Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14

    Путь смерти (fb2)


    Иван Суббота
    Темный Эвери. Путь смерти

    © И. Суббота, 2015

    © ООО «Издательство АСТ», 2015

    Пролог

    Утреннее солнце еще не успело выглянуть из-за вершин далеких гор и осветить лес на крутом берегу полноводной реки, а лесные жители уже начали пробуждаться от ночной спячки. Пока еще робко защебетали высоко в ветвях ранние пташки. В траве зашуршали мыши. Белка выглянула из дупла. Матерый секач повел свой выводок к ближайшему орешнику.

    Молодая зайчиха, прошлой ночью принесшая свой первый помет, открыла глаза и некоторое время прислушивалась к шорохам просыпающегося леса. Убедившись, что вокруг все спокойно, она обнюхала спящих зайчат и осторожно, стараясь не разбудить их, выбралась из зарослей кустарника на заросший сочной травой берег. Обессиленный родами организм нуждался в питании, и зайчиха бойко заработала острыми зубками, перемалывая зеленые травинки, время от времени выглядывая из густой травы и прядая ушами.

    Вдруг она замерла. Что-то насторожило ее. Зайчиха подняла мордочку и принюхалась к запахам леса. Ноздри ее расширились, кончик носа забегал из стороны в сторону. Она даже привстала на задние лапки, чтобы густая трава не мешала ей осматривать окрестности, и огляделась.

    Вокруг все было спокойно и тихо, только беззаботные птахи весело попискивали где-то в вершинах деревьев. Простояв некоторое время на задних лапах, и не увидев и не учуяв ничего подозрительного, зайчиха успокоилась и опять принялась за траву, но через несколько мгновений вновь испуганно замерла. Что-то тревожило ее, но она никак не могла понять что. Она снова привстала на задние лапки. Ее длинные уши поворачивались то в одну, то в другую сторону, улавливая малейшие звуки.

    В кронах деревьев щебетали птицы, в траве едва слышно копошились мыши. Внизу, под обрывом, неторопливо несла свои воды река, в которой изредка всплескивала рыба. На другом берегу реки, в редком подлеске, тоже не было ничего подозрительного.

    И все же что-то не давало покоя зайчихе. Постояв еще несколько секунд на задних лапах, она решила прислушаться к своим чувствам и быстро юркнула в густой кустарник, где у нее было устроено уютное гнездышко.

    Трусливая зайчиха только-только успела скрыться в зарослях кустарника, как над поляной, в метре над травой, появилась светящаяся точка. Секунду яркая точка провисела неподвижно, а потом бесшумно полыхнула, на несколько мгновений ослепив зайчиху и заставив ее в ужасе закрыть глаза. Когда зайчиха их открыла, то увидела плавно колышущийся над поляной вертикальный серебристый овал с размытыми краями, больше всего напоминающий играющую солнечными бликами водную гладь.

    Из колышущегося серебряного марева на поляну вывалилось человеческое тело, почти полностью обнаженное, лишь только небольшой кусок ткани был обернут вокруг его бедер. Зайчиха замерла. Людей она видела и раньше, и не один раз. Охотники, они приходили в лес и убивали его жителей. Ничего хорошего встреча с людьми не несла.

    Человек некоторое время лежал неподвижно, а потом пошевелился, медленно повернулся на бок, подтянул колени к подбородку и негромко простонал:

    – Ох… Чтобы я еще раз связался с ней…

    Он с трудом, морщась от внутренней боли, перевернулся сначала на спину, а потом рывком принял сидячее положение. Одна его рука упиралась в землю, а другая прижимала к груди три ярко-синих кристалла, каждый из которых был размером с большую еловую шишку. Человек помотал головой, сделал несколько глубоких вдохов. Покряхтывая, поднялся на ноги, все так же крепко прижимая одной рукой кристаллы к груди, выпрямился и посмотрел по сторонам. Серебристое окно портала за его спиной тихо схлопнулось.

    У зайчихи бешено заколотилось сердце, когда человек сделал несколько шагов в ее сторону. Она уже была готова сорваться с места и броситься прочь, как человек неожиданно остановился и, присев на корточки, аккуратно положил кристаллы на траву. Потом он поднял с земли лежавшую рядом сухую ветку и внимательно ее осмотрел. Недовольно поморщившись, отбросил ее в сторону и отломал от кустарника другую, свежую. Вышел на середину поляны и вытянул руку с веточкой перед собой, а затем сделал два шага назад. Отломанная от кустарника ветка осталась висеть в воздухе, но длилось это не долго – через несколько секунд она осыпалась трухой. Зелено-коричневая древесная труха не успела упасть на землю – подхваченная потоком воздуха она закружилась, сформировала небольшой смерч, который через минуту превратился в некое подобие кокона, пустившегося в хоровод по поляне. С каждым па его странного танца объем кокона увеличивался, воронка становилась все плотнее и плотнее, втягивая в себя весь мусор с поляны – кусочки древесной коры, упавшие с деревьев листья, сухие травинки и веточки. Вскоре в центре поляны вертелся двухметровый плотный вихрь из коричневой и зеленой пыльцы, а когда он неожиданно остановился и опал на землю, на его месте остался стоять скелет. Человеческий скелет.

    Зайчиха, мелко дрожа, зажмурилась. Лучше этого не видеть. Так гораздо спокойнее. Хорошо, что у зайчат еще не открылись глазки. Вот и у нее пусть они побудут закрытыми.

    – Отлично, – донесся до нее тихий голос. Смысл сказанного зайчиха не поняла, но почувствовала удовлетворение, прозвучавшее в голосе человека. – Теперь нервная система.

    Плотно прикрывшая глаза зайчиха не видела, как костяной скелет начал покрываться сетью тончайших сизых прожилок, а еще через некоторое время вокруг него словно по невидимым желобкам потекла красная жидкость, формируя сложную разветвленную систему. Когда обе системы полностью покрыли костяной каркас, переплетясь между собой, скелет начал обрастать плотью. Мышечная ткань возникала прямо из воздуха, из ничего. Появившись в районе шеи, она потянулась вдоль плеч и костей рук, формируя бицепсы, лучевые мышцы, локтевые сгибатели, и, наконец, покрывая собой кисти. Плоть поползла вверх, к затылку и лицевым пластинам, потекла вниз вдоль позвоночника, и в стороны от него, образовывая мышцы спины, обволакивая ребра грудной клетки, формируя ягодицы, бедра, голени, наползая на стопы… Сухожилия, появляющиеся одновременно с мышцами, накрепко связывали их с костяком скелета. Если бы зайчиха решилась открыть глаза, она увидела бы, как формируются внутренние органы – печень, сердце, легкие… Последними появились кожный и волосяной покровы.

    Через минуту все было закончено. Перед живым человеком стояла его точная копия. Человек обошел ее, внимательно осматривая и выискивая признаки малейшего изъяна. Не найдя их, он удовлетворенно кивнул. Остановился перед своим созданием, лицом к лицу, снял с себя набедренную повязку, оставшись совсем голым, и протянул ее своей копии:

    – Надень.

    Его копия послушно взяла повязку и быстрым ловким движением обмотала ткань вокруг бедер. Человек, пристально наблюдавший за движениями своего создания, опять удовлетворенно кивнул.

    – Стой здесь, – дал он негромкую команду и отошел на несколько шагов в сторону.

    Осмотревшись, человек сделал легкий взмах рукой и с небольшого участка поляны резким и неожиданным порывом ветра смело траву вместе с дерном. На этом месте получился аккуратный круг чистой земли диаметром около двух метров.

    Еще несколько пассов руками и по освобожденному от растительности участку заскользили тонкие огненные линии. Они сформировали несколько концентрических окружностей, а затем вписали в самую большую из них звезду о девяти лучах. В каждом из лучей появились короткие надписи, черточки, какие-то закорючки. Хаотичное на первый взгляд нагромождение знаков создавало в конечном итоге впечатление идеальной гармонии. Лишь одна из внутренних окружностей была слегка повреждена, но создатель рисунка, похоже, этого не заметил.

    – Через десять секунд бросишь это в нонаграмму, – сказал человек, обращаясь к своей копии. Он поднял с земли первый попавшийся камешек и передал его своему созданию. – Маны у тебя всего на один удар. Попробуй убить его.

    Сказал и исчез – вот только что он был здесь, а через мгновение его не стало. И только появившиеся на траве следы от босых ног, приминавших ее, позволяли догадаться, что он по-прежнему здесь, только отошел немного в сторону.

    Еще несколько секунд ничего не происходило, а потом стоявшая возле нонаграммы фигура пошевелилась и взмахнула рукой. Брошенный ею камень упал точно в самый центр рисунка. Там полыхнуло. Из нонаграммы повалил густой багровый дым, а когда он развеялся, стало видно, что в ее центре стоит необычное существо. Похожее на человека своим строением, да и одетое в обычную человеческую одежду – потертые кожаные штаны, ветхая льняная сорочка на шнуровке, потрепанный временем длиннополый плащ – это существо человеком не было. От людей оно отличалось наличием массивных рогов, выраставших изо лба и резко убегавших назад, фиолетовым цветом кожи и адским пламенем, полыхающим в бездонных глазах. Ну и, конечно, конскими копытами, торчавшими из-под широких штанин.

    – Глупец! – пророкотал демон, уставившись на копию человека. – Ты решился вызвать меня, не понимая, что творишь!

    Стоявшая напротив него фигура, одетая в одну лишь набедренную повязку, не говоря ни слова резко подняла руку. С ее пальцев сорвалась молния и ударила в грудь демона и… рассыпалась мелкими искрами.

    Демон расхохотался.

    – И это все? – издевательски спросил он. – Это все, на что ты способен?

    Миг, и демон оказался рядом с человеком, нонаграмма не удержала его. Демон без замаха ударил рукой снизу вверх. Острые когти его четырехпалой руки словно острия боевого топора вспороли живот и вскрыли грудную клетку человека, разрывая его плоть и выворачивая ребра. Один коготь задел сердце, развалив его на две части, а другой, уже на излете движения, подцепил челюсть и выворотил ее, практически оторвав от головы. Словно тряпка, из которой выдернули стержень, человек сложился кучей окровавленного мяса у ног демона.

    – Отличный удар, Древний! – раздался спокойный голос откуда-то сбоку. – Чувствуется мастер своего дела!

    Демон резко развернулся в ту сторону.

    И тут же в него вонзился появившийся из ниоткуда луч света. Удар был настолько силен, что демона отбросило на десяток метров, к самому краю обрыва. Концентрированный свет пробил тело демона и унесся дальше, растворившись где-то вдалеке в лучах утреннего солнца, а в груди Древнего появилась дымящаяся дыра, в которую легко могла поместиться спелая тыква.

    – «Копье Света», – произнес человек, с которого слетела невидимость. – Всего лишь четвертый уровень, а каков эффект!

    Он не стал разглядывать результат своих трудов, не стал проверять состояние демона. И свое создание, копию самого себя, кучей мертвой плоти лежавшую в центре поляны, тоже не удостоил вниманием.

    Быстрым шагом он подошел к синим кристаллам, которые все это время нетронутыми пролежали под кустом на краю поляны, подхватил один из них и впился в него глазами. Кристалл под его взглядом начал тускнеть, терять свою яркую синеву, становясь все бледнее и бледнее, а под конец и вовсе стал совершенно прозрачным.

    Когда энергия кристалла полностью впиталась в человека, он выпустил его из рук и не спеша отошел к другому краю поляны, остановился в паре метров от деревьев и замер, широко раскинув руки в стороны. Тело его напряглось, мышцы на руках и ногах вздулись, словно он пытался удержать немыслимую тяжесть. По щеке заскользила капелька пота.

    Примерно через минуту в воздухе перед ним появилась темная точка. В отличие от той, которая вспугнула зайчиху и потом развернулась в серебристое окно портала, эта точка, казалось, не излучала, а поглощала свет.

    Человек устало опустил руки и сделал шаг назад, а зависшая в воздухе черная точка начала набухать, медленно увеличиваться в размерах, образуя сначала темную кляксу с размытыми и колеблющимися краями, а потом резким рывком превратилась в идеально ровный матово-черный круг диаметром около трех метров с четко очерченной границей. Поверхность круга пошла рябью, кое-где на ней появились бурые пятна, начавшие вращаться вокруг центра окружности. Они кружились все быстрее и быстрее, и вскоре на крутящуюся с немыслимой скоростью спираль, образованную черными и бурыми полосами, стало больно смотреть. Человек сделал еще пару шагов назад и прикрыл глаза ладонью, терпеливо ожидая чего-то. Через несколько минут вращение спирали резко прекратилось, а еще через миг багрово-черный круг исчез, оставив после себя лишь яркую окантовку идеальной круглой формы. Сквозь открывшееся окно портала виднелась заснеженная равнина, убегавшая куда-то за горизонт.

    Человек довольно кивнул и, вернувшись к кустам, подхватил все три лежавшие там кристалла – два ярко-синих, наполненных энергией, и один прозрачный, пустой. Прижав их к груди, он приблизился к порталу и, осторожно переступив через его край, прошел сквозь окно. Голые ноги, погрузившиеся по середину голени в снег, моментально покрылись пупырышками. Человек зябко поежился и, оставляя глубокие следы в снегу, сделал несколько шагов. Осмотрелся. Безжизненная снежная равнина простиралась во все стороны.

    – Ну, здравствуй, прекрасный новый мир, – сказал человек. – И почему я не удивлен, что портал открылся в самом негостеприимном месте этого чудного мира? С моими взаимоотношениями с богом Удачи ожидать иного было бы глупо. Не так ли, Ренд?

    Никто, разумеется, ответа ему не дал.

    – Ладно, не будем терять время. Кали наверняка уже напала на мой след.

    Он наклонился, положил на снег прозрачный кристалл и один из наполненных синевой. Другой синий кристалл он поднял на уровень глаз и вновь пристально в него вгляделся.

    Когда и этот кристалл стал абсолютно прозрачным, человек небрежно бросил его на снег к своим ногам и встал спиной к все еще открытому порталу. Он опять раскинул руки в стороны, и дрожь напряжения вновь пробежала по его мышцам. Черная точка, появившаяся перед ним, как и предыдущая, превратилась сначала в кляксу с неровными краями, а потом в идеально очерченный круг. Снова забегали бурые пятна на черном фоне, снова вращающаяся с огромной скоростью спираль вызвала боль в глазах, но на этот раз человек не отвел от нее взгляд. Когда спираль остановилась и заволакивающая внутренности круга багровая тьма исчезла, его взору предстали перекатывающиеся по поверхности океана волны. Человек сделал короткий шаг и остановился перед окном портала. Слегка наклонился и выглянул из него.

    До величаво перекатывающихся внизу волн было около тридцати метров. Человек посмотрел в одну сторону, в другую. Даже зачем-то втянул в себя свежий океанский воздух.

    Похоже, здесь недавно была буря. Об этом говорили и рассеивающиеся над океаном тучи, и лучи солнца, пробивающиеся сквозь них.

    – Вроде оно, – задумчиво сказал человек, переведя взгляд с океанских волн на небо, и слегка прищурился, как будто высматривая что-то, расположенное поверх туч и видимое только ему одному.

    Резкий порыв ветра донес до него водную взвесь, заставив голое тело поежиться.

    – Да, точно. Это тот самый мир, – на этот раз уверенно произнес человек, проведя языком по губам, и ощутив на них соленый привкус. – Звезды не врут.

    Он отошел на один шаг от портала и повернулся к нему боком. Посмотрел в одну сторону, потом в другую и удовлетворенно кивнул. Сейчас он стоял между двумя портальными окнами, ровно посередине между ними. В одном окне виднелся успокаивающийся после бури океан, а в другом лесная поляна на обрывистом берегу реки.

    Человек поднял третий, последний наполненный энергией, кристалл и перекачал его содержимое в себя. А затем бросил его в портальное окно, выводящее в мир с океаном. Вслед за первым опустошенным кристаллом последовали и два других. Булькнув на поверхности океана, они медленно пошли ко дну.

    А человек сделал несколько шагов назад. Теперь окна порталов, висящие в воздухе друг напротив друга, были перед ним. Он вытянул руки перед собой и немного развел их в стороны. Одну ногу выставил вперед и согнул в колене, а другой покрепче уперся в заснеженную землю.

    Медленно, словно преодолевая невероятное сопротивление, он начал сводить руки. Жилы на его шее вздулись, мышцы по всему телу задеревенели, на лбу выступила испарина.

    Дрогнув, так же медленно двинулись навстречу друг другу два портальных окна.

    Младшие боги, увидев это, были бы ошеломлены. «Как? Как такое возможно?» – вопрошали бы они. Сдвинуть такой портал – все равно что сдвинуть целый мир, целую вселенную.

    Старшие боги не стали бы ничего спрашивать, а только внимательно присмотрелись бы к человеку, сделавшему это, и постарались бы его запомнить. Мало ли. Может, когда-нибудь доведется повстречаться с ним… Лет через тысячу. Или через сто тысяч.

    А высшие боги не обратили бы никакого внимания ни на человека, двигающего миры на начальных планах бытия, ни на сами эти миры.

    Медленно, словно сопротивляясь прилагаемым человеком усилиям, створки порталов сошлись друг с другом, их окружности идеально совпали. Иного варианта и не могло быть – человек именно на такой результат своих усилий и рассчитывал, к нему и готовился.

    Теперь над лесной поляной на обрывистом берегу реки висело только идеально круглое окно портала, сквозь которое время от времени ветер забрасывал горсти соленой океанской воды. О заснеженном мире, как и о человеке, оставшемся в нем, больше ничего не напоминало.

    Зайчихе, спрятавшейся в кустах на краю поляны, было очень любопытно. Запах океана был незнакомым, но приятным, и ей хотелось прокрасться к этому странному и непонятному кругу, висевшему над поляной, и заглянуть в него, чтобы понять, что же это так пугающе и одновременно так вкусно пахнет. Она бы давно решилась на это, но два мертвых тела, лежавшие на поляне, пугали ее.

    Окно портала не стало дожидаться, пока зайчиха надумает и заглянет в него. Через несколько минут оно довольно быстро помутнело, потеряло свою прозрачность, покрылось рябью и затем бесследно растворилось в воздухе, словно его никогда и не было.

    Зайчиха еще долго лежала неподвижно, лишь изредка шевеля ушами и прислушиваясь к окружающим звукам. Бешено колотившееся сердце давно уже успокоилось, но она все никак не могла решиться и покинуть свое убежище.

    – Смотри! Вон там! На берегу! Летим!

    Голос, раздавшийся откуда-то сверху, заставил зайчиху вздрогнуть.

    – Летим! Летим!

    На поляну со стороны реки спикировали две гарпии.

    – Это он! Это он! Это Эссобиар Трисмегист! Мы нашли его!

    – Мы нашли его! Мы нашли его!

    – Я говорила, что сюда надо лететь! Я говорила! Я говорила! Я нашла его!

    Одна из гарпий, распахнув крылья, затанцевала вокруг обнаженного тела, бесформенной грудой лежавшего посреди поляны.

    – Мы нашли его! – возразила вторая гарпия. И тоже запрыгала вокруг тела.

    – Мы нашли его! Мы нашли его! – согласно заголосила первая, продолжая свой танец.

    – Кали будет довольна нами!

    – Кали нас похвалит! Похвалит!

    – Смотри! Он не шевелится! Он мертв!

    – Ах! Он мертв! Он мертв!

    – Кали будет сердиться! Будет сердиться!

    – Но ведь это не мы убили его?

    – Кали будет сердиться не на нас! Не на нас! – пришла к обнадеживающему выводу одна из гарпий.

    – Не на нас! Не на нас! – обрадованно подхватила другая.

    – А если не на нас, то на кого? – озадачилась первая.

    Они на несколько секунд прервали свой танец и задумались.

    – Надо найти того, на кого будет сердиться Кали, – пришла к разумному выводу другая гарпия.

    И они обе завертели головами в поисках жертвы для гнева Кали.

    – Смотри! Вон там! – воскликнула одна из них. Они постоянно перемещались в центре поляны, и зайчиха уже давно перестала понимать, какая из них первая, а какая вторая. – Пентаграмма! Пентаграмма!

    – Не пентаграмма! Здесь девять лучей! Девять лучей! Это нонаграмма! – поправила свою товарку умная и образованная гарпия. – Нонаграмма! Нонаграмма!

    – Какая разница? – отмахнулась другая гарпия. – Все они пентаграммы! Так принято! Так принято! Я знаю! Я знаю!

    – Он нарисовал пентаграмму! – не стала настаивать на своем образованная гарпия. – Пентаграмму! Он призвал демона! Демона!

    – И демон убил его!

    – Но и он убил демона! Смотри! Вон там, на краю поляны! Возле кустов у обрыва!

    – Демон! Это демон! Он убил демона!

    – Эссобиар Трисмегист убил демона! Убил демона!

    – Но и демон убил его!

    – Демон убил его?

    – Да, убил! Это Древний! Эссобиар Трисмегист призвал Древнего!

    – Ах! Он призвал высшего демона! Глупый, глупый Эссобиар Трисмегист! Зачем он сделал это?

    – Зачем? Зачем?

    – Древний убил его!

    – А он убил Древнего!

    – Надо сообщить об этом Кали!

    – Надо сообщить! Надо сообщить!

    – Полетели?

    – Полетели! Полетели!

    Зайчиха проводила взглядом двух шебутных и непоседливых гарпий и поуютнее устроилась в своем надежном логове. Нет, сегодня она на поляну точно не пойдет. Как бы ей не хотелось есть, но сегодня она потерпит. Уж больно непонятные дела творятся на всегда такой тихой, безопасной, уютной и привычной полянке. А вместо вкусной и сочной травы, что растет на поляне, можно погрызть листья и кору вот с этих веточек. Пусть они и горьковатые на вкус, но голод утоляют ничуть не хуже сладкой травы.

    Настороженность не скоро оставила зайчиху. Время от времени она прядала ушами и поднималась со своего места, чтобы разглядеть, что творится там, на поляне, не исчезли ли оттуда так пугающие ее мертвые тела, особенно то, от которого так сильно разило серой.

    Постепенно она успокоилась и сама не заметила, как глаза ее закрылись, и она задремала. И поэтому она не видела, как на поляне появилось новое действующее лицо. На этот раз это была невысокая стройная молодая женщина, одетая в длинное, до самых пят, черное облегающее платье с глубоким вырезом на груди и длинными рукавами, оканчивающимися черными кружевами, закрывающими кисти рук. Длинные, до пояса, и черные, как вороново крыло, волнистые волосы обрамляли строгое белое лицо. Над серыми глазами словно две стрелы взметнулись узкими полосами тонкие черные брови. Алые губы были единственным ярким пятном на этом черно-белом лице.

    Она появилась на поляне без всяких предваряющих эффектов, без всяких портальных окон и прочего баловства в виде воздушных вихрей или пентаграмм. Только что ее не было на поляне и вот она уже стоит здесь, одной рукой упершись в пояс, а другой похлопывая себя по ноге тонким коротким жезлом. Разумеется, черным.

    – Так, так, так… – промурлыкала женщина, осматриваясь по сторонам.

    Она подошла к лежавшему на траве человеческому телу. Высокий, до пояса, боковой разрез на ее платье демонстрировал длинные точеные ножки, обутые в изящные туфельки на высоком тонком каблуке. Туфли, естественно, тоже были черного цвета. – Мертвый Трисмегист! Кто бы мог подумать? Эх, Эсс… Глупец! Говорила же я тебе…

    Она склонилась над телом и несколько долгих секунд рассматривала его. Потом выпрямилась, бросила оценивающий взгляд на истоптанную копытами пентаграмму и, цокнув языком, кивнула, признавая мастерство сотворившего ее. Кинула беглый равнодушный взгляд в сторону тела Древнего и опять повернулась к человеческому телу. Минуту стояла в печальной задумчивости, о чем-то размышляя.

    Вдруг она нахмурилась и посмотрела в сторону.

    – Это кто еще решил сюда наведаться? – недовольно произнесла она.

    Там, куда она смотрела, прямо в воздухе появилась дверь. Обычная деревянная дверь, какие тысячами встретишь в любом городе. Она со скрипом отворилась внутрь, и в дверном проеме показалась нога в деревянном башмаке и ярко расцвеченном разноцветными полосами чулке, у колена чулок был подвязан смешным желтым бантом. Вслед за ногой на поляну выбрался и ее обладатель – довольно молодой человек, закутанный в малиновый плащ. В руках он держал лютню, а на голове у него примостился украшенный белым пером берет, как у художника с карикатуры.

    – Несравненная! – закричал он, как только увидел стоявшую на поляне женщину. На кучу окровавленного мяса у ее ног, бывшую когда-то человеческим телом, он не обратил никакого внимания. – Не будешь ли ты так добра и великодушна составить компанию мне, бедному и несчастному, всеми брошенному…

    Договорить ему не дали. Женщина поморщилась и резко оборвала его:

    – Прекрати паясничать, Ренд! Всем уже надоели твои шутки! И что это ты вырядился, как королевский шут?

    – Это не шутовской наряд! – возмутился Ренд. – Это наряд бродячего менестреля! Кали, ты меня удивляешь! Не отличить благородного менестреля от какого-то дворцового клоуна? В какой глуши ты воспитывалась?

    Кали оставила без ответа вопросы Ренда.

    – И зачем тебе этот наряд? – спросила она. – Еще и лютню взял! Ты хоть играть на ней умеешь?

    Голос Кали был полон сарказма.

    – Нет, – беспечно ответил Ренд. – И не собираюсь учиться.

    – Зачем тогда она тебе?

    – Ты забыла? Сегодня же во дворце у Снежной королевы карнавал! Надеюсь, ты составишь мне компанию? Будет весело, обещаю!

    – А как же Аша?

    – Ах! – Ренд принял удрученный вид. – Мы расстались. Весьма недовольные друг другом! Кто бы мог подумать, что эта коварная красавица окажется настолько бессердечной и меркантильной!

    – А я предупреждала тебя!

    – Я был слеп, наивен и влюблен! Спешу исправить свой промах, – Ренд отвесил Кали церемонный поклон. – И пригласить тебя на бал-маскарад!

    – Я подумаю, – холодно ответила Кали.

    – Ах, – Ренд вскинул руку ко лбу. – Я не переживу отказа! Я наложу на себя руки, я брошусь в омут, я удавлюсь! Я напьюсь, в конце концов!

    Кали равнодушно пожала плечами и вновь обратила взор на лежавшее у ее ног изуродованное тело.

    – Что там? – Ренд подошел к Кали и вгляделся в человеческие останки, а потом окинул взглядом всю поляну. – Ага! Эссобиар Трисмегист! Император Крида. Убит Древним. Судя по пентаграмме, этот демон с девятого круга Пекла.

    Ренд снял с головы берет и помахал им в воздухе:

    – Да я скорее съем этот головной убор, чем поверю в это!

    – Ты думаешь? – легкое удивление пробежало по лицу Кали. – Ты считаешь, что Древний девятого круга не смог бы убить Эсса?

    – Эсса? – заинтересованно переспросил Ренд. – Даже так? Любопытно…

    – Трисмегиста, – поправилась Кали. И холодно добавила: – Высшему демону это вполне по силам. Тем более, демонам с девятого круга Пекла.

    – Ерунда! – отмахнулся Ренд. – В одиночку не только Древний, даже с девятого круга, но и более сильный демон не смог бы одолеть Трисмегиста. Поверь мне. Уж я-то его хорошо знаю.

    Хищный блеск мелькнул в глазах Кали, а на пальцах рук, скрытых черными кружевами, на мгновенье появились и тут же исчезли длинные острые когти.

    – Тогда что это такое? – она небрежно пнула носком туфельки валяющееся у нее под ногами человеческое тело.

    Бог Удачи склонился над останками и коснулся их рукой. Через несколько секунд выпрямился и коротко бросил:

    – Кукла.

    – Ты уверен? – нахмурилась Кали.

    – Более чем, – пожал плечами Ренд, демонстрируя всю неуместность сомнений в его словах.

    – Ты же не из пантеона Жизни, чтобы делать такие бескомпромиссные заявления!

    – Поверь, я достаточно в свое время пообщался с Витой, чтобы нахвататься от нее всякого такого… разного.

    – С Верховной богиней пантеона Жизни? – заинтересованно спросила Кали. – Даже так? Любопытно!

    – Брось! – отмахнулся Ренд. – Это было давно. И уже никому не интересно. А свою куклу на таком уровне качества мог сделать только сам Трисмегист. Хотел обхитрить тебя.

    – И это у него почти получилось, – пробурчала Кали. – Если бы ты не появился здесь, я бы поверила в смерть Трисмегиста.

    Она окинула Ренда оценивающим взглядом, заставив того приосаниться. Спросила, добавив чуть теплоты в голос:

    – А куда подевался сам Трисмегист?

    Ренд только недоверчиво хмыкнул в ответ на ласковые нотки, прозвучавшие в голосе богини, но, все же, принял сосредоточенный вид и внимательно осмотрелся по сторонам.

    – Сейчас мы это выясним.

    И он начал по спирали обходить поляну. Теперь бог Удачи не выглядел напыщенным и слащавым. Он подобрался, выглядел совсем по-другому и казался очень опасным.

    – Сюда он прибыл телепортом, иначе были бы видны другие следы. И ушел он отсюда тоже телепортом. Должны быть остаточные колебания… Ага!

    Он остановился на ничем не примечательном участке поляны и ткнул пальцем в воздух:

    – Вот он! Видишь?

    – Нет, – ответила Кали.

    – Смотри!

    Ренд что-то сделал, Кали не поняла, что, только уловила легкую дрожь пространства, а потом увидела, как над поверхностью земли заколыхались размытые контуры двух порталов.

    «И почему я так не могу? – с досадой подумала Кали. – А ведь это я правая рука Верховного бога Хаоса, а Ренд так, с боку припеку. Вечно сам себе на уме».

    – Из этого он вышел, – Ренд указал на один из контуров, овальной формы, с неровными размытыми краями. – Сделал куклу, вызвал демона, устроил небольшое представление со своей гибелью и ушел вот в этот портал.

    Ренд кивнул на очертания правильного круга трехметрового диаметра.

    – Открыть сможешь? – хищно спросила Кали.

    – Конечно! – ответил Ренд. И, лукаво улыбнувшись, добавил: – Если ты согласишься пойти со мной на бал к Снежной королеве.

    – Соглашусь, соглашусь! – раздраженно ответила Кали. – Открывай уже!

    Ренд подошел к круглому контуру и пристально вгляделся в него.

    – А, нет, – через несколько секунд сказал он. – Это межмировой портал. Мне одному не справиться.

    Он повернулся к Кали и сделал удивленное лицо:

    – Откуда у него столько энергии на это?

    – Накопители, – мрачно сказала Кали. – Я сама когда-то ему их подарила.

    – Много?

    – Три штуки. Полных. Под завязку.

    – Тогда понятно, – протянул Ренд. – С таким количеством энергии любой маг сможет открыть проход между мирами. Объединим усилия? Мне в одиночку дыру не пробить.

    – Давай! – сказала Кали и, подойдя к Ренду, встала у него за спиной, положив руку ему на плечо.

    – Готова? – Ренд оглянулся на Кали и, увидев ее подтверждающий кивок, воскликнул: – Начинаю!

    Пространство дрогнуло, на этот раз гораздо более ощутимо, чем когда портал открывал Эссобиар Трисмегист. Кали почувствовала, как сминается, поддается напору Ренда грань между мирами.

    – Ну, вот и все! – сказал бог Удачи. – Получилось!

    Перед ними висел идеальный круг, сквозь который была видна спокойная гладь океана, освещенная лучами солнца. От бушевавшей здесь еще несколько часов назад бури не осталось и следа. Сейчас здесь царил полный штиль.

    Ренд переступил через грань портала и сделал несколько шагов по воздуху. В тридцати метрах внизу под ним лежала покрытая мелкой рябью водная гладь. Бог Удачи посмотрел по сторонам, затем поднял голову и уставился в небо.

    – Ах, хитрец! – воскликнул он. – Это перекресток тысячи миров!

    Он поднял руку, ладонью вниз, и через пару секунд из океанской пучины вырвались и зависли под ладонью три пустых энергетических кристалла-накопителя.

    – Он здесь!

    – Ты уверен, что это перекресток миров? – озабоченно спросила Кали, подходя к нему.

    – Абсолютно! Непонятно только, как он нашел этот мир? – Ренд, прищурив глаз, с подозрением посмотрел на Кали.

    Та вяло, даже как-то обреченно, махнула рукой:

    – Я предоставила ему доступ в библиотеку Хаоса…

    – Понятно, – протянул Ренд. – Каталог миров. И, конечно же, Трисмегист выбрал самый удобный из них, чтобы скрыться от тебя.

    Бог Удачи спрятал накопители куда-то в складки своего плаща и, повернувшись лицом к богине, язвительно произнес:

    – Не узнаю тебя, Кали! Что он с тобой сделал, что ты так размякла?

    Ренд подождал некоторое время ответа от хмурой богини, опустившей глаза, и, не дождавшись, сказал:

    – В этот мир стекается тысяча других миров. Трисмегист мог спрятаться в любом из них.

    – Вот мерзавец! – тихо выругалась Кали. – Нам его никогда не найти!

    Ренд бросил быстрый взгляд на нее.

    «Нам? Она сказала – нам? Хе-хе!»

    Бог Удачи мысленно довольно потер руками.

    – Ты так хочешь его найти?

    Кали поморщилась. Сказала, отвернувшись:

    – Не отказалась бы. Есть тема для разговора… по душам.

    – Ага, ага… Ну, тогда имеется один вариант, – пробормотал Ренд. – Тысяча миров – это все же не бесконечность. Это пусть и большое, но конечное число.

    И он поднял руку к лицу и слегка дунул на открытую ладонь. Над ней сразу же начал закручиваться небольшой, высотой всего в несколько сантиметров, смерч.

    – Что ты делаешь? – спросила Кали.

    – Призываю эфирную гончую.

    – Хаосу это не понравится, – сказала Кали, отодвигаясь от Ренда и принимая независимый вид. Дескать, «я не с ним».

    – Да брось ты! Он даже не заметит пропажи одной из гончих!

    «Как же, не заметит! Скажи просто, что это опять тебе сойдет с рук. И как только Хаос терпит его?»

    – Одной? – вслух возмутилась Кали. – Как одной? Ты хочешь призвать всего одну эфирную гончую?

    «Если уж Ренд решил навлечь на себя гнев Верховного бога Хаоса, то нет смысла ограничиваться всего одной гончей. В любом случае Ренду не поздоровится».

    – Ну, да! – удивился ее реакции Ренд. – Если призову больше, то наш Верховный может рассердиться.

    – Да одной гончей для того, чтобы обыскать даже всего один мир, может потребоваться десятки лет! А тут этих миров – тысяча!

    – А ты куда-то торопишься? – еще больше удивился Ренд. – Тысячей лет раньше или позже, какая разница? Никуда Трисмегист от тебя… от нас не денется!

    «Вряд ли наша связь продлится больше нескольких сотен лет. За это время ты позабудешь Трисмегиста. Хотя это вряд ли – такой злопамятной богини нет ни в одном из известных миров. Нда, не повезло Эссобиару. И зачем он с нею только связался? Хм… А я зачем? Да за тем же!»

    Бог Удачи внимательно посмотрел на Кали. Даже хмурая она выглядела великолепно.

    Плечи у Кали поникли. Обнадеженная поначалу, сейчас она была явно расстроена и с некоторой долей обиды наблюдала, как над рукой Ренда формируется поджарое, свитое из эфира тело гончей. И как гончая, повинуясь взмаху руки Ренда, устремляется прочь, на ходу превращаясь в легкое облачко, которое еще через несколько мгновений растворяется в окружающем пространстве.

    – Не денется, – тихо сказала Кали. – Боюсь только, что через тысячу лет Трисмегист окажется мне не по зубам.

    Как бы тихо Кали ни проговорила это, Ренд все же услышал.

    – Да, брось ты! Мы же боги! А он всего лишь человек. Пусть и бессмертный. У него нет никаких шансов. В любом случае, ты можешь рассчитывать на мою поддержку, – и бог Удачи галантно поклонился Кали.

    Та только с сомнением покачала головой.

    Глава 1

    «Прив? Ау? Ты где? У тебя все в порядке?»

    «Босс, ты уже здесь? Лечу!»

    Судя по моим ощущениям, призрак находился где-то в центре города. С его темпами передвижения он будет добираться до меня минут тридцать. Можно пока посидеть в скверике или в небольшом уютном кафе, что расположилось в торце моего дома. Выпить чашечку кофе. Скушать вкусную булку.

    Я вышел из дома и завертел головой по сторонам. Есть не хотелось. Моя домработница от души накормила меня завтраком. Готовит она вкусно, еле-еле встал из-за стола и, можно сказать, с трудом добрался до капсулы виртуальной реальности, переваливаясь как откормленная гусыня.

    Пойду в скверике посижу, подышу свежим воздухом, на храм Порядка полюбуюсь, голубей покормлю. Прив, похоже, на всех парах двигается в мою сторону. Скоро будет здесь.

    Голубей я кормил круассанами. С шоколадным кремом. Сидел в парке на скамье, создавал маленькие круассанчики, разламывал их пополам и бросал голубям. Иногда бросал половинку круассана себе в рот. Ту половинку, где было больше крема. Неплохие булочки у меня получаются. С блюдами домохозяйки, конечно, не сравнить, про батю я даже и не говорю, он у меня повар высочайшего класса, но для моего уровня умения «Сотворение пищи» создаваемые мною круассанчики это вполне приличный результат. Какой там, кстати, у меня уже уровень?

    Я открыл информацию о своем персонаже и нашел в списке умений «Сотворение пищи». Седьмой уровень уже! Неплохо! Совсем неплохо для умения, специальной прокачкой которого я себя не утруждал. Так, иногда сотворю кружку с родниковой водой, чтобы утолить жажду, или создам на ходу кусочек сыра, чтобы просто пожевать что-нибудь, поработать челюстями. Или яблоко.

    Довольно курлыкавшие голуби, сбившиеся в небольшую стайку возле меня и перехватывавшие друг у друга крошки круассанов, вдруг порскнули в сторону и сердито заклекотали. Я, нахмурившись, посмотрел в спину идущего прямо через стаю голубей человека.

    Женщина. Идет, словно трамвай по рельсам! Нельзя, что ли, сделать пару шагов в сторону и не нарушать нашу мирную идиллию? И не распугивать голубей!

    Я нахмурился. Что-то знакомое было в походке этой девушки. Этой, судя по обилию золотых тонов в одежде, жрицы из фракции Порядка.

    Жрицы Порядка? Я еще не успел открыть ее инфу, как уже понял, что прочитаю там.

    – Елена! – крикнул я в спину девушки.

    Жрица, механически переставляя ноги, не обратила на мой окрик никакого внимания.

    Что-то с ней не так. Эта напряженная осанка совсем не напоминала мне ту гордую и уверенную в себе девушку, которую я повстречал здесь буквально вчера. Что-то произошло с нею за прошедшие сутки.

    – Елена! – громче крикнул я. – Подожди!

    Вскочив со скамейки и окончательно распугав стаю голубей, я бросился за девушкой. На этот раз она услышала мой окрик, остановилась и медленно повернулась. На меня уставились равнодушные глаза.

    – Елена, что с тобой? Ты не узнаешь меня?

    Она пожала плечами.

    – Узнаю, – равнодушно произнесла она. – Эвери. Это ты во всем виноват.

    Она повернулась ко мне спиной и продолжила свой путь, а я, опешив, смотрел ей вслед. Она сделала всего несколько шагов, как я опять сорвался с места и догнал ее. Схватил за плечо и развернул к себе.

    – Елена, что произошло? В чем я виноват? Почему ты ведешь себя, как будто ты зомби какой-то?

    Елена только молча смотрела мне в лицо. Отстраненно и равнодушно. Если она считает меня в чем-то виноватым, то должна быть хоть какая-то реакция на меня – злость, осуждение, ненависть, в конце концов. А она просто смотрела на меня и ничего не говорила.

    – Елена, скажи, что случилось? Может я смогу тебе помочь? Куда ты идешь?

    Губы Елены наконец-то разомкнулись, но услышал я то, что вовсе не желал услышать:

    – Я иду умирать.

    – Что? – я ошарашенно уставился на нее. – Что ты такое говоришь, Елена? Что произошло с тобой? Скажи мне! Может, все не так страшно и не все еще потеряно?

    Одинокая слеза скатилась по ее щеке.

    – Все потеряно. Они все погибли.

    – Кто погиб? – спросил я, и страшная догадка тут же мелькнула у меня в голове. – Твоя команда? Они спустились на нижние ярусы?

    Жрица резко отвернулась от меня. На этот раз она не стала уходить, только поднесла руки к лицу и разрыдалась.

    – Ну, спокойнее, Елена, – я развернул ее и привлек к себе, прислонил ее всхлипывающую голову к своему плечу. – Спокойнее. Боги не оставляют своих последователей даже после смерти. Смерть ничего не значит. Сейчас они с Галахадом и им хорошо.

    Я нежно поглаживал ее вздрагивающую от рыданий спину. Пусть поплачет. Пусть разрядится, выпустит наружу душившие ее слезы. Это лучше, чем удерживать все в себе. А я в это время буду говорить всякую чепуху – она тоже отвлекает, успокаивает. Я надеюсь…

    Я стоял в сквере и обнимал женщину, рыдающую у меня на плече. Редкие прохожие с удивлением смотрели на странную парочку – лича из бессмертных, тихо шепчущего ласковые слова на ушко рыдающей у него на груди жрице Порядка из неписей. Очень странная картина. Не частая для этого мира. А для моего так вообще нереальная.

    Когда всхлипы девушки стали тише и реже, я сказал:

    – Пойдем, присядем, – и осторожно повел ее к скамейке. – Расскажешь мне, как это произошло?

    Послушно сделав несколько шагов, Елена вдруг остановилась, вырвалась из моих объятий, гордо вскинула голову.

    – Нет, – замотала она головой. – Мне некогда! Мне надо идти. У меня долг.

    – Куда идти? – удивился я. – Зачем? Какой долг? Куда ты в таком состоянии пойдешь?

    – Мне надо выполнить задание. Крылья нетопыря. Мы так и не смогли собрать нужное количество. Я должна завершить начатое.

    Слезы на ее глазах высохли. Обреченное выражение лица сменилось решимостью и упорством. Я бы даже сказал, упрямством.

    – И ты собираешься пойти в пещеру и в одиночку выполнить задание, которое не смогла выполнить целая боевая пятерка?

    Елена упрямо поджала губы.

    – Мы смогли бы выполнить задания и собрать нужное количество крыльев, – сказала она и виновато отвела взгляд. – Если бы я не осталась на первом ярусе, а спустилась бы вместе со всеми вниз.

    Я пытался заглянуть ей в глаза, но она упорно отводила взгляд.

    – Первый ярус мы зачистили полностью. Довольно быстро, хоть это было и не легко. Но крыльев собрали мало. Очень мало. Антонионник сказал, что дальше, на нижних ярусах, нужные нам крылья выпадают гораздо чаще и нам надо спускаться туда, иначе мы сто лет будем выполнять задание Храма.

    Я понимающе склонил голову. Антонионник, глава пятерки. Молодой воин, полный амбиций. Раздираемый с одной стороны желанием проявить себя перед фракцией, а с другой стороны желанием покрасоваться перед ней, Еленой. Поразить ее. Оставить в ее душе неизгладимый след. Я ясно прочел это в его глазах.

    – Это он повел группу вниз, – пробормотал я. – Глупец! Для вашей пятерки и первый ярус был опасен, что уж говорить про нижние этажи пещеры. Подвел он группу под монастырь своими амбициями.

    – Не говори так! – крикнула Елена. Даже ножкой притопнула. – Он старался ради Храма! Он хотел выполнить задание нашей фракции!

    – Только задание? – я скептически изогнул бровь. – Всего лишь?

    Елена насупилась. Прикусила нижнюю губу, пытаясь удержать слезы, но не удержала. Две влажные дорожки вновь пробежали по ее щекам.

    – Они пошли вниз, а я осталась ждать их возле спуска на второй ярус. Я стояла там и слышала, как они погибают. Как они кричат и зовут меня на помощь. Стояла и не сдвинулась с места, – голос ее перешел на шепот. Слезы уже ручьем текли по ее щекам. – Если бы я бросилась к ним на помощь, я могла спасти их. Я бы исцелила их! Мы все выжили бы!

    – Вы все погибли бы! – мрачно сказал я. – Без вариантов. Вся группа. И без всякого толка. А так хоть кто-то из группы остался жив.

    Не хватало еще ей всю вину за гибель группы взваливать на себя. Лучше уж пусть меня винит.

    Елена словно не слышала меня, продолжала:

    – А я стояла наверху и слушала, как они умирают. Стояла и ничего не сделала, чтобы им помочь. Надо было плюнуть на данное мною тебе обещание и спуститься к ним!

    – Ты бы тоже погибла. Никому от этого лучше не было бы!

    – Пусть! – глаза ее горели огнем, как у какого-то фанатика. – Но тогда бы я не чувствовала себя виноватой в их смерти!

    – А ты и не виновата в этом! – твердо сказал я. – Ты дала обещание и как жрица Порядка не могла его нарушить! Ты всего лишь вынуждена была сдержать свое слово. Твоей вины здесь нет! Это я заставил тебя дать обещание.

    Глаза Елены потухли, плечи опустились, руки безвольно висели вдоль тела.

    – Нет, – она покачала головой. – Ты не понимаешь. Я могла нарушить свое слово, могла пересилить данное тебе обещание и спуститься вниз. Могла помочь им. Но я… Я испугалась…

    Она шаркающей походкой, тяжело передвигая ноги, словно старуха, подошла к скамье и уселась на нее. Уперла руки локтями в колени и спрятала лицо в ладонях. Сказала:

    – Я не смерти испугалась. В тот момент я ее не боялась. Всегда боялась, а тогда нет. Я испугалась, что если я нарушу свое обещание, Галахад отвернется от меня. Бог Порядка не любит, когда нарушают обещания. Для него любое обещание, даже брошенное вскользь, это все равно что священная клятва. А клятвопреступников он не любит. Им нет места во фракции Порядка.

    Я слушал ее и поражался ее наивности. Такая чистая вера в своего бога, в незапятнанность избранного Пути. Девочка, если бы ты знала, как все на самом деле далеко от твоих иллюзий!

    – А фракция для меня это все. Я не хочу снова остаться одна, как когда-то было со мною в детстве. Я не мыслю себя вне Пути Порядка. Лучше умереть, чем снова остаться одной! Смерть – это менее страшно.

    Она выпрямилась, мрачная решимость вновь засветилась в ее глазах.

    – И поэтому, я или выполню задание Храма и докажу свою преданность избранному Пути и Верховному Богу пантеона Порядка, или погибну. Других вариантов у меня нет. Да я и не хочу других вариантов.

    Она замолчала, а я не знал, что сказать ей на это. Фанатизм? Он самый. Просто какой-то дикий, первобытный фанатизм! Бессмысленный и беспощадный! Елена превратилась в фанатика!

    – Босс, мы ведь не бросим ее одну? – раздался у меня за спиной тихий голос. – Мы не позволим ей умереть? Правда, босс?

    Я рассеянно оглянулся.

    – А, Прив… Я не почувствовал, как ты приблизился, – и снова повернулся к Елене. – Задумался.

    Елена, замерев словно каменная статуя, молча смотрела в землю. Что она там увидела? О чем она сейчас думает? Как с ней быть?

    Незаметный пас рукой и в моей руке появляется фужер с прохладной ключевой водой.

    – Выпей. Тебе надо промочить горло. И успокоиться заодно.

    Я смотрел, как Елена берет фужер и маленькими глотками пьет воду. Хрустальный фужер. Первый раз у меня такой получился, до этого все глиняные кружки выходили, да, помнится, на пляже в Брениве пару стаканов из простого стекла удалось сотворить. Пытался тогда воспроизвести один из поданных нам услужливыми аборигенами коктейлей.

    – Босс, мы ведь не оставим ее в беде? Мы поможем ей? Пойдем и набьем этих нетопырей сколько надо? – негромко предложил Прив.

    – А как же ты? – так же тихо спросил я. – Мы ведь сегодня собирались на остров. Где-то там лежат твои останки. Нам нужно их найти.

    – А куда они денутся, мои останки? – беспечно пожал плечами Прив. – Сотню лет они там пролежали, полежат еще один день. Или два. Да хоть месяц! Или год. Есть дела поважнее!

    Я кивнул. Другого от Прива я и не ожидал.

    – Сколько крыльев вам нужно собрать? – задал я вопрос Елене.

    – Много. Тысячу штук.

    Я вздохнул. Действительно много. Это несколько раз придется спускаться в пещеру и зачищать ее полностью. А спуск в пещеру – не чаще одного раза в три часа. Кулдаун. Эх, прикупить бы этих крыльев на аукционе, да Елене такое предлагать нельзя, даже в мыслях держать такое предложение не стоит – сразу же испорчу с нею отношения. Хотя куда уж дальше.

    Да плевать на отношения! Если бы она приняла крылья с аукциона, я бы не задумываясь купил нужное количество и не парил бы мозги ни себе, ни ей. И за ценой не постоял бы.

    – Мы идем с тобой, – сказал я. – Мы – это я и мой питомец. Прив. Вот он. Прошу любить и жаловать!

    – Очень приятно! – колыхавшаяся рядом со мной белесая фигура склонилась в глубоком почтительном поклоне. – Я рад, что мы будем в одной команде. Можете быть спокойны за ваше задание. Если я с боссом берусь за дело, то дело, можно сказать, в шляпе!

    – Угу. Мы пахали, я и трактор, – пробурчал я чуть слышно. Елена удивленно хлопала глазами, переводя взгляд с меня на Прива и обратно.

    – Эвери? Ты опять помогаешь мне? Зачем? Если ты принял близко к сердцу мои упреки, то совершенно зря! Твоей вины в случившемся нет! Я знаю, ты из лучших побуждений взял с меня обещание не спускаться на нижние ярусы пещеры. Тебе совсем не нужно рисковать опять собой ради меня.

    – Рисковать? – я чуть не рассмеялся. – О каком риске ты говоришь? О походе в инстанс, где монстры пятидесятого уровня? А самый крутой монстр, босс инстанса, шестидесятого? О чем ты говоришь, Елена! Вспомни дорогу в Бастед! Там я уделал несколько десятков паладинов сотого уровня! Сотого! В одиночку! И они нападали практически все одновременно! Не то что эти нетопыри, кучками по нескольку штук.

    Сотня паладинов, да еще более высокого уровня, чем мой, – это действительно круто. И то, что они были всего лишь неписью, а я бессмертный, не сильно снижало ценность этой победы.

    – Для нас пройти эту пещеру – пустяк! Легкая развлекательная прогулка, – пренебрежительно махнул рукой Прив. – Я такие дела с боссом проделывал, что даже рассказать страшно. Помню, как-то раз я с боссом…

    – Когда нужно сдать крылья? – не стал я дальше слушать разглагольствования Прива. – Срок для выполнения задания установлен или оно бессрочное?

    – Есть срок, – кивнула Елена. Чувствую по ее голосу, что она несколько приободрилась. По крайней мере, из него исчезли обреченные нотки. То ли мое предложение ее вдохновило, то ли паясничанье Прива. – Три дня осталось, считая и сегодняшний. Если к концу этого срока не сдам крылья, задание будет считаться проваленным. И мне больше ничего серьезного никогда не поручат.

    Лицо ее вновь посмурнело, оптимистические нотки в голосе, едва появившись, снова исчезли.

    – К вечеру третьего дня, – задумчиво потер подбородок я. – Тысяча штук. Сколько вы уже сдали? Восемнадцать!? Всего-то? Впрочем, не важно. На фоне тысячи штук это не важно.

    Я задумался на несколько минут. Елена и Прив напряженно на меня смотрели, ожидая моего решения. Сложно сказать, успеем мы собрать такое количество крыльев за это время или нет. Все будет зависеть от того, как часто они будут вываливаться из нетопырей. Елене они будут падать чаще, у нее задание на эти крылья, это увеличивает шанс дропа. Мне реже. Проблема только в этом, сами нетопыри, включая и боса инстанса, для меня проблемы не представляют. Легкий инстанс для меня. Главное, как часто будут падать эти проклятые крылья?

    – Тысяча крыльев нетопыря к послезавтрашнему вечеру, – снова повторил я, и, решительно встряхнув головой, сказал: – Тогда нам надо поторопиться, дамы и господа! В путь!

    И мы двинулись к Западным воротам Верхнего Вавилона. От них до Пещеры тысячи эх, где обитали нетопыри, идти меньше часа. Сначала по вымощенному камнем широкому торговому тракту, а потом по узкой, но хорошо протоптанной тропинке.

    По пути к пещере я вовсю старался разогнать печаль девушки, рассказывая анекдоты и сказки своего мира. Тоска и горечь постепенно уходили из глаз Елены, на губах стала появляться улыбка. Пару раз она даже рассмеялась моим шуткам.

    – Вот так и соединили свои сердца обычный базарный воришка и дочь могущественного падишаха. Их любовь оказалась сильнее и воли отца принцессы, и козней его злобного визиря.

    – Красивая сказка, – сказала Елена.

    – Странная сказка, – сказал Прив.

    – Почему? – возмутилась Елена. – Ты просто не знаешь, что такое любовь и на что ради нее готовы пойти люди! И не только люди!

    Мы прошли уже большую часть пути, до пещеры оставалось совсем немного. Вот и тропинка, ведущая к ней. Мы сошли с торгового тракта и начали углубляться в небольшой подлесок.

    – Зато я очень хорошо знаю джиннов, – возразил Прив. – Джинн ни за что не стал бы помогать человеку. Исполнил бы три его желания, как положено, и все! И это в лучшем случае!

    – Э, Прив! Откуда ты знаешь джиннов? – удивился я.

    Резкий удар в спину бросил меня вперед, но упасть на землю я не успел. Огненную вспышку перед глазами и острую боль, пронзившую все тело, сменила темнота.

    Вам нанесен урон. Ваше здоровье уменьшилось. Здоровье: – 450.

    Всего: 0/450.

    Вы умерли.

    Ох, опять эта боль! Как же она мне надоела!

    Вы воскрешены! Войдите в новую жизнь с новыми силами.

    Вами получен посмертный дебаф:

    основные характеристики: – 99 % (но не ниже: 1), скорость:

    – 50 %.

    Время действия: 6 часов.

    Внимание! Посмертный дебаф невозможно отменить.

    Я отмахнулся от системки и проворчал:

    – Знаю, знаю! Дебаф, опять посмертный дебаф! Кто же это меня на этот раз приголубил, интересно? Где там видеоролик…

    Вместо закрытого мною системного сообщения передо мной замерцало еще одно, выскочившее чуть раньше и пропущенное мною:

    Ваше умение «Иммунитет к огню» улучшилось.

    «Иммунитет к огню»: + 1. Всего: 5/10.

    Теперь огонь и Магия Огня будут наносить Вам на 50 % урона меньше.

    – Так что же тогда мне так больно? – заорал я, подняв голову к небесам.

    А в ответ – тишина! Я хотел прокричать еще что-то, но осекся.

    Ваш питомец убит.

    – О, боги! Его-то зачем? – прошептал я.

    Наверняка, Прив не остался в стороне и вместо того, чтобы улепетывать оттуда, кинулся в драку, пытаясь отомстить за меня. Половина питомцев именно так и поступают после смерти хозяина. Обладающая достаточно высоким показателем «Интеллекта» фейри, к примеру, в случае гибели владельца точно бы улепетывала от опасного места с максимально возможной скоростью. А пантера, которая, судя по ее уровню «Интеллекта», совсем без мозгов, продолжала бы сражаться. Как и белый медведь, кстати. Интересная закономерность просматривается.

    Вот и Прив мой «Интеллектом» не блещет, потому и ввязался в драку. И погиб. Дурашка! Бросился мстить за убийство бессмертного… Глупо!

    А может, и не дурашка. Может, он бросился Елену защищать? Кстати, что с ней? Обидно будет, если и ее убили. Зря спасал ее, получается. Судьбу не изменить, раз суждено ей было тогда погибнуть на дороге от мечей паладинов, значит, ничего с этим поделать нельзя. Можно только ненадолго отсрочить смерть.

    Я посмотрел по сторонам.

    Где я? В какой стороне дорога?

    Стандартный круг возрождения, на котором я стоял, не мог располагаться далеко от места моей гибели. Надо бы добраться до этого места, посмотреть, что там с Еленой. Может напавшие не стали убивать непись, зачем им это? Им никакого профита от смерти неписи нет, а вот репутацию с фракцией подпортить можно легко. Бессмертные обычно на это не идут. Обычно… У Елены «Интеллект» не то, что у Прива, не должна она сломя голову в драку броситься. Будем надеяться на это… Не хочется, чтобы все мои прошлые усилия по ее спасению оказались напрасными.

    Вокруг рос редкий и молодой лиственный лес. Невысокие березки, осины, рябины… Я вертел головой по сторонам, пытаясь определить, в какой стороне от меня лежит дорога. Ничего не видно сквозь эти деревья. Неужели я возродился настолько далеко от тропинки, что даже сквозь этот редкий лес ее не разглядеть?

    Я достал карту, развернул ее и сразу же увидел яркую пульсирующую красную точку, обозначавшую мое местонахождение. Тропинка, ответвляющаяся от торгового тракта и ведущая к Пещере тысячи эх, пролегала в километре от этого места.

    Забросив карту в рюкзак, я направился в ту сторону.

    – Чертов дебаф, – пробормотал я. – Такими темпами я целый час добираться буду.

    Я перешел на бег. Хоть и небольшое ускорение, но все же это лучше, чем двигаться, еле-еле переставляя ноги. Не обращая внимания на хлещущие по лицу ветки, я бежал по лесу и размышлял, кто мог напасть на меня. Скорее всего, это случайно встреченные представители фракции Жизни. Увидели, что я с людного тракта на узкую тропинку свернул, и решили добыть мой скальп. Обычное дело. Лишний фраг никому не помешает.

    А могли это быть и охотники за скальпами, специально засаду устроившие на пути к пещере. Только, это вряд ли. Рейды за фрагами надо устраивать в земли соответствующих фракций, а охотиться за скальпами в вольных землях нет никакого резона.

    Вам нанесен урон. Ваше здоровье уменьшилось. Здоровье: – 450. Всего: 0/450.

    Вы умерли.

    Так что сто процентов это случайная встреча с живчиками. Повезло кому-то. Фракционная репа качается тяжело, каждый фраг на вес золота, можно сказать. Никто не захочет упустить подвернувшийся шанс добыть очередной скальп в копилку фракционной репутации. В общем, случайная встреча.

    Ваше умение «Иммунитет к огню» улучшилось.

    «Иммунитет к огню»: + 1. Всего: 6/10.

    Теперь огонь и Магия Огня будут наносить Вам на 60 % меньше урона.

    А Прива я сейчас оживлю. Добегу до тропинки, и призову его. И будет он как новенький. Жаль, что Елену воскресить нельзя…

    Вы воскрешены…

    Что? Воскрешен?

    Я умер?

    Как? Когда? Опять?

    ОПЯТЬ!!!

    Я снова стоял в центре круга возрождения. Того самого круга, который я покинул буквально несколько минут назад. Занятый своими мыслями, я как-то отрешился от реальности и не сразу осознал, как меня поглотила тьма и как передо мной одно за другим замелькали системные сообщения. Вспышку боли, полоснувшую по мне перед темнотой, я только машинально отметил краем сознания и тут же забыл про нее.

    – Как же так? – опустив голову, обескураженно пробормотал я. – Когда же это?

    Неужели, все-таки на охотников за скальпами нарвался? Здесь, в вольных землях? Бред! Никто такой ерундой не занимается. Глупо и неэффективно! Рейды за скальпами – это серьезнейшие мероприятия. Идти в такой рейд в вольные земли, это заведомо превращать саму идею рейда в фарс.

    Но, все же, если это охотники за скальпами, то так просто теперь они от меня не отстанут. Пока каждый из них не убьет меня и не получит очередного фрага в копилку, они не уйдут отсюда. А сколько их тут, я не знаю…

    Покидать круг возрождения опасно, они могут быть где-то рядом. Но и торчать здесь у меня нет никакого желания. Рискнуть? Второй раз они достали меня, когда я уже довольно далеко удалился от круга. Может, у меня еще есть время убежать отсюда, пока они меня не заперли в этом круге?

    Я резко рванул с места, спрыгнул с каменного постамента и помчался, если с моими дебафами это можно так назвать, в сторону, противоположную той, в которую бежал перед этим.

    Два шага, всего два шага я успел сделать, как вокруг меня взметнулись языки пламени. Огненная ловушка! Пока я сидел и рассуждал на круге возрождения, они успели понаставить вокруг огненных ловушек!

    И снова я стою в центре круга возрождения, а передо мною мелькают знакомые системки. Уже без всякой суеты я с обреченным видом закрыл все сообщения, не торопясь подошел к краю круга возрождения и, свесив ноги, уселся на его край. Поймали! Заперли на круге возрождения! Теперь отсюда можно только с помощью камня возврата вырваться, а я его в последний раз активировал совсем недавно, вчера вечером. Сутки еще не прошли с тех пор. И что мне теперь делать? Сидеть здесь целый день до самого вечера или добровольно отдать им свои скальпы? Покорно идти на смерть и ждать, пока каждый охотник из рейда получит в свою копилку очередного фрага в моем лице и они наконец-то уберутся отсюда? Ну уж нет! Перебьются!

    Я обхватил голову руками и тихо зарычал, раскачиваясь из стороны в сторону.

    Убью! Сейчас посмотрю ролики с записью моей смерти, узнаю, кто напал на меня, и убью их. По сто раз убью каждого. По тысяче! Не дам жить, не дам спокойно наслаждаться игрой, получать от нее фан! Я с силой ударил рукой по камню и не почувствовал боли.

    Легкий смешок раздался неподалеку от меня. Медленно оторвав руки от лица, я посмотрел в ту сторону.

    В десятке метров от круга возрождения стоял маг и с ухмылкой смотрел на меня. Я почувствовал, как мои глаза наливаются кровью, превращаются в узенькие щелочки, и с ненавистью уставился на него. Наверняка, это один из охотников, загнавших меня на этот круг.

    Я открыл его инфу.

    Человек, класс – Маг, сто сорок шестой уровень, Путь Природы.

    Ну да, Путь Природы. Он же Путь Жизни. Идущие по Пути Жизни – живчики, как все их называют, или жизнюки – антиподы идущим по Пути Смерти. Смертельные враги. Все правильно. Все так, как я и предполагал. Как же не вовремя случилось нарваться на охотников за скальпами!

    – Что, Эвери? Думал, что все так просто?

    Я удивленно посмотрел на мага. О чем это он? К чему эти разговоры? Или он хочет предложить мне добровольно дать накосить им скальпы с меня? А вот это вряд ли! Перебьются! Мне теперь торопиться некуда. Я теперь могу не скоро сойти с круга возрождения. Я теперь могу спокойно переместиться с помощью камня возврата к себе домой и как следует подготовиться к охоте. К своей охоте на этих скальпорезов. Где, кстати, остальные? И сколько их?

    Я завертел головой по сторонам в поисках остальных живчиков. Что-то их не видать…

    – Ищешь кого-то? – поинтересовался маг. – Напрасно. Никто сюда не придет. Места здесь тихие. Для нас, бессмертных, довольно безопасные. Сильных мобов здесь нет. Погибаем мы в этих краях редко. Так что можешь не надеяться на помощь со стороны или на случайного возрожденного.

    Он что, один здесь? Странно… Зачем ему меня убивать? Ему ведь ничего не обломится! С такой разницей в уровнях он никакого скальпа не получит!

    – И на помощь питомца своего можешь на этот раз не рассчитывать, – продолжал между тем изгаляться маг. – Привидение Привидение!

    Последние слова он произнес кривляясь и словно кого-то передразнивая.

    – Я хороший ученик. И два раза на одни и те же грабли не наступаю, Эвери!

    Что-то смутно знакомое почудилось мне в его словах, в той интонации, с которой он говорил про моего питомца. Я еще раз открыл окно с информацией и прочитал его имя.

    – Иннуендо, – мрачно произнес я. Где-то я уже видел это имя.

    – Ага, – довольно осклабился маг. – Он самый! Узнал? Нет? Мы с тобой как-то повстречались на узкой дорожке возле Талериана. Не помнишь? Тогда тебе повезло. А сейчас – нет. Сейчас рядом с тобою нет твоего питомца, а если бы и был, то он не смог бы тебе помочь.

    Талериан! Городишко в землях Жизни! В нубятнике возле этого города я получил специализацию ассасина. Вспомнил, где я встречал этого типа! По дороге в нубятник этот самодовольный идиот хотел убить меня, а получилось так, что убил его я. Точнее, мой Прив. Не важно. Главное, тогда не с меня взяли скальп, а я взял скальп. Это был мой первый фраг! Какой тогда у него был уровень? Кажется, пятнадцатый? Или где-то рядом.

    – Ты не слабо вырос с тех пор, когда мы с тобой виделись в последний раз, – сказал я.

    – А то, – довольно усмехнулся Иннуендо. – Не то что некоторые! Даже скальпа за их убийство не дают. Жаль. Очень жаль! Я-то думал, что смогу набить пару десятков фрагов на тебе. Мне как раз столько до сотни не хватает. Думал, получу звание Эксперта, а то надоело уже в Адептах Жизни ходить. А тут такой облом – ты всего лишь двадцать третьего уровня. Я как увидел, чуть со смеху не помер!

    Я хмуро рассматривал его. Да, прикид у него серьезный. Минимум три вещи у него Легендарные – плащ, мантия и посох. Все остальное, по-видимому, Уникальное, а может тоже Легендарки. Донатор. То-то он так быстро уровни набрал. Сколько времени прошло с нашей встречи? Пара месяцев? Больше? Ну, сотню уровней за это время набить не проблема и простому игроку, но вот после сотого все становится гораздо сложнее и по уровням уже так просто не прошвырнешься. Если, конечно, ты не донатор – эти вполне могут полторы сотни уровней за два месяца взять.

    – Нуб! – сказал я. – С такой разницей в уровнях если повезет и засчитают фрага, то с одного героя не больше одного раза за уровень. За его уровень!

    – Вот как? Не знал. Теперь буду знать. Но сам понимаешь, тебе это вряд ли поможет. Ты тут застрял надолго. Времени у меня полно и я никуда не тороплюсь. Специально за этим в эти края забрался.

    Я усмехнулся. Повезло мне нарваться на злопамятного игрока. Бывают такие, что любую обиду помнят и не просто помнят, а лелеют планы по отмщению. Некоторые даже эти планы осуществляют. Мне вот достался как раз такой.

    – И охота тебе время и деньги тратить? – с сарказмом спросил я.

    – Времени, конечно, жаль. Но я его уже столько на тебя потратил, что еще немножко роли не играет. А деньги, это ерунда! Пыль! – Иннуендо пренебрежительно махнул рукой. – Знал бы ты, сколько я их уже потратил, умер бы от зависти. Я ведь за тобой давно слежу. Почти каждый день мне от гадалок данные по тебе приносили. Специально людей для этого нанял. Я бы давно уже пересекся с тобой, да то я был занят, то ты по другим материкам шлялся. Но сколько веревочке ни виться, а конец все равно когда-нибудь настанет.

    – И что ты хочешь? Убил меня пару раз, тебе этого не достаточно?

    – Неа, – Иннуендо энергично замотал головой. – Пару раз это мало. Вот десяток – это самое то. На сегодня. А потом, как-нибудь, когда время и желание у меня появятся, еще денечек на тебя потрачу, подержу на круге возрождения денек, другой. И так пока не надоест. Убивать тебя я буду долго и много.

    – Псих!

    – Мстя! Ужасная мстя! – засмеялся Иннуендо. – Мне это в кайф!

    – С Еленой что сделал? Тоже убил?

    – С кем? – переспросил маг. – С какой Еленой? А! С той неписью, что с тобой шла? Ничего не сделал. Была охота со всякими неписями еще возиться!

    Он презрительно сплюнул. И тут же насторожился. Спросил:

    – А что? Она важна? Квест какой-то на нее у тебя завязан? Жаль, не догадался я об этом. Надо было и ее убить. Сорвать тебе квест.

    – Ты уже его сорвал, идиот!

    Иннуендо только довольно улыбнулся.

    – Это хорошо! Ты ведь не думал, когда меня убивал, что все будет так просто? Что никаких последствий не будет? Что тебе это сойдет с рук? Неужели думал так? – состроил удивленное лицо этот псих. – Ну, теперь так думать уже не будешь. Теперь ходи постоянно и оглядывайся. И знай, я всегда где-то рядом!

    И он весело заржал.

    Если он здесь один, то у меня есть все шансы вырваться с круга возрождения. Дебафы, дебафы, чертовы дебафы! Они сильно осложняют дело. Придется использовать «Скрытность». Не хочется ее светить, ой, как не хочется, но только с ней у меня есть шанс вырваться отсюда. Не торчать же здесь целый день! Я неторопливо поднялся на ноги. Отряхнул руки.

    – Ты больной, Иннуендо! Ты просто псих! – сказал я.

    Сказал и сорвался в противоположную от него сторону. Спрыгнул с каменного постамента и сразу же, как только коснулся земли, ушел в «Прыжок». Восемьдесят метров. Мой максимум. А при приземлении сразу же «Скрытность» накину, в прыжке это сделать не получится.

    Я оглянулся.

    – Вот зараза! – выругался я.

    Иннуендо тоже ушел в прыжок. И сейчас летел вслед за мной. Быстро среагировал.

    Приземлившись, я тут же применил «Скрытность» и бросился бежать. Через полсекунды я смогу повторить «Прыжок».

    Яркие, ослепляющие глаза оранжевые капли «Огненного дождя» ударили в землю вокруг меня.

    …Вы умерли.

    Ваше умение «Иммунитет к огню»…

    Вы воскрешены…

    Я молча позакрывал все системные сообщения. Подошел к краю круга возрождения и уселся на него. Иммунитет к огню у меня достиг восьмидесяти процентов, а больно так же, как когда у меня никакого иммунитета не было. Почему так?

    – Что, Эвери? Не получилось? Заболтать меня думал? А я ведь тебе говорил, я два раза на одни и те же грабли не наступаю. А ты не поверил!

    Довольный Иннуендо опять стоял передо мной и весь светился от охватившего его счастья. Хитрый оказался. Прыгнул не на восемьдесят метров, как я, а метров на пятьдесят. Раньше меня приземлился и сразу начал кастовать заклинание. Ударил по площади там, где я коснулся земли. Немного, доли секунды, но он выиграл. Поднабрался опыта, зараза!

    – Но ты можешь еще раз попробовать. Вдруг получится? – изобразил сочувствие на лице Иннуендо. – Попробуй! Я буду только рад этому.

    – У тебя Грандмастер в Магии Огня? – спросил я.

    – Угу, – он гордо расправил плечи. – И в Магии Природы тоже!

    – Крут! – презрительно скривился я. – Сто сорок шестой уровень набрать успел за два месяца, а до Гранда прокачал всего две магии. То же мне маг, да еще и донатор!

    Но, с другой стороны, на каст «Огненного дождя», заклинания высшего, пятого, уровня, он потратил всего полсекунды, самый минимум. Похоже, что у него тоже уклон в «Интеллект», отсюда и бонусы на снижение скорости применения заклинаний. Но ему и «Мудрость» качать надо обязательно, а значит – что? А значит то, что у него в «Выносливости», скорее всего, ничего нет! Ну, кроме автоматически начисляемых при взятии очередного уровня статов.

    – Остальные магии я не качаю. Мне и Магии Огня хватает, – начал оправдываться этот горе-маг. – Мне сейчас главное уровни набрать поскорее. Остальное потом наверстаю. Сейчас с нуля качать другие магии – только зря время тратить. После двухсотого уровня я любую магию до Гранда за пару недель догоню.

    С нуля? Это что получается, все остальные магии у него вообще не развиты? Или развиты по минимуму? Значит, кроме Магии Огня, он ничего использовать не будет. Магия Природы не для битв, если ты, конечно, не друид. Да и если друид, тоже не для битв по большому счету. Прямые атаки Магией Природы не идут ни в какое сравнение с убийственными по своей силе заклинаниями Магии Огня. Интересное кино получается…

    Кстати, о кино! Надо посмотреть все-таки, как там он меня убивал.

    Я покопался в настройках и запустил видеоролик с первым сегодняшним убийством меня любимого.

    Вот мы втроем идем по торговому тракту, довольно людному. Что-то рассказываю, оживленно размахивая руками. Прив и Елена пристроились у меня по бокам. Присмотревшись, я увидел и Иннуендо, шедшего за нами в полусотне метров позади.

    Мы сворачиваем на тропинку, и Иннуендо, быстро бросив пару взглядов по сторонам, шустро юркает вслед за нами. Было отлично видно, как он, сделав несколько быстрых шагов, вытягивает руку в нашу сторону и с нее срывается огненная струя, ударившая меня точно в поясницу, и я мгновенно вспыхиваю как факел. Конец ролика.

    Вот сволочь! «Струя пламени», это же заклинание второго уровня, и оно убивает не сразу. Жертва полностью сгорает только спустя несколько секунд. Этот гад хотел заставить меня помучиться! Мне повезло, что у меня совсем мало здоровья и я сразу же отправился на круг возрождения.

    Ладно, я ему это припомню! А пока посмотрим следующий ролик.

    Здесь Иннуендо, бегущий мне навстречу, не останавливаясь, опять протягивает руку в мою сторону и бьет в меня «Огненным молохом», мгновенным заклинанием третьего уровня. Я сам такое заклинание в своей «Катюше» использую. Оранжево-красный росчерк протягивается от Иннуендо ко мне, и я вновь мгновенно превращаюсь в обугленную головешку.

    Смутная догадка мелькнула у меня в голове, и я поторопился ее проверить. Иннуендо о чем-то трепался, сияя довольной физиономией, но я только мельком глянул на него и больше не обращал внимания на его болтовню. Если моя догадка верна, то у меня есть шанс выбраться из этой западни. Я еще раз просмотрел оба ролика.

    Нда, слабенькое заклинание во втором ролике, одно из самых слабых, хоть и относилось к третьему уровню, не оставило мне никаких шансов. С моим уровнем жизни меня убьет даже заклинание первого уровня. А вот я не уверен, что смог бы убить Иннуендо с одного каста любым из имеющихся у меня заклинаний. С его-то нынешним уровнем и, главное, с его-то шмотом.

    Кстати, о шмотках! А сколько, интересно, я потерял при своих смертях? Я полез в инвентарь и бегло просмотрел его содержимое. Ага, около полутора тысяч золотых уже пропало. Это печально. Со свитками и эликсирами определиться сложнее, я их не считал и не запоминал, но вроде, на поверхностный взгляд, их стало меньше. Эх-хе-хе, хе-хе… А сколько я еще потеряю?

    Я спрыгнул на землю и, перехватив свой эбеновый посох как дубину, с жутким завыванием бросился на Иннуендо:

    – Убью-ю-у-ууу!

    Шагов пять я успел пробежать, прежде чем опомнившийся от такого выпада маг ударил в меня заклинанием.

    Возродившись на круге, я уселся по-турецки в его центре и вновь проверил содержимое инвентаря. Минус триста с лишним монет и, похоже, парочка пузырей с эликсирами тоже пропала. Все остальное вроде на месте. Жаль, здесь, на круге возрождения, эликсиры и свитки с заклинаниями нельзя ни использовать, ни выложить из рюкзака. А с другой стороны, лучше пусть талеры да эликсиры со свитками остаются на трупе, чем я потеряю что-нибудь из надетых на меня вещей. Пока в инвентаре есть деньги, в первую очередь при смерти оставаться на трупе будут именно они, а не что-нибудь другое. По крайней мере, самый высокий шанс именно у такого варианта.

    Проверив содержимое рюкзака и повздыхав по поводу очередных потерь, я полез в настройки и начал копаться в них, выискивая сохраненные логи с моими смертями. Нашел сообщения о полученных уронах и занялся их сравнением. Потом запустил ролик с последней моей смертью и внимательно просмотрел его. Иннуендо пока еще ни разу не повторился. Каждый раз использовал новое заклинание из Магии Огня. На этот раз это был «Алый лепесток», заклинание второго уровня. И мое умение «Иммунитет к огню» вновь сделало скачок на следующий уровень.

    И каждый раз это умение достигало очередного уровня, когда меня убивали Магией Огня. И каждый раз это было новое заклинание. Первым был файербол. И, кстати, тоже недалеко от Верхнего Вавилона. Маг по имени Миннесота тогда приголубил меня «Огненным шаром» и мое умение скакнуло на второй уровень. Затем был Проксимо и его «Вспышка». Потом он же и заклинание «Огненная стрела».

    За дальнейший апгрейд моего умения «Иммунитет к огню» я должен благодарить Иннуендо. И его «Струю пламени», которой он убил меня сегодня в первый раз, там, на тропинке. И «Огненный молох», которым он достал меня на пути от круга возрождения к месту моей первой гибели. А еще «Огненную ловушку» при моей первой попытке вырваться с круга возрождения, и «Огненный дождь» при второй попытке. И вот сейчас, несколько минут назад, «Алый лепесток». Все заклинания из Магии Огня.

    Что же является причиной перехода умения на новый уровень? Смерть от Магии Огня или примененное на меня новое заклинание из этой магии? Или и то, и другое одновременно? Последнее вероятнее всего. Мой опыт и знания игровой логики подсказывают, что именно такая жуткая комбинация и есть двигатель прогресса для данного конкретного умения.

    Девяносто процентов иммунитета. Осталась всего одна ступень. А боевых заклинаний в Магии Огня много. Если Иннуендо еще ни разу не повторился, шанс, что он продолжит в том же духе и ударит в меня новым заклинанием, довольно высок. Как же не хочется опять подставляться под удар, но если надо, значит надо! Полностью прокачать умение стоит этой пытки болью. Стопроцентный иммунитет! Это же реально убер-плюшка! Я перехватил поудобнее посох и ринулся с постамента.

    Пять стремительных шагов с занесенной над головой палкой и зверским выражением лица. Затем огненная вспышка. Боль. Смерть.

    Приевшиеся уже системки.

    Круг возрождения.

    Смех Иннуендо.

    Смейся, смейся, засранец. Посмотрим, кто посмеется последним.

    Я просматриваю системки и недовольно хмурюсь. Сообщения о новом уровне умения «Иммунитет к огню» не появилось. Не повезло – этот засранец ударил по мне «Огненной стрелой», а этим заклинанием меня уже убивали. Проксимо, маг из клана неписей «Потерянный храм». Но Иннуендо этого не знал, он по-прежнему стабилен и испытывает на мне разные заклинания Магии Огня. Это плюс. Надеюсь, следующая попытка будет более удачной.

    Бросаю хмурый взгляд на заливающегося смехом мага. Сейчас, сейчас! Еще один рывок, тогда и поговорим. Еще один бросок камикадзе, и у меня будет стопроцентный иммунитет. Вот тогда вместе и посмеемся. Только бы у тебя не было шмоток на подавление защиты от Магии Огня. Только бы у тебя не было такого умения! Или хотя бы оно не было полностью прокачано. Открываю логи и внимательно их просматриваю. По моим прикидкам выходит, что умения «Подавления защиты от Магии Огня» у Иннуендо нет. Глупо! Очень глупо на месте Иннуендо не озаботиться приобретением этого умения, раз он Магию Огня сделал своей основной боевой. Хадж к Храму Огня он, наверняка, совершил, от этого никто не отказывается, но этого умения первосвященник ему не дал. Или маг не совершал хадж? Не важно! В любом случае, по логам не видно, чтобы у него было это умение. Будь оно у него, урон от его последних заклинаний был бы выше. А так мой иммунитет срезает часть урона. Наверное, добил репу у огнепоклонников до «Восхищения», хапнул квест у первосвященника, получил Легендарную вещичку и свалил уровни поскорее брать. Тоже логичный вариант, кстати.

    Может, зря я переживаю по этому поводу? Интуиция подсказывает, что умение «Подавление защиты от Магии Огня» действует только на сопротивление этой магии, а иммунитет – свойство совсем иного рода, но лучше проверить эту догадку в другом месте. Не сейчас. Не нужны мне сегодня лишние риски, так что, я очень рад, что у глупого Иннуендо нет «Подавления защиты от Магии Огня».

    Быстренько заглядываю в инвентарь, отмечаю потерю еще почти пяти сотен золотых и нескольких свитков. Жаль, конечно, но тут уж ничего не поделаешь. Спишем на производственные потери. Главное, что из надетых на меня вещей ничего не вывалилось.

    Опять перехватываю посох и бросаюсь на Иннуендо.

    – Ааааааа! Банзай! – несусь на него, ни на что не обращая внимания.

    На этот раз он убивает меня буквально в шаге от себя, когда я уже почти поверил, что смогу нанести удар своей дубиной по его безмозглой голове. Издевается! Наслаждается моим бессилием. Пусть.

    – Эй! И кто из нас псих? – слышу довольный возглас Иннуендо.

    Снова стою посреди круга возрождения и недоуменно потираю грудь. А ведь больно не было! Убить, он меня убил, но боли я не почувствовал. На девяноста процентах боль чувствовалась, а сейчас уже нет! А ведь он ударил по мне самым мощным заклинанием Магии Огня – «Испепелением»!

    Открываю одно из последних системных сообщений, читаю его и удовлетворенно закрываю.

    Ваше умение «Иммунитет к огню» улучшилось.

    «Иммунитет к огню»: + 1. Всего: 10/10.

    Теперь огонь и Магия Огня не могут причинить Вам вред.

    Вы достигли максимального уровня умения.

    Вот теперь поговорим!

    Перехватываю посох посередине и, не торопясь, на этот раз по ступенькам, спускаюсь с круга возрождения. Так же не торопливо иду к Иннуендо. Моих тел у его ног нет, значит, успел уже обшарить их, подлый воришка! Если с тела взят дроп, то оно исчезает буквально через несколько мгновений. Прикарманил мои вещички и денежки, мерзавец. Какая досада!

    Иннуендо насмешливо смотрит на меня.

    Ну-ну, насмехайся. Я уже примерно просчитал твои характеристики. И шмотки учел. Разброс, конечно, получился колоссальный, да и сам расчет крайне приблизительный, взятый исходя из стандартной прокачки мага – два стата в «Мудрость», один стат в «Интеллект» и каждый десятый в «Выносливость». Только у Иннуендо еще меньше в «Выносливости». В итоге получается, что даже с учетом возможных модификаторов его Уникального и Легендарного шмотья у него сейчас не может быть больше десяти тысяч единиц здоровья, а скорее всего там и пяти тысяч не будет. А если у Легендарок нет модификаторов на здоровье, то у него вообще уровень жизни сравним с моим. Но это вряд ли. Будем исходить из худшего.

    Я сделал пару шагов и активировал «Изменчивую силу магии». А затем открыл окно инвентаря и подхватил флакон с эликсиром. Десять единиц «Интеллекта» на тридцать минут прибавляет он. Флакон исчезает, а показатель моего «Интеллекта» вырастает более, чем вдвое. Это с учетом дебафов, само собой.

    Иннуендо все так же насмешливо наблюдает за моим приближением. Не заметил, как я элик опорожнил – пить его не обязательно, для достижения эффекта достаточно коснуться рукой флакона с эликсиром, так что, не мог он это заметить. А если бы и заметил, то это уже не играет никакой роли. Он попал!

    Из-за посмертного дебафа мой собственный «Интеллект» сейчас составляет всего девять единиц. С учетом выпитого элика стало девятнадцать. Слезы! Жалкие слезы! Но навык «Умник» удваивает его, а потом то же самое сделает бог Маардук, так мною восхищенный. Зря, что ли, я на его алтарь столько шмотья перетаскал? Грандмастер Алхимии тут, увы, ничем мне не поможет – добавляемые этим статусом единицы «Интеллекта» съел посмертный дебаф, зато удвоенная богиней Анабет сила магии никуда не делась! А ведь ее еще в полтора раза увеличит мой статус Грандмастера Заклинаний. Потом свой вклад внесет умение «Изменчивая сила магии», дающее пятидесятипроцентное увеличение магического урона. И сверху это все мы шлифанем умением «Ярость», удваивающим наносимый мною урон. А ведь есть еще умение «Касание огня», действующее постоянно и вне зависимости от моего желания! Мелочь, всего десять процентов к урону, но сейчас и эта мелочь будет очень кстати.

    Ха! Даже если взять максимальный уровень здоровья у Иннуендо, накинуть на него стандартное двадцатипятипроцентное сопротивление магии, то моей силы магии вполне хватит, чтобы завалить его если и не с одного каста, то с полного залпа «Катюши» из пяти заклинаний наверняка! А если у него есть одна или две более высокие защиты от того или иного вида магии, то мне будет достаточно сделать всего два залпа. Это по времени займет одну секунду. Риск есть, но минимальный, кастануть он не сможет – мои удары должны сбивать его с заклинаний. А если и успеет что-то кастануть, то скорее всего, это будет заклинание из Магии Огня, которая не причинит мне вреда. Вряд ли он догадается применить что-то из Магии Природы. В любом случае, других вариантов вырваться на свободу у меня нет. Придется рисковать.

    Еще пару шагов по направлению к Иннуендо. Он все так же с презрительной улыбочкой на губах смотрит на меня. А почему бы ему и не улыбаться? Я сейчас, на посмертных дебафах, в полной его власти. Он со мной может делать все, что угодно. Никакой опасности я для него не представляю. Это он так думает. О боги! Какое пагубное заблуждение с его стороны!

    Маны у меня сейчас чуть более тысячи единиц. Для «Катюши» более чем достаточно, на несколько залпов хватит, еще и останется.

    Еще пару шагов. Иннуендо не торопится выпускать по мне заклинание. Растягивает удовольствие.

    Я тоже не торопясь приближаюсь к нему. Между нами осталось два шага, рука Иннуендо поднялась и нацелилась мне в грудь.

    – Все-таки псих это ты, а не я! Но псих забавный, – ухмыляется Иннуендо, и с его руки срывается «Сгусток плазмы».

    Ударяется в мою грудь и яркими сполохами растекается по телу, не причиняя никакого вреда.

    Вот это да! Вот этого я не ожидал! Передо мною даже системка не замелькала о полученном уроне. А ведь по идее, урон в единичку должен был быть. Всегда при атаке должен быть хоть какой-то урон, пусть самый минимальный, всего в одну единичку. Даже если самый слабый монстр или игрок нападет на самого сильного, с невероятной броней, с высоким уровнем защиты, на порядки перекрывающим атакующие свойства напавшего, все равно урон в одну единичку будет нанесен в любом случае. Меньше просто не бывает. Так я думал раньше. Да и все, наверное, так думали и думают. По крайней мере, многие. Большинство. А вот, оказывается, бывает и по-другому.

    Улыбка на губах Иннуендо застывает, словно приклеенная.

    Я делаю еще один шаг и, растянув губы в своем фирменном оскале лича, наклоняюсь к его лицу и протягиваю в до миноре:

    – Сю-ю-юрпри-и-из!

    И бью его посохом по лбу. Несильно так бью. Средненько. Для сильного удара у меня силенок не хватает. Одновременно с этим активирую умение «Ярость».

    Глаза у Иннуендо округлились, как и рот. Натуральная, нагляднейшая иллюстрация выражения «челюсть отвалилась» стояла сейчас передо мной. Я бы подольше полюбовался этой картиной, но затягивать нельзя, и с моей левой руки одно за другим сорвалось несколько заклинаний.

    «Стальной клинок» сверкнул белой молнией, «Водяной бич» мелькнул ярким синим цветом, «Огненный молох» оставил после себя короткий оранжево-красный след, а «Звезда Смерти» стремительным метеором упала с неба. И только «Воздушный кулак» остался незаметным, принеся врагу невидимую смерть.

    Вы убили приверженца Пути Жизни.

    Ваша репутация среди представителей фракции Смерти улучшилась.

    Еще какую-то долю секунды после последнего заклинания из залпа «Катюши» тело Иннуендо стояло вертикально, а потом словно сложилось пополам и рухнуло у моих ног.

    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 24.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: + 1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.

    Отмахиваюсь от системок и быстро обшариваю тело мага. Трачу на это драгоценную секунду, но пройти мимо шанса заполучить Легендарную вещь не могу. Понимаю, что это фантастика, что шанс выпадения Легендарки при смерти игрока ничтожен, но не могу устоять перед искушением.

    Вы нашли: золотой талер – 148 374 шт., серебряный талер – 35 шт.

    Что, и это все? А где же моя Легендарка? Боги, вы не справедливы! Я завалил игрока более чем на сто уровней старше меня, а с него даже Легендарка не выпала! Прошлый раз разница была куда меньше, но тогда, помимо деньжат, мне еще и какая-то шмотка Иннуендо досталась, а сейчас только деньги.

    Впрочем, почти полторы сотни тысяч золотых монет тоже не плохо! Сколько же у него всего там золотишка? Обычно при смерти выпадает от одного до десяти процентов от имеющихся денег, но, теоретически, могут и все сто процентов выпасть. А может и вообще ничего не выпасть, бывает и такое. Глупец этот Иннуендо, такие деньги с собой таскает. Устроить бы ему карусель, но нет времени. Да и силенок на это у меня пока тоже нет. Не сегодня. Пора давать деру отсюда.

    С довольным смешком быстро вскакиваю. Каждое мгновенье на счету. Сейчас Иннуендо появится на круге возрождения, а круг – вот он, в нескольких метрах у меня за спиной. Ударит каким-нибудь заклинанием из Магии Воды или Воздуха, самые простенькие заклинания из этих магий у него должны быть, и все. Даже с посмертными дебафами его силы заклинаний хватит, чтобы опять отправить меня на перерождение. Я ведь тоже на дебафах, а мне и без них много не надо.

    «Прыжок»!

    Небольшой, всего на тридцать метров. Приземляюсь, разворачиваюсь и сразу же начинаю каст другого заклинания. Проходит чуть меньше трех секунд, и круг возрождения, а также пространство вокруг него диаметром в двадцать метров, накрывает «Ядовитое облако». Слабенькое, несмотря на то, что я попытался придать ему как можно большую концентрацию, но и такого вполне достаточно, чтобы маг с посмертными дебафами через него не прошел. Воин, раскачанный под танка, прошел бы даже под дебафами, а вот маг – нет. Магу придется ждать, пока облако рассосется, а рассосется оно никак не раньше, чем через час, а я так надеюсь, что и целых два часа это мое облачко продержится. Не будь на мне посмертных дебафов, Иннуендо здесь весь день до самой ночи проторчал бы.

    Вот теперь можно спокойно отправляться к Пещере тысячи эх. Прием, использованный мною, стандартный, тысячи раз примененный, давно всем известный, но от этого не ставший менее действенным и актуальным. Не нашли пока что игроки методов против этого приема. Закупоривает точку возрождения качественно и надолго. На посмертных дебафах не пройдешь. Разве что только на круге оказался герой трехсотого уровня, а «Ядовитое облако» или «Огненное кольцо» поставил какой-нибудь нуб не старше сотого уровня.

    Ему надо было с самого начала так сделать, а не глумиться надо мной.

    – Я два раза на грабли не наступаю, я хороший ученик, – передразнил я Иннуендо и, развернувшись, прыжками, перемежаемыми небольшими пробежками, поскакал в сторону тропинки, на которой меня так некстати убил этот психованный маньяк. Обидчивый, злопамятный и самонадеянный.

    Где-то за спиной раздавались какие-то возмущенные крики. Кто-то ругался. Говорил разные нехорошие слова. Грозился. Местью пугал. Ужасной и неотвратимой. Ха-ха-ха!

    Где сейчас, интересно, Елена? Вернулась в Вавилон или решила в одиночку пойти в пещеру, выполнять свое задание? Надо проверить. Эта девчонка вполне могла сунуться в пещеру в одиночку. С нее станется.

    До тропинки и места, где меня убили, оставалось всего ничего, когда я услышал громкие рыдания. Я замер. Прислушался и, определив направление, откуда доносился плач, осторожно двинулся в ту сторону. Подойдя почти к самой тропинке, я аккуратно отклонил в сторону заслонявшую обзор ветку и наконец увидел того, кто так громко рыдал, совершенно не заботясь о том, что на столь громкий звук могут сбежаться местные монстры.

    Плакала Елена.

    Она сидела посередине тропы и, периодически завывая, сквозь плач и всхлипы бросала упреки богам, поминая всуе даже своего любимого Галахада, Верховного бога Порядка. Перед нею лежало мертвое иссушенное тело, его лысая голова, скорее даже обтянутый сухой кожей череп, покоилась у нее на коленях. Мое тело, моя голова.

    Вся эта картина была настолько пропитана горем, что, не будь я личем, я бы и сам, наверное, тоже пустил бы одну-другую скупую слезу. У меня и сейчас кадык как-то непривычно и подозрительно задергался, захотелось сглотнуть, но рот как-то вдруг неожиданно пересох.

    Я осторожно опустил ветку дерева и сделал несколько шагов назад. Если я сейчас появлюсь рядом с ней, она может и не пережить такого удара. Забыла, дуреха, что я бессмертный.

    Отойдя подальше от тропинки, я зачитал заклинание призыва. Три секунды, и рядом со мной заколыхалась белесая фигура Прива.

    – Босс! На нас напали! – сразу же заорал он.

    – Тише ты! – шикнул на него я. – Все уже закончилось! Мы победили.

    – Понял, босс! – прошептал Прив. И начал оглядываться вокруг. – А где Елена? Ее убили?

    Голос Прива дрогнул на последнем вопросе.

    – Плачет.

    – Елена плачет? – озабоченно, но одновременно и радостно, воскликнул Прив. – Почему?

    – Над моим трупом плачет, – ответил я.

    – Э? – Прив уставил на меня свои огромные глаза-блюдца, полные недоумения.

    – Она еще не видела меня после того, как меня убили. Забыла, что я бессмертный. Да и не удивительно, на самом деле. Столько на нее в последние дни навалилось. Вчера ее команда погибла практически на ее глазах. Сегодня, опять на ее глазах, меня убили. А она-то не боец совсем. Она смерти в боях толком и не видела еще. Как убивают чужих, это она знает. А к смерти своих еще не привыкла, если к этому вообще можно привыкнуть. Вот и обезумела от горя.

    – Босс! Что же мы тут стоим тогда? Что ты тут стоишь? Нам надо скорее идти к ней. Тебе надо!

    Я покачал головой.

    – Нет. К ней пойдешь ты один. Если она меня сейчас увидит, то точно не переживет этого. Свихнется! А ты ее подготовишь. Напомнишь, что я бессмертный. Ну, а я появлюсь чуть позже.

    – Понял, босс! Уже лечу! Это она ревет?

    – Она. Давай, Прив. И поласковее там с нею. Понежнее, что ли.

    Вслед за Привом я подкрался к тропинке и спрятался за придорожными кустами. Слушал неуклюжие и порой нелепые попытки Прива успокоить девушку и все порывался выскочить к ней и самому начать ее утешать. Худо-бедно, но основную мысль Приву наконец-то удалось донести до Елены. Она, размазывая по щекам слезы, стала озираться по сторонам.

    – Что же он не идет, если бессмертный? Где же он? Что же так долго? – забросала девушка вопросами Прива.

    – Сейчас придет, – уверенно отвечал Прив. – Они же не сразу возрождаются и не где угодно. Для этого специальные места есть. Может, такое ближайшее место слишком далеко отсюда и ему надо время, чтобы до нас добраться. Подождем еще немного, я чувствую, он уже недалеко. Скоро будет здесь.

    Прив болтал без остановки, неся всякую ерунду. Подождав еще пару минут и понаблюдав, как растерянность на лице девушки сменяется надеждой, а потом и раздражением от столь долгого моего отсутствия, я сначала отполз на десяток метров назад, а потом, специально создавая побольше шума, двинулся к тропинке.

    Не успел я выйти на тропинку, как на меня набросился вихрь. Меня облапили, обхватили руками за шею, повисли на мне, и все это сопровождалось радостным визгом. Минут пять я пытался угомонить Елену, прежде чем она более-менее успокоилась и, посмотрев мне в глаза, возмущенно спросила:

    – Где же ты так долго пропадал? Почему ты так долго не возвращался?

    Я пожал плечами:

    – Почему долго? И полчаса не прошло с того момента, как… – я кивнул на лежавшее посредине тропинки тело. – Надо, кстати, обыскать его, свои вещички и деньги забрать. Хоть что-то вернуть. А то поиздержался я за эти полчаса.

    А она только облегченно вздохнула, положила голову мне на грудь и тихо повторила:

    – Что же ты так долго не возвращался?

    А я стоял, хлопал глазами и не знал, что ответить. Рядом, так же молча, колыхался не менее удивленный Прив.

    Вопреки моим ожиданиям, спорить со мной и рваться в пещеру за своими нетопырями и их крыльями Елена не стала. Услышала мои объяснения о моем нынешнем состоянии и неспособности к сражениям и покорно склонила голову. А предложение Прива провести все это время где-нибудь в тихом и спокойном, а главное, безопасном месте, она, как мне показалось, вообще встретила с плохо скрываемой радостью.

    – Бренив! Предлагаю провести это время в Брениве, – поняв, что его предложение пришлось по душе Елене, высунулся с инициативой Прив. – Тихо, тепло, красиво! И море рядом. Пальмы!

    – Хм, – с сомнением произнес я. Я прекрасно помнил, что там, как раз перед самым нашим уходом с местного пляжа, нос к носу столкнулись непримиримые противники, лидеры кланов, давно и с упоением враждующих. – Вряд ли после того, как мы оттуда поспешно сбежали, там все осталось таким же спокойным и красивым, как и раньше.

    – А может никуда не пойдем? – не смело предложила Елена. – Подождем здесь, недалеко от пещеры. Посидим в этом уютном лесу, а Эвери нам сказки своего мира расскажет.

    – Предложение хорошее, – сказал я, – но в моем нынешнем состоянии любой монстр слишком опасен, чтобы я мог спокойно сидеть в лесу. Да и тот маг, что напал на нас, тоже. Я его временно нейтрализовал, но как долго это продлится, не знаю. Однако дело даже не в этом.

    Я задумался. Тысяча крыльев нетопыря – это приличное количество. И за те три дня, что остались для выполнения этого задания, не факт, что мы успеем столько набить. Если не успеем, придется докупать на аукционе. Надеюсь, Елена в этом случае не будет сильно против. Хотя кто знает? Я перевел взгляд на нее.

    Она стояла, опустив руки и скрестив их на животе, и доверчиво смотрела на меня. Угу. Как же! Вся такая тихая и послушная! А то я не вижу в ее глазах твердость и упрямство. Кое в чем она, конечно, может и уступить, но и против своих основных принципов никогда не пойдет. Придется вместо отдыха под пальмами на побережье лезть в подземелье.

    – Делаем так, – решил я. – Сейчас идем к пещере, до нее, судя по карте, идти всего минут двадцать, даже меньше. Я ставлю там маячок, и мы телепортируемся в Вавилон. Закупаем свитки и эликсиры посерьезнее и помощнее, чем есть сейчас у меня. Я все это дело применяю и принимаю, чтобы более-менее нейтрализовать дебафы. Потом прыгаем обратно к пещере, спускаемся в нее и начинаем бить нетопырей. И пока не набьем нужное количество, ни на что не отвлекаемся. Чувствую, друзья, что нам все эти три дня в пещере придется провести, лишь изредка выглядывая на поверхность.

    – А как же кукольный театр? – задал вопрос Прив. – У нас же завтра вечером спектакль!

    – Что за кукольный театр? Какой спектакль? – живо состроила любопытную мордочку Елена.

    Я махнул рукой.

    – Вперед! К пещере! Не будем терять время. По дороге расскажу.

    Глава 2

    – Сколько?

    Елена, аккуратно складывавшая крылья нетопырей в свою походную сумку, закрыла ее и посмотрела на меня.

    – Сорок три за последний поход. Всего сто девятнадцать.

    Я вздохнул. Поднял голову и посмотрел на усеянное звездами небо. Время было далеко за полночь. Можно и всю ночь посвятить истреблению нетопырей, и весь следующий день, и опять ночь, и еще один день, но толку от этого будет мало. Даже если все оставшиеся двое суток проведем на ногах, без отдыха.

    – Не успеваем, – сказал я.

    Елена молча кивнула головой. Прив тоже изобразил тяжкий вздох. Будь здесь полная пятерка Антоннионика, крылья падали бы в пять раз чаще. Тогда проблемы с выполнением задания не было бы.

    Три спуска в пещеру с полной ее зачисткой, включая и босса подземелья на самом нижнем, пятом уровне, и всего сто девятнадцать крыльев. По сорок крыльев за поход. В среднем. Выпадал и другой дроп, мелочь всякая, я его не считал и не подбирал. Прив поначалу над каждой пропущенной шмоткой стенал, а потом тоже ограничился только собиранием денег и перекидыванием их мне в рюкзак.

    Спуск в пещеру – раз в три часа. Восемь раз в сутки. По сорок, пусть по сорок пять крыльев за каждый спуск. За оставшиеся двое суток получается около шести с половиной сотен.

    – Не успеваем, – мрачно повторил я.

    – Зато сколько уровней новых взяли! – воскликнула Елена.

    Это что? Это она пытается утешить меня? Это мне, что ли, нужны эти крылья? Это у меня, что ли, задание от Храма Порядка на их добычу?

    – Уровни – это да. Уровни – это великолепно, – хмуро ответил я и открыл окно своего персонажа.

    Двадцать девятый уровень. Неплохо. Пять уровней прибавил. Совсем неплохо для одного дня. Почти по два уровня за каждый поход брал. Ну, еще бы! Во-первых, сколько нетопырей я убил – не сосчитать. Не меньше двух тысяч за одну полную зачистку пещеры. А во-вторых, с точки зрения количества получаемого опыта соотношение моего уровня и уровня убиваемых мною монстров оказалось наиболее выгодным. Будь уровень монстров чуть выше, и система начала бы урезать получаемый за их убийство дополнительный опыт, а будь их уровень чуть ниже, бонус, начисляемый за убийство монстров более высокого уровня, вообще бы не начислялся. А так, убивая нетопырей пятидесятого уровня, я получал максимально возможное количество опыта. Но вот на дропе это сказывалось самым печальным образом – он оказался крайне скудным. Баланс, так его растак! Или много опыта, или много дропа.

    Елене тоже немало опыта перепало, хотя она ничего не делала, мешала только. Исцелять ни меня, ни Прива она не могла, да это и не требовалось, за все это время я ни разу не позволил нетопырям нанести мне урон. А вот свои раны Елене пару раз пришлось залечивать – даже отчаянные броски Прива на ее защиту, отвлекавшие атакующих Елену нетопырей, не сумели помочь ей избежать нескольких глубоких царапин.

    – Вообще-то получать опыт и поднимать новые уровни – дело полезное, – выдал я откровение. – Особенно тебе, Елена! Слишком ты уязвима. А ты ведь не бессмертная, чтобы с таким безрассудством бросаться в атаку. Сколько раз ты сегодня чуть не погибла? Сколько раз ты заставила мои волосы поседеть?

    Елена посмотрела на мою голову и прыснула в кулачок.

    Я погладил свой лысый череп и, заложив руки за спину, вышагивая туда-сюда по площадке перед входом в пещеру перед внимательно уставившимися на меня Привом и Еленой, невозмутимо продолжил:

    – Много опыта – это, конечно, хорошо. Как-нибудь, Лен, нам надо будет серьезно заняться твоей прокачкой. Слишком ты сейчас уязвима! Не дело это! Подыщем подходящую локацию с самыми выгодными в плане опыта монстрами, объединимся опять в группу и по-взрослому займемся взятием очередных уровней. Но это потом. Сегодня перед нами стоит другая задача и для нас на первом месте дроп!

    Я остановился, обратился лицом к слушателям и поднял указательный палец кверху, подчеркивая важность только что мною сказанного.

    Благодарные слушатели дружно закивали головами.

    – А здесь, – я махнул рукой в сторону зева пещеры, – дроп совсем никакой. Мы рискуем провалить задание.

    И я, задумавшись, опять замолчал. Если в этой, довольно легкой пещере, по которой мы прошли, чуть ли не как по бульвару, Елена умудрилась несколько раз серьезно подставиться, то чего можно ожидать от нее в более опасных локациях? Говорил же ей сто раз – держись сзади! Место целителя – в арьергарде отряда! Так нет же! Все время норовила рядом идти. Спасибо Приву за то, что несколько раз прикрыл ее, когда я не успевал сбивать «Катюшей» набрасывавшиеся на нас стаи нетопырей.

    Опасно! Опасно вести ее в другие локации.

    А придется.

    Если пойду один, то она элементарно откажется потом принять от меня добытые крылья нетопырей.

    – Это я во всем виновата. Плетусь за тобой по пещере, как привязанная, и ничего не делаю. Совсем никакого толку нет от меня. Только мешаю тебе. Я прекрасно понимаю это, хоть ты и делаешь вид, что все нормально.

    – Ага, – глубокомысленно изрек я. – И поэтому ты постоянно бросаешься сломя голову в самые опасные места? Понятно теперь.

    Елена покраснела и опустила голову. Ей нечего возразить, я попал в точку. И как я об этом сразу не догадался?

    – А, кстати! А почему ты ничего не делаешь? Где твои бафы? Почему я хожу совсем не обкастованный весь день? Ну, не считая тех часов, когда я на эликах был. А, Елена? Где твои бафы? Что молчишь?

    – Нужны тебе мои бафы, – фыркнула Елена. – Ты и без них вон всех с одного удара валишь. Говорю же, от меня никакого толку! И чего ты со мною связался? Другой бы давно уже бросил.

    – Мы тебя не бросим! – это Прив влез в разговор. Кинулся утешать ее. – Никогда! Мы не другие!

    Что-то он не ровно дышит к девчонке. Постоянно рядом с ней таскается. Прикрывает ее, ручку свою костлявую подает ей на ступеньках. Тоже мне, кавалер нашелся!

    – Давай только без истерик, Елена. Мне, может, твои бафы и не нужны, но тебе как раз было бы очень полезно поупражняться в наложении благословений. Ты вообще как уровень мастерства в своих магиях собираешься поднимать? Только целительством? Зря! Ты ведь боевой жрец! А не простой лекарь. Сама говорила!

    – Говорила, и что? – с вызовом посмотрела на меня девчонка. – При чем здесь это?

    – Как это, при чем? – возмутился я. – Боевой жрец – это не просто посохом махать или дубиной. Это сильнейшие бафы, в несколько раз увеличивающие мощь и самого жреца, и его команды!

    – Да какие у меня могут быть сильнейшие бафы! – закричала Елена. – Я ведь не Грандмастер! И не Мастер! И даже не Эксперт! У меня всего лишь Адепт в Магии Порядка, про другие магии я даже не говорю! Тебе от моих бафов никакой пользы!

    – А мне и не нужна от них польза. Это тебе нужна от них польза. Это тебе нужно мастерство повышать, если не хочешь так всю жизнь и оставаться Адептом. Кстати, про какие другие магии ты говоришь? Если это не секрет, конечно?

    – Да какой там секрет, – махнула рукой Елена. – Обычный набор для жреца Порядка. Магией Света владею, в ней я Послушница. И Магией Природы еще, но я ее не развиваю, хотя для целительства она лучше подходит, чем Магия Света. Мне сказали, что боевому жрецу лучше Магию Света прокачивать. Помимо исцеления ее и как боевую можно использовать. Это увеличит наносимый мною урон.

    Я согласно кивнул.

    – Магию Природы зря взяла, не твой профиль. Только место занимает в навыках. Хотя там призывы сильные, может, и пригодится когда-нибудь.

    – Да я знаю, – согласилась Елена. – Я, когда ее выбирала, думала, что просто целительницей буду. Про боевого жреца даже и не помышляла тогда. Я тогда, наоборот, Магию Света брать не хотела. Взяла ее только по совету отца… Приемного. Как и Магию Тьмы.

    – Постой, – я остановился напротив Елены и воззрился на нее. – У тебя в навыках есть Магия Тьмы?

    У Елены вид сделался совсем несчастным:

    – Да знаю я, что напортачила со своими навыками. Совсем никудышная я. Что уж теперь об этом говорить. Не ругай меня, ладно? Я и так уже вся извелась.

    Голова Елены во время этой речи опускалась все ниже и ниже.

    Я начал набирать в грудь побольше воздуха.

    – Босс, что ты к ней привязался? – поспешил на защиту Елены Прив. – Видишь же, ей и без твоих упреков плохо!

    Я от неожиданности выдохнул. Приободренная поддержкой Прива Елена подняла голову и несмело взглянула на меня.

    – Зато мне всего две магии надо прокачивать. Порядок и Свет. Меньше времени потрачу. А на Магии Природы и Тьмы вообще время тратить не буду.

    Я схватился за голову и забегал по площадке.

    – Босс, ты чего? Что с тобой?

    Я остановился и, не обращая внимания на Прива, принялся объяснять Елене ее ошибку:

    – Послушай, Елена, твой приемный отец совсем не дурак был, заставляя тебя взять эти магии. Бафер и дебафер в одном лице – это страшная сила! Такие бойцы на вес золота! И даже мифрила! Ты только представь: если в поединке равных ты наложишь на себя самое банальное заклинание ускорения, а на противника такое же банальное заклинание замедления, то одно это даст тебе минимум тройное преимущество – на каждый один его удар ты будешь наносить целых три! Минимум! И это после всего лишь парочки заклинаний! А если использовать все доступные бафы и дебафы? Да в поединках тебе не будет равных! И не только в поединках, ты и толпу сможешь осилить!

    Елена недоверчиво посмотрела на меня. Спросила:

    – Это ты так хочешь утешить меня? Не надо. Я давно уже смирилась со своими навыками.

    – Не комплексуй! И я не утешаю тебя, а излагаю истину! Уж поверь мне, я знаю, что говорю. Была у меня когда-то фейри в питомцах. Она по тридцать бафов одновременно держала на мне и столько же дебафов на противнике. А ее бафы были хоть и мощные, но совсем не долговечными. А у тебя и благословения и проклятия сутками могут держаться. Некоторые. Если ты, конечно, прокачаешь эти Магии, Порядок и Тьму, до уровня Грандмастера. И именно этим тебе и надо заняться в первую очередь. Владение шестом, то бишь посохом, можно отложить на потом. Как и Магию Света. Про Магию Жизни вообще не говорю, ею займешься в самую последнюю очередь. Понятно?

    Я замер перед Еленой в ожидании ответа и упер в нее свой взгляд. А она молчала, открыв рот, и недоверчиво смотрела на меня. Это у нее, наверное, от открывшихся перспектив дыхание перехватило.

    Так и стояли мы напротив друг друга, точнее, я стоял, а она сидела на поваленном ветром стволе дерева. Наконец, мне надоело это, и я помахал рукой перед ее глазами:

    – Але, гараж! Приехали!

    Елена очнулась, встряхнула волосами, зажмурилась, открыла глаза и сказала, как ни в чем не бывало:

    – А я вовсе и не комплексовала. А теперь и подавно не буду, – и, улыбнувшись, добавила: – я доверяю тебе.

    – Вот и отлично! Теперь все время будешь бафы на мне держать. Постоянно! – я поднял вверх указательный палец, подчеркивая важность сказанного мною. – И все, какие только можешь!

    – Зачем тебе все? – удивился Прив. – Тот же баф на ловкость тебе ни к чему! Не надо зря напрягать Елену! Да и ману зачем зря тратить?

    – Ничего! Ей полезно! Чем чаще и больше она будет накладывать благословения, тем быстрее станет Грандом. Или ты, Прив, – я упер в него указательный палец и спросил обвинительным тоном: – хочешь, чтобы она так и оставалась навечно в ранге Адепта?

    – Не, не, не, – Прив усиленно замотал головой из стороны в сторону. Как бы она у него не отвалилась от такого усердия.

    – Вот и договорились, – подвел я итог беседе. – А на мане экономить не будем, закупимся эликами. На нужное дело потратимся.

    Запрокинув голову, я снова посмотрел на усеянное звездами небо. Потом вызвал окно интерфейса, открыл иконку с часами и проверил время. Глубокая ночь.

    – Босс? Так что делать будем? Опять полезем вниз?

    Это Прив подталкивает меня хоть к какому-нибудь решению.

    А ведь и правда, надо что-то решать уже. Давно торчим здесь, у входа в пещеру. За это время могли бы первый ярус зачистить, а то и два. Только смысла в этом нет. Не в этой пещере.

    Я отрицательно покачал головой.

    – Нет. Возвращаемся домой, в Вавилон. А завтра с утра прыгаем на Сарак. Скажем спасибо Иннуендо. Он, щедрая душа, оплатил нам перелет на другой материк.

    – На Сарак? – удивилась Елена. – И кто такой Иннуендо? Почему он помогает нам?

    – Босс, зачем нам на Сарак? – вслед за Еленой удивился Прив.

    – За дропом! За чем же еще? – я тоже состроил удивленную рожицу. – Там, на Сараке, тоже есть пещера с нетопырями. Вот там мы и будем добывать их крылья. Только ты, Елена, все время будешь держаться за спиной Прива! Там монстры не чета здешним. Сто двадцатый уровень! Придется быть крайне осторожными. Понятно?

    Елена согласно кивнула. Я с подозрением посмотрел на нее. Опять полезли в голову сомнения. Может, не стоит так рисковать? Хотя, если я обкастуюсь как следует, мне в той пещере будет не сложнее, чем в этой. Здесь я вообще, как только дебафы спали, без всяких эликов и заклинаний обходился. Экономил. А на Сараке придется накладывать бафы по полной. И бить там я буду массовыми заклинаниями по площадям, даже по областям пространства, а не как здесь – заклинаниями из посоха и «Катюши». То, что я немного прокачал владение посохами (скоро Мастером буду, – это конечно, хорошо, но сейчас далеко не самое важное.

    – Босс, но ведь и на этом материке есть еще места, где нетопыри водятся!

    – Есть, – согласился я. – Но там у них или совсем маленький уровень и дроп мы вообще не увидим, или, наоборот, слишком высокий уровень, от ста пятидесяти и выше. Слишком рискованно. В такие локации мы не пойдем.

    Я опять посмотрел на звезды. Ночью на дороге опасно находиться. Ночью не только игроки активнее занимаются темными делишками, но и разбойники из неписей выходят на большую дорогу. Да еще Иннуендо неизвестно где сейчас прохлаждается. Прав он был, буду теперь ходить и постоянно оглядываться, каждого куста бояться. Я поежился и активировал на всякий случай «Скрытность».

    – Елена, у тебя камень возврата есть?

    – Конечно!

    – Отлично! Тогда сейчас возвращаемся домой через камни. Ночью по этому лесу мы не пойдем. Не хочу рисковать. А завтра с утра встречаемся в сквере возле твоего храма.

    Подземелье на Сараке, в котором водились нетопыри сто двадцатого уровня, было отмечено на моей карте. Эти земли в свое время я посещал, будучи Вальдом, и после копирования его карт они отобразились на моих. Поэтому на следующий день рано поутру Гильдия перевозчиков без всяких лишних вопросов открыла нам портал прямо к спуску в подземелье. Я первым шагнул в открывшееся окно и, ступив на вымощенную грубо обтесанными булыжниками мостовую, осмотрелся. Было темно, только скудный свет звезд освещал раскинувшиеся вокруг развалины заброшенного замка. Я сделал несколько шагов, освобождая проход остальным, и замер. Медленно поднял голову и уставился в небо. Мириады звезд мерцали надо мной.

    – Босс, и долго ты так собираешься стоять и пялиться в небо?

    – А? Что? – я посмотрел на толкнувшего меня в плечо Прива.

    – Эвери, ты уже десять минут так стоишь и смотришь вверх. Что ты там увидел такого интересного? – стоявшая рядом Елена тоже запрокинула голову и всматривалась в небо.

    – Звезды, – ответил я.

    Елена несколько секунд молчала, потом повернулась ко мне и сказала:

    – Красиво, конечно, но можно подумать, что ты в первый раз их видишь.

    Я, наконец, оторвал взгляд от рассыпанных по небосклону звезд и посмотрел на Елену. Потом перевел взгляд на Прива. Оба таращились на меня с недоумением.

    – Там, – я махнул рукой в сторону только что закрывшегося окна портала, – было утро. Светило солнце. А здесь вечер.

    – Ну и что? – удивилась Елена. – Это же другой материк! Разница во времени!

    – Разница во времени, – повторил я на автомате.

    – Босс, ты себя как-то странно ведешь. С тобой все в порядке?

    – Прив, – повернулся я к нему. – Мы совсем недавно с тобой прыгали туда-сюда с одного материка на другой, с Кенола на Ченрод, с Ченрода сюда, на Сарак, с Сарака и на Кенол прыгали, и на Ченрод. И никакой разницы во времени не было. Помнишь!

    Прив задумался, а потом, помявшись, ответил:

    – Не помню я такого. Да и не может такого быть! Мир круглый. Разница во времени должна быть.

    – Мир круглый, – повторил за ним я. – И давно?

    Сколько играю в эту игру, всегда мир был плоским. И никакой разницы во времени не было. Всегда и везде, в любом уголке мира, на любом материке, было одно и то же время. Об этом даже где-то в игровой энциклопедии было написано – что-то такое я встречал там очень давно, если мне не изменяет память.

    – Эвери, что с тобой? – Елена бережно положила мне ладонь на лоб. – Ты не заболел случайно?

    – Личи не болеют, – сказал я. И спросил ее: – А ты тоже считаешь, что мир круглый?

    – Конечно! – девушка пожала плечами. – Как может быть иначе?

    – И давно он стал круглым?

    – Он всегда таким был. Изначально.

    – Босс, прекращай! Неудачное время для шуток. У нас полно дел.

    Я кинул еще один взгляд на ночное небо. Наверное, разработчики сделали какой-то патч к игре, а я об этом ничего не знаю. А откуда мне знать об этом? Я уже давно не заглядываю на официальный сайт игры, и что там происходит, какие нововведения внедряют разработчики, не знаю. Только какой смысл вот именно в этом нововведении?

    Ладно. Выбросим эти мелочи из головы. Разработчикам виднее, что и зачем они делают.

    – Хорошо. Заходим, – я направился к спуску в подземелье. – Елена, не забывай все время накладывать бафы. И вперед не суйся, держись сзади. Прив, ты прикрываешь Елену, будь начеку, не расслабляйся. Здесь монстры постарше тебя будут, сразу, может, и не убьют, но и долго возиться с тобой не будут.

    В принципе, выпускать ситуацию из-под контроля и допускать даже малейший риск для своей команды я не собирался. Посохом пользоваться я не буду, кастами по одиночным целям тоже, кроме совсем уж исключительных случаев, например, для добивания подранка. В основном буду применять только заклинания с массовым уроном.

    Первый уровень подземелья нас порадовал. Мы потратили на него меньше часа, а к лежавшим в сумке у Елены крыльям нетопырей добавилось еще двадцать семь штук. Следующие уровни должны были дать нам еще более щедрый урожай. Висящих гроздьями под потолком нетопырей я сбивал файерболами. Быстро, дешево, эффективно! Одного удара хватало, чтобы уничтожить большую часть стаи. А тех, которым удавалось выжить, и которые устремлялись к нам, я добивал огненными стрелами.

    Второй ярус принес еще тридцать крыльев. Третий – сорок. А на четвертом, предпоследнем, я убил Прива.

    Не рассчитал уровень обитающих на ярусе монстров, не учел природную защиту от магии, когда решил использовать заклинание из Магии Земли «Шрапнель», наносящее массовый урон от разлетающихся в разные стороны острых каменных осколков всем, кто встретится на пути. Расслабился. Слишком легко и быстро мы прошли первые три яруса. Решил за двумя зайцами погнаться, помимо выполнения задания Елены заодно и в Магии Земли уровень Грандмастера взять. Несколько раз проверил работу «Шрапнели» на третьем ярусе и остался доволен результатом – это заклинание четвертого уровня наносило даже больше урона, чем файербол, и на третьем ярусе подземелья оно уничтожало целые стаи нетопырей, не оставляя никого в живых.

    Спустившись на четвертый уровень, я легко уничтожил первые три стаи, висевшие в длинном коридоре. Небольшие, с десяток особей в стае, никаких проблем они не вызвали. Все эти нетопыри умерли после первого же удара «Шрапнели». На маленькое количество врагов этого заклинания хватало с лихвой.

    А вот дальше, когда мы вышли в большой зал и увидели свисающие с потолка гроздья летучих мышей, используемого мною заклинания оказалась недостаточно для быстрого и полного их уничтожения. Около десятка гроздьев было в этом зале и каждая гроздь, представлявшая собой отдельную стаю, включала не меньше тридцати нетопырей.

    Пройдя чуть вперед и оставив Прива с Еленой в нескольких метрах позади себя, я выбрал ближайший выводок летучих мышей и начал кастовать заклинание. По моим прикидкам урона от одной «Шрапнели» вполне должно было хватить на уничтожения стаи из тридцати голов. Его бы и хватило, если бы у этих нетопырей не было сопротивления Магии Земли. Как потом я выяснил, у живущих на этом ярусе нетопырей было тридцатипроцентное сопротивление этой магии.

    После применения заклинания только половина нетопырей из выбранной мною стаи осыпалась мертвыми тушками на пол. Остальные, израненные, бросились в нашу сторону – след от выпущенных мною каменных зарядов четко показал им, откуда была произведена атака. С помощью «Катюши» я, наверное, успел бы добить и этих подранков, одного выстрела хватило бы на любого из выживших нетопырей, но, что стало для меня полной неожиданностью, с места сорвались и все остальные стаи летучих мышей.

    – Прив, бежим! – крикнул я, выпуская с рук заклинания «Катюши». Одного взгляда на ринувшиеся на нас тучи нетопырей хватило, чтобы понять, что у нас нет никаких шансов выстоять против них. – Елена, назад! Возвращайтесь на предыдущий уровень!

    Я мог накинуть «Скрытность», но тогда вся эта летучая армия устремилась бы за Привом и бегущей перед ним Еленой, и я решил отвлечь нетопырей от них.

    «Прыжок»!

    Преодолеваю в прыжке тридцать метров, больше не нужно. Это позволяет мне немного оторваться от стаи и, при этом, не выпасть из ее поля зрения. Задние нетопыри, может, и не видели меня, но это было уже не важно – они полетят вслед за передними. Тридцать метров вдоль одной из стен, окружавших этот зал. Начинаем бег по кругу.

    – Эвери, а как же ты! – услышал я испуганный крик Елены. – Мы не оставим тебя!

    Только этого мне не хватало! Она что, решила вернуться? Что за глупость!

    – Прив! Тащи Елену наверх!

    – Понял, босс! А как же ты?

    – Прив, не тупи! – эти слова я прокричал уже в очередном прыжке. – Я бессмертный! Если со мной что-то случится, встретимся на поверхности, у входа в подземелье!

    – Эвери!

    – Прив, уноси ее отсюда!

    Я приземлился и, мельком оглянувшись, понесся вдоль стены. Через полсекунды очередной прыжок. Туча нетопырей, вытянувшаяся клином, послушно летела за мной. Не отставала, но и догнать не могла.

    Поиграем!

    «Прыжок»!

    Это я пока прыжками по тридцать метров прыгаю, а ведь могу и на все восемьдесят прыгнуть, как раз от стены до стены в этом зале столько будет. Оторвусь! Дождусь, пока Прив с Еленой уберутся отсюда, и оторвусь.

    – Эвери!

    – Прив, да уведи ты ее, в конце концов!

    – Босс, она дерется! За стены цепляется!

    «Прыжок»!

    – Хватай ее и волоки отсюда!

    – Не-е-ет! Эве-е-ери!

    «Прыжок»!

    Даже без «Скрытности» смогу оторваться. И так не догонят.

    «Прыжок»!

    Еще половину зала обежать и можно будет тоже прыгать к коридору, нырять в него и выбираться на верхний ярус. Если эти летучие твари и полетят вслед за мной, там можно будет их у лестницы встретить. Она узкая, удобно оборону держать.

    «Прыжок»!

    А можно и не выбираться отсюда. Прыгну метров на пятьдесят, нырну в «Скрытность», выпаду из их поля зрения, и спокойно, не торопясь, с чувством, с тактом, с расстановкой кастану «Инферно» на весь зал. Хоть он и большой, но урон у «Инферно» такой, что ни одна крылатая сволочь не выживет, даже будь их здесь в десятки раз больше.

    «Прыжок»!

    Приземляюсь у стены пещеры, противоположной к входу в нее, а напротив, через зал, коридор, по которому мы пришли сюда. До него около восьмидесяти метров, то что надо! Ни Прива, ни Елены не видать. Бросаю взгляд в сторону. Нетопыриный клин по-прежнему летит на меня. Пора заканчивать эти пляски.

    «Прыжок»!

    Восемьдесят метров. Опускаюсь на пол возле выхода в коридор, заглядываю в него на всякий случай. Никого не видать. И не слыхать. Очень хорошо! Все-таки удалось Приву увести отсюда Елену. Ну, теперь у меня руки развязаны. Теперь мы посмотрим, кто здесь самый крутой парень.

    Сначала наложу на себя «Огненный щит». Стопроцентный иммунитет к огню и Магии Огня, это у меня на одной чаше весов. А на другой – «Подавление защиты от Магии Огня» и тоже стопроцентное. Что из них пересилит? Форум я полистал. Там большинство твердит, что подавление работает только против сопротивления магии, иммунитет оно не затрагивает, но нашлась парочка и других мнений. Так что сейчас и проверим, кто прав, а кому по сусалам следует надавать за ложную информацию. «Огненный щит», дающий девяностопятипроцентное сопротивление магии Огня мне сейчас тоже совсем не помешает. Потом подниму логи, посчитаю все и выясню, какой урон по мне был нанесен, сколько его было урезано, да и был ли он вообще.

    Вот так! Готово! А теперь «Инферно»!

    Времени на его применение мне потребуется чуть больше секунды. Базовое время каста у заклинаний пятого уровня составляет пять секунд, но я упился эликами, в том числе и тем, что в два раза снижает время каста. Остальное время сокращают мои бонусы за «Интеллект». Одна целая секунда и одна ее десятая уйдет у меня на каст. Может, две десятых, нет времени высчитывать более точно, да и желания нет, и так чувствую, что не больше секунды и двух ее десятых потребуется.

    Каст!

    – Эвери, держись! Я иду! – раздавшийся сзади одновременно с окончанием каста женский крик как ножом полоснул по моим нервам.

    Что за…

    Полыхнуло. Ярчайшая вспышка озарила огромный зал. Волна испепеляющего огня рванулась от меня во все стороны, мгновенно заполнив весь объем помещения. Часть раскаленного огненного вала ушла за спину, в коридор…

    * * *

    – Он несся за мною, но ты же знаешь, скорость у него маленькая. У меня у самой она небольшая, но у Прива вообще просто смех один. Догнать меня он никак не мог, – Елена всхлипнула. – Как ему удалось это сделать, я не представляю.

    Я сидел рядом с нею на одной из каменных скамей, стоявших вдоль стен, и пинал валявшееся на полу передо мной крыло нетопыря. Множество таких крыльев было разбросано по всему залу. «Полсотни, не меньше», – отметил я про себя и сказал вслух:

    – Бестелесность.

    – Что? – Елена, кулачком утирая слезы, взглянула на меня.

    – Бестелесность, – повторил я. – Есть у Прива такое умение. Так, в обычном своем состоянии, он вполне материален, хоть и привидение. Бестелесным он становится, только когда сознательно применяет это умение, и тогда он становится очень быстрым.

    – А, понятно, – Елена шмыгнула носиком. Помолчала. Опять утерла слезы сжатой в кулачок рукой. – Зато сил у него много. Как он схватил меня! Как швырнул назад! Я думала, что я так и буду лететь и никогда не упаду.

    Она опять замолчала. Надолго. Сидела рядом и смотрела, как я пинаю крыло нетопыря, лишь изредка утирая слезы.

    Я прислонился спиной к стене и прикрыл глаза. Без всякого окна интерфейса передо мной выскочила недавно прочитанная мною информация о нетопыре. Я нашел нужную строчку и еще раз просмотрел ее. Сопротивление Магии Воздуха – десять процентов, сопротивление Магии Воды – двадцать процентов, сопротивление Магии Земли – тридцать процентов, сопротивление Магии Огня – целых сорок процентов.

    Не помогло им сопротивление Магии Огня. А вот сопротивление Магии Земли… Сколько раз я говорил себе – проверяй инфу существа, на которое нападаешь? Сколько раз я забывал про это правило? Сколько раз попадал из-за этого в критические ситуации? И сколько раз еще попаду?

    – Не помогли им эти сорок процентов, – пробормотал я, открыв глаза, и обвел взглядом остывающие стены, во многих местах дымящиеся, а кое-где еще и светящиеся багровыми отблесками. Каменную лавку, на которой мы сидели, мне специально пришлось остужать Магией Воды.

    Елена всхлипнула.

    – Как он сумел спасти меня, я не представляю, – в который раз повторила она.

    Я пожал плечами:

    – Все просто. Применил «Бестелесность», догнал тебя, вернул прежнюю форму, материальную. Схватил и отбросил. Сил у него достаточно. Я почти все его статы ему в «Силу» распределял.

    Даже не будь у меня стопроцентного «Подавления защиты от Магии Огня» нетопыри не пережили бы «Инферно». Слишком мощное заклинание. Слишком убойное. Если бы не иммунитет к огню и огненной магии, мне, с моим уровнем здоровья, никакой «Огненный щит» не помог бы.

    – Все просто, – повторил я. – Вот только применять «Бестелесность» он может только по моей команде. Или с моего согласия.

    И опять мы надолго замолчали, каждый думая о своем.

    – Может, уже призовешь его? – робко спросила Елена спустя какое-то время. – Меня ты уже отчитал. Как ты орал на меня, как орал! Никогда бы не подумала, что ты можешь так орать.

    – Скажи спасибо, что не убил, – буркнул я. – Было такое желание. Как я удержался, одним богам известно.

    – Прости. Я испугалась, что произойдет как там, в Пещере тысячи эх – я стою наверху, а внизу гибнет моя группа. Я слышу это и не могу помочь. Второй раз я такое не пережила бы. Я лучше сразу умру. Потому и вырвалась из рук Прива и побежала к тебе.

    Я вздохнул:

    – Да понимаю я все. Единственное, чего я не понимаю, это как бороться с вами, с женщинами? Как вбить вам в головы, что и когда надо делать? Думаю, что этот квест выполнить вообще нереально. Наверное, и богам это не под силу, иначе они бы вас такими не создали. Бестолковыми такими.

    Елена сначала надулась, бросив на меня сердитый взгляд, а потом снова захлюпала носом.

    – Не сердись, Эвери, ладно? Призови Прива. Я хочу повиниться перед ним. Как я буду в глаза его смотреть, не представляю.

    И она закрыла лицо руками. А я начал читать заклинание призыва.

    * * *

    – Сколько?

    – Почти пять с половиной сотен, – ответила Елена. – Еще один, максимум два спуска в подземелье и наберем тысячу. В любом случае, за сегодня успеем.

    – Нет, – я покачал головой. – Сегодня мы спустимся вниз еще только раз. Набьем сколько сможем и возвратимся на Кенол. Если не хватит, остальное добьем завтра.

    – Но почему? – удивленно спросила Елена.

    – Мы с боссом сегодня вечером идем в кукольный театр, – ответил вместо меня Прив. – Мы говорили уже об этом.

    Прив все так же крутился вокруг Елены, как будто ничего не произошло. Как будто она не стала причиной его гибели. По-моему, он даже еще больше окружил ее заботой и вниманием – во время прохождения остатка четвертого яруса, всего пятого и битвы с боссом, огромным нетопырем сто шестидесятого уровня, Прив не отпускал Елену от себя ни на шаг. Иногда даже бесцеремонно хватал ее за плечи своими костлявыми руками и уводил подальше от места битвы.

    – Ах, да! Я совсем забыла об этом, – Елена легонько стукнула себя по лбу. – А можно мне с вами? Я никогда не была в театре.

    – Нельзя!

    Возможно, я ответил излишне резко, Елена даже отшатнулась от меня. Я сбавил тон и пояснил:

    – В этом театре тебе делать нечего, и ничего интересного там для тебя нет.

    – Но почему? – опять спросила Елена, на этот раз осторожно, даже немного робко.

    – Слишком ты впечатлительная. И добрая.

    – Разве это плохо, босс? Может, возьмем ее с собой? Она ведь уже все поняла и не будет далеко отходить от нас и подвергать себя опасности. Правда, Елена? Ты ведь все поняла? И не будешь лезть на рожон?

    – Конечно, поняла! И на рожон лезть не буду!

    Я вздохнул:

    – Там этого будет недостаточно. Извини, Елена, но взять в театр я тебя не могу.

    – Но почему? – на этот раз вопрос задал Прив. И в голосе его прозвучало даже некоторое возмущение.

    – Я уже ответил – Елена слишком впечатлительная!

    – Да что там такого в этом театре, что туда нельзя впечатлительным?

    – Хочешь знать? Хорошо. Спускаемся в подземелье. По пути расскажу. Не будем терять времени.

    На этот раз я оставил Елену далеко позади себя, под присмотром Прива. Накладывать бафы она сможет и на таком расстоянии. Сорок метров, стандарт. Зато у меня душа будет спокойна. И безопасно, и дроп обильный, и опыт набирается, уровни потихоньку капают, что у меня, что у Елены. А еще и навыки в магии она качает, да и я от нее не сильно отстаю – первые три этажа решил все-таки исключительно на заклинаниях земной магии пройти. Но информацию монстров просматривать я не забывал. Пусть и уже знакомое подземелье, но подстраховаться не помешает.

    – И что, «Триада» терпит такое безобразие в своем городе? – спросила Елена, выслушав мой рассказ о кукольном театре.

    Я усмехнулся.

    – Не просто терпит, а еще и радуется этому.

    – Но почему?

    Замучили меня сегодня этим вопросом уже.

    – Потому, – очередной рой «Шрапнели» унесся к потолку, к очередной грозди нетопырей, – что заканчивается на «у».

    Вы нанесли 1 000 000 единиц урона Магией Земли.

    Ваше мастерство в Магии Земли повысилось.

    Текущий статус: Грандмастер.

    Урон от заклинаний Магии Земли: + 100 %.

    Время применения заклинаний Магии Земли: – 0,1 секунды.

    Вы достигли максимального уровня мастерства в Магии Земли.

    Вот и в последней из своих магий я достиг высшего уровня. Теперь я пятикратный Грандмастер. Круто, что тут скажешь! И это, только если по навыкам считать. А с профессиями Алхимика и Заклинателя так вообще семикратный Гранд. Из навыков у меня остались недоразвитыми владения посохами и кинжалами. В посохах я Эксперт, не сегодня, так завтра уровень Мастера получу, немного осталось. А вот в ножах, стыдно сказать, я всего лишь Адепт, и когда займусь прокачкой этого навыка, не представляю.

    – Ну, Эвери! Ну, скажи! Ну, интересно же!

    – Босс, не тяни! Рассказывай!

    Еще один удар «Шрапнелью» и пара крыльев нетопырей добавилась к нашей коллекции.

    – Вот скажи, Елена, – обратился я к девушке, – откуда все берут артефакты?

    – Ну, – задумчиво протянула Елена, – говорят, их иногда можно выбить из монстров. Случайно. И редко. Очень-очень редко. Хотя, наверное, это миф.

    – Это миф, – сказал я. Хотя слухи о том, что кто-то где-то выбил из какого-то супер-пупер крутого босса локации артефакт, я тоже слышал пару раз. – Ну, допустим, что не миф. А где еще?

    – Еще-е-е, – опять задумалась Елена. – У бродячих торговцев можно купить. И на странствующих ярмарках.

    – А они откуда берут артефакты?

    Над этим вопросом Елена задумалась надолго. А я, радуясь передышке, опять оторвался подальше от нее с Привом и поспешил уничтожить побольше нетопырей, пока она не выпала из задумчивости и опять не приблизилась.

    – Не знаю, – удивилась своему ответу Елена.

    Такая изумленная у нее была мордашка, что я невольно рассмеялся.

    – Не обижайся, – заметив изменившееся выражение ее лица, сказал я. – Никто не знает. Пытались отследить их караваны, даже отдельных торговцев захватывали, но так ничего и не выяснили. Только сделали несколько выводов.

    – Каких? – одновременно спросили Прив и Елена.

    – Элементарных, Ватсон! – я изобразил руками «кыш», отгоняя слишком близко подошедших ко мне спутников. – Элементарный вывод: где-то есть артефакторы, создающие эти артефакты.

    И рассмеялся, увидев возмущенное лицо Елены, и не менее возмущенные глаза-блюдца Прива.

    – На самом деле, мы, бессмертные, пришли к выводу, что таких артефакторов в мире очень мало. Единицы. Нас, при появлении в этом мире, учат разным навыкам, профессиям и специализациям, но нигде нет наставника, обучающего навыку артефакторики, навыку создания артефактов.

    Еще один каст «Шрапнели», еще одной стаей нетопырей стало меньше и одним крылом у нас стало больше.

    – Вот и представь себе, как радовался Дракон, глава «Триады», когда обнаружил в своем городе единственного известного Грандмастера Артефактора! И ты хочешь, чтобы он отказался от этого источника богатства и силы?

    – Но ведь гибнут люди! И не только люди!

    Я промолчал, сделав вид, что разглядываю очередную гроздь нетопырей на потолке.

    – Неписи! Гибнут неписи, – проворчал Прив. – Такие, как мы с тобой, Елена. Так они нас называют, не знаю, что это значит. Этому Дракону, похоже, наплевать на гибель таких, как мы. Бессмертные все такие!

    – Прив, я давал тебе повод так думать? Что с тобой вообще происходит? – я остановился и пристально посмотрел на него. – Ты сам на себя не похож. Ты даже дроп не собираешь, только крылья. На тебя это не похоже.

    – Дроп? – переспросил Прив. А потом, словно вспомнил что-то, всполошился. – Как это, не собираю дроп? Как это я мог упустить это? Босс! Надеюсь, ты-то его собираешь?

    – Собираю, собираю, – успокаивающе махнул я рукой. – Не весь, только самое ценное. И деньги. А ты меньше вокруг Елены вертись и больше по сторонам поглядывай!

    – Эвери! – воскликнула Елена. – Что ты такое говоришь? Как ты можешь! Ты же сам поручил ему приглядывать за мной!

    – Все! Успокойтесь. Спускаемся на следующий ярус.

    * * *

    – Сколько?

    Мы стояли перед входом в пещеру, Прив посматривал по сторонам, а я любовался Еленой, сосредоточенно пересчитывающей нашу добычу.

    – Тысяча двенадцать. Перебор! – улыбнулась Елена. – Жаль, что Храм только тысячу крыльев примет. Таков порядок. Так бы можно было на дополнительную награду рассчитывать.

    – Повезло, не надо еще раз вниз спускаться. А лишние крылья на аукцион выставишь. Они не дешевые и спрос на них постоянный, – ответил я, одновременно вытаскивая из кармана артефакт «Колодец маны». В другую руку я взял флакон с эликсиром маны, заранее припасенный специально для такого случая. Мгновенье, и миллион единиц маны переливается в артефакт, а прозрачный шарик в клюве журавля приобретает ярко-синий оттенок. – Возвращаемся на Кенол. Мана для портала у меня теперь есть, не надо будет тратиться на перевозчиков. Могу черпать ее из этого колодца, как будто это мой собственный резерв.

    – Босс, раз мы на Сараке, может, прыгнем в лагерь дагонцев-мятежников? Там же куча нашего дропа лежит! Давно лежит! Уведут же!

    – О! Вот теперь, Прив, я узнаю тебя! Вот таким, Прив, ты мне больше нравишься!

    – Так что? Так, значит, прыгаем?

    Я открыл окно интерфейса и посмотрел на время. Кивнул.

    – Прыгаем! Время до премьеры еще есть. Елена, ты не против немного поскакать по Сараку? Составить нам компанию?

    – С удовольствием! С тобой интересно!

    Создаю портал. Пропускаю вперед Прива, затем сам шагаю в него, а вслед за мной и Елена.

    Перед нами высится знакомая куча хлама. В стороне виднеется лагерь мятежных дагонцев. Пустой и заброшенный. Похоже, с прошлого нашего посещения этого места здесь ничего не изменилось. И никто здесь не появлялся.

    – Тысяч на двадцать. Максимум, на двадцать пять, – сказал я, оценивающе разглядывая нагромождение собранных в кучу вещей. – И стоило, Прив, прыгать сюда ради этой мелочовки?

    – Совсем зажрался! – возмутился Прив. – Помнится, совсем недавно каждый медяк считал! А сейчас двадцать тысяч ему не деньги! Берем все! Ничего не оставляем!

    Прив ухватил первые попавшиеся шмотки, по одной в каждую руку, и трепетно прижал их к груди.

    Я только улыбнулся про себя своей удачной маленькой провокации. Надо периодически встряхивать моего меркантильного друга. От таких вопросов он быстро приходит в себя.

    – Лен, как у тебя с местом в рюкзаке? А то ко мне все это не влезет. Не хотелось бы еще раз сюда прыгать, время терять. У нас же премьера скоро.

    – Еще много есть! Половина этой кучи поместится.

    – Отлично! А другую половину возьму я.

    Мы быстро опустошили поляну, и я, прежде, чем открыть портал на Кенол, опять посмотрел на время. Времени до начала спектакля в кукольном театре оставалась еще много.

    – Друзья, раз мы оказались на этом материке, то не воспользоваться ли подвернувшейся оказией и не заскочить ли нам в Храм Воздуха? Много времени это не займет. Получу по-быстрому задание и сразу же вернемся на Кенол. А выполнением его потом займусь, как свободное время появится.

    Елена с Привом переглянулись и согласно закивали.

    – Прыгать придется два раза. Сначала в деревню морлоков переместимся, скинем шмотки в местный магазин. А уже оттуда отправимся к Храму Воздуха, – сказал я и открыл окно портала.

    – Что здесь произошло? – Елена, вышедшая из портала, испуганно осматривалась по сторонам.

    – Война здесь произошла, – хмуро ответил я, тоже вертя головой и рассматривая окрестности.

    Сарагоски больше не существовало. Может, это было и не самое крупное поселение в мире, но далеко и не самое маленькое. Сотни домов, пара тысяч жителей. Магазин, причал, таверна. Здание Гильдии перевозчиков. Не каждая деревня может похвастаться такими богатствами, а Сарагоска могла.

    Сейчас ничего этого не было. Деревня была просто стерта с лица земли. Вот здесь, напротив того места, где мы стояли, когда-то располагался двухэтажный магазин водопоклонников. Сюда съезжались герои со всех уголков мира, чтобы прикупить Редкие предметы. Теперь о бывшей здесь когда-то торговой точке напоминала лишь груда щебня, зола и остатки обгорелых бревен.

    И то же самое было везде, куда только падал взгляд. Разруха и запустение.

    – Морлоки, – сказал Прив и показал куда-то мне за спину.

    Я оглянулся. Несколько морлоков, числом чуть больше десятка, копались в развалинах. Неужели это все, что осталось от жителей деревни? Первым моим желанием было подойти к ним, поговорить, выяснить, уцелел ли кто еще, но оно быстро пропало. Моя вина ведь тоже есть в случившемся несчастье. Это ведь из-за меня сюда пришли представители «Триады» и «Самураев». Пришли и устроили здесь войну, вылившуюся в бойню для местного населения. Сами-то они потом возродились, а от многотысячной деревни осталось только несколько морлоков.

    – Пошли, – я устало махнул рукой.

    Вдалеке виднелись каменные стены разрушенного здания. Бывшая Гильдия перевозчиков. Интересно, есть там сейчас кто-нибудь? По идее, перевозчики должны работать, даже если здание Гильдии разрушено. «И в дождь, и в снег…». Гильдия перевозчиков работает всегда.

    Я оказался прав. Среди развалин бывшего здания Гильдии одиноко сидел несчастный маг и скрашивал свою судьбу бутылочкой какого-то, судя по донесшемуся до меня аромату, низкопробного пойла. Обломки кирпичей, грязь и мусор повсюду, только камень стационарного портала сиял чистотой.

    – Нам к Храму Воздуха, – сказал я. Посмотрел на печальную рожу мага и, сам толком не поняв своего порыва, создал бутылку великолепного вина. – Держи. Это вино вселяет оптимизм. Выпей и наведи здесь порядок, ты же маг! А это пойло выбрось.

    * * *

    Храм Воздуха располагался в горах, в небольшой долине, продуваемой всеми ветрами. Четыре ущелья вели в эту долину и самостоятельно пройти по ним было невероятно сложно – мощные потоки воздуха просто сбивали путника с ног, подхватывали его и волокли в долину. А там ветер из ущелья, столкнувшись с такими же потоками воздуха, вырывающимися из других ущелий, поднимался вверх, завихряясь вокруг высокой и тонкой скалы, столпом стоявшей в самом центре долины.

    Внутри скалы была пробита винтовая лестница, поднимавшаяся до самой вершины. На вершине скалы располагалась небольшая площадка, плоская и гладкая, словно отполированная умелым мастером. Сейчас на этой ровной и гладкой поверхности сидели мы втроем – я, Елена и Прив – и восторженно любовались буйством стихии. Ни один волосок у нас не шевелился, ни малейшего дуновения не чувствовали наши тела.

    – Глаз бури, – произнес Прив.

    Я согласно кивнул.

    Мы находились в эпицентре мощнейшего урагана. А вокруг нас бушевал смерч. Чистейший воздух крутился вокруг – все, что можно было подхватить в долине и ее окрестностях, давно уже было подхвачено, заброшено смерчем на умопомрачительную высоту и выброшено далеко за пределы долины – и нам казалось, что этот воздух превратился в монолитную стену, окружающую нас. Сила стихии потрясала.

    – Что? – переспросила Елена.

    – Такое место, в самом центре смерча, называется «глаз бури». Тут тихо и спокойно, а рядом, в одном шаге от тебя, бушует неукротимая стихия. Только позволь ей коснуться себя, и она разорвет тебя на мелкие кусочки, сотрет в порошок.

    Я встал. Смотреть на эту могучую стену воздуха, ревущую в шаге от тебя, и восхищаться ее силой, можно бесконечно, но нас поджимало время.

    – Спускаемся!

    Гильдия перевозчиков располагалась в одной из окружавших долину скал. Вся испещренная норами, эта скала служила гнездовьем для тысяч гарпий. Мы почти подошли к ней, когда перед нами опустилась крупная птица с надменной женской головой. Я отвесил ей глубокий поклон.

    – Мне рассказывали про тебя, – сказала она, когда я выпрямился. Глаза ее были холодны. – Паломничество по Храмам Стихий – достойное дело. Я рада, что ты наконец добрался и до нашего Храма.

    Она указала крылом на торчавший в центре долины каменный столб, с которого мы спустились несколько минут назад.

    – Ты видел. Ты почувствовал. Ты осознал. Скажи одним словом, что ты понял?

    – Мощь, – ни секунды не раздумывая и не сомневаясь сказал я. – Чистая, холодная, равнодушная и неудержимая мощь.

    – Хорошо, – довольно произнесла Верховная жрица.

    Мне показалось, или в ее глазах действительно стало чуть больше теплоты?

    Ваша репутация среди поклонников Воздушной стихии улучшилась.

    Текущая репутация: Благосклонность.

    Вот так! Ничего еще не сделал, только дал правильный ответ, а репутация скакнула на целый уровень! Всегда бы так!

    – У меня есть к тебе небольшая просьба, – сказала гарпия. – Нам нужен мед ветреных пчел. Совсем немного. Маленький бочонок. Не мог бы ты достать его для нас?

    Внимание! Вам доступно задание «Мед ветреных пчел».

    Вам необходимо добыть бочонок меда ветреных пчел и передать его Верховной жрице Храма Воздуха.

    Награда за выполнение задания: вариативна.

    Желаете принять задание?

    Да/Нет.

    Слегка огорченный, я согласно киваю гарпии и мысленно даю подтверждающую команду, принимая задание.

    – Не везет нам с тобой, Прив, на задания от жрецов храмов стихий, – сказал я как только мы распрощались со жрицей.

    – Почему, босс?

    – Почему, Эвери?

    Два вопроса прозвучали одновременно.

    – Да потому, что все получают за эти задания Легендарные вещи, а нам все время достается какая-то ерунда.

    – Ну, босс, ты не прав! Детеныш Кракена совсем не ерунда!

    – Детеныш – это да! И рецепт эликсира тоже не ерунда. Но вот это задание – полная ерунда! Хорошую награду за него не дадут. Слишком легкое и простое. Сгонять на Брею, если есть деньги, набрать бочонок верескового меда и принести его сюда. А если нет денег на телепорт до Бреи, то мед можно и на Кеноле достать. Правда, там все ульи ветреных пчел контролируются кланами. Придется идти с кем-то на конфликт. Или, в крайнем случае, можно засесть на аукционе и дождаться, когда кто-нибудь скинет на него вересковый мед, – я нахмурился и с досадой покачал головой. – Нет, за такие задания Легендарки не дают.

    – Босс, так, может, не будем тогда откладывать этот квест? Смотаемся по-быстрому за медом? Перевозчики вмиг на Брею перекинут, – питомец кивнул на выбитый в скале вход в Гильдию перевозчиков, неподалеку от которого мы стояли. – Собираем мед, доставляем сюда и спокойно занимаемся дальше своими делами. Если это, конечно, так просто, как ты говоришь.

    – Просто, но дорого! Это внутри материка услуги Гильдии перевозчиков копейки стоят, а межконтинентальные перелеты не каждому по карману. Так что не сегодня, Прив. В другой раз. Да и времени сейчас нет, скоро премьера, а я еще с напарником не договорился.

    – Эвери, а почему премьера? – задала вопрос Елена. – Если, как ты говоришь, каждый раз там всегда одна и та же постановка?

    – Не знаю, – я пожал плечами. – Когда «Триада» строила свой город и туда начали заселяться неписи… э… коренные жители этого мира, к Дракону пришли бродячие артисты и попросили разрешение открыть в его городе кукольный театр. Дракон разрешение дал, только поставил условие – приносить ему по два билета на каждую премьеру. Зачем ему были нужны эти билеты, я не знаю. Он со всех неписей, селившихся в городе, что-то требовал. Видать, с бродячих циркачей нечего было взять, так он решил хоть контрамарки на спектакли поиметь.

    – Понимаю, – кивнула Елена. – С паршивой овцы хоть шерсти клок.

    – Именно так, – согласился я. – Раньше спектакли в театре шли каждый день, а с тех пор, как его прокляли, всего один раз в месяц. И каждый раз Дракону во дворец приносят билеты. На двоих.

    – Вот как! Тогда понятно, почему для них каждый спектакль премьера. Целый месяц готовятся к спектаклю, естественно, надо отыграть его так, как будто это в первый раз. Наверное, в таком случае, они и все остальные билеты раздают только важным персонам?

    – Нет. Остальные билеты продаются в кассе, любой может их купить. Любой, кроме бессмертных. Для бессмертного единственная возможность проникнуть внутрь – это воспользоваться контрамарками Дракона. Иначе никак. Когда в городе стали пропадать его жители и выяснилось, что все они перед исчезновением собирались на спектакль в кукольный театр, «Триада» пыталась попасть внутрь. И ничего у нее не получилось. Воля богов! Хотели было уничтожить театр, но тут как раз Дракону билеты принесли, очередное приглашение на премьеру. Вот он и пошел туда. С Госпожой Вонг. А вернулись они оттуда через круг возрождения.

    – Убили его там? И ее? – спросил Прив. – Ничего себе! У него же триста пятидесятый уровень! Ты говорил как-то. Это какие же там куклы-зомби, что смогли такой уровень завалить?

    – А, ерунда там зомби, – небрежно махнул рукой я. – Сорокового уровня, у некоторых пятидесятый. Плюс-минус. Не в зомби дело.

    – А в ком?

    – В Кукольнике. Кукольник их убил. Все! Давайте в портал, – я указал рукой на открытое мною окно портала. – На площади перед банком выйдем. Тебя, Елена, мы до твоего храма проводим.

    – Что я, сама не дойду? Это по мирному-то городу? – возмутилась Елена. Но потом сменила гнев на милость. – Ну ладно. Я не против, чтобы вы меня проводили. Если вас это не сильно затруднит.

    – Не затруднит. Нам по пути, – я сделал вид, что не заметил ее довольной улыбки. – Домой надо заскочить, кое-что захватить. Да и надо на всякий случай обновить элики и свитки в рюкзаке.

    * * *

    – Алло! Привет, зая! Какие планы на сегодняшний вечер?

    – Опять в ресторан хочешь пригласить? – я почувствовал, как улыбнулась Оксанка.

    Звонил я ей прямо из игры, все-таки сделал себе эту опцию – не вылезая из капсулы и не покидая игру иметь возможность связаться по телефону с внешним миром. Увы, но только по телефону, воспользоваться скайпфоном я не мог, такую услугу владельцы игры пока еще не предоставляли. Надеюсь, что только пока. Так что видеть Оксанку я не мог, но, как она улыбается, я чувствовал по ее мурлыкающему голосу.

    – Я не смогу сегодня. У меня на вечер запланировано кое-что. Давай завтра сходим?

    – Как не можешь? – усмехнувшись, придал я суровые нотки своему голосу.

    Запланировано у нее, видите ли, кое-что. Да она просто еще не знает, куда я ее хочу пригласить! Узнает, сразу про все свои планы позабудет.

    – Милый, ну не сердись, – замурлыкала Оксанка. – Я правда не могу сегодня.

    – Да я и не сержусь. И совсем не в ресторан я хотел тебя позвать!

    – А куда? – в голосе явно прозвучали нотки любопытства.

    – Отгадай с трех раз, – я самодовольно улыбнулся.

    – Ну, Сереж! Скажи. Хотя я все равно сегодня не смогу. Давай завтра?

    – Да что у тебя за дела там? Что за секрет?

    – Никакой не секрет! У меня рейд сегодня!

    – Тю! Всего лишь! Я-то думал, там что-то серьезное, а это всего лишь какой-то рейд. У меня есть предложение получше!

    – Вовсе не «какой-то»! Рейд в сто человек! Все выше трехсотого уровня. Знал бы ты, чего мне стоило прибиться к ним!

    – Ого! На кого нападаете, валькирии? Войну, что ли, решили замутить? За фрагами в земли Света отправляетесь? Зачем столько народу? Да еще такого уровня?

    – В Черный город идем. На босса!

    – Ничего себе, – я даже присвистнул. – И что, думаете, завалите его?

    – Не знаю. Я вообще об этом не думаю. У меня другие планы. Надеюсь, пока все с боссом будут биться, я смогу наконец-то свой квест сделать. А то уже несколько месяцев он висит, все никак не выполню его.

    – Что за квест? – нахмурился я. Квест, выполнить который надо в Черном городе, не может быть рядовым квестом. – Только не говори, что эпик!

    – Эпик.

    У меня в груди все похолодело.

    – Откуда у тебя Эпический квест? Ты что, все репы прокачала? Да ну, не верю! На твоем уровне это нереально. Фракционную репу как качала?

    – Вполне реально, если очень захотеть. А я очень хотела. Я с самого начала их качала, с момента регистрации. Моталась, как сумасшедшая. От других нужных реп отказалась. А фракционка – у меня почти шесть тысяч фрагов! Плюс квесты на фракционную репу все сделала. Плюс еще много всего по мелочам. Все форумы перерыла, все, что нашла, – все сделала.

    Я уныло слушал ее. От Эпического квеста не отказываются. Хотя, может, возможность получить артефакт перевесит Эпический квест? Попробую соблазнить.

    – У меня есть билеты в кукольный театр. На двоих.

    На том конце провода затихли.

    – Когда спектакль? – наконец услышал я голос Оксанки.

    – Сегодня. Меньше часа до начала осталось.

    Опять тишина. Чувствую, как задумалась Оксанка, напряженно просчитывает варианты. Взвешивает все.

    Настроение упало. Будь на ее месте я и выбирай между возможностью получить Эпическую вещь, любую, и возможностью получить артефакт, я бы, не сомневаясь, выбрал Эпическую вещь. Эпик работает всегда, от него в каждом бою польза. А вот артефакт…

    А с другой стороны, квест никуда не денется. Его выполнить можно будет и завтра, и послезавтра, и через месяц. Вот только… Черный город…

    – Нет, Сереж. Если я сейчас не смогу выполнить этот квест, я неизвестно когда смогу это сделать. И смогу ли вообще. Такие рейды в Черный город не часто собираются.

    Да в Черный город вообще никто не ходит. Какой смысл, если там тебя все равно убьют? Не один год пройдет, прежде чем кто-то докачается до такого уровня, что сможет живым выбраться из Черного города.

    – Да глупость этот рейд! – рявкнул я. – Уже давно никто туда не ходит и даже не пытается! Не смогут они завалить босса! Сколько их там, говоришь? Сотня трехсотых? Да он их в блин за десять минут раскатает.

    – Мне этого времени хватит. Извини, Сереж. Я очень хочу попасть в кукольный театр! Я очень хочу составить тебе компанию, но знал бы ты, сколько сил я приложила, чтобы упасть на хвост рейду! Не могу я все сейчас бросить! Да и неизвестно, что там за артефакты предложат. А эпик – это всегда эпик. Плохих эпиков не бывает! А артефакт может и какой-нибудь ненужной фишкой оказаться. Я не могу рисковать так. Сереж? Ну, Сереж? Не обижайся, ладно? Сереж?

    – Я и не обижаюсь, – сказал я и нажал на отбой.

    В чем она права, так это в том, что эпик, это всегда эпик, а артефакт может оказаться и какой-нибудь ерундой. А может на порядок превосходить любой эпик. Тут не угадаешь.

    * * *

    – Алло?

    – Привет! Что так долго трубку не брал?

    – Да из рюкзака пришлось ее доставать. Сунул ее в карман куртки, а куртку потом в рюкзак запихнул. А трубку забыл вытащить.

    – А ты где сейчас?

    – В аэропорту. Рейс жду. Вон, уже посадку объявили.

    Я закатил глаза. Неужели и тут облом?

    – И ты, Брут?

    – Я? Чего я? – не понял Валерка. – Почему Брут?

    – В театр хотел тебя позвать. Кукольный. А ты улетаешь!

    – Блин! Да, опять эта командировка, – начал оправдываться Валерка. – Все-таки отправили меня. В Магадан, блин! Сказал бы раньше, я, может, как-нибудь сумел бы отвертеться. А с твоей подругой что? Решил не брать ее? Ну, и правильно!

    – Угу. Только теперь один билет пропадает.

    – Да, жалко. Хотя, может, успеешь еще устроить аукцион невиданной щедрости – турне за кулисы кукольного театра. Наверняка, донатор какой-нибудь найдется составить тебе компашку.

    Я глянул время.

    – Не, не успеваю. Пока объяву на форум дам, пока ее прочитают…

    – Ну, скажем, прочитают ее быстро. Через пять секунд уже стучаться тебе в почту будут.

    – Будут-то будут, вот только неизвестно кто. Нубы всякие и прочая шушера.

    – Не только они.

    – Времени нет у меня выбирать спутника.

    – Знаешь, что я тебе скажу? Плюнь ты на второй билет и иди сам. Все равно второй артефакт не тебе достался бы. Помнишь, как там у Хайяма? – спросил Валерка и сразу же, не дожидаясь моего ответа, пафосно продекламировал: – Два важных правила запомни для начала – ты лучше голодай, чем что попало есть, и…

    – …и лучше будь один, чем вместе с кем попало, – невесело засмеявшись, продолжил я. – Ладно, придется, видать, так и поступить. Давай, спокойного полета тебе! Солнечному Магадану и всей Колыме привет!

    Дежурный маг Гильдии перевозчиков посмотрел на меня поверх очков и сказал:

    – Согласно соглашению между Гильдией перевозчиков и кланом «Триада», владельцем города Кван Тонг, телепортация в город осуществляется за пределы городских стен Кван Тонга. Вы согласны с этим условием?

    – Согласен! Давайте скорее!

    Опаздываю! Дернуло меня сделать небольшой круг и заскочить в храм Ренда, сбросить на алтарь лишний шмот. Пришлось поговорить с его жрецом, продемонстрировать вежливость. Иначе нельзя, иначе Ренд обидится и мало того, что репутация в минуса уйдет, так еще и та удача, что у меня есть благодаря навыку, тоже сойдет на нет.

    – С вас тридцать золотых талеров.

    Из портала я вышел в сорока метрах от городской стены, но все равно мне пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть ее украшенную остроконечными мерлонами вершину.

    – Ого! Это какая же у нее высота? – спросил Прив, тоже задравший голову и смотревший вверх.

    – Семьдесят метров, – ответил я, продолжая рассматривать усеянную узкими бойницами крепостную стену. – Чтобы воспользоваться «Прыжком» и запрыгнуть на стену, надо подойти к ней почти вплотную. Метров на двадцать, плюс-минус. Пифагор сказал бы точнее, но это не существенно, все равно прежде, чем сможешь прыгнуть, придется полсотни метров идти под огнем ее защитников.

    – Семьдесят метров! – восхищенно воскликнул Прив. – Эти стены даже выше крепостных стен Цитадели Света! И как только они держатся, не рушатся?

    – Горные тролли строили, они и не такое могут. Правда и берут дорого, – я опять запрокинул голову и посмотрел на вершину крепостной стены. – Да-а, в копеечку обошлось это «Триаде».

    Мы двинулись к городским воротам.

    – Зато крепость получилась посильнее, чем Цитадель Света!

    – Неа, – не согласился я. – В этом городе всего сотня тысяч неписей проживает, а в Цитадели полмиллиона. Соответственно и размеры у этого городка меньше, и количество защитников тоже. У некоторых кланов есть города и побольше, правда, таких высоких стен там нет. Но не стены главное в крепости. Главное – это защитники. Хватит глазеть по сторонам, Прив! Цепляйся за меня! Надо поспешить. Опаздываем!

    Через пятнадцать минут, попетляв по узким улочкам Кван Тонга, мы вышли к широкой площади, на которой стоял кукольный театр. Я сразу же направился к одинокой фигуре, видневшейся неподалеку от его входа.

    – Заставляешь себя ждать, Эвери? – триадец хмуро смотрел на меня. – Получилось? Сумел достал элик? Только не говори, что я зря тут торчу столько времени!

    – Извини, Сай. Думаешь это так просто, что-то умыкнуть у «Серебряного рифа»? Еле-еле справился, – беззастенчиво солгал я, не испытывая при этом никаких угрызений совести. Ну, практически никаких. – Потому и опоздал.

    – Спектакль уже начался! Думал, ты не придешь.

    На застывшем, словно камень, лице Сая не дрогнул ни один мускул. Если бы не слегка исказившийся голос, я бы так и думал дальше, что этому истукану все абсолютно все равно:

    – Покажи!

    – Сначала ты, – возразил я.

    Сай бросил недовольный взгляд на меня.

    – Не доверяешь? – процедил он, но, тем не менее, в руках его появился розовый картонный квадратик с синими разводами. – Билет в театр. На двоих.

    Он демонстративно посмотрел по сторонам и спросил:

    – Ты один?

    – Хочешь составить мне компанию? – хмыкнул я и протянул руку к билету.

    – Вот еще! – лицо Сая опять закаменело. Ухватить билет я не успел, Сай отстранил руку. – Теперь ты покажи эликсиры.

    – Эликсир, – поправил его я. – Один. Больше достать не удалось. Все в рамках наших договоренностей.

    И я показал ему флакон с переливающейся жидкостью. Я еще на входе в город взял его в руку. Из рюкзака его вор вытащить может, а вот из рук – нет. А в случае чего, опустошить флакон – мгновенное дело. Обмана или другого какого-нибудь подвоха от «Триады» я не ждал, но на всякий случай был настороже.

    Сай, как и я в случае с билетом, вполне мог с такого расстояния разглядеть свойства эликсира.

    – Значит, это правда, – задумчиво пробормотал триадец. – А нигде никакой информации об этом. Непонятно.

    Он перевел взгляд на меня и спросил:

    – А почему «Ловкость»? – и тихо, думая, что я не расслышу, пробормотал: – «Сила» была бы лучше.

    – Не до выбора было. Какой получилось взять, тот и взял.

    – Ладно, давай!

    – Билет!

    Сай насупился, кинул через плечо взгляд на двери в театр и повернулся ко мне.

    – Держи!

    Я взял билет и внимательно его осмотрел. Удивился. Перевел взгляд на Сая. Тот скривился.

    – Сай, ты что? Хотел Дракона обмануть? Ты совсем на голову прибабахнутый?

    – Не Дракона! – резко бросил Сай. – Дракон сказал принести флакон с эликсиром и все. Больше он ничего не говорил.

    – А с виду такой приличный молодой человек, – укоризненно покачал головой я.

    – Не нарывайся, – лицо триадца опять закаменело. – Давай пузырек.

    – Какой такой пузырек? – округлил глаза я.

    Я глазом не успел моргнуть, как Сай оказался рядом, прижавшись вплотную ко мне. Рука с пузырьком оказалась заломлена назад, а в подбородок мне уперлось острие кинжала.

    – Отдай эликсир! – прошептал он мне в ухо, обдав горячим воздухом.

    Я засмеялся.

    – Сай, ты точно больной на голову. Чем ты хочешь меня напугать? Смертью? Своим ножичком? Значит, Дракон все же в курсе? Сказал принести эликсир? А я-то, было, уже подумал, что вся эта афера исключительно твоя инициатива.

    – Отпусти его, Сай!

    Так же быстро, как и подскочил ко мне, Сай метнулся в сторону и, прижав ладони у груди, согнулся в почтительном поклоне.

    Я неторопливо отряхнул смятую Саем мантию, поправил ее воротник, сдул с плеча невидимую пылинку и медленно повернулся в сторону, откуда раздался властный окрик.

    Поднес руку к голове и сделал движение, как будто приподнимаю несуществующую шляпу. Легкий наклон головы и скромное приветствие:

    – Дракон.

    Потом повернулся к его спутнице. Чуть более низкий наклон головы:

    – Мадам Вонг.

    Изобразил невинное выражение лица и по-светски поинтересовался:

    – В театр собрались? Говорят, премьера уже началась. Рискуете пропустить увертюру. В этот раз обещают поистине грандиозное зрелище.

    Одетый в сверкающие золотом доспехи воин хотел было сделать шаг ко мне, но его легким касанием остановила тонкая рука стоявшей рядом магессы.

    – Добрый вечер, Эвери! – прозвучал мелодичный голос. – Можно взглянуть?

    Я проследил за движением ее миниатюрного пальчика до зажатого в моей руке флакона с эликсиром. Перевел глаза на магессу и несколько секунд разглядывал ее. Говорят, именно она держит бразды правления кланом в своих нежных и ухоженных ручках. Очень на то похоже. По крайней мере, стоявший рядом с нею могучий воин, глава «Триады», терпеливо дожидался, пока она закончит разговор со мной.

    Я поднял руку с эликсиром, держа его двумя пальцами, и сказал:

    – Конечно, мадам Вонг.

    И помотал флакончиком.

    Правая бровь девушки вопросительно приподнялась и она удивленно взглянула на меня. Несколько мгновений пристально смотрела мне в лицо, а потом, что-то там углядев, улыбнулась и, слегка наклонившись, впилась глазами во флакон с эликсиром. Несколько длинных томительных минут она разглядывала флакон. Кажется, я вспотел, и рука вроде как подрагивать начала.

    Что она там пытается высмотреть?

    Наконец, Вонг выпрямилась. Легкая тень досады мелькнула по ее лицу и тут же скрылась. Наверное, мне показалось.

    Быстрый обмен взглядами между Драконом и магессой. Удивительно, но, похоже, мне удалось расшифровать этот безмолвный диалог.

    «Ну как? Получилось?» – легкое, чуть заметное движение бровей Дракона.

    «Нет. Не вижу. Непонятно. Вроде все как обычно. Надо разбираться», – еще менее заметная, но гораздо более информативная гримаска на лице Госпожи Вонг.

    – Мы заинтересованы в приобретении этого эликсира, – Дракон упер в меня свой взгляд.

    Я молча наклонил голову, ожидая продолжения.

    – Назови цену.

    Да, заматерел, заматерел Дракон. Подзабыл те времена, как его на турнирной Арене гоняли. Правда, толпой в двадцать рыл, но, все равно, гоняли же! И я тогда тоже приобщился к этому славному делу. Давно это было, давно. Почти год назад. Жаль, в конце концов он нас всех поубивал. А теперь вот некому гонять его, а мне все некогда, все некогда.

    – Билет в театр. Вот в этот, – я указал большим пальцем себе за спину. – На сегодняшнюю премьеру.

    Я бы тоже забыл на его месте. Какой у него тогда был уровень? И не вспомню сейчас. А теперь у него триста пятидесятый. Опупеть, как говорит Валерка. Почти двадцать уровней отделяет его от следующего игрока в рейтинге. А это сотня статов. И еще два бонуса.

    – Мы можем хорошо заплатить.

    Впрочем, в его случае, уровни не самое главное. Сколько, интересно, он турнирных эликсиров выпил? Если на последнем турнире «Триада» три с лишним сотни пузырей взяла, то сколько из них досталось Дракону? Вдруг все? Это вообще будет двойной «Опупеть» тогда!

    – Не интересует.

    – Ты в моем городе!

    – Я переживу этот печальный факт.

    – Не уверен! – грозный рык чуть не сбил меня с ног.

    Нежная рука в перчатке из тончайшего синайского шелка опять касается плеча закованного в золотые латы воина.

    Нет, все турнирные элики с прошедшего турнира ему не могли достаться. Слишком жирно будет для одного. Он хоть и глава «Триады», но там первая сотня клана тоже не прочь приобщиться к дележу пирога. Каждый хочет урвать свой кусочек. Манкировать интересами и желаниями первой сотни клана Дракон не будет. Но до чего же любопытно было бы взглянуть на его инфу, узнать, сколько у него в «Силе».

    Опять быстрый обмен взглядами и резкий командный рык Дракона:

    – Сай!

    Все это время простоявший истуканом, застывшим в позе «зю», Сай выпрямился и подскочил ко мне. Протянул руку с зажатым в ней картонным прямоугольником.

    Проверяю клочок картона. Оно! Тот самый, что Сай мне показал сначала, а не тот, подмененный, который он мне вручил потом, надеясь, что я не стану еще раз проверять его свойства. Наивный!

    – Благодарю, Сай. Вы очень любезны!

    Хотел еще добавить пару выражений, вполне приличных, даже где-то высококультурных, но опасно блеснувшие глаза Сая резко отбили у меня охоту делать это. Не стоит дергать рассерженного кота за хвост. Не стоит плодить врагов.

    Поворачиваюсь к Дракону с Вонг и, не глядя им в глаза, бросаю:

    – Я передам флакон с эликсиром сразу же, как только переступлю порог кукольного театра.

    И будь что будет!

    Краем глаза все же замечаю, как наливаются кровью глаза Дракона. Кажется, он сейчас взорвется! Тихий смешок и мелодичный голос не позволил ему сделать это:

    – Сай, проводите господина Эвери до входа в театр!

    Замечаю странный блеск, мелькнувший в глазах Сая. Воплощенная ненависть показала на мгновенье свое личико и тут же пропала. На меня с ожиданием смотрели равнодушные холодные глаза.

    Интересно. Это ведь не я вызвал у него всплеск этой ненависти. Очень интересно!

    Разворачиваюсь и легкой походкой иду в сопровождении триадца к двустворчатым дверям театра. Надеюсь, что походка выглядит легкой. На самом деле во мне все задеревенело.

    – Сегодня не будет увертюры, Эвери, – слышу за спиной мелодичный перелив. – Сегодня будет обычная постановка, довольно пресная. В этом театре увертюра бывает раз в год и, конечно же, мы с Драконом никогда не пропускаем это, как ты говоришь, поистине грандиозное зрелище.

    У меня мороз прошел по коже.

    О боги! Как же мне повезло, что сегодня всего лишь обычная, довольно пресная постановка! Как же мне повезло, что сегодня нет увертюры.

    – Лови, Сай, – сказал я, переступая порог театра. И бросил ему флакон с эликсиром.

    Как только за мной закрылась дверь, я прислонился к ней спиной и тихо сполз на пол.

    – Фух, – я вытер рукавом пот со лба. – В гробу я видел такие напряги!

    – У тебя нет гроба, не обзавелся еще, – сказал Прив, сбрасывая невидимость. – Кстати, давно пора выбросить кровать из комнаты и приобрести полноценный саркофаг. А еще лучше завести себе нормальный склеп, как и положено любому нормальному личу.

    – Кому что, а вшивому баня, – пробормотал я, поднимаясь. – Тут чуть голову не отвернули, а ты с глупостями лезешь.

    – Да, кстати, босс, я так и не понял! Они что, хотели обмануть нас? Забрать эликсир и не отдать билеты?

    – Не то чтобы очень хотели. Хотели бы – мы бы в театр не вошли. Эликсир я бы им, конечно, не отдал, сам использовал бы, это мгновенное дело, но в театр они нас точно не пустили бы.

    Мы двинулись вдоль пустующего гардероба внутрь здания. Любой театр начинается с вешалки, и этот не был исключением. Единственное, что его отличало от театров в реальном мире, так это пустые вешалки. Никто не сдает вещи в гардероб в виртуальном мире, не стали этого делать и мы.

    – А как тогда объяснить все это представление, что они устроили перед театром?

    – Как, как! Элементарно! Не по нутру им было просто так вот взять и отдать такую ценную вещь нубу, у которого даже сотого уровня нет. Отдать, не сделав даже вялую попытку шугануть его. Нубу, за которым никто не стоит. Не будет же за меня вписываться «Серебряный риф» после того, как я украл у него этот элик, как они думают?

    – Понятно-о, – протянул Прив. – Небольшая и ненавязчивая проверка на вшивость.

    – Что-то вроде этого, – согласился я. – А так у них совесть спокойна. И все довольны: «Триада» получила элик, я билеты в театр. Обычно они такими глупостями не занимаются. Мелко для них слишком. Они этими билетами торгуют направо и налево. Кроме одного раза в год.

    – Увертюры! – догадался Прив.

    – Угу. Именно!

    – Жаль, что сегодня не будет увертюры, – огорченно сказал Прив.

    Я чуть не споткнулся от этих его слов.

    – Прив, ты сам не знаешь, что говоришь! Вот только нам этой так называемой увертюры еще не хватало!

    – Ты уже видел увертюру? – с удивлением спросил Прив.

    – Видел. На роликах на форуме. Все три.

    – На форуме?

    – Да, я рассказывал уже тебе, что такое форумы.

    – Зря вы пришли сюда, – раздался за нашими спинами тихий печальный голос.

    Я резко обернулся. Залп «Катюши» готов был сорваться с моей вскинутой вперед руки.

    Перед нами стояла наряженная в белоснежные одежды худая высокая фигура. Длинные рукава, украшенные кружевными манжетами, свисали до самого пола. Большие печальные глаза смотрели на нас с сожалением и даже с явным сочувствием.

    – Ты напугал нас, Пьеро, – раздраженно сказал я.

    Бледное лицо стало еще печальнее. Не уверен, что лицо обычного живого человека смогло бы так же полно передать глубочайшую, поистине вселенскую печаль, как смогла сделать это вырезанная из дерева кукла. Кровавая слезинка появилась в уголке ее глаза, скатилась по щеке и, сорвавшись, упала на белое одеяние.

    – Жаль, – прозвучал голос, тоска в котором, казалось, пробирала до мозга костей. Пьеро перевел взгляд на мою руку, с которой в любой момент готово было сорваться заклинание, и медленно повторил: – Жаль, что вы удержали заклинание. Было бы лучше, если бы вы его применили. Было бы лучше.

    Я смотрел, как кровавые слезы падают на белую ткань, быстро окрашивая ее сначала в красный, а затем в бурый цвет. Еще секунду назад это была прочная материя, а сейчас она на глазах превращалась в полусгнившее рубище, гниль постепенно расползалась по всей одежде, открывая прорехи, сквозь которые виднелось такое же полусгнившее тело. Запах разлагающейся плоти дотянулся до меня. И только лицо у стоявшей перед нами фигуры оставалось лицом куклы – вырезанным из дерева и раскрашенным краской. Бледным, гладким и печальным.

    – Не дождешься, Пьеро! – прошипел я и опустил руку. – Не прошел твой номер! Никого убивать здесь я не собираюсь!

    – Было бы лучше, – опять, словно не слыша меня, все так же неторопливо повторила эта полукукла-полузомби. – Для вас было бы лучше. Здесь, по крайней мере, выход рядом.

    Его рука медленно поднялась и указала назад, где виднелись входные двери театра.

    – Может, вам удалось бы убежать, – прошептал Пьеро. Кровавые слезы уже ручьями сбегали по его щекам.

    – Мы не собираемся никуда бежать, – бросил я кукле. – Не за тем мы пришли сюда, чтобы сразу же убегать после глупой шутки глупой куклы. Пойдем, Прив!

    Я спокойно повернулся спиной к Пьеро и зашагал к расположенному впереди залу, на другом конце которого угадывались двери, ведущие в зрительный зал.

    – Брр! – сказал Прив. – Жутковато как-то.

    Со стороны коридора, полукругом охватывающего зал, раздался дробный цокот, заставивший нас напряженно замереть. Спустя минуту из-за поворота показался пудель и, стуча коготками по лакированному паркету, прошел мимо нас. В пасти его была зажата человеческая рука, ее конец волочился по полу, оставляя за собой кровавый след. Шкура пса, сшитая из серого бархата, на одном из боков облезла, открывая голые ребра и высохшие внутренности пса.

    – Жутковатое место, – тихо повторил Прив.

    Проводив глазами пуделя до тех пор, пока он не скрылся за поворотом, я аккуратно переступил через кровавую полосу и продолжил путь к дверям в зрительный зал. Взявшись за ручку, я бросил взгляд назад. Пьеро внимательно смотрел нам вслед. Слезы уже не капали из его глаз, и я увидел бледное лицо. Одухотворенное лицо, полное сострадания и печали. Деревянное. Как может дерево так ярко и полно передать одухотворенность? Я решительно повернул ручку и вошел в зрительный зал.

    Длинные ряды кресел, полностью заполненные зрителями, убегали в стороны от протянувшегося от дверей до самой сцены центрального прохода. Там, на сцене, стояли три фигуры, закутанные в серые балахоны, и заунывно тянули одну ноту.

    – Соль, – поморщился я.

    – Что? – встрепенулся рядом Прив. – Где соль? Какая соль? При чем здесь соль?

    – Нота «соль». Самая противная нота в октаве. Терпеть ее не могу. Набери в Гугле «самая противная нота» и сто процентов, что он выдаст тебе «соль».

    – Гугле? – вопросительно уставился на меня Прив.

    Я только махнул рукой и сказал:

    – Никогда не мог ее чисто взять. Ни раньше, на теноре, ни сейчас, на баритоне.

    И опять поморщился. До чего же мерзко они воют. Всю душу выворачивают. Так и с ума сойти недолго.

    – Понятно, – покивал головой Прив и с интересом начал осматриваться по сторонам. – Что это с ними?

    Я оторвал взгляд от сцены, где три тенора продолжали тянуть одну и ту же ноту. Без пауз, без перерыва на вдох. Да еще, кажется, высота звука постепенно повышалась. Медленно, почти незаметно, практически неуловимо для уха, но повышалась. Или мне это уже просто чудится?

    – Ты про зрителей? – переспросил я Прива и тоже стал осматривать сидящих в креслах зрителей.

    В основном это были люди, но встречалось немало и гномов, и эльфов. Чуть меньше было представителей других рас, исключительно светлых и нейтральных. Темных не было. Оно и понятно, хоть Кван Тонг и считался вольным городом, но представителей темных фракций здесь не жаловали. «Триада», клан Светлой стороны, официально объявил об отказе в защите темных на территории своего города.

    Зал был заполнен почти полностью, очень немного виднелось незанятых мест. Сидевших в креслах людей, эльфов, гномов и прочих объединяло по крайней мере одно – у всех были остекленевшие глаза, обращенные на сцену, и открытые в немом крике рты.

    – Они зачарованы, Прив.

    Вдоль некоторых рядов медленно передвигались фигуры огородных пугал – наброшенные на костяк из скрещенных деревяшек лохмотья, увенчанные сверху выпотрошенной тыквой с прорезями вместо рта и глаз. В руках пугала держали серпы. Отсюда не было видно, что они делают, останавливаясь возле очередного развалившегося в кресле зрителя, но догадаться было не трудно.

    – Что? Вот эти три клоуна, – Прив махнул рукой в сторону сцены, – своим завыванием смогли заворожить весь зал? Да здесь народу не меньше двух тысяч! И они смогли зачаровать всех?

    – Не всех, но большинство. Некоторые не поддаются их чарам.

    – И где же те, кого не смогли заворожить?

    – Боюсь, их уже нет. Они становятся жертвами в первую очередь, – ответил я и про себя воздал хвалу богам за это. – И это для нас лучший вариант, иначе, боюсь, я бы не смог сдержаться.

    Я медленно двинулся вдоль прохода.

    – Пойдем, Прив. Только не делай резких движений и ни на что не обращай внимания. Нам надо подняться на сцену и пройти за кулисы.

    Передвигавшееся метрах в пяти от нас вдоль одного из последних рядов огородное пугало замерло и уставилось на меня, медленно поворачивая тыковку-голову вслед моему движению.

    – А там что? – спросил Прив. – За кулисами?

    – А там будет легче, – ответил я, бросая взгляды по сторонам и периодически открывая инфу то одного, то другого привлекшего мое внимание зрителя. Кого здесь только не было – и простые ремесленники, и торговцы, и воины, и маги. Лучники и мечники, охотники и рейнджеры. Уровни и ниже сотни, и выше, один даже двухсотого оказался. Дети, взрослые, старики. Все они сейчас напоминали безжизненных кукол больше, чем двигавшиеся вдоль рядов пугала.

    – А почему нас не завораживает?

    – Не знаю, Прив. Может, на меня не действует потому, что я бессмертный. А на тебя – наверное, потому что ты темный. Похоже, что существа, изначально принадлежащие одной из фракций Темной стороны, этим чарам не подвластны.

    Мы шли вдоль зрительских рядов и все пугала и другие куклы, которых я вначале не заметил, провожали нас пристальными взглядами. Они молча замирали на месте и только их головы синхронно поворачивались вслед нашему движению. И все это в полной тишине, нарушаемой лишь нудным непрерывным звуком, тянувшимся со сцены, от которого, казалось, уже начинала вибрировать голова.

    – Этот стон у них песней зовется, – тихо пробурчал я.

    Чучело, стоявшее у самого прохода, по которому мы шли, внимательно смотрело на нас и, когда мы почти поравнялись с ним, ухватило за волосы сидевшую перед ним девушку и медленным, неторопливым движением серпа перерезало ей горло. Серп был старый и ржавый. И не заточенный. Края у раны получились рваные, кровь из перерезанного горла брызнула во все стороны, часть капель попала на нас с Привом.

    – Босс! – завопил Прив.

    – Заткнись, Прив! – крикнул я, смотря в уставившиеся на меня глаза чучела. Там была только равнодушная тьма и все. Нет, еще там было ожидание. Предвкушение.

    – Босс, мы что, так и пройдем мимо? И позволим им спокойно убивать этих беззащитных?

    – Мы пройдем мимо и не будем ни во что вмешиваться, – сквозь сжатые зубы проговорил я и двинулся дальше по проходу.

    – Но почему? – возмутился Прив. – И почему они не нападают на нас?

    – Они не сагрятся на нас, пока мы сами не сагримся на них. Так что держи свою агрессию в руках, Прив.

    – Почему, босс? Давай сагримся на них! Поможем этим несчастным!

    – Прив, им уже не помочь. Даже если мы перебьем всех кукол, этих уже не спасти.

    – Но почему?

    Я двигался по проходу, стараясь не смотреть по сторонам и не встречаться взглядами с куклами. А они после случая с девушкой с перерезанным горлом специально устремились ближе к проходу и дожидались, когда мы будем проходить мимо. Мы шли вдоль кресел, а рядом перерезались горла, толчками выплескивалась кровь, багряные капли падали на нас.

    – Прив, в моем мире нет зомби, но есть фильмы про них. Я тебе рассказывал, что такое фильм. В этих фильмах, когда такой же бессмертный, как я, превращается в зомби и тянет свои руки к еще живому, чтобы свернуть ему шею и съесть его мозг, этот живой говорит ему: «Джон, это же я, твой лучший друг Мартин! Неужели ты не узнал меня?», а другой живой говорит Мартину: «Это не Джон. Джона больше нет». Так вот, Прив, никого из этих людей, гномов, эльфов больше нет. И если мы нападем на кукол, эти завороженные зрители нападут на нас. Вместе с куклами. Они сами уже, как куклы. Как зомби.

    Прив повернул голову в одну сторону, потом в другую и сказал:

    – Да, с такой толпой нам не справиться.

    – А даже если и справимся с этими, то артефакт все равно нам не получить. И все будет зря.

    Я остановился, и рядом замер Прив. Перед нами неожиданно выскочила кукла и, выхватив из соседнего ряда ближайшего зрителя, впилась ему зубами в шею и начала жадно высасывать из него кровь.

    – Босс, это вампир! Кукла-вампир!

    – Я вижу, Прив, – ответил я, успев бегло просмотреть информацию обеих.

    Арлекин, кукла-вампир. Уровень сорок седьмой, но это не помешало ей легко и быстро выдернуть из кресла рыцаря сто двенадцатого уровня и поднять его одной рукой, словно пушинку. Присосалась к нему и косит глазами в нашу сторону. И не обойти ее, обязательно заденешь. И неизвестно, как отреагирует кукла на это, вдруг воспримет как нападение?

    – Некоторых боги превратили в вампиров.

    Я сделал несколько шагов назад и, свернув в промежуток между рядами, двинулся в сторону бокового прохода. Придется идти в обход, это удлинит путь, но сейчас это даже к лучшему – большая часть кукол собралась вдоль центрального прохода.

    – Не понимаю, зачем богам это было надо? – негромко проговорил Прив. – Наказали бы виноватых, но другие тут при чем?

    – Пути богов неисповедимы, – пожал плечами я. – Нам не понять их логику. Хотя что тут понимать. Геката просто хотела отомстить обидчикам и ей все равно, что произошло с другими. А вот Молох… О, у Владыки Тьмы с мотивами все гораздо сложнее. Все не так просто.

    Еще одна кукла, звеня бубенцами на своем колпаке, выскочила перед нами. В руках у нее было зажато человеческое сердце. Кукла поднесла его ко рту и откусила большой кусок. Пережевывая, протянула руку с сердцем мне:

    – Хочешь? Попробуй, это вкусно. Тебе понравится. Свежее! Смотри!

    Кукла поднесла руку с зажатым в ней сердцем к самому моему носу и сказала:

    – Оно еще бьется! Видишь?

    Сердце в руках шута действительно билось. Остатки крови выплескивались из него и стекали на ладонь куклы.

    – В другой раз, Джокер. Не сегодня, – вымолвил я и, аккуратно обойдя куклу, двинулся дальше.

    Надо поскорее убираться отсюда, а то чувствую, мои нервы не выдержат.

    – Эвери!

    Я только повернул из междурядного прохода в боковой, как сразу же замер. Передо мной на полу лежало практически выпотрошенное тело, а девушка с ангельским личиком, с ярчайшими голубыми глазами и пышными синими волосами, по локоть засунув руки в распоротое тело, копалась в нем, перебирая оставшиеся там внутренности. Рядом на полу были свалены в кучу печень, селезенка, почки, еще какие-то человеческие органы.

    – Эвери, – прозвучал нежный и тонкий голосок девушки. – Помоги мне! Эти ребра мешают дотянуться до сердца. Раздвинь ему грудную клетку!

    У меня в глазах все потемнело от ярости. Рука с зажатым в ней, словно дубина, посохом в самопроизвольном замахе взметнулась вверх. Я совсем забыл, что я маг, что мне достаточно одного легкого движения, чтобы превратить это существо в пепел. Да даже и движения не надо, достаточно одной мысли. Дикое, необузданное желание с силой опустить свой посох на это ангельское личико охватило меня.

    – Ему же не было и двенадцати лет! – закричал я.

    Лицо куклы пошло рябью, исказилось, покрылось трупными пятнами, волосы почернели, глаза из голубых стали красными, злобная гримаса сменила ангельское выражение лица. Атласное платье расползлось, ткань пошла грязными пятнами. Запах тухлятины ударил в нос.

    – Фу, Эвери! Какой ты нудный! – кукла-зомби вынула руки из распоротого живота мальчика, поднялась на ноги и небрежно отпихнула его тело ногой. – А еще лич!

    Она подошла ко мне и, словно специально подставляясь под удар, приблизила свое лицо к моему и сказала:

    – Одним больше, одним меньше – какая разница? В следующий раз еще придут. Они всегда приходят в наш театр.

    Ее явное желание спровоцировать во мне агрессию, заставить ударить ее, мгновенно меня отрезвило.

    – Не дождешься! – прошипел я в распахнутые в нескольких сантиметрах от моего лица глаза. – Не в этот раз, Мальвина!

    Я опустил руку с посохом, обошел зомбачку и стремительно двинулся дальше. Следующего, кто появится на моем пути с подобной выходкой, я, ни секунды не раздумывая, уничтожу. И плевать на артефакт! А потом уничтожу весь этот проклятый театр.

    – Карфаген должен быть разрушен, – прошептали мои губы.

    – Согласен, босс! Не знаю, про какой Карфаген ты говоришь, но я с тобой полностью согласен. Этот театр надо уничтожить! Жуткое место! А ты еще хотел взять сюда Елену!

    – Что? – я даже остановился на мгновенье. Возмущению моему не было предела. – Я хотел?! Это ты предлагал ее взять с собой! А я как раз был против!

    – Хм… Не помню такого!

    Я вскочил на сцену и, проскочив между тянущими одну и ту же ноту фигурами в балахонах, прошел за кулисы. Дать бы им как следует, чтоб головы поотлетали и они никогда больше не смогли взять эту ноту, но нельзя! Придется и дальше терпеть этот заунывный стон. Как он меня раздражает! Как он давит на мозги!

    Переходя из одного коридора в другой, то спускаясь по лестницам вниз, то поднимаясь наверх, мы, проплутав минут двадцать по театральному закулисью, вышли наконец к нужной нам комнате. Кукол по пути мы встретили немало, но они только молча провожали нас внимательными взглядами, не делая попыток заговорить. Да и жертв здесь, в недрах театра, не было, никто никому горло не перерезал, поэтому путь наш был довольно спокойным.

    И все время, пока мы шли, нам на нервы действовал этот непрекращающийся, беспрерывный тягучий вой.

    – Здесь, – сказал я, прочитав надпись на дверях. – Здесь нужная нам каморка.

    Прив подлетел к двери и тоже прочитал эту надпись:

    – Карлос, кукольный мастер.

    Я толкнул дверь и зашел в каморку. Папа Карло, как мы его называли, развалился на стуле в центре комнаты, закинув ноги на стол, и занимался тем, что бросал в стену резиновый мячик и ловил его. Снова бросал и снова ловил.

    Я огляделся. Не такая это уж и каморка, довольно большое помещение, только заставленное стеллажами. На стеллажах валялись макеты кукол и всякий хлам, на стенах тоже висели различные манекены, заготовки для новых кукол, лохмотья, которые, как я понял, должны были стать одеждой для создаваемых мастером кукол. По привычке я быстро глянул его инфу: человек, ремесленник, Грандмастер Артефакторики, пятисотый уровень.

    Сам мастер больше всего напоминал безумного ученого из фильма «Назад, в будущее». Такой же безумный взгляд, и такой же гениальный ум.

    – Кхм, кхм! – я попытался привлечь внимание Папы Карло.

    Кукольный мастер лениво повернул голову в мою сторону, минуту меня разглядывал, а потом вытянул руку, уставил на меня указательный палец и сказал:

    – Бессмертный! – резво, словно десятилетний мальчишка, он вскочил со стула и довольно потер руки. – Ты-то мне и нужен!

    Ха! Другого я и не ожидал! Конечно, нужен! Сейчас он даст мне задание, обычно это найти в театре какую-то из кукол и привести ее к нему. Пустячок! Легче задания не придумаешь – куклы, как только услышат, что их Папа Карло зовет, сами сюда несутся сломя голову, никого уговаривать не надо.

    – За артефактом пришел? Знаю, знаю! За чем же еще сюда может бессмертный пожаловать? Только за артефактом!

    Сейчас он вывалит на стол кучу артефактов, и выбирай любой, который тебе по душе. Я в предвкушении тоже мысленно потер руки. Вот так, не напрягаясь особо, не тратя ни времени, ни сил, взять и заполучить редчайшую на просторах этого мира вещь! Фантастика просто! Сказка, ставшая былью!

    – Есть у меня кое-что для тебя, бессмертный! Замечательнейшая вещь! Недавно создал. Смотри!

    Он взял в руку тот самый резиновый мячик и подкинул его. Мячик запрыгал по полу, подскакивая и опускаясь, а я следил за ним взглядом.

    – Ну, как? – через минуту задал вопрос Папа Карло. – Впечатляет?

    – Что впечатляет? – не понял я.

    Мячик все время подпрыгивал на одну и ту же высоту. Может, это имел в виду мастер?

    – Как что? Смотри, он не останавливается!

    – А когда он остановится? – спросил я, толком не понимая, в чем здесь прикол и что заставляет кукольного мастера так радостно скакать вокруг этого мячика.

    – Никогда! В том-то и дело, что он никогда не остановится! Так и будет прыгать, пока его кто-нибудь не остановит, – он поймал мячик, показал его, подкинул, и вновь ударил об пол, заставляя его прыгать на одном и том же месте.

    – Вечный двигатель, что ли? – спросил я, наблюдая за движениями мяча, мотая головой то вниз, то вверх.

    Мастер замер, пару секунд размышлял над моими словами, а потом сказал:

    – Вечный двигатель? А что, подходящее название! Он и двигается, и может делать это вечно, – он поймал мяч и протянул его мне. – Берешь?

    – Вечных двигателей не бывает, – машинально сказал я.

    Открыл свойства предмета.

    Джек-попрыгун. Класс: Артефакт. Тип: отсутствует.

    Свойства: этот предмет может двигаться бесконечно долго.

    Классная получилась игрушка у Артефактора. Прикольная. А потом я опомнился и выставил руки ладонями вперед.

    – Нет! Мне другой артефакт нужен. Мне бы что-нибудь увеличивающее силу магии.

    Папа Карло задумался, повертел в руках мячик и сунул его в карман своей накидки, больше напоминающей обычный медицинский халат.

    – Силу магии, говоришь, – задумчиво пробормотал он. – Глупости! Зачем тебе сила магии? Смотри, что у меня еще есть!

    И он с этими словами метнулся куда-то в глубь комнаты, а через секунду вернулся и выложил на стол передо мной бараний рог. Обыкновенный бараний рог. Казалось, его только что вывернули из бараньей башки. Челюсть у меня пошла вниз.

    – Что это? – недоуменно спросил я, позабыв даже посмотреть свойства предмета.

    – Замечательнейшая вещь! Он может рушить крепостные стены! А если надо позвать на помощь, то тот, к кому обращен зов этого рога, услышит его, даже будучи на другом конце земли!

    – Как Иерихонская труба? – спросил я и с интересом присмотрелся к лежавшему на столе бараньему рогу.

    Рог Элифанто. Класс: Артефакт. Тип: Индивидуальный.

    Свойства: создаваемые этим предметом звуковые колебания способны разрушать объекты в твердом агрегатном состоянии.

    Ох, ничего себе! Ультразвуковое оружие! Сонар!

    Я перевел взгляд на Папу Карло. Надо же, какие артефакты он может создавать! Какие слова знает – твердое агрегатное состояние. Настоящий ученый. Гений!

    Но мне-то нужно совсем другое!

    – Нет, – я опять выставил вперед ладонь. – Крепостные стены я когда-нибудь и сам смогу разрушать. Мне бы только силу магии увеличить как следует. Есть у вас такие артефакты?

    Кукольный мастер задумчиво почесал подбородок и медленно обвел взглядом стеллажи.

    – Сила магии, сила магии, – пробормотал он, а потом вдруг спросил: – А тебе не нужен артефакт, фиксирующий время?

    – Часы? Или секундомер? Нет, – я замотал головой. – Это я у любого часовщика купить могу.

    – Не просто часы! Этот артефакт считает не только секунды, минуты и часы, но и дни, и года, и даже столетия! А еще ему можно задать определенный промежуток времени и когда оно пройдет, он сообщит тебе от этом.

    – Будильник? Нет, будильник мне не нужен!

    – А дудочка крысолова?

    – А микроскоп? Рассматривать мельчайшее?

    – А телескоп, рассматривать звезды?

    – А блуждающий огонек?

    – А дышать под водой?

    Папа Карло предлагал мне все новые и новые вещи, некоторые из них были чрезвычайно интересны, но никакого прикладного значения для меня не имели. И чем больше он предлагал, тем мрачнее я становился. Похоже, нет у него нужного мне артефакта. Такое многообещающее предприятие, затеянное мною, похоже, закончится полным пшиком. Придется взять хоть что-нибудь, не уходить же отсюда с пустыми руками.

    – А превращать свинец в золото?

    – Что? – я встрепенулся и округлившимися глазами посмотрел на Мастера. – Философский камень? У вас есть философский камень?

    – Шутка! – сказал Папа Карло и усмехнулся. – Взбодрить тебя хотел, а то смотрю, ты совсем скис. Хм, превращать свинец в золото… Интересная, кстати, мысль. Надо будет подумать над этим.

    Он прошелся по каморке, туда-сюда, остановился напротив меня и спросил:

    – Танцующие лебеди, как я понимаю, тебя тоже не заинтересуют?

    Я отрицательно покачал головой.

    – Странные вы существа, бессмертные, – пробормотал Папа Карло. – Предмет, увеличивающий силу магии, может сделать любой Кузнец. Или Портной. Да много кто! А я предлагаю поистине уникальнейшие вещи! Таких больше нигде нет! Ни у кого! Каждая моя вещь – единственная в своем роде! Ведь создание артефакта – это не обычный процесс. Это не просто захотел, взял и создал. Ничего подобного! Чтобы создать артефакт, нужен особый душевный порыв. Зов души! Иначе выйдет обычная кустарщина.

    – Меня и кустарщина устроит, – буркнул я. – Если она имеет нужные мне свойства. Если у вас нет артефактов на силу магии, то, может, есть что-то, увеличивающее интеллект?

    – Интеллект? – переспросил Мастер и на секунду задумался. – Нет. Для ловкости где-то валялось что-то. Для силы вроде тоже был какой-то артефакт. А вот повышающего интеллект нет. Мне и своего достаточно.

    – Для силы? – переспросил я.

    – Интересует? – оживился Папа Карло. – Погоди, сейчас я его найду! Никуда не уходи!

    И он метнулся к стеллажам. Покопался там несколько минут и, вернувшись, торжественно положил на стол куклу. Не марионетку, а обычную небольшую тряпичную куклу, каких полным-полно в любом детском магазине.

    – Вот! – довольно сказал он.

    Кукла представляла собой силача, затянутого в полосатое трико. Я открыл ее свойства.

    Борец – покоритель сердец. Класс: Артефакт. Тип: Индивидуальный.

    Свойства: помещенный в рюкзак, этот предмет увеличивает силу своего владельца на сто единиц.

    Сто единиц силы! Хм, совсем не плохо. Еще и два бонуса автоматом получу за каждые пятьдесят единиц от этого пупсика. Надо брать! Лучше бы, конечно, что-нибудь подобное на «Интеллект» заполучить, но на безрыбье и рак рыба. По крайней мере, вопрос с грузоподъемностью решу. Точно! Надо обязательно брать! К тому же, действует из рюкзака, никакой башни артефактов строить не надо, и слот на себе занимать тоже. Выгодно! Да и вряд ли у кукольного мастера есть что-нибудь получше этого артефакта. Если бы было, он давно предложил бы, чувствуется, что ему очень нужно поручить мне что-то.

    – Беру! – решительно махнул рукой я.

    – Отлично! – воскликнул Папа Карло.

    Довольный, сразу видно. Так и светится.

    – Кого вам привести на этот раз? – спросил я и поморщился. Вспомнил Мальвину. Не хотелось, чтобы мастеру понадобилась именно она. Убью же ее, как только увижу! И запорю все дело. И вроде задание само по себе пустяковое, плюнуть и растереть. Причитающейся награде абсолютно несоразмерно. – Какая кукла вам нужна?

    – Что? Кукла? – Папа Карло опять задумчиво потер подбородок. – Нет, пожалуй, марионеток на этот раз не надо. Марионетки могут и подождать.

    Он сделал несколько шагов по каморке в одну сторону, потом в другую. Остановился около меня и, глядя куда-то в потолок, сказал:

    – Философский камень, говоришь? Свинец в золото, говоришь?

    Пробормотав это, мастер на несколько долгих томительных минут выпал из реальности, погрузившись в свои думы. Что он там еще задумал?

    Я, стараясь не мешать размышлениям Мастера, тихо присел на стул и завертел головой по сторонам, рассматривая валявшиеся вокруг артефакты и проверяя их свойства. Вдруг мне на глаза попадется что-нибудь более ценное, чем артефакт на «Силу»?

    Наконец, спустя почти целых десять минут, Мастер очнулся от своих раздумий.

    – А что, может получиться. Нужны кое-какие ингредиенты, и я знаю какие! Вот что, бессмертный! – он резко повернулся ко мне. – Забудь про марионеток! У меня для тебя другое задание. Выполнишь его – получишь этот артефакт!

    И он ткнул пальцем в лежавшую на столе куклу силача.

    Я невольно сглотнул. Повезет же тому, кто придет сюда в следующий раз! В том, что этот гений сможет создать философский камень, я не сомневался. Надо будет срочно избавляться от золота. Обрушит рынок этот везунчик, получивший в награду философский камень, и прощайте мои денежки. Срочно покупаю мифрил на все свои сольдо!

    – Мне нужны рога Проклятых. Десять штук, – произнес Папа Карло. – Достань их мне.

    Я икнул. А затем в ужасе воззрился на кукольного мастера.

    – Ка… Ик!… Какие еще рога Проклятых! – через секунду завопил я. – Как я их достану? У них же трехсотый уровень! А у меня всего тридцать второй. Как вы себе это представляете?

    На самом деле, у меня был почти тридцать третий уровень. Там, в подземелье на Сараке, после второго похода и полной его зачистки, мне буквально парочки нетопырей не хватило до следующего уровня. Но что значит тридцать третий уровень по сравнению с трехсотым?

    – Тебе нужен этот артефакт? – Папа Карло подхватил со стола куклу и замахал ею перед моим носом.

    – Нужен, – насупился я.

    – Тогда иди, – он указал мне пальцем на дверь, – и принеси мне десять рогов Проклятых.

    – Этот артефакт не стоит того! – крикнул я. – Не соразмерная заданию награда!

    – А всего лишь за то, чтобы найти в дебрях этого театра какую-то марионетку и привести ее ко мне, значит, награда соразмерная? – с иронией в голосе спросил Папа Карло. – Почему-то вы, бессмертные, в этом случае не возмущаетесь несоразмерностью задания и награды. Иди и принеси мне рога Проклятых! Десять штук! Не меньше! Все! Или так, или вообще никак!

    Я уныло подошел к стулу, на котором недавно сидел Папа Карло, и плюхнулся на него.

    – Мастер, вы даете нереальные задания, – тихо сказал я.

    – Волюнтаризм, – еще тише пробормотал Прив.

    Но Папа Карло его услышал.

    – Что это? Кто здесь? – он заозирался по сторонам. – Кто это сказал?

    Я удивился. Пятисотый уровень, а «видимое невидимое» не имеет!

    – Это мой питомец, – пояснил я. – Прив, скинь невидимость!

    – О! Говорящий питомец! – Мастер сразу же впился глазами в Прива, как только тот сбросил невидимость. Несколько минут разглядывал его, а потом, утратив интерес, повернулся ко мне и спросил: – Ну, так что? Беретесь за это задание, бессмертный?

    Я только досадливо махнул рукой.

    – Нет. Не потяну.

    – Босс! Ты что? Давай попробуем! Зачем же сразу вот так отказываться? А вдруг у нас получится?

    – Нет смысла, Прив. У Проклятых артистов трехсотый уровень! И полный иммунитет к Магиям Тьмы и Смерти! И пятьдесят процентов сопротивления Стихийным магиям! Их только Светлыми магиями можно взять, а откуда у меня эти магии? Еще физическим уроном их можно достать, но только, увы, не моим. К тому же у них и к этому урону имеется сопротивление. Много я своим посохом намахаю? Сам Дракон их не сразу убить может, да и вообще предпочитает скинуть зачистку подвала на хрупкие плечи Госпожи Вонг. Она Грандмастер в Магии Света. Как, впрочем, и в остальных магиях. И урон у нее не чета моему. Нам с тобой, Прив, здесь ловить нечего. Даже пытаться не стоит.

    – А вдруг? Давай попробуем! Босс!

    – Нет смысла, Прив. Просто нет смысла. Заведомо зря потраченное время. И лишняя смерть. А в случае моей смерти, нас просто выкинет из театра, и мы сюда уже не вернемся. Здесь умирать нельзя.

    – Отказываетесь? – выслушав наш короткий диалог, спросил Папа Карло.

    Я вздохнул еще раз и, секунду подумав, кивнул.

    – Да, отказываемся.

    – Подумайте еще раз!

    – Да что тут думать, – я поднял глаза на мастера. – Видел я, как Дракон и Вонг дрались с Проклятыми. Представляю, с чем придется иметь дело. Нереально это.

    – Тогда выметайтесь отсюда! – он указал в сторону двери. – И поскорее! Вон из моего театра!

    Я встал и медленно поплелся к выходу. Как же не повезло! Такие надежды у меня были на это мероприятие, так сюда рвался. И такой облом…

    Я уже взялся за ручку двери, как услышал:

    – Эвери!

    Я оглянулся.

    – Эх-хе-хе хе-хе, – вздохнул мастер. – Погодите, Эвери! Есть у меня кое-что. Может, это заставит вас изменить свое решение.

    И он, кряхтя и постанывая, опустился на колени и полез под стол. Долго возился там, а потом вылез из-под стола с какой-то пыльной коробкой, водрузил ее на столешницу, открыл и, одну за другой, достал из нее несколько толстенных книг.

    – Вот! – он хлопнул по верхнему фолианту рукой. От его удара поднялась пыль и плотным облачком зависла над столом, медленно оседая. Папа Карло замахал руками, разгоняя ее. – Это должно вас заинтересовать и, возможно, изменить свое решение.

    – Что это за книги? – хмуро спросил я.

    – Это то, что вам надо! От друга моего, давно усопшего, осталось. Его мемуары.

    Я подошел поближе к столу и прочитал название верхней книги.

    «Воспоминания Бартоломео Рича, нагантинца, сына маэстро Феодорикко Рича, управителя славного города Нагоны, о жизни и приключениях на материке Брея, им самим написанные».

    – Мемуары? Зачем они мне, – недоуменно пожал плечами я.

    – Это артефакт. Только не мой. Его, – Папа Карло кивнул на название книги. – Посмотри свойства этих книг.

    Я тоже помахал рукой, разгоняя повисшую в воздухе пыль веков, и открыл информацию о верхнем фолианте.

    Путеводитель по Брее. Класс: Артефакт. Тип: Клановый. Свойства: написанная Великим исследователем эта книга полна редких знаний. Помещенная в клановую Башню артефактов, она повышает силу магии в полтора раза. Действует на всех членов клана без ограничений.

    Я приподнял верхнюю книгу и прочитал название следующей. «Воспоминания Бартоломео Рича, нагантинца, сына маэстро Феодорикко Рича, управителя славного города Нагоны, о путешествии по материку Кенол, им самим написанные».

    Открыл свойства. «Путеводитель по Кенолу. Класс: Артефакт…» Дальше все то же самое. Взял следующую книгу. «Путеводитель по Ченроду». Тоже артефакт и тоже в полтора раза увеличивает силу магии. Следующая. «Путеводитель по Сараку». И тоже увеличивает силу магии.

    Медленно повернулся к мастеру. Недоверчиво спросил:

    – И вы отдаете их все? Все восемь томов?

    – Все девять, – ответил Папа Карло. – Я не хочу разлучать их друг с другом.

    – Как девять? – удивился я. – Ведь материков всего восемь!

    Папа Карло только пожал плечами:

    – Бартоломео считал иначе. Ну, так что? Вы получите эти артефакты, если принесете мне рога Проклятых. Беретесь?

    Я провел рукой по верхнему тому. Посмотрел на собранную ладонью пыль. Пыль веков. Артефакты – клановые. И польза от них будет только после помещения их в Башню артефактов кланового замка. Придется или вступать в какой-то клан, или создавать свой. В чужой клан идти – не факт, что там согласятся поместить все эти книги в башню. Маги, конечно, будут всей душой за, но воины клана будут против, им больше интересны артефакты, повышающие «Силу» или «Ловкость», в крайнем случае «Выносливость». Или урон от оружия. Надо создавать свой клан, ручной. А создать клан можно только когда наберется сотня желающих в него вступить, сотня его потенциальных членов. Но это не проблема, в крайнем случае, сотне человек можно и заплатить за их согласие стать членами клана. Хуже другое – на одном уровне Башни можно поместить только один артефакт. А уровень Башни не может быть выше уровня кланового замка. А чтобы построить замок первого уровня, в клане должна состоять тысяча членов. Для замка второго уровня нужно две тысячи членов, для третьего уровня – три тысячи, и так далее, до самого верха, до двадцатого уровня. Потом, после отстройки замка, всех, кроме необходимого минимума – сотни членов, можно выгнать. Только сначала их надо где-то найти. Зачем мне эта головная боль?

    Да и Проклятых мне не одолеть. С их антимагией это нереально. Даже одного одолеть не реально.

    Или реально?

    Может, стоит попробовать? Попытка ведь не пытка. Что я теряю? Что сейчас откажусь и уйду ни с чем, что то же самое будет в случае провала задания. Рискнуть? Я еще раз провел рукой по книге. В случае успеха, я получу артефакты, в несколько десятков раз увеличивающие мою силу магии. Немыслимая мощь! И ерунда, что артефакты клановые. Что-нибудь придумаю.

    – Берусь, Мастер, – я поднял глаза на Папу Карло. – Я берусь за выполнение вашего задания.

    Глава 3

    – Ну что, Прив? Накаркал?

    – Я накаркал? – удивился Прив. – Когда? Где? Как?

    Мы шли по узеньким театральным коридорчикам в сторону сцены и зрительного зала. Там нам предстояло спуститься в оркестровую яму, и, опять немного поплутав, выйти в подвал. Именно в подвале обитали бывшие артисты этого театра. Бывшие кукловоды марионеток, волею богов превратившиеся в Проклятых.

    – А кто говорил про увертюру? Кто жалел, что сегодня ее не будет, и плакался, что не сможет ее увидеть? Теперь радуйся, ты увидишь увертюру этого мрачного спектакля. И даже более того, ты в ней примешь непосредственное участие! Только не знаю, что у нас из этого получится, – вздохнул я. – А могли ведь отделаться непыльной работенкой, легко и просто получить какой-нибудь артефакт и по-быстрому свалить отсюда.

    – Мамочка! – полный ужаса детский вопль ударил по ушам. – Мама, помоги мне!

    Я замер.

    – Босс, это там!

    Я закрыл глаза и сжал зубы. Вот только этого нам не хватало! Ну почему вечно все не так, как надо?

    – Мама! – опять детский крик резанул по нервам. – Мамочка, милая, спаси меня!

    – Босс? – окликнул меня Прив. – Мы и сейчас пройдем мимо?

    Но я уже не слушал его. Метнулся в боковое ответвление коридора, свернул за угол и замер. Впереди был тупичок. Там, зажавшись в угол, сидела маленькая девочка и с ужасом в глазах смотрела на медленно приближающееся к ней огородное пугало. С серпа, зажатого в руке чучела, капала кровь.

    Пугало замахнулось серпом.

    – Мама! – истошно завопила девчонка и в то же мгновение с моей ладони сорвался столп огня.

    Еще через мгновенье пугало кучкой черного пепла осело на пол.

    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 33.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: + 1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.

    – Ну, наконец-то! – прислонившись к стене, потерянно пробормотал я, и устало опустился на пол. – Наконец-то прекратился этот противный вой.

    Наступившая вдруг тишина давила на сознание ничуть не меньше надоевшего тягучего завывания, но длилась она недолго. Раздался удар гонга. Вибрирующая волна чистого высокого звона прокатилась по зданию, сотрясая его.

    – Кукольник пробудился, – обреченно пробормотал я, безвольно опуская руки.

    Лучше бы продолжался тот противный заунывный вой. Это хотя бы можно пережить.

    – Босс, что с тобой? Ты что такой бледный?

    – Прив, нам конец, – вяло ответил я. – Все зря.

    – Все настолько плохо? – тихо спросил Прив. – Мы с ним не справимся?

    Я чуть не рассмеялся от этих его слов, но настроение было препаршивейшее. Не до смеха. Обидно! Получить возможность добыть артефакт и так бездарно ее потерять.

    – Очень и очень плохо, – ответил я и посмотрел на девчонку. Она все так же сидела, забившись в угол, подтянув коленки, и со страхом взирала на нас. – И как ты только сюда забралась?

    Я поднялся и сделал шаг к ребенку.

    – Мамааа! – завизжала девчонка. – Помоги мне!

    Я отшатнулся. Совсем забыл, насколько страшным сейчас выгляжу. Сам-то уже привык к своей внешности, считал ее вполне приличной. Да на самом деле мой внешний вид и был вполне приличным, даже элегантным. Особенно если скрыть лицо. Представляю, какой страх мы сейчас внушаем этому ребенку. Лич и привидение! Это ничуть не лучше огородного пугала с окровавленным серпом в руке.

    Цокот когтей по полу, яростный рык за спиной. Я резко обернулся и увидел летящую ко мне разъяренную пасть. Удар костлявой руки Прива отбросил прыгнувшего на меня пуделя. Да какого, к бесам, пуделя! Эта тварь сейчас больше на волкодава походила своими размерами, чем на пуделя. Разорванные бока, слезшая с них шерсть, волчий оскал, налитые ненавистью и жаждой крови глаза. Выпущенная мною огненная стрела упокоила эту тварь. А в коридоре уже раздавался топот множества ног.

    – Прив, к бою! Не пропускай их к девчонке!

    Ворвавшуюся в наш маленький коридорчик толпу обезумевших кукол мы встретили кулаками Прива и залпами моих заклинаний. Десять секунд, быстрый скоротечный бой, и перед нами лежит заваленный пеплом и телами, разорванными заклинаниями, коридор. Судя по приближающемуся шуму, перерыв в битве будет недолгим.

    – Прив, задержи их!

    У него это должно получиться. Уровень у него в два с лишним раза выше, чем у этих зомбированных кукол.

    – Мне нужно время! Буквально несколько секунд!

    Прив сдвинулся чуть вперед, прикрывая меня, и завис посреди коридора. «Как хорошо, что здесь узкие коридорчики», – успел подумать я, и новая волна зомби набросилась на Прива.

    Я шустро полез в рюкзак, бросив быстрый взгляд на ребенка. Девчонка сидела с широко открытыми глазами, прижав зажатые в кулачки руки к лицу. Как ей, должно быть, сейчас страшно. Так, эликсиры, свитки… интеллект, сила магии… скорость… выносливость… просто сила на всякий случай…

    – Прив! Еще пару секунд! – крикнул я и начал кастовать заклинание.

    Прив молотил своим костлявыми руками, раздирая когтями подвернувшихся кукол. Некоторых он просто разрывал одним ударом. Научился ваншотить! Моя школа! Плохому быстро учишься. Со мной свяжешься – не тому еще научишься.

    Каст!

    И рядом со мной возникает фигура Призрачного рыцаря.

    – Бери ребенка! Нам надо вывести ее отсюда! – кричу я ему. – Головой за нее отвечаешь! Чтоб ни одного волоска с ее головы не упало!

    И тут же разворачиваюсь, и выпускаю полный залп заклинаний «Катюши» в копошащийся перед Привом клубок тел. И еще один залп. И еще один.

    Прислушиваюсь. Вроде тихо. Всех ближайших кукол мы, похоже, уничтожили. Теперь бы нам поскорее выбраться отсюда, пока на Кукольника не нарвались. Оборачиваюсь посмотреть, как там девчонка и рыцарь, и впадаю в ступор от открывшейся картины – рыцарь присел на корточки перед ребенком, протянул ему руки и негромко сказал:

    – Иди ко мне, малыш. Не бойся.

    А девочка доверчиво тянет ему навстречу свои ручонки. Мне вот она такое доверие не оказала.

    Хотя что тут странного? Этот Призрачный рыцарь хоть формально и принадлежит к фракции Смерти, но по его внешнему виду это не скажешь. Вон какой красавец. Высокий. Стройный. Благородный. Когда кругом одни зомби да личи с привидениями, поневоле проникнешься доверием к любому внешне нормальному существу.

    – Пробираемся к выходу, – махнул головой я. – Аккуратно, но быстро! Смотрим по сторонам, как бы на Кукольника не нарваться. Рыцарь, идешь в середине. Я с Привом впереди, а сзади тебя элементали прикроют.

    И одного вслед за другим вызываю всех четырех стихийных элементалей. В коридорчике стало сразу тесновато.

    – Вперед! – скомандовал я. – Надо быстрее уносить отсюда ноги!

    – Погоди!

    Удивленно оглядываюсь. Надо же, какой разговорчивый рыцарь мне попался. То слова из них не вытянешь, месяцами молчат, а тут разговорился.

    – Лучше я пойду впереди, – говорит мне рыцарь. – Так быстрее будет. Ты только подсказывай мне дорогу.

    С сомнением смотрю на него, на девочку, доверчиво прильнувшую к нему, обхватившую своими ручонками его шею, и крепко-крепко зажмурившуюся.

    – Уверен? – спрашиваю. – А как же ребенок?

    – Не пострадает, – бросает Призрачный и в следующую секунду в его левой руке появляется щит. Ростовой прямоугольный щит, с закругленными углами внизу. Тяжелый, таким если ударишь, то унесет к бесовой матери, да еще и все кости переломает. Зато за ним совсем не видно девчонку, сидящую на руке рыцаря – щит полностью ее прикрыл. Похоже, что там, за щитом, ей действительно будет безопасно. Такой щит не сразу и молотом пробьешь, куда уж рукам и когтям этих зомбаков.

    В правой руке Призрачный рыцарь держал длинный полуторный меч.

    Секунду трачу на быстрый анализ ситуации. С одной стороны, ребенок окажется на острие атаки. А с другой стороны, он надежно прикрыт щитом, да и… Двести пятидесятый уровень Призрачного рыцаря – это на порядок круче моего, даже вместе с Привом.

    – Хорошо. Пошли!

    И рыцарь рванул вперед.

    Как он шел! Как он шел! Ледокол! Встречающиеся нам по дороге к зрительному залу куклы падали от ударов меча Призрачного рыцаря до того, как я успевал применить заклинание. Нет, с десяток раз я, наверное, успел ударить, пару раз даже серьезно помог рыцарю, когда на него наваливалось сразу несколько кукол. Прив тоже несколько раз приложил кого-то. Однако основную массу нападавших уничтожил рыцарь. На скорости его передвижения это никак не сказалось. Я даже забеспокоился, успеет ли Прив угнаться за нами, такой высокий темп передвижения задал рыцарь. Прив, хвала богам, успевал. Элементали, эти бездельники, тянущиеся за нами в арьергарде, тоже не отставали. Ну, хоть тыл наш прикрывают, хоть какая-то от них польза, не зря ману на их призыв потратил.

    – Стоп! – скомандовал я, когда мы достигли сцены. Рыцарь и все остальные послушно остановились.

    Я тихо подошел к занавесу, отгораживающему от нас сцену, быстрым касанием «Гнили» проделал в нем небольшую дырочку и заглянул в нее. Трех теноров, терзавших мне слух своим заунывным пением, на сцене не было. Сцена вообще была пуста. А вот зал был по-прежнему полон. Куклы все так же ходили между рядами и перерезали зрителям горло. Почти половина зрителей уже сидели с перерезанными шеями, кровь стекала по их телам и уходила куда-то в пол, исчезая в проделанных в нем отверстиях. Остекленевшие глаза обескровленных тел ничем не отличались от остекленевших глаз тех, до кого еще не успели добраться ржавые серпы огородных чучел. На нас набросятся они все – и куклы, и обескровленные тела, и те, кто пока еще избежал этой участи.

    – Рыцарь, у тебя какая защита от магии? – спросил я.

    – Иммунитет к Магии Смерти, пятьдесят процентов сопротивления Тьме и двадцать пять – стихийным магиям. Повышенная уязвимость к Магиям Жизни и Света. Небольшая. Всего на двадцать процентов.

    Все, как я и ожидал. Призываемые Рыцари Смерти не совсем одинаковые, вторичные характеристики, а также навыки и умения у них разнятся от случая к случаю, но, в целом, все они похожи по своим свойствам друг на друга.

    – Это хорошо, что у тебя иммунитет к Магии Смерти, – пробормотал я. – Держи ребенка повыше! Идти придется по пояс в «Гнили»! Не дай боги хоть один ее лепесток коснется девчонки!

    – Босс, может не надо? Так пройдем!

    – Как ты так пройдешь! – прошипел я. – Их там больше двух тысяч! Мечом не намашешься! Да еще с девчонкой на руках и с щитом этим тяжеленным! Такую толпу только массовыми заклинаниями брать надо! Тех, что поменьше уровнем, сразу отсеку «Гнилью», а таких тут большая часть. Остальные тоже будут все время здоровье терять от дотов «Гнили». Я бы еще и «Ядовитое облако» кастанул, оно дольше висит, но, боюсь, не пройдет через него наш рыцарь.

    Я повернулся к рыцарю:

    – Пойдешь по боковому проходу. Там будут выходы из зала, но ты их не используй. Неизвестно, что там за ними, и кто там бродит в коридорах. Иди к центральному выходу, там мы и встретимся. От него ближе всего к вестибюлю театра. Мы по центральному проходу пойдем, через партер и амфитеатр. Будем отвлекать на себя их внимание, – я показал рукой в сторону зрительного зала. – Для нас проход я расчищу Магией Воздуха, иначе не пройдем. Воздушный и огненный элементали с тобой пойдут, полетят, точнее. Не рядом, чтоб лишнее внимание не привлекать, но неподалеку. Прикрывать будут. Остальные элементали со мной, тылы прикроют на всякий случай.

    Я еще раз посмотрел через дырочку на зрительный зал. Много их там. Пожалуй, надо призвать и остальных. Несколько секунд, и рядом появилась уже испытанная мною моя маленькая армия. Феникс, вызванный заклинанием Магии Огня. Гидра, олицетворение Магии Воды. Птица Рух, призванная Магией Воздуха. Мраморный кобольд, представитель Магии Земли.

    – Птицу Рух и Феникса тоже отдаю тебе. Кобольда и гидру забираю с собой. Если «Гниль» закончится раньше, чем достигнем выхода, отправлю их к тебе. Все, начинаю кастовать заклинания!

    Растягивать площадь заклинания не буду: упадет концентрация, урон станет меньше, а его и так мало для такой толпы. Положу гниль на правую часть зала, где пойдет Призрачный рыцарь, середину и часть левой половины. Остальные сами прибегут, никуда не денутся. И подпадут под действие разлагающего заклинания.

    Каст!

    Зрительный зал покрыл грязно-серый туман. Я создал заклинание так, чтобы гнилостный туман не поднимался выше пояса рыцаря и сейчас он ровным слоем растекся по залу. Только головы с остекленевшими глазами торчали над плавно покачивающейся грязновато-серой дымкой.

    Еще один каст и поток воздуха проложил нам дорожку посреди разъедающего любое вещество тумана.

    – Вперед!

    Как я шел! Как я шел! Ледокол! Сам Призрачный рыцарь мне бы позавидовал. Как когда-то я мечтал о таком – впереди все горит, позади все плачет! Передо мной двигался мраморный кобольд, я специально пустил его вперед – у него шкура потолще, здоровья побольше, защита посильнее. Рядом со мной летел Прив, прикрывая один фланг, а два элементаля и гидра ползли сзади, прикрывая мне спину и добивая тех, кому удалось ускользнуть от моих заклинаний.

    На мелочь вроде залпов «Катюши» я не разменивался. Пусть и терял полсекунды на каждый каст, но зато срывающиеся с моих рук огненные шары за раз уносили по десятку жертв. Полсекунды тратил на каст, но успевал уничтожать бросающихся ко мне зомби раньше, чем они приближались к нашему маленькому отряду. Эти завороженные злыми чарами зрители оказались крайне неповоротливыми. Своими движениями они напоминали зомбаков с дергаными движениями из старых фильмов моего мира, в которых те еле-еле перемещались, вытянув вперед руки. Гораздо большую опасность представляли превратившиеся в нежить куклы. Они были быстры, их стремительные броски заставляли меня иногда нервничать. И все же! Как я шел, как я шел! Впереди и по бокам все полыхало огнем, а позади уже некому было плакать.

    Время от времени я поглядывал в сторону Призрачного рыцаря. Он тоже красиво шел. Над ним вились его спутники, постоянно пикируя вниз и выхватывая бросающихся к рыцарю кукол и оболваненных зрителей, но многим зомби все же удавалось прорваться к рыцарю, чтобы тут же пасть под его мечом. Скольких он уже завалил? Поменьше, чем я, конечно, – одна моя «Гниль» почти треть зрителей скушала. Но не намного меньше.

    Размахивая руками, выпуская заклинания в разные стороны, я размеренно продвигался в сторону выхода. Несколько раз перед глазами мелькнули системки о взятии очередного уровня, но я не обращал на них никакого внимания и спустя некоторое время они пропадали сами собой. Ничего, потом подниму их из архива, полюбуюсь. Другие системки, о нанесенном уроне и прочей ненужной лабуде, я давно уже отключил.

    Выхода из зала наш отряд и отряд Призрачного рыцаря достигли одновременно. Мы сразу же повернулись назад, готовые к отражению новой атаки. И замерли в ожидании, медленно осматривая пустой зал. Пустой, если не считать наваленных повсюду тел. Кончились враги. Никого не осталось. Я посмотрел на Призрачного рыцаря, улыбнулся и сказал:

    – Поздравляю!

    Рыцарь вопросительно посмотрел на меня.

    – Ты взял уровень. За один заход ты взял уровень! Система… э… боги щедры к тебе! Всего полчаса – и новый уровень! Обычно у таких, как ты, на это уходят целые недели.

    Рыцарь равнодушно пожал плечами и, чуть отклонив тяжелый щит, посмотрел на ребенка. Быстро он уровень получил, хоть и завалил немало врагов. Слишком быстро. Наверное, система учла ребенка, которого он прикрывал своим телом.

    – Как она? – спросил я.

    – Жива. Здорова. Ни один волос не упал, – без всяких эмоций проговорил рыцарь.

    В зале, отделявшем центральную часть театра от его фойе, никого не было. И само фойе тоже было пустынно, только одинокая фигура в белых одеждах со свисающими до пола рукавами стояла в его центре и смотрела на нас печальными глазами.

    – Уже уходите? – спросил Пьеро.

    Я удивленно воззрился на него.

    – А ты чего не нападаешь на нас?

    – Неохота, – пожав плечами, ответила кукла скучающим человеческим голосом. Нормальным человеческим голосом, без всякой печали в нем.

    Странная кукла.

    – Поговорим в другой раз, – сказал я и сорвавшийся с моих рук столб яркого пламени за доли секунды превратил Пьеро в кучку пепла. На всякий случай. Не люблю странных кукол. То ли дело Мальвина – проста и понятна.

    – Зачем ты так с ним? – осуждающе сказал Прив. – Хороший малый… Был. Жалко.

    – Не хочу рисковать. Да и ничего страшного с ним не произошло. Через шесть часов возродится, как и остальные куклы. Чего не скажешь об убитых ими людях, гномах, эльфах.

    Мы остановились метрах в трех от выхода из театра.

    – Покажи, – попросил я рыцаря, кивнув на щит.

    Он чуть опустил щит и из-за него выглянула заплаканная и испуганная мордашка. Увидела меня и еще теснее прижалась к рыцарю.

    – Не бойся, малыш! Я не трону тебя. Я, наоборот, помочь тебе хочу. Вернуть тебя к маме с папой.

    – Маму с папой убили, – тихо сказала девочка. Даже слезы не текут уже, все выплакала. Натерпелась за сегодня. Бедное дитя. – Как началась эта противная музыка и появились эти чучела и стали резать шеи, папа схватил меня и маму и побежал. А они за нами. Мы в одну сторону кинулись, потом в другую, а везде они стоят. Куклы. Злые. Я глаза ладошками закрыла, а потом папа сказал мне бежать, а сам остался. Я побежала, а потом вернулась. А он уже мертвый лежит. И мама рядом. Все в крови.

    Девочка смотрела на меня и рассказывала свою жуткую историю тихим спокойным голосом. Устала бояться. И от этого тихого и спокойного голоса веяло такой жутью, что, кажется, даже элементалей пробрало, про себя я уже и не говорю. Про Прива тем более.

    – Карфаген должен быть разрушен! – сказал Прив.

    Я согласно склонил голову.

    – Не знаю как, не знаю когда, но рано или поздно я уничтожу этот театр, – пообещал я. Скорее себе, чем стоявшим вокруг меня существам.

    – Что теперь? – задал вопрос рыцарь.

    – Теперь? – задумчиво повторил я вопрос.

    А действительно, что теперь делать с этим ребенком? Куда ее девать? Как она теперь без родителей? Спросил у девочки:

    – У тебя кто-нибудь еще есть из родственников? Бабушка с дедушкой, тетя, дядя? Братья, сестры?

    – У меня бабушка есть, – ответил ребенок. – Она живет вместе с нами.

    – Знаешь, где твой дом находится? Дорогу показать сможешь?

    Девочка кивнула.

    Это хорошо. Осталось только добраться до этого дома и доставить туда девчонку. Я посмотрел на двери.

    О Кукольном театре я прочитал все, что нашел на форуме и на официальном сайте игры. И нигде не было упоминания, что театр является отдельной локацией или инстансом. Обычное строение, как тысячи других. Вот только войти в него можно лишь по билету. Других отличий нет. Очень надеюсь, что на самом деле все так и обстоит, иначе я попал – Призрачный рыцарь не сможет покинуть театр. Из закрытых локаций призванным существам выхода нет.

    Я перевел взгляд на рыцаря. Быть тебе нянькой, Призрачный! А не надо было спрашивать «что теперь?».

    – Тогда вот что, – я ткнул указательным пальцем в грудь Призрачного рыцаря. – Отведешь ее домой. Передашь с рук на руки ее бабушке. И вот еще что – останешься с нею. Охраняй ее, пока она не вырастет и не найдет себе мужа. Потом можешь вернуться к Моране. Или делать, что захочешь.

    – Спасибо, – рыцарь склонил голову и прижал правую руку к груди. Меч из его руки исчез. Щит из другой руки тоже.

    – Ступай, – махнул рукой я. И не отрывал от него глаз до самых дверей. Если он не сможет выйти, то будет таскать девчонку на руках вслед за мной. Оставлять их здесь дожидаться нас нельзя – опасно! Забредет сюда Кукольник, и все, конец наступит и рыцарю, и девчонке.

    Призрачный рыцарь подошел к дверям.

    Я затаил дыхание. Должен, он должен, он сможет выйти из театра! Смогли же это когда-то сделать демоны, значит и призванный мною разумный сможет!

    Призрачный рыцарь протянул руку к двери, взялся за ручку и потянул одну из тяжелых высоких створок на себя. Она медленно открылась, и рыцарь, даже не оглянувшись, спокойно вышел из театра.

    Фух! Я облегченно вздохнул. Повезло мне! Рыцарь с ребенком на руках был бы для меня обузой.

    Как только за рыцарем закрылась дверь, я повернулся, оглядел свой отряд и одним взмахом развеял его – и элементалей, и кобольда с гидрой, и Феникса с Птицей Рух. Они и так были все израненные, ни к чему им дальше мучиться.

    – А действительно, что теперь? – спросил Прив, оглядывая место, где только что находился наш отряд.

    – Самым мудрым было бы последовать за Призрачным рыцарем и девчонкой и покинуть театр, – я быстрым шагом направился в зрительный зал. – Но мы же легких путей не ищем! Мы, похоже, слишком безрассудны, чтобы поступать как нормальные рассудительные люди. Или другие разумные. Поэтому мы сейчас как можно быстрее добираемся до оркестровой ямы и спускаемся в подвал. Туда он полезет в самую последнюю очередь, если вообще полезет.

    – Кто он?

    – Кукольник! Так что у нас есть шанс устроить там увертюру.

    – Ты уже знаешь, как?

    – Пока нет, но что-нибудь придумаю. Идем! Только осторожно, нам главное с ним не пересечься.

    – Эх, был бы с нами наш Малыш, – сделав вид, что тяжело вздохнул, сказал Прив. – Никаких проблем с Проклятыми не было бы.

    – Это точно, – согласился я.

    – Как он там, кстати? – Прив с любопытством взглянул на меня.

    Я прикрыл глаза, попытался почувствовать детеныша Кракена. Улыбнулся.

    – Нормально! Воюет вовсю! Как игру это воспринимает. Резвится!

    * * *

    – Бесы.

    – Нет, – я покачал головой. – Люди.

    – Какие же это люди? – изумился Прив. – Самые натуральные бесы. Что я, бесов не видел?

    Мы стояли в конце длинного коридора, у самого выхода в огромный подвальный зал идеально круглой формы. Наше путешествие сюда прошло без происшествий. Ни одной куклы мы не встретили, видать, всех повыбили.

    С потолка капала кровь. В некоторых местах она даже лилась потоком.

    – Люди. Просто проклятые. Посмотри их инфу.

    В помещении было около полусотни бывших артистов этого театра. Полсотни Проклятых. Они передвигались по залу с метелками в руках и старательно сгоняли кровь в выдолбленные в каменном полу канавки, широкие и глубокие. Канавки не были заполнены даже на треть.

    – Что они делают?

    – Не видишь, что ли? – Я пожал плечами. – Пентаграмму кровью наполняют.

    – Такую огромную? – удивился Прив.

    Он осмотрел внимательно помещение и вынес вердикт:

    – Не хватит им крови на всю пентаграмму. Не получится у них вызвать демонов с нижних кругов. Зря стараются!

    – Не зря. Это за один раз у них не получится. А за тринадцать раз – получится. Только Дракон с Вонг не дадут им закончить это подлое дело. Один раз уже был прорыв демонов с нижних планов бытия. Тогда еще не знали, что здесь происходит, в подвал мало кто спускался, все норовили побыстрее артефакт заполучить. Вот и удалось Проклятым постепенно, за тринадцать премьер, полностью наполнить кровью всю пентаграмму. «Триаде» тогда пришлось целый десяток топовых кланов на помощь звать, массу наемников приглашать. Пол-Кван Тонга в руинах лежало. Город чуть под длань Тьмы не ушел, Молох, наверное, уже победу праздновал – демоны к управляющему кристаллу прорвались. Еле-еле мы тогда их обратно в Пекло загнали. С тех пор Дракон на каждую двенадцатую премьеру сам сюда ходит. Вместе с Госпожой Вонг. Устраивают тут увертюру. Кроме них никому больше и в голову не придет спускаться сюда и воевать с Проклятыми. Если, конечно, не считать таких умников, как мы с тобой, Прив.

    Ближайший Проклятый заметил нас, не помогла моя «Скрытность». Наверное, между нами было меньше двадцати метров, а у него была прокачана «Наблюдательность». Бросив метелку, он подскочил к нам и уставился на нас своими маленькими заплывшими глазками. Злости в этих глазах хватило бы и на десятерых.

    – Натуральный бес, – сказал Прив. – Я таких немало встречал на своем пути.

    На этот раз я ответил не сразу. Как люди там, в моем мире, представляют беса? Вот так и выглядел этот Проклятый, стоявший в метре от нас. Свиное рыло, заросшее грубой редкой щетиной, на голове коровьи рога. Тело, тоже покрытое щетиной, с выпирающим жирным пузом, чуть менее заросшим жесткими короткими волосами. Ноги с выгнутым назад вторым коленом и оканчивающиеся лошадиными копытами. Вместо кистей рук тоже копыта, но уже козлиные, раздвоенные и подвижные. Длинный крысиный хвост с кисточкой на конце. Типичный бес. На первый поверхностный взгляд.

    – И все-таки это люди. Проклятые, но люди, – сказал я. – Они только внешне выглядят как бесы, а характеристики у них совсем другие. Мне тоже приходилось сталкиваться с бесами. И не один раз.

    – Как же это они? Как они стали такими?

    – Проклятие Гекаты, – я опять пожал плечами. – Богиня оказалась слишком жестокой, а ее наказание слишком чудовищным.

    – Не представляю, как она сделала такое с ними.

    – Такими они сделали себя сами. Геката всего лишь сыграла немного на их чувствах, эмоциях и желаниях. Не на всех, лишь на самых низких – тщеславии, жадности, зависти. Гордыне. Подлости. Злости.

    Стоявший напротив нас Проклятый внимательно слушал меня, пятачок его двигался из стороны в сторону, как будто он еще и принюхивался ко мне. Глаза его наливались кровью все больше и больше, эманации злобы волнами шли от него. Бессильной злобы.

    – Геката всего лишь убрала барьеры, – сказал я. – А дальше все зависело от них. Винить в их состоянии Гекату было бы не правильно, ее вина минимальна. Она ведь даже не подталкивала их в этом направлении. Она лишь ликвидировала преграды на пути их эмоций. А идти в этом направлении или оставаться самим собой – это уже был исключительно их выбор. Они его сделали. Сами. И стали тем, кем стали. Не сразу. Постепенно. Тело – это отражение души. Их тела стали полностью соответствовать их душам.

    Проклятый резко отвернулся от нас и огромными скачками понесся прочь, завывая на ходу.

    – Фух, – изобразил вздох Прив. – Я уж думал, он нападет на нас.

    – Нет. Пока мы не нападем на них, они на нас не сагрятся. Здесь все так же, как и наверху, только Кукольник не пробуждается при нападении на Проклятых.

    – Ты уже решил, как мы их уничтожим? Поодиночке? Выманивать в коридор будем?

    Я покачал головой.

    – Валить будем их всех и сразу. С помощью «Инферно».

    – Ты решил использовать Магию Огня? – удивился Прив. – Может, Магия Смерти будет эффективнее? Она ведь сильнее огненной магии!

    Я согласно кивнул.

    – Обычно да, но не в моем случае. У меня умение «Подавление защиты от Огня» на десятку прокачано, это сведет к нулю их сопротивление Магии Огня, каким бы сильным оно у них не было, а иммунитета к Магии Огня у них нет – они не бесы.

    Я задумался. По большому счету, иного варианта, кроме применения Магии Огня, у меня нет. Умение «Ярость», удваивающее силу моих заклинаний, длится всего десять секунд. На каст «Инферно» мне понадобится секунда и одна ее десятая доля. Значит, за время действия «Ярости» я смогу восемь раз применить «Инферно». Успел бы и девять раз кастануть, но мне банально не хватит маны – имеющегося у меня количества достаточно только для пяти заклинаний такого уровня, как «Инферно». Придется использовать эликсир, восстанавливающий мой запас маны, а на это уйдет какое-то время – секунда, не больше, но шанса применить еще одно заклинание во время действия «Ярости» я лишусь. Надеюсь, и восьми кастов «Инферно» хватит на всех Проклятых. С «Касанием Огня» должно хватить. Несколько уровней, что я сегодня взял там, наверху, в зрительном зале, и статы за них, распределенные в «Интеллект», добавили немного мощности моей магии. С учетом ее неоднократного удвоения, задание добыть рога Проклятых превращается из абсолютно невыполнимого в просто невыполнимое. Прогресс, однако.

    Остается решить только одну задачу: как продержаться эти десять секунд? Проклятые не будут стоять и смотреть, как я тут пытаюсь их уничтожить, кастуя одно заклинание за другим. Они же сразу набросятся на меня и завалят с первого удара.

    – Прив, вот что. Дуй в самый конец коридора, – я махнул рукой, показывая большим пальцем себе за спину, – и не приближайся к залу. А лучше вообще за угол уйди, чтоб наверняка волна от «Инферно» тебя не задела.

    – Я останусь с тобой, босс!

    – Хочешь погибнуть? Как там, в подземелье нетопырей на Сараке? Лети в конец коридора, спрячься там и не отсвечивай!

    Эликсирами я упит, бафы тоже наложены. «Изменчивую силу магии» давно уже активировал. Как же обезопасить себя от нападения Проклятых?

    Может, перед активацией «Ярости» запустить свою голограмму в самый дальний конец зала? Жаль, десять секунд мое изображение не продержится – время жизни у него всего пара секунд. Но хоть на это время она внимание их отвлечет, заставит кинуться в другой конец зала, даст мне немного времени.

    Нет, это меня не спасет. Добраться до меня они смогут за пару секунд, всего-то несколько мгновенных перемещений им надо для этого. Есть у демонов такое умение, на «Блинк» монахов похожее – так же позволяет практически мгновенно перемещаться на короткие, до десяти метров, расстояния. Бесы могут серию таких прыжков совершить без задержки. До восьми перемещений, бывает, могут сделать один за другим.

    Что же делать? Сыграть, что ли, на том же, на чем сыграла Геката при наложении на них проклятия? На их низменных чувствах… И на моем иммунитете к Огню…

    Я оглянулся. Прив уже достиг коридора и сейчас выглядывал из-за его угла. Я махнул ему рукой:

    – Прячься! Я начинаю!

    Каст! И передо мной взметнулась огненная стена. Не очень высокая – всего-то до потолка, не будь его, она бы и на сотню метров взметнулась. И не очень длинная – всего двадцать метров. Но, благодаря этому, очень мощная, с высокой концентрацией урона на точку пространства. Толщина стены была немного больше трех метров. Умный в нее не полезет.

    Я сделал шаг и вошел в стену огня, повернулся и сместился на несколько метров в сторону.

    А Проклятые далеко не дураки.

    Они и сейчас в эту стену огня не полезут, и потом, когда я буду бить «Инферно» по этому залу, тоже не рискнут. Даже если догадаются, что я прячусь в этой огненной стене, а они, наверняка, догадаются, они сюда не полезут. Потому что – Проклятые. Даже если они достанут меня здесь, стена после моей смерти не пропадет. И тот, кто в нее влезет, должен будет потратить время, чтобы потом выбраться из нее. Секунды, доли секунды, но при той силе огненной стихии, которой я напитал эту стену, и этого может хватить, чтобы погибнуть. Проклятые это прекрасно понимают и на такой риск не пойдут. Не то у них мировоззрение, хе-хе, спасибо Гекате.

    Это «Инферно» охватывает весь зал, равномерно распределяя урон между всеми в нем находящимися. А вся мощь «Огненной стены» будет направлена только на того, кто в нее войдет. Только очень самоотверженный человек решится пожертвовать собой ради спасения других. Проклятые не такие. Не в их правилах жертвовать собой ради других. Каждый из них будет надеяться, что это сделает кто-то другой.

    Активирую «Голограмму», сразу же за ней «Ярость», на оба умения уходит всего лишь миг, и начинаю кастовать «Инферно».

    Даже если и залезет кто-то в эту стену, ему еще надо будет найти меня в ней. Ничего не видно в этом бушующем пламени, не разглядит меня никто, разве только на ощупь найдет, а это – время! Не факт, что кто-то успеет нащупать меня раньше, чем погибнет от огня.

    Мне тоже отсюда ничего не видно, но мне это и не надо.

    Каст!

    И сразу же начинаю следующий.

    Даже сквозь стену огня я увидел яркую вспышку. Волна «Инферно» прокатилась по залу.

    Каст!

    Каст!

    Каст!

    И еще раз!

    Мана кончилась! Пузырек с эликсиром, зажатый у меня в руке, моментально опорожняется. Совсем не заметная задержка между заклинаниями. Всего краткий миг ушел на опустошение флакона с маной и восстановление своего резерва. Может, успею сделать девять кастов?

    Каст! Еще один! И еще! И еще! Последний, сейчас спадет «Ярость».

    Уже упала!

    И ни одной системки об убийстве…

    Девять кастов успел сделать под «Яростью», и никого не убил…

    Сколько же у них жизней, у этих Проклятых? А защиты? Природной защиты, которая нейтрализует часть полученного урона и которая ничем не может быть снижена?

    Неужели девяти кастов мощнейшего заклинания Магии Огня не хватило, чтобы обнулить жизни пяти десятков Проклятых, невзирая на их защиту, какой бы сильной она не была? Как я вижу, не хватило…

    А регенерация! У них же еще есть регенерация! Не такая впечатляющая, как у оборотней, но тоже очень неплохая. После девяти кастов «Инферно» у Проклятых может и жизни осталось всего ничего, а я тут предаюсь досужим рассуждениям. А они в это время регенерируют!

    Секунду затрачиваю на то, чтобы коснуться ячейки на поясе, и опустошаю еще один флакон с маной. И опять кастую «Инферно» одно за другим, уже без «Ярости». Урон, наносимый заклинанием, упал в два раза, ну и пусть! После первых девяти кастов у Проклятых здоровья должно оставаться совсем немного, и несколько простых, не усиленных «Яростью», заклинаний «Инферно» должно хватить, чтобы добить их.

    Каст!

    Пока ничего… Уведомлений о смерти мобов пока нет…

    Каст! Есть!

    Пошли системки о смертях Проклятых! Повалили одна за другой!

    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 42.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: + 1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.

    Каст!

    Каст!

    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 43.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: + 1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.

    Каст! На всякий случай…

    Системок об убийстве мобов больше нет.

    И мана опять кончилась.

    Достаю еще один пузырек из рюкзака и задумчиво верчу его в руках. Пить или не пить? Вот в чем вопрос! Системки об убийствах я не считал, но что-то мне подсказывает, что их столько же, сколько и было Проклятых в этом зале. Никто не мог выжить, есть ли смысл тратить вовсе не дешевый эликсир, зря? Через полчаса моя мана сама восстановится.

    Подождать?

    Нет, не будем тянуть, мучить себя неизвестностью. Выпиваю эликсир и выхожу из огненной стены, держа наготове «Катюшу», а заодно и «Прыжок» на всякий случай.

    Перед моими глазами предстает раскаленное помещение. Пол, потолок, стены – все полыхало ярким оранжевым и красным, а местами и белым цветом.

    «Прив? Ты как там?»

    «Живой, но сильно напуганный! Это было впечатляюще! Сам-то как?»

    «Нормально. Сейчас остужу этот подвал и можешь подлетать сюда».

    Только вот как его остудить? Использовать заклинание дождя, бытовуху из Магии Воды? Так тут столько пара сразу появится, что не только подвал, но и весь театр разнесет от его давления, ничего не останется.

    Хм, а может так и надо сделать? Все равно я хотел его уничтожить, этот проклятый театр?

    Нет, в другой раз. Лишиться таких замечательных артефактов я не хочу.

    Попробую-ка я вот это заклинание из Магии Воды – «Заморозка». Резкое снижение температуры. И никакой влаги. Просто резкое снижение температуры.

    От холода защиты у меня не было, и я сразу почувствовал, как коченеют руки. Эх, погреться бы! Со всех сторон раздавался треск. Резкая перемена температуры заставляла твердый камень колоться, покрываться густой сетью трещин. В некоторых местах стены и потолок осыпались песком и мелким щебнем.

    Ох, как удивятся Дракон и Вонг переменам в этом подвале! Судя по той наполненности пентаграммы кровью, что была до устроенной мной небольшой увертюры, тринадцатая премьера должна была состояться только через шесть-семь спектаклей. Не думаю, что Папа Карло еще кому-то даст подобное задание, а без задания в этот подвал никто не наведается, просто нет смысла. А через семь месяцев столько воды уже утечет, что никто не свяжет мою скромную персону с этим подвалом. А если спросят, уйду в несознанку. Какой-такой подвал? Знать ничего не знаю и знать не хочу! Делать мне нечего – в подвал спускаться! Привел Мальвину к Папе Карло, получил артефакт, и был таков.

    – Прив, лети сюда. Будем собирать наш законный дроп. Выковыривать его из этой застывшей лавы.

    От Проклятых не осталось даже пепла, только валявшиеся по всему подвалу рога, чудом и волею богов сохранившиеся после их смерти, говорили о том, что еще совсем недавно в этом помещении обитало полсотни живых существ. Нам удалось собрать пятьдесят пар рогов и почти десять тысяч золотых талеров. И прочего хлама, выпавшего из Проклятых после их смерти и, так же, волею богов сохранившегося неповрежденным, мы нашли еще на несколько тысяч золотых.

    – Босс, а это что за дверь? Куда она ведет?

    Я посмотрел в указанном Привом направлении. Полукруглые двустворчатые деревянные двери, даже, скорее, небольшие ворота располагались точно напротив единственного выхода из этого подвала. Незаметные издали, сейчас, когда мы оказались рядом с ними, они удивляли своей целостью и нетронутостью – мои заклинания их как будто совсем не задели. На фоне обгоревших стен, закопченных, покрытых мелкими трещинами, эти створки выглядели островком чистоты и благополучия.

    – Не знаю, Прив, – ответил я и продолжил подбирать остатки дропа. – Никто не знает. Одна из загадок этого мира.

    – Неужели никто не пытался открыть эти двери? – удивился Прив. – И выяснить, что там за ними?

    – Ну, почему не пытались? Многие пытались открыть. Только никто не сумел это сделать. Видишь рисунок?

    В самом центре дверей на простом дереве простой белой краской были нарисованы три полумесяца, образуя нечто вроде трехлучевой звезды, концы которой обвивала цепь из круглых колец. Вдоль цепи шла надпись на неизвестном языке. Какая-то клинопись.

    – Это печать Молоха, Верховного бога Тьмы. На этих дверях его божественная защита. Ни один вор, будь он хоть самым крутым Грандмастером, не сможет их вскрыть. И им нельзя нанести урон. Ни физический, ни магический.

    Я осмотрелся по сторонам. Вроде все, что можно было здесь собрать, мы собрали. Пространственный рюкзак забит почти полностью, тяжеленные рога у Проклятых оказались, хорошо хоть грузоподъемность у меня в минуса не ушла. Я взял все пятьдесят пар, что мы нашли. Если Папе Карло они понадобились в качестве ингредиентов, то наверняка и другим алхимикам понадобятся. Знать бы только, зачем? Не помню я, чтобы в моих алхимических рецептах встречался такой ингредиент, как рога Проклятых. Ну, да ладно, выставлю на аукцион парочку, посмотрю на реакцию покупателей. Остальные рога себе оставлю, вдруг Папа Карло действительно рецепт философского камня создаст? Создал же он вечный двигатель, почему бы и философский камень ему не создать?

    – Все. Пошли отсюда, Прив. Нам спрятаться надо и переждать несколько часов. Где-то Кукольник бродит, не нарваться бы на него.

    – Да что ты заладил, Кукольник, Кукольник! Завалим мы этого Кукольника!

    – Угу, как же, завалим, – буркнул я. – Он только к Магии Света уязвим. У меня такой нет.

    – И что теперь? Мы вот так просто уйдем отсюда и не попытаемся даже взломать эти двери? – возмутился Прив. – Даже не попробуем?

    – Прив, бойцы не чета нам пробовали, и у них ничего не получилось! Дракон с Вонг каждый раз после увертюры пытаются это сделать и только зря время теряют! А у них урон на порядки выше нашего. Пошли скорее отсюда, пока Кукольник в этот подвал не спустился.

    – Босс! Ну как же так! Давай хоть разочек попробуем! А вдруг именно нам повезет!

    Я закатил глаза и тяжело вздохнул.

    – Ладно, Прив. Смотри!

    Отойдя метров на двадцать от дверей, я сформировал файербол и запустил его в самый центр ворот, прямо в печать Молоха. Огненный шар ударил в двери и растекся яркими оранжевыми сполохами, не оставив после себя никакого следа. Прив подлетел к дверям и начал внимательно их рассматривать, чуть ли не носом елозя по ним.

    – Ни царапинки, – огорченно сказал он. – А может, надо другой магией попробовать? А? Может, Водой ударить? Или Землей? Или Смертью?

    – Прив, у Госпожи Вонг все магии на уровне Грандмастера, и она уже сто раз все их перепробовала, пыталась проломить эти двери. И ничего у нее не вышло! С чего ты взял, что выйдет у меня? Мы только зря теряем время! Торчим здесь, когда в любую минуту сюда может спуститься Кукольник. Пошли!

    Я развернулся и направился к выходу в коридор. Прив уныло пристроился рядом. Мы прошли уже почти половину зала, когда Прив вдруг встрепенулся, повернул обратно и понесся назад, к двери, с криком:

    – Нет! Я не могу это так просто оставить!

    Я почувствовал, как перед самой дверью он перешел в режим бестелесности.

    – Прив! – заорал я.

    Белесая фигура Прива коснулась дверей в том самом месте, где на них была нарисована печать Молоха, вспыхнуло, словно электрический разряд обрисовал контуры привидения, белесость на какой-то миг сменилось красноватостью, а в следующее мгновенье Прив исчез. За дверьми. Просочился сквозь них.

    У меня отвалилась челюсть.

    – Вот это да! – услышал я сквозь дверь восторженный голос Прива. – Босс! Тут полно сокровищ! Это просто пещера Аладдина! Помнишь, ты рассказывал нам с Еленой про нее? Тут горы золота!

    Я стоял, широко открыв рот, и пялился на недоступную дверь, бывшую одной из легенд этого мира. Предположениями о секретах, которые может скрывать эта дверь, были исписаны тысячи страниц форумов в моем мире. И вот, какой-то питомец какого-то проходимца спокойно проламывается сквозь нее, как будто так и надо.

    Я тихо рассмеялся. Как повезло мне, что у меня в питомцах привидение! Как не повезло Дракону, что у него нет в питомцах привидения! Фантастическое стечение обстоятельств! По всему миру таких, как я, взявших себе в питомцы привидение, наберется всего ничего, сотые доли процента. Тысячные доли! Ни один нормальный герой не возьмет себе в питомцы неказистое и никчемное привидение. Надо быть ненормальным, чтобы сделать это. И никому из этих ненормальных не посчастливилось попасть в этот театр, спуститься в этот подвал, найти эту дверь. А мне – посчастливилось!

    Сколько существует этот проклятый театр? Время до проклятия я не считаю. Один раз был прорыв демонов Молоха и три раза Дракон с Госпожой Вонг устраивали тут увертюру. Это получается, проклятому театру уже больше четырех лет. Премьера один раз в месяц, всего было, значит, около пятидесяти премьер. И мне повезло, что ни разу за все это время из тех, кто побывал в театре, не было никого с питомцем-привидением.

    – Ну, рассказывал я, допустим, только Елене, – крикнул я. – А ты банально подслушивал.

    – Я не подслушивал! – возмутился Прив. – Я слушал!

    – Ладно-ладно! Не кипятись. Скажи лучше, что ты там нашел?

    – Босс, здесь подвал почти по самые своды забит сокровищами! Золото, серебро, изумруды с бриллиантами! Оружие, доспехи, тряпки всякие! Деньги, украшения, драгоценности! Да чего тут только нет!

    Я нахмурился. Появилось у меня устойчивое подозрение, откуда все это там взялось. Кому принадлежали когда-то все эти вещи.

    – Прив, возвращайся. Оставь все это там, не трогай. Все равно оттуда ничего не вынести.

    – Босс, ты с ума сошел? – возмущение в голосе моего питомца невозможно было передать словами. Он просочился обратно через дверь и заколыхался передо мной, демонстрируя всем своим видом крайнюю степень осуждения.

    У меня глаза на лоб полезли. Уже второй раз за последние десять минут.

    – Прив, как ты это сделал?

    – Что именно, босс? – спросил насупленный и недовольный Прив.

    – Как ты вынес оттуда это? – я ткнул указательным пальцем в парные мечи в его руках. – Как ты прошел с ними через дверь? Как ты смог их протащить? Как ты их вообще смог взять в руки в состоянии «Бестелесности»?

    – Э, – Прив недоуменно посмотрел на оружие в своих руках. Потом оглянулся и посмотрел на запертую дверь. Пожал плечами. – Не знаю. Через двери я пролетел как обычно, используя умение «Сквозь твердь». Просто взял и пролетел. Прошел, как ты говоришь, сквозь них, как и всегда проходил сквозь препятствия.

    – И это тоже прошло? – я опять ткнул пальцем в мечи в руках Прива. – Сквозь препятствие? Может, они не настоящие? Фантом?

    Я подошел к Приву и коснулся одного из мечей.

    Никакой не фантом. Нормальный материальный предмет. Я поднял руку и коснулся Прива. Хотел коснуться – рука прошла сквозь него, не встретив никакого сопротивления. Я зажмурился, потряс головой, открыл глаза и опять потрогал меч. Аккуратно вынул его из руки Прива. Настоящий меч. Обычный отделанный золотом меч. Тяжелый. Если и были какие-то сомнения у меня, то после того, как я взял в руки эту тяжесть, они моментально развеялись. Похоже, этот меч не просто отделан золотом, он полностью сделан из золота. Или из свинца и покрыт золотом, но это вряд ли.

    Я взмахнул мечом раз, другой, легонько провел лезвием по стене. Раздался противный скрежет металла о камень. Никакой это не фантом. Самый обыкновенный меч. Натуральный, только золотой. Вполне материальный.

    Я отдал меч обратно Приву.

    – Попробуй пронести его обратно, – сказал я ему.

    Прив послушно взял меч и, развернувшись, просочился сквозь дверь. Вместе с мечами. Я ошалело уставился на то место на двери, где в нее вошел Прив. Не может быть! Этого не может быть. Просто такого не может быть. Я подошел к двери и потрогал ее. Тоже вполне обычная материальная дверь. По крайней мере, моя рука не просочилась сквозь нее. Обычная деревянная дверь, сделанная из твердых пород дерева и обитая железными полосами.

    Я ошарашенно уставился на нее.

    Через десяток секунд из стены, в полуметре от двери, выглянула голова Прива, а следом за нею высунулась рука и протянула мне шлем. Тоже золотой.

    – Смотри, босс, какая замечательная вещь! Тонкой выделки. Искусной. Великий мастер ее делал!

    Я автоматически взял шлем и некоторое время молча его разглядывал. Руки ощущали его тяжесть, чувствовали холод металла. Материальная вещь. Вполне материальная вещь. Только что, на моих глазах, перемещенная через такую же материальную преграду. Через каменную стену. Значит, дело не в двери. Дело кое в чем другом. Точнее, кое в ком. В Приве дело. В его умении «Бестелесность», я так думаю. Ни о чем таком я не слышал и ни о чем таком не читал на форуме, когда выяснял, что за питомец мне достался и что за умения у него есть.

    Я протянул шлем обратно Приву и, думая совсем о другом, сказал:

    – Декоративный. Не боевой. Для понтов. Из того же комплекта, что и мечи. На приемах покрасоваться перед другими. Или в театр принарядиться. Говоришь, что там все помещение завалено подобными вещами? Понятное дело, откуда они там. Этим Проклятым, оказывается, ничто человеческое тоже не чуждо. Принесенным в жертву разумным эти вещи уже ни к чему, почему бы и не прикарманить их? Все помещение, говоришь, забито? Сколько же народу они извели?

    Прив взял у меня шлем, повертел его в руках, бросил на пол. Тяжелый шлем загрохотал по камню. А Прив опять исчез в стене. Через несколько секунд вновь появился и заколыхался передо мной.

    – Босс, только не начинай морализаторствовать! Там, за моей спиной, огромное помещение, почти доверху, по самые своды, забитое сокровищами. Мы их честно заслужили. Мы уничтожили Проклятых. Эти сокровища – наши! Честно нами добытые в бою! Трофеи! Да что с тобой? Босс? Приди в себя!

    Прив больно стукнул меня костяшками пальцев по голове.

    – А? – я посмотрел на него. Помахал головой. – Ты чего, Прив?

    – Приди в себя, босс! Смотри, что я там нашел!

    И он поднял руки вверх, держа в них блестевшую синевато-серебристым цветом мифриловую кольчугу. Я открыл ее свойства и присвистнул. Уникальный предмет! Это сотня тысяч золотых талеров на аукционе! Минимум сотня!

    Я разглядывал модификаторы кольчуги и только качал головой. Крутая вещица! Это не какой-то там парадно-выходной вариант, это боевая вещь, воинская. Нет, от такой вещи я отказаться не могу!

    Я забросил кольчугу в рюкзак.

    Вы перегружены. Грузоподъемность: 1780/1740.

    Ваша скорость уменьшена. Скорость: – 10 %.

    А вот это плохо! Особенно плохо потому, что пока я разглядывал мифриловую кольчугу, Прив успел натаскать целую кучу всяких интересных вещей. И на этом не остановился! Я поднял украшенный изумрудами и самоцветами топорик, посмотрел его свойства. Ерунда, церемониальная вещь, но как блестит!

    – Прив! – успел я окликнуть его, прежде чем он, бросив мне под ноги очередные два сверкающих золотом предмета, скрылся за дверью. – Не таскай всякую ерунду сюда! Что ты хватаешь все, что блестит? Смотри свойства предметов! Даже стальной клинок может оказаться дороже украшенной изумрудами и бриллиантами золотой вещички! Ценность не золотом определяется, а модификаторами!

    Прив кивнул и скрылся за дверью. Некогда ему, бестелесность всего пятнадцать минут длится, скоро спадет. Надо успеть за это время натаскать побольше шмоток. Только все это зря.

    Я оглядел сваленные в кучу предметы. Все это нам ни за что не унести, грузоподъемности не хватит. Надо выбрать самое ценное. Я опустился на корточки и начал перебирать предметы, разглядывая их свойства и прикидывая, сколько они могут стоить.

    Уникальных вещей больше не было, зато попалась парочка Редких. Немало было и предметов, сделанных из мифрила, причем с вполне удачными модификаторами. Эти вещи надо обязательно взять, они сами по себе представляют большую ценность.

    Вы перегружены. Грузоподъемность: 1965/1740.

    Ваша скорость уменьшена. Скорость: – 20 %.

    Как же плохо! Я с тоской оглядел все увеличивающуюся кучу перед дверями в хранилище. Столько еще предметов, которые я не проверил, а места в рюкзаке уже нет. Придется выбросить самое малоценное. Рога Проклятых пока оставлю, а от прочего хлама избавлюсь.

    Я начал выбрасывать из рюкзака простенькие вещи, доставшиеся мне в виде дропа после смерти Проклятых, а освободившиеся места забивал наиболее ценными предметами, вынесенными из сокровищницы моим питомцем.

    – Прив! – опять крикнул я выскочившему в подвал привидению. – Почему ты только крупные вещи таскаешь? Где кольца, ожерелья, браслеты?

    – Босс! Но я же не могу взять сразу несколько вещей! Только по одному предмету в руку!

    – Прив, даже самое маленькое колечко может стоить в сто раз дороже, чем вот эти золотые латы, – я пнул ногой только что принесенный Привом доспех, полностью золотой, украшенный красивой серебристой чеканкой.

    Эту вещь я точно не возьму. Слишком много весит, слишком много места займет. Но, посмотрев свойства доспеха и увидев его модификаторы, передумал. Еще одна Редкая вещь отправилась в мой рюкзак. И еще одна системка о перегрузке замелькала передо мной. А непроверенных мною предметов становилось все больше и больше – уже целая баррикада высилась перед дверью, а Прив по-прежнему продолжал мотаться туда-сюда, сваливая передо мною все новые и новые вещи.

    – Прив! Глянь там что-нибудь из одежды! Может, для мага что-нибудь подходящее попадется!

    Вздыхая над каждой отброшенной в сторону вещью, я копался в куче сокровищ и самое ценное отправлял в рюкзак. Несколько раз опять промелькнули системки, оповещая об очередной перегрузке и потере скорости. Пришлось выкинуть часть рогов Проклятых. Оставил всего двадцать штук – десять для Папы Карло, чтобы завершить квест и получить награду, и десять себе, на случай если Папа Карло все-таки создаст философский камень и мне когда-нибудь достанется его рецепт.

    – Босс! Посмотри, что я нашел! – услышал я довольный крик Прива и закинул в рюкзак очередную понравившуюся мне вещь, круглый мифриловый щит.

    Вы перегружены. Грузоподъемность: 3250/1740.

    Ваша скорость уменьшена. Скорость: – 90 %.

    – Все! Больше в рюкзак ничего пихать нельзя.

    Я осмотрел высившийся передо мной вал вещей, в основном золотых, и вздохнул:

    – Придется оставить все это тут.

    – Как же так? – чуть не плача запричитал Прив. – Мы все это богатство тут оставим? А сколько там всего еще есть! Я не уйду отсюда, пока все не перетаскаю!

    – Не дури, Прив! Уходим!

    – Возьми хоть это!

    Он протянул ко мне руки, на ладонях которых лежало по одному колечку, одно золотое, а другое то ли медное, то ли бронзовое, не разберешь – все покрыто зеленым налетом. Я без интереса глянул на них, даже не стал их свойства просматривать.

    – Не могу, Прив! Я и так буду передвигаться, как улитка, а если еще что-то возьму, то вообще с места не сдвинусь! Хочешь, сам неси их.

    Какой же несчастный вид стал у Прива! И я его понимаю, самого жадность душит. Жалко оставлять это все здесь, но… Перегруз девяносто процентов! А ведь большая часть вынесенных Привом предметов так мною и не проверена. Там вполне могут оказаться уники или редкие вещи. Легендарок там нет, их я по внешнему виду узнал бы, без всякого просмотра инфы.

    Эх, был бы здесь Вальд с его грузоподъемностью, он бы всю эту кучу за один раз мог бы унести.

    – Тогда я лучше это возьму, – буркнул Прив и, выбросив золотое колечко, подхватил здоровенный золотой щит.

    Я глянул на него. Бестелесность с Прива спала. Следующий раз воспользоваться этим умением он сможет только через сорок пять минут.

    – Надо было элементалей оставить. Сейчас бы нагрузили их этим добром и горя не знали, – пробурчал Прив.

    – Никто из призванных существ не будет таскать чужие вещи.

    Так, под стенания Прива, изредка переругиваясь, мы двинулись к выходу из зала. Я еле двигался, а нам предстояло еще найти местечко поукромнее. И несколько часов провести там.

    Мы подошли к выходу из зала и замерли. В конце коридора, ведущего из подвала наверх, стояла высокая черная фигура.

    – Мастер Карлос! – обрадованно закричал Прив.

    – Кукольник, – обреченно сказал я.

    Развернулся и прыжком на восемьдесят метров перенесся на противоположную входу сторону подземелья.

    – Прив! – что есть мочи заорал я, черепашьим темпом двигаясь дальше к стене и выкидывая из рюкзака только что с таким тщанием собранный шмот. – Накидывай невидимость! У него нет «видимого невидимого»!

    Я оглянулся. У выхода из зала, там, где только что находились мы с Привом, стояла тощая мрачная фигура. Всклокоченные белые волосы словно ореол обрамляли изуродованное язвами лицо, перекошенное от злобы. Быстро он добрался… Буквально только что, всего несколько мгновений назад, был в конце коридора, а теперь уже здесь!

    «Скрытность»! Я мгновенно ушел в скрыт, пока он не разглядел меня и не блинканул ко мне. Прошептал:

    – Жадность фраера сгубила.

    Повертел в руках мифриловый щит, только что вынутый из рюкзака, и аккуратно отправил его обратно. Теперь и выбросить ничего нельзя – услышит. Теперь так и придется с перегрузкой передвигаться. Вся надежда на то, что зал большой, и я смогу от него держаться на приличном расстоянии. А как Кукольник отойдет подальше от выхода, я туда и прошмыгну. Перегруз на «Прыжок» не влияет. А пока надо невидимость накинуть. Я начал кастовать заклинание.

    Как хорошо, что у него нет умения «Видеть невидимое»…

    И как плохо, что у него есть куча других, куда более опасных умений…

    Кукольник сделал пару шагов и повернулся к выходу. Взмах рукой, и выход затянула черная пелена. Там, где только что был проход в коридор, теперь стояла сплошная черная стена.

    – Все. Это конец! – сказал я и прислонился спиной к стене. – Запер, зараза. Через «Вуаль Тьмы» мне не пройти.

    Я повертел головой по сторонам, потом активировал перед глазами циферблат часов и посмотрел время. С момента, как по театру пронесся звук гонга, прошло чуть меньше двух часов. Я ударил в сердцах кулаком по стене:

    – Замуровали, демоны!

    Шесть часов составляет время респауна у Проклятых, да и у кукол тоже. Шесть часов Папа Карло будет Кукольником. Сейчас уже осталось меньше. Четыре часа с минутами. И все это время мне придется прыгать от него по этому залу.

    Кукольник стоял на том же самом месте и вертел головой. Сейчас он видит пустой зал. Тут нет углов, просто большая круглая комната. Здесь негде спрятаться.

    – Здесь нет никого. Что же ты стоишь? Видишь же, пустой зал. Ступай! Иди отсюда, – прошептал я.

    Миг, и Кукольник уже в центре зала. «Блинк» использовал, зараза. Вот откуда у него умение, которым обладает только класс монахов?

    Я подобрался, приготовился к «Прыжку». Вот же задачка! Если использую «Прыжок» – спадет невидимость. А это плохо, очень плохо… Под невидимостью он меня и в шаге от себя не увидит, а под «Скрытностью» сможет разглядеть с двадцати метров. Даже надеяться не буду на то, что у него нет прокачанной по максимуму «Наблюдательности» – это не умение «Видеть невидимое», «Наблюдательность» у каждого есть. Но, с другой стороны, без «Прыжка» передвигаться я могу только черепашьими шагами, а используя «Прыжок», я смогу всегда держаться от него на приличном расстоянии, дальше двадцати метров, подземелье позволяет держать такую дистанцию. Только бы он не «блинканул» куда-нибудь рядом со мной.

    Остановлюсь пока на невидимости. А «Прыжок» всегда наготове буду держать. Ну и марафон мне предстоит – несколько часов непрерывной гонки… Пусть даже всего четыре часа, все равно, это очень много.

    – О, только не это, – простонал я.

    Кукольник исчез, а на том месте, где он только что стоял, появилось облачко тумана и начало медленно расползаться в стороны.

    Только не это! Надеюсь, он не сможет растянуться на всю площадь этого зала.

    Туманная дымка вначале медленно, а потом все быстрее и быстрее распространялась по помещению. Я вскочил. Надежда на то, что туман не доберется до стен и я смогу отсидеться в оставшемся незатронутым промежутке, таяла, как дым. Что же делать?

    Я завертел головой по сторонам в тщетной надежде найти что-нибудь для своего спасения. Пусто! Только дверь, за которую мне не пройти, куча хлама перед ней, пусть и золотого, но совершенно для меня сейчас бесполезного, и голые стены, покрытые мелкими трещинами.

    Трещинами? Я сунул руку в одну из трещин, не руку даже, только пальцы. Пальцами другой руки ухватился за другую щель в каменной стене, и подтянулся. Нашел хлипкую опору для ноги и поднялся еще чуть выше. Оглянулся. Отдельные усики тумана уже подбирались к стене. И так по всему залу. Силен Кукольник. И Магией Тьмы владеет, и «блинкует», да еще и способностями высшего вампира обладает. Что там у него еще в запасе? С его пятисотым уровнем у него может быть полно сюрпризов. Не удивительно, что Дракон вдвоем с Госпожой Вонг с ним не могут справиться. Я подтянулся еще выше. Тяжело, такое легкое ссохшееся тело лича, а держать его на кончиках пальцев тяжело. Силенок не хватает, и чего я пожадничал и не кинул пяток единиц в «Силу»? Сейчас не выдержу и сорвусь! Я, ухватившись за очередную более-менее удобную трещину в камне, поднялся еще немного.

    Ваше умение «Скалолаз» улучшилось.

    «Скалолаз»: + 1. Всего: 4/10.

    О, боги! Я уже и забыл про это умение! А ведь не будь его, я бы уже стал жертвой Кукольника! Я бы не смог подняться по этой ровной, едва испещренной трещинами стене так высоко.

    Подо мной медленно колыхалось туманное море. Дымка полностью покрыла пол в этом зале, а в высоту поднималась примерно на полметра.

    Надеюсь, у него не хватит сил заполнить весь объем этого помещения. Злая ироничная ухмылка исказила мое лицо. Минуту назад я точно так же надеялся, что у Кукольника не хватит сил дотянуться до стен, а сейчас подо мною колышутся хлопья плотного тумана.

    Только я подумал об этом, как туманная дымка медленно стала подниматься вверх.

    О, боги! Я хотел подтянуться повыше, но рука соскользнула, и я чуть не сорвался. Хорошо, что другой рукой держался за широкую удобную трещину. Нет, так дело не пойдет, моих сил элементарно не хватит, чтобы долго удержать меня на этой стене.

    Я нащупал свободной рукой на поясе бронзовый кинжал. Свой старый бронзовый нож, доставшийся мне еще от наставников в нубятнике под Некровиллем. Так и ношу его с тех пор все время с собой. Давно надо было поменять его на что-нибудь более серьезное. Глупо занимать слот этой никчемной безделушкой – если можно надеть на себя какую-нибудь вещь, усиливающую тебя, то эту вещь надо надеть. Обязательно займусь этим, как только выберусь отсюда. Если опять не закручусь в делах и не забуду. Давно надо было заняться этим, да все время забывал как-то.

    Я вогнал широкое лезвие в узкую щель почти под самым потолком и ухватился за кинжал обеими руками. Стало немного полегче.

    Ваш питомец погиб.

    Только что подо мною было море тумана, медленно ползущего вверх, как в одно мгновенье оно исчезло, а вдалеке возле перекрытого «Вуалью Тьмы» выхода появилась фигура Кукольника. И сразу после этого я увидел системку о гибели Прива.

    Я закрыл глаза. Значит, этот туман смог подняться на уровень двух метров и задел Прива. Два метра от поверхности – предел для Прива, выше он левитировать не может из-за системного ограничения умения. И через темную вуаль Прив пройти не мог, она бы его моментально убила. А бестелесность он совсем недавно уже использовал.

    – Жадность фраера сгубила, – опять прошептал я. – Двух фраеров. Это можно утверждать уже наверняка.

    Кукольник опять превратился в туман. И на этот раз он не появился небольшим облачком в центре зала, а моментально, рывком заполнил собой почти половину всего объема этого, далеко не маленького помещения. Клубы тумана неторопливо ворочались буквально в полуметре от моих ног.

    И зачем только Прив полез за эту дверь? И зачем нам нужно это золото? Теперь мы потеряем гораздо больше – артефакты! Целых девять артефактов!

    А вот фиг там! У меня промелькнула идея.

    Прив убит. Шансов выбраться из этой ловушки у меня нет. Так что я тогда напрягаться буду? Нет никакого смысла еще и мне погибать. И терять честно награбленное. А, тем более, честно заработанное.

    Только бы система не посчитала, что я нахожусь в бою. Только не это! Не должна! Я ведь никого не атаковал и меня никто не атаковал. А с момента боя с Проклятыми прошло уже море времени, хотя достаточно и одной минуты, чтобы считать бой законченным.

    Выход!

    Только бы система не подвела… Иначе она меня из игры не выпустит.

    Внимание! Ваш персонаж покидает игру не мгновенно. В целях безопасности нервной системы пользователя выход из игры осуществляется в течение 10 секунд.

    До выхода осталось: 10 секунд.

    Есть!

    Я облегченно вздохнул. Повезло… На этот раз. Я покрепче ухватился за кинжал.

    За десять секунд это облако не должно добраться до меня. Успею выйти из игры. Должен успеть!

    А через шесть часов, или даже раньше – через четыре, как только возродятся местные мобы, а с Кукольника спадет проклятие, и он станет старым добрым Папой Карлом, я войду в игру и окажусь точно в том же месте, в котором ее и покинул.

    До выхода осталось: 9 секунд.

    Давно и всем известный трюк. Обычно его применяют, когда находишься где-нибудь посреди подземелья, а надо срочно выйти в реал. Вот и выходят из игры, чтобы потом не начинать прохождение локации с самого начала. Питомец, правда, в таких случаях обычно погибает. Он еще довольно длительное время после выхода хозяина остается в игре, а потом исчезает. Начинает блуждать по локации и рано или поздно нарывается на кого-то из опасных мобов.

    До выхода осталось: 8 секунд.

    Но всем плевать на своих питомцев. Никого не волнует судьба программного кода. А меня вот судьба Прива волнует.

    Что-то туман стал быстрее подниматься. Я поджал ноги.

    До выхода осталось: 7 секунд.

    Зайду спокойно в игру через шесть часов. Хотя, зачем через шесть часов? Зачем теперь торопиться-то? Не буду я торопиться. Завалюсь спокойно спать. Отосплюсь. На пробежку с Оксанкой сбегаю. Узнаю, как они на Валтасара сходили. Вдруг завалили его? Ха-ха! Смешно!

    Выясню, как у нее дела с квестом обстоят. Удалось выполнить или нет? Надо же, Эпический квест получила на сто пятьдесят седьмом уровне! Целеустремленная она у меня! Основная масса игроков не раньше двухсотого уровня получает этот квест. Очень редко кому удается получить его раньше. И, тем более, выполнить.

    Шесть секунд осталось до выхода.

    Я покрепче ухватился руками за кинжал и еще выше подтянул ноги. Что-то этот туман совсем шустро стал подниматься. Так, глядишь, и заденет меня.

    Пять секунд…

    Я начал покрываться холодным потом. Руки мертвой хваткой вцепились в кинжал. Туман совсем рядом.

    Четыре секунды!

    Да что же это! Девять ценнейших артефактов! Второго такого шанса не представится никогда! О боги! Как же не хочется их терять!

    Три секунды! Еще целых три секунды! Это же целая вечность!

    Туман почти касается моих ног. Какие-то сантиметры отделяют его от меня. Вроде не должен чувствовать сердце, я же лич! Мертвец! Но чувствую, как оно бешеным молотом колотится в груди.

    Как же не хочется терять все это! Уник, редкие вещи, золото…

    Две секунды…

    Туман рядом. Я почти горизонтально вишу, ухватившись руками за кинжал, вытянувшись вдоль потолка. Пальцы онемели. Не чувствую их.

    Одна секунда!

    А главное артефакт! Девять книг Мастера Бартоломео! Увеличивающие силу магии в несколько десятков раз! Столько сил положил ради них. Столько надежд…

    Я смотрел, как усик тумана касается моей ноги, и изо всех сил сжимал кинжал.

    Выход! Есть! Ура!

    Фух! Я откинул крышку виртуальной капсулы и принял сидячее положение. Огляделся по сторонам. Глубоко и облегченно вздохнул.

    Вот это напряги!

    Вот это адреналин!

    В последнее мгновенье проскочил!

    Я поднял руку, чтобы вытереть пот со лба, и замер. Несколько секунд тупо смотрел на свою руку, а потом медленно обвел комнату взглядом.

    Ну да, моя комната. Большая комната моей квартиры. Я, как только родители уехали в Италию, перетащил в эту комнату свою виртуальную капсулу. Ни к чему теперь тесниться в моей маленькой комнатушке. И кульман тоже сюда перенес. Вот он, в углу стоит. В коридоре кто-то напевает. Хоть дверь и закрыта, но я прекрасно слышу, как этот кто-то ужасно фальшивит. Узнаю голос домработницы. Моя квартира. Мой мир. Мой реальный мир.

    Я перевел взгляд на свою руку и опять тупо уставился на зажатый в ней кинжал. Дешевый бронзовый кинжал, полученный от наставника в нубятнике под Некровиллем.

    Я закрыл глаза. Нет, только не это! Только этого мне еще не хватало…

    Глава 4

    «Путеводитель по Пацифиде. Класс: Артефакт…»

    Я закрыл книгу и провел по ней ладонью. Нда… Пацифида. Девятый материк, о котором никто ничего не знает. Вчера, после выхода из игры, я полночи просидел на форумах и на официальном сайте «Битвы богов», ища хоть какую-то информацию об этом материке. Ноль! Ни в официальных релизах администрации игры, ни в сообщениях самих игроков Пацифида ни разу не упоминалась. Единственное, что было более-менее близко к этой теме из того, что я нашел на официальном сайте игры, – упоминание в одной из легенд орочьего народа некоего Континента Му, давным-давно по воле богов погрузившегося в океанскую пучину. А про Пацифиду – ни строчки, ни слова. Нет такого материка в этом мире.

    Однако маэстро Бартоломео Рич был уверен в обратном. Я всего лишь бегло пролистал этот фолиант, но и самого поверхностного ознакомления с его содержанием оказалось достаточно, чтобы у меня сложилось стойкое убеждение – эта книга не выдумка, не фантастика. Путешественник писал о том, что реально видел. Судя по его запискам, Пацифида кардинально отличалась от всех остальных материков – там не было фракционного противостояния. На этом материке располагалось немало стран, некоторые из них довольно крупные, но ни одна из них не следовала по какому-либо из основных религиозных Путей. Ни один город не был под дланью того или иного из Верховных богов. Странный материк.

    Я достал из рюкзака карту, подошел к столу и разложил ее на нем. Бросил взгляд на известные материки. Кенол, Ченрод и Сарак – самые исследованные, у них были обрисованы не только береговые очертания, но и значительная часть прилегающих к берегам территорий, и даже некоторые внутренние области. Брея, если и уступала этим материкам в изученности территорий игроками, то только в южной своей части, выделяющейся на карте сплошным белым пятном.

    У остальных материков – Маратона, Крида, Теона и Кинавы – были обозначены лишь очертания береговой линии. Не часто нужда забрасывала меня на эти континенты, да и не только меня: квестов, связанных с этими материками, в игре было мало, а желающих посетить их просто из любопытства еще меньше – цены на услуги Гильдии перевозчиков по доставке на эти материки превышали все мыслимые пределы. И это я не про телепортацию говорю, а про стоимость перевозок дирижаблями или морскими судами Гильдии. Телепортировать на эти материки Гильдия перевозчиков просто отказывалась.

    Но не долго быть этим материкам безлюдными. Первое, что вчера бросилось мне в глаза, как только я открыл официальный сайт игры, – сообщение о том, что число зарегистрированных пользователей «Битвы богов» перевалило цифру в пятьсот миллионов. С ума сойти! Еще несколько месяцев назад число игроков не превышало и ста миллионов, а сейчас уже полмиллиарда! И это число увеличивается с каждым днем на несколько миллионов, что, впрочем, неудивительно. Наскоро пробежавшись по последним новостям, я узнал, что «Битва богов» осталась по сути единственной крупной онлайн-игрой, использующей капсулы виртуальной реальности. Все остальные виртуальные игры не могли похвастаться и несколькими миллионами пользователей. А те компании, что ранее владели другими популярными играми с десятками миллионов игроков, закрыты по решению ссуда, их имущество распродано, вычислительные мощности и программное обеспечение, включая ИскИнов, переданы корпорации «Матрикс Инкорпорейтед», владеющей виртуальной игрой «Битва богов».

    Я взял из стоявшей на столе подставки для карандашей угольный стержень и обвел на карте довольно обширную область, совсем не изученную и обозначенную как часть мирового океана. Если где и мог располагаться девятый материк, то только здесь – совсем близко к нижнему, южному, краю карты, вдалеке от традиционных морских путей, вдалеке от других материков. Не удивительно, что Пацифиду не смогли обнаружить кланы, состоящие сплошь из фанатиков моря, постоянно бороздящих водные просторы. «Корсары», к примеру, – те еще морские маньяки. Говорят, что они подмяли под себя несколько крупных островов, но точной информации об этом ни у кого нет. Я так думаю, что это им вполне по силам.

    А может, они и этот материк нашли уже давным-давно, только молчат об этом. Вполне естественное для мира «Битвы богов» поведение. Здесь каждый пуще зеницы ока хранит свои тайны.

    Ладно. Я бросил угольный карандаш в подставку, свернул карту и засунул ее в рюкзак. С этим материком разберусь как-нибудь потом. Я взял тяжелый фолиант и бережно поставил его на полку в шкафу, рядом с другими восьмью томами воспоминаний маэстро Бартоломео Рича. Осмотрел содержимое шкафа, пробежавшись глазами по его полкам. Да, обрастаем потихоньку имуществом, обрастаем. Еще недавно был гол как сокол, а теперь у меня столько ценностей, что поневоле начинаешь задумываться об их дополнительной охране. Я закрыл шкаф и отошел в середину комнаты. Пора призывать Прива.

    Когда сегодня поздним утром, даже скорее уже днем, отдохнувший и выспавшийся, я зашел в игру, то обнаружил себя падающим с пятиметровой высоты. Испещренная трещинами стена мелькнула перед глазами, и я больно ударился пятой точкой о каменный пол. Мой вскрик привлек внимание парочки Проклятых, которые тут же подскочили ко мне, остановились в двух шагах и уставились на меня своими злобными глазками.

    Я, потирая ушибленное место, неторопливо поднялся и огляделся. По подвалу слонялось полсотни бесов. Шмоток, натасканных Привом из сокровищницы и высоким валом нагроможденных перед ее дверью, уже не было. Успели прибрать бесы… Тьфу! Какие бесы? У бесов в руках трезубцы обычно, а эти, очень похожие на бесов проклятые артисты держали в руках метелки, которые сейчас им явно были ни к чему – пол и выбитые в камне канавы были девственно чисты. Огонь выжег всю кровь, ранее скопившуюся в этой огромной пентаграмме, и сейчас ее узор сверкал идеальной чистотой. Хм, Огонь оказался эффективнее заклинаний Магии Света, по крайней мере, после «Белого сияния», заклинания пятого уровня, которым Госпожа Вонг очищала пентаграмму от накопленной в ней крови, а заодно и весь подвал от суетящихся в нем Проклятых, не оставалось такого ощущения чистоты и стерильности, как после моей серии «Инферно». А может, просто на видеороликах это было незаметно.

    – Что уставились? – буркнул я Проклятым. – Хотите повторения вчерашнего? Я могу это устроить. Легко! Мне лишний дроп не помешает.

    Хотя какой тут дроп – перегруз дикий, скорость снижена на восемьдесят процентов. До каморки Папы Карло час добираться буду с такой скоростью. Тут не до того, чтобы еще дроп набирать, тут возникают мысли часть вещей из рюкзака выбросить, перегрузку уменьшить, скорость хоть немного повысить.

    Но выбрасывать я ничего не стал, ничего малоценного у меня в рюкзаке не осталось. Все если не на вес мифрила, то на вес золота. Тоже вопрос – что теперь с добытыми вещичками делать? На алтарь Ренда отнести – много репутации получить можно. Может, даже на следующий уровень ее подниму, до «Благосклонности». Хотя это вряд ли.

    Или на аукцион забросить шмотки? Куча денег на меня свалится, вполне можно полностью свой прикид сменить, а то хожу в вещах пятого уровня. Стыдоба!

    Что же выбрать? Все-таки, наверное, лучше репу у Ренда прокачать… Денег у меня и так прилично. К тому же, мне до пятидесятого уровня немного осталось, а с этого уровня у модификаторов вещей серьезный качественный скачок происходит. Есть смысл подождать с обновками.

    Я поковылял к выходу из подвала. Встречные Проклятые, увидев меня, кидались ко мне, сверлили меня злобными глазками, пристраивались за мной, похрюкивая и рыча мне вслед. Вскоре за мной увивался целый шлейф из Проклятых, как свита какого-то короля. Знал бы я, что могу справиться с такой толпой монстров трехсотого уровня, я бы по-другому распланировал свой поход в этот театр. Поступил бы, как Дракон с Госпожой Вонг поступают – начал бы с зачистки подвала от Проклятых, потом взял бы квест у Папы Карло, выполнил бы его, а потом и всех наверху зачистил бы.

    Вспомнился один из роликов, виденных мною. Там Дракон и Вонг разделились у входа в этот подвал и пошли каждый вдоль своей стены. Дракон с нескольких небрежных ударов разваливал Проклятых напополам, а Вонг вообще заклинаниями из Магии Света по нескольку монстров за один каст уничтожала. А в другом ролике они не стали тянуть – Вонг кастанула «Белое сияние» и от Проклятых в подвале не осталось и следа, если не считать, конечно, нескольких кучек редкого дропа. С одного каста всех завалила.

    А вот что я, в отличие от Дракона и Вонг, делать не стал бы, так это после уничтожения кукол и заколдованных зрителей пытаться убить Кукольника. Если у них это всего лишь один раз получилось, да и то с трудом, то мне и подавно пробовать не стоит.

    Выйти из подвала Проклятые не могли, и дальнейший мой путь к Папе Карло прошел скучно и неинтересно, встречающиеся куклы не обращали на меня никакого внимания, мотаясь по своим делам по закулисью театра. Так же обыденно я сдал Папе Карло выполненный квест, вывалив на стол перед ним целую кучу рогов Проклятых. Получил свой законный приз и камнем возврата перенесся прямо из театра в свои апартаменты в Верхнем Вавилоне.

    * * *

    Каст!

    Посередине комнаты заколыхался Прив. Я засмеялся.

    – Прив, ты как Призрачный рыцарь! Тебе осталось только взять меч в другую руку, и вылитый воин будешь! Может, хватит уже когтями сражаться? Может, пора уже это делать по-взрослому?

    Прив наклонил голову и посмотрел на себя, перевел взгляд на золотой щит, зажатый под мышкой, на бронзовое колечко, лежащее на ладони, и замотал головой:

    – Не, босс, не получится! Я бы с радостью, но у меня нет соответствующих умений. Ни щитом, ни мечом я пользоваться не смогу, – он изобразил тяжелый вздох, а, может, и на самом деле тяжело вздохнул. – А когда-то умел и то, и другое.

    Мы немного помолчали. Я показал на колечко в его руке, спросил:

    – Что это? Помнится, ты золотое кольцо выбросил, щит вместо него взял, а это бронзовое оставил. Что-то ценное?

    – Посмотри сам, босс!

    Прив протянул ко мне ладонь с лежащим на нем кольцом.

    Я взял колечко, повертел в руках. С виду обычное простенькое бронзовое колечко, без всяких украшений, все позеленевшее от старости. Вряд ли у этого кольца могут быть сильные модификаторы, не похоже. Я открыл его свойства.

    И опять засмеялся. Поднял голову и посмотрел на довольную рожу Прива.

    Поход в театр явно удался! Я рассматривал информацию о лежащем на ладони кольце и тоже довольно улыбался.

    Последний шанс. Класс: Артефакт. Тип: Индивидуальный.

    Свойства: в час неминуемой опасности это кольцо поможет избежать ее.

    Открывает стационарный телепорт из любой точки мира в любую точку мира.

    Доступное количество использований: 1.

    Время на активацию: 2 секунды. Время действия телепорта: 2 секунды.

    Два артефакта за один поход! И пусть этот артефакт одноразовый, все равно он представляет собой немалую ценность.

    – Стационарный телепорт! – воскликнул я. – Переносной! Стационарный, но переносной! Невероятно!

    Я надел кольцо на палец правой руки, вытянул ее вперед и полюбовался. Покрытое патиной, оно не очень органично смотрелось рядом с другими кольцами, но эта мелочь меня не смутила. Зелень я ототру, приведу в приличный вид, и будет у меня два бронзовых кольца на одном пальце. Для этого мира это нормально. Постоянно действовать будут модификаторы только одного из них, но в данном случае это не играет никакой роли – артефактное кольцо требует активации перед использованием, а значит в другое время перебивать свойства простого кольца не будет.

    – Прив, ну, молодец! Ну, удружил! Спасибо тебе огромное!

    – Видел бы ты, сколько там еще всего! – с сожалением ответил Прив.

    – Не печалься, Прив! Все, что ни делается, все делается к лучшему! Пойдем, нас ждут великие дела! Заскочим к Ренду, а потом на аукцион, мифриловую кольчугу продать хочу. Это может быть выгоднее, чем если на алтарь ее положить. Все-таки уник, такие вещи на улице не валяются.

    – А потом куда?

    – А потом – к озеру!

    – Ну и где он? – спросил Прив, вертя головой по сторонам.

    Мы стояли неподалеку от берега озера, метрах в сорока от кромки воды. Ближе подходить я не решился – мне отсюда было хорошо видно, как сновали в толще прозрачной воды элементали, изредка приближаясь к самому берегу, а иногда и вылезая на него.

    – Погоди, скоро появится. Он уже недалеко, очередной заплыв вокруг острова заканчивает. Пошли вон на тот бугорок поднимемся, – я указал на знакомый нам скальный выступ. – Оттуда лучше видно будет.

    С пригорка снующие в воде элементали были видны нам, как на ладони. Периодически посматривая на горизонт, из-за которого должен был появиться Малыш, я разглядывал резвящихся в озере водных элементалей.

    – Сколько же их здесь! – я недоверчиво покачал головой, провожая взглядом проплывающих внизу, прямо под нашей скалой, сбившихся в стаю водных элементалей. – Целый косяк. Как будто стая рыб плавает.

    До острова, виднеющегося далеко впереди, по моим прикидкам было не менее пяти километров. И все это пространство было усеяно элементалями.

    – Интересно, какой у них период респауна? – вслух подумал я.

    – Полчаса, – сказал Прив.

    – Что? – не понял я и посмотрел на него. – В смысле? Что значит «полчаса»?

    Прив пожал плечами.

    – Время до возрождения после смерти, респ, как ты говоришь, у них составляет тридцать минут. Тридцать минут – это половина часа, – снисходительно объяснил он мне.

    – Не может быть! – воскликнул я. – Не бывает такого короткого респа!

    Прив промолчал. Лишь только опять пожал плечами.

    – Ты уверен? Откуда ты знаешь это?

    На этот раз он ответил не сразу, долго молчал, а потом сказал:

    – Не знаю. Не помню, откуда я это знаю, но то, что после смерти эти элементали возрождаются через тридцать минут, это точно. Я уверен.

    Я, открыв рот, смотрел на него несколько минут. А Прив спокойно разглядывал плавающих в воде элементалей, изредка поднимая голову и бросая взгляды по сторонам.

    – Тогда у нас проблема, – пробормотал я.

    – Какая?

    – Все та же – как добраться до острова?

    – Малыш поможет, – отмахнулся Прив.

    Я скептически хмыкнул.

    – Я тоже думал, что Малыш поможет – переправит нас на остров, а до этого расчистит путь, освободив проход до острова от элементалей. Но на это ему понадобится минимум час! А, скорее всего, больше!

    Я расстроенно посмотрел на темнеющий вдалеке остров. За час Малыш сможет преодолеть это расстояние, если не будет отвлекаться на элементалей. А чтобы уничтожить всю эту уйму элементалей между нами и островом, ему понадобится гораздо больше времени. А потом еще час, чтобы вернуться за нами, и еще час, чтобы доставить нас на остров.

    – Ну, и в чем проблема, босс?

    Я тихо выругался.

    – Проблема в том, Прив, что нам придется плыть через скопища этих монстров! – я махнул рукой в сторону озера. – А они магией бьют! Ледяными сосульками! И глыбы льда кидают, осколки от них во все стороны разлетаются. Мне одного такого осколка достаточно, чтобы отправиться на перерождение! А еще они водными бичами бьют!

    Наш детеныш Кракена, конечно, глыба еще та. Если взгромоздиться на него, то как на крыше трехэтажного дома будешь себя чувствовать – и широко, и высоко. Но не достаточно высоко, чтобы тебя не задели осколки от массы обрушиваемых на Малыша сосулек и ледяных глыб. Видел я в прошлый раз, сколько их ударялось в Малыша. Ему-то хоть бы хны, но мне ни за что этот град не пережить! Что же делать?

    – Может, под невидимостью спрятаться, босс?

    – А толку? Ну, не увидят они меня, и что с того? От осколков это не поможет. Они и под «Скрытностью» меня не увидят – расстояние больше двадцати метров будет от поверхности воды до нас на спине Малыша. Или, правильнее, у него на голове? Или где там мы будем сидеть?

    – Щитами укрыться? Щит от Воды больше девяноста процентов урона забирает. Девяносто пять, вроде?

    – От каждого заклинания, – уточнил я. – А заклинаний будут десятки. Да мне пяти процентов и от одного заклинания хватит.

    Прив призадумался. Я тоже.

    – Может, пустим его вперед, а сами за ним, метрах в ста? У тебя же есть «Ходить по воде»?

    – Сам об этом подумал. Это вариант. Другого ничего в голову не приходит. Но рискованно, Прив! Рискованно!

    – Чем рискованно?

    – Да они же не стоят на месте! – крикнул я и показал на воду. – Они же постоянно мечутся туда-сюда. Заметят и все, кранты мне!

    – Так под невидимостью не заметят!

    – Не могу я одновременно держать два заклинания. Или «Невидимость», или «Ходьба по воде»!

    Я в сердцах ударил кулаком по ладони. Что же делать? Другого выхода нет, придется рисковать. Вся надежда на «Скрытность» и на то, что у элементалей нет прокачанной «Наблюдательности». Элементали – это не разумные существа. Считаются полуразумными, а значит, есть некая вероятность, что у них и на трехсотом уровне может не быть прокачанной «Наблюдательности». Рискованно, очень рискованно! Надеемся на авось! Никакого четкого расчета…

    – Босс! Смотри! Плывет! Наш Малыш!

    Увлеченный решением вдруг возникшей проблемы, я перестал наблюдать за озером и не заметил, как из-за закрывавшей обзор соседней скалы появился детеныш Кракена. Услышав крик Прива и посмотрев в указанном им направлении, я не смог сдержать восхищения открывшимся зрелищем. Малыш стремительно двигался вдоль берега, рассекая водную гладь, словно океанский лайнер – красиво и величественно. Иногда он замедлял движение, и тогда вверх вздымались его щупальца, поднимая тысячи, миллионы брызг, а потом щупальца резко опускались и озеро в этом месте словно вскипало, огромные волны одна за другой разбегались кругами по поверхности воды.

    – Прив, глазам не верю, – я помотал головой. – Посмотри, какой у него уровень? А то у меня, похоже, какие-то галлюцинации.

    До Малыша было уже менее восьмидесяти метров и никакой ошибки, конечно, быть не могло, но я просто не поверил своим глазам, когда открыл инфу Малыша.

    – Пятьсот пятьдесят второй, – ответил Прив.

    – Бред! Не может такого быть!

    Ту же цифру видел и я. Нереальная цифра!

    – Опупеть! – вырвалось у меня, когда я вновь открыл окошко с информацией о свойствах детеныша Кракена. – Пятьсот пятьдесят второй уровень! Фантастика!

    – Почему, босс? Что тебя удивляет?

    – Он же был всего пятисотого уровня, когда мы его призвали и выпустили в это озеро! – прокричал я. – Сколько времени прошло с тех пор? Менее трех суток! И за это время он набрал целых полсотни уровней! Да на третьей сотне чтобы взять хотя бы один уровень, уходят целые месяцы! А он за несколько суток взял пятьдесят! Слышишь, Прив? Пятьдесят уровней!

    – Ну и что тут такого? – недоуменно пожал плечами Прив. – Вон, в театре Призрачный рыцарь за полчаса уровень взял. Даже меньше, за двадцать минут! Почему бы нашему Малышу не взять пятьдесят уровней за трое суток?

    – Прив, то, что в театре Призрачный рыцарь взял так быстро очередной уровень – не показатель. Не рядовое явление! Обычно так не бывает. Знаешь, как прокачивают Призрачных рыцарей, заточенных в Камни Душ? Призывают их в первый раз в каком-нибудь специально подобранном закрытом инстансе с возрождающимися монстрами и оставляют их там на несколько месяцев. А через полгода используют следующий призыв. Сами рыцари из закрытого инстанса выйти не могут. За эти полгода они обычно достигают четырехсотого уровня! Полгода у них уходит на взятие ста пятидесяти уровней! – я интонацией подчеркнул значимость моих слов. – И это при том, что они практически все это время занимаются прокачкой. Без отдыха, без перерыва, без выходных! Двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю! И еще не надо забывать, что Призрачные рыцари прокачиваются с двухсот пятидесятого уровня, а это гораздо проще, чем брать уровни после пятисотого! Чем выше уровень, тем больше времени уходит на его достижение!

    Я перевел дыхание и уставился на Прива. Судя по его невозмутимому виду, мои слова его не впечатлили.

    – Ну и что? – сказал он. – А ты посмотри на Малыша, как он их валит целыми пачками!

    И он показал в сторону детеныша Кракена. Я перевел взгляд туда.

    Малыш, только что расправившийся с очередной группой окружавших его элементалей, сделал пару махов щупальцами, отталкиваясь ими от воды, и переместился сразу на полсотни метров. К нему сразу же бросилось не меньше двух десятков элементалей. Взметнулись вверх могучие щупальца и сразу же ринулись вниз, вода вокруг Малыша забурлила, закипела, полетели во все стороны осколки льда от разбивающихся о его тело ледяных глыб. Несколько секунд, и все было кончено. Малыш лениво поплыл к берегу, в нашу сторону.

    – Видишь? – спросил Прив. – Несколько секунд и почти три десятка, ну, пусть даже два десятка элементалей отправились на перерождение. Тысяча элементалей, или две, или даже три тысячи, или даже пять – и вот тебе и новый уровень! И много ему понадобится времени с такими темпами, чтобы взять полсотни уровней?

    Я молча смотрел на приближающегося к нам Малыша. Наверное, мой питомец прав. С такими темпами за пару дней Малыш должен был уничтожить десятки тысяч элементалей. Даже с учетом разницы в их уровнях и, как следствие этого, пониженного количества опыта, получаемого Малышом, этого вполне должно было хватить на полсотни уровней.

    Но, все равно, пятьдесят уровней всего за три дня – это невероятно! Я опять покачал головой.

    Интересно, а сколько всего уровней сможет набрать Малыш в этом озере? Рано или поздно, но ему перестанут давать опыт за убийство элементалей. Может это будет на шестисотом уровне, а может и на тысячном! Ха! С помощником тысячного уровня можно уже будет подумать и о завоевании мира! Только тогда это меня будет правильнее называть помощником Малыша, а не наоборот.

    – Ну, здравствуй, здравствуй, Малыш! – я похлопал по протянувшемуся ко мне толстому щупальцу и заглянул в огромные глаза ворочавшегося у подножия скалы монстра. – А ты подрос!

    – Малыш, здорово! Как я рад тебя видеть! – вопил рядом Прив, стуча кулаками по этому же щупальцу. – Мы теперь самые крутые на Кеноле будем! Да что там на Кеноле! Мы теперь везде самые крутые! Сильнее нас никого нет! Мы любого победим!

    Я усмехнулся. Надо немного охладить пыл моего питомца, а то как бы он совсем берега не потерял.

    – Не теряй голову, Прив! В мире найдутся и посильнее монстры.

    – Да не может такого быть! Не верю!

    – Прив, – сказал я, усевшись на щупальце Малыша и поглаживая его одной рукой. – Во-первых, все первосвященники Верховных богов имеют шестисотый уровень или выше. У Верховного жреца Виты, Верховной богини Жизни, вообще шестьсот тридцатый уровень. И это еще не все. У Безумного охотника семисотый уровень, у Безумного шкипера – семьсот двадцатый. Есть и другие Безумные. А у Валтасара вообще девятисотый уровень! И это только те, о которых известно.

    – Ого! – спустя минуту сказал Прив. – А кто такой этот Валтасар?

    – Демон. Из нижних кругов.

    – Ха! Так это не считается! Мало ли что и кто там в Пекле может быть. Нет никакого смысла сравнивать кого бы то ни было с существами из нижних планов бытия!

    – Ну, как тебе сказать, – задумчиво протянул я. – Так-то ты, безусловно, прав, но только Валтасар ныне обитает не в Пекле, а вполне себе в нашем плане бытия!

    – Упс…

    – Вот тебе и упс! – рассмеялся я. – Ладно. Давай думать, как нам на остров пробраться? Никаких новых идей не появилось? С учетом нашего подросшего Малыша?

    Прив замолчал, призадумавшись. Я тоже пытался придумать что-нибудь толковое, а главное – безопасное, автоматически похлопывая рукой по щупальцу. Щупальце, лежавшее до этого спокойно, вдруг зашевелилось, заставив меня подскочить от неожиданности. А оно обвилось вокруг меня, аккуратно, я бы даже сказал, нежно обхватило меня и вознесло ввысь.

    – Ох! Ох-х-ххх! – вырвалось у меня. – О-хо-хо! Ой-е-ееее! Йоооуууу!

    Ощущения были, как будто с тарзанки прыгнул, только не вниз, а вверх, настолько резким был перепад высоты. Я с восторгом смотрел вниз, до поверхности было не менее пятидесяти метров. Плотно, но осторожно обхватывающее мое тело щупальце Малыша вертикальной стрелой протянулось от меня вниз. Как-то довелось мне в Испании посетить яхту одного моего знакомого и забраться там на самый верх мачты. С той высоты сама яхта внизу казалась маленьким утлым суденышком. Так и сейчас – огромный спрут, видневшийся внизу, уже не казался таким огромным.

    – Босс, – завопил Прив, успевший уцепиться мне за плечо своей костлявой рукой и сейчас вместе со мной взирающий на открывшийся сверху вид. – Нас здесь ни один элементаль не достанет!

    А Малыш между тем неторопливо сполз в воду, оттолкнулся от берега и, с каждой секундой увеличивая скорость, устремился к виднеющемуся на горизонте острову. Щупальце, которым он обхватил нас, он все так же держал вознесенным вертикально вверх. Передвигался детеныш Кракена с помощью оставшихся свободными щупалец, но это, как я видел, нисколько не сказалось на его скорости.

    Водные элементали, мимо которых проплывал Малыш, устремлялись к нему, бомбардировали его ледяными сосульками и глыбами льда, осколки разлетались в разные стороны, но до нас не долетел ни один из них.

    С каждым махом щупалец, с каждым десятком метров увязавшихся за Малышом элементалей становилось все больше и больше, град обрушивавшихся на него заклинаний становился плотнее, а Малыш, не обращая на это никакого внимания, спокойно и уверенно, словно ледокол, двигался по направлению к острову.

    Минут через десять я оглянулся. Возле туши Малыша элементали клубились плотной массой, отставшие вытянулись длинной вереницей, следуя в кильватере из пенных волн, оставляемых Малышом.

    – Их там уже несколько сотен, – нахмурившись, пробормотал я и посмотрел на остров.

    Мы покрыли меньше четверти расстояния до него, а за нами уже увязалась такая орава элементалей. Скоро их будут тысячи крутиться вокруг нас. Я прикрыл глаза, положил ладонь на щупальце, обвивающее мое тело, и попытался прислушаться к чувствам Малыша. Я почувствовал спокойную уверенность в своих силах и непреклонное желание исполнить мою волю – доставить нас с Привом на остров.

    – Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – опять в полголоса сказал я.

    Но беспокойство не оставляло меня. Наоборот, с каждой минутой оно все возрастало и возрастало. Слишком много элементалей следовало рядом с Малышом и за ним, постоянно его атакуя. Интенсивность бьющих по нему заклинаний возрастала.

    А Малыш размеренно двигался вперед. Элементалей становилось все больше и больше. Я открыл свойства детеныша Кракена и посмотрел на зеленую полоску, обозначавшую количество его жизни. Зеленая полоса медленно убывала. Пока еще медленно, но мы ведь не одолели даже половины расстояния, разделяющего берег озера и остров, а самое большое скопление элементалей как раз было там, на середине нашего пути. Если уже сейчас удивительная регенерация Малыша не успевает восстанавливать полученные повреждения, то что будет дальше? Пока что Малыш находится в фокусе атаки примерно тысячи элементалей, а что будет с ним, когда он окажется в фокусе атаки нескольких тысяч противников?

    Я опустошил несколько банок с эликсирами и использовал пару свитков с заклинаниями, усиливая свои характеристики, заодно активировал и «Изменчивую силу магии». А затем повернулся к тянущемуся за Малышом шлейфу из сотен элементалей и начал кастовать заклинание.

    «Огненный дождь», заклинание пятого уровня из Магии Огня, обрушился на вытянувшиеся вереницей тела элементалей. Я применил его на самых дальних противников, до которых только мог дотянуться заклинанием. Ближайших элементалей я бить не стал, опасаясь задеть щупальца Малыша. Посмотрев инфу одного из элементалей, попавшего под мое заклинание, я с досадой скривился: оно унесло меньше пяти процентов жизней. И это при том, что заклинания из Магии Огня наносят повышенный урон элементалям Воды. Мало. Очень мало!

    – Малыш, стой! – я заколотил кулаками по щупальцу. – Тормози, Малыш! Остановись же! Сейчас же остановись!

    – Босс, что случилось? – Прив, все это время пристально смотревший на приближающийся к нам остров, недоуменно оглянулся на меня. – К чему эта задержка?

    – У нас проблема, Прив! Посмотри на полоску жизни Малыша! Мы так не доберемся до острова! Да остановись же ты!

    Последние мои слова предназначались детенышу Кракена и вроде они до него, наконец-то, дошли – Малыш стал снижать скорость. Все-таки насколько проще с разумными. Я вспомнил Призрачного рыцаря. С одной стороны, я не мог его чувствовать, и это был большой минус, но с другой стороны, он обладал развитым мышлением и никогда бы не стал так тупо переть на неминуемую смерть (если не получит, конечно, соответствующего приказа), обуреваемый единственным желанием – исполнить волю своего хозяина. Желанием, затмившим все остальное – и чувство опасности, и чувство самосохранения, и, как я подозреваю, чувство боли.

    – В атаку, Малыш! – прокричал я, когда он полностью остановился, и послал соответствующий мысленный импульс.

    – Босс, что ты удумал?

    – Будем продвигаться к острову рывками, Прив. Уничтожать элементалей по частям, иначе они уничтожат нас вместе с Малышом.

    Щупальца Малыша замелькали перед глазами, как гигантские маховики, вздымаясь в считаных метрах от нас и опускаясь. Вблизи это зрелище было еще более завораживающим, но мне было не до зрелищ – я пытался помочь Малышу справиться с нападавшими на него элементалями, кастуя одно за другим заклинания «Огненного дождя».

    – Феерическое зрелище, – услышал я слова Прива. Помочь он ничем не мог, поэтому просто висел у меня за плечом, вцепившись в него когтями.

    Я продолжал долбить заклинаниями, пытаясь не задеть Малыша и при этом подставить под удар раскаленных капель как можно большее число элементалей. Кажется, мне не всегда это удавалось, время от времени падающие с неба огненные струи ударяли в щупальца спрута.

    – Уровень, – просипел я, опрокидывая в себя, наверное, уже десятый пузырек маны.

    – Босс?

    – Уровень взял, – бросил я. – Уже второй за сегодня. А Малыш молодец! Щупальце наше как влитое держится. Не шелохнется! Кастовать удобно.

    – Малыш тоже уровень взял, – ответил на мою реплику Прив. – Вы тут не меньше пары тысяч элементалей убили.

    Я посмотрел на остров, а потом перевел взгляд вниз, на беснующихся под ударами щупалец элементалей. Использовать заклинания, бьющие по площадям и наносящие массовый урон, сейчас не имело никакого смысла. Основную массу элементалей мы уже уничтожили, а те несколько десятков, что пока еще бьются внизу, Малыш уничтожит и без меня. Зеленая полоска у него снова поползла вверх. Точнее, вправо. Не важно, главное – уровень жизни у него начал восстанавливаться, количество регенерируемого здоровья вновь превысило количество здоровья, теряемого Малышом из-за атак элементалей. Замечательный у меня помощник! Просто машина для убийства!

    А до острова больше половины пути осталось. Ничего, торопиться нам некуда, полдня еще впереди. Еще три-четыре остановки для разборок с элементалями, и мы достигнем берега. Судя по только что закончившемуся бою, это займет меньше часа. Я-то думал, что сражение длилось минут тридцать, а посмотрел на время и удивился – меньше трех минут. Не удивительно теперь, что Малыш с такими темпами набрал пятьдесят уровней за три дня.

    – Не торопись, Малыш, – я похлопал его по щупальцу. – Давай сначала полностью восстанови здоровье, а потом двинемся вперед. С твоей регенерацией это много времени не займет. Не будем рисковать, впереди у нас самый сложный и опасный участок.

    – Красиво!

    Я стоял на песчаном пляже и с восхищением оглядывал окрестности. Рядом колыхался Прив, за спиной возвышалась огромная туша Малыша. Нам пришлось всего трижды останавливаться и устраивать побоище для элементалей. Я взял еще несколько уровней, теперь у меня сорок восьмой, а вот Малыш ничего не взял, так и остался на пятьсот пятьдесят третьем уровне, несмотря на то, что львиная часть уничтоженных элементалей пришлась на его долю. Ну, ничего страшного, у него будет еще много времени наверстать упущенное.

    – Вот где курорт надо устраивать! – продолжал восхищаться я. – Если есть где в этом мире райский уголок, то это именно здесь. Никакой Бренив не сравнится! Прив, стой! – заорал я.

    Прив, словно не слыша меня, как сомнамбула двигался вперед, в сторону виднеющихся в сотне метрах от берега густых зарослей лиственного леса. Я побежал вслед за ним, успев только махнуть рукой Малышу и дать ему мысленную команду не уплывать далеко от берега. На всякий случай. Неизвестно, кто водится в этом лесу. Помощь Малыша может оказаться не лишней.

    – Прив, ты меня слышишь? Ты что-то чувствуешь?

    Прив, не отвечая на мои вопросы, все так же целеустремленно двигался к кромке леса. Песок под нашими ногами сменился травой, сочной, ярко-зеленой. Поначалу невысокая, вскоре она доходила нам до колен.

    – Здесь.

    Я, поспешавший за Привом, чуть не уткнулся ему в спину, когда он резко остановился перед каким-то валуном. Хорошо, я вовремя успел отвернуть в сторону.

    – Что? Прив?

    Он стоял, наклонив голову и уставившись на торчащий из травы валун.

    – Здесь я умер, – рука его указала на камень.

    Я осмотрелся. Этот участок ничем не отличался от других. Ну, разве что наполовину погрузившийся в землю и заросший травой камень как-то выделял его на этой местности.

    Камень? Я более внимательно присмотрелся к валуну, подошел, выдернул несколько пучков травы, опустился на колени и руками вцепился в землю, пригоршнями стал отбрасывать ее в сторону. Потом опомнился и легким движением отбросил целый пласт, используя Магию Земли. И отшатнулся. На меня смотрели огромные пустые глазницы. Это был вовсе не валун.

    Вы нашли место гибели Ледяного великана, ставшего привидением Привидение.

    Вы получаете награду: 100 000 опыта.

    Ваш питомец может получить новый ранг – Призрак.

    Я поднялся с колен и сделал шаг назад.

    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 49.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: + 1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.

    – Вот и все, Прив. Мы сделали это. Похоже, сами боги были против, все время мешая нам, подсовывая то одно дело, то другое, искушая то одним соблазном, то другим, но мы все-таки сделали это. Теперь с тобой будет все в порядке, а то последнее время ты сам на себя был не похож. Слышишь, Прив? Эй, Прив, ты что? Прив? Что с тобой?

    Я метнулся к Приву, пораженный его необычным видом. Обычно белесый, плотный, сейчас он был какого-то зеленоватого цвета, а еще… А еще, казалось, он стал прозрачным. Такое ощущение появилось, как только я посмотрел на него. Даже когда он принимал состояние бестелесности, он не был таким прозрачным, а был внешне обычным самим собой – плотным белесым облачком.

    – Прив, ты что?

    Я пытался схватить его за плечо, но моя рука прошла сквозь него почти без сопротивления.

    – Прив! – заорал я.

    – Я ухожу, хозяин. Мое время вышло. Прощай…

    – Прив! Не называй меня так! Босс! Слышишь, Прив? Босс! Ты меня так называешь, Прив! Вспомни же! Я прошу тебя, Прив!

    Я в отчаянии смотрел, как все больше и больше растворяется в воздухе тело Прива. Моего Прива. Моего питомца. Моего спутника, с которым мы прошли через столько испытаний. Моего друга.

    – Прив, как же так? Мы же нашли твои останки? Ты не должен исчезнуть. Нам же так сказали. Ты же призрак теперь, а призраки не развеиваются сами по себе. Прив?

    Прив только смотрел на меня огромными печальными глазами-блюдцами и молчал. А тело его становилось все прозрачнее и прозрачнее.

    – Боги, как же это так… – прошептал я. – Что же делать?

    Призраки не исчезают просто так. Исчезнуть может только привидение. А Прив – привидение! Не призрак, нет – пока еще привидение! Как же так? Что надо сделать? Почему нигде об этом ничего не сказано?

    – Прив! – заорал я. – Как изменить твой ранг?

    – Я не знаю, хозяин, – раздался еле слышный шелест.

    Быстро открываю окно интерфейса и перебираю записи системных сообщений, ищу последние. Нет, ничего нет. Никакого сообщения на тему, как изменить ранг питомца, как из привидения сделать призрака. Закрыв окно с системными сообщениями, я быстро взглянул на Прива – он стал совсем прозрачным, только неясные контуры выдавали его присутствие – и открыл его настройки. Первое, что бросилось мне в глаза, это была мерцающая строчка с именем питомца и пульсирующий рядом вопрос:

    Для изменения ранга Вашего питомца Вы должны дать ему новое имя или подтвердить прежнее.

    Желаете дать новое имя своему питомцу:

    Да/Нет.

    Внимание! Отказ от изменения имени питомца будет означать подтверждение его прежнего имени.

    Жму «Да» и одновременно с этим проклинаю богов. Вот зачем они надоумили дать моему питомцу имя «Привидение»? Оно ведь совсем не подходит призраку! А значит, надо менять имя, а это время. А мгновенья текут и каждое из них может стать последним для Прива. Вдруг, пока я ломаю голову над новым именем, пока набираю его, Прив полностью развеется?

    Думаю так, а рука в это время набирает в открывшемся окошке заглавную букву «П».

    Очень хочется оторваться от писанины и посмотреть, как там Прив. Но нельзя, каждая секунда на счету. Набираю букву «р».

    А боги жестоки! Это их проделки! Дотянуть до самого конца! В окошке появляется буква «и» и сразу вслед за ней буква «з». Может, хватит и этого? А рука сама собой вводит букву «р». Несколько лишних букв – это всего лишь пара мгновений. Но и они могут оказаться лишними. Появляется буква «а». Зато у Прива будет новое полноценное имя, а не какой-нибудь обрубок. Последняя буква в имени – «к». Наконец-то! Даю мысленную команду на подтверждение и замираю. Глаза закрыты. Боюсь пошевелиться.

    Вокруг тишина.

    Неужели не успел?

    – Босс? С тобой все в порядке?

    Устало опускаю плечи и чувствую, как глупая улыбка растягивает губы. Поднимаюсь, поворачиваюсь на голос и открываю глаза. Мой взгляд упирается в кожаный ремень, подпоясывающий звериную шкуру, прикрывающую половину груди, а ниже пояса расходящуюся короткой, до колен, юбкой, отдаленно напоминающей шотландский килт.

    Медленно задираю голову, рассматривая новую ипостась моего питомца. Если Прив был белесым, то этот громадина скорее синеватого оттенка. Неравномерного, слегка дымчатого.

    В одной руке великан держит небольшой круглый щит. В другой секиру.

    Открываю его свойства и присвистываю – двести пятидесятый уровень! Вот это да! Вот это апгрейд, так апгрейд! Ни у кого нет питомцев такого уровня, кроме друидов! Да мы с таким питомцем кого угодно нагнем!

    Тяжело вздыхаю. Теперь мне опыта будут давать еще меньше. Даже если я не буду призывать Приза, все равно система будет учитывать его уровень и урезать мне опыт. Идиотская формула. Несправедливая. Кстати, о системе, что там за сообщение только что промелькнуло?

    Ранг Вашего питомца изменен на: Призрак.

    Вашему питомцу доступны новые умения: «Душераздирающий крик», «Изменение формы (мнимая трансформация)».

    Любопытно, но с умениями разберусь потом. Сейчас меня больше интересуют другие параметры моего питомца. Внимательно их рассматриваю и поражаюсь. Крутой у меня питомец оказался. Знал бы я, будучи паладином, что апгрейд питомца так круто изменяет его параметры, обязательно докачал бы свою фейри до сотого уровня. А может и не стал бы этого делать, так и оставил бы на пятидесятом – на всех форумах написано, что толку от прокачки фейри выше пятидесятого уровня нет никакого. Как, впрочем, и у остальных питомцев. И ничего не сказано о потрясающем апгрейде питомцев.

    – Приз, у тебя интеллекта больше, чем у меня, – я задрал голову и посмотрел на своего питомца.

    Он стоял лицом к берегу и пристально в него вглядывался. Потом произнес:

    – Я помню.

    Приз поднял руку, показал на расстилающийся перед нами живописный песчаный пляж, которому позавидовали бы лучшие курорты моего мира, и сказал:

    – В этом месте мы вышли на берег.

    Приз сделал несколько шагов в сторону озера и остановился. Минуту он молчал, а затем продолжил:

    – Они опережали нас всего на полчаса, когда мы достигли озера. Нас было триста ледяных великанов, все двести пятидесятого уровня. Четыреста магов, ни одного ниже сто пятидесятого уровня, и десять тысяч нагов, ни одного ниже трехсотого уровня. Я был старшим в этом отряде. Хаос доверил это дело мне.

    Я, до этого момента смотревший на берег, вскинул голову и удивленно уставился на Приза. Хаосом называли Верховного бога этой фракции. Бог Хаоса – Хаос. Просто. Лаконично. Изящно. И вполне в духе Хаоса. Другого имени у него не было.

    Получить задание от бога (да не просто от бога, а от Верховного бога фракции!) – такого в игре никогда еще не было. Если бы такое было, я бы обязательно об этом знал, даже моя нелюбовь лазить по форуму не помешала бы. Если бог хотел кому-то дать поручение, он делал это через своих жрецов.

    Приз склонил голову, синеватое лицо его посерело.

    – Маги колданули, и мы пошли по поверхности воды. Это была ловушка. До нас здесь прошли титаны. Мы были на полпути к острову, когда водные элементали стали возрождаться.

    Он снова замолчал и надолго задумался. Я, затаив дыхание, ждал продолжения.

    – Когда мы, отбиваясь от элементалей, вышли на пляж, – Приз опять показал рукой на берег, – нас уже ждали. Десять титанов, выстроившихся в ряд. Все четырехсотого уровня. И двадцать один маг. Шеренга из десяти магов стояла позади титанов и прикрывала их щитами. Каждый маг защищал одного титана. За этой шеренгой магов стояли еще пятеро и держали щиты над первыми десятью. За ними – трое, потом еще двое. И в самом последнем ряду стоял всего один маг. В конце битвы нас осталось только двое – этот маг и я. Он стоял на коленях, ухватившись двумя руками за посох и опершись на него плечом, и обреченно смотрел, как я ползу к нему, цепляясь единственной оставшейся рукой за землю. У него уже не было ни сил, ни маны, ни возможности что-либо сделать. Да и жизни у него почти не оставалось. Я убил его одним ударом.

    Я, затаив дыхание, слушал рассказ своего питомца и перед моими глазами представала разыгравшаяся здесь сто лет назад трагедия.

    – Мне даже было немного жаль этого мага, – продолжил Приз. – Смотреть, как к тебе приближается твоя смерть, и не мочь ничего сделать – что может быть ужаснее? Обреченность плескалась в его глазах.

    Приз развернулся и протянул руку в сторону горы, возвышавшейся в середине острова.

    – Но был еще один титан. Главный в этой группе. Он не участвовал в битве. Он оставил отряд прикрывать свой отход, а сам ушел в глубь острова. И унес собой Сердце Хаоса. Я полз за ним, пока у меня хватало сил на это.

    Приз подошел к своим останкам и сказал:

    – В этом месте я умер.

    Мы молчали. А что я мог сказать? Что сожалею? Скорблю вместе с Призом над ушедшим из мира живых ледяным великаном? Конечно, я сожалел. Конечно, я скорбел. Конечно, меня тронул рассказ Приза. Только слова сейчас были совсем не нужны.

    – Он и сейчас еще там, – рука Приза указывала в сторону возвышавшейся в центре острова горы. – Я чувствую это. И Сердце Хаоса с ним.

    Приз повернулся ко мне. Когда он заговорил, голос его совсем не был таким, к которому я привык за все время общения с Привом – то холодным и безэмоциональным, то задорным и веселым. Сейчас в его голосе звучала страсть:

    – Я должен вернуть его Хаосу! Это мой долг! Он не отпускал меня все время. Именно это гнетущее чувство все время давило на меня, когда я был привидением, не позволяло мне упокоиться. Только я тогда не понимал этого.

    Он рухнул передо мною на колени и произнес:

    – Хозяин! Ты поможешь мне вернуть Сердце Хаоса?

    Отмахнувшись от появившейся системки, я зло зарычал:

    – Встань и никогда больше так не делай! И бросай эти свои рабские замашки. Может, кого-то и прет от осознания себя рабовладельцем, но меня лично от этой мысли блевать тянет. Никогда не хотел владеть разумными и не собираюсь этого делать и дальше. При первой же возможности избавлюсь от тебя! Возьму себе нормального питомца! Белого мишку! Не разумного! Простого и понятного! Обычного зверька! Который на задних лапках будет передо мной бегать, а я ему кусочки сахара скармливать и радоваться! Без всяких, абсолютно не нужных мне, терзаний и угрызений совести!

    К концу монолога я уже орал на поднявшегося с колен Приза, с покорным выражением лица взиравшего на меня с высоты трех с лишним метров.

    Я перевел дыхание и бросил:

    – С Сердцем Хаоса, конечно, помогу. Мог бы и не спрашивать.

    Так, а теперь надо глянуть, что там за системка промелькнула.

    Внимание! Вам доступно задание «Сердце Хаоса». Уровень задания: Эпический.

    Вам необходимо найти Сердце Хаоса и вернуть его Верховному богу Хаоса.

    Награда за выполнение задания: на выбор.

    Желаете принять задание?

    Да/Нет.

    Я присвистнул. Задания Эпического уровня могли давать только первосвященники Верховных богов основных фракций. И делали они это крайне неохотно. Чтобы получить такое задание, необходимо было добиться целых трех репутаций уровня «Восхищения» – с самой фракцией, с ее Верховным богом и непосредственно с первосвященником этого бога. Зачастую эти репутации переплетались и повышение одной, как правило, отражалось и на других репутациях, но, все равно, добиться этого было не просто.

    А добившись нужных репутаций и получив долгожданный квест, предстояло еще и выполнить его. Иногда это было не под силу целому клану.

    Например, уговорить Безумного Зодчего построить новый Храм своему богу.

    Или похитить у бога антагонистичной фракции его питомца.

    Или найти и убить Безумного Охотника.

    Или Безумного Шкипера, бороздящего на своем «Летучем Голландце» просторы Большого театра. Ну, вы поняли…

    Всего лишь найти и убить. И ничего, что тот же Безумный Охотник имеет семисотый уровень. Пустячок. Для двадцати тысяч членов клана, что может значить противник такого уровня? Да, ничего! Массой задавят. И найти Безумного Охотника – не проблема. Ну, бежит где-то, по какому-то материку, через леса и поля Безумный Охотник, ну и что? От гадалок не скроешься. Точное место они не укажут, но это и не нужно: примерная область известна, а дальше найти жертву – это дело техники.

    Казалось бы, как все просто – найти и убить. Вот, только, тот же Безумный Охотник бегает не один. С ним бежит стая таких же безумных существ. И уровень у них – под стать хозяину. Вот и приходилось игроку, получившему квест уровня «Эпический» или заключать его в свиток и выставлять на аукцион, получая взамен восьмизначную сумму, или отдавать его клану. А клану, в большинстве случаев, приходилось призывать на помощь другие кланы. Своих союзников или кланы наемников. И платить им большие деньги за это.

    И все ради опыта, которого отваливали много, очень много, и плюшки в виде предмета Эпического класса. Иногда можно было получить и несколько Эпических предметов из какого-либо комплекта, но это случалось крайне редко.

    Вот такие вот задания Эпического уровня.

    И именно такое задание предлагает мне не Верховный жрец главного бога пантеона, а мой питомец. Мой друган Прив, превратившийся полчаса назад в призрака. И сменивший имя с моей подачи на Призрака. А что? Бог Хаоса по имени Хаос, привидение по имени Привидение и призрак по имени Призрак – все в рамках традиций.

    И делать-то почти ничего не надо – найти титана и завалить его. Одного титана. Всего лишь одного. Не Безумного Охотника, не Безумного Некроманта, не Безумного Друида. А всего лишь какого-то титана. Завалить, забрать это хаосное сердце и отнести его богу Хаоса.

    И получить плюшку.

    Предмет Эпического класса! Цены на которые на аукционе начинаются от десяти миллионов золотых талеров!

    А может, и целый Эпический комплект! Я-то ведь один! Всего один! Совсем один! Если целому клану дают один предмет за выполнение квеста, то почему бы мне, одиночке, не дать за то же самое полный комплект? По крайней мере, несколько вещей из комплекта просто обязаны дать.

    – Надо бы их похоронить, – сказал я. Вот уж чего не делали в этом мире, так это не занимались никакими захоронениями. Останки погибших или умерших своей смертью существ, как разумных, так и не разумных, со временем исчезали сами. Иногда появлялись могилы на кладбищах, чаще – нет.

    Однако оставлять здесь останки бывшего тела Приза было… Как-то неправильно, что ли. Не красиво. Не по-человечески.

    Они здесь пролежали более сотни лет. Понятно, что это часть сюжетной линии, атрибут квеста, деталь сценария. Может, они еще пролежат столько же, а может, исчезнут через пару часов, но все равно оставлять их не погребенными было не правильно.

    Приз осмотрелся.

    – Только не здесь. Здесь царит Природа. Здесь царство Жизни. Не стоит омрачать это место могилой. Да и мне, порождению Хаоса, здесь было бы неуютно.

    После этих слов Приза я тоже окинул окрестности взглядом. И во мне проснулся художник, настолько сильно захотелось запечатлеть окружавшую нас красоту. Рисовал я средненько, даже, скорее, плохо. Любой архитектор мог рисовать, но талант художника был не у каждого. Вот чертить я мог хорошо, мне это все говорили, да я и сам это знал. А рисовать – не мог.

    – Когда-нибудь я построю здесь свой замок, – сказал я.

    * * *

    Сложив останки ледяного великана в рюкзак, помахав напоследок Малышу рукой и отпустив его заниматься своими делами (на что в ответ увидел прощальные движения сразу нескольких его щупалец), я отправился вслед за Призом в глубь острова.

    Меня переполняло нетерпение. Хотелось скорее разобраться с титаном, забрать сердце Хаоса и получить свой Эпический комплект.

    Где там этот титан? А ну подать его сюда срочно! Мы его на винегрет искромсаем! Я сделал несколько пассов рукой и подхватил с земли сотворенный мною кувшин с рубиновым вином. Сделал несколько глотков. Удачный день сегодня. И квест сдал, и Приз жив остался, да еще и Эпическое задание получил.

    Опять белая полоса? Она родимая, она! Я снова приложился к кувшину.

    – Приз, а ты петь умеешь?

    – Нет.

    – Я тебя научу. Я и Прива хотел научить, да все руки не доходили.

    Сделав на ходу несколько глотков, я предложил кувшин Призу. К моему удивлению, тот согласился, взял кувшин из моих рук и присосался к нему, одним махом выдув половину его содержимого. Ну, ничего, я еще один кувшин сотворю. Сказано – сделано!

    – Хотел с ним на два голоса песню Рошфора и Миледи под названием «Лилон лила» исполнить, – продолжил я, отхлебывая из кувшина. – Партию Миледи ему отдать. Или арию Кончиты и Фернандо из этой… как ее… из оперы Пуччини… кажется… Или Хабанеру…

    Мы продвигались в глубь острова. Проводником был Приз. Он откуда-то знал, куда надо идти, чувствовал направление, в котором нам нужно двигаться. Как-то ощущал, в какой стороне находится Сердце Хаоса.

    И охранявший его титан. Подлый похититель!

    – Повторяй за мной, Приз:

    Сегодня утром я был разбужен

    и увидел в окно врага.

    Прощай, Белла. Я ухожу к партизанам.


    Una mattina mi son svegliato

    ed ho trovato l’invasor.

    О, Bella, ciao! Bella, ciao! Bella, ciao, ciao, ciao!

    – О, Белла, чао! Белла, чао! Белла, чао, чао, чао! – заорал Приз.

    Когда-то, во время одной из битв войны Алых и Белых роз, мы стояли спина к спине с Команданте, главой клана «Орднунг», второго в рейтинге «Битвы богов», отбивались от наседающих на нас врагов и пели эту песню. Нас тогда убили.

    Это была самая длинная и кровопролитная война за все время существования игры. А все началось с мелкого конфликта между «Красной гвардией» и «Белой гвардией», двух из трех российских кланов, входивших в первую сотню топ-кланов игры. Позднее все воюющие стороны позабыли, с чего началась война, позабыли про эти два клана – они были всего лишь одними из нескольких сотен кланов, воевавших по всему Кенолу и даже за его пределами, на других материках.

    Мы шли с Призом по лесу и горланили песни. Я с усмешкой поглядывал на моего питомца и вспоминал его слова о том, что он не пьянеет.

    На поляне траву

    Зайцы в полночь косили

    И при этом напевали

    Странные слова…

    А может, и вправду не пьянеет. От вина. А пьянит его просто легкость бытия и красота окружающего мира, а главное – ощущение, что он чуть было не лишился всего этого.

    Глава 5

    – Титанов не существует! Это миф! Всего лишь красивая легенда!

    – На редкость безапелляционное заявление, – поморщился я. – И какие у тебя доказательства?

    – А такие у меня доказательства! – Валерка Калёнов взлохматил свою шевелюру и оглянулся по сторонам, как будто там он мог найти аргументы в пользу своих слов. – Очень простые мои доказательства…

    Я устало вздохнул, откинулся на спинку кресла и тоже посмотрел вокруг.

    Зал пивного погребка был практически пуст – из посетителей были только мы с Валеркой, да еще парень с девушкой за пару столиков от нас о чем-то тихо ворковали. Оно и понятно – время далеко за полночь, а завтра, точнее, уже сегодня, всех ждет очередной рабочий день. Вот основная масса посетителей и разошлась по домам. Это я, простой безработный, мог позволить себе никуда не торопиться. И у Валерки тоже был свободный от работы день – он только несколько часов назад вернулся из длительной командировки и сейчас отгуливал свой законный выходной. В общем, мы с ним могли сидеть здесь хоть до самого утра, благо ресторан работал в режиме «до последнего посетителя».

    – Вот такое у меня доказательство, – провозгласил Валерка и торжествующе посмотрел на меня. – За все эти годы никто ни разу так и не видел титанов!

    Я пожал плечами:

    – Ну и что? Это ни о чем не говорит.

    – Как это ни о чем не говорит? – возмутился Валерка. – Из полумиллиарда человек, ежедневно посещающих мир «Битвы богов», почти за девять лет никто так и не встретил ни одного титана! Это что, не доказательство?

    – Стоп, стоп, стоп! Во-первых, полмиллиарда человек в мире ББ появилось совсем недавно. Во-вторых, это общее количество игроков, а не ежедневно посещающих ББ. А в-третьих, то, что никто до сих пор не видел титанов, никакое не доказательство, – спокойно и рассудительно ответил я. – Кроме того, ты же читал легенду: после гибели короля Порядка в последней войне фракций и утери королевской короны титаны отказались признавать нового властителя и ушли куда-то. Вроде в глубь Кенола. А центральная часть Кенола до сих пор еще не исследована, сплошное белое пятно. Про другие материки я вообще молчу.

    – Это на твоей карте там сплошное белое пятно. И на моей. И если брать отдельную карту отдельного игрока, там будет белое пятно. А вот если объединить все карты в одну, то, учитывая, сколько народу за эти годы моталось туда-сюда через весь материк, никаких белых пятен не будет. И если бы титаны существовали, то кто-нибудь их обязательно встретил бы!

    – Далеко не факт, – не согласился я.

    – Факт! – возразил Валерка. – Их никто не видел, а значит, их не существует. Dixi!

    – Приз их видел. Он сражался с ними.

    – Ха! Приз! Твой питомец! Тоже мне аргумент! Да он сам часть легенды, – Валерка скептически ухмыльнулся. – Когда это было? Ну, эта его битва с титанами? Сто лет назад! Во время последней войны фракций!

    – Ну и что? Приз-то существует. Никакая он не легенда…

    – Вот сам прикинь, – Валерка посмотрел на меня, хитро прищурив один глаз. – Ты сказал, что Приз до своей гибели, ну, когда он еще был ледяным великаном, командовал отрядом Хаоса, идущим по следу титанов? А напомни-ка мне, кто был в составе этого отряда? Там, насколько я помню, чуть ли не целая армия была?

    – Целая армия, – подтвердил я. – Десять тысяч нагов, четыре сотни магов и триста ледяных великанов.

    – Не слабо! А титанов сколько было?

    – Десять.

    – Вот именно! – воскликнул Валерка. – Всего десять титанов полностью уничтожили целую армию! Десять тысяч нагов! Ты только вдумайся в эту цифру – десять тысяч нагов! А еще толпа магов и ледяных великанов, что тоже совсем не пустяк! Ты представь, какая должна быть мощь у этих титанов, чтобы победить такую армию? Это нереально! Миф! Фантастика! Красивая легенда!

    – А они и не победили! Они как раз проиграли. Все погибли.

    – Но при этом они полностью уничтожили огромную армию! Даже твой Приз, единственный оставшийся в живых после этой битвы, в конечном итоге умер от ран и превратился в призрака!

    – В привидение, – поправил его я.

    – Пусть в привидение, – отмахнулся Валерка. – Не в этом суть! Дело в другом – всего десять титанов смогли уничтожить десять тысяч нагов!

    Это был действительно сильный аргумент. Валерка был прав – представить такой исход сражения было сложно.

    – Ты не учитываешь четырехсотый уровень титанов и всего трехсотый у нагов, – не сдавался я. – Сто уровней – это пятьсот статов! Плюс дополнительные усиления за каждые пятьдесят статов! Это получается между ними разница в десять бонусов. Прикинь? Целых десять бонусов разницы между нагами и титанами. И каждый последующий бонус круче предыдущего! Это что, пустячок?

    Валерка наклонился ко мне и, пристально посмотрев мне в глаза, произнес, выделяя каждое слово:

    – Десять! Тысяч! Нагов!

    Я опять откинулся на спинку кресла и, чтобы скрыть замешательство, ухватил полупустую кружку с пивом и присосался к ней.

    Десять тысяч нагов – цифра действительно впечатляющая. Шестирукие полулюди-полузмеи были лучшими мечниками мира «Битвы богов». Гибкие, быстрые, сильные, они не знали себе равных в ближнем бою. Их тяжелые мечи с одинаковой легкостью разрубали как кожаные, так и стальные доспехи, и только мифриловая броня могла выдержать удары нага. Некоторое время.

    Уничтожить армию в десять тысяч нагов – для этого нужна действительно потрясающая мощь.

    – То-то и оно, – Валерка прочитал мои мысли у меня на лице и согласно кивнул. Удовлетворенный достигнутым результатом, он подхватил свою кружку и сделал несколько больших глотков, полностью ее опустошая. Вытер пену с губ и продолжил свои пояснения: – Ты только прикинь, при таком раскладе получается, что титаны должны быть даже сильнее драконов! А ты можешь представить себе кого-нибудь сильнее драконов?

    Представить такое было трудно, но это не имело никакого значения.

    – Короче! – я поставил свою кружку, тоже пустую, на стол и посмотрел на Валерку. – Ты идешь завтра со мной и Призом на титана? Да или нет?

    Валерка окинул меня оценивающим взглядом, а потом недоверчиво произнес:

    – Вдвоем. Лич сорок девятого уровня и его питомец, призрак, пусть и двести пятидесятого уровня, но еще вчера бывший простым привидением. Против титана минимум четырехсотого уровня. Безумие! Идиотизм! Пустая трата времени. Даже если титаны существуют. Особенно если они существуют!

    – Идешь или нет? У меня маячок возле пещеры поставлен, портал могу из любого места открыть. Твой перс где сейчас? В Некрополисе?

    Валерка кивнул.

    – Мой тоже. Надо было останки Приза захоронить. Подтягивайся на центральную площадь. Я открою портал по маяку, перейдем на остров, спустимся в пещеру, найдем титана и… И там видно будет! Если не убьем его, то хоть будем первыми, кто вживую увидел титана.

    – Заманчиво… Очень заманчиво, – Валерка, прикрыв глаза, некоторое время о чем-то размышлял, а потом, придя к какому-то решению, отрицательно покачал головой. – Но нет! На титана посмотреть было бы, конечно, интересно, но у меня другие планы на завтра.

    – Жаль, – немного разочарованно произнес я.

    – Извини, но ни вдвоем, ни втроем мы с титаном не справимся. Тут целый клан нужен. Ну, пусть не весь клан, а рейд человек эдак в сто, а лучше в двести. Как на дракона. А терять весь день просто для того, чтобы живьем увидеть титана и первым прокричать об этом на форуме – не рационально. Пустая трата времени. К тому же, у меня на завтра рейд к жизнюкам запланирован, – он посмотрел на часы. – Вот, сбор через пять часов, а мне еще поспать хотя бы немного надо. Давай лучше с нами, у нас неплохая банда подобралась, сработанная. Камерный такой оркестрик из дюжины бойцов. Каждый рейд в земли Жизни по фрагу, а то и по два на рыло, приносит. Бывает и больше успеваем набить, прежде чем на нас облаву объявят и нам приходится уносить ноги. Это куда лучше, чем без толку погибнуть в бою с титаном.

    – Нет, – теперь уже я отрицательно покачал головой. – Куда мне с моим уровнем к вам в команду? У вас все от сто двадцатого и выше. Да и не до фрагов мне сейчас, куча квестов не закрыта. Сначала с ними разберусь.

    – Уровень не проблема. Я со своими договорюсь, у нас народ с понятием. И с фрагами тебе поможем. Нужное же дело! Полезное! А так ты только зря время теряешь. Начали мы с тобой одновременно, а у меня уже под сотню фрагов. Еще четырех жизнюков убью и получу статус Эксперта Пути Смерти, а у тебя всего десяток, ну, пусть чуть больше. Так всю жизнь и просидишь в Адептах, если будешь разбрасываться на всякую ерунду, вроде титанов, к тому же, то ли есть они, то ли их нет.

    – Ничего себе, титаны – ерунда! Ну, ты и сказал! – сделав вид, что возмущен до глубины души, сказал я. – А фрагов я и сам набью как-нибудь. В одиночку! В нынешней своей реинкарнации я работаю один. Как правило.

    – В одиночку? Из засады? – скептически хмыкнул Валерка. – Бестолковое занятие. Не рентабельно с точки зрения соотношения количества добытых скальпов и потраченного на это времени. Если будешь устраивать засады в локациях, где жизнюки мобов бьют, то моментально на их летучие отряды нарвешься. Вычислят сразу, после первого же убитого тобой жизнюка. Замутят облаву, накроют всю локацию и отправят на перерождение. Хорошо, если только один раз, а то запрут на точке возрождения и будешь там куковать, пока у камня возврата кулдаун не пройдет. А если на торговых трактах засады устраивать, то можно весь день там проторчать и никого подходящего не дождаться. На длинных переходах по трактам мало кто ходит, все или на летающих маунтах передвигаются, или телепортами. На крайняк – в дилижансах Гильдии перевозчиков. Засады надо делать там, где жизнюки часто проходят, а это гарантировано только на дорогах из нубятников до ближайших городов. А на нубов тебе с твоим уровнем нет смысла охотиться – не засчитают скальпы. Так что засады – это удел неудачников или бестолковых нубов.

    В целом Валерка прав. Особенно в том, что чем больше разница между уровнем убийцы и уровнем его жертвы, тем меньше шансов увидеть так радующее взгляд уведомление: «Вы уничтожили приверженца противоборствующей фракции. Ваша репутация среди представителей Вашей фракции улучшилась».

    – Мне пока не до фрагов, – отмахнулся я от разглагольствований Валерки. – Как разберусь со всеми своими текущими делами и как только появится свободное время, так сразу и займусь фрагами и фракционной репой. Что-нибудь придумаю. Пока еще не думал на эту тему. Может, к вашей банде прибьюсь. В общем, там будет видно.

    Валерка закатил глаза и пожал плечами, словно говоря «хозяин – барин», а я махнул рукой, подзывая официанта, давно уже отиравшегося неподалеку и время от времени бросавшего на нас недовольные взгляды. Я его понимаю – к этому моменту мы остались единственными посетителями этого ресторанчика. Пора закругляться, завтра нас ждут великие дела!

    – Приз, конечно же, я не уверен, что он там, – я ткнул пальцем в сторону пещеры. – Но элементарная логика подсказывает, что эта пещера – самое удобное место для него. Лучшего убежища ему не найти. Даже если он на самом деле такой большой, как ты говоришь, то все равно он сможет пройти здесь, даже не пригибаясь. Кроме того, ты же чувствуешь направление.

    Я и призрак ледяного великана стояли у подножия горы, располагавшейся в центре большого острова, и пялились на огромную дыру у ее основания. Больше всего эта дыра напоминала мне провал в Вавилоне, соединяющий Верхний город с Нижним.

    – Пожалуй, этот провал будет даже побольше, – сказал я и, задрав голову, посмотрел на Приза. – В любом случае, надо спуститься и проверить. Если там его нет, тогда обыщем все склоны горы, да и весь остров. Может, его и на острове нет вовсе, и нам придется опять пересекать озеро элементалей и двигаться дальше на север. Но это все потом. Начнем мы с этой пещеры.

    – Как скажешь, босс! – ответил Приз. – Но в темноте я ничего не увижу. «Ночного зрения» у меня нет.

    – Эх, а еще призрак! Скажешь кому – не поверят. Засмеют! – пробормотал я, входя под своды пещеры.

    Приз только тяжело вздохнул. Или сделал вид, что вздохнул – дышать ему совсем не обязательно.

    – Ладно, не переживай. «Ночное зрение» есть у меня, – успокоил я своего питомца и активировал это умение, чтобы избежать кратковременной потери зрения при резком переходе с освещенной ярким солнцем поверхности в полумрак подземелья.

    Пол пещеры резко уходил вниз, и отблески дневного света с каждым нашим шагом все меньше и меньше освещали окружавшее нас пространство.

    – Пусть это умение у меня прокачано не полностью, но и того, что есть, должно хватить, чтобы заметить такую глыбу, как титан. Ты только не отставай, Приз. Держись за меня!

    Кстати, пора бы уже моему «Ночному зрению» достигнуть максимального уровня развития. Пользовался я им довольно часто – при наступлении сумерек всегда его активировал, да и в подземельях не забывал его использовать практически при каждом удобном случае. Пора, давно пора…

    Тяжелая длань опустилась на мое плечо, заставив меня скособочиться.

    – Ох, ё…, – пробормотал я. – Приз, ты же должен быть нематериальным! Бесплотным!

    – С чего вдруг? – удивился Приз. – Я же не активировал «Бестелесность»! Активировать?

    – Пока не надо. Может, оно нам еще пригодится. Лучше скажи, ты можешь стать чуть ниже ростом? – спросил я, делая поначалу осторожные, а потом все более и более быстрые шаги по круто уходящей вниз дорожке, отчетливо просматривающейся в темноте благодаря моему «Ночному зрению». – У тебя же есть это новое умение… как его… «Изменение формы»! Значит, ты можешь менять форму. Стать маленьким или стать большим.

    – Вообще-то это умение совсем для другого предназначено, но уменьшить свои размеры я могу.

    – Сделай одолжение, Приз. А то мне надоело уже все время запрокидывать голову, чтобы посмотреть тебе в глаза. А потом расскажи, в чем суть этого умения и почему оно не просто «Изменение формы», а как-то слишком хитро-мудро – «Изменение формы (мнимая трансформация)».

    Тяжесть, давившая мне на плечо и заставлявшая меня двигаться скособочившись, уменьшилась. Я повернул голову и чуть не отшатнулся, увидев прямо перед собой полупрозрачное лицо Приза. Подмигнув мне одним глазом, он сказал:

    – Ничего хитро-мудрого в этом умении нет. Стандартное для любого продвинутого призрака умение. Я могу принять любую форму. Любого существа или предмета.

    – Ух, ты! – восторженно воскликнул я. – И в дракона можешь превратиться?

    – Не превратиться, – поправил меня Приз. – А принять форму. Да, могу принять форму дракона.

    – А в мышонка?

    – Могу.

    – А шваброй прикинуться можешь?

    – Тоже могу.

    – Круто!

    – Только от превращения в швабру я не становлюсь шваброй. Свойства у меня остаются те же, что и сейчас.

    – Все равно круто! Высший уровень маскировки!

    – Если бы все было так хорошо, – печально произнес Приз. – Вот только любой, кто захочет просмотреть свойства этой швабры, увидит в информационном окошке мои данные, где будет четко написано, кто я такой. Не швабра вовсе, а самый что ни на есть банальнейший призрак ледяного великана. Вот поэтому и «мнимая трансформация».

    Нда… Это минус. Несколько снижает эффективность умения. Но даже с таким минусом оно все равно может быть очень и очень полезным. У Приза вообще все умения полезные. Ненужных нет. Я бы и сам от парочки его умений не отказался. От той же «Бестелесности», к примеру, ни за что бы не отказался. Это же реальный чит – пятнадцатиминутный бабл, абсолютная защита от любого урона! В других играх если и есть нечто подобное, то не более нескольких секунд, а тут целых четверть часа! Как я сказал? Реальный чит? Нет, я ошибся – это НЕРЕАЛЬНЫЙ чит!

    А еще я бы и от «Левитации» не отказался. Она хоть и не позволяет высоко летать, зато не требует столько маны, сколько жрет заклинание «Полет».

    И от умения «Сквозь твердь» меня не пришлось бы долго отговаривать.

    Повезло мне с питомцем, что ни говори. Количество умений у него хоть и ограниченное, но зато все как на подбор. Моего Приза с другими петами даже сравнивать нельзя. У тех практически всегда из пяти умений одно или два малопригодные, а то и вовсе никчемные. Правда, у многих питомцев помимо умений есть еще и боевые приемы, а вот у моего пета их нет. Ну, да ладно, Приз и без приемов должен представлять собой серьезную силу в бою. С его-то уровнем!

    – Не расстраивайся, Приз. Кому придет в голову смотреть свойства швабры?

    Мой голос гулко разнесся по пещере – мы достигли конца крутого спуска и перед нами, насколько позволяло мне увидеть «Ночное зрение», простирался огромный зал. Ни боковых стен этого зала, ни противоположной стены, ни его потолка увидеть я не смог. Мой взгляд смог выхватить из окружающего мрака только кусок довольно ровной поверхности да начало выложенной каменными плитами дороги, убегающей от нас куда-то в темноту. Где-то там, вдалеке, тускло светился маленький огонек.

    Рядом со мной замерла полупрозрачная голубоватая фигура Приза, также напряженно всматривающаяся в эту искорку света.

    – Темновато, – сказал я и сформировал файербол, постаравшись сделать его покрупнее. – Так и на титана можно ненароком нарваться и не заметить этого.

    Огромный огненный шар, диаметром не меньше метра, возник передо мной, через секунду сорвался с места и по пологой траектории унесся вперед и вверх. Пролетев не менее полутора сотен метров, он, так и не достигнув потолка пещеры, пошел на снижение.

    – Ого! – присвистнул Приз, разглядывая освещенный зал. – Ты же говорил, что дальше, чем на восемьдесят метров, кастовать заклинания не можешь?

    – А я и не кастовал дальше восьмидесяти метров, – ответил я, тоже вертя головой по сторонам. – Я кастовал в определенную точку пространства, и если мой файербол не встретил препятствие на своем пути и пролетел чуть дальше, хм… на пару-тройку сотен шагов, то это не моя вина. Файербол, Приз, это такая штука, которая не требует конкретной цели и может применяться на часть поверхности или область пространства. Это тебе не огненная стрела или, к примеру, какой-нибудь каменный кулак, которые нельзя использовать, не увидев цель.

    Болтая скорее сам с собой, чем с Призом, я одновременно старался разглядеть как можно больше за то короткое время, пока окружающее пространство было освещено запущенным мною огненным шаром. Боковые стены я так и не увидел – света от файербола не хватило, чтобы осветить полностью всю пещеру, – зато впереди, примерно в полукилометре от нас, мне удалось разглядеть высокую, упирающуюся в каменный свод, стену, перегораживающую пещеру, и вроде бы ворота в ней. Именно к этим воротам и вела дорога, на которой мы стояли.

    Я задрал голову. До усеянного небольшими сталактитами неровного потолка пещеры было несколько десятков метров.

    – Оно там, – уверенно произнес Приз, показав рукой в сторону ворот. – Сердце Хаоса. Я чувствую его. Точное место не укажу, но оно где-то там.

    Файербол погас, ударившись далеко впереди о каменный пол и расплескавшись по сторонам языками огня. Пещеру вновь окутал мрак, но все, что нам было нужно, мы разглядели. Дальше обойдемся и моим «Ночным зрением».

    – Значит, и титан там, – я двинулся по дороге, и Приз, уцепившийся мне в плечо, потопал вслед за мной. – Приз, а ты почему пешком идешь? Ты левитировать можешь?

    – Могу. Все умения привидения у призраков остаются. Только в этой ипостаси мне привычнее передвигаться так.

    – И когда успел привыкнуть, – буркнул я, – призраком и пары дней не пробыл.

    – Не бурчи, – Приз не принял моего легкомысленного тона и сохранял крайнюю степень серьезности. – Скажи лучше, как титана будем валить? Что он собой представляет, я тебе рассказал.

    Маленькая искорка, привлекшая наше внимание в начале пути, по мере нашего продвижения постепенно разгоралась, увеличивалась в размерах, превратившись сначала в узкую светящуюся вертикальную ниточку, а потом в широкую полосу света, выбивавшуюся сквозь полуоткрытые створки гигантских ворот.

    Мы остановились в десяти метрах от них, но мне все равно пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть их верхнюю часть.

    – Приз, я, честно говоря, думал, что ты привираешь насчет размеров титана, но теперь так не думаю. И не спрашивай, как мы будем его валить. У меня абсолютно никаких мыслей нет по этому поводу, – я ошарашенно осматривал створки ворот.

    Деревянные, обитые по краям узорчатыми полосами кованого железа и разрисованные яркими красками они выглядели так, будто только что вышли из-под рук мастера. Толстые доски, на каждую из которых ушло целое бревно не самого маленького дерева, были тщательно подогнаны друг к другу. Поверхность дверей, отполированная до блеска, а потом еще, судя по всему, и покрытая лаком, напоминала огромный экран кинотеатра IMAX. И на этом экране, поверх яркого красочного рисунка, переливалась лазоревым цветом какая-то надпись на неизвестном мне языке.

    – Вот бы еще узнать, что здесь написано. Или хотя бы на каком языке.

    Больше всего надпись на створках ворот напоминала арабскую вязь, но в некоторых местах мягкие плавные линии пересекали грубые клиновидные насечки, которые отнюдь не казались чем-то чужеродным для этого письма, а органично вписывались в его стиль.

    – Это язык джиннов, – сказал Приз.

    – Джиннов? – удивился я. – Откуда они здесь? Они же обитают исключительно на Южных материках. И откуда ты, Приз, знаешь, что это язык джиннов?

    Приз пожал плечами.

    – А почему бы мне и не знать их язык? – ответил он. – Все ледяные великаны знают язык джиннов. Как-никак у нас с ними одна мать-прародительница.

    Я с изумлением воззрился на Приза.

    – Получается, джинны – это братья ледяных великанов! С ума сойти! А хотя… Что-то общее у вас есть, – пробормотал я.

    – Так ведь единоутробные мы, – недовольно буркнул Приз.

    – Не любишь джиннов? – спросил я.

    – А за что их любить? – все так же недовольно пробурчал Приз в ответ.

    Я согласно покивал головой. Вреднючие твари. С джиннами я встречался в, так сказать, прошлой своей жизни, когда был паладином, идущим по Пути Света. Даже довелось пару раз биться с ними – разумеется, с подходящими мне по уровню. Сложный противник. Размерами ненамного больше ледяных великанов и с такой же хорошей природной защитой, джинны, в отличие от великанов, были магами и представляли куда большую опасность в плане атаки. Что облегчало борьбу с ними, так это то, что все они поголовно использовали только Магию Воды и заклинаниями из других ветвей магии не владели. Правда, при случае могли и кулаком приголубить весьма неслабо.

    – Приз, так ты тогда, может, и эту надпись сумеешь прочитать?

    – Уже давно прочитал.

    – Ну, и? – я толкнул его плечом. – Что молчишь? Давай, не тяни! Рассказывай, что здесь написано.

    Приз вздохнул и начал читать речитативом:

    – Покоритель Крида, Великий Эссобиар Трисмегист Благословенный, Равный Богам, Сотрясатель Вселенной, Мудрейший из Мудрейших, Великодушнейший из Великодушнейших, Повелитель… ну и так далее, – перешел на обычный тон Приз. – В общем здесь находится гробница фараона, когда-то возглавившего небольшое племя на Криде и, в конечном итоге, сумевшего завоевать весь материк.

    – Ничего себе, – я от удивления почесал затылок. – Где Крид, а где Кенол! Как он здесь оказался?

    – Ну, судя по этой эпитафии, – Приз кивнул на надпись на створках ворот, – Эссобиар Трисмегист завещал своим нукерам – джиннам – захоронить его в укромном и надежном месте, куда не смог бы добраться ни один расхититель гробниц. День за днем они несли на себе саркофаг с останками великого фараона, пересекая пустыни и джунгли, леса и поля, моря и океаны, горы и равнины, пока не нашли эту пещеру на пустынном острове посреди озера, полного водных элементалей. Кстати, у водных элементалей и джиннов один прародитель. Думаю, они смогли договориться, и джиннам, в отличие от нас, не пришлось с боем прорываться на остров. А найдя эту пещеру, они построили здесь лабиринт, который, по их мнению, мог бы стать достойным пристанищем для праха их великого повелителя.

    – Значит, там, – я показал на щель между створками, – нам предстоит столкнуться с джиннами. А фараон, точнее, его останки, наверняка, будет боссом этого инстанса. Какой-нибудь супер-пупер навороченный зомби или скелет. Или еще хуже – мумия фараона.

    – Скорее всего, – согласно кивнул Приз. – Непонятно только, почему ворота открыты?

    Я вслед за Призом еще раз окинул взглядом высоченные ворота и мысленно дал команду на появление информационного окошка с данными о скрытой за воротами локации.

    Лабиринт Трисмегиста.

    Открытый инстанс. Доступ – без ограничений.

    Рекомендован для группы героев от 400 уровня до 550 уровня.

    Рекомендованное количество членов группы – от 10 и выше, без ограничений.

    – Приз, мы попали, – мрачно сообщил я пренеприятнейшее известие. – Нам эту локу не пройти. Не потянем.

    – Босс! – полным негодования голосом завопил призрак ледяного великана. – Что ты такое говоришь? Мы не можем сейчас вот так просто взять и сдаться, повернуть назад! В шаге от победы!

    – Приз, там джинны четырехсотого уровня, – безнадежно махнул рукой я. – И выше. А джинны ненамного слабее элементалей, а кое в чем иногда и сильнее. Мы с тобой озеро с трехсотыми элементалями не смогли пройти без помощи Малыша, а ты хочешь пройти локу с мобами на сто уровней выше. Минимум на сто! Ее и титан не сможет пройти!

    – Босс, мы должны попытаться! Я не могу уйти не попытавшись. Я чувствую, Сердце Хаоса где-то рядом. Оно там, – Приз кивнул на ворота. – Может, титан не сумел далеко пройти? Может, его убили совсем рядом с воротами и Сердце Хаоса сейчас валяется буквально в двух десятках метров от них? Босс, я не могу уйти отсюда… Сто лет скитаний и теперь вот так просто развернуться и уйти… Я не могу…

    Приз склонил голову. Последние слова он произнес совсем тихо.

    Да уж… Представляю, каково сейчас ему. Как тяжело. Еще вчера по пути к этой горе мы, радостные и довольные, опьяненные предыдущим успехом и близостью цели, пели песни, распугивая всю живность в округе. Хорошо, что на острове не водятся опасные мобы, лишь олени и косули, да прочая зайчатина с барсучатиной. По крайней мере, за целый день пути от берега к центру острова мы никого, кроме травоядных животных не встретили. Замечательный остров! Обязательно построю здесь свой замок. Когда-нибудь.

    Я подошел к щели между створками и заглянул внутрь, стараясь не пересечь незримую черту, за которой начинался лабиринт. Кто его знает, что там, за этой чертой. Сунешь голову, а притаившийся сбоку джинн ее тебе сразу же и оттяпает.

    Ничего толком разглядеть не удалось, только часть длинного и пустого коридора. Никаких останков или иных следов битвы. Никаких джиннов, никаких титанов. Голые стены и голый пол, даже факелов или других светильников не было видно. Похоже, свет исходил от самих стен этого лабиринта.

    – Открытый инстанс, – тихо проговорил я, вспомнив информацию о лабиринте. – Возможно, это дает нам некоторый шанс…

    – Босс, что значит «открытый инстанс»? И какой шанс нам это дает?

    – Открытый? – переспросил я, ухватив себя за подбородок и задумчиво потирая его. – Открытый инстанс – это что-то вроде обычной локации: любой в нее может войти вслед за тобой, встретить тебя и отобрать твой дроп. Или это можешь сделать ты. Дождаться, к примеру, пока кто-то победит босса инстанса, а потом прикончить его, обессиленного, и забрать весь хабар. И попытаться вынести честно награбленное из инстанса, не напоровшись на такого же любителя халявы. А отличается этот инстанс от обычных локаций тем, что мобы в таком инстансе не возрождаются, пока его не покинет последний из чужаков, зашедших в него. И в этом наш шанс!

    – Босс, но тогда незапертые ворота означают…

    – Угу. Именно это и означают. Там кто-то есть! И, вполне возможно, что это наш титан, – с сомнением произнес я. – Не могу поверить, что он проторчал здесь сто лет. Но если это так, то имеется очень высокая вероятность, что он не прошел далеко в глубь инстанса и находится где-то неподалеку от ворот. Увидел толпу джиннов и остановился до того, как попал в зону их агрессии.

    Для нас это был бы лучший вариант. В этом случае можно было бы попытаться стравить их друг с другом. Под невидимостью прокрасться мимо титана, вызвать агро у джиннов, подманить их к нему и резко слинять «Прыжком» или уйдя в скрыт. Благо умение «Скрытность» активируется мгновенно.

    – Или титан мог спрятаться в каком-нибудь тупиковом ответвлении лабиринта, – сказал Приз.

    – Тоже неплохой вариант. И туда можно привести за собой джиннов.

    – Ну, так что? Идем? – спросил Приз, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

    Я глубоко вздохнул, задержал дыхание на минуту и, кивнув, резко выдохнул.

    – Идем! – решительно рявкнул я и надавил рукой на одну из створок ворот.

    К моему удивлению массивная на вид многотонная конструкция легко поддалась, открывая нам проход в лабиринт. Только легкий скрип разнесся по пещере.

    Перед нами лежал широкий и высокий коридор, убегающий далеко вперед и упирающийся, насколько можно было отсюда судить, в большой зал. Коридор был полностью пуст и мы с Призом спокойно двинулись по нему, радуясь в душе, что хоть на этом участке нас не подстерегает опасность. За несколько метров до зала мы замедлили шаги, подошли к стене, прильнули к ней и до самого конца коридора пробирались вплотную к стене – я впереди, а Приз вслед за мной. Достигнув конца коридора, я осторожно выглянул.

    Большой круглый холл, разделенный на два яруса короткой каменной лестницей с широкими ступенями, был пуст. Нижний ярус украшали выстроившиеся полукругом вдоль стены толстые высокие колонны и размещенные между ними величественные скульптуры фараонов. Наверное, предки этого самого Эссобиара Трисмегиста, Равного Богам и как там его дальше…

    Верхний ярус нас несколько обескуражил наличием множества закрытых дверей. Своими размерами эти двери мало уступали входным воротам в лабиринт. Титан мог войти в любую из них, они словно специально были созданы для титанов.

    И как нам определить, в какую именно дверь вошел титан? Неужели придется обходить весь лабиринт?

    – Не нарваться бы на джиннов, – задумчиво произнес я.

    – Не заблудиться бы, – так же растерянно переводя взгляд с одной двери на другую, пробормотал Приз.

    – На этот счет не беспокойся. Правило правой руки нам поможет, – ответил я. – Будем осторожно идти вдоль правой стены, пока не увидим титана. Ну, или джиннов. Давай-ка, Приз, накидывай на себя невидимость и аккуратно двигай за мной.

    Я активировал «Скрытность» и, приблизившись к крайней правой двери, ухватился за одну из завитушек на ней, вполне способных заменить дверную ручку, и медленно потянул ее на себя, готовый в любой момент сорваться с места в карьер и на максимально возможной скорости броситься наутек.

    Коридор за дверью был пуст.

    * * *

    – Сколько мы уже здесь ходим? Сколько лет прошло с тех пор, как мы вошли в этот лабиринт?

    Я дал мысленную команду и посмотрел на появившийся в поле моего зрения, в правом нижнем углу, циферблат.

    – Четырнадцать часов, Приз. Мы здесь всего лишь четырнадцать часов. Не надо паниковать.

    – Я и не паникую, – ответил мне Приз и потянул за ручку очередную дверь. – Просто я хотел сообщить, что если мне не изменяет мое чувство ориентации в пространстве, то мы обошли уже почти весь лабиринт.

    Я уныло плелся в нескольких метрах позади него. Физической усталости я не чувствовал, в этом мире мы не устаем, но многочасовое однообразие вымотало меня морально. Огромные пустые залы, длинные коридоры, высокие двери и равномерный свет, идущий от ровных белоснежных стен, действовали угнетающе.

    Очередная дверь открылась так же легко, как и все предыдущие. Приз сделал несколько шагов, пройдя в очередной огромный зал, повернул голову в одну сторону, потом в другую и будничным тоном, абсолютно безэмоциональным, сказал:

    – Ну вот, что и требовалось доказать. Мы пришли туда же, откуда и начали свой путь.

    – Что? Опять!? – я тихо выругался про себя и ускорил шаг.

    Подойдя к Призу, я тоже завертел головой по сторонам. Перед нами лежал тот самый двухуровневый холл с множеством дверей, который был первым на нашем пути и который мы потом посетили еще не один раз – мы прошли через все двери этого зала, через одни выходили, в другие входили, строго следуя правилу правой руки. Дверь, через которую мы только что вышли, была последней.

    Я опять чуть слышно выругался, но Приз услышал меня.

    – Вот и я говорю – как? – произнес Приз. – Я чувствую, Сердце Хаоса здесь! Где-то рядом. В этом лабиринте. Но мы прошли его весь и никого не встретили.

    – Вот уж не думал, что джинны настолько умные, – сказал я и уселся на пол. Сложил ноги по-турецки и достал из рюкзака карту. – Я, конечно, не часто встречался с ними, но вполне достаточно, чтобы у меня сложилось мнение о них как о злобных, хитрых, сильных, но совсем недалеких существах.

    Я развернул перед собой карту и положил ее на колени. Несколькими мысленными командами изменил ее масштабирование. Карту мира сначала сменила карта материка Кенол, затем его восточной половины, а потом нескольких соседних локаций в центре материка, одна из которых была легко узнаваема – озеро элементалей и лежащий посреди него крупный остров с одинокой горой в самом центре. Наконец, изображение этого острова заняло всю карту. Ткнув пальцем сначала на рисунок, изображающий вход в пещеру, а затем на появившийся на карте значок подземелья, я наконец-то увидел перед собой очертания Лабиринта Трисмегиста. Весь проделанный нами путь отобразился на карте, и сейчас я мог рассматривать полный план лабиринта, вплоть до малейших его деталей, кроме центральной части.

    Подземелье впечатляло. Удивленно присвистнув от его размеров и сложности, а также от пройденного нами расстояния, я подозвал Приза.

    – Смотри вот сюда, – я показал на белое круглое пятно в центре лабиринта. – Здесь мы не были. Прошли мимо. Все время проходили мимо.

    – Но как такое могло быть? – изумленно спросил Приз. – Как же правило правой руки? Мы же нигде не отступали от него! Как мы могли пропустить этот участок?

    – Да вот так. Схитрили джинны, – сказал я и мысленной командой поместил перед собой полупрозрачную схему лабиринта. Теперь она у меня все время будет перед глазами, пока не уберу за ненадобностью. – Есть кое-что, чего ты не знаешь, а вот братья твои единоутробные знают, как это ни удивительно.

    Бумажную карту я свернул и отправил в рюкзак. Удобные это вещи – и карта, и рюкзак. Вес наполовину забитого эликсирами и свитками внепространственного рюкзака совершенно не чувствовался, как будто его и не было вовсе. И пока рюкзак не будет перегружен, я не буду чувствовать его, сколько бы он ни весил. А брошенная в рюкзак карта, могущая сравниться по содержавшейся в ней информации с иной городской библиотекой, совершенно не занимала в нем места. Очень удобно!

    – Все довольно просто, Приз, я бы даже сказал, элементарно. Это участок огражден стенами, которые не соприкасаются с другими стенами лабиринта. Точнее с той стеной, вдоль которой мы все время шли. Так называемые несвязанные стены лабиринта. Вот внутри них мы наверняка встретим титана и джиннов. Пошли, Приз! Судя по карте, быстрее всего мы выйдем к неисследованному участку через эту дверь.

    Я показал на центральную дверь, располагавшуюся как раз напротив коридора, ведущего к выходу из Лабиринта Трисмегиста, и мы, уже без всякой опаски, бодрым шагом быстро двинулись к цели – к неисследованной части подземелья. Пока мы до нее доберемся, пройдет не меньше двух часов, и все это время можно не беспокоиться о встрече с противником – мы ведь уже прошли этот путь недавно.

    * * *

    – Сколько мы уже здесь ходим, босс? Этим джиннам совсем делать было нечего – устраивать лабиринт внутри лабиринта?

    – Спокойно, Приз. Мы всего лишь три часа бродим здесь, – произнес я полусонным голосом, покорно следуя за Призом. Спать хотелось жутко. От физической усталости этот мир оградил, а вот необходимость сна никуда не делась. А я и прошлую ночь толком не поспал, и эту, похоже, проведу на ногах. – Если не считать времени, затраченного на путь по основному лабиринту, мы здесь бродим только три часа. Даже меньше.

    – Интересно, это когда-нибудь закончится? – недовольно пробубнил Приз. Он легким рывком отворил очередную дверь. – Сколько можно так издеваться? А если внутри этого лабиринта окажется еще один? Мы так отсюда никогда не выберемся!

    – Не паникуй, Приз! Рано или поздно и этот лабиринт закончится. А каждый внутренний лабиринт по законам физики должен быть меньше предыдущего, внешнего. Правда, законы физики здесь не работают, – сказал я. И, немного подумав, добавил: – Некоторые. Иногда. Но это все ерунда. Меня больше беспокоит то, что мы до сих пор никого не встретили! Никого! Даже самого завалящего джинна!

    – Так радоваться этому надо, босс!

    – А меня это пугает.

    – Не паникуй, босс! Еще встретим! Я верю, нам повезе…

    Он замер на полуслове, остановившись в дверном проходе, а я, шедший за ним следом, уперся в его спину и по инерции продолжал перебирать ногами еще несколько секунд. Я вообще последние пару часов шел на автомате, полностью перестав контролировать окружающую обстановку.

    – Это оно, босс! Мы нашли его! – услышал я шепот Приза.

    Очнувшись и оттолкнув его со своего пути, я протиснулся в приоткрывшуюся в дверях щель и тоже замер.

    Перед нами лежал огромный зал с высоким потолком, ярко освещенный факелами внизу и скрытый полумраком вверху. Практически пустой – голый пол, выложенный светло-серыми каменными плитами, ровные, без всякого рисунка, стены, украшенные только коваными кольцами, в которые были вставлены пылающие факелы, и замершая под потолком темнота. В центре помещения, в полутора сотнях метров от нас, красовался пьедестал, сделанный из ослепительно белого мрамора, к которому вело несколько широких гранитных ступенек светло-серого цвета.

    Неподалеку от пьедестала, видимо небрежно с него сброшенный, валялся расколотый саркофаг из черного, как ночь, обсидиана. Вывалившиеся из трещины саркофага грязные тряпки напоминали пропитанные маслом, засохшей кровью и вековой пылью бинты.

    «Все-таки, мумия», – подумал я.

    А на пьедестале, на том месте, где должен был располагаться обсидиановый саркофаг, лежал какой-то бесформенный полупрозрачный булыжник голубого цвета, размером с человеческую голову. Внутри него пульсировала яркая красная точка.

    – Сердце Хаоса! – вновь услышал я шепот Приза. – Столько лет я шел к нему…

    – А теперь медленно, не делая лишнего шума, аккуратно и осторожно разворачиваемся и быстро сваливаем отсюда, – так же тихо прошептал я. – Ты наврал мне, Приз, когда сказал, что в них всего тридцать метров.

    Титан, что стоял позади пьедестала, был минимум пятидесяти метров высотой. Его плечи, шею и голову скрывал полумрак, притаившийся под потолком.

    – Босс, я говорил про других! Те были четырехсотого уровня, а этот, как видишь, пятисотый! Я сам не знал!

    – Теперь знаешь. И я знаю. Уходим.

    – Я так долго к нему шел…

    Окошко со свойствами титана, которое я успел открыть, информации давало мало, но вполне достаточно, чтобы сделать правильный вывод:

    – Нам здесь нечего ловить, Приз.

    Призрак ледяного великана не шелохнулся.

    – Приз! Очнись! У нас нет никаких шансов против него!

    Я опять бросил взгляд на окно с данными этого монстра, возвышавшегося в центре зала.

    Титан. Капитан королевской гвардии. Уровень: 500.

    Сила: 50 000. Ловкость: 50 000. Интеллект: 30 000. Мудрость: 100 000.

    Здоровье: 500 000 000.

    Урон: синергетичен (в зависимости от суммирующего эффекта характеристик примененных приемов или заклинаний).

    И все.

    Очень скудно. И очень информативно.

    – Приз, он прошел весь лабиринт! Слышишь, Приз? Вот почему мы никого не встретили! Он зачистил весь лабиринт, убил всех джиннов. Всех! Нам только чтобы добраться до сюда потребовались почти двадцать часов. Представь, сколько здесь было джиннов! И он их всех завалил! И этого тоже, – я кивнул на кучу тряпок. – Фараона этого… Собиара или как его там… Слышишь, Приз? Босса инстанса! И все в одиночку! Приз!

    Приз ни слова не сказал в ответ, только молча стоял и смотрел на синий булыжник с мерцающей красной точкой внутри.

    – Приз! Ты посмотри, сколько у него жизни!

    Тишина.

    – Приз! Он наносит и физический, и магический урон! Приз! – я ударил его кулаком в плечо. – У него удар синергетичен! Это больше, чем двойной урон! Больше, чем просто сумма двух ударов! Приз, да очнись ты!

    Мой удар и яростный шепот не дали никаких результатов.

    – Ты только посмотри на эту махину! Размеры имеют значение! Приз, слышишь? В этом мире есть правило – чем больше размер, тем больше природная защита. Слышишь? Собственная, а не приобретенная защита! Она ничем не режется! С такими размерами, как у него, половина моего урона уйдет в никуда. Как в битвах с драконами. Ну, может, не половина… Приз! Да ответь же!

    Не реагирует. Уставился на это свое Сердце Хаоса и молчит. Не шевелится даже.

    Я присел на пол возле открытой двери, опершись спиной о стену, прикрыл глаза, вздохнул и ухватился за лоб ладонью правой руки. Фейспалм правый. Никаких идей, как переломить ситуацию и вывести Приза из ступора, у меня не было. Придется ждать, когда он сам очнется. Не будет же он так стоять вечность? Или все же будет? Не удивлюсь и такому варианту.

    – Босс, – через несколько минут я наконец-то услышал голос Приза. – Мы должны попробовать.

    Я только-только убрал ладонь от лица, как тут же пришлось вернуть ее обратно.

    – Ты бессмертный, босс. А меня, в случае моей гибели, ты всегда можешь призвать заново. Босс, мы ничем не рискуем! Слышишь, Эвери? Ты же легенда!

    Надо же! Первый раз за все время Приз назвал меня по имени.

    – Не издевайся, – я вяло отмахнулся.

    – Я серьезно, Эвери! Ты – легенда!

    Я опустил правую руку и обреченно обхватил лоб ладонью левой. Вздохнул. Фейспалм левый.

    – Нет, не потому, что ты выиграл Турнир, ты не один такой. И не потому, что в одиночку проходишь инстансы выше положенного тебе уровня. И даже не потому, что убиваешь с одного каста боссов инстансов. Это могут многие бессмертные. Не среди них ты легенда.

    Я удивленно поднял голову.

    – Ты о чем, Приз?

    – Легенды о Темном Эвери ходят среди нас, коренных жителей этого мира. Ты не такой, как все остальные бессмертные. Помнишь, там, в тюремных застенках Альбасете ты снял мантию, единственную свою одежду, и передал израненному охотнику? Неписи, как вы нас называете. Ты тогда только-только появился в этом мире.

    – Приз, а ты-то откуда об этом знаешь? Тебя же тогда не было со мной.

    – Говорю же тебе, ты – легенда! Вспомни девочку в Театре кукол! Или Елену там, на дороге, когда мы просто могли пройти мимо и не ввязываться в драку с отрядом фракции Света. Неписи для тебя не просто мусор под ногами, как для других бессмертных. Для нас это очень важно. Для всех, к какой бы фракции мы не принадлежали и по какому бы Пути мы не шли. Бессмертных у нас не любят. Тебя – уважают.

    – Только не говори, что я один к вам нормально отношусь.

    – Нормальное отношение к неписям можно встретить у многих бессмертных, – согласился Приз. – Но таких, как ты, – единицы. До тебя никто еще не отдавал неписи последнюю рубаху. Да и после тебя тоже.

    – Тоже мне, великая ценность, – скептически буркнул я. – Нубская рубаха ценой три медных грошика.

    – Не в цене дело. И это не единственный твой поступок такого рода. Ты никогда не подводил нас, неписей, не бросал на произвол судьбы!

    – Приз, – поморщился я. – Давай только без этих попыток манипулирования мною. Без толку это. Нам это никак не поможет справиться с этим титаном. С этой, как ты говоришь, неписью! Он нам просто не по силам. Совсем не по силам.

    Мы оба повернули головы и посмотрели на торчащего посреди зала титана.

    «Ну и громадина», – в очередной раз подумал я. Если бы Приз сейчас был не уменьшенным, а своего обычного роста, то даже подняв руку, он вряд ли дотянулся бы до колен титана. Очень грозно смотрится этот капитан королевских гвардейцев. Кстати, нынче у короля Порядка нет гвардии. Видать, никто не осмеливается присвоить это звание. И я теперь понимаю, почему. Надо быть полным отморозком, чтобы решиться на такое. А отморозков во фракции Порядка нет.

    Титан впечатлял не только размерами. Его обмундирование вызывало щемящее чувство зависти. Начищенные, сияющие золотом доспехи, начиная от рыцарских сапог и поножей и заканчивая едва видными сквозь полумрак наплечниками, были Легендарного класса. Уж это я легко мог определить. Наверняка и скрытый в мраке шлем тоже был Легендарным. Уверен, что и не видные отсюда кольца, и другая ювелирка у него также Легендарные. Полный Легендарный комплект. Мечта!

    – Приз, нет смысла, – покачал я головой, отводя взгляд от титана. – Давай вернемся сюда позже. Ты сто лет ждал, еще год или два ничего не решат. Ты теперь не привидение, опасность развоплотиться тебе не грозит. Так что время есть. Придем сюда через год или два. А за это время мы оба можем как следует прокачаться. Поднимем уровни как следует, вернемся и уделаем этого титана. Как тебе такой расклад? Другого варианта я не вижу.

    – Нет, босс, – Приз покачал головой. – Если ты не хочешь сейчас напасть на титана, я сделаю это сам. Иначе я не могу. Я сдохну, если не попытаюсь. Я знаю это.

    Я поднялся, отряхнул мантию от невидимой пыли. Распрямился и посмотрел в глаза Призу.

    – Легенда, говоришь? Особое отношение у меня к неписи, говоришь? И у них ко мне тоже? Да?

    Приз молча смотрел мне в лицо.

    – Ты ведь прекрасно знал, когда говорил, что в одиночку будешь сражаться с титаном, что я тебя не брошу?

    – Знал, – пожав плечами, ответил Приз, не отводя своих глаз от моих. – Конечно, знал! Мы давно вместе. Я тебя как облупленного знаю.

    – Мерзавец, – выдохнул я. – Даже не покраснел! Ни стыда, ни совести.

    И повернулся к титану.

    Как же его можно завалить? Насколько он уязвим? И какой магией его лучше бить? И, действительно, какова у него защита? Сколько моего урона она срежет? Половину? Четверть? Больше? Меньше?

    Приз за моей спиной, наверное, сейчас улыбается, довольный. И наивно полагает, что я об этом не догадываюсь.

    – Босс, это сильнее меня. Я не могу отсюда уйти, не попытавшись. И… Спасибо тебе, босс.

    Глава 6

    – Приз, вступать в прямое боестолкновение с титаном нам нет никакого смысла. Заведомо обреченная на провал авантюра. Не по Сеньке шапка.

    – Но…

    – Погоди возмущаться! – перебил я Приза. – Я еще не закончил. Ты ведь не забыл, я надеюсь, что мы с тобой настоящие герои?

    – Босс, как можно!

    – А что делают настоящие герои?

    – Они идут в обход!

    – Правильно. У нас ведь по квесту задача не убить титана, а всего лишь добыть Сердце Хаоса. И если мы не можем победить титана в честном бою, то, что мы сделаем?

    – Мы украдем у него Сердце Хаоса! Умыкнем! Уведем из-под носа! Облапошим!

    – Фу, Приз! Что за моветон? – поморщился я. И от кого он только научился таким словам? – Но в целом ты прав. Мы похитим у него Сердце Хаоса. По крайней мере, попробуем это сделать. Это благородно – похитить стыренное у похитителя и вернуть законному хозяину.

    – Стыренное?

    – Стой здесь! – бросил я Призу. – Попробую под скрытом к нему подобраться.

    Только бы у него не было максимально прокачанной «Наблюдательности» или «Внимательности».

    Я активировал «Скрытность» и двинулся в сторону титана. Вблизи он выглядел еще более потрясающим, чем издали. Я подошел к нему на расстояние чуть более двадцати метров, ближе не рискнул. Если у него есть умение «Внимательность» или «Наблюдательность», максимально прокачанное, то тогда мне никакая «Скрытность» не поможет. Если он меня заметит, мне конец. Сваншочу я его или нет – неизвестно, а вот ему точно будет достаточно одного удара, чтобы отправить меня на перерождение. С моим уровнем жизни меня любой обидеть может, причем смертельно. И это не игра слов. Природная защита от урона, как и приобретенная, у меня просто смехотворна. Брони вовсе нет, какая броня из тканевых одежд? Здоровья – кот наплакал. С такими данными даже более-менее приличный монстр первого уровня сможет меня уделать, если успеет ударить. И увернуться я тоже не смогу, слишком незначительно прокачана у меня характеристика «Ловкость». Так что мне доступна только одна тактика боя – не подставляться под удар противника.

    Медленно поднимая голову, я со смешанным чувством осматривал титана. Восторг с одной стороны и холодок липкого страха с другой заставляли мое тело время от времени подрагивать.

    Титан стоял не шелохнувшись, словно статуя. Расставленные на ширине плеч ноги, которые от стоп до колен прикрывали золотые сапоги и поножи, а сверху, от колен до пояса, собранный из длинных золотых пластин килт. Широкая грудь и тонкая талия были обтянуты кольчугой, свитой из толстых золотых колец, смотревшихся на этом гигантском торсе как тончайшая вязь. Поверх кольчуги грудь титана защищала золотая кираса, на которой было выгравировано изображение вставшего на дыбы единорога, символа Порядка. Руки титана, прикрытые на предплечьях золотой кольчугой и облаченные в золотые перчатки и золотые налокотники, свободно свисали вдоль туловища. Плечи его окутывал полумрак, сквозь который угадывались массивные наплечники, также сделанные из золота. Замерзшая под потолком тьма укрывала голову титана и разглядеть, чем она защищена, мне не удалось.

    Я активировал умение «Ночное зрение» и удовлетворенно кивнул – теперь я мог видеть титана полностью. Как я и предполагал, голову титана защищал открытый золотой шлем. Обычный шишак полусферической формы с плавным конусообразным возвышением на макушке и навершием-шишечкой. Спереди на лицо опускался лишь тонкий наносник, а сзади и по бокам к шлему крепилась кольчужная бармица, свитая из гораздо более тонких золотых колец, чем его кольчуга.

    Я еще раз оглядел сверху донизу застывшего передо мной титана. Красиво! Потрясающе красиво! Неподвижная золотая статуя невероятных размеров, созданная с невероятной тонкостью и точностью.

    Золото – мягкий металл. Доспехи из него не делают. А если и делают, то, как правило, исключительно в демонстрационных целях. Например, показать мастерство создавшего их кузнеца, прославить его имя. Или продемонстрировать окружающим свое богатство и положение в обществе. Короче, похвастаться, покрасоваться перед другими. Как правило.

    Здесь был явно другой случай. Доспехи Легендарного класса, надетые на титана, вряд ли уступали по своим защитным качествам доспехам, сделанным из мифрила. В магическом мире превратить слиток золота в элемент защиты высшего качества не так уж и сложно. Всего-то и нужно, что Кузнец, Оружейник или Ювелир уровня Грандмастера, само золото да масса редчайших и дорогостоящих ингредиентов. И время, много-много времени. Все просто.

    Кстати, о времени. Сколько же этот титан простоял здесь? Сто лет? Именно столько, согласно легенде этого мира, прошло со времен последней войны фракций. Именно в конце той войны состоялось сражение, в котором погиб Приз и от которого ускользнул этот титан, унеся с собой Сердце Хаоса. И все эти годы он так ни разу и не шелохнулся? Да жив ли он вообще? Может теперь это просто статуя? Это было бы неплохо. Это сразу решило бы все наши проблемы.

    Несколько секунд я всматривался в застывшего колосса чуть пристальней, а потом, вздрогнув, поспешно сделал несколько шагов назад.

    Ваше умение «Ночное зрение» улучшилось. «Ночное зрение»: + 1. Всего: 10/10.

    Вы достигли максимального уровня умения.

    Теперь Вам доступны новые умения.

    Твою мать, он живой! Живой!

    Глаза титана, смотревшего до этого момента прямо перед собой, пришли в движение – быстро скользнули в одну сторону, на мгновенье замерли там, а потом так же быстро метнулись в другую. Еще через мгновенье они вернулись в прежнее состояние и титан вновь напоминал собой неподвижную скульптуру.

    Живой!

    Несмотря на то, что это было вполне ожидаемо, от мгновенного осознания этого факта меня пробрала дрожь. Как-то до этого момента я не воспринимал эту неподвижную глыбу как живое существо. Расслабился от многочасовой монотонной однообразности. Да и полусонное состояние сильно снизило мое восприятие действительности. Нельзя, нельзя расслабляться!

    Я закрыл мерцающее передо мной окошко с системным сообщением о достижении последнего уровня «Ночного зрения». Давно надо было прокачать это умение. В совокупности с полностью прокачанными умениями «Наблюдательность» и «Орлиный глаз» оно позволяло мне изучить умение «Видеть невидимое».

    Я опять окинул взглядом титана. Тяжело вздохнул и недовольно поморщился. Боязно, однако… Но деваться некуда, надо попытаться. Мой план предельно прост, а потому имеет все шансы на успех. Ни к чему плодить лишние сущности и усложнять простые вещи. Подкрадусь под «Скрытностью» к постаменту, на котором лежит Сердце Хаоса, схвачу его и в то же мгновенье «Прыжком» унесусь на максимально возможное расстояние, на восемьдесят метров. А дальше – ходу! Надо будет как можно быстрее покинуть этот зал и вообще этот лабиринт.

    Я прикрыл глаза и представил, как я несусь по широким коридорам лабиринта, а вслед за мною несется титан. Крупная дрожь пробежала по моему телу. Я открыл глаза. Нет, лучше не представлять такой ужас.

    Высота титана примерно пятьдесят метров, да и стоит он не вплотную к пьедесталу, а метрах в трех от него. Есть шанс, что и при прокачанной «Наблюдательности» он меня не увидит, ведь расстояние от его глаз до меня будет гораздо больше двадцати метров. Исчезновение голубого булыжника с пьедестала он, конечно, заметит, но будет уже поздно. Главное, чтобы он не заметил меня.

    Я сделал глубокий вдох, выдохнул и осторожно двинулся к алтарю с Сердцем Хаоса.

    Не успел я сделать и нескольких шагов, как тело титана напряглось, сгруппировалось. Я замер и, медленно подняв голову, посмотрел вверх. И встретил взгляд титана.

    Как я не описался в этот момент, знают, наверное, только боги.

    Из-под нахмуренных бровей на меня настороженно смотрели глаза титана. Я судорожно сглотнул. Титан сделал движение рукой и в ней появился меч.

    Мгновенный разворот!

    «Прыжок»!

    Слышу свист рассекаемого воздуха за моей спиной.

    Бух! Мои ноги ударили в пол и я, пробежав несколько шагов, остановился у дверей, рядом с выглядывающим из коридора Призом.

    – Вот зараза!

    Мгновенно развернувшись и приняв боевую стойку, готовый начать каст заклинания, я сразу же расслабился – титан стоял на прежнем месте и не представлял сейчас непосредственной угрозы. Только теперь его вид сильно отличался от того расслабленного и беспечного, в котором он пребывал буквально несколько мгновений назад.

    – Что случилось, Приз? Ты чего ругаешься?

    – Эта зараза, это бесово отродье мне половину здоровья снес! – возмущенно заорал Приз.

    – Как? – я с удивлением уставился на Приза.

    В следующее мгновение я мысленной командой заставил проявиться индикаторы здоровья и маны Приза и пораженно ахнул – если засветившаяся над головой Приза горизонтальная полоска насыщенного синего цвета, отображающая максимальное и фактическое количество маны, сохранила свой цвет по всей своей длине, то располагавшаяся чуть выше полоса, обозначавшая уровень здоровья Приза, вместо яркого зеленого цвета имела бледно-желтый оттенок и была заполнена этим цветом меньше, чем наполовину.

    – Как он смог? Как он это сделал? – растерянно спросил я.

    Приз стоял в дверном проеме, даже чуть дальше, за пределами зала, и от него до титана было больше восьмидесяти метров, видеть его титан не мог, а значит, не мог и ударить по Призу заклинанием. Разве что он использовал массовое заклинание, действующее на площадь, но как тогда я его не заметил?

    – Приз, что он кастанул? Я в прыжке видел только, как задрожали стены, но не разглядел отчего.

    – Он топнул!

    – Топнул?

    – Ну да, просто топнул! Поднял ногу и с силой ударил ей в пол! – и Приз показал, как это сделал титан.

    – Всего лишь, – пробормотал я и посмотрел в сторону гиганта. – Всего лишь поднял и опустил ногу. И у тебя снесло половину жизни.

    Я растерянно покачал головой. Участок зала, куда титан ударил ногой, находился более чем в восьмидесяти метрах от нас. Сюда докатились лишь слабые отголоски, но и их хватило, чтобы уполовинить здоровье моего питомца. А у него сейчас, на двести пятидесятом уровне, здоровье почти под сотню тысяч единиц. На самом деле, это не так уж и много для такого уровня, все-таки призрак – это не белый медведь. У белого мишки на двести пятидесятом уровне было бы больше миллиона единиц жизни, а то и все два. Или даже три. Никто не видел белого медведя, раскачанного до такого уровня, но примерно предположить уровень его здоровья можно и без точных расчетов. Да, точняк, три миллиона единиц жизни было бы у белого мишки на двести пятидесятом уровне, если целенаправленно прокачивать ему характеристику «Выносливость», отвечающую за количество здоровья.

    – До чего же он, оказывается, силен, – все так же растерянно сказал я, продолжая пялиться на титана. Одно дело просто прочитать в инфе о его «Силе» и совсем другое увидеть последствия ее применения.

    Поза титана сейчас разительно отличалась от той, что мы видели раньше. Напряженная стойка, слегка согнутые в коленях ноги, чуть наклоненное вперед туловище, втянутая в плечи голова, которую он поворачивал то в одну, то в другую сторону. А главное – в руках он держал щит и меч. Длинный узкий меч и простой круглый щит, оба сияющие золотом.

    – Метров десять, а то и все пятнадцать будет, – я на глаз определил длину меча в руках титана. – Ничего себе громадина!

    Я повернулся к дверям, протиснулся в них и направился к выходу из лабиринта.

    Не получилось. На этот раз. Обидно, но зато есть маленькое утешение – я теперь точно знаю, что титаны существуют, и я первым из игроков увидел живого титана.

    – Уходим, Приз. Нам здесь ловить нечего.

    Тяжелая длань в который уже раз за долгий сегодняшний день опустилась мне на плечо.

    – Босс, погоди! Не паникуй! Есть предложение.

    Я повернулся к нему, недовольно сбросил его руку со своего плеча и, нахмурившись, спросил:

    – Ну, и?

    – Ты попробовал. Не срослось. Теперь я попробую. У меня уровень побольше твоего будет. В пять раз! И выносливости побольше, и силушки!

    – И что ты можешь сделать? Он тебе здоровье даже с такого расстояния одним ударом ноги о землю наполовину укоротил, а подойдешь ближе, он тебя сразу же убьет! И твой уровень тебе не поможет. Забудь! Вернемся сюда через год.

    – А я под невидимостью подкрадусь. И под «Бестелесностью»! Я ведь могу под «Бестелесностью» удерживать материальные вещи! Схвачу Сердце Хаоса и бегом назад!

    – Ага. И он за тобой! «Бестелесность» у тебя не бесконечная. Всего пятнадцать минут держится! За это время мы далеко не убежим. От него вообще не убежишь, на один его шаг сотня наших придется!

    – Так под невидимостью же! И ты тоже невидимость накинешь. Так и выберемся отсюда и Сердце Хаоса вынесем!

    Я промолчал, обдумывая предложение Приза. В принципе, может сработать. Шансы есть.

    – На пятисотом уровне у него наверняка есть умение «Видеть невидимое». Глупо рассчитывать на другое. Не выйдет, Приз. Ничего у тебя не выйдет. Убьет он тебя.

    – А если и убьет, так ты призовешь меня по новой и все дела, – отмахнулся от моего предостережения Приз.

    – Хм, – с сомнением произнес я. – Раньше, помнится, ты до ужаса не любил погибать.

    – И сейчас не люблю, – легко согласился со мной Приз. – Неприятное это дело. Да и страшно каждый раз, как будто впервые. Но дело того стоит! Я сто лет искал Сердце Хаоса! И я готов умереть окончательной смертью, лишь бы выполнить задание Верховного бога Хаоса, хотя это теперь и не моя фракция. Я должен, я обязан довести это дело до конца!

    Я махнул рукой.

    – Ладно, пробуй! Может и выгорит твоя затея.

    Приз, не сказав ни слова мне в ответ, сорвался с места и метнулся к центру зала. Размеры Приза стремительно менялись, он увеличивался и уже через несколько секунд к титану бежал трехметровый призрак ледяного великана, размахивающий боевой секирой. Все-таки в состоянии призрака он предпочитает как можно больше походить на того себя, каким был при жизни. Встретишь такого в темном переулке и помрешь от испуга. Обычного призрака встретишь, все штаны обделаешь со страху, а представьте, если это будет трехметровая махина?

    Жаль, что Приз боевые кличи орать сейчас не стал, тот же «Душераздирающий крик», к примеру. Может, титан тоже обделался бы с перепугу?

    Через секунду Приз растворился в невидимости и исчез из виду, но ощущать его примерное местоположение я не перестал.

    Когда Приз уже подбегал к постаменту с мерцающим на нем синим булыжником, титан вдруг встрепенулся, быстро переступил с ноги на ногу, чуть сдвинувшись в сторону, и взмахнул мечом. У меня сжалось сердце – удар меча пришелся как раз в то место, где по моим ощущениям сейчас находился Приз.

    Я зажмурился и прошептал:

    – Плохо! Плохо! Плохо!

    У титана активировано умение «Видеть невидимое»! А я не почувствовал переход Приза в состояние бестелесности! Хотя это ни о чем и не говорит – я мог и проворонить. Это раньше, когда Приз был привидением и делал все только по моей команде, я всегда чувствовал его и знал, где он и что он делает. А сейчас, когда он и без моих команд прекрасно обходится и вытворяет все, что захочет, по своему усмотрению, я на нем внимание не акцентирую, отвык уже от этого. Да и зачем мне лишний напряг?

    Я осторожно приоткрыл один глаз и с облегчением вздохнул. Системки с уведомлением о гибели моего питомца не было. Успел Приз! Успел активировать «Бестелесность»! Меч титана не причинил ему никакого вреда. Будь иначе, Приз не пережил бы удар. Я открыл и другой глаз и, успокоенный, посмотрел в центр зала.

    Приз, держа в одной руке секиру, а другой крепко прижимая к своей груди драгоценный синий булыжник, левитируя, несся ко мне. Щит он закинул за спину. Невидимость с него слетела и раз за разом через его тело проносился меч титана, не причиняя при этом Призу никакого вреда.

    Я резво развернулся и бросился к выходу из зала. Надо открыть двери, на счету каждая секунда! Из «Скрытности» я не выходил, а невидимость накидывать на себя не было никакого смысла, раз у титана «видимое невидимое» активировано.

    Я успел толкнуть гигантскую дверь, которая легко поддалась мне, словно весила меньше пушинки, и оглянутся назад. И стал свидетелем того, как бессмысленно закончилась наша с Призом авантюра.

    Титан, поняв всю бесполезность махания мечом, просто вытянул руку в сторону убегающего Приза и с нее сорвалась ярчайшая молния. Ровная, как стрела, она ударила в спину Призу.

    «Вот зараза! У него еще и Магия Воздуха на уровне Гранд-мастера!»

    Выпущенная титаном молния не причинила никакого вреда Призу. Она просто прошла сквозь него, но я видел, как маска ужаса расползлась по лицу Приза.

    – Босс, лови! – крикнул он и метнул в мою сторону Сердце Хаоса как заправский регбист.

    И сразу же после этого в него вонзилась огненная стрела, тоже не причинившая ему никакого урона. «Бестелесность»! Какое замечательное умение! «Хочу себе такое!» – это была первая мысль, мелькнувшая в моем мозгу после увиденного.

    «И Магия Огня не меньшего уровня», – следом мелькнула вторая мысль, и я бросился к синему булыжнику, катившемуся в мою сторону по гранитному полу с грохотом обычного камня.

    Титан сделал несколько шагов. Всего несколько широких шагов, но и их хватило, чтобы покрыть большую часть расстояния от центра зала до выхода из него.

    На втором шаге огромная стопа полностью накрыла трехметрового великана, но Приз не обратил на это никакого внимания. Просочившись сквозь плоть гиганта, он продолжил свой стремительный бег. «Сквозь твердь». Еще одно очень заманчивое умение.

    А вот мне не повезло так, как Призу.

    На последнем шаге титан наступил на Сердце Хаоса, до которого мне оставалась буквально пара десятков метров. Его рука вытянулась в мою сторону и через полсекунды с нее сорвалась молния. Этого времени мне не хватило даже толком затормозить.

    Вам нанесен урон. Ваше здоровье уменьшилось.

    Здоровье: – 580. Всего: 0/580.

    Вы умерли.

    Как же это больно! О, боги! За что мне такие муки?

    Вы воскрешены! Войдите в новую жизнь с новыми силами.

    Вами получен посмертный дебаф: основные характеристики – 99 % (но не ниже: 1), скорость – 50 %.

    Время действия: 6 часов.

    Внимание! Посмертный дебаф невозможно отменить.

    Я находился в центре каменной плиты восьмиугольной формы, возвышавшейся на метр над поросшей густой травой поляной. Вокруг стоял лес, а прямо впереди, над верхушками деревьев, вздымалась знакомая гора.

    Где-то там находится вход в пещеру, в которой меня дожидается Приз.

    Прости, друг, но не сейчас. Я не спал больше суток. Я сейчас ни на что не годен, а мне только для того, чтобы добраться до тебя, потребуется несколько часов.

    «Приз, слышишь меня?»

    «Да, босс».

    «Я возвращаюсь в свой мир. Тело оставляю на круге возрождения, это на поверхности, у подножия горы. Тебе лучше быть к нему поближе, а то можешь развоплотиться, если меня долго рядом не будет. А меня часов десять не будет точно».

    «Босс, это не так уж и далеко. Ничего со мной не станется. Я попробую еще раз. Может, сумею утащить у титана Сердце Хаоса».

    «Рискуешь. Но как хочешь, Приз. Как хочешь. До завтра!»

    Я дал мысленную команду на выход.

    Внимание! Ваш персонаж покидает игру не мгновенно. В целях безопасности нервной системы пользователя выход из игры осуществляется в течение 10 секунд.

    До выхода осталось: 10 секунд.

    Я устало вздохнул и разлегся на холодном камне круга возрождения.

    До выхода осталось: 8 секунд.

    Ничего, не простыну. Я зябко пожал плечами. Личи не простывают.

    До выхода осталось: 4 секунды.

    Утро вечера мудренее. Хотя как тут ни мудри, сделать мы ничего не сможем. Это ясно, как день. Думаю, уже и Приз все понимает, но только не хочет признаться себе в этом. Ну, ничего, завтра попробую его аккуратно убедить. К тому времени он вполне созреет для этого.

    Выход!

    Глава 7

    – Привет! – я подбежал к Оксане, делавшей растяжку возле турника, и поцеловал ее в щеку. – Извини, что опоздал.

    Еле-еле проснулся, хотя проспал половину вчерашнего дня и всю ночь.

    – Привет! – улыбнулась она и тут же, сделав грозное лицо, строго спросила: – Почему вчера не вышел на утреннюю пробежку? Так хвалился – здоровый образ жизни, здоровый образ жизни! А сам? Даже утреннюю зарядку не делаешь! А еще не звонил мне целый день! А я тебе – звонила! А ты трубку не брал!

    И она возмущенно притопнула ногой.

    Я рассмеялся.

    – Вчера в «Битве богов» завис. Больше суток из игры не вылезал. А как вылез, то только и смог, что до кровати добраться и рухнуть в нее. Сразу же отключился. Даже есть не стал, хотя голодный был, как стая бешеных волков.

    – Почему бешеных? – удивленно распахнула глаза Оксана.

    – Потому, что столько съесть, сколько готов съесть я, может только безумец!

    Оксанка тоже засмеялась. Я почувствовал, что она сменила гнев на милость.

    – Ах! Ах! Ах! Так ты сейчас голодненький у нас! Бедненький! Не кормленный! – засюсюкала она. – Ну, тогда ладно, не буду тебя долго держать. Да и заканчивать утренний моцион давно пора, я уже в институт опаздываю. Специально задержалась, надеялась тебя дождаться. Хорошо, хоть не зря. Узнала хотя бы, что у тебя все в порядке. Ты же сам позвонить не догадаешься!

    На меня волной нахлынула нежность. Я попытался обнять свою девчонку и прижать ее к груди, но она ловко увернулась, погрозила пальчиком и легкой трусцой побежала по беговой дорожке. Я пристроился рядом.

    – Я еще вот зачем звонила, – сказал Оксанка. – В ваши края наведываюсь. В Некрополисе некоторое время побуду. Буду качать репу у вашей фракции.

    – Зачем тебе репа фракции Смерти? – удивился я.

    – Эпик-квест хочу получить.

    – Еще один? А как же квест первосвященника Молоха? Ты что, выполнила его? – я выпучил глаза от удивления. – Когда успела? Ты же всего пару дней назад плакалась, что не смогла его сделать! И целый рейд тебе не помог!

    – В том-то и дело, что не выполнила. И не знаю, когда выполню. Слишком сложный оказался. Неподъемный. Потому и хочу взять другой. Может, этот попроще будет.

    – Ксюх, без «Восхищения» у Мораны тебе не дадут Эпик-квест нашей фракции. Даже если у тебя репы с фракцией Смерти и с Верховным жрецом Мораны будут на уровне «Восхищения», все равно квест не дадут.

    – А у меня с Мораной уже «Восхищение»!

    Я остановился и удивленно уставился в спину продолжавшей бежать Оксанки. Через несколько шагов она остановилась, оглянулась, увидела меня, стоявшего столбом, и, разведя руки в стороны и пожав плечами, спросила:

    – Что?

    – Ксюх, – я подошел к ней. – У тебя что, на самом деле «Восхищение» у Мораны?

    Увидев ее подтверждающий кивок и довольные глазки, я произнес:

    – Абзац! Но как? У тебя вообще сколько божественных реп прокачано?

    Она опять пожала плечами.

    – Две. Молоха и Мораны. Я их еще до своего сотого уровня качала. Так проще. Я еще и репу у Хаоса хотела прокачать, но не успела, выскочила на сотый уровень, а там все стало слишком сложно.

    – Но зачем? Две репы на усиление отдельных ветвей магии – зачем? Логичнее же взять одну репу на усиление какой-нибудь ветки магии, а другую на общее усиление. На тот же «Интеллект», к примеру. На ману. На силу магии.

    – Чем логичнее? – фыркнула Оксана. – И вообще, у каждого своя логика прокачки. У меня логика очень простая и действенная. Во-первых, Магия Смерти и Магия Тьмы – это совершенно разноплановые магии. Одна боевая, а другая – это проклятия. Дебафы. Во-вторых, и Морана, и Молох – это Верховные боги в своих пантеонах. После прокачки их репутации до уровня «Восхищения» у меня появляется шанс взять квест Эпического уровня. Прокачать фракционную репу и репу у первосвященника – не проблема. Пара месяцев на каждую репу, если ни на что больше не отвлекаться, от силы три. Зато в итоге у меня будет целых два Эпических предмета! Представляешь? Целых два! Ты много знаешь игроков, у которых есть целых два эпика? Не считая топов, конечно? Два эпика с лихвой перебивают все остальное.

    Я удивленно покачал головой. Даже одним Эпиком могло похвастаться довольно ограниченное количество игроков. Многие из тех, кто сумел выполнить задание Эпического класса, предпочли продать полученную за это в награду Эпическую вещь. При удачном раскладе на вырученные деньги можно было купить полный доспех из предметов Легендарного класса, а полный комплект Легендарок точно будет давать больше усилений, чем одна-единственная вещь, пусть даже Эпического класса. Ну, а полный Эпический комплект – удел исключительно топовых игроков из топовых кланов.

    – И ты с самого начала выбрала такой путь развития своего персонажа, – произнес я, только сейчас осознавая масштабность замысла Оксаны. – У тебя тоже был свой План.

    – Почему был? Он и сейчас есть. Просто возникли некоторые временные трудности с его реализацией. Временные!

    – Как я тебя понимаю! – я вспомнил свои «временные трудности» с выполнением моего Плана. – Но ты не расстраивайся, у тебя все получится. Зная твою целеустремленность, я думаю, что не пройдет и четырех месяцев, и ты получишь свой Эпический квест. А то и раньше.

    – Надеюсь. В любом случае, пока не получу этот квест, буду отираться в Некрополисе. Можем пересечься. А то столько времени встречаемся, а в игре ни разу так и не пересеклись. А кто-то, помнится, весь такой самонадеянный меня на дуэль вызывал. Грозный такой весь. Не помнишь, кто бы это мог быть?

    Она, скосив глаза, лукаво посмотрела на меня.

    – Что-то смутно припоминаю, – сделав задумчивое лицо, ответил я. – Что-то такое было вроде уровне то ли на десятом, то ли на двадцатом. Кого-то я тогда приглашал подуэлиться. Как честный человек, я тогда мог позволить себе это сделать. Тогда у вас, мадам, были хоть какие-то, пусть и призрачные, шансы на победу. Теперь же их нет вовсе. У меня сорок девятый уровень!

    Про то, что я с одного каста снимаю более миллиона единиц жизни, я распространяться не стал. Зачем давить своим превосходством на любящего тебя человека, нежного и ранимого?

    – Нахал! У меня уже сто девяностый уровень! И я мадемуазель! – легкий кулачок ударил меня в плечо.

    – Упс! Тогда дуэль состоится при любой погоде! Вот как только доделаю свои дела, так сразу же метнусь в Некрополис и брошу тебе вызов.

    – Отлично! И попробуй только улизнуть!

    – Жди вызова в самое ближайшее время!

    * * *

    «Приз!»

    Тишина. Нет ответа. И не чувствую я его. Далеко. Но почему он не отвечает? Может, занят чем-то серьезным и ему не до ответов?

    «Приз?»

    Я спрыгнул с круга возрождения и направился в сторону виднеющейся над кронами деревьев одинокой горы. Может, когда подойду поближе, почувствую Приза, если он не погиб от рук титана. Или от его ног, что более вероятно.

    Или, может, не заморачиваться и призвать Приза прямо сейчас? Тяжелый разговор мне предстоит – объяснить ему всю бесперспективность наших потуг противостояния титану. Лучше не откладывать это в долгий ящик и завершить поскорее.

    Я двигался сквозь лес, постоянно оглядываясь по сторонам. Сейчас, когда я был один, он не казался мне таким же безопасным, как тогда, когда мы шли по нему вместе с призраком ледяного великана.

    Нет, не буду призывать его сейчас. Выдергивать его из одного места в другое – как-то некрасиво получится. Не могу я так с ним поступить, не кукла же он неразумная. Искусственный интеллект, как-никак, хоть он этого и не осознает. И эмоции у него присутствуют. Я бы даже сказал, импульсивно проявляются. Сначала доберусь до пещеры, а там попробую его еще раз позвать. Может, откликнется.

    Хотя зачем я себя обманываю? Специально тяну время, чтобы отдалить трудный разговор.

    Я остановился и, открыв перед собой карту Кенола, нашел маячок, поставленный мною возле пещеры. Потратил пару секунд на чтение заклинания, и передо мной заколыхалось серебристое окно портала. Еще через секунду я стоял перед спуском в пещеру.

    «Приз?»

    Нет ответа. Значит, Приз или развоплотился от долгого пребывания вдалеке от хозяина, меня, то бишь, или пал от рук и ног титана. Или между нами все еще большое расстояние? Очень может быть, если вспомнить размеры пройденного нами лабиринта.

    В любом случае, надо его призывать. Не идти же мне в пещеру, не топать же несколько часов по лабиринту, чтобы потом вдруг убедиться в его смерти!

    Начинаю читать заклинание призыва.

    – Аааааааа! – появившийся передо мной после завершения заклинания Приз, ухватившись двумя руками за древко секиры, вращался вокруг своей оси, как метатель молота, то приседая, то поднимаясь в полный рост.

    Вжик!

    И лезвие секиры прошло у меня над головой. Я еле успел пригнуться.

    Вжик!

    И лезвие громадного топора проносится у меня под ногами. И как я сумел так вовремя подпрыгнуть и подогнуть ноги?

    Вжик!

    И острое лезвие проскальзывает между моими плечами и моей же головой.

    – Босс? Ой!

    – Приз! – успел крикнуть я прежде, чем моя голова соскользнула с моих плеч.

    Вам нанесен урон. Ваше здоровье уменьшилось.

    Здоровье: – 580. Всего: 0/580.

    Вы умерли.

    Боль… Опять… Убью Приза!

    Вы воскрешены! Войдите в новую жизнь с новыми силами…

    А потом призову и опять убью его! До чего же больно умирать!

    А потом еще раз призову и опять убью. И еще раз! И еще! И…

    Я спрыгнул с круга возрождения и, потратив пару секунд своего драгоценного времени, открыл окно портала. И сразу же нырнул в него. Нельзя терять ни секунды, а то дикое желание убить Приза пройдет, и этот негодяй отделается легким испугом. Отходчивый я. Добрый.

    – Босс! Я не хотел!

    – Убью! – я бросился на него, замахиваясь посохом, как дубиной, а трехметровый великан вместо того, чтобы достойно принять смерть, развернулся и огромными прыжками скрылся в пещере. – Стой, подлый трус!

    Куда там! Разве его догонишь? У него один шаг равен трем моим, а я еще и под дебафом на скорость. Расстояние между нами стремительно увеличивалось.

    Я остановился только у самого конца спуска. Бесполезно! Я Приза даже не видел, настолько он оторвался от меня. Пришлось активировать «Ночное зрение». Покрутив головой по сторонам, я усмехнулся – Приз, забавно перебирая ногами, несся далеко впереди. И никакая темнота ему не мешала. Вот как я его напугал!

    Я самодовольно хмыкнул. Ну, еще бы! В гневе я ужасен.

    «Приз! Тормози! Я уже не сержусь. И убью тебя не три раза, а всего один».

    «Не, Босс. Я лучше еще немного подожду, пока ты совсем остынешь».

    «Да стой ты! Ничего я с тобой не сделаю. Расскажи лучше, что это было? Отчего ты вертелся как юла?»

    Приз наконец-то остановился, но приближаться ко мне благоразумно не стал и через несколько минут я сам подошел к нему.

    – Да ничего особенного не было, – начал свой рассказ Приз. – Я хотел, чтобы он потратил хотя бы часть маны и несколько часов провоцировал его. Приближался к нему так, чтобы мечом он меня достать не мог и применял заклинания, а потом уносил ноги. И так раз за разом. А еще каждый час, когда спадал кулдаун на «Бестелесность», пытался умыкнуть у него Сердце Хаоса.

    – Ну и как?

    – Не получилось, – Приз развел руками. – Не умыкнул.

    – С маной как, спрашиваю? Много титан ее потратил? И спустись уже ко мне! Опять мне приходится голову задирать!

    Приз послушно уменьшил свои размеры и сравнялся со мной в росте. Виновато вздохнул:

    – Мало. Не удалось мне заставить его ману как следует тратить. Умения «Регенерация маны в бою» у него нет, это я выяснил, зато вне боя она у него довольно шустро восстанавливается. А если в течение минуты на него не нападать, то считается, что он вышел из боя, и мана у него начинает регенерировать. Это я тоже опытным путем установил. В общем, за все время мне даже на один процент не удалось уменьшить его ману. Зато я его конкретно достал!

    – Да? И в чем это выразилось?

    Приз опять сделал виноватый вид, потупил голову и произнес:

    – Он убрал Сердце Хаоса с постамента и спрятал его в свой рюкзак.

    Ну, теперь мы точно ничего не сможем сделать. Хотя какая разница? У нас изначально не было шансов в любом случае.

    Я шел рядом с Призом и думал, как бы ловчее начать тяжелый разговор. Мы достигли ворот лабиринта, все так же гостеприимно распахнутых. Ну, как гостеприимно – по-прежнему была приоткрыта только одна из створок, но и этого было достаточно, чтобы мы спокойно прошли внутрь, не касаясь створок, а рядом с нами оставалось еще место для свободного проезда пары дилижансов. Но заходить внутрь я не стал. Повернулся к Призу.

    Пора начинать тяжелый разговор.

    – Ты его достал, а он, похоже, тебя, раз ты полез на него, как безумный размахивая секирой? – сказал я совсем не то, что хотел. – Решил самоубиться?

    – Да вот как он Сердце Хаоса спрятал, так я на него и кинулся. Разозлился я. Понимаю, тут бы мне конец и пришел, да ты меня из-под самого его носа выцепил. И зря, наверное.

    Я удивленно уставился на Приза.

    – Почему зря? Умереть захотелось?

    – Да я его бы точно сумел бы ударить. Один разик, но успел бы. Посмотрел бы, какой урон могу нанести. Я ведь себя в этом виде не знаю. Двести пятидесятый уровень, а на что способен – для меня загадка. Ледяным великаном себя знаю, привидением себя знаю, а призраком – нет. Я ведь еще ни разу ни в одном бою не участвовал.

    – И решил начать с титана? – иронично заметил я. – Не знаю, какой урон ты бы ему нанес, защита у него еще та, но уверяю тебя, одного разика тебе точно не хватило бы, чтобы завалить титана.

    Приз рассмеялся, а вслед за ним и я.

    – Силушки у тебя много, и урон, судя по твоей инфе, совсем не слабый, – спустя несколько минут сказал я. – Но на титана тебе прыгать пока рано. И так будет еще долго. Даже сравнявшись с ним в уровнях, ты будешь слабее его. Я полагаю, так изначально было заложено в формулах, что вторичные характеристики у титана растут быстрее, чем у всех остальных, при прочих равных. Кроме разве что драконов.

    – Формулы? – переспросил Приз, не поняв, о чем я толкую.

    Я отмахнулся. Не вдаваясь в лишние подробности, отделался общими фразами:

    – Когда создавался ваш мир, каждому виду существа были даны определенные способности, заданы алгоритмы развития. Мы называем это формулами. В общем, это не важно. Суть в том, что ни ты, ни я, ни мы вместе не сможем завалить титана.

    Приз насупился. Ничего не стал отвечать.

    Я тоже молчал, давая ему время свыкнуться с этой мыслью.

    Утро действительно мудренее вечера и сейчас я понимал, что наши потуги – это чистой воды авантюра. Я смог более-менее осмыслить и рассказ Приза о битве с десятком титанов четырехсотого уровня, и сравнить их потенциал с возможностями титана пятисотого уровня. Здесь реально нужен целый клан и желательно, чтобы все его члены были выше трехсотого уровня. И даже в этом случае я не уверен, что этого будет достаточно. Просто потому, что десять титанов четырехсотого уровня уничтожили десять тысяч нагов трехсотого уровня. А разница в сто уровней не оставляет никаких шансов этому десятку выстоять против одного титана пятисотого уровня. Это справедливо не только для титанов – для всех. Об этом вопиет вся логика Игры.

    Клан, конечно, сильнее армии в десять тысяч нагов. И не столько потому, что в кланах может состоять до двадцати тысяч членов – еще и потому, что каждый игрок, бессмертный, как нас называют жители этого мира, использует усиливающие эликсиры и заклинания, ему помогают питомцы, нанесенные ему раны могут исцелить лекари или он сам может воспользоваться зельем, восстанавливающим здоровье. Наконец, бессмертный может надеть надежные доспехи и взять в руки мощное оружие. Именно за счет этого бессмертный становится сильнее монстров сопоставимого с ним уровня. Но, увы, не всех.

    – Босс, я не могу уйти отсюда.

    Тихие слова были произнесены обреченным голосом.

    – Если ты не станешь биться с титаном, я пойду на него один.

    – Это глупо, Приз. Ты погибнешь.

    – Пусть.

    За этим коротким словом чувствовалась такая решимость, что я понял – спорить, уговаривать, что-то доказывать ему бесполезно. Здесь уже не работают законы логики. Никакие объяснения, будь они хоть трижды логичными и разумными, не заставят его изменить свое решение.

    – А когда ты призовешь меня вновь, я снова приду сюда и буду пытаться отобрать Сердце Хаоса у титана.

    Но я все же попытался образумить его:

    – Приз, ты ведь мой питомец. Ты вынужден подчиняться моей воле. Выполнять мои команды.

    – Я знаю, босс. Но это сильнее меня.

    Вот тебе и оборотная сторона необычности моего питомца. Воля моя, оказывается, для него не самый высший приоритет.

    Больше я не пытался повлиять на Приза, и мы молча пошли по гулким пустым коридорам Лабиринта Трисмегиста. Я достал из рюкзака эликсир скорости и выпил его, чтобы хоть немного компенсировать полученный после смерти дебаф. К тому моменту, как мы дойдем до титана, время действия посмертных дебафов должно будет закончиться.

    Центральный зал инстанса встретил нас знакомой обстановкой. Тот же полумрак, притаившийся под потолком, тот же освещенный светом факелов серый гранит пола и белый мрамор стен, тот же черный саркофаг, небрежно сброшенный с постамента, и куча грязного тряпья, вывалившаяся из него.

    И тот же титан, стоявший позади белоснежного постамента в центре зала.

    Единственное отличие – постамент перед титаном был пуст. Сердце Хаоса, пульсирующее красным цветом, исчезло.

    – Ну что? – Приз в нетерпении переступал с ноги на ногу. – Нападаем?

    – Не тупи, самоубийца! Как ты говорил мне вчера? «Ты попробовал, не получилось, дай теперь я попробую». Теперь моя очередь. Но сначала я проведу разведку боем. Посмотрю, с чем его едят и как его для этого лучше приготовить.

    Придется поэкспериментировать со всеми ветвями магии – вдруг титан окажется особо уязвим для какой-нибудь из них? Начну с Магии Земли. Заклинание «Искажение массы», высшего, пятого, уровня, на такой туше должно быть особенно эффективно. По логике этого заклинания, чем больше вес жертвы, тем больший урон оно наносит. А у этого титана вес должен быть просто ого-го какой. Может, его с одного этого заклинания в клочья разорвет? Было бы неплохо сваншотить такого монстра! А даже если заклинание заберет у титана всего треть или даже четверть жизни, то это тоже будет совсем не плохо.

    Ладно. Деваться некуда. Начнем!

    Я полез в рюкзак. Выбрал несколько свитков с заклинаниями и несколько пузырьков с эликсирами. В битве с титаном не будет лишним ни одно усиление. Любой баф, повышающий мои характеристики или увеличивающий урон от моих заклинаний, будет в кассу. Любая мелочь может оказаться решающей.

    Один за другим я выпил эликсиры, увеличивающие показатели основных характеристик – «Интеллекта», «Выносливости», «Силы» и «Мудрости». Затем использовал зелье, повышающее в два раза силу моих заклинаний, после чего воспользовался свитками с заклинаниями, наложив на себя бафы, аналогичные наложенным эликсирами и зельем. Все наложенные на меня блага обладали длительными, от шести часов и выше, эффектами.

    От замелькавших предо мной окошек с системными уведомлениями о полученных бонусах я отмахнулся. Не до них, я и так примерно представлял, какой урон должны наносить мои заклинания. При таком уровне жизни, как у титана, высчитывать до единицы величину нанесенного ему урона от примененного мною заклинания нет никакого смысла. С учетом моих репутаций у бога Маардука, удваивающего показатель «Интеллекта», и у богини Анабет, удваивающей силу магии, а также с учетом всех бонусов за каждые пятьдесят единиц «Интеллекта», урон от моих заклинаний составит несколько миллионов единиц. Само собой, увеличение силы магии и «Интеллекта», полученные мною за статус Грандмастера в профессиях Алхимика и Заклинателя, тоже входят в эту цифру.

    А сейчас я все это великолепие еще и удвою, активировав умение «Изменчивая сила магии», и тогда вероятность ваншота, убийства титана с одного удара, из призрачной становится весьма и весьма реальной. Ха! Полмиллиарда единиц жизни – одним ударом! Расскажешь кому – не поверит!

    В первую очередь я сам не поверю. А потому будем действовать аккуратно и постараемся не подставляться под ответный удар титана.

    Последним я выпил эликсир, сокращающий время применения заклинаний. Теперь каст любого заклинания, даже самого сильного, у меня займет всего половину секунды. Быстрее действуют только мгновенные заклинания, но их я применять не буду – слишком маленький у них урон для такого противника.

    Активировать умение «Ярость» я не стал: оно действует всего десять секунд, а перерыв между использованиями этого умения составляет почти полчаса. Сейчас я собираюсь провести всего лишь разведку боем и поэтому оставлю «Ярость» на потом, на решающую битву.

    Я сделал несколько шагов по направлению к титану, и тело мое самопроизвольно приняло характерную стойку – я начал читать заклинание. Полсекунды на его применение и…

    Каст!

    «Искажение массы» заставило содрогнуться тело титана. Это я успел заметить краем глаза, уже практически развернувшись спиной к титану.

    «Прыжок»!

    Как хорошо, что это мгновенное заклинание не требует времени на его применение.

    Вас посетила удача!

    Вы нанесли критический удар – сила Вашего заклинания увеличена в четыре раза.

    Вы применили заклинание «Искажение массы».

    Вы нанесли урон: Титан, Капитан королевской гвардии.

    Урон: 2 447 326. Здоровье: 497 552 674/500 000 000.

    Стены зала содрогнулись.

    Это что такое? Приземлившись у стены, вдоль которой я совершил полет после использования «Прыжка», я тупо уставился на системное сообщение.

    Это всего два с хвостиком миллиона из пятисот? И это еще и с удачей? Увеличенный в четыре раза урон снял всего два миллиона единиц жизни титана? Это сколько же тогда будет чистого урона, без удачи? Около шестисот единиц? И это заклинание, сила которого увеличивается в зависимости от массы противника? Да сколько же у него там защиты? Сколько у него сопротивления урону? Сколько у него сопротивления Магии Земли?

    Ладно, надо собраться. Паниковать пока еще рано. Магия Земли оказалась бесполезной, существенного урона не нанесла. Нельзя же при таких габаритах титана считать серьезным урон менее, чем в миллион единиц. И это при всех моих усилениях! Значит, у него или высокое сопротивление Магии Земли, или, что еще хуже, просто высокое сопротивление любой магии. Но это мы сейчас проверим. Хуже всего, если просто помогла его природная защита.

    – Приз, врубай левитацию! – крикнул я приблизившемуся ко мне питомцу. – Опять у тебя здоровье просело наполовину. Второй раз ты этот прием не переживешь. Я сейчас Магию Воздуха на титане попробую, «Имплозией» ударю. А он, скорее всего, опять топнет. Наверняка, это у него боевой прием, а не умение. А значит, кулдаун на этот прием вряд ли больше пяти секунд будет. Максимум десять. Так что левитируй, Приз, левитируй. Так тебе будет безопаснее.

    Я опять кастанул «Прыжок» и приземлился в тридцати метрах от титана, ближе побоялся прыгать. Ну его! Опасный тип. Слишком опасный! Махнет мечом – и мне никакой скрыт не поможет, если титан случайно заденет меня.

    Я применил следующее заклинание.

    Каст!

    «Имплозия» мгновенно создала полностью безвоздушную область вокруг титана и сразу же туда со всех сторон ринулись массы воздуха. Титан лишь слегка пошатнулся.

    Подгадываю момент, когда титан поднимает ногу.

    «Прыжок»!

    Не хватало только мне попасть под его удар.

    Вы нанесли урон: Титан, Капитан королевской гвардии. Урон: 720 000. Здоровье: 496 987 325/500 000 000.

    Вновь содрогнулись стены.

    Я опускаюсь рядом с Призом. Вокруг падают куски штукатурки, отвалившиеся с потолка. Вытираю рукавом лоб, пусть и никакого пота там нет. Личи не потеют, но мне просто необходимо сделать это движение, чтобы снять стресс. Я был на волосок от гибели. Приземлись я чуть раньше и попал бы под устроенное титаном сотрясение. Возродился бы потом, конечно, не вопрос, но приятного в этом мало.

    – Ты как, Приз? Не задело?

    Приз, левитировавший в полуметре над полом, отрицательно покачал головой.

    – Вот теперь я верю, что джинны единоутробные братья ледяным великанам, – усмехнулся я.

    Больше всего сейчас Приз напоминал джинна из мультика про Аладдина – внизу, вместо уже привычных мне ног призрака, у него было какое-то конусообразное завихрение. А в предыдущей своей ипостаси Приз напоминал привидение из мультфильма про Карлсона – белесая простыня с едва выраженными глазами и ртом. Глаза, правда, тогда у него были огромные, как блюдца. Не то что сейчас – простые человеческие глаза. Точнее, великанские, но от человеческих их не отличишь.

    – Магия Воздуха оказалась чуть лучше Магии Земли, хотя тоже далеко не идеальна, – резюмировал я. – Сейчас пробую «Испарение» из Магии Воды, а потом «Ауру Смерти», хотя что-то мне подсказывает, что это особого толка не даст и единственной нашей надеждой останется Магия Огня. Но ее я попробую в последнюю очередь.

    Прыгаю к титану и начинаю очередной раунд испытаний.

    Каст!

    «Испарение», заклинание высшего уровня из Магии Воды. Титан даже не шелохнулся.

    Опять «Прыжок», уже обратно.

    Дрогнувшие стены. Куски штукатурки, падающие с потолка. Левитирующий в полуметре над полом Приз.

    Закрываю системное окошко, уведомившее меня о нанесенном титану уроне – тот же результат, что и при использовании предыдущего заклинания, из Магии Воздуха.

    Опять перемещаюсь к титану. Следующая попытка.

    Каст!

    «Аура Смерти». Почти миллион единиц урона!

    Пока это лучший результат сегодняшнего забега.

    Посмотрим, что нам покажет Магия Огня. Заклинания этой магии сильнее, чем заклинания других Стихийных Магий, и обычно слабее заклинаний Магии Смерти, но только не в моем случае – у меня есть пассивное, то есть действующее постоянно и вне зависимости от моего желания умение «Подавление защиты от Магии Огня». Какое бы высокое сопротивление Магии Огня не было у титана, это мое умение сведет его до полного нуля. Последняя моя надежда. Если и эта ветка магии не даст приличного результата, можно смело разворачиваться и с чувством выполненного долга уходить отсюда. И возвращаться лет через десять, не раньше. С такой защитой, как у этого титана, здесь нечего ловить, пока не станешь хотя бы такого же уровня, как и он. А это годы, годы и годы активного кача.

    Каст!

    «Испепеление». Магия Огня, пятый уровень. Самое мощное заклинание в моем арсенале.

    Вы нанесли урон: Титан, Капитан королевской гвардии. Урон: 1 600 000. Здоровье: 498 400 000/500 000 000.

    Приземляюсь рядом с Призом. На падающую штукатурку не обращаю никакого внимания. Закрываю окно с системным уведомлением.

    – Приз, пошли отсюда! – мрачно бросаю своему питомцу и направляюсь к выходу.

    – Босс! Ты что? Хороший же результат!

    – Приз, ты видел, что было перед моим последним кастом? Видел, как по нему пробежала волна зеленоватого света? Он полностью восстановил свое здоровье! Полностью! Мгновенье, и весь урон, что я до этого успел ему нанести, сошел на нет! Ты знаешь, что это значит? – спросил я, но дожидаться ответа Приза не стал. – Я тебе объясню, что это значит. Он владеет или Магией Жизни, или Магией Света! Все! Приплыли!

    Начав тихо и спокойно, к концу своей речи я уже орал. Не ожидал я такого фиаско. Расстроился. Еще сутки назад как дите радовался выпавшему квесту, ну еще бы – задание Эпического уровня! Предвкушал невероятную награду за его выполнение, пребывал в радостных мечтах… И тут такой облом.

    – Босс, не пыли! Не может такого быть, чтобы все было потеряно и у нас не было бы ни одного шанса!

    – Приз, я был когда-то паладином и прекрасно знаю, что такое самоисцеление в бою. Ты видел, сколько у него маны? Целое море! Хорошо, что у него нет умения «Регенерация маны в бою», если ты, конечно, не ошибся. А то он и ману бы регенерировал, как здоровье. Видел, как у него единицы жизни восстанавливались между моими кастами?

    Приз, левитировавший рядом со мной, удрученно кивнул головой:

    – Так что, ничего нельзя сделать?

    – Ну, почему нельзя, – ответил я. – Если заставить его израсходовать всю ману, то убить его потом – дело техники. Кастов за триста-четыреста «Испепеления», думаю, его вполне можно завалить. Если он не завалит меня раньше.

    – Вот именно, – согласно буркнул Приз.

    – Угу, это дохлый номер, – сказал я. – Да и чтобы обнулить полностью его ману, понадобятся почти целые сутки.

    – А то и больше, – Приз вновь поддакнул мне.

    – Меньше. Какой у титана точный расход маны на заклинания мы не знаем, но вряд ли он сильно отличается от стандартного. Можно примерно прикинуть, сколько он будет тратить маны, если, допустим, боевые заклинания он будет кастовать каждые две секунды, а исцеление каждую минуту.

    Я остановился и принялся проделывать в уме вычисления.

    Если титан будет применять только заклинания высшего, пятого, уровня, а другие, по большому счету, ему применять нет резона, то пусть в среднем на одно заклинание у него будет уходить тридцать тысяч единиц маны. Плюс-минус, и скорее плюс, чем минус. Но пока не будем гадать, остановимся на тридцати тысячах.

    «Мудрости» у него сто тысяч единиц. Это миллион единиц маны. Плюс бонусы за каждые пятьдесят статов… Плюс обмундирование, наверняка, дает какое-то количество маны…

    И еще «Интеллект» тридцать тысяч. Это дает всего сто пятьдесят тысяч единиц маны, но, опять же, без учета бонусов. А вместе с бонусами… По самым оптимистичным прикидкам… Получается… Получается…

    Миллионов пятьдесят маны получается. Минимум. Для гарантии еще пяток миллионов надо накинуть сверху. В общем, надо исходить из наличия у него пятидесяти пяти миллионов единиц маны. А то и больше, как говорит Приз.

    Делим на тридцать тысяч и у нас выходит… У нас выходит… Тысяча восемьсот с лишним кастов у нас выходит. Округлим до двух тысяч.

    Если он будет применять заклинания каждые две-три секунды, то это займет примерно полтора часа. Пусть два часа, для ровного счета.

    И что мы получаем?

    А получаем, что мне придется два часа скакать вокруг титана, каждые две-три секунды уклоняясь от его заклинаний. Две тысячи кастов – две тысячи уклонений. Реально?

    Правильно! Не реально.

    А он еще и мечом махать будет. И топать! А кроме этого топота у него наверняка есть и другие боевые приемы.

    Нет, не реально.

    – Что не реально? – вывел меня из задумчивости вопрос Приза.

    – А? Что? – я не сразу понял, что последние слова произнес вслух. – Не реально нам убить его. Он ведь может и не применять заклинания. Или применять их редко. Будет махать своим мечом да боевые приемчики использовать. И сколько мне вокруг него скакать? Сутки? Десять? А пока у него будет в наличии мана и он сможет исцелять себя, мне нет никакого смысла долбить по нему заклинаниями и тратить свою ману. Все равно весь урон залечит. Мне так никакой маны не хватит, даже если я весь рюкзак забью банками с нею.

    – А если артефакт зарядить? Тот, где журавль шар в клюве держит? Как его…? «Колодец маны»! Его на много кастов хватит.

    – На много, – согласился я. – Если считать по количеству кастов. А по времени – не более, чем на два часа. Больше двух часов он ману не держит.

    Мы оба замолчали и надолго задумались. Можно попробовать этот вариант в надежде, что титан выплеснет всю свою ману за эти два часа, но шанс на это настолько призрачный, что строить на нем свою стратегию не просто крайне рискованно, а еще и глупо. Даже по той короткой и скоротечной разведке боем видно, что титан предпочитает магии меч и боевые приемы, а значит, заклинания он использует только в случае реальной их необходимости. Да и любое разумное существо так бы поступало. Мана, как ни крути, все-таки конечна, сколько бы ее ни было.

    Нда, ситуация складывается безвыходная. Слишком хорошая у титана защита от урона и слишком высокая сопротивляемость магии. Будь иначе, можно было бы попытаться достать его заклинаниями, действующими на площадь. Или дотами, наносящими регулярный урон в течение определенного промежутка времени.

    – Кастануть «Ядовитое облако» из Магии Воды, оно несколько часов продержится, – сказал я вслух, обращаясь к Призу. – А сверху еще и «Гниль» из Магии Смерти наложить. Они, конечно, его не убьют, с его-то регенерацией и защитой, но потихоньку какие-то кусочки от его жизни отщипывать будут.

    – А смысл? Сам ведь говоришь, не убьют его эти заклинания, – с сомнением произнес Приз. – Да и не будет он стоять спокойно в центре «Ядовитого облака». Отойдет в сторонку. Придется заклинание на весь зал растягивать, а тогда концентрация у него упадет и урон совсем смешной будет. А вот нам придется убираться из зала. Тебе-то уж точно. А то погибнешь от своего же заклинания.

    Да, иммунитета ни к Магии Смерти, ни к Магии Воды у меня нет. Как, впрочем, и к другим магиям.

    – А я для себя оставлю свободный участок. Так сконфигурирую заклинание, чтобы оно меня не доставало. Или «Воздушной стеной» себя окружу. А титана еще и «Испепелением» буду бить в прежнем режиме – каждые полсекунды. За триста кастов, пусть даже за четыреста, мы его уделаем. На это энергии у меня хватит, почти полрюкзака флаконами с маной забито.

    – Титан может вообще из этого зала уйти, если тут по всей площади будет какое-нибудь из длительных заклинаний растянуто.

    Приз прав. Но к этому моменту у меня в голове блеснула еще одна идея.

    – Тогда по-другому сделаем! Я стану у стеночки и каждые полсекунды буду «Инферно» кастовать на весь зал. У него урон не намного меньше, чем у «Испепеления». Пусть не триста кастов мне понадобится, а пятьсот, маны у меня на это хватит. Зато мне никакого ущерба от этого не будет.

    – Нет! – сразу же отверг мое предложение Приз и решительно махнул рукой, словно шашкой рубанул сверху вниз. – Сердце Хаоса уязвимо для магии. Оно разрушится от одного твоего «Инферно». Если «Ядовитое облако» и «Гниль» ты можешь конфигурировать и не допустить их соприкосновения с Сердцем Хаоса, то «Инферно» накроет весь зал полностью. Не годится!

    И опять Приз прав. Именно по этой причине не любят маги применять «Инферно». Называют его «последним аргументом» или «последним доводом магов». Используют его только укрывшись за магическими щитам и укрыв ими свою группу. И то как правило только тогда, когда на сто процентов уверены, что оно унесет жизнь противника, ибо дополнительные касты на защиту себя и своей группы – это время. Лишние секунды, которые могут стать решающими в исходе битвы. Еще это заклинание используют, когда терять уже нечего, либо в том случае, если у самого мага, кастующего «Инферно», имеется иммунитет к Магии Огня или хотя бы очень высокое сопротивление к этой магии, а ситуация требует быстрых действия и времени на возведение щитов нет. Иначе это заклинание погубит и самого мага.

    – А физический урон? – спросил я.

    – Что?

    – Как действует на Сердце Хаоса физический урон?

    – Никак не действует. Для физического урона оно неуязвимо.

    – То-то титан так спокойно наступил на него. А я удивлялся еще – столько лет он стоял тут, охранял Сердце Хаоса, а тут вдруг взял, и наступил на него всем своим весом.

    Я поднялся на ноги и недовольно сказал:

    – С этого и надо было начинать. А то развел тут… Я ведь маг! Ты не забыл об этом? Как ты мне предлагаешь действовать, если я не могу использовать магию?

    – Почему не можешь? Можешь! Но только индивидуальные заклинания! Бьющие непосредственно в цель.

    – Толку от этих заклинаний! Ты сам все видел! Нет у нас шансов! Нет! Пойдем отсюда!

    – Нет, босс! Я не могу уйти. Если ты не можешь ничего сделать, то я попробую убить его. Раньше я только провоцировал его, играл с ним. А теперь шутки кончились.

    Приз взмахнул секирой, сделав вертикальное круговое движение и заставив загудеть рассекаемый ею воздух. Другой рукой достал из-за спины щит. Сгруппировался и сделал пару шагов вперед, превращаясь на ходу в трехметрового великана.

    – Постой, Приз, – сказал я.

    Он недовольно оглянулся, вопросительно нахмурил брови.

    – Погоди, – повторил я и сунул руку во внутренний карман своей мантии.

    Вытащил оттуда невзрачный камушек. Несколько секунд я рассматривал его, все еще сомневаясь в принятом решении, а потом подкинул его высоко вверх, ловко поймал, когда он падал вниз, и перевел взгляд на Приза.

    Приз ошарашенно смотрел на меня круглыми, как блюдца глазами. Сейчас они больше походили на глаза того привидения, которым он был еще недавно.

    – Босс… Ты хочешь… Там всего… Ради меня… Босс… – Приз постоянно сбиваясь пытался что-то сказать. – Там осталось всего четыре призыва, босс!

    Я пожал плечами. Ну да, осталось четыре заклинания призыва. Я прекрасно об этом знаю и без напоминаний Приза. И что?

    – Босс? Ты готов пожертвовать одним призывом ради меня? – похоже, у него в горле запершило.

    – Приз, у тебя мания величия, – я старался, чтобы голос звучал равнодушно. – Вот еще! Буду я ради тебя тратить целое заклинание призыва Детеныша Кракена. Размечтался!

    Приз недоуменно переводил взгляд с моего лица на серый камешек в моих руках и обратно. Огонек надежды светился в его глазах, переставших уже казаться большими блюдцами.

    – Босс, а зачем ты его достал?

    – Как зачем? – сделал удивленное лицо я. – Конечно, чтобы призвать Малыша и уделать этого титана. Ты как думаешь, сможет Малыш справиться с титаном?

    – Конечно! – радостно завопил Приз. – У него же пятьсот пятидесятый уровень! Был! Позавчера! С той скоростью, что он набирал предыдущие уровни, у него сейчас уже должен быть шестисотый! Не меньше! Конечно же, он победит титана!

    – Вот и я об этом думаю, – спокойно произнес я. – Вся логика игры говорит об этом. Просто вопиет нечеловеческим голосом!

    – Босс! Я… Ты… Я… Никогда! Босс, я никогда, слышишь, никогда не забуду, что ты сделал для меня!

    – Приз, ты еще прослезись от умиления, и тогда я точно заодно с тобой слезу пущу! При чем здесь вообще ты?

    – Но… как? – Приз снова вылупился на меня.

    А я опять подкинул камешек и поймал его, поднес к глазам и стал внимательно его рассматривать. Камешек как камешек – серый, невзрачный, да еще и с дыркой.

    – Очень сильное заклинание призыва заключено в этот Камень Душ, – сказал я. – Уникальное! Единственное в своем роде! И всего четыре раза я могу использовать его. Значит, только в очень крайних, я бы даже сказал – в исключительных случаях, имеет смысл использовать это заклинание. К примеру, чтобы преодолеть озеро, полное опасных монстров. Или что-нибудь еще более серьезное. А что может быть серьезнее квеста Эпического уровня?

    – Босс, – расплывшееся в довольной улыбке лицо Приза лучилось каким-то немыслимым счастьем. – Босс!

    Ну точно, сейчас он расплачется! Невероятное, скажем откровенно, событие. Лучше не доводить дело до этого. Плачущий призрак – не уверен, что смогу пережить такое. Это зрелище будет посильнее плачущего большевика, и тем более сильнее «Фауста» Гете.

    Я еще раз подкинул камешек и, поймав его, начал читать заклинание призыва. Зал большой, просто огромный. Даже если Малыш немного и подрос после нашего с ним расставания, здесь ему все равно будет просторно.

    – Ого! – восхищенно произнес Приз через несколько секунд.

    – Ага, – потрясенно пробормотал я.

    – Шестьсот четвертый уровень, – благоговейно прошептал Приз.

    – С ума сойти, – согласился с ним я.

    Но времени восторгаться размерами появившейся в зале туши, с которой тоннами стекала вода, у нас не было. Малыш и там, на поверхности, казался огромным, а сейчас он еще подрос и в закрытом помещении просто подавлял своими размерами.

    И, конечно, появившись в этом зале, такая громадина не могла не попасть в агрозону титана. Издав воинственный клич, от которого у меня заложило уши, а звуковая волна чуть не сбила с ног, титан ринулся в бой на детеныша Кракена. Ослепляющая молния сорвалась с кончика его меча и ударила в тело Малыша, Малыш заверещал, на этот раз я не устоял на ногах, и упругая воздушная волна откинула меня на десяток метров. Щупальца Малыша метнулись навстречу титану. Битва гигантов началась.

    Глава 8

    «Прыжок»!

    И я перенесся к одной из стен зала и устало прислонился к ней.

    Вот это бой! Вот эту битву действительно можно назвать Эпическим сражением! Пусть в нем всего два участника, или три, если считать меня, но оно явно тянет на звание самой грандиозной битвы, когда-нибудь происходившей на просторах этого мира!

    – Босс! Да что же это такое? Босс, да сделай же что-нибудь! Он сейчас отрубит ему еще одно щупальце!

    Я выпрямился и посмотрел в сторону битвы. И покачал головой.

    Немыслимо!

    Титан меня восхищал! Вот это сила! Вот это мощь! Вот это воля к победе! Он реально шаг за шагом теснил Малыша, прижимая его к стене, загоняя его в угол.

    – Босс! Или ты что-то сделаешь, или я за себя не отвечаю!

    Битва гигантов длилась уже не меньше часа. Уровень здоровья и у титана, и у детеныша Кракена постепенно полз вниз. Медленно, но, как говорится, верно. Пока еще индикаторы здоровья у обоих были в зеленой зоне, но это продлится не долго.

    Что меня радовало еще больше, так это то, что мана у титана тратилась гораздо интенсивнее, чем здоровье. Еще немного, и останется всего половина. Понятное дело – жизнь у него потихоньку регенерируется, а вот мана нет. Приз мне об этом говорил, и, как я вижу, он не ошибся.

    А что было плохо – у Малыша зеленая полоска уменьшалась быстрее, чем у титана. Не просто держать чередующиеся удары меча и магии.

    Я достал из рюкзака очередной флакон с маной и опустошил его. Надо бы приберечь ману, а то такими темпами она скоро у меня закончится.

    – Приз, никуда не лезь. И не попади под удар кого-нибудь из монстров! Держи дистанцию!

    «Прыжок»!

    Я опускаюсь в двадцати пяти метрах позади титана. Тесновато стало в зале, это раньше он поражал меня своими размерами, а сейчас и не прыгнешь толком – максимум метров на сорок, иначе рискуешь врезаться в прыжке в какую-нибудь из туш, в пылу битвы перемещающихся по всему залу.

    На этот раз я попробую «Окаменение», может, сработает и удастся хоть немного замедлить этого бешеного монстра. И только потом опять перейду на Магию Огня. Пока что главная задача – это снизить темп непрерывных атак титана.

    С «Оледенением» у меня ничего не получилось, а я уж было обрадовался, когда всего с третьей попытки тело титана покрыла корка льда. Обычно это удавалось сделать попытки с десятой, а то и с двадцатой, а тут – третий каст «Оледенения» и титан превратился в неподвижную глыбу льда. Жаль, что всего лишь на мгновенье. Правда, этого мгновенья хватило Малышу, чтобы хлестнуть сразу тремя щупальцами по руке титана, державшей щит, и выбить его. Это несколько уравняло шансы.

    Битва изначально пошла для нас наперекосяк. Буквально на первых секундах титан «Вспышкой Света» ослепил детеныша Кракена и сразу же мощным ударом меча практически отсек ему одно из щупалец. Не под корень, и даже не в средней части – так, всего метров десять от конца. Теперь оно болталось на тонком клочке кожи, а хуже всего было то, что из обрубка фонтаном била темная, почти черная кровь Малыша, постепенно заливая пол по всему залу. Дот. Рана, каждую секунду наносящая урон Малышу, забирающая какую-то часть его здоровья. Прижечь бы, да как в такой дикой свистопляске сделать это? Файербол запустить, что ли? Замри щупальце неподвижно, так бы и сделал! А так придется пока закрыть на это глаза. В случае победы, оно само зарубцуется, а потом и заново отрастет, регенерация у Малыша та еще, особенно в воде.

    Значит, у титана Магия Света прокачана минимум до уровня Мастера. Плохо! Лучше бы у него была Магия Жизни. Пусть даже на уровне Гранда. Хотя и в Магии Света титан тоже, скорее всего, Грандмастер, пусть я и не видел, чтобы он использовал заклинания этой магии такого уровня.

    Пятикратный Грандмастер! В Магии Воздуха, Воды, Земли, Огня и, что и следовало ожидать, ко всему этому великолепию титан оказался еще и Грандмастером Меча! Убойный коктейль!

    А еще как минимум Мастер в Магии Света. А Магия Света, как ни крути, это, все-таки, вполне себе атакующая магия. Не то что Магия Жизни.

    Плохо! Очень плохо!

    А самое худшее то, что титан гораздо быстрее Малыша. Он успевал нанести удар мечом, им же отбить атаку нескольких щупалец, нанеся при этом ряд мелких порезов, и еще кастануть какое-нибудь заклинание.

    Каст!

    И с грохотом камнепада плоть титана начинает превращаться в камень. Вот каменными стали подошвы его рыцарских сапог. Вот камень дошел до лодыжек. Вот… Нет. Откат. Не получилось на этот раз.

    «Прыжок»!

    В то место, где мгновенье назад стоял я, ударяет молния, а я проношусь в десятке метров от головы титана и ловлю его быстрый взгляд, долю мгновения провожающий мой полет. Ну и ладно. Смотри-смотри своими прищуренными глазами, ничего ты сделать не сможешь. Я, в принципе, так и предполагал, когда прыгал по траектории, пролегающей почти вплотную рядом с титаном. Риска, что он применит по мне мгновенное заклинание, не было, я уже достаточно хорошо изучил его тактику. Сразу же после каста обычного заклинания, требующего полусекундной подготовки, титан начинал боевой прием и пока он его не закончит, применить новое заклинание или другой боевой прием он не сможет. Так что, никакого риска не было. Но больше я так делать не буду! К бесам! Не понравился мне его взгляд, слишком умный. Такой любую пакость сотворить может. Лучше я не буду покидать безопасную зону и приближаться к нему более, чем на двадцать метров.

    Но до чего же быстр титан, до чего же виртуозно владеет мечом. За все время битвы пропустил всего с десяток ударов щупалец, может, чуть больше. Правда, удары эти было поистине богатырские. Силен Малыш! Ух, как силен!

    А когда у титана был щит, вообще всего пара ударов по его телу прошла.

    Опускаюсь метрах в тридцати от титана и начинаю новый каст.

    «Окаменение», оно же «Камень в плоть», – единственная моя надежда. Нет у меня никаких заклинаний, кроме «Оледенения» и «Окаменения», могущих замедлить противника. Разве что «Болото» использовать, но оно на обоих сражающихся скажется. Эх, будь сейчас со мной фейри в качестве питомца, а не Приз, как бы она сейчас мне пригодилась!

    Каст!

    Опять не прошло. На миг подошвы сапог титана превратились в камень и сразу вернулись в обычное состояние. Пробую еще раз, титану пока не до меня.

    Ничего, прорвемся! Рано или поздно, но «Окаменение» сработает, каким бы высоким ни было у титана сопротивление Магии Земли, какими бы сильными ни были его «Интеллект» и «Выносливость».

    Каст!

    Не получилось… Морщусь от досады.

    Пробуем еще раз, титану по-прежнему пока не до меня.

    Эх, умей я делать ловушки, сделал бы заранее одну в этом зале, а только потом призвал Малыша. Из ловушки титан не выбрался бы, и никакая «Выносливость» с «Интеллектом» ему не помогли бы избежать окаменения. Стоял бы тут мраморной статуей минимум сутки, а уж как ее раздолбать на куски, я бы придумал. Того же Малыша призвал бы в крайнем случае.

    Каст!

    Неудачный.

    «Прыжок»!

    Надо менять диспозицию. А то что-то этот хитрый титан начал потихоньку смещаться в мою сторону. Место, куда я должен был приземлиться после «Прыжка», титан вычислил, в этом я уверен на сто процентов, тут и гадать не надо. А лицо ко мне не поворачивает, как будто и не видит меня, как будто меня и нет здесь, все внимание на Малыша.

    Ага! Как же! Прочувствовал, наверное, какая опасность ему от меня грозит, и решил ее втихаря ликвидировать. Вместе с источником. То есть со мной. Умен, зараза! Ну, еще бы, с таким-то интеллектом! Тридцать тысяч единиц!

    Приземляюсь и снова начинаю кастовать «Окаменение».

    Все-таки мои жалкие потуги дают какой-то эффект, заставляют титана часть внимания уделять мне. Он уже не теснит Малыша. Хотя я тут, похоже, ни при чем – просто теснить уже некуда, Малыш и так зажат в углу ринга, в который превратился весь этот гигантский зал.

    О, нет! Только не это! Срочно прерываю заклинание.

    «Прыжок»!

    Стены трясутся… Топнул, зараза! Чуть-чуть он не успел, я ушел в «Прыжок» буквально за миг до этого!

    «Прыжок»! На этот раз обратно к титану. Начинаю кастовать заклинание и тут же опять прерываюсь, и ухожу в «Прыжок».

    Приземляюсь и оглядываюсь на титана. На мое лицо наползает довольная улыбка. Попался титан! Да и как удачно попался! Малыш опутал сразу двумя щупальцами одну из ног титана. Не вырвется! Теперь он не потопает.

    Мимо меня проносится Приз и жуткий, нечеловеческий вой разносится по подземелью. Я чуть не сорвался с места, только невероятным усилием воли сумев погасить рвущуюся наружу панику. Так вот ты какое, новое умение Приза – «Душераздирающий крик».

    Приз, куда?! Зачем?!

    Приз с занесенной над головой секирой огромными прыжками приближается к неподвижно застывшему титану и, оттолкнувшись от пола, обрушивает удар на его ногу. Удар приходится точно в колено, прикрытое золотым наколенником.

    Яркая вспышка ударила по глазам, и раскаленное пламя затопило зал.

    Ваш питомец убит.

    «Инферно»! Титан применил «Инферно», и весь зал накрыло море огня. Дико заверещал Малыш. Судя по полоске индикатора жизни титана, сменившей цвет с зеленого на желтый и резко укоротившейся, для него это заклинание тоже не прошло бесследно. Наверное, сильно я достал титана своими попытками превратить его плоть в камень, раз он решился на такой отчаянный шаг.

    А меня это заклинание только нежно погладило, оставив после себя ощущение ласкового тепла. Спасибо тебе, дорогой товарищ Иннуендо, что помог мне прокачать умение «Иммунитет к огню» до максимального значения, иначе это пламя слизнуло бы меня и горсточки пепла не оставило бы.

    Надеюсь, у титана не появится больше желание использовать массовые заклинания. Примени он любую другую магию, кроме Магии Огня, мне конец. И останется тогда Малыш один против титана. А я уже не уверен, что детеныш Кракена сможет его одолеть. Малыш у меня все-таки ни разу не Грандмастер. Да и к разумным существам он не относится, а это, как оказалось, имеет значение – в плане тактики и всего такого. Тупо махать щупальцами и наносить одни и те же удары в одно и то же место оказалось маловато для победы.

    Ладно, хватит отдыхать, надо как-то помочь Малышу. Я поднялся на ноги. Приза пока не буду призывать. Ничего полезного он сделать не сможет, а вот попасть под раздачу и в очередной раз погибнуть – вполне.

    Дикий крик боли заставил меня резко развернуться. Кричал Малыш. И было отчего. Увиденное заставило меня содрогнуться: на полу возле сражающихся гигантов, извиваясь, валялось многометровое щупальце, отсеченное почти по самый корень. Лишь небольшой обрубок, длиной не больше пяти метров, торчал из тела Малыша, заливая все вокруг густой черной кровью.

    Как ему это удалось? Как смог титан перерубить это толстенное, диаметром в несколько метров, щупальце?

    Не время забивать себе голову ненужными вопросами и предаваться праздным размышлениям! Малышу нужна помощь! Ситуация и так складывалась не в его пользу, а теперь стала просто катастрофической.

    «Прыжок»!

    Я приземляюсь за спиной титана и начинаю читать заклинание «Окаменение». Поближе к нему переместился, надеюсь, со спины он меня не заметит. Зато шанс удачного применения заклинания так выше.

    А титан изменил тактику. Если раньше его мелькающий как молния меч только отражал удары нескольких щупалец, лишь изредка нанося резкие рубящие удары по телу Малыша, то сейчас, с потерей Малышом одного щупальца, титан стал наносить мечом быстрые глубокие уколы. И каждый такой удар оставлял после себя кровоточащую рану, каждую секунду уносящую частичку здоровья Малыша. При этом титан не забывал чередовать уколы мечом с применением заклинаний. А Малышу еще ни разу не удалось сбить его с каста и я видел, почему – титан банально успевал просчитывать действия Малыша на несколько ходов вперед. И спокойно потратить полсекунды между ударами меча на каст заклинания. Совсем плохи наши дела.

    Каст!

    И каменная волна начала подниматься по телу титана, прокатившись по его сапогам, открытым коленям, перекинулась на килт, достигла кольчуги…

    Сработало! Есть! Получилось!

    Вот уже весь торс титана застыл в неподвижности, сменив золотой окрас доспехов на бурый цвет камня. Вот и плечи превратились в камень… Шея… Сейчас окаменеет голова и останется только разнести на куски получившуюся статую. Надеюсь, пары десятков ударов щупалец Малыша будет достаточно для этого.

    Нет!

    Откат! Да что же это такое! Каменная волна потекла обратно, высвобождая плоть из своего плена.

    Я с досадой ударил кулаком по ладони другой руки и, резко развернувшись, сорвался в «Прыжок»! Успел! Вовремя уловил движение головы титана, оглянувшегося на меня, как только каменный плен отпустил его шею. На этот раз монстр не стал использовать сильные заклинания, ударил по мне мгновенным заклятием, «Водяным бичом». Третий уровень Магии Воды, всего лишь третий, но мне и этого более чем достаточно. Он опоздал совсем чуть-чуть – я уже уходил в «Прыжок», когда от титана ко мне протянулся синий росчерк заклинания, едва не задев меня. Того мгновенья, что водная плеть тянулась от руки титана ко мне, хватило, чтобы уйти из-под ее удара.

    Я приземлился недалеко от выхода из зала и сразу же развернулся. Попытки применить заклинание «Окаменения» надо продолжать.

    Впрочем, уже не надо. Я довольно ухмыльнулся.

    Нескольких секунд, в течение которых титан был обездвижен, оказалось достаточно для Малыша, чтобы он успел обхватить каждую из рук титана сразу двумя щупальцами. Теперь титан не сможет наносить удары мечом. А вот Малыш единственным своим свободным щупальцем, конец которого сейчас был свернут и напоминал огромный кулак, яростно наносил удары по телу титана. Уклониться тот, опутанный щупальцами, не мог. Запахло победой. Явственно запахло победой!

    Кто сказал, что Малыш простоват? Нет, не глупый у меня Малыш, совсем не глупый! Он у меня умница! Быстро сориентировался в нужный момент.

    А я ему сейчас помогу. Активирую «Ярость» и начинаю читать новое заклинание.

    Каст!

    И рядом со мной появляется фигура, один к одному похожая на меня. Заклинание из Магии Воды «Фантом». Мой клон, полностью дублирующий мои свойства. Умеющий все, что умею я. Единственный минус – он жив, пока жив я. Или пока его не коснется удар или заклинание врага. Даже самое легкое касание уничтожит фантома.

    Мы с фантомом синхронно разворачиваемся к титану и используем «Прыжок». Опускаемся на пол по разные стороны от противника. Так надежнее.

    Каст!

    Два «Испепеления» ударили по титану. Быстрый приблизительный расчет я успел сделать еще когда тело титана только превращалось в камень – сейчас, под действием «Ярости», это заклинание наносило три миллиона двести тысяч единиц урона. Почти шесть с половиной миллионов единиц жизни сняли мы с фантомом с титана за половину секунды. Это победа! Это явная победа!

    Оставшиеся восемь секунд действия «Ярости» – это шестнадцать кастов. Более ста миллионов единиц урона! Да еще Малыш за каждый свой удар снимает у титана почти полпроцента его здоровья.

    Титан, повиснув на щупальцах, нанес удар свободной ногой по туше Малыша. И спустя полсекунды сверху по Малышу ударила молния. Синергетический урон. Малыш заверещал и замолотил по титану уже двумя щупальцами, свободным и тем, у которого был отсечен самый конец. Сейчас это щупальце было завязано узлом, перекрывшим потерю крови, и этим узлом Малыш бил по груди титана. Из полностью отрубленного щупальца по-прежнему хлестали фонтаны темной крови.

    И все же, несмотря на два задействованных щупальца, Малыш наносил ими удары в несколько раз реже, чем титан ногой, единственной своей свободной конечностью. Нога титана мелькала размеренно, как метроном. Удар ногой, полсекунды на каст, молния, удар ногой, опять полсекунды на каст, молния. Раз за разом нога ударяла в одно и то же место на теле Малыша. Там уже появились первые разрывы плоти и сочилась кровь.

    Жизнь Малыша стремительно таяла. Желтая полоска индикатора здоровья сменилась красной и уменьшалась на глазах.

    Каст! Каст!

    Второе заклинание прошло с удачей! Полоска жизни титана резко сократилась.

    Может, он отвлечется от Малыша и обратит свое внимание на меня или на фантома?

    Нет, все так же молотит по кракену, ни на что не отвлекаясь. Чувствует, зараза, что тот недолго протянет. А потом титану не составит труда и с нами разобраться. Это он так думает.

    Каст! Каст!

    Еще каст! И еще!

    Титан не отвлекается на меня, все внимание на Малыше, можно не тратить время на прыжки, а бить по титану одним за другим заклинаниями «Испепеления».

    Каст!

    Ух! Есть! Индикатор здоровья титана тоже рухнул в красную зону.

    Каст!

    Отлично! Прошел удачный удар, снявший с титана почти тринадцать миллионов единиц жизни сразу.

    А у Малыша дела совсем плохи. Индикатор жизни уже к нулю приближается. Сколько времени он продержится? Секунд десять? Пять?

    Каст! Каст!

    Должен продержаться! Должен! Мана у титана почти на нуле! Держись, Малыш! Еще несколько молний, и он сможет наносить урон только ногой. Будет полегче.

    Каст! Опять удачный удар, на этот раз у фантома.

    Бей, Малыш! Бей! И держись! У титана полоска индикатора все меньше и меньше. Мы успеем обнулить эту полоску прежде, чем он убьет тебя, Малыш! Держись! И бей, не замедляйся, Малыш! Мы успеем, Малыш!

    Каст! Каст! Опять удача! Ну, же!

    Каст! Каст! Каст!…

    Малыш, призванный Вами детеныш Кракена, убит.

    Проклятье!

    Каст! Каст! Каст! Ох! Йессссс!

    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 50.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: + 1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.


    Поздравляем! Вы получили новый…

    Поздравляем…

    Поздр…

    Закрываю одну за другой вспыхивающие передо мной системки. Всего восемь уровней дали. Неплохо за один бой. А если учесть, что львиная доля урона нанесена Малышом, то вообще замечательно.

    Устало опускаю дрожащие руки. Ослабевшие колени тоже подрагивают. Все-таки напряжение дает о себе знать. Как бы я ни был уверен в своих расчетах, а леденящий душу холодок страха нет-нет да пробегал по моей спине – а вдруг не получится?

    Жутко хочется пить, а сил на то, чтобы сотворить кувшин с водой, совсем нет. Усилием воли заставляю себя создать кружку, полную холодной родниковой воды. Большую. Присасываюсь к ней и не отрываюсь, пока полностью не опорожняю. Еще одну кружку сделать, что ли? Прислушиваюсь к себе. Нет, хватит. Хочется рухнуть на пол, закрыть глаза и лежать так бесконечно долго…

    Я бы и рухнул, но весь пол был залит кровью Малыша. Кастую заклинание призыва и после того, как рядом появляется Приз, медленно бреду к возвышению в центре зала, на котором стоял мраморный пьедестал, и тяжело опускаюсь на него. Неподалеку от меня замирает фантом.

    – Приз, Малыш погиб…

    Приз молча присаживается рядом, кидает задумчивый взгляд на фантома и переводит глаза на валяющееся в центре зала мертвое тело титана.

    – Мы победили, – произносит он спустя несколько минут. – А я уже и не верил в это.

    Я пожал плечами. Заслуга в нашей победе полностью принадлежит Малышу. Все-таки не зря он погиб. Не напрасной была его смерть.

    Легким взмахом руки развеиваю фантома. Он свою миссию выполнил на пять баллов. Теперь он не нужен. Мавр сделал свое дело, мавр может идти отдыхать.

    Приз не отрывает взгляда от титана. Я тоже. Несколько минут проводим в молчании, разглядывая мертвое тело.

    – Приз, скажи честно, ты баньши?

    Приз даже подскочил, встал передо мною и уставился на меня круглыми от изумления глазами.

    – Босс! – возмущенно прошипел он. – Как ты мог такое подумать? Как ты мог принять меня за одну из этих визгливых дур? Это был всего лишь «Душераздирающий крик». Умение! У любого призрака оно есть.

    – Приз, я думал, что так кричать могут только баньши, – я запрокинул голову и с интересом посмотрел на Приза. – А что, у вас, у призраков, тоже есть деление по, так сказать, гендерному признаку?

    – А что мы, хуже других, что ли? – фыркнул Приз. – Ничто, как говорится, человеческое нам не чуждо.

    – А как же тогда вы это…

    – А вот это – никак, – отрезал Приз и скорчил недовольную гримасу. – Морана этого не любит. Это вам, бессмертным, она почему-то поблажки дает в этом деле, а у остальных с этим строго. Ни-ни!

    Бедняги!

    – А кричать могут все призраки, просто баньши, в отличие от других, любят это делать. Женщины!

    Приз пожал плечами и вновь, в который уже раз за короткий наш разговор, оглянулся на тушу титана.

    Он прав. Хватит прохлаждаться! Пора уже осмотреть тело поверженного врага, найти Сердце Хаоса и отнести его в Логово Хаоса. И получить свою законную награду. О боги, пусть это будет комплект Эпических вещей!

    Я устало поднялся и, шаркая ногами, побрел к телу мертвого титана. Такая короткая битва – если считать от призыва Детеныша Кракена, то длилась она, может, чуть более часа, – а напряжение от нее до сих пор не отпустило. Да это и не удивительно – меня только последние три секунды боя измотали так, как никогда раньше не изматывали даже многочасовые осады замков.

    – Жаль Малыша, – сказал я. – Но с другой стороны, это даже лучше, что он погиб.

    – Почему? – удивился Приз.

    – Во-первых, мы теперь имеем представление, на что он способен. И в следующий раз будем призывать его обдуманно, а не надеясь на авось и уповая лишь на его высокий уровень и уникальные качества. Ты мог представить себе раньше, что такой уникальный монстр шестисотого уровня не сможет справиться с титаном на сто уровней меньше?

    – Мог, – дал неожиданный ответ Приз. – Кто такие титаны, я знал и прекрасно представлял себе их силу. Просто я понадеялся, что Малыш окажется сильнее. А теперь я знаю и его возможности.

    Мы подошли к туше титана. Мертвый, плашмя лежащий на спине, он поражал своими размерами не меньше, чем когда был живой. Я медленно двинулся вдоль тела, с интересом его осматривая, внимательно разглядывая каждую деталь его обмундирования. Одно дело видеть титана издалека, и совсем другое – рассмотреть все вблизи. Такой шанс нельзя упускать.

    – А во-вторых?

    – Что? – не понял я вопрос Приза.

    – Ты сказал, во-первых, мы теперь имеем представление о возможностях Малыша. А что во-вторых?

    – А во-вторых, если бы Малыш выжил, то он не смог бы покинуть этот лабиринт. Открытый или закрытый инстанс – это не имеет значения. Призванные существа не могут самостоятельно ни войти в такие локации, ни выйти из них. Пришлось бы оставить Малыша здесь и сидел бы он в этом лабиринте вплоть до следующего призыва. А я не смог бы так поступить – оставить его здесь на неизвестно сколько времени. Призвал бы его сразу же, как покинул бы пещеру. Или, когда достиг бы берега озера.

    – И осталось бы у тебя всего два призыва, – с пониманием сказал Приз.

    Я согласно кивнул и продолжил обход тела титана. Через несколько шагов ноги обо что-то ударились, я перевел взгляд вниз и удивленно уставился на сбившиеся в кучу грязные марлевые повязки. Пораженно воскликнул:

    – Ну, надо же! Останки Великого фараона! Он реально был крут, этот фараон, если эти тряпки спокойно перенесли «Инферно» титана и даже не обуглились!

    – Может, у него тоже иммунитет к Магии Огня? – философски заметил Приз. – Был.

    – Возможно. Вполне возможно, – сказал я и наклонился над тряпками. – Это надо учесть на будущее, когда я решу пройти этот лабиринт.

    Интересно, обо что это я ударился ногой? Что-то твердое есть в этих тряпках. Что-то вроде блеснуло в этой груде грязных бинтов… Или мне показалось?

    Я пнул ногой сбившиеся в клубок марлевые повязки, носком сапога разворошил соседний комок. Точно! Что-то есть. Что-то твердое. Я присел на корточки, кончиками пальцев ухватил и брезгливо отбросил в сторону кусок пропитанного засохшей кровью полотна.

    – Босс, охота тебе в этом копаться? – поморщился Приз.

    – Ну, как тебе сказать, Приз, – задумчиво произнес я, выпутывая из бинтов какой-то предмет. – Вот титану точно было неохота копаться в этих останках. И, возможно, зря. Если эти останки пролежали здесь сто лет и не исчезли, то там обязательно должен быть не простой дроп, а квестовый предмет. Вот, гляди!

    Вы нашли: покрытая плесенью бутыль.

    – Ыыыы! А-ха-ха-ха, – гулко разнесся по залу хохот Приза. – И из-за этого куска плесени ты копался в этом дерьме? Ха-ха-ха!

    – И вовсе это не плесень, – хмуро бросил я, шаря ногой по куче тряпья и откидывая ногой в стороны марлевые повязки, пытаясь углядеть что-нибудь еще в этой куче прогнившей ткани. Увы, больше ничего в ней не было. – Обычный мох. Кстати, вполне может быть редким ингредиентом.

    Это, конечно, вряд ли, но обидно было, извозившись в пыли и грязи, совсем ничего не получить за это в награду. Пусть этот мох и не окажется редким и дорогим ингредиентом, а хотя бы просто полезным, и то уже будет не так досадно. Я отковырнул небольшой кусочек серо-зеленого мха, еще один. Только собирался посмотреть его свойства, как заметил кое-что интересное.

    – О, смотри, Приз! Здесь что-то написано! Шрифт такой же, как и на воротах лабиринта!

    Я ухватил одной рукой бутылку покрепче, а другой отодрал от нее большой кусок мха, очищая выгравированную на темном стекле надпись. Бутыль неожиданно засветилась ярким светом, как будто в нее была упрятана сразу тысяча солнц.

    – Черт!

    Испугавшись, я отбросил бутылку от себя и, сделав несколько шагов назад, приготовился использовать серию мгновенных заклинаний, названную мною «Катюшей». Эти заклинания, бьющие одно за другим, не обладали мощным уроном, но зато и не требовали времени на подготовку. Каждое их этих пяти заклинаний наносило удар сразу же, как только я принимал решение о его использовании. Это уже потом, после применения любого из этих заклинаний, требовался откат в половину секунды для повторного его применения, но во время такого отката можно было использовать другие мгновенные заклинания.

    Бутылка, отброшенная мною, упала на каменные плиты, но не разбилась, а покатилась, громыхая по полу. С громким хлопком из ее горлышка выскочила пробка и из бутылки повалил густой дым. С каждым мгновением дым становился все гуще и гуще, вырывался из бутылки все быстрее и быстрее. Столб дыма достиг уже потолка, уплотнился. Клубы дыма, переплетаясь, формировали какую-то фигуру. Сначала образовался могучий торс, потом появились бугрящиеся мышцами руки, затем показалась и голова, на которую была напялена маленькая феска. Кончик кисточки, торчащий из фески, терялся в вяло колеблющемся под потолком ядовитом облаке. Нижняя половина туловища монстра по-прежнему представляла собой клубки тумана, переходящего в тонкий усик дыма, выползающий из валявшейся на полу бутылки.

    Монстр расправил руки в стороны, прогнулся, мускулы его вспучились буграми. А потом, резко согнув в локте сначала одну руку, а потом другую, он ударил себя кулаками в грудь. Эхо от ударов раскатилось по залу.

    Я, разинув рот, ошарашенно смотрел на это чудо. А монстр поиграл плечами, как бодибилдер, заставив меня завистливо сглотнуть, а потом резко наклонился. Рядом со мной в пол ударила сжатая в кулак рука, заставив покрыться каменные плиты сетью трещин. Через мгновенье с другой стороны от меня в пол вонзился другой кулак.

    – Xtk.cnm gjl,thb! – сказал монстр.

    От неожиданности я рухнул на пятую точку, по-прежнему с задранной вверх головой и широко открытыми от изумления глазами. В стороне, в нескольких метрах от меня, под невидимостью и в бестелесности замер, ни жив, ни мертв, Приз.

    – Что? – не придумав ничего лучшего, брякнул мой язык. На секунду глаза монстра затуманились, а потом он с любопытством опять посмотрел на меня.

    – Челюсть, говорю, подбери! – повторил монстр, с интересом разглядывая меня.

    А я в полном недоумении пялился на нависавшую надо мной голову. Узкая черная бородка, обрамлявшая его лицо, переходила под подбородком в длинный клинышек, закрученный в спираль. Нос крючком, восточный разрез глаз. Уши, заостренной формой отдаленно похожие на эльфийские, но торчащие в стороны, как локаторы. Все это до боли напоминало мне джиннов, но джинны не были такими огромными! Все джинны, которых я встречал в прошлой своей реинкарнации, были ненамного больше Приза. Если Приз в своем нормальном состоянии достигал высоты в три с лишним метра, то джинны были больше него всего метра на два, от силы на два с половиной. Этот же монстр своими размерами не уступал титану, которого мы недавно убили и тело которого сейчас валялось буквально в нескольких шагах от меня.

    – Ну, и?

    – Что? – опять сам собой брякнул мой язык. Я никак не мог прийти в себя от созерцания этого чуда.

    Чудо, по-прежнему упирающееся руками в пол по бокам от меня, задрало зад, и нижняя часть существа на моих глазах из дыма превратилась в пару ног, одетых в широкие красные шаровары и туфли с открытыми пятками и круто задранными носами. После чего чудо уселось напротив меня, скрестив ноги, сложило руки на груди и проговорило:

    – Желание загадывать будем? Или, может, лучше убить тебя? Варианты равноценны, но второй потребует меньше времени. И челюсть все же подбери.

    Я судорожно сглотнул и посмотрел в сторону. Там лежало нечто огромное, которое тоже, наверное, думало, что может убить меня очень быстро. Но вслух произносить это я благоразумно не стал. Рука самопроизвольно потянулась к кармашку на мантии, где был спрятан один невзрачный камушек.

    – Так что с желанием?

    Глаза чуда проследили за движением моей руки. Снисходительная улыбка мелькнула на его губах. И тут меня отпустило. Пришло понимание происходящего и, одновременно с этим, озарение. Сама собой напрашивающаяся разгадка происходящего, наконец-то, посетила мой разум.

    – О! – воскликнул я. – Так ты исполнишь три моих желания! За то, что я тебя освободил из заточения!

    Толстый палец, который не обхватили бы и двое таких, как я, приблизился ко мне и постучал меня по голове. Вроде несильно, но мне показалось, будто мою голову вдавило в плечи и вообще она сейчас расплющится, как блин.

    – Думаешь, в сказку попал? – сочувственно спросило чудо. – У тебя есть всего одно желание. И совсем мало времени, чтобы его загадать. Некогда мне тут с тобой рассусоливать, меня жены заждались! Две тысячи лет мы с ними не виделись!

    Одно желание? Всего одно? Я в досаде нахмурил брови. Почему не три? Всегда было три, а тут всего одно.

    Ренд, бог удачи, ты что халтуришь? Ах да, я же еще толком не приносил дары на твой алтарь. Надо будет это срочно исправить!

    Что бы такое загадать? Прав был Аладдин – единственное желание должно быть очень качественным! Например, полный комплект Эпических вещей! Что может быть лучше? А с другой стороны, зачем мне два таких комплекта? Один я и так получу за Эпический квест с Сердцем Хаоса. А со вторым что делать? Продать? Хм, это вариант! Стану очень богатым человеком. Даже не так, не очень богатым, а очень-очень богатым. Рынка Эпических предметов нет. Просто нет, и все. Вот рынок Легендарных вещей есть, а рынка эпиков – нет. Каждая Эпическая вещь – эксклюзивна. Слишком мало их появляется в этом мире. Слишком редко. Если Легендарные предметы иногда выпадают с побежденных монстров, как правило, с боссов инстансов, то Эпическую вещь так просто не получить. Так что, комплект Эпических предметов, это вполне качественное желание.

    Хм, а с другой стороны, если я его все равно буду продавать, то может сразу имеет смысл загадать много-много денег, чтоб потом не париться с продажей эпиков? Горы золота?

    Или что еще можно загадать? Не знаю! Вот проблема – такая удача, а я не знаю, что загадать!

    – Надумал?

    Пожалуй, все-таки, лучше Эпического комплекта ничего не придумаю. Это вообще верх желаний у любого игрока, так что я себя тут мучаю? Изобретаю велосипед.

    – Да! Я хочу…

    – Только есть некоторые ограничения!

    Я резко захлопнул рот. А вот такой поворот мне не нравится. Совсем не нравится. Помнится, поймал я как-то лепрекона на четырехлистник клевера. Тоже одно желание ему загадал. Правда, про нюансы он мне потом рассказал, после того, как желание исполнил. Лучше бы не исполнял!

    – И какие же? – подозрительно спросил я.

    – Их немного. Всего три, – жизнерадостно улыбнувшись, ответило чудо. – Во-первых, я не могу никого убить по твоей просьбе. Так могу, по своему хотению, а вот исполнить такое желание – не могу. Так что даже и не проси!

    Ладно. Я слегка приободрился. Нормальное ограничение. Не страшно. Ничего не теряю.

    – Во-вторых, я не могу заставить кого-то что-то сделать против его воли. Например, полюбить тебя. Увы, – он пожал плечами. – Но Магия Разума мне не подвластна.

    Тоже ничего! Мне этого и не надо.

    – А в-третьих? – спросил я.

    – А в-третьих, ты не забывай – я не бог. Многое мне просто не под силу. Загадаешь что-нибудь, что я исполнить не смогу, твое желание сгорит, а ты ничего не получишь.

    А вот это – облом! Вдруг ему не под силу будет подогнать мне комплект эпиков?

    Нет, ерунда! Комплект эпиков он, наверняка, сможет мне подогнать…

    А если не сможет?

    А если он может сделать что-нибудь покруче, чем просто достать мне эпики?

    И вообще, а нужно ли мне тратить на них желание? Эпики все-таки не единичные явления в этом мире. Их мало, но… Это смотря с какой стороны смотреть. С другой стороны, их много. Больше одного. А вот возможность исполнить практически любое желание – это единственный шанс. Тут должно быть что-то поистине эксклюзивное. В единственном экземпляре.

    Чтобы такое придумать?

    – Надумал?

    – Нет пока. Что-то ничего толкового в голову не приходит…

    Монстр склонился чуть в сторону, вытянул руку и подхватил двумя пальцами валявшуюся на полу рядом с ним бутыль. Смешно смотрелась она, зажатая здоровенными толстыми пальцами.

    – Тогда держи, – его пальцы разжались надо мной, и я еле успел выставить руки, чтобы поймать падающую бутылку. – Как надумаешь, зови!

    Он скосил глаза в сторону, туда, где замер невидимый Приз. Подмигнул ему и с громким хлопком исчез. А я опять остался сидеть с открытым ртом. В полной прострации прижимая к груди драгоценный сосуд.

    – Xtk.cnm gjl,thb!

    – Что? – я повернулся к Призу и недоуменно посмотрел на него.

    – Тьфу! – выругался Приз. – Челюсть, говорю, подбери!

    Я помотал головой, приводя мысли в порядок. Посмотрел на бутыль в руках. Слишком серьезное это мероприятие – загадать единственное желание. Не стоит делать его вот так, в спешке, на ходу. Надо к этому делу подойти с чувством, с толком, с расстановкой, как следует все обдумать. А потом уже, взвесив все «за» и «против», принять единственно правильное решение.

    Я поднялся на ноги. И опять замотал головой, разгоняя туман.

    – Приз? Что это было?

    Приз почесал затылок, задумчиво закатил глаза. Сказал:

    – Есть у меня некие предположения. Ну-ка, дай-ка мне эту бутылочку…

    Он выхватил у меня драгоценный сосуд, провел по нему пару раз рукой, очищая от остатков мха, и пристально вгляделся в выгравированную на стекле надпись.

    – Так я и думал! – торжественно провозгласил он.

    – Что там, Приз? Не тяни! – меня распирало от любопытства.

    – Слушай! – и Приз начал читать текст на бутылке.

    «Тьма ночи света день сменяла трижды пока героев битва длилась. Обессилев, пал ниц могучих джиннов Повелитель, склонивши голову покорно пред Трисмегистом. Герой же юный великодушно махнул рукою и из котомки, что сплошь в заплатах была, он вынул простую флягу, чтоб родниковой воды напиться, прогнавши жажду. Но вдруг увидел, что нету влаги в сосуде этом – во время боя открылась фляга, ее покинув, вода пролилась, впитавшись в землю. В великом гневе от гнета жажды герой наш юный властелина могучих джиннов в сосуде этом запечатал и этот подвиг был первым шагом Эссобиара по Дороге, ведущей к Доблести и Славе.

    Бутыль, что держишь в своих руках ты, темница нынче. Там Повелитель могучих джиннов навеки заперт. Будь осторожен – его характер непредсказуем».

    – Хм, – задумчиво сказал я. – Значит, Повелитель джиннов.

    – Да, это был он, – подтвердил Приз. – Я самого начала подозревал это.

    – Знаешь, Приз, а ведь мы с тобой невероятно крутые!

    Приз удивленно посмотрел на меня.

    – Не то чтобы я был против этого утверждения, – сказал он и изобразил вопросительную мину. – Но с чего вдруг тебе пришло в голову это именно сейчас? Ведь за исключением того, что я чуть не обделался при появлении этого Повелителя, мы с тобой ничего не сделали!

    – Как это не сделали? – возмутился я. – Вот смотри! Эссобиар Трисмегист победил Повелителя джиннов! Согласен?

    Приз кивнул.

    – А титан победил Эссобиара Трисмегиста! А мы победили титана! Мы самые крутые!

    – Хм, – скептически хмыкнул Приз. – Ну, за исключением того, что титан победил не самого Трисмегиста, а всего лишь его мумию, я, в целом, с тобой согласен.

    Я небрежно махнул рукой:

    – Это детали, Приз. Не будем на них зацикливаться.

    – Да и вообще, глупец этот титан!

    – Не, Приз, тут ты не прав. Уж поверь мне, я видел его глаза. Они буквально излучали интеллект. Эту битву можно назвать битвой тупой силы с острым разумом. И, увы, тупую силу представлял как раз наш Малыш.

    – Ну, может, глаза у него и полны ума, но, все равно, он дурак, что не обыскал останки фараона. Такой приз, – он помахал бутылкой, – выпадает только один раз. Первый. В дальнейшем, сколько не побеждай мумию фараона, такого дропа никогда уже не выпадет.

    – Вот как? А я ведь говорил, что зря титан не стал обыскивать останки убитого им босса инстанса. А ты смеялся надо мной!

    Отобрав у Приза драгоценную бутыль, кое-где еще покрытую мхом, я подобрал с пола пробку, заткнул бутыль и закинул ее в рюкзак. Дома, в спокойной обстановке, я как следует подумаю над тем, какое желание загадать Повелителю джиннов. Надо будет форум прошерстить, может там есть что-нибудь на эту тему. В любом случае, торопиться не следует. По времени Повелитель меня не ограничивал. Пусть он пока порезвится в своем гареме, не буду его отвлекать, а то еще обидится. Судя по тому, как резко он слинял отсюда, он слишком сильно соскучился по своим женам. Ну, еще бы! Две тысячи лет! Даже представить не могу, каково ему.

    – И что теперь будем делать?

    – Как что? – удивился я и развернулся к титану. – Обыскиваем это тело, находим Сердце Хаоса, выбираемся из лабиринта. Из пещеры я уже смогу открыть портал. Прыгаем в какой-нибудь город, желательно поближе, чтоб потом не сильно тратиться на Гильдию перевозчиков. Идем к ним в Гильдию, и они перебрасывают нас в Логово Хаоса. Отдаем Сердце Хаоса, закрываем квест и – вуаля! Получаем награду! Комплект из Эпических предметов!

    – А если награда другой будет?

    – По условиям квеста награда – на выбор. А я выбираю Эпический комплект!

    Я подошел к телу титана и коснулся его рукой. Тело исчезло. Истаяло за пару секунд, как будто его и не было вовсе. Лишь окошко с системным сообщением замигало передо мной.

    Вы нашли: комплект Капитана королевской гвардии.

    Класс: Легендарный. Количество предметов: 29.

    Состав:

    шлем Капитана королевской гвардии – 1 шт.,

    наплечники Капитана королевской гвардии – 2 шт.,

    налокотники Капитана королевской гвардии – 2 шт.,

    браслеты Капитана королевской гвардии – 2 шт.,

    перчатки Капитана королевской гвардии – 2 шт.,

    кольчуга Капитана королевской гвардии – 1 шт.,

    кираса Капитана королевской гвардии – 1 шт.,

    килт Капитана королевской гвардии – 1 шт.,

    поножи Капитана королевской гвардии – 2 шт.,

    сапоги Капитана королевской гвардии – 2 шт.,

    кольцо Капитана королевской гвардии – 8 шт.,

    ожерелье Капитана королевской гвардии – 1 шт.,

    наградная брошь Капитана королевской гвардии – 1 шт.,

    пояс Капитана королевской гвардии – 1 шт.,

    меч Капитана королевской гвардии – 1 шт.,

    щит Капитана королевской гвардии – 1 шт.

    Бонус за полный комплект Капитана королевской гвардии: «Сила»: + 50, «Ловкость»: + 50, «Выносливость»: + 50, «Здоровье»: + 1 000 000.

    – Ренд, Ренд, Ренд мне уже стыдно! Как же мне тебя отблагодарить? Может сразу все это положить на твой алтарь?

    – Босс! Не глупи! – раздается сбоку возмущенный вопль Приза, но я на него не обратил внимания.

    А что? Неплохая идея. Сразу же смогу получить несколько уровней божественной репутации. Увеличу свою удачу.

    Я стоял и смотрел на кучу золотых вещей у моих ног. На самом верху лежал меч, на клинке которого играли отблески от света факелов. Я нагнулся и поднял его. Длиной он был не более полутора метров. Осмотрел его.

    – Тот самый меч, – пробормотал я. – Не другой, а именно тот самый. Просто в десять раз короче. Ну, а что? Этого и следовало ожидать.

    Я опять посмотрел вниз. Мой взгляд сразу же уперся в изящное изображение вставшего на дыбы единорога.

    – И кираса та же самая.

    Вновь переведя взгляд на меч в моих руках, я открыл окошко с его данными. Несколько минут внимательно читал информацию о характеристиках меча, а потом выпустил его из рук, уселся на пол и засмеялся.

    – Босс, у тебя опять истерика?

    – Приз, все нормально. Приз, ты ведь помнишь, я так долго мечтал о хоть какой-нибудь вещичке Легендарного класса. Помнишь? Сколько раз я надеялся получить такой предмет и сколько раз обламывался. Помнишь?

    – Помню, – сказал Приз.

    Похоже, он мою радость не разделяет. А мое веселье его настораживает.

    – И вот, я получил целый комплект Легендарных вещей! Представляешь? Полный комплект Легендарок!

    – Представляю. И что? Это повод ударяться в истерику?

    – Приз, посмотри, – я протянул ему меч, а потом подхватил из лежавшей передо мной кучи первый попавшийся предмет (им оказался пояс) и тоже передал его Призу. – Посмотри на их свойства.

    Приз несколько секунд повертел в руках оба предмета.

    – Хорошие свойства. На мече даже один модификатор есть в пятьдесят статов. Это сразу бонус. Остальные модификаторы, кроме сопротивлений урону, указаны в процентах. Зависят от характеристик владельца, а значит, и там тоже бонус может быть, а то и два. Полный комплект, наверное, сразу десятка три бонусов дает. Ну, понятное дело. Это же Легендарка как-никак! – Приз уставился на меня. – И что тебя так развеселило?

    – Приз, ты на требования посмотри!

    Приз опять отвлекся на несколько секунд от меня, изучая свойства Легендарных предметов. Я знал, что он там увидит. Требований, которым должен был соответствовать тот, кто захочет воспользоваться этими предметами, было немного. Да там было всего лишь одно требование. Одно! Там даже требований по уровню не было! Понятно, на масштабирующихся вещах такие требования ни к чему.

    Я, как увидел, что мне досталось, обрадовался. Меч, доспехи, щит мне ни к чему. Но ювелирку я планировал надеть сразу же, даже не глядя на ее свойства и не оценивая улучшения, которые она даст мне. Какими бы ни были эти улучшения, они в разы, а то и на порядок, будут лучше тех, что дают мне мои медяшки. Вот только все мои радужные планы на корню погубила короткая строка в свойствах найденных Легендарных предметов:

    Требования: Путь Порядка.

    Мне, идущему по Пути Смерти, никогда не надеть эти вещи, не воспользоваться их замечательными свойствами.

    – Прочитал, и что? Не вижу повода впадать в истерику. Я вообще, глядя на тебя, считаю, что у тебя и без Легендарок все прекрасно получается. Может, оно и к лучшему, что тебе не подходят эти вещи. А то расслабишься.

    – Приз, не говори ерунды! Хороший прикид никогда лишним не бывает, – я уже полностью пришел в себя, успокоился. Ничего страшного ведь не произошло? Наоборот, такая удача, полный комплект Легендарного обмундирования, редко кому выпадает. – А насчет алтаря Ренда ты не прав, Приз. Предметы Порядка у богов пантеона Хаоса ценятся даже выше, чем эти же предметы у богов самого Порядка. Вообще у всех богов, любого пантеона, вещи противоположной фракции ценятся выше любых других. Если я положу весь этот комплект на алтарь Ренда, то я сразу достигну максимального уровня божественной репутации. «Восхищения». Надо будет об этом как следует подумать.

    Я опять склонился над вещами и стал их забрасывать в рюкзак. Где-то тут должен быть и наш главный приз. Вот он!

    Вы нашли: Сердце Хаоса.

    Класс: внеклассовый, часть божественной сущности.

    Синий булыжник с красной мерцающей точкой внутри я увидел, когда перебросил себе в рюкзак половину валявшихся передо мной вещей.

    – Босс… Можно я? – услышал я прерывающийся шепот.

    – Конечно, Приз. Бери.

    Я сдвинулся чуть в сторону, а Приз, занявший мое место, медленно опустился на колени, протянул дрожащие руки к Сердцу Хаоса.

    – Столько лет… Столько лет…

    Тихий голос Приза был полон трепета. Бережно прижав к груди Сердце Хаоса, Приз прикрыл глаза и закачался, словно хотел убаюкать его.

    Ладно, пусть потешится со своей игрушкой, а я пока подберу остальные вещички. А потом сразу двинем на выход, не дам Призу долго рассиживаться. Нам только из лабиринта выбираться придется несколько часов.

    Вы перегружены. Ваша скорость уменьшена. Скорость: – 20 %.

    Оп-па! Нежданчик!

    Не думал я, что вещи титана будут настолько тяжелыми. Казалось бы, потеря десяти процентов скорости не так уж и критична, но, учитывая, какое расстояние нам придется преодолеть пешком, это может вылиться в значительную потерю времени. А мне уже до бесов надоел этот лабиринт, эти бесконечные пустые коридоры. Использовать заклинание телепортации внутри инстанса я не могу, но вот кое-что другое – вполне!

    – Приз! Закругляйся! Прыгаем домой, – я достал из перегруженного рюкзака камень возврата. – В Вавилон. У меня перегруз двадцать процентов. С такой скоростью нам нет смысла переться в Логово Хаоса. Разгрузимся дома, а потом налегке сразу двинем в Гильдию перевозчиков. Прыгнем в Логово прямо из Вавилона. Дороговато, конечно, эти города находятся практически на противоположных концах Кенола, но ведь мы с тобой уже давно не те бедные оборванцы, что были еще пару месяцев назад. Золотишко на оплату услуг перевозчиков у нас найдется.

    Минута. Целая минута уходит на то, чтобы с помощью камня возврата переместиться в ту точку, к которой он привязан. Мой камень возврата был привязан к моим комнатам в Верхнем Вавилоне. Через минуту мы стояли посредине одной из них, удовлетворенно оглядываясь по сторонам. Мы дома.

    А где-то далеко-далеко, за тысячи миль от Вавилона, в расположенной на необитаемом острове пещере, тихо скрипнув, дрогнули створки гигантских ворот, медленно двинулись навстречу друг другу и через несколько мгновений тихо сомкнулись, преграждая вход в таинственный лабиринт. И как только ворота закрылись, в центральном зале лабиринта истаял валявшийся на полу комок грязной марли, а вслед за ним и лежавший рядом вырезанный из черного обсидиана распотрошенный саркофаг. Через секунду закрытый саркофаг из черного камня появился на мраморном постаменте, стоявшем в центре большого зала, и в то же мгновение по всему лабиринту возродились могучие джинны, заступив на стражу останков своего господина. Мумия великого фараона, лежащая в саркофаге, вновь обрела покой. Надолго ли?

    Глава 9

    – Гильдия перевозчиков в другой стороне! Куда мы идем? – спросил Приз, как только мы вышли из здания аукциона.

    Я наконец-то удосужился купить защитные бафы на рюкзак. Раньше такой необходимости не было, ничего особо ценного я в рюкзаке не таскал, а сейчас там лежало Сердце Хаоса. Конечно, украсть квестовый предмет нельзя, но это – теоретически. А теории в последнее время я доверяю все меньше и меньше. Потому и наложил на рюкзак самые лучшие защитные бафы от воров. Даже Грандмастер Вор не сможет залезть в него, если предварительно не воспользуется заклинанием из Магии Хаоса, снимающим наложенную защиту. Но и на этот случай у меня имеется небольшой сюрприз – заклинание-ловушка, оповещающая меня о принудительном снятии бафа и накладывающая на вора специальную метку. Любая стража по такой метке сразу найдет злоумышленника.

    – Сделаем небольшой круг. Надо посетить конюшни, – рассеянно ответил я. Мысли мои витали вокруг увиденного на аукционе.

    – Конюшни? Ты хочешь купить лошадь?

    Заскочив на аукцион за свитками с защитными заклинаниями Магии Порядка, я по привычке просмотрел котировки некоторых товаров и сильно удивился. Цены на эликсиры высшего качества продолжали расти вверх. Эликсир «Божественного благословения», увеличивающий на шесть часов все характеристики на пятьдесят единиц и вдобавок в полтора раза повышающий скорость передвижения, в обычные времена стоил пятьдесят тысяч золотых талеров. Несколько недель назад его цена подскочила до ста тысяч золотых и даже при такой цене эти элики сметали моментально. Сейчас же я увидел только заявки на покупку этих эликсиров, и цена меня приятно удивила – сто двадцать тысяч золотых монет за один пузырек. А у меня дома стоит пятьдесят банок этого эликсира. Не хотел я их продавать, думал оставить их для собственного использования, но теперь уже не уверен, что стоит это делать. Такой большой соблазн продать элики и срубить кучу бабла. Шесть миллионов золотых! В переводе на реальные деньги это шестьдесят тысяч долларов! Такой соблазн!

    Что делать? Как быть? Вдруг завтра курс рухнет? Хотя нет. Не должен. Кто-то целенаправленно скупает эликсиры «Божественного благословения», и не только их. Все элики высшего качества подскочили в цене. А значит, это не просто биржевая игра каких-нибудь торговцев на каком-нибудь товаре. Значит, цена на элики резко рухнуть не должна.

    Ладно. Закончу квест с Сердцем Хаоса, вернусь из Логова, тогда и решу, что делать со своими эликами.

    – Во-первых, не лошадь, а жеребца, – сказал я Призу. – На лошадях только женщины ездят. Ну и так, некоторые… А во-вторых, ты и здесь не угадал. Мы идем покупать грифона. Золотистого. Как-никак, а у меня уже пятьдесят седьмой уровень. Уже семь уровней могу летающими маунтами пользоваться, а до сих пор не обзавелся таковыми. А конюшни – это обиходное название. На самом деле это торговые ряды и продают там любых верховых животных, не только коней. Да и не только верховых, всякую живность продают, кроме разве что тягловых ящеров да сельскохозяйственных животных – коров там всяких, быков.

    – Так что, мы в Логово Хаоса полетим на грифоне? – ужаснулся такой перспективе Приз. – Через весь континент?

    – Нет, конечно! Воспользуемся порталом Гильдии перевозчиков. Грифон мне нужен для повседневного использования. Здорово экономит время.

    Казалось бы, все грифоны на одно лицо. В смысле, все грифоны одной породы на одно лицо. Отличить серебристого грифона от золотистого еще можно, а вот одного золотистого от другого такого же – нереально.

    – Уважаемый, я не пойму, если у них скорость передвижения одинаковая, то почему этот грифон стоит всего пятьдесят тысяч золотых, а этот – целых восемьдесят?

    Я пялился на двух совершенно одинаковых грифонов и действительно не понимал – в чем между ними разница?

    – Ну, как же, господин! Посмотрите сами, вот у этого холка чуть выше и изящнее, перья на гриве длиннее. А посмотрите на экстерьер! Какая мощная, крепкая спина! А мускулы крупа? Видите? Не идут ни в какое сравнение!

    – Ну да, ну да, – с важным видом покивал я. – Экстерьер! Как я сразу не заметил! Ну, конечно! Нельзя даже и сравнивать. Так вы говорите, что скорость у них одинаковая?

    – Да, – удрученно развел руками продавец грифонов. – Вот скорость полета у них одинаковая, да и грузоподъемность тоже.

    – Хорошо, тогда заверните нам того, что подешевле.

    – Завернуть? – не понял меня продавец.

    – Мы покупаем этого, – пояснил я и ткнул пальцем в грифона, стоившего всего пятьдесят тысяч золотых талеров.

    – Босс, к лицу ли нам…

    – Приз, если не видно разницы, а свойства у них одинаковые, зачем платить больше? Да и подозреваю я, что это простая разводка.

    – Но экстерьер, босс! Холка! Мускулы крупа!

    – Приз, ты что, видишь разницу? – я отошел на несколько шагов назад и еще раз внимательно осмотрел обоих грифонов.

    – Конечно! – воскликнул Приз и показал на левого. – Этот симпатичнее.

    Призу в этом деле я не доверял. Он, конечно, у меня еще тот скупердяй, но пустить пыль в глаза любит. Есть в нем что-то такое…

    – Тяга к прекрасному.

    – Что? – я в недоумении уставился на Приза. И только через секунду понял, что рассуждал вслух.

    – Это что-то во мне называется тяга к прекрасному. Этот грифон красивее этого. Надо брать его. А то, что он дороже, – так это имиджевые затраты. Не к лицу нам экономить на имидже!

    – Валерку, что ли, наслушался?

    – Калёного. Впрочем, ты называешь этого вампира Валеркой.

    Я склонил голову набок, посмотрел на одного грифона, на другого. Приз в чем-то прав. Левый выглядел изящнее. Не скажу, что у меня нет чувства прекрасного, но на лошадей, а теперь, как я понял, и на грифонов, оно не распространяется. Хотя левый действительно чем-то лучше правого. Благороднее на вид, что ли?

    – Уважаемый, я передумал. Мы берем вот этого золотистого грифона. За восемьдесят тысяч золотых монет.

    Вот! Я уселся на спину грифону. Теперь как белый человек можно разъезжать на собственном грифоне.

    – Господин! Над городом запрещены полеты! А рядом Купеческий квартал. В нем вообще запрещено передвигаться на любых животных!

    Торговцы ни в чем не хотят уступать аристократам. Перенимают все их вредные привычки, вроде запрета передвижения на животных в их кварталах. Тоже любят демонстрировать богатство. Некоторые дома в Купеческом квартале выглядят даже красивее и дороже дворцов квартала Аристократов. Хорошо, что Вавилон вольный город и здесь нельзя передвигаться на животных только в нескольких местах. А в столицах фракций запрещено только использование летающих маунтов – везде, кроме зоны городских ворот. В случае нарушения этого правила нарушителей просто сбивают шарометами с охранных башен.

    – Сам знаю, – буркнул я и слез с грифона. Снял с него уздечку, и он тут же растворился в воздухе. Уздечку я закинул в рюкзак.

    – Теперь в Логово Хаоса, босс? – Приз даже подпрыгивал от нетерпения?

    – Да. Двигаем к Гильдии перевозчиков.

    Внимание! Внимание! Внимание! Глобальное сообщение от клана «Орден розы и креста»!

    Ничего себе! Глобальное сообщение! Оно же прозвучит на всех материках! Это же стоит бешеных денег!

    Внимание! Внимание! Внимание! Глобальное сообщение от клана «Орден розы и креста»!

    Во дают розенкрейцеры! Такое бабло тратить! Интересно, что они хотят сообщить?

    Клан «Орден розы и креста» объявляет войну клану «Орднунг»!

    «Орден розы и креста» приступает к штурму замка «Константа», кланового замка клана «Орднунг».

    «Орден розы и креста» приглашает всех игроков от двухсотого уровня, как приверженцев Светлой стороны, так и стоящих на Темной стороне, к участию в штурме замка «Константа», принадлежащего клану «Орднунг».

    Штурм состоится сегодня в 21:00 по времени Цитадели Света!

    Я достал из рюкзака уздечку. Вавилон – большой город, и мы достаточно далеко удалились от дома. Пешком это займет полчаса. Не меньше.

    Кастую заклинание призыва, и передо мной появляется золотистый грифон. Вскакиваю ему на спину и ударом пяток по бокам грифона заставляю его расправить мощные крылья и прыжком взмыть в воздух. Приз, успев в последний момент ухватиться за мое плечо, врубил левитацию и сейчас болтался рядом.

    Плевать на штраф! Заплачу! На рудники за первое нарушение не пошлют.

    За участие в штурме замка «Константа» клан «Орден розы и креста» заплатит каждому магу три тысячи золотых, каждому милишнику (бойцу ближнего боя) – две тысячи золотых, каждому бойцу дистанционного боя – тысячу золотых.

    Богатенький клан. Очень богатенький. И скупой. Просто жуть, какой скупой. Гораздо надежнее и эффективнее было бы привлечь кланы наемников.

    Конечно, игроков, не состоящих в кланах, полно и на призыв розенкрейцеров откликнутся многие, придется клану раскошелиться, и очень прилично. Но наем других кланов обошелся бы «Ордену розы и креста» намного дороже. Это если нанимать не два-три клана, а как минимум с десяток. А для штурма такой крепости, как замок «Константа», и десятка наемных кланов будет мало. Тем более, что «Орднунг» не поскупится на привлечение своих наемников. Насколько я знаю Команданте, он наймет лучших. Деньги на это у него есть. Богатый клан – три города под контролем держит и мифриловые шахты. Единственный клан, который контролирует мифриловые шахты, все остальные мифриловые рудники принадлежат государствам или нейтральным городам, вроде Вавилона.

    Опускаюсь возле дома, в котором арендую квартиру и кидаю конец уздечки Призу:

    – Держи грифона! Я мигом!

    Бегом поднимаюсь на второй этаж, врываюсь в комнату и бросаюсь к шкафу. Открываю его, сметаю в рюкзак все пятьдесят флаконов с эликсиром «Божественное благословение» и сразу же мчусь на выход.

    Если штурм замка сегодня, то цена на эликсиры упадет уже завтра, к каким бы результатам ни привел этот штурм. А он, естественно, закончится поражением розенкрейцеров: «Орднунг» – не тот клан, чтобы позволить каким-то нубам отобрать у себя клановый замок. «Орден розы и креста» и года еще не существует, а уже замахивается на второй клан в рейтинге! Психи! На «Орднунг» даже «Триада» с осторожностью смотрит. И с уважением. Сглупил Орден. Накосячил по незнанию.

    А цены на элики уже к сегодняшнему вечеру упадут, а то и раньше – вряд ли эта битва будет слишком долгой. Думаю, «Орднунгу» и пары часов хватит, чтобы разделать под орех розенкрейцеров вместе с их наемниками. Как только штурм замка закончится, так сразу цена на элики и начнет падать.

    Вскакиваю на грифона, Приз хватается за мое плечо, и мы взмываем вверх. Курс на аукцион. Пока еще штурм не начался, цена на элики останется такой же высокой. А я так думаю, что она даже и подрастет еще. Сейчас большинство участников будущего штурма начнут усиленно отовариваться всем необходимым. А участников будет много, наверняка и клановые бойцы захотят присоединиться к розенкрейцерам. И даже не столько из-за пары тысяч золотых, сколько из-за увеличенного опыта, получаемого во время военных действий. Причем увеличенный опыт получат все – и победители, и проигравшие. Его количество зависит только от личного участия каждого игрока и нанесенного им урона. В зачет идет не только урон по живой силе врага, урон по защитному куполу и по крепостным стенам и башням тоже учитывается. Не так кучеряво, как урон по живым противникам, но тоже неплохо.

    Опускаемся возле аукциона. Снимаю уздечку и прячу ее в рюкзак. Ни к чему привлекать внимание стражи и лишний раз нервировать ее. До Гильдии перевозчиков от аукциона недалеко, пешком дойду. Добегу, точнее.

    Какую цену выставить? Я на миг задумался. Сто двадцать тысяч золотых – это гарантированная цена. Вон заявок сколько висит. Лот улетит сразу же, как только я его выставлю. Но что-то подсказывает мне, что это не предел.

    Выставляю цену в сто пятьдесят тысяч золотых талеров за флакон с эликсиром. Должны уйти по такой цене, или я ничего не смыслю в этой жизни. И весь мой опыт десятков штурмов и защит крепостей ничего не стоит.

    Ну, а если никто не купит по такой цене, то тоже неплохо – эти эликсиры останутся у меня. Когда-нибудь они, наверняка, мне пригодятся.

    Мысленной командой подтверждаю выставленные параметры и с тоской смотрю, как один за другим уходят элики. Сколько? Пять секунд? Да нет, меньше. Три секунды, и от моих эликов ничего не осталось. Все раскупили… По сто пятьдесят… Продешевил!

    На мой аукционный счет упало семь с половиной миллионов золотых талеров. Снимаю их со счета и кидаю в рюкзак. Хорошо, что на него наложены надежные бафы, иначе пришлось бы сейчас бежать в банк. Такую сумму я не рискнул бы носить с собой без надежной защиты.

    С хмурым видом выхожу из здания аукциона. Наверняка, можно было и по двести тысяч золотых продать элики! Ну, или, по меньшей мере, по сто восемьдесят. Продешевил… У этих ребят из «Ордена розы и креста» совсем крышу снесло. Или они просто не считают деньги – все мои элики были куплены именно этим кланом.

    – Приз, наша поездка в Логово Хаоса откладывается.

    – Босс! Почему?

    – Мы идем на войну.

    Без Гильдии перевозчиков не обойтись. Ближайший к замку «Константа» населенный пункт – это Тергон, расположенный на подконтрольных «Орднунгу» землях маленький городишко тысяч на пятьдесят жителей, если считать только неписей. Точнее, Тергон расположен на землях, на которые распространяется контроль замкового кристалла «Константы». Таких городишек на этой территории три. Плюс мифриловые шахты, плюс железные и медные рудники, лесопилки, кузницы, литейные. Плюс два десятка квестовых локаций, за вход в которые взимает плату «Орднунг». Плюс множество деревень и хуторов. И со всего этого «Орднунг» получает дань. Богатый клан. И куда полез этот «Орден розы и креста»? Что за идиоты рулят этим кланом?

    Выйдя из здания Гильдии перевозчиков в Тергоне, я сразу же призвал грифона и оседлал его. Мельком сверившись с картой, чтобы обновить подзабытые знания о местности, направил маунта в сторону, где на перекрестке семи дорог располагался клановый замок «Орднунга», клана, с главой которого, Команданте, мне довелось не один раз стоять плечом к плечу во время сражений.

    – Впечатляет.

    Это Приз сказал. И я с ним полностью согласен. Зря я наговаривал на «Орден розы и креста» и на его руководителей – они знают, что делают. Но, черт возьми, во сколько же им это все обошлось?

    Я сидел на грифоне, зависшем на высоте семидесяти метров, плавно покачивающем крыльями, и смотрел на людское море, раскинувшееся внизу. Такого количества игроков, собранных в одном месте, я еще не видел. А я много чего в этом мире видел. Не в одном десятке штурмов крепостей поучаствовал, города брал.

    Больше всего это скопление мне напоминало Турнир «Все против всех». В этом Турнире могло участвовать (и участвовало!) до миллиона игроков. Здесь, у замка «Орднунг», было, конечно, меньше, но визуально это не было заметно.

    И с разных сторон, по всем семи дорогам, сходящимся перед замком, в его сторону двигались отряды. Пополнение осаждающей замок армии шло полным ходом.

    В воздухе кружились тысячи маунтов со своими седоками.

    – Он собрал все кланы. Все кланы наемников и не только их, – пробормотал я и дал команду грифону на неторопливый облет лагеря осаждающих. – Я вообще не знаю, удалось ли Команданте хоть кого-нибудь найти – все здесь!

    Наездников на грифонах и других летающих маунтах вокруг носилось много, внимания на меня никто не обращал. Такие как я, праздные зеваки, которым не повезло быть приглашенными розенкрейцерами к этому празднику наживы – участию в штурме «Константы», – составляли большую часть парящих над лагерем зрителей.

    А подо мной проплывали отряды наемников. «Мерсенарис», крупнейший клан наемников, куда же без него. «Идальго», «Преторианцы», «Братство стали», «Немезис»…

    Светлые стояли рядом с Темными и готовились плечом к плечу атаковать общего противника. Когда такое увидишь?

    – Глазам не верю! – пораженно прошептал я, притормаживая своего грифона над разместившимися вплотную друг к другу походными лагерями двух враждебных кланов.

    Сжав коленями бока грифона, я заставил его пойти на снижение и сделать круг над походным лагерем одного из клана. «Валькирии». Пролетая в десяти метрах над головами воительниц, я внимательно всматривался в лица. Где-то здесь должна быть и Черная вдова. Оксанка. Моя подруга из реальной жизни.

    Как ее узнать, если я ее никогда в игре не видел? Может, вот эта стройная девица и есть она? Я, остановив грифона над головами небольшой группы валькирий, начал открывать окошки с их свойствами. Не просмотрев и половины, я ударил грифона пятками и резко взмыл вверх. Не понравилось им мое любопытство – одна из валькирий демонстративно наложила стрелу на тетиву и натянула лук, направив его на меня. Я намек понял. Забавно, если это была Черная вдова. Нет, не она. Это Лучница, а Оксанка у меня Чернокнижница.

    Я опять поднялся на семьдесят метров и, бросив взгляд вниз, еще раз потрясенно покачал головой – рядом с лагерем валькирий расположился лагерь клана «Амазонки». Валькирии, представительницы Темной стороны, спокойно стояли в нескольких метрах от Светлых амазонок, (невероятное событие!) те и другие усиленно делали вид, что не замечают друг друга. Когда такое еще можно будет увидеть? Да, никогда!

    Не слабо их выстроили розенкрейцеры. Для того, чтобы стравить эти два клана, не нужно было даже никаких провокаций – валькирии бросались на амазонок, как и амазонки на валькирий всегда и везде и без какого-либо повода. А тут – стоят рядышком и даже посмотреть в сторону друг друга боятся.

    Да, я все больше и больше начинаю уважать «Орден розы и креста». Насколько я помню из мельком прочитанного сообщения на форуме, все члены этого клана ранее играли в другой игре и тоже состояли в одном клане. Посторонних у них нет. Интересный клан.

    – Босс, что это?

    Приз, одной рукой вцепившийся в мое плечо, другой показывал куда-то вперед. Я перевел взгляд туда и сморщился.

    – Конрад, зараза! Не мог не пропустить такой случай, чтобы не посчитаться со старым соперником. Не поглумиться над ним.

    Удар пяткой, и грифон подлетел к походному лагерю, разительно отличающемуся от всех остальных встреченных нами.

    – «Священная римская империя». Светлый клан, созданный Конрадом и возглавленный им. А когда-то Конрад был заместителем у Команданте, – я махнул рукой в сторону замка «Константа», за стенами которого сейчас готовились к отражению штурма бойцы «Орднунг». – Да они по сути вместе и создали «Орднунг». Когда-то они были друзьями.

    Под нами, выстроившись ровными квадратами, разбитые на тысячи, сотни, десятки, стояли «римляне». Так называли членов этого клана.

    Никакого лишнего движения, никакой праздной суеты и беготни. Замершие в неподвижности воины и маги. Если у некоторых других кланов можно было наблюдать лишь некое отдаленное подобие порядка и дисциплины, да и то, порядком и дисциплиной это можно было назвать с большой натяжкой – постоянные перемещения бойцов, скопления в группы, брожение масс, кто-то сидит, кто-то лежит, – то раскинувшее под нами свои стройные ряды войско просто поражало своей вымуштрованностью. Оно представляло собой символ идеального порядка. Выстроенные в ровные шеренги десятки образовывали аккуратные квадратики – сотни. Сотни группировались в тысячи и каждую тысячу отделяли от других широкие, чуть ли не по линейке выровненные проходы.

    В других кланах бойцы различных фракций во время битвы выступали единым фронтом, группируясь не на основе избранного Пути, а на основе своих классов – впереди стояли танки, роль которых обычно играли паладины и рыцари на Светлой стороне или рыцари Смерти на Темной стороне, за ними стояли бойцы более легких классов – лучники, охотники, разбойники, еще дальше держались маги и целители. В ходе битвы все это, безусловно, перемешивалось, но начинали бой, как правило, при таком построении.

    У «Священной римской империи» подход был совершенно другой. Отряды формировались по-фракционно – последователи Пути Жизни, Пути Света и Пути Порядка сбивались в сотни, состоящие из представителей только одной фракции. И каждая фракция самостоятельно решала проблему танков, дамагеров и лекарей. На мой взгляд, абсолютно неэффективная система. Поэтому, наверное, и болтался этот клан где-то в недрах третьей сотни кланового рейтинга, несмотря на довольно приличное внешнее финансирование.

    – Конрад – маньяк! Псих, помешанный на дисциплине! Удивляюсь, как они вместе с Команданте уживались раньше? Из-за этих непомерных идиотских требований Команданте и выгнал его из «Орднунга». До сих пор поверить не могу, что не один Конрад такой псих, что нашлось еще несколько тысяч таких же, согласившихся вступить в его клан и не сбежавших оттуда на следующий день.

    Тем не менее, на фоне всеобщего бардака в лагере осаждающих, клан «Священная римская империя» смотрелся впечатляюще. Ровные золотые квадратики перемежались белыми и зелеными – у каждой фракции был свой цвет плащей.

    – Красиво, – уважительно произнес Приз.

    – Глупо, – скривился я и дал команду грифону продолжить полет вокруг замка.

    «Константа» была накрыта защитным куполом. Только это не поможет осажденным – когда вся осаждающая армия в едином порыве по команде кого-нибудь из лидеров розенкрейцеров станет долбить в защитный купол, он начнет в диких количествах высасывать ману из замкового накопителя. Не знаю, сколько накопили маны орднунгцы, но при стандартных для таких замков запасах ее хватит на час, от силы на два – слишком много осаждающих. И даже если Команданте посадит возле накопителя всех своих магов, и они каждые тридцать минут будут сливать в него свои запасы маны, все равно, при таком количестве атакующих защитный купол замка истощит запасы накопителя за считаные часы. Слишком сильны противники. Кланы наемников, входящих в первую полусотню кланового рейтинга. «Неутомимые Казановы», «Блинчики», «Иезекиль», «Барселона», «Шиноби», «Первая лига», «Валхалла»… У «Орднунга» нет никаких шансов. Команданте потеряет свой замок.

    Сколько же денег потратил на это великолепие «Орден розы и креста»? Но лакомый кусочек, который ему достанется, того стоит. В качестве источника финансов и материальных благ лучше «Константы» был только принадлежащий «Триаде» город Кван Тонг.

    – Приз, а ты сквозь защитный купол пройти можешь?

    – Не знаю, босс. Я этого никогда не пробовал.

    – Давай попробуем, – я направил грифона на снижение и приземлился на более-менее свободном участке земли между двумя лагерями.

    В ста метрах впереди мерцала голубоватым цветом пленка защитного купола. Сквозь нее при некотором усилии можно было разглядеть каменную кладку крепостной стены.

    – Вообще-то, защитный купол непроницаем, через него даже телепортироваться нельзя, но кто знает, вдруг у тебя получится. Если пройдешь внутрь, ты там поосторожнее будь. Как бы тебя за шпиона не приняли.

    – Не волнуйся, босс. Я под невидимостью спрячусь.

    – Да там у всех сейчас сто процентов «видимое невидимое» врублено!

    – Не переживай, босс! Главное – через купол пройти.

    Приз, уйдя в невидимость, двинулся в сторону крепости. Через несколько секунд он активировал бестелесность, а я пригляделся к знаменам кланов, между которыми оказался.

    «Зондеркоманда» и «Белые плащи». Сильные кланы, но разгильдяйские, на меня не обратят внимания, не прогонят. Один клан – Светлый, другой – Темный, а их члены стоят вместе, анекдоты друг другу травят. Что примечательно, Светлый клан – «Зондеркоманда», а «Белые плащи» – Темный. Все смешалось в доме Облонских.

    «Босс! Я прошел! Получилось!»

    «Как ты? Все нормально с тобой? Есть рядом кто? Я «Глаза в глаза» хочу активировать».

    «Секунду, босс. Тут полно народу шастает. Сейчас я под кого-нибудь трансформируюсь».

    Приз на несколько минут пропал из эфира, а я продолжал рассматривать стоявшую неподалеку небольшую группу клановых бойцов «Зондеркоманды» и «Белых плащей». Ни те, ни другие не были кланом наемников. Вполне себе самодостаточные, довольно богатые боевые кланы, обычно сами привлекающие наемников для своих нужд. Найм такого клана стоит дороже, чем покупка клана наемников. Дороже только отряды высокоуровневых неписей. Хотя не удивлюсь, если «Орден розы и креста» и таких решил нанять, и те где-то затерялись в этом муравейнике. Я теперь уже ничему не удивлюсь.

    «Босс. Я готов».

    «В кого трансформировался?»

    «В швабру».

    Я опешил.

    «Как в швабру? Приз, ты что, с ума сошел? Конспиратор хренов! Какая, на фиг, может быть швабра в замке? Тебя же в момент вычислят!».

    Вот кадр! Умудрился не придумать ничего лучшего. Напортачил! Я так надеялся разузнать, что там внутри замка происходит, а Приз такой косяк упорол. Его же сейчас элементарно заметят и убьют!

    «Штука, босс! Я пошутил».

    «Твою мать, Приз!»

    «Босс, я в ястреба трансформировался. Тут много птиц. Ястребы, соколы, совы. Питомцы. Даже пара ящеров летающих есть. Все нормально, босс. Не раскусят!»

    «Приз! Ты же говорил, что только внешность меняешь, а свойства у тебя свои остаются. Ты ведь не сможешь летать, как птицы!»

    «Летать я и сам умею. Невысоко. Но тут это не бросается в глаза».

    «Хорошо. Активирую «Глаза в глаза». Не свались только!»

    Через миг я смотрел на мир глазами Приза, перехватив управление его телом. Я несся в полутора метрах над землей, иногда лавируя между спешащими по делам бойцами. Не так уж и много здесь народу, на самом деле. Наверное, основная масса орднунгцев сейчас на стенах. Надо бы куда-нибудь примоститься и спокойно осмотреться, а то сейчас все внимание сосредоточено на том, чтобы ни во что не врезаться. Подлетев к какому-то небольшому хозяйственному строению, я с трудом, чуть не свалившись в штопор, приземлился на его крышу. Хотя правильнее будет сказать, упал. Встал на краю и с любопытством огляделся. Раньше мне не доводилось бывать внутри этого замка.

    Смотреть особо было не на что. Широкий пустой двор, выложенный булыжниками плац. В центре крепости – высокий донжон. Над его крышей виднеется верхушка Башни артефактов. Справа от него большая тренировочная площадка, слева – складские помещения, а за ними виднеются двухэтажные бараки – казармы. Кузница, несколько мастерских, еще несколько хозяйственных построек. Все выглядит прочным, крепким. И неброским. Строго функциональным. Этот замок не для праздных дел, не для балов, красавиц, юнкеров.

    Я посмотрел вверх и мысленно кивнул себе – я был прав. Основная масса членов клана «Орднунг» сейчас была на стенах. Чуть ли не все двадцать тысяч, судя по плотным рядам. И чего они там толпятся? Защитный купол ни с какой стороны не пробиваем – ни снаружи, ни изнутри. Под куполом кружило не меньше сотни различных птиц, иногда срываясь в крутое пике и планируя до самой поверхности земли, а потом стремительно взмывая вверх. Парочку летающих ящеров, о которых говорил Приз, я тоже разглядел. Тесно им под куполом, хоть замок этот и не назовешь маленьким – одна из самых больших крепостей в этом мире. Если не считать городов, то, может, и самая большая. Величина контролируемой замковым кристаллом территории отсчитывается от внешних стен замка и поэтому каждый владелец замка, в котором есть замковый кристалл, старается по возможности увеличить размеры своего замка, при этом не сильно снизив его обороноспособность.

    По широкому мощеному двору лишь изредка пробегал кто-нибудь из членов клана, да еще на ступеньках донжона стояла небольшая группа бойцов. Кое-кого из них я узнал. И даже не одного.

    Я неуклюже сорвался с крыши, предварительно включив режим левитации, и, перелетев через весь двор, опустился на козырек навеса, выступавшего над входом в донжон.

    – Не надо мне никаких отговорок! – рычал воин, с головы до ног упакованный в мифриловый доспех. Откинутое забрало шлема открывало часть скуластого лица, ястребиный нос и пронзительные серые глаза, гневно смотрящие на стоящего перед воином мага. – Только ваша служба виновата в том, что эта война оказалась для нас полной неожиданностью! Расслабились! Зажрались! Заросли жиром! На лаврах почивали! Привыкли, что вокруг нет достойных врагов, что каждая война – чужая, и для нас, как прогулка! Привыкли, что вокруг одни жертвы, и вот! Дождались хищника! Сами в жертву превратились!

    – Клану без году неделя, потому им особо внимания и не уделяли, – развел руками маг. Его я тоже знал. Людвиг Ван, заместитель начальника разведывательной службы клана «Орднунг». – В «Битве богов» каждый день по несколько новых кланов появляется. За всеми не уследишь. А за «Орденом розы и креста» мы как раз наблюдали.

    – Без году неделя, говоришь? А то, что розенкрейцеры были топ-один в «Негусе», для тебя новость? То, что они лидировали в течение нескольких лет в самой популярной игрухе вплоть до ее закрытия, должно было заставить вас обратить на них самое пристальное внимание! Ты видел их там, под стенами? Там половина состава выше трехсотого уровня! Откуда? Как за полгода, что они в игре, они сумели так подняться? И вторая половина ненамного ниже. Как? Прозевали!

    – Не прозевали! – упрямый этот Людвиг Ван. И совсем безбашенный – спорить с Команданте, когда он в таком состоянии. – Мы их с самого начала отслеживали. Сразу же, как выяснили, что это те же люди, что были в ведущем клане другой игры. И концы нашли. Не скажу, что с самого верха, но довольно информированные источники. Я тебе точно говорю – они планировали атаку на «Триаду»! Что-то изменилось в последний момент, и они сменили цель.

    – Дурак! Боже мой, какой дурак! – в сердцах сказал Команданте, глядя в лицо стоявшего напротив него бойца. – Это надо же до такого додуматься – атаковать «Триаду»! Это каким же надо быть идиотом, чтобы поверить в эту липу?

    Да, впервые вижу Команданте в таком гневе. Обычно сдержанный и спокойный, сейчас он буквально бурлил от еле сдерживаемой ярости.

    – Где Лохматый? – рявкнул Команданте. – Почему я не вижу здесь своего начальника разведки?

    – Его нет в игре. У него регата. Еще два дня.

    – Какая регата? – взревел Команданте. – Какая, к чертям собачьим, регата, когда наш замок атакуют! Чтобы через десять минут он был здесь! Слышишь меня, Людвиг? Чтобы через пять минут он стоял передо мной и докладывал, как ваша служба смогла прошляпить ЭТО!

    Бедный Людвиг Ван, мне его даже жалко. Другие стоявшие на крыльце бойцы «Орднунга» старались стать как можно незаметнее, жались к перилам, делали вид, что они здесь вообще случайно оказались. Да, видать, Команданте в гневе действительно страшен. Мне его таким видеть не довелось. И слава богам!

    Бедный, бедный Людвиг… Весь фокус гнева главы клана сосредоточен на нем одном. И я могу понять Команданте: проворонить подготовку к нападению на свой клан – такое абсолютно не вяжется с имиджем клана, занимающего вторую строчку в рейтинге. Клана, обладающего мощной службой внешней разведки и контрразведки.

    – Команданте, это невозможно. Лохматый сейчас посреди океана. Да и не сможет он покинуть регату. Он ее главный спонсор. Он ее целый год готовил. Международный статус. Больше ста стран… Члены правящих династий…

    Команданте закрыл глаза и, запрокинув голову, зарычал. Потом замолк, вскинул руки вверх и сжал кулаки. Несколько долгих секунд он стоял в такой позе, а затем опустил руки, открыл глаза и сказал:

    – Стоило отпустить на месяц, всего на один месяц, начальника разведки, как сразу же… – он оборвал себя, махнул рукой и развернулся к одному из стоявших рядом бойцов. – Николас, что у тебя?

    – Все готово, Команданте. Можно начинать.

    – Давай! Не будем тянуть. Штурм скоро начнется, тогда куполом уже не поиграешь.

    Николас быстро кивнул и слегка прикрыл глаза. Наверное, по клановому чату какие-то команды отдает.

    Не прошло и минуты, во время которой Команданте молчал, погрузившись в свои мысли, а никто другой не решался нарушить тишину, как во дворе крепости стали собираться груженные различной поклажей члены клана. Сейчас они больше напоминали грузчиков, чем бойцов. Мешки и ящики на их плечах означали, что их рюкзаки забиты под завязку, и чтобы избежать перегрузки, они вынуждены тащить груз на себе.

    – Команданте, – Николас решился прервать размышления своего начальника. – Все артефакты мы из башни изъяли. Казна и хранилище уников и Легендарок тоже полностью готовы к эвакуации. Все это вынесем за две ходки. Чтобы очистить склады с другими предметами, потребуется несколько ходок. Семь, может восемь. Это не считая мифрила и мифриловой руды.

    Лицо Команданте побледнело от сдерживаемой ярости. Я думал, он опять сорвется на крик, но нет. Удержал гнев в себе.

    – А если снять еще часть людей со стен?

    – Нет смысла, Команданте. Не пройдет такое количество народа в ворота. Не успеет. Даже те, которых мы отобрали, могут не успеть проскочить за полсекунды. Надо или увеличивать время открытых врат, или рассчитывать на большее количество ходок, но это от нас не зависит, – Николас на секунду замолк, но потом все же решился продолжить. – Или оставлять всю мифриловую руду и большую часть слитков здесь.

    На этот раз на лице Команданте не дрогнул ни один мускул. Николас подождал несколько секунд и, не дождавшись ответа, продолжил:

    – Может, имеет смысл позвать наемников? Несколько кланов отклонили приглашение розенкрейцеров и отказались воевать против нас. Они готовы встать на нашу сторону, ждут только отмашки.

    – Нет! – отрезал Команданте. – Замок нам не удержать. Поэтому никаких лишних трат. Впереди у нас трудные времена, пригодится самый последний медяк. На защиту замка привлекать только добровольных помощников! Никаких лишних трат. Нам еще предстоит отвоевывать «Константу».

    Широкоплечий гном, стоявший за спиной Команданте, согласно кивнул. Перебросил молот из одной руки в другую и сказал:

    – Чем больше мы сохраним, и чем больше потратит противник, тем больше шансов у нас выиграть в конечном итоге эту войну. Для войны нужны деньги, деньги и деньги. А они имеют вредную привычку заканчиваться. Кончатся они когда-нибудь и у розенкрейцеров. И чем раньше это произойдет, тем лучше. А наша задача сохранить как можно больше своих запасов.

    – Надо было идти на прорыв, как только в замке собрался весь клан, – процедил Команданте сквозь зубы. – Когда там их было совсем мало. Когда еще не накрыли замок куполом. Двадцать тысяч бойцов клана смогли бы вынести в рюкзаках весь замок. Сколько мы оставляем?

    – Руду всю. Более ста тонн, – ответил Николас. – Мифрила в слитках у нас около десяти тонн. Можем успеть вынести все, если розенкрейцеры не начнут долбить купол. А можем и ничего не вынести.

    – Тогда не будем тянуть. Начинай!

    Я с любопытством посматривал по сторонам. Интересно, что они задумали? Судя по тому, что во дворе крепости столпилось не меньше полутысячи членов клана, груженных мешками, ящиками, каким-то рулонами, орднунгцы собираются открывать портал. Безумная затея!

    Для открытия портала им придется снять защитный купол, а как только они это сделают, осаждающие не преминут воспользоваться открывшейся возможностью. Учитывая, сколько их там, они сметут со стен замка его защитников за несколько минут. А потом спокойно вынесут ворота и войдут в замок. Им даже стену рушить не придется. На сто процентов уверен, что «Орден розы и креста» захочет сэкономить на восстановлении крепостных стен. Это тоже не дешевое дело. Одного камня надо сотни тонн. Да и работа каменщиков стоит не мало.

    – Приготовиться! – прогромыхал голос Николаса. Резвящиеся под куполом птицы резко прыснули в стороны. – Начинаю отсчет.

    Над плацем появились огромные зеленые цифры, быстро сменяющие одна другую.

    Обратный отсчет!

    Тишина повисла над крепостью. Даже звон молота о наковальню, доносившийся до меня все это время, прекратился. Кузнец с подмастерьями вышли из кузницы – им тоже было интересно посмотреть на то, что сейчас произойдет.

    – Одна секунда! – раздался под сводом защитного купола крик Николаса.

    Что же они задумали? Я крутил головой по сторонам. Команда, данная Николасом, касалась не только нескольких сотен членов клана, скопившихся внизу на плацу. Эти бойцы сейчас выстроились в широкую колонну и напоминали бегунов-спринтеров, готовящихся стартовать по сигналу арбитра. А еще они напоминали мне докеров, с которыми мне как-то довелось поработать на разгрузке судна в порту Верхнего Вавилона. Интересно, перегруз у них есть? Скорее всего, нет. С перегрузом можно захватить больше вещей, а судя по тому, что здесь собрались в основном танки, места в рюкзаке у них должно быть много и даже десять процентов перегрузки позволят захватить с собой приличное количество дополнительного груза. Но с перегрузом нет смысла принимать низкий старт. Наверное, скорость для них важнее, чем количество груза.

    На импровизированном циферблате, висящем над плацем, замелькали десятые доли секунды.

    Стоявшие на стенах орднунгцы по мере мелькания цифр поворачивались лицом к переливающейся голубоватым светом стене купола. Маги принимали характерные стойки, начиная каст заклинаний. Ну да, понятно – кому-то надо на каст всего полсекунды, кому-то секунду, кому-то немного больше, кому-то немного меньше.

    Уже мелькали последние цифры, когда выстроившиеся в колонну перед донжоном бойцы пришли в движение, начав свой бег.

    Значит, все-таки будут убирать купол. Безумцы! Самоубийцы!

    Мелькнула последняя цифра на импровизированном циферблате, и защитный купол с легким хлопком исчез.

    «Приз, будь здесь! Никуда не уходи!»

    Я резко оборвал связь и увидел, как со стороны крепостной стены ко мне несется туча стрел, файерболов, а с неба падает раскаленный дождь. То есть не только ко мне. Все это обрушили защитники замка на осаждающих сразу же, как только исчез защитный купол. Но мне сейчас казалось, что этот смертоносный вал нацелен только на меня.

    До крепостной стены было сто метров. На такое расстояние нельзя ударить прицельно, но и случайная стрела, и массовое заклинание вполне может меня здесь достать. Я резко развернулся и ушел в «Прыжок» на восемьдесят метров. Лучше обезопасить себя.

    Приземлившись, я пробежал несколько шагов, а потом еще раз прыгнул на такое же расстояние. От греха подальше. Не будем рисковать. У меня огненный шар улетает на несколько сотен метров, то же самое может случиться и у других. Я достал из рюкзака уздечку и призвал грифона. Буду наблюдать за ходом битвы свысока, хм.

    Битвы, по сути, не было: над «Константой» опять мерцал защитный купол и в него ударялось немыслимое количество стрел и заклинаний. Запоздалая реакция осаждающих на дерзкую вылазку осажденных.

    Под стенами замка я разглядел множество трупов. Короткая и неожиданная атака орднунгцев оказалась весьма результативной. Многие были к ней не готовы – не выпили эликсиры, не наложили на себя защитных заклинаний. Массированного удара защитников крепости оказалось достаточно, чтобы отправить их на перерождение. А ведь здесь нет никого, кто был бы ниже двухсотого уровня. Не считая, конечно, праздных зевак.

    Вспышки на куполе становились все реже и реже. Не все пошли в атаку, не все поддались панике и азарту. Приказа от розенкрейцера, командующего битвой, не было – к крепости еще подтягивались отдельные отряды и одинокие бойцы. Значительный урон куполу, который он компенсирует забираемой из накопителя маной, наносится только одновременным ударом. Две стрелы, выпущенные одна за другой, и две стрелы, ударившие одновременно, давали абсолютно разный эффект. Во втором случае синергетический эффект значительно больше, в связи с этим слаженность атакующего войска имела существенное значение. Судя по тому, как быстро прекратились отдельные удары по защитному куполу, «Ордену розы и креста» удалось добиться определенной слаженности от столь разношерстного войска. Хм, уважаю этот клан!

    «Приз? Приготовься! Активирую “Глаза в глаза”.

    Глава 10

    И вновь я смотрю на мир через глаза своего питомца. От той полутысячи бойцов, что нагруженная, словно грузчики, стояла на плацу перед донжоном, осталось меньше сотни. Не всем удалось проскочить сквозь портал. Орднунгцы, когда упал защитный купол, открыли именно портал, я в этом теперь был полностью уверен. Ненадолго. Я подозреваю, что всего на половину секунды – этого времени вполне достаточно, чтобы предупрежденные заранее члены клана смогли подготовиться и выпустить по врагу стрелу или применить заклинание. И совсем недостаточно, чтобы это успели сделать не ожидавшие такого подвоха вражеские маги. Но за это время почти вся полутысяча нагруженных бойцов смогла проскочить сквозь открытые ворота портала.

    Зато вместо них на широком плацу появилась другая группа бойцов. И этих тоже было несколько сотен.

    «Приз, откуда они здесь взялись?»

    «Из портала! «Орднунг» открыл два больших портала напротив друг друга. В один убежали те воины, что несли на себе мешки и ящики, а в другой прибежала вот эта толпа».

    Я мельком просматривал сведения вновь прибывших. Никого выше двухсотого уровня. Основная масса – от сотого до двухсотого. Встречалось немало и более низкоуровневых игроков. Мясо. Зачем оно Команданте? Они же не выстоят против той армады, что скопилась под стенами «Константы».

    А толпу вновь прибывших защитников уже умело расхватывали старожилы крепости, загоняя ее на стены. Через минуту плац опять был пуст. Оставшиеся на нем орднунгцы, не успевшие проскочить в портал, опять выстраивались в колонну. Со стороны складов к ним потянулась цепочка новых бойцов, также груженных мешками и ящиками.

    – Николас, постарайся вывезти как можно больше. Чем меньше добра достанется розенкрейцерам, тем легче нам будет потом отвоевать «Константу». Этот штурм должен им обойтись в копеечку!

    – Команданте, нам нужно около сорока попыток, чтобы переправить в замок на Сарак весь клан. Вряд ли розенкрейцеры дадут нам их сделать. Есть предложение.

    – Говори.

    – Когда начнется атака купола, снять его, открыть порталы и попытаться провести через них весь клан, пока привлеченное мясо будет держать стены.

    Команданте задумался. А я про себя усмехнулся. Это мясо не простоит против собранных под крепостью кланов и тридцати секунд – даже на стенах, дающих, кстати, ощутимую прибавку к защите каждого обороняющегося бойца. Там, внизу, собралась элита «Битвы богов». Не вся, конечно, ряда ведущих кланов нет, но и того, что там есть, достаточно, чтобы смахнуть защитников крепости, как пушинку.

    – Не удержит мясо стену крепости надолго, – услышал я голос Команданте. – Двадцать секунд – это все, что у нас есть. За это время они выкосят все мясо и начнут запрыгивать на стены.

    – Мы можем снять охрану с кристалла и поставить на стены Призрачных рыцарей. Это даст нам дополнительное время.

    Команданте опять нахмурился, наблюдая, как на плацу выстраивается новая колонна, готовясь резво броситься в открывшийся на считаные мгновения портал.

    Не плохая задумка у них. Розенкрейцеры наверняка рассчитывали захватить «Константу» вместе со всем ее добром. Это здорово снизило бы их расходы на привлечение наемников. А может, и окупило бы. Двадцать тонн мифрила в слитках! Да этого должно хватить на наем нескольких кланов на целый день!

    – Нет. Призрачных рыцарей тоже эвакуируем. Это добро нам еще пригодится. Отправишь их в замок на Сараке со следующей партией. Алехандро!

    – Я!

    – Есть информация от Джангера?

    – Есть. Два города, Эрст и Мирата, получили статус вольных. Окружающие их земли с несколькими деревнями и хуторами отошли к ним. С Тергоном не успели. Он по-прежнему подчинен «Константе».

    – Что с мифриловой шахтой?

    – Не успели, – удрученно склонил голову Алехандро. – Эрст отказался взять шахту под себя. В магистрате сказали, что не удержат ее, а войны они не хотят. Мирата согласилась, уже даже оформлять передачу стали, но тут как раз Орден официально войну объявил. Все сделки с имуществом заморозились.

    – Понятно, – Команданте бросил недовольный взгляд в сторону Людвига, но ничего не сказал ему. – Значит, шахта отойдет розенкрейцерам, и с этим мы ничего поделать не можем. Богатый кусок им отваливается, богатый.

    – Мы сделали все, что смогли, что успели. Слишком поздно поступила информация о намерении объявить нам войну.

    Оп-па! Камушек в огород Людвига! Алехандро метит в замы Лохматого? Или на место Лохматого? Или он совершенно случайно подкинул дровишек в и так бушующий бешеным пламенем костер внутри Команданте? Ага, ага, так я и поверил в это.

    Впрочем, это не мое дело. Над крепостью вновь пронесся усиленный Магией Воздуха голос Николаса:

    – Приготовиться! Начинаю отсчет.

    И опять замелькали цифры над площадью перед донжоном.

    – Одна секунда!

    На этот раз я спокойно, никуда не дергаясь, смотрел, как после окончания обратного отсчета в одно и то же мгновение произошло сразу несколько событий.

    Во-первых, на плацу открылось сразу два поистине огромных портала. В один из них устремилась колонна орднунгцев, начавшая движение за несколько мгновений до появления телепортационного окна и к моменту его открытия уже набравшая приличную скорость. В портал они уходили «Прыжком». Слаженность их действий напоминала парашютистов, скоординированно покидающих чрево самолета. На этот раз успели пройти через ворота почти все. Не больше десятка бойцов не попали в резко схлопнувшееся окно портала и приземлились далеко за плацем, некоторые из них ударились о крепостную стену. Насколько я понял, это был стационарный замковый портал, соединяющий один замок клана с другими клановыми замками на других материках. В данном случае, этот портал вел в замок на материке Сарак.

    Во-вторых, как только исчез купол, маги на стене ударили заклинаниями и небо расцвело десятками украшенных дымными шлейфами метеоритов, сотнями ветвистых молний, тысячами раскаленных капель огненного дождя. Вслед за заклинаниями устремились сотни стрел.

    В-третьих, через другое окно портала на плац хлынула толпа низкоуровневых игроков. И судя по тому, что я успел разглядеть сквозь полупрозрачную дымку, на той стороне желающих прорваться сквозь портальные ворота было немало. Этот портал тоже был стационарным, а значит, без услуг Гильдии перевозчиков здесь не обошлось. Свою монополию на стационарные порталы они держали крепко. Без договоренностей с ними никто не мог оборудовать такой портал.

    Я разорвал связь с глазами Приза и успел насладиться завораживающим зрелищем – небом, полным огня, молний и стрел, затмивших солнце.

    На этот раз погибших оказалось меньше. Намного меньше. Только самые отчаянные головы оставались неподалеку от крепостных стен после первой дерзкой атаки «Орднунга». Да и из них погибли далеко не все – напились, видать, эликсиров и бафы на себя понакладывали.

    Вновь активирую «Глаза в глаза» и осматриваю внутренний двор крепости. И вижу, как неподалеку от крыльца, на котором мы примостились, из широко раскрытых ворот, ведущих внутрь донжона, выходят во двор Призрачные рыцари. Один за другим они поднимались по убегающим в подвалы донжона «Константы» каменным ступеням и направлялись на плац, где выстраивались в колонну.

    «Один, два, три… Семнадцать… Двадцать восемь… Сорок пять…»

    Ни одного ниже четырехсотого уровня. Но и выше четыреста десятого тоже никого. Да сколько же их там? Рыцари выходили и выходили из подземелья «Константы» и, казалось, эта вереница никогда не закончится.

    «Сто… Сто один… Сто двенадцать… Сто двадцать!»

    – Приготовиться! Начинаю отсчет.

    Призрачные рыцари действовали еще более слаженно, чем воины клана «Орднунг». У меня даже создалось впечатление, что вся эта толпа рыцарей махнула в портал одним движением, как единый организм.

    Через противоположный портал во двор «Константы» хлынула очередная толпа добровольного мяса. Я с интересом их разглядывал. Опять все ниже двухсотого уровня. Этого и следовало ожидать! Поучаствовать в войне, получить увеличенный опыт все хотят. Но если при этом можно еще и заработать пару-другую тысчонок золота, то почему бы и нет? Кто откажется от такой возможности? Никто. Вот и идут все, кто достиг двухсотого уровня, на ту сторону, к розенкрейцерам. Остальные довольствуются надеждой нанести как можно больше урона в предстоящей схватке. Довольно призрачной надеждой, должен сказать. Большинство этих бойцов вряд ли успеют нанести даже несколько ударов или применить несколько заклинаний.

    Ба! Кого я вижу! Знакомые все лица!

    Я разорвал связь с Призом и вернулся в свое тело. Оно все так же болталось на спине грифона, парящего на высоте семидесяти метров над землей. Активировал функцию экспресс-почты и быстренько набросал короткое сообщение:

    «Пехота, привет! Как дела? Чем занимаешься?»

    Я ждал ответного сообщения, посматривая на то, что делается вокруг крепости, и изредка используя зрение Приза – заглядывая внутрь нее.

    «Эвери! Здорово, чертяка! Как сам? Какой уровень уже взял? Как твой Прив? Я на войне! Слышал, клан розенкрейцеров на «Орднунг» напал? Глобальное объявление было. Я сейчас в замке «Орднунга». Готовимся штурм отражать».

    «А я под этим замком! Готовлюсь лицезреть штурм. Ты в курсе, что у вас нет никаких шансов? Армию, что Орден собрал, видел?»

    «Да видел, видел. Солидно они раскошелились, ну, да и бес с ними. Ерунда! Главное не победа! Главное – участие!»

    «Охота тебе в заведомо проигрышную битву влезать?»

    «Адреналин, Эвери! Адреналин! Помнишь, я тебе говорил, что когда-то магом играл? И сменил его потом на воина?»

    «Помню!»

    «Вот из-за таких моментов я это и сделал! Стоять на крепостной стене и отражать атаки врага – что может быть прекраснее? Встречать его грудью! Что может быть лучше упоения музыкой битвы? А победа или проигрыш – дело десятое».

    «Ты маньяк, Пехота! Адреналиновый наркоман!»

    «Я знаю! И мне это нравится! Ради таких моментов я и торчал часами в локах, гоняя мобов».

    Точно маньяк. Как мне это знакомо! Сам таким был в прошлой жизни. В любое время был готов бросить все дела и помчаться через весь материк на очередную битву. Ну, да ладно. Надо выяснить кое-что.

    «Как ты попал в замок? Он же под куполом?»

    «Из Крепости Порядка. Там идет набор добровольцев на защиту замка. «Орднунг» объявление дал по землям фракции. Берут всех желающих от сотого уровня и выше, но и мелюзга просачивается тоже. «Орднунг» портал время от времени открывает, правда, ненадолго. Из-за купола. Там такая давка на площади. Если всех успеет перекинуть, то мы точно надерем задницу розенкрейцерам и их наемникам!»

    «Ладно, Пехота! Удачи тебе в бою! И побольше урона нанести! И адреналина, адреналина побольше!»

    «Спасибо, Эвери! И тебе удачи!»

    В рядах осаждающей армии началось какое-то шевеление. Небольшие отряды еще стекались к месту предстоящей битвы, но основные силы были уже в сборе. Похоже, розенкрейцеры скоро дадут команду на штурм. То-то они удивятся, когда узнают, что им придется с мясом биться и что напрасно они потратили такие деньжищи на привлечение наемников.

    Внутри крепости все было по-прежнему. Последнюю партию добровольного мяса уже распределили по стенам, очередная группа нагруженных клановым скарбом бойцов выстраивалась на плацу. Команданте и его соратники с хмурыми лицами молча взирали на происходящее. Кузнец с подмастерьями о чем-то болтали, также посматривая на колонну орднунгцев. Я по привычке открыл их инфу и мельком глянул ее. Неписи. Ничего интересного. На штурм замка лучше смотреть со стороны атакующих.

    Значит, портал открывают с центральной площади Крепости Порядка. Гильдия перевозчиков в этот город не перебрасывает, доставляет желающих только на специальную площадку за крепостной стеной. От нее до центральной площади минут сорок добираться, даже если бегом. Под эликом скорости минут тридцать. На грифоне пять минут – если стража не заметет по дороге или щаромет не снесет. Но этого можно избежать, если лететь высоко, а потом резко спланировать почти по вертикальной прямой. Грифоны это могут. Дух захватывает, но, в целом, терпимо.

    Я опять бросил взгляд на кузнеца. Значит, в замке «Константа» проживает непись. Хм. А сто двадцать Призрачных рыцарей Команданте отправил на Сарак. Кристалл сейчас никто не охраняет.

    До Тергона отсюда на грифоне десять минут лёту. До самого здания Гильдии перевозчиков. Полминуты выделим на переброс к Крепости Порядка, еще пять минут лёта – и я на центральной площади столицы фракции. На ближайший сеанс открытия портальных врат уже не успеваю, а вот на следующий вполне. Если он будет…

    Рискнуть? Начнется атака защитного купола к этому времени или нет? Если начнется, то во всем этом нет никакого смысла. А вот если не начнется… О, тогда вырисовываются некие интересные варианты. Заманчивые!

    Рискну! Надо как можно скорее пробраться внутрь замка!

    Но прежде чем я рвану в Крепость Порядка, надо сделать еще кое-что.

    Я опять бросил взгляд на кузнеца. Потом на выстраивавшихся на плацу в колону орднунгцев. Через пару минут Николас откроет портальные врата.

    Успею!

    И я разорвал связь с глазами Приза. Ударил пятками в бока грифона и тот, заложив резкий вираж, понесся туда, где стояли стройные ряды бойцов клана «Священная римская империя».

    Не прошло и минуты, как мой грифон приземлился в полусотне метров позади выстроившегося войска. Спрыгнув на землю, я снял с маунта уздечку, бросил ее в рюкзак и ушел в «Скрытность». Несколько быстрых шагов, и я останавливаюсь позади одной из сотен клана. Слева от нее стоял квадрат в белых плащах, справа – в золотых. Что там впереди, я не видел, да мне это было и не нужно. Распылять свое заклинание на большую территорию я не собирался, посчитав, что в данном случае предпочтительнее следовать мудрому правилу «лучше меньше, да лучше», чем надеяться на журавля в небе. Сотня бойцов, стоявшая плотным квадратом, – это как раз то, что мне нужно.

    Тяжелые зеленые плащи, висевшие на плечах воинов, замерших в неподвижности в тридцати шагах впереди меня, слабо колыхались под напорами ветра. Я открыл информационное окошко одного из бойцов, другого, третьего. Закрыв инфу десятого, я удовлетворенно кивнул головой. Здесь, в арьергарде готовящегося к штурму войска, стояли самые слабые его воины, ненамного превышающие пятидесятый уровень, а главное, с малым количеством здоровья – маги, целители, лучники. То, что надо! Одного каста должно хватить, чтобы положить всю сотню.

    Конечно, уничтожение сотни бойцов не самого высокого уровня – это слабая помощь осажденному замку, но хоть что-то. Лучше, чем ничего. Я достал из рюкзака эликсиры и свитки с заклинаниями и использовал их. Активировал «Изменчивую силу магии». Даже если эти ребята тоже уже успели воспользоваться эликами и наложить на себя бафы, мой «Огненный дождь» да еще и под «Яростью» не оставит им никаких шансов.

    Да, «Огненный дождь», пожалуй, лучше, чем «Дыхание дракона» из Магии Смерти. Во-первых, мой раскаленный дождик полностью игнорирует сопротивление, как Магии Огня, так и просто магии. А, во-вторых…

    Во-вторых, «Дыхание дракона» мощнейшее заклинание, может, даже посильнее «Огненного дождя» будет даже со всеми его игнорами сопротивления, но оно оставляет за собой вполне заметный шлейф, по которому легко определить, откуда произведена атака. А вот определить, где находится маг, применивший «Огненный дождь», не видя этого мага, не так-то просто. Вполне можно подумать, что он находится, например, на крепостных стенах.

    Я посмотрел на замок. По моим прикидкам Николас с секунды на секунду должен был убрать защитный купол, закрывающий замок. Активирую «Глаза в глаза» и первое, что я вижу, это огромные зеленые цифры, зависшие над плацем.

    – Одна секунда! – слышу голос Николаса.

    Как только цифры отмеряют половину срока, резко разрываю связь с Призом, активирую «Ярость» и начинаю каст заклинания.

    Защитный купол над «Константой» мигнул и исчез.

    Сверху на осаждающее «Константу» войско падал шквал огня, молний, камней и стрел.

    Каст!

    Огненные струи моего заклинания понеслись к земле. Разворачиваюсь и «Прыжком» уношусь на восемьдесят метров. От греха подальше. Конечно, они вряд ли так быстро сообразят, что удар по последним рядам нанесен не с крепостных стен, но береженого бог бережет.

    Вы убили приверженца Пути Жизни.

    Ваша репутация среди представителей фракции Смерти улучшилась.

    Вы убили приверженца Пути Жизни…

    Вы убили…

    Приземляюсь, делаю несколько быстрых шагов и опять ухожу в «Прыжок». В том, что они рано или поздно поймут, что защитники крепости не имеют никакого отношения к «Огненному дождю», накрывшему их арьергард, я не сомневался. И произойдет это скорее рано, чем поздно.

    Вы убили…

    Вы убили…

    Вы убили…

    Вы убили…

    Только это будет уже не важно.

    Я, приземлившись, оглядываюсь и, не увидев за собой никакой погони, призываю грифона.

    Вы убили…

    Вы убили…

    Вы убили…

    Вы убили…

    К тому моменту, когда они догадаются, что атака произведена с тыла, и бросятся на поиски врага, я буду уже далеко.

    Вскакиваю на грифона и заставляю его рывком подняться в воздух. Несколько взмахов могучих крыльев, чтобы набрать высоту, и маунт мчится в сторону Тергона.

    Вы убили…

    Вы убили…

    Закрываю системки одну за другой. Да сколько же их! Вместо закрытых мною появляются новые.

    «Приз!»

    Вы убили…

    Вы убили…

    Вы убили…

    Вы убили…

    «Да, босс?»

    «Подвал, откуда выходили Призрачные рыцари, видел?»

    Говорю, а сам продолжаю закрывать каскадом вываливающиеся системки.

    «Видел».

    «Давай спускайся туда. Только аккуратно! Не привлекай внимание! Это подземелье замка. Там сейчас никого не должно быть! Ищи накопитель и управляющий кристалл! Я скоро присоединюсь к тебе!»

    Вы убили 100 приверженцев Пути Жизни.

    Вы получаете Достижение: «Неистовый охотник за скальпами».

    Награда: + 10 ко всем основным характеристикам.

    Вы уверенно идете по избранному Пути. Ваш получаете статус: Эксперт Смерти.

    Ваша репутация среди представителей фракции Смерти улучшилась.

    Текущая репутация: Доверие.

    «Понял, босс! Сделаем!»

    Голос Приза полон энтузиазма.

    «Факел со стены на входе сними!»

    Спрыгиваю с грифона, приземлившегося около дверей Гильдии перевозчиков, снимаю с него уздечку и врываюсь в здание.

    – Шеф! В Крепость Порядка! Срочно! Сдачи не надо! – кидаю на стол перед гильдейским магом сотню золотых талеров, которые успел отсчитать, пока летел к городу. Переплатил раз в пять – столица фракции Порядка тут рядом, Команданте построил свой замок на нейтральной территории буквально в двух шагах от границы земель Порядка. Монет двадцати хватило бы за глаза. Зато, когда я выскочил в зал телепортации, в его центре уже раскрывалось окно портала. Каждая секунда на счету!

    Выпрыгиваю из портала у стен Крепости Порядка и по традиции вскидываю голову. С башен, стоявших по краям площадки, на меня смотрят жерла шарометов. Параноики!

    Набрасываю на призванного грифона уздечку и свечой, почти касаясь стены башни с шарометом, взмываю вверх. Выше! Выше! Еще выше! Ведь вполне могут из шарометов засадить, если я на летающем маунте пересеку городскую черту. Или молнией ударить с одной из башен.

    Через пять минут останавливаюсь над центральной площадью города. Она далеко внизу, но даже с такой высоты вижу бурлящую толпу на ней. И вот эта неуправляемая масса называется Порядок? Бардак! Через это скопище народа не пробиться. Проклятье! Через такую толпу мне никак не пробраться к портальным вратам! Эх, знать бы точно, когда откроют ворота портала! Кто бы мог подумать, что в этом мире так много маньяков и адреналиновых наркоманов среди бессмертных! Впрочем, а чего иного я ожидал? Сам такой!

    «Босс! Нашел! Нашел Управляющий кристалл «Константы». И накопитель здесь же! И никого вокруг!»

    «Отлично, Приз! Бегом наверх! Посмотри, Николас секундомер над плацем включил?»

    «Бегу!»

    Опускаться ниже нельзя – зафигачат из шаромета и фамилии не спросят. Параноики! А на этой высоте не тронут – я не дракон, опасности не представляю. А так, вроде, как и над городом, но слишком высоко, можно считать, что и за его пределами. А реять над самыми головами тоже рискованно – шарометы там не достанут, мертвая зона для них, но зато достанут стражники.

    «Босс, приготовься! Орднунгцы выстроились, сейчас Николас командовать начнет!»

    «Приз, как только останется одна секунда, скажешь!».

    Секунды должно хватить. Судя по направлению, куда обращены все головы внизу, ворота должны открыться в той стороне. Туда мы с грифоном и упадем.

    «Есть, босс! Одна секунда! Давай, босс! Сделай это! Не знаю, что именно, но уверен, ты сможешь, босс! Давай, босс!»

    Болтун! Но я уже не слушал его. Я уже падал вниз, крепко ухватившись за уздечку и сжав ногами бока грифона. Ушел в крутое пике при первых звуках голоса Приза и сейчас несся вертикально вниз. Одна секунда до открытия портала и еще половину секунды он будет открытым. Должен успеть! Если я где-то ошибся, то от меня и грифона останется только мокрое место.

    Ворота открылись, когда мне до земли оставалось не более пятидесяти метров, и я уже хотел выравнивать падение в горизонтальную плоскость. Беснующаяся внизу толпа с ревом ринулась в портал. Народ, давя друг друга, прорывался на защиту осажденного замка. Какое искреннее желание прийти на помощь ближнему своему! Какое благородство – протянуть руку помощи в критический момент! Я пронесся над их головами и нырнул в окно портала. Не успев выровнять траекторию, ударился обо что-то и покатился вместе с грифоном по каменным плитам замкового плаца. Есть! Я внутри!

    Портал захлопнулся, защитный купол вновь замерцал над замком.

    – Боец, не рано ли тебе воевать? С твоим-то уровнем? – услышал я грозный голос за спиной. – Мы вроде таких не приглашали!

    – Какая теперь разница, – сказал я, поднимаясь на ноги и отряхивая пыль со своей мантии. Забросил уздечку в рюкзак. – Если я уже внутри. А вам любая помощь не помешает.

    Я обернулся и увидел перед собой закованного в латы бородача. Мельком глянул его инфу. Класс «Воин». Триста девятый уровень. Путь Жизни. В руках воин держал боевой молот.

    – Ведь от моего участия в защите замка вам хуже не будет, – я изобразил улыбку. Зря, наверное. На лице молотобойца не дрогнул ни один мускул, но что-то в глазах его изменилось. – А так, глядишь, польза какая-то и от меня может быть.

    Бородач задумчиво покачал молотом. Он только открыл рот и захотел что-то сказать, как купол над нами расцвел яркими красками. Мы оба задрали головы и посмотрели вверх.

    – Началось, – негромко и как-то обреченно произнес воин.

    А я молча смотрел на разноцветные разводы, вспыхивающие по всему куполу и с невероятной быстротой меняющие свой рисунок, и думал, что слишком оптимистично отвел два часа на уничтожение защиты замка. При такой массированной атаке купол сжирает просто невероятное количество маны.

    Бородач опять повернулся ко мне, осмотрел меня с головы до ног, сказал:

    – Ладно, может и будет от тебя какая-то польза на стенах. Догоняй вон тот отряд и делай все, что скажет его командир, – воин показал на группу бойцов, бегущих к одной из лестниц, ведущих наверх, на крепостную стену. – А в моем отряде мне лич не нужен!

    Ну, понятно, жизнюк. Мог ведь и просто прихлопнуть меня. И как это он только удержался и не убил меня сразу?

    Ничего ему не ответив, я шустро бросился вслед указанному отряду, и, отбежав шагов на двадцать от грозного вояки, активировал «Скрытность» и сразу ушел в «Прыжок».

    Опустившись на землю возле входа в подвал, негромко бросил:

    – Показывай, Приз.

    Приз, выхватив ближайший факел из вбитого в стену чугунного кольца, ринулся вниз, и я двинулся вслед за ним. Нам пришлось спуститься на три уровня, прежде чем мы достигли самого нижнего яруса подземелья. В отличие от предыдущих этажей, этот не был разделен на отдельные помещения и коридоры. Он представлял собой одну большую невысокую залу, уставленную массивными колоннами. Пол зала практически весь был усеян грядками, заросшими плакучей гортензией. Широкая тропинка вела от лестницы, по которой мы спустились на этаж, к центру зала, где, переливаясь различными оттенками голубого цвета, стоял Управляющий кристалл замка.

    – Чувствуется длань Порядка, – пробормотал я, осмотревшись.

    Все вокруг было чисто и аккуратно. Грядки ровные, одинакового размера, кусты гортензии подстрижены и ухожены. Магические шары, развешенные под потолком, давали слабое, но равномерное освещение. От ведущей к кристаллу дорожки через равные промежутки убегали в стороны тропинки поуже, чистые, чуть ли не вылизанные – ни соринки, ни листочка, ни комочка земли на них.

    Мы с Призом двинулись вперед по тропинке к центру зала, туда, где в ста метрах впереди сверкал кристалл, сердце этого замка. Между грядками с гортензией иногда удавалось разглядеть свободные от растительности участки, они предназначались для Призрачных рыцарей, несших здесь свою бессменную вахту по охране кристалла. Судя по расположению этих участков и их количеству, Призрачные рыцари образовывали несколько концентрических окружностей, перекрывая подходы к кристаллу со всех сторон. В центре зала, неподалеку от Управляющего кристалла размещалась небольшая площадка, выложенная гранитными плитами, на ней стояло два десятка уютных кресел, размещенных в геометрически правильном порядке вокруг лежащего на полу накопителя маны – массивного темно-синего октагона полуметровой высоты.

    Подхватив на ходу одно из кресел, я подтащил его к кристаллу и поставил рядом с ним, почти вплотную. С удовольствием уселся в него, откинулся на спинку.

    – Ничего не могу сказать, – я поерзал в кресле. – Удобно. Любят маги у Команданте комфорт. Даже вахты предпочитают нести в уюте.

    Встав и пододвинув кресло еще ближе к кристаллу, я поставил его так, чтобы мне было хорошо видно накопитель маны, и вновь уселся. Протянул руку и коснулся кристалла.

    Управляющий Кристалл. Сердце замка «Константа».

    Сразу же вслед за первым сообщением выскочило еще одно.

    Для получения контроля над Управляющим Кристаллом необходимо: 60 минут непрерывного касания.

    Хотите взять под контроль Управляющий Кристалл замка «Константа»?

    Да/Нет.

    Неплохо было бы захватить замок. Всего час времени, и «Константа» моя. И что я с ним потом буду делать?

    – Продадим, босс! Озолотимся!

    – Любому покупателю будет проще убить меня, чем заплатить. Это и дешевле, и быстрее. Главное, Приз, не захватить замок, а удержать его.

    Нет, не хочу брать под контроль Управляющий кристалл, а вместе с ним и весь замок, и всю прилегающую к нему территорию. Я дал мысленную команду, выбирая из предложенных вариантов отрицательный ответ, и окошко с системным сообщением закрылось. Вместо него появилось другое.

    Для разрушения Управляющего Кристалла необходимо: 30 минут непрерывного касания.

    Хотите разрушить Управляющий Кристалл замка «Константа»?

    Да/Нет.

    – Прости, Команданте, но тебе не удастся отвоевать свой замок у розенкрейцеров, – пробормотал я, придав голосу печальные интонации, и дал подтверждающую команду.

    Внимание! Вы начали процесс ликвидации Управляющего Кристалла замка «Константа». Уничтожение Управляющего Кристалла приведет к последующему разрушению замка и потере контролируемых замком территорий. До уничтожения Управляющего Кристалла осталось: 29 минут, 59 секунд.

    Перевожу взгляд на накопитель маны. Мне кажется, или его темно-синий цвет стал чуть менее насыщенным, чем был пару минут назад?

    Не показалось. Октагон заметно светлел буквально на глазах.

    Ну, еще бы! Судя по толстому розовому жгуту, что протянулся от накопителя к Сердцу замка, Управляющий кристалл сейчас вытягивает из него прорву энергии для поддержания защитного купола над замком. На фоне этого жгута еле-еле заметны четыре тоненьких волоска, убегающих в четыре разные стороны. Это подпитываются шарометы на угловых башнях замка. Или у «Константы» охранные башни бьют молниями? Никогда не интересовался этим вопросом. Впрочем, сейчас это уже не важно – башни разрушатся вместе с замком, а вместе с ними разрушатся и башенные шарометы или метатели молний. Серьезный удар по финансам клана. Четыре охранные башни для одного замка – это очень много! И очень накладно. У большинства клановых замков всего одна башня, редко две. Даже не все города могут позволить себе иметь больше одной охранной башни. А у «Константы» их целых четыре! Не слабо они могли бы потрепать атакующее войско. Выпущенный шарометом файербол отправит на перерождение всех, кто попадет в радиус его действия, будь эти неудачники хоть трехсотого уровня, обкастованные всевозможными бафами. А вот Призрачных рыцарей четырехсотого уровня уже с одного выстрела башенный шаромет не убьет. Зато убьет с двух. А чтобы сбить дракона такого же уровня, надо с десяток файерболов выпустить. И это только чтобы сбить дракона, не убить! Хотя тут как повезет, можно и убить. В общем, опасная это вещь – башенные орудия. Единственный их недостаток – слишком медленно выпускают огненные шары или молнии, всего один раз в секунду.

    А накопитель точно меняет свой цвет. От его темно-синего окраса уже не осталось и следа. Светло-голубой цвет октагона становился все бледнее и бледнее. Это какой же мощности атаки сейчас выдерживает защитный купол над замком, что из накопителя отсасывается такое количество энергии? Обычно плавное изменение цвета у накопителей при расходе ими энергии незаметно глазу, а сейчас я отчетливо видел, как теряет насыщенность окрас восьмиугольной плиты в центре гранитной площадки. Успею ли я разрушить кристалл раньше, чем закончится мана в накопителе?

    Я посмотрел на задвинутую в угол системку и облегченно перевел дух.

    До уничтожения Управляющего Кристалла осталось: 22 минуты, 48 секунд.

    Кристалл уничтожится раньше, чем иссякнет мана в накопителе. Если ничего не изменится. Хотя что может измениться? Пока над замком висит защитный купол, охранные башни работать не могут. Потому и эти жгутики, что тянутся от накопителя к башням, такие тонкие и бледные. Если башни заработают, то эти нити энергии станут на несколько порядков толще и ярче, но все равно энергии с накопителя будут забирать гораздо меньше, чем ее забирает Управляющий кристалл для поддержания защитного купола.

    Успеваю. В любом случае успеваю. Даже если защитное поле вокруг замка упадет и атакующие прорвутся к стенам, им понадобится какое-то время на их зачистку, ведь на стенах не только привлеченное пушечное мясо стоит. Там еще немало членов клана «Орднунг», а это почти сплошь бойцы выше трехсотого уровня, этих так просто со стен не скинешь.

    Да и потом атакующим надо будет еще добраться до нижнего уровня подземелья. Двери между этажами я, когда спускался, закрывал за собой на засов. Мелочь, конечно, надолго никого не задержит, но хоть какое-то время я выиграю.

    Накопитель менял свой цвет на глазах – из светло-голубого он стал почти прозрачным. Я изумленно покачал головой. Какая же должна быть интенсивность ударов по защитному куполу замка, какая мощь одновременного давления на него, если расход энергии из накопителя маны так отчетливо заметен по изменению его цвета?

    – И какой тогда смысл в этих защитных куполах, если их можно разрушить всего за какой-то час? – спросил Приз, тоже уставившийся на накопитель и наблюдающий за изменением его цвета.

    – Накопитель поглощает ману из окружающего пространства. Если маны поглощается больше, чем тратится на поддержку защитного купола, то защиту можно держать бесконечно долго. Но такое бывает редко. Главное, для чего нужен защитный купол, – это дать возможность продержаться осажденным до прихода подмоги. Обычно на это уходит несколько дней. Как правило, большинство накопителей легко выдерживают такой срок.

    – Но не в данном случае, – Приз кивнул на октаэдр. – Подмога не успеет прийти на помощь клану «Орднунг».

    – А подмоги и не будет. «Орднунг» никого не звал.

    – А как же союзники?

    – Никак. «Орднунг» достаточно силен, чтоб обходиться без постоянных союзников, а временных, наверное, не смог найти. Или не захотел. В общем, «Орднунг» не ждет никого на выручку.

    – А помощь фракции?

    – «Орднунг» не однофракционный клан. Считается, что он относится к Пути Порядка, но в нем полно последователей и других фракций Светлой стороны. Команданте мог бы отдать замок под длань Верховного бога Порядка, в этом случае первый жрец Галахада обязательно прислал бы помощь, но тогда весь доход от замка и контролируемых им земель уходил бы в казну фракции, а уже потом клану выделяли бы средства на содержание замка. Может, даже весьма щедрые, но, в любом случае, и близко не сравнимые с теми финансами, что клан имеет, будучи единственным хозяином замка и окрестных земель.

    Мы замолчали и опять уставились на бледнеющий все больше и больше накопитель.

    – Больше половины маны уже нет, – произнес Приз.

    Я согласно кивнул. А прошло всего чуть больше получаса с момента начала розенкрейцерами и их союзниками атаки защитного купола.

    И в этот момент кристалл под моей рукой дрогнул и осыпался на пол мелким щебнем.

    Внимание! Глобальное сообщение! Управляющий Кристалл «Константы», кланового замка клана «Орднунг», разрушен Темным Эвери, фракция Смерти.

    Вот это засада! Вот это «сюрпризец»!

    Стены подвала содрогнулись, в нескольких местах с потолка посыпался песок, в одном месте из свода подземелья вывалился и упал в заросли гортензии большой камень.

    Десятки раз был свидетелем разрушения замков и даже городов, сам два раза разрушал Управляющий кристалл, но никогда (никогда!) не видел, чтобы в системном сообщении указывалось имя игрока, непосредственно державшего руку на кристалле. Всегда указывался клан, захвативший или разрушивший замок.

    Вот это подстава! Вот это я попал…

    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 58.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: + 1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.

    Поздравляем! Вы получили новый уровень!

    Поздравляем! Вы получили новый уровень!

    Еще один нежданчик! Вот так, ни за что ни про что, посидев полчаса в удобном кресле, я получил сразу три уровня!

    Замок опять содрогнулся. Еще в нескольких местах с дрогнувшего потолка сорвались камни. Ближайшая ко мне колонна с резким звуком пошла трещинами, а буквально в паре метров от меня по полу пробежала извилистая щель. Надо спешить, этому замку осталось жить от силы пару часов.

    Я упал на колени и принялся руками разгребать щебенку, в которую превратился Управляющий кристалл. В основном это были мелкие камни, но попадались и довольно крупные булыжники. Откидывая их в сторону, пригоршнями разгребая мелочовку, я рылся в останках Сердца замка, выискивая одну-единственную его часть, представлявшую для меня интерес.

    – Босс, что ты ищешь?

    Вопрос Приза я оставил без ответа – не до него. Нет времени!

    Сейчас защитного купола над замком нет, он исчез одновременно с разрушением Управляющего кристалла. В данный момент полчища атакующих запрыгивают на стены замка, высаживают ворота, устраивают резню защитников. Охранные башни ни остановить, ни задержать нападающих не смогут – шарометы и метатели молний молчат, без маны от них нет никакого толку. Так что защитники замка долго не продержатся, слишком неравные силы. Надо как можно быстрее найти зерно, пока сюда кто-нибудь не добрался. Я шустро перебирал руками попадавшиеся время от времени крупные осколки Управляющего кристалла. Не то, не то. И это не то. Опять не то! Да где же оно?!

    – Приз! Дуй наверх! Следи за входом в подвал! Предупредишь, как только сюда кто-то сунется!

    Розенкрейцеры с союзниками и наемниками сметут защиту со стен за пять минут. Еще столько же времени им потребуется, чтобы добраться до этого подвала.

    Где же оно? Я засунул руку в кучу щебня и стал быстро на ощупь перебирать осколки. Нет, не он. Не то. Опять не то. Вот!

    Что-то есть… Кажется, я что-то нащупал… Ухватив пальцами ребристую поверхность камня, на ощупь похожего своей формой на продолговатое яйцо, я покрепче сжал руку, выдернул ее из кучи щебня и радостно завопил:

    – Есть! Оно!

    Предмет, зажатый в моих скрюченных костлявых пальцах, и размерами, и формой больше всего напоминал еловую шишку.

    – Золотое! – срывающимся голосом восхищенно прошептал я.

    – Босс, беги!

    – Эвериииии! – полный бешенства и злости голос пронесся под невысокими сводами подвала. Я чуть не выронил золотую шишку, которую держал перед собой на вытянутой руке. Вздрогнув от неожиданности, я повернул голову в сторону выхода из подвала.

    Там, сияя перламутровым блеском Эпических доспехов, стоял Георг Наварра и я даже отсюда видел, каким гневом горят его глаза! За спиной Наварры толпились еще какие-то бойцы, но все мое внимание, как у кролика перед удавом, было приковано к пылающему диким бешенством лицу паладина.

    Приз, не успевший пройти и половину расстояния до ведущей наверх лестницы, бежал ко мне. Как же он медленно двигается! Быстрее, чем Прив при левитации, но все равно очень медленно!

    Наварра набрал в грудь воздуха и по подвалу вновь пронесся злобный рык:

    – Эверррррииииии!

    Паладин метнулся ко мне. Вслед за ним в мою сторону помчалось еще не меньше десятка членов «Ордена розы и креста», так же с перекошенными дикой злобой лицами.

    – Беги! Босс, бежим! Пол Ундра!

    Какой еще Ундра? Откуда он набрался этого? Куда бежим? Куда тут можно бежать, если единственный выход из подвала перекрыт розенкрейцерами?

    Мысли мелькали с невероятной быстротой. Зерно, из которого вырастает Управляющий кристалл и ради которого я все это затеял, терять нельзя! Ни в коем случае нельзя его потерять! Это такая ценность…

    Отдать его Призу? Точно! А он в бестелесности его вынесет! Долетит до стены, нырнет в нее и все.

    Нет, не успею! Слишком медленно бежит Приз. Слишком быстро бегут розенкрейцеры. Да и рискованно. За пятнадцать минут бестелесности Приз далеко не уйдет, все равно придется материализоваться в пределах замка, слишком велика «Константа».

    Нырнет в невидимость и ускользнет?

    Нет, не получится. «Видимое невидимое» есть если и не у каждого, то у каждого второго. А в замке сейчас столько народу… Вырвать предмет из рук Приза, даже когда он в режиме бестелесности, не составит никакого труда. Нет, вариант с Призом отпадает. Что же делать?

    Мысли метались в голове, как бешеные, но это не помешало мне развернуться и помчаться к дальней от входа стороне подземного зала. Воспользовался бы «Прыжком», да здесь слишком низко. Что же делать? Что же делать?

    А в рюкзаке еще бутыль Повелителя джиннов лежит и Сердце Хаоса. Совсем забыл про них, только сейчас вспомнил. Как увидел уведомление о штурме «Константы», так вообще обо всем на свете забыл. Квестовые предметы не должны выпасть при смерти, но кто его знает, как будет теперь, после всех неожиданных изменений в этом мире? А вдруг выпадут? Нет, этого допускать нельзя. Ни в коем случае нельзя погибать. Столько усилий и что, все зря? Что же делать?

    А пальцы уже сами крутанули одно из двух колец на среднем пальце правой руки. Если в описании этого артефакта содержится правда и это кольцо действительно активатор стационарного портала, то оно сможет открыть портал прямо отсюда, из подземелья! Только бы это оказалось на самом деле так! Только бы не было ошибки в описании! Никогда раньше не видел и не слышал, чтобы без портальных камней Гильдии перевозчиков порталы срабатывали в закрытых помещениях! О боги, пусть на этот раз будет по-другому! Сколько там времени на активацию портала? Вроде две секунды? Не помню точно…

    Взбешенные розенкрейцеры преодолели уже треть отделявшего меня от них расстояния. О боги, да они мчатся быстрее, чем могут передвигаться пантеры, самые быстрые существа этого мира!

    Над грядками с гортензией замерцала серебристая дымка открывающегося окна портала.

    – Эвериииии!

    Я оглянулся. Приз почти рядом. Наварра несется, как метеор. Не успеет. Если, конечно, не прыгнет. Но не должен он прыгнуть. Он не сможет это сделать – здесь слишком низко! Он же ударится в потолок! «Прыжок» не рассчитан на настолько пологую траекторию, чтоб можно было прыгнуть практически вдоль горизонтальной прямой. Не, не сможет Наварра прыгнуть!

    Наварра прыгнул.

    Окно портала открылось, и я, не мешкая ни мгновенья, рванулся в него. Следом за мной проскользнул Приз.

    Дома! Мазанув взглядом по знакомой обстановке комнаты, в центре которой я находился, я развернулся к окну портала. Согласно описанию артефакта оно пробудет открытым всего две секунды, из которых одна уже прошла. Ему ни за что не успеть!

    Я с облегчением набрал в грудь воздуха, увидев, как начало сжиматься телепортационное окно.

    И не смог выдохнуть, оцепенев.

    Сквозь закрывающееся окно портала я видел, как в нескольких шагах от него приземлился Георг Наварра и, сделав по инерции кувырок, метнул в меня меч.

    Портал захлопнулся.

    Золотое зерно выпало из моих ослабевших рук и покатилось по полу. Я опустил голову и посмотрел на рукоять меча, торчащую из моей груди. Успел подумать, что хозяин дома…

    Вам нанесен урон. Ваше здоровье уменьшилось.

    Здоровье: – 720. Всего: 0/720.

    Вы умерли.

    …будет недоволен. Меч, пришпиливший меня к стене, наверняка вылез с другой стороны – в нем более полутора метров длины.

    А еще я подумал, что не успел распределить статы за уровни, полученные за разрушение Управляющего кристалла.

    Вы воскрешены! Войдите в новую жизнь с новыми силами…

    И еще подумал, что одноразовый артефакт, открывающий стационарный портал из любого места этого мира в любое другое место, исчез после использования. И вряд ли мне когда-нибудь улыбнется удача найти еще один такой же. Слишком много артефактов уже побывало в моих руках. Это ненормально. Это из ряда вон выходящая удача. Надо будет обязательно отнести на алтарь Ренда комплект Легендарных вещей, доставшийся мне после убийства титана.

    «Приз? Слышишь меня?»

    Я стоял на круге возрождения, а в двадцати метрах от меня поднималась к облакам крепостная стена Верхнего Вавилона. Оглядевшись по сторонам, я увидел вдалеке городские ворота. Западные ворота города. Спрыгнув с каменного круга, я направился к ним. Скорость уменьшена в два раза, до дома буду целый час добираться. Воспользоваться, что ли, грифоном? Нет, не буду рисковать. Один раз пронесло, а на второй раз точно поймают. Так дойду.

    «Слышу, босс. Не повезло тебе. Мне в твою сторону выдвигаться?»

    «Не надо. Посмотри, там, на полу, золотое зерно должно где