Автор неизвестен
У войны не детское лицо

Sergdriver

У войны не детское лицо

Предупреждение:

Если Вы не являетесь совершеннолетним, а так же если по соображениям нравственности Вам не хотелось бы читать описание эротических сцен, то, пожалуйста, не читайте этот текст.

Примите все меры, чтобы указанный текст не могли прочитать несовершеннолетние дети.

ПОЖАЛУЙСТА, ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ, ЧТО ЭТОТ РАССКАЗ ЯВЛЯЕТСЯ ВЫДУМКОЙ.

События, описанные в данном рассказе (кроме предисловия), является целиком вымышленными и, вероятно, никогда не происходили в реальной жизни. Все имена и названия населенных пунктов являются тоже вымышленными, поэтому, если вдруг окажется, что совпало название какого-то села, то это чистая случайность, связанная с незнанием географии автором.

Не считайте, что этот рассказ направлен на разжигание межнациональной розни.

Предисловие

Сейчас много споров идет о причинах, приведших к военному конфликту на Северном Кавказе, однако наиболее правдоподобной с точки зрения логики является одна - большие деньги, связанные с маршрутом транспортировки Каспийской нефти. Еще 10 лет назад на Азербайджанском шлейфе Каспийского моря была разработана программа инвестиций и разработки больших запасов нефти, по количеству сравнимых с Саудовской Аравией. Еще при коммунистическом СССР был построен трубопровод, проходящий через Дагестанскую АССР, Чечено-Ингушскую АССР с выходом в Черное море в порту г. Новороссийск, поэтому первоначально планировалось всю добываемую нефть прокачивать через этот трубопровод. Чтобы нефть не пошла по другому маршруту через горные районы Азербайджана и Армении напрямую в Турцию, был раздут военный конфликт в Нагорном Карабахе, на территории которого должна пройти нитка строящегося нефтепровода. Ради того, чтобы получаемая прибыль оседала не в бюджет, в кошельках отдельных чиновников был разработан детальный план создания независимой мятежной Ичкерии (Чечни), когда провозгласившая независимость автономия выходила из-под контроля Российских законов и превращалась в свободную от любых налогов экономическую зону. Во главе новоиспеченного государства был поставлен генерал Дудаев, которому чиновниками из Кремля был выдан карт-бланш на осуществление этого замысла. Однако, оказалось, что не все в Кремле довольны распределяемыми кусками прибыли, да и доля Дудаевского "пирога" показалась слишком большой. Изменить распределение этой прибыли было решено самым радикальным путем сместить неугодного Дудаева и поставить на его место более сговорчивого Доку Завгаева. С этой целью в 1996 году на территорию "мятежной Ичкерии" были введены федеральные войска для установления "конституционного порядка". Разгорелась первая Чеченская война. Чем она закончилась, знают все. Куча убитых и раненых, как среди военных, так и среди мирных жителей - вот ее результат и новое решение вести нитку трубопровода северным путем по территории Ставропольского края. Этот план не устраивал ни Чеченцев, ни чиновников в Кремле, поэтому за день до окончательного подписания плана северного маршрута боевой чеченский командир Басаев с отрядом боевиков блестяще провел террористическую операцию в г. Буденовске, через который как раз должна идти труба нефтепровода и находится перекачивающая станция. Тем не менее, северный маршрут остался приоритетным для мирового сообщества. Чтобы окончательно сорвать этот план были организованы нападения на Дагестанские поселки, опять, таки, находящиеся, на маршруте нефтепровода, показательно демонстрирующие, что Россия не может контролировать и гарантировать безопасность на этом направлении. Понимая все опасности строительства, мировые нефтемагнаты выработали новый план строительства нефтепровода по дну Каспийского моря, через Казахстан в Турцию. Осознавая, что денежный ручеек потечет вместе с нефтью мимо рук Кремлевских кукловодов, у них назрел план доказать всему Западу, что Россия может контролировать ситуацию в Чечне, и что маршрут через Грозный приоритетен. Как это сделать? Очень просто! Нужно было показать, что в Чечне живут террористы, занимающиеся торговлей людьми а, Россия может расправиться с террористами, "замочив их даже в сортире". Накануне саммита в Стамбуле в сентябре 1999 г., где окончательно должен быть подписан план транспортировки Каспийской нефти, было вновь организовано нападение на Дагестанские села, взорваны дома с мирными жителями в Первомайске и Москве, что дало повод вновь ввести федеральные войска в мятежную Ичкерию и начать новую войну. И хотя в Стамбуле было решено строить трубопровод через Казахстан, а война потеряла первоначальную актуальность, на сегодня военные действия продолжаются. Продолжают гибнуть военные, продолжают гибнуть мирные жители, продолжают гибнуть дети...

Не уверен, что после подписания соглашения с Казахстаном там будет все спокойно, но пока войска штурмуют Грозный и Россия не контролирует ситуацию в Чечне, вероятность конфликтов в Казахстане очень мала. Если же Россия наведет порядок в Чечне и "замочит всех боевиков в сортире", думаю, что будет впору продемонстрировать Западу, что их план транспортировки через Казахстан очень даже небезопасный. Иначе для чего все это делается?

Уверен, что ни один рядовой боевик чеченской армии не знает о настоящих причинах войны. Он воюет за свою Родину, свой народ. Подогретый вахабидскими лозунгами он готов сложить голову за свою свободу. Фанатично веря в идеи вахабизма, считая всех, кто имеет другую веру и другие идеи, своими врагами, он порой теряет человеческий облик...

События, описанные в этом рассказе, приходятся на лето 1999 года, когда отряды чеченских террористов напали на мирные села Дагестана.

* * * * * * * * * * * *

Громкий стрекот цикад наполнял тишину, изредка прерываемую автоматными очередями. Душный, вечерний воздух был пропитан ароматом полыни. Полуразрушенное здание местной школы было в темноте, единственный свет давал яркий круг луны. Тамара, еле передвигая ноги, сделала несколько шагов по классной комнате и плечом толкнула входную дверь. На руках она держала Оксану; 3-летняя девочка дрожала от страха, ее бледная кожа блестела от пота. С обеих сторон прижались две старшие дочери Тамары, 7-летняя Наташа и 5-летняя Оля. Наташа была достаточно взрослая, чтобы понять все то, что случалось, и она молилась, надеясь, что папа вернется с солдатами раньше, чем их расстреляют или возьмут в заложники чеченские бандиты.

- Куда вылезла?! Тебе же сказали сидеть в комнате! - Громкий окрик боевика с кавказским акцентом заставил ее захлопнуть дверь и вернуться в комнату. Она медленно опустилась и села на пол у стены. В коридоре послышались снова голоса и топот ног, обутых в тяжелые армейские ботинки. Наступила тишина.

Глядя на девочек, сразу бросались в глаза сходства, позволяющие не сомневаться в том, что все три ребенка были сестрами. У всех была та же самая молочно-белая кожа, едва заметные веснушки на переносицах и вьющиеся каштановые волосы. Наташа была самая высокая и ростом достигала талии матери. Оля была ниже старшей сестры на целую голову. Оксана для ее 3-х лет тоже была рослой девочкой с кудрями таких же каштановых волос. Эти кудряшки всякий раз подпрыгивали на ее очаровательной головке, когда она бежала. У каждой девочки были красивые большие зеленые глаза, словно изумрудные зеленые озера, свет луны в которых, отражался блеском золота. Тамара, их мать, была образцом того, какими прекрасными должны стать с возрастом ее маленькие дети. Она была красивая стройная женщина. Обычно такие женщины заставляют мужчин на улице непроизвольно оборачиваться им в след.

Тамара и ее девочки сидела в тишине. В коридоре послышались осторожные шаги, и она услышала, как знакомый голос учителя истории Николая Ивановича, с которым она проработала в этой школе 6 лет, тихо позвал ее. Она приоткрыла дверь и ответила:

- Мы здесь.

Увидев их, Николай Иванович поспешил к ним. Его бородатое, черное лицо блестело от пота.

- Меня тоже поймали. Все очень плохо. Я только что был возле отделения милиции. Это отряд Мурата. Они забросали все отделение гранатами...Они всех взорвали. Никого нет в живых. Всех жителей собрали на площади и грозят отстреливать по три человека, пока не найдут начальника отделения милиции и главу администрации. Председателя Совета они повесили, а его семью расстреляли... И детей тоже... Это изверги... Все плохо... Очень плохо ...

- Вы видели Татьяну - жену майора Николаева?

- Нет. Она прячется. Но я боюсь, что ее могут выдать или найти, как и нас. Так или иначе, нам надо молиться, чтобы скорее приехал отряд с Вашим мужем. Вертолет нам не пошлют - они по ночам летать не будут. Так что мы одни теперь. ...

- О Боже! Что нам делать? Ведь они нас увезут в Чечню!

-Мы можем только молиться, чтобы они приехали, ведь наверняка успели передать по рации... Хотя, я вспомнил!!! Тут есть подвал и выход через котельную!!! Идемте, пока в коридоре никого нет, они нас не найдут. Вход в конце коридора, если его не завалило... - Пожилой учитель зажег зажигалку.

* * *

Капитан Смирнов был заместителем начальника милиции села. В этом дагестанском селе жили в основном дагестанцы, но было и несколько русских. Его жена, Тамара родилась здесь. Ее отцом был дагестанец, а мать русская. Еще в селе были русскими учитель истории, жена начальника отделения милиции и семья из двух стариков. Так получилось, что прошлой ночью вместе с начальником и пятью милиционерами им приказали выехать в соседнее приграничное село в 30 км отсюда на помощь антитеррористической бригаде спецназа, где произошло еще утром нападение отряда Шамиля. Туда стянули силы со всего Дагестана, а здесь в селе осталось только три милиционера и отряд самообороны. У этих пятнадцати человек не имелось никакой возможности удержать село от нападения сотни бандитов. Против их автоматов и пистолетов у чеченцев были гранатометы. Через час из 15 человек в живых никого не осталось. В селе хозяйничал полевой командир чеченцев - Мурат. Примечательно, но в отряде Мурата вторым человеком был русский наемник - бывший капитан ВДВ, который перешел на сторону чеченцев еще в 1996-м году. Он занимался тренировками с чеченскими солдатами и обычно возглавлял боевые операции. Все заслуги приписывались Мурату, но капитан Головко был не в обиде. Заслуги ему не были нужны. Ему платили деньгами.

* * *

- Мама? Я - хочу пить ...

- Все в порядке, Оксаночка. Сейчас нас Николай Иванович выведет, и я достану из сумки воды.

Учитель открыл дверь, ведущую в подвал... В тот момент дверь в конце коридора распахнулась, и в ярком свете фонарей к ним шагнула массивная черная фигура мужчины. Его боевая камуфляжная форма была грязная и запятнанная какими-то темными каплями, может быть даже кровью. Оскал его лица украшала злая усмешка. Ирочка, увидев бандита, закричала, и две сестры присоединялись. Тамара, только что, опомнившись от неожиданного ужаса, пронизавшего тело, обняла детей, прижав их к дрожащему телу.

- Хотите сбежать? Вас предупреждали, что мы сделаем, если побежите!...

Холод пробежал по ее спине, вызывая щемящее чувство конца. Единственное, что она желала, чтобы это было бы быстрее. Николай Иванович, поднял руки в мольбе, идя навстречу чеченцу:

- Пожалуйста ... Не делайте ничего плохого! Здесь только женщина и маленькие детишки! Пожалуйста, не...

Однако три автоматные пули рассекли череп учителя, и он упал на пол, на котором, вытекая из затылка медленно умирающего тела, мгновенно образовалась лужа крови.

Джихар облизывал губы, и, глядя на стройную женщину, почувствовал массивное напряжение члена. Медленно идя к ним, он ехидно улыбался. Женщина отступала назад:

- Нет! Ради Аллаха! Мы ничего не сделали!

- Нэ сделали что? - Мысли Джихара кричали у него в голове. - Твой мужь русський. Русские обесчестили мою родину. Ви напали на нас. Ви убивали в 96-м году мирных женщин и дэтей, давыли их таньками. А тыперь хотите спрятаться за жалостью к детям? Твой мужь сыйчас убывает моих братьев. Сюка!!!...

Он ударил кулаком по голове Тамары, и она резко упала на бок, ее ребенок выскользнул из рук. Джихар наклонился и поднял маленькую девочку за лодыжку. Ее свободная футболка, упала вниз по ее телу, закрыв ее лицо. С мычанием он потянул руку назад, чтобы с размаху ударить ее головой о перила лестницы.

- Нет! - Завопила Тамара.

- Сержант Джихар!

Джихар остановился, маленькая девочка, висящая в его массивных руках, все еще боролась, пытаясь вырваться. Он медленно обернулся к командиру.

- Опустите девочку, Джихар. Эти люди должны быть заложниками. Мы не можем их просто убить. Мы обменяем их на пленных отряда Шамиля, которых будет, я думаю не мало. Неохотно Джихар опустил Оксану вниз на пол, и 3-летняя малышка бросилась с криком к матери. Тамара обняла дрожащими руками маленькую девочку и прижала к себе.

Капитан Головко шагал по коридору школы. Он изящно пнул безжизненное тело старого учителя.

- Он тоже должен быть заложником. За таких деньги не дадут, но на людей обменяют.

Он смотрелся, словно на строевом смотре или параде: его форма была чистой, выглаженной и опрятной. Наклонив голову, он заговорил с Тамарой, растягивая гласные:

- Мне жаль, что мой солдат испугал Вас, но я боюсь, что Вы - теперь пленники Чеченской Народной Армии.

- Но мы из гражданского населения. Мы не делали ничего и не воевали.

- В войне нет никакого гражданского населения; только воюющие стороны и несчастные случаи. - Капитан Головко схватил Тамару за руку и потащил к выходу из церкви.

Оксана обняла руки вокруг шеи матери, в то время как Наташа и Оля держались за складки джинсов, и шли рядом с ней.

- Не смотрите сюда, - ее дети прижали лица к ее телу, когда она вела их мимо липкой лужи застывающей крови.

Капитан Головко с пленниками вышли в темноту влажной ночи. Тамара задыхалась. Маленькая центральная площадь была заполнена толпой местных жителей - дагестанцев, которых держали под прицелом люди Мурата. Увидев русскую женщину, и ее детей, солдаты зашевелились, и тихий ропот пробежал в толпе. Люди знали, что после поимки семьи милиционера, их перестанут расстреливать. Три грузовика и "Нива" стояли с заведенными моторами. Головко что-то крикнул по-чеченски, и чьи-то руки подхватили Тамару и подсадили в грузовик. Туда же закинули и детей. В кузове сидел связанный 18-летний сын главы администрации, которого тоже захватили в заложники. В течение нескольких минут грузовики заполнились вооруженными боевиками Мурата, и машины тронулись в сторону чеченской границы...

* * *

Капитан Смирнов на трех БТР и двух грузовиках с 50 солдатами вошел в село буквально через 30 минут, после ухода банды. Было тихо. Его сердце защемило, когда он увидел свой полуразрушенный дом и узнал, что случилось с его семьей.

- Не волнуйся, капитан, мы их догоним, - пытался подбодрить его командир спецназа.

- Ты не знаешь, майор, но дороги на Чечню нет. Они проедут километров 5-6, бросят машины и пойдут горными тропами. Их невозможно будет найти.

- Если будем стоять и рассуждать, то точно не догоним. - Майор обернулся к солдатам и крикнул: - Первая, вторая рота - на броню! Третья рота остается здесь. Не теряя ни минуты, три БТР двинулись в сторону Чечни.

- Если, капитан, они их тут не расстреляли, то они точно живы!

"Дай-то Бог" - подумал Алексей, тут же вспомнив про Николая Ивановича. Он еще не знал, что того нет в живых.

Алексей забрался внутрь БТР и пытался через прибор ночного видения увидеть что-нибудь, похожее на грузовики, но в зеленом свете прибора кроме окрестных гор, поросших кустарником, ничего невозможно было различить. Дорога шла в горы. Натружено гудя двигателями, цепочка из трех БТР довольно быстро поднималась на перевал. Если бы так можно было ехать всю дорогу, то у бандитов не был никакой возможности скрыться. Но за перевалом дорога становилась уже, и потом переходила в тропу, на которой даже на ишаке проехать проблематично. Алесей клял себя сейчас за то, что не настоял поставить укрепленный блокпост на перевале, который мог защитить село от бандитов со стороны Чечни. Начальство мотивировало отказ тем, что не хватает средств и людей защитить основные дороги, а тут какая-то тропинка. Вдруг глаза ослепила яркая вспышка, и раздался громкий хлопок, похожий на выстрел. Впереди идущий БТР остановился, наклонившись на бок. Водители других двух БТРов включили прожектора. В густой смеси пыли и дыма около переднего БТРа суетились люди, вытаскивая раненого водителя из машины. Его нога была вся в крови и буквально висела на одном мясе.

- Сволочи, мину поставили! - проговорил сквозь зубы майор и крикнул солдатам: - Перевяжите бойца. Едем дальше на одном БТРе, а раненого в село довезет механик-водитель второго. Все остальные целы? Тогда по машинам!

* * *

Тамара тяжело дышала, неся на руках ребенка. Темп передвижения, который задал Головко, выбивал из сил натренированных боевиков, а что уж говорить о хрупкой женщине. Тем не менее, ее старшие дочери держались молодцом и ни на шаг не отставали от матери. Вытерев пот с лица, она посмотрела на Олю и Наташу, и улыбаясь им, словно заверяя поддержкой. Они уже минут двадцать, как покинули грузовики и шли по узкой тропе вверх в гору. Головко и Мурат шагали сзади. Наконец они поднялись наверх и остановились на короткий пятиминутный отдых. Тамара услышала вдалеке хлопок взрыва, а Головко достал бинокль и, с улыбкой на лице, посмотрел на склон противоположной горы, что-то объясняя по-чеченски своему командиру. Сразу после этого отряд поднялся и продолжил путь. Через полкилометра отряд разделился. Основная группа во главе командира Мурата, пошла по тропе дальше, а пленные вместе с капитаном Головко, братом Мурата - Джихаром, и еще шестью бандитами свернули с основной тропы и стали спускаться с горы по едва заметной тропке. Командовал этим отрядом Головко. Спуск с горы для измученной женщины и ее детей был не менее легким, чем подъем. Однако вскоре они вышли к ручью, и, пройдя вдоль него, спотыкаясь на скользких камнях, еще около двух километров, остановились под отвесной скалой. Начало светать, и дальнейший путь для бандитов стал бы небезопасным, а здесь, под прикрытием естественного грота, их уже не могли заметить ни с вертолета, ни с другой горы. Здесь было решено остановиться на отдых.

Когда Тамара, наконец, смогла сесть и вытянуть ноги, она только теперь почувствовала смертельную усталость - сбитые о камни ноги гудели, а затекшие руки, в которых она несла младшую дочь отказывались слушаться. До этого она просто не думала о ней - ее заботила только безопасность своих детей. За них она готова была распрощаться с жизнью, однако даже это не могло гарантировать их свободу. Вероятно по приказу командира, один из боевиков с добродушной восточной улыбкой, словно он был официантом в ресторане, принес Тамаре две банки тушенки, три куска хлеба и флягу с водой. С такой же услужливостью он достал армейский штык-нож и ловко одним движением открыл обе банки.

- Кушайте, на здоровье. Командир просил передать, чтобы вы отдыхали. У вас есть четыре часа. Потом нам придется идти еще долго.

Солнце уже ярко освещало склоны гор, когда сквозь полудрему она услышала знакомый стрекот вертолета. Вертолет делал низкие круги над лесом, выпуская одну за другой яркие сигнальные ракеты, способные увести в сторону атаку "стингеров", наводящихся по тепловому лучу, но под навесом скалы, где укрылся отряд бандитов с заложниками, их заметить, было невозможно. Сделав еще три круга, вертолет полетел вглубь Чечни, а еще через минут 10 за соседней горой послышались стрекот пулеметов и канонада разрывов. Это продолжалось минуты две-три, а потом все стихло.

Расчет бывшего капитана ВДВ Головко сработал. Вертолет заметил на тропе основной отряд боевиков, двигающихся в ближайшее селение. За ними и должно быть организовано преследование, а другая часть отряда с заложниками, должна уйти в другое, более удаленное, село. В обоих селах их должны поджидать люди с автомашинами. Заложников должны переправить в глубь Чечни, а боевики присоединиться к воюющим отрядам Шамиля.

* * *

Тамара с детьми расположилась с краю около камней. Рядом кроме других пленников сидели два боевика, которым было поручено охранять заложников. Командиры отряда были вне поля зрения, за камнями. Все остальные бандиты, наевшись, сняли обувь и, подложив под головы рюкзаки со снаряжением, расслабившись, отдыхали. Один за другим они заснули. После бессонной ночи и скудного пайка Тамара тоже почувствовала, что глаза ее начинают слипаться. Девочки, уставшие не меньше нее, уже мирно посапывали, прижавшись к ней с боков. Наконец, она была уверена, что охранники спали, или, по крайней мере, дремали. Это было бы вероятно их лучший случай для спасения. Переборов сон, она попыталась растолкать старших дочерей.

- Тсс-с! Милые мои. Поднимайтесь потихоньку, - прошептала она. - Только тихо. Если спросят, скажите, что хотите в туалет.

Они очень тихо встали.

- Куда это ты?

- Дайте мне девочек в туалет отвести.

- Пусть здесь делают.

- Они по-большому хотят. Напугались. Куда мы денемся. Я вещи вон свои оставляю.

- Смотри. Не вздумай бежать!

Тамара с детьми отошла за камни к кустам и посмотрела на следящего за ними охранника. Старшая, самая понятливая дочка присела на корточки. Младшая, глядя на нее, сделала тоже самое. Охранник, убедившись, что дети действительно отошли по нужде, сел на свое место.

- Так, девочки! - прошептала Тамара, - Давайте тихо-тихо на корточках ползем вон за тот камень, а потом бежим. За ним нас не увидят.

Прижимая к себе все еще спящую Оксану, они, стараясь не создавать лишнего шума, перебрались к дальнему камню. Там они встали в полный рост и побежали к кустам. Отбежав метров 40 - 50, они остановились. Все было тихо. Погони не было. Неужели, еще несколько минут назад, призрачная надежда обрести свободу, осуществилась. Неужели ужас плена уже позади. Девочки, поняв, что они на свободе, бросились бежать дальше от лагеря боевиков. Собрав все силы, Тамара с ребенком на руках перепрыгнула по камням через ручей и, что есть мочи, бросилась в сторону густых зарослей - там их точно уже не найдут....

- Куда это вы так резво бежите? - из-за ствола упавшего дерева неожиданно выросли две мужские фигуры. Это был капитан Головко и Джихар. Капитан держал в руках нацеленный на них автомат.

Беглецы остановились как вкопанные. Сердце Тамары оборвалось, а девочки от испуга аж побелели.

- Хотели убежать? А мы хитрее оказались. Придется теперь вас, как следует наказать. Да, Джихар? Давай-ка, девочкам пальчики на ножках отрежем, чтоб больше не бегали!

Джихар засмеялся, доставая из чехла боевой нож.

- Не трогайте детей! Пожалуйста! - взмолилась Тамара. - Лучше меня убейте.

-Это мы подумаем, что с тобой делать, - усмехаясь, Головко и подошел к старшей девочке. - Смотри-ка, какая хорошенькая. Ты знаешь, что взрослые дяди с такими хорошенькими девочками делают?

- Не трогай ее! - Тамара встала между и мужчиной.

- Не мешай, сука! - Со всей силой Головко ударил по лицу женщину. Она упала, выронив ребенка, который тут же заплакал. Из уголка ее рта показалась алая струйка крови.

- Не бейте мою маму. - Пыталась вступиться за мать Наташа.

Джихар схватил ребенка за волосы и оттащил от матери.

- Ладно, Джихар. Я их отведу в лагерь, а ты пока оставайся в дозоре. Обещаю, что тебе достанется еще лакомый кусочек от этой девки.

Джихар не хотя отпустил ребенка и, скрепя зубами, отошел в сторону.

Тамара поднялась на непослушные ноги и, прижав к себе младшую дочку, пошла вперед. Отойдя метров 30, Головко приказал остановиться.

- Так значит, ты хочешь, чтобы я сделал с тобой все, что мне хочется? спросил он. - Опусти ребенка. Будешь делать, все, что я прикажу. Иначе в лагере отдам твоих дочек мужикам. Они голодные. Все время воюют, женщин давно не трахали. Им все равно, в какую дырку и кому совать. А теперь опусти ребенка и подойди ко мне.

Тамара опустила на землю все еще сонную Оксану, Наташа поддержала ее за руку.

- Подойди сюда.

Тамара, с заполненными слезами глазами, подошла к командиру. С похотливой улыбкой на лице, Головко схватил за воротник ее блузку, и внезапным резким движением разорвал ее. С треском разлетелись в стороны пуговицы. Головко, облизав губы, грубо захватил снизу черный лифчик Тамары, потянув его вверх, поднял выше ее упругих грудей. Большим и указательным пальцами он схватил соски, и с силой сжав, выкрутил их. Тамара закричала от боли. Наташа подскочила вперед.

- Оставьте мою маму! Не трогайте ее!

Уже возбужденный Головко, открытой ладонью ударил семилетнюю девочку по щеке, словно избавился от назойливой мухи. Наташа, вскрикнув, упала на землю. Тамара попыталась помочь дочери, но была остановлена резким окриком.

- Я разве говорил, что ты можешь двигаться? - Он снова сильно ущипнул ее соски

- Ууфф!.... Нет...

- Тогда тихо стой передо мной!

Мучительно глядя на плачущую дочь, Тамара в оцепенении ждала инструкций.

- Сними одежду.

Тамара, сдерживая рыдания, покорно стянула порванную блузку с плеч. Когда она упала к ее ногам, женщина, медленно расстегнув джинсы, начала стягивать их вниз по ее красивым бедрам. Головко возился с пуговицами камуфляжного комбинезона, пытаясь скорее вытащить на свет возбужденную плоть. Его член был тонкий и длинный, изогнутый вверх, к плоскому волосатому животу. Тамара стояла в одних только трусиках. Головко провел рукой по ее стройным бедрам.

- Когда я приказываю что-то сделать, ты должна СДЕЛАТЬ ЭТО! Ясно?

Глядя мимо капитана в землю, Тамара слабо кивнула и, захватив большими пальцами, пояс трусов, принялась скатывать их вниз по бедрам, пока те не упали на пол. Она стояла перед командиром бандитов совершенно голая и уязвимая, а три испуганных ребенка, стоящие позади, с ужасом смотрели на свою мать.

Головко направил свой отвердевший член к женщине:

- Соси его, сука!

Минуту, поколебавшись, Тамара опустилась на колени и взяла дрожащей рукой потную возбужденную плоть капитана. Стоило только ей мягкими пальцы коснуться члена, Головко начал учащенно дышать, выдвигая вперед бедра. Схватив Тамару за волосы, он притянул ее ближе, так, что тупой наконечник его члена уперся ей в щеку. Со слезами на глазах, Тамара открыла рот, и член Головко под давлением его бедер вошел глубоко в ее рот, твердой головкой раздирая ее горло. Обернув вокруг пальцев волосы Тамары, он дергал назад - вперед свой возбужденный орган, трахая в рот задыхающуюся женщину. Руки Тамары слабо упирались в его бедра, пытаясь смягчить удары, а Головко улыбался, глядя на страдания, которые терпела эта женщина. Это еще больше распаляло его. Притянув еще плотнее ее голову к нему, он уперся потной немытой промежностью к ее лицу, и начал кончать. Густые потоки спермы заполнили ее горло. Наконец, Головко со стоном кончил и оттолкнул уже задохнувшуюся женщину. Она упала на бок, кашляя и выплевывая вместе с рвотой сгустки семени насильника. Удовлетворенный, он отошел к ближайшему валуну и стал приводить себя в порядок, заправив обмякший блестящий член в штаны, и застегивая обмундирование. Тамара со слезами на глазах тоже пыталась одеться, но дрожащие руки отказывались слушаться ее. Даже три ребенка, подбежавших к матери и пытающиеся успокоить ее, не могли ослабить боль унижения, пронизавшую ее тело.

В кустарнике Джихар мастурбировал свой массивный член, глядя на разыгравшуюся на его глазах картину. Он устал от командиров, берущих все для себя. Тем более русский! Почему ему достается все. Нет, когда ни будь, терпение его лопнет, и его не остановит ни Мурат, ни Шамиль. Хватит командовать русским. Чеченцы ничем не хуже.

* * *

Был уже полдень. Алексей вместе с командой шли буквально попятам за отрядом. Было решено не ввязываться в бой до тех пор, пока боевики не выйдут к горному аулу, иначе могли бы пострадать заложники. Расстояние между бандой и преследовавшим отрядом сократилось до 30 минут. Единственным опасением было то, что вертолет, облетевший гору и обнаруживший бандитов, не заметил среди них пленных. Майор подбадривал Алексея:

- Не волнуйся, скоро уже аул. Там открытая местность. Часа через полтора-два они дойдут до него. Я посмотрел на карте - село небольшое. Я вызвал подкрепление. Сейчас туда на двух вертушках подлетят десантники и блокируют подступы. Мы сзади их накроем. А потом будем проверять каждый дом. Если будет сложно, вызовем еще вертушку с подкреплением. Нам готовы помочь.

Но Алексей не слушал майора. Он то лучше него знал, что означает попасть в плен к мусульманам. Одному ему знакомому пришлось пережить плен еще во время афганской войны. Он пробыл у них только неделю, но насмотрелся такого, что сейчас состоит на учете в псих-диспансере.

Конечно, могло все быть иначе, если бы Алексей с Тамарой остались жить в его родном Ростове, где они и познакомились на дискотеке, когда он учился в высшей школе милиции, а она в педагогическом институте. Нет, это было вовсе не Тамарины капризы переехать к ней. Они вместе сделали выбор, либо ютиться в ростовской квартире его родителей и, стоя в очереди, ждать мифического улучшения жилья, либо ехать в отдельный просторный дом в Дагестане, где жили родители Тамары, тем более дом, по русским меркам, можно было считать настоящим катеджем. Была вначале у Алексея проблема с местным языком, однако Тамара, будучи учителем, довольно быстро научила его общаться с местными жителями. Все эти годы жили они очень не плохо, все уважали Алексея за то, что справедливо относился ко всем без исключения и по первой просьбе готов был прийти на помощь. Кто же тогда, почти восемь лет назад, думал о том, что всегда мирный и гостеприимный Кавказ превратится в полыхающий очаг бесконечной войны.

* * *

Солнце начало опускаться к вершинам гор, когда отряд вместе с заложниками вошел в маленький горный аул, состоящий из шести дворов. Ноги Тамары отказывались слушаться, и единственным желанием было лечь и вытянуть их. На протяжении всего перехода было еще две остановки на привал, кроме той, когда Тамаре пришлось претерпеть стыд и унижение от похотливого наемника на глазах у своих детей. Они бы, наверное, и не дошли до этого села, если бы ей не помогли три чеченца средних лет. Один постоянно нес на руках Оксану, а два других иногда брали на руки старших дочерей. Казалось, что эти три горца по-человечески жалеют Тамару и маленьких девочек, которых закружил беспощадный молох этой войны, развязанной большими людьми в Москве из-за какой-то нефтяной трубы.

Местные жители встретили приход отряда доброжелательно. На улицу вышли мужчины, позади них столпились их жены и матери, а под ногами путалась детвора. Джихар и Головко отозвали в сторону местных мужчин и несколько минут говорили с ними о чем-то, вероятно договариваясь о расквартировки своего подразделения. Как ни странно, но вечно несогласные с всякими мужскими решениями, женщины сразу засуетились, и что-то по-чеченски приказав детям, разошлись по домам. Они стали освобождать два дома для ночлега и отдыха, перебираясь к соседям. Тамару с дочерьми закрыли на замок в сарай с досками, дровами и сеном позади дома. Она осмотрелась: сарай представлял собой довольно большое помещение с маленьким окошком. Около стены стоял верстак, покрытый стружками, несколько деревянных ящиков около него, в другом углу лежали сложенные дрова, а у противоположной стены было сложено сено. Расстелив на полу немного сена, только теперь она смогла лечь и, сняв кроссовки, вытянуть измученные ноги. Дочери расположились рядом.

- Мамочка, Что с нами будет? - спросила Наташа, обнимая и прижимаясь щекой к лицу матери.

- Не знаю, дочка. Наверное, теперь увезут в глубь Чечни или попробуют обменять на своих у русских.

Она и сама не раз задумывалась о том, что ждет ее впереди. Поговаривали, что заложников и пленных заставляют работать как рабов. Но это мужчин. А что они могут придумать для женщины с тремя детьми. О себе она беспокоилась меньше всего - главное, что бы дети были в порядке. Под эти неутешительные мысли она уснула, и проснулась только тогда, когда открылась дверь и тот самый чеченец, который нес на руках Оксану, вошел в сарай с дымящейся кастрюлей и полиэтиленовым пакетом, в котором лежали ложки и два больших блина лаваша домашнего приготовления.

- Я тут вам поесть принес. Это суп. Потом воду принесу, пить...

- Спасибо Вам огромное.

- Ничего-ничего. Кушайте на здоровье. Детишек разбудите, - пусть покушают тоже.

Тамаре было приятно, что не все чеченские боевики потеряли человеческий облик, что есть еще среди них хорошие добрые люди.

Дети жадно набросились на незамысловатую еду, и вскоре на лицах измученных девочек, впервые за этот день промелькнули очаровательные улыбки. Тамара как могла, приободряла детей, стараясь убедить, что все будет хорошо, что, может быть, они попадут к хорошим людям, или их обменяют на пленных боевиков. Хотя сама, надеясь на это, не верила, что удастся спастись, и что новые испытания и новые унижения еще впереди. Похоже, что старшая дочь тоже понимала это. Много раз перед ее глазами всплывала картина голой мамы, на коленах, со слезами на глазах, сосущей член мужчины. Девочка понимала, что она, мать и ее сестры сейчас полностью во власти боевиков, которые могут сделать с ними что угодно, и единственной надеждой был папа. Но где он?

* * *

- Облажались мы с тобой, капитан! - проговорил медленно майор, рассматривая через оптический прицел винтовки цепочку боевиков, наконец-то вышедших из "зеленки" на отрытое место. - Я среди них не вижу ни женщину, ни детей.

- Как это не видишь! - Алексей выхватил у него винтовку и припал к окуляру прицела. При оптическом приближении можно даже было рассмотреть небритые лица чеченцев, но среди них не было ни одного пленного - все были мужчинами с оружием в руках.

- Вот, суки, куда же они могли деть их? - майор развернул топографическую карту. - Ведь мы шли попятам за ними, и дорог других нет. Может у них тут в горах бункер, какой есть?

- Да нет тут никаких бункеров! Они нас просто на*б*ли... Они разделились и увели куда-то в сторону заложников... Дай сюда карту... Вот видишь тропку, а вот еще одну. Они могла по любой из них уйти... Блядь, что же теперь делать?... Где их искать?

- Не паникуй, капитан! - пытался успокоить его майор. - Никуда они не денутся. Сейчас свяжусь с "вертушкой", и найдем их.

- Где найдем?! В горах? Да ты когда-нибудь до этого бывал в горах?

- Я, капитан, между прочим два года лейтенантом в афгане отвоевал, так что сопли не распускай. Найдем твою жену и детей. Еще до темноты часа три- четыре есть. Так что найдем... Так, собираемся и идем назад. По дороге вертушка нас подхватит.

Он скомандовал:

- С этим отрядом прикрывать с тыла остается старший лейтенант Акимов и лейтенант Карпенко. Душманов у села должны встретить наши... Так. Со мной и капитаном пойдут четыре бойца. - Он назвал фамилии солдат. - Вопросы есть?

Вертолет, прилетевший через, буквально 30-40 минут, завис низко над землей, выбросив веревочную лестницу. По ней вскарабкались шесть человек, и вертолет, сделав крутой разворот, полетел низко над землей прямо над тропинкой.

- Вот эта тропа ведет в сторону старой кошары в семи километрах на юго-восток. Если они свернули туда, то мы настигнем их через 10 минут. Пытаясь перекричать шум двигателей, объяснял Алексею майор. - А вот эта дорога ведет в село Хост-Юрт. Туда дальше лететь. Сначала проверим кошару.

Километра за полтора до намеченной цели, вертолет снова взмыл высоко в воздух и, разбрасывая осветительные ракеты начал заход на убогое строение. Сверху казалось, что кошара пустая, но, зная какие строят убежища чеченцы по опыту прошлой войны, решили проверить наверняка. Высадив отряд за триста метров, вертолет, продолжая кружить, ждал, когда два офицера и четыре солдата доберутся до старого сарая, готовый в любую минуту прикрыть их с воздуха.

Обследовав все строение, всем стало ясно, что здесь никого не было, по крайней мере, год, тем более сейчас - никаких следов, никаких подвалов.

- Да, капитан, мы снова не там где должны быть, - прокричал майор, забираясь в приземлившийся вертолет. - Теперь полетим по той, другой тропе.

Вертолет снова набрал высоту, а потом, спустившись до самых крон деревьев, полетел в обратную сторону.

- Ну-ка. Зависни здесь, - попросил майор летчика. - А теперь приспустись пониже. Я пошлю одного бойца проверить, вон ту пещеру у ручья... Солдат, возьми рацию и спускайся на тросе. Посмотришь около пещеры, или что там, грот что ли? Внутрь не ходи доложишь, есть ли следы. Может, они там прячутся.

Солдат быстро спустился по тросу вниз и перебежками от камня к камню приблизился к пещере.

- Товарищ майор! Тут нет никакой пещеры. Только грот. Но они тут были. Ели тушенку...

- Тебе только тушенка нужна. Посмотри, есть ли следы гражданской обуви?

- Да, есть. И детские следы тоже.

- Ну, цепляйся за трос. Летим дальше. - Майор улыбнулся и уже теперь обратился к Алексею: - Видишь, а ты волновался. Все целы. Мы на правильном пути... В село на "вертушке" не полетим - собьют на хер! Высадимся километра за два-три, чтоб звука не слышали, и будем подбираться втихаря. По моим расчетам их, духов, не больше 10 человек. Это нам под силу...

* * *

Начало быстро темнеть, поскольку солнце уже 20 минут как село за горизонт.

Тамару разбудил скрип открываемой двери, девочки продолжали спать. В двери показался силуэт Джихара. Она привстала и машинально заправила свою порванную блузку глубоко внутрь джинсов. С ехидной похотливой улыбкой на лице Джихар медленно подошел к поднявшейся на ноги Тамаре.

- Ну, что, красавыца, позабавимся с тобой? - он резко привлек к себе стройное тело женщины.

- Не трогай меня, сволочь! Убери руки!

- Не хочешь со мной? С русским не сопротивлялась! Хотела! А чеченцем брезгуешь? - ухмыляясь сказал он и впился поцелуем в ее губы, дыша смесью перегара, лука, чеснока и анаши.

Тамару чуть не стошнило от этого запаха, и она машинально сплюнула на пол.

- Плюешься, сюка! - Джихар со злостью раскрыл порванную блузку на груди женщины и резким движением сорвал с груди лифчик.

Освободившиеся от одежд упругие полные груди призывно глянули двумя твердыми сосками на боевика. Он, влекомый этим соблазнительным видом, прижался лицом к ним и укусил сильно в сосок, одновременно пытаясь расстегнуть джинсы на женщине. Тамара взвизгнула от боли. От вскрика матери проснулись все три девочки.

- Не трогайте маму! - Пыталась защитить ее старшая дочь Наташа.

- Не трогайте! - вторила ей средняя Оля.

Обе девочки подбежали к матери и пытались оторвать от нее прилипшего мужчину. Он отмахивался от них как о назойливых мух, тем временем расстегивая штаны, хотя девочки со всей силой кулаками били его по спине. Наконец, он развернулся, и со всей силой ударил в живот ногой Наташу и здоровым кулаком Олю. Обе девочки упали на пол: Наташа не могла разогнуться от сведенного дыхания, а из уголка рта Оли потекла тонкая струйка крови. Самая младшая дочь сидела на сене и громко плакала, глядя на то, как грязный чеченец насилуют ее маму. Тамара пыталась сопротивляться, но Джихар со всей силой обрушил мощный кулак ей в челюсть, и она почувствовала, теряя сознание, как в глазах становится темно. Стянув джинсы с бесчувственного тела женщины, он упал на него сверху. Рыча, он резко дергался всем телом, утоляя взбунтовавшуюся похоть, но недолго. Буквально через минуту его голые ягодицы задрожали мелкой дрожью, а еще через 30 секунд он встал с удовлетворенной улыбкой с тела женщины.

Заправив еще влажный член в штаны, он закурил, прошелся по сараю, успокаивая дыхание, и присел на корточки рядом с Наташей. Повернув к себе ее лицо и глядя в заплаканные глаза, улыбаясь, спросил:

- Что, маленькая блиад, а ты тожи такжи хорощо сосешь х*й, как твой мама?

Девочка молчала, испуганно глядя на небритую рожу боевика.

- Что молчишь? Хочешь мой х*й пососать? Не молчи! - он хлопнул ладонью по щеке маленькой девочки и начал снова расстегивать штаны.

- Мой папа придет и убьет тебя, - тихо, с ненавистью в голосе проговорила Наташа, за что схлопотала тут же вторую пощечину.

- Твой папа тебя не найдет. А найдет, я сам его пристрелю вот этим пыстолэтом. Поняля? Теперь будешь делать, все, что тебе скажу, а то пристрелю и твой мама, и дэвочек.

Мускулистыми руками он захватил тонкое хлопковое платье Наташи и порвал сверху до самого низа. Грубо он сорвал его с нее, и теперь 7-летняя девочка сидела в одних только белых трусиках. Толстые, колбасо-подобные пальцы Джихара залезли внутрь маленьких трусиков и потянули их вниз. Девочка дрожала, а слезы катились из ее глаз вниз по щекам. Он поднял девочку, подхватив рукой между ее ногами, и посадил на стоящий тут же в сарае верстак. Рука его сильно сжала нежную девственную промежность, заставляя девочку вскрикнуть от боли и отстраниться от грубой руки.

- Молчи, сука! Не то я убью тебя и твоих сестер!

Наташа замерла, позволяя мужчине делать, что ему хотелось. А Джихар достал из штанов полутвердый толстый член и, взяв руки девочки, обернул ладони вокруг горячего влажного ствола. Руки маленькой девочки были настолько малы, по сравнению с толщиной уже напрягшегося монстра, что пальцы одной руки не могли полностью обхватить эту дубинку. Он обхватил руками маленькие руки девочки и стал двигать их вверх-вниз вдоль ствола.

- Делай, как я показал!...

Наташа продолжала обеими руками массировать уже затвердевший член, а Джихар пальцами руки начал протирать промежность ребенка. Его возбуждение нарастало. Ему нестерпимо хотелось сейчас же впереть свой член в узкую глубину детского тела, и он схватил тонкие стройные ноги и раздвинул их широко. Грубой рукой он сорвал маленькие трусики, обнажив беззащитный мягкий безволосый холмик лобка. Однако очнувшаяся Тамара, увидев эту гнусную сцену, преодолевая боль, вскочила на ноги и бросилась на Джихара, пытаясь оттащить его от дочери. Однако силы были неравны, но Тамара снова вскочила на ноги и опять набросилась на бандита, отчаянно и истерично крича:

- Люди, помогите, он насилует моего ребенка!!! Неужели нет здесь людей!!!...

Мощный удар в челюсть заставил замолчать женщину. Однако дверь в сарай открылась, и вошел тот самый чеченец, который нес всю дорогу Оксану. Увидев эту сцену, он бросился на Джихара, пытаясь отбросить его от верстака, но обезумевший от похоти Джихар, со всего размаха ударил пожилого чеченца, что тот упал.

- Джихар, ты что! Это же ребенок! Ради Аллаха, приди в себя! - кричал то по-чеченски.

- Какой Аллах! Это русская блядь!

- Это ребенок! У тебя же была дочь!

- Мою дочь убили русские, когда бомбили Грозный! - Джихар эту фразу крикнул по русски.

- Все равно, я тебе не позволю... - Чеченец вскинул автомат и направил дуло на Джихара.

- Ты против командира? Ну, стреляй!!! ... Стреляй!... Я знал, что ты всегда любил русских... Ты не выстрелишь, потому что ты и в русских ни разу не стрелял... - рука Джихара медленно нащупала в кармане ручку пистолета. - Ну, стреляй!!!... - снова крикнул он, опять по-русски.

Мгновенно, резко повернувшись к вооруженному чеченцу, Джихар, выхватив пистолет, ни на секунду не задумываясь, выстрелил подряд три раза в него. Все три пули попали в груди в голову чеченца. Тот, даже и не ожидал, что Джихар может выстрелить в него. Он даже не снял автомат с предохранителя. С изумленным выражением на лице он покачнулся и рухнул замертво на пол.

- Вот так делают с предателями... - ухмыльнулся бандит, победно оглядев вокруг.

- Что за стрельба? - в сарай вбежал капитан Головко.

Он увидел труп чеченца, пытающуюся встать Тамару, голую Наташу, в ужасе замершую на верстаке и прижавшихся друг к другу в страхе младших детей. Кажется, он все понял без слов.

- Эта сука убила Тагира. - ответил Джихар. - Он вытащила у меня пистолет и убила. Хотела, наверное, его первым, а меня потом, ведь у него автомат...

- Он врет! - пыталась возразить Тамара. - Это он его убил. Он хотел...

- Молчи, сука! - прошипел Джихар, а то убью. - Она выхватила пистолет, стрельнула, а я выбил его у нее из рук.

- Ладно, Джихар, не оправдывайся! И так все ясно! - Головко с ехидной улыбкой глянул на Тамару. - Конечно, она его убила, ведь не ты же! - он хлопнул по плечу Джихара.

Тамара зарыдала от обиды, несправедливости и безысходности положения.

- Надо преподать урок этой семейке, - продолжал Головко. - Я вижу, ты уже, наверное, хотел наказать вот эту потаскушку. - Он показал на дрожащую Наташу. - На-ка тебе вот это, пригодится.

Головко протянул пару наручников Джихару.

- Ты тут начинай их воспитывать, а я сейчас приду, и кого-нибудь возьму в помощь, кто заслужил. - Капитан подошел к трупу чеченца и выволок его из сарая. Дверь за ним захлопнулась.

Джихар с самодовольным выражением лица подошел к Тамаре и, зло ухмыляясь, схватил ее за лицо

- Поняла, сука, тут ты никто! Здесь я командую, а ты и твои девки будете делать все, что я прикажу. - Он защелкнул одно кольцо наручников на запястье ее правой руки, и, толкнув ее в угол сарая, пристегнул другое к металлической скобе, вбитой в стену.

Голая женщина с опухшим разбитым лицом стояла прикованная к стене. Теперь она уже ничем не могла помочь своим детям. Никаких надежд на спасение не оставалось. Ее отрешенный взгляд наводил на мысли, что она уже тронулась разумом.

- Ну, что, хочешь еб*ться? - Джихар подошел к Наташе и, схватив ее за талию, придвинул к краю стола. - Твоя мама уже попробовала мой х*й, сейчас и ты попробуешь!

- Нет! Пожалуйста! Не надо!...

Джихар грубо толкнув ее спину, раздвинул широко ноги девочки и, плюнув на ладонь, провел ею по маленькой нежной промежности.

- Тебе понравится! Я знаю! Маме понравилось... - чеченец прижал раздувшуюся до размеров гранаты РГД-2 головку напрягшегося члена к безволосым губам киски ребенка.

Мыча, толчком он впихнул первые 2-3 сантиметра его огромного монстра внутрь 7-летней девственницы. Наташа закричала от боли, чувствуя, как рвется узкое отверстие ее напряженной маленькой писечки. Грубо схватив маленькую девочку за талию, он со всей силой толкнул вперед тело, вкладывая в этот толчок всю его ненависть к русским. С триумфальным животным ревом он, прорывая сопротивление, загнал свой гигантский инструмент в тело ребенка, ощущая, как, разрывая нежные ткани ее узкого влагалища, он вламывается в горячую глубину ее живота.

Дверь снова скрипнула. В дверном проеме стоял, открыв от удивления рот, бородатый боевик, немым взглядом глядя на эту сцену. Была молодая обнаженная женщина, уже совершенно не осознающая происходящее, две испуганные маленькие девочки, прижавшиеся к стене, а у верстака сержант Джихар со спущенными штанами между ногами дико орущей третьей девочки. Плечи голенькой Наташи, лежащей на верстаке среди неубранной стружки, подпрыгивали в такт толчкам вонючего боевика, крепко стиснувшего твердыми пальцами ее нежные худенькие бедра. Она почти потеряля сознание от пронизавшей ее живот боли. Она чувствовала твердую жесткую плоть глубоко внутри ее разрывающегося тела, проникающей все глубже и глубже с каждым толчком. Через пелену слез, заполнившими ее глаза, она видела, как кто-то подошел к ним, и она еще надеялась, что этот кто-то остановит мучителя, спасет ее от этой боли. Но как она была не права... Как не права!...

- Меня прислал капитан, чтобы я помог тебе преподать урок этим русским блядям. - сказал бородатый чеченец, заливаясь потом при виде толстого окровавленного члена Джихара.

- Давай, Хасан, помоги мне... - задыхаясь, улыбнувшись, проговорил сержант, жестом приглашая того присоединиться. - Это, вон та сука убила Тагира... Покажи этой маленькой бляде, какие настоящие чеченцы...

Хасан не любил особо Джихара, но от предложения трахнуть девочку, он отказаться не мог, тем более сказывалось месячное воздержание. Ему было все равно, девушка, женщина, старуха или ребенок - лишь бы кого-нибудь оттрахать. Хасан подошел к 7-летней девочке со стороны головы, подвинул ее, трак, чтобы она свешивалась с края верстака, и схватил ее за вспотевшие вьющиеся волосы. Спустив штаны, он грубо прижал возбужденный член к ее губам. Маленькая девочка пыталась сопротивляться, мотая голову из стороны в сторону, но мужчина сильно врезал ей пощечину, так, что остался красный след на ее нежной щеке. Насильно он раскрыл ей рот и впихнул толстый окаменевший член между губами ребенка, затолкав его глубоко ей в рот, неимоверно широко растянув его. Толкая член еще глубже, Хасан начал трахать 7-летнее горло, душа "русскую сучку". Глядя на ее тело, он мог видеть, как массивный темный член сержанта разрывал отверстие ее киски, как красные капли крови при каждом толчке адского поршня вглубь брызгали на живот Джихара и нежные бедра Наташи.

Возбужденный этим видом, толкая бедра все сильнее и сильнее, он вломился в ее рот на всю длину своего распухшего елдака, накрыв голову ребенка волосатым животом. С последним толчком он начал кончать, и его горячая густая сперма, ворвалась в горло маленькой девочки, наполняя ее живот. Наблюдая за кульминационными судорогами Хасана, Джихар с жутким звериным криком впихнул последние сантиметры неимоверно стиснутого детским влагалищем члена в хрупкое 7- летнее тело девочки, разрывая все преграды, и тоже кончил, ошпаривая семенем внутренность ее незрелой матки.

Два удовлетворенных рослых бородатых мужчины, переводя дыхание, уперлись руками в изнеможении, пытаясь прийти в чувства. Хасан вытянул толстый обмякший член изо рта Наташи, которая Мэри. В самый пик извращенного акта девочка потеряла сознание от недостатка воздуха, и теперь судорожно его глотала освобожденным от кляпа ртом. Хасан, шатаясь, пытался застегнуть штаны камуфляжной формы, а Джихар, морщась от боли, вытянул член из маленькой порванной пещерки девочки и самодовольно смотрел на запачканное кровью хрупкое тельце.

Дверь открылась, и в сарай вошел полупьяный капитан Головко.

- Уже без меня начали? - спросил он, оглядев беглым взглядом всю сцену в сарае. - А эта блядь молчит? - он указал пальцем на безвольное тело, потерявшей сознание Тамары, которая не могла упасть на пол только потому, что одна рука была пристегнута к скобе в стене наручником.

- Ей уже все равно.

Капитан Головко подошел к ней и похлопал по щекам. Она открыла глаза и тихо проговорила:

- Зачем вы это сделали с ребенком? Будьте вы прокляты! - она замолчала и снова обвисла.

- Эта блядь уже готова... И эта тоже. - Он подошел к лежащему неподвижно на верстаке окровавленному телу Наташи.

Джихар засмеялся и, похлопав по животу полуживого тела ребенка, резко надавил на него. С хлюпаньем из разорванной раны ее детской промежности на верстак вылились красно-коричневые сгустки крови вперемежку с белыми каплями спермы.

- Да уже готова...

- Фу, блядь, какая гадость! - смеясь, проговорил пьяный капитан. - Что ты наделал? Убери ее со стола скорей!

- Шутишь, начальник... - рассмеялся бандит, подняв на руки тело девочки и, бросив его на сено в угол сарая. - Она была очень хороша.... Но у нас есть еще две биляди!

- Не трогай моих детей, сволочь!!! Я убью тебя... - закричала очнувшаяся Тамара, пытаясь свободной рукой дотянуться и ударить бандита.

- Хасан, свяжи ее и заткни ей рот, - приказал Головко. - Не выношу бабских истерик.

После нескольких попыток подойти к женщине, он, наконец, заломил ей руку, и, упираясь коленом в живот, привязал ее к той же скобе остатками блузки. Взяв с пола втоптанные грязные детские трусики Наташи, он запихнул кляпом их в рот. Теперь она могла только мычать.

Быстро темнело, и Головко включил лампочку над верстаком.

-Тут, оказывается и свет есть. Теперь веселее будет...

Джихар тем временем подошел к 5-летней Оле, как пойманный зверек, пытающейся в страхе забиться от него в угол. Она начала кричать, когда он, захватив ее за запястье, стал вытягивать в центр. Джихар влепил девочке увесистую пощечину, и она затихла. Он разорвал резким движением платье на девочке, обнажив беззащитное тело ребенка. С похотливой улыбкой на губах он схватил большими и указательными пальцами ее крошечные, почти незаметные соски на плоской груди и крепко сжал их, крутя, в разные стороны. Ребенок истерично закричал, когда Джихар, продолжая крепкими руками сжимать их, приподнял за соски ее тело над землей. Она царапалась и билась ногами, пытаясь облегчить вес своего тела с мучительно болевшей груди. Головко с гордостью за жестокость своего бойца, наблюдал за садисткой картиной.

Наконец Джихар поставил маленькую Олю на ноги. Его рука снова потянулась к пуговицам штанов, чтобы извлечь из них свой массивный толстый инструмент, который на этот раз не был таким напряженным. Девочка с ужасом смотрела на его монстра, которого он поднес к ее маленькому личику.

- Соси его, как мать и сестра! - сказал он, помещая другую руку ей на затылок.

Член начал крепнуть, а мужчина, притянув темноволосую головку ребенка к животу, заставил ее взять его в рот. 5-летняя Оля боролась, как могла, но уже отвердевший член, толчком вломился в ее горло. Захватив обеими руками ее голову, он начал с остервенением трахать ребенка в ее узкое горло, двигая ее голову вперед-назад. Оля задыхалась, минуту назад даже не предполагая, что такой огромный член, как этот, может войти ей в рот. Но, тем не менее, это было именно так - огромная головка, подобно поршню, двигалась внутри ее горла, перекрыв любой доступ воздуха и не давая ни на секунду ей вздохнуть. Медленно вещи вокруг стали таять в тумане, и девочка стала терять сознание.

- Капитан, снимай штаны и присоединяйся... - крикнул Джихар Головко.

Вид своего подчиненного, так соблазнительно использующего маленькую девочку, словно куклу из секс-шопа до предела возбудил бывшего десантника. Он всю жизнь мечтал трахнуть такого маленького ребенка, но самой младшей девочке, которая ему досталась во время первой чеченской войны 1996 года было 8 лет. А этой всего ПЯТЬ!!! Он приспустил штаны своей камуфляжной формы и вынул на свет возбужденный член. Он подошел сзади к девочке и, подсунув руку под живот, приподнял ее легкое тельце. Раздвинув маленькие ягодицы, он прижал окаменевшую скользкую от выступающих выделений головку к маленькой розовой дырочки попки. Надавливая еще сильнее, он почувствовал, как под этим давлением начинает раскрываться неимоверно тугое колечко крошечного ануса, пропуская внутрь кончик головки. Убедившись, что направление задано верное, он с такой силой толкнул бедра вперед, накалывая на член попку ребенка, что заставило чеченца отступить на шаг назад. Этим мощным толчком длинный изогнутый член проник почти до самого основания глубоко в кишки 5-летней девчушки. Теперь он мог не поддерживать хрупкое тельце, а, переместив обе руки на ее талию, применить все усилия, чтобы запихнуть оставшиеся сантиметры внутрь. Совершая синхронные движения навстречу друг другу, с дикой жестокостью оба боевика насиловали беззащитное безвольное тельце, превратившееся в секс-игрушку для "настоящих мужчин". Тело маленькой Оленьки было столь миниатюрно, что капитану казалось, что их возбужденные члены должны вот-вот встретиться головками где-то посреди, по крайней мере, он чувствовал, как толчки Джихара передаются через ее внутренности к его плоти. Со стороны 5-летняя девочка, наколотая ртом и попкой на два окаменевших мужских органа, как беззащитный маленький барашек на вертеле. Может быть, Оля и пыталась кричать, но все равно ни один звук не мог вырваться из ее горла, заполненного твердым мясом Джихара.

Хасан еще никогда не видел такой возбуждающей сцены. Он сидел на сене и, глядя на них, отчаянно мастурбировал вновь окрепший член. Его озверевший от похоти взгляд упал на маленькую Оксану, седевшую в ногах своей матери. Ее маленькая полненькая ручка обвивала ногу Тамары. Обуреваемый диким желанием, он быстрыми шагами пересек помещение сарая и, подойдя к безвольной обезумевшей матери, оторвал от нее малышку. Схватив ее за руку, он оттащил сопротивляющегося ребенка в другой угол, ближе к верстаку и свету. Она была такая маленькая - ростом едва выше колена взрослого чеченца.

- Я займусь этой блядью, - крикнул он двоим другим боевикам, усаживаясь на табурет, зажав между коленями отчаянно боровшуюся девочку.

- Займись, займись... - тяжело дыша, ответил командир, продолжая насиловать маленькую окровавленную попку Оли. - Покажи ей, что ты можешь... Пусть на всю жизнь запомнит х*й настоящего чеченца... Если выживет...

- Должна выжить... - хрипло добавил Джихар. - Биляди любят, когда толстый х*й... Ви*би ее!...

То ли с жестоким, то ли с похотливым оскалом на лице Хасан спустил вниз с девочки маленькие синие шортики и снял вверх футболку. Маленькие розовые трусики были мокрыми (видимо ребенок от страха описался), от чего сквозь прилипший и ставший прозрачным материал проступили мягкий холмик нежного безволосого лобка и уходящая вниз складочка промежности.

Твердым пальцем Хасан толкнул материал трусиков в ее напряженное маленькое отверстие. Одним толчком он, проткнув материал, запихнул палец в узкую пещерку. Маленькая девочка закричала. Вытащив палец, он с удовлетворением стал наблюдать, как распространяется красное пятно крови по мокрому от мочи материалу. Сорвав окровавленные трусики, он бросил их на середину сарая и, приподняв легкое тельце, усадил ребенка на колени к себе лицом. Взяв одной рукой за ствол напряженный толстый член, Хасан, проведя массивной скользкой головкой вдоль пухленькой складки промежности, нацелил его между крошечными губами писечки Оксаны и толкнул вперед бедра. 3-летняя малышка закричала, корчась от боли, но чеченец продолжал толкать член дальше. Еще один толчок, и массивный инструмент, разрывая узкое колечко влагалища, вломился в живот ребеночка. Огромная головка была уже внутри, но порядка 15 сантиметров ствола оставалось наружи, по которому стекали струйки крови, и не было видно никакой возможности пытаться впихнуть глубже этого монстра в столь крошечное тельце. Однако Хасан был непоколебим. Обхватив руками талию маленькой девочки, а она была столь мала, что пальцы его натренированных рук встретились друг с другом, он с силой нажал на нее вниз... Сила его была такова, что его твердый член, разрывая все на своем пути, вломился через крошечную шейку матки и проник головкой внутрь ее 3-летней матки. Чеченец рычал от дикого наслаждения, пронизавшего его тело с ног до головы, а Оксана потеряла сознание.

Тамара затуманенным взглядом смотрела на жуткую сцену, подобную Дантовскоому Аду, разыгравшуюся перед ней. Самая старая дочь Наташа все еще лежала на полу без сознания с запачканной кровью промежностью, вызывая безмолвное обвинение матери, которая не смогла защищать ее. 5-летняя Оля была зажата между двумя огромными потными мужчинами, насилующие ее рот и зад. И Оксана! Очаровательная трехлетняя Оксаночка!... Крошечное маленькое тельце подпрыгивало в сжавших ее талию руках обезумевшего насильника над его обрызганными кровью волосатыми бедрами. Кудрявая безвольная головка с закрытыми глазками моталась из стороны в сторону. Здравомыслие медленно покидало Тамару, в глазах стало темно, и она потеряла сознание....

* * *

- Майор, ты слышал выстрелы? - спросил Алексей.

- Слышал, слышал. Значит они точно здесь. Они наверняка выставили дозор. Надо его обнаружить, и будем входить в село, - изучая аул в окуляр оптического прицела, ответил майор. - Ты, Алексей, обходи слева, а я справа. Если увидишь дозор, мой боец снимет бес шума - он умеет. Все. Будем на связи.

Часа полтора назад, они покинули вертолет, и осторожно идя по тропе, добрались до села. Осторожность была вовсе не лишней, ведь по дороге они сумели обойти целых три ловушки, расставленные на их пути боевиками. Было решено до наступления темноты изучить все позиции бандитов, а уже под покровом ночи незаметно подобраться к домам и произвести неожиданно напасть. Было бы совсем просто, если точно знать, где находятся пленные, но, не зная этого, они не могли применять гранаты - с боевиками могут погибнуть заложники.

Осторожно пробираясь под прикрытием кустов, Алексей с сержантом стали обходить село, периодически останавливаясь и изучая позиции.

* * *

Головко со стоном достиг оргазма. Его член, до самого эфеса втиснутый в разорванную попку 5- летней Оли начал выпрыскивать струи спермы в кишки ребенка. Одновременно с ним, достиг кульминации и Джихар. Затолкав свой жуткий инструмент глубоко в горло ребенка, закрыв в экстазе глаза, он изрыгнул целый вулкан семени из огромных тяжелых яиц в маленькое тело. При этом вся эта масса белой густой жидкости напрямую заполняла желудок маленькой девочки. Запечатанное поршнем огромной головки узкое горло ребенка не позволяла пророниться ни одной капли мимо цели. Минутой позже третий бандит Хасан так же добился своего. Глядя на то, что он делал с 3- летней девочкой, к этому времени ставшей похожей на тряпичную куклу, вряд ли можно было сказать, что он трахал ее. Скорее всего, он просто мастурбировал свой окровавленный кол безвольным тельцем малышки, поднимая и с силой опуская его. Он закричал, тело его задергалось, и с отчаянными попытками проткнуть огромным членом внутренности ребенка еще глубже, он кончил.

В соседнем доме залаяла собака. Раздался выстрел, и жалобный визг остановил лай. В этот момент дверь в сарай распахнулась, и внутрь ворвался мужчина в камуфляжной форме и пистолетом в руке, за ним с автоматом наперевес влетел другой. Не раздумывая первый начал стрелять. Первые пули метко попали в русского десантника и Джихара, следующие в голову Хасана. Тело Хасана дернулось и резко откинулось на спину, выпустив из рук тало Оксаны. Выстрел оказался точным - боевик был мертв, но его раздутый в агонии смерти и оргазма, оставался внутри неестественно растянутой окровавленной промежности 3-летней девочки. Раненый Головко, отцепившись от тела Оли, пытался отпрыгнуть в сторону, где лежала портупея с кобурой, но был сражен, буквально налету автоматной очередью второго спецназовца. Шатаясь он упал на спину рядом с Наташей. Из его окровавленного члена продолжала вытекать сперма. Джихар тоже попытался спастись, резко оттолкнув голову 5-летней Оли, но участь его была такова же, как и начальника. Мужчина с автоматом подбежал к корчившимся в агонии телам командиров боевиков, и со звериным криком разрядил в них почти весь рожок патронов. В это время в дверь ворвался бородатый чеченец с автоматом, но тут же был сражен пулей первого спецназовца.

- Иди проверь дом, а я останусь здесь - сказал тот, что с автоматом, и Тамара узнала голос своего мужа.

Она замычала, пытаясь привлечь к себе его внимание.

- Сейчас, сейчас...- отозвался он, первым делом подбежав к младшей дочери.

Ее безжизненное тело лежало в ногах убитого чеченца. Он поднял ее, вытягивая из разорванных гениталий член мертвеца. Целые потоки белой спермы вперемежку со сгустками крови вылились из жуткой раны. Подняв с земли футболку, он прижал ее к промежности малышки, и перенес на верстак. Пощупав пульс на шее, он убедился, что ребенок еще жив и дышит. Взяв стоящий в углу металлический прут, Алексей отогнул скобу в стене, и освободил руки Тамаре, а ножом разрезал веревки, стянувшие ее тело. Освободившись, она с криками кинулась сначала к Оксаночке, но услышав, что та жива, упала на колени над телом Оли.

- Она не дышит! Алексей!!! Она мертва! - истерично закричала жена.

Алексей, ринувшись было к старшей Наташе, подбежал к телу пятилетней Оли и стал щупать пульс. Пульс прощупывался, но очень слабо, и Алексей сразу начал делать искусственное дыхание. Не обращая на запах и вкус спермы в ее рту, он надувал легкие ребенка с одной только мыслью, чтоб девочка задышала. Наконец ребенок Оля вздохнула два раза, и ее тут же стошнило остатками пищи смешанными со слизью и спермой на брюки отца. Он поднял ее тело и перенес на верстак рядом с Оксаной. Только после этого он подошел к старше дочке. Девочка была тоже жива.

- Папа, мне так больно! Папа помоги мне! - она плакала, держась за низ живота.

Алексей достал из кармана медицинский пакет, распечатал его и достал пластмассовый шприц, которым колют себя солдаты во время ранения. Отвинтив головку, он сделал укол, оставив лекарство для младших дочерей - их боль была не меньше Наташиной.

- Сейчас, Наташенька, все пройдет... Сейчас вызовем вертолет и вас отвезут в больницу...

Алексей достал рацию. К этому моменту перестрелки и взрывы гранат стихли.

- У меня все нормально. Все живы... Боевиков вроде больше нет. У меня тут четверо пленных было - все мужчины, - услышал он бодрый голос майора в рации. - У тебя как дела? Мы идем к тебе, только вот последний дом проверим.

* * *

Солнце, медленно поднимавшееся над горами, окрашивало оранжевым светом белую пыль на дороге. Маленький чумазый чеченский мальчонка лет пяти, не больше, босой в одних только штанишках, выбежал на дорогу, посмотреть на невиданное зрелище, потому что, поднимая клубы пыли, прямо на дорогу опускался вертолет. Вышедшая из ворот мать в черном платье и платке, что-то крикнула ему, и взяв грубо за руку, увела в дом. В вертолет залезали мужчины. Одетые в военную форму и с оружием за спиной мужчины, передавали на борт укутанные в одеяла, тела детей, освобожденных из плена. Дверь вертолета закрылась, и он начал медленно подниматься вверх. Маленький мальчик снова выбежал на улицу, и улыбаясь махал вслед вертолету.

-* * *

- У тебя есть на борту ракеты? - пытаясь перекричать шум двигателя, спросил майор пилота.

- Да, есть. А что?

- Сделай кружочек над деревней, и стрельни по душманам.

- Товарищ майор...

- Делай, что я сказал. Они должны нас запомнить... У тебя есть дети? Так, ради детей сделай это, - майор положил на плечо пилота ладонь и глянул ему в глаза.

Их взгляды встретились, и они поняли друг друга без лишних слов.

Вертолет, сделав резкий разворот, зашел снова на деревню. В сторону убогих домков унеслись красные фонарики ракет. Тут же раздались взрывы и вспышки пламени, и через пару секунд разрушенные взрывами дома в деревне горели.

- Ну, теперь все нормально. Разворачивай, и летим в госпиталь.

* * *

Чеченский мальчик закричал от радости, когда увидел, что вертолет возвращается. Еще больше ему понравилось, когда, оставляя в небе белые следы, в его сторону полетели красиво светящиеся точки. Он хотел позвать маму, чтобы та посмотрела, но в это время соседний дом вспыхнул пламенем и раздался взрыв, а через секунду взорвался дом, где были мама и бабушка. Он даже ничего не успел сообразить своим детским умишком, когда в его круглый плотный живот ударила какая-то плоская железка. Только спустя некоторое время живот пронизала острая боль, и он посмотрел на него. Из глубокой раны рассекшей живот вдоль пупка стали, словно толстые черви вылезать клубки кишок. Задержавшаяся кровь, хлынула, словно кто-то открыл кран. Мальчик в испуге прижал к животу грязные ручонки, пытаясь удержать выползающие внутренности. Он глянул в небо улетающему вертолету, отказываясь верить, что он был причиной его смертельной раны и этих взрывов. Темная пелена заполнила карие глазки ребенка, и он, теряя сознание, рухнул лицом в мягкую теплую пыль, мгновенно окрасившуюся под его животом в кроваво красный цвет...

создание сайтов