Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Эпилог

    Нейтральные миры (fb2)


    Константин Муравьёв
    Нейтральные миры

    © Муравьёв К.Н., 2015

    © Художественное оформление серии, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015

    © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015

    * * *

    Глава 1

    Время ожидания, пока вернётся Баг, растянулось в бесконечность. Эрея не знала, что и подумать.

    Она попыталась завести разговор с корнолом, но он как-то сразу не заклеился. На вопрос, что могло понадобиться тут хуману, Лениавес лишь пожал плечами, и девушка на каком-то интуитивном уровне поняла, что пока лучше к оборотню с разговорами не приставать.

    После этого небольшого обмена словами корнол погрузился в полумедитативный транс, в который периодами входил с того момента, как ушёл Баг. Так он лучше контролировал прилегающую территорию.

    О чём-то подобном Эрея слышала, но она почему-то всегда думала, что этому учат лишь их королевских рейнджеров и телохранителей князя. Но, как оказалось, были и другие, кто владел подобными умениями.

    Вообще, девушка заметила, пообщавшись с Лениавесом и Багом, что многое из того, о чём им сообщали их воспитатели, а потом и в Школе магии, имело под собой очень мало оснований.

    Например, сейчас она была уверена в том, что Лениавес гораздо более сильный и опытный маг, чем большинство эльфаров, да и лучником он был отменным, которому был бы рад любой Лесной легион.

    «Наверное, отец с дядей тоже прекрасно осведомлены об этом несоответствии, – впервые задумалась девушка о столь странном обмене студентами, который должен был состояться между Лесным княжеством и империей Ларгот. – И похоже, именно с этой целью было организовано наше посольство в империю. Мы должны перенять их умения и поближе познакомиться с их способностями и возможностями, а также узнать их сильные и слабые стороны. Но главной задачей, как мне кажется, было сбить с нас всю нашу высокородную спесь. Иначе когда-нибудь это могло стоить нам жизни».

    Теперь девушка уже не удивлялась дальновидности своего отца, князя эльфаров, и его брата и друга, а также своего дяди, главы Совета магов княжества, которую им приписывали. Оценив их совместное решение, она поняла, что этот тандем двух главных эльфаров в их княжестве многие недооценивали. И она порадовалась этому, ведь столь мудрые правители – это залог процветания их государства.

    Тем более под эту цель вписывалось сотрудничество именно с империей и их Академией магии, где можно было среди студентов встретить представителей всех рас и магических школ.

    Наличие же такого облечённого властью, высокородного и прозорливого воспитателя, как главный аналитик Княжеской службы безопасности, который должен был отправиться с ними в посольство, должно было выявить все проблемы во взаимоотношениях эльфаров и остальных рас. Локализовать их причины и по возможности устранить их или доложить об этом наверх. Как раз поэтому был подобран такой странный состав их группы.

    А она-то всё гадала, почему выбрали не столько самых одарённых, а, как она поняла теперь, совершенно различных по темпераменту и происхождению молодых эльфаров. Как юношей, так и, что было очень необычно, девушек, ведь этих признанных во всём мире красавиц старались пореже выпускать за пределы княжества.

    Существовала даже легенда, что в старину из-за одной такой девушки разразилась кровопролитная война, когда два королевства не смогли определиться между собой, чей же представитель станет мужем этой эльфарки. И звали, насколько знала Эрея, эту девушку так же, как и её. Как рассказывала её мама, дедушка и назвал её в честь той красавицы и воительницы. Впоследствии она стала одной из самых сильных и уважаемых правительниц среди королевств хуманов.

    Но если вернуться к составу их группы, то в результате их тесного взаимодействия с империей должны быть более ясно прорисованы перспективы сотрудничества именно с хуманами и оборотнями как главными представителями этого государства.

    И вот тут совершенно выбивался из общей картины её странный, непонятный, вечно выкидывающий дурные шутки и живущий сугубо по своим правилам и понятиям он, её муж. Хуман, с необычным именем Баг. Ар’Тур Лесной.

    О нём и говорить было особо нечего. Эрея до сих пор не могла оценить степени его подготовки и возможностей. Слишком уж неординарными и неявными они были. Казалось, он совершенно не подготовлен к жизни в окружающем мире. Но как показывают обстоятельства, только он и способен был справиться с теми превратностями и неприятностями, что попадались им на пути. У Эреи никак не получалось определить, насколько Баг был подготовленным и хорошим бойцом, определить его уровень по известной ей градации мастерства воинов. Но после того боя со стражем она оказалась в ещё большем затруднении. Если Лениавес был прав, то выжить после такого боя невозможно даже самому подготовленному и опытному воину без помощи хотя бы одного сильного мага, но Баг не только выжил, он победил.

    Но у него были и другие странности.

    Если все хуманы такие, то тогда становится вполне понятно, почему они стали доминирующей расой на планете.

    Однако это было не так, хотя она и не встречалась с хуманами очень давно, но в школе-то их расовые особенности они проходили. Так вот, ничего необычного и уникального в них не было.

    А в Баге она видела слишком много загадок. Начиная от его странного появления до совершенно непонятного поведения и уникальных возможностей и способностей.

    Его способности больше подходили бы какому-нибудь лорду-демону или мастеру-оборотню. Тогда многие его странности укладывались в известную схему и становились на свои места.

    Но он точно не оборотень. Это утверждал Лениавес. И тут девушка ему полностью доверяла. Она сама давно бы признала его демоном, но и демоном он не был. Те были сплошь маги тьмы и смерти, притом очень сильные. А в молодом хумане можно было едва наскрести способностей слабенького мага. Да и тьма не проглядывала в нём такой сплошной пелёной, как у демонов, Эрея всё-таки уже не раз просматривала его ауру. Конечно, она присутствовала в нём, как и в любом представителе любой расы.

    Свет и тьма присутствовали всегда и везде, но именно что присутствовали, а не составляли основу и саму суть, как в любом демоне. И даже здесь Баг умудрился выделиться: в его случае наличие любой магической энергии было нереально мало даже для обычного простого хумана. Например, в ней способностей к магии тьмы было гораздо больше, чем у него, хотя это совершенно не её стихия.

    «Не маг он», – уже в который раз думала девушка, ведь будь этот хуман магом, как всё было бы значительно легче и проще сейчас, да и в будущем.

    Но он не маг.

    Хотя Лениавес и надеется каким-то образом устроить его в Академию магии, но она-то видела, что он еле дотягивает даже до уровня самых слабых рейнджеров. Его единственная надежда – это факультет искателей, вот туда он попадёт без труда. Но никак не на какой-то из магических факультетов, именно на одном из которых почему-то и настаивал корнол.

    «Не маг», – в который уже раз с грустью подумала девушка. Она разбиралась в этом гораздо лучше оборотня и поэтому была уверена в своей правоте.

    Это было ясно видно как по ауре Бага, так и по его ментальному телу, с которым корнол ввиду своей расовой специфики работать не мог. А именно ментальное тело Бага указывало на то, что он обычный хуман. С совершенно мизерными способностями к магии. Чуть более сильный, здоровый, выносливый, но простой хуман.

    И всё это несоответствие внутреннего видения девушки и внешнего содержания, то есть поведения, действий и поступков самого хумана настораживало и притягивало девушку. Этот молодой хуман был для неё тайной, загадкой, которую она очень желала раскрыть, но которая с каждым шагом становилась всё больше и больше, даже не приоткрывая своего покрова. А каждый, казалось бы, шаг, приближающий её к истине, на самом деле уводил девушку ещё больше в сторону.

    Вот и сейчас Эрея сидела и гадала: «Куда мог подеваться этот несносный хуман? Что он мог забыть в этих туннелях, тем более один?»

    Хотя она переживала и волновалась за Бага (правда, спроси кто у неё об этом, она бы всё яростно отрицала), но сейчас Эрея прекрасно понимала, что с большинством встреченных тут опасностей и неприятностей он сможет справиться самостоятельно. Она догадывалась, что эти туннели, которые, казалось, таили в себе смерть для всего живого, не представляют для него серьёзной угрозы.

    «Ну да, – с сарказмом подумала она, – кто может быть опасен для хумана, в одиночку одолевшего магического боевого голема. – И сама же ответила: – Два голема или даже восемь. – И эта мысль сначала развеселила её, но потом она почему-то ещё более обеспокоенно стала смотреть в темноту проглядывающего через небольшой коридорчик туннеля. Вспомнив внешний вид Бага и его состояние после схватки с големом, девушка поняла, что хотя он и выглядел относительно нормально, но тот бой дался ему с огромнейшим трудом, каким бы на самом деле он ни был. – А он ещё, даже толком не оклемавшись, рванул куда-то по своим непонятным делам», – со злостью на этого глупого хумана подумала девушка.

    И именно в этот момент темноту туннеля перегородила ещё более тёмная тень, возникшая на его фоне.

    – Лениавес! – в испуге воскликнула девушка и указала на темнеющую у входа фигуру.

    Но оборотень был уже готов к бою, он стоял справа от входа в коридор с наведённым на тень луком.

    – Знаю, – спокойно и тихо ответил тот, – он стоит там уже несколько секунд. Я не пойму только, один он или нет. Я и этого-то почувствовал, когда он оказался напротив входа. Но хорошо, что это не маг, а скорее просто какой-то скелетон-воин…

    Вдруг корнол, даже не договорив, быстро и резко натянул тетиву с наложенной взрывной, как он её называл, стрелой и выпустил её в направлении виднеющейся фигуры, уже начавшей движение в их сторону.

    Мгновение – и звуки сильного грохота и взрыва разнеслись в обе стороны туннеля, а возникшая в результате него вспышка осветила коридор и небольшую часть прилегающей к нему комнатки.

    Тень оказалась скелетоном, и он там был не один. Вспышка света от взрыва осветила ещё как минимум четверых, находившихся с левой стороны от входа. Лениавес их видеть не мог, а Эрея успела рассмотреть их очень хорошо.

    – Там ещё четверо, – быстро проговорила она, указав на левый угол.

    – Значит, их ещё семеро, – быстро ответил ей оборотень. – Отойди назад и активируй браслет, но сначала наложи на меня укрепляющее и обезболивающее плетения, – приказал он.

    – Поняла, – сказала девушка, мгновенно отбежав в дальний угол помещения.

    Там она села на пол, успокоилась и, войдя в медитативный транс, чтобы не совершить никаких ошибок, активировала оба плетения.

    В трансе было проще. Там она могла успокоиться, сосредоточиться, собраться с мыслями и не слышать, как сильно и резко забилось её сердце от выброса адреналина. Поэтому оба плетения вышли у неё идеально точно, будто на занятиях в школе.

    Свою посильную помощь оборотню она оказала. На всякий случай Эрея активировала плетение лечения средних и лёгких ран, но пока не стала его применять, оставив это заклинание на всякий случай: вдруг оно понадобится Лениавесу в дальнейшем. Так будет и быстрее и эффективнее его использовать во время боя.

    Девушка вообще действовала как на учебном занятии или тренировке, делая всё на уровне автоматизма, заложенного ей различными преподавателями в школе, даже не отдавая себе отчёта в этом. Ведь часть их подготовки и была направлена на то, чтобы сделать из них превосходных боевых магов-лекарей.

    После этого девушка, не ослушиваясь приказа, активировала браслет, и её тело покрылось защитным силовым полем.

    «Идеальное построение», – восхитилась она работой древних магов.

    Теперь этот подарок не казался ей таким уж вызывающим отторжение, как это было в момент, когда этот браслет надел ей на руку Баг. Эрея не призналась бы в этом самой себе, но этим подарком она очень дорожила.

    Однако события почему-то всё ещё не сдвинулись с мёртвой точки, и поэтому девушка спросила у корнола:

    – Что происходит? Почему они не нападают?

    – Похоже, кого-то ждут, – ответил ей оборотень и сразу добавил: – Но вот кого, мне неизвестно.

    Однако ждать пришлось недолго. Буквально через несколько секунд в коридоре возникла ещё одна фигура. Её силуэт на фоне темнеющего входа выглядел более массивно, чем тёмная тень пытавшегося первым пройти по коридору в комнату скелетона.

    – Похоже, это скелетон-рыцарь, – даже как-то отстранённо прокомментировал увиденное корнол.

    Он не стал сообщать девушке, что это не просто рыцарь, а рыцарь тьмы, наивысшая форма нежити среди скелетонов-воинов. Вместо этого он выпустил очередную стрелу. Но она, не долетев каких-то десяти сантиметров до тела мёртвого рыцаря, уткнулась в мгновенно окружившее его чёрное марево, застряв в нём. Ни сама стрела, ни последовавший за нею взрыв не причинили надвигающейся фигуре никакого вреда.

    – Рыцарь, да ещё и прикрытый каким-то защитным плетением из области магии тьмы, – бесстрастно и сосредоточенно сообщил Эрее оборотень, но потом тихим голосом добавил: – Что бы ни произошло, не снимай щита и не выходи из этой комнаты.

    А сам тем временем выпустил следующую стрелу, но стрелял он не в рыцаря, а в мелькнувшего за его спиной скелетона. Вот его-то взрыв достал основательно.

    Однако девушка не успела порадоваться этому маленькому успеху, как увидела ещё одного рыцаря, входящего в коридор.

    – Там ещё один, – испуганно сказала она.

    – Я вижу, – спокойным и тихим голосом ответил Лениавес.

    Девушка не знала, каким трудом даётся ему это спокойствие, ведь оба рыцаря тьмы сфокусировали на нём основное своё оружие и способность, умение вызывать у противника панический ужас и страх.

    Корнол из последних сил старался держать ментальный щит, постепенно рушащийся под ментальной же атакой столь сильных противников.

    Внезапно давление на него хоть и не сошло на нет полностью, однако уменьшилось.

    «Один из рыцарей отвлёкся на кого-то другого, – понял оборотень. Да и чего гадать, тут было слишком мало существ, которые смогли бы привлечь внимание рыцаря тьмы. – Где-то рядом Баг». – Лениавес даже не понял, насколько он ждал помощи от своего странного друга и насколько был уверен в нём.

    Сейчас же он усвоил, что у них появился неплохой шанс выбраться из этой западни.

    Шедший вторым рыцарь остановился и развернулся в направлении выхода из коридора, а буквально мгновение спустя осыпался, как развалившаяся груда костей.

    Лениавес даже заметить ничего не успел, как за спиной шедшего первым рыцаря возникла размытая фигура. Взмах меча – и ещё один противник лежит на полу мёртвой, давно иссохшей кучкой нетленного праха.

    Несколько мгновений стоит тишина, а потом в коридоре напротив входа возникает какой-то незнакомый силуэт. При этом из коридора раздаётся тихий и такой знакомый голос:

    – Лениавес, Эрея, это я. Выходите. Тут безопасно.

    И тень говорившего сдвигается в сторону.


    Подходя к месту, где должны были поджидать меня товарищи, я на интуитивном уровне понял, что что-то не так. Но ничего заметить не мог. Хотя опасность исходила опять из того же закутка, где ранее нёс свой тысячелетний пост голем.

    «Там кто-то есть», – понял я.

    Внезапно туннель и часть комнаты, к которой я подбирался, осветила сильная вспышка света, а потом раздался звук взрыва.

    «Лениавес от кого-то отбивается». Но мне всё ещё было непонятно, кто же скрывается там в комнате.

    Не знаю почему, но даже после того, как маскирующее плетение с неё было снято, сохранился какой-то странный остаточный эффект. Никакие сканирующие плетения не проникали внутрь этой комнаты. Они начинали работать только в зоне прямой видимости.

    Когда я загонял туда корнола с Эреей, то не обратил на этот странный эффект никакого внимания, а теперь понял, в какой опасности они оказались. Ведь они и сами никого не могли заметить, находясь там, пока противник не войдёт внутрь комнаты.

    И сейчас там кто-то был.

    Накинув на себя маскирующее плетение, которое мне досталось в наследство от Исчадия, я расставил телепортационные маркеры для экстренного отхода, создав для этого пару меток с помощью магических камней. После чего стал осторожно перемещаться вдоль ближней стены к входу в помещение.

    Вот раздался второй взрыв и последовала вторая вспышка. А чуть позже ещё взрыв и вспышка повторились.

    «Значит, противников несколько или один, но сильный», – рассудил я, продвигаясь вперёд.

    Вообще странно сейчас работало моё тело. Я получил возможность наблюдать картинку того, как я двигаюсь, благодаря интерфейсу костюма, который дублировал все мои движения.

    Так вот, получалось, будто всё моё тело, не шевелясь, при этом перетекает из одного места и положения в другое. Как такое могло происходить, я даже не догадывался, но данный способ движения был совершенно бесшумен и незаметен со стороны. Это, как я понимал, не относилось к технологии скрыта, которая в основном действовала как некое ментальное поле, отводящее от меня любое направленное или ненаправленное внимание.

    Это было что-то из совершенно иной области. И это также оказалось подарком Исчадия, которым я смог воспользоваться лишь благодаря своему экзоскелету. Иначе моё тело просто бы не смогло достигнуть такой гибкости, текучести и лёгкости в перемещении. Я и раньше в лесу мог перемещаться практически незаметно, но это был какой-то совершенно иной уровень бесшумного и скрытного движения, какой-то нереально плавной крадучести, доставшейся мне в наследство от совершеннейшего убийцы. И он напрямую относился к физике тела, никакой магии.

    Подобравшись вплотную к проходу, ведущему в комнату, я наконец смог просканировать находящееся передо мной помещение. Всё оказалось не так и плохо, если, конечно, шесть скелетонов и ещё какая-то разновидность нежити, в количестве двух штук, с которой мне раньше не приходилось встречаться, не является серьёзным аргументом для беспокойства.

    «Зарегистрировано восемь менто-информационных полей, шесть из них ранее классифицированы как скелетон-воин, два объекта – с неизвестным типом менто-информационных полей, аналогичных друг другу», – отрапортовал ментоинтерфейс и обозначил на виртуальной карте месторасположение всех восьми обнаруженных противников.

    Скелетоны стояли по сторонам от прохода и, похоже, просто контролировали подходы к нему, стараясь не попадать на предполагаемую линию огня неизвестного стрелка (кроме Лениавеса, я мало кого могу представить в этой роли), засевшего по ту сторону коридора. Два же неизвестных субъекта перегородили коридор и неторопливо продвигались по нему вперёд.

    Из своих друзей я пока никого не видел, но это и понятно: для того, чтобы я смог их обнаружить, мне необходимо оказаться напротив входа в следующую комнату.

    Следующим ожило интерфейсное окно кластера:

    «Обнаружены конструкты пятого и восьмого уровней.

    Конструкт пятого уровня. Описание: конструкт удержания сущности. Точкой материальной привязки служит скелет органического существа. Свойства: поддержание „нежизни” в материальном носителе. Интерфейсное управление: отсутствует. Энергопотребление: пять энеронов в час.

    Конструкт восьмого уровня. Описание: сложный составной конструкт, состоящий из трёх модулей. Модуль удержания сущности. Модуль силового барьера облачного типа седьмого уровня. Модуль подавления воли седьмого уровня. Точкой материальной привязки служит скелет органического существа. Свойства: поддержание „нежизни” в материальном носителе. Создание защитного силового поля для материального носителя. Фокусированное воздействие при ментальной атаке на противника. Особое свойство: геометрическая прогрессия для усиления эффекта при совместном действии нескольких аналогичных конструктов. Интерфейсное управление: отсутствует. Энергопотребление: пятьсот энеронов в час».

    После этого конструкт вывел подробнейшую виртуальную структурную схему для каждого из обнаруженных менто-информационных полей. Наложив все полученные данные друг на друга, я получил полную картину возможностей каждого присутствующего в помещении объекта.

    Разобрав ментоструктуры, я выделил узловые точки в каждой из них для того, чтобы разрушить плетения, удерживающие это подобие жизни в нежити.

    Со скелетонами существовала уже вполне отработанная схема, для двух новых экземпляров пришлось немного потрудиться, добавив сначала разрушение защитного поля и только потом уничтожение самого умертвия.

    Уже собравшись начать отрабатывать по ранее испробованной и немного дополненной схеме, я разместил виртуальные метки для локальной телепортации над каждым умертвием, когда кластер предложил мне новый, полностью переработанный алгоритм действий. И он показался мне более интересным вариантом.

    Во-первых, новый алгоритм гарантированно позволял упокоить мне всю эту нежить. Во-вторых, не тратить на каждого из них больше одного удара. Ну и в-третьих, я всё время забываю о своих новых способностях, таких как поглощение сущности и поглощения сути.

    Но ни кластер, ни ментоинтерфейс об этом не забыли, и поэтому для меня был разработан новый алгоритм действий при столкновении с любыми магическими или иными противниками и существами.

    Каждый из моих противников всегда нёс в себе два полезнейших ресурса: ментоэнергию и информацию (умения, способности, какие-то возможности и естественные природные модификации, необходимое подчеркнуть). Так вот, вновь созданный алгоритм, переработанный в гипнопрограмму и зашитый в меня на уровень рефлексов, теперь помогал мне не забывать об этом и при любом удобном случае пользоваться этими моими способностями.

    Если в напавшем на меня противнике было хоть какое-то врождённое свойство, которое я был способен перенять хотя бы с наименьшей долей вероятности, то я работал с этим существом по алгоритму поглощения сути.

    Если же никаких подобных свойств в моём противнике не было, то я просто поглощал ментоэнергию, составляющую сущность любого существа.

    «Вот и превратился в ментального вампира», – пошутил я над собой, когда разобрался в сути нового, предложенного кластером алгоритма магической составляющей моего атакующего аспекта. Тем более этот алгоритм гарантировал мне уничтожение абсолютно любого противника в ближнем бою, то есть в зоне действия моих способностей. А она была ограничена длиной моего вооружения.

    На данный момент это были мечи, хотя, я так понял, это может быть любой предмет, который я держу в руках и который смогу использовать для нанесения повреждений противнику.

    Кластер вообще оценил наличие этих способностей даже более приоритетно, чем свойство аннигиляции материи, которое я мог вызывать. Ведь получение новых источников энергии и тем паче новой дополнительной информации имело для него более высокий приоритет, чем их простое уничтожение, пусть и гарантированное.

    Хотя он и способность аннигиляции оценил очень высоко. Например, для боя с противниками, аналогичными встреченному голему, он уже сейчас подготовил и прошил мне в сознание с помощью искателя схему боя, когда время было решающим фактором для обеспечения своего выживания и нужно было за минимально короткий срок уничтожить опасного и неуправляемого противника.

    Кстати, как оказалось, свойство аннигиляции вещества и материи не было знакомо кластеру ни в каком виде и не было описано неизвестными создателями в его базе знаний, что меня несколько удивило. Получается, это или чисто природное явление, или разработано оно было гораздо позже создания кластера.

    Однако у ментоинтерфейса в его собственной базе знаний оно хоть и в достаточно урезанном и малопригодном для понимания общей теории виде, но присутствовало. И это натолкнуло меня на одну интересную идею.

    «Нужно слить базы Искателя и кластера в одну единую базу знаний, – решил я. – При этом необходимо выполнить соотнесение информации между уже имеющимися данными как в одной, так и в другой базе знаний. Есть у меня подозрения, что частично они должны совпадать, только описание к этим данным будет совершенно различное. Вот на основе этих совпадений постараться привести всю имеющуюся в базе знаний информацию к единому виду. Тогда и ориентироваться в ней станет проще, и как кластер, так и ментоинтерфейс будут иметь доступ к одним и тем же данным».

    «Построение единого канала для обмена данными с виртуальным аналитическим аппаратом начато», – отреагировал на мои размышления Искатель, обозвав кластер виртуальным аналитическим аппаратом.

    На что тот в свою очередь отреагировал следующей фразой:

    «Интерфейс взаимодействия с симбиотическим конструктом пользователя настроен. – Однако после этого добавил: – Копирование базы знаний с сервера на локальный носитель не завершено. Выполнено двенадцать процентов. Слияние баз знаний и их анализ станут доступными лишь после завершения копирования базы знаний на локальный носитель».

    «Задание по объединению баз знаний в единую область виртуально-эмпирического хранилища временно приостановлено в связи с недоступностью базы знаний аналитического аппарата», – дополнил полученное сообщение кластера Искатель.

    Но я и не ждал мгновенного результата, главное, что такая своевременная и полезная мысль не вылетела просто так из моей головы и её выполнение поставлено моими виртуальными помощниками в очередь запланированных на будущее задач и ждёт лишь благоприятного момента для своей реализации.

    Однако сейчас пора вернуться к решению наших текущих проблем. Хотя мои мысли и не заняли много времени и обстановка в комнате не сильно изменилась, но и затягивать нельзя. От этого зависит жизнь моих друзей.

    И вот сейчас был прекрасный шанс испытать новый алгоритм магической атаки, совмещённый с моими реальными действиями, на практике.

    В комнате передо мной присутствовало два типа противников, которые подпадали под обе категории целей: источники ментоэнергии – это все скелетоны и источники знаний и умений – это два последних умертвия, которые передавали мне и необычную защиту. Высокая вероятность в этом случае фокусированной ментальной атаки была обусловлена полной идентичностью структур обоих противников.

    Последним шагом отработки и корректировки плана сражения стал анализ вооружения и защитных свойств моих противников как мной самим, так и кластером и Искателем. Были выявлены слабые и сильные стороны их вооружения и экипировки. Магических доспехов у них не было. Магическое вооружение присутствовало у каждого воина. Обычные воины-скелетоны были вооружены мечами с укрепляющими свойствами, при этом они были зачарованы на повышение скорости и силы удара на двадцать процентов.

    Кластер сразу постарался получить доступ к конструктам мечей, но они были неуправляемы, что и неудивительно, лично я не стал бы создавать оружие, которое может быть отключено кем-то удалённо.

    Он вообще почему-то любое плетение проверял на возможность удалённого подключения и получения контроля, что в общем-то неплохо. Именно эта его особенность помогла мне во время боя с големом.

    А вот два последних умертвия были вооружены несколько более серьёзно.

    Во-первых, их мечи были зачарованы так же, как и у простых скелетонов, однако дополнительно в них было внедрено заклинание «Поглощение жизни». По сути, оно работало аналогично моей способности поглощения сущности, только было более слабым её аналогом. При нанесении повреждений этим оружием часть ментоэнергии от раненого противника переходила умертвию, восстанавливая его энергетический баланс. Это позволяло ему на протяжении всего боя не чувствовать усталости или апатии, связанной с магическим истощением, его же противники, наоборот, с каждым удачным ударом умертвия слабели всё больше и больше. Но, как и с вариантом обычных скелетонов, этот магический конструкт, привязанный к мечу, не был управляем.

    И во-вторых, магическая защита двух умертвий генерировала силовое поле облачного типа, из описания, данного кластером. Так вот к нему мой виртуальный компьютер смог подключиться и получить доступ. Правда, всё управление ограничивалось только панелью регулировки мощности генерируемого силового щита, но и этого уже было достаточно.

    Подключившись к нему, я выставил мощность каждого защитного поля на минимум, подготовив тем самым плацдарм для атаки на этот неизвестный мне пока тип нежити. И уже на основе новой информации распределил этапы предстоящего сражения в соответствии с шагами, необходимыми для правильной отработки алгоритма, построенного кластером.

    Проанализировав предложенную мной и кластером последовательность действий, Искатель внёс свои дополнительные корректировки для минимизации угрожающей мне опасности и уменьшения вероятности и длительности моего нахождения в зоне повышенного риска и угрозы моей жизни.

    На этом была окончена корректировка частностей предстоящего столкновения с нежитью в соседней комнате. Тактическое планирование, уместившееся буквально в сотые доли секунды, растянувшиеся для меня в часы, было полностью завершено.

    А дальше начался бой.

    * * *

    Прыжок.

    Наложение структурной схемы, созданной кластером и ментоинтерфейсом на реально видимое мной менто-информационное поле противника.

    Внедрение руны построения канала в строго определённую узловую точку, выделенную кластером на ментальной схеме и подсвеченную красным маркером цели, который начинал гореть именно в этом месте.

    Взмах меча, взятого у стражей.

    Удар и активация свойства поглощения ментоэнергии.

    Мгновение – и скелетон кучкой безжизненных костей падает к моим ногам.

    Но я этого уже не вижу, так как перехожу к следующей цели.

    Прыжок. Внедрение руны. Удар. И активация способности поглощать энергию.

    И так ещё четыре раза.

    Следующим стало одно из умертвий, которые пытались пройти по коридору в направлении комнаты, где держал оборону Лениавес. Оно почувствовало моё присутствие у себя за спиной и развернулось в сторону выхода, но было уже поздно. Я прыжком оказался возле него.

    Внедрение руны создания канала перекачки ментоэнергии в этом случае было лишь резервным вариантом развития событий. Ставка делалась на другое.

    Вижу магический силовой щит, окружающий менто-информационное поле нежити, и отмеченную кластером точку с наименьшей областью сопротивления поля.

    В этом бою необходимо было работать более надёжным оружием с нейтральным магическим полем, и кластер порекомендовал мне воспользоваться мечом мёртвого медведя. Направленный в выделенную точку, он беспрепятственно прошёл защитное поле и поразил область лёгких, если бы они были у нежити.

    Второй меч, вытащенный ранее и взятый на изготовку, выступал сейчас лишь как страховка и был подготовлен для отражения возможной контратаки умертвия.

    Активирую способность поглощения сути и знаний этого умертвия.

    Возникает ощущение какого-то ледяного потока, пробегающего по телу.

    «Регистрирую наличие нового ментомодуля, – сообщает Искатель. И практически сразу: – Регистрирую наличие дополнительного ментомодуля. Источник ментомодулей в обоих случаях один и тот же».

    На что ему тут же вторит кластер:

    «Обнаружено подключение модульной конструкции седьмого уровня. Модуль один. Описание: защитное поле облачного типа. Модуль два: фокусированное ментальное воздействие. Свойства: защитно-атакующий конструкт. Энергопотребление: дискретное, тридцать энерон на одну активацию».

    Нежить стала заваливаться на бок. Я быстро активирую способность поглощения сущности и, откачав из него какую-то часть ментоэнергии, прыжком оказываюсь за спиной последнего противника. По-моему, он даже не отреагировал на моё появление.

    Удар сквозь поле. Активация способности поглощения сути.

    «Регистрирую наличие нового ментомодуля.

    Регистрирую наличие дополнительного ментомодуля. Источник ментомодулей в обоих случаях один и тот же», – сообщает мне Искатель.

    Кластер говорит совершенно иное:

    «Обнаружены аналогичные конструкты одинакового типа. Произвожу их слияние и усиление направленного воздействия. Текущий уровень конструкта: восьмой».

    Всё, бой окончен. Даже не знаю, но горячки схватки не было. Тем не менее хотя в действиях и ощущалась некая рутина, однако радовала слаженная и отточенная работа моего тела, ментоинтерфейса и кластера как единого симбиотического организма. Мы очень органично дополняли друг друга – моя интуиция, ощущения и видение, тактическое мышление ментоинтерфейса и аналитические способности кластера. Всё это работало как единый, хорошо отлаженный механизм.

    Проведя этот небольшой бой, я практически мгновенно получил аналитический отчёт по его результатам.

    Кластер во время работы с ментоэнергиями заметил узкое место в период активации способности поглощения сущности и внёс несколько предложений по более оптимальному построению моего менто-информационного поля. Им было подмечено, что текущее преобразование ментоэнергии замедляется в момент прохождения её через мой составной преобразователь. Причиной этого послужило то, что он был создан из не настроенной под мои параметры структуры плетения, скопированной у Рыкуна, и моей собственной, аналогичного назначения.

    Для Искателя подогнать ментоструктуру Рыкуна под мои параметры было проблематично без проведения многочисленных экспериментов, а вот кластер выполнил эти расчёты всего за пару секунд. А дальше он предложил разделить мою внутреннюю ментальную структуру на две параллельно существующие и не связанные между собой системы циркуляции ментоэнергии.

    Одна из них оставалась, как и сейчас, системой внутренней циркуляции ментоэнергий и никак не была завязана на внешнее поступление ментоэнергии. Эта система замыкалась только на получение и передачу ментоэнергии из моего внутреннего накопителя. Получала она её напрямую, так как в моём собственном накопителе ментоэнергия уже была преобразована под оптимальный тип энергии. А вот возвращалась энергия из системы внутренней циркуляции через мой старый, но немного усовершенствованный, благодаря плетению Рыкуна, преобразователь. Делалось это для дальнейшей очистки, циркулирующей в системе, ментоэнергии от различных шлаков и прочего энергетического мусора.

    В этом случае скорость циркуляции ментоэнергии по внутреннему кругу повышалась в разы (ни кластер, ни ментоинтерфейс не смогли назвать точную цифру, коэффициент значения варьировался от семи до девяти единиц), эффективность её использования возрастала в два целых три десятых раза. И что самое важное, мой организм постоянно работал с чистой ментоэнергией оптимального для меня типа.

    Вторую же систему однонаправленной циркуляции ментоэнергии предстояло ещё создать. Из неё ментоэнергия поступала из-за пределов моего менто-информационного поля через настроенный под мои параметры преобразователь ментоэнергии Рыкуна прямо в мой внутренний накопитель.

    Так как преобразователь, скопированный у Рыкуна, работал с гораздо большей эффективностью, чем мой собственный, то и поглощение ментоэнергии теперь не являлось моим узким местом, я мог закачать в накопитель и переработать любой поток поступающей ко мне энергии. Такого высокого КПД преобразования, как в этом модуле ментоструктуры, найденном в ментальном теле маленького зверька, ни кластеру, ни ментоинтерфейсу встречать ещё не приходилось.

    Он был мгновенно зарегистрирован кластером как моя собственность и помечен как информация для личного пользования. Кстати, к этой же категории особо ценной информации были отнесены мои способности поглощения сущности, сути, аннигилятор материи, невидимость, доставшаяся мне от Исчадия, его стиль незаметного перемещения и моя система боя, построенная на основе гипнопрограмм, полученных от Искателя и адаптированная во время сражения со стражем.

    К реализации параллельно циркулирующих систем ментоэнергии Искатель приступил почти мгновенно, как просчитал эффективность именно такого построения менто-информационной структуры. Особенно его порадовало, что теперь мне были совершенно безопасны любые типы ментоэнергии и работал я с ними с одинаковой эффективностью. Главное, добиться их поступления в моё менто-информационное поле и накопитель.

    Дополнительно наличие двух систем позволило разделить выполнение задач по сбору и поглощению ментоэнергии в отдельную подкатегорию и привязать её только к внешней системе закачки ментоэнергии, разгрузив систему внутренней циркуляции от непрофильных функций, которые теперь совершенно не требовалось проводить и контролировать.

    Уже в процессе построения выяснилось, что данные параллельные системы циркуляции энергий настолько разноплановы в своей основе, что это позволило ещё больше уплотнить структуру моего менто-информационного поля. Внутренняя система была сжата, и её обтекала более развернутая система поглощения ментоэнергии.

    Это создало странный эффект. Как утверждал кластер, я теперь практически не обнаружим никакими сканирующими плетениями. Запеленговать моё местоположение теперь можно было, только если я находился где-то в непосредственной близости от сканирующего, и то меня в этом случае не смогли бы опознать, а только понять, что в этом месте кто-то есть.

    Кстати, после того, как кластер и Искатель стали работать совместно, я заметил ещё одну особенность: информация теперь от них поступала в более понятном и упрощённом виде, убирая ненужные подробности. И с каждым разом у них выходило всё лучше и лучше.

    Так вот, сейчас, закончив бой и осмотрев место битвы, я убедился, что все противники уничтожены и можно вызволить моих друзей из той западни, в которой они были заперты нежитью.

    Я сделал пару лёгких тихих шагов и остановился напротив прохода, так чтобы меня хорошо было видно с той стороны коридора.

    – Лениавес, Эрея, это я. Выходите. Тут безопасно, – сказал я в коридор и отошёл в сторону, ожидая пока в комнату войдут мои спутники.


    Пока мои друзья собирались и шли по коридору, я быстро осмотрел помещение уже с сугубо хомячьей точки зрения. Мне были интересны мечи и, возможно, ещё какая-то мелочовка, которая могла оказаться здесь.

    Но кроме оружия скелетонов и останков умертвий непонятного вида, которые даже сейчас были переполнены энергией тьмы или хаоса, как её тут именовали, в помещении ничего не было.

    Я уже собирался пройтись по комнатке и собрать примеченные трофеи, как активировался «инвентарь».

    «Переместить выбранные объекты?» – задал вопрос он.

    Я не понял, как «инвентарь» определил, что именно эти предметы мне интересны, но были отмечены все мечи и скелеты умертвий.

    Я согласился на выполнение поставленной задачи, и все выбранные и помеченные предметы исчезли из комнаты, оказавшись в своеобразном виртуальном отображении «инвентаря», на самом деле попав в различные секции моего подпространственного склада. Причём почти всё оружие попало на склад обычных вещей, кроме мечей двух умертвий, отнесённых к ценностям, а скелеты их хозяев оказались в секции особо опасных предметов.

    «Может, из-за того, что они заполнены опасной магией тьмы?» – подумал я и понял, что не ошибся: именно из-за наполнения этих останков энергией хаоса они были очень опасны.

    Кластер мгновенно предложил мне несколько конструктов, или плетений, как их именовали местные, которые бы превратили любую из подобранных костей в очень опасный артефакт. Особенно мне понравилось достаточно простое плетение, которое создавало своеобразную мину-ловушку, активировавшуюся, если любое существо, имеющее собственное менто-информационное поле, например та же нежить, пересекало небольшой сторожевой контур. Этот сторожевой контур шёл комплектом к данному плетению и имел достаточно небольшую площадь своего покрытия.

    Я практически сразу оценил всю прелесть таких подарков, если их периодически оставлять по ходу нашего движения. Тем более и создать этот артефакт, мину-ловушку, не составляло большого труда. Плетение действительно было очень простым.

    «Нужно будет попробовать, – решил я, – тем более чувствую, что оно нам может пригодиться в скором будущем. А радиуса сторожевого контура как раз должно хватить, чтобы перекрыть любой туннель с достаточным запасом».

    Подумав об опасных сюрпризах, я вспомнил о боевом големе, так и лежащем посреди туннеля.

    Сделав пару шагов назад, я посмотрел на него.

    «Переместить?» – загорелась надпись.

    «Да», – решил я, буду разбираться с ним позже.

    Голем, что меня нисколько не удивило, также был перемещён в секцию опасных артефактов.

    Если получится его восстановить, это будет отличный страж. И я знаю, к кому приставлю его в первую очередь.

    В этот самый момент в комнату, где только что прошёл мой бой с нежитью, вошёл Лениавес и, остановившись посередине, осмотрел помещение. За ним несмело проследовала та, о ком я думал несколько мгновений назад.

    «Эрея. Как же я беспокоился за тебя! – вдруг понял я. – Стража я точно восстановлю, и достаточно быстро». Решение было принято, осталось его реализовать.

    Не хочу больше переживать о её безопасности, а лучшего охранника мне найти для неё вряд ли удастся.


    Эрея была в недоумении. Она прекрасно видела силуэт воина, появившегося в коридоре, и это не мог быть Баг.

    Молодой человек всегда был загружен как какой-то поисковик, с горбом за спиной, являющимся кучей его имущества, в броне, созданной своими руками, и с торчащей во все стороны навесной амуницией.

    И поэтому он больше напоминал какого-то дикаря-бродягу, а не бывалого бойца или наёмника-путешественника. Хотя последних она практически никогда не видела, но слышала, что и они относятся к своей экипировке и внешнему виду очень тщательно. Ведь от этого зависели их существование, жизнь и работа.

    Но сейчас она могла поклясться, что в соседней комнате был кто-то, больше напоминающий телохранителя её отца или воина тайной стражи, под командованием её деда, но уж никак не Бага. Однако из соседней комнаты однозначно доносился именно его голос. Значит, и он там был.

    «Неужели он встретил какой-то отряд или к нам пришла помощь?» Мысль была бредовая, но девушке так хотелось поверить в удачу и счастливое стечение обстоятельств, что она была готова ухватиться даже за эту соломинку.

    А поэтому она тихонько спросила у корнола:

    – Лениавес, кто там с ним?

    – С кем? – не понял тот.

    – Ну как с кем, с Багом, он ведь там не один, – ещё тише произнесла она и показала рукой в направлении соседней комнаты.

    – Как не один?! – насторожился оборотень, мгновенно выхватив лук и наложив на него стрелу. – Почему я никого не чувствую? – будто у самого себя спросил Лениавес.

    Предположив, что сказала что-то не то, Эрея уже менее уверенно продолжила:

    – Ну, ты ведь видел воина, что стоял в коридоре, это не может быть Баг?

    Поняв, о чём говорит девушка, корнол расслабленно опустил лук и ответил:

    – Это он.

    И стал собирать вещи, разложенные на полу, вернее, укладывать в колчан стрелы, которые он вытащил, когда готовился к предстоящему бою. Так он быстрее мог выбрать нужную стрелу и произвести выстрел.

    – Всё, пойдём, – сказал он девушке. И, посмотрев на неё, вдруг добавил: – Да ты защиту-то сними. – В этот момент на его лице впервые с начала столкновения с нежитью мелькнула улыбка. – Поверь, там, кроме нашего друга, уже никого нет.

    Только осознав смысл сказанной оборотнем фразы, девушка увидела, что у неё до сих пор активированы как заклинание лечения средних и лёгких ран, так и защитный браслет. И, быстро распустив плетение, деактивировала браслет. После чего, кивнув Лениавесу, ожидающему её, пошла за ним.

    Она почувствовала, что хуман находится где-то рядом, но сразу не смогла увидеть его. Зато в глаза ей бросились кучки костей, бывшие когда-то скелетонами-воинами. Она насчитала восемь штук. Двух должен был поразить оборотень. Ещё шесть кучек останков нежити находилось здесь, в помещении.

    «Получается, эти на счету Бага», – подумала девушка.

    Однако что-то не сходилось.

    И, только подумав об этом, поняла, что она заметила только восемь кучек костей, однако не хватало ещё останков скелетонов-рыцарей. Но она не могла их пропустить. Они должны были остаться в коридоре. И девушка быстро оглянулась. Но и там ничего не было.

    «Странно». Так и не поняв, что же её всё-таки смутило – ну, пропали и пропали, – Эрея опять повернулась к лежащим в помещении останкам.

    Ещё раз быстро осмотрев помещение, она так и не заметила Бага. Но зато обратила внимание на другую особенность останков нежити. Все кости скелетонов-воинов были целыми, будто тут и не было никакого боя. Однако Эрея прекрасно знала: для того, чтобы уничтожить нежить без применения магии, её нужно разрубить на мелкие части. Иначе она продолжала бы нападать и нападать.

    Но скелеты выглядели так, будто развалились сами под действием времени или здесь поработал профессиональный некромант, упокоивший их.

    Правда, никакого некроманта тут не было, был только Баг.

    «Что же здесь произошло?» – задумалась девушка, вспомнив о ещё двух пропавших скелетонах, которые, по идее, должны были лежать в коридоре.

    До неё только сейчас стало доходить, что это сражение пролетело как-то слишком быстро для боя воина и нежити.

    «Кто же тут воевал?» – задала вполне уместный вопрос девушка.

    Но ответа на него у девушки не было.

    Снова осмотрев помещение, но уже более пристальным взглядом, она заметила ещё одну странность. Эрея нигде не смогла увидеть оружие, которое, как она точно знала, должно было быть у напавшей на них нежити.

    «Ну, уж это точно дело рук Бага». Ей было приятно, что хоть в чём-то этот странный хуман был верен себе, подчистив это помещение от всех мало-мальски ценных вещей.

    И тут она почувствовала направленный прямо на неё взгляд.

    Как она могла не заметить его раньше, Эрея не могла понять, однако Баг стоял прямо напротив неё, около выхода из комнаты в туннель. Да это был он, но как же он преобразился за те полчаса, что она его не видела! Теперь стоящий перед ней юноша вовсе не напоминал лесного оборванца. Одет он был в костюм рейнджера-лесовика, похожий на тот, в котором ходил корнол.

    Рукояти оружия всё так же угадывались за его плечами, но было там и ещё что-то, укрытое плащом.

    «Неужели щит? – предположила девушка. – Тогда откуда он его взял? Хотя при чём тут щит? Вообще, где он смог взять всю эту одежду? И куда делся этот его вечно оберегаемый и огромный рюкзак с вещами? Где он?»

    Сейчас хуман был одет, будто собрался на небольшую прогулку недалеко от дома. Никакой сумки с запасами и прочего походного скарба при нём не было. Однако всё же что-то не давало покоя девушке в его облике. Что-то настораживало её. Что-то заставляло поверить в то, что он подготовлен к любому походу лучше и тщательнее многих.

    «Опять загадка», – вздохнула Эрея, уже смирившись с тем, что если она хочет разобраться в этом странном парне, то ей нужно просто дождаться, когда он сам ей всё расскажет.

    «Но где же он всё-таки?» – этот вопрос так и не давал ей покоя.

    Видимо, и у Бага были свои мысли на этот счёт. Однако лицо его оставалось спокойным и каким-то бесстрастным. Девушку это даже несколько обидело. Обычно молодые эльфары так и вились вокруг неё, а вот так спокойно и даже равнодушно к ней относились впервые.

    «Ведь ты мой муж, – чуть ли не всплакнув, подумала девушка, мысленно обращаясь к Багу. – Прояви хоть капельку доброты и уважения. Пожалей меня. Знаешь, как мне было страшно здесь, пока тебя не было?!»

    И этот упрёк или скрытая правда, казалось, достигли адресата.

    Взгляд хумана на мгновение потеплел и просветлел, а потом он заговорил:

    – Привет. Это я.


    – Привет. Это я, – сказал я смотрящим на меня корнолу и девушке. – Нужно уходить отсюда и побыстрее. Нам идти ещё часа полтора. И мы будем на месте.

    Я старался говорить, чтобы отвлечь себя от больших и удивлённых глаз девушки, смотрящей на меня с каким-то недоверием и немым вопросом во взгляде.

    Я старался говорить, чтобы отвлечь себя от мыслей, что, по сути, опасности Эрея сейчас подверглась по моей вине.

    Нужно было тщательнее выбирать место, где их укрыть. Или не секретничать и взять их с собой. Это я и назначил приоритетным постулатом для ментоинтерфейса и кластера. Всё, хватит мандражировать, впредь больше таких ошибок не повторится. Об этом позаботятся мои виртуальные помощники.

    – Значит, так: сейчас выступаем, – сказал я. – Порядок следования прежний. Я впереди, Эрея посередине, Лениавес прикрывает тылы. Вопросы? – И, заметив, как уже начала открывать свой чудесный ротик девушка, закончил: – Вижу, вопросов нет. Тогда вперёд. – И вышел в туннель, направляясь в нужную сторону. Сейчас, если честно, не время для долгих задушевных разговоров.

    Когда я вытягивал умения и способности из умертвий, то узнал, что это рыцари тьмы и что они уже успели передать хозяевам города как то, что туннели сейчас практически безопасны, так и то, что они нашли нас. А это значит, за нами уже следует погоня и, скорее всего, нам должны подготовить более серьёзную встречу где-то на выходе.

    Конечно, всей нежити, которая есть в городе магов, там не будет по той простой причине, что хозяева города не знали точно, где мы должны были выйти из подземелий, и воины сейчас рассредоточены по всей территории города.

    Именно поэтому шанс встретить самих хозяев этого города у портальной арки для нас сильно возрос, особенно если, как полагаю, они очень умны, коль так долго смогли как держать в секрете существование самого города, так и поддерживать подобие жизни в нём.

    Поэтому я готовился к большому бою и, возможно, тому, что его придётся вести на два фронта или, если брать в расчёт самый плохой для нас расклад, в полном окружении.

    «Нужно подготовиться, – понял я. – Мне необходим небольшой привал. – Решение о предстоящей подготовке к встрече с нежитью было принято. – Придётся сделать те мины, о которых я думал. Они, по крайней мере, на время отсекут погоню, которая уже должна двигаться в нашу сторону. Эта уловка даст нам небольшой шанс на прорыв к портальной арке».

    Поэтому я стал высматривать подходящее помещение для небольшого привала. Жаль, что мы уже прошли секретную комнату, она идеально бы подошла для этой цели.

    И тут я сообразил, что давно не слышал своего маленького друга. Вернее, когда я последний раз его видел, он был в моём рюкзаке. И я не помнил, покинул он его или нет до боя с големом. Но, разбирая рюкзак и перекладывая его содержимое на склад, Рыкуна я не видел, да и сейчас я его практически не чувствую.

    Я сосредоточился на своём маленьком друге и вдруг вполне отчётливо почувствовал, что этот гад, чем-то наевшись, где-то сейчас дрыхнет.

    «Рыкун, мы уходим». – Чуть ли не вдолбив эту мысль в его сознание, я поразился произведённому эффекту.

    Как-то я забыл о своей теперь способности фокусированного ментального удара. А ведь, по сути, этот мой призыв и был одной из разновидностей подобной ментальной технологии.

    В результате бедный зверёк, вскочив, со страшным визгом рванул в направлении моего предполагаемого места нахождения. И добрался он до нас всего за какие-то десять секунд. Не знаю, как он смог преодолеть так быстро разделявшее нас расстояние, но из вентиляционного отверстия под потолком этот визжащий комок яростного и праведного гнева свалился мне чуть ли не на голову достаточно быстро. Потом минут пять я выслушивал его возмущённую речь о разных «тупых детёнышах прасвы», до смерти пугающих бедного старого и больного Рыкунчика, который только и делает, что целыми днями напролёт вытаскивает этого детёныша из неприятностей. И вот только выдался вполне приличный случай, и он наконец собрался немного отдохнуть, как возник «глупый детёныш» и не дал ему этого сделать.

    «Глупый детёныш», – вздохнул уже вполне миролюбиво зверёк и полез на своё место, но, не обнаружив у меня за спиной рюкзака, сначала застыл в недоумении, однако, совершенно не растерявшись, растянулся вкруг моей шеи в форме такого пушистого и тёплого воротника. Благо теперь его размеры это вполне позволяли. Так мы и продолжили путь.

    По дороге к портальной площади мне стало попадаться всё больше различного магического барахла. Однако теперь во время движения мне не нужно было обязательно идти за ним и стараться как-то его достать, раздобыть или выковырять. С появлением интерфейса «инвентарь» мне стало очень удобно собирать этот различный заинтересовавший меня хлам и прочие вещи, даже если они находились где-то в толще стены, потолка или под землёй. Для меня сейчас главным стало именно их обнаружение и нахождение, а «инвентарь» уже самостоятельно перемещал их ко мне на склад и параллельно проводил сортировку.

    Так я в дополнение разжился ещё парой комплектов магических стражей, неизвестной мне металлической конструкцией со следами магии земли, а также прочим магическим мусором, который попадался иногда в совершенно неожиданных местах. Старые обломанные клинки, различные части амуниции магов и воинов, обломки колец, ожерелий, поясов и браслетов, всяческие разряженные амулеты и снаряды от разнообразного стрелкового оружия. Пару раз встретились какие-то драгоценные камни с магическим следом или даже всё ещё заряженные магией.

    Заинтересовали меня и различные живые организмы, которые встречались по дороге. Я сканировал их на наличие необычных органов, похожих на те, что притащил мне Рыкун ещё на дереве. А найдя нужные экземпляры, выделенные Искателем по каким-то известным только ему параметрам и назначению, так же помещал на склад, не боясь, что они сбегут или испортятся. На складе любая вещь находилась вне времени и пространства, поэтому с ней ничего не могло случиться.

    Кластер старался проанализировать наши находки, но пока никакой особой помощи от него не было, данные магические конструкты, которыми, по сути, и были необычные органы животных, ему были совершенно незнакомы, что однозначно указывало на их естественное происхождение.

    В одной замурованной комнате мне попалась пара кольчуг, явно созданных под женскую фигуру. Прикинув на глаз размеры одной из них, уточнённые ментоинтерфейсом, я понял, что она идеально подходит Эрее.

    Материал изготовления этих кольчуг, кстати, был тот же самый мифрил, из которого были сделаны мои столовые приборы. Но здесь наличие такого металла меня совершенно не смутило.

    Отдать её я решил во время привала, чтобы пока не останавливать отряд и не отвечать на вполне закономерный вопрос, откуда она, который наверняка последует за тем, как я передам кольчугу девушке.

    Я решил предупредить своих друзей о предстоящем привале и причинах, из-за которых его задумал.

    – Лениавес, Эрея, – тихо позвал я, понимая, что и корнол, и девушка меня прекрасно слышат. – Нужно сделать небольшой привал. Он нам необходим перед прорывом к портальной арке. Нужно подготовиться к тому, что встреча там будет более тёплой, чем я рассчитывал поначалу.

    – Это из-за напавшей на нас нежити? – сразу догадался Лениавес.

    – Да, это так, – согласился я.

    – Их послали специально на наши поиски? – в удивлении спросила девушка.

    – Нет, – ответил я ей, – это обычный патруль. В его обязанности, как я понял, входила разведка вновь освободившейся территории и проверка безопасности перемещений на этом участке туннелей. Мы если и были целью этого отряда, то уж точно не основной.

    – Почему ты так решил? – спросил корнол.

    – Это достаточно сильный отряд, – постарался разъяснить я свои мысли, – чтобы провести простую разведку территории, и при этом не слишком ценный, чтобы бояться его потерять. – И уже более уверенно добавил: – Хозяева этого города очень разумные и циничные существа. Они не будут жертвовать ради такой незначительной для них цели, как разведка подземелий, достаточно ценный ресурс. Вы заметили, что среди напавшей на нас нежити не было ни одного мага, а это говорит о том, что охота была явно не на нас.

    – А рыцари тьмы? – спросил корнол. – Это ведь очень сильная нежить.

    – Да, – кивнул я, – но не для самой нежити. Магов среди них, как я понимаю, практически нет или их очень мало, а вот существ, наделённых магическими способностями, множество. Потому они представляют гораздо меньшую ценность для хозяев города, чем маги. – И, увидев, что убедил корнола, продолжил: – Так что в задачу встреченной группы нежити входил лишь простой контроль территории. Но вот то, что они успели предупредить своих хозяев, я не сомневаюсь. Поэтому уверен, что погоня уже движется по нашему следу, а у портальной арки нас ждут достаточно серьёзная ловушка и тёплый приём. Отсюда следует, что нам нужно подготовиться и к погоне, и к предстоящей встрече. Чем я и планирую заняться на привале. Нужно кое-что сделать. Да и вам, думаю, нужно будет отдохнуть перед этим.

    – Понятно, – кивнул корнол и спросил: – Когда привал?

    – Как только найду подходящее место, – ответил я и как раз в этот момент заметил вполне приличный закуток, вернее, обвалившийся туннель. – Остановимся здесь, – указал я на темнеющий чуть впереди поворот.


    И направился в нужную сторону. Но не успел сделать и нескольких шагов, как взвыло моё чувство опасности. Видимо, не только я выбрал этот закуток удачным местом для отдыха. Прямо оттуда в мою сторону метнулось что-то крупное, напоминающее мышь-переростка размером с небольшого бычка.

    Почему никакие сканирующие плетения не обнаружили эту тварюгу, я не знаю, но даже сейчас в магическом плане она была совершенно невидима.

    Ментоинтерфейс мгновенно построил траекторию движения и наиболее вероятный вектор атаки этого подземного монстра. Кластер, как успел, провёл поверхностный анализ, основываясь на данных, полученных от Искателя, и у меня перед глазами появилась виртуальная модель этого животного, наложенная на реально видимого мной монстра, с наиболее уязвимыми его точками.

    К сожалению, кластер, да и сам Искатель большего сделать не могли. Казалось, напавший на нас монстр совершенно не имеет менто-информационного поля. Хотя, из их же собственных объяснений, любое живое существо и многие неживые предметы просто обязаны обладать им.

    «Значит, или оно неживое, – пошутил я, но это явно было не так, вон как сверкнули клычки этой маленькой мышки, – или оно как-то его маскирует, что более вероятно. Ведь в соседях у этого монстра были такие опасные существа, как исчадия и симбиоты, а и тех и других очень привлекала любая ментальная активность. И они могли сосуществовать здесь рядом друг с другом неизвестно сколько тысячелетий. А значит, это свойство врождённое или приобретённое в процессе эволюции. Не факт, что это сейчас имеет какое-то значение и является важным для меня. Более интересно мне другое: каким образом этот эффект достигается?»

    Дальше домысливать я не стал, мы сблизились с этим существом на расстояние удара.

    И тут взвыл Искатель:

    «Ментальная атака десятого уровня!»

    Спасибо. Но было поздно, я уже вполне почувствовал эту самую атаку. Виски сжало с такой силой, будто мою голову собиралось раздавить железными тисками. Даже искры полетели из глаз. Но я удержал сознание, а главное, не сбился с начатой атакующей связки.

    Было неясно, насколько живучим окажется это существо, а потому Искатель предложил целую связку ударов, разработанных на основе полученных параметров существа, с десятикратно завышенным предполагаемым уровнем его регенерации, живучести, быстроты и силы. Эта связка должна была с положительной вероятностью обеспечить мне гарантированное поражение особо важных органов этого монстра.

    Параллельно с нанесением ударов я друг за другом активировал свои способности.

    Удар. Поглощение сути.

    Ничего.

    Построение канала внутри одного из мечей.

    Следующий удар.

    Поглощение сущности.

    «Регистрирую поступление упорядоченного потока энергии», – сообщил Искатель.

    «Хорошо, значит, ментальное тело в тебе всё-таки есть», – понял я.

    Будем работать дальше.

    Удар, поглощение. Удар, поглощение.

    Эта мышь-переросток оказалась не менее живуча, чем, к примеру, тот же страж. Да ещё и по скорости едва уступала мне. Жаль, что её не впечатлило моё мастерство фехтовальщика. Это был как раз один из тех случаев, когда для победы были нужны грубая сила и скорость. И моё тело не подвело, я оказался всё же более быстр и смертоносен, чем встреченный монстр.

    После десятого удара животное уже не смогло пошевелиться, и я спокойно выкачал из него всю оставшуюся энергию.

    За весь этот бой я пропустил всё-таки пару ударов, но благоразумно успевал подставить под них спину, прикрытую щитом. Поэтому они не причинили мне никакого вреда.

    Искатель наконец сообщил, что с вероятностью, превышающей девяносто процентов, такая маскировка была следствием странных и необычных свойств шкуры этого животного. К тому же, когда я наделал в нём энное количество дырок, сканирующее плетение ментоинтерфейса да и я сам смогли заметить внутри этой тушки несколько отсвечивающих магией органов. Кроме того, мне было интересно, с помощью чего этот монстр генерировал настолько сильное, подавляющее волю ментальное поле. Поэтому это чудо местной природы, как и некоторые встреченные до него, тоже отправилось в «инвентарь», получив пометку особо ценного экземпляра.

    «Ну всё, и эта скоротечная схватка осталась за нами, – подумал я, осматривая место, где я схлестнулся с монстром. Однако что-то не давало мне покоя и смущало меня в этой фразе. – Да, за нами». – Ещё раз повторив последнюю фразу, я остановился, так как вспомнил о своих спутниках и обернулся.

    Все трое лежали за моей спиной. Лениавес ещё подавал какие-то признаки жизни, в том плане что постанывал и беспорядочно шевелил одной ногой, а вот Эрея была совершенно неподвижна. Рыкун же, как это ни странно, лишь потрясывал головой да ругал непонятного зверя. Затем обратил внимание на меня, ругнулся на то, что я сбросил его так неаккуратно, и потом подбежал ко мне. Правда, остановившись на том месте, где лежал труп монстра, спокойно обнюхал капли крови, оставшиеся от мыши, забавно сморщил мордочку и, несколько раз чихнув, взобрался ко мне на плечо. Покрутившись на нём, устроился поудобнее и опять завалился спать.

    «Ничем его не проймёшь», – подшутил я над своим маленьким другом и побежал к лежащим на полу туннеля Эрее и Лениавесу.

    Быстро оценив их состояние с помощью Диагноста, я наложил на обоих ментомодуль лечения средних ран из своего арсенала и, подхватив девушку на руки, пошёл с ней в найденное мной убежище.

    Своей привлекательности от пребывания там монстра оно не потеряло. Внутри его больше никого не было. Оно нам идеально подходило, поэтому я не стал искать что-то другое, а остался там. Тем более логово такого монстра, даже временное, должно гарантированно отпугивать всю местную живность.

    Оставив в убежище Эрею, я сбегал за Лениавесом и принёс его туда же.

    Ещё раз оценив их состояние, я убедился, что оба пошли на поправку. Правда, состояние девушки было похуже, поэтому на неё я наложил ещё одно плетение исцеления.

    По показаниям Диагноста, в себя они должны были прийти минут через десять – двенадцать. Этого времени мне должно было хватить, чтобы сварганить парочку мин.

    Просканировав наше убежище и ближайший отросток туннеля и ничего не обнаружив, я сел поближе к выходу из помещения, чтобы вовремя отреагировать на опасность, и занялся созданием артефактов.

    Вытащив самую маленькую кость одного из рыцарей тьмы, я просканировал её всеми доступными способами. Сам я видел эту косточку как небольшой тёмный объект, заполненный тёмно-серой ментоэнергией, хотя я почему-то считал, что она должна быть чёрной: видимо, сработал стереотип. Также в ней наблюдались некоторые потоки и нити протекания ментоэнергии. Но сейчас практически все они уходили в никуда, и я это увидел, как только осколок умертвия оказался у меня в руках.

    Искатель также провёл сканирование как структуры самой органической материи, то есть костной ткани, так и его менто-информационного поля. Его менто-информационная схема оказалась менее точной, чем моя, однако она была напрямую привязана к материальному носителю.

    Кластер же просто констатировал наличие энергии в данном некачественном накопителе и предложил или преобразовать этот накопитель во что-то более надёжное и полезное, или изъять всю энергию из этого объекта, пока она не была полностью утеряна.

    Для создания артефакта к материальному носителю необходимо было привязать определённый конструкт (плетение), наполнить его энергией и активировать. В нашем случае оставалось только внедрить плетение в кость и активировать уже полученный артефакт. Ну и позаботиться о том, как ликвидировать утечку ментоэнергии, которая постоянным потоком вытекала из останков умертвия.

    Получив все эти данные, кластер оценил моё видение менто-информационных полей как неординарное и уникальное. Поэтому постарался выделить это моё умение как некую уникальную способность, однако у него ничего из этой затеи не вышло. И тогда он принял эту мою особенность за данность и просто внёс коррективы во все свои расчёты и измерения, выставив данным и информации, полученным именно от меня, самый высокий приоритет достоверности. Привязку и соотнесение он уже проводил совместно как по моему видению окружающего мира, так и по данным, полученным от ментоинтерфейса. Объединив все данные в общее математико-аналитическое описание процесса, кластер сливал их в единую менто-информационную структуру, на основании которой строил виртуальную модель находящегося у меня в руках заряженного каким-либо типом энергии предмета.

    Так он собирался работать и впредь. Тройная проверка данных, полученных из разных источников, его устраивала, как никого другого.

    Дальше, уже работая только с полученной виртуальной моделью менто-информационного поля предмета, он проводил внедрение необходимого конструкта в её структуру, вычисляя наиболее оптимальные и эффективные точки привязки. Создавал в структуре менто-информационного поля предмета необходимые каналы и силовые линии, связывающие материальный предмет и внедрённый в него конструкт. Прокладывал эти каналы с учётом перекрытия наведённых полей, узких мест и взаимоблокировок.

    После чего полученная, уже преобразованная структура передавалась ментоинтерфейсу, который, ориентируясь на материальный носитель, совместно со мной проводил слияние созданной виртуальной модели и её реального оригинала.

    Таким образом выполнялось замещение текущей структуры менто-информационного поля на его уже изменённый и доработанный вариант. И что самое важное, провести эту операцию оказалось гораздо легче, чем самостоятельно выполнять привязку созданной кластером структуры к каждой узловой точке реального менто-информационного поля предмета.

    Мы экономили очень много времени и, как оказалось, энергии на связывание структур, так как в случае прямого внедрения всей структуры, созданной кластером, энергия требовалась только на воссоздание виртуально построенной модели в уже существующей структуре предмета. При ручном самостоятельном построении требовалось учитывать затраты на закрепление и удержание уже воссозданных участков. Здесь же внедрялась уже стабильная и работающая ментальная модель.

    Следующим шагом должно было стать внедрение ментомодели и активация артефакта. Но тут возникла одна проблема.

    Хотя виртуальная модель и давала достаточно стабильный результат, однако в результате мне пришлось поработать и руками. Причина заключалась в том, что, по сути, в одном артефакте невозможно было смешивать различные функции. И если артефакт служил накопителем ментоэнергии, как это было в нашем случае, то внедрение любого другого плетения или их связки в этот артефакт уже было провести невозможно. Находящаяся внутри артефакта, уже выполняющего роль накопителя, ментоэнергия дестабилизировала внедрённое плетение, и артефакт либо разрушался, либо срабатывал преждевременно с моментальным высвобождением ментоэнергии. Что чаще всего приводило к мгновенному взрыву.

    Однако существовало одно исключение. Это правило можно было обойти, если создавался артефакт разового использования. В этом случае дестабилизация плетения и служила его активирующим фактором. В результате нужно было управлять лишь критерием стабилизации плетения и моментом начала его срабатывания. Тем более в нашем случае взрыв и являлся тем результатом срабатывания плетения, что мы хотели получить, следовало только каким-то образом внешне произвести стабилизацию плетения в артефакте. И тогда, как просчитал кластер, для оптимального и стабильного построения ментоструктуры внутри уже готового и существующего поля на материальный носитель необходимо было предварительно нанести определённые связывающие или ограничивающие иероглифы-руны. Благо полный их список был уже доступен кластеру без постоянных запросов к серверной базе знаний.

    Так же неплохо было бы создать благоприятные для протекания ментоэнергии естественные каналы в структуре материального носителя, но это уже как получится.

    Так вот этим я и занялся перед тем, как внедрить в кость созданную кластером ментальную модель.

    По сути, следующие минуты я был занят тем, что увлекательно осваивал азы резьбы по кости, в чём, кстати, мне очень помог ментоинтерфейс. У него была какая-то странная гипнопрограмма, позволяющая осваивать народные ремёсла, которую он мне и закачал. В ней был небольшой подраздел, связанный с различными типами декоративного искусства, в том числе несколько гипномодулей, посвящённых резьбе по дереву и кости.

    Когда кластер узнал о наличии у меня этих новых умений и оценил их возможности, то он к тому же пересчитал и общую оптимальную форму, которую я должен был подготовить для материального носителя.

    И уже с учётом новой схемы построения артефакта я начал работу.

    Хотя раньше я никогда ничего подобного не делал, однако кластер счёл результат моего кропотливого труда удовлетворительным.

    По своей форме артефакт теперь больше напоминал какой-то сюрреалистический цветок, созданный воображением сумасшедшего, но при этом гениального мастера, который был изготовлен из кости явно какого-то разумного. Честно говоря, получилось одновременно жуткое и завораживающее изделие, я даже первые несколько мгновений не мог поверить, что это дело моих собственных рук. Однако кластер уверял, что это наиболее оптимальная форма для изготавливаемого артефакта. К тому же его активация теперь должна была проводиться достаточно просто, нужно было всего лишь переломить стебель цветка – и его бутон уже работал как активированный артефакт. Ну и конечно, можно было активировать этот же артефакт стандартным магическим способом, отправив в одну из его узловых точек небольшой посыл ментоэнергии.

    В общем, моей творческой работой все остались довольны, и я перешёл к следующему шагу. Внедрение и закрепление новой структуры в моём первом, самостоятельно созданном артефакте. И оно прошло на ура. Никаких проблем и неувязок не было. Все узловые точки и каналы были расположены в строго отведённых для них местах. Циркуляция ментоэнергии внутри артефакта была равномерной, узких мест и заторов я не наблюдал. Утечка ментоэнергии пропала. Артефакт теперь мог прослужить достаточно долго. Жаль, что мне этого не нужно.

    Активацию мины-ловушки я оставил на потом, когда буду её применять, а сейчас я просто смотрел представленный мне по этому артефакту отчёт от кластера и Искателя.

    «Описание: артефакт, созданный на основе кости некогда живого органического существа. Тип существа: неизвестен. С вероятностью более шестидесяти процентов расовая принадлежность – хуман (местное самоназвание). В основе ментального поля зарегистрирована ментоактивная структура.

    Свойства структуры: артефакт объёмного взрыва, активация производится при помощи пассивного сигнального контура».

    «Дополнительное описание, – тут шло описание, представленное уже кластером, – конструкт пятого уровня. Составной конструкт. Модуль один. Высвобождение энергии. Модуль два. Сигнальный контур. Свойства: мгновенное высвобождение энергии, сопровождающееся взрывом. Активация модуля происходит по сигналу, полученному от системы внешнего обнаружения. Внешнее управление: не предусмотрено.

    Энергопотребление: не требуется, работает за счёт внутреннего энергозапаса».

    С первым артефактом пришлось повозиться немного дольше, однако потом дела пошли гораздо веселее. Основное время теперь тратилось на моё художественное творчество. Всё остальное происходило практически мгновенно: сканирование нового материального носителя, корректировка модели в связи с поступлением новых параметров; расчёт и разработка оптимальной формы носителя; подготовка материального носителя для внедрения менто-информационной модели. И само внедрение.

    И так ещё два раза.

    * * *

    Я как раз заканчивал пятый артефакт, когда почувствовал, что очнулся Лениавес.

    – Как себя чувствуешь? – не отрываясь от работы, спросил я у него.

    – Бывало и лучше, – ответил корнол и в свою очередь спросил: – Что произошло? Я помню только момент, когда на нас кинулась какая-то огромная тварь. А потом мой ментальный щит не выдержал, и я провалился в забытье.

    – Всё так и было. Какая-то местная зверюга, похожая на мышь-переростка (хотя я и сказал мышь, но корнол почему-то прекрасно понял, о ком идёт речь) кинулась на нас. Я уже был достаточно близко от неё, когда она, видимо, применила свой коронный удар. Именно он и вырубил вас. Я выдержал, хотя и с трудом. Ну а дальше было делом техники разделаться с этим монстром. Была с этой мышкой пара странностей. Может, ты сможешь объяснить?

    – Хорошо, – согласился он, – только ещё пара вопросов.

    – Давай, – кивнул я.

    – А куда делся труп животного? Я его не вижу. И в туннеле его нет. Чувствуется только кровь. Неужели я так долго был без сознания, что ты его уже успел разделать? Но не может такого быть, моё чувство времени говорит, что не прошло и получаса с момента нападения.

    – Оно тебя не подводит, – согласился я. – Тварь я не успел ни разделать, ни приготовить. К тому же я был занят более важными делами. А её я решил просто забрать с собой, вот и всё.

    – Как это? – По лицу Лениавеса не было заметно, что он хоть что-то понимает.

    – Ну, тут всё просто, – я похлопал по сумке медведя, перекинутой через моё плечо и висящей сейчас чуть сбоку, – у меня есть одна замечательная котомка, которая внутри гораздо более вместительная, чем выглядит снаружи. Вот туда я и закинул тушку этого монстра. Ну и весь свой остальной скарб.

    – Неужели это настоящая сумка странника?.. – удивлённо проговорил корнол. – Я знаю о подобных артефактах. Даже у меня есть подобная сумка, вернее, её жалкая копия, вот она. – И он встряхнул свой небольшой мешок, висящий на поясе.

    «А я всё думал, как он оттуда умудряется доставать различные вещи, а секрет-то вот в чём».

    – У эльфаров и гномов, – продолжил между тем говорить Лениавес, – тоже существуют её аналоги, и они более качественные, чем моя. Например, та, что принадлежит Эрее. Но чтобы добиться такого, как у тебя, соотношения размера и внутреннего объёма… Я даже и не знаю, что сказать. – И, немного подумав, корнол всё-таки добавил: – Этот артефакт должен был создать или очень талантливый маг, скорее всего маг иллюзий и воздуха, или это может быть какая-то поделка демонов, или это может быть ещё более ценная разработка древних магов. Хотя, конечно, возможно, кто-то ещё способен добиться таких результатов.

    Лениавес осторожно протянул руку и попросил у меня сумку. Повертев её в руках, рассмотрел со всех сторон, стараясь не заглядывать внутрь, объясняя, что это может быть очень опасно, если это сделает не хозяин. После этого Лениавес уже более тщательно обследовал её с помощью «магического ока».

    – Жаль, – разочарованно произнёс он, – я думал, это артефакт древних, но это всего лишь очень качественное изделие какого-то из демонов-магов.

    – Разве демоны работают не только с магией тьмы? – уточнил я, хотя и сам понимал, что это было бы достаточно глупо и не очень дальновидно с их стороны, но кто этих демонов знает?

    – Нет, конечно, – улыбнулся корнол, – это ещё одно общественное заблуждение. Среди них есть маги различных направлений. Просто в большинстве своём демоны более склонны к магии тьмы и смерти, как, впрочем, и большинство жителей нижних планов, но встречаются среди них и маги любых других школ и направлений. Основным ограничением среди их магов служит то, что у них практически нет универсалов. А это значит, что работать один и тот же маг с разнонаправленными типами энергии не может. Зато каждый демон-маг неимоверно силён именно в своей стихии, и поэтому прямые столкновения с ними на его территории чаще всего обречены на поражение. Ну и конечно, существуют различные расовые ограничения, от них никуда не денешься. Также среди демонов очень мало магов жизни, а если и есть, то невероятно слабые, и практически не встретишь светлых жрецов и магов света. – Немного помолчав, он добавил: – И если мы уж заговорили о различных планах реальности… Сейчас мы находимся в одном из срединных планов. Здесь основной упор делается на магов различных стихий и элементалей. Однако из-за нашей близости к нижним планам тут достаточно много магов и тьмы, и смерти. Также встречаются целые расы, способные работать с каким-то определённым типом магии. Ну и очень много магов жизни. Вообще, отличительным знаком срединных миров является наличие большого количества магов жизни.

    – А ещё какие планы существуют?

    Этот интерес был вовсе не праздным, я прямо кожей чувствовал, что портал, к которому мы движемся, ведёт куда-то за пределы этой реальности.

    – Ну, есть ещё верхние планы. Там обитают существа, которых многие именуют богами и ангелами. Но на самом деле это такие же разумные, как и мы. Где живут настоящие боги, никто не знает. Возможно, это было известно древним, но нам они никаких подсказок на этот счёт не оставили. Маги верхних планов тяготеют к магии света, но там так же есть и представители всех остальных школ, как и у нас или на нижних планах, просто их гораздо меньше.

    – А что за прорыв инферно, о котором ты говорил и свидетелями которого мы стали? – спросил я. – И что за инфернальная магия?

    – Ну, это уже внутренняя градация нижних планов, к инферно относятся более нижние и удалённые от нас планы. Здесь бы тебе более подробно рассказал какой-нибудь демонолог или некромант, это в основном их рабочие области. Но вообще сейчас общепринято называть случайно образовавшийся портал в нижние планы или из них прорывом инферно. Через подобные порталы в наш мир часто попадают очень странные существа, и чаще всего это какие-либо монстры, привлечённые мощнейшим выбросом магической энергии при образовании естественного портала. Пробои же в верхние планы называют светлыми порталами. Через них к нам также проходят монстры и волшебные существа, ведь и там обитают разнообразные животные и хищники. Но об этом почему-то многие забывают или предпочитают не думать. Хотя иногда сквозь такие случайные естественные порталы в наш мир попадают и существа, которые потом органично ассимилируются в нашей реальности. Например, таковы грифоны, они попали к нам из одного нижнего плана, кстати расположенного очень удалённо от нас. И свободно расселились по территории всего Леса и прилегающим к его границам горным отрогам и скалам на побережье. Тот портал, через который они попали в наш мир, между прочим, до сих пор устойчив, и на его границе постоянно несут вахту рейнджеры империи Ларгот. Другим же примером удачной ассимиляции являются единороги, которые к нам были завезены из верхних планов реальности. Именно завезены одним из первых посольств, но в результате какого-то происшествия несколько их табунов оказались на территории Леса. Где они и расселились. Кстати, те единороги, что обитают у нас, очень сильно отличаются от своих далёких предков. Они более сильны, выносливы и обладают уже своими собственными магическими способностями. Так вот, и те и другие животные приручены и используются во всём мире как отличные верховые животные. И таких примеров множество: виверны, пегасы, василиски и многие другие. Так что через такие порталы происходят не только вторжения, какое мы могли наблюдать с тобой в Лесу, но и не менее полезные результаты. Ну а с инфернальной магией ещё проще. Ею называют смесь магии тьмы и смерти. Маги, обладающие сочетанием именно этих двух направлений, очень редки в срединных планах, зато среди жителей нижних планов это основное сочетание магических способностей.

    – Понятно, – ответил я на весь этот рассказ корнола и решил сразу уточнить, коли он так точно смог определить принадлежность котомки медведя к демоническим изделиям: – Тебе, случайно, незнаком материал изготовления моей котомки? – И я вновь протянул ему сумку.

    Лениавес снова взял её в руки и более тщательно прощупал её поверхность.

    – Знаешь, не очень. Вроде и похоже на шкуру дракона, но это точно не она. Более эластична, хотя так же нейтральна к магическому воздействию. Нет, не знаю. А тебе что, и самому не известно это? – спросил он.

    – Да. Жаль, конечно, думал побольше узнать о месте её изготовления или о том, кто её сделал.

    – А что, бывший её владелец ничего тебе не рассказал? Или ты не спрашивал? – задал мне вопрос оборотень, явно намекая на что-то.

    Намёк был мной понят правильно, и я ответил на него, улыбнувшись во весь рот:

    – Бывший её владелец мёртв, – и, посмотрев на корнола, добавил: – Несколько уж сотен лет как. – И уже довольно обыденно сказал удивлённо смотрящему на меня Лениавесу: – Да нашёл я её.

    – А-а-а… – протянул он. – Ты везунчик, не всякий сможет похвастаться такой находкой.

    – Да я и не отрицаю, – усмехнулся я.

    Лениавес, посмотрев на меня, над чем-то задумался, а потом, будто вспомнив что-то, сказал:

    – Ты ведь хотел что-то у меня спросить?

    – Хм, – задумался я, – да я и не знаю, может, ты и ответить не сможешь.

    – А ты попробуй.

    – Ну… – протянул я, – на первый мой вопрос ты, по сути, уже ответил. О сумке ты сейчас рассказал достаточно много. Ещё я хотел уточнить у тебя как раз о её бывшем владельце. Думал, возможно, ты что-то слышал о представителях их расы и кто это вообще такие. – И я описал найденного в потайной комнатке мёртвого медведя.

    – Знаешь, ты всё время подкидываешь мне такие вопросы, на которые у меня нет ответа. О такой расе я даже не слышал. Если это оборотень, то он после смерти должен был принять свой истинный облик, получается, ты видел именно истинный облик того разумного. Но никого подходящего под твоё описание я вспомнить не могу, даже среди вымерших рас. Думаю, это кто-то из демонов, коль и сумка твоя примерно того же происхождения.

    – Согласен, – ответил я, – примерно так я и подумал, когда услышал твой рассказ. Но решил всё-таки уточнить. – И замолчал, так как в этот момент нужно было внедрять плетение в заготовку артефакта.

    Лениавес не понял, что я отвлёкся от разговора по другой причине, и спросил:

    – Что-то ещё?

    А меня удивило другое: почему корнол не заметил моих манипуляций с магией. Но на этот вопрос мне дал ответ кластер.

    Оказывается, я при внедрении работал с настолько малым объёмом ментоэнергии, что обнаружить его без специальной подготовки было практически невозможно. Мою работу с энергиями сейчас мог заметить только другой сильный видящий, похожий на меня. Но таких личностей поблизости не наблюдалось.

    Однако, как сообщил тот же кластер, если начнёт работать моя вторая система циркуляции ментоэнергии, то и эти мои манипуляции станут совершенно незаметны, так как система сбора ментоэнергии будет успевать закачивать в свой внешний контур любые близлежащие выбросы ментоэнергии. А это наступит очень скоро. Ментоинтерфейс обещал закончить построение второго уровня циркуляции ментоэнергии уже в ближайшие десять минут.

    Кстати, как рассчитал кластер, для меня станут совершенно безопасны любые энергетические выбросы и воздействия (в том числе и магические атаки) вплоть до пятого уровня. Дальше уже пойдёт уменьшение степени воздействия до тех пор, пока моя система закачки ментоэнергии будет справляться с поступающим в неё потоком. Ну а потом нужно будет работать как вполне обычному магу, то есть использовать щиты и прочие отводящие и защищающие плетения.

    Что и предложил сделать кластер, привязав автоматическую генерацию нескольких защитных конструктов к перегрузке моего менто-информационного поля. Это должно было защитить меня как от энергетического перенасыщения, способного выжечь мне всю ментальную структуру, так и меня самого от разного рода магических атак и воздействий.

    Я конечно же согласился на столь нужное предложение. Однако его пришлось пока отложить. Во-первых, не была закончена система внешней циркуляции ментоэнергии. И во-вторых, не были доступны схемы предложенных кластером конструктов. В серверной базе знаний они проходили под грифом ограниченного доступа, но он обещал, скопировав полностью всю базу знаний, разобраться со всеми доступами и получить возможность работать с закрытой пока информацией.

    Все эти мысли пролетели в моей голове мгновенно, и я увидел ожидающий моего вопроса взгляд корнола. Поэтому спросил его о том, что хотел узнать ещё, когда он очнулся:

    – А о том звере, что напал на нас сейчас, ты ничего не слышал? Просто у него слишком уж необычные свойства, чтобы о нём не просочилось какой-нибудь информации.

    – Я, честно говоря, и не увидел ничего особенного. Сильной ментальной атакой обладают многие обитатели Леса. Под твоё внешнее описание подпадает пара животных, но они не достигают таких размеров и не живут под землёй. Даже не знаю. Может, есть ещё какая-то особенность, на которую ты обратил внимание? – спросил он у меня.

    «Чёрт, как же я забыл!» – отругал себя я.

    Я же забыл рассказать, почему нападение твари оказалось настолько неожиданным для нас.

    – Да, есть ещё одно, – ответил я Лениавесу. – Не знаю, важно это или нет, но это существо совершенно невидимо магически. Будто у него вообще нет ауры. Хотя ранив его, я понял, что это обычное животное и его магические способности и аура находятся внутри его и скрыты его уникальной шкурой.

    Лениавес задумался, а потом ответил:

    – Я слышал о чём-то подобном, но это было лишь мельком и очень давно. Я сейчас даже не могу вспомнить, при каких обстоятельствах у меня оказалась эта информация. Но, по крайней мере, точно помню, что именно о животном с такими магическими свойствами и шла речь.

    – Это раланг, – вдруг раздался из-за спины корнола голос девушки.

    Я, если честно, уже давно почувствовал, что она полностью пришла в себя, да и Диагност мне вовремя сообщил об этом. Но мне не хотелось привлекать к этому внимания.

    «Пусть полежит и оклемается немного», – решил я.

    И сейчас Эрея сама решила напомнить о себе.

    – Как ты? – первым делом спросил я у неё.

    – Да вроде неплохо, – ответила девушка. – Такое ощущение, что со мной поработал неплохой лекарь.

    – Ну, молодой организм и не на такое способен, – сказал я, не говорить же, что это я лечил её и корнола. Тем более её лечением я занимался дважды.

    – Странно. – Девушка как-то подозрительно посмотрела в мою сторону и перекинулась взглядом с оборотнем. Она поднялась со своего места и подсела поближе к нам. – Даже голова не кружится, – удивлённо добавила она. И, посмотрев на меня, уже прямо спросила: – Ты ничего не хочешь сейчас рассказать?

    – Да не очень, – честно ответил я.

    – Ладно.

    Как-то было даже странно, что она так спокойно отнеслась к моему отказу. Раньше Эрея реагировала более импульсивно на подобные отговорки. Похоже, девушка стала свыкаться, что если я не хочу, то рассказывать ничего не буду.

    Лениавес-то это понял давным-давно и перестал задавать мне всякие вопросы насчёт моего прошлого или моих способностей и умений. Ну, знаю, умею – и хорошо.

    – Так что за раланг? – спросил у неё корнол, чтобы как-то разрядить обстановку и отвлечь девушку от щекотливой ситуации.

    – Странно, что вы не помните, – удивлённо проговорила девушка, обращаясь к корнолу на высоком эльфаре, – ведь о подопечных моего деда вы знаете.

    Видимо, последняя фраза девушки разбудила цепочку воспоминаний корнола.

    – Всё, я вспомнил, при каких обстоятельствах слышал об этом животном, – проговорил он и замкнулся в себе, похоже не собираясь продолжать разговора, пока по крайней мере.

    Я же сидел и думал о том, что же это должны быть за подопечные, которые вызывали у него такую бурю чувств.

    «Жаль, что я не слышал их прошлого разговора», – проскользнуло сожаление о пропущенной возможности узнать побольше о моём загадочном друге.

    То, что он не простой боевой маг-путешественник и преподаватель Академии магии, я понял уже давно. Но все основные ответы на мои вопросы крылись в его прошлом, о котором он, как и я, особо не распространялся. Видимо, это служило ещё одним из факторов, сдерживающих собственное любопытство корнола. Если ты не хочешь, чтобы кто-то копался в твоём прошлом, так и не делай этого сам.

    «А я сам вроде и не хочу, и мне очень любопытно. Поэтому придётся до всего доходить самому. Ну или узнать у Эреи, о чём же тогда шла речь», – решил я.

    Ладно, а пока, я думаю, она не будет против рассказать мне о том животном, которое на нас напало.

    – Эрея, – уже я спросил у девушки, – так что насчёт напавшего на нас животного, что ты можешь о нём рассказать? Что это за раланг? Я так понял, тебе он знаком, ну или, по крайней мере, ты о нём слышала?

    – Да, – согласилась девушка, – этот зверь известен Лесному народу. – И, вздохнув, начала рассказывать: – Насколько я знаю, он ценится именно из-за своей уникальной шкуры, полностью скрывающей ауру укрытого под ней разумного. Из неё делают специфическую одежду, позволяющую незаметно проникать через охранные заклинания.

    «Угу, – понял я, – теперь я догадываюсь, о каких подопечных деда Эреи идёт речь. Диверсанты и убийцы на службе короны. Незаметно пришёл и незаметно ушёл. Никакой особой защиты эта шкура не даёт. А невидимость обеспечивает идеальную. Незаменимая вещь в их профессии. Ну, ещё для воров, думаю, полезна. Для разведчиков. Или если нужно скрыть чьи-то уж слишком выдающиеся способности к магии жизни. – Я посмотрел на девушку. – Нужно будет найти кожевника, который сможет правильно обработать эту шкуру, а то я, если примусь, только испорчу её».

    Видимо почувствовав мой взгляд, девушка посмотрела на меня и, как-то зябко передёрнув плечами, продолжила рассказ:

    – Кроме того, есть несколько ценных внутренних органов, которые перекупают алхимики, знахари и маги жизни. Из них создаются целебные настойки и ингредиенты. Также мне известно, что из какого-то органа этого существа изготавливается эликсир, который используется воинами, чтобы увеличить свою силу и выносливость. И этот эликсир очень ценен. Но я не знаю, из какого именно. Однако если мне их изучить, то я думаю, сумею с этим разобраться. По сути, это всё, что мне известно. Как и кем добывается это животное, я не знаю. Но теперь понимаю, что это не такое уж простое занятие. Тем более я не предполагала, что оно встречается в подземельях городов. Я думала, это животное обитает где-то на территории Леса.

    – Всё возможно, – сказал я девушке, – и, вероятно, встречается не только здесь.

    Пока мы говорили, я машинально уже заканчивал сооружать шестой артефакт, и наконец мои действия, которые я проводил с какой-то даже автоматической монотонностью, привлекли внимание девушки.

    – А что ты делаешь? – спросила она у меня.

    Она ещё не до конца пришла в себя и поэтому пока не применяла заклинания магического видения, чтобы рассмотреть мои творения, но это было лишь делом времени.

    – Ну, помнишь, – ответил я, – перед тем, как на нас напала эта мышь-переросток, я говорил, что мне нужно подготовиться. Вот, по сути, для создания этих вещичек мне и нужно было время. Думаю, что ещё четыре-пять штук – и полученных мин нам хватит с запасом.

    – Что? – не поняла девушка.

    – Ну, я называю их мины-ловушки, – дал я своё разъяснение девушке.

    – Что за мины-ловушки? – так и не поняла Эрея.

    – Ну, это такие артефакты, которые должны сработать, а по сути, произойдёт взрыв, правда, я не знаю, какой силы, когда границу их сторожевого контура пересечёт какое-либо существо, обладающее хоть какой-то аурой. Например, нежить.

    – Интересно, – сказала девушка, – я о таком не слышала.

    – И я тоже, – вступил в наш разговор Лениавес. – И кто научил тебя делать эти артефакты?

    – Были знакомые, – ответил я, не вдаваясь в подробности.

    – Дай мне, пожалуйста, взглянуть на один из них, – попросил он и протянул руку.

    Скрыть эти подарки, которые я собирался оставить для нашей погони, у меня вряд ли получится, а поэтому я передал ему один из уже законченных артефактов.

    – Только поосторожнее, а то рванёт, хотя они ещё не активированы, – предупредил я Лениавеса.

    В ответ на моё замечание раздались укоризненный смешок со стороны девушки и ворчливое бормотание корнола:

    – Поучи меня ещё тут. – Однако мне ответил он вполне серьёзно: – Хорошо, я понял.

    И начал рассматривать попавшую в его руки мину.


    – Ну, что скажете? – спросила у Лениавеса девушка на эльфаре. – Я, как только вы заговорили о них, проверила. Это неплохие артефакты, заряженные магией тьмы и смерти.

    – Неплохие, – усмехнулся на её слова корнол, – да во всей академии найдётся не больше десятка магов тьмы, способных изготовить нечто подобное. Это же чистейшая работа. – И корнол показал девушке обводы получившегося у молодого хумана артефакта, принявшего форму увядающего цветка. – Взгляни на это магическим зрением. – Он протянул Эрее артефакт. И, дождавшись, пока она активирует плетение «Взгляд Цеперны», продолжил: – Ты видишь, он даже не внедрял в артефакт плетение, он, по сути, вырезал структуру плетения на нём самом, тогда как тот является уже заряженным накопителем. Посмотри на эти идеально проложенные линии силы и тока магической энергии, напрямую связанные с выбранной формой и внешним видом заготовки. Благодаря этому токи энергии нигде не пересекаются, не мешают друг другу и не смогут во время работы вызвать дестабилизацию структуры плетения. А теперь взгляни на эти закрепляющие руны. Это простейшие руны изначального алфавита, он явно подсмотрел их у меня. Правда, и вырезал он их слегка изменив. Но я думаю, это связано с тем, что он видящий и смотрит не на внешний вид предмета, руны или плетения, а старается заглянуть в их суть и рассмотреть её и изображает их уже в соответствии со своим видением. Я даже подозреваю, что его руны дают больший эффект, чем стандартные. Кстати, нужно будет это как-нибудь проверить. Трудно сказать, кто и где мог его подобному обучить, ведь это позволяет создавать артефакты даже не магам. Я так думаю, что во многом ему помогли его способности видящего, но факт-то остался фактом. Он, по сути, не применяя магию, создал вполне рабочий магический артефакт. Это значит, что подобному можно обучить и других видящих. Это очень ценная информация. Ведь как маги раньше они были абсолютно бесполезны, а теперь они самостоятельно смогут создавать простейшие одноразовые артефакты на основе уже подготовленных накопителей магической энергии. Правда, сложно будет создать основу подобного курса, но, думаю, наши маги-артефакторы с этим прекрасно справятся. Тем более я постараюсь притащить к ним или самого Бага, или парочку его изделий.

    Лениавес замолчал, продолжая рассматривать необычной формы артефакт, который так и притягивал взгляд своей странной и непривычной красотой и смертельной опасностью.

    – Интересная идея, – не сильно разделяя его восторга, сказала девушка, – но меня больше интересует другое. Ведь он работал сейчас с артефактом, заряженным магией тьмы и смерти. Откуда он взял все эти кости, которые и являются своеобразными накопителями магической энергии?

    – Видимо, ты всё же не слышала начало нашего разговора, – обратился к ней Лениавес. И, помолчав, сказал: – Моё подозрение, что в Лес он попал через это подземелье города древних, подтвердилось. Я так понимаю, что и этот ход выбран им был не случайно.

    – Почему вы так думаете? – даже несколько официально спросила у него девушка.

    – Ну, хотя бы потому, что у него явно был тут сделан небольшой схрон, – ответил ей корнол. – Ты думаешь, откуда у него вся эта одежда и сумка, а возможно, и остальная амуниция, вооружение и мечи? Ведь в Лесу у него их не было. И появились они только здесь, в городе.

    – Думаете, он проходил здесь раньше? – сразу догадавшись, о чём идёт речь, всё же уточнила девушка.

    – Уверен в этом. И знаешь, есть у меня подозрение, что он догадывается, куда должен вести тот портал, к которому мы идём. Может, он этого и не знает точно, но какие-то предположения у него на этот счёт точно есть.

    – Ну, это и неудивительно, – в ответ сказала ему девушка, – я тоже полагаю, что этот портал может вывести нас куда-то за пределы этого мира.

    – Нет. Ты немного не о том. Его мысли более обоснованны, чем наши с тобой. Например, ты ведь обратила внимание, что он сейчас одет в немного необычную одежду, хоть она и похожа на мою. Однако хотя она и выглядит вполне обыденно и просто, как у любого рейнджера, но я уверен, что это какой-то очень дорогой материал, наподобие вашей эльфарской ткани или паутинного шёлка тёмных эльфаров. Но это не так, и тот и другой я встречал ранее, а это что-то иное. Потом посмотри на его сумку. Ты спрашивала, откуда он взял все эти заготовки для создания своих артефактов. Так вот. Это те два рыцаря тьмы, что напали на нас. Он просто прихватил их останки с собой.

    – Но как такое возможно? – не поняла поначалу девушка, но практически сразу сообразила: – Сумка путешественника.

    – Верно. Одна из её разновидностей и очень качественная. К тому же изготовлена демонами, я в этом уверен. У меня была возможность хорошенько её изучить. Именно туда он и поместил всё своё имущество, а также убитую тварь. Видимо, на сумку наложены ещё и заклинания нетления и стазиса, коль он так спокойно забрасывает туда как магические артефакты, так и убитые тушки разных монстров. Тем более материал изготовления этой его котомки, как он её называет, мне тоже неизвестен, но полностью идентичен по своим свойствам шкуре чёрного дракона, и самое главное, он также магически нейтрален. А это значит, никто не узнает, что лежит внутри его сумки. Я думаю, и свою одежду, и прочие вещи он прятал там же. А сейчас просто забрал сумку. Чтобы спрятать такой небольшой предмет, особо большого тайника не нужно. – Немного помолчав, он добавил: – У него слишком много вещей, которые изготовлены демонами или предназначены для борьбы с ними. Поэтому я практически уверен, что он сбежал с какого-то из нижних планов.

    На что девушка вполне логично предположила:

    – Тогда, возможно, в этом городе, вернее, где-то здесь в подземельях, есть ещё один портал, но Баг, – и Эрея слегка кивнула в сторону молодого хумана, – по какой-то причине не хочет воспользоваться именно им. Он или односторонний, или… – Эрея, задумавшись, на несколько мгновений замолчала, поражённая своей догадкой.

    Но за неё закончил Лениавес:

    – …или он не хочет возвращаться туда, откуда пришёл.

    И они одновременно посмотрели на молодого хумана, который в этот момент как-то насторожился, а затем резко обернулся в сторону невидимых сейчас туннелей.

    – Всё, время вышло, – произнёс Баг и забросил последний, недоделанный им ещё артефакт к себе в сумку.

    А затем поднялся и скользящим текучим шагом переместился на середину туннеля.

    И только тут Эрея почувствовала волну накатившегося на них страха и ужаса. Но он прошёл, даже не достигнув их, разбившись о небольшую фигурку хумана, возникшую на пути этого неживого воплощения ужаса и смерти.

    Глава 2

    Интересно было послушать рассуждения Лениавеса и Эреи. Сам бы я никогда не додумался до того, что напридумывали себе эти двое.

    О моём появлении в этом мире.

    О возможных телепортах.

    Правда, я как-то раньше и не рассматривал такой возможности. Была поставлена задача выбраться с наименьшими потерями именно из этого города, и я получил ответ от своей интуиции именно на этот вопрос. Однако сейчас, задумавшись о том, что в этом мире может существовать множество всевозможных телепортов, моё сознание, видимо получив задание на поиск подобных магических аномалий, буквально стало разрывать от поступающей информации.

    В дело сразу же вступили кластер и ментоинтерфейс, которые послужили некими ограничителями и сортировщиками информации. И я достаточно быстро пришёл в себя, не успев даже сбиться с начатого действия или обдумываемой мысли.

    Телепорты были, и даже достаточно близко от нашего настоящего местонахождения, но все они были за пределами города. Единственный работающий телепорт в городе древних был именно тем, к которому мы и направлялись. Так что в этом отношении мы действовали абсолютно правильно, в чём я вообще-то и не сомневался.

    Однако данный небольшой инцидент показал мне и один из отрицательных аспектов моей гиперчувствительной интуиции. Неправильно сформулированный для моей интуиции запрос может запросто перегрузить моё сознание избыточной и неструктурированной информацией. Что тогда будет, непонятно, но явно ничего хорошего.

    Поэтому кластер рассчитал пороговое значение, при котором Искатель должен был производить отсечку поступающего потока информации и её дальнейшее дозированное усвоение моим сознанием. Это должно было защитить меня от подобного некорректно выданного моей интуиции задания на выполнение того или иного поиска информации.

    Хотя в общем-то проскользнувшие рассуждения корнола о полезности разработанного кластером метода по созданию артефактов показались и мне, и кластеру интересными. Правда, был в них один изъян: плетение в артефакт я всё-таки внедрял, а вот вся внешняя обработка материального носителя была призвана лишь обеспечить стабилизацию этого плетения.

    «Так что именно эти артефакты не должны попасть в руки умников из академии, – решил я. – Они сразу поймут, в чём там дело, и тогда плакала моя легенда».

    Но общее направление мыслей Лениавес выбрал правильное. Как утверждал кластер, подобрав теоретическую основу под эту гипотезу, ряд простейших конструктов вполне возможно поместить в материальный носитель подобным способом, и работать плетение будет за счёт внутренней энергии самого создаваемого артефакта, если она заранее будет в него закачана. Тогда и правда станет возможно создание простейших одноразовых артефактов на основе накопителей ментоэнергии.

    Самым простым оказалось использование подобной технологии по созданию артефактов на основе наиболее стабильных и упорядоченных потоков ментоэнергии, что в общем-то было вполне логичным. Ведь вся проблема подобных артефактов была в дестабилизации внедряемых в них ментоструктур. В местном понимании наиболее предсказуемыми и стабильными были магия земли, порядка и света, а также частично магия жизни, в той её части, которая напрямую относилась к сфере врачевания.

    Преобразование являлось слишком непредсказуемым и не дающим гарантированного результата магическим действом, чтобы и его можно было использовать для создания подобных артефактов, хоть этот раздел магии практически полностью лежал в сфере магии жизни.

    В свою очередь, кластер, порывшись в базе знаний, вывел и рассчитал некую формулу коэффициента упорядочивания стабилизационных свойств для уже готовых и создаваемых в будущем магических конструктов.

    После этого он практически мгновенно подобрал и разработал тестовую схему простого конструкта первого уровня, которую возможно было бы реализовать и в дальнейшем при создании одноразового артефакта по лечению слабых ран или снятию усталости. Вся прелесть этого артефакта заключалась в том, что для его изготовления требовалась всего лишь небольшая веточка, срезанная с ещё живого дерева. Она по определению несёт в себе частицу энергии жизни, протекающей в родительском дереве. Активация же подобного артефакта происходила, когда сдерживающую это плетение руну прикладывали к любому объекту, в котором присутствовала энергия жизни (любому разумному живому существу, животному, монстру, тому же дереву и даже нежити, ведь и в них присутствовала хотя бы небольшая толика энергии жизни).

    По сути, этот артефакт передавал накопленную в нём небольшую капельку энергии жизни для ускорения регенерации в случае, если это была рана, которую следовало залечить, или для обновления собственной энергии этого типа в объекте, снимая тем самым чувство усталости и добавляя ощущение новых сил и бодрости.

    Пока я любовался подобранной схемой плетения и запоминал закрепляющую руну, кластер выдал ещё один, более простой вариант. В нём участвовала простая схема плетения, вообще без использования связывающих и закрепляющих рун. И буквально через несколько мгновений после создания тестового примера с очередным скопированным пакетом данных с сервера предложил ещё более простой конструкт на основе магии земли, который подготавливал не очень мощную мину-ловушку, которую можно было создать из любого небольшого камня. Правда, его размер не должен был превышать кулак. Активироваться она должна была, если бы этот артефакт испытал любое, даже малейшее внешнее давление, то есть если кто-то наступал на такой зачарованный камень.

    Жаль, что второе плетение совершенно неуправляемо и не было никакой возможности добиться этого внесением в него хоть каких-то структурных изменений. В этом случае оно значительно усложнялось и теряло свои такие значимые преимущества. Но самое главное, что и этот второй артефакт работал за счёт того небольшого объёма энергии земли, что присутствовала в камне.

    Вот так проанализировав разговор корнола и девушки, я вынес две достаточно интересные мысли.

    Первая – мир буквально переполнен различными телепортами.

    Вторая – магия в простейшем её исполнении может быть использована всеми. Даже теми, кто не обладает магическими способностями. Просто для этого нужно использовать что-то несущее в себе толику магической энергии. А в этом мире это буквально всё, окружающее нас.

    «Жить-то все интереснее и интереснее», – подумал я и переключился на очередную изготавливаемую мной мину-ловушку. В неё как раз следовало произвести внедрение плетения.

    Пока девушка и оборотень общались между собой, я на автоматизме создавал мины-ловушки на основе заряженных энергией тьмы останков рыцарей тьмы. И уже хотел продолжить с последней поделкой, что держал в руках, как неожиданно всё поменялось.

    Какая-то волна наведённого страха прокатилась по мне. Волна страха и ужаса. И источник её был гораздо ближе той погони, которая теоретически должна была преследовать нас.

    «Вот и началось, – мгновенно понял я причину присутствия столь сильной нежити вблизи нашей небольшой стоянки. – Они вычислили конечную точку нашего маршрута, – пришла вполне логичная мысль. – Не удивлюсь, – подумал я, – что и эта мышь-переросток оказалась тут не случайно. Она должна была задержать нас».

    Но с ней я справился сам.

    Видимо, наши цели совпали: им нужно было, чтобы мы приостановили свой бег, а мне нужно было время, чтобы у нас появилась возможность в дальнейшем этот бег продолжить.

    – Всё, время вышло, – совершенно спокойно и даже с какой-то ленцой в голосе проговорил я.

    А чего теперь переживать, это именно то, к чему я был готов. А произойдёт эта встреча там, на площади, или сейчас здесь, в туннелях, не имело для меня большого значения. Главное, что я к ней был уже давно готов.

    А то, что нежить торопилась, говорило лишь о том, что она где-то совершила ошибку. И по сути, своими последними действиями их умники сейчас полностью обесценили ту погоню, что двигалась за нами по следу.

    Теперь я точно знаю, что никого более сильного на площади нас поджидать не будет. Нежить и хозяева города сделали свою ставку на ту единственную карту, с которой мне и предстоит познакомиться сейчас.

    Как-то неторопливо, плавно и спокойно я скинул все изготовленные артефакты в сумку, с сожалением посмотрел на так и не законченную последнюю заготовку и тоже убрал её туда же.

    «Время пришло, – с усмешкой подумал я. – Кто же у нас тут такой страшный?»

    Не знаю, что на меня накатило, но в противовес тому страху и гнетущему подавляющему ощущению неминуемой смерти меня разбирала какая-то безудержная, безбашенная весёлость. Я готов был приплясывать на месте. Но вместо этого неким тягучим, плывущим, скользящим шагом переместился навстречу опасности.

    «Здесь», – неведомо откуда в моём сознании проскользнула фраза-команда.

    И, осмотревшись, я понял: «Здесь так здесь. Место ничем не хуже и не лучше».

    Что это такое, я так и не понял. Противника я пока не видел. Но ауру его присутствия вблизи себя ощущал вполне прекрасно.

    Кластер начал перечисление того, что смог распознать:

    «Конструкт пятнадцатого уровня. Удержание сущности. Маскировка. Ментальное управление. Вероятностное прогнозирование. Преобразование материи. Дополнительный искусственный интеллект, аналог симбиотического конструкта пользователя. Ускорение внутреннего восприятия. Коэффициент ускорения не известен. С вероятностью, превышающей девяносто пять процентов, максимально возможный для данного типа материального носителя. Увеличение силы. Увеличение реакции. Укрепление материального носителя. Конструкт мгновенного перемещения. Зарегистрированы множественные внешние конструкты от седьмого по пятнадцатый уровень».

    Ментоинтерфейс добавил масла в огонь:

    «Ментооператор. Класс: мастер или выше. Уровень возможностей не определим. Рекомендация: не дать возможность использования ментомодулей. Защитных ментоструктур для такого уровня поглощения ментоэнергии не разработано».

    «Н-да, и что или кто это ко мне приближается?»

    «Я!» – прозвучал громоподобный ответ в моём сознании, который чуть не разорвал мои выставленные щиты, и я наконец увидел это чудо природы.

    Блин, я ожидал всего что угодно, от невероятного монстра а-ля хищник или чужой до какого-то уродца, слепленного из нескольких костяков и смешанных друг с другом умертвий, наподобие тех же рыцарей тьмы или ранее виденного мной мага-лича. Но высохшая мумия чебурашки из мультика о крокодиле Гене…

    Не знаю, чего ожидал этот невероятно грозный и страшенный хозяин мёртвого города, но, видимо, не того, что произошло в следующее мгновение.

    Я тупо заржал, ржал, как никогда в жизни. У меня даже слёзы брызнули из глаз, и чуть ли не колики начались, так свело живот. И видимо, на волне этого сумасшедшего веселья, отголоски которого ощущались ещё перед тем, как увидел это чудо природы, я мягко и плавно заскользил по направлению к этому чебурашке. Мне даже убивать или уничтожать не хотелось этого забавного повелителя мёртвых. Вся ненависть к этому непонятному уродцу прошла, как только я его увидел.

    «Что не так?» – вдруг прозвучал у меня в сознании всё тот же разрывающий его голос, но теперь он почему-то не оказывал совершенно никакого эффекта на меня.

    «Кто-то говорит в моей голове, но не больше, и то до тех пор, пока я ему это позволяю», – понял я.

    И как ответ на мои мысли в моей голове прозвучал всё тот же голос.

    «Объясни. Не закрывай своё сознание. По-другому я не могу с тобой говорить, – уже вполне нормально и даже как-то просительно обратились ко мне. – Ты первый за девятнадцать тысяч лет, кто не старается на меня напасть. Ты даже сомневаешься, убивать меня или нет. Хотя осознаёшь мою силу вполне адекватно. При этом не подвергая сомнению, что можешь уничтожить меня в любой момент. Мне это непонятно».

    И тут до меня доходит: да из этого чёртова города увели не всех детей. По крайней мере, один остался. Один. Тот, что был самым сильным магом в этом городе. Тот, кто смог бы контролировать и управлять нежитью в его стенах. Тот, чьих способностей должно было хватить для этого. И эти древние идиоты нашли такого мага. И их не смутило, что это был ребёнок, хоть и какой-то странной и необычной расы. Их не смутило, что он только начал жить. Не смутило, что они лишили его детства и отобрали его будущее, решив за него его же судьбу.

    Вот пример главного вопроса: стоит ли слеза ребёнка или даже его жизнь целого мира. Похоже, местные маги решили этот вопрос для себя.

    «Ну и что мне теперь делать?» – задал я вопрос сам себе.

    Однако ответил на него этот странный малыш:

    «Возьми меня с собой. Я знаю, вы куда-то идёте. И ещё я вижу, что опасности наш город уже больше не представляет. Я здесь стал не нужен. А те, кто послал перехватить вас, просто не хотят уходить за грань. Они привыкли к той жизни, что ведут сейчас. Я не хочу больше помогать им. Ты не прав, я не хозяин этого города, я Старший страж его и его подземелий. И да, это я переслал вам это животное. Его я поймал у стен города и телепортировал сюда, понимая, что другого пути у вас к портальной площади нет».

    «Необычно, – честно подумал я и сразу задался вопросом, как же этот мёртвый ребёнок сможет существовать без постоянной подпитки от их источника, если уйдёт отсюда, а поэтому продублировал свои мысли уже для него: – А как долго ты сам сможешь просуществовать без постоянной подпитки от вашего источника магии?»

    «Если разорвать связь, то не очень долго. Не больше тысячи лет».

    «И это ты называешь недолго?» – удивился я.

    «По сравнению с тем, сколько я тут уже пробыл, то да».

    «Логично, – согласился я и повторил свой мысленный вопрос, который мучил меня с начала нашего разговора: – Зачем тебе это?»

    «Я не помню своего прошлого, – ответил маленький страж, – я не видел ничего, что находится за стенами этого города. Я даже не мог покидать внутреннюю часть города и подземелий. Я хочу с вами. Мне интересно. А поняв из твоих мыслей и рассуждений, что меня, в отличие от всех остальных, оставили здесь за проступки кого-то из тех, кто до сих пор управляет этим городом, я ещё больше хочу уйти отсюда».

    «Ладно. Будем считать, что ты меня убедил. Тогда к тебе есть парочка вопросов. Ты умеешь управлять своими способностями? Ты можешь как-то убрать эту свою ауру? А то многое посмотреть ты вряд ли сможешь. Первый же встреченный маг попытается тебя упокоить».

    Парнишка что-то постарался сделать, и у него даже что-то получилось, но всё равно смерть и ужас так и сквозили из его ауры.

    «Хм. Немного, конечно, но уже лучше, чем никак», – прокомментировал я.

    У меня уже возникла идея, как можно его прикрыть понадёжнее. Ведь у меня есть неплохой такой зверёк, чья шкура идеально подходит для этого. И её как раз, по расчётам кластера, должно хватить на тройку костюмов – парочку для этого странного чебурашки и один для Эреи.

    «Хорошо. Пусть пока будет так. А потом я тебе с этим помогу».

    «Ты будешь учить меня магии?»

    Такой радости от этого ребенка я не ожидал услышать.

    «Да нет, я в ней и сам не очень-то разбираюсь. Вон мои друзья больше подходят для этого. Я просто хотел сделать тебе одежду из шкуры того животного, что ты нам подкинул. Она вроде как прикрывает ауру, и достаточно хорошо».

    «А… – Разочарование так и сквозило в голосе этого несколькотысячелетнего ребёнка. – Меня обучали только тем заклинаниям, что помогали нести мне мою службу. Но ничему большему ни обучать, ни чего-то показывать они не хотели. Я знаю, что хозяева боялись того, что я рано или поздно смещу их. Но мне этого не нужно, я не хотел этого. – Немного помолчав, он добавил: – Я хотел, чтобы они стали моими друзьями… – Эти мысли были настолько тихи, что походили больше на шёпот. – А еще мне очень нравится магия», – закончил этот ребёнок и посмотрел на меня.

    «Проблемка, конечно, ну да ладно. Это не так и страшно. Найдём мы тебе учителя. Вон тот же Лениавес, вроде преподаватель в Академии магии, только я боюсь, что те знания, которыми обладали твои хозяева, не сравнятся с тем, что умеют и знают теперешние маги. Многие знания утрачены и забыты».

    «Ну и что, зато это будет там». – И малыш махнул рукой в направлении нашего движения.

    «Только мы и сами не знаем, где это там», – усмехнулся я.

    И тут этот малыш меня удивил.

    «У нас есть пленник. Он пришёл с той стороны несколько дней назад. Его должны были принести в жертву. Но тут обнаружили в городе эту девушку. – И он показал на Эрею. – Мы не знали, что с ней ещё как минимум один маг. Тогда погоня была бы гораздо лучше спланирована и подготовлена. Так вот пленник – это какое-то существо, я не знаю такой расы, но он немного похож на вашу спутницу. Его я всё равно хотел предложить спасти. Нужно это было для того, чтобы хозяева не смогли восстановить источник», – рассказывал этот чебурашонок, но на этом месте я его остановил.

    «Прости, как это восстановить источник? – уточнил я. – И что за пленник такой?»

    «Ну, как я и сказал, он попал к нам недавно, – ответил маленький страж (блин, даже не знаю, как его называть), – он не маг. Этим порталом никто никогда не пользовался, а тут через него пришло это существо. Кто он, я не знаю. Его язык нам незнаком. А его разум как-то защищён, хотя никаких артефактов при нём обнаружено не было. Однако он пришёл с той стороны, и он наверняка знает, что там».

    «Понятно. Пленник тебя видел?»

    «Нет», – ответил парнишка.

    «Это хорошо. Ты не очень похож на местную нежить. Больше на какого-то сильно усохшего разумного. Но это нам только на руку. Подберём тебе подходящую одёжку, типа сплошного комбинезона с глубоким капюшоном – и готово. Никто особо не разберётся, кто перед ним. Максимум примут за особо сильного мага тьмы и смерти. По сути, можно выдать тебя за какую-нибудь разновидность демонов. Никто в них, похоже, особо и не разбирается».

    «Мне всё равно», – ответил на это моё предложение маленький, но очень опасный субъект.

    «И ладно. А теперь поясни-ка мне то, что ты сказал об источнике».

    Тут чебурашка стушевался, но всё-таки набрался смелости (неужели и правда смутился, ментоинтерфейс, по крайней мере, утверждал именно это) и сказал:

    «Я когда говорил о том, что собираюсь разорвать связь с источником, слегка слукавил. Вернее, солгал. Связь с источником невозможно разорвать, по крайней мере мне. Однако в нашей библиотеке я нашёл необычную статью, в которой описана одна возможность, как это сделать. Для этого нужно опустошить источник полностью. Правда, я не знаю, как это сделать. Часть энергии из него смогу закачать себе я, это как раз и даст мне возможность существования, к другому источнику я уже не смогу быть привязан, слишком долго этот источник был связан со мной. Мы с ним сроднились. Так же я пополню все доступные мне накопители и заряжу все артефакты, которые у меня есть. Часть энергии уйдёт на активацию портала. Но остаток – как и куда выбрать его? Если в источнике останется хоть капля энергии, то они смогут возродить его. Если же его опустошить полностью, то источник сам оборвёт все связывающие его нити и линии силы. Это поможет и нам. После того как источник иссякнет, портал закроется. Он вытянет всю доступную ему энергию из самого города, но её хватит не больше чем на несколько минут. Это время нам придётся сдерживать нежить с той стороны портала, которая будет преследовать нас. А потом мы будем в полной безопасности. По крайней мере, никто из города достать нас уже не сможет. Однако нам нужно поторопиться. Как только хозяева поймут, что я на вашей стороне, то они постараются сами опустошить источник. Им уже давно безразличны и наши цели, и наше существование, они заботятся только о себе. Поэтому к источнику и порталу мы должны успеть первыми».

    «Всё понятно. С источником тоже я смогу тебе помочь. Да и портал мы, наверное, сумеем прикрыть и закрыть несколько раньше».

    Я оглянулся на замерших у поворота моих товарищей, которые явно терялись в догадках, что же здесь происходит.

    «Ладно, пойдём, познакомлю тебя со своими спутниками. – И я направился в их сторону. Однако тут же остановился и спросил: – Прости, я забыл спросить. Как тебя зовут? Я – Баг». – И на автомате протянул руку этому маленькому существу, прожившему уже такую долгую жизнь.

    «Я – Мук», – ответил он и, с недоумением посмотрев на мою протянутую руку, в ответ протянул свою.

    Я подхватил его руку и, сжав её, улыбнулся:

    «Приятно познакомиться, малыш. Добро пожаловать в наш отряд».

    И, оставив его за спиной, я направился к своим друзьям.

    Конечно, я не полностью ещё доверял этому небольшому демоноподобному существу, но ментоинтерфейс и кластер постоянно контролировали его менто-информационное поле, действия и магическую активность. Так что в некоторой своей безопасности я был уверен, по крайней мере пока. И уж точно был готов к ответным действиям, и Мук этого знать не мог, ведь приглядывал за ним не я, и мысли, как я понял, поверхностные мои он считать мог, его контролем занимался ментоинтерфейс.

    Подойдя к оборотню и девушке, я произнёс:

    – Не переживайте, так получилось, что этот маленький субъект теперь наш спутник. Он пойдёт с нами. А возможно, в скором времени станет нашим товарищем и даже другом.

    – Демон?! – в удивлении воскликнула Эрея.

    Лениавес же только подозрительно посмотрел в мою сторону, однако промолчал.

    «Ну что я тебе говорил, – обратился я к маленькому Муку, – только увидели – и сразу же к демонам приписали. А ведь она должна догадываться, где мы находимся и кого тут можно встретить».

    «Согласен», – лаконично и достаточно взвешенно ответил наш новый товарищ.

    В этот момент Эрея и Лениавес схватились за голову.

    «Ой, простите, – значительно тише и как-то удалённее прозвучал голос парнишки в моей голове, но обращался он не ко мне, – я подумал, что вы должны слышать мои ответы, но не учёл, что ваш друг более защищён. Хотя никакой особой защиты я в нём не почувствовал. Странно… – будто рассуждая сам с собой, проговорил Мук. – С ним я говорил как с равным себе. Простите. Буду стараться сдерживать свою силу. Со временем я научусь общаться с вами так, чтобы не навредить вам. Но для этого мне нужно некоторое время. Раньше у меня не было собеседников».

    – Какой необычный демон, – произнесла Эрея. – К отцу пару раз приезжали посланники мужа моей сестры. Но они были очень похожи на обычных хуманов. И совершенно не походили на вас.

    «Она так и не поняла, – проговорил Мук, обращаясь к Эрее и Лениавесу, – а ваш друг… – Парнишка кивнул в мою сторону. Было забавно смотреть на это со стороны, и я улыбнулся своим мыслям. Теперь этот маленький страж ещё больше походил на Чебурашку. – Почему-то он сразу понял, кто я и зачем пришёл. Но он так и не объяснил мне, что его так могло рассмешить в моём виде? Он и сейчас его забавляет. Вы знаете, что он очень странный? Я не чувствую его мыслей, если он этого не хочет, в отличие от ваших. Но они останутся только со мной, не беспокойтесь. Никто не сможет их вытащить из меня. Не переживайте».

    – Всё верно, он странный, не менее странный, чем ты, – согласился с высказыванием Мука корнол, – и знаешь, я бы и сам не понял, кто ты, будь мы в каком-то ином месте. Так кто ты? Ведь наша молодая девушка не права и ты не демон.

    «Да, я не демон. Хотя именно им предложил мне представляться ваш друг. На самом деле я Старший страж города. Вернее, был им. Но теперь хочу уйти с вами и вашим другом».

    – Кто он? – Эрея в страхе спряталась за мою спину.

    И как это интересно я оказался рядом с ней?

    – Местный он. Как в анекдоте: «Чего нас бояться, тутошние мы»[1], – усмехнулся я.

    «Я же говорю, что он странный», – обратился к моим товарищам Мук.

    – Точно, – согласно кивнул корнол.

    – Простите, но я всё ещё тут, – сказал я. – Да, кстати, забыл вас представить друг другу. Лениавес, – кивок в сторону корнола, – Эрея, – и рука непроизвольно погладила стоящую за моей спиной девушку по бедру, а она, как ни странно, даже не отдёрнулась и не убрала мою руку. – А это Маленький Мук, – указал я на нашего нового знакомого, – прошу любить и жаловать.

    И Мук как-то неожиданно застенчиво шаркнул ножкой.

    – Кстати, Лениавес, у тебя есть шанс найти себе очень способного и любознательного ученика, который очень хочет обучаться магии. – Я вновь кивнул в сторону Мука.

    – Ты будто не хочешь, – усмехнулся тот.

    – Но вы же сами всё время говорите насчёт моих мизерных магических способностей, – ответил я на его подколку.

    – Говорим. Но у меня уже в который раз складывается впечатление, что все мы очень ошибаемся.

    «Вы не правы, он действительно очень слабый маг, если сравнивать его с вами, мной или девушкой, однако вы знали, что заклинания вплоть до третьего уровня на него совершенно не действуют?»

    – Как? – удивился корнол.

    – Не может быть, – сказала девушка.

    «Как он смог узнать хотя бы это?» – спросил я у кластера и Искателя.

    Но ни у кластера, ни у ментоинтерфейса ответа на этот вопрос не было. Они не зафиксировали никакого внешнего сканирования. Единственным ответом был тот, что этот страж такой же видящий, как и я. Возможно, он может и ещё что-то, о чём мы не догадываемся. Нужно быть настороже.

    – Ты сам-то знал об этом? – тихонько обратился ко мне оборотень.

    – Ну, вообще-то да, – честно ответил я, – было такое подозрение.

    – И ничего не сказал? – спросила Эрея.

    – Да вы не спрашивали. – Не хочу, чтобы меня обвиняли в чём-то, что стало доступным мне всего пару минут назад.

    – Понятно, – проворчал корнол.

    «Что, интересно, ему понятно? Если даже мне самому до конца не всё ясно. Ну да ладно. Узнали и узнали. Всё равно это когда-нибудь всплыло бы», – рассудил я и мысленно махнул рукой.

    – Хорошо, познакомились, – сказал я. – Теперь вот что. Тут Мук поделился ценной информацией, надо её обмозговать и скорректировать в соответствии с ними наши планы. Правда, времени у нас не так много.

    Я уже хотел начать излагать суть, но неожиданно меня прервал Лениавес:

    – Баг, извини. Здесь собрались слишком необычные личности, – он обвёл рукой нас троих, – чтобы рисковать всеми тайнами, что они хранят. Мы не можем доверять ему. – И оборотень кивнул в сторону стража. – Он без особого труда сможет прочесть все наши мысли.

    «Да, я вижу и понимаю это, – как ни странно, согласился с ним Мук, – но у меня есть предложение. Я согласен принести клятву служения, как когда-то сделал это для города. Теперь город не нуждается ни во мне, ни в моей клятве. Я выполнил свои обязательства. Защищал город, пока он представлял опасность. Сейчас город не опасен для окружающего мира. И поэтому он согласен отпустить меня. – Помолчав, он спросил: – Вас устроит такой вариант?»

    – Да, – ответил корнол и явно для меня пояснил: – Этот маленький демон, будем теперь называть его так, готов полностью отдать жизнь своему повелителю. Он никогда и ни при каких условиях не сможет нарушить эту клятву, если, конечно, повелитель не разорвёт её со своей стороны. – И обратился к Муку: – Ты выбрал того, кому готов принести клятву?

    «Да, ему». – И палец девятнадцатитысячелетнего мальчишки указал на меня.

    «И почему я уже в который раз не удивлён?» – пришла ко мне запоздалая мысль.

    – К чему меня это обязывает? – спросил я.

    – Ни к чему, – пожал плечами корнол. – Это односторонняя клятва. Этот демон вручает тебе нить своей жизни, ничего не прося взамен.

    – Блин, это хуже всего. Не люблю получать что-то просто так, – проворчал я и спросил: – Что я должен делать?

    – Ничего, – мотнул головой оборотень. – Ты вообще никак не связан обязательствами с ним. Это он теперь всегда и во всём будет должен тебе подчиняться.

    – Непонятно, – пробормотал я.

    «Клянусь своей силой до конца моего существования быть верным слугой хумана по имени Баг» – вот и всё, что произнёс Мук.

    Я, честно говоря, думал, что это простая формальность, когда неожиданно увидел, как сформировался какой-то странный знак в его ауре, похожий на небольшое трёхмерное изображение дракона, вписанное в шар.

    – Ой! – воскликнула девушка.

    – Что случилось? – удивлённо обратился к ней Лениавес.

    – Наш родовой знак, – произнесла, даже не сообразив, что говорит на понятном для меня языке, а не на эльфаре. – Он проявился в его ауре. Он стал нашим вассалом.

    «Всё правильно, – ответил ей Мук, – так и должно быть. Если у кого-то, кому приносят клятву, есть собственный родовой знак, то дающий клятву становится младшим членом его рода или его вассалом. – И спросил: – А что, у него есть свой клановый родовой знак? – Он посмотрел на меня. – Он глава рода? Я не знал. Я вижу только знак семейных уз и всё».

    Мне стало интересно, я как-то раньше не присматривался ни к себе, ни к Эрее, а теперь постарался найти и рассмотреть подобные знаки и в её менто-информационном поле, и в своём. И практически сразу же нашёл похожий знак в ауре девушки, но он несколько отличался от того, что был у чебурашки.

    Основу составлял тот же знак – трёхмерный иссиня-чёрный дракон, вписанный в голубоватый шар. Кстати, у Мука дракон хоть и был чёрным, но не таким, как у девушки, он больше отдавал в тёмно-серый цвет, а шар вообще почти бесцветно-серый.

    Но в знаке Эреи присутствовала ещё одна небольшая деталь. Вокруг дракона, как бы заигрывая с ним, парил небольшой белоснежный пегас. У меня же я никакого знака сразу обнаружить не смог. Однако, уже отчаявшись, всё-таки догадался посмотреть в точку сосредоточения своей силы. И только тут до меня дошло, что это и есть тот знак, который я искал. Огромный, переливающийся всеми цветами радуги дракон, вписанный в серебристый шар энергетического кокона.

    Видимо, нашим знаком является знак дракона, вписанного в шар, цвет и сопутствующая атрибутика зависят лишь от типа и расы существа так, как это было с Эреей или произошло с Муком.

    «Интересно. А как они смогли распознать мой знак, ведь он находится внутри моего поля?» – задумался я.

    «Его проекция отпечаталась на поверхности менто-информационного поля», – пояснил мне Искатель и оттранслировал тот участок менто-информационного поля, на котором было отображение этой проекции.

    Реальный знак выглядел более впечатляюще. Проекция не была даже трёхмерной, простое слегка блёклое изображение какого-то переливчатого дракона, вписанного в белый круг. Что странно, сам я, сколько ни смотрел, не видел этой проекции. Получается, для меня она совершенно не несла никакого информационного или энергетического смысла. Неудивительно, что Мук и принял её за простую печать, поставленную в ЗАГСе.

    «Ну, это и неплохо. Меньше вопросов ко мне».

    А вот при взгляде на этот родовой знак у Эреи и Мука сразу возникало какое-то подспудное понимание, что эти разумные как-то связаны между собой.

    «Необычно, – улыбнулся я. – Одна семья, однако. Или род».

    Но тут моя весёлость как-то спала, я осознал, что вообще-то это мой род и моя семья. Хотя эта семья и обретена совершенно случайно.

    И таких разумных существ в этом мире ещё как минимум двое.

    И я понял, что это те, за кого я теперь несу ответственность, что бы мне об этом недавно ни говорил корнол. Не знаю, как у них, но глава рода всё-таки я.

    – Тут всё несколько сложнее, – между тем ответил за девушку оборотень. – Давай мы расскажем тебе об этом несколько позже.

    «Но вы не понимаете? Теперь я принят в их клан и на меня распространяются все его обязанности. Я должен соответствовать им и не уронить честь клана или рода в глазах остальных и тем более посторонних», – постарался объяснить свои мысли демон.

    – Не переживай, – махнул рукой корнол, – не уронишь. Весь твой род состоит из трёх членов, и два из них сейчас находятся перед тобой. А что нужно делать, чтобы соответствовать им? Я не знаю. Посмотри на них. – И он сначала указал на девушку, а потом на меня. – Быть не таким, как все. Странным, как ты сам выразился. А ты под этот критерий подпадаешь идеально. Так что ты вписываешься в их род, как никто другой.

    «Странно и непонятно, – проговорил Мук, – но я постараюсь разобраться».

    – Добро пожаловать в нашу небольшую семью её младшим членом, хотя, по сути, ты старше любого из нас, – улыбнулся я. – Но зато теперь я сам запутался ещё больше. Ну да ладно, тоже разберусь как-нибудь. Сейчас же нет времени на выяснение всех этих деталей. Главным для нас пока является вопрос выживания. Так что сейчас нужно разработать план наших дальнейших действий. А начнём мы, пожалуй, – я посмотрел на бывшего стража, – с вашего пленника. Где его держат и что ты вообще можешь о нём рассказать? Только давай подробно.

    – Какой пленник? – сразу всполошился Лениавес.

    – Вот сейчас ты всё и узнаешь, – урезонил я его.

    «Три дня назад, – начал рассказывать Мук, – сработал портал, и впервые за всё время его существования с той стороны к нам кто-то пришёл. Стражи портала, естественно, схватили пришедшего. Однако допросить его у нас не получилось. Язык, на котором он говорил, нам неизвестен. Мысли же и сознание этого разумного защищены каким-то неизвестным нам способом. Мы бы смогли разобраться с ним, но тогда он стал бы бесполезен нам в качестве жертвы источнику. Поэтому было решено оставить его в покое до проведения ритуала. Но ритуал не успели провести. Один из моих патрулей обнаружил следы присутствия в городе посторонних. А потом другой отряд заметил вашу девушку. Я, честно говоря, решил, что это была одна и та же группа. Но теперь я так понимаю, что следы присутствия были ваши, а девушка в город попала независимо от вас. Верно?»

    – Да, – кивнул Лениавес.

    «Поэтому для ритуала было решено использовать мага, тем более попавшего в нашу ловушку мага жизни. И для его поимки на захват был отправлен достаточно большой отряд. Но там произошло что-то непонятное. Даже ушедший с отрядом один из младших хозяев города не смог справиться с поставленной задачей и не успел сообщить о том, что же там случилось. Не был им передан и сигнал о помощи. Это странное происшествие выбило нас и владык города на некоторое время из колеи. – Помолчав, Мук продолжил: – А потом вы исчезли. И стало понятно, что вы ушли в подземелье. Мы перекрыли все выходы из него и стали ждать. Прошло уже достаточно много времени, и мы подумали, что вы потеряны для нас. Слишком много подземелье таит в себе опасностей. Однако когда я преследовал вас, то понял и другое. Вы каким-то образом смогли освободить город от его проклятия. И это означало, что нашему служению городу пришёл конец. Я сразу же сообщил об этом владыкам. Но они не захотели верить в это, или, что более вероятно, не хотели слышать мои слова. Ведь для них это сообщение означало уход за грань. Для проверки того, что я узнал, владыки выслали несколько разведывательных отрядов. И вот недавно от одного из них поступила информация, что вас обнаружили в этом туннеле, и я подготовил для вас ловушку. Мне нужно было задержать вас ненадолго, чтобы я смог перехватить вас. Я не хотел захватывать вас, я хотел поговорить с вами и понять, что же произошло. Но когда встретил, то понял. Все мои подозрения – правда. Тем более ваш друг вёл себя настолько странно, что мне стало интересно. Где живут такие существа, как он? Которые, смотря в лицо смерти и опасности, лишь смеются ей в ответ. Поэтому я принял решение идти с вами, куда бы вы ни направлялись».

    – Всё это интересно, – сказал я, – но мы опять вернулись к началу нашего разговора, только ты так и не ответил на вопрос о пленнике.

    «Как? – удивился Мук. – Я рассказываю всё, что знаю».

    – Это немного не то, что я хотел бы услышать. – До меня наконец дошло, что он просто не понимает, о чём нужно рассказать, и поэтому начал рассказывать всю историю с самого её начала.

    А на неё у нас нет времени, нужно задавать ему более точные вопросы. Всё-таки он ребёнок и может отвечать на вопросы в меру своего понимания их.

    – Давай начнём немного по-другому, – предложил я.

    «Давай», – согласился Мук и застыл в ожидании.

    – Пленник, как я понимаю, ещё жив?

    «Да», – подтвердил страж.

    – Ты знаешь, где его держат?

    «В подземелье, часть секций переделана в тюремные помещения. Они находятся рядом с центром города. Совсем недалеко от библиотеки, – с грустью проговорил Мук. И уже гораздо увереннее: – Однако я смогу вас провести туда совершенно незаметно. Я часто пробирался в библиотеку. И через неё мы сможем попасть в тюремные помещения».

    Не знаю, как у кого, но у меня засвербело в одном месте от сочетания слов «проведу через библиотеку». Ладони на обеих руках прямо зачесались от желания урвать что-нибудь ценное оттуда. Ведь, по сути, это знания, которых больше ни у кого нет, и вряд ли они появятся. Разве что кто-то потом заберётся в этот город. А отдавать этому неизвестному, казалось бы, попавшие уже ко мне в руки сокровища не очень-то хотелось.

    – И большая эта библиотека? – уточнил я у нашего маленького демона.

    «Да не очень. Раньше она была гораздо больше, но за то время, что существует город, за ней практически никто не ухаживал. Только смотритель. Но его уже давно казнили за несогласие с владыками города. Так что с тех пор большинство фолиантов и магических информационных кристаллов повреждено или разрушено. Единственное, что успел сделать старый смотритель, до того как его развоплотили и отправили за грань, – это перенести наиболее ценные экспонаты, магические книги и информационные кристаллы в комнату, на которую наложено заклинание нетления. Правда, там их никто и никогда не сортировал. У меня туда и доступа никогда не было, чтобы я мог разобраться. Но нам всё равно придётся проходить рядом с этим хранилищем, чтобы пробраться к небольшому проходу, ведущему в тюрьму».

    – Интересно, – пробормотал я и спросил: – Как насчёт охраны? Есть предположение, кто там может быть, в тюрьме и библиотеке?

    Маленький демон немного подумал и ответил:

    «В тюрьме несколько скелетонов-воинов, это точно.

    И возможно, один из рыцарей тьмы. В библиотеке, скорее всего, кто-то из мастеров-личей и, возможно, пара скелетонов. Но внутренняя дворцовая охрана мне не подчиняется, и поэтому я не смогу управлять ими. Придётся сражаться. К сожалению, все заклинания, которые мне известны, практически бесполезны против нежити. Меня обучали воевать и убивать живых».

    – Понятно, – в раздумье проговорил я. – Так, дальше. Из подземелий с пленником как долго добираться до источника или до портала?

    «Тюремные помещения находятся недалеко от портальной площади. Из подземелий туда ведёт прямой туннель. Но и в обход на площадь из тюрьмы можно добраться несколькими путями. Источник и портал находятся рядом. С одного края портальной площадки располагается сам портал, а её второй край упирается в Древо Жизни, которое и является воплощением источника жизни в нашем городе. Вот там охраны будет гораздо больше, – стал рассказывать Мук. – Во-первых, наверняка там будет два взвода постоянного патруля, охраняющего портал. Раньше был всего один патруль, но после недавнего гостя его усилили. Это четыре рыцаря тьмы и шестнадцать скелетонов-воинов. Во-вторых, там будет присутствовать несколько личей-магов. И в-третьих, как только станет известно, что мы похитили пленника, туда подоспеет Старший Владыка, ведь он сейчас находится в главном дворце. И что самое плохое, он успеет к порталу до его закрытия в любом случае. Встречи с ним нам не избежать. Но, разорвав его связь с источником, мы сможем если и не уничтожить его, то сдержать нужное время до того, как закроется портал».

    – Так, – начал рассуждать я, – слишком много неопределённостей, и не хотелось бы подвергать опасности всех. Давай думать.

    Что странно, ни корнол, ни Эрея даже не пытались как-то влиять или вмешиваться в ход нашего разговора.

    «Неужели я для них стал таким авторитетом в проведении боевых операций», – подумал я.

    «Да, – очень тихо прозвучал голос в моей голове. И потом, видимо давая пояснения на мой немой вопрос „Почему я его так странно слышу?”, Мук ответил: – С тобой после принесения клятвы я могу общаться напрямую, так что никто не сможет нас услышать».

    «Понятно», – кивнул я.

    А потом уже начал рассуждать вслух:

    – Ты можешь нарисовать план помещений? Нас интересуют наш дальнейший путь, окрестности и подходы к библиотеке и тюрьма, основной и обходные пути, ведущие на портальную площадь, а также план самой площади, расположение портала и Древа Жизни.

    «Я могу сделать по-другому», – сразу ответил Мук.

    – Как? – задал я ему уточняющий вопрос.

    «Показать вам», – просто сказал он, наверное уже думая, что до меня дошёл смысл его ответа.

    Но я, если честно, пока не очень хорошо понял, о чём он говорит.

    – Хорошо, давай, – однако согласился я.

    Не скажу, что это было слишком приятно, однако я подобное уже испытывал, когда смотрел глазами Рыкуна на поляну, где когда-то, «в прошлой жизни», обнаружил Клык.

    Так вот, создалось такое ощущение, будто я сам только что быстренько пробежался по тем самым помещениям, о которых совсем недавно рассказывал маленький демон. Но нам с ментоинтерфейсом вполне хватило скорости промотки увиденного, чтобы составить детализированный и подробный план этого участка центральной части города. Тем более трёхмерный. В основном, конечно, это заслуга Искателя.

    Что необычно, смотря глазами Мука, я точно понял, что он видящий, не такой, конечно, как я, но всё же. И поэтому виртуальная модель дополнилась ещё и менто-информационной моделью помещений.

    «Интересно, видели ли то же самое, что и я, мои товарищи?» – этот вопрос очень сильно заинтересовал меня.

    У меня появилась идея, как можно использовать мои способности в случае, если необходимо будет кому-то показать план помещений и расположенные там магические ловушки. Но я не знал, что видят корнол и Эрея.

    «Ничего, – ответил Мук, – я удивлён, что и ты что-то увидел. Это означает, что ты можешь чувствовать тот же спектр магических энергий, что и я. Хотя в тебе практически не ощущаются способности к управлению энергией хаоса. Что опять является непонятным для меня», – будто пробормотал про себя он, однако его последние мысли я прекрасно услышал.

    «Жаль, хорошая была идея», – подумал я.

    И похоже, это моё сожаление было достаточно явным, так как на него отреагировал Мук, сказав:

    «Так ты можешь на том же плане визуализировать своё видение для обычного зрения, и тогда твои спутники смогут увидеть то, что ты захочешь им показать. Это просто, я тебя научу», – в конце предложил мне мой новый родственник, или вассал, я так пока этого и не понял.

    «Спасибо, обязательно. Если можно показывать не всё, а только необходимое, это ещё лучше».

    Обязательно научусь этому умению.

    А пока я взял небольшую паузу и уже более детально просмотрел полученную виртуальную модель той части города, где нам предстоит пройти, а потом стал задавать дополнительные вопросы. И начал с того, как близко и незаметно мы сможем подобраться к портальной площади.

    «Почему к портальной площади? – удивлённо проговорил Мук. – Ведь если у нас не будет возможности захватить пленника, то хозяева используют его, чтобы восстановить источник, и смогут пуститься за нами в погоню уже по ту сторону портала. На его активацию энергии этого существа должно хватить».

    – Я помню о пленнике, – ответил я. – Он нам необходим и как источник информации, и как возможный проводник в незнакомом мире. Так что операция по его спасению – вопрос уже решённый. Однако там вы мне будете только мешать. Ты для борьбы с нежитью, как и мои друзья, практически бесполезен. Поэтому мне нужно, чтобы вы подобрались как можно ближе к площади. Ты – к источнику, а они – к порталу. Там есть такие места, где вы сможете укрыться?

    Мук несколько минут напряжённо размышлял, а потом в моём сознании раздался его радостный голос:

    «Как же я мог забыть! Да, там есть такое место. Им никто не пользуется, так как это канал для слива сырой силы. Но источник уже давно не вырабатывает столько энергии, чтобы необходимо было куда-то сливать её издержки. Раньше там находились мощнейшие кристаллы – накопители энергии. Однако их уже несколько тысячелетий как растащили по своим резиденциям владыки. – Мук оттранслировал нам в сознание дополнительную картинку. – И камера, где они раньше располагались, находится как раз под источником, – пояснил он. – К сожалению, других мест, где можно укрыться, на площади не существует».

    Что-то зацепило меня в полученной схеме. Я стал разглядывать план и вдруг понял, что попасть кроме как к источнику оттуда они не смогут, да и это будет сделать сложновато. Этот вопрос я и озвучил нашему демонёнку.

    «Да, – с грустью ответил он, – об этом я как-то не подумал. А так всё было замечательно! Именно туда я знаю очень надёжный путь, по которому мы смогли бы спокойно пройти. Но, видимо, придётся отказаться. Оттуда даже к источнику попасть проблематично, ты прав, не говоря уже о портале».

    Но что-то опять мне не давало покоя, правда, я всё ещё не мог уловить эту мысль за хвост. Поэтому пока спросил другое:

    – Оттуда ты сможешь подключиться к источнику, чтобы откачать из него энергию?

    «Конечно, – быстро ответил Мук, – там это будет сделать ещё легче, чем из любого другого места в городе. Ведь, по сути, я буду находиться у источника магии. Я оттуда без особых проблем смогу даже портал активировать», – добавил он.

    «Интересно, – подумал я, – в этом случае вопрос с активацией портала будет снят».

    И тут я понял, что за мысль всё ускользала от меня и не давала покоя.

    – Постой, – сказал я, – ведь ты смог каким-то образом забросить нам на встречу этого зверька и потом сам догнал нас. Как такое возможно?

    «Телепортация», – просто ответил маленький тёмный маг.

    – Так ты сможешь проделать то же самое и с моими друзьями – перекинуть их к порталу и телепортироваться туда сам?

    Помолчав, Мук, как бы рассуждая про себя, начал говорить:

    «Да, наверное, смогу. Портал является очень сильной магической аномалией и может послужить прекрасным маяком. – И уже более уверенно добавил: – Я смогу телепортировать и их, и себя к порталу. Хотя есть и другая возможность: я могу телепортировать всех нас от источника прямо сквозь портал, даже не выбираясь на площадь. Энергии, коль я буду находиться у самого источника и в постоянной связке с ним, мне должно хватить на это с избытком. – Радости Маленького Мука не было предела. Но внезапно он нахмурился. – Но кто тогда до конца опустошит источник? Ведь в этом случае портал не будет закрыт. И владыки смогут преследовать нас, да и город они восстановят со следующей жертвой. Нет, так нельзя. Я должен буду остаться», – решительно проговорил Мук.

    Но я уже понял, что тут действовать придётся мне.

    – Нет, ты и Лениавес нужны будете на той стороне, чтобы охранять портал до момента его закрытия. Я же позабочусь обо всём остальном.

    «Но как?» – удивился Мук.

    Однако ему, как это ни странно, ответила Эрея:

    – Поверь, если он сказал, что справится, значит, справится. Мы и правда будем ему только мешать. А так, позаботившись о нашей безопасности, я чувствую, что он от вашего города камня на камне не оставит. – И она как-то хитро мне подмигнула.

    – Очень польщён вашим доверием, – усмехнулся я на слова девушки.

    А сам подумал: «За кого они всё-таки меня принимают? За какого-то местного разрушителя? Если уже даже пытаются шутить на эту тему. И даже не думают навязывать или предлагать своей помощи. Хотя, конечно, Эрея тут вряд ли большой помощник, да и корнол не слишком в этом силён. А вот прикрыть портал, пока я буду заниматься делами здесь, они все смогут прекрасно».

    Поразмыслив на эту тему, я продолжил обсуждение, вернее, моё практически единоличное принятие нашего дальнейшего плана действий:

    – Хорошо, на этом и решим. Тогда дальше. Действовать начнёшь, как только я подам тебе сигнал. Сначала активируешь портал, пусть он тоже отъедает энергию, потом откачиваешь энергию из источника и заряжаешь свои накопители и артефакты, ну а затем телепортируетесь через портал. Но, повторяю, действовать начнёшь не раньше моего сигнала. Это ясно?

    «Да», – кивнул страж.

    – Сколько времени тебе понадобится, чтобы пополнить свои запасы энергии?

    «Минут пять», – ответил Мук.

    – Это очень долго. Тогда меняем стратегию. Начинаешь откачивать ментоэнергию, как только появится возможность подключиться к источнику. А дальше пробираетесь к месту, где вас не смогут обнаружить. Оттуда заканчиваешь с закачкой магической энергии. И подаёшь мне первый сигнал о том, что ты готов к телепортации. После этого сразу же активируешь портал. А потом вы все телепортируетесь через него. – Немного подумав и просмотрев рекомендации Искателя, я внёс некоторые коррективы: – Нет, активируешь портал, когда я подам тебе сигнал о начале операции. В этот же момент я начну действовать на площади. Это отвлечёт стражу от вашей телепортации. После того как наверху начнётся заварушка, вы телепортируетесь сквозь активированный портал. Как только начнёшь телепортацию, подашь второй сигнал. Мне нужно знать, что вы уже в безопасности. Дальше я переправлю к вам пленника. А потом займусь источником. Ты говоришь, что портал проработает всего несколько минут, если опустошить источник. А если опустошить сам портал, тогда сколько?

    «Несколько секунд, – ответил демон. – Но ты не успеешь до него добраться, откачать энергию из портала можно лишь с силовой линии, от которой он питается, а она находится у его подножия».

    – Ладно, посмотрим. Но я должен успеть. – Ведь, по сути, я буду и сам телепортироваться, а не разгуливать пешком, как могут подумать мои друзья. – На месте разберусь.

    «Но вариант, когда придётся сдерживать толпу нежити в одном месте, мне не очень нравится, а вот закрыть портал пораньше было бы замечательно», – решил я про себя.

    И, осмотрев немного подросшую в размере команду, скомандовал:

    – В путь.

    Дальше ждать было нельзя. Рано или поздно отсутствие Мука должны были заметить.


    Прошло уже где-то полтора часа. Мук провёл нас такими тропками, которые мы бы если и нашли, то с большим трудом. Зато на всём пути не встретили ни одной души, ни ловушек, ни ещё чего-то.

    У развилки, ведущей в библиотеку, мы разделились.

    Как это ни странно, наибольшую проблему при разделении нашего отряда вызвал Рыкун, который всё последнее время то где-то пропадал, то появлялся по моему зову. Теперь же ему нельзя было никуда удаляться, и отправиться он должен был не со мной, а с остальным отрядом. Однако этот упрямый зверёк упорно не хотел оставлять меня одного.

    И тогда я пошёл на небольшую хитрость.

    «Рыкун – очень хороший и опасный боец», – польстил я ему.

    «Да», – с гордостью, но и каким-то ожиданием подвоха ответил он.

    «А поэтому охрану самки из нашей стаи, – я глазами указал на Эрею, – я не могу возложить ни на кого, кроме тебя».

    Зверёк недоверчиво сморщил нос, однако обошёл удивлённо смотревшую на него девушку по кругу и вдруг в недоумении спросил-констатировал:

    «Она из нашей стаи?!»

    «Да, – ответил я. – Поэтому её охрана теперь – это твоя обязанность».

    «Я понял!» – Столько гордости за оказанное доверие было в прозвучавшем мысленном возгласе Рыкуна, что мне показалось, будто именно этого он и ждал всю свою, какая бы она ни была, жизнь, и вдруг эта его мечта внезапно осуществилась.

    «Неужели для него это имеет такое большое значение?» – подивился я, но это мне было только на руку. Я нашёл того, кто преданно и неустанно будет приглядывать за дорогим мне человеком. Простите, эльфаром.

    После этого Рыкун ещё раз обежал девушку и неожиданно длинным и тягучим прыжком оказался у неё на плече.

    – Он пойдёт с вами, – сообщил я своим друзьям, с недоумением смотревшим на странное поведение моего товарища-зверька, который раньше, кроме меня, вообще ни к кому не приближался.

    – Хорошо, – ответил за всех корнол.

    Нужно было спешить. Поэтому, кивнув всем, я развернулся и, не оглядываясь, пошёл в сторону нужного мне туннеля. Мук же повёл остальной отряд к той комнатке, где они должны были дожидаться моего сигнала к началу активных действий.

    Теперь я крался в одиночку. Если честно, кроме заботы о безопасности моих спутников, была и ещё одна причина, почему мне нужно было оказаться здесь одному. Я хотел, как уже обдумывал, основательно пройтись со своими большими карманами по закромам местного хранилища знаний. Местные артефакты меня интересовали не очень сильно, а вот знания были бесценны, поэтому я и решил рискнуть. Но рисковать я хотел только собой.

    Если всё обернётся слишком плохо, я подам сигнал своим друзьям, и они уйдут через портал, а я его закрою с этой стороны.

    «Мой риск и мои последствия, в случае если я переоценил свои возможности».

    Но пройти мимо, не попытавшись завладеть этим подарком судьбы, я не мог.

    Вот и библиотека. Судя по плану, данному мне Муком, хранилище с самыми ценными экземплярами находится в самом дальнем конце помещений, выделенных под библиотеку. Но и в общих залах библиотеки, по вероятностным оценкам кластера, должно было храниться ещё достаточно много уцелевших экземпляров книг, рукописей, различных магических фолиантов и инфокристаллов. Ведь Мук просто физически не мог самостоятельно осмотреть тут всё, да и что-то должно было уцелеть просто исходя из элементарных логических рассуждений.

    Н-да… Заглянув в первую попавшуюся мне на пути пыльную залу, я, конечно, ожидал увидеть обилие книг, но что оно будет таким огромным, я не предполагал. И даже если большая их часть – рухлядь, то их всё равно было море.

    Но, как оказалось, всё было не так страшно и сложно. Как говорится, глаза видят, а интерфейсы делают.

    Мобилизовав все доступные сканеры и вычислительные ресурсы, но в основном, конечно, загрузив мою интуицию и главным образом опираясь на предоставляемые ею данные, Искатель за несколько минут обследовал первую залу.

    Нас интересовали все книги по магии, географии, истории, военному делу, телепортации и телепортам, соседним измерениям, расам, населяющим как эту реальность, так и соседние, в общем, мы собирали всю научно-техническую литературу, которая была здесь. Включая различные каталоги и справочники.

    И эти составленные ментоинтерфейсом запросы дали свои результаты.

    Оказывается, эта зала была переполнена художественной литературой и прочей не слишком классифицируемой беллетристикой. Моя интуиция нашла всего несколько ценных и полностью уцелевших экземпляров в виде фолиантов, книг и информационных кристаллов. Их «инвентарь» сразу же перенёс в хранилище для ценных вещей.

    Тут же мы нашли порядка сорока интересных, но с различной степенью повреждений книг и фолиантов, а также порядка пятнадцати малоповреждённых кристаллов, часть информации из которых ещё можно было восстановить. Их мы тоже забрали с собой.

    Ну и в дополнение мы собрали все находящиеся здесь полностью нерабочие информационные кристаллы и отдающие хотя бы следом магии предметы. Это будут заготовки под будущие артефакты. Все они попали в дополнительное хранилище.

    По этой же схеме мы действовали и в соседнем зале.

    Там улов был чуть лучше. Порядка десяти экземпляров целых книг и двенадцати кристаллов, около сотни с разной степенью повреждений и куча всякого магического или околомагического хлама.

    Следующий зал, судя по плану, был соединён с тем хранилищем, о котором говорил Мук, и из него же должен был вести потайной лаз в подземелье города, где располагалась тюрьма.

    Просканировав помещение, как и рассказывал демон, я заметил двух скелетонов-воинов, стоящих у входа в хранилище. Также в помещении присутствовал и лич. С подобной нежитью я уже встречался, когда мы спасали Эрею из той западни, куда её загнали.

    Кластер выдал быстрый отчёт:

    «Конструкт десятого уровня. Удержание сущности. Маскировка. Ускорение внутреннего восприятия. Коэффициент ускорения пять раз. Увеличение силы. Увеличение реакции. Укрепление материального носителя. Конструкт генерации защитного силового поля девятого уровня».

    Ментоинтерфейс подлил масла в огонь:

    «Ментооператор. Класс: магистр. Аналогичные ментоструктуры были зарегистрированы ранее», – и вывел менто-информационное поле ранее уничтоженного мной экземпляра.

    Быстро проанализировав уже известную и исследованную мной и Искателем структуру, кластер нашёл наиболее уязвимые её точки.

    Со скелетонами проблем не было, их ментальную структуру мы уже разбирали и поэтому ничего нового придумывать не стали.

    Осталось разобраться в последовательности этапов операции. Но ещё во время нашего путешествия с Муком я узнал у него достаточно интересную вещь. Скелетоны никакой информации наверх передать не смогут. Поэтому для совершенно тихого и незаметного уничтожения этой группы нежити следовало начать с лича.

    «Ладно, так и сделаем», – решил я, расставил метки для локальной телепортации и, привязав их к менто-информационным полям присутствующих в помещении умертвий, приготовился к бою.


    «Прыжок!» – скомандовал я сам себе.

    Оказываюсь на расстоянии удара от лича.

    Ускорение.

    Меч медведя входит в его щит под нужным углом и в ту найденную кластером точку, где он способен пробить этот силовой кокон с одного удара. Как оказалось, меч этого странного незнакомца был очень удобен для тесного ближнего боя, будто его специально и создавали именно для такого типа нападений.

    Неожиданная материализация вблизи противника, мгновенный укол и уход с линии атаки куда-то за пределы досягаемости ответного удара.

    Построение резервного канала для поглощения ментоэнергии.

    Поглощение сути.

    «Зарегистрировано наличие нового ментомодуля, – сообщает Искатель. – Описание: конструкт девятого уровня. Создание постоянного внутреннего силового защитного поля внутри ментальной структуры пользователя. Свойство: сопротивление физическим и магическим атакам физической направленности вплоть до третьего уровня градации физического воздействия. Энергопотребление: настраиваемое, регулируется и обеспечивается избытком энергии в существующем энергетическом контуре оператора. Режим работы: постоянно. Статус: активирован».

    «Хорошо, что-то с этого лича мы получили», – пролетела мысль где-то на задворках моего сознания.

    Но я, не останавливаясь и не особо разбираясь в этом, продолжил действовать.

    Поглощение сущности. В меня полился в общем-то совершенно немаленький поток ментоэнергии.

    Лич падает.

    Но я уже материализовался у следующего противника.

    Тут всё просто. Создание канала.

    Удар.

    Поглощение сущности.

    Скелетон рассыпается кучкой не связанных и не удерживаемых силой мёртвого города костей.

    И ещё один прыжок.

    Опять те же действия. И второй скелетон валится к моим ногам.

    Всё, дело сделано.

    Есть немного времени, прежде чем идти в хранилище. Проверяю и это помещение.

    Здесь ценных книг и фолиантов оказалось ещё больше. Штук сорок. Ещё порядка семидесяти кристаллов. И всё это совершенно целое, как утверждают Искатель и моя интуиция.

    Повреждённого имущества ещё больше. Только порядка ста двадцати книг различной степени ценности и уровня повреждений. Плюс ещё около двухсот кристаллов, с которых кластеру, возможно, получится восстановить хоть какую-то информацию.

    Ну и остальной хлам, к которому я отнёс также вооружение скелетонов, их необычные доспехи и останки магалича, заряженные какой-то смесью магии смерти, тьмы и ещё чего-то не слишком понятного, замешанного на энергии земли и воды.

    Всё это тоже отправилось в моё собственное складское хранилище.

    Ну а теперь именно то, зачем я сюда пришёл. Хранилище наиболее ценных и целых книг, рукописей, различных работ и инфокристаллов.

    Правда, я не ринулся, как оголтелый кладоискатель, сразу же проверять это помещение на наличие особо ценного имущества. Как-то не верилось в большую глупость местных владык, способных оставить подобное место без надлежащей охраны или охранного плетения. И оказался прав. На дверь было прилеплено что-то, созданное на основе магии смерти.

    «Конструкт пятнадцатого уровня, – отчитался кластер, – преобразование живой органической материи в неорганическое кремневое соединение, её дальнейшее размельчение с последующим распылением полученного материала. Описание: уничтожение любого материального носителя на основе живых органических составляющих (клеток). Свойства: основано на преобразовании одного типа материи в другой за счёт изменения свойств энергии, составляющих его основу. Энергопотребление: не требуется, работает за счёт энергии, взятой от объекта воздействия. Объём проводимых преобразований напрямую зависит от количества переданной в конструкт энергии. Интерфейс управления: присутствует. Управляющий контур: присутствует. Возможность подключения: да.

    Произвести подключение?» – в конце задаёт свой коронный вопрос кластер.

    Естественно, я отвечаю «да».

    «Подключение установлено».

    Я быстро пробегаюсь по меню управления этим заклинанием и разочарованно понимаю, что его прямое отключение не предусмотрено. Можно просмотреть только основные свойства этого плетения, какую-то информационно-статистическую панель да часть критичных параметров заклинания, и, по сути, всё.

    На этом месте я внезапно останавливаюсь и просматриваю доступные параметры. И… Да, я вижу то, за что зацепился мой взгляд. Некоторые из параметров можно варьировать в определённых пределах.

    «Так, что у нас тут есть интересного?» – начинаю просматривать я.

    Однако большинство обозначений мне совершенно непонятны, и я даже не догадываюсь, какие результаты должны повлечь за собой изменения этих параметров.

    Правда, интуиция упорно указывает на один из параметров. Он как раз находится по своей шкале на доступном максимальном значении.

    Переключив его на минимальное значение, я увидел, что он перешёл из положительной градации в отрицательный диапазон. Я, честно говоря, не догадался, что произошло, однако кластер практически мгновенно отреагировал на произведённые мной действия:

    «Изменение полярности срабатывания конструкта. Произведено переключение на активацию конструкта при его взаимодействии с неживой (мёртвой) органической материей».

    «Так, так, – мне стало любопытно, – это получается, что теперь это плетение должно сработать не на живое существо, а на нежить, к примеру».

    Кластер был полностью согласен с моим выводом.

    Доверившись ему и своей интуиции, которая утверждала, что больше соседнее помещение никакой опасности для меня не представляет, я вошёл в заветное хранилище.

    Мук был прав: здесь был совершеннейший бардак. Всё было сложено в неразобранные стопки. Все полки шкафов забиты книгами, какими-то фолиантами, рукописями и инфокристаллами. Хотя само помещение было относительно небольшим, по сравнению с предыдущими залами, но разных носителей информации, как бумажных, каменных, кожаных, костяных, так и магических, наподобие кристаллов и не только, здесь было не меньше нескольких тысяч.

    Ментоинтерфейс начал сканирование на предмет полезности для нас всей этой информационной свалки, хотя я был почему-то уверен, что различный хлам в это хранилище бывший смотритель библиотеки перетаскивать бы не стал.

    Так и оказалось. В помещении находилось три тысячи восемьсот девяносто семь различных носителей информации, и все они в той или иной степени представляли ценность для нас, и, что немаловажно, всё было абсолютно целым и не подверглось никакому влиянию времени и воздействию внешних факторов. Ну, за исключением того факта, что некоторые фолианты могли попасть в библиотеку в достаточно потрёпанном состоянии. Но главное, что все книги и инфокристаллы остались такими, какими и были до своего появления здесь.

    «Инвентарь» начал трудиться в усиленном режиме и справился с поставленной ему задачей буквально за пару минут. Всё, что находилось в этом хранилище, было перенесено ко мне на склад в секцию ценностей.

    Оглядев уже пустое помещение, я удивленно подошёл к дальней его стене и не поверил своим глазам. В ней находился аналогичный найденному мной ранее контейнеру со снаряжением спасателей, только его цвет был не серый, а замаскирован под цвет стены. Я бы его и не увидел, но интуиция… куда же без неё.

    Уже зная, что нужно делать, я приложил свою ладонь к отпечатку, находящемуся посреди дверцы этого шкафчика.

    «Обнаружено сканирующее воздействие», – как и в прошлый раз, появилась надпись на интерфейсе кластера.

    Потом вновь промелькнули какие-то непонятные сообщения. А вот дальше пошли различия.

    «Гражданство пользователя установлено. Пользователь. Регистрационный код: (и тот код, что вписал прошлый раз кластер). Имя: Баг».

    И последовало совершенно другое описание, не то, что было в прошлый раз.

    «Согласно директиве установленного в секторе военного положения, вы мобилизованы и призваны на службу в вооружённые силы Объединённого содружества. В связи с введением военного положения вы произведены в звание старшего действующего члена военного совета текущего сектора. Код сектора: UO-TR-0698XV. Поздравляю вас с внеочередным присвоением военного звания – генерал Баг. Род войск: галактико-пространственная разведка космических войск Объединённого содружества».

    Следующее сообщение:

    «Изменения уже внесены в ваше личное дело и переправлены в общепространственную базу данных. Дополнительно вам переслан аварийный код полного допуска, подтверждающий ваше звание».

    На интерфейсе кластера высветился огромный список из букв, цифр, каких-то иероглифов и символов.

    «Код действителен только со слепком вашего менто-информационного поля. Необходимое оборудование будет предоставлено вам на любой космической станции, посту слежения или транспортном и военном корабле Объединённого содружества».

    И шкафчик открылся.

    Но, к моему огромному сожалению, он оказался пуст.

    Хотя нет. Присмотревшись, в самом дальнем углу этого встроенного сейфа я нашёл небольшую коробочку. Видимо, из-за маленького размеров её и не заметили.

    Открыв эту коробочку, я внутри, как обычно, нашёл нечто, напоминающее браслет.

    «Мания у них, что ли, на эти браслеты?» – подивился я.

    Ни кластер, ни ментоинтерфейс не смогли мне сообщить, что это такое. Но я давно уже понял, что через подобные устройства эти странные некто передавали информацию или проводили различные преобразования.

    Интуиция не предвещала мне ничего плохого, если я попробую поэкспериментировать с этим устройством, поэтому я его просто надел на руку.

    И ничего не произошло. Что было странно. Обычно с этими штуками всегда что-то происходит.

    Попытавшись его снять и убрать обратно в коробку, я понял, что это у меня вряд ли получится, если разве что разрезать его чем-нибудь или отпилить вместе с рукой.

    Плюнув на него, я уже собрался выходить, когда опять активировался сейф. Правда, в этот раз, в отличие от спасательного контейнера, варианты этого ящичка были несколько пожёстче. Единственное, на что сейф годился сейчас, – это режим самоликвидации, и я мог выбрать только различные вариации его запуска. По таймеру или задав какое-то условие. Быстро проглядев их список, я улыбнулся и установил активацию режима самоуничтожения на открытие входной двери. Было понятно, что тот, кто наложил на двери такое мощное плетение, сможет его же и снять, а вот сюрприза в виде взрыва, направленного прямо в его счастливую физиономию, он ожидать вряд ли будет.

    А ещё мне было интересно, откуда в самом центре города мёртвых появился этот сейф и кто его установил? А главное, кто и когда его практически опустошил? Ведь в этом городе уже как минимум девятнадцать тысяч лет никого, кроме нежити, не встретишь, а для них, как я понимаю, и этот сейф, и имущество, хранящееся в нём, бесполезны.

    Закончив разбираться с сейфом и библиотечным хранилищем в городе древних, я отправился туда, куда должен был попасть уже несколько минут назад.

    «Тем более я теперь генерал, – при этом меня стал разбирать смех. Ну надо же было так встрять! – Военнообязанный». – И я опять усмехнулся.

    Только вот один вопрос мне так и не давал покоя: «Интересно, что это за Объединённое содружество такое?»


    «Вот и проход», – посмотрел я на небольшую дыру в стене, о которой говорил Мук.

    И точно, находился он там, где и указал на него малыш.

    Вот только мы с ментоинтерфейсом как-то забыли уточнить, что именно наш Мук – малыш в прямом смысле этого слова. Я в этот проход мог пролезть только ползком. И то с трудом.

    Но раз назвался груздем, надо лезть.

    Не знаю, что сделалось с моим телом, но ползал я, оказывается, не хуже змеи или там червяка какого. Быстро и так же бесшумно. А так как это была центральная часть города, это оказалось немаловажным. Во многих местах недалеко от себя я чувствовал и видел присутствие различной нежити, как уже известной мне, так и совершенно незнакомой.

    Особенно меня поразили какие-то огромные ментоструктуры, переполненные энергией тьмы и смерти, которые попались, когда я находился уже совсем недалеко от тюрьмы. Мне они почему-то напомнили гигантских костяных драконов, о которых я когда-то читал. Эти, кстати, судя по всему, тоже летали.

    «Не знал, что здесь водятся такие, – подумал я, – а Мук ещё о каких-то хозяевах говорил и владыках. Если уж эти чудища переполнены ментоэнергией и сильны магически, то каковы тогда должны быть их повелители?»

    Я помню того Младшего Владыку, о котором говорил Мук, и он мне не показался слишком опасным. Или он недооценил меня и вышел неподготовленным, или я, как это иногда случается, в чём-то ошибаюсь?

    Но не буду недооценивать их. Лучше перестрахуюсь и буду думать, что они ещё более опасны, чем считал Мук. Тогда я точно смогу адекватно отреагировать на все их трюки.

    В этот момент я оказался у решётки, которая перегораживала мой выход в подземелье и о которой Мук почему-то ничего не сказал.

    Хотя это было особо и не важно. Я и так вылезу, если это потребуется. Или срежу её, или телепортируюсь. Вон сколько маячков перемещается внизу.

    Охраны оказалось несколько больше, чем мы рассчитывали с маленьким стражем, но несмертельно. Пол-отряда нежити. Один рыцарь тьмы и четыре скелетона-воина. С такими субъектами мы уже встречались.

    Отсканировав всё помещение, я определился с камерой, в которой находится пленник, убедился, что никто посторонний дополнительно сюда не направляется, и приступил к активным действиям.

    Быстро раскидал телепортационные метки над помеченной стражей – это у меня стало выходить уже даже не автоматически, а ещё быстрее, чуть ли не на уровне рефлексов, – я заметил, что периодически кидаю метки туда-сюда, а потом снимаю их. Делал я это на случай внезапного нападения и боя. Чтобы у меня всегда было время и возможность или отступить, или нанести неожиданный удар.

    «Параноик», – называл я себя, но зато ставил я метки в результате практически мгновенно. Скорость моей телепортации по ним теперь не уступала, как утверждал кластер, скорости при прямом видении. Только у меня было преимущество. Мне не нужен был объект привязки, я был связан с маячком и мог перемещаться, ориентируясь только по ним. Но сути это не меняло. Работал я с локальной телепортацией уже на уровне прямых способностей, а не заклинаний, что было мне только на руку.

    Сориентировавшись, я скомандовал себе: «Бой!»

    Прыжок. Я около рыцаря тьмы. Построение резервного канала. Удар сквозь защитное поле. Поглощение сути.

    «Обнаружены аналогичные конструкты одинакового типа. Произвожу их слияние и усиление направленного воздействия. Текущий уровень конструкта: восемь и две десятых», – выдал кластер об аналогичных способностях, выкачанных из предыдущих рыцарей тьмы, о защитном поле облачного типа и фокусированном ментальном воздействии.

    Но у меня идёт бой, поэтому – поглощение сути и следующий прыжок.

    А останки рыцаря тем временем ещё даже не успели коснуться пола в помещении.

    Со скелетонами всё по-другому. Они поставщики энергии.

    Построение канала передачи ментоэнергии. Связывание наших структур. Удар меча. И поглощение сущности.

    Всё, кучка праха падает.

    Ещё один. И ещё. И ещё.

    Бой окончен.

    Оглядываюсь кругом. Врагов нет. На всякий случай иду к входу и сканирую коридор.

    Никого.

    Закрываю дверь и запираю её на внутренний засов.

    Конечно, против мага или рыцаря тьмы это защита никакая, но несколько секунд она нам даст, если что.

    Быстро сканирую помещение тюрьмы по очень настойчивой просьбе своей хомячьей натуры. Мечи и доспехи скелетонов и рыцаря, а также его останки попали ко мне в «инвентарь».

    Что-то не так.

    Подхожу к столу и удивлённо разглядываю лежащий на нём предмет. Сумку.

    «Материал изготовления аналогичен», – подтверждает мою догадку Искатель.

    Хоть она и несколько иной формы, но сделана из того же материала, что и сумка медведя. И принадлежать она может только кому-то пришедшему из мира демонов, изготавливающих подобные артефакты, или оттуда, где эту шкуру или саму сумку можно найти. И её хозяин, видимо, как раз и есть тот самый пленник, о котором говорил Мук.

    Проверив состояние пленника с помощью Диагноста, я понял, что он не спит и хотя слегка избит, однако практически полностью здоров. И сейчас очень насторожен.

    Пленник каким-то образом понял, что за пределами камеры произошли некие изменения, и сейчас ожидает их продолжения.

    Я взял со стола сумку и обнаружил под ней перевязь с парой коротких мечей. Магией они не отдавали, но были изготовлены из того же материала, что и найденный меч медведя или мои парные клинки. Этот материал Искатель назвал адамантитом.

    «Неплохо экипирован пленник, – подумал я, – если соотнести реакцию корнола на мою сумку и то качество изготовления оружия, что я вижу».

    Подойдя к нужной камере, открыл её дверь.

    «А ведь действительно похож на Эрею, особенно если учесть, что это не пленник, а пленница», – только взглянув на незнакомку, понял я.

    Скорее всего, этой разницы не понимал Мук, для которого что мужчина, что женщина, особенно если они одеты в скрывающую общие очертания одежду, не имело значения. Поэтому он и принял эту девушку за мужчину, хотя, конечно, с её внешностью это нужно было суметь сделать.

    Девушка в ожидании стояла в углу комнаты.

    «И что ей сказать, если она не понимает местных. Да и я вряд ли сразу смогу её понять. Мне, видимо, нужно уловить некое смысловое звучание её речи, чтобы понять её».

    Я протянул ей её сумку и оружие.

    – Бери. – Я тряхнул её имуществом.

    Но пленница никак не прореагировала на мои действия.

    Поняв, что связного разговора у нас явно не будет, я просто бросил к её ногам сумку и оружие, так как она так и не сдвинулась с места.

    – Идём, – махнул я рукой, – идём за мной. – И показал в направлении двери из камеры, а потом и из тюремных помещений. – Туда.

    Наверное, до неё всё-таки стал доходить смысл моей пантомимы. Девушка медленно, не сводя с меня глаз, присела на корточки. Потом резко отскочила в дальний угол помещения с перевязью и оружием в руках.

    «Ничего себе она прыгает!» – подивился я.

    – Да, надевай, – спокойно проговорил я и кивнул.

    Похоже, мой совершенно равнодушный голос убедил или смутил пленницу, я, честно говоря, так этого и не понял.

    Дождавшись, пока она перетянет перевязь и закинет за спину два коротких клинка, я указал ей на так и оставшуюся лежать посреди комнаты её сумку.

    Она осторожно сделала несколько шагов вперёд и подняла сумку.

    Поняв, что я жду лишь её, девушка сделала ещё один несмелый шаг в мою сторону.

    – Ну, вот и хорошо, – пробормотал я и развернулся.

    И мы пошли к выходу из подземелий. За ним должен был начинаться длинный коридор, выходящий прямо на портальную площадь.

    Я не собирался особо заморачиваться и хотел быстро миновать этот коридор, подобравшись к краю портальной площадки. Но теперь, увидев, что пленник нежити – это девушка, я даже как-то растерялся. Я не представлял ни её умений, ни возможностей.

    «Что же делать?»

    Однако, только подумав об этом, я увидел странную и немного не понятную для меня картинку. Девушка, которая сейчас стояла передо мной, преобразилась. Сначала я не видел её менто-информационного поля. Но когда задумался над вопросами, кто она и что с ней делать, моё сознание автоматом переключилось в то состояние максимального видения ментоинформации, что было доступно мне. И я понял, что, во-первых, её поле было скрыто чем-то наподобие той одежды, что я хотел сделать для Эреи и Мука. Только изготовили её из какого-то совершенно иного материала, в отличие от того, что был у меня, но со схожими свойствами. Ни Искатель, ни кластер не смогли мне помочь с этим вопросом. Однако, когда мы обнаружили, что даже сквозь надетую на неё скрывающую её способности одежду я могу распознать и разглядеть её менто-информационное поле, то кластер стал в состоянии примерно вычислить уровень её способностей. И получилось, что перед нами сейчас находится очень сильный тёмный маг, к тому же, что странно, с такими же сильными способностями и к магии жизни. Но при этом кластер упорно утверждал, что такого сочетания способностей к управлению разноплановыми энергиями быть не может, особенно в таких ровно распределённых соотношениях. Девушка была одинаково сильна как в магии тьмы, которой уже, похоже, где-то обучалась, так и в магии жизни, способности к которой у неё были огромными, даже больше, чем у Эреи, но которые были совершенно неразвиты.

    «Необычно», – подумал я и более внимательно присмотрелся к девушке: что ещё интересного скрывается под её симпатичной внешностью?

    И тут выплыло во-вторых. Её внешность была личиной. Очень качественной. Даже кластер не смог подобрать аналога подобному плетению в своей уже скопированной локальной базе знаний. Поэтому копию структуры этого плетения он мгновенно добавил в нашу базу знаний.

    Так вот, под личиной скрывалась ещё более симпатичная мордашка. Такого я даже представить себе не мог. Я считал, да и сейчас считаю, Эрею очень красивой девушкой, но здесь передо мной стояла красавица, по сравнению с которой Эрея была лишь обычной, ничем не примечательной девушкой.

    «Понятно, почему ты ходишь под такой качественной личиной, – усмехнулся я. – Не хочешь смущать обе половины разумных. Даёшь шанс одним не сойти с ума от ревности, а вторым от неимоверного желания. Да, сложновато тебе приходится».

    Никогда не думал, что буду смотреть на неимоверно волшебную красавицу и жалеть её, особенно если она вполне разумное существо, коль старается скрыть за неприметной внешностью своё истинное лицо.

    И вот когда я подумал об истинном лице этой девушки, то как-то неожиданно подключились способности, дарованные мне моей связью с симбиотами.

    М-да… В моём сознании проплыла мысль, от которой я обалдел. И это было неудивительно. Ведь передо мной предстала третья ипостась красавицы.

    Так кого?

    «Э, демоницы, наверное», – поправил я сам себя, рассматривая тот образ, который нарисовало моё сознание.

    Высокая, чуть выше меня, стройная, изящная, с выглядывающими из-за её спины крыльями, небольшими загнутыми назад рожками и лицом ангела. Необычное сочетание. При этом неимоверно опасная, прекрасная в своей как первой, так и второй ипостаси. И что самое главное, невероятно желанная девушка, фея, ангел и демон в одном лице.

    «Да что это со мной?» Я точно знаю, что без ума от Эреи, но сейчас, смотря на эту девушку, я не мог оторвать от неё глаз.

    «Вот это я попал! – обречённо подумал я. – И что мне теперь делать?»

    Хотя ладно, буду разбираться с проблемами по мере их поступления. Да какое, к чёрту, поступление, вот она – проблема, стоит во всём своём невероятно прекрасном воплощении. Неудивительно, что нежить не смогла пробиться в её сознание.

    Я был почему-то полностью уверен, что для этого нужно было работать с её демонической ипостасью, и мне было очень сомнительно, что даже самые сильные их мозголомы справились бы с этой задачей.

    «Но как же мне быть?» При этом какая-то мысль, деталь не давала мне покоя. Что-то я упустил, что-то из того, что заметил, но на что не обратил внимания.

    Нужно разобраться, а то мне это не даст сосредоточиться и спокойно работать.

    Ещё раз рассмотрев все три ипостаси девушки, я вернулся к тому, с чего всё началось, – к её менто-информационному полю.

    «Вот оно!» – нашёл я ту деталь, за которую и зацепилось моё подсознание.

    Наш родовой знак, маленький дракон, вписанный в шар. Все это переливалось чёрно-зелёным цветом. А за драконом парил какой-то непонятный крылатый чёрный монстр.

    «Ну, здравствуй, Тея», – наконец понял я то, что не давало мне покоя с самого первого момента нашей встречи. Некое чувство родства, которое я испытывал всегда, когда поблизости была Эрея. Я даже в первое мгновение подумал, что она где-то рядом, но нет, это так сработали наши узы именно с ней. Теей.

    «Мне везёт. На одну проблему меньше или на одну головную боль больше. Будь, как говорится, осторожен в своих желаниях. Иначе они могут сбыться».

    Не знаю, о чём думала Тея в эту затянувшуюся паузу – о чём-то своём.

    «Что делать?»

    Ею рисковать у меня желание отпало, как только я понял, кто стоит передо мной.

    Нужно поговорить с ней, но как это сделать?

    Не знаю, что произошло, но я стал полностью уверен, что, разобравшись в том, с кем имею дело, смогу уже вполне нормально общаться и с ней. Видимо, сработали какие-то скрытые лингвоанализаторы или ещё что-то, но в голове, как щелчок, появилось понимание и знание ещё одного языка. Это было как и с Эреей – высокому эльфару мне тоже не пришлось учиться, я его уже знал, хотя лесное наречие, на котором мы говорили с корнолом, мне пришлось изучать постепенно и самостоятельно, хотя это и не заняло у меня много времени.

    – Привет, – произнёс я с каким-то немного необычным мягким протягиванием согласных, – я Баг.

    – Привет, – удивлённо ответила девушка. – Ты говоришь на реалме?

    – Видимо, – пожал я плечами. – Как называется этот язык, я не знаю.

    – Странно, – прищурилась та и спросила: – А почему ты заговорил именно на нём?

    – Наверное, потому, что ты пришла оттуда. – И я кивнул в сторону, где должен был располагаться портал. – Но не это сейчас главное. Для нас сейчас важно другое. Мы в городе древних. И он кишит нежитью. Это ты должна была уже заметить. И у них есть большое желание принести тебя в жертву местному источнику магии.

    – То, что город полон умертвий, я разобралась. – Усмехнувшись, Тея тряхнула головой. – Попалась, как маленькая неопытная девчонка, в глупую ловушку. Меня спеленали на выходе из портала, сразу наложив заклинание, блокирующее мои магические способности. Они не знали, что я маг, а сделали это на всякий случай. И уже потом меня поместили сюда. Я оказалась практически бессильна против таких умелых магов. Тут очень сильные маги тьмы и смерти. Я не знала, что где-то в срединных мирах ещё встречаются такие мастера.

    – Тебе не очень повезло в этом плане, ты выбрала тот единственный портал и город, где они наиболее сильны, – заверил я её.

    – Согласна, – ответила она. – И поэтому я поджидала удобного момента, чтобы постараться сбежать.

    – Как раз о побеге, – перебил я её. – У тебя не так много шансов было его совершить, особенно если действовать одной. Да и сейчас их остаётся не очень много. Однако мы с друзьями как раз его и готовили. А тут наш маг случайно узнал, что нежить в плену содержит какого-то разумного, пришедшего с той стороны портала. И поэтому мы хотели предложить свою помощь в обмен на твою. Город полон нежити, за пределами города легионы каких-то демонов. Мы с друзьями именно из-за демонов и постарались укрыться здесь, в городе, но попали из одной неприятности в другую.

    При словах о демонах Тея как-то странно дёрнула головой, но постаралась взять себя в руки, и дальше на её лице вновь была маска спокойствия.

    «Что её смутило, просто упоминание демонов или упоминание того, что они окружили именно этот город?» – задался я вопросом.

    – Какая услуга вам будет нужна? – бесстрастно спросила девушка.

    – Не очень большая, – ответил я, но, если честно, пока и сам не знал, что попросить.

    Я так понимаю, девчонки должны будут узнать друг друга, когда встретятся. И вот потом можно будет поговорить.

    А пока можно сказать следующее:

    – Она не будет очень обременительной для тебя. Нам, возможно, понадобится некоторая помощь, чтобы устроиться там, куда мы попадём. Возможно, связи и немного информации. Я сейчас, правда, не могу сказать, что нам нужно. Но вот в чём я уверен, так это в том, что наша помощь сейчас тебе просто необходима.

    – Да, – как-то просто согласилась девушка, похоже, она и сама прекрасно понимала, в каком положении оказалась.

    – И что у вас за план? – после небольшой паузы спросила Тея.

    – Пройти сквозь портал, через который ты и пришла.

    – Нереально. Его охраняют как королевскую сокровищницу. Там не прорваться, – возразила она, – если у вас, конечно, с собой нет мастера-некроманта.

    – Некроманта у нас с собой нет, – усмехнулся я, – но поверь, уже всё подготовлено. Ждут только нас с тобой.

    Девушка не стала долго колебаться и сразу спросила:

    – Что от меня требуется?

    – Выполнять всё то, что я тебе скажу.

    Немного подумав, она согласилась.

    – Тогда… как быстро ты умеешь бегать? – спросил я.

    – Тебя ещё удивит моя скорость, – с хитрой усмешкой ответила мне она.

    «Посмотрим», – подумал я, но потом вспомнил её невероятный прыжок через всю камеру и сказал:

    – Хорошо, тогда делаем так. Подбираемся через туннель, который находится за этой дверью, к портальной площади. Я её исследую и подаю сигнал своим друзьям. Они активируют портал. После того как портал откроется, мы несёмся со всех ног к нему, пока нас не хватилась охрана. Ну а потом, вполне понятно, мы перемещаемся.

    – А твои друзья точно справятся с порталом, он какой-то странный, – выразила свои сомнения девушка.

    – Справятся. С нами очень талантливый маг. Он гарантированно его активирует. И я в нём полностью уверен.

    – Непонятно, – будто про себя, удивлённо проговорила девушка, – но я почему-то верю тебе. – И уже громче добавила: – Идём. – И встала так, чтобы, следуя за мной, прикрывать мне спину.

    «А неплохо её обучили», – одобрительно посмотрел я на её действия.

    Похоже, мой, возможно, несколько покровительственный взгляд каким-то образом задел её чувства, не знаю, что уж она подумала, но она, лишь дёрнув плечом, указала мне в направлении начала коридора.

    Мы осторожно двинулись вдоль стены к выходу, ведущему на портальную площадь. Я шёл чуть впереди, девушка приотстала от меня на несколько шагов.

    До выхода мы с ней дошли очень быстро. Она умела скользить незаметно и тихо не хуже меня, что меня в общем-то совершенно не удивило, если вспомнить о том, кто она. Я, если честно, даже не представлял всех её возможностей, но мне казалось, что они у неё должны быть уникальными. А незаметно перемещаться, красться так, чтобы никто даже не узнал о твоём присутствии, – это была такая мелочь по сравнению со всем остальным набором, что, по-моему, она не стоила и упоминания.

    Остановившись перед площадью, я быстро просканировал её. Тут Мук оказался совершенно прав. Два отряда охраны. Четыре рыцаря тьмы. Шестнадцать скелетонов-воинов. И пять магов-личей.

    Все менто-информационные структуры уже были в базе. Их слабые места известны. Стратегия и алгоритм работы с ними давно опробован и установлен.

    Расставив метки над всей присутствующей на площади нежитью, я убедился, что корнол, Эрея и Мук находятся там, где и должны, в небольшом помещении под Древом Жизни.

    Проверил я и подходы к площади. Ничего выдающегося не было. В окрестностях сновала пара скелетонов, и больше никого я заметить не смог.

    Однако Мук говорил об одном из владык, который сможет добраться сюда в любом случае.

    «Ну всё, пора начинать», – решил я и подал сигнал нашему собственному небольшому демону.


    «Активируй», – ушла мысленная команда Муку.

    – Ну что? – прошептала из-за спины Тея.

    – Тихо, – остановил я её, – он работает.

    И это было действительно так. Я заметил стягивание большого объёма энергии в центральной точке посреди арки из странного тёмного камня, которая находилась на дальнем конце площади.

    Я, если честно, думал, что это просто некая точка привязки для портала или какое-то фокусирующее устройство, которое задаёт ему направление. А сам портал или находится где-то снизу, или является более компактным артефактом.

    Но теперь увидел, что это не так. Наполнившись энергией, эта каменная окружность преобразилась. И стали ясно видимы все составляющие её основу плетения и структуры. И было их множество. Своим видом этот артефакт мне напомнил «Звёздные врата» из одноимённого фильма, только управлять ими нужно было не механической перестановкой точек координат, а магическим воплощением их рун, встроенных в эти врата.

    «Эта арка сама и является неким портальным артефактом», – дошло до меня, и притом этот артефакт был создан явно кем-то более могущественным, чем местные маги. И это были несомненно не бывшие хозяева этого города. Они, похоже, просто когда-то нашли этот портал и принесли его с собой в этот город.

    Искатель оценил примерный возраст этих врат, им было что-то около пятидесяти тысяч лет. Впечатляющая цифра.

    Но что было ещё более странным: структура плетений в портале была настолько сложной и неизвестной, что даже кластер с ходу не смог идентифицировать большую их часть. Однако он мог работать с ними и утверждал, что основа всех обнаруженных конструктов во многом идентична тем, что хранились в его базе данных. Поэтому доступ к порталу он постарался получить, но не смог пробиться сквозь окружающие и наведённые на него сейчас помехи.

    Оказывается, во время активации портал уже был практически не управляем, или, вероятно, нужно было находиться в непосредственной близости от него, чтобы никакие помехи не мешали работать с его управляющим контуром.

    «Вот это вещь!» – было моей последней мыслью перед тем, как портал раскрылся полностью и воплотил открытые врата в соседний план реальности в материально видимом образе. Некоей зеркальной, слегка колеблющейся поверхности.

    – Ваш маг силён, – прошептала Тея и спросила: – Начинаем?

    – Нет, – ответил я.

    Что-то смущало меня, но я никак не мог понять, что не так.

    Мук уже дважды послал запрос на переброску моих товарищей в портал, но я никак не мог уловить, что же мне не нравится в окружающем портал пространстве, и поэтому пока останавливал его. Да и интуиция упорно твердила, что порталом пользоваться нельзя, хотя я точно знал, что он уже активирован.

    «Да что же не так-то?» – в отчаянии подумал я и поднял своё восприятие до максимально возможного уровня, подключив симбиотов и все сканирующие возможности, доступные ментоинтерфейсу и кластеру.

    «Что это?» – вгляделся я в еле видимую плёнку, накрывшую активированный портал неким сферическим куполом.

    «Силовая защита седьмого уровня», – подсказал кластер.

    Мука с друзьями она не задержит, но основательно собьёт настройки входного луча при перемещении через портал, так что они наверняка погибнут на выходе из портала.

    «Откуда я всё это знаю?» – удивлённо подумал я, но сейчас было не до этого.

    По следу, построенному симбиотами, я вычислил источник генерации этого поля.

    «Ну вот, видимо, и владыка, о котором говорил Мук», – понял я.

    И оказался он здесь гораздо раньше того времени, на которое рассчитывал маленький демон.

    Похоже, этот хозяин мёртвого города был гораздо сообразительнее, чем мы думали, и предугадал то единственное место, которое позволит вырваться нам за пределы этого города. Вот он и пришёл сюда, заранее подготовив ловушку и спрятавшись так, что я его не заметил, если бы не мои дурные предчувствия.

    Кластер просканировал его защиту и констатировал, что это некая составная конструкция, с каждым отдельным элементом которой мы уже имели дело, но в такой связке нам её встречать ещё не доводилось. Однако именно из-за её модульности она и имела свои прорехи, которые, немного поэкспериментировав, кластер нашёл и выделил.

    Правда, для того, чтобы разрушить или пробить силовое поле этого владыки, его придётся перегрузить в каком-то одном месте и, дождавшись стягивания сил для его поддержания именно на этом участке, пробить поле в совершенно иной точке, под строго определённым углом. Со скоростью удара не ниже определённой. То есть, по сути, перед ударом мне понадобится разгоняющая скорость меча связка движений. А это значит, что рядом с этой нежитью мне придётся провести какое-то время.

    «Работать буду своими мечами», – решил я, мне очень могут пригодиться как их родные магические свойства, так и вложенное мной свойство аннигиляции.

    Но во время боя с Владыкой у меня будет право всего одного смертельного удара. Дальше, я так понимаю, будет утеряно преимущество внезапного нападения. Ведь, судя по всему, на нём лишь стандартная защита. Ничего необычного он на себя не накинул, а значит, сам собирается нападать, а не защищаться. Иначе его защита была бы значительно мощнее. А на нём лишь какое-то относительно простое плетение защиты и прикрывшая всё это мощнейшая маскировка.

    «Точно, этот упырь, или как их там правильно называть, затаился в засаде на тех, кто постарается прорваться к арке», – понял я суть замысла владыки.

    А это значит, что если я оплошаю, то вся мощь его уже подготовленного удара придётся по мне. Значит, нужно его укокошить с одного направленного и подготовленного удара.

    Дальше особых трудностей ни кластер, ни Искатель не видели. Хотя точного уровня этой нежити определить не получалось, но, судя по используемым им плетениям, он был не ниже пятнадцатого.

    Кластер сразу предложил не заморачиваться поглощением ментоэнергии владыки, а после поглощения его сути воспользоваться аннигиляцией. В нём могут быть действительно уникальные способности, которые следует постараться урвать, а потом, для экономии времени, сразу его уничтожить.

    Это же следует проделать и с остальной нежитью. Нет времени заниматься их потрошением. Закачка энергии из Древа Жизни может занять некоторое время, поэтому бой нужно сократить до минимума. И тратить время на вытягивание энергии и способностей ещё и из нежити не стоит, и так придётся опустошать источник.

    Разработав примерный план действий, где первым пунктом идёт короткий разговор с владыкой, я уже хотел начинать. Но внезапно пришёл очередной сигнал от Мука.

    «Нужно уходить».

    «Ждите, – ответил я ему, – у портальной арки ловушка. Я вам подам сигнал, когда можно будет перемещаться».

    И обратился к Тее.

    – Небольшое изменение, – сказал я ей, – наш план разгадали, но, как видишь, портал мы активировать смогли. Осталось только пройти сквозь него.

    – Что не так? – спросила девушка.

    – Один из владык этого города мёртвых устроил нам ловушку. Я постараюсь с ней разобраться, но тебе придётся немного поработать в паре со мной. Вернее, как только я тебя скажу, надо бежать со всех ног в сторону активированного портала и уходить через него. Мне придётся остаться здесь и прикрыть ваш отход. Ты же постарайся успокоить моих друзей с той стороны и, главное, не дай никому из них пройти через портал обратно. Это и есть та ответная услуга, о которой я тебя прошу. Сделаешь?

    Девушка с некоторым недоумением посмотрела на меня:

    – Зачем ты всё это задумал, ведь ясно же, что твой план – это явное самоубийство? Зачем?

    – Они всё, что и кто у меня есть. Они – моя семья. – Не знаю почему, я сказал именно так, но когда произнёс эти слова, то и сам понял, что давно всех их считаю такой странной и непонятной, но своей семьёй. Родом, за который я несу ответственность.

    – А для меня? Ведь ты можешь попросить меня остаться, чтобы спасти своих друзей? Моя помощь может оказаться тебе полезной. – И девушка со странным выражением лица и вопросом во взгляде посмотрела прямо мне в глаза.

    – Мне не нужна чужая жизнь, чтобы прикрыть свою. Тем более твоя, – просто сказал я.

    – Понятно, – тихо ответила девушка и, наклонив голову, добавила: – Я постараюсь.

    Не знаю, что она услышала в моей речи, но почему-то именно мои последние слова разбили тот лёд недоверия и осторожности, что всё ещё испытывала она.

    Ну, теперь все вопросы решены. Пора начинать действовать и постараться вырваться за пределы этого проклятого мёртвого города.

    – Пора, – прошептал я и неожиданно даже для себя добавил: – Спасибо тебе, Тея. – И толкнул в удивлении расширившую глаза девушку в спину. – Беги. – И показал в направлении портала.

    «Она точно успеет добраться до арки незамеченной», – подумал я, следя за понёсшейся Теей.

    Такой скорости я от неё не ожидал. Но хотя чему тут удивляться, она ведь демонесса.

    Ну, с Богом.


    Клинки в руки.

    Прыжок.

    Вот он, владыка.

    Тот практически сразу заметил меня и постарался, развернувшись в мою сторону, нанести удар своей длинной когтистой лапой. Скорость была сопоставима с моей, но этот его обычный удар был огромной глупостью, которую сделал этот мёртвый маг. Нужно было нарастить мощь щита или долбануть по мне уже подготовленным и активированным плетением. Однако владыка, видимо давно не участвовавший в реальных сражениях, сделал ошибку новичка. Он напал сам. Именно этой его ошибки мне и не хватало.

    Я сделал длинный скользящий шаг вдоль его корпуса для того, чтобы развить необходимую скорость своего меча и сделать тот единственный удар, способный заставить перегрузить силовой кокон и перераспределить энергию по его поверхности.

    А дальше всё пошло по уже отработанной схеме. Второй удар сквозь ослабленное защитное поле в точку с его наименьшим сопротивлением. Клинок входит в область шейного верхнего позвонка этого длинного мощного скелета. Поглощение сути.

    «Регистрирую поступление конструкта пятнадцатого уровня», – отреагировал кластер.

    Но пока мне это неинтересно.

    Аннигиляцию – в меч, и голова этого умертвия скатывается к моим ногам.

    И практически мгновенно пропадает подпитка того силового поля, что охватывала портальную арку.

    Чтобы ускорить его распад, я подключаюсь к каналу, ведущему к нему, и откачиваю оставшуюся ментоэнергию.

    «Готово. Уходите», – сообщаю я своим друзьям после того, как силовое поле, накрывающее арку, полностью исчезает.

    И замечаю, как портал практически сразу активируется три раза. А потом, буквально через пару секунд, я вижу и ещё одну, последнюю активацию портала.

    «Всё, они в безопасности». – Это было именно то, что беспокоило меня больше всего.

    Теперь меня уже мало что сдерживает.

    «Пора заканчивать с этим городом», – решаю я и начинаю работать с точностью и механическим автоматизмом высокопроизводительного бездушного компьютера.

    Цель номер один: очистить площадь от мешающей выполнению основной задачи нежити.

    Так оперативно и быстро мне действовать ещё не приходилось.

    Отошли на второй план такие маловажные сейчас цели, как сбор умений или приобретение новых способностей, а они здесь были однозначно.

    Я прошёлся по площади всё уничтожающим вихрем.

    Прыжок. Удар. Аннигиляция.

    Прыжок. Удар. Аннигиляция.

    И так до тех пор, пока не было уничтожено последнее умертвие. Никакие трофеи меня сейчас особо не интересовали.

    Цель номер один выполнена. Приступить к следующему этапу.

    Цель номер два: опустошить источник магии.

    Этим я ещё никогда не занимался. Но задача особых трудов не вызвала. Можно было пойти двумя путями.

    Долгим и осторожным – так, как подключался к источнику Мук. Я должен был изучить структуру этого источника, найти его основные узловые точки и к ним выстроить свои каналы для закачки ментоэнергии. Но меня он не устраивал. Во-первых, оказалось, что данный способ пусть и не сразу, но позволит возродить этот источник магии, хотя все текущие связи он, как и предполагалось, оборвёт. И во-вторых, этот способ поглощения ментоэнергии был долгим. У меня не было столько времени.

    Поэтому я пошёл другим путём, используя уже свои собственные способности, а именно свою способность поглощения сущностей. Этот способ был в несколько раз быстрее предыдущего, и главное, поглотив сущность источника, я полностью разрушал его. Что нам и нужно было.

    Прыжок – и я у цели.

    Материализовавшись возле Древа жизни, я вынул клинок медведя и вонзил его в ствол дерева.

    Поглощение сущности.

    Такого потока я не ожидал. Неудивительно, что на этом источнике город смог просуществовать столько времени, даже тех крох, что в нём остались, было достаточно для того, чтобы разорвать мою энергосистему в клочья.

    Но тут в действие вступили защитные механизмы, разработанные кластером и настроенные ментоинтерфейсом.

    Энергия стала закачиваться порциями.

    Оценив тот её объём, что ещё остался в источнике, кластер вывел, что мне понадобится порядка трёх минут для полного её поглощения и ещё порядка десяти секунд, чтобы полностью разрушить менто-информационное поле этого необычного, исковерканного источника жизни.

    Время потянулось в сильнейшем напряжении.

    Чтобы не бездействовать и не накручивать себя, я раскинул сигнальную сеть вокруг площади, подготовил оружие для отражения внезапной атаки. Раскидал несколько меток, привязав их к различным статичным магическим аномалиям, обнаруженным в округе, и занялся теми делами, что накопились у меня после боя.

    Первое – это трофеи. Просканировав площадь, я собрал всё разбросанное здесь оружие, артефакты, отдающие магией, а также те останки нежити, что не были уничтожены и несли в себе хоть какой-то заряд энергии тьмы и смерти. Улов получился неплохим.

    Следующим шагом стало то, что я приступил к анализу полученной от владыки способности.

    «Источник энергии хаоса», – просто охарактеризовал Искатель захваченный у нежити дар.

    Что это означает, мне объяснять не надо было, я и так всё понял. Видимо, сказывается моё более плотное взаимодействие с базами знаний или пробудились ещё какие-то способности, но пояснений ни от кластера, ни от Искателя мне сейчас не требовалось.

    Кстати, как и в вопросе накрытого силовым коконом телепорта.

    Так вот, способностью управления энергиями хаоса я стал обладать сразу, но генерировать их самостоятельно не мог. Раньше я мог вырабатывать только стихийный и упорядоченный спектр энергий. Но управлять мог любым типом энергии, включая и неупорядоченные. Теперь же в дар от владыки нежити я получил нечто способное хоть и не в таких объёмах, как мой изначальный генератор ментоэнергии, но всё же вырабатывать неупорядоченный поток хаотичных типов ментоэнергии.

    Кластер мгновенно просчитал преимущества подобной магической аномалии и, действуя по ранее наработанной схеме, предложил выстроить дублированную систему циркуляции энергий, однако настроенную исключительно на хаотичный ее тип.

    Основой служил генератор, к нему пристраивался накопитель и преобразователь, потом выстраивалась система внутренней циркуляции ментоэнергии хаотичного типа, а вокруг неё – система внешней циркуляции ментоэнергии, также выполняющая функции поглощения энергии хаоса из-за пределов моего менто-информационного поля.

    Преимуществом было то, что эта система была компактнее в связи с более слабым генератором ментоэнергии и её можно было полностью встроить в моё уже сформированное менто-информационное поле.

    И как результат, это привнесло дополнительную очистку ментоэнергии, увеличение скорости работы с ней, дополнительный контур защиты, и, что самое необычное, я теперь стал полноценным тёмным магом. Что кластер считал невозможным. Однако необходимые расчёты провёл и новую ментальную систему циркуляции энергий, разработанную именно под моё менто-информационное поле, создал.

    Искатель же практически мгновенно приступил к её внедрению. Он уже вполне плотно сотрудничал с кластером, и чаще всего все выводы, высказанные им, содержали в себе толику мнения и ментоинтерфейса.

    «Неплохой прощальный дар мне преподнёс город древних», – подумал я.

    В этот момент кластер сообщил о полном разрушении источника.

    Проверив результаты, я понял, что смог неплохо пополнить свой внутренний накопитель ментоэнергии за счёт источника магии города мёртвых.

    И констатировал: цель номер два выполнена. Переходим к порталу.

    Цель номер три: откачать ментоэнергию из портала, постаравшись оставить её лишь на одну активацию.

    Здесь всё оказалось и проще, и сложнее.

    Воспользоваться своей способностью поглощения ментоэнергии я не мог, так как точной градации поглощаемого объёма энергии в этом случае рассчитать ни у меня, ни у кластера с Искателем не получалось. А ведь мне нужно было не только не разрушить источник, но и оставить ментоэнергии в нём на одну рабочую активацию.

    «Самому-то мне тоже нужно переместиться», – подумал я.

    Поэтому мне пришлось работать как обычному магу. Мы быстро изучили структуру плетения портальных врат. Теперь было понятно, что это разработка более сложная и древняя, чем хозяева города мёртвых.

    Просмотрев все узловые точки, я согласился с Муком, что единственным приемлемым местом, где было возможно подключиться к плетению телепорта, была управляющая предпортальная площадка у подножия возвышения, на котором находится сама арка.

    Телепортировавшись туда, я изучил возможные точки подключений.

    Так, создание канала. Начало поглощения энергии из портальных врат.

    Искатель регистрирует критический объём ментоэнергии с её небольшим запасом.

    Останавливаемся и оставляем его.

    Всё было выполнено быстро и точно.

    С этим закончено, понимаю я и совершаю уже последний прыжок в границах этого города.

    Я у портала. Мне остаётся последний шаг. И я его делаю.

    Зеркальная гладь поглощает моё тело.

    И внезапно моё сознание пронзает мысль, что нужно сделать последний «подарок» оставшейся нежити в этом городе мёртвых магов, чтобы наверняка отрезать погоню: «Портал нужно забрать с собой».

    Не знаю, сработает это или нет, но как только я проваливаюсь в тонкую плёнку, затянувшую поверхность портальной арки, даю команду «инвентарю» на захват и перенос в подпространственное хранилище врат.

    Вижу, что моя задумка сработала, но останутся ли они целыми и рабочими после такого эксперимента, покажет только время.

    Но как оказалось, это был не самый последний мой прощальный подарок Владыкам города древних. Финальным аккордом стал услышанный мной где-то на задворках своего восприятия уже по ту сторону портала мощнейший взрыв.

    «Кто-то решил проверить хранилище в библиотеке, – дошла до меня какая-то вялотекущая мысль. – А ведь и правда, я от города камня на камне не оставил», – вспомнились мне последние слова Эреи.

    И она где-то там. Ждёт моего возвращения. Как и все остальные, новые и старые друзья.

    Вот он, мой следующий шаг, шаг в новый мир. Я сделал его. И я готов к встрече с ним. Миром за гранью.

    Глава 3

    Один из нижних планов реальности. Планета Аррах.

    Анклав Нураз. Дворец лорда-повелителя Нураза.

    Большой зал

    Если бы кто-то незнакомый сейчас со стороны увидел старейшего правителя планеты, лорда Нураза, то он допустил бы крамольную мысль. Ему показалось бы, что этот многотысячелетний демон чем-то недоволен или о чём-то переживает.

    И неудивительно.

    Многострадальный вход в этот тронный зал украсило ещё одно мокрое кровавое пятно, усыпанное крошевом из костей и сероватых ошмётков мозга. И в который уже раз не повезло очередному мелкому демону-лизоблюду. Его размазали по стене, не успел он и рта раскрыть, войдя в зал, где сейчас пребывал повелитель. А ведь лорд даже не знал, какие новости тот принёс.

    Какому уже по счёту неудачнику не повезло в этом зале, повелитель Нураз не мог сказать точно и сам. Да и не интересовало его это. Эти демоны были для него как пыль. Исчезновение любой такой мелкой сошки он даже не замечал. Буквально через несколько секунд его место уже займёт кто-то другой, в надежде, что его минует участь предшественника.

    То, что повелителя что-то беспокоило, было не совсем верно. Этого демона уже больше трёх тысяч лет не беспокоили никакие чувства. Временами он испытывал что-то отдалённо на них похожее, но уж точно это было не сегодня.

    Сейчас этот самый старый демон и один из самых могущественных правителей планеты Аррах, да и нескольких ближайших нижних и срединных планов реальности, был просто очень задумчив и отрешён. Ну и ещё он был очень не в духе. А этот прощелыга совершенно не вовремя влез к нему со своими новостями.

    «Нужно было хотя бы выслушать, что он хотел мне сказать, – как-то с ленцой подумал старый демон, – и только потом его убить».

    Но эта мысль его даже не побеспокоила. Он так же с ленцой взмахнул рукой, и дверь в его тронный зал приоткрылась, и в образовавшуюся щель притиснулся худощавый и высокий демон в странном длинном одеянии, которое тянулось за ним по полу.

    «Ну вот, уже нарисовался преемник, – подумал Нураз, рассматривая новую демоническую падаль у подножия своего престола. А потом зло усмехнулся: – Этот-то, интересно, как долго продержится?» – Но эта мысль была мимолётна и ничего не решала, поэтому лорд практически мгновенно забыл о ней и спросил у вошедшего:

    – Что хотел мне сказать этот? – И демон указал на новое кровавое пятно рядом с дверью.

    С опаской покосившись на то, что осталось от его бывшего начальника, младший демон ответил:

    – Повелитель, к вам посыльный от генерала Кана, и, зная их нравы и своеобразные приказы генерала, мы не стали силой отбирать у него письмо, чтобы передать его вам. А решили лишь доложить о его прибытии, чтобы вы сами решили участь этого наглеца, – понимая, что несёт какую-то чушь, проблеял новый младший слуга повелителя.

    Сначала Нураз не понял, о чём лепечет этот шаркун, но достаточно быстро у него перед глазами всплыло лицо молодого демона-воина, принёсшего предыдущие известия от генерала.

    «Неужели опять он?» – удивился повелитель и улыбнулся.

    Ему понравился тот немного нагловатый и смелый воин, готовый пожертвовать своей жизнью, лишь бы с точностью выполнить отданный ему приказ.

    – Зови, – приказал он.

    Было заметно, какое облегчение испытал этот придворный интриган, когда понял, что участь предшественника в это посещение тронной залы повелителя миновала его. И он исчез за тихо закрывшейся за ним дверью, кое-как протиснувшись в небольшую щёлку.

    Пока не появился гонец, Нураз задумался над тем, что же хочет сообщить ему генерал. Ведь никаких новых приказов или поручений лорд ему не отдавал, но, зная характер Кана, можно предположить, что его сведения имеют первостепенное значение.

    И он вновь вернулся к тому, от чего его отвлёк первый посетитель, теперь так живописно украшающий стену напротив.

    Что-то пошло не так в его планах. И старейший лорд на планете пытался разобраться в причинах произошедшего и понять, когда же он мог совершить ошибку. Но самая главная мысль, которая мучила его, была о том, кто же тот неизвестный, что затеял игру против него. А то, что удар был направлен именно в сторону могущественного лорда анклава Нураз, сомневаться не приходилось. Старый лорд давно перестал верить в судьбу и удачу. И цепочка, казалось бы, не связанных между собой событий, произошедших за последнее время, слишком уж выбивалась из общей картины привычного мира интриг, заговоров и подлости, окружающего этого коварного и опасного демона.

    «Если что-то где-то произошло, значит, это было кому-то нужно», – подумал лорд.

    И вот сейчас он старался понять, кому были выгодны и кто мог организовать те «случайности», что произошли недавно в одном из соседних срединных миров, где так тесно сплелись интересы, судя по всему, нескольких могущественных магов, демонов и, возможно, ещё кого-то. Произойди все они поодиночке или в какое-то другое время, он бы даже не обратил на них внимания, но все эти происшествия случились в строго определённый и, несомненно, нужный кому-то момент.

    Сначала этот нелепый провал с поисками ценнейшего артефакта, Слезы утренней звезды в расположенном недалеко от их плана срединном мире. Это был только первый сигнал, на который следовало обратить внимание. Лорд поверил в то, что ему сообщил осведомитель, и поэтому не предпринял никаких мер, чтобы удостовериться в правдивости полученных сведений и оградить свои поиски от излишне пристального внимания. Вернее, в том, что эти сведения являются правдой, никто не сомневался. Этому была порукой и его репутация, шутить с ним никто бы не осмелился. Ну и не так сильно он обезумел от счастья, чтобы по косвенным причинам не удостовериться в присутствии артефакта на указанной территории. И только после того, как его подчинённые смогли разобраться в происходящем и предоставили ему ряд неопровержимых доказательств, он организовал полномасштабную экспедицию-вторжение в тот мир с вынесением туда капитального постоянного форпоста для территории поисков и на случай возникновения непредвиденных обстоятельств. Благо место поисков находилось в глухой чаще магического Леса одного из материков той планеты, являющегося наследием войн древних магов.

    Но главное он упустил из виду. Лорд не смог скрыть своего интереса как к этому срединному миру, так и к тому, что он там разыскивает нечто. А в их придворном котле уже одного этого было достаточно, чтобы кто-либо заинтересовался его деятельностью. И судя по всему, кто-то очень вовремя это заметил и подсуетился. Слишком многие хотели подсидеть его, особенно если можно загрести жар чужими руками, ну или, по крайней мере, подставить своих конкурентов, сделав так, чтобы все нити вели к кому-то конкретному.

    Как сейчас понимал лорд, первой и наиболее критичной его ошибкой стало то, что он вовремя не позаботился о том, что информацией о месте нахождения ценнейшего артефакта будет обладать только он. Правитель Нураз слишком поздно устранил единственный источник этих сведений, своего осведомителя, но, похоже, тот успел уже кому-то перепродать полученную информацию.

    Последовавшие же за этим события стали следствием его первой ошибки.

    Хотя был ещё более интересный вариант, и лорд Нураз даже хотел, чтобы именно он оказался верным. Слишком скучно было ему последнее время. А как оказалось, скука убивала не хуже того же кинжала. И ему нужно было срочно её развеять. Но слишком уж невероятным выглядело это второе предположение. Однако где-то внутри старого повелителя разгорался огонёк интереса, когда он начинал рассматривать именно этот вариант развития событий. Очень уж необычным и интригующим он выглядел со стороны.

    «Кто-то затеял игру именно со мной, – в который раз думал старый лорд, рассматривая одно из последних донесений, пришедших из мира Ареаны, – и этот кто-то начал её ещё задолго до того, как всё завертелось вокруг этого артефакта».

    И у лорда уже стали вырисовываться подозрения, кто бы это мог быть. Слишком много улик, хоть и не прямых, указывало на длинную загребущую руку какой-нибудь из гильдий магов одного из нейтральных миров. Ведь именно они имеют в своём распоряжении достаточные для осуществления такого многоходового плана ресурсы, а главное, возможность, чтобы совершить подобное. И что немаловажно, эти гильдии готовы пойти на многое ради достижения своей цели. И если предположить, что их целью было заполучить действующий источник бессмертия, то ради такой цели можно и пожертвовать таким ценнейшим артефактом, как Слеза.

    Лорд совершенно не сомневался, что глава любой такой гильдии пойдёт на многое ради обладания подобным источником, как, впрочем, и сам лорд. Ведь он бы поступил точно так же. Уж слишком хорошо он знал одного из глав подобных гильдий, своего брата, чтобы какие-то сомнения зародились в его душе.

    Не многие живущие знали, что лорд Нураз не самый старейший житель их планеты. Был и более старый демон, его старший брат Нуракос, глава гильдии тёмных магов нейтрального мира Ролан. Только вся правда заключалась в том, что он практически всё время проводил в своей резиденции.

    Читая последние донесения, доставленные ему буквально несколько часов назад, Нураз всё больше убеждался в том, что он невольно влез в чью-то крупную игру, слишком хорошо всё было обставлено и спланировано.

    «Брат или кто-то подобный ему что-то затеял, – понимал лорд. – Но что?»

    Это пока оставалось для него загадкой.

    До поступления последних сведений в этой истории было слишком много загадок, но постепенно все эти разрозненные картинки стали складываться в единое полотно.

    В деле артефакта оставалось несколько открытых вопросов, на которые никто до сих пор не мог дать достойного ответа. Но и они сейчас стали обретать хоть какие-то более осязаемые очертания.

    Хотя для лорда так и осталось неизвестным, куда делся сам артефакт?

    А ещё его очень интересовал вопрос: куда исчезли его похитители, уведшие эту необычную магическую аномалию прямо из-под носа ищеек лорда? И вообще, кто они такие?

    На любителей эти неизвестные были похожи очень мало. Как стало известно из последних донесений, у них всё было спланировано значительно лучше, чем его демоны могли предположить, когда организовывали оцепление зоны поиска. И кто бы смог это понять сразу? Таких специалистов у него в анклаве и на подконтрольных территориях не так и много, и их он задействовал лишь после того, как получил сведения об источнике.

    Ведь, по сути, не было ни следов присутствия неизвестных на месте проведения поисков, ни каких-то иных доказательств, что эти похитители вообще существовали. Но факт активации и привязки артефакта к кому-то говорит сам за себя. Эти неизвестные были там.

    В зону поиска похитители пришли своим ходом, и на это указывало множество косвенных улик и доказательств. От стычки демо-драка, нёсшего вахту в охраняемом им секторе, до уничтоженного в зоне поиска сильного отряда лесных рейнджеров-ралов (крысоподобных демонов) лорда. Правда, время и ход их последнего боя хотя и совпадает с тем, что пытались восстановить по показаниям отряда, нёсшего сторожевую вахту и ведшего преследование, но как-то не вяжется их рассказ с тем, что потом доложили ему доверенные следопыты-демоны, раскопавшие ещё кое-что.

    Его следователи уверены, что отрядов было как минимум три. Один подставной, набранный из жителей той планеты. Были найдены останки одного из местных оборотней, возможно, был и ещё кто-то, но их обнаружить не удалось. И именно этим отрядом пожертвовали, когда устроили (на этом следователи делали особый акцент) стычку с демодраком, уж очень напоказ она была организована. Всё выглядит так, будто этот отряд должен был отвлечь внимание от чего-то более серьёзного. В результате демо-драк был снят с боевого дежурства и отправился в форпост на доклад, и именно тогда в зону поиска проникла основная группа похитителей.

    Вот тут следователи практически в один голос утверждают, что этот второй отряд состоял из двух групп, в обязанности которых входили совершенно разные задачи. Обе эти группы небольшие. Та, что осталась и ждала зарождения источника, состояла из двух существ, а та, что ушла со Слезой, вообще могла состоять всего из одного или тоже двух разумных. Слишком мало было следов их присутствия, но они всё-таки были. Они были очень нечёткие и говорили о том, что в той группе, что впоследствии исчезла со Слезой, был какой-то субъект, который держал себя в лесу так, будто оказался там впервые, так неаккуратно и беспечно он себя вёл. Этот выбивающийся из второй группы своим поведением объект явно указывал на присутствие кого-то ещё, бывшего на месте инициации источника и потом внезапно покинувшего эту местность.

    На месте зарождения источника бессмертия же осталось всего два существа, это было известно и ранее. Опытных лесовиков. Профессионалов. И отменных бойцов.

    Один из них – это сильный рунный маг. Специфическая специализация, которая очень мало подходит для путешествия по опасной местности. Но именно эти маги наиболее подготовлены для укрощения и активации различных источников магии, особенно если им дать немного времени на подготовку. А время у них там было в избытке. Именно поэтому многие гильдии специально готовят подобных магов для проведения ритуалов привязки и инициации источников. Слишком ценны в нижних мирах доступные и вовремя обнаруженные, ещё не привязанные к кому-либо источники магии.

    Поэтому лорда не удивило появление именно рунного мага. Наоборот, это ещё больше укрепило его уверенность в достоверности одной из его версий.

    «Гильдии, куда же без них», – утвердился лорд и переключился на второго члена этой странной группы.

    Второй. Скорее всего, рейнджер, наёмник и хороший боец. В этом сходились абсолютно все. А вот дальше мнения разделялись. Одни настаивали на том, что это кто-то местный. Профессиональный рейнджер. Мастер-оборотень или огр. Как подтверждение своих слов, они приводили найденные там останки одного из членов первой группы. И, судя по всему, он тоже был сильным мастером-оборотнем.

    Но вот один молодой, но очень амбициозный и, надо признать, талантливый следователь утверждал, что это должен был быть демон, и не из слабых. Например, метаморф или саркал. Слишком уж неординарные трюки выделывал этот, так сказать, «рейнджер». И в доказательство он приводил те два боя по зачистке местности, на которые остальные следователи не обратили особого внимания. Так вот, в сообщении говорилось, что этот «рейнджер» без посторонней помощи, в одиночку, разделался с брухтом, очень опасным монстром, обитавшим как раз где-то в той области и доставившим немало проблем их боевым отрядам. В дополнение, восстановив ещё одну иллюзию, по остаточным следам, было видно как этот «рейнджер» с одного удара расправился с «летающим змеем». А это смог бы сделать только кто-то подобный по скорости реакции саркалу. Ну и кроме того, была пара косвенных улик, указывающих на демоническое происхождение второго похитителя. То, как он очень качественно разделал тушки уничтоженных монстров и использовал их магические элементы в качестве дополнения к своей амуниции, было слишком уж в стиле наёмников с нижних миров, миров, где каждая вещь, заряженная магией, ценится на вес золота. Или то, что он ел сырое мясо. Ведь это совершенно не вяжется со вкусами жителей срединных земель, но вполне в характере многих демонов из очень диких нижних планов.

    Ещё как аргумент этот молодой следователь приводил одну немаловажную причину того, что это обязательно должен быть демон с естественной ипостасью, характерной для жителей срединного мира. Ведь в нём очень много сильных и средних магов, которые с лёгкостью могут распознать любую наведённую личину или даже заглянуть за неё, а вот ипостась они рассмотреть не могут, разве что примут подобное существо за какого-нибудь тёмного мага, и всё. Это было необходимо продумать и реализовать для того, чтобы набрать третий отряд и какое-то время прожить в этом мире. А таких демонов не так и много, но самые сильные бойцы из них – это саркалы, метаморфы, обнийцы, рекиды, ну и еще несколько подобных им рас.

    Прочитав рассуждения молодого следователя, который осмелился их вписать в основное послание в обход своего начальника, лорд Нураз стал доверять его суждениям гораздо больше, чем расследованию всей остальной группы. Особенно его убедили предположения о происхождении спутника мага.

    Об этом неизвестном «рейнджере», как его пока решил именовать повелитель, он подумал: «Наш он, до мозга костей, я это чувствую».

    Эта мысль доставила старому лорду какое-то мстительное удовольствие. Может, потому, что его подозрения и догадки обретали всё более ясные и чёткие очертания.

    «Саркал, метаморф или кто-то им подобный», – диапазон подозреваемых сузился ещё больше.

    Особенно тех, у кого была возможность нанять кого-то из этих демонов.

    «Если это метаморфы, то он вообще только один. – Повелитель Нураз в бешенстве сузил свои отсвечивающие мглой и тленом смерти глаза. – Релак, если это ты, то зря ты в это влез, мальчик». – Когти старого демона в каменную пыль стерли подлокотники трона, но он не обратил на это внимания.

    Такого приступа бешенства у Нураза не вызывал никто. И дело было даже не в нахальном повелителе анклава Релак, а в его семье, в их так называемых тайнах, о которых старому лорду было давно всё известно.

    По сути, до этого мелкого лорда и его семьи повелителю Нуразу не было никакого дела, ему нужен был только один их член. Дочь Релака. Его Тея. Девочка-оракул. И Нураз уже не раз пытался через подставные браки вытащить её из их семьи, но пока все его планы срывались из-за нежелания как родителей, так и самой девчонки покидать пределы родного анклава.

    К тому же эта странная история с её политическим браком, о котором мало кто помнит, но законности которого никто не отменял. И поэтому у них всегда есть возможность дать вполне обоснованный отказ: девчонка-то замужем.

    Но повелитель был уверен, что это не их рук дело, слишком плотное кольцо его осведомителей было стянуто вокруг этой семьи, тем более двое из неё ещё совсем недавно были здесь, во дворце.

    «Поэтому не метаморфы», – сделал он вывод.

    А вот саркалы подходили идеально. Эти всегда были наёмниками. Их с детства готовят только для одного: убивать. Они идут на службу к любому. Но при этом до каждой запятой следуют кодексу наёмника и никогда не предают своего работодателя до тех пор, пока контракт не будет выполнен полностью.

    Только вот и их нанять достаточно проблематично, так как работают эти демоны лишь через гильдию наёмников нейтральных миров.

    Тут Нураз замер.

    «Опять в моих рассуждениях выплыла версия причастности нейтральных миров к этому делу, – подумал он и сделал себе в памяти заметку. – Ну да ладно».

    Отставив недодуманную мысль на потом, слишком мало было улик, указывающих на нейтральные миры, лорд принялся изучать донесения дальше.

    А дальше выходило так, что тот, кто забрал Слезу, практически сразу исчез из зоны поиска, даже не передвигаясь по Лесу. И на это следователи тоже указывали особо.

    Ведь обе эти группы вначале двигались в одном направлении, а потом, добравшись до какого-то строго определённого места, что-то там забрали, предположительно артефакт, дошли до места зарождения источника и только потом разделились. Маг и рейнджер остались там, а остальные, или, что вероятнее, остальной, со Слезой куда-то отбыли.

    И вот тут началось самое интересное.

    Как этот второй отряд смог незамеченным вырваться из кольца оцепления, сразу же организованного стражей портала, и избежать встречи с поисковыми группами, так и осталось загадкой. Хотя теперь у лорда появилось одно предположение, но слишком уж оно не нравилось старому демону. Правда, сложив все известные ему факты, именно такой вывод и напрашивался. Слишком уж многое стало указывать на него.

    Неизвестные воспользовались «возвратным камнем», чтобы попасть в один из нейтральных миров. И если эта его гипотеза была верной, то, получается, тот, кто всё это подготовил, имел связи с нейтральными мирами. Что было очень плохо. Всё могущество лорда разбивалось о гильдейских магов этих перекрёстков дорог, переполненных магией. И одной из таких гильдий руководил как раз его старший брат.

    «Что бы я задумал, будь на их месте? – ещё раз задался вопросом лорд Нураз. – Что мне могло там понадобиться? И что вообще было нужно?»

    То, что он сам бы рискнул одной из неинициированных Слёз ради обладания источником бессмертия, не вызывало у него никаких сомнений и было вполне в его духе, но зачем было привязывать её после всего этого, оставалось под вопросом.

    «Зачем?»

    Лорд опять впал в задумчивость.

    И внезапно он понял, что отвлёкся от основного вопроса на второстепенные вещи, забыл о главном. Источник бессмертия. Ведь всё, что произошло, имело своей первопричиной именно захват этого источника. Так что с ним?

    Лорд не знал ни процедуры инициации источника, ни того, как, где и когда он может возникнуть. Но эти сведения наверняка могли попасть в руки его брата (или любой другой гильдии, они ничем не лучше и не хуже), и тогда многое становится на свои места.

    Если гильдия умеет находить или предугадывать место зарождения источника, то она постоянно должна контролировать его.

    Повелитель Нураз опять замер.

    «За мной с самого начала следили, – понял он. – Нужно принять меры».

    Лорд тут же связался с главой своей внутренней стражи, единственным демоном, которому он доверял, и то лишь потому, что тот ему принёс клятву служения на крови и если он ослушается, то даже ничего не успеет сделать, как умрёт он и вся его семья. Такова жизнь, хочешь быть вторым демоном в анклаве после повелителя, имей мужество и смелость поставить на кон всё, включая свою жизнь и жизни своих близких. И его главный помощник, цепной пёс и палач, ещё ни разу за более чем семьсот лет его не подвёл.

    «Нужно усилить систему безопасности и незаметно проверить всё возможное наблюдение, которое могут вести за нами. Я знаю, что за нами следят те, кто сейчас этого делать больше уже не должен. И уверен, что у нас есть их осведомители. Нужно провести чистку и поиск среди приближённых и слуг. И сделать это нужно быстро и незаметно. Понял?»

    «Да, повелитель», – ответил тот.

    И лорд Нураз был полностью уверен, что его цербер моментально начал действовать, и к вечеру, максимум завтра утром, у него будут все имена как тех, кто начал работать на сторону, так и тех, кто является их хозяевами и заказчиками. А то, что слежки не будет уже через час-полтора, он вообще не сомневался.

    «Что там дальше?» – сам у себя спросил лорд и, вспомнив, что остановился на мысли о том, что наверняка за местом зарождения источника уже давно следят, продолжил размышлять.

    Появление Слезы в том же районе, вероятнее всего, как-то связано или с формированием самого источника, или с его будущей инициацией. Слеза ведь не только накапливает магическую энергию в огромнейших количествах, она ещё и стабилизирует некоторым образом магический фон вокруг себя. Именно это и явилось признаком того, что где-то в зоне поиска был этот артефакт. И тут артефакт нужен или как стабилизатор для будущего появления источника бессмертия, или, судя по проведенной активации, для инициации самого источника.

    Тогда становится понятным и странное проникновение в зону поиска, и активация с привязкой артефакта, и последующая инициация источника, которые были проведены в одно и то же время в одном и том же месте.

    «Так это получается, я со своими поисками влез в чью-то игру, – вдруг дошло до лорда Нураза, – и осведомителя тогда я убрал совершенно зря. Он принёс мне абсолютно достоверные и правдивые сведения. Вот только он не знал, чьи они и что это всего лишь часть всей намечающейся операции. Вот они были удивлены, когда я развернул там полномасштабные поиски. Похоже, и артефакт им приходилось время от времени перепрятывать, иначе мы его точно нашли бы. Интересно…» – Эта мысль очень позабавила старого демона, давно он не вляпывался, сам того не зная, в чью-то игру.

    Сегодня лорду была свойственна задумчивость. И его любопытство, дремлющее уже годами, начало просыпаться. Он понял, что зря наговаривал на кого-то и эти неизвестные действовали не против него, а охраняли свою территорию и тайну. Но вот именно его поиски и послужили причиной того, что, возможно, кто-то старается переместить его интерес в другую плоскость. Вернее, старался. Сейчас, судя по всему, ничего интересного происходить не должно.

    «По крайней мере, ближайшую тысячу лет, – решил демон, но вдруг встрепенулся и с азартом, которого, как и любопытства, давно не испытывал, продолжил свою мысль: – Хотя почему? Источник теперь находится под моим контролем, пусть он и привязан. Но это значит, и другие к нему подобраться не смогут. Там уже выстроен такой кордон, через который даже мошка не пролетит! – Но тут он вспомнил о тех, кто однажды ушёл из подобной ловушки, и уже менее оптимистично констатировал: – Ладно, сейчас я просто контролирую как сам источник, так и территорию вокруг него. Но ещё более важным для меня на данный момент является то, что тот, кто инициировал источник, всё ещё скрывается где-то в Лесу. И у меня есть прекрасный шанс стать полноправным хозяином этого источника бессмертия. Нужно всего лишь найти того, кто его инициировал, и убить».

    Однако это и было тем совершенно непонятным для повелителя шагом, который совершила вторая группа. Ведь из-за этого лорду становился совершенно неясен дальнейший ход событий.

    Почему они не телепортировались с помощью того же «возвратного камня», как это сделала группа, захватившая Слезу?

    К кому привязан этот источник? Кто этот странный маг? Нураз не мог припомнить ни единого мага – главу хоть одной известной ему гильдии, всерьёз работающего с рунной магией. А никому другому подобный источник бы не отдали.

    Или это тот, второй? Нет, это невозможно. Для инициации нужно быть сильным магом, умеющим работать с большими объёмами магической энергии, а все его следователи в один голос утверждают, что второй – не маг, а если и маг, то очень слабый.

    Тем более оставался ещё один вопрос: что они забыли в этом городе мёртвых магов? А именно туда они и направились. Следы второго отряда вели именно туда. Об этом говорили как и следопыты, обнаружившие место стычки с ралами, так и его следователи.

    Да и эта стычка с рейнджерами-ралами была достаточно странным событием. Складывалось впечатление, что против отряда, устроившего засаду, работал отряд более сильный и подготовленный.

    Но тогда получается, что отход к городу древних у этой группы был организован заранее и там был ещё один отряд. Тот, о котором до этого никому не было известно. Но именно на него указывают все следы. Ведь несмотря на то, что на первый взгляд могло показаться, будто часть ралов была выведена из строя заклинанием «Удар ветра», как докладывали преследовавшие вторую группу следопыты, его следователи уверены, что это лишь имитация и ралы были выведены из строя какими-то снарядами, сходными по своему эффекту с этим заклинанием, а вот добил их уже явно охранник мага.

    Получается, этих двоих всё время сопровождала некая группа прикрытия, которая вступила в бой в самый решающий момент.

    «А я-то всё удивлялся, как это двое могли пройти идеально подготовленную западню, устроенную десятком демонов одной из самых сильных рас нижних миров?»

    Оказывается, их было больше двух. Но сколько? Сказать никто не мог. Этот отряд, как только выполнил свою миссию, также испарился.

    «Наверняка опять „возвратный камень”», – подумал Нураз.

    Кстати, маг тоже участвовал в битве, и был ранен именно он. Это было установлено точно. И это говорит о двух вещах: что этот маг хотя и хороший специалист, но всё же не очень сильный боец, а значит, он действительно присутствовал в этой группе для обеспечения инициации и привязки источника бессмертия. Или сам являлся объектом привязки. А значит, он был очень слаб после проведения ритуала, что больше всего похоже на правду и с чем согласились абсолютно все.

    А дальше этот небольшой отряд без поддержки тех, кто помог остановить ралов, ушёл в город древних.

    И теперь самый старейший повелитель планеты Аррах пытался понять, что могло оказаться в этом городе мёртвых магов такого, что перевесило ценность источника бессмертия?

    Ответа на этот вопрос у старого демона не было. И он надеялся получить его у гонца, принёсшего какую-то срочную весть от генерала Кана.


    Один из нижних планов реальности. Планета Аррах.

    Анклав Нураз. Дворец лорда-повелителя Нураза.

    Большой зал

    Несколькими минутами позже дверь в зал, где сейчас находился лорд, опять распахнулась.

    «Неужели и вправду он», – подивился повелитель и посмотрел на вошедшего вестового генерала Кана.

    Но нет, в этот раз послание генерала доставил какой-то другой демон. Но, что странно, ни повадками, ни манерой своего поведения он совершенно не отличался от того, который несколько дней назад стоял на его месте. Этот, так же равнодушно скользнув взглядом по мокрому пятну на стене, прошёл на положенное ему для аудиенции место, поклонился и стал спокойно ждать разрешения начать разговор.

    Получив отмашку лорда Нураза, этот вестовой с границы его владений начал доклад.

    – Повелитель, – обратился без особого подобострастия, выразив лишь своё уважение и почтение, воин к лорду, – у меня послание для вас. Лично в руки. Генерал также просил на словах передать, что, если у вас возникнут какие-то вопросы по прочтении его письма, вы можете озвучить их мне. Я буду рад ответить на них, так как сам являюсь очевидцем и свидетелем последних событий, по всей видимости описанных в письме.

    – Хорошо, жди здесь. – Нураз решил не отсылать гонца в соседнее помещение и, если у него всё же возникнут вопросы, сразу озвучить их и получить ответы или необходимые пояснения.

    «Кан, как обычно, умеет напустить туману и заинтриговать», – подумал лорд.

    Потянувшись силой, подхватил письмо из рук посланника и перенёс его к себе.

    – Интересно, – прошептал Нураз и, сломав личную печать генерала, пробежал глазами по строчкам послания.

    Да, вопросы у него возникли вместе с желанием отправить палачей к Кану за его шуточки, но сначала решил всё-таки выяснить все подробности у гонца и только потом определиться насчёт Кана и его гонца. Слишком странным оказалось присланное ему сообщение даже для своенравного и взбалмошного генерала.

    Вот что прочёл старый Лорд в письме:

    «Лучше, чем я, обо всём произошедшем вам, повелитель, расскажет присланный с письмом вестовой. Выслушайте его. Я уверен, это вас очень заинтересует.

    Генерал К.».

    Вот и всё содержимое послания.

    «Не зря я его держу подальше от столицы, – с сарказмом подумал старый демон, – с такими-то выкрутасами и характером. Опять выкинул что-то в своём стиле. Ну что ж, послушаем. Но если он ошибся, гнить ему на этой границе до конца его дней. – Хотя лорд Нураз хорошо помнил, что Кан не ошибся ещё ни разу. – Но всё когда-то случается впервые. – И лорд переключил внимание на стоящего перед ним молодого демона-воина, охранявшего границы одного из самых удалённых участков его владений. – Ну и что интересно он может рассказать мне?» – задался вопросом Нураз и обратился к ожидающему его вопросов вестовому генерала.

    – Ты знаешь о содержимом письма? – спросил он у гонца.

    – Нет, мой повелитель, – ответил тот. – Я могу лишь догадываться о его содержании.

    – И что же? – усмехнувшись, уточнил у молодого демона местный правитель.

    – Там должны быть описаны события, произошедшие за последние пять дней, – предположил вестовой.

    – Хм, интересно, – проговорил Нураз. – Там нет ни слова о произошедших событиях. Там сказано о тебе.

    – Обо мне? – удивился гонец.

    – В основном да, – подтвердил лорд и протянул письмо вестовому. – Прочти. Думаю, тебе будет интересно.

    Хотя, если честно, Нураз просто хотел посмотреть на реакцию этого воина. И она его порадовала.

    Гонец, совершенно спокойно, без суеты, с поклоном принял из рук повелителя привезённое ему же послание, быстро пробежал глазами по строчкам, что в нём содержались, и, повернувшись к лорду, ответил:

    – Я полностью в вашем распоряжении, господин.

    «Такие бойцы мне и нужны. Жаль, что их так мало и, как ни странно, почти все они находятся в подчинении генерала. Вот где сосредоточена основная сила и мощь моего анклава! – с гордостью подумал лорд и понял, почему именно его прислал к нему Кан. – Такого не запугаешь. – И, усмехнувшись, ещё раз констатировал: – Точно, не запугаешь».

    – Хорошо, – неторопливо сказал лорд, – тогда расскажи мне то, что не стал описывать в письме генерал, но что, как он считает, заинтересует меня. – И перевёл тяжёлый взгляд на молодого воина.

    Но тот, казалось, будто даже не заметив обратившего на него внимание лорда, так же обстоятельно, как и во время предыдущего короткого доклада о доставке послания от генерала, начал новый рассказ.

    «Нахал, ещё больший, чем предыдущий посыльный». Старый демон даже не понял, нравится ему это или нет, но то, что все подчинённые Кана были его полнейшей копией, как по характеру, так, судя по всему, и по выучке, Нураз совершенно не сомневался.

    – Я думаю, начало истории не представляет для вас интереса, тем более, скорее всего, вы о тех событиях осведомлены гораздо лучше меня. – И воин сделал небольшой полупоклон в сторону повелителя. – В зону проведения операции по поиску и зачистке местности мы с моим отрядом прибыли, когда беглецы уже скрылись за стенами города древних. Нас, всех новоприбывших, адъютант генерала Кана ввёл в курс дела, распределил между нами зоны ответственности, и мы приступили к дежурству на определённом для каждого нового отряда подконтрольном участке. Нам достались небольшой кусок стены и достаточно массивная часть парковой зоны, примыкающей к городской окраине. На момент наступления нашего дежурства было известно, что беглецов двое и они скрылись где-то на территории города. Проведя рекогносцировку подконтрольной моему отряду территории, мы удостоверились, что город полон нежити, которая постоянно ведёт патрулирование всего нашего участка. Переговорив с командирами соседних отрядов, дежурящих на смежных участках, мы выяснили, что и у них картина складывается примерно такая же. Кроме того, две разведывательные партии, отправленные в глубь города, доложили, что с продвижением к его центральной части количество и плотность патрулей увеличивается. Также с приближением к центру города были замечены личи. Не исключалась возможность присутствия в городе и более сильной и опасной нежити. Поэтому генерал отдал приказ лишь контролировать все подходы и выходы из города и не соваться внутрь. – Патрульный, прибывший из срединного мира, ненадолго замолчал, что-то обдумал и продолжил: – И буквально через несколько часов после начала нашего третьего дежурства мы убедились, что приказ генерала был абсолютно справедлив. В середине ночной смены ко мне прибежал один из младших демонов и доложил, что наш отрядный маг запеленговал сильную магическую активность на дальнем краю паркового комплекса, того, что граничил с зоной, которую контролировал мой отряд. Я связался с генералом и командирами соседних отрядов, чтобы удостовериться в правдивости этих сведений и провести разведку проявленной магической активности. Оба мага из смежных отрядов также запеленговали сильную магическую активность. Один из них, более опытный и умелый маг, утверждал, что там был бой, но длился он буквально несколько минут. Когда прибыл генерал и мы получили разрешение на проведение разведывательного рейда в глубь территории города мёртвых, наш сводный отряд и оба прикомандированных к нему мага выдвинулись в путь. Туда, где была замечена наибольшая магическая активность. – Подумав и будто восстановив последовательность происходивших событий, молодой воин стал рассказывать дальше: – Продвигаясь по территории города, мы стали замечать некоторые странности. Вся нежить будто испарилась. Нам попалась всего одна небольшая группа скелетонов. С ней мы разделались в одно мгновение, благо наши маги заранее смогли предупредить о приближении этой группы. Дальше мы стали пробираться по следам уничтоженного отряда нежити, так как они вели не напрямую к месту сражения, куда мы и так уже опоздали, а заворачивали и проходили через некогда жилой район. Примерно через два квартала мы обнаружили разрушенный старинный семейный склеп. В нём был труп верхового пегаса, очень дорогой породы, и амуниция рейнджера эльфаров. Это одна из рас того мира, – пояснил воин.

    – Я знаю, – хмыкнул лорд.

    – Да, мой повелитель. – И воин склонил голову, а потом продолжил: – Так вот, ни трупа самого всадника, ни каких-либо иных следов того, что его захватила нежить, мы обнаружить не смогли. Но вот следы присутствия на этом месте одного существа, ребёнка или женщины, мы заметили. Этот неизвестный прожил там несколько дней, а потом ушёл прямо по направлению к тому месту, где наши маги заметили сильную магическую активность. Дополнительно проверив найденное убежище, маги, воссоздав иллюзию присутствия, вычислили, что прятавшийся здесь разумный всё-таки женщина, причём молодая. Хотя она и не была новичком в Лесу, но против нежити ничего противопоставить не могла. Поэтому и пряталась там. Однако по каким-то причинам дальше она была вынуждена двигаться в сторону парка. Что её побудило к этому, нам неизвестно, но нежить была в курсе её пребывания здесь. При проверке близлежащих зданий было обнаружено несколько постов наблюдения за ней. Она зачем-то была нужна нежити. И на этот вопрос вскоре смог ответить один из демонов-магов с врождённой способностью работы с аурами живых существ. По остаточным её следам он смог понять, что эта девушка – сильный адепт магии жизни. Именно поэтому ей нужно было попасть в парк. Она хотела восполнить свой запас магической энергии. А для мага жизни парковая зона была единственным местом, где это можно было сделать в этом городе. Разобравшись с причинами, почему эта магиня отправилась в нужную нам сторону, мы пошли уже по её следам. Когда мы уходили, я обратил внимание на то, что один из магов, прикомандированных к нашему отряду, связался с кем-то и передал какую-то информацию, запаковав её в локальное магическое сообщение. Я видел подобные артефакты здесь, в столице, и поэтому сразу смог понять, что он сделал. Его поведение вызывало подозрение ещё на месте обнаружения мёртвого пегаса, но бросилось в глаза это только сейчас. Никому из нас не выдавали переговорных устройств, и это могло означать только то, что этот маг поддерживал связь с кем-то ещё. Я попросил одного из своих глазастых подчинённых понаблюдать за этим магом. Но пока решил ничего не предпринимать, взять тихо его не получилось бы, а вот выдавать своё местоположение не имело никакого резона. Всё равно этот маг не смог бы самостоятельно выбраться из оцепленного города. Мы продолжили двигаться по следам девушки. И остановились только тогда, когда стало понятно, что нежить усиленно ведёт чьи-то поиски. Мы успели укрыться на чердаке одного полуразвалившегося здания и затаились там, выставив лишь скрытые посты наблюдения, так как к поиску подключились различные летающие умертвия. Мы заметили даже нескольких костяных драконов. И просидели там несколько часов, пока внезапно всё наблюдение с той части города, где мы находились, не было снято и не переместилось куда-то в центральную его часть. – Тут молодой демон сунул руку за пазуху и вытащил какой-то пергамент. – Простите, сразу не сообразил, – пояснил он, – это карта города древних, на ней я отмечал места столкновений с нежитью и основные точки маршрута, когда давал пояснения генералу Кану. Можно? – спросил воин, показывая на карту.

    Правитель сначала посмотрел в лицо этого вояки, а потом махнул рукой, и между ним и посланником генерала материализовался чёрный стол из очень дорогого и ценного мраморного дерева. Редчайший артефакт, доставшийся лорду случайно. Его маги-эксперты утверждали, что этот стол был специально кем-то разделён на две части и вторая его часть придала бы этому артефакту небывалую мощь. Но поиски так ни к чему и не привели, об утерянной половине его агенты не смогли найти никакой информации.

    – Показывай, – кивнул он на появившийся предмет меблировки.

    Воин подошёл и расстелил на нём карту.

    – Так вот, – начал более уверенно говорить он, дублируя свои слова указанием различных мест на карте, – здесь был обнаружен перебитый засадный отряд рейнджеров-ралов. – Гонец ткнул пальцем недалеко от границы города. – Эта область являлась зоной ответственности моего и двух соседних отрядов. – И он обвёл небольшую часть города рукой. – Примерно здесь маги обнаружили сильную магическую активность. – И воин указал на крошечную полянку, расположенную как раз посреди маленького парка. – Здесь мы встретили отряд скелетонов и прошли по их следу досюда, – указал солдат на одно из зданий. – Именно здесь были найдены следы присутствия эльфарки, магини жизни. Дальше по её следу мы дошли практически до места стычки, граничащего с парковой зоной. – Это место уже было обведено на карте. – Там мы, укрывшись в здании, провели несколько часов, пока не заметили перемещение патрулей нежити и стягивание их куда-то в район центральной части города, – продолжил рассказывать воин. – Это было подозрительно и несколько необычно, за время наблюдения мы заметили, что умертвия очень техничны и постоянны. Они не меняют ни времени патрулирования, ни своего маршрута. А тут такое внезапное и резкое изменение режима их функционирования. – Немного помолчав, гонец стал рассказывать дальше: – Решив воспользоваться предоставленной возможностью, мы хотели быстро разведать место боестолкновения нежити с неизвестным противником и лишь потом возвращаться обратно. Поэтому мы двинулись в глубь парка. Уже подходя к месту битвы, а теперь было точно понятно, что тут нежить воевала с неизвестным противником, мы начали встречать множественные останки уничтоженных умертвий. И тут у нас сложилось странное впечатление, будто нежить, устроившая засаду на эльфарку, сама оказалась в окружении. Нами было обнаружено порядка тридцати пяти – сорока останков умертвий. И среди них было несколько личей. Кроме того, на поляне, где и были зафиксированы самые сильные магические выбросы, мы обнаружили останки одного из младших владык. Получается, что кто-то использовал эту магиню, как приманку, чтобы разом очистить выбранную область города от всей присутствующей там нежити. А потом пропал или где-то на время затаился. Поняв всё это, мы выдвинулись обратно в лагерь, так как добытые сведения говорили о том, что в городе мёртвых сейчас находится очень опасный отряд, способный буквально за несколько минут боя разделаться с большой группой нежити, которую поддерживают несколько личей и один Владыка. Такие противники были очень опасны, и генералу следовало знать об этом. И опять я обратил внимание на странное поведение замеченного ранее мага, его эти сведения совершенно не удивили, он будто бы догадывался о чём-то подобном или, что тоже вполне возможно, даже ожидал этого. Но в этот раз он на связь не выходил, это уже доложил мой наблюдатель. Уходить мы решили немного севернее, чтобы не наткнуться на тех, кто, возможно, идёт по нашим следам, и двинулись в обратный путь. Но не прошли и одного квартала, как один из магов сначала зарегистрировал активацию какого-то мощного артефакта, а потом и повсеместный отток магической энергии. – Наклонившись к карте, воин ткнул в небольшую площадь, находящуюся практически посреди города мёртвых. – Источник возмущений находился на этой площади. Тот же маг, что связывался с кем-то, вытащил ранее мной не виденный артефакт, провёл с ним какие-то манипуляции и сообщил, что это произошла активация портала. Портал – это было уже серьёзно. Всем известен ваш приказ о немедленном захвате любого найденного работающего портала. Этот портал точно работал и даже был активирован. Поэтому мы решили разделиться: часть отряда была срочно отправлена с докладом к генералу, а вторая пошла по направлению к обнаруженному порталу. Мы собирались постараться удержать портальную площадку до подхода основных сил. Но явно переоценивали свои силы. Никто не мог и предположить такого скопления нежити в этом городе. За время подхода мы заметили, что туда же прошло несколько десятков отрядов нежити, но они совершенно не обращали на нашу группу внимания: нам повезло, умертвиям был дан совершенно другой приказ, и они, не замечая нас, проходили мимо. Во время нашего движения тот же маг сообщил, что портал сработал четыре раза. И ещё через некоторое время, после особо сильного выброса магической энергии, маг сообщил о последнем срабатывании портала. Видимо, это уходил последний из тех, кто им хотел воспользоваться. Получается, их всего пятеро. – Указав на карту, воин провёл линию от парка к площади и сказал: – Мы с особой осторожностью направились в сторону портала, нужно было понять, что же там произошло и кто ещё может его охранять. Ведь судя по всем признакам, там опять был бой неизвестных, вернее, того, кто прикрывал их отход, и нежити. Но мы прошли не больше нескольких десятков шагов, как в центре города прогремел сильнейший взрыв. А потом ударная волна от взрыва накрыла и нас. Я одним из первых пришёл в себя. И так как в городе стало находиться крайне опасно – не понимаю, как нас не нашла нежить, – я принял решение отходить в лагерь. И уже совместно с основными силами продвигаться в сторону портала. Но перед этим я решил обезопасить нас и на свой страх и риск обезвредил и арестовал подозрительного мага, надев на него сдерживающий его силу браслет. Я был уверен, что его необходимо допросить. А если я ошибался, то готов принести извинения и понести заслуженное наказание. Но я не ошибся. – Молодой демон слегка улыбнулся. – Обратно тихо уйти не удалось. Весь наш путь к лагерю пришлось отбиваться от будто взбесившейся нежити. Нам ещё повезло, что мы относительно недалеко отошли от границы города. Однако в этот раз нежить вырвалась вслед за нами и за его пределы. Раньше подобного никогда не случалось. Но раньше никогда в городе древних, похоже, не было такого мощнейшего взрыва, который практически полностью сровнял с землёй его центральную часть. Преследующую нас нежить быстро остановили и уничтожили передовые отряды охранения. Как оказалось, подобные прорывы нежить тогда пыталась совершать по всей территории оцепления города и особо опасными считались участки, на которых были расположения наиболее сильной нежити. На этом заканчивается история нашего короткого похода в город. Но начинается другая – история расследования случившегося там. – Молодой воин посмотрел на карту и стал рассказывать дальше: – Как только я прибыл в лагерь, меня сразу вызвали к генералу. Я ему рассказал ту же историю, что сейчас рассказываю и вам, правда, возможно, в ней было чуть меньше подробностей. Однако они ему были особо и не нужны. Генерала очень заинтересовал тот маг, что вёл с кем-то переговоры во время нашего разведывательного рейда. Мой арест этого мага сочли вполне обоснованным. Во время его допроса я не присутствовал, но с его результатами меня ознакомили. Мне не сообщили, кем на самом деле был этот маг, похоже, это выведать у него так и не смогли, но вот что это за магиня жизни была в городе, сказали. Оказывается, этот маг каким-то образом участвовал в организации нападения на дочь одного из местных правителей буквально несколько дней назад. Как мне сообщили, это была младшая дочь правителя Лесного княжества княгиня Эрея. И генерал Кан особо упоминал, что вы прекрасно поймёте и о ком идёт речь, и что может означать это нападение. Видимо, он уже тогда решил меня отправить к вам с докладом, так как меня почти сразу после этого перевели в следственную группу. Маг до сих пор находится у Кана. Он готов переправить его к вам по первому вашему требованию. Ещё он просил сообщить, что это относится к гильдии тёмных плащей. Больше мне ничего не известно из того, что касается этого вопроса.

    А лорду эти слова сказали многое. Он знал, во-первых, о каком правителе срединного мира идёт речь и, во-вторых, что это за гильдия.

    Правитель – это тесть лорда Релака, отец Ассай и дед их дочери Теи. Но зачем похищать младшую дочь правителя Лесного княжества, он, честно говоря, пока не понимал. Слишком мало сведений было у него для этого.

    Но что интересно: следы этого похищения вели в один из нейтральных миров. Ведь в организации его участвовал кто-то из членов гильдии тёмных плащей, гильдии магов, контролирующей ещё один нейтральный мир – Проген, также относящийся к нижним планам реальности. Не зря же Кан упомянул именно эту гильдию. Хотя маг и не признался, но генерал мог это понять и по другим признакам, например по используемому магом артефакту, его ментальной защите или ещё как-то.

    «Необходимо срочно доставить мага ко мне, – понял Нураз. – Но он должен выжить до нашего разговора».

    А это было неимоверно сложно. Маг при необходимости мог убить себя сам, и вряд ли бы кто-то смог ему в этом помешать. Разве что другой подобный маг.

    Одна идея стала прорисовываться в голове старого демона, но стоило её хорошенько обдумать.

    И, уже вернувшись к тому, с чего и началась вся эта история, лорд подумал: «Всё-таки это одна из магических гильдий нейтральных миров. – Рассказ молодого демона лишь ещё больше подтверждал догадки лорда. – И не самая слабая из них. – Многое становилось понятным. – Тогда не удивительны и наёмники, и остальные странности. Но зачем им понадобился город мёртвых?» – этот вопрос всё ещё мучил Нураза, и при чём тут девчонка, попавшая в город, он тоже понять не мог.

    Ведь не просто так она оказалась там.

    И тут он зацепился за определённую мысль.

    «Маг жизни. Нежить. – Что-то не вязалось в этом раскладе. – Маг жизни. Город, полный умертвий… – Что-то крутилось в голове старого демона, что-то до идиотизма простое. – Так ведь она одна из сильнейших магинь жизни!» – вдруг дошло до Нураза. Нет лучшей приманки для нежити, чем она. Эльфарка и маг жизни в одном лице. Неужели она нужна была им лишь как простая, но идеальная приманка для нежити? Но тогда кого они хотели привлечь? Или от чего хотели отвлечь остальных?»

    Нураз всей своей душой прожжённого интригана почувствовал, что он прав, что сам бы именно так и поступил, если бы хотел достать что-то более ценное, чем бессмертие.

    В этом случае напрашивался только один ответ:

    «Телепорт. Им был нужен телепорт».

    Они разыграли очень сложную многоходовую операцию, которая во многом зависела от слаженности действий основных участвующих в ней лиц. Но она сработала, хотя и частично. Они унесли Слезу, получили бессмертие. Но вот упустили телепорт. Ведь, со слов посланника генерала, в городе был мощнейший взрыв. Или нет?

    – Что было дальше? – спросил у молодого демона правитель, впервые за долгое время почувствовавший, как оживает кровь в его жилах, как душу наполняет ощущение азарта и интриги.

    Воин сделал несколько шагов вперёд, лорд даже не заметил, как тот некоторое время назад немного отошёл, дав возможность Нуразу спокойно обдумать только что полученные сведения.

    «И не глуп к тому же», – констатировал лорд, хотя другие на границе долго не живут.

    Гонец начал говорить вновь:

    – Дальше стали планировать вторжение в город, чтобы провести его планомерную зачистку и разобраться с тем, что произошло в его центральной части. Но самое главное, генерала интересовал портал, он хотел понять, остался он цел после такого взрыва или нет. Хотя шансов на это было не много. Но мы должны были убедиться в этом лично. Нас на время подготовки опять вернули на закреплённый за нами участок города. Со стены было прекрасно видно, что центральная часть города практически полностью перестала существовать, в том числе и портальная площадь. Подготовка к вторжению в город продлилась два дня. Но наутро вторых суток одним из разведотрядов было выяснено, что вторжение как таковое больше не требуется. Город вымер в буквальном смысле этого слова. Вся нежить, ещё сутки назад с упорством и тупостью бездушных тварей штурмовавшая стены города, сейчас частично еле передвигалась по городу или вообще уже не могла шевелиться и просто валялась на земле, не подавая признаков жизни. Маги сообщили, что город фактически полностью лишён магической энергии. Её очаги ещё ощущались в нескольких местах, но в основном создавалось ощущение, что из города и его окрестностей её полностью откачали. Начали разрушаться здания и обваливаться стены. Перестали функционировать укрепляющие и прочие ранее работающие заклинания. И сейчас город из более-менее целого и узнаваемого стал превращаться в полнейшие развалины. Тут вспомнили мой доклад и то, что я сообщал о подобном эффекте, зафиксированном магами ещё два дня назад во время нашего рейда. Поэтому, чтобы не копаться в развалинах и не выкапывать из-под обвалившихся зданий своих солдат, было принято решение пройти в центр города усиленной магами боевой колонной и проверить состояние находящегося там портала. Сам генерал отправился с нами и взял своего личного мага. Пока мы добирались до центра города, было несколько стычек, но это даже не сражение, а шинкование нежити, которая не могла уйти с нашего пути. Так что до площади мы добрались очень быстро. И вот тут выяснились интересные вещи. Во-первых, эпицентр взрыва был достаточно сильно смещён от центра города и находился несколько в стороне, со стен этого разобрать не получилось. Поэтому площадь оказалась практически не затронута взрывом, разве что её замело пылью от обвалившихся зданий. Это обрадовало генерала, но ненадолго. Ведь, во-вторых, никакой портальной арки на площади не было.

    – Молодцы, – невольно проворчал старый правитель.

    Хотя он и не был доволен вырисовывающимся результатом, однако разыгранная предположительно гильдией тёмных плащей партия его впечатлила. Он и подумать не мог, что кто-то умудрится в такой непростой ситуации уйти не просто при своих, но ещё и победителем. Опасные и сильные ребята. Не побоялись пойти против него самого, других гильдий и местных правителей того мира.

    Лорд умел уважать достойных противников, правда, предпочитал их всё же видеть мёртвыми.

    – Что-то ещё? – спросил он у ожидающего, пока он обратит на него внимание, гонца.

    А это «что-то ещё» обязательно должно было быть, это старый демон чувствовал своей печёнкой.

    – Да, – кивнул посланник. – После того как мы прибыли на площадь и перенесли туда временный лагерь, наши следопыты и следователи смогли более тщательно осмот реть место последней битвы и территорию портальной площадки. И как мы поняли, нежить там противостояла тому же отряду, что и на поляне в парке. Всю её так же быстро и качественно упокоили, включая пару деми-личей и очень сильного, судя по остаточному следу его ауры, Владыку нежити. К тому же было выяснено несколько подробностей. На портальной площади располагался источник силы, который и поддерживал жизнь этого города. Так вот, кто-то – по версии следователей, это всё тот же рунный маг – полностью его опустошил и основательно разрушил его внутреннюю структуру, фактически уничтожив этот источник магии, тем самым прекратив генерацию магической энергии и отрезав город от её дальнейшего поступления. Видимо, это и послужило причиной такого странного поведения нежити в последние дни. В городе не осталось магической энергии, которая раньше поддерживала их. По предположению следователей и мастера мага, сопровождающего генерала Кана, это мог сделать лишь мастер или магистр, возможно, архимаг. Этот же маг, скорее всего, активировал и портал. С ним ушло ещё двое. Это, как мы предполагаем, захваченная в плен эльфарка и его телохранитель. Однако потом через портал из подземелий города, о которых мы узнали, лишь попав на площадь, прошло ещё несколько существ. Хотя маг, допрошенный генералом, и утверждал, что было всего две последующие активации, но наши маги и следователи опровергают эту версию и уверяют, что на площади действовал отряд из не менее пяти бойцов при поддержке одного мага-прыгуна. И именно этот небольшой отряд, скрытно перемещаясь лишь под землёй, организовал прикрытие основной группы, ликвидировав отряд нечисти на поляне в парке, зачистив портальную площадь и, возможно, уничтожив наших рейнджеров-ралов в Лесу. К тому же наши маги проверили и убедились, что портальная арка раньше точно присутствовала на этой площади, но как сбежавшие через неё же нарушители умудрились захватить её с собой, никто сказать не может. После того как полностью была обследована площадь, мы выяснили, что маг-прыгун, скорее всего, демон, тёмный, вероятно, частично стихийник. По группе прикрытия удалось выяснить только то, что они хорошо экипированы, есть как минимум один отличный стрелок, все отменные бойцы. Не гнушаются подбирать трофеи. Все мало-мальски ценные предметы с нежити на площади были сняты. Это всё говорит о стиле работы наёмников. Если это так, то можно попытаться разыскать их отряд через гильдию, а уже через них выйти на заказчика. Конечно, если мы сможем с ними договориться.

    «А он и правда не глуп, я об этом не подумал, – лорд с интересом посмотрел на молодого воина, – и мага-шпиона заметил именно он. Нужно предложить его кандидатуру церберу, пусть пообщаются».

    Молодой же демон, не подозревая, что его дальнейшая судьба уже практически решена, продолжал рассказ:

    – После того как маги, следопыты и следователи ничего нового из портальной площадки выудить уже не могли, мы закончили работать с ней и приступили к обследованию места взрыва. Однако там мы добились ещё меньших результатов, вернее, не узнали совершенно ничего. Там всё было полностью уничтожено и затёрто магическими возмущениями. Магам и следователям не удалось найти никаких остаточных следов хоть чьей-то ауры, и, как результат, они не смогли выстроить ни одной магической иллюзии. Во всяком случае, было понятно, что взрыв – дело рук группы прикрытия, так как его эпицентр находился под землёй, скорее всего в одном из туннелей. Причины его были не очень понятны, так как отряд на тот момент уже покинул город. Разве что они этим взрывом старались скрыть следы ещё какой-то своей деятельности, но теперь это узнать нет никакой возможности. Мы зачистили места средоточия остатков магической энергии, которые маги запеленговали в городе. Эти аномалии оказались резиденциями Владык нежити этого города или других сильных умертвий. В результате проведённой операции город был полностью очищен от нежити, а нам в качестве трофеев досталось восемь накопителей магической энергии огромнейшего объёма. Их должны доставить уже сегодня. Плюс в городе обна ружено множество артефактов древних, которые собирает трофейная команда и через несколько дней будут переправлены сюда, в столицу. – Гонец выдохнул. – Повелитель, у меня всё. – И, поклонившись, стал ожидать вопросов или распоряжений, которые могли появиться у лорда за это время.

    – Иди устраивайся и жди дальнейших приказаний, – распорядился Нураз и отпустил посыльного.

    Ему понравился этот молодой демон своими умом, смекалкой и смелостью. Поэтому он решил пока оставить его при дворе и передать в помощники своей правой руке и главе внутренней стражи.

    И старый демон задумался. Хотя ему и не перепало ничего из того, о чём доложил посыльный, но то, что к нему попала столь ценная информация, значило очень многое. Теперь следовало хорошенько обдумать, кто в ней настолько заинтересован, чтобы дать за неё наибольшую цену.


    Один из нижних планов реальности. Планета Аррах.

    Анклав Нураз. Дворец лорда-повелителя Нураза.

    Большой зал

    Через несколько часов

    Обдумав все полученные сведения, Нураз пришёл к определённому и совершенно не к тому выводу, который так и напрашивался первоначально.

    Старый демон даже подумал, что в этом и был замысел того, кто разработал столь хитроумный и запутанный план. Если уж он решился на такое, то почему бы не пойти дальше и не обезопасить себя ещё больше или как минимум отвлечь внимание от себя, по крайней мере на первое время. Даже при удачной реализации вырисовывающейся задумки, автор этой головоломной операции хотел подставить вместо себя кого-то другого и скрыться в его тени.

    И этому комбинатору почти удалось реализовать свой замысел. Но он не подумал о том, что его дело заинтересует столь изощрённый интригами и многоходовыми операциями ум.

    Как теперь предполагал лорд Нураз, дело было даже не в гильдии тёмных плащей. Они, скорее всего, ширма этого кукловода и так же, как и он, лорд Нураз, урвали (или, что вероятнее, получили от самого автора этой многоходовки) часть информации и старались раскопать, кто же пытается реализовать этот план. И вполне возможно, подумали именно на него, правителя анклава Нураз. Слишком много нитей сходилось в его руки. Не зря же их агент внедрился именно в его окружение.

    Но, как обычно, ответ на столь важный вопрос лежал на самой поверхности. Ведь проще всего дерево спрятать в лесу, как говорят на одной из подконтрольных лорду планет. И что самое важное, этот ответ там никто не станет искать. Ведь всё до элементарного просто. И поэтому лорду нужен был чей-то совет.

    Он разгадал большую часть замысла того пройдохи, что так умело разыграл эту комбинацию, но у него не было никакой возможности как-то воздействовать или повлиять на её продолжение. А поняв замысел этого комбинатора, Нураз и сам был не против воспользоваться плодами его трудов. Но для этого ему требовалась определённая помощь. Нужен был кто-то, имеющий обширные связи в нейтральных мирах.

    Тут особо размышлять не над чем. Лишь один демон подходил на эту роль. Нуракос. Его старший брат. Демон. Глава гильдии магов тёмных стражей из нейтрального мира Ролан. Тем более, как понимал повелитель анклава Нураз, это будет выгодно как и ему самому, так и его брату.

    К тому же и противостоять одной гильдии магов может лишь другая гильдия.

    «Нужно связаться и встретиться с ним», – решил старый демон.

    Но это не так просто было сделать, ведь его брат почти постоянно обитал в своей резиденции. Однако у Нураза была одна возможность осуществить задуманное. У него был придворный, который работал на его брата, по сути, шпионил для него здесь, в цитадели. А так как это давно было известно, то глава его службы безопасности успешно сливал через этого демона различную необходимую правителю дезинформацию.

    «Вот и сейчас он послужит полезному делу», – решил Нураз и распорядился, связавшись с главой своей внутренней стражи:

    «Привести начальника второй караульной башни Трубака».

    «Будет исполнено, повелитель», – буквально в то же мгновение пришёл ответ.

    И через несколько минут перед лордом Нуразом предстал требуемый демон. Невысокий, крепкий, обычный демон-служака. Чуть располневший на своей не слишком обременительной должности. Но всё ещё в хорошей форме. Однако мало кто знал, что за этим увальнем скрывается чуть ли не лучший фехтовальщик в их столице. Нураз видел иллюзию того, как этот полноватый вояка, когда исполнял какое-то поручение его брата, в мгновение ока разделался с тремя демонами в боевой ипостаси, сам даже не перевоплотившись. А ведь лорду было точно известно, что этот его подданный не саркал и не метаморф, которые и в своей повседневной ипостаси представляют серьёзную угрозу. Это был типичный демон-краам с двумя личинами: обычной, похожей на медведеподобное существо, и боевой, в несколько раз увеличивающей его силу, ловкость и прочие возможности.

    Краам хоть и был удивлён и взволнован – это было прекрасно заметно по изменениям в его ауре, – но внешне никаких признаков беспокойства не подавал. Хотя и старался выглядеть несколько более озабоченным и напуганным, чем это было на самом деле.

    «Ведь не каждый день его вызывают на аудиенцию к правителю, – усмехнулся лорд про себя, – а этот ведёт себя так, будто для него это обыденная вещь».

    И спросил, обращаясь к Трубаку:

    – Ты знаешь, почему оказался здесь?

    Похоже, тот сначала хотел повалять дурака и постараться как-то выкрутиться, но, видимо заметив опасный блеск в глазах лорда, уже особо не скрываясь, ответил:

    – Догадываюсь, повелитель.

    – Ты забыл добавить «мой», – выделил последнее слово Нураз, и тьма закружилась в зале, обволакивая стоящего перед ним демона.

    – Да, повелитель.

    Было не очень понятно, смирился ли Трубак со своей дальнейшей судьбой, или ему действительно нет никакого дела до своего будущего.

    «Странно», – подумал Нураз, но в общем-то реакция этого шпиона ему понравилась.

    Это говорило о том, что тот вполне понимает, в каком положении оказался, а поэтому есть все шансы организовать переговоры с братом. Поэтому лорд сказал стоящему перед ним демону:

    – Мне нужно встретиться с Нуракосом, я знаю, что у тебя есть возможность связаться с ним. Организуй нам эту встречу, и я забуду о твоём существовании. Но из моего анклава ты должен убраться. Безопасность встречи я со своей стороны гарантирую. Передай, что у меня есть информация, которая может заинтересовать «твоего» повелителя, – выделил интонацией последние два слова Нураз.

    – Я всё сделаю, повелитель, – ответил ему шпион его брата. – Как мне сообщить вам о месте и времени встречи?

    Старый демон немного подумал и улыбнулся:

    – С тобой пойдёт мой демон, передашь информацию с ним.

    «Вот и первая работёнка подвернулась для нашего глазастого и шустрого гонца», – подумал лорд.

    – Хорошо, повелитель. Где мне его найти?

    – Подождёшь его у входа в замок. Он подойдёт через несколько минут. Иди.

    Поклонившись, теперь уже бывший шпион его брата и бывший подданный самого старого демона вышел из зала.

    Нураз же вызвал своего слугу и отослал его за гонцом генерала. А буквально через сорок секунд лорд в слегка приоткрытую дверь заметил подтянутую фигуру посланника Кана, пробежавшего к выходу из его замка.

    Осталось только ждать.


    Один из нижних планов реальности. Нейтральный мир.

    Планета Ролан. Резиденция главы магической гильдии

    тёмных стражей. Личный кабинет главы гильдии

    Два часа спустя по времени планеты Аррах

    – Ну, здравствуй, брат, – обратился выглядящий не слишком старым демон, уж по сравнению с Нуразом точно, который сидел в глубоком кресле у стола, к вошедшему в небольшое, но хорошо обставленное, правда, несколько темноватое помещение лорду.

    Трудно было представить, что демон, сейчас спокойно сидевший в кресле перед повелителем, был старше лорда почти на две тысячи лет и приходился ему родным старшим братом.

    – Здравствуй, – с поклоном ответил ему Нураз, выражая тем самым почтение и уважение этому могущественному демону, по сравнению с которым он сам казался беспомощным ребёнком.

    – Не будем ходить вокруг да около, – сразу перешёл к делу Нуракос, – я уже давно отказался от любых претензий на наследие наших родителей. Так что твоё дело не может иметь никакого отношения к нашей семье, принадлежащим нам владениям или любым другим делам, непосредственно или косвенно связанным с нами и нашей семьёй. Ими, пребывая в анклаве нашего рода, ты в основном и занимаешься. Но мне сообщили, что у тебя есть информация, которая может меня заинтересовать. Так как в последнее время мои интересы сосредоточены только вокруг нейтральных миров в общем и моей магической гильдии в частности, то мне стало интересно: что же ты хочешь мне сообщить? Ведь ни к тому ни к другому у тебя нет прямого доступа. А самое главное, что ты попросишь взамен? Так я слушаю тебя, брат. Говори.

    Честно говоря, лорд не ожидал такого быстрого перехода к деловому разговору и хотел сначала поторговаться, но это он был инициатором переговоров и условия на них выдвигал его брат, поэтому Нуразу пришлось сразу приступить к делу.

    – Что ты скажешь, – обратился он к Нуракосу, – на то, что кто-то собирается обосноваться на одном из нейтральных миров, но кроме этого открыть там свою собственную гильдию.

    – Ничего, – спокойно ответил ему глава гильдии тёмных стражей, – кроме того, что ты меня разочаровал, брат. Здесь ежедневно открывают десятки гильдий. Эта информация не представляет никакого интереса. – И Нуракос закрыл глаза, показывая своему младшему брату, что аудиенция закончена.

    Однако тот не собирался так просто сдаваться, ведь самый главный козырь он приберёг напоследок.

    – Ты не выслушал меня до конца, брат. Кто-то собирается открыть свою собственную новую магическую гильдию или, как вариант, расширить уже существующую гильдию на ещё один нейтральный мир.

    А вот эта информация вызвала у главы гильдии магов нейтрального мира Ролан неподдельный интерес.

    – Откуда у тебя могут оказаться такие сведения? – быстро спросил он.

    – Случайно, – как нечто само собой разумеющееся ответил Нураз. – Ко мне эти сведения могли попасть только совершенно случайно.

    Нуракос задумался, а потом, открыв глаза, в упор посмотрел на своего младшего брата.

    – Прежде чем ты выдвинешь свои условия, мне необходимы веские доказательства, что твоя информация достоверна.

    Нураз усмехнулся, он знал, что может заинтересовать его брата, и подготовился именно к такому его требованию. Ведь он бы и сам не начал действовать без веских на то причин и стопроцентных доказательств.

    – Я знал, что ты попросишь об этом, и потому мои маги подготовили для тебя магическую иллюзию, сделанную в одном из срединных миров. Ты легко можешь проверить её подлинность. – И передал брату информационный кристалл, на котором была сохранена эта иллюзия.

    – Ты прав, – согласился глава гильдии. – Так что я увижу на ней?

    Нураз подумал пару мгновений, а потом ответил:

    – Остаточный магический след захваченного телепорта.

    – Ты уверен? – спросил Нуракос и упёр мгновенно ставший тяжёлым и опасно поблёскивающим взгляд своих тёмных глаз в морщинистое и практически иссохшее лицо своего младшего брата. – Ты точно в этом уверен? – повторил он вопрос.

    – Да, – ответил Нураз, – мои маги и следователи проверили это несколько раз. Наличие действующего телепорта было зафиксировано ранее. Но когда мои демоны прибыли на место, телепорта не было. Удалось восстановить лишь остаточный след его работы, активации и убедиться в его присутствии там раньше. Кто-то захватил и унёс с собой действующий портал.

    Демон, выглядевший молодым, поднялся из кресла и стал прохаживаться по комнате. Через несколько минут он остановился и спросил:

    – Что ты хочешь получить взамен?

    – Ты знаешь, – усмехнулся демон, выглядевший более старым по сравнению с тем, что задал вопрос, – мне нужен прямой постоянный доступ в любой из нейтральных миров. Я готов оплатить все расходы на создание резиденции в таком мире, но мне не получить разрешения на своё присутствие там, и, как следствие, я не смогу приобрести артефакт по созданию возвратных камней. А если у меня его не будет, то я буду привязан к этому нейтральному миру или буду вынужден приобретать постоянно эти камни у кого-нибудь. Этот вариант не для меня. Мне нужны гарантии моей автономности, – закончил повелитель анклава Нураз.

    Нуракос снова прошёлся по кабинету, а затем, немного постояв у окна и посмотрев в него, сел обратно в своё кресло.

    – Мир будет отдалённый, – начал он, – скорее всего, оконечный на какой-либо тёмной, возможно, срединной ветви миров. Тебя это устроит? – И, не дождавшись ответа, исправился: – Хотя нет, у середняков моя позиция не так сильна. Мир будет располагаться в тёмных планах. Да. Есть один такой на примете. Хоть мир и оконечный, но расположен на достаточно плотно усеянной ветви миров.

    – Почему именно оконечный? – спросил Нураз, хотя в душе понял, что если брат начал предлагать и рассматривать хоть какие-то варианты, то сделка ему интересна, и дело, можно сказать, решено и уже сдвинулось с мёртвой точки.

    Доступ в нейтральные миры был его, наверное, самой заветной целью. Ведь эти миры являлись средоточием любых артефактов, в том числе редких и уникальных. Там была единая гильдия наёмников, с которой сотрудничали сильнейшие отряды и наиболее сильные бойцы. Те же саркалы. Это был кладезь ресурсов и всего того, что можно было раздобыть лишь в том огромнейшем соцветии миров, созданном некогда богами на заре лет. И главное, попав в любой из этих миров, даже самый отдалённый и заброшенный, он всё равно получит возможность перемещаться по сети внутренних порталов, связывающих все нейтральные миры между собой. И так он сможет приобретать артефакты, доступные немногим. Например, достать так необходимую ему живую воду или то же воскрешение. В общем, всё то, чем славятся верхние планы реальности.

    Прекрасный внешний вид его брата был во многом заслугой не его магических талантов, на это не хватило бы всех его сил, а именно этих доступных немногим демонам артефактов из закрытых для них верхних планов.

    Но к нейтральным мирам это не относится. Ведь на то эти миры и нейтральные, что там нет разграничений по расе и принадлежности к какому-то плану реальности.

    Пока Нураз размышлял, Нуракос поторопил:

    – Ну, не расстраивай меня, брат. Все центральные миры находятся под плотным контролем нескольких магических гильдий. Старейшим из этих гильдий по нескольку сотен лет. На оконечных же мирах чаще всего присутствует максимум одна-две магические гильдии или вообще открыты лишь их филиалы и даже нет полноценных резиденций. И в результате там нет такого плотного контроля над регистрацией новых жителей, как в других мирах, ведь он возложен именно на магические гильдии. Вот потому проще всего тебе развернуть свою резиденцию в одном из таких миров. С этим я тебе смогу помочь. Тем более в выбранном мире у меня нет никаких прямых подчинённых, и твоё появление там никто не свяжет со мной. Это хорошо, не нужно афишировать нашу родственную связь.

    – Ладно, – согласился Нураз и перешёл к следующему вопросу: – Что насчёт артефакта по созданию возвратных камней?

    Нуракос опять задумался.

    – С этим сложнее. Их выдают только тем, кто регистрирует действующий портал. Но у меня есть два предложения на выбор, правда, оба они, возможно, не очень придутся тебе по вкусу. Но что есть. – И, посмотрев на младшего брата, глава гильдии тёмных стражей продолжил: – Во-первых, поставкой для тебя возвратных камней могу заниматься я или одна из подконтрольных нам гильдий.

    – Сразу нет, – сказал старый лорд.

    – Я почему-то так и подумал, – усмехнувшись, прокомментировал его слова Нуракос. – Тогда второй вариант.

    И, выдвинув один из ящиков стола, который, по всей видимости, был неким аналогом сейфа и подпространственного кармана, он выложил на его поверхность какой-то предмет.

    – Это то, о чём я подумал? – спросил Нураз.

    – Не знаю, о чём подумал ты, – ответил ему брат, – но это как раз то, о чём ты просил меня несколько минут назад. Артефакт по созданию возвратных камней.

    – И в чём подвох? – насторожился старый демон, почувствовавший явную ловушку.

    – Он есть, – честно, без обиняков ответил Нуракос, – такой артефакт не достанешь просто так. Но иногда на внутренний рынок сети нейтральных миров кто-нибудь выбрасывает в продажу такие бракованные экземпляры. Другого «создателя» тебе вне стен гильдии просто не удастся найти.

    – И что с ним не так? – спросил Нураз.

    – Во-первых, он создаёт камни гораздо медленнее, чем остальные подобные артефакты, один раз в полгода, тогда как другие создают по камню в два месяца.

    – Это не страшно, – согласился Нураз.

    – Но это было только во-первых. Теперь во-вторых. Созданный им камень может перенести лишь одно разумное существо с грузом не больше десяти килограммов, считая одежду или прочую амуницию. У других возвратных камней никаких ограничений на перенос груза нет. Только на количество переносимых разумных. Не больше трёх.

    – Приемлемо, – уже не так оптимистично проговорил старый лорд.

    – Да, но ты думаешь, я согласился бы тебе его отдать, если бы это было всё? – усмехнулся Нуракос. – В-третьих, сам камень, созданный этим артефактом, заряжается что-то около четырёх дней, точнее выяснить не удалось, тогда как обычному требуется не больше двадцати четырёх часов. В-четвёртых, камни, созданные при помощи этого артефакта, гарантированно срабатывают где-то всего десять – одиннадцать раз, после этого нужно пользоваться новым. Ну и последнее, пятое. Самое вкусное. Этот артефакт нестабилен. Он может полгода создавать возвратный камень, но создаст пустышку. Или создаст камень, который будет забрасывать тебя в любой из нейтральных миров. Конечно, большая часть камней работает с привязкой именно к этому артефакту, но иногда попадаются и такие, которые могут забросить тебя незнамо куда. Нам пока везло, и все наши экспериментаторы попадали в нейтральные миры. Правда, это не установлено до конца, слишком долго он работает и слишком мало производит камней. Возможно, он создаст когда-нибудь камень, который будет переносить его владельца в один из обычных миров. Этого никто сказать не может. Но в остальном артефакт полностью рабочий. – Нуракос снова усмехнулся. – Лучшего тебе тут никто не предложит, брат. Тем более дав настолько полное описание его недостатков. В качестве бесплатного бонуса могу дать тебе совет, как обезопасить себя и практически не зависеть от внешних поставщиков камней.

    – Я слушаю. – Весь энтузиазм старого демона пропал, слишком неопределённым был последний вариант его брата.

    Этот артефакт таил в себе огромную угрозу, и лорд это прекрасно понимал. Если в тёмных и нейтральных мирах старый демон был в полной безопасности, срединные миры его тоже особо не испугали бы, но вот окажись он где-то в верхних планах, и жить бы ему оставалось ровно столько времени, сколько потребуется страже ангелов на его обнаружение. Слишком рискованно. Но в то же время это был наиболее предпочтительный вариант из того, что мог предложить его брат. И Нураз это также прекрасно осознавал. Лучшего предложения здесь ему никто не сделает. Ну а брат, по крайней мере, рассказал ему обо всех недостатках этого артефакта без утайки.

    – Так что ты мне хотел посоветовать? – ещё раз спросил старый демон у «молодого».

    – Бери артефакт и создавай камни, но заранее закупи партию камней в том нейтральном мире, где обоснуешься, и всегда носи один из них с собой: если не сработает созданный тобой камень или сработает как-то не так, то ты всегда сможешь воспользоваться вторым камнем. Правда, работай только с проверенным поставщиком. В качестве последней услуги могу разыскать для тебя там такого поставщика. Это всё, что я могу сделать для тебя.

    Нураз задумался. С этим решением открывалась новая страница в его и так уже довольно долгой жизни. Он забыл, как это рисковать всем и соглашаться на что-то, не оглядываясь назад. Но это шанс. Шанс закрепиться в нейтральных мирах и обосноваться там.

    – Я согласен. – И Нураз протянул руку, чтобы заключить магический договор с братом, скрепив его собственной печатью и отпечатком ауры.

    – Всё готово, – сказал ему Нуракос, – артефакт можешь забирать уже сейчас, но активировать тебе его будет нужно в твоей новой резиденции, в том мире, что мы тебе подберём. Этим мой помощник уже занимается, может, ему удастся найти что-то получше того варианта, что хотел предложить тебе я. Он парень расторопный, так что вполне есть шанс. Дальше. – Глава гильдии помолчал. – А дальше с моей стороны всё. Разрешение, артефакт и поставщик. Теперь я весь внимание и готов выслушать твой рассказ.

    Нураз вслед за братом обдумал ситуацию, перебрал в голове, не забыли ли они чего, и только после этого начал говорить:

    – Я думаю, ты в курсе моих поисков Слезы утренней звезды в одном из срединных миров. – Заметив небольшой кивок на свои слова, лорд продолжил: – Так вот, последние несколько дней там наблюдалась значительная активность. – И Нураз полностью пересказал историю, поведанную ему как стражей портала и следопытами, так и следователями с магами, направленными туда. Дополнил он свой рассказ изложением событий, представленных ему посланником генерала. В завершение он протянул кристалл: – Вот информационный кристалл со всеми аналитическими выкладками и выписками, сделанными следственной группой, слепками обнаруженных там следов ауры и восстановленными иллюзиями. – И пояснил: – Основные постулаты в расследовании были сделаны двумя молодыми демонами, следователем и стражником из города древних. Оба этих демона независимо друг от друга пришли к почти одинаковым выводам и дальнейшим следственным мероприятиям. – И, подумав, сказал: – Я также считаю их версию развития событий основной и наиболее вероятной. Так вот, оба они уверены, что руководитель группы – магистр или архимаг рунной магии, наиболее вероятно, что он также является специалистом и ещё в какой-то области магии. Скорее всего, разумник. А не только стихийник, как считают остальные следователи и маги. Слишком многое он умеет и знает. Поэтому, как вариант, он очень похож на слабого универсала, развившего только часть своих способностей. Но тогда это не демон. Вероятно, именно он собирается организовать новую магическую гильдию, так как является сильным и амбициозным магом. Ведь как-то он смог выкачать действующий источник магии, поддерживающий жизнь целого города нежити. Умеет работать с колоссальными объёмами магической энергии и имеет в своём распоряжении огромнейший накопитель энергии. Он же организовал похищение портальных врат. Способ так и остался неизвестен. Имеет доступ к нейтральным мирам. Возможно, бывший наёмник или член одной из магических гильдий. Слишком он силён и информирован для обычного мага. Хороший организатор, тактик и стратег. Вероятно, есть помощник или ученик. Всё, по нему больше никакой информации нет. Дальше. Его телохранитель. Саркал. Теперь в этом нет сомнений. Не использовал никакую иную ипостась, кроме основной. Выглядит как хуман. Не маг. Нанят мог быть только через гильдию наёмников нейтральных миров или в родном мире этих демонов. Доступ к их плану реальности есть всего с нескольких нейтральных миров, один из них контролируется вашей гильдией. Этот демон-телохранитель, видимо, является капитаном отряда наёмников. Предположительно кроме него в команде ещё шесть разумных. Сначала мы думали, что все они должны иметь основную ипостась, привычную для срединного мира, но тогда не очень понятна их тактика постоянного неявного присутствия. Получается, среди них были те, кому нельзя показываться на глаза местным. Выходит, что это должен быть смешанный отряд из шести разумных существ, среди которых есть как минимум один демон с нетипичной для срединного мира внешностью, один хороший стрелок, предположительно лучник, и как минимум один маг-прыгун. По составу группы всё. Теперь по её вычислению и локализации. Я знаю, у тебя есть свои шпионы в гильдии, и поэтому для тебя это не должно составить большого труда. Контракт был заключён на длительный срок для небольшой группы наёмников, не меньше чем на несколько сотен лет, шестьсот точно. Именно столько продолжаются мои поиски в том срединном мире. Но, вероятно, ещё больше. Ведь нужно время на подготовительные мероприятия и прочее. Думаю, тут можно отследить разовое поступление значительной суммы ваших кредитов в гильдию наёмников, в оплату услуг небольшого отряда. Тем более гильдия не принимает оплату в рассрочку, так что весь контракт должны были проплатить сразу. – Передохнув и выпив бокал какого-то терпкого, но приятного на вкус вина, которое налил ему брат, заметив, что Нураз начал похрипывать (давно лорд так много не говорил), он продолжил: – К тому же есть небольшая дополнительная информация, касающаяся этого дела. Не знаю, как ты сможешь ею воспользоваться, но она однозначно должна помочь в идентификации и поиске этого отряда. Во-первых, нам достоверно неизвестно, как выглядит хоть кто-то из этой группы существ. Но мы точно можем узнать одного разумного, который перемещается вместе с ними.

    – Хм, интересно, и кто это? – заинтересовался Нуракос.

    – В плену у этого отряда находится младшая дочь одного из правителей того срединного мира. И её внешность нам хорошо известна. Мы смогли достать несколько оригинальных слепков её ауры и воссоздать её полную иллюзию. Иллюзия её внешности также есть на том кристалле, что я тебе передал. Эта девушка – эльфарка, и она очень красива. Разыскать её не составит особого труда, слишком примечательная у неё внешность. К тому же она очень сильный маг жизни. Не знаю, зачем они забрали её с собой, но теперь, как бы они ни поступили с этой девушкой, в любом случае ниточка будет вести к ним. Поэтому через неё, возможно, получится выйти как на эту группу, так и получить какие-то преимущества при переговорах с её отцом, если вдруг ваши интересы будут распространяться на тот мир и удастся спасти её. – На мгновение Нураз замолчал. – По этому вопросу, пожалуй, всё.

    – Хм, – пробормотал его старший брат, – я так понимаю, ты рассказал ещё не всё.

    – Да. Есть и во-вторых. Мы захватили лазутчика, работающего на одну из магических гильдий. Предположительно гильдию тёмных плащей. И он также интересовался событиями, происходящими в том мире. Вернее, он заранее знал о предполагаемом похищении эльфарки и действующем в городе древних отряде наёмников. Возможно, у него есть и ещё какая-та информация. Но как маг он очень хорош, поэтому моим мозголомам не удалось разговорить его. Чтобы твои специалисты могли допросить его, мы оставили его в покое, только постоянно держим в бессознательном состоянии. Я его привёз вместе с собой, знаю, что он должен также заинтересовать тебя. Роль этой гильдии мне не очень понятна, так как они, похоже, лишь следили за мной и, возможно, даже не догадывались о том, кто мог реализовать весь этот план. Но есть все шансы на то, что это они и стараются расширить своё влияние на ещё один нейтральный мир, открыв там полноценную дочернюю гильдию. И реализация этой многоходовки была лишь вступительным взносом в их гильдию. – Вздохнув, в завершение Нураз сказал: – Вот теперь у меня действительно всё.

    Нуракос всё так же сидел в кресле. Было совершенно непонятно, какое у него отношение к полученным сведениям, однако то, что они его очень заинтересовали, лорд догадался.

    – Да. Твоя информация оказалась действительно полезной и интересной для меня. Наш обмен равноценен. – И брат протянул руку Нуразу. А когда тот пожал её, то сказал: – Добро пожаловать в нейтральные миры. – И уже более формально продолжил: – В приёмной тебя уже ждёт помощник. Мир тебе выбрали поближе к срединным, чтобы у тебя было больше путей к центральным системам. Это предоставит тебе большую мобильность. Он выдаст тебе все необходимые документы и проводит к тому порталу, что приведёт тебя в твой новый дом. Отсюда, кстати, до него всего один прыжок, а мы находимся практически на границе со срединными планами, так что цени. Дальше тебе нужно будет пройти в регистрационную палату твоего нового мира и передать документы тому существу, что назовёт тебе мой секретарь. И уже он всё оформит самостоятельно. Дальше будешь работать с ним, заплатишь за покупку земельного надела и разрешение на строительство. Весь тот хлам, что считается деньгами на планетах, тут не особо ценится. Местных интересуют магические артефакты, раритеты, уникальные и необычные диковинки, а также различные ресурсы, которые ты сможешь им предложить. Обговоришь с ним ту форму оплаты, которую будешь готов ему предоставить и которая заинтересует его. Кстати, обрати внимание на продовольствие, оно хоть и не приносит особо большой прибыли, но необходимо во всех мирах, а у нас с этим, насколько я помню, никогда никаких проблем не было.

    – Да, – кивнул ему в ответ Нураз.

    – Так вот. Продумай варианты перехода на Аррах. В том мире может не быть прямых порталов в твой план. Поэтому, вероятно, тебе придётся изучить соседние нейтральные миры, через которые будет возможно попасть к тебе домой. Наша планета довольно известна тут, и поэтому у многих нейтралов[2] есть прямые порталы туда. К сожалению, это не относится к оконечным мирам. Там сам крост[3] ногу сломит, что и куда может привести, поэтому перемещайся только проверенной дорогой. Рекомендую приобрести магическую карту сети миров и разведанных порталов. Но этот артефакт очень дорог, стоит столько же, сколько вся твоя будущая резиденция плюс ещё парочка их. Однако ты можешь найти обычные карты, которые расскажут тебе, куда ведут ближайшие порталы. Но они не всегда верны. Поэтому рекомендую также нанять проводника, того, кто уже изучил большинство порталов ближайших миров. Именно с его поиска и предлагаю начать, когда ты закончишь со своей регистрацией и получением разрешения на строительство резиденции. Вроде всё. Удачи тебе, брат. – И Нуракос усмехнулся. – Домой ты, кстати, вернуться можешь и через этот мир, я приказал секретарю, он покажет тебе нужный портал.

    Демон, казавшийся молодым, сел обратно в кресло и прикрыл глаза.

    «Всё, аудиенция окончена», – понял Нураз и, поднявшись, вышел из комнаты.

    В приёмной его и правда уже ждал молодой демон с пакетом документов.

    «Вот я и тут, – подумал он, беря в руки заветную стопочку пергаментной бумаги, от которой так и разило сильнейшей магией, – не всё так просто у них», – вздохнул он и направился за секретарём своего брата.


    А в кабинете, который только что покинул старый лорд, остался сидеть его молодой старший брат. И мысли его были не так спокойны и радужны, как он старался показать.

    Их гильдия теряла своё влияние, и на совете гильдий они уже не могли вести свою политику, не считаясь с другими. Нужен был красивый и эффектный выпад, и открытие полноценной дочерней гильдии было идеальным ходом в этой ситуации. Но для этого ему нужно было перехватить этот отряд и заставить их выдать ему телепорт. При этом у Нуракоса сложилось такое впечатление, что его брат сказал далеко не всё, какую-то важную часть информации он утаил.

    – Ну что ты скажешь? – обратился сидящий в кресле демон в пустоту.

    – Нам нужен этот телепорт, – произнёс материализовавшийся посреди комнаты демон, похожий на огромное насекомое, ходящее на четырёх ногах, – или тот, кто смог его увести. Такими кадрами не следует разбрасываться. Надо дать им возможность открыть свою гильдию. Но сделать это они должны в рамках нашей протекции.

    – Да, согласен, – поддержал идею насекомого молодой демон, – но как их найти?

    – Очень просто, – ответил ему собеседник, щёлкнув клещами, что означало выражение смеха, – нужно лишь слушать. Команда с такими талантами обязательно должна засветиться в скором времени. Ну и по возможности взять под контроль все вновь открывшиеся гильдии. И околомагические тоже. Ведь наш уникум может быть несколько умнее, чем мы о нём думаем, и зарегистрировать не магическую гильдию, а любую другую, предоставляющую магические услуги. Телепорт же, по сути, нужен исключительно для получения артефакта по созданию возвратных камней, монополия на которые только у магических гильдий, и то по той лишь причине, что только они регистрируют новые телепорты. Но ведь это может сделать любой. Не только маги.

    – Да, я об этом не подумал, – согласился Нуракос, – сделаем. Ещё что-то?

    Его собеседник задумался, а потом помотал своей массивной головой и сказал:

    – Нет, только ждать. Но как мне кажется, ждать нам долго не придётся.

    И этот непонятный гость главы гильдии тёмных стражей так же, как и появился, внезапно растворился в воздухе.

    – Будем ждать, – протянул демон, оставшись в одиночестве.

    Глава 4

    Один из нижних планов реальности. Планета Аррах.

    Анклав Релак. Дворец лорда-повелителя Релака.

    Малый зал советов

    – Ну как, ты переговорила с отцом? – спросил Релак у своей жены спустя несколько часов после предыдущего их семейного совета. – Он не откажется нам помочь?

    – Он поможет, тем более он хочет увидеть меня и детей, – ответила она. – Жаль, что все не сможем съездить к нему. Последний раз мы встречались с ним десять лет назад, и то он тогда не видел наших мальчиков, с нами была только Тея. – Ассай погрустнела, вспоминая события, произошедшие в то их прошлое посещение Лесного княжества.

    – Хорошо, что их не было с нами, – жестко произнёс её муж. – Никто не знает точных целей напавших на посольство империи Ларгот. Возможно, не поздоровилось бы и остальным принцам королевских кровей, присутствовавшим там. Ведь напали только на того единственного мальчика, который на момент церемонии был в столице. Ни твоего старшего брата, ни старшего брата пропавшего принца, ни наших парней там не было. – И Релак сам задумался о случившемся.

    Супруги старались не вспоминать тех странных, жутких и непонятных событий, что произошли тогда. И это было не только потому, что они хоть и косвенно, но достаточно сильно отразились на их прохладных и настороженных отношениях как с самим Лесным княжеством, так и с империей Ларгот, но и потому, что эти события каким-то неестественным образом повлияли на способности Теи. Именно после них и проявился в полной мере её дар оракула. Но как точно это было связано и насколько те события могли подействовать на хрупкую психику девочки, никто сказать не мог.

    Тея после произошедшего почти на два года замкнулась в себе и не говорила ни с кем. И только год и одиннадцать месяцев спустя она вышла из своей спальни к обычному ежедневному и ничем не примечательному завтраку, посреди недели, притом сделала она это вовремя, что поразило всю её семью, как раз присутствующую в трапезной. И ещё больше она удивила их своей первой произнесённой фразой за это долгое время молчания.

    – Он жив, – всё, что сказала тогда Тея.

    Но именно с того дня прежняя весёлость стала возвращаться к ней. И тогда же начали проявляться её необычные способности. Ведь до того дня никто в семье так и не мог разобраться, чем наградила её судьба.

    Кроме того, Тея стала очень рассудительным и вдумчивым демоном. Чем не раз поражала Релака и Ассай. Иногда её, казалось бы, совершенно бредовые рассуждения или предсказания сбывались с точностью до каждой запятой. И достаточно часто это отнюдь не было заслугой её открывшегося дара. Тея стала смотреть на мир несколько другим взглядом, что позволяло оценивать ей все происходящие события с совершенно иной стороны. Что, по сути, и превратило её в главного аналитика и советника их семьи. Никакие значимые решения теперь практически никогда не принимались без вдумчивого анализа ситуации, сделанного девушкой.

    К примеру, организация собственной магической гильдии и открытие магической школы в их анклаве было именно её идеей, а не Суора, как думали многие вне стен их цитадели. И таких примеров было множество. Во многом процветание и достаточно устойчивое положение их анклава в окружении не слишком дружелюбно настроенных соседей было и её заслугой. Как, впрочем, и слаженной работой всей их дружной сплочённой семьи.

    И вот сейчас предстояло расстаться с их бесценным сокровищем, цветком, который они вырастили и без которого не представляли теперь своей жизни.

    – Может, мы сможем как-то обойтись без её отправки в твой мир? – в сомнении спросил Релак.

    – Ты же знаешь, что нет, – грустно улыбнувшись, ответила жена, – она никогда не ошибается. А значит, для нашего будущего, не только процветания, но и элементарного существования и выживания, нужно прислушаться к словам Теи. И она сама это прекрасно понимает. – Ассай немного помолчала. – Мне кажется, она что-то начала подозревать ещё задолго до сегодняшних известий. Ты заметил изменения в её поведении в последнее время? – спросила она у мужа.

    – Да, – наморщив лоб, видимо что-то припоминая, ответил тот, – я обратил внимание на то, что она стала посещать тренировки моих гвардейцев вместе с Тиором. И как сообщил мне наш сержант, что натаскивает молодняк, девочка делает неплохие успехи. Он говорил, что если бы ему дали несколько больше времени и возможность хотя бы по паре часов в день заниматься только с ней, то он за полгода сделал бы из Теи неплохого бойца. Жаль, что она ничего не сказала нам раньше. Ты же знаешь меня, – улыбнулся Релак, посмотрев на жену, – мне всегда нравились девушки, которые могут постоять за себя. – И демон рассмеялся.

    Ассай первые мгновения ещё старалась сдерживаться, но потом тоже рассмеялась. Оба вспомнили свою первую встречу и обстоятельства, которые ей способствовали.

    Эти воспоминания несколько разогнали тоску в их душах, после чего Релак и Ассай опять вернулись к обсуждаемому вопросу. Однако теперь он не казался им таким угнетающе тяжёлым.

    Для них обоих родной мир Ассай стал тем местом, где кардинально и неожиданно резко изменилась линия судьбы каждого из двоих сидящих сейчас рядом разумных, демона и высокородной эльфарки. И никто никогда из них не жалел о том, что тогда произошло. Ведь последствиями тех событий стали их брак, любовь и семья, которую они стараются всеми силами защитить и оградить от опасностей.

    Но дети растут, и с этим ничего не поделаешь. Вон их старший сын в скором времени должен привезти к ним домой свою невесту. Среднего и младшего они тоже уже который год подталкивают к этому шагу, но те пока упорно сопротивляются. А их младшенькая вообще официально считается замужней девушкой уже практически год, с того момента, как ей исполнилось восемнадцать и она стала совершеннолетней.

    Правда, её мужа никто не видел последние десять лет, но это совершенно другая история, которая, впрочем, не мешает им отбиваться от особо назойливых предложений.

    – Ну и что вы с ним решили? – вернулся к прерванному разговору Релак, обращаясь к красивой и эффектной женщине, поднявшейся с кресла и сейчас подошедшей к окну.

    Та немного полюбовалась на суету за стеклом и ответила:

    – Он без проблем организует обучение Теи и Тиора в Академии магии империи Ларгот. Нам очень повезло в этом отношении. Как раз в этом году они отправляют туда большое посольство для обмена опытом и направления на учёбу в их Академию пары десятков молодых эльфаров, подданных княжества. Так что в этом отношении у нас всё в порядке. К тому же за посольством в этот раз будет организован достаточно хороший внешний контроль и усиленное независимое прикрытие, проходящее по ведомству внутренней стражи княжества.

    – Да? – удивился демон. – И что так? Серьёзные ведь ребята. Ими заведует, насколько я помню, твой дед.

    Релак говорил это не просто так. Именно он был одним из тех немногих, кто на своей шкуре ощутил эффективность работы эльфаров из закрытой структуры Лесного княжества, когда впервые попал на территорию этого государства много лет назад. И теперь он с полным пониманием мог оценить всю значимость последних сказанных его женой слов.

    – И почему предприняты такие беспрецедентные и впечатляющие меры безопасности? – уточнил он.

    – Наверное, потому, – ответила Ассай, – что среди молодёжи, отправляемой в имперскую Академию магии, будут ещё моя младшая сестра и дочь главы совета магов. Поэтому пригляд за нашими детьми отец обещал устроить достойный, как за Эреей или её подружкой Селеей. Куда же они денутся друг без друга, – в шутку закончила его жена.

    Релак знал, как та любит свою младшую сестру и как тяжело ей было расстаться с юной принцессой, дочкой Элея Третьего, её отца и правителя Лесного княжества. Однако Ассай всё время старалась поддерживать связь с Эреей и по возможности быть в курсе происходящих на её родине событий. Именно поэтому она выпросила у отца один из древнейших артефактов, который хранился в их сокровищнице, – переговорный камень, который позволял им поддерживать связь, даже находясь в разных мирах и реальностях.

    – Это хорошо, – кивнул лорд, – теперь я буду более спокоен за нашу девочку.

    – Что-то я не слышу ни слова о том, что ты беспокоишься за Тиора, – с усмешкой сказала жена.

    – За этого пройдоху я буду всегда спокоен, нет такой ситуации, из которой он не сможет выкрутиться, – шуткой на шутку ответил Релак, хотя на самом деле то, что за этим неугомонным демоном будет установлен такой неусыпный контроль, его очень устраивало и успокаивало.

    – Вот и хорошо, – улыбнулась супруга и начала рассказывать дальше: – Мы с отцом договорились, что я также приеду с детьми. У него есть ко мне какой-то разговор. Правда, он хотел повидаться с тобой, но коль ты приехать не сможешь, то он через меня передаст тебе какие-то бумаги, которые изложат суть его делового предложения тебе. Он также сказал, что ты должен быть в курсе этого, что для меня несколько удивительно, – подмигнула ему Ассай, – ведь у тебя нет от меня секретов?

    – Нет, что ты, это как раз из области тех советов, что ты мне дала. – И Релак пояснил: – Ты же знаешь, что у нас в анклаве на границе с нидийцами недавно обнаружили достаточно большое месторождение адамантита.

    – Да, я помню об этом, – кивнула Ассай.

    – Так вот, – продолжил лорд, – хотя этот металл очень ценен и дорог у нас, но в мире твоего отца он ценится ещё больше, даже выше, чем в нейтральных мирах, куда обычно я его сбывал. А сейчас я хотел договориться с твоим отцом о поставке ему части выработки в обмен на ваше замечательное снаряжение лесных рейнджеров, которое скрывает любого, будто на него наложено мощное маскирующее заклятие. Этими снаряжением и экипировкой я хотел снабдить разведывательные и пограничные отряды Лера, которые патрулируют наши границы. Предварительные условия я переслал ему с гонцом буквально несколько дней назад, он же, видимо, хотел передать с тобой свой ответ.

    – Понятно, – сказала женщина, – ну это, я думаю, вы обсудите с ним более подробно, артефакт связи я оставлю тебе. Отец обещал перенастроить его на тебя, чтобы вы могли переговорить по этому поводу. – На секунду Ассай задумалась. – Встретить нас должен мой брат, Ресалус будет ждать по ту сторону портала весь завтрашний день. Если что-то пойдёт не так или у нас что-то изменится, то нужно будет связаться с ним. Отец на время передаст амулет связи ему. Что ещё? – И женщина задумалась над тем, о чём так долго говорила с отцом.

    Но как она сейчас вспоминала, большую часть времени у них занял обычный разговор о делах семьи и прочих семейных и не очень новостях. По делу они говорили недолго, решив подробности обсудить по их прибытии в княжество.

    Такая спешка с их переходом на Ареану была вызвана тем, что вторую партию будущих студентов Академии магии из княжества должны были отправить через два с половиной дня и Элей хотел включить в неё также Тею и Тиора.

    Поняв, что по существу добавить ей больше нечего, она сказала:

    – Меня не будет примерно месяц. Так что не скучай тут без меня. Приглядывай за мальчиками, хотя, конечно, самое большое наше беспокойство уедет со мной, как первое, так и второе. Но я надеюсь, всё будет хорошо и мы быстро разберёмся со всеми нашими делами.

    – Да, – согласился муж, – с вами поедет Сорк, наш сержант, и несколько наиболее толковых его ребят. Большой отряд сразу же привлечёт внимание, а группа из десяти всадников вряд ли вызовет хоть какой-то интерес. Вы поедете налегке. Возьмёте с собой только зачарованные сумки и личные вещи, которые вам понадобятся в дороге. Особые ценности такой маленький отряд сопровождать не отправят, поэтому и остальные будут думать, что у вас ничего нет. Так что для вас это оптимальный вариант. – Подумав ещё, лорд перешёл к тому, ради чего, по сути, и затеял весь этот разговор: – А теперь о главном. – И он пристально посмотрел в глаза Ассай. – Ты же знаешь, что я до сих пор поддерживаю связь с нейтральными мирами?

    – Да, – тихо ответила та.

    – Это всё потому, что последнее время вокруг нас и нашего анклава развилась какая-то слишком уж повышенная активность, и она мне очень не по душе. Меня беспокоят какие-то непонятные предчувствия. – Лорд зябко и даже несколько по-детски передёрнул массивными плечами. – Поэтому я отдам тебе это. – Релак вынул из кармана и положил на стоявший между ним и женой столик небольшой камень, отдающий оранжево-красным цветом. – Знаешь, что это? – спросил он у Ассай.

    – Дорогой, – ответила та, – я живу с тобой уже боги знают сколько лет, и, конечно, я догадывалась, что ты не пешком ходишь в свои нейтральные миры. Поэтому у меня есть подозрение, что этот камешек как-то связан с ними. Я не раз видела, как ты, дорогой, уходил в свой кабинет, неся его в руках, а потом возвращался к нам через некоторое, хотя и не слишком длительное время, но уже из-за стен замка. При этом я как-то не замечала, чтобы ты покидал свой кабинет.

    – Всё верно, дорогая, – погладил жену по руке Релак. – Ты всегда была очень наблюдательной. – И, помолчав, продолжил: – Это возвратный камень. Он привязан к ближайшему от нас нейтральному миру Гранкат. Это тот самый мир, откуда в нашу реальность есть прямой портал. Я тебе никогда не рассказывал, но тот портал, о котором знаю я и который ведёт напрямую на Ареану из нашего плана реальности, односторонний. По нему можно перейти только в ваше Лесное княжество, в обратную сторону он почему-то не открывается. Маги твоего отца бьются над этой проблемой уже много лет, но пока никакого ответа дать не смогли. Так вот, этот портал лежит на ничейной земле, ближе к владениям нидийцев, чем к нам, но та территория им ничем не интересна. Там одни скалы и камень. Горное дело их привлекает мало, зато пастбища, лежащие у подножия горного хребта, заинтересовали их всерьёз. И я, стараясь не выказывать особого интереса, немного затягиваю решение этого вопроса, но в итоге достаточно скоро собираюсь разделить с ними эти земли: горный хребет и небольшая часть предгорий отойдёт нам, это как раз та область, где и находится портал. А остальные земли перейдут к нидийцам. – Лорд немного помолчал. – Однако это всё относится к нашему делу лишь косвенно. Для вас важно то, что этим же путём обратно вы пройти не сможете. Поэтому, чтобы вернуться назад, вам нужно будет воспользоваться возвратным камнем и пройти через нейтральный мир. Это не сложно. Я тебе всё досконально разъясню и нарисую подробную схему где, что и как. По идее вы должны будете появиться в приёмной комнате, к координатам которой привязан портальный камень. Из неё вам нужно будет дойти до портальной площади, выбрать нужный портал и перейти в наш мир. Здесь вы появитесь недалеко от внутренней границы нашего анклава. – Усмехнувшись, он добавил: – Я не просто так выбрал именно эту территорию для его основания. Есть ещё кое-что. Портальный камень может перенести только троих разумных, поэтому, думаю, в мир твоего отца пойдёте ты с детьми, Сорк и кто-то из его подчинённых. Обратно вы будете возвращаться уже без Теи и Тиора, поэтому портальный камень сможет перенести вас троих. К тому же мне будет спокойнее за тебя, если рядом с тобой будет кто-то из моих воинов.

    Релак посмотрел на свою руку, в которой продолжал держать руку своей жены. Та, проследив за его взглядом, лишь мило улыбнулась уголками губ, наклонилась и провела пальцами другой руки по его щеке. Но лорд-правитель всё ещё оставался очень серьёзен, он так и не сказал самого главного, того, о чём хотел поговорить с Ассай.

    – Это то основное, что я хотел рассказать тебе о благоприятном переходе в мир твоего отца. Но ты же знаешь старого служаку-наёмника, нужно всегда быть готовым к разным неожиданным неприятностям. Поэтому я тебе сейчас дам ещё пару советов. Повторяю, этот камень, – Релак подбросил артефакт, – способен перенести только троих, поэтому в случае любой угрозы уходите через портал. Солдаты прикроют вашу телепортацию, а уже из нейтрального мира переходите сюда. Артефакт отдай Тее, но сама уходи первой, дети гораздо быстрее тебя и поэтому успеют телепортироваться в любом случае. Второй после тебя пусть уходит Тея и последним Тиор. Он также остаётся прикрывать ваше отступление, если этого потребуют обстоятельства. Вы все сильные маги, в отличие от меня, поэтому после телепортации вам нужно обязательно при появлении в приёмном зале отойти от точки материализации за третий круг. Вы, только оказавшись там, сразу обнаружите эти круги. Это сделано специально, чтобы ваша магическая сила и насыщенная магической энергией аура не смогли внести никаких помех в перенос следующего за вами. Это же касается и перехода через обычный портал. Постарайтесь отойти от него метров на пять… Так, что ещё? – Релак ненадолго задумался. – Вроде по переходу всё. Теперь как действовать в нейтральном мире. Попав туда, постарайся найти демона по имени Длон. Он хозяин таверны «Жирный боров» в Гранкате. Мой хороший друг и побратим. Мы с ним из одного клана. К тому же оба состояли когда-то в гильдии наёмников и начинали в одном отряде. Только я нашёл свою судьбу в одном из срединных миров, а он открыл маленькую таверну, как и мечтал. Именно через него я веду всю свою торговлю в нейтральных мирах. Так что мы до сих пор поддерживаем как дружеские, так и деловые отношения. Вот тебе наша старая условная фраза. – И лорд, наклонившись к уху жены, прошептал пароль.

    Та, не сдержавшись, прыснула в кулак.

    – Нет, этого я Тее и Тиору говорить не буду, – отсмеявшись и переведя дыхание, сказала Ассай мужу.

    – Ну, тогда мы были молодые и глупые, – будто оправдываясь, произнёс лорд, – зато, услышав эту фразу, он точно поймёт, что ты пришла от меня, и окажет тебе всю помощь, которую будет в силах предоставить, и даже немного больше. Он же может помочь вам с возвращением в этот мир. Он прекрасно знает, где меня найти. К сожалению, если вы попадёте в нейтральные миры, то не сможете попасть на Ареану, мне не известен путь туда. Мы так и не смогли найти рабочий портал, ведущий на эту планету, но он точно где-то есть. Я как-то вскользь слышал об Академии империи Ларгот и их обширной коллекции артефактов древних магов, ещё до знакомства с тобой и твоим отцом. – Релак замолчал, вспоминая что-то ещё. – Вроде бы всё. – И вздохнул. – Но мне всё равно как-то не по себе от вашего отъезда. Может, отложить поездку на какое-то время? – спросил он у жены.

    – Нет, – мотнула она головой, – слишком многое поставлено на карту.

    – Да, я понимаю, – покивал лорд и прижал к себе жену. – Но всё равно что-то не даёт мне покоя.

    – Всё будет хорошо, дорогой, – постаралась успокоить мужа Ассай, но и у неё сердце было не на месте из-за этой поездки. – Я скоро вернусь, а детей мы увидим, когда у них будут каникулы. Я постараюсь уговорить отца выделить нам пару завязанных друг на друга артефактов для связи. И один оставлю Тее и Тиору. Тогда у нас будет возможность пообщаться с ними в любое время.

    Но даже это обещание не выгнало из глаз Релака беспокойство и сожаление. Единственное, что поддерживало его и придавало сил, – это недавние слова Теи: «Не беспокойся, папа, поверь, так будет лучше для всех. Вас наконец оставят в покое, а я там буду в большей безопасности, чем здесь».

    Правда, он так и не смог понять, кто это их должен оставить в покое? Где это «там» и почему она именно в этом гипотетическом «там» будет в большей безопасности, чем в родном доме?


    Один из нижних планов реальности. Планета Аррах.

    Анклав Релак. Предгорья близ границы

    с ничейными землями

    Несколько часов спустя

    – Госпожа, – тихо обратился к Ассай сержант, ехавший рядом с ней на тёмном гуорле[4].

    – Да? – откликнулась она, стараясь не подставлять ветру лицо.

    Сегодня было ветрено, моросил мелкий, очень противный дождь. Хотя чему удивляться: такая погода была характерна для данной местности. Эти горы и называли туманными или мокрыми. Густой туман и шедший сутками напролёт моросящий дождь были обычным явлением на этих склонах.

    – За нами следят, – доложил он. – Один из дозорных заметил группу всадников, передвигающихся параллельно нам строго по лесу. Похоже, там есть какая-то тропа. Они не отстают, но и не обгоняют. Такое впечатление, что они хотят узнать, куда мы направляемся. Или, как вариант, они сопровождают нас, чтобы успеть перехватить, если мы постараемся уйти от погони или подготовленной засады.

    – Понятно, – задумчиво произнесла женщина, едущая верхом, и уточнила: – Сколько их?

    – Точно определить не удалось, – ответил Сорк. – Они лишь на мгновение показались в просвете между деревьями недалеко от реки. Но то, что этот отряд следует за нами, дозорный уверен. Он приметил их необычные плащи ещё в столице. Такого совпадения быть не может. Им определённо нужны мы.

    – Это не может быть группой прикрытия Релака? – высказала предположение Ассай.

    – Нет, госпожа. Лорд бы обязательно предупредил о ней меня или вас. Так что, я думаю, нам нужно готовиться к тому, что эти неизвестные преследуют именно наш отряд.

    – Хорошо, распорядись быть наготове и отправь несколько демонов проверить ущелье.

    – Да, госпожа, – кивнул сержант, но, не успев отъехать, осмотрел оставшихся всадников и практически сразу отчитался: – Патруль уже уехал в ту сторону, и с ними снова ваш сын.

    Младший сын Ассай довольно часто вместе с дозорными исчезал в лесу или уезжал вперёд, чтобы разведать дорогу. Вот и сейчас они ускакали к тому месту, которое Релак отметил на карте как портал. Этот естественный портал был найден её мужем, когда он скрывался в этих горах со своим отрядом давно, ещё будучи наёмником, и располагался тот в конце небольшого ущелья, к которому вёл узкий проход в скалах.

    Эльфарка повернулась к Сорку:

    – Я предупрежу Тею, чтобы она никуда не удалялась от отряда.

    Так как поговорить с Тиором прямо сейчас не было никакой возможности, хотя зов ему Ассай всё же отправила, она подозвала к себе дочь.

    – Тея, ты ничего не чувствуешь? – первым делом спросила у неё Ассай.

    – Нет, мама, – ответила та. – А что?

    – Странно, – будто про себя тихо промолвила женщина, а потом ответила Тее, при этом стараясь разглядеть что-то в глубине леса, идущего вдоль дороги: – За нами следят. – И, порывшись в своей зачарованной сумке, точная копия которой висела и на плече девушки, протянула ей артефакт. – Вот, возьми. Это портальный камень. Твой отец называет его возвратным. Надеюсь, пользоваться им не придётся, но всё же послушай и посмотри. Активируется он так. – И Ассай показала процедуру активации артефакта, которой обучил её муж.

    Ничего сложного в ней не было: верхнюю половину камня нужно было немного отщёлкнуть вверх, высвобождая резьбу, и повернуть относительно нижней по часовой стрелке три раза, а потом в обратную сторону два и ещё один раз по часовой. После этого открывался портал. И всё, им можно пользоваться. Открытым он продержится всего полминуты. Поэтому нужно всё делать быстро.

    – Он может перенести всего троих разумных, – закончила Ассай и уже хотела перейти к рассказу о том, куда этот камень должен перебросить путешественников, как и с кем нужно встретиться в нейтральном мире, куда приведёт камень и как вернуться обратно в этот мир, если вдруг она окажется там.

    В общем, сжато пересказать весь её длинный разговор с мужем. Но не успела. В этот самый момент к ним подскакал Сорк:

    – Госпожа Ассай! За нами гонится ещё один отряд. Он гораздо больше замеченного дозорным в лесу, и, что более важно, их гуорлы более свежие, чем наши. Они очень скоро нагонят нас. Поэтому нам следует поторопиться. Я думаю, они уже догадываются, куда мы направляемся, так как первый замеченный нами отряд ускорился именно по направлению к входу в ущелье.

    – Я поняла, – кивнула та и пришпорила своё животное.

    Вслед за ней двинулся и весь отряд. А буквально через несколько сот метров они встретили несущегося к ним во весь опор разведчика, и он был один. Всей остальной группы, выдвинувшейся вперёд, видно не было. Это вызвало беспокойство у Ассай и Теи.

    – Госпожа! Сержант, – обратился разведчик сразу к обоим своим начальникам. – На нас у входа в ущелье напали какие-то странные субъекты. Внешне похожи на тролков, только чуть крупнее и не такие сообразительные. Однако их было около двух десятков. Правда, они не ожидали увидеть здесь высшего демона, и поэтому господин Тиор в боевой ипостаси был для них полной неожиданностью. Мы быстро осмотрели их место стоянки и выяснили, что засада была устроена не на нас или они не ожидали встретить тут столь сильный отряд. Сейчас ущелье находится под нашим контролем, но господин Тиор почему-то уверен, что встреченные противники лишь передовой отряд неизвестных демонов. Слишком неухоженный и неподготовленный у них лагерь для долгого ожидания. Мы решили, что они здесь всего несколько часов. Поэтому господин Тиор предлагает поторопиться и потом закрыть портал с той стороны, а чуть позже связаться с отцом через артефакт связи и сообщить ему о случившемся. Подробности своего плана вам хочет изложить сам господин Тиор при встрече. – Разведчик склонил голову и отъехал в сторону.

    – Ну, что скажете? – обратилась Ассай к дочери и Сорку. – Есть какие-нибудь предложения.

    – Идти надо всем, – сразу ответила Тея. – Когда окажемся на стороне дедушки, блокируем телепорт, и вы возвращаетесь уже тем способом, что предусмотрел отец. Не все, конечно, а ты, мама, и Сорк. А дальше отец уже разберётся с теми, кто хозяйничает здесь. Но делать это нужно быстро, пройти портал и оказаться на той стороне, что-то не нравится мне тот отряд, что сопровождает нас по лесу, он может оказаться у телепорта быстрее нас.

    Ассай обдумала предложение дочери и, повернув голову к пожилому сержанту, спросила:

    – Что думаешь? Опыта в таких делах у тебя гораздо больше, чем у нас всех, вместе взятых.

    – Опыта, говорите… – И он посмотрел на девушку. – Не уверен. Тея просчитала всё верно. Самым опасным для нас сейчас является отряд, который передвигается по лесу. Он может здорово помешать нам на границе ущелья, если вклинится между нами и Тиором. Конечно, нас это не остановит, но задержит на некоторое время. А это даст возможность нагнать нас тем, кто следует позади нас. И я уверен, что ту группу сопровождает несколько очень сильных демонов. Нужно спешить. – И он пришпорил своего гуорла.

    За ним это сделали и все остальные.

    Тридцать минут бешеной скачки – и вот ущелье.

    Но их практически успели перехватить. Уже влетая в его узкую горловину, Тея заметила, как им вслед летят несколько заряженных сильной огненной магией стрел. Поэтому она на автомате позади влетевших последними Тиора и Сорка поставила самый мощный щит тьмы, на который была способна, перекрыв им вход в ущелье. И почти мгновенно за их спинами разлилась огненная стена.

    Щит выдержал, и попавшие в него стрелы не нанесли их отряду никакого вреда. Но Тея видела: ещё три-четыре таких попадания – и щит падёт. Поэтому она крикнула Тиору:

    – Меня хватит ещё максимум на три таких щита, это минуты три боя!

    – Ставь их! – откликнулся тот и подъехал к куче камней, лежащих справа от выхода из ущелья. – Активируйте портал! – крикнул он Тее и матери, после того как его сестра поставила дополнительную защиту в виде ещё трёх закупоривших вход в ущелье щитов. – И как только он откроется, уходите первыми, мы сразу за вами!

    Он занял оборону у горловины ущелья, беря её на прицел своего лука. Это же самое сделали и Сорк со своими воинами, укрывшись за беспорядочно разбросанными по ущелью крупными камнями.

    Как раз в это время противники снесли первый щит, выставленный Теей, и девушка увидела преследовавший их отряд. Это были ралы, огромные крысоподобные демоны невероятной силы и ловкости. И что самое скверное, они служили только одному правителю на их планете, лорду Нуразу.

    – Это ралы. Ты не сможешь сдержать их в прямом столкновении! – крикнула она брату. – Как только откроется портал, уходите вместе с нами!

    – Да! – кивнул тот. Хоть Тиор и слыл донельзя безрассудным, но дураком и самоубийцей не был. С такой толпой ралов не справился бы и его отец на пару с Лером, не то что он. – Вы только откройте его! – И выстрелил сквозь щит в первую, ясно видимую цель.

    В этом было преимущество щита, созданного Теей: он был односторонний, сквозь него можно было атаковать противников, находящихся с его внешней стороны.

    Но Тиор промахнулся. Вообще мало кто мог похвастаться таким выдающимся достижением – попасть из лука или любого иного стрелкового оружия в рала, слишком быстро те передвигались. Поэтому неудивительно, что стрелу рал просто отбил мечом.

    – Тиор, ты болван, – во время боя Сорк не особо церемонился со своим бывшим, хотя и самым лучшим учеником, – у тебя разрывные стрелы, стреляй им под ноги в скалу. Осколками их задеть больше шансов.

    Молодой демон лишь кивнул на это вполне уместное замечание, и его следующий выстрел был уже куда более эффективен. Рала снесло взрывной волной, да к тому же и основательно иссекло осколками камня.

    – Хороший совет, – улыбнулся Тиор.

    Всё-таки он тоже не простой парень из пригорода, а метаморф. И его реакция почти ничем не хуже, чем у того же рала.

    «Однако как там дела у мамы и Теи?» – подумал он, видя, что нападающие снесли уже второй щит.

    А дела, похоже, шли не очень. Они до сих пор не смогли активировать портал.

    – Что случилось?! – крикнул он им, делая очередной выстрел.

    Но ралы после его первого и такого впечатляющего успеха стали более осторожны и теперь мгновенно перемещались за ближайшее укрытие, как только замечали выпущенную в их сторону стрелу или болт, даже не стараясь их отбивать.

    – Создаётся такое впечатление, что кто-то блокирует активацию портала, постоянно сбивая его настройку в момент инициации плетения, но мы не можем понять, кто это и где он, – ответила ему Тея.

    А вот Тиор мгновенно понял, что происходит.

    Задачей того отряда, что они встретили у входа, было не перехватить их, а доставить сюда мага, способного прикрыть портал хотя бы на время.

    «Похоже, Нураз знает этот маленький секрет нашего отца, – с грустью подумал он. – Интересно, что ещё известно этому старому умертвию?»

    – Сейчас, – быстро сказал Тиор и обратился к своему дару. Магу, который должен блокировать портал, необходим хотя бы слабый источник силы. Так как для того, чтобы сбить настройку портала при многочисленных его активациях, особо большого умения и не требуется, но необходим неплохой запас магической энергии. Поэтому у Тиора с его даром был неплохой шанс вычислить этого мага.

    Обратившись к внутреннему зрению, Тиор осмотрел близлежащие скалы. Нужно такое место, с которого открывается прямой вид на активируемый портал.

    «Вот он, – заметил молодой демон слабый отсвет сил как раз над порталом, там была какая-то неглубокая ниша, способная скрыть одного не слишком крупного представителя демонов. – А маги почти всегда не слишком крупный народ», – с усмешкой подумал Тиор, резко переводя лук в центр замеченной ниши и выпуская туда стрелу.

    Маг даже не успел отреагировать, как его маскировка слетела и стрела вошла куда-то в область живота.

    – Ну как? – спросил Тиор, обращаясь к сестре.

    Ответом ему послужило ярко светящееся вихревое облако активированного портала.

    – Молодец, сынок, – похвалила его Ассай и первой шагнула в портал.

    Дальше к порталу двинулась Тея и, оглянувшись в сторону брата, махнула ему рукой, а потом сделала шаг в как-то странно моргнувшее зарево портальных вихрей.

    Никто на это не обратил внимания, но маг из народа малых ралов на последнем издыхании ещё раз попробовал сбить настройку активированного портала, чтобы постараться отключить его. Однако его сил хватило только на то, чтобы внести лишь временные помехи, которые мгновенно устранились стабилизировавшейся структурой плетения портальной арки. Но именно они вызвали те странные, никем не замеченные вихревые образования, когда Тея проходила через портал.

    – Теперь вы, – отдал приказ подчинённым Тиор, махнув рукой в сторону портала.

    Те по одному стали исчезать за его необычной облачной поверхностью голубоватого цвета.

    Последним, оглядев ущелье, через портал прошёл сам Тиор, сделав ещё один удачный выстрел, поразивший сразу двух ралов, которые наконец прорвались сквозь последний рухнувший щит, выставленный Теей.


    – Блокируйте его! – закричал Тиор, вываливаясь из портала спиной вперёд, с луком, наведённым на портальную арку, располагающуюся прямо в стволе огромного дерева.

    «Что за крахт![5] – удивился демон, смотря на странно расположенный портал. И тут заметил направленные на него луки существ, своей внешностью очень напоминающих его мать. – Эльфары! – понял он. – Надо же говорить на эльфаре», – вспомнил он наставление Ассай и прокричал ещё раз, но уже на языке этого мира:

    – Блокируйте портал быстрее, они прорвались.

    В это время поверхность портальной арки заколебалась, и Тиор, не раздумывая, выстрелил прямо в своё дрожащее зеркальное отражение. И ему под ноги вывалился рал с застрявшей в его туловище стрелой.

    – Скорее! – прокричал демон.

    Видимо, до стоящих рядом разумных стал доходить смысл его фраз, и один из них, резко кинувшись к какому-то чёрному камню, лежащему у подножия портала, постарался вытянуть из него, видимо, накопитель магической энергии.

    Однако его отбросило мощным разрядом молнии.

    «Ну не идиот ли?» – подумал Тиор, выпуская ещё одну стрелу во вновь заколебавшееся отражение.

    И второй рал вывалился из портала, в этот раз с простреленной головой.

    – Не трогайте накопитель голыми руками, выбейте его чем-нибудь, камнем, например, или выстрелите в него! Портал-то активен!

    И выпустил третью стрелу.

    Но в этот раз прицел его подвёл, и очередной рал вывалился из портала лишь с оцарапанным черепом. Однако Сорк с парнями совместно с соотечественниками матери мгновенно нашпиговали его стрелами.

    Наконец портал свернулся в точку и исчез. Молодой демон заметил, что стрела, выбившая камень, прилетела откуда-то из-за его спины.

    – Всё, – облегченно вздохнул Тиор и посмотрел на мать, стоявшую позади него с каким-то молодым на вид парнем и смотрящую на него испуганным и обречённым взглядом.

    – Что? – предчувствуя большую беду, спросил он.

    – Где Тея? – спросила она.

    И только сейчас Тиор увидел, что девушки на поляне перед порталом не было.

    * * *

    Тея вывалилась из портала и ничего не могла понять. «Где все? Где мама? Где те, кто должен был их встретить?»

    Хотя нет, встречу ей подготовили, и вполне качественную. Девушка даже не успела обернуться, чтобы осмотреться кругом, как её накрыло заклинание, подавляющее магические способности.

    «Что происходит? – только и подумала она, как её схватили чьи-то холодные, но очень крепкие руки. – Наверное, латные рукавицы, – догадалась она. – Это подчинённые деда, они просто не узнали меня».

    Решив так, девушка обернулась в сторону удерживающих её рук. И вот тут ей стало по-настоящему страшно.

    Тея была домашним цветком, и поэтому встретиться лицом к лицу с нежитью, тем более рыцарем тьмы, оказалось для неё крайней неожиданностью. Узнала она этот тип нежити по специфической ауре смерти, что окружала его, да и образование кое-какое она уже успела получить. И не самое плохое, между прочим.

    Она в ужасе осмотрелась.

    «Развалины какого-то города и одни умертвия».

    Её без особых усилий, как держали несколько секунд назад, приподняли над землёй и понесли в сторону какого-то тёмного входа в непонятный туннель.

    «Куда же я попала?» – вся серьёзность ситуации стала доходить до девушки, и она очень испугалась. Мериться силами с нежитью было полной глупостью с её стороны, тем более без поддержки её магических способностей. Если с одним она ещё и справилась бы, то перебить десяток вряд ли бы смогла. Она всё-таки не её братья. Хотя и сильнее большинства обычных девушек-демонов. Но ей всё равно не сравняться в силе с мужчинами, особенно демонами высших рангов и уровней. Например, таких, как её отец или Лер. А только они смогли бы противостоять на равных рыцарям-нежити.

    Но никого из её родственников, кто смог бы ей сейчас помочь, здесь не было. А вот нежить, и в больших количествах, была.

    Брат как-то рассказывал ей, что особо сильные некроманты в качестве собственной охраны используют нежить, но не высшую, ту невозможно контролировать.

    Обилие этой высокоуровневой нежити, включающей и нескольких личей, которые встретились ей на пути, её очень насторожило. И, как ни странно, умертвия вели себя вполне организованно, что напугало девушку ещё больше.

    «Это уж точно не владения какого-то сумасшедшего некроманта, – поняла она. – Неужели это один из тех легендарных городов, полных нежити, о которых так много рассказывал отец? А я ему ещё не верила, – с сожалением подумала она. – Но нужно взять себя в руки», – начала настраивать себя Тея на поиск выхода из сложившегося положения.

    Благодаря своим способностям она предчувствовала будущее и заранее готовилась, правда, не к тому, что в результате произошло, но к чему-то подобному.

    «Что там говорил отец о таких некрополях?» – сосредоточившись, постаралась вспомнить Тея.

    А говорил он очень мало, и то, что он рассказал, ей очень не понравилось.

    Первое: такие города, с организованной нежитью, большая редкость.

    Второе: обычно такими городами управляют невероятно сильные тёмные маги смерти, перешедшие за грань жизни. Они становятся Владыками.

    Третье: её наверняка ждёт встреча с кем-то подобным. Отец не знал, что с пленниками делает нежить. Но её пока не убили. Возможно, её постараются допросить. И так как нежить практически не может общаться голосом, это будет сделано ментально.

    «Нужно спрятать сознание», – решила девушка и, войдя в полумедитативный транс, который хоть немного отгородил её от реальности, перенесла сознание в самую сильную часть своей демонической сущности, поместив его в боевую ипостась.

    От капитального промывания мозгов это, конечно, её не спасёт, если за неё примется по-настоящему сильный ментальный маг, но поверхностное или чуть более глубокое зондирование мыслей ей теперь не опасно и не сможет повредить её разум.

    Защитив таким способом своё сознание, девушка перешла к анализу ситуации дальше.

    Если её не убили сразу, значит, она для чего-то нужна нежити.

    Тут особо не нужно было размышлять, для чего она могла понадобиться. Любое существо само по себе является достаточно мощным источником силы. Этот город должен существовать за счёт какой-то магической энергии. Значит, и она нужна им, как этот самый источник магической энергии. Как они её будут получать – за счёт жертвоприношения или какого-то иного обряда, – для Теи это не имело значения. Результат будет один. Её смерть.

    Тоска накатила на девушку от этих мыслей, но она постаралась взять себя в руки и не раскисать ещё больше.

    «Ещё есть шанс, – постаралась утешить она себя и, чтобы отвлечься, вернулась к тому, что говорил ей о подобных местах отец. – На чём я остановилась? – выкинула остальные мысли из головы Тея. – Да, встреча с кем-то из Владык».

    Четвертое: как говорил отец, в такие места минимум чем без десятка сильных некромантов соваться не следует. Особенно если эти зоны очень древние. Никогда не знаешь, насколько могущественными могут оказаться местные умертвия. А данные развалины выглядят очень старыми. Следовательно, и нежить, просуществовавшая такой большой срок, набралась сил и опыта.

    «Будет нелегко выбраться из города», – поняла Тея.

    И последнее, что говорил отец о подобных местах, но что очень не хотела произносить даже про себя девушка, – это то, что попасть в такой город без должной подготовки – верная смерть.

    Однако в рассказах её отца был один хоть и маленький, но светлый момент. Такие города любят искатели древностей и достаточно часто посещают их, правда, они очень редко продвигаются в глубь таких некрополей, обшаривая окраину города, но случается всякое. Поэтому некая зыбкая и нереальная надежда не покидала Тею.

    Пока девушка размышляла и анализировала ситуацию, рыцарь тьмы спустился с ней в подвал, который напоминал старое и запущенное тюремное помещение. Ничего примечательного, кроме нескольких распахнутых дверей камер, здесь не было.

    Не особо церемонясь, рыцарь-нежить сорвал с неё оружие, зачарованную сумку и, даже не проверив её содержимое, положил всё на стол, стоявший тут же. После этого он небрежно затолкнул девушку в первую попавшуюся камеру и закрыл дверь.

    Тея, потирая спину, быстро подбежала к ней и попробовала выбить. Однако, хотя помещение и выглядело старым и запущенным, дверь оказалась массивной и крепкой, к тому же удерживалась коваными запорами. А вот нежить закрыла эту дверь не особо и напрягаясь, на это девушка успела обратить внимание. Рыцарь был очень силён, как поняла она. Нельзя встречаться с ним в прямом поединке.

    Тея уже почти час старалась хоть что-то сделать с этой проклятой дверью, когда в коридоре послышались многочисленные шаги. Судя по звукам, там было не меньше шести существ, если, конечно, все они передвигаются на четырёх ногах.

    Девушка быстро отошла от двери и упёрлась спиной в заднюю стену. Нужно было быстро продумать линию своего поведения на допросе.

    «Если они поймут, что я демон или во мне течёт их кровь, то сразу применят другую тактику при допросе», – поняла она.

    Значит, это нужно как можно дольше скрывать. К тому же, возможно, ей повезло, ведь, перед тем как шагнуть в портал, Тея почти полностью опустошила свой магический резерв на создание нескольких заклинаний щита тьмы и активацию портальной арки. Поэтому можно постараться скрыть ещё и то, что она маг. Это тоже может дать ей небольшое преимущество в будущем. Хотя какое, она пока сказать не могла.

    Дверь в камеру легко распахнулась, и в неё, не проявляя никакого интереса к девушке, вошёл все тот же рыцарь тьмы, который захватил её и доставил сюда. Она его узнала по небольшому сколу на боковой кости выглядывающего из-под старого шлема черепа.

    Вот он стоит у входа, мгновение – и его когтистая лапа опять удерживает Тею на месте.

    Больше пока в помещение никто не входил, однако девушка слышала, что кто-то возится у стола, куда рыцарь положил её снаряжение.

    Так прошло несколько минут. Рыцарь тьмы равнодушно стоял, крепкой хваткой заблокировав её руки, и больше ничего не делал. Создавалось такое впечатление, что он заснул. Однако Тея прекрасно понимала, что это лишь видимость. Стоило ей пошевелиться, как рыцарь оживал и сильнее стискивал её руки.

    Минуты текли неторопливо и казались вечностью взволнованной и напуганной девушке. Она, конечно, догадывалась, что это всего лишь игра её воображения, но не могла отделаться от ощущения, что они ждут прихода этого неизвестного уже несколько столетий.

    Наконец в дверь камеры прошёл он. Ауры тьмы и смерти прямо-таки кричали, что перед ней демилич, вероятно, один из тех, кто управлял этим городом.

    – Кто ты? – на высоком эльфаре, которому обучала их в детстве Ассай, спросил он, при этом говорил он вполне нормальным голосом. – Почему ты оказалась тут? Что тебе нужно в нашем городе?

    Видимо, то удивление, смешанное с испугом, которое произвели на Тею произнесённые вслух слова лича, совокупно со всеми произошедшими событиями, отразилось на её лице и было воспринято умертвием совершенно неверно. Так как после этого он спросил:

    – Ты меня понимаешь?

    «Нужно притвориться, что нет», – догадалась девушка.

    И выдавила из себя ещё больше испуга, стараясь как можно больше запутать нежить. Тем более сделать это было несложно. Тея и так сейчас была до жути напугана.

    Тот постоял пару мгновений, а потом девушка внезапно поняла, что в её голове кто-то копошится. Не было никакой боли или иных ощущений. Просто чувство некоего присутствия. Противного, скользкого и мерзкого. Это ощущение заставило сознание Теи сжаться в непробиваемый кокон, который она укрыла так глубоко внутри своей демонической сущности, как только смогла.

    – Ничего не выходит, – вслух проговорил демилич и, влепив ей оплеуху, развернулся к выходу. – Ах да, – проговорил он, уже стоя на пороге.

    И Тея почувствовала, что её накрыло какое-то плетение, сдерживающее её силы. Это заклинание девушка не знала. Но оно было намного эффективнее того, что набросили на неё, когда она только появилась в этом мире.

    Рыцарь тут же, как какую-то куклу, отбросил пленницу к стене и, выйдя из камеры, закрыл дверь.

    Будь Тея обычно девушкой, этот бросок просто размазал бы её по камере, а так она отделалась лишь множественными ушибами и синяками, в том числе и на лице, которое не успела прикрыть рукой, когда её припечатало о камни.

    Так потекли её дни в заключении.

    Около её камеры появилось четверо скелетонов и давешний рыцарь, которые просто замерли по разным углам подвального помещения, превратившись в предметы меблировки. Это Тея увидела через небольшое окошко в двери камеры. Периодически каждый из умертвий делал небольшой круг по комнате, после чего опять замирал на своём месте, дожидаясь повторения своей очереди обхода тюрьмы.

    Тея обрадовалась, что у камер, кроме этой пятерки нежити, никого не было. Она надеялась дождаться, когда заклинание, наложенное на неё нежитью, пройдёт и она сможет воспользоваться своими способностями.

    Но, как обычно, судьба повернулась к ней своей не очень привлекательной стороной. Примерно через шесть часов ещё первых суток в подвал снова спустился демилич и прямо через дверь повторно наложил на неё заклинание удержания.

    И так продолжалось уже третьи сутки. С периодичностью в шесть часов её навещал мертвый маг, накладывал на неё сдерживающее её силы заклинание и уходил. Скелетоны и рыцарь тьмы всё время находились здесь, ни разу не покидая своего поста. Её даже не кормили. Хорошо, что она всё-таки демон и может продержаться без еды и воды практически неделю, не сильно ослабев при этом, жаль только потом ей будет очень плохо. Её амуниция всё также лежала на столе посреди комнаты и всё больше манила и притягивала Тею. Там было множество предметов, которые пригодились бы ей сейчас. Особенно часто в последнее время она вспоминала о том, что внутри сумки хранится недельный запас провианта и питьевой воды.

    Тея перестала стараться сломать или повредить дверь, когда после очередной её попытки та распахнулась и на пороге она увидела ногу в латном ботинке, которая со всей силы впечаталась ей в лицо. Девушка успела наклонить голову так, чтобы удар пришёлся вскользь, но это не особо уберегло её. Она отлетела к противоположной стене камеры и потеряла сознание.

    Провалялась она порядка семи часов. Поняла это по тому, что пропустила очередной приход мага. И после этого случая уже просто сидела, стараясь разработать хоть какой-то приемлемый план побега или дождаться, когда нежить сделает хоть какую-то ошибку. Сбежать – это сейчас было её единственным шансом выжить, но без магии она не сможет справиться с рыцарем тьмы.

    Девушка была уже в той степени отчаяния, что готова была пойти на риск. Правда, тогда раскроется её истинная сущность демона, но ей было уже всё равно. Она чувствовала: другого шанса вырваться отсюда у неё не будет. И поэтому она приготовилась и ждала очередного прихода мага. Если постараться напасть на него в тот момент, когда он активирует плетение, то есть шанс, хоть и небольшой, застать их врасплох, и при этом, возможно, относительно скоро восстановятся её магические способности, что значительно повысит её шансы против рыцаря. Ведь не зря же выбрана такая периодичность прихода нежити-мага.

    До посещения тюрьмы этим личем оставалось ещё порядка трёх часов. Однако в коридоре послышался какой-то странный шорох. Потом ещё и ещё.

    «Неужели за мной пришли раньше?» – в испуге подумала она.

    Но с тем, что происходило за стенами камеры, что-то было не как обычно.

    Девушка осторожно подошла к двери и выглянула в окошко. И не поверила своим глазам.

    Останки некогда грозного рыцаря лежали посреди коридора. Кости, по-видимому бывшие некогда двумя скелетонами, виднелись недалеко от него. Двух других же Тея отсюда рассмотреть не могла, но почему-то не сомневалась, что их постигла та же участь.

    Вдруг девушка заметила практически невидимую тень, проскользнувшую от стены коридора к столу, на котором лежали её вещи.

    Вот этот-то неизвестный первым делом осмотрел как её мечи, так и зачарованную сумку, подаренную ей отцом.

    Он постоял, держа их в руках, несколько секунд, а затем сразу развернулся к её камере, будто точно знал, что она сейчас здесь и наблюдает за ним.

    «Любопытство несвойственно нежити, – подумала Тея, – а вот живые существа обладают этим качеством повсеместно. – Эта мысль вселила в её душу маленькую надежду. – Кто это? Неужели отец прав и такие места пользуются спросом у различных искателей? Неужели мне повезло?» – Девушка боялась верить в свою удачу.

    Неизвестный стал открывать дверь.

    На всякий случай Тея отошла подальше от неё. Теперь-то она не сомневалась, что сможет вырваться. Главное, завладеть сумкой и сбежать.

    Но сначала нужно разобраться, кто это.

    «Демон, – предположила она, так как и этот неизвестный, практически не прикладывая усилий, открыл дверь в её камеру. – Хотя кто же ещё может так быстро разделаться с пятеркой нежити, среди которой была одна достаточно сильная особь?» – уже более уверенно рассудила Тея.

    И вот дверь открылась. В темноте прохода появился силуэт неизвестного. Он остановился на пороге. Странно, на демона не похож. Скорее, это какой-то хуман. Даже не маг. Одет в одежду рейнджера или поисковика. Вообще многие носят подобные костюмы, и не поймёшь, кто перед тобой. Тёмная куртка с капюшоном из плотной ткани, брюки, сапоги, вернее, какие-то полуботинки. У этого, кстати, со странной шнуровкой. Но, может, ему так удобнее или привычнее. Всё остальное скрыто плащом. В общем, ничего особо выдающегося. Даже купцы из тех, что предпочитают торговать в отдалённых районах, носят очень похожую на эту одежду.

    Вот с вооружением не очень понятно, не разобрать, то ли его так умело скрывает плащ – видно лишь рукояти нескольких мечей да лук и колчан со стрелами, – то ли это всё, что есть при себе у этого рейнджера.

    «Интересно, зачем ему столько мечей?» – задалась вопросом Тея.

    Она насчитала четыре рукояти, о таком она ещё не слышала. Может, отец или Сорк разъяснили бы такую особенность.

    Присмотревшись повнимательнее к открывшему дверь хуману, Тея, рассматривая несколько удивлённое лицо молодого парня, отметила: «Видимо, сам удивлён, встретив меня здесь. Получается, он ожидал увидеть кого-то другого?»

    Потом, похоже, тот решил для себя какой-то вопрос. Тея это поняла по тому, что он произнёс непонятную фразу на каком-то певучем, немного прищёлкивающем языке, явно обращаясь к ней и протягивая её амуницию.

    «Наверное, он спрашивает, моё ли это?» – услышав вопросительные интонации в голосе парня, подумала демоница, но при этом осталась стоять не шевелясь. Она ещё не приняла никакого решения и не могла понять, что же всё-таки от неё хотят.

    Однако этот неизвестный долго рассусоливать не собирался. Он бросил к ногам девушки её вещи и опять что-то произнёс, махнув рукой в направлении выхода. Девушка поняла, что он предлагает сматываться отсюда. Но как-то всё это было странно. Поэтому она, медленно присев, резко выхватила из общей кучи мечи и отскочила в дальний угол тюремной камеры.

    На стоящего в дверях хумана это не произвело ровным счётом никакого впечатления. Он лишь что-то пробормотал и снова махнул рукой, будто поторапливая её и одновременно давая какое-то снисходительное одобрение её действиям.

    «Да кто он такой?!» – возмутилась Тея.

    Поняв, что по крайней мере сейчас этот неизвестный не представляет никакой угрозы, девушка осторожно подошла к своим оставшимся вещам и собрала их. Первым делом она незаметно от стоящего парня проверила, в сумке ли находится возвратный камень, что передала ей мама. Он был на месте. Теперь Тея могла исчезнуть в любой момент. Ну, не особо в любой, но шансы на это у неё значительно возросли.

    Посмотрев и убедившись, что она готова к выходу, неизвестный развернулся и направился к виднеющемуся впереди туннелю. Его, похоже, не особо интересовало, идёт девушка следом за ним или нет, он лишь раз, остановившись, обернулся и удостоверился в этом.

    Подойдя к туннелю, ведущему куда-то вдаль, парень притормозил и задумчивым взглядом осмотрел Тею с ног до головы. Выглядело это так, будто он приценивался к какому-то товару. Тею это до невозможности взбесило, но она постаралась сдержаться. Что-то странное было в этом парне.

    И вдруг совершенно неожиданно для девушки он произнёс на чистом реалме:

    – Привет. Я Баг.

    Удивлению Теи не было предела, она, забывшись, даже спросила об этом:

    – Привет. Ты говоришь на реалме?

    – Видимо, – ответил её собеседник. – Как называется этот язык, я не знаю.

    – Странно, – произнесла Тея и спросила: – А почему ты заговорил именно на нём?

    – Наверное, потому, что ты пришла оттуда. – И молодой хуман кивнул в направлении портала.

    «Интересно, откуда он мог это узнать? Неужели мои вещи, которые он успел рассмотреть, ему сказали об этом?»

    А дальше этот необычный парень предложил ей бежать с ним и его товарищами, которые оказались в этом городе совершенно случайно.

    Получается, что и этот хуман, и его друзья были местными, как поняла Тея из рассказа парня, а она почему-то решила, что они такие же гости этого мира, как и она сама.

    Дальнейшие слова Бага лишь убедили её в верности выводов. Оказалось, Баг и его команда думали укрыться здесь от каких-то демонов, по описанию очень похожих на ралов. Когда Тея услышала о них, то подумала, что приспешники лорда Нураза разыскивают именно её, и, здраво рассудив, предположила, что, возможно, она оказалась в этом городе нежити совсем не случайно.

    Между тем хуман, видимо не заметивший её секундного замешательства и небольшой вспышки страха, рассказывал дальше.

    Так получилось, что он и его друзья, уйдя от одной опасности, попали в ещё более серьёзную передрягу. И теперь Баг говорил о том, что они с его отрядом хотят сбежать из города древних, воспользовавшись для этого тем порталом, через который она и попала сюда.

    При этом сам Баг не слишком верно оценил ситуацию и, похоже, подумал, что девушка знает о том, что находится по ту сторону этой портальной арки. Но Тея не имела ни малейшего представления об этом. Она хотела предупредить хумана о его заблуждениях, но тот очень быстро в своём рассказе переключился на описание тех возможных трудностей, если девушка самостоятельно захочет покинуть этот город, и она как-то позабыла о своём желании всё ему рассказать.

    Напирал Баг в основном на то, что ей самой будет сложно выбраться из города в одиночку в окружении такого огромного количества нежити. Да Тея и сама осознавала этот риск, ведь она была не до конца уверена в том, что портальный камень, выданный её отцом, сработает. Но и план этого парня был какой-то странный.

    По сути, всем рисковал только он один и, возможно, ещё какой-то маг. Но риск этого парня был вполне очевиден, он отвлекал на себя внимание как от своих друзей, так и от неё. Ей же требовалось лишь добежать до портала и пройти сквозь него. А дальше этот хуман должен был каким-то образом отключить этот портал.

    И Тея почувствовала, что он точно сможет это сделать, хотя она и не понимала как. Ведь этот парень не был магом, по крайней мере сильным.

    За свою помощь ей как в освобождении, так и в побеге он просил поделиться с ним лишь информацией о том месте, куда они попадут.

    «Если ничего не знаешь, то и делиться нечем», – подумала девушка, всё же она была дочерью демона – правителя целого государства и поэтому чувствовала своё преимущество на этих переговорах, зная несколько больше, чем её оппонент.

    В результате Тея согласилась, ведь у неё был один дополнительный козырь, о котором не знал Баг. Ну а в самом крайнем случае она постарается воспользоваться возвратным камнем.

    Закончив с обсуждением плана и его деталей, они двинулись к выходу из туннеля. Хуману, похоже, понравилось, как повела себя Тея, прикрыв его спину, однако его несколько покровительственный взгляд задел гордость девушки, которую Сорк, их сержант-наставник в замковом гарнизоне, считал одной из лучших своих учениц. И конечно, теперь она не могла ударить в грязь лицом перед этим неотёсанным дикарём и подвести своего наставника.

    «Почему вдруг меня интересует мнение этого хумана?» – неожиданно поймала себя на мысли о Баге девушка и посмотрела ему в спину.

    Тот, словно почувствовав её взгляд, обернулся.

    Тея постаралась сделать каменное, непроницаемое для эмоций лицо, чем, похоже, немного рассмешила парня.

    «Странный он какой-то, – вновь подумала Тея о нём, – способен веселиться даже в такой обстановке», – и немного ускорила шаг, стараясь не отставать от крадущегося впереди хумана.

    Только сейчас Тея заметила, насколько плавно и незаметно может перемещаться Баг. Девушке даже показалось, хотя она не была в этом уверена, что среди рейнджеров и пограничников её отца не было ни одного демона, похожего на этого непонятного хумана.

    Уже приблизившись к выходу, парень вдруг резко застыл, дал ей отмашку замереть и стал к чему-то сосредоточенно прислушиваться.

    «Общается с кем-то, – догадалась она. – Но он же не маг! – А потом до неё дошло: – Так он говорит с тем магом, что скрывается где-то здесь… Тогда всё понятно».

    А в следующее мгновение Тея увидела, как активировалась портальная арка.

    «Если это сделал один маг, то он очень силён», – поразилась девушка, о чём и сказала хуману.

    Тея уже была готова бежать, но этот странный парень с не менее странным именем Баг остановил её. Он почему-то медлил, упорно присматриваясь к чему-то на площади.

    Это же постаралась сделать и девушка. Но ничего, кроме находившейся на площади нежити, не увидела.

    Вдруг парень встрепенулся и, нахмурив брови, ещё раз осмотрел площадь, а потом, как-то тяжело вздохнув, оглянулся на Тею.

    – Небольшое изменение. Наш план разгадали, но, как видишь, портал мы активировать смогли. Осталось только пройти сквозь него.

    Тея видела, что это ещё не всё, и поэтому уточнила:

    – Что не так?

    – Один из Владык этого города мёртвых устроил нам ловушку, – объяснил хуман. – Я постараюсь с ней разобраться, но тебе придётся немного поработать в паре со мной. Вернее, как только я тебя скажу, надо бежать со всех ног в сторону активированного портала и уходить через него. Мне придётся остаться здесь и прикрыть ваш отход. Ты же постарайся успокоить моих друзей с той стороны и, главное, не дай никому из них пройти сквозь портал обратно. Это и есть та ответная услуга, о которой я тебя прошу. Сделаешь?

    Тея с удивлением и недоверием посмотрела в лицо спокойно говорящего о своей смерти парня. А то, что он предлагал, было обречено на провал, скоропостижную и, возможно, очень мучительную смерть, даже без малейшего шанса на выживание. Такое не делают просто так. И поэтому девушка спросила:

    – Зачем ты всё это задумал, ведь ясно же, что твой план – это явное самоубийство? Зачем?

    Баг, даже на мгновение не задумавшись, просто ответил ей:

    – Они все – кто у меня есть. Они моя семья.

    «Семья, – таким родным и тёплым прозвучало это, казалось бы, банальное слово из уст этого столь странного и не очень понятного ей хумана, готового отдать свою жизнь за каких-то совершенно незнакомых ей разумных. – Видимо, он и правда любит свою семью, у них всё, как у нас дома», – почему-то сравнила Тея тех, о ком говорил Баг, со своими родными, отцом, мамой и братьями.

    Они всегда стояли горой друг за друга. Именно эта забота и защита делали их по-настоящему сильными.

    И вдруг неожиданно даже для себя самой спросила, при этом не надеясь получить честный ответ. Но всё равно она не могла не задать этот вопрос.

    – А для меня? Ведь ты можешь попросить меня остаться, чтобы спасти своих друзей? Моя помощь может оказаться тебе полезной. – И замерла, ожидая ответа от этого непонятно откуда появившегося здесь парня.

    – Мне не нужна чужая жизнь, чтобы прикрыть свою. Тем более твоя, – всё так же просто, даже не задумываясь над словами, ответил он.

    И, что странно, говорил он чистую правду, Тея уже достаточно пополнила свой внутренний резерв за эти дни, чтобы без труда рассмотреть ауру любого. Этот странный парень не лгал. Он не собирался использовать её, чтобы выкрутиться из той передряги, в которую они все угодили. Даже больше: он старался спасти её. И это поразило её ещё больше. Хуман, которого она видит впервые, готов отдать свою жизнь, чтобы спасти её.

    Это было необычно. Тея всё поняла бы, если бы он это делал для тех, кого считал своей семьёй (опять тёплое, щемящее чувство пробудилось в груди девушки), но он делает это для совершенно чужого для него существа.

    «Почему?» – завертелась мысль у неё в голове.

    – Понятно, – тихо ответила она и, махнув чёлкой слегка взъерошенных волос, добавила: – Я постараюсь.

    Баг лишь наклонил голову, подтверждая, что понял её, и снова посмотрел на площадь. А затем прошептал:

    – Пора, – и указал девушке в направлении портала.

    Когда она стала подниматься, готовясь к маленькому забегу на несколько десятков метров, то сзади раздались тихие и совершенно неожиданные для неё слова:

    – Спасибо тебе, Тея.

    Девушка в удивлении раскрыла свои огромные глаза и уставилась на спокойно посмотревшего ей в лицо парня.

    – Беги, – сказал он и подтолкнул её в направлении портала.

    «Он знал, кто я» – это была единственная мысль, с которой она понеслась к порталу и которая набатом билась в её голове.

    Почти приблизившись к вихревому облаку активированного портала, она заметила, что тот сработал три раза.

    «Те, ради кого он готов умереть, ушли, – поняла она. И только тут до неё дошло: – Он готов это сделать и для меня. Почему?»

    Именно в этот момент она перешагнула портальную арку.


    Один из нижних планов реальности. Безымянная планета

    Я вывалился из портала в поле, похожем на обычную голую степь, тянущуюся от горизонта до горизонта.

    Хотя мгновением позже, обернувшись, увидел, что позади меня располагается ещё одна портальная арка, аналогичная той, что я экспроприировал в городе древних.

    «Какое замечательно слово! – восхитился я и заметил, что голубоватая гладь портала покрылась какой-то рябью, а потом она просто исчезла, растворившись в воздухе. При этом, что интересно, сам портал был неактивен. Получается, второй выход из портала, создаваемого аркой, был привязан не к другому аналогичному артефакту, а неким координатам, зафиксированным в самом портале, создающем переход. – Это интересно, – подумал я, – теперь у меня есть даже два предположительно рабочих портала для экспериментов, а два – это гораздо лучше, чем один».

    Правда, один из них ведёт в город древних, но я думаю, что если подождать некоторое время, то там станет вполне безопасно. И его можно будет использовать в дальнейшем для перехода в Гигантский Лес.

    А если посмотреть в детальном разрезе моих общих задач и планов на будущее, то приобретение этих порталов говорит о том, что я на сотую долю миллиметра приблизился к своему возвращению домой. Ведь у меня появилась отправная точка.

    Правда, теперь у меня были смутные сомнения: а хочу ли я этого? Нужно ли мне это? Ведь только находясь здесь, я ощутил состояние спокойствия, счастья и мягкой неги, растекающейся по всему телу, увидел всю красоту и прелесть этого и других миров, только рядом с этими, такими разными и не похожими друг на друга существами почувствовал себя по-настоящему живым.

    А ещё меня, как откат от всех произошедших ранее событий, накрыло ощущением безопасности, которого я не испытывал с тех пор, как мы с Лениавесом оказались в городе мёртвых магов. И я непроизвольно потянулся, раскинув руки в стороны, будто пытался обнять весь этот такой новый и неизвестный для меня мир и, неожиданно для всех присутствующих здесь и смотрящих на меня существ, произнёс:

    – Хорошо-то как!.. – И счастливо рассмеялся, вбирая в себя всю силу и мощь этого нового мира, переполняясь его энергиями и токами жизни, понимая его суть и стараясь познать его.

    «Перегрузка нервной системы оператора! – заверещал Искатель. – Ментальная атака двенадцатого уровня! Попытка захвата сознания оператора! Включаю фильтры, ограничивающие внешнее воздействие».

    И мгновенно чувство эйфории и счастья испарилось. Однако где-то глубоко внутри меня остался какой-то нереальный след небывалой свежести и бодрости. Создавалось такое ощущение, что весь мой организм обновился и стал более молодым и здоровым. Хотя Искатель ничего подобного не заметил.

    «Что это было?» – спросил я у ментоинтерфейса и кластера.

    «Атака неизвестного типа», – отрапортовал Искатель.

    «Нет данных», – прокомментировал случившееся кластер.

    А вот у меня сложилось впечатление, что эта планета была до безумия рада видеть первое живое существо на своей поверхности за несколько сотен тысячелетий, а возможно, и миллионов лет, способное порадоваться ей и тому, что она может дать. И моя интуиция упорно твердила, что я прав. Планета хотела жизни и была рада видеть нас.

    И я ответил ей:

    «Я постараюсь придумать что-нибудь для того, чтобы жизнь опять пришла к тебе».

    «Спасибо», – прошелестела трава вокруг.

    «Я буду ждать», – пропел мне ветер, играющий моими волосами.

    «Мы не забудем тебя», – отпечатались в моём сознании переливы магических энергий.

    И, что странно, мне показалось, что отпечаток моего родового знака эти растёкшиеся в различные стороны энергии унесли с собой.

    «Что здесь происходит? – Я с удивлением смотрел на какие-то нереальные и непонятные события. – Эта планета живая?» – сам у себя спросил я.

    Но ответа мне никто дать не смог. Только всё та же моя интуиция всё твердила, что я не очень далёк от истины.

    «Что это за мир?»

    А вот этого не знала даже она.

    Но опасности, направленной лично на нас, я совершенно не чувствовал, и это меня несказанно радовало. Да и что говорить, если, как я понимаю, на этой планете нет вообще ни одного живого существа, кроме меня и моих спутников. Так кого нам здесь опасаться?

    Вспомнив о своих спутниках, я развернулся и оглядел замерших в нескольких метрах от меня и от портальной арки моих друзей, подруг, товарищей и родственников в одном лице, вернее, во многих лицах.

    «Я же говорил, что он странный», – неожиданно прозвучали слова Мука, обращённые ко всем присутствующим здесь существам, включая и меня.

    – И не говори, – хмыкнул корнол и, посмотрев на несколько оторопело смотрящую на нас Тею, спросил: – Что за демоницу ты отправил к нам сюда, стараясь не пустить нас обратно к тебе на помощь?

    – Мне и самому это интересно. – И я в упор посмотрел на Эрею.

    Лениавес удивлённо перевёл на неё взгляд и поднял бровь.

    – Я чего-то не знаю? – спросил он у неё.

    – Да, – ответил я за девушку. – Знакомьтесь, это милое создание зовут Тея.

    По крайней мере две пары глаз ошарашенно уставились на неё. Эрея смотрела на свою племянницу и не могла произнести ни слова, застыв в немом изумлении. Лениавес же отнёсся ко всему более спокойно и лишь прокомментировал услышанное:

    – Ну а что ещё можно было ожидать, если за дело берётся этот сумасшедший северянин. – И произнёс он это на реалме, который, как ни странно, поняли все, включая Мука и Эрею.

    – Похоже, проблем с общением у нас не будет, – как-то даже слишком спокойно констатировал я.

    А ещё я занёс себе в копилку несколько дополнительных вопросов на засыпку. Откуда корнол, Эрея и Мук знают этот язык? И как он понял, что его знаю я, или он не знал этого? И почему сейчас он заговорил именно на нём?


    – Тея?! – Наконец и Эрея пришла в себя, обратившись к девушке, всё ещё смотрящей на нашу компанию в полном изумлении.

    – Да, – ответила та. – Мы знакомы?

    – Ты не помнишь меня? – с непониманием в голосе спросила у неё эльфарка. – Посмотри, я никого тебе не напоминаю? Говорят, мы очень похожи.

    Тея несколько мгновений вглядывалась в лицо девушки, а потом с удивлением воскликнула:

    – Эрея?!

    – Да, это я. Мы не виделись с тобой десять лет. Поэтому я и сама тебя не узнала, пока Баг не представил тебя нам. Прости. Но я как-то не хочу называть тебя племянницей, – сказала ей Эрея на эльфаре. – Я знаю, сестра должна была обучить вас нашему родному языку. Мы с тобой практически ровесницы, по возрасту как сёстры. Ты не против, если я буду называть тебя сестрой?

    – Нет, конечно. Но почему мы говорим на эльфаре? – И демонесса приподняла вопросительно брови.

    – Баг не знает этого языка, – просто ответила ей Эрея. – И поэтому не понимает нас.


    Девушки и корнол, который тоже прислушивался к их разговору, не заметили, как в этот момент удивлённо посмотрел на них Мук, а затем перевёл свой взгляд на хумана, о котором как раз сейчас шла речь.

    «Нет, пусть и дальше не знают», – сказал я ему.

    «Хорошо», – согласился наш маленький демон.


    Между тем разговор девушек продолжался.

    – А при чём тут ваш рейнджер? – ещё больше удивилась Тея.

    – Ну как тебе сказать?.. – И она задумалась на пару мгновений. – О, ты видела его ауру?

    – Конечно, я хотела убедиться, что это не подставная кукла нежити и не какой-нибудь обман зрения. Также я контролировала его ауру, когда разговаривала с ним, хотела убедиться, что он говорит правду, – честно созналась девушка.

    – Понятно, – кивнула Эрея. – И ты не заметила ничего необычного в ней?

    – Нет, – ответила та.

    – Посмотри ещё раз внимательнее, – посоветовала ей девушка, – и ты сразу поймёшь, почему нужно, чтобы он пока не понимал, о чём мы говорим.

    Тея несколько секунд всматривалась в ауру спокойно стоящего около портальной арки парня.

    «Что должно мне всё объяснить? – старалась понять она. Но никак не могла заметить ничего необычного, за что мог бы зацепиться её взгляд. – О, смотрите-ка, а он оказывается женат, – удивленно отметила Тея, и ей почему-то эта мысль не доставила удовольствия. – Интересно, на ком? – И только тут различила, на что просила обратить её внимание Эрея. На клановую метку. И она была до безумия похожа на ту, что можно было рассмотреть в её собственной ауре. – Не может быть!» – поразилась Тея и уже совершенно новыми глазами посмотрела на о чём-то раздумывающего хумана.

    – Вижу, ты заметила, – улыбнулась Эрея.

    – Это Ар’Тур драконойд. Но как такое возможно?! Он же пропал больше десяти лет назад! – И тут Тея поняла, что спрашивает совершенно не о том, что следовало бы узнать в первую очередь. И потому задала тот единственный вопрос, который имел сейчас для неё самое большое значение: – Он знает?

    – Нет, – ответила Эрея. – Я думаю, нужно сначала всё обговорить с нашими и его родителями. Но, по сути, он наш муж. Любой маг, увидевший нас вместе, поймёт это. И… – Девушка запнулась и немного смущённо посмотрела на Тею. – Я, если честно, просто не знаю, как ему это сказать.

    – Да уж… – тихо проговорила демонесса и тут заметила, что к их разговору прислушивается Лениавес.

    – Простите, но мне тоже не безразличен этот молодой хуман, и я хотел бы знать, какое решение вы примете. – И корнол указал им кивком на Бага. – А так я полностью в курсе ваших затруднений.

    – Хорошо, но что-то ты сказать ему уже успела? – спросила Тея у своей названой сестры.

    – Да, я сказала ему, что он младший сын правителя империи Ларгот, и всё. Баг практически не помнит своего прошлого. По крайней мере, той его части, что касается его детства.

    – Понятно. Это уже что-то. – И тут будто сознание Теи переключилось. Что-то было не так, что-то не сходилось в рассказанном эльфаркой и тем, что чувствовала сама демонесса. Но Тея не могла разобраться, в чём дело. Всё было слишком размытым и непонятным. Поэтому она, чтобы пока не заморачивать себе и другим голову, быстро приняла временное решение: – Всё оставляем по-прежнему, только нужно сказать, что мы родственницы. Сёстры. Этот вариант как раз подойдёт, тем более и мы с тобой достаточно похожи, естественно, это будет заметно, только если я сниму личину. Кстати, как говорила мама, мы с тобой похожи друг на друга даже ещё больше, чем ты и она.

    – Хорошо, принимается, – ответила Эрея, тем более, по сути, это решение Теи никак не влияло на то, о чём они договаривались с корнолом.

    – Я тоже не против, – откуда-то из-за их спин прозвучал голос Лениавеса.

    «Ну, куда же мы без его веского мнения», – усмехнулась про себя Эрея.

    На этом девушки решили пока закрыть эту тему и обернулись к ожидающим окончания их разговора мужчинам.

    – Позвольте вам представить, – почти официально произнесла Эрея и указала на стоявшую рядом с ней девушку: – Это моя младшая сестра Тея.

    И только тут Тея вспомнила, что Баг ещё там, в городе мёртвых, знал, кто она.

    «Как такое может быть?»


    – Рад, что вы закончили секретничать, – подшутил я над мгновенно покрасневшими девушками.

    «Похоже, подтрунивать над ними войдёт в одну из моих любимых привычек», – так мило и очаровательно они выглядели в этот момент.

    – И рад официально познакомить тебя, Тея, с нашей такой разношёрстой компанией. – И я обвёл всех присутствующих рукой. – Этого молчаливого и немного угрюмого малыша, – я указал на нашего небольшого демона, – зовут Мук. Он силён в магии тьмы и смерти. Но, я так понимаю, ты это и так видишь. Он теперь наша основная боевая единица в плане магической поддержки.

    Видимо, сам Мук был не такого высокого мнения о себе, но я его успокоил, сказав:

    «Не переживай, фактически, как я понимаю, ты чуть ли не самый сильный и древнейший маг, которого мне приходилось встречать, да и всем остальным, думаю, тоже. А то, что ты недоучка, об этом никому особо знать и не следует. Согласен?»

    «Да». – И он мотнул в подтверждение своих слов головой со смешными ушами.

    «И почему я сначала принял его за чебурашку, он же больше похож на гремлина из одноименного фильма», – теперь, при свете дня, это стало более заметно.

    Те тоже были невысокими и лопоухими, как он. От чебурашки у него осталось всё же немного округлое лицо с практически кукольными детскими чертами.

    «Ведь точно, похож на необычного демона из какого-нибудь костяного мира», – подумал я.

    «Отлично», – ответил я уже ему и вернулся к нашему с Теей более тесному личному знакомству.

    Даже не знаю, что это и было. В общем, к нашему взаимному представлению.

    – С Эреей вас, я так понимаю, знакомить не нужно. – И я не удержался, подмигнув обеим девушкам.

    – Да, – смутившись, кивнула мне в ответ Тея.

    «Обожаю», – наблюдая за её смущением, подумал я.

    – Она наша главная целительница и к тому же неплохая лучница.

    А про себя добавил:

    «Умница, красавица и вообще замечательная во всех отношениях девушка. Только вот врушка. Но, похоже, это у них семейное». – И я непроизвольно улыбнулся.

    Обе девушки с каким-то подозрением посмотрели на мою лыбящуюся рожицу и переглянулись.

    – Так, дальше. Это Лениавес. Он магистр магии разума и рунологии. По сути, он и есть вся мудрость и рассудительность нашего отряда. К тому же этот степенный джентльмен – оборотень. А ещё он неплохой воин, следопыт, лесовик и, в заключение, непревзойдённый лучник.

    Лениавес отвесил галантный полупоклон в сторону Теи.

    – Ну и последний в этом отряде – я. Как я уже говорил, зовут меня Баг. Я что-то вроде принеси-подай местного разлива.

    – В смысле? – удивился даже невозмутимо стоявший корнол.

    – Ну, в смысле, принеси нам на блюде голову того монстра или подай жареную печень этого. – И я улыбнулся им самой честной и невинной улыбкой, на которую был способен.

    – В общем, как обычно: он ничего не знает, не помнит и сказать не может, – закончил за меня Лениавес и несколько мстительно произнёс: – Да, кстати, его более полное имя Баг Ар’Тур из рода Лесных, если вам это интересно. Этот хуман – дикий варвар. Северянин. – И заржал, при этом своим голосом как-то сумев разрядить ставшую несколько напряжённой обстановку.

    Правда, я, если честно, так и не понял, что в этом было такого смешного. Но его шутка почему-то пришлась по душе обеим девушкам, так что я был не в обиде. Тем более сам не видел в ней ничего плохого.

    – Ну а теперь ваша очередь. – И я посмотрел на Тею и Эрею.

    Те немного помялись, но затем Тея, сделав небольшой шажок вперёд, сказала:

    – Моё имя вам уже известно. – И она осмотрела нас своими огромными глазами, как бы спрашивая подтверждения этому. Заметив мой кивок, она продолжила: – Я тёмный маг. Надеюсь, неплохой боец, обучал меня мастер-мечник, начальник нашего гарнизона, а также мои отец и старшие братья. В основном это всё. – И девушка с вопросом посмотрела почему-то именно в мою сторону.

    – Не верит она, что ты являешься мальчиком на побегушках в нашем небольшом отряде, – прокомментировал её взгляд Лениавес.

    – Странно, а я так старался, – попытался отшутиться я и вернулся к прерванному разговору. – Тогда давайте начнём более предметный разговор. Но сначала неплохо бы подкрепиться. Правда, запасов еды у нас с собой не так и много, но что есть. Располагайтесь, – и я указал нашей дружной компании на траву вокруг, – сядем, перекусим. А на сытый желудок и разговор лучше пойдёт.

    И, подавая пример, первым по-турецки уселся на землю. После этого, делая вид, что полез в сумку медведя, а сам, забирая со склада, достал те остатки еды, что у меня ещё были. К сожалению, их оставалось чуть больше чем на один раз, и то если не особо шиковать.

    Сняв со спины щит, я выложил на него выуженные со склада остатки вяленого мяса.

    Посмотрев на наш с Лениавесом достаточно скудный рацион, которым мы питались последнее время, обе девушки полезли в свои сумки, и на импровизированном столе появились с десяток каких-то галеток, сушёные фрукты, ещё что-то, не слишком понятное на вид, и две небольшие фляги. Как оказалось, в них была вода.

    – Точно, сёстры, – пробормотал я, чем вызвал невольный смешок у Лениавеса, который услышал эту мою фразу.

    Я с грустью переглянулся с ним.

    От стаканчика горячительного я бы сейчас не отказался. Но, как сам сказал несколько мгновений назад, будем радоваться тому, что есть. И для себя решил, что в первом же продуктовом магазине, или что тут у них вместо него, сделаю приличный НЗ на такой вот непредвиденный случай и закину его в «инвентарь». Ничего с ним не случится.

    Галеты оказались каким-то видом эльфарского сухого хлеба для путешествий, очень сытного. Я съел одну из них, умял пару полосок мяса и горсть сухофруктов, запив всё достаточно большим объёмом прохладной воды из небольшой с виду фляги.

    Кстати, о фляге. Она хоть и не отсвечивала переизбытком ментоэнергии, но я, немного повысив свою чувствительность, смог разглядеть всю систему встроенных в неё ментоструктур.

    «Опять магия, – подумал я и задал вопрос Искателю: – Скопировал видимые структуры?»

    «Выполнено», – отчитался он.

    Коль я начал осматривать своих спутников магическим зрением, то решил: можно присмотреться к ним получше, может, ещё что интересного замечу.

    Вещи корнола я уже давно изучил.

    У Эреи были лишь её амулет, который она носила на шее, мои подарки да её аналог моей сумки путешественника. Ментоструктура, составляющая основу этой сумки, тоже попала к нам в базу.

    У Теи ничего особенного не было, даже никаких амулетов и прочего, что меня несколько удивило.

    «Интересно, почему?»

    Её сумка была изготовлена из того же материала, что и моя, и, похоже, по той же самой технологии. Так как никаких плетений в её основе я разглядеть не смог. Это меня смутило и в прошлый раз, сейчас же мне стало ещё более любопытно, и я принялся изучать сумку более внимательно. Однако ничего нового разглядеть в ней не смог.

    Но я не сдался и решил: что если делать, то до конца, и поэтому, усилив свою чувствительность в восприятии магических энергий до доступного мне максимума, принялся с треском и болью в голове рассматривать структуру уже самой сумки. И наконец понял, в чём тут дело.

    Плетения, привязанные к сумке, присутствовали в ней. Но их было не одно, как у Эреи, а два, и задачей второго было замаскировать собой основное плетение, как раз и делающее из обычной сумки некий небольшой подпространственный карман.

    Но меня заинтересовало и первое плетение. Оно создавало внешний равномерный фон распределения ментоэнергии по всей поверхности материального носителя, что при любом, даже самом тщательном взгляде на него магическим зрением создавало иллюзию отсутствия любых плетений, и в результате невозможно было ничего заметить. И работало оно за счёт ментальной структуры, которую это плетение и скрывало.

    «Интересная идея, нужно взять её на вооружение», – подумал я и поинтересовался у ментоинтерфейса результатами сравнения полученных структур.

    Искатель доложил, что плетение, которое было скопировано у Эреи, имеет несколько более простую в реализации, но при этом более стабильную форму. Зато то, что было внедрено в материал ткани сумки Теи, хоть и было менее стабильным, однако это плетение давало более качественный и эффективный результат. Соотношение внешнего и внутреннего объёмов сумки возрастало практически в десять раз, тогда как у Эреи оно было порядка шести-семи. Но для внедрения столь нестабильного плетения требовался гораздо более плотный и надёжный материал, чем тот, из которого была изготовлена эльфарская сумка. Дополнительно на сумки было наложено нечто вроде моего нетления, правда ограниченного по времени, и плетение, снижающее вес положенных туда предметов.

    «Одна – для массового производства, – решил я, – а вторая – для индивидуальных заказов».

    Пока я рассматривал эти предметы, то обратил внимание, что, общаясь с Искателем, получаю данные, которые обычно характерны и для ответа кластера.

    «В чем дело?» – спросил я.

    «Начата синхронизация баз знаний с виртуальным аналитическим аппаратом оператора, – доложил Искатель. – Сейчас проводится соответствие и сопоставление имеющегося материала. Закончено построение канала прямого доступа от ментоинтерфейса индивидуального использования к внутренней базе знаний пользователя».

    «Это, наверное, та база, что перенёс во внутренний накопитель кластер», – догадался я.

    «В связи с этим ментоинтерфейс получил доступ к уже обработанным и синхронизированным данным».

    «И как долго продлится слияние баз, их сопоставление, поиск соответствий и приведение данных в базе знаний к единообразному виду?» – спросил я.

    «Уточнённое расчётное время работ – сто девяносто семь часов», – сообщил уже кластер.

    «Примерно восемь с половиной дней, – подсчитал я в уме. – Не так и плохо».

    И переключился на самого последнего нашего спутника. Вот тут был ходячий кладезь артефактов. Начиная от его сумки, кстати, с таким же плетением, как у Теи, только без маскировки поверх него.

    «Значит, не разработано, а честно у кого-то скопировано (читайте, украдено), а потом замаскировано», – рассудил я. Но это не суть важно.

    А дальше у него были в основном различные смертоубийственные игрушки, построенные на основе магии тьмы и смерти.

    Все обнаруженные структуры Искатель скрупулёзно скопировал и идентифицировал. После чего отправил их пока в свою базу знаний.

    «Ну что ж, неплохой результат для начала», – сориентировался я.

    И только сейчас заметил, что все уже давно наелись и с ожиданием смотрят в мою сторону. За исключением разве что Мука, который вообще не притронулся к еде, да и зачем она ему-то, и Рыкуна, догрызающего последний вяленый кусок мяса.

    – Похоже, все ждут только меня, – усмехнулся я и сел так, чтобы мне было видно всех, а особенно девушек. И заговорил: – Историю появления в городе Эреи мы знаем, Лениавеса и Мука тоже. Осталось спросить об этом только у вас, красавица. – Я посмотрел на Тею. – Так как получилось, что ты выпала из того злополучного портала и попала в плен к нежити?

    Тея как-то по-детски поджала под себя ноги, обняв колени и положив на них подбородок, и начала свой не слишком короткий рассказ.

    – Стечение обстоятельств, случайность, возможно, наведённые помехи, в общем, не знаю, что произошло и почему я очутилась там, – вздохнула девушка.

    – А если поподробнее? – спросил я.

    – В этом году отец решил меня и моего старшего брата Тиора отправить на обучение в Академию магии империи Ларгот. Находится она в том же мире, что и княжество, откуда родом моя сестра. – Тея кивнула в сторону Эреи. – Её отец, после того как с ним переговорила моя мама, обещал устроить это, тем более, как я поняла, из Лесного княжества в этом году должно было быть организовано посольство в империю как раз с этой целью. Они собирались отправить нескольких своих подданных на обучение в эту же академию. Среди них, как я понимаю, должна была быть и Эрея. – И только сейчас что-то сообразив, Тея удивлённо посмотрела на неё: – Да, а что, собственно, ты здесь делаешь?

    Эрея, усмехнувшись, ответила ей её же словами:

    – Стечение обстоятельств, случайность, возможно, наведённые помехи, в общем, тоже не знаю этого точно, – и как-то непосредственно пожала плечами.

    Не понял, что смешного было в этих словах, но обе девушки одновременно рассмеялись. Даже Лениавес улыбнулся.

    Отсмеявшись, Тея заговорила, внезапно погрустнев:

    – Причины спешки, с которой отец организовывал наш отъезд, мне неизвестны. Но уже во второй половине дня после принятия решения, что мы поедем туда на обучение, наш отряд был в дороге. Ехали мы к тому месту, где отец обнаружил портал, ведущий в мир Эреи. – Девушка на несколько мгновений замолчала, но вдруг, всхлипнув, повернула лицо в сторону, чтобы его не могли видеть остальные, и продолжила: – Уже когда мы стали приближаться к нужному ущелью, а портал находился как раз на другом его конце, мама подозвала меня и передала мне один необычный артефакт, и я так поняла, что сделала она это на случай возможной опасности. Однако ничего не предвещало беды. Да и я не чувствовала ничего особенного. Внезапно приехал один из дозорных и доложил, что нас преследует какой-то отряд, потом уже мама сказала мне, что второй отряд был замечен в лесу. А ещё через некоторое время прискакал посыльный от брата, который отправился с передовым дозором в ущелье, чтобы разведать его. Он сообщил, что там они попали в засаду, однако смогли справиться с ней. После этого мы ускорили темп и прорвались в ущелье буквально за мгновение до того, как нас могли отсечь от него. Активировать портал у нас никак не получалось, нам постоянно мешал один маг противника. Но Тиор нашёл его и убил. Только после этого мы сумели активировать портал и начали переход. Первой пошла мама. Второй – я. Но вместо княжества я выпала из портала посреди этого города мёртвых. Это всё, что я могу рассказать.

    И девушка, не выдержав, разревелась. Похоже, она только сейчас задумалась о судьбе своих близких.

    – С ними всё в порядке, – неожиданно даже для самого себя сказал я, и, что удивительно, я точно знал, что это так и есть. – Они попали туда, куда и должны были. И теперь они так же сильно переживают о тебе, как и ты о них.

    Девушка подняла на меня своё несколько опухшее лицо:

    – Правда?

    – Правда, – кивнул я и сам поверил в свои слова.

    – Но откуда ты знаешь?

    – Поверь, просто знаю, и всё. Все они живы и здоровы. Так что, девочки, у нас есть теперь в четыре раза больше причин попасть домой к Эрее.

    – А почему четыре? – вдруг спросила Эрея. – Нас же всего двое.

    – А Лениавес? Или вы думаете, у него больше нет там никаких дел? Или я? Единственный, кому нет особого дела до нашего мира, – это Мук, но даже у него с ним связаны кое-какие планы. Так что будем искать дорогу туда. Думаю, шанс на это есть, и неплохой, ведь сюда же мы как-то попали. – И я обвёл руками вокруг себя. – Только у меня к тебе вопрос, – обратился я к Тее. – Если мы попадём к Эрее домой, ты как-то сможешь связаться со своей роднёй?

    – О, тут всё ещё проще! – обрадованно проговорила девушка. – Всё равно, в чей мир мы попадём, к ней или ко мне. У нас в любом случае будет возможность связаться с нашими родными.

    – Ну, тогда наша задача упрощается в два раза: мы ищем не какой-то конкретный один мир, а два. – И я улыбнулся двум этим милым девушкам.

    Неудивительно, что они искренне ответили на мою улыбку, хотя бы на время забыв о своих потерях.

    – Всё это хорошо, – вклинился в наш разговор корнол, – я, честно, не хотел бы нарушать вашу идиллию, но есть один немаловажный вопрос. Что же нам делать дальше? – И он вопросительно посмотрел на нас.

    – Дальше? – Я задумался на пару минут, что-то крутилось в моей голове, что-то вскользь сказанное Теей.

    «Ах да. Артефакт».

    – Тея, а что это за артефакт у тебя, который ты получила от мамы на случай опасности?

    – А, это… – И девушка, покопавшись в своей сумке, вытащила камень, лишь слегка отдающий магией.

    Однако в ментальном плане этот камень прямо был набит множеством сложнейших плетений. И было их порядка сорока.

    «Сорок четыре структуры, – поправил меня ментоинтерфейс. – Частично распознаны только двадцать три, – продолжил докладывать он. – С вероятностью шестьдесят семь процентов этот артефакт создаёт телепортационный канал к прошитым в структуру одного из неопознанных плетений координатам точки привязки».

    «Так это что, артефакт, создающий куда-то портал?» – удивлённо уточнил я.

    «Предположение оператора имеет высокую степень достоверности», – ответил Искатель.

    «Невероятно, портал, который умещается в руке. Ладно, послушаем, что скажет Тея». – И я обратился к девушке:

    – И что это?

    – Портальный камень, – сразу сказала она. – Ой, простите, мама называла его возвратный камень.

    – Возвратный камень! – встрепенулся корнол и подошёл ближе.

    «Чую, что сейчас мы о Лениавесе узнаем нечто новое», – усмехнулся я про себя.

    – По-моему, так, – кивнула Тея.

    – Интересно, – проговорил он и взял его в руки. – Действительно, возвратный камень.

    Лениавес что-то сделал с ним, и камень разделился на две половинки.

    – Смотри-ка, действующий, – ещё больше удивился он и вернул артефакт в предыдущее состояние.

    При этом – не знаю, обратили ли внимание на это остальные, – но я заметил, как часть плетений камня активировалась.

    «Искатель, вы регистрируете всё это?»

    «Копирование структур артефакта закончено. Последовательность активации плетений зафиксирована», – отчитался тот.

    «Хорошо, – с удовлетворением отметил я. – Это что-то полезное и слишком уж не похожее на всё, до сих пор встреченное нами».

    – Что ты ещё знаешь о нём? – между тем спросил у Теи Лениавес.

    – Мама говорила, что этот артефакт после активации должен создать портал, ведущий в безопасное место. И он… – девушка запнулась, – может перенести лишь троих. Чтобы портал сработал, камень должен находиться у последнего проходящего через него. Это всё, – уже с некоторой печалью в голосе закончила говорить она.

    – Всё верно, именно так этот камень и работает. Ты знаешь его точку привязки?

    – Нет, – мотнула головой девушка. – Знаю только то, что там должно быть какое-то безопасное место.

    – Ну, это уж слишком преувеличено, – хмыкнув, сказал корнол, а потом спросил: – Откуда он у вас?

    – Я не знаю, его передала мне мама, – вспоминая, ответила девушка. – Правда, она, по-моему, говорила что-то насчёт того, что изначально этот артефакт принадлежал нашему отцу. Возможно, это какая-то реликвия его рода. Он хоть и не из слишком богатого, но зато очень древнего рода воинов. Или он нашёл его, когда был наёмником. Мама хотела что-то рассказать мне ещё, но не успела, в тот момент к нам как раз прискакал первый дозорный.

    – Говоришь, был наёмником? – заинтересовался корнол. – А ты не знаешь его боевого прозвища?

    – Конечно, знаю, – кивнула девушка. – Но чем оно вам поможет? Вы же совершенно из другого мира.

    – А всё-таки? Вон, как я понимаю, и твоя мама из другого мира, не того, где родилась ты, – настаивал Лениавес.

    – Действительно, – согласилась с ним Тея и ответила: – Ну, сам отец мне мало что рассказывал о своей прошлой жизни, а вот мой старший брат всегда суёт свой любопытный нос во все щели. Это как раз тот, с которым мы и должны были отправиться на учёбу. Так вот, он говорил, что Сорк, это наш сержант, иногда называет его Пересмешник. И он предположил, что наш наставник когда-то его знал исключительно под этим прозвищем.

    – Пересмешник, – улыбнулся корнол. – И как это я сразу не догадался? – И Лениавес совершенно другими глазами посмотрел на Тею. – Рад познакомиться с дочерью капитана Пересмешника.

    – Вы знали моего отца? – удивлённо спросила девушка.

    – Давно, ещё в юности. Если ты захочешь, я расскажу тебе немного. Но потом, – остановил он уже открывшую рот девушку.

    Та лишь согласно кивнула.

    А мне вот стало интересно, где это наш скрытный друг мог пересечься с демоном, капитаном наёмников, как я понимаю? И похоже, сейчас есть прекрасный шанс вытянуть из него эту информацию. Поэтому я повернулся к Лениавесу, взял у него из рук возвратный камень, как его называли все тут присутствующие, и спросил:

    – Друг мой, похоже, ты осведомлён об этом артефакте гораздо больше нас всех. А ещё у меня почему-то складывается стойкое убеждение, что ты имеешь представление, куда может вести этот портал. Но сначала я хотел бы услышать ответ немного на другой вопрос. – Посмотрев на всю нашу пёструю компанию, я потребовал: – Расскажите-ка мне, откуда вы все знаете реалм? – И пояснил для Эреи, с непониманием посмотревшей на меня: – Это тот язык, на котором мы все сейчас говорим.

    Девушка удивилась и ответила:

    – Этот язык нас всех, меня, брата и сестру, в принудительном порядке заставил выучить наш дед. Он говорил, что это поможет нам понять тех, кто, возможно, когда-нибудь захочет наладить какие-либо отношения с Лесным княжеством. Да и вообще, он говорил, что нам это полезно для общего развития. Правда, до сих пор я ни разу не слышала ни одной фразы на этом языке ни от кого, кроме него самого.

    – Понятно, – кивнул я и посмотрел на нашего Маленького Мука.

    «Я понимаю любые мысли, если разумный не старается их скрыть, – сразу отреагировал он (в общем-то я так и думал), но потом демон добавил: – Только этот язык я знаю и так. Раньше его преподавали в магических учебных заведениях, ведь на нём писали пояснения к магическим формулам, чтобы их никто, кроме посвящённых, не мог понять».

    «Значит, книги по магии могут быть зашифрованы, – сделал я себе заметку на память, – и часть текста в них может быть на реалме».

    «Принято», – отреагировал на мою мысль Искатель.

    Потом, не дав никаких пояснений, ответила Тея:

    – А нас этому языку обучил отец.

    – Хорошо. А теперь самое интересное. – И я повернулся к корнолу: – Расскажи нам сказку, большая черепаха.

    – Кто? – не понял он.

    – Не важно, – махнул я рукой. – Рассказывай давай. – И в ожидании уставился на него.

    – Я знаю этот язык, – начал он, – потому что меня обучил ему один маг в отряде наёмников, куда меня взяли к нему в помощники. И учил я этот язык не как все, а с помощью артефакта, который называется лингвор.

    – Ну что ж, – проговорил я, – можно сделать один любопытный вывод.

    – И какой? – удивлённо посмотрел на меня Лениавес.

    – А такой, что некоторые из здесь присутствующих, а также их родители или родственники были в одном и том же месте, где говорят на одном и том же языке, которому вас всех потом и обучили тем или иным способом. Но вот что интересно: этот язык был известен ещё девятнадцать тысяч лет назад. Отсюда вопрос: чей он? Но на него мы ответим как-нибудь потом. А теперь попросим Лениавеса рассказать об этом месте, где он, судя по всему, когда-то был.

    Оборотень несколько потрясенно посмотрел на меня, а потом, видимо, из чистого интереса спросил:

    – И как ты думаешь, что это за место?

    Я решил ткнуть пальцем в небо и ответил то, что первым пришло мне в голову:

    – Похоже, это какой-то нейтральный мир, где демоны, жители срединных миров и, возможно, жители верхних, могут сосуществовать в относительном спокойствии, не стараясь при встрече сразу снести голову друг другу.

    Впервые видел такое удивление на лице корнола.

    – Всё верно, кроме одного. Это не единственный нейтральный мир. Это целая система нейтральных миров. Сеть, пронзающая насквозь все планы реальности и разбегающаяся по ним, словно связывающая их шёлковая нить.

    Его слова поразили и меня. Целая система миров, лежащая, вероятно, в несколько другой плотности к остальным планам реальности.

    «Она не может быть естественной, – сразу забилось в моей голове, – её кто-то должен был создать».

    Но кто? Кто может создать целый мир? Не говоря уже о нескольких.

    Тут мысли сами поворачиваются в сторону Творца или творцов.

    И отгадки на эти вопросы, возможно, я смогу найти там, куда, по всей видимости, и лежит наш дальнейший путь.

    В нейтральные миры.

    Глава 5

    Один из нижних планов реальности.

    Безымянная планета

    Немного отойдя от так поразившей меня новости о наличии во вселенной целой сети неких нейтральных миров, никак не связанных с другими планами реальности, я решил узнать о ней как можно больше и поэтому обратился к Лениавесу с просьбой:

    – Расскажи нам про эти необычные миры немного подробнее.

    Оборотень не стал долго мариновать нас и, расположившись более удобно, начал своё повествование:

    – Попал я туда в юности и совершенно случайно, как в общем-то и многие из тех, кто сейчас обитает там. Я тогда только закончил своё обучение в Академии магии, которая на тот момент была ещё не так широко известна, как сейчас. Я говорю об Академии магии империи Ларгот. По контракту я должен был несколько десятков лет работать на один древний род, что оплатил мою учёбу. Однако они предложили мне несколько иные условия на выбор. И мой выбор состоял в том, что они попросили меня об услуге. Мне необходимо было разыскать их сына, который ушёл в наёмники. А затем, как я найду его, передать ему запечатанный конверт. О его содержимом мне неизвестно до сих пор, но сразу по его получении этот молодой на тот момент оборотень вернулся домой. – Корнол ненадолго примолк, а потом продолжил: – Ну так вот, как я и сказал, задача не казалась особо сложной. Мне дали несколько его вещей, немного его крови и даже слепок ауры, который был сделан за несколько дней до его исчезновения. Это было всё то, что необходимо для реализации ритуала поиска по крови или заклинания магического поиска, а также опознания любого существа, даже если он скрывается под личиной. Но в самый последний момент выяснилось, что это ещё не всё. Искать этого парня нужно было не в нашем мире. Оказывается, он спелся с какими-то странными личностями, и они вместе упорхнули куда-то за пределы нашей реальности. То, что он жив и с ним всё относительно в порядке, семья знала наверняка. Ведь он периодически связывался с ними через артефакт дальносвязи, который и переслал им с одним из своих приятелей. И вот тогда-то я первый раз и услышал о нейтральных мирах. Этот неугомонный юноша вступил в их гильдию наёмников. Несколько лет я искал способ попасть туда, но, как мне позднее удалось выяснить, это возможно сделать лишь двумя путями. Во-первых, это может произойти через случайные естественные порталы, которые время от времени возникают в различных мирах и связывают обычный мир с каким-то из нейтральных. Этим способом туда попадают совершенно случайные существа. Но у него есть два существенных недостатка. Все порталы, ведущие в нейтральные миры, временные. Они могут просуществовать столетия, а могут всего несколько мгновений. И что самое плохое, с помощью обычного плетения поиска магических порталов их обнаружить нельзя. На них действительно можно лишь просто наткнуться. Обычно такие порталы двусторонние, но бывают и однонаправленные, ведущие только в сторону нейтральных миров или обратно. И второй способ, который позволяет оказаться там, – это как раз с помощью возвратных камней. Но чтобы получить такой камень, сначала всё равно каким-то образом необходимо попасть в нейтральный мир. Сын моих покровителей оказался в нейтральных мирах с помощью своих новых друзей. Один из членов их отряда решил осесть на нашей планете (именно через него я и узнал обо всём, что произошло и как мне его найти в будущем), и поэтому у них образовалось одно вакантное место. А наш оборотень идеально подходил им как неплохая боевая единица. И они, достаточно быстро подписав договор о сотрудничестве, приняли его к себе в отряд. Насколько я понимаю, потом зарегистрировали его в гильдии наёмников нейтральных миров, оплатив вступительный взнос. – Корнол снова замолчал и отпил немного воды из фляги.

    Я заметил, с каким вниманием и интересом все слушают его историю. Ведь это было то, о чём до сих пор не знал никто. Даже Мук не был в курсе того, о чём рассказывал корнол. Единственное, что он смог вспомнить, так это то, что пару раз встречал какое-то упоминание о нейтральных мирах в книгах. Но там почему-то говорилось о неразгаданном парадоксе времени. Это мы с ним выяснили, переговорив мысленно в начале рассказа Лениавеса.

    В базах кластера и ментоинтерфейса никаких упоминаний о нейтральных мирах не было в принципе.

    Возможно, что-то было в книгах и кристаллах из библиотеки города древних магов, ведь Мук нашёл там небольшое упоминание о них, но к их разбору мы пока ещё даже не приступали. Не было на это времени, да и не очень понятно хотя бы то, как подступиться к этому вопросу. Ведь нужно каким-то образом обработать огромный объём информации, который хранился в этих книгах и информационных кристаллах.

    Пока я размышлял, Лениавес, поёрзав на своём месте, продолжил:

    – Выяснив эти данные, я повёл уже узконаправленный поиск. Мне нужны были странные личности, необычные артефакты и предметы, которые были нетипичны для нашего мира. Если у нас появились одни, то это говорит о том, что могли появиться и другие, как разумные существа, так и различные вещи. Поэтому я завёл множество связей и знакомых среди скупщиков, держателей ломбардов и магических лавок, контрабандистов и просто искателей приключений. И моя тактика принесла некоторые достаточно интересные плоды. Я нашёл множество незарегистрированных и мало кому известных порталов, которые вели в различные другие измерения. Но так и не приблизился к своей главной цели. Среди них не было того, что вёл в нейтральные миры. Однако я не сдавался. Хотя мои поиски на тот момент уже продолжались практически четыре года. Но, как говорится, упорству сопутствует успех. – И корнол обвёл всех нас гордым взглядом. – Мне в руки попал странный и необычный метательный кинжал, очень похожий на один из тех, что есть у тебя, Баг. Необычным в нём являлся материал его изготовления. Ни один из знакомых мне гномов-рудознатцев не смог определить, что это за металл и откуда он взялся. А вот один маг сообщил мне, что совсем недавно видел нечто подобное в одной из магических лавок Парна. И тогда я понял, что это, возможно, ещё одна из ниточек, ведущих в нужную мне сторону. Поэтому я несколько следующих месяцев пытался отследить источник происхождения этой своей находки, а также поступления подобного оружия в ту самую лавку. И в конце концов вышел на того, кто поставлял эти товары на продажу, на одного странного контрабандиста, который занимался контрабандой, по сути не выходя из своего поместья. Откуда он доставал товары и куда сбывал приобретённые в городе артефакты, оставалось для меня полной загадкой. И тогда я устроил ему ловушку: приобрёл очень дорогой артефакт древних непонятного назначения. И прикрутил к нему простое, но хорошо замаскированное плетение маячка. И буквально через несколько дней мой артефакт привлёк внимание этого хумана, по крайней мере, он так выглядел на тот момент. Я подумал, что этот хуман просто достаточно сильный маг тьмы. Но всё оказалось несколько сложнее. Придя в лавку, куда этот хуман поставлял оружие из необычного металла и где я оставил на продажу свой артефакт, я узнал, что он приобрёл его за достаточно крупную сумму денег, даже не торгуясь. При этом, как пояснил мне продавец, покупатель тоже не знал, что это за штуковина. Его привлекли сама древность артефакта и то, что его создали маги прошлого. После того как он купил мой артефакт, я смог отследить его только до поместья того неизвестного. А дальше он просто будто растворился в воздухе. Выгадав одну из ночей, я вспомнил свою беспризорную молодость и проник в дом к этому хуману. Он оказался совершенно пуст. Однако след артефакта вёл в подвал. Туда я и пошёл. И там в самой дальней его части, в потайной комнате, которую мне удалось вскрыть, я и нашёл то, что так долго искал. – И, сделав многозначительное лицо, Лениавес сказал: – Портал в один из нейтральных миров. Решив, что другого такого шанса судьба и удача может мне больше и не предоставит, я прошёл через этот самый портал. Тогда я ещё не знал, что этих миров множество, но, оказавшись даже в этом оконечном, как они их называют, мире, впал в культурный шок. Демоны, ангелы, прочие разумные сновали во всех направлениях, даже не обращая на меня внимания. Я оказался в портальной приёмной комнате единственной магической гильдии этого мира. И так как ничего особо не понимал и не знал, то решил сделать то единственное, что мог сейчас. Пошёл вслед за тем таинственным покупателем. И что неудивительно, его след привёл меня в одну небольшую магическую лавку, где как раз какой-то неизвестный мне демон выставлял мой артефакт на одну из витрин. Так я познакомился с Резом, моим будущим другом и наставником. Это он под качественной личиной обычного хумана скупал различные артефакты в нашем и других мирах, пытался идентифицировать их свойства и принципы работы, а потом продавал в своей небольшой лавке.

    – Постой, – остановил я корнола, – так получается, ты знаешь, где находится портал, ведущий на Ареану?

    – Да, – ответил корнол, – только есть одна маленькая поправка.

    – Какая? – уточнил я.

    – Я знал, где был этот портал. Помнишь, я говорил, что они временные. Так вот, того портала больше нет. Но обо всём по порядку.

    – Хорошо, я понял. Прости, что прервал. – И я посмотрел на Лениавеса, ожидая продолжения его рассказа.

    – Ну а дальше было уже не так интересно. Этот демон, оказывается, приметил меня ещё в нашем мире, но подумал, что я из местной воровской гильдии. Однако я убедил его, что просто старался разыскать хоть какую-то дорогу в нейтральный мир, чтобы найти там одного оборотня. И рассказал практически всю свою историю от начала до конца, утаив только имена. Резу понравилась моя смекалка и особенно та ловушка, которую я для него устроил. Мне вообще повезло, что я встретил этого мага. Во-первых, он говорил на эльфаре и имперском, поэтому мы сразу смогли с ним общаться. И во-вторых, ему нужен был помощник. Это именно он научил меня реалму при помощи одного необычного артефакта. Он может иметь совершенно различный вид, к примеру, вид браслета, серёжки, кулона или заколки, да того же самого простого камня. Поместив этот артефакт в область своей ауры или магического поля, ты начинаешь понимать окружающих, при этом обучаясь их языку. И где-то за месяц его можно освоить на вполне хорошем уровне. Особенно если побольше общаться с местными. Чем я и занимался в лавке этого мага. Я стал его помощником, раньше ему приходилось закрывать лавку на тот период, пока он искал диковинки в различных мирах, а теперь я стал приглядывать за его магазином, параллельно разыскивая сына моих работодателей. Мы то вместе работали в лавке, то он исчезал на некоторое время, а потом неожиданно появлялся с очередным артефактом. Иногда мы подряжались на работу в гильдии наёмников, выполняя разовые миссии. У меня появились и свои знакомые там. И именно в одной из таких миссий я познакомился с капитаном Пересмешником. Ну а потом я через гильдию наёмников всё же смог отыскать того, ради кого и оказался в нейтральных мирах. И передал ему пакет, а потом через портал Реза отвёл его в наш мир, к его родне. Того неугомонного оборотня, если вам интересно, звали Руп. Уже через много лет в нашем мире он получил прозвище Однорукий. В нейтральных же мирах его знали под другим именем. – И, усмехнувшись, он сказал: – Руп Растяпа.

    Что-то шевельнулось в моей памяти, что-то о том, что когда-то рассказывал мне корнол.

    – Маршал Руп Лересский Однорукий, – пробормотал я, восстановив при помощи ментоинтерфейса тот наш давний разговор с Лениавесом, который состоялся, казалось, уже целую вечность назад под кронами Гигантского Леса.

    – Маршал империи Ларгот? – уточнила Эрея. – Знаменитый военачальник, стратег и тактик, непревзойдённый боец, впоследствии ставший мужем младшей дочери императора? Да, это был он?

    – Да, это он, – подтвердил корнол.

    – Это один из немногих неграждан Лесного княжества, который упоминается на уроках истории сопредельных государств в наших школах, – сказала девушка.

    – А ещё, – хмыкнув, кивнул в мою сторону оборотень, – это его дальний родственник. Мне кажется, скоро ещё один из рода Лересских получит какое-нибудь не слишком благозвучное прозвище в нейтральных мирах.

    – Посмотрим, – пожал я плечами и уточнил: – Если что, это о благозвучности.

    Взглянув на меня, корнол лишь покачал головой и снова ухмыльнулся.

    – Так вот, – продолжил рассказывать Лениавес, – отведя Рупа домой, я решил вернуться в нейтральные миры. Но не учёл только одного: что портал в поместье может закрыться. С тех пор я постоянно путешествую по нашей планете, стараясь найти или гостей оттуда, или порталы, ведущие туда, но вот уже несколько столетий не могу этого сделать. В тот раз мне, по-видимому, действительно улыбнулась удача, и больше шанса оказаться в нейтральных мирах у меня так и не появилось. Теперь же мы можем воспользоваться вторым из известных мне способов попасть в нейтральные миры. Использовав для этого возвратный камень. Но с ним связаны определённые проблемы. И о них уже успела упомянуть Тея. Камень может перенести только троих. – Лениавес замолчал, задумчиво оглядывая нас.

    – Троих, говорите? – И я вновь покрутил в руках так и оставшийся у меня небольшой, но очень ценный артефакт.

    «Что ж, будем думать, что можно с этим сделать, – решил я, – по крайней мере, троих мы сможем спасти от голодной смерти в этом безлюдном мире».

    А пока я попросил Лениавеса рассказать нам ещё что-нибудь об этих мирах.

    – Что ещё? – переспросил он и, увидев мой кивок, продолжил говорить: – Эти миры пронзают все планы реальности, от самых верхних до самых нижних. В них можно встретить совершенно разных существ из множества миров. Как я говорил, там демоны и ангелы могут сидеть за одним столом или нежить может сражаться плечом к плечу с живыми. Это миры контрастов и противоречий. Но самое главное назначение этих миров – это межмировая торговая площадка. Это основной поставщик высококлассных наёмников и мастеров. Это система миров, где находятся лучшие учебные заведения, как магические, так и вполне обычные. Например, та же школа следопытов или рейнджеров. Нейтральные миры переполнены магией, и поэтому основную их силу и мощь составляют магические гильдии. Именно они и контролируют практически все известные нейтральные миры. Магические гильдии контролируют также все учебные заведения, связанные с магией или даже вскользь касающиеся её, академии, университеты, школы. Развитие магии в этих мирах намного опередило то, что изу чается в обычных планах реальности. За те два года, что мне привелось прожить там, я узнал в десятки раз больше, чем за всё время обучения у нас в академии. Нейтральные миры – это кладезь артефактов и различных диковинок, что находят искатели, наёмники и другие авантюристы во всевозможных мирах. Оборот артефактов и магических амулетов, а также свитков и всей остальной магической продукции – это одна из главных статей дохода магических гильдий. Второй статьёй их доходов является наём магов для выполнения различных миссий. Ну и третья – это вступительные взносы и оплата обучения в учебных заведениях. Если у разумного есть хотя бы мизерные способности к магии, то лучшего места для своего обучения он не сможет найти. Там есть возможность подобрать и развить любые способности, там обучают по любой программе, только знай плати кредиты. Это, кстати, единая валюта нейтральных миров. Конечно, можно пройти обучение и на договорной основе с какой-либо магической гильдией, но это практически всегда добровольное рабство в этой самой гильдии. Но многие согласны и на такое. – На некоторое время Лениавес задумался. – Однако это не основная обязанность, которую возложили на себя магические гильдии. Также они контролируют и регистрируют новых граждан нейтральных миров. И вот тут есть несколько моментов. Каждый новый житель этих миров должен быть чем-то полезен, не для них лично, а вообще, в принципе. Я, честно говоря, не знаю, откуда пошло это правило. Но его очень строго соблюдают. И поэтому каждый новоприбывший должен вступить в любую гильдию по своему вкусу, возможностям и умениям. Маги, наёмники, торговцы, искатели, разведчики порталов, поисковики, проводники, лекари, трактирщики, гиды, ремесленники, мастера… Существуют и многие другие гильдии. Всех не упомянешь. Главное, найти себя и вступить в одну из них. На это даётся месяц. Временный житель должен за это время оплатить вступительный взнос в любую из гильдий, найти себе жильё и приступить к работе. И самое необходимое условие – чтобы не было мошенничества на почве более мелких взносов, например, таких, как в гильдию курьеров (туда они одни из самых низких, так как и работа эта одна из самых низкооплачиваемых), вступить в гильдию можно лишь единожды. Если какое-то из этих условий будет не выполнено, то обычно такого разумного отправляют обратно. Если оказывается, что путь до его мира неизвестен, то его отправляют в первый попавшийся портал, на выбор самого нарушителя. Выйти из гильдии можно лишь в одном случае – если ты хочешь основать свою собственную гильдию. Основание своей гильдии также даёт право без вступления в любую другую стать жителем нейтральных миров. Пожалуй, это всё, что касается проживания в нейтральных мирах… Хотя нет, у родившихся там жителей есть небольшое преимущество перед теми, кто попал туда тем или иным способом. Им дана фора в несколько лет, чтобы подготовиться к выбору своей будущей профессии и гильдии. До их совершеннолетия, а это восемнадцать лет, им не нужно вступать ни в какую гильдию. Но до этого возраста они должны чётко определиться со своей будущей специализацией и пройти начальное обучение в одной из школ. Кстати, про обучение совсем забыл рассказать. Коль мы там можем застрять на достаточно долгий срок, это и для нас может стать актуальным вопросом. Так вот, учиться можно всегда и везде, в любом мире можно найти ту или иную школу, университет или академию. Однако сложность заключается в том, что эта самая учёба достаточно дорогое удовольствие, если это, конечно, можно так назвать. Его нужно оплачивать, и тут есть два пути. Первый – это гильдии. При вступлении в любую из них она часть расходов берёт на себя, а если вы являетесь очень перспективным объектом вложения денег, то вам могут оплатить обучение полностью. Но, как я и говорил раньше, это практически рабство на несколько десятков, а в случае обучения магов, может, и сотен лет. Теперь вы можете представить, насколько дорогое обучение в учебных заведениях нейтральных миров. Второй путь – всё оплатить самому. И в том и в другом случае вы можете быть уверены, что получите наилучшее образование из того, что вообще возможно получить. Но и здесь есть выбор. Многие гильдии, да и просто частные лица готовы нанять специалистов, прошедших обучение в одном из учебных заведений нейтральных миров. Да и в жизни запас знаний, полученных там, может очень пригодиться. И я являюсь живым примером этого. Пройдя даже общий курс рунной магии и попав обратно к нам в мир, я без особых проблем получил магистерское звание в нашей Академии магии. Вроде это всё, – хотел закончить своё повествование корнол, но потом всё-таки добавил: – По сути, это обычная жизнь. Живи, учись, выполняй работу, что тебе больше всего нравится и лучше всего удаётся, и не мешай при этом жить всем другим. Конечно, случаются споры, драки, поединки, даже локальные войны у особо агрессивно настроенных существ с привлечением наёмников и магов, но это единичные и достаточно редкие случаи, – усмехнулся он. – Обычно такие споры решаются заявкой в гильдию убийц. Да, есть и такая, – кивнул корнол на округлившиеся глаза девушек, – и достаточно уважаемая, между прочим, как и гильдия воров, кстати. Так вот, если такого кардинального решения не требуется, то могут обойтись и просто наймом небольшого отряда наёмников, чтобы проучить или объяснить оппоненту всю глубину его заблуждений. Всё это следствие того, что слишком уж разные по характеру, воспитанию и своему образу жизни собрались на одном небольшом участке земли существа. Но в целом это достаточно интересные и пёстрые миры, таящие в себе множество тайн и загадок, которые только и ждут того, кто захочет прикоснуться к ним. – И, пожав плечами, уже без прежнего пафоса Лениавес закончил: – Эти миры сложно описать. Нужно просто пожить там некоторое время, чтобы понять их. И чувствую, шанс на это у нас есть, и неплохой.

    – Ладно, разберёмся. Если, конечно, у нас будет такая возможность, – махнул я рукой и спросил: – А твой друг Рез, тот, который помог тебе, как ты думаешь, он не пытался разыскивать тебя, когда ты пропал?

    – Наверное, пытался, но коли я за всю свою последующую жизнь так и не встретил его, то он, скорее всего, так и не нашёл нужного портала, что ведёт в наш мир.

    – А мы сможем попросить его помощи, по крайней мере на первое время, чтобы устроиться в этих мирах? – задал я следующий беспокоящий меня вопрос, который возник у меня в результате его последних слов. Таких вопросов накопилось множество, но, как я понимал, мы пока никуда не спешили. – Я почему это спрашиваю, – сразу пояснил я, – коль коренной житель, как ты говоришь, мог так долго разыскивать портал в наш мир и пока так и не нашёл его, то у меня есть подозрение, что мы можем там пробыть неопределённое время. Поэтому от твоих знакомств и связей была бы достаточно большая польза.

    – Хм, – пробормотал Лениавес, – с этим могут быть некоторые проблемы. – И он как-то странно начал загибать пальцы, будто что-то подсчитывая в уме.

    – А что не так? – спросил я.

    Как мне казалось, корнол очень ответственно относился к выбору своих друзей, чтобы те так просто отказались от него. Значит, за его словами кроется какая-то другая причина. И его следующие слова как раз и подтвердили эти мои подозрения.

    – Я боюсь, что все те мои знакомые и друзья, кто хотел остаться в нейтральных мирах, сейчас уже мертвы.

    – Как так? – не понял я.

    – Не знаю научного объяснения этому факту, говорят, что это следствие их внепространственного нахождения или чего-то в этом роде, но время в нейтральных мирах бежит гораздо быстрее, чем во всех остальных планах реальности. Предположительно в среднем один час биологического времени в обычных мирах приравнивается к сорока двум часам пребывания в нейтральном мире. Последний раз я там был триста сорок четыре года назад. Вот поэтому я и не уверен, что хоть кто-то из тех, кого я знал, остался там в живых. Разве что эти разумные, так же как и отец Теи или, насколько я понимаю, дед Эреи, осели в каком-нибудь плане реальности.

    – Понятно, – пробормотал я. – Невероятно! Четырнадцать тысяч лет… Конечно, там мало кто смог бы сохраниться.

    «Спроси, не было ли у него знакомых драконов или нежити? – предложил мне Мук. – Они бы точно прожили или просуществовали всё это время».

    «Интересно, сейчас».

    И я переадресовал вопрос нашего маленького демона оборотню.

    Тот покачал головой:

    – Нет. К сожалению, я не знаю ни одного дракона и среди моих знакомых не было умертвий. Хотя… – задумался Лениавес, – был один мёртвый маг-некромант в том мире, где я жил. Надо будет, если появиться такая возможность, посетить его лавку, может, он, если ещё существует, как-то сможет нам помочь. Но это пока лишь только замки на песке, которые не стоят и выеденного яйца.

    – Не для всех, – сказал я и незаметно кивнул на девушек.

    – Да, – одними губами подтвердил корнол.

    И тут мне вспомнилось то, что говорил мне Мук о нейтральных мирах.

    «Так вот он этот парадокс времени! Получается, древние маги знали о нём, а значит, как минимум хоть раз тоже бывали в тех мирах».

    Стало уже гораздо интереснее и веселее. Ведь в их городе был только один портал, и он вёл явно не туда. Значит, должны были существовать и другие.

    «Нужно искать», – понял я.

    – Лениавес, а ты ни разу не встречал в нейтральных мирах какие-нибудь вещи, которые можно было бы хоть как-то соотнести с Ареаной?

    – Знаешь, да, встречал, – быстро ответил тот. – Я пару раз на рынке и в межмировой информационной сети видел в продаже паучью ткань, которую производят только эльфары. Так же, кроме лавки Реза, я несколько раз видел инфокристаллы, такие как мы находим в развалинах древних, и ещё несколько их артефактов.

    Сначала я просто зафиксировал информацию, что товары из мира Эреи там встречались, и, только перечитав заметку в окне ментоинтерфейса ещё раз, понял, что очень сильно мозолит мне глаза.

    – Прости, какая сеть? – в удивлении переспросил я.

    – Ах да, ты же, наверное, не знаешь. Это такая магическая информационная сеть, которая связывает между собой все нейтральные миры. Маги могут размещать в ней различные свои объявления в виде иллюзий или письменных сообщений, а потом их может посмотреть любой житель нейтральных миров. Если он маг, то у него есть возможность подключиться к этой сети напрямую и просмотреть объявления сразу, а если простой разумный, то воспользоваться магическими информационными щитами или консолями, на которых все эти объявления дублируются.

    «Ничего себе, аналог магического интернета!» – в удивлении подумал я и уточнил:

    – А ещё эта сеть что-то позволяет делать?

    – Простым людям не много, только просмотр объявлений, и, пожалуй, всё. По крайней мере, я о большем не слышал. А вот маги через неё могут ещё и общаться.

    «Что-то маловато. Или Лениавес не хочет рассказывать нам всего, во что верится очень слабо, или местные просто не знают всех возможностей подобных информационных систем, или кто-то очень умный умело скрывает всё это, – решил я. Ладно, с этим тоже будем разбираться чуть позже, тем более, похоже, корнол-то и сам не сильно в курсе принципов работы этой сети. – Так, что ещё хотелось бы мне узнать перед тем, как что-то предпринимать?» – задумался я и завёл следующую интересующую меня тему:

    – Ты много говорил о различных гильдиях и вступлении в них, о работе, жилье и взносах, я думаю, существуют и некие гильдейские пошлины. К тому же ты упоминал местную денежную единицу – кредиты. Верно?

    Корнол кивнул.

    – Но я так понимаю, деньги обычных миров там не особо в ходу, разве что они сделаны из различных драгоценных металлов, и тогда они идут по весу обычного лома, я прав?

    Лениавес снова кивнул.

    – Значит, в этих мирах ценятся любые ресурсы, которые можно достать в различных планах реальности, но особенно ценны там должны быть, наверное, магические артефакты, уникальные предметы и прочие диковинки, которые невозможно достать нигде, кроме как в каком-то определённом мире?

    – Ты абсолютно прав, – согласился со мной корнол. – Все финансовые расчёты там происходят в единой денежной валюте, которую называют кредит. Кроме того, там есть множество банков, которые выдают тебе небольшую универсальную магическую карту, в которую помещают слепок твоей ауры, и тогда, поместив свои кредиты в любой банк любого из миров, ты сможешь использовать эти деньги в каждом нейтральном мире через эту карточку. Эта услуга стоит сущую мелочь, и банки даже выплачивают небольшой процент при размещении у них своих денежных активов.

    – Небось ещё и ссуды выдают, – пробормотал я, вспомнив банки нашей родины.

    – Верно, – удивлённо проговорил Лениавес. – А ты откуда это знаешь?

    – Просто предположил, – отмахнулся я.

    Тот лишь хмыкнул на мои слова и будто про себя тихо сказал:

    – Его даже фраза «денежные активы» не смутила. И не попросил никаких пояснений об этой их банковской системе, хотя я чуть ли не месяц старался разобраться в ней. И ещё мне кто-то тут говорит о дикаре-северянине.

    Правда, на эти слова никто не отреагировал.

    «Возможно, Лениавеса услышал только я», – подумал я и перешёл к допросу нашего обширного и неиссякаемого источника информации дальше:

    – Расскажи поподробнее о возвратных камнях. Кто их производит? Как и где их достать? И что ты имел в виду, когда сказал, что каждый из них привязан к какому-то определённому миру? Про ограничение трёх существ я уже понял.

    – Ну, тут всё относительно просто. Это тоже одна из привилегий магических гильдий. Хотя нет, не так, вроде и у наёмников есть подобный артефакт. – Задумавшись на некоторое время, корнол продолжил: – Точно, у наёмников на Аркадии точно есть свой камень, – пробормотал он и уже достаточно уверенно стал рассказывать: – Я не сообщил вам всего, как-то не подумал об этом. Возвратные камни можно приобрести через торговые лавки и магазины магических гильдий, именно они их производят на продажу. Однако подобные камни, но уже для своих собственных нужд, могут производить и другие гильдии. Уж наёмники точно. Один из их камней как раз этот. – Лениавес указал на артефакт в моих руках. – Возможно, есть и ещё кто-то, создающий подобные камни. Ведь их можно приобрести на рынке или найти объявления об их продаже в информационной сети. На окраинных мирах эти камни достать значительно сложнее, так как основные резиденции большинства магических гильдий сосредоточены в центральных мирах. Точками привязки для каждого такого возвратного камня считаются координаты, зафиксированные в артефакте, производящем их. По сути, два с виду одинаковых камня могут быть привязаны к совершенно различным мирам и к совершенно различным приёмным залам на них. На окраинных мирах таких точек может оказаться всего пара. Тогда как в центральных их можно насчитать до нескольких сотен. Но самым интересным является появление подобных артефактов, создающих возвратные камни. Этот артефакт можно получить лишь в обмен на регистрацию активированной рабочей портальной арки, которая будет расположена в любом из нейтральных миров. Эта же регистрация без каких-либо дополнительных бюрократических препон позволяет зарегистрировать абсолютно любую собственную гильдию, включая и магическую. К сожалению, более подробно об этом я рассказать ничего не могу. Не мой уровень. Однако я точно знаю, что в любом окраинном мире для открытия полноценного представительства, а не маленького дочернего филиала какой-либо гильдии нужно зарегистрировать свой собственный портал, получить артефакт по производству возвратных камней и начать их производить хоть для себя, хоть на продажу. Главным условием становится производство возвратных камней, привязанных именно к этому миру.

    – Интересно, – проговорил я.

    «Одна портальная арка у меня уже есть, вторая вон возвышается за спиной, – потекли в моей голове мысли совершенно определённого направления и содержания, – так что если когда-нибудь окажусь там, то могу создать свою собственную гильдию».

    – Слушай, – вспомнил я то, что хотел спросить ещё немного раньше и о чём он напомнил как раз сейчас, – а чем отличаются эти портальные арки от тех порталов, о которых ты говорил и через который попал в нейтральные миры?

    – Портальные арки – однонаправленные, то есть ими можно пользоваться только в одном направлении. Для того чтобы вернуться после такого перехода, и нужен возвратный камень, привязанный к нейтральному миру. Арки – это артефакты стабильного и непрерывного действия, при установке и активации которых будет получен постоянный прямой доступ в тот план реальности и тот мир, к которому они привязаны. Однако вся сложность заключается в том, что такие портальные арки очень сложно найти и доставить в нейтральные миры. Порталы же, о которых я говорил, не стабильны и могут возникнуть и исчезнуть в совершенно любом месте, привести неизвестно куда и просуществовать неизвестно сколько времени. Да, кстати, исследование и дальнейшее использование подобных порталов – в основном работа разведчиков и искателей, через них они попадают в разные миры, и в неизвестные, и в уже разведанные, разыскивают там что-то интересное и стараются это доставить к себе на базу. Хотя этими порталами пользуются и многие другие категории существ, но все знают, что делают это на свой страх и риск и что при этом необходимо обзавестись собственным возвратным камнем. А он очень дорог. Обычно этот артефакт есть только у командира группы или отряда. Например, я за всё время пребывания в нейтральных мирах так и не накопил денег на приобретение возвратного камня. Поэтому не смог и вернуться туда… Что ещё я могу сказать о порталах? – И корнол постарался вспомнить, всё ли он рассказал. – Да, как обычно, главное-то я и забыл. Все нейтральные миры связаны сетью внутренних порталов, которые работают в двух направлениях. И, по сути, попав в один из нейтральных миров, рано или поздно можно добраться до любого из них. Поэтому если мы когда-нибудь окажемся там, то, перебравшись поближе к центральным мирам, где установлено достаточно большое количество портальных арок, привязанных к различным мирам, сможем начать поиск необходимого нам портала.

    – Замечательно, – прокомментировал я этот развёрнутый ответ корнола на мой вопрос.

    И задумался над тем, что ещё нужно бы знать нам, чтобы обосноваться в тех мирах. Но ничего конкретного мне пока в голову не приходило. Поэтому я задал последний вопрос, на который сейчас хотел получить ответ.

    – Лениавес, а в какой гильдии состоял ты?

    – А ты догадайся, – усмехнулся он.

    – Маги, – убеждённо ответил я.

    – Да, – кивнул он. – Наша гильдия магов называлась гильдией Тёмных плащей. Жили и работали мы в нейтральном мире Проген. Почему у нашей гильдии было такое странное и немного непонятное название, мне так никто ответить и не смог, но никаких особенных тёмных или иных плащей мы не носили. Мой друг был достаточно обеспеченным демоном, и поэтому частично за свой счёт оплатил мне начальный курс на факультет рунной магии, который я посещал в периоды между выполнением различных миссий. Большему я, к сожалению, обучиться не смог, так как потерял связь с нейтральными мирами.

    – М-да… – протянул я, – история…

    И постарался проанализировать всё то, что услышал. А вывод напрашивался один.

    Нейтральные миры, мы идём к вам.

    Но как это сделать? Возвратный камень только один, и нам никак его не скопировать.

    Хотя – стоп, почему это нам его не скопировать? Может, местные маги это сделать не могут, но мне-то со своими помощниками вполне по силам.

    – Тея, дай мне, пожалуйста, ещё раз посмотреть на твой артефакт, – попросил я у девушки камень, который уже успел вернуть ей.

    Та вынула из сумки камень и передала мне.

    Лениавес в этот момент как-то очень подозрительно посмотрел на меня.

    – С ним мне лучше думается, – отмахнулся я от его вопрошающего взгляда и стал размышлять над тем, что же у меня в руках.

    «Искатель, как там со структурной моделью этого артефакта, она готова?»

    «Готовность сто процентов», – доложил тот и вывел укрупнённую виртуальную модель возвратного камня, который я держал в руке.

    По сути, ничего особо трудного не было. Ну, плетение, правда, до безумия сложное. Но если внедрять его по новой технологии, разработанной кластером, полностью заместив менто-информационное поле материального носителя на его уже подготовленную кластером копию, то никаких особых сложностей с этим не должно быть. Мне же теперь, в сущности, не потребуется создавать никакие каналы передачи ментоэнергии или связывать структуры этого сложнейшего плетения с многочисленными точками привязки, что по идее и является наиболее трудным и маловыполнимым моментом при ручном самостоятельном внедрении этого плетения в любой материальный носитель. Так что стоит попробовать этот вариант.

    «Похоже, артефакты, создающие возвратные камни, должны работать по аналогичной технологии, хотя кто его знает, это же не живое существо, и он не испытывает тех же трудностей, что и обычный маг. Что в него заложено, то он и делает. А кстати, как качественно он это делает?» – задался я вопросом и вновь приступил к анализу созданной ментоинтерфейсом модели.

    Параллельно я стал более подробно разбирать и свойства самого артефакта. Оказывается, в него было встроено два индикатора, один из которых показывал заполнение магической энергией возвратного камня и готовность его работы, а второй, как я понял, был неким графическо-визуальным счётчиком срабатываний, основанным на цветовой градации – от полностью рабочего артефакта до его критического состояния. Индикация этого второго счётчика зависела от многих параметров, таких как материал изготовления артефакта, количество его срабатываний, работа плетения, синхронизация и взаимное наведение помех различных его структур.

    И это говорило о многом. Например, артефакт Теи был полностью заряжен и готов к работе, но его общее состояние достигло критического уровня. Этого артефакта хватит, по расчёту кластера, всего на четыре срабатывания.

    Мне стало интересно уточнить этот вопрос, и потому я спросил у корнола:

    – Лениавес, а этому камню после открытия портала нужно какое-то время, чтобы восстановиться перед его следующим использованием?

    Хотя я и знал ответ на этот вопрос, но мне было любопытно, что ответит корнол по этому поводу.

    – Да, естественно. Это же магический артефакт, и ему для работы требуется магическая энергия.

    Обе девушки на мой вопрос усмехнулись. Видимо, такие основы знал даже ребёнок, но я-то не ребёнок, и мне это нужно для другого, чтобы подтвердить кое-какие свои выводы.

    Посмотрев на них, я лишь ухмыльнулся им в ответ и продолжил слушать Лениавеса.

    – После срабатывания артефакт заряжается около суток до полного восполнения магической энергии. То, что он готов к работе, заметно по вот этому участку камня. – И оборотень, взяв у меня камень, указал на тёмное пятно, расположенное на одной из его сторон. – Если оно появилось, это означает, что артефакт полностью зарядился.

    – Понятно, – кивнул я и задал следующий вопрос: – А что ты можешь сказать об износе этого артефакта? На сколько срабатываний его хватит? Или должно хватить?

    – В смысле? – удивился корнол.

    – Ну, сколько ещё раз можно воспользоваться этим возвратным камнем?

    – Не знаю, – честно ответил оборотень, – да и никто не ответит тебе на этот вопрос, но, как мне говорили, обычно такого артефакта хватает на пятьдесят – сто переносов, а потом необходимо покупать новый, или останешься в каком-либо из обычных миров.

    – Хм, интересно, – пробормотал я. – А цвет камня? Он имеет какое-то значение?

    – Рез мне как-то рассказывал, что в основном он зависит от производящего эти камни артефакта. В общем-то и всё… А, – видимо, корнол вспомнил что-то ещё, – забыл, эти камни со временем меняют свой цвет, но отчего это зависит, я не знаю.

    – И что? Никаких предположений? – спросил я.

    – Нет, а что?

    – Ну, это, конечно, пока не подтверждённая доказательствами гипотеза, но в случае чего старайтесь приобретать камни синего, голубого или фиолетового цвета. А вот такие, как этот экземпляр, можете сразу выбрасывать, – указал я на камень Теи, – его хватит ещё максимум на четыре раза.

    – Откуда знаешь? – сразу уцепился за мои слова оборотень. – Ты же и не видел до этого его ни разу.

    – Догадался, – ответил я, но потом объяснил: – Опасность обычно обозначают красным или тёмно-красным, даже бурым цветом. Все остальные цвета только приближаются к нему. В этом случае голубой – самый безопасный цвет. Цепочка такая, от самого опасного к безопасному: красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый. Камень Теи – красный, уходящий к бурому, значит, жить ему осталось не так и много.

    Лениавес, да и все остальные смотрели на меня с таким изумлением, что мне стало смешно.

    – Да это же простая логическая цепочка, – сказал я всем и добавил, обращаясь уже к корнолу: – Ты и так всё знал, просто не сопоставил эти факты. – Видя всё ещё непонимающие глаза окружающих, я пояснил: – Разные артефакты создают камни разного цвета, соответственно с разным количеством срабатываний, но, видимо, каждому артефакту рекомендуют выполнять не больше пятидесяти переходов, чтобы потом не попасть впросак. Со временем, как ты и сказал, камни меняют свой цвет. По внешнему виду камня Теи заметно, что им часто пользовались. Значит, делаем вывод, красным он стал со временем. А дальше уже простой ассоциативный ряд. Красный – опасность. И раскручиваем цепочку в обратную сторону к самому безопасному цвету. Всё же просто!

    «Я же говорил, что он странный, – уже в который раз повторил Мук. – Я даже половины его рассуждений не понял», – как-то очень уж грустно вздохнул он.

    – Не переживай, похоже, его рассуждений вообще, кроме него самого, никто не понимает, – с сарказмом ответил ему корнол. И потом, просто констатировав сказанное, обратился ко мне: – Значит, говоришь покупать только голубые, синие и фиолетовые.

    – Ну да, – подтвердил я свои слова.

    – Я так понимаю, особых возражений против этого ни у кого нет. А будет возможность, мы обязательно проверим твою теорию.

    – Да, проверим, – согласился я и задумался.

    Модель менто-информационного поля возвратного камня у меня есть, структура внедрённого в него плетения тоже. Что ещё мы можем сделать?

    «А можем мы как-то восстановить работу этого артефакта. Так сказать проапгрейдить его? – посетила мою голову новая мысль. – А почему, собственно, нет? – Идея была вполне здравая. – Что мы видим? Пока ничего».

    – Лениавес, дай мне, пожалуйста, камень, – попросил я.

    Тот протянул артефакт.

    И что теперь?

    А то, что даже невооружённым глазом видно, что он изношен. На нём есть какие-то мелкие трещинки и маленькие царапинки. Возможно, есть и внутренние повреждения или разрушение его кристаллической решётки, не заметные при внешнем беглом осмотре. Но у меня есть замечательный инструмент, который сможет составить его полную виртуальную модель.

    «Искатель, просканируй камень и составь полную виртуальную модель материального носителя, поверх наложи модель менто-информационного поля. А потом и структуру внедрённого плетения. Когда сделаешь, посмотрим, что получилось».

    «Приступаю», – сообщил мне тот.

    Буквально через несколько секунд всё было готово. И посмотреть было на что. Часть узловых точек приходилась на разрушенные сегменты кристаллической решётки этого камня. Некоторые каналы передачи ментоэнергии сместились в результате деформации как самого камня, так и различных его внешних повреждений. Получается, структура, некогда оптимальная и специально подогнанная под этот материальный носитель, сейчас уже таковой не являлась.

    Как только стала известна причина разрушения, кластер приступил к построению более оптимальной и эффективной структуры внедрённого в камень плетения, предназначенной именно под его текущее состояние. В результате этой оптимизации кластером было разгадано назначение ещё одной структуры, в которую были прошиты координаты точки привязки данного камня. Они делились на три группы матриц символико-цифровых координат радиального типа. По крайней мере, так считал кластер. Но вот какая координата в какой системе отсчитывала своё положение, он пока сообщить не мог. Для этого как минимум был необходим ещё один подобный камень с известной точкой привязки, а лучше бы их было несколько.

    Работать он закончил достаточно быстро.

    Никаких особых изменений делать не пришлось, нужно было лишь учесть внесённые в модель данные о разрушении материального носителя и его микронной внутренней деформации. И в соответствии с этим уже произвести переориентацию плетения таким образом, чтобы эти разрушения привносили наименьшее отрицательное воздействие на работу структур плетения. Конечно, полностью их влияние устранить не удалось, но частично нивелировать и сгладить их присутствие в структуре материального носителя у кластера получилось. Правда, для этого он, кроме переориентации плетения, сместил некоторые точки привязки и добавил дополнительные каналы передачи ментоэнергии.

    Но в целом, по его уверению, теперь мы на семьдесят восемь процентов избавились от помех, привносимых в работу плетения постепенным разрушением материального носителя. Кроме того, кластер внёс в плетение небольшие изменения уже от себя, которые должны были гарантированно обеспечить стопроцентную синхронизацию всех структур плетения. Это также повышало надёжность работы возвратного камня.

    Последний пункт в первоначальном варианте плетения отсутствовал, но кластер в виртуальной среде и при помощи технологии холостого срабатывания, используемой Искателем, убедился в полной работоспособности нового варианта плетения, и, по его расчётам, надёжность его функционирования повысилась как минимум на двадцать процентов.

    С помощью Искателя сделав копию менто-информационного поля возвратного камня Теи – а вдруг придётся откатываться назад, – я решил поэкспериментировать. Всё равно мы ничего не теряли. Как мы с кластером поняли, воспроизвести этот камень в его первоначальном варианте по нашей новой технологии замещения менто-информационных полей мы сможем в любом случае. В крайнем случае самостоятельно создадим свой возвратный камень, для этого у нас уже тоже всё было подготовлено. Так что можно пробовать.

    И мы попробовали.

    Такого эффекта я, если честно, не ожидал. Как только я провёл слияние менто-информационного поля камня с новым полем, специально подготовленным и оптимизированным кластером под его текущую физическую структуру и внешнее состояние, и привязал его к этому материальному носителю, то есть к камню, влив мизерный объём энергии, произошло следующее.

    Во-первых, громко закричала Тея, заметившая происходящие с камнем изменения:

    – Ты что наделал?!

    Она не видела, что я непосредственно делал с самим камнем, а просто заметила, что тот ярко моргнул. И посмотрела на меня как на сущего идиота.

    «Но я ведь не идиот, – утешил я себя, – копию-то сделал».

    Во-вторых, на меня хмуро посмотрел Лениавес и сказал:

    – Доверили … (что-то непонятное, но, видимо, очень ругательное) ценный артефакт, и он его сломал.

    «Это было прям как из анекдота о странном русском: один сломал, второй потерял»[6]. – Тут я еле удержался, чтобы не рассмеяться, очень уж забавно выглядел взбешённый оборотень.

    Заметив мои попытки сохранить серьёзность, корнол лишь покачал головой и в сердцах сплюнул себе под ноги.

    В-третьих, своими красивыми, но до нельзя печальными глазами на меня посмотрела Эрея. И только пожала плечами в ответ на мой вопросительный взгляд, а затем отвернулась.

    И в-четвёртых, похоже, единственным, кто хоть что-то понял, был наш маленький демон, потому как, заглушив в моей голове взбешённые голоса всех остальных, быстро и с нажимом спросил:

    «Баг, как ты это сделал?»

    И видимо, это его спокойное и при этом подавляющее своей силой внушение заставило всех оставить свои негодование и гнев и с удивлением посмотреть в мою сторону.

    – Как он сделал что? – тихо спросил у Мука Лениавес.

    «Восстановил этот артефакт», – просто ответил тот и показал рукой на ставший светло-голубым камень, который до сих пор лежал у меня в руке.

    «Процедура слияния завершена. Текущее внедрение ментоструктуры в материальный носитель оптимально. Готовность к работе – сто процентов. Работоспособность артефакта в пределах нормальной погрешности. Эффективность работы артефакта повышена на три процента», – как раз в этот момент доложил мне ментоинтерфейс.

    И что самое главное, камень претерпел значительные внешние изменения, на которые не обратить внимания было достаточно сложно. Он кардинально сменил свою окраску и из тёмно-красного превратился в светло-голубой камень.

    «Н-да, надо заканчивать со своими фокусами», – решил я, рассматривая распахнутые изумлённые глаза всей нашей компании, ну, разве что за исключением Рыкуна и Мука.

    Одному было абсолютно всё равно, он наелся и дрых без задних ног, а второй просто не умел так выражать свои эмоции, как все остальные.

    «Так как ты это сделал? – вновь спросил Мук. – Я не почувствовал никакой магической активности». – И он вопросительно посмотрел на меня, как, впрочем, и все остальные.

    И как мне всё это объяснить?

    Наверное, лучше просто сказать им часть правды, сейчас они поверят любым моим словам.

    – Ну, у меня есть предположение, что я не такой слабый маг, как вам кажется, – ответил я им. – Никакого другого объяснения у меня пока нет.

    – Это невозможно, – в один голос заявили все.

    Но, посмотрев на зажатый в моём кулаке камень, Лениавес сказал:

    – Хотя кто его знает, что вообще возможно, а что нет, – и, уже немного более расслабленно усмехнувшись, добавил: – Зато как много твоих странностей теперь можно списать на это твоё объяснение, тебе не кажется?

    Я, усмехнувшись, ответил:

    – А может, в этом и был мой план? – И, подмигнув ему, рассмеялся в полный голос, наблюдая за ещё более удивлёнными лицами своих спутников.

    Этот замечательный момент своим вопросом испортил Мук:

    «Но он так и не сказал, что он сделал? – И обвёл своими большими круглыми глазами всех нас. – Не сказал же?» – повторил он.

    – Ты всё ещё не понял? – спросил у него корнол.

    «Что?» – не понял наш маленький демон.

    – Он никогда и никому ничего не скажет. – И, усмехнувшись, Лениавес обратился уже ко мне: – Я ведь прав?

    – Ну, я бы не был столь категоричен, – ответил я. – Всё может быть в этой жизни.

    – Ну-ну, посмотрим, – хмыкнув, произнёс тот и, подойдя ко мне и попросив камень, стал вертеть его в руках. – Действительно, я видел такие же экземпляры. Интересно, работает? – И опять раскрыл артефакт на две половины. – Похоже, да, – сам себе сказал он, вернув мне его. И обратился ко мне: – Я так понимаю, у тебя уже есть какой-то план, как нам не остаться в этом мире, а перейти в нейтральные?

    К моему ответу, похоже, прислушались все, включая, казалось бы, дремавшего мгновение назад Рыкуна.

    – Да, есть у меня одна идейка, – ответил я.


    – И что это за идея? – спросила Эрея, озвучив прямой интерес к нашему разговору, не только свой, Теи и Лениавеса, но и Мука, который постоянно старался всё услышать и понять.

    – Ну, как вам сказать?.. – И, обдумав свои слова, спросил у корнола: – Лениавес, что бы ты ответил, если бы узнал, что у меня есть ещё один точно такой же камень?

    – Хм. Интересно. Сказал бы, что это наш шанс. – Однако подозрительно посмотрел на меня. – Но как-то не верится в такое совпадение или стечение обстоятельств. Слишком уж оно вовремя произошло. Особенно с учётом того, что ещё полчаса назад ты даже понятия не имел, что этот камень существует в природе и представляет собой хоть какую-то магическую или иную ценность. Да и его назначение для тебя должно было оставаться полной загадкой. Однако вот оно, доказательство того, что я совершенно ничего не понимаю в этом мире. – И оборотень приподнял мою руку с зажатым в ней камнем Теи. – В результате всего этого я в последнее время как-то начал сомневаться в своей способности реально оценивать происходящее вокруг. К тому же я перестал, вернее, это ты вынудил меня своими постоянными загадками, обращать внимание на все странности, связанные с тобой. Особенно это актуально потому, что я знаю: ты просто проигнорируешь мой вопрос насчёт их и пойдёшь себе дальше как ни в чём не бывало. Хотя, заметь, это не очень вежливо с твоей стороны, – вроде как в шутку упрекнул он меня. – Так что я просто приму на веру эти твои слова. Будем считать, что у тебя тоже есть свой возвратный камень. И если принять за правду всё вышесказанное, то у меня к тебе всего один-единственный вопрос. Ты знаешь, куда он ведёт, к какому миру этот камень привязан? Или нет? – Он было замолчал в ожидании ответа, но, видимо вспомнив ещё что-то, пояснил свою и так длинную речь: – Это я спрашиваю для того, чтобы определиться с нашими дальнейшими действиями. Мне приходилось бывать в нескольких нейтральных мирах, я знаю их названия и знаю пути, которые ведут к ним. Поэтому логичным было бы разбиться на две группы и встретиться в одном из них. Правда, чтобы это сделать, придётся пользоваться внутренними порталами. А для этого нам потребуются кредиты. Хотя за каждый переход взимают всего по двадцать пять кредитов, но я не знаю, сколько таких переходов в принципе потребуется сделать. Однако можно купить абонемент на пользование внутренними порталами для каждого из нас, и если окажется, что нам потребуется совершить множество переходов, это будет значительно дешевле и выгоднее. Такой абонемент стоит двести кредитов для каждого. Правда, придётся учесть и твоего зверька. – Он указал на вновь задремавшего Рыкуна. – Оплата происходит за каждого живого или разумного, воспользовавшегося порталом. Но это не так и много, поверь мне, в центральных мирах за эти деньги даже в самой захудалой гостинице или таверне комнату на ночь не получится снять. Но это пока не очень актуально. Главное – сейчас всё же определиться с тем, известна ли тебе точка привязки возвратного камня? – И он прямо посмотрел на меня.

    «Смотри-ка, – поразила меня его искренняя и честно произнесённая речь, – а он ведь действительно полностью доверяет мне. – Это я понял по тем изменениям в его ауре, что смог рассмотреть и которые сумел зарегистрировать и расшифровать Искатель. – И он полностью уверен в том, что если я упомянул возвратный камень, то этот самый камень наверняка у меня есть. – А затем посмотрев на девушек и Мука, понял, что и они верят каждому моему слову. – Неужели я успел заслужить их такое непоколебимое доверие и наработать себе такой весомый и неоспоримый авторитет, – удивился я, – ведь ещё совсем недавно Эрея не хотела даже прислушиваться к моему мнению, а Тея так вообще знает меня чуть меньше часа».

    Понять я мог только Мука и корнола, один из них был моим вассалом, а второй знал меня уже, похоже, достаточно хорошо, чтобы не усомниться в правдивости моих слов.

    «Теперь осталось не подвести их и не разбить надежд моей такой разношёрстной, но сплочённой компании, у которой совершенно нет секретов друг от друга. – Я усмехнулся. – Точно прямо все так и изливают душу друг другу».

    В то, что Тея рассказала нам не всю предысторию своего появления в городе, я не сомневался. Эрея – дочь правителя очень сильного государства в одном из срединных миров, да у неё по определению должна быть целая куча секретов в загашнике. Корнол с Муком – это вообще две ходячие загадки. И хотя они кажутся простыми и открытыми парнями, но копни чуть глубже – и тут же выяснится ещё что-то, как в случае с Лениавесом.

    Даже Рыкун и тот оказался не так прост, как выглядел. Это его преобразование и практически мгновенное развитие и увеличение умственных способностей, которое можно было наблюдать сейчас, не похожи на какие-то заурядные возрастные изменения. Тут что-то, напрямую связанное с магией преобразований.

    «Интересно, кто его таким создал и как давно?» – задумался я.

    Но сейчас это мало относилось к теме нашего разговора, поэтому я оставил этот вопрос на потом. И решил, что мне ещё многое придётся узнать о нашей компании. Как, впрочем, и им обо мне. Поэтому будем понемногу приоткрывать свои тайны, хотя бы скрывая одну правду за другой.

    – Лениавес, ты не понял, – сказал я ему, – у меня точно такой же возвратный камень, как у Теи. И хотя я не знаю, куда они привязаны, но полностью уверен, что попадём мы в одно и то же место.

    – Как так? – не понял оборотень.

    – А вот так, внутренняя структура камня полностью идентична тому, что нам показала Тея, – пояснил я и полез в сумку за одним из найденных в подземелье, вернее, в потайной комнате драгоценных камней, которые я обнаружил во внутреннем отделении сумки того мёртвого медведя.

    Я подумал об этом ещё перед началом нашего разговора с корнолом. Было вполне логично предположить именно такой исход этого нашего с ним разговора. Поэтому я заранее извлёк один из них, выбрав из тех, что был размером побольше, и дал задание ментоинтерфейсу построить виртуальную модель менто-информационного поля этого камешка и модель его физической структуры. Кластер же должен был подготовить оптимизированное именно под этот камень плетение, найденное в артефакте Теи, и внедрить его в виртуальную модель менто-информационного поля камня. Для ускорения работ кластер с Искателем заранее совместили менто-информационную модель поля и модель физической структуры камня.

    Теперь мне просто оставалось заместить реальное ментоинформационное поле камня на преобразованное и модернизированное кластером и Искателем виртуальное поле. Мне даже не нужно было учитывать хоть какие-то точки привязки. Нужно просто совместить поля в рамках единой границы и влить толику ментальной энергии для их закрепления и окончательного слияния-замещения. И как результат в новом менто-информационном поле структура необходимого плетения уже присутствует по умолчанию. Минимум работы – максимум результата.

    Всё это я умудрился проделать, пока доставал из своей сумки драгоценный камень, который по идее теперь также стал и возвратным.

    Однако оказалось, что я не учёл сущую мелочь: получившийся артефакт был полностью разряжен.

    «М-да, – подумал я, – придётся подождать».

    Об этом же сообщил мне и ментоинтерфейс, как только я завершил слияние:

    «Примерное время полной зарядки артефакта составляет двадцать часов пятнадцать минут».

    Камня до этого я не видел и поэтому, когда взглянул на него первый раз, поразился: он имел тёмно-фиолетовый окрас. Ещё я обратил внимание на то, что кластер внёс какие-то свои дополнительные изменения, разработанные на основе имеющейся у него базы знаний и её постепенной обработки, которые позволили несколько уменьшить время зарядки артефакта.

    Но, как оказалось, я думал совсем не о том, о чём следовало. Что артефакт совершенно пуст, понял не только я, на это обратил внимание и Лениавес, который попросил у меня его посмотреть. А взяв камень в руки, он заметил и другую его странность. И сейчас в упор смотрел прямо мне в лицо.

    – Откуда у тебя этот камень? – спросил он, как только я обратил на него внимание и повернулся в его сторону.

    – А в чём дело? – сразу поинтересовалась Эрея.

    Все остальные прислушались к его серьёзному и напряженному голосу.

    – В том, что этот артефакт полностью разряжен, – пояснил корнол.

    – И?.. – Девушка всё ещё не до конца понимала, что же произошло.

    «Камнем недавно воспользовались, – за Лениавеса ответил Эрее Мук, но, посмотрев сначала в мою сторону, а потом переведя взгляд на Лениавеса, добавил: – Вы не учли того, что камень мог пролежать именно в таком состоянии и очень долго».

    – Но где? – в недоумении развёл руками корнол.

    «Например, в его необычной сумке, в которой он носит столько предметов», – ответил Мук, придумав за меня такое элегантное решение, о котором сам я почему-то не подумал.

    «А ведь и правда, это выход. Он же спросил, откуда у меня этот камень, а не артефакт, – сообразил я и мысленно поблагодарил нашего маленького демона: – Спасибо тебе, Мук, сам бы я до такого красивого ответа не додумался».

    – Этот камень, – и я указал на артефакт, который корнол сейчас держал в руке, – я нашёл в одном из отделений именно этой сумки. – И я похлопал по котомке, перекинутой через плечо.

    – Он не лжёт, – практически в один голос сказали обе девушки и одновременно взглянули прямо мне в лицо, а потом несколько смущённо переглянулись.

    – Странно было бы, если бы он им воспользовался, – сразу всем нам ответил, постаравшись объяснить, оборотень, – но в последнее время происходит такое множество слишком уж выбивающихся за рамки обыденного вещей, что я не стал бы отбрасывать и самой бредовой идеи. Тем более что именно такие планы у нас почему-то с подачи одного неугомонного хумана и срабатывают. А потому другого предположения, каким бы глупым оно ни показалось, почему камень может быть разряжен, у меня нет. Прости, Баг, – сказал он уже мне, – и я объясню сейчас, почему это меня так насторожило.

    Я в ответ лишь кивнул, но про себя усмехнулся.

    «Не доверяете, – пролетела у меня в голове шальная мысль, и я посмотрел на вмиг покрасневших девушек. – И правильно делаете. В сумке я нашёл лишь камень, никакого артефакта там не было. Так что неудивительно, что вы не рассмотрели лжи. Я говорил чистую правду. Никто же не спросил меня об артефакте».

    И ещё раз улыбнулся им чистой лучезарной улыбкой, чем вогнал эти два симпатичных личика в ещё большую краску.

    Лениавес же сказал:

    – Я почему проявил такой интерес к этому камню. Он немного отличается от того, что есть у Теи. Её экземпляр – это совершенно обычный возвратный камень, который продают всем, у кого хватит средств, чтобы его приобрести. А этот совершенно иной. Во-первых, фиолетовых камней я в продаже и правда никогда не видел и теперь понимаю почему. И во-вторых, мне как-то о подобных камнях рассказывал Рез. Правда, он и сам, похоже, не знал обо всех их особенностях. Так вот, некоторые особо могущественные магические гильдии могут производить специальные возвратные камни, созданные исключительно для их магов. Их называют уже не возвратными, а телепортационными камнями. Подобные экземпляры невозможно приобрести где-то на стороне, их в принципе нет в свободной продаже. Ими пользуются только сами члены этой гильдии, и то не все. Отличием же телепортационных камней от возвратных является их более стабильная работа, более высокая надёжность, большее количество возможных срабатываний. Но самым главным их отличием является то, что данный камень сможет активировать только маг. У него нет такого же пускового механизма, как в обычном камне, когда он раскрывается и поворачивается определённое количество раз в разные стороны. Камни магов нужно активировать при помощи переданной в него магической энергии, как и в обычный артефакт, правда, и там есть какие-то свои хитрости. Я так понимаю, необходим определённый тип магической энергии, и направить его нужно в строго установленную точку артефакта. Это, так сказать, защита от дурака и чтобы камнями, принадлежащими одной гильдии, не смог воспользоваться какой-то иной маг. Но это не страшно, время до его полной зарядки у нас есть, и я уверен, что смогу разобраться с этим. Вся же суть подобных камней заключается в том, что ими не могут пользоваться простые жители. Поэтому эти камни распространены только среди магов, в основном гильдейских, ну или тех счастливчиков, кому подобный камень попал в руки. Так что прежний владелец твоей сумки был определённо маг, – сказал он уже мне, – и не из последних. К тому же он состоял в какой-то достаточно влиятельной и могущественной магической гильдии. – Так Лениавес закончил своё разъяснение столь странной реакции на появление моего уже не возвратного, а телепортационного камня.

    «Всё интереснее и интереснее у них там, – улыбнулся я и здраво рассудил: – Самое ценное гильдии оставляют себе. Но это и неудивительно, так делают абсолютно все. Было бы очень любопытно сунуть свой нос в остальные их секреты. Думаю, там есть и что-то не менее значимое, чем эти камни. Но для этого нужно оказаться там».

    А поэтому идем дальше.

    – Так, теперь, если ты сможешь разобраться с камнем, у нас есть шанс попасть в нейтральные миры. Всем вместе.

    – Не вместе, – поправил меня корнол, – а двумя группами по трое разумных.

    – Да, я это и имел в виду, – согласился я. – И тогда всё в твоих руках. – Я кивнул на камень, лежащий на его ладони.

    Лениавес кивнул и отошёл немного в сторону, а потом, осмотрев нашу дружную компанию, обратился к оставшимся стоять Муку и девушкам.

    – Вы вроде как тоже маги, так что давайте ко мне. – И он махнул им рукой. – Думаю, ваша помощь будет небесполезной.

    Я же остался не у дел, корнол как-то даже не подумал о том, чтобы привлечь меня к этому делу.

    «Наверное, в его понимании я ещё не дорос до того, чтобы называться магом». И, усмехнувшись, я подошёл просто так, чтобы понаблюдать.

    Ведь, по сути, это было не очень нужное занятие, как активировать этот артефакт я прекрасно знал, так как его создал я сам. Но нужно же было чем-то занять моих друзей, и это было не худшее времяпрепровождение до того, как артефакт зарядится полностью.

    «Пусть развлекаются, – решил я, – может, и правда разберутся, как запустить его, и тогда не придётся объяснять им, откуда я знаю, как активировать телепортационный камень. Так что это мне только на руку».

    Немного понаблюдав за ними, я не увидел, что они делают что-то новое или необычное. Лениавес, быстренько выбрав и расчистив достаточно большой участок голой земли, начал выводить на ней необходимые руны. В этом активно помогал ему Мук, который, оказывается, знал их не меньше и давал корнолу вполне уместные советы.

    Это была подготовка некоего полигона для проведения экспериментов и защита нас от неудачного выброса магической энергии.

    Когда я услышал об этом, то побеспокоился, не разнесут ли они и артефакт на части. Однако оборотень уверил меня, что всё им предусмотрено.

    Закончив, они активировали полученную пентаграмму с рунами, расположенными в различных её частях и сегментах. В её центр эта парочка не очень юных экспериментаторов поместила мой телепортационный камень. А потом они перешли к бурному обсуждению своих будущих действий.

    В процессе обсуждений Лениавес просил того или иного из окруживших его магов проделать какие-либо операции с камнем, при этом вливая в него минимум магической энергии, и, когда что-то, по его мнению, шло не так, просто блокировал артефакт в пентаграмме, полностью закрывая его от внешнего воздействия.

    На всякий случай скопировав созданную Лениавесом и Муком пентаграмму и её менто-информационную модель, я ещё немного потоптался рядом с этой не замечающей ничего вокруг кучкой магов-энтузиастов. Посмотрев на результаты их первых экспериментов, сделал для себя немного не утешительные для них выводы.

    По сути, дальнейшее меня после этого и уже третьего цикла повторений их неудачных попыток как-то заставить начать работать телепортационный камень интересовать стало в гораздо меньшей степени, чем в первые минуты. Тем более на тот момент я уже с уверенностью и стопроцентной гарантией мог сказать, что они не смогут активировать данный артефакт самостоятельно. По крайней мере, сейчас. Для него требовался совершенно иной формат поступающей ментоэнергии, то есть маг иного типа, чем те, что присутствовали здесь. Похоже, нужен был кто-то, умеющий работать с энергиями стихии земли. А такого среди моих друзей не было.

    «Придётся привинчивать к артефакту преобразователь ментоэнергии, – решил я. – Но сделать это необходимо в конце или в середине их работ, чтобы это не выглядело слишком подозрительно».

    И тогда первый, кто постарается активировать этот артефакт, сможет запустить его. Они подумают, что нашли решение, а мне так будет гораздо комфортнее и спокойнее, а главное, не придётся выкручиваться или лгать.

    Ну а пока можно заняться чем-то иным. И я огляделся вокруг.

    Как ни странно, впервые за всё время моего появления в этом неизвестно где располагающемся мире или целой вселенной миров у меня образовался небольшой отрезок свободного времени, когда можно отдохнуть и наконец-то нормально выспаться. Тем более и остальные, косо поглядывая на мою праздно шатающуюся вокруг них фигуру, почти в один голос рекомендовали не маячить и занять себя чем-нибудь полезным. А сон и отдых – это как раз то занятие, что мне сейчас и требовалось.

    Но перед своим отбытием в мир снов и сладких грёз я, на свою беду, решил поинтересоваться, как шли дела у кластера с объединением баз знаний, их синхронизацией и приведением к общему стандарту. И как выяснилось, дела у кластера шли не очень. Слишком разноплановой, неоднородной, а у ментоинтерфейса ещё и неструктурированной была хранящаяся в них информация.

    С Искателем вообще складывалось такое впечатление, что к нему в базу слили всё подряд, лишь бы чем-то забить его память. Как оказалось, данные, хранящиеся в его базе знаний, даже не были хоть каким-то образом проиндексированы и оптимизированы для возможного дальнейшего поиска. Именно это значительно снизило скорость проведения работ и отодвинуло их окончание на несколько дней, а возможно, и на ещё больший срок.

    Меня заинтересовала эта проблема. Желание поспать сдуло как ветром, и я задумался над тем, а есть ли возможность хоть как-то помочь в этом кластеру. Хотя как можно помочь специально созданному для выполнения именно такой работы ментально-виртуальному компьютеру, я не понимал. Любую подобную операцию кластер выполнял в разы быстрее ментоинтерфейса, не говоря уже обо мне. Но я чувствовал, что упустил что-то, лежащее прямо на поверхности, что-то такое, во что не раз уже тыкался носом.

    И тут до меня дошло. Кластер. Я же не просто так назвал этот непонятный виртуальный компьютер именно так. Сделал я это только после того, как он смог оптимизировать свою работу за счёт подключения к своей структуре модулей, позаимствованных из хоть и не полностью рабочего, но аналогичного конструкта, ментально-виртуального компьютера.

    «Вот оно, – понял я, – нужно развить эту мысль. Возможно, у нас получится как-то дополнительно повысить вычислительную мощь и производительность этого виртуального агрегата. – Поняв это, я задумался над ещё одним вопросом: – А можно ли нечто подобное проделать и с ментоинтерфейсом? Ведь, по сути, тот, так же как и кластер, некий ментальный модуль, просто очень навороченный и построенный по совершенно иному принципу».

    И коль эти мысли родились в моей голове и их дальнейшее развитие могло принести достаточно большую пользу мне как сейчас, так и в будущем, то я временно приостановил работу кластера и ментоинтерфейса над слиянием баз и озадачил их таким вопросом:

    «Кластер, Искатель, возможно ли проведение оптимизации вашей структуры или используемого для общего управления и функционирования конструкта и других составных ментомодулей с целью повышения вашей текущей производительности?»

    И с интересом стал ожидать их ответа.

    Похоже, я удивил своим вопросом даже их виртуальные мозги, или идея самосовершенствования изначально по какой-то причине не была вложена в них.

    Первым пришёл в себя Искатель и отчитался, подтвердив мою мысль об искусственно наложенном на эту опцию в его работе запрете.

    «Функция оптимизации работы и повышения производительности самого ментоинтерфейса как отдельно взятого модуля отсутствует. Есть только функция оптимизации работы ментоинтерфейса под конкретно взятого оператора».

    «Да, это немного не то», – понял я.

    В этом случае улучшалось взаимодействие Искателя и оператора, то есть меня, а не самостоятельное повышение производительности его работы как отдельного модуля. Что, по сути, выполнял кластер с обычными плетениями. Хотя, конечно, и та функция, что присутствовала в Искателе, косвенно, но должна была влиять на его работу в сторону повышения его производительности.

    И тут я обратил внимание на ту ассоциативную цепочку понятий, что сформировалась в моей голове: Искатель – ментоинтерфейс – ментоструктура – плетение – конструкт – кластер – оптимизация конструктов – оптимизация плетений – оптимизация ментоструктур – оптимизация ментоинтерфейса – оптимизация Искателя.

    Получается, есть шанс, что работу по оптимизации и повышению производительности ментоинтерфейса может выполнить кластер. Главное, ментоинтерфейсу каким-то образом создать свою собственную виртуальную модель.

    «Интересно, ты сможешь это выполнить и воссоздать её?» – поинтересовался я у него.

    «Да, – сразу ответил тот и добавил: – В базе знаний присутствует ментоструктура стандартного ментоинтерфейса моего класса, это обязательная резервная копия, которая создана на случай восстановления или разрушения основной структуры».

    «Понятно, тогда сделаем так: ты сейчас создаёшь копию и виртуальную модель своей текущей ментоструктуры. Потом мы сравним её со стандартной, той, что хранится в твоей базе знаний. Что-то есть у меня подозрения, что там будут значительные различия. И когда это всё будет проделано, кластер поработает уже с созданной тобой моделью. И если у него что-то получится, он предложит нам свои варианты».

    «Приступаю к выполнению первого этапа работ», – отрапортовал Искатель.

    Не знаю, показалось мне или нет, но мне послышались в его мысленном отклике какие-то слабые отголоски радости, ожидания и предвкушения.

    «Что-то странное со мной происходит, – решил я и задумался. – Ну какие могут быть эмоции у компьютера, хоть и ментального?»

    От этих мыслей меня отвлёк кластер, как раз в этот момент подготовивший отчёт по своей возможной оптимизации и модернизации. Он был несколько более радужным и перспективным, чем у Искателя.

    «Общая текущая производительность всей системы составляет сто шестьдесят три процента от стандартного значения расчётной величины производительности эталонной системы. Этот показатель в индивидуальном порядке для текущей реализации можно увеличить до трёхсот восьмидесяти семи процентов от стандартного значения производственной мощности».

    И кластер перечислил те изменения, которые необходимо внести в его структуру для оптимизации его работы и общего повышения производительности.

    Первым делом необходимо нарастить мощность его основного вычислительного конструкта за счёт его максимального дублирования. В текущей реализации кластер мог поддерживать распараллеленную работу ещё трёх аналогичных структур. Это сразу повышало его общую производительность на сто пятьдесят процентов от его текущего параметра. Ещё тридцать семь процентов добиралось оптимизацией и внедрением некоторых вспомогательных конструктов, выполняющих дополнительные функции и разгружающих основные вычислительные ресурсы кластера. Ну и оставшиеся тридцать два процента были получены за счёт общей синхронизации работы всех составляющих основу кластера конструктов, структур и модулей, а также в результате внесения изменений в работу управляющего контура кластера, подогнанного именно под его текущую реализацию.

    После подготовительного плана работ кластер составил график внесения изменений и подготовил все необходимые структуры и конструкты.

    Тем временем ментоинтерфейс создал его текущую виртуально-ментальную модель. Сам кластер уже после этого внёс в неё все необходимые изменения. И только сделав на всякий случай его резервную копию, которую мы с ментоинтерфейсом смогли бы развернуть в случае нашей неудачи, я приступил к слиянию менто-информационного поля кластера и его виртуальной модели, созданной Искателем.

    С кластером работал очень аккуратно, на время проведения нашей операции его пришлось временно деактивировать, и поэтому контроль совмещения узловых точек плетения перешёл ко мне и Искателю. Но мы не могли так точно и с такой невероятной детализаций и масштабированием позиционировать их, как это делал наш компьютер. Однако, провозившись немного дольше, чем хотелось бы, мы полностью совместили виртуальную модель менто-информационного поля кластера и его реальный прототип. И буквально через несколько секунд он ожил. Самодиагностику он провёл буквально за несколько мгновений. Даже физически ощущалось ускорение в его работе. В этот раз я даже отреагировать не успел, как он после момента активации сразу выдал отчёт о своём текущем состоянии:

    «Общая эффективность работы и производительность конструкта увеличена на двести девяносто три процента от стандартного расчётного параметра. Расчётная мощность увеличена в три целых девяносто три сотых раза за счёт внедрения дополнительных вычислительных конструктов и дополнительного вероятностно-аналитического модуля. Скорость обработки и выполнения операций увеличена на двести восемь процентов. Эффективность управляющего контура повышена на сто девяносто три процента. Эффективность работы периферийных модулей увеличена на двести шестьдесят семь процентов. Стабильность работы кластера превышает стандартную за счёт внедрения дополнительных стабилизирующих работу конструкта модулей и оптимизации работы управляющего контура и составляет сто тридцать семь процентов от стандартного значения. Расширение интерфейсного модуля – сто шестьдесят девять процентов. – Закончив с перечнем результатов проведённых изменений, кластер выдал: – Готовность к продолжению прерванных работ сто процентов. Текущее время завершения синхронизации и слияния баз знаний составляет сто сорок шесть часов».

    «Хм, теперь он даже точно определился со временем, когда закончится слияние баз, хотя до этого он выдал лишь приблизительное время», – заметил я.

    И тот результат, что он мне выдал сейчас, был для меня гораздо более интересен, так как на эту операцию кластеру требовалось гораздо меньше времени, чем было названо даже в первый раз.

    «Удачно получилось, – подумал я, – но это было немного не то, что я хотел услышать от своего компьютера. Ведь он же кластер, так почему он не работает подобным образом, и это нужно выяснить».

    Стабильность работы кластера много выше обычного компьютера, да и выполнение операций в его исполнении должно быть несколько быстрее, чем при работе обычного компьютера. И поэтому я спросил:

    «Есть ли у тебя возможность объединения нескольких подобных тебе структур в единое вычислительное пространство, систему, сеть?»

    Кластер задумался на долгий срок. Видимо, шерстил доступную ему базу знаний.

    «Такая возможность существует», – через некоторое время сообщил компьютер, похоже только сейчас расценив все преимущества подобной многокомпонентной системы.

    Или же просто нашёл её описание в своей базе знаний.

    Что странно, такого варианта, когда я его спрашивал об оптимизации и повышении производительности, он не рассматривал и не предлагал. Похоже, и кластеру частично закрыли доступ к некоторым его функциональным возможностям.

    «Интересно, зачем это сделано?»

    «Конструкт на текущий момент собран в максимальной своей реализации, – между тем продолжил докладывать мой виртуальный компьютер. – Дальнейшее наращивание индивидуальной мощности и производительности отдельного компонента только ухудшит стабильность его работы и может привести к необратимым разрушениям в системе. И как следствие это напрямую может повлиять на жизнедеятельность пользователя из-за плотного и постоянного взаимодействия и глубокой интеграции конструкта в структурную модель пользователя».

    «Да, я понял, дальнейшая твоя оптимизация и повышение производительности только сделают хуже мне. Но мне интересно немного не это. Нас сейчас интересует объединение нескольких подобных тебе конструктов-компьютеров в единую систему. Она, кстати, кластером называется», – сообщил я ему.

    «Именно определение такой технологии с аналогичным названием найдено в базе знаний».

    «Ничего себе, – поразился я. – Совпадение названий нетипичных для обычной повседневной жизни – это что-то новенькое».

    Компьютер же, оказывается всё ещё и бывший просто обычным вычислительным ресурсом, продолжил докладывать о том, что он выяснил по созданию объединённой системы, которая и являлась в его понимании и по определению его создателей истинным кластером.

    «Найдена подробная информация о конфигурировании и создании подобных систем. Однако все расчёты приведены для вычислительного конструкта стандартной конфигурации. Проведя предварительные вычисления, получено следующее соотнесение. В связи с возросшей мощностью и производительностью вычислительно-аналитического конструкта количество сегментов, собранных в единую систему, уменьшилось из-за многократного повышения нагрузки на интерфейсную шину».

    «Похоже, это из той же оперы, что лучшее – враг хорошего», – усмехнулся я и вернулся к отчёту кластера.

    «В связи с этим можно рассмотреть два варианта реализации данной системы.

    Первый. Построение кластера на основе смешанной технологии, головным выбрать уже реализованный аналитико-вычислительный конструкт, и к его интерфейсной шине подключить шестнадцать конструктов стандартной реализации. Общая производительность составит тысяча девятьсот девяносто три процента. Преимущества: простота реализации. Остаётся небольшой запас по использованию основной интерфейсной шины. Недостатки: технических нет. Пояснение: нет ограничений по использованию вторичных сегментов. Возможно единовременное максимальное ускорение выполнения вычислительных операций, расчётов и отработки аналитических функций конструкта в девятнадцать целых девяносто три сотых раза.

    Второй. Построение кластера на основе текущей версии аналитико-вычислительного конструкта. В этом случае к его интерфейсной шине возможно провести подключение четырёх аналогичных модулей. Ограничение подключений вызвано повышением нагрузки на индивидуальный интерфейс, а не общее количество сегментов в системе. Общая производительность составит тысяча девятьсот шестьдесят пять процентов. Преимущества: большая надёжность реализации за счёт использования в качестве сегментов объединённой системы оптимизированной версии вычислительного конструкта. Остаётся большой запас по использованию основной интерфейсной шины. Недостатки: небольшое снижение общей производительности (некритично), усложнение реализации за счёт использования нестандартных интерфейсов подключения (изменены в ходе проведённой ранее оптимизации конструкта). Пояснение: нет ограничений по использованию вторичных сегментов. Возможно единовременное максимальное ускорение выполнения вычислительных операций, расчётов и отработки аналитических функций конструкта в девятнадцать целых шестьдесят пять сотых раза».

    «Смотри-ка, вроде как и мощная производительность, а суммарная мощность немного снизилась, но тут и неудивительно с учётом того, что в первоначальном варианте используется такое громадное количество ведомых систем».

    Я задумался над тем, что сообщил мне кластер. Вроде во втором варианте он упомянул о том, что там ещё остался достаточный запас подключений на интерфейсную шину.

    «Интересно, а можно ли к ней подключить ещё и те стандартные системы и сколько?»

    Этот вопрос я и озвучил компьютеру.

    «Подключение в этом случае очень сильно перегрузит общую интерфейсную шину. Будет затруднена или практически невозможна балансировка нагрузки на кластерную систему. Значительно снизится стабильность работы кластера. Вплоть до отключения отдельных его сегментов во время резкого увеличения нагрузки или переключения задач между сегментами кластера».

    «Понятно. Кластер нестабилен. Его узлы отваливаются при любой нелинейной нагрузке или переключении задач. Это очень плохо».

    Однако что-то подобное было и в моём мире. И там такие системы были реализованы на основе небольшого управляющего компонента, который и контролировал общую работу кластера. И как результат мы получаем равномерное распределение общей нагрузки, балансировки и задач между нодами, узлами или сегментами кластера.

    Пересказав это виртуальному компьютеру (как длинно, будет если не кластером, то просто Виртом), я стал ждать очередного его ответа, пока он сам ищет его в недрах своей объёмной базы знаний.

    В этот раз поиск был действительно долгим, я даже успел немного задремать. Зато в итоге Вирт нашёл на него ответ:

    «Подобная схема рассматривалась при построении очень сложных кластерных систем большого объёма. Для частной реализации эта технология была закрыта. Но так как теперь у нас есть полный доступ к базе знаний, мы можем получить эти данные».

    «И?..» – в нетерпении спросил я.

    «Третий, ранее неучтённый вариант, – начал отчитываться Вирт, – гибридная реализация. Управляющая система, в работе кластера не участвует, рекомендуется собрать её на основе двух стандартных сегментов для общего снижения нагрузки на интерфейсную шину, повышения её производительности и отказоустойчивости. Далее реализация по второму варианту, подключение к общему кластеру пяти сегментов, построенных по текущей конфигурации аналитико-вычислительного конструкта. Оставшиеся десять подключений использовать для внедрения в систему конструктов стандартного типа. Общая производительность конструкта третьего варианта реализации составит две тысячи девятьсот шестьдесят пять процентов. Преимущества: значительное повышение общей производительности, надёжность реализации за счёт внесения управляющего мини-кластера. Все ещё остаётся небольшой запас по использованию основной интерфейсной шины. Недостатки: сложность реализации из-за переконфигурации текущей реализации и внедрения управляющей системы. Пояснение: нет ограничений по использованию вторичных сегментов. Возможно единовременное максимальное ускорение выполнения вычислительных операций, расчётов и отработки аналитических функций конструкта в двадцать девять целых шестьдесят пять сотых раза».

    «Ничего себе! – поразился я. – Впечатляющий результат! – И уже хотел дать кластеру команду на начало реализации этого плана, когда подумал ещё кое о чём. – А насколько велик остаётся запас по интерфейсной шине?» – спросил я.

    «Запас дополнительных подключений на интерфейсную шину исчерпан, но имеется семидесятипроцентный запас по наращиванию индивидуальной мощности по стандартным подключениям».

    «Так это получается, что мы можем вместо тех десяти стандартных конструктов прикрутить к кластеру твою предыдущую версию вычислительного конструкта?» – уточнил я.

    Кластер, даже ни на мгновение не задумавшись, ответил:

    «Да, запас производительности интерфейсной шины превышает производительность предыдущей версии вычислительного конструкта на семь процентов».

    «Так поменяй в реализации кластера все стандартные конструкты на свою предыдущую версию».

    «Выполнено, – сообщил Вирт и выдал новый отчёт, сгенерированный уже после внесённых изменений: – Четвёртый модернизированный вариант. Полностью гибридная реализация. Управляющая система, в работе кластера не участвует, рекомендуется собрать её на основе двух преобразованных сегментов первой версии аналитико-вычислительного конструкта. Дополнительной нагрузки на интерфейсную шину не будет, реализация выполнена в пределах текущего запаса по производительности шины. Повышение её производительности и отказоустойчивости. Далее реализация по второму варианту, подключение к общему кластеру пяти сегментов, построенных по текущей (второй) конфигурации аналитико-вычислительного конструкта. Оставшиеся десять подключений использовать для внедрения в систему конструктов предыдущего типа построения (первая версия). Итог: общая производительность составит три тысячи пятьсот девяносто пять процентов. Преимущества: значительное повышение общей производительности, надёжность реализации за счёт внесения управляющего мини-кластера. Недостатки: наибольшая сложность реализации за счёт пере конфигурации текущей реализации и внедрения управляющей системы. Пояснение: нет ограничений по использованию вторичных сегментов. Возможно единовременное максимальное ускорение выполнения вычислительных операций, расчётов и отработки аналитических функций конструкта в тридцать пять целых девяносто пять сотых раза».

    «Похоже, это тот максимум, который мы сможем выжать из его текущей конфигурации, – понял я и задал своевременный вопрос кластеру: – Сколько времени тебе потребуется на подготовку?»

    «Два часа, – быстро сообщил он и отчитался: – Подготовка всех необходимых конструктов, объединение их в единую систему, настройка управляющего кластера. Общая синхронизация».

    Ну а дальше, как я понимаю, моя работа. Мне нужно будет заместить его менто-информационное поле тем, что он сейчас создаст.

    «Приступай», – скомандовал я.

    Потом посмотрел на своих товарищей, которые всё ещё бились над телепортационным камнем, и решил, что незачем мне эти два часа просто так сидеть, нужно всё же отдохнуть перед будущими свершениями. Поэтому я попросил Искателя усыпить меня и разбудить через два часа.

    Время пролетело незаметно. Я даже не понял, что спал. Однако тело отдохнуло и набралось сил и бодрости.

    «Ну как там у нас дела?» – спросил я, обращаясь, по сути, ко всем, кто тут был и мог меня услышать.

    «Ментомодель подготовлена, – отрапортовал Искатель, сообщая о том, что сделал виртуальную копию самого себя. – Проведено её сравнение со стандартной реализацией ментоинтерфейса. Текущий ментоинтерфейс не относится к ментоинтерфейсу класса „Искатель-1”, – сообщил он вполне очевидную для меня вещь. – Несовпадение структур превышает сорок два процента. Это совершенно разные системы».

    «Что и требовалось доказать, – подумал я и спросил: – Копия сделана?»

    «Да».

    «Хорошо, теперь ждём того, что сможет сказать о ней кластер, ой, Вирт». – И я обратил внимание на его ответ.

    Тут тоже всё было готово и ждало только моего активного участия. То есть провести замещение ментополей и влить толику ментоэнергии.

    Ну и последним на мой вопрос ответил Мук:

    «Всё ещё не можем разобраться с камнем. Мы выяснили, что камень активируется не доступным никому из нас типом магической энергии. Сейчас думаем над тем, что делать дальше».

    «Смотри-ка, догадались. Молодцы! – Может, и придумают чего без моей помощи, не зря же тут собрались такие сильные маги, к тому же достаточно образованные и очень даже не глупые. Так что всё может быть. – Ладно, работайте, – мысленно похлопал я демона по плечу. – Не буду вам мешать».

    «А ты и не мешаешь, – удивился тот. – Ты ведь спал». – И, похоже, вернулся к работе, отвечая на какой-то вопрос, заданный ему Лениавесом.

    Оглядев нашу компанию, я не увидел Рыкуна. Понятно, этот пострел где-то гуляет. Так сказать, разведывает местность.

    «Ну что ж, вернёмся к нашим собственным делам. – И я посмотрел на ментомодель, подготовленную Виртом и Искателем. – Н-да, – понял я, – ребята на славу постарались».

    Ну, значит, всё сработает.

    И я, лишь проверив, что всё необходимое кластером зарезервировано, приступил к созданию реального кластера, который подготовил Вирт.

    Ментомодель. Наложение на неё подготовленной копии. Аккуратная подача ментоэнергии. И – слияние.

    Всё. Я свою работу выполнил. Я же говорил, что без меня они не справятся. И теперь ждал, пока кластер активируется.

    Прошла минута, вторая, третья, а кластер всё не проявлял никакой активности.

    Неожиданно у меня перед глазами возникает надпись:

    «Восстановление настроек.

    Загрузка последней активной операции.

    Загрузка управляющей системы.

    Активация системы».

    И буквально через мгновение:

    «Система активирована. Работоспособность сто процентов».

    «Кластер, как ты?» – Звучит глупо, но мне интересно, что он ответит.

    «Все системы в норме. Самодиагностика завешена.

    Общая эффективность работы и производительность кластера составляет три тысячи пятьсот девяносто пять процентов от стандартного расчётного параметра. Расчётная мощность увеличена в тридцать пять целых девяносто пять сотых раза. Скорость обработки и выполнения операций увеличена в тридцать девять раз. Эффективность управляющего контура повышена на девятьсот три процента. Эффективность работы периферийных модулей увеличена на семьсот девять процентов. Стабильность работы кластера достигла максимального значения. Интерфейсная шина используется оптимально».

    Всё очень красиво и впечатляюще, однако хотелось бы понять на практике, что же мы тут сотворили.

    «Кластер, сколько потребуется времени на завершение слияния баз знаний и их дальнейшую обработку?» – спросил я у Вирта, чтобы определиться как с этим вопросом, так и с тем, насколько лучше стал работать кластер, так сказать, с сугубо практической точки зрения.

    «Четыре часа», – ответил тот.

    «Круто. – Сказать мне было больше нечего. – Приступай, – дал я ему новую команду на продолжение работ, – потом перейдёшь к вопросу оптимизации и увеличения производительной мощности ментоинтерфейса».

    «Принято», – сообщил тот и переключился в фоновый режим.

    А так как мне опять было нечего делать, а до полной зарядки камня ещё оставалось семнадцать с половиной часов, то я распорядился снова усыпить меня и разбудить, когда кластер что-то придумает насчёт структуры Искателя или будет готов к переходу телепортационный камень.

    И опять уснул, как сурок.

    Похоже, спал я часов пять.

    «Конструкт симбиотического модуля пользователя оптимизирован», – сообщил мне Вирт, как только я пришёл в себя.

    Перед моими глазами предстала многомерная структура не менее сложная, чем тот же кластер.

    «В результате исследования структуры конструкты выявлены заблокированные к использованию сегменты. Их предназначение неизвестно, но во многом снижение общей производительности работы конструкта связано именно с этими заблокированными участками его структуры. Помимо восстановления работы заблокированных участков в виртуальную модель внесены дополнительные изменения, повышающие скорость общей обработки информации, передачи энергии или поступления сигналов из внешних источников, а также перестроены некоторые участки, значительно влияющие на работу системы в целом. Помимо этого проведена общая синхронизация разнородных модулей, влияющих на общую работу конструкта. Устранена незначительная утечка ментоэнергии через открытые каналы энергии».

    По мере пояснения внесённые изменения подсвечивались на созданной модели менто-информационного поля Искателя. И хоть эти изменения или дополнения были не особо большими и значимыми, но их оказалось достаточно много. Было видно, что Вирт проделал огромную работу при разборе и исследовании структуры ментоинтерфейса.

    Мне стало интересно, что это за заблокированные участки, о которых говорил кластер. Кстати, все они и были теми отличиями, что обнаружил Искатель при сравнении своей структуры со стандартным ментомодулем аналогичного ментоинтерфейса класса «Искатель-1». И в этот раз я решил, что дело не стоит откладывать в долгий ящик. А потому проверив, что всё готово и все копии на случай коллапса и неудачного эксперимента созданы, я по уже проверенной схеме начал совмещение ментоструктур и провёл их наложение друг на друга. Затем влил ментоэнергию для их будущего слияния.

    И буквально в следующее мгновение отключился.


    Сколько я пробыл без сознания, сказать не могу. Чувство времени отключилось напрочь. И ещё меня не покидало странное ощущение, что чего-то не хватает.

    Наконец я обратил внимание, что не вижу окна ментоинтерфейса.

    Но вот то, что вся наша компания, когда я открыл глаза, собралась вокруг меня, включая Рыкуна, который сидел прямо у меня на груди, и с огромным беспокойством смотрела на моё лежащее тут тело, говорило о многом.

    – Что произошло? – спросил я у Лениавеса.

    – Это мы хотели спросить у тебя, – ответил он.

    – Я сидел, а потом вроде как уснул, – сказал я. – Ну, мне так кажется.

    – Странно, – прокомментировал мои слова корнол. – Представь, что видим мы. Сидим мы, занимаемся своим делом, как мимо нас проносится верещащий и пищащий комок шерсти и прыгает тебе на грудь. Кусает за нос. А потом, свернувшись калачиком у тебя на груди, горестно начинает скулить. Мы все, естественно, сначала оторопели от такой картины, но быстро подбегаем к тебе, и что же видим? А видим мы практически хладный труп хумана, ауры нет, сам не дышит, в теле еле теплится, непонятно как удерживаясь, последняя капля жизни. Мы попытались как-то повлиять на тебя, восстановить. Эрея вон практически весь свой запас магических сил истратила, вливая в тебя силу жизни. Но энергия уходила, будто в бездонную яму. Ничего тебе не помогало. Мы уже отчаялись, но тут Мук обратил внимание, что ты должен быть уже как несколько минут мёртв, а ты всё ещё балансируешь на этой тонкой нити между жизнью и смертью. И так как сделать больше мы уже ничего не могли, стали просто ждать. Ждали и не верили своим глазам. По всем законам магии ты должен был умереть пятнадцать часов назад. Но вот ты внезапно открываешь глаза и как ни в чём не бывало спрашиваешь у нас, в чём дело. И что нам прикажешь ответить? Так ты знаешь, что с тобой произошло? – ещё раз спросил у меня Лениавес. – И часто с тобой такое случается?

    – Ну, было нечто подобное как-то пару раз, – вспомнил я те моменты, когда отключался, находясь ещё в Лесу, – но о причинах происходящего я сказать ничего не могу. Сам не знаю, с чем это связано.

    «С теми изменениями, что в тебе произошли, – вдруг произнёс Мук и указал всем: – Вы разве не обратили внимание, что его аура немного увеличилась в объёме? – Он помолчал и стал рассказывать: – Я читал о таком. Подобное отключение сознания вызвано резким увеличением магического потенциала любого существа. Организм так защищается от перегрузок, а сознание от перенапряжения».

    – Но он ведь практически не изменился, – приглядываясь ко мне, сказала Эрея, а Тея в подтверждение тряхнула своей густой копной шелковистых волнистых волос нереально тёмного, даже иссиня-чёрного цвета.

    Я залюбовался ею, так прекрасна она была в этот момент.

    «Какой иссиня-чёрный? – вдруг поразился я. – На ней же была личина, волосы должны быть, как у Эреи, светлыми, слегка серебристыми. Да и лицо её изменилось, – заметил наконец я и недоуменно огляделся вокруг. – Не понял, что произошло?»

    Мир вокруг преобразился. Не было степи. Всё пространство от горизонта и до горизонта было сплошным океаном. Океаном энергий. Но я раньше не видел такого их количества и объёма.

    Или изменился сам мир, во что мне верится очень слабо.

    Или что-то настолько сильно изменилось во мне самом. Но почему я тогда так чётко вижу своих друзей? Кстати, Тею я вижу всё-таки без личины, в её ипостаси нереально красивой эльфарки.

    «Так, стоп, – остановил я галоп мыслей, пронёсшихся в моей голове. – Раньше я уменьшал свою чувствительность, тем самым совмещая реальный мир с энергетическим. А сейчас я почему-то вижу только ту часть реального мира, которую хочу видеть».

    Зацепившись за эту мысль, я прикрыл глаза и приказал себе вернуть всё на тот уровень, что был до последних моих манипуляций с Искателем.

    Мгновение – и я опять вижу мир таким взглядом, к которому уже привык. Однако стоило мне пожелать, и пошли различные переключения. Сначала были те, которыми я мог пользоваться и раньше, но вот постепенно пошло что-то нереальное, чего раньше я наблюдать никак не мог. Переливы, реки, моря, океаны и целые миры вокруг. И всё это – энергия. Её оказалось такое множество, что я диву давался. Но почему я раньше не видел ничего подобного.

    «Это магическая составляющая каждого мира, – неожиданно пришёл ответ непонятно от кого. – Это то, что скрыто за гранью реальности. Это то, откуда берут и черпают настоящую силу».

    После этих слов я вдруг понял, что могу мгновенно пополнить свой внутренний накопитель, забив его полностью, лишь пожелав это сделать. Но понял и другое, то, что лучше этого не делать, поэтому я заполнил его лишь наполовину.

    Ко мне пришло осознание того, что эти моря, реки и океаны, разлитые вокруг нас, – это и есть магическая основа вселенной, а то, чем пользуются местные маги, – это лишь крохи, просочившиеся в нашу жизнь, в нашу обыденную реальность.

    «Вот они, неисчислимые запасы энергии», – дошло до меня.

    И главное, я понял, что именно сквозь эту оборотную сторону мира я и смогу вернуться домой, если пожелаю. Теперь осталось понять, как это можно сделать.

    А в следующее мгновение ожил Искатель.

    «Работа всех ментомодулей в норме», – доложил он.

    И всё внезапно вернулось на тот уровень восприятия, которым я оперировал ещё несколько часов назад. Но теперь я знал и другое. Я знал, что могу воспользоваться и оборотной стороной этой вселенной, только пожелай этого.

    А ещё я чётко понял другое: «Пора в путь».


    Резко встрепенувшись и вскочив, я стряхнул с себя налипшие пыль и мусор.

    – Всё, я в норме, – сообщил я своим друзьям, вассалам и жёнам, что сейчас окружали меня. – Видимо, те изменения, о которых упомянул Мук, лишь для вас кажутся незначительными, а для моего организма это ого-го! – И я показал руками размер этих изменений, разведя их в стороны.

    Те посмотрели на меня кто как, но явно пожалев больного и хворого.

    А я задал главный интересующий меня вопрос:

    – Как там у вас дела с камнем?

    – Да никак, – обречённо махнул рукой Лениавес. – Как раз перед тем, как ты впал в этот свой странный сон, мы хотели попробовать одну подброшенную Теей идею, но тут промчался твой зверь и всполошил всех. Ну а дальше уже никакой речи о продолжении экспериментов не возникало. – И, повернувшись в сторону пентаграммы, добавил: – Так что коль ты пришёл в себя, то мы её и попробуем.

    Не став затягивать, решив, что, возможно, потом не успею этого сделать, я быстро внедрил в камень один из найденных в базе простейших и незаметных преобразователей ментоэнергии с достаточно плохим КПД. Но зато он работал с любыми типами ментоэнергии, преобразовывая их в заранее запрограммированный выходной поток.

    «Чёрт, я сам вытащил и нашёл это плетение, будто всегда знал его», – запоздало поразили меня проделанные действия.

    Ничего себе интеграция и ускорение работы, будто из собственной памяти извлёк, такого раньше точно не было, и непонятно, какие из последних изменений послужили тому причиной! Но эффект мне понравился.

    Потом я внедрил в камень плетение и параллельно запрограммировал ментомодуль на преобразование любого входящего типа ментоэнергии в стихийную энергию земли. Получилась стабильная энергия шестого уровня градации.

    «Блин, а это откуда? – И сам же себе ответил: – Да всё оттуда же».

    Я незаметно активировал это плетение. Всё, теперь ждём продолжения.

    В этот раз эксперимент должна была проделывать Тея, как автор, выдвинувший идею.

    Не знаю, что она там делала, но я заметил, как девушка направила в камень небольшой объём ментальной энергии. И неожиданно для всех, ну, кроме меня, камень начал активацию.

    – Сработало! – обрадованно закричала Тея и начала отплясывать какой-то необычный, но невероятно завораживающий танец.

    – Неожиданно, – пробормотал Лениавес и почему-то покосился в мою сторону.

    А я и сам был удивлён, к тому же как-то не представлялось мне возможности видеть прыгающих и скачущих демониц.

    «Видимо, действительно намучались с ним, – подумал я о телепортационном камне, – вон как все радуются».

    Тея почему-то сейчас предстала для меня в своей явно самой опасной ипостаси. А их, похоже, всего три: эльфарка, обычная демоница и та, что я вижу сейчас. Интересно, она сама-то знает, что преобразилась, или не понимает этого? Хорошо, от остальных её скрывает личина, но всё-таки нужно предупредить девушку.

    – Тея, – прошептал я, при этом почему-то был полностью уверен, что она сейчас услышит каждое моё слово, – симпатичный хвостик. – И замолк, глядя на неё.

    Девушка остановилась и с непониманием посмотрела в мою сторону, а потом, вероятно, до неё дошёл смысл сказанных мной слов. Она испуганно осмотрелась вокруг, но остальные не заметили в ней никаких изменений. Слишком качественная на ней личина. Об этом я и прошептал:

    – Твоя личина на месте, но неплохо бы тебе снова стать вполне обычной девушкой.

    Она гордо вскинула подбородок и с ехидством и даже некоторым вызовом спросила:

    – Что, не нравлюсь?

    Я усмехнулся:

    – Нет, не нравишься.

    Она фыркнула и пробормотала что-то похожее на «тупой хуман».

    Я же добавил:

    – Я в тебя влюбился.

    Она опешила:

    – Ты нормальный?

    – А где ты тут видишь нормальных? – И я обвёл руками всю нашу компанию. – Здесь только такие, как я. Но ты всё-таки давай перевоплощайся обратно, или как это у вас называется. Не знаю, как на это отреагируют остальные, да ты и сама, судя по твоей личине, не спешишь это афишировать.

    – Хорошо, – просто кивнула она, и буквально через мгновение передо мной стоит опять прекрасная эльфарка. – Так лучше? – уточнила она с каким-то странным блеском в глазах.

    – Не знаю, – честно ответил я ей, – ещё не определился.

    Она лишь снова кивнула и отошла к Эрее, что-то прошептала ей на ухо. И обе посмотрели в мою сторону.

    В этот момент ко мне подошёл обрадованный Лениавес.

    – Ну что, – сказал он, – оба камня рабочие, и оба мы сможем активировать. Теперь можно выдвигаться. Что и как будем делать дальше?

    Кивнув, что понял его, я подозвал всех:

    – Поздравляю, нас ждут нейтральные миры. Идём двумя группами. Девушки и Лениавес – в первой. Я, Рыкун и Мук – во второй.

    – Почему так? – удивился корнол.

    – Ты единственный из нас, кто был в нейтральных мирах и поэтому сможешь позаботиться о них, – я мотнул головой в сторону наших красавиц, – не влипнув при этом ни в какую историю. Девочки самые главные наши сокровища, и мы доверяем их самому опытному из нас.

    Тот кивнул на мои слова:

    – Согласен.

    – Хорошо, тогда вы забираете телепортационный камень. Его, как я понял, может активировать Тея. Всё верно?

    – Да, – подтвердила девушка.

    – И вот ещё что. – Я посмотрел на неё. – Тея, дай, пожалуйста, твою руку.

    Та, ничего не подозревая, протягивает её мне, при этом Эрея хочет ей что-то сказать, но не успевает. Я вытаскиваю из сумки второй браслет защиты, такой же, как и у Эреи на руке, и одеваю его на запястье Теи.

    – Всё, теперь я за вас спокоен. Это защитный браслет. Он генерирует силовой щит. Спроси у Эреи, она расскажет, как он работает и как им пользоваться. – И, стараясь не замечать возмущённого взгляда девушек – кстати, а Эрея-то чего возмущается? – поворачиваюсь к Лениавесу, который, наоборот, веселится от всей души. – Веселье закончено. Вот, возьми это на всякий случай. – И я протянул ему несколько бриллиантов, найденных в одном из мешков магических стражей. – Думаю, где обналичить эти камешки, ты знаешь гораздо лучше нас. Это на случай, если вам понадобятся деньги, например, если мы всё-таки попадем в разные миры и придётся добираться до какого-то определённого мира. Теперь нужно договориться о месте встречи. – И я посмотрел на корнола: – Слово за тобой.

    Тот немного подумал и сказал:

    – По времени нейтральных миров я там не был очень давно, но уверен, что центральные миры основных ветвей всё ещё процветают. Поэтому назначим две точки встречи: основную и резервную. Основная – это мир, где я прожил большую часть времени своего пребывания там, я о нём уже говорил. Это Проген. Обычно недалеко от портальной площадки есть информационное табло, я оставлю сообщение для вас о том, в какой гостинице мы остановились. Разыскать нас будет несложно. Это первый вариант. Вторым давайте назначим один из старейших миров тёмного сектора. Это Ролан. О том, где нас найти в нём, я вам сообщу точно так же. Пожалуй, всё. Единственное, я сомневаюсь, что тебя можно оставлять без пригляда. Но тут я точно ничего поделать не могу.

    – Не беспокойся, ты же сам говорил, что это миры магов. А думаю, косо смотреть на мага с таким потенциалом, как у Мука, поостережётся каждый. Уверен, нам даже дорогу уступать будут, если я скромненько притулюсь за его широкой спиной. Они ведь не знают, что мы милые и тихие парни, которые и мухи не обидят, – усмехнулся я.

    Однако моя шутка, похоже, не очень развеселила компанию.

    – Посмотрел бы я на того идиота, кто захочет обидеть кого-то из отряда демонов-мух, – вполне серьёзно отреагировал корнол, а Тея лишь согласно кивнула.

    Ну, вот и понятно, в чём дело, как я и подумал, мы говорим о совершенно разных вещах. Однако объяснять друзьям я ничего не стал. Не хотелось тратить на это время.

    «Ну да ладно, такое и раньше не раз случалось», – махнул я рукой, а слышать от Мука или от кого-то ещё, что я странный, я привык.

    – Хорошо, – подводя итог, сказал я, – с этим мы разобрались. Вы идёте первыми, и через пару минут идём мы.

    – Тут есть небольшая загвоздка. Так как ты утверждаешь, что наши камни одинаковые, то они будут работать по одной схеме, а это значит, что между переходами нужен небольшой перерыв, минут десять.

    – Да без проблем, – согласился я, а потом до меня дошло.

    «Парадокс времени, как я мог о нём забыть?»

    – Проблема есть, – подтвердил мои мысли и опасения корнол.

    – Уже догадался, – сказал ему я, – это тут у нас десять минут, а в нейтральных мирах это семь часов. Ну, тогда действуем по твоему плану. Вы обмениваете камни на деньги, устраиваетесь в гостинице, и ты оставляешь для нас сообщение. Сообщение пиши Рыкуну от Лэта, так проще. Мы поймём, что это сообщение оставлено именно вами для нас.

    – А почему писать Рыкуну? – удивился корнол.

    – Ну, его-то об имени спрашивать никто не будет, и вряд ли кто догадается, что сообщение предназначено нам.

    – А что за Лэт? – спросила Тея.

    «Лениавес, Эрея, Тея. Это аббревиатура, составленная по первым буквам ваших имен», – сообщил ей Мук.

    – Понятно, – кивнула девушка.

    – Значит, с вами решили, – задумчиво пробормотал себе под нос я. Однако оглядев корнола и девушек, вспомнил ещё кое о чём: – Да, чуть не забыл! – Я полез в «инвентарь» за найденными кольчугами. – Надевайте, они вам должны быть впору. – И протянул мифриловые брони Тее и Эрее.

    Девушки стали натягивать необычные, отдающие масляным блеском и растекающиеся по их стройным фигуркам кольчужные рубашки.

    «Блин, так они привлекут к себе ещё больше внимания», – понял я.

    Как-то мне в голову не пришло, что броня может настолько подчеркнуть женственность и красоту этих и так до безумия прекрасных девушек.

    – Надевайте их под куртки, – исправил я свою ошибку.

    Через пару минут девушки были полностью готовы выдвигаться в поход.

    Посмотрев на корнола, я протянул ему кольцо невидимости.

    – Ты единственный, кому оно действительно может пригодиться, – сказал ему я, после чего объяснил, что это за артефакт и как он активируется. И, посмотрев на Тею с Эреей, попросил: – Позаботься о них, друг, – и хлопнул его по плечу.

    – Сделаю, – коротко ответил оборотень.

    Ещё раз оглядев этих трёх ставших мне за столь короткое время очень дорогими существ, я сказал:

    – В путь. И удачи вам, – и протянул Тее телепортационный камень.

    Она немного покатала его по руке. А потом влила в него огромнейший объём ментоэнергии.

    – Так я и знала, – тихо произнесла девушка.

    Что она хотела этим сказать, я, если честно, не понял, но её какой-то подозрительный и мельком брошенный на меня взгляд наводил на определённые размышления.

    – Я первый, вы за мной, – сообщил девушкам Лениавес и, не колеблясь, сделал длинный шаг в окно раскрывшегося портала.

    Немного замешкавшись, вслед за ним шагнула Эрея. Последней шла Тея. Уже перед самым порталом девушка вдруг обернулась и сказала:

    – Я ведь ничего не делала с камнем, но он почему-то заработал. Не знаешь почему?

    Я лишь пожал плечами на её вопрос.

    – Так я и думала, – проговорила она и ушла вслед за Лениавесом и Эреей.

    Постояв с минуту и дождавшись закрытия портала, я повернулся к Муку:

    – Ну что, ты готов к большому путешествию?

    «Да», – кивнул он.

    – Хорошо, тогда ждём немного и выступаем.

    Десять минут пролетели неожиданно быстро, хотя в таких ситуациях всё, казалось бы, происходит наоборот. Но в этот раз ожидание будто подстёгивало время, заставив его сжаться до размера нескольких мгновений. Мне показалось, что я лишь один раз лениво прикрыл глаза, как Искатель сообщает мне, что десять минут прошло.

    – Ну, вот и наша очередь, – говорю я. – Мук, ты первый, Рыкун, ты за ним и даже не спорь, – прервал я начавшего верещать зверька, – ты идёшь за ним. Я последний.

    И, должным образом раскрыв артефакт Теи, повернул его необходимое количество раз в ту и другую сторону.

    – Портал готов. – Я указал на небольшое вихревое окошко, возникшее перед нами. А затем скомандовал: – Мук, пошёл.

    Как только пропал наш маленький демон, подтолкнул зверька:

    – Теперь ты, Рыкун.

    Когда Рыкун исчез в очередном завихрении, я, не забыв, как и хотел, забрал портальную арку, переместив её в «инвентарь», и сделал шаг к тому вихревому облаку, что создал телепортационный камень.

    Осмотревшись на прощание перед тем, как покинуть эту гостеприимную, но безлюдную планету, я сказал ей:

    «Спасибо за всё. Я помню своё обещание. – И скомандовал себе: – В путь», – а затем шагнул вперёд.

    И уже на самой грани слышимости, находясь по ту сторону портала, я почувствовал отклик этой одинокой и жаждущей жизни планеты, маленькой частью которой стал и я сам:

    «Я буду ждать».

    Глава 6

    Нейтральный мир Гранкат

    Вышел, появился или вывалился я из созданного возвратным камнем портала в каком-то небольшом, но достаточно хорошо освещённом зале с тёмно-серым, отдающим металлом или чем-то на него похожим покрытием.

    «Наномодифицированный композитный материал», – сообщил мне Искатель после того, как я обратил внимание на странный окрас стен этого помещения.

    «Ничего себе», – удивился я выданному ментоинтерфейсом ответу. Как-то не вязался он с тем, что я мог подумать о реальности этих миров.

    Но не успел я даже обдумать этой мысли или сделать хотя бы один шаг за границу круга, начертанного на полу, как Вирт завалил меня различными сообщениями:

    «Обнаружена локальная сеть класса „Исследовательская станция”.

    Обнаружена глобальная сеть класса „Галактика”.

    Произвожу подключение. Получен запрос на авторизацию. Авторизация пройдена.

    Уровни доступа. Локальная сеть: полный. Глобальная сеть: доступ ограничен. Ограничения вызваны типом передаваемых данных на уровне системных настроек доступа к глобальной сети.

    Произвожу сканирование локальной сети. Обнаружено семь серверов. Сервер авторизации. Информационный сервер хранения и передачи данных. Сервер проведения торговых операций. Сервер контроля и управления станцией. Два научно-исследовательских сервера. Вспомогательный, резервный сервер.

    В текущий момент задействованы четыре сервера. Сервер авторизации. Информационный сервер хранения и передачи данных. Сервер проведения торговых операций. Сервер контроля и управления станцией».

    «Четыре из семи, и то те, что по идее должны работать в полностью автоматическом режиме, – почему-то подумал я, хотя это было вполне логичным выводом. – Значит, если три оставшихся никому не нужны, будут моими».

    Но это так, нереальные планы на будущее. Конечно, имущество карман не тянет, но пока даже непонятно, как к ним подступиться и что с ними делать.

    «Регистрирую наличие станционной копии базы знаний. Произвожу её копирование и синхронизацию с локальной базой пользователя.

    Поступил запрос на регистрацию пользователя в местной и глобальной административных системах. Произвести регистрацию?»

    «Так, стоп, – притормозил я развившего бурную деятельность Вирта. – Какая регистрация в административной системе? Что это такое?»

    «Регистрация является стандартной процедурой и производится при первом посещении станции любого типа и назначения. После регистрации данные пользователя реплицируются по всем автономным объектам данного сектора, передаваясь также и на более высокий уровень административно-правового управления. Регистрация даёт пользователю право на свободное перемещение как по территории самой станции, так и по всем остальным объектам в секторе и за его пределами, не превышающем уровня его доступа. Эта процедура предоставляет полный доступ ко всем торгово-информационным серверам всех станций, даже тех, куда доступ пользователя ограничен. Помимо этого в данный перечень услуг входит неограниченное пользование объединённой торговой площадкой. Подключение к системе управления и контроля локального и глобального уровней ограничивается уровнем доступа пользователя. При регистрации пользователя определяется его уровень доступа в соответствии с постановлением совета Объединённого содружества миров и планет. Текущий уровень доступа пользователя в соответствии с директивой Военного совета о введении военного положения в секторе является максимальным. Пользователю выданы административные права на контроль и выполнение текущих операций и заданий на изменение политики безопасности станции. Текущий уровень доступа также позволяет проводить регистрацию новых пользователей и осуществлять управление уровнем доступа уже зарегистрированных учётных данных. – И, посчитав, что объяснений достаточно, Вирт вновь повторил свой вопрос: – Произвести регистрацию пользователя?»

    «Постой», – ещё раз притормозил я этого торопыгу.

    Если мне не изменяет память, да и обычное благоразумие, осторожность, паранойя и логика, все подобные операции должны каким-то образом контролироваться и обязательно должен вестись некий системный лог изменений. Об этом я и спросил у кластера.

    «Такая опция присутствует, – сообщил он. – Аудит работы системы безопасности станции, к которой и относится функция аутентификации и регистрации новых пользователей, включён. В системе не предусмотрена возможность отключения данной опции».

    «Ну вот, тихо и незаметно влезть в работу станции не сможет никто, – подумал я. – Интересно, а как часто просматривают этот лог местные администраторы? Ведь кто-то же должен регистрировать тут новых пользователей?»

    Ответ Вирта меня несколько удивил.

    «Последний раз лог просматривался полтора миллиона лет назад», – огорошил меня он.

    Ничего себе. Даже по времени обычных миров это было очень давно, где-то тридцать пять тысяч лет.

    «Обалдеть! – поразился я. – Кто же создавал все эти системы?»

    И решил, коль уже примерно полтора миллиона лет туда никто особо не заглядывает, то и сейчас проверять вряд ли будет. Потому дал команду Вирту на регистрацию всего нашего отряда на административном ресурсе этой станции и дальнейшее распространение этих данных по остальным нейтральным мирам.

    «На одну проблему меньше, – порадовался я и усмехнулся. – Будем чувствовать себя здесь как дома».

    А затем подумал, что тут, на станции, должно быть много интересного и любопытного, а я всё ещё, как болван, торчу на одном месте. Кстати, как я понимаю, именно её Лениавес называл миром.

    На самом деле, видимо, когда корнол говорил о нейтральных мирах, то я почему-то думал о них именно как о каких-то отдельных мирах-планетах. Скорее всего, нечто подобное тут есть наверняка. Однако это не наш случай.

    Только оказавшись здесь и проанализировав то, что мне сообщил кластер, я сделал вывод, что это не какой-то созданный природой или творцом этой вселенной мир. Нет, все эти нейтральные миры, о которых упоминал Лениавес, как мне кажется, больше похожи на какие-то искусственные объекты, созданные когда-то давно неизвестной разумной расой или расами. Возможно, это небольшие космические станции, доки, к примеру, военные, исследовательские, научные, спасательные или пересадочные, не знаю, какие они могли там быть. Или есть ещё вариант, что это могут быть очень большие корабли или что-то аналогичное, похожее на них. В кино и книгах показывалось и описывалось множество таких космических сооружений, на которых сотнями тысяч проживали различные жители.

    Вот и то место, где я оказался сейчас, было некогда «Исследовательской станцией».

    И, посмотрев вокруг, я заметил про себя:

    «Не очень это похоже на то Средневековье, которое описывал корнол. Хотя тут с последнего посещения Лениавеса уже прошла такая уйма лет, что и нанокомпозитам можно не удивляться. Но вообще-то это всё равно странно. Почему Лениавес ни разу не упомянул, что и развитие технологий и общества здесь шагнуло далеко вперёд? Ведь даже тогда, когда здесь должен был быть он, этого нельзя было не заметить. А он говорил лишь о том, что здесь значительно вперёд шагнула только магия по сравнению с его миром. И то, как я понимаю, разница всё равно была не слишком значительной, коли в его мире были маги много сильнее Лениавеса. Как-то не вяжется это даже с тем, что первым делом бросается в глаза».

    Эта мысль немного отвлекла меня, и я чуть не врезался в странно одетого господина, материализовавшегося буквально в нескольких десятках сантиметров от меня.

    «А я думал о шагнувшем далеко вперёд прогрессе», – провожая его глазами, усмехнулся я.

    И было от чего задуматься. Под верхней одеждой он был облачён во вполне приличные доспехи. К тому же он был вооружён мечом, кинжалом и ещё чем-то странным, находящимся в чехле у него за спиной, но это наверняка также было оружием, такая угроза и тёмная пламенная аура стихии огня исходила от этого предмета.

    «Артефакт, – определил я, – какой-то артефакт стихии огня».

    «Ментоструктура (конструкт, плетение) седьмого уровня. Свойства: генерация плазмы и левитация её со сверхзвуковой скоростью по направлению генерирующего модуля. Скорость генерации: выстрел в минуту. Дальность выстрела: три километра. Восполнение ментоэнергии: через встроенный накопитель. Объём накопителя: пять тысяч энеронов. Количество выстрелов с одного заряда: семь».

    «Ну, вот и первые огнестрелы, только полностью магические», – понял я. Так что увиденное хоть как-то вязалось с тем, что рассказывал нам об этих мирах Лениавес.

    Но не успел я додумать это своё предположение, как появился ещё один путешественник, по виду простой человек, ну или хуман, в совершенно обычном костюме, похожем на рабочий комбинезон.

    Действительно, мир контрастов, слишком уж разнился внешний вид этих двоих встреченных мной разумных.

    Посмотрев на этих появившихся почти сразу за мной в центре портального круга существ, я решил, что не буду рисковать и топтаться посреди портальной площадки, и отошёл в сторону, оглядывая зал в поисках своих друзей.

    «Опасно здесь просто так разгуливать», – пришла ко мне немного запоздалая мысль.

    «Баг, мы здесь», – в этот момент позвал меня стоявший у дальней стены Мук. Его было практически не видно на тёмном фоне.

    Я пошёл по направлению к нему и только сейчас заметил своего маленького друга, ринувшегося ко мне прямо сквозь небольшую группу существ явно демонического происхождения, двигавшихся мне навстречу. Мук же дожидался меня на месте. К тому моменту, когда я пробрался к демону, радостно проверещавший зверёк уже забрался мне на плечо и обустроился там.

    «Рыкуну не понравилось», – сообщил он мне, явно намекая на опыт телепортации.

    «Надеюсь, больше и не потребуется, – приободрил я его. – Ты теперь будешь старшим стражем девушек», – добавил я.

    Правда, я не сказал ему, что он будет и единственным их охранником, по крайней мере пока.

    «Я смогу», – гордо ответил мне он.

    «Хорошо, уверен в тебе», – похвалил я его и повернулся к демону.

    – Пошли поищем это информационное табло, – сказал я, – глянем, что оставил для нас там Лениавес.

    «Нужно только понять, как оно выглядит», – ответил тот.

    – Разберёмся, стоя здесь, в зале, мы уж точно ничего никогда не узнаем, так что двинули.

    И мы стали пробираться к выходу из этого небольшого помещения, на полу которого было нанесено восемь комплектов колец, по три штуки в каждом, в центральном из которых, как я уже понял, появлялся прибывающий.

    Покинув зал, мы увидели, что он, оказывается, соединялся с ещё одним, но несколько большего размера, и тут уже было гораздо больше существ. К тому же из него вело несколько дверей в соседние залы, такие же, как и тот, из которого мы только что вышли. Заглянув в одну из дверей, я заметил несколько активированных портальных арок.

    «Видимо, это и есть те порталы, о которых так много рассказывал корнол. Одни внутренние. – Их я почему-то выделил сразу, они были оформлены в виде больших дверей, вырезанных прямо в стене помещения. И сквозь них, прикладывая руку или какую-то непонятную пластинку, довольно часто проходили всевозможные разумные, некоторые, даже не покидая зала, выходили из одной арки и сразу же проходили в другую. Многие несли различные тюки или вели с собой животных, возможно, даже верховых. – Другие же – это порталы, которые явно ведут на планеты». Они все во многом походили на те две арки, что находились в моём рюкзаке. Так что с ними тоже особых проблем с узнаванием не возникло.

    Методом исключения третий тип помещений был идентифицирован мной как приёмные залы для возвратных и телепортационных камней. Тем более я и сам появился в одном из таких и знал, как они выглядят.

    Поняв, что место, куда вышли, – это какой-то зал ожидания или нечто на него похожее, я осмотрелся.

    Да, действительно, кого здесь только не было! Хуманы и демоны были превалирующим большинством, несколько оборотней, эльфары и кто-то похожий на них, несколько существ из явно светлых планов, наверное, ангелы или кто там у них ещё есть. Были и какие-то невысокие, сутуловатые, но, судя по всему, до жути сильные создания, тащившие огромные баулы. Бороды у них отсутствовали, но я почему-то решил, что это гномы. Наличествовали и какие-то сероватые гиганты, в дальнем углу стояла пара существ, похожих на больших насекомых, мимо меня проскользнул кто-то, напоминающий варана, идущего на задних лапах. В общем, рас тут можно было насчитать предостаточно.

    Искатель сразу постарался занести их всех в нашу базу знаний, классифицируя и идентифицируя их, а также их физический потенциал и магические способности.

    Вон маги, это тоже маги, это несколько простых разумных. Дальше парочка воинов. Какие-то торговцы. Группа гномов. Это несколько демонов. За ними два светляка, ангелы они там или кто. Кто-то непонятный, по предположению Искателя, какая-то форма разумного дерева. Что это или кто, я не разобрал. Тот – прямоходящий ящер. Посмотрев на него, я заметил ещё одного, следовавшего за ним. Какой-то мелкий хлипковатый демон.

    «О, этот тип явно маскируется, следя за вараном», – комментировал я про себя увиденное.

    «Но не с целью убить, – стал утверждать ментоинтерфейс, проанализировав его ауру, – ему всего лишь что-то от него нужно».

    Ещё раз посмотрев на него, до меня дошло:

    «Так это всего лишь мелкий воришка!» – И я постарался глазами указать на него как раз проходящему мимо меня варану.

    Тот посмотрел на меня в ответ и странно приоткрыл свою пасть, слегка кивнув мне.

    «Никогда бы не подумал, что этот хищный оскал у кого-то может называться улыбкой, но для него это похоже так и есть, – догадался я. Посмотрев вслед этой парочке, я подумал: – Бедный демонёнок, – от этой мысли мой рот сам расплылся в ехидной усмешке, – даже не догадывается, что варан превратился из жертвы в охотника и теперь просто играет с ним. Видимо, скучает дядька, вот и решил немного порезвиться и размять косточки». Этот вывод напрашивался сам собой, когда я смотрел, как этот непонятный рептилойд, лавируя между небольшими кучками существ, гоняет воришку из одного конца зала в другой.

    Неожиданно что-то поменялось в атмосфере ожидания, царящего здесь. Стали ощущаться настороженность и опасность, будто витая в воздухе вокруг нас.

    «Это что?» – удивился я такой резкой смене эмоционального фона.

    При этом на нас справа стало надвигаться какое-то облако тоски и скорби. Даже непробиваемый Мук повёл плечами.

    «Что-то намечается», – произнёс он.

    Я кивнул ему и повернулся в ту сторону.

    Да, мы сразу выделили эту небольшую группу из шести демонов, среди которых как раз и были те серокожие гиганты. Именно они и излучали то сильное чувство настороженного отношения, к тому же от них так и тянуло силой и угрозой. И ещё, когда я посмотрел на них, в душе возникало что-то странное и немного непонятное мне, то, что я никак не мог объяснить.

    «Они идут умирать», – вдруг чётко осознал я. Непонятно, что заставило меня сделать именно этот вывод, но я теперь точно знал, что не ошибаюсь.

    А ещё во всём этом была какая-то неправильность. Что-то тут не так.

    «И ведь не по своему желанию они это делают, – было моей следующей мыслью, – их кто-то подставил, и они прекрасно понимают это, только по какой-то причине не могут ничего изменить».

    Нечисто было что-то в этом деле. И у меня прямо руки зачесались от желания влезть в него по уши. Раньше я вроде за собой никаких таких странных привычек не замечал. Но раньше у меня многого не было, что есть теперь. Вот, видимо, и любопытство в неуёмном количестве проснулось.

    И авантюризм никогда не был моей второй натурой, ну или что тут заставило меня сделать шаг вперёд, по направлению к этой группе. Тем более и интуиция чуть ли не вопила, правда, где-то глубоко внутри меня, что это просто необходимо сделать, как-то повлиять на происходящее, изменить эту ситуации, срочно исправить.

    «Время есть, – решил я, – значит, постараюсь им хоть чем-то помочь». И я вновь взглянул на приближающихся воинов.

    Странно то, что в них совсем не было страха. Они были готовы к той участи, что их ждёт. Лишь какая-то печаль и горькая обида на то, что они так глупо попались в расставленную им ловушку.

    – Непонятно, – пробормотал я и пригляделся к ним повнимательнее.

    Это явно группа наёмников, и неплохих, судя по их отточенным и при этом каким-то пластичным движениям охотящегося хищника. Однако в них была одна странность: ни у кого из них не было никакого оружия, даже доспехи были не у всех. Вернее, они были лишь у одного и какие-то непонятные, будто собранные из разных комплектов. Больше похожие на сборную солянку, чем на один цельный комплект брони. Будто собрали с миру по нитке, у кого что было, и постарались хоть как-то увязать это в единое целое. И надели в этот непонятный защитный костюм самого худого и стройного, по-видимому, лучника. Большего понять по этому закутанному в этот странный стальной винегрет существу у меня пока не получилось, но это точно не мечник, не было в нём той смертоносной текучести идущих рядом с ним бойцов. Он вообще был какой-то непонятный, не очень-то похожий на воина. Хотя и был закутан в доспехи с ног до головы. Даже лицо и фигуру рассмотреть не получалось.

    Не знаю, почему я это сделал, но когда они проходили мимо, я в приветствии склонил голову и произнёс на немного грубом и резковатом на слух наречии, обращаясь почему-то к одному из серокожих:

    – Удачи в вашем деле.

    Отряд остановился, и один из наёмников посмотрел на меня долгим оценивающим взглядом.

    – Спасибо, – просто поблагодарил он, и обречённые двинулись дальше. Никаких эмоций в ответе, простая вежливость и абсолютно никакого интереса.

    «Негусто», – подумал я.

    Однако меня это вполне устроило. Хорошо, что я не засветился тут перед всем обществом, можно сказать, по своей глупости. Не было у меня желания высовываться.

    А вот желание помочь этому отряду почему-то только окрепло.

    «Мне нужно как-то проследить за ними», – понял я.

    И поэтому, когда они проходили мимо меня, Искатель успел сделать слепки их менто-информационных полей, а я прилепил метки к каждому из них, даже сделал так, чтобы можно было различить, кто из них кто по этим самым моим меткам.

    Это было несложно, особенно теперь, когда я практически напрямую вытаскивал данные из базы знаний, минуя как кластер, так и ментоинтерфейс. Это оказалось очень удобным и быстрым. Но что самое важное, поиск теперь срабатывал почти мгновенно.

    Вот и сейчас, стоило мне подумать о некоей возможности градаций меток по определённому параметру, как сразу выскочила сотня вариантов. Я, естественно, выбрал самый простой и надёжный из них в реализации.

    «Так, группа направилась в ту же сторону, что хотели идти и мы», – увидел я, что воины собираются покинуть этот зал ожидания.

    Я подхватился следом за ними, по дороге инструктируя Мука.

    – Сейчас быстро идём к информационному стенду, – к тому моменту я уже понял, что это такое, многие приезжие подходили к нему и что-то там смотрели, – находим сообщение, что оставил для нас Лениавес, и вы с Рыкуном идёте туда.

    «Почему только мы?» – спросил тот.

    Я кивнул ему в направлении идущего несколько впереди нас отряда и сказал:

    – Не дают они мне покоя. Нужно разобраться.

    «Понятно», – произнёс демон.

    Нравилась мне эта немногословность нашего «самого младшего» товарища.

    – Хорошо. Так вот, вы идёте с Рыкуном. Сообщите нашим, что мы прибыли нормально и я скоро буду. Если меня не будет часа через четыре, то пусть отправят по моему следу его, – и я указал на зверька, – он сможет найти меня в любом случае. До того момента пусть пока ничего не предпринимают.

    «Да», – кивнул, подтверждая, что понял меня, Мук.

    «Рыкун с тобой», – резко вклинился в наш разговор мой пушистый маленький друг.

    «Нет, – ответил ему я, – во-первых, на тебе охрана девушек, а во-вторых, если со мной что-то случится, то разыскать, кроме тебя, меня никто не сможет. Так что ты иди с Муком».

    «Хорошо, – согласился зверёк, – но мне это не нравится».

    «Прости, но так нужно». – И я успокаивающе погладил его по спине.

    Одному мне и правда будет проще как следить, так и предпринимать какие-то действия.

    Мы подошли к информационному табло.

    «Как оно, интересно, работает? – задумался я. – Как мне тут найти сообщение от Лениавеса?»

    И как только эта мысль промелькнула в моей голове, ментоинтерфейс сообщил:

    «Обнаружено слабое сканирующее ментальное поле».

    А на экране высветилось:

    «Поиск по ключевому слову. Отправитель: Лениавес. Поиск завершён. Нет результата».

    Так, всё понятно.

    Но ещё мне стало интересно другое. Кластер абсолютно ту же информацию по поиску продублировал и в своём интерфейсном окне. Поэтому я, уже обратившись к системе поиска через его интерфейс, задал в поиск: «Сообщение от Лэта для Рыкуна».

    И ещё даже быстрее, чем на информационном табло, от которого я пока не отошёл и которое всё ещё, видимо, продолжало получать мои команды, оно появилось в окне сообщений кластера.

    «Поиск по ключевому слову. Отправитель: Лэт. Получатель: Рыкун. Поиск завершён. Найдено одно сообщение. Вывести?»

    «Да», – согласился я.

    «Мы остановились в таверне „Жирный боров”. Владелец – демон Длон. Таверна недалеко. Находится на границе между кварталом наёмников и мастеровых. Три квартала вперёд по улице, что сейчас прямо перед вами, и потом один квартал налево. Адрес: переулок Старших Стражей, дом один. Это первый дом справа по направлению движения. Яркая красная вывеска с каким-то коричневым зверем, под ней название таверны. Мимо пройти сложно. Ждём вас. Лэт».

    – Ну вот, – показал я Муку на появившееся на информационном стенде сообщение, оставленное для нас, – это от Лениавеса. Понял, как найти?

    «Да, – ответил Мук, – но я не разобрался, как ты смог разыскать его письмо».

    – Ну… – и я задумался, – просто захотел найти письмо от Лэта, оставленное Рыкуну. И он нашёл одно сообщение.

    «Странно. Я тоже об этом думал, но реагировал он только на твои команды. Может, для этого нужно встать сюда?» – сделал он вполне логичный вывод, указав рукой на какой-то небольшой полукруг жёлтого цвета, находящийся перед информационным стендом.

    – Наверное, – кивнул я.

    И хотел было передвинуться в сторону, уступая ему место, чтобы он мог попробовать ещё раз, как заметил, что группа наёмников перешла на другую сторону улицы и свернула в какой-то проулок.

    – Ладно, сейчас не время. Разберёмся с ним, – и я попинал стенку около консоли ногой, – потом. А сейчас идите и предупредите наших. Я пошёл за наёмниками.

    И, кивнув Муку и Рыкуну, побежал в сторону того проулка, где скрылся небольшой отряд.


    «Мы на военном положении, – сам себе дал я указание, – так что действуем так же, как и в городе мёртвых».

    Осторожность, незаметность, разведка и слежение. Я не знал, во что ввязываюсь, и поэтому мне нужно было понять, как себя вести, а следовательно, это были наилучшие постулаты на данный момент.

    Поэтому я постарался слиться с толпой и исчезнуть. Правда, я даже не представлял, как сейчас выгляжу со стороны, но мне почему-то казалось, что вроде как ниндзя или кого-то подобного. Как-то я подумал, что буду красться или передвигаться вдоль стен, перебегая от одного затемнённого участка к другому, пробираться тёмными переулками и прочее. В общем, разная такая шпионская дребедень в голове, почерпнутая из современного кино. Хотя краем сознания я и понимал, что со стороны это должно выглядеть, наверное, очень глупо.

    Однако Вирт продублировал мне картинку, переданную с интерфейса управления костюмом. И я увидел, что выгляжу вполне нормальным человеком, прогулочным шагом идущим куда-то по своим делам. Как я понял, в городе это как раз таки вполне обычное и нормальное поведение, на которое вряд ли кто-то обратит особое внимание. Это же не жутко таинственный идиот, поведение которого заинтересует очень многих.

    Так что непонятно кем привитые мне и внедрённые навыки не дали сбоя и в этот раз. Я вполне нормально сливался с толпой, не привлекая к себе внимания.

    Плюс ещё активировалась способность скрыта, об этом мне сообщил Искатель. Ей в Лесу или городе древних не находилось особого применения по той простой причине, что там на меня внимания и так особо никто не обращал или не видел, а здесь, в толпе разумных существ, она заработала в полную силу.

    Двигаться за группой наёмников было нетрудно. Держался я от них на достаточно большом расстоянии. В этом мне помогло немного модернизированное моё сторожевое плетение, совмещённое с моим магическим зрением. Я прекрасно видел всю магию, окружающую меня. Эта станция была буквально перенасыщена ею. Также я видел огромное количество всевозможных плетений, амулетов, артефактов и иных магических или околомагических вещиц, которые регистрировал, а если успевал, то и делал копию их ментоинформационного поля, а затем идентифицировал с помощью Вирта и заносил в нашу базу Искателя.

    Поначалу я старался отслеживать весь этот процесс, но в конце концов понял, насколько это бесполезное занятие при таком количестве магии вокруг. Поэтому за дальнейшее пополнение и идентификацию обнаруженных магических предметов и прочего барахла сейчас полностью отвечал ментоинтерфейс, благо его производительности в текущем обновленном варианте в связке с кластером на это хватало с лихвой.

    Кластер оптимизировал работу сторожевой сети и моего зрения так, что они стали более точно определять местоположение любого существа или предмета, я же дополнял полученную картинку тем, что видел сам. Вдобавок мы соотнесли зарегистрированные данные и наложили их на виртуальную модель, создаваемую ментоинтерфейсом при постоянном сканировании окружающего пространства.

    Теперь я с точностью буквально до миллиметров мог определить местоположение любого существа, предмета, комнаты, какого-либо объекта или здания, мог разглядеть его менто-информационное поле и иные магические составляющие, запросить его параметры, биохимический состав или структурную физическую модель, если это, конечно, требовалось, у Искателя. При этом сам ментоинтерфейс параллельно составлял объёмную модель-карту города, синхронизируя её с найденной кластером аналогичной, но, видимо, очень устаревшей картой станции в местной базе знаний и внося в неё соответствующие изменения. Он также заполнял её данными о расположении тех или иных встреченных нам на пути существ и различных объектов, внося их текущие координаты и пометки на карту.

    По сути, так мы могли отслеживать перемещение различных существ или смещение тех или иных предметов. Не знаю, зачем это могло понадобиться, но такая функция присутствовала, и мы решили от неё не отказываться.

    Вот так, следя за движением группы наёмников, которые двигались где-то в сорока метрах передо мной, я и шёл за ними.

    Я мог точно определить, куда в том или ином случае направляются те, кто вызывал мой интерес, соотнеся их маршрут с данными на карте. К тому же для большей точности я постоянно контролировал окружающее нас пространство. Этот контроль ограничивался радиусом и моего сторожевого контура, и сканирующих мощностей ментоинтерфейса. Однако теперь, после многочисленных модернизаций и оптимизаций, он значительно возрос и достигал как у меня, так и у Искателя трёхсот метров. Получается, я мог с уверенностью контролировать площадь диаметром где-то шестьсот метров вокруг меня. Что давало мне неоспоримое преимущество.

    Правда, были и такие участки, куда я не мог пробиться ни сканером ментоинтерфейса, ни сам исследовать эти места отдельно, ни сделать это совместно с Искателем. И подобные места вызывали у меня повышенный интерес, сразу притягивая моё внимание, вдобавок подстёгнутое интуицией. Она упорно твердила, что во многих таких аномалиях скрыты достаточно ценные вещи. Во многих, но не во всех.

    Чтобы не забыть о них в будущем, все эти аномальные области вносились Искателем в созданный специально для этого раздел карты, где сохранялись их координаты и то описание, которое удавалось получить ему из тех или иных источников. Его сканеры, моё сторожевое плетение или видение, база знаний кластера и базы, карта города и, конечно, моя интуиция в некоторых случаях давали довольно интересный результат. Например, отойдя от телепортационной площадки на пять кварталов, я нашёл какое-то небольшое здание, даже можно сказать, каморку с вывеской о продаже, которая, однако, в ментальном плане имела настолько сложную менто-информационную модель, что мы из интереса прошерстили базу знаний кластера и базы.

    И как оказалось, сделали мы это не зря. Выходило, что это небольшое помещение, бывшее раньше, судя по данным, полученным из базы станции, лавкой какого-то мага, представляло по своей структуре немаленький такой пространственный карман, попасть в который можно было, лишь выполнив какую-то цепь манипуляций внутри самого помещения.

    – Любопытно, – пробормотал я, проходя мимо него.

    Этот объект вызвал такой пристальный интерес у меня и Искателя, что мы особо пометили его, и уже через регистрацию, оформленную кластером в местной информационной сети, на торговой площадке заморозили эту продажу, кстати неактивную уже несколько сотен лет, назначив меня как потенциального покупателя.

    Что меня удивило: мельком проглядев этот раздел объявлений, размещённых в сети, я понял, что бывшая лавка мага сбывалась по прямо-таки бросовой цене. Но я решил не заморачиваться пока этим вопросом, так как предварительный заказ ни к чему не обязывал, да и местных денег-кредитов в наличии у меня не было. А время разобраться со всем у меня ещё появится.

    Кстати, я обратил внимание, что мне предлагалось два способа оплаты. Безналичными на указанный счёт в местном банке, который можно было выполнить, указав какие-то свои реквизиты. Вирт сразу же провёл мою регистрацию в местной банковской системе, оставалось прийти в их местное отделение и закончить её. Там нужно было подписать какие-то документы, сдать слепок своей ауры и получить их вариант местной магической кредитной карточки. В общем, я так понимаю, там предоставляли полный перечень услуг любого современного банка моего мира.

    И второй вариант оплаты – наличными при встрече с продавцом и последним владельцем. Тут называлось время и место, где его можно будет найти: каждый вторник и пятницу с шести до девяти вечера. Звали продавца Торлик Прыгун, он был поисковиком. Местом встречи была указана таверна «Жирный боров».

    В общем, запомнив все это, я отложил пока решение этого вопроса на будущее и вернулся к моей текущей проблеме. Наёмникам. И сейчас так получалось, что они продвигались прямо в направлении одной из таких вот замеченных мной аномальных зон, расположенной, по-видимому, в заброшенной части станции, как раз на её окраине. Но что-то аура, окружающая эту аномалию, мне совершенно не нравилась. Боль, смерть, какая-то внутренняя гниль. И потоки, океаны мучений и пыток.

    «Куда это вас несёт?» – спросил я сам у себя.

    К этому моменту мы с ними прошли уже почти двадцать девять кварталов.

    «Далековато я забрался, но не отступать же теперь», – решил я и двинулся дальше вслед за наёмниками.

    С удалением от центральной, как я понимаю, части станции обстановка несколько поменялась. Хоть строения и не потеряли своего высокотехнологичного лоска, но вокруг сейчас наблюдались сильное запустение и какая-то общая деградация. Стали во множестве мелькать какие-то подозрительные личности, странные магазинчики и лавки, от которых периодически так и тянуло смертельной опасностью и жаждой обогащения.

    На дверях таких магазинов я прочёл названия. Это были магические или алхимические лавки, но, судя по тому, что я чувствовал и пару раз видел, имели они строго специфическую направленность, в большинстве своём связанную с убийствами себе подобных существ и прочим в том же духе.

    Первые мгновения, передвигаясь по этому царству криминала нижнего мира станции, я ещё чувствовал какие-то волны внимания, направленные в мою сторону, но независимо от меня самого в голове произошёл некий резкий щелчок, и моё сознание переключилось.

    «Активирована ситуационная модель. Хищник. Дикий зверь. Криминал. Авторитет. Убийца», – появилось сообщение на интерфейсном окне Искателя.

    После этого я догадался, что там произошло, и мне стало понятно, что это всего лишь одна из способностей, доставшаяся мне от ментоинтерфейса, – умение перевоплощаться, становиться кем-то иным, умение натягивать, вживаться, полностью перевоплощаться в некий образ или тип личности. Вот сейчас я и стал какой-то смесью из перечисленных Искателем моделей поведения.

    Но главное, что после этого местные совершенно потеряли ко мне хоть какой-то интерес. Я стал одним из них. Стал тем, кто сам рыщет в поисках наживы тёмными вечерами по мрачным и узким закоулкам этой станции. Стал крысой этого города. И крысой, с которой опасаются связываться не только другие такие же смертельно опасные грызуны, но и местные коты-боссы.

    К наёмникам же обитатели грязных кварталов (это название мы выяснили в базе знаний станции) хоть и присматривались очень тщательно, но тоже не спешили слишком уж обращать на них внимание и заводить близкое знакомство. Видно, даже тут прекрасно понимали, кто перед ними и с кем придётся иметь дело.

    Только совершенно не понимал я, что могли забыть эти демоны из разных миров именно здесь, да ещё с таким заупокойным настроем.

    Смысла следовать за наёмниками больше не было, конечную точку их маршрута я выяснил, как сверившись с картой, так и доверяя своей интуиции. А потому ускорился и обходными путями прокрался к этой непонятной аномалии.

    Я опередил группу где-то на пять – семь минут.

    Их целью являлось некое здание с охраной из двух существ, выставленной на входе. Кроме того, просканировав пространство вокруг него, я обнаружил ещё четыре скрытых поста, и они прекрасно контролировали подходы к этому небольшому сооружению со всех сторон, перекрывая как пути наступления, так и возможного побега. Кстати, вооружены все они были кроме обычных луков ещё и плазмомётами, это те самые артефакты, один из которых я видел на портальной площадке у одного из путешественников.

    Составив карту, я нашёл небольшую лазейку в здание. Часть крыши с небольшой дверью выходила за пределы наложенного на здание охранного контура, и именно через неё можно было попытаться незаметно проникнуть внутрь его.

    Единственное, что меня смущало, – я не мог понять, что находится внутри здания и почему его окружает такая мрачная и гнилостная атмосфера.

    Но нужно было идти дальше. А поэтому – прыжок – и я нахожусь у нужной мне двери на крыше здания. Конечно, на неё было наложено слабое защитное плетение, но Вирт практически мгновенно разработал алгоритм его деактивации и небольшой модернизации, что я и проделал с помощью Искателя. Самое прекрасное в этой его последней затее было то, что охранная система полностью восстановится через тридцать минут. Меня такой период вполне устраивал, ведь убраться отсюда я должен был значительно раньше, ещё до прихода наёмников.

    Так, я внутри. Никакого освещения. Но меня это не пугает. В подземельях города древних был сплошной мрак, и то я себя чувствовал там вполне комфортно. Ну а здесь светлее. Но зато теперь, попав внутрь этого здания, я понял, что именно сама постройка и мешала мне удалённо заглянуть внутрь её. Вернее, охранное плетение, которое закрывало это строение, никак не влияло на внешнее сканирование, а вот материал, из которого построили это здание, как раз таки очень сильно этому препятствовал. Он полностью поглощал в избытке разлитую внутри дома энергию. Тёмную энергию смерти.

    И судя по всему, домом этим пользовались очень долго. По расчётам Вирта, не меньше нескольких тысяч лет. Выводы такие он сделал по той утечке ментоэнергии, которую мы регистрировали снаружи, и той её концентрации, что была зарегистрирована нами сейчас. И утечка эта была следствием очень долгого использования этого дома, коль даже такой надёжный способ маскировки магической деятельности дал сбой и ментоэнергия настолько пропитала его, что стала потихоньку просачиваться наружу.

    Поэтому, попав внутрь охранного периметра здания, я смог полностью его просканировать. И увиденное мне очень не понравилось.

    Во-первых, здание было переполнено магией смерти. Тут её было ещё больше, чем в городе мёртвых.

    Во-вторых, Вирт идентифицировал источник столь сильного магического фона. Это какой-то древний алтарь. Настолько древний, что он не только сам пропитался болью и мучениями жертвоприношений, что приносили на нём, но и пропитал ими все здание изнутри.

    «Как его только не заметили раньше?» – удивился я.

    В-третьих, алтарь был настоящий. Именно такие алтари и были истинными источниками получения магической энергии, через жертвоприношения, а также могли призвать то могущественное существо, которому служили. И как раз этот самый алтарь был привязан к какому-то живущему за счёт падали или мертвечины древнему демону или тёмному богу. Вот эта самая связь и давала такой сильный гнилостный противный дух этому месту.

    «Пиявка, – почему-то подумал я о том, кому служили и приносили жертвы местные жрецы. – Насколько я помню, объединения людей, поклоняющихся таким богам, назывались тёмными ковенами», – почему-то вспомнилось мне. Не знаю, где я это умудрился вычитать, но теперь примерно представлял, с кем мне придётся иметь дело.

    Правда, я до сих пор так и не понял роли наёмников во всём этом деле.

    В-четвёртых, в здании было около сотни существ. С десяток охранников, они кучковались в основном около выхода из здания, там была небольшая комнатка, видимо, караульная. Периодически двое из них перемещались по периметру первого этажа. Тридцать магов. Вернее, жрецов тёмного бога. Они были прямо пропитаны силой этого алтаря. Сильные и древние существа. Не слабее того же Мука. И эти маги собрались не в зале с расположенным там алтарём, а несколько выше. И последние оставшиеся шестьдесят разумных были сосредоточены в одном помещении, расположенном рядом с залом, где находился алтарь.

    «Слишком они разные, потерянные и напуганные, – понял я, – и среди них нет магов».

    Вернее, инициированных магов, как подсказал мне кластер.

    «Так, что имеем. Толпа напуганных разумных. Шестьдесят штук. Сюда по какой-то причине идёт ещё шестёрка с пониманием того, что они умрут. Шестьдесят шесть. Интересное число. Дальше. Алтарь тёмного бога или очень сильного демона. Куча жрецов».

    Вывод напрашивался один. Жертвоприношение. И жертвами будут те шестьдесят.

    Но так и непонятно участие наёмников, не в жертву же они собрались сами себя принести?

    И я вновь присмотрелся сначала к магам, а потом к тем, кто ожидал своей участи на алтаре.

    – Так. Это уже интересно, – пробормотал я.

    Несколько существ, скорее всего дети, имели менто-информационное поле очень схожее с тем, что я видел у серокожих, шедших сюда вместе с отрядом.</