Оглавление

  • Глава I ЕГИПЕТ
  • Глава II ЙОВИНА
  • Глава III ФАРНАК
  • Глава IV ХРАМ ОРКА
  • Глава V ВИДЕНИЯ
  • Глава VI «VENI, VIDI, VICI»
  • Глава VII ИНТРИГА
  • Глава VIII РОДОС
  • Глава IX ПЛЕН
  • Глава X ИГРЫ ЦЕЗАРЯ
  • Глава XI ЭФИОПСКИЙ БЫК
  • Глава XII РОМУЛ И ЦЕЗАРЬ
  • Глава XIII НИТИ СУДЬБЫ
  • Глава XIV САБИНА
  • Глава XV РУСПИНА
  • Глава XVI ЛАБИЕН И ПЕТРЕЙ
  • Глава XVII ДОМ
  • Глава XVIII ОТЕЦ И СЫН
  • Глава XIX ЧЕТЫРЕ ТРИУМФА
  • Глава XX ПОИСКИ
  • Глава XXI ОПАСНОСТЬ
  • Глава XXII ГЕМЕЛЛ
  • Глава XXIII ВСТРЕЧА
  • Глава XXIV РАЗЛАД
  • Глава XXV ТАЙНА
  • Глава XXVI ЗАГОВОР
  • Глава XXVII МАРТОВСКИЕ ИДЫ
  • ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА
  • ГЛОССАРИЙ

    Бен Кейн
    «Дорога в Рим»

    Кирану и Хелен Кейн, моим замечательным родителям, с любовью и благодарностью



    Глава I
    ЕГИПЕТ

    Александрия, зима 48 г. до н. э.

    — Скорее, будьте вы прокляты! — рычал оптион[1], лупя легионеров по спинам развернутым плашмя мечом. — Цезарь ждет!

    Подгонять, впрочем, и не требовалось. Десять воинов, высланных в ночной дозор на Гептастадион — узкую рукотворную дамбу, которая соединяла пристани с островом посередине гавани, — были теперь окружены водой и отрезаны от всех. Добра такая позиция никак не сулила.

    Желтый свет Фароса, огромного александрийского маяка, терялся в пламени горящих у причала кораблей. Пущенный людьми Цезаря огонь мгновенно охватил суда и перекинулся на береговые постройки и здания библиотеки, от зарева стало светло, как днем. Многотысячная египетская армия, в которую успели влиться оттесненные было отряды, готовилась атаковать войско Цезаря, замершее в сотне шагов от Гептастадиона — естественного защитного рубежа.

    Ромул с Тарквинием пустились бегом вместе с легионерами: если египетские полчища обрушатся на римлян — всем грозит гибель, и даже отбросить первую атаку не значит выжить. Египтяне превосходят их числом, весь город кишит врагами, и надежного пути к отступлению нет: дамба ведет к одинокому острову. Вся надежда на римские корабли, хотя забраться на них под натиском подступающего противника — задача не из легких.

    Нахмурившись, Ромул с тоской взглянул на только что отчалившую трирему — она направлялась к выходу из западной гавани, неся на борту Фабиолу, его сестру-близнеца. После девяти лет разлуки им довелось увидеться лишь на миг; Фабиола уплывала, ища спасения от опасности. Ромул, бессильный ее остановить, все же не чувствовал горечи и радовался тому, что она жива и ей ничто не грозит. Он надеялся, что Митра донес до нее последний выкрик — «Двадцать восьмой легион!» — и что сестра, о которой он так долго возносил молитвы богам, сумеет его отыскать.

    Однако теперь — как и частенько прежде — юноше предстояло биться за свою жизнь.

    Насильно завербованные в легион, они с Тарквинием стали частью Цезарева войска под Александрией — войска, которому сейчас грозил близкий разгром. Впрочем, даже в такой опасности Ромулу было чем утешаться: если Элизия не миновать, он войдет в него не рабом, не гладиатором, не наемником и не пленным.

    Юноша расправил плечи. Ну уж нет. Он теперь римский легионер, хозяин своей судьбы, и Тарквиний ему не указчик. Всего час назад светловолосый друг поведал ему, что в убийстве, заставившем Ромула бежать из Рима, повинен он, Тарквиний. Ромула до сих пор трясло; от одуряющего водоворота, в котором бурлили неверие, горечь и гнев, кружилась голова — однако сейчас было не время думать о прошлом.

    Запыхавшиеся легионеры его отряда уже вливались в задние шеренги римского войска, выстроенного всего в шесть рядов; совсем близко слышались командные окрики, бряцание оружия и вопли раненых. Оптион о чем-то советовался с ближайшим командиром, явно нервничающим тессерарием, — помимо шлема с поперечным гребнем и чешуйчатого панциря, как у оптиона, того отличал длинный жезл, которым он удерживал легионеров в строю. Пока он с такими же низшими командирами оставался сзади и следил, чтобы никто не обратился в бегство, центурионы держались ближе к передним рядам: в отчаянных битвах, подобных нынешней, выслужившиеся из солдат ветераны укрепляли решимость всего легиона.

    Чуть погодя оптион повернулся к своим:

    — Наша когорта — здесь.

    — Вот счастье-то, — буркнул кто-то из солдат. — Ровнехонько в середине строя.

    Оптион, словно в знак подтверждения, хмуро усмехнулся — основные потери и впрямь придутся на эту часть войска.

    — До сих пор вам везло, скажите спасибо, — отрезал он. — Вливаемся в центурию! Строиться в две шеренги!

    Легионеры с ропотом подчинились.

    Ромул, Тарквиний и четверо их товарищей оказались в переднем из двух рядов — обычная судьба новобранцев. Ромул, чуть ли не самый высокий в войске, оглядел местность: поверх конских хвостов, украшающих круглые бронзовые шлемы, в воздухе мелькали вознесенные к небу штандарты центурий, над правым флангом парил серебряный орел — знак легиона, призванный поднимать боевой дух. При виде этого римского символа, к которому юноша успел проникнуться любовью, сердце забилось сильнее: орел, как ничто другое, помогал Ромулу помнить, что он римлянин. Величественной и гордой птице, парящей в выси, не было дела до сословий — на поле битвы ценились лишь смелость и боевая отвага.

    Дальше, за орлом, колыхалось море оскаленных лиц и сияющего оружия, гигантскими волнами подступающее к легионам.

    — У них в руках скутумы! — в замешательстве воскликнул Ромул. — На нас идут римляне?

    — Бывшие, — бросил сосед слева. — Переметнулись к местным.

    — Значит, люди Габиния, — предположил Тарквиний.

    Собеседник лишь кивнул в ответ. На Тарквиния устремились любопытные взоры, особенно от стоящих слева: длительная пытка, которой подверг его Вахрам, примпил Забытого легиона, оставила на щеке гаруспика ярко-алый шрам в форме ножевого лезвия.

    Благодаря Тарквинию Ромул уже знал историю Птолемея XII — отца нынешних правителей Египта, низложенного больше десятка лет назад. Птолемей, в отчаянии взывая к Риму, сулил горы золота тому, кто вернет ему трон, и сирийский проконсул Габиний не упустил случая. Ромул, его галльский друг Бренн и Тарквиний тогда служили в армии Красса.

    — Точно, — процедил легионер. — Сам-то Габиний с позором уполз в Рим, а эти остались.

    — Сколько их? — спросил Ромул.

    — Несколько тысяч. А уж помощников поди сосчитай — нубийские застрельщики, иудейские наемники, критские пращники и лучники… Мало не покажется.

    — Еще и пехота, — добавил другой голос. — Беглые рабы из наших провинций.

    Его слова отозвались в рядах гневным ропотом.

    Ромул бросил взгляд на гаруспика. Никто не должен знать правду, особенно о Ромуле: рабам в регулярной армии не место, вступление в ряды легионеров (к которому Ромула так настойчиво вынудили) каралось смертью.

    Куда этим шлюхиным детям против нас! — заявил первый легионер. — Вытрясем из них семь сортов дерьма!

    Бравада пришлась по вкусу, воины заухмылялись.

    Ромул еле удержал язык за зубами. Соратники Спартака, все поголовно рабы, не раз одерживали верх над римским войском, да и сам он стоил трех обычных легионеров. Александрийские рабы, защищающие свою новую родину, тоже могут оказаться сильным противником. Только вот заявлять об этом лучше бы не здесь и не сейчас. Впрочем, с горечью подумал юноша, время для таких разговоров вряд ли наступит…

    С оружием наготове легионеры ждали, прислушиваясь к подступающему шуму битвы. Вражеские дротики и камни летели в римский строй, сбивая воинов с ног; Тарквинию с Ромулом, за неимением щитов, оставалось лишь припадать к земле и молиться, чтобы свистящая в воздухе смерть их миновала. Уверенности от этого не прибавлялось. Правда, число убитых — а значит, и свободных доспехов — все росло, и когда в переднем ряду крепкий солдат рухнул, пронзенный копьем в шею, Ромул тут же без особой брезгливости стянул с него шлем. Живым защита нужнее. Даже пропитанный потом войлочный подшлемник, нахлобученный в первую очередь, показался юноше чуть ли не броней. Скутум убитого достался Тарквинию; еще одного щита — для Ромула — ждать пришлось недолго.

    Оптион одобрительно крякнул: у этих бродяг не только хорошее оружие, но и полезные в бою навыки.

    — Вот теперь будет спокойнее, — заметил Ромул, поднимая длинный овальный щит за поперечную ручку. В полном вооружении они не бились уже давно — с тех пор, как четыре года назад отгремел последний бой Забытого легиона. Вспомнив гибель Бренна, который тогда прикрывал их с Тарквинием бегство, Ромул нахмурился и виновато притих.

    — Воевать приходилось? — спросил легионер.

    Ответить юноша не успел — в спину уперся умбон щита.

    — Вперед! — взревел оптион, тесня легионеров в сторону врага. — Первая шеренга слабеет!

    Дюжина гладиусов — коротких римских мечей — с готовностью вскинулись вперед, щиты поднялись, загораживая бойцов так, что виднелись лишь сверкающие глаза в прорезях шлемов. В сомкнутом строю каждый защищал остальных: Тарквиний у правого плеча и разговорчивый легионер у левого прикрывали Ромула, он, в свою очередь, прикрывал их обоих — потому-то стена из щитов и была так надежна. При всей злости на Тарквиния Ромул был уверен, что гаруспик не станет пренебрегать долгом.

    Только сейчас Ромул заметил, как поредел римский строй. Солдат впереди вдруг рухнул на колени, и в образовавшийся просвет с боевым кличем прыгнул вражеский воин, застав юношу врасплох. Весь доспех противника состоял лишь из груботканой туники и фригийского шлема с закругленной макушкой, из оружия при нем был овальный щит с продольным ребром и ромфайя — странной формы меч с длинным изогнутым клинком. Фракийский пельтаст, с ужасом понял Ромул.

    Не раздумывая, он прыгнул вперед, целя умбоном щита в лицо фракийцу; тот отбил атаку своим щитом, и несколько мгновений они обменивались ударами, пытаясь выиграть преимущество — тщетно. Ромул тут же зауважал изогнутый фракийский меч, способный дотянуться до противника из-за щита и нанести серьезные увечья: сердце не отстучало и дюжины ударов, а Ромул уже чуть не лишился глаза и с трудом ушел от опасного удара в бицепс.

    В ответ Ромулу удалось рассечь противнику правую руку, и он довольно ухмыльнулся — с такой раной, пусть и не смертельной, уж точно не погеройствуешь. Из пореза хлестала кровь, стекая к рукояти меча, фракиец после каждого выпада разражался проклятиями: его удары, как и удары Ромула, приходились лишь в щит противника. Вскоре фракиец уже морщился при каждом замахе — и юноша не стал терять время.

    Выставив левую ногу и двинув щит вперед, он взмахнул гладиусом — меч прочертил в воздухе мощную дугу, угрожая снести пельтасту голову: тому оставалось или отбить удар, или лишиться правой половины лица. Железные клинки скрестились, высекая сноп искр, меч Ромула отклонил ромфайю к земле, и, когда фракиец застонал, Ромул понял, что победил: надо лишь не упустить миг, пока враг обезумел от боли. Тем же движением юноша прянул вперед, налегая на щит всем телом.

    Пельтаст не сдержал натиска — потеряв опору под ногами, он попятился и упал, выронив меч. Ромул тут же навис над ним, занеся для удара правую руку и бросив на противника мимолетный взгляд — так глядит на жертву палач, успевающий заметить в ответ лишь расширяющиеся зрачки. Мгновенный удар гладиуса — и фракиец затих навсегда.

    Рывком выпрямившись, Ромул поднял скутум как раз вовремя: павшего врага сменил длинноволосый бородач в римском военном платье. Еще один из людей Габиния.

    — Предатель, — прошипел Ромул. — Воюешь против своих?

    — Бьюсь за свою родину, — рявкнул тот по-латыни, подтверждая догадку Ромула. — А вас-то сюда на кой занесло?

    Ромул, уязвленный его словами, не нашелся с ответом.

    — Вслед за Цезарем, — бросил разговорчивый легионер. — Лучшим полководцем на свете.

    В ответ послышался смех, и Ромул не стал терять время: рванувшись вперед, он нацелил меч врагу в шею — над вырезом кольчуги — и вонзил клинок глубоко в горло. Противник с воплем упал, Ромул поверх его головы мельком глянул на вражеское войско — и тут же об этом пожалел. Египетская армия занимала все видимое пространство и неуклонно двигалась вперед.

    — Сколько тут наших когорт? — спросил Ромул. — Четыре?

    — Да. — Легионер вновь стоял с ним плечом к плечу. Строй редел на глазах, они были уже в первой шеренге и вместе с Тарквинием и остальными готовились принять следующий удар: на них шла очередная волна легионеров и легковооруженных нубийцев. — Правда, все неполные.

    Новые противники — чернокожие воины в набедренных повязках, кое-кто с длинным пером в волосах — держали в руках большие овальные щиты, обтянутые кожей, и копья с широким наконечником. На тех, кто побогаче, красовались узорные головные повязки и золотые наплечные браслеты, за ткаными поясами виднелись короткие мечи, в руках — удлиненные луки, за левым плечом — колчаны. Зная расстояние, покрываемое римскими дротиками, вражеские воины остановились за полсотни шагов и неспешно наложили стрелы на тетиву. Их товарищи ждали.

    Ромул с облегчением заметил, что нубийские луки сделаны из цельного куска дерева — не то что многослойные луки парфян, легко пробивающие стрелой скутум. Впрочем, радоваться все равно было особо нечему.

    — Сколько нас? — переспросил он.

    — Вместе с пятой когортой, стерегущей триремы, полторы тысячи. — Легионер заметил удивление Ромула и огрызнулся: — А чего ты ждал? Воюем уже седьмой год — Галлия, Британия, снова Галлия!

    Юноша мрачно взглянул на Тарквиния. Их окружали бывалые ветераны, однако враг явно превосходил римлян числом. В ответ Тарквиний только виновато пожал плечами, и Ромул стиснул зубы: оказаться здесь лишь потому, что Тарквинию, несмотря на уговоры, приспичило осмотреть пристань и библиотеку! Зато Ромул увиделся с Фабиолой. Если он и погибнет в нынешнем бою, то по крайней мере будет знать, что сестра жива и в безопасности.

    Грянул первый залп, нубийские стрелы взвились в воздух и со свистом понеслись вниз тонким смертоносным дождем.

    — Поднять щиты! — послышались приказы командиров.

    Через миг поток вражеских стрел с привычным глухим стуком обрушился на поднятые скутумы. Ромул с облегчением заметил, что стрелам не хватало силы пробить римские щиты, зато при виде густой темной смазки на каменных и железных наконечниках сердце его дрогнуло. Яд! В последний раз он видел такое в битве со скифами в Маргиане — даже мелкой царапины от смазанного ядом зазубренного наконечника хватало, чтобы раненый умер в мучениях и воплях. Ромул лишний раз порадовался крепкому скутуму в руке.

    Второй залп — и нубийцы бегом устремились к когортам Цезаря. Не стесненные тяжелыми легионерскими доспехами, они все ускоряли бег, угрожающе выкрикивая боевой клич. Следом неслись бывшие солдаты Габиния — основная ударная сила. Вражеский строй насчитывал не меньше десятка рядов, в Цезаревом войске не набралось бы и пяти. Ромул, стиснув зубы до хруста, в очередной раз пожалел, что рядом нет Бренна.

    Словно дождавшись подходящего мига, трубы выдали короткий набор сигналов. Из задних рядов донеслась команда: «Отступать к кораблям!» Голос звучал спокойно и размеренно, словно и не кипела вокруг кровавая битва.

    — Сам Цезарь, — гордо пояснил легионер. — Никогда не паникует.

    В тот же миг строй начал понемногу отклоняться к западной гавани: несмотря на краткость расстояния, оголять сразу всю линию обороны было нельзя. Нубийцы, заметив попытку уйти, взвыли от злости и вновь нацелились вперед.

    — Не останавливаться! — крикнул ближайший к Ромулу центурион. — Держать строй! Как приблизятся на удар — отбить и продолжать движение!

    Ромул, метнув взгляд на гавань, насчитал десятка два трирем — места-то хватит на всех, но куда идти?

    — К Фаросу, — как обычно, опередил вопрос Тарквиний, указывая в сторону маяка. — Гептастадион в ширину всего полсотни шагов.

    Вновь обретя былую уверенность, Ромул улыбнулся.

    — Уж там-то продержимся! Хоть до конца времен!

    И все же корабли пока были слишком далеко. Нубийцы, не мешкая, налетели на римский строй с такой яростью, что первые ряды отступили на несколько шагов. Ночной воздух наполнился криками — солдаты проклинали невезение, насланное на них богами. Легионеру слева копье угодило в ногу, он забился и рухнул на землю; кому-то рядом клинок пронзил обе щеки насквозь, из ран хлестнула кровь — солдат, подняв руки к изувеченному лицу, пронзительно закричал. Ромулу было уже не до них: прямо на него неслась волна нубийцев.

    Из красных оскаленных ртов летели угрозы, кожаные щиты ударялись в скутумы, широкие копейные жала мелькали взад-вперед в жажде отведать римской плоти. В ноздри лез едкий запах от чернокожих тел. Первому же нубийцу, возникшему рядом, Ромул небрежным движением всадил гладиус под грудину, следующий чуть не сам наскочил ему на меч и умер раньше, чем успел это понять.

    Справа от Ромула Тарквиний легко раскидывал вражеских солдат, зато стоявшему слева разговорчивому легионеру пришлось несладко: от насевших на него двух рослых нубийцев он сразу же получил копьем в правое плечо — и уже не мог сопротивляться, когда один дернул книзу его щит, а второй пронзил мечом горло. Впрочем, для вцепившегося в щит нубийца жизнь на этом и закончилась: Ромул тут же отхватил ему правую кисть и обратным движением гладиуса вспорол нутро от паха до плеча. Стоявший во втором ряду легионер выступил вперед, занимая место павшего, и они с Ромулом прикончили второго нубийца.

    Погибших тут же сменяли живые.

    Конницу бы сюда, с тоской подумал Ромул, орудуя мечом. Или катапульты. Что-нибудь неожиданное, для смены тактики, другого выхода нет. Кто-то из легионеров добрался до трирем и уже лез на борт, главная же часть войска оказалась в ловушке, ведя явно проигрышную битву. Солдат охватывала паника; тщетно призывали к стойкости центурионы, тщетно потрясали древками знаменосцы в надежде укрепить пошатнувшуюся уверенность — легионеры отступали шаг за шагом. Почуяв запах крови, враг удвоил усилия.

    Ромул уже понимал, чем все кончился, и исход его не устраивал.

    — Не останавливаться! — донесся сзади голос. — Держать строй! Мужайтесь, соратники! Цезарь с вами!

    Юноша мельком глянул через плечо.

    К легионерам пробивалась гибкая фигура — алый плащ главнокомандующего, золоченый панцирь, тонкой работы шлем с гребнем из конского волоса и золотой филигранью на серебряных нащечниках. В руках — гладиус с узорной рукоятью слоновой кости и простой скутум. Узкое лицо с орлиным носом и темными проницательными глазами показалось Ромулу смутно знакомым, но соображать не было времени. Спокойствие Цезаря добавило юноше сил — он, как и центурионы, готов был стоять насмерть: в присутствии такого полководца, как Цезарь, солдаты не отступают.

    Ошеломленный Тарквиний в смятении переводил взгляд с Цезаря на Ромула и обратно.

    Юноша ничего не замечал.

    Весть о прибытии Цезаря пронеслась по рядам, настрой тут же сменился — паника растаяла, как утренняя дымка. Вопреки приказам, воодушевленные легионеры бросились вперед, на не ожидавшего атаки противника и вскоре отбили прежние позиции. Наступила передышка — два войска настороженно застыли, глядя друг на друга поверх земли, усеянной кровавыми трупами, корчащимися ранеными и брошенным оружием. Пар из разгоряченных ртов облачками повисал в воздухе, из-под войлочных подшлемников, надетых под бронзовые шлемы, струился пот.

    Цезарь не упустил случая.

    — Помните битву с нервиями, соратники? — разнесся его громкий голос. — Мы тогда победили!

    Легионеры одобрительно взревели: победа над отважным племенем нервиев была самой трудной за всю галльскую кампанию.

    — А взятие Алезии? — продолжал Цезарь. — Галлы налетали тучами, как саранча! И все-таки победа осталась за нами!

    Вновь одобрительный гул.

    — Даже при Фарсале, когда нас уже ждал Гадес, — Цезарь повысил голос и обвел руками всех слушающих, — вы, мои соратники, одолели врага!

    При виде засиявших гордостью лиц Ромул ощутил прилив отваги и преисполнился уважения к Цезарю — ведь он такой же солдат, как они! Выдающийся вождь!

    — Це-зарь! — взревел седой ветеран. — Це-зарь!

    Клич тут же разнесся по рядам, захватив и Ромула.

    Вместе со всеми кричал даже Тарквиний.

    Цезарь выждал, пока крик уляжется, и вновь принялся торопить войско к триремам.

    Спасение было близко. Обескураженные отпором римлян и решительными словами Цезаря, египтяне на два десятка сердцебиений застыли на месте. До пристани оставалось всего ничего — бросок камня; сотни легионеров с помощью моряков уже взбирались на борт, несколько низко осевших от тяжести трирем вышли в гавань. Три ряда весел на каждой разом опускались в волны, выводя суда на глубину. Вражеские командиры, разъяренные бегством римлян, наконец опомнились и теперь спешили довершить начатое: озверевшая толпа солдат, подгоняемая их окриками, устремилась на врага с единственным желанием — уничтожить.

    — Растянуть строй! — велел Цезарь. — Выстроить шеренги перед триремами!

    Легионеры кинулись исполнять приказ.

    Ромул содрогнулся от ужаса. Все слишком поздно. На ходу, когда враг бежит на тебя с расстояния в тридцать шагов, такие маневры не срабатывают.

    Взгляд Тарквиния метнулся к звездному небу, ища знака. Откуда ветер? Не меняется ли? Однако времени на предсказания не было — в тот же миг египтяне налетели на римлян.

    Атаковать отступающее войско — верный способ выиграть битву. Копейные наконечники метили кровью спины бегущих легионеров, гладиусы бывших солдат Габиния вонзались в ослабшие звенья кольчуг и в незащищенные подмышки, вышибали щиты из рук. Бронзовые шлемы разлетались в куски, лопались черепа. Сверху неслись потоки стрел и смертоносных камней — при виде их Ромул пал духом: если пращники подошли на выстрел, римских трупов изрядно прибавится.

    На лицах легионеров теперь проступил страх, кое-кто испуганно взглядывал на небо и молился в голос. Энергичные окрики Цезаря никого не ободряли — римлян было слишком мало, вся битва свелась к отчаянной попытке уцелеть под натиском египтян. Ромул рубил мечом направо и налево, Тарквиний с редким для своих лет проворством следовал его примеру. Легионер, недавно вставший слева от Ромула, тоже оказался умелым воином — и хотя втроем они стоили многого, общая битва шла своим чередом.

    С отступлением римлян число убитых росло, стена щитов перед триремами все слабела, пока не рассыпалась окончательно. Нубийцы с воплями ворвались в строй, в первую очередь убивая центурионов, отличимых по алым плащам и золоченым панцирям. Потеря командиров и вовсе лишила римлян боевого духа. Поняв, что вопреки всем усилиям битва грозит перейти в беспорядочное бегство, Цезарь отступил к пристани, и когорты тут же захлестнул страх — легионеры сбивали с ног своих же и, переступая через тела, бросались к спасительным триремам. Кого-то сбрасывали с пристани в воду, где тяжелые доспехи тут же увлекали жертву на дно.

    — Не добраться! — крикнул Тарквиний.

    Ромул глянул через плечо. Из всей цепочки кораблей у причала помещались лишь несколько, и ближайшие уже чуть не кренились от тяжести — объятые паникой легионеры не желали ждать и лезли на борт, рискуя потопить суда.

    — Дураки, утонут ведь, — бросил он, стараясь не поддаваться страху. — Что делать?

    — Плыть, — ответил гаруспик. — К Фаросу.

    Ромула передернуло — в прошлый раз, когда им приходилось уходить вплавь, Бренн остался умирать в одиночестве на дальнем берегу реки Гидасп, и Ромул до сих пор со стыдом вспоминал брошенного товарища. Впрочем, нынешний раз прошлому не чета…

    — Идешь? — спросил он легионера у левого плеча.

    Тот коротко кивнул.

    Слитным усилием, двигаясь как один, они пробились сквозь беспорядочную толпу перепуганных легионеров. В царящей суматохе выбраться из потрепанного римского войска оказалось нетрудно, зато на берегу пришлось смотреть в оба: каменные плиты причала, усыпанные частями тел и брошенными доспехами, были скользкими от крови. Оставив позади горящие портовые постройки, троица вскоре попала в полутемное пространство — к счастью, пустое. Битва велась лишь на подступах к триремам, а выставить дозоры к западу от пристани, чтобы отрезать путь к бегству, египетские командиры не догадались.

    Впрочем, их промах сейчас мало что значил. У воинов Цезаря не осталось ни отваги, ни решимости — все вытеснила паника: не слушая приказов, легионеры пробивались к спасительным кораблям. Взглянув назад, в сторону когорт, Ромул кивнул на вторую от края трирему:

    — Точно потонет.

    Третий легионер, прикрыв глаза от сполохов пожара, выругался:

    — На ней Цезарь! Гадес побери этих египтян!

    Ромул, сощурившись, разглядел в толпе главнокомандующего. Несмотря на окрики моряков и триерарха — капитана корабля, на борт лезли все новые легионеры.

    — Утони он — кто будет командовать? — воскликнул легионер.

    — Позже погорюешь. Самим бы выбраться, — бросил Ромул, стягивая доспехи. Оставшись в одной тунике, он, не мешкая, прицепил обратно ремень с гладиусом и кинжалом.

    Тарквиний последовал его примеру.

    Легионер перевел взгляд с одного на другого и, бормоча жестокие проклятия, принялся сдирать с себя доспех.

    — Я плохо плаваю.

    — Держись за меня, — усмехнулся Ромул.

    — Хорошо бы знать имя будущего спасителя, — кивнул легионер, протягивая руку. — Меня зовут Фавентий Петроний.

    — Ромул. — Они пожали друг другу предплечья. — А это Тарквиний.

    На дальнейшие любезности времени не оставалось. Ромул соскочил в воду, гаруспик от него не отстал. Петроний пожал плечами и тоже прыгнул — бой кипит далеко, трех всплесков никто не заметит. Тарквиний тут же стал выгребать через гавань по диагонали, стараясь держаться к свету так, чтобы видеть путь, не подставляясь под вражеские стрелы. Ромул, за которого уцепился Петроний, плыл сзади.

    Застать корабль Фабиолы, как мечталось Ромулу, им, конечно, не удастся — судно давно растаяло в ночной мгле, взяв курс не иначе как на Италию. Вожделенную Италию. Вопреки всему Ромул не терял надежды вернуться, да и Тарквиний без устали прочил ему дорогу в Рим — эта-то мечта и помогала теперь Ромулу плыть вперед. Возвращение домой и встреча с Фабиолой, грезящиеся ему при каждом взмахе рук, манили как блаженство Элизия. Оставалось, правда, и незавершенное дело: если верить Тарквинию, матери нет в живых, однако за нее еще предстоит отомстить — убив Гемелла.

    К действительности Ромула вернули плеск и буйные крики — легионеры десятками прыгали в воду с ближайшей триремы, тонущей под непосильным грузом. В воде им приходилось не легче: одних тут же утягивали на дно тяжелые доспехи, другие становились мишенью пращников и лучников, уже занявших Гептастадион.

    Глядя на их мучения, Ромул нахмурился — помочь он был не в силах.

    Петроний, тоже оглянувшийся на крик, крепче схватился за Ромула.

    — Полегче, — рявкнул тот. — Задушишь!

    — Прости. — Петроний ослабил хватку. — Смотри, Цезарь решил прыгать.

    Ромул глянул назад. На фоне пламени, охватившего восточную гавань, виднелась проворная фигура главнокомандующего, не так давно ободрявшего легионеров перед лицом врага. Теперь, когда приходилось спасаться бегством, ему было не до дисциплины. Скинув шлем с поперечным гребнем, алый плащ и золоченый панцирь, он дождался стражников и затем, зажав в руке несколько пергаментных свитков, спрыгнул с поручня в море. Охрана последовала за ним, подняв вокруг главнокомандующего тучи брызг, — теперь, плотно окруженный легионерами, он поплыл к Фаросу, держа пергаменты над головой, чтобы не замочить.

    — А он храбр, клянусь Митрой, — заметил Ромул.

    Петроний усмехнулся.

    — Цезаря ничем не испугать.

    Россыпь стрел и камней вспенила воду, словно напоминая, что нельзя мешкать. Главная часть египетского войска по-прежнему наступала на когорты, застрявшие на пристани, остальные спешили к Гептастадиону, откуда можно было невозбранно осыпать снарядами беспомощных легионеров, пытающихся уйти вплавь.

    Меткость пращников повергала Ромула в ужас. Сполохи пожара не так уж ярко освещали воду, к тому же египтянам приходилось стрелять с пристани сверху вниз, а беглецов прикрывала отбрасываемая Гептастадионом тень, — и все же надежды Ромула уйти невредимым таяли на глазах. Камни размером с половину куриного яйца, заложенные в пращу и раскрученные над головой, уже летели в римлян. За первым залпом последовали другие; снаряды резали воздух, вздымая при падении фонтаны брызг, и каждый раз Ромул непроизвольно сжимался. Камни и стрелы, попадая в голову, убивали на месте или — если стрела не угодила сразу в щеку или в глаз — оглушали, и безжизненное тело уходило под воду.

    Мишеней для вражеских пращников и лучников вскоре поубавилось, хотя ни Цезаря с телохранителями, уплывшего дальше остальных, ни Ромула с товарищами вражеские снаряды не задели. Впрочем, долго им не продержаться — на Гептастадионе, тянущемся параллельно их пути, Цезаревых войск нет, и египтянам ничто не помешает обстреливать беглецов оттуда.

    — Скорее! — подгонял Тарквиний.

    Град камней и стрел с плеском вспенил воду в двадцати шагах. У Ромула забилось сердце; затылком он чувствовал прерывистое дыхание Петрония. Их обнаружили! Ромул изо всех сил заработал руками, стараясь не глядеть по сторонам.

    — Пращники у них меткие, — пробормотал Петроний. — В сноп соломы попадают за шестьсот шагов.

    Камни посыпались ближе. Ромул против воли не мог оторвать глаз от четких силуэтов египтян — враги с хохотом перезаряжали пращи. Вот кожаные ремни вновь взметнулись над головами, и ночной воздух дрогнул завораживающим гулом.

    Слава Митре, остров приближался. Цезарь, выбравшийся на берег, уже отдавал приказы, отряжая легионеров защищать эту сторону Гептастадиона. Ромул облегченно выдохнул: спасение маячило все ближе, а стоит оттеснить египтян — и передышка не за горами. Вот тогда-то Тарквинию и придется выложить всю правду про драку у публичного дома.

    Гаруспик, по-прежнему плывущий впереди, обернулся что-то сказать и встретил взгляд Ромула — твердый, исполненный решимости. Слова застряли у Тарквиния в горле, зато молчаливый обмен взглядами стоил тысячи речей и всколыхнул в душе Ромула бурю враждебных чувств. Да, он обязан другу многим, но ведь по милости Тарквиния пришлось бежать из Рима! Без него жизнь пошла бы по-другому! Ромул вспомнил рудис — простой деревянный меч Котты, его учителя в лудусе, и сдвинул брови: такой меч уже принадлежал бы и ему самому…

    Тарквиний выпрямился — под ногами стелилась отмель.

    Пращники, злобно вопя, отчаянно старались достать ускользающую троицу; торопливо выпущенные камни бесцельно шлепались в воду.

    Калиги Ромула коснулись дна, зачавкала под ногами грязь. Петроний с облегчением вздохнул: гребок-другой — и он тоже встал на ноги. Ослабив хватку, легионер похлопал Ромула по плечу.

    — Спасибо, парень. Я твой должник.

    — Отплатишь, заждаться не дадут. — Ромул указал на главное войско египтян, собирающееся атаковать Гептастадион.

    — Все в строй! — крикнул ближайший центурион, будто дожидался слов Ромула. — Каждый меч на счету!

    — Лучше подчиниться, — посоветовал Тарквиний.

    Это были его последние слова.

    Пущенный из пращи камень, со свистом пронесшись между Ромулом и Петронием, ударил Тарквиния в левую скулу, с хрустом проломив кость. Накренившись от удара и приоткрыв рот, словно в беззвучном вопле, гаруспик навзничь упал в воду, доходившую ему до пояса, и в полубеспамятстве осел на дно.


    Глава II
    ЙОВИНА

    Окрестности Рима, зима 48 г. до н. э.

    — Фабиола! — разнесся в тишине голос Брута. — Подъезжаем!

    Доцилоза приподняла тканый полог носилок, позволяя госпоже выглянуть наружу. Хотя рассвет только занимался, путники были в дороге уже третий час — правда, женщинам и в голову не приходило жаловаться на ранний подъем: обеим хотелось скорее попасть в Рим, домой. Любовник Фабиолы Децим Брут спешил не меньше — Цезарь, застрявший с несколькими когортами в Александрии, поручил ему переговорить с Марком Антонием, начальником конницы: для прорыва египетской блокады, из которой Бруту с Фабиолой только что удалось ускользнуть, требовались новые войска.

    При виде каменных гробниц, тут и там мелькающих за растущими вдоль дороги кипарисами, сердце Фабиолы забилось сильнее. Сооружать внушительные кенотафы на самых подступах к Риму могли лишь немногие богачи; строения, бросающиеся в глаза любому путнику, помогали хрупкой человеческой памяти хранить воспоминания об умерших. Да, Брут прав: столица уже близка. Все пути в Рим походили один на другой, бегущая перед Фабиолой дорога из Остии — римской гавани — мало отличалась от южной Аппиевой дороги, пусть и гуще других усеянной гробницами. Здешние усыпальницы с крашеными статуями, изображающими богов и предков усопших, стали приютом разбойников и дешевых шлюх — редко кто отваживался ходить здесь ночью. Даже сейчас, в предрассветном сумраке, колеблемые ветерком деревья и едва проступающие сквозь мрак строения таили угрозу, и Фабиола только порадовалась, что их сопровождает полцентурии отборных легионеров и ее верный телохранитель Секст.

    — Наконец-то примешь вожделенную ванну, — улыбнулся Брут, подъезжая ближе.

    — Хвала богам, — отозвалась Фабиола; ее дорожные одежды промокли от пота и липли к телу.

    — Я вчера выслал гонца — он проследит, чтобы к нашему приезду все приготовили.

    — Ты так заботлив, любовь моя. — Фабиола одарила Брута сияющей улыбкой.

    Явно польщенный, Брут пустил коня рысью и поскакал в начало колонны — он, подобно Цезарю, всегда предпочитал быть в первых рядах.

    Фабиолу вдруг передернуло от долетевшей до нее явственной вони. Тяжелый и густой запах нечистот, такой же привычный — хотя далеко не такой приятный, — как запах свежеиспеченного хлеба, пропитывал весь Рим и был знаком Фабиоле с детства. Смрад ощущался уже за милю от городских стен. Многолюдный Рим, где тысячи плебеев не имели доступа к канализации, разительно отличался от чистой и аккуратной Александрии — там Фабиола и не вспоминала о столичной вони. Здесь же запах пронизывал все пространство, даром что из-за легкого утреннего ветерка воспринимался легче, чем в душные летние дни.

    Четыре года, проведенные вдали от родного Рима, показались Фабиоле вечностью. Египет, недавнее ее пристанище, был неприветлив к чужакам и особенно ненавидел римлян, стремящихся подчинить его себе. Однако злость на египтян и желание поскорее отплыть в Рим исчезли в тот же миг, как она нежданно увидела Ромула. Ее брат-близнец жив! И служит в римской армии! Фабиола рвалась остаться и помочь Ромулу, но Брут, к ее ужасу, воспротивился задержке — египтяне наступали, и Брут, даже сожалея страданиям возлюбленной, остался непреклонен. Фабиоле пришлось подчиниться. Боги сохранили Ромулу жизнь — значит, помогут им встретиться вновь. Если бы только расслышать его слова! Ей показалось, что Ромул пытался выкрикнуть номер легиона, однако его голос затерялся в шуме, сопровождавшем отход триремы. И все же, несмотря ни на что, их встреча изрядно прибавила Фабиоле сил.

    Сейчас, после недели изнурительного путешествия, Фабиола с Брутом приближались к цели. Воздух внутри носилок, несмотря на плотные занавеси, уже пропитался запахом нечистот.

    Фабиола едва могла побороть тошнотворный комок, подкативший к горлу при воспоминании о грязном ведре, предназначенном для рабов в доме Гемелла. Больше никогда! — гордо выпрямилась Фабиола. Она уже не прежняя! Даже в публичном доме, куда продал ее хозяин-купец, были приличные уборные. Правда, это мелкое удобство терялось на фоне того, что ее тело служило тогда для утоления похоти случайных мужчин. Грубая жизнь Лупанария сломила дух большинства тамошних обитательниц — но не Фабиолы. Она выжила. Поставив себе целью отомстить Гемеллу и выяснить, кто их с Ромулом отец, она поклялась избавиться от позорного положения — любой ценой.

    Пребывание в публичном доме содержало в себе и выгоду — обилие богатых посетителей. По совету опытной приятельницы Фабиола решила завоевать подходящего аристократа и, со знанием дела пользуясь всеми секретами обольщения, принялась отбирать ничего не подозревавших кандидатов.

    Приподняв тяжелый полог, она тайком окинула взглядом Брута, который вернулся к носилкам и ехал теперь рядом. При виде Секста, державшегося на расстоянии вытянутой руки, как и обычно днем (по ночам он спал у выхода из ее комнаты), Фабиола удовлетворенно кивнула. Брут, заметив ее, просиял улыбкой и получил в ответ воздушный поцелуй. Мужественный и привлекательный Брут, бывалый воин и верный сторонник Цезаря, полностью подпал под ее чары после первых же встреч в Лупанарии. Хотя выбрала она его, конечно, не за это.

    Все решила близость Брута к Цезарю. Фабиола и до сих пор не понимала, какой инстинкт ею руководил, но ставка на Брута оправдала себя с лихвой. Пять лет назад он выкупил ее из публичного дома и сделал хозяйкой своей новой латифундии — поместья недалеко от Помпей.

    Предыдущим владельцем латифундии оказался, ни много ни мало, сам Гемелл. Губы Фабиолы изогнулись в торжествующей усмешке — даже сейчас мысль о его поражении отзывалась сладким мстительным чувством. Она бы не задумываясь убила его собственноручно, подвернись ей такой случай, однако все попытки отыскать мерзавца провалились, и Гемелл, как и многое из прошлого Фабиолы, канул в неизвестность.

    Фабиола, выглянув из носилок, окинула взглядом дорогу. Путники встречались все чаще: торговцы вели в поводу груженных товарами мулов, крестьяне спешили на рынок, дети гнали на пастбища коз и овец. Тут и там попадались прокаженные на грубо сработанных костылях и ветераны, освобожденные от службы и теперь по двое-трое добирающиеся до дома. Мимо прошел жрец со стайкой бритоголовых учеников, сердито рассуждая о каком-то религиозном предмете. Здесь же тянулась колонна рабов в нашейных цепях — впереди вышагивал мускулистый надсмотрщик в кожаном панцире и с плетью в руках, по сторонам маячила вооруженная охрана на случай, если рабы вздумают бежать. Обычное зрелище, ничего примечательного — Рим как никогда нуждался в рабах. Однако Фабиола юркнула за полог и сидела сжавшись, пока шаркающий, не поднимающий головы строй не остался позади: даже спустя четыре года ее повергала в ужас мысль о Сцеволе — злобном охотнике за беглыми рабами, от которого ей едва удалось спастись.

    Впрочем, на ее решимость это не влияло.

    До александрийской встречи с Ромулом Фабиоле удалось выяснить главное — что их отцом был Цезарь. С полководцем, так разительно напомнившим ей брата, ей случилось быть наедине лишь однажды — и Цезарь, не упустив случая, попытался ее изнасиловать. В том, что он был насильником ее матери, Фабиолу убедил не столько похотливый взгляд, сколько грубо брошенные слова — «Молчи, а то будет плохо»: чутье подсказало ей, что произносил он их не впервые. С тех пор, уверенная в истине, она лишь следила и выжидала, не сомневаясь, что час расплаты для Цезаря еще настанет.

    Сейчас в Египте ему наверняка приходилось туго, однако Фабиола не желала ему немедленной гибели: смерть от рук чужеземных толп — вовсе не та триумфальная месть, которую она задумала. После Египта его поманят и другие войны — республиканская армия еще сильна в Африке и Испании. Фабиола же, вернувшись в Рим, получала редкую возможность готовить заговор к возвращению Цезаря и подбирать убийц. Недостатка в желающих не будет — стоит лишь сказать им, как некогда Бруту, что Цезарь лелеет мечту сделаться римским царем: от такой мысли даже самый мирный римский гражданин немедля вспыхивает ненавистью.

    Дом Брута, правда, совершенно не подходил для заговоров, однако Фабиола положилась на богов — уж они-то помогут ей найти нужную опору.

    * * *

    Минула не одна неделя, прежде чем Фабиола отважилась выйти в город без Брута. С возвращением в Рим вновь ожил страх перед мстительным Сцеволой, и на улицах ее неминуемо охватывала паника. К тому же со временем ей понравилось хлопотать по дому — вести хозяйство, готовить пиры для друзей Брута, заниматься греческим языком со специально нанятым преподавателем. Она выучилась читать и писать, что лишь добавило ей уверенности, и жадно проглатывала все рукописи, которые могла найти. Теперь стало ясно, почему Йовина предпочитала неграмотных девиц — их проще держать в повиновении. Каждый вечер, возвращаясь домой усталым после долгого дня, Брут поражался ее вдумчивым вопросам о политике, истории и философии.

    Доставив Марку Антонию — второму лицу в Риме после Цезаря — известие о затруднительном положении Цезаря в Александрии, Брут присоединился к Антонию и другим главным соратникам диктатора, управляющим сейчас Республикой. Облегчения не предвиделось: Рим переживал тяжкие времена. Пока Брут не привез вести из Египта, о Цезаре ничего не знали больше трех месяцев — римляне забеспокоились, выступления следовали одно за другим. Подстрекаемые рвущимися к власти политиками, нобили — в издевку над прежним указом Цезаря о частичной кассации задолженности — теперь требовали полного возмещения всех долгов, в которых успели погрязнуть. Кое-кто из недовольных даже переметнулся к республиканцам. К тому же в Италию вернулись сотни ветеранов десятого легиона, самого любимого Цезарем, — деньги и земли, обещанные в вознаграждение за службу, им выдавать не спешили, и ветераны то и дело выходили на улицы требовать своего.

    Марк Антоний, действуя, по обыкновению, жестко, ввел в город войска, чтобы разогнать зачинщиков, и вскоре на улицах уже лилась кровь. Как заявил Фабиоле Брут, это скорее напоминало расправу с мятежными галлами, чем обращение с гражданами Рима. Когда приверженцев Помпея удалось-таки успокоить и угроза республиканского восстания рассеялась, Антоний мало что предпринял для обуздания ветеранов: символическая попытка их унять только ухудшила дело. Бруту, более дипломатичному по натуре, чем грозный начальник конницы, пришлось встретиться с главными бунтарями Десятого легиона и на время утихомирить страсти, однако до окончательного спокойствия было еще далеко.

    К началу лета Брут по горло увяз в делах, Сцевола по-прежнему не появлялся, и Фабиола наконец, поддавшись сумасбродной идее, решила наведаться в Лупанарий — тот самый публичный дом, в котором когда-то служила. Посвящать в свои замыслы Брута она не собиралась: чем меньше любовник знает, тем лучше. Правда, без его ведома стражу из легионеров не возьмешь… При мысли, что ей придется ходить по улицам в сопровождении одного Секста, в девушке закипал страх, однако она себя пересилила. Не сидеть же вечно за толстыми стенами! И не таскать же за собой отряд воинов всякий раз, как захочется выйти в город!

    Сейчас главное — скрытность…

    Поэтому, несмотря на поджатые губы верной Доцилозы и недовольное ворчание оптиона, командующего солдатами Брута, Фабиола под охраной Секста отправилась на Палатинский холм. Населенный преимущественно состоятельными римлянами, он, подобно прочим районам столицы, вмещал в себя и немалое количество инсул — деревянных многоквартирных домов, в которых проживала основная часть горожан. Над нижним рядом магазинов, выходящих прямо на улицу, высились еще два-три, а то и четыре этажа квартир для сдачи внаем. Полутемные, кишащие крысами каморки без удобств, обогреваемые одними жаровнями, часто становились рассадниками холеры, оспы и дизентерии, дома то обрушивались, то занимались огнем и сгорали вместе с жильцами. В тесные проходы между строениями почти не проникал свет, улицы едва насчитывали в ширину десяток шагов, мощеных было и того меньше, и все это ежедневно кишело горожанами, торговцами, рабами и ворами, отчего толчея на узких улочках делалась невыносимой.

    Родившаяся и выросшая в Риме, Фабиола успела полюбить простор и безлюдные земли вокруг латифундии, хотя и считала, что по-прежнему привычна к городской тесноте. Однако стоило им с Секстом отойти от дома на сотню шагов — и уверенность начала таять. В обступившей их толпе девушке то и дело грезился Сцевола, ноги от страха подгибались, она замедлила шаг.

    — Что случилось, госпожа? — Секст, взглянув на ее осунувшееся лицо, взялся за рукоять гладиуса.

    — Ничего, — выговорила Фабиола, плотнее закутываясь в покрывало. — Дурные воспоминания.

    Секст прикоснулся пальцем к пустой глазнице — следу от давней стычки со Сцеволой.

    — Знаю, госпожа, — проворчал он. — И все же не медли. Лучше не выделяться из толпы.

    Решив не поддаваться страху, Фабиола последовала за Секстом. В конце концов, сейчас начало дня, люди заняты привычным делом — женщины и рабы торгуются с хлебопеками, зеленщиками и мясниками, виноторговцы нахваливают свой товар и предлагают глоток каждому, кто согласится слушать, кузнецы стучат по наковальне под добродушную болтовню горшечников и плотников, присевших рядом с чашей ацетума. Над всем носится вонь от кожевенных и сукновальных мастерских, менялы испепеляют грозными взглядами калек, зарящихся на аккуратные стопки монет, уличные мальчишки снуют в толпе, гоняясь друг за другом и норовя стащить что подвернется. Все как раньше.

    «Кроме легионеров», — поправила себя Фабиола. Давний закон, запрещавший солдатам появляться в Риме, отменен лично Цезарем: угроза мятежей не стихала, и Рим наполнился войсками сверх прежней меры. Под охраной Секста и в присутствии легионеров ей ничто не грозит…

    — Пойдем, — заявила Фабиола, вздернув подбородок. До Лупанария оставалось всего ничего.

    Секст, видя ее привычную решимость, с улыбкой кивнул.

    Вскоре они уже подходили к улице, лучше других знакомой Фабиоле: здесь, невдалеке от Форума, располагался Лупанарий. Девушка вновь замедлила шаг, однако на этот раз совладать со страхом оказалось проще: она уже давно не та тринадцатилетняя рабыня, которую притащили сюда на продажу. Беспокойство вскоре сменилось оживлением, Фабиола зашагала скорее, обгоняя Секста.

    — Госпожа!

    Фабиола не обернулась. Толпа наконец поредела, и девушка застыла с открытым ртом в нескольких шагах от входа. Ничего не изменилось. Два ярко раскрашенных каменных фаллоса высились по обе стороны от арочного портала, недвусмысленно указывая на природу заведения, снаружи стоял бритоголовый великан с окованной дубиной в руке.

    — Веттий… — Голос Фабиолы дрогнул от волнения.

    Великан даже не взглянул.

    Откинув с лица покрывало, Фабиола подошла ближе.

    — Веттий!

    Услыхав свое имя, привратник нахмурил лоб и огляделся.

    — Не узнал? Неужели я так изменилась?

    — Фабиола? — с запинкой выговорил великан. — Ты?

    На глаза Фабиолы навернулись счастливые слезы, она кивнула. Веттий входил в число самых преданных ее друзей; она умоляла Брута выкупить вместе с нею и обоих привратников, однако Йовина ловко ушла от сделки — для заведения эта парочка была слишком ценна. Расставание с ними отозвалось тогда в сердце Фабиолы жгучей болью.

    Веттий кинулся было к ней с объятиями и тут же замер на месте: путь ему преградил Секст — явно проигрывающий ростом противнику, но от этого не менее бесстрашный.

    — Назад, — рявкнул Секст, выхватывая меч.

    Удивление на лице Веттия вмиг сменилось злобой, однако ответить он не успел — Фабиола коснулась руки Секста.

    — Это друг, — объяснила она, стараясь не замечать смущенного взгляда телохранителя. Секст хмуро отступил. — Как же давно мы не виделись! — с чувством произнесла Фабиола, глядя на Веттия.

    Помня о разнице в положении, привратник уже не порывался обнять девушку и лишь отвесил неловкий поклон.

    — Клянусь Юпитером, рад тебя видеть! — чуть сдавленно произнес он. — Боги вняли моим молитвам.

    Фабиола, уловив озабоченность в его голосе, тут же насторожилась:

    — А где Бенигн? Он здоров?

    Куда ему деться! — По небритому лицу Веттия скользнула кривая ухмылка. — Дрыхнет в покоях, могу голову прозакладывать. Отсыпается после ночного караула.

    — Хвала Митре, — выдохнула Фабиола. — Тогда в чем дело?

    Веттий неловко покосился по сторонам.

    Фабиола вспомнила собственную настороженность в те времена, когда здесь жила, и поняла, что речь о Йовине.

    Веттий склонился к ее уху.

    — Порядка нет который месяц, — шепнул он. — Еще и клиентов теряем.

    — Почему? — поразилась Фабиола. На ее памяти в Лупанарии всегда было многолюдно.

    Привратник не успел ответить.

    — Веттий!

    При звуке сварливого голоса, который почти четыре года выкликал ее к клиентам, Фабиола едва сдержала подкатившую к горлу тошноту.

    — Веттий! — еще раздраженнее повторила Йовина. — Ступай в дом!

    Привратник, виновато взглянув на собеседницу, повиновался. Фабиола с Секстом последовали за ним.

    Приемный зал с мозаичным полом выглядел таким же пестрым и помпезным, как и в былое время. Стены от пола до потолка покрывала яркая роспись, изображающая леса, реки и горы, с которых поглядывали на посетителя пухлые купидоны, сатиры и разнообразные божества — из них особо выделялся Приап с внушительным пенисом. Одна стена изображала в ряд любовные позы, каждую под своим номером, чтобы клиенты могли без затруднений указать желаемое; в центре мозаичного пола высилась статуя обнаженной девушки в объятиях лебедя. На всем лежала легкая печать затхлости, будто зал давно не чистили. Теперь слова Веттия стали понятнее.

    При виде стоявшей в стороне щуплой женщины, одетой в низко открытую столу, сердце Фабиолы подпрыгнуло: шутка ли — снова встретить Йовину, пусть и через пять лет. На первый взгляд она показалась прежней: все та же дряблая плоть напоказ, те же яркие губы и глазки-бусины на лице, покрытом свинцовыми белилами, охрой и сурьмой, все то же обилие золота и каменьев на шее, пальцах и запястьях — богатые клиенты не скупились награждать Йовину за всегдашнее молчание и скрытность.

    — Ступай разбуди этого дурака Бенигна, — бросила она Веттию. — Для него есть поручение.

    — Да, госпожа, — пробормотал Веттий и направился к коридору, ведущему в задние комнаты. Фабиола, скрытая за его спиной, теперь осталась на виду.

    — Йовина.

    Старая карга в кои-то веки не сумела скрыть удивление — морщинистая рука взметнулась к накрашенному рту и вновь опала.

    — Фабиола?..

    Секст изумленно вздернул бровь: прежняя жизнь его госпожи связана с этим заведением?..

    — Я вернулась, — просто сказала Фабиола.

    — Прекрасно, добро пожаловать! — зачастила очнувшаяся Йовина — профессиональные манеры наконец взяли верх. — Чашу вина? Закусить? Девочку?

    Она хохотнула в ответ собственной шутке и тут же зашлась в приступе кашля.

    — Какая любезность. Вина, пожалуй, — улыбнулась девушка, внутренне поражаясь измученному виду хозяйки. В давние дни, попав в Лупанарий, Фабиола застала содержательницу уже немолодой, теперь же Йовина сделалась и вовсе старухой, к тому же явно не блистала здоровьем. Тело, и раньше худощавое, сейчас походило на скелет, из-под морщинистой кожи тут и там проступали кости — Фабиола не удивилась бы, случись ей увидеть в углу Орка, владыку преисподней, притаившегося в ожидании Йовины.

    Хозяйка метнулась к столику у выхода в коридор — там для особых клиентов она держала красно-черный глиняный кувшин, четыре тонких синих стакана и тарелочки с оливками и хлебом.

    Возвращаясь с двумя полными стаканами, Йовина споткнулась и чуть не упала.

    — Прости, я такая неловкая, — пробормотала она, нервно улыбнувшись.

    Старуха и вправду слаба, поняла Фабиола.

    — Давай же выпьем, — замурлыкала хозяйка. — Совсем как в старые времена.

    — Не совсем, — насмешливо отозвалась Фабиола. — Я теперь свободная гражданка Рима.

    — И любовница самого Децима Брута, — испытующе добавила Йовина. — Он отвалил за тебя кучу денег.

    — Хвала богам. Не устаю выказывать ему благодарность.

    — Чудесно! — Хозяйка Лупанария расплылась в фальшивой улыбке. — Такой счастливый исход!

    Женщины потягивали вино и вежливо болтали ни о чем, исподволь изучая друг друга: Йовина силилась понять, зачем бывшая рабыня сюда пожаловала, а та приглядывалась к обстановке в Лупанарии. Усилия обеих ничем не увенчались, и беседа закономерно перетекла в обсуждение гражданской войны и возвышения Цезаря. Йовина — искренне или нет — не скупилась на похвалы полководцу, начальствующему над Брутом.

    — Говорят, в Александрии его войско угодило в ловушку, — наконец осторожно произнесла она. — Врут, наверное?

    — Нет, все правда. У египтян огромная армия. Мы с Брутом едва спаслись.

    Йовина ахнула.

    — Чтобы Цезарь, да при его дальновидности, попал в переделку!.. Как так?

    Фабиола не собиралась вдаваться в подробности. Стремительно преследовать Помпея после битвы при Фарсале, имея лишь малую часть войска, было вполне в духе Цезаря. Тактика, к которой он прибег, — наступать быстро, чтобы враг не успел подготовиться, — обычно себя оправдывала, однако в этот раз все обернулось иначе: египтяне яростно сопротивлялись, причиняя урон где только можно.

    — Когда мы отплывали, из Иудеи и Пергама уже шла помощь, — объяснила Фабиола. — А Марк Антоний вчера выслал целый легион из Остии. Блокада скоро кончится.

    — Хвала Юпитеру. — Йовина торжественно подняла стакан вина. — И Фортуне.

    — Несомненно, — кивнула Фабиола, обуреваемая жаждой мести. Выиграв гражданскую войну, Цезарь вернется в Рим. Прямо к ней в руки.

    По коридору разнесся стук сандалий, и на пороге появились Веттий с Бенигном. Оба улыбались до ушей.

    — Фабиола! — завопил Бенигн и, рухнув на колени, припал к краю ее одежды, как проситель перед царицей.

    Йовина, несмотря на явную досаду, изобразила удовольствие.

    — Встань. — Фабиола ласково взяла Бенигна за руки. — Рада тебя видеть!

    Заметив следы от золотых браслетов, некогда охватывавших мощные запястья, она нахмурилась. Лишиться обоих браслетов, полученных в награду? Йовина, должно быть, и впрямь впала в крайнюю нужду…

    Владелица заведения, не обращая на них внимания, суетилась у стола — запечатав воском какой-то документ, она вручила его Бенигну.

    — Отнесешь куда обычно, — заявила она.

    — К прежним ростовщикам? — озадаченно переспросил привратник. — Рядом с Форумом?

    — Разумеется! — Йовина нетерпеливо замахала руками. — Ступай, ступай!

    Бенигн кивнул и направился к двери, по пути обменявшись улыбками с Фабиолой. Вышедший за ним Веттий занял свой пост на улице; Секст устроился у самого входа, бдительно наблюдая за происходящим.

    Мозг Фабиолы лихорадочно работал. Бенигн по поручению Йовины ходит к ростовщикам! И хозяйка явно недовольна, что Фабиола об этом узнала! Былая сумасбродная идея вдруг показалась девушке не такой уж невыполнимой.

    — Как дела в Лупанарий? — спросила она непринужденно.

    Лицо Йовины сделалось непроницаемым.

    — Лучше прежнего! — Новый приступ кашля сотряс ее щуплое тело, лишь усилив подозрения Фабиолы. — А почему ты спрашиваешь?

    — Утомительно, наверное, управлять Лупанарием в одиночку, — сочувственно проворковала Фабиола. — Ты совсем измучена!

    — Я прекрасно себя чувствую! — Хозяйка выдавила улыбку, обнажив гнилые зубы и покрасневшие десны, никак не свидетельствующие о сытой жизни. — Хотя, конечно, дела не так уж хороши.

    Почуяв в противнике слабину, Фабиола придвинулась ближе.

    — Неужели?

    Йовина помрачнела.

    — Даже скорее плохи, — призналась она, позволяя Фабиоле себя усадить. — Год назад открылось новое заведение, за три улицы отсюда. Молодая смазливая хозяйка, грозный совладелец. — Морщинистое лицо Йовины, покрытое слоем краски, жалобно дернулось. — На невольничьем рынке у них связи, красивых рабынь скупают до общих торгов — приличного товара не видишь месяцами! Разве с такими сравнишься? Замкнутый круг — расходы не убавляются, девочек осталось лишь два десятка…

    — А как же Бенигн и Веттий? — участливо осведомилась Фабиола. — Они-то отделают кого угодно!

    В усталых глазах Йовины мелькнула слабая искорка.

    — Верно, да только дюжину головорезов с мечами и кинжалами не одолеть даже им.

    Настал черед Фабиолы изумляться: с тех пор как она ушла из публичного дома, проституция явно стала делом еще более опасным.

    — Вели купить еще стражников, — посоветовала она и сама удивилась, насколько близко к сердцу принимает судьбу Лупанария. — Или найми гладиаторов. Что тут сложного?

    Йовина вздохнула.

    — Я так устала, Фабиола! Да и здоровье не то. Бороться за власть… — Она обреченно замолкла.

    Фабиола едва могла скрыть изумление: та самая Йовина, чей Лупанарий десятилетиями славился на весь Рим! Та, что выкупила ее у Гемелла, самолично убедилась в ее девственности, а потом требовала с клиентов целое состояние за право провести с ней первую ночь! Несгибаемая как клинок, Йовина удерживала публичный дом железной хваткой, и немудрено, что со временем ее силы иссякли. Слабый вид хозяйки потряс девушку, однако жалости и сострадания не вызвал. Фабиола ей ничего не должна.

    На миг повисла тишина, и до Фабиолы вдруг дошло, что, пока она тут сидит, ни один мужчина не заглянул в заведение. В прежние времена Лупанарий так не простаивал.

    — Насколько плохи дела?

    Йовина окончательно сникла.

    — Если клиентов в день больше полудюжины — радуемся, как улыбке Фортуны…

    — Так мало? — Потрясенная Фабиола едва могла скрыть изумление.

    — Чего только я не перепробовала! Особые условия, скидки, мальчики… Пикантные услуги от девочек…

    Фабиола поморщилась, однако предпочла не перебивать.

    — Без толку. Все идут к той стерве. — Йовина сжала губы, в ней словно вспыхнул былой огонек. — Столько лет трудов — и ради чего?

    — Может, не все потеряно?

    — В каких только храмах не была, каких приношений не делала! На что еще надеяться? — Голос Йовины вновь потух.

    Фабиолу вдруг словно подхлестнуло — вот он, повод! Не упустить, стать хозяйкой положения! Она чуть помедлила: слишком велик риск, надо действовать наверняка. Обставить все так, чтобы Йовина не отказалась — старая карга не так уж немощна, вмиг почует неладное. Нельзя, чтобы план провалился. Лупанарий может стать главной опорой ее замысла — мести Цезарю. Губы Фабиолы едва заметно дрогнули от предвкушения.

    — А ты не подумывала… отойти от дел? — осторожно спросила она. — Отдохнуть?

    Йовина фыркнула и тут же уставилась на Фабиолу глазами-бусинами, как орел на жертву. Дряхлый, бессильный орел…

    — А кто будет управлять заведением? Ты, что ли?

    Девушка заговорила вкрадчивее.

    — Я просто предположила. Конечно, я бы заплатила хорошую цену — не по нынешним доходам, а по состоянию на прошлый год. — Она беззаботно повела рукой. — Если захочешь, можешь остаться на время, помочь все наладить.

    Навык Йовины справляться с повседневными заботами Лупанария грех было бы не использовать на первых порах, пока Фабиола не освоится.

    — Ты что? — Йовина не сразу пришла в себя. — После всего, что ты здесь натерпелась? Зачем тебе Лупанарий?

    Фабиола лениво разглядывала тщательно отполированные ногти.

    — Мне скучно, — ответила она, почти не покривив душой. — Подумываю, чем бы занять время. А уж в здешних делах я разбираюсь.

    — А как же Брут?

    — Он позволяет мне все, что захочу. Годами скитаюсь с ним по походам, а тут и вовсе гражданская война на носу — кто знает, скоро ли кончится, — пожаловалась Фабиола. — В Греции и Египте просто измучилась. И тащиться за ним в Испанию или Африку не желаю.

    Йовина потеребила массивный золотой браслет на запястье.

    — А цена?

    — Думаю, сойдемся на ста пятидесяти тысячах денариев, — бросила Фабиола, занимавшаяся в уме подсчетами ровно с той минуты, как Йовина назвала ей число клиентов. И после паузы, чтобы сумма отложилась в уме хозяйки, продолжила: — Пять тысяч за каждую девочку и пятьдесят за здание. Все неоплаченные долги — за твой счет.

    Глаза Йовины чуть не вылезли на лоб — предложение было более чем щедрым.

    — Ты распоряжаешься такими суммами?

    — Брут богаче, чем ты думаешь, — безмятежно улыбнулась Фабиола. — И не скупится на подарки, лишь бы сделать мне приятное.

    Йовина, затихнув, принялась обдумывать возможности, Фабиола следила за ней украдкой. Хитрости хозяйке было не занимать, и когда Йовина явно сосредоточилась на подсчетах, настало время финального удара.

    — Я не прибавлю ни единого асса. — Голос Фабиолы звучал уже не так дружелюбно. — И вторично предлагать сделку не стану.

    Йовина обмякла, откинувшись на спинку сиденья.

    — Дай время подумать, — прошептала она. — Несколько дней.

    — Ну уж нет, — торжествующе заявила Фабиола: уж теперь-то хозяйка никуда не денется. — Хватит и двух часов.

    — Хорошо, — нехотя кивнула Йовина.

    Осушив бокал до дна, Фабиола двинулась к выходу.

    — Я вернусь к полудню.

    Девушка торжествовала: наконец-то все идет по ее воле! Ромул теперь в армии — значит, Рима ему не миновать, они обязательно встретятся. Брут, всецело ей преданный, может пробиться в ближайшие помощники Цезаря, а девочки в Лупанарии — который будет ей принадлежать всего через два часа! — помогут завоевать и его соратников. Ради главной цели. Ради того, чтобы убить Цезаря.

    Фабиола так глубоко ушла в мысли, что не услышала предостерегающего оклика Секста и подняла глаза лишь тогда, когда телохранитель преградил ей дорогу.

    — Что случилось?

    — Неприятности, — озабоченно ответил тот, вытаскивая из ножен гладиус и оттесняя Фабиолу от выхода, чтобы она не пыталась даже выглянуть наружу. С улицы вдруг донеслись громкие голоса.

    — Отвалите, ублюдки! — перекрыл их голос Веттия.

    — Не удержишь, не старайся, — рявкнул кто-то в ответ. — Мой господин желает потолковать со старой стервой и ждать не намерен.

    — Через мой труп, — прорычал Веттий.

    Раздался взрыв хохота — Фабиола поняла, что привратник один против многих. Следом послышался лязг вынимаемых из ножен мечей, и с ее губ сорвалось проклятие. Неужели так стоять без дела, пока на тебя нападают? Где Бенигн?

    — Кто они? — бросила она Йовине, чья бледность стала заметна даже под краской.

    — Головорезы из нового заведения, — едва прошептала та.

    — Ладно, придурок, даю еще шанс, — бросил противник Веттия. — Отойди.

    — Проваливай откуда пришел! — рыкнул Веттий. — Всех перебью!

    Помимо гордости — ведь не будь здесь Фабиолы, Веттий упорствовал бы не так сильно — девушку объял ужас. Кто знает, чем все кончится…

    С улицы послышались гневные крики — толпа подступала ближе.

    — Веттий! — Йовина умудрилась перекричать шум. — Пусть войдут!

    Снаружи воцарилась тишина.

    В Лупанарии, затаив дыхание, ждали.

    Дверной проем закрыла тень, и Фабиола невольно сжалась за спиной Секста, который оттеснил ее к стене. На пороге возникла закутанная в плащ фигура, за которой виднелись пятеро мускулистых громил с мечами наголо. Следом ввалился Веттий с поднятой дубиной. Убедившись, что Фабиола цела, он тоже встал впереди, отгородив ее от вошедших так, что те поначалу не заметили ни ее, ни Секста. По шее Фабиолы струился пот, ноги приросли к полу.

    Взгляд вожака остановился на явно струхнувшей Йовине.

    — Чего надо? — визгливо крикнула она. — Мало тебе, что угробил мое заведение?

    — Йовина! — Пришелец театрально оскорбился. — Мы только зашли спросить о твоем здоровье! Говорят, ты неважно себя чувствуешь?

    — Пошел вон, наглец! — огрызнулась хозяйка. — Я здорова!

    — Отлично! — Визитер отвесил издевательский поклон, и сердце Фабиолы дернулось — слишком уж знакомым показался жест. И мощное телосложение, и серебряные браслеты на запястьях… Однако собраться с мыслями не удалось: пришедший продолжал речь:

    — Ведь мы за тебя так волнуемся! Лучше бы тебе оставить Лупанарий. Отдохнуть. Чем скорее, тем лучше.

    Былая вспышка лишила Йовину последних сил.

    — Это все-таки мое детище, — пробормотала она. — Что с ним будет? И с девочками?

    — А мы присмотрим! И за домом, и за привратниками, и особенно за девочками. Правда, ребята? — Говоривший кинул взгляд на подручных, те загоготали.

    Фабиола почувствовала, как желчь подкатывает к горлу, и попыталась прогнать тошноту. Сомнений не оставалось — перед ней Сцевола. Фугитиварий, охотник за беглыми рабами.

    Она судорожно кашлянула.

    Сцевола тут же обернулся. Небрежно окинув взглядом Веттия с Секстом, он воззрился на Фабиолу, и лицо его перекосилось злобной ухмылкой.

    — Клянусь всеми богами! — выдохнул он. — Кто бы мог подумать?

    На Фабиолу нахлынула внезапная дурнота — и девушка оперлась на плечо Секста, чтобы устоять на ногах.


    Глава III
    ФАРНАК

    Понт, север Малой Азии, лето 47 г. до н. э.

    Одной рукой расстегнув ремень под подбородком, Ромул приподнял шлем с войлочным подшлемником и вытер лоб. Полегчало, но ненадолго. Как и прочие солдаты в строю, он по приказу Цезаря тащил на себе фашину — тяжелую связку кольев; несмотря на прохладный горный воздух, легионеры обливались потом. Армия выдвинулась в путь еще до рассвета, и временный лагерь у города Зела уже скрылся в нескольких милях позади.

    Ромул покосился на солнце, одиноко висящее в синем небе. Ни облачка, ни тени. Несмотря на ранний час, лучи палили нещадно — такого Ромул не помнил со времен Парфии. Разгорающееся утро сулило знойный день, впереди все неотвратимее маячила битва — и смерть. Если бы только Ромулу хватило присутствия духа простить Тарквиния прежде, чем тот сгинул! А теперь уж, наверное, и не будет случая… Его вновь захлестнула горечь — и он не стал сопротивляться, зная, что сделает только хуже.

    Каждый мучительный миг их последнего александрийского дня помнился ясно, будто все случилось вчера. Признание Тарквиния в давнем убийстве аристократа, восемь лет назад затеявшего с Ромулом и Бренном драку у входа в римский Лупанарий, грянуло как гром среди ясного неба — ведь они с Бренном из-за этого бежали из Рима! Уверенные, что аристократ погиб от случайного удара Ромула!

    И все же бы ни злился Ромул на Тарквиния, он много бы дал, чтобы вновь увидеть светловолосого гаруспика живым и невредимым, с неизменной двулезвийной секирой на плече. Судьба его известна лишь богам — гаруспик вполне мог разделить участь сотен моряков и легионеров, погибших той ночью. Ромул нахмурился: если бы не проклятые пращники, Тарквиний был бы сейчас рядом, ведь им троим почти удалось уйти.

    Вдвоем с Петронием они тогда вытащили бесчувственного гаруспика с отмели и уложили на берегу, а сами, подгоняемые надрывными окриками центурионов и оптионов, влились в ряды защитников острова. Битва была короткой, решительной и яростной — на ограниченном клочке земли, каким был Гептастадион, римских легионеров не сумела бы одолеть никакая армия в мире. Враг, потеряв немалую часть войска, отступил обратно на побережье, и Ромул — окровавленный и основательно потрепанный — вернулся к отмели, где положили Тарквиния.

    На берегу гаруспика не обнаружилось: на месте, где он лежал, виднелся лишь кровавый отпечаток тела. Спешные поиски тоже ничего не дали — свет маяка и сполохи пожара освещали берег неровно, оставляя в тени закоулки между валунами, где можно укрыться.

    Разыскивать Тарквиния было некогда: Ромулу (почти не удивленному его исчезновением) для этого пришлось бы сбежать из войска, но оптион, разозленный потерей новобранца, приказал день и ночь не спускать с Ромула глаз, а следующим вечером всю александрийскую армию Цезаря уже грузили на триремы, отправлявшиеся вдоль берега на восток. Ромул, в совершенном отчаянии, пытался ободрить себя хотя бы надеждой на то, что Фабиола расслышала его слова и вскоре даст о себе знать, — однако и это утешало лишь отчасти.

    Проглотив урок, преподанный ему египтянами, Цезарь отплыл из столицы, чтобы объединиться с союзниками, которых возглавлял его испытанный сторонник Митридат Пергамский — тезка царя, в свое время испытывавшего Рим на прочность. Войско Митридата, состоящее из иудейских и сирийских солдат, успело наткнуться на главные силы египтян под командованием юного царя Птолемея и его помощников, и после первого отступления Митридат послал за помощью к Цезарю. Тот был только рад вырваться из тесных улочек Александрии, к восторгу своих легионеров — за понятным исключением Ромула, угрюмости которого не рассеяла даже головокружительная победа над египтянами, смерть тысяч вражеских солдат и гибель захлебнувшегося в волнах египетского царя.

    Обретя власть над Египтом, Цезарь вернулся в Александрию — и в объятия Клеопатры: ее, царскую сестру и давнюю свою любовницу, он теперь собственной властью возвел на египетский трон. Ромула это, правда, мало заботило — по-прежнему безутешный, он возобновил поиски Тарквиния. Однако со дня битвы в гавани минула не одна неделя, и любые следы, даже если они были, успели затеряться: не так-то легко отыскать человека в миллионном городе. Ромул, вопреки разуму, в надежде на невероятное вновь и вновь шел в храмы и на торжища, тратя занятые у товарищей деньги.

    Тщетно.

    Через два месяца, когда войско покидало Александрию, Ромул задолжал легионерам чуть ли не годовое жалованье — и мог утешаться лишь тем, что перепробовал все средства и сделал все возможное.

    К реальности его вернул рев букцин, возвещающих о приближении врага. Войско тут же замерло на месте, фашины с шумом попадали наземь. Ромул взглянул на крайнюю шеренгу, где стоял Петроний; бегство от египтян, когда Ромул спас Петронию жизнь, сделало их друзьями — Петроний даже помогал в поисках Тарквиния, за что Ромул был ему до сих пор благодарен.

    — Что-нибудь видишь? — спросил Ромул.

    Легионеры жадно вглядывались в даль, пытаясь угадать причину остановки — после многомесячного бездействия солдаты жаждали битвы.

    Стремясь утвердить свое господство над подвластными Риму территориями, Цезарь успел наведаться в Иудею и Сирию. Местные владыки, устрашенные одним лишь присутствием легионов, из кожи вон лезли, чтобы заверить Рим в своей преданности, и не скупились на обильные подношения. Дальше войско мирным маршем двинулось к побережью Малой Азии, в Киликию.

    Оттуда Цезарь повернул к Вифинии и Понту, где правил неуемный царь Фарнак, унаследовавший воинственность от отца — великого Митридата, «понтийского льва», двадцать лет назад угрожавшего Риму. Пока Цезарь с армией выбирался из александрийской блокады, Фарнак собрал войско и бешеным натиском двинулся на Кальвина, командующего римскими силами в Азии, — изрядно потрепав его легионы, неугомонные воины Фарнака принялись кастрировать всех римских граждан, попавших им в руки.

    Потому-то Ромул с соратниками и оказались сейчас на севере Понта, в окруженной крутыми склонами долине под палящим утренним солнцем. Цезарь обид не прощал, а уж легионеры, месяцами не видавшие даже мелкой стычки и не находившие себе места от скуки, были только рады, что Фарнак, все униженнее предлагавший Цезарю мир, так и не добился ответа. И теперь, выслеживая его армию, легионеры жаждали битвы — и пусть Цезаревы враги в Африке и Испании, ратующие за Республику, пока подождут. Да и политические круги в самом Риме — тоже.

    Узнав, что вражеский лагерь раскинут у Зелы, Цезарь спешно перебросил легионы на север от побережья, преодолев двести миль меньше чем за две недели. Марш напомнил Ромулу о последних днях его судьбоносного похода с армией Красса — с той очевидной разницей, что Цезарь, в отличие от своего прежнего союзника, был гениальным полководцем, виртуозно умевшим избегать поражения и гибели. Катастрофы вроде разгрома при Каррах ему явно не грозили, да и служить под его началом было легко.

    По пути к Понту войско миновало Галатию, которой правил воинственный Дейотар, давний союзник Рима. В битве при Фарсале он выступил на стороне Помпея, за что позже испросил у Цезаря помилования, и теперь его знаменитая конница и десять когорт пехоты, вышколенные по римскому образцу, присоединились к трем Цезаревым легионам. Галат-ские воины, славящиеся преданностью и отвагой, пришлись римлянам как нельзя более кстати — потрепанное битвами войско отчаянно нуждалось в пополнении.

    К Зеле объединенная армия подошла лишь вчера и сразу разбила лагерь к западу от города. Галатские всадники Дейотара тут же отправились на разведку и вскоре доложили, что войско Фарнака стоит несколькими милями севернее, отрезав дорогу к понтийской столице, Амасии. Выбор был явно неслучаен — именно в этом месте армия Митридата некогда разгромила многочисленное римское войско. В глазах легионеров это был дурной знак, однако паниковать никто не думал: со временем и сам Митридат был вынужден покориться мощи Римской республики.

    — Вижу! — крикнул Петроний, торжествующе указывая на холм чуть в стороне. — Вон там!

    Затягивая ремень под подбородком, Ромул взглянул на плоский холм по другую сторону от почти высохшей реки и различил на вершине очертания палаток. Ветер донес дальнее конское ржание и оклики часовых, у палаток замельтешили фигуры, и вскоре все перекрыли звуки военной тревоги. Легионеры оживились: нагрянув неожиданно, они явно застали армию Фарнака врасплох.

    Разгадав тактику Цезаря, Ромул усмехнулся. Еще гладиатором на арене он понял, что для успеха в бою главное — знание противника, готовность к схватке и умение пользоваться удобным случаем. Цезарю, несомненно, по всем трем пунктам не было равных. Приказ каждому легионеру нести по фашине вызвал кое у кого ропот, но всерьез никто не возражал — и теперь сложенные вместе фашины станут основой защитного укрепления.

    Интересно, что еще у Цезаря на уме… Сейчас римляне стояли на восточном берегу речушки, вдоль которой пролегал весь их путь от Зелы в сторону Амасии. Как и ручей, который бежал к ней от занятого врагами холма, речка была слишком мелководной, чтобы защитить понтийцев: легионерам не составило бы труда перейти оба потока вброд. Чуть впереди долина резко расширялась буквой «Т», ручей тек по левой ложбине. Дорога вела дальше, строго на север, через холмы: идти по ней — значит подставиться под фланговый удар. Впрочем, не для того Цезарь сюда шел, чтобы уклоняться от битвы…

    — С холма их не выкурить, — объявил Петроний. — Только и ждут, чтоб мы принялись карабкаться вверх по склону.

    — Цезарь не дурак туда лезть, — заметил легионер из соседней шеренги. — Даже ночью, даже к сонным.

    По рядам пробежал смех, кто-то согласно закивал.

    — Вон на той вершине позиция ничуть не хуже, чем у Фарнака. — Ромул махнул рукой в сторону левого склона, солдаты обернулись посмотреть.

    Долины между холмами, преграждающие легионам путь к врагу, могут защитить и римлян — обе армии тогда окажутся в равной позиции. При Фарсале, перед битвой с Помпеем, легионы Цезаря так выжидали целую неделю.

    — Значит, переть фашины еще и в гору, демон их побери, — прорычал сзади чей-то голос.

    — Дурак! — рявкнул Петроний. — Да ты им порадуешься, когда понтийцы в бой полезут!

    В строю заулюлюкали, незадачливый легионер примолк. Веселье, правда, тут же прекратилось — взревели букцины.

    — Кру-гом! — раздался крик центурионов. — Стройся! Лицом на запад!

    * * *

    Не прошло и часа, как римская армия, достигнув вершины холма, взялась за дело. Половина галатской пехоты и всадники рассредоточились, образовав заслон, остальные принялись окапывать лагерь рвом. Из вынутого грунта и фашин тут же строили защитный вал выше человеческого роста — длительных атак он не выдержит, но на первое время защитит. Пока римляне возводили переднюю и заднюю его стены, солдаты Дейотара трудились над боковыми.

    Через некоторое время в долине показался караван мулов, нагруженных палатками и прочей поклажей, — то, что обоз оставили позади, означало лишь одно: приказа к наступлению можно ждать в любой миг. Ромул уже знал этот обычай Цезаря. «Застать противника врасплох — значит наполовину победить», — пробормотал Ромул, спускаясь со всеми к подножию холма, чтобы вывести мулов наверх. Непонятно только, как эта истина поможет против понтийцев.

    Враг наблюдал за легионами весь остаток дня. Всадники сновали вверх-вниз по противоположному холму, разнося вести и приказы союзникам Фарнака по всей округе. Конница Дейотара то и дело наведывалась к понтийским укреплениям, стараясь вызнать побольше; вражеские всадники тоже рыскали чуть не вплотную к римским позициям. К сумеркам стало ясно, что понтийское войско превосходит легионеров втрое. Помимо отличной конницы и многочисленной пехоты Фарнак располагал силами, которых у Цезаря и в помине не было: фракийские пельтасты, туреофоры, иудейские застрельщики, родосские пращники, тяжелая конница по образцу парфинских катафрактариев, многочисленные серпоносные колесницы. Равнинный бой не принесет римлянам победы, лезть на защищенные укрепления бесполезно — мысли Ромула путались, душу грызли сомнения…

    В пылающих лучах закатного солнца четко виднелись фигуры римских часовых на земляном валу — удвоенная на ночь стража не даст врагу напасть неожиданно. Остальные солдаты Цезаря, сидя у кожаных палаток, запивали жесткие походные лепешки кислым вином — ацетумом. Петроний и еще шестеро легионеров из одного с Ромулом контуберниума перебрасывались шутками у своего костра. Несмотря на обилие новых приятелей, Ромул чувствовал себя одиноко, ему было не по себе — сильнее прежнего хотелось вернуть времена, когда еще не погиб Бренн, не сгинул Тарквиний…

    Ромул вздохнул. Думай не думай, ничего не изменишь. Даже Петроний, которому он без малейших сомнений доверил бы жизнь, не должен знать правду о его прошлом. Впрочем, сегодня Ромула не так уж тянуло вспоминать о том, что он рожден среди рабов. Одолевали другие мысли — он никак не мог привыкнуть к презрительным усмешкам, с какими солдаты Цезаря говорили о противнике, к их уверенности в близкой победе над гигантской армией Фарнака. Слишком уж похоже на настрой, царивший в войске Красса перед битвой при Каррах…

    Однако проговориться о прежнем опыте значило навлечь на себя беду: в лучшем случае объявят лжецом, в худшем — дезертиром. Оставалось помалкивать и верить в полководческий талант Цезаря.

    * * *

    Следующее утро выдалось погожим и ясным, занимался солнечный день. Привычно запели трубы, пробуждая лагерь от сна, — походный распорядок оставался прежним даже в двух шагах от неприятеля. После легкого завтрака почти всех солдат отправили укреплять вал вокруг лагеря: земляная насыпь с фашинами могла защитить лишь на одну ночь, для серьезной обороны она не годилась.

    Работа закипела. Наружную часть вала окружили заостренными кольями, оставив место для обхода часовых, тут и там неровными рядами вырыли глубокие ямы, на дно которых побросали триболы — железные шарики с острыми шипами. Земля, которую усеяли осколками крупных камней, разбитых молотами, напоминала ощеренную пасть исполинского демона. Ромул поразился, узнав, что в Алезии такие же укрепления — к тому же двусторонние — тянулись на целых пятнадцать миль.

    Перед лицом грозного врага, уже знающего вкус победы над Римом, такие приготовления никак не казались лишними. Да и само место, где Митридат некогда разгромил римское войско, не обнадеживало — победу в таких условиях добыть непросто.

    На площади посреди лагеря уже установили баллисты — двухплечевые катапульты, которые во время похода везли разобранными; теперь они были обращены к северу, где виднелось войско Фарнака. Снарядами для них обычно служили крупные камни, на добывание которых сейчас отрядили две группы легионеров с мулами. Метательные орудия, пожалуй, составляли единственное преимущество Цезаря, урон от них бывал немалым — Ромул еще хорошо помнил разрушения, причиненные врагу баллистами Забытого легиона в последней битве.

    Воспоминания отозвались сожалением и чувством утраты, следом Ромула привычно захлестнула благодарность. Не пожертвуй собой Бренн, Ромул бы тогда не выжил… Горечь усиливалась и недавней виной из-за потери Тарквиния — впрочем, Ромул тут же вспомнил, что в египетскую столицу они угодили именно стараниями гаруспика, и вина слегка приутихла. Каждый сам выбирает судьбу — и Тарквиний не исключение.

    От яркого солнца мрачные думы мало-помалу развеялись. Двадцать восьмому легиону, к счастью, выпало нести стражу, образовав защитную цепь перед лагерем. Часть галатской конницы Дейотара тоже стояла в обороне, большинство же всадников, разделившись на отряды, продолжали разведывательные рейды по округе. Довольные, что им не приходится тяжко трудиться под палящим солнцем, легионеры Двадцать восьмого со смехом поглядывали на менее удачливых товарищей, пряча улыбки в кулак, чтобы не заметили командиры.

    Чуть погодя Ромул взглянул на расположение противника.

    — Клянусь задницей Юпитера! Враг выступил!

    Петроний громко выругался. Из-за понтийских укреплений на противоположную сторону долины лился поток воинов, тут же строившихся в боевой порядок. Клинки блестели под лучами рассветного солнца, воздух полнился скрипом колесниц и командными окриками. Вскоре стало ясно, что из лагеря выступила вся армия Митридата.

    Римские командиры не теряли времени:

    — Сдвинуть ряды! Поднять щиты!

    Легионеры, перехватывая дротики поудобнее, выполнили приказ. Несмотря на крутизну холма, занятого римлянами, наступление врага могло оказаться опасным. Паниковать, правда, не стоило — пока понтийцы спустятся со своего холма и пересекут равнину, пройдет немало времени, остальные легионеры успеют влиться в защитный строй.

    — Прямо как на параде, — презрительно сплюнул Петроний. — Не иначе как Фарнак решил убедить своих, что они непобедимы.

    — А может, он добивается, чтобы Цезарь отрядил больше солдат в оборону? — предположил Ромул.

    Петроний нахмурился.

    — Чтобы мы бросили возводить укрепления?

    Ромул кивнул. Если все легионеры будут защищать лагерь, строить его будет некому.

    — Скорей всего, хвастает армией. Мол, римляне тут никого не запугают, — проворчал Петроний. — Понтийцев ведь больше, чем нас.

    Ромул улыбнулся: легионеров всегда отличала незаурядная сила духа.

    Теперь, разом обернувшись к лагерю, друзья ждали, чем ответит главнокомандующий. В тот же миг на валу появилась фигура в алом плаще, сопровождаемая старшими командирами и трубачом, и по войску прокатился приветственный клич — Цезарь, оглядывая противника, намеренно избегал скрываться и только притягивал к себе взгляды. Подняв руку к глазам, он долго смотрел вдаль, изучая войско Фарнака.

    Ромул последовал его примеру. В первых рядах он различил пращников и лучников — они обычно начинали наступление и старались нанести врагу урон посущественнее. За ними, в центре войска, располагались боевые колесницы, дальше следовали тысячи пельтастов и туреофоров, выстроенные плотным четырехугольником. На левом фланге виднелась понтийская тяжелая конница, на правом — беспорядочная толпа легковооруженных фракийских всадников.

    — Лопни мои глаза, если это не боевой порядок, — буркнул Ромул.

    — Он и есть, — прорычал Петроний, обводя строй подозрительным взглядом. — Фарнак вышел на битву.

    Захваченные зрелищем, друзья не сводили глаз со всадника на великолепном черном жеребце, под громкие клики выехавшего из ворот лагеря; позади теснились облаченные в кольчуги воины на скакунах, почти не уступающих царскому. Ожидавшее войско разразилось восторженными криками, звук мечей, ударяющих в щиты, смешался с кимвальным звоном и грохотом барабанов — понтийцы, как и воины любой армии, ликовали при виде повелителя. Выехав на середину, Фарнак надолго задержался перед строем колесниц, давая наставления перед боем, чем вызвал еще большее беспокойство Ромула. К тому времени, как царь объехал все войско, звуки по ту сторону долины стали чуть ли не угрожающими.

    — Пусть орут, — презрительно процедил Петроний. — Нам-то что?

    Цезарь, на которого Ромул метнул тревожный взгляд, стоял по-прежнему неподвижно, и Ромул с облегчением выдохнул — такого полководца ничем не взять!

    Быстро переговорив о чем-то с командирами, Цезарь повернулся к Двадцать восьмому легиону, не сводившему с него глаз.

    — Враг всего лишь хвастает, соратники! — уверенно объявил он. — Тревожиться не о чем, битвы сегодня не будет. Главное сейчас — достроить укрепления.

    По строю пронесся облегченный вздох. Цезарь, спрыгнув с вала на площадь внутри лагеря, исчез из виду.

    — Не стоять! — раздались голоса командиров. — За работу!

    Кирки и лопаты вновь замелькали в воздухе, тут же взревели погоняемые легионерами мулы, на которых везли к лагерю камни для баллист. Из главных ворот вышел землемер, беседуя на ходу с помощником, за ними торопливо семенил раб, сжимающий в руках грому — шест, к которому крест-накрест крепились два прямых древка с болтающимися на концах свинцовыми отвесами; грома служила для прямоугольной разметки при планировке лагеря.

    Петроний и прочие товарищи Ромула, успокоенные словами Цезаря, вернулись к разговорам — им, как и раньше, приходилось легче остальных. Оптионы с центурионами на их болтовню почти не косились: если Цезарю нет до этого дела, то им и подавно.

    Ромул по-прежнему не сводил глаз с вражеской армии — Фарнак, все еще объезжающий войско, обращался с речами к солдатам. Когда наконец строй разразился долгими ликующими возгласами, Ромул выругался.

    — Цезарь неправ, — заявил он. — Враг наступает.

    Петроний поглядел на него недоверчиво, однако, бросив взгляд на понтийское войско, тут же посерьезнел. Остальные тоже примолкли.

    Фарнак уже успел отъехать к флангу, освободив путь пращникам и лучникам, которые первыми двинулись вниз по склону. За ними, громко скрипя осями, последовали серпоносные колесницы, с краев на рысях скакали тяжелая конница и фракийские всадники, строй замыкали пельтасты и остальная пехота. Больше всего Ромула заботили понтийские колесницы и мощная конница, поддерживающая их с обоих флангов. Если армия Фарнака последует безумному решению атаковать холм, где обосновались римляне, то отбивать целое войско понтийцев придется одним легионерам — большинство всадников Дейотара еще не вернулись.

    Вскоре колесницы и конница ревущей волной низверглись к подножию противоположного холма — и легионеры Двадцать восьмого затаили дыхание, ожидая развязки: свернет ли враг в долину или двинется вверх, к римским позициям?

    Ромул с облегчением заметил, что оптион, как и центурионы, теперь тоже следит за вражеским войском — хотя и без особой тревоги. Неудивительно, решил Ромул, какой ненормальный полезет атаковать снизу вверх? И все же он нахмурился, подозревая, что выступление вражеской армии — не просто маневр. Не мешало бы подготовиться, предупредить Цезаря… Неужели командиры верят в него так слепо, что не замечают происходящего?

    Передние пращники и лучники попрыгали в реку, подавая пример остальным. Держа луки и пращи повыше, они без труда перешли на другой берег, не теряя из виду римский лагерь. Лошади, которых понуждали идти в воду, беспокойно ржали, однако тяжелая конница преодолела поток слитным строем, не нарушив рядов, фракийцы же переправлялись беспорядочной гогочущей толпой — от нерегулярного войска Ромул другого и не ожидал. Вслед за ними с плеском и грохотом по дну прокатились колесницы: вода стояла не выше колена, колесницы шли спокойно. На плоском берегу понтийские солдаты быстро восстановили прежний порядок. Теперь все смотрели наверх; командиры, указывая цель, выкрикивали команды.

    — Они что, идиоты? — выдохнул Петроний.

    — Как сказать, — мрачно отозвался Ромул.

    Последние отставшие всадники влились в строй, над рядами колесниц пронесся грозный клич, охвативший все войско, — и понтийская армия, как один человек, двинулась вперед. На холм.

    — Клянусь Юпитером! — взревел Петроний. — Свихнулись они, что ли?

    Центурион, командовавший их отрядом, наконец ожил.

    — Враг наступает! — закричал он. — Трубить тревогу!

    Подняв инструмент к губам, ближайший трубач выдал короткую мелодию из резких повторяющихся нот — и Двадцать восьмой легион тут же пришел в движение: командиры принялись формировать когорты в сомкнутый строй, стараясь дотянуть его краями до соседних, всадники Дейотара — которых набралось едва ли с сотню — нервно сгрудились вместе. К легионерам, сооружавшим валы и рвы, потянулись тесные шеренги тех, кто спешно поднимался со склона: предваряемые командирами, солдаты устремлялись в лагерь и бросались вооружаться щитами и пилумами.

    Медленно, пронеслось в мозгу Ромула, слишком медленно…

    Основная часть Дейотаровой конницы — призванной дать легионерам защиту, которой теперь так не хватало, — до сих пор не появилась. Тем легионам, что уже добрались до лагеря, нужно найти доспехи, вооружиться и выйти к месту боя — на все потребуется не меньше получаса. За это время Двадцать восьмой перебьют. Окинув взглядом своих, Ромул заметил на лицах то же замешательство. И все же легиону надо выстоять: если они не прикроют остальных, захваченное врасплох римское войско тоже обречено на гибель.

    Беззаботный настрой, царивший все утро, разом испарился: необременительное несение караула оборачивалось смертельной опасностью. Притихнув, легионеры наблюдали за понтийским войском, которое медленно, чтобы не измотать коней, взбиралось по склону холма. По прежним войнам с Римом воины Фарнака уже знали, что римские дротики бьют не дальше чем шагов на тридцать или, как сейчас с холма, на сорок и если баллисты по-прежнему остаются в стенах лагеря, то можно спокойно двигаться вперед. И у понтийской конницы перед атакой будет вдоволь времени, чтобы выстроиться в боевой порядок. У Ромула при этой мысли мгновенно пересохло в горле.

    В рядах Двадцать восьмого повисло напряженное молчание, лишь доносились грозные крики из лагеря, где в спешке готовилось к бою остальное войско. Шесть центурий по восемьдесят человек сольются в когорту, десять когорт составят легион: процедура отработана, нужно лишь время. Что толку вести в бой неготовую армию — разумный полководец на это не пойдет. Значит, Ромулу с товарищами надо продержаться.

    Вскоре до врага оставалось не больше двухсот шагов, Ромул уже мог разглядеть пращников и лучников: одетые в простые шерстяные туники, те походили на наемников, с которыми он бился в Египте. У каждого пращника кожаная сумка со снарядами и две пращи — для ближних целей и для дальних, одна из пращей пока обмотана вокруг шеи. У многих ножи. Лучники в белых туниках вооружены основательнее: изогнутый лук и меч на красном кожаном поясе, кое на ком шлемы и кожаные или холщовые панцири. Такие отряды сильны и в ближнем бою, и на расстоянии полета стрелы, когда они осыпают врага стрелами и камнями.

    Ромул, впрочем, не сомневался, что плотному строю римских щитов такой натиск нипочем — главной опасности надо ждать от колесниц, поддерживаемых с обоих флангов тяжелой конницей. Конечно, он помнил, что при Гавгамелах колесницы с серпами, выдвинутые против армии Александра, не спасли персидское войско от сокрушительного поражения, и все равно на душе было тревожно: легионеров, в отличие от солдат Александра, не учили воевать против колесниц. Каждую из них влекла погоняемая возничим четверка коней, защищенных броней, а у концов постромок и по обе стороны колеса торчали изогнутые клинки длиной в руку, не оставляющие на пути ничего живого.

    К тому же рядом с теми давними персидскими колесницами не шла тяжелая конница, как у понтийцев: здешним всадникам ничего не стоило обойти римлян с флангов и отрезать путь к отступлению. Ромула охватил ужас от одного воспоминания о парфянских катафрактариях: идущие сейчас в атаку всадники в конических железных шлемах и чешуйчатых панцирях до колен, с длинными копьями в руках, как братья походили на закрытых доспехами воинов, с такой жестокостью разметавших некогда легионы Красса. В кольчужные нагрудники и набедренники, закрывающие коней, било солнце, отбрасывая слепящие блики на лица римлян.

    Угрозу, исходящую от армии Фарнака, чувствовал не один Ромул: стоящие рядом с ним легионеры все больше мрачнели — однако держали строй. Счастье, что им не выпало быть при Каррах, как Ромулу, иначе при виде такого врага многие неминуемо кинулись бы спасаться бегством. Ближайший оптион взглянул на центуриона, тот неловко крякнул.

    — Гляди веселей, ребята, — объявил он. — Продержимся, дело недолгое. Цезарь мешкать не будет.

    — Пусть только попробует, — заметил Петроний.

    По рядам пронесся нервный смешок.

    На дальнейшее времени не оставалось: понтийские пращники и лучники разразились первым залпом. Как и при начале любой битвы, сотни камней и стрел, затмевая небо, полетели во врага, чтобы уничтожить побольше солдат еще до начала главной атаки. Ромул, хоть и прикрытый прочным щитом из нескольких слоев твердого дерева, обтянутых сверху кожей, невольно сжал челюсти чуть не до хруста.

    — Первый ряд, на колени! — послышались крики командиров. — Остальным — поднять щиты!

    Сотни скутумов, грохнув друг о друга, взлетели вверх; передняя шеренга вместе с Ромулом и Петронием, по-прежнему держа щиты перед собой, опустилась на колени. Теперь первый ряд солдат был полностью скрыт за вертикальной стеной собственных щитов, над которыми наклонно держала щиты вторая шеренга. Скутумы задних шеренг лежали горизонтально над головами. Ромул улыбнулся: Цезарь использовал тот же прием, которым Забытый легион некогда защищался от парфянских стрел, — прием более надежный, чем традиционная оборона, когда передняя шеренга остается стоять и враг прицельно бьет по незащищенным голеням, выводя из строя больше солдат.

    После секундной паузы воздух наполнился гулом — стрелы полетели к земле. Еще через миг с громким стуком посыпались камни. Ромул застыл в напряжении, уже зная, каким будет следующий звук, ненависть к которому не притупляется временем. Людской вопль в первые мгновения атаки всегда страшнее, чем позже, в ярости боя, в угаре схватки один на один, среди кровавого месива битвы.

    Вопль не заставил себя ждать — сдавленные крики боли понеслись со всех сторон. Солдаты оседали на землю от смертоносного древка, проникшего в тело сквозь щель в плотной стене скутумов, нередко стрелы пронзали щиты насквозь, вонзаясь в лица и руки. Камни, обычно отскакивающие от скутумов, все же находили мишень, оставляя после себя перебитые кости и смятые шлемы. При гигантском количестве камней и стрел потери неизбежны: тут и там валились в грязь воины, выпуская оружие из ослабевших рук.

    Мечта Ромула вернуться в Рим меркла на глазах. Тревожно вглядываясь в плотные ряды врагов, он вновь, как всегда, молил Митру о помощи.

    Молились любимым богам и остальные.

    Выполнив положенное, пращники с лучниками отошли назад — настал черед колесниц. Ромул насчитал не меньше полусотни: вполне хватит, чтобы смять основную часть Двадцать восьмого легиона, пока понтийская тяжелая конница вместе с фракийцами будет обходить с тыла. Положение делалось серьезным, если не отчаянным, — однако ни солдаты из других легионов, ни Цезарь так и не появлялись.

    Возницы, подобрав поводья, уже пустили коней рысью, стали видны доспехи — чешуйчатые панцири, пластинчатые наручи и шлемы с гребнем, похожие на римские. Плети с длинной рукоятью то и дело хлестали коней, которые после необременительного, намеренно медленного подъема теперь легко неслись галопом, увлекая колесницы на врага. При всей крутизне склон оказался довольно сглаженным, кони стремительно набирали скорость — бряцала колесничная упряжь, грозно сверкали вращающиеся клинки на колесах. Конница на флангах под боевые возгласы отделилась от колесниц, готовая взять римлян в тиски; сзади поспевали тысячи пельтастов и туреофоров с оружием наготове — их черед придет в конце, когда разметанное колесницами и конницей вражеское войско нужно будет держать врозь, не позволяя ему объединиться.

    Легионеров объял ощутимый страх — Двадцать восьмой вновь дрогнул, несмотря на ободрения и угрозы командиров. Центурионы шагнули в первые ряды, знаменосцы взметнули древки выше — миг был удержан, строй остался стоять. Надолго ли… Солдаты обменивались тревожными взглядами, судорожно бормотали молитвы и оглядывали небо в поисках знака. Всем грозила неминуемая смерть — под серпами колесниц или от мечей всадников. Гадес его побери, где носит Цезаря?..

    Когда наконец послышался приказ центурионов задним рядам обернуться и встретить врага, Ромул пожалел, что нынешнее войско не вооружили длинными копьями, какими бился Забытый легион, — против них не устояла бы никакая конница. Теперь же у каждого был лишь скутум, меч да пара дротиков. Сердце не отсчитает и двадцати ударов, как спереди на римлян налетят колесницы, в тыл ударят сотни тяжелых всадников, а уж пехота довершит начатое. Ромул в сердцах сплюнул. Оставалось надеяться, что, пока они будут гибнуть, Цезарь успеет собрать прочие легионы.

    Между плотным строем колесниц и передними рядами римлян оставалось меньше сотни шагов. Отступать было некуда — либо гибни под копытами коней, закованных в броню и летящих в бешеной скачке, либо тебя перережет серповидными клинками, торчащими по сторонам. Возницы откровенно ухмылялись: они тоже знали, что римлянам не уйти, и лишь скорее гнали коней.

    — Готовь пилумы! — взревели центурионы. Охваченные страхом солдаты послушно откинули назад правую руку, готовые к удару.

    Кони неслись навстречу, мотая головами вверх-вниз, ноздри раздувались от напряжения, копыта колотили по твердой земле, бряцала упряжь. Ромулу даже мерещилось жужжание серповидных клинков, вращающихся на колесах.

    Полсотни шагов — и колесницы налетят на строй. Время растеклось, слившись в один долгий миг. Взвился в воздух камень, попавший под колесо, от удара возница упал, колесница опрокинулась, ее занесло на соседнюю — и когда обе остановили безумный бег, хриплый ликующий крик пронесся над римским строем. Остальные колесницы это, конечно, не остановило. За спиной у Ромула кто-то проклинал несчастливую судьбу, Цезаря и всех богов, кто-то подвывал от страха. Петроний, держа дротик в нетерпеливо занесенной руке, переступил с ноги на ногу.

    Двадцать пять шагов, уже можно разглядеть щетину на лице первого возницы, — самое лучшее расстояние для пилумов, не упустить бы единственный шанс проделать дыру во вражьем войске… Ромул оглянулся на центуриона, уже открывающего рот, чтобы отдать команду, — как вдруг кусок свинца, пущенный напоследок кем-то из пращников, угодил центуриону прямо в лоб: более точного попадания Ромул в жизни не видел. Треск, с которым сгусток металла проделал дыру в черепе, не оставлял сомнений в том, что рана смертельна, — центурион и вправду мгновенно осел на землю без единого звука, так и не отдав приказа выпустить дротики.

    Ромул бешено вращал головой, высматривая оптиона, но тот вместе с тессерарием, по обыкновению, стоял позади строя, следя, чтобы никто не пустился бежать.

    Остальные центурии, сколько видел Ромул, уже бросали копья — длинные, в человеческий рост, древки венчал пирамидальной формы железный наконечник, который прошивал щиты и броню, доставая до тела. Взлетая в небо стройными стаями, они падали на колесницы, пронзая возниц смертоносными наконечниками, и кони, не чувствуя направляющей руки, неслись без дороги, сталкивая колесницы бортами. Впрочем, на трех колесницах, летящих на Ромула с товарищами, возничие благополучно уцелели, все трое теперь злорадно склабились.

    За ними на римский строй неслись тысячи пельтастов и прочей пехоты.

    Цезарь по-прежнему не появлялся.


    Глава IV
    ХРАМ ОРКА

    Лупанарий, Рим

    Йовина не уловила слов Сцеволы, обращенных к Фабиоле, однако тут же, пользуясь заминкой, метнулась к ее плечу.

    — Это новая хозяйка заведения, — мстительно провозгласила она, не скрывая злобы. — Сегодня оформляем сделку.

    Значит, старая карга уже решила, пронеслось во взбудораженном мозгу девушки.

    Сцевола вздернул бровь.

    — Стало быть, с этой сучкой мне и разговаривать?

    — Ты знаешь Фабиолу? — Голос хозяйки, миг назад такой победительный, смятенно дрогнул.

    — Скажем, у нас есть некий… опыт общения, — ухмыльнулся фугитиварий. — Да, красотка?

    Его подручные — гнилозубые, с перебитыми носами и заросшими щетиной физиономиями, откровенно пялились на Фабиолу. Йовина сочла за лучшее раствориться в тени.

    Щеки девушки пылали от бессильного гнева. Жестом остановив разъяренных Секста и Веттия, она прикидывала исход: шестеро против двоих — или если она сама ввяжется в драку, то против троих. Шансы никак не безнадежные, но затевать ссору со Сцеволой не хотелось: у нее есть дела поважнее, чем выяснять отношения со злобным подонком. Правда, и уйти сейчас тоже нельзя.

    Фугитиварий тем временем разглядывал Фабиолу — испугалась ли, сильно ли?

    Не дождется. Надо выбить его из колеи, начать первой.

    — Ты, грязный выродок, — прошипела она. — Здесь моя собственность, пошел прочь! Сейчас же!

    Сцевола не шевельнулся.

    — Когда сорок рабов за спиной, как в тот раз, — оно проще да? — хохотнул он. — Значит, Йовина не соврала. Отлично. С такой хозяйкой иметь дело даже приятнее, чем со старухой.

    — Это мы еще посмотрим, — бросила Фабиола, пытаясь унять бешено стучащее сердце и припоминая на ходу прежние пристрастия Сцеволы. — На сторонников Помпея сейчас большой спрос — казнят одного за другим.

    Фугитиварий казался потрясенным до глубины души.

    — Помпея? Я ему не сторонник! — Видя удивление Фабиолы, он с ухмылкой подмигнул. — Мы с ребятами оказываем кое-какие услуги начальнику конницы. Секретные, сама понимаешь.

    Надежды Фабиолы пошли прахом: Сцевола, с его обширным опытом предательств, и в этот раз не замедлил переметнуться на другую сторону. Интересно, что за поручения дает ему Марк Антоний — кроме убийств невинных людей в темных закоулках, ничего в голову не приходило.

    — А я тебя частенько вспоминал после той встречи. — Сцевола облизнул губы. — Молил богов о новом свидании — и гляди-ка, сбылось! Наконец-то наслушаюсь твоих криков. — Он почесал в паху, и его свита разразилась гоготом.

    Фабиоле сделалось дурно, силы разом иссякли. Воспоминания о том, как Сцевола ее чуть не изнасиловал, преследовали ее издавна, как навязчивый кошмар.

    Терпение Секста наконец иссякло, он потянул из ножен меч; Веттий тут же поднял дубину. Пятеро молодчиков Сцеволы, не мешкая, ответили тем же, и Йовина с неожиданной прытью метнулась за угол — лишь оказавшись в относительной безопасности, она выглянула из коридора, как испуганный ребенок.

    — Стойте, — приказала своим стражам Фабиола. — Не время.

    «Да поможет мне Митра, — мелькнула мысль. — Что делать?»

    Противники испепеляли друг друга взглядами, зал вдруг показался слишком тесным для такого обилия оружия. Положение было тупиковым: Веттий с Секстом, стоя у дверей, перекрывали выход фугитиварию с подручными, однако любая схватка кончилась бы потерями для обеих сторон.

    Сцевола ухмыльнулся.

    — Мы можем и подождать. Хоть целый день. Или вам невтерпеж драться?

    — Веттий, я здесь!

    Никогда в жизни Фабиола так не радовалась голосу Бенигна.

    Пригнувшись, страж протиснул мощное тело сквозь входную дверь, сощурил глаза — и уже через миг стоял рядом с Веттием и Секстом, сжимая в одной руке окованную дубину, как у Веттия, в другой — кинжал с широким клинком. Фабиола с облегчением вздохнула: стражи подавляли противника одним своим видом, да и Сексту, несмотря на увечье, воинской сноровки было не занимать.

    — Если что, одолеем, — шепнула Фабиола. У Сцеволы с молодчиками явно поубавилось прыти: вступать в драку, в которой из них погибнет половина, а то и больше, им уже не хотелось. — Если освободить им проход, они уйдут. Отходим поближе к Йовине. Держаться вместе.

    Стражи подчинились и, прикрывая девушку спинами, отступили вдоль стены к дальнему углу. Противники тут же потянулись к выходу — в зале висела напряженная тишина, накал вражды ощущался чуть ли не кожей.

    Сцевола что-то буркнул, его подручные ретировались за дверь — он прикрывал их уход, словно показывая Фабиоле, что не боится ее защитников.

    — Мы еще встретимся, — вкрадчиво произнес фугитиварий, отвешивая издевательский поклон, так давно ненавистный Фабиоле. Через миг его окрик, приказывающий отряду поспешить, уже разносился по улице.

    Фабиола бессильно прислонилась стене.

    — Подонок хуже некуда, — заявила Йовина из коридора. — Страшно связываться.

    — Демон тебя побери! Уж не ты будешь мне об этом рассказывать! — Фабиола не сдерживала гнева. — И как ты шустро доложила ему, что я теперь хозяйка! Сделку оформлять еще и не начинали!

    Йовина предприняла жалкую попытку изобразить невинность.

    — Бросить бы тебя и уйти! — продолжала бушевать Фабиола. — Сиди в своем дерьме, лучшего не заслуживаешь!

    — Нет! — К покрасневшим глазам Йовины подкатили слезы, она умоляюще стиснула руки, голос сорвался в шепот. — Сжалься! Я совсем старуха, он меня так запугал…

    Фабиола подавила ярость. Доверять старой карге нельзя, но незачем торопить события. Пока Фабиола будет вникать в дела Лупанария, Йовина еще пригодится — тридцатилетний опыт дорогого стоит. Просто надо ее держать на коротком поводке.

    — Я тут подумала, — с улыбкой заявила девушка, — что сначала заплачу половину цены, а остальное через двенадцать месяцев. Смотря как дело пойдет.

    Йовину перспектива явно не обрадовала, но под железным взглядом Фабиолы хозяйка бессильно сжалась — вряд ли ей кто-то предложит условия лучше.

    — Хорошо, — притворно улыбнулась она. — Мне все равно.

    — Вот и прекрасно. Пиши купчую.

    Йовина послушно проковыляла к столу и отыскала полоску чистого пергамента. Окунув стилус в стеклянную чернильницу, она нацарапала несколько строк, подписалась внизу и терпеливо дождалась, пока Фабиола поставит на пергаменте свое имя.

    — Теперь довольна? — вырвалось у старухи.

    Взглянув еще раз на документ, Фабиола сунула его в мешочек — она не сомневалась, что условия передачи Лупанария записаны верно, но в терминах права ничего не смыслила, а сделка обязана быть безупречной в глазах закона.

    — Я отдам купчую на проверку, — отрезала девушка. — Если мой юрист ее одобрит, деньги получишь завтра.

    Йовина, ничего другого не ожидавшая, покорно кивнула.

    — В права вступаю немедленно, — объявила Фабиола. — Ты остаешься работать?

    Хозяйка раскрыла было рот, однако ее сотряс очередной приступ кашля.

    — Здоровье тебе позволит?

    — Все в воле богов, — утерев губы, ответила Йовина и выпрямилась. — Если позволишь, я останусь. На время.

    Фабиола понимала, что старуха просто пытается сохранить остатки достоинства. Что ж, пусть.

    — Хорошо, — деловито бросила она и, жестом отправив Секста на улицу проверить выход, направилась к двери. — Если на то будет воля богов, я зайду через два дня.

    Йовина благодарно кивнула.

    — Все спокойно, госпожа, — донесся с улицы голос Секста.

    Фабиола, за плечом которой неотступно маячил Веттий, окинула взглядом шумную улицу — ни Сцеволы, ни его подручных, хвала богам. Тут же, впрочем, нахлынула обреченность: зачем этому подонку преследовать ее в многолюдной толпе, если он знает, что теперь она будет появляться в заведении чуть ли не ежедневно? Фабиолу вновь охватил давний страх — превратить Лупанарий в прибыльное дело она задумывала еще до появления Сцеволы, а сейчас даже одна защита заведения обойдется ей недешево. К стыду Фабиолы, она чуть было не поклялась себе, что больше не вернется: у Йовины нет власти ее остановить, а фугитиварий в дом Брута точно не нагрянет — и все затруднения разрешатся в мгновение ока.

    При этой мысли Фабиола пала духом. А ведь перспектива казалась такой удачной, чуть ли не посланной богами… Девушка взглянула на небо в поисках знака — тщетно. Неужели затея с Лупанарием была обречена с самого начала? Отступление казалось трусостью, но при одной мысли о Сцеволе Фабиолу трясло от страха. Что же делать?..

    В этот самый миг девушка оступилась на неровной дороге и чуть не упала.

    Секст, как всегда начеку, подхватил ее и удержал на ногах. Пока она бормотала благодарность, они встретились взглядами.

    — Не тревожься, госпожа, — шепнул раб, заметив страх в ее глазах. — Коль мы пережили былые козни, какие строил нам этот подонок, то боги не оставят нас и сейчас.

    Фабиола через силу улыбнулась: Секст прав, их жизни под надежной защитой. Ободренная его словами, она прибавила шагу. Дома еще предстоит разговор с любовником — даже если он и одобрит покупку Лупанария, то уж точно не станет отряжать легионеров в охрану: Бруту по должности положено восстанавливать, а не рушить популярность Цезаря. И все же ей нужна защита от Сцеволы… На миг вспомнился Секунд — ветеран, не раз спасавший ее жизнь, — однако использовать его против Цезаря нельзя: пенсии и земельные угодья, розданные ветеранам, лишь укрепили их верность вождю.

    Кроме Секста и привратников положиться можно лишь на себя. И на любую помощь, которую можно испросить, — помощь не только Юпитера и Митры, ее любимых богов. В Риме есть божества и погрознее. Надо совершить жертвоприношение Орку, решила Фабиола, и от одной мысли ее объял страх: в любых прежних тяготах она старалась держаться подальше от бога подземного царства.

    Теперь пришло время просить его милости.

    * * *

    Вернувшись домой, Фабиола не застала Брута и очень этому обрадовалась. Она еще толком не пришла в себя, и притворяться было бы выше ее сил: слишком многое еще предстояло обдумать. Прислуга и охраняющие дом легионеры ничего не заметили, ее лицо оставалось непроницаемым. Зато от Доцилозы спрятаться не удастся: их дружба завязалась еще в Лупанарий и с тех пор выдержала не одно испытание. Маленького роста, невзрачная, по возрасту годящаяся Фабиоле в матери, бывшая домашняя рабыня стала для девушки ближайшей доверенной подругой — неудивительно, что смятение Фабиолы не осталось незамеченным.

    — Что стряслось? — воскликнула Доцилоза и тут же обрушилась на Веттия, даже не подумав его поприветствовать: — А он-то здесь зачем? Опять старая карга что-нибудь вытворила? — Доцилоза единственная из всех знала, куда ходили Фабиола с Секстом.

    — Нет-нет, ничего, — поспешила ее уверить Фабиола. — Йовина больна, одной ногой чуть ли не в Гадесе.

    Веттий жизнерадостно кивнул, подтверждая сказанное.

    — Плакать не станем, — пожала плечами Доцилоза, ненавидевшая бывшую хозяйку не меньше, чем Фабиола.

    — Старая стерва ни на что не годна. — Девушке не терпелось поделиться успехом. — Я вынудила ее продать мне Лупанарий. На моих условиях.

    Доцилоза вздернула брови.

    — Не нашла ничего лучше? Когда ты оттуда сбегала — возвращаться не собиралась!

    — Я и не возвращаюсь, — как можно убедительнее сказала Фабиола. — Теперь я хозяйка! Клиенты на меня не позарятся!

    — Как сказать, — ядовито ввернула Доцилоза. — Красивее тебя там никого нет!

    Фабиола улыбнулась.

    — Для таких случаев есть Веттий с Бенигном. И Секст.

    Вспомнив о фугитиварий, она вновь нахмурилась: похотливые купцы и политики — не худшее из того, с чем придется столкнуться.

    — Тогда в чем дело? — допытывалась Доцилоза. — На тебе лица нет от страха!

    Подбородок Фабиолы задрожал.

    — Пока я была в Лупанарий, туда наведался…

    — Кто? Мемор?

    Веттий издал то ли рык, то ли стон, Фабиолу передернуло. Холодный, покрытый шрамами ланиста частенько захаживал к ней под конец ее пребывания в Лупанарий. Ответных чувств она к нему, разумеется, не испытывала: Мемор был ценен ей как источник сведений — именно он рассказал кое-что о жизни Ромула после того, как близнецов разлучили. Однако перспектива встречи с ланистой, даже самая неприятная, бледнела по сравнению с угрозой, исходящей от Сцеволы.

    — Нет. Еще хуже.

    Доцилоза сдвинула брови: кому еще под силу внушить такой ужас всегда бесстрашной Фабиоле? Служанка помедлила, не сводя глаз с мрачного лица девушки.

    — Сцевола? — наконец поняла она.

    Веттий, не знающий о прежних встречах со Сцеволой, метнул на нее озадаченный взгляд.

    Не в силах дольше сдерживать слезы, Фабиола кивнула.

    — Теперь он знает, что я новая владелица Лупанария.

    Доцилоза нахмурилась.

    — Купчая одна или есть копии?

    — Я не идиотка. Одна. При мне.

    — Юрист ее видел?

    — Нет, конечно.

    — Порви. Сожги или брось в сточную канаву. Без доказательств Йовине не на что опереться: сделки не было! Останешься тут. — Служанка повела рукой в сторону легионеров, слоняющихся по двору. — За этими стенами тебя Сцеволе не достать.

    Фабиола, перехватив страдальческий взгляд Веттия, застыла без слов. Неизвестно, что будет с привратниками, если она раздумает приобретать Лупанарий. Когда Брут ее выкупил, Веттий с Бенигном остались в заведении: Йовина отказалась их продать, и хотя вины Фабиолы тут не было, она тогда ощущала себя чуть ли не изменницей. Оставить их второй раз в том же положении — значит предать. И еще это значит отказаться от главного желания в жизни. И все из-за Сцеволы.

    Фабиола сжала зубы.

    Служанка, понявшая все по ее лицу, разом рассвирепела.

    — Хочешь добиться своего, чего бы ни стоило? Зачем?

    — Тебе не понять, — ровным голосом ответила Фабиола. О ее планах убить Цезаря не должен догадываться никто, даже Доцилоза. — Лупанарий — часть моего будущего.

    Глядя на Веттия, просиявшего от радости, служанка нахмурилась. Слезы Фабиолы успели схлынуть, лицо теперь выражало лишь холодную решимость — Доцилоза по опыту знала, что пререкаться с хозяйкой сейчас не стоит.

    — Если ты считаешь, что так лучше… — пробормотала она.

    — Считаю. — Фабиола расправила плечи. — Завтра я сделаю приношение Орку. А в ответ попрошу смерти Сцеволы.

    Служанка побледнела — такие жертвы легко не даются. Просунув большой палец между средним и указательным, она сделала охранительный жест.

    — Я не прошу тебя в этом участвовать. — Фабиола не спускала глаз с Доцилозы. — Если ты хочешь оставить службу, я отпущу тебя без разговоров.

    — Нет, — твердо ответила служанка. — Если ты так решила — значит, на то воля богов. Я с тобой.

    — Тогда добудь мне три куска свинца. — Молитвы и проклятия часто писались на маленьких свинцовых квадратиках; тысячи таких пластинок, сложенных текстом внутрь, горожане бросали в римские фонтаны вместе с монетами и прочими приношениями богам. — Ты знаешь, куда идти.

    Доцилоза без лишних слов повиновалась.

    Отпустив Веттия и пообещав ему скорую встречу в Лупанарии, Фабиола погрузилась в задумчивость. Проклятие Сцеволе нужно сформулировать тщательнее: злобные боги вроде Орка часто оборачивают клятвы и обещания в свою пользу — и хотя смерти фугитивария она желала всей душой, добиться ее ценой какой-нибудь изощренной кары Фабиоле вовсе не хотелось.

    * * *

    Тяжелые тучи, накрывшие город на рассвете следующего дня, грозили затяжным дождем. Боги не замедлили с ответом. К тому времени, как Фабиола собралась выходить, вода лилась с небес сплошным потоком, норовя вымочить до нитки любого, кто осмеливался высунуть нос на улицу; открытый внутренний двор в центре дома походил на бассейн для плавания. Несмотря на ранний утренний час, тусклый свет казался закатным, над головой рокотал гром, зигзаги молний то и дело освещали вспышками темные улицы. Летнего дня как не бывало.

    — Промокнешь и замерзнешь до смерти, — бурчала Доцилоза, помогая Фабиоле завернуться в военный плащ, позаимствованный у кого-то из легионеров Брута. — Или утонешь в Тибре.

    — Замолчи, — остановила ее Фабиола, тронутая заботливостью служанки.

    Секст, тоже закутанный в плащ, уже ждал наготове, вооруженный мечом и двумя кинжалами. У самой Фабиолы на левом плече под плащом висел кожаный ремень с надежным кинжалом в ножнах. Кинжалом Фабиола владела уверенно — по ее приказу Секст когда-то научил госпожу с ним обращаться, и сегодня воинственно настроенная Фабиола была готова встретить ударом каждого, кто посмеет на нее напасть. Однако ни вера в правильность избранной судьбы, ни решимость завладеть Лупанарием, который должен стать вехой на пути к цели, не спасали Фабиолу от предательского холодка под ложечкой, которым отзывалось каждое воспоминание о Сцеволе.

    Оптион, командующий легионерами Брута, предложил сопровождать госпожу, однако Фабиола, как и вчера, отказалась от охраны: в храме Орка у нее сугубо личное дело, незачем давать другим поводы сплетничать о том, что за нужда ее ведет в такое зловещее место. В отсутствие Брута оптиону оставалось лишь принять волю госпожи, и солдаты вздохнули с явным облегчением: соваться под такой ливень никому не хотелось.

    — Я с тобой, — заявила Доцилоза, подхватывая плащ с железного крюка на стене.

    — Нет, — отрезала Фабиола. — Останешься здесь. Дело касается одной меня. Никого другого. — Заметив обиду, мелькнувшую в глазах служанки, она добавила мягче: — Все обойдется, Нептун нас защитит.

    — Да уж, над Римом бушует не иначе как целый океан, — нехотя улыбнулась Доцилоза. Порывисто обняв девушку, она подтолкнула ее к дверям. — Ступай. Раньше уйдешь — скорее вернешься.

    Проглотив комок в горле, Фабиола вслед за Секстом шагнула к порогу. Легионер, охраняющий выход, бдительно вгляделся в пронизанный ливнем сумрак и доложил, что все спокойно. Лишь только Фабиола с Секстом перешагнули порог, калитка тут же с шумом захлопнулась — девушке показалось, будто лязгнули ворота Гадеса. Сжав кулаки, она попыталась отогнать суеверный страх.

    Легионерские плащи почти не спасали от ливня: не пройдя и сотни шагов, Фабиола с Секстом уже промокли насквозь. Незамощенная улица превратилась в сплошное топкое месиво, в котором ноги вязли по щиколотку, сандалии немедленно залило вонючей коричневой жижей — Фабиола старалась не дышать и не смотреть на дорогу: груды нечистот, скопившихся по краям улицы, смывало дождем в общий поток, от которого не было спасения. Оставалось лишь идти вперед и твердить себе, что отмыться можно и после.

    Ливень, впрочем, спасал Фабиолу от лишних прохожих: в лавках, занимающих нижние этажи домов, маячили лишь редкие фигуры, а уличные торговцы, обыкновенно толпящиеся по обеим сторонам узких улиц, не появлялись вовсе: промокший товар никому не продашь. Нищие, воры и калеки тоже отсиживались в арочных проемах или под крышей храмовых портиков. Одни только рабы, несмотря на дождь посланные с поручениями, сновали взад-вперед, как мокрые крысы, да плотными отрядами маршировали тут и там Антониевы дозорные, защищаясь от дождя прижатыми к телу скутумами.

    Как и дом Брута, храм находился на Палатинском холме, так что мокнуть пришлось недолго. Настороженно вглядываясь в полутьму, Фабиола с Секстом вскоре уже подходили к незаметной улочке неподалеку от главного Форума. От громады храма, возвышающегося над дорогой, веяло холодом и опасностью, давно пустые соседние дома хмуро жались один к другому, двери хлопали от ветра, с полусгнивших крыш лилась вода. Торговцы, разносчики еды, акробаты, фокусники и прорицатели, вечно толпящиеся здесь ради посетителей храма, сегодня не показывались — их зрители и покупатели не рисковали выходить из дому. Фабиолу безлюдье более чем устраивало, да и Секст глядел уверенно: в пустынном месте распознать опасность куда легче, чем в толпе.

    На площадке перед святилищем возвышался простой алтарь из внушительного куска гранита, покрытый подозрительными красно-коричневыми пятнами, которые не под силу смыть даже ливню. Стараясь не смотреть на камень, Фабиола двинулась к невысоким — ниже, чем в других храмах — резным колоннам под узорчатым треугольным портиком, лестницу к которому, судя по виду, никогда не чистили. Полустертая роспись на фронтоне пестрила демонами и прочими злыми духами — острые рога, высунутые языки, зубастые пасти и груды оружия диковинного вида. Фабиола узнала Харона — синекожего этрусского демона смерти, крылатого, с массивным молотом в руках. На гладиаторских играх, куда ее водил Брут, она однажды видела, как Харона изображал живой человек, выходивший на арену под крики зрителей, — там его роль была ощутимой и страшной: у Фабиолы до сих пор подкатывал к горлу мерзкий комок при одном воспоминании о молоте, дробящем черепа поверженных бойцов.

    Нарисованный над головой Харон вполне мог угрожать тем же, однако его фигура отступала на задний план перед изображением самого Орка в центре треугольного фронтона — суровое бородатое лицо было огромным, размером с телегу для воловьей упряжки. Пронзительные черные глаза сверкали гневом, на заменяющую волосы копну змей было страшно взглянуть: с тех пор как одна из девиц в Лупанарий подложила в постель Фабиоле гадюку, девушка боялась змей до ужаса.

    Когда Секст коснулся ее локтя, она чуть не подпрыгнула.

    — Входи, госпожа, — поторопил он. — Не ровен час, простудишься под дождем.

    Отступать было поздно. Молясь, чтобы ее план не обернулся во вред, Фабиола поднялась по ступеням к входу, Секст неотступно держался у ее плеча. Вдоль рядов желобчатых колонн они дошли до двух высоких дверей, укрепленных железными полосами. У закрытых створок Фабиола в страхе замерла — а что, если вход сторожит сам Цербер, готовый сожрать ее на месте?.. И тут же разозлилась сама на себя: она ведь принадлежит к миру живых, а не мертвых! Собравшись с духом, девушка шагнула к порогу и стукнула кулаком в деревянную дверь.

    Никаких отзвуков, кроме шума дождя позади.

    Она забарабанила сильнее.

    — Откройте! Я пришла принести жертву!

    Вновь тишина. Фабиола сдвинула брови — должен же внутри кто-то быть! Храм не отличается от прочих: жрецы и прислужники здесь не только исполняют обряды, но и живут, едят, спят! И сегодня не праздник — значит, храм открыт! Она вновь занесла кулак — но дверь открылась раньше, чем она успела постучать. Фабиола от неожиданности отступила.

    В квадрате двери перед ней предстала жрица — молодая, примерно ровесница, в серых одеждах и с заколотыми на затылке длинными каштановыми волосами. Широкое лицо и короткий нос кого-то напомнили, однако испытующий взгляд проницательных зеленых глаз мешал сосредоточиться.

    — Входи, — посторонилась жрица.

    Откинув капюшон, Фабиола переступила порог, мысленно моля Митру о заступничестве — непочтения к Орку в этом не было: обращаться сразу к нескольким богам не считалось странным.

    Во внутреннем коридоре, отходящем от дверей в обе стороны, царил сумрак темнее уличного, редкие масляные светильники бросали на голый, замощенный камнем пол длинные тени. В неверных отсветах боги и демоны, нарисованные на стенах, казались живыми — Фабиола поняла, что тщательно продуманная обстановка должна нагонять на посетителей страх прямо с порога. И все же здесь, в святилище Орка — владыки подземного царства, страха было не избежать: несмотря на решимость, девушку чуть ли не трясло, и она поспешила отогнать подступающий ужас.

    — Я хочу обратиться к богу с просьбой. Без лишних свидетелей. — Фабиола разомкнула стиснутые пальцы и показала служительнице три аккуратно сложенных кусочка свинца. Над проклятиями, написанными на них, она просидела несколько часов, тщательно подбирая слова. С появлением Сцеволы Цезарь отступил на второй план — все проклятия касались только фугитивария и требовали для него самой жестокой и беспощадной смерти.

    Жрица не удивилась. С чем только сюда не приходили: одних снедала ненависть, другие жаждали расплаты за страдания, кто-то мечтал отомстить врагу, возлюбленной или начальнику — непогода не охлаждала в просителях ни упорства в достижении цели, ни желания избежать чужих глаз.

    — Ступай за мной, — велела служительница.

    Фабиола с Секстом последовали за ней. В тишине, нарушаемой лишь звуком шагов босоногой жрицы, они прошли мимо череды закрытых дверей — взбудораженная Фабиола попыталась было представить, что происходит в комнатах. Донесшийся из-за очередной двери мужской хор в несколько голосов, произносящих что-то нараспев, никак не успокаивал: слов было не разобрать, зато тягучее пение слишком явно напоминало похоронный плач.

    Жрица наконец остановилась. Вытащив из складок одежды ключ, она отперла ближайшую дверь — та отворилась беззвучно, отчего нервы Фабиолы еще более взвинтились. Просторную комнату без окон, выкрашенную в зловещий темно-красный цвет, освещали, как и коридоре, несколько масляных ламп на стенах, голое пространство разнообразила простая печь на квадратной кирпичной подставке в дальнем конце помещения. Щек Фабиолы, замершей на пороге, коснулся теплый ток воздуха, пахнуло благовониями, взгляду открылось раскаленное жерло с лежащей рядом охапкой дров. По другую сторону от печи стоял небольшой алтарь со статуей Орка.

    — Можешь совершить приношение здесь, — промолвила жрица. — Тебе не помешают.

    Свинцовые таблички, нервно зажатые в руке, уже чуть не начали сворачиваться по краям — и Фабиола попыталась успокоиться: мало ли как посмотрит бог на ее просьбы, если текст будет смят. Все должно идти как положено — от этого зависит ее жизнь.

    Решительно кивнув сама себе, Фабиола переступила порог. Секст вошел следом.

    Жрица затворила дверь и, шагнув к алтарю, склонила голову в молитве; Фабиола, толком не зная, что делать, последовала ее примеру. После прохладного коридора и залитых дождем улиц комната напомнила ей калдарий — самое жаркое помещение в банях. Даже ей, привычной к душным толпам в храме Митры, воздух казался слишком густым и тяжелым от курящихся благовоний, а гудящая печь, совсем не похожая на мелкие жаровни в других храмах, и вовсе напоминала о самом Гадесе. Фабиола с усилием подавила страх — в конце концов, Орк не простой бог: приношения должны полностью сгореть в огне, а для этого печь должна быть мощной.

    С именем Орка на устах девушка подняла глаза к изваянию — и встретила непреклонный взгляд бога. «Могущественный владыка преисподней, услышь меня! — взмолилась она. — Мне вновь угрожает Сцевола, моя жизнь в опасности. Он изверг и убийца, он ни перед чем не остановится, без тебя я с ним не справлюсь. Избавь меня от этого сына блудницы, и я буду пред тобой в вечном долгу. Я воздвигну тебе алтарь и каждый год до конца моих дней буду приносить тебе в жертву козленка». В дополнение к молитве Фабиола выложила перед изваянием стопку серебряных монет — и по удивленному вздоху жрицы поняла, что сумму сочли внушительной.

    Послышался громкий треск, в печи взвилось пламя, хотя ни Секст, ни жрица не двинули и рукой. Фабиола вытянула шею: пламя ревело, словно раздуваемое кузнечными мехами, — она даже огляделась, почти ожидая увидеть демона за работой, однако со всех сторон ее окружали лишь багровые стены, давящие, как своды гробницы. В отверстии печи, словно в прожорливой утробе мифического зверя, мелькнули желто-оранжевые языки пламени, и Фабиолу окончательно объял ужас.

    — Благоприятный миг, — нараспев проговорила жрица. — Время совершить приношение.

    Фабиола, вздрогнув от голоса, порывисто кивнула облаченной в серое служительнице и вновь подумала, что где-то прежде видела это лицо. Впрочем, размышлять было некогда. Подталкиваемая жрицей, Фабиола разомкнула пальцы, открыв ладонь с тремя свинцовыми квадратиками, которые казались спящими и бездеятельными только с виду — как ненависть в сердце Фабиолы.

    — Брось как можно глубже, — велела жрица.

    Подступив к печи, насколько позволял жар, Фабиола размахнулась и закинула пластинки в огонь — пламя слизнуло их в мгновение ока. Девушка вздохнула: дело почти сделано, однако оставшаяся часть заботила ее не меньше — ей совсем не хотелось получить божественную кару как расплату за совершенное. По римской манере ее приношение делалось с особыми оговорками, и сейчас, взвинченная этой мыслью донельзя, она даже не заметила, как мысленная молитва зазвучала вслух.

    — Охрани меня от зла, великий Орк, — шептала девушка, не отводя взгляда от бушующего пламени. — Да не испытают несчастья мои близкие — Ромул, Брут, Секст… Бенигн и Веттий… Доцилоза…

    Жрица за спиной тихо ахнула, и до Фабиолы наконец дошло, что ее просьбы слышит не только бог.

    — Кто это — Доцилоза? — выдохнула внезапно побледневшая жрица.

    — Моя служанка. А что?

    — Не рабыня? — разочарованно переспросила служительница.

    — Бывшая, — в замешательстве кивнула Фабиола, озабоченная тем, чтобы не выдать собственного происхождения. — Шестой год как свободна.

    Лицо служительницы озарилось надеждой.

    — Сколько ей лет?

    — Точно не знаю. Наверное, около сорока.

    Все самообладание жрицы разом схлынуло — перед Фабиолой стояла юная девушка с исстрадавшимся лицом.

    — Кому она принадлежала?

    — Йовине. Владелице Лупанария.

    — Хвала Орку! — ахнула жрица. — Мать жива!

    Настал черед Фабиолы удивляться.

    — Сабина?

    — Ты знаешь мое имя? — настороженно спросила жрица.

    — Доцилоза часто его упоминала, — улыбнулась Фабиола. — С того дня, когда вы расстались, она себе места не находила, искала тебя по всем храмам. Не отчаивалась, надеялась найти.

    По лицу жрицы скользнула слабая улыбка.

    — Где она сейчас?

    — В моем доме. Недалеко отсюда.

    Сабина с облегчением вздохнула, однако тут же обрела прежнюю твердость.

    — Ты ее хозяйка? Почему? Йовина умерла?

    Фабиола едва подавила в себе желание возмутиться допросом — в другое время она никому не спустила бы такой наглости! Однако сейчас не время для бурных сцен, да и судьба Доцилозы ей небезразлична. К тому же Секст и так знает ее прошлое…

    — Йовина жива, хотя лишь богам известно, сколько она протянет. Я тоже принадлежала ей, как и Доцилоза.

    — Вряд ли ты была домашней рабыней, как моя мать, — фыркнула Сабина.

    Ноздри Фабиолы гневно дрогнули. Обычные домашние рабы стоили куда меньше, чем пригожая девственница, потому-то Гемелл и продал ее в публичный дом — и выбора у нее тогда не было.

    — Ты права, — ответила она коротко.

    Сабина презрительно усмехнулась.

    — Будь ты покрасивее, тебя ждала бы такая же судьба, — бросила Фабиола, задетая высокомерием жрицы. — Благодари богов, что ты этого избежала.

    Сабина, готовая было разразиться отповедью, проглотила обиду:

    — Тогда кто тебя купил?

    Фабиола вздохнула поглубже.

    — Мой любовник предпочел выкупить меня на свободу. Я упросила, чтобы он выкупил и ее тоже.

    — С чего бы тебе о ней просить? — Сабина явно чуть смягчилась.

    — Доцилоза — моя близкая подруга. Она наверняка захочет прийти с тобой повидаться. Такое позволено?

    — Посетителей здесь не привечают, однако есть способы обойти запрет, — осторожно заметила Сабина. — Можно встретиться в такой же комнате для приношений. Лучше утром, когда в храме людно, — тогда жрецы не заметят.

    — Хорошо, — коротко кивнула Фабиола, стараясь не выказать неприязни. — Я ей скажу.

    Она повернулась было к выходу, однако Сабина не собиралась ее отпускать.

    — Под таким ливнем в храм идут только с неотложными нуждами, — испытующе заметила она.

    — Мои нужды — моя забота, — отрезала Фабиола. — Тебя они не касаются.

    — Ты забываешься. Я здесь старшая жрица, ранг позволяет мне знать мысли и желания моего бога.

    Разгневанная Фабиола, с усилием сдержавшись, приняла смиренный вид. Высокий ранг в столь юном возрасте — знак того, что Сабина и впрямь обладает немалыми дарованиями. Да и в любом случае злить приближенных Орка не стоит: ведь тогда прошения уж точно не исполнятся.

    — Прости, — сквозь зубы процедила она. — Повод довольно мелкий. Неприятности с деловым конкурентом.

    — Ты по-прежнему работаешь в Лупанарии?

    — Нет, — невольно вырвалось у Фабиолы, и она тут же поморщилась, осознав, как сильна у нее инстинктивная тяга отречься от собственного прошлого. — Да. Я вчера купила его у Йовины.

    — Вот оно что, — прищурилась жрица. — Зачем?

    Фабиолу начала раздражать непонятная настойчивость Сабины. Уверенный натиск жрицы и боязнь грозного бога не оставляли ей возможности для маневра — не выкладывать же всю правду! Впрочем, почему бы не отделаться полуправдой…

    — Мой любовник состоит в армии Цезаря, я больше двух лет сопровождала его в походах. Я устала. Хочу обосноваться в Риме, а управлять Лупанарием — вполне естественное для меня занятие.

    — Разумеется, — высокомерно обронила Сабина.

    Выцарапать бы ей глаза, этой гордячке… Девушки обменялись ледяными взглядами — от Сабины не укрылся гнев Фабиолы, и она явно наслаждалась зрелищем. Если Доцилоза ее не смягчит, жрица так и останется потенциальным врагом…

    — Кто твой любовник?

    — Децим Брут.

    Сабина подняла брови.

    — Один из ближайших сподвижников Цезаря? Должно быть, ты хорошо умеешь… убеждать.

    Фабиола безуспешно попыталась согнать с щек досадливый румянец. Демон побери эту девицу… Откуда в ней столько яда? Уж точно не от Доцилозы!.. Взгляд Фабиолы упал на алтарное изваяние, и она вдруг осознала, где находится. Ужасающий Орк, неизменно внушающий трепет, — далеко не Бахус-жизнелюб и не заботливый Эскулап, и даже имена могущественных Юпитера, Минервы и Юноны не вселяют в людей столько страха: никто из них не властен навечно забирать к себе человеческие души. Каково же здесь было Сабине, когда ее, шестилетнюю, продали в храм? Фабиола только сейчас заметила в ее лице жесткость, на которую раньше не обращала внимания. Может, продажа в публичный дом — не единственный путь в Гадес?..

    — Как скажешь, — пробормотала она, отступая к выходу. Поймав ободряющий взгляд Секста, она с трудом выдавила слабую улыбку. Что ж, по меньшей мере допрос прекратился. Фабиола искренне надеялась, что Орка не разгневала ее пикировка со жрицей, — пожалуй, надо будет попросить Юпитера и Митру, чтобы те умилостивили своего божественного брата.

    Сабина не проронила ни слова. Дойдя до порога, Фабиола обернулась: жрица стояла к ней спиной, преклонив колена перед алтарем — недвусмысленный знак, что разговор окончен. Фабиола пала духом. Не найдя слов для прощания, она просто притворила за собой дверь.

    К выходу из храма она шла почти механически, не глядя по сторонам, погруженная в тяжкие раздумья о том, чем может обернуться недоброжелательность Сабины. И хотя впоследствии Фабиола будет не раз казниться тем, что была в тот миг слишком погружена в себя, все же предотвратить дальнейшее было не в ее власти.

    В бесконечной череде дверей, выходящих в коридор, распахнулась створка. Фабиола, по-прежнему намеренная остаться неузнанной, не повернула головы — и пришла в себя лишь тогда, когда услышала злобное шипение Секста и звук вынимаемого из ножен гладиуса. Что Секст себе позволяет? Обнажить оружие в храме — значит навлечь на себя гнев бога! Любого, даже несравнимо более доброго, чем Орк! Фабиола обернулась было, чтобы выбранить слугу, — и успела увидеть коренастую фигуру, всаживающую меч в бок Сексту.

    Это был Сцевола.


    Глава V
    ВИДЕНИЯ

    Александрия, Египет

    С наслаждением греясь в солнечных лучах, Тарквиний не спеша шел по улице, окаймленной высокими пальмами и узорчатыми фонтанами. Просторная, шагов в тридцать поперек, она втрое превосходила шириной любую римскую дорогу — что впечатляло само по себе, даже если не замечать роскошных зданий, тенистых деревьев и освежающего журчания фонтанных струй. Теперь-то гаруспик наконец поверил в давние толки о великолепии египетской столицы — Канопская дорога, по которой он шел, была здесь не единственной заметной улицей: с нею пересекался такой же пышный главный проспект, и нарядная площадь на их стыке поражала воображение любого, кто попадал в Александрию.

    Из пяти частей города ни одна не уступала другим в величии. На севере высились бесчисленные царские дворцы, ближе к центру располагались рукотворный холм, увенчанный храмом Пана на вершине, и Сема — огражденное мраморными стенами пространство с царскими усыпальницами Птолемеев и гробницей Александра Македонского. В западной части, куда направлялся сейчас Тарквиний, находились главные помещения библиотеки и внушительных размеров гимнасий, где юноши постигали греческую философию и закаляли тело физическими упражнениями — борьбой, бегом и метанием копья. Видавший виды гаруспик, мало чему удивлявшийся в жизни, до сих пор помнил, как застыл с раскрытым ртом при первом взгляде на гигантские портики, каждый не меньше стадия длиной, — и какими жалкими показались ему прочие постройки, кроме разве что знаменитого александрийского маяка на острове Фарос.

    По привычке стараясь избегать чужих взглядов, Тарквиний поглубже надвинул на лицо капюшон: длинные светлые волосы и золотая серьга в ухе неизменно привлекали к нему внимание, особенно теперь, когда давний шрам от ножа Вахрама стал еще более заметным из-за вмятины в левой щеке — следа от пущенного из пращи камня. Впрочем, Тарквиния сейчас мало что волновало: после памятных событий в гавани его душу снедала тоска, изрядно притупившая прочие чувства.

    Когда темные холодные волны сомкнулись в ту ночь над его головой, гаруспик решил, что тут-то и настала смерть, — и вновь ошибся. Правда, временами это уже не радовало. Убив некогда Целия на пороге публичного дома и тем самым отомстив за гибель Олиния, своего наставника, он не усомнился в справедливости кары, — однако та расправа повлекла за собой столько бед, что сейчас Тарквиний не так уж твердо верил в правильность былого выбора. И все же время не повернуть вспять — Ромул, легионер Цезарева войска, уже ушел с римскими легионами дальше, навстречу уготованной богами судьбе, которая, возможно, приведет его обратно в Рим — если гаруспика не обмануло видение.

    Лежа на песчаной отмели, куда вытащили его Ромул с Петронием, он несказанно мучился от стыда: хотелось сгинуть навечно и больше никого не видеть. Из последних сил Тарквиний вскарабкался по каменистому склону наверх, где угодил в мелкую канаву и в бесчувствии провалялся до рассвета, ожидая Харона. Смерть казалась единственной соразмерной карой за признание, сделанное не к месту и не ко времени, — неудивительно, что Ромула обуяла ярость, и вряд ли он когда-либо простит гаруспика. Исполненный боли взгляд Ромула жег и мучил Тарквиния больше, чем рана на разбитом лице, жить не хотелось. Однако смерть не пришла. После многих дней боли, отчаяния и одиночества, когда приходилось пить дождевую воду из луж и питаться моллюсками, он выздоровел — телом. Видимо, боги решили, что он им еще понадобится. Был ли то Тиния, великий этрусский бог, или Митра, не оставлявший гаруспика покровительством со времен Маргианы, — он не знал. И не представлял себе цели, ради которой ему сохранили жизнь, однако предпочитал не сопротивляться могуществу, которое явно превосходило его слабые силы.

    К тому времени, как Тарквиний отважился вернуться в город, бои давно закончились — легионы Цезаря, отплывшие на восток, объединились с союзниками из Пергама и обрушились на египтян. После битвы при Пелусии, где с тысячами воинов погиб юный царь Птолемей, Цезарь вернулся в Александрию триумфатором и возвел на трон Клеопатру. Легионеры, которых египтяне прежде проклинали, теперь расхаживали по улицам с видом героев-победителей — и попадаться им на глаза Тарквинию не хотелось: несмотря на то что в армию его завербовали силой, формально он считался дезертиром. А уж встречи с Ромулом, случись тому оказаться в Александрии, он и вовсе бы не перенес. Идти было некуда, пришлось искать укрытия в некрополе, лежащем к юго-западу от городских стен. Здесь, в садах и рощах, среди бесчисленных гробниц, облюбованных нищими, ворами, прокаженными и бальзамировщиками трупов, он коротал время, найдя приют в обветшалой усыпальнице какого-то купца. Одиночество не тяготило, дни сливались в недели и месяцы. Обитатели некрополя обходили Тарквиния стороной; редкие смельчаки, посмевшие к нему сунуться, тут же получали отпор — несмотря на годы и увечья, мечом и двулезвийной секирой гаруспик орудовал по-прежнему споро.

    Наконец Цезарь отбыл из Александрии, и Тарквиний, выждав неделю, стал каждый день выходить в город. Стыд за то, что он не пытался отыскать Ромула, не исчез, зато теперь в столице гаруспику ничего не угрожало.

    Гадания — привычный способ заглянуть в будущее — ничего не приносили. Городские ветры обыденно веяли с северного берега и с лежащего к югу озера Мареотис, но Тарквинию, опытному знатоку воздушных течений, они приносили только освежающую прохладу. Облака всего лишь давали тень, птичьи стаи радовали глаз разноцветьем, какого не увидишь в Италии, — и не более. Посвятив прорицаниям без малого четверть века, гаруспик уже успел убедиться, что чутье работает не всегда: когда знание нужнее всего, оно не приходит, зато стоит отвлечься — и окружающий мир обрушивает на тебя целые потоки детальнейших сведений. Ничего не дали даже жертвоприношения, на которые Тарквиний, с великим трудом отыскав укромное место, решился дважды. И все же он не утратил веры в свои способности, как тогда, в Маргиане. Он смутно чувствовал, что все должно выясниться иным способом, и этот способ нужно найти.

    К тому времени гаруспик уже знал, где находится библиотека, и просиживал там каждый день. Пламя от береговых построек, горевших в ночь отчаянной битвы римских легионеров с египтянами, уничтожило библиотеку не полностью, хотя благодарить за это приходилось не Цезаря — командующий в бою заботился лишь о том, чтобы посеять панику среди врагов. Библиотека частично уцелела лишь потому, что состояла из нескольких зданий, и после гибели берегового хранилища остался нетронутым целый комплекс просторных помещений недалеко от гимнасия. Там располагалось основное собрание книг, туда и приходил Тарквиний изучать рукописи.

    Библиотека казалась ему воплощением давней мечты, и горе слегка утихало всякий раз, как он переступал порог. Здесь его ждали десятки тысяч папирусных свитков — трактаты о поэзии, истории, философии, медицине, риторике и о любых других областях знания. За две сотни лет в александрийской библиотеке скопилось уникальное, величайшее собрание сведений о мире. И здесь Тарквиний надеялся не только выяснить собственную судьбу, но и раскрыть тайну происхождения своего народа — ведь за десятки лет он так и не сумел дознаться, откуда же появились этруски.

    Здание было не просто библиотекой или хранилищем свитков — оно включало в себя и школу, и святилище, и музей, рядом с ним простирались ухоженные сады, к которым примыкали зверинец и обсерватория. Храм, разумеется, был посвящен музам, и обряды в нем совершал жрец высокого ранга. На протяжении многих поколений в библиотеку приезжали греческие ученые со всего Средиземноморья — вести диспуты с коллегами, преподавать науки ученикам. В Александрии годами жили мудрецы, неизмеримо превосходившие Тарквиния знаниями: Архимед изучал приливы и отливы Нила и изобретал механизм для подъема воды, Эратосфен Киренский, считавший Землю круглой и вычисливший ее окружность и диаметр, по пути от Испании к Индии выступал здесь с лекциями. Кто-то выдвигал гипотезы о влиянии Солнца на планеты и звезды, кто-то изучал человеческую анатомию, внося вклад в развитие медицины.

    Вышагивая по бесчисленным библиотечным коридорам, Тарквиний исполнялся прежде незнакомым чувством — ощущением собственного ничтожества: ведь чтобы прочесть все здесь собранное, не хватит и жизни! Обернутые в кожу или льняную ткань свитки и пергаментные манускрипты, теснящиеся на полках, казались ему дороже всего золота мира.

    Хотя основная часть сведений содержалась в каталогах, все же упоминания об этрусках удалось найти лишь самые скудные. Некоторые фрагменты ветхих папирусов рассказывали о пришельцах из земель, лежащих за Малой Азией, где-то упоминался город Ресен на реке Тигр — и только. Никаких подробностей, способных дополнить рассказы Олиния, Тарквиний так и не отыскал. Зато все больше жалел, что в свое время ничего не пытался разузнать после битвы при Каррах, — впрочем, тогда в Селевкии, где его вместе с остальными пленными держали под замком день и ночь, было не до исторических изысканий. Теперь же мечта вернуться в Парфию преследовала его все навязчивее.

    Может, туда ему и назначен путь? Радость, охватывающая душу при этой мысли, неизменно омрачалась сознанием безвозвратности такого исхода — неужели он больше не увидит Ромула? Правда, ждать его в Александрии — тоже никак не лучший способ приблизить встречу, и потому гаруспик не спешил пускаться в дорогу, пока не добудет собственноручно или не получит свыше хоть какой-то ощутимый знак.

    Уже не первую неделю Тарквиний просиживал в отделе библиотеки, где хранились труды по истории и астрономии, — просиживал по-прежнему безрезультатно. Стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, он не докучал библиотекарям, писцам и переводчикам, терпевшим его довольно неохотно: бегло говорит по-гречески и знает медицину — что ж, прекрасно, но незачем так уж привечать молчаливого, покрытого шрамами чужака, который то бродит по коридорам, то, усевшись в стороне, следит за спорами ученых мужей. К таким здесь не привыкли.

    Один переводчик, впрочем, его не избегал. Крепкий, средних лет грек с явно проступающей лысиной, Аристофан специализировался на астрономии. Как и его собратья по ремеслу, он носил неприметную неотбеленную тунику с короткими рукавами; долгие годы корпения над рукописями ссутулили его спину, с пальцев не сходили чернильные пятна. Работал Аристофан в небольшом дворике — одном из тех, что примыкали к библиотечным коридорам, густо заставленным книжными полками. Каждый день он, присев на подстилку и обложившись свитками и пергаментом, старательно переписывал старинные трактаты на чистые листы папируса. В этой части библиотеки Тарквиний проводил немало времени; настал и неизбежный день, когда гаруспик, в тщетных попытках найти некий текст о Ниневии, обратился к греку за помощью. Пока они искали нужный трактат, сам собой возник разговор о достоинствах папируса в сравнении с телячьей кожей, и, хотя свитка они так и не нашли, интерес к ученым занятиям их сблизил, зародилась дружба. Тарквиний, правда, старался не упоминать ничего о своем прошлом, и Аристофан, тактично ограничившись знанием о том, что его новый друг — этруск, ни о чем больше не спрашивал.

    Очередной день не отличался от прочих — вчерашняя беседа о том, возможно ли точно измерить пути звезд, была продолжена поутру.

    — Говорят, на Родосе есть какой-то ящик, который показывает движение Солнца, Луны и планет по небесному своду, — сообщил переводчик. — Сделан из металла, внутри десятки зубчатых колесиков, и все вращаются в идеальном согласии. Вроде бы даже затмения предсказывает — и солнечное, и лунное. Не очень верится, правда…

    Тарквиний засмеялся. В бытность свою на Родосе он тоже слыхал о таком устройстве.

    — Что смешного? — нахмурился Аристофан.

    — Взгляни на свитки вокруг! Столько знания и мудрости собрано! Отчего ж прибор не изобрести?

    — Да, ты прав, — смущенно улыбнулся Аристофан. — Совсем я засиделся среди книг. Не вижу дальше носа.

    Тарквиний на миг примолк. Как ни разнообразны знания, вычитанные им в библиотеке, книжная мудрость порой казалась ему сухой и почти безжизненной.

    — На Родосе, говоришь? — переспросил он.

    — В тамошней греческой школе, — кивнул Аристофан и мечтательно добавил: — Когда-нибудь наведаюсь!

    Может, и мне туда надо? — пронеслось в голове Тарквиния. Средств, которыми удалось разжиться, на проезд хватит… Внезапно библиотечную тишину нарушил ритмичный звук шагов: где-то рядом маршировал отряд. У главных ворот шаги затихли, и тут же в деревянные створки кто-то заколотил оружием, послышалась команда немедленно отворить.

    Аристофан вздрогнул — даже во время недавней битвы библиотека оставалась островком спокойствия в бушующей Александрии.

    — Зевс громовержец! Что им нужно?

    Тарквиния подбросило на ноги, он тщетно нащупывал на поясе меч. Команду отдали на латыни — не на греческом или египетском. Значит, сюда пожаловали римские легионеры, а это чревато неприятностями. По меньшей мере неуютными вопросами. Воздух вокруг гаруспика дрогнул, суля опасность — то ли Тарквинию, то ли кому другому.

    — Что случилось? — От Аристофана не укрылось его смятение. — Кого-то ищут? Тебя?

    «Успокойся», — приказал себе Тарквиний и постарался вздохнуть поглубже. Из всех римлян, оставшихся в городе, его не знает никто. Или почти никто.

    — Вряд ли, — ответил он, попутно вспоминая, что все выходы, кроме главных ворот, заперты: проверяя на всякий случай пути к отступлению, гаруспик обошел их все. — Просто не люблю римлян.

    Грек бросил на него недоверчивый взгляд. Он знал, что Тарквиний родом из Италии, и по некоторым признакам успел понять, что его друга не обошла военная служба. На глазах писца явно происходило нечто странное. И все же Аристофан, как многие столичные египтяне и греки, не очень-то жаловал римлян — новых хозяев Александрии, высокомерных, грубых, с солдафонскими замашками.

    — Отступи под портик, — тихо посоветовал он. — Солнце яркое: даже если войдут, от тебя разглядят лишь тень. Мало ли здесь ученых корпит над книгами.

    Благодарно кивнув, Тарквиний свернул трактат об Ассирии, который изучал, и отошел под крышу: здесь, разглядывая ряды книг, можно следить за любым входящим. Впрочем, что толку — все равно ведь выходы закрыты… Тарквиний, пытаясь унять тяжело бьющееся сердце, взглянул на лоскут неба над головой: воздух недвижен, облака ничего не говорят… Гаруспик шепотом выругался.

    К его удивлению, вступивший во двор отряд состоял частью из римлян, частью из египтян. Первыми шли два десятка легионеров в сияющих доспехах, за ними столько же воинов из царской стражи — в зеленых туниках, греческих шлемах и бронзовых панцирях. Рассредоточившись по площадке, они встали защитной стеной, с копьями и мечами на изготовку, словно и не заметив Аристофана с его трактатами. Командир свистком дал знак, и во двор вошла величественная молодая женщина, которую сопровождали старшие библиотекари и кучка подобострастных придворных. Пока Тарквиний стоял с раскрытым ртом, Аристофан, сшибая на пол баночки с чернилами, простерся ниц на своей тростниковой подстилке. Предупредить Тарквиния он не успел — да в том и не было нужды.

    Перед ними стояла Клеопатра — сестра погибшего фараона Птолемея, любовница Цезаря и нынешняя правительница Египта. Богиня, почитаемая своим народом. Интересно, что она ищет в библиотеке…

    — На колени! — возгласил кто-то из придворных.

    Тарквиний поспешно встал на колени и, поймав предупреждающий взгляд простертого на полу Аристофана, пал ниц перед правительницей. Даже за эти считаные мгновения он успел заметить ее уверенную манеру держаться, скользнуть глазом по ниспадающим льняным одеждам кремового цвета с серебряной каймой и по заплетенным в косички волосам. Бледный лоб, окаймленный длинными прядями, венчала корона египетских фараонов — массивный, украшенный драгоценными камнями золотой обод с изваянной головой змеи. Шею Клеопатры облегало ожерелье из крупного жемчуга, на пальцах и запястьях играло бликами золото и серебро. Нос с горбинкой и крупный рот искупались роскошной фигурой, полная грудь соблазнительно колыхалась под полупрозрачным одеянием, струящиеся складки которого льнули к животу и бедрам.

    — Можете встать, — провозгласил тот же придворный.

    Тарквиний поднялся, старательно пряча глаза от стоящих рядом солдат: знакомых лиц он не заметил, однако искушать судьбу было незачем — малейшего пустяка хватит, чтобы его пронзили пилумом или связали, как курицу для жаркого, и отправили на пытки.

    Аристофан, простертый в двух шагах от Клеопатры, не осмелился подняться на ноги и остался на коленях.

    — Великая царица, — вымолвил он дрожащим голосом. — Твое присутствие — несказанная честь для нас.

    Клеопатра склонила голову.

    — Мне необходимы сведения, и я должна их получить. Мне известно, что здесь хранятся нужные книги.

    Красивый низкий голос звучал певуче и соблазнительно, однако слова, без сомнения, таили угрозу.

    На лбу Аристофана выступил холодный пот.

    — Каких сведений ищет моя госпожа? — спросил он.

    Клеопатра ответила не сразу, и Тарквиний не упустил случая украдкой метнуть на нее взгляд. При виде ее плоского живота гаруспика словно ударило молнией. Царица ждет ребенка! Он толком не знал, чему больше поразился — самому открытию или тому, что его пророческий дар вернулся так внезапно. Стало быть, Клеопатра собирается родить Цезарю дитя. Гаруспик взглянул еще раз. Сына. У того, кто одержим мыслью сделаться единоличным правителем Рима, будет наследник. И Клеопатра пришла в библиотеку узнать будущее — свое и сына. Тарквиний тут же вспомнил о Ромуле. Не эту ли опасность он чуял?

    Клеопатра не спешила откровенничать.

    — Не так уж много мне нужно, — мягко протянула она. — Всего лишь расположение звезд примерно на год. И перспективы для каждого знака зодиака.

    — Великая царица, — ошеломленно выдохнул Аристофан. — Моих знаний для этого недостаточно.

    Клеопатра улыбнулась.

    — Лишь найди нужные свитки. Толкования дадут мои мудрецы. — Она указала на придворных, стоящих за спиной. У тех разом вытянулись лица.

    Аристофан облегченно сглотнул — так, что услышал даже гаруспик.

    — Конечно, великая госпожа. Соблаговоли последовать за мной. — И грек дрожащей рукой указал на коридор за спиной Тарквиния.

    Тот от неожиданности замер. Теперь главное — оставаться спокойным: любой нечаянный жест или шаг привлечет ненужное внимание.

    — Веди, — приказала Клеопатра Аристофану.

    Египетские стражники, перестроившись в пятерки, обступили царицу с четырех сторон. Вздернув копья, две пятерки двинулись за семенящим впереди Аристофаном, следом шла Клеопатра и потные от волнения мудрецы, позади них вышагивали еще две пятерки египтян. Такой колонной они и ступили в коридор, где застыл как статуя Тарквиний. Обдав его запахом пота и кожаных доспехов, воины прошли мимо, лишь небрежно скользнув по нему взглядом — мало ли тут болтается ученых-оборванцев.

    Тарквиний, хоть и склонивший голову при приближении Клеопатры, старался ничего не пропустить. От царицы исходило ощущение счастья, беременностью она явно гордилась. Еще бы — заполучить самого Юлия Цезаря! Тарквиний не удивлялся: правящая египетская династия, изрядно растерявшая былое могущество, много лет зависела от римского войска. Добившись любви Цезаря, а теперь и зачав от него ребенка, Клеопатра стремилась оставить за собой престол и если учесть, что ее брата-подростка Птолемея убили в недавней войне, а сестру Арсиною держали затворницей, то соперников у нее не было.

    Впрочем, окутывающая ее энергия отзывалась и чем-то еще. Тарквиний, закрыв глаза, попытался проникнуть за завесу — и даже покачнулся от удивления. Клеопатра проведет в Риме несколько лет, но не будет править вместе с Цезарем. Их сын умрет ребенком… погибнет… будет убит по приказу худощавого молодого аристократа, незнакомого Тарквинию. Почему? Гаруспик четко видел, что аристократ любит Цезаря — и все же велит умертвить его сына. Значит, Ромула он тоже любить не будет. Вся история вертится вокруг Рима, пронеслось в голове Тарквиния. Может, вернуться?

    — Ты! — окликнул его кто-то из легионеров. Смуглый ветеран с густой щетиной на подбородке оглядывал его потрепанную одежду. — Что ты тут делаешь?

    Гаруспик запоздало осознал, что в задумчивости бормотал вслух.

    — Изучаю древнюю ассирийскую цивилизацию, господин, — подобострастно ответил он, предъявляя в доказательство свиток.

    Легионер сощурил глаза.

    Сердце Тарквиния замерло — углубившись в мысли о Ромуле, он растерялся при властном окрике и вместо греческого языка ответил на латыни. Преступлением это не считалось, но для библиотечного ученого-грека (а библиотеку посещали почти одни греки) слышать такое было непривычным. Легионер это тоже знал.

    — Ты италиец? — требовательно спросил он, шагнув вперед и опустив пилум так, что пирамидальный наконечник теперь смотрел прямо в грудь Тарквиния. — Отвечай!

    Гаруспик не собирался объяснять, кто он такой и почему не в армии.

    — Я из Греции, — солгал он. — Жил несколько лет в Италии, учительствовал. Латинский язык мне как родной.

    — Учитель, говоришь? — хитро прищурился легионер и ткнул кончиком пилума в левую щеку Тарквиния — вдавленную, покрытую шрамами. — А раны откуда?

    — На город, где я жил, напали киликийские пираты, — лихорадочно соображая, на ходу начал сочинять гаруспик. — Меня избили и продали рабом на Родос. Потом я сбежал и добрался до Александрии. Переписываю здесь книги, зарабатываю на жизнь.

    Ветеран припомнил рассказы отца: пока Помпей двадцать лет назад не разбил киликийцев, их кровожадные орды были проклятием для всего Средиземноморья — однажды они даже осадили римский порт Остию и перекрыли доставку зерна в столицу. Этот жалкий оборванец был тогда молод, вполне мог попасть в переплет.

    По коридору разнесся голос Клеопатры — судя по всему, Аристофану удалось найти нужные ей тексты. Легионер отвернулся, и Тарквиний облегченно вздохнул.

    Царица, окруженная стражей, появилась в коридоре, щеки ее пылали от волнения. За нею спешил Аристофан, по горло нагруженный пыльными свитками, позади тянулись ученые мужи с испуганными лицами: теперь, когда свитки нашлись, царица будет добиваться от мудрецов истины.

    Аристофан светился торжеством. При виде Тарквиния его лицо еще больше просияло.

    — Этруск, дружище! Угадай, что я отыскал! — крикнул он на латыни. — Тот текст из Ниневии, что ты отчаялся найти!

    Тарквиний медленно скосил взгляд на смуглого легионера — слов библиотекаря тот явно не пропустил.

    — Этруск? — рявкнул он, подскакивая к гаруспику. — Лжец и дрянь! Может, ты еще шпионишь на республиканцев?

    Аристофан осознал содеянное слишком поздно. Удивленно раскрыв рот, он глядел вслед Тарквинию, который уже бросил свиток и теперь несся к выходу.

    — Шпион! — заорал легионер. — Шпион!

    Тарквиний бежал так, будто за ним гнался Цербер и все демоны Гадеса, однако легионеры, хоть и отягощенные доспехами, были моложе и проворнее. Пока что они оставались позади, но надежда добраться до выхода, а уж тем более выскочить на улицу таяла на глазах. Несясь через парк, где на него изумленно оборачивались рабы-садовники, гаруспик проклинал собственную рассеянность, из-за которой заговорил на латыни. Его захлестывал ужас. Если догонят — попытка выдать себя за писца не выдержит простейшей проверки, его неминуемо примут за шпиона.

    Правду рассказывать бесполезно — никто не поверит, слишком уж она фантастична. К тому же никто не должен знать о его даре прорицания. Значит, исход один — смерть под пытками. Гаруспик горько усмехнулся: неужели возвращение дара было жестокой шуткой богов? Знаком, что для Ромула все кончено и помочь ему нельзя?

    Тут Тарквиний заметил в стене, всего в полусотне шагов, открытую дверь, рядом с которой стоял перепуганный писец и отчаянно махал ему рукой. Если нырнуть в проход и успеть захлопнуть дверь — легионеры могут и не догадаться, куда он скрылся.

    Тарквиний изо всех сил припустил к выходу.


    Глава VI
    «VENI, VIDI, VICI»

    Понт, север Малой Азии

    Простой легионер не имеет права отдавать команды. Однако Ромул знал, что не выкрикнуть приказ — значит погибнуть самому и погубить товарищей: навстречу, грозя разнести их часть строя, неслась тройка колесниц. Откинув голову, он взревел:

    — Целься! Залп!

    Ближайшие легионеры не замедлили подчиниться: бездействовать перед лицом смерти никому не хотелось. Опершись на скутумы, они метнули копья — десятки крепких пилумов разом полетели во врага. На таком расстоянии легионеры били без промаха: зазубренные железные наконечники пронзали упряжь, впивались в конские шеи и спины, двоих возниц сбросило на землю. Лошади, обезумев от боли, неслись теперь сами по себе — по-прежнему не сворачивая. Один из возничих, державшийся чуть позади двух других колесниц, остался жив и теперь с оглушительным воплем гнал коней вперед.

    Две передние колесницы врезались в плотный строй римлян — Ромул с ужасом смотрел, как раненые животные ударили грудью в стену щитов, по-прежнему волоча за собой колесницы с бешено вращающимися серпами. Кого-то из легионеров отшвырнуло в гущу строя, других бросило под тяжелые копыта, но еще горшая участь ждала стоявших сбоку — на их долю пришлись прикрепленные к колесам серпы. Над отрядом разнесся вопль ужаса, клинки впились в тела, хлынула кровь.

    Ромул с усилием заставил себя обернуться к последней колеснице. Боевые кони, натренированные топтать людей, ворвутся в строй за два-три человека от них с Петронием. Пальцы Ромула стиснули древко второго пилума так, что побелели костяшки пальцев. Пилум бесполезен. Серпы по эту сторону колесницы ударят в Петрония — и в него самого.

    Среди легионеров поднялись вопли, кто-то, толком не прицелившись, метнул дротики, которые пролетели поверх несущейся на строй колесницы. Ромул чуть было не поддался панике, к горлу подкатил ком, тело словно окаменело. Вот как, оказывается, выглядит смерть…

    — Ложись! — взревел Петроний. — Быстро! Ромул повиновался — думать о задней шеренге было некогда. Выставив скутум вперед, он растянулся на камнях рядом с Петронием, кое-кто последовал их примеру, остальные в панике бросились бежать — слишком поздно. Ромул сжался, в лицо вонзился край нащечника, и боль помогла сосредоточиться. Митра! — отчаянно взмолился он. Не дай мне такой гибели, не дай колеснице рассечь меня серпами!..

    В ухо, прижатое к камням, несся грозный гул от бьющих в землю копыт, сверху свистел вспарываемый лезвиями воздух — над Ромулом мелькнула одна пара серпов, за ней вторая. В задних рядах, принявших на себя удар колесницы, раздались вопли. Лежащий рядом Петроний не шевельнулся, и у Ромула вдруг пересохло во рту — неужели погиб? Спас ему жизнь, как некогда Бренн, взамен отдав свою?.. Оглянувшись вслед промчавшейся колеснице, Ромул пошевелил пальцами: руки и ноги целы — слава богам! Однако радость тут же затмилась виной из-за гибели Петрония.

    Кто-то с размаху хлопнул его по плечу.

    — Считай, что не зря спас мне шкуру в Александрии! Теперь квиты! — Конский гребень на шлеме Петрония срезало вчистую, зато под шлемом сияла ухмылкой физиономия без малейшей царапины.

    Ромул взвыл от восторга.

    — А я-то думал, тебя убило!

    — Фортуна — шлюха еще та, — расхохотался Петроний. — Да нынче, видно, ко мне благоволит!

    Оба поглядели назад, где колесница, затормозив от столкновения с широким римским строем, наконец остановилась, и легионеры яростно набросились на нее, как изголодавшиеся волки, — убивать коней и возницу. Клинки тут и там вонзались в конские тела и упряжь; возничий, вместо того чтобы сдаться на милость римлян, в приступе храбрости схватился за меч, но даже не успел вынуть его из ножен — полдесятка гладиусов разом вонзились ему в руки и горло. Тело завалилось на бок, однако этого было мало: кто-то из солдат, насмерть перепуганный колесничными серпами, взмахнул мечом и отсек врагу голову — с лица врага даже не успело сойти изумление. Кровь хлынула легионеру на ноги; наклонившись, он сбил с возницы шлем и поднял над собой кровавый трофей. Легион разразился диким, первобытным воплем ярости.

    Несмотря на многочисленные потери, римский строй умудрился выстоять. Правда, в шеренгах тут и там зияли бреши — линия щитов была нарушена, а ведь бой едва начался. В первые ряды тут же выдвинулись задние легионеры, занимая место павших, однако радость от удачного отпора длилась недолго: вновь послышался топот копыт — атака продолжалась. В строю послышались проклятия.

    Сквозь задние шеренги, развернутые в противоположную сторону, Ромул разглядел понтийскую конницу, которая обошла Двадцать восьмой с флангов и теперь готовилась обрушиться на незащищенный тыл. Выстоять против конницы — дело для пехоты почти невозможное. В битве при Фарсале это удалось: по приказу опытных командиров легионеры целили пилумами противнику в лицо, чем и обратили врага в паническое бегство. Забытый легион тоже когда-то остановил конную атаку специально откованными длинными копьями, от которых лошади шарахались, отказываясь идти вперед. Однако сейчас прежних оптионов в строю не было — и солдаты, вооруженные лишь дротиками, понимали, что после единственного залпа их просто втопчут в землю. В задних рядах нарастал панический ропот.

    Смерть, впрочем, грозила не только арьергарду — за колесницами, как успел увидеть Ромул, идет пехота. Уцелевшие центурионы тоже об этом помнили.

    — Кругом! Перестроить ряды! — крикнул ближайший. — Шевелитесь, придурки!

    Ромул повернулся. И тут же об этом пожалел.

    Размахивая мечами и копьями, пельтасты и туреофоры стремительно приближались, выкрикивая боевой клич. Римские ряды, по-прежнему толком не выстроенные, местами дрогнули — слишком многим была памятна александрийская атака, когда на римлян шли яростные соплеменники нынешнего врага. Зажатый между неистовыми пехотинцами и наступающей с тыла конницей, легион уже ни на что не надеялся.

    Ромул чувствовал себя куском железа на наковальне: один удар занесенного молота — и его разобьет в осколки. Он в отчаянии поднял глаза к безоблачному небу, однако, как обычно, ничего не увидел: с тех пор как в Маргиане ему предстало грозное видение Рима, он почти не пытался заглянуть в будущее, а в тех редких случаях, когда все же вспоминал о полученных от Тарквиния навыках, боги, словно в насмешку, не давали ни единого знака. Впрочем, сейчас и без гаданий было ясно, что смерти не избежать.

    Центурионы, даже если и разделяли его мнение, паниковать не спешили: на них, ветеранах многочисленных кампаний, и держалась дисциплина легиона в опасные минуты. Выстроив легионеров, они закрыли бреши, оставленные колесницами, — и Ромул, поняв замысел командиров, с облегчение выругался вслух. Центурионы лучше всех понимали, что единственное оставшееся преимущество Двадцать восьмого — его позиция. Вражеские солдаты будут бежать в гору, и их атака будет медленнее, чем натиск колесниц.

    Ромул, к которому вернулась решимость, взглянул на Петрония.

    — Так-то, парень! — рявкнул в ответ ветеран, хлопнув Ромула по плечу. — Держать строй! Погибнуть — так с товарищами, чего еще желать?

    Легионеры, слышавшие слова Петрония, горячо закивали.

    От их поддержки на глаза Ромула навернулись слезы гордости. Никто из солдат не знал о его рабском прошлом — в нем видели лишь смелого бойца и близкого товарища. Презрение, с которым легионеры относились к ним с Бренном в Маргиане, оставило в сердце ощутимую рану, и теперь, на понтийском голом холме, под палящим солнцем, поддержка солдат утешила его, как целительный бальзам. Ромул решительно вздернул подбородок. Уж если его постигнет смерть — то по крайней мере рядом с теми, кто считает его равным.

    — Нас ждет Элизий! — крикнул Петроний, вздымая пилум. — Умрем за Цезаря!

    Легион разразился дерзким громким кличем, имя Цезаря повторялось в рядах как заклинание; линия щитов, прежде неуверенно изогнутая перед грозным врагом, заметно выровнялась. Клич разнесся и по задним шеренгам, куда вот-вот готова была обрушиться понтийская конница.

    Ромул был потрясен. С тех пор как его завербовали в Двадцать восьмой, он все силился понять, откуда бралась неколебимая вера солдат в своего главнокомандующего. Он знал, что Цезарю такая репутация далась потом и кровью — говорили, что он лично водил войска в бой, делил с солдатами тяготы походов и щедро награждал за верность, однако Ромул этого никогда не видел. Ночная битва в Александрии оказалась беспорядочной бойней, последовавшая за ней победа над армией Птолемея далась почти без труда — полководческих талантов Цезаря, о которых только и говорили вокруг, Ромул оценить не мог. Но ведь в Цезаревом войске ему теперь служить шесть лет, а то и больше — и при этом не доверять своему командиру?.. И сейчас, стоя на холме перед лицом врага, Ромул видел безграничную веру легионеров в Цезаря — незыблемую, несмотря на смертельную угрозу, — и сердце его преисполнялось той же убежденностью.

    Размышлять, впрочем, было некогда: пельтасты и туреофоры подступали все ближе. Многообразие народов в Фарнаковом войске неприятно поражало: солдаты Дейотара, сражающиеся за римлян, одеждой и вооружением походили на легионеров, бегущие же по склону понтийские наемники разительно отличались один от другого — привлеченные в войско щедрым жалованьем и жаждой добычи, они стекались в Понт со всех окрестных краев. Среди них встречались фракийские пельтасты — Ромул видел таких в Александрии: без доспехов, вооруженные лишь ромфайей и овальным щитом с продольным ребром. У других были дротики и кривые ножи, кое-кто нес изогнутый полумесяцем щит, сплетенный из ивового прута и обтянутый бараньей кожей, кого-то защищал толстый холщовый панцирь. У тех, что побогаче, поблескивали на солнце полированные бронзовые щиты.

    Часть пехоты составляли туреофоры из Малой Азии и западных земель — помимо обтянутых кожей щитов, овальных или прямоугольных, у них в руках виднелись мечи и дротики, у некоторых длинные копья, а голову защищал македонский шлем с гребнем, широкими нащечниками и закругленным козырьком. Облаченные в подпоясанные туники, туреофоры в основном обходились без защитных доспехов, подобно пельтастам, зато туники поражали разнообразием цвета: кроме красно-коричневых, как у легионеров, встречались белые, синие и охряные.

    Левый фланг состоял из тысяч каппадокийцев в островерхих колпаках и в туниках поверх штанов — яростные бородатые дикари несли в руках восьмиугольные щиты, дротики, копья и длинные мечи, похожие на меч Бренна.

    Ни один из здешних отрядов, взятый отдельно, не выстоял бы против легиона, однако одолеть целиком армию Фарнака — непростая задача даже для всего римского войска. А если Двадцать восьмой ляжет под стенами лагеря — то как Цезарь собирается победить?

    Петроний, к удивлению Ромула, вдруг рассмеялся.

    — Зато у нас целых два преимущества!

    — Враг лезет в гору и выбивается из сил, а мы стоим и спокойно ждем? — догадался Ромул.

    — И пилумы сверху вниз бросать удобнее.

    Вражеские командиры тоже об этом знали. И хотя на Двадцать восьмой они спешили напасть прежде, чем подтянутся остальные легионы, они предпочли не гнать усталых солдат на отдохнувших римлян: понтийское войско замерло посреди подъема, на изрядном расстоянии от римского лагеря — так, чтобы не долетали пилумы. Легионерам оставалось лишь бормотать молитвы и стараться не замечать шума за спиной: там их соратники отбивали атаку понтийской конницы. Командиры из тех, что понаходчивее, велели целить дротиками во всадников, как при Фарсале, но проку было не много: враг уже пробивал бреши в рядах римлян, угрожая нарушить строй. Если коннице удастся разметать Двадцать восьмой на мелкие отряды, подумал Ромул, долго ждать смерти не придется.

    От напряженного ожидания чуть не разъедало внутренности, однако времени на раздумья, к счастью, не оставалось: пельтасты и туреофоры уже шли дальше и, несмотря на крутой подъем, не сбавляли темпа. Два десятка ударов сердца — и враги кинулись на легион, как свора псов, однако на сей раз вместо плотной стены легионерских щитов их встречала кипучая людская масса, вопящая и размахивающая оружием. Нетерпеливые каппадокийцы, обогнавшие остальную понтийскую армию, уже подступили ближе, прочие вот-вот готовились обрушиться на римлян по всему фронту. Самые безрассудные на бегу даже метнули копья, которые пролетели от силы шагов пятнадцать и даже не вонзились в склон, а скользнули наконечником по твердому грунту и шлепнулись наземь, так никого и не задев. Остальные понтийцы, явно следуя приказу, берегли силы для прямой стычки.

    Зато не медлили центурионы. Пилумы, брошенные с крутого холма, покроют большее расстояние — и командиры спешили дать залп прежде, чем понтийская пехота подойдет вплотную.

    — Готовь дротики! — разнеслась команда, когда враг подошел на полсотни шагов. — Целься дальше!

    Зажмурив левый глаз, Ромул выхватил взглядом рвущегося вперед бородатого пельтаста с белым овальным щитом и гигантской ромфайей под стать крепкому владельцу. При воспоминании об александрийской битве Ромул поежился, представив раны от такого меча. Крепче сжав пилум, он, как и остальные, отвел назад правую руку.

    — Бросай! — разом взревели центурионы.

    Дротики полетели вперед смертоносной лавиной, на миг затмив небесную синеву. Понтийцы, впрочем, не смотрели вверх — намеренные во что бы то ни стало добраться до легионеров, они пустились вверх по склону бегом.

    Ромул не сводил глаз с выбранного им пельтаста — промахнулся или нет? Через миг наемник рухнул с торчащим из груди пилумом, и Ромул издал победный клич: даже здесь, где за копьями не уследишь, он все же чувствовал, что не промахнулся. Враги тесным косяком, как рыбы на мелководье, бежали вперед, не поднимая щитов, — и каждый дротик попадал в цель, неся смерть или увечье. Впрочем, в таком многочисленном войске сотня-другая убитых мало что значила: даже после второго залпа пилумов вражеский строй почти не поредел, и Ромула вдруг захлестнули неверие и страх. Легионерам оставалось надеяться только на гладиусы. И на прославленное римское мужество.

    По-прежнему держа щит перед собой, он ударил по нему мечом — раз, другой. Петроний, ухмыльнувшись, последовал его примеру, и вот уже весь отряд колотил мечами в щиты — все быстрее и быстрее, словно подгоняя грохотом понтийское войско.

    — Скорей, ублюдки! — завопил Ромул — ему не терпелось врезаться в гущу битвы.

    Все центурионы, не занятые налетом понтийской конницы, держались сейчас впереди. В двадцати шагах от Ромула с Петронием стоял аквилифер с древком, на котором красовался серебряный орел — главное достояние легиона и его символ, источник мужества и гордости для солдат. Аквилифер, держащий древко обеими руками, неспособен себя защитить, и легионерам по обе стороны от него обычно приходится несладко, однако должность считается почетной, и солдаты готовы сражаться за орла любой ценой: потерять его в бою — великий позор для легиона. Судя по тому, что легат поставил орла в первые ряды, битва предстоит отчаянная. И пусть Ромул вступил в Двадцать восьмой не по своей воле — он тоже будет драться за орла до последнего вздоха.

    — Сомкнуть ряды! — послышалась команда. — Передняя шеренга, сдвинуть щиты! Остальные — щиты вверх!

    Едва не задевая друг друга плечами, легионеры привычно перестроились: порядок был многократно отработан и в упражнениях, и в бою. С металлическим звоном ударились друг в друга щиты, превращаясь в плотную стену, закрывающую каждого с макушки почти до щиколоток, так что из-за скутумов торчали лишь острые клинки мечей. Солдат в задних шеренгах защищал второй ряд щитов, поднятый над нижним.

    Понтийские пехотинцы, которые тем временем приблизились на расстояние копейного броска, беспорядочно метнули дротики — воздух дрогнул от знакомого свистящего звука, и в следующий миг наконечники уже застучали по щитам в напрасной попытке их пробить. Никого не ранило, зато скутумы теперь щетинились застрявшими в них копьями — кое-кто из солдат тщетно пытался выдернуть древки, однако было поздно. Два войска наконец столкнулись.

    Весь мир сузился для Ромула до нескольких фигур: дальше Петрония и ближайших легионеров ничего не существовало. Жилистый седой пельтаст лет сорока, с ромфайей и зазубренным клинком, налетел прямо на Ромула — мускулы на смуглых руках и ногах вздымались как канаты. Оскалившись, ветеран нацелил на Ромула овальный щит, стараясь сбить противника с ног. Уперев левую ногу в скутум, юноша легко выдержал удар — и еще успел презрительно усмехнуться: пельтаст вдвое легче, куда ему…

    Однако тот знал, что делает.

    Пока они, сцепившись, толкали друг друга щитами, пельтаст перекинул ромфайю поверх скутума, зацепил бронзовый шлем Ромула и легко рассек его надвое, ударив в макушку с такой силой, что у юноши перед глазами поплыли круги. Его зашатало, ноги подкосились. Злобно рыча, наемник налег на рукоять ромфайи, пытаясь отцепить ее от шлема, — к счастью, меч подался не сразу, и Ромул, в полуобмороке от боли, успел сообразить, что нельзя терять время: следующим ударом пельтаст вышибет из него мозги. Юноша инстинктивно упал на колени, утягивая ромфайю вниз, на свою сторону щита, чтобы выбить ее из руки противника. Тот прошипел ругательство — и Ромул понял, что уловка сработала.

    Кроме того, теперь через просвет между двумя скутумами он мог дотянуться до незащищенных ног пельтаста — и, выбросив вперед гладиус, всадил его в сухожилие под левым коленом врага. Наемник, завопив, тут же выпустил меч, успевший отцепиться от шлема Ромула, и неловко рухнул на бок, отчаянно сжимая в руках щит. Вытащив кинжал, он нацелился было всадить его в правую руку юноши, однако тот успел уйти из-под удара. Голова кружилась, кровь стекала по лбу и заливала глаза, Ромул почти ничего не видел.

    Скорченный на земле пельтаст снова взмахнул кинжалом, однако не дотянулся — клинок лишь бесцельно мелькнул в воздухе. Медлить было нельзя: через миг следующий понтиец займет место выбывшего. Вдохнув поглубже, Ромул поднялся на ноги, по-прежнему держа в руках меч и скутум, и пельтаст последним отчаянным движением попытался вонзить кинжал ему в голень.

    Ромул, собравшись с силами, двинул по простертой руке тяжелой, подбитой гвоздями сандалией — прижатая к каменному выступу рука хрустнула, наемник с воплем выронил щит и кинжал, и Ромул, шагнув вперед, что было мочи всадил гладиус в горло врага. Вопль тут же стих, тело забилось в предсмертных судорогах, на скутум хлынула кровь.

    Юноше хватило сил сразу же взглянуть вокруг. Он знал, что если и останется в живых — то лишь по чистому везению и прихоти богов: против умелого бойца ему, после такого удара в голову, уж точно не выстоять. К счастью, следующий пельтаст, перепрыгнув через труп, ринулся вперед так рьяно, что споткнулся и рухнул прямо к ногам Ромула — тому оставалось лишь всадить ему меч со спины в правый бок, между нижними ребрами. «Смертельный удар, — когда-то сказал ему Бренн. — Убивает вмиг. Даже если просто ранишь — враг не выживет, с рассеченной-то печенью. Крови потеряет столько, что смерти не заждется». Ромулу раньше не случалось опробовать прием на практике, и он вновь мысленно поблагодарил гиганта галла, научившего его боевой премудрости. Советы Бренна, не раз спасавшие Ромула в первые месяцы гладиаторских поединков, приносили бесценную пользу и сейчас.

    — Шевелись, парень. — Голос Петрония дошел до него как сквозь туман. — Замечтаешься — прибьют.

    — Что? — Ромул оглянулся.

    Заметив рассеченный шлем и залитое кровью лицо юноши, Петроний побледнел.

    — Сильно ранен?

    — Не знаю, — выдавил из себя Ромул. — Башка трещит.

    Петроний взглянул вокруг: с их участка враг слегка отхлынул и понтийцы с римлянами спешили вздохнуть свободно, прежде чем вновь ринуться в бой. Миг был самый подходящий, словно посланный богами.

    — Быстро, — скомандовал Петроний. — Надо снять шлем. Все равно развалился.

    Пока он, отстегнув ремень под Ромуловым подбородком, убирал побитые куски шлема и ощупывал рану, Ромул, стиснув зубы, старался не взвыть от боли.

    — Ничего страшного, кожу посекло, — объявил наконец Петроний, разматывая пропотевший лоскут со своего запястья. Дважды туго обвив им голову Ромула, он закрепил концы. — Продержишься. А потом покажем лекарю.

    Утирая кровь, заливающую глаза, Ромул рассмеялся: перед лицом пельтастов и туреофоров, ринувшихся в атаку, мысль о каком-то будущем лечении казалась нелепее некуда. Врагов тут десять на одного, а то и больше, еще и конница с тыла — копыта грохочут совсем рядом, чуть ли не за спиной. На правом фланге упорно крушат легионеров каппадокийцы, строй там долго не выдержит. Исход битвы явно близок.

    Петроний, оценив мрачный юмор товарища, расплылся в ухмылке.

    — Да уж, обложили нас.

    — Точно. Впрочем, гляди, — указал куда-то Ромул.

    До Петрония не сразу дошло, но тут же, вглядевшись пристальнее, он разразился торжествующим кличем:

    — Орел! Орел с нами!

    Солдаты, готовые с радостью уцепиться хоть за кроху надежды, обернулись: справа, совсем близко, вновь взметнулось кверху накренившееся было древко с орлом, символом Двадцать восьмого легиона. Солдат, перехвативший его у смертельно раненного аквилифера, теперь криками ободрял товарищей, призывая не сдаваться. Понтийцы накатывали волна за волной, соперничая друг с другом в попытке захватить римского орла, однако никто не преуспел: ближайшие легионеры стояли насмерть, орудуя мечами как одержимые, чтобы не подпустить врага, — правая рука у каждого была в крови уже по локоть.

    — Не сдаваться! — присоединился к кличу Ромул.

    — Иначе Марс не простит! — поддакнул низкорослый легионер с чудовищной раной в правой руке. — Вход в Элизиум надо еще заслужить!

    — Верно! — рявкнул Петроний. — Кем нас сочтут соратники, которые уже там? Слабаками, которые сдались врагу раньше, чем сгинул орел?

    Ромул следил глазами за солнечными бликами, игравшими на распростертых крыльях орла и на зажатой в когтях золотой молнии, и не мог отделаться от воспоминаний о Бренне, погибшем на берегу Гидаспа. Ромулу с Тарквинием уже случилось раз бежать с поля битвы прежде, чем орел достанется врагу, и повторять тот опыт не хотелось. Ни за что.

    — В атаку! — взревел Ромул, не обращая внимания на пульсирующую боль, словно от острых игл, пронзающих череп. — Рим и победа!

    Вскинув щит, он устремился навстречу врагу.

    — Roma Victrix! Рим и победа! — завопил Петроний, бросаясь за ним.

    Ближайшие солдаты, подстегнутые их словами, устремились следом.

    Горстка сумасшедших римлян, пускающихся на чистое самоубийство, понтийцев не впечатлила: жаждущие битвы не меньше легионеров, они лишь ускорили бег, хрипло выкрикивая боевой клич.

    Ромул, которому туман застилал глаза, никого толком не различал, кроме единственного гиганта пельтаста, на бронзовом щите которого красовалась физиономия демона — косоглазый и ухмыляющийся, тот словно подзывал к себе, обещая скорый путь в Элизиум. Одолеть громадного пельтаста Ромул и не надеялся. «Ну и ладно, — пронеслась дерзкая мысль. — Зато перед Бренном будет не стыдно: погибну в бою, из последних сил защищая орла».

    Десять шагов до смерти.

    Пять.

    Пельтаст-великан нетерпеливо взмахнул ромфайей…

    И Ромул услышал звук, желаннее которого не мог и вообразить, — букцины пропели знакомый каждому легионеру сигнал к атаке, повторив его вновь и вновь.

    Цезарь здесь!

    При звуках сигнала вражеское войско замерло, пытаясь предугадать, куда же римляне направят свежие силы. Гигант напротив Ромула, глянув в сторону правого римского фланга, едва не смятого грозной атакой каппадокийцев, вдруг удивленно раскрыл рот — и Ромул, осторожно отведя от него глаза, с изумлением увидел во главе армии Шестой легион, уже вливающийся в поредевшее правое крыло. Потрепанный годами галльской войны и недавней египетской кампанией, легион едва насчитывал девятьсот бойцов — однако те неслись на понтийскую пехоту так, будто их девять тысяч.

    Лишь потому, что верили в Цезаря.

    Ромул вновь преисполнился решимости и окинул пельтаста оценивающим взглядом: выстоять против здоровяка раза в полтора тяжелее тебя самого, да еще когда ты без шлема и ранен — дело непростое, надо бы найти слабину… Однако противник казался неуязвимым, и Ромула захлестнула горечь: даже атака целой армии его не спасет, смерть неминуема…

    К его изумлению, мимо его уха вдруг просвистел камень размером с кулак и ударил пельтаста прямо между глаз — череп раскололся, и пельтаста отбросило назад, как тряпичную куклу, мозг серыми ошметками брызнул в застывших от ужаса соседей. Камень ударил так внезапно, что у них не оставалось сомнений: их собрат неведомым образом погиб от руки Ромула.

    И тут камни посыпались градом. Пока Двадцать восьмой бился за свою жизнь, из лагеря выкатили баллисты, и Цезарь, несмотря на риск задеть своих же легионеров, приказал целить по самым плотным, передним рядам врага. Опасное решение окупилось с лихвой — залп из двух дюжин катапульт, стрелявших меньше чем с двухсот шагов, теперь сеял гибель в понтийском войске: камни убивали и калечили, некоторые удачно пущенные отскакивали рикошетом еще и в соседних воинов, успевая поразить не одного. Над оцепеневшей понтийской армией понеслись смятенные вопли.

    Ромул, уже готовый к неминуемой смерти, теперь едва верил своему счастью; от спасительного появления Цезаря схлынули все страхи. Перепрыгнув через тело убитого пельтаста, он ударил умбоном щита в лицо какому-то крючконосому понтийцу, послышался громкий хруст, и противник с жутким воем осел на землю. Пнув его для надежности сандалией, Ромул обернулся к следующему.

    Петроний, орудуя мечом слева от него, успел прикончить одного понтийца и теперь бился со вторым, справа высокий светлоглазый легионер с мрачной решимостью добивал шатающегося туреофора.

    Подхлестываемый жаждой боя, Ромул влетел в гущу растерявшихся врагов. Через миг баллисты разразились вторым залпом, на этот раз нацеленным в середину понтийской армии, воинов которой, бессильных против римского подкрепления и сыплющейся с небес смерти, уже охватила паника кое-кто поглядывал через плечо в поисках пути к отступлению.

    Пельтасты и туреофоры напротив Ромула, еще миг назад готовые растерзать Двадцать восьмой в клочья, тоже изрядно притихли — римлянам оставалось лишь не упустить случая.

    — Вперед! — крикнул Ромул. — Не дать им сбежать!

    Заслышав его клич, ближайшие легионеры удвоили усилия. Сзади, невидимая их глазам, понтийская конница пустилась в бегство, чтобы не попасть в тиски между римскими когортами, и освободившиеся центурионы, повернув строй кругом, уже вели легион вниз, в самую гущу сражения.

    Вплотную за ними двигались еще три легиона под командованием самого Цезаря.

    Понтийское войско при виде такого зрелища застыло на месте — и римляне, успевшие набрать разгон на крутом спуске, с налета врезались во вражеский строй как живой таран, сбивая воинов с ног. Яростный натиск Шестого легиона смел даже каппадокийцев, которые еще миг назад готовились праздновать победу.

    Хваленая храбрость понтийского войска таяла на глазах, бойцов охватывал ужас.

    Почуяв смену настроя, Ромул с восторгом понял, что поражение оборачивается победой прямо на глазах. От ликования забыв про боль, он не отводил взгляда от пельтастов и туреофоров, которые успели развернуться и теперь удирали без оглядки, побросав оружие и щиты, отпихивая друг друга локтями и в страхе мечтая лишь об одном — уйти от неминуемой расплаты. Мечи Цезаревых легионеров милосердия не сулили.

    Преследовать врагов вниз по склону холма было проще простого. Когда многотысячная толпа солдат спасается бегством, никто не остановится драться в одиночку — желание выжить будет гнать их дальше, на деле оборачиваясь гибелью. Убивать их не труднее, чем сшибать спелые лимоны с дерева. Римские легионеры, выучке которых позавидовало бы любое войско, не давали врагам уйти и уничтожали их сотнями — понтийцы валились кто с раной в незащищенной спине, кто с перерезанной коленной жилой. Раненых добивали гладиусом идущие следом. Впрочем, помогала не только римская выучка: на крутом склоне, споткнувшись о пучок травы или отстегнувшийся ремень сандалии, понтийцы падали и уже не поднимались — их затаптывали бегущие сзади пельтасты и туреофоры. Паника, заставляющая забыть обо всем, гнала армию Фарнака только вперед.

    Резня продолжалась и у подножия. Ромул в ужасе смотрел, как десятки понтийцев падают в воду под натиском своих же товарищей, рвущихся через реку на другой берег. Легионеры, стоя по бедро в воде, топили барахтающиеся тела легким ударом меча, а то и щита и все равно не получали отпора врагами владела лишь отчаянная паника, и те, кому удалось перейти реку, тысячами устремлялись к вершине противоположного холма, под защиту своих укреплений.

    Римляне не мешкали. По ту сторону реки легионеры, руководимые спокойными приказами командиров, сформировали строй и упорядоченным маршем двинулись к понтийскому лагерю. Над бегущим в панике понтийским войском, потерявшим последнюю надежду, повис вопль ужаса.

    Ромул обернулся на трубачей, спускающихся от римского лагеря вместе с армией, — какой сигнал протрубят? По большому счету битва окончена… Однако букцины настороженно молчали: пощады не будет.

    — Вперед! Вперед! — слышались крики центурионов. — На понтийский холм! Захватить лагерь!

    Ромул с Петронием, по-прежнему охваченные жаждой боя, устремились вслед врагам.

    * * *

    Битва длилась чуть больше четырех часов. Преследуемые до самых ворот лагеря, понтийцы не сумели перестроить войско, и после яростной, но короткой схватки оборонительный вал был взят — ворота лагеря распахнулись перед победителями. Тысячи легионеров устремились внутрь, одержимые жаждой убивать. Сам царь Фарнак с горсткой всадников еле успел унести ноги — и то лишь потому, что победившие римляне сначала занялись грабежом лагеря.

    Ромул, стоя рядом с Петронием на холме, понимал, что бегство Фарнака ничего не решает: склоны обоих холмов завалены телами убитых и раненых понтийцев, уцелевшие вражеские солдаты захвачены в плен. А солнце, по-прежнему пылающее в небесной синеве, едва-едва добралось до зенита. Как стремительно меняются пристрастия богов! Только что они дарили милостями одних — а теперь весь пантеон осыпает улыбками Цезаря и его армию. Ромул склонил голову в молчаливой молитве. Благодарю тебя, Митра, Sol Invictus — Непобедимое Солнце! Хвала Юпитеру и Марсу!

    — Ну и утречко выдалось, — бросил Петроний. Его меч, руки и лицо, заляпанные кровью, успели подсохнуть до корки. — Не чаяли и выжить, да?

    Ромул только кивнул. Боевое возбуждение схлынуло, голова пылала от боли почти невыносимо, его шатало, как пьяного.

    Петронию хватило одного взгляда.

    — Обопрись на меня, — озабоченно велел он. — Спустимся к реке, промоем рану. А потом отыщем лазарет, надо показать тебя лекарю.

    Ромул благодарно оперся на крепкую руку ветерана. Помощи было ждать неоткуда: в яростной погоне за врагом Цезарево войско смешалось, многие оторвались от своих товарищей и, как Ромул с Петронием, оказались в общей толпе. Сейчас, когда битва завершилась, это ни на что не влияло: вернувшись в лагерь, когорты вновь воссоединятся как положено.

    Медленно спустившись с холма, друзья добрались до речушки, заваленной сотнями тел, и отыскали место выше по течению, где вода была чище. В потоке уже плескались такие же легионеры, с наслаждением смывающие с себя пот, пыль и засохшую кровь. Друзья разделись и забрались в реку — ослабевший Ромул остался на мелководье, и пока Петроний промывал рану, холодная вода приглушила боль. Однако зрение туманилось, голос друга то пропадал, то вновь появлялся, словно Петроний и не стоял на месте рядом с ним.

    — К хирургу бы тебя, да поскорее, — бормотал ветеран, помогая Ромулу выбраться на берег. — А потом уложить тебя выспаться.

    — Для начала бы чашу-другую вина, — слабо улыбнулся юноша.

    — Найдем какой-нибудь бурдюк, — ответил Петроний, не в силах скрыть обеспокоенный взгляд. — А ты молодец, держишься…

    — Два-три дня — и буду как новый, — пообещал Ромул, наклоняясь за туникой.

    — Вот это боевой дух! — раздался незнакомый голос. — Легионеры Цезаря не сдаются!

    Услышав одобрительные крики, друзья обернулись — к реке подходила очередная группа солдат. Ромул никого не знал, однако побитые ржавчиной кольчуги, зазубренные мечи и небрежно-бесцеремонная манера держаться говорили сами за себя: перед ним стояли те, кто укрепил собой рассыпающийся правый фланг перед атакой каппадокийцев. Шестой легион.

    Грозный черноволосый здоровяк с несколькими бронзовыми и серебряными фалерами на груди выступил вперед и придирчиво оглядел длинную зияющую рану Ромула.

    — Ромфайя, не иначе. Застали врасплох?

    Ромул неловко кивнул.

    Здоровяк похлопал его по плечу.

    — Зато ты выжил! И наверняка пришиб того ублюдка.

    — Точно, — подтвердил Ромул.

    — Второй раз так не попадешься, — уверил его здоровяк. Хорошие легионеры быстро учатся. А ты из таких. Наша порода.

    От одобрительных взглядов его товарищей сердце Ромула преисполнилось гордости — лучшие легионеры Цезарева войска считают его равным!

    — А ты бывал в переплетах, как я смотрю, — продолжал черноволосый, указывая толстым пальцем на правое бедро юноши, где красовался пурпурный рубец. — Кто тебя так?

    Голова по-прежнему кружилась, мысли путались, Ромул почти ничего не соображал.

    — Гот, — ответил он и даже не заметил удивленного взгляда Петрония.

    Здоровяк врос в землю.

    — А из какого вы легиона, парни?

    — Из Двадцать восьмого, — настороженно ответил Петроний, уже чуя опасность и пытаясь увести Ромула подальше.

    — Подожди! — Властный окрик никак не походил на просьбу.

    Стараясь не встречаться ни с кем глазами, Петроний остановился.

    — Двадцать восьмой сроду не бывал ни в Галлии, ни в Германии, — рявкнул черноволосый.

    — Верно. — Историю легиона Ромул знал, только не мог взять в толк, зачем черноволосый ее пересказывает.

    — Тогда, прах тебя побери, где ты откопал этого своего гота?

    Ромул воззрился на него, как на придурка.

    — В лудусе.

    — Что ты сказал? — В голосе здоровяка явно слышалось изумление, смешанное с яростью.

    Взглянув на Петрония, такого же ошеломленного, Ромул наконец сообразил, что к чему, и потянулся было к поясу, нащупывая гладиус, — тщетно: тот лежал в стороне, на груде одежды.

    — Не верю, — прорычал черноволосый, поднимая свой окровавленный меч. — Среди легионеров Двадцать восьмого — раб? Неужели мы такое допустим?

    Приятели здоровяка, разразившись гневными криками, схватили Ромула за руки; Петрония, который попытался было вмешаться, оплеухами и пинками повалили наземь.

    Ромул, по-прежнему одурманенный болью, наконец понял всю опасность случившегося.

    Слова черноволосого не оставили никаких сомнений.

    — Славный денек славно закончится! — взревел тот. — Хлебнуть вина и поглядеть, как распинают преступника, — это ли не удовольствие?

    Его слова потонули в радостном кличе.


    Глава VII
    ИНТРИГА

    Храм. Орка, Рим

    Сцевола выдернул меч из раны, и Секст с воплем рухнул на пол, все еще цепляясь за оружие. Фабиола закричала. Кровь, мгновенно пропитавшая тунику и плащ раба, теперь заливала мозаичные плиты, просачиваясь в мелкие трещины между разноцветными фрагментами. Даже если рана не смертельна, Сексту после такой потери крови все равно не выжить. Однако вместо заботы о чужой жизни Фабиоле приходилось думать о защите собственной. Выхватив из ножен кинжал, походивший скорее на детскую игрушку, девушка направила его против фугитивария.

    — Не подходи! — Голос ее предательски задрожал.

    — Ну и дела, красотка, — бросил Сцевола, переступая через обессиленного Секста, которому оставалось лишь следить за ним глазами. — Пришел вознести мольбы о твоей смерти, и мое желание тут же исполняется, даже из храма не успел выйти! Вот удача-то!

    Фугитиварий ухмыльнулся, обнажив темный ряд острых зубов.

    Фабиола не ответила. Против мощного противника вроде Сцеволы ей не выстоять, и бросить Секста тоже нельзя… Девушка в ужасе попятилась. Добраться бы до входа, в храме должен хоть кто-то быть — жрецы, жрицы, посетители, кто-нибудь да поможет…

    Угадав ее мысли, Сцевола ринулся к ней, размахивая гладиусом.

    — Что медлишь? Убегай! — издевательски крикнул он. — Я тебе даже фору дам!

    От одного вида его хищного лица Фабиолу сотрясала дрожь. Куда ни повернись, что ни замысли — вечно он тут как тут…

    Отступая шаг за шагом, девушка в ужасе бросила взгляд через плечо: до входа еще шагов двадцать. Слишком далеко! Да и на что надеяться, если сама сглупила — едва принеся жертву Орку, тут же сцепилась с его жрицей! Бог и не замедлил ответить! Сцевола, словно в ответ на эти мысли, нацелил на нее меч — и не отскочи она в сторону, удар пришелся бы прямо в живот.

    Прогневала богов — гибни теперь в темном закоулке, мелькнуло в голове Фабиолы. Цезарь не поплатится за содеянное, я больше не увижу Ромула.

    Последняя мысль обожгла ее, как огнем, ноги словно вросли в пол, и кинжал, выпав из обессилевших рук, со звоном упал на каменные плиты.

    — Сначала выпущу тебе кишки, — пообещал Сцевола, подступая ближе, — а потом выволоку на улицу и буду трахать, пока ты будешь подыхать. Ты, сука продажная, какую позу предпочитаешь?

    Ничего страшнее Фабиола и представить не могла. Темные глаза ее наполнились ужасом.

    Фугитиварий занес клинок.

    — Тогда начнем по порядку.

    — Стой! — раздался резкий голос, полный ярости. — Что за святотатство?

    Над распростертым телом Секста стояла Сабина.

    — Это он. — Фабиола дрожащей рукой указала на Сцеволу. — Напал на нас в коридоре.

    — Я поклялся убить эту стерву, — прорычал фугитиварий. — Пришел в храм вознести молитвы — и гляди-ка, мне ее посылает сам Орк!

    Самодовольство сквозило в каждом его слове.

    — Не тебе судить о воле бога! — возвысила голос Сабина. — Его решения дано знать только жрецам! Любому другому толковать его волю — кощунственно!

    Сцевола нервно сглотнул.

    Сабина простерла к нему обличающий перст.

    — Ты преступил закон, пролив кровь в храме. Теперь искупить вину и вымолить милость Орка поможет лишь крупное приношение. А если он, — жрица кивнула на Секста, — умрет, ты будешь заклеймен злейшим из проклятий. Навечно.

    Сцевола впился в Фабиолу взглядом, теперь уж точно обещающим неминуемое изнасилование и смерть. В животе у нее резко заныло, она сжалась, чтобы мочевой пузырь не опорожнился прямо здесь.

    — Если убьешь девушку — будет то же, — угрожающе прошипела Сабина. — Так что подумай.

    В проклятия верят даже убийцы — и Сцевола невольно отшатнулся.

    Привлеченные криком Сабины, из соседних покоев в коридор уже выскакивали жрецы — и тут же замирали от ужаса при виде Сцеволы, держащего перед Фабиолой окровавленный меч.

    — Приведите ликторов, пусть возьмут под стражу этого подонка! — громко велела Сабина. — Он тяжело ранил раба и угрожал посетительнице.

    Кто-то побежал к дверям, на ходу испуганно озираясь через плечо, другие неуверенно столпились поодаль: жрецы не носят оружие и не умеют сражаться с такими, как Сцевола.

    Фугитиварий все же опустил меч.

    — Опять твоя взяла! — яростно крикнул он Фабиоле, лицо его побагровело. — Но клянусь — в последний раз! Впредь следи за каждым своим шагом! Мы славно позабавимся, прежде чем я перережу тебе глотку.

    Поняв, что ее не будут убивать прямо здесь и сейчас, Фабиола слегка приободрилась.

    — Пошел вон, — ответила она сухо. — Подонок.

    Разъяренный Сцевола, отхаркнув побольше мокроты, плюнул ей прямо в лицо и, угрожающе подняв меч, протолкался к выходу сквозь толпу жрецов — ошеломленные такой самоуверенностью, те не посмели его остановить.

    Утирая лицо рукавом, Фабиола подбежала к Сексту, тунику которого уже разрывала Сабина, чтобы осмотреть рану. Кровотечение так и не унялось, но было кое-что пострашнее вида крови, так что Фабиола закусила губу, чтобы не закричать. Острый меч фугитивария, пронзивший правый бок Секста чуть выше тазовой кости, вошел глубоко внутрь и порезал кишки в лоскуты. С такой раной Сексту не выжить, и он об этом знал. У Фабиолы перехватило горло от отчаяния, слова не шли с губ. Ее раб умирал по ее вине, надо было брать с собой легионеров…

    — Прости, госпожа, — с трудом выговорил Секст. — Я не видел, как он подошел.

    Легче Фабиоле не стало.

    — Прекрати! Откуда нам было знать, что Сцевола сюда явится. Не шевелись. Я пошлю за лучшим в Риме хирургом.

    Превозмогая боль, Секст улыбнулся.

    — Не трать деньги, госпожа. Даже самому Эскулапу со мной пришлось бы нелегко. — Ему явно становилось хуже, тело сотрясала судорога. Помолчав, он вновь заговорил: — Исполни мою просьбу, госпожа.

    Фабиола опустила голову, не в силах встретить его открытый проницательный взгляд.

    — Какую? — выдохнула она, уже зная ответ: годы назад, после первого налета Сцеволы, Секст просил ее о том же.

    — Я не требую дорогого погребения. Лишь не оставляй мое тело на Эсквилинском холме.

    — Клянусь. — Фабиола, не в силах сдержать слезы, взяла Секста за руку. — Я поставлю памятник у твоей могилы. Самый верный раб во всем Риме этого заслуживает.

    — Благодарю тебя, госпожа, — прошептал тот, закрывая глаза.

    Фабиола прикрыла его своим плащом, стараясь овладеть собой. Ее преданный слуга умирает, Сцевола по-прежнему на свободе… Риск попасть в руки ликторам удержит его лишь на несколько дней, никак не навечно, а угроз он на ветер не бросает: простертое на полу тело Секста — красноречивое тому свидетельство. С усилием отогнав тревожные видения, от которых ее бросило в холодный пот, девушка взяла себя в руки. Здесь, в храме, ей только что грозила неминуемая гибель, однако Орк послал на помощь свою жрицу и отвел удар. Это ли не утешение?

    Фабиола обернулась к Сабине.

    — Ты спасла мне жизнь. Благодарю.

    В ответ Сабина дернула уголком рта.

    — Он преступил закон. Я сделала для тебя то, что сделала бы и для других.

    На Фабиолу повеяло холодом, она почувствовала себя жалкой и ненужной. Интересно все же, откуда это в Сабине? Однако ледяное обхождение жрицы занимало ее куда меньше срочных забот.

    — Нужно унести раба. Если ты пошлешь в мой дом за носилками, выйдет быстрее.

    Сабина кивнула кому-то из жрецов, тот подбежал.

    — Скажи ему, куда идти, — велела жрица. — Мне нужно совершить обряд проклятия над тем нечестивцем, что на тебя напал. Как его имя?

    — Сцевола. — При мысли о каре, которую жрица может потребовать от Орка, у Фабиолы прошел мороз по коже. — Он фугитиварий, помимо прочего.

    — Ясно. — Сабина не удивилась. Повернувшись было к выходу, она вдруг спросила: — А моя мать? Когда она придет?

    — Завтра, — поспешила заверить Фабиола.

    По губам Сабины неуловимо скользнула довольная улыбка.

    * * *

    Впрочем, прийти в храм Доцилозе назавтра не удалось.

    Фабиола, сопровождаемая двадцатью легионерами, привезла бесчувственного Секста в дом Брута и оставила под присмотром слуг в комнате, примыкающей к ее спальне, после чего тут же отправилась к Доцилозе — и нашла ее в постели, с горящими от лихорадки щеками. Служанка едва узнала свою госпожу, и та решила, что известие о Сабине лучше отложить до другого времени, когда Доцилоза будет в силах навестить давно потерянную дочь.

    Узнав о происшествии, Брут не на шутку взъярился, и Фабиола, как ни тянуло ее поделиться тревогой, не стала пока называть имя Сцеволы — разгневанный любовник, чего доброго, запретит ей покупать Лупанарий, и тогда все замыслы пойдут прахом. Фугитивария, конечно, позже придется упомянуть, слегка преуменьшив угрозу, а пока хватит рассказа о том, что на них напал какой-то вооруженный безумец, которого потом одолели храмовые прислужники. Брут, как всегда, поверил, зато новость о покупке Лупанария изумила его донельзя, и только умелый расслабляющий массаж, который Фабиола делала, как всегда, виртуозно, сумел его успокоить. Рассказ о том, что девицы смогут добывать у клиентов сведения и выявлять тайных сторонников республиканской политики, привел его в восхищение.

    — Со времен Фарсала Цезарь пригревает слишком много льстецов, — фыркнул он. — Ни одного надежного человека.

    «Как раз такие мне и нужны», — удовлетворенно подумала Фабиола. Ей уже удалось заронить нужные сомнения в душу Брута, и она надеялась, что со временем они принесут плоды.

    Когда Фабиола наконец упомянула конкурирующий публичный дом и Сцеволу, Брут встревожился.

    — Самое время послать за ним отряд-другой, — прорычал он. — Найти и казнить.

    Однако при упоминании о том, что фугитиварий служит Марку Антонию, решимость его, как и ожидала Фабиола, резко остыла. Брут потер усталые глаза.

    — Чтоб ему сгореть. Если Антоний, этот придурок, узнает, что его подручного убили мои легионеры, он на стенку полезет. Прости, любимая. Надо придумать другой способ.

    Фабиола не удивилась — на другое она и не рассчитывала. Как ни злило бессилие, приходилось дожидаться, пока средство покончить со Сцеволой само подвернется под руку. Если ее не убьют раньше.

    Как она и предвидела, Брут не захотел давать легионеров на охрану Лупанария, зато разрешил ей набрать охранников сколько пожелает.

    — Только не пропадай в Лупанарии подолгу, дом надежнее, — озабоченно предостерег он. — Уличные громилы — не легионеры, защиты от них не много.

    Фабиола одарила любовника долгим поцелуем и, не моргнув глазом, пообещала исполнить все как он скажет. Брут, на минуту заглянув к Сексту, наконец ушел к себе, и девушка осталась одна у постели раба, освещенной неверными отблесками масляного светильника.

    С тех пор как Фабиола напоила Секста маковой настойкой, он почти не приходил в себя. Лицо сделалось серо-восковым, как у всех умирающих, и когда ему случалось открыть глаза — мутный взгляд блуждал без цели. Фабиолу утешало одно: Секст хотя бы не чувствует боли. Впервые в жизни взяв его мозолистую руку в свою, она углубилась в думы. Жизнь становилась, как никогда, опасной.

    Пускаться в отчаянное дело без поддержки Брута — затея почти бессмысленная. Он прав: наемные охранники выучкой уступают легионерам, да и положиться на них нельзя. Надежных людей у нее лишь двое: Бенигн и Веттий. Сцевола с его дюжиной (если не больше) головорезов опасен, как никогда, и защитить Лупанарии почти невозможно — значит, там ей постоянно будет грозить гибель. Девушка сжала зубы. Нет, отказываться от покупки Лупанария она не станет. Цезарь изнасиловал ее мать и пытался изнасиловать саму Фабиолу — где, как не в публичном доме, вербовать аристократов, способных его убить?

    Секст умер ночью, пока она дремала рядом. Открыв глаза в холодном блеске зари, Фабиола виновато сжалась при виде неподвижного тела — как она могла спать, когда он умирал… Впрочем, даже в смерти Секст остался верен себе, уйдя незаметно, чтобы никого не потревожить.

    С того черного дня, когда им пришлось бок о бок биться за свою жизнь, одноглазый раб был ей надежной опорой, и теперь, особенно в ближайшие недели, Фабиоле будет отчаянно не хватать его присутствия и его виртуозной манеры обращаться с мечом. Вспомнив лицо Сцеволы, напавшего на них в храме, она вновь содрогнулась от страха. Может, и вправду покупка Лупанария — не лучший путь?..

    Фабиола взглянула на тело Секста.

    Отказаться от сделки — значит остаться в живых. Но при этом отдать победу Сцеволе. И тогда смерть верного слуги будет бессмысленна.

    — Я за тебя отомщу, Секст, — прошептала Фабиола. — Любой ценой.

    * * *

    Убедившись, что погребение Секста готовят должным образом, Фабиола занялась делами Лупанария. Вначале она, сопровождаемая отрядом легионеров, заглянула в базилику — крытый рынок на главном Форуме. В толпе ростовщиков, писцов и предсказателей она отыскала осанистого юриста, которого рекомендовал ей Брут, и с удовольствием услышала от него, что договор с Йовиной юридически безупречен. Получив от неопрятного писца две заверенные копии купчей — для себя и Йовины, — Фабиола отнесла оригинал в ближайший банк.

    Там же, в роскошном помещении среди фонтанов, греческих статуй и урн, она предъявила выданный ей Брутом пергамент, по которому ей обеспечивался кредит на сто семьдесят пять тысяч денариев. При виде суммы глаза банковского служащего чуть не вылезли на лоб: такие деньги — и женщине? Вслух он, разумеется, ничего не сказал — лишь удостоверился у начальника, что печать Брута подлинна, и приступил к составлению документа, затребованного уверенной молодой красавицей.

    Получив убористо написанный текст, Фабиола пробежала его глазами — по этому договору Йовина получала семьдесят пять тысяч денариев, половину обещанной платы. Даже в таком виде это было целое состояние, которого несколько лет назад Фабиола и вообразить бы не могла. А теперь Брут свободно позволял ей распоряжаться всей суммой и даже предложил было больше, однако Фабиола, старательно выказывая равнодушие к деньгам, отказалась: нынешних денег с лихвой хватит на то, чтобы нанять гладиаторов, уличных бойцов, членов коллегий — всех тех, кого Бенигн и Веттий будут набирать для защиты Лупанария.

    — Мне нужны еще и наличные, — заявила она служащему.

    — Сколько, госпожа?

    — Двадцати тысяч денариев, думаю, хватит, — задумчиво ответила девушка. Чем реже придется ходить в банк, тем лучше: легионеры сопровождают ее не всегда, да и от Лупанария путь неблизкий, лишний раз не наведаешься. — Половину в сестерциях.

    Служащий озадаченно захлопал глазами: в их солидном заведении клиенты чаще обходились кредитными письмами, подобными тому, которое он только что составил.

    — Если госпожа подождет… — замялся он. — Приготовить такую крупную сумму…

    — Я вернусь через час, — бросила Фабиола, не желая упускать случай зайти в храм Юпитера на Капитолийском холме, раз уж она оказалась так близко. Самый могущественный римский бог помогал ей и раньше — как и Митра, — а сейчас, когда обращение к Орку обернулось бедой и помощь нужна больше прежнего, самое время напомнить о себе и другим богам.

    После происшествия в храме Фабиола не знала, остались ли в силе ее просьбы к богу подземного царства, а возвращаться в храм и выяснять она бы не посмела. Неужели она зря пошла за помощью к Орку?.. Впрочем, Фабиола тут же себя одернула: в храме она встретила Сабину — Доцилоза обрадуется, когда узнает.

    И все же ее мучила совесть. Секст убит. По ее вине.

    И ответить на это ей было нечем.

    * * *

    Ближайшие два дня потонули в хлопотах, лихорадка Доцилозы только усилилась, рассказать ей о дочери Фабиола так и не взялась. Опасаясь гнева Сабины, Фабиола послала в храм Орка записку в надежде, что жрица удовольствуется объяснениями. Секста, не считаясь с расходами, погребли на небольшом участке у Аппиевой дороги, установив в головах каменную табличку с простой надписью: «Секст, отважный воин и преданный раб». На похороны Фабиола не пошла: дел скопилось несчетно. Сцевола, из страха перед ликторами, пока исчез с глаз, однако мог возникнуть в любой миг; недолгое затишье грех было упускать. К тому же вина за гибель Секста не давала Фабиоле покоя, и она — почти безрезультатно — пыталась заглушить ее хлопотами.

    Девушка быстро обнаружила, что дела Лупанария плохи не только из-за конкуренции: здание успело обветшать, по штукатурке пошли трещины, стены комнат разъедала сырость. Грязное и изношенное постельное белье давно не обновляли, полы покрылись пылью. При виде бани Фабиоле и вовсе чуть не сделалось дурно: некогда самая любимая ее комната выглядела запущенной, в щелях между плитками проглядывала плесень, зеленоватая вода явно стояла в ваннах не первый месяц. Девицы, еще остававшиеся в Лупанарии, не блистали ни красотой, ни здоровьем: далеко не молоденькие, потасканные, больные или совершенно наплевавшие на внешность, они даже не заметили появления Фабиолы, пока Бенигн не объявил, кто она такая. После короткой энергичной речи, в которой она обрисовала им ближайшие перспективы, Фабиола удалилась, оставив их переваривать услышанное. Половину продадут как кухонных рабынь. Остальные пусть ведут себя как подобает, иначе им грозит то же. Фабиола не испытывала особой жалости: другого выхода все равно нет. И оплакивать жалкий вид Лупанария тоже нет смысла: проще закрыть на неделю и отделать заново от пола до потолка. А потом нанять вышибал и набрать на невольничьих рынках девушек покрасивее.

    Закончив обход, Фабиола поняла, почему Йовина так радовалась ее появлению с деньгами.

    — Тут подновить, там подкрасить — всего ничего, — щебетала старая владелица, вводя Фабиолу в свой кабинет — довольно просторный, расположенный рядом с гостевым входом. Здесь стояли стол, три-четыре видавших виды стула и усеянный свечными огарками алтарь, в углу виднелся окованный железом сундук с несколькими замками — сюда складывали выручку.

    — Развалина, какую поискать, — холодно ответила Фабиола.

    — Здоровье у меня слабое, — пробормотала Йовина, крепче сжимая в руках купчую. — За всем следить не успеваю.

    — Я заметила. С уборкой, надеюсь, справишься?

    — Конечно, — улыбнулась Йовина, обнажив редкие остатки зубов.

    — Пока заведение закрыто — девочки не заняты, так что пусть присоединяются. Домашние рабы тоже. Чтоб к завтрашнему вечеру было готово — строители придут послезавтра на рассвете. — При мысли о том, что Лупанарии вновь обретет былое великолепие, Фабиола посветлела лицом. — Ясно?

    Йовина не протестовала: в глубине души она даже радовалась тому, что с нее сняли заботы о Лупанарии.

    — Ясно, — ответила старуха с невольным уважением.

    Фабиола, впрочем, понимала, что уважать ее пока не за что — разве что удастся привлечь клиентов обратно, если к тому времени Сцевола не сожжет здание дотла вместе с ними. Однако посвящать Йовину в свои страхи она не планировала и потому удовлетворенно улыбнулась: наконец-то старая карга, годами распоряжавшаяся ее жизнью, оценила ее ум.

    — Вот и замечательно. Бенигн!

    Бенигн, по-прежнему сияя улыбкой, которая не сходила с лиц обоих стражников с самого появления Фабиолы, тут же сорвался со своего места у двери и подскочил к новой хозяйке. Уж она-то обходилась с ними по-царски, не то что Йовина.

    — Слушаю, госпожа.

    Взяв со стола небольшой кожаный кошель, Фабиола перекинула его стражнику, который, почувствовав вес, удивленно вздернул брови.

    — Мне нужны хорошие бойцы, — отчеканила Фабиола. — Обойди гладиаторские школы, наведайся на невольничий рынок. Если не отыщешь — найми горожан покрепче.

    Бенигн заулыбался еще шире.

    — Сколько, госпожа?

    — Дюжину. Если найдешь, то больше. Рослые, коротышки, старики, юнцы — мне все равно, лишь бы умели драться. Будут жить в Лупанарии и защищать его от этого подонка Сцеволы. Предложи им по пятнадцать денариев в месяц. — Фабиола стиснула зубы. — За такие деньги пусть будут готовы биться в любой миг. И погибнуть, если надо.

    Подняв дубину в предвкушении драки, Бенигн радостно закивал.

    — Вы с Веттием будете старшими, — продолжала Фабиола. — Как вам вразумлять новых охранников — не моя забота, делайте что хотите. Объявите им, что девочки неприкосновенны: кто первый тронет их пальцем, того убить.

    Бенигн неудержимо расплывался в улыбке: именно о такой хозяйке они с Веттием и мечтали.

    — Ступай, — велела Фабиола. — Время дорого.

    Кивнув бритой головой, привратник выскочил из комнаты.

    Фабиола, к которой теперь неотступной тенью липла Йовина, вышла вслед за ним — прикинуть, как обновить приемный зал, самую важную часть здания после спальных комнат, в которых девицы ублажают клиентов. По виду зала входящие судят о всем заведении, и привести его в порядок, сделать эффектным и элегантным — сейчас главная задача.

    Все еще обдумывая детали отделки, Фабиола вдруг обратила внимание на голоса, долетающие от входа.

    — Прошу прощения, господин, — почтительно говорил Веттий, — заведение закрыто на ремонт, откроется через неделю.

    — Ты меня не знаешь, что ли? — рявкнул кто-то звучным басом.

    — Как же, господин. — Привратник смущенно кашлянул. — Кто ж не знает начальника конницы?..

    Фабиола прижала руку ко рту. Что здесь делает Марк Антоний?

    — Именно! — провозгласили у входа. — Посторонись.

    Сжав губы, девушка поспешила к двери, намеренная выпроводить нежеланного посетителя. От Антония, самого верного сторонника Цезаря, лучше держаться подальше, даже если он не знает пока о ее вражде с работающим на него Сцеволой.

    Налетев на закутанного в плащ Антония, ворвавшегося в зал, она чуть не упала — тот успел схватить ее за плечо и удержать на ногах. Оказавшись лицом к лицу с самым могущественным человеком в Риме после Цезаря, она чуть не потеряла дар речи: его притягательность и звериная мощь дурманили разум.

    — Марк Антоний… — запинаясь от волнения, выдавила она. — Что ты здесь делаешь?

    Начальник конницы улыбнулся, смутив ее еще сильнее.

    — Я вправе задать тот же вопрос. Не знал, что в Лупанарий теперь обитает сама Венера.

    Фабиола залилась краской, сердце колотилось в груди как бешеное.

    — Ты здесь работаешь? — спросил Антоний.

    — Нет. Я владелица.

    Он взглянул на Йовину, которая тут же приняла невинный вид, будто ничего не заметила.

    — Давно?

    — Несколько дней, — бросила Фабиола, раздосадованная, что ее застали врасплох. — Только приступаю.

    — И у тебя есть опыт в этой области?

    Йовина хмыкнула и тут же торопливо закашлялась, чтобы скрыть смешок.

    Фабиола метнула в старуху гневный взгляд.

    — Некоторым образом, — осторожно сказала она, не собираясь выкладывать все подробности.

    — Жаль, я не видел тебя раньше, — понизил голос Антоний. — Ах как жаль!

    Фабиола не ответила, едва в, силах устоять перед его неотступным взглядом, который ощупывал все изгибы ее фигуры и чуть ли не проникал под одежду. Его мощное тело с бугристыми мускулами манило и притягивало, осанка восхищала. Юпитер, что за редкостная стать!

    — Прошу прощения, господин, мы не работаем, — выговорила она, стараясь скрыть дрожь в голосе. — Откроемся на следующей неделе.

    — Ты не понимаешь! — Взгляд Антония стал еще настойчивее. — У меня не было женщины два дня!

    — В таком случае придется помочь, — прошептала Фабиола, толком не понимая собственных слов, и резко обернулась к Йовине: — Ступай займись уборкой!

    Йовина разочарованно удалилась в коридор: раз ты не хозяйка заведения, приходится подчиняться. Фабиола тут же ввела Антония в кабинет.

    — Присядь и выпей вина, господин. Я приведу девочек покрасивее.

    Антоний движением плеч скинул плащ и остался в простой военной тунике с кожаным поясом, на котором висел разукрашенный кинжал.

    — Мы раньше встречались?

    — В Галлии. После Алезии, — ответила Фабиола, краснея, как девчонка. Как она умудрилась не заметить тогда его непринужденного изящества? Слишком рада была вновь увидеть Брута…

    — Ах да, как же. Любовница Децима Брута. — Уголки Антониевых губ дрогнули. — Теперь я вспомнил — и твою красоту, и твою растерянность перед Цезарем.

    Щеки Фабиолы запылали от одного воспоминания.

    — Я была слишком пьяна…

    Повисла долгая тишина, они не сводили друг с друга глаз.

    Фабиола не находила слов. Всю жизнь против воли спать с мужчинами и ни к кому не испытывать страсти… А теперь каждая частичка ее тела желала Антония. Прямо сейчас.

    — Я приведу девочек, — пробормотала она.

    Антоний словно читал ее мысли. Мягко шагнув к ней, он шепнул:

    — Зачем? Мне хватит и того, что есть.

    — Я владелица, — слабо возразила Фабиола. — Я не обслуживаю клиентов.

    Антоний словно не слышал. Притянув девушку к себе, он уже ласкал ее полные груди и покрывал шею поцелуями.

    Фабиола, опьяненная прикосновениями Антония, едва нашла силы его оттолкнуть — и сама себе поразилась: она же никогда не теряет головы! Что происходит?..

    — Иди ко мне, — прошептал Антоний. — Я ведь вижу, ты хочешь…

    Звук, раздавшийся где-то за порогом, спас Фабиолу от нее самой. Сдавленный кашель — или ей показалось? Поднеся палец к губам, под ухмыляющимся взглядом Антония она метнулась к выходу и распахнула дверь. Никого — ни в коридоре, ни в приемном зале. Однако по спине бежал неприятный холодок, и она нетерпеливо махнула Антонию. Случись кому-нибудь — а конкретно Йовине — подслушать их разговор, Брут немедля обо всем узнает. Дальнейшее страшно даже помыслить.

    — Когда я тебя увижу? — спросил Антоний.

    — Не знаю, — по-прежнему смущенно ответила девушка и вдруг, неожиданно для себя самой, поцеловала его в губы. — Здесь видеться нельзя.

    — Тогда в каком-нибудь из моих владений. Я пришлю посыльного, он назовет тебе место.

    Антоний, отвесив ей глубокий поклон, выглянул на улицу и, убедившись, что она пуста, скользнул наружу.

    Фабиола проводила его взглядом. Ее по-прежнему переполняли радость и желание, к которым примешивался ощутимый ужас оттого, что кто-то мог подслушивать у двери кабинета. И все же от предстоящей встречи с Антонием захватывало дух.

    Ее вдруг осенила мысль, на губах заиграла улыбка.

    Если стать любовницей Антония, Сцевола не посмеет ей вредить.


    Глава VIII
    РОДОС

    Остров Родос неподалеку от Малой Азии

    Тарквиний взбирался вверх по узкой улочке, ведущей от гавани, и в нем вскипали старые воспоминания — он бывал здесь давным-давно, еще в юности, и любил Родос больше других мест, куда его заносило после смерти Олиния. До приезда сюда он успел побыть легионером, повоевать под командованием Лукулла и Помпея в Малой Азии — воинские будни, так несхожие с прежней, спокойной жизнью на латифундии, принесли ему воинский опыт, научили дружбе, открыли другой взгляд на мир. Тарквиний криво усмехнулся: что ни говори, а те четыре года оказались не худшими в жизни. Хоть гаруспик и ненавидел Рим за все горести, которые пришлось вынести его народу — этрускам, все же за время службы он научился отдавать должное воинской сноровке римских солдат, их мужеству и безоговорочной решимости, и далее в Александрии, спасаясь от Цезаревых легионеров, не переставал ими восхищаться.

    Тарквиний непроизвольно вознес благодарение Митре: пусть бог-покровитель и оторвал его от библиотечных рукописей, зато не оставил в трудный час. Когда уставший от бега Тарквиний вылетел на улицу, где уже собирались недовольные римским правлением бунтари, бегущие за ним легионеры врезались в толпу и тут же забыли и Тарквиния, и погоню. По милости богов гаруспику удалось добраться до порта и сесть на корабль. Или боги над ним лишь посмеялись?

    Безоблачное небо по-прежнему не давало ни единого знака. В последние недели он чувствовал лишь одно — угрозу, собирающуюся над Римом, однако при попытке вглядеться видение исчезало, и гаруспик до сих пор не знал, кому грозит опасность: Ромулу, его сестре Фабиоле или кому-то другому из римлян. По ночам, в тяжелом тревожном сне, он раз за разом видел какое-то убийство неподалеку от Лупанария — жестокую драку, чье-то окровавленное тело, смутные фигуры, крики. Возможно, сны возвращают его к давнему убийству Целия — но зачем?

    Тарквиний пожал печами. Как бы то ни было, судьба привела его на Родос, в такой же центр науки и знания, что и Александрия. Может, здесь его ждут хоть какие-то ответы.

    Дойдя до площади, раскинувшейся перед ярко расписанным дорическим храмом, гаруспик остановился и удовлетворенно вздохнул. Внизу остался главный район, расчерченный параллельными улицами на жилые кварталы, а здесь, наверху, раскинулась перед глазами агора — живое сердце города: бурлящая рыночная площадь с множеством лавок и прилавков. Сюда с незапамятных времен сходились на общие собрания горожане. Над площадью возносился храм Аполлона, здесь и там высились алтари другим богам, и до цели путешествия — школы стоиков — оставался всего квартал.

    Впервые Тарквиний поднялся на агору в те времена, когда дезертировал из легиона и жил в постоянном страхе перед разоблачением; сбежал он сразу, как только понял, что вступление в армию было лишь бесполезной попыткой забыть Олиния и его науку. На Родос он попал с лидийского побережья Малой Азии, где тщетно пытался найти следы этрусков. Родосская школа стоиков, вековой очаг знаний, успела взрастить ученых вроде Аполлония и знаменитого Посидония, которого гаруспику довелось слышать не единожды; сюда римские юноши приезжали постигать премудрость риторики и философии и оттачивать ораторские навыки для сенатских баталий. Здесь учились Сулла, Помпей и Цезарь.

    Припомнив, что в первый приезд он толком не выяснил ни этрусского прошлого, ни собственного будущего, Тарквиний нахмурился. Может, теперь повезет больше? И заодно тревожные сны получат объяснение? Коль он второй раз в жизни попал на Родос, да еще так неожиданно, то наверняка не зря…

    Тогда, в Александрии, едва уйдя от погони и из последних сил добравшись до торговой гавани, он вскочил на первый же корабль, который брал платных пассажиров. Денег, к счастью, хватило, как ни пытался взвинтить цену предприимчивый капитан-финикиец. На судне гаруспика накрыло уныние — он так и не понимал, куда его ведет судьба и чего от него ждут боги, и, пока судно тащилось вдоль побережья Иудеи и Малой Азии, мрачнел все больше. Однако дальше корабль свернул к Родосу — случайно или нет, Тарквиний не знал: будущее по-прежнему не являло никаких знаков. Неужели боги занесли его сюда в шутку, чтобы он ощутил себя игрушкой в их руках? Но ведь сны о Риме и Лупанарии должны что-то значить?..

    С тех пор как горечь разлуки с Ромулом усугубилась бегством из Александрии, Тарквиний не находил себе места от обуревающих его сомнений — и неудивительно: проделав путь, достойный Македонского Льва, гаруспик так и не отыскал корней своего народа. Потеряв двух друзей, храбрейших воинов на свете, он живым и невредимым — если не считать шрамов — теперь вернулся в начало пути, замкнув круг. Бренн погиб смертью героя, сражаясь с обезумевшим слоном, чтобы дать друзьям время уйти. Ромул жив, но служит новобранцем в Цезаревом легионе, а значит, каждый день, пока идет гражданская война, рискует жизнью, и его шансы выжить очень невелики. Что за несправедливость? Зачем Тарквиния оставили жить?

    Мысли, и без того невеселые, становились все мрачнее, и гаруспик попытался их одолеть. В конце концов, в гибели Бренна он не виноват — геройскую смерть храброму галлу предсказал не только он сам, но и друид аллоброгов. А видение о том, как Ромул появляется в Остии — порту Рима, было чуть ли не самым ярким за всю жизнь: значит, друг все-таки вернется в город своего детства.

    Сам гаруспик в Италию не рвался, убеждая себя, что если Рим и таит в себе опасность, как предсказывают видения, то его это не касается. Главное, чтобы опасность не грозила никому из близких. Однако наперекор себе он все чаще задумывался, не лучше ли ему будет в столице: если зайти в публичный дом, у которого он убил Целия и тем круто изменил жизнь Ромула, — не забрезжит ли ему новая истина?..

    Внезапный окрик за спиной заставил его обернуться: предводительствуемые сигнифером и центурионом, по улице бежали легионеры в полном боевом облачении — два отряда, никак не меньше центурии. У большинства местных при виде римлян вытягивались лица: за столетие с лишним, пока Родос оставался в руках Рима, греки так и не научились любить своих завоевателей. Да и Тарквинию не так уж нравилось присутствие римлян на Родосе.

    Легионеры явно сошли с трирем, что качались у причала в гавани. Интересно, зачем они здесь… Родос — мирный остров под давним присмотром Римской республики: пиратов, которые прятались в прибрежных бухтах, успел разогнать Помпей, самих его сторонников на острове не осталось — население слишком мало, чтобы набрать здесь солдат для борьбы против Цезаря…

    По-прежнему опасаясь чужих глаз, Тарквиний отступил под крышу открытой лавчонки, внутри которой на охапках сена громоздились амфоры в три-четыре ряда одна на другой. На столе посреди лавчонки теснились чернильницы, свитки пергамента и мраморная счетная доска, полстены занимал грубый дощатый прилавок. Где-то позади возился скрытый от глаз хозяин.

    Легионеры, пробегая мимо, едва удостоили лавчонку взглядом. Вслед за ними потянулась вереница рабов и мулов. При виде пустых седельных сумок Тарквиний заподозрил неладное, однако его мысли прервал лавочник, вылезший из кладовой с небольшой запыленной амфорой, запечатанной толстым слоем воска. Взглянув вслед римлянам, он сердито пробормотал по-гречески:

    — Шлюхины дети!

    — Еще бы, — немедленно согласился Тарквиний. — Большинство уж точно.

    Лавочник в ужасе оглянулся на покрытого шрамами незнакомца с таким тонким слухом и побледнел.

    — Я… я не хотел… Я верный слуга Рима…

    — Не бойся! — Тарквиний примирительно поднял ладони. — Налей мне чашу вина, я заплачу.

    — Конечно, конечно. Уж в выпивке Николаос никому не откажет! — Лавочник с видимым облегчением поставил амфору на прилавок и достал глиняный кувшин с двумя чашами. Наполнив чаши вином, он протянул одну Тарквинию. — Приехал учиться наукам?

    Тарквиний, отхлебнув изрядный глоток, одобрительно кивнул: вино оказалось хорошим.

    — Вроде того, — ответил он.

    — Тогда молись, чтобы то, ради чего ты приехал, дожило до завтра. — Николаос кивнул в сторону дороги. — Эти выродки идут на школу стоиков.

    Тарквиний чуть не поперхнулся вторым глотком.

    — Зачем?

    — Тащить все, что не вкопано в землю, — скорбно поведал виноторговец. — Они бы и остатки самого Колосса растащили, будь те помельче.

    Тарквиний поморщился. Как и все гости Родоса, он бывал на том месте, где когда-то стоял высочайший в мире монумент — статуя Гелиоса. Двести лет назад ее сбросило с мраморного пьедестала землетрясением, но даже обломки впечатляли исполинскими размерами: весь берег неподалеку от гавани усеивали огромные листы бронзы, выгнутые в форме человеческого тела, камни и россыпи из тысяч заклепок — осязаемое свидетельство титанических усилий, ушедших на создание фигуры. Теперь же гигант годился лишь на лом — тем он и отличался от сокровищ школы, в которых может крыться ключ к его, Тарквиния, будущему.

    Гаруспик едва верил своим ушам. Неужели и здесь ему ничего не выведать?

    — Точно знаешь? — спросил он звенящим от напряжения голосом.

    Лавочник, по-прежнему слегка побаивающийся своего гостя, осторожно кивнул.

    — Вчера началось. Говорят, Цезарь собирает сокровища, чтобы показывать во время триумфов. Статуи, картины, книги — тащат все, что попадет под руку.

    — Зарвавшийся пес! — вырвалось у Тарквиния. — Кто ему дал право? Он же при Фарсале дрался с римлянами, не с греками! Эта земля уже завоевана!

    Случайные прохожие, привлеченные его возгласами, с любопытством поглядывали на лавчонку.

    Николаос побледнел: такие разговоры еще никому добра не приносили.

    Тарквиний проглотил остатки вина и бросил на прилавок четыре серебряные монеты.

    — Еще! — велел он.

    Виноторговец мигом переменился в лице: таких денег хватит на целую амфору доброго вина! С масленой улыбочкой он наполнил чашу Тарквиния до краев.

    Гаруспик мрачно поглядел на рубиновую жидкость и выпил чашу залпом, будто вино могло помочь. Куда ни пойди везде тупик! Прихотливые замыслы богов вызывают уже не просто раздражение — ярость! И ведь ничего с этим не поделать, перед волей богов он бессилен…

    — Еще? — заботливо спросил Николаос.

    Тарквиний коротко кивнул.

    — И себе налей.

    — Благодарю, — склонил голову лавочник. Посетитель сразу перестал быть таким уж нежелательным. — В прошлом году виноград удался на диво.

    Беседа, однако, не заладилась. Тарквиний, не обращая внимания на лавочника, вливал в себя вино и все больше мрачнел: так долго добираться до Родоса и, едва ступив на берег, узнать, что ехал напрасно… Если из школы выгребут все ценное — как найти то, что укажет ему путь?

    Он вдруг почувствовал себя слепцом, который шарит по стенам в поисках несуществующего выхода. «Рим. Возвращайся в Рим», — прозвучало вдруг в мозгу, однако Тарквиний предпочел не услышать.

    Когда через час он попытался хлебнуть еще вина, кувшин оказался пуст.

    — Давай налью, — дернулся Николаос.

    — Нет. Хватит, — буркнул Тарквиний. Не так уж он жалок, чтобы упиться до бесчувствия, а то и хуже. Бахус — не тот бог, с которым можно идти в Гадес.

    — Ты теперь в школу?

    — Да уже вроде незачем, — мрачно усмехнулся гаруспик.

    — Может, солдат туда за другим послали? — неуверенно предположил виноторговец. — Про них только сплетни ходят…

    — А зачем тогда тащиться в такую даль с мулами? — огрызнулся Тарквиний. — Делать им больше нечего?

    — Может, ты и прав. — Николаос не рискнул дальше возражать: незнакомец держался уверенно, выглядывающая из-под плаща двулезвийная секира была ему явно по руке.

    Тарквиний шагнул к двери и вдруг обернулся к лавочнику.

    — Мы ни о чем не говорили. — Его глаза казались черными провалами на изуродованном лице. — Верно?

    — В-верно, — нервно сглотнув, ответил тот. — Ни о чем.

    — Вот и хорошо.

    Тарквиний, больше не оглядываясь, шагнул на улицу. Идти, правда, было некуда — разве что навестить школу, как собирался. Может, там что-нибудь ценное оставят…

    Утомленный и безрадостный, как никогда в жизни, гаруспик медленно брел через агору, где в пестрой толпе покупателей, дельцов и портовых моряков он оставался незнакомцем, одним из многих. Впрочем, сейчас его это мало заботило.

    На углу проулка, ведущего к школе стоиков, Тарквиний споткнулся о брошенный кем-то глиняный черепок и со всего маху полетел наземь, жестоко ободрав колени. Пока он пытался встать, сверху донеслось:

    — Вроде не старик, а ноги не держат?

    С трудом сфокусировав взгляд, гаруспик взглянул вверх. Над ним склонилась фигура в бронзовом шлеме с поперечным гребнем из белых и красных перьев, из-за бьющего сверху солнца лицо центуриона оставалось в тени. Тарквинию удалось разглядеть лишь ноги в узорчатых наголенниках и крепких калигах.

    — Здесь вольные земли, — пробормотал он. — И я не легионер.

    — А похож. — Центурион протянул упавшему мускулистую руку. — И секира у тебя хороша.

    Тарквиний, помедлив лишь миг, ухватился за его ладонь. Противиться судьбе не было смысла.

    Центурион — крепкий немолодой римлянин в длинной кольчуге, опоясанной ремнями для гладиуса и кинжала, с золотыми и серебряными фалерами на груди — уверенным движением поднял его на ноги.

    Гаруспик с тревогой окинул взглядом его спутников, тех самых солдат, которых он видел у лавчонки. Теперь они, ожидая командира, застыли ровными шеренгами, за их спинами маячили нагруженные мулы. Под презрительными взглядами легионеров Тарквиний пристыженно опустил глаза: он, гордый этруск, не привык к тому, чтобы над ним насмехались простые солдаты.

    Центурион смотрел на гаруспика явно заинтересованно — странный светловолосый незнакомец с изрезанным шрамами лицом и золотой серьгой в ухе мало походил на заурядного грека.

    — Как твое имя? — спросил он требовательно.

    В гаруспике уже закипала ярость из-за того, как римляне обошлись со школой, он не видел смысла лгать.

    — Тарквиний. Откуда?

    — Из Этрурии.

    Центурион вздернул брови. Этот пьянчуга — италиец?

    — А на Родосе ты зачем?

    — Приехал в школу, нелегкая вас побери. — Тарквиний кивнул за спины солдат. — От которой после вас ничего не останется.

    Среди легионеров послышался ропот, однако центурион жестом велел замолчать.

    — Ты смеешь осуждать приказ Цезаря? — холодно спросил он.

    Тарквиний устало вздохнул. Римляне творят что хотят — так было всегда. Этого не изменишь. Взгляд центуриона обещал ему смерть, и гаруспик порадовался, что она будет легкой: гладиус разит не больно…

    — Отвечай, во имя Митры!

    Тарквиния словно ударило молнией, пьяный угар разом схлынул. Почему-то вспомнился ворон, налетевший на главного индийского слона у Гидаспа, — явный знак, посланный богом-воителем. Нынешний знак — не хуже. Гибель Тарквинию пока не грозит.

    — Не смею, — громко ответил он. — Цезарь волен поступать, как пожелает.

    И он протянул правую руку в жесте, известном только приверженцам культа Митры.

    Центурион воззрился на него, не веря своим глазам.

    — Ты служишь богу-воителю? — прошептал он.

    — Да. — Гаруспик тронул след от клинка на левой щеке. — И за службу порой расплачиваюсь шрамами.

    В конце концов, он был не так уж далек от истины. Тарквиний вновь протянул руку, и центурион крепко ее пожал.

    — Кальд Фабриций, первый центурион, вторая когорта, Шестой легион! — отрекомендовался он. — Я-то думал, ты преступник.

    — Нет, — улыбнулся Тарквиний. — Меня направил к тебе Митра, не иначе.

    — Скорей уж Бахус, — хохотнул Фабриций. — Рад встретить друга! Поговорить бы, да некогда, дел невпроворот. Может, пойдем с нами?

    Благодарно кивнув, Тарквиний присоединился к центуриону; сейчас, когда угроза немедленной смерти отступила, на него вдруг нахлынуло странное спокойствие. Должно быть, его браваду подогрело вино — однако пил он лишь из-за того, что римляне грабили школу… Вот уж никогда не знаешь, чего ждать от случая! Ведь встреча с центурионом явно послана ему Митрой…

    — В школе чего только нет, такие диковины! — рассказывал тем временем новый друг. — Инструменты и всякие металлические штуки, каких я и не видал! У одного ящика спереди и сзади круглая шкала, а по сторонам ручки — крутятся и показывают положение Солнца, Луны и пяти планет. Не поверишь! А еще одна сторона предсказывает все затмения! Старик хранитель даже разрыдался, когда я ящик забирал, говорит, его сделал в Сиракузах ученик их математика, Архимеда!

    Центурион захохотал, и Тарквиний постарался подавить неприязнь — что толку возмущаться грабежом, Фабриций лишь выполнял приказание. Гаруспика одолевало любопытство: здесь, рядом с ним — описанный Аристофаном механизм! Да еще из самых Сиракуз! Кто не знает хитроумных приспособлений, выдуманных греком Архимедом для защиты города от римлян в Первую пуническую войну, — а тут тебе в руки попадает прибор, созданный по его совету или даже чертежу!

    — Ящик у тебя с собой?

    Фабриций махнул куда-то за плечо.

    — На мулах. Завернули, конечно, понадежнее, чтоб эта штуковина не разбилась.

    — И всю эту поклажу повезете в Рим?

    — Для триумфа Цезаря, — гордо ответил центурион. — Напомнить народу о его заслугах.

    С Тарквиния сдуло последние остатки хмеля. Видения столицы, накрытой хмурым небом, и тревожные сны о Лупанарий сами по себе не приведут его в Рим. А здесь ему вдруг открывается верная возможность туда попасть, и упускать ее нельзя.

    — Пассажиров на корабль берете?

    — Хочешь обратно в Италию? Я тоже! — Фабриций дружески ткнул его в плечо. — Буду тебе рад!

    — Спасибо!

    Тарквиний, словно окрыленный, зашагал увереннее. Митра указывает ему путь в Рим! На том же корабле, который повезет в столицу сокровища школы стоиков!

    Кто он такой, чтобы противиться воле бога?


    Глава IX
    ПЛЕН

    Понт, север Малой Азии

    Петроний, прихрамывая, старался не отстать от Ромула, которого легионеры волокли в лагерь через трупы поверженных понтийцев. Притащив его к стене, они обнаружили, что распятие придется отложить — немногие деревья, росшие на холме, пошли на строительство лагеря и нужных бревен попросту нет. Четверым солдатам достало злобы немедленно отправиться на дальние поиски, остальные привольно разлеглись на солнце, попивая ацетум, лестью и уловками выманенный у командиров сверх обычного пайка.

    Скрученного веревками Ромула бросили в центре. Под жаркими лучами рана горела, голову раздирала пульсирующая боль, в горле пересохло — однако надеяться на глоток воды не приходилось. Ромул смутно понимал, что Петроний где-то рядом, остальные легионеры не упускали случая напомнить о себе пинком под ребра. Ромул, даже в полузабытьи, невольно оценил насмешку судьбы: пройти столько земель и вынести столько испытаний лишь для того, чтобы быть распятым, да еще в дальней дыре вроде Зелы… Впрочем, пути смертных всегда извилисты, и с волей богов не поспоришь.

    Тарквиний ошибся в предсказании. Возвращения в Рим не будет.

    Провалившись в забытье, Ромул не сразу очнулся от гомона толпы и затуманенным мозгом долго не мог понять, почему вокруг раздаются злобные крики. По одну сторону от него стоял черноволосый здоровяк с компанией, держа в руках свежесрубленные бревна, по другую — Петроний с оптионом из Двадцать восьмого и незнакомый центурион. Между ветеранами и Петронием росла перепалка, и Ромул с благодарностью осознал, что Петроний, несмотря на явно безнадежное положение, до сих пор его защищает.

    Оптион вмешиваться не спешил, зато центурион недолго думая поднял руки, призывая к тишине. Ветераны тут же подчинились — старшие командиры могли наказать за малейшее неповиновение.

    Центурион удовлетворенно кивнул.

    — Говорить по одному. Что тут, Гадес вас побери, происходит? — Палкой из виноградной лозы он указал на Петрония. — Ты начал крик и призвал оптиона. Говори первым.

    Петроний коротко описал, как после битвы повел Ромула мыться в реке и как ветераны заговорили о давней ране.

    — Тут недоразумение. Взгляни сам, он в полубреду — не вспомнит, с кем только что воевал, что уж говорить про давний шрам. Да он с готами и не сталкивался!

    Оглядев окровавленного и явно плохо соображающего Ромула, центурион улыбнулся.

    — Похоже на правду, да только назвать рабом — обвинение серьезнее некуда. — Центурион повернулся к черноволосому легионеру. — А ты что скажешь?

    — Не так уж сильно он ранен! — взорвался тот. — И он сам признался, что тот шрам получил от гота! В лудусе! Какие еще нужны доказательства?

    Среди его спутников пронесся одобрительный ропот, однако открыто выступить перед командиром никто не осмелился.

    Центурион, нахмурившись, повернулся к оптиону — косоглазому уроженцу италийской кампании, которого Ромул недолюбливал.

    — Солдат он хороший?

    — Да, — кивнул кампаниец, и в юноше на миг вспыхнула надежда. — Но в легион попал странно.

    Заинтригованный центурион дал знак продолжать.

    — Ночью, когда дрались в Александрии, мой отряд стоял на Гептастадионе, в охране. А этот с другом, хитроватым таким, выскочили как из-под земли. Ну, оба италийцы, оба вооружены — я и загнал их в легион.

    Центурион одобрительно кивнул.

    — Откуда они там взялись?

    — Сказали, что работали на бестиария. В Южном Египте.

    — А второй из них — этот? — спросил центурион, указывая на Петрония.

    Оптион нахмурился.

    — Нет. Тот исчез, прямо тогда же ночью. Я заметил только после битвы. Искал, но даже следов не нашел.

    — Подозрительно, — пробормотал центурион и ткнул ногой Ромула. — Ты беглый раб?

    Ромул с трудом сфокусировал взгляд на своем обвинителе и мельком взглянул на остальных. Все, кроме Петрония, смотрели злобно или равнодушно, и юношу охватила безнадежность. К чему сопротивляться, если нет смысла…

    — Да, — медленно произнес он. — Петроний, мой товарищ, этого не знал.

    Ответ полностью оправдывал Петрония, однако лицо ветерана исказилось отчаянием.

    — Видишь? — встрял черноволосый, вновь закипая гневом. — Я прав! Распнем ублюдка?

    — Нет, — отрезал центурион. — Сделаем лучше. Цезарь, когда вернется в Рим, собирается устроить празднество с гладиаторскими боями. Живого мяса надо больше, чем вмещают все школы и тюрьмы. Этот мерзавец сбежал из школы раз, второй раз не сбежит. Заковать обоих в кандалы. Будут ноксиями.

    Ветераны радостно заухмылялись.

    Петроний, с трудом веря своим ушам, непроизвольно сжал кулаки. Умереть в схватке с диким зверем, вором или убийцей — унизительная судьба! Однако злорадные физиономии легионеров говорили ему, что стоит лишь дернуться — и его убьют прямо здесь, а прощаться с жизнью пока не хотелось. Петроний разжал кулаки и не сопротивлялся легионерам, которые принялись его связывать.

    — Нет! — прохрипел Ромул, пытаясь вырваться из петель веревки. — Петроний не виноват!

    — Что? — фыркнул центурион. — Кто водил дружбу с рабом — достоин той же позорной смерти.

    — Откуда ему было знать? — крикнул Ромул. — Отпусти его!

    Центурион в ответ обрушил ему на голову ногу в тяжелой подкованной сандалии — и Ромул погрузился в небытие.

    * * *

    Ромул очнулся от прикосновения чьих-то пальцев к ране и, открыв глаза, понял, что лежит в лазарете — большой палатке неподалеку от командирских покоев. Близился закат, тело по-прежнему связывали путы, бледный лекарь в окровавленном переднике осматривал его рану. Петрония рядом не было — лишь стоял на страже скучающий легионер. Ромул в отчаянии вновь закрыл глаза.

    Вскоре лекарь-грек объявил, что пролома в черепе нет, промыл рану ацетумом и скрепил края раны металлическими скобками, боль от которых пронзала Ромула каждый раз, как металл входил в кожу. После этого голову юноши забинтовали льняной тканью и, одев его в старую тунику, выставили из лазарета: другие раненые тоже нуждались в лекаре. Легионер-стражник вздернул его на ноги и погнал перед собой к деревянному зданию у главного входа — походной тюрьме. Получив тычок в спину, Ромул растянулся на полу, дверь за ним захлопнулась. Пытаясь осознать свое жалкое положение, он не спешил двигаться.

    — Ромул? — раздался где-то близко голос Петрония.

    Юноша сумел перевернуться и поднять голову. Из семерых заключенных, брошенных в тюрьму, к нему подошел лишь Петроний. Отведя Ромула в угол, подальше от остальных, ветеран уселся рядом с ним на утоптанный земляной пол.

    — Прости, — шепнул ему Ромул. — Сидишь без вины, и все из-за меня.

    Петроний вздохнул.

    — Да уж, радоваться нечему.

    Ромул открыл было рот, но ветеран сделал знак молчать.

    — Противно стало, когда легионеры на меня кинулись, как свора псов. Я ведь и сам бывал таким раньше, — горестно заметил Петроний. — И все же я гражданин Рима, как и они. Откуда мне знать, раб ты или нет? Мне-то все равно! Твоя храбрость известна и мне, и всему Двадцать восьмому! А им плевать… — Ветеран снова вздохнул. — Когда римское войско воевало против Ганнибала, в нем были и рабы. Теперь, видно, другие времена.

    Ромул молчал, и Петроний взглянул ему в глаза.

    — Тебе, моему соратнику, я обязан больше, чем всем выродкам из Шестого вместе с центурионом.

    Такое признание перевешивало в глазах Ромула любые прежние оскорбления, полученные от других. Петроний его побратим, Ромула связывают с ним те же узы, что раньше с Бренном. Не в силах вымолвить ни слова от нахлынувших чувств, он протянул Петронию руку — и тот в воинском рукопожатии обхватил ладонью его предплечье.

    — Что будет дальше? — спросил Ромул.

    — Цезарь разделается с остатками понтийцев и двинет к побережью вместе с Шестым легионом, нас заберет с собой, — хмуро ответил Петроний и кивнул на собратьев по тюрьме. — Новые приятели говорят, что в Италии неспокойно, ветераны бунтуют.

    — А приятели здесь за что?

    — Струсили и удрали с поля боя, — с отвращением бросил Петроний.

    — Странно, что их не распяли.

    — Цезарю, видно, не хватает живого мяса для игрищ, — ответил Петроний, и друзья обменялись тревожными взглядами.

    * * *

    Через месяц Ромул с Петронием и прочими узниками уже приближались к юго-восточному побережью Малой Азии, где стоял флот Цезаря. Идти пришлось пешком, вслед за подводами, глотая поднятую Шестым легионом пыль. Пищи и воды арестантам почти не давали, зато щедро осыпали их побоями за малейший взгляд, брошенный на стражников, — оставалось лишь молчать и не поднимать глаз. Ромул с Петронием держались вместе и брезгливо сторонились соседей — трусов, сбежавших с поля битвы. Зато от черноволосого ветерана с подручными избавиться было не так просто: те наведывались каждый день, всячески унижая двоих друзей и осыпая их оскорблениями, которые стихали лишь тогда, когда обидчикам наскучивала забава или когда ветеранов оттесняли стражники.

    К счастью для Ромула, контузия прошла довольно быстро, а вскоре зажила и рана: уже на десятый день лекарь снял металлические скобки и от удара остался только длинный алый шрам под коротко стриженными волосами — вечное, до самой смерти, напоминание о ромфайе. Впрочем, смерти ждать недолго, мрачно подумал Ромул при взгляде на триремы, которые повезут войско в Италию. До сих пор ежедневные марши и привычная разбивка лагеря создавали иллюзию обыденности, корабли же настойчиво напомнили о жизни за пределами легиона — и о Фабиоле. Даже если сестра услышала тогда слова Ромула и послала весточку, никто не будет искать его среди ноксиев. Встреча в Александрии казалась теперь издевательством, жестокой шуткой судьбы.

    Ромул с Петронием принимали будущее как есть и не пытались о нем забыть. Вдобавок к ежедневному пути в двадцать миль они не упускали случая натренировать тело отжиманиями, бегом на месте и борьбой: тело для солдата — инструмент, от которого зависит жизнь. И хотя упражнения сейчас мало что решали — ноксиев выгоняли на арену лишь ради того, чтобы публика насладилась зрелищем их смерти, — друзья все же старались подготовиться к боям любыми способами.

    Погрузившись на триремы в цветущий летний день, они без происшествий доплыли до Брундизия. По пути Ромул часто вспоминал Тарквиния и Бренна — с гаруспиком он встретился по пути в Малую Азию, когда вместе с галлом отправлялся на войну вместе с армией Красса. Тогда их переполняла надежда, манили новые земли — и сколько диковинного пришлось с тех пор повидать! А теперь он возвращается тем же путем — закованный в кандалы, одинокий и отчаявшийся. Бесполезно мечтать о мести Гемеллу, о встрече с Фабиолой — в Риме его ждет лишь кровавая смерть на глазах ревущей толпы. Тарквиний оказался прав. Его путь лежит в Рим, однако исход этого пути будет совсем не радужным.

    Уйти в себя и затеряться в горестных думах Ромулу не давало лишь присутствие Петрония — энергичного и неунывающего. Ступив на италийский берег после восьми лет отсутствия, юноша слегка взбодрился: его радовала и звучащая повсюду латинская речь, и знакомые очертания римских городов, и вид пестрящих латифундиями полей и холмов. Рассчитывать на радушный прием, впрочем, друзьям не приходилось: ветеранов Шестого легиона на каждом шагу встречали бурными приветствиями и гирляндами цветов, арестантам же доставались лишь проклятия и плевки.

    Через несколько недель Ромул наконец с облегчением разглядел впереди стены Рима. Избавляться от узников не спешили — их лишь заперли понадежнее: Шестой легион готовился к встрече Цезаря с ветеранами. Бунтари из Девятого и Десятого легионов, поддерживаемые другими солдатами, стояли многотысячным лагерем у стен города — об этом шептались в строю, пока колонна шла маршем от Брундизия, слухи дошли даже до арестантов. После битвы при Фарсале Цезарь отправил часть легионов в Италию, где им было обещано содержание, однако выдавать деньги никто не спешил, и недовольные ветераны шумели. Назревал крупный бунт. Солдаты знали, что в африканской кампании против республиканцев Цезарю без них не обойтись, и ни с кем не церемонились: командиров, присланных Марком Антонием для подавления мятежа, попросту закидали камнями и выгнали прочь. Даже властный Саллюстий, союзник Цезаря, не сумел их унять и едва спасся бегством.

    Возвращение Цезаря их не смутило: ветераны двинулись на Рим, требуя своего. Вооруженные до зубов мятежники были очень опасны, однако Цезарь, вместе с Шестым легионом подойдя к Риму, встал лагерем всего в миле от их укреплений. Легионеры Шестого изрядно нервничали, зная, что армия ветеранов неизмеримо превосходит их численностью, однако первая ночь прошла спокойно. О том, что было дальше, Ромул узнал от стражников (он хоть и тревожился больше за свою участь, все же не удержался от расспросов о Цезаре).

    На рассвете Цезарь вошел в лагерь мятежников в сопровождении всего нескольких воинов и поднялся на возвышение у главной палатки. Весть о появлении вождя тут же облетела весь лагерь, послушать его стеклась огромная толпа. Цезарь, по словам бывших с ним легионеров, всего лишь спросил бунтовщиков, чего они требуют, в ответ ему предъявили целый список претензий, заканчивающийся требованием дать ветеранам отставку. Цезарь пообещал тут же уволить всех со службы и своевременно выдать награды и содержание, чем совершенно обезоружил толпу, и в придачу обратился к мятежникам словом «граждане!» вместо обычного «соратники!», показывая им, что они уже не состоят в его армии.

    Ветераны этого не вынесли. Они стали умолять Цезаря принять их обратно и отправить на африканскую войну, которую клялись для него выиграть, — Цезарь несколько раз отказывался, даже повернулся, чтобы уйти, однако мольбы становились все неистовее, ветераны обещали уже добыть победу в одиночку, без остальных войск. Цезарь, тщательно изобразив крайнее нежелание, в итоге согласился принять всех — кроме воинов Десятого, самого ценимого им легиона, разочаровавшего его более остальных. Солдатам Десятого велено было отправляться по домам. Ветераны, безмерно гордившиеся своей принадлежностью к героическому легиону, потребовали от Цезаря децимации — лишь бы только вновь вернуться в армию. Цезарь, весь воплощенная щедрость и великодушие, уступил просьбам и милостиво принял Десятый в свои объятия, как бедных заблудших детей. С мятежом было покончено.

    Ромул, выслушав рассказ, исполнился восхищения. Петроний месяцами толковал ему об Алезии, Фарсале и других победах, в Понте юноша собственными глазами видел, на что способен его командующий, — а теперь, после истории с бунтом, стало ясно, что таланты Цезаря уникальны. Он не только великий полководец, способный выигрывать безнадежные на первый взгляд битвы, — он прирожденный лидер, которому нет равных: Красс, предпочитавший командовать в отстраненной безличной манере, был ему полной противоположностью. И Ромул, несмотря на близкую смерть, радовался, что ему выпало служить под командованием Цезаря.

    Покончив с мятежом, Цезарь без дальнейших проволочек отправился в столицу — на встречу с начальником конницы и сенатом. Легионеры Шестого, которым дали отпуск и обещали на днях отпустить к семьям, коротали время до отъезда в местных тавернах и публичных домах, арестантов тоже отправили по назначению — центурион, после боя решивший судьбу Ромула и Петрония, теперь повел арестантов в город под охраной десятка легионеров.

    Петроний, прежде не видевший Рима, во все глаза глядел на массивные Сервиевы стены, на огромные здания и толпы народа, у Ромула же при виде улиц, по которым он бегал мальчишкой, сжималось сердце: не о таком возвращении он мечтал. При виде гигантского храма Юпитера на Капитолийском холме у него на миг проснулась робкая радость, но и она мгновенно угасла, когда они вышли к перекрестку у дома Гемелла. Купец мог отсюда и не съехать, несмотря на денежные затруднения, о которых Ромулу рассказывал Гиеро, — при этой мысли юношу захлестнул бессильный гнев: быть в сотне шагов от дома человека, которого годами мечтал убить, и пройти мимо…

    В конце концов они приблизились к Лудус магнус, главной школе гладиаторов, и сердце Ромула на миг замерло от давно забытого страха. Именно отсюда им с Бренном пришлось бежать — а позднее выяснилось, что причины для побега не было: аристократа, нарывавшегося на ссору, убил не Ромул, а Тарквиний. Гнев, обуявший Ромула при рассказе гаруспика, давно сменился непреходящей горечью от мысли, что все могло сложиться иначе. Не убеги они тогда — может, Бренн остался бы жив, оба уже заслужили бы рудис… Однако Ромул, успевший близко узнать гаруспика, ясно видел: Тарквиний, полагаясь на знаки, которые читал по ветрам и звездам, всегда выбирал наилучший из доступных путей — именно поэтому точность его пророчеств помогла им пережить все тяготы Карр и Маргианы. На злой умысел Тарквиний неспособен, Ромул в этом не сомневался.

    Потому-то при виде надписи «Лудус магнус» на стене школы юноша гордо расправил плечи. В тринадцать лет, попав сюда неграмотным мальчишкой, о смысле надписи он лишь догадывался, а прочесть ее сумел лишь сейчас, после уроков Тарквиния. Из четырех римских лудусов их почему-то привели именно сюда — и когда центурион принялся требовать, чтобы их впустили, Ромул невесело усмехнулся.

    Через миг их подкованные калиги застучали по короткому коридору, ведущему в огороженный толстыми стенами квадратный двор. Сейчас, во время послеобеденных тренировок, двор полнился десятками гладиаторов, которые боролись друг с другом или упражнялись с толстым деревянным шестом высотой в человеческий рост. Наставники расхаживали между бойцами, давая указания и выкрикивая команды. Бойцы, вооруженные плетенными из лозы щитами и деревянным оружием вдвое тяжелее обычного, кружили вокруг партнеров, обмениваясь ударами. При виде сплошь незнакомых лиц сердце Ромула дрогнуло: прежние друзья — Отон с Антонием и невысокий испанец Секст — не иначе как давно погибли. Обведя взглядом балконы, он заметил лишь зловещие фигуры лучников, готовых пресечь любое неповиновение, и ни малейшего следа Астории — нубийской возлюбленной Бренна. Ромул не удивился: Мемор наверняка уже давно продал ее в публичный дом.

    Зрелище бойцов вернуло его к действительности: по арене сновали фракийцы с квадратными щитами и изогнутыми мечами, мирмиллоны в характерных шлемах с морской рыбой на гребне, тут же две пары ретиариев боролись против четверых секуторов — таких же, как некогда Ромул, воинов-преследователей. Юноша замедлил было шаг, однако в спину тут же уперлось что-то острое.

    — Не стой, — рявкнул сзади легионер, подталкивая его пилумом. — Вперед, за центурионом.

    Ромул, проглотив вскипевший было гнев, повиновался. Вскоре все арестанты уже стояли строем перед человеком, которого Ромул предпочел бы больше никогда не видеть. Мемор, ланиста гладиаторской школы, с годами почти не изменился — лишь чуть посмуглела кожа да слегка опустились плечи, однако замашки остались прежними: тот же приказной тон, те же издевки. У Ромула заныло под ложечкой: узнает его Мемор или нет?

    — Кто у нас тут? — тягучим голосом вопросил ланиста. — Дезертиры?

    — По большей части трусы, — подтвердил центурион. — Дали деру в разгар битвы.

    Мемор с презрительной миной хлестнул плетью по земле.

    — Значит, гладиаторов из них не выйдет. А почему этих скотов не распяли?

    — Для празднеств в честь побед Цезаря не хватает людей, — рявкнул центурион. — Этих решено сделать ноксиями.

    Мемор скривил губы.

    — Я таким не занимаюсь.

    «Только потому, что тебе это невыгодно», — презрительно подумал Ромул.

    — Если возьмешь — окажешь личную услугу Цезарю, — заметил центурион, и Мемор тут же расплылся в улыбке.

    — Отчего ж ты молчал? Почту за честь приготовить мерзавцев к смерти. Может, даже добьюсь от них приличного выступления. — Он обвел арестантов взглядом, не предвещающим ничего доброго, и почему-то задержался на Ромуле и Петронии. — А эти двое здесь почему?

    — Один — раб, — фыркнул его собеседник. — Посмел вступить в легион.

    Мемор вздернул кустистые брови.

    — А второй?

    — Его друг, чистый идиот. Пытался защищать раба, когда того разоблачили.

    — Интересно, — протянул Мемор, шагая вдоль строя и оценивающе глядя на арестантов. Его плеть тащилась позади, ее утяжеленный хвост оставлял в песке тонкий след.

    Остановившись перед Петронием, ланиста окинул его взглядом леопарда, оценивающего добычу. У ветерана в ответ презрительно дрогнули губы.

    — Гордый, да? — ухмыльнулся Мемор. — Ничего, это ненадолго.

    Петронию хватило ума не отвечать.

    Мемор шагнул к Ромулу, который старался глядеть в сторону, чтобы ланиста его не узнал, однако тот схватил его за подбородок и повернул к себе лицом так, что Ромул вновь почувствовал себя тринадцатилетним мальчишкой. Взгляд его синих глаз уперся в темные провалы глазниц Мемора, повисла долгая тишина.

    — Который из них раб? — вдруг спросил ланиста.

    — Тот, кто перед тобой, — ответил центурион. Мемор нахмурил морщинистый лоб.

    — Крупный нос, голубые глаза. И силач. — Он отпустил подбородок юноши и дернул вверх правый рукав его военной туники. Там, где некогда стояло клеймо раба, теперь виднелся тонкий шрам, частично прикрытый татуировкой с изображением Митры, приносящего в жертву быка. Опытный глаз без труда опознал бы рабское прошлое Ромула: навыки полевой хирургии, которыми владел Бренн, не шли ни в какое сравнение с искусством тех, кто сводил клейма богатым рабам, получившим вольную, а татуировка, сделанная за плату в Барбарикуме, могла обмануть лишь беглый неискушенный взгляд. Мемор не сомневался ни мгновения. Отступив на шаг, он окинул глазом фигуру юноши.

    — Боги всемогущие, — выдохнул он, и лицо его вспыхнуло давним гневом. — Ромул?

    Тот, не в силах сопротивляться, кивнул.

    — Ты его знаешь? — изумленно спросил центурион.

    Мемор яростно выругался.

    — Он мой! Моя собственность! Восемь лет назад дал деру вместе с лучшим моим гладиатором! Убили аристократа и сбежали! Исчезли с глаз! Только слухи доносились — мол, пошли в войско Красса!

    Центурион хохотнул.

    — Про Красса не знаю, а в легионе Цезаря он точно служил.

    — Я был в армии Красса, — процедил Ромул. — Попал в плен при Каррах, как тысячи других. Мы с другом через несколько месяцев сумели бежать.

    Петроний с центурионом от неожиданности застыли на месте: кроме Кассия Лонгина и остатков его войска, никто из участников парфянских сражений не вернулся в Рим.

    — С галлом-великаном? — резко обернулся к Ромулу Мемор. — Где он?

    — Бренн погиб, — через силу ответил Ромул.

    Ланисту эта весть явно разочаровала.

    Ромул, которого при воспоминании о галле вновь захлестнула боль потери, все же не отводил глаз от Мемора — тот явно пытался не упустить свой интерес. Ромул ведь тоже был отличным гладиатором даже в свои четырнадцать лет, а теперь он взрослый мужчина, да еще повоевавший с армией, и ценность его несомненно больше.

    — Уж этого-то мне отдашь? Что толку делать его ноксием? — осторожно спросил ланиста и, не утерпев, добавил: — Он ведь моя собственность.

    — Не нарывайся, — рявкнул центурион. — Мерзавец вступил в армию, будучи рабом, — значит, он мой до самой смерти, будь он хоть сам Спартак. Обоих дружков гнать на арену, пусть сдохнут.

    Отчаявшись вернуть себе деньги, потерянные из-за исчезновения Ромула с Бренном, ланиста разъяренно взметнул плеть перед лицом юноши:

    — Проучу, навек запомнишь!

    — Не тронь его, — предупредил центурион. — Цезарю нужен эффектный спектакль, а не жалкое зрелище искалеченных рабов, помирающих на арене от первого же удара.

    Раздраженный тем, что расправа не удалась, Мемор отступил.

    — Что ж, грех жаловаться. С наслаждением погляжу, как ты сдохнешь, — бросил он с жесткой ухмылкой. — У бестиариев сейчас звери как на подбор: тигр, львы, медведи, а то и диковины похлеще.

    Арестанты обменялись тревожными взглядами, даже Петроний переступил с ноги на ногу. Ромул, испуганный не меньше их, все же умудрился не дрогнуть — чтобы не выказывать страха перед Мемором.

    — Выбор за тобой, — великодушно согласился центурион, перебрасывая ланисте ключи от замков. — Выступление через два дня.

    Коротко кивнув, он вместе с легионерами вышел на улицу.

    — Расковывай, — велел Мемор, швыряя ключи тощему иудею с редкой бороденкой и торчащими зубами. — Потом отыщи застенок погрязнее. И скажи повару, чтоб их не кормил.

    Потирая кожу, саднящую от ошейников, узники вслед за иудеем вошли в сырую, затянутую плесенью комнату, где на тесном полу можно улечься бок о бок двоим или троим, но никак не восьмерым. Ни постелей, ни одеял. Стражники Мемора, ухмыляясь, оставили арестантов одних.

    Ромул с Петронием отошли подальше от двери и, прислонившись к стене, принялись наблюдать за гладиаторами — после того как стихла суматоха вокруг узников, те вновь вернулись к упражнениям.

    — Два дня — и мы в Гадесе, — пробормотал Петроний. — Не заживемся.

    В очередной раз подавив грозящее нахлынуть отчаяние, Ромул мрачно кивнул.

    Петроний, сдвинув вместе кулаки, вздохнул.

    — И что тому черноволосому подонку не сиделось? Если бы не он…

    — Волю богов людям не понять, — ответил Ромул, сам толком не веря в сказанное.

    — Да ладно тебе, почитатель богов. — Петроний, откашлявшись, сплюнул на песок. — Мы такой судьбы уж точно не заслужили.

    Ромул окончательно пал духом.

    Они были приговорены.


    Глава X
    ИГРЫ ЦЕЗАРЯ

    Два дня спустя

    Фабиола, нахмурившись, вновь и вновь пробегала глазами колонки цифр на пергаменте, однако пересчитывай не пересчитывай — суммы оставались неутешительными. Время шло, а доходы от Лупанария не спешили расти, и вовсе не из-за бездеятельности хозяйки: отремонтированное помещение сияло новизной, в ваннах благоухала свежая вода, полтора десятка нанятых Веттием громил неотлучно стояли у входа и на улице, готовые драться в любой миг, — напасть на Лупанарий, не имея под рукой внушительного войска, посмел бы разве что самоубийца. Подкупив кого надо на невольничьем рынке, Фабиола собрала целый выводок новых девиц — смуглых темноглазых иудеек, иллириек со смоляными косами, чернокожих нубийских красавиц и даже одну огненно-рыжую британку со сливочным цветом лица, предметом тихой зависти Фабиолы.

    Объявления об открытии обновленного Лупанария, развешанные по всему Риму, должны были привлечь вместе со старыми посетителями и новых, однако предвкушаемого наплыва мужчин Фабиола так и не дождалась — она явно недооценила влияние Сцеволы. В невзгодах, преследующих Лупанарий, явно угадывалась его рука, и надежды Фабиолы на то, что фугитиварий узнает о ее связи с Антонием и предпочтет исчезнуть, не оправдались. Пока она считала, что начальник конницы не знает о ее вражде со Сцеволой, она не осмеливалась назвать ему имя фугитивария, зато Антоний, чуть ли не угадывая ее мысли, не упускал случая упомянуть Сцеволу в самых восхищенных тонах.

    Поначалу фугитиварий шел напролом, запугивая потенциальных посетителей: его наемники, толпящиеся перед публичным домом, никого не подпускали к дверям, и разъяренная Фабиола послала к ним Веттия с подручными. После горячей схватки, унесшей не одну жизнь, фугитиварий увел свои отряды на прилегающие улицы — наступил тревожный покой, то и дело прерываемый кровавыми стычками. Как ни вредили делам Лупанария открытые драки, неотступное присутствие людей Сцеволы отвращало еще больше посетителей, и избавиться от нежеланной опеки было невозможно: нанятые Фабиолой стражники не могли одновременно и защищать Лупанарий, и торчать день и ночь на всех окрестных углах.

    Заведение так и не приносило желанной прибыли, и Фабиола, понимая, что богатство Брута небеспредельно, мрачнела день ото дня. Она легко мирилась с необходимостью проводить все больше времени в Лупанарии, однако отсутствие посетителей означало, что ей не так просто будет найти аристократов, готовых вступить в заговор против Цезаря. Все девицы были натасканы пересказывать ей любые реплики о политике, оброненные клиентами, и Фабиола надеялась таким образом выявить недовольных действиями Цезаря, однако поток сведений, как и поток клиентов, грозил иссякнуть на глазах — видимо, большинство аристократов побаивались осложнений и предпочитали не раскрывать рта.

    Фабиола неделями не вылезала из Лупанария, мрачнея все больше; ее подавленность заметил даже Брут, сам с утра до вечера пропадающий в городе по государственным делам.

    — Что толку с этого рассадника блох? Зачем было его покупать? — не выдержал он во время очередной, уже привычной ссоры, и напуганная Фабиола поспешила применить все свое искусство, чтобы успокоить его подозрения.

    Не дожидаясь повторения таких сцен, она теперь старалась приходить домой раньше Брута и встречать его лаской, к которой он так привык: незачем заставлять его лишний раз нервничать — особенно сейчас, когда Марк Антоний стал ее постоянным любовником.

    Эта связь, неожиданная для нее самой, изрядно осложнила ее жизнь и прибавила опасности, однако Фабиола пока не находила сил противостоять себе. Она, конечно, пыталась найти оправдания: мол, интригой с Марком Антонием она готовит смену Бруту на случай, если тот пожелает ее бросить, а еще Антоний может оказаться союзником в заговоре против Цезаря, — однако сама же понимала тщетность отговорок. Антоний, прославившийся на весь Рим похождениями с женами сенаторов, вряд ли всерьез потеряет голову из-за Фабиолы и уж точно не променяет на нее других любовниц, а уж его пламенная преданность Цезарю и готовность растерзать любого, кого он заподозрит в малейшей измене диктатору республики, и вовсе вошли в поговорку. Заикнуться при нем об убийстве Цезаря — все равно что подписать себе смертный приговор, и лучше было бы прекратить связь после первого свидания.

    Все это она знала с самого начала знакомства — однако каждый раз спешила на встречу с Антонием по первому его зову. Даже снедающая ее вина перед Брутом и сознание того, что Брут не заслужил такого предательства, не останавливали: собственную слабость она ненавидела, однако ничего не могла с ней поделать. В глубине души девушка понимала причину: животная сила Антония, властный облик и уверенная манера завораживали — начальник конницы с ног до головы был лидером, сильным самцом, а насквозь здравомыслящий Брут — нет. В присутствии Антония Фабиола непривычно робела, и после стольких лет повелевания мужчинами ей даже нравилось чувствовать себя по-иному. Она таяла от его манеры раздевать ее глазами, ее кожа жаждала его прикосновений, тело тянулось к его телу.

    Случись Бруту обнаружить их непростительную связь — Фабиола не поручилась бы за последствия. Начальника конницы он не любил даже в лучшие времена, а в гневе бывал страшен, и свидания с Антонием девушка держала в строжайшей тайне: встречались они или в незаметных гостиницах в предместьях Рима, или в одном из многочисленных городских домов, принадлежащих Антонию. Выскальзывая из Лупанария, Фабиола брала в провожатые только Веттия или Бенигна. Йовина толком ничего не знала: теперь, когда она перестала быть хозяйкой, рабы и девицы ей ничего не докладывали и старухе приходилось полагаться лишь на собственные глаза и уши, а если она о чем-то и догадывалась, то благоразумно не задавала вопросов. Фабиола прекрасно понимала, что, доведись кому-то из рабов посплетничать с собратьями или посетителем — скандальная новость о ее интрижке с Антонием мигом облетит всю столицу, поэтому об отлучках знали лишь Доцилоза и привратники. Бенигн и Веттий преклонялись перед Фабиолой настолько слепо, что все ее поступки принимали как данность, а Доцилоза, хоть и не одобряющая роман на стороне, была слишком захвачена общением с Сабиной, к которой наведалась сразу же, как выздоровела после лихорадки.

    Антоний, разумеется, не вел с Фабиолой пространных разговоров о политике, однако она жадно ловила его случайные фразы и радовалась каждой находке, как сорока радуется блестящему камешку. Она уже знала с десяток имен тех, кого подозревали в интригах против Цезаря (из них Марк Брут, Кассий Лонгин и многие другие когда-то были сторонниками Республики, получившими прощение после Фарсала), и теперь девушка не находила себе места, день и ночь обдумывая способы привлечь их на свою сторону. Женщине, да еще бывшей рабыне из Лупанария, не так-то просто видеться с таким количеством аристократов — Брут, конечно, водил ее в театр и на пиры, однако не провоцировать же там разговоры о государственной измене! Враги Цезаря должны быть вхожи в Лупанарии — а ему пока угрожает Сцевола! И разорвать этот замкнутый круг, уже который месяц мешающий Фабиоле спокойно жить, можно лишь одним способом: рассказав Антонию о фугитиварии.

    Улица внезапно огласилась криками — там явно веселилась подвыпившая публика, и Фабиола посветлела лицом: в предвкушении Игр Цезаря столицу наполнили тысячи приезжих, привлеченных обещанием Цезаря устроить семинедельные празднества по случаю недавней победы над Фарнаком в Малой Азии. Веселье началось дня два назад; Брут уже захлебывался от восторга, превознося мастерство гладиаторов в предстоящих боях. В Лупанарии хлынули новые клиенты, и Сцевола оказался бессилен этому помешать — посетителей все прибавлялось. Фабиола взглянула на небольшой алтарь в углу: может, Митра или Фортуна пошлют ей кого-нибудь из аристократов, упомянутых Антонием?

    Вспомнив о Ромуле, девушка виновато нахмурилась: в последнее время она почти забыла о брате. Все эти годы она неизменно отказывалась верить в его смерть — и черпала силы в собственной убежденности, увенчавшейся той чудесной встречей в Александрии. Однако с тех пор никаких вестей о Ромуле не было: из-за гражданской войны легионы Цезаря не сидели на месте, получить о них сведения становилось все труднее. Начальники и командиры, с которыми говорили посыльные Фабиолы, не спешили с помощью: добывать продовольствие и снаряжение, вербовать новых солдат взамен убитых, готовиться к новым кампаниям Цезаря — дела поважнее, чем искать какого-то легионера в многотысячном войске. К тому же Ромул — имя не из редких, как издевательски заметил один центурион.

    Теперь, вернувшись к римской жизни, Фабиола понимала, что увидеть брата ей доведется не прежде, чем кончится война и легионы Цезаря вернутся домой. Да и то если Ромул выживет. А выжить на войне не так просто… Девушку вновь захлестнуло чувство вины, тут же перешедшее чуть ли не в обиду: она ведь делала что могла! Молилась за Ромула каждый день, отряжала посланцев во все легионы армии — что делать, если они никого не нашли? Неужели ей нельзя хоть немного пожить в свое удовольствие? Она ведь не дева-весталка, в конце концов!

    — Госпожа! — прервал ее думы голос Доцилозы.

    — Сколько раз говорить — не зови меня госпожой!

    — Прости! Старая привычка.

    Доцилоза, одетая в плащ с капюшоном, явно куда-то собралась.

    — Идешь повидаться с Сабиной?

    — Можно? — робко улыбнулась служанка.

    — Конечно! Когда хочешь! — Фабиола только радовалась счастью Доцилозы, обретшей наконец любимую дочь. Впрочем, к радости всегда примешивалась и печаль: каково было бы самой Фабиоле встретить родную мать после стольких лет? Теперь уж никогда не узнаешь… — Будь осторожнее. Как бы не встретить Сцеволу.

    Доцилоза накинула капюшон. Как и все обитатели Лупанария, она привыкла мгновенно растворяться в толпе.

    — Не волнуйся. Если на улице опасно — Веттий меня не выпустит.

    Фабиола кивнула. Горькие мысли о Ромуле и желание видеть Антония нахлынули с новой силой — она даже не заметила, как вновь помрачнела.

    Доцилоза не двинулась с места.

    — Что с тобой? Ты в последние дни сама не своя.

    — Нет, ничего, — выдавив улыбку, пробормотала Фабиола. Зачем бы вдруг Доцилозе интересоваться ее делами?

    Служанка подняла бровь.

    — Думаешь, я поверю?

    — Слишком много забот, — призналась Фабиола. — Сцевола никак не отстанет. Лупанарий не приносит нужного дохода. А сундук с деньгами у меня не бездонный.

    — С этими-то заботами мы по мере сил справляемся, — невозмутимо заметила служанка. — Тебя еще что-то гнетет, по глазам видно.

    Фабиола поспешно опустила ресницы, желая только одного — чтобы служанка поскорее исчезла. От Доцилозы не скроешься, а про задуманное убийство Цезаря с ней разговаривать пока рано. И постыдных тайн теперь две — удовольствие от встреч с Антонием и обида из-за Ромула… Ей вдруг стало нестерпимо тяжело, захотелось хоть кому-то открыться.

    — Я… — начала было она, взглянув на Доцилозу.

    — Расскажи, — кивнула та. — Я выслушаю.

    Надо все объяснить, мелькнуло в уме Фабиолы. Все до мелочей, она поймет — как тогда с Каррами. Память о том дне, когда Брут появился с документом, освобождающим девушку от рабства, до сих пор не угасла: именно Доцилоза тогда ее выслушала, успокоила и отправила к любовнику на свидание, которое оказалось важнейшим в жизни.

    — Не дают покоя мысли о Цезаре, — начала она. — И о Ромуле. И…

    Ее голос прервался, и служанка продолжила:

    — О Марке Антонии?

    Девушка кивнула, не в силах вынести осуждающий тон Доцилозы.

    Продолжить разговор им, однако, не пришлось: в дверях показался посетитель — крепкий, высокий, в простом плаще и тунике, перетянутой ремнем с солдатским гладиусом в ножнах. Бросив через плечо несколько слов Веттию, он повернулся к Фабиоле — и при виде решительных голубых глаз, длинного прямого носа и шапки курчавых каштановых волос у нее дрогнуло сердце. Марк Антоний.

    — Не ожидала? — Он отвесил полупоклон, на Фабиолу повеяло запахом вина.

    — Антоний! Сюда-то зачем? Ты пьян! — прошипела девушка, едва владея собой: Йовина, только что заглянувшая на кухню, может в любой миг выскочить в коридор и при виде Антония старая карга обо всем догадается!

    Фабиола схватила любовника за локоть и подтолкнула к дверям — Антоний не пошевелился.

    — Ну, может, и выпил капельку, что такого? — заявил он, улыбаясь во весь рот.

    Фабиола взяла себя в руки. Она уже знала о его пьянстве: Антоний, беззаботный вояка, мало заботился о репутации и частенько хаживал на политические заседания под хмельком — однажды его даже вырвало на виду у всего сената. А теперь, подогретый вином и осмелевший, он явился в Лупанарии посреди бела дня.

    — Ты один? — спросила Фабиола.

    — Конечно! — оскорбленно заявил он. — Ни ликторов, ни охраны! Даже колесницу оставил дома! Гляди! — Он продемонстрировал свою простую тунику. — Все ради тебя!

    Девушка, смягчившись из-за таких жертв, погладила его по щеке: начальник конницы невероятно гордился колесницей, знаменитой еще по войне бриттами, и к тому же не упускал случая похвастать военной формой.

    — Кто-нибудь заметил, как ты входил?

    — Я закрыл лицо! — объявил он, торжественно приподнимая край капюшона. — Меня видел только привратник.

    — Хорошо, — ответила Фабиола, которую его доводы не очень-то успокоили.

    Даже в одиночку, без обычной толпы сопровождающих, он оставался слишком заметной фигурой. С другой стороны, Сцевола с подручными, который не мог не заметить начальника конницы, теперь остережется лишний раз нападать на Лупанарий. И все же визит таил в себе опасность; Антонию нельзя оставаться дольше, чем обычному посетителю, и выйти он должен незаметно. Иначе Бруту могут донести, что в Лупанарий зачастил начальник конницы, его давний враг.

    Антоний скользнул глазами по ложбинке на груди Фабиолы, и девушку словно окатило горячей волной.

    — Я тебя хочу, — шепнул любовник. — Немедленно.

    Фабиола, сгорая от нетерпения, взглянула на Доцилозу, и та, поняв намек, тут же объявила:

    — Пойду отыщу Йовину, хотела у нее кое-что спросить.

    — Слава богам, — облегченно вздохнула Фабиола.

    Теперь старуха не высунется. Что ни делай, Доцилоза остается верной служанкой, можно будет рассказать ей про Цезаря. А когда-нибудь вернется и Ромул. От Фабиолы ничего не зависит… Дальше ее мысли смешались: Антоний припал к губам долгим поцелуем, и Фабиола не сразу нашла в себе силы выскользнуть из его рук.

    — Не здесь! — осуждающе выдохнула она. — Увидят!

    — Тем лучше, — хрипло прорычал Антоний. — Пусть видит хоть весь Рим!

    Фабиола, поморщившись, утянула его в первую же пустую комнату. Одежды торопливо летели на пол, руки жадно шарили по телу, кожа Фабиолы покрылась мурашками — Антоний уже целовал ее шею, ведя пальцами вдоль спины вниз, к ягодицам. На миг его рука замерла — и тут же двинулась вперед, к влажному лону Фабиолы. Девушка раздвинула бедра, палец любовника скользнул внутрь, губы приникли к ее соскам. Фабиола, которую не насыщали одни прикосновения, со стоном оторвалась от Антония и, вскочив на постель, уперлась в нее руками и коленями.

    — Ну? — обернулась она к любовнику.

    Антоний, рыча, метнулся за ней и с размаху вонзил в нее напряженный член.

    — Боги всемогущие, — простонал он, бешено работая бедрами. — Как ты хороша!

    Фабиола, отведя назад руку, притянула его ближе — одержимые желанием, они двигались все быстрее, забыв обо всем на свете, кроме охватившего их наслаждения. Фабиола полностью отдалась страсти: служа в Лупанарии, она испытывала удовлетворение лишь изредка, с молодыми и особо внимательными клиентами, секс с Брутом был по-домашнему милым, и только Антоний умел вызвать экстаз, который теперь угрожал захлестнуть ее всю без остатка. Она еще сильнее прижалась к любовнику.

    Когда через мгновение в дверь постучали, Фабиола едва различила звук. Антоний уж точно его не слышал: держа ее за бедра, он погружался в нее, забыв о целом мире.

    Стук повторился громче, послышался осторожный голос:

    — Госпожа!

    Фабиола замерла.

    — Веттий? — окликнула она, поразившись дерзости привратника.

    — Да, госпожа.

    Даже отделенная от охранника дверью, девушка почувствовала его смущение и перестала злиться. Если Веттий беспокоит ее в такую минуту — значит, дело важнее некуда.

    — Что случилось?

    Веттий неловко кашлянул.

    — На улице Брут, шагах в ста отсюда, уже подходит.

    — Точно? — переспросила потрясенная Фабиола, чувствуя, как разом схлынула вся страсть. Брут почти никогда не заходил в Лупанарий — что ему теперь нужно?

    — Точно, госпожа, — подтвердил привратник. — Я могу задержать его в дверях, но недолго.

    — Задержи! — велела Фабиола и повернулась к Антонию: — Хватит!

    Однако любовника не так просто было остановить: лицо его пылало, он вновь схватил ее за бедра и прижал к себе.

    Фабиола вырвалась и повернулась к нему:

    — Ты слышал? Брут уже здесь!

    Антоний скривил губы.

    — Ну и что? Ты принадлежишь мне, не ему. Пусть приходит, я ему покажу, кто есть кто.

    — Нет! — крикнула Фабиола, все замыслы которой теперь висели на волоске. — Он этого не потерпит!

    — Так уж и не потерпит? — расхохотался Антоний, указывая на свой гладиус.

    Девушку охватила паника: Антоний, даже обнаженный, не терял своего обычного высокомерия. Натягивая тунику, она лихорадочно пыталась отыскать доводы.

    — А что скажет Цезарь? — наконец нашлась она. — Его заместителю не пристало так себя вести.

    Антоний тут же помрачнел, в лице его проступила робость, и Фабиола поняла, что попала в точку.

    — Хочешь опозорить Цезаря? Не успел он вернуться из Малой Азии, как ты намерен смешать его имя с грязью?

    Она швырнула Антонию тунику и с облегчением вздохнула, когда он накинул ее через голову, затем натянул набедренную повязку и наконец — пояс. Через миг девушка уже выталкивала его из приемного зала.

    — Ступай-ступай, — торопила она его. — В следующий раз пришли посыльного.

    Антоний притянул ее к себе и поцеловал на прощание.

    — Что сказать Бруту, если встречу? — невинно спросил он.

    — Скажи, что затеял попойку в городе, услышал о новых девочках и зашел попробовать.

    Идея Антонию явно понравилась.

    — Я скажу, что они достойны своей цены!

    Фабиола улыбнулась.

    — Уходи! — попросила она. — Иначе мне незачем будет жить!

    — Нам это ни к чему, правда? — подмигнул Антоний и, ущипнув ее за ягодицу, вышел из Лупанария.

    Фабиола с облегчением вздохнула и велела себе успокоиться. Улица узкая, Антоний наткнется на Брута, разговора им не миновать. Время есть. Метнувшись в кабинет, Фабиола погляделась в бронзовое зеркальце на столе: лицо пылает, пот ручьем, всегда опрятная прическа сбита — сразу видно, что ласки были бурными. Надо что-то делать. И быстро.

    Схватив со стола один из глиняных сосудов, она покрыла щеки свинцовыми белилами и с профессиональным мастерством придала себе болезненный вид. Волосы оставила распущенными, капли пота стерла — но лишь частично: пусть будет похоже на лихорадку.

    Вскоре послышался и голос Брута, которого верный Веттий удерживал у двери, как и обещал. Девушка вдруг запаниковала — удастся ли опять провести Брута? Но ведь другого выхода нет…

    — Фабиола!

    Ее многолетняя выучка взяла верх.

    — Брут? — откликнулась она слабым голосом. — Это ты?

    — Что ты здесь делаешь? — Он остановился в дверях кабинета. — Боги, да на тебе лица нет! Ты больна?

    Фабиола с облегчением кивнула.

    — Наверное, заразилась лихорадкой от Доцилозы.

    Подступив ближе, Брут тронул ее за подбородок и, вглядевшись в бледное лицо с тщательно прорисованными тенями под глазами, неожиданно выругался.

    — Почему ты не легла? — озабоченно спросил он. — Тебе нужен лекарь.

    — Мне не так уж худо, — запротестовала Фабиола. — Полежать денек, и я поправлюсь.

    — Следить за приемным залом — дело Йовины! — заметил он.

    — Я знаю. Прости.

    Лицо Брута смягчилось.

    — Не извиняйся, моя любовь. Но ты и вправду слишком больна, куда тебе заниматься делами.

    Фабиола, присев с краю стола, вздохнула.

    — Мне уже лучше. — Она не могла отпустить любовника, пока не выведает, зачем пожаловал. — Что тебя сюда привело, да еще так рано утром?

    — То же самое я мог бы спросить об Антонии, — раздраженно отозвался Брут. — Он-то, Гадес его побери, что тут делал?

    Фабиола, призвав на помощь осторожность, вспомнила придуманную для Антония отговорку.

    — Сам знаешь. Пьянствовал в городе всю ночь, потом пожаловал сюда. Наверное, увидел наши объявления о новых девочках.

    Брут сдвинул брови.

    — Шел бы в другое место.

    — И пойдет, — заметила Фабиола. — Такие, как он, редко сеют дважды в одну борозду.

    Она поразилась правдивости собственных слов. Зачем рисковать? Да еще такой ценой?..

    — Вот уж точно, — поморщился Брут и вдруг улыбнулся, вновь становясь близким и желанным. — Я шел пригласить тебя сегодня на Игры Цезаря. Однако ты больна, и вопрос, наверное, неуместен.

    Фабиола насторожилась — при упоминании арены ей каждый раз приходил на память Ромул, даром что тот давно уже не гладиатор.

    — Будет что-нибудь особенное?

    — Сегодня? — с удовольствием переспросил Брут. — Да! Зверь, которого называют эфиопским быком. Вполовину меньше слона, зато двурогий и с непробиваемой шкурой. Убить его, говорят, невозможно. Я думал, может, ты захочешь посмотреть.

    Фабиола знала, что зверя выводят на игры не для того, чтобы он просто покрасовался на арене.

    — Кто против него бьется?

    Брут пожал плечами.

    — Двое ноксиев. Дезертиры. Кажется, беглецы из легиона Цезаря. В общем, невелика потеря.

    От небрежно брошенных слов Фабиолу чуть не затошнило: умереть такой смертью — никому не пожелаешь.

    — Спасибо, — прошептала она. — Я не смогу пойти.


    Глава XI
    ЭФИОПСКИЙ БЫК

    Час спустя

    Солнце не прошло и половины пути до зенита, а амфитеатр, заполненный до краев, уже кишел народом. Толпа над головой Ромула ревела, предвкушая зрелище, и арестантам, и без того запуганным, не надо было объяснять причину народного возбуждения. Уличная сплетня, просочившаяся накануне в лудус, у многих узников отняла сон — а Мемор еще и сообщил им новость лично, пристально вглядываясь в лица и отыскивая признаки испуга. Петроний упорно смотрел в стену, Ромулу же избежать взгляда ланисты не удалось — пока два крепких гладиатора держали его за руки, третий повернул его лицом к лицу с Мемором, пока тот взахлеб живописал полчища рогатых и клыкастых чудищ, которых выпустят против ноксиев. Ромул умудрился не дрогнуть — однако на это ушли едва ли не все силы.

    Цезарь явно не жалел средств на тварей поэкзотичнее — некоторых хищников Рим доселе не видывал, и слухи ходили самые фантастические. Мемор упоенно перечислял всех зверей до единого, зная, что даже самые привычные запугают кого угодно: схватка со львом, тигром, леопардом, медведем — верная смерть, бой со слоном или диким буйволом — самоубийство. Речи ланисты всколыхнули в Ромуле память о давних битвах венаторов с кошачьими хищниками: звери рвали людей чуть не в клочья, никто из бойцов не выжил. И хотя Мемор не догадался о его страхе, всю ночь Ромула преследовало лицо юного венатора, единственного уцелевшего в схватке: юношу отправили на казнь за то, что он посмел выказать злобу жестокой толпе. Ромул понимал, что, даже случись ему чудом уцелеть, зрители все равно потребуют смерти. Утро он встретил с покрасневшими от усталости глазами, желая лишь одного: чтобы рядом оказался Бренн или Тарквиний. Оба давно сгинули, а теперь настала и его очередь отправляться в Гадес. Даже присутствие Петрония не очень помогало.

    По пути в лудус стражники и не пытались оградить арестантов от беснующейся толпы — Ромул словно вновь попал на улицы Селевкии перед казнью Красса, только здесь пленников оскорбляли не парфяне, а такие же римляне, как он сам, и ругательства народном языке были вполне понятны. Покрытые плевками и тухлой мякотью гнилых фруктов, арестанты прибыли наконец к грандиозному сооружению Помпея на Марсовом поле. Ромул здесь когда-то дрался, но его всегда спешили загнать в каморку под сиденьями зрителей, так что он толком не видел всего великолепия. Публичный театр, храм Венеры и зал сената увековечили собой расточительность Помпея, потратившего на них целое состояние, — правда, народной любви Помпей себе этим не снискал, и его пышный дом с плещущими фонтанами и изящными статуями стоял теперь пустым, словно в издевку над опальным хозяином.

    Зато смерть Помпея в Египте была хотя бы скорой. Не то что гибель, поджидавшая теперь Ромула и его товарищей, запертых в клетке с металлическими прутьями. Юноша пытался не думать о львиных когтях, впивающихся в тело, и о бычьих рогах, способных пронзить его насквозь, и о слоновьем хоботе, который с легкостью отрывает голову — так, как некогда Вахраму, примпилу Забытого легиона. Кошмарные картины лезли в голову сами собой, и Ромул ходил взад-вперед по каморке, то и дело пытаясь одолеть подкатывающую к горлу тошноту. Кто-то из арестантов молился своим богам, другие просто сидели, уставясь в пространство. Петроний отжимался — словно лишние упражнения могли что-то изменить. Ромул его не останавливал: каждый готовится к смерти, как может.

    Клетка, в которой их заперли, — одна из многих, предназначенных для гладиаторов, венаторов и простых ноксиев, — находилась под рядами зрительских сидений, позади ряда таких же каморок шел длинный коридор с выходами на арену. Поблизости маячили лишь стражники: гладиаторам предстоит сражаться позднее и их пока не привели, а для зверей были отведены более крепкие клетки в другой части здания — оттуда сейчас слышались рычание, храп и вой, от которых кровь холодела в жилах.

    Вскоре показался и щеголеватый Мемор с полудюжиной стражников, вооруженных копьями и луками. Ромул знал, что ланиста явился прямиком от распорядителя игр, вместе с которым определял порядок нынешних выступлений. Значит, их судьбы уже решены. На юношу накатил очередной приступ тошноты, колени едва не подогнулись.

    — Держись, — шепнул на ухо Петроний. — Не дай этой скотине над нами глумиться.

    Ромул потверже упер ноги в пол и благодарно взглянул на друга.

    Мемор тем временем остановился у клетки и одарил арестантов сияющей улыбкой.

    — Кто хочет пойти первым? Добровольцы есть?

    Кого-то позади Ромула вырвало, по клетке разнесся едкий запах жидкой овсянки, которой узников сподобились накормить утром. Легче от этого не стало. Все молчали.

    Ромул, не обращая внимания на шиканье Петрония, поднял руку. Какая разница, что за зверь его растерзает? Чем быстрее погибнуть — тем лучше.

    — Не ты! — рявкнул ланиста. — И не твой дружок.

    Приятели обменялись взглядами: им явно что-то приготовили. И вряд ли это к лучшему.

    На Мемора больше никто не поднимал глаз. Устав ждать, он ткнул пальцем в трех ближайших арестантов:

    — Ты, ты и ты — пойдете первыми. А драться будете, — жестко ухмыльнулся он, — против стаи голодных волков.

    Ромул взглянул на отобранную троицу и тут же об этом пожалел: такого страха, искажающего лица, он не видел даже в бою — с ним мог сравниться разве что предсмертный ужас Красса, да и то вряд ли.

    Двое стражников подняли огромный железный брус, запирающий проход на арену между двумя каморками, и распахнули дверь клетки. Копейщики стояли наготове.

    — На арену, — велел Мемор. — Быстро.

    Один из арестантов кинулся на прутья клетки и разорвал на груди тунику.

    — Убей меня сразу, — взмолился он. — Во имя богов, убей!

    Мемор безучастно разглядывал обкусанные ногти.

    — Гоните их на арену, — бросил он. — Живо.

    Лучники, подступив к клетке вплотную, наложили стрелы на тетиву и прицелились в троицу.

    — Стрелять на счет три. В ноги и в руки, потом в пах, — спокойно проронил ланиста. — Раз.

    Троица переглянулась, двое заскулили, как дети.

    — Два.

    Едва переставляя ноги, приговоренные вышли на залитое осенним солнцем поле. Стражники тут же закрыли за ними проход.

    Мемор усмехнулся.

    Ромул с Петронием невольно шагнули к передней стене клетки, остальные трое последовали за ними. Сквозь отверстия в кирпичной кладке виднелся золотистый песок круглой арены; кровь, пролитую в прежних схватках, прикрывал чистый слой, насыпанный перед играми. На арене стояла лишь троица арестантов — окаменевшие от страха, они неловко сгрудились вместе.

    При вести о том, что первыми будут выступать легионеры, бросившие товарищей погибать в бою, публика разразилась насмешками и проклятиями, на головы дезертиров посыпались куски хлеба и фрукты, из первых рядов кто-то плевал, кто-то бросал монеты. Оробевшие узники, стараясь держаться подальше от зрителей, отодвинулись к центру арены — этого-то и ждал распорядитель.

    — Трусы не заслуживают милости! — провозгласил он рокочущим басом. — Какой зверь расправится с ними так, как они заслужили?

    Из любопытствующей толпы посыпались оживленные возгласы.

    — Безжалостный хищник, который легко сгубит целое стадо овец! Или растерзает беспечного путника зимней ночью! — крикнул распорядитель. — Могучий волк!

    Публика радостно заулюлюкала.

    Упав на колени, один из троицы воздел руки к небесам — свиста и воя только прибавилось: спасать неудачника никто не собирался. Его товарищи переминались с ноги на ногу, не сводя глаз с дальнего края поля, Ромул глянул туда же — три металлические решетки, плотно притертые друг к другу, уже ползли на веревках вверх по стене, и на арену, невидимо для зрителей подгоняемые острыми палками, вырвались восемь гибких хищников. Густой мех переливался цветами от серого до коричневого и черного, над умными мордами настороженно топорщились чуткие уши; сильные тела, крупнее собачьих, поражали мощью и красотой — организаторы явно не поскупились на лучших представителей волчьего племени, в изобилии населяющего Италию.

    У Ромула перехватило дух: волков он раньше видел лишь изредка, в горных краях, где ему случалось бывать с армией. Звери обычно сторонились людей и держались подальше от жилья, что не мешало охотникам отлавливать их для зрелищ вроде нынешнего. В неволе, на рукотворной арене, волки по-прежнему оставались хищниками, готовыми растерзать выставленных перед ними арестантов. Скрадываемая густым мехом худоба не бросалась в глаза, однако Ромул знал, что волков перестают кормить за несколько дней до сражения.

    Голодные звери, едва ступив на поле, почуяли добычу и мгновенно разделились: одни, рыча, устремились прямиком к узникам, другие обежали арену и, припадая брюхом к земле, поползли к жертвам сзади.

    — В наших местах волки так загоняют оленей, — пробормотал Петроний. — Невероятно. Охотятся одной командой, как сговорились.

    Набожный арестант, по-прежнему не поднимаясь с колен, возносил громкую мольбу Марсу и просил о помиловании, остальные двое, встав спиной к спине, угрожающе вопили и махали руками, пытаясь отпугнуть волков, — тщетно; публика заходилась от кровожадного восторга. На арену вновь полетели фрукты и монеты — теперь зрители целили в волков, стараясь посильнее их разъярить. И хотя чаще они промахивались, вожделенная цель была уже близка.

    Почуяв слабость противника, звери все ближе подступали к коленопреклоненному арестанту, и вдруг двое, резким прыжком взмыв в воздух, одновременно вцепились ему в руку и шею, повалив жертву и прижав ее к земле. Тут же к ним присоединились остальные волки. Раздираемый мощными челюстями, узник бился в корчах, испуская жалобные крики, которые быстро стихли. Двое оставшихся арестантов, глядя на расправу, обезумели от ужаса. В надежде на последнее помилование один устремился к краю арены, где сидел важный аристократ, и взмолился о пощаде — однако нобиль не удостоил его даже взглядом и продолжал потягивать вино из серебряного кубка. Стражники, грозно замахнувшиеся копьями при попытке узника сбежать с арены, его не остановили, в порыве безумия он продолжал карабкаться прочь — и вскоре уже лежал на земле, пронзенный копьем в грудь. Три волка тут же накинулись на тело, вгрызаясь в теплые кишки.

    Последний солдат метнулся к выходу, через который его втолкнули на арену, и, царапая кирпичи голыми пальцами, закричал:

    — Помогите! Во имя милосердия!

    Ромул и Петроний, застыв на расстоянии вытянутой руки от несчастного, оцепенело наблюдали, как прыгнувший сзади волк, прижав его плечи огромными лапами, вонзил зубы в затылок жертвы. Арестант, взмахнув руками, откинулся назад, и второй волк тут же вгрызся ему в пах; Ромул, дернувшись от пронзительного крика, отвел глаза.

    От звуков, впрочем, деваться было некуда. В пяти шагах от него волки рвали тело трепещущей жертвы, толпа над головой исходила безумным криком. Ромул не питал жалости к дезертирам, сбежавшим с поля боя и предавшим соратников, однако гибель от волчьих зубов, словно ты овца или лань, в его глазах была еще хуже распятия на кресте. Зрители, однако, считали такую смерть справедливой.

    Вопли длились чуть ли не вечность и наконец утихли, однако с арены еще доносилось то рычание волков, дерущихся за добычу, то хруст разгрызаемых костей. Публика начала скучать, и волков вскоре выгнали с поля — пока несколько рабов били в барабаны и кимвалы, отвлекая внимание зверей, остальные, выстроившись в ряд и отгородившись от волков щитами и деревянными заслонками, оттесняли хищников обратно — к открытым решеткам и дальше к клеткам.

    Среди этого-то затишья и появился Мемор. Злобно подмигнув Ромулу, он отобрал еще троих дезертиров и отправил их на растерзание двум медведям и двум диким буйволам. Ни единым знаком не намекнув друзьям, что за участь их ждет, он вновь исчез. Ромул, у которого от напряжения сводило внутренности, присел на землю — смотреть еще один спектакль не хватало сил, страх и без того измучил его до предела. С того дня, как Гемелл продал мальчика в Лудус магнус, смерть грозила ему постоянно, однако всегда подворачивался шанс выжить. Он сумел победить более опытного гладиатора, выжить в побоище при Каррах, избежать гибели в безнадежной схватке Забытого легиона с неисчислимым индийским войском… Теперь же, когда в его уши лились предсмертные вопли таких же узников, как он, жизнь казалась конченой.

    Юноша взглянул на сидящего рядом Петрония: тот с закрытыми глазами бормотал молитву Юпитеру. Ветеран держался куда увереннее его самого, а ведь мог бы и избежать такой судьбы! Что ему стоило бросить Ромула одного перед обвинителями и уйти? А он остался — из одной верности дружбе! И теперь Петроний встречал смерть достойно — не то что сам Ромул, к собственному стыду чуть не скулящий от испуга.

    — Пора, — прервал его мысли голос Мемора.

    Ромул огляделся. Ланиста, уперев руки в бока, стоял в двух шагах, отгороженный лишь решеткой.

    — Много б я дал, чтобы вгрызться тебе в горло, — процедил юноша.

    — Жаль тебя разочаровывать, — ухмыльнулся Мемор. — Тогда тебя прикончат стражники, и добрые граждане Рима лишатся главного зрелища. Мы ведь не можем такого допустить, правда?

    Ромул поднялся на ноги.

    Петроний, погруженный в молитвы, не шевельнулся.

    Отряхивая руки от пыли, Ромул подступил к решетке, твердо пообещав себе не выказывать страха — лишь уверенность и решимость.

    — Ты, старый ублюдок, какое чудище нам готовишь? — грозно выпалил он.

    Мемор от изумления отступил на шаг, однако тут же взял себя в руки.

    — Эфиопского быка! — заявил ланиста. — Его еще зовут носорогом.

    Старательно не обращая внимания на Мемора, Петроний встал и окинул взглядом стражников, открывающих выход. На вид ветеран оставался спокойным, напряжение угадывалось лишь по играющим на щеках желвакам. Слухи, полнившие школу, не обошли стороной и эфиопского быка — рассказы о нем вселяли ужас.

    Пытаясь оградить друга от лишних тревог, Ромул умолчал тогда, что видывал таких зверей и раньше, — теперь-то он понимал, что скрывать правду было незачем. Поимку чудища он видел во время работы на Гиеро — чтобы обездвижить гигантскую двурогую тварь, едва хватило двух десятков рабов с веревками и сетями. Несколько охотников погибли на месте, многих ждала смерть в ближайшие недели и месяцы, зато своенравное и опасное животное стало для Гиеро главной добычей, принесшей неизмеримую выгоду. Забавно — может, именно того зверя и выгонят против них на арену? Ромул закрыл глаза и вознес мольбу Митре, прося его о быстрой смерти.

    Мемор хохотнул.

    — И зачем тебе было сбегать? — чуть ли не с сожалением кивнул он Ромулу. — Бился бы на арене, приносил мне доход — чем плохо? Уже и рудис бы себе заработал. А сейчас — кто ты есть?

    Послышался стук: рабы поднимали тяжелые доски, перегораживающие выход, и укладывали их на землю. В каморку хлынул слепящий солнечный свет.

    Публика, как обычно в перерывах между боями, притихла, слышались лишь призывные возгласы разносчиков колбас, хлеба и разбавленного вина, да еще над толпой неслись выклики маклеров, собирающих ставки на гладиаторские бои, которые начнутся после полудня.

    — Чтоб тебе сгореть в Гадесе, Мемор, — сплюнул Ромул и, не дожидаясь ответа, энергично шагнул на арену. Только так он мог бросить вызов ланисте — презрением и попыткой умереть достойно.

    Отпустив заковыристые проклятия по поводу генеалогии Мемора, Петроний последовал за юношей.

    Ланиста не ответил. Доски вставили на место — теперь друзья были заперты на арене, и публика, заметив их, разразилась насмешками.

    — Позор дезертирам! — ревел какой-то толстяк в потертой тунике.

    — Трусы! — вторил ему сосед. Публика неистовствовала все больше, отовсюду сыпались оскорбления.

    Здесь неважно, дезертир ты или нет, понял Ромул. Любого, кто попал на арену, сочтут преступником, а уж Ромула-то в невиновные не запишешь: пусть в Двадцать восьмой его загнали силой, зато в армию Красса он вступил добровольно — будучи рабом. И даже сейчас, перед лицом смерти, он об этом не жалел. Быть участником великих событий, увидеть столько небывалого — и всего за восемь лет! А какие друзья — Бренн, Тарквиний, Петроний! Жаль, нельзя напоследок перемолвиться словом с Фабиолой. И примириться с гаруспиком…

    — А что, у этого эфиопского быка и правда такой рог? Длиной в руку? — спросил Петроний.

    — Правда. — Ромул живо припомнил чудище, которое они добыли для Гиеро: раб, пронзенный рогом, умирал долго и мучительно. — Уж точно не меньше.

    — И эта тварь вдвое крупнее буйвола?

    — По меньшей мере. И злобы хоть отбавляй. Одно хорошо — зрение у них слабое.

    — А толку? Поле открытое, не спрячешься. — Страха Петроний уже не скрывал, хотя голос звучал твердо. — Что делать?

    Он обернулся к Ромулу, словно тот был старшим. Юноша окинул взглядом арену, зная, что ее часто обносят зубчатой стеной, чтобы звери не выпрыгнули наружу. В этот раз зубцов не было, зато у ограждения через равные промежутки стояли копейщики и лучники: при малейшей попытке бежать арестантов убьют, как того дезертира, что отказался биться с волками.

    Ромул взглянул на небо, отчаянно надеясь увидеть знак — если не предзнаменование, то хотя бы подсказку. Тщетно: над головой по-прежнему простиралось безмятежно-чистое осеннее небо.

    — Понятия не имею, — мрачно ответил он. — Ни малейшего.

    — Я тоже, — усмехнулся Петроний. — Все равно рад, что тебя встретил.

    — Я тоже рад, дружище. Еще как.

    Не обращая внимания на вопли зрителей, они обменялись рукопожатием.

    Против них по-прежнему никого не выпускали — Ромул решил, что ланиста уговорился с распорядителем подержать их в страхе подольше. Краем глаза он заметил, что Мемор пробирается к ложе сановников, прикрытой от солнца полотняным навесом. Ланиста, поставляющий дезертиров для боев, очевидно, хотел быть поближе к эдитору — главному устроителю игр, на средства которого организовано зрелище. На сей раз игры устраивал сам Цезарь, однако его кресло пустовало, в ложе маячили лишь распорядитель — важный коротышка с умащенными волосами — и двое скучающих военных. Увидеть Цезаря Ромул не надеялся: если тот и придет, то лишь к гладиаторским боям, в которых можно оценить военное мастерство. Смотреть, как звери рвут людей, ему вряд ли интересно.

    — Что так долго? — с тоской протянул Петроний. — Выпустили бы тварь — и дело с концом.

    Публика вдруг затихла; Ромул, склонив голову набок, прислушался.

    Через миг за стенами амфитеатра взревели букцины, толпа замерла в ожидании, и распорядитель игр вскочил с места, приглаживая умащенную шевелюру. Проследив взгляд Мемора, Ромул чуть не ахнул.

    — Цезарь, — шепнул он. — Пришел на нас посмотреть.

    — На нас, ничтожных? — мрачно хмыкнул Петроний. — Скорее уж на эфиопского быка.

    Ромул криво усмехнулся.

    — Точно.

    В ложу под навесом вошел отряд легионеров во главе с представительным центурионом, который внимательно оглядел ложу и, не найдя ничего подозрительного, кивнул распорядителю.

    Тот, жестом призывая к вниманию, выступил вперед.

    — Граждане Рима! Раньше объявленного времени нас почтил присутствием эдитор нынешних игр!

    По рядам пробежало оживление — и все зрители обернулись к сановной ложе, самые восторженные разразились приветственными криками и аплодисментами.

    — Покоритель Галлии, Британии и Германии! — возгласил распорядитель. — Спаситель Республики! Победитель битв при Фарсале, в Египте и в Малой Азии!

    Толпа, всегда гордящаяся военными успехами во имя народа или чего угодно другого, взревела от восторга. Хорошо поставленная пропаганда неутомимо доносила до римлян вести о новых подвигах Цезаря, народное обожание росло на глазах. Недавние победы над Помпеем и строптивыми республиканцами приравнивались в глазах публики к былым триумфам — а сам полководец, не брезгующий вести жизнь простого солдата и побеждающий в заведомо безнадежных битвах, служил народу идеалом римлянина и воплощением римского упорства.

    — Потомок самой Венеры и величайший отпрыск клана Юлиев! — Распорядитель взмахнул руками, подогревая толпу еще больше. — Победитель недавней битвы при Зеле! Юлий Цезарь!

    Зрители взвыли от восторга.

    На арене появились три раба, каждый нес в руках плакат с одним лишь словом: на одном «VENI», на другом «VIDI», на третьем «VICI». Ромул вновь поразился уверенности Цезаря: «пришел, увидел, победил» — от этого лаконичного описания битвы заходилась в восторге вся армия, и теперь та же формула завоевывала для полководца сердца римской публики. Судя по исступленному ликованию зрителей, Цезарь выбрал правильный ход.

    Наконец, приветственно помахивая рукой в ответ на выкрики толпы, в ложе появился сам Цезарь в белой тоге с пурпурной каймой. Диктатора сопровождала свита из военных, сенаторов и приближенных, жаждущих погреться в лучах его славы, однако толпе до них не было дела — она славила лишь своего героя. Цезарь опустился в кресло, аплодисменты все не смолкали.

    Все это время Ромул с Петронием стояли на жарком песке арены, ожидая смерти.

    Обойдя поле несколько раз, рабы с плакатами наконец скрылись, и важничающий распорядитель поднял руку, призывая к тишине. Крики начали смолкать, взбудораженная публика усаживалась на места в ожидании следующей части представления.

    — По милости Цезаря, щедрейшего из правителей, к нам доставлено животное, прежде невиданное в Риме! Из дебрей Восточной Африки — на римскую арену! Ценой гибели многих людей! Смерть ждет еще двоих — стоящих здесь ноксиев!

    Распорядитель эффектно затянул паузу, чтобы толпа содрогнулась в предвкушении действа.

    — Грозный зверь! Крупнее самых громадных буйволов! Яростнее, чем лев! Со шкурой крепче легионерских щитов! Милостью Цезаря — встречайте! Эфиопский бык!

    Ромул с Петронием обменялись взглядами, полными ужаса и решимости.

    Толстая железная решетка напротив ложи Цезаря беззвучно поползла вверх на цепях, пропущенных через густо смазанные маслом блоки. За нею открылся черный прямоугольник — вход в клетку. Ни звука, ни движения. Ромул даже вообразил было, что зверь сбежал, однако через миг внутри амфитеатра послышались крики и лязганье оружия по железным ограждениям — и последняя надежда растаяла.

    Раздраженно фыркая, на арену трусцой выбежал огромный зверь в безволосой коричневой шкуре, редкие волоски торчали лишь на ушах и кончике хвоста. Покатый лоб переходил в длинный широкий нос, увенчанный двумя острыми, жуткого вида рогами, на толстых ногах виднелось по три пальца, между ушей выступал костяной нарост.

    Сощурив маленькие поросячьи глазки, отвыкшие от яркого света, носорог замер у выхода, и по рядам зрителей пронесся изумленный вздох: римская публика, привычная не только к зебрам и жирафам, когда-то ввозившимся Помпеем, но даже и к слонам, такого диковинного зверя еще не видела.

    Сердце Ромула на миг остановилось: животное оказалось крупнее и опаснее, чем он думал.

    — Если не двигаться, он нас не заметит, — шепнул юноша Петронию.

    — Что толку? — бросил тот, глядя, как Мемор дает знак лучникам. Полдесятка прицельно пущенных стрел воткнулись в песок в нескольких шагах от друзей — словно напоминание о том, что Ромула с Петронием сюда привели ради зрелища. Если не двинуться с места — следующие стрелы полетят в них самих.

    Ромул, судорожно сглотнув, шагнул вперед, и лучники с ухмылкой опустили оружие.

    Носорог уловил движение и, повернув голову, подозрительно фыркнул.

    Ромул застыл на месте. Петроний, наклонившийся за стрелой, — тоже.

    Грозный зверь в непробиваемой шкуре, заметив наконец противника, взвизгнул и рысцой понесся вперед.

    Зажмурив глаза, Ромул жарко взмолился Митре — не дай сгинуть зря, дай умереть в бою!

    Носорог, склонив голову, ринулся в атаку.


    Глава XII
    РОМУЛ И ЦЕЗАРЬ

    Через миг исполинский зверь уже несся к друзьям полным галопом — арену, какой бы широкой она ни казалась, он перемахнет в считаные мгновения. Ноги Ромула словно приросли к земле, перед глазами замедленно плыли лица. Завернутые в тогу аристократы и грязные бедняки в дырявых туниках, Цезарь на бархатной подушке, толпящаяся вокруг него свита и солдаты. Распорядитель игр. Мемор, довольный тем, что судьба Ромула наконец решена. Стражники с копьями и луками.

    — Скорей! Подними стрелу! — шикнул Петроний. — Хоть какая-то защита.

    — Сделаем лучше, — негромко бросил Ромул. — Ты влево, я вправо.

    — Зачем?

    — Зверь погонится только за одним. Второй отберет копье у стражника. — Ромул кивнул на ближайшего. — Видишь, держит острием вниз, для быстроты удара. И не он один. В прыжке зацепиться за древко, рвануть вниз — вот тебе и оружие. Кто добудет копье — защищает второго.

    — Тогда лучникам велят стрелять, — выдохнул Петроний, глаза которого зажглись яростным огнем.

    — Скорее всего. Обоим придется туго.

    На миг оба умолкли, понимая очевидное: тот, за кем погонится носорог, обречен.

    — Попробуем, — решил Петроний.

    — Уж лучше так, чем молча сдохнуть.

    — Точно. — Петроний вдохнул поглубже. — Готов?

    Земля под ногами уже тряслась от носорожьего топота — зверь летел на них, опустив голову и нацелив вперед страшный рог, способный пронзить тело насквозь. Даже если промахнется — удар широкого черепа, насаженного на тело весом с пятнадцать человек, раздавит ребра и переломает кости, а коль жертва останется жива — зверь ее просто затопчет.

    — Бежим! — крикнул Ромул и кинулся в сторону. Страх, от которого ощутимо пульсировала кровь в жилах, гнал его вперед, оглядываться по сторонам не хотелось. Лишь отбежав на полтора десятка шагов и поняв, что его пока не догоняют, он осмелился глянуть назад. И тут же к горлу подкатил ком — носорог уже настигал Петрония. Резко вильнув, ветеран чудом уклонился от первого удара в спину и теперь бежал в обратную сторону — однако маневр отвлек зверя ненадолго: развернувшись слишком резво для такой туши, носорог вновь устремился за жертвой. Прятаться было некуда, до удара оставались считаные мгновения.

    Ромул отвернулся: если не хочешь, чтобы на песке через минуту лежали два трупа, забудь о Петронии. Ближайший стражник, склонившись через низкую ограду, стоял в двадцати шагах; захваченный зрелищем, он так и не шевельнулся, копье свисало низко — лишь протянуть руку. Делая вид, будто ищет выход, Ромул понесся вдоль стены, молча считая шаги и старательно не глядя на копейщика.

    Ближайшие зрители, приняв его маневр за трусость, тут же разразились оскорблениями.

    — Жалкий пес!

    — Спасаешь шкуру? Слабак!

    — Шлюхин сын! Выродок!

    Ромул не сбавлял шага. До него по-прежнему долетало злобное носорожье фырканье, однако криков не слышалось — значит, Петроний, скорее всего, пока жив. Десять шагов. Пятнадцать.

    Юноша стиснул зубы. Митра! Пусть стражник смотрит на зверя с Петронием! Иначе конец!

    На двадцатом шаге Ромул рискнул поднять взгляд: беспечный стражник, увлеченный действом, по-прежнему держал копье острием вниз. Приближения Ромула он не видел. Митра, помоги! — вновь взмолился юноша. На следующем шаге он пружинисто подпрыгнул, обеими руками вцепился в копейное древко и рванул его вниз. Стражник с удивленным воплем вылетел на арену вслед за копьем и, неловко приземлившись, воззрился на наконечник, уставленный ему прямо в грудь. Нащупать меч он даже не пытался.

    — Сиди и не дергайся! — рыкнул на него Ромул и устремился на помощь Петронию.

    Вслед ему летели злобные вопли стражников и восклицания зрителей. Копья и стрелы наверняка не замедлят посыпаться, но происходящее перед глазами было еще хуже: носорог успел ударить Петрония под ребра. Ветеран, пока удержавшийся на ногах, захромал и, прижимая ладонь к боку, другой рукой сжал стрелу — единственное и уже бесполезное оружие. Носорог несся за ним по пятам.

    Ромул прикинул расстояние — шагов тридцать, не меньше. Если бросить копье, зверя даже не ранишь. А не бросить — Петронию не выжить.

    Юноша, замедлив шаг, прицелился зверю в плечо, покрытое жесткой шкурой, и метнул копье — изо всех сил пущенное вперед и вверх, оно взвилось в воздух, и Ромул на миг встретился глазами с Петронием. Ветеран чуть заметно улыбнулся, во взгляде мелькнули и гордость за удавшуюся задумку Ромула, и восхищение его силой и мужеством, и братское уважение к товарищу по оружию.

    Копье, стремительно снизившись, ударило зверя острием между лопаток — и, скользнув по толстой шкуре, отскочило прочь.

    — Не-е-ет! — не сдержался Ромул.

    Зверь ударил Петрония в спину, ветерана подняло в воздух, и окровавленный рог, пронзив тело насквозь, показался под грудиной. Петроний, насаженный на рог, как дикий вепрь на охотничье копье, отчаянно закричал и попытался освободиться, однако чудище, не опуская головы, с легкостью мотало его из стороны в сторону.

    Взбудораженная толпа разом взвыла, откуда-то донеслись воинские команды.

    На Ромула нахлынуло отчаяние, он на миг замер. Где-то на краю сознания мелькнула мысль, что его почему-то еще не убили.

    Носорог, тряхнув головой, сбросил Петрония на землю и отступил на шаг, готовясь раздробить его в кровавое месиво, как вдруг заметил Ромула. Ударив в землю мощной ногой, монстр злобно взревел — и, не глядя больше на Петрония, нацелился на новую жертву.

    Вот и все, — пронеслось в голове юноши. До копья, отскочившего далеко за спину зверя, теперь было не дотянуться, маневр оказался неудачным, смерти не избежать…

    Несмотря на кровавую рану в животе, из которой торчали изорванные петли кишок, посеревший лицом Петроний нашел силы приподняться.

    — Ты, рогатая тварь! — крикнул он окровавленным ртом. — Вернись!

    Как и надеялся ветеран, носорог тут же забыл о Ромуле и, взревев, вновь обернулся к Петронию.

    Юноша перевел дух. Даже умирая, Петроний старался выиграть для него время — таким подарком нельзя пренебречь. Пока носорог гвоздил тяжелой головой распластанное тело ветерана, Ромул схватил копье — охотничье, с длинным тяжелым древком и листовидным железным наконечником, пригодным для расправы со львом или кабаном. Неизвестно, правда, выдержит ли оно бой с нынешним монстром, убийцей Петрония. Что ветеран убит — Ромул не сомневался: носорог уже несколько раз обрушил тяжелую морду на искромсанное тело и единственный хриплый стон, раздавшийся после первого удара, давно смолк.

    Что-то заставило Ромула взглянуть на ближайших зрителей — и он с удивлением обнаружил, что стоит прямо под главной ложей, в двадцати шагах от самого Юлия Цезаря, который с явным интересом наблюдал за действом. Стражи, толпящиеся вокруг правителя с оружием наготове, даже не делали попыток целить в Ромула — и юноша потрясенно понял, что ему позволено сражаться дальше. Переведя взгляд обратно на зверя, Ромул поморщился: с Петронием все кончено, тело превратилось в бесформенную груду кровавых лоскутов.

    Животное не замечало Ромула, и он, не шевельнув ни единым мускулом, ждал, чем все кончится.

    Громко фыркнув широкими ноздрями, носорог двинулся прочь.

    Он и вправду плохо видит, потрясенно понял Ромул, перед которым вдруг забрезжила призрачная надежда. Может, удастся прикончить злобную тварь? Но куда целить? Шкура у зверя толще легионерской кольчуги, ударом в спину или даже в живот его не убьешь и даже сильно не ранишь — носорог все равно будет метаться, стараясь затоптать обидчика или поддеть его рогом. Бить в костистую голову тоже бесполезно, шея закрыта плотными мускулами. Если только попасть в сердце…

    Носорог по-прежнему шагал прочь, и нетерпеливые зрители принялись забрасывать его чем попало, чтобы он обернулся к жертве. Зверь от этого только рассвирепел и быстрее затрусил к дальнему краю арены.

    Ромул шагнул вперед. Затем еще. Каждый шаг давался все легче, однако путь лежал мимо растерзанного тела Петрония, и Ромул, не в силах удержаться, взглянул на друга. Окровавленного лица было не узнать, и юношу захлестнуло волной отвращения и ярости: лучший друг, преданный товарищ — и такая мучительная гибель! Неужели оставить его неотомщенным? Пощадить гнусное чудище? Ромул, остановившись, решительно перехватил копье обеими руками и отступил назад, к дощатому ограждению у края арены. В голове его зародился отчаянный план.

    Публика, видя его отступление, вновь разразилась насмешками, которые тут же стихли, как только Ромул крикнул вслед твари:

    — Вернись! Я здесь!

    Носорог услышал призыв и, развернувшись удивительно легко для такой огромной туши, поднял голову и грозно заревел. При виде окровавленного переднего рога Ромула пробрал страх: скоро и его кровь смешается там с кровью Петрония… А может, и нет. На все воля богов. Конец — какой бы то ни было — уже приближался, и Ромула это только радовало.

    Юноша наткнулся лопатками на теплую дощатую стену и остановился. Покрепче уперев ноги в землю, он не сводил глаз с носорога, который явно готовился напасть — рыл ногой песок, прижимал уши, фыркал. Наконец, качнув головой, зверь устремился вперед, на ходу набирая скорость.

    Заскучавшая было публика разразилась радостным улюлюканьем: наконец-то этого идиота расплющат о стену — и тогда-то начнутся вожделенные гладиаторские бои!

    Ромул, хоть и исполненный ужаса, стоял на месте. Бежать все равно некуда, а сейчас он хотя бы вооружен и способен защищаться — прежде чем попадет в Элизиум. Сердце неистово билось, в памяти мелькали те, кого Ромул любил: мать, Фабиола, Юба, Бренн, Тарквиний, верный Петроний. Из них он уверенно числил в живых одну лишь Фабиолу — пусть боги даруют ей благополучие и счастье. Уж встречи с сестрой ему точно не миновать, хотя бы и в Элизиуме.

    Воспоминания придали ему сил, осталось лишь довершить задуманное — и он отбросил копье так, чтобы оно легло справа, наконечником к его ногам.

    Среди зрителей послышались недоверчивые смешки, кто-то крикнул: «Что, раздумал биться?»

    Земля уже гудела от носорожьего топота, надвигающаяся туша словно росла на глазах — и все существо Ромула вопило, что надо сбежать, спрятаться, отпрыгнуть в сторону. Сердце рвалось из груди, однако юноша не сходил с места: двинешься раньше срока — зверь успеет свернуть вслед, промедлишь — вдавит тебя в стену.

    Весь мир сосредоточился для Ромула в одной линии — по которой несся на него разъяренный носорог. Мускулы от напряжения закаменели так, что Ромул не знал, сумеет ли прыгнуть, когда придет срок. Митра, дай мне смелости! — вновь воззвал он. В памяти мелькнула фигура Бренна, стоящего напротив боевого слона, затем последний жест Петрония, отвлекающего на себя носорога — и Ромул поморщился. Довольно. Сейчас непобедимый монстр в бронированной шкуре ударит в стену, и тогда все разрешится — так или иначе.

    Выждав мгновение, когда зверь окажется от него в трех шагах, юноша прыгнул в сторону.

    Тут же раздался оглушительный треск: зверь с размаху врезался в толстую деревянную стену, так что передняя часть головы вместе с рогом пробила доски и застряла в отверстии. В спину Ромулу, упавшему лицом на землю, полетели щепки, в рот набился песок с арены. Где-то сзади ревел взбесившийся носорог, пытаясь вытащить голову из ловушки, гулкий рык эхом отдавался от деревянной стены, расшатываемой мощным телом. Доски угрожающе скрипели, и Ромул понял, что медлить нельзя.

    Он рывком вскочил на колени и взглянул на врага: чудище топталось так близко, что протяни руку — и коснешься жесткой коричневой шкуры. Задняя нога, роющая песок, чуть не задела голову Ромула. Юноша протянул руку, пытаясь нащупать в песке копье, — не сразу на него наткнувшись, он запаниковал: тварь билась все сильнее, грозя вот-вот высвободиться, он не рисковал опустить глаза. Наконец пальцы сомкнулись на древке, и Ромул, переведя дух, окинул взглядом толстую шкуру, сквозь которую едва проступали ребра. По охотничьему опыту он знал, где сердце, — сразу за левой ногой, однако монстр рыл землю так яро, что юноша боялся не попасть.

    Вдруг разом подались несколько соседних досок, и носорог на шаг отступил.

    Ромул выругался. Действовать немедленно — иначе все усилия пойдут прахом. Положившись на умение и опыт, он изо всех сил всадил копье в носорожий бок и ощутил, как наконечник задел ребро, на миг запнулся и наконец вошел в грудную клетку — Ромул вогнал его внутрь на длину руки, провернув для верности: острое жало должно пронзить легкое, перерезать главные сосуды и достать до сердца. Лишь тогда чудище погибнет.

    Из носорожьего горла вырвался оглушительный рев, зверь подался назад, освобождая голову, и выплюнул ком пены размером с кулак. К ужасу Ромула, маленькие глазки уставились прямо на него — стоящего всего в нескольких шагах. Надежда сменилась отчаянием: все шансы использованы, все напрасно…

    Носорог шагнул к жертве — однако передние ноги дрогнули и подогнулись, тут же отказали задние, и огромная туша со стоном рухнула на арену. Изо рта хлынул поток розоватой крови, из копейной раны тоже лилась кровь; по алому цвету Ромул понял, что угодил в главную артерию — неведомо как. Его переполнила благодарность: Петроний отомщен и залп лучников, который наверняка последует сразу же, не изменит главного: в Элизиум Ромул войдет с высоко поднятой головой и ему будет чем гордиться даже рядом с такими героями, как Петроний и Бренн.

    Носорог повел ногами, и юноша вновь вернулся к действительности. Туша, сотрясаемая дрожью, несколько раздернулась, увенчанная рогом голова бессильно упала на песок и наконец застыла без движения.

    Огромный амфитеатр мгновенно затих, словно на него набросили плотное покрывало.

    Ромул обвел глазами потрясенные лица зрителей, не веривших собственным глазам. Безоружный воин выстоял в схватке с опаснейшим чудищем — такого Рим еще не видывал.

    Кто-то хлопнул в ладоши — раз, другой, третий. Остальная публика, разглядев аплодирующего, торопливо присоединилась, послышались одобрительные возгласы и радостные крики. Толпа, минуту назад осыпавшая Ромула насмешками, теперь приветствовала его как победителя — от такого лицемерия юношу чуть не передернуло.

    Подняв взгляд выше, он увидел, что первым зааплодировал сам Цезарь. В глазах защипало. Хоть один зритель оценил его храбрость… Петрония этим не вернешь, но мысль о том, что его заметили, давала хоть какое-то облегчение.

    — Кто он? — крикнул Цезарь. — Привести его ко мне, немедленно!

    Распорядитель суетливо подскочил к Мемору и что-то зашептал ему на ухо. Лицо ланисты, искаженное бессильной яростью, вмиг переменилось; он рысцой побежал к ближайшей лестнице, ведущей вниз. Громовые аплодисменты все не смолкали, и Ромул ухватился за случай почтить память Петрония. С Бренном ему такого не удалось — и вина за это угнетала Ромула все последние годы. Повернувшись спиной к ложе Цезаря, он опустился на колени рядом с телом и пожал окровавленную ладонь ветерана.

    — Спасибо, друг, — шепнул он, вспомнив Бренна, чье тело наверняка склевали стервятники. — Я попрошу, чтобы тебя погребли как подобает. Ступай с миром.

    По лицу Ромула катились слезы, он осторожно протянул руку и закрыл безжизненные глаза ветерана.

    Когда он встал, в грудь ему уперлись копья: его окружили четверо стражников во главе с ланистой. В глазах копейщиков читалось невольное восхищение, и лишь Мемор глядел как удав, у которого отняли добычу. Правда, Ромула настрой ланисты уже не волновал: в дело вмешались куда более могущественные силы, Мемор над ним не властен.

    Зажав юношу в сомкнутый строй, четверка провела его под сиденьями, мимо клеток и дальше к зрительской трибуне, где Ромул никогда не бывал. Впитывать новые ощущения, правда, не оставалось сил: голова кружилась, смерть Петрония и победа над монстром поглотили все мысли.

    Попав после темных переходов на яркое солнце, Ромул сощурился. Богатую ложу заполняли легионеры, сенаторы и высокопоставленные военные. Во взглядах читались одновременно уважение к нему, изумление и страх, кое у кого смешанные с отвращением, а то и с завистью.

    Ромула поставили перед Цезарем, и сердце его дрогнуло от благоговейного трепета: служа в Двадцать восьмом легионе, он не раз видел командующего, но сейчас впервые подошел к нему так близко. Уже немолодой, с редкой седой шевелюрой, Цезарь не обладал яркой внешностью, однако уверенность и привычка повелевать делали его заметным в любой толпе.

    Ромул низко склонился перед диктатором.

    — Уйдите, — кивнул тот стражникам и уставил палец в грудь Мемора: — Ты останься.

    Отвешивая на ходу поклоны, стражники поспешно исчезли с глаз.

    — Этого раба сделали ноксием и отправили на смерть за то, что он незаконно вступил в легион. Так?

    — В точности так.

    Цезарь нахмурился.

    — А второй кто?

    — Его друг. Пытался его защитить, когда все открылось.

    — Мне сказали, что этим рабом ты когда-то владел. Это правда?

    — Правда. Я купил его совсем мальчишкой, выучил сражаться, сделал секутором, — елейным голосом затянул ланиста. — А он сбежал. Восемь лет назад убил нобиля и сбежал.

    Цезарь взглянул на юношу.

    — Два тяжких обвинения, — тихо проговорил он.

    — Я не убивал нобиля, — возразил Ромул. Терять ему все равно было нечего.

    — Да он тут понарасскажет! — встрял Мемор.

    — Молчать! — Цезарь, которого ланиста явно раздражал, обернулся к Ромулу. — Если не ты убил, то кто?

    — Мой друг.

    — Тот, что на арене?

    — Нет. Другой, этруск.

    — Где он?

    — Не знаю. В Александрии его ранило камнем из египетской пращи, и он исчез. — Ромул перехватил удивленный взгляд Цезаря и добавил: — В Двадцать восьмой нас обоих загнали силой.

    По губам Цезаря скользнула улыбка.

    — И тебе не оставалось выбора?

    — Именно так.

    — Значит, ты невиновен? Как и все преступники?

    Среди легионеров раздались смешки.

    — Я виновен лишь в одном, — выпалил Ромул, не в силах таиться дальше.

    — В чем?

    — Когда мы с другом сбежали из лудуса, то вступили наемниками в армию Красса. Сказали, что мы из галльского племени.

    — Небылицы растут на глазах, — усмехнулся Цезарь и вдруг, заметив дернувшееся лицо Мемора, гневно повернулся к ланисте: — Говори!

    — Ходили такие слухи, господин, — неохотно подтвердил тот. — После Карр я этого ублюдка и не надеялся увидеть живьем.

    — Таких ублюдков, способных в одиночку убить носорога, еще поискать, — процедил Цезарь, вновь обернулся к Ромулу. — Значит, тебя с другими пленниками угнали в Маргиану?

    — Да. За полторы тысячи миль от Селевкии, на край света, — ответил Ромул, глядя в глаза Цезарю. — Мы называли себя Забытым легионом.

    Цезарь едва заметно кивнул.

    — Однако ты сумел сбежать. Молодец. Один?

    — С другом. С тем самым, который убил нобиля. — Ромул решил, что пора связать историю воедино, не век же испытывать терпение Цезаря. — Мы добрались до Барбарикума и оттуда поплыли в Египет, но у эфиопского берега корабль разбило. Мы выжили, боги нас не оставили. Нас нанял бестиарий, с ним мы дошли до Александрии.

    — Где вступили в Двадцать восьмой легион.

    Ромул кивнул.

    — Из всех небылиц, что я слыхал, твоя лучшая, — бросил Цезарь, и среди свиты пробежал хохоток, напомнив Ромулу, что его судьба висит на волоске. Однако следующий ход Цезаря изумил юношу донельзя.

    — Лонгин! — позвал командующий. — Ты здесь?

    Седой военный в криво накинутой тоге выступил вперед.

    — Здесь.

    — Расспроси этого раба о Каррах. В подробностях, которые может знать только участник битвы.

    Лонгин пристально взглянул на Ромула — рассказу он явно не поверил.

    — Как погиб сын Красса? — спросил он.

    — Публий вел на парфян конницу вместе с наемниками, тотчас ответил Ромул. — Враг сделал вид, будто отступает, потом перестроил войско и обрушился на римлян. Почти все погибли, спаслись два десятка наемников. А потом парфяне отрубили Публию голову и пронесли ее перед всей армией.

    — Верно! — Бесхитростный Лонгин не скрывал удивления.

    — Спрашивай еще.

    Военачальник послушно принялся задавать вопросы о последней кампании Красса. Все ответы попадали в точку, и Лонгин наконец сдался.

    — Он там был, — признал он. — Или умудрился поговорить с каждым, кто выжил и вернулся.

    — Ясно.

    Цезарь надолго замолчал.

    Ромул бросил взгляд на окровавленное тело Петрония, уже не сомневаясь, что и ему судьба последовать за ветераном. Ну что ж, будь что будет — он сделал что мог.

    — Я командовал войсками и повелевал толпами, — разнесся наконец по всему амфитеатру голос Цезаря. — Я видел многое. Однако не встречал такой храбрости, какую показали сегодня эти двое ноксиев. Без оружия, в одиночку, перед лицом неминуемой смерти, один из них завладел копьем стражника и, не думая о себе, попытался ранить зверя, чтобы спасти товарища.

    Цезарь обвел взглядом толпу, безмолвно внимающую каждому слову. Ромул, ошеломленный таким поворотом, сам не понимал — то ли он спит и видит сон, то ли уже умер.

    — И когда маневр не удался, — продолжал Цезарь, — умирающий отвлек на себя животное, чтобы выиграть время для друга. Я не верил, что ноксий, даже с копьем, сумеет победить носорога, однако храбрец остался жив! И в отчаянной борьбе одолел зверя, о котором слагают легенды. Мало того — он осмелился повернуться ко мне спиной. Ко мне, эдитору, устроителю игр! И все ради того, чтобы почтить память товарища! — Цезарь возвысил голос. — Говорю вам: этот человек — истинный сын Рима! Он рожден в рабстве и обвиняется в преступлениях — теперь это неважно. С сегодняшнего дня он — римский гражданин!

    Ромул застыл с раскрытым ртом: вместо смерти — жизнь и свобода!..

    Ошеломленного Мемора чуть не трясло от ярости, однако ему хватало ума смолчать.

    Публика взорвалась аплодисментами, и Цезарь, обернувшись к Ромулу, протянул ему правую руку.

    — Как тебя зовут?

    — Ромул. — Юноша обменялся с диктатором крепким рукопожатием.

    — Будь все мои солдаты такими храбрыми, мне хватило бы и одного легиона, — улыбнулся Цезарь.

    Ромул, переполненный благодарностью, опустился на одно колено.

    — Позволь тебе служить.

    Настал черед Цезаря удивиться.

    — Хочешь вступить в мою армию? Мы скоро отплываем в Африку, война будет кровавой.

    — Для меня нет большей чести.

    — Такие солдаты, как ты, нужны всегда, — с удовольствием кивнул Цезарь. — В каком легионе хочешь воевать?

    Ромул широко улыбнулся.

    — В Двадцать восьмом.

    — Отличный выбор. Что ж, исполним твое желание. — Цезарь кивнул кому-то из военных. — Возьми этого воина Ромула — в свой лагерь, дай ему доспехи и оружие обычного легионера. Пусть поживет с твоими солдатами. На следующей неделе я пришлю новые приказы, он доставит их в свой прежний отряд. Ясно?

    — Ясно!

    Цезарь отвернулся. Военный кивнул Ромулу, давая понять, что разговор окончен. От благоговения и страха юноша не сразу осмелился заговорить — пришлось напомнить себе о клятве.

    — Я хотел…

    — Что такое? — обернулся к нему Цезарь.

    — Петроний, мой товарищ, тоже служил в Двадцать восьмом… — начал Ромул.

    — И что?

    — Он храбрый воин. Я обещал ему достойные похороны с соблюдением всех обрядов.

    Цезарь такого явно не ожидал.

    — А ты дерзок.

    — Он мой друг, — бесстрастно ответил Ромул.

    Сенаторы и военные, пораженные такой смелостью, переглянулись. Цезарь не сводил с юноши пристального взгляда.

    — Прекрасный жест, — наконец произнес он. — Я поступил бы так же. — И, повернувшись к центуриону, командующему охраной, кивнул: — Проследи, чтобы все было сделано.

    Ромул вскинул руку в приветствии.

    — Благодарю тебя.

    — Еще увидимся, — ответил Цезарь.

    Кто-то крепко взял Ромула за локоть. Пора было уходить.

    — Ланиста! — раздался позади ледяной голос Цезаря. — Поди-ка сюда.

    Остального Ромул не слышал — его, обуреваемого то горем, то радостью от случившегося, вел вперед худощавый легионер, заметно припадающий на одну ногу.

    — Ты Цезарю понравился, — шепнул он юноше при выходе из амфитеатра. — Только не воображай, будто ты теперь герой: ты лишь солдат, как я. Не хочешь нарваться на порку — никогда не заговаривай с командирами первым.

    Ромул кивнул. Пусть. Зато теперь не надо скрываться и выдавать себя за другого — ради этого можно вытерпеть что угодно.

    — И от легионеров особого почитания не жди, — продолжал его спутник. — На твои сегодняшние подвиги им плевать. Им главное — как ты покажешь себя в Африке, в боях с республиканцами.

    Ромул, уловив напряжение в голосе легионера, насторожился.

    — Там что, плохи дела?

    Солдат безучастно пожал плечами.

    — Как обычно на войнах Цезаря. Врагов вдвое, а то и втрое больше нашего. И нумидийских всадников без счета. А у нас конников — жалкая горстка.

    Ромул, кивнув, бросил взгляд на храм Юпитера, высящийся над городом. Жаль, зайти туда не судьба, да и с Фабиолой теперь не увидеться. Его вновь ждет опасная жизнь.

    На сей раз в Африке.


    Глава XIII
    НИТИ СУДЬБЫ

    Хлопоча и причитая, как старуха, Брут уложил Фабиолу в постель — Доцилоза по его указаниям только и успевала бегать то за одеялом, то за разбавленным вином, то за настоем целебных трав. Не зная, что лихорадка выдумана, он хлопотал так искренне и заботливо, что Фабиола устыдилась. Однако игру надо было продолжать — хотя бы до вечера. Откинувшись на постель, девушка прикрыла веки и попыталась прогнать назойливо встающую перед глазами картину — толстошкурый рогатый зверь терзает безоружную жертву. Наваждение все не уходило, однако видеть встревоженное лицо Брута было не легче.

    Оставив Йовину в приемном зале, Доцилоза сновала по делам, ради Брута храня невозмутимую мину, но от Фабиолы не укрылись ни гневно раздувающиеся ноздри, ни слишком резкий стук винного стакана, поставленного на прикроватный столик. Как только Брут уйдет, Доцилоза не замедлит обрушиться на нее с упреками — на этот раз заслуженными: если бы Брут застал их с Антонием, Фабиола бы запросто очутилась на улице, лишившись всего разом. И все же, несмотря на риск, девушка тайно радовалась тому, что в кои-то веки дала волю безрассудной прихоти. В конце концов, их ведь не застигли — и прекрасно! Она сама себе госпожа и вольна поступать так, как ей хочется! И не дело Доцилозы ей указывать!

    В глубине души Фабиола понимала, что не права, но самоуверенность служанки выводила ее из себя, раздражение требовало выхода. Значит, ни от горестей, ни от вины сегодня не избавиться, поэтому лучше попытаться уснуть — сна-то Фабиоле в последнее время как раз не хватало, — а с Доцилозой поговорить завтра. Девушка замедлила дыхание и притворилась спящей. Удовлетворенный Брут, отдав Доцилозе очередные распоряжения, вышел: ему по-прежнему хотелось увидеть эфиопского быка.

    Недовольно вздохнув, Доцилоза уселась на табурет в изножье постели и попробовала заговорить с Фабиолой, однако та, по-прежнему раздраженная, не обращала внимания на ее шепот, и Доцилоза после нескольких попыток замолчала. Вскоре Фабиола и вправду провалилась в сон — Лупанарий в последнее время выжимал из нее последние силы.

    Несмотря на снотворные настои, которыми напоил ее Брут, спокойно подремать не удалось — из кошмаров было не выбраться: то Антоний прознает о тайных планах отмщения и тащит ее к Цезарю, то потом, хохоча, наблюдает за тем, как Цезарь ее насилует… Фабиола металась на постели, не в силах прогнать жуткие видения, но когда во сне, где она никак не могла найти Брута, натешившийся Цезарь отдал ее Сцеволе — проснулась в холодном поту. В комнате царило безмолвие — неужели она одна? Взгляд Фабиолы метнулся к табурету в изножье: вместо Доцилозы там теперь сидел Веттий.

    При виде ее блуждающего взгляда и судорожно сжатых кулаков, вцепившихся в одеяло, он испуганно вскочил.

    — Привести врача, госпожа?

    — Что? Нет, мне уже лучше. — Телом она и вправду отдохнула, только вот мозг полнился кошмарами. Стараясь прогнать из их памяти, Фабиола выпрямилась на постели. — Где Доцилоза?

    Веттий отвел взгляд.

    — Ушла повидаться с дочерью.

    — Когда?

    — Часа три назад.

    — И бросила меня больную? — недоверчиво воскликнула Фабиола.

    — Она сказала, что жар спал, — виновато пробормотал Веттий, будто хозяйку оставила не Доцилоза, а он сам. — Ей показалось?

    — Нет, — вздохнула Фабиола, решив не усугублять и без того непростое положение. — Жар прошел. Ступай на свое место.

    Веттий, которого болезнь хозяйки повергла было в уныние, расплылся в улыбке: если Фабиола выздоровела — значит, весь мир вновь счастлив.

    Провожая глазами его крепкую спину, Фабиола пожалела, что ее собственные взгляды на жизнь не так просты.

    * * *

    Тарквиний наблюдал за Лупанарием с полусотни шагов — здесь же он восемь лет назад ждал Руфа Целия, из-за которого погиб Олиний. Давняя драка со злобным аристократом вставала перед глазами гаруспика как наяву, и лишь о ножевом ударе — тогда казавшемся таким справедливым — вспоминать сейчас не хотелось. Даже зная, что его руку направила сама судьба, Тарквиний до сих пор мучился совестью: слишком уж круто повернулись события, и взгляд, полученный от Ромула в ответ на рассказ о той ночи, жег болью даже сейчас. Потому-то гаруспик сюда и пришел — на сей раз под видом нищего. Судьбе почему-то угодно было замкнуть круг.

    Фабриций, как и обещал, проводил Тарквиния в родосскую бухту и взял новообретенного брата по вере на собственную трирему, которая отчаливала во главе небольшого каравана судов. Гаруспик с готовностью согласился: плыть обратно в Италию в относительном комфорте, да еще имея под рукой редкие рукописи и ценные диковины, — явный знак благоволения Митры. Правда, в начале пути Тарквиний обнаружил, что нужные ему рукописи и предметы везут на других судах, и мечты заняться во время плаванья науками пошли прахом. Однако неудобство обернулось удачей: осенний шторм, обрушившийся на караван у острова Антикитера, потопил лишь корабли с ценными находками — трирема же Фабриция и Тарквиния, изрядно потрепанная волнами, уцелела среди молний и грома и в конце концов добралась до Брундизия, хоть и с обрубком вместо главной мачты и с неполной командой.

    Гаруспик, выбравшийся невредимым из такой передряги, безошибочно истолковал удачу как вмешательство божества — Митры, направляющего его путь. Значит, цель — пусть пока и неясная — все же существует. Благодарение Митре за такой знак! Стало быть, судьба ведет гаруспика в Рим.

    Фабриций, тоже признательный богу-воителю, перед отплытием из Брундизия совершил приношение еще и Нептуну: «Ублажать так ублажать, лишним не будет», — пробормотал он. Римляне, как и этруски, почитали сразу многих богов и в разных нуждах обращались к тем, чью помощь считали подходящей к случаю.

    В Риме Фабриций привел гаруспика в просторный дом на Палатинском холме.

    — Я не брошу тебя без ночлега, — настоял центурион. — Здесь ты в безопасности.

    Дом оказался главным пристанищем ветеранов — последователей Митры. В подземном митреуме Фабриций представил Тарквиния храмовому патеру по имени Секунд, в котором гаруспик с изумлением узнал однорукого ветерана, много лет назад встреченного у Лупанария, — правда, сам Секунд встрече нисколько не удивился.

    Знакомство с Фабрицием и благополучное — несмотря на шторм — прибытие в Рим убедили Тарквиния, что боги о нем не забыли: все препятствия на его пути, казавшиеся такими непреодолимыми, исчезли в мгновение ока. На корабле, под грозовым небом, ему временами открывался в видениях Рим. Кровавые тучи предвещали смерть — гаруспик пока не знал чью; тревожные сны о Лупанарии преследовали его по-прежнему, и наутро после первой же ночи, проведенной в пристанище для ветеранов, гаруспик отправился к публичному дому.

    Увидев Фабиолу сразу поутру, он с удивлением обнаружил, что теперь она хозяйка Лупанария. Почему она решила купить заведение и что собирается делать — гаруспик не знал, однако порадовался хоть крупице сведений. Может, с Фабиолой и связаны его ночные кошмары?.. Она ведь еще и любовница Децима Брута — одного из приближенных Цезаря.

    Гаруспик не спешил знакомиться и объявлять себя другом ее брата — не для того он сюда пришел. Сидя в стороне и наблюдая за входом и посетителями, он пытался составить картину происходящего. Через несколько часов он уже знал, что дела Лупанария не так уж хороши. Свежекрашеный порог заведения, девицы которого славились своим искусством на весь Рим, переступали от силы десяток клиентов в день, зато на полупустой улице толпилось несоразмерное количество вооруженных охранников — крепколобых бойцов с ножами, мечами и дубинами, внимательно оглядывающих любого, кто осмелится бросить взгляд в их сторону. Тарквиния, принявшего вид простоватого дергающегося заики, они не трогали, и гаруспик старался не упускать подробностей.

    Посетители, как он подозревал, обходили Лупанарий стороной вовсе не из-за грозных стражников: кому нужна шлюха — того охраной не испугаешь, бойцы наверняка наняты для защиты от чего-то другого. Да и важные клиенты здесь не переводятся: утром какой-то прохожий, указав спутнику на входящего в Лупанарий аристократа, назвал имя Марка Антония. Через четверть часа ухмыляющийся начальник конницы вновь возник в дверях и через шаг-другой столкнулся с другим нобилем — среднего сложения, с приятным лицом, — явно раздосадованным встречей. Если опасность, которую чуял Тарквиний, грозила кому-то из двоих, то она должна быть как-то связана с Фабиолой… Гаруспик, одолеваемый то любопытством, то сознанием собственного бессилия, понял одно: если сестре Ромула грозит беда, он должен помочь.

    Ближе к полудню, отлучившись за едой, он обнаружил на прилегающих улицах группы вооруженных бандитов, которыми руководил коренастый шатен в кольчуге: посты располагались так, чтобы перекрыть пути к Лупанарию, и только самым настойчивым из прохожих — в том числе неприметной женщине средних лет, только что проскочившей мимо гаруспика, — удавалось их миновать. Против Лупанария кто-то явно вел войну.

    И Тарквиний пока не решался в нее ввязываться.

    Оставалось лишь ждать — и следить.

    * * *

    Фабиола, мрачная и раздраженная, сидела у стола в приемном зале и дожидалась Доцилозу — та отсутствовала уже несколько часов. Наконец, уже почти перед закатом, служанка вернулась, сияя от счастья после свидания с дочерью, и при виде Фабиолы тут же погасила улыбку.

    — Ты выздоровела? — подчеркнуто участливо спросила она.

    — Да! — выпалила Фабиола, возмущенная такой откровенной издевкой. — Только не твоими заботами!

    Доцилоза презрительно фыркнула и свернула в коридор.

    — Я буду во дворе, у меня стирка, — проронила она.

    Взбешенная Фабиола закусила губу, чтобы не разразиться отповедью: девицы, толпящиеся в передней, будут жадно ловить каждое слово, да и Йовина бродит где-то неподалеку. Чем меньше прилюдных объяснений, тем лучше. Однако долго так не продержишься — надо что-то решать, и поскорее. Ноздри Фабиолы гневно раздулись. Преданность Доцилозы для нее, конечно, важна, но не такой ценой!

    Ничего придумать она не успела — в дверь ввалилась троица богатых испанских купцов, и Фабиола встала им навстречу. Изрядно подогретые вином, те пустились в многословные рассказы о бойкой торговой неделе, успех которой они отпраздновали походом на Игры Цезаря и обильными возлияниями в тавернах. А теперь, заявили испанцы, они жаждут женского тела и никакие уличные громилы не отвратят их от знаменитого Лупанария, о котором они слышали еще на родине.

    — У нас найдется все, что вам нужно, — замурлыкала Фабиола, с ходу заметившая увесистые кошельки купцов, и немедля вызвала девиц.

    Хмельные испанцы не задержались с выбором, и через минуту их уже развели по спальням. Фабиола двинулась было к коридору, однако на пороге возникли две фигуры в будничных туниках: девушка успела подивиться, с чего вдруг Бенигну пускать в Лупанарии простых работяг, однако тут же заметила, что посетители сжимают в руках деньги. Горожане взахлеб поведали, как на сегодняшних играх удачно поставили на стареющего ретиария против любимца публики, мирмиллона из Апулии: апулиец поскользнулся на кровавой луже в песке и ретиарию оставалось лишь пронзить ему живот трезубцем. Держатель ставок, взбешенный таким исходом поединка, отказывался платить выигрыш, но бурная толпа, обступившая обоих друзей, вынудила его раскошелиться. Деньги они решили спустить в Лупанарии.

    Глядя в спины пучеглазых посетителей, увлекаемых девицами в спальню, Фабиола решила, что для нее Игры Цезаря — выгодное подспорье. Может, и зря она отказалась пойти…

    Нет, тут же одернула она себя. Дело не только в роли, которую она разыграла перед Брутом. Невыносимо видеть людей, гибнущих ради увеселения толпы, и на играх ей всегда мерещился стоящий на арене Ромул. Сердце заныло при одной мысли о брате — где он? Суждена ли им встреча? В последний раз они виделись еще детьми, однако сейчас поладили бы по-прежнему: душевная связь близнецов, неразлучных все детство, не прервется даже годы спустя. Фабиола вдруг вспомнила о Доцилозе и устыдилась: ведь служанка ей почти как родная, к чему между ними вражда?..

    И, посадив Йовину принимать посетителей, Фабиола отправилась мириться с Доцилозой.

    * * *

    Наблюдая за Лупанарием, Тарквиний раздумывал, стоит ли сегодня еще чего-то ждать. С тех пор как Антоний в спешке выскочил из дверей и по пути перемолвился словом с нобилем, ничего заметного не произошло. Женщина, которую он видел на перекрестке, — слишком старая и некрасивая для шлюхи, наверное, служанка или рабыня, — вошла в двери Лупанария, и гаруспик с удивлением уловил от нее мимолетный, но мощный поток энергии: старое горе, недавно сменившееся радостью, и обида на кого-то более знающего и властного… Дальше раздосадованный Тарквиний не всматривался: что ему пользы от чувств служанки?

    Однако и такого озарения было достаточно.

    В поисках знака он поглядел на небо, открывающееся в узком просвете между домами: тяжелые осенние тучи прольются к вечеру дождем, однако других предвестий они не несли. Зато внезапно налетевший холодный ветер дохнул на него угрозой кровопролития, и гаруспик в страхе оцепенел. Сосредоточившись, как мог, он попытался почуять знак — и через миг отчетливо понял: опасность где-то рядом. Здесь. Неужели та самая угроза, которая так часто виделась ему и раньше?

    Тарквиний нащупал под плащом рукоять гладиуса. Двулезвийную секиру он оставил в приюте для ветеранов, чтобы не привлекать внимания прохожих, и теперь полагался только на меч. Прикосновение к рукояти его успокоило. Он взглянул в оба конца улицы, которая в густых сумерках становилась все темнее, и, не найдя ничего подозрительного, слегка расслабился: может, ничего и не произойдет? Стоит ли волноваться за Фабиолу? Однако он уже понимал, что приглядывать за ней надо всерьез.

    Через полчаса темнота сгустилась, стражники Лупанария подтянулись поближе к факелам по обе стороны от главного входа. Гаруспик не двинулся с места. Тело затекло от холода, в животе урчало, однако Тарквиний по опыту знал, что лучше не дергаться и не торопить события. Сжав зубы, он продолжал наблюдать.

    Через некоторое время на улице зазвучали шаги, и Тарквиний, пробудившись от полудремы, насторожился. С дальнего конца улицы приближалась большая компания с факелами. Количество стражников его не впечатлило: по ночам без крепкой охраны ходили лишь безумцы, удивило его лишь то, что группа сплошь состояла из гладиаторов. Фракийцы, мирмиллоны и секуторы, несколько лучников — обычно с такой стражей ходили только ланисты.

    Очередной визит к шлюхам или что-то иное?

    Тарквиний подался вперед, чувства его обострились.

    Вооруженная толпа остановилась перед дверями Лупанария. Привратники, настороженно переглянувшись, перехватили дубины поудобней. Гладиаторы презрительно зашикали, из толпы протолкался наружу седой коротышка в шерстяном плаще.

    — Вы всех посетителей так встречаете? — вопросил он.

    Раб-исполин с деревянной дубиной в руках выступил вперед.

    — Прости, господин. Вокруг неспокойно, держимся начеку.

    Ланиста фыркнул.

    — Из-за тех головорезов на перекрестках? Заступили нам дорогу, не хотели пускать. Одумались, когда я своим лучникам кивнул. Под прицелом расступились быстрей, чем шлюха раздвинет ляжки!

    Гладиаторы почтительно рассмеялись.

    Значит, коротышка с громилами не заодно, с облегчением подумал Тарквиний.

    — Ланисту из Лудус магнус не остановишь! — провозгласил Мемор. — Куда хочу, туда иду! Сегодня — иду в Лупанарий, и пусть готовят мне лучшую девку!

    Привратники уважительно склонили головы, раб-исполин сделал ланисте знак войти.

    — Давно пора, — заявил ланиста. — Еще чуть — и шары взорвутся.

    Гладиаторы опять принужденно захохотали.

    Мемор, вспомнив об их существовании, обернулся.

    — Марш обратно в лудус, — приказал он. — Возвращайтесь завтра утром — к тому времени, может, управлюсь.

    Бойцы, облегченно вздохнув, отправились прочь.

    Тарквиния, застывшего по другую сторону улицы, объяло беспокойство и ужас. Ромул ведь выступал в Лудус магнус — значит, Мемор его прежний хозяин? Знает ли он Фабиолу? Что ему делать в Лупанарии? Впрочем, гаруспик сам себя одернул: Мемор наверняка уже забыл о Ромуле и вряд ли знает, что публичный дом принадлежит Фабиоле…

    Неопределенность по-прежнему тяготила, и Тарквиний взмолился Митре — помоги, направь! Оставаться на месте? Войти в Лупанарий?.. Звезды только-только проступили на ночном небе, мимолетные просветы в тучах ничего не открывали. Ощущение опасности исчезло, и Тарквиний решил, что боги над ним шутят. Он принудил себя расслабиться, однако знал, что уходить нельзя.

    * * *

    Ни в ванной, ни в кухне Доцилозы не оказалось. Фабиола обнаружила ее на заднем дворе Лупанария, занятую полосканием скатертей. Стирать при свете факелов — дело невиданное, служанка явно пользовалась предлогом, чтобы держаться подальше от Фабиолы. Они едва успели обменяться холодным взглядом, как вдруг главный повар, Катий, явился к хозяйке жаловаться на аппетиты новых охранников. Уведя ее в кладовые за кухней, он отчаянным жестом простер руки к пустым полкам.

    — Сколько хлеба съедают, госпожа! — затянул он. — Зерна не напасешься! А еще сыр и овощи! И вино! Даже и разбавленное! Больше амфоры в неделю, как ни считай!

    Сетованиям Катия не было конца, однако на кухне он не знал себе равных, да и трудился на совесть, поэтому Фабиола, давно уже откладывавшая разговор, теперь набралась терпения и внимательно выслушивала его тирады, тут же давая указания. От нее не укрылось, что Доцилоза, скользнув за ее спиной в коридор, направилась в глубь Лупанария, и девушка досадливо поморщилась: взрослая женщина, а ведет себя как ребенок… Или как сама Фабиола в прежние времена. На Доцилозу это совсем не похоже — неужели на нее влияет Сабина? Сосредоточиться Фабиоле не удалось: Катий, воодушевленный ее вниманием, теперь бубнил о ценах на овощном форуме и о выгоде покупать товар напрямую у крестьян.

    — Говорю же, чистый грабеж, — простонал он. — На Форуме втрое, а то и вчетверо дороже, чем у оптовых торговцев.

    — Прекрасно, — отрезала утомленная его жалобами девушка. — Найди честного крестьянина и предложи ему сделку, пусть поставляет нам продукты.

    Катий от ее гневного тона съежился, и Фабиоле стало жаль верного слугу: ему никогда прежде не навязывали такой ответственности.

    — Стражники останутся здесь надолго, — объяснила ему девушка. — Их надо кормить. Закупать продукты напрямую — отличная мысль, и уж ты-то наверняка справишься.

    Катий гордо вздернул подбородок.

    — Благодарю тебя, госпожа.

    — Как найдешь торговца, скажи. Я велю юристам составить нужный документ.

    Катий наконец расплылся в улыбке, и Фабиола поспешила прочь — искать Доцилозу: мелкие дела казались лишними, девушку настойчиво гнало вперед чувство чего-то неотвратимого.

    Всю оставшуюся жизнь она будет мучиться вопросом, как обернулись бы события, не задержи ее повар. Едва ступив в длинный коридор, она услышала женский визг, ничуть не похожий на восторженные стоны, которыми девицы иногда подогревали клиентов. Сейчас кто-то кричал от ужаса, от страха за собственную жизнь. Фабиола пустилась бегом.

    — Веттий! Бенигн! — окликнула она на ходу.

    Впереди, почти у самого приемного зала, маячила фигура Доцилозы. Служанка, вертя головой, прислушивалась к крикам и, наконец определив нужную дверь, метнулась к порогу.

    Девушка пробормотала проклятие. Комнату облюбовала себе Викана, новенькая рыжеволосая британка с бледной кожей. К ужасу Фабиолы, Доцилоза уже потянулась к железной скобе на двери.

    — Не надо! — крикнула девушка. — Дождись стражников!

    Доцилоза, словно не услышав, толкнула дверь.

    — Стой! — тут же велела служанка. — Отпусти ее!

    Визг почти оглушал, на его фоне мужской голос сыпал ругательствами.

    — Сука! Делай, что говорят!

    Послышался громкий шлепок, визг резко оборвался.

    Доцилоза шагнула к двери.

    — Оставь девочку, — пробормотала она дрожащим голосом. — Не тронь.

    — За собой следи, старая корова, — рявкнул тот же мужской голос.

    Доцилоза переступила порог.

    — Прекрати!

    — Хочешь? Могу и тебя, — хохотнул мужчина.

    Фабиола, не помня себя от ужаса, рванулась к комнате, на бегу успев заметить обоих привратников — они были уже в коридоре.

    Слишком поздно.

    Послышался глухой вскрик, будто кто-то неожиданно оступился, на пол рухнуло тело, и вновь кто-то завизжал.

    — Заткнись, дура, — прорычал мужчина. — Дождешься того же.

    На пороге комнаты Фабиола замерла, к горлу подкатил комок.

    — Боги, — прошептала она. — Только не это.

    Доцилоза лежала на полу спиной к входу, вокруг нее разливалась кровь, над телом стоял голый мужчина с перекошенным от гнева лицом, сжимая в руке окровавленный кинжал. На дальнем краю постели, всхлипывая, сжалась бледная от страха Викана.

    Убийца — то ли безумный, то ли пьяный — не сразу заметил Фабиолу.

    — Вот так-то, — буркнул он, пнув ногой Доцилозу. — Будешь знать, как вмешиваться.

    Фабиолу захлестнула ярость: она ведь знала этого изверга, в прежние времена часто с ним спала. От него — Мемора, ланисты из Лудус магнус — она когда-то выведывала новости о Ромуле.

    — Выродок! — Ноздри ее гневно раздувались. — Что ты натворил?

    Мемор поднял глаза, и его взгляд прояснился.

    — Боги всемогущие, — восторженно протянул он. — Какая красотка! А тебя мне почему не показали? Я бы на других и не глянул!

    Фабиола не ответила. Хотелось одного — бежать отсюда подальше, однако она шагнула к Доцилозе, не в силах ни остановиться, ни сдержать гнев.

    — Жаль, мой близнец тебя не убил при случае, жирный ты подонок.

    Мемор прищурился.

    — Ты о ком?

    — О Ромуле, — бросила девушка. — Беглеце. Ты мне о нем рассказывал.

    Ланиста в замешательстве нахмурился — и вдруг до него дошло.

    — Клянусь Меркурием, — выдохнул он. — Я же с тобой спал!

    Фабиола набрала побольше слюны и плюнула ему в лицо.

    — Я проклинала каждый миг.

    — Ты ведь называла его двоюродным братом! — злобно оскалился Мемор.

    — А тебя — племенным жеребцом, старый ты козел.

    Сердце Фабиолы сжалось от отчаяния: до ланисты два-три шага, у него в руке кинжал, привратники еще не добежали… Что ее дернуло раскрыть рот, теперь жди чего угодно…

    Она оказалась права.

    — Шлюха! — взвыл ланиста, бросаясь на нее с кинжалом.


    Глава XIV
    САБИНА

    Фабиола в панике отступила, и клинок Мемора скользнул мимо, едва ее не задев. Она оглянулась на дверь — слишком далеко. Куда подевались Бенигн и Веттий?

    — Гадес тебя заждался, туда тебе и дорога, — процедил ланиста, не сводя с девушки безумного взгляда. — И этой карге тоже.

    Он пнул Доцилозу в живот, та глухо застонала.

    Фабиола не могла оторвать глаз от клинка, с которого капала кровь ее служанки.

    Ланиста со злобной миной ринулся вперед, не глядя под ноги, и не заметил, как Доцилоза протянула руку и ухватила его за щиколотку. Мемор запнулся, другой ногой угодил в лужу крови, его занесло — и, потеряв равновесие, он неловко упал на одно колено. Вне себя от ярости, ланиста несколько раз вонзил кинжал Доцилозе в живот и в спину.

    Викана завизжала громче.

    Фабиола, казня себя за опоздание, отступила к двери, и в тот же миг привратники оттеснили ее в коридор. Ворвавшись в комнату, как пара разъяренных быков, Веттий и Бенигн обрушили на ланисту свои окованные дубины — одного удара хватило бы, чтобы проломить череп. Взбешенные великаны гвоздили ланисту до тех пор, пока не вмешалась Фабиола:

    — Хватит! Прекратите!

    Тяжело дыша, забрызганные кровью и мозгами стражники отступили от тела.

    — Убили! — крикнула девушка, глядя на месиво из плоти, кожи и обломков черепа. На глаза ей навернулись слезы.

    — Конечно! — удивился Веттий.

    — Я хотела спросить о Ромуле! Брат у него служил!

    Доцилоза захрипела, и все разом обернулись.

    Фабиола в раскаянии бросилась на колени рядом со служанкой. Доцилоза едва дышала. Девушка, рванув на ней платье, вздрогнула при виде первой же раны — маленькой, с открытыми краями, под левой грудью. Мемор, знаток уязвимых мест тела, бил наверняка: кинжал пронзил легкое и, скорее всего, дошел до сердца. Одной этой смертельной раны было бы достаточно. Рядом виднелись и другие, все тело Доцилозы кровоточило — Фабиола никогда не думала, что в человеке столько крови: платье служанки пропиталось насквозь, на полу расползалась лужа. Широко открытые глаза Доцилозы смотрели в никуда, губы шевелились, как у вытащенной на берег рыбы, она безуспешно пыталась вдохнуть.

    — Прости меня! — Фабиола обхватила обеими ладонями окровавленную руку служанки. — Ты была права, мне стоило быть осторожнее. Все из-за меня. — Девушка просительно заглянула в глаза Доцилозы. — Если бы мы не поссорились, ты не вышла бы в коридор на крик Виканы.

    По губам служанки сбежала на пол пузырящаяся струйка крови. Фабиола стиснула ее руку, моля об ответе — хоть о каком-то знаке прощения.

    Тщетно.

    Тело Доцилозы содрогнулось — и замерло.

    Фабиола бросилась на пол, чтобы уловить последний вздох, ее слезы мешались с кровью служанки — девушка, объятая горем, этого не замечала. Единственная верная спутница, чья дружба и доброта поддерживали Фабиолу в самые страшные годы, лежала мертвой, и их последняя ссора лишь усиливала чувство вины. Теперь ничего не изменить, время не вернешь. И все же, потянув Мемора за ногу, Доцилоза напоследок спасла Фабиолу, сама уже будучи на пороге смерти.

    Обессиленная горем, девушка лежала без движения, не слыша привратников, уговаривавших ее подняться. Йовина, чьи суетливые попытки помочь не улучшили дела, вернулась в приемный зал.

    — Могут заглянуть клиенты, — пробормотала она.

    Фабиола ничего не слышала, ей хотелось умереть. Пусть разверзнется пол, пусть их вместе с Доцилозой поглотит забвение… Однако сама эта мысль отдавала горечью: верной служанке не место в Гадесе, а вот Фабиола не заслужила ничего другого — сначала из-за нее погиб Секст, теперь безвинная Доцилоза…

    Желания Фабиолы остались без ответа. Мелькнула было мысль взрезать себе запястья кинжалом Мемора — смерть придет быстро, боль и страдания навсегда закончатся. Однако в памяти мелькнуло давнее наваждение — и мысль о самоубийстве ушла.

    Цель жизни, неотступно маячащая перед Фабиолой, была важнее сиюминутных несчастий.

    Вельвинна, мать Фабиолы, никогда толком не рассказывала об изнасиловании и уверенно утверждала лишь одно: насильник был из аристократов. Когда Цезарь пытался изнасиловать Фабиолу, она сочла его слова доказательством того, что на мать напал тоже он. Однако в глубине души девушка понимала, что ее подозрения — не более чем домыслы, возникшие из-за странного сходства Цезаря с Ромулом, с таким же успехом ее отцом мог оказаться любой из доброй тысячи аристократов. При этом Цезарь ничем не отличался от прочих нобилей, которые платили за тело проданной в Лупанарии Фабиолы, старательно не замечая страха и отвращения во взгляде тринадцатилетней девочки. Ненависть к бесчисленным клиентам искала выхода, и Цезарь, попытавшийся надругаться над Фабиолой, стал для нее воплощением вины всех остальных — месть тому, кого она считала своим отцом, стала бы для нее местью всем прочим.

    И если теперь покончить с собой, то Цезарь уйдет от расплаты.

    Фабиола встала.

    Привратники отшатнулись: туника сплошь в алых пятнах, руки по локоть в крови…

    — Как будто меня закололи, — пробормотала девушка.

    — Ты что, не говори так! — Бенигн торопливо сделал охраняющий жест.

    — Накличешь беду еще горше! — поддержал его Веттий, помогая Фабиоле подняться.

    — Куда уж горше, — поморщилась она и, изо всех сил пытаясь держать себя в руках, продолжила: — Надо обмыть Доцилозу и обрядить в лучшее платье. Пусть Викана нагреет воды.

    Веттий, подхватив под руку дрожащую британку, исчез за дверью. Бенигн указал на тело Мемора:

    — А с этим куском дерьма что делать?

    — Заверни в старое одеяло, — распорядилась Фабиола. — Дождись, пока уйдут все клиенты, и выбрось в ближайшую клоаку, пусть его сожрут крысы. Завтра сходи к его помощнику: я слышала, он мечтает о повышении — теперь место освободилось. И прихвати кошель потолще, чтоб новый ланиста поскорей забыл старого.

    Бенигн, для которого такие поручения были не в новинку, только кивнул.

    * * *

    Вскоре после того, как Мемор вошел в Лупанарий, до Тарквиния донеслись неразборчивые крики, не на шутку его встревожившие. Рослый раб, стоявший на входе, тут же сорвался с места, оставив напарника охранять подступы, и нырнул в дверь с дубинкой наготове. Его долгое отсутствие насторожило гаруспика еще больше, однако, как он ни прислушивался, толстые стены не пропускали ни звука: он так и не понял, связан ли переполох с ланистой. Чутье молчало, и гаруспик старался уверить себя, что Фабиоле вряд ли грозит опасность: если даже клиент начнет скандалить, под горячую руку попадется девка, а не владелица. Полчаса прошли в тишине, и Тарквиний вздохнул свободнее: из Лупанария никого не выкинули — значит, дело кончилось миром. О другом, более мрачном исходе он не думал: на кровопролитие ничто не указывало. Правда, это ничего не значило. Гаруспик вновь вознес молитву Митре. Пусть Фабиола останется невредима!..

    Из тьмы проулка показалась молчаливая фигура, и гаруспик вздрогнул от неожиданности. Женщина. Без спутников. В сером одеянии. Брови его удивленно поползли вверх: что здесь делает жрица Орка? Да еще ночью? Пусть владыка подземного царства — не то божество, на служителей которого кто-то осмелится напасть, однако жрица, появившись на ночной улице в одиночку, все же рисковала жизнью.

    Не сбавляя шага, она подошла прямиком к главному входу. Внезапное появление жрицы изрядно напугало четверых стражников. Повисло молчание.

    — Госпожа… — наконец осторожно произнес один из четверки.

    — Я пришла к своей матери.

    Тарквиний навострил уши. По его сведениям, в Лупанарии есть только две женщины, годные в матери двадцатипятилетней жрице: Йовина и та служанка, которую он заметил раньше.

    Стражник неловко кашлянул.

    — К кому?

    — К Доцилозе. Служанке Фабиолы.

    — Поздновато для визитов, — заметил привратник, оглядываясь на товарищей в поисках поддержки.

    Жрица не собиралась отступать.

    — Дело не терпит отлагательств. Матери грозит беда.

    — Доцилозе? — Стражник тщетно попытался спрятать ухмылку.

    — Меня прислал бог, которому я служу, — отчеканила жрица, и стражник, резко посерьезнев, отворил перед ней дверь.

    Сердце Тарквиния сжалось: его чутье упорно молчит, хотя в Лупанарии явно что-то происходит и над Фабиолой нависла смертельная опасность. А войти внутрь ему все равно не дадут. Стиснув зубы от бессилия, гаруспик поднял глаза к полоске ночного неба между домами — и через миг вздохнул чуть спокойнее: в Лупанарии и вправду пролилась кровь, однако Фабиоле ничего не грозит.

    * * *

    — Что за шум? — Фабиола, выгнув шею, прислушалась: в приемном зале настойчиво звучал женский голос, споривший с Йовиной.

    — Кто-то из девиц? — предположил привратник.

    — Нет, Йовине они перечить не станут.

    — Верно, — кивнул Бенигн. — Тогда кто?

    Фабиола метнулась к распахнутой двери. «В комнаты нельзя! — несся из зала голос Йовины. — Вернись!» Не в силах скрыть дрожь от тревожного предчувствия, девушка шагнула в коридор.

    По проходу шла Сабина. Увидев окровавленную Фабиолу, она в ужасе поднесла руку к губам.

    — Юпитер милостивый! Что случилось? — воскликнула она. — Где мать?

    Фабиола не нашлась с ответом. Кошмары нынешней ночи и не думали заканчиваться.

    — Я знала: здесь что-то стряслось! — Сабина уже подбегала к двери. Не дождавшись ответа Фабиолы, она бросила: Чья на тебе кровь? Кого-то из… твоих девиц?

    Фабиола мотнула головой.

    Сабина, подскочив к порогу, заглянула в комнату и на миг замерла, не в силах осознать происходящее.

    — Мама! Мама! — вскрикнула она, не веря собственным глазам, и рухнула на колени рядом с Доцилозой. Тело ее сотрясли рыдания.

    Фабиола, шагнувшая через порог вслед за жрицей, положила руку ей на плечо.

    Сабина дернулась, словно ужаленная гадюкой.

    — Это ты ее убила!

    — Нет. — Фабиола кивнула на тело Мемора. — Он.

    — Неправда! — крикнула Сабина, вскакивая на ноги.

    — С чего мне вредить твоей матери? — взвилась Фабиола. — Я ее любила!

    В руках Сабины неведомо откуда взялся нож.

    — Как посмел этот подонок ее тронуть? Мать — свободная женщина, не рабыня! — Глаза Сабины яростно блестели. — Что ей делать в публичном доме?

    — Когда ее выкупил Брут, она поселилась со мной! По своей воле! И помогала мне в Лупанарии! — торопливо выпалила Фабиола, отчаянно надеясь переубедить Сабину. — Она шла по коридору и услышала крик Виканы, кинулась на помощь!

    Сабина, вне себя от боли и гнева, шагнула к Фабиоле.

    — Зачем я тебя спасла? Зачем только остановила фугитивария? — прошипела она. — Пусть бы тебя прирезал!

    Бенигн схватил жрицу сзади за локти, и Фабиола выбила у нее из рук нож.

    — Мне тоже жаль Доцилозу! — воскликнула она.

    — Бесчувственная стерва! — не останавливалась Сабина. — Не мать должна здесь лежать в крови, а ты!

    — Возможно, — мрачно согласилась Фабиола. — Видимо, мне не судьба умереть сегодня.

    — Может, и так, — бросила Сабина. — Впрочем, долго ты не проживешь. И счастлива не будешь.

    Фабиола застыла на месте. Речь жрицы отдавала пророчеством, и девушка стиснула зубы: судьба так судьба, кару она и впрямь заслужила. Сабина, видя ее удивление, рассмеялась.

    — Брут тебя оставит! — не умолкала она. — И второй любовник, с которым ты так быстро спелась, тоже!

    «Доцилоза рассказала, — пронеслось в голове потрясенной Фабиолы. — Иначе откуда ей знать?»

    — А твой брат… — начала жрица.

    — Нет! — в панике вскрикнула Фабиола и глянула на Веттия. — Заткни ее!

    Огромная ладонь привратника тут же закрыла Сабине рот. Жрица не пыталась вырваться, и все же глаза ее по-прежнему горели злобой.

    Фабиола нагнулась за ножом.

    — Я тебя не убью, хотя уж ты-то не упустила бы случая, — процедила она. Еще раз гневить Орка не хотелось. — Я даже пошлю в храм слугу: сказать тебе, где похоронят Доцилозу. Однако не смей переступать порог Лупанария. Под страхом смерти. — Девушка повернулась к Бенигну. — Выстави ее за дверь.

    Стражник послушно вывел жрицу в коридор. Та не сопротивлялась, в глазах ее стояли слезы.

    По-прежнему потрясенная случившимся, Фабиола добралась до ванной; хотелось лишь одного — смыть кровь Доцилозы, покрывающую тело густой коркой. Слова Сабины застряли в памяти и отдавались в мозгу эхом, как ни старалась Фабиола их прогнать. Мало того, что Доцилоза убита, так еще и собственная судьба теперь известна — и ничего радужного в ней нет. Фабиола разделась и принялась механически смывать с себя кровь; мысли метались как шальные, подавить панику удалось лишь долгими усилиями. В конце концов, никто не знает, насколько верно пророчество Сабины, и даже если жрица не ошиблась — о заговоре против Цезаря она не упомянула, а значит, план Фабиолы не обречен. Будь что будет, решила девушка. Может, еще все удастся. Главное исполнить замысел всей жизни, а ради этого можно смириться и с несчастьями, и с потерей Брута. И с ранней смертью. В ее жизни есть лишь одна цель.

    Интересно, какую судьбу предсказала бы Сабина Ромулу, если бы ее не остановили? Фабиола то жалела, что не дала жрице договорить, то холодела от страха при мысли о том, чем могло обернуться предсказание.

    Спасаясь от метаний, Фабиола поспешила на кухню. Один из столов уже покрыли простыней, чтобы окровавленное тело Доцилозы не лежало на голом дереве, и теперь Фабиола, отослав всех рабов, с помощью Виканы уложила на нем Доцилозу ногами к выходу, сняла с нее одежду и принялась обмывать тело, заодно выпытывая у Виканы подробности происшествия.

    — Он злился с самого начала, когда еще выбирал партнершу, — рассказывала британка. — Сказал, что моя светлая кожа ему по вкусу. И все равно глядел хмуро.

    — А потом? — спросила Фабиола, споласкивая губку.

    — Снял одежду, я предложила массаж, он отказался. — Викана вздохнула. — Ну, я начала гладить член, чтобы встал. Бесполезно.

    Фабиола пожала плечами — среди клиентов, особенно выпивших, такое случалось нередко.

    — Взяла в рот, тоже без толку, — продолжала британка. — Как будто ему и не надо. Потом он что-то забормотал про себя.

    — Ты слышала о чем? — заинтересовалась Фабиола. Ромул годами служил Мемору — даже самый мелкий след мог оказаться ценен. — Вспомни хорошенько.

    — Слышала, но не поняла. Что-то про Цезаря и про то, что замена эфиопского быка обойдется в целое состояние. И что в гибели быка Мемор не виноват.

    Неужели рогатый монстр издох раньше, чем попал на арену? Такое случалось — Фабиола не раз слышала, что дикие звери не выносят страха и погибают прямо в клетках под амфитеатром. Но как это касается Мемора? Он ведь ланиста, а не бестиарий? Как ни крути — выходила бессмыслица.

    — Я спросила, все ли с ним в порядке. — Викана тронула отекшую и разбитую в кровь нижнюю губу. — Он начал вопить, что я во всем виновата, и ударил меня по лицу.

    — Тогда ты крикнула.

    — Не выдержала, — всхлипнула Викана. — И вдруг он достал кинжал — хотел меня ранить, пока я его ублажаю. Вот тогда-то я закричала в полный голос.

    Старый извращенец, подумала Фабиола. Хорошо, что с ней он никогда на такое не покушался.

    — Его уже нет. — Фабиола потрепала британку по плечу. — А ты, хвала богам, осталась невредима.

    Викана постаралась кивнуть поубедительнее.

    — Ступай, постарайся уснуть, — велела ей Фабиола. — С Доцилозой я сама управлюсь.

    Оставшись в одиночестве, девушка задумалась. Что так разозлило Мемора? Неужели гибель эфиопского быка? Не найдя разумных объяснений, она решила спросить у Брута. Позже. Сейчас надо обрядить Доцилозу для путешествия в загробный мир.

    Более печального занятия Фабиола за всю жизнь не знала, и на нее разом нахлынули давние горькие воспоминания. Однако она была даже рада — слезам, стоявшим в глазах слишком долго, пришла пора пролиться.

    Фабиола любовно натирала тело служанки оливковым маслом, жалея, что не могла сделать это для собственной матери. Рабы, лишенные в жизни слишком многого, не получают уважения и в смерти: тело Вельвинны, как тюк ненужного барахла, кинули в заброшенную шахту или оставили на растерзание грифам. Девушке немедля захотелось вытащить Гемелла из темного угла, где он прячется, и убить — медленно и мучительно. Она пообещала себе, что при случае велит привратникам его найти, хотя поиски отнимут немало сил: разорившийся купец вынужденно продал дом на Авентине значит, укрыться мог где угодно. Сейчас, правда, ей было не до Гемелла: в первую очередь предстояло заняться Цезарем.

    Тело Доцилозы еще не остыло. Фабиола, стараясь не вспоминать о кинжальных ранах, прикрытых теперь лучшими одеждами, глядела на служанку как на спящую — и как могла отсрочивала миг, когда придется исполнить все положенное по ритуалу. Наконец, вздохнув, она закрыла Доцилозе глаза и положила ей в рот монету — заплатить перевозчику Харону.

    Погребение будет завтра вечером: бывшим рабам не полагается восьмидневное публичное прощание, да и никто не придет ее проводить, кроме Сабины и самой Фабиолы. Остальное же будет как подобает: процессия с плакальщиками и музыкантами, достойная гробница. Простая женщина, ставшая для Фабиолы родной, заслужила почетное погребение. Былой гнев Фабиолы испарился, его сменили горечь и боль, напоминающие о себе с каждым ударом сердца.

    — Фабиола! — раздался чей-то голос, и в дверь постучали.

    По уровню масла в ближайшей лампе девушка поняла, что прошло несколько часов. Лупанарий жил даже ночью. Неужели ее не оставят в покое?

    — Войдите.

    На пороге показался явно нервничающий Веттий, и Фабиола насторожилась.

    — Что такое?

    — Пришел Антоний.

    — Который час? — На Фабиолу вдруг навалилась чудовищная усталость.

    — По водяным часам — последняя ночная стража.

    — Боги, он ненасытен, — пробормотала Фабиола. Заниматься любовью сейчас уж точно не хотелось.

    — Йовина предложила ему девочек — отказался. Требует тебя. Говорит, что пришел на всю ночь.

    Сердце Фабиолы вновь сжалось от ужаса. Йовина до сих пор в приемном зале… И приход Антония истолкует одним-единственным способом…

    От Веттия не укрылся ее страх.

    — Выставить его? Пьян до бесчувствия.

    Готовность привратника не могла не тронуть Фабиолу, однако выхода не было.

    — Антоний — начальник конницы. Пьян ли, трезв ли, он имеет право сюда войти.

    — Конечно, госпожа, — пробормотал Веттий. — Куда его проводить?

    — В мой кабинет, — ответила Фабиола, собравшись с мыслями. По крайней мере, там нет постели, в глазах Йовины визит сойдет за деловой, а потом надо отослать старую каргу поскорее. — Принеси туда вина и стой у двери на случай надобности.

    Веттий ни о чем больше не спрашивал.

    Фабиола тяжело вздохнула. Выставить Антония — для раба значит заработать порку, а то и хуже, но все же стоит ей повелеть — и Бенигн с Веттием безропотно исполнят ее волю. Девушка порой чуть ли не жалела, что стражники подчиняются так слепо: их безоговорочная преданность не позволяла ей взглянуть на свои решения чужими глазами. Доцилоза, в отличие от других, прямо говорила, что думает. Даже если Фабиола, как в случае с Антонием, не принимала советов служанки, то хотя бы видела, что Доцилоза не одобряет ее опрометчивости.

    Теперь ей вновь осталось полагаться лишь на себя.

    Коридор тянулся почти бесконечно. У комнаты, где Викана принимала Мемора, девушка остановилась — тело ланисты, прикрытое одеялом, с порога казалось лишь рыхлой комковатой глыбой. Бенигн, оттирающий пол от крови, почуял присутствие Фабиолы и поднял голову.

    — Его еще нельзя вынести?

    Фабиола помедлила. Лучше бы избавиться от трупа без свидетелей, но Антонию упрямства не занимать: коль объявил может остаться и до утра, тогда тело Мемора не выбросишь до следующей ночи. Она решилась.

    — Пришел Антоний. Выжди полчаса: если все тихо — значит, он пробудет здесь долго. Тогда можешь выносить.

    Бенигн кивнул.

    Наспех пригладив волосы, Фабиола направилась в зал. После всех тревог она выглядела изможденной, однако сейчас это было даже кстати: чем раньше уйдет Антоний, тем лучше. Тогда можно будет если не поспать — сон к ней вряд ли придет, — то хотя бы прилечь и обдумать ближайшие действия.

    Повыше прикрыв туникой ложбинку на груди, она вошла в зал. Антоний, прислонясь к стене, водил пальцами по изображению женщины, сидящей поверх мужчины, Йовина возвышалась за столом, осуждающе сложив руки. При виде Фабиолы она тут же вскочила.

    Сердце Фабиолы бешено заколотилось: как ни немощна телом Йовина, разум у нее прежний, острый — и она успела заметить что могла. Если Антоний явился среди ночи — старуха решит, что они любовники. И только богам известно, кому она пойдет об этом докладывать.

    Не меняя обыденного выражения лица, Фабиола вопросительно приподняла бровь.

    — Сказал, что будет говорить только с тобой, — шепнула старуха. — Девочек велел услать.

    Антоний, заметив движение, повернулся.

    — Фабиола! — воскликнул он, отлипая от стены и делая шаг вперед. Судя по походке, пил он целый день — с тех самых пор, как вышел отсюда утром. — А я тут позы разглядываю. Хочешь вот эту?

    Под явно заинтересованным взглядом Йовины Фабиола поклонилась как можно официальнее.

    — Марк Антоний, твой визит — честь для Лупанария.

    — Еще бы, разрази меня Юпитер, — протянул Антоний, попробовал обернуться к росписи на стене и еле устоял на ногах. — Где она? А, вот! Хочешь?

    Фабиола всеми силами пыталась сохранить самообладание.

    — Наши девушки с радостью исполнят любую твою прихоть, — промурлыкала она, беря Антония под руку.

    Тот раздраженно скривил губы и склонился ближе, обдав Фабиолу винным перегаром.

    — Что такое? Хочу, чтобы ты сверху. Ты, а не кто-то из твоих девиц.

    Перехватив взгляд Йовины, в котором разом смешались ужас и злорадное ликование, Фабиола прокляла все на свете. Теперь старуха все знает — и молчать не будет. Покорившись неизбежному, Фабиола ввела Антония в свой кабинет.

    — Вели привратникам войти, потом запри дверь и ступай спать, — приказала она Йовине. — Антония я позже выпущу сама.

    — Он пришел без стражи, — с подозрением сообщила та.

    — Делай, как велено, — бросила Фабиола.

    Пока старая владелица послушно выбиралась из-за стола, в зал вошел Веттий с кувшином вина и двумя стаканами на бронзовом подносе. Девушка мысленно выругалась. Теперь Йовина уж точно уверится, что начальник конницы спит с Фабиолой. Старухе хватило ума опустить глаза и смолчать, однако Фабиола уже приняла решение.

    Йовина должна умереть. Сегодня.

    Девушка на миг поразилась собственной беспощадности, однако страх пересилил все сомнения. Выбора нет. Брут не должен узнать об Антонии. Девицы ни за что не проболтаются, однако Йовина опасна, как никогда: даже перестав быть владелицей заведения, она не сдалась. И все, что сумела выведать, попытается использовать против Фабиолы. А этого допустить нельзя.

    Привратников ждет еще одна грязная работа. И они не откажутся.

    Прикосновение пальцев, сжавших грудь Фабиолы, вернуло ее к действительности.

    Сначала надо выпроводить Антония.

    * * *

    Антоний, как выяснилось, мало на что годился: как только Фабиола, поставив между ним и собой столик, дала любовнику в руку стакан с вином, тот рухнул в кресло и принялся бессвязно бормотать что-то о последних решениях сената — девушке оставалось лишь осторожно поддерживать беседу, неотрывно следя за жестами и телодвижениями Антония. Наконец он смолк, уронив голову на грудь, и вскоре захрапел. Фабиола не двинулась с места.

    Выждав нужное время, она решила, что он заснул надежно, и скользнула за дверь. Веттий с Бенигном стояли наготове; ни других стражников, ни Йовины не было видно. Фабиоле до сих пор не верилось, что Антоний пришел без стражи — в ночную пору на такое способен только безумец.

    — Теперь можно вытащить Мемора? — спросил Веттий.

    — Да, этот пьяница спит. — Она набрала в грудь побольше воздуха. — Для вас есть еще одно дело. Йовина.

    — Что Йовина? — наморщил лоб Веттий.

    — Ее надо убрать.

    В первый миг стражники толком не поняли, о чем речь, однако сосредоточенное лицо девушки сказало им больше, чем слова.

    — Убить? — выдохнул Бенигн и в ответ на уверенный кивок Фабиолы робко добавил: — Она же старуха!

    — Она предательница, — бросила Фабиола. — Для вас это не новость. Она расскажет Бруту об Антонии.

    Привратники больше не спорили. Хозяйке виднее, а Йовину они не очень-то и любили.

    — Когда? — спросил Веттий.

    — Сегодня ночью, — велела Фабиола. — Но сначала избавьтесь от Мемора. Скорее.

    Стражники понеслись выполнять приказ, девушка осталась у дверей кабинета на случай, если сладко похрапывающий Антоний вдруг проснется.

    Вскоре привратники появились в коридоре, таща труп ланисты, завернутый в одеяло. Фабиола уже успела отодвинуть засовы и отворить входную дверь — и теперь стояла на пороге, поторапливая обоих друзей, которые при виде ее прибавили шагу.

    Однако до выхода они дойти не успели: из кабинета донесся отчетливый грохот разбитого о пол стакана, и привратники замерли на месте, как застигнутые врасплох убийцы.

    — Выходите! — яростно шепнула девушка.

    — Фабиола! — послышался вдруг жесткий, хоть и сонный голос Антония, и начальник конницы, потирая красные глаза, показался на пороге. Толкнув на улицу стражников, застывших было в дверях, Фабиола просияла самой лучезарной улыбкой и проворковала:

    — Проснулся? А я хотела принести тебе одеяло!

    То ли из-за армейской выучки, то ли из-за явно виноватого тона Фабиолы с Антония разом слетел всякий хмель.

    — Клянусь Вулканом! То был труп?

    Фабиола в кои веки не нашлась с ответом. Через миг Антоний уже подскочил к выходу. Распахнув дверь, он воззрился на обоих стражников, застывших в свете наружных факелов и — по обыкновению всех рабов — не смевших двинуться с места.

    — Что у вас там? — требовательно спросил Антоний и, не дождавшись ответа, грозно рявкнул: — Отвечайте!

    — Ничего, господин, — отважился раскрыть рот Бенигн. — Старое одеяло.

    Антоний вихрем обернулся к Фабиоле:

    — Свежий труп?

    Девушка едва совладала с собой, чтобы устоять на ногах. Ну и денек…

    — Да, — пробормотала она.

    — Кто?

    — Никто. Мерзавец угрожал одной из девочек и убил служанку. — При воспоминании о Доцилозе Фабиолу вновь охватило горе. — Ему в Гадесе самое место. Как и любому, кто посмеет перейти мне дорогу, — добавила она шепотом.

    — Что ты сказала?

    — Ничего. — Фабиола в испуге отвела глаза.

    Даже если Антоний и слышал последние слова, он предпочел их не заметить.

    — Кто он? Говори! — гневно потребовал он, и Фабиола дрогнула.

    — Мемор, ланиста.

    — Важная птица, — удивленно заметил Антоний. — Теперь ясно, почему такая скрытность. Значит, ты дождалась, пока все разойдутся, и велела своим громилам избавиться от улики. Умно. Только я-то все равно видел.

    Фабиола не ответила.

    — Не стойте столбом, — обернулся Антоний к привратникам. — Делайте что делали.

    Веттий с Бенигном воззрились на него в изумлении, и начальник конницы поднял кулак.

    — Оглохли, что ли?

    С трудом веря своему счастью, стражники подхватили ношу и через миг исчезли в темноте. Фабиола осторожно выдохнула, зная, что расслабляться рано.

    Втолкнув девушку перед собой, Антоний закрыл дверь, грозно звякнули засовы. Начальник конницы расправил плечи и заинтересованно посмотрел на Фабиолу.

    — Сущая сирена, кто бы мог подумать! — вкрадчиво выговорил он. — Кто окажется слишком близко — тому грозит кораблекрушение. А то и клоака. — Он засмеялся собственной шутке. — Впрочем, что мне за печаль? Уж мне-то расправляться с женщиной не впервой.

    Фабиолу вновь охватил страх: Антоний силен, ему ничего не стоит ее убить, а вокруг ни души. Она в ужасе попятилась, он шагнул следом и схватил ее за плечи.

    — Словечко на ушко. Подумай вот о чем. Твои детские ссоры со Сцеволой для меня не тайна. — Встретив ее удивленный взгляд, начальник конницы улыбнулся. — Знаешь, почему он притих? Потому что я ему велел.

    Фабиола смотрела на Антония, не в силах вымолвить ни слова. Так вот отчего он пришел без охраны!

    — Если Сцевола тронет мою любовницу, ему не жить, и он это знает, — ласково поведал Антоний и тут же посерьезнел. — А если вдруг она мне прискучит и вдобавок забудет свое место? Да он будет молить, чтоб я спустил его с цепи!

    Он все-таки услышал ее слова, поняла Фабиола, и у нее перехватило дыхание. Митра! Помоги!

    Ответа не было, последняя надежда растворилась в черной бездне, откуда нет возврата. И неудивительно — такова кара за все содеянное. И все же Фабиола не хотела смерти. По крайней мере, такой.

    Антоний сдавил пальцами ее горло, синие глаза горели жестоким пламенем.

    — Да я и сам тебя удавлю. — Он явно издевался над слабостью Фабиолы, которая уже начала задыхаться.

    Антоний вдруг разжал руку, и девушка, шатаясь, отступила — он играл с ней, как кошка с мышью, оставалось лишь ждать следующего шага.

    — Нет, лучше трахну. Где тут ближайшая постель?

    Фабиола, совершенно обезволенная, повела его по коридору. Доцилоза оказалась права: прислушайся Фабиола к ее советам — все было бы иначе. И сама служанка не лежала бы сейчас на кухонном столе.

    Антоний хищно вцепился ей рукой между ног — несмотря на отвращение, девушка даже не попыталась его остановить.

    Такова ее судьба.

    * * *

    При виде жрицы, которую дюжий раб без церемоний выставил из Лупанария, Тарквиний озадачился. Стражники боязливо вздрагивали при проклятиях, которые она обрушивала на Лупанарии и всех его обитателей. Со жрецами Орка так не обращаются, и если Фабиола на такое решилась — значит, уверенности ей не занимать. Тень жрицы давно растаяла в темноте, а Тарквиний, смятенный и донельзя заинтригованный, все глядел ей вслед.

    Ветер и звезды мало что подсказывали, до ответа пришлось додумываться самому, перебирая в уме возможные ходы, по большей части нелепые. Доцилоза не выгнала бы в полночную тьму собственную дочь, особенно если та пришла о чем-то предупредить. Йовина тоже не восстала бы против воли хозяйки. Значит, выдворить жрицу велела сама Фабиола, но почему? Гаруспик решил, что кричать могла Доцилоза — может, ее ранили или даже убили? А дочь, почуяв неладное, поспешила в Лупанарий? И опоздала? И если разгневанная жрица принялась сыпать угрозами, то Фабиола велела стражникам прогнать ее прочь?

    Неужели тем клиентом, из-за которого все случилось, был Мемор? Что с ним стало?

    Вопросы, впрочем, пришлось отложить: на улице послышались шаги, словно к Лупанарию подходили по меньшей мере десятеро, однако в освещенной факелами арке появился лишь один, высокий и крепко сбитый: его заметно шатало, и стражники, явно не видевшие в появлении гостя ничего предосудительного, лишь ухмылялись. Друзья новоприбывшего упорно держались в темноте, только усиливая тревогу Тарквиния, который боялся пошевелиться.

    — Впустите! — потребовал здоровяк. — Я к Фабиоле.

    — Марк Антоний?

    — Кто ж еще? — ухмыльнулся аристократ.

    Стражники, мигом отворив двери, впустили его внутрь.

    Действо занимало Тарквиния все больше. Стало быть, у Фабиолы два любовника: Децим Брут и начальник конницы. Антония он раньше в Лупанарии не видел — значит, соперники друг о друге не знают. Фабиола затеяла опасную игру — зачем? Неужели гаруспик ошибся и тревожный сон относился не к давнему убийству Целия, а к сегодняшней драме?

    Чуть погодя подозрение усилилось: два гиганта привратника, подгоняемые Фабиолой, показались в дверях с громоздкой ношей, завернутой в одеяло, — судя по всему, с телом того самого мужчины, из-за которого случился крик. Что ж, в находчивости Фабиоле не откажешь: дождаться, пока все уснут, и потом избавиться от улики — самое верное решение.

    Уважение Тарквиния к уму Фабиолы только усилилось, когда мутноглазый Антоний, окликнувший с порога стражников, тихо перебросился с девушкой словом-другим и, к изумлению гаруспика, оставил рабов в покое. Дверь тут же захлопнулась, и остального Тарквиний не увидел, однако успел порадоваться тому, что вещий сон привел его к Лупанарию. Боги явно желали ему показать, что среди всех опасностей, которые таит в себе грозный Рим, Фабиола способна за себя постоять.

    Значит, ему нет нужды следить за ней так пристально, решил Тарквиний, не подозревая, насколько он далек от истины.


    Глава XV
    РУСПИНА

    Спустя несколько недель

    Северное побережье Африки, зима 47/46 г. до н. э.

    Утихшее море уже не ревело тем чудовищем, которое изрядно потрепало корабли Цезаря в трехдневном плавании, начавшемся у сицилийского Лилибея. Под ясным синим небом тихо колыхались плавные волны, покачивая у берега два-три десятка трирем и плоскодонных грузовых судов. Солдаты прыгали на отмель и тут же получали снаряжение из рук товарищей; лошадей выгружали из трюма специальными деревянными платформами и опускали в воду, всадники выводили их на берег. Мешки с провиантом, запасное снаряжение и разобранные баллисты легионеры передавали по цепочке и под бдительным присмотром старших аккуратно укладывали там, куда не доставал прибой.

    В дальней части берега уже разбили прямоугольную площадку под лагерь, в центре ее виднелся вексиллум — красный флаг, указывающий положение личной палатки Цезаря и шатра для совещаний. Сотни легионеров рыли первый ров, пуская вынутый грунт на возведение защитного вала. Тут и там сновали центурионы и оптионы, подбадривая солдат то угрозами, то посулами. Остальная часть легионеров, выстроившись полукругом, охраняла место постройки от внезапных нападений врага. В центре полукруга стоял Ромул.

    С гордостью обводя взглядом лагерь, он любовался картиной безупречного порядка — образца рационального устройства римской армии. Теперь и сам Ромул принадлежал к ней по праву, пусть и в роли незаметного солдата. Впервые в жизни он стал тем, кем хотел, и его благодарность Цезарю не знала границ — потому-то мечты о встрече с Фабиолой и о мести Гемеллу отодвинулись пока на второй план: он обязан Цезарю свободой и этот долг нужно оплатить прежде остальных дел. Оплатить длительной — насколько потребуется — службой, верностью и храбростью. К прежним планам Ромул относился теперь по-иному: если боги сберегли Фабиолу во всех опасностях, то помогут ей и дальше. И сохранят невредимой презренную шкуру Гемелла. Каждый вечер, вознося молитвы о благополучии сестры, Ромул просил богов сберечь жизнь и толстяку купцу — до своего возвращения в Рим. Если оно будет.

    Никто не поручится, что он с товарищами выживет: кампания началась неудачно, при дурных предзнаменованиях. Цезарь пустился в путь наперекор советам прорицателей и вдобавок не указал кормчим точный пункт назначения — в результате войско попало в шторм, корабли разметало. На берегу диктатор, спрыгнув с триремы на отмель, споткнулся и упал, однако сумел обратить дурной знак во благо — захватив полные горсти песка, он вскричал: «Ты в моих руках, Африка!», так что все видевшие лишь посмеялись над собственным суеверием.

    И все же перспективы были никак не радужны…

    Из Лилибея отплыли шесть легионов, в Африке высадилось лишь три с половиной тысячи солдат — по большей части отдельные когорты из разных легионов. Всадников едва насчитывалось две сотни, в то время как вражеское войско состояло преимущественно из нумидийской конницы. Ромул хорошо знал, чем это грозит: в армии Красса тоже было мало всадников. Юноша, правда, надеялся, что Лонгин — седой военный, допрашивавший его в ложе Цезаря, — предупредил об этом командующего: Цезарь, в отличие от Красса, доверял мнению подчиненных, многие из которых служили ему не один год.

    Однако укрепить войско было нечем: остальные корабли разметало ветрами по штормовому морю, и хотя для осмотра берега отрядили несколько судов, на поиск потребуется не один день — а за это время враг успеет узнать, где разбит лагерь.

    Ромул поморщился: о таком исходе не хотелось даже и думать. Цезарь выстоит. Вместе с легионерами. А пока предстояло укреплять лагерь и молиться, чтобы остальное войско прибыло поскорее.

    * * *

    Неделя прошла без заметных событий. Основную часть рассеянных по морю кораблей удалось собрать и привести к лагерю, и хотя армия оставалась малочисленной, удача римлянам явно благоволила. Местные войска Помпея — более десятка легионов под командованием Метелла Сципиона — оказались рассредоточены вдоль берега, и Цезарь, неожиданно нагрянув в разгар зимы, застал их врасплох. Первые дни нового года — не время для начала кампании, этим-то и воспользовался Цезарь: теперь, пока враги кинулись подтягивать войска, у него появилось время собраться с силами.

    Обнаружив, что Цезарь, видимо, заранее предвидел такой запас времени, Ромул проникся к нему еще большим восхищением. Диктатор не мог не знать, что для большинства солдат война — это битвы при дневном свете и летние походы. Так мыслил и противник. И все же молниеносная тактика несла опасность войску Цезаря: если не наладить поставки продовольствия, легионам угрожает голод. Пустые грузовые суда уже отправились к Сардинии и Сицилии за зерном, которое не поместилось в трюмы при первом переходе, пока же войску приходилось не столько готовиться к битве с врагом, сколько добывать себе пропитание. По разным причинам это оказалось не так-то легко.

    Стоя в карауле — когда мысли ничем другим не заняты, — Ромул не раз задумывался над положением армии Цезаря. Уходить за провиантом в глубь территории — значит рисковать тем, что слишком оторвешься от берега и прибывающих каждый день войск. Несколько легионов, укомплектованных ветеранами, еще не подошли, а ведь их роль в битве станет решающей: остальные легионы (включая Двадцать восьмой, к которому принадлежал Ромул) появились только в гражданскую войну и не успели набрать серьезного боевого опыта.

    Однако им нужен был провиант, и немало.

    Местное же земледелие пребывало по большей части в упадке: мало того что армия Помпея забирала все продукты, какие могла найти, республиканцы еще и рекрутировали крестьян в свое войско. Плодородные поля лежали брошенными, и солдатам Цезаря пришлось собирать остатки урожая самим. Собранного хватило не надолго, и диктатор повел легионы к ближайшему городу Адрумету, где гарнизон Помпея запер ворота и отказался сдаться. Осаждать город у Цезаря не было ни времени, ни достаточных сил, и он повернул к Руспине, где и расположил войска. Соседний городок Лептис вскоре тоже открыл ворота перед армией Цезаря, но прокормить многотысячное войско двум городам было не под силу, запасов хватило на день-два.

    Коням грозил еще худший голод, пока кто-то из ветеранов не додумался собирать на берегу морские водоросли, выполаскивать их в пресной воде и сушить на солнце. Правда, досыта кони все равно не наедались, но хотя бы не гибли от истощения. Впору было жалеть, что для людей водоросли несъедобны: со дня высадки в Африке легионеры получали от силы две трети дневного рациона.

    Потому Цезарь и отправил крупный отряд на сбор провианта. Ромул, оглядываясь через плечо на растянувшуюся за спиной пыльную колонну, благодарил богов, что Двадцать восьмому выпало идти в первых рядах и хотя бы не приходится глотать пыль, поднятую множеством ног. Войско, возглавляемое самим Цезарем, состояло из тридцати когорт, по большей части набранных из самых неопытных легионов, и шло без поклажи, всякий миг готовое к бою. Главной целью было найти поля, с которых еще не собрали урожай, — хорошо бы пшеничные, но Ромул с товарищами уже согласились бы и на овес, и на ячмень, и на что угодно другое, лишь бы набить желудок. Однако за тот час, что они двигались к югу по грунтовой дороге, ведущей к Узитте, они не нашли ровно ничего съестного.

    В деревушках, попадающихся по пути, из глинобитных хижин на них затравленно глядели местные жители — в основном женщины, дети и старики. Грабеж Цезарь строго-настрого запретил: если римское войско отбирает у людей урожай, то пусть хотя бы не покушается на скудное имущество. Голодным солдатам, правда, стоило большого труда подчиняться, и они изо всех сил вглядывались в поля вокруг каждого селения, однако все съестное поблизости от Руспины либо уже собрали и спрятали местные жители, либо успели захватить предыдущие отряды Цезаря.

    Зато воды было вдоволь: в глубоких колодцах Руспины легионеры наполняли бурдюки доверху и не тряслись в походе за каждую каплю влаги. Да и зимняя погода давала приятную прохладу, не то что изматывающий зной в Парфии. Ромул еще живо помнил ту мучительную жажду, от которой они с Бренном и Тарквинием изнывали, бредя по чужеземной пустыне.

    Вспомнив о гаруспике, Ромул погрустнел, чуть ли не затосковал: злость на Тарквиния, из-за которого пришлось бежать из Рима, со временем прошла, к тому же юноша понимал, что повернись тогда дело по-другому — не видать бы ему теперь свободы, дарованной Цезарем. Однако он невольно задумывался о судьбе, которая ждала бы их с Бренном, случись им остаться в Риме: ведь он мог заслужить свободу и на арене, получить вожделенный рудис. Или погибнуть. Кто знает? И хотя Ромул пока не находил в себе сил простить Тарквиния, он уже не пылал ненавистью, как в Александрии, и при встрече им наверняка удалось бы спокойно все обсудить. Если только они увидятся…

    Ромул вздохнул. Увидятся ли? Суждено ли? Что проку вспоминать Тарквиния и тосковать о том, чего не изменишь… Лучше уж сосредоточиться на насущном: на еде для войска. Опустевшие поля армию не прокормят, хлеба с них не соберешь. Мгновенно выиграть войну тоже не удастся: сторонники Помпея многочисленны и даже полководческий талант Цезаря не гарантирует победы. Оставалось ждать.

    Ромул попытался отвлечься. Впереди как раз затянули песню, по обыкновению про самого Цезаря. В каждом куплете упоминалась очередная знатная римлянка, подпавшая под чары диктатора, а припев советовал мужьям запереть жен по домам, когда «лысый распутник» навсегда вернется в Рим. Юноша с удовольствием затянул новый куплет. Когда он впервые услышал этот издевательский напев, то поразился терпимости Цезаря и лишь потом понял, что песню пели от искреннего уважения к командующему и Цезарь об этом знал.

    — Стой! — крикнул вдруг Атилий, старший центурион. — Стой!

    Команду тут же повторил трубач, шагавший рядом с Атилием.

    Ромул, любопытствуя, вгляделся вперед. Германских и галльских всадников в войске насчитывалось всего сотни четыре, и четверть из них разведывали местность впереди колонны. Атилий с его орлиным зрением, должно быть, увидел, что кто-то из дозорных возвращается. Подозрение Ромула тотчас подтвердилось: впереди показалось облачко пыли, вьющееся перед всадниками, и вскоре галлы пронеслись мимо Двадцать восьмого, направляясь к середине войска — обычному месту командующего. Легковооруженные всадники с длинными волосами, стянутыми хвостом, в ответ на любопытные вопросы легионеров упорно молчали: донесение услышит лишь Цезарь, проведший их через всю галльскую войну.

    Плоская равнина с редкими деревьями открывалась перед глазами примерно на милю, дорога была пуста. Легионеры слегка расслабились: кто-то опустил щит, кто-то потягивал из бурдюка воду. Командиры не делали замечаний — врага поблизости нет, строгий боевой порядок можно не держать.

    Вскоре галлы почти в том же составе уже скакали обратно, на ходу обгоняя Двадцать восьмой.

    — Смотрите! — воскликнул Ромул, увидев знакомый алый плащ. — С ними Цезарь!

    — Наверное, хотят ему что-то показать, — предположил Атилий.

    Как и многие командиры в Двадцать восьмом, Атилий был ветераном Десятого, самого любимого Цезарем легиона, — ветеранов отобрали в Двадцать восьмой якобы для того, чтобы неопытным солдатам было у кого поучиться стойкости и дисциплине, однако в войске поговаривали, что именно эти легионеры несколькими месяцами раньше подняли бунт и потому их теперь убрали из родного Десятого, уничтожая ядро мятежа. Как бы то ни было, Атилий как воин вызывал у Ромула восхищение и напоминал ему Бассия — старого центуриона в парфянском походе.

    Ромул глянул через плечо: оставшиеся полдюжины галлов скакали к хвосту колонны — и дальше по дороге.

    — Цезарь послал за подкреплением! — догадался он. — За конницей и лучниками! Будет битва?

    Атилий окинул юношу одобрительным взглядом. История о рабе, отправленном на арену умирать и вместо этого заслужившем свободу, успела облететь Двадцать восьмой задолго до того, как Ромул прибыл в Лилибей. Памятуя прошлое, его отправили в другую когорту, и Атилий как старший центурион остался им доволен: крепкий новобранец послушно подчинялся приказам и четко выполнял обязанности, правда, этим он не отличался от большинства легионеров, так что Атилий ждал подходящего случая, чтобы присмотреться к юноше пристальнее.

    — Так и есть, — подтвердил он. — О голодном брюхе придется пока забыть.

    — Слушаюсь, — официально ответил Ромул, почуяв в ответе холодок — такой же, какой порой сквозил в словах новых товарищей, недолюбливавших его из-за слишком явного благоволения Цезаря. Открытой вражды никто не выказывал, с Ромулом лишь не пытались завязать дружбу. И как ни огорчали юношу завистливые взгляды, он старался не обращать на них внимания. Впрочем, большинство легионеров все же невольно им восхищались. В когорте частенько шутили, что именно Ромула-то и выставят против вражеских боевых слонов, которых у Помпея, по слухам, насчитывалось около ста двадцати. Ромул сносил подначки без обид, зная, что с них-то частенько и начинается воинская дружба. А уж совместный бой только ускорит дело.

    Близкой дружбы Ромулу не хватало: он остро переживал смерть Петрония, которая напоминала о разрыве с Тарквинием и бередила старую боль из-за гибели Бренна. Петрония спасти не удалось, но Ромул хотя бы сделал что мог, а ведь о том, чтобы остаться с Бренном, юноша даже не подумал. Почему? Вопрос не шел из головы, почти вытеснив даже ощущение новообретенной свободы. Ведь Ромул тогда бежал как трус, вместо того чтобы погибнуть с побратимом. И отговорка, будто их с Тарквинием побег был угоден Митре, казалась теперь слишком легкой.

    Через минуту после того, как Цезарь скрылся из виду, в середине строя запели букцины.

    — Слышите? — хищно усмехнулся Атилий и взревел: — К бою!

    По рядам пробежало опасливое оживление: если командующий, отъезжая, оставил приказ трубить — значит, неприятель где-то близко.

    Перехватив дротик поудобнее, Ромул встал плечом к плечу с товарищами. Он то и дело оглядывал горизонт, стараясь не выпускать из виду Цезаря с галлами, которые скакали в облаке пыли, уменьшаясь на глазах. Напряжение росло: только явиться в Африку — и сразу встретить войско Помпея… Любой понимал, что битвы не миновать.

    Галльские конники придержали лошадей на вершине пологого подъема, и легионеры, взбираясь по длинному склону, различили Цезаря, который остановился оглядеть окрестности. Командующий оживленно втолковывал что-то предводителю галлов, указывая рукой на разные участки местности, видимо важные для задуманного дела. Обернувшись к когортам, Цезарь улыбнулся, и легионеры невольно ускорили шаг.

    Шедший впереди Атилий первым ступил на вершину и, разглядев армию Помпея, невольно ахнул. Следом за ним поднялся и Ромул.

    Цезарь стоял у кромки просторной равнины, на дальнем конце которой, примерно в полумиле, застыла широким строем армия, неизмеримо более многочисленная, чем войско Цезаря.

    Атилий, взглянув на побледневших легионеров, почуял их страх.

    — Цезарь знает, что делает! — взревел он. — Он не станет без нужды соваться в битву с целой ордой!

    Ромул в замешательстве огляделся. Еще неизвестно, будет ли сражение, а легионеры уже дрогнули. Начало не из обнадеживающих. Правда, Атилий не прекращал речей, то ободряя своих, то понося врагов, и легионеры, успокоившись, воспрянули духом.

    Хотел ли Цезарь вступать в битву или нет — он не мог сделать вид, будто не заметил армии Помпея, развернувшейся так близко. По сигналу горнистов когорты выстроились в длинную линию по образцу вражеского войска — с той лишь разницей, что строй такой же длины получился глубиной лишь в одну когорту. Видя такое отступление от обычной тактики, требующей как минимум двойного строя перед лицом противника, легионеры встревожились еще больше.

    — Цезарь, наверное, опасается, что обойдут с флангов, — шепнул Ромул соседу справа, Сабину, с которым успел свести дружбу.

    — Еще бы, — проворчал тот. — И не забудь, что конницы на флангах у нас нет.

    Невысокий брюнет с решительным подбородком, Сабин воевал на стороне Помпея при Фарсале, а потом, подобно тысячам прочих, сдался Цезарю и принес ему клятву верности. С тех пор им пришлось повоевать и в Египте, и при Зеле, однако то были войны против внешнего врага. Теперь же пришел черед сражаться против солдат, плечом к плечу с которыми ты воевал прежде.

    Атилий, опытный командир, почуял неуверенный настрой бойцов и перевел в первую шеренгу сначала сигниферов, а затем и аквилифера. При виде серебряного орла легионеры оживились, послышались горделивые клятвы не отдать врагу главное достояние легиона. Сам Атилий вместе с помощниками, с которыми успел переброситься словом, пошел вдоль строя: обращаясь к солдатам по имени, он одних трепал по щеке, других хлопал по плечу, припоминал их заслуги и называл смельчаками.

    Цезарь ехал верхом вдоль передней шеренги Пятого легиона — галлов, которым он за верную службу некогда даровал римское гражданство. Слов его Ромул не слышал, зато ветер доносил ликующие ответные крики легионеров.

    Теперь войско Цезаря, уже готовое к бою, ждало ответного шага Метелла Сципиона.

    Ждать пришлось недолго.

    К изумлению Ромула, крупные участки строя, издалека похожие на плотные пехотные ряды, оказались отрядами нумидийской конницы, которую Сципион ловким маневром сумел скрыть от противника. Едва армия пошла вперед, внушительные конные отряды вырвались на фланги, а между ними бежали на врага тысячи солдат — легковооруженная нумидийская пехота.

    Теперь сражения не избежать: Сципион, жаждавший боя, добился своего. Тонкая линия войска Цезаря, донельзя растянутая вширь, все равно оказалась короче вражеского фронта, ее вот-вот грозили обойти с флангов нумидийские всадники. Отказываться от битвы бесполезно: тогда неприятель оттеснит их обратно к Руспине. А принять бой — почти наверняка сгубить войско. Как было с Крассом при Каррах. Ромул горько усмехнулся: вот уж повезло служить под началом двух полководцев, нарвавшихся на поражение из-за нехватки конницы…

    Наконец появились полторы сотни лучников Цезаря, срочно вызванных из Руспины. Не дав им передохнуть, командующий поставил их впереди войска. Подоспевшая следом конница тут же окружила Цезаря, галлов разделили на два отряда по двести всадников и поставили на фланги.

    Ромул поморщился: слишком уж легкомысленно они выглядели на фоне нумидийской конницы, несущейся на цезарианцев через поле. Та насчитывала семь или восемь тысяч всадников — в двадцать раз больше, чем у Цезаря, и к тому же состояла из нумидийцев, лучших наездников в мире, которые не раз помогали Ганнибалу громить римские войска.

    К счастью, подсчитывать соотношение армий было некогда: букцины пропели сигнал к маршу.

    Стало быть, Цезарь со своей обычной смелостью решил принять бой. Однако ни он сам, ни легионеры не были толком готовы к начавшемуся наступлению.

    Когорты, держась вплотную друг к другу, двинулись вперед, с флангов шла галльская конница. Уши наполнил знакомый гул от многотысячного войска — слитный стук подкованных сандалий, слаженно ударяющих в землю, звяканье кольчуг, звон мечей о щиты, окрики командиров. До Ромула доносилось то нервное покашливание, то молитвы любимым богам — и почти никаких разговоров. На всякий случай глянув на небо в поисках знака, он увидел лишь ясную синеву — и больше ничего. Юноша стиснул зубы и сосредоточился на шагающих рядом товарищах, стараясь не замечать острую горчинку страха в запахе их вспотевших тел.

    Тянулись самые тяжкие минуты — ожидание битвы.

    — Вперед! Вперед! — подгонял Атилий, шедший в самой середине третьего ряда. — Не отставать от соседних когорт!

    Вскоре Ромул уже различал бегущих навстречу нумидийских пехотинцев — худых, жилистых, черноволосых и смуглых, одетых в подпоясанные шнуром короткие туники без рукавов. Все их вооружение составляли копья, легкие дротики и ножи. Обжигая босые ноги на горячей земле, застрельщики неслись вперед, подскакивая и пританцовывая на каждом шагу, готовые обрушиться на римский строй, как свора охотничьих псов.

    — Что-то не больно грозные, — презрительно бросил Сабин.

    Легионеры в строю согласно заухмылялись. Ромул приободрился: легковооруженные застрельщики не так уж страшны. И хотя галльской коннице придется туго, но, может быть, римская пехота сумеет переломить ход битвы в пользу Цезаря?

    До врага оставалась сотня шагов — Ромул видел лица с яростно оскаленными ртами, выкрикивающими боевой клич.

    Юноша провел языком по сухим губам. Ждать уже недолго.

    Через миг, посылая войско в атаку, взревели букцины.

    — Вперед! На врага! — крикнул Атилий. — Пилумы метать только по моей команде!

    Двадцать восьмой ринулся вперед.

    Калиги Ромула дробно застучали по низкой траве, перед глазами мелькали лица товарищей — сосредоточенные, решительные, кое у кого испуганные. Внутренности, как обычно, свело в комок от напряжения. Скорее бы уже схватиться с врагом! При виде бегущих навстречу нумидийцев Ромул слегка успокоился: Сабин прав — по сравнению с тяжеловооруженными цезарианцами вражеская пехота явно слаба. Разве выстоят застрельщики против легионеров?

    * * *

    Через полчаса Ромул уже думал по-иному. Вместо того чтобы встретить легионеров щит в щит и ввязаться в рукопашный бой, нумидийцы действовали почти как всадники. Легкие на ногу, не отяжеленные вооружением, они налетали на римлян, выпускали залп копий — и бегом пускались обратно. Начни их преследовать — они только ускоряли бег, а когда изможденные легионеры останавливались перевести дух, нумидийцы налетали вновь, под издевательские гортанные выкрики обрушивая на врага шквал копий. Ничто не помогало — и хотя убитых было не много, раненые падали десятками.

    Кое-где легионеры, отчаявшись достать врага, наперекор приказам вырывались из строя и бросались преследовать врагов, рискнувших подойти слишком близко. Тогда нумидийцы, которых Ромул даже зауважал, резко меняли тактику — разом оборачиваясь к противнику, как стая птиц, они мгновенно окружали отколовшихся от строя легионеров и одолевали их простым численным перевесом. А затем, прежде чем когорта успевала ответить, нумидийцы вновь невредимыми отбегали назад, к своим рядам.

    Ромула снедало беспокойство: хотя Атилий и остальные командиры удерживали Двадцать восьмой на месте, атаки нумидийцев изрядно подорвали уверенность солдат. Если бы не постоянные подбадривающие окрики командиров и не вид парящего над легионом серебряного орла — строй бы уже давно распался. Судя по неуверенным метаниям соседних когорт, там дело обстояло не лучше.

    Галльской коннице тоже приходилось несладко: оттесненная нумидийцами, она из последних сил держалась у флангов, уже почти неспособная защитить крайние когорты Цезаря от вражеских всадников, осыпающих римлян градом копий. Еще немного — и нумидийская конница окружит все войско Цезаря, отрезав ему единственный путь к отступлению. Ромул живо припомнил Карры и то, что стало там с пехотинцами, однако рассказывать об этом Сабину и другим не было нужды: они не раз слыхали рассказы о Курионе — бывшем трибуне Цезаря, точно так же попавшем в окружение год назад. И более того, они видели, что происходит сейчас с ними самими.

    Лица многих легионеров уже искажала паника.

    Ромул и сам чувствовал, как страх подступает к сердцу все ближе.


    Глава XVI
    ЛАБИЕН И ПЕТРЕЙ

    Цезарь прекрасно видел происходящее, и вскоре по всему войску уже сновали глашатаи с вестью о том, что всякий легионер, выступивший из когорты больше чем на четыре шага, будет казнен. Ромул вздохнул с облегчением. Цезарь даже прошел по рядам, лично ободряя легионеров, и, когда дрогнувший сигнифер одной из когорт повернул было прочь и попытался сбежать, схватил его и развернул лицом к нумидийцам со словами: «Приглядись, враг в той стороне!» Слышавшие это солдаты пристыженно рассмеялись; история вмиг облетела все войско, поднимая боевой дух.

    Если приказ Цезаря убедил легионеров держать строй, то вражеская пехота и конница словам Цезаря не подчинялись: войско Помпея продолжало беспощадно атаковать римлян. Через час каждая когорта насчитывала десятки раненых, их стоны и крики никак не прибавляли мужества остальным воинам — и Ромул понял, что если ход битвы не переломить, то поражение будет неминуемым. Тряхнув головой, он попытался отогнать черные мысли. Однако силы были на исходе, нумидийцы казались чуть ли не демонами смерти, терзающими римский строй.

    Отчаянное положение усугублялось тем, что войском Помпея командовал не Метелл Сципион, а Лабиен. В галльскую кампанию он был одним из самых доверенных легатов Цезаря, а после перехода Рубикона переметнулся к врагам. Как многие из республиканцев и сторонников Помпея, Лабиен участвовал в битве при Фарсале, однако после победы Цезаря предпочел не сдаться, а отойти в Африку — и теперь командовал собственным войском, натравливая его на изрядно потрепанные когорты Цезаря.

    Разъезжая с непокрытой головой по полю между армиями, он временами задирал легионеров Цезаря едкими издевками над их неопытностью.

    — Здорово, новобранцы! Пытаетесь меня запугать? Цезарь вас совсем одурачил своими речами? Поглядите на себя! — Лабиен с ухмылкой кивнул на раненых легионеров и потрепанные шеренги войска. — На большую опасность он вас толкнул! Мне вас жаль!

    Измотанные легионеры, взглянув друг на друга, не нашли ни возражений, ни оправданий: бывший полководец Цезаря, чья армия грозила уничтожить остатки их войска, откровенно измывался над слабым врагом, неспособным достойно ему ответить.

    У Ромула, правда, чесались руки запустить в мерзавца дротиком, однако Лабиен, к великому сожалению юноши, гарцевал далековато для копейного броска.

    Ободренный молчанием легионеров, Лабиен не прекращал насмешек.

    — Вы жалкие трусы! — возгласил он, приближаясь на десяток шагов. — И еще считаете себя римлянами? Да из любого местного крестьянина выйдет новобранец получше вас! — Он подступил еще ближе.

    Не успел Ромул стиснуть копье, как Атилий уже протолкался вперед.

    — Я не новобранец, Лабиен! — крикнул он. — Я ветеран Десятого легиона!

    Лабиен растерялся лишь на миг. Кивнув на сигнифера, он усмехнулся.

    — Не вижу здесь знамен Десятого!

    Атилий, сдернув с головы гребенчатый шлем, кинул его под ноги и выпрямился, словно для того, чтобы враг запомнил его в лицо. Протянув руку назад, он тихо скомандовал:

    — Пилум! Живо!

    Ромул, рванувшись через шеренгу, вложил ему в ладонь свой последний дротик.

    — Ты еще узнаешь, подонок, что я за воин! — рявкнул старший центурион и, рванувшись вперед, изо всех сил метнул копье в Лабиена.

    Ромул затаил дыхание.

    Пилум, со свистом пронзив воздух, ударил точно в грудь коню, и смертельно раненное животное, рухнув наземь, забилось в конвульсиях. Лабиена выбросило из седла, он неловко растянулся на земле и не сразу нашел в себе силы подняться. Глядя на стонущего врага, с трудом вставшего на ноги, Атилий крикнул:

    — Помни, Лабиен, в тебя целил ветеран Десятого легиона!

    Ромул с товарищами разразились ликующими возгласами.

    Лабиен не ответил. Держась за левый бок, он неверными шагами двинулся к своему строю, оставив лежащего коня истекать кровью. Вслед ему неслись издевки легионеров.

    — Знатный бросок, — кивнул Ромул Атилию, припомнив, как однажды с такого же расстояния сразил парфянского лучника. — Долго не забудется.

    — Невелика радость, — тихо заметил Атилий. — Я не раз бился под его началом. Лабиен — умелый полководец.

    — Но ведь теперь он против Цезаря, — уверенно заявил Ромул, полный преданности к командующему, который даровал ему свободу. — Знал, на что шел.

    Атилий, прищурившись, глянул на юношу, и морщинистое лицо прорезала улыбка.

    — Точно, парень. Знал.

    * * *

    Поднять боевой настрой легионеров старшему центуриону удалось лишь ненадолго: хоть Двадцать восьмому решимости и прибавилось, зато окружающие когорты явно пали духом. Нумидийцы налетали все яростнее, конные отряды шли на римлян вместе с пехотой, забрасывая строй копьями. Неопытные легионеры, сбивающиеся в тесные кучки в попытке увернуться от дротиков, становились легкой мишенью для врага и не могли толком обороняться. Атаки шли одна за другой — из-за численного превосходства помпеянцы налетали на окруженное войско Цезаря почти беспрерывно.

    Почти как при Каррах, подумал Ромул. Разве что стрелы, пущенные из гнутых парфянских луков, были куда смертоноснее дротиков и жар месопотамской пустыни опалял тело намного безжалостнее. Правда, и здесь жажда делала свое дело: битва шла целый день, бурдюки успели опустеть, да и еды легионеры не видели с самого рассвета.

    Цезарь Ромула не разочаровал: растянув фронт, он развернул каждую вторую когорту так, чтобы теснить наступающую с тыла нумидийскую конницу, а остальные когорты по-прежнему отбивали пехотинцев, волнами накатывающих на римский строй. Старшие центурионы, включая Атилия, еще раз прошли по рядам, подбадривая бойцов, и затем обе части войска одновременно налетели на врага, осыпая его оставшимися пилумами. Нумидийцы, к радости римлян, не устояли перед яростной атакой и отступили.

    — Наконец-то мы задали им жару! — крикнул Сабин, услышав сигнал к возвращению на позиции.

    — Ненадолго, — заметил Ромул. — Как только остановимся, они вновь нападут. Если уходить, то сейчас.

    Букцины повторили команду, и в легионерах проснулась надежда: может, им все-таки удастся выскочить из западни, в которой их держат целый день? Перестраиваясь на ходу, когорты начали отступать к Руспине под прикрытием галльской конницы на флангах. Однако далеко они не ушли — с юга показалось вражеское подкрепление. Свежая кавалерия и пехота, не теряя времени, тут же пустились преследовать легионы Цезаря, приободрившаяся армия Помпея от них не отставала.

    При виде новой опасности Цезарь, остановив войско, велел ему вновь повернуться. Чуть погодя Атилия нашел запыхавшийся гонец.

    — Цезарю нужно шесть когорт для контратаки, — выпалил он. — Три из Пятого легиона и три из Двадцать восьмого. Командующий сказал, вы заслужили.

    — Слыхали, ребята? — гордо объявил Атилий. — Цезарь заметил вашу храбрость!

    Легионеры ликующе взревели. Крик, правда, вышел хриплым: горло давно пересохло от жажды.

    — Каков приказ Цезаря? — спросил Атилий.

    — Ему нужен отряд шириной в три когорты и глубиной в две, — доложил гонец. — Оттеснить свежее войско врага. Задать им жару, чтоб помнили. Остальные легионеры за это время отступят к Руспине.

    Вскинув руку в приветствии, гонец поспешил к следующей когорте.

    Атилий повернулся к солдатам.

    — Я знаю, вы устали. Но теперь — одно последнее усилие. И тогда можно вернуться. — Старший центурион скользнул глазом по новоприбывшим отрядам Помпея, спускающимся с юго-восточного склона. — Загнать их обратно за холм. Сумеем?

    Из рядов донеслось нестройное «да».

    — Не слышу! — рявкнул Атилий.

    — Да!!! — взревели бойцы, окрыленные доверием Цезаря.

    Ромула приказ изрядно взбудоражил. Пускаться на такое без прикрытия конницы — значит отчаянно рисковать: в случае неудачи отряд останется сам по себе, без поддержки. Правда, просил об этом не кто иной, как Цезарь, — и просил ради того, чтобы прикрыть отход остального войска. Чтобы сделать то, что Ромул порывался — и не сумел — исполнить при Каррах.

    — Вот и хорошо, — улыбнулся старший центурион.

    Выведя когорту из общего строя, он дождался, пока к ней присоединятся две другие когорты Двадцать восьмого. Пятый легион располагался ближе к арьергарду, и три его когорты, отобранные для задания, уже встали поодаль от отступающего войска. Старшие центурионы перекинулись словом, и когорта Атилия заняла место на правом фланге, к ней присоединились две из Пятого легиона, остальные три выстроились за ними — и отряд двинулся вперед.

    — Как так вышло? — не сдержал любопытства Ромул, когда Атилий вернулся на свое место. — Правый фланг — место для самой опытной когорты! Я думал, тут будет кто-то из Пятого.

    Атилий улыбнулся.

    — Мне уступили эту честь за меткий удар дротиком. Теперь у всей когорты есть шанс покрыть себя славой.

    Ромул расплылся в улыбке: Атилий все больше напоминал ему Бассия. За таким командиром — решительным, бесстрашным, подставляющим себя под вражеские удары наравне с солдатами — легко идти в бой. Вот и Цезарь такой же. Поддерживать боевой дух легионеров, не оставлять их одних — для него главное. Даже сейчас, при отступлении, Цезарь кружил в задних рядах войска, подбадривая отстающих. Словно ему не за пятьдесят, а вдвое меньше.

    Чего еще желать солдату под началом такого командующего?

    Ромул исполнился решимостью: или выполнить приказ, или погибнуть. Его командиры и товарищи меньшего не заслуживают.

    Атилий огляделся и поднял руку.

    — Сдвинуть ряды, — приказал он. — Поднять щиты. Меч к бою.

    Послышался лязг гладиусов, вынимаемых из ножен. Пилумов почти ни у кого не осталось. После целого дня сражений часть пришла в негодность, часть затерялась на обширном поле, где шла битва. Нынешняя атака, как надеялся Ромул, закончится ближним боем. Впервые за день враг изведает, что такое удар легионерским мечом или железным умбоном щита. Утомленные боями солдаты явно жаждали поквитаться с противником за целый день мучительных поражений.

    — За мной! — крикнул Атилий, и шесть когорт пустились вперед легким бегом.

    Вскоре они разглядели, что свежие отряды врага состоят в основном из пехоты, с флангов их поддерживает конница. И хотя пешие легионеры обычно избегают биться со всадниками, все войско уже знало тактику Цезаря в битве при Фарсале, принесшую победу римской армии. Прошло шестнадцать месяцев, нужной науке обучили каждого легионера. И даже при отсутствии пилумов, которыми можно целить в лицо врагам, каждый знал, что атаку конницы удавалось остановить нападением на всадников. Всадники уязвимы. По крайней мере, так учили легионеров.

    Вражеское подкрепление подходило все ближе. Всадники придерживали коней, чтобы не обгонять пехоту, от войска доносился нарастающий гул — бойцы, пропустившие целый день боев, наверняка предвкушали обещанную им победную славу.

    — Скорее! — скомандовал Атилий и пустился бежать в полную силу, словно и не дрался целый день в изматывающей битве. Сигнифер, вырвавшийся вперед, от него не отставал.

    В легионерах впервые за день проснулась боевая ярость. Она единственная наполняла сейчас обессиленные тела, на которые свинцовым грузом давили кольчуги, шлемы и скутумы. И пусть здесь не было серебряного орла — их вел за собой знак когорты, заставляя забыть об усталости: воинский символ не должен достаться врагу, иначе позор падет на голову каждого солдата.

    Остальные когорты подстроились под шаг Атилия: от их слаженности зависит судьба остального войска, на них смотрит сам Цезарь.

    От стремительного натиска римлян подступающим нумидийцам стало не по себе: им говорили, что враг за целый день измотан битвой и вот-вот рухнет без сил — однако на них, как стая мстительных волков, бесстрашно неслись шесть когорт легионеров, готовых разорвать противника в клочья. Пехота против конницы? Римляне обезумели?

    Нумидийские всадники придержали коней; пехота, глядя на них, сбавила шаг.

    Атилий тут же воспользовался замешательством врага.

    — Сомкнуть ряды! Щиты вверх! — крикнул он на бегу, высоко вздымая гладиус. — Целить в лицо!

    Придвинувшись теснее к Сабину и второму соседнему легионеру, Ромул сжал рукоять гладиуса так, что побелели костяшки пальцев. Легионеры рядом с ним тоже вскинули мечи, не замедляя бега. До нумидийской конницы оставалось шагов тридцать. Ромул уже видел, как лошади раздувают ноздри при виде надвигающейся на них стены скутумов, различал лица всадников и рисунки на вражеских щитах. Лететь на несущийся навстречу конный строй было страшно, юноша до хруста сжал зубы. Если их атака не удастся, то остальное войско Цезаря оттеснят обратно к Руспине и мало кто выживет. Судьба армии сейчас зависит от шести когорт.

    Командиры Помпея промедлили — и нумидийцы, в нерешительности сбавившие шаг, почти остановились перед бегущей на них толпой легионеров. Крича как можно громче, чтобы напугать лошадей, Атилий с соратниками налетели на нумидийскую конницу — всадники по инерции еще врезались кое-где в ряды римлян, опрокидывая солдат наземь, однако напора нумидийцам уже не хватало. Римские скутумы ударяли в грудь лошадям, гладиусы вонзались снизу в тела всадников. Как и любые легковооруженные конники, нумидийцы не носили доспехов и защищались лишь небольшим круглым щитом — обычно их отрядам не приходилось сталкиваться лицом к лицу с тяжелой пехотой, их дротики даже не пробивали скутум. Зато железные клинки римлян вонзались всадникам в ноги, в живот, в грудь — так, что нумидийцы гибли десятками. Кони, которых били мечом в шею или под ребра, прядали назад, разбрызгивая вокруг себя фонтаны крови. Словно не замечая бьющих копыт, легионеры сновали между конями, перерезая им сухожилия и вонзая мечи в брюхо. Второй ряд конницы, перед которым то и дело мелькали оскаленные лица легионеров, вздевающих над головой окровавленные гладиусы, заметался в ужасе — всадники пытались придержать коней или даже повернуть обратно. Видя откровенный страх врагов, легионеры удвоили усилия.

    Сердце отстучало лишь сотню ударов, а вражеская атака на Двадцать восьмой уже бесславно захлебнулась. Ромул видел, что сигниферы остальных когорт стоят примерно наравне — значит, Пятый легион тоже вершит дело успешно. Ромула охватила радость: после всех сегодняшних неудач мужество римлян все-таки вознаграждено. Многие всадники уже поглядывали назад, и легионерам оставалось лишь не ослаблять напора — тогда нумидийцы неминуемо дрогнут и пустятся бежать.

    Конечно, не обошлось и без попыток отыграться. Вражеский командир в римской военной форме, восседающий на великолепном белом жеребце, грозными окриками сумел увести задние ряды конницы раньше, чем до них добрался Двадцать восьмой. Отъехав шагов на триста назад, он собрал обезумевших от страха нумидийцев в единый отряд и повел их в атаку на когорту Атилия. Налетев с фланга, конники обрушили на римлян шквал копий и отскочили обратно — тем же маневром, что изматывал римское войско целый день.

    Копейный залп вывел из строя сразу многих — когорта не была готова к фланговой атаке, щиты ограждали солдат лишь от прямого нападения. Нумидийцы немедленно повторили маневр, затем еще и еще. Раненые и убитые легионеры падали десятками, остальных мало-помалу охватывал ужас: ход битвы менялся на глазах. В очередной раз проследив глазами за командиром нумидийцев — римлянином в алом плаще, Ромул выругался. Если так пойдет и дальше, все усилия окажутся напрасными.

    — Я его знаю, — крикнул Сабин. — Это Марк Петрей. Один из лучших полководцев Помпея.

    Ромул видел, что тот уже скачет к дальнему флангу, явно намереваясь повторить там свой успех.

    — Остановить бы мерзавца, — выдохнул Ромул. — Иначе ведь одолеют.

    — Что мы можем? — бросил Сабин. — Он посреди поля, да еще на коне. А мы пешие.

    Ромул, обдумывая рискованный план, не ответил. Выскочив из шеренги, он подбежал к Атилию, который тем временем отдавал команды легионерам.

    — Есть идея, — выпалил юноша.

    Старший центурион удивленно обернулся.

    — Только быстро.

    — Атаку на правый фланг видел?

    — Еще бы. Теперь он соберет побольше конницы и налетит снова.

    — Дай мне двоих в помощь, — попросил Ромул. — Я его убью.

    Атилий мгновенно сосредоточился.

    — Как?

    — Пробраться в суматохе, по пути набрать вражеских дротиков. Как-нибудь подойти на копейный бросок. Убить.

    — И навести панику на нумидийцев, — пробормотал старший центурион. — Может, даже повернуть их вспять.

    — Точно, — улыбнулся Ромул.

    Атилий оглядел открытое пространство справа от строя — никакого прикрытия, кроме низкорослых кустов, через которые при каждой атаке сновала нумидийская конница.

    — Самоубийство, — заметил центурион.

    — Может, и так. Но если эту сволочь не остановить, нас оттеснят.

    — Верно. — Атилий на миг задумался. — Трое лишних бойцов в когорте тоже погоды не сделают. Бери людей и ступай.

    Ромул едва поверил собственным ушам.

    — Слушаюсь! — Он взметнул руку в приветствии и скользнул обратно к своему месту.

    — Ты Фортуне-то молился? — язвительно поинтересовался Сабин, когда Ромул выложил ему план. — Если она не охранит каждый наш шаг — в живых не останемся.

    — Ты со мной или нет? — выпалил Ромул. — Не забывай, мы тут не сами по себе — мы прикрываем остальное войско.

    Сабин, пробормотав проклятие, кивнул.

    — Ладно.

    — Я все слышал. Я с вами, — встрял в разговор кряжистый легионер в бронзовом шлеме с отсеченным гребнем. Он протянул Ромулу правую руку. — Гай Паул.

    Ромул, улыбнувшись, ответил на рукопожатие.

    — Тогда пошли.

    Протиснувшись сквозь тесно сплетенные, колышущиеся шеренги легионеров, троица вышла к крайнему ряду. Здесь, у кромки строя, землю устилали тела раненых. Одним вражеское копье угодило в руку или ногу; рядом с ними, бессильно распластавшись, лежали другие — с пронзенной шеи или разбитым лицом. Ромулу с товарищами порой приходилось через них переступать, и тогда юноша мысленно просил у раненых прощения. Легче от этого не становилось.

    Выбравшись к краю когорты, Ромул огляделся. Ни оптионов, ни центурионов. Должно быть, убиты. Да и фланг когорты изрядно потрепан врагом, долго легионерам не продержаться: либо погибнут, либо пустятся бежать с поля боя. Каждый миг становился все дороже, однако друзьям надо было дождаться, пока Петрей вернется с левого фланга.

    Прикрываясь скутумами, троица переждала очередной набег. Отбиваться не было смысла, оставалось лишь позорно прятаться от вражеских копий за щитом. Впрочем, вскоре на поле вновь появился белый жеребец вместе с отрядом конницы, на ходу перестраивающей ряды.

    — Вот он, — кивнул Ромул.

    — Шагов триста, — пробормотал Сабин.

    — Далековато, — добавил Паул.

    Ромулом овладело странное спокойствие.

    — Оставьте тут щиты. И шлемы, — приказал он. Вытерев окровавленный клинок о тунику, он вложил меч в ножны. — Снимайте кольчуги.

    Двое остальных глянули на него, как на помешанного.

    — В доспехах за милю видно, что мы чужие, — объяснил Ромул. — Да и тяжесть лишняя. А без доспеха нумидийцы нас примут за своих, как если бы под нами убили коней.

    Друзья, с облегчением кивнув, принялись стаскивать с себя железо под ошалелыми взглядами стоящих рядом легионеров, которые не сводили глаз с придурков, кидающих на землю все снаряжение.

    — Легко-то как, — усмехнулся Паул, скинув с себя кольчугу и оставшись в насквозь пропотевшей стеганой куртке.

    Над головой просвистел очередной залп дротиков, и улыбка тут же сошла с лица Паула. Подхватив щиты, друзья переждали атаку и затем, осторожно высунувшись, подобрали каждый по нескольку копий, застрявших в земле между телами.

    — Пора! — бросил Ромул, дождавшись, пока враги развернутся и поскачут обратно. — За ними!

    Троица рванула за конниками, словно греческие бегуны на играх. Нумидийцы не оборачивались, а их кони, как и надеялся Ромул, скрывали друзей от остального вражеского войска, стоящего наготове. Главное — не пропустить миг, когда оба отряда встретятся и на римлян полетит вторая волна врагов.

    На середине поля Ромул заметил, что в просветах между всадниками мелькают головы коней, скачущих навстречу.

    — Ложись! На живот! — скомандовал он.

    Теперь Сабин и Паул поняли замысел.

    Все трое бросились на землю ничком и застыли как мертвые. Вскоре поле под ними задрожало от ударов копыт. Сердце Ромула неистово билось, он с трудом сдерживался, чтобы не поднять голову и не глянуть вокруг.

    Через миг десятки нумидийцев проскакали мимо них галопом, на ходу выкрикивая что-то на своем гортанном языке, и даже не глянули на лежащих солдат — мало ли тут мертвых тел.

    Сабин дернулся было встать, Ромул удержал его за руку.

    — Лежи, — шепнул он. — Второй отряд увидит. Дождемся, пока первый поскачет обратно, и повторим.

    Решительное лицо Сабина исказилось испугом.

    — А потом?

    — Затесаться между лошадьми — и бежать прямиком к Петрею.

    — И по дороге молиться, — пробормотал Паул.

    — Если выйдет — тогда что? — не отставал Сабин.

    — Возвращаться к своим, — произнес Ромул как мог уверенно.

    Удастся ли затея? Надежда таяла на глазах, однако отступать было поздно: от них зависит судьба соратников.

    Об успехе нумидийской атаки, как обычно, возвестили вопли раненых легионеров, и вскоре землю вновь сотряс топот копыт — лошади летели обратно. Дождавшись, когда мимо пронесется последний всадник, Ромул скомандовал:

    — Бегом! Со всех ног!

    Друзья что есть мочи кинулись за нумидийцами. На сей раз они бежали вплотную за всадниками, никто из второго отряда не сумел бы их заметить. Ромул считал шаги: три десятка, четыре, пять, шесть… Никто не окликнул, не бросил копье. Отчаянно вертя головой по сторонам, юноша высматривал в толпе алый плащ Петрея.

    — Там! — крикнул Паул, указывая вправо.

    Глянув на скопище коней и всадников, Ромул в первый миг ничего не заметил, однако тут же зрение прояснилось. Римский полководец стоял от них в сотне шагов, окруженный толпой командиров, и, совсем как Цезарь на другой стороне поля, указывал рукой на участки вражеской армии. Вокруг гарцевали телохранители с копьями.

    — Митра, помоги! Не ради меня, ради товарищей! — взмолился Ромул и, глянув на Сабина с Паулом, бросил: — Готовы?

    Оба решительно кивнули.

    — Если окликнут — ни слова, — предостерег их Ромул. — Не останавливаться, идти вперед.

    Повернувшись прямо к Петрею, юноша припустил что было мочи. Через двадцать шагов друзья уже догнали нумидийскую конницу — образец сумбура по сравнению с римской когортой. Новоприбывшие всадники пробирались в первые ряды, то и дело обмениваясь тычками и шутками с теми, кто только что вернулся. Кто-то осматривал копыта коня, кто-то мочился, отовсюду неслись крики и приветствия, ходили по рукам бурдюки с водой. Легионеров никто не замечал.

    — Шагом, — прошипел Ромул. — Смешаться с толпой.

    Вся троица тут же замедлила бег, перешла на шаг. Загорелые, потные и окровавленные, в туниках, похожих на нумидийские, друзья почти не отличались от прочих. Вдруг Ромул опустил глаза — гладиусы! Мечи выдают их с головой! Его сковал страх, однако юноша велел себе не останавливаться. Никто не смотрит. Никто не заметит.

    Он оказался прав. Пока они пробирались сквозь бестолковое сборище людей и коней, никто не заступил им путь. Кто-то из нумидийцев даже кивнул Ромулу. Тот что-то бормотнул и, не оглядываясь, пошел дальше, не дожидаясь вопросов. Через миг троица уже подходила к задним рядам, где вокруг Петрея теснились верхом командиры и стражники. Здесь все было по-иному.

    — К нему не по добраться, — процедил Ромул углом рта. — Телохранители начеку. Копье на таком расстоянии добросите?

    Сабин молча покачал головой.

    — Только не я, — мрачно отозвался Паул.

    Ромул судорожно вздохнул.

    — Значит, дело за тобой, — решил Паул. — Стражников мы берем на себя. Успеешь прицелиться.

    Ромул пересчитал дротики: у них с Паулом по два, у Сабина три. Всего семь. Мало, но что поделаешь. Юноша перевел взгляд на всадников вокруг Петрея, и его решимость едва не поколебалась.

    — Не раскисать, велел он себе, выбираясь на открытое место и стараясь не поддаться страху.

    Сабин с Паулом, маячившие за плечом каждый со своей стороны, приготовили дротики.

    Петрей стоял так близко, что Ромул почти слышал его слова. Отведя правую руку, юноша прицелился командующему в грудь: золоченый панцирь на таком расстоянии не помеха, железный наконечник пробьет его без труда.

    Стражник, стоящий в десяти шагах, скользнул по троице небрежным взглядом и вдруг насторожился: что-то в этих ребятах не так. Глянув внимательнее, он тут же раскрыл рот, однако выкрикнуть не успел: копье Паула пронзило ему грудь, телохранитель без звука свалился с лошади. Его сосед удивленно оглянулся, тут же заметил торчащий из груди товарища дротик и троих оборванцев и, разразившись громким кличем, занес копье для удара.

    — Скорее! — крикнул Сабин.

    События замелькали с удвоенной быстротой.

    Первый дротик Ромул метнул в одного из командиров рядом с Петреем. Нумидиец, попытавшийся было направить коня на Ромула, через миг уже был на земле с копьем в животе. Петрей обернулся, вмиг оценил положение и с искаженным от страха и ярости лицом поворотил коня прочь. Ромул выругался: командующему армией Помпея собственная шкура была явно дороже, чем схватка с врагом.

    Занеся для удара второй дротик, Ромул услышал удивленный выдох Паула и, глянув назад, в ужасе увидел копье, торчащее из правого бока легионера. Не встретив на своем пути кольчуги, наконечник скользнул по ребрам и пронзил легкое. Рана была явно смертельной: с губ Паула уже стекала пенная струйка крови.

    Солдат еще нашел в себе силы кивнуть на Петрея — и тут же рухнул наземь.

    Ромул обернулся. Петрей в сопровождении двух стражников уже скакал прочь. Бить по движущейся мишени, да еще в окружении снующих рядом нумидийцев? Ромул вдохнул поглубже. Надо бить, иначе все их усилия ни к чему и Паул погиб зря. Занеся руку, юноша метнул копье ввысь, поверх голов командиров и стражников. Стремительное, как пущенная из лука стрела, оно описало в воздухе дугу и на излете ударило Петрея в левое плечо. Командующего отбросило влево, однако он удержался в седле; его тут же подхватил телохранитель, и кони галопом умчались прочь.

    Ромул бессильно выдохнул. Ничего не вышло. От такой раны Петрей не умрет.

    Где-то рядом свистнул меч, раздался окрик:

    — Римское дерьмо!

    Ромул пригнулся: меч едва не задел его шею. Отступив на шаг, юноша выхватил из ножен гладиус, отбил следующий удар и еще один, однако противник бил с седла, защищаться было трудно. Нумидиец вновь замахнулся — и Ромул, метнувшись вбок, вонзил меч нумидийцу в бедро. Тот глухо взвыл и рухнул на землю.

    Ромул огляделся. Со всех сторон его окружали оскаленные рты и искаженные яростью лица.

    Куда подевался Сабин?


    Глава XVII
    ДОМ

    Тарквиний остановился на перекрестке. Северо-италийская местность, удаленная от городской суеты, в рассветных лучах становилась все привычнее. Здешнюю землю гаруспик знал лучше, чем любые дороги мира. Двадцать четыре года назад в этом самом месте он в последний раз оглянулся на латифундию, которую считал своим домом. Сколько он с тех пор повидал, где только не странствовал…

    На него вдруг навалился груз прожитых лет и усталости, однако через миг сумрачный настрой растаял. Ведь именно в здешних местах гаруспик знавал счастливые времена. В десяти милях отсюда родители возделывали землю, на покрытых облаками вершинах Олиний учил его искусству предсказывать будущее. Здесь лежат и руины Фалерии — древнего этрусского города. Воспоминания о нем преследовали Тарквиния неотступно, как и жажда взойти еще раз на вершину горы, вознесенную над окрестными землями. Может быть, в священной пещере, где закончилось его обучение, боги наконец откроют ему цель дальнейшего пути. Фабиоле под защитой Антония ничего не грозит, она не испугалась даже жрицы Орка. О Ромуле ничего не известно. Грозовые тучи, клубящиеся над Римом, по-прежнему не уходят из видений.

    Гаруспик в конце концов подчинился наитию.

    Путь домой занял неделю.

    Дорога бежала между Вадимонским озером и низкой стеной, ограждающей поместье. За пустыми полями и оливковыми рощами виднелась просторная вилла, дальше угадывались лачуги рабов и убогие жилища кабальных крестьян. Гаруспик, давно смирившийся с безжалостным бегом времени, все же втайне ожидал увидеть родителей живыми, хотя и понимал всю призрачность надежд. Сергия, его отца, вино наверняка сгубило вскоре после ухода Тарквиния, мать даже в те годы уже была измучена многолетним непосильным трудом. Скорее всего, они давно похоронены на заброшенном каменистом кладбище где-нибудь за поместьем. Правда, им как чистокровным этрускам полагалось бы лежать в городе гробниц неподалеку от руин Фалерии, но вряд ли кто-то вспомнил про такую честь. К тому же местные предпочитали держаться подальше от горы, чтобы не набрести на злых духов, которые там, по слухам, обитали.

    Хорошо бы выкопать кости родителей и перенести в город мертвых… Значит, визита на виллу не миновать. Нужно расспросить, где их похоронили. Руф Целий давно погиб. Тарквиний хорошо помнил тот миг, когда его нож вонзился в грудь владельца латифундии, однако гаруспика на повороте к поместью кольнул давний страх. Злобного рыжеволосого Целия он опасался смолоду, и, как выяснилось, не напрасно. И все же есть справедливость на свете: хотя Олиний и сгинул из-за Целия, полученные за предательство деньги не спасли нобилю ни латифундию, ни жизнь.

    Как всегда при мысли о Целии, гаруспика захлестнула боль оттого, что вина за убийство тогда легла на Ромула. Однако поступи Тарквиний по-иному, он не свел бы дружбу с Ромулом и Бренном. Очевидная эгоистичность такого довода для него сглаживалась лишь одним: в те времена все его предсказания сбывались и видения оказывались верны — значит, пути для троих друзей отмерены богами заранее. Стало быть, что бы ни думал Ромул, убийство Целия не было ошибкой. Однако лицо Ромула в тот миг, когда он узнал от Тарквиния правду, гаруспик до сих пор вспоминал в болью в сердце.

    Поместье Целия, по словам окрестных жителей, теперь принадлежало отставному легионеру — центуриону, воевавшему с Цезарем в галльскую кампанию.

    — Славный малый, — отозвался о нем владелец постоялого двора в пяти милях отсюда и, прихлебывая вино, которым угостил его Тарквиний, добавил: — Хлебом не корми — дай порассказать о войне. И за стол позовет, и ночлег даст, только слушай.

    Провести ночь в роскошном жилище Целия, когда хозяин уже гниет в Гадесе, — при этой мысли Тарквиний не мог не усмехнуться.

    * * *

    Фабиола раздраженно перевернулась с боку на бок. Несколько чаш вина, настой валерианы, плотно задернутые шторы, погашенные светильники — ничто не помогало, сон не шел. И немудрено. Уже не первую неделю Антоний наведывался в Лупанарий совершенно открыто, не заботясь о сохранении тайны. И хотя с той ночи, когда убили Доцилозу, Фабиола не испытывала ни малейшего удовольствия от их встреч, она боялась что-либо предпринимать: в воздухе постоянно висела угроза Антония насчет Сцеволы. Хуже того, несмотря на запрет рабам хоть словом упоминать о происходящем, новость о ее связи с заносчивым начальником конницы уже расползалась по всему Риму. Слухи наверняка дошли и до Брута. Почему он до сих пор молчит? Беспокойство Фабиолы росло с каждым днем, прогоняя любые другие мысли. Напряжение, тугим комком стоявшее в груди, делалось все невыносимее.

    Слава богам, с Брутом они сейчас виделись меньше. Фабиола целыми днями пропадала в Лупанарии, Брут — в сенате. В редкие часы наедине любовник ничем себя не выдавал, однако его обхождение неуловимо изменилось, стало более бесстрастным. К Фабиоле он давно не прикасался, а в ответ на ее несмелые ласки обычно отговаривался усталостью. Девушку это тревожило все больше: Брут не интриган, играть он не привык, однако ее не покидало чувство, что он от нее что-то скрывает. Иначе почему он держится так странно? Тая ужас перед неминуемой развязкой, она уже который день молча выискивала в поведении любовника хотя бы малейшие намеки на то, что истина ему известна, однако сама затевать разговор не решалась. Вечером она ныряла в постель раньше Брута и к его приходу притворялась спящей, а в те редкие дни, когда любовник приходил домой раньше ее, дожидалась, пока он уснет покрепче, и лишь тогда забиралась под простыни.

    Сегодня Брут, ушедший из дома рано утром, возвращаться не спешил. Измученная мыслями о Доцилозе, Фабиола легла пораньше, надеясь хотя бы во сне отдохнуть от тревог, однако даже такого утешения боги ей не дали. Девушка горько усмехнулась. Лежать недвижно, дышать глубоко, ни о чем не думать — все способы испробованы, а сна как нет, так и нет.

    Задняя дверь знакомо стукнула. В такой час мог возвращаться только Брут. Фабиола поспешно отвернулась лицом к стене и задышала медленно и ровно, будто во сне. Любовник вошел не сразу. Фабиола не удивилась: бывало, он часами просиживал в кабинете, изучая документы. Если и сегодня его не отпускают государственные дела, это к лучшему: он слишком устанет и не будет затевать разговоров.

    Однако в тот миг, когда открылась дверь в спальню, Фабиола поняла, что ошиблась: громкое проклятие, тяжелая отрыжка — Брут, всегда такой умеренный, явно пьян. Невероятно. Фабиола запаниковала, лоб покрылся испариной. Она едва успела смахнуть капли пота и вновь замереть, как любовник уже вошел в комнату. «Юпитер и Митра! — мысленно взмолилась девушка. — Пусть он рухнет на постель и сразу уснет! Пожалуйста!»

    Однако боги не спешили исполнять ее мольбу. Повисло долгое молчание. Брут лишь тяжело вздыхал и бормотал что-то себе под нос, а затем обошел постель, чтобы посмотреть, спит ли Фабиола. Девушка не открывала глаз, и спустя несколько мгновений, за которые она успела чуть не похолодеть от страха, он отошел прочь и со стоном сел на свой край ложа. Даже не пытаясь раздеться и снять калиги, он просидел неподвижно целую вечность, и Фабиоле оставалось лишь одно: лежать и притворяться спящей. Прошло не менее четверти часа, и она решила, что Брут уже уснул.

    — Фабиола!

    Она умудрилась не вздрогнуть. Что он делал все это время — сидел и не спускал с нее глаз?

    — Фабиола! — окликнул он громче.

    «Юпитер, пусть он пожелает моего тела!» — пронеслось в голове девушки.

    Брут наклонился и потряс ее за плечо.

    — Проснись.

    — А? — протянула она. — Брут! — Повернувшись к нему, она взглянула на любовника тем сонным кошачьим взглядом, против которого он никогда не мог устоять. Брут не ответил на ее улыбку, и сердце Фабиолы дрогнуло. — Иди ко мне, — прошептала она, протягивая обе руки.

    Брут отодвинулся.

    — Зачем ты это сделала?

    Может, Брут говорит о чем-то другом?

    — Что сделала, моя любовь? — изо всех сил изображая непонимание, ответила девушка.

    Любовник нахмурился.

    — Не пытайся меня провести!

    Фабиола пристыженно опустила глаза, боясь вымолвить хоть слово.

    — Я смирился бы с изменой! — яростно бросил он. — В конце концов, ты только женщина, а я нечасто бывал дома. Но этот подонок? Я ведь не выношу Антония! И ты это знаешь!

    Фабиола подняла на любовника полные слез глаза.

    — Прости!

    — Значит, это правда?

    Она затравленно кивнула.

    — Я не хотела тебя оскорбить.

    — Да неужели? — скривил губы Брут. — Тогда представь, каково мне было, когда он начал хвастать вашими подвигами! Прямо мне в глаза! При дюжине свидетелей! — Раскрасневшееся от вина лицо исказилось стыдом и болью. — Я мог не слушать уличные сплетни и считать их выдумкой! Но куда денешься, когда начальник конницы прилюдно объявляет, что спит с твоей женщиной?

    Фабиола наконец всхлипнула.

    — Прости меня! Пожалуйста, прости!

    — Чтобы ты снова меня обманывала, как только отвернусь? — процедил Брут.

    — Нет! — воскликнула она. — Обещаю!

    — Шлюху не переделаешь, — в сердцах бросил любовник.

    Фабиола покраснела и опустила голову. В глубине души она немилосердно корила себя за беспечность с Антонием: теперь все планы пойдут прахом! Без поддержки Брута она ничто! Он запросто отнимет у нее Лупанарий и потребует назад остаток денег!

    — Оставь себе Лупанарий, будь он проклят, — скривился Брут, угадав ее мысли. — И деньги тоже. Мне они не нужны.

    Фабиола бросила на него благодарный взгляд.

    — Мне надо собраться. Уйду завтра на рассвете.

    — Прекрасно. И не возвращайся. Не хочу тебя видеть — никогда.

    Брут тяжело поднялся и, не оглядываясь, неверной походкой вышел из комнаты.

    Фабиола в отчаянии рухнула на постель.

    Что она наделала?..

    * * *

    Сведения о Цецилии, владельце латифундии, оказались верными. Выдав себя за купца, выросшего в здешних краях, Тарквиний вскоре уже сидел на теплой кухне виллы, куда его привел доброжелательный управляющий, тоже ветеран. За ужином и чашей ацетума гаруспик узнал, что его родители умерли: Сергий еще до того, как Цецилий купил поместье, а Фульвия — двумя годами позже.

    — Твоя родня? — спросил управляющий.

    Тарквиний неопределенно повел рукой.

    — Дядя с теткой.

    Осушив чашу, управляющий утер рот ладонью.

    — Фульвия перед смертью совсем ослабла, бедняга. Кто другой выкинул бы ее прочь и не задумался, да Цецилий не таков. Она тут, говорит, всю жизнь работала, да и еды ей много не надо — мол, не обеднеем.

    — Спасибо ему, — искренне тронутый, кивнул Тарквиний. — Повидать бы его.

    — К вечеру вернется, — уверил его управляющий. — За ужином и повидаетесь.

    — Отлично, — улыбнулся гаруспик и спросил как бы между делом: — А где их похоронили, кто-нибудь знает? На могилу бы сходить.

    Управляющий на миг задумался.

    — Лучше всего спросить виликуса. Он тут уже лет тридцать.

    Тарквиний с трудом скрыл удивление.

    — Его зовут Декстер, — продолжал управляющий. — Тоже бывший военный. Найдешь или во дворе, или на полях вокруг дома.

    Пробормотав благодарность, гаруспик отправился искать Декстера — того самого, который некогда предупредил его, что Целий замыслил недоброе против Олиния.

    Виликус, припадая на одну ногу, вышагивал вдоль изгороди поля, покрикивая на рабов, которые пропалывали ростки озимой пшеницы. Его внушительная фигура осталась прежней — и хотя раны, полученные на службе в легионе, давали о себе знать, годы не согнули его спину и не погасили огонь в глазах.

    Тарквиний не сомневался, что Декстер не спускает с него глаз с того мига, как гаруспик появился в поле зрения. Пусть. Уходом с латифунции он всего лишь прекратил договор найма — не такой уж проступок, чтоб волноваться из-за него полжизни спустя.

    — Приветствую, — начал он. — Управляющий сказал, где тебя найти.

    Декстер раздраженно хмыкнул.

    — Ты его друг, что ли?

    — Нет, — качнул головой гаруспик. — Я здесь жил в детстве.

    Виликус, разглядывая его, нахмурился. Тарквиний ждал. Интересно, узнает ли?

    — Не помню такого, — признал Декстер. — Впрочем, по годам-то ты мне ровесник.

    — Младше, — поправил его гаруспик: шрамы и седеющие волосы делали его старше и вечно сбивали с толку окружающих. — Меня зовут Тарквиний.

    — Марс-покровитель! — выдохнул наконец виликус. — Вот уж кого не думал встретить! Ты, помнится, задолжал мне кус мяса!

    — Хорошая у тебя память! — не сдержал улыбки гаруспик.

    — Я еще не весь развалился, — хмуро заметил виликус и бдительно глянул на рабов. — Чего ты сбежал в тот раз, когда я тебя предупредил? Старика бросил…

    Тарквиний вздохнул.

    — Он сам так велел.

    Декстер не удивился.

    — Я тебя за труса и не считал. — Он хитро прищурился. — А с реликвиями ты что сделал?

    Тарквиний, заранее готовый к такому вопросу, не повел бровью. Виликус, правая рука Целия, часто бывал посвящен в планы хозяина, а продажа Олиния была затеяна ради того, чтобы выкрасть бронзовую печень, по которой гаруспиков учили искусству предсказаний, и меч Тарквина — последнего этрусского царя, правившего Римом.

    — А что, Красс был недоволен? — ответил он вопросом на вопрос. — Ему-то они пригодились бы.

    — Ну и глаз у тебя, — проворчал Декстер. — Что с ними стало?

    — Когда я поднялся, реликвий уже не было, — с сожалением ответил гаруспик. — И Олиний ничего не сказал.

    Двое помолчали, глядя друг другу в глаза. Первым отвел взгляд виликус, не в силах смотреть в темные бездонные колодцы, какими казались ему глаза Тарквиния.

    — Теперь уж не важно, — с усилием пробормотал он. — Где тот Целий… Да и Красс…

    — Где заслужили.

    Они вновь обменялись взглядом.

    — Зачем ты вернулся? — нарушил молчание виликус.

    — Хочу сходить к родительским могилам. Управляющий указал на тебя. Мол, ты знаешь, где они.

    Декстер неловко кашлянул.

    — Работникам полагается деревянная табличка. За столько лет уж давно сгнила.

    — А я надеялся, что ты вспомнишь, — произнес Тарквиний мягче.

    — Может быть.

    Гаруспик отодвинулся в сторону, открывая Декстеру проход к дому и кладбищу. Виликус, явно выбитый из колеи, бросил рабам очередной приказ и двинулся вверх по дороге. На четырехугольном клочке земли, где погребали рабов и кабальных крестьян, Декстер направился прямиком к тому краю, что выходил к Фалериям.

    — Здесь, — ткнул носком ноги виликус. — В одной могиле.

    Хорошо понимая, что участок с видом на Фалерии могильщики выбирали не специально и что тела свалили в одну могилу исключительно для экономии места, Тарквиний все же преисполнился благодарности к богам за такой малый, но все же внятный знак их благоволения. Не отводя глаз от могилы, он вспомнил родителей молодыми, какими были они в дни его детства — улыбающимися, гордыми, полными жизни. Такими они и хотели остаться в его памяти. Однако прощание было нерадостным, да и живыми он их уже не увидит… Он закрыл глаза, стараясь сохранить в памяти образ отца и матери.

    Декстер нерешительно переступил с ноги на ногу, не находя слов.

    Тарквиний знал, что у горной пещеры, где погребен Олиний, на него нахлынет такое же горе, как при виде родительской могилы. К чему были все странствия, если он все равно остался последним гаруспиком? И почти ничего не узнал об этрусках? Часть знаний, полученных от Олиния, перешла к Ромулу, но если боги не даруют им встречи и примирения, то все усилия окажутся тщетными.

    И все же нет, поправил себя Тарквиний, собирая остатки надежды. Тиния и Митра лучше знают пути людей, их воля священна. Не время винить богов. Они меня не забыли. Я нужен в Риме, иначе зачем меня привели к Лупанарию? И хотя Фабиоле, по-видимому, ничего не грозит, смутное чувство опасности и нависшая над городом гроза неслучайны! Может, в пещере удастся получить хоть какой-то знак…

    Гаруспик взглянул на склон горы. Если поспешить, то до ночи вполне можно успеть. А потом, после ужина с Цецилием, наведаться в оливковую рощу и убедиться, что меч и печень по-прежнему лежат там, где он их оставил.

    Декстер словно прочел его мысли.

    — Ты знаешь, где реликвии, будь ты проклят, — прорычал он.

    Пальцы Тарквиния мягко сомкнулись на рукояти гладиуса.

    — Если даже и знаю, кому ты об этом расскажешь?

    Они в молчании не сводили друг с друга глаз. Не первый десяток лет Декстер слыл грозой всех поместных рабов и многих забил до смерти. В прежние времена ему ничего бы не стоило сгубить и Тарквиния. Теперь же в длинноволосом этруске чувствовалась неколебимая твердость, а в глазах плясал отсвет Гадеса, словно Тарквиний глядел прямиком в душу виликуса, подвергая суду каждый ее порыв.

    Декстер внезапно почувствовал себя старым и побежденным.

    — Никому, — прошептал он.

    Гаруспик, понимающе усмехнувшись, двинулся к горе: почтить память Олиния и в тысячный раз попросить помощи.


    Глава XVIII
    ОТЕЦ И СЫН

    — Ромул!

    Юноша обернулся на окрик Сабина. К его изумлению, друг гарцевал верхом прямо за спинами ближайших нумидийцев. Как ему это удалось — неизвестно, но появился он как нельзя кстати. Вонзив меч в ближайшего всадника, Ромул увернулся от одного коня, проскочил мимо другого. Сабин, к ужасу врагов, тем временем метнул последний дротик в очередного нумидийца. Враги, наседая на Ромула, клубились беспорядочной толпой, однако через несколько мгновений он уже подлетел к Сабину и, подхлестнутый боевым азартом, вскочил верхом позади него.

    Пустив коня в галоп, Сабин скользнул мимо толпы нумидийцев и рванул прямиком к Двадцать восьмому. Вражеские всадники даже не поняли толком, что произошло. Правда, четверо из команды Петрея тут же устремились за ними, и сердце Ромула вновь сжалось. Конь под ним и Сабином хорош, но далеко не Пегас — с двумя седоками на спине преследователей не обгонит. Сабин пробормотал проклятие и ударил пятками коню в ребра. Не помогло.

    Нумидийцы все приближались, на скаку выкрикивая оскорбления. Чье-то копье, легко скользнув по воздуху, ударило в грунт прямо позади коня, следующее приземлилось в десяти шагах впереди. Ромул оглянулся — и тут же застыл от ужаса: третье копье, со свистом пронзив воздух, на его глазах ударило прямо в лошадиный круп. Животное вздернуло голову, бег замедлился почти до шага.

    Сабин все понял в тот же миг. Перекинув правую ногу через конскую шею, он соскочил на землю.

    — Прыгай! — крикнул он.

    Ромула подгонять не требовалось. Он кубарем скатился с коня. У того уже подкашивались ноги, но жалеть его было некогда: всадники стремительно приближались, в легионеров летели копья, до противника оставалось всего полсотни шагов.

    Друзья обменялись взглядом.

    — Бежать или драться? — выдохнул Ромул.

    — Затопчут как щенков, — рявкнул Сабин. — Драться!

    Ромул с удовольствием кивнул и встал плечом к плечу с Сабином. Оставалось умереть с честью.

    Два дротика просвистели мимо, у каждого из четверых преследователей осталось по одному-два копья. Ромул знал, что на близком расстоянии нумидийцы целят метко, так что без щитов долго не выстоишь — ранят или убьют, не спастись.

    И вдруг за спиной резко взревели букцины.

    Лица противников, увидевших происходящее раньше Ромула, исказились от ярости, всадники осадили коней, кто-то последним отчаянным усилием метнул дротик — и четверка врагов, развернувшись, ускакала прочь.

    Ромул обернулся: к ним, выстроившись клином и подняв перед собой щиты, бежали легионеры во главе с Атилием. Юноша облегченно вздохнул. Наверняка старший центурион за ними наблюдал, иначе не подоспел бы на помощь так вовремя. Ромул с Сабином тут же припустили бегом к своим.

    — Не знал, что ты ездишь верхом, — бросил на ходу Ромул.

    — Вырос в поместье. Лошади в хозяйстве были.

    Ромул хлопнул его по плечу.

    — Я твой должник.

    — На здоровье, — улыбнулся Сабин, и юноша вдруг понял, что обрел друга на всю жизнь.

    Как только они приблизились, Атилий остановил отряд.

    — Встать в строй, — скомандовал он, отодвигая ближайших легионеров. — Времени нет.

    Друзья с благодарностью подчинились, и отряд молниеносно повернулся кругом. Взглянув на нумидийский строй, Ромул застыл в удивлении: вражеская конница и не думала нападать. Всадники бестолково кружили на месте, кто-то переругивался, некоторые даже пустились галопом прочь, к югу. Паника распространилась мгновенно. Вслед за ускакавшими тут же ринулись другие, за ними следующие. К тому времени, как строй Атилия влился в основной отряд, все конное войско уже исчезло в облаке пыли.

    — Выходит, ты убил Петрея? — спросил Атилий.

    Ромул покраснел.

    — Нет, только ранил.

    — Все равно хорошо, — одобрительно кивнул старший центурион. — Он, наверное, сбежал. А эти о битве и думать забыли.

    Ромул поглядел вслед редеющей на глазах нумидийской пехоте. Конница на дальнем фланге, оставшись в одиночку, драться не станет. А день уже клонится к закату — значит, отряду Атилия все-таки удалось выиграть время: когорты Цезаря преследовать будет некому. Ромул обессиленно выдохнул, осознав наконец, как он устал. Однако ломота в теле с лихвой окупалась гордостью за все, что ему удалось сегодня совершить вместе с соратниками.

    — Молодец.

    Ромул поднял голову и встретил взгляд Атилия.

    — В одиночку бы я не справился. Со мной были Сабин и Паул.

    — Паул погиб?

    — Да.

    — Много легионеров сегодня полегло, — покачал головой Атилий и через миг улыбнулся. — Зато благодаря тебе и Сабину многие выжили. Я доложу о вас Цезарю.

    Сердце Ромула отчаянно забилось от гордости.

    * * *

    Войска Помпея вскоре прекратили бой и отошли в лагерь. Сгущалась ночь, в темноте не повоюешь. Лабиен так и не сумел уничтожить отряд Цезаря, более того — упустил случай захватить в плен или убить самого Цезаря, злейшего врага республиканцев.

    Поэтому в Руспину римское войско вернулось без происшествий. Легионеры на радостях четко печатали шаг и орали песни. Ромул тщетно пытался уложить в голове нынешнюю тактику Цезаря, целиком замешенную лишь на мужестве и упрямстве. Не всякому полководцу достало бы уверенности ввязываться в бой, имея под рукой лишь робкое, неопытное войско. Развернуть когорты в разные стороны — гениальная импровизация, затеять последнюю контратаку — не менее эффектный ход. Служа в армии Красса, Ромул никогда не встречал такого полководческого дара, какой виделся за каждым решением Цезаря.

    На следующий день Ромулу с Сабином велели явиться к главнокомандующему. Атилий, выполняя обещание, рекомендовал их к награде за смелость, а Ромула еще и за затею с нападением на Петрея. О вызове к Цезарю он сказал друзьям перед самым отбоем, так что оба не сомкнули глаз, поднялись еще затемно и до самого утра чистили и полировали доспехи, подобранные накануне. После битвы поле пестрело мертвыми телами, найти шлем и кольчугу по размеру не составило труда.

    — Как ты думаешь, что он нам скажет? — в предвкушении встречи спросил Сабин, расчесывая на шлеме гребень из конского хвоста.

    — Откуда мне знать? — улыбнулся Ромул.

    — Ты с ним уже разговаривал.

    О том, что Цезарь освободил его от рабства и сделал римским гражданином, Ромул никому не рассказывал, однако история и без того разошлась по всему легиону. Благоговейный взгляд Сабина его удивил, однако юноша тут же вспомнил, что солдатам в диковину общаться напрямую с главнокомандующим. Цезарь ведь не бродит вечерами по лагерю, рассказывая байки за чашей ацетума. Для простых легионеров он почти недосягаемое божество, беседы с ним удостаивались лишь немногие. Ромул гордо улыбнулся.

    — Цезарь — воин, он ценит смелость. Наверное, так нам и скажет. И выдаст по фалере.

    — Хорошо бы и монет получить, — с удовольствием добавил Сабин. — Жена вечно жалуется, что мало присылаю.

    — Ты женат?

    — Скорее цепью прикован, — усмехнулся Сабин. — Уже лет десять, а то и больше. Трое детей. Видел в прошлый раз, как в отпуск наведался. Хозяйство, рабы, жена хлопочет. Деревенька на полпути между Римом и Капуей. — Поймав завистливый взгляд Ромула, он добавил: — Как распустят легион, приезжай погостить. С урожаем поможешь, покувыркаешься в сене с рабыней-другой. — Сабин подмигнул. — Ну, если выживем.

    — Хорошо бы, — кивнул Ромул. Такая привязанность к дому, хоть и замаскированная небрежными словами, заставила его задуматься. Мысль о жене, семье, детях оказалась неожиданной. Пока он был рабом, о семье не думал. А теперь — чего ждать, к чему стремиться? Найти Фабиолу, убить Гемелла. А где жить? И что делать?

    От беспокойных дум его отвлекло появление Атилия. Друзья тут же вскочили и вытянулись перед командиром.

    Старший центурион окинул их опытным взглядом.

    — Неплохо. Теперь хоть похожи на солдат. — В устах Атилия, скупого на похвалу, это было высшим одобрением, и друзья довольно заулыбались. — Тогда пошли. Не заставлять же главнокомандующего ждать. Верно?

    — Верно!

    И оба героя чуть не вприпрыжку, как щенки, пустились вслед за Атилием под добрые напутствия друзей по когорте.

    Принсипий, штаб Цезаря, находился на пересечении двух главных дорог лагеря: виа Преториа и виа Принсипия, идущих с севера на юг и с запада на восток соответственно. Площадь перед огромным шатром, служившим Цезарю для совещаний, уже кишела сотнями легионеров, которые пришли посмотреть на церемонию награждения. Главнокомандующий еще не выходил, лишь у входа в шатер толпились старшие командиры в отполированных панцирях, золоченых поножах и оперенных шлемах. Вдоль стены шатра выстроились два десятка отборных солдат из испанской стражи — личная охрана Цезаря, отличающаяся от легионеров платьем и оружием. Здесь же присутствовали аквилиферы всех легионов, вздымающие в небо каждый своего орла, рядом развевалось алое знамя главнокомандующего. Четверо трубачей держались наготове, бдительно следя за входом в шатер, чтобы не пропустить появления Цезаря.

    Чуть поодаль стояли в ряд легионеры и командиры. По их смущенному виду Ромул догадался, что они тоже кандидаты на награждение. К этой-то шеренге Атилий и подвел Ромула и Сабина.

    — Удачи, — шепнул он напоследок.

    — А нам-то что делать? — в отчаянии спросил Сабин.

    — Приветствуешь, принимаешь награду, благодаришь Цезаря, — тихо отчеканил Атилий. — И ждешь, пока отпустят.

    Не успели друзья, кивнув остальным, встроиться в шеренгу, как трубачи поднесли к губам букцины и протрубили сигнал.

    — Внимание! — крикнул один из старших командиров.

    Все присутствующие разом выпрямились.

    Ромул с товарищами, стоявшие напротив входа, первыми увидели Цезаря — в алом плаще, золоченом панцире и юбке с кожаной каймой, он стремительно вышел из шатра. В утренних лучах блеснул гладиус с золотой рукоятью, отделанные серебром ножны и тщательно отполированный шлем. Тонкие черты лица и характерный нос придавали облику диктатора истинно царское величие.

    — Вольно, — спокойно скомандовал он.

    Все, кроме Ромула и его товарищей по шеренге, расслабились.

    Цезарь ступил вперед и поднял руки — толпа мгновенно затихла.

    — Соратники, — начал он. — Вчерашний день был нелегок.

    — Мягко сказано, Цезарь! — крикнул какой-то шутник из задних рядов.

    Цезарь улыбнулся: он любил такое подтрунивание, сближающее полководца с солдатами.

    — Битва была тяжелой, почти безнадежной, — признал он. — Враг стремился нас уничтожить, однако не преуспел. Почему?

    Цезарь замолк, и Ромул оценил его ораторский дар — теперь каждый солдат, не отрываясь, ждал продолжения.

    — Почему? — повторил главнокомандующий. — Потому что там сражался ты! — Он выразительным жестом указал на ближайшего легионера и следом ткнул пальцем еще в нескольких: — И ты! И ты тоже! Вы все бились как герои!

    Из груди легионеров разом вырвался ликующий возглас, и Цезарь с улыбкой прошел к шеренге, в которой стояли Ромул и Сабин. Приветственный крик звучал все громче, зрители били мечами в металлическую кромку щитов, над лагерем несся оглушительный грохот. Через миг поверх шума проступило одно-единственное слово, звук нарастал, и Ромул с трудом удерживался, чтобы не крикнуть самому.

    — Це-зарь! Це-зарь! Це-зарь! — скандировали солдаты.

    Ромул, преисполнившись гордостью, в очередной раз оценил гениальность Цезаря: ни слова о приказах, о многочасовом изматывающем страхе, о запрете отходить от сигнифера дальше четырех шагов, — нет, лишь вдохновляющие слова, чтобы каждый почувствовал в себе храбрость Геркулеса. Сам Ромул никогда прежде так не радовался счастью быть римским легионером. Распрямив плечи, он лишний раз окинул взглядом кольчугу и отполированный умбон щита, надеясь, что предстанет перед главнокомандующим в достойном виде.

    Постепенно шум стих.

    Цезарь подступил к крайнему легионеру в шеренге, который старательно вскинул руку в приветственном жесте.

    — Кто он? — спросил Цезарь.

    — Центурион Асиний Макрон, — отчеканил кто-то из старших командиров. — Первая центурия, первая когорта, Пятый легион. Многократно рисковал жизнью во вчерашнем бою, особенно при спасении отряда, отрезанного врагом от основного войска.

    Цезарь качнул головой, и вперед вышел раб с бронзовым подносом, на котором теснились награды и кожаные кошели. Выбрав золотую фалеру, Цезарь прикрепил ее к груди Макрона и со словами поздравления вручил ему туго набитый кошель. Центурион просиял счастливой улыбкой, а Цезарь уже двинулся дальше.

    С каждым из стоявших в шеренге процедура повторялась: объявлялось имя и звание, оглашалась причина награждения. Легионеры-зрители не переставая скандировали имя Цезаря, всеобщее ликование окончательно рассеивало всю память о вчерашних страхах. Когда Цезарь добрался до Сабина, Ромул с трудом удерживался, чтобы не отвести глаза, сердце билось как бешеное. Сабина, как и остальных, Цезарь похлопал по плечу, затем вручил ему серебряную фалеру и кошель — и наконец подошел к Ромулу.

    Тот вытянулся в струнку.

    — Легионер Ромул, первая центурия, вторая когорта, Двадцать восьмой легион, — объявил командир.

    — В чем отличился? — спросил Цезарь.

    — Нашел способ добраться до Петрея, — ответил Атилий. — С двумя товарищами, без доспехов, перебежал через поле и смешался с нумидийцами. Убить Петрея не вышло, но легионер Ромул нанес ему рану. Враг пришел в смятение и пустился бежать, хотя за минуту до того успешно атаковал наши когорты. Если бы не Ромул, наша контратака оказалась бы безуспешной.

    Цезарь, очевидно уже слышавший эту историю, поднял брови.

    — Ты за него ручаешься?

    — Да!

    — А ты сам служил в Десятом?

    — Верно.

    Цезарь кивнул.

    — Мне доложили про твой вчерашний удар дротиком. Молодец.

    Атилий улыбнулся.

    — Благодарю тебя, Цезарь.

    Главнокомандующий вновь повернулся к Ромулу.

    — Достойное деяние. — Он вдруг сдвинул брови. — Мы встречались?

    — Да, — покраснев, ответил Ромул. — Где?

    — В Риме. На арене. Ты освободил меня от рабства и сделал римским гражданином.

    — Ах да! — Глаза Цезаря блеснули, он улыбнулся. — Раб, убивший эфиопского быка!

    — Так точно.

    — Убивать умеешь не только зверей, как я погляжу.

    — Участие во вчерашней вылазке — для меня честь. Жаль, что Петрея я так и не убил.

    Цезарь рассмеялся.

    — Не огорчайся, парень! Он сбежал, за ним и остальные. Такого исхода мы желали — и ты его добился. А счеты с врагом сведем позднее.

    — Слушаюсь.

    Взяв с подноса золотую фалеру, Цезарь прикрепил ее к кольчуге Ромула.

    — Продолжай в том же духе — дослужишься до командира. Доблестных легионеров, как ты, Цезарь не забывает.

    — Благодарю! — Просияв улыбкой от уха до уха, Ромул воинским жестом ударил кулаком в грудь.

    Главнокомандующий, дружески ему кивнув, вернулся к свите.

    — Вам, храбрые солдаты Цезаря! — крикнул трубач и, подняв букцину к губам, протрубил короткое приветствие.

    По рядам разнеслись ликующие крики, в которые влился хриплый голос Ромула.

    Цезарь, окруженный командирами, скрылся в шатре.

    * * *

    В следующие несколько недель из шатра он и не выходил, спокойно игнорируя суету врага вокруг римского лагеря в Руспине. Лагерь все больше укреплялся с каждым днем, мастера только и успевали вытачивать новые снаряды для пращей и новые дротики, на всех сторожевых башнях красовались катапульты, а стены день и ночь охраняла стража в полном составе. Цезарь, уверенный в неуязвимости лагеря, принимал донесения и отдавал приказы, не показываясь на глаза войску. Солдаты Помпея не нападали. Даже когда с войском Лабиена слилась новоприбывшая армия Метелла Сципиона, враги Цезаря отсиживались в бездействии.

    Из Италии к Цезарю подоспели новые легионы и конница вместе с грузом припасов. Редкие стычки с республиканцами ни на что не влияли. Взять Узитту — город, служивший источником воды для Помпеевой армии, — Цезарю не удалось, зато армия Помпея понесла немалые потери при попытке выбить войска Цезаря с занятых рубежей. Со временем, решив, что от осады много не выиграешь, Цезарь повел свои десять легионов на местечко, называемое Аггар. По дороге на армию то и дело налетала нумидийская конница, как-то раз даже задержав ее так, что за четыре часа войско прошло не больше сотни шагов, однако солдаты стояли насмерть, зная, что, пока они жестко держат ряды, всадники бессильны нанести им серьезный урон, разве что ранят дротиками крайних легионеров.

    Чуть погодя, к радости Ромула, в лагере объявили совместные учения для пехоты и конницы, и после этого в каждом легионе ежедневно отряжали по три сотни солдат поддерживать конницу на случай нападения. Отбивать атаки войска Помпея стало намного легче. Время от времени Сципион, отчаявшись, пытался навязать битву, и каждый раз Цезарь отказывался. И хотя Ромул знал, что главнокомандующий лишь ждет выигрышного случая, ему было жаль потерянного времени. Юноша уже и не помнил, сколько раз армии, выстроившиеся друг против друга в боевом порядке, через несколько часов расходились ни с чем.

    Досаду Ромула разделяли и другие. В вечерних разговорах, когда солдаты собирались посплетничать, кто-нибудь обязательно вздыхал о том, что нынешняя кампания слишком уж затянулась: всем хотелось мира. Для ветеранов, перешедших Рубикон вместе с Цезарем, война длилась уже четвертый год, а Ромул — хоть и никому не рассказывал — не знал отдыха от сражений с тех самых пор, как уплыл из Италии почти десять лет назад. Разговоры о доме, семье и урожае пробуждали в нем тоску, в которой он раньше себе не признавался, и при всей неколебимой верности Цезарю он тоже начинал желать скорейшей победы в Африке. Тогда останется лишь Испания — и потом легионы распустят. Однако к мечте о мирной жизни неминуемо примешивалось сомнение. Ромул понятия не имел, что ему делать дальше. И потому смерть в бою порой воспринималась как простой и понятный исход.

    Надежда на перемены возродилась среди легионеров лишь тогда, когда Цезарь оставил в покое Аггар и начал осаду прибрежного Тапса. Едва римляне успели укрепить лагерь, как в первый же вечер по горячим следам нагрянула армия Сципиона, который рассчитывал, что равнинная местность у Тапса облегчит ему битву. Обстановка на первый взгляд не благоприятствовала Цезарю: враг располагал более многочисленной пехотой, конницей и застрельщиками и, кроме того, привел больше сотни слонов, тогда как у Цезаря слонов не было вовсе. Однако армия Цезаря наполовину состояла из ветеранов, сражавшихся под его началом около десяти лет, а большинство войска Помпея составляли новобранцы. К тому же перебежчики доложили, что слоны пойманы лишь недавно и в боях еще не бывали.

    Тапс был защищен широкой лагуной и вдающимся в сушу длинным морским заливом. Напасть на город можно было лишь в двух местах. С обычной своей проницательностью Цезарь еще накануне приказал соорудить по пути форт и оставил в нем лучших оптионов, готовых к атаке города. К армии Цезаря оставался лишь один путь: по узкой полоске суши шириной в полторы мили, тянущейся между морем и лагуной.

    Им-то и воспользовался Сципион. На рассвете Ромул с друзьями узнал, что к Тапсу подходит многочисленное войско, выстроенное в три линии. Классический боевой порядок, излюбленный среди римских военачальников, на сей раз дополнялся нумидийскими всадниками и устрашающими слонами на обоих флангах. Правда, половина армии Помпея, включая основную часть нумидийцев, осталась прикрывать второй путь у форта, так что ветераны Цезаря почти сравнялись числом с противником. К понятному восторгу всей армии, Цезарь не стал уклоняться от битвы. Победа сама шла в руки.

    Легионы, выстроенные в боевой порядок, двинулись навстречу врагу.

    * * *

    К разгару утра обе армии уже заполнили всю равнину, оставив между собой лишь четверть мили, и теперь оглядывали друг друга, пытаясь угадать ход сражения. Двадцать восьмой, в самой гуще которого стоял Ромул, располагался ровно по центру Цезарева войска вместе с двумя менее опытными легионами. Ветераны галльской кампании, включая Пятый легион и знаменитый Десятый, ограждали строй с флангов под прикрытием сотен пращников и лучников. С внешних сторон войско замыкала конница, которой сегодняшнее сражение никак не сулило громкой славы: бойцов с обеих сторон обступала вода, коннице было почти негде развернуться.

    Оно и к лучшему, решил Ромул. Если основная битва грянет между легионерами и вражеской пехотой, нумидийской коннице не останется в ней места.

    Ни численное превосходство армии Помпея, ни шесть десятков слонов с каждого фланга, ни многочисленная конница не очень-то заботили легионеров: республиканское войско состояло в основном из новичков, а против слонов римляне могли выставить пять когорт солдат, специально обученных поражать слонов пилумом. Как и пращники, копьеносцы прекрасно знали их уязвимые места. В легионах царило возбуждение, лица вокруг Ромула светились боевым азартом и уверенностью, невиданной при Руспине. Особенно не терпелось ветеранам. Их ряды колыхались, как камыш под ветром, и только удары и ругань командиров удерживали воинов в строю.

    Войском явно владела жажда крови. Рядом с Цезарем, собравшимся произнести речь перед армией, то и дело появлялись командиры, умоляя двинуть войска в атаку. Атилий и центурионы других когорт, выйдя из строя, подскакивали к его лошади и просили о чести начать наступление. Цезарь, с улыбкой обещая центурионам скорое начало битвы, все же недооценил пыла Девятого и Десятого легионов, стоявших на правом фланге: заставив горнистов протрубить наступление, они, не слушая центурионов, ринулись на врага.

    В Ромуле, который не сводил с них глаз, росло сначала изумление, потом нетерпение: если сейчас не присоединиться, ветеранам придется туго! Его товарищи по когорте считали так же. И, несмотря на жезлы центурионов, хлещущие солдат направо и налево, весь легион, ринувшись вперед, подступил к Цезарю на добрых полсотни шагов.

    Главнокомандующий, которого по-прежнему окружали старшие центурионы вместе с Атилием, окинул взглядом движущийся легион.

    Двадцать восьмой, вмиг оцепенев, затаил дыхание.

    К радости Ромула, Цезарь пожал плечами и улыбнулся.

    — Минутой позже или раньше — разница невелика. Фелицитас! — крикнул он, поворачивая лошадь к вражеским рядам и ударяя пятками ей в бока.

    Атилий и прочие центурионы разом обернулись к своим солдатам.

    — Слышали? — рявкнули они. — Чего ждете?

    Ромул, Сабин и остальные легионеры нестройно взревели в тысячу глоток, крик подхватила вся армия — и когорты понеслись на помпейское войско. По-прежнему недвижное, оно ощутимо дрогнуло перед таким бурным натиском, отчего решимость римлян лишь усилилась, и они яростной волной ударили во вражьи ряды, словно молот самого Вулкана обрушился на наковальню. Первыми во врага полетели дротики Девятого и Десятого легионов. Мощный залп взбудоражил боевых слонов, которые в панике повернули назад и понеслись прочь, топча свое же войско. Ветераны, не отступая ни на шаг, тут же налетели на растерзанные ряды помпеянцев, раскидывая врагов, как хворост.

    Противник не знал, чем отвечать. Бешеный натиск шел по всему фронту. Подстегнутые успехом Девятого и Десятого легионов, солдаты Цезаря бросались на врага как одержимые — и враг, не ожидавший такой яростной атаки, дрогнул и обратился в бегство, на ходу бросая оружие. Узкая отмель, совсем недавно казавшаяся армии Помпея такой удобной для нападения, теперь стала идеальным местом для ее же разгрома: врассыпную не кинешься, а спастись бегом от разъяренных легионеров не хватало сил. Пощады ждать тоже не приходилось. Тысячи врагов, вымаливающих жизнь, были убиты на месте.

    Легионеры сражались так, словно каждый решил покончить с гражданской войной лично: любого врага уничтожали независимо от того, дрался ли он, пытался сбежать или мечтал сдаться в плен. Ранен ли, невредим ли, безоружен — тоже не имело значения. Кое-кого из своих же командиров, пытавшихся прекратить бойню, под горячую руку прирезали, и Атилий благоразумно предпочитал не вмешиваться. Ромул прекрасно понимал, что помпейцы, некогда прощенные Цезарем, но наперекор собственным клятвам вновь пошедшие на него войной, вконец опостылели легионерам, однако убивать безоружных у него не поднималась рука, и он лишь бежал рядом с Сабином и остальными, глядя, как битва на глазах превращается в беспорядочную погоню. Товарищи, охваченные боевой яростью, не обращали на него внимания.

    Видимо, потому он и заметил слона раньше других.

    Из всех боевых слонов Сципиона, в начале битвы пустившихся бежать под градом дротиков и стрел, остановился лишь один: утыканный копьями, как подушечка для рукоделия — иглами, он обратился вспять и теперь, раскидывая несущихся на него помпейцев, летел на войско Цезаря.

    На Двадцать восьмой легион.

    Ревя от боли и злости, исполин крушил все на своем пути. Погонщика давно уже снесло стрелой или дротиком, и животное, предоставленное самому себе, в бешенстве металось по полю битвы. Помпеянцы не знали, что с ним делать: одни, отталкивая с пути товарищей, в панике пытались спасаться и нарывались на легионеров, другие хладнокровно метили дротиками в глаза и хобот, надеясь отогнать слона прочь, кто-то в оцепенении замер на месте, не ведая, куда деваться от такого чудовища. Несмотря ни на что, слон продолжал бушевать, и Ромул остановился, лихорадочно прикидывая возможный исход.

    Прорвав последние шеренги помпейцев, животное ринулось в самую гущу Двадцать восьмого, преследовавшего врага по пятам. Тут и там взлетали в воздух легионеры, поддетые хоботом, кого-то вдавило в песок, кого-то пронзило бивнями. Солдаты, тщетно бросавшиеся с гладиусами на буйного зверя, одетого толстой шкурой, жалели о том, что здесь нет специально обученных когорт с боевыми топорами. Ромул тут же вспомнил Тарквиния с его двулезвийной секирой — и Бренна. Вновь нахлынула давняя боль, как гной из нарывающей раны, и юноша пал духом: какая разница, вернется ли он в Рим, ведь побратима уже нет в живых, и Ромул тому виной…

    Слон будто почуял его уныние. Подцепив бивнем очередного вопящего солдата, он подбросил жертву в воздух и свинячьими глазками уставился на Ромула и его товарищей. Размахивая хоботом, как цепом для молотьбы, монстр устремился прямо на них. Испуганные легионеры, отталкивая друг друга, в ужасе разбегались, освобождая ему путь: чем быстрее он минует их ряды, тем лучше.

    Ромул не двинулся с места. Лишь обернулся лицом к слону.

    — Беги! — завопил Сабин. — Сюда!

    Ромул, словно в ответ, отбросил щит и взглянул на гладиус. Жаль, здесь нет длинного меча Бренна, но и гладиус сойдет. Кто он такой, чтобы бежать от наказания богов? Слон несется прямо на него — и правильно. Так суждено. Ромул сделал шаг вперед, не зная, что предпринять: слон неуклонно приближался, и юноше осталось лишь умереть, как пристало мужчине.

    Память о последнем боевом кличе Бренна невыносимо терзала ему душу.

    Слон ревел уже совсем близко, совершенно оглушив Ромула, и все же юноша почуял, что рядом кто-то есть. Метнув взгляд вправо, он заметил Сабина с мечом и щитом наготове.

    — Уйди! — крикнул Ромул. — Это моя судьба!

    — Дурак! — завопил в ответ Сабин. — Меня накажут, если я тебя брошу!

    Времени на ответ не оставалось: слон подлетел почти вплотную. К удивлению Ромула, чудище на него даже не глянуло. Чуть отклонившись, оно пронеслось мимо, успев отбросить юношу назад, и подхватило хоботом Сабина. Тот беспомощно завопил от страха: слон поднял его в воздух так, что обе руки оказались прижаты к телу, как у спеленатого младенца.

    — Меня! Меня надо было хватать! — крикнул слону Ромул.

    Тот, ничего не слыша, качал хоботом вверх-вниз, не переставая яростно реветь.

    Ромул вскочил на ноги, крепче перехватывая меч, который каким-то чудом не выпустил при падении. Не задумываясь, он ринулся к чудищу и вонзил гладиус в ближайшую переднюю ногу. Зверь оглушительно взревел, но отпустить Сабина и не подумал, лишь мотнул головой в сторону Ромула, грозя расплющить его в лепешку ударом мощного черепа. Юноша отпрыгнул в сторону и, едва избежав удара бивнями, прянул дальше назад, оскальзываясь на песке, устланном телами и оружием. Его чуть не охватило отчаяние: все безнадежно, для обычного оружия слон неуязвим, Ромулу не жить… И тут исполин мотнул головой, так что перед глазами ромула мелькнуло лицо Сабина, донельзя искаженное ужасом. Это зрелище вдохнуло в юношу силы. Беспомощно сдаться — не в его правилах.

    Ромул, воздев меч, нырнул под основание хобота, в очередной раз пронесшегося над его головой (вот уж где не почувствуешь себя в безопасности!), и резанул хобот гладиусом. Слон истошно завопил и ринулся в атаку, разбрызгивая кровь и пытаясь ударить Ромула то головой, то бивнями. Хобот с зажатым в нем Сабином он держал теперь высоко, чтобы не подставить под удар меча. Юноша, оценив осторожность животного, подпрыгнул повыше и отхватил кусок мяса с внутренней стороны хобота. Слон вновь взвыл от боли, на Ромула хлынула кровь, заливая его с головы до ног. К удивлению юноши, чудовище вдруг замерло и опустило раненый хобот. Сабин в страхе застонал, однако Ромул, почуяв слабость противника, тут же удвоил усилия и принялся гвоздить монстра гладиусом, не очень задумываясь об ответных выпадах слона. Рука юноши сновала взад-вперед, нанося молниеносные удары — два, четыре, шесть… В ушах гудело от безумного рева, однако Ромул ни на миг не оставлял усилий.

    Тут-то он и порадовался, что не жалел времени на заточку клинка. Обоюдоострый меч, лезвие которого с легкостью сбривало волоски с руки, не подвел. Сабин рухнул на землю, окутанный брызгами алой крови, и слон отступил назад. Совершенно измученный болью от многочисленных ран, он повернул вспять и двинулся в сторону войска Помпея.

    Ромул подхватил Сабина, белого как мел, которым отбеливают ткань для тоги.

    — Ты ранен?

    Сабин, онемевший от ужаса, лишь потряс головой.

    Глупо улыбаясь от радости, Ромул помог ему подняться.

    — Ничего. Теперь выживешь.

    — Боги к тебе благоволят, не иначе, — наконец произнес Сабин дрожащим голосом. — Кто еще на такое способен?

    До Ромула вдруг дошел смысл того, что он совершил. Если ему удалось отбиться от слона всего лишь гладиусом, то что мог сделать Бренн, превосходящий его силой и вооруженный длинным мечом? Радость от спасения Сабина тут же сменилась горечью и чувством вины.

    Может, Бренн до сих пор жив?


    Глава XIX
    ЧЕТЫРЕ ТРИУМФА

    Близ Остии, конец лета 46 г. до н. э.

    Усилившийся ветер туго наполнил главный парус триремы, отчего она еще быстрее побежала по волнам. Барабан на гребной палубе отбивал все тот же ритм — три ряда весел по обе стороны бортов двигались по-прежнему: один гребок на два удара сердца. Плавные слаженные махи, радующие сторонний глаз, стоили гребцам тяжкого пота и каторжных усилий. Ромул, стоя на носу триремы в одной подпоясанной тунике и калигах, в очередной раз возблагодарил богов за то, что ему не пришлось служить на флоте. Труд гребцов в глазах Ромула почти не отличался от рабского (хотя все гребцы были свободными гражданами Рима) и уж точно не шел в сравнение с легионерской долей: физических усилий здесь требовалось больше, чем в маршах и битвах, к тому же над гребцами висела постоянная угроза утонуть. Триремы, такие надежные в спокойных прибрежных водах, становились сущим проклятием, случись им попасть в непогоду или выйти в открытый океан. Ромул до сих пор помнил многочисленные корабли Красса, канувшие на дно по пути в Малую Азию.

    Флот Цезаря тоже не был неуязвим для штормов, однако угроза пока миновала: десять трирем уже подходили к Остии, римскому порту. Ромул не находил себе места от радости: он возвращается домой, да еще не рабом, а гражданином Рима! За время пути из Африки он старательно приучал себя к этой мысли и постоянно поглядывал на две золотые фалеры. Второй его наградили после того, как он спас Сабина от боевого слона. При мысли о награждении юноша улыбнулся. Прикрепляя фалеру к его груди, Цезарь заметил: «Собираешься выиграть всю войну в одиночку?»

    Кампания в Африке — разумеется, благодаря не одному только Ромулу — благополучно завершилась в день битвы у Тапса. И теперь, потратив несколько месяцев на упорядочивание дел, Цезарь возвращался в столицу, где его завоевания, превозносимые глашатаями, удостоятся не одного, а четырех триумфов — по одному за Галлию, Египет, Малую Азию и Африку. Услужливый сенат, объявляя сорокадневные благодарственные празднества в честь недавних свершений диктатора, усиленно делал вид, будто победа одержана над нумидийским царем, а не над Сципионом и сонмищем именитых республиканцев. Предпочитали также не упоминать и о первой победе Цезаря над согражданами: о битве при Фарсале, где легионы Цезаря взяли верх над вдвое большей армией Помпея.

    Ромул беспокойно вглядывался в берег, тянущийся по правому борту, и в который раз пытался уложить в голове тот факт, что они с Сабином сопровождают Цезаря в Италию в составе особой центурии. После Тапса легаты всех десяти легионов получили приказ отрядить по восемь солдат в почетную стражу Цезаря, которая будет охранять диктатора во время триумфов. За честь быть избранным разгорелось яростное соперничество по всей армии, и поскольку боевые командиры — центурионы и старшие центурионы — лучше знали рядовых воинов, легаты поручили им отобрать достойных.

    Подвиг Ромула, спасшего Сабина от смерти, запомнился многим, к тому же оба друга участвовали в нападении на Петрея. И Атилий стоял насмерть, чтобы включить обоих в число избранных от Двадцать восьмого легиона. Его настойчивость не оставила конкурентам ни единого шанса, и вместе с оптионом, сигнифером и четырьмя другими легионерами друзья погрузились на триремы Цезаря, на которых диктатор отбывал в Рим. Остальное войско отправлялось в Испанию, где два сына Помпея, по слухам, собирали многочисленное войско из местных жителей, недовольных нынешним правлением.

    Туда же отправится и почетная стража после триумфа, уверил легионеров Цезарь еще до отплытия из Африки. Значит, в Италии особая центурия вместе с Ромулом пробудет недолго, и разыскать Фабиолу и Гемелла ему опять не удастся. Ромул, правда, старался не унывать: Сабин, который играет сейчас в кости на палубе, не повидается с семьей, трое его партнеров — тоже. Легионеры не бывали дома уже многие годы, и Ромул, заметив алый плащ Цезаря на главной триреме, смущенно пригнул голову: стыдно жаловаться на судьбу, когда ему оказали такую честь, приняв в особую центурию! Разве вправе он ожидать чего-то еще, кроме новой военной кампании после завершения празднеств? Он ведь простой рядовой легионер и обязан подчиняться приказам до того самого дня, когда его уволят из армии. Если доживет.

    Ромул, впрочем, хорошо понимал, что душу ему бередит не одно лишь желание разделаться со службой и вернуться в Рим. Все эти месяцы, после боя со слоном, он не находил себе места: мысль о том, что он не только выжил в схватке с чудовищем, но и спас Сабина, день и ночь терзала душу, как ядовитый червь. Кто знает, может, Бренну удалось в Индии то, что совершил Ромул при Тапсе? Был бы здесь Тарквиний. Может, он прочел бы что-то по облакам или ветру, да где теперь сам Тарквиний?.. Юноша, не отваживавшийся на предсказания еще со времен Маргианы, вздохнул. Гаруспик давно погиб — значит, судьба Бренна так и останется неизвестной и Ромулу теперь всю жизнь мучиться сомнениями. А это еще горше, чем числить друга среди мертвых.

    Как всегда, мысль о гаруспике пробудила недоверие. Знал ли Тарквиний, что Бренну под силу одолеть боевого слона? Сколько бы они ни заговаривали о том случае, юноша ни разу не заподозрил, что Тарквиний мог что-то утаивать, но кто знает, что было у него на уме? В скрытности-то гаруспику не откажешь…

    Стоп, оборвал себя Ромул. Уж кого-кого, а Тарквиния обвинять в злонамеренности незачем. Тогда, в Александрии, по его лицу любой бы понял: гаруспик искренне не подозревал, что убийство Руфа Целия повлияет на чью-то жизнь. А при его вере в то, что каждый сам распоряжается собственной судьбой, Тарквиний и не стал бы удерживать Бренна от гибели. И теперь, хотя ощущение вины не утихало, Ромул верил в рок почти так же, как гаруспик.

    — Остия! — крикнул впередсмотрящий.

    Ромул отогнал тяжкие мысли.

    Он приближался к дому.

    * * *

    Взглянув на распластанную курицу с перерезанным горлом и на тщательно разложенные на земле внутренности, Фабиола потребовала:

    — Повтори!

    — Конечно, госпожа, — заюлил прорицатель, судорожно сглатывая слюну, так что на тощей шее задергался кадык. Сжались покатые плечи под грязным плащом, в правой руке мелькнул короткий ржавый нож. Указывая окровавленным острием на курицу, гадатель повторил: — Ты скоро выйдешь замуж. За высокого шатена. Кажется, он солдат. — Прорицатель незаметно бросил взгляд на Фабиолу, пытаясь определить, попал ли в цель, и улыбнулся. — А может, нобиль.

    — Лжец! — отрезала Фабиола. — Антоний на мне никогда не женится! За кого ты меня принимаешь? За легковерную дурочку?

    Вздрогнув, прорицатель вновь принялся выискивать истину в куриных потрохах, то и дело тыча в них грязным ногтем и отчаянно желая оказаться отсюда подальше, однако он понимал, что клиентка не отстанет, пока не услышит чего-нибудь, хоть отдаленно похожего на правду.

    Фабиола, яростно выдохнув, в нетерпении побарабанила пальцами по ручке кресла. И этого-то идиота ей наперебой превозносили клиенты Лупанария! Сюда, во внутренний двор, она вызвала предсказателя по единственной причине: чтобы никто не видел, как она пытается вызнать судьбу. С той ночи, когда погибла Доцилоза, жизнь девушки круто изменилась — и все благодаря одному-единственному человеку. При мысли о Марке Антонии ее всякий раз охватывал ужас. Зачем она только с ним связалась? Частые походы в митреум и в храм Юпитера не помогали, а идти в святилище Орка девушка опасалась из-за Сабины. Боги, как всегда изменчивые в своих прихотях, от нее отвернулись. Возможно, навсегда, горько напомнила себе Фабиола.

    Отповедь Брута, узнавшего о ее связи с Антонием, до сих пор жгла как огнем: «Шлюху не переделаешь». При этом Фабиола не отказалась от своего замысла: пока она жива, она будет мечтать об убийстве Цезаря, однако из-за разрыва с Брутом все планы завербовать сторонников пошли прахом. Клиентов, питающих ненависть к диктатору, в Лупанарии не видели: несмотря на снисходительную мягкость Цезаря к прежним врагам, страх преследования коренился в умах слишком глубоко. А теперь какой-то ловкач, мнящий себя прорицателем, улещивает ее лживыми обещаниями, в то время как Фабиоле отчаянно нужен способ вернуть Брута. Или новый влиятельный любовник, ненавидящий Цезаря. Однако от нынешнего гадания толку не добьешься.

    — Так что же? — бросила она.

    Прорицатель, дернувшись, метнул взгляд на девушку. До прихода в Лупанарий он навел справки, роман с Антонием и разрыв с Брутом не были для него тайной. И если брак с Антонием, предел мечтаний любой клиентки, Фабиолу не интересует, то что ей нужно?

    — К тебе вернется прежний любовник, — наобум заявил гадатель.

    Фабиола вздернула голову и смерила его ледяным взглядом.

    — Дальше, — приказала она.

    Ободренный малой победой, горе-пророк попытался взять лирический тон.

    — Вы помиритесь, все будет по-прежнему. Твой любовник еще больше возвысится в глазах Цезаря, жизнь станет безмятежной. Родятся дети…

    — Хватит! — оборвала его Фабиола. — Меня интересует будущее, а не твои попытки угадать мои желания.

    — Госпожа…

    — Шарлатан! — презрительно бросила Фабиола. — Вон отсюда!

    Кланяясь и расшаркиваясь, провидец шустро сгреб в кожаный мешок расчлененную курицу, явно предназначая ее себе на ужин, и отважился взглянуть на Фабиолу.

    — А плата?

    Девушка рассмеялась.

    — Бенигн!

    Великан привратник тут же показался на пороге с неизменной кованой дубиной в руках; на широком кожаном поясе ненавязчиво болтался кинжал.

    — Ты звала, госпожа?

    Глаза прорицателя заметались от страха, но деваться было некуда: Бенигн загораживал выход.

    — Выстави этого придурка.

    Привратник, шагнув вперед, крепко стиснул плечо жертвы.

    — Дернешься — покалечу, — рявкнул он. — Я предупредил.

    Гадатель кивнул, явно опасаясь за целость костей, и послушно засеменил вслед за Бенигном.

    Фабиола в задумчивости не сводила глаз с пятен крови на мощеном полу дворика. Пророчество, хоть и фальшивое, все же заставило задуматься: если Брут не станет участвовать в заговоре, то что толку в примирении? И если не поквитаться с Цезарем, то зачем ей семейное счастье? Отомстить за мать — главная цель.

    Погруженная в думы, девушка надолго затихла. Однако солнце уже ползло к западу, тени на полу дворика росли, вдруг заметно похолодало — и Фабиола наконец очнулась. Что проку себя жалеть, это ничего не изменит. Прорицание все же натолкнуло ее на нужную мысль: если окончательно порвать с Антонием, то, может, Брут вернется? Впрочем, надежду тут же сменил страх: кто знает, чего ждать от начальника конницы… Однако Фабиола решилась. Оставлять дело как есть — значит отказаться не просто от мести, а от смысла всей жизни. А Фабиоле, в конце концов, не привыкать к смертельному риску.

    В ней вновь затеплилась вера в успех.

    Нужно пойти на какой-нибудь из триумфов Цезаря и попытаться отыскать Брута. На людях он не станет затевать бурных сцен и, возможно, не устоит перед мольбами, так что она сумеет добиться примирения. Главное, чтобы не вмешался Антоний, он ведь тоже будет на триумфе. Тут оставалось лишь уповать на волю богов.

    Измученная тяжкими мыслями, Фабиола запретила себе рассуждать о дальнейшем. Лучше уж вообразить что-нибудь приятное. Вдруг на триумфе ей попадется легионер, знакомый с Ромулом? Фантазия ее развеселила, и Фабиола слегка воспрянула духом.

    * * *

    Тарквиний видел, как прорицателя выкинули за дверь. Перелетев через порог грудой хлама, тот ударился оземь с характерным стуком треснувших костей.

    Следом в дверном проеме показался ухмыляющийся привратник.

    — Не вздумай вернуться, — предостерег он.

    Подобрав замызганный мешок, горе-пророк похромал прочь.

    Тарквиний поморщился, чувствуя себя едва ли не таким же обманщиком. Его путешествие к родным местам, хоть и небесполезное, так и не принесло желанных откровений. Горькие думы, терзавшие его при воспоминании о родителях и учителе, слегка утихли, когда он перенес родительский прах в гробницу, достойную чистокровных этрусков, и наведался к погребальному кургану Олиния. Учитель принял насильственную смерть добровольно, и гаруспик, несмотря на неизбывную печаль, невольно уважал его выбор. В знакомой пещере Тарквиний нашел лишь мелкие обломки от некогда великолепной колесницы: должно быть, ее разбили легионеры, сопровождавшие Целия. Фрески с сюжетами из жизни этрусков тоже не сохранились, кроме одной, изображающей Харона: демона подземного царства чтили даже римляне. Такое варварство убедило гаруспика, что Этрурия окончательно канула в небытие и цивилизация его народа навечно потеряна для потомков. Он вдруг почувствовал безмерное одиночество — и вспомнил о Ромуле. И о цели своего путешествия.

    Выкопав бронзовую печень, он отнес ее в горы, надеясь заглянуть в будущее. Тщетно. Внутренности тучного ягненка, пойманного по пути, тоже ничего не открыли. В порыве отчаяния Тарквиний разразился бранью, обращаясь к грозовому небу и нескольким парившим в нем стервятникам, однако тут же, опомнившись, почувствовал себя последним глупцом. И лишь когда он успокоился, к нему пришло единственное за весь путь откровение.

    Гаруспик увидел себя в Риме, неподалеку маячила одинокая фигура Цезаря, над головой сгущались зловещие тучи. Затем он увидел Ромула и Фабиолу и окончательно уверился в том, что они дети Цезаря. В лицах обоих проступала печаль, встревожившая Тарквиния: близнецам грозит опасность? Неужели от Цезаря? Почему?.. И вдруг с неожиданной ясностью гаруспик осознал, что должен вернуться в Рим.

    Прежде чем распрощаться с Цецилием и латифундией, он зарыл бронзовую печень рядом с гладиусом Тарквина. Возьми он реликвии с собой, они будут слишком бросаться в глаза, а правитель вроде Цезаря дорого бы дал за право обладать таким оружием. Гаруспик надеялся, что в будущем сумеет передать кому-нибудь знание о том, где они скрыты. Уходя из родных мест на юг, он уже знал, что больше сюда не вернется.

    В Риме Тарквиний тут же наведался к Лупанарию — посмотреть, нет ли перемен. Зрелище вышвырнутого на улицу прорицателя вознаградило его сверх меры. Стало быть, Фабиола ищет знаний о будущем — и не ради забавы, ведь шарлатанским россказням она не поверила. Тарквиний вскочил на ноги и, поминутно забывая о принятой им роли уличного дурачка, устремился вслед прорицателю. Сочувственно пошептать на ухо, сунуть монету-другую — и он, возможно, узнает о сестре Ромула то, что ему нужно!

    Если уж боги отказываются помогать, придется добывать сведения самому.

    * * *

    Первый триумф Цезаря знаменовал победу над Галлией. Хотя ни Ромул, ни остальные легионеры Двадцать восьмого, набранные в особую центурию, не участвовали в галльской кампании, они обязаны были сопровождать диктатора в качестве почетной стражи. Подготовка ко всем четырем триумфам заняла несколько недель. Каждое утро вся особая центурия, семьдесят два ликтора и сотни солдат из разных легионов собирались на Марсовом поле — обширной равнине к северо-западу от Рима, где распорядитель празднеств часами заставлял их упражняться. Солдаты ворчали, однако никто не протестовал: в конце концов, жизнью они тут не рискуют, а Цезарю ведь нужно, чтобы триумф прошел четко и гладко.

    Ромулу и остальным не позволяли самостоятельно покидать загородный лагерь, кроме как по службе, так что пуститься на поиски Фабиолы или Гемелла ему не пришлось. Отчасти это даже утешало. Юноша слабо представлял себе, с чего начинать. В Риме ведь почти миллион жителей! Да и откуда ему знать, в столице ли сейчас Фабиола? А разорившийся Гемелл вряд ли живет в том же доме, где вырос Ромул. Теперь, когда мечта вернуться на родину наконец исполнилась, от такой беспомощности опускались руки. Правда, к радости Ромула, уставшего от вечных горьких мыслей, и чувство вины, преследующее его из-за Бренна, слегка притупилось.

    Бешеный ритм города тоже отвлекал от дум. Где бы ни появлялись Ромул с товарищами, их приветствовали как героев, дети не давали проходу и клянчили потрогать гладиус или щит, благодарные матроны норовили сунуть в руки фрукты, хлеб или чашу вина, старики призывали на легионеров благословение богов. Ромул, выросший в столице рабом, к такому не привык: рабов замечают лишь тогда, когда посылают с поручением или пинком отшвыривают с дороги. Чувствовать себя героем-завоевателем было в новинку, и после тяжких лет, полных лишений и опасности, он спешил насладиться благами мирной жизни.

    Триумфы Цезаря привлекли в Рим десятки тысяч крестьян, чьими палатками пестрели теперь даже мельчайшие уголки Рима, и диктатор, неподражаемый в своей щедрости, через день устраивал пиры для всех желающих — тысячи столов, установленных на форумах, ломились от яств и вина. В амфитеатре Помпея что ни день публике представляли то состязания атлетов, то колесничные гонки, то сражения; для охоты на диких зверей привезли сотни львов, поговаривали даже о морской битве, которую устроят на специально запруженном участке Тибра.

    Гладиаторские бои, что неудивительно, вызывали у Ромула двойственное чувство. С одной стороны, он люто ненавидел и ланист, посылающих людей умирать на арене, и зрительские толпы, жаждущие крови. С другой — его до сих пор грели воспоминания о дружбе с Бренном, зародившейся в лудусе, и о выигранных на арене боях. Мысли о гладиаторских зрелищах тревожили Ромула еще и тем, что, уйди он из армии, нужно будет зарабатывать на жизнь, а он умеет лишь сражаться: гладиатором на арене или солдатом в армии. От круговорота дум чуть не лопалась голова, и хлопоты о заработке, как и поиск Фабиолы, Ромул предпочел отложить на потом.

    Первый триумф запомнился Ромулу надолго. На рассвете процессия выстроилась на Марсовом поле: предваряемый семьюдесятью двумя ликторами — по двадцать четыре на каждый срок диктаторства, — Цезарь ехал на великолепной четвероконной колеснице, одетый в белую тогу с пурпурной каймой. Лицо его было выкрашено в красный — цвет победы, над головой раб держал лавровый венок. При виде Цезаря, великого полководца-победителя, легионеры вместе с Ромулом довели себя до хрипоты, выкрикивая приветствия, и остановились лишь после вмешательства распорядителя.

    Особая центурия под одобрительным взглядом Цезаря прошагала вперед; начищенные шлемы, кольчуги и умбоны щитов блестели как золотые. За почетной стражей маршировали ветераны галльской кампании, прошедшие с Цезарем от Альп до северного моря и выигравшие десятки опаснейших битв — отборные солдаты Пятого, Десятого, Тринадцатого и Четырнадцатого легионов, любившие Цезаря как отца и готовые идти за ним хоть в Гадес.

    За ними следовали невольники — двести галлов, выбранные из сотен тысяч захваченных в плен. Впереди, закованный по рукам и ногам в тяжелые кандалы, шел Верцингеторикс — доблестный вождь, возглавлявший борьбу галлов против римлян. После шести лет плена от него осталась лишь тень: косматый, обросший бородой, он ничем не напоминал прежнего мужественного воина, в потухших глазах читалось лишь безмерное страдание. Вслед за пленными тянулись повозки с добычей — мечи, топоры и щиты покоренных галльских племен, а также золото, серебро и прочие ценности. На отдельных повозках были укреплены картины, изображающие подвиги Цезаря, и плакаты с сухим перечнем заслуг: число убитых врагов, количество выигранных битв, размер завоеванных для Рима территорий.

    Цезарь, наслаждаясь восторгом толпы, ехал позади.

    Однако величественное зрелище едва не нарушилось в самом начале: на въезде в город у колесницы Цезаря переломилась ось. В толпе раздались суеверные возгласы, однако диктатор, сохраняя полнейшее хладнокровие, тут же швырнул по большому кошелю ближайшим зрителям и велел привести запасную колесницу. Ромул с товарищами только посмеялись над тем, как легко толпа забыла о дурной примете. Их собственная тревога улеглась лишь при виде смирения Цезаря, когда в конце триумфального марша полководец прибыл к храму Юпитера на Капитолийском холме. Чтобы отвратить от себя злосчастье и неудачу, Цезарь преодолел храмовые ступеньки на коленях, под ликующие возгласы солдат. После того как он совершил обряды, видные сенаторы и высокопоставленные нобили выступили вперед, осыпая диктатора хвалебными речами, превозносящими его невиданные заслуги при покорении Галлии. Последним приношением в честь главного бога государства стала ритуальная казнь Верцингеторикса.

    Жаждавшая крови толпа взвыла от восторга, у Ромула же сжалось сердце: в его представлении воин достоин более благородной смерти, чем простое удушение. Глаза галльского вождя, полные ужаса, и багровое лицо с распухшим языком еще долго не шли у юноши из головы, и в попытке забыть виденную казнь Ромул напился до бесчувствия. Они с Сабином, как и остальные легионеры почетной стражи, в полной мере воспользовались щедростью Цезаря и засели в том углу овощного форума, где для них, восьмидесяти легионеров, были приготовлены два десятка столов с мясом, хлебом, оливками и вином. Хоть и разбавленное по римскому обычаю, вино в таких количествах немилосердно ударяло в голову, и солдаты вместе с Ромулом, окончательно почувствовав себя дома, совершенно расслабились и принялись рвать мясо зубами, прихлебывая вино прямо из кувшинов.

    Угощение состояло не только из еды и выпивки: римские женщины слетелись на героев Цезаря как фурии, предлагая, а то и навязывая себя доблестным солдатам, завоевавшим Риму великую славу. Ошалевший от вина Ромул, утащив какую-то смазливую девицу в проулок, накинулся на нее, жадно упиваясь ее телом; его товарищи церемонились гораздо меньше: женщин раскладывали прямо на столе, под одобрительные крики товарищей. Лишь к концу ночи обессиленные легионеры один за другим уснули, кто где рухнул — среди нагромождения битых чаш, объедков и пролитого вина.

    На следующее утро вся почетная стража проснулась с головной болью, и дежурный центурион — бывалый ветеран Десятого — оставил легионеров в покое: в таких случаях на воинскую дисциплину смотрели сквозь пальцы. Слава богам, что следующий триумф не сегодня, благодарно подумал Ромул. Взгляд его едва фокусировался, желудок принимал не больше глотка воды. Юноша уже перестал считать, сколько раз его рвало. Бессильно распластавшись на скамье, он проклинал каждую чашу выпитого вчера вина.

    — Радуйся! — хлопнул его по плечу Сабин, страдающий не меньше.

    — Чему? — простонал Ромул.

    — Триумфов осталось только три! Зато жратвы и выпивки вдоволь, и биться ни с кем не надо.

    Ромул поморщился, отчаянно желая, чтобы все празднества уже закончились.

    — И баб сколько хочешь! — ткнул его кулаком Сабин. — Видел я вчера, как ты улизнул с той красоткой.

    Вчерашняя смуглая девушка, ровесница Ромула, тут же всплыла в памяти, и юноша ухмыльнулся. Долгие годы войны оставляли не так уж много времени на забавы плоти, тем более что Ромул, памятуя историю матери, никогда никого не насиловал. При таком голоде вожделение походило на яростного зверя, рвущегося с цепи, — и кто знает, скольким еще горячим красоткам он приглянется в дни празднований. Такую возможность грех упускать.

    Ромул, преодолевая боль, с усилием поднял голову.

    — Вино еще осталось?

    — Вот это мужик! — просиял Сабин. — Да тебя ничто не берет!

    * * *

    Тремя днями позже, на рассвете, Фабиола в сопровождении Бенигна и трех рабов отправилась на Капитолий. Сцеволы с подручными, как она и рассчитывала, поблизости не было. Они появлялись у Лупанария лишь к полудню, как и посетители. Смешавшись с толпой, девушка облегченно вздохнула: ее никто не заметил, фугитиварий даже не будет знать, что она вышла в город. Правда, обратно проскользнуть будет не так просто, но с этим можно повременить и дотемна: главное сейчас — встретиться с Брутом и вернуть его расположение.

    Фабиола намеренно пропустила первый, галльский триумф: Брут, герой многих битв, наверняка участвовал в процессии и не смог бы поговорить с Фабиолой, даже если бы хотел. Поэтому из триумфов девушка выбрала второй — в честь победы Цезаря над четырнадцатилетним египетским царем Птолемеем. Часть египетских событий Фабиола видела воочию: она прибыла в Александрию сразу после убийства Помпея, совершенного по приказу царских приближенных. Их попытки добиться благосклонности Цезаря с треском провалились: диктатор немедля захватил власть в свои руки. Фабиола, при всем презрении к Цезарю, не могла не отдать ему должного: успех вышел ошеломляющий — ведь она еще помнила, как жестоко теснили египтяне римских легионеров тогда, в александрийской гавани. «Юпитер, сохрани Ромула!» — прошептала она, вспомнив кровавые истории, ходившие по Риму вскоре после ее возвращения. В ту ночь погибли семьсот легионеров, среди которых с легкостью мог оказаться ее брат-близнец. Она так и не сумела отыскать Ромула, сколько ни пыталась, и теперь уповала лишь на богов — может, они еще приведут ее брата в Рим. Найти Гемелла она тоже не смогла, так что убийство Цезаря оставалось пока ее единственной целью.

    Присоединение Египта, ценного аграрного ресурса, принесло Цезарю невиданную славу, и в день триумфа улицы кишели толпами зрителей. Фабиола успела вовремя попасть на Капитолий лишь благодаря Бенигну и рабам. Караульные легионеры, поставленные охранять от зевак подступы к храму, остались неравнодушны к ее чарующим улыбкам, льстивым речам и серебряным монетам, и вскоре Фабиола уже ступила на площадь перед святилищем, непривычно тихую без обычной толпы разносчиков, торговцев безделушками, прорицателей и уличных девок. Римские сенаторы и сановники, прибывая на место, почтительно склонялись перед огромной статуей Юпитера у входа в храм, крытый золотой крышей. По древней традиции тело бога покрыли свежей бычьей кровью, отчего Юпитер обрел еще более царственный вид, и Фабиола поспешила пробормотать молитву. Примерно зная, где будет стоять Брут, она выбрала место поблизости. Старшие военачальники уже прибыли и теперь, ожидая начала церемонии, смеялись и перешучивались с непринужденностью старых друзей, годами сражавшихся плечом к плечу.

    Среди них попадались знакомые лица. За годы скитаний с Брутом Фабиола повидала немало командиров, и теперь она поспешила накинуть капюшон, чтобы ее не узнали. Весть об их разрыве уже облетела весь Рим, и девушке не хотелось, чтобы Бруту шепнули о ней раньше времени. Впрочем, волновалась она напрасно: военачальники были слишком увлечены происходящим. Цезарь уже ехал по Риму, среди толп то и дело сновали гонцы с вестями о продвижении триумфальной процессии, и, хотя до его прибытия оставалось еще часа два, все глаза были прикованы к дороге.

    Фабиолу вдруг начало одолевать беспокойство: а нужно ли ей было приходить? Тревога лишь усилилась с приездом Антония. Начальник конницы, верный себе, явился в своей знаменитой британской колеснице и не спеша оглядывал толпу, пока ликторы освобождали ему место у нижних ступеней храма. Дрожа от страха, Фабиола отвернулась и попробовала унять бешено бьющееся сердце. Когда она вновь подняла взгляд, Антоний, как и следовало ожидать, перешучивался с караульными легионерами, и ее отвращение лишь усилилось: начальника конницы, беспощадного и жестокого по отношению к Фабиоле, боготворила вся армия и против него девушка была бессильна.

    Незаметно пролетел еще час. Брут по-прежнему не появлялся, надежда Фабиолы таяла на глазах. Отвлекшись на Бенигна, который влез с вопросами об охране Лупанария, она заметила Брута лишь тогда, когда тот уже смешался с остальными военными. При виде любовника — не столько красивого, сколько обаятельного — сердце Фабиолы дрогнуло: в церемониальном наряде он был неотразим. В ответ на чьи-то слова Брут улыбнулся, затем рассмеялся, отчего Фабиола только больше затосковала: когда-то его улыбка предназначалась и ей. Может, он ей ценен не только ради заговора? Может, зря она не порвала с Антонием?..

    — Подожди здесь, — бросила она Бенигну, который в ответ разразился негодующими возгласами. Однако девушка уже проталкивалась сквозь толпу.

    Антония, к счастью, поблизости не было. Добравшись до места, где стояли военные, Фабиола замедлила шаг — и вдруг какой-то темноволосый трибун, обернувшись к собеседнику, увидел Фабиолу и замер с раскрытым ртом. Когда-то, богатым юношей, он часто и с удовольствием наведывался в Лупанарий; их встречи прекратились лишь тогда, когда Брут выкупил ее на свободу.

    Фабиола мысленно выругалась. Этот идиот может все испортить! Смерив его испепеляющим взглядом, девушка скользнула к Бруту, который не сразу ее заметил, и оглянулась на трибуна, который, к счастью, не пытался за ней увязаться. Трепеща от робости, она тронула Брута за плечо. Тот не почувствовал.

    — Брут! — Она сжала плечо сильнее.

    Узнав ее голос, любовник резко обернулся, на лице его смешались удивление и гнев.

    — Что ты здесь делаешь? — спросил он, понизив голос. — Охотишься за Антонием?

    — Нет…

    — А может, за Цезарем? — подозрительно сощурился Брут. — Он о тебе спрашивал. Интересовался, где ты. С чего бы вдруг?

    — Не знаю, — в отчаянии выдавила Фабиола. Лучше бы она раньше призналась, что Цезарь пытался ее изнасиловать три года назад! Если рассказать сейчас, Брут не поверит. — Можно с тобой поговорить?

    — Здесь? — хохотнул Брут. — Сейчас?

    Фабиола легко коснулась его руки.

    — Любимый, прошу тебя! Совсем недолго.

    Кивнув, Брут повел ее к задним рядам. Попавшийся на пути темноволосый трибун проводил их ошеломленным взглядом.

    На небольшом пространстве почти у самой вершины Капитолия, откуда открывался вид на простершийся внизу Рим, они остановились.

    — Мне так тебя не хватает! — начала Фабиола. Брут не ответил, однако она видела, что он тоже по ней скучал, и в душе ее затеплилась надежда. — Я зря связалась с Антонием. Он жестокий. Он меня… — Вспомнив все оскорбления Антония, она вдруг всхлипнула, и искренность, неожиданная для нее самой, поразила Брута. Он схватился за меч.

    — Что он себе позволяет?

    — Все, что захочу! — прогремел рядом знакомый голос. — И она этому только радуется!

    Побледнев, Фабиола обернулась. Ухмыляющийся Антоний стоял в двух шагах позади. Его сопровождал не кто иной, как Сцевола, в глубоко посаженных глазках которого играло откровенное злорадство. Девушка в ужасе шагнула ближе к Бруту.

    — Что ты сказал? — переспросил тот с откровенной неприязнью.

    — Ты слышал, — ледяным тоном отозвался начальник конницы. — Она изобретательна: то позы предлагает, то партнеров.

    Брут, не терпящий оргий, содрогнулся.

    — Мужчины ли, женщины — ей все мало, — продолжал Антоний, явно наслаждаясь эффектом. — Вот только гладиаторы мне показались уж слишком.

    — Нет! — крикнула Фабиола, заглядывая в глаза Бруту. — Он врет!

    Антоний захохотал.

    — Врать про такую шлюху, как ты? Зачем бы мне стараться?

    Брут поморщился. Фабиола поняла, что он ей не верит.

    Громко взревели трубы, возвещающие скорое прибытие Цезаря, и Брут переменился в лице.

    — Мне нужно идти, — пробормотал он, поворачиваясь обратно к храму.

    — Я тебя еще увижу? — протянув руки, моляще воскликнула Фабиола.

    Губы Брута презрительно дернулись.

    — После всего, что я слышал? Вряд ли.

    Не добавив ни слова, он зашагал прочь.

    Фабиолу захлестнуло беспросветное отчаяние. Убей ее Сцевола на месте, она бы и слова не сказала. Однако легкого избавления ждать не приходилось. Стоило Бруту скрыться с глаз, как Антоний шагнул вперед и погладил пальцами ее шею.

    — Я тебе надоел?

    Фабиола перевела взгляд на радостно ухмыляющегося Сцеволу и вдруг, несмотря на испуг, рассвирепела.

    — Слабо сказано! — выпалила она. — Я тебя ненавижу! Попробуй меня тронь — и я…

    Остальные слова потерялись в звуках фанфар.

    — Жаль. С тобой было славно. Ну что ж, все хорошее когда-то проходит. — Глаза Антония блеснули, как у змеи, готовой ужалить. — Разделаться бы с тобой прямо сейчас, да вот Цезарь не поймет, почему вдруг я его не встречаю. — Смерив Фабиолу неприязненным взглядом, он шагнул назад. — А тобой займется Сцевола. Теперь его очередь.

    Фугитиварий подался к Фабиоле, нащупывая на поясе меч.

    — Прямо сейчас; — жадно спросил он.

    — Не здесь, идиот, — бросил Антоний. — Пол-Рима смотрит. Позже.

    Сцевола покорно отступил, и девушка поспешила нырнуть в толпу.

    То, что ей дали уйти, пугало больше всего.


    Глава XX
    ПОИСКИ

    — Точно не пойдешь? — переспросил Сабин, тряхнув кошелем. — Денег теперь вдоволь, есть что тратить!

    Остальные легионеры заухмылялись. В последний день празднеств Цезарь выдал каждому пехотинцу небывалую сумму в пять тысяч денариев, и даже бедняки получили от щедрот диктатора пшеницу, оливковое масло и по сотне денариев каждый. Награда, полученная легионерами, превосходила их заработок за все годы службы и щедро окупала безоглядную преданность вождю — лишения и смертельный риск теперь казались давними и ничтожными. Вчера, после завершающего триумфа, легионерам объявили недельный отдых, и им не терпелось промотать часть новообретенных сокровищ.

    Особая центурия помимо прочего удостоилась неожиданного подарка: всех членов почетной стражи уволили из армии и отпустили по домам — в благодарность за неоценимое содействие, как объявил им Цезарь. Немудрено, что легионеры центурии радовались больше других и с самого утра засобирались в город, жаждая вина, женщин и веселья. Ромула с ними не тянуло: ему хотелось отдохнуть от маршировки, славословий и излишеств последних дней. Увольнение из армии значило, что времени у него теперь вдоволь, поэтому настала пора заняться поисками Фабиолы и, если повезет, Гемелла.

    — Ну так что? — поторопил его оптион Двадцать восьмого. — Решай!

    Остальные нетерпеливо закивали. Отряд уже дошел от Марсова поля до первого городского перекрестка. Впереди лежал Римский Форум, две улицы по бокам вели к Капитолийскому и Виминальскому холмам. Воздух был насыщен запахами жареных колбас и чеснока, хозяева таверн зазывали прохожих в свои заведения, уличные девки с подведенными углем глазами маячили перед узкими порталами, ведущими в тесные инсулы. При стольких соблазнах легионеры не собирались терять время.

    Ромул помотал головой.

    — У меня дело.

    — Да ладно тебе, — подтолкнул его Сабин. — До завтра подождет.

    — Нет.

    — Что за тайны?

    — Потом расскажу, — бросил Ромул, машинально ощупывая кинжал на поясе. Вместе с грубой туникой и особой солдатской стрижкой кинжал безошибочно указывал на то, что его владелец состоит на военной службе.

    — Помощь нужна? — посерьезнел Сабин, от которого не укрылся жест Ромула.

    — Нет, спасибо, — улыбнулся юноша.

    — Ну, как хочешь. — Сабин, не рискуя упускать из виду компанию, двинулся вслед за остальными. — Если что, ищи нас где обычно, в большой таверне у Мясного форума.

    Махнув на прощание рукой, Ромул задумался, с чего начать поиски Фабиолы. Может, александрийская встреча даст хоть какой-то след? Фабиола тогда была хорошо одета, а уж попасть в гавань могла лишь с кем-то из главных военачальников. Там, в Александрии, Ромул даже заподозрил, не любовница ли она Цезаря, однако с тех пор успел узнать, что главнокомандующий, в отличие от других полководцев, не брал женщин в военные походы. Значит, на выбор Ромулу оставалась изрядная толпа военачальников, многие из которых живут не в столице. А хоть и в столице — как среди всех отыскать Фабиолу? Ему, простому солдату, ходить и расспрашивать о любовницах высокопоставленных военных? Неминуемо нарвешься на порку, а то и хуже… У Ромула едва не опустились руки от бессилия, однако он приказал себе не раскисать и на миг остановился, чтобы не угодить в толпу: празднества по окончании триумфов еще продолжались, и развлечений жаждали не только легионеры. В мозгу вдруг всплыл публичный дом, рядом с которым случилась драка. Как он назывался? Ромул напряг память. Точно, Лупанарий!

    При мысли, что Фабиола до сих пор там служит, Ромула передернуло. Правда, Тарквиний сказал, что из публичного дома она ушла, но другого места, откуда можно начать поиски, Ромул не знал. Он поймал за руку шустрого уличного мальчишку.

    — Где тут Лупанарий?

    Грязный оборванец ахнул от неожиданности, однако тут же вывернулся.

    — Зачем так далеко, господин? — Он указал на ближайшую дверь, у которой стояла полуодетая девица лет шестнадцати, то и дело оправляющая одежду в попытках выглядеть пособлазнительнее. — Моя сестра. Никакой заразы, всего десять сестерциев. Если не нравится — в доме есть другие.

    Ромул вгляделся. За девицей в темном проходе маячил старик в ветхой накидке, который при виде Ромула что-то шепнул девице на ухо, и та, опустив верх туники, принялась сладострастно оглаживать полуразвитые груди. Ромула чуть не стошнило: по крайней мере, те шлюхи, с которыми он спал в последние несколько дней, вешались на него добровольно.

    — Мне нужен Лупанарий, — бросил он, отходя.

    Темноголовый мальчишка зашагал рядом с ним, старательно показывая хозяину, что выполняет долг, как только может. Стоило им отойти подальше, как Ромул достал сестерций.

    — Ну так что насчет Лупанария?

    Оборванец просиял: зазывая клиентов к хозяйским девицам, серебряной монеты не заработаешь.

    — Вон там проулок, — радостно выпалил он. — Второй поворот направо, потом сразу налево.

    Ромул, бросив ему монету, двинулся дальше, отмахнувшись от мальчишки, который пытался навязаться с подробностями. В конце концов оборванец пожал плечами, сунул сестерций за пояс и исчез. Направление он, правда, указал верное, и вскоре Ромул уже подходил к улочке, на которой выделялась массивная арка с раскрашенными каменными фаллосами по обе стороны от входа. У дверей маячили несколько стражников с мечами и дубинами. Их вид вызвал в памяти давнюю картину. Ромул от неожиданности даже остановился. Нахлынули воспоминания. Вот они с Бренном удирают из таверны, вот галл предлагает ему деньги на девицу из Лупанария… Вот спор с рыжим нобилем, из-за которого и вспыхнула драка… Внезапное решение бежать, крики «убийство!» за спиной… «Боги, — подумал Ромул, — у меня ведь теперь другая жизнь! Новая, лучшая».

    Его вдруг охватило смиренное спокойствие, которому он раньше не смел поддаваться. Он в Риме. Он больше не раб… Злость на Тарквиния куда-то улетучилась, давняя вина за судьбу Бренна тоже истаяла на глазах. Галл сам выбрал судьбу, и не Ромулу было становиться на его пути.

    Юноша шагнул к Лупанарию. Фабиолы здесь наверняка уже нет, но вдруг кто-то знает, где ее найти. Интересно, она все такая же? Как она его встретит? Погруженный в раздумья, да еще медленно соображающий после десяти дней пьянства, он даже не заметил отряда небритых громил, шагающих впереди.

    Зато их увидели стражники Лупанария.

    — Гляди в оба, ребята! — крикнул бритоголовый великан с золотыми браслетами на запястьях. — Начинается!

    Услыхав знакомый звук вынимаемых из ножен гладиусов, Ромул поднял голову. Громилы неслись к Лупанарию с топорами, дубинами и мечами на изготовку, стражники даже не думали отступать: выхватив оружие, они встали у входа полукругом. Ромул с колотящимся сердцем кинулся назад, в проулок. Пусть бьются, если надо: он к этому непричастен. Кроме того, с собой у него только кинжал. Лишь отбежав на безопасное расстояние, он оглянулся: в привычной для римских улочек полутьме клубился буйный комок фигур; судя по крикам и воплям, кого-то калечили, а то и убивали.

    — Лучше бы трахнул мою сестру, — раздался за спиной писклявый голос. — Уже получил бы свое и пировал с друзьями.

    Тощий оборванец стоял рядом и невозмутимо грыз яблоко. Самодовольная мина говорила сама за себя.

    — Ты знал, что здесь будет драка? — грозно спросил Ромул. — Почему молчал? Гадес тебя побери, меня же могли убить!

    — Я не молчал! — испуганно отперся тот. — Это ты не слушал!

    Ромул и вправду вспомнил, что оборванец предлагал рассказать подробности, и остыл. Не избивать же тощего юнца, который ничего ему не должен.

    — И то верно, — буркнул он, вновь оборачиваясь к Лупанарию. — Так что там происходит?

    Молчание. Опустив глаза, Ромул увидел протянутую ладонь.

    — В Риме все за плату, господин, — ухмыльнулся мальчишка.

    Ромул кинул ему еще сестерций.

    — У соседнего публичного дома война с Лупанарием, — немедленно отчеканил оборванец. — Народу сгинуло — ужас! Не первый месяц уже. Правда, в последнее время притихли. Ну, до сегодняшнего дня.

    — Из-за чего?

    — Не знаю, — пожал плечами мальчишка. — Может, все-таки возьмешь мою сестру?

    — Нет, — отрезал Ромул. Если поиски закончились, не успев начаться, то куда еще идти? В голову ничего не лезло, и он решил вернуться к Сабину и остальным. А в Лупанарий можно наведаться утром. — Мне надо выпить, — пробормотал он.

    — Тут рядом лучшая таверна в Риме, — заявил оборванец. — Проводить?

    Ромул улыбнулся: мальчишка ему нравился. Вместо одежды лохмотья, ест явно не досыта, зато находчивости не занимать.

    — Нет. А чем шляться за мной без дела, лучше покажи короткую дорогу до Мясного форума.

    — Запросто! Два сестерция.

    Ромул усмехнулся.

    — А ты ловкач. Только не зарывайся. Я тебе и так заплатил впятеро.

    Мальчишка серьезно кивнул.

    — Один сестерций, — согласился он и протянул ладонь.

    — Получишь, когда придем.

    Рассмеявшись, они ударили по рукам. Мальчишка тут же припустил вперед, ведя Ромула по извилистым проулкам, соединяющим Капитолий с Палатином. За время празднеств Ромул успел повидать только главные улицы, по которым шли триумфальные процессии, и тем горше было сейчас петлять по узким грязным улочкам, похожим на те, среди которых он вырос. Трех-, четырехэтажные дома, теснящиеся по обе стороны незамощенной дороги, загораживали свет, оставляя наверху лишь тонкую полоску неба; открытые лавчонки торговали хлебом, вином и овощами, выставляя товар чуть ли не на середину улицы, рядом работали горшечники, кузнецы, плотники и брадобреи, теснились бок о бок таверны, публичные дома и меняльные лавки с неизменным нищим у порога — прокаженным или калекой. Ставни на окнах верхних этажей скрывали внутренность наемных комнат, в которых ютилось большинство горожан.

    Улочки, хоть и незнакомые Ромулу, как две капли воды походили на те, по которым он бегал с поручениями, когда служил у Гемелла. Интересно, где теперь его бывший хозяин? Идти в прежний дом нет смысла, но нужно же откуда-то начать. Сейчас, правда, Ромула уже больше тянуло к Сабину и товарищам по центурии.

    Вдруг сбоку между зданиями открылся просвет. Юноша почему-то задержался и бросил взгляд в открывшийся проулок. Стиснутый между заброшенными домами, в полусотне шагов высился храм, которого Ромул прежде не видел.

    Мальчишка, успевший его обогнать, тут же подбежал, неслышно ступая по земле босыми ногами.

    — Почти пришли, господин, — потянул он Ромула за рукав. — Нам не сюда.

    — Что это за храм? Какого божества?

    Мальчишка боязливо передернул плечами.

    — Орка.

    Владыка преисподней… Ромул улыбнулся. Вот кто поможет найти Гемелла! Заглянуть в храм, принести жертву — много времени не займет.

    Мальчишка еле успел опомниться, как Ромул уже шагал к святилищу.

    — Господин! А как же таверна?

    — Я быстро, — бросил через плечо Ромул. — Подожди здесь.

    Оборванец мрачно подчинился: как ни пугал его заляпанный каменный алтарь перед храмом, он не собирался упускать свой сестерций.

    Ромул поднялся по ступеням к главному входу, минуя обычное сборище прорицателей, разносчиков еды и торговцев украшениями, и купил тяжелую сви