Deception Point (Точка обмана) (fb2)


Дэн Браун. Точка обмана

1 ГЛАВА 1
Toulos Restaurant, adjacent to Capitol Hill, boasts a politically incorrect menu of baby veal and horse carpaccio, making it an ironic hotspot for the quintessential Washingtonian power breakfast. Ресторан "Тулос", расположенный неподалеку от Капитолийского холма, не может похвастаться политкорректностью меню: нежнейшая, младенческая телятина и карпаччо из конины делают его любимым местом завтрака вашингтонских чиновников.
This morning Toulos was busy-a cacophony of clanking silverware, espresso machines, and cellphone conversations. Вот и нынешним утром здесь кипела жизнь, разливаясь какофонией звуков. Безуспешно пытаясь слиться в единое целое, звуки перемешивались и наслаивались один на другой: звяканье столовых приборов, жужжание кофейной машины, музыка сотовых телефонов, гул голосов.
The maitre d' was sneaking a sip of his morning Bloody Mary when the woman entered. Метрдотель, предвкушая удовольствие, взял в руки бокал с утренней порцией "Кровавой Мэри", но в этот момент в зал ресторана вошла женщина.
He turned with a practiced smile. С дежурной улыбкой метрдотель обернулся к посетительнице.
"Good morning," he said. "May I help you?" - Доброе утро, - любезно приветствовал ее он, -чем могу помочь?
The woman was attractive, in her mid-thirties, wearing gray, pleated flannel pants, conservative flats, and an ivory Laura Ashley blouse. Дама казалась весьма привлекательной. Лет тридцати пяти, в серых плиссированных фланелевых брюках, консервативного вида туфлях без каблуков и блузке цвета слоновой кости от Лоры Эшли.
Her posture was straight-chin raised ever so slightly-not arrogant, just strong. Держалась она очень гордо и прямо: подбородок слегка приподнят - ровно настолько, чтобы свидетельствовать не об упрямстве, а о внутренней силе.
The woman's hair was light brown and fashioned in Washington's most popular style-the "anchor-woman"-a lush feathering, curled under at the shoulders... long enough to be sexy, but short enough to remind you she was probably smarter than you. Светло-каштановые волосы причесаны именно так, как модно в Вашингтоне, в стиле "сильно и броско": пышные пряди не доходят до плеч, слегка завиваясь внутрь, - они выглядят женственно и привлекательно, но в то же время достаточно коротки. Это своего рода сигнал: их обладательница вполне может оказаться умнее вас.
"I'm a little late," the woman said, her voice unassuming. - Я немного опоздала, - негромко обратилась дама к распорядителю.
"I have a breakfast meeting with Senator Sexton." - У меня здесь назначена встреча с сенатором Секстоном.
The maitre d' felt an unexpected tingle of nerves. Метрдотель неожиданно занервничал.
Senator Sedgewick Sexton. The senator was a regular here and currently one of the country's most famous men. Сенатор Седжвик Секстон - постоянный посетитель "Тулоса" и с недавнего времени один из самых знаменитых людей страны.
Last week, having swept all twelve Republican primaries on Super Tuesday, the senator was virtually guaranteed his party's nomination for President of the United States. Не далее как на прошлой неделе Секстон отпраздновал "Супер вторник" - сенатор с легкостью прошел первичные выборы в двенадцати округах, чем гарантировал своей родной республиканской партии выход в финал президентской гонки.
Many believed the senator had a superb chance of stealing the White House from the embattled President next fall. Многие искренне верили, что сенатор имеет превосходные шансы уже следующей осенью вырвать Белый дом из рук упорно пытающегося выстоять под шквалом критики президента.
Lately Sexton's face seemed to be on every national magazine, his campaign slogan plastered all across America: Так что в последние дни фото Секстона не сходило со страниц газет и журналов, а незамысловатый предвыборный лозунг захватил почти всю Америку.
"Stop spending. Он призывал: "Прекрати тратить.
Start mending." Начинай ремонтировать".
"Senator Sexton is in his booth," the maitre d' said. - Сенатор Секстон завтракает вон там, у окна, -показал метрдотель.
"And you are?" - Как мне вас представить?
"Rachel Sexton. His daughter." - Его дочь. Рейчел Секстон.
How foolish of me, he thought. "Ну я и дурак", - подумал метрдотель.
The resemblance was quite apparent. The woman had the senator's penetrating eyes and refined carriage-that polished air of resilient nobility. Ведь гостья унаследовала ясные проницательные глаза сенатора, его великолепную осанку и даже внешнее благородство.
Clearly the senator's classic good looks had not skipped generations, although Rachel Sexton seemed to carry her blessings with a grace and humility her father could learn from. Привлекательность сенатора также передалась его дочери, хотя Рейчел Секстон была куда тактичнее своего отца.
"A pleasure to have you, Ms. Sexton." - Рад оказаться вам полезным, мисс Секстон.
As the maitre d' led the senator's daughter across the dining area, he was embarrassed by the gauntlet of male eyes following her... some discreet, others less so. Метрдотель повел даму через зал, в противоположный его конец. Взгляды всех мужчин были прикованы к ней - одни рассматривали ее украдкой, другие более откровенно.
Few women dined at Toulos and even fewer who looked like Rachel Sexton. Надо признать, что в "Тулосе" бывало немного женщин. А таких, как Рейчел Секстон, здесь можно было пересчитать по пальцам.
"Nice body," one diner whispered. - Какая фигура! - восхищенно прошептал кто-то.
"Sexton already find himself a new wife?" - Секстон что, нашел себе новую жену?
"That's his daughter, you idiot," another replied. - Идиот, это же его дочь, - так же шепотом ответили ему.
The man chuckled. "Knowing Sexton, he'd probably screw her anyway." - Зная Секстона, - не унимался циник, - готов поспорить, что он и ее не пропустил.
* * * When Rachel arrived at her father's table, the senator was on his cellphone talking loudly about one of his recent successes. Когда Рейчел подошла к столу, за которым сидел отец, сенатор говорил по сотовому телефону, разглагольствуя об одном из своих недавних успехов.
He glanced up at Rachel only long enough to tap his Cartier and remind her she was late. Он мельком взглянул на дочь и постучал по часам, разумеется, "Картье": "Опаздываешь, детка".
I missed you, too, Rachel thought. "Я тоже по тебе соскучилась", - мысленно ответила Рейчел.
Her father's first name was Thomas, although he'd adopted his middle name long ago. Первое имя сенатора было Томас, но он давно предпочитал второе.
Rachel suspected it was because he liked the alliteration. Senator Sedgewick Sexton. Рейчел полагала, что отец сделал это потому, что оно гораздо лучше сочеталось с фамилией и должностью, создавая своеобразную аллитерацию: сенатор Седжвик Секстон.
The man was a silver-haired, silver-tongued political animal who had been anointed with the slick look of soap opera doctor, which seemed appropriate considering his talents of impersonation. Человек этот являл собой великолепный образчик политика - серебристые волосы, талант оратора, лоск героя "мыльной оперы". Последнее качество казалось особенно существенным, учитывая способности сенатора к перевоплощениям.
"Rachel!" - Рейчел!
Her father clicked off his phone and stood to kiss her cheek. Отец отложил телефон и встал, чтобы поцеловать дочь в щеку.
"Hi, Dad." She did not kiss him back. - Привет, пап! - коротко ответила та, даже не подумав вернуть поцелуй.
"You look exhausted." - Ты выглядишь очень усталой.
And so it begins, she thought. Ну вот, начинается, подумала дочь и спросила:
"I got your message. - Я получила твое сообщение.
What's up?" Что-нибудь случилось?
"I can't ask my daughter out for breakfast?" - Разве я не могу пригласить родную дочь позавтракать без всякого повода?
Rachel had learned long ago her father seldom requested her company unless he had some ulterior motive. Рейчел отлично знала, что отец никогда не искал ее компании без самого серьезного на то повода.
Sexton took a sip of coffee. Секстон поднес к губам чашку с кофе.
"So, how are things with you?" - Ну, как же у нас дела?
"Busy. - Работы по горло.
I see your campaign's going well." Вижу, твоя кампания раскручивается совсем неплохо.
"Oh, let's not talk business." - О, давай сейчас не будем о делах.
Sexton leaned across the table, lowering his voice. "How's that guy at the State Department I set you up with?" - Секстон наклонился к ней через стол и заговорил тише: - А как обстоит дело с тем парнем из госдепартамента, с которым я тебя познакомил?
Rachel exhaled, already fighting the urge to check her watch. Рейчел нетерпеливо повела головой, подавляя желание взглянуть на часы.
"Dad, I really haven't had time to call him. - Знаешь, пап, у меня, честное слово, просто не нашлось времени ему позвонить.
And I wish you'd stop trying to-" Кроме того, было бы лучше, если б ты...
"You've got to make time for the important things, Rachel. - Но ты обязана находить время для истинно важных вещей, дочка.
Without love, everything else is meaningless." Если в жизни нет любви, все остальное не имеет никакого смысла.
A number of comebacks came to mind, but Rachel chose silence. Напрашивалось сразу несколько возражений, однако Рейчел предпочла молчание.
Being the bigger person was not difficult when it came to her father. Отец всегда любил изображать наставника.
"Dad, you wanted to see me? - Папа, ты же хотел меня видеть не просто так?
You said this was important." Сказал, что есть важное дело.
"It is." Her father's eyes studied her closely. - Действительно есть, - подтвердил сенатор, внимательно разглядывая дочь.
Rachel felt part of her defenses melt away under his gaze, and she cursed the man's power. Рейчел тут же ощутила, как под взглядом отца стремительно тает, исчезая, воздвигнутая ее собственной волей защитная стена. Она ненавидела силу, которой обладал этот человек.
The senator's eyes were his gift-a gift Rachel suspected would probably carry him to the White House. Глаза сенатора поистине были его оружием. Очевидно, именно они и помогли ему попасть в Белый дом.
On cue, his eyes would well with tears, and then, an instant later, they would clear, opening a window to an impassioned soul, extending a bond of trust to all. Они могли, словно по команде, наполниться слезами, а уже в следующий момент проясниться, словно распахнув окно богатой и щедрой души и моментально вызвав доверие окружающих.
It's all about trust, her father always said. "Все дело в доверии!" - не случайно отец так любил повторять эту фразу.
The senator had lost Rachel's years ago, but he was quickly gaining the country's. Доверие собственной дочери сенатор потерял давно, однако сейчас стремительно завоевывал доверие страны.
"I have a proposition for you," Senator Sexton said. - У меня к тебе предложение, - не стал он лукавить.
"Let me guess," Rachel replied, attempting to refortify her position. - Подожди, попробую отгадать, - остановила его дочь.
"Some prominent divor^ looking for a young wife?" - Какой-нибудь достойный и известный разведенный мужчина ищет молодую жену?
"Don't kid yourself, honey. - Не льсти себе, малышка.
You're not that young anymore." Ты уже не так молода.
Rachel felt the familiar shrinking sensation that so often accompanied meetings with her father. Рейчел моментально испытала ощущение собственной ничтожности, которое так часто возникало при беседах с отцом.
"I want to throw you a life raft," he said. - Вовсе не имею намерения бросать тебе спасательный круг, - продолжал Секстон.
"I wasn't aware I was drowning." - Но я даже и не подозревала, что тону.
"You're not. - Ты - нет.
The President is. А вот президент тонет.
You should jump ship before it's too late." Так что, пока не поздно, лучше покинуть корабль.
"Haven't we had this conversation?" - Разве мы не обсуждали раньше этот вопрос?
"Think about your future, Rachel. - Подумай о будущем, Рейчел.
You can come work for me." Ты можешь работать со мной и на меня.
"I hope that's not why you asked me to breakfast." - Хочется верить, что ты все-таки пригласил меня сюда не ради этого.
The senator's veneer of calm broke ever so slightly. Тонкое покрывало спокойствия моментально слетело с сенатора.
"Rachel, can't you see that your working for him reflects badly on me. - Неужели ты не понимаешь, девочка, что твое сотрудничество с ним очень плохо отражается на моем имидже?
And on my campaign." И на моей избирательной кампании!
Rachel sighed. She and her father had been through this. Рейчел вздохнула:
"Dad, I don't work for the President. - Папа, я вовсе не работаю на президента.
I haven't even met the President. Больше того, я с ним даже не вижусь.
I work in Fairfax, for God's sake!" Я всего лишь работаю на "Фэрфакс", ради всего святого!
"Politics is perception, Rachel. - Но политика - это восприятие, дочка.
It appears you work for the President." Дело в том, что другим кажется, будто ты работаешь именно на президента.
Rachel exhaled, trying to keep her cool. Рейчел перевела дух, пытаясь оставаться невозмутимой.
"I worked too hard to get this job, Dad. I'm not quitting." - Мне стоило слишком больших усилий получить эту работу, отец, - решительно заявила она, - и я не собираюсь уходить.
The senator's eyes narrowed. Сенатор прищурился:
"You know, sometimes your selfish attitude really-" - Знаешь ли, иногда твой эгоизм действительно...
"Senator Sexton?" - Сенатор Секстон!
A reporter materialized beside the table. - Возле стола совершенно неожиданно вырос журналист.
Sexton's demeanor thawed instantly. Поведение Секстона моментально изменилось.
Rachel groaned and took a croissant from the basket on the table. Рейчел тихо застонала и взяла из корзинки на столе круассан.
"Ralph Sneeden," the reporter said. - Ральф Сниден, - представился журналист, -
"Washington Post. "Вашингтон пост".
May I ask you a few questions?" Могу я задать вам несколько вопросов?
The senator smiled, dabbing his mouth with a napkin. Сенатор улыбнулся и аккуратно вытер рот салфеткой.
"My pleasure, Ralph. - Очень приятно познакомиться, Ральф.
Just make it quick. Давайте, только быстренько.
I don't want my coffee getting cold." Терпеть не могу холодный кофе.
The reporter laughed on cue. Репортер засмеялся так, словно его дернули за веревочку.
"Of course, sir." - Разумеется, сэр.
He pulled out a minirecorder and turned it on. - Он вынул из кармана миниатюрный диктофон и включил его.
"Senator, your television ads call for legislation ensuring equal salaries for women in the workplace... as well as for tax cuts for new families. - Сенатор, ваши телевизионные ролики призывают принять закон, позволяющий женщинам получать равную с мужчинами зарплату... а также снизить налоги с молодых семей.
Can you comment on your rationale?" Можете ли вы прокомментировать это заявление?
"Sure. - Конечно.
I'm simply a huge fan of strong women and strong families." Я всегда поддерживал сильных женщин и крепкие семьи.
Rachel practically choked on her croissant. Рейчел едва не подавилась круассаном.
"And on the subject of families," the reporter followed up, "you talk a lot about education. - Кстати, о семьях, - продолжал журналист. - Вы много говорите об образовании.
You've proposed some highly controversial budget cuts in an effort to allocate more funds to our nation's schools." Даже предлагали внести весьма серьезные изменения в бюджет, чтобы направить более значительные суммы на нужды школ.
"I believe the children are our future." - Я считаю, что в детях - будущее страны.
Rachel could not believe her father had sunk to quoting pop songs. Рейчел поразилась: отец опустился до того, что начал цитировать затертые лозунги?
"Finally, sir," the reporter said, "you've taken an enormous jump in the polls these past few weeks. - И последнее, сэр, - вновь заговорил репортер, -за прошедшие несколько недель ваш рейтинг колоссально вырос.
The President has got to be worried. Очевидно, это вызывает у президента немало тревог.
Any thoughts on your recent success?" А что вы сами думаете по поводу своих успехов?
"I think it has to do with trust. - Думаю, все дело в доверии.
Americans are starting to see that the President cannot be trusted to make the tough decisions facing this nation. Американцы начинают понимать, что президенту нельзя доверять там, где дело касается необходимости принимать серьезные решения от имени нации.
Runaway government spending is putting this country deeper in debt every day, and Americans are starting to realize that it's time to stop spending and start mending." Безудержные правительственные расходы с каждым днем увеличивают долговое бремя страны. Американцы видят, что пришло время прекратить тратить деньги и заняться текущим ремонтом.
Like a stay of execution from her father's rhetoric, the pager in Rachel's handbag went off. Словно не выдержав демагогии сенатора, в сумочке Рейчел заверещал пейджер.
Normally the harsh electronic beeping was an unwelcome interruption, but at the moment, it sounded almost melodious. Как правило, этот резкий звук действовал на нервы, но сейчас он показался ей почти приятным и даже мелодичным.
The senator glared indignantly at having been interrupted. Зато сенатору явно не понравилась внезапная помеха.
Rachel fished the pager from her handbag and pressed a preset sequence of five buttons, confirming that she was indeed the person holding the pager. Рейчел выловила нарушителя спокойствия из сумки и набрала пятизначный код, подтверждающий, что она слышит сигнал.
The beeping stopped, and the LCD began blinking. Писк прекратился, и засветился жидкокристаллический дисплей.
In fifteen seconds she would receive a secure text message. Через пятнадцать секунд появилось сообщение.
Sneeden grinned at the senator. Сниден улыбнулся сенатору:
"Your daughter is obviously a busy woman. - Ваша дочь, несомненно, принадлежит к разряду деловых женщин.
It's refreshing to see you two still find time in your schedules to dine together." Тем более приятно видеть вас вместе за завтраком - ведь занятым людям непросто выкроить для этого часок!
"As I said, family comes first." - Я же сказал: семья превыше всего.
Sneeden nodded, and then his gaze hardened. Сниден понимающе кивнул, однако через секунду глаза его смотрели уже более холодно.
"Might I ask, sir, how you and your daughter manage your conflicts of interest?" - Могу ли я узнать, сэр, каким именно образом вы с дочерью разрешаете возникающие конфликты?
"Conflicts?" - Конфликты?
Senator Sexton cocked his head with an innocent look of confusion. - Сенатор поднял голову, словно не понимая, о чем именно идет речь.
"What conflicts do you mean?" - Какие конфликты вы имеете в виду?
Rachel glanced up, grimacing at her father's act. Рейчел невольно поморщилась: игра отца ее раздражала.
She knew exactly where this was headed. Она прекрасно поняла, к чему клонил репортер.
Damn reporters, she thought. Чертовы журналисты, думала Рейчел.
Half of them were on political payrolls. Половина из них состоит на содержании у политиков.
The reporter's question was what journalists called a grapefruit -a question that was supposed to look like a tough inquiry but was in fact a scripted favor to the senator-a slow lob pitch that her father could line up and smash out of the park, clearing the air about a few things. Вопрос явно относился к разряду так называемых грейпфрутов, то есть был призван производить впечатление жесткой журналистской работы, фактически же предоставлял сенатору простор для саморекламы. Как в теннисе: медленная высокая подача, которую отец мог с легкостью взять. В данном случае стояла задача прояснить кое-какие туманные вопросы.
"Well, sir..." - Ну как же, сэр...
The reporter coughed, feigning uneasiness over the question. - Журналист кашлянул, делая вид, что ему очень неловко и неприятно задавать подобные вопросы.
"The conflict is that your daughter works for your opponent." - Конфликт, например, заключается в том, что ваша дочь работает на вашего оппонента и соперника.
Senator Sexton exploded in laughter, defusing the question instantly. Сенатор Секстон громко расхохотался, тем самым давая понять, что не считает проблему серьезной.
"Ralph, first of all, the President and I are not opponents. - Во-первых, Ральф, президент и я не оппоненты и не соперники.
We are simply two patriots who have different ideas about how to run the country we love." Мы оба патриоты. А загвоздка в том, что каждый из нас имеет свои собственные идеи по поводу того, как вести вперед страну, которую мы так горячо любим.
The reporter beamed. Репортер просиял.
He had his sound bite. Он получил свой жирный, лакомый кусок.
"And second?" - Ну а во-вторых?
"Second, my daughter is not employed by the President; she is employed by the intelligence community. - А во-вторых, моя дочь вовсе не работает у президента. Она состоит на службе в одной из структур разведки.
She compiles intel reports and sends them to the White House. Составляет сообщения и направляет их в Белый дом.
It's a fairly low-level position." То есть занимает далеко не самое высокое положение.
He paused and looked at Rachel. "In fact, dear, I'm not sure you've even met the President, have you?" - Сенатор секунду помолчал и посмотрел на Рейчел: - На самом деле, дорогая, я даже не уверен, что ты хотя бы раз встречалась с господином президентом. Я не ошибаюсь?
Rachel stared, her eyes smoldering. The beeper chirped, drawing Rachel's gaze to the incoming message on the LCD screen. Она ответила яростным взглядом, но тут опять запищал пейджер, захватив ее внимание.
-RPRT DIRNRO STAT- She deciphered the shorthand instantly and frowned. На экране возникло несколько сокращенных слов. Рейчел слегка нахмурилась.
The message was unexpected, and most certainly bad news. Сообщение было очень неожиданным и скорее всего сулило плохие новости.
At least she had her exit cue. Во всяком случае, представился прекрасный повод попрощаться.
"Gentlemen," she said. "It breaks my heart, but I have to go. - Джентльмены, - проговорила она, - как ни жаль, я должна идти.
I'm late for work." Срочно вызывают на работу.
"Ms. Sexton," the reporter said quickly, "before you go, I was wondering if you could comment on the rumors that you called this breakfast meeting to discuss the possibility of leaving your current post to work for your father's campaign?" - Мисс Секстон, - быстро сориентировался журналист, - прежде чем вы уйдете, я осмелился бы спросить: как следует относиться к слухам о том, что вы встретились с сенатором за завтраком именно для того, чтобы обсудить вопрос о переходе на работу в его команду?
Rachel felt like someone had thrown hot coffee in her face. Рейчел показалось, что этот человек неожиданно выплеснул ей в лицо чашку горячего кофе.
The question took her totally off guard. Вопрос застал ее врасплох.
She looked at her father and sensed in his smirk that the question had been prepped. Она взглянула на отца и по его едва заметной улыбке поняла, что все это неспроста.
She wanted to climb across the table and stab him with a fork. Она едва сдержалась, так хотелось перегнуться через стол и проткнуть родителя вилкой!
The reporter shoved the recorder into her face. Журналист тем временем сунул диктофон ей прямо в лицо:
"Miss Sexton?" - Мисс Секстон!..
Rachel locked eyes with the reporter. Рейчел посмотрела ему в глаза:
"Ralph, or whoever the hell you are, get this straight: I have no intention of abandoning my job to work for Senator Sexton, and if you print anything to the contrary, you'll need a shoehorn to get that recorder out of your ass." - Ральф, или как там, черт подери, вас зовут, слушайте внимательно и постарайтесь запомнить: я не имею ни малейшего намерения оставлять свою работу и переходить на службу к сенатору Секстону. Ну а если вы вздумаете написать что-нибудь другое, то, уверяю, вам придется приложить немало усилий, чтобы извлечь вот этот самый диктофон из вашей чертовой задницы!
The reporter's eyes widened. Репортер явно не ожидал такого напора. Он остолбенел, не в силах произнести ни слова.
He clicked off his recorder, hiding a grin. Выключил диктофон. Потом, придя наконец в себя, изобразил улыбочку:
"Thank you both." - Благодарю вас обоих.
He disappeared. С этими словами он исчез.
Rachel immediately regretted the outburst. Рейчел моментально пожалела о собственной несдержанности.
She had inherited her father's temper, and she hated him for it. Она унаследовала взрывной темперамент отца и ненавидела его за это.
Smooth, Rachel. "Спокойно, Рейчел, спокойно!
Very smooth. Держи себя в руках!"
Her father glared disapprovingly. Во взгляде отца читалось неодобрение.
"You'd do well to learn some poise." - Тебе не помешало бы научиться вести себя поприличнее.
Rachel began collecting her things. Она взяла сумочку.
"This meeting is over." - Свидание окончилось.
The senator was apparently done with her anyway. Сенатор уже думал о другом.
He pulled out his cellphone to make a call. "'Bye, sweetie. Он достал сотовый телефон, собираясь начать очередной разговор. - Пока, милая.
Stop by the office one of these days and say hello. Заглядывай иногда ко мне в офис, не забывай папочку.
And get married, for God's sake. И ради Бога, поскорее выходи замуж.
You're thirty-three years old." Тебе ведь уже тридцать три!
"Thirty-four," she snapped. - Тридцать четыре! - поправила Рейчел.
"Your secretary sent a card." - Твоя секретарша даже прислала мне поздравительную открытку.
He clucked ruefully. Отец хмыкнул:
"Thirty-four. - Тридцать четыре?
Almost an old maid. Считай, старая дева.
You know by the time I was thirty-four, I'd already-" Знаешь, к тому времени, когда мне исполнилось тридцать четыре, я уже...
"Married Mom and screwed the neighbor?" - Был женат на маме и трахал соседку?
The words came out louder than Rachel had intended, her voice hanging naked in an ill-timed lull. Вопрос прозвучал громче, чем хотелось бы, и повис во внезапно наступившей в зале ресторана тишине.
Diners nearby glanced over. Посетители смотрели на них.
Senator Sexton's eyes flash-froze, two ice-crystals boring into her. Глаза сенатора Секстона блеснули, а уже через мгновение словно застыли, излучая ледяной холод.
"You watch yourself, young lady." - Следите за своим поведением, леди!
Rachel headed for the door. Рейчел стремительно направилась к двери.
No, you watch yourself, senator. "Нет уж, это вы следите за своим поведением, сенатор!"
2 ГЛАВА 2
The three men sat in silence inside their ThermaTech storm tent. Трое мужчин молча сидели в термопалатке.
Outside, an icy wind buffeted the shelter, threatening to tear it from its moorings. За ее стенками бушевал ветер, ежесекундно угрожая сорвать хрупкое сооружение с непрочных опор.
None of the men took notice; each had seen situations far more threatening than this one. Впрочем, никто из членов наблюдательной команды не обращал на это ни малейшего внимания. Каждый уже не раз бывал в переделках и посерьезнее.
Their tent was stark white, pitched in a shallow depression, out of sight. Палатка была абсолютно белой и, скрытая от посторонних глаз, стояла в углублении.
Their communication devices, transport, and weapons were all state-of-the-art. И средства связи, и транспорт, и оружие - все соответствовало самым высшим стандартам.
The group leader was code-named Delta-One. Руководитель группы имел кодовое имя Дельта-1.
He was muscular and lithe with eyes as desolate as the topography on which he was stationed. Он был мускулистым и гибким, а глаза казались такими же пустыми и лишенными жизни, как и та земля вокруг, на которую их занесло.
The military chronograph on Delta-One's wrist emitted a sharp beep. Военный хронограф на руке Дельты-1 издал резкий сигнал.
The sound coincided in perfect unison with beeps emitted from the chronographs worn by the other two men. Звук прозвучал в унисон с сигналами хронографов двух других членов команды.
Another thirty minutes had passed. Значит, прошло еще тридцать минут.
It was time. Again. Время тянулось неимоверно медленно.
Reflexively, Delta-One left his two partners and stepped outside into the darkness and pounding wind. Дельта-1 задумчиво поднялся и, не произнеся ни слова, вышел из палатки в кромешную тьму под резкие удары ветра.
He scanned the moonlit horizon with infrared binoculars. Подняв к глазам прибор ночного видения, внимательно изучил залитый лунным светом горизонт.
As always, he focused on the structure. Как всегда, сосредоточился на объекте.
It was a thousand meters away-an enormous and unlikely edifice rising from the barren terrain. Он находился за тысячу метров от него и представлял собой огромное сооружение, вздымающееся над голой пустынной землей.
He and his team had been watching it for ten days now, since its construction. Вместе со своей командой Дельта-1 наблюдал за сооружением уже десять дней, с того самого момента, как было закончено его строительство.
Delta-One had no doubt that the information inside would change the world. Он ни секунды не сомневался, что секретная пока еще информация, которая содержится там, внутри, способна изменить мир.
Lives already had been lost to protect it. Чтобы уберечь ее, уже принесена в жертву человеческая жизнь.
At the moment, everything looked quiet outside the structure. Вокруг объекта стояла полная тишина.
The true test, however, was what was happening inside. Но суть, конечно, заключалась в том, что происходит внутри его.
Delta-One reentered the tent and addressed his two fellow soldiers. Дельта-1 вернулся в палатку и взглянул на подчиненных:
"Time for a flyby." - Пора начинать сеанс.
Both men nodded. Они кивнули.
The taller of them, Delta-Two, opened a laptop computer and turned it on. Тот, что повыше, Дельта-2, раскрыл ноутбук и включил его.
Positioning himself in front of the screen, Delta-Two placed his hand on a mechanical joystick and gave it a short jerk. Устроившись перед дисплеем, он уверенно сжал джойстик и сделал короткое, точно рассчитанное движение.
A thousand meters away, hidden deep within the building, a surveillance robot the size of a mosquito received his transmission and sprang to life. В ту же секунду за тысячу метров от палатки спрятанное в глубине объекта наблюдательное устройство величиной с комара получило команду и ожило.
3 ГЛАВА 3
Rachel Sexton was still steaming as she drove her white Integra up Leesburg Highway. Рейчел Секстон никак не могла успокоиться. Она гнала свой белый "форд" по Лисберг-хайвей.
The bare maples of the Falls Church foothills rose stark against a crisp March sky, but the peaceful setting did little to calm her anger. Голые стволы кленов у подножия Фоллс-Черч чернели на фоне прозрачного, чистого, словно хрустального мартовского неба. Однако даже красота мирного пейзажа, напоминающего эстамп, была не в силах усмирить гнев Рейчел.
Her father's recent surge in the polls should have endowed him with a modicum of confident grace, and yet it seemed only to fuel his self-importance. Недавний резкий взлет рейтинга отца, казалось, должен был бы сделать его великодушнее и придать ему уверенности в собственных силах, но вместо этого лишь раздул его и без того болезненно повышенное самомнение.
The man's deceit was doubly painful because he was the only immediate family Rachel had left. Ложь на его устах ранила больно, ибо он остался для Рейчел единственным близким человеком.
Rachel's mother had died three years ago, a devastating loss whose emotional scars still raked at Rachel's heart. Мать ее умерла три года назад. Потеря оказалась невосполнимой, душевная рана кровоточила до сих пор.
Rachel's only solace was knowing that the death, with ironic compassion, had liberated her mother from a deep despair over a miserable marriage to the senator. Единственным, хотя и странным, неестественным утешением для Рейчел служила мысль, что смерть освободила ее мать от многолетнего глубокого разочарования, острого до отчаяния, в которое ее повергла жизнь с Седжвиком Секстоном.
Rachel's pager beeped again, pulling her thoughts back to the road in front of her. Пейджер снова подал голос, возвращая ее мысли к бесконечной ленте дороги.
The incoming message was the same. Сообщение было тем же самым, закодированным:
-RPRT DIRNRO STAT- Report to the director of NRO stat. - Сообщите руководителю о состоянии объекта.
She sighed. Рейчел вздохнула:
I'm coming, for God's sake! "Я еду, еду! Ради Бога!"
With rising uncertainty, Rachel drove to her usual exit, turned onto the private access road, and rolled to a stop at the heavily armed sentry booth. Со все возрастающим чувством неуверенности и тревоги она подъехала к знакомому перекрестку, свернула на частную дорогу и наконец остановилась возле снабженного самыми современными охранными системами пропускного пункта.
This was 14225 Leesburg Highway, one of the most secretive addresses in the country. Это и был номер 14225 по Лисберг-хайвей - один из наиболее секретных объектов в стране.
While the guard scanned her car for bugs, Rachel gazed out at the mammoth structure in the distance. Охранник тщательно проверял машину на случай, если на нее поставили "жучки", а Рейчел не отводила глаз от темнеющего вдали огромного здания.
The one-million-square-foot complex sat majestically on sixty-eight forested acres just outside D.C. in Fairfax, Virginia. Комплекс площадью в миллион квадратных футов величественно возвышался на шестидесяти восьми акрах покрытой лесом земли непосредственно за пределами округа Колумбия, в штате Виргиния, в местечке под названием Фэрфакс.
The building's facade was a bastion of one-way glass that reflected the army of satellite dishes, antennas, and radomes on the surrounding grounds, doubling their already awe-inspiring numbers. Фасад здания был сплошь из зеркального стекла, в котором отражалась целая батарея расположенных неподалеку спутниковых антенн и радаров. В таком количестве они производили устрашающее впечатление.
Two minutes later, Rachel had parked and crossed the manicured grounds to the main entrance, where a carved granite sign announced Через пару минут Рейчел оставила машину на стоянке и мимо аккуратно подстриженной лужайки направилась к главному входу. Рядом с подъездом высился гранитный монолит с надписью
National Reconnaissance Office (NRO) The two armed Marines flanking the bulletproof revolving door stared straight ahead as Rachel passed between them. "Национальное разведывательное управление (НРУ)". Двое вооруженных морских пехотинцев, стоявших по обе стороны пуленепробиваемой вращающейся двери, не пошевелились при приближении женщины и даже не повернули голов, продолжая невозмутимо смотреть перед собой.
She felt the same sensation she always felt as she pushed through these doors... that she was entering the belly of a sleeping giant. В западне двери-вертушки Рейчел ощутила знакомое чувство: казалось, что она исчезает в чреве спящего чудовищного гиганта.
Inside the vaulted lobby, Rachel sensed the faint echoes of hushed conversations all around her, as if the words were sifting down from the offices above. В холле со сводчатым потолком шелестели приглушенные разговоры находящихся тут людей. Звук будто просачивался откуда-то сверху.
An enormous tiled mosaic proclaimed the NRO directive: Огромное яркое мозаичное панно на стене провозглашало:
Enabling U.S. Global Information Superiority During Peace and Through War The walls here were lined with massive photographs-rocket launches, submarine christenings, intercept installations-towering achievements that could be celebrated only within these walls. ОБЕСПЕЧИТЬ МИРОВОЕ ПРЕВОСХОДСТВО США В СФЕРЕ ИНФОРМАЦИИ В МИРНОЕ ВРЕМЯ И В ПЕРИОД ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. Холл украшали огромные фотографии, сделанные на местах знаменательных и памятных событий: запуск ракет, торжественный спуск субмарин, установка наблюдательного оборудования. Все эти достижения имели право на должную оценку исключительно в этих стенах и нигде больше.
Now, as always, Rachel felt the problems of the outside world fading behind her. Как всегда, личные проблемы сразу отступили на второй план.
She was entering the shadow world. Рейчел оказалась в особом потайном мире.
A world where the problems thundered in like freight trains, and the solutions were meted out with barely a whisper. Здесь другие проблемы врывались в сознание, словно тяжело груженные товарные составы, а решения приходили неслышно, словно подкрадываясь.
As Rachel approached the final checkpoint, she wondered what kind of problem had caused her pager to ring twice in the last thirty minutes. Приближаясь к последнему из пропускных пунктов, Рейчел вновь задумалась, что же именно заставило ее пейджер волноваться дважды в течение последних тридцати минут.
"Good morning, Ms. Sexton." The guard smiled as she approached the steel doorway. - Доброе утро, мисс Секстон, - с улыбкой приветствовал охранник, едва она подошла к массивной стальной двери.
Rachel returned the smile as the guard held out a tiny swab for Rachel to take. Рейчел молча кивнула в ответ. Охранник протянул крошечный тампон.
"You know the drill," he said. - Вы знаете порядок, - снова улыбнулся он, на сей раз виновато.
Rachel took the hermetically sealed cotton swab and removed the plastic covering. Then she placed it in her mouth like a thermometer. Привычным жестом Рейчел взяла герметично упакованный ватный тампон и, освободив его от пластиковой обертки, положила в рот.
She held it under her tongue for two seconds. Несколько секунд подержала под языком.
Then, leaning forward, she allowed the guard to remove it. Потом передала охраннику.
The guard inserted the moistened swab into a slit in a machine behind him. Тот поместил тампон в ячейку стоявшего за спиной аппарата.
The machine took four seconds to confirm the DNA sequences in Rachel's saliva. Потребовалось всего четыре секунды, чтобы определить последовательность молекул ДНК в слюне.
Then a monitor flickered on, displaying Rachel's photo and security clearance. На мониторе появилось изображение Рейчел и заключение системы безопасности.
The guard winked. Охранник подмигнул.
"Looks like you're still you." - Кажется, вы - это все еще вы, - весело сообщил он.
He pulled the used swab from the machine and dropped it through an opening, where it was instantly incinerated. Вынув из ячейки вату, он опустил ее в широкое отверстие, и аппарат моментально уничтожил тампон.
"Have a good one." - Порядок!
He pressed a button and the huge steel doors swung open. Охранник нажал кнопку, и тяжелая дверь медленно отъехала в сторону.
As Rachel made her way into the maze of bustling corridors beyond, she was amazed that even after six years here she was still daunted by the colossal scope of this operation. Рейчел оказалась в лабиринте коридоров и переходов, где кипела жизнь. За шесть лет пребывания в этом мире она так и не смогла привыкнуть к масштабу и размаху той деятельности, которая ни на секунду здесь не прекращалась.
The agency encompassed six other U.S. installations, employed over ten thousand agents, and had operating costs of over $10 billion per year. Помимо этого комплекса, Управление имело в своем распоряжении еще два, пользуясь услугами десяти тысяч сотрудников. А его финансовый оборот составлял более десяти миллиардов долларов в год.
In total secrecy, the NRO built and maintained an astonishing arsenal of cutting-edge spy technologies: worldwide electronic intercepts; spy satellites; silent, embedded relay chips in telecomm products; even a global naval-recon network known as Classic Wizard, a secret web of 1,456 hydrophones mounted on seafloors around the world, capable of monitoring ship movements anywhere on the globe. В атмосфере строжайшей секретности НРУ занималось созданием и внедрением колоссального, поразительного и по масштабу, и по мощи арсенала шпионских технологий: электронных систем слежения и подслушивания, способных действовать в любой точке планеты; спутников-шпионов; молчаливых, никак и ничем себя не проявляющих релейных элементов для систем коммуникации; глобальной сети морского слежения под названием "Классик визард". Эта секретная сеть включала в себя тысячу четыреста пятьдесят шесть гидрофонов, установленных на дне моря во всех районах земного шара. Они тщательно следили за передвижением судов в любом месте земли.
NRO technologies not only helped the United States win military conflicts, but they provided an endless stream of peacetime data to agencies such as the CIA, NSA, and Department of Defense, helping them thwart terrorism, locate crimes against the environment, and give policymakers the data needed to make informed decisions on an enormous array of topics. Все эти умопомрачительные технологии, разработанные и неустанно контролируемые Управлением, не только помогали Соединенным Штатам одерживать убедительные военные победы, но и в мирное время служили неиссякаемым источником ценной информации для таких структур, как ЦРУ, НАСА и министерство обороны. Борьба с терроризмом, преступным синдикатом, приносящим вред окружающей среде, обеспечение политиков сведениями, необходимыми для принятия обоснованных и трезвых решений по широчайшему спектру проблем, - такие масштабные задачи стояли перед структурой, скрытой под аббревиатурой НРУ.
Rachel worked here as a "gister." Рейчел работала здесь в качестве "джистера".
Gisting, or data reduction, required analyzing complex reports and distilling their essence or "gist" into concise, single-page briefs. Жаргонное словечко обозначало человека, занимающегося обработкой поступающей информации. В ее обязанности входили анализ всех приходящих в Управление сообщений самого разного характера и краткое, четкое изложение выводов на бумаге.
Rachel had proven herself a natural. Она с легкостью справлялась с трудными, требующими острого ума и железной логики задачами.
All those years of cutting through my father's bullshit, she thought. И в этом ей немало помогал опыт, полученный в работе с отцом, - копание в куче того, что сама Рейчел называла дерьмом, не прошло даром.
Rachel now held the NRO's premier gisting post-intelligence liaison to the White House. She was responsible for sifting through the NRO's daily intelligence reports, deciding which stories were relevant to the President, distilling those reports into single-page briefs, and then forwarding the synopsized material to the President's National Security Adviser. Сейчас она занимала высшую в своей области должность, осуществляя информационную связь с Белым домом и отвечая за регулярную, ежедневную доставку секретных аналитических обзоров в высшие сферы. Именно она решала, какая информация может оказаться важной для президента, а затем "процеживала" ее, оставляя лишь суть. Краткие, логически выверенные отчеты отправлялись в офис советника президента по национальной безопасности.
In NRO-speak, Rachel Sexton "manufactured finished product and serviced the customer." Говоря на языке НРУ, Рейчел "производила конечный продукт и отправляла его известному клиенту".
Although the job was difficult and required long hours, the position was a badge of honor for her, a way to assert her independence from her father. Хотя работа, несомненно, была очень сложной и отнимала много времени, Рейчел воспринимала ее как знак особого доверия и чести. А кроме того, служба позволяла ей ни в малейшей степени не зависеть от отца.
Senator Sexton had offered many times to support Rachel if she would quit the post, but Rachel had no intention of becoming financially beholden to a man like Sedgewick Sexton. Много раз сенатор предлагал ей поддержку, если она все-таки решится покинуть пост. Однако Рейчел не имела желания хоть в чем-то зависеть от мистера Секстона, а уж меньше всего - в финансовом отношении.
Her mother was testimony to what could happen when a man like that held too many cards. Наглядным свидетельством того, что может случиться, если этот человек соберет в своих руках слишком много козырных карт, служила судьба матери.
The sound of Rachel's pager echoed in the marble hall. Звук пейджера показался особенно громким и гулким, эхом разносясь по мраморному коридору.
Again? Снова?
She didn't even bother to check the message. На сей раз она даже не взглянула на сообщение.
Wondering what the hell was going on, she boarded the elevator, skipped her own floor, and went straight to the top. Размышляя о том, чем вызваны все эти звонки, Рейчел вошла в лифт и нажала кнопку самого верхнего этажа.
4 ГЛАВА 4
To call the NRO director a plain man was in itself an overstatement. NRO Director William Pickering was diminutive, with pale skin, a forgettable face, a bald head, and hazel eyes, which despite having gazed upon the country's deepest secrets, appeared as two shallow pools. Назвать руководителя НРУ непривлекательным человеком было бы не вполне верно. Директор Управления Уильям Пикеринг представлял собой миниатюрное создание с бледным, невыразительным, совершенно не запоминающимся лицом, лысым черепом и светло-карими глазами. Странно, но, несмотря на то что эти глаза неотрывно следили за тайной жизнью страны, они все равно казались мелкими лужицами.
Nonetheless, to those who worked under him, Pickering towered. Однако, имея столь невзрачную внешность, директор умел поставить себя выше всех, кто с ним работал.
His subdued personality and unadorned philosophies were legendary at the NRO. Его неяркая, словно стертая личность и скромная, не приукрашенная даже долей экстравагантности, жизненная философия стали легендой в стенах Управления.
The man's quiet diligence, combined with his wardrobe of plain black suits, had earned him the nickname the "Quaker." Тихое, без показухи, усердие в сочетании с привычкой носить строгие черные костюмы заслужило ему прозвище Квакер.
A brilliant strategist and the model of efficiency, the Quaker ran his world with an unrivaled clarity. Блестящий стратег и живое воплощение профессионализма и глубоких знаний, Квакер управлял всем с завидной, непревзойденной уверенностью и безмятежностью.
His mantra: Его кредо:
"Find the truth. "Найди правду.
Act on it." Говори правду. Твори правду".
When Rachel arrived in the director's office, he was on the phone. В тот момент, когда Рейчел стремительно вошла в кабинет директора, он разговаривал по телефону.
Rachel was always surprised by the sight of him: William Pickering looked nothing like a man who wielded enough power to wake the President at any hour. И снова, в который уже раз, она поразилась тому, как выглядит этот человек: Уильям Пикеринг вовсе не походил на всемогущего босса, которому позволено абсолютно все, даже разбудить президента среди ночи.
Pickering hung up and waved her in. Пикеринг положил трубку и жестом пригласил Рейчел подойти поближе к столу.
"Agent Sexton, have a seat." - Присядьте, пожалуйста, агент Секстон.
His voice had a lucid rawness to it. - Голос его звучал бесстрастно.
"Thank you, sir." - Спасибо, сэр.
Rachel sat. Despite most people's discomfort around William Pickering's blunt demeanor, Rachel had always liked the man. Несмотря на то что многие сотрудники ощущали дискомфорт, общаясь с директором, Рейчел всегда испытывала к нему симпатию.
He was the exact antithesis of her father... physically unimposing, anything but charismatic, and he did his duty with a selfless patriotism, shunning the spotlight her father loved so much. Может, просто потому, что он являл собой резкий контраст с ее отцом. Внешне некрасивый, ни в коей мере не обладающий тем качеством, которое принято называть харизматичностью, Пикеринг выполнял свой долг с беззаветным патриотизмом, вовсе не желая оказаться в лучах славы, тогда как сенатор стремился именно к этому.
Pickering removed his glasses and gazed at her. Пикеринг снял очки и внимательно взглянул на Рейчел:
"Agent Sexton, the President called me about a half hour ago. - Агент Секстон, с полчаса назад мне звонил президент.
In direct reference to you." Речь шла именно о вас.
Rachel shifted in her seat. Рейчел невольно склонила голову.
Pickering was known for getting to the point. Пикеринг, как обычно, сразу приступил к сути дела.
One hell of an opening, she thought. Лиха беда начало, подумала она.
"Not a problem with one of my gists, I hope." - Надеюсь, дело не касается моих отчетов. Неужели с ними какие-то проблемы? - произнесла она.
"On the contrary. - Нет-нет, что вы!
He says the White House is impressed with your work." Напротив, президент сказал, что Белый дом высоко ценит вашу работу.
Rachel exhaled silently. Рейчел вздохнула с облегчением.
"So what did he want?" - Так в чем же дело? Чего он хочет?
"A meeting with you. In person. - Личной встречи с вами.
Immediately." Немедленно.
Rachel's unease sharpened. Неприятное предчувствие охватило Рейчел.
"A personal meeting? - Личной встречи?
About what?" По какому поводу?
"Damn good question. - Прекрасный вопрос!
He wouldn't tell me." Но он мне этого не открыл.
Now Rachel was lost. На какой-то момент Рейчел растерялась.
Keeping information from the director of the NRO was like keeping Vatican secrets from the Pope. Пытаться сохранить что-то в тайне от директора НРУ было равносильно желанию утаить от папы римского секреты Ватикана.
The standing joke in the intelligence community was that if William Pickering didn't know about it, it hadn't happened. Среди сотрудников разведки гуляла поговорка, что если Уильям Пикеринг не знает о чем-то, то этого просто не существует.
Pickering stood, pacing now in front of his window. Шеф встал из-за стола и начал не спеша прохаживаться вдоль огромного окна.
"He asked that I contact you immediately and send you to meet with him." - Он просил меня немедленно найти вас и отправить к нему.
"Right now?" - Что, прямо сейчас?
"He sent transportation. It's waiting outside." - Транспорт прибыл, ожидает на улице.
Rachel frowned. Рейчел нахмурилась.
The President's request was unnerving on its own account, but it was the look of concern on Pickering's face that really worried her. Приглашение к президенту ее взволновало. Но еще больше тревожило озабоченное выражение, появившееся на лице директора.
"You obviously have reservations." - Вы чего-то недоговариваете, сэр.
"I sure as hell do!" Pickering showed a rare flash of emotion. - Черт возьми! Действительно недоговариваю! -неожиданно взорвался Пикеринг.
"The President's timing seems almost callow in its transparency. - Цель президента предельно ясна.
You are the daughter of the man who is currently challenging him in the polls, and he demands a private meeting with you? Вы - дочь человека, который в настоящее время буквально наступает ему на пятки. И вот теперь президент требует личной встречи.
I find this highly inappropriate. Вряд ли это простое совпадение.
Your father no doubt would agree." Уверен, ваш отец согласился бы со мной.
Rachel knew Pickering was right-not that she gave a damn what her father thought. Рейчел сознавала правоту Пикеринга.
"Do you not trust the President's motives?" - А в чем вы сами видите смысл этой встречи с президентом?
"My oath is to provide intel support to the current White House administration, not pass judgment on their politics." - В свое время я давал клятву обеспечивать нынешнюю администрацию Белого дома секретной информацией, а не размышлять о намерениях президента.
Typical Pickering response, Rachel realized. Типичный для Пикеринга ответ, подумала Рейчел.
William Pickering made no bones about his view of politicians as transitory figureheads who passed fleetingly across a chessboard whose real players were men like Pickering himself-seasoned "lifers" who had been around long enough to understand the game with some perspective. Директор считал политиков людьми временными. Подобно шахматным фигурам, они стремительно проносились по белым и черным клеткам поля. А настоящими игроками оставались люди, подобные ему самому - опытные, бывалые ветераны, которые сидят за шахматной доской достаточно долго для того, чтобы понимать перспективу любой из возможных партий.
Two full terms in the White House, Pickering often said, was not nearly enough to comprehend the true complexities of the global political landscape. Пикеринг любил повторять, что даже двух сроков пребывания в Белом доме недостаточно, чтобы постичь всю сложность мирового политического ландшафта.
"Maybe it's an innocent request," Rachel offered, hoping the President was above trying some sort of cheap campaign stunt. - Возможно, это приглашение и не таит в себе ничего особенного, - предположила Рейчел, надеясь, что президент все-таки найдет в себе силы стать выше каких-либо предвыборных трюков.
"Maybe he needs a reduction of some sensitive data." - Может, ему просто срочно требуется анализ важного и срочного сообщения.
"Not to sound belittling, Agent Sexton, but the White House has access to plenty of qualified gisting personnel if they need it. - Ни в коем случае не желая вас обидеть, агент Секстон, позволю себе заметить, что Белый дом обладает немалым количеством квалифицированных "джистеров". Так что президент вполне может прибегнуть к их услугам.
If it's an internal White House job, the President should know better than to contact you. По этой причине он вряд ли будет искать встречи с вами.
And if not, then he sure as hell should know better than to request an NRO asset and then refuse to tell me what he wants it for." Во всяком случае, не стал бы этого делать, не объяснив мне, зачем вызывает вас, мою подчиненную.
Pickering always referred to his employees as assets, a manner of speech many found disconcertingly cold. Пикеринг называл всех своих сотрудников "подчиненными". Многим такое обращение очень не нравилось, поскольку казалось холодным, безразличным и унизительным.
"Your father is gaining political momentum," Pickering said. - Ваш отец набирает политический вес, -продолжал Пикеринг.
"A lot of it. - И вес немалый.
The White House has got to be getting nervous." Белый дом наверняка начинает нервничать.
He sighed. - Директор вздохнул.
"Politics is a desperate business. - Политика - жестокий бизнес.
When the President calls a secret meeting with his challenger's daughter, I'd guess there's more on his mind than intelligence gists." Так что если господин президент требует встречи с дочерью своего соперника, то, мне кажется, в этом заключено нечто гораздо большее, чем анализ информации.
Rachel felt a distant chill. Рейчел ощутила неприятный холодок.
Pickering's hunches had an uncanny tendency to be dead on. Жизнь уже не раз показывала, что подозрения Пикеринга всегда оправдываются.
"And you're afraid the White House feels desperate enough to introduce me into the political mix?" - Так, значит, вы опасаетесь, что Белый дом запаниковал и намерен втравить и меня в политическую мясорубку?
Pickering paused a moment. Пикеринг не торопился с ответом.
"You are not exactly silent about your feelings for your father, and I have little doubt the President's campaign staff is aware of the rift. - Дело в том, что вы не даете себе труда скрывать ваше истинное отношение к отцу. Не сомневаюсь, организаторы предвыборной кампании президента в курсе дела.
It occurs to me that they may want to use you against him somehow." И мне представляется, что они могут попытаться каким-то образом использовать вас в игре против сенатора.
"Where do I sign up?" Rachel said, only half-joking. - И где же мне поставить подпись? -полушутя-полусерьезно поинтересовалась Рейчел.
Pickering looked unimpressed. Пикеринг словно и не слышал.
He gave her a stern stare. Он сурово взглянул на нее:
"A word of warning, Agent Sexton. - Хочу предостеречь вас, агент Секстон.
If you feel that your personal issues with your father are going to cloud your judgment in dealing with the President, I strongly advise that you decline the President's request for a meeting." Если чувствуете, что личное отношение к отцу может при встрече с президентом повлиять на вашу способность рассуждать трезво, то очень советую отказаться от нее.
"Decline?" - Отказаться?
Rachel gave a nervous chuckle. - Рейчел нервно рассмеялась.
"I obviously can't refuse the President." - Разве я могу отказать президенту?
"No," the director said, "but I can." - Вы - нет, разумеется. Но могу отказать я.
His words rumbled a bit, reminding Rachel of the other reason Pickering was called the "Quaker." Слова прозвучали неожиданно весомо и резко. Сразу вспомнилась вторая составляющая прозвища Квакера.
Despite being a small man, William Pickering could cause political earthquakes if he were crossed. Несмотря на блеклую внешность, Пикеринг в минуты гнева был вполне способен вызвать политическое землетрясение [1].
"My concerns here are simple," Pickering said. - Мои мотивы в данной ситуации очень просты, -пояснил директор.
"I have a responsibility to protect the people who work for me, and I don't appreciate even the vague implication that one of them might be used as a pawn in a political game." - Я отвечаю за своих подчиненных и обязан защищать их. Особенно если кого-то из моих людей хотят использовать в качестве марионетки в политической игре.
"What do you recommend I do?" - Что же вы посоветуете мне делать?
Pickering sighed. Пикеринг вздохнул:
"My suggestion is that you meet with him. - Посоветую все-таки встретиться с ним.
Commit to nothing. Не берите на себя никаких обязательств.
Once the President tells you what the hell is on his mind, call me. Если президент даст вам понять, что у него на уме, позвоните мне.
If I think he's playing political hardball with you, trust me, I'll pull you out so fast the man won't know what hit him." И если окажется, что он затеял играть вами, словно мячиком, полностью положитесь на меня. Я сумею вывести вас из-под удара биты так быстро, что он и сообразить не успеет, что произошло.
"Thank you, sir." - Благодарю, сэр.
Rachel sensed a protective aura from the director that she often longed for in her own father. - От этого человека исходила та спокойная и надежная сила, какой Рейчел всегда недоставало в отце.
"And you said the President already sent a car?" - Вы сказали, что президент прислал машину?
"Not exactly." Pickering frowned and pointed out the window. - Не совсем так. - Пикеринг нахмурился и поднял руку, показывая на окно.
Uncertain, Rachel went over and gazed out in the direction of Pickering's outstretched finger. Рейчел с недоумением поднялась и посмотрела вниз.
A snub-nosed MH-60G PaveHawk helicopter sat idling on the lawn. One of the fastest choppers ever made, this PaveHawk was emblazoned with the White House insignia. Тупоносый вертолет "Эм-эйч-60", "ястреб", казалось, светился от облепивших его эмблем Белого дома.
The pilot stood nearby, checking his watch. Рядом, посматривая на часы, стоял пилот.
Rachel turned to Pickering in disbelief. Рейчел повернулась к Пикерингу:
"The White House sent a PaveHawk to take me fifteen miles into D.C.?" - Неужели президент прислал за мной вертолет, чтобы доставить на расстояние пятнадцати миль?
"Apparently the President hopes you are either impressed or intimidated." - Президент явно надеется или произвести на вас впечатление, или испугать.
Pickering eyed her. - Пикеринг бросил внимательный взгляд на Рейчел.
"I suggest you are neither." - Но мне кажется, он не добился ровным счетом ничего.
Rachel nodded. Она кивнула.
She was both. Однако в действительности президенту удалось сделать и то и другое.
* * * Four minutes later, Rachel Sexton exited the NRO and climbed into the waiting helicopter. Спустя четыре минуты Рейчел Секстон вышла из здания и поднялась на борт ожидавшего ее вертолета.
Before she had even buckled herself in, the craft was airborne, banking hard across the Virginia woods. Она даже не успела пристегнуть ремни, как машина взмыла в воздух, воспарив над лесами штата Виргиния.
Rachel gazed out at the blur of trees beneath her and felt her pulse rising. Рейчел посмотрела на плывущие под ней деревья и ощутила, как сердце начинает биться все быстрее и громче.
It would have risen faster had she known this chopper would never reach the White House. Ее пульс стал бы еще бешенее, знай она, что вертолет направляется отнюдь не к Белому дому.
5 ГЛАВА 5
The frigid wind battered the fabric of the ThermaTech tent, but Delta-One hardly noticed. Отчаянный ветер трепал палатку, но Дельта-1 этого не замечал.
He and Delta-Three were focused on their comrade, who was manipulating the joystick in his hand with surgical dexterity. Вместе с Дельтой-3 он внимательно наблюдал за вторым номером. Тот с удивительной, почти хирургической точностью манипулировал джойстиком.
The screen before them displayed a live video transmission from a pinpoint camera mounted aboard the microrobot. На дисплее отображалось то, что передавала микроскопическая телекамера, установленная на крошечном роботе.
The ultimate surveillance tool, Delta-One thought, still amazed every time they powered it up. Самый совершенный из всех приборов наблюдения, подумал Дельта-1. Он все еще не мог привыкнуть к этому чуду и удивлялся при каждом его включении.
Lately, in the world of micromechanics, fact seemed to be out-pacing fiction. В последнее время достижения микромеханики зачастую оставляли далеко позади воображение фантастов.
Micro Electro Mechanical Systems (MEMS)-microbots-were the newest tool in high-tech surveillance-"fly on the wall technology," they called it. Literally. Микроскопические электромеханические системы (МЭМС), или микроботы, были последним словом в области высокотехнологичного наблюдения. Специалисты называли их "мухами на стене технологии".
Although microscopic, remote-controlled robots sounded like science fiction, in fact they had been around since the 1990s. Хотя микроскопические роботы с дистанционным управлением все еще казались нереальными, словно сошедшими со страниц научно-фантастических романов, они появились уже в девяностых годах.
Discovery magazine had run a cover story in May 1997 on microbots, featuring both "flying" and "swimming" models. В мае 1997 года журнал "Дискавери" напечатал статью о микроботах. Он рассматривал их "летающую" и "плавающую" разновидности.
The swimmers-nanosubs the size of salt grains-could be injected into the human bloodstream а la the movie Fantastic Voyage. Пловцы, так называемые наносубмарины, имели размеры не больше крупинки соли. Их можно было внедрять в кровеносную систему человека, как в фильме "Фантастическое путешествие".
They were now being used by advanced medical facilities to help doctors navigate arteries by remote control, observe live intravenous video transmissions, and locate arterial blockages without ever lifting a scalpel. Они уже использовались в медицине, помогая врачам дистанционно управлять процессами в артериях и, не беря в руки скальпель, определять место закупорки сосуда, уже существующей или возможной.
Contrary to intuition, building a flying microbot was even simpler business. При создании летающего микробота ставились более простые задачи.
The aerodynamics technology for getting a machine to fly had been around since Kitty Hawk, and all that remained had been the issue of miniaturization. Технологии аэродинамики, позволяющие машине подняться в воздух и летать, известны еще со времен полета одного из братьев Райт в Китти-Хоке. В дальнейшем процесс шел исключительно по пути уменьшения размеров.
The first flying microbots, designed by NASA as unmanned exploration tools for future Mars missions, had been several inches long. Длина первых летающих микроботов, разработанных специалистами НАСА для непилотируемой экспедиции к Марсу, достигала нескольких дюймов.
Now, however, advances in nanotechnology, lightweight energy-absorbent materials, and micromechanics had made the flying microbots a reality. Вскоре эти аппараты стали обыденной реальностью благодаря прогрессу нанотехнологии, появлению сверхлегких абсорбирующих материалов и успехам микромеханики.
The true breakthrough had come from the new field biomimics-copying Mother Nature. Но настоящий прорыв произошел в новой области, получившей название биомимикрии, то есть в отрасли, копирующей саму природу.
Miniature dragonflies, as it turned out, were the ideal prototype for these agile and efficient flying microbots. Оказалось, что крошечные стрекозы - идеальный образец для создания шустрых и очень эффективных летающих микроботов.
The PH2 model Delta-Two was currently flying was only one centimeter long-the size of a mosquito -and employed a dual pair of transparent, hinged, silicon-leaf wings, giving it unparalleled mobility and efficiency in the air. Модель под кодовым названием "РН-2", которой сейчас и управлял Дельта-2, имела всего сантиметр в длину - то есть была не больше комара. А летала она при помощи двойной пары прозрачных крыльев, закрепленных на крошечных шарнирах. В результате шпионская игрушка отличалась удивительной мобильностью и эффективностью.
The microbot's refueling mechanism had been another breakthrough. Еще одним прорывом стала система подзарядки механизма.
The first microbot prototypes could only recharge their energy cells by hovering directly beneath a bright light source, not ideal for stealth or use in dark locales. Первые образцы микроботов могли подзаряжать свои батареи, находясь вблизи непосредственного источника света. А это серьезно ограничивало их применение: они оказывались не удел в темных помещениях, равно как и в тех случаях, когда требовалась особая секретность.
The newer prototypes, however, could recharge simply by parking within a few inches of a magnetic field. Аппараты нового поколения, однако, могли подзаряжаться, находясь на расстоянии нескольких дюймов от магнитного поля.
Conveniently, in modern society, magnetic fields were ubiquitous and discreetly placed-power outlets, computer monitors, electric motors, audio speakers, cellphones-it seemed there was never any shortage of obscure recharging stations. К счастью, в современном мире магнитные поля есть абсолютно везде, даже в достаточно укромных уголках. Их создают блоки питания, мониторы компьютеров, электромоторы, аудиоколонки, сотовые телефоны - трудно сетовать на дефицит малозаметных источников энергии.
Once a microbot had been introduced successfully into a locale, it could transmit audio and video almost indefinitely. Так что теперь микробот, успешно внедрившись в конкретную среду, имел возможность практически бесконечно передавать аудио- и видеоинформацию.
The Delta Force's PH2 had been transmitting for over a week now with no trouble whatsoever. Микробот "РН-2" отлично служил подразделению "Дельта" уже целую неделю.
* * * Now, like an insect hovering inside a cavernous barn, the airborne microbot hung silently in the still air of the structure's massive central room. Словно насекомое, спрятавшееся в огромном амбаре, микробот завис в неподвижном воздухе центральной зоны объекта.
With a bird's-eye view of the space below, the microbot circled silently above unsuspecting occupants-technicians, scientists, specialists in numerous fields of study. Оглядывая пространство, этот внимательный наблюдатель бесшумно летал над ничего не подозревающими людьми - техниками, учеными, специалистами самых различных областей науки.
As the PH2 circled, Delta-One spotted two familiar faces engaged in conversation. Глядя на дисплей компьютера, Дельта-1 заметил, как увлечены беседой двое хорошо знакомых ему людей.
They would be a telling mark. Было бы неплохо услышать их разговор.
He told Delta-Two to drop down and have a listen. Командир коротко велел максимально снизить микробот.
Manipulating the controls, Delta-Two switched on the robot's sound sensors, oriented the microbot's parabolic amplifier, and decreased the robot's elevation until it was ten feet over the scientists' heads. Манипулируя системой управления, Дельта-2 включил звуковые сенсоры робота, сориентировал параболический усилитель и спустил аппарат на высоту десяти футов над головами ученых.
The transmission was faint, but discernible. Сразу послышался слабый, но вполне различимый звук.
"I still can't believe it," one scientist was saying. - И все-таки я никак не могу в это поверить, -говорил один из исследователей.
The excitement in his voice had not diminished since his arrival here forty-eight hours ago. В его голосе слышалось волнение, хотя он находился на объекте уже сорок восемь часов.
The man with whom he was talking obviously shared the enthusiasm. Собеседник полностью разделял его энтузиазм.
"In your lifetime... did you ever think you would witness anything like this?" - Ты когда-нибудь предполагал, что станешь свидетелем чего-то подобного?
"Never," the scientist replied, beaming. - Никогда, - ответил первый.
"It's all a magnificent dream." - Все это больше похоже на удивительный сон.
Delta-One had heard enough. Дельта-1 услышал достаточно.
Clearly everything inside was proceeding as expected. Ясно, что на объекте все идет по плану, без каких бы то ни было неожиданностей.
Delta-Two maneuvered the microbot away from the conversation and flew it back to its hiding place. Дельта-2 дал команду микроботу вернуться в то место, где он находился раньше.
He parked the tiny device undetected near the cylinder of an electric generator. Крошечное устройство незаметно расположилось возле цилиндра электрогенератора.
The PH2's power cells immediately began recharging for the next mission. Батареи "РН-2" тут же начали подзаряжаться.
6 ГЛАВА 6
Rachel Sexton's thoughts were lost in the morning's bizarre developments as her PaveHawk transport tore across the morning sky, and it was not until the helicopter rocketed out across Chesapeake Bay that she realized they were heading in entirely the wrong direction. Пока вертолет нес Рейчел Секстон в прозрачном небе, она обдумывала события сегодняшнего утра. Затем, глянув вниз, она увидела, что под ними Чесапикский залив. Странно! Вашингтон ведь совершенно в другом направлении!
The initial flash of confusion instantly gave way to trepidation. Поначалу это просто удивило ее, но через мгновение удивление сменилось тревогой, даже страхом.
"Hey!" she yelled to the pilot. - Эй! - крикнула она пилоту.
"What are you doing?" - Что вы делаете?
Her voice was barely audible over the rotors. - Из-за шума винтов голос прозвучал едва слышно.
"You're supposed to be taking me to the White House!" - Вы же должны доставить меня в Белый дом!
The pilot shook his head. Пилот покачал головой:
"Sorry, ma'am. - Извините, мисс.
The President is not at the White House this morning." Президент сегодня утром не в Белом доме.
Rachel tried to remember if Pickering had specifically mentioned the White House or whether she had simply assumed. Рейчел постаралась вспомнить, говорил ли Пикеринг о Белом доме или она сама домыслила это.
"So where is the President?" - Так где же он?
"Your meeting with him is elsewhere." - Ваша встреча с ним состоится в другом месте.
No shit. - Черт подери!
"Where elsewhere?" Где же?
"Not far now." - Уже совсем недалеко.
"That's not what I asked." - Я спросила не об этом.
"Sixteen more miles." - Еще шестнадцать миль.
Rachel scowled at him. Рейчел едва сдержалась.
This guy should be a politician. Этому парню надо было стать политиком.
"Do you dodge bullets as well as you dodge questions?" - Вы на пули не обращаете внимания так же, как на вопросы?
The pilot did not answer. Пилот ничего не ответил.
* * * It took less than seven minutes for the chopper to cross the Chesapeake. Вертолет пересек Чесапикский залив меньше чем за семь минут.
When land was in sight again, the pilot banked north and skirted a narrow peninsula, where Rachel saw a series of runways and military-looking buildings. Когда внизу снова оказалась земля, пилот резко повернул на север и обогнул узкий полуостров, на котором Рейчел заметила паутину дорог, взлетно-посадочных полос и несколько зданий, очень похожих на военные.
The pilot dropped down toward them, and Rachel then realized what this place was. Вертолет снизился, и Рейчел поняла, куда ее привезли.
The six launchpads and charred rocket towers were a good clue, but if that was not enough, the roof of one of the buildings had been painted with two enormous words: Шесть взлетных площадок и ракетных башен -совсем неплохая подсказка. Ну а если бы и этого оказалось мало, то на сей случай на крыше одного из зданий красовалось прямое указание.
Wallops Island Wallops Island was one of NASA's oldest launch sites. Огромными буквами на ней значилось: Уоллопс-Айленд.
Still used today for satellite launches and testing of experimental aircraft, Wallops was NASA's base away from the spotlight. Уоллопс был одним из самых старых ракетных полигонов НАСА. Он и сейчас еще использовался для запуска спутников и тестирования экспериментального воздушного и космического оборудования. И все-таки его смело можно было назвать самой закрытой базой НАСА.
The President is at Wallops Island? Президент в Уоллопсе?
It made no sense. Невероятно!
The chopper pilot aligned his trajectory with a series of three runways that ran the length of the narrow peninsula. They seemed to be heading for the far end of the center runway. Пилот выровнял траекторию по трем взлетно-посадочным полосам, которые тянулись вдоль узкого полуострова.
The pilot began to slow. Теперь вертолет летел гораздо медленнее.
"You will be meeting the President in his office." - Вы встретитесь с президентом в его офисе.
Rachel turned, wondering if the guy was joking. Рейчел обернулась, чтобы посмотреть, не шутит ли парень.
"The President of the United States has an office on Wallops Island?" - Неужели президент Соединенных Штатов имеет офис в Уоллопсе?
The pilot looked dead serious. Пилот оставался совершенно серьезным.
"The President of the United States has an office wherever he likes, ma'am." - Президент Соединенных Штатов имеет офис там, где пожелает, мисс.
He pointed toward the end of the runway. Он указал в самый конец взлетно-посадочной полосы.
Rachel saw the mammoth shape glistening in the distance, and her heart almost stopped. Вдалеке Рейчел увидела очертания чего-то огромного, тускло поблескивающего. Сердце ее едва не остановилось.
Even at three hundred yards, she recognized the light blue hull of the modified 747. Даже на расстоянии трехсот ярдов она узнала светло-голубой корпус модифицированного "Боинга-747".
"I'm meeting him aboard the..." - Мне предстоит встреча на борту...
"Yes, ma'am. - Да, мисс.
His home away from home." Дом вдалеке от дома.
Rachel stared out at the massive aircraft. Рейчел посмотрела на мощный самолет.
The military's cryptic designation for this prestigious plane was VC-25-A, although the rest of the world knew it by another name: Air Force One. Это великолепное воздушное судно имело военный код VC-25-A. хотя весь мир знал его под другим именем: "Борт номер 1".
"Looks like you're in the new one this morning," the pilot said, motioning to the numbers on the plane's tail fin. - Похоже, сегодня вы попадете на новый, -заметил пилот, обращая ее внимание на цифры по борту самолета.
Rachel nodded blankly. Рейчел невыразительно кивнула.
Few Americans knew that there were actually two Air Force Ones in service-a pair of identical, specially configured 747-200-Bs, one with the tail number 28000 and the other 29000. Очень мало кто из американцев знал, что в действительности на службе в ВВС состояли два "Борта номер 1". Они составляли пару совершенно одинаковых, специально сконструированных "Боингов 747-200-В". Один из них носил бортовой номер 28000, другой -29000.
Both planes had cruising speeds of 600 mph and had been modified for in-flight refueling, giving them virtually unlimited range. Оба самолета были способны развить скорость до шестисот миль в час и могли заправляться в воздухе. А это делало их практически вездесущими.
As the PaveHawk settled onto the runway beside the President's plane, Rachel now understood the references to Air Force One being the commander-in-chiefs "portable home court advantage." Вертолет нацелился на ближнюю к президентскому самолету полосу. Рейчел сразу поняла, почему "Борт номер 1" нередко называли летающей крепостью.
The machine was an intimidating sight. Он выглядел весьма внушительно, его размеры производили гнетущее впечатление.
When the President flew to other countries to meet heads of state, he often requested-for security purposes-that the meeting take place on the runway aboard his jet. Когда президент летал в другие страны, чтобы встретиться с главой того или иного государства, он часто просил - из соображений безопасности, -чтобы встреча проходила на борту его самолета.
Although some of the motives were security, certainly another incentive was to gain a negotiating edge through raw intimidation. Но конечно, кроме безопасности, существовала и иная причина нежелания покидать самолет -президент надеялся получить преимущество в переговорах за счет того впечатления, которое производила летающая крепость: ни один человек на свете не смог бы чувствовать себя уверенно в давящей громаде самолета.
A visit to Air Force One was far more intimidating than any trip to the White House. Посещение "Борта номер 1" производило куда более эффектное впечатление, чем визит в Белый дом.
The six-foot-high letters along the fuselage trumpeted "UNITED STATES OF AMERICA." Огромные, в шесть футов высотой, буквы на фюзеляже не говорили, а кричали: "Соединенные Штаты Америки".
A female English cabinet member had once accused President Nixon of "waving his manhood in her face" when he asked her to join him aboard Air Force One. Однажды член британского кабинета министров, дама, обвинила президента Никсона в том, что он "сует ей в нос свое мужское достоинство", когда он пригласил ее на "Борт номер 1".
Later the crew jokingly nicknamed the plane "Big Dick." После этого команда дала самолету прозвище Большой Дик [2].
"Ms. Sexton?" - Мисс Секстон?
A blazer-clad Secret Serviceman materialized outside the chopper and opened the door for her. - Рядом с вертолетом материализовался агент службы безопасности. Он открыл дверь и подал даме руку.
"The President is waiting for you." - Президент ожидает вас.
Rachel got out of the chopper and gazed up the steep gangway at the bulging hull. Рейчел выбралась из вертолета и взглянула на крутой трап, по которому ей предстояло подняться в самолет.
Into the flying phallus. Вот он, летающий фаллос, внезапно подумала она.
She had once heard the flying "Oval Office" had over four thousand square feet of interior floor space, including four separate private sleeping quarters, berths for a twenty-six-member flight crew, and two galleys capable of providing food for fifty people. Когда-то она слышала, что этот "овальный кабинет" с крыльями имеет площадь не менее четырех тысяч квадратных футов, включая четыре отдельных спальни, спальные места для команды численностью в двадцать шесть человек и две кухни, способные прокормить полсотни служащих.
Climbing the stairway, Rachel felt the Secret Serviceman on her heels, urging her upward. Поднимаясь по трапу, Рейчел ощущала, как следом за ней, едва не наступая на пятки, идет агент службы безопасности, как будто следя, чтобы она не убежала.
High above, the cabin door stood open like a tiny puncture wound on the side of a gargantuan silver whale. Высоко над головой, словно крошечная ранка на громадном теле гигантского серебряного кита, зияла открытая дверь самолета.
She moved toward the darkened entryway and felt her confidence starting to ebb. Рейчел приблизилась к полумраку входа и ясно почувствовала, как решимость окончательно покинула ее.
Easy, Rachel. It's just a plane. "Спокойно, Рейчел, это всего лишь самолет!" -призвала она на помощь собственный разум.
On the landing, the Secret Serviceman politely took her arm and guided her into a surprisingly narrow corridor. Когда они оказались внутри, в помещении, напоминавшем лестничную площадку, агент очень вежливо взял даму под руку и повел по удивительно узкому коридору.
They turned right, walked a short distance, and emerged into a luxurious and spacious cabin. Они повернули направо, прошли немного и оказались в просторной, шикарно отделанной и обставленной комнате.
Rachel immediately recognized it from photographs. Рейчел сразу узнала ее: не раз она разглядывала ее на фотографиях.
"Wait here," the serviceman said, and he disappeared. - Подождите, пожалуйста, здесь, - попросил провожатый и исчез.
Rachel stood alone in Air Force One's famous wood-paneled fore cabin. Агент Секстон стояла в одиночестве в знаменитой, отделанной деревянными панелями, приемной "Борта номер 1".
This was the room used for meetings, entertaining dignitaries, and, apparently, for scaring the hell out of first-time passengers. Здесь проводили встречи и заседания, развлекали знаменитостей и, судя по всему, пугали тех, кто оказался на борту впервые.
The room spanned the entire width of the plane, as did its thick tan carpeting. Комната простиралась на всю ширину самолета, пол покрывал толстый мягкий ковер.
The furnishings were impeccable-cordovan leather armchairs around a bird's-eye maple meeting table, burnished brass floor lamps beside a continental sofa, and hand-etched crystal glassware on a mahogany wet bar. Обстановка выглядела безупречно. Обитые цветной дубленой кожей кресла вокруг овального кленового стола, сверкающие медные торшеры по углам широкого дивана, застекленный бар красного дерева, в котором таинственно поблескивал ручной работы хрусталь.
Supposedly, Boeing designers had carefully laid out this fore cabin to provide passengers with "a sense of order mixed with tranquility." Дизайнеры, создававшие интерьер, очень тщательно продумали обстановку и убранство приемной, которая производила на посетителя впечатление спокойного, ничем и никем не нарушаемого порядка.
Tranquility, however, was the last thing Rachel Sexton was feeling at the moment. Однако именно спокойствия недоставало сейчас Рейчел.
The only thing she could think of was the number of world leaders who had sat in this very room and made decisions that shaped the world. Единственное, о чем она могла думать, так это о том, сколько же мировых знаменитостей сидели здесь, принимая решения, способные изменить ход истории.
Everything about this room said power, from the faint aroma of fine pipe tobacco to the ubiquitous presidential seal. Все здесь свидетельствовало о силе и могуществе, начиная со слабого аромата трубочного табака и заканчивая вездесущим президентским гербом.
The eagle clasping the arrows and olive branches was embroidered on throw pillows, carved into the ice bucket, and even printed on the cork coasters on the bar. Орел, держащий в лапах стрелы и оливковые ветви, смотрел отовсюду: с диванных подушек, с ведерка для льда и даже с подставок под бокалы, стоящих на баре.
Rachel picked up a coaster and examined it. Рейчел взяла в руки одну подставку и начала ее рассматривать.
"Stealing souvenirs already?" a deep voice asked behind her. - Уже пытаемся стащить сувенир на память? -раздался за ее спиной глубокий голос.
Startled, Rachel wheeled, dropping the coaster on the floor. От неожиданности она вздрогнула и выронила подставку.
She knelt awkwardly to retrieve it. Неловко опустилась на колени, чтобы поднять.
As she grasped the coaster, she turned to see the President of the United States gazing down at her with an amused grin. Оглянулась. Президент Соединенных Штатов, улыбаясь, с интересом смотрел на нее сверху вниз.
"I'm not royalty, Ms. Sexton. - Я не королевская особа, мисс Секстон.
There's really no need to kneel." Так что вставать на колени нет никакой необходимости.
7 ГЛАВА 7
Senator Sedgewick Sexton savored the privacy of his Lincoln stretch limousine as it snaked through Washington's morning traffic toward his office. Сенатор Седжвик Секстон наслаждался комфортом и покоем. Его роскошный "линкольн" пробирался по плотно забитым машинами, как и всегда по утрам, вашингтонским улицам.
Across from him, Gabrielle Ashe, his twenty-four-year-old personal assistant, read him his daily schedule. Sexton was barely listening. Напротив сенатора устроилась его личная помощница Гэбриэл Эш, двадцати четырех лет от роду. Она знакомила Секстона с расписанием встреч на сегодня, но тот едва понимал, о чем она говорит.
I love Washington, he thought, admiring the assistant's perfect shape beneath her cashmere sweater. "Люблю Вашингтон, - думал он, с удовольствием разглядывая прекрасную фигуру помощницы, которую не мог скрыть даже кашемировый свитер.
Power is the greatest aphrodisiac of all... and it brings women like this to D.C. in droves. - Власть - самый сильный сексуальный стимулятор... именно она привлекает таких женщин".
Gabrielle was a New York Ivy Leaguer with dreams of being a senator herself one day. Гэбриэл Эш окончила престижный университет и сама мечтала когда-нибудь стать сенатором.
She'll make it too, Sexton thought. Секстон не сомневался, что это ей удастся.
She was incredible-looking and sharp as a whip. Девушка была невероятно хороша собой и, в такой же степени умна.
Above all, she understood the rules of the game. Более того, она прекрасно понимала и полностью принимала правила игры.
Gabrielle Ashe was black, but her tawny coloring was more of a deep cinnamon or mahogany, the kind of comfortable in-between that Sexton knew bleeding heart "whites" could endorse without feeling like they were giving away the farm. Гэбриэл была темнокожей. Однако ее скорее можно было назвать не черной, а светло-коричневой или, если уж на то пошло, цвета красного дерева. Словом, она представляла собой нечто удобно-среднее, и сверхщепетильные в этом вопросе белые американцы могли терпеть ее цвет кожи без ужасного чувства, что предают своих.
Sexton described Gabrielle to his cronies as Halle Berry's looks with Hillary Clinton's brains and ambition, although sometimes he thought even that was an understatement. Приятелям Секстон хвастался, что его помощница выглядит, как Холли Берри, а умна и честолюбива, как Хиллари Клинтон. Однако иногда ему казалось, что подобные сравнения не полностью отражают достоинства этой во всех отношениях выдающейся молодой особы.
Gabrielle had been a tremendous asset to his campaign since he'd promoted her to his personal campaign assistant three months ago. Сенатор повысил Гэбриэл в должности три месяца назад, назначив на пост личной ассистентки в его предвыборной кампании, и оказалось, что не ошибся: она работала необычайно успешно.
And to top it all off, she was working for free. А кроме того, совершенно бесплатно.
Her compensation for a sixteen-hour workday was learning the ropes in the trenches with a seasoned politician. Компенсацией за шестнадцатичасовой рабочий день служил приобретаемый опыт: рядом с бывалым политиком можно многое узнать и многому научиться.
Of course, Sexton gloated, I've persuaded her to do a bit more than just work. Секстон торжествовал. Он сумел научить девушку куда большему, чем просто хорошей работе.
After promoting Gabrielle, Sexton had invited her to a late night "orientation session" in his private office. После продвижения по службе сенатор пригласил ее в свой личный кабинет поздно вечером, намереваясь ввести в курс дела.
As expected, his young assistant arrived starstruck and eager to please. Как и предполагалось, молодая ассистентка явилась, преклоняясь перед звездным блеском босса и стремясь угодить.
With a slow-moving patience mastered over decades, Sexton worked his magic... building up Gabrielle's trust, carefully stripping away her inhibitions, exhibiting tantalizing control, and finally seducing her right there in his office. Со своим фирменным неторопливым терпением, отточенным десятилетиями практики, сенатор творил чудо: добился полного доверия Гэбриэл, постепенно освободил ее от комплексов, продемонстрировал поразительное самообладание и в конце концов соблазнил девушку прямо здесь, в офисе.
Sexton had little doubt the encounter had been one of the most sexually gratifying experiences of the young woman's life, and yet, in the light of the day, Gabrielle clearly regretted the indiscretion. Embarrassed, she offered to resign. Секстон не сомневался, что это событие оказалось самым ярким в сексуальной жизни молодой особы. Он ошибся. Уже наутро, при свете дня, Гэбриэл пожалела о собственной несдержанности. Смущенная, она предложила уйти в отставку.
Sexton refused. Секстон отверг этот вариант.
Gabrielle stayed on, but she made her intentions very clear. Гэбриэл осталась, но совершенно ясно определила свои намерения.
The relationship had been strictly business ever since. С тех самых пор между боссом и помощницей установились исключительно деловые отношения.
Gabrielle's pouty lips were still moving. "... don't want you to be lackadaisical going into this CNN debate this afternoon. Губы Гэбриэл все еще двигались. Она давала боссу ценные советы: - Не будьте чересчур сентиментальны, когда отправитесь на теледебаты на Си-эн-эн сегодня днем.
We still don't know who the White House is sending as opposition. Мы до сих пор не знаем, кого Белый дом пришлет в качестве оппонента.
You'll want to peruse these notes I typed." Вам потребуется просмотреть вот эти заметки.
She handed him a folder. Девушка передала сенатору папку с бумагами.
Sexton took the folder, savoring the scent of her perfume mixed with the plush leather seats. Секстон взял папку, с удовольствием вдыхая приятный аромат, вернее, целый букет ароматов: тонкие духи ассистентки соединились с богатым запахом замшевых сидений автомобиля.
"You aren't listening," she said. - Вы меня не слушаете, - заметила наставница.
"Certainly am." - Что вы, очень даже слушаю.
He grinned. - Сенатор ухмыльнулся.
"Forget about this CNN debate. - Забудьте о теледебатах.
Worst case scenario, the White House snubs me by sending some low-level campaign intern. Самое худшее, что может сделать Белый дом, -это прислать мне в пику кого-нибудь из самых нижних чинов, например, интерна избирательной кампании.
Best case scenario, they send a bigwig, and I eat him for lunch." Gabrielle frowned. Ну а если в ход пойдет лучший сценарий, они пошлют какую-нибудь важную шишку, и я съем ее на обед.
"Fine. - Отлично.
I've included a list of the most probable hostile topics in your notes." Вот список наиболее вероятных нежелательных тем.
"The usual suspects no doubt." - Все это мне давно известно.
"With one new entry. - Один новый пункт.
I think you might face some hostile backlash from the gay community for your comments last night on Larry King. " Мне кажется, возможен враждебный выпад со стороны гомосексуалистов - относительно вашего вчерашнего заявления.
Sexton shrugged, barely listening. Секстон пожал плечами:
"Right. - Действительно.
The same-sex marriage thing." Вопрос об однополых браках.
Gabrielle gave him a disapproving look. Гэбриэл нахмурилась:
"You did come out against it pretty strongly." - Вы чрезвычайно решительно выступили против них.
Same-sex marriages, Sexton thought in disgust. Однополые браки, с отвращением подумал Секстон.
If it were up to me, the faggots wouldn't even have the right to vote. Если бы это зависело от него, гомики лишились бы даже избирательных прав.
"Okay, I'll turn it down a notch." - Ну ладно, - нехотя согласился он, - так и быть, немножко сбавлю обороты.
"Good. - Вот и хорошо.
You've been pushing the envelope a bit on some of these hot topics lately. А то в последнее время вы стали пережимать в отношении этих больных тем.
Don't get cocky. Не увлекайтесь.
The public can turn in an instant. Аудитория может изменить мнение в одну секунду.
You're gaining now, and you have momentum. Сейчас вы впереди и набираете силу.
Just ride it out. Так пользуйтесь этим, оседлайте волну!
There's no need to hit the ball out of the park today. Не нужно отбивать мяч за площадку.
Just keep it in play." Подержите его в игре.
"Any news from the White House?" - А из Белого дома есть новости?
Gabrielle looked pleasantly baffled. Гэбриэл казалась озадаченной, и это порадовало сенатора.
"Continued silence. - Молчание продолжается.
It's official; your opponent has become the 'Invisible Man.'" Ваш оппонент превратился в человека-невидимку.
Sexton could barely believe his good fortune lately. В последнее время Секстон боялся верить в свою удачу.
For months, the President had been working hard on the campaign trail. Президент несколько месяцев упорно разрабатывал тактику своей избирательной кампании.
Then suddenly, a week ago, he had locked himself in the Oval Office, and nobody had seen or heard from him since. И вдруг примерно неделю назад он внезапно уединился в Овальном кабинете, и с этого момента никто его не видел и не слышал.
It was as if the President simply could not face Sexton's groundswell of voter support. Казалось, могучий соперник просто не в силах терпеть все возрастающую популярность сенатора.
Gabrielle ran a hand through her straightened black hair. Гэбриэл пригладила прямые черные волосы.
"I hear the White House campaign staff is as confused as we are. - До меня дошли слухи, что те, кто работает в его избирательной кампании, сами удивлены и растеряны.
The President is offering no explanation for his vanishing act, and everyone over there is furious." Президент категорически отказывается комментировать свое исчезновение. Естественно, все просто в шоке.
"Any theories?" Sexton asked. - Ну и какие возможны объяснения?
Gabrielle gazed at him over her scholarly glasses. Гэбриэл взглянула на него. Очки придавали ей очень серьезный вид.
"As it turns out, I got some interesting data this morning from a contact of mine in the White House." - Сегодня мне удалось получить интересную информацию непосредственно из Белого дома, по собственным каналам.
Sexton recognized the look in her eyes. Секстон узнал этот взгляд.
Gabrielle Ashe had scored some insider information again. Гэбриэл Эш опять раздобыла какие-то сугубо внутренние, секретные сведения.
Sexton wondered if she were giving some presidential aide backseat blow jobs in exchange for campaign secrets. Интересно, как она расплачивается со своими источниками?
Sexton didn't care... so long as the information kept coming. А собственно, какое ему до этого дело? Главное, что информация продолжает поступать.
"Rumor has it," his assistant said, lowering her voice, "the President's strange behavior all started last week after an emergency private briefing with the administrator of NASA. - Поговаривают, - продолжала ассистентка, перейдя на шепот, - что президент начал вести себя странно с прошлой недели, после неожиданной частной беседы с администратором НАСА.
Apparently the President emerged from the meeting looking dazed. Президент вернулся со встречи озадаченный и растерянный.
He immediately cleared his schedule, and he's been in close contact with NASA ever since." Немедленно отменил все, что было запланировано, и с тех пор поддерживает самую тесную связь с НАСА.
Sexton certainly liked the sound of that. Секстону определенно понравилось то, что он услышал.
"You think maybe NASA delivered some more bad news?" - Так вы считаете, космическое агентство могло сообщить ему какие-то плохие новости?
"Seems a logical explanation," she said hopefully. "Although it would have to be pretty critical to make the President drop everything." - Вполне возможно, - с надеждой ответила Гэбриэл, - хотя должно было произойти что-то из ряда вон выходящее, чтобы президент вот так все бросил.
Sexton considered it. Секстон помолчал, размышляя.
Obviously, whatever was going on with NASA had to be bad news. Otherwise the President would throw it in my face. Очевидно, события в НАСА разворачиваются неблагоприятно, иначе президент наверняка швырнул бы новости в лицо сопернику.
Sexton had been pounding the President pretty hard on NASA funding lately. Ведь в последнее время Секстон безудержно критиковал президента за финансирование космического агентства.
The space agency's recent string of failed missions and gargantuan budget overruns had earned NASA the dubious honor of becoming Sexton's unofficial poster child against big government overspending and inefficiency. Цепь недавних неудач и колоссальный перерасход бюджета оказались на руку сенатору сделавшему критику этих промахов правительства отдельным направлением своей избирательной кампании.
Admittedly, attacking NASA-one of the most prominent symbols of American pride-was not the way most politicians would think of winning votes, but Sexton had a weapon few other politicians had-Gabrielle Ashe. And her impeccable instincts. Скорее всего атаки на НАСА - этот один из самых значительных символов Америки и предмет национальной гордости - вряд ли можно было назвать лучшим способом завоевать голоса избирателей, однако сенатор Секстон обладал оружием, которого не имел больше никто из политиков, - ассистенткой по имени Гэбриэл Эш, с ее неподражаемой интуицией и чуткостью.
The savvy young woman had come to Sexton's attention several months ago when she was working as a coordinator in Sexton's Washington campaign office. Эта одаренная молодая женщина привлекла внимание Секстона несколько месяцев назад, когда работала координатором в вашингтонском офисе избирательной кампании сенатора.
With Sexton trailing badly in the primary polls and his message of government overspending falling on deaf ears, Gabrielle Ashe wrote him a note suggesting a radical new campaign angle. В то время его рейтинг оставался еще очень низким, на первичных выборах он показал плохой результат, а его критика безмерного мотовства правительства не достигала цели. И именно в тот момент Гэбриэл Эш представила боссу свою концепцию избирательной кампании. Это оказалась совершенно иная, свежая и оригинальная точка зрения и на происходящие события, и на первоочередные действия.
She told the senator he should attack NASA's huge budget overruns and continued White House bailouts as the quintessential example of President Herney's careless overspending. Гэбриэл предлагала сенатору в качестве объекта нападений огромный бюджет НАСА, который агентство к тому же регулярно превышало. А постоянные уступки агентству со стороны правительства, как оказалось, было очень легко представить ярким примером легкомысленной финансовой политики президента Харни.
"NASA is costing Americans a fortune," Gabrielle wrote, including a list of financial figures, failures, and bailouts. "НАСА стоит Америке целого состояния, - писала Гэбриэл, приложив к справке анализ расходов, ссуд и дотаций.
"Voters have no idea. - Избиратели не имеют обо всем этом ни малейшего понятия.
They would be horrified. А узнав, они придут в ужас.
I think you should make NASA a political issue." Думаю, вы просто обязаны сделать вопрос о НАСА политическим аргументом".
Sexton groaned at her naпvetй. Секстон едва не застонал от подобной наивности сотрудницы.
"Yeah, and while I'm at it, I'll rail against singing the national anthem at baseball games." - Конечно! И одновременно с этим мне придется выступать против исполнения гимна страны на бейсбольных матчах.
In the weeks that followed, Gabrielle continued to send information about NASA across the senator's desk. Однако Гэбриэл оказалась настойчивой. В последующие недели она продолжала поставлять сенатору информацию о космическом агентстве.
The more Sexton read, the more he realized this young Gabrielle Ashe had a point. И чем больше Секстон углублялся в проблему, тем яснее видел, что эта девочка во многом права.
Even by government agency standards, NASA was an astounding money pit-expensive, inefficient, and, in recent years, grossly incompetent. Даже для правительственного агентства НАСА представляло собой страшно неудачный финансовый проект - оно оказалось дорогой, громоздкой структурой, работало неэффективно, а в последние годы откровенно плохо.
One afternoon Sexton was doing an on-air interview about education. Как-то раз Секстон давал интервью в прямом эфире относительно проблем в сфере образования.
The host was pressing Sexton about where he would find funding for his promised overhaul of public schools. Журналист нажимал на сенатора, пытаясь узнать, где тот рассчитывает найти средства на обещанную реформу школ.
In response, Sexton decided to test Gabrielle's NASA theory with a half-joking response. В ответ сенатор решил полушутя запустить теорию Гэбриэл Эш относительно НАСА.
"Money for education?" he said. - Деньги на образование? - притворно удивился он.
"Well, maybe I'll cut the space program in half. - Ну, например, я наполовину сокращу космическую программу.
I figure if NASA can spend fifteen billion a year in space, I should be able to spend seven and a half billion on the kids here on earth." Полагаю, что если космическое агентство может пускать пятнадцать миллиардов в год на ветер, я буду вправе потратить семь с половиной из них на детишек здесь, на земле.
In the transmission booth, Sexton's campaign managers gasped in horror at the careless remark. За стеклом кабины звукорежиссера люди из команды сенатора, сопровождавшие его, лишь развели руками: настолько непродуманным и неосторожным показалось это замечание.
After all, entire campaigns had been sunk by far less than taking a potshot at NASA. Ведь бывали случаи, когда избирательные кампании рушились из-за менее лихих высказываний в адрес всемогущего департамента.
Instantly, the phone lines at the radio station lit up. Мгновенно ожили телефоны.
Sexton's campaign managers cringed; the space patriots were circling for the kill. Сотрудники Секстона растерянно переглядывались: сторонники покорения космического пространства пошли в атаку, чтобы прикончить врага.
Then something unexpected happened. И тут произошло нечто совершенно неожиданное.
"Fifteen billion a year?" the first caller said, sounding shocked. - Пятнадцать миллиардов в год? - недоверчиво уточнил первый из звонивших.
"With a B? - Я не ослышался?
Are you telling me that my son's math class is overcrowded because schools can't afford enough teachers, and NASA is spending fifteen billion dollars a year taking pictures of space dust?" То есть вы хотите сказать, что класс, где учится мой сын, переполнен из-за того, что школы не могут нанять на работу достаточное количество учителей, в то время как НАСА тратит в год пятнадцать миллиардов на то, чтобы фотографировать звездную пыль?
"Um... that's right," Sexton said warily. - Ну да, примерно так, - уклончиво подтвердил Секстон.
"Absurd! - Но это же абсурд!
Does the President have the power to do something about that?" А президент обладает достаточной властью, чтобы изменить это?
"Absolutely," Sexton replied, gaining confidence. - Разумеется, - на сей раз уверенно ответил сенатор.
"A President can veto the budget request of any agency he or she deems overfunded." - Президент имеет полное право наложить вето на бюджетную заявку любого ведомства, которое, по его мнению, требует слишком много средств.
"Then you have my vote, Senator Sexton. - Тогда я отдаю свой голос вам, сенатор Секстон.
Fifteen billion for space research, and our kids don't have teachers. Пятнадцать миллиардов на исследование космоса, тогда как дети не получают достойного образования.
It's outrageous! Просто невероятно!
Good luck, sir. Желаю удачи, сэр.
I hope you go all the way." Надеюсь, у вас хватит выдержки пройти весь путь до победного конца.
The next caller came on the line. В эфир вывели следующий звонок.
"Senator, I just read that NASA's International Space Station is way overbudget and the President is thinking of giving NASA emergency funding to keep the project going. - Сенатор, я только что прочитал, что международная космическая станция, работающая под эгидой НАСА, получает колоссальные деньги, к тому же президент собирается усилить финансирование за счет резервного фонда, чтобы продлить сроки ее эксплуатации.
Is that true?" Это правда?
Sexton jumped at this one. Секстон получил именно тот вопрос, который и был ему нужен.
"True!" - Правда!
He explained that the space station was originally proposed as a joint venture, with twelve countries sharing the costs. Он подробно объяснил, что космическая станция изначально задумывалась как совместное предприятие, стоимость которого делили бы между собой двенадцать стран.
But after construction began, the station's budget spiraled wildly out of control, and many countries dropped out in disgust. Но после того как началось строительство, бюджет станции неожиданно взлетел, выйдя из-под контроля. Поэтому многие страны отказались в нем участвовать.
Rather than scrapping the project, the President decided to cover everyone's expenses. Однако президент США, вместо того чтобы отменить проект, решил возместить ущерб, тем самым покрыв и чужие расходы.
"Our cost for the ISS project," Sexton announced, "has risen from the proposed eight billion to a staggering one hundred billion dollars!" - Наша доля в финансировании международной космической станции возросла с восьми миллиардов долларов, как предполагалось изначально, до невероятной цифры в сто миллиардов!
The caller sounded furious. Звонивший негодовал:
"Why the hell doesn't the President pull the plug!" - Так почему же, дьявол побери, президент ввязался в такую чудовищную авантюру?
Sexton could have kissed the guy. Секстон, имей он возможность, расцеловал бы его за это восклицание.
"Damn good question. - Чертовски хороший вопрос.
Unfortunately, one third of the building supplies are already in orbit, and the President spent your tax dollars putting them there, so pulling the plug would be admitting he made a multibillion-dollar blunder with your money." К сожалению, треть проекта уже летает в космосе, причем запущена станция тоже на ваши денежки. Так что закрытие проекта означало бы признание страшной ошибки, совершенной за счет налогоплательщиков.
The calls kept coming. Звонки не прекращались.
For the first time, it seemed Americans were waking up to the idea that NASA was an option-not a national fixture. Казалось, американцы только сейчас начали отчетливо сознавать, что НАСА для страны вовсе не стратегически необходимая структура, а всего лишь организация, ставящая перед собой довольно авантюрные задачи.
When the show was over, with the exception of a few NASA diehards calling in with poignant overtures about man's eternal quest for knowledge, the consensus was in: Sexton's campaign had stumbled onto the holy grail of campaigning-a new "hot button"-a yet untapped controversial issue that struck a nerve with voters. В итоге, кроме нескольких ярых приверженцев освоения космоса, затянувших старую песню насчет вечной и неизбывной тяги человечества к знаниям, все, кто был тогда в студии, сошлись в одном: Секстон обнаружил Святой Грааль успеха, "горячую клавишу" - еще никем не исследованный, болезненный вопрос, задевший избирателей за живое.
In the weeks that followed, Sexton trounced his opponents in five crucial primaries. Результат не заставил себя ждать. Буквально за несколько недель Секстон обошел своих оппонентов в пяти первичных округах, особенно важных.
He announced Gabrielle Ashe as his new personal campaign assistant, praising her for her work in bringing the NASA issue to the voters. Он тут же назначил Гэбриэл Эш личной ассистенткой. Это стало наградой за работу, которую проделала молодая женщина, чтобы довести до Секстона и избирателей информацию о положении дел в НАСА.
With the wave of a hand, Sexton had made a young African-American woman a rising political star, and the issue of his racist and sexist voting record disappeared overnight. Легким движением руки сенатор поднял никому не известную афроамериканку до уровня восходящей звезды политического небосклона и одновременно отмел все возможные обвинения в расизме и ущемлении прав женщин.
Now, as they sat together in the limousine, Sexton knew Gabrielle had yet again proven her worth. И вот сейчас, сидя напротив Гэбриэл в роскошном лимузине, Секстон понимал, что она вновь демонстрирует свою независимость.
Her new information about last week's secret meeting between the NASA administrator and the President certainly suggested more NASA troubles were brewing-perhaps another country pulling funding from the space station. Та информация, которую раздобыла его ассистентка о состоявшейся на прошлой неделе секретной встрече между руководителем НАСА и президентом, определенно доказывала: космическое агентство ожидают новые трудности. Возможно, от финансирования проекта отказывается еще одна из стран-участниц.
As the limousine passed the Washington Monument, Senator Sexton could not help but feel he had been anointed by destiny. В тот самый момент, когда автомобиль проезжал мимо памятника Джорджу Вашингтону, сенатор Секстон почувствовал, как судьба осеняет его своим крылом.
8 ГЛАВА 8
Despite having ascended to the most powerful political office in the world, President Zachary Herney was average in height, with a slender build and narrow shoulders. Несмотря на исключительно успешную карьеру, которая привела его в самый желанный из всех политических кабинетов мира, президент Закери Харни не мог похвастаться внешностью кинозвезды. Он был среднего роста, достаточно худощав, неширок в плечах.
He had a freckled face, bifocals, and thinning black hair. Веснушчатое лицо, очки с двойными стеклами, редеющие темные волосы.
His unimposing physique, however, stood in stark contrast to the almost princely love the man commanded from those who knew him. Однако несмотря на скромную наружность, он пользовался необычайной, граничащей с поклонением, любовью всех, кто его знал.
It was said that if you met Zach Herney once, you would walk to the ends of the earth for him. Даже сложилась поговорка, уверяющая, что если тебе довелось хотя бы раз встретить Зака Харни, ты пойдешь за ним куда угодно.
"So glad you could make it," President Herney said, reaching out to shake Rachel's hand. - Очень рад, что вам удалось выбраться ко мне, -заговорил президент, протягивая Рейчел руку.
His grasp was warm and sincere. Его пожатие было теплым и искренне радушным.
Rachel fought the frog in her throat. Рейчел собралась с духом, едва найдя в себе силы для ответа.
"Of... course, Mr. President. An honor to meet you." - Встреча с вами, господин президент, огромная честь для меня.
The President gave her a comforting grin, and Rachel sensed firsthand the legendary Herney affability. Он ободряюще улыбнулся, и Рейчел мгновенно ощутила легендарное обаяние мистера Харни.
The man possessed an easygoing countenance political cartoonists loved because no matter how skewed a rendition they drew, no one ever mistook the man's effortless warmth and amiable smile. Президент обладал приятной, располагающей манерой общения. Это больше всего ценили в нем карикатуристы. Каким бы искаженным ни получался шарж, он все равно передавал и теплую улыбку, и дружелюбное выражение лица.
His eyes mirrored sincerity and dignity at all times. А в глазах всегда отражались искренность и чувство собственного достоинства.
"If you follow me," he said in a cheery voice, "I've got a cup of coffee with your name on it." - Если позволите, - сказал Харни, - то я предложу вам чашечку кофе.
"Thank you, sir." - Благодарю, сэр.
The President pressed the intercom and called for some coffee in his office. Президент нажал кнопку связи и попросил принести кофе в кабинет.
As Rachel followed the President through the plane, she could not help but notice that he looked extremely happy and well-rested for a man who was down in the polls. Рейчел направилась по коридору самолета вслед за хозяином. Трудно было не отметить, что для человека, имеющего невысокий политический рейтинг, он выглядит вполне довольным и ничем не обремененным.
He was also very casually dressed-blue jeans, a polo shirt, and L.L. Bean hiking boots. Да и одет неофициально: синие джинсы, рубашка с открытым воротом, массивные тяжелые ботинки, как у туриста.
Rachel tried to make conversation. "Doing... some hiking, Mr. President?" - Вы занимаетесь туризмом, господин президент?- спросила Рейчел, чтобы нарушить молчание.
"Not at all. - Да нет, на самом деле я вовсе этим не увлекаюсь.
My campaign advisers have decided this should be my new look. Просто мои имиджмейкеры решили, что теперь я должен выглядеть именно так.
What do you think?" А как думаете вы?
Rachel hoped for his sake that he wasn't serious. Рейчел очень хотелось верить, что Харни просто шутит.
"It's very... um... manly, sir." - Это придает вам очень... очень мужественный вид, сэр.
Herney was deadpan. Лицо президента оставалось совершенно непроницаемым.
"Good. - Хорошо.
We're thinking it will help me win back some of the women's vote from your father." Мы считаем, что этот образ поможет вернуть голоса женщин, которые отвоевал ваш отец.
After a beat, the President broke into a broad smile. - Он продемонстрировал чарующую улыбку.
"Ms. Sexton, that was a joke. - Мисс Секстон, не пугайтесь, я шучу.
I think we both know I'll need more than a polo shirt and blue jeans to win this election." Мы ведь прекрасно понимаем: чтобы победить на выборах, потребуется нечто большее, чем синие джинсы и рубашка с распахнутым воротом.
The President's openness and good humor were quickly evaporating any tension Rachel felt about being there. Его добродушие и открытость моментально растопили лед, до этого момента сковывавший душу Рейчел.
What this President lacked in physical brawn, he more than made up for in diplomatic rapport. Если президенту и недоставало внушительности и импозантности, он с лихвой компенсировал это умением общаться и врожденным тактом.
Diplomacy was about people skills, and Zach Herney had the gift. Дипломатичность - редкий, ценный дар, и Зак Харни обладал им в полной мере.
Rachel followed the President toward the back of the plane. Рейчел шла вслед за президентом в хвостовой отсек.
The deeper they went, the less the interior resembled a plane-curved hallways, wallpapered walls, even an exercise room complete with StairMaster and rowing machine. И чем глубже в святая святых они проникали, тем меньше интерьер напоминал салон самолета. Извилистый коридор, оклеенные обоями стены, даже спортивный зал с тренажерами и беговой дорожкой.
Oddly, the plane seemed almost entirely deserted. Странным, однако, казалось отсутствие других людей.
"Traveling alone, Mr. President?" - Вы путешествуете в одиночестве, господин президент?
He shook his head. Он покачал головой:
"Just landed, actually." - Нет, но мы лишь недавно приземлились.
Rachel was surprised. Рейчел удивилась.
Landed from where? Приземлились?
Her intel briefs this week had included nothing about presidential travel plans. Значит, откуда-то прилетели? А у нее не было никакой информации о поездках президента.
Apparently he was using Wallops Island to travel quietly. Ясно только, что авиабазу Уоллопс он использовал, когда хотел сохранить в тайне свое местопребывание.
"My staff deplaned right before you arrived," the President said. - Персонал покинул самолет как раз перед вашим появлением, - пояснил Харни.
"I'm headed back to the White House shortly to meet them, but I wanted to meet you here instead of my office." - Скоро я отправлюсь обратно в Белый дом. Но мне хотелось встретиться с вами именно здесь, а не там, в официальном кабинете.
"Trying to intimidate me?" - Чтобы ошеломить и напугать?
"On the contrary. - Напротив!
Trying to respect you, Ms. Sexton. Чтобы выказать вам уважение, мисс Секстон.
The White House is anything but private, and news of a meeting between the two of us would put you in an awkward position with your father." Дело в том, что Белому дому очень не хватает конфиденциальности, а известие о встрече со мной может осложнить ваши отношения с отцом.
"I appreciate that, sir." - Ценю вашу деликатность, сэр.
"It seems you're managing a delicate balancing act quite gracefully, and I see no reason to disrupt that." - Вам удается сохранять дружеское семейное равновесие, хотя это и нелегко. Мне не хочется нарушать его своим вмешательством.
Rachel flashed on her breakfast meeting with her father and doubted that it qualified as "graceful." Рейчел невольно вспомнила недавнюю встречу с отцом за завтраком и решила, что ее трудно определить как "дружескую".
Nonetheless, Zach Herney was going out of his way to be decent, and he certainly didn't have to. И тем не менее Зак Харни совершил этот явно незапланированный перелет только ради того, чтобы проявить тактичность. А ведь вполне мог бы этого и не делать!
"May I call you Rachel?" Herney asked. - Можно мне называть вас по имени, Рейчел? -поинтересовался президент.
"Of course." - Конечно.
May I call you Zach? "Интересно, а могу ли я называть его Зак?" -мелькнула у Рейчел лукавая мысль.
"My office," the President said, ushering her through a carved maple door. - Ну, вот и мой кабинет, - пригласил хозяин, распахивая перед гостьей резную кленовую дверь.
The office aboard Air Force One certainly was cozier than its White House counterpart, but its furnishings still carried an air of austerity. Президентский кабинет на "Борту номер 1" ВВС казался гораздо уютнее того, которым первый человек страны располагал в своей официальной резиденции, в Белом доме. Однако и здесь в интерьере присутствовал налет излишней строгости и сдержанности.
The desk was mounded with papers, and behind it hung an imposing oil painting of a classic, three-masted schooner under full sail trying to outrun a raging storm. Огромный рабочий стол, заваленный бумагами; на стене картина, где была изображена поднявшая паруса классическая трехмачтовая шхуна. Парусник пытался уйти от надвигавшегося шторма.
It seemed a perfect metaphor for Zach Herney's presidency at the moment. Яркая метафора, если иметь в виду текущий момент жизни президента.
The President offered Rachel one of the three executive chairs facing his desk. Президент указал на один из трех достаточно скромных стульев, окружавших стол.
She sat. Рейчел присела.
Rachel expected him to sit behind his desk, but instead he pulled one of the chairs up and sat next to her. Она ожидала, конечно, что хозяин сядет за стол, но вместо этого он подвинул один из стульев и расположился рядом.
Equal footing, she realized. Пытается держаться на равных, отметила она.
The master of rapport. Мастер дипломатии.
"Well, Rachel," Herney said, sighing tiredly as he settled into his chair. - Ну так вот, Рейчел, - наконец приступил к делу президент, устало вздохнув.
"I imagine you've got to be pretty damned confused to be sitting here right now, am I right?" - Мне почему-то кажется, что вас смущает мое неожиданное приглашение. Я не ошибаюсь?
Whatever was left of Rachel's guard crumbled away with the candor in the man's voice. Если какая-то напряженность и оставалась в душе гостьи, то после этих слов она исчезла.
"Actually, sir, I'm baffled." - Честно говоря, сэр, я озадачена и растеряна.
Herney laughed out loud. Харни добродушно, покровительственно рассмеялся:
"Terrific. - Вот как!
It's not every day I can baffle someone from the NRO." Не каждый день мне удается озадачить агента Национального разведывательного управления.
"It's not every day someone from the NRO is invited aboard Air Force One by a President in hiking boots." - Но согласитесь, ведь не каждый день агент Национального разведывательного управления является на "Борт номер 1" по личному приглашению президента, который встречает гостя в джинсах и спортивных ботинках.
The President laughed again. Президент снова засмеялся.
A quiet rap on the office door announced the arrival of coffee. Негромкий стук в дверь означал, что принесли кофе.
One of the flight crew entered with a steaming pewter pot and two pewter mugs on a tray. Вошла стюардесса, держа в руках поднос, на котором стоял, выпуская тонкую струйку ароматного пара, оловянный кофейник, а рядом с ним две оловянные кружки.
At the President's bidding, she laid the tray on the desk and disappeared. Президент кивнул, и девушка, опустив поднос на стол, моментально исчезла.
"Cream and sugar?" the President asked, standing up to pour. - Сливки, сахар? - предложил хозяин, поднимаясь, чтобы наполнить чашки.
"Cream, please." - Сливки, если можно.
Rachel savored the rich aroma. Рейчел с удовольствием вдохнула приятный аромат.
The President of the United States is personally serving me coffee? Неужели это не сон и президент Соединенных Штатов действительно наливает ей кофе?
Zach Herney handed her a heavy pewter mug. Зак Харни передал гостье тяжелую горячую кружку.
"Authentic Paul Revere," he said. "One of the little luxuries." - Настоящий "Поль Ревир", - пояснил он.
Rachel sipped the coffee. Рейчел попробовала кофе.
It was the best she had ever tasted. Он оказался восхитительным. Такого вкусного кофе она не пробовала ни разу в жизни.
"Anyhow," the President said, pouring himself a cup and sitting back down, "I've got limited time here, so let's get to business." - Что ни говори, - заметил президент, наливая и себе, а потом удобнее устраиваясь на стуле, -время у меня ограничено, а потому давайте сразу приступим к делу.
The President plopped a sugar cube in his coffee and gazed up at her. "I imagine Bill Pickering warned you that the only reason I would want to see you would be to use you to my political advantage?" - Опустив в чашку кубик сахара, он взглянул на собеседницу: - Полагаю, Билл Пикеринг предупредил, что единственная цель моего приглашения связана с намерением, использовать вас в собственных политических интересах?
"Actually, sir, that's exactly what he said." - Если честно, сэр, то примерно это он и сделал.
The President chuckled. Президент усмехнулся:
"Always the cynic." - Циничен, как всегда. Не изменяет себе.
"So he's wrong?" - Так, значит, он ошибается?
"Are you kidding?" the President laughed. - Шутите? - Харни весело рассмеялся.
"Bill Pickering is never wrong. - Разве Билл Пикеринг ошибся хотя бы раз в жизни?
He's dead-on as usual." Он, как обычно, попал в "десятку".
9 ГЛАВА 9
Gabrielle Ashe gazed absently out the window of Senator Sexton's limousine as it moved through the morning traffic toward Sexton's office building. Лимузин сенатора Секстона пробирался по запруженным улицам столицы Соединенных Штатов к зданию, в котором располагался его офис. Гэбриэл Эш рассеянно смотрела в окно.
She wondered how the hell she had arrived at this point in her life. Она пыталась понять, какое чудо помогло ей взлететь на такую высоту.
Personal assistant to Senator Sedgewick Sexton. Личная ассистентка сенатора Седжвика Секстона.
This was exactly what she had wanted, wasn't it? Ведь именно к этому она и стремилась, разве не так?
I'm sitting in a limousine with the next President of the United States. Вот она сидит в лимузине рядом с будущим президентом страны.
Gabrielle stared across the car's plush interior at the senator, who seemed to be far away in his own thoughts. Гэбриэл взглянула на сенатора, сидящего в другом конце просторного, обитого замшей салона огромного автомобиля. Казалось, тот всецело погружен в собственные мысли.
She admired his handsome features and perfect attire. Трудно было не восхититься его красивой, даже величественной внешностью и изысканной манерой одеваться.
He looked presidential. Воистину он был рожден, чтобы стать президентом.
Gabrielle had first seen Sexton speak when she was a poli-sci major at Cornell University three years ago. Впервые Гэбриэл увидела сенатора и услышала его выступление три года назад, будучи еще студенткой политехнического факультета Корнеллского университета.
She would never forget how his eyes probed the audience, as if sending a message directly to her-trust me. Невозможно забыть, как его пронзительный взгляд проникал в самую глубину зала, словно он обращался именно к ней. "Верь мне", -казалось, без слов призывал он.
After Sexton's speech, Gabrielle waited in line to meet him. После окончания его речи Гэбриэл встала в очередь, чтобы поприветствовать гостя лично.
"Gabrielle Ashe," the senator said, reading her name tag. "A lovely name for a lovely young woman." - Гэбриэл Эш, - прочитал сенатор на карточке, приколотой к отвороту жакета, - прелестное имя для прелестной юной дамы.
His eyes were reassuring. Он смотрел на нее оценивающе и в то же время с одобрением.
"Thank you, sir," Gabrielle replied, feeling the man's strength as she shook his hand. - Благодарю вас, сэр, - вежливо ответила Гэбриэл. Рукопожатие сенатора было крепким, внимание искренним.
"I was really impressed by your message." - Ваше выступление произвело на меня глубокое впечатление.
"Glad to hear it!" - Рад это слышать!
Sexton thrust a business card into her hand. - Секстон дал ей визитную карточку.
"I'm always looking for bright young minds who share my vision. - Я веду постоянный поиск энергичных молодых людей, способных разделить мои воззрения.
When you get out of school, track me down. Когда закончите университет, свяжитесь со мной.
My people may have a job for you." Может случиться, что именно для вас найдется подходящее дело.
Gabrielle opened her mouth to thank him, but the senator was already on to the next person in line. Гэбриэл открыла было рот, чтобы поблагодарить, но сенатор уже обратился к следующему в очереди.
Nonetheless, in the months that followed, Gabrielle found herself following Sexton's career on television. После этой встречи Гэбриэл неотступно следила за политической карьерой сенатора - читала о нем в газетах и смотрела телепередачи.
She watched with admiration as he spoke out against big government spending-spearheading budget cuts, streamlining the IRS to work more effectively, trimming fat at the DEA, and even abolishing redundant civil service programs. Особенно восхищали его выступления против непомерных расходов правительства, яростная, цепкая критика увеличений бюджетных ассигнований, призывы к департаментам действовать более эффективно, урезая лишние административные траты, и даже требование отменить некоторые программы, касающиеся государственных служащих.
Then, when the senator's wife died suddenly in a car crash, Gabrielle watched in awe as Sexton somehow turned the negative into a positive. Позже, когда в автомобильной катастрофе погибла жена сенатора, Гэбриэл с каким-то священным трепетом наблюдала, как этот человек даже личное несчастье сумел обратить на пользу делу.
Sexton rose above his personal pain and declared to the world that he would be running for the presidency and dedicating the remainder of his public service to his wife's memory. Секстон нашел в себе силы подняться над собственной болью и объявил миру, что непременно будет баллотироваться в президенты и все свои достижения как политика посвятит памяти супруги.
Gabrielle decided right then and there that she wanted to work closely with Senator Sexton's presidential campaign. Именно тогда, в тот самый момент Гэбриэл твердо решила, что будет работать с сенатором, помогая ему достичь поставленной цели.
Now she had gotten as close as anyone could get. И ей удалось оказаться рядом со своим кумиром -быть ближе просто невозможно.
Gabrielle recalled the night she had spent with Sexton in his plush office, and she cringed, trying to block out the embarrassing images in her mind. What was I thinking? Она вспомнила ночь, которую провела с сенатором в его шикарном офисе. Не слишком приятные воспоминания. Гэбриэл едва заметно поежилась.
She knew she should have resisted, but somehow she'd found herself unable. Она ведь прекрасно знала, что не должна поддаваться искушению, но почему-то не нашла в себе достаточно сил, чтобы сопротивляться.
Sedgewick Sexton had been an idol of hers for so long... and to think he wanted her. Седжвик Секстон так долго оставался ее идеалом, воплощением мечты... и вдруг он захотел ее, подумать только!
The limousine hit a bump, jarring her thoughts back to the present. Лимузин тряхнуло на какой-то неровности. Мысли ассистентки сенатора моментально вернулись к текущему моменту.
"You okay?" - С вами все в порядке?
Sexton was watching her now. - Сенатор внимательно смотрел на нее.
Gabrielle flashed a hurried smile. Гэбриэл изобразила улыбку:
"Fine." - Да, все отлично.
"You aren't still thinking about that drudge, are you?" - Но вы же не думаете о вынюхивании, так ведь?
She shrugged. Гэбриэл пожала плечами:
"I'm still a little worried, yeah." - Я все еще немного беспокоюсь, это правда.
"Forget it. - Бросьте!
The drudge was the best thing that ever happened to my campaign." Это самое лучшее из всего, что было в моей кампании.
A drudge, Gabrielle had learned the hard way, was the political equivalent of leaking information that your rival used a penis enlarger or subscribed to Stud Muffin magazine. Слово "вынюхивание", как на собственном горьком опыте узнала Гэбриэл, означало некий тайный процесс утечки информации, такой как, например, сообщения, что оппонент использует средства, повышающие эрекцию, или выписывает порнографический журнал для гомосексуалистов "Стад маффин".
Drudging wasn't a glamorous tactic, but when it paid off, it paid off big. "Вынюхивание" было грязным делом, но когда оно приносило плоды, эти плоды оказывались куда как хороши.
Of course, when it backfired... Но когда наступала расплата...
And backfire, it had. А расплата наступала.
For the White House. Для Белого дома.
About a month ago, the President's campaign staff, unsettled by the slipping polls, had decided to get aggressive and leak a story they suspected to be true-that Senator Sexton had engaged in an affair with his personal assistant, Gabrielle Ashe. Примерно месяц назад участники избирательной команды президента, разочарованные и расстроенные его снижающимся рейтингом, решили пойти в атаку и запустить информацию, в правдивости которой не сомневались. Они утверждали, что сенатор Секстон состоит в сексуальной связи со своей личной ассистенткой Гэбриэл Эш.
Unfortunately for the White House, there was no hard evidence. К сожалению, у Белого дома не нашлось прямых доказательств.
Senator Sexton, a firm believer in the best defense is a strong offense, seized the moment for attack. А сенатор Секстон, твердо помня, что лучшая зашита заключается в нападении, воспользовался моментом для ответного удара.
He called a national press conference to proclaim his innocence and outrage. Он, ни много ни мало, созвал национальную пресс-конференцию - чтобы возмущенно заявить о своей невиновности.
I cannot believe, he said, gazing into the cameras with pain in his eyes, that the President would dishonor my wife's memory with these malicious lies. - Не могу поверить, - говорил он, с болью глядя в объектив телекамеры, - что президент очернил память моей покойной жены подобной циничной ложью.
Senator Sexton's performance on TV was so convincing that Gabrielle herself practically believed they had not slept together. Выступление сенатора по телевидению оказалось настолько убедительным, что Гэбриэл и сама почти поверила ему.
Seeing how effortlessly he lied, Gabrielle realized that Senator Sexton was indeed a dangerous man. Видя, с какой легкостью лжет этот человек, она не могла не осознать с абсолютной ясностью, насколько опасен сенатор Седжвик Секстон.
Lately, although Gabrielle was certain she was backing the strongest horse in this presidential race, she had begun to question whether she was backing the best horse. Хотя Гэбриэл не сомневалась в том, что поставила на самую сильную лошадь в нынешних скачках, в последнее время она все чаще спрашивала себя: действительно ли эта лошадь лучше и достойнее остальных?
Working closely with Sexton had been an eye-opening experience-akin to a behind-the-scenes tour of Universal Studios, where one's childlike awe over the movies is sullied by the realization that Hollywood isn't magic after all. Работа рядом с сенатором открыла ей глаза на многое, подобно экскурсии в недра киностудии, где детское восхищение чудесами экрана моментально омрачается пониманием того факта, что Голливуд на самом деле вовсе не приют волшебников и магов.
Although Gabrielle's faith in Sexton's message remained intact, she was beginning to question the messenger. Хотя вера Гэбриэл в идеи, которые проповедовал Секстон, и не поколебалась, она начала задаваться вопросом о праведности самого проповедника.
10 ГЛАВА 10
"What I am about to tell you, Rachel," the President said, "is classified 'UMBRA.' Well beyond your current security clearance." - То, что я собираюсь вам сейчас сказать, Рейчел, -приступил к делу президент, - классифицируется как фантом и выходит далеко за рамки дозволенного вашей службой безопасности.
Rachel felt the walls of Air Force One closing in around her. Агент Секстон почувствовала, как стены "Борта номер 1" начинают давить на нее.
The President had flown her to Wallops Island, invited her onboard his plane, poured her coffee, told her flat out that he intended to use her to political advantage against her own father, and now he was announcing he intended to give her classified information illegally. Президент вызвал ее в Уоллопс, пригласил на борт своего самолета, угостил вкуснейшим кофе, прямо заявил, что намерен использовать гостью как политическое оружие против ее же собственного отца, а теперь еще решил сообщить какую-то секретную информацию.
However affable Zach Herney appeared on the surface, Rachel Sexton had just learned something important about him. This man took control in a hurry. Каким бы обаятельным, милым и симпатичным Зак Харни ни казался на первый взгляд, Рейчел Секстон видела сейчас только одно: этот человек слишком быстр и напорист, чтобы упустить из рук власть.
"Two weeks ago," the President said, locking eyes with her, "NASA made a discovery." - Две недели назад, - продолжал президент, не отводя внимательного взгляда от лица собеседницы, - НАСА совершило открытие.
The words hung a moment in the air before Rachel could process them. Слова повисли в воздухе, Харни словно дожидался, когда Рейчел их полностью воспримет.
A NASA discovery? Открытие НАСА?
Recent intelligence updates had suggested nothing out of the ordinary going on with the space agency. Новейшие данные разведки не сообщали ни о чем экстраординарном, что происходило бы в космическом агентстве.
Of course, these days a "NASA discovery" usually meant realizing they'd grossly under budgeted some new project. К тому же в последнее время слова "открытие НАСА" значили, как правило, то, что в агентстве осознали, насколько плохо финансируется тот или иной проект.
"Before we talk further," the President said, "I'd like to know if you share your father's cynicism over space exploration." - Прежде чем продолжить беседу, мне хотелось бы узнать, в какой мере вы разделяете цинизм отца по отношению к исследованию космоса.
Rachel resented the comment. Рейчел чрезвычайно не понравилось это замечание, сделанное словно вскользь.
"I certainly hope you didn't call me here to ask me to control my father's rants against NASA." - Позволю себе выразить надежду, что вы пригласили меня сюда вовсе не для того, чтобы попросить контролировать выпады сенатора Секстона против НАСА.
He laughed. Президент рассмеялся:
"Hell, no. - Черт возьми, конечно, нет!
I've been around the Senate long enough to know that nobody controls Sedgewick Sexton." Я нахожусь неподалеку от сената и тех, кто там заседает, уже достаточно долго и в состоянии понять, что мистера Секстона не в силах контролировать никто.
"My father is an opportunist, sir. - Мой отец - представитель оппозиции, сэр.
Most successful politicians are. Впрочем, в этом качестве выступает большинство удачливых политиков.
And unfortunately NASA has made itself an opportunity." И к сожалению, НАСА само превратило себя в удобную мишень.
The recent string of NASA errors had been so unbearable that one either had to laugh or cry-satellites that disintegrated in orbit, space probes that never called home, the International Space Station budget rising tenfold and member countries bailing out like rats from a sinking ship. Цепь недавних ошибок, совершенных космическим агентством, была настолько длинной, что оставалось лишь смеяться или плакать: спутники разваливались прямо на орбите, космические зонды оказывались не в состоянии передавать полученные данные на Землю, бюджет космической станции подскочил в десять раз, а страны, участвовавшие в этом международном проекте, словно крысы, покидали тонущий корабль...
Billions were being lost, and Senator Sexton was riding it like a wave-a wave that seemed destined to carry him to the shores of 1600 Pennsylvania Avenue. Потеряны миллиарды, и сенатор Секстон неутомимо фиксировал каждый провал, чтобы вскоре оказаться на Пенсильвания-авеню, в доме номер 1600.
"I will admit," the President continued, "NASA has been a walking disaster area lately. - Признаюсь, - продолжал президент, - в последнее время неудачи преследуют НАСА.
Every time I turn around, they give me yet another reason to slash their funding." Стоит мне только отвернуться, как эти ребята подкидывают очередной повод, чтобы сократить финансирование.
Rachel saw her opening for a foothold and took it. Рейчел почувствовала точку опоры и моментально этим воспользовалась:
"And yet, sir, didn't I just read that you bailed them out last week with another three million in emergency funding to keep them solvent?" - И все же, сэр, совсем недавно я читала, что на прошлой неделе вы отстегнули этим самым ребятам еще три миллиона на непредвиденные расходы.
The President chuckled. Президент хмыкнул:
"Your father was pleased with that one, wasn't he?" - Вашему отцу это понравилось, верно?
"Nothing like sending ammunition to your executioner." - Почти так же, как если бы кто-то вложил оружие в руки вашего палача.
"Did you hear him on Nightline? - А вы не слышали его выступление в программе "Ночной разговор"?
'Zach Herney is a space addict, and the taxpayers are funding his habit.'" "Космос для Зака Харни, - сказал он, - все равно что зелье для наркомана, а налогоплательщики оплачивают его пагубное пристрастие".
"But you keep proving him right, sir." - Но ведь вы даете повод для подобных выводов, сэр.
Herney nodded. Харни кивнул:
"I make it no secret that I'm an enormous fan of NASA. - Верно, я не делаю секрета из своей приверженности интересам НАСА.
I always have been. Всегда очень ценил космическую отрасль.
I was a child of the space race-Sputnik, John Glenn, Apollo 11- and I have never hesitated to express my feelings of admiration and national pride for our space program. Я - ребенок космической эпохи: спутник, Джон Гленн, "Аполлон-11". Поэтому и не стесняюсь выражать свое восхищение и гордость по отношению к космическим программам.
In my mind, the men and women of NASA are history's modern pioneers. Уверен, что люди, работающие в космонавтике, создают историю.
They attempt the impossible, accept failure, and then go back to the drawing board while the rest of us stand back and criticize." Они берутся за невозможное, стоически переносят неудачи, чтобы начать все заново - в то самое время, когда большинство предпочитает стоять в сторонке и критиковать.
Rachel remained silent, sensing that just below the President's calm exterior was an indignant rage over her father's endless anti-NASA rhetoric. Рейчел молчала, ощущая, как под маской спокойствия в душе президента кипит яростное негодование по поводу риторики сенатора Секстона.
Rachel found herself wondering what the hell NASA had found. Но она никак не могла понять, какое же открытие совершило НАСА.
The President was certainly taking his time coming to the point. А президент явно не спешил приступать к сути вопроса.
"Today," Herney said, his voice intensifying, "I intend to change your entire opinion of NASA." - Сегодня, - произнес Харни с особой силой, - я намерен коренным образом изменить ваше мнение о космическом агентстве.
Rachel eyed him with uncertainty. Рейчел озадаченно посмотрела на него:
"You have my vote already, sir. - Мой голос и так принадлежит вам, сэр.
You may want to concentrate on the rest of the country." Так что вы можете не тратить на меня усилий, а сосредоточиться на других избирателях.
"I intend to." - Конечно.
He took a sip of coffee and smiled. - Президент сделал еще один глоток кофе и улыбнулся.
"And I'm going to ask you to help me." - Но вас я собираюсь попросить о помощи.
Pausing, he leaned toward her. "In a most unusual way." - Он склонился к гостье: - Причем самым необычным способом.
Rachel could now feel Zach Herney scrutinizing her every move, like a hunter trying to gauge if his prey intended to run or fight. Рейчел чувствовала, что Харни пристально следит за каждым ее движением, словно охотник, пытающийся угадать намерения жертвы - что она будет делать: убегать или бороться?
Unfortunately, Rachel saw nowhere to run. Но бежать было некуда.
"I assume," the President said, pouring them both more coffee, "that you're aware of a NASA project called EOS?" - Полагаю, - наконец заговорил президент, вновь наполняя кружки, - вы слышали о проекте НАСА, носящем название СНЗ?
Rachel nodded. Она кивнула:
"Earth Observation System. - "Система наблюдения за Землей".
I believe my father has mentioned EOS once or twice." Мне кажется, отец пару раз упоминал об этом.
The weak attempt at sarcasm drew a frown from the President. Президент уловил в ее ответе нотку сарказма и нахмурился.
The truth was that Rachel's father mentioned the Earth Observation System every chance he got. На самом деле отец Рейчел упоминал "Систему наблюдения за Землей" при малейшей возможности.
It was one of NASA's most controversial big-ticket ventures-a constellation of five satellites designed to look down from space and analyze the planet's environment: ozone depletion, polar ice melt, global warming, rainforest defoliation. Этот проект оставался одним из самых спорных начинаний космического ведомства. Он предусматривал вывод на орбиту пяти спутников, которые, изучая Землю, анализировали бы экологию планеты: истощение озонового слоя, таяние полярных льдов, глобальное потепление, исчезновение тропических лесов.
The intent was to provide environmentalists with never before seen macroscopic data so that they could plan better for earth's future. Подобное наблюдение было необходимо для получения из космоса всесторонних данных и разработки на их основе глобального прогноза будущего Земли.
Unfortunately, the EOS project had been wrought with failure. К сожалению, проект оказался далеко не безупречным: в его алгоритм вкралась серьезная погрешность.
Like so many NASA projects of late, it had been plagued with costly overruns right from the start. Как и многие программы НАСА последнего времени, эта с самого начала потребовала серьезного перерасхода средств.
And Zach Herney was the one taking the heat. А Зак Харни, как всегда, принимал удары на себя.
He had used the support of the environmental lobby to push the $1.4 billion EOS project through Congress. Он использовал поддержку экологического лобби, чтобы протолкнуть в конгрессе этот проект стоимостью полтора миллиарда долларов.
But rather than delivering the promised contributions to global earth science, EOS had spiraled quickly into a costly nightmare of failed launches, computer malfunctions, and somber NASA press conferences. Однако вместо того чтобы внести обещанный вклад в мировую науку о Земле, проект очень быстро превратился в сплошной кошмар: неудачные запуски спутников, компьютерные сбои, мрачные пресс-конференции представителей космического агентства.
The only smiling face lately was that of Senator Sexton, who was smugly reminding voters just how much of their money the President had spent on EOS and just how lukewarm the returns had been. А с лица сенатора Секстона не сходила победная улыбка. Он не забывал регулярно напоминать избирателям, какую именно сумму президент потратил на очередную безумную затею и насколько мизерными оказались полученные результаты.
The President dropped a sugar cube into his mug. Президент помешал кофе ложечкой.
"As surprising as this may sound, the NASA discovery I'm referring to was made by EOS." - Как бы удивительно это ни звучало, открытие, о котором я говорю, сделано именно в рамках проекта СНЗ.
Now Rachel felt lost. Рейчел почувствовала растерянность.
If EOS had enjoyed a recent success, NASA certainly would have announced it, wouldn't they? Если программа СНЗ оказалась успешной, то почему НАСА вопреки собственным принципам не объявило о нем?
Her father had been crucifying EOS in the media, and the space agency could use any good news they could find. Отец буквально топтал этот неуклюжий и бесполезный проект в прессе, а космическое агентство со своей стороны старалось использовать для зарабатывания очков малейшую возможность, даже тень успеха.
"I've heard nothing," Rachel said, "about any EOS discovery." - Но я ничего не слышала об открытиях, совершенных СНЗ, - откровенно призналась она.
"I know. NASA prefers to keep the good news to themselves for a while." - Знаю. НАСА предпочитает пока хранить эту отличную новость в секрете.
Rachel doubted it. Рейчел позволила себе усомниться:
"In my experience, sir, when it comes to NASA, no news is generally bad news." - Мой опыт подсказывает, сэр, что когда дело касается НАСА, то отсутствие новостей, как правило, само по себе оказывается плохой новостью.
Restraint was not a forte of the NASA public relations department. Сдержанность никогда не считалась сильной стороной специалистов по связям с общественностью, работающих на космическое ведомство.
The standing joke at the NRO was that NASA held a press conference every time one of their scientists so much as farted. В НРУ шутят, что это ведомство созывает пресс-конференцию каждый раз, когда кто-нибудь из сотрудников сделал хоть что-то, например, испортил воздух.
The President frowned. Президент нахмурился:
"Ah, yes. - Ах да.
I forget I'm talking to one of Pickering's NRO security disciples. Я совсем забыл, что имею дело с ученицей Пикеринга по курсу "Национальная безопасность".
Is he still moaning and groaning about NASA's loose lips?" Что, он все еще стонет и вздыхает по поводу болтливости НАСА?
"Security is his business, sir. - Безопасность - его работа, сэр.
He takes it very seriously." Он относится к ней очень серьезно.
"He damn well better. - И правильно делает.
I just find it hard to believe that two agencies with so much in common constantly find something to fight about." С трудом верится, что два столь солидных ведомства постоянно из-за чего-то грызутся.
Rachel had learned early in her tenure under William Pickering that although both NASA and the NRO were space-related agencies, they had philosophies that were polar opposites. The NRO was a defense agency and kept all of its space activities classified, while NASA was academic and excitedly publicized all of its breakthroughs around the globe-often, William Pickering argued, at the risk of national security. Рейчел еще в самом начале службы под крылышком Пикеринга поняла, что хотя и НАСА, и НРУ имеют дело с космосом, философия их разительно отличается. НРУ представляло собой оборонное ведомство и потому хранило в строжайшем секрете все свои действия, в то время как НАСА склонялось в сторону науки и стремилось оповестить весь мир о собственных достижениях - часто, как не без основания утверждал Пикеринг, ставя под угрозу национальную безопасность.
Some of NASA's finest technologies-high-resolution lenses for satellite telescopes, long-range communications systems, and radio imaging devices-had a nasty habit of appearing in the intelligence arsenal of hostile countries and being used to spy against us. Некоторые передовые технологии, разработанные НАСА - например, линзы высокого разрешения для спутниковых телескопов, системы дальней связи, радиолокационные приборы, - с пугающей частотой появлялись в арсеналах разведывательного оборудования других, враждебных стран и помогали, попросту говоря, шпионить против Соединенных Штатов.
Bill Pickering often grumbled that NASA scientists had big brains... and even bigger mouths. Билл Пикеринг не переставал ворчать, что специалисты НАСА могут похвастаться умными головами и длинными языками.
A more pointed issue between the agencies, however, was the fact that because NASA handled the NRO's satellite launches, many of NASA's recent failures directly affected the NRO. Однако самым больным вопросом в отношениях двух ведомств оставался тот факт, что, поскольку НАСА осуществляло запуск спутников по заказу НРУ, многие недавние неудачи также непосредственно касались именно разведки.
No failure had been more dramatic than that of August 12, 1998, when a NAS A/Air Force Titan 4 rocket blew up forty seconds into launch and obliterated its payload-a $1.2 billion NRO satellite code-named Vortex 2. Но конечно, самым драматичным из всех провалов оказалась катастрофа 12 августа 1998 года. В этот день ракета "Титан", принадлежавшая сразу двум хозяевам, взорвалась через сорок секунд после запуска. Был уничтожен ценнейший, стоимостью в 1,2 миллиарда долларов, груз - спутник под кодовым названием "Вортекс-2".
Pickering seemed particularly unwilling to forget that one. Пикеринг никак не мог простить партнерам этой неудачи.
"So why hasn't NASA gone public about this recent success?" Rachel challenged. - И все-таки почему НАСА так упорно молчит относительно недавнего успеха? - бросила вызов Рейчел.
"They certainly could use some good news right now." - Хорошие новости лучше запускать в оборот немедленно, получая от этого дивиденды.
"NASA is being silent," the President declared, "because I ordered them to be." - НАСА хранит молчание, - с долей торжества в голосе сообщил президент, - потому что так приказал я.
Rachel wondered if she had heard him correctly. Рейчел с трудом верила собственным ушам.
If so, the President was committing some kind of political hara-kiri that she did not understand. Если это правда, то президент, несомненно, совершает своего рода политическое харакири, объяснить которое невозможно.
"This discovery," the President said, "is... shall we say... nothing short of astounding in its ramifications." - Это открытие, - пояснил президент, -определенно является... ну, скажем так, эпохальным и приведет к поразительным переменам.
Rachel felt an uneasy chill. Рейчел ощутила неприятный, пугающий холод.
In the world of intelligence, "astounding ramifications" seldom meant good news. В мире разведки "поразительные перемены" редко означали что-нибудь хорошее, а тем более редко сулили приятные известия.
She now wondered if all the EOS secrecy was on account of the satellite system having spotted some impending environmental disaster. Сейчас ей хотелось понять, была ли вся эта секретность следствием того, что спутниковая система заметила какую-то экологическую катастрофу, сулящую крупные неприятности.
"Is there a problem?" - Возникла какая-то проблема?
"No problem at all. - Совершенно никаких проблем.
What EOS discovered is quite wonderful." То, что обнаружила СНЗ, просто удивительно.
Rachel fell silent. Рейчел молчала.
"Suppose, Rachel, that I told you NASA has just made a discovery of such scientific importance... such earth-shattering significance... that it validated every dollar Americans have ever spent in space?" - Представьте на минутку, - начал объяснять президент, - будто я сообщил вам о том, что НАСА совершило открытие огромной научной важности... потрясающей значимости... и это открытие моментально оправдало каждый доллар, потраченный американцами на исследование космического пространства.
Rachel could not imagine. Рейчел почему-то не удавалось вообразить подобное.
The President stood up. Президент поднялся:
"Let's take a walk, shall we?" - Разрешите пригласить вас на небольшую прогулку?
11 ГЛАВА 11
Rachel followed President Herney out onto the glistening gangway of Air Force One. Рейчел Секстон молча последовала за президентом Харни. Они вышли на сияющий трап "Борта номер 1".
As they descended the stairs, Rachel felt the bleak March air clearing her mind. Спускаясь по ступеням, гостья почувствовала, как холодный мартовский воздух освежает голову, возвращая ясность мышления.
Unfortunately, clarity only made the President's claims seem more outlandish than before. Теперь отчетливее стали видны необоснованность и фантастичность заявления президента.
NASA made a discovery of such scientific importance that it validates every dollar Americans have ever spent in space? НАСА совершило открытие огромной научной важности и потрясающей значимости, моментально оправдав каждый доллар, потраченный американцами на исследование космического пространства, мысленно повторила Рейчел только что услышанное.
Rachel could only imagine that a discovery of that magnitude would only center on one thing-the holy grail of NASA-contact with extraterrestrial life. Можно предположить лишь одно-единственное: открытие такого масштаба означает, что найден Святой Грааль космического ведомства, то есть обнаружена жизнь вне Земли.
Unfortunately, Rachel knew enough about that particular holy grail to know it was utterly implausible. Но Рейчел достаточно хорошо была знакома с этой областью исследований, чтобы ни на секунду не поверить в подобное предложение.
As an intelligence analyst, Rachel constantly fielded questions from friends who wanted to know about the alleged government cover-ups of alien contact. Работая аналитиком секретной информации, Рейчел уже привыкла постоянно отвечать на вопросы знакомых, желавших знать, каким именно образом правительство осуществляет контакты с инопланетянами.
She was consistently appalled by the theories her "educated" friends bought into-crashed alien saucers hidden in secret government bunkers, extraterrestrial corpses kept on ice, even unsuspecting civilians being abducted and surgically probed. Теории, на которые "покупались" эти люди, мнившие себя просвещенными, - в частности, рассказы о потерпевших крушение летающих тарелках, спрятанных в секретных бункерах, о трупах инопланетян, хранящихся в холодильниках, о похищенных пришельцами для разных опытов землянах - все эти бредни вызывали у нее лишь отвращение.
It was all absurd, of course. Разумеется, все это абсурд.
There were no aliens. Никаких инопланетян.
No cover-ups. Никаких секретных контактов.
Everyone in the intelligence community understood that the vast majority of sightings and alien abductions were simply the product of active imaginations or moneymaking hoaxes. Люди, имеющие отношение к разведслужбам, отлично знали, что подавляющее большинство случаев "встреч с инопланетянами", похищений и тому подобной чепухи на поверку оказывалось чистой воды враньем - порождением чересчур активного воображения или, что еще хуже, сочинениями шарлатанов, зарабатывающих на своих вымыслах немалые деньги.
When authentic photographic UFO evidence did exist, it had a strange habit of occurring near U.S. military airbases that were testing advanced classified aircraft. Когда вдруг появлялась фотография НЛО, выяснялось, что сделана она возле одной из военно-воздушных баз США, которая, по странному совпадению, именно в это время проводила испытания новейших секретных разработок.
When Lockheed began air-testing a radical new jet called the Stealth Bomber, UFO sightings around Edwards Air Force Base increased fifteen-fold. Когда компания "Локхид" начала воздушные испытания принципиально нового реактивного самолета, получившего название "Стелс", количество НЛО, замеченных в районе военно-воздушной базы Эдварде, тут же возросло в пятнадцать раз.
"You have a skeptical look on your face," the President said, eyeing her askance. Президент искоса взглянул на гостью. - У вас на лице написан явный скептицизм, - заметил он.
The sound of his voice startled Rachel. Звук его голоса заставил Рейчел вздрогнуть.
She glanced over, unsure how to respond. Она посмотрела на Харни, не зная, что ответить.
"Well..." She hesitated. "May I assume, sir, that we are not talking about alien spacecrafts or little green men?" - Ну... - заколебалась она, - могу ли я предположить, сэр, что речь идет не об инопланетных космических кораблях и не о маленьких зеленых человечках?
The President looked quietly amused. Похоже, слова ее позабавили президента.
"Rachel, I think you'll find this discovery far more intriguing than science fiction." - Мисс Секстон, я уверен, что это открытие покажется вам куда более интригующим и занятным, чем научно-фантастический фильм.
Rachel was relieved to hear NASA had not been so desperate as to try selling the President on an alien story. Рейчел с облегчением подумала, что НАСА еще не опустилось до того, чтобы начать подсовывать первому лицу государства детские сказки.
Nonetheless, his comment served only to deepen the mystery. И тем не менее все его замечания лишь усугубляли таинственность происходящего.
"Well," she said, "whatever NASA found, I must say the timing is exceptionally convenient." - Ну хорошо, - наконец произнесла она, - что бы там ни обнаружило НАСА, время для открытия выбрано просто гениально.
Herney paused on the gangway. Харни остановился на трапе.
"Convenient? - Гениально?
How so?" Что вы хотите этим сказать?
How so? - Что хочу сказать?
Rachel stopped and stared. - Рейчел тоже остановилась и внимательно взглянула на собеседника.
"Mr. President, NASA is currently in a life or death battle to justify its very existence, and you are under attack for continuing to fund it. - Г осподин президент, НАСА сейчас ведет отчаянную борьбу за выживание, а на вас со всех сторон нападают за то, что вы продолжаете финансировать агентство.
A major NASA breakthrough right now would be a panacea for both NASA and your campaign. В этой ситуации любой серьезный прорыв НАСА оказался бы спасением и для самого космического ведомства, и для вашей избирательной кампании.
Your critics will obviously find the timing highly suspect." Все ваши критики наверняка отметят, что это очень своевременное открытие весьма и весьма подозрительно.
"So... are you calling me a liar or a fool?" - Так, значит... Кем вы меня считаете - лжецом или круглым дураком?
Rachel felt a knot rise in her throat. Рейчел смутилась. В горле внезапно пересохло.
"I meant no disrespect, sir. - Я вовсе не имела в виду вас, господин президент.
I simply-" Я просто...
"Relax." - Расслабьтесь.
A faint grin grew on Herney's lips, and he started to descend again. - Едва заметная усмешка искривила губы президента. Он снова стал спускаться по ступеням.
"When the NASA administrator first told me about this discovery, I flat out rejected it as absurd. - Когда директор космического ведомства рассказал мне об этом открытии, я сначала решительно отверг его как совершенно абсурдное.
I accused him of masterminding the most transparent political sham in history." Обвинил человека в том, что он замышляет самую неудачную политическую фальсификацию в истории.
Rachel felt the knot in her throat dissolve somewhat. Рейчел почувствовала себя немного лучше.
At the bottom of the ramp, Herney stopped and looked at her. Внизу, у основания трапа, Харни остановился, взглянув на спутницу.
"One reason I've asked NASA to keep their discovery under wraps is to protect them. - Одна из причин, по которой я просил людей из НАСА не обнародовать открытие, - это их же собственная безопасность.
The magnitude of this find is well beyond anything NASA has ever announced. По своему масштабу оно превосходит все, что когда-либо выходило из-под крыла НАСА.
It will make landing men on the moon seem insignificant. Даже высадка людей на Луне покажется по сравнению с ним очень незначительным событием.
Because everyone, myself included, has so much to gain-and lose-I thought it prudent for someone to double-check the NASA data before we step into the world spotlight with a formal announcement." Каждому из нас, включая меня самого, есть что приобретать - и что терять! - поэтому я решил, что куда благоразумнее сначала перепроверить данные НАСА и лишь после этого выступить перед всеми с официальным объявлением.
Rachel was startled. Рейчел не верила собственным ушам.
"Certainly you can't mean me, sir?" - Но вы же не хотите сказать, сэр, что рассчитываете на меня?
The President laughed. Президент рассмеялся:
"No, this is not your area of expertise. - Конечно, нет!
Besides, I've already achieved verification through extragovernmental channels." Это совсем не ваша область. А кроме того, я уже получил подтверждение по неправительственным каналам.
Rachel's relief gave way to a new mystification. Рейчел, вздохнувшая было свободно, вновь насторожилась:
"Extragovernmental, sir? - Неправительственные, сэр?
You mean you used the private sector? On something this classified?" То есть вы имеете в виду, что пользовались услугами частного сектора?
The President nodded with conviction. Президент кивнул:
"I put together an external confirmation team-four civilian scientists-non-NASA personnel with big names and serious reputations to protect. - Я собрал комиссию из четырех независимых ученых - людей, не имеющих отношения к НАСА. У них нет ни мировых имен, ни репутации непогрешимых экспертов, которую необходимо защищать.
They used their own equipment to make observations and come to their own conclusions. Для наблюдений они использовали собственное оборудование, и выводы их должны быть объективными и беспристрастными.
Over the past forty-eight hours, these civilian scientists have confirmed the NASA discovery beyond the shadow of a doubt." В течение последних двух суток эти ученые полностью подтвердили открытие НАСА, не оставив и тени сомнения.
Now Rachel was impressed. Рейчел не смогла не уступить такому натиску.
The President had protected himself with typical Herney aplomb. Президент защищался с апломбом, вполне характерным для него.
By hiring the ultimate team of skeptics-outsiders who had nothing to gain by confirming the NASA discovery-Herney had immunized himself against suspicions that this might be a desperate NASA ploy to justify its budget, reelect their NASA-friendly President, and ward off Senator Sexton's attacks. Он нанял команду квалифицированных скептиков, совершенно посторонних людей, которым подтверждение открытия НАСА не давало ровным счетом никакой выгоды. Этим Харни надежно оградил себя от нападок и подозрений относительно отчаянного шага НАСА, будто бы предпринятого для того, чтобы хоть как-то оправдать раздутый бюджет, поддержать лояльно настроенного к агентству президента и отразить атаки сенатора Секстона.
"Tonight at eight p.m.," Herney said, "I will be calling a press conference at the White House to announce this discovery to the world." - Сегодня вечером, в восемь часов, я соберу в Белом доме пресс-конференцию для того, чтобы объявить миру результаты удивительного открытия НАСА.
Rachel felt frustrated. Рейчел чувствовала себя подавленно.
Herney had essentially told her nothing. Ведь до сих пор Харни ничего не сказал ей о сути дела.
"And this discovery is what, precisely?" - Что же это, в конце концов, за потрясающее открытие?
The President smiled. Президент улыбнулся:
"You will find patience a virtue today. - Сегодня вы поймете, что терпение - истинная добродетель.
This discovery is something you need to see for yourself. Вы непременно должны увидеть все собственными глазами.
I need you to understand this situation fully before we proceed. Прежде чем продолжится наша экскурсия, постарайтесь полностью осознать ситуацию.
The administrator of NASA is waiting to brief you. Администратор НАСА готов к встрече с вами.
He will tell you everything you need to know. Он расскажет все, что вам необходимо знать.
Afterward, you and I will further discuss your role." Ну а уж потом мы обсудим вашу роль в этом деле.
Rachel sensed an impending drama in the President's eyes and recalled Pickering's hunch that the White House had something up its sleeve. Во взгляде президента сквозило предвкушение грядущего триумфа. Рейчел невольно вспомнила слова Пикеринга о том, что Белый дом что-то скрывает.
Pickering, it appeared, was right, as usual. Похоже, он, как всегда, прав.
Herney motioned to a nearby airplane hangar. Харни показал в сторону ближайшего самолетного ангара:
"Follow me," he said, walking toward it. - Следуйте за мной.
Rachel followed, confused. Рейчел растерянно подчинилась.
The building before them had no windows, and its towering bay doors were sealed. Возвышавшееся перед ними строение не имело окон, а огромные ворота были заперты.
The only access seemed to be a small entryway on the side. The door was ajar. Но можно было войти через маленькую боковую дверь, распахнутую настежь.
The President guided Rachel to within a few feet of the door and stopped. В нескольких футах от нее президент остановился.
"End of the line for me," he said, motioning to the door. "You go through there." - Все, дальше вам придется идти одной.
Rachel hesitated. Рейчел колебалась:
"You're not coming?" - Вы оставляете меня?
"I need to return to the White House. - Мне необходимо вернуться в Белый дом.
I'll speak to you shortly. Скоро я свяжусь с вами.
Do you have a cellphone?" Сотовый телефон у вас есть?
"Of course, sir." - Разумеется, сэр.
"Give it to me." - Дайте-ка его мне.
Rachel produced her phone and handed it to him, assuming he intended to program a private contact number into it. Рейчел достала из сумки телефон и передала президенту, полагая, что тот собирается набрать на нем номер для связи.
Instead, he slipped her phone into his pocket. Но вместо этого он положил телефон в карман.
"You're now off-the-grid," the President said. "All your responsibilities at work have been covered. - Ну вот, теперь вы вне досягаемости, - заметил он, - и с работы вам уже не позвонят.
You will not speak to anyone else today without express permission from myself or the NASA administrator. А главное, сегодня вам не удастся ни с кем связаться без моего личного на то разрешения. Или без разрешения администратора НАСА.
Do you understand?" Понимаете?
Rachel stared. Рейчел пристально смотрела на президента.
Did the President just steal my cell-phone? Она не могла поверить, что он украл ее сотовый!
"After the administrator briefs you on the discovery, he will put you in contact with me via secure channels. - После того как администратор разъяснит вам суть открытия, по секретным каналам он свяжет нас с вами.
I'll talk to you soon. Тогда и поговорим.
Good luck." Желаю удачи!
Rachel looked at the hangar door and felt a growing uneasiness. Рейчел окинула взглядом огромный ангар, крошечную дверь и поежилась.
President Herney put a reassuring hand on her shoulder and nodded toward the door. Президент Харни положил ей на плечо руку, словно желая успокоить, и кивнул в сторону двери.
"I assure you, Rachel, you will not regret assisting me in this matter." - Уверяю вас, Рейчел, вы не пожалеете о том, что помогли мне.
Without another word, the President strode toward the PaveHawk that had brought Rachel in. He climbed aboard, and took off. He never once looked back. После этого, ни разу не оглянувшись на нее, Харни сел в ожидавший его неподалеку автомобиль и уехал.
12 ГЛАВА 12
Rachel Sexton stood alone on the threshold of the isolated Wallops hangar and peered into the blackness beyond. В полном одиночестве Рейчел Секстон стояла у входа в огромный ангар авиабазы Уоллопс, стараясь разглядеть в темноте его чрева хоть что-нибудь. Однако сразу за порогом начинался абсолютный мрак.
She felt like she was on the cusp of another world. Она чувствовала себя так, словно перед ней открылись двери иного мира.
A cool and musty breeze flowed outward from the cavernous interior, as if the building were breathing. Тьма, похожая на пещерную, обдавала прохладой, казалось, она рождает порывы странного колючего ветра, словно здание дышало.
"Hello?" she called out, her voice wavering slightly. - Эй! - позвала Рейчел дрожащим голосом.
Silence. Молчание.
With rising trepidation, she stepped over the threshold. Все больше волнуясь, Рейчел переступила через порог.
Her vision went blank for an instant as her eyes became accustomed to the dimness. На мгновение ее накрыл мрак, пришлось остановиться, ожидая, пока глаза привыкнут к темноте.
"Ms. Sexton, I presume?" a man's voice said, only yards away. - Мисс Секстон, полагаю? - раздался в нескольких ярдах от нее мужской голос.
Rachel jumped, wheeling toward the sound. Рейчел едва не подпрыгнула, резко обернувшись на звук.
"Yes, sir." - Да, сэр.
The hazy shape of a man approached. Из тьмы показалась неясная приближающаяся фигура.
As Rachel's vision cleared, she found herself standing face to face with a young, stone-jawed buck in a NASA flight suit. Постепенно глаза Рейчел обрели способность видеть, и она обнаружила, что стоит лицом к лицу с молодым, уверенным в себе, полным энергии и силы самцом.
His body was fit and muscle-bound, his chest bedecked with patches. Летный костюм с множеством карманов и кармашков не мог скрыть его мускулистого тела с широкими плечами и мощным торсом.
"Commander Wayne Loosigian," the man said. - Капитан Уэйн Ласигейн, - представился мужчина.
"Sorry if I startled you, ma'am. - Извините, если напугал, мисс.
It's pretty dark in here. Здесь темновато.
I haven't had a chance to open the bay doors yet." Я еще не успел открыть ворота.
Before Rachel could respond, the man added, "It will be my honor to be your pilot this morning." - Прежде чем Рейчел успела ответить, он продолжил: - Сочту за честь быть сегодня вашим пилотом и гидом.
"Pilot?" Rachel stared at the man. - Пилотом? - удивилась Рейчел.
I just had a pilot. - У меня сегодня уже был один пилот.
"I'm here to see the administrator." Я ожидала увидеть администратора.
"Yes, ma'am. - Так точно, мисс.
My orders are to transport you to him immediately." Мне приказано немедленно доставить вас к нему.
It took a moment for the statement to sink in. When it hit her, she felt a stab of deceit. Для того чтобы осознать сказанное, ей потребовалось некоторое время.
Apparently, her travels were not over. Судя по всему, странствия на сегодня еще не закончились.
"Where is the administrator?" Rachel demanded, wary now. - Так все-таки где же администратор? - уже настороженно поинтересовалась Рейчел.
"I do not have that information," the pilot replied. - Не обладаю такой информацией, мисс, -сдержанно ответил пилот.
"I will receive his coordinates after we are airborne." - Его координаты будут сообщены мне, когда мы окажемся на борту.
Rachel sensed that the man was telling the truth. Рейчел не сомневалась, что Ласигейн говорит правду.
Apparently she and Director Pickering were not the only two people being kept in the dark this morning. Очевидно, директор Пикеринг и она сама -отнюдь не единственные люди, которых сегодня решили держать в неведении.
The President was taking the issue of security very seriously, and Rachel felt embarrassed by how quickly and effortlessly the President had taken her "off-the-grid." Президент очень серьезно относился к вопросам безопасности, и Рейчел не могла не оценить ловкость, с какой он лишил ее связи с миром.
Half an hour in the field, and I'm already stripped of all communication, and my director has no idea where I am. Полчаса в вертолете, и она уже отрезана от всех и от всего. А главное, Пикеринг и понятия не имеет, где ее искать.
Standing now before her stiff-backed NASA pilot, Rachel had little doubt her morning plans were cast in stone. Стоя лицом к лицу с пилотом НАСА, Рейчел размышляла о том, что все ее сегодняшние перемещения предопределены заранее.
This carnival ride was leaving with Rachel onboard whether she liked it or not. Хочется ей того или нет, она все равно окажется в воздухе с этим типом голливудской внешности.
The only question was where it was headed. Вопрос лишь в том, куда ее помчат дальше.
The pilot strode over to the wall and pressed a button. Пилот подошел к стене и нажал какую-то кнопку.
The far side of the hangar began sliding loudly to one side. В дальнем конце ангара начали медленно раздвигаться створки.
Light poured in from the outside, silhouetting a large object in the center of the hangar. Свет с улицы показался необыкновенно ярким, четко обрисовав контуры стоящего посреди громоздкого предмета.
Rachel's mouth fell open. От изумления Рейчел едва не вскрикнула.
God help me. Боже!
There in the middle of the hangar stood a ferocious-looking black fighter jet. Перед ней стоял устрашающего вида черный истребитель.
It was the most streamlined aircraft Rachel had ever seen. Такого совершенного, внушающего трепет творения рук человеческих Рейчел не видела за всю свою жизнь.
"You are joking," she said. - Господи!.. Что это? - едва шевеля губами, пробормотала она.
"Common first reaction, ma'am, but the F-14 Tomcat Split-tail is a highly proven craft." - Ваша реакция понятна, мисс. Это "Эф-14", "Томкэт", как мы его называем... вполне надежная и проверенная машина, можете не сомневаться.
It's a missile with wings. "Но это же ракета с крыльями!" - пронеслось в голове у Рейчел, потрясенной зрелищем.
The pilot led Rachel toward his craft. Пилот подвел Рейчел к машине.
He motioned to the dual cockpit. Кивнул в сторону двойной кабины:
"You'll be riding in back." - Вы сядете сзади.
"Really?" - Правда?
She gave him a tight smile. - Она натянуто улыбнулась.
"And here I thought you wanted me to drive." - Вы действительно хотите меня немножко покатать?
* * * After donning a thermal flight suit over her clothes, Rachel found herself climbing into the cockpit. Поверх своей одежды она натянула летный комбинезон и забралась в кабину.
Awkwardly, she wedged her hips into the narrow seat. Довольно неуклюже втиснулась в узкое кресло.
"NASA obviously has no fat-assed pilots," she said. - Да уж, пилоты НАСА явно не отличаются широкими бедрами, - заметила она.
The pilot gave a grin as he helped Rachel buckle herself in. Ласигейн, пристегивая пассажирку, лишь ухмыльнулся.
Then he slid a helmet over her head. Потом ловко надел ей на голову шлем.
"We'll be flying pretty high," he said. "You'll want oxygen." - Полетим довольно высоко, - пояснил он, -потребуется кислород.
He pulled an oxygen mask from the side dash and began snapping it onto her helmet. Он вытащил из ящика кислородную маску и начал надевать ее поверх шлема.
"I can manage," Rachel said, reaching up and taking over. - Я и сама могу! - Рейчел протянула руку.
"Of course, ma'am." - Конечно, мисс.
Rachel fumbled with the molded mouthpiece and then finally snapped it onto her helmet. Немного помучившись с непривычной конструкцией, она все-таки приспособила ее на шлем.
The mask's fit was surprisingly awkward and uncomfortable. Маска оказалась жутко неудобной и громоздкой.
The commander stared at her for a long moment, looking vaguely amused. Пилот внимательно следил за ней. На лице его появился интерес.
"Is something wrong?" she demanded. - Что-то не так? - с вызовом поинтересовалась пассажирка.
"Not at all, ma'am." He seemed to be hiding a smirk. - Нет, мисс, - ухмыльнулся он, - все в порядке.
"Hack sacks are under your seat. Пакеты под сиденьем.
Most people get sick their first time in a split-tail." В первый раз почти всем становится плохо.
"I should be fine," Rachel assured him, her voice muffled by the smothering fit of the mask. - Со мной ничего не случится, - заверила Рейчел глухим из-за маски голосом.
"I'm not prone to motion sickness." - Меня никогда не укачивает.
The pilot shrugged. Пилот лишь пожал плечами.
"A lot of Navy Seals say the same thing, and I've cleaned plenty of Seal puke out of my cockpit." - Моряки говорят то же самое, - спокойно возразил он, - а потом мне приходится убирать за ними.
She nodded weakly. Рейчел слабо кивнула.
Lovely. Прелестно!
"Any questions before we go?" - Есть вопросы до того, как поднимемся в воздух?
Rachel hesitated a moment and then tapped on the mouthpiece cutting into her chin. На мгновение задумавшись, она постучала по врезавшейся в подбородок маске:
"It's cutting off my circulation. - Она сдавливает мне лицо.
How do you wear these things on long flights?" Как вы терпите эти штуки в долгих полетах?
The pilot smiled patiently. Пилот снисходительно улыбнулся:
"Well, ma'am, we don't usually wear them upside down." - Мы просто не надеваем их вверх ногами.
* * * Poised at the end of the runway, engines throbbing beneath her, Rachel felt like a bullet in a gun waiting for someone to pull the trigger. Самолет, ревя двигателями, словно в нетерпении рвался вперед. Рейчел чувствовала себя так, будто сидела в снаряде, ожидая, когда нажмут на гашетку.
When the pilot pushed the throttle forward, the Tomcat's twin Lockheed 345 engines roared to life, and the entire world shook. Но вот пилот сдвинул рычаг газа, хвостовые двигатели, два "Локхида-345", заработали, дождавшись своей очереди, и весь мир задрожал.
The brakes released, and Rachel slammed backward in her seat. Рейчел моментально прилипла к спинке сиденья.
The jet tore down the runway and lifted off within a matter of seconds. Истребитель рванул по взлетной полосе и уже через несколько секунд оказался в воздухе.
Outside, the earth dropped away at a dizzying rate. Земля удалялась с головокружительной скоростью.
Rachel closed her eyes as the plane rocketed skyward. Самолет, возомнив себя ракетой, почти в вертикальном положении набирал высоту. Рейчел закрыла глаза.
She wondered where she had gone wrong this morning. Не был ли весь сегодняшний день ошибкой? Чьей-то шуткой, розыгрышем?
She was supposed to be at a desk writing gists. Она ведь должна сидеть сейчас за столом и писать синопсисы.
Now she was straddling a testosterone-fueled torpedo and breathing through an oxygen mask. А вместо этого уносится в небо взбесившейся торпедой и дышит через кислородную маску.
By the time the Tomcat leveled out at forty-five thousand feet, Rachel was feeling queasy. К тому времени как "Томкэт" на высоте сорока пяти тысяч футов перешел в горизонтальный полет, его пассажирка из последних сил боролась с тошнотой.
She willed herself to focus her thoughts elsewhere. Пыталась заставить себя сосредоточиться на чем-то постороннем.
Gazing down at the ocean nine miles below, Rachel felt suddenly far from home. Взглянула вниз, на океан, и неожиданно ощутила себя безнадежно оторванной от дома.
Up front, the pilot was talking to someone on the radio. Пилот, сидящий перед ней, разговаривал с кем-то по рации.
When the conversation ended, the pilot hung up the radio, and immediately banked the Tomcat sharply left. Закончив, он неожиданно резко дернул какую-то ручку.
The plane tipped almost to the vertical, and Rachel felt her stomach do a somersault. Сразу же положение машины изменилось на почти вертикальное, и Рейчел почувствовала, как желудок ее совершил кульбит.
Finally, the plane leveled out again. Но самолет скоро снова выровнялся.
Rachel groaned. Рейчел застонала.
"Thanks for the warning, hotshot." - Вы не могли бы предупреждать?
"I'm sorry, ma'am, but I've just been given the classified coordinates of your meeting with the administrator." - Прошу прощения, мисс, мне только что сообщили, куда именно я должен доставить вас.
"Let me guess," Rachel said. "Due north?" - Сейчас отгадаю, - предложила она, - нам на север?
The pilot seemed confused. Казалось, пилот растерялся.
"How did you know that!" - Откуда вам это известно?
Rachel sighed. Рейчел вздохнула.
You gotta love these computer-trained pilots. Ох уж эти асы, обученные на компьютерных тренажерах!
"It's nine a.m., sport, and the sun is on our right. We're flying north." - Сейчас девять утра, солнце справа, а значит, мы летим на север.
There was a moment of silence from the cockpit. Ответом ей было долгое молчание.
"Yes, ma'am, we'll be traveling north this morning." - Да, мисс, вы правы, - наконец собрался с духом летчик, - нам предстоит путешествие на север.
"And how far north are we going?" - И как далеко нам предстоит путешествовать?
The pilot checked the coordinates. Пилот сверил координаты.
"Approximately three thousand miles." - Приблизительно три тысячи миль.
Rachel sat bolt upright. Рейчел резко выпрямилась:
"What!" - Что?!
She tried to picture a map, unable even to imagine what was that far north. - Она попыталась представить карту, но не смогла вообразить такое огромное расстояние.
"That's a four-hour flight!" - Четыре часа полета!..
"At our current speed, yes," the pilot said. - При такой скорости, как сейчас, - да, -невозмутимо согласился пилот.
"Hold on, please." - Пожалуйста, держитесь.
Before Rachel could respond, the man retracted the F-14's wings into low-drag position. Прежде чем Рейчел смогла как-то прореагировать, крылья самолета изменили форму.
An instant later, Rachel felt herself slammed into her seat yet again as the plane shot forward as though it had been standing still. Через мгновение она ощутила, как ее опять с силой вжало в сиденье. Самолет настолько мощно рванулся вперед, что стало казаться, будто до этого он стоял на месте.
Within a minute they were cruising at almost 1,500 miles per hour. А еще через минуту они мчались со скоростью почти полторы тысячи миль в час.
Rachel was feeling dizzy now. Рейчел стало совсем плохо.
As the sky tore by with blinding speed, she felt an uncontrollable wave of nausea hit her. Облака проносилось мимо с чудовищной скоростью. Волнами накатывала мучительная тошнота.
The President's voice echoed faintly. В голове прозвучал отголосок слов президента:
I assure you, Rachel, you will not regret assisting me in this matter. "Уверяю вас, Рейчел, вы не пожалеете о том, что помогли мне..."
Groaning, Rachel reached for her hack sack. Громко застонав, она пошарила рукой под сиденьем.
Never trust a politician. Никогда не доверяй политикам!
13 ГЛАВА 13
Although he disliked the menial filth of public taxis, Senator Sedgewick Sexton had learned to endure the occasional demeaning moment along his road to glory. Сенатор Секстон терпеть не мог такси за их плебейскую грязь. Однако по дороге к славе порой приходится терпеть и неудобства.
The grungy Mayflower cab that had just deposited him in the lower parking garage of the Purdue Hotel afforded Sexton something his stretch limousine could not-anonymity. Обшарпанный драндулет довез его до нижнего гаража отеля. В подобном способе передвижения было нечто, чего не мог дать роскошный лимузин, а именно анонимность.
He was pleased to find this lower level deserted, only a few dusty cars dotting a forest of cement pillars. Приятно было видеть, что нижний гараж совершенно пуст.
As he made his way diagonally across the garage on foot, Sexton glanced at his watch. Лишь несколько пыльных машин разнообразили монотонность цементного леса колонн. Сенатор прошел через гараж по диагонали, на ходу машинально взглянув на часы.
11:15 a.m. Perfect. Четверть двенадцатого. Точь-в-точь.
The man with whom Sexton was meeting was always touchy about punctuality. Человек, с которым Секстону предстояло встретиться, всегда делал акцент на пунктуальности.
Then again, Sexton reminded himself, considering who the man represented, he could be touchy about any damned thing he wanted. Впрочем, учитывая все обстоятельства, в частности, то, кого именно он представлял, он имел полное право делать акцент на чем угодно.
Sexton saw the white Ford Windstar minivan parked in exactly the same spot as it had been for every one of their meetings-in the eastern corner of the garage, behind a row of trash bins. Секстон увидел белый фургончик "Форд-Уиндстар", припаркованный в том же месте, что и во время их прошлых встреч, - в восточном углу гаража, позади мусорных баков.
Sexton would have preferred to meet this man in a suite upstairs, but he certainly understood the precautions. Секстон предпочел бы встретиться где-нибудь повыше, например, в апартаментах отеля, но предосторожности, конечно, были полностью оправданы.
This man's friends had not gotten to where they were by being careless. Те, кого представлял этот человек, взлетели так высоко отнюдь не с помощью безоглядной лихости.
As Sexton moved toward the van, he felt the familiar edginess that he always experienced before these encounters. Секстон направился к фургону, ощущая знакомое волнение, всегда подступающее в подобные моменты, за минуту до встречи.
Forcing himself to relax his shoulders, he climbed into the passenger's seat with a cheery wave. Заставив себя распрямить плечи, жизнерадостно улыбнувшись и приветливо взмахнув рукой, он забрался на пассажирское сиденье.
The dark-haired gentleman in the driver's seat did not smile. Темноволосый джентльмен на водительском месте не потрудился улыбнуться в ответ.
The man was almost seventy years old, but his leathery complexion exuded a toughness appropriate to his post as figurehead of an army of brazen visionaries and ruthless entrepreneurs. Ему было почти семьдесят, однако смуглое, с жестким выражением лицо излучало силу, вполне подобающую той должности, которую он занимал, - главы целой армии отчаянных фантазеров и бесшабашных авантюристов.
"Close the door," the man said, his voice callous. - Закройте дверь, - холодно приказал он.
Sexton obeyed, tolerating the man's gruffness graciously. Секстон подчинился, благосклонно снося грубость партнера.
After all, this man represented men who controlled enormous sums of money, much of which had been pooled recently to poise Sedgewick Sexton on the threshold of the most powerful office in the world. В конце концов, этот невежда представлял тех, кто ворочает огромными деньгами, значительная часть которых недавно перетекла в водоемы, что питали успех сенатора, поставив его на порог самого желанного и многообещающего кабинета в мире.
These meetings, Sexton had come to understand, were less strategy sessions than they were monthly reminders of just how beholden the senator had become to his benefactors. Секстон начал понимать, что цель этих встреч - не столько уточнять и координировать его стратегию, сколько регулярно напоминать ему, в какой мере он обязан благодетелям своим успехом.
These men were expecting a serious return on their investment. Да, эти люди ожидали от своих вложений серьезных дивидендов.
The "return," Sexton had to admit, was a shockingly bold demand; and yet, almost more incredibly, it was something that would be within Sexton's sphere of influence once he took the Oval Office. Та "отдача", о которой они сразу условились, поражала своей дерзостью. И все же, хотя это и кажется невероятным, если бы сенатору удалось попасть в Овальный кабинет, он смог бы выполнить их требования.
"I assume," Sexton said, having learned how this man liked to get down to business, "that another installment has been made?" - Насколько я понимаю, - заговорил Секстон, зная, что связной не любит ходить вокруг да около, -очередной взнос уже сделан?
"It has. - Именно.
And as usual, you are to use these funds solely for your campaign. Как обычно, вы можете свободно использовать эти деньги в целях избирательной кампании.
We have been pleased to see the polls shifting consistently in your favor, and it appears your campaign managers have been spending our money effectively." Нам было приятно узнать, что общественное мнение заметно сдвинулось в вашу сторону. Похоже, ваши менеджеры умело использовали средства.
"We're gaining fast." - Да, мы быстро набираем очки.
"As I mentioned to you on the phone," the old man said, "I have persuaded six more to meet with you tonight." - Я по телефону уже сказал, - продолжал старик, -что убедил еще шестерых встретиться с вами сегодня вечером.
"Excellent." - Отлично.
Sexton had blocked off the time already. Секстон мысленно назначил для этого время.
The old man handed Sexton a folder. Старик протянул ему папку:
"Here is their information. - Вот информация.
Study it. Изучите ее.
They want to know you understand their concerns specifically. Они хотят быть уверены, что вы полностью осознаете их проблемы.
They want to know you are sympathetic. И хотят знать о вашей готовности помочь.
I suggest you meet them at your residence." Я предлагаю встретиться с ними у вас дома.
"My home? - Дома?
But I usually meet-" Но обычно я встречаюсь...
"Senator, these six men run companies that possess resources well in excess of the others you have met. - Сенатор, эти шесть человек управляют компаниями, активы которых намного превосходят все, что вы имели до сих пор.
These men are the big fish, and they are wary. They have more to gain and therefore more to lose. Эти люди - очень крупная рыба, и они очень осторожны.
I've worked hard to persuade them to meet with you. Мне стоило немалых трудов убедить их встретиться с вами.
They will require special handling. Не забудьте, к ним потребуется особый подход.
A personal touch." Персональное внимание к каждому.
Sexton gave a quick nod. Секстон согласно кивнул:
"Absolutely. - Я все понял.
I can arrange a meeting at my home." И могу организовать встречу дома.
"Of course, they will want total privacy." - Им потребуется полная секретность.
"As will I." - То же самое необходимо и мне.
"Good luck," the old man said. - Удачи, - пожелал старик.
"If tonight goes well, it could be your last meeting. - Если сегодня вечером все пройдет гладко, встреча может оказаться последней.
These men alone can provide what is needed to push the Sexton campaign over the top." Будьте уверены, эти люди в состоянии обеспечить все необходимое, чтобы поднять сенатора Секстона на самую вершину.
Sexton liked the sound of that. Сенатору эти слова понравились.
He gave the old man a confident smile. Он улыбнулся старику.
"With luck, my friend, come election time, we will all claim victory." - Если удача окажется на нашей стороне, друг мой, то после выборов мы все будем праздновать победу.
"Victory?" - Победу?
The old man scowled, leaning toward Sexton with ominous eyes. - Старик нахмурился, окинув Секстона осуждающим взглядом.
"Putting you in the White House is only the first step toward victory, senator. - Нет уж! Место в Белом доме - лишь первый шаг на пути к победе, сенатор.
I assume you have not forgotten that." Надеюсь, вы это не забудете.
14 ГЛАВА 14
The White House is one of the smallest presidential mansions in the world, measuring only 170 feet in length, 85 feet in depth, and sitting on a mere 18 acres of landscaped grounds. Белый дом - одна из самых маленьких президентских резиденций в мире. Ее длина сто семьдесят футов, ширина восемьдесят футов, а площадь лишь восемнадцать акров ухоженной земли.
Architect James Hoban's plan for a box-like stone structure with a hipped roof, balustrade, and columnar entrance, though clearly unoriginal, was selected from the open design contest by judges who praised it as "attractive, dignified, and flexible." План дома создал архитектор Джеймс Хобан. Конечно, замысел не отличался оригинальностью, однако был выбран в открытом конкурсе дизайнерских проектов специальной комиссией, оценившей его как "привлекательный, достойный и гибкий". Здание являло собой похожее на ящик сооружение с ребристой крышей, балюстрадой и украшенным колоннами парадным входом.
President Zach Herney, even after three and a half years in the White House, seldom felt at home here among the maze of chandeliers, antiques, and armed Marines. Президент Зак Харни провел в Белом доме уже три с половиной года, однако редко чувствовал себя здесь уютно. Его стесняло и смущало это собрание канделябров и других старинных вещей, охраняемое вооруженными морскими пехотинцами.
At the moment, however, as he strode toward the West Wing, he felt invigorated and oddly at ease, his feet almost weightless on the plush carpeting. Но сейчас, шагая в сторону Западного крыла, Зак ощущал странный подъем и легкость, а ноги сами несли его по мягкому толстому ковру.
Several members of the White House staff looked up as the President approached. Несколько служащих Белого дома при его приближении оторвались от своих дел.
Herney waved and greeted each by name. Харни махал рукой и приветствовал каждого по имени.
Their responses, though polite, were subdued and accompanied by forced smiles. Ответные приветствия звучали хотя и вежливо, но достаточно сухо, а улыбки выглядели искусственными.
"Good morning, Mr. President." - Доброе утро, господин президент.
"Nice to see you, Mr. President." - Приятно видеть вас, господин президент.
"Good day, sir." - Добрый день, сэр.
As the President made his way toward his office, he sensed whisperings in his wake. Направляясь в кабинет, президент ощущал у себя за спиной переглядывания и перешептывания.
There was an insurrection afoot inside the White House. В Белом доме назревал мятеж.
For the past couple of weeks, the disillusionment at 1600 Pennsylvania Avenue had been growing to a point where Herney was starting to feel like Captain Bligh-commanding a struggling ship whose crew was preparing for mutiny. В течение последних недель разочарованность в доме номер 1600 по Пенсильвания-авеню выросла до такой степени, что Харни чувствовал себя почти капитаном Блаем: он словно командовал кораблем, который готовился к бунту.
The President didn't blame them. Президент не винил их.
His staff had worked grueling hours to support him in the upcoming election, and now, all of a sudden, it seemed the President was fumbling the ball. Его люди трудились на протяжении долгих, тяжелых дней и недель, чтобы принести ему победу на предстоящих выборах, и вот сейчас, совершенно внезапно, их лидер словно потерял ко всему интерес.
Soon they will understand, Herney told himself. Soon I'll be the hero again. "Скоро они все поймут, - попытался успокоить себя Харни, - скоро я вновь окажусь героем".
He regretted having to keep his staff in the dark for so long, but secrecy was absolutely critical. Ему было неприятно так долго держать собственных сотрудников в неведении, но секретность в этом деле казалась жизненно необходимой.
And when it came to keeping secrets, the White House was known as the leakiest ship in Washington. Стены Белого дома были слишком ненадежным препятствием для распространения секретов.
Herney arrived in the waiting room outside the Oval Office and gave his secretary a cheery wave. Харни вошел в приемную Овального кабинета и приветливо кивнул секретарше:
"You look nice this morning, Dolores." - Вы сегодня очаровательно выглядите, Долорес.
"You too, sir," she said, eyeing his casual attire with unveiled disapproval. - И вы тоже в прекрасной форме, сэр, - вежливо ответила та, неодобрительно оглядывая облачение президента.
Herney lowered his voice. Харни понизил голос:
"I'd like you to organize a meeting for me." - Попрошу вас организовать мне одну встречу.
"With whom, sir?" - С кем, сэр?
"The entire White House staff." - Со всеми сотрудниками Белого дома.
His secretary glanced up. Секретарша удивилась:
"Your entire staff, sir? - Со всеми вашими сотрудниками, сэр?
All 145 of them?" Со всеми ста сорока семью сотрудниками?
"Exactly." - Именно так.
She looked uneasy. Долорес выглядела смущенной.
"Okay. - Хорошо.
Shall I set it up in... the Briefing Room?" А где их собрать? В зале для пресс-конференций?
Herney shook his head. Харни отрицательно покачал головой:
"No. - Нет.
Let's set it up in my office." Давайте сделаем это в моем кабинете.
Now she stared. Секретарша не смогла сдержать своих чувств:
"You want to see your entire staff inside the Oval Office?" - Вы хотите видеть всех в Овальном кабинете?
"Exactly." - Да-да, вы правильно поняли.
"All at once, sir?" - И всех одновременно, сэр?
"Why not? - Почему бы и нет?
Set it up for four p.m." Назначьте встречу на четыре часа.
The secretary nodded as though humoring a mental patient. Секретарша кивнула, соглашаясь - как соглашаются, чтобы успокоить душевнобольного.
"Very well, sir. - Хорошо, сэр.
And the meeting is regarding...?" А тема встречи?..
"I have an important announcement to make to the American people tonight. - Сегодня вечером я должен сделать американскому народу важное заявление.
I want my staff to hear it first." И хочу, чтобы мои ближайшие сотрудники услышали его первыми.
A sudden dejected look swept across his secretary's face, almost as if she had secretly been dreading this moment. На лице секретарши внезапно появилось тревожное, даже испуганное выражение, словно она ожидала чего-то ужасного.
She lowered her voice. Она поинтересовалась почти шепотом:
"Sir, are you pulling out of the race?" - Сэр, не хотите же вы сказать, что отказываетесь от дальнейшей борьбы за второй срок?
Herney burst out laughing. Харни рассмеялся:
"Hell no, Dolores! - Ради Бога, только не это, Долорес!
I'm gearing up to fight!" Я прямо-таки рвусь в бой!
She looked doubtful. Секретарша явно не спешила поверить в это.
The media reports had all been saying President Herney was throwing the election. Средства массовой информации в один голос кричали, что президент игнорирует предстоящие выборы.
He gave her a reassuring wink. Харни весело подмигнул:
"Dolores, you've done a terrific job for me these past few years, and you'll do a terrific job for me for another four. - Долорес, все эти годы вы так замечательно, преданно мне служили! Но вам придется поработать с таким же упорством еще четыре года.
We're keeping the White House. I swear it." Клянусь, в этот раз мы не покинем Белый дом!
His secretary looked like she wanted to believe it. Теперь Долорес смотрела на него так, словно очень хотела верить его словам.
"Very well, sir. - Да, сэр.
I'll alert the staff. Я обязательно соберу всех.
Four p.m." Ровно в четыре.
* * * As Zach Herney entered the Oval Office, he couldn't help but smile at the image of his entire staff crammed into the deceptively small chamber. * * * Входя в Овальный кабинет, Зак Харни не мог сдержать улыбку: он представил, как все его сотрудники столпятся в этой кажущейся совсем небольшой комнате.
Although this great office had enjoyed many nicknames over the years-the Loo, Dick's Den, the Clinton Bedroom-Herney's favorite was "the Lobster Trap." Знаменитый кабинет за свою долгую историю приобрел множество различных прозвищ. Как только его не называли: мужская комната, берлога Дика, спальня Клинтона. Харни предпочитал называть его "ловушкой для омаров".
It seemed most fitting. Это казалось самым подходящим.
Each time a newcomer entered the Oval Office, disorientation set in immediately. Каждый раз, когда в кабинет входил новый человек, он моментально терял равновесие и точку опоры.
The symmetry of the room, the gently curving walls, the discreetly disguised doorways in and out, all gave visitors the dizzying sense they'd been blindfolded and spun around. Симметрия комнаты, ее мягко закругляющиеся стены, искусно замаскированные двери, отдельные для входа и выхода, заставляли посетителя ощущать некое подобие головокружения и даже расстройство зрения.
Often, after a meeting in the Oval Office, a visiting dignitary would stand up, shake hands with the President, and march straight into a storage closet. Нередко какой-нибудь важный человек, поднявшись после беседы с президентом, торжественно пожимал хозяину кабинета руку и целеустремленно направлялся прямиком в шкаф.
Depending on how the meeting had gone, Herney would either stop the guest in time or watch in amusement as the visitor embarrassed himself. Дальнейшее зависело от исхода встречи: президент или сразу останавливал гостя, или же с интересом наблюдал, как тот смущенно пытается выпутаться из затруднительного положения.
Herney had always believed the most dominating aspect of the Oval Office was the colorful American eagle emblazoned on the room's oval carpet. Харни всегда считал, что самой важной и эффектной особенностью Овального кабинета является многоцветный американский орел, вытканный на ковре, покрывающем пол.
The eagle's left talon clutched an olive branch and his right a bundle of arrows. Левой лапой птица сжимает оливковую ветвь, а правой - пучок стрел.
Few outsiders knew that during times of peace, the eagle faced left-toward the olive branch. Мало кому из посторонних было известно об одной интересной детали: в мирное время орел смотрел влево, по направлению оливковой ветви.
But in times of war, the eagle mysteriously faced right-toward the arrows. Когда США вступали в войну, он таинственным образом поворачивал голову вправо, в сторону стрел.
The mechanism behind this little parlor trick was the source of quiet speculation among White House staff because it was traditionally known only by the President and the head of housekeeping. Секрет этого небольшого, но очаровательного трюка служил постоянным источником раздумий для всех сотрудников аппарата, поскольку лишь сам президент и руководитель хозяйственной части знали, как это делается.
The truth behind the enigmatic eagle, Herney had found to be disappointingly mundane. A storage room in the basement contained the second oval carpet, and housekeeping simply swapped the carpets in the dead of night. Когда пришло его время, Харни с разочарованием обнаружил, что все объясняется чересчур просто: в подвале в кладовой хранился еще один овальный ковер, и при необходимости ночью их меняли местами.
Now, as Herney gazed down at the peaceful, left-gazing eagle, he smiled to think that perhaps he should swap carpets in honor of the little war he was about to launch against Senator Sedgewick Sexton. Сейчас, взирая на мирно смотрящего влево орла, Харни улыбнулся собственной мысли: а что, если в честь небольшой войны, которую он намерен развернуть против сенатора Седжвика Секстона, сменить ковер?
15 ГЛАВА 15
The U.S. Американское военное подразделение
Delta Force is the sole fighting squad whose actions are granted complete presidential immunity from the law. "Дельта" - единственная команда, которая президентским указом полностью ограждена от власти закона.
Presidential Decision Directive 25 (PDD 25) grants Delta Force soldiers "freedom from all legal accountability," including exception from the 1876 Posse Comitatus Act, a statute imposing criminal penalties for anyone using the military for personal gain, domestic law enforcement, or unsanctioned covert operations. Директива президента за номером двадцать пять обеспечивает служащим подразделения "Дельта" "полную свободу от юридической подотчетности", в том числе выводит из-под действия акта "Posse Comitatus" - документа, предписывающего наказание для всякого, кто использует военную силу в личных интересах, с целью нарушения закона или для несанкционированных тайных операций.
Delta Force members are handpicked from the Combat Applications Group (CAG), a classified organization within the Special Operations Command in Fort Bragg, North Carolina. Набор в подразделение "Дельта" ведется из служащих Группы военных действий -организации при Специальной оперативной команде, базирующейся в штате Северная Каролина, в местечке Форт-Брэгг.
Delta Force soldiers are trained killers-experts in SWAT operations, rescuing hostages, surprise raids, and elimination of covert enemy forces. Бойцы подразделения "Дельта" - хорошо обученные и вышколенные убийцы, специалисты по освобождению заложников, асы в разного рода спецоперациях, внезапных рейдах, в уничтожении замаскированных сил врага.
Because Delta Force missions usually involve high levels of secrecy, the traditional multitiered chain of command is often circumvented in favor of "monocaput" management-a single controller who holds authority to control the unit as he or she sees fit. Задания, выполняемые подразделением "Дельта", обычно характеризуются высоким уровнем секретности, поэтому традиционная многоуровневая система руководства заменена здесь единоличным командованием. Во главе спецгруппы встает один единственный человек, взваливающий на свои плечи всю тяжесть принятия решений и ответственности за предпринимаемые действия.
The controller tends to be a military or government powerbroker with sufficient rank or influence to run the mission. Этим руководителем обычно становится опытный военный или правительственный чиновник высокого ранга, обладающий к тому же значительными влиянием и авторитетом, необходимыми при выполнении сложных заданий.
Regardless of the identity of their controller, Delta Force missions are classified at the highest level, and once a mission is completed, Delta Force soldiers never speak of it again-not to one another, and not to their commanding officers within Special Ops. Все миссии, возлагаемые на подразделение "Дельта", характеризуются высшей степенью сложности. Выполнив задание, бойцы никогда больше его не обсуждают - ни между собой, ни с командирами.
Fly. "Вылетаем.
Fight. Сражаемся.
Forget. Забываем".
The Delta team currently stationed above the Eighty-second Parallel was doing no flying or fighting. Команде подразделения "Дельта", заброшенной в пустынную местность выше восемьдесят второй параллели, не нужно было никуда лететь и сражаться.
They were simply watching. Она просто наблюдала.
Delta-One had to admit that this had been a most unusual mission so far, but he had learned long ago never to be surprised by what he was asked to do. Дельта-1 вынужден был признать, что нынешнее задание - самое необычное в его практике. Однако он давно научился ничему не удивляться.
In the past five years he had been involved in Middle East hostage rescues, tracking and exterminating terrorist cells working inside the United States, and even the discreet elimination of several dangerous men and women around the globe. За последние пять лет ему довелось участвовать в освобождении заложников на Ближнем Востоке, выслеживать и уничтожать террористические группировки в самих Соединенных Штатах и даже содействовать тайному бесследному исчезновению нескольких представляющих опасность мужчин и женщин в разных частях света.
Just last month his Delta team had used a flying microbot to induce a lethal heart attack in a particularly malicious South American drug lord. Всего месяц назад его команде пришлось с помощью летающего миниатюрного робота организовать сердечный приступ со смертельным исходом.
Using a microbot equipped with a hairline titanium needle containing a potent vasoconstrictor, Delta-Two had flown the device into the man's house through an open second-story window, found the man's bedroom, and then pricked him on the shoulder while he was sleeping. В результате в одной из стран Южной Америки скончался крупный и влиятельный наркобарон. Дельта-2 запустил робота, оснащенного титановой иглой толщиной с волос, через окно второго этажа. Микробот проник в дом, нашел спальню и сделал спящему "клиенту" укол препарата, резко сужающего сосуды.
The microbot was back out the window and "feet dry" before the man woke up with chest pain. После чего вылетел обратно на улицу, не оставив после себя ни следа. А "клиент" через некоторое время проснулся от боли в сердце.
The Delta team was already flying home by the time its victim's wife was calling the paramedics. Когда его жена вызывала "скорую", команда подразделения "Дельта" уже летела домой.
No breaking and entering. Никакого шума, взломов, нападений, никакой борьбы и стрельбы.
Death by natural causes. Смерть, вызванная естественными причинами.
It had been a thing of beauty. Все было сделано самым изящным образом.
More recently, another microbot stationed inside a prominent senator's office to monitor his personal meetings had captured images of a lurid sexual encounter. Пару недель назад еще один микробот, внедренный в офис небезызвестного сенатора, запечатлел очень интересную сексуальную сцену.
The Delta team jokingly referred to that mission as "insertion behind enemy lines." Команда шутливо определила это задание как "проникновение за линию фронта".
Now, after being trapped on surveillance duty inside this tent for the last ten days, Delta-One was ready for this mission to be over. Сейчас, после почти десяти дней, проведенных в палатке на наблюдательном пункте, словно в ловушке, Дельта-1 готовился к завершению миссии.
Remain in hiding. Оставаться в засаде.
Monitor the structure-inside and out. Наблюдать за куполом - и снаружи, и изнутри.
Report to your controller any unexpected developments. Сообщать контролеру обо всех непредвиденных ситуациях на объекте.
Delta-One had been trained never to feel any emotion regarding his assignments. Дельта-1 прошел специальную подготовку и никогда не испытывал никаких эмоций относительно получаемых заданий.
This mission, however, had certainly raised his heart rate when he and his team were first briefed. Но эта операция все же заставила и его с товарищами немного поволноваться, когда они готовили первый отчет.
The briefing had been "faceless"-every phase explained via secure electronic channels. Отчет проходил заочно - по секретным каналам электронной связи.
Delta-One had never met the controller responsible for this mission. Дельта-1 не мог сказать, кто именно принимал их отчеты.
Delta-One was preparing a dehydrated protein meal when his watch beeped in unison with the others. Он занимался приготовлением протеиновой еды, когда неожиданно зазвучали все личные хронометры команды.
Within seconds the CrypTalk communications device beside him blinked on alert. Через несколько секунд ожил аппарат криптографической связи.
He stopped what he was doing and picked up the handheld communicator. Дельта-1 схватил трубку.
The other two men watched in silence. Товарищи молча наблюдали.
"Delta-One," he said, speaking into the transmitter. - Дельта-1, - произнес он в трансмиттер.
The two words were instantly identified by the voice recognition software inside the device. Расположенная внутри аппарата компьютерная программа распознавания голоса зафиксировала оба произнесенных слова.
Each word was then assigned a reference number, which was encrypted and sent via satellite to the caller. Каждому слову был присвоен референтный номер, тут же зашифрованный и отправленный адресату.
On the caller's end, at a similar device, the numbers were decrypted, translated back into words using a predetermined, self-randomizing dictionary. Аналогичный прибор на другом конце связи расшифровал номера и при помощи заранее составленного тезауруса снова перевел их в слова.
Then the words were spoken aloud by a synthetic voice. Синтезированный голос озвучил их.
Total delay, eighty milliseconds. Весь процесс занял восемьдесят миллисекунд.
"Controller, here," said the person overseeing the operation. - На связи контролер, - произнес человек, руководивший операцией.
The robotic tone of the CrypTalk was eerie-inorganic and androgynous. Криптограф передавал его слова неживым, бесполым тембром.
"What is your op status?" - Доложите обстановку.
"Everything proceeding as planned," Delta-One replied. - Все идет точно по плану, - ответил Дельта-1.
"Excellent. - Прекрасно.
I have an update on the time frame. У меня имеются временные коррективы.
The information goes public tonight at eight p.m. Eastern." Информация будет обнародована сегодня в восемь вечера по восточному времени.
Delta-One checked his chronograph. Дельта-1 сверился с хронометром.
Only eight more hours. Оставалось восемь часов.
His job here would be finished soon. That was encouraging. Скоро их работа здесь закончится.
"There is another development," the controller said. - Еще изменения, - произнес контролер.
"A new player has entered the arena." - На сцене новый игрок.
"What new player?" - Какой новый игрок?
Delta-One listened. Дельта-1 внимательно слушал.
An interesting gamble. Интересная игра.
Someone out there was playing for keeps. Кто-то там, далеко, играет ва-банк.
"Do you think she can be trusted?" - Вы считаете, ей можно доверять?
"She needs to be watched very closely." - Надо очень внимательно за ней следить.
"And if there is trouble?" - А если последуют неприятности?
There was no hesitation on the line. Контролер не колебался:
"Your orders stand." - Все распоряжения остаются в силе.
16 ГЛАВА 16
Rachel Sexton had been flying due north for over an hour. Вот уже час Рейчел Секстон летела на север.
Other than a fleeting glimpse of Newfoundland, she had seen nothing but water beneath the F-14 for the entire journey. На протяжении всего пути она видела внизу лишь воду. Только один раз промелькнула земля -Ньюфаундленд.
Why did it have to be water? she thought, grimacing. - Ну почему же столько воды? - пробормотала она.
Rachel had plunged through the ice on a frozen pond while ice-skating when she was seven. В возрасте семи лет, катаясь на коньках по замерзшему пруду, Рейчел провалилась под лед.
Trapped beneath the surface, she was certain she would die. It had been her mother's powerful grasp that finally yanked Rachel's waterlogged body to safety. Оказавшись в страшной ловушке, она уже не сомневалась, что умрет, когда неожиданно сильные руки матери вытащили ее из воды.
Ever since that harrowing ordeal, Rachel had battled a persistent case of hydrophobia-a distinct wariness of open water, especially cold water. С того страшного дня Рейчел нередко испытывала ужасные приступы гидрофобии. Особенно пугали ее бескрайние морские пространства и холодная вода.
Today, with nothing but the North Atlantic as far as Rachel could see, her old fears had come creeping back. И вот сейчас, когда вокруг не было ничего, кроме неба и Северного Ледовитого океана, страх снова пробудился в ней.
Not until the pilot checked his bearings with Thule airbase in northern Greenland did Rachel realize how far they had traveled. До той минуты, когда Ласигейн вышел на связь с военной базой Туле на севере Гренландии, чтобы сверить координаты, Рейчел и не представляла, как далеко они залетели.
I'm above the Arctic Circle? Неужели они за Полярным кругом?
The revelation intensified her uneasiness. Открытие оказалось не из приятных.
Where are they taking me? Куда ее везут?
What has NASA found? Что такое обнаружило НАСА?
Soon the blue-gray expanse below her became speckled with thousands of stark white dots. Вскоре серо-голубое пространство внизу покрылось тысячами белых точек.
Icebergs. Айсберги.
Rachel had seen icebergs only once before in her life, six years ago when her mother persuaded Rachel to join her on an Alaskan mother-daughter cruise. Рейчел видела айсберги всего лишь раз в жизни. Произошло это шесть лет назад, когда мать уговорила ее поехать с ней в круиз к берегам Аляски.
Rachel had suggested a number of alternative land -based vacations, but her mother was insistent. Рейчел упорно предлагала множество других вариантов совместного путешествия. Естественно, по земле, а не по воде.
"Rachel, honey," her mother had said, "two thirds of this planet is covered with water, and sooner or later, you've got to learn to deal with it." - Рейчел, милая, - бархатно ворковала мать, - но ведь две трети планеты покрыты водой. Так что рано или поздно тебе придется иметь с ней дело.
Mrs. Sexton was a resilient New Englander intent on raising a strong daughter. Миссис Секстон представляла собой образец неунывающей дамы из Новой Англии. Она хотела видеть в дочери сильную личность.
The cruise had been the last trip Rachel and her mother ever took. Этот круиз стал последним их с матерью путешествием.
Katherine Wentworth Sexton. Кэтрин Уэнтворд Секстон.
Rachel felt a distant pang of loneliness. Рейчел ощутила внезапную тоску одиночества.
Like the howling wind outside the plane, the memories came tearing back, pulling at her the way they always did. Подобные завывающему за обшивкой самолета ветру, в душу хлынули воспоминания - так же стремительно, как и всегда.
Their final conversation had been by phone. Последний раз они с матерью разговаривали по телефону.
Thanksgiving morning. Это было утро Дня благодарения.
"I'm so sorry, Mom," Rachel said, phoning home from a snowbound O'Hare airport. - Извини, мам. - Рейчел позвонила домой из занесенного снегом аэропорта О'Хара.
"I know our family has never spent Thanksgiving Day apart. - Я знаю, что в нашей семье никогда не проводили День благодарения врозь.
It looks like today will be our first." Но похоже, что сегодня это произойдет.
Rachel's mom sounded crushed. Казалось, мать ужасно расстроилась.
"I was so looking forward to seeing you." - Я так мечтала тебя увидеть!
"Me too, Mom. - Да и я тоже.
Think of me eating airport food while you and Dad feast on turkey." Когда будете с папой смаковать индейку, представляй себе, как я здесь, в аэропорту, питаюсь всякой гадостью.
There was a pause on the line. Повисло долгое молчание. Потом миссис Секстон вновь заговорила, но ее голос звучал как-то странно.
"Rachel, I wasn't going to tell you until you got here, but your father says he has too much work to make it home this year. - Дочка, я не хотела говорить до твоего приезда, но отец утверждает, что слишком занят и не сможет в этом году выбраться на праздник домой.
He'll be staying at his D.C. suite for the long weekend." Останется в своей квартире там, в Вашингтоне, на весь уик-энд.
"What!" - Что?!
Rachel's surprise gave way immediately to anger. - Рейчел не смогла скрыть изумления, но оно тут же сменилось гневом.
"But, it's Thanksgiving. - Ведь это же День благодарения!
The Senate isn't in session! Сенат не заседает!
He's less than two hours away. А до дома ему добираться меньше двух часов!
He should be with you!" Он просто обязан быть с тобой!
"I know. - Я знаю.
He says he's exhausted-far too tired to drive. Но он говорит, что измучился. Слишком устал, чтобы вести машину.
He's decided he needs to spend this weekend curled up with his backlog of work." И решил поработать в выходные.
Work? - Поработать?
Rachel was skeptical. В вопросе слышалось явное недоверие.
A more likely guess was that Senator Sexton would be curled up with another woman. Скорее всего сенатор Секстон намерен погрузиться в общение с другой женщиной.
His infidelities, though discreet, had been going on for years. Его измены жене, которые он пытался скрывать, начались много лет назад.
Mrs. Sexton was no fool, but her husband's affairs were always accompanied by persuasive alibis and pained indignity at the mere suggestion he could be unfaithful. Миссис Секстон не была дурочкой, но интрижки мужа всегда сопровождались убедительным алиби и болезненным неприятием малейшего подозрения в неверности.
Finally, Mrs. Sexton saw no alternative but to bury her pain by turning a blind eye. В конце концов миссис Секстон решила, что единственный возможный выход для нее - просто не обращать внимания на похождения супруга.
Although Rachel had urged her mother to consider divorce, Katherine Wentworth Sexton was a woman of her word. Рейчел пыталась убедить мать в необходимости развода, однако Кэтрин Уэнтворд Секстон умела держать слово.
Till death do us part, she told Rachel. - "Пока смерть не разлучит нас", - процитировала она.
Your father blessed me with you-a beautiful daughter-and for that I thank him. - Твой отец подарил мне тебя, прекрасную, замечательную дочь. За это я ему благодарна.
He will have to answer for his actions to a higher power someday. А за свои поступки он когда-нибудь сам ответит перед высшим судом.
Now, standing in the airport, Rachel's anger was simmering. И вот, находясь в аэропорту, Рейчел буквально кипела от гнева.
"But, this means you'll be alone for Thanksgiving!" - Но тебе придется провести День благодарения в одиночестве!..
She felt sick to her stomach. Она едва сдерживалась.
The senator deserting his family on Thanksgiving Day was a new low, even for him. Бросить семью в День благодарения - это было чересчур даже для сенатора Секстона.
"Well..." Mrs. Sexton said, her voice disappointed but decisive. "I obviously can't let all this food go to waste. - Ну... - бодро сказала миссис Секстон, -разумеется, я не могу позволить всей этой еде испортиться.
I'll drive it up to Aunt Ann's. Отвезу к тетушке Энн.
She's always invited us up for Thanksgiving. Она ведь всегда приглашала нас на День благодарения.
I'll give her a call right now." Позвоню прямо сейчас.
Rachel felt only marginally less guilty. Рейчел ощутила, как острое чувство вины чуть отступило.
"Okay. - Договорились.
I'll be home as soon as I can. А я приеду домой сразу, как только смогу.
I love you, Mom." Целую, мамочка.
"Safe flight, sweetheart." - Счастливо долететь, милая.
It was 10:30 that night when Rachel's taxi finally pulled up the winding driveway of the Sextons' luxurious estate. В десять тридцать вечера такси, в котором ехала Рейчел, наконец свернуло на аллею роскошного поместья Секстонов.
Rachel immediately knew something was wrong. Она сразу поняла: что-то случилось.
Three police cars sat in the driveway. Возле дома - три полицейских машины.
Several news vans too. Несколько телевизионных фургончиков.
All the house lights were on. Во всем доме горит свет.
Rachel dashed in, her heart racing. С бешено колотящимся сердцем Рейчел взлетела по ступеням.
A Virginia State policeman met her at the doorway. Полицейский встретил ее в дверях.
His face was grim. Лицо его было мрачным и угрюмым.
He didn't have to say a word. Говорить ему ничего не пришлось.
Rachel knew. Рейчел поняла без слов.
There had been an accident. Произошел несчастный случай.
"Route Twenty-five was slick with freezing rain," the officer said. - Шоссе номер 25 сейчас очень скользкое - шел дождь, а потом подмерзло, - пояснил офицер.
"Your mother went off the road into a wooded ravine. - Машина вашей матери вылетела в глубокий овраг.
I'm sorry. Мне очень жаль.
She died on impact." Она погибла мгновенно.
Rachel's body went numb. Рейчел словно окоченела.
Her father, having returned immediately when he got the news, was now in the living room holding a small press conference, stoically announcing to the world that his wife had passed away in a crash on her way back from Thanksgiving dinner with family. Отец, вернувшийся домой сразу, как только получил сообщение, давал интервью в гостиной. Он объявлял всему миру, что его жена погибла в автомобильной катастрофе, возвращаясь с семейного обеда в честь Дня благодарения.
Rachel stood in the wings, sobbing through the entire event. Рейчел стояла в коридоре. Теперь ее душили рыдания.
"I only wish," her father told the media, his eyes tearful, "that I had been home for her this weekend. This never would have happened." - Единственное, чего бы я хотел, так это иметь возможность быть в праздник дома, рядом с ней. Тогда этого бы не случилось, - говорил отец, глядя в камеру. Его глаза были полны слез.
You should have thought of that years ago, Rachel cried, her loathing for her father deepening with every passing instant. - Тебе бы подумать об этом давным-давно, много лет назад, - плакала Рейчел. Ненависть к отцу крепла с каждой минутой.
From that moment on, Rachel divorced herself from her father in the way Mrs. Sexton never had. Именно с этого дня Рейчел мысленно разошлась с отцом. Она сделала то, что упорно отказывалась делать мать.
The senator barely seemed to notice. Сенатор, впрочем, едва ли заметил это.
He suddenly had gotten very busy using his late wife's fortunes to begin courting his party's nomination for president. Он тут же пустил состояние покойной жены в оборот, начав хлопотать, чтобы партия выдвинула его кандидатуру на президентских выборах.
The sympathy vote didn't hurt either. То, что он использует естественное стремление людей сочувствовать чужому горю, вовсе его не смущало.
Cruelly now, three years later, even at a distance the senator was making Rachel's life lonely. И вот три года спустя сенатор снова обрекал ее на одиночество.
Her father's run for the White House had put Rachel's dreams of meeting a man and starting a family on indefinite hold. Стремление отца во что бы то ни стало попасть в Белый дом отодвигало в неопределенную перспективу осуществление мечты Рейчел о встрече с единственным мужчиной, о создании семьи.
For Rachel it had become far easier to take herself completely out of the social game than to deal with the endless stream of power-hungry Washingtonian suitors hoping to snag a grieving, potential "first daughter" while she was still in their league. Ей было бы намного легче устраниться от всех политических игр, чем иметь дело с нескончаемой вереницей жадных до власти вашингтонских женихов, стремящихся овладеть сердцем одинокой и печальной потенциальной "первой дочери" страны, пока она еще не сделала свой выбор.
* * * Outside the F-14, the daylight had started to fade. За стеклом кабины "Эф-14" дневной свет начал понемногу меркнуть.
It was late winter in the Arctic-a time of perpetual darkness. В Арктике стояла поздняя зима. Время полярной ночи.
Rachel realized she was flying into a land of permanent night. Рейчел наблюдала, как все вокруг погружается в темноту.
As the minutes passed, the sun faded entirely, dropping below the horizon. Наконец солнце окончательно исчезло за горизонтом.
They continued north, and a brilliant three-quarter moon appeared, hanging white in the crystalline glacial air. Самолет, не меняя курса, летел на север. Появилась сияющая луна в третьей четверти. В ледяном прозрачном воздухе она висела неровным белым овалом.
Far below, the ocean waves shimmered, the icebergs looking like diamonds sewn into a dark sequin mesh. Далеко внизу мерцали океанские волны, а айсберги напоминали бриллианты на темном бархате с блестками.
Finally, Rachel spotted the hazy outline of land. В конце концов Рейчел заметила туманные очертания земли.
But it was not what she had expected. Но это оказалось совсем не то, что она ожидала увидеть.
Looming out of the ocean before the plane was an enormous snowcapped mountain range. Впереди из океана выступал огромный, покрытый снегами горный хребет.
"Mountains?" Rachel asked, confused. - Горы? - растерянно спросила Рейчел.
"There are mountains north of Greenland?" - Неужели к северу от Гренландии есть горы?
"Apparently," the pilot said, sounding equally surprised. - Очевидно, - ответил пилот. Казалось, он был удивлен ничуть не меньше.
As the nose of the F-14 tipped downward, Rachel felt an eerie weightlessness. Нос "Эф-14" ушел вниз, и Рейчел ощутила головокружение невесомости.
Through the ringing in her ears she could hear a repeated electronic ping in the cockpit. Сквозь нескончаемый звон в ушах она слышала ритмичный электронный писк.
The pilot had apparently locked on to some kind of directional beacon and was following it in. Очевидно, пилот настроился на какой-то маяк и ориентировался по нему.
As they passed below three thousand feet, Rachel stared out at the dramatic moonlit terrain beneath them. Они опустились ниже трех тысяч футов, и теперь можно было разглядеть массивы залитой лунным светом земли.
At the base of the mountains, an expansive, snowy plain swept wide. У подножия гор простиралась обширная снежная равнина.
The plateau spread gracefully seaward about ten miles until it ended abruptly at a sheer cliff of solid ice that dropped vertically into the ocean. Плоскость плавно изгибалась, опускаясь к океану, на протяжении примерно десяти миль, а потом внезапно упиралась в ледяную скалу, уходящую другим склоном в воду.
It was then that Rachel saw it. Только теперь Рейчел увидела это.
A sight like nothing she had ever seen anywhere on earth. Зрелище, подобное которому трудно даже представить здесь, на земле.
At first she thought the moonlight must be playing tricks on her. Сначала она решила, что это играет в свои колдовские игры луна.
She squinted down at the snowfields, unable to comprehend what she was looking at. Прищурившись, начала рассматривать снежную равнину внизу, но все равно не могла понять, что же там такое.
The lower the plane descended, the clearer the image became. Чем ниже опускался самолет, тем яснее вырисовывалась картина.
What in the name of God? - Что же это? Ради Бога, что это такое?
The plateau beneath them was striped... as if someone had painted the snow with three huge striations of silver paint. Плато внизу, под самолетом, казалось полосатым... словно кто-то раскрасил снег тремя гигантскими мазками серебряной краски.
The glistening strips ran parallel to the coastal cliff. Мерцающие призрачные полосы тянулись параллельно прибрежным скалам.
Not until the plane dropped past five hundred feet did the optical illusion reveal itself. Лишь когда самолет опустился до пятисот футов, оптическая иллюзия прояснилась.
The three silver stripes were deep troughs, each one over thirty yards wide. Три серебряных полосы оказались глубокими впадинами, каждая шириной примерно в тридцать ярдов.
The troughs had filled with water and frozen into broad, silvery channels that stretched in parallel across the plateau. The white berms between them were mounded dikes of snow. Заполненные замерзшей водой широкие каналы, идущие параллельно.
As they dropped toward the plateau, the plane started bucking and bouncing in heavy turbulence. Самолет начал быстро снижаться, и плато под его крыльями запрыгало и закачалось, словно при сильной буре.
Rachel heard the landing gear engage with a heavy clunk, but she still saw no landing strip. Рейчел услышала, как с тяжелым скрипом выдвинулось шасси, однако посадочной полосы нигде не было.
As the pilot struggled to keep the plane under control, Rachel peered out and spotted two lines of blinking strobes straddling the outermost ice trough. Пилот сражался с машиной, а Рейчел тем временем внимательно рассматривала землю. Наконец она заметила две мерцающие линии, тянущиеся по крайней серебристой полосе.
She realized to her horror what the pilot was about to do. И с ужасом поняла, что именно собирается предпринять пилот.
"We're landing on ice?" she demanded. - Мы садимся на лед? - Она не спросила, а потребовала ответа.
The pilot did not respond. Летчик ничего не ответил.
He was concentrating on the buffeting wind. Казалось, все его внимание сосредоточено на борьбе с бешеным ветром.
Rachel felt a drag in her gut as the craft decelerated and dropped toward the ice channel. Самолет резко сбросил скорость, а потом почти упал на ледяную трассу. Внутри у Рейчел все перевернулось в который уже раз.
High snow berms rose on either side of the aircraft, and Rachel held her breath, knowing the slightest miscalculation in the narrow channel would mean certain death. Высокие снежные завалы потянулись по обе стороны машины. Рейчел затаила дыхание, прекрасно сознавая, что малейшая ошибка пилота будет означать неминуемую смерть.
The wavering plane dropped lower between the berms, and the turbulence suddenly disappeared. Самолет опустился между сугробами еще ниже, и внезапно тряска прекратилась.
Sheltered there from the wind, the plane touched down perfectly on the ice. Оказавшись вне досягаемости ветра, самолет аккуратно коснулся льда.
The Tomcat's rear thrusters roared, slowing the plane. Взревели двигатели задней тяги, тормозя самолет.
Rachel exhaled. Рейчел наконец позволила себе выдохнуть.
The jet taxied about a hundred yards farther and rolled to a stop at a red line spray-painted boldly across the ice. Машина продвинулась еще примерно на сотню ярдов и остановилась точно у красной линии, нанесенной спреем прямо на лед.
The view to the right was nothing but a wall of snow in the moonlight-the side of an ice berm. Справа пейзаж ограничивался мерцающей в лунном свете ледяной стеной.
The view on the left was identical. Слева - то же самое.
Only through the windshield ahead of them did Rachel have any visibility... an endless expanse of ice. Только сквозь ветровое стекло Рейчел могла что-то рассмотреть... это что-то было бесконечным заснеженным пространством.
She felt like she had landed on a dead planet. Ощущение было такое, словно после долгого полета они приземлились на мертвую планету.
Aside from the line on the ice, there were no signs of life. Единственным признаком жизни служила красная полоса на льду.
Then Rachel heard it. А потом Рейчел услышала...
In the distance, another engine was approaching. Издалека приближался звук другого двигателя.
Higher pitched. Тон его казался выше.
The sound grew louder until a machine came into view. Шум становился все громче, и наконец машина возникла в поле зрения.
It was a large, multi treaded snow tractor churning toward them up the ice trough. К ним приближался большой снегоход. Он тяжело пробирался вдоль ледяной ложбины.
Tall and spindly, it looked like a towering futuristic insect grinding toward them on voracious spinning feet. Высокий, разлапистый, он напоминал огромное фантастическое насекомое, шагающее на мощных, все сметающих на своем пути ногах.
Mounted high on the chassis was an enclosed Plexiglas cabin with a rack of floodlights illuminating its way. Вознесенная на верхотуру плексигласовая кабина была снабжена мощными фарами, посылающими вперед и вокруг широкие полосы света.
The machine shuddered to a halt directly beside the F-14. Снегоход, задрожав, замер рядом с самолетом.
The door on the Plexiglas cabin opened, and a figure climbed down a ladder onto the ice. Дверь кабины открылась, и по лестнице на лед спустился человек.
He was bundled from head to foot in a puffy white jumpsuit that gave the impression he had been inflated. Он был одет в толстый белый комбинезон и казался словно надутым.
Mad Max meets the Pillsbury Dough Boy, Rachel thought, relieved at least to see this strange planet was inhabited. Безумный Макс встречается с Пончиком Пиллсбери, невольно подумала Рейчел. Увидеть, что странная планета в действительности населена, необыкновенно приятно.
The man signaled for the F-14 pilot to pop the hatch. Человек знаком показал, чтобы пилот откинул фонарь кабины.
The pilot obeyed. Тот исполнил требуемое.
When the cockpit opened, the gust of air that tore through Rachel's body chilled her instantly to the core. Едва кабина открылась, поток холодного воздуха моментально пробрал все существо Рейчел и, казалось, заморозил ее до глубины души.
Close the damn lid! "Закройте же этот чертов фонарь!"
"Ms. Sexton?" the figure called up to her. His accent was American. - Мисс Секстон? - обратилась к ней белая надутая фигура.
"On behalf of NASA, I welcome you." - Я приветствую вас от имени НАСА.
Rachel was shivering. Рейчел тряслась от холода.
Thanks a million. "Вот уж спасибо!"
"Please unhook your flight harness, leave your helmet in the craft, and deplane by using the fuselage toe-holds. - Будьте добры, отстегните ремни, снимите шлем и оставьте его в кабине, а потом спуститесь, держась за выступы на фюзеляже.
Do you have any questions?" Вопросы есть?
"Yes," Rachel shouted back. - Есть! - прокричала в ответ Рейчел.
"Where the hell am I?" - Где, черт возьми, я нахожусь?
17 ГЛАВА 17
Marjorie Tench-senior adviser to the President-was a loping skeleton of a creature. Марджори Тенч - старший советник президента -больше походила на ходячий скелет, а не на живого человека.
Her gaunt six-foot frame resembled an Erector Set construction of joints and limbs. Ее костлявая фигура высотой в шесть футов напоминала конструкцию, собранную из отдельных деталей - конечностей, сочленений.
Overhanging her precarious body was a jaundiced face whose skin resembled a sheet of parchment paper punctured by two emotionless eyes. Над всем этим непрочным сооружением возвышалась, покачиваясь, голова с желтушным лицом, словно вырезанным из пергамента, с двумя отверстиями ничего не выражающих глаз.
At fifty-one, she looked seventy. В пятьдесят один год она выглядела на все семьдесят.
Tench was revered in Washington as a goddess in the political arena. Тенч в Вашингтоне глубоко почитали.
She was said to possess analytical skills that bordered on the clairvoyant. Она имела репутацию богини политического Олимпа.
Her decade running the State Department's Bureau of Intelligence and Research had helped hone a lethally sharp, critical mind. Говорили, что ее аналитические способности граничат с ясновидением. Десять лет работы в разведывательном бюро госдепартамента помогли отточить критически мыслящий ум до убийственной остроты.
Unfortunately, accompanying Tench's political savvy came an icy temperament that few could endure for more than a few minutes. К сожалению, вместе с политической прозорливостью выработался и ледяной темперамент. Как правило, люди выдерживали общение с ней не дольше десяти минут.
Marjorie Tench had been blessed with all the brains of a supercomputer-and the warmth of one, too. Природа наградила Марджори Тенч всеми свойствами самого совершенного, мощного компьютера, в том числе его эмоциональностью и душевной теплотой.
Nonetheless, President Zach Herney had little trouble tolerating the woman's idiosyncrasies; her intellect and hard work were almost single-handedly responsible for putting Herney in office in the first place. Однако президент Зак Харни с легкостью выносил характер этой дамы. Ведь это именно ее интеллект и работоспособность привели его к власти.
"Marjorie," the President said, standing to welcome her into the Oval Office. - Марджори! - Президент встал, чтобы поприветствовать входящую в Овальный кабинет даму.
"What can I do for you?" - Чем могу помочь?
He did not offer her a seat. Он не предложил ей присесть.
The typical social graces did not apply to women like Marjorie Tench. Общепринятые нормы вежливости теряли свою актуальность в присутствии особ, подобных Марджори Тенч.
If Tench wanted a seat, she would damn well take one. Если Тенч желала сесть, то она и без всякого приглашения прекрасно могла это сделать.
"I see you set the staff briefing for four o'clock this afternoon." - Насколько я поняла, сегодня в четыре часа вы собираете пресс-конференцию для сотрудников.
Her voice was raspy from cigarettes. - Прокуренный голос ее звучал хрипло.
"Excellent." - Это превосходно.
Tench paced a moment, and Herney sensed the intricate cogs of her mind turning over and over. Тенч мгновение помолчала, и президент почувствовал, как работает механизм ее компьютера.
He was grateful. Он испытывал к ней искреннюю признательность.
Marjorie Tench was one of the select few on the President's staff who was fully aware of the NASA discovery, and her political savvy was helping the President plan his strategy. Среди сотрудников аппарата Белого дома Марджори Тенч была одной из тех немногих избранных, кто находился в курсе новейших разработок НАСА, в том числе и последнего открытия. Ее политическая интуиция помогала президенту принимать решения и разрабатывать стратегию.
"This CNN debate today at one o'clock," Tench said, coughing. - Дебаты на Си-эн-эн сегодня в час, - кашлянув, заметила советница.
"Who are we sending to spar with Sexton?" - Кого мы пошлем на спарринг с Секстоном?
Herney smiled. Харни улыбнулся:
"A junior campaign spokesperson." - Кого-нибудь из младших сотрудников, участвующих в избирательной кампании.
The political tactic of frustrating the "hunter" by never sending him any big game was as old as debates themselves. Прием целенаправленного унижения соперника стар, как сама практика политических дебатов. Противнику просто подсовывают для "отстрела" самую мелкую дичь.
"I have a better idea," Tench said, her barren eyes finding his. - Есть идея получше, - заметила Тенч, заглядывая своими невыразительными глазами в глаза президента.
"Let me take the spot myself." - Позвольте мне самой туда отправиться.
Zach Herney's head shot up. Зак Харни непроизвольно вскинул голову:
"You?" - Вы?
What the hell is she thinking? - О чем, интересно, она думает?
"Marjorie, you don't do media spots. - Марджори, но ведь общение с прессой не входит в ваши обязанности.
Besides, it's a midday cable show. А кроме того, это дневное шоу для кабельного телевидения.
If I send my senior adviser, what kind of message does that send? И если я отправлю своего старшего советника участвовать в нем, то какое впечатление это произведет?
It makes us look like we're panicking." Все решат, что мы запаниковали.
"Exactly." - Совершенно верно.
Herney studied her. Харни внимательно посмотрел на советника.
Whatever convoluted scheme Tench was hatching, there was no way in hell Herney would permit her to appear on CNN. Какую бы сложную схему она ни придумала, он ни за что не позволит ей принять участие в дебатах на Си-эн-эн.
Anyone who had ever laid eyes on Marjorie Tench knew there was a reason she worked behind the scenes. Каждый, кто хоть раз видел эту умнейшую даму собственными глазами, знал, почему она работает за кулисами.
Tench was a frightful-looking woman-not the kind of face a President wanted delivering the White House message. Выглядела она просто ужасно - совсем не с такой внешностью следует представать перед широкими массами, чтобы донести до них идеи Белого дома.
"I am taking this CNN debate," she repeated. - Я займусь этими дебатами, - решительно повторила советник.
This time she was not asking. Она уже не спрашивала разрешения.
"Marjorie," the President maneuvered, feeling uneasy now, - Марджори! - Президент попытался подсластить пилюлю.
"Sexton's campaign will obviously claim your presence on CNN is proof the White House is running scared. - Люди Секстона непременно заявят, что ваше присутствие на Си-эн-эн означает не что иное, как панику и тревогу в Белом доме.
Sending out our big guns early makes us look desperate." Мы не можем слишком рано выставлять тяжелую артиллерию. Это будет выглядеть так, словно мы отчаялись.
The woman gave a quiet nod and lit a cigarette. Марджори спокойно кивнула и закурила сигарету.
"The more desperate we look, the better." - Чем отчаяннее мы выглядим, тем лучше.
For the next sixty seconds, Marjorie Tench outlined why the President would be sending her to the CNN debate instead of some lowly campaign staffer. В течение следующих шестидесяти секунд Марджори Тенч убедительно продемонстрировала президенту, почему он должен послать на теледебаты именно ее, а не какую-нибудь мелкую рыбешку.
When Tench was finished, the President could only stare in amazement. Когда она замолчала, президенту уже нечего было оспаривать. Он лишь изумленно моргал.
Once again, Marjorie Tench had proven herself a political genius. Марджори Тенч еще раз доказала свой политический гений.
18 ГЛАВА 18
The Milne Ice Shelf is the largest solid ice floe in the Northern Hemisphere. Шельфовый ледник Милна представляет собой самую обширную ледовую поверхность в северном полушарии.
Located above the Eighty-second Parallel on the northernmost coast of Ellesmere Island in the high Arctic, the Milne Ice Shelf is four miles wide and reaches thicknesses of over three hundred feet. Расположенный выше восьмидесятой параллели на северном побережье арктического острова Элсмир, этот кусок льда насчитывает четыре километра в ширину. Толщина же его более трехсот футов.
Now, as Rachel climbed into the Plexiglas enclosure atop the ice tractor, she was grateful for the extra parka and gloves waiting for her on her seat, as well as the heat pouring out of the tractor's vents. Когда Рейчел забралась в плексигласовую кабину снегохода, она по достоинству оценила теплую куртку и рукавицы, которые ожидали ее на сиденье. Весьма кстати оказалась и работавшая в кабине печка.
Outside, on the ice runway, the F-14's engines roared, and the plane began taxiing away. Снаружи, на ледовой взлетной полосе, вновь взревели двигатели "Эф-14". Самолет разгонялся.
Rachel looked up in alarm. Рейчел с тревогой посмотрела ему вслед:
"He's leaving?" - Он что, улетает?
Her new host climbed into the tractor, nodding. Ее новый провожатый уселся на водительское место и кивнул:
"Only science personnel and immediate NASA support team members are allowed on-site." - Здесь могут находиться исключительно научные сотрудники и команда непосредственной поддержки НАСА.
As the F-14 tore off into the sunless sky, Rachel felt suddenly marooned. Самолет взмыл в темное небо, и Рейчел почувствовала себя так, словно ее оставили на необитаемом острове.
"We'll be taking the IceRover from here," the man said. "The administrator is waiting." - Мы с вами поедем на снегоходе, - успокоил ее сопровождающий, - администратор уже ждет вас.
Rachel gazed out at the silvery path of ice before them and tried to imagine what the hell the administrator of NASA was doing up here. Рейчел взглянула на простиравшуюся впереди серебристую ледовую дорогу и постаралась представить, какого черта здесь делает администратор НАСА.
"Hold on," the NASA man shouted, working some levers. - Держитесь! - скомандовал водитель, нажимая на какие-то рычаги.
With a grinding growl, the machine rotated ninety degrees in place like a treaded army tank. It was now facing the high wall of a snow berm. Со скрипом и рычанием машина развернулась на девяносто градусов, словно тяжелый танк.
Rachel looked at the steep incline and felt a ripple of fear. Рейчел взглянула на крутой склон и в очередной раз испугалась.
Surely he doesn't intend to- Не собирается же он...
"Rock and roll!" - Рок-н-ролл!
The driver popped the clutch, and the craft accelerated directly toward the slope. Водитель сдвинул рычаг, и, набирая скорость, машина направилась прямиком к склону.
Rachel let out a muffled cry and held on. Рейчел негромко вскрикнула и ухватилась за поручень.
As they hit the incline, the spiked treads tore into the snow, and the contraption began to climb. Удивительная машина врезалась в стену, шипованные гусеницы вгрызлись в лед, и они поползли вверх по склону.
Rachel was certain they would tip over backward, but the cabin remained surprisingly horizontal as the treads clawed up the slope. Рейчел не сомневалась, что с минуты на минуту машина перевернется, однако, как ни странно, кабина сохраняла горизонтальное положение на протяжении всего восхождения.
When the huge machine heaved up onto the crest of the berm, the driver brought it to a stop and beamed at his white-knuckled passenger. Когда гигантский паук оказался на вершине горы, водитель повернулся и с улыбкой взглянул на побелевшую от ужаса пассажирку:
"Try that in an SUV! - Недурно, правда?
We took the shock-system design from the Mars Pathfinder and popped it on this baby! Принцип мы позаимствовали у марсохода.
Worked like a charm." Работает безотказно!
Rachel gave a wan nod. Рейчел слабо кивнула:
"Neat." - Здорово!
Sitting now atop the snow berm, Rachel looked out at the inconceivable view. С вершины ледяного увала она окинула взглядом немыслимый пейзаж.
One more large berm stood before them, and then the undulations stopped abruptly. Beyond, the ice smoothed into a glistening expanse that was inclined ever so slightly. Невдалеке возвышалась еще одна гряда, а за ней волнообразный рельеф переходил в плоскость -слегка наклонное, сияющее белизной пространство.
The moonlit sheet of ice stretched out into the distance, where it eventually narrowed and snaked up into the mountains. Залитая лунным светом равнина уходила вдаль, сужаясь и змеей извиваясь между гор.
"That's the Milne Glacier," the driver said, pointing up into the mountains. - Ледник Милна. - Водитель показал на горы.
"Starts up there and flows down into this wide delta that we're sitting on now." - Начинается он вон там и спускается в эту широкую низину, где мы с вами находимся.
The driver gunned the engine again, and Rachel held on as the craft accelerated down the steep face. Он снова включил двигатель, и Рейчел пришлось опять покрепче ухватиться за поручень. Теперь машина набирала скорость, спускаясь со склона.
At the bottom, they clawed across another ice river and rocketed up the next berm. Внизу они пересекли еще одну ледяную реку и взобрались на вторую снежную гряду.
Mounting the crest and quickly skimming down the far side, they slid out onto a smooth sheet of ice and started crunching across the glacier. Быстро спустившись с другой стороны, выбрались на гладкую поверхность и начали пробираться через ледник.
"How far?" - Далеко еще?
Rachel saw nothing but ice in front of them. Рейчел не видела вокруг ничего, кроме льда.
"About two miles ahead." - Примерно две мили.
Rachel thought it seemed far. Рейчел подумала, что это очень далеко.
The wind outside pounded the IceRover in relentless gusts, rattling the Plexiglas as if trying to hurl them back toward the sea. Ветер безжалостно бил по кабине, словно стараясь перевернуть снегоход.
"That's the katabatic wind," the driver yelled. "Get used to it!" - Ветер дует сверху, - прокричал водитель, -постарайтесь привыкнуть к нему!
He explained that this area had a permanent offshore gale called the katabatic-Greek for flowing downhill. Он объяснил, что для здешних мест это обычное явление - ветер, дующий с гор вниз, по направлению к морю.
The relentless wind was apparently the product of heavy, cold air "flowing" down the glacial face like a raging river downhill. Холодный воздух словно стекал по ледяной поверхности гор, подобно стремительной реке.
"This is the only place on earth," the driver added, laughing, "where hell actually freezes over!" - Это единственное место на земле, - смеясь, добавил водитель, - где и ад мог бы замерзнуть.
Several minutes later, Rachel began to see a hazy shape in the distance in front of them-the silhouette of an enormous white dome emerging from the ice. Через несколько минут Рейчел сумела рассмотреть вдалеке смутные очертания. Изо льда поднимался огромный белый купол.
Rachel rubbed her eyes. Рейчел потерла глаза.
What in the world...? Что это может быть?..
"Big Eskimos up here, eh?" the man joked. - Большой эскимос, верно? - шутливо поинтересовался водитель.
Rachel tried to make sense of the structure. Рейчел гадала, что за зрелище предстает ее глазам.
It looked like a scaled-down Houston Astrodome. Все сооружение выглядело уменьшенной копией космодрома в Хьюстоне.
"NASA put it up a week and a half ago," he said. "Multistage inflatable plexipolysorbate. - НАСА построило эту штуковину недели полторы назад, - пояснил провожатый, - материал называется очень мудрено: плексиполисорбат. Эта штука надувается в несколько приемов.
Inflate the pieces, affix them to one another, connect the whole thing to the ice with pitons and wires. Нужно надуть составные части, потом соединить их в одно целое, прикрепить все это ко льду тросами, и готово.
Looks like an enclosed big top tent, but it's actually the NASA prototype for the portable habitat we hope to use on Mars someday. Выглядит словно огромная палатка, но на самом деле это разработанный НАСА образец из нескольких сегментов искусственной среды обитания, которые мы надеемся использовать когда-нибудь на Марсе.
We call it a 'habisphere.'" А называем мы его "хабисфера".
"Habisphere?" - Хабисфера?
"Yeah, get it? - Да. Понимаете почему?
Because it's not a whole sphere, it's only habi -sphere." Это же не натуральная сфера, а хабисфера [3].
Rachel smiled and stared out at the bizarre building now looming closer on the glacial plain. Рейчел улыбнулась шутке и принялась с интересом рассматривать странное здание.
"And because NASA hasn't gone to Mars yet, you guys decided to have a big sleepover out here instead?" - А поскольку НАСА еще не добралось до Марса, то парни, подобные вам, решили использовать ее здесь в качестве большого дома?
The man laughed. Водитель рассмеялся:
"Actually, I would have preferred Tahiti, but fate pretty much decided the location." - Ну, честно говоря, лично я предпочел бы Таити, но не все зависит от моих желаний.
Rachel gazed uncertainly up at the edifice. Рейчел продолжала изучать сооружение.
The off-white shell was a ghostly contour against a dark sky. Призрачным контуром оно выделялось на фоне темного неба.
As the IceRover neared the structure, it ground to a stop at a small door on the side of the dome, which was now opening. Снегоход приблизился к куполу и остановился у маленькой боковой двери, которая как раз начала открываться.
Light from inside spilled out onto the snow. На снег легла полоска электрического света.
A figure stepped out. Появилась человеческая фигура.
He was a bulky giant wearing a black fleece pullover that amplified his size and made him look like a bear. Это был крупный, высокий мужчина в толстом шерстяном свитере, который еще больше увеличивал его габариты, делая похожим на огромного медведя.
He moved toward the IceRover. Мужчина шагнул к снегоходу.
Rachel had no doubt who the huge man was: Lawrence Ekstrom, administrator of NASA. Рейчел ни на минуту не усомнилась, что наконец видит перед собой администратора НАСА Лоуренса Экстрома.
The driver gave a solacing grin. Водитель ободряюще улыбнулся ей:
"Don't let his size fool you. - Пусть его габариты вас не пугают.
The guy's a pussycat." На самом деле он котенок.
More like a tiger, Rachel thought, well acquainted with Ekstrom's reputation for biting the heads off those who stood in the way of his dreams. Рейчел подумала, что вернее всего было бы назвать его тигром. Она прекрасно знала о репутации Экстрома. Он мог моментально откусить голову любому, кто становился на пути его мечты.
When Rachel climbed down from the IceRover, the wind almost blew her over. Гостья спустилась из кабины на землю, от порывов ветра едва держась на ногах.
She wrapped the coat around herself and moved toward the dome. Собравшись с духом, поплотнее запахнула куртку и направилась к куполу.
The NASA administrator met her halfway, extending a huge gloved paw. Администратор НАСА встретил ее на полпути, дружески протягивая огромную лапу в кожаной рукавице.
"Ms. Sexton. - Мисс Секстон!
Thank you for coming." Приветствую вас. Спасибо, что приехали.
Rachel nodded uncertainly and shouted over the howling wind. Рейчел неуверенно кивнула и в ответ прокричала, стараясь пересилить рев ветра:
"Frankly, sir, I'm not sure I had much choice." - Честно говоря, сэр, совсем не уверена, что у меня был выбор!
* * * A thousand meters farther up the glacier, Delta-One gazed through infrared binoculars and watched as the administrator of NASA ushered Rachel Sexton into the dome. В тысяче метров вверх по леднику Дельта-1 внимательно наблюдал в инфракрасный бинокль, как администратор НАСА повел Рейчел Секстон в купол.
19 ГЛАВА 19
NASA administrator Lawrence Ekstrom was a giant of a man, ruddy and gruff, like an angry Norse god. Администратор НАСА Лоуренс Экстром, рыжий неотесанный гигант, очень напоминал северного бога.
His prickly blond hair was cropped military short above a furrowed brow, and his bulbous nose was spidered with veins. По-военному ежиком остриженные светлые волосы торчали над нахмуренным лбом, широкий, с толстой переносицей нос был покрыт паутинкой вен.
At the moment, his stony eyes drooped with the weight of countless sleepless nights. Глаза потускнели от целой вереницы бессонных ночей.
An influential aerospace strategist and operations adviser at the Pentagon before his appointment to NASA, Ekstrom had a reputation for surliness matched only by his incontestable dedication to whatever mission was at hand. До назначения в НАСА Экстром, влиятельный аэрокосмический стратег и советник, служил в Пентагоне, где имел репутацию человека чрезвычайно мрачного и необщительного. Но эти его качества компенсировались безмерной преданностью делу и ответственностью за выполняемую задачу.
As Rachel Sexton followed Lawrence Ekstrom into the habisphere, she found herself walking through an eerie, translucent maze of hallways. Рейчел Секстон шла за администратором НАСА по запутанному лабиринту просторных светлых залов и коридоров хабисферы.
The labyrinthine network appeared to have been fashioned by hanging sheets of opaque plastic across tautly strung wires. Стенки лабиринта представляли собой панели непрозрачного пластика, прикрепленные к туго натянутой проволоке.
The floor of the maze was nonexistent-a sheet of solid ice, carpeted with strips of rubber matting for traction. Пол был из чистого льда, покрытого резиновыми полосами, чтобы не скользить при ходьбе.
They passed a rudimentary living area lined with cots and chemical toilets. Рейчел с интересом оглядела подобие жилого помещения, которое они миновали, - в нем был только ряд коек и биотуалетов.
Thankfully, the air in the habisphere was warm, albeit heavy with the mingled potpourri of indistinguishable smells that accompany humans in tight quarters. К счастью, воздух в хабисфере казался теплым, хотя свежим его назвать было нельзя: смесь трудноразличимых запахов, всегда сопровождающих скопление людей в замкнутом пространстве, заметно отягощала его.
Somewhere a generator droned, apparently the source of the electricity that powered the bare bulbs hanging from draped extension cords in the hallway. Где-то негромко урчал генератор. Он производил ток, который питал лампы, свисавшие с потолка и придававшие внутреннему пространству купола жилой облик.
"Ms. Sexton," Ekstrom grunted, guiding her briskly toward some unknown destination. "Let me be candid with you right from the start." - Мисс Секстон, - пророкотал Экстром на ходу, ведя гостью к какой-то ему одному известной цели, - позвольте мне быть совершенно откровенным с самого начала.
His tone conveyed anything but pleasure to have Rachel as his guest. Тон его подразумевал все, что угодно, только не удовольствие от ее присутствия и необходимости уделять ей внимание.
"You are here because the President wants you here. - Вы сейчас здесь только потому, что этого хочет президент. Ему нужно, чтобы мы вас приняли.
Zach Herney is a personal friend of mine and a faithful NASA supporter. Зак Харни - мой личный друг. Кроме того, он оказывает НАСА постоянную поддержку.
I respect him. Я уважаю его.
I owe him. Преклоняюсь перед ним.
And I trust him. Доверяю ему.
I do not question his direct orders, even when I resent them. А потому не позволяю себе ставить под сомнение те указания, которые он отдает, даже если лично я с ними не совсем согласен.
Just so there is no confusion, be aware that I do not share the President's enthusiasm for involving you in this matter." Для полной ясности хочу подчеркнуть, что вовсе не разделяю энтузиазма президента по поводу вашего здесь присутствия и вообще участия в деле.
Rachel could only stare. Рейчел внимательно слушала.
I traveled three thousand miles for this kind of hospitality? Да, ради такого вот радушного приема она и явилась сюда - за три тысячи миль.
This guy was no Martha Stewart. Этот парень, конечно, не Марта Стюарт [4].
"With all due respect," she fired back, "I am also under presidential orders. - При всем моем уважении, - ответила она в тон Экстрому, - я также всего лишь выполняю приказ президента.
I have not been told my purpose here. Более того, мне даже не объяснили, зачем меня сюда везут.
I made this trip on good faith." И вовсе не спрашивали моего согласия.
"Fine," Ekstrom said. "Then I will speak bluntly." - Замечательно, - коротко заключил Экстром, -тогда я буду говорить прямо и откровенно.
"You've made a damn good start." - По-моему, вы и так уже начали это делать.
Rachel's tough response seemed to jolt the administrator. Ответ Рейчел, казалось, удивил администратора.
His stride slowed a moment, his eyes clearing as he studied her. Он замедлил шаг и внимательно посмотрел на гостью, при этом взгляд его немного прояснился.
Then, like a snake uncoiling, he heaved a long sigh and picked up the pace. Потом он глубоко вздохнул и пошел дальше.
"Understand," Ekstrom began, "that you are here on a classified NASA project against my better judgment. - Надеюсь, вы понимаете, - снова заговорил Экстром, - что находитесь здесь, на секретном объекте НАСА, против моей воли и вопреки всем моим возражениям.
Not only are you a representative of the NRO, whose director enjoys dishonoring NASA personnel as loose-lipped children, but you are the daughter of the man who has made it his personal mission to destroy my agency. Вы не только представитель Национального разведывательного управления, директор которого не стесняется обходиться с сотрудниками НАСА, словно с сопливыми ребятишками, но вы еще к тому же дочь человека, который считает делом чести уничтожить мое агентство.
This should be NASA's hour in the sun; my men and women have endured a lot of criticism lately and deserve this moment of glory. Сейчас настал счастливый момент для НАСА: мы подвергались массированному огню критики и вполне заслужили награду.
However, due to a torrent of skepticism spearheaded by your father, NASA finds itself in a political situation where my hardworking personnel are forced to share the spotlight with a handful of random civilian scientists and the daughter of the man who is trying to destroy us." Но из-за волны скептицизма, которую породил ваш отец, НАСА оказалось в ситуации, при которой мои трудолюбивые и самоотверженные люди вынуждены делить интерес и внимание всего мира с горсткой совершенно случайных, примазавшихся ученых и даже с дочерью человека, открыто пытающегося нас уничтожить.
I am not my father, Rachel wanted to shout, but this was hardly the moment to debate politics with the head of NASA. "I did not come here for the spotlight, sir." - Я прилетела сюда вовсе не для того, чтобы привлечь к себе внимание мира, сэр, - ответила Рейчел.
Ekstrom glared. Экстром вновь внимательно на нее посмотрел.
"You may find you have no alternative." - Может оказаться, что альтернативы не будет.
The comment took her by surprise. Это замечание удивило Рейчел.
Although President Herney had said nothing specific about her assisting him in any sort of "public" way, William Pickering had certainly aired his suspicions that Rachel might become a political pawn. Хотя президент Харни и не говорил ничего конкретного относительно ее возможной помощи в каком-либо публичном деле, все же Уильям Пикеринг недвусмысленно высказал подозрение по поводу того, что Рейчел вполне может оказаться в роли политической пешки.
"I'd like to know what I'm doing here," Rachel demanded. - Я хочу знать, что мне предстоит делать, -заявила она.
"You and me both. - И вы, и я - мы оба хотим это знать.
I do not have that information." Я не обладаю такой информацией.
"I'm sorry?" - Простите?
"The President asked me to brief you fully on our discovery the moment you arrived. - Президент попросил меня ввести вас в курс дела относительно нашего открытия.
Whatever role he wants you to play in this circus is between you and him." А роль, которую вам предстоит исполнять в этой игре, определит только он сам.
"He told me your Earth Observation System had made a discovery." - Он сказал, что открытие совершила ваша "Система наблюдения за Землей", это так?
Ekstrom glanced sidelong at her. Экстром взглянул на гостью искоса:
"How familiar are you with the EOS project?" - В какой мере вы знакомы с проектом?
"EOS is a constellation of five NASA satellites which scrutinize the earth in different ways-ocean mapping, geologic fault analyses, polar ice-melt observation, location of fossil fuel reserves-" - "Система наблюдения за Землей" - это созвездие из пяти спутников, каждый изучает Землю по своей программе: картографирование океана, анализ геологических изменений, наблюдение за процессом таяния полярных льдов, поиск ископаемых топливных ресурсов... - Рейчел словно отвечала школьный урок.
"Fine," Ekstrom said, sounding unimpressed. - Прекрасно, - остановил ее Экстром, отнюдь не восхищенный ее знаниями.
"So you're aware of the newest addition to the EOS constellation? - А известно ли вам о недавнем пополнении этого созвездия спутников?
It's called PODS." Сокращенно он называется ПОСП.
Rachel nodded. Рейчел кивнула.
The Polar Orbiting Density Scanner (PODS) was designed to help measure the effects of global warming. Полярный орбитальный сканер плотности был создан для того, чтобы тщательнее контролировать последствия глобального потепления.
"As I understand it, PODS measures the thickness and hardness of the polar ice cap?" - Насколько я понимаю, ПОСП измеряет толщину и плотность полярных льдов?
"In effect, yes. - В конечном итоге так и есть.
It uses spectral band technology to take composite density scans of large regions and find softness anomalies in the ice-slush spots, internal melting, large fissures-indicators of global warming." Он использует технологию спектрального анализа и измеряет плотность льда по всей его площади. Выявляет аномалии в плотности льда, то есть его размягчение, места поверхностного таяния, внутренние проталины, большие расщелины. Все это признаки, свидетельствующие о глобальном потеплении.
Rachel was familiar with composite density scanning. Рейчел слышала о методе сложного сканирования.
It was like a subterranean ultrasound. NRO satellites had used similar technology to search for subsurface density variants in Eastern Europe and locate mass burial sites, which confirmed for the President that ethnic cleansing was indeed going on. Спутники Национального разведывательного управления использовали аналогичные технологии для определения разницы плотности земной поверхности в Восточной Европе и нахождения таким образом мест массовых захоронений. Они доказывали, что там действительно происходили этнические чистки.
"Two weeks ago," Ekstrom said, "PODS passed over this ice shelf and spotted a density anomaly that looked nothing like anything we'd expected to see. - Две недели назад, - продолжал Экстром, - ПОСП проходил над этим самым ледником и отметил аномалию, не похожую ни на что другое. Такого мы не ожидали увидеть.
Two hundred feet beneath the surface, perfectly embedded in a matrix of solid ice, PODS saw what looked like an amorphous globule about ten feet in diameter." На глубине двухсот футов под поверхностью льда, совершенно замкнутая пластами твердого льда, проявилась аморфная глобула диаметром в десять футов.
"A water pocket?" Rachel asked. - Водяной карман? - быстро уточнила Рейчел.
"No. - В том-то и дело, что нет.
Not liquid. Не жидкая.
Strangely, this anomaly was harder than the ice surrounding it." Аномалия оказалась тверже того льда, который ее окружает.
Rachel paused. Рейчел помолчала, раздумывая.
"So... it's a boulder or something?" - Там что, какой-то валун, булыжник или что-то подобное?
Ekstrom nodded. Экстром уверенно кивнул:
"Essentially." - Именно.
Rachel waited for the punch line. Рейчел ждала продолжения рассказа.
It never came. Однако его не последовало.
I'm here because NASA found a big rock in the ice? Значит, она прилетела сюда просто потому, что НАСА обнаружило во льдах очень большой камень?
"Not until PODS calculated the density of this rock did we get excited. - Пока сканер не определил плотность камня, мы и не обратили на него внимания.
We immediately flew a team up here to analyze it. А потом срочно выслали команду для анализа находки.
As it turns out, the rock in the ice beneath us is significantly more dense than any type of rock found here on Ellesmere Island. Этот камень вот здесь, под нами, и он оказался намного плотнее других камней на острове Элсмир.
More dense, in fact, than any type of rock found within a four-hundred-mile radius." Значительно плотнее всех камней в радиусе четырехсот миль.
Rachel gazed down at the ice beneath her feet, picturing the huge rock down there somewhere. Рейчел внимательно взглянула под ноги, на лед, ясно представив где-то там, в глубине, громадный валун.
"You're saying someone moved it here?" - Вы хотите сказать, что кто-то передвинул его сюда?
Ekstrom looked vaguely amused. Казалось, Экстрома ее вопрос развеселил.
"The stone weighs more than eight tons. - Камушек весит больше восьми тонн.
It is embedded under two hundred feet of solid ice, meaning it has been there untouched for over three hundred years." Он лежит под двумя сотнями футов плотного льда. Следовательно, находится здесь, без малейшего движения, уже триста лет.
Rachel felt tired as she followed the administrator into the mouth of a long, narrow corridor, passing between two armed NASA workers who stood guard. Рейчел устало брела за Экстромом по длинному узкому коридору в самое сердце этого сложного сооружения. Они миновали двух неподвижно стоявших вооруженных охранников.
Rachel glanced at Ekstrom. Она взглянула на своего гида:
"I assume there's a logical explanation for the stone's presence here... and for all this secrecy?" - Но я полагаю, что логическое объяснение все-таки существует?
"There most certainly is," Ekstrom said, deadpan. - Скорее всего объяснение, конечно, есть, -невозмутимо ответил Экстром.
"The rock PODS found is a meteorite." - Обнаруженный спутником камень - метеорит.
Rachel stopped dead in the passageway and stared at the administrator. Рейчел остановилась как вкопанная посреди коридора и внимательно посмотрела на администратора.
"A meteorite?" Метеорит?
A surge of disappointment washed over her. Ее захлестнула волна разочарования.
A meteorite seemed utterly anti-climactic after the President's big buildup. После того пафоса, с которым обставил все это предприятие президент, метеорит был подобен мухе.
This discovery will single-handedly justify all of NASA's past expenditures and blunders? Как там говорил Харни? Открытие моментально и бесповоротно оправдает все прошлые расходы и ошибки НАСА?..
What was Herney thinking? Интересно, о чем он думал?
Meteorites were admittedly one of the rarest rocks on earth, but NASA discovered meteorites all the time. Конечно, метеориты имеют определенную ценность, но НАСА постоянно их находит.
"This meteorite is one of the largest ever found," Ekstrom said, standing rigid before her. - Этот метеорит - один из самых больших, которые когда-либо находили, - заговорил, тоже остановившись, Экстром.
"We believe it is a fragment of a larger meteorite documented to have hit the Arctic Ocean in the seventeen hundreds. - Мы считаем, что он является частью гораздо большего метеорита, который, по документальным свидетельствам, упал в Северный Ледовитый океан в восемнадцатом веке.
Most likely, this rock was thrown as ejecta from that ocean impact, landed on the Milne Glacier, and was slowly buried by snow over the past three hundred years." Скорее всего этот камень откололся при ударе, отлетел в сторону и упал сюда, на ледник Милна, а потом медленно зарывался в лед на протяжении последних трехсот лет.
Rachel scowled. Рейчел поморщилась.
This discovery changed nothing. Нет, это открытие не меняет ровным счетом ничего.
She felt a growing suspicion that she was witnessing an overblown publicity stunt by a desperate NASA and White House-two struggling entities attempting to elevate a propitious find to the level of earth-shattering NASA victory. Ее оскорбляло крепнущее подозрение: ее хотят сделать участницей публичного трюка, за который в отчаянии ухватились и НАСА, и Белый дом. Они изо всех сил пытаются вытянуть подвернувшуюся под руку находку на уровень крупнейшего, способного потрясти мир, открытия, совершенного НАСА.
"You don't look too impressed," Ekstrom said. - Вас это не слишком удивило, - заметил Экстром.
"I guess I was just expecting something... else." - Мне кажется, я ожидала чего-то... другого.
Ekstrom's eyes narrowed. Гигант прищурился:
"A meteorite of this size is a very rare find, Ms. Sexton. - Метеорит таких размеров - исключительно редкая находка, мисс Секстон.
There are only a few larger in the world." В мире существует всего несколько экземпляров большего размера...
"I realize-" - Но насколько я понимаю...
"But the size of the meteorite is not what excites us." - ... однако дело в том, что нас впечатляет не сам размер метеорита.
Rachel glanced up. Рейчел внимательно слушала собеседника.
"If you would permit me to finish," Ekstrom said, "you will learn that this meteorite displays some rather astonishing characteristics never before seen in any meteorite. - Этот метеорит обладает некоторыми совершенно поразительными свойствами, которых раньше не встречали ни в одном из других небесных тел такого типа.
Large or small." Ни больших, ни маленьких.
He motioned down the passageway. - Он махнул рукой вдоль коридора.
"Now, if you would follow me, I'll introduce you to someone more qualified than I am to discuss this find." - Если вы не против, я познакомлю вас с человеком, который разбирается в этих вопросах куда лучше меня.
Rachel was confused. Рейчел немного удивилась.
"Someone more qualified than the administrator of NASA?" - Неужели существует кто-то, обладающий более высокой квалификацией, чем сам администратор НАСА?
Ekstrom's Nordic eyes locked in on hers. Экстром внимательно изучал ее своими тусклыми глазами.
"More qualified, Ms. Sexton, insofar as he is a civilian. - Он обладает более высокой квалификацией, мисс Секстон, потому что он не военный, а гражданский.
I had assumed because you are a professional data analyst that you would prefer to get your data from an unbiased source." Я решил, что поскольку вы профессиональный аналитик информации, то предпочтете получить сведения у него.
Touche Рейчел проглотила пилюлю.
Rachel backed off. Они снова двинулись по коридору.
She followed the administrator down the narrow corridor, where they dead-ended at a heavy, black drapery. Наконец уткнулись в тяжелый черный занавес.
Beyond the drape, Rachel could hear the reverberant murmur of a crowd of voices rumbling on the other side, echoing as if in a giant open space. За ним можно было расслышать приглушенный гул множества голосов, словно на огромном открытом пространстве собралась толпа людей.
Without a word, the administrator reached up and pulled aside the curtain. Не произнося ни слова, администратор отдернул занавес.
Rachel was blinded by a dazzling brightness. Рейчел зажмурилась от невыносимо яркого света.
Hesitant, she stepped forward, squinting into the glistening space. Осторожно, неуверенно сделала шаг вперед, в ослепительное сияние.
As her eyes adjusted, she gazed out at the massive room before her and drew an awestruck breath. Когда глаза немного привыкли и начали различать что-то, помимо света, она увидела перед собой огромный зал и невольно вздохнула, пораженная зрелищем.
"My God," she whispered. What is this place? - Господи, - прошептала она, - что это такое?
20 ГЛАВА 20
The CNN production facility outside of Washington, D.C., is one of 212 studios worldwide that link via satellite to the global headquarters of Turner Broadcasting System in Atlanta. Студия корпорации Си-эн-эн, что на окраине Вашингтона, округ Колумбия, - это одна из двухсот двенадцати студий, разбросанных по всему миру и связанных через спутник с всемирной штаб-квартирой телесети Тернера в Атланте.
It was 1:45 p.m. when Senator Sedgewick Sexton's limousine pulled into the parking lot. Когда лимузин Седжвика Секстона затормозил на стоянке, было тринадцать сорок пять.
Sexton was feeling smug as he got out and strode toward the entrance. Сенатор вышел из машины и непринужденным, неторопливым шагом направился к подъезду, чувствуя себя очень уверенно.
He and Gabrielle were greeted inside by a pot-bellied CNN producer who wore an effusive smile. В холле их с Гэбриэл приветствовал тучный продюсер, приклеивший на физиономию улыбку.
"Senator Sexton," the producer said. "Welcome. - Сенатор Секстон, - возбужденно заговорил он, -добро пожаловать!
Great news. Замечательная новость!
We just found out who the White House sent as a sparring partner for you." Мы только что узнали, кого именно Белый дом выбрал в качестве вашего спарринг-партнера.
The producer gave a foreboding grin. - Продюсер добавил обаяния своей улыбке.
"I hope you brought your game face." - Надеюсь, вы сегодня в боевой форме?
He motioned through the production glass out into the studio. Он сделал жест в сторону стеклянной стенки, отделявшей студию.
Sexton looked through the glass and almost fell over. Секстон взглянул туда и едва не споткнулся от неожиданности.
Staring back at him, through the smoky haze of her cigarette, was the ugliest face in politics. Сквозь дым вечной сигареты на него смотрело самое некрасивое лицо политического Олимпа.
"Marjorie Tench?" - Марджори Тенч?
Gabrielle blurted. - Сенатор едва не прокричал это имя.
"What the hell is she doing here?" - Какого черта она здесь делает?
Sexton had no idea, but whatever the reason, her presence here was fantastic news-a clear sign that the President was in desperation mode. Секстон не подозревал подвоха, но, в чем бы ни заключался фокус, присутствие этой дамы само по себе казалось фантастичным. Оно, несомненно, означало, что президент в отчаянии.
Why else would he send his senior adviser to the front lines? Иначе с какой стати он посылает на линию огня своего старшего советника?
President Zach Herney was rolling out the big guns, and Sexton welcomed the opportunity. Президент Зак Харни явно выдвигает тяжелую артиллерию. Секстон порадовался открывающейся перспективе.
The bigger the foe, the harder they fall. Чем сильнее оппонент, тем значительнее окажется его поражение.
The senator had no doubt that Tench would be a sly opponent, but gazing now at the woman, Sexton could not help but think that the President had made a serious error in judgment. Сенатор ни на секунду не сомневался, что Тенч -достойная, умная соперница. И тем не менее, глядя через стекло на эту женщину, он не мог не подумать, что президент совершил серьезную тактическую ошибку.
Marjorie Tench was hideous-looking. Марджори Тенч выглядела поистине ужасно.
At the moment, she sat slouched in her chair, smoking a cigarette, her right arm moving in languid rhythm back and forth to her thin lips like a giant praying mantis feeding. Сейчас она расслабленно сидела в кресле, спокойно затягиваясь и вдыхая дым. Правая рука неспешно подносила сигарету к губам, напоминая переднюю конечность жука-богомола.
Jesus, Sexton thought, if there was ever a face that should stick to radio. Да уж, невольно подумал Секстон, с таким лицом лучше выступать по радио.
The few times Sedgewick Sexton had seen the White House senior adviser's jaundiced mug in a magazine, he could not believe he was looking at one of the most powerful faces in Washington. Когда Седжвику Секстону приходилось видеть в газетах фотографию старшего советника Белого дома, он каждый раз с трудом верил, что разглядывает одну из самых влиятельных персон государства.
"I don't like this," Gabrielle whispered. - Мне это совсем не нравится, - прошептала Гэбриэл.
Sexton barely heard her. Секстон ее почти не слышал.
The more he considered the opportunity, the more he liked it. Чем больше он обдумывал ситуацию, тем больше прелестей в ней находил.
Even more fortuitous than Tench's media-unfriendly face was Tench's reputation on one key issue: Marjorie Tench was extremely vocal that America's leadership role in the future could only be secured through technological superiority. Еще больше, чем совершенно нетелегеничное лицо Тенч, была на руку сенатору ее репутация. Марджори Тенч не уставала подчеркивать при каждой возможности, что ведущая роль США в мире должна быть обеспечена исключительно путем технологического прогресса и технического превосходства.
She was an avid supporter of high-tech government R&D programs, and, most important-NASA. Она была ярой сторонницей правительственных исследовательских программ и демонстрировала активную приверженность НАСА.
Many believed it was Tench's behind-the-scenes pressure that kept the President positioned so staunchly behind the failing space agency. Многие считали, что именно под влиянием Тенч президент настаивает на финансировании не слишком успешных проектов космического агентства.
Sexton wondered if perhaps the President was now punishing Tench for all the bad advice about supporting NASA. Секстон раздумывал, не решил ли президент наказать Тенч за все ее дурные советы относительно поддержки НАСА.
Is he throwing his senior adviser to the wolves? Может быть, он сознательно решил отдать своего старшего советника на растерзание?
* * * Gabrielle Ashe gazed through the glass at Marjorie Tench and felt a growing uneasiness. Г эбриэл Эш смотрела сквозь стекло на Марджори Тенч и не могла подавить все возрастающее предчувствие беды.
This woman was smart as hell and she was an unexpected twist. Во-первых, эта дама чертовски умна. А во-вторых, ее появление здесь и сейчас казалось слишком уж неожиданным ходом.
Those two facts had her instincts tingling. Сочетание двух этих фактов не сулило ничего хорошего.
Considering the woman's stance on NASA, the President sending her to face-off against Senator Sexton seemed ill-advised. Если учесть приверженность Тенч делу НАСА, то сегодняшнее ее выступление в качестве оппонента сенатора Секстона кажется невыгодным для Белого дома.
But the President was certainly no fool. Но ведь президент далеко не дурак.
Something told Gabrielle this interview was bad news. Предчувствие подсказывало Гэбриэл Эш, что дебаты могут закончиться весьма плачевно.
Gabrielle already sensed the senator salivating over his odds, which did little to curb her concern. Она понимала, что сенатор уже предвкушает победу, и это лишь усиливало ее тревогу.
Sexton had a habit of going overboard when he got cocky. Стоит Секстону хоть немного возомнить о себе, как он начнет хватать через край.
The NASA issue had been a welcome boost in the polls, but Sexton had been pushing very hard lately, she thought. Конечно, вопрос о НАСА оставался выигрышной картой, и тем не менее Гэбриэл полагала, что в последнее время Секстон слишком уж козырял ею.
Plenty of campaigns had been lost by candidates who went for the knockout when all they needed was to finish the round. Множество избирательных кампаний провалились лишь потому, что кандидат терял бдительность и шел напролом, тогда как требовалось всего лишь осторожно закончить раунд.
The producer looked eager for the impending blood match. Продюсер, казалось, с радостью предвкушал предстоящий кровавый матч.
"Let's get you set up, senator." - Давайте посмотрим, как вы будете сидеть, сенатор.
As Sexton headed for the studio, Gabrielle caught his sleeve. Секстон направился в студию, но Гэбриэл успела предупредить его.
"I know what you're thinking," she whispered. "But just be smart. - Я знаю, о чем вы думаете, - прошептала она, -но, ради Бога, будьте умницей.
Don't go overboard." Не хватайте через край.
"Overboard? Me?" Sexton grinned. - Через край? - улыбнулся Секстон.
"Remember this woman is very good at what she does." - Не забывайте, эта женщина делает все очень хорошо.
Sexton gave her a suggestive smirk. Сенатор многозначительно подмигнул:
"So am I." - Я тоже.
21 ГЛАВА 21
The cavernous main chamber of NASA's habisphere would have been a strange sight anywhere on earth, but the fact that it existed on an Arctic ice shelf made it that much more difficult for Rachel Sexton to assimilate. Напоминающий огромную пещеру главный зал хабисферы НАСА в любом месте планеты показался бы чрезвычайно странным зрелищем. И то, что он находился среди арктических льдов, никак не заслоняло его фантастичности.
Staring upward into a futuristic dome crafted of white interlocking triangular pads, Rachel felt like she had entered a colossal sanatorium. Глядя вверх, на купол, собранный из сцепленных между собой треугольных пластин, Рейчел чувствовала себя словно в колоссальном изоляторе.
The walls sloped downward to a floor of solid ice, where an army of halogen lamps stood like sentinels around the perimeter, casting stark light skyward and giving the whole chamber an ephemeral luminosity. Стены врастали в пол из чистого льда, на котором по периметру, словно часовые, замерли многочисленные галогенные лампы. Они бросали вверх резкий свет и превращали зал в какое-то нереальное, призрачное царство.
Snaking across the ice floor, black foam carpetrunners wound like boardwalks through a maze of portable scientific work stations. По ледяному полу в разных направлениях вились, словно змеи, резиновые дорожки. Будто мостики, они соединяли между собой бесконечные, заполнявшие все пространство научные приборы и комплексы оборудования.
Amid the electronics, thirty or forty white-clad NASA personnel were hard at work, conferring happily and talking in excited tones. Среди леса электроники усердно трудились тридцать - сорок сотрудников НАСА. Одетые в белое люди оживленно переговаривались, возбужденно обсуждая что-то.
Rachel immediately recognized the electricity in the room. Рейчел сразу поняла настроение, царившее в зале.
It was the thrill of new discovery. Оно было вызвано творческим волнением, радостью открытия.
As Rachel and the administrator circled the outer edge of the dome, she noted the surprised looks of displeasure from those who recognized her. Вместе с администратором Рейчел отправилась вдоль периметра зала. От нее не укрылись удивленные и откровенно неодобрительные взгляды тех, кто узнал сотрудницу НРУ и дочь известного сенатора.
Their whispers carried clearly in the reverberant space. В гулком пространстве отчетливо раздавался шепот:
Isn't that Senator Sexton's daughter? - Это что, дочка сенатора Секстона?
What the hell is SHE doing here? - Какого черта она здесь делает?
I can't believe the administrator is even speaking to her! - Трудно поверить, что Экстрому не противно с ней разговаривать!
Rachel half expected to see voodoo dolls of her father dangling everywhere. Рейчел не удивилась бы, увидев здесь изрезанные портреты своего отца.
The animosity around her, though, was not the only emotion in the air; Rachel also sensed a distinct smugness-as if NASA clearly knew who would be having the last laugh. Однако тут ощущалась не только враждебность, но и настроение победителей, упивающихся своим превосходством, точно все твердо знали, кто на сей раз будет смеяться последним.
The administrator led Rachel toward a series of tables where a lone man sat at a computer work station. Администратор подвел гостью к ряду столов, из которых лишь один был занят: за ним сидел человек, погрузившись в работу на компьютере.
He was dressed in a black turtleneck, wide-wale corduroys, and heavy boat shoes, rather than the matching NASA weather gear everyone else seemed to be wearing. Он был одет в черную водолазку, вельветовые, в широкий рубчик, брюки и тяжелые ботинки на толстой подошве. В отличие от остальных он не утеплился соответственно обстоятельствам.
He had his back to them. Человек сидел спиной к подошедшим.
The administrator asked Rachel to wait as he went over and spoke to the stranger. Администратор попросил Рейчел немного подождать, а сам подошел к нему, начав что-то объяснять.
After a moment, the man in the turtleneck gave him a congenial nod and started shutting down his computer. Послушав с минуту, человек в водолазке кивнул и начал выключать компьютер.
The administrator returned. Администратор вернулся к гостье.
"Mr. Tolland will take it from here," he said. "He's another one of the President's recruits, so you two should get along fine. - Дальше вас поведет мистер Толланд, - пояснил он, - он тоже завербован президентом, поэтому вы поладите.
I'll join you later." А я присоединюсь к вам позже.
"Thank you." - Спасибо.
"I assume you've heard of Michael Tolland?" - Надеюсь, вы слышали о Майкле Толланде?
Rachel shrugged, her brain still taking in the incredible surroundings. Рейчел пожала плечами, не переставая с интересом рассматривать все вокруг.
"Name doesn't ring a bell." - Имя не слишком известное.
The man in the turtleneck arrived, grinning. Человек в водолазке подошел, широко улыбаясь:
"Doesn't ring a bell?" - Не слишком известное?
His voice was resonant and friendly. - Голос звучал дружелюбно.
"Best news I've heard all day. - Это лучшая новость, которую я услышал за весь сегодняшний день.
Seems I never get a chance to make a first impression anymore." Но похоже, я уже утратил способность поражать с первого взгляда.
When Rachel glanced up at the newcomer, her feet froze in place. Рейчел взглянула на лицо подошедшего и едва не потеряла дар речи.
She knew the man's handsome face in an instant. На нее смотрел красивый, спортивного вида мужчина, которого просто невозможно было не узнать.
Everyone in America did. Его в Америке знали все.
"Oh," she said, blushing as the man shook her hand. - Ох! - не сдержавшись, произнесла она, пока ученый пожимал ей руку.
"You're that Michael Tolland." - Так вы тот самый Майкл Толланд!
When the President had told Rachel he had recruited top-notch civilian scientists to authenticate NASA's discovery, Rachel had imagined a group of wizened nerds with monogrammed calculators. Когда президент сказал Рейчел, что собрал для подтверждения открытия авторитетных независимых ученых, она представила себе четырех старых зануд с программируемыми калькуляторами в руках.
Michael Tolland was the antithesis. Но Майкл Толланд был совершенно иным.
One of the best known "science celebrities" in America today, Tolland hosted a weekly documentary called Amazing Seas, during which he brought viewers face-to-face with spellbinding oceanic phenomena-underwater volcanoes, ten-foot sea worms, killer tidal waves. Один из самых известных людей в мире науки, он вел еженедельную документальную телепрограмму "Удивительные моря". Он знакомил зрителей с необычными океанскими явлениями: подводными вулканами, морскими червями длиной в десять футов, огромными, способными убить человека приливными волнами.
The media hailed Tolland as a cross between Jacques Cousteau and Carl Sagan, crediting his knowledge, unpretentious enthusiasm, and lust for adventure as the formula that had rocketed Amazing Seas to the top of the ratings. Пресса видела в Майкле Толланде удачное сочетание лучших качеств Жака Кусто и Карла Сагана. Все наперебой воспевали его обширные и глубокие знания, искренний энтузиазм, страсть к приключениям. Считалось, что на этих китах держится интерес зрителей к программе: она прочно удерживала верхние позиции в рейтингах.
Of course, most critics admitted, Tolland's rugged good looks and self-effacing charisma probably didn't hurt his popularity with the female audience. Вдобавок большинство критиков не упускали возможности отметить также откровенно сексапильную внешность ученого и несомненную харизматичность его натуры. А это, подчеркивали они, особенно способствует его успеху у женской части аудитории.
"Mr. Tolland...," Rachel said, fumbling the words a bit. - Мистер Толланд... - промямлила Рейчел растерянно.
"I'm Rachel Sexton." - Я - Рейчел Секстон.
Tolland smiled a pleasant, crooked smile. Толланд одарил новую знакомую обворожительной, слегка плутовской улыбкой.
"Hi, Rachel. - Привет, Рейчел.
Call me Mike." Зови меня просто Майк.
Rachel found herself uncharacteristically tongue-tied. Рейчел удивлялась собственной скованности. Это вовсе не было ей свойственно.
Sensory overload was setting in... the habisphere, the meteorite, the secrets, finding herself unexpectedly face-to-face with a television star. Очевидно, давали себя знать и напряжение перелета, и обилие впечатлений: хабисфера, метеорит, обстановка секретности и вот наконец встреча нос к носу с этим телевизионным красавцем и умником.
"I'm surprised to see you here," she said, attempting to recover. - Честно говоря, я очень удивлена тем, что вы здесь, - призналась она, стремясь обрести привычную уверенность в себе.
"When the President told me he'd recruited civilian scientists for authentication of a NASA find, I guess I expected..." - Когда президент сказал, что набрал независимых ученых для подтверждения истинности открытия НАСА, я представила...
She hesitated. Она заколебалась, стоит ли продолжать.
" Real scientists?" Tolland grinned. - Настоящих ученых? - снова широко улыбнулся Толланд.
Rachel flushed, mortified. Рейчел покраснела, поняв свою оплошность и смутившись еще больше.
"That's not what I meant." - Я не это имела в виду.
"Don't worry about it," Tolland said. "That's all I've heard since I got here." The administrator excused himself, promising to catch up with them later. Tolland turned now to Rachel with a curious look. - Не волнуйтесь, - успокоил ее Толланд, - с самого приезда сюда я только и слышу подобные слова.
"The administrator tells me your father is Senator Sexton?" А ваш отец - сенатор Секстон?
Rachel nodded. Рейчел молча кивнула.
Unfortunately. Ей очень хотелось добавить "К сожалению".
"A Sexton spy behind enemy lines?" - Шпионка из лагеря Секстона за линией фронта?
"Battle lines are not always drawn where you might think." - Линия фронта далеко не всегда проходит там, где кажется.
An awkward silence. Повисло неловкое, тяжелое молчание.
"So tell me," Rachel said quickly, "what's a world-famous oceanographer doing on a glacier with a bunch of NASA rocket scientists?" - Ну так объясните же мне, - попыталась исправить положение гостья, - что делает знаменитый океанограф здесь, на леднике, в компании космических исследователей НАСА?
Tolland chuckled. Толланд издал странный, больше всего похожий на хихиканье звук.
"Actually, some guy who looked a lot like the President asked me to do him a favor. - Честно говоря, один парень, очень похожий на президента нашей страны, попросил сделать ему одолжение.
I opened my mouth to say Я уже открыл было рот, чтобы смело отказаться и произнести
'Go to hell,' but somehow I blurted, "Пошел ты к черту!", но вместо этого почему-то проблеял
'Yes, sir.'" "Хорошо, сэр".
Rachel laughed for the first time all morning. Рейчел рассмеялась почти весело - впервые за все утро.
"Join the club." - Значит, мы из одного клуба.
Although most celebrities seemed smaller in person, Rachel thought Michael Tolland appeared taller. Хотя обычно знаменитости в жизни оказываются ниже ростом, чем их себе представляешь, Майкл Толланд выглядел, напротив, высоким.
His brown eyes were just as vigilant and passionate as they were on television, and his voice carried the same modest warmth and enthusiasm. Карие глаза смотрели так же живо, пронзительно и страстно, как и с телеэкрана, а голос звучал настолько же тепло и заинтересованно.
Looking to be a weathered and athletic forty-five, Michael Tolland had coarse black hair that fell in a permanent windswept tuft across his forehead. Прямые непокорные черные волосы падали на лоб, заставляя его время от времени совершать быстрое характерное движение рукой. На вид этому человеку было лет сорок пять, причем он явно не проводил жизнь на диване: спортивный, подтянутый и энергичный облик определенно свидетельствовал о противоположном.
He had a strong chin and a carefree mannerism that exuded confidence. Резко очерченный, сильный подбородок и свободные манеры говорили об уверенности в себе.
When he'd shaken Rachel's hand, the callused roughness of his palms reminded her he was not a typical "soft" television personality but rather an accomplished seaman and hands-on researcher. Пожимая его руку, Рейчел не могла не отметить, что ладонь телезвезды не мягкая и изнеженная, как можно было бы ожидать, а плотная, мозолистая и сильная, куда больше подходящая моряку и полевому исследователю.
"To be honest," Tolland admitted, sounding sheepish, "I think I was recruited more for my PR value than for my scientific knowledge. - Вообще-то, - несколько расстроено признался Толланд, - мне кажется, я оказался здесь вовсе не как авторитетный ученый, а скорее как специалист по связям с общественностью.
The president asked me to come up and make a documentary for him." Президент попросил слетать сюда и смастерить для него документальный фильм.
"A documentary? - Документальный фильм?
About a meteorite? О метеорите?
But you're an oceanographer." Но ведь вы океанограф!
"That's exactly what I told him! - Вот-вот! Я пытался втолковать ему то же самое.
But he said he didn't know of any meteorite documentarians. Но он ответил, что не знает ни одного документалиста, специализирующегося на метеоритах.
He told me my involvement would help bring mainstream credibility to this find. Зато мое участие позволит придать открытию широкий общественный резонанс.
Apparently he plans to broadcast my documentary as part of tonight's big press conference when he announces the discovery." Не иначе как он собирается показать мою программу сегодня - как часть большой пресс-конференции, на которой объявит об открытии.
A celebrity spokesman. Телезвезда в роли сторонника-агитатора.
Rachel sensed the savvy political maneuverings of Zach Herney at work. NASA was often accused of talking over the public's head. Рейчел поняла, что политическая хитрость Зака Харни не дремлет. НАСА часто обвиняли в том, что оно смотрит на налогоплательщиков сверху вниз и не считается с необходимостью держать их в курсе своих дел.
Not this time. На сей раз этого не скажешь.
They'd pulled in the master scientific communicator, a face Americans already knew and trusted when it came to science. Они привлекли искусного и страстного популяризатора науки, которого все американцы прекрасно знали и которому могли доверять в самых сложных и непонятных вопросах.
Tolland pointed kitty-corner across the dome to a far wall where a press area was being set up. Толланд указал на противоположную стену зала. Там было организовано место для прессы.
There was a blue carpet on the ice, television cameras, media lights, a long table with several microphones. Лед застелен голубым ковром, длинный стол с несколькими микрофонами, прожектора, телекамеры - настоящая студия.
Someone was hanging a backdrop of a huge American flag. Сейчас к стене за столом прикрепляли американский флаг, чтобы все сидящие оказались на его фоне.
"That's for tonight," he explained. - Готовят к сегодняшнему вечеру, - пояснил ученый.
"The NASA administrator and some of his top scientists will be connected live via satellite to the White House so they can participate in the President's eight o'clock broadcast." - Администратор НАСА и некоторые известные ученые страны свяжутся через спутник с Белым домом в прямом эфире - чтобы принять участие в президентском выступлении, намеченном на восемь часов.
Appropriate, Rachel thought, pleased to know Zach Herney didn't plan to cut NASA out of the announcement entirely. Отлично, подумала Рейчел. Ей было приятно узнать, что Зак Харни запланировал участие в этом мероприятии представителей космического агентства.
"So," Rachel said with a sigh, "is someone finally going to tell me what's so special about this meteorite?" - И все-таки, - вздохнув, произнесла она, -кто-нибудь объяснит мне толком, что же такое жутко сенсационное заключено в этом метеорите?
Tolland arched his eyebrows and gave her a mysterious grin. Толланд комично поднял брови и одарил новую знакомую загадочной улыбкой.
"Actually, what's so special about this meteorite is best seen, not explained." - Всю необычность этого метеорита лучше увидеть своими глазами, а не объяснять, - ответил он.
He motioned for Rachel to follow him toward the neighboring work area. Жестом он пригласил Рейчел следовать за ним и направился к рабочей зоне.
"The guy stationed over here has plenty of samples he can show you." - Вон тот парень как раз занимается образцами породы. Он сможет показать вам массу интересного.
"Samples? - Образцами?
You actually have samples of the meteorite?" У вас уже есть осколки метеорита?
"Absolutely. - Именно так.
We've drilled quite a few. Мы смогли добыть их в достаточном количестве.
In fact, it was the initial core samples that alerted NASA to the importance of the find." Если говорить точно, то именно анализ образцов и привел НАСА к мысли о важности открытия.
Unsure of what to expect, Rachel followed Tolland into the work area. Не представляя, чего можно ожидать, Рейчел пошла вслед за своим гидом в рабочую зону.
It appeared deserted. Казалось, там не было ни души.
A cup of coffee sat on a desk scattered with rock samples, calipers, and other diagnostic gear. На столе, заваленном образцами породы, уставленном измерителями каверн, микроскопами и другим оборудованием, одиноко стояла чашка кофе.
The coffee was steaming. Из нее поднимался пар.
"Marlinson!" Tolland yelled, looking around. - Мэрлинсон! - крикнул Толланд, оглядываясь.
No answer. Ответа не последовало.
He gave a frustrated sigh and turned to Rachel. Ученый разочарованно вздохнул и повернулся к спутнице:
"He probably got lost trying to find cream for his coffee. - Наверное, он потерялся, отправившись искать сливки к кофе.
I'm telling you, I went to Princeton postgrad with this guy, and he used to get lost in his own dorm. Я вместе с этим парнем учился в аспирантуре в Принстоне, так он умудрялся заблудиться даже в общежитии.
Now he's a National Medal of Science recipient in astrophysics. А теперь он лауреат Национальной научной премии по астрофизике.
Go figure." Величина!
Rachel did a double take. Рейчел напряглась:
"Marlinson? -Мэрлинсон?
You don't by any chance mean the famous Corky Marlinson, do you?" Вы, случайно, говорите не о знаменитом Корки Мэрлинсоне?
Tolland laughed. Толланд весело рассмеялся:
"One and the same." - Да-да, именно о нем, угадали!
Rachel was stunned. Рейчел потрясенно замолчала. Потом наконец вновь обрела дар речи.
"Corky Marlinson is here?" - Так что же, Корки Мэрлинсон здесь?
Marlinson's ideas on gravitational fields were legendary among NRO satellite engineers. - Идеи Мэрлинсона насчет природы гравитационных полей обрели громкую славу и признание среди инженеров и космических специалистов НРУ.
"Marlinson is one of the President's civilian recruits?" - Мэрлинсон тоже состоит в команде, собранной президентом?
"Yeah, one of the real scientists." - Конечно. Он один из настоящих ученых в этой компании.
Real is right, Rachel thought. Действительно, настоящий, молча согласилась Рейчел.
Corky Marlinson was as brilliant and respected as they came. Она знала, что Корки Мэрлинсон - блестящий и всеми уважаемый физик.
"The incredible paradox about Corky," Tolland said, "is that he can quote you the distance to Alpha Centauri in millimeters, but he can't tie his own necktie." - Корки живет парадоксальной жизнью, - заметил Толланд. - Самое интересное в нем то, что он с точностью до миллиметра помнит расстояние до Альфы Центавра, но не умеет самостоятельно завязать галстук.
"I wear clip-ons!" a nasal, good-natured voice barked nearby. - Вот потому-то и ношу галстуки на кнопках, -послышался за спиной чуть гнусавый, добродушный голос.
"Efficiency over style, Mike. - Наука превыше внешнего вида, Майк.
You Hollywood types don't understand that!" Вы, голливудские звезды, этого, конечно, не понимаете.
Rachel and Tolland turned to the man now emerging from behind a large stack of electronic gear. И Рейчел, и Толланд обернулись к говорившему. Он как раз выходил из-за стеллажа, уставленного электронным оборудованием.
He was squat and rotund, resembling a pug dog with bubble eyes and a thinning, comb-over haircut. Физик оказался невысоким, полным, немного напоминающим бульдога: такие же выпученные глаза, короткая толстая шея. Коротко подстриженные волосы уже редели.
When the man saw Tolland standing with Rachel, he stopped in his tracks. Увидев Рейчел, он остановился как вкопанный.
"Jesus Christ, Mike! - Боже мой, Майк!
We're at the friggin' North Pole and you still manage to meet gorgeous women. Мы тут замерзаем на Северном полюсе, а он умудряется даже здесь отыскать себе подружку!
I knew I should have gone into television!" Я всегда знал, что надо непременно засветиться в ящике!
Michael Tolland was visibly embarrassed. Майкл Толланд выглядел чуть смущенным.
"Ms. Sexton, please excuse Dr. Marlinson. - Мисс Секстон, пожалуйста, постарайтесь не обижаться на доктора Мэрлинсона.
What he lacks in tact, he more than makes up for in random bits of totally useless knowledge about our universe." Свою нетактичность он вполне компенсирует массой бесполезных, никому не нужных знаний о нашей великой и бескрайней Вселенной.
Corky approached. Корки подошел ближе:
"A true pleasure, ma'am. - Искренне рад видеть вас, мисс.
I didn't catch your name." Простите, не расслышал ваше имя.
"Rachel," she said. "Rachel Sexton." - Рейчел, - представилась гостья, - Рейчел Секстон.
"Sexton?" - Секстон?
Corky let out a playful gasp. - Корки шутливо закатил глаза и глубоко вздохнул, словно пытаясь прийти в себя.
"No relation to that shortsighted, depraved senator, I hope!" - Надеюсь, не родственница того самого недальновидного и неразумного сенатора?
Tolland winced. Толланд поморщился:
"Actually, Corky, Senator Sexton is Rachel's father." - Г оворя по правде, Корки, сенатор Секстон - отец Рейчел.
Corky stopped laughing and slumped. Корки перестал веселиться и как-то сразу погрустнел.
"You know, Mike, it's really no wonder I've never had any luck with the ladies." - Знаешь, Майк, думаю, не случайно мне так не везет в отношениях с дамами.
22 ГЛАВА 22
Prize-winning astrophysicist Corky Marlinson ushered Rachel and Tolland into his work area and began sifting through his tools and rock samples. Всеми признанный и многократно увенчанный лаврами астрофизик Корки Мэрлинсон повел Рейчел и Толланда в свою святая святых. Подойдя к столу, он начал увлеченно перебирать образцы породы.
The man moved like a tightly wound spring about to explode. Следить за движениями этого человека было чрезвычайно интересно: он напоминал плотно сжатую, готовую в любой момент выстрелить пружину.
"All right," he said, quivering excitedly, "Ms. Sexton, you're about to get the Corky Marlinson thirty-second meteorite primer." - Ну вот, - не скрывая возбуждения, проговорил он, - мисс Секстон, сейчас вы услышите минутный вводный курс по теории метеоритов.
Tolland gave Rachel a be-patient wink. Толланд шутливо поморщился.
"Bear with him. The man really wanted to be an actor." - Потерпите, - обратился он к Рейчел, - этот человек всю жизнь мечтает выступить на театральной сцене.
"Yeah, and Mike wanted to be a respected scientist." - Да-да, именно. А Майк всю жизнь мечтает стать уважаемым ученым.
Corky rooted around in a shoebox and produced three small rock samples and aligned them on his desk. - С этими словами Корки начал перебирать содержимое коробки из-под обуви. Через несколько секунд он выложил на стол несколько камней.
"These are the three main classes of meteorites in the world." - Вот. Три основных типа метеоритов, встречающихся на планете Земля.
Rachel looked at the three samples. Рейчел внимательно взглянула на образцы.
All appeared as awkward spheroids about the size of golf balls. Все они были неправильными, корявыми сфероидами, а по размеру не крупнее мяча для гольфа.
Each had been sliced in half to reveal its cross section. Каждый рассекли пополам, чтобы исследовать внутреннее строение.
"All meteorites," Corky said, "consist of varying amounts of nickel-iron alloys, silicates, and sulfides. - Все метеориты, - пояснил Корки, - это различные сочетания железоникелевых сплавов, силикатов и сульфидов.
We classify them on the basis of their metal-to-silicate ratios." Мы их классифицируем на основе соотношения металлов и силикатов.
Rachel already had the feeling Corky Marlinson's meteorite "primer" was going to be more than thirty seconds. Рейчел поняла, что вводный курс Мэрлинсона займет куда больше объявленной минуты.
"This first sample here," Corky said, pointing to a shiny, jet-black stone, "is an iron-core meteorite. - Вот этот самый первый образец, - продолжал Корки, показывая на блестящий угольно-черный камень, - метеорит с железной сердцевиной.
Very heavy. Жутко тяжелый.
This little guy landed in Antarctica a few years back." Парнишка приземлился в Антарктике всего несколько лет назад.
Rachel studied the meteorite. Рейчел внимательно рассмотрела метеорит.
It most certainly looked otherworldly-a blob of heavy grayish iron whose outer crust was burned and blackened. Он и в самом деле походил на инопланетянина: тяжеленный, напоминающий кусок сероватого железа. Внешний его слой обгорел и почернел.
"That charred outer layer is called a fusion crust," Corky said. "It's the result of extreme heating as the meteor falls through our atmosphere. - Обгоревший верхний слой называется коркой сплава, - пояснил Корки, - она образуется в результате нагревания до исключительно высоких температур - ведь метеорит летит сквозь плотные слои атмосферы.
All meteorites exhibit that charring." Все метеориты имеют такую корку.
Corky moved quickly to the next sample. Ученый быстро взял другой образец.
"This next one is what we call a stony-iron meteorite." - А вот этот мы называем каменно-железным метеоритом.
Rachel studied the sample, noting that it too was charred on the outside. Рейчел рассмотрела образец. Он тоже был обугленным снаружи.
This sample, however, had a light-greenish tint, and the cross section looked like a collage of colorful angular fragments resembling a kaleidoscopic puzzle. Однако этот камешек казался зеленоватым, а внутреннее сечение выглядело словно набор цветных остроугольных кусочков, напоминающих картинку калейдоскопа.
"Pretty," Rachel said. - Как красиво! - не сдержала она восхищения.
"Are you kidding, it's gorgeous!" - Шутите?! Это не просто красиво. Это великолепно, потрясающе!
Corky talked for a minute about the high olivine content causing the green luster, and then he reached dramatically for the third and final sample, handing it to Rachel. С минуту Корки рассуждал о высоком содержании оливина, дающего зеленый оттенок. Наконец он театральным жестом протянул гостье третий, последний образец.
Rachel held the final meteorite in her palm. This one was grayish brown in color, resembling granite. Рейчел держала на ладони камень серо-коричневого цвета, немного похожий на гранит.
It felt heavier than a terrestrial stone, but not substantially. Он был явно тяжелее обычного камня такого же размера, поднятого с земли, однако ненамного.
The only indication suggesting it was anything other than a normal rock was its fusion crust-the scorched outer surface. Единственное, что указывало на его внеземное происхождение, - это корка сплава, обожженная поверхность.
"This," Corky said with finality, "is called a stony meteorite. - Этот, - коротко пояснил Корки, - называется каменным метеоритом.
It's the most common class of meteorite. Он наиболее распространен.
More than ninety percent of meteorites found on earth are of this category." Больше девяноста процентов всех метеоритов, найденных на Земле, относятся именно к этой категории.
Rachel was surprised. Рейчел не смогла сдержать удивления.
She had always pictured meteorites more like the first sample-metallic, alien-looking blobs. Метеориты всегда представлялись ей похожими на первый из образцов - металлические, явно неземные куски породы.
The meteorite in her hand looked anything but extraterrestrial. Но то, что она держала сейчас на ладони, внешне меньше всего подразумевало внеземное происхождение.
Aside from the charred exterior, it looked like something she might step over on the beach. Если бы не обугленный внешний слой, то камешек вполне можно было бы принять за самый обычный прибрежный голыш.
Corky's eyes were bulging now with excitement. Глаза Корки сияли торжеством и возбуждением.
"The meteorite buried in the ice here at Milne is a stony meteorite-a lot like the one in your hand. - Тот метеорит, который сейчас покоится во льдах под нами, как раз относится к каменным породам. Он очень похож на этот камешек, который вы сейчас держите.
Stony meteorites appear almost identical to our terrestrial igneous rocks, which makes them tough to spot. Каменные метеориты выглядят почти так же, как наши земные камни. Поэтому их трудно отыскать.
Usually a blend of lightweight silicates-feldspar, olivine, pyroxene. Обычно они сочетают в себе легкие силикаты: полевой шпат, оливин, пироксен.
Nothing too exciting." Ничего особо выдающегося.
I'll say, Rachel thought, handing the sample back to him. "This one looks like a rock someone left in a fireplace and burned." - Интересно, - задумчиво сказала Рейчел, отдавая ему образец, - этот камень выглядит так, словно кто-то положил его в камин и обжег.
Corky burst out laughing. Корки рассмеялся:
"One hell of a fireplace! - Черта с два камин!
The meanest blast furnace ever built doesn't come close to reproducing the heat a meteoroid feels when it hits our atmosphere. Даже самая мощная доменная печь не в состоянии создать температуру, которую испытывает метеорит, проходя сквозь плотные слои атмосферы.
They get ravaged!" Это просто кошмарные величины!
Tolland gave Rachel an empathetic smile. Толланд сочувственно улыбнулся Рейчел:
"This is the good part." - Каков актер, а?
"Picture this," Corky said, taking the meteorite sample from Rachel. "Let's imagine this little fella is the size of a house." - Представьте себе, - продолжал Корки, принимая из рук гостьи образец, - на секунду вообразите, что этот малыш имеет размеры... ну, примерно с дом или около того.
He held the sample high over his head. - Он поднял камешек над головой.
"Okay... it's in space... floating across our solar system... cold-soaked from the temperature of space to minus one hundred degrees Celsius." - Ну вот... Он летит в космосе... пролетает по нашей Солнечной системе... Он ужасно замерз, потому что температура там около минус ста по Цельсию.
Tolland was chuckling to himself, apparently already having seen Corky's reenactment of the meteorite's arrival on Ellesmere Island. Толланд посмеивался в душе. Он, разумеется, видел раньше, как Корки изображает падение метеорита на остров Элсмир.
Corky began lowering the sample. Ученый начал опускать камень.
"Our meteorite is moving toward earth... and as it's getting very close, our gravity locks on... accelerating... accelerating..." - Наш метеорит приближается к Земле... он оказывается все ближе и ближе, попадает в сферу земного притяжения... летит все быстрее, быстрее...
Rachel watched as Corky sped up the sample's trajectory, mimicking the acceleration of gravity. Рейчел с интересом наблюдала, как Мэрлинсон все быстрее опускает образец, имитируя действие закона гравитации.
"Now it's moving fast," Corky exclaimed. - И вот он мчится уже с бешеной скоростью! -воскликнул ученый.
"Over ten miles per second-thirty-six thousand miles per hour! - Больше десяти миль в секунду - тридцать шесть тысяч миль в час! Только представьте!
At 135 kilometers above the earth's surface, the meteorite begins to encounter friction with the atmosphere." В ста тридцати пяти километрах над поверхностью Земли метеорит начинает испытывать атмосферное трение.
Corky shook the sample violently as he lowered it toward the ice. - Корки потряс камень.
"Falling below one hundred kilometers, it's starting to glow! - А оказавшись ниже ста километров, он начинает светиться!
Now the atmospheric density is increasing, and the friction is incredible! Книзу плотность атмосферы повышается, и трение становится просто невероятным!
The air around the meteoroid is becoming incandescent as the surface material melts from the heat." Воздух вокруг метеорита раскаляется, а его поверхность плавится от страшной жары!
Corky started making burning and sizzling sound effects. - Корки начал издавать забавные звуки, изображая, как плавится метеорит.
"Now it's falling past the eighty-kilometer mark, and the exterior becomes heated to over eighteen hundred degrees Celsius!" - Вот он падает ниже восьмидесяти километров, и поверхность его нагревается выше тысячи восьмисот градусов Цельсия!
Rachel watched in disbelief as the presidential award-winning astrophysicist shook the meteorite more fiercely, sputtering out juvenile sound effects. Рейчел с любопытством смотрела, как всеми уважаемый, приглашенный самим президентом астрофизик все сильнее трясет камень, издавая смешные звуки, словно мальчишка, играющий в машинки.
"Sixty kilometers!" - Шестьдесят километров!
Corky was shouting now. - Теперь Корки кричал.
"Our meteoroid encounters the atmospheric wall. - Наш метеорит достигает границы стратосферы.
The air is too dense! Воздух слишком плотен для него.
It violently decelerates at more than three hundred times the force of gravity!" Он резко тормозит, с силой, в триста раз превышающей силу земного притяжения!
Corky made a screeching braking sound and slowed his descent dramatically. - Корки заскрипел, изображая звук тормозов, и театрально замедлил движение камня.
"Instantly, the meteorite cools and stops glowing. - В один миг метеорит остывает и прекращает светиться.
We've hit dark flight! И на Землю падает черным.
The meteoroid's surface hardens from its molten stage to a charred fusion crust." Поверхность его застывает - из расплавленной массы она превращается в обугленную корку сплава.
Rachel heard Tolland groan as Corky knelt on the ice to perform the coup de grace-earth impact. Рейчел услышала, как тихонько застонал Толланд, предвкушая исполнение Мэрлинсоном последнего акта драмы - приземления метеорита и удара его о поверхность нашей планеты. Войдя в роль, ученый даже присел на корточки, скорчившись и явно очень сочувствуя пришельцу из космоса.
"Now," Corky said, "our huge meteorite is skipping across our lower atmosphere..." - Ну вот, - продолжал Корки, - наш огромный камень продирается сквозь нижние слои атмосферы...
On his knees, he arched the meteorite toward the ground on a shallow slant. - Опустившись на колени, он рукой описал в воздухе дугу.
"It's headed toward the Arctic Ocean... on an oblique angle... falling... looking almost like it will skip off the ocean... falling... and..." - Направляется прямиком к Северному Ледовитому океану... скользит... падает... кажется, сейчас он пролетит мимо океана... падает... и...
He touched the sample to the ice. "BAM!" - Он наконец с силой воткнул образец в лед. -Бамм!
Rachel jumped. Рейчел невольно вздрогнула.
"The impact is cataclysmic! - Удар оказывается потрясающе сильным!
The meteorite explodes. Метеорит взрывается.
Fragments fly off, skipping and spinning across the ocean." Куски его разлетаются, проносясь над океаном.
Corky went into slow motion now, rolling and tumbling the sample across the invisible ocean toward Rachel's feet. - Теперь Корки начал медленно кружиться, словно перекатывая камень по невидимому океану к ногам Рейчел.
"One piece keeps skimming, tumbling toward Ellesmere Island..." He brought it right up to her toe. - Один из осколков несется по направлению к острову Элсмир.
"It skips off the ocean, bouncing up onto land..." Выскакивает из океана, попадает на Землю...
He moved it up and over the tongue of her shoe and rolled it to a stop on top of her foot near her ankle. - Корки поднял камень над ногами Рейчел, а потом положил его у самой ступни.
"And finally comes to rest high on the Milne Glacier, where snow and ice quickly cover it, protecting it from atmospheric erosion." - И вот наконец наш странник находит покой на ледовом шельфе Милна, снег и лед быстро покрывают его, защищая от разрушительного воздействия атмосферы.
Corky stood up with a smile. Закончив представление, Корки с улыбкой выпрямился.
Rachel's mouth fell slack. У Рейчел пересохло во рту.
She gave an impressed laugh. Она рассмеялась, даже не пытаясь скрыть впечатление:
"Well, Dr. Marlinson, that explanation was exceptionally..." - Ну, доктор Мэрлинсон, должна признаться, что это объяснение исключительно...
"Lucid?" Corky offered. - Наглядное? - предложил слово Корки.
Rachel smiled. Рейчел кивнула:
"In a word." - Именно так.
Corky handed the sample back to her. Корки протянул ей камень:
"Look at the cross section." - Посмотрите на срез.
Rachel studied the rock's interior a moment, seeing nothing. Г остья с минуту внимательно разглядывала образец, не замечая в нем ровным счетом ничего необычного.
"Tilt it into the light," Tolland prompted, his voice warm and kind. - Поднесите поближе к свету, - посоветовал Толланд. Голос его звучал тепло, дружески.
"And look closely." - И посмотрите повнимательнее.
Rachel brought the rock close to her eyes and tilted it against the dazzling halogens reflecting overhead. Рейчел поднесла камень поближе к глазам и повертела его в лучах мощных сияющих галогеновых ламп.
Now she saw it-tiny metallic globules glistening in the stone. Теперь она хорошо различала в срезе блестящие крошечные металлические вкрапления.
Dozens of them were peppered throughout the cross section like minuscule droplets of mercury, each only about a millimeter across. Они усеивали все поперечное сечение, словно капли ртути. Каждая точка была не больше миллиметра в диаметре.
"Those little bubbles are called 'chondrules,'" Corky said. "And they occur only in meteorites." - Эти вкрапления называются хондрами, - пояснил Корки, - и встречаются они исключительно в метеоритах.
Rachel squinted at the droplets. Рейчел прищурилась, пытаясь получше рассмотреть вкрапления.
"Granted, I've never seen anything like this in an earth rock." - Должна признаться, в жизни не встречала ничего подобного в земных камнях!
"Nor will you!" Corky declared. - И не встретите никогда! - торжествующе провозгласил Корки.
"Chondrules are one geologic structure we simply do not have on earth. - Хондры - геологическая структура, которую на нашей планете встретить просто невозможно.
Some chondrules are exceptionally old-perhaps made up of the earliest materials in the universe. Некоторые из хондр, особенно древние -возможно, они состоят из самых первых пород во Вселенной.
Other chondrules are much younger, like the ones in your hand. Другие гораздо моложе, как в этом камне, который вы держите.
The chondrules in that meteorite date only about 190 million years old." Хондры в этом метеорите насчитывают всего-то сто девяносто миллионов лет.
"One hundred ninety million years is young?" - Сто девяносто миллионов лет - это мало?
"Heck, yes! - Черт подери, конечно!
In cosmological terms, that's yesterday. Для космоса и его временных рамок это просто вчера!
The point here, though, is that this sample contains chondrules -conclusive meteoric evidence." Смысл, однако, в том, что этот метеорит вообще содержит хондры - геологическое свидетельство его происхождения.
"Okay," Rachel said. - Хорошо, - согласилась Рейчел.
"Chondrules are conclusive. - Хондры решают все.
Got it." Согласна.
"And finally," Corky said, heaving a sigh, "if the fusion crust and chondrules don't convince you, we astronomers have a foolproof method to confirm meteoric origin." - И наконец, - вздохнув, заключил Корки, - если корка сплава и хондры кажутся вам недостаточно убедительными, то мы, астрономы, обладаем еще одним неопровержимым доказательством его метеоритного происхождения.
"Being?" - А именно?
Corky gave a casual shrug. Корки небрежно пожал плечами:
"We simply use a petrographic polarizing microscope, an x-ray fluorescence spectrometer, a neutron activation analyzer, or an induction-coupled plasma spectrometer to measure ferromagnetic ratios." - Мы используем петрографический поляризационный микроскоп, рентгеновский спектрометр свечения, анализатор нейтронной активности или же индукционно-плазменный спектрометр, измеряющий ферромагнитное отношение.
Tolland groaned. Толланд громко застонал:
"Now he's showing off. - Ну вот, теперь он начинает еще и задаваться!
What Corky means is that we can prove a rock is a meteorite simply by measuring its chemical content." Корки говорит, мы можем доказать, что камень является метеоритом, просто исследовав его химический состав.
"Hey, ocean boy!" Corky chided. - Эй ты, океанский парень! - не выдержал Корки.
"Let's leave the science to the scientists, shall we?" - Давай оставим науку тем, кто ею занимается, хорошо?
He immediately turned back to Rachel. "In earth rocks, the mineral nickel occurs in either extremely high percentages or extremely low; nothing in the middle. - Он снова повернулся к Рейчел: - В земных камнях такой минерал, как никель, встречается или в очень больших, или в очень малых количествах. Третьего не дано.
In meteorites, though, the nickel content falls within a midrange set of values. В метеоритах же содержание никеля обычно занимает среднюю позицию.
Therefore, if we analyze a sample and find the nickel content reflects a midrange value, we can guarantee beyond the shadow of a doubt that the sample is a meteorite." Поэтому если проанализировать образец и при этом обнаружить, что содержание никеля в нем находится на среднем уровне, то можно с уверенностью утверждать, что образец представляет собой именно метеорит.
Rachel felt exasperated. Рейчел ощутила легкое раздражение.
"Okay, gentlemen, fusion crusts, chondrules, midrange nickel contents, all of which prove it's from space. - Прекрасно, джентльмены! Корки сплава, хондра, средний уровень содержания никеля - все это определенно доказывает, что камень прилетел к нам из космоса.
I get the picture." Я четко представляю себе всю картину.
She laid the sample back on Corky's table. - Она положила образец на стол Мэрлинсона.
"But why am I here?" - Но почему все-таки я здесь?
Corky heaved a portentous sigh. Корки выразительно вздохнул.
"You want to see a sample of the meteorite NASA found in the ice underneath us?" - А вам не хочется увидеть образец метеорита, который лежит как раз под нами?
Before I die here, please. - С удовольствием, только желательно еще до того, как я здесь умру.
This time Corky reached in his breast pocket and produced a small, disk-shaped piece of stone. На этот раз Корки запустил руку в нагрудный карман и достал маленький плоский камешек.
The slice of rock was shaped like an audio CD, about half an inch thick, and appeared to be similar in composition to the stony meteorite she had just seen. По форме он напоминал компакт-диск толщиной примерно в полдюйма, а по составу, на глаз, был похож на тот самый метеорит, который только что разглядывала Рейчел.
"This is a slice of a core sample that we drilled yesterday." - Это образец породы, который мы высверлили только вчера.
Corky handed the disk to Rachel. Корки протянул диск Рейчел.
The appearance certainly was not earth-shattering. Ничего необычного.
It was an orangish-white, heavy rock. Оранжево-белый тяжелый камень.
Part of the rim was charred and black, apparently a segment of the meteorite's outer skin. Часть ободка оказалась черной, обожженной -очевидно, это была внешняя сторона метеорита.
"I see the fusion crust," she said. - Вижу корку сплава, - с ученым видом заявила Рейчел.
Corky nodded. Корки кивнул:
"Yeah, this sample was taken from near the outside of the meteorite, so it still has some crust on it." - Именно так. Образец высверлили с края породы, поэтому на нем корка.
Rachel tilted the disk in the light and spotted the tiny metallic globules. Рейчел повернула диск к свету и разглядела крошечные металлические вкрапления.
"And I see the chondrules." - И хондры тоже вижу, - заметила она.
"Good," Corky said, his voice tense with excitement. - Хорошо! - похвалил Корки звенящим от волнения голосом.
"And I can tell you from having run this thing through a petrographic polarizing microscope that its nickel content is midrange-nothing like a terrestrial rock. - А я могу подтвердить, что результаты спектрографического анализа показали именно средний уровень содержания никеля - ничего общего с породами нашей планеты.
Congratulations, you've now successfully confirmed the rock in your hand came from space." Поздравляю вас, вы только что подтвердили, что камень, который вы держите в руках, прилетел из космоса.
Rachel looked up, confused. Рейчел посмотрела на ученого несколько растерянно:
"Dr. Marlinson, it's a meteorite. - Доктор Мэрлинсон, но это же метеорит.
It's supposed to come from space. Он и должен прилететь из космоса - по определению.
Am I missing something here?" Может быть, я просто чего-то не понимаю?
Corky and Tolland exchanged knowing looks. Толланд и Корки обменялись взглядами, словно заговорщики.
Tolland put a hand on Rachel's shoulder and whispered, Толланд положил руку на плечо гостьи и прошептал ей в самое ухо:
"Flip it over." - Переверните его.
Rachel turned the disk over so she could see the other side. Рейчел внимательно посмотрела на обратную сторону.
It took only an instant for her brain to process what she was looking at. Ей потребовалось всего несколько секунд, чтобы осознать увиденное.
Then the truth hit her like a truck. Словно гром грянул среди ясного неба.
Impossible! she gasped, and yet as she stared at the rock she realized her definition of "impossible" had just changed forever. - Невероятно, невозможно! - выдохнула она. Однако, продолжая рассматривать образец, Рейчел четко понимала, что само значение этих слов изменилось навсегда.
Embedded in the stone was a form that in an earth specimen might be considered commonplace, and yet in a meteorite was utterly inconceivable. В камне ясно отпечатался след, который на земной породе был бы вполне обычным, но в метеорите его трудно было представить.
"It's..." - Но ведь это...
Rachel stammered, almost unable to speak the word. - Рейчел запнулась, почти не в силах выговорить слово.
"It's... a bug! - Это же... жук!
This meteorite contains the fossil of a bug!" В метеорите отпечаток ископаемого жука!
Both Tolland and Corky were beaming. И Толланд, и Мэрлинсон сияли.
"Welcome aboard," Corky said. - Добро пожаловать в нашу компанию! - весело приветствовал изумление гостьи Корки.
The torrent of emotions that gripped Rachel left her momentarily mute, and yet even in her bewilderment, she could clearly see that this fossil, beyond question, had once been a living biological organism. Буря чувств, мгновенно захлестнувших Рейчел, лишила ее дара речи. Но даже в своем потрясении она ясно видела, что отпечаток, вне всякого сомнения, когда-то оставил живой организм.
The petrified impression was about three inches long and looked to be the underside of some kind of huge beetle or crawling insect. Окаменевший отпечаток занимал в длину примерно три дюйма и представлял собой след брюшка какого-то большого жука или другого ползающего насекомого.
Seven pairs of hinged legs were clustered beneath a protective outer shell, which seemed to be segmented in plates like that of an armadillo. Семь пар членистых ног, выходящих из нижнего покрова, который, подобно панцирю броненосца, состоял из отдельных сегментов.
Rachel felt dizzy. У Рейчел внезапно закружилась голова.
"An insect from space..." - Насекомое из космоса...
"It's an isopod," Corky said. - Это создание относится к классу равноногих, -пояснил Корки.
"Insects have three pairs of legs, not seven." - У насекомых три пары ног, а не семь.
Rachel did not even hear him. Но гостья даже не слышала его разъяснений.
Her head was spinning as she studied the fossil before her. Она внимательно разглядывала окаменелость, не в силах произнести ни слова.
"You can clearly see," Corky said, "that the dorsal shell is segmented in plates like a terrestrial pill bug, and yet the two prominent tail-like appendages differentiate it as something closer to a louse." - Вы, конечно, видите, - продолжал ученый, - что брюшко разделено на отдельные сегменты, как и у земного жука. И все же два ясно различимых, похожих на хвосты, отростка говорят о близости этого существа к земным вшам.
Rachel's mind had already tuned Corky out. The classification of the species was totally irrelevant. Рейчел было все равно: какая разница, как именно классифицировать жука?
The puzzle pieces now came crashing into place-the President's secrecy, the NASA excitement... Фрагменты головоломки теперь сами вставали на свои места: обстановка секретности, которую создавал президент, возбуждение, царившее среди сотрудников НАСА...
There is a fossil in this meteorite! В этом метеорите ископаемое животное! Окаменелость!
Not just a speck of bacteria or microbes, but an advanced life-form! Даже не намек на бактерию или микроб, а вполне развитая биологическая форма!
Proof of life elsewhere in the universe! Доказательство того, что где-то еще во Вселенной существует жизнь!
23 ГЛАВА 23
Ten minutes into the CNN debate, Senator Sexton wondered how he could have been worried at all. После десяти минут дебатов на Си-эн-эн сенатор Секстон начал удивляться, не понимая, с какой стати он вообще волновался.
Marjorie Tench was grossly overestimated as an opponent. Марджори Тенч с очевидностью опровергала ту молву, которая упорно превозносила ее необычайные способности. Как оппонент она вовсе не поражала.
Despite the senior adviser's reputation for ruthless sagacity, she was turning out to be more of a sacrificial lamb than a worthy opponent. Несмотря на приписываемую ей проницательность и безжалостную критичность, Тенч куда больше напоминала жертвенного агнца, явно не дотягивая до звания достойного соперника.
Granted, early in the conversation Tench had grabbed the upper hand by hammering the senator's pro-life platform as biased against women, but then, just as it seemed Tench was tightening her grip, she'd made a careless mistake. В самом начале разговора мадам старший советник президента еще как-то пыталась завоевать преимущество, осуждая выступления сенатора против абортов. Аргументы были не новы: Секстон не думает о женщинах и стремится к ущемлению их прав. Но в ходе дискуссии, когда уже казалось, что перевес на ее стороне, Марджори вдруг допустила досадную оплошность.
While questioning how the senator expected to fund educational improvements without raising taxes, Tench made a snide allusion to Sexton's constant scapegoating of NASA. Расспрашивая оппонента, каким именно способом он планирует улучшить систему образования, не поднимая налоги, она вдруг неосторожно намекнула на его постоянное бурчание насчет расходов НАСА.
Although NASA was a topic Sexton definitely intended to address toward the end of the discussion, Marjorie Tench had opened the door early. Тему НАСА Секстон собирался затронуть ближе к концу дискуссии, но Тенч подняла ее слишком рано.
Idiot! Дура!
"Speaking of NASA," Sexton segued casually. - Кстати, о НАСА, - небрежно вставил он.
"Can you comment on the rumors I keep hearing that NASA has suffered another recent failure?" - Не могли бы вы прокомментировать стремительно распространяющиеся слухи об очередной неудаче, постигшей наше уважаемое космическое агентство?
Marjorie Tench did not flinch. Марджори Тенч и глазом не моргнула:
"I'm afraid I have not heard that rumor." - Боюсь, что не в курсе этих слухов.
Her cigarette voice was like sandpaper. Прокуренный голос шелестел, словно папиросная бумага.
"So, no comment?" - Значит, без комментариев?
"I'm afraid not." - Боюсь, что так.
Sexton gloated. Секстон торжествовал.
In the world of media sound bites, "no comment" translated loosely to "guilty as charged." На языке прессы "без комментариев" означало признание вины, подразумеваемой в вопросе.
"I see," Sexton said. "And how about the rumors of a secret, emergency meeting between the President and the administrator of NASA?" - Понятно, - взбодрился сенатор, - а что вы скажете насчет тайной встречи президента с администратором НАСА?
This time Tench looked surprised. На сей раз, казалось, Тенч удивилась.
"I'm not sure what meeting you're referring to. - Я не очень понимаю, о какой именно встрече вы изволите говорить.
The President takes many meetings." Президент проводит множество встреч.
"Of course, he does." - Ну разумеется.
Sexton decided to go straight at her. - Секстон решил идти напролом.
"Ms. Tench, you are a great supporter of the space agency, is that right?" - Мисс Тенч, вы ведь ярая сторонница космического агентства, правда?
Tench sighed, sounding tired of Sexton's pet issue. Тенч вздохнула, словно устав от обсуждения любимой темы сенатора.
"I believe in the importance of preserving America's technological edge-be that military, industry, intelligence, telecommunications. NASA is certainly part of that vision. - Я верю в важность сохранения технологических преимуществ Америки, будь то военная, промышленная, научная сфера или область телекоммуникаций. И НАСА, несомненно, представляет собой часть этого техногенного комплекса.
Yes." Да, именно так.
In the production booth, Sexton could see Gabrielle's eyes telling him to back off, but Sexton could taste blood. Посмотрев через стекло в комнату режиссера, где сидела Гэбриэл Эш, Секстон увидел, что ассистентка посылает ему умоляющие взгляды, словно упрашивая отступить, закрыть опасную тему. Но было уже поздно. Сенатор почувствовал вкус крови.
"I'm curious, ma'am, is it your influence behind the President's continued support of this obviously ailing agency?" - Все-таки интересно, мадам, не под вашим ли влиянием президент упорно продолжает поддерживать эту умирающую организацию?
Tench shook her head. Тенч решительно покачала головой:
"No. - Нет.
The President is also a staunch believer in NASA. Президент и сам искренне верит в возможности НАСА.
He makes his own decisions." И уж, разумеется, решения он принимает самостоятельно.
Sexton could not believe his ears. Секстон не верил собственным ушам.
He had just given Marjorie Tench a chance to partially exonerate the President by personally accepting some of the blame for NASA funding. Он только что предоставил советнику шанс частично оправдать президента, взяв на себя долю вины за финансирование НАСА.
Instead, Tench had thrown it right back at the President. А вместо этого она отбила мяч в сторону Харни.
The President makes his own decisions. "Президент сам принимает решения".
It seemed Tench was already trying to distance herself from a campaign in trouble. Неужели Тенч решила дистанцироваться от неудачно повернувшейся избирательной кампании?
No big surprise. Ничего удивительного.
After all, when the dust settled, Marjorie Tench would be looking for a job. Ведь когда пыль осядет, Марджори Тенч придется подыскивать себе работу.
Over the next few minutes, Sexton and Tench parried. В течение следующих нескольких минут сенатор Секстон и старший советник президента Марджори Тенч обменивались репликами, словно ударами на теннисном корте.
Tench made some weak attempts to change the subject, while Sexton kept pressing her on the NASA budget. Тенч попыталась было сменить тему, но сенатор не поддался, вновь вернувшись к теме бюджета НАСА.
"Senator," Tench argued, "you want to cut NASA's budget, but do you have any idea how many high-tech jobs will be lost?" - Сенатор, стремясь урезать бюджет НАСА, вы представляете себе, сколько рабочих мест потеряет наша страна? - Советник выдвинула сильный аргумент. - Притом не просто рабочих мест, а требующих самой высокой квалификации, долгих лет учебы и научной работы!
Sexton almost laughed in the woman's face. Секстон едва не рассмеялся в лицо этой женщине.
This gal is considered the smartest mind in Washington? Неужели это и есть самая умная голова в Вашингтоне?
Tench obviously had something to learn about the demographics of this country. Ей, несомненно, предстоит еще многое узнать о демографической ситуации в стране.
High-tech jobs were inconsequential in comparison to the huge numbers of hardworking blue-collar Americans. Профессионалы высоких технологий представляли собой крошечную долю от общей численности занятого в техносфере населения Америки, всех тех, кого называют "голубыми воротничками".
Sexton pounced. Секстон даже надулся от важности.
"We're talking about billions in savings here, Marjorie, and if the result is that a bunch of NASA scientists have to get in their BMWs and take their marketable skills elsewhere, then so be it. - Сейчас мы говорим о миллиардах экономии, Марджори. И если в конце концов кучке ученых из НАСА придется сесть в "БМВ" и отвезти свои драгоценные знания в какое-то другое место, то пусть так и случится.
I'm committed to being tough on spending." Я намерен твердо придерживаться своей позиции в отношении расходов НАСА.
Marjorie Tench fell silent, as if reeling from that last punch. Марджори Тенч замолчала, словно пытаясь оправиться от этого последнего тычка.
The CNN host prompted, Ведущий Си-эн-эн не выдержал.
"Ms. Tench? A reaction?" - Мисс Тенч, ваша реакция, - подсказал он.
The woman finally cleared her throat and spoke. Помолчав, дама откашлялась и заговорила:
"I guess I'm just surprised to hear that Mr. Sexton is willing to establish himself as so staunchly anti-NASA." - Наверное, я просто слишком удивилась, услышав, что мистер Секстон намерен так твердо противопоставить себя НАСА.
Sexton's eyes narrowed. Секстон прищурился.
Nice try, lady. "Хорошо, милая, хорошо!"
"I am not anti-NASA, and I resent the accusation. - Я вовсе не против НАСА и не согласен с подобным обвинением.
I am simply saying that NASA's budget is indicative of the kind of runaway spending that your President endorses. NASA said they could build the shuttle for five billion; it cost twelve billion. Я лишь утверждаю, что бюджет агентства показателен как пример бездумных, ненужных затрат, которые поддерживает нынешний президент. НАСА заявило, что может построить корабль многоразового использования стоимостью в пять миллиардов долларов. На самом деле он обошелся в двенадцать миллиардов.
They said they could build the space station for eight billion; now it's one hundred billion." Потом они говорят, что могут построить космическую станцию за восемь миллиардов. Сейчас в нее уже вложено сто миллиардов.
"Americans are leaders," Tench countered, "because we set lofty goals and stick to them through the tough times." - Америка потому и лидирует, - возразила советник, - что мы не боимся ставить перед собой значительные цели и достигать их даже в сложных обстоятельствах.
"That national pride speech doesn't work on me, Marge. NASA has overspent its allowance three times in the past two years and crawled back to the President with its tail between its legs and asked for more money to fix its mistakes. - Эта риторика в духе национальной гордости вовсе на меня не действует, мисс Тенч. За последние два года НАСА уже в три раза превысило свой бюджет. А потом, поджав хвост, приползло к президенту, чтобы выпросить дополнительные суммы...
Is that national pride? If you want to talk about national pride, talk about strong schools. Если вы хотите говорить о национальной гордости, то лучше подумайте о хороших, оснащенных всем необходимым школах.
Talk about universal health care. Вспомните об охране здоровья нашего населения.
Talk about smart kids growing up in a country of opportunity. О тех умненьких детках, которые подрастают в стране равных возможностей.
That's national pride!" Вот на что должна опираться национальная гордость!
Tench glared. Тенч взглянула на оппонента с вызовом:
"May I ask you a direct question, senator?" - А могу я задать вам прямой вопрос, сенатор?
Sexton did not respond. Секстон ничего не ответил.
He simply waited. Он просто ждал продолжения.
The woman's words came out deliberately, with a sudden infusion of grit. Она заговорила медленно, словно смакуя каждое слово:
"Senator, if I told you that we could not explore space for less than NASA is currently spending, would you act to abolish the space agency altogether?" - Так вот, сенатор, если бы я сказала вам, что мы не в состоянии исследовать космическое пространство, затрачивая меньшие средства, чем те, которые НАСА получает сейчас, вы бы полностью отказались от космического агентства?
The question felt like a boulder landing in Sexton's lap. Вопрос прозвучал так, словно на глазах всей страны на колени сенатору положили огромный булыжник.
Maybe Tench wasn't so stupid after all. Может быть, Тенч не так уж и глупа?
She had just blindsided Sexton with a "fence-buster"-a carefully crafted yes/no question designed to force a fence-straddling opponent to choose clear sides and clarify his position once and for all. Она усыпила бдительность оппонента и тут же поставила перед ним прямой, требующий однозначного - да или нет - ответа вопрос. Настал миг раз и навсегда определить свою позицию по этой важнейшей проблеме.
Instinctively Sexton tried sidestepping. Секстон инстинктивно попытался отступить:
"I have no doubt that with proper management NASA can explore space for a lot less than we are currently-" - Не сомневаюсь, что при должном руководстве НАСА окажется в состоянии продолжать свои исследования со значительно меньшими затратами, чем те, которые имеют место сейчас...
"Senator Sexton, answer the question. - Сенатор Секстон, ответьте, пожалуйста, на вопрос.
Exploring space is a dangerous and costly business. Исследование космоса - дело опасное и дорогое.
It's much like building a passenger jet. Очень похоже на строительство пассажирского самолета.
We should either do it right -or not at all. Надо или делать его как следует, или же не делать вовсе.
The risks are too great. Риск слишком велик.
My question remains: If you become president, and you are faced with the decision to continue NASA funding at its current level or entirely scrap the U.S. space program, which would you choose?" Мой вопрос все-таки остается: если вы станете президентом и окажетесь перед необходимостью принять решение: продолжать финансировать НАСА на нынешнем уровне или же полностью отменить космическую программу, что вы тогда предпочтете?
Shit. Черт!
Sexton glanced up at Gabrielle through the glass. Секстон сквозь стекло взглянул на Гэбриэл.
Her expression echoed what Sexton already knew. Выражение лица ассистентки говорило о том, что сенатор и так уже понял.
You're committed. Его приперли к стенке.
Be direct. Необходимо отвечать прямо, а не юлить.
No waffling. Выхода нет.
Sexton held his chin high. Секстон решительно поднял голову:
"Yes. - Да
I would transfer NASA's current budget directly into our school systems if faced with that decision. В таком случае я перевел бы средства НАСА в образовательную систему. Именно такое решение я бы принял.
I would vote for our children over space." Космосу я предпочел бы наших детей.
The look on Marjorie Tench's face was one of absolute shock. На лице Марджори Тенч появилось выражение шокированности.
"I'm stunned. - Я поражена.
Did I hear you correctly? Может быть, я ослышалась?
As president, you would act to abolish this nation's space program?" Став президентом, вы собираетесь направить свои усилия на уничтожение космических исследований в нашей стране?
Sexton felt an anger simmering. Now Tench was putting words in his mouth. Секстон чувствовал, что закипает.
He tried to counter, but Tench was already talking. Он попытался возразить, но советник продолжала гнуть свое:
"So you're saying, senator, for the record, that you would do away with the agency that put men on the moon?" - Итак, вы хотите сказать, сенатор, здесь, в прямом эфире, что готовы запросто разделаться с тем самым агентством, которое послало человека на Луну?
"I am saying that the space race is over! - Я пытаюсь доказать, что вся эта космическая возня и мировое соперничество устарели и никому не нужны!
Times have changed. NASA no longer plays a critical role in the lives of everyday Americans and yet we continue to fund them as though they do." Времена изменились. НАСА уже не играет определяющей роли в жизни рядовых американцев, тем не менее мы продолжаем финансировать его, как будто ничего не произошло.
"So you don't think space is the future?" - Значит, вы не считаете, что в космосе заключено наше будущее?
"Obviously space is the future, but NASA is a dinosaur! - Разумеется, космос - это будущее, однако НАСА- истинный динозавр!
Let the private sector explore space. Пусть изучением космического пространства занимается частный сектор.
American taxpayers shouldn't have to open their wallets every time some Washington engineer wants to take a billion-dollar photograph of Jupiter. Американские налогоплательщики вовсе не должны опустошать свои кошельки всякий раз, когда какой-нибудь вашингтонский инженер захочет сделать фотографию Юпитера стоимостью в миллиард долларов.
Americans are tired of selling out their children's future to fund an outdated agency that provides so little in return for its gargantuan costs!" Американцы устали от необходимости продавать будущее собственных детей, чтобы кормить ненасытное обезумевшее агентство, которое так мало дает взамен!
Tench sighed dramatically. Тенч театрально вздохнула:
"So little in return? - Так мало дает взамен?
With the exception perhaps of the SETI program, NASA has had enormous returns." Но ведь за исключением отдельных программ, в частности, проекта поиска внеземных цивилизаций, НАСА обычно получает огромные дивиденды на вложенные средства.
Sexton was shocked that the mention of SETI had even escaped Tench's lips. Секстон поразился тому, что Тенч признала безуспешность отдельных программ.
Major blunder. Какая оплошность!
Thanks for reminding me. Ну, спасибо ей, что напомнила.
The Search for Extraterrestrial Intelligence was NASA's most abysmal money pit ever. Этот проект в свое время оказался самой страшной финансовой ямой, в которую провалилось НАСА.
Although NASA had tried to give the project a facelift by renaming it "Origins" and shuffling some of its objectives, it was still the same losing gamble. И хотя в настоящее время ученые пытались как-то реанимировать программу, изменив название и грубо перетасовав некоторые ее задачи, все равно она оставалась той же самой неудачной игрой.
"Marjorie," Sexton said, taking his opening, "I'll address SETI only because you mention it." - Марджори, - Секстон решил, что просто грех упустить представившуюся возможность, - я буду говорить об этом проекте лишь потому, что вы сами упомянули его.
Oddly, Tench looked almost eager to hear this. Странно, но, казалось, Тенч с удовольствием услышала эти слова.
Sexton cleared his throat. Секстон откашлялся.
"Most people are not aware that NASA has been looking for ET for thirty-five years now. - Многие люди и не подозревают, что НАСА занимается поисками внеземных цивилизаций на протяжении вот уже почти тридцати пяти лет.
And it's a pricey treasure hunt-satellite dish arrays, huge transceivers, millions in salaries to scientists who sit in the dark and listen to blank tape. Причем эта охота за сокровищами дорого стоит: системы спутниковых антенн, мощные передатчики, миллионы долларов на зарплату ученым, которые сидят в темных комнатах, упорно прослушивая пустые пленки.
It's an embarrassing waste of resources." Но все это лишь трата денег.
"You're saying there's nothing up there?" - И вы считаете, что во всем этом нет абсолютно ничего?
"I'm saying that if any other government agency had spent forty-five million over thirty-five years and had not produced one single result, they would have been axed a long time ago." - Я считаю, что если правительство за тридцать пять лет истратило сорок пять миллиардов долларов и не получило ни единого положительного результата, то проект должен был быть уничтожен еще давным-давно.
Sexton paused to let the gravity of the statement settle in. - Секстон сделал паузу, чтобы смысл утверждения дошел до всех и каждого.
"After thirty-five years, I think it's pretty obvious we're not going to find extraterrestrial life." - После тридцати пяти лет безуспешных попыток нам вряд ли уже удастся обнаружить жизнь где-нибудь за пределами Земли.
"And if you're wrong?" - Ну а если вы все-таки ошибаетесь?
Sexton rolled his eyes. Секстон закатил глаза.
"Oh, for heavens sake, Ms. Tench, if I'm wrong I'll eat my hat." - О, ради Бога, мисс Тенч! - раздосадованно воскликнул он. - Если я вдруг окажусь не прав, то готов съесть собственную шляпу.
Marjorie Tench locked her jaundiced eyes on Senator Sexton. "I'll remember you said that, senator." She smiled for the first time. "I think we all will." - Я постараюсь запомнить ваши слова, сенатор. -Марджори Тенч впервые за все время дискуссии улыбнулась. - И думаю, что и все остальные тоже запомнят.
Six miles away, inside the Oval Office, President Zach Herney turned off the television and poured himself a drink. * * * На расстоянии шести миль от студии, в Овальном кабинете, президент Зак Харни выключил телевизор и налил себе виски.
As Marjorie Tench had promised, Senator Sexton had taken the bait-hook, line, and sinker. Как и обещала Марджори, сенатор Секстон клюнул; ну а дальше все просто - крючок, леска, ведерко...
24 ГЛАВА 24
Michael Tolland felt himself beaming empathetically as Rachel Sexton gaped in silence at the fossilized meteorite in her hand. Майкл Толланд и сам чувствовал, как неудержимо сияет - такое впечатление производил на него вид потрясенной Рейчел Секстон, застывшей с куском метеорита в руке.
The refined beauty of the woman's face now seemed to dissolve into the expression of innocent wonder-a young girl who had just seen Santa Claus for the first time. Красивое лицо этой умной и привлекательной женщины сейчас словно окуталось дымкой изумления. На нем появилось выражение недоверчивого восторга: маленькая девочка впервые в жизни увидела Санта-Клауса.
I know just how you feel, he thought. Майклу хотелось рассказать, как он понимает ее чувства, ее полную растерянность.
Tolland had been struck the same way only forty-eight hours ago. Всего двое суток назад Толланд испытал аналогичное потрясение.
He too had been stunned into silence. Он тоже долго молчал, не в силах найти подходящие слова.
Even now, the scientific and philosophical implications of the meteorite astounded him, forcing him to rethink everything he had ever believed about nature. И даже сейчас еще научные и философские последствия этого открытия обескураживали его, заставляя заново обдумывать все, что он знал о природе.
Tolland's oceanographic discoveries included several previously unknown deepwater species, and yet this "space bug" was another level of breakthrough altogether. Перечень океанографических открытий самого Толланд а включал несколько ранее неизвестных глубоководных видов. Но этот "космический жук" представлял собой совершенно иной уровень научного прорыва.
Despite Hollywood's propensity for casting extraterrestrials as little green men, astrobiologists and science buffs all agreed that given the sheer numbers and adaptability of earth's insects, extraterrestrial life would in all probability be buglike if it were ever discovered. Несмотря на упорное стремление Г олливуда изображать инопланетян в виде маленьких зеленых человечков, и астробиологи, и популяризаторы науки сошлись во мнении, что если жизнь вне Земли будет когда-нибудь обнаружена, то ее представителями окажутся именно жуки. В пользу этой теории свидетельствовали разнообразие видов и способность к адаптации наземных насекомых.
Insects were members of the phylum arthropoda-creatures having hard outer skeletons and jointed legs. Насекомые принадлежат к классу существ с внешним скелетом и членистыми ногами.
With over 1.25 million known species and an estimated five hundred thousand still to be classified, earth's "bugs" outnumbered all of the other animals combined. В мире насчитывается примерно миллион двести пятьдесят тысяч видов, около пятисот тысяч из которых все еще ожидают соответствующей классификации.
They made up 95 percent of all the planet's species and an astounding 40 percent of the planet's biomass. Они составляют девяносто пять процентов всех земных видов вообще и сорок процентов биомассы планеты.
It was not so much the bugs' abundance that impressed as it was their resilience. Но еще большее впечатление, чем изобилие насекомых, производит их многообразие и адаптивность.
From the Antarctic ice beetle to Death Valley's sun scorpion, bugs happily inhabited deadly ranges in temperature, dryness, and even pressure. От антарктического ледового жука до солнечного скорпиона, обитающего в Долине Смерти, все они прекрасно переносят невероятные температуры, засуху и давление.
They also had mastered exposure to the most deadly force known in the universe-radiation. Они даже научились приспосабливаться к самой смертоносной из всех известных на Земле сил - к радиации.
Following a nuclear test in 1945, air force officers had donned radiation suits and examined ground zero, only to discover cockroaches and ants happily carrying on as if nothing had happened. После ядерных испытаний 1945 года военные надевали защитные скафандры и изучали последствия взрыва, при этом обнаруживая, что и тараканы, и муравьи чувствуют себя прекрасно, так, словно ничего не произошло.
Astronomers realized that an arthropod's protective exoskeleton made it a perfectly viable candidate to inhabit the countless radiation-saturated planets where nothing else could live. Астрономы пришли к выводу, что членистоногие, имеющие защитный панцирь, - чрезвычайно подходящие кандидаты на заселение бесчисленных радиоактивных планет, где ничто иное просто не имеет возможности выжить.
It appeared the astrobiologists had been right, Tolland thought. ET is a bug. Толланд не мог не согласиться с астрономами. Действительно, жизнь вне Земли должна существовать в форме жуков.
* * * Rachel's legs felt weak beneath her. У Рейчел подкашивались ноги.
"I can't... believe it," she said, turning the fossil in her hands. - Я... я не могу поверить, - пролепетала она, не выпуская из рук кусок метеорита.
"I never thought..." - Никогда не думала...
"Give it some time to sink in," Tolland said, grinning. - Не спешите. Должно пройти некоторое время, прежде чем потрясение уляжется, - улыбаясь, посоветовал Толланд.
"Took me twenty-four hours to get my feet back under me." - Мне лично потребовались сутки, чтобы почувствовать, что снова твердо стою на ногах.
"I see we have a newcomer," said an uncharacteristically tall Asian man, walking over to join them. - Вижу, у нас новенькие, - вступил в разговор подошедший человек азиатской внешности и нехарактерного для людей его расы высокого роста.
Corky and Tolland seemed to deflate instantly with the man's arrival. Увидев его, и Корки, и Майкл моментально сникли.
Apparently the moment of magic had been shattered. Волшебный миг исчез бесследно.
"Dr. Wailee Ming," the man said, introducing himself. "Chairman of paleontology at UCLA." - Доктор Уэйли Мин, - представился незнакомец, -главный палеонтолог проекта.
The man carried himself with the pompous rigidity of renaissance aristocracy, continuously stroking the out-of-place bow tie that he wore beneath his knee-length camel-hair coat. Главный палеонтолог держался прямо и гордо, с церемонностью аристократа эпохи Возрождения. Он, очевидно, имел привычку поглаживать свой галстук-бабочку. Под длинным, до колен, жакетом из верблюжьей шерсти тот выглядел совершенно неуместно.
Wailee Ming was apparently not one to let a remote setting come in the way of his prim appearance. Впрочем, Уэйли Мин явно старался не позволить таким мелким обстоятельствам повредить его безукоризненно аристократическому облику.
"I'm Rachel Sexton." - Меня зовут Рейчел Секстон.
Her hand was still trembling as she shook Ming's smooth palm. Пожимая гладкую мягкую ладонь Мина, Рейчел почувствовала, что дрожь в руке еще не унялась.
Ming was obviously another of the President's civilian recruits. Мин, конечно, был еще одним из независимых специалистов, которых собрал здесь президент.
"It would be my pleasure, Ms. Sexton," the paleontologist said, "to tell you anything you want to know about these fossils." - Я к вашим услугам, мисс Секстон, - рассыпался в любезностях палеонтолог, - готов рассказать об этих окаменелостях все, что угодно... все, что захотите узнать.
"And plenty you don't want to know," Corky grumbled. - А кроме того, еще и массу всего, чего не захотите, - проворчал Корки.
Ming fingered his bow tie. Мин снова погладил галстук-бабочку.
"My paleontologic specialty is extinct Arthropoda and Mygalomorphae. - Моя специализация в палеонтологии -исчезнувшие виды членистоногих.
Obviously the most impressive characteristic of this organism is-" Конечно, самой впечатляющей характеристикой этих организмов является...
"-is that it's from another friggin' planet!" Corky interjected. - Является то, что они прилетели с другой планеты, - вставил Корки.
Ming scowled and cleared his throat. Мин зло взглянул на встревающего в разговор товарища и откашлялся.
"The most impressive characteristic of this organism is that it fits perfectly into our Darwinian system of terrestrial taxonomy and classification." - Так вот, самой впечатляющей характеристикой этого организма является то, что он совершенно точно вписывается в систему земной таксономии и классификации.
Rachel glanced up. Рейчел подняла взгляд на ученого.
They can classify this thing? Неужели им удастся классифицировать эту штуку?
"You mean kingdom, phylum, species, that sort of thing?" - Вы имеете в виду вид, тип и все такое?
"Exactly," Ming said. - Именно, - подтвердил Мин.
"This species, if found on earth, would be classified as the order Isopoda and would fall into a class with about two thousand species of lice." - Найденный в земных условиях, этот образец был бы отнесен к классу равноногих и попал бы в одну семью с двумя тысячами разнообразных типов вшей.
"Lice?" she said. - Вшей? - не поверила ушам Рейчел.
"But it's huge." - Но ведь он же огромный!
"Taxonomy is not size specific. - Таксономия не принимает в расчет размер животного.
House cats and tigers are related. Домашние кошки и тигры - близкие родственники.
Classification is about physiology. Образцы классифицируются согласно их физиологии.
This species is clearly a louse: It has a flattened body, seven pairs of legs, and a reproductive pouch identical in structure to wood lice, pill bugs, beach hoppers, sow bugs, and gribbles. А с этой точки зрения наш образец, несомненно, относится к отряду вшей: смотрите, он имеет плоское тело, семь пар ног и репродуктивную сумку, то есть совершенно идентичен лесным вшам, навозным жукам и подобным близким родственникам.
The other fossils clearly reveal more specialized-" Другие же окаменелости ясно отображают более специализированную...
"Other fossils?" - Другие окаменелости?
Ming glanced at Corky and Tolland. Мин многозначительно посмотрел на Корки и Толланда:
"She doesn't know?" - Она что, не знает?
Tolland shook his head. Толланд покачал головой.
Ming's face brightened instantly. Глаза Мина загорелись.
"Ms. Sexton, you haven't heard the good part yet." - Мисс Секстон, оказывается, вы еще многого не слышали.
"There are more fossils," Corky interjected, clearly trying to steal Ming's thunder. "Lots more." - Есть и другие отпечатки, - вступил в разговор Мэрлинсон, стараясь отобрать пальму первенства у Мина, - причем очень много.
Corky scurried over to a large manila envelope and retrieved a folded sheet of oversized paper. Корки достал из ящика большой конверт, а из него сложенную в несколько раз распечатку рентгеновского снимка.
He spread it out on the desk in front of Rachel. Положил ее на стол перед Рейчел.
"After we drilled some cores, we dropped an x-ray camera down. - Просверлив отверстия, мы погрузили в метеорит рентгеновскую камеру.
This is a graphic rendering of the cross section." Вот графическое изображение поперечного сечения.
Rachel looked at the x-ray printout on the table, and immediately had to sit down. Рейчел внимательно посмотрела на лежащую перед ней распечатку. Пришлось тут же сесть, чтобы не упасть.
The three-dimensional cross section of the meteorite was packed with dozens of these bugs. Срез метеорита оказался буквально напичкан отпечатками.
"Paleolithic records," Ming said, "are usually found in heavy concentrations. - Палеонтологические свидетельства обычно встречаются в значительной концентрации, -заметил Мин.
Often times, mud slides trap organisms en masse, covering nests or entire communities." - Это объясняется тем, что зачастую грязевые потоки, сели и другие стихийные явления захватывают целые скопления организмов -гнезда или даже сообщества.
Corky grinned. Корки ухмыльнулся:
"We think the collection in the meteorite represents a nest." - Нам кажется, коллекция, заключенная в метеорите, представляет собой гнездо.
He pointed to one of the bugs on the printout. "And there's mommy." - Он показал на отпечаток одного, очень крупного, жука: - Вот матка.
Rachel looked at the specimen in question, and her jaw dropped. Рейчел присмотрелась и буквально раскрыла рот от изумления.
The bug looked to be about two feet long. Жук имел в длину около двух футов.
"Big-ass louse, eh?" Corky said. - Немаленькая вошка, правда? - довольным тоном поинтересовался Мэрлинсон.
Rachel nodded, dumbstruck, as she pictured lice the size of bread loaves wandering around on some distant planet. Рейчел молча кивнула: дара речи она давно лишилась. Она живо представила себе, как по неведомой далекой планете бродят вши размером с рождественский пирог.
"On earth," Ming said, "our bugs stay relatively small because gravity keeps them in check. - На нашей планете, - заметил Мин, - жуки остаются сравнительно небольшими, поскольку им не дает расти сила притяжения.
They can't grow larger than their exoskeletons can support. Они не могут вырасти больше, чем им позволяет их внешний скелет.
However, on a planet with diminished gravity, insects could evolve to much greater dimensions." Однако вполне можно представить, что на планете с меньшей гравитацией насекомые способны достичь куда больших размеров.
"Imagine swatting mosquitoes the size of condors," Corky joked, taking the core sample from Rachel and slipping it into his pocket. - Вообразите только, что вас кусают комарики величиной с кондоров, - пошутил Мэрлинсон, забирая из руки Рейчел камень с отпечатком, который она все еще крепко сжимала, и опуская его себе в карман.
Ming scowled. Мин не оставил без внимания его движение.
"You had better not be stealing that!" - Ты бы не прикарманивал образцы! -полушутя-полусерьезно сказал он.
"Relax," Corky said. - Успокойся!
"We've got eight tons more where this came from." У нас этого добра еще целых восемь тонн, -беззлобно огрызнулся астрофизик.
Rachel's analytical mind churned through the data before her. Аналитический ум Рейчел жадно переваривал полученную информацию.
"But how can life from space be so similar to life on earth? - Каким же образом жизнь из глубокого космоса может в столь значительной степени походить на земную?
I mean, you're saying this bug fits in our Darwinian classification?" Я имею в виду ваши слова о том, что эти жуки соответствуют нашей земной классификации.
"Perfectly," Corky said. - Полностью соответствуют, - подтвердил Корки.
"And believe it or not, a lot of astronomers have predicted that extraterrestrial life would be very similar to life on earth." - Хотите верьте, хотите нет, но многие астрономы предрекали, что внеземная жизнь окажется очень похожей на жизнь на Земле.
"But why?" she demanded. - Почему же? - настаивала Рейчел. - Как такое может случиться?
"This species came from an entirely different environment." Эти образцы жили в совершенно ином окружении.
"Panspermia." Corky smiled broadly. Широко улыбаясь, Мэрлинсон произнес одно-единственное мудреное слово: -Панспермия.
"I beg your pardon?" - Простите?
"Panspermia is the theory that life was seeded here from another planet." - Теория панспермии утверждает, что жизнь на Земле была посеяна из космоса.
Rachel stood up. Рейчел поднялась:
"You're losing me." - По-моему, я что-то...
Corky turned to Tolland. Мэрлинсон повернулся к Толланду:
"Mike, you're the primordial seas guy." - Майк, давай! Ты же у нас главный специалист по первобытному океану.
Tolland looked happy to take over. Толланд, казалось, был счастлив завладеть инициативой.
"Earth was once a lifeless planet, Rachel. - Когда-то жизни на Земле не было, Рейчел.
Then suddenly, as if overnight, life exploded. А потом внезапно, буквально в момент, за одну ночь, она появилась.
Many biologists think the explosion of life was the magical result of an ideal mixture of elements in the primordial seas. Многие биологи считают, что подобный взрыв оказался результатом идеального сочетания элементов в первобытных морях.
But we've never been able to reproduce that in a lab, so religious scholars have seized that failure as proof of God, meaning life could not exist unless God touched the primordial seas and infused them with life." Однако нам так и не удалось воспроизвести эту ситуацию в лабораторных условиях, а потому богословы ухватились за наш провал как за доказательство существования высших сил, божественного провидения. Они утверждали, что жизнь не могла существовать, пока Бог не дотронулся до первобытного океана и не насытил его жизнью.
"But we astronomers," Corky declared, "came up with another explanation for the overnight explosion of life on earth." - Но мы, астрономы, - провозгласил Корки, -предложили иное объяснение внезапному взрыву жизни на Земле.
"Panspermia," Rachel said, now understanding what they were talking about. - Панспермия, - повторила Рейчел, теперь уже понимая, о чем идет речь.
She had heard the panspermia theory before but didn't know its name. Она и раньше слышала о теории панспермии, хотя не имела понятия, в чем ее смысл.
"The theory that a meteorite splashed into the primordial soup, bringing the first seeds of microbial life to earth." Теперь выходит, что жизнь - это следствие падения метеорита в первобытный океан, в результате чего на Земле появились первые микроорганизмы.
"Bingo," Corky said. "Where they percolated and sprang to life." - Они проникли к нам, - добавил Корки, - и начали развиваться.
"And if that's true," Rachel said, "then the underlying ancestry of earth's life-forms and extraterrestrial life-forms would be identical." - И если это соответствует действительности, -вставила Рейчел, - то формы, которые существовали до появления жизни на Земле и вне нее, должны быть идентичными земным.
"Double bingo." - Именно так, - похвалил ученицу астрофизик.
Panspermia, Rachel thought, still barely able to grasp the implications. Панспермия, мысленно повторила Рейчел, все еще с трудом представляя себе эту картину.
"So, not only does this fossil confirm that life exists elsewhere in the universe, but it practically proves panspermia... that life on earth was seeded from elsewhere in the universe." - Значит, эти окаменелости подтверждают не только то, что жизнь существует где-то еще во Вселенной, но они практически доказывают панспермию... то есть теорию о том, что жизнь была занесена к нам откуда-то извне.
"Triple bingo." - И снова верно!
Corky flashed her an enthusiastic nod. - Корки энергично кивнул.
"Technically, we may all be extraterrestrials." - Говоря по правде, мы все вполне можем оказаться инопланетянами.
He put his fingers over his head like two antennas, crossed his eyes, and wagged his tongue like some kind of insect. Он приставил руки к голове в виде двух антенн, скосил к переносице глаза и высунул язык, изображая пришельца из космоса.
Tolland looked at Rachel with a pathetic grin. Толланд посмотрел на Рейчел и широко, словно перед телевизионной камерой, улыбнулся:
"And this guy's the pinnacle of our evolution." - Ну а этот парень представляет собой вершину нашей эволюции.
25 ГЛАВА 25
Rachel Sexton felt a dreamlike mist swirling around her as she walked across the habisphere, flanked by Michael Tolland. Corky and Ming followed close behind. Рейчел Секстон медленно шла по хабисфере рядом с Майклом Толландом. Мэрлинсон и Мин отстали на пару шагов. В голове у агента НРУ царил туман, окутавший мысли дымкой неопределенности.
"You okay?" Tolland asked, watching her. - С вами все в порядке? - участливо поинтересовался Толланд.
Rachel glanced over, giving a weak smile. Рейчел взглянула на него и слабо улыбнулась:
"Thanks. - Да, спасибо.
It's just... so much." Просто... так много всего.
Her mind reeled back to the infamous 1996 NASA discovery-ALH84001-a Mars meteorite that NASA claimed contained fossil traces of bacterial life. Она вернулась мыслями к печально знаменитому открытию НАСА 1996 года, носящему кодовое название ALH84001, - оно представляло собой метеорит с Марса, который, как считало космическое агентство, содержал окаменелые следы бактерий.
Sadly, only weeks after NASA's triumphant press conference, several civilian scientists stepped forward with proof that the rock's "signs of life" were really nothing more than kerogen produced by terrestrial contamination. NASA's credibility had taken a huge hit over that gaffe. Однако всего через несколько недель после триумфальной пресс-конференции, устроенной руководителями НАСА, несколько независимых ученых выступили с убедительным опровержением. Они доказали, что "следы жизни", обнаруженные в камне, на самом деле были не более чем результатом земного загрязнения. Доверие к компетентности НАСА оказалось подорвано.
The New York Times took the opportunity to sarcastically redefine the agency's acronym: NASA-Not Always Scientifically Accurate. Газета "Нью-Йорк таймс" немедленно воспользовалась этим, обвинив агентство в обнародовании "не всегда проверенных данных".
In that same edition, paleobiologist Stephen Jay Gould summed up the problems with ALH84001 by pointing out that the evidence in it was chemical and inferential, rather than "solid," like an unambiguous bone or shell. В том же самом издании, которое напечатало опровержение ученых, палеобиолог Стивен Джей Гулд обобщил проблему ALH84001, указав на тот факт, что аргументы НАСА носили скорее полемический и логический характер и не были "истинными", как, например, не вызывающие сомнения кость или раковина.
Now, however, Rachel realized NASA had found irrefutable proof. Но теперь не оставалось ни малейшего сомнения, что НАСА удалось наконец обнаружить самые надежные доказательства.
No skeptical scientist could possibly step forward and question these fossils. NASA was no longer touting blurry, enlarged photos of alleged microscopic bacteria-they were offering up real meteorite samples where bio-organisms visible to the naked eye had been embedded in the stone. Ни один, даже самый скептически настроенный, ученый не мог выступить с опровержением этих свидетельств. НАСА уже не раздувало какие-то непонятные и туманные домыслы, не пыталось строить аргументацию на основе увеличенных фотографий якобы обнаруженных микроскопических бактерий. Агентство предоставляло самые настоящие образцы метеорита, в которых невооруженным глазом можно разглядеть отпечатки биологических организмов.
Foot-long lice! Надо же! Равноногая вошь! Ни много ни мало!
Rachel had to laugh when she realized she'd been a childhood fan of a song by David Bowie that referred to "spiders from Mars." Рейчел усмехнулась: подростком она обожала песню Дэвида Боуи, в которой речь шла о "пауках с Марса".
Few would have guessed how close the androgynous British pop star would come to foreseeing astrobiology's greatest moment. Разве можно было предугадать, насколько прозорливым окажется этот странноватый рок-кумир? Он словно предсказал великий момент астрофизики.
As the distant strains of the song ran through Rachel's mind, Corky hurried up behind her. Рейчел шагала, напевая про себя строчки из песни. С ней поравнялся Корки Мэрлинсон:
"Has Mike bragged about his documentary yet?" - Ну как, Майк уже успел похвастаться насчет своего документального сериала?
Rachel replied, "No, but I'd love to hear about it." - Нет еще, - созналась Рейчел, - но я с удовольствием послушала бы.
Corky slapped Tolland on the back. Корки похлопал Толланда по плечу:
"Go for it, big boy. - Вперед, мой мальчик!
Tell her why the President decided that the most important moment in science history should be handed over to a snorkeling TV star." Расскажи красивой девушке, почему в этот важнейший для истории науки момент президенту понадобилась именно такая подводная телезвезда, как ты!
Tolland groaned. Толланд застонал:
"Corky, if you don't mind?" - Корки, может, не стоит?
"Fine, I'll explain," Corky said, prying his way in between them. - Ну хорошо, тогда объясню я, - согласился тот, втискиваясь между Рейчел и Майком.
"As you probably know, Ms. Sexton, the President will be giving a press conference tonight to tell the world about the meteorite. - Как вы, возможно, знаете, мисс Секстон, сегодня вечером президент устраивает пресс-конференцию, чтобы поведать всему миру о метеорите.
Because the vast majority of the world is made up of half-wits, the President asked Mike to come onboard and dumb everything down for them." А поскольку значительная часть человечества состоит из недоумков, то господин президент и попросил Майка встать рядом и все популярно разъяснить.
"Thanks, Corky," Tolland said. "Very nice." - О, спасибо тебе, Корки, - не выдержал Толланд, -очень мило с твоей стороны.
He looked at Rachel. "What Corky's trying to say is that because there's so much scientific data to convey, the President thought a short visual documentary about the meteorite might help make the information more accessible to mainstream America, many of whom, oddly, don't have advanced degrees in astrophysics." - Он посмотрел на Рейчел: - На самом деле Корки хочет сказать, что, поскольку вопрос заключает в себе массу научных подробностей, президент вполне справедливо решил, что небольшой документальный сериал о метеорите - всего несколько коротких выпусков - поможет сделать информацию более доступной для населения Америки. К сожалению, далеко не все наши сограждане успели получить ученую степень по астрофизике.
"Did you know," Corky said to Rachel, "that I've just learned our nation's President is a closet fan of Amazing Seas?" - Вы, конечно, еще не в курсе, - снова принялся ехидничать Мэрлинсон, - а я вот недавно узнал, что президент нашей страны - страстный поклонник программы "Удивительные моря".
He shook his head in mock disgust. - Шутливо сокрушаясь, он покачал головой.
"Zach Herney-the ruler of the free world-has his secretary tape Mike's program so he can decompress after a long day." - Зак Харни, главный человек свободного мира, заставляет секретаршу записывать серии на видеомагнитофон, а потом расслабляется после напряженного трудового дня.
Tolland shrugged. Толланд пожал плечами:
"The man's got taste, what can I say?" - Что я могу на это сказать? Только то, что господин президент обладает хорошим вкусом.
Rachel was now starting to realize just how masterful the President's plan was. Рейчел начала понимать, насколько интересен и хитроумен план президента.
Politics was a media game, and Rachel could already imagine the enthusiasm and scientific credibility the face of Michael Tolland on-screen would bring to the press conference. Политика базируется на игре средств массовой информации, и Рейчел уже могла себе представить тот интерес и доверительность, которые обеспечит пресс-конференции появление на телеэкране всеми любимого ведущего Майкла Толланда.
Zach Herney had recruited the ideal man to endorse his little NASA coup. Для нанесения своего главного, мощного удара Зак Харни точно и безошибочно выбрал подходящих людей.
Skeptics would be hard-pressed to challenge the President's data if it came from the nation's top television science personality as well as several respected civilian scientists. Скептики окажутся в трудном положении.
Corky said, Как они смогут оспорить слова президента, если их подтверждают несколько наиболее уважаемых в стране ученых и самый любимый телеведущий?
"Mike's already taken video depositions from all of us civilians for his documentary, as well as from most of the top NASA specialists. Мэрлинсон пояснил:
And I'll bet my National Medal that you're next on his list." - Майк уже снял фильм для всех нас, гражданских, равно как и большинство специалистов НАСА.
Rachel turned and eyed him. И ставлю на кон свою Национальную медаль: готов спорить, что следующая в его списке - вы.
"Me? Рейчел обернулась к нему: - Я?
What are you talking about? О чем вы говорите?
I have no credentials. I'm an intelligence liaison." Для этого нет никаких оснований, я не могу этого делать хотя бы по роду своей работы.
"Then why did the President send you up here?" - Тогда зачем же президент вас сюда прислал?
"He hasn't told me yet." - А вот этого он мне еще не объяснил.
An amused grin crossed Corky's lips. На губах Мэрлинсона расцвела улыбка.
"You're a White House intelligence liaison who deals in clarification and authentication of data, right?" - Вы ведь сотрудница аппарата разведки Белого дома? Причем именно та сотрудница, которая занимается анализом поступающих сведений. Так?
"Yes, but nothing scientific." - Вы правы. Но к науке я не имею ни малейшего отношения.
"And you're the daughter of the man who built a campaign around criticizing the money NASA has wasted in space?" - Кроме всего прочего, вы еще и дочь человека, который умудрился всю свою избирательную кампанию построить на критике действий НАСА, в частности, на чрезмерной трате этим агентством денег налогоплательщиков.
Rachel could hear it coming. Рейчел чувствовала, что приближается бурная развязка.
"You have to admit, Ms. Sexton," Ming chimed in, "a deposition from you would give this documentary a whole new dimension of credibility. - Вам придется признать, мисс Секстон, - вступил в разговор Мин, - что ваше участие в фильме придало бы ему совершенно новое звучание и новые краски, не говоря уж о большей степени доверия зрителей в этом случае.
If the President sent you up here, he must want you to participate somehow." Если президент прислал вас сюда, то скорее всего ему нужно ваше участие - в той или иной форме.
Rachel again flashed on William Pickering's concern that she was being used. Рейчел снова вспомнила слова Уильяма Пикеринга, тревожившегося о том, что ее попробуют использовать против собственной воли.
Tolland checked his watch. Толланд взглянул на часы.
"We should probably head over," he said, motioning toward the center of the habisphere. "They should be getting close." - Нам нужно спешить, - проговорил он, направляясь в центр хабисферы, - уже скоро.
"Close to what?" Rachel asked. - Что скоро? - не поняла Рейчел.
"Extraction time. NASA is bringing the meteorite to the surface. - Самое главное событие. НАСА пытается поднять метеорит на поверхность.
It should be up any time now." Это произойдет с минуты на минуту.
Rachel was stunned. "You guys are actually removing an eight-ton rock from under two hundred feet of solid ice?" - Что, эти парни в самом деле вытаскивают камешек весом в восемь тонн из слоя льда толщиной в двести футов?
Corky looked gleeful. Мэрлинсон выглядел счастливым.
"You didn't think NASA was going to leave a discovery like this buried in the ice, did you?" - Но вы же не думали, что НАСА собирается оставить подобную находку там, где она лежит уже невесть сколько, скрытая льдами?
"No, but...," Rachel had seen no signs of large-scale excavation equipment anywhere inside the habisphere. - Нет, конечно, но... - Рейчел оглянулась. Никаких следов крупномасштабного, как можно было бы ожидать, подъемного оборудования заметно не было.
"How the heck is NASA planning on getting the meteorite out?" - Но как же именно они собираются это осуществить?
Corky puffed up. Корки гордо задрал нос:
"No problem. - Без проблем.
You're in a room full of rocket scientists!" Вы ведь находитесь в месте, буквально набитом учеными-ракетчиками!
"Blather," Ming scoffed, looking at Rachel. - Ерунда! - осадил товарища Мин.
"Dr. Marlinson enjoys flexing other people's muscles. - Доктор Мэрлинсон просто очень любит вешать людям лапшу на уши.
The truth is that everyone here was stumped about how to get the meteorite out. А правда состоит в том, что все здесь только этим и заняты - думают, как бы половчее вытащить метеорит.
It was Dr. Mangor who proposed a viable solution." А лучший вариант принадлежит доктору Мэнгор.
"I haven't met Dr. Mangor." - Я не знакома с доктором Мэнгор.
"Glaciologist from the University of New Hampshire," Tolland said. - Это гляциолог из Университета Нью-Хэмпшира,- пояснил Толланд.
"The fourth and final civilian scientist recruited by the President. - Четвертый и последний из независимых ученых, собранных здесь президентом.
And Ming here is correct, it was Mangor who figured it out." Мин прав, Мэнгор умнее всех.
"Okay," Rachel said. "So what did this guy propose?" - Хорошо, - заинтересовалась Рейчел, - и что же именно предложил этот парень?
"Gal," Ming corrected, sounding smitten. "Dr. - Не парень, - поправил Мин, явно смутившись.
Mangor is a woman." - Доктор Мэнгор - женщина.
"Debatable," Corky grumbled. - Ну, это еще надо доказать, - проворчал Мэрлинсон.
He looked over at Rachel. "And by the way, Dr. Mangor is going to hate you." Он искоса взглянул на Рейчел: - И кстати, доктор Мэнгор скорее всего примет вас отнюдь не любезно.
Tolland shot Corky an angry look. Толланд сердито взглянул на товарища.
"Well, she will!" Corky defended. - Точно-точно! - подтвердил тот.
"She'll hate the competition." - Конкуренция ей вовсе не понравится.
Rachel felt lost. Рейчел растерялась, ничего не поняв.
"I'm sorry? - Простите...
Competition?" О какой конкуренции вы говорите?
"Ignore him," Tolland said. - Не обращайте на него внимания, - посоветовал Толланд.
"Unfortunately, the fact that Corky is a total moron somehow escaped the National Science Committee. - К сожалению, Национальный научный комитет почему-то не понял, что Мэрлинсон - полный идиот.
You and Dr. Mangor will get along fine. Вы с доктором Мэнгор прекрасно поладите.
She is a professional. She's considered one of the world's top glaciologists. Она прекрасный профессионал, считается одним из самых авторитетных гляциологов мира.
She actually moved to Antarctica for a few years to study glacial movement." Несколько лет она жила в Антарктике, изучала движение льдов.
"Odd," Corky said, "I heard UNH took up a donation and sent her there so they could get some peace and quiet on campus." - Странно, - вставил Корки, - а я слышал, что университет добился гранта и отправил ее подальше, во льды, чтобы хоть немного пожить спокойно и мирно.
"Are you aware," Ming snapped, seeming to have taken the comment personally, "that Dr. - А вам известно, - почти закричал Мин, принявший все эти разговоры близко к сердцу, -что доктор Мэнгор там едва не погибла?
Mangor almost died down there! Она потерялась в бурю и целых пять недель питалась одним тюленьим жиром - пока кто-то ее не нашел!
She got lost in a storm and lived on seal blubber for five weeks before anyone found her." Мэрлинсон и здесь не смолчал.
Corky whispered to Rachel, Наклонившись к гостье, он прошептал:
"I heard no one was looking." - Говорят, никто особенно и не искал.
26 ГЛАВА 26
The limousine ride back from the CNN studio to Sexton's office felt long for Gabrielle Ashe. Гэбриэл Эш показалось, что лимузин чересчур долго ехал от студии Си-эн-эн до офиса сенатора Секстона.
The senator sat across from her, gazing out the window, obviously gloating over the debate. Сам сенатор сидел напротив своей ассистентки, рассеянно глядя в окно и явно торжествуя победу в теледебатах.
"They sent Tench to an afternoon cable show," he said, turning with a handsome smile. - На дневное кабельное шоу они прислали Тенч, -произнес он наконец, взглянув на спутницу с многозначительной улыбкой.
"The White House is getting frantic." - Кажется, Белый дом сходит с ума.
Gabrielle nodded, noncommittal. Гэбриэл лишь кивнула, не желая начинать обсуждение.
She'd sensed a look of smug satisfaction on Marjorie Tench's face as the woman drove off. Она заметила, что когда Марджори уходила из студии, лицо ее сияло торжеством.
It made her nervous. Наблюдательная и умная ассистентка нервничала.
Sexton's personal cellphone rang, and he fished in his pocket to grab it. У Секстона зазвонил сотовый телефон, и он полез в карман.
The senator, like most politicians, had a hierarchy of phone numbers at which his contacts could reach him, depending on how important they were. Как и большинство политиков, сенатор имел целую иерархию телефонных номеров, по которым его можно было найти.
Whoever was calling him now was at the top of the list; the call was coming in on Sexton's private line, a number even Gabrielle was discouraged to call. Все зависело от степени важности звонившего. Тот, кто набрал номер сейчас, несомненно, числился в верхних строчках списка; звонок прошел по личной линии Секстона, по тому номеру, на который не осмеливалась звонить даже Гэбриэл.
"Senator Sedgewick Sexton," he chimed, accentuating the musical quality of his name. - Сенатор Седжвик Секстон, - пропел он сладким голосом, наслаждаясь звуком собственного имени.
Gabrielle couldn't hear the caller over the sound of the limo, but Sexton listened intently, replying with enthusiasm. Гэбриэл не расслышала, что говорил звонивший, но сенатор явственно напрягся, стараясь не проронить ни единого слова. Отвечал он с энтузиазмом.
"Fantastic. - Просто фантастика!
I'm so pleased you called. Я так рад, что вы позвонили!
I'm thinking six o'clock? В шесть?
Super. Прекрасно.
I have an apartment here in D.C. Private. Comfortable. У меня здесь, в Вашингтоне, квартира. Частная. Удобная.
You have the address, right? Okay. Адрес вы знаете? Ну и хорошо.
Looking forward to meeting you. Жду встречи.
See you tonight then." До вечера.
Sexton hung up, looking pleased with himself. Секстон отключился, очень довольный собой.
"New Sexton fan?" Gabrielle asked. - Новый сторонник Секстона? - поинтересовалась Гэбриэл.
"They're multiplying," he said. - Их число стремительно растет, - ответил сенатор.
"This guy's a heavy hitter." - А этот парень - тяжелая артиллерия.
"Must be. Meeting him in your apartment?" - Надо полагать, встречаетесь у вас дома?
Sexton usually defended the sanctified privacy of his apartment like a lion protecting its only remaining hiding place. Гэбриэл знала, как дорожит сенатор уединенностью вашингтонской квартиры - ведь она оставалась его последней возможностью скрыться от чужих глаз.
Sexton shrugged. Секстон пожал плечами:
"Yeah. - Да.
Thought I'd give him the personal touch. Придется добавить сердечного тепла.
This guy might have some pull in the home stretch. Этот человек имеет немалое влияние.
Got to keep making those personal connections, you know. Вы же знаете, что необходимо устанавливать и личные связи.
It's all about trust." Все играет в мою пользу.
Gabrielle nodded, pulling out Sexton's daily planner. Гэбриэл кивнула, открывая ежедневник сенатора.
"You want me to put him in your calendar?" - Занести его в расписание?
"No need. - Да нет, не стоит.
I'd planned to take a night at home anyway." Я все равно планировал провести сегодняшний вечер дома.
Gabrielle found tonight's page and noticed it was already shaded out in Sexton's handwriting with the bold letters "P.E. "-Sexton shorthand for either personal event, private evening, or piss-off everyone; nobody was quite sure which. Гэбриэл нашла нужную страницу и увидела, что рукой сенатора уже сделана пометка - жирные буквы "Р. Е.". Это могло означать и свободный вечер, и дружескую встречу, и даже то, что босс посылает всех к чертям собачьим. Определить точнее значение этого сокращения было невозможно.
From time to time, the senator scheduled himself a "P.E." night so he could hole up in his apartment, take his phones off the hook, and do what he enjoyed most-sip brandy with old cronies and pretend he'd forgotten about politics for the evening. Время от времени сенатор брал ежедневник и рисовал на нужной странице эти буквы, имея явное желание спрятаться в собственной квартире, отключить все телефоны и делать то, что любил больше всего на свете, - потягивать бренди со старыми приятелями, притворяясь, что в этот вечер совсем не помнит и не думает о политике.
Gabrielle gave him a surprised look. Гэбриэл с удивлением взглянула на сенатора:
"So you're actually letting business intrude on prescheduled P.E. time? - Вы собираетесь позволить бизнесу отнять у вас заранее запланированное личное время?
I'm impressed." Интересно!
"This guy happened to catch me on a night when I've got some time. - Парню просто повезло. Он умудрился поймать меня именно тогда, когда у меня есть немного свободного времени.
I'll talk to him for a little while. Поговорю с ним о том, о сем.
See what he has to say." Послушаю, что он скажет.
Gabrielle wanted to ask who this mystery caller was, but Sexton clearly was being intentionally vague. Помощнице очень хотелось спросить, кто же этот таинственный человек, однако Секстон явно не хотел раскрывать секрет.
Gabrielle had learned when not to pry. А Гэбриэл уже научилась понимать его настроение.
As they turned off the beltway and headed back toward Sexton's office building, Gabrielle glanced down again at the P.E. time blocked out in Sexton's planner and had the strange sensation Sexton knew this call was coming. Они свернули с окружной дороги и направились непосредственно к офису. Гэбриэл снова взглянула на перечеркнутую рукой сенатора страницу ежедневника и внезапно поняла, что босс ожидал этого звонка.
27 ГЛАВА 27
The ice at the center of the NASA habisphere was dominated by an eighteen-foot tripod structure of composite scaffolding, which looked like a cross between an oil rig and an awkward model of the Eiffel Tower. На льду посреди хабисферы НАСА возвышалась странная конструкция на трех опорах высотой примерно восемнадцать футов. Выглядела она чем-то средним между нефтяной вышкой и неуклюжей моделью Эйфелевой башни.
Rachel studied the device, unable to fathom how it could be used to extract the enormous meteorite. Рейчел внимательно рассматривала сооружение, не в силах понять, как именно с ее помощью можно достать гигантский метеорит.
Beneath the tower, several winches had been screwed into steel plates affixed to the ice with heavy bolts. Threaded through the winches, iron cables banked upward over a series of pulleys atop the tower. From there, the cables plunged vertically downward into narrow bore holes drilled in the ice. Под конструкцией к металлическим пластинам, торчащим изо льда, тяжелыми болтами было прикручено несколько лебедок. Металлические тросы спускались в узкие, просверленные во льду отверстия.
Several large NASA men took turns tightening the winches. Несколько крупных, отличающихся физической силой сотрудников НАСА по очереди вращали лебедки.
With each new tightening, the cables slithered a few inches upward through the bore holes, as if the men were raising an anchor. I'm clearly missing something, Rachel thought, as she and the others moved closer to the extraction site. С каждым усилием тросы в просверленных отверстиях поднимались на несколько дюймов.
The men seemed to be hoisting the meteorite directly through the ice. Казалось, они собираются вытащить метеорит прямо через лед...
"EVEN TENSION! DAMN IT!" a woman's voice screamed nearby, with all the grace of a chain saw. - Черт возьми, тяните ровнее! - раздался неподалеку громкий женский голос, звучавший с мелодичностью пилы.
Rachel looked over to see a small woman in a bright yellow snowsuit smeared with grease. Рейчел оглянулась и увидела невысокую женщину в ярко-желтом комбинезоне, перепачканном машинным маслом.
She had her back to Rachel, but even so, Rachel had no trouble guessing that she was in charge of this operation. Она стояла спиной к зрителям, однако не приходилось сомневаться, что именно она руководит ходом всей операции.
Making notations on a clipboard, the woman stalked back and forth like a disgusted drillmaster. Делая какие-то отметки на планшете, женщина бегала взад-вперед, словно заправский бурильных дел мастер.
"Don't tell me you ladies are tired!" - Только не говорите, что устали! - подгоняла она работающих.
Corky called out, Мэрлинсон подал голос:
"Hey, Norah, quit bossing those poor NASA boys and come flirt with me." - Эй, Нора! Бросай мучить парнишек из НАСА и пофлиртуй-ка лучше со мной!
The woman did not even turn around. Женщина даже не повернулась к нему.
"Is that you, Marlinson? - Ты, что ли, Корки?
I'd know that weenie little voice anywhere. Твой голосок я сразу узнаю.
Come back when you reach puberty." Приходи, когда повзрослеешь и возмужаешь!
Corky turned to Rachel. Мэрлинсон бросил взгляд на Рейчел:
"Norah keeps us warm with her charm." - Нора не устает согревать нас всех своим обаянием.
"I heard that, space boy," Dr. Mangor fired back, still making notes. - Учти, я все слышу, космический мальчик, -огрызнулась доктор Мэнгор, что-то помечая на планшете.
"And if you're checking out my ass, these snow pants add thirty pounds." - А если ты сейчас занят тем, что рассматриваешь мой зад, то учти: штаны прибавляют фунтов тридцать веса, не меньше.
"No worries," Corky called. "It's not your woolly-mammoth butt that drives me wild, it's your winning personality." - Не волнуйся, - успокоил Мэрлинсон, - меня сводит с ума вовсе не эта восхитительная слоновья задница, а вся твоя неуемная творческая натура!
"Bite me." - Ну так иди, приласкай меня!
Corky laughed again. Корки рассмеялся.
"I have great news, Norah. - У меня новости, Нора.
Looks like you're not the only woman the President recruited." Похоже, ты не единственная женщина, которую президент послал сюда.
"No shit. He recruited you." - Черт подери, конечно, нет! Он ведь еще и тебя пригласил.
Tolland took over. Толланд решил, что пора вмешаться в этот обмен любезностями.
"Norah? - Нора!
Have you got a minute to meet someone?" У тебя найдется минутка, чтобы кое с кем познакомиться?
At the sound of Tolland's voice, Norah immediately stopped what she was doing and turned around. Услышав голос телезвезды, Нора тут же прекратила писать и обернулась.
Her hardened demeanor dissolved instantly. Суровое выражение исчезло с ее лица.
"Mike!" - Майк!
She rushed over, beaming. - Она буквально бросилась к нему.
"Haven't seen you in a few hours." - Давненько я тебя не видела!
"I've been editing the documentary." - Редактировал фильм.
"How's my segment?" - И как мой кусок?
"You look brilliant and lovely." - Ты выглядишь совершенно блистательно. И к тому же поистине очаровательно.
"He used special effects," Corky said. - Он использовал спецэффекты, - не сдержался Мэрлинсон.
Norah ignored the remark, glancing now at Rachel with a polite but standoffish smile. Нора словно и не заметила колкости. Сейчас она смотрела на Рейчел. На лице появилась любезная, но отчужденная улыбка.
She looked back at Tolland. Потом взгляд ее вернулся к Толланду.
"I hope you're not cheating on me, Mike." - Надеюсь, ты не смеешься надо мной, Майк?
Tolland's rugged face flushed slightly as he made introductions. Толланд почему-то покраснел.
"Norah, I'd like you to meet Rachel Sexton. - Нора, хочу познакомить тебя с Рейчел Секстон.
Ms. Sexton works in the intelligence community and is here at the request of the President. Мисс Секстон работает в разведывательной службе, а здесь оказалась по просьбе президента.
Her father is Senator Sedgewick Sexton." Ее отец - сенатор Седжвик Секстон.
The introduction brought a confused look to Norah's face. "I won't even pretend to understand that one." - Не хочу даже притворяться, что понимаю суть дела.
Norah did not remove her gloves as she gave Rachel's hand a half-hearted shake. - Нора подала Рейчел руку, не потрудившись снять перчатку. Рукопожатие ее не отличалось сердечностью.
"Welcome to the top of the world." - Добро пожаловать на вершину мира.
Rachel smiled. Рейчел улыбнулась:
"Thanks." - Спасибо.
She was surprised to see that Norah Mangor, despite the toughness of her voice, had a pleasant and impish countenance. Ее удивило, что Нора Мэнгор, обладательница такого громкого и резкого голоса, оказалась симпатичной, миловидной женщиной.
Her pixie haircut was brown with streaks of gray, and her eyes were keen and sharp-two ice crystals. Коротко подстриженные, каштановые с проседью волосы аккуратно уложены, большие глаза смотрят внимательно и ясно, словно два ледяных кристалла.
There was a steely confidence about her that Rachel liked. Рейчел импонировала стальная уверенность, которую излучала эта хрупкая особа.
"Norah," Tolland said. "Have you got a minute to share what you're doing with Rachel?" - Нора, - вновь заговорил Толланд, - найдешь пару минут, чтобы разъяснить Рейчел, чем вы здесь занимаетесь?
Norah arched her eyebrows. Нора удивленно подняла брови:
"You two on a first-name basis already? My, my." - Вы уже так близко знакомы, что зовете друг друга по имени? Ах-ах!
Corky groaned. Мэрлинсон застонал:
"I told you, Mike." - Майк, я тебя предупреждал!
* * * Norah Mangor showed Rachel around the base of the tower while Tolland and the others trailed behind, talking among themselves. Нора Мэнгор организовала Рейчел экскурсию вокруг установки, а Толланд вместе с остальными шли сзади, беседуя.
"See those boreholes in the ice under the tripod?" Norah asked, pointing, her initial put-out tone softening now to one of rapt fervor for her work. - Видите эти отверстия во льду, прямо под треногой? - спросила Нора, показывая под ноги. Ее резкий, вызывающий тон смягчился. Она явно любила свое дело.
Rachel nodded, gazing down at the holes in the ice. Рейчел кивнула, внимательно разглядывая все, что ей показывали.
Each was about a foot in diameter and had a steel cable inserted into it. Каждая из дырок имела в диаметре примерно фут и свободно пропускала стальной трос.
"Those holes are left over from when we drilled core samples and took X rays of the meteorite. - Отверстия остались еще с того времени, когда мы здесь высверливали образцы породы и спускали рентгеновский аппарат.
Now we're using them as entry points to lower heavy-duty screw eyes down the empty shafts and screw them into the meteorite. After that, we dropped a couple hundred feet of braided cable down each hole, snagged the screw eyes with industrial hooks, and now we're simply winching it up. Теперь они послужили входами для мощных винтов, которые вгрызлись в метеорит. Закрепив винты, мы в каждую из дырок спустили примерно по паре сотен футов прочного плетеного троса, прикрепили к винтам мощными крюками, а теперь просто поднимаем камешек.
It's taking these ladies several hours to get it to the surface, but it's coming." Потребуется всего несколько часов, чтобы вытащить его на поверхность. Он нас слушается.
"I'm not sure I follow," Rachel said. - По-моему, я не все понимаю, - призналась Рейчел.
"The meteorite is under thousands of tons of ice. How are you lifting it?" - Метеорит лежит в толще льда, под тяжестью в несколько тысяч тонн. Как же вы его тащите?
Norah pointed to the top of the scaffolding where a narrow beam of pristine red light shone vertically downward toward the ice beneath the tripod. Нора показала на вершину конструкции, откуда вертикально, сверху вниз, светил тонкий красный луч.
Rachel had seen it earlier and assumed it was simply some sort of visual indicator-a pointer demarking the spot where the object was buried. Рейчел и раньше его видела, но решила, что это просто какая-то оптическая наводка, может быть, указывающая точное место, где находится метеорит.
"That's a gallium arsenide semiconductor laser," Norah said. - Галлиевый полупроводниковый лазер, - не совсем внятно объяснила Нора.
Rachel looked more closely at the beam of light and now saw that it had actually melted a tiny hole in the ice and shone down into the depths. Рейчел внимательно присмотрелась к лучу и наконец заметила, что он успел проделать во льду крохотное отверстие и теперь уходит вглубь, в самую толщу льда.
"Very hot beam," Norah said. "We're heating the meteorite as we lift." - Это очень горячий лучик, - ласково произнесла Нора, - им мы постепенно нагреваем метеорит по мере того, как он поднимается выше.
When Rachel grasped the simple brilliance of the woman's plan, she was impressed. Рейчел наконец-то осознала суть плана собеседницы.
Norah had simply aimed the laser beam downward, melting through the ice until the beam hit the meteorite. Нора просто направила лазерный луч вниз, растапливая лед и нагревая сам метеорит.
The stone, being too dense to be melted by a laser, began absorbing the laser's heat, eventually getting warm enough to melt the ice around it. Камень был слишком плотным, чтобы лазер мог повредить ему, но он вбирал в себя его тепло, постепенно становясь достаточно горячим для того, чтобы растопить лед вокруг.
As the NASA men hoisted the hot meteorite, the heated rock, combined with the upward pressure, melted the surrounding ice, clearing a pathway to raise it to the surface. Он сам прокладывал себе путь на поверхность.
The melt water accumulating over the meteorite simply seeped back down around the edges of the stone to refill the shaft. А растаявший лед над метеоритом водой стекал вниз, заполняя шахту.
Like a hot knife through a frozen stick of butter. Так разогретым ножом режут замерзший кусок масла.
Norah motioned to the NASA men on the winches. Нора показала на людей у лебедки:
"The generators can't handle this kind of strain, so I'm using manpower to lift." - Генераторы не выдерживают такого напряжения, вот я и использую человеческую силу.
"That's crap!" one of the workers interjected. - Неправда! - весело отозвался один из работающих.
"She's using manpower because she likes to see us sweat!" - Она поставила нас сюда просто потому, что любит смотреть, как мы потеем.
"Relax," Norah fired back. - Ты себе льстишь! - дружески огрызнулась Нора.
"You girls have been bitching for two days that you're cold. - Вы, ребята, два дня жаловались на холод.
I cured that. Ну а я вас согрела.
Now keep pulling." За работу, милашки!
The workers laughed. Рабочие рассмеялись.
"What are the pylons for?" - А зачем эти пилоны?
Rachel asked, pointing to several orange highway cones positioned around the tower at what appeared to be random locations. Рейчел показала на несколько оранжевых вертикальных конусов, установленных вокруг башни на первый взгляд совершенно произвольно.
Rachel had seen similar cones dispersed around the dome. Такие же конусы Рейчел видела и вокруг самого купола.
"Critical glaciology tool," Norah said. - Важнейший инструмент гляциолога, - пояснила Нора.
"We call them SHABAs. - Мы зовем их "ВЗИСН".
That's short for 'step here and break ankle.'" She picked up one of the pylons to reveal a circular bore hole that plunged like a bottomless well into the depths of the glacier. Сокращенное от "Встань здесь и сломай ногу". Она подняла один из пилонов. Под ним оказалось круглое отверстие, словно бездонный колодец, уходящее в глубину льда.
"Bad place to step." - Плохое место для прогулок.
She replaced the pylon. - Нора поставила конус на место.
"We drilled holes all over the glacier for a structural continuity check. - Мы сверлили эти дырки по всему леднику, чтобы изучить состав льда и его толщину.
As in normal archeology, the number of years an object has been buried is indicated by how deep beneath the surface it's found. Как и в археологии, время, в течение которого объект пролежал скрытым от глаз, определяется глубиной, на которой он обнаружен.
The farther down one finds it, the longer it's been there. Чем глубже зарыт камень, тем дольше он там лежит.
So when an object is discovered under the ice, we can date that object's arrival by how much ice has accumulated on top of it. Точно так же, когда что-то вдруг обнаруживается под толщей льда, можно установить, когда это "что-то" туда попало, по тому, сколько льда наросло сверху.
To make sure our core dating measurements are accurate, we check multiple areas of the ice sheet to confirm that the area is one solid slab and hasn't been disrupted by earthquake, fissuring, avalanche, what have you." А чтобы удостовериться в точности измерений, мы измеряем и толщину соседних участков. Этим мы также подтверждаем, что лед однороден, то есть не подвергался воздействию землетрясений, сжатий, обвалов и тому подобного.
"So how does this glacier look?" - И как же выглядит этот ледник?
"Flawless," Norah said. - Совершенно безупречно, - с явным удовольствием ответила Нора.
"A perfect, solid slab. - Единый, цельный монолит.
No fault lines or glacial turnover. Ни разломов, ни ледовых завихрений.
This meteorite is what we call a 'static fall.' А метеорит представляет собой то, что мы называем "статическим объектом".
It's been in the ice untouched and unaffected since it landed in 1716." И лежит он здесь, милый, нетронутым с того самого момента, как приземлился. А именно с 1716 года.
Rachel did a double take. Рейчел не смогла сдержать восхищения:
"You know the exact year it fell?" - Вы смогли установить точный год падения?
Norah looked surprised by the question. Казалось, собеседница удивилась.
"Hell, yes. - Черт возьми, разумеется!
That's why they called me in. Для того меня сюда и позвали.
I read ice." Я же умею читать лед.
She motioned to a nearby pile of cylindrical tubes of ice. - Она показала на аккуратно сложенный штабель ледовых "бревен".
Each looked like a translucent telephone pole and was marked with a bright orange tag. Каждый из этих прозрачных столбов был помечен оранжевой биркой.
"Those ice cores are a frozen geologic record." - Эти вот ледовые палки представляют собой ценнейшие геологические образцы.
She led Rachel over to the tubes. - Она подвела Рейчел к "бревнам".
"If you look closely you can see individual layers in the ice." - Посмотрите внимательно и увидите отдельные слои льда.
Rachel crouched down and could indeed see that the tube was made up of what appeared to be strata of ice with subtle differences in luminosity and clarity. Наклонившись, гостья действительно смогла рассмотреть, что столбы состоят из фрагментов, отличающихся и по прозрачности, и по оттенку.
The layers varied between paper thin to about a quarter of an inch thick. Даже по толщине слои были очень разными, от нескольких миллиметров до четверти дюйма.
"Each winter brings a heavy snowfall to the ice shelf," Norah said, "and each spring brings a partial thaw. - Зимой на шельфовый лед падает снег, - пояснила Нора, - а весной бывает частичное таяние.
So we see a new compression layer every season. Поэтому каждый сезон добавляет новый компрессионный слой.
We simply start at the top-the most recent winter-and count backward." Мы начинаем сверху, с последней зимы, и считаем в обратном направлении.
"Like counting rings on a tree." - Словно кольца на деревьях? - изумилась Рейчел.
"It's not quite that simple, Ms. Sexton. - Не так просто, мисс Секстон.
Remember, we're measuring hundreds of feet of layerings. Не забывайте, что приходится измерять сотни футов наслоений.
We need to read climatological markers to benchmark our work-precipitation records, airborne pollutants, that sort of thing." Необходимо сверяться с климатическими маркерами, чтобы не наделать ошибок. А такими маркерами служат отчеты о количестве осадков, сведения о загрязнении воздуха и тому подобная информация.
Tolland and the others joined them now. Толланд с коллегами догнал увлеченных беседой дам.
Tolland smiled at Rachel. Майкл улыбнулся Рейчел.
"She knows a lot about ice, doesn't she?" - Она знает много интересного про лед, правда?
Rachel felt oddly happy to see him. Рейчел странно обрадовалась, увидев этого человека.
"Yeah, she's amazing." - Да, просто удивительно.
"And for the record," Tolland nodded, "Dr. Mangor's 1716 date is right on. NASA came up with the exact same year of impact well before we even got here. - Что касается даты, - кивнул Толланд, - то доктор Мэнгор совершенно права. 1716 год. НАСА вычислило тот же самый год удара метеорита о землю еще до нашего прибытия сюда.
Dr. Mangor drilled her own cores, ran her own tests, and confirmed NASA's work." А доктор Мэнгор сверлила свои отверстия, изучала образцы и пришла к тому же выводу, подтвердив результаты космического агентства.
Rachel was impressed. Все это впечатляло.
"And coincidentally," Norah said, "1716 is the exact year early explorers claimed to have seen a bright fire-ball in the sky over northern Canada. - И кстати, - заметила мисс Мэнгор, - именно в этом году наблюдатели видели светящийся шар. Он летел по небу севернее Канады.
The meteor became known as the Jungersol Fall, after the name of the exploration's leader." Этот случай вошел в историю под названием "Юнгерсольское падение", по имени человека, который зафиксировал его.
"So," Corky added, "the fact that the core dates and the historic record match is virtual proof that we're looking at a fragment of the same meteorite that Jungersol recorded seeing in 1716." - То есть, - вступил в разговор Мэрлинсон, -соответствие исторического свидетельства и опытным путем установленной даты свидетельствует о том, что наш камень - кусок того самого метеорита, падение которого зарегистрировано в 1716 году.
"Dr. Mangor!" one of the NASA workers called out - Доктор Мэнгор! - позвал один из рабочих.
"Leader hasps are starting to show!" - Показались крюки.
"Tour's over, folks," Norah said. - Экскурсия закончена, ребята, - торжественно объявила Нора.
"Moment of truth." - Наступает момент истины.
She grabbed a folding chair, climbed up onto it, and shouted out at the top of her lungs. - Она схватила складной стул, взобралась на него и закричала: - Все сюда!
"Surfacing in five minutes, everyone!" Через пять минут вытаскиваем!
All around the dome, like Pavlovian dogs responding to a dinner bell, the scientists dropped what they were doing and hurried toward the extraction zone. Все, кто находился в куполе, словно подопытные собаки Павлова, реагирующие на звонок к обеду, бросили свои дела, инструменты, чертежи, книги и направились в центральную зону.
Norah Mangor put her hands on her hips and surveyed her domain. Нора Мэнгор, прижав руки к лицу, созерцала свое детище.
"Okay, let's raise the Titanic." - Вперед! Поднимаем "Титаник"!
28 ГЛАВА 28
"Step aside!" Norah hollered, moving through the growing crowd. - Разойдись! - потребовала Нора, пробираясь сквозь стремительно растущую толпу.
The workers scattered. Люди расступились.
Norah took control, making a show of checking the cable tensions and alignments. Нора взялась за дело, несколько театрально проверяя натяжение тросов и крепления.
"Heave!" one of the NASA men yelled. - Вверх! - скомандовал один из высших чинов НАСА.
The men tightened their winches, and the cables ascended another six inches out of the hole. Рабочие натянули лебедки, и тросы поднялись из просверленных колодцев еще на шесть дюймов.
As the cables continued to move upward, Rachel felt the crowd inching forward in anticipation. Чем выше поднимались тросы, подтягивая за собой груз, тем более нетерпеливой выглядела толпа.
Corky and Tolland were nearby, looking like kids at Christmas. Мэрлинсон и Толланд пробрались в первый ряд, едва не прыгая от возбуждения, словно дети в ожидании Санта-Клауса.
On the far side of the hole, the hulking frame of NASA administrator Lawrence Ekstrom arrived, taking a position to watch the extraction. Появилась огромная фигура администратора НАСА Лоуренса Экстрома.
"Hasps!" one of the NASA men yelled. - Крюки! - воскликнул он.
"Leaders are showing!" - Уже видны крепления!
The steel cables rising through the boreholes changed from silver braid to yellow leader chains. Стальные плетеные кабели в просверленных гнездах уступили место желтым цепям креплений.
"Six more feet! - Еще шесть футов!
Keep it steady!" Держи крепче!
The group around the scaffolding fell into a rapt silence, like onlookers at a sйance awaiting the appearance of some divine specter-everyone straining for the first glimpse. Наступило напряженное, словно натянутая струна, молчание. Собравшиеся как будто ожидали появления какого-то удивительного призрака. И конечно, каждый хотел узреть чудо первым.
Then Rachel saw it. И вот наконец Рейчел увидела это торжественное событие.
Emerging from the thinning layer of ice, the hazy form of the meteorite began to show itself. Плавя над собой лед, к поверхности приближалась пока еще неясная, бесформенная глыба метеорита.
The shadow was oblong and dark, blurry at first, but getting clearer every moment as it melted its way upward. Она казалась темным пятном, поначалу расплывчатым, но по мере приближения к поверхности все более проясняющимся.
"Tighter!" a technician yelled. - Давайте! - закричала Нора.
The men tightened the winches, and the scaffolding creaked. Рабочие налегли на лебедки, и все подъемное сооружение жалобно заскрипело.
"Five more feet! - Еще пять футов!
Keep the tension even!" Ровнее держи!
Rachel could now see the ice above the stone beginning to bulge upward like a pregnant beast about to give birth. Теперь Рейчел видела, как вздымается неуклонно подпираемый снизу лед. Он словно готовился родить метеорит, с трудом, неохотно выпуская его из своих недр.
Atop the hump, surrounding the laser's point of entry, a small circle of surface ice began to give way, melting, dissolving into a widening hole. На самой вершине образовавшегося бугра, вокруг точки погружения лазерного луча, лед начал быстро таять, образовав на поверхности сначала темный круг, а потом все более расширяющееся углубление.
"Cervix is dilated!" someone shouted. - Площадь расширяется! - крикнул кто-то из наблюдающих.
"Nine hundred centimeters!" - Уже девяносто сантиметров!
A tense laughter broke the silence. В ответ послышался напряженный, нервный смех.
"Okay, kill the laser!" - Хорошо, уберите лазер!
Someone threw a switch, and the beam disappeared. Кто-то повернул выключатель, и луч исчез.
And then it happened. И вот это произошло.
Like the fiery arrival of some paleolithic god, the huge rock broke the surface with a hiss of steam. Подобно древнему огненному богу, окруженный клубами свистящего пара, на поверхность вырвался огромный камень.
Through the swirling fog, the hulking shape rose out of the ice. Во влажном тумане он казался бесформенной темной глыбой.
The men manning the winches strained harder until finally the entire stone broke free of the frozen restraints and swung, hot and dripping, over an open shaft of simmering water. Люди, управляющие лебедками, напряглись из последних сил, и наконец ледяные оковы выпустили весь метеорит целиком. Горячий, мокрый, он повис над бурлящим ледовым котлом, из которого только что родился.
Rachel felt mesmerized. Рейчел смотрела, словно загипнотизированная.
Dangling there on its cables, dripping wet, the meteorite's rugged surface glistened in the fluorescent lights, charred and rippled with the appearance of an enormous petrified prune. Покачиваясь на креплениях, окруженный горячим паром, метеорит таинственно, приглушенно мерцал в свете галогеновых ламп, больше всего похожий на огромную окаменевшую сливу.
The rock was smooth and rounded on one end, this section apparently blasted away by friction as it streaked through the atmosphere. Одна из сторон камня казалась гладкой и округлой, отполированная силой трения атмосферы.
Looking at the charred fusion crust, Rachel could almost see the meteor rocketing earthward in a furious ball of flames. Глядя на обугленную корку сплава, Рейчел ясно представила себе, как огненный шар метеорита неудержимо несся к Земле.
Incredibly, that was centuries ago. Даже не верилось, что это произошло несколько веков назад.
Now, the captured beast hung there on its cables, water dripping from its body. И вот он здесь, беспомощно, словно попавший в капкан зверь, висит на тросах перед толпой изумленных, потерявших дар речи людей.
The hunt was over. Охота закончена.
Not until this moment had the drama of this event truly struck Rachel. Только сейчас Рейчел ясно осознала значимость события, невольной участницей которого она стала.
The object hanging before her was from another world, millions of miles away. Висящий здесь, прямо перед ней, "объект" явился совершенно из другого мира, пролетев миллионы миль.
And trapped within it was evidence-no, proof -that man was not alone in the universe. И прилетел не напрасно. В своих недрах он принес людям так давно ожидаемое подтверждение их чаяний - в огромной, бескрайней Вселенной они не одиноки.
The euphoria of the moment seemed to grip everyone at the same instant, and the crowd broke into spontaneous hoots and applause. Эйфория одновременно захлестнула всех, и толпа разразилась громкими радостными криками и аплодисментами.
Even the administrator seemed caught up in it. Даже администратор поддался общему ликованию.
He clapped his men and women on the back, congratulating them. Поздравляя сотрудников, он жал им руки, обнимал, похлопывая по спине, некоторых даже целовал.
Looking on, Rachel felt a sudden joy for NASA. Рейчел искренне радовалась за НАСА.
They'd had some tough luck in the past. Последнее время этим самоотверженным и увлеченным людям очень не везло.
Finally things were changing. И вот наконец долгожданный момент победы настал.
They deserved this moment. Они заслужили его.
The gaping hole in the ice now looked like a small swimming pool in the middle of the habisphere. Зияющая во льду дыра, успокоившись, приобрела очень мирный вид и стала походить на бассейн, который кто-то устроил в самой середине хабисферы.
The surface of the two-hundred-foot-deep pool of melted water sloshed for a while against the icy walls of the shaft and then finally grew calm. Некоторое время о ледяные берега его била волна, но постепенно все успокоилось.
The waterline in the shaft was a good four feet beneath the glacier's surface, the discrepancy caused by both the removal of the meteorite's mass and ice's property of shrinking as it melts. Вода стояла низко, почти на четыре фута ниже окружающего льда. Разница в уровне возникла и из-за того, что вытащили огромную глыбу метеорита, и из-за свойства льда уменьшать при таянии объем.
Norah Mangor immediately set up SHABA pylons all around the hole. Нора Мэнгор немедленно обошла вокруг бассейна, расставляя по его периметру свои знаменитые оранжевые конусы.
Although the hole was clearly visible, any curious soul who ventured too close and accidentally slipped in would be in dire jeopardy. Разумеется, не заметить ледяной купели было невозможно, тем не менее оставалась опасность, что какой-нибудь излишне любознательный и неосторожный служащий НАСА подберется чересчур близко к краю и, поскользнувшись, упадет в воду.
The walls of the shaft were solid ice, with no footholds, and climbing out unassisted would be impossible. Стенки бассейна, словно отлитые изо льда, были настолько скользкими и гладкими, что выбраться оттуда казалось немыслимым. А помощь при царивших здесь температурах вполне могла опоздать.
Lawrence Ekstrom came padding across the ice toward them. Неуклюже шагая по льду, подошел Лоуренс Экстром.
He moved directly to Norah Mangor and shook her hand firmly. Решительно протянув Норе Мэнгор руку, он долго и с жаром тряс ее.
"Well done, Dr. Mangor." - Браво, доктор Мэнгор!
"I'll expect lots of praise in print," Norah replied. - Надеюсь увидеть немало хвалебных статей в печати, - отозвалась Нора.
"You'll get it." - Непременно!
The administrator turned now to Rachel. Администратор повернулся к Рейчел.
He looked happier, relieved. Сейчас он выглядел куда более спокойным, расслабленным и даже почти счастливым.
"So, Ms. Sexton, is the professional skeptic convinced?" - Ну как, мисс Секстон, ваш профессиональный скепсис побежден?
Rachel couldn't help but smile. Рейчел не смогла сдержать улыбку.
"Stunned is more like it." - Вернее будет сказать, раздавлен.
"Good. - Отлично.
Then follow me." Следуйте за мной.
* * * Rachel followed the administrator across the habisphere to a large metal box that resembled an industrial shipping container. Рейчел направилась вслед за администратором через всю хабисферу к огромному металлическому ящику, больше всего похожему на космический контейнер.
The box was painted with military camouflage patterns and stenciled letters: P-S-C. Он был раскрашен в маскировочные цвета и помечен нарисованными с помощью трафарета буквами "PSC".
"You'll call the President from in here," Ekstrom said. - Отсюда вы сможете позвонить президенту, -обыденно пояснил Экстром.
Portable Secure Comm, Rachel thought. Рейчел поняла, что получила доступ в святая святых, к аппарату правительственной связи.
These mobile communications booths were standard battlefield installations, although Rachel had never expected to see one used as part of a peacetime NASA mission. Подобные передвижные кабины обычно использовались в местах военных действий, и Рейчел никак не ожидала увидеть нечто подобное здесь, в условиях мирной операции НАСА.
Then again, Administrator Ekstrom's background was the Pentagon, so he certainly had access to toys like this. Сразу подумалось, что администратор Экстром работал в Пентагоне и поэтому наверняка имел доступ к подобным игрушкам.
From the stern faces on the two armed guards watching over the PSC, Rachel got the distinct impression that contact with the outside world was made only with express consent from Administrator Ekstrom. Рядом с пунктом связи стояли два очень серьезных охранника, из чего гостья сделала вывод, что поболтать с президентом можно только с разрешения самого Экстрома.
Looks like I'm not the only one who is off-the-grid. Судя по всему, Рейчел была здесь вовсе не единственной, кого насильно лишили всех связей с внешним миром.
Ekstrom spoke briefly with one of the guards outside the trailer and then returned to Rachel. Экстром подошел к одному из охранников и что-то сказал. Потом вернулся к гостье:
"Good luck," he said. - Желаю удачи.
Then he left. - С этими словами он ушел, оскальзываясь на льду.
A guard rapped on the trailer door, and it opened from within. Охранник постучал в дверь контейнера, и она открылась изнутри.
A technician emerged and motioned for Rachel to enter. She followed him in. Ящик оказался обитаемым. Из него выглянул техник, тут же жестом пригласив Рейчел войти.
The inside of the PSC was dark and stuffy. Внутри кабины правительственной связи было очень темно и душно.
In the bluish glow of the lone computer monitor, Rachel could make out racks of telephone gear, radios, and satellite telecommunications devices. В голубоватом свете компьютерного монитора Рейчел различила нагромождение телефонного оборудования, радиоприемников и спутниковых приборов связи.
She already felt claustrophobic. Она испугалась приступа клаустрофобии.
The air inside was bitter, like a basement in winter. Воздух в ящике был горьким и неприятным, словно в подвале зимой.
"Sit here, please, Ms. Sexton." - Сядьте сюда, пожалуйста, мисс Секстон.
The technician produced a rolling stool and positioned Rachel in front of a flat-screen monitor. Техник придвинул к плоскому монитору вращающуюся табуретку.
He arranged a microphone in front of her and placed a bulky pair of AKG headphones on her head. Потом надел Рейчел на голову громоздкие наушники, а перед ней установил солидного вида микрофон.
Checking a logbook of encryption passwords, the technician typed a long series of keys on a nearby device. Время от времени заглядывая в список кодов, набрал длинный многозначный номер.
A timer materialized on the screen in front of Rachel. На дисплее перед глазами Рейчел показался таймер.
00:60 SECONDS The technician gave a satisfied nod as the timer began to count down. 00.60 секунд Техник удовлетворенно кивнул, и таймер, словно получив приказ, начал обратный отсчет.
"One minute until connection." - Минута до связи.
He turned and left, slamming the door behind him. После этого техник вышел, захлопнув за собой дверь.
Rachel could hear the bolt lock outside. Great. Раздался звук запираемого снаружи замка. Отлично! Теперь ее заперли в клетке.
As she waited in the dark, watching the sixty-second clock slowly count down, she realized that this was the first moment of privacy she'd had since early that morning. Рейчел сидела в темноте и смотрела на экран, следя за тем, как медленно, зримо истекает минута. С самого раннего утра она впервые получила возможность остаться в одиночестве.
She'd woken up today without the slightest inkling of what lay ahead. Проснувшись сегодня, Рейчел и понятия не имела, какой день ее ожидает.
Extraterrestrial life. Жизнь вне Земли!
As of today, the most popular modern myth of all time was no longer a myth. Сегодня самый популярный в истории человечества миф перестал быть мифом.
Rachel was just now starting to sense how truly devastating this meteorite would be to her father's campaign. Только сейчас Рейчел начала понимать, каким ударом по избирательной кампании отца окажется этот метеорит.
Although NASA funding had no business being on a political par with abortion rights, welfare, and health care, her father had made it an issue. Хотя работа НАСА и финансирование агентства не имели ни малейшей связи с такими политическими темами, как право на аборт, социальные нужды и охрана здоровья, отец поставил все в один ряд.
Now it was going to blow up in his face. Сейчас его стратегия рушилась на глазах, грозя нанести серьезный удар и по кампании, и по имиджу самого сенатора.
Within hours, Americans would feel the thrill of a NASA triumph all over again. Уже через несколько часов вся страна будет торжествовать вместе с НАСА, потрясенно вслушиваясь в сообщения о великом открытии.
There would be teary-eyed dreamers. Slack-jawed scientists. Children's imaginations running free. Вновь воспрянут духом мечтатели, готовые пустить слезу умиления. Ученые начнут озадаченно чесать затылки. Воображение детей разыграется с новой силой.
Issues of dollars and cents would fade away as petty, overshadowed by this monumental moment. Разговоры о долларах и центах, потраченных на исследования, сойдут на нет, не в силах устоять перед важностью момента.
The President would emerge like a phoenix, transforming himself into a hero, while in the midst of the celebration, the businesslike senator would suddenly appear small-minded, a penny-pinching Scrooge with no American sense of adventure. Доверие к президенту возродится, словно птица феникс, моментально превратив его в героя. И среди всеобщего торжества деловитый, трезвомыслящий сенатор неожиданно окажется узколобым и мелочным обывателем, скупым, словно дядюшка Скрудж, лишенным истинно американского духа приключений и дерзаний.
The computer beeped, and Rachel glanced up. Компьютер пискнул, и Рейчел посмотрела на дисплей.
00:05 SECONDS The screen in front of her flickered suddenly, and a blurry image of the White House seal materialized on-screen. Оставалось пять секунд. Дисплей ожил, и на нем появилась эмблема Белого дома.
After a moment, the image dissolved into the face of President Herney. А через несколько мгновений она превратилась в лицо президента Харни.
"Hello, Rachel," he said, a mischievous glint in his eye. - Привет, Рейчел! - произнес президент, широко улыбаясь.
"I trust you've had an interesting afternoon?" - Надеюсь, вы сегодня не скучаете?
29 ГЛАВА 29
The office of Senator Sedgewick Sexton was located in the Philip A. Hart Senate Office Building on C Street to the northeast of the Capitol. Офис сенатора Секстона располагался в новом здании, принадлежащем сенату и носящем имя Филиппа А. Харта, на улице к северу от Капитолия.
The building was a neo-modern grid of white rectangles that critics claimed looked more like a prison than an office building. Здание представляло собой самую современную конструкцию из белых прямоугольных блоков. Недоброжелатели утверждали, что оно больше похоже на тюрьму, чем на государственное учреждение.
Many who worked there felt the same. То же ощущали и многие его сотрудники.
On the third floor, Gabrielle Ashe's long legs paced briskly back and forth in front of her computer terminal. На третьем этаже здания Гэбриэл стремительно расхаживала перед столом с компьютером.
On the screen was a new e-mail message. She was not sure what to make of it. На дисплее появилось новое электронное послание. Ассистентка пока не могла решить, как к нему отнестись и что конкретно предпринять.
The first two lines read: Две первых строчки гласили:
Sedgewick Was Impressive on CNN. Седжвик очень удачно выступил на Си-эн-эн.
I Have More Information for You. У меня имеется для вас информация.
Gabrielle had been receiving messages like this for the last couple of weeks. Подобные письма Гэбриэл получала на протяжении двух последних недель.
The return address was bogus, although she'd been able to track it to a "whitehouse.gov" domain. Обратный адрес оставался неясным, хотя ей и удалось проследить его до домена "whitehouse.gov".
It seemed her mysterious informant was a White House insider, and whoever it was had become Gabrielle's source for all kinds of valuable political information recently, including the news of a covert meeting between the NASA administrator and the President. Судя по всему, таинственный корреспондент принадлежал к числу сотрудников Белого дома. Кто бы он ни был, в последнее время Гэбриэл получала от него самую разнообразную ценную политическую информацию, включая сообщение о тайной встрече президента с администратором НАСА.
Gabrielle had been leery of the e-mails at first, but when she checked out the tips, she was amazed to find the information consistently accurate and helpful-classified information on NASA over-expenditures, costly upcoming missions, data showing that NASA's search for extraterrestrial life was grossly overfunded and pathetically unproductive, even internal opinion polls warning that NASA was the issue turning voters away from the President. Поначалу сообщения вызывали лишь недоверие, но постепенно оказалось, что информация, которая содержится в них, точна и крайне полезна. Именно из этого источника поступали никогда не разглашающиеся сведения о постоянном превышении НАСА своего бюджета, о предстоящих дорогостоящих исследованиях. Оттуда же Гэбриэл почерпнула данные, подтверждающие факт, что поиск НАСА внеземной жизни обходится исключительно дорого, а результаты приносит минимальные -настолько плачевные, что даже внутренний опрос мнений показал, что работа НАСА - именно тот камень преткновения, который отнимает у президента голоса избирателей.
To enhance her perceived value to the senator, Gabrielle had not informed him she was receiving unsolicited e-mail help from inside the White House. Чтобы повысить свой вес в глазах сенатора, ассистентка не сообщила ему, откуда черпает сведения, предпочитая регулярно удивлять его собственной осведомленностью.
Instead, she simply passed the information to him as coming from "one of her sources." Она просто передавала информацию, скромно замечая, что получила ее "из одного из своих источников".
Sexton was always appreciative and seemed to know better than to ask who her source was. Секстон очень ценил подобную осведомленность молодой сотрудницы. Он, конечно, приобрел уже достаточный опыт политической жизни, чтобы не интересоваться подробностями.
She could tell he suspected Gabrielle was doing sexual favors. Гэбриэл даже казалось, что он подозревает ее в оказании кому-то тайных сексуальных услуг, за которые платят таким вот изысканным способом.
Troublingly, it didn't seem to bother him in the least. И самое неприятное, что его это нисколько не обескураживало.
Gabrielle stopped pacing and looked again at the newly arrived message. Гэбриэл наконец устала ходить по кабинету. Взглянула на дисплей с сообщением.
The connotations of all the e-mails were clear: Someone inside the White House wanted Senator Sexton to win this election and was helping him do it by aiding his attack against NASA. Смысл этих посланий не вызывал никакого сомнения: кто-то из сотрудников Белого дома очень хотел, чтобы на выборах победил именно сенатор Секстон, и поэтому помогал ему как мог, поставляя сведения из вражеского лагеря, особенно те, что касались НАСА.
But who? Но кто?
And why? Зачем? Почему?
A rat from a sinking ship, Gabrielle decided. Г эбриэл решила, что это именно тот случай, когда крысы бегут с тонущего корабля.
In Washington it was not at all uncommon for a White House employee, fearing his President was about to be ousted from office, to offer quiet favors to the apparent successor in hopes of securing power or another position after the changeover. В Вашингтоне подобные действия вовсе не редкость: порой кто-нибудь из сотрудников Белого дома, опасаясь, что его нынешнего хозяина попросят освободить помещение, начинал потихоньку оказывать услуги претенденту. Этим ренегат надеялся получить высокую должность в новой администрации или благосклонность очередного хозяина Белого дома.
It seemed someone smelled Sexton victory and was buying stock early. Судя по всему, кто-то уже предвкушал победу Секстона, а потому стремился как можно раньше заполучить необходимые акции.
The message currently on Gabrielle's screen made her nervous. Сообщение, которое она прочитала сейчас, заставило ее занервничать.
It was like none other she had ever received. Таких писем она еще не получала.
The first two lines didn't bother her so much. Первые две строчки ее не волновали.
It was the last two: Но две последние... они гласили:
East Appointment Gate, 4:30 p.m. Come alone. Увидимся у Восточных ворот в 16.30. Приходите одна.
Her informant had never before asked to meet in person. Еще ни разу ее не приглашали.
Even so, Gabrielle would have expected a more subtle location for a face-to-face meeting. Более того, сама Гэбриэл предпочла бы более укромное место для личной беседы.
East Appointment Gate? Восточные ворота?
Only one East Appointment Gate existed in Washington, as far as she knew. Насколько ей известно, в Вашингтоне существуют лишь одни такие ворота.
Outside the White House? А именно возле Белого дома.
Is this some kind of joke? Это что, шутка?
Gabrielle knew she could not respond via e-mail; her messages were always bounced back as undeliverable. Гэбриэл понимала, что ответить по электронной почте не сможет; все ее письма постоянно возвращались с пометкой о том, что адресат недоступен.
Her correspondent's account was anonymous. Корреспондент неизменно сохранял анонимность.
Not surprising. Впрочем, это вполне естественно.
Should I consult Sexton? Может, все-таки проконсультироваться с Секстоном?
She quickly decided against it. Взвесив "за" и "против", ассистентка решила не делать этого.
He was in a meeting. Во-первых, он сейчас занят, у него встреча.
Besides, if she told him about this e-mail, she'd have to tell him about the others. Во-вторых, если она скажет об этом письме, то придется говорить и об остальных.
She decided her informant's offer to meet in public in broad daylight must be to make Gabrielle feel safe. Скорее всего решение неизвестного осведомителя встретиться среди бела дня в людном месте продиктовано соображениями безопасности, и прежде всего ее собственной.
After all, this person had done nothing but help her for the last two weeks. В конце концов, незнакомец вот уже две недели изо всех сил помогал ходу избирательной кампании сенатора.
He or she was obviously a friend. Так что он (или она) явный друг.
Reading the e-mail one last time, Gabrielle checked the clock. Внимательно, обдумывая каждое слово, Гэбриэл Эш еще раз прочитала электронное письмо. Потом взглянула на часы.
She had an hour. У нее в запасе оставался час.
30 ГЛАВА 30
The NASA administrator was feeling less edgy now that the meteorite was successfully out of the ice. Когда метеорит был извлечен на поверхность, администратор НАСА успокоился и даже немного расслабился.
Everything is falling into place, he told himself as he headed across the dome to the work area of Michael Tolland. Nothing can stop us now. Постепенно все вставало на свои места. Остановить исследования уже невозможно. С этой мыслью он и направился через весь огромный купол туда, где работал Майкл Толланд.
"How's it coming?" Ekstrom asked, striding up behind the television scientist. - Как продвигается? - поинтересовался Экстром, останавливаясь за спиной Майкла.
Tolland glanced up from his computer, looking tired but enthusiastic. Тот отвернулся от монитора, усталый, однако полный энтузиазма.
"Editing is almost done. - Почти закончил редактировать.
I'm just overlaying some of the extraction footage your people shot. Сейчас поменяю местами некоторые из вставных кадров, которые снимали твои люди.
Should be done momentarily." Приходится работать очень оперативно.
"Good." - Хорошо.
The President had asked Ekstrom to upload Tolland's documentary to the White House as soon as possible. Президент просил Экстрома прислать фильм в Белый дом как можно скорее.
Although Ekstrom had been cynical about the President's desire to use Michael Tolland on this project, seeing the rough cuts of Tolland's documentary had changed Ekstrom's mind. Поначалу администратор НАСА весьма скептически отнесся к намерению Харни задействовать в проекте Майкла Толланда. Однако, посмотрев кое-какие черновые отрывки, он в корне изменил мнение.
The television star's spirited narrative, combined with his interviews of the civilian scientists, had been brilliantly fused into a thrilling and comprehensible fifteen minutes of scientific programming. Вдохновенный рассказ любимого всей страной ведущего, интервью независимых специалистов тонко и умно слиты в единое целое с блоком чисто научной информации, который длился почти пятнадцать минут.
Tolland had achieved effortlessly what NASA so often failed to do-describe a scientific discovery at the level of the average American intellect without being patronizing. Толланду с легкостью удалось сделать именно то, на чем НАСА так часто проваливалось: описать серьезнейшее научное открытие на уровне, доступном среднему американскому уму, и при этом не впасть в высокомерно-снисходительный менторский тон.
"When you're done editing," Ekstrom said, "bring the finished product over to the press area. - Как только закончишь, принеси фильм в сектор прессы.
I'll have someone upload a digital copy to the White House." Переведем его в цифровой формат и отправим в Белый дом.
"Yes, sir." - Слушаюсь, сэр!
Tolland went back to work. Толланд повернулся к компьютеру и вновь с головой ушел в работу.
Ekstrom moved on. Экстром двинулся дальше.
When he arrived at the north wall, he was encouraged to find the habisphere's "press area" had come together nicely. Добравшись наконец до северной стены, он с удовольствием заметил, как хорошо сейчас выглядит пресс-зона.
A large blue carpet had been rolled out on the ice. Лед застелен большим голубым ковром.
Centered on the rug sat a long symposium table with several microphones, a NASA drape, and an enormous American flag as a backdrop. В центре стоит длинный стол с несколькими микрофонами и вымпелом НАСА. Фоном служит огромный флаг Соединенных Штатов Америки.
To complete the visual drama, the meteorite had been transported on a palette sled to its position of honor, directly in front of the symposium table. Но главное, на самом почетном месте, перед столом, красовался виновник торжества -метеорит. Его перетащили сюда на специально сконструированных плоских санках.
Ekstrom was pleased to see the mood in the press area was one of celebration. Администратор также отметил, что в секторе прессы царит праздничная атмосфера.
Much of his staff was now crowded around the meteorite, holding their hands out over its still-warm mass like campers around a campfire. Большинство обитателей хабисферы, разумеется, собрались вокруг метеорита. Люди протягивали руки к его все еще теплой поверхности, словно грелись возле костра.
Ekstrom decided that this was the moment. Экстром решил, что момент настал.
He walked over to several cardboard boxes sitting on the ice behind the press area. He'd had the boxes flown in from Greenland this morning. Он прошел за американский флаг. Там на льду стояло несколько картонных ящиков, которые сегодня утром по его просьбе доставили из Гренландии.
"Drinks are on me!" he yelled, handing out cans of beer to his cavorting staff. - Выпивка за мой счет! - как можно громче объявил он, передавая радостным людям ящики с банками пива.
"Hey, boss!" someone yelled. - Эй, босс! - прокричал кто-то в ответ.
"Thanks! - Спасибо!
It's even cold!" Ты даже позаботился о том, чтобы оно не согрелось!
Ekstrom gave a rare smile. На лице Экстрома показалась вовсе не свойственная ему улыбка.
"I've been keeping it on ice." - Еще как старался! Даже лед нашел!
Everyone laughed. Все добродушно рассмеялись.
"Wait a minute!" someone else yelled, scowling good-naturedly at his can. - Подождите минутку! - воскликнул кто-то, внимательно рассмотрев банку.
"This stuffs Canadian! - Пиво канадское!
Where's your patriotism?" И где только наш патриотизм?
"We're on a budget, here, folks. - Ребята, мы же на бюджете.
Cheapest stuff I could find." Это самое дешевое пиво, которое удалось достать.
More laughter. Снова послышался дружный смех.
"Attention shoppers," one of the NASA television crew yelled into a megaphone. - Аудитория, внимание! - объявил в мегафон один из членов телевизионной команды.
"We're about to switch to media lighting. - Переключаемся на студийный свет.
You may experience temporary blindness." Вы можете временно потерять зрение.
"And no kissing in the dark," someone yelled. "This is a family program!" - В темноте не целоваться, - предупредил кто-то, -программа предназначена для семейного просмотра.
Ekstrom chuckled, enjoying the raillery as his crew made final adjustments to the spotlights and accent lighting. Экстром тоже рассмеялся. Ему нравился всеобщий эмоциональный подъем. Ответственные за трансляцию тем временем заканчивали последние приготовления, устанавливая общее освещение и локальную подсветку.
"Switching to media lighting in five, four, three, two..." - Переключаемся на студийный свет через пять, четыре, три, две...
The dome's interior dimmed rapidly as the halogen lamps shut down. Within seconds, all the lights were off. An impenetrable darkness engulfed the dome. Галогеновые лампы погасли, и все внутри купола погрузилось во тьму.
Someone let out a mock scream. "Who pinched my ass?" someone yelled, laughing. В толпе раздался шум. - Кто это ущипнул меня за задницу? - со смехом спросил кто-то.
The blackness lasted only a moment before it was pierced by the intense glare of media spotlights. Через пару мгновений темноту разорвало сияние студийных ламп.
Everyone squinted. Все невольно зажмурились.
The transformation was now complete; the north quadrant of the NASA habisphere had become a television studio. Метаморфоза оказалась радикальной: северная секция превратилась в настоящую телестудию.
The remainder of the dome now looked like a gaping barn at night. А остальная центральная часть купола выглядела словно темный амбар глубокой ночью.
The only light in the other sections was the muted reflection of the media lights reflecting off the arched ceiling and throwing long shadows across the now deserted work stations. Опустевшие рабочие отсеки скрывались в плотной, густой тени.
Ekstrom stepped back into the shadows, gratified to see his team carousing around the illuminated meteorite. Экстром отступил подальше, туда, где сумрак надежно скрыл его от людских глаз.
He felt like a father at Christmas, watching his kids enjoy themselves around the tree. Ему нравилось наблюдать, как ликуют, словно возле рождественской елки, его сотрудники. Он чувствовал себя Санта-Клаусом, вокруг которого прыгают довольные, радостные дети.
God knows they deserve it, Ekstrom thought, never suspecting what calamity lay ahead. Видит Бог, они это заслужили, подумал Экстром, даже не подозревая, что ждет их всех впереди.
31 ГЛАВА 31
The weather was changing. Погода менялась.
Like a mournful harbinger of impending conflict, the katabatic wind let out a plaintive howl and gusted hard against the Delta Force's shelter. Словно печальный вестник неотвратимо приближающегося бедствия, жалобно выл ветер, пытаясь опрокинуть палатку команды подразделения "Дельта".
Delta-One finished battening down the storm coverings and went back inside to his two partners. Дельта-1 закончил укреплять штормовое укрытие и вернулся к товарищам.
They'd been through this before. Подобное для них не впервые.
It would soon pass. Все это скоро закончится.
Delta-Two was staring at the live video feed from the microbot. Дельта-2 внимательно следил за картинкой дисплея. Микробот успешно нес службу, снимая на видеокамеру все, что происходило внутри хабисферы.
"You better look at this," he said. - Посмотри-ка, - позвал Дельта-2.
Delta-One came over. Дельта-1 подошел ближе.
The inside of the habisphere was in total darkness except for the bright lighting on the north side of the dome near the stage. Все внутри купола было погружено во тьму, за исключением одного-единственного ярко освещенного сегмента в северной части.
The remainder of the habisphere appeared only as a dim outline. Остальное пространство хабисферы едва просматривалось.
"It's nothing," he said. "They're just testing their television lighting for tonight." - Ничего страшного, - пояснил он, - они просто проверяют освещение, готовятся к вечерней трансляции.
"The lighting's not the problem." - Дело не в свете.
Delta-Two pointed to the dark blob in the middle of the ice-the water-filled hole from which the meteorite had been extracted. - Дельта-2 показал на темное пятно посреди льда, ту самую заполненную водой яму, из которой вытащили метеорит.
"That's the problem." - Проблема в этом.
Delta-One looked at the hole. Дельта-1 взглянул на яму.
It was still surrounded by pylons, and the surface of the water appeared calm. Она все еще была окружена оранжевыми пилонами, а поверхность воды казалась такой же спокойной, как и раньше.
"I don't see anything." - Не вижу ничего особенного.
"Look again." - Посмотри внимательнее.
He maneuvered the joystick, spiraling the microbot down toward the surface of the hole. Дельта-2 двинул джойстик, направляя микробот вниз, ближе к поверхности воды.
As Delta-One studied the darkened pool of melted water more closely, he saw something that caused him to recoil in shock. Дельта-1 всмотрелся и потрясенно отпрянул:
"What the...?" - Что за?..
Delta-Three came over and looked. Подошел Дельта-3, взглянул пристально.
He too looked stunned. И тоже испытал шок.
"My God. - Господи!
Is that the extraction pit? Это то самое место, откуда извлекли метеорит?
Is the water supposed to be doing that?" Что происходит с водой?
"No," Delta-One said. - Нет, - решительно сказал Дельта-1.
"It sure as hell isn't." - Ничего подобного происходить не должно.
32 ГЛАВА 32
Although Rachel Sexton was currently sitting inside a large metal box situated three thousand miles from Washington, D.C., she felt the same pressure as if she'd been summoned to the White House. Сидя в большом металлическом ящике за три тысячи миль от Вашингтона, Рейчел Секстон ощущала такое же напряжение, как если бы ее вызвали в Белый дом.
The videophone monitor before her displayed a crystal clear image of President Zach Herney seated in the White House communications room before the presidential seal. Монитор видеотелефона четко показывал лицо президента Зака Харни, сидящего в комнате связи на фоне президентского герба.
The digital audio connection was flawless, and with the exception of an almost imperceptible delay, the man could have been in the next room. Цифровая радиосвязь оказалась безупречной, и если бы не едва заметное отставание звука от движения губ на экране, то можно было подумать, что собеседник находится в соседней комнате.
Their conversation was upbeat and direct. Разговор их был откровенным и оптимистичным.
The President seemed pleased, though not at all surprised, by Rachel's favorable assessment of NASA's find and of his choice to use Michael Tolland's captivating persona as a spokesman. Казалось, президент доволен, хотя вовсе не удивлен восторженной оценкой, которую Рейчел дала открытию НАСА и тому факту, что стране это открытие представит столь обаятельный человек, как Майкл Толланд.
The President's mood was good-natured and jocular. Харни пребывал в добродушном и шутливом настроении.
"As I'm sure you will agree," Herney said, his voice growing more serious now, "in a perfect world, the ramifications of this discovery would be purely scientific in nature." - Уверен, вы согласитесь. - Президент посерьезнел. - В идеальном мире последствия этого открытия оказались бы исключительно научными по своему характеру.
He paused, leaning forward, his face filling the screen. - Он помолчал, склонившись вперед, так что его лицо заполнило почти весь экран.
"Unfortunately, we don't live in a perfect world, and this NASA triumph is going to be a political football the moment I announce it." - К сожалению, мы живем в мире далеко не совершенном. А поэтому, как только я объявлю об открытии, оно моментально превратится в мячик для политического футбола.
"Considering the conclusive proof and who you've recruited for endorsements, I can't imagine how the public or any of your opposition will be able to do anything other than accept this discovery as confirmed fact." - Если учесть неопровержимые доказательства и подтверждение самых авторитетных ученых, трудно даже представить, что широкая публика или кто-то из ваших оппонентов смогут проявить недоверие и принять открытие как-то иначе, чем в качестве истинно научного факта.
Herney gave an almost sad chuckle. Харни улыбнулся почти печально.
"My political opponents will believe what they see, Rachel. - Мои политические оппоненты поверят тому, что увидят.
My concerns are that they won't like what they see." Меня куда больше беспокоит то, что им это очень не понравится.
Rachel noted how careful the President was being not to mention her father. Рейчел не могла не заметить, насколько старательно президент избегает упоминания о ее отце.
He spoke only in terms of "the opposition" or "political opponents." Говорил он лишь об "оппозиции" и о "политических оппонентах".
"And you think your opposition will cry conspiracy simply for political reasons?" she asked. - Так вы думаете, оппозиция будет кричать об обмане из политических соображений? - уточнила она.
"That is the nature of the game. - Такова природа игры.
All anyone needs to do is cast a faint doubt, saying that this discovery is some kind of political fraud concocted by NASA and the White House, and all of a sudden, I'm facing an inquiry. Необходимо посеять хотя бы небольшое сомнение, заявив, что наше открытие -политическое мошенничество, организованное НАСА и Белым домом. Расследования не миновать.
The newspapers forget NASA has found proof of extraterrestrial life, and the media starts focusing on uncovering evidence of a conspiracy. Газеты моментально забудут о том, что НАСА обнаружило доказательства внеземной жизни, и все средства массовой информации дружно сосредоточатся на выявлении фактов заговора.
Sadly, any innuendo of conspiracy with respect to this discovery will be bad for science, bad for the White House, bad for NASA, and, quite frankly, bad for the country." К сожалению, любой вымысел о поддельности этого открытия окажется вредным для науки, порочащим Белый дом, убийственным для НАСА и, честное слово, в конечном итоге губительным для всей страны.
"Which is why you postponed announcing until you had full confirmation and some reputable civilian endorsements." - Именно потому вы и отложили объявление до тех пор, пока не получили полное подтверждение и поддержку авторитетных независимых ученых?
"My goal is to present this data in so incontrovertible a way that any cynicism is nipped in the bud. - Моя цель - представить информацию настолько четко и продуманно, чтобы в зародыше задушить любой цинизм.
I want this discovery celebrated with the untainted dignity it deserves. NASA merits no less." Открытие должно праздноваться с тем триумфом, которого оно заслуживает. И которого, несомненно, заслуживает работа НАСА.
Rachel's intuition was tingling now. Рейчел насторожилась.
What does he want from me? Она интуитивно пыталась определить, какая роль в этом деле предназначена конкретно ей.
"Obviously," he continued, "you're in a unique position to help me. - Нечего скрывать, что вы занимаете уникальную позицию и можете мне помочь.
Your experience as an analyst as well as your obvious ties to my opponent give you enormous credibility with respect to this discovery." И опыт аналитика, и тесная связь с моим оппонентом придают вашему имени огромную значимость в оценке открытия.
Rachel felt a growing disillusionment. Рейчел невольно ощутила растущее разочарование.
He wants to use me... just like Pickering said he would! Да, Пикеринг, как всегда, не ошибся. Президент готовится использовать ее в своих интересах.
"That said," Herney continued, "I would like to ask that you endorse this discovery personally, for the record, as my White House intelligence liaison... and as the daughter of my opponent." - Так вот, - продолжал Харни, - учитывая все эти обстоятельства, я хотел бы попросить вас лично поддержать НАСА именно в качестве сотрудника разведывательной службы... и дочери моего главного политического оппонента.
There it was. Все.
On the table. Просто и ясно.
Herney wants me to endorse. Харни требует прямой поддержки.
Rachel really had thought Zach Herney was above this kind of spiteful politics. Рейчел до последнего момента верила, что президент все-таки сумеет оказаться выше подобной недостойной игры.
A public endorsement from Rachel would immediately make the meteorite a personal issue for her father, leaving the senator unable to attack the discovery's credibility without attacking the credibility of his own daughter-a death sentence for a "families first" candidate. Публичное выступление Рейчел на стороне президента немедленно превратит это открытие для ее отца в дело чести, лишит сенатора возможности поставить под сомнение его истинность, не нанося удар по репутации собственной дочери. Это смертельный приговор для кандидата, объявившего своей главной ценностью именно семью.
"Frankly, sir," Rachel said, looking into the monitor, "I'm stunned you would ask me to do that." - Честно говоря, сэр, - заговорила Рейчел, - меня поражает ваша просьба.
The President looked taken aback. Казалось, президент не ожидал подобного ответа.
"I thought you would be excited to help out." - Мне представлялось, что вы с готовностью придете на помощь.
"Excited? - С готовностью?
Sir, my differences with my father aside, this request puts me in an impossible position. Сэр, даже если не принимать во внимание мои разногласия с отцом, вы ставите меня в невозможную ситуацию.
I have enough problems with my father without going head-to-head with him in some kind of public death match. В наших с ним взаимоотношениях вполне достаточно проблем, чтобы еще усугублять их. А вы хотите буквально столкнуть нас лбами на глазах у всех.
Despite my admitted dislike of the man, he is my father, and pitting me against him in a public forum frankly seems beneath you." А ведь он остается моим отцом. Недостойно президента пытаться втравить нас в драку.
"Hold on!" - Стоп-стоп!
Herney waved his hands in surrender. - Харни поднял руки, словно сдаваясь.
"Who said anything about a public forum?" - Разве кто-то что-то говорил о публичности, открытости и всем прочем в этом роде?
Rachel paused. Рейчел помолчала.
"I assume you'd like me to join the administrator of NASA on the podium for the eight o'clock press conference." - Насколько я поняла, вы хотите, чтобы я заняла место рядом с администратором НАСА на пресс-конференции, которая планируется на вечер.
Herney's guffaw boomed in the audio speakers. Президент расхохотался так, что в наушниках затрещало.
"Rachel, what kind of man do you think I am? - Рейчел, да за кого же вы меня принимаете?
Do you really imagine I'd ask someone to stab her father in the back on national television?" Неужели вы действительно считаете, что я способен попросить дочь ткнуть собственного отца ножом в спину на глазах у всей страны?
"But, you said-" - Но вы сказали...
"And do you think I would make the NASA administrator share the limelight with the daughter of his arch-enemy? - И вы готовы поверить в то, что я заставлю администратора НАСА сесть перед камерой рядом с дочерью его заклятого врага?
Not to burst your bubble, Rachel, but this press conference is a scientific presentation. Вы слишком много возомнили о себе, Рейчел. Эта пресс-конференция - чисто научая презентация.
I'm not sure your knowledge of meteorites, fossils, or ice structures would lend the event much credibility." Честно говоря, я вовсе не уверен, что ваши познания в теории метеоритов, в характере окаменелостей и структуре льда придадут событию больший вес.
Rachel felt herself flush. Рейчел почувствовала, что краснеет.
"But then... what endorsement did you have in mind?" - Но тогда... какую же именно поддержку вы имеете в виду?
"One more appropriate to your position." - Более соответствующую вашему положению.
"Sir?" - Сэр?
"You are my White House intelligence liaison. - Вы - сотрудница службы безопасности, связанная с Белым домом.
You brief my staff on issues of national importance." Мой персонал общается с вами по вопросам государственной важности.
"You want me to endorse this for your staff?" - Так вы хотите, чтобы я поддержала открытие перед сотрудниками аппарата?
Herney still looked amused by the misunderstanding. Казалось, Харни все еще забавляется недоразумением.
"Yes, I do. - Именно.
The skepticism I'll face outside the White House is nothing compared to what I'm facing from my staff right now. Тот скептицизм, с которым мне предстоит столкнуться за стенами Белого дома, ничто по сравнению с тем, что я сейчас терплю от своих непосредственных подчиненных.
We're in the midst of a full-scale mutiny here. My credibility in-house is shot. Мне откровенно не доверяют.
My staff has begged me to cut back NASA funding. Сотрудники умоляют прекратить финансировать работы НАСА.
I've ignored them, and it's been political suicide." Я их игнорирую, тем самым нанося себе как политику колоссальный ущерб.
"Until now." - Но это все в прошлом.
"Exactly. - Верно.
As we discussed this morning, this discovery's timing will seem suspect to political cynics, and nobody's as cynical as my staff is at the moment. Как мы с вами уже решили сегодня утром, своевременность нашего открытия покажется политическим циникам очень подозрительной. А самыми отъявленными циниками сейчас выступают именно мои подчиненные.
Therefore, when they hear this information for the first time, I want it to come from-" Поэтому я очень хочу, чтобы впервые они услышали эту информацию от...
"You haven't told your staff about the meteorite?" - Вы до сих пор не сообщили персоналу Белого дома о метеорите?
"Only a few top advisers. - Только нескольким самым близким советникам.
Keeping this discovery a secret has been a top priority." Секретность открытия оставалась приоритетной.
Rachel was stunned. Рейчел чувствовала себя сраженной.
No wonder he's facing a mutiny. Неудивительно, что его не понимают даже в Белом доме.
"But this is not my usual area. - Но это вовсе не моя сфера.
A meteorite could hardly be considered an intelligence -related gist." Метеорит вряд ли может выступать в качестве объекта внимания разведки.
"Not in the traditional sense, but it certainly has all the elements of your usual work-complex data that needs to be distilled, substantial political ramifications-" - Конечно, не в обычном смысле. Но эта тема, несомненно, имеет точки соприкосновения с вашей работой: это сложная комплексная информация, которая требует анализа; существенные политические последствия...
"I am not a meteorite specialist, sir. - Я не специалист по метеоритам, сэр.
Shouldn't your staff be briefed by the administrator of NASA?" Разве не может выступить перед вашими сотрудниками сам администратор НАСА?
"Are you kidding? - Вы шутите?
Everyone here hates him. Да его же здесь все ненавидят.
As far as my staff is concerned, Ekstrom is the snake-oil salesman who has lured me into bad deal after bad deal." По мнению моих людей, Экстром - скользкая змея, продувной тип, который обманом завлекает меня во все новые дорогостоящие авантюры.
Rachel could see the point. "How about Corky Marlinson? - А как насчет Корки Мэрлинсона?
The National Medal in Astrophysics? Лауреата Национальной премии по астрофизике?
He's got far more credibility than I do." Он обладает куда большим научным весом, чем я.
"My staff is made up of politicians, Rachel, not scientists. - Со мной работают политики, Рейчел, а не ученые.
You've met Dr. Marlinson. Вы познакомились с доктором Мэрлинсоном лично и теперь знаете, что это за человек.
I think he's terrific, but if I let an astrophysicist loose on my team of left-brain, think-inside-the-box intellectuals, I'll end up with a herd of deer in the headlights. Сам я считаю его просто потрясающим. Но если выпустить его перед моими рафинированными, манерными интеллектуалами, то все закончится красивой цветной заставкой на экране.
I need someone accessible. You're the one, Rachel. Здесь нужен кто-то менее экзотичный, не шокирующий своей необычностью и оригинальностью. Вы, Рейчел.
My staff knows your work, and considering your family name, you're about as unbiased a spokesperson as my staff could hope to hear from." Мой персонал знает вашу работу. А учитывая ваше имя, никто не заподозрит вас в предвзятости. Поэтому именно вас я могу спокойно выпустить перед своими скептиками.
Rachel felt herself being pulled in by the President's affable style. Рейчел почувствовала, что не в силах сопротивляться дружеским уговорам президента.
"At least you admit my being the daughter of your opponent has something to do with your request." - Наконец-то вы признали, что мои родственные связи повлияли на ваш выбор, - заметила она.
The President gave a sheepish chuckle. Президент смущенно усмехнулся:
"Of course it does. - Разумеется, так и есть.
But, as you can imagine, my staff will be briefed one way or another, no matter what you decide. Но, как можно себе представить, мои люди все равно получат информацию независимо от вашего решения.
You are not the cake, Rachel, you are simply the icing. Вы вовсе не пирожное, Рейчел, а всего-навсего крем, взбитые сливки.
You are the individual most qualified to do this briefing, and you also happen to be a close relative of the man who wants to kick my staff out of the White House next term. You've got credibility on two accounts." И конечно, не самый квалифицированный в данном случае специалист. А кроме того, вдобавок еще и ближайшая родственница того самого человека, который твердо намерен в ближайшем будущем вышвырнуть меня и моих людей из Белого дома.
"You should be in sales." - Вам бы следовало заниматься торговлей.
"As a matter of fact, I am. - По сути, я именно ею и занимаюсь.
As is your father. Так же, как и ваш уважаемый родитель.
And to be honest, I'd like to close a deal for a change." И если быть честным, мне хотелось бы побыстрее закончить сделку.
The President removed his glasses and looked into Rachel's eyes. Президент снял очки и взглянул далекой собеседнице прямо в глаза.
She felt a touch of her father's power in him. Рейчел почувствовала, что от него исходит сила, подобная той, которую излучал отец.
"I am asking you as a favor, Rachel, and also because I believe it is part of your job. - Я прошу вас как об одолжении о том, что является, по сути, частью вашей работы.
So which is it? Так как же?
Yes or no? Да или нет?
Will you brief my staff on this matter?" Согласны вы поставить мой персонал в известность о ходе событий?
Rachel felt trapped inside the tiny PSC trailer. Рейчел почувствовала себя в ловушке. Железный ящик крепко держал ее.
Nothing like the hard sell. Не продаваться!
Even from three thousand miles away, Rachel could feel the strength of his will pressing through the video screen. Даже за три тысячи миль она ощущала силу воли президента.
She also knew this was a perfectly reasonable request, whether she liked it or not. Нравилось Рейчел положение вещей или нет, но она была вынуждена признать разумность просьбы.
"I'd have conditions," Rachel said. - Я выдвину свои условия, - ответила она.
Herney arched his eyebrows. Харни приподнял брови:
"Being?" - А именно?
"I meet your staff in private. - Я встречусь с вашим персоналом без посторонних свидетелей, в тесной компании.
No reporters. Без репортеров.
This is a private briefing, not a public endorsement." Это частная встреча, а не публичная поддержка претендента.
"You have my word. - Даю слово.
Your meeting is already slated for a very private location." Встреча уже назначена в очень закрытом, малодоступном месте.
Rachel sighed. Рейчел вздохнула.
"All right then." - Хорошо. Договорились.
The President beamed. Президент широко, радостно улыбнулся:
"Excellent." - Ну вот и отлично.
Rachel checked her watch, surprised to see it was already a little past four o'clock. Рейчел глянула на часы и с удивлением осознала, что уже перевалило за четыре.
"Hold on," she said, puzzled, "if you're going live at eight p.m., we don't have time. - Но послушайте, - заметила она, - если вы собираетесь назначить прямую трансляцию на восемь, то у нас просто нет времени.
Even in that vile contraption you sent me up here in, I couldn't get back to the White House for another couple of hours at the very fastest. Даже если вспомнить, с какой дикой скоростью меня сюда привезли, за оставшиеся несколько часов я все равно не успею вернуться в Белый дом.
I'd have to prepare my remarks and-" А мне необходимо подготовиться и...
The President shook his head. Президент покачал головой:
"I'm afraid I didn't make myself clear. - Боюсь, я недостаточно ясно высказался.
You'll be doing the briefing from where you are via video conference." Вы будете говорить оттуда, где находитесь сейчас, в режиме реального времени.
"Oh." - О!
Rachel hesitated. - Рейчел засомневалась.
"What time did you have in mind?" - Какое время вы планируете?
"Actually," Herney said, grinning. "How about right now? - Честно говоря, - улыбаясь, произнес президент, -я хотел предложить начать прямо сейчас.
Everyone is already assembled, and they're staring at a big blank television set. Все уже собрались. Смотрят на огромный пустой экран телевизора.
They're waiting for you." И ждут вас.
Rachel's body tensed. Рейчел окаменела.
"Sir, I'm totally unprepared. - Сэр, я совершенно не готова.
I can't possibly-" Я не могу...
"Just tell them the truth. - Просто сообщите им правду.
How hard is that?" Это трудно?
"But-" - Но...
"Rachel," the President said, leaning toward the screen. "Remember, you compile and relay data for a living. It's what you do. Just talk about what's going on up there." - Рейчел, - проговорил президент, склоняясь к экрану, - вспомните, ведь вы зарабатываете на жизнь именно тем, что анализируете и определенным образом подаете информацию. Ну так и сделайте это.
He reached up to flick a switch on his video transmission gear, but paused. - Он уже протянул руку, чтобы нажать кнопку передающего устройства, однако помедлил.
"And I think you'll be pleased to find I've set you up in a position of power." - Да, кстати, наверное, вам приятно будет узнать, что через секунду вы окажетесь в положении представителя высшей власти.
Rachel didn't understand what he meant, but it was too late to ask. Рейчел не поняла, что он имел в виду, но спрашивать было уже слишком поздно.
The President threw the switch. Президент нажал кнопку.
The screen in front of Rachel went blank for a moment. На мгновение экран перед Рейчел опустел.
When it refreshed, Rachel was staring at one of the most unnerving images she had ever seen. Потом вновь ожил, и она увидела впечатляющую картину.
Directly in front of her was the White House Oval Office. It was packed. Прямо перед ней был Овальный кабинет Белого дома, переполненный людьми.
Standing room only. Только стоячие места.
The entire White House staff appeared to be there. Казалось, здесь собрались все до единого сотрудники Белого дома.
And every one of them was staring at her. И все они смотрели на нее.
Rachel now realized her view was from atop the President's desk. Рейчел поняла, что камера, которая передает изображение, находится на президентском столе, на уровне глаз сидящего за столом человека.
Speaking from a position of power. Положение представителя высшей власти.
Rachel was sweating already. Рейчел ощутила, что не в состоянии справиться с захлестнувшей ее горячей волной чувств.
From the looks on the faces of the White House staffers, they were as surprised to see Rachel as she was to see them. По выражению лиц присутствующих она поняла, что все смотрят на нее с таким же удивлением, как и она на них.
"Ms. Sexton?" a raspy voice called out. - Мисс Секстон, - раздался резкий голос.
Rachel searched the sea of faces and found who had spoken. Рейчел оглядела море лиц и нашла ту, кто произнес эти два слова.
It was a lanky woman just now taking a seat in the front row. Костлявая женщина в первом ряду.
Marjorie Tench. Марджори Тенч.
The woman's distinctive appearance was unmistakable, even in a crowd. Ее ни с кем не спутаешь даже в толпе.
"Thank you for joining us, Ms. Sexton," Marjorie Tench said, sounding smug. - Спасибо за то, что составили нам компанию, мисс Секстон. - Голос Тенч звучал удовлетворенно.
"The President tells us you have some news?" - Президент сказал, что у вас интересные новости.
33 ГЛАВА 33
Enjoying the darkness, paleontologist Wailee Ming sat alone in quiet reflection at his private work area. Палеонтолог Уэйли Мин сидел в своем рабочем отсеке, наслаждаясь спокойствием, темнотой и неторопливо размышляя.
His senses were alive with anticipation for tonight's event. С удовольствием предвкушал он намеченное на вечер событие.
Soon I will be the most famous paleontologist in the world. Еще бы! Совсем скоро он окажется самым известным палеонтологом в мире!
He hoped Michael Tolland had been generous and featured Ming's comments in the documentary. Мин очень надеялся, что Майкл Толланд не поскупился и вставил его пространный комментарий в окончательную версию фильма.
As Ming savored his impending fame, a faint vibration shuddered through the ice beneath his feet, causing him to jump up. Размышляя о грядущей славе, Мин внезапно заметил, как по льду, прямо под его ногами, прошла слабая, но вполне ощутимая вибрация, заставившая его подпрыгнуть.
His earthquake instinct from living in Los Angeles made him hypersensitive to even the faintest palpitations of the ground. Мин жил в Лос-Анджелесе и потому хорошо знал, что такое землетрясение, и замечал даже малейшие колебания почвы.
At the moment, though, Ming felt foolish to realize the vibration was perfectly normal. It's just ice calving, he reminded himself, exhaling. Впрочем, Мин успокоил себя, решив, что вибрация вполне естественна: просто где-то откололась льдина, так что волноваться и убегать совсем незачем.
He still hadn't gotten used to it. Every few hours, a distant explosion rumbled through the night as somewhere along the glacial frontier a huge block of ice cracked off and fell into the sea. Он никак не мог привыкнуть к этому: регулярно, с интервалом в несколько часов, в темноте полярной ночи раздавался далекий взрыв - где-то вдоль границы ледника отрывалась огромная глыба и падала в море.
Norah Mangor had a nice way of putting it. New icebergs being born... Очень хорошо говорила об этом процессе Нора Мэнгор: так рождаются новые айсберги...
On his feet now, Ming stretched his arms. Мин не сел обратно за стол.
He looked across the habisphere, and off in the distance beneath the blaze of television spotlights, he could see a celebration was getting underway. Потянувшись, он посмотрел туда, где вдалеке, в свете телевизионных софитов, готовилось торжество.
Ming was not much for parties and headed in the opposite direction across the habisphere. Мин не очень любил празднования, поэтому направился в противоположном направлении.
The labyrinth of deserted work areas now felt like a ghost town, the entire dome taking on an almost sepulchral feel. Лабиринт покинутых рабочих отсеков сейчас напоминал призрачный город, а сам купол больше всего походил на огромный могильник.
A chill seemed to have settled inside, and Ming buttoned up his long, camel-hair coat. Становилось холодновато, и Мин застегнул свой длинный верблюжий жакет.
Up ahead he saw the extraction shaft-the point from which the most magnificent fossils in all of human history had been taken. Впереди виднелась прорубь, откуда недавно подняли метеорит. Эта ледяная шахта подарила миру самые великолепные окаменелости, которые когда-либо удавалось найти.
The giant metal tripod had now been stowed and the pool sat alone, surrounded by pylons like some kind of shunned pothole on a vast parking lot of ice. Огромную металлическую треногу уже убрали, и бассейн был оставлен всеми, окруженный пилонами, словно опасная рытвина на дороге.
Ming wandered over to the pit, standing a safe distance back, peering into the two-hundred-foot-deep pool of frigid water. Мин, не торопясь, подошел к воде, остановился на безопасном расстоянии и посмотрел на спокойный, неподвижный водоем глубиной в две сотни футов.
Soon it would refreeze, erasing all traces that anyone had ever been here. Скоро он снова замерзнет, не оставив никаких следов пребывания здесь людей.
The pool of water was a beautiful sight, Ming thought. Even in the dark. Especially in the dark. Ming hesitated at the thought. Then it registered. There's something wrong. Даже в сумраке чистая вода выглядела прекрасно. Мин смотрел на нее, как вдруг в душе его возникло какое-то смутное беспокойство. Постепенно оно оформилось в ощущение: что-то определенно не так.
As Ming focused more closely on the water, he felt his previous contentedness give way to a sudden whirlwind of confusion. Мин сосредоточился, присмотрелся внимательнее, и недавнюю безмятежность сменил водоворот смятения.
He blinked his eyes, stared again, and then quickly turned his gaze across the dome... fifty yards away toward the mass of people celebrating in the press area. Мин зажмурился, потом снова посмотрел на воду и быстро повернулся к освещенной части купола... В пятидесяти ярдах от него, в отсеке прессы, разворачивался праздник.
He knew they could not see him way over here in the dark. Мин понимал, что здесь, в темноте, его никто не видит.
I should tell someone about this, shouldn't I? Но он обязательно должен кому-то рассказать о том, что сейчас заметил.
Ming looked again at the water, wondering what he would tell them. Мин снова взглянул на воду, обдумывая, что именно нужно сказать.
Was he seeing an optical illusion? Может быть, имеет место оптическая иллюзия?
Some kind of strange reflection? Или он видит какое-то странное отражение?
Uncertain, Ming stepped beyond the pylons and squatted down at the edge of the pit. В нерешительности Мин остановился за пилонами, потом присел на корточки на краю полыньи.
The water level was four feet below the ice level, and he leaned down to get a better look. Yes, something was definitely strange. It was impossible to miss, and yet it had not become visible until the lights in the dome had gone out. Ming stood up. Уровень воды оставался примерно на четыре фута ниже уровня льда, и ученый наклонился, чтобы рассмотреть получше. Потом выпрямился. Что-то не так, молчать нельзя. Невозможно.
Somebody definitely needed to hear about this. Обязательно нужно поделиться с кем-то.
He started off at a hurried pace toward the press area. Он быстро направился в сектор прессы.
Completing only a few steps, Ming slammed on the brakes. Однако через несколько метров резко затормозил.
Good God! Господи!
He spun back toward the hole, his eyes going wide with realization. Мин со всех ног бросился обратно к воде, вглядываясь в нее расширенными от изумления глазами.
It had just dawned on him. Он понял!
"Impossible!" he blurted aloud. - Невероятно! - почти прокричал Мин.
And yet Ming knew that was the only explanation. Иного объяснения не было и быть не могло.
Think, carefully, he cautioned. "Осторожно, обдумай все как следует, - остановил он себя.
There must be a more reasonable rationale. - Может существовать и более рациональная версия".
But the harder Ming thought, the more convinced he was of what he was seeing. Но чем напряженнее размышлял Мин, тем меньше у него оставалось сомнений в собственной правоте.
There is no other explanation! Иного объяснения нет!
He could not believe that NASA and Corky Marlinson had somehow missed something this incredible, but Ming wasn't complaining. Трудно даже поверить, что НАСА и сам Корки Мэрлинсон умудрились просмотреть столь важную, невероятную деталь.
This is Wailee Ming's discovery now! Что ж, теперь собственное открытие есть и у Уэйли Мина!
Trembling with excitement, Ming ran to a nearby work area and found a beaker. Дрожа от возбуждения и нетерпения, ученый бросился к ближайшему рабочему отсеку, чтобы найти мензурку.
All he needed was a little water sample. Все, что ему сейчас нужно, - это небольшая проба воды.
Nobody was going to believe this! Они просто с ума сойдут!
34 ГЛАВА 34
"As intelligence liaison to the White House," Rachel Sexton was saying, trying to keep her voice from shaking as she addressed the crowd on the screen before her, "my duties include traveling to political hot spots around the globe, analyzing volatile situations, and reporting to the President and White House staff." - В качестве посредника между НРУ и Белым домом, - говорила Рейчел Секстон, обращаясь к толпе на экране и стараясь унять дрожь в голосе, -мне приходится много ездить по горячим политическим точкам мира, анализировать взрывоопасные ситуации и сообщать свои выводы президенту и сотрудникам государственного аппарата.
A bead of sweat formed just below her hairline and Rachel dabbed it away, silently cursing the President for dropping this briefing into her lap with zero warning. На лбу выступил пот, и Рейчел машинально подняла руку, мысленно проклиная президента за то, что он взвалил на нее это дело, даже не предупредив заранее.
"Never before have my travels taken me to quite this exotic a spot." Rachel motioned stiffly to the cramped trailer around her. - Однако еще ни разу судьба не заносила меня в столь экзотические географические точки, -продолжала она, показав себе за спину.
"Believe it or not, I am addressing you right now from above the Arctic Circle on a sheet of ice that is over three hundred feet thick." - Хотите верьте, хотите нет, но в эту самую минуту я обращаюсь к вам с огромной льдины толщиной более трехсот футов. А находится эта льдина севернее Полярного круга.
Rachel sensed a bewildered anticipation in the faces on the screen before her. На лицах людей изобразилось озадаченное, выжидающее внимание.
They obviously knew they had been packed into the Oval Office for a reason, but certainly none of them imagined it would have anything to do with a development above the Arctic Circle. Они, разумеется, понимали, что их всех не просто так втиснули в Овальный кабинет. Для этого должна существовать веская причина. Однако никто из них не мог и представить, что речь пойдет о событиях, происходящих за Полярным кругом.
The sweat was beading again. На лбу Рейчел снова выступил пот.
Get it together, Rachel. This is what you do. "Соберись, - приказала она себе, - ближе к делу! Короче и точнее!"
"I sit before you tonight with great honor, pride, and... above all, excitement." - В эту минуту я сижу здесь, перед вами, испытывая чувство огромной гордости, торжества и... прежде всего, конечно, волнения.
Blank looks. Взгляды на экране ничего не выражали.
Screw it, she thought, angrily wiping the sweat away. I didn't sign up for this. "К черту! Я вовсе не обязана это делать!"
Rachel knew what her mother would say if she were here now: When in doubt, just spit it out! Она знала, что сказала бы сейчас мать, будь она жива: "Если сомневаешься, просто говори не думая!"
The old Yankee proverb embodied one of her mom's basic beliefs-that all challenges can be overcome by speaking the truth, no matter how it comes out. Старинная поговорка янки очень точно выражала мамино кредо. "Говори правду, и будь что будет!"
Taking a deep breath, Rachel sat up tall and looked straight into the camera. Набрав в легкие побольше воздуха, Рейчел выпрямилась и посмотрела на аудиторию:
"Sorry, folks, if you're wondering how I could be sweating my butt off above the Arctic Circle... - Извините, но, наверное, вы думаете, с какой это стати я вот здесь, на Северном полюсе, истекаю потом.
I'm a little nervous." Все дело в том, что я немного нервничаю.
The faces before her seemed to jolt back a moment. Лица на экране выразили удивление.
Some uneasy laughter. Кто-то неловко рассмеялся.
"In addition," Rachel said, "your boss gave me about ten seconds' warning before telling me I would be facing his entire staff. - Видите ли, ваш босс лишь десять секунд тому назад предупредил меня о предстоящем выступлении перед всем его персоналом.
This baptism by fire is not exactly what I had in mind for my first visit to the Oval Office." И это боевое крещение как-то не очень совпадает с моим личным представлением о первом визите в Овальный кабинет.
More laughter this time. На сей раз смех прозвучал дружнее.
"And," she said, glancing down at the bottom of the screen, "I had certainly not imagined I would be sitting at the President's desk... much less on it!" - Более того, - продолжала Рейчел, глядя на нижнюю часть экрана, - уж конечно, я никак не могла представить, что буду сидеть за президентским столом, а вернее, на президентском столе.
This brought a hearty laugh and some broad smiles. Ремарка вызвала искренний смех и широкие улыбки.
Rachel felt her muscles starting to relax. Рейчел почувствовала, что нервная дрожь отступает.
Just give it to them straight. Надо говорить прямо!
"Here's the situation." - Ситуация такова.
Rachel's voice now sounded like her own. Easy and clear. - Г олос ее звучал теперь именно так, как и должен был звучать - ясно и твердо.
"President Herney has been absent from the media spotlight this past week not because of his lack of interest in his campaign, but rather because he has been engrossed in another matter. - Президент Харни на протяжении последней недели скрывался от прессы вовсе не потому, что потерял интерес к своей избирательной кампании. Он просто погрузился в иные дела.
One he felt was far more important." И дела эти оказались куда важнее всех остальных.
Rachel paused, her eyes making contact now with her audience. Рейчел замолчала, стараясь смотреть прямо в глаза своим слушателям.
"There has been a scientific discovery made in a location called the Milne Ice Shelf in the high Arctic. - В Арктике, в месте, называемом шельфовым ледником Милна, совершено научное открытие.
The President will be informing the world about it in a press conference tonight at eight o'clock. Сегодня вечером, в восемь, президент сообщит о нем всему миру.
The find was made by a group of hardworking Americans who have endured a string of tough luck lately and deserve a break. Честь находки принадлежит группе самоотверженных и трудолюбивых американцев, которых в последнее время преследовали неудачи. Они заслужили свой успех.
I'm talking about NASA. Я говорю о НАСА.
You can be proud to know that your President, with apparent clairvoyant confidence, has made a point of standing beside NASA lately through thick and thin. Вы можете гордиться президентом, ведь он с редкой настойчивостью поддерживал космическое агентство в самые трудные его дни.
Now, it appears his loyalty is going to be rewarded." И вот теперь наконец его вера в НАСА оправдалась и принесла плоды.
It was not until that very instant that Rachel realized how historically momentous this was. Только сейчас Рейчел ясно поняла всю историческую важность момента.
A tightness rose in her throat, and she fought it off, plowing onward. Горло ее сжалось, но она решила не поддаваться чувствам и продолжала:
"As an intelligence officer who specializes in the analysis and verification of data, I am one of several people the President has called upon to examine the NASA data. - В разведывательном управлении я специализируюсь на анализе и проверке поступающей информации. И наверное, именно поэтому оказалась в той небольшой группе, которую президент направил сюда для освидетельствования данных, полученных НАСА.
I have examined it personally as well as conferring with several specialists-both government and civilian-men and women whose credentials are beyond reproach and whose stature is beyond political influence. Я изучила все лично и проконсультировалась со специалистами - как сотрудниками НАСА, так и независимыми лицами. Все это люди, чья компетентность никоим образом не может быть поставлена под сомнение, равно как и их политическая непредвзятость.
It is my professional opinion that the data I am about to present to you is factual in its origins and unbiased in its presentation. Так что с полной профессиональной ответственностью могу заявить, что информация, которую я вам сейчас доложу, реальна по своей сути и никак не ангажирована.
Moreover, it is my personal opinion that the President, in good faith to his office and the American people, has shown admirable care and restraint in delaying an announcement I know he would have loved to have made last week." Больше того, лично я совершенно уверена, что президент проявил уважение и к собственному кабинету, и ко всему американскому народу, отложив сообщение о сенсационном открытии на целую неделю.
Rachel watched the crowd before her exchanging puzzled looks. От Рейчел не укрылось, что люди на экране обменялись озадаченными взглядами.
They all returned their gaze to her, and she knew she had their undivided attention. Теперь они ловили каждое слово, внимание сосредоточилось до предела.
"Ladies and gentlemen, you are about to hear what I'm sure you will agree is one of the most exciting pieces of information ever revealed in this office." - Леди и джентльмены, сейчас вы услышите то, что наверняка окажется одним из самых волнующих известий из всех, какие когда-либо звучали в этом кабинете.
35 ГЛАВА 35
The aerial view currently being transmitted to the Delta Force by the microbot circling inside the habisphere looked like something that would win an avant-garde film contest-the dim lighting, the glistening extraction hole, and the well-dressed Asian lying on the ice, his camel-hair coat splayed around him like enormous wings. Микробот летал по хабисфере и передавал все, что мог заснять, на наблюдательный пункт "Дельта". Сейчас картинка напоминала кадры фантастического фильма: приглушенное освещение, мерцающая вода полыньи, из которой подняли метеорит, и лежащий на самом краю человек. Верблюжий жакет раскинут по льду, словно крылья.
He was obviously trying to extract a water sample. Мужчина, судя по всему, пытался дотянуться до воды, чтобы взять пробу в мензурку.
"We've got to stop him," said Delta-Three. - Нужно остановить его! - не выдержал Дельта-3.
Delta-One agreed. Дельта-1 согласился.
The Milne Ice Shelf held secrets his team was authorized to protect with force. Ледник Милна таил в себе секреты, которые команда должна была охранять любыми средствами.
"How do we stop him?" Delta-Two challenged, still gripping the joystick. - Как же мы остановим его? - с тревогой повернулся Дельта-2, не выпуская джойстик.
"These microbots are not equipped." - Эти микроботы не оснащены обратной связью.
Delta-One scowled. Дельта-1 нахмурился.
The microbot currently hovering inside the habisphere was a recon model, stripped down for longer flight. Миниатюрный прибор, который сейчас летал по хабисфере, принадлежал ко второму поколению.
It was about as lethal as a housefly. И срок его жизни равнялся сроку жизни домашней мухи.
"We should call the controller," Delta-Three stated. - Необходимо связаться с контролером, - решил Дельта-3.
Delta-One stared intently at the image of the solitary Wailee Ming, perched precariously on the rim of the extraction pit. Дельта-1 внимательно посмотрел на Уэйли Мина, рискованно распластавшегося на самом краю бассейна.
Nobody was anywhere near him-and ice cold water had a way of muffling one's ability to scream. Поблизости никого, а ледяная вода может моментально лишить человека способности кричать.
"Give me the controls." - Дай прибор! - коротко скомандовал Дельта-1.
"What are you doing?" the soldier on the joystick demanded. - Что ты собираешься делать? - потребовал объяснений Дельта-2.
"What we were trained to do," Delta-One snapped, taking over. - То, что нас учили делать в случае непредвиденных обстоятельств, - отчеканил Дельта-1, садясь и забирая управление в свои руки.
"Improvise." - Импровизировать.
36 ГЛАВА 36
Wailee Ming lay on his stomach beside the extraction hole, his right arm extended over the rim trying to extract a water sample. Уэйли Мин лежал на животе на краю полыньи, из которой совсем недавно извлекли огромный метеорит.
His eyes were definitely not playing tricks on him; his face, now only a yard or so from the water, could see everything perfectly. Правой рукой он изо всех сил пытался достать до воды и мензуркой зачерпнуть пробу. Нет, зрение его не обмануло; сейчас, в нескольких ярдах от поверхности воды, он все прекрасно видел.
This is incredible! - Невероятно!
Straining harder, Ming maneuvered the beaker in his fingers, trying to reach down to the surface of the water. Еще немного вытянувшись, Мин перехватил мензурку за самый краешек.
All he needed was another few inches. Не хватало нескольких дюймов!
Unable to extend his arm any farther, Ming repositioned himself closer to the hole. Ничего не получалось. Рука не доставала. Мин передвинулся еще немного вперед.
He pressed the toes of his boots against the ice and firmly replanted his left hand on the rim. Again, he extended his right arm as far as he could. Носками ботинок твердо уперся в лед, а левой рукой крепко взялся за край, вновь до отказа вытянув правую.
Almost. Почти!
He shifted a little closer. Еще чуть ближе к краю.
Yes! Есть!
The edge of the beaker broke the surface of the water. Краешек мензурки чиркнул по воде.
As the liquid flowed into the container, Ming stared in disbelief. Взяв пробу, Мин внимательно всмотрелся в содержимое мензурки, не веря собственным глазам.
Then, without warning, something utterly inexplicable occurred. И в это мгновение неожиданно случилось нечто странное и необъяснимое.
Out of the darkness, like a bullet from a gun, flew a tiny speck of metal. Откуда-то из темноты, словно пуля из-за угла, прилетел крошечный кусочек металла.
Ming only saw it for a fraction of a second before it smashed into his right eye. Мин видел его лишь долю секунды, а потом странный предмет угодил ему прямо в глаз.
The human instinct to protect one's eyes was so innately ingrained, that despite Ming's brain telling him that any sudden movements risked his balance, he recoiled. Инстинкт неумолимо приказывает человеку защищать глаза, поэтому Мин, даже несмотря на боязнь сделать резкое движение, чтобы не потерять равновесие, подчинился ему.
It was a jolting reaction more out of surprise than pain. Реакция была вызвана скорее неожиданностью, чем болью.
Ming's left hand, closest to his face, shot up reflexively to protect the assaulted eyeball. Левой рукой, поскольку она была ближе к лицу, он схватился за глаз.
Even as his hand was in motion, Ming knew he had made a mistake. И в ту же секунду понял, что совершил ошибку.
With all of his weight leaning forward, and his only means of support suddenly gone, Wailee Ming teetered. Его потянуло вперед, и держаться оказалось нечем.
He recovered too late. Среагировал Мин слишком поздно.
Dropping the beaker and trying to grab on to the slick ice to stop his fall, he slipped-plummeting forward into the darkened hole. Выронив мензурку, он попытался ухватиться за край полыньи, но лед был слишком скользким. Отчаянно извиваясь, ученый упал в ледяную черную воду.
The fall was only four feet, and yet as Ming hit the icy water head first he felt like his face had hit pavement at fifty miles an hour. Расстояние до воды составляло всего четыре фута, но Мин рухнул головой вперед, и ощущение было такое, словно он упал с высоты лицом на асфальт при скорости пятьдесят миль в час.
The liquid that engulfed his face was so cold it felt like burning acid. Вода оказалась настолько холодной, что обжигала, точно жгучая кислота.
It brought an instantaneous spike of panic. Ученого охватила паника.
Upside down and in the darkness, Ming was momentarily disoriented, not knowing which way to turn toward the surface. В темноте, вверх ногами, Мин моментально потерял ориентацию, не зная, куда двигаться, где воздух, а где бездна.
His heavy camel-hair coat kept the icy blast from his body-but only for a second or two. Толстый верблюжий жакет лишь секунду-другую предохранял от ледяной воды.
Finally righting himself, Ming came sputtering up for air, just as the water found its way to his back and chest, engulfing his body in a lung-crushing vise of cold. Мину все-таки удалось вырваться на поверхность, отплевываясь и отфыркиваясь. Он набрал воздуха, но жакет уже промок, и ледяная вода цепко, словно тисками, сжала все его тело.
"Hee... lp," he gasped, but Ming could barely pull in enough air to let out a whimper. - Помогите! - выдохнул Мин. Воздуха в легких оказалось настолько мало, что крика не получилось. Прозвучало что-то похожее на негромкий вой.
He felt like the wind had been knocked out of him. Ощущение было такое, словно из него выкачали все жизненные силы.
"Heee... lp!" - Помогите!
His cries were inaudible even to himself. Он сам едва слышал свой голос.
Ming clambered toward the side of the extraction pit and tried to pull himself out. Мин сумел приблизиться к краю полыньи и попытался уцепиться за что-нибудь.
The wall before him was vertical ice. Перед ним вздымалась вертикальная, зеркально ровная ледяная стена.
Nothing to grab. Ухватиться совершенно не за что.
Underwater, his boots kicked the side of the wall, searching for a foothold. Под водой он попытался упереться в стену носками ботинок.
Nothing. Бесполезно.
He strained upward, reaching for the rim. Вытянулся, стремясь рукой достать до края льда.
It was only a foot out of reach. Всего несколько футов!
Ming's muscles were already having trouble responding. Мышцы уже отказывались подчиняться.
He kicked his legs harder, trying to propel himself high enough up the wall to grab the rim. Он сильнее заработал ногами, пытаясь вытолкнуть тело как можно выше, чтобы дотянуться до края.
His body felt like lead, and his lungs seemed to have shrunk to nothing, as if they were being crushed by a python. Тело казалось отлитым из свинца, а легкие сжались до предела, словно грудь сдавил громадный питон.
His water-laden coat was getting heavier by the second, pulling him downward. Пропитанный водой жакет тяжелел с каждой секундой. Теперь он отчаянно тянул вниз.
Ming tried to pull it off his body, but the heavy fabric stuck. Мин попытался снять его, но мокрая шерсть никак не поддавалась.
"Help... me!" - Помогите... мне!
The fear came on in torrents now. Страх накатил огромной черной волной, заслонив все другие чувства и мысли.
Drowning, Ming had once read, was the most horrific death imaginable. Мин когда-то читал, что самый страшный способ умереть - это именно утонуть.
He had never dreamed he would find himself on the verge of experiencing it. Разве он мог представить, что сам когда-либо окажется в таком положении?
His muscles refused to cooperate with his mind, and already he was fighting just to keep his head above water. Мышцы не повиновались, и сейчас он уже боролся лишь за то, чтобы держать голову над водой.
His soggy clothing pulled him downward as his numb fingers scratched the sides of the pit. Промокшая одежда тянула вниз, а окоченевшие пальцы беспомощно царапали ледяные стенки полыньи.
His screams were only in his mind now. Кричать он мог лишь мысленно.
And then it happened. И наконец произошло неминуемое.
Ming went under. Мин ушел под воду.
The sheer terror of being conscious of his own impending death was something he never imagined he would experience. Он никогда не представлял себе, каково это -осознавать близость смерти.
And yet here he was... sinking slowly down the sheer ice wall of a two-hundred-foot-deep hole in the ice. Но теперь пришел именно такой момент. Он медленно погружался вдоль ледяной стены высотой в двести футов.
Multitudes of thoughts flashed before his eyes. Перед мысленным взором проходили образы -множество самых разных картин из его жизни.
Moments from his childhood. Сцены детства.
His career. Работа.
He wondered if anyone would find him down here. Or would he simply sink to the bottom and freeze there... entombed in the glacier for all time. Он спросил себя, найдут ли его когда-нибудь или он замерзнет вместе с этой водой - навеки погребенный в леднике?
Ming's lungs were screaming for oxygen. Легкие молили о глотке воздуха.
He held his breath, still trying to kick toward the surface. Мин сдерживал дыхание, все еще пытаясь подняться.
Breathe! Дышать!
He fought the reflex, clamping his insensate lips together. Он боролся с рефлексом, упорно сжимая замерзшие губы.
Breathe! Дышать!
He tried in vain to swim upward. Он рвался вверх.
Breathe! Дышать!
At that instant, in a deadly battle of human reflex against reason, Ming's breathing instinct overcame his ability to keep his mouth closed. И в этот миг в смертельной схватке человеческого инстинкта с разумом победила потребность в дыхании.
Wailee Ming inhaled. Мин открыл рот и жадно вдохнул.
The water crashing into his lungs felt like scalding oil on his sensitive pulmonary tissue. Вода, ворвавшаяся в легкие, ощущалась чувствительными внутренними тканями словно обжигающе горячее масло.
He felt like he was burning from the inside out. Казалось, он сгорает изнутри.
Cruelly, water does not kill immediately. Вода - жестокая стихия.
Ming spent seven horrifying seconds inhaling in the icy water, each breath more painful than the last, each inhalation offering none of what his body so desperately craved. Она не убивает немедленно. Мин провел семь долгих страшных секунд, вбирая в себя ледяную воду. Каждый следующий вдох оказывался болезненнее предыдущего, не давая ничего из того, о чем так просило страдающее в муках тело.
Finally, as Ming slid downward into the icy darkness, he felt himself going unconscious. Мин опускался в ледяную мглу, чувствуя, что сознание покидает его.
He welcomed the escape. И наконец он с радостью принял избавление.
All around him in the water Ming saw tiny glowing specks of light. Вокруг ученый видел крошечные светящиеся точки.
It was the most beautiful thing he had ever seen. Это необыкновенное, ни с чем не сравнимое впечатление было последним в его жизни.
37 ГЛАВА 37
The East Appointment Gate of the White House is located on East Executive Avenue between the Treasury Department and the East Lawn. Восточные ворота Белого дома расположены на Ист-Экзекьютив-авеню, между Финансовым департаментом и Восточной лужайкой.
The reinforced perimeter fence and cement bollards installed after the attack on the Marine barracks in Beirut give this entry an air that is anything but welcoming. Мощная ограда с крепкими столбами, установленная после нападения на казармы морских пехотинцев в Бейруте, придавала этому входу вид, который труднее всего было назвать гостеприимным.
Outside the gate, Gabrielle Ashe checked her watch, feeling a growing nervousness. Стоя у ворот, Гэбриэл Эш проверила часы. Нервозность нарастала.
It was 4:45 p.m., and still nobody had made contact. Уже 16.45, а с ней до сих пор никто не связался.
East Appointment Gate, 4:30 p.m. Come alone. Восточные ворота, 16.30. Приходите одна. Так было написано в электронном послании.
Here I am, she thought. "Я пришла, - подумала она.
Where are you? - Но где же вы?"
Gabrielle scanned the faces of the tourists milling about, waiting for someone to catch her eye. Гэбриэл внимательно смотрела на лица неторопливо прохаживающихся по улице туристов, ожидая, что кто-то из них зацепит ее взглядом.
A few men looked her over and moved on. Несколько мужчин оценивающе оглядели ее с головы до ног и отправились дальше.
Gabrielle was beginning to wonder if this had been such a good idea. Г эбриэл уже стала спрашивать себя, правильно ли она сделала, что пришла.
She sensed the Secret Serviceman in the sentry shack had his eye on her now. Она заметила, что служащий в будке охраны начал пристально на нее поглядывать.
Gabrielle decided her informant had gotten cold feet. Наверное, автор писем просто испугался.
Gazing one last time through the heavy fence toward the White House, Gabrielle sighed and turned to go. В последний раз взглянув сквозь толстые прутья ограды на Белый дом, Гэбриэл вздохнула и повернулась, чтобы уйти.
"Gabrielle Ashe?" the Secret Serviceman called out behind her. - Гэбриэл Эш? - окликнул ее служащий.
Gabrielle wheeled, her heart catching in her throat. Yes? Она стремительно обернулась, почувствовав, как гулко стукнуло сердце.
The man in the guard shack waved her over. Человек в будке махнул рукой.
He was lean with a humorless face. Он был худ, а лицо казалось очень серьезным.
"Your party is ready to see you now." - Ваш корреспондент готов к встрече.
He unlocked the main gate and motioned for her to enter. С этими словами служащий отпер ворота и жестом пригласил Гэбриэл внутрь.
Gabrielle's feet refused to move. Ноги отказывались ей подчиняться.
"I'm coming inside?" - Я должна войти?
The guard nodded. Служащий кивнул:
"I was asked to apologize for keeping you waiting." - Меня просили извиниться за то, что вам пришлось ждать.
Gabrielle looked at the open doorway and still could not move. Гэбриэл взглянула на открытые ворота, но с места не сдвинулась.
What's going on! Что происходит?
This was not at all what she had expected. Она ожидала совсем не этого!
"You are Gabrielle Ashe, are you not?" the guard demanded, looking impatient now. - Вы ведь Гэбриэл Эш, не так ли? - сухо поинтересовался служащий. Терпение его явно истощалось.
"Yes, sir, but-" - Да, сэр, но...
"Then I strongly suggest you follow me." - Тогда настоятельно рекомендую следовать за мной.
Gabrielle's feet jolted into motion. As she stepped tentatively over the threshold, the gate slammed shut behind her. Ноги Гэбриэл осторожно переступили за ворота, тотчас захлопнувшиеся за ней.
38 ГЛАВА 38
Two days without sunlight had rearranged Michael Tolland's biological clock. Два дня, проведенные при полном отсутствии солнечного света, перестроили биологический ритм Майкла Толланда.
Although his watch said it was late afternoon, Tolland's body insisted it was the middle of the night. Хотя часы его утверждали, что сейчас всего лишь самое начало вечера, организм настаивал на том, что уже середина ночи.
Now, having put the finishing touches on his documentary, Michael Tolland had downloaded the entire video file onto a digital video disk and was making his way across the darkened dome. Arriving at the illuminated press area, he delivered the disk to the NASA media technician in charge of overseeing the presentation. Окончательно отредактировав свое новое детище, документальный фильм о метеорите, Майкл загрузил видеофайл на компакт-диск и направился в сектор прессы. Попав в ярко освещенное пространство, он отдал диск технику НАСА, отвечающему за средства коммуникации вообще и за сегодняшнюю передачу в частности.
"Thanks, Mike," the technician said, winking as he held up the video disk. "Kind of redefines 'must-see TV,' eh?" - Спасибо, Майк, - поблагодарил техник и подмигнул, показывая на диск: - Расширяем горизонты телевидения, а?
Tolland gave a tired chuckle. Толланд лишь устало усмехнулся:
"I hope the President likes it." - Надеюсь, президенту понравится.
"No doubt. - Не сомневаюсь.
Anyhow, your work is done. Во всяком случае, твоя работа закончена.
Sit back and enjoy the show." Теперь можешь спокойно сидеть и наслаждаться шоу.
"Thanks." - Благодарю.
Tolland stood in the brightly lit press area and surveyed the convivial NASA personnel toasting the meteorite with cans of Canadian beer. Толланд стоял в ярко освещенном секторе прессы и наблюдал, как сотрудники НАСА празднуют победу, чокаясь банками канадского пива.
Even though Tolland wanted to celebrate, he felt exhausted, emotionally drained. Толланду тоже хотелось радоваться, однако сил не осталось. Он слишком устал и был эмоционально истощен.
He glanced around for Rachel Sexton, but apparently she was still talking to the President. Оглянувшись вокруг, Толланд поискал глазами Рейчел Секстон, но она скорее всего все еще разговаривала с президентом.
He wants to put her on-air, Tolland thought. Ее выпустят в прямой эфир, подумал Толланд.
Not that he blamed him; Rachel would be a perfect addition to the cast of meteorite spokespeople. Не то чтобы он винил президента. Рейчел, конечно, окажется прекрасным дополнением к той компании, которая со знанием дела будет рассуждать о метеорите.
In addition to her good looks, Rachel exuded an accessible poise and self-confidence that Tolland seldom saw in the women he met. Помимо внешней привлекательности, эта особа имела несомненное самообладание и уверенность в себе, которые редко встречаются в женщинах.
Then again, most of the women Tolland met were in television-either ruthless power women or gorgeous on-air "personalities" who lacked exactly that. Но опять же большинство женщин Толланд встречал именно на телевидении. И оказывались они или властными, безжалостными железными леди, или роскошными экранными куклами, которым не хватало индивидуальности.
Now, slipping quietly away from the crowd of bustling NASA employees, Tolland navigated the web of pathways across the dome, wondering where the other civilian scientists had disappeared to. Не привлекая внимания, Толланд отошел от ликующей толпы профессионалов НАСА и направился по лабиринту проходов и дорожек, пытаясь выяснить, куда исчезли остальные независимые ученые.
If they felt half as drained as he did, they should be in the bunking area grabbing a catnap before the big moment. Если они так же устали, как он, то наверняка лежат сейчас на своих кроватях, пытаясь хотя бы немного прийти в себя перед важным вечерним выступлением.
Ahead of him in the distance, Tolland could see the circle of SHABA pylons around the deserted extraction pit. Далеко впереди Толланд заметил оранжевые пилоны, окружавшие полынью, из которой вытащили виновника сегодняшнего торжества.
The empty dome overhead seemed to echo with the hollow voices of distant memories. Огромный купол над головой, казалось, эхом отвечал на тихие голоса далеких воспоминаний.
Tolland tried to block them out. Майкл попытался освободиться от них.
Forget the ghosts, he willed himself. "Забудь о призраках!" - приказал он себе.
They often haunted him at times like these, when he was tired or alone-times of personal triumph or celebration. В минуты, подобные этой, когда он уставал и оставался один, они часто посещали его. В минуты счастья, личной славы, радости, торжества.
She should be with you right now, the voice whispered. "Она должна была бы сейчас быть рядом с тобой", - нашептывал странный голос.
Alone in the darkness, he felt himself reeling backward into oblivion. Один, в темноте, Толланд почувствовал, как погружается в туманное озеро прошлого.
Celia Birch had been his sweetheart in graduate school. С Шейлой Берч он дружил еще в университете.
One Valentine's Day, Tolland took her to her favorite restaurant. Однажды, в День святого Валентина, он пригласил девушку в их любимый ресторан.
When the waiter brought Celia's dessert, it was a single rose and a diamond ring. На десерт ей принесли розу и кольцо с бриллиантом.
Celia understood immediately. Шейла сразу все поняла.
With tears in her eyes, she spoke a single word that made Michael Tolland as happy as he'd ever been. Со слезами на глазах она произнесла одно-единственное слово, но это слово сделало Майкла самым счастливым человеком на свете.
"Yes." - Да.
Filled with anticipation, they bought a small house near Pasadena, where Celia got a job as a science teacher. Полные радужных планов и надежд, они купили маленький домик недалеко от Пасадены. Шейла поступила в школу учительницей биологии.
Although the pay was modest, it was a start, and it was also close to Scripps Institute of Oceanography in San Diego, where Tolland had landed his dream job aboard a geologic research ship. Зарплата, конечно, оставляла желать лучшего, но это было лишь начало. А кроме того, недалеко, в Сан-Диего, находился Институт океанологии Скрипса, где Майкл, осуществив свою мечту, устроился на геологическое научно-исследовательское судно.
Tolland's work meant he was away for three or four days at a time, but his reunions with Celia were always passionate and exciting. Работа занимала его по три-четыре дня подряд, но тем нежнее и страстнее оказывались их встречи.
While at sea, Tolland began videotaping some of his adventures for Celia, making minidocumentaries of his work onboard the ship. Плавая в море, Толланд начал снимать для Шейлы некоторые из своих приключений, монтируя из них миниатюрные документальные фильмы о собственной океанографической деятельности.
After one trip, he returned with a grainy home video that he'd shot out of the window of a deepwater submersible-the first footage ever shot of a bizarre chemotropic cuttlefish that nobody even knew existed. Однажды он вернулся с удивительным фильмом, снятым из глубоководного батискафа. На пленке впервые оказалась заснята кемотропическая каракатица, о существовании которой до того времени никто и не подозревал.
On camera, as he narrated the video, Tolland was practically bursting out of the submarine with enthusiasm. Описывая зрелище, Толланд пылал энтузиазмом.
Literally thousands of undiscovered species, he gushed, live in these depths! - Поистине тысячи еще не открытых и не изученных видов живут в этих глубинах! -вдохновенно рассказывал он.
We've barely scratched the surface! - Ведь мы едва царапнули по дну!
There are mysteries down here that none of us can imagine! Там кроются тайны, которые никто из нас даже не может себе представить!
Celia was enthralled with her husband's ebullience and concise scientific explanation. Шейлу восхищали и энтузиазм мужа, и его способность ясно, прозрачно и увлекательно, но в то же время научно обоснованно все объяснить.
On a whim, she showed the tape to her science class, and it became an instant hit. На волне эмоционального подъема она показала фильм своим ученикам. Успех был огромным.
Other teachers wanted to borrow it. Другие учителя стали просить пленку, чтобы показать ее на уроках.
Parents wanted to make copies. Родители стремились снять копию.
It seemed everyone was eagerly awaiting Michael's next installment. А главное, все с нетерпением ожидали следующего произведения Майкла.
Celia suddenly had an idea. И неожиданно Шейле в голову пришла идея.
She called a college friend of hers who worked for NBC and sent her a videotape. Она позвонила университетской подруге, теперь работавшей на телевидении, а потом отослала ей пленку.
Two months later, Michael Tolland came to Celia and asked her to take a walk with him on Kingman Beach. Спустя два месяца Майкл Толланд попросил Шейлу пройтись с ним по пляжу Кингмэн.
It was their special place, where they always went to share their hopes and dreams. Это место казалось обоим совершенно особенным. Именно там они любили поверять друг другу самые заветные свои мечты и тайны.
"I have something I want to tell you," Tolland said. - Хочу кое-что тебе сказать, - начал Майкл.
Celia stopped, taking her husband's hands as the water lapped around their feet. Шейла остановилась и взяла мужа за руку. У ног их плескалась вода.
"What is it?" - В чем дело?
Tolland was bursting. Толланд сиял.
"Last week, I got a call from NBC television. - На прошлой неделе мне позвонили из Эн-би-си.
They think I should host an oceanic documentary series. It's perfect. Они считают, что я вполне могу вести программу о жизни океана. Представляешь?
They want to make a pilot next year! Пилотный выпуск планируется в будущем году.
Can you believe it?" Ты можешь поверить в это?
Celia kissed him, beaming. Шейла поцеловала любимого, искренне радуясь его успеху.
"I believe it. - Конечно, могу.
You'll be great." Все правильно.
Six months later, Celia and Tolland were sailing near Catalina when Celia began complaining of pain in her side. Ты обязательно станешь знаменитым! Через полгода Майкл и Шейла плавали на яхте недалеко от Каталины. Неожиданно Шейла начала жаловаться на боль в боку.
They ignored it for a few weeks, but finally it got too much. Celia went in to have it checked out. Несколько недель они пытались не обращать на это внимания, но в конце концов Шейле пришлось лечь в больницу.
In an instant, Tolland's dream life shattered into a hellish nightmare. В одно мгновение фантастически счастливая жизнь Майкла разбилась вдребезги, превратившись в кошмар.
Celia was ill. Жена больна.
Very ill. Очень больна.
"Advanced stages of lymphoma," the doctors explained. "Rare in people her age, but certainly not unheard of." - Лимфома в поздней стадии, - вынесли приговор врачи, - редко бывает в столь молодом возрасте, но, к сожалению, это случается.
Celia and Tolland visited countless clinics and hospitals, consulting with specialists. Молодые люди посетили множество госпиталей и клиник, надеясь, что где-то им смогут сказать иное.
The answer was always the same. Но ответ везде звучал одинаково.
Incurable. Неизлечимо.
I will not accept that! Как принять такое?!
Tolland immediately quit his job at Scripps Institute, forgot all about the NBC documentary, and focused all of his energy and love on helping Celia get well. Толланд тут же бросил работу в институте Скрипса, напрочь забыл о телевидении и всю свою энергию сосредоточил на Шейле. Она должна поправиться!
She fought hard too, bearing the pain with a grace that only made him love her more. Да и сама Шейла упорно сражалась, перенося боль с такими мужеством и терпением, что Майкл не мог не восхищаться ею.
He took her for long walks on Kingman Beach, made her healthy meals, and told her stories of the things they would do when she got better. Он водил жену гулять на их любимый пляж, кормил полезными для здоровья блюдами, которые сам и готовил, и бесконечно рассказывал о том, что они будут делать, когда она вылечится.
But it was not to be. Однако этому не суждено было произойти.
Only seven months had passed when Michael Tolland found himself sitting beside his dying wife in a stark hospital ward. Через семь месяцев Майкл Толланд сидел у постели умирающей жены в унылой больничной палате.
He no longer recognized her face. Он с трудом узнавал свою Шейлу.
The savageness of the cancer was rivaled only by the brutality of the chemotherapy. Безжалостность рака можно сравнить лишь с жестокостью химиотерапии.
She was left a ravaged skeleton. Цветущая молодая женщина превратилась в настоящий скелет.
The final hours were the hardest. Последние ее часы оказались самыми страшными.
"Michael," she said, her voice raspy. "It's time to let go." - Майкл, - произнесла она слабым, бесцветным голосом, - пора уходить. Отпусти меня.
"I can't." - Не могу.
Tolland's eyes welled. Толланд не скрывал слез.
"You're a survivor," Celia said. - Но ты ведь такой сильный, - настаивала Шейла.
"You have to be. - Ты все сможешь.
Promise me you'll find another love." Обещай, что найдешь новую любовь.
"I'll never want another." Tolland meant it. - Я больше не захочу и не смогу любить! - отрезал Майкл.
"You'll have to learn." - Придется научиться.
Celia died on a crystal clear Sunday morning in June. Шейла умерла кристально чистым воскресным утром, в июне.
Michael Tolland felt like a ship torn from its moorings and thrown adrift in a raging sea, his compass smashed. Майкл Толланд чувствовал себя сорванным с якоря кораблем, бесцельно, не подчиняясь управлению, дрейфующим в бескрайнем бурном море.
For weeks he spun out of control. Целыми неделями он не отдавал себе отчета в происходящем вокруг.
Friends tried to help, but his pride could not bear theirpity. Друзья искренне пытались помочь, но его гордость не выдерживала их сочувствия.
You have a choice to make, he finally realized. И наконец он понял, что пришла пора сделать окончательный выбор.
Work or die. Или работа, или смерть.
Hardening his resolve, Tolland threw himself back into Amazing Seas. Не позволяя себе расслабиться, он с головой окунулся в "Удивительные моря".
The program quite literally saved his life. Программа буквально спасла Майклу жизнь.
In the four years that followed, Tolland's show took off. За четыре года она окончательно оформилась и стала необычайно популярной.
Despite the matchmaking efforts of his friends, Tolland endured only a handful of dates. Несмотря на усилия друзей найти Майклу пару, больше нескольких свиданий с женщинами он не выдерживал.
All were fiascos or mutual disappointments, so Tolland finally gave up and blamed his busy travel schedule for his lack of social life. Все знакомства заканчивались или ничем, или взаимным разочарованием. В недостатке общения с представительницами прекрасного пола он винил напряженный график работы: поездки, съемки, подготовка программ -бесконечный замкнутый круг.
His best friends knew better, though; Michael Tolland simply was not ready. Друзья, однако, понимали, что причина в ином. Майкл Толланд просто не был готов к новым серьезным отношениям.
The meteorite extraction pit loomed before Tolland now, pulling him from his painful reverie. Волшебная картина мерцающего впереди бассейна отвлекла его от мрачных раздумий.
He shook off the chill of his memories and approached the opening. Майкл стряхнул с себя холод воспоминаний и подошел к воде.
In the darkened dome, the melt water in the hole had taken on an almost surreal and magical beauty. В сумраке купола водяная гладь, казавшаяся столь неожиданной среди ледовой пустыни, поражала магической, сюрреалистической красотой.
The surface of the pool was shimmering like a moonlit pond. Поверхность бассейна светилась, словно залитый лунным светом пруд.
Tolland's eyes were drawn to specks of light on the top layer of the water, as if someone had sprinkled blue-green sparkles onto the surface. Глаза Толланда не могли оторваться от световых точек, искрящихся на поверхности. Казалось, кто-то щедрой рукой рассыпал здесь голубые блестки.
He stared a long moment at the shimmering. Майкл остановился и долго смотрел на необычное сияние.
Something about it seemed peculiar. Что-то в нем казалось странным.
At first glance, he thought the gleaming water was simply reflecting the glow of the spotlights from across the dome. Поначалу он подумал, что сияние представляет собой лишь отражение далекого света софитов.
Now he saw this was not the case at all. Но нет, дело вовсе не в этом.
The shimmers possessed a greenish tint and seemed to pulse in a rhythm, as if the surface of the water were alive, illuminating itself from within. Искры сияли зеленоватым оттенком и ритмично пульсировали, словно поверхность воды жила собственной жизнью, освещаясь изнутри.
Unsettled, Tolland stepped beyond the pylons for a closer look. Удивленный Толланд зашел за пилоны и остановился у края бассейна, чтобы рассмотреть все повнимательнее.
Across the habisphere, Rachel Sexton exited the PSC trailer into darkness. А в другом конце хабисферы в это же самое время Рейчел Секстон наконец вышла из будки правительственной связи.
She paused a moment, disoriented by the shadowy vault around her. На минуту она остановилась, с трудом понимая, где она и что происходит вокруг.
The habisphere was now a gaping cavern, lit only by incidental effulgence radiating out from the stark media lights against the north wall. Хабисфера сейчас казалась огромной пещерой, освещенной лишь в одном отсеке - у северной стены, там, где находился сектор прессы.
Unnerved by the darkness around her, she headed instinctively for the illuminated press area. Сбитая с толку темнотой, Рейчел инстинктивно направилась к свету.
Rachel felt pleased with the outcome of her briefing of the White House staff. Она осталась довольна результатами своей беседы с сотрудниками Белого дома.
Once she'd recovered from the President's little stunt, she'd smoothly conveyed everything she knew about the meteorite. Придя в себя после ловкого трюка президента, Рейчел смогла складно, логично и доступно рассказать все, что знала о метеорите.
As she spoke, she watched the expressions on the faces of the President's staff go from incredulous shock, to hopeful belief, and finally to awestruck acceptance. А рассказывая, видела, как меняется выражение лиц аудитории: поначалу, казалось, люди не верили ни единому слову, проявляя упрямый скептицизм. Но постепенно скептицизм сменился полным надежды интересом, а за ним пришел почти священный трепет.
"Extraterrestrial life?" she had heard one of them exclaim. - Жизнь вне Земли? - воскликнул один из слушателей.
"Do you know what that means?" - Вы понимаете, что это означает?
"Yes," another replied. "It means we're going to win this election." - Да, - тут же ответили ему, - это означает, что мы победим на выборах.
As Rachel approached the dramatic press area, she imagined the impending announcement and couldn't help but wonder if her father really deserved the presidential steamroller that was about to blindside him, crushing his campaign in a single blow. Рейчел шла к свету, в сектор прессы, размышляя о предстоящей пресс-конференции. Она не могла не задавать себе вопрос, выдержит ли отец подобную атаку и заслуживает ли он этого. Удар наверняка оглушит сенатора и одновременно повергнет в прах всю его избирательную кампанию.
The answer, of course, was yes. Ответ, конечно, мог быть только один: да, заслуживает.
Whenever Rachel Sexton felt any soft spot for her father, all she had to do was remember her mother. Если Рейчел Секстон и сочувствовала сейчас отцу, ей достаточно было вспомнить мать, чтобы моментально излечиться от этого.
Katherine Sexton. Кэтрин Секстон.
The pain and shame Sedgewick Sexton had brought on her was reprehensible... coming home late every night, looking smug and smelling of perfume. The feigned religious zeal her father hid behind-all the while lying and cheating, knowing Katherine would never leave him. Сколько боли, унижения и стыда доставил ей муж, сенатор Седжвик Секстон! Каждую ночь, возвращаясь домой очень поздно, он выглядел таким довольным, от него так пахло духами... он словно забыл о своей былой религиозности, о заповедях. Обманывая, выкручиваясь, он не сомневался, что жена никогда от него не уйдет.
Yes, she decided, Senator Sexton was about to get exactly what he deserved. И его дочь твердо решила: этот человек в полной мере заслужил то, что его ожидает.
The crowd in the press area was jovial. В секторе прессы люди веселились от души.
Everyone held beers. Каждый держал в руке банку с пивом.
Rachel moved through the crowd feeling like a coed at a frat party. Рейчел пробиралась сквозь толпу, ощущая себя странно чужой - словно она неожиданно попала на вечеринку незнакомой студенческой группы.
She wondered where Michael Tolland had gone. Невольно она спросила себя, куда мог деться Майкл Толланд.
Corky Marlinson materialized beside her. Рядом материализовался Корки Мэрлинсон.
"Looking for Mike?" - Ищете Майка?
Rachel startled. Рейчел от неожиданности вздрогнула.
"Well... no... sort of." - Да нет... Вернее... в некотором роде.
Corky shook his head in disgust. Корки покачал головой:
"I knew it. - Я так и знал.
Mike just left. Майкл только что ушел.
I think he was headed back to go grab a few winks." Думаю, отправился немного вздремнуть.
Corky squinted across the dusky dome. - Он прищурился, глядя в темноту.
"Although it looks like you can still catch him." - Хотя, вполне возможно, вы сможете его догнать.
He gave her a puggish smile and pointed. "Mike becomes mesmerized every time he sees water." - Корки улыбнулся, на мгновение став еще больше похожим на бульдога, и показал в сторону полыньи: - Майкл словно впадает в транс каждый раз, когда видит воду.
Rachel followed Corky's outstretched finger toward the center of the dome, where the silhouette of Michael Tolland stood, gazing down into the water in the extraction pit. Рейчел посмотрела туда, где в темноте светились оранжевые фосфоресцирующие пилоны: на самом краю бассейна одиноко стоял Майкл Толланд и смотрел в воду.
"What's he doing?" she asked. - Что он делает? - забеспокоилась Рейчел.
"That's kind of dangerous over there." - Там небезопасно.
Corky grinned. Мэрлинсон усмехнулся:
"Probably taking a leak. - Наверное, тоскует по родной стихии.
Let's go push him." Пойдемте, столкнем его.
Rachel and Corky crossed the darkened dome toward the extraction pit. Вдвоем они пересекли погруженную во мрак хабисферу и подошли к полынье.
As they drew close to Michael Tolland, Corky called out. Корки подал голос:
"Hey, aqua man! - Эй, водяной!
Forget your swimsuit?" Забыл плавки?
Tolland turned. Толланд обернулся.
Even in the dimness, Rachel could see his expression was uncharacteristically grave. Даже во мраке невозможно было не заметить странно печальное, замкнутое выражение его лица.
His face looked oddly illuminated, as if he were being lit from below. Да и выглядел он необычно, так, словно стоял в лучах таинственного, идущего откуда-то снизу света.
"Everything okay, Mike?" she asked. - Все в порядке, Майк? - осторожно поинтересовалась Рейчел.
"Not exactly." - Не совсем.
Tolland pointed into the water. Толланд показал на воду.
Corky stepped over the pylons and joined Tolland at the edge of the shaft. Корки Мэрлинсон зашел за пилоны и встал рядом с Майклом у самого края полыньи.
Corky's mood seemed to cool instantly when he looked in the water. Посмотрев на воду, он моментально притих, став серьезнее.
Rachel joined them, stepping past the pylons to the edge of the pit. When she peered into the hole, she was surprised to see specks of blue-green light shimmering on the surface. Через минуту к мужчинам присоединилась и Рейчел. Теперь на самом краю, в опасной близости к воде, стояли уже трое. Все они словно завороженные смотрели на искры зеленовато-голубого света, пульсирующие на поверхности ледяной воды.
Like neon dust particles floating in the water. Создавалось впечатление, что в бассейне плавают частицы неоновой пыли.
They seemed to be pulsating green. Они таинственно, необыкновенно мерцали.
The effect was beautiful. Эффект создавался поистине волшебный.
Tolland picked up a shard of ice off the glacial floor and tossed it into the water. Толланд поднял с ледяного пола отколовшийся кусочек и бросил его в воду.
The water phosphoresced at the point of impact, glowing with a sudden green splash. Там, куда он упал, вода тут же засветилась ярче, словно вспыхнув зелеными лучами.
"Mike," Corky said, looking uneasy, "please tell me you know what that is." - Майк, - проговорил Корки неуверенным, настороженным голосом. Ему явно было не по себе. - Пожалуйста, скажи, что ты понимаешь, в чем дело.
Tolland frowned. Толланд нахмурился:
"I know exactly what this is. - Я очень хорошо понимаю, в чем дело.
My question is, what the hell is it doing here?" Вопрос только в том, при чем здесь это.
39 ГЛАВА 39
"We've got flagellates," Tolland said, staring into the luminescent water. - Мы имеем дело с флагеллатами, - произнес Толланд, не отрывая взгляда от светящейся воды.
"Flatulence?" Corky scowled. "Speak for yourself." - Что-что? - нахмурился Мэрлинсон.
Rachel sensed Michael Tolland was in no joking mood. Рейчел видела, что обоим не до шуток.
"I don't know how it could have happened," Tolland said, "but somehow this water contains bioluminescent dinoflagellates." - Не понимаю, как такое могло произойти, -продолжал Толланд, - но почему-то эта вода содержит биолюминесцентные динофлагеллаты.
"Bioluminescent what?" Rachel said. - Биолюминесцентное что? - переспросила Рейчел.
Speak English. - Говорите по-английски!
"Monocelled plankton capable of oxidizing a luminescent catalyst called luceferin." - Одноклеточные организмы, жгутиковые, способные окислять люминесцентный катализатор, называемый люциферином.
That was English? - И что это значит по-английски?
Tolland exhaled and turned to his friend. Толланд вздохнул и повернулся к другу:
"Corky, there any chance the meteorite we pulled out of that hole had living organisms on it?" - Корки, послушай, существует ли возможность, что метеорит, который мы вытащили из полыньи, содержал в себе живые организмы?
Corky burst out laughing. "Mike, be serious!" Мэрлинсон не смог удержаться от смеха: - Майк, веди себя солидно!
"I am serious." - Я и так солиден и серьезен.
"No chance, Mike! - Майк, такой возможности нет и быть не может.
Believe me, if NASA had any inkling whatsoever that there were extraterrestrial organisms living on that rock, you can be damn sure they never would have extracted it into the open air." Поверь мне, если бы люди из НАСА хоть на мгновение усомнились в том, что в камне нет живых организмов, они ни за что на свете не вытащили бы его на воздух.
Tolland looked only partially comforted, his relief apparently clouded by a deeper mystery. Толланд, однако, казался лишь частично удовлетворенным этим ответом.
"I can't be for sure without a microscope," Tolland said, "but it looks to me like this is a bioluminescent plankton from the phylum Pyrrophyta. - Конечно, без микроскопа я не смогу сказать наверняка, - заговорил он, - но мне представляется, что это биолюминесцентный планктон, принадлежащий к классу пирофитов.
Its name means fire plant. Название это означает "огненное растение".
The Arctic Ocean is filled with it." В Северном Ледовитом океане таких существ немало.
Corky shrugged. Мэрлинсон пожал плечами:
"So why'd you ask if they were from space?" - Почему же ты спрашиваешь, не из космоса ли они прилетели?
"Because," Tolland said, "the meteorite was buried in glacial ice-fresh water from snowfalls. - Да потому, что метеорит лежал в ледниковой массе - то есть в замерзшей пресной воде, которая образуется из снега.
The water in that hole is glacial melt and has been frozen for three centuries. Вода в этой полынье имеет свойства растаявшего ледника. А в замерзшем состоянии она пребывала в течение трех веков.
How could ocean creatures get in there?" Так каким образом в ней могли появиться океанские живые существа?
Tolland's point brought a long silence. За этими словами Толланда последовало долгое напряженное молчание.
Rachel stood at the edge of the pool and tried to get her mind around what she was looking at. Рейчел стояла на краю бассейна и пыталась понять, что же все-таки происходит.
Bioluminescent plankton in the extraction shaft. В полынье, из которой вытащили метеорит, присутствует биолюминесцентный планктон.
What does it mean? Что это может означать?
"There's got to be a crack somewhere down there," Tolland said. - Где-то должна быть трещина, - наконец проговорил Толланд.
"It's the only explanation. - Это единственное возможное объяснение.
The plankton must have entered the shaft through a fissure in the ice that allowed ocean water to seep in." Планктон мог проникнуть в шахту исключительно через щель во льду, которая открыла доступ океанской воде.
Rachel didn't understand. Рейчел ничего не поняла.
"Seep in? - Доступ океанской воде?
From where?" Но откуда?
She recalled her long IceRover ride in from the ocean. - Она вспомнила продолжительную поездку на снегоходе. Они двигались как раз от океана.
"The coast is a good two miles from here." - Ведь до берега без малого две мили.
Both Corky and Tolland gave Rachel an odd look. И Мэрлинсон, и Толланд одарили ее странными взглядами.
"Actually," Corky said, "the ocean is directly underneath us. - Г оворя по правде, - пояснил Мэрлинсон, - океан находится прямо под нами.
This slab of ice is floating." Дело в том, что эта льдина на самом деле стоит на воде.
Rachel stared at the two men, feeling utterly perplexed. Рейчел смотрела на мужчин, совершенно сбитая с толку.
"Floating? - На воде?
But... we're on a glacier." Но... это же ледник.
"Yes, we're on a glacier," Tolland said, "but we're not over land. - Совершенно верно, ледник, - подтвердил Толланд, - но он не на земле.
Glaciers sometimes flow off a landmass and fan out over water. Часто ледники уходят далеко от земли и плавают на воде.
Because ice is lighter than water, the glacier simply continues to flow, floating out over the ocean like an enormous ice raft. Это происходит из-за того, что лед легче воды. Ледник просто стоит в открытом океане, словно гигантский ледяной плот.
That's the definition of an ice shelf... the floating section of a glacier." Шельфовый лед, собственно, и является прибрежным ледником.
He paused. - Он помолчал.
"We're actually almost a mile out to sea at the moment." - На самом деле мы сейчас находимся в океане, почти в миле от берега.
Shocked, Rachel instantly became wary. Пораженная Рейчел сразу насторожилась.
As she adjusted her mental picture of her surroundings, the thought of standing over the Arctic Ocean brought with it a sense of fear. Она представила себе всю картину, и мысль о пребывании за Полярным кругом внезапно показалась ей пугающей.
Tolland seemed to sense her uneasiness. He stamped his foot reassuringly on the ice. Похоже, Толланд понимал ее опасения.
"Don't worry. - Не бойтесь.
This ice is three hundred feet thick, with two hundred of those feet floating below the water like an ice cube in a glass. Толщина льда составляет триста футов. Причем двести футов ниже поверхности воды, словно кубик льда в стакане.
Makes the shelf very stable. А это делает ледник исключительно устойчивым.
You could build a skyscraper on this thing." Здесь можно построить даже небоскреб.
Rachel gave a wan nod, not entirely convinced. Рейчел слабо кивнула. Чувство неуютности лишь усилилось.
The misgivings aside, she now understood Tolland's theory about the origins of the plankton. Зато, если отбросить в сторону дурные предчувствия, она теперь вполне уяснила гипотезу Толланда о появлении планктона.
He thinks there's a crack that goes all the way down to the ocean, allowing plankton to come up through it into the hole. Он считал, что во льду существует трещина и именно через эту трещину планктон попал в полынью.
It was feasible, Rachel decided, and yet it involved a paradox that bothered her. Это казалось вполне правдоподобным и все же заключало в себе странный, тревожный парадокс.
Norah Mangor had been very clear about the integrity of the glacier, having drilled dozens of test cores to confirm its solidity. Нора Мэнгор очень уверенно заявляла, что этот ледник представляет собой прочный монолит. А ведь она высверлила десятки проверочных ледяных "бревен", чтобы исследовать его прочность.
Rachel looked at Tolland. Рейчел внимательно посмотрела на Толланда:
"I thought the glacier's perfection was the cornerstone of all the strata-dating records. - Мне казалось, что именно целостность ледника легла в основу всех данных по датировке его пластов.
Didn't Dr. Mangor say the glacier had no cracks or fissures?" Разве доктор Мэнгор не утверждала, что лед абсолютно монолитен, не имеет ни трещин, ни щелей?
Corky frowned. Мэрлинсон нахмурился:
"Looks like the ice queen muffed it." - Судя по всему, Снежная королева тоже способна ошибаться.
Don't say that too loudly, Rachel thought, or you'll get an ice pick in the back. Рейчел подумала, что за такие слова вполне можно получить удар в спину ледяной шпагой.
Tolland stroked his chin as he watched the phosphorescing creatures. Рассеянно поглаживая подбородок, Толланд наблюдал за свечением.
"There's literally no other explanation. - Других объяснений нет и просто быть не может.
There must be a crack. Трещина должна существовать.
The weight of the ice shelf on top of the ocean must be pushing plankton-rich sea-water up into the hole." А вес ледника должен способствовать проникновению в эту шахту через трещину океанской воды.
One hell of a crack, Rachel thought. - Чертова щель! - не сдержалась Рейчел.
If the ice here was three hundred feet thick and the hole was two hundred feet deep, then this hypothetical crack had to pass through a hundred feet of solid ice. - Ведь если толщина льда здесь составляет триста футов, а глубина шахты - двести футов, то, значит, щель проходит через целых сто футов ледового монолита.
Norah Mangor's test cores showed no cracks. А Нора Мэнгор утверждает, что лед цел и не имеет трещин!
"Do me a favor," Tolland said to Corky. "Go find Norah. - Сделай милость, - обратился Толланд к Мэрлинсону, - найди, пожалуйста, Нору.
Let's hope to God she knows something about this glacier that she's not telling us. Будем надеяться на лучшее - возможно, она знает что-то еще об этом леднике и просто не сочла нужным рассказать нам, непосвященным.
And find Ming, too, maybe he can tell us what these little glow-beasties are." И Мина поищи. Он сумеет лучше определить, кто же все-таки эти маленькие светящиеся зверюшки.
Corky headed off. Корки отправился на поиски.
"Better hurry," Tolland called after him, glancing back into the hole. - Давай быстрее! - крикнул Толланд ему вслед, взглянув в полынью.
"I could swear this bioluminescence is fading." - Честное слово, свечение становится слабее.
Rachel looked at the hole. Рейчел тоже посмотрела на воду.
Sure enough, the green was not so brilliant now. Действительно, зеленое сияние уже не казалось столь ярким.
Tolland removed his parka and lay down on the ice next to the hole. Толланд снял куртку и улегся прямо на лед.
Rachel watched, confused. Рейчел в замешательстве наблюдала за его действиями.
"Mike?" - Майк...
"I want to find out if there's any saltwater flowing in." - Хочу выяснить, поступает ли соленая вода.
"By lying on the ice without a coat?" - Каким образом?
"Yup." - Оп!
Tolland crawled on his belly to the edge of the hole. Толланд на животе подтянулся к краю бассейна.
Holding one sleeve of the coat over the edge, he let the other sleeve dangle down the shaft until the cuff skimmed the water. Держа куртку, он опустил один рукав в воду.
"This is a highly accurate salinity test used by world-class oceanographers. - Это очень точный тест на соленость, применяемый океанографами мирового класса, -совершенно серьезно пояснил он.
It's called 'licking a wet jacket.'" - Называется "метод облизывания рукава куртки".
* * * Out on the ice shelf, Delta-One struggled with the controls, trying to keep the damaged microbot in flight over the group now assembled around the excavation pit. Недалеко от хабисферы Дельта-1 пытался удержать поврежденного микробота над группой людей, собравшихся на краю бассейна.
From the sounds of the conversation beneath, he knew things were unraveling fast. Судя по их разговору, ситуация выходила из-под контроля.
"Call the controller," he said. "We've got a serious problem." - Срочно свяжись с контролером, - велел он Дельте-2, - у нас назревает серьезная проблема.
40 ГЛАВА 40
Gabrielle Ashe had taken the White House public tour many times in her youth, secretly dreaming of someday working inside the presidential mansion and becoming part of the elite team that charted the country's future. В юности Гэбриэл Эш не раз ходила на экскурсии в Белый дом. Она тайно мечтала о том времени, когда будет работать в президентском особняке, став неотъемлемой частью политической элиты, которая определяет будущее страны.
At the moment, however, she would have preferred to be anywhere else in the world. Однако сейчас она предпочла бы оказаться в любой другой точке земного шара.
As the Secret Serviceman from the East Gate led Gabrielle into an ornate foyer, she wondered what in the world her anonymous informant was trying to prove. Когда охранник Восточных ворот привел Гэбриэл в богато украшенное фойе, она терялась в догадках о том, что задумал ее анонимный информатор.
Inviting Gabrielle into the White House was insane. Пригласить Гэбриэл Эш в Белый дом казалось совершенно безумным поступком.
What if I'm seen? Вдруг ее увидят и узнают?
Gabrielle had become quite visible lately in the media as Senator Sexton's right-hand aide. В последнее время в качестве правой руки сенатора Секстона ей доводилось часто показываться на людях.
Certainly someone would recognize her. Поэтому вполне вероятно, что кто-нибудь ее заметит.
"Ms. Ashe?" - Мисс Эш!
Gabrielle looked up. Гэбриэл оглянулась.
A kind-faced sentry in the foyer gave her a welcoming smile. Ей улыбался охранник фойе.
"Look over there, please." - Посмотрите, пожалуйста, вон туда...
He pointed. - Он показал пальцем.
Gabrielle looked where he was pointing and was blinded by a flashbulb. Гэбриэл автоматически взглянула туда, куда просили, и в то же мгновение ее ослепила яркая вспышка света.
"Thank you, ma'am." - Спасибо, мэм.
The sentry led her to a desk and handed her a pen. "Please sign the entry log." - Охранник подвел ее к столу и протянул ручку: -Заполните, пожалуйста, входную форму.
He pushed a heavy leather binder in front of her. Он подвинул к ней тяжелую кожаную папку.
Gabrielle looked at the log. Гэбриэл посмотрела на форму.
The page before her was blank. Перед ней лежала совершенно чистая страница.
She recalled hearing once that all White House visitors sign on their own blank page to preserve the privacy of their visit. Она вспомнила, как когда-то слышала, будто каждый из посетителей Белого дома расписывается на отдельной чистой странице, чтобы сохранить свое имя в тайне от других приходящих.
She signed her name. Она поставила четкую, разборчивую подпись.
So much for a secret meeting. Итак, ее секретная встреча перестала быть секретной.
Gabrielle walked through a metal detector, and was then given a cursory pat down. Гэбриэл прошла через металлоискатель, а потом ее быстро обыскали, вернее, охлопали.
The sentry smiled. Охранник улыбнулся:
"Enjoy your visit, Ms. Ashe." - Желаю приятного и удачного визита, мисс Эш.
Gabrielle followed the Secret Serviceman fifty feet down a tiled hallway to a second security desk. Гэбриэл направилась вслед за охранником Восточных ворот по выложенному плиткой коридору. Пройти пришлось примерно пятьдесят футов. Там предстояла остановка возле очередного пропускного пункта.
Here, another sentry was assembling a guest pass that was just rolling out of a lamination machine. Здесь ей вручили гостевой пропуск, который просто выскочил из ламинирующего аппарата.
He punched a hole in it, affixed a neck cord, and slipped it over Gabrielle's head. Служащий проткнул в карточке небольшое отверстие, продел в него бечевку и повесил пропуск на шею Гэбриэл.
The plastic was still warm. Пластик был еще теплым.
The photo on the ID was the snapshot they had taken fifteen seconds earlier down the hall. Фотография на пропуске оказалась той самой, которую сделали пятнадцать секунд назад в холле.
Gabrielle was impressed. Все это производило сильное впечатление.
Who says government is inefficient? Кто посмеет сказать, что правительство работает неэффективно?
They continued, the Secret Serviceman leading her deeper into the White House complex. Путь продолжался. Охранник вел посетительницу дальше, в недра внушительного здания.
Gabrielle was feeling more uneasy with every step. И с каждым шагом Гэбриэл чувствовала себя все более напряженно и неуверенно.
Whoever had extended the mysterious invitation certainly was not concerned about keeping the meeting private. Тот, кто вызвал ее на свидание, явно не заботился о сохранении тайны.
Gabrielle had been issued an official pass, signed the guest log, and was now being marched in plain view through the first floor of the White House where public tours were gathered. Ей выдали официальный пропуск, заставили подписать стандартную гостевую форму, а теперь на виду у всех открыто вели по коридорам первого этажа, где вовсю разгуливали экскурсии.
"And this is the China Room," a tour guide was saying to a group of tourists, "home of Nancy Reagan's $952 per setting red-rimmed china that sparked a debate over conspicuous consumption back in 1981." - А это Фарфоровая комната, - рассказывал гид группе туристов. - Здесь хранится любимый сервиз Нэнси Рейган с красной каемкой. В свое время, в восемьдесят первом, он вызвал бурные споры по поводу неумеренных трат. И немудрено, ведь каждый из его предметов стоит девятьсот пятьдесят два доллара.
The Secret Serviceman led Gabrielle past the tour toward a huge marble staircase, where another tour was ascending. Агент службы охраны провел Гэбриэл мимо туристов к огромной мраморной лестнице, по которой поднималась еще одна группа.
"You are about to enter the thirty-two-hundred-square-foot East Room," the guide was narrating, "where Abigail Adams once hung John Adams's laundry. - Сейчас мы войдем в Восточную комнату, площадь которой составляет три тысячи двести квадратных метров, - рассказывал гид. - Здесь Эбигайль Адамс однажды развесила стираное белье Джона Адамса.
Then we will pass to the Red Room, where Dolley Madison liquored up visiting heads of state before James Madison negotiated with them." А потом перейдем в Красную комнату, в которой Долли Мэдисон допьяна поила приехавших с визитом глав государств - еще до того, как Джеймс Мэдисон начинал с ними переговоры.
The tourists laughed. Туристы, разумеется, смеялись.
Gabrielle followed past the stairway through a series of ropes and barricades into a more private section of the building. Гэбриэл послушно следовала за провожатым. Вот наконец они прошли за ограждения, войдя в недоступную для экскурсий часть здания.
Here they entered a room Gabrielle had only seen in books and on television. И вдруг Гэбриэл оказалась в комнате, которую видела лишь в книгах и по телевизору.
Her breath grew short. Дыхание ее сбилось.
My God, this is the Map Room! Господи, да это же Комната карт!
No tour ever came in here. Сюда туристы не попадали никогда.
The room's paneled walls could swing outward to reveal layer upon layer of world maps. Панели на стенах здесь могли раздвигаться, слой за слоем открывая карты разных регионов мира.
This was the place where Roosevelt had charted the course of World War II. Именно здесь Рузвельт планировал операции Второй мировой войны.
Unsettlingly, it was also the room from which Clinton had admitted his affair with Monica Lewinsky. И именно в этой комнате Клинтон признался в своей интрижке с Моникой Левински.
Gabrielle pushed that particular thought from her mind. Гэбриэл постаралась побыстрее выкинуть эту мысль из головы.
Most important, the Map Room was a passageway into the West Wing-the area inside the White House where the true powerbrokers worked. Куда более важным казалось то, что через Комнату карт лежал путь в Западное крыло, то есть ту часть здания, где работали власти предержащие.
This was the last place Gabrielle Ashe had expected to be going. Уж куда-куда, а в эти стены Гэбриэл Эш попасть и не надеялась.
She had imagined her e-mail was coming from some enterprising young intern or secretary working in one of the complex's more mundane offices. Она полагала, что электронные письма приходили от кого-нибудь из предприимчивых молодых служащих или секретарш, работающих в одном из более открытых офисов.
Apparently not. Судя по всему, дело обстояло совсем не так.
I'm going into the West Wing... Она идет в Западное крыло...
The Secret Serviceman marched her to the very end of a carpeted hallway and stopped at an unmarked door. Сопровождающий привел Гэбриэл в самый конец покрытого ковровой дорожкой коридора и остановился у двери, на которой не было ни номера, ни таблички.
He knocked. Постучал.
Gabrielle's heart was pounding. Сердце невольной посетительницы неуемно билось.
"It's open," someone called from inside. - Открыто, входите, - отозвался голос.
The man opened the door and motioned for Gabrielle to enter. Сопровождающий распахнул дверь и знаком пригласил Гэбриэл войти.
Gabrielle stepped in. Она переступила через порог.
The shades were down, and the room was dim. Уже начинало смеркаться, свет в комнате не горел, и поэтому обстановка казалась сумрачной.
She could see the faint outline of a person sitting at a desk in the darkness. В темноте за письменным столом сидел человек, которого можно было различить лишь по смутным очертаниям.
"Ms. Ashe?" The voice came from behind a cloud of cigarette smoke. - Мисс Эш? - донесся до нее голос из-за завесы сигаретного дыма.
"Welcome." - Добро пожаловать.
As Gabrielle's eyes accustomed to the dark, she began to make out an unsettlingly familiar face, and her muscles went taut with surprise. THIS is who has been sending me e-mail? Постепенно глаза Гэбриэл привыкли к темноте. Она начала различать что-то тревожно знакомое и в фигуре, и в лице хозяина кабинета. И внезапно узнала. Моментально все чувства обострились до предела: слишком сильным оказалось изумление. Так вот кто присылал ей письма! Разве такое возможно?
"Thank you for coming," Marjorie Tench said, her voice cold. - Спасибо за то, что согласились прийти, -ледяным тоном поблагодарила Марджори Тенч.
"Ms.... - Мисс...
Tench?" Gabrielle stammered, suddenly unable to breathe. Тенч? - заикаясь, с трудом выдавила Гэбриэл, едва осмеливаясь дышать.
"Call me Marjorie." - Называйте меня просто Марджори.
The hideous woman stood up, blowing smoke out of her nose like a dragon. - Устрашающая женщина поднялась из-за стола, словно дракон, выпуская из ноздрей клубы дыма.
"You and I are about to become best friends." - Мы с вами должны стать лучшими подругами.
41 ГЛАВА 41
Norah Mangor stood at the extraction shaft beside Tolland, Rachel, and Corky and stared into the pitch-black meteorite hole. Нора Мэнгор стояла у края шахты рядом с Толландом, Рейчел и Мэрлинсоном. Все они напряженно вглядывались в черную, без единого проблеска, воду.
"Mike," she said, "you're cute, but you're insane. - Майк, - наконец заговорила она, - ты, конечно, необычайно умен и талантлив, но, к сожалению, сошел с ума.
There's no bioluminescence here." Здесь нет никакого биолюминесцентного свечения.
Tolland now wished he'd thought to take some video; while Corky had gone to find Norah and Ming, the bioluminescence had begun fading rapidly. Толланд переживал, что не догадался снять удивительное явление на пленку; едва Корки отправился на поиски Норы и Мина, мерцание начало быстро меркнуть и скоро совсем пропало.
Within a couple of minutes, all the twinkling had simply stopped. Не прошло и пары минут, как вода потемнела.
Tolland threw another piece of ice into the water, but nothing happened. Толланд снова бросил в полынью кусочек льда. Нет, ничего не произошло.
No green splash. Всплеска зеленого свечения не было.
"Where did they go?" - Куда же все вдруг исчезло?
Corky asked. - Казалось, Мэрлинсон даже расстроился.
Tolland had a fairly good idea. Толланд мог предложить свою версию необычного явления.
Bioluminescence-one of nature's most ingenious defense mechanisms-was a natural response for plankton in distress. Биолюминесцентность - один из основных защитных механизмов в природе. С его помощью планктон отвечает на внешние раздражения.
A plankton sensing it was about to be consumed by larger organisms would begin flashing in hopes of attracting much larger predators that would scare off the original attackers. Работает этот механизм следующим образом: планктон, чувствуя опасность быть съеденным каким-то другим организмом, начинает светиться, чтобы привлечь более крупных хищников, которые смогут отогнать непосредственного врага.
In this case, the plankton, having entered the shaft through a crack, suddenly found themselves in a primarily freshwater environment and bioluminesced in panic as the freshwater slowly killed them. Следовательно, планктон, сквозь трещину во льду попавший из океана в шахту с пресной водой, начал светиться, чувствуя опасность, - ведь чуждая среда его медленно убивала.
"I think they died." - Я думаю, что все организмы уже погибли.
"They were murdered," Norah scoffed. - Ага, конечно! - саркастически фыркнула Нора.
"The Easter Bunny swam in and ate them." - Приплыл пасхальный зайчик и всех их съел.
Corky glared at her. Мэрлинсон смерил недоверчивую особу тяжелым взглядом:
"I saw the luminescence too, Norah." - Но я тоже видел свечение, Нора. Это вовсе не шутка.
"Was it before or after you took LSD?" - А случилось это до или после приема дозы ЛСД?
"Why would we lie about this?" Corky demanded. - Зачем же нам врать и что-то придумывать?
"Men lie." - Зачем мужчины вообще врут?
"Yeah, about sleeping with other women, but never about bioluminescent plankton." - Ну да, врут насчет того, что спят с другими женщинами, но не насчет биолюминесцентного планктона.
Tolland sighed. Толланд вздохнул:
"Norah, certainly you're aware that plankton do live in the oceans beneath the ice." - Нора, ты, разумеется, знаешь, что планктон действительно живет в океане подо льдом.
"Mike," she replied with a glare, "please don't tell me my business. - Майк, - с жаром огрызнулась мадам гляциолог, -пожалуйста, не учи меня моему делу!
For the record, there are over two hundred species of diatoms that thrive under Arctic ice shelves. Если желаешь точной информации, то изволь: под арктическими льдами существует и процветает более двух сотен видов диатомовых водорослей.
Fourteen species of autotrophic nannoflagellates, twenty heterotrophic flagellates, forty heterotrophic dinoflagellates, and several metazoans, including polychaetes, amphipods, copepods, euphausids, and fish. Кроме того, четырнадцать видов аутотрофических нанофлагеллатов, двадцать видов гетеротрофических флагеллатов, сорок видов гетеротрофических динофлагеллатов, несколько видов метазонов, включая полихетов, амфиподов, копиподов, эвфазидов и рыб.
Any questions?" Есть вопросы?
Tolland frowned. Толланд нахмурился:
"Clearly you know more about Arctic fauna than I do, and you agree there's plenty of life underneath us. - Несомненно, ты куда больше меня знаешь об арктической фауне и поэтому согласишься, что прямо под нами бушует жизнь.
So why are you so skeptical that we saw bioluminescent plankton?" Так откуда же столь скептическое отношение к биолюминесцентному планктону?
"Because, Mike, this shaft is sealed. - А оттуда, милый мой Майк, что шахта запечатана.
It's a closed, freshwater environment. Это замкнутая среда с пресной водой.
No ocean plankton could possibly get in here!" Никакой океанский планктон туда попасть просто не может!
"I tasted salt in the water," Tolland insisted. - Я пробовал воду и почувствовал в ней соль, -настаивал Толланд.
"Very faint, but present. - Концентрация очень слаба, но, несомненно, присутствует.
Saltwater is getting in here somehow." Так что каким-то образом сюда поступает соленая вода.
"Right," Norah said skeptically. "You tasted salt. - Правильно, - скептически произнесла Нора, - ты почувствовал соль.
You licked the sleeve of an old sweaty parka, and now you've decided that the PODS density scans and fifteen separate core samples are inaccurate." Лизнул рукав старой, пропитанной потом куртки и решил, что все результаты сканирования плотности и пятнадцать образцов ледовой субстанции ничего не значат.
Tolland held out the wet sleeve of his parka as proof. Толланд в доказательство протянул мокрую куртку.
"Mike, I'm not licking your damn jacket." - Майк, я не собираюсь лизать твой чертов рукав!
She looked into the hole. - Нора заглянула в полынью.
"Might I ask why droves of alleged plankton decided to swim into this alleged crack?" - А можно спросить, с какой стати целые стаи якобы существующего планктона заплыли в предположительно образовавшуюся щель во льду?
"Heat?" Tolland ventured. - Может быть, их привлекло тепло? -предположил Толланд.
"A lot of sea creatures are attracted by heat. - Многие морские обитатели плывут на тепло.
When we extracted the meteorite, we heated it. Когда мы вытаскивали метеорит, вода сильно нагрелась.
The plankton may have been drawn instinctively toward the temporarily warmer environment in the shaft." И возможно, планктон устремился в теплые слои воды в шахте.
Corky nodded. Мэрлинсон одобрительно кивнул:
"Sounds logical." - Звучит логично и убедительно.
"Logical?" - Логично? Убедительно?
Norah rolled her eyes. - Нора закатила глаза.
"You know, for a prize-winning physicist and a world-famous oceanographer, you're a couple of pretty dense specimens. - Знаете, для физика-лауреата и знаменитого на весь мир океанографа вы выглядите довольно чудной парочкой.
Has it occurred to you that even if there is a crack-which I can assure you there is not-it is physically impossible for any sea-water to be flowing into this shaft." А вам, господа ученые, не приходило в голову, что даже если эта трещина и существует - а я уверяю, что на самом деле ее нет, - то все равно никакая океанская вода просто физически не может попасть в шахту?
She stared at both of them with pathetic disdain. Она задиристо, с театральным презрением взглянула на своих оппонентов.
"But, Norah...," Corky began. - Нора... - начал было Корки.
"Gentlemen! - Джентльмены!
We're standing above sea level here." She stamped her foot on the ice. "Hello? This ice sheet rises a hundred feet above the sea. You might recall the big cliff at the end of this shelf? We're higher than the ocean. Мы с вами находимся выше уровня моря.
If there were a fissure into this shaft, the water would be flowing out of this shaft, not into it. И если бы в леднике появилась щель, то вода начала бы вытекать из шахты, а не поступать в нее.
It's called gravity." Так уж действует гравитация, господин физик.
Tolland and Corky looked at each other. Толланд и Мэрлинсон переглянулись.
"Shit," Corky said. - Черт! - восхитился Корки.
"I didn't think of that." - А я об этом и не подумал.
Norah pointed into the water-filled shaft. Нора показала вниз, на полынью:
"You may also have noticed that the water level isn't changing?" - Наверное, вы в состоянии заметить, что уровень воды не изменяется?
Tolland felt like an idiot. Толланд чувствовал себя полным идиотом.
Norah was absolutely right. Нора была абсолютно права.
If there had been a crack, the water would be flowing out, not in. Если бы во льду образовалась трещина, вода непременно бы вытекала, а ни в коем случае не поступала в шахту.
Tolland stood in silence a long moment, wondering what to do next. Он долго стоял, не произнося ни слова, раздумывая, что делать дальше.
"Okay." Tolland sighed. - Хорошо, - наконец вздохнул он, - ты победила.
"Apparently, the fissure theory makes no sense. Теория щели не выдержала научной критики.
But we saw bioluminescence in the water. Но мы действительно наблюдали люминесцентное свечение в воде.
The only conclusion is that this is not a closed environment after all. Единственный вывод напрашивается сам собой: это вовсе не замкнутая среда.
I realize much of your icedating data is built on the premise that the glacier is a solid block, but-" Я понимаю, что твои данные о возрасте льда в значительной степени основаны на постулате о его монолитности. Однако...
"Premise?" - На постулате?
Norah was obviously getting agitated. - Нора, очевидно, входила во вкус спора.
"Remember, this was not just my data, Mike. NASA made the same findings. - Запомни, Майк, это вовсе не мои данные. НАСА пришло к тем же выводам.
We all confirmed this glacier is solid. Мы все подтвердили монолитность льда.
No cracks." Трещин в нем нет.
Tolland glanced across the dome toward the crowd gathered around the press conference area. Толланд посмотрел в сторону, туда, где вокруг сектора прессы собралась толпа.
"Whatever is going on, I think, in good faith, we need to inform the administrator and-" - Что бы там ни было, мне кажется, нам обязательно надо предупредить администратора и...
"This is bullshit!" Norah hissed. - Чушь! - буквально прошипела Нора.
"I'm telling you this glacial matrix is pristine. - Еще раз говорю: льдина монолитна.
I'm not about to have my core data questioned by a salt lick and some absurd hallucinations." Я не собираюсь отказываться от своих данных, полученных путем серьезных исследований, и верить методу соленого рукава и нелепым галлюцинациям.
She stormed over to a nearby supply area and began collecting some tools. - Она почти бегом бросилась к ближайшему складу инструментов и начала собирать необходимое оборудование.
"I'll take a proper water sample, and show you this water contains no saltwater plankton-living or dead!" - Я возьму контрольную пробу воды и докажу, что в ней нет планктона, характерного для океанской соленой воды, ни живого, ни мертвого!
* * * Rachel and the others looked on as Norah used a sterile pipette on a string to harvest a water sample from the melt pool. Все внимательно наблюдали, как Нора стерильной пипеткой, привязанной к шнуру, забирает пробу из полыньи.
Norah placed several drops in a tiny device that resembled a miniature telescope. Несколько капель она выдавила в крошечный прибор, напоминающий миниатюрный телескоп.
Then she peered through the oculus, pointing the device toward the light emanating from the other side of the dome. Потом приникла к окуляру, предварительно повернув прибор к свету, мчавшемуся с другой стороны купола.
Within seconds she was cursing. Через секунду послышались громкие проклятия.
"Jesus Christ!" - Черт возьми!
Norah shook the device and looked again. - Нора потрясла прибор и посмотрела снова.
"Damn it! - Дело дрянь!
Something's got to be wrong with this refractometer!" Что-то с рефрактометром!
"Saltwater?" Corky gloated. - Соленая вода? - ехидно поинтересовался Мэрлинсон.
Norah frowned. Нора нахмурилась:
"Partial. - Частично.
It's registering three percent brine-which is totally impossible. Прибор показывает трехпроцентный солевой раствор.
This glacier is a snow pack. А это совершенно невозможно, ведь ледник представляет собой кладовую снега.
Pure freshwater. Чистая пресная вода.
There should be no salt." Соли здесь быть не должно.
Norah carried the sample to a nearby microscope and examined it. Нора перенесла пробу на ближайший микроскоп и вновь начала рассматривать ее.
She groaned. Через пару минут она не то зарычала, не то застонала.
"Plankton?" Tolland asked. - Что, планктон? - не выдержал Толланд.
"G. polyhedra," she replied, her voice now sedate. - Полиэдра, - коротко ответила Нора. Голос ее звучал теперь ровнее.
"It's one of the planktons we glaciologists commonly see in the oceans under ice shelves." - Один из видов планктона, который гляциологи обычно находят в океане под ледниками.
She glanced over at Tolland. - Она оторвалась от окуляра и взглянула на Толланда.
"They're dead now. - Но организмы мертвые.
Obviously they didn't survive long in a three percent saltwater environment." Очевидно, в трехпроцентном растворе долго не протянули.
The four of them stood in silence a moment beside the deep shaft. Все четверо стояли в молчании на краю глубокой водной шахты.
Rachel wondered what the ramifications of this paradox were for the overall discovery. Рейчел пыталась понять, какими могут оказаться последствия этого парадокса для открытия в целом.
The dilemma appeared minor when compared to the overall scope of the meteorite, and yet, as an intel analyst, Rachel had witnessed the collapse of entire theories based on smaller snags than this. По сравнению с тем, что дал им метеорит, проблема не казалась серьезной. И все же, как аналитик информации, Рейчел знала случаи, когда из-за совсем незначительных зацепок рушились целые теории.
"What's going on over here?" - Что здесь происходит?
The voice was a low rumble. - Раздавшийся голос больше всего напоминал рев медведя.
Everyone looked up. Все, как по команде, обернулись.
The bearish frame of the NASA administrator emerged from the dark. К ним приближался массивный администратор НАСА.
"Minor quandary with the water in the shaft," Tolland said. "We're trying to sort it out." - Да вот... кое-какие небольшие вопросы относительно воды в шахте, - пояснил Толланд, -и мы пытаемся разобраться.
Corky sounded almost gleeful. Мэрлинсон добавил, почти сияя:
"Norah's ice data is screwed." - Данные Норы оказались неверными.
"Bite me twice," Norah whispered. - Ну, давай, давай, кусай! - прошептала Нора.
The administrator approached, his furry eyebrows lowering. Администратор подошел, настороженно сдвинув брови.
"What's wrong with the ice data." - Так что же с данными?
Tolland heaved an uncertain sigh. Толланд неуверенно вздохнул:
"We're showing a three percent saltwater mix in the meteorite shaft, which contradicts the glaciology report that the meteorite was encased in a pristine freshwater glacier." - Анализ показывает, что в шахте трехпроцентный солевой раствор. А эго противоречит гляциологическому отчету, утверждающему, что метеорит находился в девственном, неповрежденном пресноводном леднике.
He paused. "There's also plankton present." - Он немного помолчал, словно собираясь с духом, и добавил: - Кроме того, здесь еще присутствует и планктон.
Ekstrom looked almost angry. Экстром казался почти рассерженным.
"Obviously that's impossible. - Невозможно!
There are no fissures in this glacier. В леднике нет трещин.
The PODS scans confirmed that. Это подтвердило сканирование.
This meteorite was sealed in a solid matrix of ice." Метеорит лежал в толще монолитного льда.
Rachel knew Ekstrom was correct. Рейчел знала, что именно так и обстоит дело.
According to NASA's density scans, the ice sheet was rock solid. По данным сканирования плотности, предпринятого НАСА, лед представлял собой единое целое.
Hundreds of feet of frozen glacier on all sides of the meteorite. Вокруг метеорита были сотни футов замерзшего льда.
No cracks. Никаких трещин.
And yet as Rachel imagined how density scans were taken, a strange thought occurred to her... Но, представив, как сканируется плотность льда, она вдруг поймала себя на странной мысли...
"In addition," Ekstrom was saying, "Dr. Mangor's core samples confirmed the solidity of the glacier." - А кроме того, - продолжал Экстром, - образцы субстанции, полученные доктором Мэнгор, подтвердили целостность ледника.
"Exactly!" Norah said, tossing the refractometer on a desk. - Совершенно верно! - воскликнула Нора, убирая рефрактометр.
"Double corroboration. - Двойное подтверждение.
No fault lines in the ice. Лед не имеет никаких подозрительных особенностей.
Which leaves us no explanation whatsoever for the salt and plankton." А это отклоняет все возможные объяснения появления в шахте соли и планктона.
"Actually," Rachel said, the boldness of her voice surprising even herself. "There is another possibility." - На самом деле, - вступила в разговор Рейчел, сама удивляясь собственной смелости, -объяснение есть.
The brainstorm had hit her from the most unlikely of memories. Идею ей подарило одно воспоминание.
Everyone was looking at her now, their skepticism obvious. Теперь все смотрели на нее, даже не пытаясь скрыть скептицизма.
Rachel smiled. Рейчел улыбнулась:
"There's a perfectly sound rationale for the presence of salt and plankton." - Есть вполне рациональное объяснение присутствию в шахте и соли, и планктона.
She gave Tolland a wry look. "And frankly, Mike, I'm surprised it didn't occur to you." - Она искоса взглянула на Толланда: - Честно говоря, Майк, удивительно, что ты сразу не догадался.
42 ГЛАВА 42
"Plankton frozen in the glacier?" - Планктон замерз в леднике?
Corky Marlinson sounded not at all sold on Rachel's explanation. - Казалось, Корки Мэрлинсон вовсе не клюнул на объяснение Рейчел.
"Not to rain on your parade, but usually when things freeze they die. - Не хочется портить вам праздник, но обычно, когда живые организмы замерзают, они умирают.
These little buggers were flashing us, remember?" А эта мелочь светилась, помните?
"Actually," Tolland said, giving Rachel an impressed look, "she may have a point. - Говоря по правде, - перебил товарища Толланд, признательно взглянув на Рейчел, - мисс Секстон не ошибается.
There are a number of species that enter suspended animation when their environment requires it. Существуют виды, способные в подходящих условиях, вызванных окружающей средой, восстанавливать жизнедеятельность.
I did an episode on that phenomenon once." Я когда-то даже посвятил этой теме одну из своих передач.
Rachel nodded. Рейчел кивнула:
"You showed northern pike that got frozen in lakes and had to wait until the thaw to swim away. - Ты показывал северную щуку, которая замерзла в озере и была вынуждена ждать оттепели, чтобы уплыть.
You also talked about micro-organisms called 'waterbears' that became totally dehydrated in the desert, remained that way for decades, and then reinflated when rains returned." А еще ты рассказывал о микроорганизмах, называемых "водяными медведями". Они полностью теряли влагу, находясь в районах засухи, и оставались в таком состоянии в течение десятилетий. А потом, когда выпадали дожди, "отмокали" и оживали.
Tolland chuckled. Толланд улыбнулся:
"So you really do watch my show?" - Ты что, действительно смотришь мою программу?
Rachel gave a slightly embarrassed shrug. Рейчел лишь смущенно пожала плечами.
"What's your point, Ms. Sexton?" Norah demanded. - Так в чем же заключается ваша идея, мисс Секстон? - потребовала продолжения Нора.
"Her point," Tolland said, "which should have dawned on me earlier, is that one of the species I mentioned on that program was a kind of plankton that gets frozen in the polar ice cap every winter, hibernates inside the ice, and then swims away every summer when the ice cap thins." - Идея, которая должна была сразу осенить меня, -пришел на помощь Толланд, - состоит в том, что одним из видов, упомянутых мной в той программе, является планктон, каждую зиму замерзающий в полярном льду, дремлющий там до весны, а летом, когда лед тает, уплывающий по своим делам.
Tolland paused. - Толланд помолчал.
"Granted the species I featured on the show was not the bioluminescent species we saw here, but maybe the same thing happened." - Необходимо отметить, что я говорил тогда не о биолюминесцентных видах, с которыми мы встретились здесь, но ведь могут быть и аналоги.
"Frozen plankton," Rachel continued, excited to have Michael Tolland so enthusiastic about her idea, "could explain everything we're seeing here. - Замерзание планктона, - продолжила Рейчел, вдохновленная энтузиазмом Майкла Толланда, -может объяснить все, что мы здесь видели.
At some point in the past, fissures could have opened in this glacier, filled with plankton-rich saltwater, and then refroze. Когда-то в прошлом в леднике могли образоваться щели. Пропустив соленую океанскую воду, они вновь замерзли.
What if there were frozen pockets of saltwater in this glacier? Вот таким образом в леднике и образовались карманы замерзшей соленой воды.
Frozen saltwater containing frozen plankton? То есть замерзшей соленой воды, содержащей замерзший планктон.
Imagine if while you were raising the heated meteorite through the ice, it passed through a frozen saltwater pocket. Представьте, что когда вы поднимали метеорит, он прошел как раз через подобный карман.
The saltwater ice would have melted, releasing the plankton from hibernation, and giving us a small percentage of salt mixed in the freshwater." Соленый лед растаял, пробудив от спячки планктон и дав нам тот самый небольшой процент соли в пресной воде.
"Oh, for the love of God!" Norah exclaimed with a hostile groan. - О, ради всего святого! - возмущенно простонала Нора.
"Suddenly everyone's a glaciologist!" - Все здесь вдруг оказались гляциологами!
Corky also looked skeptical. Корки тоже смотрел недоверчиво.
"But wouldn't PODS have spotted any brine ice pockets when it did its density scans? - Разве во время сканирования плотности льда эти карманы не обнаружились бы?
After all, brine ice and freshwater ice have different densities." Ведь соленый лед и пресный лед должны обладать совершенно различной плотностью.
"Barely different," Rachel said. - Очень мало различимой, - предположила Рейчел.
"Four percent is a substantial difference," Norah challenged. - Четыре процента - весьма значительная разница,- с вызовом вставила Нора.
"Yes, in a lab," Rachel replied. - Конечно, если измерения проводятся в лаборатории, - возразила Рейчел.
"But PODS takes its measurements from 120 miles up in space. - Но ведь спутник проводит измерения с высоты в сто двадцать миль.
Its computers were designed to differentiate between the obvious-ice and slush, granite and limestone." И его компьютеры запрограммированы на определение очевидной разницы - между льдом и грунтом, гранитом и известняком.
She turned to the administrator. "Am I right to assume that when PODS measures densities from space, it probably lacks the resolution to distinguish brine ice from fresh ice?" - Она повернулась к администратору НАСА: - Я права, предполагая, что когда спутник измеряет плотность из космоса, то ему, возможно, недостает разрешения, необходимого, чтобы различить замерзший солевой раствор и лед из пресной воды
The administrator nodded. Администратор кивнул:
"Correct. - Совершенно верно.
A four percent differential is below PODS's tolerance threshold. Дифференциал в четыре процента находится ниже порога разрешения спутника.
The satellite would see brine ice and fresh ice as identical." Его приборы воспримут соленый и пресный лед как совершенно идентичную субстанцию.
Tolland now looked intrigued. Толланд, казалось, увлекся идеей.
"This would also explain the static water level in the shaft." - Это также объясняет постоянный уровень воды в шахте.
He looked at Norah. "You said the plankton species you saw in the extraction shaft was called-" - Он посмотрел на Нору: - Ты сказала, что планктон, который ты видела под микроскопом, называется...
"G. polyhedra," Norah declared. - Полиэдра, - торжественно провозгласила Нора.
"And now you're wondering if G. polyhedra is capable of hibernating inside the ice? - И что же, теперь ты размышляешь о том, способна ли полиэдра сохранить жизнь во льду?
You'll be pleased to know the answer is yes. Тебе будет приятно узнать, что ответ положителен.
Absolutely. Это так.
G. polyhedra is found in droves around ice shelves, it bioluminesces, and it can hibernate inside the ice. Во всех шельфовых ледниках полиэдра встречается в изобилии. Она светится и способна зимовать во льду.
Any other questions?" Еще вопросы есть?
Everyone exchanged looks. Все стоящие на краю шахты переглянулись.
From Norah's tone, there was obviously some sort of "but"-and yet it seemed she had just confirmed Rachel's theory. Тон Норы подразумевал определенное "но". Однако она подтвердила теорию Рейчел.
"So," Tolland ventured, "you're saying it's possible, right? - Итак, - набрался храбрости Толланд, - ты говоришь, что такое вполне возможно?
This theory makes sense?" Теория имеет смысл?
"Sure," Norah said, "if you're totally retarded." - Разумеется, - подтвердила Нора, - если вы все совершенно глупы.
Rachel glared. Рейчел не ожидала подобной резкости.
"I beg your pardon?" - Прошу прощения?
Norah Mangor locked stares with Rachel. Нора Мэнгор посмотрела на нее в упор:
"I imagine in your business, a little bit of knowledge is a dangerous thing? - Полагаю, что в вашем деле небольшая доля знания - очень опасная вещь, так ведь?
Well, trust me when I tell you that the same holds true for glaciology." Поэтому поверьте мне, когда я скажу, что совершенно то же самое относится и к гляциологии.
Norah's eyes shifted now, looking at each of the four people around her. - Нора окинула взглядом всех четверых по очереди.
"Let me clarify this for everyone once and for all. - Позвольте мне прояснить это раз и навсегда для каждого из вас.
The frozen brine pockets that Ms. Sexton has proposed do occur. Те карманы замерзшей соленой воды, о которых говорит мисс Секстон, действительно существуют.
They are what glaciologists call interstices. Гляциологи называют их расщелинами.
Interstices, however, form not as pockets of saltwater but rather as highly branched networks of brine ice whose tendrils are as wide as a human hair. Расщелины, однако, выглядят не как резервуары, а скорее как разветвленная сеть, волокна которой не толще человеческого волоса.
That meteorite would have had to pass through one hell of a dense series of interstices to release enough saltwater to create a three percent mixture in a pool that deep." Так что метеориту пришлось бы пройти через невиданное количество подобных расщелин, чтобы освободить достаточный объем соленой воды для получения в нашей шахте трехпроцентного раствора.
Ekstrom scowled. Экстром нахмурился:
"So is it possible or not?" - Так все-таки возможно это или нет?
"Not on your life," Norah said flatly. "Totally impossible. - Ни за что на свете, - резко заключила Нора, -совершенно невозможно!
I would have hit pockets of brine ice in my core samples." В таком случае я непременно наткнулась бы на прослойки соленого льда в своих образцах.
"Core samples are drilled essentially in random spots, right?" Rachel asked. - Но ведь образцы высверливались в произвольных местах, верно? - уточнила Рейчел.
"Is there any chance the cores' placements, simply by bad luck, could have missed a pocket of sea ice?" - Существует ли шанс, что чисто случайно бур прошел мимо солевых карманов?
"I drilled directly down over the meteorite. - Я сверлила непосредственно над метеоритом.
Then I drilled multiple cores only a few yards on either side. А также и во многих местах по сторонам от него, всего в нескольких ярдах.
You can't get any closer." Пропустить что-то было невозможно.
"Just asking." - И все-таки...
"The point is moot," Norah said. - Вопрос очень спорный, - продолжала Нора.
"Brine interstices occur only in seasonal ice-ice that forms and melts every season. - Солевые расщелины встречаются исключительно в сезонных льдах, а именно в тех, которые образуются в прибрежных зонах и тают каждый сезон.
The Milne Ice Shelf is fast ice-ice that forms in the mountains and holds fast until it migrates to the calving zone and falls into the sea. А шельфовый ледник Милна - это "быстрый лед", который образуется в горах, сдвигается и уходит в море.
As convenient as frozen plankton would be for explaining this mysterious little phenomenon, I can guarantee there are no hidden networks of frozen plankton in this glacier." Какой бы удобной ни оказалась теория замерзшего планктона для объяснения вашего странного феномена, тем не менее я могу гарантировать, что в этом леднике не существует сети замерзшего планктона.
The group fell silent again. Все снова замолчали.
Despite the stark rebuttal of the frozen plankton theory, Rachel's systematic analysis of the data refused to accept the rejection. Несмотря на опровержение теории замерзшего планктона, системный анализ данных, к которому привыкла Рейчел, не позволял ей покорно принять отказ.
Instinctively, Rachel knew that the presence of frozen plankton in the glacier beneath them was the simplest solution to the riddle. Она инстинктивно понимала, что признание наличия замерзшего планктона во льду под ними является простейшим решением проблемы.
The Law of Parsimony, she thought. Этот логический постулат определялся законом экономии.
Her NRO instructors had driven it into her subconscious. Инструкторы НРУ внедряли его в подсознание агентов.
When multiple explanations exist, the simplest is usually correct. В случае если существует много объяснений какой-то проблемы, правильным обычно оказывается простейшее.
Norah Mangor obviously had a lot to lose if her ice-core data was wrong, and Rachel wondered if maybe Norah had seen the plankton, realized she'd made a mistake in claiming the glacier was solid, and was now simply trying to cover her tracks. Несомненно, если бы данные гляциологического исследования оказались неверными, Нора Мэнгор теряла многое. Рейчел обдумывала вариант, при котором Нора увидела планктон, поняла, что она совершила ошибку, определив лед как монолитный, и теперь просто пыталась отвлечь от себя внимание.
"All I know," Rachel said, "is that I just briefed the entire White House staff and told them this meteorite was discovered in a pristine matrix of ice and had been sealed there, untouched by outside influence since 1716, when it broke off of a famous meteorite called the Jungersol. - Единственное, что я знаю, - произнесла Рейчел, -так это то, что совсем недавно я выступала перед сотрудниками Белого дома и сказала им, что метеорит обнаружен в монолитном леднике, что он пролежал там, не подвергаясь внешним воздействиям, с 1716 года, когда было знаменитое "Юргенсольское падение".
This fact now appears to be in some question." А теперь сей факт оказывается под сомнением.
The NASA administrator was silent, his expression grave. Администратор НАСА мрачно смотрел на черную воду.
Tolland cleared his throat. Толланд откашлялся.
"I have to agree with Rachel. - Я вынужден согласиться с Рейчел.
There was saltwater and plankton in the pool. В полынье присутствует и соленая вода, и планктон.
No matter what the explanation is, that shaft is obviously not a closed environment. Независимо от возможного объяснения, шахта определенно не представляет собой замкнутое пространство.
We can't say it is." Мы не можем это утверждать.
Corky was looking uncomfortable. Мэрлинсон выглядел смущенным.
"Um, folks, not to sound like the astrophysicist here, but in my field when we make mistakes, we're usually off by billions of years. - Ну, ребята, конечно, не мне, как астрофизику, здесь что-то говорить, но в моей области когда мы ошибаемся, то обычно примерно на миллиард лет.
Is this little plankton/saltwater mix-up really all that important? И с этой точки зрения так ли уж действительно важна небольшая путаница с планктоном и соленой водой?
I mean, the perfection of the ice surrounding the meteorite in no way affects the meteorite itself, right? То есть я хочу сказать, что состояние окружающего метеорит льда ни в коем случае не влияет на сам метеорит.
We still have the fossils. Окаменелости-то все равно остаются.
Nobody is questioning their authenticity. И никто не оспаривает их истинность.
If it turns out we've made a mistake with the ice-core data, nobody will really care. Если вдруг мы и совершили ошибку с образцами ледовой субстанции, до этого все равно никому не будет никакого дела.
All they'll care about is that we found proof of life on another planet." Важными остаются лишь доказательства внеземной жизни.
"I'm sorry, Dr. Marlinson," Rachel said, "as someone who analyzes data for a living, I have to disagree. - Извините, доктор Мэрлинсон, - возразила Рейчел, - как человек, зарабатывающий на жизнь анализом информации, я не могу с вами согласиться.
Any tiny flaw in the data NASA presents tonight has the potential to cast doubt over the credibility of the entire discovery. Малейшее несоответствие в данных, которые НАСА представляет сегодня, моментально поставит под удар достоверность всего открытия.
Including the authenticity of the fossils." Включая и аутентичность окаменелостей.
Corky's jaw fell open. Мэрлинсон буквально открыл рот от изумления.
"What are you talking about? - Что вы говорите? - возмутился он.
Those fossils are irrefutable!" - Окаменелости не вызывают ни малейшего сомнения!
"I know that. - Я это знаю.
You know that. И вы знаете.
But if the public catches wind that NASA knowingly presented ice-core data that was in question, trust me, they will immediately start wondering what else NASA lied about." Но если до общественности дойдет слух, что НАСА, зная правду, представило недостоверные сведения о леднике, то, поверьте мне, тут же окажется под сомнением и все остальное.
Norah stepped forward, eyes flashing. С горящими глазами в разговор вмешалась Нора:
"My ice-core data is not in question." - Мои данные о леднике вовсе не недостоверны!
She turned to the administrator. "I can prove to you, categorically, that there is no brine ice trapped anywhere in this ice shelf!" - Она повернулась к администратору: - Я могу представить неопровержимые доказательства того, что в леднике нет расщелины!
The administrator eyed her a long moment. Администратор смерил ее долгим взглядом:
"How?" - Как?
Norah outlined her plan. Нора изложила свой план.
When she was done, Rachel had to admit, the idea sounded like a reasonable one. Когда она закончила, Рейчел была готова признать, что он звучит разумно.
The administrator did not look so sure. Однако администратор, похоже, сомневался.
"And the results will be definitive?" - И что же, результаты будут положительными?
"One hundred percent confirmation," Norah assured him. - Гарантирую стопроцентное подтверждение, -заверила его Нора.
"If there's one goddamn ounce of frozen saltwater anywhere near that meteorite shaft, you will see it. - Если где-нибудь возле шахты окажется чертова унция замерзшей соленой воды, вы все сразу это увидите.
Even a few droplets will light up on my gear like Times Square." Даже несколько капель под микроскопом будут выглядеть словно Таймс-сквер.
The administrator's brow furrowed beneath his military buzz cut. Лоб администратора под коротким ежиком волос превратился в гармошку - настолько он сморщился.
"There's not much time. - Времени совсем мало.
The press conference is in a couple of hours." Через пару часов должна начаться пресс-конференция.
"I can be back in twenty minutes." - Я вернусь через двадцать минут.
"How far out on the glacier did you say you have to go?" - Как далеко по леднику вам придется пройти?
"Not far. - Совсем близко.
Two hundred yards should do it." Двести ярдов - вполне достаточное расстояние.
Ekstrom nodded. Экстром кивнул.
"Are you certain it's safe?" - Вы уверены, что это безопасно?
"I'll take flares," Norah replied. "And Mike will go with me." - Я возьму сигнальные ракеты, - ответила Нора, - а кроме того, со мной пойдет Майк.
Tolland's head shot up. Толланд вскинул голову:
"I will?" - Я?
"You sure as hell will, Mike! - Ты, Майк!
We'll be tethered. Пойдем в связке.
I'd appreciate a strong set of arms out there if the wind whips up." Пара сильных, надежных рук совсем не помешает, особенно если поднимется резкий ветер.
"But-" - Но...
"She's right," the administrator said, turning to Tolland. - Доктор Мэнгор права, - вмешался администратор, поворачиваясь к Толланду.
"If she goes, she can't go alone. - Если уж она намерена идти, то ни в коем случае не должна быть одна.
I'd send some of my men with her, but frankly, I'd rather keep this plankton issue to ourselves until we figure out if it's a problem or not." Я бы послал кого-нибудь из своих людей, но, честно говоря, хотелось бы сохранить всю эту планктонную чепуху между нами, во всяком случае, до тех пор, пока не выяснится, проблема это на самом деле или нет.
Tolland gave a reluctant nod. Толланд с явной неохотой кивнул.
"I'd like to go too," Rachel said. - Я тоже хочу пойти, - сказала Рейчел.
Norah spun like a cobra. Нора вскинулась, словно кобра:
"The hell you will." - Черта с два!
"Actually," the administrator said, as if an idea had just occurred to him, "I think I'd feel safer if we used the standard quad tether configuration. - Мне кажется, - начал администратор таким тоном, словно идея только что пришла ему в голову, - будет куда безопаснее, если мы используем стандартную квадратную конфигурацию связки.
If you go dual, and Mike slips, you'll never hold him. Если вы пойдете вдвоем и, не дай Бог, Майк поскользнется, вы его ни за что не удержите.
Four people are a lot safer than two." Четыре человека куда надежнее, чем два.
He paused glancing at Corky. "That would mean either you or Dr. Ming." - Он замолчал и посмотрел на Мэрлинсона: - То есть должны отправиться или вы, или доктор Мин.
Ekstrom glanced around the habisphere. - Экстром оглянулся.
"Where is Dr. Ming, anyway?" - А кстати, где доктор Мин?
"I haven't seen him in a while," Tolland said. "He might be catching a nap." - Я уже давно его не видел, - ответил Толланд, -должно быть, он прилег отдохнуть перед пресс-конференцией.
Ekstrom turned to Corky. Экстром повернулся к Корки:
"Dr. Marlinson, I cannot require that you go out with them, and yet-" - Доктор Мэрлинсон, я не вправе требовать, чтобы вы пошли с ними, однако...
"What the hell?" Corky said. - Какого черта?! - воскликнул Корки.
"Seeing as everyone is getting along so well." - Разумеется, я отправлюсь со всеми.
"No!" Norah exclaimed. - Нет! - возразила Нора.
"Four people will slow us down. - Вчетвером мы будем двигаться намного медленнее.
Mike and I are going alone." Мы с Майком пойдем вдвоем.
"You are not going alone." - Вдвоем вы не пойдете.
The administrator's tone was final. - Тон администратора не допускал возражений.
"There's a reason tethers are built as quads, and we're going to do this as safely as possible. - Существует весомая причина того, почему в связке ходят именно вчетвером, и мы должны соблюдать все меры предосторожности.
The last thing I need is an accident a couple hours before the biggest press conference in NASA's history." Меньше всего мне нужен несчастный случай за пару часов до самой важной в истории НАСА пресс-конференции.
43 ГЛАВА 43
Gabrielle Ashe felt a precarious uncertainty as she sat in the heavy air of Marjorie Tench's office. В сумрачной атмосфере кабинета Марджори Тенч Гэбриэл Эш ощущала себя крайне неуверенно.
What could this woman possibly want with me? Чего все-таки хочет от нее эта женщина?
Behind the room's sole desk, Tench leaned back in her chair, her hard features seeming to radiate pleasure with Gabrielle's discomfort. Сидя за своим столом, Тенч расслабленно откинулась на спинку кресла, и резкие, грубые черты ее лица выражали необычайное удовлетворение от того дискомфорта, который испытывала Гэбриэл.
"Does the smoke bother you?" Tench asked, tapping a fresh cigarette from her pack. "No," Gabrielle lied. Tench was already lighting up anyway. - Табачный дым вам не мешает? - любезно поинтересовалась она, доставая из пачки очередную сигарету. И, не дожидаясь ответа, закурила. - Нет, - солгала Гэбриэл.
"You and your candidate have taken quite an interest in NASA during this campaign." - В вашей избирательной кампании и вы сама, и ваш кандидат уделяете чрезвычайное внимание делам НАСА, - приступила Тенч к делу.
"True," Gabrielle snapped, making no effort to hide her anger, "thanks to some creative encouragement. - Действительно, это так! - резко выпалила Гэбриэл, не пытаясь скрыть раздражение. - И надо сказать, не без посторонней поддержки.
I'd like an explanation." Мне бы хотелось получить разъяснения.
Tench gave an innocent pout. Тенч бросила на нее невинный взгляд:
"You want to know why I've been sending you e-mail fodder for your attack on NASA?" - Вам хотелось бы знать, почему я посылала вам по электронной почте материалы для атак на космическое агентство?
"The information you sent me hurt your President." - Та информация, которой вы меня снабжали, не идет на пользу рейтингу президента.
"In the short run, yes." - В ближайшей перспективе - да.
The ominous tone in Tench's voice made Gabrielle uneasy. Зловещий тон, которым были произнесены эти слова, обескуражил Гэбриэл.
"What's that supposed to mean?" - Что вы хотите сказать?
"Relax, Gabrielle. - Остыньте, мисс Эш.
My e-mails didn't change things much. Мои послания на самом деле мало что изменили.
Senator Sexton was NASA-bashing long before I stepped in. Сенатор Секстон выступал против НАСА задолго до того, как в игру вступила я.
I simply helped him clarify his message. Solidify his position." А я просто помогла ему прояснить позицию и упрочить положение.
"Solidify his position?" - Упрочить положение?
"Exactly." - Именно так.
Tench smiled, revealing stained teeth. - Тенч улыбнулась, показав пожелтевшие от табака зубы.
"Which, I must say, he did quite effectively this afternoon on CNN." - И должна признаться, он отлично сделал это сегодня днем на Си-эн-эн.
Gabrielle recalled the senator's reaction to Tench's fence-buster question. Гэбриэл вспомнила реакцию сенатора на лобовой вопрос Марджори:
Yes, I would act to abolish NASA. "Да, я бы упразднил НАСА".
Sexton had gotten himself cornered, but he'd played out of the rough with a strong drive. Секстон оказался загнанным в угол, но нашел в себе силы действовать прямо и решительно.
It was the right move. Шаг оказался верным.
Wasn't it?