Оглавление

  • Ярослав Гашек Искатели неизвестного (Почти спиритическая история)


    Ярослав Гашек
    Искатели неизвестного
    (Почти спиритическая история)





    Ладя, ученик второго класса гимназии, в полной мере испытал силу слов Камилла Фламмариона[1], который утверждал, что свободные поиски истины неприятны для всего мира, потому что у всякого человека есть свои мелкие предрассудки, от которых он не желает избавиться. В десять часов утра, на перемене, Ладя рассказывал своим одноклассникам, что дома у его сестры есть маленький столик, который передвигается с места на место, выстукивая ответы на всякие вопросы; так, например, на вопрос: «Кто-нибудь там есть?» отвечает: «Да» — и тому подобное. В самый разгар рассказа Ладю прервал преподаватель закона божьего и учинил строгий допрос, называя беднягу гимназиста «паршивой овцой», потому что он забивает спиритизмом головы двенадцатилетним мальчишкам.

    Допрос был жестокий. У Лади спросили, каким образом случилось, что он вериг в спиритизм. Ладя объяснил, что у него есть сестра, которая однажды была у подруги, где есть такой двигающийся столик. И вдруг сестра потеряла сознание и в беспамятстве убежала на кладбище. А там она встретила духа, и тот вернул ее домой. Он дошел с ней до самого дома, а там возле мелочной лавочки сестру увидала мать. Дух исчез, а дома поднялся ужасный скандал. Отец сердился и говорил, что не позволит сестре ходить по улицам и слоняться с духами, которые как две капли воды похожи на Франтишека Крамера, студента-медика из соседнего дома. Потом сестра принесла домой маленький столик, и Ладя толкал его на бумаге с буквами. Сестра спросила: «Он любит меня?», и Ладя возился со столиком до тех пор, пока не получил такого ответа: «Конечно, нет». Тогда сестра сказала, что не понимает этого, и стала толкать столик сама. Ответ после этого звучал так: «Страстно». Потом Ладя отнес на почту письмо сестры, получил от нее два пятака и с тех пор поверил в спиритизм.

    Это признание заблудшего отрока не имело для него никаких последствий. Ему было приказано впредь остерегаться морочить головы своим одноклассникам болтовней о спиритизме, гипнотизме и прочей чепухе, которая только сбивает людей с толку.

    После этого весь класс тут же поверил в спиритизм. На другой день Бернашек принес в гимназию книгу о медиумах, об усыплении, еще через день в перемену весь класс искал медиума. Первым добровольно вызвался провозвестник спиритизма — Ладя, который сказал, что прежде всего надо всем классом помолиться.

    Тогда вспыхнул спор о молитве, и тут победила точка зрения Лади, что нужно молиться учителю латинского языка пану Брену следующими словами: «Молим тебя, пан Брен, будь милостив к нам и заступись за нас перед богом». Этой молитвой гимназисты успокоили свою совесть, ибо учитель Брен был их классным наставником. Ладя уселся за нарту, а Бернашек его усыпил. Он пощекотал Ладю под подбородком и подергал его за нос, а второклассники при этом молились: «Молим тебя, пан Брей, будь милостив к нам и заступись за нас перед богом».

    Ладя захрапел и сделал вид, что спит. Но он несколько забылся и вдруг начал вытирать себе нос. Бернашек успокоил сборище, сказав, что именно в эту минуту в Ладю вселяется дух директора гимназии, и попросил задавать Ладе вопросы.

    Первым спросил Геблер:

    — Отпустят ли по домам гимназистов по случаю жаркой погоды?

    Ответ прозвучал невразумительно. Медиум пробормотал:

    — Я и сам хотел бы!

    Следующий вопрос задал Гайниц:

    — Получу ли я обратно нож, который у меня стащил Штибиц?

    Ответ был такой же загадочный, как говаривал директор:

    — Я вынужден пожалеть вас.

    И тут медиум чихнул.

    После этого Бернашек сказал, что теперь дух директора покидает Ладю и потом в него войдет дух покойного дедушки Бернашека.

    Весь класс содрогнулся, а Бернашек спросил:

    — Дедушка, а как вам живется на том свете?

    — Пока еще сносно. По пятницам я получаю на обед жаркое из свинины и лакричный корень. Апельсины здесь бесплатные, до ада отсюда как от Либени до Крчи[2].

    — Дедушка, а вам жарко?

    — Я купаюсь и только что заставил нырнуть невежу Гобзика...

    Гобзик задрожал. Откуда знает дух дедушки Бернашека, что он, Гобзик, на ножах с Ладей?

    Дух дедушки продолжал:

    — Гобзик — жалкий мальчишка, он ворует у товарищей четвертушки бумаги и недавно под стенами Града обшаривал карманы одного парня. Если Гобзика кто-нибудь поймает, пусть перебьет ему ноги. А кто надает тумаков, тот попадет в рай.

    После этих слов Бенде захотелось попасть в рай, и он начал толкать Гобзика в бок, и дело чуть не дошло до потасовки.

    — Дедушка, — спросил Бернашек, — а что вы на том свете делаете целыми днями?

    — Разбиваю камни для дороги в чистилище, — серьезно ответил медиум.— А эти камни — души учителей, там нет только учителя гимнастики.

    Ладя потянулся и объявил, что просыпается. Его спросили, как выглядит загробный мир.

    — Красиво, — ответил Ладя, — Все фиолетово-красное. У деревьев есть руки и глаза, а говорят они по-латыни, и другие духи их не поняли.

    В загробном мире бродило также несколько индейцев. Среди них Ладя узнал Манитоу из романов К. Мая[3]. Встретил он косого духа, похожего на гимназического сторожа Францека. На папоротнике там растет инжир. Несколько древних римлян сидело у кровавого водопада, они учили латинский язык по грамматике Грбка[4]. Когда Ладя встретился с духом дедушки Бернашека, ему показалось, что тот сильно похудел. Загробный мир не очень здоровое место, потому что туда попадают все покойники. Встретил там Ладя и одного генерала, который отдал ему честь и сообщил, что из Гобзика получится палач.

    Таковы были беглые впечатления Лади после недолгого пребывания в загробном мире. Возвращение Лади с того света было ознаменовано страшным криком двенадцатилетних спиритов, вследствие чего в класс прибежал классный наставник и записал про весь класс в классный журнал следующее: «Придя в класс, я услышал жуткий рев».

    Этим он подтвердил возвышенную мысль, что всегда найдутся люди, для которых незнание выше знания.

    Жалкий классный наставник! Каким был он невеждой и как грубо пытался подавить стремления искателей неведомого. Их представитель Ладя, сидя за партой, как раз рассуждал с неким Майзлом об одной окаменелости. Она стала собственностью Майзла, когда третьего дня, как имущество кабинета естествознания, вместе с несколькими другими предметами в качестве наглядного пособия странствовала по классу, пока не застряла в кармане Майзла. Ладя и Майзл шептались:

    — Знаешь, Ладя, я ее продам тебе, но только за пятак. Получишь ты ее только из рук в руки.

    — Тогда я днем принесу тебе пятачок. Я возьму дома на тетради и еще позволю тебе усыпить меня. Понимаешь, делается это так. Думай: «Дай боже, чтобы Ладя заснул!» Я тут же сразу засну, и моя душа переселится на тот свет. Думай об этом. Думаешь? Видишь, что я уже дремлю и сейчас заговорю во сне.

    Майзл перепугался. Что теперь будет? У Лади глаза закрыты — он сам его усыпил. Придет учитель, а дух Лади заговорит с того света о нем, об окаменелости, которую он, Майзл, присвоил, о том, что он усыпил Ладю. К нему домой пошлют сторожа, он получит хорошую трепку, и велосипед его продадут. Несчастный Майзл! Вот, учитель уже здесь! А дух Лади тихонько бормочет с того света:

    — Майзл, воришка, отдавай мне окаменелость...

    Майзл сует ему в руку окаменелость, а дух Лади продолжает:

    — Сейчас я гуляю по Марсу... Здешние люди похожи на сороконожек. Один здешний мальчишка говорит, что у его отца двести ног...

    Майзл задрожал от страха и поднял руку.

    — Что вам надо, Майзл?

    — Разрешите выйти, пан учитель.

    — Ну идите, но так, чтобы за вами не пришлось посылать, как за Бубенчиком.

    Майзл кое-как выбрался из класса и долго стоял за дверью, совершенно удрученный. Что будет, когда он вернется? Проснулся ли Ладя? Вернулся ли его дух с того света или блуждает еще по Марсу? Не помешал ли ему кто-нибудь, не вошел ли он в классного наставника? Но вернуться в конце концов все-таки пришлось. Он вошел в класс. Ладя стоял у доски и отвечал на вопросы. Учитель спрашивал у него латинские слова. Ладя не знал, как называется по-латыни растение подмаренник, и получил плохую отметку. Огорченный Ладя вернулся на свое место, где сообщил Майзлу, что не простит учителю двойки и, если в перемену его усыпят, скажет ребятам, что же ожидает классного наставника. Конец урока прошел за рассказом, как в отсутствие Майзла Ладя беседовал с духом Пилата, который сообщил, что Ганнибал живет на улице недалеко от тирана Трасибула.

    — Кажется, — сказал враг поисков неведомого, классный наставник, — придется мне вас рассадить.

    Но он не успел осуществить эту идею: прозвенел звонок и учитель отправился есть сосиски.

    В перемену Майзл быстро разгласил, что во время урока Ладя был на Марсе, похвалился, что он усыпил его.

    Ладю тотчас же окружила толпа юных искателей, предлагая усыпить его снова...

    Ладю посадили на кафедре так, чтобы он не видел двери, и принялись молиться:

    — Просим тебя, пан Брен...

    — Да, — запротестовал медиум, — если наш классный мне свинью подложил, мы должны молиться кому-нибудь другому. Помолимся учителю гимнастики. Повторяйте за мной: «Просим тебя, милостиво воззри на своих учеников, пан учитель Листек, и заступись за нас здесь и на том свете перед всеми святыми и перед богом».

    Гимназисты повторили все это за Ладей, и тот объявил, что они усыпят его, если дважды подряд повторить молитву, а он спросит на том свете у духов, что ожидает классного наставника.

    Ладя зажмурился и начал:

    — Я вижу учителя Брена — он ест сосиски. Вот как раз сию минуту я сделал подножку его духу. Учитель подавился и нашел в сосиске таракана. («Я тебе покажу, как ставить мне «неуды» за латинские слова!») Вокруг меня все желтое, как одуванчики, они здесь тоже есть, а мята — выше костела святого Аполлинария. Мне встретился какой-то древний дух, он прихрамывает... Теперь этот дух вошел в меня, и я уже знаю, что ждет учителя...

    Всеобщее нетерпение достигло высшей степени. Все столпились вокруг медиума. А медиум пророчествовал:

    — Наш классный наставник женится на моей старой слепой тетке, и она разобьет ему голову кастрюлей для супа. Чем дальше, тем глупей он станет и будет воровать перья у гимназистов и булочки из парт. («Это тебе за «неуд», пан учитель!») Во время выпускных экзаменов он украдет из кармана инспектора часы, за это его сделают сторожем, и ему придется чистить гимназистам ботинки.

    Тут вошел классный наставник и немедленно направился к кафедре. Бубеничек заметил его:

    — Ладя, классный здесь!

    И тогда медиум громко произнес:

    — Пана классного наставника сделают директором гимназии, он женится на богатой и будет школьным инспектором, он такой достойный человек.

    После этих слов Ладя вернулся с того света и открыл глаза.

    Классный наставник, услыхав последнюю хвалебную фразу, погладил Ладю по голове и спросил:

    — Итак, мальчики, во что вы тут играли?

    Бубеничек сзади хотел помочь Ладе и вскрикнул:

    — Он нас развлекал!

    — Вы бездельники, — сказал классный наставник, — один раз я уже записал вас в классный журнал и запишу сейчас снова, а к Ладе домой пошлю сторожа, пусть мальчишке дадут трепку!

    И он ушел, кося глазом от волнения.

    Вот видишь, Ладя, искатель неведомого, как правдивы слова, что свободные поиски истины неприятны для всего света, ибо у всякого из нас есть свои мелкие предрассудки.

    И какая для тебя радость, что и наука занимается спиритизмом, если твой отец, выслушав от сторожа поручение классного наставника, зовет служанку и говорит:

    — Анна, принесите-ка сюда розгу и подержите Ладю...

    Вскоре послышались визг и обещания Лади, что он

    больше никогда так делать не будет...

    И одним мучеником науки стало больше...

    ---

    Jaroslav Hasek. Badatelé neznáma. Trochu spiritistická historie (1927)

    Перевод В. Чешихиной

    Собрание сочинений в 6-ти т. Т. 1. М.: Худ. литература, 1983 г.

    Первая публикация в журнале «Весела Прага» (Vesela Praha), № 7 за 1907 г.



    Примечания


    1

    Камилл Фламмарион (1842-1925) французский астроном и популяризатор космических загадок.

    (обратно)


    2

    Либень... Крч... — противоположные районы Праги.

    (обратно)


    3

    Карл Май (1842 — 1912) — популярный немецкий автор приключенческих романов.

    (обратно)


    4

    Грбек — известный пражский латинист.

    (обратно)
  • Ярослав Гашек Искатели неизвестного (Почти спиритическая история)

  • создание сайтов