Оглавление

  • Снежная история, или Расколдуй меня сейчас же!

    Снежная история или Расколдуй меня сейчас же! (СИ) (fb2)


    Снежная история, или Расколдуй меня сейчас же!


    Снег кружился, медленно и величественно падая на землю. В свете фонаря пушистые хлопья сверкали словно звездная пыль. Красиво, завораживающе. Как в сказке.

    Я сидела в короткой рыжей шубке на скрипучих качелях прямо во дворе своего дома. Видела свет в окнах своей квартиры, но домой не хотелось. Совсем.

    Хотелось курить. И пить большими глотками шампанское прямо из бутылки, что я и делала сейчас. А еще хотелось, чтоб высохли слезы. А еще, чтобы стерлось из памяти воспоминание о том, как я сегодня — в канун Нового Года — решила сделать Владику сюрприз. Приехала довольная, счастливая, в новом белом уютном свитере и вязаной пушистой желтой юбочке, открыла входную дверь своим ключом. Смеясь, ввалилась в спальню, держа в руках красочную подарочную коробку с его любимой туалетной водой внутри. У меня было хорошее настроение и я не сдержалась, купила ему подарок и на Новый год, и на сегодня. Меня нельзя отпускать одну по магазинам, никогда себе ничего не покупаю, все друзьям, родственникам и любимому…

    — Подъем! — весело закричала я, плюхаясь сверху на одеяло, под которым лежал он, закрытый с головой.

    Как оказалось, не один. С моей подругой. Теперь бывшей. Светка су…

    А они там лежали в обнимку и очень испугались, когда я, почувствовав неладное, откинула одеяло и увидела их. Голых, разумеется…

    Мой сюрприз удался, а их сюрприз удался еще больше.

    Я не помню, как выбежала из квартиры, прихватив только шубку и сумку. Все покупки, шапку, варежки оставила там и не вернусь за ними никогда. Весь день я бесцельно ездила в трамвае по городу, наблюдая в окно за праздничной суетой, а потом, когда стемнело, пошла на свои любимые с детства качели.

    Сама откупорила шампанское, хотя всегда боялась это делать. Накинула на голову капюшон, подожгла сигарету, хотя обычно не курю. Отключила надоевший за день телефон и решила встречать Новый Год здесь.

    — За что пьешь, лисенок? — раздался приятный мужской голос откуда-то сверху.

    Я осторожно выглянула из-под капюшона и увидела молодого мужчину, стоявшего передо мной. Он смотрел на меня и улыбался открытой улыбкой, держа руки в карманах. В темных волосах путались снежинки, снег, словно погоны лежал на плечах поверх черного полупальто, а рядом с ним сидел и вилял хвостом пушистый щенок.

    — За сказку, — грустно сказала я, и отхлебнула из горла ледяное шампанское.

    — Сказки я люблю, — сказал он, садясь со мной рядом.

    Достал из карманов черные кожаные перчатки и протянул их мне.

    — Замерзла? — спросил участливо.

    — Немного, — призналась я, отдавая ему бутылку. Перчатки были раза в два больше, чем мои руки, но внутри отделаны мехом и пальцы сразу окутало тепло, как только я их одела.

    — Спасибо, — поблагодарила я и подняла на него взгляд. — Чем обязана подобной заботе?

    — Новому году, — улыбнулся он.

    На мое недоумение он засмеялся.

    — Не бойся, лисенок, я не маньяк. Просто, в этот праздник люди не имеют право лить слезы в одиночестве. Это несправедливо.

    — Жизнь, вообще, не справедливая штука, — вздохнула я.

    — А как же место для сказки? — спросил он.

    — Похоже, я уже выросла из того возраста.

    — Но ты бы хотела оказаться в ней?

    — Только в доброй.

    Он кивнул.

    — И в счастливой.

    Он кивнул еще раз.

    — Пойдем со мной, я покажу тебе, где живет сказка.

    Господи, наш разговор смахивает на пьяный бред двух сумасшедших.

    — Я боюсь, — шепотом призналась я.

    — А сидеть ночью одна на улице, по которой бродят пьяные незнакомые люди, ты не боишься? — усмехнувшись, спросил он.

    — Тебя я тоже не знаю.

    — Саша, — представился он с неизменной сияющей улыбкой.

    — Уже лучше, — улыбнулась я непроизвольно.

    — Пошли, Лена, пока совсем не замерзла.

    — А откуда ты знаешь мое имя? — испуганно отпрянула я от него.

    — Разве я забыл тебе сказать? Ах, ну да. Я волшебник.

    Конечно, я не поверила, но мне понравилось его чувство юмора. В конце концов, человек, у которого такой умильный щенок, не может сделать мне ничего плохого. А щенок уже стал поскуливать и зябко поджимать маленькие лапки. Мне стало стыдно, что из-за меня животное так мучается.

    — Веди меня к сказке! — смело продекламировала я и, шатаясь, слезла с качелей.

    — А есть ли то, чего ты хочешь больше всего? — спросил он мне в спину, поднимаясь вслед за мной.

    — А ты можешь исполнить мое желание? — удивилась я и развернулась к нему лицом.

    — Обещаю! — настолько твердо произнес он, что я поверила.

    — Тогда любви! — уверенно сказала я. А что еще может просить израненое сердце?

    Он снял с моей руки перчатку и сжал мою ладонь. Снежинки подхватил резкий порыв ветра, где-то взорвался фейерверк, вокруг нас словно образовался кокон из разноцветных снежных хлопьев, которые вращались все быстрее.

    — Но только волшебной! — выкрикнула я, завороженная происходящим.

    В тот же момент от его кожи как будто удар тока кольнул мою ладонь. Он тоже вздрогнул и как-то испуганно посмотрел на меня, а потом на наши сплетенные пальцы. Статика, успела я подумать, а мир взорвался цветными брызгами и исчез.


    Я проснулась, потянулась, огляделась. Хм… И где это я? Лежу на коврике прямо на полу. Непорядок! Кто это у нас такой гостеприимный девушку на пол положить догадался? Встала все еще сонная, в надежде найти хотя бы ванную. Сделала шаг одной ногой, второй, третьей… четвертой… Так! Какой еще четвертой?.. А какой третьей? От неожиданности все четыре ноги заплелись и я очень глупо села на хвост. А откуда у меня хвост? Наверное, оттуда же, откуда и весь остальной девайс… А именно — с перепоя!

    Я схватилась за голову, вспоминая вчерашний вечер, снег, незнакомца, но тут же про все снова забыла, потому что лапки нащупали большие такие ушки на макушке. Пушистенькие.

    Я взвизгнула и, неуверенно перебирая новыми конечностями, побежала к шкафу — купе с зеркалом во весь рост. В человеческий рост, коим я уже и не являлась…

    Остренькая мордочка, хитренькие глазки, рыженькая шубка и хвост. Тоже рыжий с белой капелькой на конце. Я лиса. Красивая, с блестящей шерсткой, любопытным носиком, но… Лиса!

    — Капец! — сказала лиса и хотела упасть в обморок, но поняла, что говорящая и, в ужасе глядя на свое отражение, завопила.

    — Ой, лисенок, ты проснулась! — в комнату вошел вчерашний незнакомец. А хотя нет, мы же познакомились… Волшебник Саша, кажется.

    — Аааааа! — повторила я на бис, глядя теперь уже ему в глаза.

    — Что случилось, зая? — невинно спросил он.

    И я тут же превратилась в зайца. Подняла на него взгляд и поняла в чем причина моих несчастий.

    — Ты! — фу, какой у зайца противный и писклявый голос, но фразу я договорю. Доору, точнее. — Колдун недоделанный! Верни сейчас же мне прежний виииид!!!

    Последнее слово я пропищала на ультразвуке. Колдун заткнул свои уши, а потом поднял меня за мои. Тряхнул разок, чтобы я замолчала, нахмурился и сказал:

    — Ладно!

    Отпустил меня на пол. Смотрю в зеркало — опять лиса.

    — Ты чего? Не понял, что ли? — вот, у лисицы голос поприятнее будет.

    — Ты же просила свой прежний вид, вот я его и вернул, — обиделся Саша. И даже отвернулся.

    — Человеческий! Я человеческий вид просила, гринписовец хренов! — тяфкала я.

    Он развернулся ко мне лицом, сел на корточки так, чтобы наши глаза оказались на одном уровне и сказал:

    — Я не могу, прости…

    — ЧЕГО? Как это не можешь? В зайца можешь, а в человека нет? — я как смогла зарычала для усиления эффекта.

    — Ну да… — он задумчиво почесал голову. — В зайца могу, в белку могу, если будешь плохо себя вести, даже в курицу могу превратить… А в человека не могу, прости…

    — Почему, — офигевшая от тонкой угрозы превратить меня в несушку, спросила я. Вежливо так спросила. И тихо.

    — Ты же хотела волшебной любви… — по его обвиняющему голосу я поняла, что сама виновата. А он вдруг оробел и замолчал.

    — И?.. — поторопила я его.

    Он набрал полную грудь воздуха и выпалил на одном дыхании:

    — И теперь не станешь человеком, пока тебя не полюбит кто-нибудь из сказки.

    Занавес.

    Прямо такой плотный занавес надо было ему сейчас вокруг головы намотать, чтобы моего крика не слышать. А мне лапы связать, чтобы я по всей комнате не бегала и не скидывала на пол все, что могла разбить. Все, что не могла — тоже скидывала туда же.


    Он терпеливо ждал, когда мне все это надоест.

    Да, мне надоело. Вот стою я посреди осколков и покореженной мебели, дышу тяжело, язык даже высунула.

    — Успокоилась? — спокойно спросил он, скрестив руки на груди и, судя по всему, ни разу на меня не злясь.

    Я молча кивнула и еще раз огляделась вокруг. В мою душу закрался стыд. Из целого и невредимого остался только шкаф с зеркалом. Разбивать его я не стала, потому что в приметы верю, особенно в плохие.

    А колдун дунул на раскрытую ладонь, медленно поворачиваясь вокруг своей оси, и все в этом доме стало как прежде. Мой стыд испарился.

    — Где мы? — спросила я, хотя следовало задать этот вопрос раньше, потому что я совсем не помнила, как здесь оказалась.

    — В сказке, — тихо ответил Саша.

    — Что-то не очень-то тянет на сказку, — подозрительно стала я рассматривать комнату. Обычная среднестатистическая квартира, уютная, но без излишеств. Диван, телевизор, палас — все стандартно.

    — Ты в моей сказке, — потупился он.

    — Это еще как понимать? — нахмурилась я.

    — Ну… Ты уснула сразу и я не успел узнать в какую именно сказку тебя поселить. Поэтому забрал к себе, — смутился он.

    — Так я, значит, мало того, что сижу в чужой сказке, вместо того, чтобы любовь свою волшебную искать. Так еще и Новый год проспала! — совсем расстроилась я.

    — Нет-нет, что ты, — тут же утешил волшебник и взял меня на руки, поглаживая шерстку. — Ты вернешься в свой мир в ту же секунду, когда я тебя забрал. Даже если проведешь здесь хоть сто лет, там никто ничего не заметит!

    Плохой из него утешитель! При слове “сто лет” я дернулась всем телом, оторвала свой нос от его свитера и принялась сучить лапками, чтобы вырваться из рук этого горе-волшебника.

    — Какие сто лет? Какие сто лет! Я домой хочу! К маме!

    — Найдешь свою любовь и вернешься. Делов-то? — пожал он плечами и отпустил меня на пол.

    Я тут же стала бегать вокруг его ног, причитая.

    — Любовь, любовь, дернул же черт за язык! Кстати, тут черти водятся? — я на секунду остановилась и вопросительно подняла на него мордочку.

    — Водятся, — невозмутимо кивнул он.

    — Ой-ееей! И черти-то тут водятся… — я продолжила нарезать круги у его ног, быстро перебирая лапками. — И сижу я в чужой сказке, в которой из всего сказочного только я… Бедная я, бедная!.. Приволок в свою полуторку, обманул девушку, любовь обещал, а сам в лису превратиииил… Змей ты подколодныыыый!

    Я опять остановила свой бег, чтобы спросить у молча наблюдавшего за моей истерикой волшебника:

    — А змеи здесь тоже водятся? Подколодные, — уточнила на всякий случай.

    — Нет, подколодных нет, — все также спокойно ответил он. Я с облегчением вздохнула и уже собралась продолжить беготню по кругу, когда услышала виноватый голос. — Драконы подойдут? И Горыныч есть, но он не подколодный, он в скале живет и не любит, когда его змеем называют. Особенно одна его голова не любит — она сразу огнем плюется, а остальные две нормальные, они только извиниться просят… Но просят уже у кучки пепла, поэтому еще никто перед ними не извинялся… А это их ужасно расстраивает… Уж сколько ни воспитывали две головы среднюю, сколько ни объясняли, что плеваться некультурно, но чересчур вспыльчивая она и своенравная… А так, если не обзывать Горыныча, можно прекрасно с ним провести время. Он начитанный…

    Я села, чтобы не упасть.

    — Спасибо, — говорю, слегка заикаясь. — А можно кого-нибудь мм… Менее начитанного?

    — Лешие есть? Хочешь? — предложил он с готовностью.

    — Ой, вряд ли, — призналась я, оторопев от предложения. — Они же страшные!

    — Зато добрейшей души создания! И книг в лесу нет! А то, что людей в лесу пугают, так то не со зла, а развлечения ради…

    — Не надо мне леших! — взвизгнула я.

    — А кого тебе надо? — насупился колдун. — Выбор большой, только закажи… Какого мужа искать будем?

    Я задумалась. Заказывать я люблю. Особенно, чтобы принесли потом на блюдечке с голубой каемочкой. Ну, пожалуй, начнем.

    — Я хочу хозяйственного, — капризно заявила я.

    — Без проблем! — обрадовался волшебник. — Идем в гости к домовым!

    — Не хочу за домового, они все старенькие, давай мне молодого! — испугалась я.

    — Почему раз домовой, то сразу старенький? — обиделся Саша. — Они и молодые есть, хочешь познакомлю?

    — Не хочу! Другого давай! Молодого и красивого!

    — Русал у нас есть, — задумавшись, вспомнил он. — Девки так и вешаются на шею… Подойдет?

    — Нет! — взвизгнула я опять. — У него хвост!

    — Вообще-то, у тебя тоже хвост, — резонно заметил колдун. А для пущей убедительности, даже слегка дернул за него.

    — Надеюсь, это временное явление, — я резко выдернула хвост из его рук и поджала под себя.

    — Да?! — требовательно скосила на него один глаз. — Ведь временное?

    — Временное, временное, — согласился он. — Ну так что? Русал тоже отпадает?

    — Если бы у него хвост отпал, я бы еще подумала, — призналась я, вспомнив как их изображают на картинках. — А пока никаких хвостатых!

    — Тебе не угодишь, — раздраженно фыркнул Саша. — Может, как всем? Принца на белом коне?

    Принца? А почему нет? Красивый, богатый, благородный… Заберу к себе, лошадь продать заставлю, ибо не место ей в квартире. Решено!

    — Давай мне принца, — великодушно распорядилась я. — Можешь даже без коня!

    — Ну наконец-то! — вздохнул волшебник, закатив глаза к потолку. И тут же строго посмотрел на меня. — Давай уточним заказ. Итак, не очень начитанный, хозяйственный, молодой, красивый принц без хвоста и без коня. Все верно?

    — Верно-верно! — я даже пританцовывать на одном месте начала от предвкушения. Идеал! Мой идеал, он так близок!

    — Тогда собирайся, — обрадовался Саша.

    — Куда? — не поняла я. А как же блюдечко, которое я себе уже придумала? С голубой каемочкой и мужем на нем…

    — Как куда? — удивился волшебник. — Влюблять в тебя твой заказ. А иначе все бестолку…

    — И как я по-твоему влюблять его в себя должна? — рассердилась я. — Своей рыжей шубкой, из которой он себе шапку прикажет сделать? Или он извращенец, животных предпочитает?

    — Это уже твои проблемы, — не выдержал уравновешенный Саша. — Можешь признаться, что на самом деле человек, он не удивится и не испугается. А любят не за внешность, а за внутреннюю красоту! И за тепло души! И, вообще, просто потому, что хорошо вместе! А ты заладила — хвост, шерсть, этот старый, этот страшный! Здесь это не имеет значения! Как и в вашем мире, но вы слепые, не замечаете! Потому и несчастные! Ты какую сказку заказывала? Счастливую? Вот и дуй вперед на встречу счастью! Шубка у ней, видите ли, рыжая! А то в жабу превращу, чтоб не выпендривалась!

    Ой, а ведь он может! И сказка даже такая есть про лягушку-царевну… Нет уж, я лучше побуду лисой. И шубка у меня красивая, и мордочка симпатичная, да и хвост — ничего… Тем более, если в сказках и в жаб влюбляются чем я-то хуже?

    — Ну что ты ругаешься? Зачем кричишь на девушку? — миролюбиво начала я подлизываться. — Мне и собираться-то не надо. Одеваться не надо, вещей с собой никаких нет. Можем выдвигаться прямо сейчас!

    И с готовностью вильнула хвостиком. Один раз, я ведь гордая лиса, а не собака.

    — Осознала? — остыв, усмехнулся он. Я кивнула. — Ну что ж… Давай ко мне на ручки, лисенок, и глаза закрыть не забудь.

    Он наклонился, подобрал меня с пола аккуратненько. Я свернулась клубочком и прикрыла глазки пушистым хвостом.

    — К Феде! — услышала я короткий приказ и руки колдуна сильнее прижали меня к своей груди. По телу пробежали волны, похожие на слабые разряды тока, и мы с грохотом приземлились в другом месте. Глаза я так и не открывала, поэтому не видела, где именно мы теперь находимся, но главное, что Саша удержал меня в руках и посадка для лисы прошла очень мягко.

    — Привет, Федь, а я тебе невесту привел, — весело и громко сказал волшебник, а потом тихо мне на ухо добавил:

    — Глаза открой, прибыли… Некультурно жмуриться перед принцем…

    Ну да, а Федей принца называть очень культурно! Куда его родители смотрели, когда имя выбирали? Да и, вообще, заранее предупреждать надо! Я бы не смеялась… Так громко… Даже хвост прикусила, чтобы потише получалось, а глаза так и не открыла.

    — Прекрати меня позорить! — зашипел на меня Саша.

    Я икнула и перестала давиться хвостом. Делать нечего, пришлось глазки-то свои красивые открыть. Тааак… А где принц?

    Стоим, значит, мы в каком-то лесу. Вокруг цветы красивые, невообразимые. Крупные, яркие, мне бы в палисадник такие — все соседи бы обзавидовались… Деревья исполинские, ветвистые, я таких раньше не видела. А что у нас принц в лесу живет? Вроде во дворце положено… Никак, опять обманули.

    — Где мой принц? — рассержено гаркнула я, убедившись, что рядом никакого замка или дворца не наблюдается. И людей тоже не наблюдается. Стоим как идиоты перед распустившимся желтым цветком, вокруг которого только муха какая-то навозная летает. Почему навозная? Да потому что крупная и зеленая.

    — Оооо! Какая женщина, какая женщина! — раздался густой бас. — Какая темпераментная!

    Я заозиралась вокруг. Откуда голос?

    А муха стала летать вокруг меня, раздражая еще больше.

    — Кыш! — говорю. И отмахнулась, только та проворнее оказалась, обратно к цветку полетела, а жужжание подозрительно напомнило смех.

    — Ой, спасибо тебе Саша! Давно невесту ищу, а эта прям замечательная, игривая такая! — восхищался мной голос.

    Я требовательно укусила волшебника за руку.

    — Сколько можно цветком любоваться? Знакомь!

    Волшебник осуждающе на меня покосился, вздохнул и на вытянутых руках приблизил меня к цветку.

    — Знакомьтесь. Принц Лютикового Королевства Федор Михайлович, позвольте представить вам Елену. Из мира людей пожаловала.

    Муха навозная приосанилась, поклонилась, и басом ответила:

    — Да брось ты, Саша, титулом смущать мою невесту! Федя я для нее! Феденькой можешь, Леночка, звать меня…

    Я присмотрелась внимательнее… Крылышки зеленые, а тело вроде как человеческое, только очень мелкое.

    — Это что — фея? — обалдело уставилась я на жениха.

    — Не фея, а фей, — обиделся бас. — Фей Федя, родная…

    Я гневно повернулась к колдуну, сдержала поток ругани при себе, и попросила, точнее потребовала:

    — Лупу дай!

    Он дал. Пальцем щелкнул, она появилась из воздуха и он протянул ее мне. Я смерила его очередным красноречивым взглядом:

    — Я чем ее, по-твоему, держать буду? Лапкой?

    Он возмущенно запыхтел, но промолчал. Направил линзу на фея, и я стала как следует разглядывать воплощение своих желаний по версии колдуна.

    Хрупкое тельце, затянутое в зеленый кафтан, сапожки до колен, темно-каштановая шевелюра. И усы. Гусарские густые усы на поллица. Про крылышки я уже говорила — тоже зеленые и прозрачные. Фей Федя гордо поворачивался ко мне то одной стороной, то другой, красуясь и сгибая руки в локте, дабы я поразилась его мускульной силой. Поразиться мне сегодня явно удалось.

    — Саша, — вкрадчивым тоном обратилась я к своему своднику. — Давай-ка отойдем, побеседуем…

    — С вашего позволения, — он слегка наклонил голову перед Федей.

    — Только надолго ее не уводи, а то я ревновать буду, — засмеялся басом усатый фей.

    Как только мы отошли на безопасное расстояние и колдун опустил меня на пенек, я с самым требовательным выражением мордочки потребовала объяснений:

    — Это что за фигня такая?

    — Это не фигня, это фей! — оскорбился волшебник.

    — Сама вижу, что фей! Что мне с ним делать прикажешь? В спичечный коробок посадить? — вскричала я.

    — Мы уже говорили на эту тему, — раздраженно ответил этот… этот гад. — Любви маленький рост не помеха.

    — Маленький, может быть, — согласилась я. И крикнула:

    — А микроскопический очень даже помеха! А усищи ты видел? А крылья?

    — Чем тебя усы не устроили? — не понял Саша, ладно хоть ума хватило про крылья не спрашивать и про рост дальше тему не развивать.

    — Терпеть не могу усатых. Бесят, — ответила я, немного подуспокоившись.

    — Не хочу тебя расстраивать, — медленно начал колдун, и я по его тону поняла — точно расстроит. — Но у тебя тоже усы…

    — Это не такие! — возмутилась я. — И ты сам мне их наколдовал! Вместе с остальными прибамбасами!

    И я продемонстрировала в лучших традициях жанра: усы, лапы и хвост, от себя отдельно уши еще показала, чтобы никаких сомнений у него не осталось, что я не в восторге. А то он подзабыл уже, похоже.

    — А мужские он сам себе отрастил! В конце концов мне мужа выбираем, а не тебе! — я опять голос повысила. — Жену себе ищи усатую, если так хочешь, а моему мужу никаких усов!

    — Понятно, — задумчиво протянул волшебник. — Только не было этого пункта у тебя. Помнишь?

    И процитировал, сверяясь с неизвестно как появившимся в его руках блокнотиком:

    — Не очень начитанный, хозяйственный, молодой, красивый принц без хвоста и без коня. Про усы ни слова. А остальное подходит.

    И снова на меня осуждающе посмотрел, явно обвиняя в неумении формулировать желания.

    — Значит, добавь, — сквозь острые зубки процедила я. А пока он записывал, спохватилась. — И про крылья добавь. И про рост. Так и напиши — рост человеческий! И подчеркни два раза.

    — Я и так запомню, — проворчал он, но послушно подчеркнул.

    — А теперь делай, что хочешь, говори фею своему, что хочешь, но из этой усатой сказки меня забери! — приказала я.

    Саша нахохлился и губы поджал.

    — Давай, я ему записку лучше оставлю… А то он агрессивный становится, когда невесты отказывают…

    — Так ты еще и агрессивному меня сплавить хотел, — возмутилась я, и обязательно бы всплеснула руками, если бы они у меня были.

    — Я же не думал, что ты откажешь такому мужчине… — начал оправдываться волшебник.

    — Не зли меня, — предупредила я, угрожающе постукивая хвостом по пеньку. — Лисы, говорят, бешенство переносят, а у меня уже клыки чесаться начинают…

    — Понял, поехали, отказ письмом оформим, — решил колдун и взял меня на руки.

    Я с готовностью зажмурилась.

    — К Цвёльфу! — короткий приказ и, спустя пару секунд, мы стояли посреди тронного зала без крыши. На этот раз я открыла глаза сразу и первым делом убедилась, что никаких мух вокруг меня не летает.

    Воодушевилась и стала рассматривать обстановку. Да… бедненько как-то. Мало того, что потолок здесь заменяет синее небо, так и стены-то не из бетона, а из причудливо переплетенных деревьев и цветов, а вместо пола, вообще, зеленый газон. Зато есть трон! Золотом блестит, а на этом троне, сидя, спит кто-то, голову на грудь опустив и белоснежными кудрями лицо занавесив. Прогресс! Мне теперь хоть лупа не нужна, чтобы жениха рассматривать! Только разбудить бы, а то храпит на всю залу…

    Колдун нос почесал задумчиво, горло прочистил, да как заорет:

    — Цвёльф фон Блютер! Рады лицезреть ваш светлый лик!

    Ага, точнее светлый затылок.

    Смотрю, зашевелилось тело, всхрапнуло последний раз, зевнуло во все гланды и на нас сонные глаза уставило.

    — Эльф! — выдохнула я, разглядев пробивающиеся через льняные волосы острые кончики ушей. Миловидная мордашка чертами своими походила на девчачью, глаза заспанные красным отливают, а одет в голубой костюм, украшенный сапфирами и золотой вышивкой. Такой жених мне понравился больше усача, но тоже далек от идеала.

    — Эльф Цвёльф, — на ухо тихонько подтвердил колдун. — Двенадцатый ребенок в семье, у родителей на имена фантазия закончилась, стали числительными называть.

    Я немного знала немецкий и улыбнулась, поняв, что одиннадцатого ребенка назвали Эльф. Эльф Эльф, оригинальненько!

    Волшебник одобрительно мне кивнул, радуясь, что я оценила намек.

    — О! Санек, здорово! — принц оживился, заметив наше присутствие, и стал торопливо оправлять одежду. — С чем пожаловал?

    — Не с чем, а с кем, — очаровательно улыбнулся мой сопровождающий, и при этом стал выглядеть намного симпатичней. Даже симпатичней принца.

    А колдун приподнял меня повыше, чтобы эльф понял о ком речь.

    — Невесту тебе принес, Цвёльф! Смотри какая! — как в зоомагазине ощутила себя, честное слово. — Еленой звать, из человеческого мира пожаловала, специально за женихом.

    Так, а теперь как будто в брачное агентство обратилась. Но, делать нечего, поклонилась и чинно, с достоинством поприветствовала эльфа Цвёльфа.

    — Здравствуй, принц Цвёльф фон Блюхер… Ай! — щипок за бок и громкий шепот освежили память. — Фон Блютер!

    — Обалдеть! Говорящая! — указывая на меня пальцем, заорал принц. Не особо он вежливый что-то…

    — Конечно, — спокойно кивнул волшебник, поглаживая меня по инстинктивно поднявшейся на загривке шерстке, чтобы я не злилась. — Это же девушка, заколдованная, правда.

    — Ну и накой она мне нужна, — брезгливо рассматривал меня этот голубой эльф. Потом прищурился, очки на нос натянул, и все эльфийское очарование пропало. Ботан ушастый!

    — Фу, да она же рыжая! — скривился этот очкарик. — Нафиг, нафиг, неси обратно! Мне рыжая наследственность не нужна!

    Хорошо, что я у Саши на руках сидела, иначе точно бы упала, задохнувшись от возмущения. Смотрю, а волшебник мой и сам офигел от подобного приема. Подобрался весь, злым взглядом на эльфа смотрит.

    — А вдруг у нее блохи! — продолжал оскорблять меня принц, размахивая руками. — Дезинфекционистов замучаюсь вызывать!

    Саша прижал меня к себе всем телом, и мордочку под мышку спрятал, чтобы я ответить не смогла, да как гаркнет на принца:

    — Тут единственная блоха — это ты!

    Бах! Взорвалось что-то, а принц орать перестал. Я мордочку-то высунула, на трон посмотрела — пусто.

    — Куда, — у колдуна спрашиваю, прищурившись, а саму трясет от гнева, — этого очкарика голубого дел? Спасти решил его уши от обрезания, а задницу от моих зубов?

    Тот улыбнулся, ушки мне почесал, и с готовностью руку вытянул.

    — Лупу! — слышу короткий приказ, и в его руке тут же появилась знакомая мне вещь.

    А он к трону подошел, меня на одной руке неся. Направил лупу на сидение.

    — Любуйся! — великодушно предложил добрый волшебник. Я глянула, подпрыгивает на одном месте ушастая блоха с лицом моего обидчика, в голубой костюм затянутая, на носу очки, а по губам понятно, что матерится. Рано я подумала, что не пригодится мне больше стекло увеличительное. Видимо, судьба моя такая — женихов сквозь лупу разглядывать.

    — А раздавить можно? — с надеждой посмотрела я на самого лучшего и понятливого колдуна на свете.

    — Палец испачкаешь, — нежно улыбнулся он, держа лупу.

    Блоха прыгать перестала, к разговору прислушиваясь.

    — И правда, — говорю, на лапку свою внимательно посмотрев. — Давай дихлофосом тогда побрызгаем?

    — Так вонять будет, — не согласился он.

    Блоха на колени упала.

    — Ну ладно, я сегодня добрая, пусть себе живет, а нам пора, — милостливо распорядилась я и мордочкой на выход указала.

    Блоха на коленях к нам поползла, лапки к груди прижимая.

    — Доброта наказуема, — философски напомнил волшебник, мне подмигивая.

    — Хорошо, давай с собой его возьмем, опыты будет на ком ставить. Генетические, — я задумалась, но не надолго. А затем продолжила с мечтательным видом:

    — Станем разводить породистых блох с эльфийскими ушами… Наловим обычных на собаках помойных и начнем скрещивать с Цвёльфом. А результат продадим… Королевская блоха… Звучит? Среди них вряд ли рыжие есть, так что наследственность этого не пострадает.

    И выразительно ткнула пальцем в принца.

    Блоха схватилась за свое блохастое сердце и грохнулась в обморок.

    Мы с Сашей переглянулись, и я протянула ему лапку, которую он тут же пожал.

    — По-моему, ты только что лишился друга, — сказала я.

    — А ты жениха.

    — Переживу потерю, — улыбнулась я хитрой лисьей улыбкой. — Ну что? Поехали дальше? Остались женихи-то?

    — Остались, — кивнул волшебник, поудобнее меня устраивая у себя на руках. — Самого лучшего сейчас тебе предоставлю…

    — А что к нему первому не приехали? Для себя берёг? — хихикнула я. За что и получила полный укоризны взгляд.

    — Нет, — говорит. — Для жабы одной пупырчатой.

    Ой! А что это он так вырос, что я ему целиком на ладошку поместилась? Или это я уменьшилась? Посмотрела по сторонам, все вокруг тоже в размерах увеличилось. На лапки свои взгляд опустила, а они… перепончатые! И зеленые!

    — Кватит! — в панике закричала я. — Кватит меня превращать квастоянно!

    Как самому-то не противно меня в руках держать?

    — Ведешь себя плохо, — ответил он, меня внимательно с разных сторон разглядывая.

    — Я исправлюсь! — взмолилась я. — Квавда!

    — Правда, говоришь? — заулыбался волшебник. И смилостивился. — Ну, тогда ладно. Тем более, что зеленый тебе не очень идет… Да и склизкая ты теперь стала… Держать неудобно, потеряю еще по дороге…

    Я усиленно закивала. Склизкая, так склизкая, пусть только расколдует!

    — Только это последнее предупреждение, — напомнил он, как только ко мне вернулась моя пушистая шкурка. Как хорошо быть лисой, а не жабой!

    — Обещаю! Обещаю себя хорошо вести! — уперевшись передними лапками в его грудь, преданно заглянула ему в глаза, едва не плача от счастья.

    Получив порцию ласковых почесываний за ухом в подтверждение о том, что меня простили, я быстро успокоилась и удобно устроилась на его руках, привычно зажмурив глаза.

    — Трогай! — скомандовала великодушно.

    И уже совсем не испугалась, почувствовав, как мы перенеслись в незнакомое место.

    Ну наконец-то! Настоящий дворец, а не очередная лесная опушка! Надеюсь, принц в этот раз под стать дворцу?

    Ой! Я увидела его! Под стать, определенно под стать! Высокий, выше колдуна, с вьющимися каштановыми волосами почти до плеч, приятным лицом, без усов, без хвостов, без непропорциональных ушей! И даже без огромного самомнения, потому что, увидев волшебника с лисой, он заулыбался, моментально встал с трона и подошел к нам. Бедная лиса оказалась стиснута в объятиях… Но нет, не принца. А в объятиях двух мужчин, чуть не раздавленная между ними, пока они бурно приветствовали друг друга.

    — Аяяяяй! — не выдержала я их напора и попыталась спасти себя от сплющивания.

    — Саш, а кто это? — принц отпустил моего колдуна и меня заодно из своих крепких рук, и с удивлением посмотрел на мою пушистую мордочку. А я обещала быть хорошей лисой и поэтому молча улыбнулась.

    — А это, Тим, девушка заколдованная, — со вздохом объяснил он. Видимо, совсем отчаялся меня сосватать. — Еленой зовут. В невесты тебе привез…

    Я даже ушки прижала, испугавшись, что принц визжать начнет как эльф.

    — Хорошенькая какая, — улыбнулся принц, и я сразу приободрилась. — А меня Тимофеем зовут. Принц Крестонского Королевства.

    — Очень приятно, принц Тимофей, — очень вежливо склонила я голову. И сподобилась изобразить нечто вроде реверанса.

    — А какая воспитанная! — восхитился Тим. — Даже этикет знает!

    Тело волшебника несколько раз тряхнуло от сдерживаемого смеха, но я это заметила только потому, что сама сидела у него на руках и меня тряхнуло вместе с ним. Тимофей же этого не заметил, а распорядился приготовить для меня отдельную комнату, и неизвестно как появившаяся золотоволосая девушка побежала выполнять приказ его величества.

    — Ну как? Подходит? — шепотом спросил колдун, пока принц объявлял слугам о вечернем торжестве в мою честь и давал им задание хорошенько к нему подготовиться: разослать приглашения, накрыть празничный стол, украсить зал.

    — Да вроде ничего, — кивнула я, не отрывая взгляд от Тима. Осанка, бархатный голос, вежливость — все при нем. Тимофей перехватил мой взгляд, лучезарно улыбнулся и подошел к нам.

    — Ну, тогда я не буду вам мешать, — решил волшебник. И переложил меня в руки довольного принца. — До встречи.

    В чужих непривычных руках я заерзала и заволновалась. А колдун уже повернулся спиной и сделал несколько шагов от нас. Увидев, как он собирается щелкнуть пальцами и исчезнуть, я совсем испугалась:

    — Саша!

    — Чего? — он обернулся на меня посмотреть.

    — Подожди, ты куда?

    Он не ответил, но и не ушел. Задумался только.

    — А ну отпусти меня! — потребовала у Тима, лапкой постучав по его руке. Тот не стал спорить, и я подбежала к волшебнику.

    — Ты куда собрался? — нахмурилась я.

    — Как куда? — его брови удивленно приподнялись. — К себе, конечно. Тебя пристроил, еще куча не исполненных желаний осталось. Новый Год — время такое, время чудес.

    — Ты что, бросишь меня в компании малознакомого принца? — и пофиг, что принц за спиной стоит и все слышит. — Одну?!

    — Действительно, Саша, — вклинился нисколько не обидевшийся Тимофей. — Останься хотя бы на праздник! Сколько можно работать? Да и Лене с тобой привычнее, пока знакомства новые здесь не завела… Неужели не уважишь старого друга?

    Колдун посмотрел на меня. Я сделала большие жалостливые глаза и наклонила голову набок. Обычно собаки так еду выпрашивают, но думаю, таким способом можно выпросить все, что угодно… Даже шубу, правда, она уже у меня есть…

    Потом он перевел глаза на принца. Не знаю, что сделал принц, но Саша улыбнулся ему и подхватил радостную меня на руки.

    — У меня сегодня выходной! — заявил он. — Тим, спасибо, я с удовольствием воспользуюсь твоим предложением!

    — Замечательно! — сказал Тимофей. — А пока идут приготовления к празднеству, предлагаю прогуляться по саду! У меня в нем живут прекрасные птички, больше нигде и никогда таких не увидите!

    До сада колдун донес меня на руках, а дальше выпустил, чтобы я размяла лапки. Я довольная прыгала по травке, и старалась не затоптать цветы, а мужчины с улыбкой наблюдали за моей беготней, изредка о чем-то переговариваясь.

    Птички и правда оказались всех цветов и мастей, а песни пели — закачаешься. Только в моей голове помимо воли, но всплывали строки из детской песенки: “Тири-рим, тири-рим, тири-рим, тим-тим, я утенок Тим, я утенок Тим”. Ну ничего не могла с собой поделать! Вслух не пела и то хорошо, я же обещала себя прилично вести.

    Время пролетело быстро. Тимофей был галантен, вежлив и мил до того, что аж зубы сводило. Иногда просто из вредности хотелось попробовать его вывести из себя и послушать, что он скажет, но я помнила о перепончатых лапках и на корню давила это желание. Да и в конце концов принц не виноват, что мне, такой не сдержанной и импульсивной не очень уютно рядом с ним именно потому, что волей не волей приходится соответствовать…

    К вечеру был накрыт огромный стол, настолько длинный, что я не могла разглядеть, кто сидел на его противоположном конце. А разглядывать было кого! Я столько сказочных существ еще не видывала даже в мультиках! Как выяснилось, приглашены были и из соседних сказок.

    Я сначала немного волновалась — к роли невесты принца я еще была совсем не готова, а официальной — тем более. Но Тим оказался понятливым и представил меня гостьей, чтобы не смущать повышенным вниманием. Очень важной и значимой, но хотя бы не невестой, и без этого все всё поняли. Я то и дело ловила на себе злые взгляды прекрасных дам, фей, русалок, ведьмочек и даже Бабы Яги. Она-то, костлявая куда нос свой бородавочный сует?

    Вино лилось рекой. Саша, не смотря на все сопротивление, потащил меня знакомиться с молодым домовым, который роста был нормальному человеку по колено, с вклокоченной прической, а в остальном довольно приятный чело… кхм… приятное существо. Только охал и вздыхал очень уж часто по любому поводу…

    И вот в самый разгар празднования на весь зал раздался громовой бас:

    — А ну отдавай мою невесту, ворье!

    За столом сразу притихли, ища глазами источник звука. Мы с Сашей сразу переглянулись — не узнать Федю было сложно, а увидеть — еще сложней. Но мне удалось: с бешеной скоростью, жужжа и угрожая, на принца летел фей, вооруженный зуботычиной. Я скептически ухмыльнулась, а он подлетел к краю стола и одним движением его перевернул. Не думала, что меня возможно шокировать… Но ему удалось, и не только меня…

    Звон разбивающейся посуды, паника, взаимные обвинения гостей… Кто на кого только не подумал! Я как-то даже не разглядела, чей именно удар послужил началом массовой драке… Даже не драке, а примитивному мордобою! А виновник так и остался не замеченным. Саша сгреб меня в охапку и отнес в дальний угол, чтобы меня не затоптали в суматохе, а сам бросился разнимать дерущихся домового с лешием. Ну как разнимать… Схватил обоих за шкирки и отбросил в разные стороны. И тут же поспешил к схватившимся орку с троллем. Этих ему пришлось сначала стукнуть друг о друга лбами, и лишь после этого — откинуть в противоположные углы. Какой молодец! Я восхищенно вздохнула.

    — Ты кого ворьем назвал, комар! — возмущался тем временем Тим, достав откуда-то меч и хаотично им размахивая, хотя на мой взгляд — мухобойка была бы полезнее. Тим прищурился, пытаясь разглядеть мелкого, но очень решительно настроенного врага.

    — Тебя, похититель чужих невест! — проорал фей Федя, и бросился на принца, замахиваясь своей зубочисткой.

    Я зажмурилась, не желая смотреть, как бешеный фей простится с жизнью. Услышала лязг меча и сдавленный стон, и только тогда сквозь пальцы осторожно приоткрыла один глаз, который тут же чуть не выпрыгнул из орбит. На полу, корчась, лежал обезоруженный Тимофей, а над ним нарезал победоносные круги фей. Я поняла, что либо я сильно переоценила возможности Тима, либо недооценила разъяренного Федю.

    — Леночка, я заберу тебя отсюда! — обрадовал меня усатый, и полетел прямо ко мне, на ходу разворачивая сеть, как раз подходящую для ловли лис.

    Этого мне еще не хватало! С диким визгом я побежала к тому единственному, в ком видела свое спасение — а именно, к волшебнику, который уже успел успокоить несколько особенно агрессивно настроенных парочек соперников. Колдун обернулся на мой крик, и застыл на месте, сраженный увиденной картиной.

    — Ааааааа! — вопила я, с разбегу перепрыгивая препятствия в виде разбросанных по залу кушаний и посуды.

    — Леночка, стой! Я буду хорошим мужем! — басил сзади фей, размахивая сетью.

    — Аааааааа! — еще громче заорала я, проникнувшись подобной перспективой.

    — Ты не пожалеешь, Леночка! Я буду носить тебя на руках! Мы будем жить в самом ароматном цветке! Я буду щекотать тебя усами при поцелуях!

    Я чуть на ровном месте не подскользнулась! Картина в моей голове нарисовалась крайне грустная и неблагоприятная. Но она придала мне необходимое ускорение, чтобы с разбегу прыгнуть в заботливо протянутые мне навстречу руки колдуна.

    Мой прыжок закончился не совсем так, как я рассчитывала. Саша с трудом удержал равновесие, пошатнувшись под моей тяжестью. Разве я сегодня столько съела, чтобы его так накренило от моего скромного веса? Успела подумать, что в будущем жрать надо меньше… Чтобы не упасть, я со всей силой вцепилась в его шею… Руками! Ура-ура, руками!

    — Подлог! Обман! — надрывался рядом разочарованный фей. — Она огромная, я ее не прокормлю! Верните лисичку!

    — Фу-фу-фу! Она еще и волосатая! — подлетев ко мне ближе, взвизгнул Федя и удрал в неизвестном направлении.

    Не волосатая, а в шубе! В той самой — с капюшоном.

    — И правда, не по погоде одежда, — улыбнулся Саша, так и держа меня на руках. И пока я придумывала, что ему ответить, он тихонько дунул на меня, всколыхнув прядки волос у виска.

    — Теперь намного лучше, — он довольно оглядел меня с ног до головы и поставил на землю.

    Действительно! Платье цвета корицы понравилось мне гораздо больше своего зимнего одеяния и к месту пришлось. Я поблагодарила волшебника взглядом и улыбкой.

    — Леночка, ты прекрасно выглядишь! — сзади бесшумно подкрался Тимофей и взял под руку.

    — Саш, поможешь порядок навести? — с надеждой посмотрел он на колдуна.

    — Без проблем! — щелчок пальцами и стол оказался на прежнем месте, заполненный яствами. Ну ничего себе! Однозначно, вместо пылесоса и посудомоечной машины в доме надо заводить колдуна…

    Праздник продолжился как ни в чем не бывало и даже стал еще веселее. Тимофей не отходил от меня ни на шаг и источал комплименты. Примерно через час меня уже тошнило от их приторности и губы устали улыбаться в ответ. А еще у меня в голове аккуратной стопочкой скапливались вопросы, которые я собиралась задать своему колдуну. Если коротко, то большинство из них можно было заменить фразой: “Какого черта?!”

    Вот только добраться до того, кто сможет на них ответить пока не представлялось возможным — принц окружил меня своим вниманием, а освободившегося от странной зверюшки волшебника одолевали представительницы прекрасного пола, нагло строя ему глазки. И это меня неимоверно злило. Это же мой колдун! Он мне сказку обещал, а сам улыбается им в ответ! Так нечестно, я здесь со скуки пухну, а он развлекается! Где там его начальство? Дайте жалобную книгу, лису обижают!

    Очередная гадина в розовом платье совсем обнаглела и увела его на танец. Пфффф… Скормлю Горынычу… Точно скормлю, она еще и прижимается к нему, курица ощипанная… Из размышлений о мести меня вырвали слова Тима:

    — А свадьбу мы сыграем завтра.

    — Кхе! — подавилась я вином, разбрызгав его по белоснежной скатерти. Отставила бокал в сторону, вытерла губы салфеткой и подняла глаза на жениха. — Чью свадьбу?!

    — Нашу, конечно! — лицо Тимофея светилось от счастья. Я что, предложение руки и сердца прослушала или здесь не принято согласия спрашивать?

    — Эээээ… — слов не хватало, особенно цензурных. — А это обязательно?

    — Понимаю, что тебе не терпится, — замялся Тим, — но сегодня мы никак не успеваем…

    Ого, так мне еще и повезло! Тоже мне, местные традиции… В голове билась одна мысль: “Бежать! “

    — А почему ты не хочешь спросить моего согласия? — осторожно спросила я, лихорадочно кося глазом на танцующего колдуна.

    — Так ты же сама ко мне приехала в качестве невесты, — с готовностью ответил принц. — Ты мне нравишься, чего еще спрашивать? Ты же не хочешь попасть на эшафот за оскорбление представителя королевской крови? Спальню уже начали украшать…

    Мысль “Бежать! ” трансформировалась в более подходящую ситуации: “Драпать! И быстро! “

    — Не хочу… — сдавленно ответила я. — Если ты не против, я прогуляюсь?

    Тот кивнул и встал, чтобы меня проводить.

    — Не стоит, я сейчас вернусь, только попрощаюсь кое с кем… Ладно? — с веселой беспечностью прочирикала я, представляя как по очереди убиваю то принца, то волшебника, то курицу в розовом платье.

    — Конечно, — он сдержанно кивнул, разрешая. — Только не задерживайся!

    Я торопливо подошла к заканчивающим танец, буквально вырвала колдуна из цепких лапок, и потащила к выходу, схватив его за руку.

    — Что на тебя нашло? — удивился он, когда я, шипя сквозь зубы, расталкивала в стороны тех, кто попадался мне на пути. — Не пугай народ!

    Я стойко молчала и перла как танк в сторону сада, не выпуская его руку. Если я сейчас начну орать, принц передумает меня отпускать, а я не могу позволить себе такой роскоши.

    — Почему я превратилась в человека, но еще не дома? — резко развернувшись, выкрикнула ему прямо в лицо, едва мы отошли на безопасное расстояние.

    — Ну… — он замялся и опустил глаза. — Похоже еще не время…

    — Не время! — взвилась я, рассердившись ни на шутку. — А когда время? Когда я выйду замуж за этого зануду? Лучше бы я лисой осталась, а то он уже спальню готовит! Превращай обратно!

    Я сама не заметила, как схватила колдуна за грудки и пыталась его трясти. Весовые категории были совсем не равные, поэтому у меня ничего не вышло.

    — Ты только успокойся, — сказал волшебник тоном психиатра, а сам осторожно разжал мои кулаки и, обняв за плечи, усадил на ближайшую лавочку. — Только теперь я не смогу тебя ни в кого превратить, даже по твоему желанию.

    Хорошо, что я сидела. Значит, когда не нужно — он меня в любую животинку превращает, а как сама попросила — так вот тебе, Леночка, плод фигового дерева?

    — И почему это? — на удивление без истерики спросила я. Объятия колдуна действовали как хорошее успокоительное и мне не хотелось из них выбираться.

    — Потому что твое желание сбылось и заклятье перестало действовать, — расстроено качнул он головой. И тихо добавил. — В тебя влюбились…

    Ну вот. А где радость от сбывшегося желания? Сижу на лавочке в ночном саду, прижимаюсь к волшебнику, от которого так приятно пахнет, а сама реветь готова.

    — Влюбились… — глухо повторила я. — А как же мой дом? Новый год? Ты же обещал, что я вернусь обратно…

    — Понимаешь, — вздохнув, Саша прижал меня к себе крепче. — Желание еще не до конца выполнено. Ты ведь заказала счастливую сказку, да?

    — Да, — еле слышно ответила я.

    — А ты счастлива?

    — Нет, — я шмыгнула носом украдкой и склонила голову ему на грудь. — А почему?

    — Наверно, потому что сама не любишь… — он пожал плечами и опять грустно вздохнул. — Разве можно быть счастливой с нелюбимым, даже если тебя будут носить на руках?

    Теперь я точно знала, что нет. А ведь уже с завтрашнего дня мне маячила именно такая перспектива. Занудный любящий муж…

    — Он на мне жениться собрался, — пожаловалась я волшебнику. — Завтра. А если откажусь, намекнул, что казнит. Тоже завтра.

    — А ты что думаешь? — спросил он, успокаивающе поглаживая меня по плечу пальцами.

    — Что тут думать? — я подняла на него глаза. — Сматываться надо.

    — Устрою, — кивнул понятливый колдун. — Он только на своей территории может права качать, так что хоть сейчас в другую сказку отправимся. Осталось только решить куда.

    — И куда? — тускло спросила я. Надоело уже женихов подыскивать, если бы не Тим, осталась бы здесь: грелась в объятиях колдуна, слушала чириканье птичек, смотрела как мигают звезды над головой…

    — Куда скажешь, — голос у Саши стал на редкость печальный. Или мое настроение уловил. — Два варианта с ходу могу предложить.

    — Каких? — чисто из любопытства спросила я.

    — У оборотней принц холостой, — начал предлагать волшебник.

    — А второй? — безразлично поинтересовалась я, когда он замолчал в ожидании моего решения.

    — Принц Королевства Семи морей, — также безразлично ответил он.

    Наверно, я должна была пищать от восторга, но что-то не хотелось. Я поняла, что мне эти принцы не нужны, и не будут нужны. И зачем я это желание глупое загадывала? А тот, кто нужен, сидит рядом, обнимает меня и не догадывается, как мне с ним хорошо…

    — Давай лучше третий вариант, — предложила я, внезапно осмелев.

    — У меня нет третьего пока, — огорченно произнес мужчина.

    — У меня есть… — я оторвала голову от его груди и посмотрела прямо в глаза. Красивые, добрые и грустные глаза.

    — И какой? — заинтересовался он, наклонив лицо ко мне ближе. От такой провокации я сдержаться не смогла. Моя сказка или нет, в конце концов? У меня голова закружилась от собственной смелости, но я закрыла глаза, притянула его к себе и поцеловала в губы, пока не включился мозг и не заставил меня передумать.

    По-моему, колдун был в шоке, но только первую секунду. А потом сам стиснул меня в объятиях, нежно, но в тоже время жадно целуя. Я полностью растворилась в эмоциях, позволив ликующему сердцу биться чаще. Ласковые руки крепко прижимали меня к себе, губы что-то шептали, но я не слышала. Лишь его дыхание, запах, теплая кожа стали моим миром… Я не променяю его ни на какого принца на свете, с лошадью или без…

    Что-то светлое и приятное окутало меня с ног до головы и поцелуи прекратились. Стало холодно. На щеку упал ледяной комочек и, растаяв, начал скатываться вниз… Я испуганно открыла глаза и огляделась. Снег, качелИ, бутылка шампанского, капюшон на голове… И никаких, абсолютно никаких следов незнакомца со смешным щенком… Я истерично захохотала. Сказка кончилась, поманив несбыточным. Исчезла, лишь показав краешек счастья, разбередив душу. Очень-очень жестокая сказка… Я вытерла слезы разочарования, смешавшиеся с талым снегом, выбросила в урну недопитую бутылку шампанского и пачку сигарет, и быстрым шагом пошла домой. До Нового года еще четыре часа, а я должна успеть загадать желание под бой курантов. И на этот раз я знаю, как его сформулирую!

    ***

    — Леночка, ну наконец-то! — мама встретила меня на пороге, оторвавшись от нарезки салатов. — Ты где была? Владик иззвонился весь!

    Странно, это имя не вызвало во мне ни единой эмоции. Я равнодушно пожала плечами и стряхнула с себя заснеженную шубку.

    — Мы расстались, — коротко ответила я, вешая одежду на место.

    — Переживаешь? — задумавшись, спросила она.

    Я отрицательно помотала головой. Еще чего не хватало.

    — Ну и хрен с ним, — искренне поддержала меня родительница, совершенно четко отразив мои мысли. — Что делать, если припрется?

    — Кажется, папа всегда мечтал спустить его с лестницы, — улыбнулась я. — Можешь дать ему официальное на то разрешение от моего имени.

    Она понятливо кивнула и скрылась на кухне. Я помыла руки и стала помогать ей готовиться к празднику.

    — К нам сегодня придут Пашкины друзья, — сказала мама, заправляя оливье майонезом. — Твой брательник решил устроить настоящий карнавал, и настоял на новогодних костюмах. Я тебе тоже купила.

    — Мама! — умоляюще взглянула я на нее, прекратив нарезать колбасу на закуску. — Я же не маленькая, какие еще костюмы?

    — Он очень просил, даже папа согласился одеть на голову красный колпак деда мороза, — привела она самый весомый аргумент в нашем доме. Даже папа! — Я что зря деньги тебе на костюм тратила?

    Я вздохнула и закатила глаза. Ну вот кто просил?

    — Что за костюм? — поинтересовалась я, продолжив прерванное занятие.

    — Ну… Если честно, немного не в тему… — мама слегка смутилась. — Год овцы и все костюмы овец и коз оказались распроданы, купила то, что оставалось на витринах…

    Господи, какое счастье! Рога у меня итак уже есть, а быть овцой весь следующий год — сомнительное удовольствие.

    — Ну так и что же там оставалось? — поторопила я ее.

    — Костюм лисы, — выдохнула она. — Тебе понравится, он симпатичный…

    — Хорошо, — быстро согласилась я, скрыв волнение. Сказка настойчиво напоминала о себе и пыталась проникнуть в реальную жизнь. Видела бы мама меня пару часов назад… Точно убила бы того, кто со мной это сделала! Мама она такая…

    Гости прибывали веселенькими компаниями по два, а то и по три человека. Похоже, Пашка пригласил всех своих одногруппников. Не удивительно, родители у меня гостеприимные и сами любят хорошо повеселиться вместе с молодежью. Скучно не будет, это точно.

    Большинство парней рассекало по комнатам в костюмах баранов, прям как стадо. Кто-то из девушек был снежинкой, кто-то Снежной Королевой, кто-то принцессой. И одна я выделялась среди серебристой мишуры ярким оранжевым пятном, гордо помахивая шикарным пушистым хвостом.

    Признаюсь, когда втихоря открыла пакет с купленным мамой костюмом, не смогла удержаться и обняла этот самых хвост в порыве ностальгии, как будто он был лично мой всю жизнь. Оранжевое мини-платьице с белой манишкой, пушистые ушки, перчатки с коготками — и вот я уже готова к встрече Нового Года.

    Я как раз с бокалом шампанского в руках шла с кухни, когда раздался звонок в дверь. Опять кто-то опаздывает! Пошла открывать, напустив на себя укоризненный вид.

    — И почему я не удивлен? — на пороге стоял колдун и оценивающе меня разглядывал, склонив голову набок. А в руках держал мою конкурентку — рыженькую пушистую лисичку с бантиком на ушке. Игрушку меховую, как знал, что живой и настоящей я бы, не раздумывая, дала пинка под… хвост.

    — Я зря пришел? — спросил он, когда надоело мое изумленное молчание. Сдурел? Как это зря? Просто я все это время украдкой щипала себя за руку, чтобы убедиться, что это не сон и не глюк.

    — Что ты, нет, конечно, — я посторонилась, пропуская его в дом.

    Мы стояли друг напротив друга и оба глупо улыбались.

    — Меня не занесет опять в какую-нибудь сказку, если я до тебя дотронусь? — осторожно поинтересовалась я.

    Саша отрицательно помотал головой и еле успел подхватить меня, когда я с визгом бросилась к нему на шею. Я крепко прижалась к нему всем телом, носом уткнулась в его плечо, а ногами обхватила за талию.

    — Ну, лисенок, я не исчезну. Честно, — сдавленно произнес он. — Только не задуши.

    Я ослабила хватку и он поставил меня на пол, не размыкая объятий. Наклонился и поцеловал. Долго целовал, пока хватало воздуха.

    — С наступающим, любимая, — прошептал на ухо, крепко обнимая.

    — А как же твоя сказка? — спросила я робко.

    — Теперь она здесь, — улыбнулся он и поцеловал в нос. — С тобой.

    Я смешно фыркнула и спрятала нос, уткнувшись в его грудь, а он гладил меня по спине.

    — А как твоего щенка зовут? — вспомнила я. — Он ведь тоже будет с нами жить, надеюсь, это обычный щенок, а не заколдованный человек?

    — Какой щенок? — очень натурально удивился он, приподняв бровь.

    — Ну как? — нахмурилась я. — Тот, которого ты выгуливал, когда ко мне подошел…

    — Так не было никакого щенка, — волшебник подозрительно на меня посмотрел. — Я пришел к тебе, потому что ты собиралась встречать Новый год одна, чтобы этого не допустить…

    Странно, я точно помню умильного, замерзающего щеночка, и, если бы мне не стало жалко животинку, точно не согласилась бы пойти с Сашей.

    — Выбрось глупости из головы, — он опять растворил меня в своем поцелуе, и я больше ни о чем не вспоминала. Правда, что после шампанского не привидится…

    А потом был Новый год. Куранты, звон бокалов, веселый смех друзей и близких, фейерверки, запускаемые в каждом дворе. И он. Родной и любимый рядом, который принес сказку в мою жизнь. Такую, как я и заказывала. Волшебную и счастливую.


    Эпилог.


    Ирина шла из магазина быстрым шагом. В пакете было немного — чтобы встречать Новый год одной перед телевизором, много не надо. После работы сил готовить не было, как и особого желания. Поэтому она и несла только пару готовых салатов, мандарины и шампанское. Снежные хлопья наперегонки летели ей прямо в лицо, и она щурила глаза, чтобы снежинки в них не попадали.

    — Ой, блин! — чуть не упала она, когда под ноги бросился пушистый щенок. — Напугал!

    Щенок радостно завилял хвостом и передними лапами уперся ей в колено, смешно высунув розовый язык.

    — Ты чей? — спросила она и покрутила головой во все стороны. Никого с поводком рядом не наблюдалось. — Ты голодный?

    Щенок громко тяфкнул и зубами вцепился в Иринину штанину, пытаясь увлечь ее во двор.

    — Эй, — возмутилась она. — Отпусти, порвешь!

    Он отпустил и опять громко тяфкнул. Отбежал на пару шагов, оглянулся и требовательно тяфкнул еще раз.

    — Ты хочешь, чтобы я пошла за тобой? — спросила Ирина, ощущая себя полной дурой.

    Тот подпрыгнул на месте и отбежал еще.

    — Ладно, — согласилась она, решив, что щенок побалуется и отстанет от нее.

    Пушистый комочек весело потрусил вперед, гордо помахивая коротеньким хвостиком. А она шла за ним, поглядывая на часы.

    Щенок звонко гавкнул перед темным пятном, лежащем на снегу в тени кустов под окнами одного из домов. Она наклонилась и увидела человека. Мужчину. Тяжело вздохнула и укоризненно посмотрела на собаку.

    — Хочешь, чтобы я помогла этому алкашу?

    Щенок возмущенно фыркнул. Что поделаешь, не растормошит — он замерзнет насмерть.

    — Эй, — Ирина брезгливо ткнула тело носком сапога. — Мужчина, что с вами?

    Он застонал и пошевелился. Она рассмотрела его внимательней, хоть из-за снега почти ничего не было видно. На бомжа не похож, одет аккуратно, молодой. Да и на алкаша не похож — чисто выбрит, пахнет приятным, явно дорогим парфюмом. Хотя, в этот день каждый может перебрать, поддавшись на уговоры гостей.

    — Мужчина, — она наклонилась к нему и стала тормошить. — Мужчина, очнитесь. Вам плохо?

    Он с трудом сел и поднял на нее взгляд. Светловолосый, голубоглазый, с гордым профилем, как раз в ее вкусе. А на лбу наливалась большая свежая шишка.

    — Спасибо! — поблагодарил он баритоном и дотронулся до лба. Поморщился. — Вот уроды!

    — Ограбили? — участливо спросила она, поняв, что к чему. Он кивнул и проверил карманы куртки.

    — Все забрали, — вздохнул он. — Даже ключи от дома…

    Она сочувственно вздохнула в ответ.

    — Вам нужно отогреться, а еще лучше наложить компресс, поесть и отдохнуть…

    — Я знаю, спасибо, — он, шатаясь, встал. — Что-нибудь придумаю. Напишите, пожалуйста, свой номер телефона, я, как только восстановлю ключи, вас отблагодарю.

    Говорил и стоял с трудом, но пытался сохранить достоинство.

    — Не стоит, — отмахнулась она. — Вы точно дойдете до дома?

    Он усмехнулся и кивнул.

    — В крайнем случае, доползу. А переночую в подъезде, я ведь живу один. Кто мне откроет?

    — С ума сошли! Вам нельзя! — Иринино доброе сердце не могло такого допустить.

    — Да, ладно! В студенчестве и хуже были передряги, — улыбнулся он.

    — Знаете, что, — приняла она решение. — Я живу в соседнем доме и мы сейчас пойдем туда, согреетесь хотя бы… И компресс наложим или хотя бы лед!

    — Да мне неудобно, — смутился мужчина, понимая, что отказываться глупо.

    — Я врач! — привела она последний аргумент и позволила на себя опереться, когда мужчина перестал геройствовать и признал ее правоту.

    — Как зовут мою спасительницу? — через пару шагов спросил он.

    — Ирина.

    — Николай.

    ***

    А довольный купидон в образе щенка, с чувством выполненного долга, побежал дальше, соединять потерянные половинки. Эта ночь — самая продуктивная для его работы. Когда еще чудо ходит так близко с нами, если не в новогоднюю ночь?


    Оглавление

  • Снежная история, или Расколдуй меня сейчас же!

  • создание сайтов