Автор неизвестен
Записки русского посланника

Записки русского посланника

...Русеф-паша так был любезен с нами, что разрешил мне и Сокольскому присутствовать на устраиваемых в конце каждой недели в его гареме "Детских играх".

До сих пор ни одному европейцу не удавалось побывать на них. Половой инстинкт, пропитывающий жизнь византийцев, в "Детских играх" сконцентрирован, заострён, доведён до утонченнейшего, граничащего со страданием наслаждения. Неудивительно поэтому, что "Детские игры" окружены почти священным ореолом запрета. И только моё многолетнее знакомство с Русеф-пашою смогло подобрать ключ и открыть эту таинственную дверь.

Мы подолгу беседовали с ним о жизни. За вином, за картами, за трубкой вечерами он, сидя у меня, рассказывал. Слово за слово, а разговор мужчин, чему бы он ни был посвящен, всегда каким-нибудь своим концом коснётся женщин. У Русеф-паши их было множество. Целый гарем в триста душ.

Ещё в первый год моего пребывания в Константинополе, когда я нанёс ответный визит Русеф-паше, он не упустил случая показать мне своё отношение к женщинам. Помнится, когда у нас зашёл разговор об этом, Русеф-паша, посасывая трубку, сказал коротко:

- Только тогда я с благоговением могу относиться к женщине, когда она способна выполнить любую волю господина, - вот все мои принципы, - и позвонил в колокольчик.

Прибежала тонкая, затянутая в кожу невольница. Бесконечные ремни, переплетающиеся на её теле, были наложены так искусно, что подчёркивали, заостряли наготу. Девушка, мягко пружиня на побелевших пальцах ног, сделала поклон с приседанием и застыла, воздев руки над головой. Она была изумительно красива, эта юная женщина с нежно-розовыми, прямо торчащими сосками.

- Кто она? - спросил я Русеф-пашу.

- О, это важная персона, - ответил он, смеясь. - Вот, смотри...

Невольница села на пятки, её длинные чёрные волосы сбегали с плеч, почти доставая до ягодиц, в широко открытый рот её упругой струей устремилась моча. Она заполняла рот, текла по губам, на шею, летели брызги, и едва девушка успевала проглатывать, как рот наполнялся снова. Но вот невольница поднялась и встала в прежнюю позу, сомкнув над головой руки. Русеф-паша в знак одобрения наградил её двумя увесистыми пощёчинами и повернулся ко мне: - Понял?

Удостоившись поощрения Русеф-паши, юная рабыня просияла и, гордо взмахнув головой, убежала.

Возможно, русские читатели, когда-нибудь обратившись к моим запискам, найдут эти подробности излишними. Но, право же, стоит понять многим из нашим россиян, что топить провинившихся крепостных девок в навозе, травить собаками и сечь до костей кнутами - дела более постыдные, чем те изысканные наказания невольниц, при которых их тела всегда окружены уважением, благоговением и охраной их красоты. Здесь, на Востоке, женщины с юных лет воспитываются в подчинении, и нет для них большего греха, чем не выполнить волю господина. Выполнив её, они пребывают в блаженстве, несмотря даже на то, что воля бывает и не совсем обычной, как у Русеф-паши. Девка же, вытащенная из навоза, изорванная собаками или кнутом - никак не блаженна, хорошо, если она ещё жива.

Однажды, когда Русеф-паша показывал свои владения, нам пришлось проходить через большие залы гарема. Знойный ветер сонно развевал лёгкие занавески из белого шёлка, на пол падали, сияли солнечные лучи. В одной зале будущих жриц любви обучали хореографии. Немолодая уже, но удивительно стройная воспитательница терпеливо разъясняла каждой девочке, как ставить ногу, какие положения при этом должны занимать руки, как надо держать спину, шею. Юные невольницы внимательно слушали наставницу. Проделывали тут же движения, которые она показывала. Снова и снова. Терпение воспитательницы было поистине безграничным!

В другой зале тихо звучала музыка. Девочки постарше, почти девушки, сидели на ковре рядами, как за партами в гимназии, и изучали композицию и ритмическую структуру музыкальных произведений. Их учитель, старик в большом красном колпаке с кисточкой, был также настроен благожелательно. Ударяя по ксилофону, он выжидал, пока каждая его воспитанница вслушается в звук, поймёт его. Здесь же, во внутреннем дворике шли спортивные соревнования. Девушки бегали, боролись, отжимались и приседали. Каким диссонансом казались эти картины по сравнению с нашим российским невежеством!

Конечно, такое мягкое отношение было только к тем невольницам, которые занимались прилежно, искренне старались научиться всем навыкам принадлежания мужчине. К другим же в гареме относились жестоко.

В одной из комнат я увидел огромное колесо. На нём была растянута нагая кучерявая негритяночка. Ноги её были крепко прижаты кольцами к полу, руки закреплены ремнями на колесе, а живот и вся верхняя часть тела были открыты ударам. Два евнуха усердно хлестали провинившуюся кнутами.

- Она вместо того, чтобы учить стих божественного Хайяма, играла в куклы, - объяснил мне Русеф-паша. - Это устройство очень удобно, - продолжал он. По его знаку евнухи повернули колесо, раздался скрип храповика, и юная чернокожая невольница отчаянно завизжала. Было видно, как кожа в рассеченных местах стала расходиться и кровь обильными потоками полилась по телу. И вновь засвистели кнуты...

- С самого начала, с детства, мы учим невольниц всему тому, что они должны уметь как мастерицы Эроса, - продолжал объяснять мне Русеф-паша. - У нас созданы для них целые дворцы. Их с рождения воспитывают быть нежными и страстными со своим господином, учат всем премудростям общения с мужчиной. И это хотя и не намного, но всё же даёт свободу женщине. Пусть мужчина часто принуждает её к соитию, но на ложе он раб, а она царица, немного, миг, но всё же царица.

Может быть, поэтому девочки в гареме с охотой учатся танцам, музыке, декламации, пению. Они познают искусство развлечений и украшения себя. Владеют гимнастикой, массажом, сценической игрой. Они умеют вовремя прочесть стих, грациозно станцевать, поддержать разговор. Их тела, прекрасные, смуглые, постоянно обнажённые, источают какую-то неземную красоту, спокойствие и гармонию. Разве наша барышня, и тем более девка, смогла бы вот так нагой стоять и петь тонким и нежным голоском?.. А ведь они ничуть не хуже. Но тьмы и бескультурья в них больше, чем в самой что ни на есть дикой невольнице.

Здесь, на чужбине, очень остро чувствуется общественное неудобство России нашей. И какая-нибудь Палашка, которую моя собственная мать замучила до смерти, тыкая ей промеж ног горящей головешкой, встаёт каждую ночь на иссиня-голубом небе, встаёт и жалобно просит общения. Пусть мы победили Наполеона, но культуры не приобрели от этого ни на грамм.

Наступал мусульманский Новый год и Русеф-паша прислал одного из своих мальчиков с запиской. В ней было всего одно слово: "Приходи". Уже издали гарем Русеф-паши сиял огнями. Видно было, что там ждали и будут рады гостям. Я поспешил. Но, оказывается, ждали только меня. Две тонкостанные невольницы в стилизованных воинских костюмах, оттеняющих их наготу, стояли у дверей и приглашали войти. Посреди сверкающей золотом и коврами залы сидел Русеф-паша с руководительницей своего гарема француженкой Ортанс. Пять или шесть голеньких девочек исполняли перед ними какой-то детский танец, издали напоминающий хоровод. Увидев меня, Русеф-паша оживился, хлопнул в ладоши. Девчонки убежали, унося с собой тягучую, заунывную, типично восточную мелодию.

Я присел рядом с ним. Снова хлопок в ладоши. Моё знакомство с гаремом началось. Задребезжала, засуетилась лютня. Откуда-то из глубины зала выбежали тридцать юных тугогрудых девушек. Их мускулистые тела, вьющиеся среди длинных узких лент цвета молодой травы, прикрепленных к золотым ошейникам, повествовали о том, как все мужчины ушли на войну и девушки, оставшиеся одни на долгие годы, чтобы не потерять за это время свою нежность и страсть, стали сами возбуждать у себя желание. Да! Это был замечательный, истинно гаремный танец, танец страсти, танец открытых, ничем не сдерживаемых инстинктов! Как вились их тела, как переплетались руки и бедра... Как мило изгибались, белели от напряжения пальчики, яростно натирая "оазис желания"...

Да... И всего этого мы лишены. Всего. Насовсем. Навсегда. Разве что возможность изнасиловать где-нибудь первую подвернувшуюся под руку тугокосую краснощёкую молодуху, которая лежит как породистая свинья: важно, степенно, растекается... Только не хрюкает. Разве это тоже самое?

Между тем Русеф-паша позвонил в колокольчик - и в залу влетела стройная, как тростинка, девчонка. Она была ещё моложе выступавших. Тонкобёдрая, совсем недавний ребёнок. Сосцы её уже начавших припухать грудей, и по-детски чистый, без единого волосика лобок нежными островками выделялись на теле, обведённые тремя белыми кругами. Она встала, широко расставив ноги, и искренне прочла:

Готова я расстаться с детством,

И страсти женщиной служить.

Властитель мой, услада сердца,

Меня не сможешь не любить!

- Посмотри посвящение в женщины, - обратился ко мне Русеф-паша. - Этот обряд заведён у нас давно. Сам понимаешь, нам, как это у вас в Европе называется, - он мучительно вспоминал, подбирая слова, и, наконец, вымолвил: девственницы не нужны. Едва только у них начинают обрисовываться груди и между ног становится влажно, как мы лишаем их невинности, так вы это называете, ведь правда? Вот эта, - Русеф-паша показал на читавшую стихи, - инициирована года два тому назад. - Он положил свою широкую ладонь на выпуклые ягодицы юной невольницы и притянул её к себе. - А вот эти, - он снова позвонил в колокольчик, раздалась барабанная дробь и перед нами застыли двенадцать девочек лет девяти-десяти, - эти будут посвящаться сегодня.

Они были абсолютно наги, даже волосы на голове сбриты. У каждой в руках символические фигурки божков -покровителей брачной жизни. Они очень волновались, эти без пяти минут женщины. Тела их вытянулись, напряглись. Видно было, что готовили девочек к этому дню основательно. Редко у какой не было рубцов на коже, а некоторые были оплетены ими от пяток до шеи. Снова зазвонил колокольчик. Невольница спрыгнула с коленей Русеф-паши и продолжила:

И вот стоим мы пред тобою,

Нежны, желанны и стройны.

Позволь нам алой, тёплой кровью

С богиней свидеться Весны!

Барабанная дробь зазвучала громче и девочки одна за другой стали вводить в себя божественные фигурки. Русеф-пата поманил пальцем чтицу: - А ну-ка, помоги им1 - Две или три девчонки никак не могли справиться с делом. Упрямый божок не лез в них, они покраснели от натуги, но фигурки не сдвигались. Подруги с презрением смотрели на них. Бедняжки совсем отчаялись, но опытная воспитанница Русеф-паши поколдовала недолго над каждой, и всё уладилось. Теперь все двенадцать стояли в ряд перед нами. Это было впечатляющее зрелище! .Едва наметившиеся груди и торчащие из влагалищ, как у рожениц маленькие, почти детские головки, и кровь, стекающая по бедрам.

Барабанная дробь сменилась томными, ласкающими звуками флейты. Девочки, теперь уже юные женщины, задвигали своими фигурками в такт всё убыстряющейся музыке. Мажорный аккорд - первая выдёргивает из себя божка и, окровавленного, ставит перед нами. Она грациозно, по-женски раскинув в стороны ноги, приседает, получает пощёчину от Русеф-паши - своеобразный знак благодарности, и убегает, оставляя пятна крови на ослепительно белом мраморном полу.

Второй аккорд - вторая, затем третья, четвёртая... Русеф-паша предлагает мне принять участие, смеется: - Правда, это самое лучшее - самой сделать себя женщиной, чем если сделает это мужчина!?

Двенадцать маленьких человечков стояло перед нами - вещественной свидетельство совершившегося обряда. Чтица взяла их в охапку и снова зазвучал её звонкий голосок:

Мы, женщины, тебя благодарим,

И нас коснулось снисхожденье!

И телом вспыхнув, мы горим

Тебе доставить наслажденье!

Яростно, резко заиграла лютня. Посвящаемые исчезли на мгновение куда-то и тут же появились вновь с длинными тонкими пастушьими кнутами. Они со свистом рассекали ими воздух, отчаянно хлеща друг друга, исполняя танец рождения женщины. Их тела, иссеченные в кроаь, приближались к нам.

- Эти козочки, - Русеф-паша бросил взгляд на посвящаемых,- ещё ничего не умеют. Их научили как зверьков льнуть к господину, они и льнут. У меня здесь, знаешь, целая школа. Образованная невольница должна уметь целиком отдавать себя господину, На расстоянии мужчина должен чувствовать её власть. Всему этому так сразу не научишься. Сложное это дело. Это не только улыбки и наслаждения, но и слёзы. Это не только вкус вина и поцелуя, но и вкус плети. И сколько из них не доходит до вершин блаженства.

Русеф-паша рассказал, что каждый год он лично объезжает все крупнейшие восточные рынки и отбирает необходимые экземпляры. - Но это ещё сырой товар, с ними приходится много возиться. Если останешься - завтра покажу.

Я согласился. Обрадованный Русеф-паша дал мне на ночь ту самую невольницу, чтицу. - Она умеет делать время хорошим, - сказал он на прощанье.

Когда я вошёл в комнату, отведённую мне, девчонка была уже там. Она стояла на коленях, рядом с ней лежала крокодиловой кожи плеть, в руках белел листок бумаги. Бывшие на теле круги исчезли. Смуглое тело блестело от душистой мази. Из листка я выяснил, что её зовут Эрной, что родом она с Лаконии, то есть гречанка, что ей двенадцать лет и она может выдержать до трёхсот ударов кнутом.

- Эрна, встань, - приказал я невольнице. Нужно ли описывать её нагую красоту?! Чувственный рот, большие карие глаза, настороженные, пугливые соски, огненное влагалище. Тысяча вздохов, как пишется в восточном эпосе.

А её девичьи пальцы, прохладные, тонкие, расстёгивающие на мне пуговицы и плавными мягкими движениями снимающие все... А её спина, вьющаяся в страстном танце, всё быстрее, быстрее, и губы, влажные, нежные, и язык, упругий и острый...

Одно наслаждение сменяется другим, не достигая конца, кружится голова... Щекочет язык, поток семени заполняет отважной гречанке рот, она тут же добивается другого. Пахучая жидкость ещё бежит по лицу, но прелестной девчонке этого мало: она насаживает себя влагалищем на уже слабеющий член и скачет верхом, исторгая мускулистыми пожатиями ягодиц новые волны страсти... Моя рука ловит её покачивающиеся груди, и я чувствую как в них бурлит подстёгнутая молодая кровь. Я тяну их вниз, к себе, бутоны сосков раскрываются, мой ноготь царапает их...

Эрна, угадав женским чувством мае желание, соскакивает и подаёт плеть. Она грациозно закинула руки на голову, приподнялась. Звонко ударяется плеть о тело девочки. Раз, другой. На нём, как зарубки, мокнут набухающие рубцы. Они перекрещиваются, сливаются в одно целое. Тонкая девичья кожица лопается. И кровь, сначала робко появляется кое-где, а затем бежит алыми струйками на пол.

Эрна обхватывает руками вновь заимевший силу член, и забавляется им, как мальчишка-подросток. Увлечённый ею, я падаю на ковёр, рука моя исчезает у Эрны в бедрах, и я проваливаюсь в небытие, в сон.

Утром я проснулся первым. Эрна спала как ребёнок, положив под щёку руку, свернувшись калачиком. Вошёл Русеф-паша. Плеть, отдохнувшая за ночь, вновь ожила в его руках.

- Вот негодница, господин её проснулся, а она спит! - Мой друг негодовал. И пока спросонья Эрна сообразила в чём дело, Русеф-паша уже вытащил её из постели и волок за волосы во двор. Там её растянули на четырёх столбах и начали бичевать.

Это было не моё, слегка обжигающее, распаляющее страсть постёгивание, а настоящая порка. Четыре евнуха стояли с кнутами, длинными, узкими как верёвка, и секли бедняжку. Кожа слезала клочьями. Та самая, которая была прижата ко мне всю ночь. Я выбежал во двор и попросил Русеф-пашу прекратить наказание. Зачем? - удивился он, но поднял руку. Кнуты остановились.

Русеф-паша хлопнул в ладоши, и к нам подбежала ватага мальчишек с точёными телами. Они боролись друг с другом, заигрывали то со мной, то со своим господином, но, видно, не очень-то уж радовали его. Он хлопнул ещё раз, принесли еду, а бедных мальчишек прямо перед нашей верандой по очереди насадили на торчащие из земли лезвия кинжалов. И пока мы наслаждались изумительными омарами, приготовленными в красном вине, мальчишки вертелись и корчились, как наколотые на булавку бабочки.

- А девчонку надо было бы досечь, - вспомнил Русеф-паша про Эрну. - Ей это наказание понятно, после только сильнее любить тебя будет. А жалеть? Нет, это не для мужчины. Они ведь такие: раз пожалеешь, в другой - подчиняться не будут, зная про твою слабость. Вот почему они меня боятся? Да лишь потому, что сами видели, как не одну строптивицу на свидание с Аллахом отправил. И потом, - Русеф-паша доверительно улыбнулся, - Зрна твоя привыкла к сильной порке. У меня все они должны уметь невозмутимо и красиво переносить любую боль. Специально обучаю их этой науке. А иначе зачем они нужны? Женщина без такого умения уже вроде бы и не женщина. Я их господин, и они не только должны во всём подчиняться мне, но и наслаждаться этим подчинением, жаждать, желать его. И вообще, женщина становится женщиной только под плёткой. Вместе с мольбой о пощаде в ней вспыхивает любовь. Не для этого ли и появляются на свет женщины?

Русеф-пата закончил свой монолог, посмотрел на меня и, видя моё недоумение, рассмеялся. - Не веришь? Тогда пойдём, посмотришь сам, как из этих потаскушек делают женщин.

Вошла Ортанс в необычной одежде. Кожаная туника не расширялась у неё, как обычно, на бедрах, а плотно охватывала их. Глубокий вырез, открывающий шею, переходил в длинную щель, упиравшуюся в широкий золотой пояс. Весь её облик давал ясно понять, что попавшим в её руки девушкам приходится несладко. Впрочем, несколько минут спустя мы убедились в этом сами.

Что-то звякнуло, дверь поползла вверх и мы очутились в большой зале. Всё вокруг было красным: скамейки, стоящие прямо посередине, какие-то замысловатые приспособления и даже свет, льющийся из огромных окон, и тот был красным. В дверях, как часовые, стояли два красных мальчика - тела их были выкрашены суриком.

Один из них при входе Ортанс подал ей кнут с резной, из слоновой кости, ручкой, другой - подбежал к маленькому круглому отверстию на противоположной стене залы, проделанному чуть повыше его головы. Он снял деревянный, украшенный причудливой резьбой щит, прикрывавший отверстие. Тотчас в нём появилась голова, а затем и вся фигура девушки-индианки. Юная рабыня, пружиня телом, опустилась на руки и, описав в воздухе ногами полукруг, застыла перед нами, почтительно склонившись и приседая.

Она была нагая, и это обещало интересное зрелище. Ещё за завтраком Русеф-паша объяснил мне, что полная обнажённость воспитанниц его гарема состояние особое. За исключением того времени, когда они принадлежат мужчине, и он волен делать с девичьим телом что угодно, даже снять с него кожу, полностью нагими жрицы любви бывают только в трёх самых торжественных случаях: при инициации девочек, при обряде ухода из жизни неспособных любить, а также во время испытаний, скрытых от глаз посторонних. "Наверное, он хочет показать мне одно из таких испытаний", - решил я.

Перед нами стояла девушка с вполне сформировавшимся, рельефным телом: тяжёлыми круглыми ягодицами, массивными, смугло блестевшими бедрами, мускулистым животом, тонкой талией, большими, как два шара, грудями со стоящими сосками и влажными, страстными, гладко выбритыми половыми губами.

- Она сейчас пройдёт через все испытания, - сказал Русеф-паша. - Смотри внимательней. У неё не должен дрогнуть ни один мускул, -ионе уважением провёл рукой по телу испытуемой. Девушка опустила глаза, ноздри её округлились, дыхание стало прерывистым. Она явно смущалась присутствия гостей в интимной, предназначенной для самых сокровенных движений и чувств комнате.

Русеф-паша дал мне вдоволь налюбоваться этой, как выяснилось потом, специально отобранной мастерицей Эроса. Всё делалось обстоятельно, с растягиванием удовольствия от предвкушения испытания. Крепкие ноги невольницы, упруго поднятые на побелевших от нагрузки пальцах, были мощно напряжены, как и все выпуклые мускулы загорелого тела, покрытого чистой натянутой кожей; тёмные волосы со всех сторон головы были подняты вверх и туго стянуты в оплетённый проволокой длинный пучок.

Её зовут Панторпа, что значит "дающая величайшее наслаждение", - невысоко взмахнув кнутом, Ортанс хлопнула им о тело невольницы.

Краснокожие мальчишки, стоявшие у двери, ударили в бубны. Испытание началось. Панторпа пошла в такт ритмичной мелодии, высоко приподнимая круглые колени, держа себя за пучок волос. Темп, ускоряясь, перешёл в бег. Она закружилась волчком, замерла, и, извиваясь, неистово завращала бедрами; снова понеслась, запрокидывая голову и простирая руки...

- Этот ритуальный танец, исполняемый всеми перед испытаниями, - начала объяснять мне Ортанс, - подготавливает юных жриц Эроса переносить боль спокойно и с наслаждение^л, передаёт их стремление трепетать в ожидании мужчины и отдаваться ему пол ностью, страстно и исступлённо. Хотя, - Ортанс вдруг стала серьёзной, бесцеремонно, как собачонку, схватила за волосы залитую потом, пламеневшую жарким румянцем Панторпу и подтащила её к нам, - танцевала она неважно. Неспокойно. Думала больше о том, что в комнате посторонние, а не о наслаждении испытанием, - смотри, не осрамись!

С силой ударился кнут о вогнутый живот, и Панторпа, стараясь понравиться нам, но, видно, не зная, как сделать это здесь, в красной комнате, где никогда не бывает гостей, грациозно извиваясь, подбежала к скамье. Это была узкая скамейка, в доске её был укреплен кол, по бокам которого блестели острые лезвия. Упруго пружиня телом, испытуемая оседлала скамью, широко рас крыла руками вход во влагалище и, ложась, насадила себя на кол да так ловко, что не оцарапалась нежной поверхностью о лезвия. Русеф-паше подали раскалённый до красна железный прут.

- Смотри, как эта штука действует... - Невольница ловкими движениями рук развела слегка блестевшие испариной ягодицы, открыв нашим взорам дышащее кольцо сфинктера. Прут шипя, неспешно .вошёл в тело, испытуемая инстинктивно вздрогнула. Этого оказалось достаточно. Лезвия вонзились в стенки влагалища, и, когда Панторпа встала, две алые струйки побежали по бедрам и образовали на полу небольшую лужицу.

Ортанс негодовала. Повышенная чувствительность её воспитанницы сорвала испытание. Впрочем, "дающая величайшее наслаждение" сама была в ужасе от происшедшего. Её, выделенную Ортанс как наиболее подготовленную и не выдержавшую первого же испытания, ожидало жестокое и унизительнейшее самонаказание.

- Уберите эту падаль! - Русеф-паша нехорошо выругался. И, не успели ещё мальчишки вытащить за волосы девушку из комнаты, как из отверстия в стене вылетело, сладострастно прогнувшись, юное тело.

Эта гибкая, высокая, невероятно стройная уроженка севера была моложе Панторпы. Её короткие светлые волосы были также собраны в пучок и торчали вверх острой луковицей. Нежно вогнутый живот выделял ребра, от выпирающего костистого лобка спускались тонкие, но твёрдые валики половых губ.

Я думал, что она, так же как и Панторпа, начнёт с танца. Но Ортанс что-то шепнула невольнице, и она подошла к нам, вытянувшись на пальцах красивых ног. - Её зовут Эвиза, - сказала Ортанс, - она сейчас покажет, как умеет возбуждать себя перед испытанием.

Снова щёлкнул и зажёг красную полосу на девичьем теле кнут, и, к моему удивлению, Эвиза опустила руку, вонзила тонкие пальцы в нижние губы и рука затряслась мелко-мелко. Её острый подбородок, маленький рот и приятные широкие скулы находились в сильном напряжении, а светлые глаза излучали такое желание, что я старался не встречаться с ними.

- Я знаю, у вас это считается пороком, - заметил моё недоумение Русеф-паша, но у нас иной, и, по-моему, более правильный взгляд. Все девочки учатся возбуждать себя. Вначале это для них приятная игра, потом желанная необходимость, и, наконец, органичная часть жизни их тела, без которой они уже не мыслят своего существования.

- Да зачем это всё нужно? - изумился я. - Ведь всё ваше воспитание направлено на то, чтобы внушить принадлежание, подчинение мужчине. А здесь это самонаслаждение. Для этого и мужчина совсем не нужен. Русеф-паша засмеялся.

- Дорогой мой! Подчиняться и принадлежать можно по-разному. Любая из этих потаскушек найдёт дорогу к постели и будет пытаться любить. Но вот сможет ли это ещё вопрос. Страсть только розгой не воспитаешь. Нужна и ласка, и нежность. Вот, смотри. - Русеф-паша подошёл к своей воспитаннице. - Ей приятно, - сказал он, - приятно, что мы смотрим на её наслаждение, что всегда можем довести его до наивысшего предела. А пока, -обратился он к невольнице, иди, работай.

Танцевала возбуждённая жрица любви прекрасно. Поток чувств не подавлял её, как Панторпу, а придавал каждому движению особую, свойственную только страстным натурам пластичную гармонию, которая остро подчёркивалась стыдливой наготой этого рано созревшего полростка. Гибкая, длинноногая, плавно поднимая гранёные колени, вытягивая тонкую шею, юная мастерица Эроса спокойно подошла к скамье. Улыбнулась озорно, по-мальчишески, и, дерзко смахнув с блестящих лезвий капельки крови, грациозно, как опытная женщина, насадила себя на кол. Острые лопатки соединились. Тонкие пальцы её впились в тугие поджарые ягодицы. Всё ещё раздражённый Русеф-паша быстро воткнул прут. Раздалось шипение, но девичье тело осталось неподвижным. Эвиза встала. Красивое лицо её местами покраснело, удивительно правильно сложенное тело покрылось испариной. Две звонкие пощёчины были ей наградой от Русеф-паши. Она счастливо улыбнулась ему и, кружась от восторга, побежала на следующее испытание.

Устройство для него представляло сочетание двух горизонтальных жердей и установленного на стержне седла, поверхность которого была покрыта длинными иглами. Ортанс, пока невольница что-то втирала в своё тело, готовя его к испытанию, рассказала мне, что чем девочка старше, тем чаще она общается с мужчинами, и поэтому с возрастом их кожу стараются беречь и подвергать испытаниями только определённые места. Маленьких же девочек в гареме, независимо от их поведения, нещадно секут, заставляют валяться в острых осколках, натирают жгучими травами, сажают в ящик с муравьями. Они должны привыкнуть и наслаждаться болью, желать и стремиться перенести её. Именно поэтому все воспитанницы гарема проделывают испытания над собой сами, ведь это прежде всего удовольствие для них.

Пока мы говорили, Эвиза, вставив в прямую кишку каучуковый шланг, нажимая на кожаные меха, накачала в кишечник воду. С раздувшимся животом, широко разведя ноги и исполнив замысловатое сальто, она прыгнула в седло. Но не только вода отягощала испытание. Зубами юная рабыня удерживала гладкий костяной шар, еле влезавший в её аккуратный рот, а влажные иглы после каждого прыжка она посыпала солью.

- Конечно, такие изощрённые проверки - для взрослых, - продолжала Ортанс свой рассказ, пока выносливая Эвиза один за другим выполняла прыжки. - Девочек же до обряда посвящения в женщины и первые два года после него приучают терпеть боль в сечении. Хотите посмотреть?

Удостоившись нашего уважения, Эвиза убежала и тотчас по явилась вновь, таща на поводке, прикрепленному к ошейнику, загорелую девочку с костистыми выпирающими ключицами, с ровными, как тонкие цилиндры, бедрами, по-детски узким тазом.

- Это её воспитанница, - пояснила Ортанс. - Эвиза готовит эту девчонку к посвящению, и ей будет полезно показать своё искусство на людях.

Эвиза подвела девочку к столбу и привязала её к нему поводком. Ортанс хлопнула в ладоши - и в комнату вбежали четыре нагих негритянских мальчика с длинными семихвостыми кнутами из сыромятной кожи. Они встали вокруг девочки. Ортанс снова хлопнула и "механизм" заработал.

Маленькая фигурка девочки, удерживающей в вытянутых над головой руках увесистый камень, быстро бегала вокруг столба. Удары сыпались на неё постоянно. Кнуты ложились одновременно и на спину, и на грудь. Но девочка с наслаждением переносила удары. Каждый раз её тело тянулось, заслышав свист кнута, и, соприкоснувшись с его шероховатой кожей, замирало, словно прислушивалось к его внутреннему пульсу.

Мальчики тоже секут с наслаждением. Возбуждение переполняет их. Ортанс в награду за прекрасно проводимое упражнение разрешила им по очереди удовлетворить своё желание. И вместе со струйками юной крови на рассеченную в полоски девичью кожу брызнуло прозрачное семя...

Да, это было зрелище: девчонка, купающаяся в ударах кнутов, и мальчишки, восхищённые, поклоняющиеся ей!

создание сайтов