных. Ворон успел совершить над умирающим волчонком какой-то обряд.

    – Я знаю, о чем ты говоришь! Он сделал волчонка своим магическим спутником. Фамиляром! Маги способны вызывать и привязывать к себе магических существ. И чем сильнее маг, тем больше фамиляров у него может быть. Опытные друиды и следопыты могут вызывать зверей. Получается, Серый Ворон в природной магии гораздо сильнее, чем я предполагала.

    – Ленка, он делал такое впервые и не уверен, что у него получилось. Но после обряда окровавленное тело зверька бесследно исчезло. Сергей сказал, что это добрый знак, и заклинание могло сработать.

    * * *

    Первые минуты конной поездки стали одними из самых отвратительных в моей жизни. Меня сильно мутило, голова готова была взорваться, я никак не могла сфокусировать взгляд. А мерзкая кобыла, словно нарочно, все время порывалась перейти в галоп.

    – Вот оно как… Я почему-то не сомневался, что этим кончится… – услышала я голос Сергея и с запозданием сообразила, что мы почему-то остановились.

    Приоткрыв слезящиеся от яркого солнца глаза, я поняла, что мы находимся возле рыночной площади. Толпа зевак глазела куда-то вверх. Я тоже приподняла голову.

    В одной из подвешенных на цепях позорных клеток лежал человек. Почти сразу стало понятно, что человек этот давно мертв: рот у него был широко открыт, высохший язык вывалился, а в глазницах с мерзким жужжанием копошились мухи. В притихшей толпе слова Сергея прозвучали неожиданно громко:

    – Когда сотник Золотых Соколов приказал поместить ассасина в клетку, я сразу сказал, что дружки постараются его прикончить. Но сотник мне не поверил – мол вряд ли в небольшой крепости найдется сразу несколько убийц из Ордена…

    – Кстати, убит он выстрелом отравленной стрелы в шею, – заметил Ярик Тяжелый, рассматривая покойника.

    – Уверен, убийца еще где-то здесь, – забеспокоился Пузырь. – Пока мы в крепости, Сергей в большой опасности.

    – Фея, сотвори магический щит против стрел, а я буду держаться к тебе поближе, – предложил Серый Ворон.

    Мысль была здравой, вот только мне сейчас было не до заклинаний. Меня все так же мутило, я едва сдерживала рвотные позывы. Поэтому, с тоской посмотрев на друга, я лишь отрицательно покачала головой. Тот только махнул рукой:

    – Ладно, обойдемся без магической защиты. Поехали.

    К счастью, нападения не случилось. Мы благополучно покинули горный форт и направились в Столицу. Сил моих хватило до первого подъема на холм. Потом, стиснув зубы, я сползла с лошади и едва успела отбежать к обочине. Немного полегчало. Но стоило мне взобраться на Пчелку, как тошнота накатила вновь.

    Это был самый кошмарный день в моей жизни. Путешествие превратилась в пытку. Желудок уже давно был пуст, меня рвало желчью. Друзья, чтобы не смущать меня, уехали далеко вперед и лишь изредка останавливались, боясь потерять меня из вида.

    К вечеру мне стало лучше. Мы остановились у большого озера. Не успели мои друзья стреножить лошадей, а к нам уже бежали ребятишки из ближайшего села принимать заказы на ужин. Ярик Тяжелый и ребята заказали себе всякой вкуснятины, я же ограничилась небольшим кувшином компота. Чернявая босоногая девчонка попросила с меня медяк вперед. Сергей расплатился за меня и протянул мне золотой империал:

    – Возьми, а то сидишь совсем без денег. Больше, к сожалению, у меня нет. Случились непредвиденные расходы.

    – Много пришлось заплатить за разгром в таверне?

    Сергей промолчал.

    – Много, – прошептал дварф, когда Серый Ворон пошел помогать Пузырю с палаткой. – Особенно трудно было уладить конфликт с отцом той девушки в зеленом платье. Она тебе чем-то не понравилась, и ты заставила какого-то крупного лохматого мужика вылить ей на голову тарелку супа. С этого, говорят, и началась драка. Девушка-то оказалась дочерью начальника крепости…

    Я снова почувствовала, что краснею. Но Ярик смотрел на вчерашние события совершенно иначе:

    – А хорошо было! Народ повеселился от души, выпустил пар. И мои родичи из клана Железной Руки остались довольны, и даже стражники. Сам командир гарнизона потом шутил, что нужно ввести традицию раз в сезон приглашать магов и поить их допьяна. А то стражникам скучно, никаких развлечений…

    Но меня мучила совесть. Сергей на меня обиделся. Наверное, я сильно упала в его глазах. И смерть волчонка…

    Пока друзья ужинали, я отошла за кусты, разделась и вошла в прохладное озеро. Уже темнело, на небе зажигались звезды. Я отплыла подальше и легла на воду. Костер отсюда был хорошо заметен. Вообще-то я обещала друзьям больше их не подслушивать, но соблазн узнать, что говорят обо мне за глаза, был слишком велик. Поэтому я вызвала пикси Виги. Мои глаза и уши – невидимое крылатое создание послушно полетело к костру.

    – …ей нужно время. Она же еще только учится, – явно выгораживал меня Пузырь.

    Петькин голос звучал непривычно гулко – именно так крохотная пикси слышала людей. Ярик встал и пошел куда-то в темноту. Сергей проводил его взглядом:

    – Петька, я все прекрасно понимаю. В компьютерных играх мага очень трудно «прокачать», и на первых порах он будет самым слабым членом отряда. Про Свелинну ничего не могу сказать, я с ней практически не общался. Может, вырастет и станет сильной, пока же она лишь маленькая пугливая девчонка. Ну а Фея… – Сергей резко взмахнул рукой.

    Изображение потемнело, свет пробивался лишь полосками. Сперва я не поняла, что произошло, а потом догадалась: Серый Ворон поймал Виги и держит моего фамиляра в кулаке!

    – Что ты дергаешься? – раздался приглушенный голос Пузыря.

    – Да так, комара отгонял… – отозвался Сергей. – Я все о Тьме думаю. Если она исчезла, то где она сейчас? Петька, напомни еще раз, что ты говорил про фамиляров? Они, получается, бессмертные? То есть главная сложность в том, чтобы научиться их вызывать?

    – Да, так Ленка говорила. Она утверждала, что в любой момент может вызвать заново свою Виги, если та вдруг погибнет…

    Тут же изображение погасло, и я снова увидела мир своими глазами. Серый Ворон раздавил мою Виги! А вдруг я ошиблась? О бессмертии фамиляров я лишь читала в учебнике. Испугавшись не на шутку, я вновь вызвала пикси, и мой драгоценный фамиляр возник перед с моим лицом. Фууух, получилось! Но какая бессовестная скотина этот Сергей!

    Плавать мне что-то расхотелось. Я вышла на берег, переоделась и причесалась. Друзья уже готовились ко сну. Зевая во весь рот, Петька предложил традиционно разыграть порядок ночных дежурств. В ответ Сергей заявил, что, в отличие от Петьки и Ярика, сумел поспать прошлой ночью, а потому будет дежурить первым. Ну или после Феи. Петька спорить не стал и тут же уполз в палатку. Следом отправился и дварф.

    – Ленка, кто будет первым из нас дежурить? Выбирай! – предложил мне Серый Ворон.

    Я задумалась и посмотрела на вечернее небо. Погода постепенно портилась, звезды скрывались за пеленой черных облаков, дул холодный порывистый ветер. С большой вероятностью во вторую смену дежурить придется уже под дождем.

    – Я буду дежурить первой! – выбрала я.

    Сергей заулыбался – он без труда понял ход моих мыслей. Пока я подкидывала веток в костер и готовила чай, Сергей выкупался в озере. Его не было довольно долго, я уже стала волноваться. Наконец, бесшумно вынырнув из темноты, Ворон закутался в плащ и подсел к костру:

    – Можешь идти спать, я подежурю. Тебе нужно поберечь силы.

    – У меня еще пять клепсидр дежурства! – указала я на маленькие песочные часы. – Дай лучше залатаю эту ужасную дыру.

    Сергей снял плащ, и я принялась зашивать разрез от удара клинка.

    – Знаю, ты считаешь меня виноватой в гибели волчонка, – не выдержала я тягостного молчания.

    – Это не так! Ленка, ты все неверно поняла, – встрепенулся Серый Ворон. – Да, я безумно расстроился. Представь, у тебя на руках умирает существо, которое тебе полностью доверяло и для которого ты был целым миром! Да, я провел ритуал магии природы, о котором мне рассказывала друид Илона, потом тело волчонка исчезло. Но я совершенно не представляю, как вызвать ее обратно. Тьма не откликается на мои мысли, ее нет. А то, что произошло в таверне… это вовсе не твоя вина. Ты хоть понимаешь, что тебя отравили?

    – Отравили?! – испугалась я. – Кто? Как?

    – Ну не в том смысле, что подсунули смертельный яд. Но по твоему поведению, по блеску глаз, по другим признакам я сразу заподозрил неладное и посмотрел, что именно ты пила. Не помню, говорил я тебе или нет, но у нас в Школе Воров был курс «Умение спаивать собеседника». Мы проходили разные специфические приемы и, конечно, сами напитки. И гномье пиво «Девичья слабость» мы тоже проходили. В его состав входит настойка из корня Веселящей Ивы, его еще зовут «Корень женской правды». Его характерную горечь ни с чем не спутаешь, но в «Девичьей слабости» ее забивают вкусом вишни. Выпивший неспособен смолчать или ответить неправду. Настойка действует и на мужчин, но в сотни раз эффективнее – на женщин.

    – Так вот почему я разболталась с трактирщиком!

    – Да! Ты себя не контролировала. Кричала, истерически хохотала, порывалась залезть на стол. Когда я сказал об отравлении Пузырю, он просто рассвирепел. Это Петька поставил фингал трактирщику.

    – И что я еще успела разболтать? – осторожно поинтересовалась я.

    – Много чего… – Сергей опустил глаза. – Вообще, это пиво парни подсовывают девушкам, когда хотят, чтобы те стали чуть более раскрепощенными. Но ты развлекалась на всю катушку. Не знал, кстати, что ты способна контролировать двоих и даже троих людей одновременно!

    – Ты что-то путаешь! – удивилась я.

    – Умеешь, своими глазами видел. А напоследок ты залезла на барную стойку, почитала с выражением Пушкина и Есенина из школьной программы и стала рассказывать о том, что футболисты подарили тебе маечку и букет цветов. К тому моменту тебя уже мало кто слушал – разразилась большая драка. Но я все же решил тебя остановить и воспользовался перчаткой гхола…

    – И правильно сделал… Одного не пойму, зачем ты сказал служанке, что ты мой жених?

    – Я этого не говорил, – усмехнулся Сергей и посмотрел мне прямо в глаза. – Ты сама кричала об этом на весь трактир…

    Вот оно как, оказывается… Может, оно и к лучшему. Когда бы я еще решилась рассказать о своих чувствах?! Сергей обнял меня, а я разревелась на его плече, не в силах больше сдерживать накопившиеся эмоции. И вдруг Ворон меня поцеловал! Не в силах поверить своему счастью, я жадно впилась в его губы. Мы долго сидели у костра и целовались, забыв о песочных часах и очереди дежурств. Я была счастлива!

    А потом ливануло как из ведра. Я отдала Ворону плащ и скорее полезла в палатку. Лед недопонимания между мной и Сергеем наконец-то был взломан. Теперь требовалось как-то развить успех. Показать, что я лучше, чем эта хвостатая бестия, и что мне можно доверять. За оставшиеся сорок дней надо во что бы то ни стало выучить заклинание невидимости, как я и обещала Сергею.

    * * *

    Всю ночь шел дождь. С наступлением утра погода не улучшилась. Сырой ветер гнал низкие рваные облака. Холодная мелкая морось вуалью спускалась с небес, скрывая горизонт. Но мое прекрасное настроение ничто не могло испортить. Я гнала и гнала Пчелку вперед.

    На дороге становилось все многолюднее. В Столицу спешили тысячи мастеровых, наемников, рабочих и торговцев. Люди, дварфы, эльфы, полуэльфы… Телеги, повозки, пешие…

    Серый Ворон разговорился с богатым купцом, который возвращался в столицу с целым обозом крытых телег. Речь зашла о планах на урожай и ценах на продукты.

    – Вокруг столицы на два дня пути не осталось ни одного лишнего мешка пшеницы! – сокрушался купец. – Цена на зерно нынче такая, что совершенно невыгодно стало скупать его у крестьян. Надеюсь, хоть к осени что-то изменится…

    – Как же так? – недоумевал Сергей. – Колос в поле стоит на загляденье. Урожай в этом году ожидается такой, что зерно девать будет некуда!

    – Вот именно, – терпеливо, словно малолетнему ребенку, разжевывал принципы своей профессии торговец. – Сколько лет торгую, не помню, чтобы пшеница и овес так уродились. Зато на юге совсем беда с урожаем. Купцы, кто порезвее и посмышленее, еще с начала весны скупают зерно здесь и вывозят на юг. Мой знакомый, Никиль Проныра, два круга уже сделал – в начале и в середине весны. Говорит, за первый круг с каждого золотого у него десять золотых прибыли вышло. На второй круг похуже: конкуренты пронюхали, где можно получить легкие деньги, и тоже стали возить зерно. И все равно с каждого королька до шести выходило. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, и сейчас уже не осталось дешевого зерна ни в самом Холфорде, ни в окрестностях. Все поспешили распродать запасы, пока цена выгодная. В городе склады уже Две Руки как стоят пустые. И селяне тоже все распродали, надеясь на щедрый урожай…

    – Но чем же ты тогда торгуешь, раз цена на зерно стала невыгодной? – поинтересовался мой друг.

    Купец внимательно посмотрел на Серого Ворона, но промолчал. Я же окинула обоз магическим взглядом и обнаружила десятки и десятки меток живых людей.

    – Он работорговец, – четко проговорила я вслух.

    – Да, магичка, я торгую живым товаром! – с вызовом ответил купец. – На южных землях люди с голоду пухнут, мрут словно мухи. В начале весны на мешок муки селяне были готовы обменять годного к работе подростка – и от лишнего рта избавлялись, и голод пережидали до первых ягод и грибов. Кто успел подсуетиться, заработал много больше, чем Никиль Проныра на своем жалком зерне!

    Мы не стали вступать в спор и поспешили обогнать караван с невольниками. Миновав к полудню пшеничные поля и огороды, мы въехали во внешнее карантинное кольцо – заросший невысокой травой луг. Когда-то именно здесь конники Холфорда сражались с орками Дыка Громкого.

    Затем началось кольцо Священной Рощи. Силу этого места я ощущала и в прошлом году, теперь же отчетливо видела переплетение могучих энергетических нитей. Уверена, ни один враг не смог бы пройти через эту магическую защиту или применить здесь злое колдовство. Голоса вокруг стали тише. Даже простые смертные чувствовали себя здесь неуютно. Я постаралась разобраться в хитросплетениях наложенных заклинаний, но ощутила несильный разряд, искру, словно меня щелкнули по носу: «Не лезь, девчонка, куда не надо!»

    А потом поисковые нити обвили мое тело. Внимание ко мне длилось буквально секунды, затем перешло к другим путникам.

    Я немного тревожилась за Петьку – в прошлый раз он чем-то не понравился защитному заклинанию. Но теперь Пузырь прошел контроль совершенно спокойно. Впрочем, как и Серый Ворон. Ярика Тяжелого щупальца-нити изучали гораздо дольше – секунд пятнадцать. Но в результате, видимо, определили в нем именно дварфа и перешли к следующей цели. Наших лошадей заклинание тоже проверило.

    Вдали показались неприступные стены огромного города. Мое сердце учащенно забилось – вот он, долгожданный Холфорд! Начавшийся в который раз за день дождь не позволил рассмотреть многокилометровые оборонительные сооружения столицы. Затора на въезде на этот раз не было. Единый поток двигался быстро и разделялся на три. Телеги и конники ехали на подвесной мост к громадным воротам, а пешие путники следовали через охранные башни. Как и год назад, крики глашатых были слышны издалека:

    – Готовьте деньги, не задерживайте остальных! По две менки с человека и дварфа, по три монеты с эльфа и полукровки, по пять менок с остальных! По цехину с коровы или лошади!

    Когда мы подъехали к мосту, Сергей насыпал мне в ладонь немного мелочи, чтобы не пришлось разменивать золотой империал. Охранники собирали деньги за въезд, а городской чиновник исправно вписывал имена прибывших в специальный том. Магический определитель правды находился тут же, на этот раз им оказался не волшебный шар, а механическая птица в бронзовой клетке. От этой простенькой на вид игрушки исходил резкий, неприятный магический фон – встроенное в птицу заклинание определения лжи было сделано на совесть. Даже мне, магу разума, не удалось бы обойти его. Я первой кинула положенный цехин и две менки в прорезь и четко произнесла:

    – Елена Фея, человек. Обучаюсь в Академии Магии Холфорда, – чиновник тут же записал мое имя.

    Магическая птица промолчала. Солдат осмотрел положенные мной монеты и провернул ручку на боку громадного бронированного сундука.

    – Петр Пузырь, человек. Направляюсь в замок герцога Кафиштена.

    – Ярик Тяжелый, дварф клана Тяжелых с Малых Граничных Холмов. Направляюсь в замок герцога Кафиштена.

    Петька и Ярик заплатили положенную мзду и беспрепятственно проехали охрану. Последним ехал Сергей. Мне стало интересно – не станет же он, в самом деле, заявлять: «Я из Гильдии Воров, собираюсь хорошенько поживиться в Холфорде!» Но и соврать он не мог… Однако своим ответом мой друг сразил меня наповал:

    – Серый Ворон, человек. Возвращаюсь домой. Я житель этого города, – Сергей не стал ничего платить, показав страже какую-то бирку из красной кожи.

    И магическая птица промолчала!!!

    Бегло взглянув на нее, чиновник не стал вносить никаких записей в свой талмуд – денег не уплачено, значит, нечего и чернила переводить.

    – Ты когда успел купить дом в столице?! – набросилась я на Сергея, когда мы уже ехали по подвесному мосту.

    – Перед отъездом, – ответил он, довольно улыбаясь. – Нужно же было куда-то деньги вложить. Не оставлять же, в самом деле, мешочек с золотом в Школе Воров! Зато теперь у меня есть жилье и документы горожанина. Впрочем, назвать это домом язык не поворачивается – развалюха в бедном квартале. Из всех достоинств только подвал, выходящий в систему городской канализации.

    Я кивнула, одобряя мудрый поступок Сергея. Ничего, дом можно отремонтировать, порядок навести – вставить, если надо, стекла или слюдяные пластинки, законопатить щели, навести уют… Получится нормальное жилье в Западной Столице. Я даже представила, что сама навожу там порядок, но поскорее отогнала эту мысль, стерев с лица дурацкое мечтательное выражение.

    Дождь усиливался. Застегнув куртки и плащи, мы двинулись в город. С высокой каменной лестницы, ведущей на оборонительную стену, к нам метнулась маленькая темная фигурка. Петька нехорошо прищурился и потянулся за мечом, Ярик выхватил топор. А Сергей, наоборот, заулыбался. Присмотревшись, я узнала в бегущей к нам мокрой фигуре Каришку. Серый Ворон спрыгнул с лошади и, подбежав к девушке, подхватил на руки и закружил.

    – Мы же должны были вернуться только через три дня, я же тебе говорил!

    – Я очень надеялась, что ты вернешься раньше, и ждала тебя на крепостной стене. Все двенадцать дней!

    Вот ведь заливает! Ждала она двенадцать дней и в холод, и в дождь, в зной, как же! Не может такого быть! Я вызвала заклинание определения эмоций и просканировала Каришку. Тайфлинг была сейчас совершенно открыта. Результат получился точным… вот только меня он не обрадовал. Тайфлинга переполняли счастье и любовь. А еще определялась робкая надежда. И про двенадцать дней ожидания она говорила правду… Она действительно все эти дни от рассвета до заката ждала Сергея. Причем делала это отнюдь не напоказ, доказывая кому-то. Она делала это просто потому, что искренне любила Серого Ворона…

    Я спрыгнула с Пчелки, забрала сумки и вручила поводья Петьке. Пузырь даже не взглянул в мою сторону, приветствуя Каришку и радуясь вместе с ней. Лишь Ярик Тяжелый видел мои сборы, но ничего не сказал. Меня никто не окликнул и не остановил. Никому я была не нужна…

    Я шла по Холфорду и ревела навзрыд. Сворачивала в какие-то грязные забытые богами улочки, специально выбирая самые темные и опасные. Я была совершенно убита жгучей ревностью и не хотела дальше жить. Если бы сейчас на меня напали разбойники, я была бы даже им рада.

    Теперь я уже с ненавистью думала о купленном Сергеем доме. Совсем не я буду там хозяйкой. Вчерашние хрупкие надежды на счастье с Серым Вороном разбились вдребезги о камни суровой реальности.

    Сергей забыл обо мне, как только увидел Каришку. Еще бы, она же ждала его целых двенадцать дней! С пугающей ясностью я понимала, что сама никогда бы не смогла так ждать. Никогда и никого. Ноги сами вынесли меня к воротам Во внутренний город. Я полезла в сумку и показала страже эмблему Академии Магии. Мои окоченевшие мокрые пальцы наткнулись на обручальное колечко. Мой последний козырь.

    Не успела я решить, что делать с кольцом, как впереди уже показались шпили Академии Магии. Эх, совершенно с другим настроением я думала возвращаться сюда. Но я же волшебница и способна достичь очень многого. Нужно только учиться и набираться сил. И не нужно мне жалких подачек! Я решительно развязала кошелек и зашвырнула золотой империал в кусты.

    На душе сразу стало спокойнее. Подойдя к массивной резной двери, я взялась за бронзовый молоточек и громко постучала, вызывая привратника.

    Глава четвертая
    О жизни магов

    Магический светлячок над моей головой замигал в агонии и погас. Я почти машинально подняла руку, чтобы вызвать следующий, но остановилась. Пора отдохнуть, все равно эффективность моей работы сейчас была почти нулевой. Встав с лавки, я размяла затекшую спину. За окном стояла глубокая ночь. Зал огромной библиотеки, наполненный стеллажами с книгами и свитками, был совсем темным и таинственным.

    Закрыв чернильницу, я сунула под мышку кипу листов, на которые все последние дни выписывала интересующие меня символы. Примерно треть таблиц и расчетов Теодора стали мне понятны, а часть рун уже превратилась в готовые слоги и пассы длинного заклинания. Но работа была трудной и очень утомительной. В поисках каждой руны приходилось просматривать сотни и сотни пожелтевших страниц справочников по магии.

    Сколько я уже сижу в библиотеке? Со вчерашнего дня? Или позавчерашнего? Какой вообще сегодня день? Мы приехали в Холфорд шесть дней назад. Или все же семь? Тогда был седьмой день лета, это совершенно точно – я расписывалась у кастелянши женского крыла общежития в получении постельного белья и ключей, ставила дату. Значит, сегодня идут вторые Две Руки лета – то ли третий перст, то ли четвертый. Может, и пятый. Если пятый, то сегодня начинается Малый Выходной. Тогда, наверное, днем стоит встретиться с друзьями.

    Я подергала бронзовую ручку двери. Заперто. Библиотекарша наверняка нарочно закрыла ее на ключ, чтобы я не вынесла какую-нибудь редкую книгу. Заклинание открытия замков не сработало. Что же делать? Ждать до утра? Недовольно заурчало в животе. А когда я в последний раз ела? Не считая бутерброда, который тайком принесла с собой, ела я то ли вчера, то ли позавчера. И еще вдруг очень захотелось пить. Но придется терпеть. Скинув туфли, я с ногами забралась на большое кресло библиотечного администратора.

    Только я приготовилась уснуть, как услышала звук шагов в коридоре. Потом упало что-то тяжелое. Мне стало не по себе, и, запустив поисковое заклинание, я определила, что мимо библиотеки идет человек. Это был мой шанс! Я вскочила и забарабанила кулаками в дверь.

    – Кому там ночью не спится? – услышала я молодой мужской голос.

    Я объяснила, что засиделась за книгами, и меня заперли. Видимо опасаясь какого-то подвоха, парень ехидно поинтересовался, почему я не воспользуюсь магией? Пришлось отвечать, что простейшее заклинание открытия замка не срабатывает, а другим нас пока не обучали.

    – Действительно не работает, – согласился невидимый собеседник, после того как прочитал сам заклинание вскрытия замков. – Ладно, поступим по-другому. Отойди-ка!

    Я отпрыгнула в сторону, не зная, каким заклятием он сейчас шарахнет. Но парень просто просочился сквозь доски двери. Моим собеседником оказался высокий черноволосый маг со стопкой книг в руках. Аккуратно подстриженный, в темно-зеленой мантии с эмблемой из пересекающихся овалов в белом круге. Факультет магии жизни, шестой – восьмой курс. Судя по дополнительной эмблеме, второй магической гранью молодого волшебника была магия вызова. Парень смотрел на меня вполне дружелюбно:

    – А я, кажется, тебя знаю. Видел на награждении лучших первокурсников, – улыбнулся он.

    – Да, мы сдали экстерном экзамены за три курса. А я тоже тебя знаю! Ты брат Кары.

    – Не брат, а двоюродный племянник, – усмехнулся молодой волшебник, присаживаясь на подлокотник мягкого кресла. – Мой овдовевший дед на старости лет надумал жениться на молодой девушке из обедневшего дворянского рода. И хоть дедуля был уже весьма преклонных годов, молодая жена понесла. Это, конечно, вызвало переполох, потому как пять сыновей за спиной старика уже втихомолку делили его наследство. Но родилась девочка, все успокоились и даже полюбили ее. Сразу после рождения дочери дедуля как-то подозрительно быстро помер. Думаю, это заботливые сыновья постарались обезопасить себя от новых неожиданностей. Девочку назвали Карой. У нас в роду бывали маги. Прадед был сильным волшебником, дед тоже неплохо умел колдовать. У двоих из пяти братьев проявился магический талант, в том числе у моего отца. У Кары способности открылись только к пятнадцати годам. Как-то так.

    – Спасибо, что просветил, – весело сказала я, с интересом выслушав своего спасителя. – Кстати, меня зовут Елена.

    – Извини, что не представился. Шевалье Герг Шоллани, третий сын Тимока Шоллани, барона замка Зеленой Реки.

    – Скажи, Герг, а ты можешь что-нибудь придумать, чтобы мне не пришлось сидеть тут до утра?

    Парень оценивающе посмотрел на меня и задумался:

    – Если ты не сочтешь за оскорбление, я возьму тебя на руки, а ты подержишь в это время мои книги. Тогда мы пройдем сквозь дверь вместе. Моей магии хватит только на один переход.

    – Какое же это оскорбление, если парень предлагает носить девушку на руках, – засмеялась я.

    Герг тоже улыбнулся и сунул мне свои учебники. Не успела я испугаться, как мы оказались в темном коридоре библиотечного корпуса. Герг опустил меня на пол, забрал книги и в ответ на мои слова благодарности беззаботно ответил:

    – Всегда пожалуйста! Рад знакомству, Елена! Увидишь Кару, передавай привет!

    Проводив молодого мага взглядом, я развернулась, чтобы идти к себе, и только теперь поняла, что мои туфли остались в библиотеке.

    * * *

    Я все-таки ошиблась – Малый Выходной, оказывается, был вчера. Но я не расстроилась. Появилась возможность нормально выспаться и отдохнуть. Искупавшись в горячей ванне, я проспала до полудня, пока зверский голод не разбудил меня.

    Многолюдная в течение учебного года большая столовая Академии теперь показалась мне непривычно пустой. Обедали от силы с десяток адептов. В меню значился капустный салат, мясной суп с листьями пури, манный пудинг и компот. Прямо скажем, негусто. Когда я попросила у повара кусок хлеба, тот неожиданно окрысился:

    – Ишь, хлеба ей! Вот, когда деканат выделит столовой деньги на покупку подорожавших продуктов, будут вам и хлеб, и жаркое, и всякие разносолы. А пока денег нет, жрите что дают!

    Я удивилась такому хамству, но отвечать не стала, тем более что была действительно голодной. После первой же ложки супа возникло стойкое ощущение фальши. Я произнесла над тарелкой заклинание развеивания магии. Так и есть! Мясным бульоном тут и не пахло – это была всего лишь наложенная магическая иллюзия. В действительности крупно нарезанные недоваренные куски пури плавали в тарелке с теплой солоноватой водичкой. Я отодвинула тарелку. Пусть неразборчивые новички едят такое! Холодная манная каша тоже не вызывала аппетита. Только салат оказался настоящим.

    Неужели продукты в Холфорде настолько подорожали? Значит, купец, которого мы встретили по дороге в Холфорд, говорил правду…

    С этими невеселыми мыслями я направилась в библиотеку. На сегодня у меня имелся четкий план расшифровать еще, как минимум, семь символов длинного заклинания. Слава богам, туфли нашлись там же, где я их оставила. Переобувшись, я приступила к работе. И почти сразу мне повезло – пролистывая объемный справочник рун, я обнаружила закорючку в виде кривого вертикального весла с тремя поперечинами. Такая встречалась в записях Теодора. «Упрощенный символ двойной лунной руны Сток, – гласила надпись, – в заклинаниях означает необходимость повышенного расхода энергии для следующих пяти рун в строке. Читается на выдохе как „рре“ в одностороннем стиле с одновременным положением пальцев левой руки в позиции „Гавань“ на уровне груди».

    Так, теперь нужно понять, что такое «Гавань». Ага, вот. Большой палец и мизинец соединяются кончиками, образуя правильное кольцо. Безымянный палец до первой фаланги проходит через образованное кольцо. Средний палец согнут и касается подушечкой второй фаланги распрямленного указательного пальца.

    Я сложила пальцы в описанную фигуру. Совсем нетрудно, но потребуется время, чтобы довести движение до автоматизма. Подняв левую руку на уровень груди, я пробовала сделать усиленный магией пасс с одновременным выдохом «рре» и почувствовала отдачу энергии. Работает.

    Но потом удача отвернулась от меня. Поставив на полку уже восьмой по счету том, я взяла следующий. И только в нем обнаружила интересующий меня символ, похожий на букву «О» со знаком бесконечности внутри. Я углубилась в чтение, как вдруг кто-то коснулся моего плеча. Ойкнув от неожиданности, я выронила тяжелый справочник. И как мне теперь искать нужную страницу? Да кто этот несчастный, рискнувший побеспокоить меня?! Рядом стоял Герг.

    – Привет, Елена. Извини, что напугал.

    – Привет, – я поспешно стерла с лица гнев и заулыбалась. – Что ты забыл в зале для младших курсов?

    – Зашел вернуть книги. Мы с друзьями собираемся сходить во Внешний город и нормально пообедать в таверне. Хотел пригласить тебя пойти с нами.

    От неожиданности я даже не сразу нашлась что ответить. Мне очень хотелось принять предложение, но, во-первых, времени на расшифровку заклинания оставалось все меньше, во-вторых, я несколько стеснялась, и в-третьих, у меня просто не было денег. Я уже собиралась отказаться, но Герг меня опередил:

    – Я угощаю! Удачно провернул одно дело! Не хлебать же эту отвратную бурду в нашей столовой.

    – Это как-то связано с твоим ночным визитом в библиотеку? – поинтересовалась я.

    – Напрямую. Требовался маг моей специальности. Пришлось подучиться, так как нужных заклинаний я не знал… У нас в роду издревле заведено: коли в тебе проснулись способности мага, семья поможет поступить в Академию, снабдит всем необходимым на первых порах, а дальше все, крутись как сможешь!

    Мне очень понравилась такая жизненная позиция собеседника. Он привык сам всего добиваться и не ждать подачек от родни. Я бы с радостью пошла с Гергом и его друзьями, но вот заклинание…

    – Если хочешь, я помогу тебе, – словно прочитав мои мысли, предложил маг, – разъясню, что сам понимаю. Но за это ты примешь мое предложение пообедать во внешнем городе.

    – Идет! – тут же согласилась я.

    Герг пробежался глазами по исписанным мною листам:

    – Векторы потоков магических граней ты считала по методу Фехеля или по приближению из аксиомы Дориаса-Эльфа?

    Заметив мое недоумение, Герг удивленно воскликнул:

    – Но как-то же ты находила соответствия! Вот, у тебя правильно подобраны руны к таблицам…

    Смущаясь, я объяснила, что никогда не слышала ни о методе Фехеля, ни об аксиоме Дориаса-Эльфа, а просто выписывала сведения из справочников. Парень присвистнул:

    – Знаешь, больной зуб тоже можно удалить не через рот, а через другие естественные отверстия организма. Но это, сама понимаешь, будет дольше и труднее. Дай-ка мне чистый лист, я набросаю самые явные соответствия, чтоб не высчитывать. А остальное объясню тебе позже.

    За какие-то десять минут Герг расшифровал три четверти заклинания Теодора. На всякий случай я сверила свои записи с его выкладками. В одном месте выводы не сходились. Я указала на это магу.

    Но молодой маг заявил, что у писавшего дневник просто почерк корявый, и я приняла руну пересечения магических потоков «иль» за похожую руну «габо» из магии вызова, означавшую «прервать контакт».

    В доказательство своих слов Герг пробежался пальцами по корешкам книг и вытянул с полки большой том. Открыв его, маг показал мне руну «иль». Ну да, очень похожа. Такая же петелька, только хвостик снизу покороче. Я подняла глаза на парня:

    – За одну клепсидру ты сделал больше, чем я за восемь дней! Спасибо, я готова принять предложение пообедать.

    * * *

    Компания уже поджидала нас возле ворот. Трое парней и девушка – все учащиеся Академии Магии. Герг представил меня друзьям. Девушку звали Гремма, она училась на седьмом курсе факультета магии жизни. Изумрудно-зеленая мантия прекрасно гармонировала с ее пышными ярко-рыжими волосами, а вокруг шеи, словно шарф, обвивалась желто-синяя змея. Мне показалось, что это чучело, но тут змея приподняла голову и вполне отчетливо прошипела:

    – Сама ты чучело!

    Я смутилась, а вся компания весело рассмеялись. Гремма поцеловала змею и с нежностью добавила:

    – Это Даина, мой любимый фамиляр. Она защищена от магии, заодно и меня защищает. Кроме того, умеет предсказывать погоду, читает мысли и отпугивает ненужных ухажеров.

    Двое парней были с факультета воды. Светловолосый кудрявый Ян учился на пятом курсе, хотя был младше меня. На синей мантии виднелась эмблема в виде кристалла. Магия порядка. Очень необычное сочетание, никогда раньше о таком не слышала.

    Тучный Водемир был чистым магом воды. Длинные, растрепанные темные волосы и густая борода делали его похожим на водяного из детских фильмов. То ли магический талант у Водемира проснулся поздно, то ли учился он плохо, оставаясь по нескольку раз на каждом курсе, но это был взрослый мужик, с большим пузом, на котором при ходьбе волнами колыхалась синяя мантия.

    Третий парень учился на факультете магии хаоса. Звали его Ситим, хотя остальные называли его по прозвищу – Проказник. В отличие от остальных, он сразу мне не понравился. На бритой голове пульсировала татуировка магического знака хаоса, а глаза бегали, словно у нашкодившего ребенка. Полы грязной оранжевой мантии протерлись до дыр. Сандалии на босу ногу, нестриженые черные ногти, на правом запястье массивный золотой браслет с отчетливой магической аурой. Но отторжение и неприязнь у меня вызвал не столько его внешний вид, сколько надменный взгляд. Ситим смотрел на меня свысока, как на беспомощную жертву или глупую курицу.

    Познакомившись, мы отравились во внешний город. Погода стояла прекрасная, светило солнце, адепты веселились и смеялись по каждому поводу. В воротах один из стражников сурово погрозил Ситиму пальцем:

    – Смотри на этот раз без глупостей! Иначе декану сообщу о твоих выходках!

    Ситим расхохотался охраннику в лицо, многократно усилив магией свой голос, а затем уже с безопасного расстояния показал неприличный жест. Караульный дернулся было догонять обидчика, но только махнул рукой.

    Заведение, в которое привел нас Герг, оказалось небольшим, но чистым и уютным. Не успели мы сесть за стол, как к нам уже подошла женщина непонятной смешанной расы. Приняв заказ, она тут же удалилась на кухню, откуда доносились заманчивое шкворчание и приятный аромат.

    – Люблю это место! – Гремма откинулась на мягкую спинку диванчика. – Здесь всегда вкусно готовят и от Академии недалеко. К магическим причудам тут тоже уже привыкли.

    – Да и пиво всегда свежее! – Огромный Водемир плюхнулся на диван, от чего мебель жалобно заскрипела.

    – Раз уж Герг сегодня платит, закажу кружечку, – Ситим направился к стойке и, поговорив о чем-то с трактирщиком, принес две высокие кружки.

    Одну он поставил перед собой, а вторую толкнул в мою сторону. Я отказалась от пива, и кружку взяла Гремма. По лицу Ситима проскользнуло еле заметное разочарование. Пришлось объяснять, что мне просто не нравится вкус пенного напитка. Не рассказывать же новым знакомым о моих «подвигах» в горной крепости и произнесенной клятве не употреблять алкоголь в любом его виде.

    Герг отнесся к моим словам совершенно спокойно, Водемир же назвал меня странной. Гремма пошла еще дальше, в глаза назвав меня дурой. Настроение у меня было приподнятое, и я решила не обижаться.

    Наконец, нам принесли еду. Герг оставил целый цехин чаевых, и женщина поспешно удалилась. Но не успела я взять в руки вилку, как откуда-то из-под столешницы вылез огромный черный таракан. Все молча следили за тем, как он деловито проследовал по заставленному посудой столу и забрался в мою тарелку.

    Скривившись от омерзения, я махнула над насекомым рукой и произнесла развеивающее чары заклинание. Таракан рассыпался золотистыми искорками. Так я и думала – наведенная иллюзия! Я даже знала автора сомнительной шутки – уж слишком кислой стала физиономия Ситима.

    – Так неинтересно, – пробурчал парень. – По всем правилам, ты должна была завизжать. Ну что тебе стоило? Даже если и догадалась, что таракан ненастоящий, зачем портить другим веселье?

    – Елена такая голодная, что и живого таракана просто вынула бы из тарелки, чтобы не мешал обедать, – Гремма явно старалась меня задеть.

    – Опять твои штучки, Ситим! Дай людям нормально поесть! – недовольно проворчал Герг.

    Мне казалось, что сын барона должен был сказать что-то вроде: «Не смейте ее обижать, она под моей защитой!» Однако Герг не посчитал нужным оградить меня от нападок своих друзей. Хорошо, я сама заставлю себя уважать!

    – Ситим, возможно, я и подыграла бы тебе, но для мага хаоса пятого курса шутка слишком примитивная. Даже я легко смогу ее повторить! Не веришь? Получай! – весело проговорила я.

    По столу, проворно перебирая лапками, побежал такой же черный мерзкий таракан. Обогнув большое блюдо с аппетитно пахнущим гусем, он запрыгнул на стоящую перед магом хаоса тарелку. Остановился и замер, шевеля длинными усами.

    – Да, у тебя получилось скопировать мое заклинание, – согласился Ситим.

    Парень ухватил насекомое, рассмотрел блестящие хитиновые крылышки и, словно большую черную семечку, закинул таракана себе в рот. Меня чуть не стошнило.

    Ситим еще долго отплевывался лапками и ошметками хитинового панциря, под общий хохот запивая гадкий вкус большими глотками пива. Ян смеялся так, что сполз под стол, а из его глаз обильно полились слезы. Я же с заслуженной гордостью вспоминала, как с помощью поискового заклинания обнаружила живого таракана под плинтусом, взяла его под контроль и провела к тарелке мага хаоса.

    – А ты не так глупа, – отсмеявшись, сказала Гремма. – Однако не советую тебе связываться с адептами старших курсов.

    – Она просто хочет произвести впечатление на Шоллани, – громко сообщила говорящая змея.

    Вот ведь, действительно, гадина во всех смыслах! Так незаметно прочитала мои мысли! Я даже растерялась и покраснела. Сегодня же посмотрю в библиотеке способы защиты от ментального вторжения!

    – Наивная! – с жалостью проговорила Гремма, отхлебывая пиво. – Ты решила, что сможешь заинтересовать Герга? Да у него таких дурочек с полсотни. И магички, и торговки, и дворянки… И получает он от них все что захочет. Но женится на той, которую ему папаша укажет!

    – Гремма, перестань! – возмутился Герг. – Это мое личное дело. Да, богиня любви Амина была благосклонна ко мне, подарив весьма редкий талант: я нравлюсь всем женщинам без исключения. Кому-то чуть меньше, кому-то до безумия. Но еще ни одна женщина не осталась ко мне равнодушной. И если посредством магии ты узнала о моих способностях, то незачем трезвонить об этом на каждом углу!

    – Как же, богиня Амина была благосклонна… Сказал бы уж правду, – ухмыльнулся Ян.

    Герг с ненавистью посмотрел на мага воды. Но Ян и бровью не повел.

    – Да, Елена, в моих венах есть толика демонической крови. Дело в том, что мой далекий пращур, славный рыцарь Пеленор, сумел поймать в Вечном Лесу женщину-суккуба. Покоренный ее красотой, рыцарь отвез пленницу в свой замок и содержал в роскоши, одаривая драгоценностями и лучшими нарядами. Они сочетались в храме Амины. Суккуб, получившая имя Натаниэль, родила ему восьмерых сыновей. Именно поэтому некоторые потомки рыцаря Пеленора обладают даром суккубов – нравиться противоположному полу.

    Когда Герг закончил, я с удивлением обнаружила, что, кроме меня, его никто не слушает. Гремма ушла в уборную, Ситим у стойки заказывал выпивку, а Водемир с Яном дурачились. Маги создали по пузырю из пива и, поддерживая их в воздухе заклинаниями, пытались оттолкнуть или лопнуть пузырь противника. Победил более опытный Водемир – Ян потерял концентрацию, его творение лопнуло, окатив создателя пахучим пенным напитком. А через секунду последовал второй душ – Водемир пролил свой пивной пузырь прямо на голову оппонента.

    Вернувшийся с двумя полными кружками Ситим снова предложил мне выпить, но я снова отказалась. И вновь Гремма приняла предназначавшуюся мне порцию пива и принялась обидно посмеиваться надо мной. Пора было поставить на место колкую на язык магичку. Интересно, насколько она сильна? Чем вообще известен факультет магии жизни? Тут дремавшая на плечах девушки змея подняла голову и прошипела:

    – Хозяйка, ты все-таки задела Елену! Она замышляет недоброе!

    – Да что она может?! – расхохоталась Гремма. – Все доступные ей заклинания мы научились блокировать еще на третьем курсе.

    – Я легко могу пробить твою защиту, – четко проговорила я. – Вот только не делаю этого, так как совсем не хочу получить обиженную на меня строящую козни семикурсницу.

    – Ха! Да я никогда не опущусь до мести неразумной малолетке. Попробуй-ка пробей мою защиту! Докажи, что твои слова не пустой треп!

    Перед Греммой возник переливающий зелеными искрами экран неизвестной мне природы. Остальные замерли и с интересом наблюдали за нашей дуэлью.

    – Я пробью защиту и достану Гремму заклинанием правды, – усмехнулась я. – И тогда она не сможет соврать или промолчать на любой заданный вопрос. Все готовы?

    Девушка спешно наколдовала еще один барьер, видимо предназначенный для отражения ментальных атак. Выглядела магичка несколько удивленной, но отнюдь не испуганной. Случайно встретившись взглядом с Ситимом, я заметила в его смеющихся глазах восхищение. Он единственный понимал, что происходит. А потом я произнесла про себя ничего не значащий набор слов, сотворив несколько соответствующих им пассов руками. Для правдоподобия пришлось даже потратить немного магической энергии – все мои соседи за столиком могли чувствовать колебания энергии, а потому иначе не поверили бы, что я действительно колдовала.

    – Все, Гремма, ты попалась, – победно улыбнулась я. – Заклинание сработало. Расскажи мне, к примеру, чего ты боишься больше всего на свете?

    – Ничего не сработало. Я и так тебе скажу. Больше всего я боюсь, что раскроется тайна моего происхождения, – выпалила Гремма, уже потеряв над собой контроль.

    – И что не так с твоим происхождением? – удивился и заинтересовался Ян.

    – Как что? Я же родилась вовсе не в Пангее! На самом деле я пришла сюда вместе с семьей через портал в Пустошах Демонов из мира, называемого Великой Долиной…

    – Гремма, прекрати! – испугалась я, но магичка лишь озлобилась:

    – А ты мне рот не затыкай! Хочу говорить и буду говорить! Еще я боюсь Водемира. Немало наслышана об утопленных им девушках. И хотя он утверждает, что безумие давно прошло, я ни за что не пойду с ним на реку купаться.

    – Елена, сними с нее заклинание правды! Она же потом со стыда сгорит! – взмолился Герг.

    Но остальные пришли в восторг от возможности разузнать все тайны высокомерной волшебницы. Я честно сказала Гергу, что не в силах заставить девушку замолчать. На этот раз в роли зрителя я наблюдала за последствиями отравления пивом «Девичья слабость». Мне не составило труда определить, что Ситим хотел подсунуть мне гномий напиток, – слишком свежи были воспоминания о произошедшем в таверне Горной Крепости. Вот оно, оказывается, как все выглядит со стороны – весьма неприглядно. Хотя сама Гремма искренне веселилась, отвечая на нескромные, а иногда даже откровенно скабрезные вопросы.

    – Пойдем отсюда! – попросила я Герга. – Не могу на это смотреть.

    Гремма была пьяна и не соображала, что говорит. Парни же бессовестно пользовались ее состоянием, задавая все более интимные вопросы, и ржали словно кони. Когда мы с Гергом направились к выходу, Ситим крикнул:

    – Елена, по части веселых подлянок ты настоящий мастер! Я восхищен! Ты девушка моей мечты!

    – Сперва мантию постирай и ноги помой, мечтатель! – огрызнулась я.

    – Наведение порядка, умывание, стирка и чистка зубов снижает хаос в этом мире. А для меня, мага хаоса, это неприемлемо!

    Шоллани проводил меня до ворот Академии. По дороге я спросила, почему все его друзья какие-то… нет, не плохие, но какие-то недобрые, высокомерные, даже несколько подлые. Герг искренне удивился вопросу:

    – Каждый маг – личность. Ему неинтересно в мире обычных людей. Маг очень быстро интеллектуально перерастает своих друзей детства, все меньше становится общих тем… Очень скоро ты сама это поймешь.

    – Наверное, я уже понимаю, о чем ты говоришь. Мне самой было скучно дома после первого курса Академии. Меня даже посещала мысль, что я попросту теряю время, общаясь с бывшими друзьями.

    – Вот-вот. В самую точку! Именно это я и хотел сказать. Помню, после шестого курса я приехал в замок отца, но уже через день-другой чуть ли не выл от тоски и понял, что хочу вернуться в Академию. Чтобы развеять мою грусть, братья позвали меня на охоту. Боги, как это было скучно! Едва войдя в лес, я обнаружил стадо оленей и заставить их подойти. Не торопясь, выбрал вожака – красавца с огромными рогами – и убил его магией. Остальные олени даже не дернулись. Я мог бы перерезать все стадо, но я отпустил их. Убивать было неинтересно. Меня поздравляли с удачной охотой, дали ужин в мою честь. А я сидел за столом и с тоской понимал, как перерос окружающих…

    Герг замолчал, в его глазах я увидела знакомую тоску. Как же я его понимала!

    – На следующий день ко мне пришли друзья детства. Проказники-сорванцы, с которыми мы когда-то обносили чужие огороды, искали в горах клады дварфов, сплавлялись на плотах. Они позвали меня на реку, чтобы подглядывать за дочками мельника, красивыми двойняшками. Наивные глупцы…

    – Что же тут наивного и глупого? – не поняла я. – Вполне естественная забава для подростков.

    – Наивные потому, что подсматривать за купающимися девушками удобнее с помощью разных заклинаний и невидимых фамиляров. А глупцы потому, что эти самые девушки провели предыдущую ночь в моей спальне. Причем я даже не пытался их очаровывать – они сами пришли… Короче, я понял, что и друзей я тоже перерос, и в тот же день вернулся в столицу.

    * * *

    Мы расстались у ворот Академии. Герг отправился по своим делам в город, я же пошла в библиотеку, решив почитать о способах ментальной защиты. Возле дверей и в холле было много народу. Парни и девушки собирались группами, слонялись туда-сюда, сидели на сумках и тюках, кое-кто спал прямо на стульях. Я сообразила, что это абитуриенты, приехавшие сдавать вступительные экзамены.

    Передо мной расступались, с уважением и интересом разглядывали мантию, даже кланялись, за спиной я слышала восторженный девичий шепот. Провожаемая сотнями любопытных глаз, я подошла к порталу и исчезла.

    Мои записи лежали там же, где я их оставила. Оставалось найти всего порядка сорока символов из заклинания невидимости. Но просматривать тысячи страниц, в надежде увидеть хоть какие-то совпадения с записями Теодора, теперь казалось мне глупой и нерациональной тратой времени. Нужно попросить Герга научить меня расчетам, тогда я быстро закончу работу.

    Пока же я решила изучить материалы по другой теме. На полке обнаружился тяжелый фолиант «Искусство защиты от чтения мыслей, полный перечень магических ментальных блоков». На всякий случай я прихватила и учебник попроще: «Магия разума. Ментальная защита. Пятый курс».

    Выбранные мною труды оказались очень познавательными. Необходимо было лишь понять общие принципы, а далее перед магом раскрывался поистине безграничный спектр возможностей. У меня даже дух перехватило. Защита отражающая: атакующий вместо чужих мыслей будет получать свои собственные. Защита вязкая: атака будет гаситься многослойной защитой и вызывать все больший и больший расход энергии у атакующего, пока не наступит полное истощение магических ресурсов. Защита частично пропускающая: чтобы скрыть наличие защиты и не вызывать подозрений полным отсутствием мыслей, защита будет избирательно пропускать нейтральный фон. Защита активная зеркальная: атакующий, попытавшийся считать мысли собеседника, сам станет объектом для аналогичной атаки. Защита активная силовая: нападающий, потративший силы на преодоление защиты и частично раскрывшийся, вместо мыслей собеседника запустит против себя подготовленное заклинание, а оно может быть каким угодно, от простого «Сна» или «Безудержного хохота» до «Испепеления» и «Окаменения». Описанные способы основывались на магии разума и были мне вполне по силам. Наряду с десятком заклинаний защиты я на всякий случай выучила и «Окаменение».

    Естественно, меня заинтересовал и обратный процесс – чтение чужих мыслей. Но все ссылки вели на книги, находящиеся в недоступных мне пока разделах книгохранилища.

    Засидевшись допоздна, я все же решила не оставаться в библиотеке на ночь, собрала свои записи и направилась в женский корпус общежития. Зевая на ходу, я поднялась по винтовой лестнице на свой этаж. В коридоре уже погасли все светильники, а дежурному магу, видимо, было лень тащиться сюда и обновлять заклинания.

    Открыв дверь в свою комнату, я споткнулась обо что-то и упала. Ничего не понимая, вызвала свет, но магический огонек почему-то оказался непривычно тусклым. Однако даже его хватило, чтобы увидеть быстрое мельтешение, со всех сторон приближающееся ко мне.

    Не успела я даже вскрикнуть, как почувствовала прикосновение множества крохотных лапок. Неведомая сила потянула мои руки за спину. Комната качнулась, и спустя мгновение вспыхнул яркий свет. Я даже не сразу сообразила, что это мой собственный магический фонарь – просто теперь ничто не мешало ему светить во всю мощь.

    Убавив свет, я попыталась оглядеться. Это оказалось непросто – я висела вверх ногами под самым потолком. Невидимые путы прочно удерживали мое тело. Произнесенное заклинание развеивания магии не сработало, потому что у меня не было возможности подкрепить его комбинацией пассов. И тут на кровати Кары я разглядела фигуру в ярко-зеленой мантии.

    – Гремма, что за дурацкие шутки?! – возмутилась я.

    Магичка скинула капюшон и шагнула ко мне. Из широкого рукава на ладонь девушки выползла полосатая змея. Увидев Даину – читающего мысли фамиляра, – я сразу же закрылась ментальным щитом. Гремма схватила меня за волосы:

    – Ты правда думала, что можешь безнаказанно подшучивать над старшекурсниками?! – прошипела магичка.

    Я попыталась отрицательно покачать головой, но это трудно проделать, когда тебя держат за волосы. Гремма еще сильнее сжала пальцы и издевательски улыбнулась:

    – Что, неприятно? А ты представь, что чувствовала я! Говори, как ты смогла заколдовать меня?

    – Во всем виновато пиво, которое подсунул тебе Ситим! Я лишь подыграла ему.

    Гремма отпустила мои волосы, толкнув меня так, что я зашаталась подобно маятнику. Походив взад-вперед по комнате, она нетерпеливо поинтересовалась:

    – Ну как?

    – Непонятно. Елена полностью закрыла свои мысли, – раздалось шипение возле самого моего уха.

    Оказывается, пестрая гадина перебралась на мое тело и сейчас обвивала мою шею!

    – Это уже неважно, Даина. Я приняла решение и убью ее. Точнее, это сделаешь ты.

    – За что? – возмутилась я, вызывая заклинание каменной кожи. Не ахти какая защита от ядовитых клыков, но все же…

    Между тем змея обследовала раздвоенным язычком мое ухо.

    – Ты еще спрашиваешь?! Ты знаешь мою тайну. Кто даст гарантию, что ты не выдашь меня инквизиторам? Чтобы меня колесовали на площади, как тех несчастных, что посещали другие миры?! Ну уж нет!

    – А как же остальные? Их ты тоже убьешь?

    – Со своими друзьями я уж как-нибудь договорюсь. Ситим – влюбленный в меня дурак. Если он и понял, о чем я говорила, то не выдаст. Герг будет молчать из благородства. Молчание магов воды я так или иначе куплю. А вот ты выдашь меня непременно. Поэтому ты умрешь!

    Я уже чувствовала, как Даина протискивается за воротник мантии, когда дверь в мою комнату снесло взрывом! Ударной волной меня качнуло и приложило о потолок. Вбежали какие-то люди, засверкали молнии, загрохотали боевые заклинания. Меня крутило и раскачивало из стороны в сторону. Краем глаза я успела заметить, как к стене отлетело изломанное змеиное тело.

    А потом все вдруг разом стихло.

    * * *

    Сидя на кровати, я молча наблюдала за тем, как люди в серых мантиях обматывают заговоренной серебряной цепочкой бесчувственную Гремму. Один из незнакомцев, обвешанный защитными амулетами, приподнял ей веко, другой с опаской подобрал и сунул в жестяную коробку змею. Ко мне подошел старик в снежно-белой мантии высшего мага воздуха. Его морщинистое лицо показалось мне знакомым. Кажется, я видела его в составе приемной комиссии, когда сдавала экзамен за три первых курса.

    – Не переживай, Елена, все уже закончилось. Тебе нужно поспать.

    – Уснешь тут, как же. Меня до сих пор трясет! – ответила я.

    – И все же тебе нужно спать, – настаивал маг. – Ты ведь очень устала… У тебя просто нет сил… глаза слипаются от усталости…

    «Магия чувств. Заклинание первого уровня „Сон“. Он меня сумел зацепить», – успела подумать я, проваливаясь в темноту.

    Проснулась я поздним утром. Настроение было прекрасным, светило солнце, хотелось еще понежиться в постели. Но, вспомнив события вчерашнего вечера, я вскочила и с удивлением оглядела комнату. Ничто уже не напоминало об учиненном накануне разгроме: стекла были целы, дверь стояла на месте. На стуле лежала выстиранная и отглаженная мантия. Неужели мне все пригрезилось?

    Внимательно осмотрев оконную раму, я все-таки обнаружила следы ремонта, хотя пыль и осколки были тщательно выметены. На дверном косяке также нашлись свежие царапины. А в саму дверь кто-то вставил новый замок. Значит, не пригрезилось.

    Интуиция подсказывала мне, что вскоре стоит ждать гостей. И уже через клепсидру в комнату требовательно постучали. На пороге стояла магистр Таулина, высокая седоволосая женщина, преподаватель магии земли. Она всегда хорошо относилась ко мне, с первых дней отметив мои выдающиеся способности.

    – Елена, тебя желают видеть декан факультета магии земли высший маг Достер и святые отцы инквизиции, – официальным тоном произнесла магистр. – Если тебе нужно время, чтобы привести себя в порядок, я подожду. Однако советую поторопиться.

    Я ответила, что готова идти. Таулина повела меня в главный корпус Академии, высоченную башню с двенадцатью шпилями разной высоты. Адептам разрешалось посещать только первые два этажа этого колоссального сооружения, выше находились канцелярии, музей и лаборатории магистров. Мы поднялись по зеленой мраморной лестнице, беспрепятственно миновали големов-охранников и, пройдя по длинному коридору факультета магии земли, оказались в круглой светлой комнате, украшенной многочисленными рунами.

    Таулина указала мне на светящееся углубление в каменном полу. Очередной портал. Я послушно шагнула внутрь круга, но ничего не произошло.

    – Это портал для магистров, – пояснила Таулина, подошла ко мне вплотную, и через мгновение мы уже стояли в огромной оранжерее. В ветвях диковинных деревьев пели и порхали разноцветные птицы, а посередине зимнего сада помещался причудливой формы бассейн с красными карпами.

    На противоположной стене виднелись высокие двери из полированного черного камня, на которых светилась выложенная волшебными кристаллами надпись: «Высший маг Достер Волк, декан факультета магии земли». Магистр Таулина пригласила меня войти. В дверях я чуть не столкнулась с Гергом Шоллани. Проходя мимо, парень ободряюще подмигнул мне.

    Облаченный в шикарную черную мантию высшего мага земли, декан сидел за резным столом. Маг едва заметно кивнул, указывая на стул с высокой спинкой. Я прошлась по ярко-красному ковру эльфийской работы и села, скромно положив руки на колени. При моем появлении вежливо встали и приветливо поклонились два невзрачных человека в простых серых рясах.

    – Адепт четвертого курса Елена, – проговорил декан, – отец Маркий из церкви бога Тора. – Невысокий лысый старичок еще раз привстал и поклонился, – и отец Пат из церкви богини Эльдоры, – другой старик, как брат-близнец похожий на первого, тоже вежливо поклонился, – хотели бы поговорить с тобой и получить более полную картину произошедшего в женском крыле общежития.

    Я, хоть была внутренне сильно напряжена, спокойно кивнула и ответила, что всецело готова помочь, так как сама заинтересована в том, чтобы подобные случаи не могли повториться в будущем. Жрец Эльдоры поставил на стол накрытую платком клетку, в которой оказалась точно такая же механическая птица, какую я видела при входе в Холфорд. Магический детектор правды! Затем отец Маркий подошел ко мне, держа на вытянутой руке тонкую серебряную цепочку с золотым шариком. Я выпрямилась, стараясь не выдать волнения. Жрец несколько раз провел рукой вверх-вниз и справа налево, после чего сообщил хорошо поставленным и неожиданно сильным голосом:

    – Магическое кольцо на среднем пальце правой руки, накопитель и усилитель магии земли. Еще одно магическое кольцо находится во внутреннем кармане мантии, действующее обручальное кольцо храма Амины. Магический браслет на запястье левой руки, типовой школьный запоминатель. В наличии активный невидимый фамиляр, одна штука, что-то мелкое, обладающее слабой магией. Ничего запрещенного нет.

    – Вот и хорошо, – кивнул второй жрец. – Елена, скажи нам, как давно ты знакома с Греммой?

    Я честно ответила, что познакомилась с ней только вчера и что мне ее представил адепт Герг Шоллани.

    – Елена, обычно ты не покидала пределы Академии в рабочие дни и мало с кем общалась. Почему ты вдруг решила изменить своим привычкам и пойти с едва знакомыми людьми во внешний город? Не возникло ли у тебя ощущения, что тебя направляют?

    Я расценила вопрос как попытку подкопаться под Герга. Может, инквизиторам стала известна история о суккубе, подпортившем парню родословную? Пришлось рассказать, что я почти безвылазно просидела в библиотеке Академии восемь дней, изучая новые, ранее не доступные мне книги по магии, очень устала и была рада возможности пообщаться с новыми знакомыми.

    – К тому же, – сообщила я с достоинством в голосе, – мои способности в магии выросли и позволили увидеть наложенную на безвкусную еду в столовой иллюзию. Поэтому я обрадовалась возможности сходить в таверну и поесть нормальной пищи.

    Мои слова смутили великого мага. Он поспешил оправдаться перед жрецами, сказав, что лично разберется с качеством пищи в столовой. Но инквизиторов мало интересовал вопрос питания молодых магов. Меня попросили рассказать о произошедшем в таверне. Я подробно рассказал обо всем, не умолчав и о проделках Ситима. Жрецы внимательно слушали, периодически оглядываясь на механическую птицу.

    – Но почему Елена была переведена на факультет магии земли? Судя по всему, у нее большие способности в магии разума, – поинтересовался у декана отец Пат.

    – Это мое личное решение, – ответил декан Достер. – У Елены Феи несомненные способности в двух направлениях магической науки. И, поскольку магия земли является ее естественной гранью, я поспешил заполучить перспективного мага на свой факультет. Декан факультета магии разума, высший маг Баш-Доуландр, подавал апелляцию, но Совет ее отклонил.

    – Остался последний вопрос, он же самый главный. Елена, объясни нам, почему, узнав о демоне из другого мира, ты не стала сообщать об этом инквизиции?

    Все трое уставились на меня. Осторожно подбирая слова, я начала говорить о том, что, хотя и прожила в Холфорде почти год, в некоторых вопросах до сих пор могу оставаться неосведомленной. В Академии Магии общение с существами других миров считается достаточно обыденным делом. На уроках мы много раз вызывали безобидных бесенят из измерения Изь, у меня самой имеется фамиляр из мира Острова Фаэри, в нашем музее за пентаграммой стоят врата в демонический мир Вогно. Когда Гремма сообщила, что пришла из мира, называемого Великой Долиной, я даже не удивилась. Сегодня-то я понимаю, что о подобных случаях необходимо незамедлительно сообщать Инквизиции, но еще вчера об этом не знала.

    Когда я закончила говорить, наступило долгое молчание. Оно продолжалось почти минуту, как вдруг отец Пат вскрикнул и упал на пол. Его тело корчилось, быстро превращаясь в камень. Я, инквизитор и декан удивленно переглянулись. А потом до меня дошло:

    – Ой! Это я виновата! Вчера, когда Гремма напала на меня, я вынуждена была поставить на себя магическую защиту. В том числе от считывания мыслей. Я просто не успела ее снять!

    – Активная ментальная защита с заклинанием петрификации? Это же шестой курс! – одобрительно засмеялся декан Достер. – А вы еще спрашивали, почему я взял ее на факультет магии земли!

    – Елена, вы сможете его раскаменить обратно? – поинтересовался жрец.

    Пришлось признаться, что это не в моих силах. Декан же лишь отмахнулся, сказав, что легко сделает это сам, но первые мгновения расколдованному заклинанием «Камень-в-плоть» будет весьма плохо, его будет тошнить. Зрелище неприглядное, а потому маг хотел бы снять заклинание чуть позже, когда общение с адептом Еленой закончится. И конечно же, не на новом эльфийском ковре.

    Отец Маркий вынужден был согласиться. Напоследок он лишь попросил показать моего фамиляра из другого мира, чтобы убедиться в его безвредности. Я тут же проявила фею Виги. Вид полуголой летающей девицы неожиданно сильно смутил старого священника. Он попросил скрыть фамиляра и сообщил, что ко мне у Инквизиции вопросов не осталось.

    * * *

    Двери за мной закрылись, и я с облегчением выдохнула. Я была на волоске от провала! Простейший вопрос инквизиторов о том, бывала ли я в других мирах, оказался бы для меня смертельным. Соврать в присутствии механической птицы я бы не смогла.

    Из-за густых деревьев оранжереи появился Герг Шоллани. Пришлось нацепить маску спокойного безразличия.

    – Рад снова видеть тебя, Елена. Все, отстали инквизиторы?

    – Ко мне у них вопросов не было. Они интересовались скорее тобой и твоей подружкой Греммой.

    – Бывшей подружкой, – поправил меня Герг, рассматривая подплывших к краю бассейна карпов.

    – Ты так легко отказываешься от друзей? – съехидничала я.

    – Я никогда не отказываюсь от друзей, – твердо ответил Шоллани. – Но Гремма оказалась демоном. Получается, все эти годы она меня обманывала, а друзья так не поступают… Она умерла вчера во время штурма. Ты не знала?

    Я этого действительно не знала. Подцепив носком ботинка маленький камушек, Герг швырнул его в воду. Откормленный красный карп проглотил его, но тут же выплюнул. Виконт Шоллани отвернулся, но я успела заметить в его глазах слезы.

    – Они обещали не причинять ей вреда! Но кто мог знать, что она разделила сознание?! Даина была не редкой разумной змеей, как всем говорила Гремма, а самой обыкновенной папоротниковой гадюкой, в которую волшебница переселила часть своего собственного разума. Они не могли существовать раздельно. Когда нападавшие убили ядовитую змею, умерла и Гремма. Так мне сказали.

    – Так это ты донес на нее Инквизиции! – отшатнулась я.

    – А что мне оставалось?! – с досадой выпалил Герг. – В моем роду была женщина-суккуб, во мне течет кровь демонов. Одного этого уже достаточно, чтобы меня подозревали во всех бедах нашего мира. Если бы я не рассказал инквизиторам о Гремме, то уже сидел бы в городской тюрьме в серебряных заговоренных кандалах, с ног до головы облитый святой водой. Но, даже если бы я не выдал Гремму, это сделали бы другие. Ситим, Водемир, Ян, или тот трактирщик, или официантка. Все они донесли об обнаружении опасного демона. К счастью, я успел первым!

    * * *

    Я молчала. Наконец молодой маг не выдержал и спросил:

    – Елена, скажи честно, ты осуждаешь меня?

    – Нет. Наверное, ты не мог поступить иначе. Но ирония заключается в том, что Гремма верила вам, своим друзьям, что вы не выдадите ее тайну. И не верила мне. А получилось с точностью до наоборот.

    – А почему ты не донесла на нее? – удивился парень.

    Я посмотрела Гергу прямо в глаза:

    – Ты всерьез считаешь Гремму демоном? Если человеку довелось родиться в другом мире, он не становится от этого менее человечным. Я думаю, Гремма была обычной девушкой.

    Мне на секунду показалось, что в глазах Шоллани промелькнуло раскаяние. Но потом в них загорелся огонь непреклонного фанатизма:

    – Это опасное заблуждение. Надеюсь, ты ничего такого не ляпнула святым отцам. Обитатели других миров чужды нам. Да, там есть существа, внешне сходные с людьми, но это опасные твари, и наш долг не пускать их в наш мир, а, обнаружив, безжалостно уничтожать.

    Меня так и подмывало сообщить, что в этом вопросе я лучше осведомлена и потому не могу принять настолько примитивную точку зрения. Но ответила по-другому:

    – Возможно, ты прав. Мне не хочется больше говорить на эту грустную тему. Давай выбираться отсюда.

    Портал, через который я попала в оранжерею, в обратную сторону не срабатывал. Видимо, он тоже активировался только в присутствии магистров. Пришлось спускаться по обычной лестнице. Мы долго плутали по какому-то темному этажу, пока не вышли в комнату с активными порталами.

    – Наконец-то я сориентировался, – обрадовался мой спутник. – Вон тот левый портал ведет на верхние этажи к хранилищу камней, туда нам не нужно. Средний – вниз, к малой гимнастической площадке между корпусами, но оттуда тоже долго плестись до жилых корпусов. А о том, правом, я ничего не знаю.

    – Тогда пошли в правый, раз два других нам не подходят! В случае чего просто вернемся обратно тем же путем, – беззаботно ответила я и первой шагнула в неизвестность.

    Мы оказались на заросшем бурьяном пустыре среди гор мусора.

    – Где это мы? Надеюсь, хотя бы в Пангее… – Судя по вытянувшемуся лицу, Герг тоже не ожидал ничего подобного.

    – Смотри, там река, – указала я на белеющие вдали паруса.

    Шоллани проследил за моей рукой и удивленно присвистнул:

    – Вот это нас швырнуло! Отсюда до внутреннего города топать и топать! Судя по всему, мы в северной части Холфорда, где-то рядом с кварталом гильдий, видишь те склады. И вот мне крайне любопытно, зачем устраивать портал с выходом на пустырь?

    – Может, это секретный выход, которым пользуются только магистры? – предположила я.

    – Похоже. Вот только искать обратный портал бесполезно, он может находиться где угодно. Придется топать в Академию пешком…

    Не дожидаясь меня, Герг зашагал вдоль реки в сторону Серебряного моста, одного из трех, соединяющих северную и южную части Холфорда. Раньше мне не доводилось бывать здесь, поэтому я с интересом рассматривала окрестности. Серебряный мост был гораздо выше, чем Золотой – под ним свободно проплывали парусники, – но при этом пребывал в гораздо более плачевном состоянии. Прогнившие доски были продавлены, а на самой середине в настиле зияли огромные дыры, сквозь которые блестела далекая Стреминка. Для прохода оставались лишь три узкие доски, вдоль которых кто-то даже натянул для страховки веревку, но идти все равно было жутко. На мосту образовалась небольшая очередь из желающих перейти на другую сторону. Мы пристроились в конец и наблюдали, как горожане переходят опасный участок. Кто-то решительно шагал вперед, другие же надолго останавливались, молились и судорожно цеплялись за перила, стараясь не смотреть на воду.

    – Почему городские мосты не починят? – задала я логичный вопрос.

    – Это старая проблема, связанная с законами Империи, – пустился в объяснения словоохотливый Герг. – У каждого моста имеется свой хозяин. Храмовый мост принадлежит жрецам. Они построили его на пожертвования и следят за его сохранностью. А Золотой и Серебряный мосты находятся в ведении Императора. Деньги на содержание мостов выделяются новому правителю города сразу после назначения. В последний раз средства на ремонт мостов присылали из Первой Столицы еще до моего рождения, при Вильгельме-Паладине. Тогда как раз Золотой и Серебряный мосты были отстроены заново. С тех пор денег не поступало, а городские власти не вправе что-либо делать с принадлежащими Императору сооружениями. Но есть и хорошая новость: старый правитель города помер, вскоре появится новый, и мосты починят!

    Я не интересовалась политикой, однако помнила слова Петьки о том, что сейчас в Холфорде установилось шаткое равновесие: с зимы никто из претендентов на пост главы города не может получить большинство в Совете Рыцарства. Поэтому я высказала сомнение в том, что вопрос с новым правителем города будет решен быстро.

    – Фактически все решено, – ответи Герг Шоллани. – Новым правителем станет граф Силиус Армазо. Совсем скоро об этом объявят на весь город.

    – Откуда такая уверенность? – удивилась я. – И почему именно граф Силиус Армазо, а не герцог Мазуро Кафиштен?

    – Герцог Кафиштен? Этот мясник? – Герг с презрением плюнул в далекую воду. – Только представь, что будет в городе, если убийца Кафиштен дорвется до власти. Он же утопит Холфорд в крови! У старого герцога целая банда убийц, отъявленных головорезов. Один только прирученный вампир Глисс чего стоит! А тройка великих мастеров клинка? Да у них руки по локоть в крови! А целый отряд лесных эльфов, которые стреляют без предупреждения по любому, кто приблизится к землям герцога! А его новый цепной пес Петр Пузырь, бросающийся на неугодных дворян!

    – Герг, прекрати нести чушь! – не выдержала я. – Петр Пузырь мой давний знакомый, друг детства и даже бывший жених. Он паладин Тора, само воплощение доблести и чести, и никогда не совершит ничего дурного.

    Подошла моя очередь переходить мост. Я решительно миновала опасный участок. Герг же позеленел лицом и долго стоял над провалом. Собравшиеся за его спиной горожане стали высказывать недовольство задержкой, вынуждая Шоллани пройти пять метров по шатким доскам полуразрушенного моста.

    Мы остановились у перил, чтобы немного перевести дух. Герг заметно нервничал и кусал губы, а потом неожиданно произнес:

    – Должен признаться, я всерьез опасался, что ты толкнешь меня в реку. Глупо, правда? Просто мой отец барон Шоллани является вассалом графа Армазо. И его голос может оказаться решающим в Совете Рыцарства, именно поэтому отец справедливо опасается за свою жизнь. Политика – грязная штука, которая пачкает даже самых чистых. Давай забудем о том, что я только что наговорил про твоего друга.

    * * *

    Миновав доки, мы направились в сторону внутреннего города. Герг всю дорогу шутил, но я чувствовала напряжение и фальшь в его голосе. Почти у самых ворот маг неожиданно предложил зайти в ту самую таверну.

    Внутри мы обнаружили Водемира, Яна и Ситима. Последний был уже изрядно пьян. Шоллани заказал обед и подсел к своим друзьям.

    – Герг, я последняя-распоследняя сволочь! – во всеуслышание заявил Ситим. – Это из-за моей глупой шутки погибла Гремма.

    – Демон, притворявшийся Греммой, убит. Ты ни в чем не виноват, – резко ответил сын барона.

    – Вот только не надо меня учить жизни! От твоих фальшивых речей несет инквизицией! За все то время, сколько мы знакомы, Гремма сто раз могла убить меня! Я сердцем чувствую – не была она демоном! Просто девчонке не повезло родиться в другом мире. И дважды не повезло, что она разболтала об этом. Сейчас я уже могу признаться: она мне очень нравилась и, кажется, догадывалась о моих чувствах…

    – Да, Гремма знала о твоих чувствах и считала, что ты ее не выдашь, – проговорила я в наступившей тишине и добавила: – Она верила во всех вас…

    Ситим закрыл лицо руками и разревелся. Остальные виновато отводили взгляды. За столом воцарилось тяжелое молчание. Не чувствуя вкуса, я съела принесенный мне обед и быстро распрощалась. Герг бросился меня провожать, но я остановила его. Настроение у меня было очень скверным.

    По дороге я сама чуть не разревелась. Нет, Гремму мне было совсем не жалко, она сама была виновата в своей смерти. Но я чувствовала, что никогда не смогу стать такой же, как Водемир, Герг, Ян или Ситим. Они совсем другие, к тому же никогда не простят мне смерти своей подруги. Единственный, к кому я чувствовала хоть какую-то симпатию, был Герг. Но сегодня на мосту я увидела, что его отношение ко мне резко поменялось. От осторожных заигрываний не осталось и следа. Теперь он считал меня своим врагом. Да, он старался скрывать это за маской веселой вежливости, но я знала, что он больше не доверяет мне.

    Придя в свою комнату, я немного успокоилась. Какая разница, как ко мне относятся Водемир и остальные маги из этой компании?! У меня есть надежные друзья – Петька и Сергей. Да, я рассталась с ними не в самом хорошем расположении духа, но они никогда меня не бросят и не предадут. Я поняла, что ужасно скучаю по ним. Мысли о Сергее заставили меня вспомнить о данном ему обещании. Нужно было собираться с силами и идти в библиотеку.

    На этот раз я решила действовать иначе. Герг упомянул о методе Фехеля и аксиоме какого-то эльфа. Именно их и стоило изучить. Библиотекарь подсказала мне, в каком шкафу можно найти материалы по нужной теме. Вооружившись целой кипой книг, я засела за работу. К вечеру мой энтузиазм стал угасать – метод Фехеля заключался в построении системы линейных уравнений в семимерной системе магических координат. Решение этой матрицы и было необходимым для заклинания вектором и числом, вот только получить его можно было лишь путем длительных подсчетов. Я потратила два часа на вычисление первой руны, то и дело сбиваясь и начиная все сначала. Да, с математикой у меня проблемы, ответ никак не желал сходиться. Поэтому я стала изучать приближение Дориаса-эльфа.

    За этим занятием меня и застал Шоллани. Я перевернула лист исписанной стороной вниз.

    – Не доверяешь? – криво усмехнулся Герг. – Раньше ты не прятала свои записи. Наоборот, давала посмотреть и просила помочь с расшифровкой. Что-то изменилось?

    – Изменилось твое отношение ко мне. Я же чувствую это, Герг. Вчера ты бескорыстно хотел мне помочь. Узнав же, что мечник Петр Пузырь – мой бывший жених, ты заметно насторожился. Теперь ты снова ищешь повод сблизиться. Нетрудно понять, что не я тебе интересна, а мои друзья.

    – Ладно, поговорим в открытую, – согласился Герг, присаживаясь на краешек стола. – Я был неприятно удивлен, узнав, что ты близкая подруга одного из врагов моего рода. И все сразу стало представляться мне в ином свете. Возьмем хотя бы наше знакомство. Несчастная девушка, запертая ночью в библиотеке, зовет на помощь благородного юношу. Совпадение? Второй странный момент: подозрительная осведомленность столь юной и скромной особы о редком сорте пива. Еще одно совпадение? И потом, из всех вопросов, которые ты могла задать Гремме, ты выбрала именно тот, который либо заставит меня чувствовать себя предателем по отношению к моей подруге, либо подставит под удар Инквизиции весь мой род. Хочешь сказать, еще одно совпадение? Не многовато ли? Конечно, я насторожился, как и любой бы на моем месте. Сразу после нашего расставания я направился в замок графа Армазо. И знаешь, что я обнаружил? Ты весьма примечательная личность, Елена Фея!

    Я с трудом удержалась от удивленного восклицания. Мой мозг лихорадочно заработал. Представлялась я Гергу как Елена, мое прозвище ни разу не прозвучало в разговоре. Еще утром Герг моего прозвища не знал. Получается, он узнал это у кого-то, кто собирал обо мне информацию. Странно, неужели я могла кого-то заинтересовать в этом городе?!

    Так и не дождавшись от меня ответа, Герг продолжал:

    – Всплыл любопытный факт: моя новая знакомая, опять же наверняка чисто случайно, близко знакома с высокородной леди Камилеттой Кафиштен! Да, Елена, не смотри на меня так, я сам узнал об этом всего пару клепсидр назад. У семьи Армазо везде имеются свои глаза и уши. В картотеке Армазо на тебя даже заведена отдельная папка. Тебя видели с дочерью герцога здесь в Холфорде. Более того, прошлой зимой ты посещала замок Древний Брод, родовое поместье Кафиштенов. Очередная случайность? Естественно, я задал этот вопрос стратегам графа Армазо. Хочешь знать ответ?

    – Мне совершенно неинтересны твои умозаключения, – резко ответила я.

    – Ну и зря. Мне ответили, что Кафиштены совершенно ни при чем, они работают гораздо аккуратнее. Это судьба. Поэтому я пришел к тебе извиниться за свои нелепые подозрения. А теперь, если ты не возражаешь, я готов удалиться.

    – Герг, останься! – неожиданно для самой себя выкрикнула я. – Я… тоже хотела извиниться за свое недоверие.

    Перевернув листы с записями, я подвинулась, освобождая место рядом с собой.

    – Ничего секретного в моей работе нет. Это никак не связано ни Петром Пузырем, ни с Кафиштенами. Просто я обещала одному другу выучить сложное заклинание.

    Герг хитро усмехнулся и достал из-за пазухи листок с каким-то рисунком.

    – Для этого друга?

    На грубой пожелтевшей бумаге я с удивлением увидела довольно точный портрет Сергея Воронина, нарисованный тонким свинцовым карандашом. Ниже шла надпись: «РАЗЫСКИВАЕТСЯ», а еще ниже приписка: «Вооружен и крайне опасен. Награда за голову 150 корольков».

    – Где ты это взял? – испугалась я.

    – Значит, я не ошибся. Этот листок был найден у одного из убитых ассасинов и с тех пор лежал в картотеке Армазо в твоем досье. Там еще штук пять таких бумажек. Дарю. Однако крутой у тебя знакомый…

    Я спрятала объявление и положила перед Гергом листы с нерасшифрованными символами. Парень внимательно посмотрел записи и раскрыл учебник по рунной магии:

    – Вот с этими совсем просто. Стоящие подряд руны «даль» и «сит» означают всего лишь паузу для передышки и накопления силы. До руны «даль» магу нужно все прочесть на одном дыхании. Потом делаешь пальцевый знак «память» – вот он изображен в учебнике, и одновременно жест «граница», который вы должны были учить на втором курсе. Если у тебя достаточно вместительный накопитель магии и хороший браслет-запоминатель, то предыдущий отрезок заклинания сохранится. Ну а далее следует стандартная руна «фэт». Ее даже не отображают в заклинании – это и так очевидно. И просто продолжаешь читать оставшийся текст поле руны «сит».

    – Понятно. Правда, я не уверена, что у меня хватит дыхания дотянуть до «даль». Начало слишком длинное.

    – Иногда можно перенести паузу ближе, но не всегда. Нужно логически завершить начатый цикл силы. Я не совсем понимаю, что создается в этом заклинании, но вроде идет накачка силы и развертывание какого-то кокона. Поэтому прерывать заклинание раньше нельзя. А что это, вообще, за заклинание?

    – Аналог «невидимости» для тех, кто не может пользоваться магией воздуха. Невидимость на основе магии земли.

    – Какое дикое извращение, – скривился молодой волшебник. – Хотя, наверное, у магов земли других вариантов и нет. Хорошо, давай смотреть дальше…

    * * *

    За тот день мы расшифровали еще шесть символов. Пользоваться приходилось трудоемким методом Фехеля, так как мы не нашли нужных рун в таблице приближений Дориаса-эльфа. Расчеты производил более опытный Герг, я лишь вписывала итоговые значения в формулу заклинания и затем учила новые для себя жесты и символы.

    Когда за окном совсем стемнело, мы решили отправиться на ужин в столовую Академии, но оказались в конце медленно двигающейся очереди из абитуриентов. Вид у Герга был совсем потерянным.

    – Может, пойдем в город перекусим? – предложила я.

    – Поздно уже, из Академии нас не выпустят… Разве что через тот портал в главном корпусе успеем рвануть. Вот только обратно до третьего колокола мы точно не успеем. Придется ночью где-то прятаться от городской стражи. Ну что, рискнем?

    Герг пристально смотрел мне прямо в глаза. Я ощутила радость от предстоящего приключения, от возможности побыть наедине с этим красивым парнем, возникло жгучее желание познакомиться с ним ближе… намного ближе… Мысли стали тягучими и словно чужими. Я поняла, что еще немного – и моя способность сопротивляться утонет в этих бездонных черных глазах… Но я нашла в себе силы отвести взгляд.

    – Еще раз испытаешь на мне свои демонические приемчики, станешь каменным памятником самому себе! – заявила я потомку суккуба.

    Герг смутился и даже немного покраснел:

    – Извини, я не нарочно… Тебе говорили, наверное, что ты очень красивая. Ну вот… Мелькнула дурацкая мысль… Далее я совершенно рефлекторно. Слово дворянина, я не специально! Обещаю, подобное не повторится!

    Усмехнувшись, я ответила, что не обижаюсь на комплименты моей красоте. Герг тоже улыбнулся, и возникшее между нами напряжение мигом улетучилось.

    – А по поводу памятника… Это шутка? Или ты на самом деле можешь обратить человека в камень?

    – Отец Пат тоже хотел это узнать. Надеюсь, декан Достер его уже расколдовал.

    – Ты окаменила инквизитора?! – опешил парень и расхохотался.

    На нас стали оборачиваться, кое-кто неодобрительно цыкал, но Герг все никак не мог успокоиться. Я заметила, что в очереди стоят только прибывшие сдавать вступительные экзамены абитуриенты, и решила немного пошалить. Толстый повар, нахамивший мне вчера, дернулся и замер. Потом повернулся в нашу сторону, приветливо помахал половником в руке и прокричал на весь зал:

    – Эй, вы, двое в мантиях! Чего стоите? Адепты могут проходить вперед, очередь только для поступающих.

    Я схватила Герга за руку и потянула за собой, пока контроль над толстяком не пропал. Повар щедро наполнил наши тарелки, даже успел обслужить еще пару человек, как вдруг обхватил голову руками, словно от приступа резкой боли, потом помотал башкой и ошалело осмотрелся. Но мы с Гергом уже сидели за освободившимся столом.

    – И зачем мы так долго стояли в очереди? – недовольно проворчал Герг.

    Он даже не понял, что произошло. А я с гордостью подумала о том, что «контроль гуманоида» получается у меня все увереннее и аккуратнее. Случай с молочником в горной крепости не в счет.

    Еда была все той же пресной баландой с вялыми овощами и наложенной иллюзией. Однако никто не жаловался, все вокруг ели с явным аппетитом. Даже Герг с удовольствием хрустел кусочками хорошо прожаренного мяса, от которого так сильно разило иллюзорной магией, что мне даже страшно было представить, что оно представляет собой на самом деле. Все-таки в магии разума есть и свои минусы, грустно думала я.

    После ужина мы немного прогулялись по двору, любуясь огромными звездами и болтая на нейтральные темы. Прощаясь, мы договорились встретиться в библиотеке в полдень, потом вместе пообедать и закончить, наконец, расшифровку заклятия. Шоллани ни разу не заговорил о вознаграждении за помощь, поэтому я чувствовала себя немного неловко.

    Размышляя об этом, я отправилась в свою комнату. Пустой и темный коридор навеял воспоминания о жутких событиях вчерашней ночи, но я постаралась отогнать нелепые страхи. Открыв дверь, я вошла в комнату, включила магический свет и взвизгнула от ужаса. На кровати, как раз там, где вчера сидела Гремма, я увидела темную фигуру!

    – Привет, Ленка, – услышала я такой знакомый насмешливый голос Сергея.

    Глава пятая
    Выполненное обещание

    Мои глаза быстро привыкли к яркому свету. Серый Ворон лежал на кровати Кары прямо в куртке и сапогах. Похоже, он только что проснулся. Подойдя к нему, я со всего размаха влепила ему пощечину:

    – Это за то, что напугал меня! Это за то, что бросил меня! А это за то, что вы забыли про меня!

    Но от третьей оплеухи Сергей увернулся.

    – Эта лишняя, – прокомментировал Ворон с улыбкой. – Я тоже страшно рад тебя видеть.

    Моя злость быстро проходила. Я честно призналась себе самой, что безумно рада появлению друга. И не стала уже скрывать этого, бросившись парню на шею.

    – Вот решил в гости заглянуть. Мы с Пузырем ждали тебя весь Большой Выходной под дождем. Кричали под окнами, но ты не выходила. И в Малый Выходной ты тоже не появилась. Мы уже начали беспокоиться.

    – Но как ты прошел в Академию? Снова залез через окно?

    – Зачем такие сложности? Зашел через главные ворота, как и все остальные. Сказал, что приехал сдавать экзамены на мага. А когда повторил то же самое какой-то толстой тетке в большом зале, получил койку, постельное белье и талон на трехразовое питание. Каришку где-то в другой башне поселили. Завтра постараюсь ее найти… или она меня найдет.

    – Ты и ее сюда притащил? Должен же понимать, что мне это неприятно.

    – Фея, не кипятись. Мы просто были вынуждены резко рвать когти, менять место жительства. Представь, возвращаемся мы пару дней назад к моему дому, и тут Неведомый Призрак заявляет, что в доме кто-то есть. Я сперва подумал – воры, хотя там и красть-то вроде нечего. Решил их проучить. Открываю дверь и с криком «всех убью один останусь!» заскакиваю в комнату. А там квартет ассасинов ужинает за моим столом. Далее следует немая сцена: они глазами хлопают, я тоже от неожиданности обалдел. Но тут появляется Каришка, укладывает первого кинжалом в спину – и понеслось!

    Повезло нам, что оружия в руках у них не было – только ложки. Только с этими справились, в дверь еще компания ломится. Я в окошко глянул – там еще десяток. И со второго этажа полезли – крышами, видимо, прошли. Мы бегом в комнату, открыли люк в подвал. Там лаз в лабиринт городской канализации. Мы туда. Я в замке специально ключ сломал, решетку за собой заклинил. Ушли мы с Каришкой, а Неведомый Призрак в доме спрятался. Утром вернулись, забрали крыса и весь день следы путали. Исходили весь город, переодевались, все хвост искали. Переночевали в пустых складах. А сегодня у меня возникла гениальная идея – поступить в Академию Магии! Сюда ведь такая толпа ломится! У ассасинов даже мысли не возникнет, что мы можем здесь прятаться. До экзаменов еще двенадцать дней, можно будет спокойно отдохнуть!

    Моя комната вовсе не казалась мне таким уж безопасным местом. А что, если Герг увидит Серого Ворона? Я показала Сергею объявление о его розыске. Тот внимательно рассмотрел свое изображение:

    – Свеженькое. Но портрет старый. Еще той осенью нарисовали с помощью предателя из Гильдии Воров. Зимой награда поменьше была. Ты не выкидывай рисунок, может пригодиться в одном деле. Кстати, откуда оно у тебя?

    Пришлось рассказать о знакомстве с молодым магом Гергом, его друзьях, случае с Греммой, допросе Инквизиции. О помощи, которую Шоллани бескорыстно оказывает мне по непонятным для меня причинам.

    – А почему этот Герг уверен, что победит Армазо? – внимательно выслушав меня, спросил Сергей. – Пару дней назад я разговаривал с Пузырем. В Совете Рыцарства сейчас «боевая ничья». Все ключевые игроки Кафиштенов находятся под надежной охраной, для этого герцог даже пригласил две сотни светлых эльфов. Петька ворчал, что теперь Фириат и Арбель не могут спокойно выйти из башни благородной леди – эльфы просто-напросто убьют их как врага и предательницу.

    Мне вовсе не хотелось думать о политике, но Сергей стал настаивать:

    – Ленка, ты должна это выяснить! Нужно же помочь Пузырю!

    – Не надо мной манипулировать! Ты просишь не для Петьки – лично он ничего не выиграет. Ты просишь для герцога Кафиштена, а он мне не нравится. Герцог использует Петьку в своих целях, натравливает на своих личных врагов. Я ничем не обязана роду Кафиштенов и не хочу лезть в разборки двух дворянских семей. К тому же Герг мне симпатичен, и я не буду его подставлять!

    Встретив такой резкий отпор, Сергей сменил тему и заговорил о заклинании невидимости. Я с гордостью ответила, что моя работа по расшифровке почти закончена, и пригласила друга присутствовать на демонстрации результатов.

    – Это очень хорошая новость, – сразу повеселел Сергей. – Пора заканчивать эту затянувшуюся охоту на меня. И тебе в этом деле отводится весьма важная роль.

    * * *

    На следующее утро, едва проснувшись, я сразу приступила к работе. Мне оставалось найти всего четырнадцать символов, и я была настроена закончить свои поиски, чтобы к вечеру продемонстрировать невидимость Серому Ворону. Я смогла найти и выучить шесть недостающих рун. К полудню появился Герг, всклокоченный и в насквозь мокрой мантии.

    – Сильный дождь на улице, – пояснил он. – А у меня было неотложное дело. Зато я снова при деньгах!

    – Научил бы и меня зарабатывать магическим искусством. А то я, честно говоря, даже не представляю, как маги ищут работу. Не ходят же по улицам с криками: «Кому нужен безработный волшебник?»

    Парень рассмеялся, представив себе подобное зрелище. Я тоже заулыбалась.

    – Все гораздо проще. По всему городу развешены доски с объявлениями. Читаешь, смотришь, подходит тебе работа или нет. Постепенно обзаведешься постоянными заказчиками, а они тебя порекомендуют своим знакомым. Через пару лет уже искать ничего не нужно будет, на тебя станет работать твоя репутация. Сейчас меня приглашают не так часто, но денег вполне хватает на все мои причуды. Хотя полностью отказываться от полезных связей я, конечно же, не собираюсь. Если отец, граф Армазо или другой влиятельный дворянин попросит меня помочь, я с радостью возьмусь за работу.

    Герг вздохнул, помолчал немного, словно набираясь решимости, и проговорил:

    – Ты не рассказывала о том, что произошло в таверне горной крепости.

    – Откуда тебе об этом известно? – смутилась я.

    – Да все оттуда же. Я тебе говорил, что общался с советниками Армазо. Сегодня в архивах обнаружили несколько интересных документов. Среди свежих донесений нашлась любопытная запись о том, что адепт Академии Магии Холфорда по имени Елена Фея напилась допьяна и устроила грандиозный дебош в горном форте. Для покрытия убытков ее знакомым по имени Серый Ворон был выплачен значительный штраф…

    – Да, было дело, – вынуждена была подтвердить я. – Трактирщик оказался подлецом, подсунул мне пиво «Девичья слабость». Сама я не помню, но говорят, что я пела песни на столе, рассказывала на весь зал свои женские секреты, безвозвратно испортила модное платье дочери начальника форта, а потом стала зачинщицей грандиозной драки. Мои друзья еле замяли скандал.

    – Неплохо ты отдыхала от учебы! – восхищенно присвистнул Герг. – Теперь понятно, откуда ты знаешь о свойствах гномьего пойла.

    – Именно оттуда, – подтвердила я. – Запах, цвет и вкус этого пива я запомнила на всю жизнь, а потому сразу поняла, что хотел подсунуть мне Ситим.

    – Ситим после смерти Греммы пьет, не просыхая. Водемир уже дважды отрезвлял его магией, но это не помогает…

    Герг помолчал, как будто собирался с духом, а потом совершенно невинным тоном спросил:

    – Елена, а когда ты в последний раз видела Серого Ворона?

    У меня в голове от такого вопроса взвыл сигнал тревожной сирены, я мгновенно напряглась и уж точно не собиралась отвечать на этот вопрос честно. Герг же продолжил:

    – Я понимаю, что это не мое дело, но все же… Просто я предполагаю, что твой друг может быть серьезно ранен. Мне сегодня сказали, что недавно на Серого Ворона было совершено нападение. Твой друг попал в засаду ассасинов и чудом ушел от них.

    – Серый Ворон далеко не в первый раз попадает в такие ситуации, – я пыталась говорить безразличным тоном. – Шпионам семьи Армазо наверняка известно, что и в горной крепости на него также было совершено нападение.

    – Нет, мне не сообщали об этом. А может, эта информация просто не дошла до ушей семьи Армазо. Но то, что последний случай отнюдь не заурядный, это точно. Ты знаешь, что такое «Рой»?

    – Нет, – честно призналась я.

    – Это всеобщий сбор членов Гильдии Воров или ордена Ассасинов для выполнения какого-то особо важного задания. Такое случается крайне редко. Говорят, что воры собирали Рой прошлой осенью, видимо, хотели нагреть руки во время беспорядков в городе. Так вот, ассасины каким-то образом обнаружили логово Серого Ворона и объявили всеобщий сбор, чтобы раз и навсегда покончить с ним. Но твой друг появился раньше, чем его ждали. И Серый Ворон сумел уйти! Такое случилось впервые за всю многовековую историю Ордена Ассасинов. Никогда раньше Рой не упускал добычу. По слухам, там произошла настоящая бойня, было много крови. Предполагают, что твой друг серьезно ранен. Ты бы проведала его на всякий случай, вдруг ему нужна помощь?

    Это была настолько явная и неумелая попытка выведать у меня место обитания Сергея, что я даже усмехнулась про себя. Да, Герг, врать ты так и не научился. Ничего ему не поручают, как же… Ясно ведь, какое тебе дали задание. Что же, если ты настолько неоткровенен со мной, тогда и я буду действовать соответственно. Я скорчила недовольную гримасу и ответила:

    – Герг, давай проясним раз и навсегда, – скорчила я недовольную гримасу. – Я понятия не имею, где скрывается Серый Ворон. Обычно, когда в Большой Выходной я выходила в город, он сам меня находил. И он никогда не посвящал меня в свои дела. Видимо, ему понадобился маг, раз он попросил меня выучить заклинание невидимости. Я пообещала это сделать и обязательно выучу, потому что это дело принципа. Но самое главное, ты должен понимать, что Серый Ворон мне вовсе не друг! Мы знакомы с детства, и одно время он мне действительно нравился. Но он сильно изменился. Бросил меня ради своей новой подружки-воровки. Не знаю, как я вообще пережила такой подлый удар в спину. Так что, если ассасины его не убили, я сама с радостью сделаю это!

    Похоже, наживка сработала и была успешно проглочена. Герг Шоллани мне поверил и попросил отложить наши занятия на завтрашний день, так как на сегодня у него, оказывается, была назначена важная встреча с клиентом. Поворчав для вида, я согласилась.

    Молодой волшебник раскланялся и ушел. Я же с удвоенным энтузиазмом занялась расшифровкой оставшихся рун. Производить расчеты по методу Фехеля у меня получалось все быстрее. Я уже почти не ошибалась, с первого раза находя нужные векторы и значения. И к вечеру заклинание было полностью расшифровано!

    Я переписала все на чистый лист и немного передохнула. Собравшись с силами, начала четко произносить сложное заклинание. Мне едва хватило воздуха в легких выговорить длинный текст до места разрыва, но я справилась и ни разу не сбилась. Вторая часть заклинания была покороче, но требовала большей сосредоточенности и серьезных затрат магической энергии. Было опасение, что не хватит емкости школьного магического запоминателя, но все прошло гладко. Заклинание было готово к применению, я в любой момент могла вызвать его, произнеся слова активации.

    Конечно, я не удержалась и решила попробовать, чтобы не выглядеть потом перед Серым Вороном полной дурой, если вдруг не получится. В закутке перед лестницей висело старое потемневшее зеркало. Встав перед ним, я поправила прическу, одернула мантию и подмигнула своему изображению. Пора! Стоило мне произнести слова активации, как мир вокруг потемнел, а мое отражение исчезло. «Сработало!» – успела подумать я, прежде чем потеряла сознание.

    * * *

    Пришла в себя я на холодном каменном полу. За окном стемнело, был поздний вечер. Я осторожно попыталась подняться, с тревогой ожидая головокружения, слабости или чего-то подобного. Нет, голова не болела и даже не кружилась. Все в норме. Сейчас мой запас магии был заполнен лишь на треть, как после целого дня активных занятий. Но это было неважно – можно просто выспаться, и силы восстановятся. Магических способностей я не лишилась, и только это имело сейчас значение.

    Нам рассказывали преподаватели, что маги легко могут надорваться, пытаясь сотворить слишком сложное и энергозатратное заклинание. Когда запас магической энергии волшебника иссякал, заклинание начинало пить жизненные силы заклинателя. В самых тяжелых случаях человек мог лишиться магических способностей, состариться или даже умереть. Но сначала терял сознание. Вот и мне довелось испытать нечто подобное на собственной шкуре.

    Ждать естественного восстановления сил не было времени. В Академии для этого были и другие способы: заряженные амулеты-накопители, эликсиры, насыщенные энергией порталы и, конечно же, Фонтан Силы – неисчерпаемый природный источник, из-за которого именно на этом месте и была построена Академия.

    Фонтан Силы представлял собой круг из огромных неотесанных камней, между которыми проскакивали разноцветные молнии. Воздух в зале вибрировал и пел от наполнявшей его магии. Любой волшебник мог за считаные минуты восполнить здесь свою энергию. У Фонтана стоял магистр Дражемир – искуснейший мастер по изготовлению магических предметов. Сейчас он заряжал новую партию типовых школьных накопителей, какие выдавались каждому первокурснику. Такой был и у меня. При Академии имелся магазин, в котором обучающиеся могли приобрести разные магические предметы. Если хватит золота, разумеется.

    Я поздоровалась с магистром и села на большой плоский камень. Этот камень всегда был теплым, хотя ни один солнечный лучик не попадал на его поверхность. Обычно, чтобы полностью восстановиться, мне хватало одной клепсидры времени.

    – Магистр Дражемир, скажите, насколько можно увеличить свои магические резервы с помощью волшебных предметов?

    Не старый еще волшебник в фартуке поверх длинной серебристой мантии улыбнулся:

    – Это зависит от имеющегося запаса. Но есть камни и материалы, способные накапливать энергию, независимо от возможностей заклинателя. А еще предметы, влияющие на способности мага: увеличивающие запас магии, ускоряющие восстановление или уменьшающие расход при сотворении заклинаний. Чем лучше материал, тем качественнее из него получается вещь.

    – А если запаса магии все равно не хватает для сотворения особо затратного заклинания? – поинтересовалась я.

    – Самое простое – вооружиться сильными артефактами. Или использовать магические эликсиры. Или ввести сознание в особое состояние, при котором способности временно увеличиваются. Такое состояние достигается молитвой или, наоборот, употреблением затуманивающих разум ядов. Только это весьма опасно, и я в своей лавке не продаю адептам подобные препараты.

    Я поблагодарила волшебника за ценные советы, закрыла глаза, расслабилась и посидела несколько минут, пока не поняла, что полностью восстановилась. Легкой походкой, подпрыгивая от переполнявших меня сил, я направилась к себе.

    Открыв ключом дверь, я обнаружила в комнате своего друга. Серый Ворон находился в отличном расположении духа и, увидев меня, тут же принялся тараторить:

    – Ленка, я сегодня сходил на подготовительную лекцию для поступающих. Ты несколько неправильно объясняла насчет фамиляра! Это же оказалось совсем-совсем просто, вот смотри!

    Парень очертил ладонью с плотно сжатыми пальцами полукруг, и на полу появился живой черный щенок. Точнее, волчонок. Тьма. Серый Ворон провел рукой еще раз – и зверек бесследно исчез.

    – Ты видела?! – Сергей почти кричал от восторга. – У меня получилось воскресить Тьму! Я сегодня чуть не расплакался, когда увидел ее. Правда, она совсем не выросла, но зато хорошо сегодня кушала и даже играла со мной!

    – Поздравляю! А я сегодня выучила заклинание невидимости…

    – Круто! – Сергей снова вызвал Тьму, подхватил щенка на руки и с ногами забрался на кровать Кары. – Показывай!

    Из-под кровати вдруг выскочила белая крыса, поднялась столбиком, осмотрелась и ловко запрыгнула на протянутую ладонь Серого Ворона. Неведомый Призрак за последнее время отъелся и стал просто огромным – даже больше черного волчонка. Тьма и Неведомый Призрак обнюхали друг друга, явно не в первый уже раз за сегодня, и устроились рядышком.

    Я положила на стол шпаргалку, встала посреди комнаты и стала подготавливать заклинание. Мне снова едва хватило воздуха, чтобы одним махом прочитать текст первой части. Отдышавшись, я сосредоточилась и прочла вторую часть.

    – Смотри внимательно! – проговорила я и произнесла слова активации.

    На секунду комната погрузилась во мрак. Сознание на этот раз я не потеряла, хотя магические резервы полностью иссякли. Я боялась увидеть в глазах Сергея разочарование или упрек. Да, сама знаю, совсем короткая невидимость. Всего на одну секунду, может, даже меньше. Сергей помолчал немного и проговорил, сразу уловив суть новой проблемы:

    – Хорошо. Заклинание ты смогла выучить. Теперь нужно придумать, как увеличить длительность невидимости.

    Я пересказала те слова, которые только что слышала от магистра Дражемира. Серый Ворон очень внимательно выслушал и подытожил:

    – То есть теперь вопрос лишь в нужной сумме на покупку всех этих навороченных волшебных побрякушек. Так?

    – Так, – кивнула я. – Хороший магический инвентарь можно купить прямо здесь в Академии, вот только стоить он будет весьма дорого.

    – Понятно. Переносить сроки операции поздно, я уже сказал нужным людям, что маг готов. Я постараюсь добыть деньги. Теперь давай поговорим о твоей роли. У тебя сохранился листок с моим портретом?

    Я подошла к тумбочке и вытащила из книги объявление. Сергей еще раз пробежался глазами по строчкам.

    – Завтра ты возьмешь это объявление и пойдешь в город. Пройдешь по парку до ближайшего фонтана и свернешь на улицу, ведущую в сторону Храмового квартала. В самом конце улицы стоит большой темно-зеленый особняк. Вокруг высокая кованая ограда, у ворот две статуи: огненный великан из красного камня и черный тролль с дубиной. Не пропустишь. Ворота всегда закрыты, но рядом дежурят двое охранников. Покажешь им объявление о розыске и скажешь, что тебе нужно пройти к хозяину дома. Слуги тебя к нему проведут. Вот тут самое главное: очень внимательно запоминай дорогу по парку, смотри по сторонам. Ты должна заметить, где стоят охранники, и какие рычаги и запоры они открывают. Это очень важно, так как тебе нужно будет потом самостоятельно проделать этот путь в состоянии невидимости. Справишься?

    Я неопределенно пожала плечами, с трудом сдержав тяжелый вздох. Ничего себе работенка! Неужели это вообще возможно?!

    – Хозяина дома зовут мастер Генри Хмарь, прозвище Костолом. Это невысокий тип с темными волосами и сильной проседью, вечно кутается в теплую одежду, даже в жару. Обычно носит шарф, чтобы скрыть кривой рваный шрам поперек горла. Мерзкий и опасный тип, руководит бандой наемных убийц, но соседи считают его безобидным богатым коллекционером и аристократом. Тебе можно его не опасаться. Во-первых, ты придешь к нему по делу. Во-вторых, он имеет странный пунктик насчет красивых женщин: даже абсолютно незнакомой девушке может подарить роскошный подарок. Эта его причуда хорошо известна, некоторые в городе этим бессовестно пользуются.

    Покажешь ему листок с объявлением и скажешь, что готова помочь с моей поимкой за указанное вознаграждение. Можешь честно сообщить, что листок получила от Герга Шоллани. Вот тут первый скользкий момент: ты должна как-то убедительно объяснить Костолому, откуда тебе известен его адрес. Хотя можешь сказать, что сведения получены от Серафима Длинного, все равно тот уже мертв и не сможет это опровергнуть. Второй скользкий момент: ты должна объяснить этому типу, почему хочешь меня выдать. Не исключено, что он знает, что ты моя подруга…

    – С этим я справлюсь, – пообещала я. – Давай дальше.

    – Ты сообщишь Костолому, что обычно встречаешься со мной в Большой Выходной. Предложишь ему назначить место, куда ты меня приведешь. Затем обязательно договорись насчет возможности повторной встречи и потребуй, чтобы охранное заклинание вокруг дома тебя пропускало. Ты волшебница и можешь это заклинание видеть. Пойми, как Костолом настраивает защиту, это важно. Как только выяснишь, можешь уходить.

    * * *

    Спала я беспокойно. Мне снились кошмары про жуткого главаря банды убийц. С разрезанной шеей, из которой хлестала черная кровь, в рваном саване этот монстр гонялся за мной во сне. Я просыпалась несколько раз, ходила по комнате, стараясь отогнать кошмарные видения. Но стоило мне уснуть, как жуткий сон повторялся. Рассвет я встретила, сидя на кровати.

    Идти к Костолому Сергей советовал ранним утром, чтобы у него было больше времени на подготовку. Поэтому с первыми лучами солнца я направилась на встречу с опасным бандитом. В парке, видя прекрасное синее небо, свежую зелень и слыша поющих птиц, я вдруг сообразила, что лето проходит, а я, вместо того чтобы отдыхать и радоваться жизни, провожу целые дни напролет в пыльной библиотеке. Решено! Как только дело с Костоломом завершится, обязательно постараюсь уговорить друзей хотя бы на недельку отправиться на природу – в лес, на речку, куда угодно, чтобы просто позагорать, накупаться вдоволь, почувствовать вкус лета.

    Нужный мне особняк я увидела еще издалека. Высокая, в два человеческих роста ограда из частых заостренных металлических штырей, за оградой – густые кусты. Две приметные статуи с обеих сторон от массивных ворот. Сами ворота были гостеприимно приоткрыты. Однако меня насторожили невидимые обычному глазу магические силовые линии, густой сеткой закрывающие все пространство между створками. Какое-то охранное заклинание. Вроде бы просто сигнальное – не боевое. Я на всякий случай послала вперед Виги.

    Фея спокойно пролетела сквозь ворота. Я решилась пройти внутрь и сразу почувствовала срабатывание примитивного заклятия. Пришлось остановиться, поджидая кого-нибудь из обитателей. По боковой дорожке на аллею вышел высокий крепкий охранник в кольчуге поверх тонкой безрукавки. Вооружен он не был, но все равно выглядел внушительным и опасным.

    Он остановился в двух шагах от меня. Я вежливо поздоровалась, но ответа не получила. Тогда я достала листок с объявлением и показала громиле. Тот отступил, пропуская меня и указав рукой на дорожку, по которой сам вышел из лабиринта кустарника.

    Это действительно был лабиринт. Мы прошли меж высоких зеленых стен, повернули на первом повороте направо, затем пошли прямо до самого конца дорожки и повернули в последнее левое ответвление. Передо мной открылась каменная лестница. Я дошла до последней ступеньки и собиралась войти под каменную арку, но тут дорогу мне преградил второй охранник. Это был полуэльф в кожаной клепаной броне, вооруженный двумя клинками причудливой формы. Он оказался более разговорчив и поинтересовался целью моего визита. Я показала листок с объявлением и сказала, что у меня имеется предложение, которое может заинтересовать хозяина дома.

    – Пропустите гостью! – крикнул охранник кому-то невидимому из-за кустов.

    Не получив ответа, полуэльф повернулся ко мне и извиняющимся тоном попросил подождать. Я рассматривала изящную каменную арку, через которую проходила дорожка к входной двери. Арка была вырезана из какого-то огромного белого камня, покрыта узорами и рисунками – настоящий шедевр. Но меня сейчас интересовала не красота. Проход светился бледно-фиолетовым светом, наверное видимым даже обычному человеку. Я ощущала исходящую от него угрозу и немалую силу. Тут было применено не сигнальное заклинание, а нечто очень серьезное.

    Я послала порхающую Виги вперед. Едва фамиляр оказался под сводом белой арки, как последовала яркая вспышка, и Виги рассыпалась золотистыми искорками. Ничего себе! Заклинание дезинтеграции, если я правильно поняла. От человека такое заклинание оставляет лишь кучку пыли. Я восстановила фамиляра и взглянула на охранника. Тот снова прокричал кому-то пропустить меня.

    – Не шуми, сейчас отключу, – невидимый из-за кустов третий охранник находился, судя по всему, всего метрах в пяти справа от нас. – Готово. Проходите.

    Смертоносное свечение погасло, но я все же пропустила полуэльфа вперед. Он спокойно прошел до входной двери и открыл ее, пропуская меня внутрь роскошного особняка. Мраморные лестницы, золоченые статуи, ковровые дорожки, на окнах яркие витражи. Мы поднялись по полукруглой лестнице на второй этаж, свернули направо и прошли анфиладой. Картины, оружие, витрины с какими-то редкостями. Это был скорее музей, чем жилой дом. Ни слуг, ни охранников мы не встретили. Лишь у последней двери стояли двое рослых вооруженных мужчин, но меня и полуэльфа они останавливать не стали. Передо мной распахнулись резные двери, и я шагнула в логово Костолома.

    * * *

    Сидящему в глубоком мягком кресле мужчине было около сорока лет. Когда-то черные, сейчас поседевшие короткостриженые волосы, гордый аристократический профиль, взгляд привыкшего повелевать человека. Богато расшитый золотом костюм, высокий воротник которого полностью скрывал шею, кожаные сапоги до колен, короткий меч в ножнах на левом боку. Передо мной сидел типичный дворянин. При моем появлении он встал и изысканно поклонился. Без тени насмешки или иронии. Двери за моей спиной тихо закрылись.

    – Чем обязан радости видеть столь красивую молодую особу в моем скромном жилище? – произнес он тоном сытого кота, увидевшего беспомощную мышь, угодившую в мышеловку. Голос у Костолома оказался густым и приятным – это мог быть голос певца или артиста.

    – Я пришла к вам по делу, мастер Генри.

    – И по какому же делу вы пришли, молодая леди?

    Я показала листок с изображением Сергея. Костолом равнодушно скользнул по бумаге взглядом и улыбнулся, показав безупречно ровные зубы:

    – С подобными объявлениями нужно обращаться к городской страже. Кажется, вы ошиблись адресом.

    – У меня имеются сведения об этом человеке, я могу помочь найти его. Если нет, буду искать другого покупателя. В таком случае прошу меня извинить за досадное недоразумение, мастер Генри Хмарь. Или все же более правильно называть вас мастер Костолом?

    Дворянин улыбнулся и еще раз поклонился мне, указывая на большое обитое бархатом кресло. Сам же подошел к стойке, достал бутылку вина и два высоких бокала. Предложил мне, но я отказалась.

    – Зря, хорошее легкое эльфийское вино, девушкам всегда нравится. Но настаивать не буду. Елена Фея, если не ошибаюсь?

    – Совершенно верно, – подтвердила я, стараясь не удивляться его осведомленности.

    – Тогда давайте перейдем сразу к делу. Не буду утомлять вас расспросами, откуда у вас этот рисунок, зачем и как вы искали меня. У меня всего один вопрос. Почему?

    – На этот вопрос мне действительно ответить легче, чем на другие. Вам знакомо слово «месть»? Серый Ворон был моим другом. Мы выросли вместе. Он не раз недвусмысленно намекал, что собирается обвенчаться со мной. И я верила ему! Мы пришли в столицу вместе с Петром Пузырем, – Костолом кивнул, подтверждая, что знаком с этой историей. – Я поступила в Академию Магии, как и собиралась. Серый Ворон поступил в Школу Воров… Он даже добыл для меня деньги на оплату учебы, хотя требовалась очень приличная сумма. Но потом все изменилось. Сперва я узнала, что он спелся с одной воровкой. Затем случайно выяснила, сколько денег он тратит на ее наряды. То, что он передал мне, оказалось жалкой подачкой – только чтобы откупиться. Я поговорила с Серым Вороном. Он по-прежнему говорил, что я самая красивая, что все наши планы насчет венчания остаются в силе… Вот чувствовала, что он меня обманывает, но мне хотелось верить в красивые слова. А потом как удар обухом по голове! Сперва случайно узнаю, что он купил дом во внешнем городе, где живет там со своей новой подружкой. А потом узнаю, что они обвенчались в храме Амины!

    – Каришка и Серый Ворон обвенчались? – Впервые Костолом проявил живой интерес к моему рассказу.

    – Да! Меня обманули, меня предали, меня прилюдно унизили! Этого я никогда не прощу. Пусть умрут оба!

    – Такая прекрасная и такая кровожадная девушка… – упрекнул меня матерый головорез. – Но допустим. Вернемся к делу. Елена, насколько я понимаю, размер оплаты вам совершенно не важен, раз уж тут дело личное?

    – Почему же? Очень даже важен, – призналась я. – Я рассчитываю получить указанные сто пятьдесят золотых.

    – Сто пятьдесят обещаны тому, кто выполнит заказ. Или вы собираетесь расправиться со своим обидчиком лично? Если так, то приходили бы за указанной наградой уже после удовлетворения своей мести.

    Я смутилась и сделала вид, что задумалась. Потом помотала головой:

    – Нет, я не смогу сделать такое сама. Я могу уговорить его прийти в любое нужное место. Я сделаю самое сложное – найду и предоставлю его вам. А дальше уже ваша забота.

    Костолом горько усмехнулся:

    – Да, найти цель важно, но не менее важно и убить. Вы знаете, сколько моих верных людей погибли, пытаясь выполнить контракт на Серого Ворона?

    – Пять? – предположила я, вспомнив слова Герга о пяти найденных объявлениях.

    – Если бы пять… Девятнадцать! Девятнадцать прекрасно обученных ассасинов погибли, выполняя это задание. Среди них были очень способные убийцы, мне их так не хватает… Мастер лука Элин, красавица-полукровка… Здоровяк Гром, способный голыми руками разорвать жертву пополам… Искусная отравительница Уйя… Стин Ловкие Руки, талантливый вор, мои глаза и уши в Гильдии Воров… Темный Берг, считавшийся одним из пяти самых успешных ассасинов Холфорда… Этот заказ разорит меня! Знаете, сколько заказчик заплатил за убийство? Всего двадцать золотых…

    Костолом плеснул себе еще вина и залпом выпил. Он прошелся по комнате, то ли вспоминая погибших друзей, то ли о чем-то размышляя. Наконец головорез решился:

    – Хорошо. Вы получите сто пятьдесят золотых за то, что приведете Серого Ворона в назначенное место. Я готов заплатить вам из своих личных денег. Я заплачу даже больше, если вы сможете выведать у него кое-какую информацию.

    – Какую? – поинтересовалась я.

    – Прошел слух, что Гильдия Воров собирает для каких-то целей свой Рой. Вы знаете, что это такое?

    Я кивнула, подтверждая. Костолом продолжил:

    – Вот и хорошо. Мне нужно узнать, что они задумали. Если у вас появится эта информация, немедленно приходите ко мне. В любое время суток. Тут каждая клепсидра времени может стать решающей.

    – Не хочу показаться навязчивой, – начала я осторожно, – но у вас на входе установлено сторожевое заклятие непонятной природы…

    – Ах, это, – отмахнулся бандит. – Слуги отключат для вас защиту. Хотя… лучше поступим по-другому!

    Костолом порылся в ящике стола и вынул из длинного футляра массивный золотой перстень с черным ониксом в оправе. Я успела заметить, что внутри этого обитого бархатом футляра в углублениях находятся еще несколько абсолютно таких же колец, а часть ячеек пустует. Костолом вручил мне перстень со словами:

    – Такие перстни носят все обитатели моего дома, – он показал такое же кольцо на своем пальце. – Они позволяют передвигаться по парку и внутри дома, не опасаясь защитных ловушек.

    Я примерила подарок. Кольцо более-менее плотно сидело только на большом пальце. Но это было неважно, ценность его заключалась совсем в другом – это был пропуск через магический барьер. Теперь у меня наконец-то появился шанс выполнить задание Серого Ворона.

    – Завтра Большой Выходной. Я встречусь с Петром Пузырем возле Академии Магии. Затем мы пойдем во внешний город. Там к нам должен присоединиться Серый Ворон. Собственно, если хотите решить дело уже завтра, скажите, куда мне его привести и в какое время?

    Костолом ответил сразу же, не раздумывая:

    – Постарайся привести его вечером в таверну «Голодная глотка».

    – Но где она расположена? Я ни разу там не была.

    – Зато Серый Ворон бывал там неоднократно и знает это место. Это заведение пользуется популярностью среди воров. Завтра на закате он должен быть в этой таверне. Вам все понятно, Елена Фея?

    – Он будет там, мастер Генри Хмарь.

    – Вот и хорошо. Жду вас за наградой. Кто знает, может, наше с вами сотрудничество станет регулярным. Очень надеюсь на это, ведь у меня бывает много интересных заданий для способных к магии людей. А уж для такой умной и красивой девушки всегда найдется хорошо оплачиваемое поручение.

    Костолом еще раз поклонился, поцеловал мне руку и проводил до самого крыльца. Никого из охранников видно не было, а звать их я не стала. Убедившись, что кольцо с ониксом плотно сидит на пальце, я шагнула в арку. Сердце, конечно, трепетало от волнения, но я была почти уверена в успехе. Костолом заинтересован в моей помощи и не станет меня убивать.

    Сработало – защита меня пропустила. А вот летящую рядом со мной Виги опять испепелило без следа. Но ей было не привыкать умирать. Я тут же воскресила своего замечательного и такого полезного фамиляра.

    * * *

    Когда я вернулась в Академию, было еще раннее утро. Оказывается, я управилась со своей непростой задачей менее чем за час. Да и Костолом оказался не таким уж страшным монстром, каким чудился мне во сне. Не успела я умыться, как в дверь постучали.

    Пришел Серый Ворон. Я коротко рассказала о беседе с Костоломом, о назначенном месте встречи, показала кольцо. Мой друг серьезно задумался.

    – Почему именно «Голодная глотка»? – вслух размышлял он. – Там же контингент весьма своеобразный. Если появятся ассасины, все в таверне встанут на мою защиту. Потребуется небольшая армия, чтобы добраться там до меня. Сказать ребятам, чтобы готовились к нападению?

    – Именно этого от тебя и ждут! – догадалась я. – Наверняка у Костолома в «Голодной глотке» есть стукач. И если он заметит какие-то приготовления, то непременно сообщит своему хозяину, а тот без труда догадается о моем истинном отношении к тебе. Все просто!

    – Ты права! Все могло бы рухнуть, если бы я принял меры. Ты просто чудо!

    Нечасто я удостаивалась такой похвалы от своего друга. Не буду скромничать – было очень приятно! Сергей засуетился, сказал, что ему теперь срочно надо искать деньги на качественный магический «обвес» для меня. Он стал нервно ходить по комнате, а потом вдруг замер как вкопанный. Посмотрел на меня, что-то обдумывая:

    – Ленка, у тебя есть еще одна мантия адепта? Лучше две. Мне в голову пришла шикарная идея…

    – К сожалению, запасных нет. Это единственная, – вынуждена была я разочаровать Сергея.

    – Тогда мне нужна твоя мантия адепта. Ненадолго. Раздевайся!

    – А я? Останусь в одной сорочке? А вдруг кто увидит?

    – Просто посиди в своей комнате. Я скоро вернусь. Просто такие идеи рождаются не каждый день! Нужно пользоваться моментом.

    – Так у меня же женская одежда, дубина! Платье ученицы, на которое сверху крепится плотный плащ. У адептов-мужчин многослойный костюм с брюками, да и плащ с завязками с другой стороны, не как у девушек.

    – Да? Я вообще-то думал, что одежда у магов одинаковая. Но если я этого не знал, то другие и подавно. Сейчас в Академии одни абитуриенты. За два дня я только пяток магов видел. Все должно получиться! Раздевайся!

    Я отстегнула плащ от мантии и подала Сергею. Тот примерил его поверх своего кожаного костюма, покрутился у зеркала, пытался скрепить плащ повыше, но остался недоволен.

    – Халтура. Сразу видно, что одежда не подходит. Снимай и платье тоже!

    Через несколько минут Серый Ворон был облачен в женскую форму Академии Магии. Я придирчиво поправила все завязки, застегнула длинные полы мантии у пояса и скрепила булавкой в нескольких местах. Если особо не всматриваться, издали за адепта сойдет.

    – Пожелай мне удачи! – сказал Серый Ворон и исчез за дверью.

    Закутавшись в одеяло, я уселась на кровати и стала ждать. Интересно, что Сергей задумал? И что будет, если маскарад вскроется?

    Мой друг вернулся минут через сорок, вытряхнул на стол два тяжелых мешочка с монетами и снова ушел, ничего не сказав. Затем появился еще через полчаса, принес еще два больших полных кошелька. Опять ничего не стал объяснять и снова пропал, на этот раз надолго. Я уже не находила себе места от волнения, когда Серый Ворон наконец заявился.

    – Все, на сегодня хватит! – Он поставил на стол большой глухо зазвеневший сверток. – Тут золото, должно хватить. Ленка, помоги мне стянуть этот маскарад. И как ты исхитряешься не наступать на полы мантии? Я все время спотыкался.

    Изнывая от любопытства, я помогла другу переодеться и сама быстро надела академическую форму. Сергей присел на тумбочку и стал рассказывать:

    – Все оказалось даже проще, чем я думал. Я почитал расписание экзаменов и общие правила, после чего пошел к поступающим. С важным видом стучался во все двери, собирал абитуриентов и рассказывал им то, что написано на доске в главном холле. Меня внимательно слушали, задавали кучу вопросов. В конце беседы я объявил, что, по правилам, в случае одинакового количества набранных баллов зачисляться будут те, кто готов материально помогать нашей Академии. Ели кто-то готов внести добровольный взнос, это можно сделать уже сейчас, назвав свое имя, чтобы я внес его в список с указанием суммы. Якобы эти списки будут лежать на столах у членов приемной комиссии. Минимальный взнос – пять золотых. Дело добровольное, кто не хочет или и так уверен в своих силах, может не платить.

    Что тут началось! Поступающие наперебой совали мне деньги, я еле успевал записывать имена. Одна толстая тетка, мать какого-то ленивого оболтуса, поинтересовалась, сколько остальные платят в среднем. Я ей существенно приврал, сказал, что где-то по сотне корольков. Так она с гордым видом вручила мне кошелек с целой сотней империалов. Очень внимательно смотрела, чтобы я имя ее сынка правильно записал, и ушла, довольная собой. Короче, все шло хорошо. А потом меня застукал ваш великий маг Баш-Доуландр, глава приемной комиссии…

    Когда Сергей произнес эту фразу, мне резко стало дурно. В глазах потемнело, я села на кровать. Я и так-то не находила себе места, думая, что же случится на экзамене, когда обман раскроется. А тут…

    – Отвел меня этот старик в сторону и потребовал разъяснений. Все пытался вызнать мое имя, у меня аж браслет на запястье раскалился.

    «Ах да, тот самый защитный браслет против магии разума и магии земли, который Сергей купил для защиты от моих чар! – сообразила я. – Надо же, пригодился в таком деле!»

    – Ничего ваш Баш-Доуландр не вызнал, только голова у него заболела от напряжения. Я же честно рассказал старику свой план, и он согласился в нем участвовать!

    У меня снова подкосились ноги. Декан факультета магии разума решил мошенническим путем стричь легкие деньги с поступающих! Куда катится этот мир?! Но Сергей не обращал внимания на мои переживания:

    – Нужно было сразу брать его в долю, так как со стариканом дело пошло намного веселее! Он все-таки солидный дядька с магическим посохом, многие знали его лично. Поток денег превратился в полноводную реку. Сам Баш-Доуландр даже сокрушался, что такая простая идея ему самому не приходила раньше в голову. Походили мы с ним по жилым корпусам, маг собрал целый мешок золота и поделился со мной от щедрот своих. Как он мне сказал, это гонорар за хорошую идею. К счастью, великий маг так и не узнал, что я уже успел несколько мешочков отнести в твою комнату.

    – Но, когда на экзаменах все раскроется, что он будет делать? – не поняла я.

    – Так Баш-Доуландр забрал себе все списки, члены приемной комиссии будут сверяться с ними. Все по-честному, никакого обмана. А собранные деньги направят на закупку еды для школьной столовой и изготовление учебников для поступающих. Так что благое дело мы с ним сделали! Нужно каждый год такое проворачивать, это же просто золотое дно!

    Я совсем не считала ситуацию забавной. Серый Ворон едва не попался, а поскольку ходил он в моей мантии, то я оказывалась замешанной в этой афере и легко могла вылететь из Академии. Лишь чудом все обошлось.

    Однако, по мере подсчета добычи, мое настроение улучшалось. Было от чего: восемь тысяч четыреста двадцать корольков! Я впервые видела столько золотых монет! Сергей, правда, сразу же отложил десятую часть, сказав, что это – положенная десятина для Школы с любой добычи. Спорить я не стала, хотя денег было, конечно, жаль.

    – Ленка, собирайся! Пойдем закупать тебе качественные цацки, – Сергей разложил золото в несколько мешочков по тысяче корольков и рассовал мешочки по карманам.

    * * *

    Серый Ворон торговался с магистром-ремесленником битый час. Мне оставалось присесть на диванчик, поедая предложенные мне ранние вишни, и стараться не вникать в спор, поскольку я не ориентировалась в стоимости драгоценных кристаллов и материалов. Сергей же проявил удивительное умение торговаться, раз за разом в пух и прах разбивая расчеты магистра. Оба явно наслаждались торгом. Наконец неожиданно для меня спорщики пришли к согласию и хлопнули по рукам. Я стала обладательницей обруча-накопителя из кости дракона, колечка с аметистом для уменьшения расхода энергии при сотворении заклинаний, браслета-накопителя из какого-то снежно-белого материала и шара из мутного хрусталя, который позволял поддерживать заклинание активным еще какое-то время, даже когда резервы мага истощались.

    Мы попрощались с торговцем и поспешили к Фонтану Силы. Сергей достал песочные часы и приготовился засекать время невидимости.

    Мир вокруг меня снова поблек, однако валуны вокруг светились, и я чувствовала непрерывную подпитку энергией. Мне показалось это неправильным, и для чистоты эксперимента я предложила Сергею уйти в парк.

    Укрывшись от любопытных глаз в плетеной беседке, я еще раз произнесла заклинание невидимости и стала учиться двигаться в непривычном мире, где предметы при приближении к ним словно вырастали из темноты. Вскоре я почувствовала щелчок – это лишился энергии браслет-накопитель. Я стала быстро терять силы, они утекали, словно вода сквозь пальцы. Меня хватило примерно на минуту, и это невзирая на поддержку дорогущего обруча на голове. Хрустальный шар в моих ладонях тоже стал тускнеть, пока не превратился в холодную мутную стекляшку. Сразу после этого я проявилась и едва устояла на ногах.

    – Четыре с половиной минуты! – бесстрастно сообщил Серый Ворон. – Часы из дома, поэтому они точные, не то что местные изделия. Короче, у тебя будет треть клепсидры невидимости. Не так уж и много. Фея, вот тебе еще в довесок, – мой друг протянул три наполненные голубоватой жидкостью склянки с притертыми пробками. – Купил у этого мага. В них восстанавливающий магию эликсир. Они, заразы, дорогущие, на четвертый просто не хватило. Надо бы проверить, сколько времени невидимости добавится от одного пузырька.

    – Проверять не будем, пусть останутся все три. Каждая секунда невидимости может стать решающей, – я убрала флаконы в специальный «патронташ» для бутылочек на обороте мантии. Сергей отправился в город, чтобы узнать детали предстоящей операции. Я вспомнила, что договаривалась с Гергом встретиться сегодня в библиотеке после обеда. Несмотря на то что я уже расшифровала руны заклинания, не явиться на встречу было бы некрасиво, тем более что маг собирался тратить свое время на решение моих проблем.

    Но Герг так и не пришел. Я прождала его до темноты и от нечего делать читала книги по истории Холфорда и дворянских родов. В главе, посвященной роду Шоллани, я действительно нашла подтверждения словам Герга о далекой прабабке-суккубе.

    * * *

    На следующий день рано утром меня разбудил Сергей. В который уже раз он бесцеремонно открыл отмычками входную дверь, раздвинул занавески, открыл окно, сел на подоконник и принялся громко хрустеть какими-то семечками, сплевывая шелуху вниз. Прохладный утренний воздух заставил меня плотнее укутаться в одеяло.

    – Вставай уже, лежебока! – рассмеялся Сергей. – Сегодня важный день. Во-первых, сегодня Большой Выходной, нужно встретиться с Пузырем. Во-вторых, отличная солнечная погода, и можно сходить на речку. В-третьих, вечером тебе нужно проводить меня в таверну «Голодная глотка», чтобы меня там убили.

    – Сходил бы туда сейчас сам. Пусть тебя там быстренько убьют, чтоб не будил меня ни свет ни заря… – проворчала я, накрывая голову подушкой.

    – И напоследок, если меня все же не убьют, ночью мы нанесем визит Костолому! – радостно подытожил Серый Ворон.

    Как? Уже сегодня? Остатки сна моментально испарились, я присела на кровати. Одно дело готовиться к чему-то опасному и серьезному, но весьма отдаленному. И совсем другое дело узнать, что это отдаленное уже настало.

    – Ленка, большая просьба, не говори ничего Пузырю про это задание. Петька обязательно захочет помочь, но сегодня он будет только мешать. Хотя, если все пройдет гладко, завтра можешь раскрыть ему этот секрет.

    – А если не гладко? – поинтересовалась я.

    – Тогда и рассказывать будет нечего и некому. Я сейчас должен исчезнуть, нужно решить кое-какие вопросы. Вы с Пузырем выходите во внешний город и идите по улице Ветеранов в сторону реки. Я вас догоню.

    Сергей ушел. Спать больше не хотелось. Я умылась, позавтракала в столовой, собрала сумку для похода на речку и отправилась в условленное место.

    Пузырь уже сидел на лавочке. Был он какой-то угрюмый и уставший. Но я сразу почувствовала, что он искренне рад меня видеть. Я сказала Петьке, что Сергей опять скрывается от ассасинов и сейчас живет в Академии Магии, прикидываясь абитуриентом. По дороге в город я хвалилась магическими обновками и делилась своими успехами в обучении. Но Петька слушал вполуха – было видно, что он чем-то озабочен.

    – Возвращается Сальвайл Армазо – тот самый, которого мы с Серафимом Длинным показательно выпороли на Арене. По слухам, он страшно мечтает мне отомстить, только об этом и говорит.

    – Его же вроде сослали в самый дальний гарнизон? – припомнила я.

    – Еще и лишили дворянского титула. Я о нем почти забыл. Да и все забыли. Но его отец раскопал в законах Империи юридическую лазейку об ограничении срока изгнания титулованных дворян. И уже протащил через суд решение о переквалифицировании дела под удобную статью. Суд постановил, что Сальвайлу был положен минимальный срок изгнания – всего полгода. А поскольку полгода прошло еще весной, виконт возвращается. Его уже полностью восстановили в правах, вернули титул, замок и место в Совете Рыцарства…

    – У семьи Армазо возник перевес в голосах в Совете Рыцарства? И это значит… – От испуга я прикрыла рот ладонью.

    – Именно. Если ничего не изменится за оставшиеся дни, граф Силиус Армазо будет официально объявлен новым правителем Холфорда. Коронация пройдет в большой праздник Середины Лета.

    – А ситуация может измениться? – спросила я, но Петька грустно покачал головой:

    – Вряд ли. Все люди Армазо, участвующие в голосовании в Совете Рыцарства, находятся под самой серьезной охраной. Амнистированного же виконта в столицу сопровождает тысячный кортеж, причем Армазо привлекли на свою сторону темных эльфов, обещав им какие-то поблажки и возвращение территорий, отобранных Империей много лет назад после подавления восстания. Уже ничего не изменить. Даже герцог Кафиштен вчера на семейном совете признал, что не сможет помешать возвращению виконта. Герцог за последние дни заметно постарел и, похоже, уже смирился с поражением.

    С невысокого балкончика одного из домов на землю спрыгнул Серый Ворон, и мы, уже втроем, зашагали к реке. По дороге я, кажется, несколько раз видела Каришку, но твердой уверенности в этом у меня не было. Просто похожая фигура несколько раз мелькала то слева, то справа.

    Сергей привел нас к песчаной отмели за портовым пирсом. Тут ошивалась стайка шпаны – восемь парней и пара девчонок, все примерно нашего возраста. При нашем появлении они стали перешептываться, явно замышляя что-то недоброе. Но стоило Серому Ворону подойти к ним и сказать несколько непонятных фраз, как подозрительная компания предпочла с извинениями освободить берег – с Гильдией Воров они связываться не хотели.

    На речке было здорово. Парни тренировались в борьбе и фехтовании, ныряли за речными ракушками и прыгали в воду с высокого пирса. Сергей искупал в реке маленькую Тьму, и волчонку это очень понравилось. Мы попытались искупать и Неведомого Призрака, но крыс ловко уворачивался и скалил острые зубы. Мы купались, загорали, делились новостями и строили планы на будущее. Жаль, что этот прекрасный день так быстро закончился.

    * * *

    Когда солнце стало клониться к закату, Пузырь отправился в замок герцога Кафиштена. Едва распрощавшись с другом, Сергей заторопился, так как дорога в таверну «Голодная глотка» была неблизкой. Мы прошли через портовый район – довольно неприятное и небезопасное место. Но с Сергеем было совсем не страшно. Он уверенно шагал вперед, то и дело обмениваясь приветствиями с какими-то типами. Несколько раз нам преграждали путь ухмыляющиеся вооруженные громилы, но каждый раз вежливо извинялись и говорили, что обознались. Некоторые даже заискивающе кланялись Серому Ворону.

    Таверна «Голодная глотка» располагалась в двухэтажном здании довольно внушительных размеров. Одной стороной оно примыкало к каким-то складам, другой выходило на небольшую улочку посреди грязного бедняцкого квартала. Сергей кинул мелкую монетку пожилому привратнику в засаленной матросской форме. Тот с неожиданной ловкостью поймал ее и распахнул перед нами двери.

    На меня обрушилась волна резких запахов: дурного курева, постного масла, жареного мяса и горелого лука, потных тел и давно не стиранной одежды. Внутри оказалось довольно темно: свет едва проникал в мутные слюдяные окна, а потолок почернел от копоти.

    Наше появление лишь на секунду привлекло внимание посетителей, затем все вернулись к своим делам. Публика пила и ела, играли в кости, орлянку, боролись на руках. Сергей уверенно пошел к стойке, по дороге здороваясь со знакомыми, что-то коротко уточнил у трактирщика и махнул мне, показывая на лестницу. Когда я протискивалась между столами и лавками, какой-то пьяный хам с изрисованным похабными татуировками торсом больно ущипнул меня за зад, чем вызвал дружное ржание собутыльников. Но я не рискнула останавливаться и поспешила наверх.

    На втором этаже было гораздо свободнее, но значительно темнее. Сергей провел меня к столу у занавешенного тяжелой шторой окна. К нам подошла рыжая густо накрашенная девица в пестром нескромно коротком по меркам Пангеи платье. Протерев наскоро стол, она приняла заказ.

    – Вот это и есть «Голодная глотка», – обвел рукой зал Серый Ворон. – Я тут иногда бываю со знакомыми из Школы Воров. Тут можно скинуть скупщикам украденные вещицы или договориться насчет работы. Народу всегда много, а к ночи вообще будет не протолкнуться. Поэтому стукача Костолома вычислить трудно.

    Мне вообще все посетители воровской таверны казались крайне подозрительными. Как вычислить того, кто следит за нами и замышляет недоброе? Сергей, как я заметила, положил заряженный арбалет на колени и, даже разговаривая со мной, продолжал рассматривать сидящих за другими столами. Какой-то тип в широких штанах и кожаной жилетке на голое тело решительно направился в нашу сторону. Серый Ворон продолжал сидеть внешне спокойно, хотя и убрал руку под стол.

    – Печать торгового дома Честного Мельника была моим заданием. Я ее должен был принести! – От подошедшего мужчины разило вином, его заметно качало.

    Сергей нарочито медленно повернулся к пьянице.

    – Так почему не принес, Филин? – лениво поинтересовался Ворон, разглядывая ухоженные ногти на левой руке. – На десятый день Гильдия передала заказ мне, и уже к середине дня печать была у покупателя.

    – Я успевал в срок! Я вскрыл сейф, но печати там не оказалось! Я перерыл все! А потом мне сказали, что ты перехватил мой заказ!

    За спиной грозного мордоворота появилась Каришка и приставила к горлу вора кинжал:

    – У тебя есть претензии к моему хозяину? – вкрадчиво поинтересовалась тайфлинг.

    – Нет, все нормально… – разом протрезвел мужик. – Серый Ворон заслужил этот куш. Я был неправ и готов извиниться.

    Подошла рыжеволосая девица и, не обращая внимания на стоявшего с ножом у горла посетителя, принялась расставлять тарелки и стаканы. Серый Ворон кивнул своей подруге, и тайфлинг отпустила неудачника. Мне совсем не хотелось видеть Каришку, но я сдержалась и вежливо поздоровалась с воровкой.

    – И тебе доброго вечера, мудрая и бесстрашная волшебница Елена Фея, – проговорила эта змея, присаживаясь за стол напротив меня. – Я искренне рада, что именно ты будешь вскрывать магическую защиту. Мне трудно представить более надежного человека, поэтому я с легкостью вверяю в твои руки жизнь моего хозяина и свою собственную. Я восхищена твоей храбростью и желаю тебе успеха сегодня ночью.

    Произнесена эта тирада была вполне искренним тоном, и это немного примирило меня с присутствием соперницы. Мы спокойно ужинали, как вдруг Неведомый Призрак, сидевший на подоконнике, прыгнул на стол и что-то затрещал. Сергей, кормивший Тьму кусочками мяса, встревожился, развеял своего фамиляра и перевел нам сообщение крыса:

    – Какие-то солдаты окружают здание. Обычная городская стража не суется в этот район. Фея, мы с Каришкой сейчас исчезнем, не хватало нам еще попасть под случайную облаву. Вот тебе деньги, расплатись за ужин и возвращайся в Академию. Встретимся уже там.

    Сергей и Каришка не спеша скрылись за шторой. На всякий случай я закрыла окно. Появилась рыжая девица. Она подходила и что-то тихо говорила посетителям, указывая на дальнюю стену. Люди вставали и спокойно шли в указанном направлении. Когда она поравнялась с моим столиком, то произнесла шепотом:

    – Облава, – прошептала она, подойдя ко мне. – Госпожа волшебница, вашим спутникам лучше уходить.

    – Они уже ушли. Просили расплатиться за ужин, – ответила я, протягивая монеты.

    Девица без пересчета сгребла деньги в широкий пояс:

    – Госпожа волшебница, в конце зала за шкафом потайной ход. Если вы не хотите попадаться на глаза страже, можете спокойно уйти.

    – Спасибо, не нужно, – отказалась я. – Просто подтвердите стражникам, что я ужинала одна.

    – Как скажете, – согласилась девушка, убирая лишние приборы.

    Снизу донеслись шум и крики. Через несколько мгновений на второй этаж ворвались вооруженные люди. Прибывшие солдаты свое дело знали – они грубо укладывали на деревянный пол и обыскивали оставшихся посетителей. В кучу полетели обнаруженные ножи и дубины.

    По дорогой амуниции, хорошей выучке и дисциплине я поняла, что это солдаты из элитных частей внутреннего города. Вот только что они забыли в этих трущобах? К моему столу подошел десятник. Я молча показала ему жетон ученицы Академии Магии. Мужчина покрутил его перед глазами и громко произнес:

    – Все в порядке, госпожа магичка, – затем он понизил голос и, едва шевеля губами, прошептал: – Наш общий знакомый предупредил, что вы будете здесь, и попросил оказать содействие. Здание оцеплено. Всех собираются доставить в криминальную тюрьму для установления личности. Но я попробую вывести вас. Главное, не попасться на глаза командиру, он лютый зверь.

    Я тихо поблагодарила его за помощь и пошла следом. Солдаты были слишком заняты обыском задержанных, на нас никто не обратил внимания. На первом этаже царил разгром: столы разбиты, кучи объедков и битой посуды на полу. В центре лицами в пол рядком лежали попавшиеся страже посетители. Руки у всех были связаны за спиной, у некоторых на одежде я заметила кровь. Десятник взял меня за плечо и повел к двери. По дороге я увидела два мертвых тела, а у самой двери, прислонившись к стене и прижимая грязный платок к разбитым губам, сидел тот самый старик-привратник. Впрочем, ни на него, ни на помогавшую ему рыжеволосую девицу стражники внимания не обращали.

    Десятник спокойно вывел меня на улицу. И тут мое везение кончилось – мы столкнулись с офицером в богатых доспехах. Тот сперва пропустил нас, но потом резко окликнул:

    – Десятник, куда ты ее ведешь? Никого не велено выпускать!

    – Она же магичка! Вот и жетон показала! – Мой заступник явно разыгрывал дурачка.

    – Неважно, потом разберемся. Ты проверил у нее знак Гильдии Воров на плече или бедре?

    – Не успел, – стушевался десятник.

    – Покажи правое предплечье! – приказал мне рыцарь.

    – А потом что, до подштанников раздеться? – ехидно спросила я.

    Солдаты прыснули, видать, придирчивого офицера недолюбливали. Лежавший у стены вор так вообще заржал в голос. Командир слегка опешил от моей наглости.

    – Маги не попадают под общую юрисдикцию, – напомнила я ему. – Задерживать, обыскивать и допрашивать адептов из Академии Магии позволяется только в присутствии высших магов Академии или членов Совета Рыцарства.

    – Ты сама напросилась! Взять эту нахалку, задержать вместе со всеми! – скомандовал офицер.

    – Первый, кто меня тронет, окаменеет по пояс! – грозно произнесла я.

    Двинувшиеся было ко мне солдаты отступили. Я решила воспользоваться моментом, приподняла руки и произнесла завершающие строфы заклинания невидимости. Одновременно я проявила фамиляра и скомандовала подняться повыше.

    – Да ты совсем сдурел, рыцарь! – издевательски смеялась пикси моим голосом. – Я же объяснила, что задерживать мага можно только в присутствии другого мага. Давай задержи меня, как собирался. Только как ты себе это представляешь?

    Солдаты, задрав головы, молча наблюдали за веселящейся пикси. Я же отошла в сторону, сняла туфли, чтобы подкованные каблуки не стучали по мостовой, и побежала со всех ног прочь. Ведь, кто знает, насколько хватит моего запаса магии? Тяжелый хрустальный шар с собой на прогулку я не взяла, так что у меня было не более четырех минут.

    Я успела пробежать два квартала, когда магические резервы закончились, и я проявилась. Посмотрела глазами пикси: солдаты выводили из здания задержанных, изо всех сил стараясь не обращать внимания на недосягаемую ехидную волшебницу. Напоследок я произнесла:

    – Рыцарь, слушай внимательно! На первый раз я тебя прощаю и не стану превращать в ночной горшок или мерзкую жабу. Но впредь не вздумай попадаться мне на глаза!

    Затем я приказала пикси исчезнуть. Все произошедшее очень развеселило меня. Знаю, вела я себя дерзко, но и этот офицер действовал не по закону! Зато как я ловко выкрутилась, подставив фамиляра вместо себя, как обвела вокруг пальца этого солдафона! Виги тоже осталась довольна моей проделкой, мы смеялись и шутили. Завидев уверенно шагающую магичку в сопровождении маленькой крылатой феи, прохожие уступали дорогу и даже иногда кланялись. Благополучно миновав опасные кварталы, мы вышли на знакомые улицы и вскоре вернулись в Академию Магии.

    * * *

    Примерно через час в моей комнате появились Серый Ворон и Каришка с объемными свертками и сумками. Еще до их прихода я успела полностью восстановиться у Фонтана Силы и зарядить все накопители магии.

    – Ленка, какое замечательное представление ты устроила! – восхищенно заявил Сергей, плюхаясь на кровать Свелинны.

    – Вы могли спокойно уйти через черный ход в таверне, – напомнила я друзьям.

    – Это была не обычная облава, их явно навел кто-то из местных. Поэтому я решил выходить другим путем, и правильно сделал. Переловили всех, кто рванул через черный ход.

    Я с большим интересом наблюдала, как воры готовятся к ночной операции. Сергей надел темный костюм, высокие ботинки, пристегнул к голени ножны с широким кривым клинком. Затем достал из сумки метательные ножи, половину из которых вставил в специальные петельки на боку куртки, а другую отдал Каришке.

    Все по-деловому, без спешки. Сергей расстелил на столе холст, аккуратно положил мечи и стал специальной кисточкой осторожно смазывать лезвия какой-то зеленоватой пастой. Закончив, он убрал мечи в ножны и смазал арбалет. Тем временем Каришка разрисовала себе лицо и руки камуфляжем.

    И тут возле входной двери кто-то зазвенел ключами! Я даже вздрогнула от неожиданности, а Сергей и Каришка моментально выхватили оружие.

    – Ленка, посмотри магией, сколько их? – тихо прошептал Ворон, осторожно выглядывая в окно.

    Каришка убавила огонек лампы, погрузив комнату в полумрак. Я произнесла заклинание поиска жизни и обнаружила в коридоре одну метку человека.

    – Это Свелинна. Маленькая девчонка, которая живет в этой комнате. Больше никого.

    – Хорошо, впусти ее.

    Свелинна возилась с новым замком, ее старые ключи не подходили. Увидев меня, она радостно взвизгнула и повисла у меня на шее:

    – Фея! Как здорово, что ты уже вернулась! Я боялась, что придется тут одной жить все лето! Я разругалась с родителями и решила навсегда уйти из дома. С ними даже поговорить не о чем! Только и интересов, хорошо ли растет пури, какой урожай яблок ожидается и сколько нужно батраков, чтобы выбрать гусениц с клубники…

    Тут Свелинна замолчала, увидев посторонних в своей комнате. Каришка и Сергей вежливо поздоровались с маленькой волшебницей, но Свелинна все равно растерялась и даже испугалась. Я постаралась успокоить соседку:

    – Серого Ворона ты уже знаешь, а это Каришка. Я не ожидала, что ты так рано вернешься, поэтому разрешила своим друзьям собраться здесь. Но не волнуйся, они скоро уйдут.

    Свелинна залезла с ногами на свою кровать, как обычно случалось, когда она была не уверена в чем-то или стеснялась. С большим интересом маленькая волшебница рассмотрела объявление о розыске Серого Ворона, которое я прикрепила на стену, чтобы не потерять.

    Несколько раз перевела взгляд с объявления на живого парня, после чего произнесла:

    – Фея, для меня ты как старшая сестра. И если ты говоришь, что куча оружия и вооруженные раскрашенные люди в моей комнате – это нормально, я тебе поверю. Но потом ты мне все объяснишь, договорились?

    – Договорились. Обещаю тебе все объяснить, – согласилась я.

    Прогудел первый вечерний колокол.

    – Фея, тебе тоже пора собираться, – тихо проговорил Сергей. – Через пару клепсидр после третьего колокола мы должны быть на месте.

    – Волшебница Свелинна, – заговорила Каришка ласковым голосом. – Мы сейчас уйдем через окно, так как ворота уже закрыты. Пожалуйста, не закрывай это окно, иначе нам придется всю ночь бродить по городу, рискуя попасться ночной страже. Хорошо?

    Свелинна кивнула. Она не доверяла Каришке, но и не боялась ее. А вот на Серого Ворона смотрела со страхом. Сергей это чувствовал и старался лишний раз не пугать мою маленькую соседку.

    – Примерно раз в клепсидру проходит ночной патруль, – проговорил парень, осторожно наклоняясь через подоконник. – Когда пройдут в очередной раз, начинаем. А вот и они! Приготовьтесь!

    Сергей зарядил арбалет и стал ждать. Стоило патрулю скрыться за углом, как Ворон вскинул оружие, прицелился и выстрелил в дерево за оградой Академии. Натянув веревку, он привязал ее к ножке кровати.

    – Каришка, давай первая. Потом Фея. Я последним.

    Тайфлинг вскочила на подоконник и ловко побежала по натянутому шнуру. Сергей недовольно покачал головой:

    – Перед тобой рисуется, Ленка… Она ведь много лет работала в цирке канатоходцем, так что определенный опыт у нее имеется. Но если шлепнется, конец всей операции. Ты следующая.

    – Давай сперва ты. А то Свелинна боится с тобой оставаться. Кстати, ты оставишь канат висеть?

    – А какие варианты? – спросил Сергей, уже сидя на подоконнике.

    – Свелинна просто отвяжет его. Сделаешь? – обратилась я к маленькой волшебнице, и та молча кивнула.

    Сергей вдруг повернулся ко мне и произнес четко и громко:

    – Ленка, чем бы ни закончилось сегодняшнее мероприятие, я хочу поблагодарить тебя за помощь. Поверь, я ее очень ценю. И если все пройдет гладко, обещаю сделать любой подарок, который только в моих силах.

    Парень взялся за натянутую веревку, повис, закинул ноги и заскользил вниз головой. Настала моя очередь. Только тут я испугалась. Но отступать было некуда. Я ухватилась за веревку и повисла, зацепившись ногами за подоконник. Целая вечность потребовалась на то, чтобы обхватить ногами канат, – мешала длинная мантия. Тонкая веревка больно впивалась в ладони. Я боялась смотреть вниз и поэтому не представляла, сколько еще нужно проползти. Наконец совсем рядом я услышала голос Сергея:

    – Молодец, Ленка! Еще немного.

    Голос друга придал мне сил, и вскоре я почувствовала ухватившие меня руки. Все, я сумела! Я оглянулась назад. Ого! Веревка ослабла, и сидевшая на ветке Каришка быстро смотала ее. Когда на дорожке показался патруль, мы уже успели спуститься с дерева и скрыться за кустами парка.

    По улице, ведущей к особняку Костолома, я шла совершенно одна. Возможно, Серый Ворон и Каришка находились где-то рядом, но я их не видела. Применять же заклинание поиска жизни не хотелось – каждая толика магических сил была важна в предстоящем деле, не стоило расходовать магию понапрасну. Дурным голосом взвыла Виги, мне даже пришлось ее успокоить.

    – Опасность! Вокруг невидимки, много! Очень много! – верещала маленькая пикси.

    Возле ограды особняка появился Серый Ворон и протянул мне три небольших стеклянных пузырька с какой-то серебристой жидкостью.

    – Эликсир невидимости. Возьми про запас. Каришка еще весной купила на тот случай, если у тебя не получится с заклинанием. Тогда бы пошла она.

    – Так вы мне не верили?! – задохнулась я от возмущения.

    – Поначалу я вообще не хотел втравливать тебя в это дело, слишком уж оно опасное, – признался Сергей, опуская глаза. – Слишком много воров пропало, пытаясь проникнуть в этот дом. Поэтому мы рассматривали разные варианты. Но ты сказала, что справишься, и я тебе поверил. Твоя задача отключить магическую преграду в парке перед домом. После этого позовешь нас. Остальное мы сделаем сами. Скажи, как будешь готова.

    – Я готова!

    – Хорошо, тогда иди. Там возле ворот несколько трупов, постарайся не обращать на них внимание. Так было нужно.

    Сергей исчез. Я успокоила вновь взвывшую Виги. На мостовой действительно лежали тела. Городские стражники с колотыми ранами на спине и горле. Стараясь не глядеть на них, я произнесла завершающие строфы заклинания невидимости. Мир потемнел. И пока моя решимость не угасла, я шагнула в приоткрытые ворота.

    * * *

    Дорогу через лабиринт я помнила хорошо, однако все почему-то пошло наперекосяк. Третья дорожка слева закончилась тупиком. Я вернулась и еще раз пересчитала ответвления от главной аллеи. Снова свернула на третьем повороте налево и опять уперлась в тупик. Прошло уже минуты полторы, а я не могла найти путь через лабиринт… Разрядившись, щелкнул браслет-накопитель на правом запястье.

    «Нужно посмотреть на лабиринт сверху!» – осенило меня. Я выпила магический эликсир и направила маленькую Виги вверх. Вот я, вот выход. Значит, мне нужно вернуться и войти во второй правый поворот, пройти вокруг небольшого фонтана… Не теряя времени, я тут же бросилась бежать и уже видела мраморную лестницу, когда закончилось действие второго пузырька восстановления магии. Пришлось выпивать третий, последний.

    Вот и лестница. Справа должен находиться некий пульт, с которого охранник отключал арку. Виги снова взлетела и подтвердила: вот он, каменный постамент. Рядом стоял тот самый молчаливый страж, которого я первым встретила в парке Костолома. Неожиданное препятствие, придется как-то справляться. Первое же пришедшее на ум решение – взять его разум под контроль, но для этого я должна своими глазами видеть жертву. Придется подходить ближе. Виги показала путь: сквозь арку, затем в самом конце лестницы пройти на виду у двух охранников, спуститься по дорожке налево к другой лестнице. Я поспешила вперед.

    Даже не остановилась перед смертельно опасной аркой, так как время было дорого. Прошла сквозь защитное заклинание и на цыпочках прокралась в пяти метрах от скучающих стражников. Когда заканчивалось действие третьей порции эликсира магии, я уже видела облокотившегося на каменный постамент громилу. Но меня ждало разочарование – заклинание контроля разума не работало! Пытаясь подключиться к мыслям охранника, я просто проваливалась в пустоту, попусту расходуя магическую силу. Видимо, у охранника имелась какая-то защита от воздействия на разум.

    Что же мне с ним сделать? Треснуть по голове чем-то тяжелым? Смешно. Такого громилу мне не вырубить силой, да и шлем у него на голове имелся. Остается магия. Из доступного мне либо парализация, либо окаменение. Окаменение надежнее, действует долго, но срабатывает реже и требует много, очень много энергии. Моих резервов могло не хватить. Оставалась парализация.

    Молчаливый охранник, не проронив ни звука, рухнул на пол. Сработало! Несколько минут он будет совершенно беспомощным. Я бросилась к системе управления защитой. На гладкой плите был схематично изображен особняк и план парка, в нескольких местах имелись углубления. Я приложила свое кольцо. Ничего. У парализованного охранника, кроме кольца с ониксом, имелся перстень с большим рубином. Сдирая кольцо с пальцев охранника, я сообразила, что вижу свои руки. Значит, мои собственные силы кончились, я выпала из невидимости.

    Стянув в конце концов с пальца охранника кольцо с рубином, я надела его на свой палец и приложила к местам углублений в постаменте. Сработало! Отключив все ловушки, я вызвала пикси и приказала Виги лететь на улицу и передать мое сообщение. После чего села на землю и стала ждать.

    Громила у моих ног задергался и, глядя на меня ненавидящими глазами, пытался что-то угрожающе мычать. Парализация постепенно проходила. Только от моих друзей зависело, успеет ли этот амбал встать и разорвать меня на кусочки.

    * * *

    Прошло около двух минут, прежде чем возле меня из тени материализовались две фигуры. Сергей и Каришка, кто же еще… Я указала на охранника и объяснила, что он вскоре оклемается.

    – Не оклемается! – Каришка шагнула к телу и хлестко ударила поднимающегося мужика в челюсть кулаком.

    Тот сразу рухнул и затих. Ничего себе удар у моей соперницы!

    Я заинтересовалась и обратила внимание, что у тайфлинга поверх перчаток на обеих руках надеты широкие кастеты с загнутыми на манер когтей хищного зверя шипами.

    – Ленка, ты как? Силы еще имеются? – поинтересовался Сергей. – Осталось еще одно дело. Мы не знаем, заперта ли входная дверь. Ты передохни сколько требуется, а затем выпей зелье невидимости и возвращайся к лестнице. Скажешь охранникам, что у тебя срочное дело к хозяину. Нам важно, чтобы они открыли дверь. Об остальном не беспокойся, просто не спеша иди в кабинет Костолома. Мы пройдем следом.

    – Я готова! – сообщила я, вставая.

    Меня покачивало от усталости, голова сильно кружилась, но я все же смогла сориентироваться, вернуться к лестнице и спуститься к отключенной белой арке. Прикоснулась к холодному камню и тут же выпала из невидимости.

    – Теперь поднимайся наверх, – раздался шепот Сергея.

    Виги снова заверещала, но я резко оборвала фамиляра, так как сама знала, что рядом невидимка. При моем появлении охранники схватились за оружие, но я протянула кольцо с черным ониксом и сказала, что меня ждут. Громилы переглянулись, затем один из них открыл двери…

    Не успела я сделать и шага, как за моей спиной раздался странный свист. Я обернулась. Оба стражника медленно оседали на пол, истыканные стрелами, словно подушечки для булавок. На хорошо освещенную площадку перед домом поднимались, проявляясь один за другим, вооруженные люди в серых плащах. Их было много. Наверное, сотня, может, даже больше. Зрелище было завораживающим. Среди этой мрачной толпы я заметила Сергея и Каришку. Так вот как выглядит Рой!

    Я медленно шла по темным анфиладам, а позади меня слышались приглушенные команды, скрип открывающихся дверей и короткие моментально обрывающиеся вскрики. Даже без заклинаний я знала, что происходит вокруг. За моей спиной темные ручейки отделялись от общего потока атакующих, проникали во все закутки особняка и убивали спящих. Я несла смерть обитателям этого дома.

    Единственная лампа горела над личным кабинетом Костолома. Возле массивной двери, облокотившись на алебарду, дремал охранник – полуорк в железной кирасе. Крепкий, сильный и наверняка не слишком умный. Я окликнула его, и стражник проснулся.

    – Твой хозяин ждет меня, – сообщила я.

    Полуорк постучал своеобразным стуком: четыре быстрых удара, пауза, два медленных стука, затем три быстрых. В двери открылось крохотное окошко. Глаза Костолома внимательно изучали меня.

    – Я выполнила оба ваших поручения, мастер Генри Хмарь. Я привела Серого Ворона в условленное место. И я сумела выяснить, когда и с какой целью собирается Рой.

    Окошко закрылось. Послышался звук отпираемых засовов.

    – Честно говоря, Елена Фея, вы застали меня врасплох, – на пороге в длинном ярко-красном халате появился Костолом. – Я ожидал вас только утром. Но столь красивую девушку я готов принять в любое время суток, – улыбаясь во весь рот, Генри Хмарь пригласил меня в кабинет.

    Первым делом он направился к стойке с бутылками. Несколько мгновений размышлял, выбирая напиток, затем взял высокую темную бутылку и пару бокалов. Все так же улыбаясь, развернулся и остолбенел. Улыбка медленно сползла с лица, когда он увидел вошедших со мной людей.

    Их было четверо. Серый Ворон, Каришка, какой-то толстый карлик в маске и высокий мужчина в черном плаще и надвинутом на глаза капюшоне. Все они держали в руках заряженные арбалеты. Я отошла в сторону, чтобы не оказаться на линии огня. Костолом проводил меня разочарованным взглядом: видимо, мысль прикрыться мной уже успела прийти ему в голову.

    * * *

    – Поставь все на стол, затем садись вон в то кресло, – раздался шипящий голос высокого незнакомца.

    Хозяин дома медленно поставил вино и опустился в глубокое мягкое кресло, положив руки на подлокотники. Костолом без всякого интереса скользнул взглядом по Серому Ворону и Каришке, зато остальные гости вызвали у головореза самый живой интерес.

    – Вижу, меня осчастливил своим визитом легендарный Красный Лорд, руководитель Гильдии Воров, вместе со своим сторожевым псом, – проговорил хозяин дома, не выказывая никакого испуга.

    Помедлив, высокий мужчина откинул капюшон. Я едва не вскрикнула от неожиданности. Рядом со мной стоял самый настоящий вампир! Карлик решил последовать примеру своего господина и тоже открыл лицо, сняв черную маску.

    – А вот это уже сюрприз! – удивился Костолом. – Тиль Жестокое Сердце! Ты же вроде погиб лет двадцать назад! Поговаривали, что вашу четверку положили охранники в какой-то самоцветной шахте. О, это был сильный удар по Ордену Ассасинов – целый год потом не могли выбрать достойного главу группы Безымянного Пальца.

    Не опуская арбалета, карлик уселся в соседнее кресло. Последним сел Красный Лорд, положив свои длинные ноги на стол. Свой арбалет вампир держал направленным на Костолома, но было заметно, что руководитель Гильдии Воров в любой момент может перенаправить оружие и на карлика. Похоже, факт знакомства своего подчиненного с Костоломом оказался для вампира неприятным сюрпризом, и он просчитывал все возможные варианты развития событий. В комнате зазвенело напряжение. Первым заговорил карлик:

    – Семнадцать лет назад наша четверка угодила в засаду после выполнения заказа на одного скупщика самоцветных камней. Два моих спутника погибли на месте, а смертельно раненную Верешку я сумел вынести из темных штолен. Она умерла на моих руках, и последней ее просьбой было позаботиться о нашем сыне. Ему тогда было всего полгода. Я вернулся в Холфорд с младенцем на руках и явился к главе ордена Ассасинов.

    – И он тебя не убил за то, что ты раскрыл тайну его личности? – удивился Костолом.

    – Он был весьма удивлен. Но не убил меня, а отпустил с миром, выслушав мой рассказ. Я ушел из Ордена. Только где мне было искать новый дом и новое призвание? Мои слишком уж характерные приметы, длинный список преступлений и внушительная сумма за поимку были известны каждому стражнику в Холфорде. Поэтому я решил пойти к таким же отверженным – в Гильдию Воров. Нам с сыном дали убежище в Школе Воров, и я своим трудом и умениями постарался отблагодарить Гильдию за приют. Но в душе я всегда оставался ассасином.

    После этих слов Серый Ворон как бы невзначай отошел на пару шагов назад, чтобы видеть одновременно и Костолома, и Тиля. Каришка, понимавшая своего хозяина без слов, отступила к противоположной стене. Тиль Жестокое Сердце спокойно продолжил:

    – Да, я всегда оставался ассасином. И поэтому помнил древний, как сам наш мир, договор братьев по тени между Гильдией Воров и орденом Ассасинов. Воры никогда не лезут в дела ордена, ассасины никогда не принимают заказы на воров. Тайфлинг Каришка является живым примером соблюдения этого древнего договора. Группа ассасинов из Курстана сразу же отступила, как только узнала, что их жертва вступила в Гильдию Воров. И именно поэтому мы здесь, ассасин Генри Хмарь, руководитель отряда Среднего Пальца. Ты принял заказ на двух охраняемых древним Договором учеников Школы и не отказался, даже узнав, что они являются официальными членами Гильдии Воров. За это преступление ты приговариваешься к смерти.

    У Костолома при объявлении приговора не дрогнул на лице ни единый мускул, он явно ожидал именно таких слов. Но хозяин дома вовсе не считал себя обреченным, он начал свою речь, и в интонации говорящего была убежденность в своей правоте:

    – Ты ничего не знаешь, бывший ассасин и бывший командир. Времена меняются, у ордена появились новые друзья. Эти двое влезли в дела ордена и попытались помешать объединению ордена с новыми союзниками. Моими устами говорит сейчас сама богиня смерти Морана, наша общая мать и создательница нашего ордена.

    – Я не верю тебе, Генри Хмарь. Дружба с демонопоклонниками и превращение людей в оборотней – не наш путь. Ассасины никогда не вступают ни в какие союзы. Богиня смерти не склонится перед властью древнего демона. Ты извращаешь учение нашей матери Мораны!

    – Но ты не можешь знать это наверняка! Ты ассасин, а потому не можешь просто так взять и убить меня, поскольку не исключено, что именно ты неправ и нарушаешь волю богини. Давай решим наш спор по обычаям ордена! – предложил Костолом карлику. – Пусть сама богиня смерти Морана выберет правого! На столе стоит бутылка вина и два одинаковых бокала. Наполни их вином. В том шкафу хранится яд. Брось его в один из бокалов. А потом пусть кто-нибудь покрутит этот поднос. Мы с тобой выпьем, и тот, кто умрет, будет признан проигравшим в споре. Но, если моя правота подтвердится, остальные немедленно покинут дом.

    Тиль задумался, пристально глядя на ухмыляющегося Костолома. Я думала, карлик просто выстрелит и не будет участвовать в своеобразной «русской рулетке». Но Тиль вдруг решительно встал, подошел к столу и наполнил до самых краев оба бокала. Потом довольно долго копался в своем широком поясе, вынул металлический пинцет, пошел к шкафу и аккуратно достал из какой-то коробочки белый шарик яда. Бросив зелье в один из бокалов, Карлик попросил меня подойти.

    – Думаю, самым правильным будет предоставить это дело тому, кто не обучался в Школе Воров и не знает их хитрых приемов. Крути, волшебница!

    Я раскрутила поднос, стараясь не опрокинуть высокие золотые бокалы. Глаза всех присутствующих следили за отравленным бокалом. Я тоже отслеживала его.

    – Думаю, достаточно! – через минуту сказал Красный Лорд.

    Карлик предоставил право выбора сопернику. Костолом протянул руку и безошибочно взял безопасный сосуд. Оба одновременно залпом выпили вино. Повисла пауза. Вдруг Костолом согнулся пополам, и на его губах выступила пена.

    – Жжется-то как, – простонал он, прижимая руки к животу.

    Генри Хмарь сделал пару нетвердых шагов. Тиль внимательно следил за отравленным ассасином, потом разжал пальцы Костолома, и на пол, звякнув, упал тонкий стилет.

    – Тиль, как? Я же следил за бокалами… – простонал, падая на колени, Костолом.

    За карлика ответил Красный Лорд:

    – Тиль не зря столько лет провел в Школе Воров. Оба бокала были сразу же им отравлены. Но вы все это время смотрели на то, как Тиль достает пинцет, и не обращали внимание на бокалы.

    – Именно так, мой господин, – согласился с вампиром карлик. – Ты стал слишком предсказуемым, Генри Хмарь. Я предполагал эту встречу еще полгода назад. Изучал твое поведение, узнавал про ловушки в парке. Расспрашивал тех, кто побывал в доме. Разговаривал с твоими поставщиками. Узнал предпочитаемый тобой яд и принял противоядие еще до входа в дом.

    Во время своей речи Тиль ходил вокруг стоящего на коленях Костолома, который судорожно водил рукой себя по груди, царапая грудь. В какой-то момент карлик наклонился и отобрал у жертвы вынутый из-за пазухи халата метательный нож. Только после этого отравленный ассасин упал и затих. Тиль подошел к столу, внимательно осмотрел мебель, прежде чем открыть внутренний ящик. Достал какую-то коробочку и радостно проговорил:

    – Вот она, печать руководителя отряда ассасинов! Сейчас я подпишу бумаги об отмене контрактов на Серого Ворона и Каришку. Поздравляю!

    Сергей поблагодарил карлика и вдруг замер – его взгляд был прикован к стене.

    – Каришка, ты же вроде носишь с собой тот странный ключ в виде паука, который мы нашли в сгоревшем доме?

    – Да, вот он, – девушка отстегнула маленький ключик от связки отмычек.

    – Кажется, я нашел ему применение! – Сергей указал на зеленое каменное панно в виде паука, украшавшее одну из стен кабинета.

    Ворон вставил странный плоский ключ в тонкую прорезь. Часть стены отъехала в сторону. Внутри тайника нашлись какие-то документы, столбики монет и несколько золотых слитков. Сергей пробежал глазами один из свитков:

    – Список прошедших ритуал посвящения в подземном святилище Моргрима! Двести семьдесят четыре человека, но большая часть имен вычеркнута. Да это же список культистов, избежавших ареста во время осенних беспорядков в городе. Его необходимо передать Инквизиции!

    – Уже сегодня этот документ будет у святых отцов, – решительно проговорил Красный Лорд. – За такой щедрый подарок Инквизиция будет признательна Гильдии Воров, а власти станут более благосклонны к нашим братьям, томящимся в тюрьмах. Хорошая находка. Что там еще?

    Сергей развернул следующий пергамент, долго вчитывался, пока не поднял горящие от волнения глаза:

    – Здесь подробный отчет работы ассасинов отряда Среднего Пальца на семью Армазо. Список жертв и суммы заказов. Гильдии Воров эта бумага неинтересна, а вот для моего друга может стать бесценной.

    – За этот документ семья Армазо выложит приличную сумму, – возразил карлик. – Да и семья Кафиштенов отдаст не меньше.

    – Я и собираюсь через своего друга передать этот свиток герцогу Кафиштену, – признался Сергей. – Сейчас род Кафиштенов проигрывает борьбу за власть, но этот документ способен склонить чашу весов в нужную сторону. Мазуро Кафиштен согласится выпустить всех членов Гильдии из тюрем Холфорда.

    – Хорошо, свиток твой, – согласился Красный Лорд.

    Каришка вскрикнула, указывая на Костолома. Тело его начало биться в конвульсиях и терять очертания, на его месте стал проявлялся шипастый монстр. Через несколько секунд на ковре лежал ящер с зубастой пастью и грозными когтями. Чудище моргнуло вертикальными зрачками и хотело приподняться, но слаженный выстрел четырех арбалетов заставил его затихнуть навеки.

    – Какая мерзость! – проговорил Тиль, осторожно разворачивая сапогом голову мертвой ящерицы. – И это извращение Генри называл служением матери смерти… Тьфу! Нужно убедиться, что мы сегодня вырезали под корень все гнездо Костолома и остановили распространение этой заразы среди ассасинов. Да, нам пришлось убивать, мы нарушили законы Гильдии. Поэтому все обнаруженные в доме сокровища вплоть до последней менки должны пойти в храм Бела на выплату штрафов за убийства.

    Вампир кивнул и посмотрел на меня пронзительным взглядом ночного хищника. Меня даже дрожь пробрала.

    – Елена Фея, – обратился ко мне вампир. – Твои друзья тебе объяснили, почему при возможности пригласить любого самого опытного мага мы остановили свой выбор именно на тебе, хотя более опытный маг справился бы с этим заданием с большей легкостью?

    Насчет «любой маг справился бы» я сомневалась. То, что я сегодня проделала, намного превосходило возможности среднего мага. Но спорить с вампиром было неразумным и опасным. Поэтому я просто ответила:

    – Потому что любого другого мага вам пришлось бы убивать сразу после завершения операции Роя.

    – Ты умная девочка, – усмехнулся Тиль. – За тебя поручились твои друзья. Поэтому мы решили нарушить правила и оставить тебя в живых. Но никто никогда не должен узнать, что сегодня ты ночью была здесь. Городская стража, сыщики и маги будут землю рыть, расследуя это дело. Не говоря уже о жаждущих мести ассасинах, прислужниках рода Армазо и культистах Моргрима. Стоит хоть одному неосторожному слову достигнуть их внимательных ушей, как умрешь ты, твои друзья и многие воры Гильдии. Ты это понимаешь?

    Я кивнула. Вампир сразу же потерял ко мне интерес и накинул капюшон. Карлик же еще какое-то время рассматривал меня, а потом шагнул к мертвому ящеру.

    – Мой господин, я принял важное решение, – обратился Тиль к вампиру.

    – Я знаю, о чем ты хочешь меня попросить, мой старинный друг, – с грустью отозвался Красный Лорд.

    – Да. Мой сын подрос и не нуждается больше в моей опеке. Через два дня у него состоится последний экзамен, он станет самостоятельным членом Гильдии Воров. Охрана подземелий Школы полностью налажена. Моя задача выполнена. Поэтому я решил вернуться. Орден Ассасинов переживает сейчас нелучшие времена. Один из пяти пальцев карающей руки полностью уничтожен, другие ослабели и потеряли хватку. Передо мной появилась новая цель: я хочу вернуть былое величие ордену. У меня есть перстень руководителя отряда Среднего Пальца, я смогу набрать и вырастить лучших убийц во всем Холфорде.

    Вампир слегка поклонился проговорил:

    – Уважаю и понимаю твой выбор, Тиль. Гильдия Воров поможет Ордену. Ты сможешь, как и прежде, присутствовать на беседах с новичками в Школе. Раньше ты говорил, что кое из кого получились бы хорошие убийцы, а не воры. Сейчас же ты сможешь предложить им выбор. Кстати, если Серый Ворон хочет, он тоже может стать ассасином. Я хорошо помню его собеседование и твое замешательство, Тиль.

    Сергей непонимающе посмотрел на вампира, затем на карлика.

    – Да, Серый Ворон, я не хотел брать тебя в Школу Воров, – признался Тиль. – Слишком нереальными казались твои планы, слишком завышенным самомнение и слишком легкомысленным отношение к чужой и своей смерти. Я тогда посчитал, что твой путь – путь ассасина. Но руководитель Гильдии Воров лично настоял на твоем приеме в Школу. И не ошибся: ты стал лучшим из учеников, с тобой может сравниться лишь Каришка. Вы – два ярких бриллианта в тусклом потоке заурядностей прошлого года. Поэтому я совсем не удивился, когда вы стали работать в паре. Однако каждому из вас через два дня представится шанс доказать, что именно он – лучший выпускник Школы Воров. Соперников будет много, но и награда в этом году поистине королевская!

    В дверь осторожно постучали, и в кабинет вошла очень красивая женщина. Возможно, даже самая красивая из всех, кого я когда-либо видела в своей жизни. Грациозная, элегантная, в сером облегающем костюме, подчеркивающем идеальную фигуру. Откинутый капюшон позволял разглядеть пышные, чуть вьющиеся каштановые волосы.

    – Мы почти закончили, – деловито сообщила она вампиру. – В парке и доме шестнадцать трупов. Пятнадцать после смерти превратились в животных, один остался человеком. Я приказала проткнуть сердца и головы мертвецов деревянными кольями. Ребята заканчивают погрузку самого ценного, через одну клепсидру можно будет уходить.

    – Хорошо, Властелина, ты отлично справилась, – удовлетворенно кивнул вампир. – Мы тоже уже закончили. Проводи нашу юную волшебницу, а заодно пришли мне четырех шустрых ребят, которых можно будет разослать гонцами этой ночью.

    Властелина с достоинством поклонилась руководителю Гильдии и пригласила меня следовать за собой. Двигалась она бесшумно, с грацией хищной кошки, в любой момент готовой к прыжку. Попадавшиеся на нашем пути воры с большим уважением пропускали сильную и опасную красавицу. Властелина вывела меня на улицу, указала дорогу в сторону Академии Магии и попрощалась.

    * * *

    Серый Ворон и Каришка догнали меня уже в городском парке. Выглядели они весьма довольными, хоть и уставшими. Без каких-либо происшествий мы подошли к высокому дереву у ограды Академии. Тайфлинг достала веревку и ловко навязала на ней петли через каждые полметра.

    – Сейчас она скинет тебе веревку, – объяснил Сергей, зевая от усталости.

    Девушка надела кастеты обратной стороной, так чтобы хищные металлические когти оказались со стороны ладоней, прищелкнула к носкам ботинок шипастые насадки и, словно белка, ловко взбежала по стволу. Я даже ахнула от удивления.

    – У меня так не получается, – смущенно признался Сергей. – Мне привычнее по старинке, цепляясь за щели и выступы.

    Сверху к моим ногам упал конец веревки, и уже через минуту я стояла на ветке рядом с Каришкой. Вскоре к нам присоединился и Сергей.

    – Твое окно открыто. Дождемся обхода и полезем. Ты первая.

    Я кивнула. Ждать пришлось недолго, уже через пару минут внизу прошел патруль. Как только он скрылся, Сергей выстрелил, и арбалетный болт со стуком вошел в деревянную балку над моим окном.

    Я поползла в свой обратный путь над шипастой оградой Академии и вскоре услышала у самого уха голос Свелинны:

    – Все, можешь опускать ноги.

    Я спрыгнула с подоконника и шумно выдохнула. Маленькая магичка крепко обняла меня и уткнулась заплаканным лицом в мантию:

    – Елена, я так волновалась за тебя!

    Вскоре к нам присоединились Сергей и Каришка. На этот раз тайфлинг не рисковала и тоже проползла по канату, как и все остальные. Серый Ворон смотал веревку и закрыл окно.

    – А теперь рассказывайте! – потребовала Свелинна, присаживаясь на свою кровать.

    Говорил, в основном, Серый Ворон. Начал он издалека – с нашего пути в Холфорд и моего поступления в Академию Магии. Рассказал о встрече с Каришкой и краже кошелька у нашего общего друга. Многие детали даже я слышала впервые. Потом Сергей поведал о своем походе в склеп «Золото Мертвых» и о том, как Каришка бросила его в подземелье. О том, как тайфлинг искупила свою вину, продав себя в рабство, об исчезновении дочери хозяина таверны и о походе двух воров в страшное логово культистов Моргрима…

    Когда Сергей закончил свой рассказ, Каришка уже дремала, свернувшись калачиком на кровати Кары. Я и сама из последних сил боролась со сном.

    – Фея, уже поздно, надо расходиться, – проговорил Сергей, собираясь будить Каришку.

    Но маленькая девочка неожиданно остановила его:

    – Если вас кто-нибудь встретит ночью в Академии, будет много ненужных вопросов. Ложись на моей кровати, а я лягу вместе с Феей. Если она не против, конечно.

    Я не возражала, хотя и сильно удивилась. Свелинна, похоже, окончательно перестала бояться Серого Ворона и его подружку. Я укрыла спящую Каришку, и та пробормотала что-то неразборчиво благодарственное.

    Когда Свелинна ушла умываться, я поинтересовалась у Сергея, почему он, невзирая на недвусмысленное предупреждение руководителя Гильдии Воров, вдруг решил рассказать о сегодняшних событиях?

    – Согласно пророчеству, Свелинне предстоит быть с нами, поэтому стоит рассказать ей все откровенно. Уверен, она не выболтает тайну, а вот если почувствует малейшую фальшь, последствия могут быть непредсказуемыми.

    Сергей и Каришка уже давно спали, а я все решала про себя, правильно ли мы поступили, доверившись такой маленькой девочке? Словно прочитав мои мысли, Свелинна едва слышно прошептала мне на ухо:

    – Не волнуйся, Фея. Ты для меня как старшая сестра, и я никогда не выдам тебя, даже под пытками. Клянусь!

    Глава шестая
    Испорченный отпуск

    Разбудил меня робкий стук в дверь. Я протерла глаза. На улице был уже полдень. Рядом спала Свелинна, с головой завернувшись в стянутое с меня одеяло. Серый Ворон и Каришка тоже только проснулись и напряженно вслушивались в звуки из коридора. Стук повторился уже громче и настойчивей.

    Поправив одежду и кое-как причесавшись, я пошла открывать. В коридоре обнаружился богато одетый дворянин с большим букетом цветов. Я присмотрелась и чуть не ахнула – передо мной стоял тот самый офицер, который вчера пытался меня арестовать!

    – Я пришел извиниться за вчерашнее поведение, уважаемая волшебница. Я был неправ и считаю своим долгом принести вам официальные извинения! – с этими словами он опустился на одно колено и вручил мне цветы.

    Ирисы, лилии, эльфийские розы… Я растерялась и не знала, что ответить. С трудом собравшись с мыслями, я тоже извинилась за свое недостойное поведение.

    – Шевалье Вилль Омникафи, всегда к вашим услугам, сударыня, – рыцарь поднялся и галантно поклонился.

    Офицер явно рассчитывал, что я приглашу его войти. Но как я могла это сделать, когда у меня в комнате находились двое воров?!

    – Но как вы меня нашли, благородный рыцарь? – Я хотела выиграть немного времени, чтобы сообразить, как мне следует себя вести.

    – На вас была мантия ученицы Академии Магии. Так что это оказалось несложно.

    – Действительно, – согласилась я и перевела разговор на другую тему: – Омникафи на языке орков означает «окровавленный камень», не так ли? Я читала историю вашего рода, прославившегося в войне с орками за контроль над нижним течением реки Стреминки.

    – Мои предки были среди тех, кто первыми прибыл на материк со Штормовых Островов. В бесчисленных боях с орками они проявили мужество, и род получил дворянство. Спустя четыреста лет уже здесь, в Холфорде, во время первой осады строящегося города, мой далекий пращур держал оборону одной из недостроенных каменных лестниц. Ступени стали тогда скользкими от крови, множество защитников погибло. Но мой прадед выстоял, и род получил название «Омникафи», что означает «пропитанные кровью камни». Лестно, что вы знакомы с историей моей фамилии, Елена.

    Мы еще немного поговорили, а затем рыцарь попрощался:

    – Рад нашему знакомству, Елена. Надеюсь, мы еще встретимся!

    Когда я вернулась в комнату, Каришка и Серый Ворон уже были готовы к бою или возможному бегству. Я похвалилась букетом и рассказала о знакомстве с самым настоящим рыцарем. Сергей разрядил арбалет и присел рядом на краешек кровати.

    – Ленка, мы решили уходить из Академии. Тут не так спокойно и безопасно, как нам показалось вначале. Слишком много внимательных глаз, негде спрятаться, нет запасного выхода, и трудно уходить от возможной погони. Вроде и опасность миновала, но все равно привычка не дает успокоиться.

    – Да я и не обижаюсь, просто хочу кое о чем напомнить. Ты пообещал мне любую награду после успешного окончания дела с Костоломом.

    Сергей кивнул, а Каришка заметно напряглась и испуганно посматривала на своего хозяина. Но я была настроена благодушно и не собиралась вредить хвостатой сопернице:

    – Я хочу отправиться куда-нибудь на природу на несколько дней. Почувствовать вкус лета, позагорать, накупаться вдоволь, наесться ягод, половить рыбу, насобирать грибов. Дней на пять – семь, больше мне и не нужно. А то мы все сидим в этом душном Холфорде. Зимой вспомнить будет нечего. Давайте после вашего выпускного экзамена? Каришку я приглашаю идти вместе с нами.

    Впервые я увидела тайфлинга растерянной. Она упорно искала в моем предложении подвох. И не находила.

    – А можно мне с вами? – неожиданно проговорила Свелинна своим робким тихим голоском. – Одной здесь мне будет очень скучно.

    Конечно же, я с радостью разрешила.

    – Договорились, после экзамена пойдем отдыхать! – заявил Сергей решительно. – Нужно будет Петьку поставить в известность – он же все-таки телохранитель, не может просто так взять и покинуть высокородную леди Камилетту в столь трудный момент. Но этим вопросом я прямо сейчас и займусь, как раз собирался передать обнаруженный документ. А что, правда, возьмем лодку, отправимся вниз по реке. Разобьем где-нибудь на острове лагерь и будем жить как первые поселенцы. Будем собирать грибы, охотиться и ловить рыбу…

    – Мне очень нравится такой вариант! – захлопала я в ладоши от восторга.

    * * *

    Следующие два дня моя соседка просто замучила меня своими бесконечными вопросами. А какие ягоды мы будем собирать? Стоит ли брать отдельный кузовок для кислицы? А мы будем сушить грибы? А какие нитки для этого подойдут? А если нам встретятся синие волнушки, стоит их срезать под корень или только шляпки будем собирать? А куда складывать пойманную рыбу, чтобы она не испортилась? А надо ли вырезать жабры у песчанок, чтобы рыбки быстрее сушились?

    Я несколько запоздало сообразила, что для Свелинны, да и остальных местных жителей не существовало понятия «отдохнуть на природе». Обязательно должна была существовать четкая цель – что заготавливать, каким способом и в каком количестве. От вопросов мне становилась не по себе, так как моя легенда о том, что я выросла в глухом лесном поселке, трещала по швам.

    Свелинна развила бешеную активность. Я с некоторым ужасом взирала на постоянно растущую груду вещей: корзины, коробы, мешки, мотки веревок. Сама я лишь выстирала свою походную одежду и собрала рюкзак, потратив на еду все оставшиеся монеты.

    Вечером второго дня в дверь комнаты постучалась Каришка. Она выглядела взволнованной, и я даже испугалась, не случилось ли чего с Сергеем? Но тайфлинг ответила, что с Серым Вороном все в порядке, и пришла она совершенно по другому поводу. Ей требовалась моя магическая помощь. Свелинны в этот момент в комнате не было, она ушла во внешний город покупать сапоги и мазь от ожогов. Поэтому Каришка говорила совершенно свободно:

    – Совершенно случайно в Школе Воров я подслушала один любопытный разговор. Карлик Тиль объяснял своему сыну правила предстоящих состязаний. Будет около тридцати участников, каждому дадут тянуть жребий с заданием, в котором укажут место следующей подсказки. У каждого выпускника будет четыре промежуточные точки, разбросанные по всему Внешнему городу. Из последней четвертой подсказки участник узнает, где находится главный приз – реликвия самого Белла: два парных кинжала, носящих благословение бога воровства. Карлик сразу рассказал сыну о конечной точке маршрута, но предупредил, что ему необходимо выждет пять-шесть клепсидр, чтобы не возбуждать подозрений.

    – Это же нечестно! – возмутилась я.

    – В Гильдии Воров не считается зазорным использовать нечестные приемы для достижения победы. Но тут грубое жульничество, даже на воровской взгляд, – призналась тайфлинг. – Именно поэтому я пришла к тебе. Прошу тебя спрятаться неподалеку от того места, где лежит приз, и парализовать этого мошенника. Пусть награду получит самый достойный из учеников.

    – А ты рассказала об этом Серому Ворону?

    Однако тайфлинг объяснила, что с самого утра ее хозяин ушел по каким-то делам, поэтому она опасается, что может не успеть обмолвиться с ним словечком.

    – Хорошо, я помогу тебе! – решилась я. – Где спрятан главный приз?

    – Тиль говорил о полуразрушенной восьмиугольной башне на улице Первых Поселенцев возле Южных Ворот.

    – Сделаю! – пообещала я.

    – Отлично. Но уже вечереет. Тебе стоит поторопиться.

    И Каришка покинула мою комнату.

    * * *

    Я оставила Свелинне записку, предупредив, что вернусь только утром. В воротах Академии я столкнулась с Гергом Шоллани. Вот ведь досада! Но маг явно обрадовался встрече.

    – Сходим поужинаем куда-нибудь? – предложил он.

    Я отказалась, изобразив сожаление и сообщив, что тороплюсь на деловую встречу в другом конце города.

    – Решила последовать моему совету и занялась выполнением заданий для магов? – улыбнулся Герг.

    Я с чистой совестью ответила, что он угадал. И даже сказала, что мне нужно теперь идти к Южным Воротам. Парень немного подумал и галантно предложил меня проводить:

    – В твои дела обещаю не лезть. Просто мне сейчас абсолютно нечем заняться, да и в обществе красивой девушки побыть приятно.

    Возражений с моей стороны не последовало, и Герг уверенно повел меня в сторону южных кварталов, заселенных городской беднотой. По дороге маг поведал причину своего длительного отсутствия:

    – Был на похоронах друга. Ты же помнишь Ситима? Бедняга не вынес смерти своей подружки и повесился. Он был хорошим другом. Взбалмошным, конечно, но честным и искренним. Я давно знал, что он неравнодушен к Гремме, но у меня и в мыслях не было, что все может закончиться так печально. Я был в составе траурной делегации от Академии, мы доставили тело Ситима родителям…

    Я чувствовала себя крайне неловко. Ведь именно я была повинной в смерти Греммы. Получается, именно из-за моей глупой шутки погиб и Ситим… Герг будто прочитал мои мысли:

    – Елена, я знаю, что ты нисколько не виновата в смерти Греммы, но… думаю, тебе стоит кое-что знать… Водемир вбил себе в голову, что ты погубила Гремму из ревности. Глупость, конечно, но я не смог его разубедить. Толстого Водемира и раньше «клинило» – он почему-то люто ненавидит всех девушек на свете, особенно красавиц. Он даже утопил нескольких молодых женщин с помощью магии. Он тогда был адептом то ли первого, то ли второго курса и даже не скрывал своих действий. Суд Холфорда признал Водемира душевнобольным и поместил в дальний монастырь. Водемир провел около десяти лет в кандалах в обществе конченых психов, одержимых демонами. Но три года назад его освободили, и он смог продолжить учебу. Боюсь, как бы снова все не повторилось…

    Настроение было безвозвратно испорчено. Кому же приятно знать, что где-то живет весьма сильный маг, который тебя ненавидит? Чтобы прервать неловкое молчание, я сообщила, что виделась с Серым Вороном в прошлый выходной. И он вовсе не был ранен, хотя и подтвердил рассказ о нападении ассасинов.

    – Крутой парень. Теперь цена за его голову взлетит до небес! – присвистнул молодой маг.

    – Не взлетит. Серый Ворон сообщил мне, что ассасины прекратили охоту за ним. Прошла встреча между руководителями Гильдии Воров и Ордена Ассасинов. Они договорились соблюдать древний договор братьев по тени, согласно которому убийцы не могут охотиться за членами Гильдии Воров. Контракт на Серого Ворона и его подругу отменен, ассасины пообещали примерно наказать тех членов Ордена, которые приняли незаконный контракт. Об этом мне рассказал сам Серый Ворон.

    – Вот это новость! Кажется, я впервые смог узнать что-то интересное раньше, чем соглядатаи семьи Армазо! – Глаза у Герга загорелись. – Елена, вон впереди уже видны Южные Ворота, ты и сама дойдешь. Ты не обидишься, если я тебя покину? Хочется оказаться первым, кто сообщит семье Армазо новость об отмене контракта на Серого Ворона.

    Не дожидаясь моего согласия, Герг в буквальном смысле убежал в обратном направлении. Я усмехнулась. Удачно получилось! Теперь члены Ордена Ассасинов станут основными подозреваемыми в деле Костолома. Наказание за нарушение древнего договора! Очень правдоподобно!

    Прогудел первый вечерний колокол. На улице Первых Поселенцев я увидела высокую башню с обвалившимся верхом. Удалось даже найти удобное местечко неподалеку: густые кусты, откуда я могла видеть подходы к башне.

    По улице прошли фонарщики, зажигая светильники. Прозвучал второй колокол. Редкие прохожие спешили добраться до своих домов. Я сидела в кустах и слушала стрекот ночных сверчков. Вдруг одинокая женская фигура метнулась к башне, взлетела по стене и уцепилась за решетчатое окно. С некоторым удивлением я узнала в ночной гимнастке Властелину. Мое внимание привлек небольшой сверток в руке женщины, и я поняла, что ЭТО на самом деле. Гильдия Воров, похоже, даже и не подозревала, что собой представляют древние кинжалы.

    * * *

    Ждать пришлось долго. Меня донимали комары, даже заклинание невидимости не помогало укрыться от них. Несколько раз по освещенной улице проходил ночной патруль. Только на седьмую или восьмую клепсидру после полуночи я увидела юношу, бегущего по улице Первых Поселенцев. За ним гналась городская стража, но облаченные в тяжелые доспехи солдаты сильно отстали. Юноша остановился в пяти шагах от меня, оглянулся на преследователей, сверился с каким-то клочком бумаги в руке и уверенно полез сквозь густые кусты к башне.

    Ну уж нет! Я не дам тебе победить нечестно! Заклинание контроля сознания сработало идеально, благо свою жертву я видела очень хорошо. Повинуясь моему приказу, парень вернулся на освещенную улицу и встал посредине. Уже выдохшиеся было солдаты воспрянули духом, подбежали и схватили беглеца. Я сняла свои чары. Парень дернулся разок-другой, но осознал тщетность своих попыток и успокоился. Обыск показал, что у неудачника при себе нет никакого оружия и вообще чего-либо запрещенного.

    – Ты зачем удирал-то от нас? – допытывался раскрасневшийся десятник. – За нарушение ночного режима положен всего лишь штраф. А за попытку бегства ты уже заработал каталажку, Две Руки отсидки, как минимум.

    – Так я сам сдался, – быстро сориентировался паренек. – Просто сперва испугался, что не успел в положенный час до дома дойти. А тюрьма мне совсем ни к чему.

    – Ладно, в участке разберемся, что с тобой делать. Может, и штрафом отделаешься, – подытожил десятник, и солдаты повели задержанного прочь.

    Я проводила их взглядом, отвернулась от дороги и увидела маленькую фигурку, ловко взбирающуюся по стене старой башни. Каришка! Вот ведь хитрая бестия! Убрала моими руками единственного реального конкурента, а сама решила загрести ценный приз! Уже не скрываясь, я постаралась остановить тайфлинга. Глухо. Абсолютно. Ни магия разума, ни магия земли против Каришки не сработали. Все тот же защитный амулет против моих чар! Каришка добралась до верха башни, на пару секунд скрылась от моих глаз, а затем поспешила вниз уже с ценным призом в руке. Вот ведь гадина!

    Серый Ворон был третьим. Он появился примерно через час после Каришки. Стремительно взобрался на стену башни, осмотрелся и, уже не торопясь, стал спускаться. Когда я встретила его у подножия каменной башни, Сергей вздрогнул от неожиданности:

    – Ты опоздал. Почетный приз забрала Каришка. А ты оказался третьим.

    Друг устало опустился на землю, и мне пришлось поведать ему о вчерашнем визите его подруги. Под самый конец рассказа показался очередной участник ночной гонки. Он также вскарабкался на башню, порылся наверху, но вскоре осознал тщетность своих усилий.

    – Вот это и есть сын Тиля, – прокомментировал Сергей. – А ты, похоже, заколдовала кого-то другого.

    – Получается, я несправедливо лишила его победы, – погрустнела я.

    – Вероятно, он тоже подслушал разговор учителей, как и сама Каришка. Потому как нереально было честным способом добраться настолько быстро до башни, как первые двое.

    Примерно через полчаса один за другим стали прибывать участники ночной гонки. Мы с Сергеем наблюдали, как претенденты взбирались на башню, затем спускались и разочарованно исчезали в ночи.

    – Расскажи мне о главном призе, – попросила я.

    – Эти древние кинжалы последние лет триста лежали в тайнике Гильдии Воров. Вроде как они несут на себе благословение бога Белла. Реликвии и дальше бы лежали без дела, но главному жрецу храма Белла случилось видение. Якобы сам бог воровства велел выставить старинные клинки в качестве приза. Учителя Школы спорить с мнением самого небесного покровителя, конечно же, не стали.

    – Но ведь именно ты стал победителем ночной гонки! – возмутилась я. – Неужели ты не отберешь приз у своей хвостатой подружки?

    – В Гильдии Воров не считается зазорным использовать нечестные способы для достижения результата, – фактически процитировал Сергей слова самой Каришки.

    – Ну, раз не считается зазорным, бери себе главный приз, – я протянула другу большой темно-синий камень. – Сами по себе эти кривые ножи не представляли никакой ценности, а вот камень на рукоятке одного из кинжалов полыхал древней магией. Я такое видела лишь однажды, когда мы залезли в катакомбы под разрушенным эльфийским городом. Доставшееся эльфийке Арбель кольцо и этот камень идентичны по своей природе. Это – древний могущественный артефакт. Нельзя было допустить, чтобы кто-то чужой захапал эту добычу. Поэтому я все коленки себе ободрала, пока залезла в эту чертову башню!

    Сергей смотрел на меня, и в его глазах читались восторг и искреннее уважение. Он посмотрел на протянутый ему камень и стал отказываться. Но я сумела настоять на своем:

    – Да, я могу черпать из него силы. Но все же этот артефакт не принадлежит мне, потому что он меня совершенно не слушается. У него другая природа. Попробуй ты. Думаю, этот камень твой.

    Едва Серый Ворон положил на ладонь темно-синий кристалл, как все его тело засветилось, как когда-то у эльфийки Арбель. Сергей сиял, словно люминесцентная лампа.

    – Притуши свет, балбес! Сейчас вся стража сюда сбежится! – посоветовала я другу, и свечение тут же померкло.

    Небо быстро светлело. А вскоре издалека донесся гул колокола, означающий наступление утра. Сергей вызвался проводить меня до Академии и заодно по пути рассказал о нашем предстоящем походе. Отправляться можно было хоть сегодня. Оказывается, Серый Ворон уже взял напрокат большую лодку, оставив хозяину положенный залог.

    – Я схожу за Пузырем, а вы со Свелинной приходите прямо к лодочной станции, – предложил Сергей.

    – А как же Каришка? – поинтересовалась я. – Вдруг она не успеет тебя найти и не узнает, что мы отплываем?

    – Каришка и не успеет? Такого просто быть не может! – засмеялся Ворон. – Ленка, я ее характер знаю. Она уже явилась с кинжалами в Школу. Сейчас получит положенные поздравления и будет ждать меня. А не дождавшись, придет к тебе в Академию.

    – Почему ко мне? – не поняла я.

    – А куда же еще? – усмехнулся Сергей. – Каришка прекрасно знает, что в ночном городе со мной ничего не случится, и я пришел к финишу. Наверняка она заметила тебя возле башни и сразу поймет, что ты меня обязательно встретишь этой ночью. Поэтому она пойдет к тебе, хотя бы просто проверить, не пошел ли я к тебе ночевать. Каришка же очень ревнует, хоть и виду не подает…

    * * *

    Сергей не ошибся. Едва взошло солнце, как в мою дверь уже стучалась Каришка. Решив отомстить за обман, я сообщила, что Серый Ворон страшно на нее обиделся. Но обещал простить, если она, во-первых, расскажет правду о ночной гонке, а во-вторых, поможет донести вещи до лодочной станции. Каришка не раздумывала ни секунды:

    – Да, я соврала. Я тренировалась в большом зале, и там был еще какой-то долговязый паренек из старшей группы. Мы заметили, что по коридору идут преподаватели, и стали подслушивать. Властелина вызвалась доставить приз в башню. Я заранее изучила нужный район, чтобы не плутать в темноте. И с твоей помощью вывела из игры единственного соперника.

    Все сразу встало на свои места. Затем Каришка нагрузилась, словно вьючная лошадь. Дорога до лодочной станции оказалась очень далекой, но изнывающая от жары и тяжести тайфлинг ни единым звуком не выразила недовольства. Мне было несколько неловко наблюдать за едва передвигающей ноги миниатюрной девушкой, но я не помогла ей. Каришка честно дотащила сумки до самого пирса и рухнула рядом, пытаясь отдышаться.

    – В Гильдии Воров не считается зазорным использовать нечестные приемы для достижения целей. У Серого Ворона нет причин обижаться на тебя, – проговорила я, усмехнувшись. – Тем более что он тоже получил главный приз не совсем честным способом. На рукоятке одного из кинжалов не хватало камня, так ведь? А именно он и был главным призом! Кинжалы же лишь блестящая оправа для действительно ценной награды.

    Каришка непонимающе посмотрела на меня, а потом вдруг рассмеялась так, что едва не упала с мостков в воду. Чуть отдышавшись, тайфлинг проговорила сквозь слезы:

    – Получается, это тебе должны были сделать татуировку лучшего вора города!

    – Хорошо, что среди воров нет магов, иначе ваши учителя заметили бы сильнейший магический фон, исходящий от камня.

    – Да, среди воров нет магов. Зато среди магов, оказывается, есть воры, – Каришка опять стала смеяться, причем так заразительно, что мы со Свелинной тоже не смогли удержаться.

    * * *

    В полдень на причале появился Серый Ворон. Вместе с ним пришел нагруженный сумками эльф-дроу Фириат Темный Соболь. Петьки почему-то не было.

    – Доброго дня, прекрасные дамы! – низко поклонился темный эльф. – Елена Фея, у меня для тебя не самая приятная новость. Нашего общего друга Петра категорически отказалась отпускать леди Камилетта. Впервые на моей памяти Петр не смог убедить высокородную леди, никакие доводы не подействовали. Петр просил меня передать его извинения, а заодно предложение принять меня в качестве проводника. Я неплохо знаком с местностью, много раз бывал в тех краях. Знаю хорошие стоянки вверх по реке, могу показать богатые дичью и рыбой места, а также изобилующие ягодами острова.

    – Буду рада твоему обществу, Фириат. Вот только почему вверх? Мы же вроде собирались плыть вниз по реке, – удивилась я.

    – Все сточные воды такого огромного города, как Холфорд, уходят ниже по течению. Там даже воду пить категорически нельзя, да и от купания лучше воздержаться, – заметил Серый Ворон.

    Мы сели в лодку. Сергей и Фириат отшвартовались, и наше речное путешествие началось! Даже нестерпимое желание спать не омрачило моего восторга от первых минут плавания. Серый Ворон и Каришка уверенно поставили парус, ветер оказался ровным и попутным, и даже против течения наша «Речная красавица» двигалась неплохо. Именно о таком отдыхе я и мечтала – яркое солнце, теплая погода, большая река и хорошая компания.

    Примерно через час мы подошли к окраине Холфорда. Здесь русло реки сужалось, и течение стало более заметным. Чтобы пройти узкий участок, Серый Ворон и Фириат сели на весла. По берегам потянулись высокие крепостные стены с защитными башенками, а прямо посреди реки стояла мощная охранная крепость с десятками бойниц и площадками для катапульт. С берегами эта крепость соединялась мощными каменными мостами, толстые решетки под ними сейчас были подняты. В случае опасности решетки опускались, полностью преграждая путь любым судам. На стенах речной крепости дежурили солдаты. Однако наша лодка их нисколько не заинтересовала, мы беспрепятственно прошли через узкий канал и покинули город.

    Здесь река Стреминка опять становилась широкой и тихой. Но я уже не в силах была любоваться пейзажами и уснула под равномерное покачивание на волнах. Я так и не увидела, как со стороны реки выглядит кольцо Священной Рощи. Наверное, очень красиво.

    Разбудившая меня Свелинна сообщила, что обед готов. Я сладко потянулась и потерла глаза. На берегу горел небольшой костерок, вокруг сидели мои друзья. До вечера было еще далеко.

    Я подошла к костру, и эльф-дроу, взявший на себя обязанности повара, налил мне полную тарелку пряного овощного бульона с кусочками черных сухарей. Съев все до последней ложки, я даже подумала попросить добавки, но заметила, что Фириат выливает себе из котелка остатки. Он приготовил ровно пять порций, ни капли лишнего.

    Неведомый Призрак и Тьма кушали отдельно. Серый Ворон сам кормил их припасами из своих сумок. Еще недавно Тьма была совсем маленьким дрожащим созданием, теперь же она стала игривым, непоседливым черным щенком, который всюду совал свой любопытный нос. Меня Тьма совсем не боялась и, похоже, даже помнила.

    – Ветер меняется, придется какое-то время идти на веслах, – предупредил всех Сергей.

    – Зачем на веслах? Я могу попробовать заколдовать воду! – внезапно предложила Свелинна. – Вода понесет нашу лодку против течения. Но ненадолго – у меня сил не хватит.

    Осознав перспективу махать тяжелыми неуклюжими деревяшками, я начала соображать очень быстро:

    – Свелинна, пробуй! Серый Ворон, дай ей на время свой камень.

    Глаза маленькой колдуньи изумленно распахнулись, как только Сергей положил магическую вещь в руки девочки. Камень начал сиять, словно ярчайшая из звезд. Для тех, кто способен видеть этот свет, разумеется. Свелинна вцепилась в темно-синий кристалл, и вода вокруг нашей лодки забурлила. «Речная красавица» рванула против течения, словно у нее появился мотор. Деревья и камыши по берегам замелькали, словно я наблюдала за ними из окна мчащегося автомобиля или поезда.

    – Свелинна, сбавь силу заклинания, – попросила я. – А вы хотя бы для вида поставьте парус. А то местные рыбаки долго потом будут рассказывать байки о лодке-призраке, которая стрелой летела вверх по Стреминке, унося несчастных путников в неведомую даль.

    Лодка сбавила скорость. Фириат и Серый Ворон поставили треугольный парус. Свелинна вцепилась побелевшими от напряжения пальцами в магический камень, словно утопающий в спасательный круг. Отвлекать ее сейчас было неправильно. Поэтому я встала на самом носу большой лодки и, держась за канат, рассматривала реку. Мы летели в ореоле радужных брызг, мои длинные волосы развевались на ветру, я была счастлива. Неведомый Призрак осторожно вскарабкался мне на плечо и тоже наслаждался моментом. Сама себе я напоминала бесстрашную капитаншу какого-нибудь пиратского корабля, только с корабельной крысой на плече вместо попугая.

    За поворотом реки виднелся небольшой поселок. Всего десятка два домиков на сваях. Не хватало еще, чтобы селяне заметили наши хитрости с заклинанием!

    – Свелинна, хватит! Тормози! – скомандовала я, и маленькая колдунья тут же сбросила заклинание.

    Трясущимися руками она вернула волшебный камень Серому Ворону и, совершенно обессиленная, опустилась на лавку. Глаза у нее были в этот миг совершенно ненормальными – немигающими, с огромными зрачками.

    – Я пропустила через себя целый океан магической энергии, а она все не кончалась и не кончалась.

    – Сейчас пройдем поселок, и можно будет снова воспользоваться магией, – предложил Фириат, садясь на весла.

    – Не будет пока магии, – ответила я, поддерживая едва не падающую от усталости подругу. – Свелинна на грани обморока. Если девочка надорвется, то может лишиться магических способностей или даже умереть. Ветер вроде бы переменился, так что пойдем под парусом.

    Однако силы ветра не хватало, лодка шла медленно, так что браться за весла нам все же пришлось. Было трудно, погода стояла жаркая. Радовало только, что по словам дроу, мы уже почти добрались до нужного места. Но мне пришлось отработать на веслах три полные смены, прежде чем Фириат указал на какой-то небольшой заливчик по левому борту:

    – Помню это место! Тут хороший лес, удобный вход в воду и есть родник. И никакой стоячей воды на пару полетов стрелы вокруг, так что комаров и кусачих насекомых не будет. Лучшего места для ночного лагеря трудно и желать!

    * * *

    Мы вытащили лодку на берег. И, хотя опасности никакой и быть не могло, Фириат на всякий случай замаскировал ее камышами – привитая с детства привычка эльфийских разведчиков. Свелинне было плохо, у нее поднялась температура, девочку слегка мутило. Ничего серьезного, обычное переутомление, но помогать в обустройстве лагеря она не могла.

    Также никакой помощи не было и от Каришки. По словам воровки, у нее разболелась правая рука. Я сперва подумывала, что тайфлинг симулирует. Но, когда Каришка закатала рукав, я увидела свежую татуировку: два переплетающихся черных кольца и красные руны.

    – Знак лучшего ученика Школы Воров, – с гордостью прокомментировала Каришка, слегка скривившись от боли. – Только жжется уж очень сильно, с трудом терплю.

    – Использована магическая охра, – заинтересовался Фириат. – Мой старший брат наносит такой краской рисунки подросткам во время ритуала инициации. Эти руны действуют, написанное заклинание усиливает какие-то способности Каришки. Весьма болезненно. Я сам двое суток провалялся в бреду, прежде чем пришел в себя.

    – А какой у тебя рисунок, Фириат? Я не вижу на тебе никаких татуировок, – удивилась Каришка.

    Дроу весело рассмеялся:

    – Мне накололи на затылке изображение ночного филина с горящими глазами и поднятыми крыльями. Его не видно сейчас под волосами.

    – Зачем же наносить рисунок, если его не видно? – удивилась я.

    – Я не хотел такой рисунок, – признался Фириат, грустно усмехнувшись. – Филин – знак мудрости и тайны, его обычно наносят шаману племени. Я же просил соболя. Соболь – это хитрость и ловкость, знак разведчика. Но брат был уверен, что я способен к тайным знаниям. Поэтому я лишь попросил, чтобы татуировку было не видно. А способности к тайным знаниям у меня так и не проявились…

    Сергей тем временем уже рубил длинные прямые жерди для шалаша, собирал хвойные лапы для крыши и подстилки. Фириат стал ему помогать, складывая негодные сухие ветка на место старого кострища. Когда груда сухих веток стала достаточно большой, я подошла и кинула заклинание искры. Огонь – не моя стихия, но базовые заклинания других граней я знала. Хвоя задымилась, но не загорелась. Пришлось повторить заклинание.

    Фириат, тащивший к кострищу очередную партию сухих веток, вдруг замер и попросил меня повторить еще раз. Я медленно, как на занятиях, сложила пальцы жестом броска и четко, едва не по буквам, произнесла слова заклинания. Очередная искра соскочила с моих пальцев.

    – Понял? Это совсем несложно. А ну-ка попробуй!

    Темный эльф сложил пальцы и произнес нужные слова. Ничего не получилось. Эльф-дроу поднял на меня глаза.

    – Да, все так, – приободрила я его. – Только заклинание произносится на едином выдохе, и в самом конце пальцами нужно словно стряхнуть повисшие капли.

    С ладони Фириата сорвалась молния и, едва не задев меня, с пронзительным визгом унеслась к противоположному берегу реки. Эльф отскочил, уставившись на свои руки. Я же постаралась незаметно вытереть выступившую на лбу испарину. Вот довелось же нарваться на мага огня! Да еще и неопытного, который не контролирует свои заклинания. А если бы он мне в лицо сейчас попал? Но, когда Фириат снова взглянул на меня, я излучала уверенность и спокойствие:

    – Очень хорошо. Только ты слишком рано скинул энергию. Да и не нужно так сильно отшвыривать. Просто представь маленькую песчинку или крохотную капельку на ногте пальца. Стряхни ее в костер.

    На всякий случай я отошла в сторонку. Темный эльф собрался с духом и бросил магическую искру точно в пламя костра. Затем еще одну. И еще. К нам подошла Свелинна. Она с минуту наблюдала за темным эльфом, а потом проговорила с улыбкой:

    – Смотри внимательно. Это для тебя должно быть совсем легко!

    Девочка сложила средний и большой палец, приподняла руку над головой и щелчком вызвала свет. Эльф уверенно повторил заклинание. Мы с интересом уставились на зависший красноватый огонек над головой бывшего разведчика.

    – Твой брат не ошибся, ты действительно маг. Поздравляю! – проговорила маленькая, но такая серьезная девочка.

    – А точнее, маг огня, – поправила я. – Хотя у нашей подружки Кары огонек полыхает поярче. У всех чистых огненных магов более насыщенный цвет чистой силы. Думаю, у тебя есть и вторая магическая грань.

    – Это нетрудно выяснить! Я захватила учебники, в них есть описания тестов идентификации для начинающих магов, – с воодушевлением и даже нетерпением кинулась к своим вещам Свелинна.

    Вскоре мы выяснили, что второй магической гранью Фириата была магия тела. Честно говоря, я крайне мало знала об этой области магического искусства. Магия лекарей. К этой грани относилось и знаменитое заклинание регенерации, способное приращивать человеку оторванные конечности. Также знала, что среди заклинаний этой грани есть такие, что позволяют магу менять облик, на время превращаясь в животных. Ну и, конечно же, я слышала среди студентов разговоры о том, что ученицы старших курсов факультета магии тела поголовно безупречно красивы, поскольку способны лепить свое тело по собственному желанию.

    За ужином я с некоторым удивлением обнаружила, что Каришка без всякой опаски ест уху. До этого я неоднократно слышала от Сергея, что тайфлинги не едят мяса, и предполагала, что они полные вегетарианцы. Я очень тихо спросила об этом своего школьного друга, но Каришка все же расслышала вопрос.

    – Я уже много лет употребляю в пищу рыбу и, как видишь, не становлюсь от этого опасным монстром, – ответила тайфлинг с вызовом. – Дело тут в эмоциональном настрое. Я отношусь к рыбным блюдам просто как ко вкусной еде, а не как к добыче, которую непременно нужно порвать на куски и сожрать. К сожалению, с мясом так не получится, поскольку мне с самого детства твердили, что от употребления мяса я стану страшным хищным зверем.

    После ужина Свелинна предложила всем идти купаться. Но ее никто не поддержал: Серый Ворон и Фириат пошли охотиться, да и я, потрогав ледяную воду, отказалась. Но Свелинну это не остановило. Маг воды, она шумно резвилась и уплыла весьма далеко. В лагере осталась только Каришка. Разговаривать с тайфлингом особо не хотелось, но она первой начала беседу:

    – Не нравится мне, что темный эльф шушукается с моим хозяином. Они весь день о чем-то тихо спорят. Вот и сейчас при мне не стали говорить, ушли в лес. Говорю тебе, они что-то затевают. Фея, а ты не знаешь, почему темного эльфа отпустили в поход, если в стане герцога сейчас каждый боец на счету? Думаю, у эльфа-дроу есть какое-то задание.

    Я подумала над словами воровки и ответила, что она ошибается. Поход запланировала я сама. Участие темного эльфа в этом мероприятии – случайность. Да и никто из нас еще утром не знал, куда мы поплывем и где остановимся! Однако тайфлинг со мной не согласилась:

    – А я думаю, что у него есть такое задание, которое лично тебе не понравится. Вот он и ходит вокруг моего хозяина, чтобы потом вместе тебя уговорить. На что спорим?

    – Да на что угодно! Я уверена, что у Фириата нет никакого секретного задания!

    – Хорошо, я готова поставить на кон мой защитный амулет. Эта-то моя вещица тебе пригодилась бы? – лукаво усмехнулась Каришка. – Цена ему двести пятьдесят корольков, Серый Ворон может подтвердить. Ставлю против такой же суммы. Пойдет?

    Знала ведь, чертовка, чем меня можно соблазнить. Но я все-таки вынуждена была отказаться:

    – У меня нет таких денег, так что не пойдет.

    – Ты в любой момент можешь продать или заложить любую из своих магических побрякушек, купленных Серым Вороном перед делом Костолома. Там ведь почти на десять тысяч золотом, насколько я слышала.

    – Да ты что?! Я не могу продать эти вещи, это ведь были подарки от Серого Ворона! – искренне возмутилась я.

    – И это мне говорит человек, заставивший меня выбросить дорогущие подарки моего хозяина! Думаешь, мне не жалко было расставаться с теми драгоценностями?! Ну ладно, не будем прошлое ворошить… Давай забудем этот разговор. Тем более они уже возвращаются из леса.

    Но тут я подумала, что глупо упускать такую удобную возможность – лишить соперницу защиты от моих чар.

    – Хорошо, я согласна. Только давай заранее обговорим условия. Ты ставишь на кон свой защитный амулет и обязуешься не приобретать новый взамен этого. Я же ставлю двести пятьдесят золотых, которые обязуюсь отдать в течение десяти дней после возвращения в Холфорд!

    – По рукам! – Мы хлопнули ладонями, закрепляя наш внезапный спор.

    * * *

    Первой из леса выбежала непоседливая Тьма, а через минуту появились Серый Ворон и Фириат. Темный эльф принес целую охапку трав, Сергей же с гордостью скинул на траву подстреленную косулю.

    – Шагов с двухсот попал из арбалета в бегущую цель! Сам даже не поверил сперва, – хвастался мой школьный приятель.

    – Да, хороший выстрел получился, – поддержал его Фириат. – Даже мастер-лучник с такого расстояния не всегда попадет, особенно через кусты. Серый Ворон, ты костер поднови, но добычу пока не разделывай. Я сейчас быстро разберусь с травками и такое мясо вам приготовлю – пальчики оближете!

    Вернулась Свелинна. В руках девчонка держала корзинку, полную спелой земляники. С гордостью она поставила на траву принесенные ягоды и предложила всем угощаться.

    – Там за ручьем этих ягод столько, что можно нашу лодку доверху наполнить! – с воодушевлением заявила Свелинна. – Я до завтрака соберу две-три большие корзины. А к вечеру мы сможем половину всех коробов ягодами наполнить!

    – Не стоит тут надолго останавливаться, – возразил Фириат. – Тут действительно неплохо, но выше по Стреминке есть места и покрасивее. Мандрагоровые поляны и нетронутые тысячелетние грибницы, дубы, своей кроной задевающие облака и лесные озера, в которых никто никогда еще не ловил рыбу. Туда люди еще не дошли, и там природа сохранилась в своей первозданной красоте.

    Все замолчали, представляя описанные темным эльфом места. Я же задумалась о том, что человеческая цивилизация губит первозданную природу не только у меня дома, но и здесь, в Пангее. Как вообще получается, что поколения драконов, эльфов, дварфов и орков тысячелетиями не рушат мир вокруг себя? Но стоит появиться людям, как сразу начинают вырубать леса, истощаются реки и земля, появляются свалки и пустоши, природа начинает умирать. Почему так происходит?

    – Фириат, а почему леди Камилетта отпустила тебя в поход, если у Кафиштенов сейчас такие напряженные времена? – прервала затянувшееся молчание Каришка, словно случайно встретившись со мной взглядом. – Ведь ты способный разведчик, хороший лучник, мудрый советчик и один из немногих, кому дочь герцога может полностью доверять!

    Фириат слегка поклонился в ответ на такой комплимент и с грустью ответил:

    – Леди Камилетта поступила благородно, позволив мне войти в ее ближайшее окружение и доверив часть своих тайн. Я очень благодарен ей за теплоту и поддержку. Но вы наверняка уже знаете, что герцог Мазуро в поисках союзников сделал свой выбор в пользу светлых эльфов, с которыми род Кафиштенов соседствует столетиями. Сейчас несколько сотен светлых эльфов охраняют дворец Кафиштенов в Холфорде. Естественно, мое присутствие во дворце их крайне раздражает. Да и мне, признаюсь, стало неуютно. Думаю, высокородная леди Камилетта прекрасно это понимает. А для меня возможность несколько дней не видеть эти наглые длинноухие морды – несказанное счастье. Я благодарен Петру и высокородной леди за такую возможность.

    Выслушав столь длинную речь обычно сдержанного темного эльфа, сидящая возле меня Каришка, не говоря ни слова, незаметно протянула мне сжатый кулак. Приняв у тайфлинга магическую вещь, я украдкой рассмотрела ее: фиолетовый камень на золотом листочке, с явным ореолом непонятной магии. Так вот она какая, защита от моих чар! Было даже несколько неловко лишать тайфлинга столь важной для нее вещицы. Впрочем, она сама была виновата – нечего было со мной спорить!

    * * *

    После заката Серый Ворон с гордостью продемонстрировал нам вечерний улов – почти полный садок живой рыбы.

    – Как думаете, не испортится до утра? Оставлю ее в садке. Завтра решим, что с ней делать.

    – Давайте продадим рыбу в торговом поселке, что стоит выше по реке? – предложила Свелинна.

    Фириат и Серый Ворон переглянулись. Сергей ничего не ответил и пошел ставить садок в воду. А темный эльф, подбирая слова с осторожностью сапера на минном поле, проговорил:

    – Я бы не хотел, чтобы мы причаливали к той пристани. Я бы предложил вообще не попадаться на глаза местным жителям и пройти поселок в темноте завтра рано утром.

    – Почему? – удивилась я.

    – Этот поселок стоит на земле рода Армазо. И управляют там люди, верные графу. Я же дал клятву верности роду Кафиштенов. Армазо враги герцога, а значит, и мои враги.

    – Да какое нам дело до того, кто правит в том поселке? Мы не преступники, в политику не лезем, можем плыть куда хотим. И кто вообще знает, что ты знаком с Кафиштенами? – возразила я темному эльфу.

    – Мы достаточно приметная компания. Два мага из Академии Холфорда, темный эльф и богато одетые парень с девушкой. Нашу лодку запомнят и сообщат о ней семье Армазо.

    – Так, Фириат, мне надоело! – грозно сказала я, раздражаясь. – Давай выкладывай начистоту, иначе я обижусь. Не посмотрю, что ты друг, заколдую и заставлю все рассказать. Ведь явно же ты что-то недоговариваешь!

    Темный эльф закрыл крышкой котелок и отложил длинную ложку. Остальные подошли ближе.

    – План придумал наш общий друг Петр Пузырь, и высокородная леди его одобрила. Как я уже говорил, род Кафиштенов получил важные бумаги, которые способны поколебать позиции некоторых членов Совета Рыцарства и вызвать праведный гнев у остальных. Но все же одних этих бумаг недостаточно для того, чтобы выставить род Армазо в негативном свете. Нужны улики, доказательства их преступной деятельности.

    Недавно Петр привел во дворец украденных лошадей, принадлежавших роду Кафиштенов. К сожалению, единственный свидетель, который мог дать важные показания о том нападении на зимней дороге, погиб. Но успел сообщить, что за нападением стоял Риго Армазо, а казна герцога и раненый пленник были отвезены в замок Мокрый Луг. Герцог Мазуро направил туда своих шпионов и получил следующий ответ: ценный пленник там действительно был, как и карета с золотом. Золото, правда, сразу же забрали люди графа Армазо. Кареты сожгли. А пленника держали в темнице, но потом увезли в неизвестном направлении. Даже если обвинить род Армазо в разбойничьем нападении, то доказательств нет никаких.

    Но у Петра Пузыря появилась интересная теория. Он предположил, что, раз пленника не стали убивать, значит, зачем-то он все же нужен. Предположим, что пленник – это действительно Роббер Смертоносный, доверенное лицо герцога и великий мастер меча. Такого не поместишь в первой попавшейся избе. Роббера Смертоносного могли перевезти только в какую-то удаленную крепость или замок, где есть подземелья. Мы стали изучать карту. Вариантов оказалось не так уж много. Ближе всего к замку Мокрый Луг расположена крепость барона Тимока Шоллани, чей род является вассальным графскому роду Армазо.

    Мы как раз решали, как лучше туда добраться, когда пришел Серый Ворон с сообщением, что вы отправляетесь в поход. Решение напрашивалось само собой. Меня послали с вами, потому что я знаю эти места. До крепости отсюда можно доплыть всего за двое суток. Природа там богатая, вы просто подождете меня на очередной стоянке, а я постараюсь все разузнать. Я уже доходил с отрядом следопытов дроу до больших озер. И, хотя к замку мы не ходили, но найти его я смогу. Это древние территории темных эльфов, так что мое появление не вызовет подозрений. Дело нетрудное, что скажете?

    Каришка незаметно для остальных, но достаточно требовательно протянула ладонь. Я молча вернула защитный амулет и накинулась на Фириата:

    – Что я могу сказать?! Вы все обманщики! Как же я устала! Мне обещали спокойную загородную поездку, а на деле лишь использовали в своих интересах. Ненавижу вас!

    Я хотела было убежать куда глаза глядят, но меня удержал Серый Ворон:

    – Успокойся, Ленка. Если ты против, мы не поплывем к той крепости. Фириат пойдет туда один.

    – Один он не справится, – с абсолютной уверенностью заявила я, поправляя полы длинной мантии. – Мы пойдем к крепости все вместе.

    – Но ты же сама говорила… – растерялся мой друг.

    – Да, говорила! Но этот самоуверенный дроу даже не представляет, во что вляпался! Шоллани ненавидят эльфов-дроу, а потому весь план обречен на неудачу. Или не пойдет никто, или пойдут все вместе. Но все равно я считаю, что вы испортили мне отдых. Отобрали подарок, который сами же подарили. Это подло! Потому я и злюсь на всю вашу шайку. Вечно вы что-то затеваете за моей спиной!

    * * *

    Я куталась в теплый плед от предрассветной прохлады. Лодка медленно плыла сквозь туман. Мы давно прошли большой торговый поселок, но Фириат и Серый Ворон продолжали аккуратно грести тяжелыми веслами. Мы смазали уключины, так что лодка скользила совершенно бесшумно.

    – Бери правее, – едва слышно проговорил эльф-дроу. – Вон как раз река раздваивается. Левый приток Стреминки начинается в снежных горах Хребта Владык и выходит на горное плато, где стоит замок Древний Брод. Мы, эльфы, зовем этот приток рекой Свенна, что означает «Чистая». Затем Свенна спускается по ущелью на равнину, становится более спокойной и судоходной. А правый приток мы зовем Иль, что означает «Зеленая река». Иль начинается далеко в Вечном Лесу, никто из следопытов никогда не доходил до ее истока. Она впадает в систему лесных озер, которую мы называем просто Зеленым озером, Иль-ро. Тысячи лет эти места принадлежали темным эльфам.

    – А как эльфы зовут большую реку, которая образуется после слияния Чистой и Зеленой рек? Ну, ту реку, которую люди называют Стреминкой? – поинтересовался Серый Ворон.

    – Ты удивишься, мой друг, так же Стреминкой, – улыбнулся Фириат. – Раньше здесь жили орки, и эльфийского названия просто не существовало. А потом пришли люди и принесли с собой готовое название большой реки. К тому же оно удачно легло на наш язык: Стреми-Ин-Нька означает «Великий поток к океану». Более точное название и придумать трудно.

    Я сидела на носу лодки и делала вид, что мне совершенно неинтересны их разговоры. Еще вчера я дала всем понять, что не буду им мешать участвовать во всей этой авантюре, но и активной помощи от меня они не дождутся. Поэтому, когда Серый Ворон устал, его место заняла Каришка. Однако Фириат остался на веслах: я всем своим видом показывала пассивное неодобрение, а Свелинна была слишком мала, чтобы грести. Время юной волшебницы наступит, когда она подхватит магией лодку, как только мы отойдем подальше от речного поселка. Впрочем, я тоже не бездельничала.

    – Все чисто! Никого живого по берегам, – сообщила я друзьям, и Серый Ворон передал маленькой волшебнице кристалл.

    Как только Свелинна вцепилась в камень, «Речная красавица» рванула вверх по Зеленой реке. Вода в ней действительно была зеленой.

    Еще вчера я указала Фириату на самые явные несоответствия в его плане. Замок барона Шоллани «Зеленая река» – хорошо охраняемая крепость, количество стражи в которой не только не уменьшилось, а наоборот значительно увеличилось в последнее время. Пояснила происхождение фамилии Шоллани и рассказала о, мягко говоря, непростых отношениях рода с темными эльфами. Однако по рассказам Герга я помнила, что в крепости не было сильного мага, раз уж адепт шестого курса там безнадежно скучал.

    Поэтому наш план изменился. Задачей Фириата по-прежнему было доставить нас на место. Но потом уже Серый Ворон с Каришкой должны проникнуть в крепость и узнать, есть ли там нужный нам пленник. Если мы обнаружим Роббера Смертоносного, я с помощью магического посланника передам информацию Пузырю в Холфорд. План получался непростым, зато вполне реализуемым.

    Сама я принимать активное участие в вылазке не собиралась, поскольку хотела сохранить хорошие отношения с Гергом Шоллани. Однако и оставить своих друзей без магической поддержки я тоже не могла, поэтому терзалась противоречивыми чувствами весь день.

    Плыли мы быстро, благо попутный ветер позволял Свелинне время от времени отдыхать. «Речная красавица» летела словно на крыльях. Темный эльф не ожидал, что вместо двух-трех дней путь вверх по реке займет всего половину светового дня.

    Солнце уже клонилось к закату, когда мы остановились в густых камышах. Впереди виднелась дозорная башня, с которой хорошо просматривалась река. Фириат предупредил нас о приближении к сторожевому пункту, да и я заблаговременно почувствовала охранников магией.

    – С отрядом дроу мы обычно проходили это место темной ночью, так как не хотели, чтобы нас видели люди. Но следопыты показали мне и другой путь. Тут за камышами совершенно пологий, заросший тростником берег. Можно перетащить «Речную красавицу» и уйти в одну из боковых проток.

    Мы так и поступили. Словно путники в древних легендах, мы волоком перетащили тяжелую лодку через узкий перешеек и очутились в сильно заросшей протоке. По ней мы прошли по узкому проливу и вышли к высокому острову, заросшему хвойными деревьями. Мы укрылись за поваленной сухой елью с осыпавшейся хвоей и, осторожно выглядывая сквозь тонкие ветви, стали рассматривать интересующий нас замок.

    Замок, или скорее небольшая крепость, «Зеленой реки» стоял на острове, находящемся на другой стороне протоки и был, как полагается, обнесен стеной высотой в два человеческих роста. Стены по углам венчали три башни. Оба разводных моста были опущены. Один мост вел к нашему острову, другой соединял крепость с заросшим берегом, на котором можно было разглядеть поселок и пристань.

    На мостах дежурили стражники. Нетрудно было догадаться, что ночью количество патрульных возрастет. Сложное предстояло дело. Может быть, даже более трудное, чем в доме Костолома.

    – Ленка, посмотри лучше в другую сторону! – предложил Сергей, вернувшийся с гребня холма.

    Я поднялась на вершину и не удержалась от нецензурного комментария. На большом острове кипела работа. Словно муравьи, фигурки рабочих облепили огромный металлический каркас. Сооружение скрывали леса, однако я сразу поняла: точно такую же сферу орки собирали в секретном горном лагере. Только эта уже была готова. Рабочие обшивали гигантский каркас какими-то черными матовыми листами.

    – Что они делают? – удивленно поинтересовалась Каришка.

    – Закрепляют какие-то черные листы. Судя по тем штабелям, хотят полностью обшить ими всю поверхность сферы, – прокомментировал Серый Ворон.

    – Листы сделаны из обсидиана, вулканического стекла. Только стекло у них каким-то образом обработано, я даже отсюда чувствую исходящую от них магию, – поежилась Свелинна.

    – Обсидиан есть вулканическое стекло и, как никакой другой из минералов, способен поглощать большое количество магической энергии, – припомнила я строчку из учебника. – Этот материал хорошо впитывает, но с большим трудом отдает накопленное. Из обсидиана именно по этой причине не делают магические вещи. К тому же он слишком хрупкий.

    Еще какое-то время мы рассматривали стройку, а потом вернулись к лодке. На вершине холма остался только Серый Ворон. Сергей прекрасно знал мое отношение ко всей этой затее и тем не менее, когда мы уходили, велел отдыхать и готовиться. По-видимому, ночная операция не могла пройти успешно без моего участия. Тяжело вздохнув, я пошла устраиваться в лодке рядом с уже уснувшей Свелинной. Как только я накрылась одеялом, появился темный эльф:

    – Поднимайтесь, вам стоит это видеть!

    Мы добежали до поваленной ели. Фириат показывал куда-то влево. К пристани поселка пришвартовывалась большая галера. Два ряда длинных весел, спущенные паруса, множество суетящихся людей на палубе. Тем временем в замке явно началась суматоха. До нас донесся далекий звук горна. Стражники на стенах забегали, патрули с берега стали возвращаться в крепость. На мосту начали строиться солдаты.

    – На них напали? – предположила я.

    – Наоборот. Смотри на башню, – подсказал Фириат.

    На шпиле высокой центральной башни спешно поднимался флаг. Закатное солнце мешало мне рассмотреть сложный рисунок, изображенный на новом стяге. На помощь пришел Фириат:

    – Мантикора, обвивающая дуб, вокруг на белом фоне кольцо из золотых и зеленых корон. Герб Армазо. Это не торговая галера. Прибыл корабль графа Силиуса Армазо, вот почему так много охраны!

    Фириат нехорошо прищурил глаза, стянул со лук и одним движением нацепил тонкую тетиву. Видя столь воинственные приготовления, Серый Ворон с сомнением посмотрел на слепящее солнце, потом на далекий корабль, но все же расстегнул чехол арбалета.

    – Вы что, с ума посходили?! – воскликнула я. – Мы не убийцы! У нас совсем другая задача! Я не позволю вам стрелять в графа Армазо.

    – Граф далеко, мы не попадем отсюда. Но сейчас из крепости выйдет барон Шоллани, он будет вдвое ближе. Это уже вполне реальная цель, хотя и придется стрелять против солнца. Минус один в стане Армазо – этого будет достаточно для восстановления равенства, – одними уголками губ усмехнулся Фириат, но под моим твердым взглядом все же убрал лук. – Елена Фея совершенно права, мы не убийцы.

    – Вижу графа, сходит на пристань! – проговорил Серый Ворон, всматриваясь вдаль. – В красной мантии, с золотой цепью на пузе, вокруг куча телохранителей. Преимущественно мечники. Есть арбалетчики, есть лучники. Вижу и нескольких эльфов-дроу. Три мага… Значит, наш план меняется. Фея останется возле лодки вместе со Свелинной.

    Я не стала спорить, радуясь возможности восстановить свой нейтралитет. К тому же я чувствовала колебания магической силы и понимала, что рядом кто-то начинал плести заклинания. А в охране графа состояли маги куда более опытные и сильные, чем ученица четвертого курса Академии.

    – Зачем граф Армазо здесь? – задала Каришка вполне логичный вопрос. – Ведь у него важные дела в столице, там решается судьба Холфорда.

    – Наверное, приехал за бароном. Хочет безопасно доставить его в столицу, – предположил Фириат. – Хотя зачем самому графу тащиться в такую даль? Он мог бы просто прислать свой корабль… Понял! Он хочет поговорить с пленником! Может, Роббер раскололся и готов выдать какие-то тайны герцога Кафиштена! Или граф хочет предложить опытному мечнику работу.

    – Это всего лишь догадки. Но, боюсь, по окончании визита граф захочет забрать ценного узника в столицу. Нужно провернуть наше дело этой ночью! – твердо заявил Сергей.

    Солнце давно уже нырнуло в полосы длинных белых облаков. Вроде бы такие облака называются «кошачьи хвосты», их появление означает, что завтра будет дождь. На мостах зажглись фонари. Впрочем, сами мосты поднимать не стали. Хороший знак – охранники не ожидают опасности. Когда в небе появилась малая луна, грязно-зеленая Сток, я пошла будить участников ночной вылазки.

    Каришка, Серый Ворон и Фириат были полны мрачной решимости. Они не шутили и не пытались подбадривать друг друга, но и никакой обреченности в их действиях тоже не чувствовалось. Сергей раздал тайфлингу и эльфу-дроу по большому черному пакету. Я промолчала, несмотря на явно контрабандный характер полиэтилена в этом мире. Все трое проверили оружие, и Сергей дал команду выступать.

    Серый Ворон и Каришка ушли вверх по холму. Фириат задержался и проговорил очень тихо, чтобы остальные не слышали:

    – Елена, дело предстоит трудное, что бы там ни говорил твой друг. Если мы не успеем покинуть замок до рассвета, не ждите нас. Уходите на лодке вниз по Зеленой реке.

    * * *

    Стояла темная ночь. Малая луна давно скрылась за плотными облаками, а большая этой ночью так и не показалась. Небо вскоре совсем затянуло тучами. Изредка падали одинокие капли, но дождя не было. Рядом в лодке безмятежно спала уставшая за день Свелинна. Что происходит сейчас в крепости? Живы ли еще мои друзья? Я неумело помолилась за них богине судьбы, а заодно и богу Беллу, но лучше мне все равно не стало.

    Мне было очень страшно. Я искренне завидовала по-детски крепко спящей девчонке. Свелинна улыбалась во сне, ей снилось что-то хорошее. А я не находила себе места. Скоро рассвет, а моих друзей все не было. И тут я услышала тяжелые шаги и отчетливый стон буквально в нескольких метрах от себя. Словно распрямившаяся пружина, я мгновенно вскочила и начала вызывать магический светильник.

    На свет магического фонарика из леса вышли мои друзья, здоровые и невредимые! Серый Ворон и Фириат с трудом тащили под руки какого-то заросшего грязного человека, ноги которого волочились по земле. И Сергей, и Фириат были почти раздеты. У эльфа из всей одежды имелась лишь набедренная повязка и ножны с коротким кривым ножом на ноге. На Сергее были темно-синие плавки, в которых я пару раз видела его на пляже у нас в городе.

    Следом вышла Каришка, тоже почти голая, лишь в стильных трусиках явно из нашего мира. Тайфлинг несла три больших плотно завязанных пакета, арбалет, длинные мечи в ножнах и моток веревки через плечо. Я впервые увидела длинный хвост Каришки, обычно скрытый под одеждой. Несмотря на ситуацию, я все же с интересом рассматривала свою соперницу. Фигура у нее была просто отменная – женственные изгибы, завидная большая грудь, четкие мышцы пресса, длиннющие стройные ноги, на ягодицах ни капли лишнего жира… Поймав мой взгляд, Каришка смутилась и стала быстро одеваться.

    Сергей и Фириат посадили грязного человека в лодку, развязали мешки и тоже оделись. Из одного мешка вылез Неведомый Призрак и в три прыжка оказался на плече Серого Ворона. Я всматривалась в изможденного человека и не находила никакого сходства с Роббером Смертоносным. Мечник был крепким мужчиной с гордым профилем и властным взглядом, черными волосами и аристократической бородкой. Этот же воняющий, словно бомж, незнакомец был явно не в себе: мутные, ничего не выражающие глаза, спутанные седые волосы, морщинистое лицо землистого цвета, костлявые длинные пальцы… Нет, это был совсем другой человек! Кого же они притащили?

    – Фея, помоги столкнуть лодку, – попросил Сергей. – Каждое мгновение дорого. За нами будет погоня.

    Все вместе мы раскидали ветки, которыми была укрыта наша лодка, и спустили «Речную красавицу» в воду. Фириат и Каришка сели на весла, Сергей задержался на берегу и напоследок щедро посыпал место нашей стоянки каким-то порошком.

    – Это ядовитая пыльца синего жирноцвета, хищного растения из Вечного Леса, – пояснил Серый Ворон, забираясь в лодку. – Надолго отбивает нюх у собак и других сторожевых животных, а в больших дозах смертелен.

    – Все равно надолго это их не остановит. Необходимо еще до рассвета выйти в Зеленую реку, иначе нас запрут на озере, – взволнованно проговорил Фириат. – К сожалению, мы не смогли сработать чисто. В тюремном блоке остались два трупа – помощник палача и охранник. Это моя вина.

    – Ты не виноват, – успокоила дроу Каришка. – Они почувствовали запах мяты от мази на моем плече и насторожились. Я ползла по потолочной балке, меня не было видно. Но охранник принюхался и привстал со стула. Только потому он тебя заметил.

    – Да, нас обнаружили, – виновато пробурчал эльф-дроу, ворочая тяжелым веслом. – Я метнул нож и уложил помощника палача, а Каришка спрыгнула и перерезала охраннику горло. Хоть Серый Ворон и спрятал тела в соломе, их все равно скоро найдут.

    Небо на востоке уже начало розоветь. К счастью, погода была пасмурной, и светало медленно. Впятером мы тащили лодку по грязи сквозь камыши, как вдруг послышались голоса. Мы испуганно замерли. Я все же рискнула вызвать заклинание поиска. Впереди по реке обнаружилась лодка с тремя людьми. То ли рыбаки, то ли патруль. Я сообщила об этом своим друзьям.

    – Присядьте и не двигайтесь. Нас вряд ли заметят в камышах, но сами понимаете, нельзя позволить им поднять шум, – проговорил Сергей, надевая уже знакомую мне перчатку.

    Лодка прошли мимо в десяти шагах. Судя по разговору, это были рыбаки. Мы позволили им отплыть подальше и вытолкнули «Речную красавицу» на большую воду.

    – Кого вы прихватили с собой? – не выдержала я. – Это же не Роббер Смертоносный!

    – Это Роббер, – заверил меня Сергей. – Только досталось ему уж очень сильно. И у него, похоже, несколько поехала крыша. Когда мы обнаружили его в узкой клетке, он казался вполне вменяемым. Узнал нас и даже вспомнил имена. Но потом повел себя неадекватно. Мне даже пришлось дважды вырубать его перчаткой гхола, иначе бы он всех нас выдал. Не знаю, сможет ли он выступить в качестве свидетеля. Боюсь, как бы его показания на Совете Рыцарства не посчитали бредом сумасшедшего. Но это неважно, мы сумели добыть более ценную улику. Я записал на диктофон разговор графа Армазо с Агалиарептом, вождем орков. Сказанного вполне достаточно для того, чтобы четвертовать графа как изменника!

    – Серый, ты в своем уме?! – заорала я, наплевав на конспирацию. – Да ты…

    Приходила в себя я с большим трудом. Зрение долго не хотело восстанавливаться. Еще дольше не возвращалась подвижность рук и ног. Рядом на дне лодки беспомощно хлопала глазами парализованная Свелинна. За ней, привалившись к скамье, без сознания лежал темный эльф.

    – Ленка, извини, я не хотел, – невнятный шум и бульканье, звеневшие в ушах, наконец-то оформились в слова. – Прости, это случайно вышло…

    С трудом повернув окаменевшую шею, я сфокусировала взгляд. Каришка и Серый Ворон изо всех сил работали веслами. Не с первого раза, но мне удалось сесть. Рядом зашевелилась Свелинна. Я помогла маленькой девчонке подняться. Каришка сунула мне под нос флакон с нюхательной солью. Вдохнув, я мгновенно пришла в себя и отмахнулась от этой гадости. Убедившись, что и Свелинна в более-менее нормальном состоянии, Каришка сунула флакон темному эльфу. Фириат чихнул, открыл глаза и застонал, потирая разбитую губу.

    – Еще раз извиняюсь перед всеми, – четко и медленно проговорил Сергей. – Господа маги, это вышло случайно, не нужно было так резко реагировать. Я просто поворачивался к Елене, чтобы ответить ей, и неосторожно дотронулся до своей лучшей подруги парализующей перчаткой. Я не хотел причинять ей никакого вреда.

    – Ну а я что должен был подумать? – огрызнулся недовольный дроу. – Наша уважаемая волшебница Елена Фея попыталась обвинить Серого Ворона в чем-то серьезном, он не дал ей договорить и напал. А затем и на Свелинну, которая крикнула о каком-то предательстве. Я хотел выстрелить огненной стрелой, но Серого Ворона загородила Каришка. И я получил кастетом в челюсть! Все губы мне в кровь разбила…

    Представив описанные события, я против воли начала хихикать. Вслед за мной засмеялась Каришка. Через несколько секунд хохотали все, включая немытого сумасшедшего на корме лодки.

    – Друзья, Серый Ворон – мой надежный друг детства, – отсмеявшись, объяснила я. – И во всех спорах мы всегда будем на одной стороне. Да, я повысила на Серого Ворона голос, потому что он… воспользовался очень опасной вещью из мира демонов. Откуда ты, кстати, взял диктофон?

    – У Пузыря отобрал, – признался Сергей. – Прихожу пару дней назад к нему, а он в наушниках лежит на кровати и слушает… эту самую… демоническую музыку. Под шлемом-то наушников не видно, зато провода тянутся под кольчугу. Я тоже тогда на Пузыря накричал и плеер отобрал. Обещал, что сразу выкину… Но не выкинул, таскал с собой. Вещь все-таки, денег стоит… Ну и, когда мы прошмыгнули с дозорной башни в обеденный зал, я заметил, что барон приглашает герцога Армазо проследовать за ним в??? будут говорить о пленнике, и прошмыгнул за ними по темному коридору к личным покоям барона. Внутрь было не пройти из-за бдительной охраны в дверях. Но зато в коридоре было открыто окно и имелся карниз, по которому я прошел вдоль стены к самым окнам личных покоев барона. В результате стал свидетелем очень интересного разговора. Я не сразу сообразил, насколько это важно, но, когда понял, достал диктофон и стал записывать.

    * * *

    – Мой господин, я все же хотел бы уточнить насчет обещанных темным эльфам земель, – раздался мужской заискивающий голос.

    – И что ты хочешь узнать, барон? – Насмешливый голос второго собеседника принадлежал пожилому человеку.

    – Господин, до меня дошли слухи, что дроу хотят получить обратно свои земли вокруг Зеленого озера. Те земли, которые отошли к Империи после подавления бунта этих темноухих тварей в начале прошлого века. В том числе земли, подаренные Советом Рыцарства Махею Шоллани и с тех пор принадлежащие моему роду… – В голосе барона чувствовалась растерянность и обида.

    – Да, эльфы-дроу хотели получить все земли выше слияния двух рек. Но это, конечно, слишком много. Я пообещал им земли, но не уточнял, какие именно. На этих территориях кроме твоего замка есть еще замок моего сына «Мокрый луг» и замок «Древний брод», принадлежащий младшей дочери герцога Кафиштена. Возможно, что-то действительно придется отдать…

    – Только, прошу, не мой замок! – чуть не со слезами взмолился барон.

    – А почему, собственно, не твой? – послышался третий, молодой, уверенный голос. – Барон Шоллани, что ты сделал для нашей общей победы? Твои люди не пришли в столицу, когда сюзерен объявлял общий сбор. Ты предпочел отсиживаться в безопасности на окруженном водой далеком острове. Кроме того, ты обманул меня! Ты получил щедрую плату, но не выполнил в срок простейшее поручение. И после этого ты еще смеешь что-то просить?! Ты нарушил данное мне обещание. Я за меньшее нарушение отрубаю головы!

    – Но, господин, орки пригнали паром с шаром только три дня назад. Я сразу же приказал приступить к строительству!

    – Тогда покажи мне головы тех орков, которые привели паром позже срока! – потребовал тот же властный молодой голос. – Что, нет голов? Но ведь кто-то должен понести наказание за нарушение сроков. Либо они, либо ты. Выбирай.

    – Господин Агали, уверяю вас, работа кипит день и ночь. Мои люди совсем скоро закончат, – пролепетал барон. – Нужно всего десять дней…

    – У меня нет столько времени! Этот шар уже ждут в другом месте, чтобы завершить строительство. Я дам тебе три дня и ни клепсидрой больше! В твоем замке полно людей, а в поселке на берегу еще больше. Гони всех этих лентяев на стройку! И если через три дня шар не будет готов, клянусь, ты лишишься головы! Все, пошел прочь, мне нужно поговорить с твоим хозяином.

    Раздался стук поспешно закрываемой двери. Потом звук открываемой бутыли и журчание наливаемого в бокал вина. Далее последовала пауза, видимо, собеседники смаковали вино.

    – Думаешь, он успеет? – Старый голос стал громче, похоже, граф Армазо подошел к открытому окну.

    – Это в его же интересах. Не успеет – отдавай его земли черноухим без всякой жалости… Если ты действительно планируешь платить эльфам-дроу за службу.

    Мужчины рассмеялись и налили еще вина. Затем граф Армазо произнес:

    – При правильной игре можно вообще не платить темноухим. И правда, зачем отдавать земли, которые рано или поздно все равно придется отбивать силой?

    – Именно. И притом стоит помнить, что наш общий друг Ваалон будет не в восторге, если ты приблизишь эльфов. Неважно, темных или светлых, он их всех ненавидит одинаково.

    – Да я помню об этом, Агалиарепт… Но теперь, когда наш разговор никто не слышит, скажи мне, зачем потребовалось так срочно выдергивать меня из столицы? В Холфорде сейчас завершается длинная политическая комбинация, и мое присутствие там необходимо.

    – Слушай внимательно, граф. Сегодня утром мои орки начали осаду Северной Столицы.

    – Северной? – искренне удивился старый граф. – Речь же шла о Южной?

    – Ты не ослышался, именно Северной. С Южной Столицей разберется магистр Ваалон со своими демонами. Насколько я знаю, дела у него идут весьма неплохо. Но я направил ему в помощь один хушт под командованием Магалая-Кровососа. Так вот, защитников Северной Столицы совсем мало, поэтому максимум через два-три дня Нордмарин будет взят. Верные мне племена орков проследят, чтобы эта новость не достигла Холфорда. Вся цепочка имперских фортов на пути от Нордмарина в Холфорд будет уничтожена в ближайшие дни. Теперь самое главное. У меня сейчас возле Нордмарина пять хуштов пехоты и двадцать тысяч всадников. После падения Северной Столицы эту армию нужно вести куда-то дальше, бездействие плохо сказывается на дисциплине орков. Ты можешь мне твердо гарантировать, что Холфорд станет твоим? Мне нужен абсолютно точный ответ.

    – Мой друг, до выборов нового главы Западной Столицы осталось семь дней. К счастью, ты не стал убивать этого бездельника, барона Шоллани, и у меня сохранилось преимущество в три голоса, так как за последние дни один из сторонников герцога Кафиштена тайно перешел на мою сторону. Есть еще несколько желающих переметнуться на сторону победителя, я уже получил несколько предложений от потенциальных перебежчиков. Противник морально подавлен, от герцога Кафиштена бегут даже самые верные. Поэтому отвечаю на твой вопрос – да, я уверен в победе.

    – Это хорошо, граф. Когда станешь главой города, не забывай о своих старых обещаниях. Нет необходимости вести войска в Холфорд, если можно получить Западную Столицу мирным путем. После взятия Нордмарина я планирую оставить там один хушт под командованием огра Свирепого Рыка. Всадники и хушт шамана Моро-Гша пойдут захватывать портовые города и гавани на западном побережье, а остальные войска на кораблях поплывут на восток. К зиме вся Пангея падет перед нашим владыкой Моргримом!

    – Да прославится могущество отца нашего Моргрима! – эхом ответил граф и покинул комнату.

    На этом осмысленная запись закончилась. Граф ушел, а Агалиарепт продолжил пить вино.

    * * *

    Все молчали, потрясенные услышанным. Тем неожиданнее прозвучал незнакомый хриплый голос за нашими спинами.

    – Не понимаю. Зачем, обладая такой неопровержимой уликой, вы полезли спасать меня в эти мрачные подземелья? Зачем вы так глупо рисковали?

    – Очухался? – Серый Ворон повернулся к оборванному типу. – Доставил же ты нам хлопот! В замке полно охраны, а ты вздумал спорить и ругаться!

    – А ты смог бы молчать, когда твои раздробленные ноги волокут по ступенькам лестницы? Даже палач барона до такого зверства не додумался. Кстати, еще раз захочешь тронуть меня своей перчаткой, я сверну тебе шею! – зловеще пообещал Роббер Смертоносный.

    – Есть хочешь? – не обращая внимания на угрозы, спросил Сергей.

    – Ты можешь представить что-либо, чего я сейчас не хочу? – заворчал Роббер Смертоносный. – Есть хочу. Пить хочу. Вина хочу. Промыть раны хочу. Смыть с себя всю эту засохшую грязь хочу. Снять кишащие вшами тряпки хочу. Побриться и избавиться от паразитов хочу. Даже просто размять руки, и то хочу. Обезболивающее для сломанных костей очень и очень хочу. Показать лекарю язвы на ногах, животе и спине тоже хочу…

    Фириат протянул страдальцу флягу с вином и тарелку с рыбой и зеленью. Пока легендарный мечник ел, Серый Ворон пересел ближе к Свелинне и поинтересовался, готова ли она вести магией нашу лодку? Девчонка кивнула и получила в руки волшебный кристалл.

    – Побег пленника уже наверняка обнаружили. Ленка, передавай сообщение в Холфорд, чтобы выслали нам навстречу сильный отряд. Свелинна, гони изо всех сил! – скомандовал Серый Ворон, и «Речная красавица» стрелой рванула вперед.

    Мой крылатый посланник стремительно взмыл вверх, за несколько мгновений набрал высоту и скрылся в облаках. Дело было сделано.

    * * *

    Мы сидели на открытой веранде небольшой харчевни на берегу Стреминки. Со дня пышной коронации герцога Мазуро Кафиштена прошло уже пять дней, и страсти в городе поутихли. Мы только вчера вечером приплыли в Холфорд, загорелые до черноты, отдохнувшие и веселые, с целыми баулами сушеной рыбы, обвешанные связками грибов и пучками редких целебных трав. Это я настояла на том, чтобы провести-таки полноценный отдых на природе, и никто из моих спутников не возражал. Мы провели почти Две Руки на островах Чистой реки, чуть ниже по течению от Дори’м’Дарса. Получился такой прекрасный отдых, что мы с некоторым сожалением возвращались в столицу.

    На нашем фоне Пузырь смотрелся бледным и усталым, но все же нисколько не жалел, что не смог плыть с нами, так как громкие столичные события произошли у него прямо на глазах:

    – Появление бывшего пленника на Совете Рыцарства не стало для графа Армазо сюрпризом, – продолжал Петька свой рассказ. – У графа даже нашлись свидетели и завизированные высокими судьями показания, что именно люди вассала Армазо спасли жизнь пленнику, выкупив его у разбойников. Все обвинения, которые герцог Кафиштен выдвинул против своего оппонента, рушились прямо на глазах. Да, некоторые дела, в которых герцог обвинял противника, выглядели весьма неприглядно, но все равно этого было недостаточно…

    Петька отхлебнул холодного кваса. Я воспользовалась паузой и заказала еще морса и вкусных хрустящих мясных ребрышек. Сергей тоже заказал добавки и продолжил скармливать волчонку кости под столом.

    – Так вот, леди Камилетта поняла, что медлить больше нельзя. Некоторые члены Совета Рыцарства и так уже начали обвинять герцога в затягивании неизбежного голосования, так что пришлось выкладывать главный козырь. Мы полдня переписывали разговор с диктофона на магический кристалл, чтобы не демонстрировать Совету Рыцарства и отцам Инквизиции вещь из другого мира. Но сперва было приготовлено еще кое-что: в зал Совета ворвался гонец в форме расквартированных в Холфорде императорских войск. Взмыленный солдат передал срочное сообщение от магов-телепатов: «Северная Столица, Нордмарин, пала под натиском орков. Во главе двухсоттысячного войска врагов стоял огромный скальный огр по имени Свирепый Рык. Этот кровожадный огр устроил массовые казни и жертвоприношения защитников города на каменных алтарях демона Моргрима. Город захвачен, храмы Двенадцати Богов сожжены. Орки десятками тысяч уводят людей в плен».

    Совет Рыцарства сразу же превратился в растревоженный улей, все принялись обсуждать новости с севера. И вот тут встала высокородная леди Камилетта со словами:

    – А ведь кое-кто из присутствующих здесь не только давно в курсе падения Нордмарина, но и сам активно помогал оркам!

    После чего дочь герцога дала прослушать запись разговора. Это произвело эффект разорвавшейся бомбы, тем более что голоса графа Армазо и барона Шоллани сразу же узнали, а маги-консультанты и жрецы из Инквизиции подтвердили, что запись подлинная.

    Со всех сторон посыпались требования немедленно арестовать и даже казнить предателей, Силиус Армазо оказался припертым к стенке. Граф согласился, что выдвинутые против него обвинения очень серьезны, но заявил, что предоставит членам Совета Рыцарства доказательства своей невиновности и что ему требуется не более двух-трех клепсидр времени. Пока же он просит не делать поспешных выводов и объявить небольшой перерыв в заседании. Несмотря на сопротивление большинства членов Совета, председатель дал графу четыре клепсидры времени на то, чтобы доставить в зал нужные документы и свидетелей.

    Граф Армазо поблагодарил председателя и ответил, что четырех клепсидр ему более чем достаточно. В сопровождении небольшой группы верных сторонников Силиус Армазо вышел в соседнюю комнату и отдал распоряжения гонцам. Чтобы граф не вздумал сбежать, была поставлена вооруженная охрана. Через пару клепсидр стали возвращаться гонцы. Они приносили свитки, запечатанные бумаги и какие-то шкатулки. Всем было крайне интересно, как обвиняемый собирается выкручиваться из непростой ситуации. Сам же граф держался подчеркнуто спокойно, словно сейчас решался не вопрос жизни и смерти, а заурядный спор о просроченной дани с какого-то мелкого села. Когда предоставленное председателем время было на исходе, граф сообщил, что готов к выступлению. Члены Совета Рыцарства стали возвращаться в зал и рассаживаться по своим местам. В это время граф Армазо и пятеро его вассалов развернули свитки и… одновременно исчезли из зала Совета!

    На их поимку были посланы солдаты из частей внутреннего города. Но в замке графа не оказалось, как и большинства его людей. По свидетельствам немногочисленных слуг, примчались взмыленные гонцы, и начался страшный переполох. Буквально за две клепсидры люди герцога покинули внутренний город, а затем и Холфорд. Разом ушло более семи тысяч человек и все темные эльфы. Это стало лучшим доказательством вины графа. Совет Рыцарства был единодушен в своем решении и объявил герцога Мазуро Кафиштена новым главой города!

    Глава седьмая
    Тревожное лето

    Награду мы все же получили. Это произошло при нашей следующей встрече в Большой Выходной, на которой также присутствовали Фириат, Свелинна и Каришка. Шел проливной дождь, от которого мы укрылись под карнизом пустующего летнего театра. Довольный Пузырь вручил всем по расшитому вензелями рода Кафиштенов кошелю, в котором приятно позвякивало. Внутри моего, словно нарочно, оказалось ровно двести пятьдесят корольков, так что я тут же отдала его Каришке.

    – Сами понимаете, про случившееся в крепости не стоит никому рассказывать, – предупредил собравшихся Пузырь. – Официально пленник сбежал сам, а улики собрал и передал кто-то из подкупленных людей графа Армазо.

    По случаю своего избрания, новый глава города объявил большую амнистию: из тюрем Холфорда и окрестных городов были освобождены все осужденные за воровство, а также преступники, кому оставалось сидеть меньше трех лет. Помощь Гильдии Воров была высоко оценена новым правителем, и он таким способом постарался выразить свою признательность.

    – Удалось узнать, где сейчас скрывается Армазо вместе со своими слугами? – поинтересовалась я.

    – Посланные вдогонку солдаты смогли проследить их путь до территорий, контролируемых орками, – грустно ответил Фириат.

    – В замке «Зеленая Река» тоже ничего не удалось выяснить. Достроенную черную сферу уже увезли вверх по реке, а искать следы на территории дроу бесполезно – эльфы умеют надежно скрывать секреты. Для чего магу Агалиарепту потребовалась эта конструкция, никто так и не понял.

    Пузырь же рассказал, что сведения о падении Нордмарина подтвердились. Храмы Двенадцати Богов уничтожены, сотни тысяч людей угнаны в рабство. После этих слов мы замолчали. Я задумалась над тем, насколько далеко расположен Нордмарин от Холфорда и не придется ли обитателям Западной Столицы испытать на себе ужасы войны?

    По словам Петьки, новый правитель города прекрасно понимал масштаб угрозы и делал все возможное для подготовки к будущей войне. Людей, верящих в то, что ее удастся избежать, с каждым днем становилось все меньше…

    Вообще, вторая половина лета запомнилась мне именно подготовкой города к неизбежной войне. В середине лета была проведена мобилизация молодых парней в подразделения городской стражи и императорские пехотные полки. Все остальные физически здоровые мужчины от пятнадцати до сорока лет были обязаны состоять в ополчении или числиться в списках резерва. Даже Серый Ворон прошел курс воинской подготовки и получил специальный жетон. Отсутствие такого жетона при случайной проверке военным патрулем считалось теперь преступлением и каралось тюрьмой.

    Несмотря на молодость, Пузырь был назначен сотником частной армии рода Кафиштенов и отвечал за физическую подготовку бойцов. Фириат Темный Соболь и Ярик Тяжелый числились в его отряде. Сотни беженцев каждый день приносили в город все новые и новые слухи и страхи. Несмотря на все старания властей, не удалось остановить распространение информации о падении Нордмарина. А ближе к концу лета поползли слухи о захвате орками Южной Столицы. Неизвестно было, правда это или нет, поскольку каких-либо достоверных сведений оттуда не поступало.

    Сутки напролет шли работы по укреплению оборонительных сооружений: тысячи рабочих восстанавливали обветшавшие кое-где стены и охранные башни, углубляли крепостной ров, строили катапульты. В самом городе картина была такой же. Мастерские и кузницы стали работать круглосуточно, даже в центре можно было теперь слышать равномерный стук далеких молотов.

    Совсем худо стало с продовольствием. Голода еще не было, но цены на продукты взлетели до небес. И это притом, что урожай в этом году выдался богатейшим. Но селяне, видимо, предпочитали выжидать. Жители Холфорда возмущались и требовали у властей разобраться с зажравшимися крестьянами. Чтобы справиться с недовольством горожан, новый глава города своим указом организовал несколько отрядов и дал их командирам самые широкие полномочия, с целью разобраться в ситуации и наказать виновных в отсутствии поставок продовольствия. Но что-то эффекта от этих мер пока что не наблюдалось. Серый Ворон рассказывал мне, и у меня не было оснований ему не верить, что во всех ближайших хозяйствах не осталось ни одного лишнего зернышка. Купцы и разные спекулянты еще в конце весны подчистую скупили весь будущий урожай.

    Чтобы хоть как-то отвлечься от тревог, я налегла на учебу. Дни напролет проводила в библиотеке и в тренировочном зале. Коридоры Академии Магии наполнялись с каждым днем – адепты приезжали в город после летних каникул. Появилась и Кара. Мы со Свелинной несколько опасались ее возвращения и заранее договорились ни единым словом не упоминать о событиях на Зеленом озере. Но, к нашему облегчению, мысли соседки были заняты совсем другим. Кара влюбилась.

    Предметом ее воздыханий стал адепт восьмого курса факультета огня по имени Фарит – красивый высокий парень с угольно-черными волосами, с которым она познакомилась этим летом. Мне избранник Кары не понравился: жесткий, наглый, самоуверенный, колкий на язык тип. Свелинна его откровенно боялась. Но наша рыжая соседка втрескалась в Фарита по уши и даже не замечала его непростого характера. А может, как раз своей наглостью и самоуверенностью этот маг ей и нравился.

    А однажды в коридоре Академии я столкнулась с Гергом Шоллани. Парень показался мне каким-то задумчивым и растерянным. Он даже сперва не узнал меня и прошел мимо. Мне пришлось его окликнуть. Герг остановился и поздоровался, хотя было видно, что его мысли далеко. Я не стала отвлекать парня от важных дел и собиралась уже идти, но тут Герг проговорил:

    – Извини, Елена, задумался. Не смог найти в нашей библиотеке книг по интересующей меня теме. И это весьма странно.

    – А что за тема? – спросила я, просто чтобы поддержать разговор.

    – Меня заинтересовали древние религии, существовавшие до эпохи повсеместного распространения веры в Двенадцать Богов.

    – Вряд ли такие материалы будут храниться в нашей библиотеке, – засомневалась я. – Все-таки это вопрос скорее теологии, а не магии.

    – Не скажи, – возразил Герг, активно включаясь в спор. – Этот вопрос как раз касается зарождения магии. Вот подумай: все Двенадцать Богов были простыми жителями Штормовых островов и Пангеи. В том числе обычным человеком была и богиня магии Эльдора, которая сейчас дарит нам способность к волшебству, как утверждают ее жрецы. Люди пришли в этот край какую-то тысячу лет назад, может, чуть-чуть раньше. Но магия здесь существовала давно! Эльфы и дроу активно использовали магию в своей войне еще до появления людей в Пангее. Кроме того, магией владеют шаманы орков и некоторые демоны. А они уж точно не поклоняются Эльдоре! Получается, жрецы Двенадцати Богов нас обманывают, и магия не имеет никакого отношения ни к Эльдоре, ни к какому-либо другому богу из числа Двенадцати!

    В течение всей своей речи Герг постепенно повышал голос и в конце уже просто кричал. Глаза парня бегали, словно у безумца. Я даже испугалась и непроизвольно отступила на шаг. Словно прочитав мои мысли, Герг рассмеялся:

    – Нет, Елена, я не безумен. Просто я наконец-то нашел изъян в том полотнище лжи, за которым жрецы скрывают от нас правду. И я не один такой! Все больше умных людей прозревают. Нас уже много, в том числе и здесь, в Академии. И с каждым днем нас становится все больше. Жрецы Двенадцати Богов вскоре будут вынуждены рассказать людям правду. Тогда привычный мир рухнет, и на смену этому, полному лжи и обмана, миру придет новый – честный и справедливый!

    Пребывая в сильном нервном возбуждении, Герг попрощался со мной и побежал в сторону жилых корпусов. Я так и не поняла, про каких «нас, которых много», он говорил.

    * * *

    За Две Руки до начала учебного года вернувшихся в Академию Магии адептов собрали в большом зале главного корпуса. Громадная аудитория, рассчитанная на несколько тысяч слушателей, сейчас была заполнена практически полностью. Мы со Свелинной и Карой едва отыскали свободные места на одном из верхних рядов. Несмотря на большое расстояние до кафедры, слышно выступающих было идеально. Какое-то заклинание транслировало каждое слово в самые далекие уголки аудитории.

    Смысл речей преподавателей сводился к следующему: над Холфордом нависла угроза нападения орков. Однако паниковать не стоит, никакой близкой опасности нет, защита города крепка, а защитники многочисленны и полны решимости. Однако учебная программа Академии все же будет несколько изменена и дополнена. На младших курсах вводится базовое изучение основных боевых заклинаний и защиты от таких заклинаний. Старшекурсникам же предстоит к зиме сдавать полноценный экзамен по боевой магии. От всех адептов ждут понимания, терпения и усердия в учебе…

    Среди выступающих оказался и куратор нашего четвертого курса, высший маг Тоедин с факультета магии воды. Он сообщил, что четвертый курс будет самым младшим из тех, кого затронут изменения в программе. Преподаватели не собираются готовить нас к ратным подвигам. Наша задача лишь научиться работать в группе, поддерживать своей магией пока что недоступные нам заклинания более старших и опытных товарищей, а также учиться вливать свою силу в общие заклинания магической защиты.

    После собрания я, Свелинна и Кара направились в библиотеку и, отстояв длинную очередь, нагрузились учебниками для четвертого курса. В том числе каждой из нас выдали по толстенному учебнику по магической защите и отдельной книжечке по основам групповых заклинаний. С того же дня мы приступили к тренировкам в зале. Работали вместе: двое держали магический экран, а третья пыталась этот экран разбить. Нельзя сказать, чтобы все было совсем уж безнадежно, но групповая защита у нас не получалась. Любая из нас троих легко пробивала защиту, выставленную двумя другими. Так, я магией земли сразу же сметала сдвоенную защиту Кары и Свелинны. Как бы мы со Свелинной ни старались, Кара огненной магией моментально прожигала наш щит. Свелинна, в свою очередь, с такой же легкостью волной магией воды размывала двойной магический щит огня и земли.

    Но мы не опускали рук и продолжали тренироваться. Что меня удивляло, тренировались мы практически в пустых залах. Подавляющее большинство адептов Академии отнеслись к новости о возможной войне достаточно беспечно и не собирались тратить последние дни летних каникул на подготовку к учебному году. Тем более что дни эти выдались очень теплыми и солнечными, а это вовсе не располагало к учебе.

    А еще я стала работать. Да, именно работать, честно получая цехины и золотые монетки. Совет, данный мне когда-то Гергом Шоллани, оказался действенным: подходящей работы даже для начинающей магички в городе было предостаточно. Каждый Малый и Большой Выходной я просматривала ближайшие к Академии доски с объявлениями и собирала интересные предложения. За три-четыре часа, обойдя нанимателей, можно было заработать пару-тройку золотых монет, а иногда и больше. Часто со мной в паре работала Свелинна, и тогда мы делили награду пополам. Работа для магов была всегда нетривиальной и интересной, обычно совсем нетрудной и иногда выполнялась нами всего за пару минут. Найти правильное место для колодца, отпугнуть стаю ворон от виноградника, позабавить яркими магическими фокусами детей на празднике, проверить магией честность делового партнера, незаметно узнать, дома ли вредный папаша прекрасной девицы… Все это было нетрудно для таких магов, как я и Свелинна.

    В самый последний день лета в Большой Выходной собрались только мы втроем – я, Сергей и Петька. Маленькая Свелинна, которая обычно сопровождала меня, на этот раз осталась учиться. Фириат Темный Соболь и Ярик Тяжелый, также время от времени приходившие на наши встречи, сегодня были на дежурстве. И даже Сергей пришел без Каришки, взяв с собой только верного Неведомого Призрака. Не стесняясь чужих ушей, мы откровенно говорили о многом, прежде всего о возможной войне.

    Серый Ворон был настроен крайне пессимистично. Он опасался, что в случае осады Холфорд может стать для нас смертельной ловушкой. Прозвучали даже слова о том, что разумнее всего город покинуть. Естественно, я была категорически против! Бросать учебу в Академии Магии?! Об этом не могло быть и речи! Петька тоже не собирался покидать город и даже обозвал Сергея трусом. Тот не обиделся – его вообще стало очень трудно вывести из равновесия. На обвинения он лишь ответил, что не бросит нас, хотя и считает наше поведение неразумным.

    Перед расставанием Петька и Сергей преподнесли мне шикарный подарок – замечательную волшебную палочку из черного дерева с темным ониксом в навершии. Признаться, я была очень растрогана. Именно о такой я давно мечтала и случайно проговорилась друзьям. Я даже потихоньку начала копить на нее. Это был лучший подарок к новому учебному году! Я была совершенно счастлива, и никакие орки не могли испортить мне настроение.

    * * *

    Первый учебный день на четвертом курсе запомнится мне на всю жизнь. Мы втроем сильно опоздали на первый урок – магический голем при входе в учебный корпус отказался нас пропускать, так как не обнаружил в списках учеников четвертого курса ни меня, ни Свелинну, ни Кару. Нам пришлось искать знакомых преподавателей, и лишь помощь магистра Таулины помогла исправить эту нелепую бюрократическую ошибку, после чего магический охранник пропустил нас в лабораторный корпус.

    Мы робко постучались в двери нужной нам аудитории уже во второй половине вводного урока, на котором архимаг Тоедин читал курс защитной магии. Наше позднее появление было встречено свистом и улюлюканьем, архимаг же прокомментировал опоздание ехидными словами:

    – Наконец-то появились и ваши новые сокурсницы, про которых я говорил в самом начале урока. Видимо, они теперь мнят себя звездами и считают ниже своего достоинства приходить на занятия вовремя.

    Большой полукруглый зал, в котором собралось около трехсот адептов четвертого курса с разных факультетов, снова недовольно загудел. Под этот гул и обидные выкрики мы направились было к ближайшей свободной скамье, но преподаватель остановил нас:

    – Положите-ка свои портфели и выходите в центр зала. Раз эти трое считают себя самыми умными, давайте именно им и предоставим возможность продемонстрировать на практике свои знания по групповой защите. Я пригласил на это занятие четырех адептов старших курсов, которые и будут испытывать совместную защиту, построенную нашими новыми звездами. Думаю, будет очень интересно!

    После этих слов с задних рядов спустились четверо адептов со стихийных факультетов: какая-то высокая бледная девица с факультета воздуха, лысый крепкий паренек в темно-коричневой мантии факультета земли, ухмыляющийся парень с факультета огня и… Водемир. Все четверо являлись адептами седьмого курса и на голову в магическом ремесле превосходили любую из нас троих. Я почувствовала, как сжалась от испуга маленькая Свелинна, и даже у вечно гордой и невозмутимой Кары опустились руки. Пришлось мне взять инициативу на себя:

    – Становимся в круг лицом внутрь, руки кладем на плечи соседей. Строим общую защитную сферу элементов, как во втором параграфе учебника.

    Четверо старшекурсников встали вокруг нас. Архимаг Тоедин повел рукой с жезлом из стороны в сторону, включая защитный контур, который накрыл куполом сцену и надежно отгородил сидящих в зале адептов от случайных заклинаний.

    – Коллеги, поочередно пробуйте разными стихиями пробить защитный блок девушек. Интенсивность по нарастающей. Как только экран девушек лопнет, сразу же прекращайте. Начали!

    Я закрыла глаза, сосредотачиваясь на своей магической защите, услышала шепот Свелинны: «Готовится заклинание воды» и сместила акцент защиты на эту стихию. Удар ледяного копья, тысячей осколков разлетевшегося от магического щита, заставил нас пошатнуться. Больно! Как будто молотком по пальцам. Мои руки едва не слетели с плеч подруг. И это притом, что основной удар пришелся по щиту Свелинны. Каково же было ей? Но рассуждать было некогда, я почувствовала нарастание силы земли.

    – Готовьтесь, земля! – успела произнести я, и остатки воздуха вылетели из моих легких от удара каменным ядром по магическому щиту.

    Я чудом сохранила концентрацию. Еще пара таких ударов – и мои силы закончатся… А Кара уже предупреждала о приближении огня, и мне пришлось смещать акцент защиты на эту стихию. Потом был воздух, и вихрь едва не разметал нас.

    – Слишком трудно. Нужно уменьшить площадь щита, иначе не выдержим, – проговорила сквозь слезы боли Свелинна.

    – Опускаемся на колени. Головы пригнуть. Круг ни в коем случае не разрывать, – раздался приказ Кары.

    Мы синхронно опустились на колени и наклонились вперед, соединяя наши макушки. И очень вовремя – удар едкой кислоты окатил нашу маленькую защитную сферу. Я ужаснулась. Кислотный дождь – откровенно боевая магия, которая могла нас убить! Мой щит помог Свелинне отразить это смертельно опасное заклинание. Затем, когда поток острых камней отразился от моего щита, я почувствовала помощь Кары и, в свою очередь, помогла рыжей соседке принять струю пламени. Последовал коварнейший удар: одновременное применение магии воздуха и магии воды. Раскрученные до немыслимых скоростей, заточенные воздушным вихрем ледяные осколки едва не пробили наш щит. Мы одновременно охнули от боли. Водемир атаковал вне очереди, мельком подумала я.

    Мои мысли были заняты совсем другим: я с удивлением обнаружила, что моя защита наполняется чужой магией. Точнее… это уже не был только мой щит. Три разные сферы сплавлялись в единую. Это был наш общий щит! Судя по удивленному возгласу Кары, она тоже это почувствовала. Я представляла нашу защиту толстой скорлупой, причем непременно белого цвета. Но открывать глаза, чтобы проверить мысленный образ, я не стала. Скорлупа с легкостью отразила бомбардировку огненными шарами, а затем сдавливание тисками магии земли с одновременной заморозкой – опять Водемир атаковал вне очереди!

    – Встаем с колен, – громко и уверенно произнесла я. – Теперь мы способны отбить любую их атаку.

    Под градом заклинаний мы выпрямились во весь рост. Настолько непривычно было ощущать себя неуязвимой! Чужая магия переполняла меня, я ощущала дикую ярость огня и одновременно холодное спокойствие воды. И даже легкость воздуха стала для меня не настолько уж недосягаемой. Мы легко восполняли потери энергии и могли отражать удары сколь угодно долго. Это было настоящим чудом. Я открыла глаза.

    Водемир, ревя от ярости, обрушивал на нашу защиту заклинание за заклинанием. И это уже не было тренировкой или работой вполсилы. Водяной бич, которым он хлестнул по нашему щиту, с легкостью разрубил одну из каменных колонн на краю сцены. Архимаг Тоедин что-то кричал, адепты повскакивали со своих мест и тоже кричали. Но я не слышала слов сквозь все эти защитные слои. Зато старшекурсники расслышали слова Архимага и поняли их.

    Девушка с факультета воздуха запустила в Водемира чем-то тягучим и переливающимся, но маг воды с легкостью отразил заклинание. Парень с факультета огня бросился к толстяку, одновременно направив и струю пламени. Мантия на Водемире загорелась, но тот с легкость погасил ее и, развернувшись, хлестнул по огненному магу водяным хлыстом. Я с ужасом смотрела, как отрубленная рука в оранжевом рукаве падает на пол, а рядом с криком оседает покалеченный ученик.

    – Атакуем! – крикнула Кара, и мы со Свелинной мгновенно поняли и приняли ее план.

    Кара стала непрерывно обстреливать Водемира огненными шарами. Толстый маг попытался огрызнуться ледяным копьем, но вскоре вынужден был уйти в глухую оборону. Я активно помогала Каре и старалась не удивляться тому, что и сама пускаю такие же мощные огненные шары. И что Свелинна, которая как маг воды, по определению, не способна на такие заклинания, тоже стреляет огнем.

    Между тем Водемира вдруг опутала тонкая, мгновенно окаменевшая паутина. Одновременно воздушный вихрь приподнял толстяка и с размаху впечатал в каменный пол. Я отчетливо услышала треск ломающихся костей. Но даже это не остановило безумца – он попытался встать, паутина на нем лопалась от напряжения. Но тут погас внешний защитный контур, которым архимаг отгородил аудиторию, и Тоедин наконец-то смог успокоить взбесившегося семикурсника. Уже через пару мгновений Водемир был надежно вморожен в ледяную глыбу.

    Урок досрочно окончился. Вокруг раненого паренька с факультета огня суетились преподаватели. Охранники куда-то унесли замороженного Водемира. Адепты тоже покидали аудиторию. Про нас все забыли, а мы так и продолжали стоять в центре сцены, окруженные защитным полем.

    Мы продолжали стоять не потому, что не могли уйти. Просто было какое-то невероятное состояние полного слияния сил, мыслей, способностей. Я могла бы сейчас дышать под водой и не сгорела бы в пламени – все способности Кары и Свелинны стали мне доступны. Я ощущала тревогу за родителей, оставшихся в крохотном поселке, и волнение перед завтрашним свиданием с Фаритом. Я могла с легкостью читать мысли своих подруг, и они тоже, вне всякого сомнения, были сейчас способны прочесть мои мысли…

    Как только я это поняла, сразу же разорвала наш ментальный контакт. Разорвала с явным сожалением, но все же решительно и необратимо. Через пару мгновений мы погасили уже три разных защитных контура и потихоньку направились за оставленными на парте вещами.

    – Это было невероятно! – прокомментировала Свелинна, когда мы выходили в коридор.

    – Да, ощущение огромной силы и такого близкого родства с вами, что мне было совсем не жалко делиться своими сокровенными мыслями, – призналась покрасневшая от смущения Кара. – Только я не поняла, Фея, чего ты так внезапно испугалась, что разорвала нашу связь?

    Мне пришлось срочно придумывать более-менее правдоподобный ответ:

    – Извини, Кара. Я не к месту вспомнила о своем бывшем женихе, который служит у Кафиштенов. Он иногда рассказывал мне некоторые тайны герцога и его дочери. Я обещала молчать и вдруг сегодня сообразила, что могу невольно разболтать их тебе. А ты ведь из рода Шоллани, и Армазо – ваши сюзерены. Мне самой стыдно, Кара. Это все проклятая политика.

    – Очень жаль, что такие предрассудки смогли испортить тебя, – скривилась недовольно Кара. – Я никогда не интересовалась политикой, и мне глубоко плевать на все тайны Шоллани, Кафиштенов, Армазо и всех вместе взятых. И, честно говоря, до этого момента я считала, что ты даже не знаешь моей фамилии. Я ведь ни разу за год обучения в Академии не назвала ее, так как старалась сохранить свое дворянское происхождение в тайне.

    – Твой племянник Герг проговорился, – призналась я.

    – Тогда понятно. Он просто помешан на политике, все пытается ухватить свой счастливый шанс. Постоянно что-то затевает, лезет во всякие авантюры. Раньше стремился выслужиться перед графом Армазо, сейчас же вступил в эту новую секту сторонников монотеизма.

    – Что за секта монотеизма? – спросила внимательно слушавшая наш разговор Свелинна.

    – Да что вы совсем ничего не знаете? Вы же не в глухом лесу живете! – удивилась Кара. – Весь Холфорд уже несколько дней бурлит. Из Первой Столицы пришли вести, что император Гестор Шестнадцатый отказался от поклонения Двенадцати Богам и принял веру в единого бога-творца. Вслед за Императором монотеизм приняло большинство придворных. По указу Гестора Шестнадцатого наряду с храмами Двенадцати Богов в каждом крупном городе Империи положено построить храм Единого Бога Моргрима.

    – Моргрима? – с ужасом проговорила я жуткое имя, не веря своим ушам.

    – Да, именно. Тем же указом император объявил полную амнистию всем, кто подвергался гонениям за поклонение Моргриму.

    * * *

    К сожалению, новость оказалась правдой. Преподаватели и адепты подтвердили, что император перешел в другую веру. Поклонение демону становилось официально одобряемой властями Империи религией, и всем наместникам было приказано поддерживать зарождение новой Церкви.

    К концу дня по Академии Магии прокатился новый слух: власти Холфорда разрешили строительство большого храма Моргрима в самом центре Храмовой площади! Непонятно откуда появившейся толпой фанатиков нового культа уже были скинуты и разбиты на куски статуи Двенадцати Богов, стоявшие на месте будущего строительства. Большинство адептов встретили эти вести с нескрываемой радостью, в коридорах и комнатах началось шумное веселье, вскоре вылившееся во внутренний двор. Ночное небо над Академией засветилось от множества ярких заклинаний, засверкали магические фонари и цветные иллюзии. Некоторые особо буйные молодые маги призывали собравшихся громить и жечь храмы Двенадцати Богов, слышались даже призывы к истреблению жрецов старой веры. Это было ужасно…

    Я не считала себя религиозным человеком. Ни у себя дома, ни тем более тут, в Пангее, я никогда не стремилась строго следовать принятым обрядам. Но сейчас я вдруг почувствовала, что дальше так жить нельзя. Было больно видеть, как полюбившийся тебе мир стремительно погружается в пучину мракобесия, как черное вдруг объявляется белым, а гнусное становится святым. Вчерашние преступники и предатели объявлялись героями, а с таким трудом достигнутая победа в борьбе за власть в Холфорде теряла всякий смысл.

    Свелинна разделяла мои чувства. Девочка с ногами забралась на кровать и, плотно укутавшись в мантию, массировала виски. Спать или учиться было совершенно невозможно из-за громких салютов и ярких вспышек под окнами. Даже плотно задернутые шторы и вставленная в уши вата не помогали: я чувствовала активное изменение магического поля из-за творимых поблизости заклинаний и не могла расслабиться. От напряжения у меня сильно заболела голова. Кары в комнате не было, она праздновала во внутреннем дворе вместе с тысячей других адептов.

    Чтобы хоть как-то унять головную боль, я решила, невзирая на поздний час, выйти во двор и прогуляться на свежем воздухе. Но не успела я пройти до ближайшего портала, как услышала позади стук легких башмачков и остановилась.

    – Фея, мне страшно оставаться одной! – тихо проговорила Свелинна, зрачки ее были огромными от испуга.

    Мы вышли на улицу и медленно побрели вдоль ограды Академии. Стоял теплый вечер. Мимо нас пробежала шумная группка адептов, неся на длинном шесте иллюзорное чучело жреца бога Латандера. Чучело было карикатурно уродливым, закутанным в длинную жреческую мантию и громко вопило, чередуя слова молитв с нецензурной бранью. Каждый раз, когда иллюзорное создание отпускало новую порцию ругательств, несущие его адепты весело смеялись и запускали в небо разноцветные заклинания.

    Когда мы дошли до поворота, на наших глазах еще одна группа адептов свернула с идущей вокруг корпусов дорожки и направилась во внутренний город. Подойдя ближе, мы обнаружили, что внешние ворота приоткрыты, и никакой охраны нет.

    – Пойдем в парк, там не так шумно, – предложила я своей спутнице. – К тому же когда еще выпадет возможность погулять по ночному городу?

    Свелинна не возражала, и мы вышли за ограду. Я не знала, бил ли уже третий ночной колокол, – в таком грохоте и визге я вполне могла его не услышать. Но мы увидели хорошо освещенные аллеи, по которым еще ходили горожане, и пошли вперед. Шагов через пятьдесят я обратила внимание на дорожку, ведущую к маленькой часовенке богини магии Эльдоры. Почему-то именно в этот тревожный вечер мне захотелось выразить ей свою благодарность и поддержку, а также поблагодарить Эльдору за дар магии. Внезапно решившись, я свернула с освещенной аллеи.

    Часовенка была открыта, из узких окошек пробивался неяркий свет. Пожилая женщина в темно-коричневых одеждах жрицы храма стояла на небольшой стремянке и аккуратно закрашивала закопченный след от боевого огненного заклинания. Чуть ниже на стене, через еще не просохший слой извести, можно было прочесть накарябанную кем-то надпись: «Трепещите, жалкие служки Эльдоры! Великий Моргрим-Творец вскоре уничтожит ваш нелепый культ!»

    Пока мы со Свелинной стояли в нерешительности, старая жрица закончила свою работу и, тяжело вздыхая, спустилась с лесенки. Женщина с явным недоверием осмотрела нас, поставила ведро и приоткрыла перед нами двери. Внутри часовенку освещали парящие в воздухе зеленоватые хрустальные шары. Я зашла внутрь и остановилась перед статуей богини магии. Но не успела я собраться с мыслями, как услышала за спиной звук падающего тела. Обернувшись, я увидела, что Свелинна лежит на каменном полу.

    Я тут же бросилась к девочке, но моя помощь не требовалась – маленькая волшебница уже поднималась. Наверное, она просто споткнулась или наступила на полы своей мантии. Когда же я увидела совершенно безумные черные глаза подруги, то в ужасе отдернула руку. Свелинна поднялась и, глядя куда-то в пустоту, совершенно безжизненным скрипучим голосом начала прорицать:

    – Близится срок, отведенный Зеленой Столице. Кровь и огонь уготованы жителям града.

    Сталь. Кровь. Смерть… Пламя. Кровь. Смерть…

    – Павший герой окропит своей кровью ворота. Девочке время припомнить былые советы.

    Смерть. Жизнь. Смерть… Смерть. Сила. Жизнь…

    – Трудно кольцо разорвать и увидеть свободу. Птица должна к пирамиде идти сквозь потемки.

    – Трое закончилось время на поиск подмоги. Девять надежных друзей уже видены вами.

    Хвост и Рога, Топор и Длинные Уши, Двое Мечей, Вода и Неведомый Призрак.

    Всех соберите. Вместе вы…

    В этот момент тело девочки покрылось желтыми искорками. Я почувствовала колебание магического фона и обернулась. Старая жрица творила заклинание снятия наложенной магии. Завершив чтение, она высвободила энергию. Словно незримая волна прошла по часовне, зеленое свечение погасло, висевшие в воздухе магические фонарики со стуком попадали на пол. Свелинна же, разом обмякнув словно кукла, стала опадать. Я едва успела подхватить тело подруги. Женщина опустила руки и строго произнесла то ли мне, то ли кому-то невидимому:

    – Не допущу чужой магии в своем храме!

    После этого жрица подошла к нам, внимательно осмотрела маленькую волшебницу и положила на удивление молодую ладонь на лоб Свелинне.

    – Сейчас она очнется, – заверила жрица, и в ту же секунду девочка открыла глаза.

    – Что со мной было? – тихо спросила магичка и, не дожидаясь ответа, заплакала. – Это опять повторилось? Скажи, Фея, я опять говорила чужим голосом?

    – Да, ты произнесла какое-то пророчество, – подтвердила я, осторожно ставя Свелинну на ноги.

    – Фея, я не могу так больше! Это какой-то кошмар! Я просто схожу с ума от страха! – еще сильнее разревелась моя подруга.

    – Глупенькая! – вмешалась разговор жрица. – Мудрецы по крупицам собирают знания, шаманы глотают смертельные яды и подвергают себя страшным испытаниям, волшебники всю жизнь учатся и копят силу. И все ради того, чтобы научиться входить в состояние, в котором им открывается будущее. У тебя есть дар. Этим нужно гордиться и учиться его использовать.

    – Я не хочу этого! – упорствовала девчонка. – Я готова на все, лишь бы избавиться от этого проклятого дара.

    – Избавиться от него нетрудно, я могла бы прямо сейчас тебе помочь. Вот что действительно трудно, так это вернуть дар обратно, когда ты передумаешь. А ты рано или поздно передумаешь, я в этом уверена. Так что тебе решать.

    Я заметила, что жрица вовсе не такая старая, какой мне показалась вначале. Обычная женщина средних лет, правда выглядела она очень уставшей. Прямой нос, тонкие губы, волос не видно из-за низко надвинутого капюшона. И холодные пронзительные глаза человека, привыкшего повелевать. Я непроизвольно отвела взгляд в сторону.

    – Волшебница воды и смерти Свелинна, хочешь ли ты раз и навсегда лишиться своего дара к предвидению? – строго спросила жрица храма богини магии.

    – Нет, – тихо прошептала девочка. – Навсегда не хочу. Но и не хочу, чтобы эти приступы случались так неожиданно. Я не выдержу. Умру от страха или сойду с ума.

    – Хорошо, я поняла. Пусть твой дар останется у тебя. Вот, возьми эту заговоренную серебряную цепочку. Носи ее на шее, не снимая, и у тебя не будет подобных припадков. Ладно, не буду вас смущать своим присутствием. Алтарь у дальней стены. Сегодня вы единственные из всей вашей магической братии, кто не сошел с ума.

    На улице снова послышались крики и шум взрывающихся в воздухе магических хлопушек. Звуки приближались. Кажется, на этот раз адепты свернули в сторону часовни. Жрица тут же выпрямилась и быстрым шагом направилась к дверям, чтобы отогнать хулиганов от святилища.

    Свелинна надела цепочку и спрятала под одежду. Вдвоем мы подошли к алтарю. Магического освещения не было, лишь из узких окошек пробивался неверный ночной свет. Над нами возвышалась мраморная статуя богини магии – высокой женщины с прямым носом, узкими губами и колким взглядом. Мы одновременно ахнули, переглянулись и бросились догонять только что вышедшую из дверей женщину.

    Но на улице ее уже не было…

    Мы решили вернуться в свою комнату. У меня в голове перемешивались сумбурные мысли о новом пророчестве и этой таинственной женщине. А моя подруга искренне радовалась подарку:

    – Смотри, Фея, как я могу! – смеялась девочка, а из земли при каждом шаге пробивались фонтанчики воды. – Ух ты, я могу вызывать настоящий туман!

    В любое другое время ее действия могли бы заинтересовать редких ночных прохожих или городскую стражу, но сегодня ночью магией никого нельзя было удивить. Над Академией продолжали грохотать взрывы огненных шаров и переливались разноцветные магические иллюзии, все больше и больше адептов выходили за ворота и продолжали буйный праздник уже во внутреннем городе. Городская стража почему-то не спешила пресекать это безобразие, и это было воспринято молодыми магами как сигнал к вседозволенности.

    * * *

    Весь следующий день преподаватели раздавали замечания сонным адептам за невнимательность, щедро начисляя штрафные баллы. Одного парня с факультета магии духа, уснувшего прямо на парте, разъярившийся преподаватель алхимии обрызгал жгучим раствором из склянки, после чего выгнал остервенело чешущегося адепта к декану факультета за допуском к следующим занятиям.

    Кара могла бы повторить судьбу этого несчастного, если бы Свелинна вовремя не разбудила захрапевшую магичку. Магистр алхимии ограничился десятью штрафными баллами за невнимательность. Покрасневшая Кара едва слышно поблагодарила Свелинну, но было видно, что наша рыжая соседка сильно раздосадована. Все-таки десять штрафных баллов – достаточно внушительное отставание, которое потом очень трудно наверстать.

    Последним предметом на сегодня была «специализация». Адептов, до этого обучавшихся единым потоком, впервые разделили на разные спецкурсы. В составе группы из одиннадцати человек я направилась в огромную башню, посвященную Луне Сток. Именно это небесное тело, как единодушно полагали звездочеты и астрологи, благотворно влияло и усиливало магию земли.

    Занятие сегодня вел сам высший маг Достер Волк, декан факультета магии земли. В своей вступительной речи он долго рассказывал о том, как же нам всем страшно повезло, ведь именно магия земли является самой востребованной в горном деле, в возведении крепостей и укреплений, в сельском хозяйстве и строительстве дорог. Именно в магии земли имеются самые лучшие защитные заклинания из всех двенадцати магических граней. И хотя наш раздел почти не содержит прямых ударных заклятий, мало что может сравниться с землетрясением или армией каменных големов.

    Адепты слушали декана с открытыми ртами и явно благодарили судьбу за то, что их способности проявились именно в магии земли, самой лучшей из всех возможных граней. Я же отнеслась к речам декана с большой долей скепсиса, так как подозревала, что сейчас на всех двенадцати факультетах адепты выслушивают подобные воодушевляющие речи о преимуществе именно их рода магии.

    Когда слова кончились, началось время демонстрации своих способностей. Сперва только лишь с помощью своей магии нам предлагалось лепить фигуры из сухого рассыпающегося песка. Потом нужно было прокатить тяжелый округлый камень по полу и силой магии швырнуть его как можно дальше. Затем адептам предлагалось расколоть фигурку из обожженной глины, стоящую на столе декана. Мне пришлось приложить максимум сил и стараний, чтобы не ударить в грязь лицом. Среди одиннадцати адептов группы сразу у четверых земля оказалась единственной гранью, и было безумно трудно соревноваться с «чистыми» магами земли.

    К счастью, со всеми заданиями я справилась. Может, не так быстро, но все же я оказалась одной из лучших, чем порадовала декана, который с пристальным вниманием следил за моими успехами. В конце занятия Достер Волк похвалил меня и пожелал терпения в обучении, так как мне будет достаточно трудно. В общем, практические занятия показали, что почивать на лаврах нельзя ни в коем случае, придется трудиться и трудиться, если я хочу стать лучшей среди учеников факультета.

    После занятий я встретилась с Карой и Свелинной. Кара была злющей, словно фурия. Она едва не уснула на практических занятиях и получила за это еще три штрафных балла. Даже показанные ею отличные результаты в практикуме не подняли настроение рыжеволосой магичке.

    Свелинна же сообщила, что стала сегодня лучшей среди всех адептов факультета магии воды, чем вызвала нескрываемое удивление декана. Я тоже, признаться, удивилась, ведь у Свелинны грань магии воды была доминирующей, но не единственной. Второй ее гранью была магия смерти. Это направление было, мягко говоря, не в почете в Пангее. Учебники по магии смерти хранились отдельно в закрытых разделах библиотеки, а для изучения предлагались лишь примитивные доступные всем заклинания типа «Определения нежити», «Отпугивания нежити», «Базовой защиты от смертельной магии» и еще парочки подобных. При любой возможности адептов со способностями в магии смерти старались переводить на другие факультеты – деканат считал, что уж лучше плохонький маг огня или слабый иллюзионист, чем выучившийся некромант.

    Когда Кара удалилась по своим делам, маленькая волшебница призналась, что ей пришлось даже немного подыгрывать остальным, чтобы ее способности в магии воды слишком сильно не выделялись на общем фоне. Она сознательно провалила два последних упражнения, чтобы остальные успокоились и ничего не заподозрили.

    – Цепочка из часовни? – догадалась я.

    – Да! Эта цепочка значительно усилила мои способности. Но снимать ее ни за что не буду. Не хочу больше повторения внезапных припадков, да и, пока цепочка на мне, для остальных магов она совершенно не видится магической вещью. Если же я ее сниму, она будет светиться, словно маяк для проплывающих кораблей.

    Кара появилась перед самым третьим колоколом. Была она очень возбуждена, ходила по комнате и этим мельтешением мешала мне сосредоточиться на домашнем задании. Сама Кара решать объемное домашнее задание по построению заклинаний даже не собиралась. Когда я сделала ей замечание, магичка зло рассмеялась:

    – Да какой теперь, вообще, смысл в выполнении этого задания? Какой, вообще, смысл в учебе, в выполнении всех этих никчемных упражнений? Грядет новый мир, и все эти ценности станут ничтожными. Привычная нам магия – это просто мусор! Вы только представьте на мгновение – новая Церковь настолько сильна, что любое, совершенно любое мое желание может исполниться!

    Я поняла, о чем она говорит. Серый Ворон как-то рассказывал нам с Петькой о собрании культистов Моргрима и всеобщем исполнении желаний. Понятно, что такой сильный соблазн, как выполнение самых заветных желаний, позволял жрецам Моргрима быстро вербовать сторонников. Непонятна была только цена, которую придется платить приверженцам новой религии. Но, думаю, ради исполнения очередного желания некоторые пойдут абсолютно на все: на убийство, на подлость, на предательство. Спорить с Карой или что-то ей доказывать я не стала. Она уже сделала свой выбор, и повлиять на него я уже никак не могла.

    * * *

    На девятый день осени, перед самым Большим Выходным, я сидела вечером в своей комнате и перечитывала учебник по рунной магии. Только что закончилось очередное занятие на факультете земли, и некоторые предложенные магистром Таулиной упражнения ставили меня в тупик. Причем не только меня – никто из группы адептов не смог их выполнить. Поэтому я упорно листала учебники в поисках возможных способов решения нетривиальной задачи: в закрытый на ключ каменный ларец одной лишь магией переместить стоящую на крышке этого ларца нефритовую статуэтку. Кары и Свелинны в комнате не было, обе ушли в библиотеку. Тоже, видимо, решали какие-то задачки со своих спецкурсов.

    В оконную раму что-то стукнуло. Я оторвалась от учебника, подошла к окну и увидела с внешней стороны ограды Серого Ворона, который искал следующий камешек для броска. Пока он не успел разбить стекла, я открыла окно и крикнула, что сейчас спущусь. Сергей был одет изысканно, даже броско – в дорогой яркий костюм по самой последней местной моде. Непривычно было видеть такой наряд на парне из Гильдии Воров, где предпочитают незаметные скромные одежды.

    – Не обращай внимания, это маскировка, – отмахнулся Сергей, видя мое недоумение. – Ходил к одному скупщику краденого, а он живет в богатом квартале, в доме напротив казарм городской стражи. Но это неважно. Есть дело. Прямо сейчас.

    – Что за дело? – Чтобы не выдать своего оживления, я старалась говорить спокойно и даже несколько лениво. – Опять что-то противозаконное?

    – Нет. Мне нужен секундант.

    – Что?! – вскричала я, не в силах сдержать свои эмоции.

    – Через восемь клепсидр я дерусь на ритуальной дуэли с членом Гильдии Воров. По правилам, нужны два секунданта, причем один должен быть не из Гильдии. И я предположил, что ты согласишься.

    – А из-за чего ты дерешься? А правила какие? А мне тоже придется драться? – сыпала я вопросами. В голове был полный сумбур.

    – Правила простые: двое дерутся холодным оружием до первой крови. Никакого метательного оружия. Никакой магии. Никаких ядов. После нанесения первой же раны бой останавливается. Секунданты не помогают участникам и только следят, чтобы все прошло честно. Если одна из сторон пытается мухлевать или не признает поражения, секунданты вмешиваются и пресекают нарушение.

    – Я согласна!

    – Отлично. Тогда надень что-нибудь поверх своей мантии, так как идти нам придется во внешний город, а туда адептов в обычные дни не выпускают.

    Я быстро сбегала в свою комнату. Накинула плащ и написала записку для Свелинны и Кары, что вернусь только завтра. На всякий случай нацепила все имеющиеся у меня накопители и усилители магии и в прямом смысле слова бегом помчалась к Фонтану Силы, чтобы зарядиться. Мои сборы заняли всего одну клепсидру времени, но Сергей все равно остался недоволен.

    Быстрым шагом он повел меня к воротам во внешний город, затем мы пошли по какой-то длинной улице в сторону Стреминки. Богатый район сменился районом мастеровых, где мы свернули в какую-то подворотню. Сергей ловко взбежал на плоскую крышу дома по приставной лестнице. Придерживая полы длинной мантии, я последовала за ним.

    – Мы сильно опаздываем, поэтому пойдем напрямую по крышам. Быстро темнеет, так что будь осторожна, смотри под ноги.

    Серый Ворон разбежался и перепрыгнул на черепичную крышу соседнего дома. Мне не оставалось ничего другого, как последовать за ним. Подкованные железными набойками туфли громко стукнули, вызвав возмущенный крик обитателя дома. Он ругался и кричал, что позовет стражу. Прыжок, разбег, прыжок… Третья по счету крыша оказалась покатой, я поскользнулась, поехала по влажной поверхности и едва не упала в чей-то грязный хлев с громадными свиньями. К счастью, уже на самом краю крыши Сергей схватил меня за руку.

    – Не ушиблась? – участливо поинтересовался мой друг. – Идти дальше сможешь?

    Я отдышалась и ответила, что со мной все в порядке. Но, прежде чем идти, все же сняла и убрала в сумку совершенно не приспособленные для лазанья по крышам модные туфли. Передвигаться босяком оказалось гораздо удобнее. Совершенно неожиданно мы вышли к таверне «Голодная глотка». Тут нас уже поджидала Каришка. Она вышла навстречу из-за печной трубы с Неведомым Призраком на плече и каким-то свертком.

    – Каришка – мой второй секундант, – пояснил Сергей, хотя это я и так сразу поняла.

    Спустившись на булыжную мостовую, я оказалась возле входа в таверну. Тайфлинг спрыгнула следом. Было видно, что она нервничает:

    – Сегодня соперником Серого Ворона будет новый руководитель охраны Школы Воров, знаменитая Властелина Шустрая. Среди воров Холфорда она пользуется едва ли не большим авторитетом, чем сам глава Гильдии. Серый Ворон буквально на днях вошел в закрытый круг самых влиятельных членов Гильдии. Он осмелился возразить ей. Говорят, что Властелина разъярилась и пообещала убить нахала, дерзнувшего поставить под сомнение ее правоту. Она по праву считается лучшим бойцом среди воров Холфорда. И абсолютно не умеет шутить. Поэтому я очень переживаю за Серого Ворона.

    Каришка замолчала, потому что по лестнице к нам спускался Сергей. Он уже переоделся в привычный кожаный костюм. Два меча за спиной и арбалет за поясом придавали моему другу очень грозный и решительный вид. Не говоря ни слова, Сергей нажал на несколько кирпичей, и часть стены бесшумно отъехала в сторону, открывая уходящий в темноту коридор.

    * * *

    До меня только сейчас дошло, почему именно «Голодная глотка» пользовалась такой популярностью у воров. Оказывается, один из выходов подземного убежища Гильдии находился буквально в сорока шагах от этого заведения. Стена за нами бесшумно закрылась. Каришке-то хорошо, она тайфлинг и способна видеть в темноте. Сергей тоже обладал острым зрением. Я же, едва не растянувшись на очередной ступеньке, вызвала над собой яркий свет. Мои спутники не возражали и продолжили топать по подземному коридору.

    Вскоре путь нам преградила массивная железная дверь. Каришка шагнула вперед и постучалась: два раза быстро, три медленно. Дверь бесшумно открылась, и к нам вышел пожилой горбатый старик в маске. Он обменялся с моими спутниками несколькими непонятными фразами и вынул из-за пазухи не очень чистый кусок материи.

    – Фея, тебе придется надеть повязку. В Школе Воров посторонним можно передвигаться только так, – объяснил Сергей.

    Я безропотно разрешила горбатому охраннику завязать себе глаза, про себя удивляясь такой наивности, – невидимая остальным Виги уже порхала в воздухе, а я видела мир намного более зоркими глазами маленькой пикси. Крылатая девушка сразу предупредила меня, что вышедший к нам охранник далеко не единственный – за дверью оставались еще двое. Причем эти двое держали меня под прицелом арбалетов до тех пор, пока горбатый охранник не убедился, что повязка надежно прикрывает мои глаза. Я даже усмехнулась – настолько смехотворными были их попытки ограничить настоящего мага.

    – Не беспокойся, Фея, мы с Каришкой поведем тебя, – проговорил Сергей, неправильно истолковав мой смешок.

    Меня повели по длинному коридору. Бдительный горбатый охранник шел позади. Мы миновали какое-то большое помещение, в котором за столами пили, ели или просто болтали порядка трех десятков воров. Затем мы поднялись по винтовой лестнице и свернули в очередной коридор.

    Мне разрешили снять повязку, и я непроизвольно сощурилась от собственного яркого магического света, который все еще висел надо мной. Мы оказались в просторном зале, пол которого был усыпан свежей пахучей соломой. Многочисленные турники, лестницы, свисающие веревки и крючья не оставляли сомнения в том, что это был тренировочный зал.

    Наши противники уже были на месте. По всем правилам этикета, я вежливо поздоровалась с Властелиной Шустрой и ее секундантами – Красным Лордом и уже знакомым мне рыцарем. К счастью, я сумела-таки вспомнить его имя – шевалье Вилль Омникафи. Властелина, как мне показалось, была несколько удивлена тем, что я знаю ее имя. Распознать эмоции вампира было трудно, так как его лицо было скрыто капюшоном. А вот искреннее изумление Вилля меня весьма позабавило. Он совершенно не ожидал увидеть меня в таком месте.

    – Елена Фея, ты уже знакома с моим братом Вильямом? – поинтересовалась Властелина.

    За меня ответил сам Вилль:

    – Власта, однажды я пытался ее арестовать. Не получилось, конечно, но со стороны происходящее должно было выглядеть забавно, – рассмеялся рыцарь.

    – Если честно, я тогда сильно струсила. У меня едва хватило сил отвести всем глаза и скрыться. А на следующее утро я обнаружила вас, благородный Вилль Омникафи, у дверей своей комнаты. Я чувствовала себя полнейшей дурой, поскольку не могла пригласить вас в свое жилище, так как именно в нем скрывались эти двое членов Гильдии Воров, – я указала на Сергея и Каришку.

    Рыцарь искренне расхохотался, засмеялись мои друзья, даже строгая Властелина не сдержала улыбки. Лишь Красный Лорд остался спокоен и бесстрастным голосом напомнил, что все собрались по важному делу. Веселье разом улетучилось. Сергей мгновенно собрался, словно хищник перед прыжком. А взгляд Властелины стал настолько холодным и отстраненным, что от женщины повеяло смертью. Видимо, конфликт Серого Ворона и Властелины был действительно серьезным, и дело могло кончиться плохо.

    Состоялся традиционный выбор оружия. Властелина выложила на столик у стены два темных кинжала с волнистыми лезвиями. Сергей отстегнул и отдал Каришке арбалет и оба меча, выложил на столик два кинжала из обсидиана, поблескивающих голубоватым свечением.

    – Елена Фея, как самой опытной в магии из присутствующих здесь, вам нужно проверить, нет ли у дуэлянтов запрещенных предметов, а также не наложено ли на спорщиков или их оружие какое-либо заклинание, – официальным тоном обратился ко мне рыцарь Вилль.

    Я подошла к столику, словно на практикуме в Академии, вызвала заклинание определения магии и уверенно сообщила, что клинки Властелины совершенно чистые, а вот на оба кинжала Серого Ворона наложены следующие чары: они начинают светиться в присутствии нежити и оборотней, а также наносят повышенный урон нежити и оборотням.

    – Эта магия допустима, так как не дает преимуществ на данном поединке, – подумав, резюмировал вампир.

    Про себя я подумала, что он тут единственный из всех присутствующих, против кого может быть направлена магия кинжалов, но вслух говорить такое не стала. Следующей для изучения была Властелина. Я подошла к ней, закрыла глаза и постаралась сосредоточиться.

    – Магические предметы: кольца на среднем пальце правой руки, но они никак не влияют на исход поединка, – деликатно сказала я, обнаружив характерные тонкие траурные кольца «Встречи двух богинь» – богини материнства Гизли и богини смерти Мораны.

    Сразу три таких кольца означали, что три раза беременность женщины была неудачной, дети не выжили. От волнения приоткрыв глаза, я случайно встретилась взглядом с Властелиной. В необычайно остром приступе магического прозрения я поняла, что у стоящей передо мной начальницы охраны нет и никогда уже не будет детей. Три тоненьких колечка на пальце – все, что осталось у нее от материнских надежд. Я даже пошатнулась от волны безмерной боли и скорби, исходящей от этой безупречно красивой женщины.

    – Запрещенных магических предметов нет, наложенных заклинаний нет. Присутствует след ауры благословения кем-то из богов, но понять эффект я не в силах, – подытожила я проверку Властелины Шустрой.

    Затем я проверяла Серого Ворона. Браслет на его запястье светился сложной магией: тут имелась и защита от магии смерти, и защита от магии разума, и еще что-то. Честно говоря, мне совершенно не хотелось разбираться. Может быть, там и не было ничего запрещенного для ритуальной дуэли, но я попросила своего друга снять волшебную вещь. Сергей спорить не стал, отстегнул темно-зеленый обруч и передал его Каришке.

    – И божественный камень, пожалуйста. Я его не чувствую, но точно знаю, что он у тебя, – попросила я, решив делать свою работу честно.

    – Он нисколько не поможет на дуэли, это ведь только усиление для магов! – попытался возражать Серый Ворон, но под моим твердым взглядом все же сдался и вынул из внутреннего кармашка волшебный кристалл.

    «А вампир-то не так уж прост и разбирается в магии!» – сообразила я, когда Красный Лорд шумно выдохнул, увидев бесценную вещицу. Каришка ловко вставила камень в рукоять кинжала и спрятала волшебное оружие в ножны.

    – Единственная волшебная вещь Серого Ворона – это кольцо, лежащее во внутреннем кармане куртки, но оно не имеет отношения к дуэли и никак не может повлиять на ее исход. Наложенных заклинаний нет. Присутствует аура божественного благословения, но разобраться в природе этого благословения я также не смогу.

    – Спасибо, Елена. Я тоже подтверждаю, что все чисто, – проговорил Красный Лорд, плотнее кутаясь в свой плащ. – Пусть теперь каждый из участников дуэли кратко выскажет свои претензии, и приступим, пожалуй.

    Властелина и Сергей забрали свое оружие со столика, встали друг напротив друга и какое-то время молчали. Наконец, рыжая красавица взяла слово:

    – Моя позиция проста. Лучший мой ученик Серый Ворон нарушил правила субординации и грубо прервал меня на совете. К тому же он прилюдно решил учить меня жизни и давать обидные нравоучения. Но главное не это. Все мы знаем, что за Церковью Моргрима будущее, и она стремительно набирает силу. Власти Холфорда уже подчинились ей. Сам император на ее стороне. Для нашей Гильдии сотрудничество с новой могущественной силой будет выгодным и прибыльным. Как я уже говорила на совете, я инкогнито присутствовала на одном из собраний новой Церкви и лично убедилась в том, что жрецы Моргрима очень сильны. Если наша Гильдия не станет их союзником, очень скоро от всех нас не останется даже памяти, Гильдия Воров будет просто-напросто уничтожена. Я выступаю за союз с новой силой.

    Мощная речь. Вилль даже похлопал в ладоши, одобряя сказанное сестрой. Я с тревогой ожидала ответных слов Серого Ворона, понимая, что мирного решения тут быть не может. Три скорбных кольца «Встречи двух богинь» на пальце… Нетрудно понять, чего захотела Властелина от демона Моргрима. Не уверена, что я сама на ее месте смогла бы удержаться от искушения.

    Слово попросила Каришка. Видно было, что ее решение стало полной неожиданностью для Сергея, но он все же отступил в сторону. Наши оппоненты переглянулись, но Властелина кивнула, разрешая тайфлингу высказаться. Каришка вышла в центр зала, такая маленькая на фоне остальных.

    – Возможно, это мой последний шанс высказаться, поэтому прошу выслушать меня. Я родилась тайфлингом и всю жизнь от людей получала лишь оскорбления, подначки и унижения. Но однажды я познакомилась с Серым Вороном. Настолько преданного, честного и верного друга я никогда и не мечтала встретить. Ради друзей он совершал невозможное. Ради справедливости он рисковал собой. И именно вместе с Серым Вороном мы спасали детей из логова культистов Моргрима. Там я своими глазами видела, как изверги-культисты скармливали несчастных малышей варгам-людоедам. Мы увидели, какой путь предлагают жрецы Моргрима своим послушникам: продать душу и человечность в обмен на выполнение желаний и превращение в жутких чудовищ. Но не может быть истинным путь, на котором нужно убивать детей. Волею судьбы моя жизнь давно связана с жизнью Серого Ворона. Я умру в тот же день, когда умрет он, такова воля богини смерти Мораны. Теперь я четко вижу, что из-за собственного безрассудства может погибнуть еще одна женщина. Убив Серого Ворона, Властелина неминуемо убьет и себя – ведь моя смерть будет полностью на ее совести, а убийство члена Гильдии Воров, согласно нашим законам, не прощается…

    Каришка отошла в сторону и отвернулась. Мне показалось, что на ее ресницах появились слезинки. Немного помолчав, Властелина предложила высказаться Серому Ворону. Но мой друг, обычно такой красноречивый, неожиданно ответил, что ему нечего добавить к словам тайфлинга.

    – Тогда начнем, чего время терять? – Властелина отстегнула плащ, оставшись в облегающем кожаном костюме.

    Мне стало страшно. Две фигуры, хищно пригнувшись, закружились в центре зала, глядя друг другу в глаза. Кто начал атаку первым, я не успела понять. Просто в какой-то миг оба ринулись вперед. В тишине трижды прозвучал звон удара металла о металл, после чего оба противника отпрянули в стороны.

    – Почему ты не атаковала еще раз? – спокойно поинтересовался Сергей.

    – Потому что укол в шейную артерию мог бы стать фатальным для тебя, а я еще хочу пожить на этом свете, – уверенным тоном преподавателя пояснила Властелина.

    Я сразу успокоилась. Властелина не собиралась убивать Сергея! Значит, все не так уж страшно, как казалось вначале. Противники, внимательно следя друг за другом, сделали пару медленных кругов и так же стремительно схлестнулись. Звон встретившихся клинков, потом еще один – и Сергей кувырком ушел в сторону.

    – А на этот раз почему? – удивился Серый Ворон. – Ведь ты вполне могла зацепить мое колено.

    – Ты переоцениваешь мои способности и недооцениваешь свои, – весело засмеялась наставница. – Я просто не успела, ты слишком быстро уклонился.

    В ответ на похвалу Сергей чуть поклонился и сам бросился вперед. Два тела слились, я насчитала минимум семь блокированных ударов. Потом заметила, что Серый Ворон попытался сбить противницу с ног, но Властелина буквально в самый последний миг сделала сальто назад.

    – Очень хорошо, – довольным тоном прокомментировала рыжая красавица. – У тебя даже могло получиться. Не слишком больно я тебя зацепила?

    – Локтем по ребрам не считается, – недовольно буркнул мой школьный друг, потирая ушибленный бок. – Я специально не стал уворачиваться. Подумал, что смогу дотянуться правым кинжалом.

    – Хорошо. С тобой было бы интересно фехтовать, сложись все по-иному. Но, к сожалению, у тебя нет ни единого шанса. Я действительно ходила на собрание жрецов Моргрима и загадала свое желание. Теперь никто из смертных не способен ранить меня в сражении. Но будем считать, что твоя подруга меня переубедила. Поэтому…

    Властелина сняла перчатку с левой руки и медленно провела лезвием по ладони. Глубокий порез сразу же стал кровоточить. Вилль молча достал белый платок и обмотал руку сестры.

    – Победителем в ритуальной дуэли объявляю Серого Ворона, – громко сказал вышедший вперед Красный Лорд. – Как руководитель Гильдии Воров официально объявляю, что воры не пойдут на союз с новой Церковью и сохранят нейтралитет.

    * * *

    Пока Сергей одевался и пристегивал оружие, я стала невольной свидетельницей любопытного разговора:

    – Никто из смертных? – спросил вампир свою помощницу.

    – Именно так, – кивнула Властелина. – Загадывая желание, я посчитала, что с моей стороны было бы нескромным стать неуязвимой и для богов. Да и тебе, как бессмертному существу, не понравилась бы помощница, которую невозможно остановить.

    – Ты становишься мудрой, – задумчиво проговорил Красный Лорд. – Раньше в тебе было только безрассудство.

    – К сожалению, я осталась такой же полной дурой… – тяжело вздохнула женщина. – До меня только перед сегодняшним поединком дошло, какая же я дура… Ведь я могла…

    Властелина посмотрела в мою сторону и, встретившись со мной взглядом, как будто даже виновато опустила взгляд в пол. Посмотрела на свои пальцы с кольцами и проговорила очень тихо:

    – Подумать только! У меня ведь даже мысли не возникло… Вместо этого я стала неуязвимой. Зачем, спрашивается? Как будто без этого желания кто-нибудь мог со мной справиться! – Женщина закрыла лицо руками.

    Я поспешила уйти, чтобы не мешать ее тягостным мыслям. Сергей уже был готов, Каришка помогала ему завязать плащ.

    – Фея, а пойдем к нам в гости? – неожиданно предложил он.

    – Я как раз тесто поставила для пирогов. В вашей Академии, помнится, не так уж вкусно кормят, – добавила Каришка.

    Честно говоря, она наступила на больную мозоль. После того как я обнаружила, что на еду в нашей столовой накладывают чары, я уже не могла без отвращения есть ту безвкусную баланду. Когда была возможность, я обедала в какой-нибудь таверне в городе. Но вкусный ужин был, естественно, не главным аргументом. Мне ужасно хотелось посмотреть, где живет Серый Ворон. Поэтому, помявшись только для вида, я согласилась. Сергей подошел к Властелине и Красному Лорду и о чем-то у них спросил.

    – Под твою ответственность! – ответил вампир.

    Серый Ворон поклонился и попрощался с Властелиной.

    – Разрешили провести тебя подземными коридорами Школы, – объяснил он. – Повязку можешь не надевать, нам вряд ли кто встретится. Пойдем вон в тот коридор.

    – Вы живете тут, под землей? – удивилась я.

    – Тут есть комнаты, где воры Гильдии могут переночевать, отдохнуть или переждать активную фазу розыска. Но я приглашаю тебя в свой собственный дом. Просто пойдем мы туда под землей.

    Сергей повел меня в темноту. По дороге я рассказала ему о своих делах и о новом предсказании Свелинны. Ворон попросил в мельчайших подробностях пересказать все детали произошедшего в храме богини магии.

    – «Мы видели всех спутников…» – размышлял он вслух. – Не сходится что-то. Или «мечей» получается не двое, или «ушей» меньше, да и «рога» ушли непонятно куда.

    – Или мы встречали демона, но не узнали его в другом обличье, – предложила я.

    По пути встречались развилки подземных ходов, и каждый раз Сергей уверенно сворачивал в один из темных коридоров. До моего слуха донесся странный приглушенный звук.

    – Первый вечерний колокол, – объяснил Сергей. – Если спуститься глубже, его вообще не слышно. Сейчас будет речка, потом достаточно грязный участок, и мы придем.

    Речку я сперва услышала и только потом увидела мутный поток шириной шагов в пять. Над стремительной подземной рекой был перекинут узкий каменный мостик без перил.

    Миновав еще один небольшой коридор, мы поднялись по лестнице и оказались в сыром подвале, заставленном пустыми ящиками и бочками. Стены обросли белыми грибами и густым мхом, под ногами чавкала влажная глина. Сергей достал ключ и отпер толстую металлическую дверь:

    – Добро пожаловать в мое воровское логово!

    Обычный небогатый городской дом в два этажа. Деревянные, местами заплесневевшие стены, минимум мебели. На первом этаже маленькая кухня, коридор, две кладовки, уборная и скрипучая лестница. Второй этаж состоял из одной большой комнаты. Круглый стол посередине, пара стульев, большая кровать, в углу деревянный сундук. Все.

    Нигде не возвышались груды золота, не было никаких шикарных ковров и старинных картин, никакого оружия и стеллажей с воровскими инструментами. В общем, не было ничего, с чем у меня ассоциировалось воровское логово.

    Сергей прошелся по дому, закрывая ставни на ночь, зажег масляную лампу на стене и пятисвечный канделябр. Каришка же сразу переоделась, сменив темный кожаный костюм на домашнее платье, и ушла на кухню. Я спросила Сергея, не требуется ли моя помощь в приготовлении ужина. Но он ответил, что Каришка обижается, если кто-то пытается ей помогать в готовке.

    Ворон принес из кладовки и поставил на стол жбан с холодным квасом, пару стаканов и поднос с остывшими гренками. Следом за ним, цокая когтистыми лапами по ступенькам, прибежала Тьма. Волчонок подрос и был мне уже по колено.

    – Обычно оставляю ее в кладовке – Тьма хорошо мышей гоняет, – пояснил мой друг, кидая волчонку гренку. – Все, Тьма, иди отсюда, не мешай. У нас серьезный разговор.

    Волчонок поймал на лету угощение, мгновенно проглотил и убежал на кухню клянчить что-нибудь у Каришки. Сергей же подошел к сундуку и достал сложенный несколько раз лист бумаги. Когда он расправил его на столе, я поняла, что передо мной детальная карта Холфорда и окрестностей.

    – Фея, давно хотел тебя спросить, что ты собираешься делать, когда сюда нагрянут орки?

    – С чего ты взял, что они должны нагрянуть? – удивилась я.

    – У Гильдии Воров имеются уши в разных городах, да и своей головой я тоже думать пытаюсь, – туманно ответил Сергей. – Вопрос не в том, появятся орки или нет, вопрос в том, когда именно? По моим подсчетам, не позже чем через тридцать дней Холфорд уже будет стоять в осаде.

    Все каверзные вопросы, которые я собиралась задать другу, вроде того, что в доме только одна кровать, сразу же вылетели у меня из головы. Тридцать дней! А дальше что? Я подавилась куском гренки, закашлялась и хлебнула кисловатого кваса.

    – Смотри, Фея, – Серый Ворон стал указывать кончиком карандаша на непонятные пометки. – Вчера в Холфорд прибыл торговый корабль из Камня-на-Реке, это ниже по течению Стреминки. Так вот торговцы привезли только гномьи товары. Не было ничего ни из Западной Гавани, ни со Штормовых Островов или из вольных городов на побережье океана. Именно эти товары приносят гномам-перекупщикам основную прибыль, но торговцы почему-то их не взяли. Я в тот же день встретился на рынке с этими торговцами, и они подтвердили мои опасения: в Камень-на-Реке уже Две Руки как не приходят корабли с запада. Если прикинуть, то можно понять, что примерно дней двадцать назад орки захватили дельту Стреминки. И если мои расчеты верны, то Камень-на-Реке к сегодняшнему дню уже оккупирован врагом.

    – И сколько оркам плыть до Холфорда? – спросила я с тревогой.

    – Тяжелые океанские триремы с пехотой и осадными машинами по реке двигаются вдвое медленнее, чем торговые галеры. Гномы плыли восемь дней. Наступающей армии понадобится минимум дней пятнадцать. Примем это за самый малый срок. За самый поздний примем тридцать, потому как это не единственная армия, есть еще две. Одна должна прийти с юго-востока – та самая армия, что взяла Южную Столицу. Я просил Красного Лорда держать постоянную связь с представителями Гильдии Воров в крупных городах на юге, и маги-телепаты Холфорда эту связь обеспечивают. Так вот Две Руки назад замолчал наш агент в Серебряной Роще, пять дней назад пропала связь с Вольным Герцогством. Этой армии еще идти и идти. От Вольного Герцогства до Холфорда примерно полторы тысячи километров, причем там болотистая местность. Но идут они на удивление быстро. Если я правильно понимаю, ведет эту армию магистр Ваалон. С ним демоны и пятьдесят тысяч орков Магалая-Кровососа.

    – А третья армия? – уточнила я, склонившись над картой.

    – Вот про третью армию известно меньше всего. Идет она с северо-востока, с территории темных эльфов-дроу. Именно туда ушел граф Армазо со своими людьми, именно туда еще раньше увезли на плотах огромную сферу. Там нет крупных человеческих городов, там минимально влияние нашей Гильдии. Мне пока трудно придумать какой-то достоверный «маячок», который бы сигнализировал о приближении этой армии.

    – Я знаю такой «маячок», – подумав, сказала я. – Отец Кары ушел вместе с графом Армазо. Не знаю уж как, но они продолжают поддерживать связь. Герг и Кара Шоллани в последние дни стали ярыми последователями Моргрима, а Герг всегда бредил идеей проявить себя на службе. Он не останется в стороне и постарается как-то выслужиться перед бароном Шоллани и его сюзереном графом Армазо. Я буду следить за ними. Думаю, они выдадут себя.

    Появилась Каришка с подносом горячей выпечки, и серьезный разговор прекратился. Я отдала должное кулинарному мастерству тайфлинга, уминая за обе щеки замечательные пироги с яблочным повидлом, пироги с пури и речной рыбой, пироги с творогом и всякие другие вкусности. Сергей поставил на стол бутыль легкого эльфийского вина. Я, естественно, отказалась, и парень налил себе и Каришке. Тайфлинг ела мало, а вино так вообще едва пригубила. Зато рассказывала о своей жизни, о ближайших планах, о каких-то удачных ночных делах. Сергей лишь улыбался и ни разу не прервал свою подругу.

    Я узнала множество деталей из воровской биографии Серого Ворона, о которых он старался не упоминать. Оказывается, за это лето они с Каришкой успели обчистить отделение банка гномов во внутреннем городе и выставку, организованную Гильдией Ювелиров в Торговом квартале. Проникли на стоящую на якоре посреди Стреминки океанскую трирему и добыли зачарованные рыцарские доспехи одного из участников турнира при дворце правителя Холфорда.

    Но самым интересным заданием сама Каришка считала похищение драконьих яиц из сокровищницы одного из самых богатых людей Зеленой Столицы. Неизвестный заказчик посулил весьма щедрое вознаграждение, но никто из воров за этот заказ не взялся, настолько трудновыполнимым он выглядел.

    Сокровищница тщательно охранялась: ловушки, сторожевая магия, множество охранников. Но особой сложностью был сам предмет задания – драконьи яйца были настолько тяжелыми, что поднять их могли не менее трех сильных мужчин. Ни Сергей, ни Каришка богатырским телосложением не отличались, однако сумели выполнить задание. Сергей заказал у кузнецов полиспаст – систему из прочного каната и множества подвесных блоков. С помощью этого закрепленного под потолком устройства драконьи яйца удалось снять с постаментов и погрузить в тележку. После чего добычу выкатили из сокровищницы, а охрана спала, опьяненная пылью болотного лотоса. Чтобы скрыть следы, тележку и полиспаст Сергей утопил в Стреминке, а обворованный дворянин и нанятые им сыщики до сих пор ломают головы, как такая кража вообще могла случиться.

    Мы засиделись допоздна. Заметив, что я уже клюю носом, Каришка расстелила кровать и достала из сундука длинную ночную рубаху. Сергей допил бокал вина, посоветовал нам ложиться на кровати, а сам взял подушку и пошел на первый этаж. Уже возле самой лестницы Сергей вдруг обернулся и спросил меня:

    – Фея, сегодня ты так ловко определяла магические вещи и их свойства. Можешь потом для меня посмотреть, какие чары наложены на мой арбалет?

    – Но ты разве сам не знаешь? – Я была очень удивлена.

    – Ярик Тяжелый мне не сказал, он и сам не знал этого. Ты посмотри тогда завтра, как будет время.

    – Я и так это знаю – мне еще в прошлом году рассказала жена Тумика, которая заколдовывала твое оружие. У твоего арбалета интересное свойство: если существует хоть минимальный шанс попасть, твой арбалет всегда попадает туда, куда хочет хозяин оружия. Я это всегда знала, мог бы просто спросить у меня.

    Сергей задумчиво пожелал нам спокойной ночи и ушел. Я легла и укрылась одеялом. Через пару минут Каришка задула свечи. В комнате сразу стало темно, ни один лучик света не пробивался с улицы. Прошло уже минут тридцать, а я все никак не могла уснуть: колючее одеяло, жесткий матрац, непривычная обстановка. Каришка лежала ко мне спиной, но я знала, что она тоже не спит. Вдруг тайфлинг тихо спросила:

    – Фея, когда ты осматривала магические предметы, ты сказала про магическое кольцо Серого Ворона. И давно ты о нем знаешь?

    – Очень давно, еще с прошлой осени, – немного приврала я. – Все-таки я волшебница и такие предметы сразу чувствую.

    – Ты все это время знала?! – ужаснулась тайфлинг.

    – Знала. Даже больше скажу, я очень давно не чувствую у тебя парного колечка храма Амины. Ты не стала бы выкидывать или продавать столь ценную для тебя вещь. Поэтому я думаю, что ты свое кольцо потеряла.

    Послышался всхлип. Каришка долго молчала, не в силах прийти в себя от осознания того, что ее страшная тайна, оказывается, давно мне известна. Похоже, тайфлинг очень сильно испугалась, и мне ее стало даже немного жаль. Но продолжения наш ночной разговор не получил, и я вскоре заснула.

    Глава восьмая
    Катастрофа

    На следующий день был Большой Выходной, и Сергей с крысом на плече вызвался идти вместе со мной к Академии Магии на встречу с Пузырем. Каришка с нами не пошла, сославшись на необходимость убираться в доме. Тайфлинг выглядела уставшей и невыспавшейся. Подозреваю, что она так и не сомкнула глаз до самого утра.

    День выдался пасмурным. Ветер гнал по небу клочья рваных темно-свинцовых облаков. Я зябко куталась в плащ и перепрыгивала многочисленные лужи, оставшиеся от ночного дождя. Сергей шел рядом, не замечая холода, он был задумчив и угрюм. По его просьбе я в который уже раз пересказывала новое пророчество Свелинны.

    Нам встретилась доска с объявлениями, и я по привычке решила осмотреть свежие записки на предмет возможной работы. Мое внимание привлек большой плакат:

    «В десятый день осени, в великий праздничный день Упавших Звезд, в шесть клепсидр пополудни состоится всеобщий конгресс магов славного города Холфорда. Тема предстоящего конгресса: „Отношение магов славного города Холфорда к монотеизму“. Собрание организуется по инициативе жрецов Церкви Моргрима-Создателя. Место проведения конгресса – главный зал Академии Магии Холфорда. Вход свободный для всех обладателей магического дара, независимо от ранга и сословия».

    – Какая мерзость! Нетрудно понять, что на этом мероприятии выродки и изуверы будут проповедовать свои идеи и набирать новых сторонников, – я даже скривилась от отвращения.

    – Как считаешь, мне удастся под этим предлогом пройти в Академию? – вдруг заинтересовался Сергей.

    – Что ты задумал? – У меня нехорошо заныло сердце – очень уж не понравился мне хитрый блеск в глазах приятеля и то, что он стал воровато озираться по сторонам.

    – Хочу попробовать пройти в ваш музей. Не волнуйся, красть я там ничего не собираюсь. Просто ты рассказывала о хранящейся там волшебной птице, способной считывать нити судьбы. Мне обязательно нужно с ней поговорить.

    Насквозь промокший Пузырь стоял возле нашей лавочки. Он указал на многочисленных посетителей, входящих в распахнутые ворота Академии Магии:

    – Пока я вас ждал, сотни четыре магов прошли внутрь, хотя времени только полдень. Судя по всему, народу на собрании культистов будет битком.

    – Хочешь выступить оппонентом у жрецов? – поинтересовался Сергей.

    – Неплохо было бы, но сегодня никак не смогу. Через пару часов возле дворца состоится большой турнир в честь праздника Звездопада. Хочется посмотреть. А сразу после турнира высокородная леди Камилетта и другие претенденты будут пытаться сдать экзамен на получение звания мастера-мечника. Я сам мастер меча и к тому же оруженосец Камилетты, так что обязан присутствовать при ее испытании.

    Примерно час или полтора мы гуляли по внутреннему городу. Сергей делился с Пузырем своими мыслями по поводу скорой войны, Петька разбивал все его аргументы. Причем настолько ловко, что я и сама уже не могла поверить, что вчера могла так сильно испугаться. Затем Пузырь ушел на турнир, а мы с Сергеем направились в Академию Магии.

    Никакой проверки на предмет магических способностей не было. Два скучающих адепта с моего факультета болтались в воротах и пропускали всех желающих. Жрецы в красных мантиях раздавали листовки. Мы взяли по одной и, отойдя немного в сторону, ознакомились с содержанием: обычная религиозная муть вроде распространенных вопросов и ответов Церкви Моргрима. Я даже не стала дочитывать до конца. Сергей же внимательно прочел, затем взял мою листовку:

    – Смотри, текст хоть и составлен прописными буквами, но совпадает до мельчайших деталей. При этом он не написан через копирку, а напечатан. В Пангее книгопечатание находится пока еще в зачаточном состоянии. Лишь очень немногие самые ценные книги выполнены в единственной в Империи типографии, причем каждую страницу сперва много дней вырезают на свинцовом листе, а потом штампуют с него оттиски. Все выполненные типографским способом книги привозят из Первой Столицы со Штормовых Островов. Улавливаешь?

    – Конечно! Листовки печатали заранее, так как дорога из Первой Столицы до Холфорда занимает минимум дней сто.

    – Возможно, и заранее. Но разве могли жрецы сто дней назад напечатать этот текст? Откуда они могли знать, что им разрешат это собрание? Ведь еще в середине лета их церковь была официально запрещена в Холфорде. Странно…

    Сергей скомкал и выбросил листки в урну. Мы пошли к главному корпусу Академии. Внутри было многолюдно – тысячи адептов и неменьшее количество городских магов столпились перед входом в большой зал. Желающих пропускали только при предъявлении листовки. Людской поток двигался медленно. Влиятельные маги шумно возмущались, отвыкнув от такого обращения, но дежурившие при входе в зал жрецы в красных мантиях оставались непреклонными.

    – Пойдем в дальний конец зала, – потянула я за рукав Серого Ворона, который пристально разглядывал жрецов Моргрима, видимо надеясь обнаружить знакомые лица.

    Мы воспользовались порталом и уже через минуту стояли возле Музея Магии. Огромная дверь, как я и предполагала, оказалась закрытой.

    – Фея, постой на стреме, – попросил Серый Ворон, доставая отмычки. – Крикнешь, если кто появится.

    Я подошла к порталу. Перед активацией телепорт начинал характерно гудеть, так что несколько секунд на предупреждение друга у меня имелось. Но мне все равно было не по себе, я чувствовала себя соучастницей преступления. Хоть мой друг и обещал ничего не брать из Музея Магии, но все равно мне бы крепко влетело, обнаружь меня сейчас преподаватели.

    – Готово, иди скорее, – позвал Серый Ворон. – Только отключи все свои активные заклинания и свет не включай – тут детектор магии.

    Я пошла вслед за приятелем, и он закрыл за нами дверь. В музее было совершенно темно. Хотя… некоторые предметы, как оказалось, излучали свет. А соседний зал вообще был освещен достаточно ярко. Там, насколько я помнила, находилась арка портала.

    – Идем вперед, стараемся не шуметь, – очень тихо приказал Сергей. – Веди, показывай, где эта волшебная птица.

    Я повернула голову и не увидела своего друга. Понятно, ушел в тень. Идти бесшумно не получалось, цокали подкованные туфли. Пришлось их опять снимать и нести в руках. Я прошла через темный зал и вышла в следующий.

    – Что это за конструкция? – поинтересовался Сергей, проявляясь возле огненной арки.

    – Действующий портал в другой мир. Ведет в один из нижних миров, заселенных демонами. Портал был сконструирован и активирован пару столетий назад магистрами с факультета магии вызова для каких-то экспериментов. Большинство из тех магов погибли сразу же после открытия туннеля – с той стороны массово поперла опасная нечисть. Оставшиеся успели закрыть портал непроницаемым силовым полем. Теперь ничто живое не может ни прийти оттуда, ни, наоборот, уйти к демонам. Первое время, говорят, все пространство под силовым щитом было забито разными омерзительными тварями, которые старались процарапать или прогрызть невидимую преграду. Но постепенно демонам это надоело. За последние лет сто очень редко кто появлялся из портала, а жаль…

    – Почему? – удивился мой друг, разглядывая опасное сооружение.

    – Нам преподаватели говорили, что раньше у адептов было такое развлечение – закидывать демонов камнями. Демоны в ответ тоже начинали кидаться в людей. Так вот каждый камень из нижнего мира – бесценный артефакт, насыщенный чужеродной магией. Из таких камней маги-ремесленники делают предметы с уникальными свойствами, которых нельзя добиться от местных материалов. Говорят, первые сообразившие это адепты сколотили огромные состояния на продаже таких камней. Но потом цена на материалы из мира демонов стремительно пошла вниз, и это занятие стало бессмысленным. Пошли дальше, птица в соседнем зале.

    Редкая волшебная птица хранилась в огромном кованом металлическом шкафу с прозрачной передней стенкой. При виде этого металлического сейфа с дверцей из десятисантиметровой толщины пластины горного хрусталя Сергей заметно приуныл, хотя и постарался скрыть досаду:

    – Три сейфовых замка и сигнальная ловушка… По крайней мере будет чем заняться в ближайшие часы. Зря с нами Каришка не пошла, она бы с такими замками за одну-две клепсидры управилась. Я, конечно, тоже их вскрою. Однако, Фея, это надолго.

    Мой друг ссадил с плеча Неведомого Призрака, отстегнул от пояса кожаный чехол с отмычками и принялся за работу. От нечего делать я прогулялась вдоль стеллажей с древними свитками и первыми изданиями учебников по рунной и алхимической магии, полюбовалась чучелом болотной кикиморы и черепом молодого зеленого дракона. Затем осмотрела экспонаты в следующих двух залах, пока не дошла до кабинета хранителя музея – мага воздуха первой категории Всеяна Мрачного. Сам маг, как и все остальные, находился сейчас на общем собрании.

    Время тянулось очень медленно. Сергей возился с непослушными замками, что-то бурча себе под нос. Неведомый Призрак спал на мягком кресле возле стенда с обломками разрубленного боевым заклинанием мифрилового рыцарского щита. Я тоже сидела в кресле и клевала носом, из последних сил борясь с дремотой. Как вдруг послышался скрежет открываемого замка и почти мгновенно оборвавшийся звук сирены.

    За долю секунды мой друг собрал рассыпанные по полу отмычки и вскочил. Неведомый Призрак проснулся, быстрыми прыжками домчался до сумки и скрылся внутри. От волнения я не знала, что мне делать.

    – Фея, ничего не колдуй! Маг сразу почувствует. Лучше спрячься за то чучело! – Сергей указал на болотную кикимору.

    Я кинулась к обросшему мелкой шерстью пыльному монстру. Перепрыгнула через ограждение, протиснулась между телом кикиморы и стеллажом и присела у стены. Куда делся Сергей, я увидеть не успела. От страха мое сердце было готово выпрыгнуть из груди. Шаги раздались совсем близко. Я постаралась пригнуться еще ниже, едва не распластавшись на полу. Незнакомец остановился буквально в паре шагов. Я закрыла от ужаса глаза. Все пропало! Меня обнаружили!

    – Совсем управы нет на адептов! – послышалось над моим ухом ворчливое брюзжание глубокого старика.

    Я лежала ни жива ни мертва. Раздался непонятный металлический звук, после чего шаги стали удаляться. Еще через полминуты я услышала звон ключей. Маг ушел в свой кабинет в дальнем конце коридора.

    – Фея, вставай, – весело сказал Сергей. – Не волнуйся, старик ушел. Готов поспорить, ты сильно испугалась.

    Я встала, отряхивая клочья пыли, и недовольно цыкнула на откровенно веселящегося парня:

    – Чего тут смешного? Я там чуть не обмочилась от страха, а он ржет словно конь!

    – Ленка, успокойся! Ты просто зацепила ногой ограждение и уронила на пол пару бронзовых столбиков. Этот старик поставил их на место. Да не волнуйся ты, я шел за ним следом шаг в шаг. Если бы он тебя заметил, я бы его сразу оглушил дубинкой, и мы бы успели десять раз уйти, прежде чем он очухался.

    Я думала, что теперь мы покинем музей, но Сергей и слышать об этом не хотел. Магическую сигнальную ловушку он уже отключил и знал, как вскрыть два из трех замков. По словам парня, ему требовалось не более получаса на то, чтобы закончить работу. Мне снова пришлось ждать. Прошло минут сорок, прежде чем поочередно раздались три щелчка. Сергей приоткрыл тяжелую хрустальную дверцу.

    – Нужно положить ладонь на золотую пластинку и произнести свой вопрос. Спроси его для начала, будет ли война с орками? – попросила я.

    Сергей недовольно скривился. Видимо, у него были совсем другие вопросы. Однако он положил ладонь на холодный металл и спросил:

    – Нападут ли орки этой осенью на город Холфорд?

    Золотая птица ожила и трижды опустила голову. Это означало «да». Я похолодела от ужаса. Сергей же был недоволен:

    – Мы это и так знали, Ленка! Зря только истратили один вопрос. Я сюда пробирался совсем по другой причине. Хотел выяснить, кто наши спутники из предсказания, которых мы еще не нашли. Времени совсем не осталось, а у меня что-то не сходится. Ладно, второй вопрос: является ли высокородная леди Камилетта одним из указанных в пророчестве спутников?

    Золотая птица снова трижды кивнула. Сергей заметно ободрился:

    – Хоть тут не ошиблись. Честно говоря, у меня были сильные сомнения насчет дочери правителя города. Хорошо, третий вопрос: является ли Властелина Шустрая еще одним спутником из пророчества?

    Птица расправила крылышки, будто собираясь взлететь, и опять сложила их. Этот ответ означал «нет». Очень жаль – такая женщина в нашей команде была бы очень кстати. Сергея такой ответ озадачил.

    – Я был почти уверен, что Властелина будет с нами. Она казалась самым подходящим кандидатом на одного из клинков… Я в ступоре. Фея, ты знаешь еще мечников?

    – Роббер Смертоносный, которого мы спасли из плена, – предложила я. – Вот только уточнить это мы никак не сможем, вопросы кончились.

    – Ничего не кончились, – усмехнулся мой друг. – С нами ведь Неведомый Призрак!

    Сергей чуть слышно свистнул, и через несколько секунд к нему примчался белый крыс. Мой друг взял Неведомого Призрака на руки и долго что-то ему объяснял едва слышным свистом и пощелкиванием зубами. Наконец Сергей поместил крыса на золотую пластинку. Я сомневалась, что волшебный инструмент предназначен для грызунов, но золотая птица так не считала. Она снова ожила и расправила крылья, отвечая отрицательно.

    – Не Роббер Смертоносный, – с сожалением констатировал мой друг. – Но тогда кто же? Послушай, Фея, а помнишь того рыцаря, что вчера был секундантом Властелины? Ты же вроде с ним знакома?! Может быть, он?

    – Сергей, он пытался меня арестовать, но я убежала – вот и все наше знакомство. Спросить-то можно, но шансов на успех мало.

    Серый Ворон снова начал объяснять вопрос крысу. И золотая птица трижды кивнула! Вот это да! Рыцарь Вилль Омникафи являлся одним из указанных в пророчестве спутников! Вот уж никогда бы не подумала! Пока я радовалась такому неожиданному ответу, Сергей что-то насвистел, и птица снова трижды кивнула.

    – Кого еще ты нашел? – обрадованно спросила я, но Ворон лишь сказал, что интересовался методом решения одного из своих заданий.

    Из музея мы выбрались уже поздним вечером, я даже и не подозревала, что прошло так много времени. На первом этаже было пусто – собрание магов закончилось. Я проводила Сергея до ворот Академии, и он поспешил, чтобы успеть сдать жетон посетителя до закрытия ворот во внешний город. Я же отправилась в свою комнату.

    К моему удивлению, в комнате царил беспорядок. Тумбочка Кары стояла открытая и пустая, вещей нашей соседки не было. На кровати лежал сложенный в рулон матрац, на полу валялись несколько учебников и клочки бумаги.

    Заплаканная Свелинна сидела с ногами на своей кровати и долго не могла внятно объяснить, что же произошло. Девочка рыдала, вытирая слезы рукавом мантии. В конце концов Свелинна рассказала, что Кара ушла. Бросила Академию Магии и ушла, как и множество других адептов.

    Я сидела ошарашенная, а моя соседка рассказывала, что на общем собрании маги так и не пришли к единой точке зрения и сильно разругались. Настолько сильно, что приверженцы новой религии решили в знак протеста покинуть общее собрание. Подстрекаемые фанатиками в красных мантиях, они призвали всех своих сторонников «не мешкая собрать вещи, покинуть враждебный им город и присоединиться к истинному правителю Холфорда, который принесет долгожданную справедливость».

    Одним из главных зачинщиков раскола и исхода из города стал архимаг Тоедин. Вместе с ним ушли четыре архимага из восемнадцати, семь магов первого ранга, а также около семисот магов и адептов. Все эти раскольники не скрывали, что собираются присоединиться к расположившейся неподалеку армии графа Силиуса Армазо. Сотни магов, на которых рассчитывал Холфорд, разом переметнулись на сторону врага. Это была самая настоящая катастрофа…

    * * *

    Спала я плохо, даже во сне обдумывала последние события. Отколовшиеся маги, как я уже слышала, открыли портал прямо во дворе Академии и ушли к поджидавшим их товарищам. Такой портал не открывается абы куда, нужен заранее подготовленный выход с противоположной стороны. Значит, приближенные графа Армазо заранее знали, что общее собрание магов Холфорда завершится скандальным расколом, и заранее держали наготове активированный выход из портала. Радиус действия такого временного портала не может быть большим, от силы пятьдесят – семьдесят тысяч шагов. Это полдня марша для кавалерии. Или два-три дня пути для пешей армии, везущей тяжелые осадные орудия. Вот он, «маяк» на третью армию врага, про который я говорила Сергею!

    На следующий день нас ошарашили сообщением о том, что в целях ускорения подготовки магов к обороне города снимаются любые ограничения на доступ к библиотечным фондам. Отныне любой ученик мог получить в библиотеке любую книгу с заклинаниями своего факультета. Однако эта новость восторга не вызвала – все прекрасно понимали, что военная ситуация складывается трудная, раз уж руководство Академии пошло на такие беспрецедентные меры.

    Настроение адептов, и так весьма подавленное после вчерашних событий, стало совсем унылым. Тем более что пришло новое ужасное известие: у Малых Граничных холмов была замечена внушительная армия орков и горных троллей. От волнения я больно прикусила губу. От Горного Форта до Холфорда всего два дня пути!

    Сразу после занятий я пошла в библиотеку. Пришлось простоять до самого вечера в длинной очереди, пока педантичная библиотекарь отмечала все ценные фолианты, которые выдавала под роспись. Я взяла три учебника для старших курсов и том боевых заклинаний магии земли, а также рассыпающийся от ветхости труд какого-то древнего магистра по исследованию магии разума. Свелинна тоже нагрузилась учебниками, причем сегодня ей беспрепятственно выдали запрещенные книги по магии смерти.

    До глубокой ночи мы жадно изучали совершенно новые для нас разделы магии. А когда на следующее утро выглянули в окно, то ахнули: над Академией поднимался защитный купол – огромный, переливающийся всеми цветами радуги пузырь, вместивший в себя даже высоченные шпили главного корпуса!

    Этот пузырь, естественно, стал среди адептов предметом оживленного обсуждения. Преподаватели отказывались от каких-либо комментариев. Они лишь успокаивали нас, объясняя, что ничего опасного нет, и вечером состоится большое собрание, на котором высшие маги нам все подробно расскажут.

    Такие отговорки никого из учеников не устраивали. Защитный экран подвергся самым разным испытаниям. Наиболее активные адепты сразу же выяснили, что защитное поле не пропускает никого из них наружу – не срабатывала даже телепортация, просачивание, эфирность и другие ухищрения. Мутный экран не позволял рассмотреть происходящее снаружи. Он не пробивался никакими заклинаниями, отражал кинутые в него предметы, отталкивал адептов при попытке пройти через него. Неудивительно, что на вечернем собрании присутствовали все до единого.

    Вступительное слово взял высший маг Баш-Доуландр, декан факультета магии разума. Он призвал к тишине и сообщил, что вчера руководство Академии Магии получило официальное письмо от графа Силиуса Армазо, называющего себя не иначе как истинным правителем Холфорда, желающим вернуть несправедливо отнятую у него корону. По словам архимага, это было даже не письмо, а скорее ультиматум: или Гильдия Магов присягает ему на верность, или граф будет рассматривать оставшихся в Холфорде как своих врагов. На обдумывание давался всего один день.

    Почти одновременно с ультиматумом Гильдия Магов получила приказ от действующего правителя города герцога Мазуро Кафиштена. Правитель требовал немедленно предоставить для нужд армии двести наиболее обученных боевых магов, а также в течение двух следующих дней подготовить столько же в качестве резерва для восполнения ожидаемых боевых потерь.

    Деканат заседал всю ночь. В итоге подавляющим большинством голосов руководство Академии проголосовало за нейтралитет. Некоторые городские маги, ранее высказывавшие пожелания остаться в стороне от гражданской войны, этой ночью получили приглашение укрыться на территории Академии. И на рассвете был сооружен защитный купол, непроницаемый в обе стороны для любой магии и материальных тел. Единственное, что он все же пропускает, – это солнечный свет и чистую дождевую воду. Отныне никто не вправе покидать пределы Академии, да и не в силах это сделать.

    После этих слов раздались свист и выкрики, в зале поднялся неимоверный шум. Очень не скоро высшим магам удалось навести порядок. Вторым выступил архимаг Достер Волк. Он сообщил, что защитное заклинание, созданное совместными усилиями почти трех сотен самых сильных магов, принципиально невозможно уничтожить. Кроме того, оно стало вечным, так как подпитывается напрямую от Фонтана Силы. По словам архимага, под куполом сейчас собралось чуть менее двух тысяч человек. Расчеты, произведенные магистрами, показывали, что оранжереи, пруд и грядки на территории комплекса способны прокормить не более четырехсот – четырехсот пятидесяти человек. Но голод никому не грозит, так как мощность Фонтана Силы вполне позволяет синтезировать припасы для, как минимум, пяти тысяч обитателей.

    Следующий оратор предлагал строить счастливое независимое государство магов без войн и насилия. Новому государству не нужна армия, так как никто не способен пробить охранный барьер. Маги и их дети станут жить в самом счастливом обществе, какое только можно создать!

    Однако перспектива провести остаток дней в замкнутом пространстве не понравилась большинству собравшихся. Недовольный ропот быстро перерос в возмущенный гул. Адепты вскакивали со своих мест и высказывали, не стесняясь в выражениях, свое отношение к произошедшему. Кто-то даже швырнул в сторону трибуны светящееся заклинание.

    И тут преподаватели показали, насколько огромна пропасть, разделяющая простых адептов и архимагов. Со своего места встал высший маг Сур Светлый, декан факультета магии духа. Откинул всегда надвинутый на лицо капюшон белой мантии, обнажив седую голову, и воздел обе руки. По залу прокатилась волна нестерпимой боли. У меня потемнело в глазах, я сползла с лавки и судорожно пыталась поймать ртом хоть глоточек воздуха. Рядом в судорогах корчились другие адепты, некоторых тошнило, у многих из носа сочилась кровь.

    Боль закончилась так же внезапно, как и началась. С трудом поднявшись и сев на скамью, я провела рукой по лицу. Ладонь оказалась в крови. Остальные адепты тоже постепенно приходили в себя. Все были озлоблены, однако вслух недовольства никто более не высказывал.

    – Это послужит уроком дисциплины, – проговорил архимаг Сур. – В нашем государстве должна соблюдаться жесткая дисциплина, основанная на иерархии магической силы. Правят здесь самые могущественные маги, все остальные подчиняются. Никаких бунтов, никакого инакомыслия. Поскольку угроза нападения больше неактуальна, всем необходимо завтра же сдать в библиотеку книги, доступ к которым не положен по статусу.

    Белый маг сел. Слово взяла маг первого ранга с факультета магии жизни, невысокая пышная женщина в ярко-зеленой мантии. Наигранно радостным тоном она сообщила, как нам всем повезло – число адептов мужского и женского пола примерно одинаковое, а при таком большом количестве молодежи ни у кого в будущем не возникнет трудностей при выборе пары. Правительство нашего магического государства обещает, что со временем будут выработаны законы, определяющие за какие заслуги влюбленные получат право завести ребенка. Еще одним интересным предложением, которое вскоре обсудит правительство, станет поощрение самых достойных из учеников. Лучшие в учебе, а также особо отличившиеся перед новым государством, смогут выбрать более просторное жилье, лучшее питание и даже партнера для свадьбы.

    Когда толстая магичка закончила, несколько парней повернулись в мою сторону и принялись плотоядно меня рассматривать. Да, я всегда знала, что многие у меня дома и тут, в Пангее, считали меня красивой. Мне это всегда льстило, но сейчас такое внимание было неприятным.

    * * *

    Я сидела в комнате, черная от злости на судьбу. Академия Магии превратилась в тюрьму, где мне предстояло провести остаток жизни. Предстояло питаться синтетической дрянью, которую с помощью иллюзорных чар будут выдавать за еду. Выполнять еще не написанные, но явно дурацкие законы нового государства. В условиях замкнутого пространства и неизбежного дефицита жилья, пищи и множества самых элементарных вещей зарабатывать право хотя бы на одного ребенка. Подчиняться более сильным магам. Бояться быть оклеветанной перед властью менее удачливыми адептами. Никогда больше не увидеть маму, папу и своих друзей…

    А я ведь подвела друзей! Без нас со Свелинной им не удастся собрать указанных в пророчестве спутников! Но больше всего меня тяготило то обстоятельство, что я не могу сообщить друзьям о той ужасной ситуации, в которую попала. Фея Виги не могла преодолеть магический барьер. Послать прямое мысленное послание – а такое заклинание я раскопала в учебнике по магии разума за седьмой курс – тоже не получилось. Мир словно обрывался, я вообще ничего и никого с той стороны не чувствовала.

    Свелинна свернулась на своей кровати калачиком и который уже час тупо смотрела в стену. Плакать она уже не могла. Больше всего моя маленькая подруга переживала о том, что никогда не вернется в свой родной город и не увидит семью. Периодически девочка поворачивалась ко мне и предлагала различные варианты побега, но все они были несбыточными.

    Стояла глухая ночь. Но определить, сколько на самом деле времени, не представлялось возможным, так как магический купол скрывал и звезды, и обе луны. По-хорошему, нужно было ложиться спать. Завтра с самого раннего утра вместо занятий всех адептов собрались послать на вскапывание спортивных площадок, внутреннего парка и пустыря у ограды, чтобы к вечеру засеять грядки какими-то семенами.

    Спать совершенно не хотелось. Вымыться в ванной тоже нормально не получилось – горячую воду в корпусах общежития отключили еще вечером в целях экономии мощности Фонтана Силы. Также на ночь было отключено магическое освещение в коридорах жилых корпусов, не работали элементарные бытовые заклинания. Все это наводило на мысль, что сотворение магическим путем ужина для двух тысяч адептов потребовало бо́льших затрат магической энергии, чем рассчитывали преподаватели, раз уж они так сразу начали экономить и отключать от Фонтана Силы постоянные бытовые заклинания.

    В дверь забарабанили. Мы удивленно переглянулись. На пороге стояла взлохмаченная Рилана, магичка с факультета магии огня.

    – Фея, Свелинна, помогите! Киша повесилась! – крикнула она.

    Кишей звали тихую скромную девушку с третьего курса факультета магии вызова, жившую в соседней комнате. Мы бросились в коридор. Там уже собрались девушки из других комнат, они перешептывались и заглядывали в дверной проем. Я тоже заглянула.

    Киша повесилась на струне от шторы. Безжизненное тело со крюченной набок шеей выделялось на фоне светлого окна. Рядом лежала опрокинутая тумбочка. На всякий случай я проговорила заклинание поиска жизни. Нет, бедная девушка уже давно была мертва.

    В коридоре собиралось все больше народа. Рилана, всхлипывая, рассказывала, что вместе с внушительной группой адептов безуспешно пыталась пробраться в Музей Магии. Кто-то из старшекурсников предположил, что из-за нехватки энергии в Фонтане Силы мог отключиться защитный экран, преграждающий выход в другой мир. Адепты были готовы рискнуть и уйти в мир опасных демонов, лишь бы не оставаться в этой тюрьме.

    – Но ведь возведенный вчера магами защитный купол не позволяет пользоваться порталами! – удивилась я, услышав про попытку учеников пробраться в музей.

    Рилана, адепт восьмого курса, посмотрела на меня как на круглую идиотку:

    – Фея, магический купол не позволяет открывать НОВЫЕ порталы. Но, если портал уже был открыт, связь между входом и выходом должна сохраниться. Тот портал в музее должен и сейчас функционировать. Но, к сожалению, мы не смогли пройти мимо голема-охранника. К тому же там постоянно крутились несколько преподавателей. Они заметили и прогнали нас.

    Стоявшая рядом восьмикурсница с факультета магии вызова подтвердила, что купол не способен блокировать уже существующие порталы. Их факультет в этом вопросе был самым авторитетным, так что оснований сомневаться в ее словах у меня не было. Но это значило…

    – Свелинна, пойдем в комнату, нужно кое-что обсудить!

    Я закрыла дверь на ключ и открыла воду на полную, чтобы заглушить разговор, затем навесила на себя и девчонку магическую защиту от чтения мыслей. Я предполагала, что новые правители будут стараться всеми доступными способами вызнавать планы попавших в магический плен адептов. По крайней мере так они будут поступать в течение ближайших дней, пока накал страстей не стихнет и ученики не смирятся с неизбежным.

    – Свелинна, у меня появился реальный план, – тихим шепотом в самое ухо сообщила я подруге. – Я знаю один портал, ведущий наружу. Он находится в башне Сток на факультете магии земли. Там находятся старые лаборатории, куда никто не заглядывает. Я надеюсь, что преподаватели про этот портал забыли. Проблема в том, что он находится на территории, куда можно проникнуть только в сопровождении магистра. Но рискнуть стоит, другого шанса может не представиться. Нужно идти прямо сейчас, пока новые правители не заблокировали выход.

    – Я с тобой! – мгновенно решилась Свелинна.

    Мы стали собирать самые необходимые вещи. Я утрамбовала одежду и книги в большую сумку, нацепила всевозможные накопители и накинула куртку поверх мантии. Свелинна, обычно такая неторопливая и обстоятельная, собралась еще быстрее меня.

    – Сперва идем к Фонтану Силы, мне необходимо зарядиться, – сообщила я.

    Это было довольно рискованно. Возле источника могли находиться старшие маги, которых непременно насторожила бы наша ночная прогулка с сумками. Но у меня не было выбора – я планировала использовать невидимость, а это крайне затратное заклинание. Еще издали я заметила, что у Фонтана собрались и адепты, и магистры. Поэтому я спрятала сумку за кустами и пошла налегке.

    Группа старших адептов разговаривала с одним из преподавателей и каким-то магом не из числа сотрудников Академии. Речь, насколько я слышала, шла о выгодах для тех добровольцев, кто будет негласно сотрудничать с новой администрацией и выявлять случаи недовольства среди граждан магической страны. Мое появление никого не заинтересовало, я посидела на своем любимом камне и полностью зарядила свой резерв и накопители.

    – Теперь, Свелинна, идем ко входу в главный корпус. Идем вдоль стены по ночной тени, магией пока не пользуемся. Как подойдем ближе, я ухожу в невидимость, ты же применишь вот это, – я отдала подруге последнюю бутылочку с эликсиром.

    На подходе к высоченному корпусу мы спрятались за пьедестал статуи богини магии, чтобы рассмотреть огромного металлического голема, и я дала подруге последние инструкции:

    – Старайся ничего не касаться, близко к голему не подходи и не шуми. Дверь я открою сама. Внутри, насколько вижу заклинанием, находятся несколько магов. Поэтому не задерживайся и сразу иди в коридор к башне Сток. Там мы спрячемся за колоннами и будем ждать, пока кто-нибудь не пройдет через портал. После прохождения еще какое-то время портал будет оставаться активным, и мы сможем сбежать. Если нас обнаружат, скажем, что шли поговорить с деканом факультета земли. Я найду, о чем ему сказать. Думаю, он нас выслушает и прогонит из своего кабинета, а нам именно это и нужно. Наша задача заключается в том, чтобы оказаться на самом верхнем этаже башни луны Сток, оттуда я знаю дорогу к нужному порталу.

    Мы собрались с духом и пошли. Самым трудным оказалось уворачиваться от невидимой Свелинны. Точнее, я-то могла видеть свою соседку глазами летящей надо мной Виги, а вот девчонка меня не видела. Несколько раз моя соседка приближалась ко мне на опасное расстояние, но я вовремя успевала уходить в сторону.

    Дверь оказалась на удивление тяжелой. Внутри никого не было, но Виги подняла тревогу и подсказала, что впереди есть несколько невидимок. Я переключилась на глаза фамиляра и обнаружила сразу нескольких магов. Некоторые вальяжно развалились в креслах, другие стояли неподалеку.

    – Иди вдоль левой стены и не шуми, тут полно невидимок, – шепнула я Свелинне.

    Нам удалось пройти в нужный коридор незамеченными, после чего я посоветовала подруге ускорить шаг. Еще издали я увидела, что у порталов кто-то стоит. Когда мы подошли ближе, я узнала магистра Таулину, преподавателя рунной магии земли. Пожалуй, лучшего варианта и желать было нельзя – она являлась помощницей декана и могла провести нас на верхний этаж. Но обдумать свои действия я не успела – с меня и Свелинны внезапно слетела невидимость. С опозданием я поняла, что Таулина произнесла заклинание слабой песчаной бури, швырнув в нашу сторону горсть песка, и этого вполне хватило для нашего проявления.

    – И ты туда же, Фея, – сочувственно произнесла преподаватель. – За ночь вы уже пятые, кто пытается пройти в Музей Магии этой обходной дорогой. И еще сорок думали пройти напрямую, наивные… Но, даже если бы вам удалось прошмыгнуть здесь, у входа в Музей дежурит сам Сур Светлый. Он очень доходчиво объясняет ошибочность действий тем, кто не понял его урока послушания с первого раза. Но главное даже не это. Воспользоваться порталом в Музее у вас все равно не получится, защита там по-прежнему действует. Или вы считаете высших магов настолько недальновидными, думая, что они снимут преграду и заполонят территорию Академии кровожадными демонами?

    – Нет, мы так не считаем. Мы шли не в Музей. Мне очень нужно поговорить с деканом Достером Волком. Нам со Свелинной необходимо сейчас находиться в городе, это касается судьбы всей Пангеи…

    Таулина даже бровью не повела, всем своим видом показывая, что не верит моим словам. Затем она стала рассуждать вслух:

    – Не Музей… Допустим… Значит, вам нужна встреча с деканом. Но Достер все равно не сможет снять барьер, и вы это прекрасно понимаете… Тем не менее вы взяли вещи, словно действительно собрались уйти… Значит, вам важна даже не встреча с деканом, а именно проход через этот портал для магистров… Нужен двадцать седьмой этаж… Что там? Что же мы упустили? Пруд, оранжерея… Лестница вниз… – Зрачки Таулины расширились, в глазах магистра я увидела понимание. И немедленно атаковала ее.

    «Окаменение», «Град осколков», «Паутина» – не самый лучший выбор против магистра магии земли, у которой на уровне рефлексов отработана высокая защита от магии своей родной грани. Но времени думать у меня не было, все случилось слишком спонтанно, и я применила то, что висело активным в накопителе. И ведь почти получилось! Один из каменных осколков попал женщине в голову, оставив на лбу кровоточащий след.

    Однако растерянность магистра длилась всего несколько секунд, новая порция шрапнели была отклонена магическим щитом Таулины. «Паралич», «Контроль разума», «Головная боль», «Рассеянность» – я сместила акцент на заклинания магии разума. Но момент был уже упущен, Таулина пришла в себя и перешла в контратаку. Я едва успела выставить щит, чтобы отразить град острых как бритва осколков. Но даже этот временный успех оказался поражением. Я почувствовала, что ноги перестали меня слушаться. Опустила глаза и все поняла. Град осколков был лишь прикрытием, чтобы отвлечь мое внимание от настоящего удара. Волна окаменения постепенно поднималась по моим ногам. Все! Вскоре я стану каменной статуей! Вот тут я действительно запаниковала.

    Но Таулина почему-то прекратила столь многообещающую атаку. Более того, моя защита заметно окрепла. Я увидела, что Таулина разрывает «Каменным взрывом» нависшую над ней темную тень, а затем поворачивается лицом к Свелинне, которая поливает преподавателя непрерывным холодным потоком. На одежде магистра уже образовалась корка льда. Я снова применила «Паутину» и «Паралич». Безрезультатно, но я хотя бы отвлекала на себя часть внимания магистра.

    – Откуда у тебя ЭТО? – прошептала непослушными губами Таулина.

    Я поняла, что преподаватель распознала источник силы маленькой девчонки. Отступать теперь было нельзя – секрет Свелинны был раскрыт! Если Таулина победит, то отберет волшебный артефакт. «Паутина», «Град», «Окаменение» – из последних сил произносила я слова заклинаний. Мои собственные резервы уже закончились, заряд накопителя на обруче был практически на нуле. Но все же мы справились! Магистр Таулина превратилась в ледяную скульптуру.

    – Сними с нее кольцо, – со стоном опустила руки обессилевшая Свелинна. – Именно это кольцо и активирует портал.

    Через мгновение мы оказались на верхнем этаже башни луны Сток в оранжерее рядом с прудом.

    – А теперь бежим со всех ног! – крикнула я и бросилась к лестнице. – Магистр Таулина скоро придет в себя. Боюсь, второй раз она не позволит себя одолеть.

    И мы со всех ног помчались вниз по темной лестнице, перепрыгивая через три ступеньки. Этаж за этажом, ступеньки и повороты. Вот и конец лестницы, затем темный коридор без окон, вот и развилка. Стоп, тупик! Значит, не сюда. Опять тупик. Куда же мы тогда в прошлый раз свернули вместе с Гергом? А вот наконец и тот зал.

    Мы вбежали в комнату с тремя порталами, и я потащила маленькую магичку к самому дальнему. К счастью, портал находился в рабочем состоянии. И вдруг полыхнула яркая вспышка, буквально в паре шагов от нас возникла магистр Таулина.

    – Бежим! – в ужасе крикнула я и прыгнула в каменный круг.

    Вспышка. Я стояла под открытым небом. Шел холодный дождь. Небо было затянуто черными тучами. Получилось!

    Вспышка. Рядом со мной появилась Свелинна. Она осмотрелась и упала на колени прямо в грязь, не в силах сдержать слезы радости.

    Вспышка. Перед нами появилась магистр первого ранга Таулина. Как всегда, безупречно опрятная, лишь едва заметная царапина на лбу служила воспоминанием о моей недавней атаке. В руке преподавателя светился жезл-накопитель, а вокруг тела сияло защитное поле. Таулина была полна сил и готова к бою. А у меня даже не хватало энергии, чтобы поднять защитный экран. Я опустила руки, смирившись с неизбежным. Это был конец…

    – Оторвать бы вам уши! Как вы могли додуматься до того, чтобы напасть на старшего мага! Отдавайте мое кольцо немедленно!

    Я послушно протянула магистру волшебную вещь. Таулина надела кольцо на палец, чуть заметно поморщившись от боли – все-таки неаккуратно я тогда сдирала украшение с ее подмороженного пальца.

    – Это кольцо мне подарили в день защиты диссертации магистра первой степени, оно дорого мне как память. Если бы не это кольцо, возможно, я и осталась бы под защитным куполом. Там спокойно и нет никакой войны.

    Я покачала головой и заговорила с убеждением в голосе:

    – Идея счастливого государства магов несбыточна сама по себе. Очень скоро начнутся свары, дележ территории и энергии, убийства из-за еды. Затем маги закроют или уничтожат библиотеку – ведь зачем в государстве, где правят самые сильные маги, давать знания остальным и растить себе конкурентов? Очень скоро мы получим толпу полуголодных, лишенных магии рабов, которой правит кучка тиранов. Потом один из этих тиранов перебьет других и будет единолично править постепенно вымирающим от болезней и голода стадом, боясь дать люто ненавидящему его населению хоть крупицу магии от Фонтана Силы.

    – Не исключено, что именно так и будет, – неожиданно легко согласилась магистр. – Уже сегодня деканат обсуждал, что нужно установить контроль над Фонтаном Силы, чтобы кто попало по пустякам не тратил бесценную магическую энергию. Но это не объясняет, зачем вы на меня напали? Если бы вы просто объяснили мне свой замысел, я бы не только пропустила вас, но ушла бы вместе с вами и вывела из западни своих многочисленных друзей и знакомых. А вместо этого…

    Мы со Свелинной опустили глаза. Я чувствовала себя полнейшей дурой и даже попросила прощения у бывшего преподавателя. Таулина отмахнулась от моих слов, явно прислушиваясь к чему-то невидимому нами.

    – Поздно. Высшие маги только что отключили портал, через который мы вышли наружу… Теперь у остальных нет надежды спастись.

    – Но как они смогли узнать? – поинтересовалась Свелинна.

    – Опытным магам трудно не заметить настолько мощное колебание силы совсем рядом. Я, как могла, старалась заглушать магические волны, хотя вы мне мешали и не давали прятать источник возмущения. Особенно трудно укрыть некромантию. Ты о чем, вообще, думала, когда вызвала нежить? – накинулась Таулина на маленькую Свелинну. – После вызова «Смертельной тени» уже абсолютно невозможно было что-то скрыть, своим заклинанием ты переполошила всех магов Академии.

    – Я защищала свою старшую сестру, – твердо ответила Свелинна. – И в тот момент не думала о последствиях.

    – Ну и зря. Думать никогда не помешает, причем вам обеим. Кстати, вы уже успели придумать, что скажете вон тем стражникам, которые со всех ног бегут сюда? Все-таки на дворе запретный ночной час, тем более сейчас военное время. Советую соображать быстрее, лично я не собираюсь встречаться с этими солдафонами. – Таулина бросила себе под ноги заклинание, нарисовав многоугольник портала, и исчезла.

    – Вот ведь стерва! Могла ведь нас подождать, – ругнулась обычно сдержанная Свелинна.

    * * *

    В кутузке, куда нас со Свелинной поместили до выяснения обстоятельств, было тесно и темно. Единственным источником света и воздуха служило окошко под самым потолком, настолько крохотное, что сквозь него не могла бы пробраться даже кошка.

    Чтобы осмотреться, я зажгла над собой магический светильник и, увидев бандитские морды соседей по камере, едва не вскрикнула от страха. Я опасалась, что уголовники начнут приставать к нам со Свелинной, но бандиты и сами испугались появления магов. Нам даже уступили лавку у стены. Но все равно до утра я так и не смогла успокоиться под буравящими взглядами постепенно смелеющих сокамерников.

    На рассвете за нами пришли. Двое вооруженных охранников провели меня к офицеру, который должен был решить мою судьбу. Когда за конвоирами закрылась дверь, я рискнула поднять глаза и встретилась взглядом с Виллем Омникафи. Он указал мне на стул и сказал грустно:

    – Елена Фея, скажи, Академия Магии поддержит Холфорд в войне?

    Мне пришлось разочаровывать рыцаря и рассказывать о реальном положении дел. Вилль подошел к окну и молчал минуты три, любуясь ранней зарей с высоты охранной башни.

    – Елена, ты еще не знаешь… Вчера днем орки захватили Горный Форт к западу от столицы. Они текут на равнину, словно сметающий все на своем пути грязевой поток. Уже сегодня к полудню передовые отряды врага будут у кольца Священной Рощи. Правитель Холфорда Мазуро Кафиштен собирает войска для решительной битвы на равнине. Я и сам хотел принять участие в этой атаке, но получил запрет от градоправителя. Мне приказано искать по всему городу магов и направлять их в армию. Судьба этой войны решится в ближайшие два дня. Или мы атакуем первыми и разрушим планы неприятеля, или орки замкнут кольцо осады. Без поддержки магов тяжелой коннице придется очень несладко, но другого выбора, похоже, нет…

    – Вилль, я готова помочь.

    – Елена, я не сомневался в этом. Спасибо. Сегодня отдыхай, набирайся сил и подготавливай заклинания. Завтра на рассвете прошу тебя прибыть к Северным Воротам. Если тебе и твоей подруге некуда идти, могу выделить вам комнату прямо тут, в башне.

    Я поблагодарила Вилля за предложение, но отказалась. Вскоре привели и Свелинну. Нам вернули отобранные вещи, и я даже несколько удивилась, что ничего не пропало, даже деньги в кошельке были целы.

    Попрощавшись с Виллем, я поспешила на поиски Пузыря. Я ни разу не была у него, но знала, что мой друг обитает во дворце Кафиштенов. Дорога в центр города проходила через парк у Академии Магии, и мы не могли пройти мимо купола. С этой стороны магический барьер выглядел циклопических размеров полушарием. Поверхность его переливалась всеми цветами радуги, по ней пробегали разряды многочисленных молний. Щит был совершенно непрозрачным, и мы не могли видеть происходящее внутри.

    Петьку мы застать не успели. Слуги сообщили, что буквально пару клепсидр назад он отправился к Северным Воротам, чтобы сопровождать высокородную леди Камилетту. Поскольку было ранее утро, я понадеялась, что городские ворота еще не открыли. Мы очень устали после бессонной ночи, но едва не бегом поспешили через весь город к Северным Воротам. И все-таки мы опоздали. Городские ворота оказались открыты, и через них тянулась бесконечная толпа беженцев.

    Мы поднялись на стену и увидели, что дорога в Холфорд запружена многотысячной толпой. Петьку мы не встретили, но, расспросив охранников, выяснили, что ранним утром из ворот выехали только четыре всадника: две девушки, лица которых были скрыты капюшонами, темный эльф-дроу на рыжей кобыле и молодой человек на черном словно уголь жеребце.

    Опоздали! Благородная леди Камилетта со своими приближенными покинула город. Я бросила сумку на землю и села, закрыв лицо руками. Что мне теперь делать? Оставалось только искать дом Серого Ворона, хоть я и сомневалась, что это вообще возможно.

    * * *

    Уже на закате, когда я без сил брела по очередной улице, мне повезло – совершенно случайно я увидела знакомые дома. Я сразу оживилась и сумела восстановить обратный путь до дома Сергея.

    – Только бы они были дома! – повторяла я безмерно уставшей Свелинне.

    На мой стук долго никто не открывал. Я уже потеряла надежду и уселась рядом с крыльцом, как вдруг с той стороны загремели засовами. Дверь открыла Каришка, но сейчас я была безмерно счастлива видеть ее. Тайфлинг огляделась по сторонам, впустила нас и сразу же заперла входную дверь на массивный железный засов.

    – Серый Ворон вернется поздно вечером. А я готовлюсь к отъезду, – сообщила Каришка, объясняя царивший беспорядок.

    На веревках сушилось белье, на лавке лежала груда вещей. Огромным, наполненным горячими углями утюгом Каришка отглаживала вещи и аккуратно складывала в стопки. Рядом лежала сумка и раскрытый рюкзак Сергея, куда она уже уложила смену белья и теплую одежду.

    – Жалко. Слишком многое придется бросить, – сокрушалась хвостатая девушка, едва не плача от досады.

    – Думаешь, город обречен? Тогда почему ты не убежала из Холфорда, как поступила дочка герцога? – поинтересовалась я.

    Тайфлинг отставила в сторону тяжелый утюг, с видимым трудом разогнула уставшую спину и посмотрела прямо мне в глаза. Мне сразу стало неловко за свой некорректный вопрос. Каришка отвечать не стала.

    – Каришка, а у тебя в доме не найдется чем-нибудь поужинать? – вдруг спросила Свелинна, сразу покрасневшая от смущения.

    Тайфлинг извинилась, в минуту разожгла печь и занялась готовкой. Я спросила, нужна ли помощь на кухне, но получила вежливый отказ.

    – Если хотите вымыться в горячей воде, натаскайте из колодца в железный бак, – предложила нам тайфлинг.

    Мы с маленькой колдуньей несколько раз сходили во двор и наполнили большую чугунную емкость, установленную в одной из боковых комнат. Тайфлинг положила под ванну вязанку дров и зажгла огонь.

    Вода быстро нагрелась. Каришка выдала нам по банному халату, полотенцу, подала мочалку и кусок пахнущего яблоками мыла, а наши вещи забрала для стирки. Мне было несколько боязно лезть в котел, под которым горит пламя, а ну как сварюсь? Но Свелинну такая ванна нисколько не удивила.

    Оказалось, горячая ванна – именно то, чего мне сейчас нужно. Я почувствовала, как уходит усталость и тело возвращается к жизни. Вылезать совершенно не хотелось. Когда же мы все-таки в итоге вылезли, то обнаружили, что наши мантии уже постираны, а Каришка накрывает для нас стол на втором этаже.

    Только после того как мы утолили голод, хозяйка стала нас расспрашивать о ситуации в Академии Магии. Разноцветный купол стал главным городским событием вчерашнего дня. Версий у горожан имелось множество: от необходимости скрыть от врага сверхновое всесокрушающее оружие до возведенного магами барьера для сдерживания прорвавшихся в город демонов. В возможность дезертирства сразу нескольких тысяч магов никто попросту не верил. Пришлось Каришку разочаровать. Четыре сотни магов перешли на сторону врага, оставшиеся же отстранились и не будут участвовать в войне.

    – Серый Ворон и в мыслях не мог такого допустить, – призналась тайфлинг. – Он будет шокирован этим известием.

    После ужина я без спроса открыла сундук и достала карту. С первого же взгляда мне стало ясно, что ситуация сильно изменилась.

    Ниже по течению Стреминки красным карандашом был нарисован перекрывающий русло овал, внутри которого значилось: «180 б. кораблей, много м.». Такой же красный овал нашелся и выше по реке, только надпись была другая: «40 б. плотов с ос. баш. и катап., 20 галер, около 40 тыс. пех идут по левому берегу». На западе исходящая откуда-то из леса красная жирная стрела пересекала Горный Форт и выходила на столичную равнину, внутри стрелки стояло только два слова: «Очень много!!!» К востоку от Холфорда красным пунктиром шла еще одна стрелка, внутри которой было написано: «Неизвестно». Подошедшая Свелинна внимательно осмотрела карту, а потом указала пальцем:

    – Вот поселок Горный Фазан, там я родилась и выросла.

    Поселок находился намного южнее Холфорда, чуть в стороне от Стреминки и был обведен зеленым кружком, но мы не понимали, что это значит. Каришка принесла нам чистое белье. Она явно не одобрила моего самоуправства, но вслух ничего не сказала.

    Когда вернулся Серый Ворон, я уже спала. На первом этаже зажглась лампа, этот свет меня и разбудил. Я прислушалась. Каришка суетилась, помогая своему другу снять плащ и сумки.

    – Елена Фея и Свелинна ночуют у нас. Они с трудом сумели вырваться из Академии Магии, девушкам пришлось несладко. Но магички… – быстро затараторила тайфлинг, но Сергей ее прервал:

    – Не сейчас, Каришка, – прервал ее Сергей, – потом расскажешь. Очень кстати, что она здесь. Мне нужно срочно увидеть Фею.

    Я услышала скрип шагов на лестнице и закрыла глаза, притворившись спящей. Сергей остановился в шаге от кровати и осторожно тронул мое плечо:

    – Ленка, просыпайся, есть важное дело.

    Я открыла глаза и присела на кровати, прикрываясь ладонью от яркого света. Сергей был в мокрой, пропахшей потом мятой рубахе, небрежно заправленной в кожаные брюки, на поясе у парня висел верный арбалет.

    – Ленка, нужна твоя помощь. Скоро сюда придет Пузырь. Он обещал заглянуть ко мне перед боем. Наша с тобой задача задержать его любой ценой. Сначала я думал просто оглушить его дубинкой. Но, раз уж ты тут, придумай более гуманный способ. Просто я не уверен, что наверняка смогу оглушить его через шлем.

    – Сергей, ты чего, сдурел? – ужаснулась я. – С какой стати нам нападать на Петьку?

    – Ленка, другого выхода нет. Иначе он погибнет в предстоящем бою, я в этом абсолютно уверен!

    – Отвернись, я переоденусь. И давай рассказывай, что выяснил, – потребовала я.

    Но тут раздался громкий стук в дверь. Серый Ворон подошел к закрытому ставней окну, просунул в щель зеркальце и засуетился:

    – Это Пузырь. Так рано… нет времени объяснять, просто постарайся мне поверить. Если Петька сейчас уйдет, то погибнет. Я потом все объясню.

    Сергей пошел открывать дверь. Я надела мантию, поправила одежду и уселась обратно на кровать. Вот ведь непростой выбор! Не было никакого сомнения, что Пузырь страшно на меня разозлится, если я попробую его заколдовать. Я если Серый Ворон ошибся?! Да и, если подходить к вопросу чисто технически, справиться с Петькой очень и очень непросто… Что же делать?

    – Заходи, Пузырь! – послышался голос Серого Ворона. – У меня для тебя обещанный сюрприз: Фея тоже здесь. Она подготовила заклинание, которое поможет тебе выжить во время предстоящего боя. Проходи наверх.

    – Здорово! – обрадовался Петька и, перепрыгивая через две ступеньки, взлетел на второй этаж.

    Он был необыкновенно хорош сейчас. Мужественное одухотворенное лицо, широкие плечи, гордый взгляд. Передо мной стоял самый настоящий рыцарь, пусть не по титулу, то по духу и отваге. Да и великолепные доспехи были под стать хозяину: сверкающий латный панцирь с выгравированным золотым соколом, широкий пояс, длинный меч на боку, алый плащ. В руках Петька держал шлем с пучком ярко-красных перьев. Я была восхищена, но сдержала свои эмоции и посмотрела за спину Петьки. Сергей устроил целую пантомиму: он вертел руками и затем сложил у уха ладони, изображая спящего.

    – Ленка, я страшно рад тебя видеть! – улыбнулся Пузырь. – Сергей мне сказал, что ты составила защитное заклинание для меня.

    – Э-э-э… да-а… я подготовила… заклинание.

    – Отлично! Если можно, колдуй скорее, я уже опаздываю. По-хорошему, мне уже нужно быть у Западных Ворот, там собирается легион тяжелой конницы. Сегодня мы покажем наглым оркам, что такое настоящая ярость!

    Я встретилась глазами с Сергеем. Он сложил ладони как будто для молитвы, а потом показал заготовленную им на всякий случай дубинку. И я решилась:

    – Хорошо, Петька, постараюсь сделать все быстро. Стой смирно. Не шевелись. Закрой глаза и расслабься. Не сопротивляйся!

    Петька послушно закрыл глаза и улыбнулся каким-то своим мыслям. Я тяжело вздохнула и проговорила ключевые слова заготовленного заклятия. Статуя, в которую превратился мой друг, стала крениться и грозила рухнуть на пол, но Сергей вовремя подхватил окаменевшее тело. Я села на кровать, закрыла лицо руками и разревелась.

    Каришка принесла мне горячий отвар шиповника. Я поблагодарила ее, выпила кисло-сладкий напиток, но все равно никак не могла успокоиться. Я злоупотребила доверием друга! Обещала ему никогда не применять на нем свои чары, и Пузырь мне верил! Он даже не стал носить никаких защитных амулетов…

    – Сумеешь обратно расколдовать? – тихо спросила давно проснувшаяся Свелинна.

    – Надеюсь, что смогу, – ответила я еще тише.

    Полной уверенности у меня не было. Обратить человека в камень трудно, но гораздо труднее оживить обратно из окаменевшего состояния. В десятки, может, и в сотни раз труднее. Главное ведь не просто превратить камень в плоть, а сохранить от повреждений при таком грубом переходе ткани ожившего организма. Это как заморозить лягушку в морозилке – в одну сторону нетрудно, но вот разморозить и оживить обычно не получается.

    – Ленка, так было нужно! – уже в который раз повторял Сергей.

    Да, он приводил свои весьма сильные аргументы. Последние два дня Серый Ворон летал на грифоне с группой разведчиков Холфорда и видел все своими глазами. Стреминка перекрыта. Горный Форт пал. С четырех сторон на столичную равнину стекаются бесконечные войска противника. Большой передовой отряд орков разбил лагерь прямо на карантинном поле буквально в тысяче шагов от кольца Священной Рощи.

    – Фея, войсками неприятеля руководит талантливый полководец. Причем это не просто полководец, а обладающий завидной мудростью лидер, ведь он сумел за столь короткий срок подчинить племена орков и объединить другие расы: троллей, горных великанов, минотавров, огров, гоблинов. Если он с такой легкостью взял Южную и Северную Столицы, захватил Западную Гавань и все прибрежные города, то поверь мне, он прекрасно разбирается в тактике. И тут он ЯКОБЫ допускает грубую ошибку: вырвавшийся вперед тридцатитысячный отряд становится лагерем фактически под самыми городскими стенами, вдали от остальных ЯКОБЫ еще не подоспевших армий. Тебе не кажется это странным? К тому же, находясь в уязвимой позиции, передовой отряд даже не пытается строить укрепления. Они просто стоят и мозолят глаза защитникам города. Уверяю тебя, Фея, это ловушка! Это приманка, наживка для нашей армии, чтобы выманить ее за стены.

    – Допустим, ты прав, – произнесла я уставшим голосом, – и предстоящий бой столичная конница проиграет. Но что я скажу Петьке, когда расколдую его? Что скажет сам Петька своим командирам, как объяснит свое дезертирство? В конце концов, что я скажу его матери, если не сумею его расколдовать? Ты об этом подумал?

    Сергей понурил голову. Несмотря на то что давно шла вторая половина ночи, спать никому не хотелось. Каришка снова заварила и разлила по кружкам шиповник.

    – Нужно собираться. – допив горячий напиток, сказала я. – Утром мы со Свелинной должны быть у Северных Ворот.

    – До рассвета еще куча времени, – возразил Сергей.

    – Ты ошибаешься, уже светает, – я указала на красноватый свет, пробивающийся сквозь ставни.

    – Не может быть! Сейчас же глубокая ночь… Странно… Айда на крышу! – И Сергей взлетел на чердачную лестницу.

    Зябкий ветер сразу заставил меня поежиться. Звездное небо мигало миллионами разноцветных огоньков. Но на горизонте явно краснело, причем полоса света становилась все ярче и быстро расширялась.

    – Ленка, восток там, – Сергей указал в противоположную сторону.

    – Но тогда что это?

    – Лес горит, – ответила Каришка. – Я чувствую дым лесного пожара.

    Уже через минуту мы почувствовали запах гари, а вскоре ветер принес и синеватый клубящийся в ночном воздухе дым. Он становился все плотнее, мы закашлялись и поспешили в дом.

    – Орки подожгли Священную Рощу? – предположила Свелинна.

    – Ерунда! – отозвался Серый Ворон. – Если бы такое было возможно, орки бы и в предыдущие разы поджигали лес. Но там столько магии защитной наложено, что деревья Священной Рощи врагам невозможно ни сжечь, ни спилить.

    – Не знаю, но происходит что-то недоброе. Мое место у Северных Ворот, и я иду туда! – решительно сказала я, поднимаясь из-за стола.

    – Я с тобой! – тут же откликнулась Свелинна.

    Магичка быстро переоделась в привычную форму и уже через минуту была готова выходить.

    – Подождите, мы пойдем с вами! – сказал Серый Ворон, надевая перевязи с мечами.

    Я сразу почувствовала, как растворяется мой страх, ведь с друзьями всегда спокойнее! Каришка кинулась одеваться, Свелинна же указала на лежащее у кровати окаменевшее тело Петьки:

    – Расколдуешь? – снова поинтересовалась девчонка.

    – Не сейчас, в таком деле нельзя спешить, Пузырь нужен нам живым.

    Больше вопросов по этому поводу не возникало. И это меня вполне устраивало.

    * * *

    На улицах было полно народу. Горожане были очень встревожены усиливающимся запахом гари, временами из-за клубов дыма и оседающего пепла резало глаза. Дышать с каждой минутой становилось все труднее.

    Когда мы добрались до Северных Ворот, зарево полыхало уже по всему горизонту. Городские ворота оказались распахнутыми настежь, городская стража оказывала помощь раненым. Лекари суетились возле лежащих прямо на земле воинов. Некоторые раненые выглядели просто ужасно – лохмотья обгорелой одежды и обугленная плоть. К счастью, к воротам уже подоспели жрецы-лекари из церкви Латандера, и, судя по знакам отличий, очень высокого ранга. Такие, при наличии нужных эликсиров и достаточного запаса сил, были способны и мертвого воскресить. За городской стеной слышались испуганные крики. Глазеющая на лесной пожар толпа попятилась, в воротах началась давка.

    – Закрывайте ворота, иначе искры попадут на крыши домов! Закрывайте скорее, дышать от дыма уже невозможно! Сами же видите, никто больше не сможет пробраться через такое пламя! – раздался вдалеке голос командира.

    Откуда-то сверху донесся звон натягиваемых цепей. Створки огромных ворот стали медленно сходиться. Из проемов в каменных стенах башен выскользнули четыре многотонных стальных бруса, прошли сквозь пазы и с лязгом задвинулись. Все, теперь даже тараном ворота города было не пробить. Тем более что подвесной мост тоже приподняли.

    Вооруженные люди потянулись на стены. У ворот осталось лишь несколько стражников, сотни раненых и лекари.

    – Сотник, а этого куда определить? – услышала я крик одного из жрецов. – Он совершенно цел, прикидывается только. Одежда сгорела в труху, но на теле ни царапины. И это очень странно!

    – Да это лазутчик! – выхватил меч один из стражников. – Вишь как пялится на меня. Наверняка это он со своими длинноухими дружками и поджег лес! А сейчас думает и весь город спалить.

    – Чего с ним возиться, ножом по горлу и с концами! – согласился другой солдат. – Видишь же, это черный эльф, все они воюют против нас.

    Я поспешила вперед, и очень вовремя: двое крепких парней придерживали под руки темного эльфа, в котором я сразу узнала Фириата. Их начальник, седой ветеран в кольчужной рубахе до колен, уже доставал меч, чтобы сотворить самосуд.

    – Стойте! Это же наш разведчик! – с криком кинулась я вперед.

    Сотник опустил меч, посмотрел на меня, затем еще раз недоверчиво оглядел дроу.

    – Чем докажешь, что ты наш? – спросил с угрозой седой воин, тыча острием клинка в грудь Фириату.

    – У меня… есть пропуск, подписанный герцогом Кафиштеном, – с трудом проговорил эльф рассохшимися окровавленными губами.

    Фириат разжал ладонь, и на землю упал серебристый медальон. Сотник не поленился наклониться, поднял и внимательно рассмотрел упавшую вещь.

    – Отпустите его, – в конце концов сказал он.

    Я подхватила дроу и помогла присесть у стены.

    – Воды! – попросил эльф. – Больно говорить… Но я расскажу… видел все своими глазами…

    – Дайте ему воды! – зычным голосом крикнул седой сотник, и перед носом Фириата тут же появилась фляга.

    Темный эльф пил жадно, осушил флягу полностью, приподнялся и нашел меня глазами:

    – Спасибо тебе, Елена Фея, за то, что спасла мою жизнь от несправедливой расправы. И отдельное спасибо за то, что научила меня магическому искусству. Без магии я бы не смог выбраться из пылающего леса. Но, боюсь, у меня для тебя черная весть. Твой друг Петр Пузырь был во втором легионе тяжелой конницы. Не думаю, что кто-нибудь из них сумел спастись из пламени. Крепись…

    – Фириат, успокойся. Петр уцелел, Елена обратила его в камень, чтобы наш общий друг не сгорел в лесном пожаре, – выдал Серый Ворон очень откорректированную версию событий.

    Темный эльф заметно просветлел лицом и опять принялся благодарить меня, но его грубо прервал сотник, потребовав рассказать о случившемся. Серый Ворон накинул на плечи дроу свою куртку. Эльф кивнул и начал говорить.

    * * *

    – Вчера рано утром по приказу правителя города я выехал сопровождать высокородную леди Камилетту в родовое поместье «Древний Брод», где вскоре должна была состояться ее свадьба. В нашем маленьком отряде было всего четыре конника, включая саму дочь герцога. Так было задумано, чтобы маленький отряд не привлек внимания вражеских лазутчиков.

    – Вот теперь я тебя вспомнил! – воскликнул сотник. – Ты вчера проезжал через ворота, показывал мне пропуск. И вас действительно было четверо. Значит, не врешь.

    На сотника зашипели. Тем временем Фириат продолжал:

    – Мы благополучно проводили высокородную леди за кольцо Священной Рощи, а затем возле развилки разделились. Там произошла некая… размолвка, – эльф почему-то посмотрел в мою сторону. – Мы убедились, что дорога пустынна и безопасна, поэтому леди Камилетта вместе со своей фрейлиной поскакала дальше, а личный телохранитель леди поспешил вернуться в город, чтобы принять участие в предстоящей схватке. Я тоже направился на место сбора войск. Когда я прискакал, коня у меня отобрали – одному из рыцарей потребовался конь взамен захромавшего. Меня же определили в отряд лучников и послали контролировать поле и идущую с запада дорогу…

    Фириат попросил еще воды. Серый Ворон дал ему свою серебряную флягу с холодным компотом. Эльф отпил пару глотков и продолжил:

    – До полуночи все было спокойно. А потом на поле стал опускаться туман. Мне этот туман сразу не понравился. И земля была слишком теплой, и ветерок по полю гулял, да и рановато еще было для утреннего тумана. Весь мой опыт говорил – не должно быть тумана! Но он был и продолжал надвигаться, причем против ветра! Но к самому лесу граница тумана не подошла, остановилась шагах в пятидесяти от нас. Я сказал о своих нехороших предчувствиях командиру. Тот поверил мне сразу и послал гонца в основной лагерь, чтобы предупредить конников. Мы разбудили спящих, спрятались среди деревьев, подготовили стрелы и стали ждать. Прошло клепсидры две, а ничего не происходило. Лучники стали ворчать, что их зря разбудили.

    А потом я почувствовал запах. Ветер со стороны поля нес в нашу сторону вонь множества немытых тел и характерный запах орков. К тому же стало неестественно тихо, даже трели ночных сверчков на поле разом смолкли. Это заметили все наши лучники, сразу же разговоры прекратились. И тут мы увидели врагов. На дороге в Холфорд появились десятки темных фигур. От моего укрытия до них было не более двухсот шагов. Туман стоял не такой густой, мы должны были заметить их гораздо раньше. Но почему-то не заметили.

    – Я думаю, на них было заклинание невидимости и неслышного шага, но при приближении к Священной Роще эти заклинания развеялись, – предположила Свелинна.

    – Защитная магия Священной Рощи примерно так и должна работать, – согласилась я. – Именно поэтому магический туман и не смог подползти ближе к лесу!

    – Наверное, так и было, – согласился Фириат, тяжело вздыхая. – Враги шли медленно плотной группой, они тянули лямки чего-то большого и еще невидимого нами из-за тумана. Сотник дал команду, и лучники открыли огонь. Я сам опустошил два колчана и не промахнулся ни разу. Но убитые враги – а там были и орки, и люди, и гиганты – заново вставали, хватали веревки и упорно шли вперед.

    Мы стали использовать горящие стрелы. Дело пошло веселее, но взамен рухнувших горящими факелами на землю врагов тут же вставали все новые и новые. Враги не обращали на гибель своих товарищей никакого внимания, они даже не пытались отстреливаться или атаковать нас. Эти обреченные смертники упорно шагали и шагали вперед. Вскоре мы смогли разглядеть очертания огромного темного шара. Он медленно выплывал на нас из тумана. Когда орки подтянули его ближе, стало ясно, что этот шар закреплен на очень большой повозке со множеством колес. Именно эту повозку, совершенно не считаясь с потерями, тянули вперед наши враги. Когда первым из давно уже мертвых врагов оставалось пройти до леса шагов тридцать, с вершин деревьев стали срываться молнии и огненные стрелы. Каждое такое заклинание сразу же сжигало одного зомби, но их тут же заменяли другие, как мертвые, так и еще живые. И огромный шар постепенно приближался. Наконец, первая огненная стрела из Священной Рощи полетела уже не в прислугу, а в сам шар. Полетела и исчезла без следа! Она просто растворилась в черной поверхности! Орки и всякие гиганты дружно заревели от восторга и еще быстрее стали двигать свою громадную повозку.

    Вскоре молнии, огненные и воздушные стрелы, ледяные копья, сжигающие шары и всякие другие защитные заклинания сыпались сплошным потоком. Но с этим громадным шаром ничего не случалось! Заклинания впитывались в его поверхность! Вся прислуга давно уже была перебита нашими стрелами и защитными заклинаниями Священной Рощи, но сам шар оставался неуязвим и продолжал двигаться вперед уже сам по себе.

    Вскоре я заметил, что на творимые заклинания деревья Священной Рощи тратят свою жизненную силу. Гигантские сосны увядали на глазах, сверху на нас стала сыпаться сухая хвоя. Я очень остро чувствовал, как умирают вековые деревья вокруг меня. Вскоре некоторые из них стали падать, рассыпаясь в труху. Некоторые загорелись. Вокруг нас стал быстро распространяться пожар, от дыма сразу же стало трудно дышать. Нужно было спасаться.

    На мне вспыхнул плащ, только это привело меня в чувство и заставило действовать. Я прекратил бессмысленный обстрел черного шара, скинул плащ и побежал в сторону чистого поля. Но… наткнулся на невидимую, однако непреодолимую преграду. Словно муха в стекло, я бился в прозрачное препятствие и не мог пройти. Не знаю, откуда оно взялось, может, этот барьер поставили маги орков, а может, непреодолимая преграда – это часть защитных заклинаний Священной Рощи. Так или иначе, но наш отряд оказался в смертельной ловушке. Позади широкой полосой горел лес. Пламя надвигалось быстрее людей. Рядом со мной заживо сгорали защитники города, их крики всегда будут стоять у меня в ушах. Сам я, как вы меня учили, наложил на себя магическую защиту, но это была всего лишь отсрочка от неминуемой смерти. Поэтому я побежал. Не разбирая дороги, мчался сквозь пламя и дым. Я ничего не видел – мои глаза высохли от жара. Я натыкался на деревья, падал и снова бежал. Бежал и молился. Молился богу Эллинасу и просил дать мне еще сил. И я чувствовал, что мой бог не оставил меня. Умирающие деревья делились со мной последними крохами силы. Я держал защитное заклинание и бежал, бежал, бежал…

    Как вдруг выскочил в еще живой лес. Я осмотрелся и понял, что нахожусь неподалеку от Северных Ворот, а рядом один из сборных пунктов войск. Солдаты были встревожены, а командиры растеряны. И тогда я стал им кричать, чтобы они спасались от наступающего пожара. Некоторые меня послушали и побежали к воротам, другие остались на месте… И у тех и у других было очень мало шансов спастись, потому что огонь наступал. Но все же некоторые сумели прорваться к воротам, пусть и сильно обгоревшими. Я тоже сумел. Куда делся мой белый лук и пояс с клинком, я не знаю. Наверное, тоже сгорели в огненном смерче, так как бросить оружие я не мог.

    – Поверь мне, это мелочи, – постарался утешить эльфа-дроу Серый Ворон. – Главное, ты выжил.

    – Это не мелочи! – вскрикнул Фириат, но понизил голос и сказал уже тише: – Белый лук, изготовленный лучшими мастерами Стер-Грольнида, – это не просто оружие, а символ. Таких луков очень немного, они носят собственные имена. Я до сих пор не понимаю, откуда на ярмарке в глухом человеческом поселке оказалось такое прекрасное оружие! Да еще и тот купец продал оружие мне – темному дроу, своему врагу! Не иначе как это был знак. И я потерял столь прекрасное оружие! Теперь никогда не смогу взять в руки другой лук – таковы суровые законы эльфов…

    – Ты маг, – напомнила я. – Ты выбрал стезю мага, и богиня судьбы Фаэтта одобрила твой выбор, позволив тебе спастись из лесного пожара. Взамен она забрала белый лук, символ твоей прошлой жизни. Все справедливо.

    Фириат посмотрел на меня красными от дыма и высохших слез глазами и ничего не сказал.

    Глава девятая
    Северные Ворота

    Зрелище пожара было завораживающим. Перед нами простирался целый океан пламени – от горизонта до горизонта. И над всем этим в густом дыму плыл черный шар. С городской стены он казался лишь булавочной головкой, часто скрывающейся в потоках черного дыма. Но даже с огромного расстояния я ощущала исходящую от него угрозу и переполнявшую его силу. Этот магический накопитель, порождение коварного Агалиарепта, сумел вобрать в себя силу Священной Рощи, выпив ее без остатка.

    Кто же он, наш противник? Сейчас, став обладателем океана магической энергии, в могуществе он не уступал богам. Он мог жить вечно, мог равнять с землей горы и пускать вспять реки… И уж точно мог бы сделать свой шар неуязвимым. Однако шар держался поодаль от городских стен с катапультами и баллистами. При мне расчет ближайшей тяжелой катапульты дважды стрелял по шару, но огромные камни падали, не пролетев и половины расстояния до цели.

    – Почему он там летает? – спросила я. – Свою роль антимагической отмычки он уже сыграл, зачем теперь тратить энергию на левитацию? И почему он не подходит ближе? Разве ему страшны какие-то катапульты?

    – Некоторые деревья все еще не умерли и продолжают обстреливать врага молниями, – ответил более зоркий Сергей. – Этот шар все еще запасается энергией и заодно расчищает путь пехоте. Как только погибнут все деревья, ничто не помешает оркам атаковать город.

    – Неспроста он кружит именно там, над местом гибели армии защитников города, – проговорила Свелинна. – Даже отсюда я отчетливо чувствую это место, настолько сильно оно наполнено болью и смертью. Там погибло очень много людей. Для опытного некроманта это роскошный пир, и Агалиарепт сейчас вбирает в себя души тысяч и тысяч погибших.

    – Фириат, сколько там погибло? – спросила я у темного эльфа.

    Тот оторвался от своих мыслей и ответил, что он всего лишь простой лучник и точно не знает масштабов катастрофы. За эльфа ответил Серый Ворон:

    – В огненном смерче сгорели два полностью укомплектованных имперских легиона тяжелой конницы, первый дворянский легион Холфорда и второй легион, составленный из добровольцев неблагородных сословий. Плюс лучники, несколько сотен тяжелой пехоты, лекари и большая часть остававшихся городских магов. Всего выходит около сорока тысяч человек. Может, даже и больше, точнее вряд ли уже можно сказать. Теперь важнее другое – что у нас осталось? После такого собрать новую армию будет ой как непросто… В запасе есть только два-три дня, пока не догорит лес и не остынут угли. Раньше все равно никто не сможет пройти через пылающее кольцо вокруг Холфорда – ни орки, ни защитники города.

    Мы спустились со стены и направились к Серому Ворону. Окна всех домов были плотно закрыты от дыма. Дважды мы стали свидетелями пожаров – полыхали деревянные дома, жильцы и их соседи тушили пожары водой из колодцев. Раньше защитные заклинания Священной Рощи оберегали город и от случайных пожаров, и от эпидемий. Но этой защиты больше не существовало, и летящие из-за стены горячий пепел и искры грозили Холфорду серьезной бедой.

    Фириат шел с нами до самого дома Сергея, но заходить дальше порога не стал и, едва получив из рук Каришки нормальную одежду, переоделся и поспешил во дворец правителя. Перед уходом Сергей о чем-то пошептался с темным эльфом, но я не стала подслушивать их разговор.

    – Ленка, нужно раскаменить Пузыря. Ты сможешь это сделать? – спросил Серый Ворон, смотря мне прямо в глаза.

    Я утвердительно кивнула и ответила, что справлюсь.

    – Вот и отлично, – обрадовался мой друг. – Мы с Каришкой должны отлучиться на некоторое время, чувствуй себя как дома.

    Сергей и Каришка спустились в подвал и ушли куда-то подземными тропами. И даже Свелинна неожиданно попросила разрешения сходить куда-то. Непонятно было, куда девочка собирается идти в таком дыму, но удерживать ее я не стала. Тем более что магичка уверяла, что запомнила дорогу и легко сможет вернуться обратно.

    Я осталась одна в доме с окаменевшим Пузырем. Нужно было его оживлять. Наверняка именно нежелание моих друзей оказаться рядом со мной в тот миг, когда наш общий друг придет в себя, и было основной причиной, по которой все предпочли сбежать. Но делать нечего, сама натворила, сама и расколдовывай. Я открыла учебник по магии земли и стала зубрить заклинание. Затем порылась в сумке Свелинны и без спросу конфисковала две бутылочки с эликсиром магической силы – они могли понадобиться. Потом перетащила тяжеленное тело на кровать, собралась с духом и начала процесс раскаменения.

    Заклинание было многостадийным и долгим. Я то и дело переводила дух. После третьей фазы тело Петьки стало розоветь. После пятой потеплело. К исходу третьего часа дело наконец-то было сделано – Пузырь шумно вздохнул, и его тут же стошнило прямо на кровать. Ой, об этом я как-то не подумала! Придется потом извиняться перед хозяевами дома за испорченное постельное белье. Я постаралась перевернуть тело на бок. Пузыря стошнило еще раз, после чего он наконец-то открыл глаза и ошалело осмотрелся.

    – Что… что ты сделала со мной, Ленка? – с ужасом в голосе спросил мой друг. – Я едва могу пошевелиться. Как я пойду в бой в таком виде?

    – Слабость быстро пройдет, – ответила я, отходя от кровати, и тихо добавила: – А в бой тебе сегодня не нужно. Бой уже закончился. Точнее, боя не было…

    – Как так? – Парень попытался привстать с постели, но пошатнулся и едва не упал.

    Я рассказала о том, что произошло. Пузырь слушал меня очень внимательно и ни разу не перебил.

    – Ленка, я, конечно, благодарен тебе за то, что остался живой. Но я не просил за меня решать, что и как мне делать. Отныне я не смогу тебе доверять. Ты мне больше не друг. И уж тем более никакая не невеста!

    Он поднялся, брезгливо вытер своим красным плащом грязные потеки на одежде, скомкал плащ и отшвырнул в угол комнаты. Подобрав меч, Петр Пузырь пристегнул оружие к поясу и, даже не глядя на меня, вышел. Под окном я услышала приветственное ржание Шахтера, и стук копыт растворился в дымной пелене Холфорда.

    * * *

    Если Петька думал, что я буду биться в истерике и побегу за ним на улицу, он сильно ошибался. Я присела на краешек кровати. Мысли и чувства бурлили самые разные, но в них не было и намека на жалость к себе или несправедливость судьбы. Все случилось именно так, как и должно было случиться рано или поздно, – ведь после утраты обручальных колец мы с Петькой не могли быть вместе. В конце концов нашлась бы другая причина для ссоры. А насчет дружбы… я слишком хорошо знала Пузыря, чтобы поверить в это. Сейчас он обижен, но подуется день-два и снова будет со мной общаться, как ни в чем не бывало. Но как я себя ни успокаивала, на душе было тоскливо…

    Я перестелила кровать и приготовила себе завтрак. Потом даже успела отдохнуть. Вышла на крышу и моментально пожалела – дым стоял такой плотный, что я закашлялась и поспешила вниз. Но успела увидеть несколько крупных пожаров. Все они были достаточно далеко от дома Серого Ворона. Однако на всякий случай, обмотав лицо тканью, я сходила во двор и набрала полные ведра воды.

    Где же Свелинна? Где Серый Ворон и Каришка? Тревога росла с каждым часом и становилась просто нестерпимой. Они пришли все вместе уже под вечер: Свелинна, Серый Ворон с Неведомым Призраком на плече, Каришка, а с ними Пузырь, Фириат Темный Соболь и Ярик Тяжелый. Вот это было уже неожиданно! Сергей и Каришка собрали все имеющиеся в доме табуретки и стулья, и наша компания расселась вокруг стола. Петька вел себя со мной холодно и отстраненно. И пусть он обижался, я чуть успокоилась – думала, все будет намного хуже…

    – Пожалуй, начнем наш небольшой военный совет, – Сергей расстелил уже знакомую мне карту. – Как мы знаем, все собравшиеся в этой комнате упомянуты в пророчестве богини судьбы Фаэтты, как те, что «вместе способны свергнуть пса с небесных чертогов».

    Я украдкой посмотрела на Ярика. Он ничуть не удивился словам моего друга, видимо, Пузырь или Фириат уже успели посвятить его в это дело.

    – Знать-то мы знаем, но пока я не понимаю, что конкретно мы должны сделать, – проговорил Фириат.

    Лысый темный эльф с опухшими от дыма красными глазами и татуированным затылком выглядел непривычно и даже пугающе. Встретишь такого ночью в темном закоулке…

    – Для начала, полагаю, нам нужно хотя бы собраться вместе, – ответил Серый Ворон. – Мы абсолютно точно знаем, что в нашу компанию также входят высокородная леди Камилетта, ее фрейлина эльфийка Арбель и рыцарь Вилль Омникафи. Не знаем мы лишь последнего участника, который в божественном пророчестве назван «Рога». Однако известно, что этот персонаж знаком кому-то из нас. Есть у кого-нибудь соображения?

    – Рога могут быть у минотавров и у демонов, – подал голос молчавший до этого Ярик. – Но у меня таких знакомых отродясь не было.

    Дварф был упакован в броню, словно черепаха в панцирь. Кроме того, на полу рядом с ним лежал объемный и явно очень тяжелый мешок. Наверняка в нем лежали шлем, перчатки, щит и какое-то оружие.

    – Еще рогатыми могут быть некоторые тайфлинги, – высказалась Каришка. – Но я также не знаю таких. Разве что кроме того минотавра, которого выкупил Серый Ворон в прошлом году. Но он давно ушел из города, искать его бесполезно.

    – Если минотавра искать бессмысленно, давайте тогда хотя бы определимся насчет остальных, – предложила я. – Кто-нибудь уже поговорил с Виллем Омникафи на эту тему? Или хотя бы знает, где его искать?

    – Я знаю, – проговорил Пузырь. – Герцог Кафиштен сегодня назначил Вилля Омникафи ответственным за оборону Северных Ворот. Думаю, шевалье Омникафи отправился на свой участок обороны руководить работами по укреплению стен.

    – Хорошо, я сам сегодня или завтра найду его и поговорю с рыцарем, – кивнул Сергей. – Надеюсь, он прислушается к моим словам. А что насчет леди Камилетты и Арбель?

    Пузырь и Фириат переглянулись между собой и почему-то синхронно опустили глаза в пол. Первым из них заговорил Фириат:

    – Высокородная леди Камилетта и ее спутница Арбель должны были уже достигнуть замка «Древний Брод». Там они будут в безопасности.

    Сергей посмотрел на карту, ткнул карандашом в отметку и проговорил задумчиво:

    – На севере был замечен достаточно крупный отряд гоблинов, наездников на волках. Где-то триста – четыреста бойцов. Но их видели на основном северном тракте. Если девушки успели благополучно проскочить поворот у села Комарье, то дальше места довольно пустынные. Где вы с ними расстались?

    Пузырь, едва удостоив карту взглядом, уверенно указал одну из развилок.

    – Далековато. Но, надеюсь, должны успеть, – задумчиво проговорил Серый Ворон. – Лучше было бы, конечно, если бы вы проводили их до самого замка. А еще лучшее, если бы уговорили остаться в городе…

    – Боюсь, остаться в городе было невозможно, – проговорил темный