Оглавление

  • Эпилог

    Звезда в руке и шило в ... (fb2)


    Сергей Вишневский
    Звезда в руке и шило в…

    Уже кое — где упоминалось, но тем не менее. Напомню еще раз. Все по традиции…

    Все как всегда! Орфографии нет, пунктуации нет, стилистики нет. Больной мозг автора есть!

    В связи с участившимися случаями неуместного смеха просьба на работе и дома ночью не читать! Разбудите или спалитесь! Берегите родных и работу!

    Не вычитано, не правлено.

    «Наверное это стоит назвать предисловием» — Мыслил в слух Автор. Он взглянул на литровую кружку, наполненную давно остывшим кофе, и вознеся руки к потолку громогласно произнес:

    Сей день, и сей час, официально объявляю сей абзац, приведённый ниже, ПРЕДИСЛОВИЕ! … Аминь…

    «Что‑то опять многовато запятых…» — Снова бормочет автор себе под нос, почесывая немытую шевелюру.

    Это самое безумное, обезбашенное, увлекательное, самое интересное и при этом самое обычное приключение в моей жизни. Это было приключение выдуманных друзей в выдуманном мире, который был ограничен лишь просторами моей фантазии и размерами моей черепной коробки. Как бы мне не хотелось прощаться с этими друзьями, но… Любая история должна иметь начало и конец. Вот, собственно и конец этой истории.

    Я надеюсь, что не смотря на весь бред и безумие, он вам понравиться.

    Таблеткин

    Капсула с шипением открылась, и в глаза Таблеткину ударил яркий свет. Ненадолго зажмурившись, он открыл глаза. Перед ним был белый потолок их комнаты. Он уставился в одну точку и глубоко дышал, не обращая внимания на звук голоса жены.

    — Дорогой… Дорогоооой!.. Аккрун!.. — Над ним нависла тень. Делать ничего не хотелось. Хотелось просто лежать, и рассматривать белый потолок…

    — Аккрун! Я сейчас… — Тень куда‑то скрылась, но через секунду вернулась, ткнув чем‑то в плечо. Короткое мгновение боли и… мир не такое уж дерьмо.

    — Аккрун… Все так плохо? — Супруга приподняла за голову Таблеткина и положила ее себе на колени, усевшись прямо в капсулу.

    — Паршивее некуда…

    — Как все прошло?

    — Как?… Больно. Очень больно… Но ты молодец… Ты подменила обезболивающие препараты в капсуле на военные транквилизаторы? — Супруга медицинского техника улыбнулась и кивнула. Таблеткин сглотнул и еле шевеля языком произнес. — То‑то я думаю, меня так накрыло… ЛегОлас рассказал Мотодору, что умирает. 3 недели как у него отказала печень и около часа назад отказали почки…

    — Это ведь еще не конец? Он в таком состоянии еще несколько месяцев болтаться может… Ладно, несколько, это громко сказано, но месяц — два у него есть точно… — Она начала гладить его по голове, перебирая не сильно длинные космы.

    — Мотодор ушел…

    — Он не сможет уйти. Он из игры ушел?

    — Нет. Он просто развернулся и ушел… Наорал на ЛегОласа и меня, разбуянился и ушел.

    — Не волнуйся. Он вернется! В первый раз его понесло что ли? Вот спустит пар, отойдет и вернется!..

    — Мы ни разу так сильно не сорились… Вдруг не вернется?

    — Даже если он не вернется, то справимся сами! Я на рерол пойду и создам танка, вы с ЛегОласом меня паровозить будете, а я уж не подведу! Я знаешь, какая терпеливая? Ух!

    — Глупая ты дурочка… — Таблеткин улыбнулся предложению супруги. — Мотя… Он был стержнем, который нашу команду держал. Он особенный…

    — Ну и что? А я, по — твоему, не особенная? Я вот могу иголку в палец воткнуть и терпеть!

    — А если кислотой на лицо плеснуть, ты, несмотря на это сможешь противника добить? — Супруга сразу как‑то сникла. — Вот и я про то же. Тут особый характер нужен… — Немного помолчав, он решил сменить тему. — Деньги пришли?

    — Да! 3 миллиона 333 тысячи и 334 полновесных империала… Даже если ничего не выйдет, то у нас все получится. Мы ведь решили, что отправимся на Марс.

    — Я закончу!.. Сначала я закончу это дело… Слушай, а у нас есть доставка из ресторана?… Я мясо хочу кусок. Настоящего…

    — Ты с ума сошел? Оно 450 империалов стоит!

    — Я только, что 3 миллиона заработал… Можно хотя бы это отпраздновать? Куском хорошо прожаренного на углях мяса…

    * * *

    Локация Берег реки Ракш.

    Довольно симпатичный лес умиротворял. Негусто стоящие деревья создавали иллюзию простора, но в тоже время не создавали ощущения пустоты. Земля была услана белым мхом и от этого березы и осины выглядели необычайно красиво.

    Откуда‑то с востока послышался треск. Цепляя ветки рогами, брел Мотодор.

    Он брел по подлеску с отсутствующим взглядом. Он все так же волочил за собой ежа, оставляя глубокие рытвины и взрывая мох. Уже несколько часов он бессмысленно брел, куда глаза глядят. Он и брел бы так дальше, но его путь преградил небольшой обрыв с метр высотой и река, резко начинающаяся сразу за ним.

    Тауран поднял глаза и посмотрел на реку. Спустя минуту он уселся на обрыв и спустил ноги, которые почти доставали до воды. Не известно, сколько он так просидел, разглядывая водную гладь, пока рядом не прозвучал голос.

    — Не помешаю?

    Мотодор не ответил и даже не повернул голову. Не молодой мужчина, в серо — зеленом плаще сел рядом с ним и достал обычную бамбуковую удочку из двух колен. Он насадил приманку и закинул поплавок. Течение сносило поплавок под Мотины глаза, и он начал фокусировать на нем взгляд. Вот поплавок дернулся, затем еще раз и ушел под воду.

    — Иди сюда! — Воскликнул незнакомец и вытащил рыбешку размером с пол ладони Таурана. Он улыбнулся и снял рыбу с крючка, после чего положил ее в ведро, наполненное водой, которое принес с собой.

    — Ты НПС? — Спросил нахмурившийся Мотодор. Он не увидел ника над головой.

    — Сам такой! Я настоящий! Просто у меня функционал порезанный. Я чистый социал в полном погружении. Атаковать никого не могу, но и меня не могут.

    — Ты, что в игру порыбачить пришел?

    — Ну, можно и так сказать. А что?

    — Да нет. Ничего.

    — А ты что здесь делаешь?

    — Не знаю…

    — У меня еще одна удочка есть. Ловить будешь?

    Мотодор неопределенно пожал плечами, но незнакомец расценил это по своему. Он покопался в инвентаре и достал еще одну бамбуковую удочку. Точную копию своей.

    — Держи. Вот банка с приманкой. Справишься?

    — Не, я не могу мелкими предметами пользоваться. Расовое ограничение. — Мотя показал незнакомцу свои огромные лапы. Тот хмыкнул и насадил на вторую удочку приманку, отдав таурану.

    — И как ловить?

    — Приманку забрось в воду и жди. Как поплавок под воду уйдет, вытягивай.

    Мотодор последовал совету, и на водной глади вскоре оказалось два поплавка. Они сидели около получаса, изредка подсекая поклевки. Пока ни одному из них не получалось поймать вторую рыбину.

    — Чего нос повесил? Случилось что? — спросил Незнакомец.

    — Может и так. Что с того?

    — Ну, думаю послушать нытье такого великана всяко веселее, чем просто так пялиться на поплавок. Не клюет ведь.

    — Нытье… Не понимаю я просто…

    — Чего не понимаешь?

    — Друг у меня тут есть. Настоящий друг. А он реальности то не видал. Инвалид детства он. И теперь вот решил тут помереть, а он ведь даже реальности не видел, а уже помирать торопиться…

    — Хм. Трудно дать тебе совет. Может расскажешь, как вы с ним познакомились?

    — Да чего там рассказывать? Я тогда плотником в городе работал. У хромого Дейва. Знаешь такого?…

    Они продолжали сидеть на краю и периодически подсекать поклевки. Все время Мотодор рассказывал похождения их команды. Периодически незнакомец смеялся, иногда хмурился, а на рассказе с уходом из жизни Родерига прослезился.

    — И тогда он мне и сказал, что тот меч для себя берег. Хотел им королеву некромантов прирезать, да подсказал ему кто‑то за деньги, что не возьмёт этот меч ее. Мол, пробовали уже… а потом… я не помню, как сюда пришел.

    Незнакомец в плаще хмуро молчал минут пять, глядя на поплавок, а после задумчиво произнес.

    — Некрасиво он, конечно, поступил, но в чем проблема? В том, что он не захотел умирать в реальности? Посмотри на меня! Я в игре в довольно неплохой форме, а знаешь, что в реальности? В реальности я 145 летняя сморщенная мумия! Ты знаешь, что такое каждый день видеть взгляды полные жалости? Я его прекрасно понимаю, в том, что он решил что‑то после себя оставить тут, а не в реальности.

    Мотодор хмуро смотрел на незнакомца. Его седина и морщины лице и руках никак не вязались с его названым возрастом.

    — Я владелец транспортной корпорации «ИвентГалактТранс», я создал ее с нуля! Я пахал как проклятый, чтобы заработать на свой первый межзвездный грузовик 10 лет. 10 ЛЕТ! А потом еще 3 на второй и еще год на третий! Я пахал и летал всю свою жизнь! Я создал корпорацию, которая взяла под свой контроль все основные межзвездные маршруты! Когда нас атаковали Лооски, моя корпорация возила снабжение для наших войск по СЕБЕСТОИМОСТИ! Я люблю нашу империю и делал все, что мог, чтобы мы победили! Я удостоен Звезды Героя! И мне ее вручал сам император! И не смотря на все убытки, я горжусь тем, что сделал. Жалею, что уже не мог стоять, когда мне ее вручали… А мои внуки и правнуки… Знаешь, что я вижу в их глазах при встрече? Жалость, отвращение, алчность, безразличие… и ни капли гордости, за то, что я создал, и чем они живут…

    — И ты уходишь сюда?

    — Да. Мне тут нравится. О! Тииииихо… давай… давай! Иди сюда! — Незнакомец подсек и вытащил вторую рыбину. Она трепыхалась на крючке, а незнакомец улыбался до ушей, как ребенок.

    — Ты знаешь, что мне подарили на 145–тилетие внуки? Они подарили мне капсулу, благодаря которой я здесь, кучу золотых побрякушек и редких диковин. Но это все хлам! Настоящий подарок сделал мне мой старший сын! Он вписал в устав корпорации строку перед ее началом. «Сей устав создан основателем корпорации Семуилом Дигенсом». А знаешь в чем вся соль? Соль в том, что император издал указ, по которому является гарантом неизменности устава корпорации. Ты понимаешь, что это значит? Это значит, что пока жив император, мое имя будет красоваться на первой странице устава корпорации, который будут читать все служащие корпорации! Пока она существует!

    — Хм! И зачем ты мне это рассказываешь?

    — А затем, что я оставил след после себя. У меня куча потомков и имя, которое переживет меня. А у твоего друга что? Запись в нескольких клиниках о состоянии здоровья, которые удалятся спустя 3 года его смерти, да кучка праха. Ему в том мире ловить нечего. Вот он и пытается оставить след после себя тут. В этой реальности. Ты пойми, что эти взгляды полные жалости и брезгливости… они хуже пытки… Так, что уж пусть лучше тут помрет, чем там… под сочувствующие и брезгливые взгляды незнакомых людей. Поверь мне, уж лучше тут… На своих ногах, с людьми которым ты действительно дорог.

    Мотодор глубоко вздохнул и достал приманку, вернее пустой крючок.

    — Ха — ха — ха! Тауран, тебя объели как куриную лапу, пока ты тут болтал!

    — Засиделся я тут с тобой! — Хмуро произнес тауран. Он поднялся и убрал ежа в инвентарь. Оглянувшись в поисках щита и не обнаружив его, он попытался вспомнить брал ли его с собой вообще. — Млять! Щит на скале вервольфа оставил!

    — Редкий щит?

    — Не то, что бы редкий. Просто его мне мой друг ковал под заказ. Тот, про которого я тебе рассказывал.

    — Ну, ты и лапоть! Кто ж подарками разбрасывается!

    — Не бухти! Пойду обратно. По карте дорогу найду. Удачного клева тебе… Не запомнил я как тебя зовут, но все равно удачи тебе.

    — И тебе неправильный тауран…

    Мотодор отошел уже на несколько сот метров, когда ему пришла системка.

    Уважаемый игрок!

    Медицинская службы корпорации Нео Вирт извещает вас о том, что через 8 часов вы будете принудительно выведены из игры для проведения медицинского обследования. Мы так же извещаем вас о том, что восстановление двух вами заказанных конечностей закончено.

    С уважением Медицинская служба корпорации Нео Вирт…

    ***#####

    Капсула уже с привычным шипением открылась. Яркий свет, который отражался от белых стен очень слепил глаза. Мотодор закрыл глаза и немного мандражируя попробовал шевельнуть правой рукой.

    От чувства того, что бок почувствовал прикосновение руки, на его лице расплылась улыбка.

    — Евгений Витальевич! Вы меня слышите? — Послышался голос со стороны.

    — Да! Я вас слышу.

    — Давайте мы с вами присядем. Не бойтесь, я вас придержу.

    Сухощавые руки подхватили его и помогли присесть. Евгений сам не заметил как ухватился руками за край капсулы, поддерживая себя.

    — Ха — ха! Работают! Работают чертяки! — Он, улыбаясь, поднес ладони к лицу, рассматривая их. От того, что он оторвал руки от края капсулы, он чуть не упал, но сухощавые руки успели его подхватить.

    — Спокойнее Евгений! Не нагружай руки! Сейчас мы будем их проверять, а вы делайте то, что скажу! Ко мне обращаться будешь Ивур Сток. — Сказав это старичок, на которого поднял глаза Мотодор, засеменил к столику, который стоял рядом с ним. Старичок двигался очень плавно, и не смотря на свои годы, был довольно энергичным.

    — Мальчики — пальчики! — Бубнил себе под нос Мотодор, сжимая и разжимая кулаки. Он ощупывал и осматривал каждый палец и каждую складку, при этом улыбаясь.

    — Так! Сейчас я буду тыкать тебя иголочкой. Если где‑то боль станет сильнее или пропадет, сразу говори! Понятно? Отлично! Приступим… — Старичок принялся с плеча потихоньку тыкать его иголочкой. — Здесь? А здесь?… Тут?… А вот так?… Все чувствуешь? А тут?… Нет?… Ну, вполне удовлетворительно! Не без огрехов конечно, но тактильные и болевые ощущения подмышкой вернуться со временем. Теперь возьми вот этот мячик сжимай его… ага… еще сильнее… Отлично. Вытяни руки вперед, глаза закрой… Теперь кончик носа достань указательным пальцем… Хорошо! … Вот возьми ручку… Напиши свою фамилию, имя и отчество… Хм… У тебя всегда такой подчерк корявый был?… Да? Нет, тогда на этом все. Поздравляю тебя! Регенерация рук прошла успешно!

    — Спасибо вам! — Улыбка на лице Мотодора сияла до ушей. — Я даже не знаю, как вас благодарить…

    — Ну, услуга платная, так, что и мне с нее кое‑что перепало.

    — У меня слов нет! — Мотодор все сжимал кулаки и улыбался до ушей. Он осматривал руки в поисках старых шрамов, но не находил их. Он знал, что их не найдет, но не мог удержаться чтобы н погладить то место, где они когда‑то были.

    — К тебе тут посетитель пришел. — Произнес Ивур усмехнувшись. Он лукаво подмигнул и направился к выходу из комнаты.

    — Ивур! Погодите! А ноги? Ноги, когда делать начнут?

    — Сейчас гель в капсуле поменяют и загрузят на 4 недели.

    Мотодор взглянул на выход и увидел Инту, которая стояла в дверях, улыбаясь ему своей очаровательной улыбкой.

    — Привет! А я тут… Вот! Руками обзавелся… — Немного смущаясь своего внешнего вида, произнес он. В комнату заехали пара неуклюжих дроидов с пустым баком, и принялись откачивать из капсулы гель.

    — Вижу… Договор в силе? Ужин из настоящих продуктов при свечах! На меньшее я не согласен!

    — Да, и в качестве репетиции я приглашаю тебя на завтрак!

    — И как ты собираешься это сделать? — Усмехнувшись, спросила она. — Нет, в принципе и без ног можно это сделать…

    — Я приглашаю тебя на завтрак в виртуале! И не надо делать такие глаза! Я знаю, что ты тоже играешь! На рассвете, западная башня города Ампс…

    Дроиды откачали гель и скрылись, разминувшись с парочкой, которая тащила контейнер со свежим гелем.

    — Я рассчитывала ужин при свечах…

    — Свечи не обещаю, но парочку факелов притащу! — Инта улыбнулась и, подойдя к Мотодору, потрепала его по короткому ежику.

    Дроиды сноровисто наполнили капсулу гелем и умчались по своим делам дальше.

    — Ложись в гель. Раньше начнут — раньше закончат…

    — А завтрак? Ты придешь?

    — Приду, не волнуйся. — С этими словами она мягко толкнула Мотодора к капсуле и, дождавшись, когда его тело начнет погружаться в гель, поцеловала в щеку. От этого он раскраснелся и с дурацкой улыбкой погрузился в гель. Через пару секунд мир погас.

    * * *

    Город Ампс.

    Восточная башня.

    На представление фантазии программистов и программного кода под названием «Рассвет» обычно собирались романтики или зеваки, начитавшиеся в галанете об этом прекрасном моменте. Сейчас крыши домов и некоторые башни были оккупированы игроками, пришедшими на это представление. Горизонт начал светлеть, вытесняя полумесяц, с тысячами звезд, с небосвода.

    На западной башне, выделяясь своим размахом, стоял стол. Он был накрыт белоснежной скатертью и был круглым. На нем в причудливых формах, стояли салфетки. В большой вазе из голубого фарфора торчал зажжённый факел. По краям стола сидела парочка. Небезызвестный Мотодор и валькирия под ником «Северный ветер».

    — А ты после этого пытался с ним связаться? — Валькирия с грустью поглядывала на стопку блинчиков, щедро политую сгущенкой. Хотелось съесть еще, но округлившийся животик не двусмысленно намекал о том, что делать этого не стоит.

    — Нет. Сама понимаешь. С руками выдернули, а потом вот с тобой завтрак готовил… — Мотодор сидел лицом к рассвету и не отводил от него взгляда. — Да и смысл? Королеву некромантов нам не одолеть…

    — Ты ведь даже не пытался. Для начала я вообще бы посоветовала собрать информации побольше.

    — Более чем уверен, что в галанете мы ничего не найдем.

    — Не там искать нужно. Искать нужно здесь. В игре.

    — В библиотеке сидеть что ли?

    — Для начала я бы посоветовала добраться до мудреца с горы Таг — Тог.

    — Это, что за мудрец?

    — Квест на поиски мудрости. Берешь его у попрошаек в портовом квартале и подтверждаешь в магическом квартале. Там есть книжная лавка. Вот у хозяина и подтверждаешь.

    — И что? Просто портуешься к мудрецу и спрашиваешь?

    — Я не в курсе всех подробностей, но вроде бы все. Ты почитай в галанете. Знаю только, что он отвечает на один вопрос и квест можно взять только один раз.

    — Значит надо идти брать квест! А что, раньше так никто сделать не додумался? Не может быть, чтобы никто не спросил!

    — Вот уж чего не знаю, того не знаю — Валькирия неопределенно пожала плечами и спросила глядя Мотодору в глаза. — Будет грустно, если клан легенда развалится…. Напиши ЛегОласу…

    — Скажешь тоже… Клан легенда. Мы просто друзья, а друзья своих не бросают и под себя не гребут. Мы столько вместе прошли! Кому расскажешь — не поверят. Мы боссов пачками укладывали и континентальный ивент запустили. Мы замки за 40 секунд разбирали… — Мотодор как‑то снова осунулся. Всегда расправленные плечи опустились, и взгляд уперся в каменное перекрытие башни, а не на рассвет. — Зря я на Ушастого накричал. Надо было в морду ему дать и успокоиться…. Пойду я…. Надо Ушастого найти. Будем готовиться королеву бить.

    Воин встал и встряхнул головой. Плечи были расправлены, и стоял он прямо, не горбившись и не сутулясь. Он передернул плечами и спросил Инту:

    — Мудрец с горы Таг — Тог говоришь?

    — Куда ты так спешишь? 4 утра! Может, зайдем в гостиницу? Тут не далеко. — Мотодор начал наливаться краской и встряхнув головой, ответил немного не смело и, запинаясь, словно чего‑то смущаясь.

    — Я закончить должен сначала…. Не подумай чего плохого…. Да и не по — настоящему тут все…. Завалим королеву и я к тебе, в реальность. — Он стукнул себя кулаком в грудь, издав громкое металлическое бряканье. — Честное слово!.. Вот…

    Он немного помялся, топчась на месте, и подошел поближе к валькирии. Он обхватил ее лицо своими огромными руками и поцеловал в губы.

    — Нужно закончить дело… Мне очень нужно закончить. — Развернувшись, он пошел к спуску с башни, под внимательным и задумчивым взглядом валькирии…

    ***##

    Таблеткин и ЛегОлас стояли в толпе на превратной площади Столицы королевства. Она была настолько огромна, что казалось, сюда уместился бы весь Ампс. Лоточники, заполонившие площадь, толпы игроков, вечно что‑то продающих и покупающих, а так же пати ищущие недостающих игроков. Все они создавали иллюзию живого моря на площади.

    Таблеткин стоял возле бочки. Стоя на этой бочке, буквально несколько секунд назад, орал во все горло объявление о найме танка ЛегОлас. Сейчас же он сидел на ней и улыбался самой идиотской улыбкой, на которую способен сутулый, очкастый, изуродованный шрамами эльф.

    " Что случилось? Тебе плохо?" — Тут же пришло сообщение от Таблеткина.

    — Нет. Все со мной нормально… — ЛегОлас хохотнул и шмыгнул носом, утерев его кулаком. При этом он не переставал улыбаться. — Насколько вообще это возможно… Мотя вернулся…

    ЛегОлас принялся что‑то тыкать в менюшках. Через несколько секунд он развернул проявившуюся менюшку, в которой было сообщение от Мотодора.

    "Ушастый! Дуй в "Пьяный ерш"! Через два часа и не минутой раньше или позже, чтобы были с Таблеткиным тут. Не дай бог опоздаете или раньше припретесь! Уши оторву!"

    Таблеткин тоже улыбнулся и ткнув ЛегОласа в плечо указал на гильдию портальных магов.

    — Да…. Пойдем, а то суетно тут.

    ***#

    Город Ампс.

    Таверна пьяный ерш.

    В таверне сегодня не было привычного полумрака. Магические светильники были выкручены на полную и заливали светом зал. Весь зал был залит светом, по стенам весели цветные гирлянды, а у барной стойки над чем‑то колдовал Мотодор. Рядом с ним стоял Игрым и внимательно за ним наблюдал.

    Мотодор, без привычного доспеха, одетый в обычную холщовую рубаху и такие же штаны, колдовал над тортом. Широким шпателем он разравнивал верхний слой крема, при этом периодически приседал и смотрел ровно ли он это сделал.

    После того, как он убедился, что торт ровный, он взял кулек из ткани, заполненный кремом и принялся разрисовывать торт причудливыми узорами. Затем он отложил мешок и обратившись к Игрыму спросил:

    — У тебя свечки есть? — Тролль кивнул и протянул ему огромную толстую свечку, размером со свой кулак. — Пойдет!

    Он установил свечку по середине, в место, которое для нее приготовил и отошел на пару шагов, чтобы полюбоваться своим творением. Творение было круглым, метр в диаметре. Высота торта составляла около 30 сантиметров.

    — Давно я тортов не делал. — Мотодор обтер руки об рубаху и принялся одевать доспех.

    В это время дверь предательски скрипнула и в таверну вошли ЛегОлас и Таблеткин. Они остановились на пороге, а Мотодор вышел из‑за барной стойки к ним.

    — Здоров Ушастый! Я тут… это… в общем извиниться я хотел.

    — Тебя три дня не было. Мы думали ты не вернешься… — Хмуро сказал ЛегОлас, глядя Моте в глаза. — Даже танка в столице искать начали.

    — Ты уж прости. Я вспылил тогда… Я много о чем думал и много, что понял. — Мотодор, уже облаченный в доспех присел и вытянул руку, призывая к рукопожатию. — Если для тебя это так важно, то мы это сделаем! Что скажешь?

    — А что может сказать изуродованный, сутулый, да и еще очкастый эльф такому огромному мужику с рогами, копытами и хвостом, да еще и в юбке? — Эльф подошел к Мотодору и пожав руку попытался его обнять второй рукой. Ее хватило только, чтобы достать до плеча. Мотодор тоже изобразил объятие одной свободной рукой.

    Таблеткин обошел Мотодора и дал ему пенка под зад, тут же прислав сообщение: "Засранец! Мы волновались!"

    — Я знаю… Ты уж извини меня. Ты на землю уже переехал или решил со мной? Я Аккрун слова не просто так говорил. — Он пожал руку Таблеткину, так же обняв его второй.

    "Мы с тобой, только сначала надо все закончить." — Отписался Таблеткин.

    — Чего это мы стоим? Давайте за стол! Я с Игрымом такое наготовил! — После этой фразы Таблеткин грустно вздохнул. — Да не вздыхай так! Я и тебе кое‑что приготовил!

    Рассевшись за столом, Мотодор дал знак Игрыму и тот начал приносить полные подносы блюд. Помимо уже традиционных блюд, которые готовил Мотя, на подносе красовалась кастрюля с красным варевом, продолговатое блюдо с рыбой запеченной в тесте, ароматный плов, который был почему‑то в деревянной кастрюле, картофельное пюре и огромный хряк, запеченный с апельсинами целиком.

    — Мотя, а это съедобно? И чего оно красное такое? Из крови поди? — ЛегОлас с интересом заглядывал в кастрюлю с красным варевом.

    — Это ушастый самый настоящий, правильный борщ! Хрен ты где в империи правильный попробуешь!

    — Да ладно! Так уж и ни где не готовят правильный борщ?

    — Ну, может в ресторанах земли где‑то… Я просто никогда в тех ресторанах не бывал… По правде говоря я вообще не бывал никогда в ресторанах — Мотодор насыпал в тарелку борщ, а к Таблеткину пододвинул тарелку с серо — зелеными камешками. — Это камни эль — нуаро. В галанете пишут, что они в этой игре на вкус кисло — сладкие.

    Таблеткин попробовал один камешек и распробовав вкус принялся забивать ими рот. ЛегОлас распробовав борщ принялся активно орудовать ложкой и уже спустя пару минут протягивал Мотодору тарелку для добавки. Сам Мотя не стал пачкать посуду и начал есть половником прямо из кастрюли иногда отвлекаясь, чтобы закинуть в рот перо зеленого лука или кусочек тонко нарезанного сала.

    — Понравилось? Вооооот! Это называется правильный борщ! — Остановился Мотодор, когда кастрюля начала показывать дно, а ЛегОлас протягивал тарелку требуя второй добавки. Со словами "Остатки сладки" он высыпал последнее в тарелку эльфу.

    — Ну, что "Молочники" с большой дороги? У кого‑нибудь есть варианты как убить Королеву некромантов? — Мотя откинулся на спинку дубовой скамьи, положив половник рядом с кастрюлей. Таблеткин закивал, его щеки были раздуты от камней во рту, а глаза горели неподдельным счастьем. Он указал на ЛегОласа.

    — Таблеткин хотел к изначальным рунам через старикашку знакомого обратиться. Мол, могут и подсказать… а могут и послать…

    — А мне тут одна знакомая валькирия посоветовала квест взять, на поиски мудрости. Этот квест приводит к мудрецу на гору Таг — Тог. И он отвечает на твой вопрос. Предложение есть спросить этого мудреца.

    — Что‑то я слышал про этот квест. Где его берут?

    — У нищих в портовом квартале. Ты доел? Тогда вот тебе мой подарок! Игрым! Тащи торт!

    Тролль вышел из‑за стойки с подносом на котором красовался огромный торт. На торте была огромная свечка по центру.

    — Я вот вспомнил как мы сидели тут и я свечки задувал. Я загадал, что насобираю денег на то, чтобы мне ноги вырастили… Сбылось… Дай думаю тебе такой же торт сделаю, вдруг тоже сбудется?

    Тролль поставил торт с зажжённой огромной свечей перед леголасом собрав тарелки и пустую кастрюлю.

    Таблеткин принялся что‑то печатать, а Мотя инструктировал эльфа.

    — Ты сначала желание загадай, а потом свечу задувай! И никому желание свое не рассказывай! И свечку главное с одного вздоха задуть! Ты уж постарайся! — ЛегОлас встал и глубоко вдохнул, на секунду замерев и зажмурившись. Затем он наклонился к свечке и задул ее выдохнув до конца.

    "А ведь в тот раз было две свечки! И одна у ЛегОласа как рог торчала, а вторую он съел!" — Пришло сообщение от Таблеткина.

    — А ведь верно! Мотя! Жри свечку!

    — Чего я сразу? Пусть Таблеткин ест! Он один хрен камни жрет, а свечка не еда!

    — Ешь я тебе говорю! Для дела надо! Будем повторять картину, как тогда! Рога у тебя есть так, что в лоб тебе ничего втыкать не будем, а свечку надо съесть! — Таблеткин указал пальцем на ЛегОласа и закивал, подтверждая его правоту.

    — Ууууу! Ироды! — Мотодор взял в руки свечку и понюхал ее. Пахла она отвратно. Ощущения, что Игрым хранил ее подмышкой. Он посмотрел на кивающего Таблеткина и улыбающегося эльфа, а затем засунул свечку в рот и начал жевать ее. Впервые в игре у него сработал рвотный рефлекс от отвращения того, что он пытался проглотить. Он выплюнул свечку со словами — Итить мадрить! На вкус как будто тролля облизал!

    — Мотя! Для дела! Жри свечку! Сам такую поставил, значит сам и виноват! — ЛегОлас подсунул ему пучок лука. — На вот. Заешь, чтоб не вырвало.

    Мотодор с сомнением посмотрел на выплюнутую свечку и передернув плечами засунул в рот и постарался сразу ее проглотить. Сморщившись как от лимона, он всё‑таки смог ее проглотить. При этом он зажмурился и так скуксился, что Таблеткин начал похрюкивать от смеха. В этот момент ЛегОлас схватил торт и с размаху влепил им в морду таурана.

    — Ты охренел Ушастый! — Только и смог вымолвить Мотодор, открыв огромные от удивления глаза. Таблеткин в открытую ржал рядом от смеха. ЛегОлас залез на стол и подхватил упавшую фигуристую зефиринку. Он приблизился к лицу таурана и прилепил ее на его глаз. Он улыбнулся и с довольной миной сел обратно.

    — Вот теперь точно сбудется!..

    Таблеткин лежал на столе, изредка похрюкивая, и все больше вздрагивал от смеха.

    — А ты чего ржешь? — Возмутился Мотодор, у которого с глаза отвалилось безе. Он ухватил со стола рыбину, запечённую в тесте, и врезал ей наотмашь по поднявшемуся лицу Таблеткина. От удара он свалился со стула.

    В этот момент подскочивший ЛегОлас ухватил огромную ложку с картофельным пюре, и по принципу катапульты отправил в глаз Мотодору приличную порцию. Тауран взревел дурным голосом "Не трожь картошку!" и попытался врезать ему рыбой, но та не выдержала хватки и, надломившись пополам во время замаха, улетела в сторону барной стойки. Прилетела она аккурат в лицо Игрыма. Тот даже бровью не повел, а просто облизнул лицо огромным языком, после чего начал размеренно пережевывать рыбу. Мотодор, огорошенный таким исходом прозевал второй залп и опять получил в глаз картофельным пюре от ЛегОласа.

    В этот момент поднялся с пола Таблеткин и, ухватив огромную деревянную посудину с пловом, вскочил на стол. Он с кряхтением перевернул деревянную посудину на голову таурана и вскочил ему на плечи. Принявшись тарабанить деревянной ложкой по посудине, он улыбался до самых ушей.

    — Агрррр! Так значит! — Взревел Мотодор. Его руки метались по столу, пытаясь найти орудие поувесистей. Правая нащупала пятак запечённого хряка не малых размеров. Тут же схватив его, он встал и принялся размахивать во все стороны огромной тушей запеченного хряка. Апельсины, зашитые в его брюхо, естественно не стали там задерживаться и полетели из хрюшки в все стороны. Один из них прилетел в лоб ЛегОласу, сбив того с прицела очередной порцией пюре и вообще с ног.

    — Подходи по одному! Всех хряком зашибу! — Ревел Мотодор, размахивая тушкой, которую держал обеими руками за пятак. На его шее продолжал сидеть Таблеткин и тарабанить по голове деревянной ложкой.

    ЛегОлас, поднялся и осмотрел моментально выскочившую шишку. Он тут же ухватил с пола упавшую палку домашней колбасы, огромных размеров. Длина ее была около метра, а толщина около 10 сантиметров. Своей изогнутой формой она напоминала восточную саблю. Взяв ее в одну руку и вознеся над головой, словно настоящее оружие он громогласно объявил бросаясь на Мотодора:

    — Бей рогатого! Спасай припасы!..

    ++++++++++++++++++++

    Небольшое отступление.

    Несколько лет после смерти "Королевы некромантов"

    Зал славы был довольно необычным местом. Тут были очень странные и порой необычные экспонаты. Что говорить об оторванной руке тролля, когда рядом с ней под прозрачной колбой лежал кусочек радуги?

    Во всем музее самым обычным был всего один экспонат. Рамка с фотографией. Она была самой обычной рамкой с фотографией, но тем не менее у нее постоянно задерживался народ. Все дело было в том, что на ней было изображено.

    Именно плоское изображение привлекало к нему людей. Было видно, что фотография сделана в заведении с интерьером имеющим уклон в старину. По середине фото стоял огромный тауран. Он улыбался до ушей и был жутко перепачкан едой. На правом роге висел кусок колбасы, который словно на шампур насадили. Левый рог закрывала, съехавшая на бок деревянная посудина. На морде и плечах лежали остатки плова, а правая сторона лица была зашпаклевана картофельным пюре. Тауран левой рукой обнимал не высокого человека.

    Человек был сплошь покрыт вязью узоров голубого оттенка. Голова была абсолютно лысой и вымазана каким‑то желтым соусом. Лицо принадлежало мужчине средних лет и было мало запоминающееся. Человек улыбался, на сколько мог, но этому мешали раздутые щеки. Сквозь улыбку, вместо зубов были видны серо — зеленые камни.

    Правой, вытянутой в бок рукой огромный тауран держал приличных размеров запеченного хряка за пятак. Он держал его так, чтобы тот не касался пола. Из живота хряка торчала голова эльфа. Что примечательно — эльф был в очках, одно ухо было надломлено и торчало в сторону, а все лицо было покрыто шрамами. На лбу эльфа красовалась приличных размеров шишка, а на голове красовалась кастрюля. Он так же как и все улыбался до ушей, создавая впечатление абсолютно счастливого человека.

    Обстановка в заведении и разбросанная везде еда придавали сюрреализма изображению.

    На рамке золотыми буквами была сделана гравировка.

    "Клан — легенда Д. А.Н. О.Н."

    Город Ампс.

    Таверна "Пьяный ерш".

    29 сентября 3710 — ого года.

    37 дней до появления "Истинного Стража Всех Стихий" ЛегОласа.

    +++++++++++++++++++++++++

    Город Ампс.

    Портовый район.

    — Мудрость мне нужна! Чего не понятно? — Мотодор уже орал на скрюченную попрошайку, одетую в лохмотья. Попрошайка лежала на земле, скрючившись калачиком и закрывал голову руками трясясь и сквозь слезы выговаривая:

    — Не бейте… Мне деток кормить нечем… У меня нет ничего…

    — Да на кой мне тебя бить! Мудрость мне дай чтоб тебе! — Мотодор поднял деревянную миску, валявшуюся у ног попрошайки с кинул в нее пару серебряников. — Вот! И на пропитание тебе отсыплю!

    Попрошайка, даже не взглянув на миску с монетами, с низкого старта рванула в сторону ближайшей подворотни и скрылась за углом.

    Ваше отношение с нищими портового квартала — неприязнь.

    — Да что же это такое! Восьмая уже! — Мотодор начал злиться и оглядываться в поисках очередной жертвы, но видимо слух о сумасшедшем тауране разлетелся и все попрошайки разбежались.

    — Ты почто народ обижаешь? Аль тебе над убогими и бедными измываться удовольствие доставляет? — Мотодор опустил взгляд под ноги. Именно оттуда шел звук. Под его ногами сидел безногий инвалид в холщевой рубашке и штанах.

    — Да я просто мудрость ищу, а они не дают! Все падают и ревут, чтобы не бил. О! Может ты мне задание на мудрость дашь?

    — Какая тебе мудрость? Зачем она горе металла? Ты себя то видел? Как можно ждать мудрости свыше, не изведав самого низа? Никто тебе не подскажет и не поможет, пока ты не поднимешься с самого дна! Заработай ка пару золотых, сидя здесь, и тогда с тобой заговорят как с равным, потому что ты дно видел!

    Внимание! Вам предложен квест "В поисках мудрости Часть 0"

    Класс: Обычное.

    Цель: Заработать попрошайничеством 2 золотых. Запрещено договорное пожертвование и пожертвование от игроков из вашего контакт — листа или клана.

    Награда: Доступ к заданию "В поисках мудрости Часть 1"

    Принять?

    — Это мне что? Побираться придется? — Мотодор, выпучив глаза, почесал промеж рогов и поднял с земли деревянную миску попрошайки.

    Чаша подати.

    Прочность 2\10

    +++++++++++++++

    Спустя час.

    Мотодор сидел на краю широкой улицы, подпирая стену. Он был облачен в полный латный доспех, только шлем отсутствовал. В руках у него была крошечная по его меркам деревянная миска, что придавало сюрреалистичности его образу.

    — Подайте на квест!.. Подайте на квест… — Его вопрошающий бас вкупе с полным латным доспехом из адамантия не вызывал сожаления или сопереживания прохожих игроков. Тауран удостаивался только недоуменных взглядов. — Эй! Эльф! Подай на квест бедному таурану! Кто я? — Он достал ежа, но обозвавший его эльф моментально испарился.

    — О! Гном! Подай на квест! — Мотя приблизился к гному нпс — прохожему в обычной, повседневной одежде. Вид закованного в броню из адамантия и с ежом на перевес таурана, заставил гнома судорожно рыться по карманам. Он достал надкушенное яблоко и положил в протянутую миску попрошайки.

    — Я что, по — твоему, буду это есть? — Спросил тауран, разглядывая яблоко. Он поднял взгляд, но гнома и след уже простыл. Он еще раз взглянул на яблоко и, понюхав его, закинул в рот.

    — Что‑то я не правильно делаю… — Чавкая яблоком, констатировал Мотодор. Он повертел деревянную миску в руках и начал осматриваться по сторонам, начав наблюдать за другими попрошайками. Они держались на приличном удалении от него, но все же были ему видны. Вот один попрошайка, одетый в старый заштопанный плащ, достал бутылку из под полы и отхлебнув снова принялся постанывать, трясущейся рукой протягивая деревянную миску. Вот женщина на углу в драных лохмотьях. Прохожий кинул ей жареную лапку какой‑то птицы в миску. Она сразу позвала из подворотни какого‑то ребенка. Он быстро обглодал лапку до костей и вернул кость женщине. Она принялась разгрызать ее и высасывать костный мозг, попутно громко хрумкая толи хрящами, толи мелкими косточками.

    — Как- то даже не по себе, со счетом под два миллиона тут сидеть. — Мотодор нахмурился и уставился на руку в латной перчатке. — Еще и в адаматиевом доспехе…

    Спустя полчаса.

    Мотодор сидел в обычной холщовой рубахе и таких же штанах, скрестив ноги в позе лотоса. Одна рука его была уперта в бок, а вторая подпирала подбородок, локтем упиравшись в ногу. Его взгляд остановился на деревянной чашке перед ним. В ней сиротливо болтались три медяка.

    — Чего‑то я не правильно делаю! Я так буду год копить три золотых! — Он покрутил головой в поисках попрошаек, чтобы взглянуть как у них дела. Мужчина в плаще напевал какую‑то песню и подыгрывал на губной гармошке. В его тарелку с завидной регулярностью падали монетки. Возможно ему только показалось, но среди них виднелись и серебряники. Мотодор тут же закопался в инвентарь в поисках инструмента. — Так… на чем бы сыграть?… Может просто спеть?…

    +++++++++++++

    — Ты значит один пойдёшь? — Дождавшись утвердительного кивка Таблеткина, ЛегОлас поправил очки и задумчиво сказал. — Я тогда с Мотодором пойду на гору Таг — Тог. Делать все равно нечего, так хоть выносливость ему поднимем. Ты когда собираешься отправляться?

    "Сейчас в реальность на пару дней, а потом начну."

    — Ладно. Я тогда Моте отпишусь, где он ходит? Я думал там недолго квест брать. — ЛегОлас принялся строчить сообщение, а Таблеткин встал и, махнув рукой, растворился в воздухе.

    "Мотя ты где?"

    "В портовом квартале."

    "Чего так долго?"

    "Милостыню прошу."

    Последнее сообщение вогнало ЛегОласа в ступор. Он не мог представить себе огромного таурана, просящего милостыню. Он встал и резво направился в портовый район, чтобы самолично увидеть столь занимательную картину.

    ++++++++++++++++++

    Город Ампс.

    Портовый квартал.

    На широкой улице портового квартала, посреди потока игроков и нпс стоял огромный тауран. Он возвышался над потоком, словно скала, торчащая в море. Эта скала была вымазана грязью и была одета в драные и измазанные в грязи холщовую рубашку и штаны. Подпоясан он был каким‑то странным тряпичным поясом, который был жутко заношен и из него уже торчали нитки.

    — У Курского вокзала — а-а — а стою я мо — о-олодо — о-о — ой. Подайте Кве — е-е — еста ради — и-и — и черво — о-о — онец золотой… — Разносился от него зычный бас над толпой. Эта скала, вытянув в перед руку бродила сквозь поток и то и дело "случайно" толкала в потоке игроков. Нпс почему‑то он задевал редко. То и дело к нему в чашу падали монетки. Когда медные, а когда и серебряные. Некоторые кидали в чашу медные дешевые колечки, а некоторые вешали на руку предметы "нубской" экипировки. Мотодор продолжал петь, замолкая только тогда, когда кто‑либо кидал что‑то съестное.

    +++++++++++++++++

    — Мотя! Тебя как угораздило в попрошайки попасть?

    — Как да как! Вот так! Не дали мне квеста просто так! Все нищие от меня в ужасе убегали.

    — А ты не пробовал им сначала деньги в миску кинуть, а потом заговорить?

    — Кидал я деньги, только они все равно продолжали скулить и убегать.

    — Пойдем, попробуем. Я с тобой к мудрецу пойду так, что нужно тоже квест взять. Вдруг одного вопроса не хватит?

    — А Таблеткин?

    — Он в реальность к семье ушел. Потом он в столицу гномов телепортируется сразу, а оттуда пешком к старцу. Ему три дня только туда пешком идти.

    — Понятно. Пойдем, что ли?

    Мотодор начал продвигаться как ледокол в потоке игроков и нпс, а ЛегОлас пристроился сразу за ним. Дойдя до места, где Мотодор встретил безногого инвалида, он начал оглядываться в его поисках. Спустя пару минут он его нашел.

    — Вот! 2 золотых сделал! — Мотодор показал безногому инвалиду чашу, полную серебряных и медных монет. — Полдня убил!

    Внимание!

    Вы завершили квест "Поиски мудрости Часть 0".

    Награда: Доступ к квесту "Поиски мудрости Часть 1".

    — Вижу, что ты сделал как я сказал. — Задумчиво сказал хмурый инвалид.

    Внимание!

    Вам предложен квест " В поисках мудрости Часть 1".

    Класс: Обычное

    Цель: Честно ответить на вопрос инвалида "Морта"

    Награда: Доступ к заданию "Поиск мудрости Часть 2"

    Принять?

    — Да.

    — Теперь у меня к тебе такой вопрос. Много ли ты видел других нищих?

    — Не особо. Они меня бояться…

    — И правильно делают. Вот скажи мне, а отдал ли бы ты свой серебряник, если бы он был последний? И кому бы ты подал серебряник?

    — Хм. Если бы у меня был последний серебряник, я бы его отдал. Добыть и приготовить еду я сам могу, да и заработать тоже для меня не проблема. Чай руки из плечей растут, а вот кому бы отдал…. Наверное, женщине, что сидит на углу у посудной лавки.

    — И почему ты так решил? — С хитрым прищуром спросил он.

    — Я видел как ей бросили еды в миску, но она не стала есть, а подозвала ребенка и накормила его, а остатки уже доела сама.

    — А почему не другого нищего? Только из‑за ребенка?

    — Нет. Просто я видел как человек в грязном плаще, что сидел на другой стороне отхлебывал из фляги что‑то. Я думаю там был алкоголь, и он обычный пьянчуга. Таким подавать бесполезно. Они только на выпивку попрошайничают. А на конце улицы сидел мужик, который играл на губной гармошке. Ему частенько кидали монеты и мне показалось, что и серебряные там мелькали. Моя монета многого бы там не изменила.

    — Интересный ответ.

    Внимание!

    Вы завершили задание "Поиск мудрости Часть 1"

    Награда: Доступ к заданию "Поиск мудрости Часть 2"

    — Что же, я думаю, ты не безнадежен. Скажи мне, а зачем тебе мудрость?

    — Хм… Для того, чтобы выполнить последнее желание друга… Наверное так будет наиболее правильно.

    — Тогда тебе необходимо отправится в путь, к мудрецу, что живет в пещере, на вершине горы Таг — Тог. Заруби себе на носу, что это своего рода паломничество и идти ты должен сам. Своими ногами, ну или на ездовом животном, но опять же по земле. И не вздумай магией пользоваться, чтобы телепортироваться! Мудрец все узнает, лишь на тебя взглянет.

    Внимание!

    Вам предложен квест "Поиски мудрости Часть 2".

    Класс: Обычное.

    Цель: Добраться пешком или на не летающем ездовом маунте до пещеры мудреца, которая находится на вершине горы Таг — Тог.

    Награда: Ответ мудреца на один ваш вопрос. Внимание! Второй раз вопрос задать нельзя! Цепочку квестов повторно взять нельзя!

    Принять?

    — Да!.. Ушастый, а где маунтов ездовых продают? — Мотодор повернулся к ЛегОласу, но тот не проронил ни слова. Он положил золотую монету в чашу перед безногим стариком и обратился к нему.

    — У меня есть вопрос, который уже долго мучает меня. Я много кого спрашивал, но никто не знает ответа. Может ты мне на него ответишь?

    — Если уж ученые мужи нашего города не смогли, то откуда я могу знать? Смешной ты эльф — изгнанник! Тебе к мудрецу надо на гору Таг — Тог.

    — Он сможет ответить на мой вопрос?

    — Если правильно его задашь! И учти, что прийти к нему ты должен сам или приехать на маунте. И никакой магии! Возьмёшься спросить мудреца?

    — Да! — ЛегОлас с улыбкой повернулся к мотодору и спросил. — Ты в галонет заглянуть и про квест почитать поленился?

    — Да я не поленился! Я забыл… Где мне маунта найти Ушастый?

    — Летающих на тебя не найти! Не одна зверушка с такой тушей в воздух не взлетит! — ЛегОлас задумчиво почесал ухо и добавил. — А у тебя же ограничения на мантов были?

    — Тут по квесту нельзя телепортами и летающими маунтами пользоваться, а ограничения были. Мне нельзя обычными и редкими маунтами пользоваться.

    — Уууу. Придется тебе или пешком топать или эпик маунта покупать. Сам знаешь, что нам эпик не выбить.

    — Опять траты! Может подешевле что‑то найдем?

    — Пойдем на аукцион. Может, и подберем тебе что‑то подешевле…

    +++++++++++++++++

    — И что тебе не нравится? Всего 200 тысяч! Почти даром! — ЛегОлас задрав голову смотрел на огромного, розового слона. Даже для слонов он был огромен. Его рост достигал почти 10 метров, но вот короткий мех, которым он был покрыт и цвет… Было ощущение, что это большая розовая плюшевая подушка с бивнями.

    — Цвет! Цвет Ушастый! Он розовый! — Мотодор сильно хмурился, рассматривая слона. — Да это же подстава! Огромный, с кучей ХП, с зачатками интеллекта, да и еще всеядный… Да из него передвижную крепость можно сделать! Но… ОН РОЗОВЫЙ!

    — Да чем тебе цвет то не угодил? Ты в курсе, что у всех артефактов божественного уровня цвет розовый?

    — Да плевать я хотел на артефакты! Мой мамонт РОЗОВЫЙ! Мне что, бантики на упряжки еще завязать? Ты куда смотрел, когда лот на аукционе выбирал?

    — На камень привязки случайного маунта для великанов я смотрел! Двести тысяч — это даром почти! Маунт только для расы великанов, а значит цена у него была ниже! По тому и взял! Не хочешь? Я тогда его на аукцион выставлю! За этого розового слона я миллион точно подниму! Маунт эпик класса!

    — Во! — Мотодор показал фигу эльфу и зло усмехнулся. — Я тебе Фантика не отдам! И не диван, а полноценное ложе со столиком на троих туда поставим! Думай ушастый как его теперь перекрасить!

    — Зачем на троих?

    — А Таблеткина куда? В сундук, что на спине засунем? Ты давай в галонете смотри, сколько стоит эпик маунта перекрасить! — Мотодор подошел к Мамонту и погладил хобот. Перед ним выскочило сообщение:

    Вы хотите привязать ездового маунта к себе?

    Внимание! Смена владельца далее будет невозможна!

    — Да, хочу! Будешь Фантиком! Был у меня один ушастый, а стало два! — Улыбаясь он продолжал поглаживать хобот. Его конец приблизился к лицу таурана и пару раз ткнулся в лицо. Перед ним снова выскочило сообщение.

    Вы хотите дать имя "Фантик" маунту?

    — Да! Как такой зверюге и без имени! Вот перекрасим тебя в черный цвет и будем над броней думать! Мы из тебя целую башню сделаем!

    — Мотя!.. Тут это… В общем если через администрацию, как платную услугу проводить, то…

    — Не тяни Ушастый! Давай говори уже!

    — Они пятьсот тысяч, за смену цвета у эпик маунтов берут… — Сказав это ЛегОлас вжал в плечи голову.

    — Да они ахренели! Мы его за 200 взяли! МОИ! КРОВНЫЕ! 200 ТЫСЯЧ! Да я старый малый внутрисистемный транспортник за такие деньги куплю! Откуда такие цены?

    — Его и продавали за 200 потому, что он для великанов. И вообще такой камень мог выдать любого пета. Даже червя ездового огромных размеров специально для великанов. — Ели слышно произнес эльф.

    — И что мне теперь делать с окрасом?… Фантик у меня теперь розовый будет ходить?

    — Я тут объявление на аукционе видел. "Перекрашу ВСЕ"… Может свяжемся? Авось перекрасят по дешевле?

    — Связывайся… Мы что‑нибудь придумаем Фантик! Обязательно придумаем!

    +++++++++++++++++

    Небольшое отступление.

    Арендованные лаборатории.

    Столица королевства Индак.

    Странный персонаж с бегающими глазками в очередной раз склонился над перегонным кубом. Его растрёпанные длинные космы и разноцветные глаза придавали особый антураж. Сам он был на вид лет двадцати пяти. Он уже час химичил в лаборатории над чем‑то серо — зеленым. Удовлетворившись тем, что получилось он потери руки со словами:

    — Тааааак! Где это у меня было?… — Порывшись в инвентаре, он достал два абсолютно одинаковых флакона. В обоих была белая сыпучая субстанция. — Чтоб этому полному погружению… Ну и как их теперь различать?…

    Он крутил порошки и так и этак. Ни о какой подсказке или описании порошка речи идти не могло. Он рассматривал их под ярким освещением, даже на вкус пробовал, но все тщетно. Отличить он их так и не смог.

    — Да е***сь оно все конём! — Воскликнул безумец в порыве гнева. Он ухватил обе колбы и высыпал их в серую субстанцию перегонного куба. Серой субстанции это не понравилось…

    Она начала бурлить и испускать синий дым. Реакция ускорилась все сильнее и сильнее, заставляя хмуриться безумца. В один прекрасный момент реакция дошла до пиковой точки и прозвучал взрыв.

    Ударной волной безумца отбросило и ударило о стену. Лаборатория, преимущественно состоящая из стеклянной посуды, в один миг превратилась в ужасный сон лаборанта.

    Последовавшая волна разноцветного дыма раскрасила остатки лаборатории во все цвета радуги. К остаткам относился и безумный алхимик.

    Встав, он долго пытался оттереть фиолетовые и ярко красные пятна с лица. Безуспешно, к слову. Ярко зеленые космы волос создавали сюрреалистические зрелище. Он долго рассматривал себя в обломке зеркала, тихо матерясь.

    После долгого матерного словоизлияния он встал и направился к месту где находился перегонный куб. Подойдя и оглянувшись он оценил масштабы разрушений. Перед его глазами всплыла системка.

    "Поздравляем! Вам присвоено звание " Безумный алхимик 2 ранга"!

    Ваша "Метка Хаоса" укрепила связь!

    — Да ладно! Вы издеваетесь! Я всего‑то заварной крем на тортик делал! — В голосе чуть не плачущего безумца послышались истеричные нотки. Он со злости пнул остатки перегонного куба и направился к выходу, засунув руки в карманы. Тут же он остановился и достал правую руку, которая была покрыта жёлтой слизью.

    — Чтоб разрабам икалось в пол третьего ночи! — Бормотал он себе под нос и яростно мотал рукой, пытаясь стряхнуть ярко жёлтые сопли с руки. В итоге он вытер их об занавеску у окна и продолжал бормотать под нос. — Чтоб вам клей столярный вместо сгущенки к блинчикам налили… "Метка Хаоса"… Тьфу!.. На рерол пойду! Задолбало!

    В этот момент перед его взглядом замигал значок личного сообщения. Раскрыв сообщение, он тут же забыл про рерол, потому что одно из объявлений сработало. Ему написал некто ЛегОлас.

    "Доброе время суток!

    Мы увидели ваше объявление "Перекрашу ВСЕ" в аукционном доме.

    Интересует действительно ли ВСЕ или есть какие‑то ограничения? И стоимость хотелось бы, чтобы вы озвучили."

    Немного почесав маковку с зелеными волосами, безумный алхимик пробормотал себе под нос:

    — Это жу — жу — жу неспроста! — Далее он принялся печатать сообщение.

    "Перекрасить можно ВСЕ! Все зависит от качества предмета, его площади, предыдущего цвета и бонусов от краски! И влияет это только на получившийся цвет! Дайте для начала дайте информацию по объекту, который необходимо перекрасить."

    Спустя несколько минут пришел ответ.

    " Высота объекта 10 метров. Длинна без хобота и хвоста 6 метров. С хвостом и хоботом 11 метров. Ширина 3 метра. Класс: Эпический. Настоящий цвет розовый. Требуется перекрасить в черный. Бонусы не обязательны, но приветствуются."

    Прочитав это сообщение алхимик судорожно, прямо на полу начал считать площадь и объём необходимой краски. Не найдя того, чем можно было бы писать, он использовал желтую субстанцию из кармана. Прикинув, что заработать он сможет около 30–40 тысяч, он принялся печатать сообщение, но тут же остановился.

    — Хобот?… Хвост???… Они слона перекрасить хотят что — ли?

    " Готов взяться за работу! Ингредиенты мои. Цена 40 тысяч! Смену окраса гарантирую! Имею ачивку "Мастер красок"! Лучше меня никто краски не делает! Если заинтересовало, то скидывайте координаты для телепорта".

    Получив сообщение с координатами, он бегом умчался в ближайший аукционный дом за ингредиентами…

    +++++++++++++++

    Окрестности восточных ворот города Ампс.

    — Ну и где этот раскрашиватель?

    — Мастер красок! — Поправил Мотодора ЛегОлас. — Сейчас подойдет. Бонусы он не обещал, но может сделать.

    — Денег тогда еще попросит! А у меня сам знаешь. Еще планов на них много! Купол, оборудование, семена, скотину на разведение… Я даже посчитать сесть боюсь.

    — По — моему вон тот тип с зелеными волосами и красно — фиолетовым лицом — это он.

    — Нахрена он ведра тащит? — Мотодор всматривался в человека, который тащился к ним с двумя приличными ведрами от толкучки у врат. — И почему мы не в городе? Зачем сюда идти надо было?

    — Ну достанешь ты своего Фантика из камня призыва в городе, и что? А если он повернется не так? А если сломает чего, аль вообще затопчет? — ЛегОлас постучал костяшками по голове. — Тебя же платить заставят! Маунт к тебе привязан!

    — Хм… Не подумал.

    — День добрый! Меня зовут "Тринитротолуол". Можно просто Триник. — Поздоровался сними человек одетый в равную мантию. — Я правильно понял, что это вам слона нужно перекрасить?

    — Мамонта… — Поправил хмурый Мотодор. Вид разноцветного "Мастера красок" доверия ему не внушал.

    — Хоть крокодила! — Триник достал длинную палку и принялся крепить к нему валик. — Могу я увидеть слона?

    ЛегОлас стукнул в бок Мотодора, чтобы тот активировал камень призыва.

    — Ох — хо — хо! Вот это экземплярчик! По — моему очень интересная окраска! Эксклюзив можно сказать! Точно хотите перекрасить?… Ну, дело ваше. Так!.. Приступим помолясь…

    Триник достал из инвентаря складную лестницу и приставив к боку мамонта залез на него.

    — Уважаемые! Упряжки все надо снять! — Прокричал со спины мамонта Триник.

    — Ты ближе! Ремни расстегни, а снизу мы расстегнём. — Мотодор принялся снизу расстёгивать ремни. После того, как Мастер красок затащил валик и ведро с краской на спину мамонта Мотодор и ЛегОлас немного отошли и уселись прямо на траву.

    — И чего ты даже не прикидывал, сколько тебе потребуется денег? — ЛегОлас взял в рот травинку и начал пожевывать ее, наблюдая за работой Триника.

    — Ну… почему сразу не прикидывал? На основное я цену узнавал. Купол обойдется в полтора миллиона. Он на 20 гектар рассчитан. Военная разработка.

    — Ты же говорил, что у тебя всего десять!

    — Соседняя ферма продается государством за бесценок. Тамошние все погибли. За 30 тысяч отдают. Так вот! Купол полтора миллиона, далее специальные штаммы бактерий…

    — Зачем?

    — Ну ты даешь! Там же атмосфера земная с воздухом тю — тю, когда купол сожгли при бомбардировке! В земле же свой специфичный состав бактерий! Так вот этих бактерий мне надо будет 200 кубометров чистым объёмом! Это почти 700 тысяч выходит. Далее скотины породистой нужно. Там и кирнов стадо, и птицы штук 300, и овец модифицированных, и еще хотел рыбы взять пару тон. Озеро у себя меня на участке есть. Все это выйдет на 200 тысяч. А еще нужно семян, чтобы поля засеять. На семена сейчас ценник растет, потому что на марсе почти никого нет. Некому биомассу сдавать на прокорм всей земли. Там сейчас говорят снова выделяют земли для производства биомассы. В море водоросли растят. Напряженка сейчас с едой, в общем. — Мотодор тоже взял травинку в рот, но побольше. Она оказалась горькой, и он тут же ее выплюнул. — А мне ведь помимо всего того, что перечислил оборудование нужно. И дроиды почти всех сельскохозяйственных модификаций, и автоматические комбайны, и ветеринарные дроиды, и… Проще говоря, мне еще хренову тучу дроидов надо. Я сомневаюсь, что много отцовской техники восстановлю. Это скорее как запаска будет, если основные из строя выдут.

    — Ты бы дурака не валял, а Таблеткина попросил бы. У него жена шустрая. Может от государства тебе перепадет что‑то?

    — С чего это мне императорская администрация помогать будет?

    — А ты сам подумай! Ты думаешь, защитники природы земли не вопили, когда сельхоз. деятельность на земле разрешили? Это вынужденная мера. Значит с едой совсем швах! А на марсе беда с населением! Я больше чем уверен, что государство поможет. Им это очень надо!

    — Я не припомню, чтобы государство помогало кому‑то.

    — Так у нас и войн не было 300 лет, и кризисов! Я более чем уверен, что денег не дадут, но вот ссуду беспроцентную должны дать. И техникой тоже помочь должны. Военную же конвертируют?

    — Ага. У отца поля пахал огромный дроид. Этот дроид раньше окопы рыл. Отец его переделал. Там ему ножи поменять, да в настройках покопаться.

    — Вот видишь! Ты с Таблеткиным поговори. Расскажи что задумал. Он через супругу все пробьет.

    — А ты?

    — А что я? Помру я скоро Мотя… — ЛегОлас выплюнул травинку и вздохнув начал объяснять Мотодору. — Я тут завещание составил. Деньги, что у меня на счетах будут я тебе и Таблеткину поровну завещал. Посмертная просьба только одна. После кремации пепел с собой заберете. Я могилу не далеко от вас хочу… Бумагу, на донорство органов я подписал. Правда я понять не могу, что они во мне целого нашли., но если кому что‑то поможет — пусть берут. Мне будет уже все равно… Вот и все, вроде бы…

    — Ты уже смирился? Нам так‑то и наших денег хватит.

    — Мотя, ну а куда я деньги заберу? Зачем мертвому империалы? С собой, за грань, я их не заберу. Да и не понадобятся они там…

    — И что? Совсем никаких шансов?

    — Какие могут быть шансы? Я ведь родился таким… инвалидом. Я еще неплохо протянул. Обычно, такие как я умирают гораздо раньше.

    Мотодор глубоко вздохнул и взглянул на Мастера красок. Тот уже заканчивал наносить краску на Фантика.

    — Пойдем. Он уже закончил по — моему.

    Подойдя ближе к Тринику, тауран обратился к нему.

    — Что уже все?

    — Нет. Сейчас я сделаю привязку цвета и можно сказать, что все.

    — Чего ждешь тогда?

    — Денег! — Недоумевающе уставился Триник на Мотодора.

    — А… вот 40 тысяч! Как договаривались! — Тауран передал ему мешочек с золотыми. Тот мельком заглянув в него, тут же убрал в инвентарь.

    — Так! Цвет я сменю, но возможны небольшие отклонения. Я вам не администрация! Не надо на меня так смотреть! Я сказал не большие, а это обычно на пол тона. Максимум на один тон. Так… Попросите вашего питомца съесть вот это… Хм… Умный мамонт! У чужих не берет! Вот, тогда вы ему скормите. Ага. Так. Теперь я активирую абилку… И…. — Из рук Триника пошел лёгкий синий дымок. Это был верный признак того, что Метка Хаоса, его личного проклятья выданного при генерации персонажа, снова активировалась. Он в ужасе зажмурился, боясь самого страшного… Того, что слон взорвется… По другому это проклятье еще ни разу не проявлялось. Прошла секунда… вторая… тридцатая… А взрыва нет. Слышится только мат огромного Таурана и заливистый смех эльфа.

    Он всё‑таки решил открыть глаза. Его взору предстала абсолютная черная морда мамонта. Он уже было глубоко вздохнул, надеясь, что пронесло, но к нему подбежал Мотодор и схватив за шкирку начал трясти.

    — Ты что натворил разрисовыватель хренов? Ты что с моим Фантиком сделал?

    — Я… я… я не знаю!..

    — Вот это, что? — Мотодор отнес на несколько шагов Триника и тот увидел Мамонта полностью.

    Мамонт был покрыт черно — желтыми полосами. За передними лапами были небольшие призрачные крылья. Не большой хвост покрыли хитиновые чешуйки. Он то махал, как обычный, то замирал и вытягивался, превращаясь в подобие пчелиного жала. При всем этом мамонт периодически начинал активно махать крыльями и издавать звук, похожий на жужжание пчелы.

    — … Слономух!.. — Триник смотрел офигевшими глазами на черно — желтого мамонта. Мотодор отпустил его на землю и сам стоял немного позади.

    — Не слономух, а мамонто — пчел!.. Интересно, а он мед будет давать? Так‑то должен, но из какого места мед идти будет? — Мотодор задумчиво почесал промеж рогов, но затем начал орать на Триника, отвесив звонкий подзатыльник. — Ты что натворил урод? Мне летающий пет не нужен! Мне по квесту запрещено!

    — Так крылья призрачные! Оно не полетит! При его весе эти крылья — чистая декорация!.. Может я полосы закрашу и еще раз попробую?

    — Нет! Я тебе, размалевыватель хренов, даже акварель в руки не дам!.. — Услышал зловещий бас за спиной Триник. — Я из тебя человека ракету сделаю, если ты еще раз к моему мамонту подойдешь!

    — Это как? В ракету посадишь? — Он начал оборачиваться к Моте, но не успел. Единственное, что он успел почувствовать — это сильный удар под зад.

    — А вот так! — Тауран приложил руку к бровям, рассматривая запущенный снаряд, который скрылся за лесом. — Понаберут маляров по объявлению!..

    +++++++++++++++++

    Следующее утро

    Город Ампс.

    Таверна "Пьяный ерш"

    — Ну!.. Ты колоться будешь откуда у него мед идет? — ЛегОлас со смехом спросил Мотодора. Он сидел и попивал пряный компот из большой кружки.

    — Он в виде пота выходит на кожу. Правда только за ушами. Вот. Смотри я соскоблил сегодня утром баночку. — С этими словами он поставил на стол горшочек с ярко жёлтой, тягучей субстанцией. Эльф пригляделся к баночке и перед ним выскочила подсказка.

    Неправильный мед.

    Объём 0,4 литра

    — Сам — то пробовал? Может он как яд сильнодействующий!

    — Я вот в галанет заглянул и…

    — И чего? Нашел что‑нибудь про мамонто — пчелов?

    — Нет. Вообще ничего! Даже про слоно — мухов не слова.

    — Правильно. У кого мозгов хватит муху и слона скрещивать? Даже для виртуальной игры это чересчур.

    — Ты попробуй ушастый. Авось вещь вкусная?

    — Сам то пробовал? Ты глаза не отводи! Пробовал? Потравить меня хочешь?

    — Да ты чего ушастый? Яж для тебя самое вкусное! А ты?

    В этот момент дверь в таверну с грохотом отлетает в сторону. Со скоростью загнанного лося в помещение влетает Тринитротолуол. Его глаза — блюдца дают понять, что он очень напуган. Мельком оглядев зал, он бросается к двум нашим героям.

    — Спасите! Богом молю! Все отдам, только спрячьте — Скороговоркой выпалил он.

    — Ты чего? Админа покрасил своей приблудой? — Спросил хмурящийся Мотодор.

    — Н — нет!

    — Лезь в мешок! — Скомандовал ЛегОлас, доставая из инвентаря приличных размеров серый мешок из плотной ткани. Как только он залез, Мотодор затянул шнурком горловину и поставил рядом с собой на пол.

    — Сиди тихо! Ни звука!

    В таверну вошли два человека явно бандитской наружности.

    — Тринитротолуольчик! Ку — ку! — Объявил весь зал один из них. Он был не большого роста и одет в кожаный доспех с множеством ремней и пряжек.

    — Выходи! Мы тебя выследили! — Объявил второй. Он был в металлическом нагруднике и копьем за спиной.

    Мотодор повернулся на звук, хмуро оглядел вошедших и отвернулся, сделав вид, что ему не интересно.

    Вошедшие двое тут же начали обыскивать зал, не забывая заглянуть за барную стойку, под столы и во все углы, которые только можно. Подойдя к столику, где сидели Мотодор и ЛегОлас, один аккуратно заглянул под стол а второй без спроса полез в мешок.

    — Куда лапы тянешь? Лишние руки есть? — Спросил тауран мелкого, ухватив того за кисть.

    — Да ты знаешь кто мы? Ты вообще понял с кем связался? — Начал возмущаться коротышка.

    — Не все йогурты одинаково полезны! — Мотодор засунул в рот палец и резко выдернул издав звук "Чпо — о-ок". Над ним засветилась эмблема клана Д. А.Н. О.Н.

    — Тут два ТОПовых члена клана. Представляться надо?

    — Простите грубость моего спутника! Мы всего лишь выполняем квест от администрации на поимку преступника. — Второй спутник бандитской наружности отвесил напарнику, который уже хотел что‑то съязвить, подзатыльник и учтиво задал вопрос. — Не встречался ли вам персонаж под ником "Тринитротолуол"?

    — Не видел таких. — Хмурясь ответил Мотя.

    — Не смеем вас больше беспокоить, только один вопрос. Что у вас в мешке?

    — Навоз!

    — Что простите?

    — Говно мамонта! — Уже более сердито ответил Мотодор. — У меня маунт мамонт. Жрет все подряд и гадит где вздумается. Вот в городе нагадил, пришлось убирать за ним. Оно ж воняет жуть! И если это лежать посреди улицы будет, мне штраф выпишут. Пришлось убирать. Проверять будешь?

    Тауран ухватил мешок и принялся делать вид, что пытается развязать горловину.

    — Нет! Нет, не надо! Мы вам верим! Извините за беспокойство. — С этими словами оба субъекта бандитской наружности удалились, а Мотодор развязал горловину из которой высунулась голова Триника.

    — Ушли? — Послышался голос из мешка.

    — Ушли! Только ты под столом посиди пока и из мешка не вылезай! Мало ли? — Мотодор задвинул мешок под стол подальше и принялся задавать вопросы, обращаясь к ЛегОласу, но отвечал на них голос из под стола. — Ну и что ты натворил? Колись давай!

    — Это не я! Это все метка хаоса! Мне ее при генерации персонажа всунули! Я же не виноват, что у меня от рождения глаза разные, а система всем эту хрень всучивает у кого Гетерохромия. Выручайте! Мне из города выбираться надо! Иначе меня на респе закроют!

    — Мы то тебе поможем! Вот только нам твоя помощь тоже нужна! — Мотодор взглянул на горшочек меда мамонто — пчела, затем на большую ложку, а потом на ЛегОласа. Эльф, проследивший за взглядом таурана одобрительно кивнул.

    — Я все сделаю! Чем могу помогу, только вы меня из города вынесите!

    — Ну, тогда вот! Съешь! — Мотодор сунул полную ложку под стол.

    — Что и все? Съесть ложку меда? — Триник достал руку из мешка и ухватил ложку, мгновенно засунув ее в рот целиком. Спустя секунду он сморщился словно кислый лимон съел. — Ну и гадость! Чего он соленый такой? У вас не правильный мед!

    — Это потому, что его несут неправильные мамонты!.. Тьфу! Пчелы! — Мотодор стучит костяшками по столу обращаясь к Тринику. — Ты в мешок обратно залезь! Не дай бог увидят.

    — Это с того слономуха?

    — Не слономуха, а мамонто — пчела! Бафы дало какие‑нибудь?

    — Нет. Только дебаф на привлекательность среди нпс. "Облизыватель ух мамонто — пчела". Причем тут уши?

    — Значит Мотя мед бесполезный. Жаль! Может Таблеткину пригодится для красок?

    — Может быть. Ладно, чего рассиживаться? Ты доел? Пойдем тогда. Пора к мудрецу топать! — Мотодор ухватил мешок, в котором спрятался Триник, за горловину и они направились на выход.

    +++++++++++++++++

    Город Ампс.

    Окрестности западных ворот.

    — Ну и нахрена ты это сделал? Триник! Какого хера молчишь? — Мотодор слегка стукнул локтем мешок, который нес через плече. — Ты по другому свой протест выразить не мог?

    — А что мне еще делать? Я уже в суд подавал, петиции писал, все инстанции обошел! Всем пофиг! Я официальное прошение совету директоров прислал! Мне теперь яйца гвоздями к брусчатке прибить, чтобы заметили?

    — Нет, ну ты совсем ушибленный на голову! — ЛегОлас даже очки начал протирать. — И что? Это совсем никак не стирается?

    — Да я же говорю, что это все метка хаоса виновата!

    Над западными воротами, на которые сейчас пялились наши друзья, кипела работа. Около двух десятков игроков суетились на стене. Кто‑то что‑то варил в котле, кто‑то привязывал веревки к поясу, а кто‑то уже висел на веревках и щетками пытался оттереть краску, к слову безуспешно.

    На стене, прямо над воротами ярко — оранжевой краской было написано: "Админы — КАЗЛЫ! Уберите Метку Хаоса!".

    — Триник! Ты в курсе, что ты слово козел не правильно написал? — ЛегОлас улыбался до ушей, рассматривая надпись.

    — Все я правильно написал! Козел — это смиренное, но упертое животное, а кАзел — это степень мудаковатости человека. — Триник принялся ворочаться в мешке. — Чего‑то я чешусь весь.

    — А чего они не могут просто програмно подтереть эту надпись?

    — Забыл ты Мотя про закон "Невмешательства"? Не могут они програмно эту надпись убрать! Им система не даст. Если только совет директоров созывать. — ЛегОлас задумчиво поправил очки. — А стену разобрать не пробовали?

    — Я не знаю. У этой надписи есть графа "создатель"! И кто в этой графе записан объяснять думаю не надо? Я такой подлянки от системы не ожидал. На меня сразу квест выдали. Некогда наблюдать было.

    — Хорош пялиться! Пойдем к лесу отойдем. Надо еще нашего Фантика протестировать. Я еще досок для столика и обивку для кресел взял.

    Отойдя на пару километров Мотя активировал камень призыва маунта и вытряс Триника из мешка.

    — Чего это с тобой? — Мотя рассматривал лицо маляра — хаосита, которое сплошь было покрыто ярко — оранжевыми пупырышками.

    — Это у него аллергия на мед, наверное. — ЛегОлас тоже принялся рассматривать пупырышки.

    — Вы что натворили? — Триник поднял мантию и разглядел пупырышки на животе и ногах. — Вы меня отравить хотели?

    — Да мы сами не знали, что это за мед!

    — Хорош глазеть Ушастый! Смотри, что я придумал для фантика. — Он принялся разворачивать рулон бумаги, который оказался ничем иным как чертежом. Чертеж было громко сказано, потому, что все было нарисовано без линейки и имело вид крайне схематичный вид. Раскатав рулон прямо на земле, он принялся объяснять. — Я тут набросок сделал. Смотри! Вот тут мы сделаем площадку из досок, а вот тут мы поставим стол и три кресла. Ага, а вот тут мы сделаем стойки и навес от солнца.

    — А где будет сидеть… водитель? — Спросил склонившийся над чертежом Триник.

    — Наверно правильнее будет сказать погонщик? — Мотодор по привычке почесал промеж рогов.

    — Да хоть всадник! Мамонт у нас полу разумный и эпик класса! Там через менюшки управление должно быть. Можно маршрут по карте выставить. Ты вообще смотрел меню маунта?

    — Какое меню маунта?

    — Да ладно! Мотя! Ты же уже ТОПовый танк! Элементарные вещи же!

    — Да у меня не было его никогда! Я откуда знаю? Где хоть его смотреть?

    — К Фантику подойди и руку приложи. У тебя пиктограмма должна высветиться.

    Мотодор подошёл к мамонто — пчелу и приложил руку.

    — О! Ушастый, а у Фантика способности есть!

    — Чего хоть он умеет?

    — Так… "Всеядность"… Угу. Он у меня может все, что угодно есть! Млин! Тут "Полет" есть… А нет, оно заблокировано… Так еще есть "Медоносность"… Так… Пол — литра в сутки… О как! Слушай: "Внимание! Мамонто — пчел не правильная пчела и несет не правильный мед! Неправильный мед при употреблении внутрь может вызвать: Неукротимый понос, цветную сыпь по телу, рвоту, расстройство координации, не мотивированные приступы любви к окружающим."

    — Понял Триник? — ЛегОлас толкнул локтем маляра — хаосиста в бок. — А ведь мог обосраться в том мешке! Или чего хуже к Моте полез бы обниматься! Тогда тебе респ гарантирован!

    — Так! Сытость 10 из 100… — Мотодор тем временем продолжал зачитывать меню. — Фантик! Да ты голодный?

    Мотодор принялся рыться в инвентаре, попутно выбрасывая из него доски, бруски, инструмент и бревна. Достав мешок и заглянув в него, он со словами "Нашел!" протянул его Фантику. Тот понюхав его хоботом моментом отправил его в рот целиком.

    — Я конечно понимаю, что всеядный, но он у нас доспехи не сожрет? — Задумчиво спросил ЛегОлас.

    — Так мы если кормить его регулярно будем, то какие проблемы?

    — А ты сейчас посмотри, сколько у него сытости добавилось и поймешь, что для такой махины мешок — ерунда. Так. Разок закусить.

    Мотодор, минуту поковырявшись в менюшках вздохнув, выдал цифры.

    — Добавилось всего 15 сытости. Это ему еще пять мешков надо.

    — Зачем мешков? Вон Триник пускай веток нарвет и пусть он их ест. Он же всеядный?

    — Дело говоришь! Маляр! Чего встал? Топай за ветками!

    — А вы меня до "Пакты" докинете?

    — А это где?

    — Это по пути будет. Не большой городок в степи. Там, Мотя, торговый перевалочный пункт.

    — Докинем, куда тебя девать Маляр — хаосист! — После этих слов Триник побежал к лесу, а друзья снова склонились над чертежом.

    — А на счет защиты ты не думал? А если кто нападет?

    — А мы на, что? Да и не собираюсь я воевать на Фантике! Пока не найдем на него металла побольше. Ты сам посуди! На меня, сколько ушло адамантия? И сколько уйдет хоть той же гномей стали? Да там металла надо столько, что если покупать, так там по деньгам будет дороже его самого.

    — Ну, так‑то, да, только ты, если нападут, думай, как с него слазить будем. Спрыгивать с такой высоты это все равно, что в окно прыгать с четвертого этажа.

    — Чем тебе лестница веревочная не устраивает?

    — Долго! Пока спускаться будем, нас стрелами как ежиков утыкают!

    — Ну отмерь кусок веревки тогда, чтобы он был чуть короче высоты Фантика. И привяжи его к площадке на спине. А второй конец к себе.

    — И что с ней делать?

    — Ничего. Просто, если будет нападение, тупо спрыгнешь. Об землю не убьешься. Тупо на веревке повиснешь.

    — Ага. Главное, чтобы она вокруг шеи не намоталась!

    — Ну не знаю! Тебе не угодишь! — Мотодор насупился и отвернулся, а в это время от Фантика послышалось сдавленное мычание.

    — Что там происходит? И чего он Фантику в рот полез? — ЛегОлас пытался разглядеть, что случилось и почему у Фантика изо рта торчали ноги. Мотодор, оглянувшись и увидев картину "Сожрать маляра — хаосита за 10 секунд", подскочил и побежал к мамонто — пчелу.

    — Фантик! Фу! Выплюнь! — Подскочивший к маунту Мотодор ухватил Триника за ноги и принялся его вытаскивать. — Гадость я тебе говорю! Он больной и хаосист! Выплюнь я тебе говорю!

    После нескольких минут борьбы упрямости Фантика и заботы о здоровье маунта Мотодора, он всё‑таки смог извлечь из рта Фантика Триника.

    — Яж ему ягод протянул!.. А он… хоботом меня и в рот! — Триник сидел с офигевшими глазами и пялился в одну точку. — Меня первый раз пытались съесть…

    — Чувствую, что не последний! Фантик! Хаосистов жрать нельзя! От них живот болеть будет и вообще они ядовитые! Понял? У меня таблеток от живота "Для мамонто — пчелов" нет! — Фантик мотнул головой и начал тыкать хоботом Мотю в ладонь. — Молодец! Смышленый ты у меня! Кушай ветки! Там, по — моему, гнездо птичье было.

    — Спасибо за помощь конечно и весело с вами. И отравили и чуть не сожрали за неполных пару часов… — Он приподнял мантию, попытавшись отряхнуть слюни с нее, и еще раз взгляну на свой живот, который все так же был покрыт пупырышками. — Но без вас как‑то безопаснее.

    — Угу! Скатертью дорожка! И это… Триник ты бы завязывал вещи разрисовывать. Убьют ведь…

    — Мотя дело говорит! Завязывай!

    — Да я уж понял. Если админы снимут метку хаоса, то я в маги боевые подамся. А если нет, то на рерол пойду. Создам гнома без полного погружения и буду в кузнице гвозди, да подковы ковать… Удачи вам, а я в реал пойду. На работу надо идти!

    — А ты не в центре полного погружения?

    — Нет. У меня полноценный игровой аккаунт. Дороговато, но такой реалистичности нигде нет. Жалко будет пересоздавать персонажа и погружение резать. Ладно, заболтался я с вами. Пишите, если перекрасить что‑то надо будет!

    — Не дай бог! — Сразу замахал руками Мотодор.

    — Сам то понял, что сказал? — Усмехнулся ЛегОлас.

    А фигура Тринитротолуола уже начала таять, давая понять, что он вышел в реал.

    — По — моему он на голову стукнутый!

    — Угу. Ходячее приключение блин! "Без вас как‑то безопаснее" Чей бы кирн мычал! — Мотя попытался изобразить голос Триника. — Давай делом займемся! Ты ушастый мне инструмент подавай. Толку от тебя будет мало. Тут с деревом работа…

    +++++++++++++++

    Где‑то западнее города Ампс.

    — Мотя, а тебя ничего не смущает? — ЛегОлас сидел в мягком удобном кресле и закидывал в рот какие‑то орешки, всматриваясь в менюшку, которую открыл для него Мотодор.

    — Да. Смущает! Скорость! Скорость никакая! И качка… ощущение словно я в люльке детской и меня усыпить пытаются.

    — И все? Больше ничего не смущает? — ЛегОлас портер очки продолжив. — Скорость это из‑за того, что мамонт под шерстью перегревается в таком климате и еще он без копыт. Ветки колются… Погоди! Ты вообще ничем больше не смущен?

    — Да вроде бы нет… А что?

    Наши герои устроились в удобных креслах на деревянной площадке, которая была прикреплена на спине огромного мамонта. Над площадкой был натянут белоснежный тент, а спереди к площадке была прикреплена длинная жердь, на которой висел флаг с эмблемой клана и крупными опознавательными буквами Д. А.Н. О.Н. Мамонт имел черный цвет и желтые полосы на боках. Хвост, изображавший жало, и не большие прозрачные крылья давали понять, что перед нами не простой мамонт, а мамонто — пчел! Шел он спокойно и размеренно через не сильно густой лес. При этом он не искал дороги и просто ломился вперед, образуя после себя натуральную просеку из поваленных деревьев. При этом раздавался громкий хруст деревьев и периодические истеричные вскрики мобов, которые попадали под раздачу. Некоторые погибали от ударов деревьев, а некоторых давил ногами мамонто — пчел, причем с завидной регулярностью. Некоторых он ловил хоботом и прямо на ходу засовывал в рот, а его окровавленный хобот и рот придавали довольно зловещий вид.

    — То есть хруст деревьев тебе не мешает?

    — Да не особо.

    — А ты назад взгляни! Видишь пятна красные после нас?

    — Ну.

    — Не догадываешься, откуда они?

    — Ушастый! Ты чего мне голову морочишь? Плохое зрение мамонта — это не его проблема! Затоптал пару зверушек и неосторожных игроков! И что?

    — Да он специально все живое топчет или ест! Ты посмотри! Он же жрет постоянно что‑то!

    — Фантик! Ты хаосистов не ел? — Мотодор подошел к краю площадки, чтобы взглянуть на морду Фантика с боку. ЛегОлас подошел вместе с ним. Фантик, услышав таурана, повернул голову, чтобы его увидеть. Весь хобот и морда вокруг рта были в крови, а концом хобота он держал ревущего медведя. Он довольно ловко засунул его в пасть и с хрустом начал пережевывать, продолжая размеренное движение. На вопрос Моти он помахал головой, давая отрицательный ответ. — Вот видишь! Зверушек ел! Хаосистов не ел! Что тебе не нравится?

    — Да он же монстр! Он медведя только, что целиком сожрал!

    — Боишься он и тебя сожрет?

    — Я не боюсь! Я уверен! И почему мы через лес ломимся? Можно было бы и по дороге!

    — Так короче. Ты сам прикинь. По дорогам, если считать маршрут, который на карте нарисован — это 5 дней ходу. А если напрямик, то 2 дня! Чувствуешь разницу?

    — Блин! Мотя, да тут дорогу прокладывать после нас можно!

    — Не преувеличивай! Набегут друиды с квестами и снова лес вырастят! Расслабься и получай удовольствие от путешествия! О! Умелка откатилась! Попробуем еще раз?

    — Да, сколько можно? Не полетит он! Успокойся уже! И умелка не качается!

    — Давай в последний раз попробуем и если уж никак, то я успокоюсь.

    — Ну, командуй! — Мотодор и ЛегОлас уселись в кресла и начали привязываться веревками. Эльф проверил, как держатся очки, а тауран достал шлем, напялив его на голову и опустив забрало.

    — Стоп машина! — Скомандовал Мотодор. Мамонто — пчел послушно остановился.

    — Протяжка раз! — Прозрачные крылья начали усиленно махать.

    — Протяжка два! — Крылья стали махать еще сильнее и от ветра, создаваемого ими деревья рядом начали гнуться.

    — Поехали! — Во все горло прокричал тауран, стараясь пере крикнуть поднявшийся ветер. Передние ноги мамонта оторвались от земли и огромное подобие пчелы с низкочастотным гулом начало двигаться вперед. При этом задние ноги его волочились по земле, а хвост словно жало торчало в обратном направлении. Подобие полета продолжалось не более 10 секунд, после чего мамонто — пчел с грохотом плюхнулся обратно на землю. От землетрясения, вызванного падением мамонто — пчела на горизонте с деревьев сорвались птицы и стаей унеслись прочь.

    — Почти! Еще чуть — чуть! — Мотодор с досады стукнул по подлокотнику кулаком. — А умелка походу действительно не качается.

    — Ноги от земли не оторвались так что это не полет! Сколько раз тебе говорить, что слоны и тем более мамонты НЕ ЛЕТАЮТ!..

    — Это не слон и не мамонт! Это МАМОНТО — ПЧЕЛ!..

    +++++++++++++++

    Таблеткин.

    Реальность.

    Капсула с шипением открылась и его взору предстала картина белоснежного потолка. Он полежал несколько минут, но привычного голоса супруги не было. Приподнявшись на локтях и оглянувшись, он увидел ее сидящей за столом и смотрящей в одну точку.

    Он неспешно встал и по привычке размялся, хоть капсула и следила за состоянием организма в целом. Подойдя к ней он погладил ее по плечу и поцеловал в щеку. Она в ответ дернулась и словно вышла из глубины своих мыслей.

    — Ой, прости! Я не услышала, как ты вышел. Я сейчас на стол накрою.

    — О чем так задумалась?

    — Я старшего сына Мейлы видела.

    — И как он? Он вроде бы в местную банду подался? Ему всего‑то 13 лет. Зря он так. — Супруга уже выставила пару блюд для Аккруна. Он с удовольствием принялся его уплетать.

    — Я его мертвым нашла. Через проулок срезать хотела, а там он лежит. На шее синяя линия от удавки… — После этих слов Аккрун замер, не донеся ложки до рта. — Ой! Прости! Я такое за столом. Вот дура!..

    — А средний и младший? Мейла ведь как полгода умерла…

    — Я не знаю…

    — Труп окоченевший был?

    — Да. Трупные пятна пошли, и струпья… чернеть начал…

    — Больше трех дней… Если старший кормил младших, то сейчас они дома одни. Возможно без еды. Сколько им лет помнишь?

    — Три года младшему, а средней пять, должно быть. Аклуш и Саита.

    — Адрес Мейлы помнишь?

    — Да. Это в нашей секции. 1087…

    — Бери дешифратор и пойдем. Возьми еще аптечку. Пойдем, проверим, а то ты помнишь старика Енда? Он пока не мумифицировался, его так никто и не удосужился проверить, а нашли воры, которые к нему залезли, чтобы переночевать. Думали он уехал куда‑то.

    — Я еще вещей теплых возьму. В нашей секции контролеры температур полетели. Зябко…

    ---

    Супруги стояли в полутемном коридоре. У стен валялся мусор, и было довольно прохладно. Световые панели здесь никто не менял уже десятилетия и те, что работали, выдавали, дай бог треть мощности от наминала. Эта часть сектора была давно заброшена. Сюда даже воры не заглядывали. Тут по определению уже лет пять, как брать было нечего. Двери большинства комнат были открыты и в них иногда ночевали бродяги.

    Аккрун в задумчивости нажимал пиктограммы на треснутом мониторе дешифратора. Дешифратор был самодельным и был смонтирован в ящик, в котором раньше электрики носили инструменты. Запаянная огромная трещина на боку ящика свидетельствовала о том, что ящик явно побывал на свалке. Из него тянулся шлейф со штекером, который был подключен к панели около двери.

    — Не получается? — Спросила его супруга. Она стояла рядом, удерживая приличных размеров мешок. В нем была пара армейских аптечек, которые Аккрун так же притащил со свалки.

    — Дешифратор глючит. Всё‑таки написание программ — это не мое. Сколько раз переписывал, а все равно где‑то, но накосячу. Все в порядке, просто я его перегружаю. Сейчас заработает.

    Супруга переминалась с ноги на ногу в нетерпении, но не жаловалась. Спустя несколько минут электронный замок двери пикнул, и дверь отъехала в сторону.

    — Постой здесь. Если надо я позову. — Аккрун строго посмотрел на супругу и исчез в проеме помещения, где тускло, горел свет. Супруга послушно осталась у дверей.

    Войдя в комнату, по размерам соответствующей их ней, он одежду сваленную в одну кучу на кровати и два доеденных армейских пайка на полу. Стол в комнате отсутствовал. Он нагнулся к остаткам пайков и его лицо начало хмуриться. Все упаковки пайков были пусты и вылизаны до блеска. Кое — где упаковка была надкушена.

    Он взглянул на кучу одежды и рассмотрел в мешанине штанин и рукавов детскую пятку. Его челюсти сжались сильнее, и он потянулся к ней дрожащей рукой, шепча под нос: "Не дай бог…".

    Дотронувшись до пятки, он облегчённо вздохнул. Пятка была теплая, и спустя секунду она исчезла в куче, и в ней началось движение. Через пять секунд из кучи показалась взлохмаченная голова ребенка около трех лет.

    — Вис? Это ты? — Из кучи белья высунулась маленькая ручка и протерла глаза. — Ты не Вис! Где Вис?

    — Вис… Он попросил накормить вас… Меня зовут дядя Аккрун. А где твоя сестра?

    — Саита? Она тут. Только она спит, и я не могу ее лазбудить. И она холодная стала. Навелное она заболела. У нее зивот болел. Навелное потому, что она колобочки от пайков ела. А у тебя есть что‑то покушать? У меня вот осталось чуть — чуть… — С этими словами он достал из‑под одеяла кусочек засохшего армейского рациона. Внутривенного. Аккрун сразу его узнал. Он сам такие ел, до того как к нему попала в руки капсула. Такой использовался военными в растворенном виде. Он применялся водителями мехов, когда они были в длительных рейдах или не могли долго выходить из своего меха. Чтобы не отрываться на еду им вводили питание внутривенно. — Только я для Вита его белегу. Он знаешь какой сладкий? Это его доля. Я спесально сплятал! А обычные пайки кончились, но они не вкусные…

    — А я доктор! Можно я Саиту посмотрю? — Голова Аклуша кивнула, и он стал выбираться из кучи. Вылез он одетый в одну футболку, которая ему была велика. Она была грязного серого цвета и доходила ему до колен на манер платья. Ноги были абсолютно голые.

    — Она внутри. Только смотри! Если ты что‑то с ней сделаешь — я все Виту ласскажу! Он у нас ух! Такой сильный! — Мальчик погрозил Аккруну кулаком. — Вит не плиходил долго. Я каздый день палочку рисовал, когда он усел. Вон на стене.

    Аккрун взглянул на стену, на которой красовались 18 неровных палочек.

    — Я только посмотрю. — Аккрун принялся разгребать кучу белья и обнаружил девочку лет 5–6 на вид. Обнаженная детская грудь не двигалась, кожа была бледная и по телу пошли пятна. Нагнувшись над ней, он немного сдавил глазное яблоко и, увидев вытянутый, словно кошачий зрачок, закрыл глаза ребенка и глубоко вздохнул, сразу же осунувшись.

    — Она сильно болеет? — Спросил Аклуш, подойдя к Аккруну и ручкой поднимая его голову, стараясь увидеть его лицо. — Она умеля?

    — Да Аклуш. Умерла…

    — Вит тоде не плидет? Он нас блосил? — Смотря в глаза, порол правду матку трёхлетний ребенок. Его чистые, зеленые глаза не имели даже намека на слезы.

    — Нет. Он не бросил… — Аккрун сглотнул ком в горле. — Он тоже умер…

    — Ты будес делать мне плохо? Не вли! Мне Вит много лассказывал, пло плохих дяденек!

    — Нет. Мы знали твою маму… Мы пришли помочь… Я хочу тебя забрать жить к нам. У нас есть, что покушать и тепло. — Аккрун заметил, что мальчик стоит босиком на металлическом полу, а в комнате не так уж и тепло. Дети свалили в кучу все вещи которые смогли найти и зарылись в нее, чтобы согреться. Они грелись друг об друга.

    — Ты влес?

    — Нет. Твою маму звали Мейла. Она была очень красивой и у нее были темные претемные волосы. Она была высокой и стройной. Она умерла, когда тебе было два годика…

    Мальчик выпрямил спину и наклонил голову чуть вперед. Его руки вытянулись вдоль тела, а кисти сжались в кулаки. Смотря на Аккруна исподлобья, уголки его рта опустились вниз, а из глаз потекли слезы. Мальчик стоял и плакал, не издавая ни звука.

    — Не плачь. Все будет хорошо! — Аккрун попытался обнять ребенка, но он не обнял в ответ. Он все так же продолжал реветь без звука, даже когда Аккрун поднял его и понес к выходу из комнаты.

    — Малчики не плачут! Вит не плакал и я не плачу! — Дрожащим голосом ели слышно говорил ребенок на ухо Аккруну, обхватив его за шею.

    — Не плачешь! Это просто конденсат с потолка капает, вот и лицо у тебя мокрое! А ты настоящий мальчик!.. Ты не плачешь! — Он подошел к супруге и та, видя ревущего ребенка и Аккруна, сигнализирующего свободной рукой, принялась доставать теплую одежду и накидывать на мальчика.

    — А что говорила Саита, перед тем как уснуть?

    — У нее зивот болел. Я ей говолил, что упаковку от пайка есть нельзя…, а она съела две колобочки, две челточки назад… — Рассказ прерывался всхлипами мальчика. — А потом у нее зивот заболел и она не могла уснуть… говолила, что ей больно… а потом она уснула и не плосыпалась…

    Аккрун смотрел на супругу, а у той дрожали руки и были огромные глаза. Он подхватил мальца поудобнее и они вместе отправились в свою комнату, оставив дверь открытой.

    — А куда мы идем дядя Аккрун?

    — Домой… домой мы идем…

    ++++++++++

    Быстрые похороны в местном крематории обошлись в шесть кредитов. По три за каждое тело. Отповедь священнослужителя, стандартный горшок для праха и услуги самого крематория. Покупать изысканных урн Аккрун не стал. Он не знал, что решит Аклуш делать с ними. Может, смешает с лунным грунтом, а может, станет хранить.

    Больше проблем доставило поиск тела Вита и найм людей, чтобы донести тела до местного крематория. На это ушло еще 4 кредита.

    Зайдя домой Аккрун обнаружил супругу, сидящую за столом и смотрящей в одну точку. Он сел рядом с ней молча, не зная как начать разговор. На столе стояло две пустых, чистых тарелки.

    — Он съел свою порцию и доел твою. Просил еще, но я не дала. Побоялась, что заворот кишок будет. А тарелки он вылизал…

    — Я хотел спросить, что дальше де…

    — У тебя есть другие варианты? — Перебила его супруга на полу слове. — Сам прекрасно знаешь, что происходит в государственных приютах у нас.

    — Тогда оставляем его у нас. — Аккрун устало потер ладонями лицо.

    — Ты знаешь, сколько таких малышей у нас в трущобах?

    — Всем мы помочь не сможем. Я понимаю тебя солнышко… — Аккрун встал и подсел к супруге, обняв ее.

    — У нас на счете почти 4 миллиона империалов. Уж пару десятков прокормить точно сможем… Как думаешь? — Она повернула лицо с красными от слез глазами к нему.

    — А куда мы их…

    — Пока снимем несколько комнат, чтобы всех разместить. Отмоем, откормим. Тут главное помнить, что характер ребенка формируется до 6 лет. Дальше мы их уже не исправим. Поэтому нужно помогать в первую очередь тем, кого мы сможем вернуть к нормальной жизни.

    — А пото…

    — А потом всех заберем с собой на Марс. Я думаю, Евгений будет не против. Да и лишние руки всегда пригодятся. И профессию мы им сможем дать.

    — Ну и где…

    — Здесь. В трущобах. Я постараюсь узнать… Я знаю, что это глупо. Я попробую. Ладно? Может и не выйдет ничего и не найду я таких, но… я должна попытаться.

    Аккрун не ответил. Он поцеловал ее в шею, тихо шепнув на ухо "Попробуй". Он встал и уже собирался вернуться в капсулу, но остановился спросив:

    — А где Аклуш?

    — На твоем месте спит. Собрал все белье и все одеяла, свалив их в кучу. Он зарылся в ней и уснул. Со мной разговаривать не хочет. Все про тебя спрашивает.

    — Как проснется — дай мне знать. И повесь ему монитор на руку. Вдруг здоровье подкачает?

    — Когда проснется я тебе напишу. Я думаю стоит его в капсулу засунуть и проверить полностью.

    — Да. Как только проснется. Хоть пока и нет никакой симптоматики, но обследовать стоит. Может сейчас? Пока спит?

    — Не стоит. Он плохо спит. Очень чуткий сон…

    +++++++++++++++++++

    Тринитротолуол.

    Лесостепь гораздо западнее города Ампс.

    Лохмотья мантии висели как лапша, намотанная на вилку. Исцарапанные руки и безумный, загнанный взгляд создавали ощущение загнанной в угол крысы. Бежать было не куда.

    Триник всю свою игру был крафтером. Ему никогда не приходило в голову качать выносливость или скорость. У него даже навыка "Бегун Первого ранга" не было. Ему претили бои и сражения, добычей ресурсов ему заниматься совсем не хотелось, а занимался он в игре исключительно готовой продукцией. Сначала он пытался стать артефактором, потом алхимиком и когда метка хаоса стала доставлять реальные проблемы, попробовал стать поваром, но и тут метка сумела нагадить ему.

    — Еще чуть — чуть!.. Давай родная! Спаси мою задницу! — Триник шептал реторте, которая стояла на маленькой горелке. Из нее по капельке вытекала жидкость по виду напоминающая ртуть. — Еще немножко! Мне только вторую малую колбу набрать…

    Сидя в логу, посреди не густой рощи Триник пытался сварить довольно бесполезный и по большей части опасный эликсир. Он был из разряда "шутка программистов". Элексир "Случайной телепортации" переносил употребившего в случайное место. Шутка же заключалась в том, что место могло быть в нескольких десятках метров под или над землей, могло оказаться в утробе какого‑нибудь огромного монстра, посреди лужи лавы и других довольно не приятных местах. Место могло быть вообще любым.

    Причина, почему он решил рискнуть употребить подобное зелье, была проста. Он банально пытался убежать. Триник убегал от загонщиков уже полдня. Носясь по пересеченной местности, кустам и оврагам, но смог оторваться от преследователей всего на полчаса, а если смотреть правде в глаза, то на минут двадцать. Не больше.

    — Быстрее родненькая… — В этот момент над головой раздался пронзительный крик грифона, от которого Триник вздрогнул. — Нашли падлы!..

    Он судорожно принялся закидывать в инвентарь разбросанные недалеко вещи из походного набора алхимика. За пару секунд он собрал все вещи, за исключением реторты и одной колбы, куда капал эликсир. Не далеко послышались шаги и хруст веток. Триник ухватил колбу и с места рванул от шагов со всей скоростью, которую мог выдать, оставив реторту на месте. Уже на бегу, сбивая дыхание он бормотал себе под нос:

    — Где же ты когда нужна?… Метка… мать твою… хаоса! — Задыхаясь, выпалил он. От паники охватившей его и адреналина в крови, он не заметил, как из рук начал сочиться синий дым. Густой дым, валивший из правой руки начал обволакивать малую колбу, которую он держал этой рукой.

    — Чтоб вам всем! — Выпалил он, чувствуя, что силы покидают его, и он начинает замедляться. Обернувшись на ходу, он увидел силуэты четверых преследователей. Не видя другого выхода, он одним залпом выпил содержимое колбы, сморщившись как от лимона. Перед глазами его всплыла системка:

    Вы использовали зелье "Безумного забега"

    Ваша выносливость при беге не снижается.

    Вы не можете остановиться еще 23 часа 59 минут 59…58…57 секунд.

    Во время забега вы не можете покинуть игру!

    — Какого хрена? Где телепортация? — Возмутился он, но взбледнул, заметив остатки синего дыма на правой руке, которые почти рассеялись. Он хотел остановиться, но не смог. Ноги отказывались слушаться. — Разрабы! Су — у-у…

    Ноги Триника при этом начали судорожно сокращаться, заставляя его двигать ими все быстрее и быстрее. В итоге они ускорились до такой степени, что бег превратился в одно смазанное движение ног. Скорость движение выросла до приличных скоростей и чтобы не врезаться в дерево он наклонял корпус, на манер скоростного аэромопеда. Повороты получались плавными и не всегда удачными. Если деревьев удавалось избежать, то попав в пологий овраг, он выскакивал из него с такой скоростью, что подлетал на несколько метров. Поймав примерный темп и маневрируя он начал менять направление, понимая, что преследователям его не догнать. Даже грифон не летал с такой скоростью, которую выдавали его ноги. Осталось понять, куда теперь бежать…

    +++++++++++++++++++++

    Небольшое отступление.

    "Блеск Пяток". Так звали игрока. Вполне обычный игрок, который поставил во главе своего персонажа такую неоднозначную характеристику как скорость. Он прокачивал ее, всеми доступными способами, исключая разве, что такое безумие как "полное погружение". Класс под стать характеристике — убийца. Он постарался выжать из этого класса максимум. Атаки из укрытия на сумасшедшей скорости и не менее скоростное отступление. Это давало как преимущества, так и слабости. За скорость пришлось жертвовать уроном. И не малым. Победа доставалась только тренировками, для получения точного критического удара, несмотря на доводчики.

    Возведя скорость в абсолют, он попытался найти самого быстрого маунта. Маунта который был бы под стать ему самому. Долгое перекапывание форума и галанета дало несколько вариантов, но все они были неприемлемы в виду своей баснословной стоимости или непомерных затрат времени. Он уже было повесил нос, но ему улыбнулась удача! Его наставник, видя его специализацию, предложил ему квест на "ездового животного, способного обогнать ветер". Сам квест заключался в прохождении полосы препятствий за крайне короткий промежуток времени. "Блеск Пяток" бился над этой задачей не одну неделю, но в один момент он понял, что если будет пытаться выполнить на скорость все упражнения полосы, то никогда не приблизится к заявленному учителем времени. Он решил просто на просто пробежать полосу.

    Сперва идея казалась удачной, но полоса не была бы полосой препятствий, если бы не предусматривала подобных уловок. Для того чтобы совладать с ней он потратил еще одну неделю, но добился своего. Завершив квест, он получил вознаграждение. Ездового маунта "Пепельный быстроног". Из галанета было известно, что животное очень быстрое, но очень уязвимое и в бою абсолютно бесполезное. Недолго думая он взял квест на доставку срочного донесения в соседний город и вышел к воротам, призвав маунта.

    Больше всего ездовое животное было похоже на обычного земного страуса, за исключением расцветки и большого гребня из перьев. Цвет был черный, но цвет кончиков перьев переходил в серый, от чего создавалось впечатление пепельного окраса.

    Невольно залюбовавшись красотой маунта, он не заметил, как стал объектом внимания игроков, которые всегда крутились около ворот в приличных количествах.

    Нажав пиктограмму "посадка" в меню маунта он стал наблюдателем того, как огромный страус сел на землю, сразу став довольно не большим. Усевшись на него, он еле слышно произнес:

    — Поиграем с ветром в салки?…

    ++++++++++++++

    Тринитротолуол

    Лицо Триника излучало недовольство. Он уже четыре часа мчался по торговому тракту и его никто даже не думал останавливать. Все прохожие и караваны смотрели на него с удивлением и порой что‑то кричали. Когда же он пытался попросить о помощи караваны останавливались и занимали оборонительную позицию, даже не попытавшись его остановить. Сам себя он успокаивал мыслью, что "Бегущий со сверхскоростью человек и орущий "Помогите!" вызывает совсем другие мысли, нежели попытку остановить его".

    В расстроенных чувствах Триник достал последнюю горбушку хлеба и ярко оранжевый фрукт, который числился у него в инвентаре под закладкой "ингредиенты". Продолжая забег в том же темпе, он начал есть. Ноги работали без его участия, и ему изредка приходилось наклоняться, чтобы не столкнуться с очередным караваном или путником.

    Выйдя на прямой участок дороги, между городами Римеск и Дулоп он совсем заскучал. Прижавшись к правой стороне тракта, он перестал даже поворачивать. Забег стал настолько скучный, что его начало клонить в сон, и он начал клевать носом. Вскоре он заснул, откинувшись назад…

    ++++++++++++++++

    "Блеск Пяток" улыбался до ушей. Свист ветра в ушах и сумасшедшая скорость заставляли выбрасывать в кровь адреналин. Он мчался уже час и рассчитывал, что через три будет уже в городе Дулоп. Оглянувшись, он заметил, что сзади его кто‑то догоняет. Причем не по дороге, а по обочине, где была сточная канава, оставляя при этом довольно большой пылевой шлейф.

    Нахмурившись, он активировал абилку ускорения маунта, которая откатывалась сутки. Результат остался прежним. Странный объект его продолжал догонять, несмотря на прибавку в скорости в 20 %.

    "Блеск пяток" начал нервничать и приготовил несколько метательных ножей. Ситуация ему все больше не нравилась, хоть и грехов за собой он не вел. Еще раз, оглянувшись, он начал различать фигуру человека, который смотрел в небо на бегу. Именно бегущего человека. Никакого маунта под ним он не разглядел. Ситуация еще больше не нравилась ему, но предпринимать кардинальные действия он не стал. Все‑таки может его просто берут на обгон?

    Ситуация прояснилась, когда бегущий человек поравнялся с ним. От того, что предстало перед глазами "Блеска Пяток" хмуриться он начал еще сильнее.

    Сначала он думал, что бегущий с сумасшедшей скоростью человек, который его нагонял, смотрит в небо, но когда они поравнялись, он обнаружил, что глаза его закрыты. И не смотря на свистящий в ушах ветер, он достаточно четко услышал храп. Обычный вполне размеренный храп человека, который спит.

    — Он спит что ли? — Долго изумляться он не сумел потому, что абилка ускорения маунта закончилась и спящий бегун, резво обогнав его, начал ускоряться. — Спящий бегун!

    +++++++++++++

    Степь О'Трош

    Степь довольно своеобразное зрелище. Многим хотелось бы видеть в степи О'Трош луга до горизонта, устеленные зеленеющей травой и цветами. Но, увы, эта степь была из разряда "Ландшафт приближенный к реальности". В такой степи было характерно обнаружить под ногами высохшую землю, местами переходящую в мелкую гальку, и никакой растительности, кроме редких вкраплений пожухлой травы и низеньких кустиков, так похожих на верблюжьею колючку. При всем этом вся серость этой степи перекрывалась тем, что степь была ровная как стол до горизонта. Для не привыкшего к таким пейзажам зрителя довольно шокирующее зрелище. Ни одного дерева, ни одного холмика… вообще ничего. Редкие пучки травы и кусты верблюжьей колючки. Все. Больше там ничего нет.

    Посреди этой огромной и довольно пустынной локации было только одно отличие от настоящей степи. Ее пересекала не большая речка, вдоль которой имелись не высокие заросли кустарника. Она имела высокий крутой берег и кустарник на нем высотой метра три.

    На не частых поворотах реки можно было встретить небольшие поляны с пологим спуском к воде. И на одном из таких вот спусков и стояли Мотодор с ЛегОласом. Недалеко у самых кустов стоял Фантик. Он планомерно, не торопясь и без видимого удовольствия уничтожал кустарник путем поедания оного.

    Они стояли лицом к реке и держали что‑то в районе пояса. Недалеко от них можно было услышать такой диалог:

    — Твой толще и… массивнее что ли… — ЛегОлас повернул голову к Мотодору, рассматривая что‑то в районе его колен.

    — Ну, ото ж! Хотя твой, по — моему, немного подлиннее. — Мотодор тоже что‑то рассматривал в районе ног ЛегОласа.

    В ногах у обоих стояло по ведру, в котором плавало по одной рыбине. У Мотодора в ведре плавала рыба потолще, а у ЛегОласа соответственно потоньше и подлиннее. В руках они держали обычные бамбуковые удочки.

    — Странная какая‑то тут рыба. Что за название такое? Хвостопер?

    — Нормальное название. Ты на задний плавник посмотри. Видишь какой? Наверное, поэтому и назвали. — Мотодор поднял удочку, рассматривая наживку на крючке, которой к слову там не было, и сплюнул. — Опять объели! Вот же твари хитрозадые! Когда успели? О! Мне сообщение пришло!

    Мотя поменял наживку и, закинув удочку, принялся вчитываться в одно ему видимое сообщение.

    — Ушастый, тут Тринитротолуол пишет.

    — Триник чтоль?

    — Так… Спасите, помогите… На работу через 3 часа… Бегу, не могу остановиться! Что за хрень? Ничего не понял!

    — Мотя покажи!

    Мотодор сделал видимой менюшку и ЛегОлас углубился в чтение.

    "Мотодор! Ты первый в списке контактов и поэтому пишу тебе. СПАСИТЕ МЕНЯ! При неудачной попытке бегства от преследователей я опять спровоцировал действие метки хаоса. При этом я варил зелье, которое и было ей преобразовано. Я глубоко опечален тем фактом, что мне пришлось его выпить, но поделать я теперь уже ничего не могу. На данный момент я бегу со скоростью 60 километров в час и не могу остановиться, как и выйти из игры. Все встречные мне путники или не могут понять моей просьбы остановиться, или шарахаются в ужасе. Мне не к кому обратиться кроме вас, так как это повлечет выдачу моего местоположения. Просто врезаться во что‑нибудь я тоже не могу, так как я сразу же отправлюсь на респ в ближайший город, где меня непременно заметят и результат повториться.

    Очень вас прошу о помощи. Мне не к кому обратиться. Если вы скинете мне ваши координаты, я прибуду в самое ближайшее время. Глупость же всей этой затеи в том, что действие зелья заканчивается через 16 часов, а через 3 я должен быть на работе! Спасите мою карьеру! Выручите меня! "

    — Я так понял он опять с зельями накосячил?

    — Угу. Мотя, а ты сможешь его остановить? Ну, то есть треснуть так, чтобы на респ не отправить?

    — Смогу, но сначала попробуем немного по — другому. — Мотя принялся что‑то печатать.

    — Мотя, ты уже скинул наши координаты? — Спросил ЛегОлас таурана, спустя минуту.

    — Да. Не бросать же этого чудика?

    — Через сколько он будет?

    — Обещал через час быть.

    Через час неспешной рыбалки на горизонте показался Триник. Вернее показался столб пыли, который приближался. Мотодор, отложил удочку и отошел от реки, приготовившись его ловить. ЛегОлас приготовившись наблюдать за этим действием, тоже отложил удочку и арбалет, который всегда таскал на спине или плече.

    Мотодор установил два столбика со свой рост на расстоянии пару метров и закрепил между ними жердь. После этого он отошел вперед и расставил руки в стороны, слегка присев, словно решил поймать Триника в объятья.

    — Мотя! Не будь идиотом! У него скорость 60 к/м в час! При его 50 килограммах, он снесет тебя, и как звать не спросит!

    — Учись Ушастый! — Мотя даже не повернул голову в его сторону. Он всматривался в пыльный столб, стараясь разглядеть Триника.

    Спустя несколько минут он его разглядел и когда алхимик — хаосит почти столкнулся с ним, он сделал шаг в сторону, при этом ухватив его за шиворот одной рукой. От инерции его раскрутило, и послышался треск одежды Триника. Сделав пару десятков вращений, ему удалось остановиться. Он держал на вытянутой руке Триника, который продолжал вращать ногами с бешеной скоростью, словно продолжая бежать, и скомандовал ему, подойдя к закрепленной жерди:

    — Держись за турник! — Подвесив его на жердь, он начал его разглядывать и ковыряться в инвентаре. Спустя пару секунд он достал небольшое полено.

    — Не то! — Выдал Мотодор, взглянув на Триника, а потом на полено.

    — Мотя! Сделай что‑нибудь! Мне на работу, а я остановиться не могу! — Взмолился Триник.

    — Ты турник держи! Сейчас все будет!.. Не то! — Мотя повторил осмотр головы алхимика — хаосита и чугунного котелка.

    — Ну чего ты копаешься? ЛегОлас! Ты хоть мне помоги!

    — Оно! — Выдал тауран, после тщательного осмотра любимого половника. — Ушастый! Ты чего там засел? Иди сюда! Пока что этот хаосист не опасен!

    ЛегОлас неспешным шагом направился к Мотодору, а за ним бодро шагая, увязался Фантик. Он игриво вилял хвостом, а хоботом подхватывал пыль с земли и фонтаном выбрасывал в воздух. При всем его игривом виде рот был растянут в хищной улыбке.

    — Фантик! Фу! Место! Его есть нельзя! Он не вкусный и вообще отравленный! — После крика Мотодора Фантик остановился, понуро повилял хоботом, топчась на месте, и неохотно направился обратно к кустам.

    — Подыграй Ушастый! Церемонию проводить будем! — Шепнул Мотя, эльфу подмигнув и сунув в его руки свой половник.

    — А просто половником по голове стукнуть никак?

    — Это не по — нашему! — Мотодор подмигнул ЛегОласу. — Пафос — это наше все!

    Недоумевающее лицо ЛегОласа сменилось улыбкой до ушей. Он достал свой старый маскировочный плащ и сложил его, изображая квадратную подушку. Уложив половник на импровизированную подушку, он выпрямился и встал сбоку от Триника, кивнув Мотодору. Тот подошел к Тринику и выпрямился, став как будто даже выше, и поправил шлем на голове.

    — Сей день, и сей час, мы собрались для того… — Мотя начал вещать речь величественным голосом. Он старался придать максимум торжественности этому моменту. Долгие витиеватые фразы продолжались почти минуту. Было видно, что Мотодор читал с галанета какой‑то текст. Периодически он останавливался и говорил шепотом: "Секунду страницу перелистну". Но и его речь подошла к концу. Он взял в руки половник, который поднес ЛегОлас, опустившись на одно колено. — …Во имя борща, копченого сала и макарон по — флотски нарекаю тебя сэр Треники!

    — Это конечно все довольно забавно, но может вы меня остановите, и перестанете ломать комедию? — Раздраженно встрял Триник. Он переминался с руки на руку. Руки довольно сильно затекли, но он держался.

    Мотодор, не подходя к Тринику, который продолжал, бешено вращать ногами, на вытянутой руке стукнул ему половником сначала по левому плечу, затем по правому и с размаху зарядил в лоб поварешкой. Звук был настолько звонкий, что его было слышно на несколько сот метров.

    — Да вы охренели! — Взревел алхимик — хаосит.

    — Однако! — Хмуро произнес Мотя и зарядил еще раз половником Тринику по голове. — Ушастый! Не помогает!

    — Прокляну! Меткой прокляну сволочи! — Взревел Триник.

    — Это как так? — Возмутился тауран, не обращая внимания на вопли подопытного. Он принялся раз за разом наносить удары по голове Тринику, который не переставал материться и проклинать Мотю до седьмого колена. Остановился он только тогда, когда Триник лежал на земле в коме.

    — От же чугунная голова! — Мотя рассматривал половник в руке. Мало того, что ручка была погнута под углом 90 градусов, так еще сама чаша половника была прилично замята.

    — Ты его не того…. На респ не отправил? — ЛегОлас рассматривал Триника, который валялся без чувств на земле. Ноги уже никуда не бежали, но вот его голова… Весь лоб и темя бугрились от шишек. Даже сквозь довольно длинные космы было видно, что вся голова в шишках. Под правым глазом наливался краснотой огромный фингал. ЛегОлас взглянул на Мотодора, который пытался выровнять пострадавший половник.

    — Не, у меня системка была. Он в коме на 2 минуты… ну и дебафов 8 штук.

    — Половник жалко!

    — Да! Хороший инструмент был…

    — Слушай, а причем тут Треники?

    — Какие треники?

    — Ты зачем его треники обозвал?

    — Я? Я вроде Триник сказал…

    — Ты треники сказал! Я точно слышал! Чего‑то он не дышит по — моему. Ты его не убил там?

    — Да не! Тогда тут бы посмертное облако было бы! Я все рассчитал!

    — А чего он синеет?

    — Так это… Не знаю.

    — Надо что‑то делать!

    — Задыхается что ли? Ты это… искусственное дыхание делать умеешь?

    — Это как? — ЛегОлас почесал надломленное ухо и еще раз взглянул на синеющего Триника.

    — Я и забыл, что ты в капсуле живешь. Сейчас покажу. — Мотя подошел к Тринику и сел на колени у его головы. Цвет "пациента" сменился на зеленый. — Так, голову запрокинуть, нижнюю челюсть выдвинуть… Ушастый! У меня руки большие, да и не получится у меня в него вдохнуть. У меня рот больше, чем его голова.

    — И что ты предлагаешь?

    — Ты сейчас ему будешь искусственное дыхание делать!

    — И как?

    — Нос рукой зажми и своими губами его губы прижми и выдохни.

    — Ты чего? Ты мне с ним целоваться предлагаешь? — Возмутился, севший рядом с ним ЛегОлас.

    — Так то же для дела! Щас на респ уйдет! Делай кому говорю!

    — Может не надо?… — ЛегОлас посмотрел на Триника, а затем на Мотодора. — А давай мы его голову тебе в пасть засунем? И ты выдохнешь! Тоже самое ведь получится!

    В это время дебаф "кома" закончил свое действие и Триник, резко повернувшись на бок, издал утробный рык и выдал на колени ЛегОласу приличную порцию рвотных масс.

    — Фу! Триник, чтоб тебе!

    — Уроды!.. Кхе — кхе… Садисты! — Триник принялся ползти подальше от таких "помощников" в сторону речки. — Чтоб вас демоны на изнанку вывернули!.. Скоты!.. Кхе — кхе… Хлорки вам вместо творога на завтрак!

    Триник попытался встать на ноги, но не сделав и пары шагов, он воткнулся головой в землю. Мотодор ухватил его за ногу и подтащил к себе.

    — Стой! Мы еще первую помощь не оказали!

    — Пусти! Прокляну! — Выдав еще порцию рвотных масс, он продолжая проклинать и махать руками, пытался отползти на карачках в сторону речки. Из его рук начал сочиться синий дым.

    — Мы ему помогаем, значит, а он вон как! Меткой всех приложить решил?

    — Мотя, а ты в курсе, что мы его в клан приняли? — Выдал ЛегОлас рассматривая системки.

    — Ничего я его не принимал! — Мотодор полез в системные сообщения и от их содержания у него случился приступ недержания грубых и матерных слов. — Ох тыж екрный бабай! Как его убрать? Выгони его из клана! От него одни неприятности!

    — Так мы же сами в уставе ограничения прописали, что выйти нельзя!

    — Итить твоюж! И что теперь делать? Как это случилось?

    — Что делать? Ждать! Видимо система посчитала, что мы ритуал принятия в клан произвели. Чего‑то мне его дым не нравится! Ты смотри куда он ползет!

    Триник продолжал довольно бодро ползти к реке на четвереньках, не смотря на то, что его довольно сильно вело и потряхивало. Из его рук продолжал сочиться синий дым. Когда он прикасался к земле, синий дым обволакивал редкие растения и с ними происходили изменения. Иногда редкие пучки травы желтели и усыхали, иногда меняли цвет с серого, на ярко фиолетовый. Проползая мимо маленького кустика верблюжьей колючки Триник его слегка задел и тот вскочил, словно его чем‑то напугали. Куст изобразив ноги из корешков и руки из веточек, тоненько завизжал и понесся подальше от хаосита размахивая ручками — веточками. За этим приступом паники колючего куста недоуменно наблюдали двое друзей.

    — К реке он ползет!

    — Как бы не испортил чего…

    — Там нашего только удочки…

    — И мой арбалет…

    — Ушастый придурок! Бегом! — Мотодор на всех парах несся к Тринику, который уже подобрался к арбалету. Он ухватил одной рукой, с которой валил синий дым, за снаряд который торчал немного спереди и хотел уже взяться за ложе для стрелы, но Мотодор успел и выхватил арбалет.

    — Ты что творишь! Чуть арбалет хаосом не заляпал! — Начал орать Мотя на Триника. — Тебе Фантика моего мало было? Мало тогда летал?

    Подбежавший ЛегОлас выхватил у Моти арбалет и принялся выяснять степень повреждений. Сверившись с описанием, он выдохнул и вытер пот. Арбалет не пострадал.

    — Если бы я мог, я бы вам вообще в котелок с кашей насрал!.. Уроды!.. Чего‑то мне совсем хреново… — Триник так и не встал с колен. Даже в положении "на четырех точках" его продолжало мотылять, и потряхивать. — 8 дебафов! ВОСЕМЬ! Да вы совсем охренели!.. Если бы я не опаздывал на работу — хрен бы с вами связался!..

    +++++++++++++++++++++

    Когда ночь опускается на степь, то тут становится довольно прохладно. Яркая россыпь звезд на небе и огромный полумесяц создавали особую атмосферу. Звезды, не засвеченные огнями городов, воистину прекрасны.

    — Интересно, а в реальности они такие же? — Задумчиво спросил ЛегОлас. Они лежали у тлеющих углей костра и рассматривали звезды на небе. В спальных мешках было довольно тепло, а костер уже почти не грел. От дотлевающих углей изредка доносился треск.

    — В реальности… это смотря, откуда глядеть. На марсе их плохо видно. Если под куполом, то и вообще не видать. На земле не знаю. Я там не был никогда, но я видел звезды из космоса. — Мотя повернулся к эльфу и принялся рассказывать. — Представь! Мы значит, пустотные маневры отрабатывали в училище на старом эсминце. Это было обязательным у всех. Засунул нас старшина в пустотные скафандры и пендаля для ускорения выписал. Я значит, сквозь шлюз прошел, а там! Там реки звезд! Везде! Куда не глянь они! Хрен ты, где такие звезды увидишь! Только, если на луне. Там атмосферы нет и говорят, что звезды видно все.

    — Наверное, это классно… — Со вздохом произнес ЛегОлас. И тут же попытался сменить тему. — Слушай! Мне тут Триник рассказал, как он с этим зельем попал!

    — Чего там рассказывать? Химичил и нахимичил! Все как всегда!

    — Это да, но ту надпись над воротами так и не стерли!

    — От же упертые бараны! Разобрали бы кусок стены и новую кладку сделали бы!

    — Мотя, да ты дослушай! Они стену разобрали! Только надпись в воздухе висит, и пропадать никуда не собирается! — Мотодор от такого поворота заржал и ЛегОлас присоединился к нему. — Так они что придумали! Надпись она же плоская, вот и решили спереди нее кладку выложить и сзади. И знаешь, что?

    — Дай угадаю! Взорвалось?

    — Нет! Надпись проступила на внешней поверхности новой кладки! В Ампсе сейчас такая суматоха твориться! Ужас! Совет директоров собирают, говорят админ, который за город отвечает, выдает квесты на голову Триника, а за живого эпик обещает!

    — А мы этого жука в клан записали! Ох и горюшка хлебнем мы с ним!

    — Да ладно! Мы же не в команду его взяли! Побегает годик с нашей эмблемой и бог с ним!

    — Главное, чтобы к нам на разборки не пришли. — Мотодор почесал промеж рогов и продолжил. — Не то, чтобы боюсь, но завязнем мы в клановых разборках. Ох и завязнем!..

    Наступила минута тишины, во время которой каждый задумался о своем. Огромный тауран и изуродованный эльф, лежа в спальных мешках и смотря в небо, усыпанное звездами, просто молчали.

    — Уснул что ли Ушастый?

    — Нет. Задумался просто…

    — О чем?

    — Да вот вспомнил я Родерига. Он заранее придумал, как уйдет. В какой позе и даже где…

    — А… ты про это. Блохастый… блохастый… — Мотодор вылез из мешка и сел, изобразив позу лотоса. До конца у него не получилось это сделать. Мешали копыта. — Я вот, что подумал. А ты как хотел бы… Ну как бы ты хотел, чтобы все закончилось?

    — Ты видел замок Королевы Некромантов?

    — Нет. Не интересовался.

    — Он похож на огромный усеченный конус. А сверху, на ровной площадке стоят пять черных колон. Это самый верхний этаж. Ниже только тронный зал, где сидит королева. — ЛегОлас тоже вылез из мешка и принялся описывать то, как он видел конец. — И вот между этими колоннами я стою. Весь в броне походной, с арбалетом на плече. Вот так!

    ЛегОлас вскочил и поднял с земли арбалет, закинув его на плече. Он выпятил грудь и попытался придать лицу суровый и лихой вид. Одной рукой он придерживал арбалет, а вторую упер в бок.

    — Не, совсем не смотрится. Выглядит, как будто гоблин перед сородичами силой красуется! Надо не так. — Мотя подошел к эльфу и принялся поправлять позу. — Арбалет в бедро упри. Вот так! Ага, и одну руку на ложе, а вторую на спуск! Ага! Лицо чуть в сторону… Улыбнись… Я говорю улыбнись, а не оскалься…. Ладно, тогда попробуй оскалиться… Во!

    Мотодор отошел на пару шагов и оценил картинку. Он сделал из пальцев рамку и пару секунд любовался, после чего выдал:

    — Не то! Где трубка, которую тебе подарил Торин? В зубы ее возьми. Ага. И арбалет чутка в сторону! Все! Красавец!

    — И как я? Сурово выгляжу?

    — Очень! Прям до дрожи!

    — Ты меня сфотографируй я хоть погляжу.

    — Уже! — Мотя, после минуты копания в менюшках, развернул изображение к ЛегОласу. Он пару минут молча разглядывал фотографию, слегка улыбаясь, пока Мотя расхваливал фотографию.

    — Суровый, побитый жизнью эльф со своим главным калибром! Прям мачо настоящий! Хоть сейчас на выставку "Суровый мачо 3711"…

    — Или на надгробие. — Усмехнувшись, ответил эльф. Мотя умолк на полуслове, словно оборвало. — Надо, только умирать… Так Мотя?

    — …Только умирать. — Пробормотал себе под нос Мотодор.

    В этот момент прозвучал хлопок портала. Ни тауран, ни эльф не обернулись на хлопок. Спустя несколько секунд им обоим упало сообщение.

    "Ребят! Дело есть! Совет нужен". — Сообщение пришло от Таблеткина.

    — О! Таблеткин! Мы тут такого натворили!

    "Я и не сомневался! Что с Мотей?"

    — Да, ерунда! Он меня живого хоронить вздумал! — Мотодор хмуро взглянул на ЛегОласа, но ничего не ответил. — Чего у тебя за дело?

    "Сейчас все опишу. Погодите". — Таблеткин принялся строчить сообщение, а ЛегОлас обратился к Моте.

    — Ну и чего ты нос повесил? Я же еще живой! А то, что ты сказал… Ведь правду сказал. Тут и говорить нечего. — ЛегОлас подошел к Мотодору, сидящему на земле, и подергал за рог. — Эй! Мотя! Не хандри! Мне ведь тоже тяжко, когда один из самых лучших друзей меня живого хоронит. Я ведь таких взглядов жалостных знаешь сколько видел?… Мотя сейчас если не перестанешь, я к тебе ночью после смерти приходить буду и на ухо выть специально буду!

    — Ну тебя! Сутулый, очкастый эльф!

    — Тауран в юбке! Мотя я давно хотел тебя спросить. Ты на носочках стоять умеешь?… — Мотодор от таких слов зарычал. — А, да я же забыл, что ты у нас копытный!

    — Вот я сейчас тресну одному гоблину с длиииными ушами! Нам на флаге надо было твои уши разместить, вместо коробки йогурта! Тогда и флаг не надо было бы! Все нас по твоим ушам узнавали! — Их перепалку прервало сообщение от Таблеткина.

    "Я не знаю с чего начать. Постараюсь максимально кратко, без воды. Супруга узнала, что у знакомых дома маленькие дети. Сами знакомые умерли. Дети совсем маленькие 3 и 4 года. Сходили проверить. Не успели. Один ребёнок умер. Второй у нас сейчас живет. Супруга сейчас ищет брошенных или бездомных детей по свалке. Ищет до 6 лет. Хотим их забрать с собой, но документов нет ни у кого. Вот такие пироги".

    — Тут если кто и поможет, то либо в криминал идти на поклон, либо к военным. — Мотодор хмуро глянул на ЛегОласа. — Если по закону делать, то бумаг не оберешься. И детей на время, пока бумаги делать будут, в детский дом отдадут, а год там с документами будут возиться или больше хрен его знает.

    — Ты чего Мотя! Таблеткин ты в своем уме? — ЛегОлас смотрел на друзей не понимающим взглядом. — Таблеткин ты давно ли сам своих детей в сытости держать начал? Сколько там детей собралось уже?

    "Трое и моих двое."

    — Ты пятерых детей уже тащить собрался! Вы как их растить собираетесь? Сейчас да, заработали и деньги водятся, а потом? Потом снова впроголодь сидеть будете!

    — Не пыли Ушастый! Вместе вытянем, только продумать надо. Без подготовки мы не окопаемся на марсе. Там же почти голый космос! Никакой атмосферы толком.

    — Мотя! Мотя ты то куда лезешь? Это не твои дети! Ты к ним вообще отношения не имеешь!

    — А что прикажешь? Оставлять их подыхать? В чем они то виноваты? Твои родители то где ушастый?

    — Не было никогда их у меня! И не сильно надо было!

    — Надо было! Ты бы таких вещей мне сейчас не говорил бы! Я тебя оправдываю только тем, что тут живешь, а жизни настоящей не видал. И детей мертвых не видел, и родителей, которые волосы на себе рвут, когда над своими детьми мертвыми рыдают.

    — Я видел! Я по галанету многое, что видел. И не такое видал!

    — Ты можешь хоть тысячи роликов по галанету видеть, про ревущих матерей. Хоть миллиард книг и статей с историями до слез прочитать, но ты никогда не узнаешь, как пахнет страх или отчаяние, как пахнет воздух рядом с отчаявшейся матерью.

    — Кровью там пахнет. Запах тоже записывают…

    — Нет Ушастый. Там не кровью пахнет. Там пахнет отчаянием и горем.

    — Не заливай Мотя! Горе не пахнет. — ЛегОлас начал хмуриться.

    — Пахнет Ушастый. Еще как пахнет. — Мотя выдвинул нижнюю челюсть вперед и двинул ей, словно что‑то жует. — Так пахнет, что в груди щемит и в ком в горле, а во рту привкус горький.

    — Это все субъект…

    — Если это субъективные явления, то почему многие описывают одинаково? — Мотя не дал договорить ЛегОласу. — Горе и отчаяние они такие. Странные на вкус. А ты Таблеткин в криминал не суйся. Я с Детьми Ночи свяжусь. Там вроде как вояки есть не из простых. Если не помогут, то подскажут, как сделать документы или на нужные контакты выведут. Ты пока не суетись и сильно не отсвечивай. Все по минимуму.

    "И так все по — старому. Только по свалке не шарюсь и дети чуть получше одеты. Я даже старый комбинезон не менял. Супруга зашила и отчистила."

    — Так и держись, а я с Детьми Ночи свяжусь. Попробуем что‑то сделать. Если не выгорит, то придется нанимать корабль с пилотом, чтобы вас втихаря перевез.

    — Вы что серьезно? Вы собрались силком вывозить детей на марс? — Начал заводиться ЛегОлас.

    — У тебя есть варианты? Ну чего ты орешь?

    — На луне есть детские дома! Государство заботится о беспризорных детях!

    — Ты же в галонете ковыряешься! Ты еще скажи, что не видел порнографии с детьми, снятых на луне!

    — Да, было такое! Шумиха была, но там же разобрались! Там же пять человек на смертную казнь отправили!

    — Ну, сожгли к едрене фене четверых, а что с детьми Ушастый? Что делать с 17–ю девочками и 5 мальчиками, которых полгода насиловали? А Ушастый? Ты хоть на секунду можешь поверить, что в самом поганом и бедном районе империи будет нормальное снабжение в детских домах? Чего умолк ушастый?

    ЛегОлас не ответил. Он лишь вздохнул и махнул рукой, отвернувшись. Таблеткин принялся строчить личное сообщение ЛегОласу.

    "Не сердись на Мотю. Он ведь правду говорит. Если бы там было хоть чуть — чуть лучше чем на свалке, если бы там хотя бы кормили, то я бы своих отдал, когда есть, было, нечего. Это очень поганое ощущение, когда смотришь на голодных детей. Мы ведь тогда внутривенное питание для десантников ели, чтобы ног не протянуть. А детские дома… Я тебе лучше статистику по смертности в детских домах скину."

    — Делайте что хотите. — ЛегОлас хмуро взглянул на Таблеткина, а потом на Мотодора. — Вам виднее. Может я действительно, чего‑то не понимаю.

    "Я телепортируюсь в подгорное царство. Хочу спросить у рун на счет Королевы Некромантов. Мотя я буду ждать сообщения от тебя."

    — Удачи тебе! Хоть кому‑то, но должно повезти. — Мотя и ЛегОлас махнули Таблеткину рукой, а тот достал из инвентаря свиток и надломил печать, после чего исчез в брызгах сиреневого цвета.

    Спустя пару минут друзья опять лежали в спальных мешках. От Мотодора начали доноситься звуки размеренного сопения, а вот ЛегОлас никак не мог уснуть. Он все ворочался с боку на бок.

    — Мотя!.. Мотя!.. — ЛегОлас принялся будить таурана, толкая его в бок. — Мотя проснись.

    — Чеснок — это да!.. — Сонно бормотал Мотодор себе под нос. — Сало без чеснока — смерть свиньи за зря…

    — Мотя проснись, говорю!

    — А? Чего? Ты чего не спишь ушастый?

    — Мотя, ты мне свои характеристики открой.

    — Ушастый! Полпервого ночи по серверу!

    — Ну, мне очень надо! Я уснуть не могу, все думаю, как быть.

    — От же эльфячье отродье! Сам не спишь и другим не даешь! — Мотодор принялся копаться в менюшках. Не прошло и минуты, как перед ЛегОласом всплыло окно характеристик Мотодора. Сам Мотодор плюхнулся обратно в мешок и отвернулся, пытаясь снова уснуть.

    Уровень 289

    Имя: Мотодор (рандомная генерация с учётом расы)

    Раса: тауран

    Класс: тяжёлый пехотинец

    Профессия: "Лесоруб", "Плотник"

    Склонность: нейтральная

    Сила 670

    Ловкость 161

    Выносливость 890

    Интеллект 49

    Воля 321

    Ремесло 63

    Хитпоинты 8900\8900

    Мана 490\490

    Энергия 12580\12580

    Сопротивления: Огонь 37 %. Вода 35 %. Земля 36 %. Воздух 31 %. Кислота 13 %. Тьма 29 %. Свет 30 %.

    Способности: "упрямый баран", "рабочие руки", "тяжёлая рука", "крупный парень", "мул", "уверенное владение топором", "мастер двуручного дробящего оружия(булава)", "мастер щита".

    Навыки: "Боевой клич", "Яростный напор", "Кипящая кровь"(пассивное) "Живой таран", "Громовая поступь"

    Владение топором 76

    Владение коротким клинком 52

    Владение двуручным дробящим оружием (булава)317

    Нераспределенных очков характеристик 1030

    Нераспределенных очков навыков 115

    Пока ЛегОлас что‑то писал карандашом в бумажке и сверялся с характеристиками таурана, тот снова заснул. Во сне Мотодор хмурился и что‑то бурчал под нос. В какой‑то момент эльф стал различать отдельные фразы.

    — …Что ж вы делаете ироды!.. Не смейте! — Мотодор начал ворочаться и ЛегОласу стало не до писанины. Он взволнованно взглянул на Мотю. — …Не смей! Слышишь!.. Не смей!..

    — Мотя… Мотя проснись! — Он попытался разбудить мечущегося в кошмаре таурана. Поняв, что словами не обойтись, он начал дергать Мотю за рог. — Да проснись же!

    Мотодор подскочил в спальном мешке. Весь лоб покрывали крупные капли пота, дыхание было глубоким и шумным, а огромные глаза изображали круглые подносы.

    — Черти!.. Фух!.. Черти свеклу в окрошку кидали… А в борщ огурцы крошили — Все повествование прерывалось глубокими вздохами Мотодора.

    — И все? Ты из‑за этого так испугался?

    — Главный черт… Он сало резал…

    — И что?

    — Он его кубиками резал Ушастый!.. Не соломкой, не тонкими кусочками… А КУБИКАМИ!..

    +++++++++++++++++++++++

    Степь О'Трош

    Солнце встало недавно и не успело прогреть землю. Было не жарко, но и ночная прохлада уже отступила. Недалеко от реки, пересекающей всю степь, шли не торопливым шагом две фигуры.

    — Я вчера твои характеристики смотрел. Ты когда свободные очки характеристик распределял?

    — А я думаешь, помню? У меня их еще до затеи с блохастым было 4 сотни.

    — Я тут подумал. Если ты все в выносливость сольешь, то в принципе три абилки Королевы Некромантов ты выдержать должен.

    — Это сколько у нее урона?

    — Я когда про нее информацию покупал, то мне выдали цифру в 20 тысяч урона тьмой. Это ее абилка "Река смерти". А так, обычными стрелами тьмы она наносит 8 тысяч.

    — Ахренеть! У меня сейчас почти 9 тысяч ХП! Яж сразу на респ уйду! — Выдал Мотя, после секундной заминки.

    — Ты не посчитал, что у тебя сопротивления к тьме 70 % с бижутерией. Если с сопротивлением считать, то так и выходит. Три абилки.

    — Мало! Вдруг Таблеткин не вытянет?

    — Вот я и говорю, что надо все в выносливость слить! Только сначала надо нам тебе еще выносливость прокачать!

    — И как ты собираешься это сделать? Чем дальше, тем труднее ее вкачивать.

    — Я тебе сейчас подскажу! Помнишь ты Триника половником по голове бил?

    — Ну!

    — А почему он на респ сразу не ушел? Он ведь чистый крафтер! У него ХП, что кот наплакал!

    — Так это… Не знаю.

    — Он пока под зельем был — бежал все время! А при беге у нас качается что?

    — Выносливость! Точно! Он выносливость вкачал этим забегом! Вот и не помер от нашего "посвящения"!

    — Воот! Точно подметил!

    — А при чем тут я?

    — А при том, что он тогда два зелья сварил и второе отдал мне.

    — Я его бурду пить не буду! Мне с Фантиком приключений хватило!

    — Так ты сам подумай! Сутки беспрерывного бега! Мы тебе так выносливость вкачаем, что ты всем боссам щелбаны раздавать будешь!

    — Не буду я его варево пить!

    — Ну, а что ты предлагаешь? Сутки топать до леса на юге?

    — Ничего! Дойдем! Время терпит!

    — Мотя, давай что‑нибудь придумаем, а? Мы так еще день топать будем по этой степи! Ну не хочешь пить зелье, тогда давай я разрывным в речку стрельну! Рыба всплывет, и мы ее Фантику скормим! На нем и поедем. Сколько можно пешком идти?

    — А ты не боишься, что мы рыбу по округе раскидаем?

    — Так я же не предлагаю едренбатоном жахать! Обычным разрывным снарядом! Ну, раскидает рыбу, так я не гордый! Схожу, подберу…

    — Мы с тобой так поступим. Если не выйдет рыбы наловить, чтобы фантику на день пути хватило, тогда зелье выпью. Согласен?

    — Идет! — Эльф от предвкушения бабаха, потер руки. — У меня всегда разрывной заряжен. Пойдем поближе к реке! Сейчас разок вдарим и рыбку соберем. Кстати, а он у тебя сырую рыбу ест?

    — Если он сырых медведей ест, то от рыбы точно не откажется. — Мотодор почесал промеж рогов и устремился за эльфом к реке.

    ++++++++++++++++++++

    В ста метрах от реки устроился ЛегОлас. Он установил на сошки арбалет и уже метился в противоположный берег реки. Мотодор стоял рядом. Он был облачен в полный комплект адамантиевой брони. Даже шлем одел и забрало опустил.

    — Ушастый, у меня предчувствия не хорошие. Ты как стрельнешь — сразу ко мне за щит ныряй! Понял?

    — Да что может случиться? Ты же сам видел, что Триник арбалет тронуть не успел! Заряд у нас обычный. Разрывной! Не бойся! Сейчас рыбы наловим и с комфортом на Фантике поедем! И вообще не отвлекай! — ЛегОлас приник очками к прицелу Арбалета.

    Мотодор хмурился, пытаясь понять, что же он пропустил? Триник арбалет не тронул. Не успел, но когда Мотодор подбежал его рука, из которой валил синий дым, уже лежала на…

    — Ушастый! Стой! — Мотодор попытался остановить ЛегОласа, но его резкий и громкий окрик сработал по — другому. Эльф дернулся и его дрогнувший палец нажал на спуск. Понимая, что сейчас может произойти что угодно, Мотодор подскочил к ЛегОласу и закрыл его щитом, мгновенно включив абилку "Радужного купола".

    Изображение изнутри купола мгновенно стало черным. Сквозь него совершенно ничего нельзя было увидеть. Послышался оглушительный грохот, который продолжался около 10 секунд. Тьма рассеялась через 15 секунд.

    — Мотя! Что происходит? — Орал ЛегОлас, прижимаясь к таурану.

    — Триник снаряд облапать вчера успел! Ты снаряд проверял?

    — Нет. Зачем, если и по форме видно, что он разрывной?

    Снаружи радужного купола творилась настоящая вакханалия! После взрыва снаряда от эпицентра сплошным потоком шел чистый хаос, который разнесся на добрые пол километра. Сам взрыв образовал воронку диаметром 300 метров, раскидав землю и содержимое реки на огромное расстояние.

    После того, как стихия прошла, Мотодор не смело приподнял голову и взглянул через щит. От увиденного его глаза округлились.

    — Чего там? — Спросил ЛегОлас и выглянул из‑за щита. — Это как так? Это почему?

    Они стояли на уступе, который на несколько десятков метров торчал в сторону центра воронки. Воронка имела круглую форму и была глубиной около ста метров.

    — Порыбачили!

    — А рыба? Рыба то где? — Спросил недоумевающим голосом ЛегОлас. Мотодор отвесил ему звонкий подзатыльник.

    — Вот иди и собирай теперь рыбу по всему континенту! Рыбак хренов! Пошли отсюда, пока тут мутантов не появилось, каких. Хрен этот хаос знает.

    Друзья осторожно отдалились от воронки и снова двинули на юг. Мотодор долго ругался на задумчивого эльфа, но тот молчал. Когда тауран успокоился, он не смело произнес:

    — Мотя, мне тут достижение дали. "Убийца оригинал". И счетчик ПК на 3 вырос… за что? Мы же никого не убили?…

    +++++++++++++++++++

    Официальный сайт виртуальной игры "Твой Мир"

    Выдержка из ветки Форума "Заявки, жалобы, предложения."

    Сообщения игрока "МнеОдномуНорм"

    Уважаемая администрация! Прошу разъяснить как меня, отшельника 5 ранга, который чувствует чужих на расстоянии 2 километра, могло убить рыбой? Я понимаю, что в принципе рыбина была довольно большая, скорость ее тоже была приличная, но ПОЧЕМУ ОНА УПАЛА С НЕБА? Вы там совсем обкурились? Какого хрена в степи О'Трош идет рыбный дождь? Был бы крайне признателен за разъяснения.

    Сообщение игрока "ВольныйВетер".

    ЛОЛ! Это насколько надо быть неудачником! Поздравляю тебя шарик! Ты балбес!

    Сообщений игрока "Деревяшкин"

    Поддерживаю! Меня тоже прилетело рыбой! Бредешь себе по степи, травки собираешь, никого не трогаешь, а тут перед носом рыба плюхается! Я, значит, голову поднял, чтобы посмотреть, кто там с неба рыбой кидается, а мне тут же по лицу рыбой! И ты уже мордой в землю! Поднялся, огляделся, а там щука! Просто с неба прилетело щукой по лицу! Вычислите травокура в программистах пожалуйста! Это уже бред чистой воды!

    Сообщение игрока "Илиусисис"

    Это квест или ивент какой‑то! Знакомые после последнего обновления к мудрецу попасть не могут. Больше никаких изменений не было пока.

    +++++++++++++

    Подножье горы Таг — Тог

    По устью ручья, огибающего гору по широкой дуге, с бешеной скоростью несся Мотодор. ЛегОлас сидел на шее Мотодора и, подставив лицо ветру, улыбался до ушей. Мотодор, к слову, тоже улыбался. Он читал сообщения от валькирии Северный Ветер, которая являлась в реальности Интой.

    — Класс! Мотя, просто супер! — Кричал ЛегОлас на ухо Моте.

    — Да! Она у меня умница! — Ответил Мотодор.

    — Кто?

    — Так Инта!

    — Я тебе про скорость! — ЛегОласу приходилось орать. Из‑за бешеной скорости, с которой Мотя несся по устью пересохшего ручья, ветер так свистел в ушах, что разобрать нормальную речь было не возможно.

    — А? Скорость? Да нормальная скорость! Чего тебе не нравится? — Мотодор недолго порылся в менюшках и, проявив одну — развернул к эльфу.

    Вы получили достижение "Бегун" 8 ранга!

    Награда: Выносливость + 6 %. Замедляющие воздействие на персонажа -12 %.

    Для получения достижения "Бегун" 9 ранга пробегите еще 400 километров!

    — Мотя, а когда у тебя зелье заканчивает действовать?

    — Через 16 часов! — Спустя несколько минут ответил тауран. — Ушастый! А как мы спать будем?

    — А мы спать будем? — Удивился эльф.

    — Ну, я точно буду, а вот как бы ты не свалился!

    — Так я спрыгну, Моть!

    — Размажет ведь тебя Ушастый! Скорость под 60 км/час! Ветер так в ушах свистит, что тебя ели слышу!

    — И что делать?

    — Веревкой вяжись ко мне! Мы вокруг этой горы круги нарезать будем! — Мотя открыл карту и начал что‑то в ней разглядывать. Карта из себя представляла свиток, и он очень старался, чтобы ветер не вырвал свиток и не порвал его. — Я по большому квадрату носиться буду! Сейчас время отмерю и на ночь будильник поставлю, чтобы вовремя поворачивать. А ты веревками привяжись, чтобы не свалился во сне! Понял?

    — Понял Мотя! А у тебя есть, что поесть?

    — На! — Мотя протянул ему кусок вяленого мяса, которое было щедро присыпано специями. — С первого моего фарма осталось. Цени ушастый! Это мой НЗ!

    Эльф зажал кусок мяса в зубах, а руками принялся обматывать себя за пояс веревкой. Второй конец веревки он примотал к рогам Мотодора.

    — Мотя! Ты форум читал официальный? Там про мудреца нашего пишут!

    — Нет, я почту разбирал.

    — Пишут, что ворота к нему закрыты. Пробовали постучать в них. Голос из‑за ворот посетителей нахрен посылает!

    — Может, стучали не правильно? Поднимемся — Разберемся! — Лаконично подвел итог Мотодор.

    — Мотя, а ты в курсе, что мы ивент пустыни запустили? — Снова начал орать в ухо Моте эльф. — Мы той воронкой реку перекрыли на время и вниз по течению вся растительность пожухла. Из того озера, что из воронки получилось теперь всякие мутанты лезут. Сейчас на воронку и тварей из нее квесты классовые для друидов, инквизиторов и паладинов дают!

    — Заварили млин кашу! Половили рыбку! — Снова заворчал Мотодор. — А я нашел ветку, в которой понятно стало от чего тебе ПК счетчик подняли! Ты рыбный дождь по всей пустыне устроил!

    — Дай ссылку! — ЛегОлас уже привязался и неспешно жевал мясо, пролистывая новостную ленту официального сайта игры. — О! Мотя тут про нас пишут! Говорят мы Триника покрываем, и вообще, что казачек он засланный и это наша месть админам! Еще пишут, что сегодня вечером сбор владельцев игры будет. Полный совет собирают, со всеми замами, админами и директорами.

    — Не докажут они, что Триник с нашей подачи на стене малевал! Пусть все логи поднимают! Мы с ним контакт по минимум имели! — Мотодор продолжал рыться на форуме, тыкая менюшки. — А что такого в этом совете? Чего шум такой?

    — Когда последний раз полный совет собирали, в полном погружении все боты доводчики порезали. Я так думаю, тогда же эпики порезали полному погружению! — ЛегОлас задумчиво почесал надломленное ухо. — Чувствую, Мотя очередная перестройка будет в игре!

    — Да и хрен с ним ушастый! Лишь бы нас не коснулось!..

    От скуки они перелистали и перерыли почти все официальные и полуофициальные форумы игры. Заняться было больше нечем. Даже до анекдотов добрались. Мотодор орал их пока эльф не перестал реагировать.

    — Уснул, наверное… — Со вздохом пробурчал он сам себе под нос.

    +++++++++++

    У подножья горы Таг — Тог

    Вечер следующего дня.

    — Ушастый!.. Я все!.. Я сейчас на ходу засну! — Устало произнес Мотя.

    — Так! Терпи! Готовность 30 секунд! Тебе пробежать всего ничего! 5 километров! — ЛегОлас пялился в менюшки таурана. — 5 километров бега и звание "Экстремальный бегун" у тебя в кармане!

    — Нахрен твоего бегуна! Я больше суток не спал толком! Каждые 50 минут просыпался и подруливал! — Мотодор постоянно тер глаза и зевал.

    — Терпи! Выносливость требует жертв! — Эльф вгляделся в менюшку. — Готовься! 3… 2… 1… Работай ногами! Работай!

    Скорость начала падать, а Мотя в это время изо всех сил шевелил ногами. Он очень старался не упасть и продолжать бег. Снизив скорость до своей естественной, он старался продолжать бег, на сколько хватит выносливости.

    — Ушастый… все… хоть убей!.. — Запыхавшимся голосом начал Мотодор еще сильнее снижая скорость.

    — Беги Мотя! Беги еще километр! Беги родненький! — ЛегОлас орал в ухо таурану по привычке. Целые сутки они только так и общались. — Терпи! Еще 900 метров!.. Жми родной! Жми! В тронном зале у Королевы Некромантов в носу ковыряться будешь!

    Мотодор пыхтел как паровоз. Дыхание было очень шумным и становилось все более громким. Показатель выносливости неуклонно полз вниз, а сам тауран был красный как рак. Изо рта повисла слюна, глаза навыкат и ноздри как два пылесоса затягивают воздух.

    — Есть! Есть Мотя! Мы это сделали… — Как только ЛегОлас заорал это в ухо Мотодору — тот резко, словно споткнувшись, упал лицом вниз. Скатившийся с его спины, ЛегОлас подошел к Мотодору и приподнял голову за рог, резко отпустив. Бессознательный Мотодор тут же воткнулся мордой в сухую землю. — Все! Тютелька в тютельку выносливости хватило!

    ЛегОлас уселся рядом с таураном и принялся рассуждать.

    — Вот видишь! Не такой уж и бесполезный этот Триник! Мы тебе Выносливость на 15 % подняли! Ты теперь у нас вообще самый живучий в этой игре! — ЛегОлас достал припрятанный кусок вяленого мяса и принялся его жевать. — Так что теперь можно и в замок королевы сходить! 15 % выносливости в плюс! У меня аж мурашки по коже!.. Мотя?

    ЛегОлас взглянул на таймер и понял — что‑то не так. Время комы от полной потери выносливости уже вышло, а Мотодор так и не подавал признаков жизни.

    — Мотя! Ты того!.. Не пугай меня! — ЛегОлас принялся тормошить таурана, но опять безрезультатно. Тот так и лежал, лицом уткнувшись в землю. ЛегОлас ухватил его за руку и постарался перевернуть на спину. Ноги соскальзывали по плотной сухой земле, но спустя минуту ему это удалось.

    — Мотя! Тебе нельзя на респ! Нам же опять пешком топать! — Взволнованно начал ЛегОлас, рассматривая Мотю. Тот с первого взгляда не дышал. — Как там… искусственное дыхание?

    ЛегОлас уселся на грудь Мотодору и приоткрыл его пасть. После этого он впал в ступор. Как ему выдохнуть в такую огромную пасть? Если он постарается, то сам целиком в нее поместится. Пока он примерялся, Мотодор глубоко вдохнул, издав оглушающе громкий храп.

    — Чтоб тебе! Мотя сволочь! — Выругался ЛегОлас. От испуга он отскочил от таурана. — Чуть не обгадился!

    ЛегОлас подошел и пнул Мотодора в бок, но опять выругался. Стальной доспех, одетый на него, не дал разбудить Мотодора и тот продолжал оглушительно храпеть…

    У подножья горы царила тишина. Ни одна птица не пела, не смотря на ранний час. Казалось даже ветер, перестал издавать шепот листьями. На всю округу раздавался размеренный рык. Не далеко от тропы, ведущей наверх горы, находился источник звука. Кусты от такого громогласного рыка шевелились и тряслись. Из‑за этого рыка, все маломальские хищники разбежались из этой локации.

    В кустах же на боку, подложив сложенные вместе ладони под щеку на манер подушки, храпел Мотодор. Сутки бега не прошли бесследно.

    ЛегОлас не смог уснуть от дикого, оглушающего храпа таурана и, не придумав ничего лучше, включил оплаченный наличными встроенный в интерфейс музыкальный плеер. Он надеялся заглушить храп Мотодора и попытаться уснуть, но вибрация, шедшая от него, не давала этого сделать. Ощущение было, словно под спальным мешком огромный до имперский телефон вибрировал. Так и не уснув, он перерыл свои запасы и начал готовить есть.

    Собрав кучку хвороста, который с трудом нашел в кустах неподалёку, он развел костёр. Не успел он поставить котелок с водой на костер, как из кустов послышался треск.

    — О! Я так и думал, что это Мотодор храпит! — Из кустов показалось лицо Тринитротолуола. Он был одет в те же лохмотья, но теперь его волосы были малинового цвета.

    — Ты чего с волосами… — ЛегОлас не успел договорить, как его перебил Триник.

    — Не спрашивай! У меня дело есть!

    — Дай ка отгадаю! Ты снова попал!

    — Нет! Мне квест выдали, чтобы метку хаоса снять! — Триник подошел к ЛегОласу и уселся рядом, вытянув ноги. — Мне к мудрецу на этой горе надо!

    — Ну, мы туда же идем… — ЛегОлас рассматривал две абсолютно одинаковые ноги Триника. Обе были левыми. На обоих были левые сандалии. Он открыл рот, указывая на его ноги, и успел произнести — Аааа…

    — Не спрашивай! Ни слова больше! — Триник начал краснеть и скрипеть зубами.

    — Так все плохо? — Сочувствующе спросил эльф.

    — Ты не представляешь на сколько! — Триник вздохнул, но продолжил. — Меня восемь раз убили, пока за квестом в город ходил. А когда я с дуру кота погладил, в лавке у купца, что квест выдает, тот в желе розовое обратился.

    — Не вешай нос! С нами пойдешь, но ты это… Руками ничего не трогай! — ЛегОлас заметил, что вода закипела и начал перебирать мешочки с крупой. Найдя какую‑то желтую крупу, он высыпал ее в котелок. Постепенно помешивая ее он начал принюхиваться.

    — Я уже не дыма боюсь! У меня аура хаоса включилась. — Начал жаловаться Триник. — Я лишний раз…

    Тут он начал вдыхать носом, широко открыв рот. Спустя несколько секунд по окрестностям разнесся громогласный "А — а-а — А-А — пчхи — и-и!!!". От такого чиха костер вздыбился зеленым пламенем, а мелкие искры, изображая разноцветных бабочек, взмыли к небу.

    — … чихнуть боюсь. — Закончил Триник и уставился на ЛегОласа. Тот сидел на корточках у костра и держал в руках большую деревянную ложку. Ложка в его руке изображала тряпочку. Она, словно кусок мягкой резины повисла в его руках.

    — Ты Триник главное, если что — в себя чихай! — Задумчиво сказал ЛегОлас, разглядывая ложку у себя в руках. Он потряс рукой и ложка, повинуясь его движениям, завиляла, словно застывшая сопля. Эльф тут же ее бросил на землю и судорожно с отвращением принялся вытирать руки о штанины.

    — Это как в себя? — Спросил Триник, наблюдая за его действиями.

    — А как хочешь, но если ты еще раз так чихнешь, Мотя тебя прибьет! — ЛегОлас взглянул в котелок и обнаружил, что каша вроде бы не пострадала. — Сейчас Мотя проснется, а поесть то и нечего! Испортил бы кашу, и он бы тебя сожрал!

    — Не заливай! Игрок не может съесть игрока! — Ухмыльнулся Триник.

    — У Моти были прецеденты, правда, тогда хоббит был. — Задумчиво произнес ЛегОлас, снимая кашу с костра. Только теперь он обратил внимание, что не слышно храпа таурана.

    — О! Ушастый! Ты пожрать сготовил что ли? — Послышался голос сонного Мотодора. Он взглянул на ЛегОласа, мешающего ножом кашу и Триника, в руках которого болталась как сопля деревянная ложка. Он резко сменил тон голоса на возмущенный рык. — А что этот крендель тут делает?

    — Мотя, ты только не нервничай! Я все объясню!.. — Начал скороговоркой оправдываться Триник, бросив ложку и вытирая руки о подобие штанов…

    +++++++++++++++++

    — Дохлый номер ребят!

    — Этот старый хрыч ни с кем не разговаривает!

    — Он и раньше козлом был, а теперь вообще охренел!

    Народ, спускавшийся по тропе, был хмурым. Все матерились и оставляли нашей троице весьма не лестные отзывы о посещении мудреца. Мотодор, ЛегОлас и Триник, отшучиваясь, продолжали подъем.

    — Нехрен там делать! Можете поворачивать обратно! — Выдал им очередной встречный игрок.

    Мотодор хмурился все сильнее, как и ЛегОлас. Триник же шел насвистывая какую‑то мелодию. Складывалось ощущение, что его подобная проблема вообще не касается. Когда они подошли к пещере, то из нее слышался трехэтажный мат. Спустя несколько секунд из нее вышел игрок орк с раскрасневшимся лицом и перекошенной от злобы мордой.

    — Моть! Ты погоди. Я тебя знаю. Давай сначала я поговорю? — ЛегОлас поглядывал на Мотодора с сомнением. Он переводил взгляд с пещеры на таурана и обратно. — Ты же его прибьешь сразу.

    — Пробуй. — Хмуро произнес Мотодор. — Если не выйдет, то я схожу!

    ЛегОлас кивнул и быстрым шагом отправился в пещеру. Спустя минуту, из пещеры послышался разговор на повышенных тонах, а спустя две из пещеры доносился мат эльфа. Через три он вернулся весь красный и с дергающимся глазом.

    — Старый хрыч! — Начал ЛегОлас. — Чтоб он раком от радикулита спал!

    — Сейчас я с ним поговорю! — Хмуро произнес Мотодор, доставая на ходу ежа. Не дожидаясь пояснений эльфа, он отправился в пещеру.

    Секунд 30 из пещеры не доносилось ни звука. Потом начал слышаться голос Мотодора на повышенных тонах. Через минуту из пещеры доносился мат Мотодора.

    — Открывай старый хрыч!.. — Послышался оглушительный звук удара. — … Проклянешь? Так ты выйди! Я тебя так прокляну, что до конца жизни кирпичами гадить будешь!!!..

    Спустя пару минут такого мата и препирательств из пещеры выбежал взбешенный тауран. Он на ходу бросил ЛегОласу:

    — Заряжай едренбатон! Я этого старикашку выкурю!!!

    — Мотя так тут всей горе писец придет! — Возмутился ЛегОлас.

    — А какая нахрен разница? На вопрос он все равно не ответит, так хоть нору его разнесем!

    — Вы, что серьезно собираетесь рвануть пещеру? — Триник пялился на ЛегОласа, который закладывал снаряд в арбалет. Мотодор выхватил снаряд из арбалета и сунул его в руки Триника.

    — Заряди хаосом!

    — Как? Я его не контролирую! — Попытался отнекиваться Тринитротолуол.

    — Не контролируешь говоришь? — Мотодор резко поднес кулак к его лицу, остановив тот в паре миллиметров от его носа. — А так?

    Триник дернулся, а из его рук повалил синий дым. От испуга он выронил снаряд, а сам начал пятится, но снаряд успел побывать в синем дыме.

    — Ушастый! Хватай арбалет! Сейчас мы этому старикашке устроим!!!..

    Кабинет директора отдела "Креативных инноваций".

    В кабинете на кресле качалке с задумчивым выражением лица сидел довольно молодой человек. Единственное, что выдавало в нем возраст — абсолютно седые волосы. Его ноги были прикрыты теплым пледом из настоящей верблюжьей шерсти, а в руках была обычная трубка для курения табака.

    Он периодически прикладывался к ней и выдыхал синий дым, не отрывая взгляда от имитации зеленого огня в камине, который стоял перед ним.

    — Абраам Линкольнович? — Послышался голос от двери. Его издал человек в парандже. Странным было то, что паранджа была розовая, а голос явно мужским.

    — Ага… Да! Определенно да! — Произнес человек в кресле — качалке. Он не отрывал взгляда от камина, и создавалось впечатление, что он вообще не человеку в парандже отвечал.

    — Если разрешите, то я бы хотел вам сообщить, что у нас проблема. — Произнес мужской голос в розовой парандже, подойдя к седому мужчине.

    — Летающий стульчак! — Воскликнул седой мужчина, укутанный пледом. Он подскочил с кресла и, сбросив плед на пол, вытянул руку в сторону розовой паранджи и указал пальцем той в лицо. — Ха — ха! Как тебе? Летающий стульчак от унитаза!!! Не ожидал?

    Глаза, которые были видны сквозь щелку паранджи, округлились, а ее голос начал издавать невнятные звуки.

    — Чтобы на нем летать нужно всего на всего стать мастером метеоризма! — Пустился в объяснения седой.

    — В игре нет такого мастера!

    — Будет!

    — В игре нельзя пускать газы.

    — Теперь можно!.. А ты чего в паранджу вырядился? — Спросил седой мужчина. Он почесал волосы, которые торчали в разные стороны, в хаотическом порядке.

    — Вы приказали.

    — Я?… — Лохматый мужчина сунул в рот трубку и пыхнул синим дымом. Задумчиво проводя взглядом, облако синего дыма он произнес. — Знаешь… Отправь кого‑нибудь к химикам в отдел "Прикладной химии". Попроси у них, чтобы дым был зеленый… От синего такой бред в голову лезет…

    — Абраам Линкольнович! У нас действительно проблема!

    — У нас драконы в игре летают, а рядом с ними фиолетовые поросята с крылышками выписывают кульбиты в воздухе! — Мужчина, пыхтя трубкой и выпуская облака синего дыма, словно до имперский паровоз, начал ходить из стороны в сторону. — И после этого ты мне говоришь, что у нас проблема! Мы прописали в игре помесь мамонта и пчелы! В чем проблема? Неужто мы не можем прописать в игре действие сопровождающиеся напряжением брюшной мускулатуры и расслаблением анального сфинктера? Неужели пернуть в игре так сложно?

    — В принципе это возможно, но у нас проблема! Нам поступило срочное указание от совета директоров! — От этих слов человек с седыми волосами сразу сник.

    — Что этим бездарям на этот раз нужно? Опять не могут придумать герб для очередного барончика НПС? — Он уселся в свое кресло и сложил руки на груди в замок.

    — Для прояснения ситуации вам необходимо взглянуть вот это видео. — Человек в розовой парандже активировал проектор, который развернул над камином огромную проекцию…

    — Последний шанс тебе старый хрыч! — Взревел минотавр огромных размеров одетый в черный доспех. Он стоял перед массивной дверью, выставив перед собой шипастый щит. — Иначе всей твоей норе звиздец сейчас придет!

    — Бабушке свей, угрожай выкидыш коровы! — Послышался противный старческий голос из‑за двери.

    — Я тебя предупредил! Ушастый, заводи шарманку! — Рявкнул в ответ Мотодор. Рядом с ним встал ЛегОлас. Он установил треногу и закрепил на ней арбалет. К Мотодору под щит нырнул Триник. — Готов! Стреляй!

    Эльф нажал на курок и его тут же ухватила рука таурана. Она ухватила его за шиворот и моментально втащила за щит. Спустя секунду, вместе с хлопком, Мотодора окутал радужный купол, а от массивных дверей на них понеслась волна… мыльных пузырей.

    Пузыри, на протяжении всех двадцати секунд существования радужного купола, валили сплошным потоком, словно прорвало трубу с разноцветными мыльными пузырями. Когда купол спал, тут же иссяк поток пузырей. Они повисли в воздухе и не двигались.

    Мотодор оглядывался офигевшими глазами. ЛегОлас в точности повторял Мотодора, а Триник вышел из‑за щита и подойдя к одному из шаров, ткнул того пальцем. Шарик голубого цвета с мелодичным звоном лопнул.

    — Прикольно! — С улыбкой заявил Триник и обернулся к Моте и эльфу. Эльф хмурился, глядя на него, а тауран скрипя зубами и цедя слова сквозь них произнес:

    — Это, что сейчас было?…

    На огромном проекторе продолжалась перебранка героев и причины паники совета директоров, а Абраам Линкольнович уже стоял перед проектором и заворожённо наблюдал за ними. Его руки вцепились в седые космы, рот приоткрылся и из него на пол выпала трубка.

    — Риток!.. Эти… эти… Я хочу эти пузыри! — Обратился он к человеку в розовой парандже. — Мне плевать как химики или физики будут их делать, но я хочу их в реальности!

    — Абраам Линкольнович, но проблема не в пузырях! То, что произойдет дальше выходит из всех границ!

    Седой мужчина нахмурился и вновь перевел взгляд на проектор.

    На нем команда из трех человек гонялась за маленьким старикашкой. Старичок был ростом по колено Мотодору. Огромный нос картошкой, большие круглые уши и длинная седая борода, да огромная лысина. Борода была настолько длинная, что волочилась несколько метров за старичком. Как он в ней не путался, и не наступал на нее, оставалось загадкой. Старичок бегал от преследователей, иногда подпрыгивал и со звоном лопал разноцветные пузыри. При этом он хохотал.

    — Стой козел старый! — Ревел Мотодор в очередном прыжке. Старик тут же виртуозно сменил траекторию бега и успешно увернулся от таурана, который с грохотом и лязгом плюхнулся на каменный пол пещеры.

    ЛегОлас и Триник тоже попытались поймать верткого старикашку, но вместо этого только столкнулись лбами. Так продолжалось около минуты, пока старичок не перелопал все шары, до которых смог допрыгнуть. После этого он, в очередной раз обманув таурана и пробежав у того между ног, направился обратно к массивной двери, которая так и осталась приоткрыта.

    — Хрен уйдешь! — Воскликнул Мотодор и прыгнул к двери. Старичок успел заскочить вовнутрь и дверь начала закрываться, но в последний момент тауран ухватил его за кончик бороды. — Ну‑ка! Вылезай старый хрыч!

    Мотодор начал тянуть бороду сквозь щель между дверью и каменным полом. Сами двери уже закрылись. Мотодор уже стоял на ногах и тянул на себя бороду. Спустя несколько метров бороды послышался стук в дверь, но уже с той стороны.

    — Отпусти сволочь рогатая! — Мотодор спустил немного бороду и вновь резко потянул на себя. Снова раздался стук в дверь с той стороны, но теперь уже гораздо звонче.

    — Я тебе всю башку об дверь разобью! Отвечай старый хрыч! Как убить королеву некромантов! — Взревел тауран. Он снова спустил несколько метров бороды и снова, как только та натянулась, резко потянул на себя.

    — Прокляну! Прокляну всех троих, выродки бездны! — Верещал старик с той стороны двери.

    Мотодор снова спустил немного бороды и снял шлем одной рукой, тут же убрав тот в инвентарь. Вытерев пот со лба, он заметил, что борода снова натянулась. Он опять резко начал тянуть бороду и вновь послышался звонкий удар об дверь.

    — Ах, ты ж тварь рогатая! Ах, ты ж выродок коровий! Чтоб у тебя рог третий вырос! Чтоб тот гоблин с моноклем до конца жизни ходил! Чтоб у хаосита вашего глаза на заднице росли!..

    Борода снова натянулась и Мотодор своего не упустил. От двери снова послышался громкий стук.

    — Мотя!.. Это, что за хрень? — Мотодор обернулся на голос ЛегОласа. Тот был без очков и выглядел неестественно. Он держал в руках круглое стеклышко в оправе на цепочке. Он подслеповато щурился и одним глазом глядел на него через это стеклышко. — Мотя у тебя на голове какая‑то хрень торчит!

    Мотодор судорожно сглотнул и отпустил бороду. Он двумя подрагивающими руками принялся ощупывать длинный прямой рог посреди темечка. Рог был белоснежно белый и длинной около полуметра. Ощупав его, он с офигевшим взглядом повернулся к Тринику.

    Тот на карачках, ощупывал пол и полз в направлении стены пещеры. Когда он нащупал ее, то поднялся, опираясь на нее. Он повернул голову к Моте и тот увидел, что место, где раньше у Триника были глаза, затянуто кожей. Следов ресниц и разрезов глаз не наблюдалось.

    — Ребят… Я реально сейчас боюсь штаны снимать… — Запинаясь произнес Триник.

    — Ушастый… у нас много едренбатона осталось? — Тихо спросил Мотодор.

    — Еще есть, а что?

    — Пока я этого коротышку не подорву — я отсюда не уйду! — Резко отвечает Мотодор и уже командным голосом добавляет: Заряжай Ушастый! Триник! Ко мне!

    Далее на проекторе появляется изображение горы Таг — Тог. С ее одной стороны происходит взрыв, который раскидывает добрую половину горы по окрестностям. На месте взрыва остается ровная как стол площадка диаметром в пятьсот метров. С полминуты продолжается град из камней различной величины. Когда град прекращается, взору предстает занимательная картина.

    На каменной площадке виднеется тройка наших героев. Перед ней распростерлась ровная площадка и та самая мощная дверь. Только теперь обойти ее не составляло труда.

    Мотодор подошел к двери и слегка толкнул ее рукой. Дверь медленно наклонилась и с грохотом упала. За дверью нашей троице предстал старик.

    Он сидел на белом горшке, который был явно не по его размеру, на его боку был изображен цветок ромашки. Сам старик поигрывал ногами и держал в руках газету, что‑то в ней разглядывая.

    — До твоих телячьих мозгов еще не дошло, что эту дверь не выбить? — Крикнул старик. Он поежился и почесал ногу об ногу. — Драные сквозняки!

    Мотодор неспешным шагом подошел к старику и присел на корточки.

    — Дверь то целая, да вот беда! Скалы то того… нету! — Со злорадством произнес тауран.

    Старичок нахмурился и опустил газету. Прямо за газетой он обнаружил лицо Мотодора. Оно хищно улыбалось.

    Картинка отдаляется, а на ней Мотодор пытается засунуть перевернутого вверх тормашками и визжащего старика в горшок. При этом Мотя что‑то орет и продолжает пихать старика в горшок. На его левой руке висит ЛегОлас и пытается воспрепятствовать порывам таурана. Триник же в это время стоит неподалеку с голой задницей. Он согнулся в поясе, и развернулся задом к орущим Мотодору старику и ЛегОласу. Он снял штаны и подгузник, но тут же со словами: "Да ну нафиг!" — Одел их обратно. Опять встав на карачки и ощупывая пол перед собой, он пополз к орущим.

    — В чем проблема Риток? — Хмурясь, спросил седой человек. — Где проблема?

    — Ключевой персонаж Мудрец горы Таг — Тог "Утоплен в собственном дерьме"! Почти разрушена гора Таг — Тог! Иск от игрока Тринитротолуол за "Проклятье не совместимое с физиологическим восприятием мира"!

    — Так! Стоп! Две недели как совет проел мне плешь с этим мудрецом! Он, видите ли, клады и тайники выдает! Мы его заперли! Потом они едят мне плешь, что идут иски и жалобы от игроков, что он всех нахрен посылает! Все! Сдох персонаж! Нет старикашки — нет проблем! Утонул, не утонул! Какая нахрен разница? — Абраам Линкольнович поднял с пола трубку и снова начал ходить из стороны в сторону, выпуская облака синего дыма. — Уничтожена гора Таг — Тог? А кому она нужна без старикашки? В ней даже эпических металлов не залегает! Плевать на нее!

    — А что делать с проклятьями старика?

    — Как что? Гоблин пусть новые очки у гномов скрафтит, тауран пусть рог себе обломает, а хаоситу этому пусть по заднице кто‑нибудь стукнет посильнее. Так, чтобы глаза с задницы на лицо перекатились! Все! Все проблемы! Чего вы слона в муху раздуваете? — Глаза мужика в розовой парандже непонимающе уставились на, расхаживающего взад и вперед, директора креативного отдела. — Чего вылупился? Мне за вас все придумывать? Иди уже к химикам или к физикам! Разберетесь, но чтоб взрыв из разноцветных пузырей сделали!

    — Как скажете Абраам Линкольнович! — Со вздохом произнес Риток и неспешно пошел из кабинета.

    Когда он вышел из кабинета, то глубоко вздохнул, а от стола секретаря послышался мелодичный женский голосок.

    — Он ничего нового не приказывал? — Обратилась к Ритоку симпатичная девушка. Она была одета в кожаные бриджи и белую свободную блузку. Пара пуговиц сверху, были расстегнуты, а видневшееся в декольте давало понять, что грудью природа ее не обделила. Всю картину портила шапка треуголка, со свисающими из под нее короткими косичками, черная повязка на один глаз, и накладные усы.

    — Нет, слава богу. Только очередной бред в игровом процессе. — От этих слов девушка облегчённо вздохнула.

    В этот момент из дверей выскочил Абраам Линкольнович.

    Только увидев его, девушка тут же нырнула под стол и выскочила с зеленой стеклянной бутылкой. Она со всей силы ударила бутылкой по столу, от чего та разбилась, и по приемной разлился аромат настоящего рома.

    — Ты готов сразиться сухопутная крыса? — Взревела девушка хриплым голосом, выставив вперед разбитую половину бутылки.

    Седой мужик отпрыгнул в ужасе от стола девушки и спрятался за мужчиной в розовой парандже со словами: "Епттвоюжмать!".

    — Риток! Кто это?

    — Это Аланья!

    — Что она делает? Она чуть не убила меня!

    — Это вы ей так приказали.

    — Я? … — Седой мужик начал выглядывать из‑за плеча помощника и рассматривать девушку. — Господи как я мог такое выдумать? Ты это… забери трубку! Мне от синего дыма совсем уж бред в голову лезет! Пусть зеленым сделают…

    — Как скажите! — Флегматично ответил Риток, забирая из рук Абраама трубку. — Зеленый, так зеленый.

    — И это… ты не обижайся, но розовый тебе не идет. Поменяй на желтый! — Сморщившись заметил он и, косясь на девушку пирата, погрозил той пальцем. Затем он боком проскользнул обратно к себе в кабинет.

    — Риток, а ты проверял эту трубку? Может там наркотики? — Спросила девушка "пират" мужика в розовой парандже.

    — Проверял. Мне страшно представить, что будет, если ему наркотики подсунут!..

    Реальность.

    Звездный грузовик среднего тоннажа "Густав".

    Эльнос устало потянулся. Он возвращался из недельной поездки и порядком подустал. Являясь единственным членом экипажа на грузовике, все приходилось делать самому. И курс прокладывать, и маневрировать, и мелкий ремонт производить. Благо грузовик не требовал серьезного ремонта хоть и имел почетный возраст в 50 лет.

    Корабль входил в зону действия ретрансляторов "галанета" и Эльнос собирался проверить почту, пробежавшись заодно по новостной ленте. До точки швартовки, которую переслали узконаправленным лучом — сигналом, было 6 часов лета. Так, что время по шерстить новости было.

    Как только он переслал коды доступа, почтовый ящик просигналил звуком срочного сообщения. В графе отправителя имелась надпись: "Клан Дети Ночи"

    "Здравствуй Эльнос! Это Атаман. Не нервничай. Я не передумал. Ты нам ничего не должен и корабль полностью твой. Денег мы с тебя не требуем.

    У нас к тебе просьба. Помниться ты как‑то заикался, что: "По гроб жизни должен буду".

    Есть одно дело, которое не кому поручить. Нужен свой человек. Дело не совсем законное и попахивает контрабандой. Правда, очень необычной. Суть вопроса рассказать не могу. Сам понимаешь… СБ.

    Ты нас знаешь, не один год служили. За грязь не возьмёмся. Наркотой или кровью там не пахнет. Если ты решишься нам помочь, то тебе нужно связаться с человеком на луне. Учить не буду сам все знаешь.

    Луна. Сектор 273 (Свалка). Код доступа 73521QCE798J. Зовут человека Аккрун."

    Эльнос задумчиво уставился на видеопроектор, на котором точка, обозначающая его корабль, размеренно ползла к месту стоянки.

    — Вот и спросили с меня Густав… — Произнес мужчина, поглаживая панель рукой. — Что же там за контрабанда?…

    Грузовик "Густав" припарковался на орбите Луны. Над сектором свалки, что было довольно необычно. Мусор сюда скидывали внутрисистемные челноки потому, что объем слишком мал.

    Грузовик же припарковался на орбите и разложил систему антенн, начав активный радиообмен с поверхностью, чем не мало удивил диспетчера. У того хватило ума не поднимать тревогу по службе СБ. Ум был подкреплен двадцаткой империалов, переведенной на счет владельцем корабля.

    В рубке корабля сидел хмурый Эльнос. Ему казалось все очень подозрительным. Место, недоконтрабанда, способ связи…

    Вбив код адресата он стал ожидать вызова. Спустя несколько минут ему все же ответили. На видеопроекторе появилась на вид молодая женщина. "Женщина под мужским именем! Ох и не к добру!" — Еще со службы в Артиллерийской разведке Эльнос был очень суеверный. Он искренне считал, что повстречать женщину перед выходом на задание — это явный признак его провала.

    — Я от Атамана. Аккрун, я так понимаю? — Хмуро пробасил он.

    — Нет. Я его супруга. Подождите, пожалуйста, пару минут. — В кадр залезла детская головка. Лица было не видно из‑за стола. В кадр попала только часть лица. На заднем плане слышались детские голоса и смех. — Он сейчас в капсуле я ему напишу и он подойдет.

    — Хорошо. Я перезвоню попозже. — Растерявшись, произнес Эльнос, отключив связь. Он ожидал чего угодно, только не детского разноголосья. — Я чего‑то не понимаю…

    Спустя пару минут просмотра погасшего видеопроектора, он набрал номер еще раз. Теперь ему ответил уже не молодой мужчина.

    — Я от Атамана. Вы Аккрун? — На собеседнике Эльноса висел ребенок. Еще один висел на спине, пытаясь ладошками закрыть глаза собеседнику. Он кричал что‑то вроде "Ку — ку!".

    — Да. Это я. — Аккрун пытался приструнить детей. Он шикал на них, но безрезультатно. Они только сильнее смеялись и активнее дергали и щекотали его. — Вы уж извините, но у нас с местом проблемы, так что говорить придется так. Мотя… В смысле Евгений написал мне, что вы должны позвонить…

    — Мне передали, что у вас какой‑то не совсем законный груз. Больше я не в курсе…

    — Ну, собственно этот груз сейчас мешает нам разговаривать… Хи — хи… Лык! Перестань щекотаться!

    — Не вижу в чем незаконность перевозки детей… Они краденые?

    — Нет, что вы! Они сироты со свалки. Понимаете, у них документов нет. Совсем. Так, что они и не люди вроде как по закону. "Разумное существо человеческой расы". Так в законе говориться. Чтобы доказать, что они родились в империи не один суд отстоять надо. А на свалке… Помрут ведь за зря. И плевать всем будет.

    — И куда, стесняюсь спросить ты их хочешь отправить? Я, заметь про детский дом не спрашиваю. Знаю, что у вас в них твориться.

    — На марс. И не отправить, а отправиться. Мы всей семьей туда уехать хотим. У моего друга там есть земля. Необходимо установить там купол и жилой модуль. Мы планируем сами детей вырастить, а потом и дать начальное образование. Если выгорит, то профессию.

    — Ага. По 76937 приказу хочешь их гражданами империи сделать? Мол, выросли, получили образование и профессию в империи, значит имеют право на гражданство.

    — Да, примерно так. Вот и встала дилемма. Как перевезти детей? Нас же первый полицейский завернет и выяснять начнет, что и как. С нашей оравой будет много вопросов. Я боюсь, что тут даже взятки не помогут. Да и до Марса прогулочный корабль не ходит.

    — Ндя… Подкинул Атаман задачку… — Эльнос почесал щетину на подбородке и стал уточнять. — А детей то много?

    — 22 и двое взрослых… И это не предел.

    — Это как? Откуда столько?

    — По началу мы сами детей собирали, а потом к нам начали их приводить. Тут и дети родителей, которые не могут их прокормить, и просто сироты без роду и фамилии. Их местные приводят. Часто у них и имени нет. Берем по возможности всех, но у нас не хватает места. Все три комнаты заставлены трехэтажными кроватями…

    — И вы просто так их кормите, а потом собираетесь еще и учить? — Хмуро спросил Эльнос.

    — А что еще делать? Ты предлагаешь и дальше смотреть как умирают дети?

    — Ты не решишь проблемы таким образом!

    — Мы просто делам, что можем. Мы не можем отловить всех тех, кто выкидывает свертки на свалку. Мы можем не дать этим сверткам умереть и подарить шанс на нормальное существование. — Аккрун подхватил на колени рыжего мальчишку с яркими голубыми глазами. — Это Лык. Он очень неугомонный. Ему четыре года. Он уже хорошо понимает человеческую речь и пытается говорить. Я достал его из сплющенного флаера. Он в нем жил, а когда перестал выходить старшие пошли проверить его. Он умирал от недоедания и пневмонии. Посмотри на него. Он будет жить в большой, но все же семье. Мою супругу он называет мама, а меня папа…

    Эльнос взглянул на рыжего мальчика, который улыбался и махал ему ручкой.

    — Что требуется от меня? Только перевозка?

    — Не только. Нам необходим человек, который купит купол и жилой модуль, привезет это на марс и развернёт. В принципе это не сложно, ведь там почти везде программы анализа и авто установки.

    — Я могу это сделать. Когда вы планируете переезжать?

    — Через месяц. Не раньше…

    Мотодор.

    Мотодор и ЛегОлас с красными лицами смотрели на голую задницу Триника. Задница хмурилась…

    — Нет, мне без очков видно плохо, но… — ЛегОлас сбивался и говорил рублено. Лицо его раскраснелось.

    — Ты не обижайся Триник и не подумай чего… Я не из этих! — Мотодор прервался на пару секунд и хрюкнул в кулак. — В общем… Твои брови так эмоциональны…

    ЛегОлас заржал во весь голос, а спустя пару секунд к нему присоединился Мотодор. Брови на заднице Триника хмурились, изогнувшись в причудливую загогулину.

    — Да ну вас! Я блин им сокровенное, а они ржут! Сколько можно? — Начал заводиться хозяин глазастой задницы.

    — Ты нормально объясни, что тебе админы написали? — Отсмеявшись, спросил ЛегОлас.

    — Сейчас зачитаю… — Триник присел на корточки и глядя в землю задницей начал что‑то тыкать в менюшках. По другому он не видел куда нажимать. — Вот! "Извещаем вас, что ваша просьба и затруднения вызвали у службы поддержки чувство сочувствия. Поэтому в рамках игрового процесса было найдено решение. Вам необходимо получить сильный удар по ягодицам, чтобы глаза вашего персонажа вернулись в физиологичное положение. С уважением служба поддержки "Твой Мир"".

    После прочтения этого сообщения и ЛегОлас и Мотодор заржали в голос, а Триник, в конец, обидевшись, натянул штаны и с руками сжатыми в кулаки, из которых повалил синий дым, пошел к Мотодору.

    — А вот так! — Подойдя на слух к ржущему до слез Моте он ухватился за его полуметровый рог, который тут же окутался синим дымом, предварительно Триник успел еще и облапать морду таурана. — Смешно, да?

    — Ты что творишь? — Тут же оттолкнул его тауран. — И так третий рог, еще и ты со своим хаосом!

    ЛегОлас перестал ржать и, открыв рот, уставился на Мотодора. От удивления лицо расслабилось и перестало держать монокль, через который он смотрел. На его голове, вместо рога, красовалось миниатюрное дерево. На ветках красовались зрелые, оранжевые мандарины. Они как елочные игрушки украшали дерево.

    — Мотя… ты не волнуйся только… — Начал ЛегОлас, а Мотодор уже ощупывал деревце у себя на голове.

    — Ты… ты… ты чего натворил хаосист хренов? — Запинаясь, спросил Мотя, поняв, что рога уже нет, а вместо него на голове что‑то необычное…

    — Иди сюда хаосист хренов! — Ревел Мотодор, размахивая поленом приличных размеров. От быстрого бега, деревце, растущее на его голове, накренилось в обратную сторону. От ветра с него срывало листочки и упало пару мандаринов. — Я тебя сейчас так вылечу!

    Триник, спотыкаясь и снова вставая, убегал от Моти. Глаза так же были затянуты кожей, и он совсем не видел, куда бежит.

    — Мотя стой! Оставь убогого! — Кричал бегущий за ними ЛегОлас. Он явно отставал, так как достижений бегуна в своем списке "ачивок" не имел. Соответственно и прибавки к скорости тоже. Он периодически останавливался и подбирал упавшие с Мотодора мандарины.

    — Мооотя… — Кричал Триник, продолжая убегать. — Я неее спецаааально!..

    — Стой, говорю! Я сейчас тебе глаза на место вправлю, отрыжка бездны! — Мотодор уже почти догнал Триника и в какой‑то момент сделал усилие и рывок. При этом он замахнулся бревном как бейсбольной битой.

    Триник, штаны которого все норовили сползти в время забега, упал на землю, пропахав головой несколько метров. Застыл он в позе "голым задом к верху". Так сказать, встретился взглядом с Мотодором.

    — По лицу только не бей! — Вскрикнул Триник, рефлекторно закрывая лицо. Послышался оглушительный шлепок и Триник издал утробный звук. В этот же момент из его рта вылетел черный камешек, а глаза с ягодиц переместились на лицо. Сам Триник катался по земле, одновременно плача, смеясь и держась за ярко красный зад.

    — Мотя! Ты его хоть не зашиб? — Спросил подбежавший ЛегОлас. — И чего это он плачет?

    — Как чего? Бревном по заднице! Больно, поди. — Ответил Мотодор, успокоившись и наблюдая за Триником.

    — А чего он тогда смеется?

    — Так глаза на лице снова, а не на заднице! — Улыбнувшись, произнес тауран.

    В это время Триник крутясь на земле выкрикивал странные слова.

    — Получилось!.. Больно суки!.. Ха — ха! Я свободен… ууууу… скоты!..

    — Триник! Ты это… Вставай давай! Глаза на месте же! — Тыкая палкой в Триника начал ворчать ЛегОлас. Он периодически отрывался от своего занятия и начинал чистить новый мандарин.

    — Ушастый, ты где мандарины взял? — Чавкающий эльф не ответил. Он указал на дерево, растущее на голове Мотодора. — Во блин! И что теперь делать с этим деревом?

    — Ну, я вижу два варианта решения проблемы. Либо мы его жгем, либо мы его срубаем.

    — Я тебе топор в руки не дам! Не хватало, чтобы ты мне ухо отрубил! Пилить будешь!

    В это время Триник, ворочавшийся на земле встал на карачки и принялся что‑то искать на земле. Найдя угольно черный камешек, он засмеялся во весь голос.

    — А ты Моть не боишься, что я тебе что‑нибудь не то отпилю?

    — Боюсь, но вероятность с топором выше, так что пилить будем! — Друзья обратили внимание на ржущего Триника, который вертел в руках черный камешек. — Чего это с ним?

    — А я знаю? Может ты ему травму, какую особую поставил? Ну, "контуженый" какой‑нибудь? — Пожав плечами, ответил ЛегОлас. Он начал тыкать палочкой Триника, пытаясь заставить обратить на них внимание. — Триник! Ты как? Все в порядке?

    — Все в порядке? Да! Я! Свободен! — Смеясь и крича, заорал Триник. — Доби свободен!!!

    Он протягивал руку с камнем к друзьям, а те взглянули на описание камня.

    Семя хаоса.

    Тип: Уникальное, квестовое.

    Описание: При проглатывании наделяет игрока не стабильной способностью "Метка хаоса".

    — Да ладно! — Возмутился Мотодор. — Один раз бревном по заднице и все? Ты бы сразу сказал, я бы тебя еще раз десять треснул!

    — Я свободен! Я буду кузнецом, или поваром, да хоть швеей лишь бы вас не видеть скоты! Ууууу… до чего же больно сволочи! — Триник уже стоя продолжал приплясывать вокруг Мотодора и ЛегОласа, держась за ягодицы.

    — Моть, а что такое Доби? — Спросил эльф, наблюдая за танцами Триника.

    — Фольклор какой‑то, наверное…

    Спустя несколько часов где‑то в пустыне…

    Посреди пустыни, у не большого камня лежал Мотодор. Голова его лежала на камне, а ствол деревца был направлен горизонтально. Рядом с ним, уперев одной ногой дерево и яростно водя ножовкой по стволу, стоял ЛегОлас.

    — Хи — хи — хи… Ху — хо — хо — хо — Мотодор издавал истерический смех, а ЛегОлас шипел от напряжения. У него не было профессии плотника, соответственно не простое деревце поддавалось очень не охотно. — Щекотно ушастый! Хе — хе — хе — хе…

    — Мотя! Сколько можно ржать?

    — Так щекотно ведь! Тебе мозгу когда‑нибудь щекотно было? — Начал оправдываться тауран, вытирая слезы. — У меня от твоих потуг плотника кажется, весь мозг в голове вибрирует.

    ЛегОлас сплюнул и попытался схватить плотницкий топор, который лежал неподалеку.

    — Ушастый! Положи топор! Не делай глупостей! — Затараторил Мотодор, поднимаясь с песка.

    — Да сколько можно? Я уже второй час пилю, а пропилил только кору! — Начал возмущаться ЛегОлас, перехватывая топор по удобнее. — Дай я разок рубану!

    — Судя по твоим успехам с пилой, ты мне не дерево а ухо отрубишь… может быть даже голову. Положи топор! Кому говорю?!! Терпение и труд, до анигилятора дотрут! — ЛегОлас вздохнул, и его руки опустились.

    — Ложи свое дерево обратно! — Произнес он и снова поднял ножовку. Он размеренными движениями принялся пилить деревце по тому же пазу. — Гребаные хаосисты, гребаные разработчики, гребаная пила…

    — Ушастый, ты уж постарайся… хи — хи — хи… — Сквозь щекотку подбадривал Мотодор эльфа. — Мне не жить, мне быть на свидание сегодня ночью надо.

    — Гребаное свидание, гребаные мандарины, гребаная пила… Пила! Мотя!.. Нам нужна циркулярка!..

    Спустя пару часов.

    Мотодор все так же красовался деревом, растущим на голове. Рядом, на корточках сидел ЛегОлас. Он рассматривал циркулярную пилу со сломанным лезвием, которая валялась на земле.

    — Зря две сотни золотом спустили… — Со вздохом произнес эльф.

    — Да хрен с ним с золотом! Стемнело уже, а этому кусту с мандаринами хоть бы что!

    — Может, попробуем сжечь его?

    — Еще чего придумай! Уж проще рубануть топором!

    — А я предлагал! — Начал эльф старую пластинку.

    — Хватит! — Начал заводиться Мотодор. — Я из‑за этого хаосиста свидание с Интой не пропущу!

    Мотодор обеими руками ухватился за ствол дерева и начал тянуть вверх.

    — Чтобы я этот куст не выдернул…

    Деревце затрещало и мелко задрожало от напряжения рук таурана. Раздался натуженный стон, а ЛегОлас, со скепсисом смотря за действиями друга, небрежно бросил:

    — Ага. Отличная идея! Сам себе голову только не оторви… — Сразу после этих слов по округе разлетелся смачный "Чпок". Глаза эльфа расширились, и монокль упал на землю. — Мотя, это ты голову себе оторвал, или дерево выдрал?

    Эльф принялся вставлять в глаз монокль, чтобы рассмотреть друга. Тауран же в это время копался в менюшках.

    — Дерево выдрал, правда вместе с мозгами…

    — Какими?

    — Моими…

    Тауран развернул проявившуюся менюшку к эльфу.

    Поздравляем!

    Вы получили достижение!

    "Безмозглый кирн!"

    Внимание!

    Вы получили среднюю травму "Вынос мозга".

    Интеллект — 98 % от имеющегося.

    Вы не можете произносить заклинаний!

    Ваш инструмент ломается на 200 % быстрее!

    Действие травмы закончиться через: 07 часов 59 минут 55 секунд…54…53…

    Той же ночью.

    Бухта песчаного берега.

    Ночь над бухтой вступила в свои права. Над лазурным берегом, вместо почти всегда голубого неба, рассыпались тысячи звезд. Над морем, на глади которого просматривались едва заметные волны, вставала луна. От ее света с берега казалось, будто к луне ведет дорожка света. Словно по ней можно дойти до светящейся луны.

    На берегу, укутавшись в самый обычный шерстяной плащ, сидела валькирия под ником СеверныйВетер. Плащ был без бонусов и каких либо характеристик, но он был очень мягким. Словно и не из шерсти он, и вообще не плащ. К нему больше подходило название "Мягкий плед со шнурком".

    Валькирия сидела и смотрела на море, луну и дорожку из света. В спину, в сторону моря дул теплый бриз, унося все дурные мысли и проблемы. Он словно шептал на ухо: "Все пройдет… Все хорошо…". И этот шепот словно вгонял в транс, и все становилось не таким уж паршивым и серым. И новый сотрудник смотрит не так уж пошло, что взять с дурака? И ждать огромного бугая, ветерана войны с добрыми и теплыми глазами, не так уж долго…

    Где‑то вдалеке послышался знакомый топот и шелест листьев. Она не обернулась и не оторвала взгляда от ночного пейзажа, но улыбка сама собой растянула губы, образовав ямочки на лице.

    Мотодор подошел к валькирии и, стараясь не шуметь, присел справа. Он уставился на луну и глубоко вздохнул.

    Валькирия на секунду взглянула на него и полезла в свой инвентарь. Она вытащила из него огромный ком какого‑то покрывала. Если присмотреться, то покрывало было точно таким же плащом как у валькирии, но гораздо больше. Она без слов протянула его Мотодору, и тот накинул его себе на плечи.

    Почувствовав мягкость плаща тауран улыбнулся. Он сгреб своей огромной рукой валькирию и пододвинул поближе. Руку он не убрал, продолжая обнимать валькирию.

    — Я тут тебе подарок принес… — Не уверенно сказал Мотодор и протянул правую руку в сторону. Через пару секунд перед валькирией возникла крона маленького деревца с мандаринами, которые даже в свете луны выглядели ярко оранжевыми. Она сорвала один мандарин и улыбаясь начала его чистить.

    — Мне однажды подарили хрустальную лилию… — Улыбаясь начала говорить она. — Но деревья мне еще не дарили…

    — Так получилось. Я хотел найти цветов, но мы были в пустыне, а это дерево росло на моей голове. — Валькирия подняла голову и удивленно взглянула на Мотодора. — Ну, там сначала третий рог рос, пока один хаосист его не проклял…

    На не понимающем лице валькирии одна бровь поползла вверх.

    — Это нас старикашка с горы Таг — Тог проклял. Мне третий рог, ЛегОласу монокль вместо очков, а Тринику вообще глаза на задницу натянул. Это он нас за то, что я его за бороду об дверь бил, потому, что он отвечать не хотел как убить королеву некромантов…

    Вторая бровь повторила движение первой и оказалась высоко на лбу.

    — Ну, я же к нему квест взял специально, еще попрошайничал на улице, чтобы квест дали к этому старикашке, а он с порога "Пошли нахрен!", вот меня и понесло…

    Валькирия тихонечко засмеялась, а тауран вздохнул, по крепче прижав к себе девушку.

    — А, впрочем, не важно… — Добавил Мотодор глядя на дорожку света, которая вела к луне.

    Валькирия закончила чистить мандарин и разломила дольки пополам. Половину она протянула на подставленную Мотодором ладонь, а от второй начала отделять дольки и закидывать в рот.

    — Сладкие… — С улыбкой произнесла она. Мотя закинул в рот сразу всю половину и улыбнулся.

    — Да… сладкие…

    Город Ампс.

    Таверна "Пьяный ерш"

    Мотя, в коей‑то веке, не поглощал еду как конвейер. Он хмуро ковырялся в тарелке, расталкивая кусочки картофеля и мяса в разные стороны.

    — Ну и чего ты сразу нос повесил? — Пытался его подбодрить ЛегОлас. — Сейчас Таблеткин подойдет, может он что‑то узнал.

    — Слушай ушастый, а ведь старичок что‑то… булькал, когда я его в горшок головой запихивал. — Не отрывая взгляда от тарелки, пробурчал Мотодор. — Ты помнишь, что он там орал?

    — Что‑то про фиесту… или Валесту? — Почесав голову ответил эльф.

    — Может попробуем в поисковик забить игровой?

    — Сейчас… так… фиеста… — ЛегОлас принялся стучать на, одному ему видимой, клавиатуре. — Фиеста — Дневной перерыв у песчаных гоблинов… не то. Флитеста — богиня кулинарии и безделья западных Уругваев…

    — Уругваи? Это кто?

    — Тут на картинке синий гриб с ножками и ручками… Уругваи — Расса полу разумных грибов…

    — Нет. Не то. Дальше…

    — Милеста — Богиня, покровительница инквизиторов, мракоборцев и всех борцов с нечистью…

    — Стоп! Ушастый, а ведь это мысль! Какой бог должен знать, как убить главную нечисть? Тот, кто с ней борется! Надо к ней идти!

    — Ну, с ней поговорить у нас вряд ли получится. Сам понимать должен, что боги с кем попало, не разговаривают!

    В этот момент дверь скрипнула, и в таверну вошел Таблеткин. Его прежняя мантия сильно износилась. С рукавов торчали нитки, по всей поверхности мантии были затяжки, а капюшон красовался не большой дыркой. Таблеткин был абсолютно босой, и стоял на траве. Он делал шаг к столу друзей, и после каждого шага под его ступнями прямо из деревянного пола вырастала трава. Свечение рук и свет из под капюшона, который словно луч прожектора освещал дорогу впереди, были желтого света.

    Подойдя к столу с друзьями он не произнес не слова. Он макнул палец в соус, налитый в тарелке таурана, и принялся выводить буквы на столе.

    "Милеста." — Написал он.

    — Таблеткин… ты это… Лампочку поменял? — Таблеткин на это только хмыкнул, а ЛеОлас щурился и пытался рассмотреть под капюшоном лицо соратника. — Ну, напечатай хоть. Как прошло?

    Таблеткин не ответил. Он только повертел головой в капюшоне в стороны.

    — Я не понял, Таблеткин тебе и чат порезали? — Мотодор тоже щурился, пытаясь разглядеть лицо под капюшоном. Таблеткин глядя на щурящиеся лица друзей вздохнул и постучал по столу пальцем, в месте, где он рисовал соусом из Мотиной тарелки.

    — А… Мы тут тоже надумали к ней идти. — Ответил спохватившийся эльф. — Надо узнать, как нам с самой богиней встретиться.

    — Чего тут думать? Пойдем в храм…

    Город Ампс

    Храм богини Милесты.

    — Ты нормально объяснить можешь почему "нельзя"? — Хмурясь спросил Мотодор, глядя на гнома упакованного в броню из белого металла. В руках его был странный посох. Резная прямая палка, оканчивалась цепочкой, на которой висело кадило.

    — Вход только для поклоняющихся богине Милесте. — Сухо повторил гном, глядя на таурана снизу вверх, но при этом в его взгляде читалось столько превосходства, что ЛегОлас хрюкнул, наблюдая эту картину.

    — Нам поговорить надо просто с Милестой! Нам фракцию не надо. — Хмуро произнес Мотодор.

    — Не положено! — Безапелляционно заявил гном.

    — Погоди ка! — ЛегОлас всмотрелся в гнома и увидел занятную надпись.

    Тип: Игрок

    Имя: Вечное Пламя

    Раса: Гном

    Уровень: 186

    Статус: Верховный жрец богини Милесты

    — Да ведь это же игрок! — Всплеснул руками ЛегОлас. — Тебе трудно, что ли? Нам очень поговорить нужно!

    — Милеста не общается с игроками, не принадлежащими ее фракции. — По чиновничьи обрубил гном.

    — Ну, записывай нас тогда в вашу эту фракцию! — Начал заводиться Мотодор.

    — Не положено!.. — Начал снова гном.

    — Ты меня взбесить решил? — Начал Мотодор, присев на корточки, чтобы смотреть гному в глаза.

    — Чтобы вступить во фракцию необходимо иметь хотя бы одну ачивку "Набора мракоборца"… — Гном стушевался, не зная, что ожидать от стальной горы.

    — Я тебя сейчас раздавлю! — Начал Рычать Мотодор.

    Таблеткин, до этого спокойно наблюдавший представление, стукнул в плече ЛегОласа. Он изобразил, пальцами бегущего паука.

    — Спокойно Мотя! — Тут же сообразив, вмешался эльф. — Уважаемый Вечное Пламя! А какие ачивки относятся к набору мракоборца?

    — Вам все перечислить? — Хмуро спросил гном. — В общих чертах это ачивки за убийство любых темных созданий!

    — А насекомые входят в список темных созданий? — С прищуром спросил ЛегОлас.

    — Нет, но это исключение из правил. Милеста не жалует насекомых… — Гном не успел договорить, как ЛегОлас начал рыться в менюшках. Порывшись немного он предъявил окно с описанием ачивки "Дезинсектор".

    — Мы все имеем такую ачивку и более того уничтожили матку насекомых в землях гномьего клана "Большой молот"! — С гордостью произнес эльф.

    Гном недовольно начал жевать бороду. Взглянув на другие окошки, которые предоставили все друзья, он вздохнул.

    — Верно ли я понял, что вы хотите вступить во фракцию мракоборцев? — Спросил официальным тоном гном, оглядывая компанию.

    — Да! Банка ты консервная! Хотим! — Скрепя зубами, ответил Мотодор.

    — Да желаем! — Ответил ЛегОлас.

    Таблеткин же просто неопределенно пожал плечами.

    — И что это значит? Четко ответьте "Да!". — Вновь потребовал гном. Он, сморщившись, пытался высмотреть лицо под капюшоном, из которого шел сильный свет. — И дальний выключите, а то невидно.

    — Ему говорить нельзя. Он по классу немой! — Попытался объяснить эльф.

    — Пусть тогда в личку пишет.

    — Внутри игровой чат тоже порезали. — Добавил Мотодор.

    — Тогда пусть на бумаге пишет! — В голосе гнома начали проскальзывать истеричные нотки. Он достал чистый свиток и развернул перед Аккруном.

    Тауран и эльф выжидательно уставились на Таблеткина. Тот протянул руку и прикоснулся большим пальцем внизу свитка. На свитке появилась огромная витиеватая печать, которая светилась голубым светом. Голова гнома, как только он увидел печать, тут же затряслась и он начал хватать ртом воздух.

    — Сдается мне что это жу — жу — жу не спроста. — Обронил ЛегОлас, заглядывая через плече Таблеткина.

    — Неположено! Он другой фракции принадлежит! — Выдал гном, справившись с синдромом "Рыбы на берегу".

    — Какой такой фракции? — Хмуро произнес Мотя. — Наш он! Даноновский!

    — Ваш спутник является "Гласом рун"! Это статус верховного жреца "Не божественной фракции" Рун! Он не может вступить в другую фракцию! — Гном немного пожевал губами и как заколдованный повторил: Неположено!

    — Нам то двоим, положено? — ЛегОлас уже тоже начал терять терпение. Пытка гнома продолжалась уже второй час.

    — Вам положено, а вот ему… — Гном указал на Таблеткина. — Не положено! Вы же как зайдете, так прямо перед вами будет алтарь. Возносите дары и если богиня сочтет их достойными, то лично явится, чтобы вас благословить. Первое подношение даров обязательно. Сразу после него вам будет присвоена фракция.

    — Пошли, пока этот… гном еще что‑нибудь не вспомнил… — Громко прошипел ЛегОлас Мотодору. Тот повернулся к Таблеткину и спросил:

    — Таблеткин ты нас подождешь, или в реал уйдешь? — Таблеткин в ответ указал пальцем себе за спину. — Ладно. Ты только напиши на почту, что у тебя произошло и что нам за это будет.

    Таблеткин кивнул и начал растворяться в воздухе.

    Когда Мотодор и ЛегОлас вошли в храм, им предстала огромная скульптура женщины в доспехах. Грубые, но, тем не менее, приятные черты лица создавали впечатление красивой и властной женщины. Она держала двуручный меч, уперев его в каменный пол. Перед женщиной находился алтарь.

    — Ушастый, а что положено богам в жертву приносить? — Поскреб по стальному шлему тауран.

    — Не знаю. Наверное, какие‑нибудь части поверженных врагов. Это же богиня мракоборцев. — Пожав плечами, ответил эльф.

    — Ну и зачем ей кучи полу гнилых черепушек? Я думаю надо артефакт какой‑нибудь. Лучше темный!

    — Ну и нафига ей артефакт? Она же богиня! Сама, если ей что‑то нужно создаст!

    — Тогда давай навалим на алтарь все, что есть. Что понравится, то и выберет!

    Порешив на этом, они принялись вываливать на алтарь все, что есть в инвентарях. Если у ЛегОласа это в основном был инструмент и походное снаряжение, то Мотодор…

    Мотодор вывалил на алтарь 8 бревен, два набора инструментов, несколько котлов, пару кастрюль, один чан, в котором можно было сварить ЛегОласа целиком, четыре огромных ложки, размером с кулак Мотодора, один половник (самопальный так как даже не вооруженным взглядом было понятно, что это просто кастрюлька к которой приделали ручку), два табурета, одну тумбочку и 8 мешков с провизий на любой вкус. От крупы до мяса.

    — Ты бы еще оленя в инвентарь засунул! — Начал подкалывать ЛегОлас. Он с офигевшими глазами наблюдал за разгрузкой Мотодора.

    — О! Точно! — Мотодор полез в инвентарь и достал оттуда мешок с костями. Высыпав содержимое мешка на алтарь, он с улыбкой произнес: Живого оленя в инвентарь система не дала запихнуть.

    — Мотя ты не исправим! Давай уж попробуем! Тут у алтаря есть менюшка… — ЛегОлас принялся копаться в менюшке, а Мотодор опять зарылся в инвентарь.

    Спустя пару минут перед друзьями высветилось сообщение:

    Тип жертвы не соответствует фракции или недостаточен.

    — Я не понял! Это богиню жертва не устроила? — Снова нахмурился Мотодор. — Чем ей мои табуреты не нравятся?

    — Может просто мало? — Почесал надломленное ухо ЛегОлас. — Погоди, может ей в натуральном смысле жертва нужна?

    — Сам понял, что сказал?

    — А, что? Я вот в галанете читал, что раньше богам живых жертв приносили!

    — Так то в до бензиновую эпоху было!

    — Ну, у меня больше ничего нет. У тебя есть еще что‑то?

    — Только мешок с мясом гнолов вяленное… И не смотри так! Я мясо вяленное не отдам!

    — Тогда давай кого‑нибудь в жертву принесем!

    — И как ты себе это представляешь ушастый? Пентаграмму рисовать и ритуальным ножиком жертву резать будем?

    — Не, это уже некромантией попахивает! Сейчас в галанете поглядим, как там инквизиторы нечисть изгоняли… — ЛегОлас начал рыться в менюшках, а Мотодор, достав кусок вяленого мяса и начав его жевать, скучающе уставился на трехметровую кучу хлама на алтаре. — Мотя… тут пишут, что раньше жертву сжигали… В тазике с черными котятами… Бред какой‑то! Тут еще пишут, что обязательно под музыку…

    — Ты где смотришь? Может это эти… как их… Троллеводы! Во! — Усомнился Мотя.

    — Да нет. Исторический форум. Вроде все серьезно…

    — Ну, нас тут двое Ушастый… — Прищурившись, сказал Мотодор. Он оценивающе оглядел ЛегОласа. — Для меня тут дров маловато…

    — Ты это… ты на меня так не смотри! — ЛегОлас начал пятится, с ужасом поглядывая на Мотодора.

    В этот момент дверь скрипнула и в храм вошел… Триник. Мотодор хищно улыбнулся, а ЛегОлас улыбаясь сказал:

    — На ловца и зверь бежит…

    Как только Триник понял кто перед ним, он начал пятиться.

    — Вы чего это тут делаете? — С испуганными глазами спросил Триник. — Мне только квест сдать…

    — Утю — ю-ю… — Начал подманивать Триника Мотодор.

    — Я это… потом зайду… — Триник попытался дернуться к двери, но резкий прыжок таурана, не позволил это сделать.

    Вальдемар Охотник за нежитью 165 уровня.

    Вольдемар устало шел по улицам города Ампса и улыбался. Десять сердец "Рыцарей смерти" приятно грели душу. Принеся их в жертву он сразу получал звание "Старший инквизитор".

    Он понял, что что‑то не так, когда подошел к храму. Жреца не было на месте, хотя время было еще раннее. Пробежав взглядом по фасаду здания и не приметив ничего необычного, он зашел внутрь. Сразу за центральными воротами он обнаружил жреца. Тот лежал на полу, у входа в святилище с алтарем, с огромным фингалом на пол лица. Рядом валялся его знаменитый посох, по совместительству являющийся регалиями верховного жреца, только навершие с цепочкой и кадилом было оторвано.

    — Что тут происходит? — С прищуром спросил сам себя Вальдемар. Он внимательно оглянулся и тут до его ушей дошел звук нескольких голосов и музыка. Один голос был истиричным, один грубый бас и один средних тонов. Истеричный голос орал и кого‑то проклинал, бас что‑то вещал, а средний постоянно выкрикивал "Сжечь ведьму!".

    Вальдемар осторожно, стараясь не шуметь подошел к двери, ведущей к алтарю и открыл ее. Его глазам предстала следующая картина:

    По середине комнаты, выложенной белым мрамором и с алтарем, была сложена огромная куча разного хлама, которая погребла под собой алтарь. На куче хлама вертикально было расположено бревно. К этому бревну веревкой был примотан игрок, который орал и проклинал каких‑то кифирников, админов, систему, рогатого мудака и косорукого эльфа.

    Рядом с кучей хлама стоял странный гоблин. Он был слишком большой для гоблина, с перекошенной спиной, кривым носом, надломленным ухом, огромным арбалетом за спиной и моноклем который держался у правого глаза, за счет нахмуренной брови. Этот гоблин держал в руке горящий факел и все время орал во всю глотку "Сжечь ведьму!".

    Рядом с ним стоял огромный, метра три в высоту, рогатый воин. Воин был одет в черную рясу и черную шапочку священнослужителя, но даже сквозь нее было понятно, что под рясой доспех. Присмотревшись он заметил рога, торчащие из под шапочки и копыта которые не смогла закрыть ряса потому, что была явно мала воину. Рядом с кучей лежали огромная булава и щит, покрытые не менее огромными шипами.

    — Покайся в грехах своих! — Громогласно объявил воин. Он грозил игроку, примотанному к столбу, кулаком. В кулаке болталось кадило на цепочке. Присмотревшись Вальдемар понял, что кадило оторвано с посоха верховного жреца Милесты. У ног гиганта валялся пустой кувшин, а по залу разносились запахи нерафинированного подсолнечного масла.

    — Сжечь ведьму! — Снова заорал гоблин.

    В зале играла странная музыка бензиновой эпохи. Это можно было сразу понять, по присущему тому периоду истории, реву электрогитар. Хриплый голос надрывался, оглашая зал фразой "I'm on the highway to hell".

    Примечания автора: Задуманная мелодия — AcDc "Highway to Hell".

    Челюсть Вальдемара отвисла, а глаза полезли на лоб.

    — Ч — ч‑что тут происходит? — Заикаясь произнес он.

    — О! Мракоборец! — Произнес огромный воин, заметив нового зрителя. — У тебя котята черные есть?

    В этот момент каменная статуя, изображавшая богиню Милесту, ожила. Она с рыком и перекошенным от злости лицом нагнулась к алтарю и произнесла:

    — Вы совсем ахренели? Что вы тут устроили?…

    Город Ампс.

    Таверна "Пьяный ерш".

    Мотодор уплетал за обе щеки огромные вареники с картошкой из тарелки, которую держал одной рукой. Ел он быстро и стоя. Периодически он останавливался и потирал стальной перчаткой место, чуть ниже спины.

    — Ууууу! Больно зараза! — Угрюмо бормотал он. — Слушай Ушастый! А ведь меня первый раз в жизни по заднице выпороли! Обидно, что кадилом пороли…

    — Ну выпороли и выпороли… — ЛегОлас трогал обеими руками уши. Оба были раскрасневшимися и одинаково надломлены. — Мне то, что теперь делать? И так урод с кривым ухом был, а теперь вообще оба сломаны!

    — Как ты орал, когда тебе Милета уши обрывала! — Улыбаясь произнес Мотодор. — Как ты орал!..

    — А ты не орал! Только слезы я видел! — Ехидно заметил эльф. — Видел, видел! Не отвертишься!

    — Так это когда кадило под хвост попадало! — Смущаясь произнес Мотодор. — Все бы ничего, но края у него острые…

    — А я думал тебе понравилось…хи — хи… или ты так от боли скалился? — ЛегОлас раскраснелся от того, что сдерживал смех.

    — Сейчас как дам больно! — Мотодор показал ЛегОласу кулак и направился к Игрыму, где взял еще одну тарелку с варениками и кувшин с кампотом. Подойдя к эльфу, он убрал его тарелку со стола, а сам улегся на столе. Лежал он на животе, а перед этим ним стоял кувшин с компотом и тарелка с огромными варениками. — Давай думать, как нам задание выполнить!

    Притихший ЛегОлас снова принялся ощупывать уши и размышлять в слух.

    — Тут засада конечно. "Удивите меня!"… Как удивить богиню мракоборцев?

    — А дафай ей тыфячу черепуфек принефем?… Или тысячу сердец "Рыцарей" темных! — Бодро предложил Мотодор, не прекращающий жевать вареники.

    — Ты видел в рейтинге ее фракции "Первого инквизитора"? У него последняя жертва 500 тысяч сердец "Исчадий ада", а эти исчадия не ровня Рыцарям тьмы! — Хмуро ответил эльф. — Надо что‑то такое, чтобы она увидела и сказала: "Офигеть!"…

    Воцарилась пара минут молчания. Каждый думал о своем. ЛегОлас думал о том, чем бы удивить богиню, а Мотодор вздыхал. Он думал о том, что: "идти за тарелкой со сметаной — лень. И вообще, вареники не плохи. Нечего их сметаной портить."

    В это время им обоим на почту упало сообщение от Таблеткина.

    "Еще раз всем привет. Мотя, спасибо тебе. Совет сработал. Нашелся человек который закупит все необходимое для высадки на Марс и перевезет наше постоянно пополняющееся семейство.

    С рунами у меня вышла странная история. Долго объяснять не буду, не поймете, но если вкратце, то получилось у меня вот, что:

    После того как я переговорил с древним гномом, занимающего должность "Гласа рун" и решили мы с ним провести ритуал. Ритуал описывать не буду, но суть в том, что руны мне условие поставили. Подскажут, кто знает, как убить Королеву Некромантов, если я приму их условие. Условием было то, что я становился "Гласом рун", а старый гном уходил на заслуженную "пенсию".

    С таким положением дел я согласился и вот, что мне сказали: "Милеста".

    Это богиня инквизиции и мракоборцев…

    Друзья продолжали чтение, периодически начиная обсуждать отдельные моменты.

    — Вот тебе раз! Это у нас Таблеткин верховный жрец рун? — Недоумевающе спросил Мотодор.

    — Ага! Круче него только скорость галанета на земле! — Задумчиво протянул эльф. — Вот нечего ему было делать — с детьми связался! Как они вообще в одной комнате помещаются?

    — Ну, вроде пишет, что в коридоре кровати трёхъярусные… едят по очереди. — Начал перечислять Мотодор.

    — Я не про то. Ты представь! Орава детей, которых откормили, отмыли, спать уложили, а потом они проснулись и как давай играть! Ты представляешь, что там твориться?

    — Да! У меня три брата было, так мы такие кабаны были, что сломали несколько шкафов, две кровати и даже пол умудрились проломить… — Мотодор задумчиво глядел в тазик с варениками и улыбался. — И шкафы, и пол, и кровати стальные были…

    — Сурово вас воспитывали! По спартански! — Хмыкнул эльф.

    — Да нет. Просто дерево дорогущее, пластик не так, но все равно дороже металла. У нас же перерабатывающий завод был на орбите. Туда шахтеры руду таскали с астероидов и с Деймоса с Фобосом. — Увидев непонимающее лицо эльфа, Мотя объяснил. — Это спутники марса. Там тоже руду ковыряли. А вот пластик — это углеводороды. Это с земли тащить надо, если в нашей системе. Вот и выходило, что метал дешевле пластика… Жаль про Милесту мы уже знаем. Вот только, что нам делать с ее условием…

    — Слушай, а может мы с тобой какую‑нибудь хреновину смастерим Милесте? Так, чтобы она увидела и обалдела?

    — Например? Тумбочку на двух ножках? — Хмыкнув спросил Мотодор. — Проще уж мертвяка инквизитором сделать…

    За столом вновь воцарилось молчание. На пару минут каждый снова задумался о своем. Спустя некоторое время Мотодор и ЛегОлас не сговариваясь, синхронно повернулись друг к другу. Глядя друг другу в глаза они одновременно произнесли: "Дубль!"…

    Спустя пару часов.

    Город Ампс

    Таверна "Пьяный ерш"

    Дубль зашел в таверну и увидев знакомого бугая и эльфа, с двумя надломленными ушами улыбнулся. Он тут же направился к ним и успел похлопать по плечу таурана, когда ему прилетел нехилый подзатыльник.

    — Я не понял! Мотя! Что за дела? — Начал возмущаться он. Череп дубля, вместе с прикрученным на шурупы шлемом, остался на месте.

    — Спокойно Дубль! Это для дела! — Ответил Поднявшийся ЛегОлас.

    — Ты чего не разваливаешься? Мухлевать бросил? — С удивлением спросил Мотодор.

    — Да, на мухлевал тут… теперь из клана выгнать могут. Неделю не играю… — Угрюмо ответил Дубль.

    — Ладно, не дуйся! Пока же не выгнали! — Ответил Мотя. — Извини, если обидел.

    — Последний раз прощаю! — Хмуро ответил дубль. — Что у вас там? Чего звали?

    — Мы хотим сыграть с тобой… — Начал Мотодор. Дубль тут же приободрился и достал кости и стакан.

    — На что играем? — Спросил Дубль, потирая руки в предвкушении хорошего куша.

    — Нам с тебя нужно только одно! — Мотодор наклонился к скелету рыцарю и, глядя в провалы глаз произнес: Ты начнешь поклоняться Милесте и войдешь в ее фракцию!

    Дубль рассмеялся. Он ржал минут пять, но когда заметил серьезное лицо Мотодора и ЛегОласа — тут же осекся.

    — Да ладно! Вы же не серьезно?…

    — Серьезнее некуда — Ответил ЛегОлас.

    — Без вариантов! — Отрезал Мотодор.

    — Нет, ребята! Я готов без тазобедренной кости неделю ползать, или голову отдать на матч по футболу вместо мяча… — Дубль закинул кости обратно в стакан и убрал в инвентарь. — Но на храм Милесты я не согласен ни за что! Хоть горы золота, хоть жену императора в постель!

    — А мы собственно и не спрашиваем твоего желания, но шанс у тебя должен быть. — Мотодор достал ежа и с грохотом, от которого стол затрещал, положил его на стол. — Играем Дубль! Система должна зафиксировать игру, чтобы ты уже никуда не отвертелся!

    — Играем! — Произнес ЛегОлас. Он разложил арбалет, заряженный обычным болтом, и выставил его прямо на Дубля.

    — Или играем или начнется великая охота "Зашиби Дубля"! — Хмурясь произнес Мотодор…

    — 12! Моя взяла! Я выиграл! — Улыбаясь произнес Дубль.

    Мотодор за минуту до его слов выкинул 10 двумя костями. Сейчас он хмурился и с прищуром смотрел на Дубля. Он поманил его пальцем к себе.

    — Наклонись! Кое‑что на ухо скажу… — Как только он наклонился, тауран отвесил ему подзатыльник, от чего черепушка дубля покатилась по столу. Ее подхватил ЛегОлас, тут же вернув Мотодору.

    — Мухлевать, гад, вздумал?!!! — Взревел Мотя. — Да я тебе в этом храме прописку сделаю!

    — Да вы чего ребята! Все по честному! Сами же видели! — Мотодор вернул голову Дубля на место и ухватил его за нагрудник, приподняв над столом.

    — Ну ка! Ушастый! Следи за костями! — Мотодор принялся с яростью трясти скелета в доспехе. Во время тряски кости на столе, до этого лежавшие неподвижно, сами по себе начали кататься по столу.

    — По честному говоришь? — Мотодор продолжал держать неудавшегося шулера над столом за нагрудник и смотреть в лицо.

    Дубль, понимая всю безысходность ситуации, предпочел сделать "финт ушами" и свалить по — английски. Он ткнул пальцем одной руки Мотодору в глаз, а другой разжал ослабевшую Мотину руку. Тут же упав на ноги, он резко метнулся к выходу.

    — Уходит! — Крикнул ЛегОлас, впопыхах пытаясь развернуть арбалет.

    Мотодор, услышав эльфа, прыгнул в сторону выхода. Он успел ухватить Дубля за поножи, уронив его лицом вперед. Тот даже не задумываясь, ударил по застежке поножей на наружной стороне бедра, после чего тут же выскочил из них и ломанулся на улицу, сверкая белоснежными костями таза и копчиком…

    Улицы города Ампс.

    — Стой падла! Хуже будет! — Орал Мотодор, бегущий за Дублем. Дубль бежал как мог по широкой улице, опрокидывая корзины или игроков, чтобы хоть как‑то притормозить приближающегося таурана. Тот бежал как броне состав — неумолимая и неизбежная груда металла, размахивающая поножами Дубля и матерящаяся.

    — Ни за что! — Выкрикивал в ответ Дубль и петлял по улице между игроками как загнанный заяц. При этом он гремел костями, как погремушка.

    В какой‑то момент Мотодор додумался и швырнул поножи в спину Дубля, сбив тем самым его и еще пару игроков с ног. Подбежав к скелету без штанов он ухватил его за нагрудник и поднял над землей.

    — По… уфф… попался шулер! — Пыхтя со злостью, произнёс тауран.

    — Не… не… не дождёшься! — Ответил Дубль, пытаясь перевести дыхание. Он с размаху зарядил кулаком себе по лицу, отчего его черепушка улетела в сторону. Он тут же поднял руки вверх и выскользнул из нагрудника, приземлившись на землю. Пока офигевший Мотодор спохватился, костяк Дубля уже подхватил голову и, даже не водрузив ее на место, ломанулся в узкий проулок, держа подмышкой собственный череп, словно всадник без головы.

    Мотодор побежал за ним, но через пару поворотов потерял его. Стоя на перекрестке узких улочек, он, пыхтя, произнес:

    — Ушел… фух… ушел таки, хрен костяной!..

    Город Ампс.

    Резиденция клана "Дети ночи".

    Вечер спускался на город, и он начал освещаться огнями окон и редкими фонарями. Район трущоб был крайне беден на уличные фонари. На весь район было всего два фонаря. Один из них был напротив непримечательного домика. Дом был старый и покосившийся, но с целыми окнами, которые к слову были наглухо закрыты черными шторами. Вот в проулке показалась голова скелета в шлеме. Она покрутила по сторонам и из проулка, мимо освященного пятна, к дому, метнулась фигура скелета одетого только в стальной шлем, налокотники, перчатки, сапоги и наголенники (Олег, я вот не нашел как называется часть доспеха, которая закрывает голень о_О не стал заморачиваться)

    Подбежав к двери дома скелет, очень быстро выстучал особый стук, после которого дверь отворилась. Скелет тут же ввалился в дом.

    — Спасайте братцы! — Запыхавшимся голосом выдал Дубль, как только зашёл в дом. Прямо перед входом за столом сидел глава клана "Дети ночи" и Атаман.

    — С чего бы это? А, Дубль? — Произнес Атаман, глядя на голый костяк соклановца. — Может нам после того, как ты "обул" главу клана "Темная стая", тебе еще и орден выдать? Или в звании повысить?

    — Вы чего? Я же все верну! — Начал было Дубль.

    В этот момент за спиной послышался шорох, и перед глазами опустилась темная пелена.

    На самом деле, в этот момент за спиной Дубля в движение пришел Мотодор, который держал наготове огромный мешок. Он опустил его на Дубля сверху и тут же поднял, держа за горловину. ЛегОлас, стоявший рядом, принялся завязывать горловину веревкой всеми мыслимыми и немыслимыми узлами.

    — Спасибо мужики! Выручили! Я его часа два по городу гонял! — Улыбаясь, обратился Мотодор к Атаману и главе клана "Дети Ночи".

    — Да, ты нас тоже выручил. Мы уж и не знали, как наказать этого проныру. — Улыбаясь, ответил Атаман. — Нам разрешили его оставить в клане, только если последует адекватное наказание, а этому костяку все до лампочки. Хоть сортир выгребать, хоть малышей в подземельях качать. Он и в толчке, и с малышами найдет с кем в кости сыграть. Пусть теперь попробует с богиней по мухлевать!..

    — Слышишь Дубль? — Обратился глава клана, к бьющемуся в мешке скелету. — Это твое наказание! Ты станешь инквизитором, и весь союз темных кланов к тебе вопросов иметь не будет! Считай после этого, ты прощен!

    — Да вы охренели! — Взревел Дубль в мешке, еще яростнее начав в нем биться. — Вы хоть знаете, как это больно? Умом двинулись? Да я плевать на ваши кланы хотел, после этой экзекуции!

    — Бывайте ребят! — Махнул Мотодор рукой двум улыбающимся членам клана "Дети Ночи", и взвалил на плечо мешок. — За нами должок!

    — Какие долги! Ты только этого до храма донеси! — Атаман говорил это, улыбаясь до ушей и мило маша в спину Мотодору и ЛегОласу. К нему присоединился и глава клана.

    — Да, да! Какие уж там долги… — Так же улыбаясь, произнес глава.

    Когда друзья вышли из здания и отошли на пару кварталов, то Мотодор обратился к причитающему и проклинающему все на свете Дублю. Тот продолжал вертеться в мешке.

    — Дубль, что‑то твои с радостью тебя с потрохами сдали! Ты, поди, и их нагрел в кости? — Он ткнул локтем мешок на спине.

    — В карты… — Ответил Дубль. — По триста тысяч каждый мне должен! Знают, что мухлевал, а доказать не могут. Вот и бесятся!

    — А, что за проблемы с кланом "Темная стая"? — Поинтересовался ЛегОлас.

    — Ну, там я палку чутка, перегнул… — Дубль немного поворочался в мешке и принялся рассказывать. — В общем, с казначеем их ним я зарубился в кости. И не мухлевал толком. Зачем? Фартило мне не слабо. Как итог задолжал он мне по крупному. Почти пятьсот тысяч! Я ему и говорю: "Давай что‑нибудь в залог! У тебя хоть стимул будет, а то мне все должны, а никто не отдает". Он значит, маковку почесал и говорит: "Нету у меня столько шмота, чтобы на пятьсот тысяч! Знамя клана возьмёшь?". А я, что? Я согласился. Договорились с ним, что он за десять дней соберет деньги.

    Пока Дубль заговаривал зубы Моте и ЛегОласу, он аккуратно надорвал мешок кинжалом. Затем он тихо вытащил ногу, сквозь дырку.

    — Жду десять дней, жду двадцать. Ха! — В это время из мешка падает нога Дубля, а его восклицание маскирует падение ноги. — Как бы не так! Этот крендель и не собирается отдавать деньги! Я ему и заявляю мол, продам знамя! А он мне и выдает: "Кому оно нужно? На тряпки только!".

    Под эмоциональный рассказ из мешка падает вторая нога дубля. Обе ноги валяются на прямой улице и хаотично шевелятся.

    — Ну, я не будь дураком, возьми и напиши в ЛС главе клана "Светлый Взвод", а у них с "Темной стаей" война страсть какая. Как они друг друга флаги увидят, так прут друг на друга и не важно, что там и как. Задание, не задание. Все бросают, и давай друг друга на лоскуты резать. И там и там строевой клан. Танки, хиллеры и стрелков чутка.

    Из мешка уже выпали обе ноги, тазовые кости, кусок позвоночника и часть ребер.

    — Ну, я и написал "Светлому взводу": "Есть знамя "Темной стаи". Получил за долги. 500 тысяч стартовая цена. Не устроит — объявляю аукцион!" Хех! Купили у меня они его и глазом моргнуть не успел, а дальше… — Дубль замолк, словно что‑то вспоминал. — Дальше эти идиоты, начали видео снимать с этим флагом и выкладывать на странице своего клана в галанете. Вы представляете, что там началось? Казначея того на респе держали, пока он на рерол не ушел, меня тоже пытались, но меня глава клана как‑то отмазал. Всего полдня продержали.

    — Ты законченный идиот! — Воскликнул ЛегОлас, в итоге рассказа. — Ты же обгадил все темные кланы!

    — Это я идиот? Да вы видео про костер в храме Милесты видели? — Начал возмущаться Дубль. — Я‑то ради денег, а вы, какого хрена там устроили? Вы сжечь игрока в полном погружении решили на алтаре Милесты! Вы вообще в своем уме?

    — Ну, увлеклись чутка! — Смущено ответил Мотодор, но потом уже бодро добавил. — Пафос — это наше все!

    Из мешка уже выпала грудина, плечи и одна рука, но когда выпадала вторая рука, дубль не успел среагировать и послышался стук костей о брусчатку, по которой шли тауран и эльф.

    Они обернулись, и их глазам предстала картина "Дубль — разборный".

    — Мотя! Да, эта сволочь по частям сваливает! — Воскликнул ЛегОлас.

    — Хватай еще один мешок! — Мотодор перехватил мешок и принялся собирать и впихивать части тела Дубля в другой мешок. — Собирай его, пока не расползся!

    По улице в разные стороны ползли ноги и руки. Тазобедренную кость вы пнуло ногой к обочине, позвоночник изображал червяка, а ребра с грудиной изображали краба, боком ползя в проулок. Друзья расфасовали Дубля по двум мешкам, и каждый нес свою часть прямо перед собой, чтобы видеть, если что‑то пойдет не так.

    — Дубль, ты как конструктор! Ей богу! — Ворчал на ходу Мотодор. — Из тебя можно же таракана сделать, только еще четыре руки или ноги присобачить…

    Город Ампс.

    Храм богини Милесты.

    Верховный жрец ходил очень угрюмый. Фингал на лице не проходил, и каждый приходящий инквизитор не упускал возможности подколоть его по этому поводу. Сейчас же он собирался запереть ворота, оставив одну калитку со смотровым окошком. Только перед этим необходимо зажечь лампады со странным названием "Указатели пути для заблудших душ". Их было две, и располагались они с наружной стороны ворот.

    Жрец со странным ником "Вечное Пламя" вышел из ворот и не спеша поджег сначала одну лампаду, стоящую на огромной каменной тумбе, а потом вторую. Когда он обернулся, то увидел, что из‑за поворота вышли двое. Тот странный Минотавр и его спутник гоблин.

    Глаза тут же расширились и на лбу выступили капельки пота. Он метнулся к воротам и в темпе "Враг в городе!" закрыл ворота на засов. Не останавливаясь, он принялся произносить заклинания усиливающие силу, дух и выносливость. Влетев в святилище храма, он бухнулся на колени перед статуей на колени.

    — Пресвятая Милеста! Дарующая свет в борьбе со злом! Даруй силу в битве! Не дай страху одержать верх! — После этого тело верховного жреца засветилось мягким оранжевым светом, а когда он поднял голову стало видно, что вместо глаз были два огненных озера. Из этих озер капля за каплей на белый мрамор капал жидкий огонь.

    Послышался громоподобный стук и знакомый голос рогатого бугая:

    — Тук — тук! Есть кто дома? — Затем снова звуки ударов, но еще сильнее. Затем треск и звук падающих ворот.

    Верховный жрец перехватил свой посох и встал в боевую позу. Когда Мотодор и ЛегОлас вошли в святилище, оглашая его истеричным криком из шевелящихся мешков, которые держали в руках, жрец Милесты встретил их словами:

    — Вам было мало? В этот раз будет много! — Он ударил посохом о землю, и его окутало не привычно яркое пламя.

    — Спокойно дядя! — Объявил Мотодор. — У нас тут задание, мы сдавать пришли! Ушастый, высыпай Дубля! Конструктор собирать будем!

    Эльф и тауран высыпали на пол кости из мешков. Среди них была и голова Дубля, которая продолжала верещать. Руки и ноги хаотично сокращались, а позвоночник сворачивался в невероятные узлы.

    — Святотатцы! Притащить нежить в оплот Мракоборцев! — Попытался возмутиться жрец, но его никто не слушал.

    — Нет, сюда руку! Это же плечо! — Объяснял ЛегОлас Моте. — Как он ходить будет?

    — А, что? Ха — ха! Забавно, наверное, будет! Голова промеж ног! — Начал скалиться тауран.

    — Ага, Тебе Триника с глазами на заднице было мало?

    — Опять вы! — Заговорила статуя богини. В этот раз она уменьшилась в размерах и превратилась в обычную девушку в доспехах. Почти обычную, но жутко красивую.

    — Ладно, поржали и хватит. Ему все‑таки больно! — Опомнился Мотя, видя, что богиня явилась лично.

    Спустя пару минут Дубля уже собрали. Помогло это мало, потому, что он продолжал извиваться, материться и орать.

    — Дубль! У тебя вариантов не много. Тебе надо доползти до алтаря и поклониться Милесте. — Принялся объяснять Мотодор, держа в руках голову Дубля. Его тело, продолжая изгибаться, поползло к алтарю.

    Милеста наблюдала за этим молча, а ее верховный жрец не смел вмешиваться.

    Вот Дубль дополз до алтаря, дрожащей рукой вырвал себе ребро и положил его на Алтарь со словами: "Прими жертву и будь снисходительна. Возьми под защиту!" Еще через несколько секунд кость мигнула и исчезла, а Дубль упал на спину, продолжая тяжело дышать. Двигая одной лишь нижней челюстью, он ели слышно повторял: "Суки… суки молочные… ".

    — Ничего не скажешь… Удивили! — Хмурясь, произнесла Милеста. — Инквизитор — нежить… Как вам вообще это в голову пришло? Что ж, слово мое — закон! Спрашивайте!

    Мотодор взглянул на ЛегОласа и тот кивнул ему головой. Увидев знак, он начал формулировать вопрос.

    — Мы пришли к тебе, чтобы узнать, как уничтожить Королеву Некромантов!

    — И все? — Богиня нахмурила брови.

    — Все. — Не понимая в чем дело, ответил Мотя.

    — Вы издеваетесь? — Богиня покраснела от злости и уперла руки в бока. — Вы! Два идиота! Королеву некромантов нельзя уничтожить просто так. Просто убив ее, вы ничего не добьетесь. Через неделю она соткется из тьмы снова! Чтобы ее уничтожить, необходим квест призрачного дракона! Который вы два костровых уже имеете! Более того, вам даже в голову прийти не могло, что ключевой предмет, которым можно уничтожить Королеву Некромантов, вы пытались сжечь вместе с другим хламом, когда разводили костер у меня на алтаре!

    Мотодор и ЛегОлас переглянулись и одновременно произнесли: "Шикрин!". Тауран зарылся в инвентарь и спустя несколько секунд вытащил на свет заколку — стилет из розового металла. Пока Мотя ковырялся в инвентаре, Милеста продолжала разнос друзей, не замечая, что ее уже никто не слушал.

    — Половина ветеранов, да какой — там ветеранов! Куча игроков, толпы!!! Ищут способ уничтожить Королеву Некромантов! А вы? — Тут у богини задёргался глаз, и заскрипели плотно сжатые зубы. — Вы приперлись к богине мракоборцев и устроили сожжение игрока в полном погружении!!! В рясе и с музыкой! Да вы бы еще пентаграмму на алтаре начертили!!!

    Вжавшись в стену, во время секундной тишины, на весь зал икнул верховный жрец. Такой разгневанной он не видел свою богиню никогда. Крик разносился по залу звонким эхом, бьющим по ушам, а Мотодор и ЛегОлас стояли уже в виноватой позе, склонив головы и уперев взгляды в мрамор пола.

    — Слышишь, Ушастый! А ведь я предлагал! — Громким шепотом произнес Мотодор, подтолкнув локтем ЛегОласа, который стоял рядом.

    — Вон! Пошли вон два идиота! — Взревела Милеста. — Еще раз явитесь сюда — Вся фракция мракоборцев начнет охоту за вами! Я лично буду выдавать на вас квесты!!!

    Мотодор и ЛегОлас начали пятиться в сторону выхода и спустя несколько секунд покинули здание. Как только они вышли из храма Мотодор утер выступивший пот на лбу и произнес:

    — Нет Ушастый, кто бы, что не говорил, но страшнее разъяренный богини только писк атомного реактора в анигиляторной пушке…

    В это время в храме Милесты.

    Как только две фигуры скрылись в дверях, Милеста тут же успокоилась. Волосы, до этого почти вставшие дыбом, улеглись, а черты лица разгладились, превратив ее в ту же властную и ослепительно красивую девушку.

    — Мо… моя богиня… — Не уверенно и заикаясь, произнес верховный жрец.

    — Сколько раз я тебе повторяла? Не называй меня так! — Уже спокойным тоном произнесла Милеста. — Что не так?

    — П — п-почему вы не изгнали их из фракции?

    — Думай на перспективу! Они выполнят этот квест! — Усмехнулась богиня. — Они убьют Королеву Некромантов, и в этот момент они будут состоять в моей фракции! Ты понимаешь, какие на нас посыплются бонусы за это?

    — Вы как всегда мудры мо… Милеста. — Жрец стукнул кулаком в грудь, обозначая знак уважения к старшему фракции.

    Милеста оторвала взгляд от дверей, за которыми скрылась парочка и, вздохнув, обернулась. Ее взгляд тут же наткнулся на Дубля, который сидел на полу и крутил головой.

    — Вот же хитрюги! Как провели! — Задумчиво произнесла богиня, приглядываясь к Дублю. — И что теперь мне с тобой делать?

    — Не знаю. А я должен что‑то делать? — Спросил Дубль, почесывая костяшками шлем. Он глядел на Милесту, немного смущаясь. Она была очень красива и воинственна одновременно. Закованная в доспех, с огромным мечом за спиной и в стальном обруче на голове. Доспех подчеркивал фигуру так, что он казался и не доспехом, а облегающим костюмом. Темные волосы, спадающие ниже плеч, даже с первого взгляда были ухожены.

    — Ну, ты взрослый мальчик, хоть и наглый! — Хмыкнув ответила она. — Бегай по миру, убивай нечисть, и будет тебе счастье.

    — А обратно живым меня это счастье сделает? — Спросил Дубль, продолжая разглядывать богиню.

    — Ну… если ты откажешься от повышения ранга в моей церкви, то да.

    — И сколько нежити надо перебить, чтобы мне вернули хотя бы лицо?

    — Так!.. Дай ка прикину… — Милеста застыла, словно игрок, который ковырялся в галанете. — Около 10 тысяч темных рыцарей.

    — Сколько? Вы там сбрендили что ли?

    — От меня только 2 тысячи, а вот в твоей учетной карточке на послабление условий стоит коэффициент в +800 %.

    — Вот жжёшь! Не оставит меня доблестная СБ в покое!..

    — Тебя СБ сюда упекла что ли? — С удивлением спросила Милеста. — Они вроде шулерами не занимаются…

    — …Если только, ты не облапошил их собственного штатного сотрудника. — Перебил ее Дубль и вдруг у него мелькнула искорка в глазах… Вернее в месте, где они когда‑то были. — Может сыграем? Я мухлевать не буду! Честное шулерское…

    Милеста засмеялась. Звонко и заливисто, словно и не богиня, а обычная девушка.

    — Если выигрываю, то ты мне даруешь живую часть тела.

    — Тогда, если я выигрываю — ты выполняешь мои задания. Без задержек и отговорок! — Ответила богиня прищурившись. — Играем?

    — Играем! — Ответил Дубль, доставая из инвентаря пару костей и деревянную кружку…

    Спустя пару часов…

    — Не смотри так красавица! Удача сегодня мне улыбается, но я бы предпочел, чтобы мне улыбалась ты. — С улыбкой выдал Дубль. От прежнего рыцаря скелета не осталось и следа. Вместо привычных костей рук и черепа, торчащего из‑под забрала, красовались довольно мужественное лицо и настоящие руки. — Я честно выиграл у тебя почти все, что хотел. Я не мухлевал. Даю слово!

    — Я знаю! Богиня я или кто? — Хмуро ответила Милеста. Брови хмурились, но вместе с тем придавали особый шарм. Ее руки были сложены в замок на груди, а левая нога нервно притопывала. — Почти, значит не все? На что же ты еще хотел сыграть?

    — Не смею говорить подобных вещей богине… — Изображая смущенность и не смело произнес Дубль.

    — Тогда напиши! — Сощурившись произнесла Милеста. В ответ Дубль несколько секунд покопался в системках и развернул к богине окно с сообщением.

    "Всего лишь поцелуй." — Прочла она.

    — Проиграешь — снова станешь кучей костей! Выиграешь — получишь поцелуй, но потом снова станешь грудой костей! — Произнесла Милеста, стараясь не улыбнуться. От этого ямочки на щеках стали видны еще сильнее.

    — Играем! — Произнес Дубль, снимая шлем и гладя едва заметный ежик волос.

    Он взял чашку, забросил туда кости и протянул Милесте. Та приняла его и, коротко взболтнув его, резко поставила на стол дном вверх. Подняв его вверх она показала результат. Один из кубиков лежал на столе стороной с шестью точками вверх, а другой с пятью.

    — Одиннадцать! — Ухмыльнувшись сказала богиня и передала кости с деревянной чашкой Дублю. Тот взял стакан и немного потряс, стукнув им об стол.

    — Вне зависимости от того, что там выпало, я… я знаю, что ты не программа. Слишком много завязано на богов, чтобы ставить сюда программу… — Милеста прищурилась, глядя на чашу. Ей стали видны кубики, на которых были видны выпавшие цифры. 6 и 4. Судорожно сглотнув, Дубль продолжил, все так же держа руку на перевернутой чашке. — Ты настоящая и очень… красивая. А удача… ее улыбка с твоей не сравниться.

    Милеста подняла взгляд, на Дубля и по — доброму улыбнулась. Шевельнув мизинцем, она словно подтолкнула кубик, которого так и не видел Дубль. Кубик с цифрой 4 перевернулся на сторону с цифрой 6…

    Пробный выстрел.

    Небо было затянуто серыми, свинцовыми тучами. То и дело шел мелкий дождь с ветром, который не капал, а словно плевался. Три фигуры, Мотодора, ЛегОласа и Таблеткина стояли на уступе. С этого уступа открывался отличный вид на долину Смерти. Именно в этой долине находился замок Королевы Некромантов.

    — И как мы в замок попадем? — спросил ЛегОлас, не отрывая взгляда от моря всяческой нежити, которая отделяла их от замка.

    — Чего тут думать? Сейчас их едренбатоном накроем! — Задумчиво протянул Мотодор. — Ну, может для верности пару раз…

    — До замка около 2 километров… Успеем добежать, пока они не респнуться?

    — Нужно пробовать! Давай разок жахнем и посмотрим, что из этого выйдет! — Мотодор снял щит со спины и скомандовал: Готовимся к залпу! По пологой параболе бьем, чтобы максимальную дальность сделать.

    — А если замок снесем? — Спросил ЛегОлас. Таблеткин показал пальцем на эльфа и закивал. — Может в центр толпы попробуем?

    — Хм. Давай примерно по середине, между нами и замком, а там видно будет. — Мотодор почесал промеж рогов и вздохнул. — Все равно первый раз будем засекать время респа нежити.

    ЛегОлас разложил арбалет и принялся его заряжать. Таблеткин зачем‑то принялся рисовать руны вокруг Мотодора, который продолжал задумчиво рассматривать нежить, которая словно живое море заполнила все пространство между замком и ними. Плотность нежити была такая, что казалось яблоку негде было упасть. Сам замок, словно остров, возвышался над долиной.

    — Мотя! Я готов! — Крикнул ЛегОлас и Таблеткин тут же нырнул под щит таурана.

    — Готовсь!.. Целься!.. Пли! — Рявкнул Мотодор и немного отодвинулся, освобождая пространство для друзей.

    Как только ЛегОлас выпустил снаряд, то тут же подхватил арбалет и метнулся к таурану.

    Прозвучал гром взрыва и друзья сжались от грохота за щитом. Дождавшись, когда мимо них пронесется волна огня, они взглянули на дело рук своих.

    Взрыв уничтожил треть моря нежити, оставив приличную воронку. По краям моря начало затягиваться, за счет выжившей нежити, которая перераспределялась, заполняя освободившееся место.

    — Я ожидал большего… — Задумчиво смотря на эффект снаряда, произнес Мотя. — А как мы теперь узнаем, через сколько респ у нежити прошел?

    — Я в прицел смотреть буду. Мотя ты время засек?

    — Засек… — Хмуро произнес Мотодор, переводя взгляд с нежити на ЛегОласа, который уже разложил арбалет и разглядывал место взрыва в прицел. — Я тут подумал… ну, прорвемся мы к замку. А если эта туча скелетов за нами попрет?

    — Вот тут надо пробовать. По — другому никак. — Ответил ЛегОлас, не отрываясь от прицела. — Мотя я тут знаешь, что увидел? Там не просто скелеты… рыцарей смерти разглядел точно и личей видел… на счет личей не уверен, но думаю, что это были именно они.

    — Час от часу не легче… У кого‑нибудь есть план как прорваться? У меня только зачистка едренбатоном и скоростной проход к замку. — Мотодор повернулся к Таблеткину. Тот пожал плечами, и Мотя недолго думая скомандовал: Тогда попробуем на пролом…

    — Мотя! Они респаются! 3 минуты! — Прервал таурана эльф. — Нам их всех не перебить. Только прорыв!

    — Вот я и говорю! Сначала попробуем прорваться прямо…

    Перед воображаемой чертой, которая отделяла радиус агра, моря нежити стоял Мотодор. На его плечах, привязанные веревкой, сидел Таблеткин и ЛегОлас. Мотя смотрел поверх щита, который держал на уровне глаз, и давал последние наставления.

    — Все просто. Я добегаю до толпы скелетов и врубаю умелку "Живой таран". Мы должны пройти больше половины моря скелетов. Дальше я просто ломлюсь на пролом к воротам в замок… Вроде бы все.

    — Слишком просто… — Хмуро пробурчал эльф.

    — Ну, попробуем так. Вдруг получится?

    — Ладно, чего мандражировать… Поехали!

    Мотодор начал разгоняться, а море скелетов тут же среагировало, начав движение к стальной горе, как только Мотя пересек линию агра.

    Как только первые костяки начали разбиваться о щит Мотодора, он включил умелку и ускорился до огромной скорости. Это было похоже на заплыв плавника акулы в море. Мотодор рассекал плотную толпу скелетов, расшвыривая их, словно брызги воды. Умелки хватило всего лишь на треть пути. После этого скорость вернулась в обычное для Мотодора состояние.

    Море нежити среагировало мгновенно. Они лезли на Мотодора без разбору, все сильнее замедляя его. Рыцари смерти старались зацепить его с флангов и спины, а личи вешали одно проклятье за другим. Их количество было столь огромным, что Таблеткин их просто не успевал снимать. Когда скорость снизилась до быстрого шага, нежить с дальних рядов начала залезать на нежить передних рядов.

    В итоге первый на респ ушел ЛегОлас, до которого добрались Рыцари смерти. Затем Таблеткин, которого начали на части рвать полуразложившиеся трупы. Мотя с диким матом вращал булаву, бросив щит, но ровно до тех пор пока ХП не снизилось до нуля.

    — Теперь пробуем так! Ты, Ушастый, жахнешь два заряда, чтобы расчистить на путь. Потом стартуем по образовавшемуся коридору к воротам! — Мотодор наблюдал за толпой нежити, которая была на месте, словно они в первый раз сюда пришли.

    — Может, хватит на сегодня? — Хмуро спросил эльф. — Всё‑таки 6 раз слиться за день многовато…

    — Давай попробуем, а потом будем думать другой план! — Мотодор повернулся к осунувшемуся Таблеткину и спросил: Аккрун ты как? Еще разок попробуем и до завтра?

    Тот устало начал кивать головой.

    — Ну? Чего ждешь Ушастый? Заряжай…

    Храм города Ампс.

    — Ладно… — Вздохнув сказал Мотодор. Он потыкал менюшки в алтаре возрождения, возвращая свои вещи за несколько золотых монет. — Напрямки не вышло. Будем пробовать по — другому.

    — На четвертый раз было понятно, что на пролом не выйдет! — Буркнул ЛегОлас, а Таблеткин показал на него пальцем и закивал, подтверждая слова эльфа.

    — Нет, надо было точно все перепробовать. — Вздохнув произнес Мотодор. — Ладно, завтра будем пробовать по — другому!

    Пираты Мертвого Моря.

    На следующее утро.

    Ворота города Ампс.

    — Значит, я крутил в голове и так и сяк…

    — Ну, не томи Мотя! Что придумал? — ЛегОлас в нетерпении дергал Мотодора за руку.

    — Не торопи! В общем, проблема заключается в том, что по мере снижения скорости нас облепляет нежить и… снова плита возрождения. — Мотодор сделал умный вид и начал выражаться совсем не естественными для него словами. — В связи с этим мной было принято решение переноса основного акцента со скорости на защищённость и безопасность.

    — Мотя ты чего? — Спросил его ЛегОлас, опасливо поглядывая на таурана. Он взглянул на Таблеткина, а тот, указав пальцем на Мотю, покрутил им у виска.

    — Чего? Да нормально все! Я тут сервис в галанете нашел. Он простые слова в умные переводит! Во! Я их даже на руку написал! — Мотя показал руку, на которой был, относительно мелким подчерком, написан текст.

    — Не пугай так! А то мы уж чего плохого подумали! — Возмутился эльф. — Давай, показывай, что там за "акцент на защищенность".

    — Ну, собственно… вот!

    Перед друзьями предстал Фантик в боевом обличии. Помимо доспеха на боках из не дорогого металла, на его бивнях висел огромный угловой отвал. Этот отвал был очень похож на те, которые крепили к паровозам, в до бензиновую эпоху, или на нос судна из бензиновой эпохи. Отвал был довольно большой и почти доставал высотой до глаз Фантика. На площадке, прикрепленной к его спине были деревянные бортики и огромная мачта с одним единственным парусом, украшенным эмблемой клана Д. А.Н. О.Н. На конце мачты была не большая площадка для смотрящего вперед. К этой площадке вела веревочная лестница.

    На носу судна был огромный, под стать Моте руль в виде колеса. Сам руль был чисто декоративный, но смотрелся к месту.

    — Это что? — Спросил ЛегОлас, указывая на надпись, красовавшуюся на отвале. Надпись гласила: "Нежитекол ФАНТИК".

    — Ну, были такие лодки из железа в старину. Ледоколы. Они в море ходили там, где льда много. Вот я и подумал, что если там море нежити, то нам нужен "Нежитекол". Я картинок ледокола не нашел, но вот парус мне понравился…

    — Идя в принципе здравая, но исполнение… — ЛегОлас хмурясь, ходил вокруг Фантика, разглядывая его. Мотодор тем временем снял доспехи, убрав их в инвентарь, и извлек белую рубашку, шапку треуголку, черную повязку на глаз и трубку. — А это еще зачем?

    — Пафос!.. — Гордо произнес тауран.

    — Это наше все! — Закончил ЛегОлас улыбаясь. Таблеткин же опасливо переводил взгляд с Мотодора на ЛегОласа…

    Долина смерти

    Посреди моря из нежити плыл островок… если исходить из названия этого островка, то это был и не островок вовсе. Это был нежитекол "ФАНТИК". И это… с позволения создателя "судно" вполне успешно двигалось в сторону замка Королевы Некромантов. Двигалось оно медленно, периодически останавливаясь. Во время остановок слон… простите, мамонто — пчел. Так вот это создание счищало нежить, налипшую на угловой откос. Делало оно это весьма экстремальным способом. Оно поднимало откос и резко било им о землю. При этом оно успевало ухватить хоботом пару живых мертвецов и засунуть в пасть, начиная при этом хрустеть костяшками мертвецов — неудачников. Эти движения мамонто — пчела создавали ощущения качки у пассажиров.

    На заклятия личей нежитекол особого внимания не обращал. Эти заклятья успешно отражал комплекс белоснежных рун, украшающих нежитекол со всех сторон. Руны с завидной регулярностью вспыхивали белым цветом, обозначая свою работу.

    На самой верхушке мачты, которая раскачивалась в такт каждого шага Фантика, сидел ЛегОлас. Сидел было бы слишком громко сказано. Он обеими руками вцепился в мачту до побеления костяшек, изо всех сил стараясь не упасть с нее во время "качки". Он совершенно безумным голосом, с нотками истерики ржал во весь голос. Периодически выкрикивая странные фразы.

    — Три бочки рома на двоих и одну портовую девку!!! — ЛегОлас был, как и Мотодор одет в белую рубаху и простые, тканевые штаны. На голове была повязана бандана черного цвета, а в ухе торчала серьга. (Даже не сведущий бы сразу заметил, что серьга на самом деле была накладной).

    Внизу же, на самой "палубе", которая была частично намочена, в обнимку с деревянным ведром сидел Таблеткин, освещая палубу лысиной, которая светилась не ровным светом. Свет от выступающих наружу частей тела то синел, то зеленел. Сам Таблеткин все норовил срыгнуть в ведро, которое обнимал одной рукой. Второй рукой он хватался за борт, чтобы не вылететь. Швабра с тряпкой, которую он использовал по назначению до первой попытки фантика сбросить с отвала нежить, металась по "палубе" сама по себе.

    — Три шторма, один абордаж и последний риф!!! — Заорал во все горло Мотодор. Он стоял на носу "судна" и держался за колесо с множеством ручек. При этом он вращал его в совершенно хаотичном порядке. В зубах его торчала трубка, которая даже не дымилась. В один момент в отвал Фантика врезалось сразу несколько крупных Рыцарей Смерти, отчего тот взбрыкнул и подкинул их отвалом вверх. Они взлетели в разные стороны, но один из них летел прямо на Мотю. Тот не долго думая врезал по нему кулаком, посылая его в обратный путь. — Якорь вам в дышло!!! Давай Фантик! Жми родной!!!

    Весь этот бред сопровождал гам мертвых воинов, лязг костей и металла, истеричный хохот ЛегОласа на мачте и звуки рвотного рефлекса Таблеткина.

    — Крысы на борту!!! — Взревел в очередной раз ЛегОлас с мачты. Он указал на правый бок Фантика и повторил: Крысы по правому борту!!!

    Мотодор задрал голову и увидел, куда указывает ЛегОлас. Он метнулся к правому борту и попытался вглядеться в море нежити, ища там что‑то необычное. Не найдя ничего, он взглянул вниз и обнаружил несколько скелетов, карабкающихся по броне Фантика.

    — Безбилетники!!! — Рявкнул тауран и метнулся к "корме судна". Достав из ложа длинное весло, он вернулся к правому борту. — Без билета штраф — ВЕСЛОМ ПО ХЛЕБАЛУ!

    С этим ревом он принялся бить ползущих скелетов, которые и ответить толком не могли и с первого же удара по черепушке сыпались обратно на землю.

    — Я тут капитан и кондуктор! — Орал Мотодор, сбивая последнего скелета с брони Фантика.

    — Мотя! Мотя полундра!!! ПОЛУНДРА! Прямо по курсу рифы! — Услышал Мотодор крик эльфа.

    Подняв взгляд, Мотя обнаружил прямо, по ходу направления Фантика две, огромные фигуры. Они были настолько огромны, что превосходили Фантика по высоте вдвое, а ширине втрое. Прищурившись, Мотя рассмотрел, что это были големы плоти.

    — Глубинные черти… — Промямлил Мотя, когда до него дошло, что сейчас будет. — Ушастый! Ушастый, заряжай или нам звиздец!!!

    Эльф извернулся в гнезде одновременно доставая арбалет, взводя его и при этом еще и держась за мачту, чтобы не вывалиться.

    — Быстрее Ушастый!!! Быстрее, медузу тебе в штаны!!! — Орал Мотя, наблюдая за приближением големов и одновременно напяливая доспехи.

    ЛегОлас в впопыхах зарядил арбалет и не глядя всунул болт.

    — Дай прицелиться! — Крикнул он и тут же последовала команда Мотодора: "Стоп машина!". Фантик остановился и ЛегОлас приник к биноклю.

    Поймав в прицел ближайшего голема плоти, он напряг указательный палец, спуская крючок, но за мгновение до того как снаряд ушел в полет, сознание отметило наконечник которым красовался болт.

    — Млять… — Тихо произнес ЛегОлас, наблюдаяя гриб, мгновенно выросший у ног одного из големов, и стену огня несущуюся на них…

    Храм города Ампс.

    Уже традиционно на плите сидел весь основной состав клана Д. А.Н. О.Н., не особо обращая внимание на суетящихся и снующих игроков. Все трое, по уже сложившейся традиции, красовались белоснежными подгузниками.

    — Поплавали!.. — Буркнул Мотодор, отвешивая ЛегОласу не менее традиционный подзатыльник.

    — Да ладно! Весело же было! — Поглаживая затылок возразил эльф.

    — Весело ему было! Надо что‑то новое думать. Мимо этих големов не пройдем…

    — Придумаем! — Отмахнулся ЛегОлас. — По земле мы уже прорваться пробовали, переплыть живое море тоже… Надо попробовать перелететь! Во! Мотя нам нужны летающие петы!

    — Ты видел, сколько они стоят? — Возмутился Мотя. — Ладно вам они обойдутся по — божески, но мне…

    — Ну, давай тогда попробуем сами что‑то летающее смастерить!

    — Ну, в принципе можно… только тут крепко думать нужно. Надо на исторические форумы лезть…

    Таблеткин хлопнул в ладоши и указал себе за спину и изобразил, как пальцы бегают по гала клавиатуре.

    — Есть идея Таблеткин? — Спросил Мотя. Таблеткин кивнул и ткнул пару менюшек, после чего начал исчезать в воздухе.

    ЛегОлас углубился в чтение галанета, а Мотодор вздохнув принялся тыкать менюшки, возвращая свои вещи…

    Тем же вечером.

    Бухта песчаного берега.

    Множество фигур сидели на берегу, скалах и уступах, рассматривая лунную дорожку на водной глади, ради которой сюда приходило немало игроков. В сумерках было плохо видно и пришедшие не мешали друг другу, разве что оказывались рядом друг с другом и слышали не громкие разговоры. В этом случае одна из компаний подымалась и отходила подальше, а зачастую и обе.

    Нас же интересует одна из таких компаний. Она состояла всего из двух игроков. Как вы уже догадались, это были Мотодор и ЛегОлас.

    — И вот я как законченный романтик с этим деревом хожу от игрока к игроку и ищу Инту. — С усмешкой и сдерживаемым хохотом рассказывал Мотодор. — Ты представляешь перепуганные лица, когда перед ними возникает рогатый великан с деревом в руке и басом так спрашивает: " Инта, это ты?".

    ЛегОлас хохотнул, представив эту картину.

    — Ну и бродил я тут около часа, а потом догадался маркер на нее поставить. — ЛегОлас только хмыкнул на эти слова, не отрывая взгляда от лунной дорожки. — Вот так и нашел. Дерево, вместо цветов ей подарил, а она сказала, что деревья ей еще никто не дарил.

    Мотодор умолк на несколько секунд, а ЛегОлас спросил:

    — Поцеловались хоть?

    Мотодор замялся и как‑то умудрился покраснеть.

    — Это личное! — В итоге буркнул он. — Чего это я все рассказываю? Ты о чем задумался?

    — Устал я Мотя… очень устал. — Вздохнул эльф. — Бросить все охота и остаться здесь, на пляже. Ничего больше не хочу. Так бы и лежал тут и на луну смотрел, пока время не придет…

    — Ты это брось! — Забеспокоился Мотодор. — Мы до Королевы все равно доберемся…

    — Не хочу Мотя. Совсем ничего не хочу, да и какой смысл? Какая разница каменный останется после меня памятник или позолоченный?… Я не верю, что у нас получиться добраться до нее…

    — Это для меня важно Ушастый… и для Таблеткина. Это стало для нас очень важным. — Мотодор немного осунулся, словно из него вытащили стержень. — Вот увидишь! Таблеткин ерунду советовать не будет. Он башковитый, что‑нибудь придумает…

    В этот момент обоим друзьям на почту упало сообщение от Таблеткина.

    " Если вы не в курсе, то есть один нюанс который вы не учли. У самого замка туча вампиров, которые вполне неплохо летают. Дабы не создавать очередных бесполезных попыток сразу стоит отметить, что самый простой вариант (летающие аппараты легче воздуха) нам не подойдут. Все они имеют один недостаток. Вампиры попросту их прокусят и "привет земля — прощай небо". Поэтому у меня созрел план! Высылаю вам чертеж для осмысливания идеи для начала работ.

    Меня не будет несколько дней. Я отправляюсь на закупку жилых модулей и демилитаризации военного оборудования. Идет распродажа и надо успеть все закупить.

    P.s. В чертежах есть ссылка на страницу в галанете, где описываются основные принципы действия механизма."

    ЛегОлас оторвался от чтения и уставился на Мотодора, который вертел в руках менюшку с чертежом. Он смотрел ее, хмурился и переворачивал вверх тормашками.

    — Что же это за хреновина такая?… — Бубнил Мотя сам себе под нос.

    ЛегОлас тоже открыл чертеж, но вместо того чтобы пытаться его понять прошел по ссылке, указанной в чертеже.

    — Мотя…

    — Чего?

    — Ты знаешь, что такое "баллистическая ракета бензиновой эпохи"?…

    Новостная лента "Твой Мир live"

    Заголовок статьи: "Новая затея молочников! Мир вновь содрогнётся!"

    Как стало известно из достоверных источников, члены клана Д. А.Н. О.Н. начали строительство не далеко от южных ворот известного благодаря "молочникам" города Ампс. Администрация города на это никак не прореагировала и на официальный запрос о строительстве ответила сухо: "Сооружение временное и несет вспомогательный характер". Сами члены клана никак не комментируют стройку и ее цели. В связи с этим ходят упорные слухи о новом континентальном ивенте, который пытаются запустить "молочники". Самые активные и прозорливые игроки уже вступили в стихийные рабочие бригады, которые помогают в строительстве данного сооружения. Среди таких активистов замечено много ремесленников кузнечного дела, что наводит на довольно странные мысли.

    Что же строит команда Д. А.Н. О.Н.? К сожалению это пока выяснить не удалось. Мы будем держать вас в курсе событий!

    В пятистах метрах от города Ампс.

    Космодром "Сырок Орбита"

    На поляне, не далеко от южных ворот от города Ампс, творилась вакханалия. Бегали толпы игроков. Кто‑то с бревнами, кто‑то с какими‑то металлическими частями или листами прокатанного железа. Посреди этого муравейника возвышалась не большая площадка, сколоченная из досок. На этой площадке стоял стол, заваленный свитками, а уж за столом над чертежами склонились Мотодор, ЛегОлас и мастер Торин.

    — А я вам говорю, не выдержит! Мало будет давления — будет пшик! Много — разорвет все к чертям! — Ворчал Торин, тыкая пальцем в чертеж.

    — Торин, ну а из чего тогда делать? — Возмутился Мотя.

    — Серый адамантий! Только его и никак по — другому! Он и лёгкий и прочный!

    — Опять траты! — Начал ворчать Мотя.

    — Мотя, а ты представь, что будет, если порвет камеру сгорания? Нам все тогда с начала начинать!

    — Да ты на конструкцию посмотри! Это же чистая порнография! В реальности такая ракета бы взорвалась еще на этапе сборки! — Начал снова ругаться Мотя.

    В этот момент к ним подошел странный игрок. Он был одет в обычные тряпичные вещи, что для игроков было странно. Все старались напялить на себя как можно больше вещей с бонусами, а этот был в обычных штанах и рубахе новичка. Без бонусов к чему‑либо. Он молча стоял рядом со столом и ждал, когда на него обратят внимание.

    Спустя несколько секунд его присутствия на него обратили внимание. На нем скрестились взгляды трех пар глаз. Игрок под ником "Мне_только_спросить" 3 уровня уставился на Мотодора и спросил:

    — Зачем вы делаете баллистическую ракету бензиновой эпохи?

    ЛегОлас и Мотодор переглянулись. Мотодор вздохнул и твердо ответил:

    — Это секретная информация.

    — Я… я не спал три ночи, но понял, что вы делаете. Это было сложно, но я справился. — Не без гордости заявил игрок, растеряно бегая глазами по чертежам. — И когда разгадка была найдена, я ликовал! Я плясал, но… разгадка оказалась загадкой…

    Он сглотнул и облизал губы, продолжая безумным взглядом бегать по чертежам.

    — Зачем? Зачем вам в фентезийном мире баллистическая ракета?

    — Это секретна… — Попытался пресечь разговоры Мотя, но его перебил странный игрок.

    — Поймите! Я уважаемый ученый! Я… я не могу уснуть без транквилизаторов уже четвертый день! Я купил капсулу и зарегистрировался тут только для того, чтобы спросить… Зачем? Есть куча способов что‑то уничтожить в этой игре и строить такой архаизм — бред лунного пьянчуги! … но вы строите… зачем?

    Мотодор взглянул на ЛегОласа, а тот кивнул в ответ.

    — Мы собираемся проникнуть в замок Королевы Некромантов. Вместо боевой части ракета понесет троих игроков в специальном контейнере.

    Игрок начал хмуриться, а затем затараторил:

    — Вы меня обманываете! Это же бред! — Игрок начал мельтешить руками и кричать не знакомые научные термины.

    — Успокойся! Мы просто хотим в космос или компенсацию, за ложный лозунг компании "Твой мир — безграничен"! Все! Ничего больше. — Вмешался ЛегОлас, пойдя на уловку.

    Глаза игрока пару раз хлопнули, а потом он схватился за голову.

    — Да это же элементарно! Как я мог до такого не додуматься! — Начал бормотать он. — Все же под носом лежало!

    — Тебя как звать, чудик? — Чеша промеж рогов, спросил Мотя.

    — А? Звать? Абраамом. — Задумавшись о своем, ответил игрок. Он, не прощаясь, развернулся и пошел в сторону города, что‑то бормоча себе под нос.

    — Так! Ушастый! Нас рассекретили! Нужно усилить секретность! — Начал выдавать указания Мотя.

    — И как ты себе это представляешь? Занавеску на всю стартовую площадку повесить?

    — Нет! Надо сбить всех с толку! Ракета круглая? Значит будем делать квадратную! — Решительно стукнул кулаком по столу тауран.

    — Совсем сдурел? Как она полетит?

    — Как, как… бутафорию из дерева сделаем квадратную, а в ней будем ракету делать!

    — И как ты это вообще себе представляешь?

    — Да очень просто! Коробку вокруг городить будем, а перед стартом ее разберем! Вон, я читал, что был такой сыр у Росков… или Русков… не суть важно. Был у них сыр Орбита. Его квадратным делали. Вот и разрисуем бутафорию под этот сыр. Ты представляешь, что будет? На континенте паника начнется!

    — Причем тут паника? — хмурясь, спросил ЛегОлас.

    — Как причем? Мы когда арбалет с тебя ростом сделали — администрация игры вмешалась! А тут "молочники" строят сырок Орбита с пяти этажный дом! Все, баста! Паника и вакханалия!

    — Как бы администрация не вмешалась…

    — Ну, мы же противозаконного ничего не делаем! Просто строим большой сырок… Орбита, который…

    — Пафос… — Улыбаясь, протянул эльф.

    — …это наше все! — Закончил за него Мотодор.

    Новостная лента "Твой мир live"

    Паника игрового сообщества!

    Новостная служба игры "Твой мир" спешит вам сообщить ошеломительное известие! Буквально полторы минуты назад, нашей службе поступило видео на котором глава клана Д. А.Н. О.Н. отвечает на вопрос о строительстве!

    Под видом одного из рабочих стройки, наш агент сумел выйти на прямой контакт с главой клана " молочников". На вопрос о том, что же все‑таки строиться глава клана ответил четко и односложно: "Строим сырок Орбита.", А на вопрос "Зачем?" он не менее односложно ответил: "Чтобы летать!".

    Эксперты и крафтеры всех серверов выдвигают самые разные предположения. От прямоугольного бомбардировщика, до летающей крепости нового типа!

    Что же строят "молочники" станет известно через два дня. Именно к этому времени клан Д. А.Н. О.Н. обещал устранить все временные постройки возле города Ампс.

    Наша служба будет держать вас в курсе событий!

    — Ну, что? Готовы? — Вздохнув произнес ЛегОлас, глядя на ракету довольно странной конструкции. Низ ее был довольно широкий, посередине, под острым углом, торчали не пропорционально маленькие крылья, а верхушка красовалась сферой с маленькими иллюминаторами. По всему телу ракеты тянулись трубки, торчали деревянные и металлические части странной формы, да и сам вид был до крайности несуразным.

    — А я говорю взорвётся на старте! — Угрюмо буркнул Мотодор. — Это же чистой воды порнография! … Ик…

    Мотя сплюнул под ноги. Он жутко морщился, когда смотрел на ракету. Когда сняли бутафорский камуфляж из досок, на которых было написано большими буквами "Орбита", и он увидел ракету в первый раз целиком, то тут же начал икать.

    — Ну хватит уже, Мотя! Мы еще не попробовали, а ты сразу взорвётся! — ЛегОлас задумчиво почесал надломленное ухо и спросил Мотодора: Моть, а обряды были какие‑то у сумасшедших, которые на таких штуках летали?

    — Я нашел парочку, но они… не подходят.

    — Почему?

    — Пафоса в них нет. — Мотя взглянул на хмурящегося ЛегОласа и пояснил: Нет, ну где пафос в том, что нам нужно сходить по малому на колесо?

    — Какое колесо? — Захлопал глазами ЛегОлас. Он начал переводить взгляд с Мотодора на ракету и обратно. — Оно же не катается… у нее же нет колес!

    — А я вот знаю, что за колесо? Написано, что надо справить нужду на колесо. И все..

    — Ндя… маловато пафоса… Кстати, а где Таблеткин? — Спросил ЛегОлас, продолжая рассматривать ракету.

    — У тебя за спиной. Уже как две минуты стоит… — Хмыкнув ответил Мотя.

    — Ну, а чего тогда стоим? Все готово! Поехали!

    — А как же пафос? — Хмурясь спросил Мотодор.

    — У тебя есть предложения?

    — Ну, есть одна мысль, правда это из фольклора русков… или росков? Не важно. А суть его вот в чем…

    Прямая трансляция с космодрома "Сырок Орбита"

    На поляне, где уже который день суетились толпа крафтеров и не меньшая толпа зевак, стояла ракета. Ракета была жутко несуразной, приземистой, с кучей торчащих то тут, то там трубок и навершием из шара с иллюминаторами. Дверь в навершие была открыта, а к самой двери шел не длинный помост.

    Послышался гомон толпы и камера сфокусировалась на трех фигурах, вышедших на помост.

    Толпа игроков, находящихся поблизости от камеры, сначала засмеялась, но далее смех перешел в четкий гул голосов. Смех же был вызван именно фигурами.

    Все три фигуры основного состава клана Д. А.Н. О.Н. были одеты в цветастые платья, на головах у них на манер нпс — крестьянок был повязан платок, а в руках они держали по обычной метле. Самое странное было то, что на Матадоре было одето платье явно не по размеру. Оно даже колени не закрывало и вообще больше походило на странную майку, чем на платье. Платок на голове эльфа ЛегОласа тоже привлекал к себе внимание. Из‑за физиологических особенностей и обоих надломленных ушей, ему пришлось прорезать дырочки в платке, чтобы не выть волком от крепко примотанных ушей. Из‑за этого "лайфхака" крестьянка вышла из него довольно странная. На крестьянку — нпс был похож только лучший хиллер игры по официальной версии топа. В его облике выделялась только загадочная светящаяся мина толи недовольства, толи непонимания происходящего.

    Перед входом в броне капсулу они остановились и поклонились, громко выкрикнув "Земля прощай! В добрый путь!". Поклонились они, почему то в обратную сторону от камеры, явив объективу свои филейные части.

    После этого они прошли в капсулу, а как только дверь была задраена, послышался явно гномий голос.

    — Всем покинуть территорию космодрома! Пошла протяжка раз!

    Сразу после этих слов снизу ракеты послышалось шипение и хлопок, после которого из нижних сопел вырвалось грохочущее пламя. Некоторые игроки поспешили удалиться, а некоторые даже не шевельнулись, продолжая наблюдать.

    — Протяжка два! — снова обозначил гномий голос. Изображение из камеры отдаляется и в кадр попадает блиндаж, на котором установлен огромный громкоговоритель. Пламя из нижних сопел ракеты уменьшается и меняет звук на высокочастотный свист. От ракеты начали доноситься звуки не стройного хора в два голоса. Они пели какую‑то песню, но слова было трудно разобрать. До не многочисленных зрителей доносились обрывки "…Эх, играй наяривай… пой частушки… не разговаривай…"

    В кадр попадает жидкая толпа зрителей, не внявших предупреждению и продолжавших наблюдать за буйством огня под ракетой. Среди них явно выделялся один игрок.

    Игрок этот был одет в невзрачную мантию и красовался лысой головой с явными следами ожога. Этот игрок махал в сторону ракеты белым платочком и плакал. Истерично смеялся, плакал, толкал в бок локтем других игроков, что‑то им рассказывал и снова истерично смеялся и плакал, не забывая махать платочком в след. Все бы ничего. Мало ли игроков с причудами в игре? Все дело было в том, что ник этого, печально известного игрока Тринитротолуол или, как его чаще называли, Триник.

    — Протяжка три!.. Старт!

    — Ну, чего ты дуешься? — Спросил ЛегОлас.

    — Ей богу рванет! — Хмуро заметил Мотодор

    В герметичной стальной капсуле, ощущая сильную вибрацию ракеты, сидели трое друзей. Каждый был пристегнут широким ремнем к стенке.

    — Вот заладил! Рванет, да рванет! — Начал передразнивать эльф таурана. — Ну, хоть ты ему скажи Таблеткин!

    Таблеткин, красовавшийся синим платочком в белый горошек на голове, взглянул на эльфа, затем на Мотю и указал на последнего пальцем, при этом яростно закивав.

    — Ну, что началось? Ты же сам это придумал!

    В ответ Таблеткин начал указывать куда‑то вниз и что‑то пытаться объяснить, махая руками.

    — Вот! Вот! Вы в окошки поглядите! Взлетаем! — Воскликнул эльф, указывая на иллюминатор.

    — Точно! Летим! — Взволнованно произнес Мотя. — Ушастый! Эта хреновина взлетела!

    — А я говорил! Говорил! Все потому, что точный расчёт…

    — Уж если тут, что и помогло, то только пафос… — Перебил его Мотя. — О! Лампа загорелась! Первую ступень долой!

    ЛегОлас уставился на лампочку из кристалла над своей головой и потянулся к рычагу, отстыковывающему первую ступень. Ухватившись, он постарался его дернуть на себя, но безуспешно.

    — Мотя… тут рычаг заело… — Округлившимися глазами произнес эльф.

    — Ч — ч-чего? — Заикаясь, спросил Мотодор. — Как заело?

    — Намертво! — Констатировал эльф, попытавшийся дернуть рычаг обеими руками.

    — Ну‑ка! Дай я попробую! — Мотя отстегнулся и, стараясь не упасть от крупной дрожи, подошел к рычагу. С натугой потянув, его он добился того, что тот остался у него в руках. Не оборачиваясь к эльфу и не показывая, что у него в руках, Мотя немного заискивающим голосом спросил: Ушастый, а что будет если мы первую ступень не отстыкуем?…

    Спустя четыре часа.

    В той же бронированной капсуле.

    — Ха! Шестерки на погоны! — Громко выкрикнул ЛегОлас и с хлопком водрузил две карты на Мотины наплечники.

    — Да, что же это такое! — Возмутился Мотя и снял шлем, при этом зажмурившись и вжав голову в плечи.

    ЛегОлас тем временем подхватил оторванный рычаг и начал примеряться. Он с размаху зарядил рычагом, как дубиной, Моте промеж рогов три раза. Каждый раз Мотя ухал, но не сопротивлялся. Уже давно никто не обращал внимания на вибрацию, которая порой так и норовила перемешать карты.

    — Вот так Мотя! Раскладывай! Игра старая, но справедливая.

    — Не, все! Надоело! — Буркнул тауран, потирая промежуток между рогов. — И вообще это не честно! Я тебе щелбаны, а ты мне рычагом!

    — Ага, у меня от твоих щелбанов шесть дебафов висит! А тебе от румпеля этого, хоть бы что! Даже шишки нет! Ты посмотри! Я даже погнул его…

    Мотя взял в руки оторванный рычаг и взвесил его.

    — Интересно, сколько в нем? Килограммов пять?… Железяка вроде не маленькая…

    — А ты в описание глянь. — Напутствовал его ЛегОлас. Сам же он взглянул на Таблеткина, который сидел в позе лотоса и медитировал. При этом его лицо, торчащее из под платка, начало светиться сильнее.

    — Мотя я тут прикинул… нам еще часа четыре лететь, пока едренбатон не кончиться в первой ступени. По идее мы должны обогнуть мир раза два, если разрабы не врут и он в игре круглый. — Задумчиво протянул эльф, что‑то прикидывая и вспоминая в уме. — Хорошо бы, если бы нас на тот же континент закинуло. Если на другой, то придется своим ходом обратно добираться. Телепорты между континентами не работают…

    — Ушастый… — Тихо позвал Мотя эльфа. — Ты в курсе, что рычаг крафтовый?

    — Ну?

    — А знаешь кто его сделал?

    С этими словами Мотя протянул рычаг ЛегОласу, а тот тут же открыл описание:

    Рычаг поворотный (сломано)

    Матерьял: испорченое болотное железо

    Прочность: 0/1

    Автор: Тринитротолуол

    — Триник… Триник скотина! — Не веря своим глазам раз за разом повторял эльф.

    — Убью!.. — Начал заводиться Тауран. — Я его жечь на костре буду на завтрак и ужин…

    Один странный ролик из канала фанклуба клана Д. А.Н. О.Н. "Это Молочники, детка!"

    В кадре появляется большой, величественный трон явно из обшивки ракеты. На троне восседает почти голый Мотодор. Почти заключается в том, что вместо подгузников на его поясе висит юбка из листьев. У трона, воткнувшись лбами, в землю лежат чернокожие нпс — дикари, так же одетые лишь в юбки из листьев.

    — Я, как глава клана Д. А.Н. О.Н. официально заявляю о начале охоты на персонажа под ником Тринитротолуол! Всем, кто принесет его скальп, будет начислена денежная премия, а те, кто смогут доставить его живым… — Мотодор подался в перед, и красными от злости глазами уперся в кадр. — Тем будет моя личная благодарность! Триник! Беги сученыш! Костра тебе не избежать! Мы найдем тебя везде!.. — и уже заметно тише добавил: …как только вернемся на наш континент…

    В кадр попадает чернокожая фигура, которая призывно машет рукой Мотодору.

    — Таблеткин! Что опять случилось?

    Фигура начинает руками показывать большие уши и бьет по горлу ребром лодони.

    — Что? Они опять Ушастого на вертеле готовят? — С этими словами Мотя подскочил с места и помчался за кадр.

    Фигура Таблеткина в это время оборачивается и в кадре оказывается его лицо. Вся кожа покрыта черной, густой пастой, на первый взгляд похожей на гуталин или обычную нефть. В носу и ухе торчит белоснежная кость, на голове, в районе затылка, тонкой веревкой примотан пучок перьев, а лицо, с яркой подсветкой белоснежных зубов и глаз, изображает хищную ухмылку. Он подходит ближе к камере и, заняв весь кадр проводит большим пальцем себе по шее. От левого уха к правому.

    Далее видео обрывается.

    Где‑то далеко в океане "Грез".

    Не большой остров с деревьями, парками и даже навесами от солнца или дождя, мерно двигался в сторону одного из континентов. Да, да. Остров двигался. Все дело в том, что данный остров по совместительству являлся наружной частью панциря огромной черепахи. Весь смысл существования это странного моба был в том, чтобы циркулировать между двумя континентами. Это был один из немногих способов перебраться на другой континент, но в сравнении с другими вариантами этот способ отличался от других тем, что всегда доставлял пассажиров до места назначения.

    — Господи! Ну и скука! — Возмутился обычный с виду ассасин, сидящий на лавочке у крутого края островка.

    — Лучше уж скука, чем в очередной раз вернуться на респ. — Пожал плечами рыцарь в отполированных доспехах. Он сидел рядом с ассасином и буквально растекся на лавочке от безделья, скуки и такой ненавистной жары. — Я умудрился накануне попасть с торгашами на пиратов… три раза подряд.

    — Тебе везет как утопленнику…

    — Вот и я про то же… — Лениво вздыхая, произнес рыцарь. — А ты?

    — На мели… — С ноткой грусти ответил ассасин.

    — Ясно…

    Оба еще раз глубоко вздохнули и снова уставились в горизонт.

    — Может в карты? — Спросил ассасин.

    — Надоело…

    — Кости? — В ответ рыцарь отрицательно помотал головой. — Города?… Фанты?… Нано броня, плазменный резак, пластик?… Все, я выдохся…

    — Надоело… еще вчера во все, что можно переиграли… Позавчера перекрафтили, все, что можно… скукота…

    — Эх… если бы тут хотя бы бар был… Я бы нажрался и начал бы балагурить… Все‑таки четверо суток с обязаловкой по 10 часов в сутки… это слишком много… Меня от форума уже воротит…

    — Бар… я бы сейчас не отказался даже от сельской сивухи… — С этими словами рыцарь окончательно сполз с лавки на землю, уставившись печальным взглядом в кроны не больших деревьев и небо. — Все одно, хоть какое‑то развлечение…

    В этот момент раздался оглушительный плеск воды, но на него никто не обратил внимания.

    — 37–ой… очень медленная черепаха… — С ленцой заметил рыцарь. Его взгляд сфокусировался на дереве, точнее на ярких и сочных плодах. — Слушай! А ты умеешь делать брагу?…

    Спустя час два обезумевших от скуки игрока тащили, в чем придётся фрукты к довольно большому котлу. В самом котле уже была мутноватая вода.

    — Думаешь получиться? — Спросил пыхтящий рыцарь.

    — Должно. У меня алхимия за сотню. Правда я больше по ядам…

    — А долго будет готовиться?

    — Фиг его знает. Но рецепт работает в реале, а значит должен сработать и тут. Ну, процентов на 80…

    — Фух… — Шумно выдохнул рыцарь, ссыпая яблоки в котел. — Слушай, нас же человек 30 садилось? Где все?

    — А ты не видел? Сзади… или на корме?… Не суть. На горизонте появилась точка и догоняет нас.

    — Да, ладно! Пойдем, поглядим!

    — Что там смотреть? Это Д. А.Н. О.Н. плывет, пылая праведной местью…

    — Чего? — Нахмурился рыцарь.

    — Ты ролик видел "Охота молочников"? Там молочники объявляют награду за голову Триника…

    — Это тот, который в Ампсе нестираемую надпись накалякал? Химик — хаосист?

    — Ага. На форуме целая ветвь с версиями, что он натворил. Пока все едины в том, что он как‑то накосячил в их ракете…

    — И, что тебе не интересно как Д. А.Н. О.Н. нас догоняет? Ну, или на чем?

    — Нет, почему! Интересно, но нагонят они нас не скоро, а пока мы успеем поставить брагу…

    Со стороны, условно обозначенной как "задняя часть или корма" послышался гул голосов, а где‑то вдалеке толи плеск, толи гул.

    — Блин! Пропустим! — Воскликнул рыцарь, поднимаясь на ноги.

    — Неужели так быстро идут? — Хмурясь, присоединился ассасин. Вместе они пошли к берегу, где сидели на лавочке.

    Их взору предстал водный велосипед с двигателем "Матадор". Данный велосипед представлял из себя две продолговатые подушки из странных синих стеблей, пару перекладин между ними, стальным колесом сзади, обладающим огромными лопастями, которое вращал Мотя, путем вращения педалей. Те, по велосипедному закону, приводили в движение колесо через цепь.

    Водный велосипед замедлил ход и начал сравниваться по скорости с черепахой, отчего фонтан брызг сзади резко уменьшился.

    А вот то, что заставило задуматься обоих спутников, было довольно сюрреалистично. Все члены клана Данон были перемазаны чем‑то черным, и каждый красовался юбкой из листьев.

    — Эй! На черепахе! — Крикнул ЛегОлас, обращаясь к двум зрителям на лавке. — В какой стороне берег?

    Двое спутников, смотря на них очумелыми глазами, синхронно указали вправо.

    — Попутного… — Тут ЛегОлас запнулся от того, что хотел, было сказать "ветра", но до него дошло, что у живого острова нет парусов. Поэтому он уже тише добавил: …течения, наверное… Мотя! Заводи! К утру будем жечь Триника!

    Тауран на эти слова взвыл дурным тоном и начал раскручивать колесо до дикой скорости, отчего самопальный водный велосипед начал скорое движение.

    — Моть, а Триник все таки не ушел на рерол… — Тихо заметил ЛегОлас, который стоял справа от Моти. — Жестоко ты с ним… Может все‑таки не стоило его 16 раз сжигать?

    — Я бы еще столько же сжег! Нет, ну хоть ты скажи! — Мотя повернулся к Таблеткину, который стоял слева. Тот посмотрел Моте в глаза и повертел головой, в отрицательном жесте. — И ты туда же! Нет, я не имею права на месть?

    ЛегОлас начал что‑то тыкать в одному ему видимых менюшках, потом замер на несколько секунд и сел на землю, уставившись немигающим взглядом в даль.

    — Есть у кого идеи? — Спросил Мотодор. Весь клан Д. А.Н. О.Н. стоял на уступе с видом на долину смерти и рожал очередной гениальный план. — Это может показаться бредом… хотя после ракеты уже мало, что покажется бредом. Я тут подумал, а может попробуем подкоп? А?

    Мотя обернулся к эльфу который сидел как пришибленный и смотрел куда‑то вдаль.

    — Ушастый, ты чего там расселся? — Спросил Мотя, хмуро глядя на эльфа.

    — …ты знаешь Моть, а ведь действительно было классно… — Пробормотал в ответ тот — Мы столько вместе на вытворяли, что впору писать легенды…

    — Ага. — кивнул в ответ тауран и ткнул в бок Таблеткину. — Помнишь, как мы матке в задницу едренбатоном жахнули?

    Таблеткин заулыбался и начал изображать Мотю со жвалами матки роя насекомых, с которыми он гонялся за Таблеткиным.

    — Ага! — Заржал Мотя на актерские потуги Таблеткина. — Это я великого и ужасного матка изображал! Вот были времена!.. А ты к чему это?

    ЛегОлас пожал плечами и активировал общий доступ к менюшке, развернув ту к Мотодору и Таблеткину.

    Как только Мотя увидел менюшку системного сообщения, тут же улыбка сползла с его лица, а Таблеткин принялся тереть лицо ладонями.

    Внимание!

    Согласно договору, о оказании услуг медицинской помощи, администрация игры "Твой мир" официально уведомляет вас о начале интенсивной терапии вашего тела в реальности.

    Ожидаемое время остановки жизненно важных функций организма — 47 часов 59 минут 59 секунд… 58… 57…

    Администрация игры "Твой мир" выражает вам свои соболезнования.

    — Это что?… Это как? У нас же еще прорва времени была? — Запинаясь и с совсем растерянным выражением, начал бормотать Мотодор.

    — А это вот так Мотя. Планов нагородили, а у тела спросить забыли… — ЛегОлас хмыкнул и с сарказмом заметил — Даже отсчет времени поставили… какая милая забота…

    — 48 часов! Нам срочно нуж…

    — Все Моть. Хватит. — Устало перебил эльф.

    — Чего? — Удивленно уставился Мотя на друга. — Ты чего Ушастый?

    — Я устал Моть. Памятник мне поставят, я в ТОПе как никак. — Вздохнув ответил эльф, не отрывая взгляда от моря нежити перед замком королевы некромантов. — Нам уже не успеть, ты ведь и сам видишь…

    — И ты что, просто так сдаешься? А как же Королева Некромантов… — ЛегОлас промолчал, а Мотя начал распаляться. — Да, я сейчас сам всех скелетов разнесу!

    Мотя подхватил свою булаву — ежика и направился к спуску.

    — Мотя! Мотя стой! — Кричал ЛегОлас в спину таурану. Тот удалялся в направлении входа в долину смерти. Плечи были опущены, а голова чуть — чуть наклонена так, что он смотрел вперед исподлобья. — Остановись дурак! Нам не пройти…

    Мотодор остановился и оглянулся. Хмуро глядя в глаза ЛегОласа он крикнул:

    — И что? Все бросить? — Он утер нос стальной перчаткой. — Мы так долго к этому шли и ты готов сейчас взять все и бросить?

    — Все, Мотя! Тут даже едренбатон бесполезен! Мы уже в сзади все перепробовали. Мы просто не большая пати…

    — Нет ушастый. — Перебил тауран. — Мы три лучших друга, идущих к цели. Если мы решили дойти до королевы, то мы дойдем!

    — Мотя мы тут три дня с респа в долину ходим! Все! Нам троим не пройти! — Пытался донести мысль ЛегОлас до Мотодора. — Тут даже эпик не поможет! Хватит уже…

    Мотя развернулся и подошел к эльфу, присев на корточки рядом с ним он тихо спросил:

    — Давай еще разок ушастый! Если долго мучиться, то что‑нибудь получиться. Мы обязательно что‑нибудь придумаем!

    — Нет! Все! Я туда больше не пойду!

    — Да ладно тебе Ушастый! Ты же не сдашься? — Мотодор слегка стукнул кулаком эльфа в плече. — Я же тебя знаю! Ты не из таких…

    — Все Мотя… я выдохся… — ЛегОлас поник и упер взгляд в землю. — Я больше не хочу…

    Эльф поднялся, развернулся и пошел прочь, а Мотодор уставился в его спину удивленными глазами.

    — Ушастый! Ты ведь не сдаёшься! — Крикнул тауран ему в спину, но тот словно и не слышал его. Мотодор повернулся к Таблеткину и спросил его: Он ведь не сдается?

    Таблеткин отвел взгляд от глаз Мотодора и кивнул.

    — А как же зал славы?… — Растерявшись, крикнул Мотодор ЛегОласу — А как же мечта?

    Мотодор не веря тому, что происходит, снял свой шлем. Щит и "Еж", которые он держал в руках, с грохотом упали на землю.

    — Ушастый! Ушастый, мы же молочники! Мы игру вверх ногами поставили! — Мотя повернулся к Таблеткину и спросил: Что с ним? Он ведь отойдет?

    Таблеткин поднял глаза на Мотю и мотнул головой из стороны в сторону.

    — Как? Почему? — Таблеткин на это изобразил крест руками и указал в сторону замка Королевы Некромантов. — Чего? И ты?… ты тоже думаешь, что нам туда не прорваться?

    Таблеткин кивнул.

    — Вы… вы чего? Вы сдаетесь?… — не веря в то, что происходит спросил Мотодор. — Все? Кончился Д. А.Н. О.Н.?

    Таблеткин указал себе за спину и изобразил, что что‑то печатает, а после начал растворяться в воздухе.

    Мотя плюхнулся на землю, приземлившись на задницу. Он хлопал глазами, повторяя под нос одно и то же:

    — Как это все?… Просто так взять и сдаться?… — Он повторял это снова и снова, но потом умолк.

    Он надел обратно шлем, поднялся и подобрал щит с булавой. Не говоря более не слова, он бросился в толпу скелетов и махая булавой как вентилятор, начал бить скелетов. Он бил их 19 минут. До самого последнего хитпоинта, но так, как и всегда ушел на респ. Он возвращался сюда через 40 минут и снова начинал бить скелетов. Без криков, матов и новых фишек. Он просто приходил и, сжимая зубы, бросался на толпу скелетов. Раз за разом, снова и снова…

    Это происходило до тех пор, пока он не увидел мигающую иконку личного сообщения от Таблеткина.

    "Мотя, я не знал как тебе сказать, но нам действительно не прорваться в этот замок. Даже если мы доберемся до ворот и успеем в них проскочить, то армия нежити, что охраняет замок ринется за нами. Это невозможно для нас.

    Единственный раз, когда королеву убивали, был не совсем подвигом одного игрока. С этим игроком шли 700 организованных воинов. Они прорвали море нежити и заблокировали вход в замок. Они просто выстроили оборону в ставнях ворот и меняли первые ряды. Это были 700 воинов, и их задача была только в удержании ворот.

    А саму королеву Некромантов били еще 30 топовых игроков. Они по очереди или группами нападали на нее. Последний удар был четко выверен и рассчитан. Вот и вся хитрость. Нам, чтобы попасть внутрь нужна целая армия. Хорошо бы, если бы это была не просто толпа игроков, а четкий и слаженный строй. Других вариантов я не вижу.

    Как собрать такую армию? Я вижу только один вариант. Тебе придётся снять ролик от имени всего клана и попросить помощи. Больше вариантов я не вижу.

    P.s. Не забудь упомянуть в видеоролике дату начала штурма. Иначе никак."

    Очередное не большое отступление.

    Видеоролик, набравший более миллиона лайков и не меньше репостов всего за час своего существования.

    В кадре появляется изображение нагрудника Мотодора. Изображение пропадает, но буквально через несколько секунд снова появляется. В кадре уже хмурое лицо таурана.

    — Как бы… Всем привет! — Мотодор замялся, не зная с чего начать. Прокашлявшись, он продолжил: Тут такое дело… Мы на Королеву некромантов тут ходили… Нет. Не так.

    Мотодор глубоко вздохнул и отвел взгляд от камеры.

    — У меня есть друг. Его зовут ЛегОлас, но я его Ушастым называю. Вы его, наверное, знаете. Он на гоблина похож… Мы с самого начала игры вместе. Он, я… да весь Д. А.Н. О.Н. в полном погружении. Он и Таблеткин мои лучшие друзья. Мы вместе прошли данж в заброшенном городе гномов и запустили ивент. Мы уничтожали замки за несколько минут и участвовали в сражении за Темный оплот. Это мы "пропаровозили" Родерига… стража всех стихий на скале Вервольфа. Мы многое прошли и… Я… У меня кроме них и девушки нет никого… — Тауран опустил взгляд, словно разглядывал собственные ноги. — Ушастый, он инвалид детства. Уже несколько лет он живет в центре полного погружения, а сейчас… Сейчас он умирает. У него что‑то с нервными волокнами. Один за одним у него отмирают органы и… мы хотели сделать его Истинным Стражем Всех Стихий… Это не предсмертный каприз просто… У него не осталось в реальности ничего. Только игра…

    Голос Мотодора по мере рассказа становился все тише. Он стал совсем понурый.

    — Мы все трое в ТОПе, но до Истинного стража… Сами понимаете. У нас есть ключевой предмет для полного уничтожения Королевы, мне хватит ХП, чтобы пережить несколько ее финалок, но мы не можем до нее добраться. — Мотодор поднял взгляд и, смотря прямо в объектив начал уже более громко говорить. — Я, Ушастый и Таблеткин пытались прорваться к замку Королевы некромантов… Мы слились 17 раз, кода до нас дошло, что самим нам не справиться. Перед замком целое море скелетов. Респ каждого скелета 3 минуты, а там не только обычные костяки. Есть и личи, и рыцари смерти… Все, на что мы были способны — мы перепробовали. Если до замка нам удавалось дойти, то в итоге вся нежить из долины шла за нами и просто заваливала трупами в узких коридорах. Нам нужна целая армия, чтобы удержать скелетов, пока мы не доберемся до Королевы…

    Тауран осекся, словно сказал что‑то не то.

    — Не так… Я вас прошу помочь. Если есть те, кто может помочь и сделать это… — Взгляд Моти снова опустился и он тихо произнес. — Я буду очень благодарен. Помогите моему другу уйти красиво и… спасибо, что просмотрели это видео…

    Изображение исчезает, но тут же появляется вновь.

    — Да, атаку планируем завтра в 12.00 по центральному времени. С момента атаки у нас остается около 24 часа. Ушастый совсем плох. — добавил появившийся Мотодор. — Вот теперь — точно все.

    Долина смерти. 12.00.

    — Сколько можно? Ты ради этого сдернул меня с пляжа? — Хмуро бурчал ЛегОлас.

    — Мы только один раз попробуем. Не выйдет — пойдешь обратно на пляж валяться. — Ответил Мотодор. Они подходили ко входу в долину Смерти. Сзади Мотодора шел Таблеткин и загадочно улыбался. Свои бусы он держал в одной руке, а не как обычно намотанными через плечо. — Один раз попробуем и все.

    — Делать тебе нечего? Я же сказал, что не хоч… — ЛегОлас осекся, когда увидел то, что творилось в долине Смерти.

    А посмотреть было на что. Весь вход в долину был заполнен игроками. Их было настолько много, что они заслоняли море нежити в самой долине. Игроки галдели, орали, а некоторые даже устраивали ПвП бои прямо посреди толпы. Мотодор тоже опешил от такого зрелища.

    — Это как?… Это к нам в помощь пришли?… — Начал бормотать Мотодор. Ему в бок ткнул Таблеткин. Он жестами показал Моте, чтобы тот подхватил их обоих и нес в ту часть толпы, которая была ближе к морю нежити. Мотодор кивнул Таблеткину и подхватил их обоих, направившись в направлении, куда он указывал.

    Когда они на половину пересекли толпу, начали появляться признаки организованного строя. Бегали группы по два — три игрока и собирали десятки. Один из игроков в такой группе, обычно крупный воин в броне, шел с флагом, прикрепленным к спине, на котором была изображена цифра.

    Пройдя дальше, они обнаружили уже реально организованный строй. Перед морем нежити уже стояла первая линия из щитов, маги разбивались на небольшие группы по несколько десятков и равномерно распределялись вдоль стены. Кое — где бегали игроки с желтыми или красными флагами. Были слышны рев команд и бряцанье щитов.

    — Ну как Ушастый? Думаешь не получиться? — Задумчиво произнес Мотя рассматривая организованную часть толпы.

    — Откуда они все? — Пораженно спросил эльф.

    — Я снял небольшое видео, в котором попросил помочь и выложил его в галанет. Таблеткин посоветовал. — Мотя задумчиво оглядывал строй, словно он был каким‑нибудь генералом. Не меньше.

    От этого зрелища Мотодора отвлек Таблеткин, который указывал на единственный шатер.

    — Думаешь там что‑то типа штаба? — Спросил его Мотя. Таблеткин яростно закивал, подтверждая его слова. — Ну, пойдем посмотрим кто тут главный.

    Когда они зашли в шатер, то обнаружили большой стол, за которым стояли довольно колоритные персонажи.

    Во — первых, за столом находились сразу две главы самых крупных альянсов "Небесные крылья" и "Темный оплот". Так же за столом можно было наблюдать странного персонажа в светлых матовых доспехах, покрытых мелкими узорами. Ник персонажа был "Громовой молот".

    — Явились голубчики! — Не приветливо встретил их глава темного альянса.

    — Если они тут, то можно начинать! — Бодро подал голос эльф.

    — Погоди! Пусть сперва дадут слово… — Прервал главу светлого альянса старичок.

    — Чего это тут тот хмырь делает? — Не обращая внимание на обоих глав, спросил Мотя. Его вытянутый палец указывал на персонажа в матовых доспехах. — Я думал он больше не играет!

    — Для такого случая можно сделать исключение. — Не громко ответил Энин Громовой молот.

    — А не боишься, что я тебе голову, то того… откручу? — Хмурясь спросил тауран. — Или думаешь я тебе забыл твое интервью с разбором битвы за Темный оплот"

    — А силенок то, хватит? — Злобно улыбнулся, на подначку тот.

    — Хватит! Ты за это не боись!

    — Так! Закрыли рты оба! — С хлопком ладонью по столу оборвал перепалку глава темного альянса.

    — Ты! — он указал на Мотодора. — Вбей себе в голову! Энин — единственный, кто достоверно знает, что подстерегает вас в замке! Он наш консультант! Понял?

    Тауран насупился и опустил голову, глядя на Энина хмурым взглядом. Тот в ответ заулыбался ехидной улыбкой.

    — Ты! — Глава темных указал пальцем на Энина. — Он ведь не шутит! Открутит и поминай какого цвета алтарь! Он на первом месте во всей игре, по силе и выносливости.

    Теперь уже Энин, хмурясь до морщин на лице, всматривался в Мотодора, а глава темного альянса начал оглашать условия, на которых они решили помочь.

    — Значит так! Темный альянс и Светлый альянс оказывают помощь клану Д. А.Н. О.Н. на условии права участия в ивенте, который запустится после уничтожения Королевы Некромантов.

    — Стоп! — Вмешался ЛегОлас, до селе переваривающий кашу, которую они заварили. — Кто вам сказал, что будет ивент? И кто сказал, что он хоть как‑то будет связан с нами или нам подконтролен?

    — Ивенты мирового масштаба по — другому и не работают. — Недоумевающе ответил глава светлого клана. — Вы вообще про мировые ивенты хоть что‑то знаете?

    — Как‑то не было нужды… — Потирая пространство между рогами ответил Мотодор.

    — После смерти Королевы Некромантов будет запущен ивент мирового масштаба, но о чем он и вообще, что из себя представляет не знает даже большая часть администрации. — Начал пояснять статный эльф. — Королева Некромантов — злодей мирового масштаба и сомнений в том, что ивент будет — нет. Наш интерес простой. Мы первые должны узнать его суть и первые принять цепочку заданий ивента. Это условия, по которым в игре объединились два самых крупных альянса в игре. Мы собрали порядка 5 тысяч игроков…

    — Погодите, но мне показалось, что вся долина ими кишит. — Вмешался ЛегОлас.

    — Наших только пять. Остальные — сброд из тех, кто откликнулся на видеообращение вашего… танка. — Ответил за эльфа глава темного альянса. — План же довольно прост. Весь сброд пускаем вперед как пушечное мясо, для зачистки прохода к воротам. Далее наши войска занимают оборону и возводят укрепления в воротах замка. Все. Дальше вы действуете сами.

    — В замке сложностей не предвидится. — Продолжил пояснение Энин Громовой молот. — В самом замке нежити не много и боссов в последнее мое посещение не было. Но вот по поводу живучести нежити, которую вы там встретите…

    — Как‑нибудь сами справимся! — Отрезал Мотя, хмуро глядя на Энина.

    — Я бы не был столь уверен. — Заметил Энин. — Тамошняя нежить с дикой скоростью регенерирует. Бороться с ней можно только ваншотами. Иначе она на глазах восстанавливает ХП.

    — С одного удара? Тьфу! Я подругому и не воюю… — Мотя сплюнул, словно его упрекнули в несусветной глупости.

    — То есть ты утверждаешь, что с одного удара сможешь положить Стальной ужас?

    — А то! Хочешь проверить? — С прищуром спросил Мотодор.

    — Да запросто! Обменяемся ударами, и если ты выстоишь под моим ударом и уделаешь меня — я лично в новостном канале игры извинюсь за свои слова!

    — Где и когда? — Спросил Мотя, достав своего ежа.

    — Прямо сейчас! — Ответил Энин и достал свой легендарный молот, который был непропорционально большой.

    Они оба тут же направились на свежий воздух. Послышался грустный вздох Таблеткина.

    — Дети, ей богу дети! — Констатировал глава темного альянса.

    — Жалко Энина… — задумчиво протянул ЛегОлас.

    — Думаешь убьет его?

    — Да. У него шесть сотен не распределенных очков характеристик… — Ответил ЛегОлас, а глава темного альянса зашелся кашлем.

    — Ну, Энин тоже не лыком шит… — Задумчиво протянул глава уже светлого альянса, глядя на выход из палатки. — Как бы то ни было, но пока они не выяснят у кого длин… кто сильнее, мы ничего не начнем. Что без Мотодора, что без Энина начинать бессмысленно….

    — А каков план? — Хмурясь, спросил ЛегОлас.

    — Все довольно просто. По сигналу вперед выступает не организованная толпа. — Начал вкратце пояснять глава темного альянса. — Они сметают основную часть нежити, которая преграждает путь к воротам замка. Мы идем сразу вслед за ними и выстраиваем эшелонную защиту у ворот. Ваш клан двигается в центре наших сил. Нельзя допустить ни малейшей случайности. Если кто‑то из вас уйдет на респ — придется начинать все сначала.

    Самая странная дуель…

    — Дамы и господа! — Вещал в огромный рупор гном с куцей бородкой. Этот гном был уже довольно известной личность и его ник "Семь баксов" знали если не каждый, то довольно многие. — Сегодня, на ваших глазах состоится бой за звание "Легенда ваншота" по неофициальной версии клана "Суровый доллар"!

    Гном стоял посередине квадрата из обычных веревок, которые натянули на столбики. Помост, специально организованный для такого зрелища, возвышался примерно на два метра так, чтобы всей толпе, которая решила на это поглядеть, было видно. Семь баксов вещал утробным голосом, слегка растягивая слова как самый настоящий шоумен. И ринг и тотализатор были организованы за каких‑то пару минут не без поддержки своего клана.

    — С лева от меня находиться легендарный, ветеран не одного континентального ивента, хозяин более пяти эпических предметов, велики — и-и — ий и могу — у-учи — и-ий Эни — и-и — ин Громовой Молот!

    Толпа зашла гулом со свистом, хлопками и какими‑то выкриками. На ринг поднялся Энин с молотом в руках. Он поднял его над головой и обернулся вокруг демонстрируя всем свой легендарный доспех и не менее легендарный молот.

    — Справа от меня находиться легенда клана Д. А.Н. О.Н., самый сильный игрок по версии официального ТОПа, участник ивента в подгорном царстве, паровоз, затащивший всемирно известного Родерига в ТОП, великан с рогами и копытами… Мо — о-ото — о-о — одор!

    На ринг, просто переступая натянутые веревки, вышел Мотя в своем не менее легендарном доспехе. Он держал в руках своего ежа, а вот щит он с собой не взял.

    — Дамы и господа! Правила просты! — Начал пояснять гном, как только овации Мотодору стихли. — Один удар от каждого из противников по команде! Только один удар с любой умелкой определит победителя! Противники! Прошу подойти!

    Противники подошли к гному и уставились друг другу в глаза, явно стараясь просверлить взглядом в противнике дырку.

    — Согласно жребию первый удар наносит Энин Громовой молот! — Гном провел вытянутой рукой между грудью Энина и поясом таурана. — Энин Громовой молот! Нанесите свой удар!

    Претендент на звание "Легенда ваншота" отошел на пару шагов. Он активировал умелку и начал тихо хрипеть. Его руки задрожали от напряжения, в глаза засветился яркий свет, а по всему доспеху забегали молнии, словно стайка мелких ящерок, они направились к молоту в его руках. Уже через несколько секунд навершие молота превратилось в одну огромную шаровую молнию. Сделав рывок на огромной скорости так, что даже силуэт размазался, Энин с размаху ударил Мотодора в грудь. На всю долину Смерти мигнула вспышка, ослепляя зрителей, приковавших взгляды к рингу.

    Через пару секунд, когда глаза пришли в норму, зрители и "судья" могли увидеть Мотодора с красными от бешенства глазами. Его нагрудник имел глубокую вмятину, в аккурат под размер молота Энина.

    — И это ты называешь удар? — С ухмылкой спросил Мотодор. — И это все, на что ты способен?

    Энин Громовой молот тем временем стоял в нескольких шагах от него. Его руки были бессильно опущены, но не отпустили молота, навершие которого лежало за земле.

    — Умелки… Да что ты можешь без своих умелок!?! — Мотодор начал орать, брызгая слюнями словно бешеный кирн. Его волосы на голове стояли торчком, словно накачаные статическим электричеством. Между кончиками рогов с громким хлопком мигнул разряд электричества. — Да я язык через задницу достал призрачному дракону! Что ты о боли знаешь???

    Мотодор ухватил своего ежа двумя руками сделал шаг к Энину, который начал опасливо вжимать голову в плечи.

    — Да меня сама Милеста кадилом своего главного жреца порола! Что ты вообще видел в этой игре? — Тихим и зловещим голосом произнес Мотя и, сделав еще шаг, вознес над собой молот. С гулким "Хек!" он опустил своего ежа на голову Энина. Опустил, как учил отец. Не руками а спиной и всем телом.

    В момент соприкосновения с головой Энина, раздался глухой удар. Еж, словно не встретив сопротивления, двигался по инерции все дальше вниз, проламывая помост телом Энина. Затем он выскользнул из рук Моти и продолжил путь вглубь помоста, после чего, буквально через мгновение, от соприкосновения ежа с землей, раздался взрыв.

    По округе прокатилась сейсмическая волна, опрокидывая некоторых растерявшихся, а из дыры в помосте взмыл гриб из взвеси пыли и земли. Толпа в несколько тысяч зрителей загомонила.

    К дыре в полу подошел гном. Он начал тыкать какие‑то менюшки, потом остановился и взглянул в отверстие пола. Снова в менюшки и снова в отверстие.

    — Дамы и господа! — Начал кричать гном в огромный рупор. — Спешу вам сообщить, что, не смотря на гибель одного из участников, результатом поединка объявляется ничья!

    Толпа взревела, послышались оскорбления и многочисленное освистывание.

    — Прошу успокоиться! — Начал кричать гном. — Все дело в том, что согласно официальному ответу администрации, игрок под ником Энин Громовой молот только что погиб от… цитирую: "Длительного воздействия раскаленной магмы…". Энин Громовой молот погиб не от удара противника!

    Мотя, услышав такую трактовку, задумчиво почесал промеж рогов и аккуратно подошел к краю дырки в полу.

    — Вот же живучий гад! — Смотря в провал пробормотал Мотя. — Но магма тоже, дело такое… ей все равно… Может все‑таки зря я все очки между силой и выносливостью поделил…

    Долина Смерти

    Пару часов спустя.

    Толпы игроков выстроились в линию на границе агра крайних ботов нежити. Это было поистине захватывающее зрелище. Два моря, две, без тени сомнения, стихии разделенных полосой и готов сорваться и схлестнуться в любой момент.

    И схлестнулись бы, но между двумя стихиями стояли две маленькие фигурки.

    Это были фигурки двух игроков. Высокий, статный эльф и скрюченный хмурый старичок. Это были главы двух самых влиятельных альянсов всего игрового мира.

    Они о чем‑то переговариваются пару минут, после чего каждый махает в свою сторону. Над морем игроков раздаются призывные звуки горнов и духовых труб. Море игроков начинает гудеть и светиться. Свет происходит от баферов, которые скидывают на игроков все возможные абилки.

    Пока баферы массово благословляют, улучшают и просто подхиливают танков и ДД ближнего боя, ДД дальнего начинают своеобразную артподготовку.

    На море нежити с неба льётся огонь, лед, взмывают ввысь каменные шипы, трясётся земля, летит море стрел… одним словом твориться настоящий хаос, но вот проходит минута, другая и импровизированная артподготовка заканчивается.

    Море нежити представляет из себя уже редкий сброд скелетов не первой свежести. И тут в бой вступают игроки ближнего боя. Они одновременно, с началом боя барабанов, срываются в бег.

    Бег лавины игроков сопровождается боевыми кличами, командами и просто криком. Среди этого гомона отчетливо слышится чей‑то голос: "Кто последний тот лох…".

    Эта лавина сносит остатки нежити, даже не замедлившись и продолжает свое движение к замку. Дойдя до замка, лавина тормозит, и расходиться в стороны, упокаивая как выжившую нежить, так и вновь появившуюся. На такое явление как големы плоти никто внимания не обратил. Их просто облепили и раскромсали на части орды игроков.

    Среди этой лавины выделяется четкий, организованный строй, который движется к воротам. В центре клина этого строя находиться почти весь клан Д. А.Н. О.Н.

    Вскрытие ворот происходит почти буднично. Просто на подходе к замку на острие клина организованного строя появляется маг в белоснежной одежде. Он возносит над головой белое прямоугольное полотнище и, взяв его за самый край, разрывает на две половины.

    Вместе с полотном огромные массивные ворота так же разваливаются на две части. Из ворот тут же, словно вода из бочки, хлынул поток нежити далеко не низшего ранга. Поток бы смел любую толпу игроков, но не подготовленную и ожидающую подобного исхода организованную армию двух самых сильных кланов этой игры.

    Клин, выстроенный у входа ворот, разрезал поток надвое, продолжая движение к замку. Шаг за шагом, все как один с громогласным и слитным криком "ГОП" десятников. Клин представлял из себя целый, единый организм стремящийся заткнуть ворота собой.

    Уже было расслабившаяся лавина обычных игроков, вновь пришла в движение и начала концентрироваться у ворот. С дальних краев игроки начали двигаться к замку. Тут сыграло роль и система оповещения рейда, и звуковое оповещение сигналами горнов, и простой факт того, что на периферии осталось слишком мало нежити. Слишком много игроков и из‑за этого нежить просто не успевает респнуться.

    В организованном строю у ворот тем не менее начала нарастать паника.

    — Энин! — Крикнул во все горло закованный в броню не молодой паладин. Он красовался седой бородой и несколькими шрамами на лице. — Где эта сволочь?!!

    — Тут я! — Откликнулся из строя чей‑то голос. Из той части строя, что была острием.

    — В прошлый раз было так же?

    — Нет! Не было такого потока! Только два голема плоти и все… — ответил голос из строя.

    Лязг, крики и шум взрывов магии создавали ощущение передовой на войне. То тут то там вспыхивала магия, летели стрелы и матерились закованные в латы танки.

    — Чтоб вас! Седой!.. Седой сделай что‑нибудь… — Проорал паладин.

    — Да дайте же я кому‑нибудь вдарю! — Послышался голос Мотодора из центра строя.

    — Мотя успокойся! В замке навоюешься! — Пытался его успокоить ЛегОлас.

    У Паладина, командовавшего объединённой группой войск, под боком появился старичок с абсолютно седой бородой.

    — Вижу, вижу… а так хотелось в штурмовую группу… — Он появился рядом с паладином, словно из неоткуда. На нем была белоснежная мантия и… все. Ноги были абсолютно босые, как и голова красовавшаяся лысым блестящим черепом. — Королеву я походу так и не увижу…

    Старичок со вздохом начинает проталкиваться в самое острие строя. Когда он оказывается в первой линии он начинает светиться белоснежным светом. Свет начинает пульсировать и с каждым тактом все сильнее и сильнее. Каждый такт нежить, бежавшая на строй, осыпалась грудами костей и когда вспышки от старичка дошли до апогея — в проем ворот ударил луч ослепительно белого света.

    Когда свет исчез глазам игроков предстал пустырь без единого моба. Только груды костей, лута, мертвого мяса и фигурка лысого старичка в белой мантии перед строем, лежащая лицом вниз. Пара секунд и тело обращается в белое марево, обозначающее, что игрок ушел на респ.

    Строй замирает в растерянности, но уже через пару секунд раздается громогласный рев паладина:

    — Бегом! Занять ворота! Возвести первую линию обороны в обе стороны! — Строй тут же сорвался с места и ломанулся к воротам.

    Замельтешили игроки с щитами, бревнами и инструментом. В воротах начали возводить баррикады из принесённого материала, но и про остатки ворот не забыли.

    В это время между створок началось импровизированное совещание.

    — С вами пойду я, Стратос, Последний ветер и я думаю еще пару танков прихватить. — Энин Громовой Молот хмуро поглядывал в огромный зал, скрывавшийся за воротами.

    — Зачем? — Недоумевающе спросил Мотодор.

    — Моть, тут и ежу понятно! — ЛегОлас ударил Мотодора в бок кулаком. — Если что не так пойдет? Что делать будем? Слив или туда — сюда за подмогой бегать?

    — Эльф дело говорит! Этой лавины нежити в замке раньше не было. Кто знает, что разрабы внутри замка наворотили?

    — На королеву мы идем втроем! — безапелляционно заявил Мотя. — Я бы и сам справился…

    — Никто не спорит, но до самой Королевы будете идти группой! — Вмешался паладин. — Ставить операцию под угрозу я не позволю! Слишком много поставлено на операцию…

    — Мы все понимаем не возражаем… кхе — кхе… — ЛегОлас вдруг закашлялся, словно что‑то проглотил — …но Королева наша. Это не обсуждается.

    — Ушастый ты как? — Мотя взволнованно уставился на эльфа. — Все нормально?

    — Нормально Моть, только подташнивает чуть — чуть. — ЛегОлас потер руками лицо. — Сам то готов?

    — Всегда готов! — Улыбнувшись произнес тауран. — Ну? Чего стоим?

    Паладин хмыкнул и повернулся к группе игроков, раскладывающих по мелким мешочкам груду пузырьков и скляночек.

    — Штурмовая команда! Готовность ноль! — Гаркнул паладин командным голосом…

    У дверей в тронный зал сидели три фигуры.

    — Чего‑то ты совсем хреново выглядишь! — Мотодор осматривал ЛегОласа. Лицо его посерело, а отдышка начала нарастать.

    — Нормально… в груди давит немного… а так — пойдет! — С трудом, прерываясь на то, чтобы вдохнуть ответил эльф.

    — Жалко слились все… — Мотя глубоко вздохнул и облокотился спиной на стену. — Жахнули бы разок едренбатоном и делов…

    — Сам ведь знаешь, что замок бы разнесли. — хмыкнув возразил эльф.

    — Это да… жалко времени… — Мотодор уставился в одну точку и, не отрывая взгляда произнес: А Энин… молодец. Не ожидал от него…

    — Да, я тоже не думал, что он на слив из‑за нас пойдет на последнем боссе этажа… — Эльф о чем‑то тоже задумался и, встрепенувшись, спросил друзей. — А вы заметили?… Все ТОПы, что с нами пошли умелку имели… У всех была умелка с фантастическим уроном и прямой дорогой на респ…

    Эльф говорил с перерывами на глубокие вдохи. Словно ему не хватало воздуха. Таблеткин на его слова закивал головой.

    — Может это мода такая? — Хмурясь спросил тауран. — Финальный финт ушами…

    — Скажешь тоже! — ЛегОлас достал из инвентаря кипу листочков, даже с первого взгляда очень старых. — Моть, я тут примерно накидал по порядку страницы.

    — И что там?

    — Это дневник девочки, которую тут замучали. — Вытирая пот, выступивший на лбу ответил эльф. — По слогу понятно, что ребенок…

    — Квест? — Спросил Мотя.

    — Я все перечитал, но запрос на квест не выскочил. — ЛегОлас еще раз перебрал листочки и убрал их в инвентарь.

    — Странно… Ладно, хорош болтать! Таблеткин, я сначала попробую достать королеву зубочисткой, а если уйду на респ, тогда уж пусть Ушастый едренбатоном стрельнет. — Мотодор обеспокоенно взглянул на друга и добавил. — Вы в зал зайдите и остановитесь у края. К королеве ни шагу. Не дай бог заденет!

    Таблеткин не ответил, а лишь кивнул.

    — Ну, рэндом великий! Помогай! — Со вздохом произнес Мотя, открывая дверь в тронный зал. Ручка двери была выполнена в виде черепа, а его нижняя челюсть являлась ухватом.

    Открывшаяся дверь, отворилась со скрипом, а за ней тауран обнаружил черный силуэт, стоящий посреди просторного зала. Зал до потолка был выложен антрацитово черным камнем и имел форму круга. По центру зала стоял трон, а в стенах были не большие ниши. В них стояли черные доспехи, держащие в руках средний меч и лепестковый щит.

    Мотодор не смело вошел в зал и как только он сделал шаг, за порог зала — в шлемах доспехов, стоящих в нишах, вспыхнул зеленый огонек. Они синхронно повернули голову к нему.

    — Двадцать семь значит? — Пробурчал себе под нос Мотодор, подсчитав ожившие доспехи, направившиеся к нему. Не оборачиваясь, он крикнул во весь голос, бросаясь на ближайший доспех. — Хиль Таблеткин!

    Добежав, до ближайшего доспеха — он протаранил его щитом. Доспех завалился на спину, а тауран не дав ему подняться ударил с размаху ежом по шлему. Шлем, словно жестяная банка, смялся в искореженный блин, а Мотодор уже собирался бежать дальше. Уже было дернувшись, он заметил, что доспех поднимается.

    — От же живучая тварь! — Возмутился он и нанес несколько ударов по нагруднику доспеха. Когда он его сплющил — доспех затих, но к нему уже подходило несколько таких же доспехов. Мельком глянув на черный силуэт — он заметил, что тот не пошевелился.

    — Значит будем танцевать! — Констатировал Мотя и принялся смещаться вдоль стены. Принимая удары на щит, он пытался отмахиваться, но это не приносило ожидаемого эффекта. ХП доспехов проседало, но не значительно, а они, словно сговорившись, постоянно менялись. В итоге установилось шаткое равновесие.

    — Чтоб вас твари! — Выругался Мотодор, понимая к чему идет дело. Он заметил, что ожившие доспехи успевают регенерироваться. Приняв очередную пару ударов на щит, он резко рванул вперед, к темному силуэту. Со всех сторон в него полетели удары. Большинство соскальзывали с брони, но несколько достигли своей цели. Четыре попали в сочленения, а один пробил доспех в районе правой лопатки. Большой двуручный клинок, пробив броню на спине, застрял в доспехе.

    Мотодор, не обращая внимание на раны ломился к Королеве Некромантов. Матерясь сквозь зубы, он немного оторвался от толпы оживших доспехов, но в этот момент темная фигура вскинула правую руку.

    От Королевы некромантов густым потоком, словно водой из брандспойта, к таурану метнулось заклинание школы смерти. Мотодор сильно замедлился и ели переставляя ноги, продолжил переть к темному силуэту. Сила смерти начала проникать через доспех, нанося повреждения словно кислота. Она превращала в серый пепел подклад, а затем и кожу Мотодора. В забрале уже виднелись кости, но тауран продолжал переть к темному силуэту, яростно шипя и поминая "сраных некромантов". Как только он коснулся силуэта, вытянув руку, во всей локации Долина Смерти включился ивент.

    Включился он довольно своеобразно. В одно мгновение все игроки в локации, а это не много ни мало около 20 тысяч игроков, и все мобы замерли. Кто в какой позе был, в такой и замер. С мечом, в полете на голову очередного зомби, с факелом огня, вырывающемся из посоха или стрелой, уже выпущенной и летящей в цель.

    У всех перед глазами появилось изображение. Изображение было не простым. Оно ощущалось как взгляд из чужих глаз, словно каждый игрок, находившийся в локации, был участником ролика в котором…

    Взгляд смотрел на мертвого призрачного дракона. Он был слегка размыт от слез, которые заволакивали обзор.

    Вот взгляд оторвался, и опустился вниз, и стало видно, что с носа капают слезы, маленькие детские кулачки сжаты и дрожат, как и ноги. Хриплый и дрожащий голос произносит:

    — Не прощу!.. никогда… Не прощу!..

    Тут же картинка меняется и перед взглядом появляется мраморно белый старик. Он смотрит искоса и потирает ручонки.

    Обстановка довольно странная. Земляные стены, деревянные ящики, больше похожие на гробы, части тела валяющиеся и тут и там.

    — Твоя сила убивает их? — Произносит детский голосок.

    — Моя сила убивает все! — Каркает в ответ старик. — Я использую их как материал для оружия, чтобы их же убивать…

    Он начинает то ли кашлять, то ли смеяться.

    — Я хочу эту силу! Ты научишь меня?

    Старик моментально замирает, словно даже не дышит.

    — Мы можем тебе ее дать, но взамен…

    — Я согласна…

    — Взамен ты станешь ее отражением и нашей королевой…

    — Я согласна!

    Старик с прищуром смотрит прямо в глаза, и слегка опустив голову спрашивает:

    — Ты понимаешь, о ком идет речь?

    — Мне все равно… я буду их убивать…

    — Ты станешь отражением бездны до тех пор, пока…

    — Дай мне силу! — кричит детский голосок.

    — Ты никогда не покинешь этих стен… живой…

    — Мне все равно…

    — Да будет так! — Старичок скидывает черную мантию с плеч, обнажая белые кости ребер и позвоночника. — Я! Апостол смерти, потерявший имя, но не разум…

    С началом слов старика изо рта, глаз и ушей лысого старичка начинает течь черный густой туман.

    … Беру в ученицы детеныша туманного дракона. — Улыбнувшись, старичок начинает оглашать приговор. — Взамен ты станешь нашей королевой…

    Весь остальной ролик, который занял ни много ни мало минут двадцать, странный старичок пытает девочку, оставляя на ее теле отметки магией тьмы и черным металлом. Периодически он отрезает от нее части тела и пришивает обратно стальной проволокой.

    Девочка за время ролика взрослеет и уже давно не желает ни мести, ни крови живых. Чтобы хоть как‑то спастись от одиночества и не уйти окончательно в безумие, она начинает писать дневник.

    Все самое страшное происходит, когда она видит живого человека, забредшего в казематы странного некроманта.

    Обычный светловолосый эльф, которого она увидела, вызывает в ней чувство… НЕНАВИСТИ. Яркой, ослепляющей ненависти.

    Девушка убивает его, забрызгав все помещение кровью и долго, истерично хохочет. Спустя несколько секунд смех сменяется воем. Воем безысходности и отчаяния.

    В эту же ночь девушка заперлась в своей комнате, а старый некромант — лич, шоркал ногами идя по коридору. Он уже все почувствовал и безошибочно остановился у одной из наглухо закрытых дверей. Улыбнулся.

    Толкнув рукой дверь и увидев то, что внутри, он заулыбался еще сильнее. Посередине комнаты, на крюке, где раньше висел подсвечник, в петле висел черный силуэт. Он был настолько черный, что казалось он из самой тьмы. Старый лич поклонился силуэту и шепотом прошелестел:

    — Моя королева…

    Видеоролик продолжился изображением тронного зала, в котором Мотодор одной рукой дотянулся до маленькой девочки. В другой руке у него странная заколка, больше похожая на не большой стилет.

    — Так это твой дневник был? — Сглотнув спросил Мотодор.

    — Да… — Всхлипнув, произнесла девчонка. Она указала пальцем себе на грудь. — Это нужно сюда воткнуть так, чтобы до сердца достало…

    Тауран взглянул на стилет из розового металла у себя в руке и его голос дрогнул.

    — Я не могу…

    — Сделай!.. Пожалуйста… Мне очень больно… — Девочка начала плакать, размазывая слезы кулаками. — Они не отпускают и шепчут постоянно… Ты же добрый, я чувствую!.. Я к маме хочу и к папе!

    Мотодор опустился на колени и как можно аккуратнее обнял девочку.

    — Они обещали, что мы людей накажем, что я сильной стану… а сами меня на части резали! — Начала рассказывать сквозь всхлипы девочка. — Они меня потом стальной проволокой сшили… это больно очень… Но я не умирала, а потом пришел… и я…

    Мотодор взглянул на стилет в руке. Второй рукой он продолжал обнимать девочку.

    — Что ж вы разрабы… — Кадык судорожно дёрнулся, сглатывая несуществующий ком в горле, а он продолжал шептать себе под нос. — Что ж вы творите то суки?…

    Мотодор развернул стилет острием к спине девочки, продолжавшей что‑то рассказывать. Рука начала предательски дрожать, а сознание отказывалось делать то, о чем его просят.

    — Я очень долго ждала, а никого не было… А они не отпускали… Больно очень…

    Мотодор сжал челюсти со всей силы так, что скулы вздулись. Он примерился и резким ударом, без замаха вогнал стилет по самую рукоять. Девочка умолкло на полуслове, а по руке таурана потекла яркая алая кровь.

    Тело девочки выгнулось, а изо рта и глаз ударили лучи света. От нее во все стороны начали расходиться пульсирующие волны света. Сметя ожившие доспехи, они бессильно разбивались о стены зала. Тауран продолжал обнимать девочку, пока от той не остался один образ.

    Мотодор стоял, обнимая силуэт, который уже почти растворился. В руке оставалась заколка — стилет, которая своим концом пронизывала сердце детского силуэта. Когда силуэт полностью растаял, в его руках осталась только заколка — стилет. Руки опустились, а заколка выпала из рук, издав звон, разнесшийся эхом по залу. Звон был слышан отлично, так как в зале царила тишина, а Мотодор смотрел на свои руки, перепачканные в крови и хмурился.

    В зале начали греметь фанфары, с наружи начали доноситься звуки фейерверков, а с потолка начали падать золотые снежинки.

    — Руки бы помыть… — Пробурчал он себе под нос, рефлекторно вытирая руки о поножи, даже не задумавшись, что ноги покрывает металлическая юбка, а руки в адамантиевых перчатках. По залу разнесся скрип от трения метала о метал. Мотодор еще раз взглянул на свои руки. — Хотя, такое не отмыть…

    Вдруг за спиной Мотодора раздались пара громких хлопков в ладоши.

    Мотодор резко развернулся в сторону входа в тронный зал. Он увидел Таблеткина. Тот призывно махал рукой, а огромные глаза дали понять, что что‑то случилось.

    Мотодор сорвался с места, побежав к оставленным у входа друзьям. Подбежав к ним он увидел ЛегОласа.

    Эльф, сидел на полу, прислонившись к стене спиной. Сероватое, с мешками и вымученной улыбкой лицо. Полуприкрытые глаза и проявившаяся иконка сообщения перед его лицом.

    Внимание!

    Согласно завещанию номер 17986530 администрация уведомляет вас, что ваше тело в реальности агонизирует! В скором времени вы умрете.

    Разрешить реанимационные мероприятия?

    Да? / Нет?

    — Ты чего расселся Ушастый? — Мотодор потеребил за плечо ЛегОласа, взволнованно заглядывая тому в полуприкрытые глаза. — Лерой! Уснул что ли?

    Мотодор опустился на колени, начав искать пульс у эльфа на шее. Он и не подумал, что он в игре, а ЛегОлас умирает в реальности.

    — Все Мотя… — Хрипло выдавил эльф с измученным лицом. — …Нужно только умирать… Так ты сказал блохастому?

    — Нажми "Да" Ушастый! Не тяни! — Мотодор хотел сам нажать на менюшке кнопку "Да", но палец прошел сквозь нее, словно ее там и не было.

    — У любой хорошей истории есть начало и конец… — ЛегОлас поднял дрожащую руку, и потянулся к менюшке. — У моей истории тоже есть конец Мотя… Жаль героической позы не выйдет…

    ЛегОлас, дотянувшись до менюшки, нажал кнопку "Нет".

    — Да что ж ты творишь! — Начал орать тауран. — Совсем охренел!

    — Я тебя тоже люблю Женька! — Усмехнувшись, ответил ЛегОлас.

    — Нет, погоди!.. Не так Лерой! — Взревел Мотодор. Он ухватил ЛегОласа за грудки и закинул на плече, сорвавшись на другой конец тронного зала. Туда, где виднелся проход с лестницей наверх. — Таблеткин! На верх!

    Аккрун сорвался за Мотодором прихватив арбалет, но он не успевал за ним и быстро отстал. Силы, чтобы нести арбалет ему не хватало, и он тащил его за приклад. До того как Мотя с эльфом крылись на лестнице, ведущей наверх, он успел заметить как кисти рук ЛегОласа, висящего на плече Моти, начали превращаться в камень.

    Мотодор же с максимальной скоростью бежал наверх по ступеням, перепрыгивая пяток за шаг.

    — Чтож ты ушастый!.. Мы же хотели у колонн!.. — На ходу бормотал Мотодор. — Мы же договорились с тобой!.. Нельзя же так…

    Он вылетел на открытую площадку с черными колоннами и подбежав к одной из них снял с плеча ЛегОласа. Его окаменевшие руки гулко брякнули по броне. Он поставил на ноги ЛегОласа, но бесчувственное тело упало на каменный пол.

    — Ну ты чего Лерой!.. Ты не спи Ушастый!.. — Мотодор подхватил его и усадил у одной из колонн, прислонив его спиной к ней. — Ты посмотри! Небо проясняется! Лерой!..

    Мотодор пытался приподнять, заваливающуюся на грудь, голову ЛегОласа. Его взгляд остекленел, зрачки расширились, а полоса обращения уже поглотила руки до плеч и все ноги.

    — Ну, Ушастый! Ты не спи только… тут салют в нашу честь в небе! — Мотодор продолжал держать голову эльфа и бормотать глупости. — Посмотри какую красоту сделали! Это для нас все!

    Серые тучи над долиной смерти расступались, обнажая ярко голубое небо. Между ними, словно явление свыше, спускались лучи солнца и посреди этого прекрасного пейзажа рвались сотни фейерверков и салютов, осыпая площадку с колонами яркими искрами и огоньками.

    Мотодор так и продолжал придерживать голову ЛегОласа, словно еще на что‑то надеялся, бормоча под нос о прелестях салюта. Он держал ее, пока окаменение не дошло до шеи и его руки не почувствовали холод камня, вместо тепла цифрового тела лучшего друга.

    Когда лицо ЛегОласа с мешками под глазами, полуприкрытыми глазами и уставшей улыбкой окаменело, Мотодор сел напротив него на пол и поджал ноги, обхватив колени одной рукой. Вторую руку он сжал в кулак, сунув его в рот и укусив его так, что мышцы на скулах вздулись.

    Тауран сидел напротив окаменевшего эльфа, грызя собственный кулак и воя монотонным голосом, словно медведь сидевший в капкане. Его взгляд не отрывался от бумажной птицы, которую он совсем недавно подарил ЛегОласу.

    Из его глаз текли слезы, из рта текла кровь, от него, сквозь окровавленный кулак, доносился вой, а взгляд смотрел сквозь системку.

    Ваш друг и соклановец ЛегОлас умер в игре.

    Игрок ЛегОлас упомянул вас в своем завещании.

    Для вступления в наследство свяжитесь с администрацией.

    Примите наши соболезнования…

    Таблеткин стоял у соседней колоны, держа за приклад арбалет эльфа. Второй конец арбалета лежал на полу. Он подошел к ЛегОласу, таща за собой арбалет и положил его, ему на ноги. Потом отошел к соседней колонне и уселся так же как Мотодор, но обхватив колени обеими руками…

    Фигура Таблеткина растаяла спустя 5 часов. Фигура воющего Мотодора спустя десять часов сидения в неподвижной позе. Сработал анализатор психического состояния игроков и система ввела его в искусственный сон.

    Салюты и фейерверки над долиной продолжали взрываться три дня. Небо над Долиной Смерти больше никогда не было пасмурным, а пять колон на площадке, где был памятник ЛегОласу, истинному стражу стихий, сменили свой цвет. С антрацитового черного на белоснежный…

    От автора: На этом я хотел бы закончить произведение, но… Как же иногда хотелось бы сказки. Среди серых будней, бытовухи и странного ощущения, что день повторяется за днем… среди этого всего очень хочется сказки. Она почти физически необходима. И анастезисту в машине скорой помощи, пишущему это произведение на планшете, и редактору по оформлению в газете из Саранска, и водителю за рулем в рейсе, слушающему это произведение… Всем без исключения нужна сказка. Рано или поздно она станет жизенно необходимой для всех. И именно по этому только здесь и только сегодня, не смотря на всю критику, логику, тапки, табуреты и тумбы в адрес автора… для нас этот эпилог:

    Эпилог

    Планета Марс.

    Квадрат 3587

    — Здравствуй Аккрун! — Пожал с доброй улыбкой руку Аккурна огромный мужик. Его рука была настолько огромной, что здоровался он не кистью, а тремя пальцами.

    — Здравствуй Жень! — Пожал три пальца Аккрун. — Рад тебя видеть! Сколько мы уже не виделись? Месяц?

    — Ну! Заходи, чего на пороге топтаться! — Евгений впустил в дом друга и проводил за стол, который уже давно накрыла Инта.

    — Я так и думал, что за стол усадишь! Даже есть дома не стал специально! — Аккрун повел носом, ловя ароматы со стола. — Сам готовил?

    — Ну не синтезатор же! — С упреком ответил Евгений.

    — Боже! Что за запах!

    Аккрун, Евгений и Инта уселись за стол, за которым Аккрун очень старался попробовать все блюда, немалое количество которых было расставлено на столе, а Евгений, словно старался впихнуть абсолютно все, подкладывал в тарелку Аккруна еще и еще.

    Из‑за того, что Аккрун был постоянно с набитым ртом, говорит он не мог. По этому рассказывал в основном Евгений.

    — Мы третий урожай сняли! Да там и не урожай, а УРОЖАИЩЕ! Вооот такую картофелину всковырнули! — Евгений размахнул руками, показывая размеры картофелины. — Я тебе селфи с этой картошкой скидывал…

    — Я думал, ты какой‑то булыжник выкопал… — Прожевав ответил Аккрун. — А это картофелина была?

    — Ага! — С улыбкой ответил Евгений. — А ты чего детвору с собой не взял?

    — Учатся. Все в заботах….

    Он продолжил рассказывать о достижениях своего хозяйства и о том сколько он продал биомассы, о том, что у него мясо закупает адмиралтейство космического флота для высших чинов, о том, что медаль дали на земном сельскохозяйственном форуме за качество продукции и о том, что натуральными продуктами берут уже больше половины всех продуктов питания, что удается вырастить.

    Обожравшийся Аккрун попросился на воздух, и они вместе с Женей вышли подышать.

    — Мы позавчера скинули последнюю платежку за дроидов. Вот теперь совсем чистенькие. Никому ничего не должны. — С гордостью заявил Женя.

    На минуту воцарилось молчание, которое прервал Аккрун.

    — Перестань делать вид, что сегодня обычный день. — Обронил Аккрун, глядя в глаза собеседника.

    Евгения от этих слов словно обухом ударили. Он помрачнел, начал сутулиться и вообще, словно сдулся. Взгляд он спрятал на верху, в ночном куполе, который изображал земную ночь со звездами.

    — Я туда не пойду. — Не отрывая взгляда от купола, произнес Женя.

    — Если бы ты туда зашел, то тебе не пришлось бы брать кредитов! — Начал ворчать Аккрун. — И вообще! Это традиция у Росков!

    — Русков…

    — Не суть, но традиция мне нравиться. Нам надо пойти туда и помянуть друга. — Евгений, всего год назад откликавшийся на имя Мотодор, не ответил. — Тогда я пойду один.

    Аккрун встал и направился к грузовому флаеру, на котором он сюда приехал.

    — Погоди! — Крикнул Евгений другу в спину. Тот остановился, но не обернулся. — У меня галанет отключен…

    — У меня во флаере квантовый модем есть…

    — И капсулы нет…

    — Я две во флаер поставил…

    — Подготовился значит… — Со вздохом произнес экс Мотодор. Экс Таблеткин не ответил. — Меня как‑то Ушастый спрашивал. Как выглядят звезды на Марсе?… Ты знаешь, а искусственные красивее, чем местные.

    Аккрун вернулся и уселся рядом с Евгением. Они посидели пару минут молча, разглядывая искусственный небосвод, заполненный имитацией звезд. Прервал их сигнал наручного гаджета Таблеткина.

    — Время Мотя. Нам пора…

    Виртуальная реальность "Твой Мир"

    Долина Смерти.

    Мотодор и Таблеткин появились перед памятником ЛегОласа одновременно. Мотодор как только появился тут же замер. Он не моргал, и казалось даже не дышал. Только кадык метался вверх вниз, стараясь протолкнуть ком, которого никогда не было.

    Спустя пару минут Мотодор начал сбивчиво и с долгими паузами рассказывать. Он рассказывал статуе ЛегОласа, о том, чего они добились и как устроились на Марсе, как начинали вместе и жили толпой в одном жилом модуле, как Таблеткин открыл Клинику и курортную зону, как вместе собирали первый урожай из‑за нехватки дроидов, как Таблеткин торговался и договаривался, чтобы успеть пристроить продукты пока не испортились.

    Он очень много рассказывал и чем дальше, тем увереннее становилась его речь. Спустя час он уже подшучивал и рассказывал курьезы их обустройства на марсе.

    — И вот, ты представляешь? Боевой человекоподобный мех мне сбывают и с таким видом, мол, с царского плеча тебе подарок. А я глядь внутрь, а там… управляйки вобщем нет. Совсем. Я им мол, что за дела… — Мотя нагнулся к памятнику и начал смахивать тряпками пыль с него.

    Таблеткин молча стоял неподалеку и с улыбкой наблюдал за Мотей. Вдруг, его выражение лица скривила системка. Он полез в инвентарь, доставая мешочек с разноцветными камешками. Высыпав парочку в ладонь, он хотел было уже закинуть их в рот, да так и застыл.

    — Вот уроды! Могли и поправить уши! — Хмурясь и ворча словно старая бабка произнес Мотодор. Он в данный момент протирал надломленные уши ЛегОласа.

    — И не говори! — Послышалось справа от Моти. — И вообще, какого хрена у меня нос кривой?

    — Да он у тебя всегда такой. — Хмыкнул Мотя. — Ты просто себя в отражении редко видел.

    — Хорош меня дурачить! Ничего он не такой!

    — А какой блин?

    — Ды ты сам посмотри на меня и это пугало!

    Мотодор повернулся и его взгляду предстал ЛегОлас.

    Хлопнули глаза Мотодора, икнул Таблеткин.

    — А, да… яж не сказал. Я Моть чутка живой, хотя тут спорный вопрос. Ээээ… с чего бы начать…

    Мотя еще раз хлопнул глазами и начал вытягивать вперед губы, словно целовать кого‑то хотел.

    — В общем, я бумагу на органы подписывал. На моем мозге эксперимент ставили… Ээ… нет, это долго…

    — У… у — у-у… — Мычит Мотодор пялясь на ЛегОласа. Слышится звук падающих камешков со стороны Таблеткина.

    — Если коротко, то сейчас я не человек. Я мозги в банке. — ЛегОлас почесал надломленное ухо, пытаясь все объяснить. — Они из меня хотели вычислительный центр сделать, да вот беда. Я память сохранил. И я уже не деталька суперкомпьютера, а личность. Тут суд недавно был и я его выиграл так, что как только найду фирму по обслуживанию…

    — У — У-У… у…

    — Мотя, да что ты заладил? У, да у…

    — УШААААСТЫЫЫЫЫЫЙ! — Мотодор срывается с места и бежит к эльфу, до которого доходит, что сейчас произойдет, но он не успевает среагировать. Мотя хватает маленького, сутулого эльфа и сжимает в объятиях от всей души. Эльфа хватает на две секунды и он уносится на точку респа.

    — Ушастый?… — Непонимающе спрашивает Мотодор и начинает оглядываться в поисках друга. Слышится шлепок от соприкосновения лба и ладони Таблеткина. Мотодор находит серое марево под ногами, которое свидетельствует о том, что обнимать от всей души в игре вредно…

    Пол года спустя.

    Марс.

    Посреди не вспаханного поля стоит огромный, человекоподобный мех. Он сверкает полированной броней и оптическими датчиками, которые направленны вертикально вверх. Купол прозрачен и сквозь него видно звезды. Настоящие марсианские звезды.

    — Красиво, но… надо сравнить со звездами в открытом космосе… — Слышится голос ЛегОласа из динамиков меха.

    — Ушастый! Ты работать будешь, или пялиться? — Раздается крик Мотодора. Крик подкрепляется полетом ключа на 32, который с оглушительным лязгом врезается в дроида. Только Мотодор уже не тауран, а обычный здоровый мужик с карими глазами и доброй улыбкой.

    — Вот, что ты за человек? Я может прекрасный миг ловлю, а ты? — Мех опускает оптические датчики и поднимает с земли огромный 10–ти рядный плуг. Развернувшись по направлению пашни он начинает размашистый, почти строевой шаг. — И вообще у меня ушей нет!

    — Будут! Я приварю специально, когда на ТО тебя отключу!

    — Ах так?

    Из динамиков начинает завывать голос ЛегОласа, который поет, но так фальшивит, что любой нормальный человек попытался бы его ударить.

    — Пооооолееее…. рускооооеее поооОООооооле…

    — Ушастый скотина! Аудио модуль замкну! — Начал орать ему Мотодор. — До следующего ТО бибикать будешь морзянкой!

    — СвеееЕЕеЕеЕетит лунаааа или падает свеЕЕеЕет…

    Мотя погнался за огромным мехом, размахивая огромным металлическим дрыном. При этом он яро матерился и грозил ЛегОласу, а тот в припрыжку начал убегать от него при этом плуг он не отпускал, оставляя кривые борозды на поле за собой…

    По традиции "Бегающего сейфа"….

    Изображение приближается к туманному мареву, которое по мере приближения становится прозрачным. Взгляду предстает картина двух сидящих на земле друзей. Мотодора и ЛегОласа.

    ЛегОлас сидел, жуя соломинку и глядя куда‑то вверх, а Мотя уныло ковырял пальцем землю у своих ног.

    Мотя: Страшно, да? — Тихо спросил Мотодор, не поднимая взгляда.

    ЛегОлас: Да, вроде знаешь, что конец и все вроде бы хорошо…

    Мотя: …Но все равно страшновато… — Закончил за эльфа фразу тауран и поднял взгляд в верх. — А тебе?

    Автор: Ну, и что вы на меня уставились?… Я хоть это все и придумал, но мне тоже не по себе. Нет, не страшно. Просто… ощущение, что мы уже не встретимся.

    Мотя: Как будто закончилось что‑то любимое, да? И такого больше не будет!

    Автор: Да, Моть. В точку…

    Мотя: А ты? Тебе страшно? — Мотя продолжал смотреть вверх, словно ждал ответа от еще кого‑то.

    Олег Олегыч: См. Аудиоверсию.

    Воцарилось минутное молчание, во время которого каждый из друзей задумался о своем.

    ЛегОлас: Чего там Таблеткин? Нашел? — Спросил эльф не отрывая взгляда от чего‑то, что разглядывал наверху.

    Мотя: Сдурел? Эти могилы уже две книги копают, а он сейчас взял и нашел? — С ухмылкой ответил Мотя, а потом спросил куда‑то в верх. — Там вообще что‑то было?

    Автор: А я откуда знаю?

    Мотя: Ну, вроде ты писал…

    ЛегОлас: Ну, Таблеткин все‑таки не вручную… — эльф задмучиво почесал ухо — Авось найдет.

    Автор: Мне кажется, что это на самом деле декорации…

    Кадр немного отдаляется и становиться видно, что невдалеке от двух друзей возвышается холм земли. Рядом с холмом находится огромных размеров яма, из которой периодически показывается манипулятор экскаватора, высыпающий землю из ковша на огромный холм земли. У ближнего края ямы лежат три выкопанных надгробия с надписями "Орфография", "Пунктуация" и "Стилистика".

    За кадром слышаться голоса Мотодора и ЛегОласа.

    Мотя: Ну, что? Будем Таблеткина ждать или сейчас начнем? — Послышался голос Мотодора.

    ЛегОлас: Давай начнем, а то он уж пол книги копает… — А это уже голос ЛегОласа.

    Кадр снова берет в объектив Мотю и ЛегОласа.

    Мотя: Для начала почти традиционное спасибо:

    Прежде всего всей творческой группе "СамИздат".

    Форуму lady.webnice.ru за поддержку и добрые слова.

    Группе ВК "Книги ЛитРПГ" за поддержку и добрые комментарии.

    Куче самых разнообразных библиотек, растащивших произведение по всему интернету.

    Автор: Я тут нашел свое произведение в одной малоизвестной библиотеке и прослезился. Это первая моя электронная библиотека и единственная на моей памяти, которая переводила книги в формат. java. Там же я познакомился с жанром ЛитРПГ. Эххх… молодость….:))

    ЛегОлас: Огромное спасибо людям принявшим участие в создании наших образов. Краб, Твинк и еще куче и куче людей оставляющих комментарии и старающихся сделать произведению хоть чуточку лучше.

    Автор: Я не хочу кого‑то выделять отдельно, по этому всем, до последнего комментатора со словом "Спасибо", бетатестерам перечитывавшим этот бред, всем без исключения огромная благодарность. (И вот специально для тебя, Василь и всего клана Адекватный)

    Таблеткин: Олег Олегыч… без твоего пендаля Автор тянул бы кота за яйца еще с пол года и… спасибо тебе за наши голоса…

    Олег Олегыч: Да ладно, чего уж там… (Олегыч тут тоже тебе самому писать надо)

    Автор: И есть еще трое людей принявших огромное участие в создании нашей истории… Это моя вторая половинка и наши дети. Гульнара, Димка и Елизавета. Я надеюсь у меня получиться побыстрее шевелиться, помогать по дому и у тебя найдется время, чтобы прочесть это. Или прослушать… Без ее слов "Я тобой горжусь" многое было бы не так или бы вообще не было.

    ЛегОлас: А еще… — ЛегОлас снова принялся чесать надломленное ухо. — А еще он так и не расписался с Гульнарой.

    Автор: А вот не надо! Бюрократической необходимости оформления не было, да и с деньгами не густо. Поэтому смысл в данном мероприятии отсутствовал.

    Мотя: Вот по этому клан Д. А.Н. О.Н. берет на себя ответственность за смену названия фонда "Фонд новой печатной машинки для автора" на "Фонд имени "Свадьбы Гульнары и Сергея"". Ты вообще до сих пор печатаешь на планшетке "Мудофона"!

    Автор: Вот что началось? Зато можно купить новый не задумываясь!

    ЛегОлас: Это уже третий!

    Автор: Да хоть десятый! Он стоит копейки! Я на сигареты за месяц в два раза больше тратил!

    Мотодор: Это вообще не оправдание! Один раз мог нормальный взять!

    ЛегОлас: Да ладно вам! Мы вообще не о том говорим! Свадьба пройдет в родной деревне невесты, поэтому много думаю не понадобиться. А от нас… как там говориться у росков… или русков? Не важно! Совет вам и любовь… а мы…

    ТУФФФФ…. БЗДАНГ!.. БЫДЫЩЬ….

    Мотодор: … А мы останемся здесь. — Продолжил Мотя за ЛегОласа после оглушительных звуков взрыва и лязга металла. Ни ЛегОлас, ни Мотя не обернулись, чтобы посмотреть на источник звука. — Мы останемся в мировой сети, как и полагается произведению, написанному для души. В книгах, на бумаге мы никогда не появимся.

    ЛегОлас: Мы рады, если вам понравились наши приключения. — С улыбкой произнес ЛегОлас.

    В этот момент послышались хлюпающие шаги. Кто‑то приближался, но его было не видно в кадре. Через пару секунд между друзьями сел Таблеткин. Он был с ног до головы вымазан черной маслянистой субстанцией. Только два белых пятна были на месте глаз. Они были явно от того, что он чем‑то протер глаза.

    Мотя и ЛегОлас в недоумении уставились на Таблеткина.

    Таблеткин: Ребят… я это… — Таблеткин взглянул на Мотю, а потом на ЛегОласа. — Я нефть нашел…

    ЛегОлас: А эту?… Как ее?… Орфографию? — С надеждой спросил ЛегОлас.

    Таблеткин: Нет… Больше ничего… — Обреченно ответил перемазанный в нефти хиллер.

    Автор: Я так и знал! Их тут никогда не было! Это были просто декорации!!!

    Мотя: Ха! Чего тогда тянуть? Можно начинать!

    Мотя поднялся на ноги и принялся скидывать доспехи и тут же убирать их в инвентарь. За ним повторили Таблеткин и ЛегОлас.

    Мотя: Вообще мы очень долго думали как нам закончить, но все никак не могли придумать эпической концовки. — Мотя принялся складывать доспехи в инвентарь и доставать черный классический костюм с белой рубашкой, бабочкой и фраком. — И вот, что мы придумали…

    Таблеткин: Конечно мы плод воображения… — Таблеткин в спехе вытирался непонятными тряпками и надевал на себя обычный серый костюм. Пиджак и почему‑то голубую рубашку. Дольше всего он провозился с галстуком. — … так сказать, отражение черепной коробки автора изнутри…

    ЛегОлас: Но нам очень хочется, чтобы вам понравилось… — ЛегОлас одел белоснежную рубаху, шляпу цилиндр и штаны, почему‑то с клешем. — … чтобы мы вам запомнились. Чтобы вы с уверенностью могли сказать: "Вот это было эпично!"

    Все трое переоделись и теперь стояли перед кадром поправляясь.

    ЛегОлас: Мотя! Погоди! — ЛегОлас подошел к Моте и поправил бабочку. — Ты чего красный как рак?

    Мотя: Уууу… больно! — Через силу выдавил Мотя.

    Автор: Хвост ему поправьте!

    Таблеткин обошел Мотю и что‑то сильно дернул вверх, после чего Мотя сразу выдохнул и успокоился.

    Мотя: Спасибо!.. — С улыбкой произнес он, глядя на двоих друзей. — Ну, как я?

    ЛегОлас: Отлично!

    Таблеткин: Здорово!

    Автор: Ты лучше всех!

    Мотя: Тогда начинаем? — Спросил Мотя. За его спиной уже образовались огромный концертный занавес. — Готовы?

    Все трое встали в ряд в кадре.

    — Пафос! — Произнес Мотя.

    — Это! — Продолжил Таблеткин.

    — Наше все! — Закончил ЛегОлас и тут же ухватил Мотю за рукав фрака, резко его дернув. Таблеткин повторил процедуру за ЛегОласом. В итоге Мотя стоял в фраке с оторванными рукавами.

    Мотя сорвал бабочку с шеи и застегнул ее между кончиками рогов. После этого он повернулся к эльфу и схватив с его головы шляпу цилиндр оторвал у нее верхнюю часть. Оставшийся обрывок с полями он вернул на место. Потом он опустился на колени и начал рвать клеш штанов ЛегОласа так, что получились не штаны, а шорты с бахромой до пола.

    Таблеткин в это время скинул пиджак на землю, сорвал белый галстук в красный горошек с шеи и повязал его на лоб с громким криком "Рэмбо!". После этого он дернул рубаху в стороны, срывая пуговицы и обнажая грудь, которая красовалась тельняшкой.

    Тут же в стороны начади разъезжаться шторы. На сцене оказался огромный… наверное будет правильнее сказать оркестр.

    — Дебют и сразу же последнее выступление группы "БЕЗУМНЫЙ КЕФИР!" — Громогласно объявил Мотодор. — На бэквокале племя гнолов под руководством мастера Торина!

    На множестве ступеней в глубине сцены завыли стая собакочеловеков, а стоящий перед ними мастер Торин с Палочкой и пюпитром развернулся и поклонился.

    — На барабанах костяной хрен! — Заявил ЛегОлас подходя к микрофону. — Рыцарь смерти, человек — пазл и просто шулер без царя в голове — Дубль!

    Из‑за огромной барабанной установки вскинув вверх костяные руки с зажатыми барабанными палочками встал Дубль.

    — Соло электрогитары! — Продолжил объявлять ЛегОлас у микрофона. — Алиса и Родериг!

    На сцене показалась парочка с электрогитарами. Алиса, держа красную электрогитару, смущенно помахала рукой в кадр. Родериг, держа серую электрогитару, вскинул в кадр руку с "козой" и хищно улыбнулся.

    — Бас гитары Таблеткин и Мотодор! — После слов ЛегОласа, Таблеткин поднял с пола бас гитару, а Мотя достал из инвентаря огромный контрабас. На нем были кустарно приделаны звукосниматель и огромный ремень. Мотодор одел его на шею как обычную электрогитару.

    — На вокале криворукий и близорукий эльф — ЛегОлас! — Крикнул в кадр Мотодор.

    — Так! Готовы? — Спросил ЛегОлас обернувшись, но тут же добавил. — Ах, да еще Триник…

    С краю сцены стоял понурый Триник с синяком под глазом. В руках он держал металлический треугольник на веревочке и металлическую палочку.

    — На треугольнике — ходячее приключение Тринитротолуол. — Со вздохом добавил ЛегОлас.

    — Погнали! — Выкрикнул Мотя.

    — Погнали! — Поддержала остальная команда не стройным хором. Послышался тихий шепот Таблеткина:

    — Пока Мотя Триника опять сжечь не попытался…

    (От автора: По идиотской задумке автора песня My Chemical Romance — Na Na Nа. Советую включить или сначала прослушать)

    Родериг и Алиса начали свою партию в унисон на две гитары. Как только к ним подключились Мотя и Таблеткин с бас гитарами, а заодно и Дубль, яростно молотивший барабаны, оживился хор собакочеловеков под командованием мастера Торина. Хор под внимательным руководством гнома выдавал повторяющуюся фразу "На — на — на — на — на". При этом хор умудрялся менять тональность и интервалы между "На — на", отчего складывалось ощущение, что хор задавал мелодию.

    В дело пошел ЛегОлас, запев песню на английском языке. Он пел, скакал в обнимку со стойкой, на которой был микрофон и вскидывал руку в кадр с зажатой "козой".

    Алиса и Родериг продолжали играть, все сильнее разгоняясь и увеличивая темп. Они слегка синхронно припрыгивали в темп хору и барабанам, но смотрели не на струны. Они смотрели в глаза друг другу, при этом оба загадочно улыбались.

    Дубль тем временем, казалось, вообще ничего не замечает и молотит по барабанам. Он настолько сильно махал головой и так сильно бил по барабанам, что его голова оторвалась от тела и начала скакать по барабанам. С одного на другой, но Дубль не остановился. Тело продолжало долбить по барабанам, несмотря на отсутствие головы.

    Таблеткин с Мотодором так же вприпрыжку бьют по струнам. Мотодор слишком сильно бьет и от этого на контрабасе рвутся струны и тут…

    Все понеслось в скач.

    Голова Дубля вылетает с барабанов и катится под ноги Мотодора. Мотодор в очередном прыжке приземляется на край головы Дубля. Теряет равновесие и с грохотом падает на спину, проламывая доски в полу всем своим весом. От резкого рывка руками рвется ремень на контрабасе, у которого к слову осталась последняя струна. Контрабас по инерции, приданной Мотей, летит в Дубля, врезается и разваливает барабанную установку. Из барабанной установки вылетает металлический блин и летит в хор гнолов. Гнолы перешуганые звенящими блинами и летающими металлическими предметами, прыскают во все стороны, сбивая на ходу Торина, Таблеткина и выдергивая провода из гитар Алисы и Родерига. Шум, гам, мат и замолчавший ЛегОлас.

    В наступившей тишине раздается звук глухих ударов по струнам Алисы и Родерига. Они продолжают синхронно подпрыгивать, играть и напевать "На — на — на — на — на". Взгляда от друг друга они не оторвали.

    ЛегОлас оборачивается, видит погром на сцене и со вздохом возвращает взгляд в кадр.

    — Хотели как лучше, а получилось… — Ели слышно произносит он.

    В этот момент Триник, все представление стоявший как истукан бьет металлической палочкой по треугольнику. По сцене разносится мелодичный звон.

    — Безумный кефир! — Орет Мотодор из дырки в полу. Из дыры торчит его кулак с "козой"…


    Оглавление

  • Эпилог

  • создание сайтов