Автор неизвестен
Света

Света. Дачные уроки.

В этот день - свой тринадцатый день рождения - она проснулась рано. В окно светило солнце, было лето, за спиной осталась учеба, зануды учителя и балбесы одноклассники. Впереди - три месяца балдежа.

Гостей не собирали - пришла тетя Аня с мужем и их дите Мишка - двоюродный братец, на год старше ее, которого она видела крайне редко и который ее интересовал только тем, что был старше. Никакой особенной пользы от него она не видела - защитить ее он не мог, потому что далеко жил, книжек интересных не читал, и вообще... Вот если бы с ними пришла Машка, родная Мишкина сестра, которая училась в десятом классе и была, пожалуй, одним из наиболее близких Свете людей. Нет, не то чтобы они часто виделись - не чаще чем раз в два-три месяца - ни именно Машка рассказала ей про ЭТО, и Свете не было страшно, когда вдруг оттуда побежала кровь - было только противно. А еще Машка постоянно намекала на свои отношения с мальчиками, и хотя она никогда ничего конкретного не рассказывала, Свете все-таки было все ужасно интересно.

Но Машка не пришла - у нее были экзамены - и Свете пришлось изображать из себя заботливую хозяйку, хлопотать на кухне, слушать родительские разговоры, а после застолья играть с Мишкой и пьяным папой в подкидного - впрочем, папу быстро обули, и он пошел допивать с Мишкиным отцом. Вот тогда-то маме и пришла бредовая мысль отправить их с Мишкой на дачу бабке.

Собственно, особых планов на лето у Светы не было. Друзья все должны были разъехаться, во дворе было скучно, недавно пришедшая ей на ум мысль найти себе парня летом реализовывалась с трудом - разве что пойти в парк на танцы, но там скорее оттрахают, чем познакомятся. Дача - это тоже было неплохо. По крайней мере было достаточно с утра полить грядки - и целый день свободен. Можешь идти купаться на залив, можешь гулять в лесу. В прошлом году подобралась неплохая компания, и они замечательно проводили вместе время, пока две близняшки из соседнего дома не передрались из-за Костика с нижней дорожки, и все не стало плохо. Света потом, уже зимой, подслушала бабушкин рассказ - она дружила с близняшкиной бабкой - о том, что Костик все-таки лишил невинности то ли одну, то ли обеих близняшек. Точно бабка не знала, так как близняшек путала даже родная мать. Подслушанное дало Свете пищу для воображения на целый остаток года - она все пыталась представить, как это девушек лишают невинности, потом пыталась представить, как это было у Костика с одной из девиц...

В общем, все было неплохо, только омрачало присутствие Мишки. То есть это было пофиг, но она не знала, как себя с ним вести. Хотя подумав, здраво рассудила, что будет видно. * * *

Первый день прошел, как всегда проходит день заезда - в хлопотах и суете. Бабушка суетилась, прощалась с уезжавшей мамой, норовила все время покормить их с Мишкой, то вдруг хваталась укладывать вещи, которые и у Мишки, и у Светы умещались в небольшие чемоданчики - да и чего там вещей-то, пара маек да шорты, носки, трусики... правда, в этом году Света предусмотрительно прихватила с собой тряпочек и ваты - бабушка в этом деле ничего, по ее мнению, не соображала, а ходить с перемазанными в крови ногами ей не хотелось. Света весь день шарахалась по саду, где пока еще нечего было слопать, и безудержно скучала - было пасмурно, да и холодно идти на залив купаться. Мишка, похоже, тоже скучал - слонялся, периодически сталкиваясь с ней, строгал какую-то палку, наблюдал за маленьким муравейником, копал какую-то канавку - в общем, пацан, что с него взять... Ближе к вечеру стало холодать, и она перебралась на веранду. Там внезапно обнаружилось несколько книжек, завалившихся за комод - похоже, книжек старых, потому что на них были нарисованы пионеры в забавных панамах и с барабанами в руках... блин, посмотрели бы эти писаки, как пионеры из их класса водку пьют в кладовке... Однако книжки были забавные, вокруг было тихо, бабушка где-то угомонилась, и Света постепенно прониклась ощущением тишины и отдыха.

Все вместе собрались к ужину, на веранде. Света, которая неожиданно для себя проголодалась, наравне с Мишкой уписывала бабушкины оладушки. Мишка все время что-то молотил - то про плот, который он собирался построить, то про дельтаплан, то про дыру к середине земли... Света слушала вполуха и поражалась, какие заботы одолевают братца. Постепенно ее мысли перешли на более приятные вещи, и она стала представлять себе Мишку с девушкой - сначала под руку, потом танцующего на дискотеке, потом в постели, голого... тут она не выдержала и расхохоталась, потому что у воображаемого Мишки в постели был очень потешный вид. Не то чтобы она хорошо себе представляла, как ЭТО происходит - несмотря на все Машкины объяснения, она не могла себе представить технику этого дела - но голый Мишка с висящим между ног членом был до того забавен, что она не могла удержаться от смеха... Правда, Машка говорила, что член должен торчать, но Света не могла себе представить, как это выглядит.

После ужина быстро стемнело, и бабушка позвала ложиться. Света с бабушкой расположились в комнате, а Мишке досталась кровать на веранде. Была еще кровать на чердаке, и Мишка грозился перейти жить туда, чтобы устроить там штаб, как у Тимура и его команды.

Раздеваясь, Света обнаружила, что забыла дома ночнушку. Пришлось спать в одних трусиках. Пока он раздевалась, бабушка сидела на своей кровати и заплетала волосы. И вдруг, увидев ее грудь, хихикнула и сказала:

- А ничего у тебя сиськи-то. Пацаны уже лапают небось?

Света смутилась и быстро залезла под кровать. Пару раз ее действительно лапали один раз на дискотеке, прижав в углу, сразу несколько незнакомых парней, и один раз у Маринки дома, когда собралось несколько человек из их класса и она неожиданно оказалась вместе с Игорем в темном коридоре... Не сказать, что их лапанья ей были особенно неприятны, но она чувствовала, что это делать нельзя... Она отвернулась к стене и стала изучать узор на обоях. Постепенно ее охватывала дрема, но вдруг она услышала за стенкой какой-то шум и шаги. Она обернулась к бабушке - та мирно посапывала в темноте. Сначала Света испугалась, но потом сообразила, что за стенкой находится туалет, и наверное это Мишка. Она прислушалась, ожидая услышать журчание, но сначала ничего не было слышно. Она прижалась к стене ухом. За тонкой перегородкой явственно слышалось дыхание и какие-то непонятные звуки. Так продолжалось минуты три. Потом звуки несколько изменились, и до нее донеслись какие-то постанывания и всхлипы. Неожиданно ее охватил жар. Ей стало стыдно - в этих звуках было что-то постыдное, и они очень напоминали те звуки, которые иногда доносились из родительской спальни... Тогда она прятала голову под подушку, не давая пошлым мыслям лезть в голову... но они все-таки лезли.

Сквозь стенку донесся протяжный стон, и потом звуки капель... Света уже хотела встать и разбудить бабушку, но тут все затихло, потом минут через пять донесся звук струйки, и Мишка протопал к себе на веранду. Света не спала еще с полчаса, пытаясь представить себе, что такое делал Мишка, и так и заснула с чувством жуткого любопытства. * * *

С утра было тепло, и сразу после завтрака она перелезла в купальник. Неожиданно для себя она поймала пристальный Мишкин взгляд, направленный на ее грудь. Это заставило ее покраснеть, и она уже хотела было накинуть майку, но Мишка вдруг предложил ей сходить в лес, а на обратном пути искупаться.

В лес ходить она любила. Особенно за грибами, но сейчас грибов не было. Накинув все-таки майку - от любопытных взглядов - она прикинула, что течка начнется еще дня через четыре, и не стала больше ничего брать. Мишка вооружился копьем, которое он выстрогал вчера.

Мишка тоже был в трусиках и майке. Лес начинался за заливом, внизу, и они быстро поскакали вниз по дороге. Правда, минут через пять Света почувствовала, что у нее от прыжков неприлично болтаются груди, а одна вот-вот выскочит из купальника, но поправляться на глазах у Мишки она не могла.

Около воды было еще холодно, и они обошли залив справа и углубились в лес. Мишка шел впереди, охраняя ее от воображаемых зверей. Она шла за ним и наблюдала, как красиво ходят у него под трусиками половинки попы. Потом представила, как между ног у него виднеется вяло висящий член, и развеселилась.

Ее занимало, встает у Мишки или нет. Машка говорила, что у пацанов встает лет с двенадцати, но Света еще ни у кого никогда не видела вставший член. Честно говоря, ей очень хотелось его посмотреть. Она вообще была очень любопытна, однако всегда боялась показать свой интерес к запретным темам.

Пока Мишка шел впереди, она поправила грудь, а также резинку, врезавшуюся в трусики. Ей доставило удовольствие провести ладошкой по мохнатому бугорку. Девчонки из их класса жутко не любили эти волосы, называя их шерстью, и она для приличия повторяла за ними, однако на самом деле ей ужасно нравилось то ощущение, которое появлялась у нее, когда она проводила ладошкой по щелке. Вообще-то Машка рассказывала ей, что можно очень сильно гладить саму себя, и тогда будет очень приятно, но Света совершенно не представляла, как и что для этого нужно делать. В тот раз она прервала Машку, потому что ей было стыдно это слушать, а больше Машка с ней на эту тему не разговаривала.

Через пару километров в лесу стояла заброшенная пасека с землянками. Раньше они всегда здесь играли. Однако сейчас они были вдвоем, и играть особенно было не во что. Даже мячик они забыли. Поэтому они просто расстелили одеяло, которое тащил Мишка, и упали загорать.

Мишка молчал, книжку она тоже не взяла, поэтому, пригревшись на солнышке, она незаметно задремала. Проснулась она от Мишкиного сопения. Мишка спал, лежа на спине, и его нос издавал солидные звуки - как здоровый мужик. Взгляд ее случайно скользнул вниз, и она вздрогнула от неожиданности - Мишкины трусики оттопыривались впереди чем-то совершенно невероятных размеров. Она долго недоумевающе смотрела на это, пока наконец не поняла, что у Мишки встал. Ее сердце почему-то заколотилось, ей стало стыдно, однако она не могла оторвать взгляда от это штуки.

Через несколько минут Мишка пошевелился, и его трусики впереди чуть сползли. Света неожиданно ля себя увидела кончик члена, который выполз из-под резинки трусиков. матово-бледная кожица настолько неожиданно смотрелась на загорелом еще с прошлого лета Мишкином теле, что Света снова засомневалась - член ли это или очередная Мишкина шутка. Однако, наклонившись поближе, она рассмотрела контур члена под плавками и убедилась, что орган принадлежит Мишке.

Тогда она легла поудобнее и, косясь на торчащий член, начала представлять, как эта дубина входит в нее. Действие как-то не представлялось. Она не могла понять, как такой здоровый член проходит в ее миниатюрную щелку.

Неожиданно для себя она осознала, что ее щеки пылают огнем, и что вся ситуация ей очень нравится. Ей хотелось потрогать Мишкин член пальцем, и она даже протянула руку, но тут Мишка зашевелился и открыл глаза. Она едва успела отдернуть руку. Мишка сел, взглянул на свои плавки и покраснел. По Светиному лицу он явно понял, что так привлекло ее внимание. Минуту они сидели в молчании, потом Мишка вскочил, заржал и сказал:

- Ну подумаешь, встал, может, мне приснилось чего.

- Чего? - рефлекторно переспросила Света.

- Ну, может ты голая, - Мишка покраснел еще больше . . . . .

Света. Летняя жара.

Она весь день ходила как чумная - перед глазами стоял Мишка с торчащим членом...

Сам Мишка, когда попадался ей на глаза, то краснел, как помидор, то нагло пялился на ее грудь и ниже... Было заметно, что ему охота повторить, но бабушка была в доме, а на улице моросил дождь.

Вечером, когда Света легла, ей вдруг пришла в голову идея попробовать подрочить, как говорил Мишка и как, по его словам, делает Машка. Однако это ей не удавалось - то бабушка ходила по комнате, то вдруг захотелось пописать, и пришлось натягивать майку и шлепать мимо Мишкиной постели в туалет. Мишка, похоже, уже дрых - впрочем, Света подозревала, что ее еще ждет спектакль через дырку в стене.

Так и случилось. Только она вышла из туалета и легла, как Мишка заворочался на веранде. Минут через пять он прошел в туалет. Света уже заранее отодвинула бумажку. Мишка деловито запер дверь, спустил трусы и начал теребить свой сморщенный член. Такой маленький Света его видела впервые - впрочем, член тут же начал набухать и выпрямляться - сначала потихоньку и незаметно, а потом толчками, выпрямляясь и устремляясь вверх. Света впервые видела это действо и как зачарованная смотрела во все глаза.

Мишка между тем немного погладил возбужденный член, потом обхватил его пальцами и отодвинул кожицу назад. Прямо перед глазами Светы оказалась красная головка с отверстием посередине. Мишка начал медленно водить по члену взад-вперед. Свете показалось, что сейчас самый удачный момент, чтобы попробовать самой. Она уже сознавала, что эти веши возбуждают ее - у нее заколотилось сердце, и она почувствовала, что краснеет.

Она оттянула резинку трусиков, немного раздвинула бедра и положила палец на расщелину - пирожок, как называли эти губки они с Машкой. Немного поводила взад-вперед, как показывал Мишка, и палец неожиданно провалился между губок. Обычно она туда не лазила, и даже во время мытья осторожно водила снаружи. Между губ было мокро, и палец скользил легко. Она действительно почувствовала какое-то странное ощущение, которое усиливалось оттого, что она подсматривала за Мишкой, однако при попытке потереть сильнее она почувствовала тупую боль - как будто по этому месте провели уже раз сто.

Тогда она оставила эксперименты на потом и снова стала наблюдать за Мишкой. Мишка уже разогнался вовсю - Света теперь понимала, что он начинает всегда медленно, видимо, для того, чтобы продлить удовольствие. Мишкин член нырял в его кулачок и тут же выныривал обратно. Свете было плохо видно - еще вчера она была бы по уши удовлетворена увиденным, теперь же ей хотелось посмотреть на это вблизи и более подробно. Мишка дрочил, полностью отдавшись этому занятию, и до Светы доносились частое дыхание.

Она лежала на боку, плотно сжимая бедра, и вдруг ей захотелось сжать их еще сильнее. Она напрягла мышцы, потом переплела ноги и снова сжала бедра. При этом она не отрывала взгляда от дырки в стене. Внезапно она поняла, что Мишка просто имитирует секс, и на месте руки должна быть женская расщелина... например, ее, Светина...

Мишка раскраснелся, из груди его вылетали короткие стоны... Света заметила, что вчера он спустил гораздо быстрее, чем сейчас. У нее вдруг закружилась голова, как сквозь пелену она увидела, как Мишка содрогнулся, из Мишкиного члена брызнула струя, бедра ее сами собой вдруг резко сжались и затряслись, и она почувствовала, как снизу вверх по телу бежит острое наслаждение... Она застонала, ее вдруг согнуло вдвое, и она почувствовала, как в голове закружился огненный вихрь... Она заметалась по кровати, уже не думая, что проснется бабушка или услышит Мишка. Так хорошо ей не было никогда в жизни, и она вдруг как прозрела, поняв, что может ощущать Мишка. * * *

Наутро она встала рано - трусики были все в какой-то засохшей дряни, и надо было их постирать, пока Мишка не проснулся. У нее вообще была проблема со стиркой сушкой трусиков - вешать их в комнате - Мишка будет задевать головой, вешать на всеобщее обозрение не хотелось, на чердаке было пыльно...

Погода была ветреной, но теплой. В лес решили не ходить, и пол-дня резали молодой ревень, чистили его и под руководством бабушки варили обалденно вкусное варенье.

Потом бабушка ушла к подруге, и Мишка с ходу стал приставать:

- Ну, давай, ты вчера обещала.

- Чего?

- Сама не знаешь? Показать обещала.

- Ой, ну давай не надо?, - Света было безумно стыдно, вчерашнее безумство куда-то ушло, и ей казалось совершенно невероятным показать пацану - хотя и брату - свою щелку.

- Ну вот. Так нечестно. Я тебе показывал, и даже... Свете в самом деле показалось нечестным - он действительно показал ей все... Она нерешительно села на кровать и осторожно приподняла подол платья. Потом, чтобы оттянуть время, спросила:

- А ты вообще видел у девушек?

- Ага. Только издалека.

- Много раз?

- Да нет. Я же говорил, у Машки пару раз, и у девки одной во дворе, когда она ссала.

- А расскажи, как Машка это...

- Потом. Ты это..., - он махнул рукой в сторону ее руки, замершей на полпути. Света потянула подол выше, так что показались только утром надетые беленькие трусики. Она сидела на краю кровати, протянув ноги, и оттого треугольник трусиков казался очень маленьким. Она покраснела, потом перевела взгляд на Мишку - он был в трико - и увидела, что у него поднимается. Она подумала, что он опять сейчас начнет дрочить, и опустила подол.

- Ну нет, так мы не договаривались, - обиженно надулся Мишка.

- А чего делать-то?

- Ну, блин, платье задери.

Света прикрыла глаза, досчитала до трех и натянула платье до пояса.

- Вот, а теперь раздвинь ноги. И вообще сядь нормально.

Света забралась на кровать и раздвинула ноги. Мишкин член уже торчал, как мачта, сильно оттопыривая трико. Ей, в общем-то было интересно, стеснительность как-то прошла, и она была совсем не прочь, чтобы Мишка потеребил свою сардельку, раз ему приятно.

- А теперь трусики сними. Только ноги не сдвигай.

Света замерла. Она понимала, что должна, но ее руки как будто окаменели. Посидев, она, не глядя на Мишку, осторожно оттянула резинку трусиков в сторону, и перед Мишкой показались слегка опушенные пухлые губки.

- О, кайф. Здорово как. Первый раз так близко вижу. А ты можешь ноги пошире раздвинуть?

Света еще чуть раздвинула ноги. Она вся покраснела, ее сердце бешено колотилось. Впрочем, она сидела перед парнем с голой щелью, и ничего страшного до сих пор не произошло - только странное волнение охватывало ее.

- Давай вместе подрочим? - сказал Мишка, поглаживая свой выпирающий бугорок.

- Нет, - она отрицательно качнула головой: Я.... еще не делала это.

- Ну и что? Тебе понравится. Знаешь, Машка как тащится - визжит аж на всю квартиру.

- Нет... в другой раз. Ты, если хочешь...

Мишка как того и ждал. Он быстро спустил трико вместе с трусами, встал прямо перед Светой и начал водить кулаком вдоль члена. По мере того, как он распалялся, Светино стеснение проходило, и она все смелее смотрела, как Мишка это делает. Ей было интересно, и она на миг даже забылась и отпустила резинку трусиков. Мишка тут же завопил:

- Покажи!

Света снова отодвинула резинку, и Мишка стал водить еще быстрее. Его дыхание стало тяжелым, как у задыхающегося. Сквозь резкие выдохи он пробормотал:

- Раздвинь...

Света сначала не поняла, но увидев его взгляд, устремленный прямо на ее щель, отрицательно покачала головой. Она и сама-то боялась заглядывать туда, а уж показать парню... Впрочем, ее тоже охватило волнение, то самое, при котором, как она уже успела понять, пропадает всяческая стеснительность... Она осторожно начала раздвигать губки, как вдруг Мишка охнул, дернулся, и струя густой жидкости шлепнулась на пол рядом с кроватью. Пока Мишка спускал, она не шевелилась, и только потом, когда он замер, осторожно отпустила трусики. Когда Мишка пришел в себя, он засунул опавший член в трусы, сел рядом с ней и возбужденно покачал головой:

- Блин, а с тобой гораздо быстрее... и кайфнее.

- Слушай, а ты давно?

- Чего?

- Ну, это..., - она кивнула на член и покраснела: - Дрочишь?

- Ну, года два, наверное... Только не говори никому, ладно?

- А ты сильно балдеешь?

- Очень. Просто вообще, как будто умираешь каждый раз.

- А ты часто можешь?

- Когда как. Если фотка есть, или вот с тобой, то через десять минут снова могу. А так - только вечером. Чтобы всю ночь не торчал. И чтобы ночью не спускать.

- Ночью?

- Ага. Знаешь, иногда какая-нибудь фигня приснится - баба голая или еще чего проснешься, а уже потекло.

- Прикольно.

- Ой, блин, бабушка идет. Неси скорее тряпку, надо вытереть. * * *

Утром солнце стояло уже высоко и ощутимо припекало. Переглянувшись, они схватили по булочке и поскакали вниз с горы по направлению к заливу. Впрочем, купаться было еще рано - на берегу была тень, по воде бежал ветерок, и Света уже пожалела, что так рано пошла купаться. Впрочем, было еще одно дело... Она застенчиво оглянулась на Мишку и пробормотала:

- Пойдем в лес, погуляем.

Ей стало стыдно - ей казалось, что все написано у нее на лице. Сегодня она опять вспомнила о том, что Мишка старше ее на целый год, и что он единственный, кто видел ее щель... Пока она боролась между застенчивостью и желанием, Мишка подумал и потянул ее за руку:

- Пойдем.

Пока они дошли до поляны, стало жарко. Остановившись посреди поляны, они молча смотрели друг на друга, краснели и не знали, что делать. Наконец Мишка расстелил одеяло и спросил, как бы невзначай:

- Как ты думаешь, сюда еще долго никто не придет?

- Не знаю. Наверное, еще рано...

Мишка снял рубашку, потом скинул кеды и трико. У него стоял, но он уже не обращал на это внимание. В отличие от Светы. Она вдруг подумала, что будет, если он начнет ей засовывать. От Машки она знала, что в первый раз должно быть больно, но насколько больно... И вообще-то ей не очень-то хотелось. Хотя было интересно...

Ей стало на минутку страшно - девчонки во дворе говорили, что девку, которой сломали целку, видно по походке. Она представила, как она заходит домой нараскоряку, мамин взгляд....

- Чего стоишь-то? - Мишкин возглас оторвал ее от размышлений. Мишка уже сидел, и его бугорок скрылся за складками живота. Она медленно развязала поясок на платье, потом стянула платье через голову. На ней был купальник - узкие трусики и плотно облегающий грудь лифчик. Еще три дня назад она ни в жизнь бы не надела этот купальник - его купила мама, которая считала, что она еще совсем маленькая и то, что она выпадет из купальника - не криминал. Однако сейчас ей было интересно, как Мишка реагирует на ее вид.

Мишка реагировал адекватно. Он уставился сначала ей на грудь, а потом между ног. Его рука потянулась к члену, и он начал что-то там теребить. Его лицо покраснело и стало напряженным.

- Сними, - сказал он, кивая на лифчик. Света хотела поломаться, но возбуждение уже охватило и ее. Она чувствовала, что сейчас произойдет что-то необычное. Она медленно протянула руки за спину и потянула за бретельки. Еще раз замерла, прислушалась, огляделась - и сняла лифчик.

Мишка приподнялся, встал на колени. Его покрасневшая головка выглядывала из-за резинки трусов. Он приспустил трусы, взялся за член и начал как будто растирать его пальцами. Результат не замедлил сказаться - волна краски прилила к его лицу.

- А теперь трусики, - сказал он.

Света отрицательно покачала головой. Она просто должна была первый раз сказать "Нет", иначе бы она потеряла всякое уважение к себе

- Ну сними, ты же обещала!

Света осторожно оттянула трусики вниз - перед Мишкиным лицом показался покрытый редкими волосками бугорок.

- Ух ты! Да ты еще совсем маленькая! У Машки такая волосня!

Света как-то раз случайно видела, как Машка подтягивает трусики. У Машки было полупрозрачное белье, и сквозь ткань просвечивал бугорок густых черных волос. Тогда Свете стало даже немного не по себе. Она немного обиделась на "маленькую" и как бы в доказательство взрослости решительно сняла трусики. Ее бугорок был как раз перед Мишкиными глазами. Мишка начал дрочить, стоя на коленях, и блаженно жмурился от удовольствия.

- Давай тоже, - вдруг предложил он.

- Нет, - ответила Света. - Я при тебе не могу.

- Ну ладно. Тогда подрочи мне.

- ... Как это? - Света растерялась. Она не представляла, как сможет прикоснуться к мужскому члену.

- Ну как - берешь и дрочишь.

- Ну-у-у..., - Света посмотрела на умоляющую Мишкину рожу и опустилась рядом с ним. Его член оказался на уровне ее лица. Воспоминание о чем-то, обсуждавшемся во дворе, пришло ей в голову, но сейчас было не до воспоминаний. Она протянула руку и осторожно взялась за член. Член неожиданно оказался горячим и твердым. Она двинула рукой - податливая кожица поползла вниз. Мишка возбужденно охнул. Тогда она начала водить взад-вперед, как это делал он. Его взгляд то блуждал вокруг, то упирался ей между ног. Она помнила, что ему нравится, когда раздвинуто, и без напоминания раздвинула колени Ощущение дрочимого члена было потрясающим. Она ощутила сильное возбуждение и прилив наслаждения. Единственное, что ее беспокоила - это ритм. Ей казалось, что она водит слишком медленно, и она начала ускорять темп. Честно говоря, сидя это было очень неудобно делать. Однако встать она не могла - Мишка устремил взгляд на ее щель и тихонько повизгивал. Ее очень занимали качающиеся под членом яйца. Ей хотелось потрогать и потискать их, однако то, чем она занималась, не давали ей такой возможности. И еще ей нравилось ощущение головки под рукой...

- Давай, давай... ближе к концу..., - вдруг задыхаясь проговорил Мишка. - Самую залупу дрочи.

Она опять не поняла слова, хотя слышала его во дворе. Однако что нужно делать было понятно. Она теперь гладила только головку. Мишка уже был сам не свой. Красный, как рак, с затуманенными глазами, он дергался в такт каждому ее движению и тихонько подвывал.

Вдруг его зад начал подергиваться в такт ее движениям. Глаза его закатились, он прохрипел:

- Быстрее...

Она усилила темп, завороженная таким зрелищем. Мишка вдруг всхлипнул, задергался, и Света ощутила под рукой струю... Мишка содрогнулся, захрипел, и из члена брызнула мощная молочно-белая струя. За ней вторая, потом еще одна... Свете не переставала водить, и одна из последних струй вылилась ей на руку. От неожиданности она отдернула руку, и Мишка, продолжая истекать, рухнул на одеяло. Света внимательно посмотрела на желеобразную массу, повисшую у нее на руке. Потом поднесла к носу - пахло резко и приятно. Подумала, огляделась и вытерла руку о траву.

Честно говоря, ей понравилось. Сердце у нее колотилось примерно так же, как когда она в первый раз подглядывала за Мишкой. И внизу живота было какое-то странное томительное ощущение... Самое странное - она ощущала, что между ее губок стекает какая-то жидкость. Она даже подумала, что у нее не вовремя начались месячные. Протянув руку, она провела между губок - внезапное острое ощущение вдруг пронзило ее, и она содрогнулась всем телом. На пальце осталась какая-то жидкость - но не кровь, и это ее обрадовало. Жидкость резко и возбуждающе пахла - очень похоже на Мишкину сперму. Света вдруг представила, что он спустил внутри ее...

- Зашибись, как ты классно дрочишь, - прервал ее мысли Мишка. Света вдруг спохватилась, что сидит перед пацаном совершенно голая, и поспешно схватила трусики.

- Вообще, я еще ни разу так классно не спускал, - продолжал Мишка. - А чего ты-то? Давай, тоже...

Света отрицательно покачала головой и начала натягивать трусики.

- Или я тебе..., - нерешительно сказал Мишка. Света замерла. Ей впервые пришло в голову, что мужчина может ее не трахать, а просто гладить...

Она замерла на мгновение. Мишка расценил ее поведение как согласие и протянул руку. Провел по животу, по груди, спустился ниже... Вот его рука уже перебирает волоски... Света резко сжала ноги, но Мишкины пальцы уже раздвинули губки и начали водить между ними. Свете было немного приятно, но Мишка водил грубо гораздо грубее, чем она сама в тот раз, когда попробовала это сделать, и ей было больно... Она отодвинула его руку. В ответ на недоуменный взгляд сказала:

- Нет. Больно. Лучше потом. И я сама. * * *

На улице моросил дождь. Свете было бы скучно, но она все утро ловила на себе похотливые Мишкины взгляды, и это было забавно. Еще забавнее было, что бабушка ничего не замечала. Улучив момент, когда бабушка вышла, Мишка подкрался к ней сзади, по-хозяйски обхватил одной рукой за грудь, а другую запустил в трусики. От неожиданности она дернулась, но Мишка плотно прижал ее к себе, и она почувствовала, как между половинок попы ей упирается его возбужденный член. Мишка осторожно гладил ее щелку, но не залезал между губок, а гладил снаружи. Неожиданно это оказалось очень приятно и совсем не больно. Света замерла, вся отдавшись приятному ощущению, но за дверью послышались бабушкины шаги. Они едва успели плюхнуться на разные кровати.

Теперь уже Света кидала на Мишку восторженные взгляды. Между ног у нее сладко зудело, и когда она плотно сдвигала ноги, приятные ощущения резко усиливались. Она даже боялась, что если она будет их сжимать и дальше, то у нее будет то, что у нее было ночью... она не знала, как это называется. Мишка прикидывался, что читает, однако Света видела, что у него стоит и что он осторожно, локтем, то ли потирает член, то ли поправляет.

Дождавшись, когда бабушка отвернется, она посмотрела на него прямо и выразительно. Мишка нерешительно пожал плечами. Света на минуту задумалась, потом показала глазами вверх. Наверху был чердак, на чердаке были старые книжки, детские Светины игрушки и тахта. Правда, там было немного пыльно, но Свету это не пугало. Мишка согласно кивнул. Света потянулась и громко сказала:

- Что-то читать нечего. Баба, я на чердак слазаю, книжки посмотрю?

- Вот еще. Сверзишься. - ворчливо ответила бабушка

- А я с Мишкой. Мишка, пойдем?

- Ну пойдем, - как бы нехотя согласился Мишка.

Они выскочили под дождь и по шатающейся лестнице полезли на чердак. Мишка при этом галантно пропустил Свету вперед и поддерживал ее за попу, иногда попадая рукой между ног. Лезть при этом было страшно неудобно, но еще больше возбуждало и без того распаленную девочку.

На чердаке было здорово. Пахло вениками, книгами и еще чем-то романтичным. Они плюхнулись на тахту, и Мишка тут же принялся мять Светину грудь. Тут они были в безопасности - бабушке было ни в жизнь не взобраться по лестнице. Они молчали все было понятно и без слов. Мишка одной рукой стянул трико, а второй тем временем пытался стянуть со Светы трусики. У него не получалось, и Света решительно сняла их сама. Она сидела на тахте, а голый Мишка с покачивающейся дубиной стоял перед ней. Она привычно взялась за член, не забывая при этом раздвинуть колени. Мишку трясло от возбуждения.

- Мишка, - вдруг спросила Света.

- У?

- А ты когда-нибудь... ну, с женщиной...?

- Чего? Сношался, что ли?

- Ну да.

- Вообще-то нет. А что?

- А попробовать не хотелось?

- Хотелось, конечно. Еще как!

- А со мной?

- Ты что! Ты же сестра! С тобой нельзя - будет кровосмешение.

- Да? - Света была искренне расстроена. Если честно, ей очень сильно хотелось попробовать.

- Ну... можно, но только не туда.

- Не... куда?

- Ну..., не в пизду. Света слегка обалдела от матерного слова, но не подала виду.

- А куда еще?

- Ну, в жопу можно.

- Да ну? Зачем?

- Говорят, тоже классно. Вроде в рот еще можно...

- Как это?

- Не знаю. Мне только говорили. Слушай, кончай, я уже не могу. Я сейчас без тебя спущу.

Света, хотя и была страшно заинтересована разговором, не забывала, что держится рукой за Мишкин член. Она начала водить вдоль него. Дырочка в головке смотрела прямо ей в лицо, и ей вдруг захотелось попробовать засунуть его в рот... Она опомнилась и продолжила дрочить Мишкин член. Мишка уже балдел, его глаза то закатывались, то устремлялись на Светину щелку. Свете все это было очень приятно, однако ее щелка тоже ужасно зудилась и истекала жидкостью. Тогда она положил свободную руку поверх губок и так же, как Мишка, стала водить сверху. Ей сразу стало очень приятно. Она даже на мгновенье перестала дрочить Мишку, и Мишка сразу открыл глаза и увидел, чем она занимается.

- Во классно. Давай вместе, - он взялся рукой за член, однако Свете захотелось, чтобы он спустил от ее руки. Она отвела его руку и начала водить сама. Не забывая при этом про себя.

Теперь Мишка глядел во все глаза. Света гладила свою щелку, дрочила Мишкин член, иногда сводила бедра и плотно зажимала ими губки - от этого возбуждение резко нарастало.

В это время Мишку начало разбирать. Он начал постанывать, приседать, его задница начала подергиваться... Света переместила свою ладонь ближе к головке и усилила темп. Усилила она его и у себя, и тут же почувствовала, как к ней подступает... Она поняла, что сейчас забудет и про Мишку, и про все на свете, и будет биться в сильнейшем кайфе... ее охватил жар, он разлился по животу, у нее сразу отнялись ноги, голова закружилась... Мишка заорал, задергался, ей на грудь и живот упали горячие капли спермы... это будто подтолкнуло ее. Она почувствовала накатывающую волну безумия, тоже закричала, резко сдвинула ноги, упала на тахту и забилась в оргазме.

Когда она пришла в себя, она долго не могла ничего понять. Она вся до ушей была перемазана в чем-то липком, лежала поперек тахты, так что ноги и голова свешивались в резные стороны. На ее ногах лежала Мишкина голова. Мишка был недвижим. Она пошевелилась, вспомнила... Ей стало стыдно, что она лежит голая, однако последние волны оргазма еще не покинули ее, и блаженство разливалось по всему телу. Единственно, что было неприятно - это размазанная по телу сперма. Мишка тоже пошевелился, поднял голову и произнес:

- Кайф-то какой. Я вообще торчу от тебя.

- Я тоже. Ты зачем меня всю уделал?

- Ну вот еще. Сама на себя направляла. Я куда ее дену-то?

- Вот же блин. Я как вниз пойду?

- Да она высохнет сейчас.

Мишка приподнялся и прилег рядом. Света вдруг осознала, что лежит совершенно голая рядом с голым парнем, которого она только что... Ее охватила гордость, что она совсем как взрослая, и она подумала, что нужно будет обязательно похвастать Машке...

- Слушай, ты обещал про Машку рассказать.

- А-а-а... ну давай. В общем-то ничего особенного. Прихожу как-то домой, вхожу так осторожно - ну, думаю, никого дома нет. Слышу - у Машки в комнате маг играет. Ну, я подумал - вдруг она раздетая, стал подкрадываться, чтобы она не слышала. Смотрю - дверь закрыт, а оттуда какие-то странные звуки. Ну, я к замочной дырке. Сначала ничего не понял. Потом смотрю - лежит Машка на полу, совершенно голая, и дрочится. То есть я тогда не понял, что она делает. Одной рукой сиськи мнет, второй всю... э-э-э... письку расшеперила и надрачивает ее. Глубоко - аж заныривает. Не то что ты. Волосня у нее черная, густая, и писька здоровая - когда раздвинутая, то вообще... Ну и вот. Дрочила-дрочила и как давай орать. Вся трясется, ноги задирает, двумя руками письку трет, потом давай внутрь пальцы пихать - и орет при этом, как будто ее режут. Я сначала испугался, а потом понял, что ее кайф разбирает. Ну и вот. Поорала так, потом упала и лежит не шевелится.

- Ну, а ты?

- А я что - ничего.

- И у тебя не встал?

- Встал, еще как. Я вообще, как только она орать стала, сразу спустил. Без рук. Прямо в штаны. Вот, блин, отстирывать замучился.

- Здорово.

Света заметила, что у Мишки, пока он это рассказывал, опять встал. Она кивнула:

- Ты что, опять?

- Ага. Давай?

- Нет, ты что. Я не могу.

- Ты тоже спустила?

- Ну-у-у... да.

- Ну ладно. А я хочу. Давай, ты ляжешь, чтобы я тебя видел, а я еще...

- Как хочешь.

Мишка встал, взялся за член и начал дрочить. Света сначала лежала просто вытянув ноги, но потом поняла, что Мишка видит только ее грудь и бугорок. Рассказ про Машку тоже возбудил ее, но уже как-то не так - дрочить не хотелось, хотелось просто лежать и смотреть на Мишку.

Она подумала и сначала раздвинула ноги, а потом вообще согнула их в коленях и задрала, так что перед Мишкой открылась вся ее щель. Теперь она видела его член между своих ног, и ей приятно было представлять, как будто это он ей засовывает. Мишка дрочил как-то не так. Обычно он начинал медленно, а потом ускорялся. Сейчас же он водил очень быстро, но никак не спускал. Все его напряженное тело дергалось в такт руке. Свете было забавно наблюдать за этим. Она вдруг подумала, что Мишка не очень сильно возбужден после первого раза, протянула руки вниз и осторожно раздвинула свои губки. Мишка буквально пожирал ее глазами, его лицо раскраснелось, красная головка так и мелькала внутри ладони. Он уже подходил.. Света вдруг поняла, что если он или она не отодвинутся, то сперма попадет прямо ей на щелку... впрочем, это ей как раз подходило. Заметив, что Мишка сильно ускорил темп и по телу его пробегают редкие волны, она показала ему пальцем и чуть слышно сказала:

- Сюда.

Мишка широко раскрыл глаза, его затрясло, он что-то простонал сквозь стиснутые зубы и последним движением придвинулся почти вплотную к Свете... Мишкин вскрик, и она ощутила горячую жидкость на своей промежности...

Света. Кризис.

Однажды вечером со стороны соседской дачи раздались голоса. Света сразу насторожилась - там жили близняшки, с которыми они в прошлом году славно проводили время. Однако сейчас был уже не прошлый год - Света была совсем другой, и поэтому она не побежала сломя голову, а осторожно прокралась через кусты. Так оно и было. Обе близняшки, уже где-то успевшие загореть, бегали из лома и в дом и таскали тряпки и ведра - у них явно с весны еще никто не прибирался. Но что Свету удивило и поразило - с близняшками приехали двое парней. Ничего себе так парни, один - высокий и черный - даже сразу ей понравился. Второй был похуже - белобрысый и толстоватый - но тоже ничего. Главное, что им было лет по шестнадцать... На этом месте Света прикинула, что время к вечеру, скоро уйдет последний автобус, и четверка явно останется ночевать... Она представила, чем они будут заниматься - ну не в карты же они будут играть - и у нее сразу заныло внизу живота. Самое смешное, что еще год назад ей и в голову бы такое не пришло - она точно подумала бы, что ребята будут играть в карты...

- Шлюха развратная, - обозвала себя Света, одновременно думая, что бы сказать бабушке, чтобы случайно не выдать девушек - их бабушки дружили.

Весь день до вечера ее мысли были заняты приездом близняшек и тем, чем они, по ее мнению, будут там заниматься. Особенно Свету интересовало, как различают близняшек мальчишки, и не происходит ли у них случайного обмена. Он так размечталась, что даже походя отвергла Мишкино предложение сбегать купнуться, чем ужасно его обидела - Мишка уже привык к ежедневным упражнениям. Она успела еще заметить, как он, надув губы, поплелся в туалет - видимо, развлекаться сам с собой.

Поужинали поздно. Мишка, явно успевший спустить, уже не так плотоядно пялился на ее выступающие сиськи и не трогал ее под столом за ноги. Света уже намерилась занырнуть в постель, чтобы, представляя себя на месте близняшек, спокойно подрочить, как вдруг бабушка вспомнила, что забыла закрутить водопроводный кран - воду давали рано утром, и пока они встанут, может залить весь участок. Света вопросительно посмотрела на Мишку, но тот скорчил ужасную рожу и сделал вид, что смертельно хочет спать. Пришлось Свете натягивать кеды и по вечерней росе в темноте тащиться к бочкам.

У соседей горел свет. Света подошла поближе, к границе участка. Ей было страшно интересно, и она уже хотела подкрасться поближе, но ее пугало, что из дома может кто-нибудь выйти. Однако текли минуты, и вокруг стояла полная тишина. Тогда Света решилась. Она осторожно прокралась мимо теплицы, согнулась в три погибели и практически на карачках подобралась к окну с веранды. Окна были задернуты, однако в одном месте занавеска отогнулась. Туда-то и направилась Света. На веранде кто-то был. Света выбрала удобный ракурс и увидела, что на тахте валяется одна из девушек - явно подвыпившая - а белобрысый парень сидит рядом и что-то рассказывает. Рука его при этом как бы невзначай гладила девушку по животу, ненароком задевая грудь. Парень тоже был пьян. Даже сквозь стекло было видно, что его язык заплетается.

Света стояла согнувшись, в неудобной позе. Она еще раздумывала, подсматривать дальше или не рисковать, когда парень резко задрал на девушке майку - на свет появились две круглые, как арбузики, груди - и прильнул губами к одному соску. Девушка как бы нехотя оттолкнула его руками, но парень даже не сдвинулся с места. Теперь его руки гладили девушку по попе и бедрам - хотя, очевидно, в джинсах это было не очень удобно.

Через некоторое время он перешел к другому соску. Девушке все происходящее явно нравилось. Она уже не отталкивала его голову, а, наоборот, прижимала к себе и при этом делала бедрами недвусмысленные неприличные движения. Парень оторвался от груди и начал расстегивать на девушке джинсы. Девушка схватилась за молнию и, отрицательно качая головой, стала что-то горячо объяснять парню. Однако парень медленно, но решительно перемежал сосание сосков с стягиванием джинсов, и вскоре Света увидела, что показались беленькие трусики девушки. На этом месте девушка вцепилась в джинсы намертво, и дело не двигалось с мертвой точки.

Тогда парень сменил тактику. Он прилег рядом с девушкой, обнял ее и начал что-то шептать на ухо. Света не сразу заметила, как его рука скользнула вниз и скрылась в трусиках девушки. Парень задвигал рукой, а девушка прикрыла глаза, и снова начала двигать бедрами. Света уже тряслась, что ее потеряет бабушка, начнет искать и всех распугает.

Наконец девушка сама расстегнула на парне джинсы, нырнула туда рукой, и перед Светой предстал здоровенный - раза в два больше, чем у Мишки - член. Схватив член ближе к головке, девушка начала медленно, старательно обнажая головку, дрочить его. Парень времени тоже не терял. Несмотря на то, что ему было страшно неудобно, он все-таки ухитрился стянуть с девушки джинсы, и она осталась в одних трусиках и задранной до ушей майке.

Парень сменил позицию - он встал на колени между ног девушки. Его член победно торчал, и Света поняла, что сейчас впервые в жизни увидит секс. Парень потянул вниз трусики девушки - Света увидела покрытый густыми волосами бугорок и страшно удивилась - близняшки были чуть старше ее.

Парень лег на девушку и начал двигать задом. Девушка задрала ноги, так что они оказались на заднице у парня. Однако похоже, что-то было не так. Девушка хихикала, а парень краснел и пытался что-то поправить рукой. Наконец девушка протянула руку вниз, что-то там сделала и... парень резко двинул задом, девушка охнула так, что было слышно сквозь стекло, и выгнулась, подавшись всем телом навстречу парню. Света почувствовала, что по ногам ее вверх, к щелке, побежали мурашки. Парень обнял девушку за шею, плотно прижался к ней и начал ритмично двигать задом. При этом он то целовал девушку в губы, то шептал что-то ей на ухо.

Не отдавая себе отчета, Света запустила руку в шорты, положила ладонь на свою щель и начала медленно массировать ее. Ее немедленно охватило знакомое чувство разливающегося по телу блаженства.

Девушка раскраснелась, ее руки обхватили парня за голый зад и с каждым движением как бы подтягивали к себе. При этом она делала бедрами размашистые движения навстречу члену. До Светы стали доноситься ее стоны - все сильнее и сильнее. Она и сама уже готова была застонать - привычное блаженство сменилось пока небольшими, но нарастающими волнами из области промежности. Волны подкатывали к сердцу, отчего оно сладко замирало, и шли дальше, затуманивая мозг...

Вдруг парень приподнял голову, Света увидела его закатившиеся глаза и оскаленный рот... Его бедра бешено заработали, он со всей силы схватился за бедра девушки, как бы натягивая ее на себя, его затрясло, и до Светы донесся сдавленный стон. Она поняла, что парень спускает - прямо внутрь девушки... на этом ее наблюдения прекратились, потому что подкатывающие волны слились с представлением того, что у нее внутри прорывается горячая струя, и на нее накатило... Она что есть силы сжала зубы, чтобы не заорать от наслаждения, согнула ноги, ее заколотило, и она на миг потеряла сознание от безумного кайфа...

Когда она пришла в себя, картина резко изменилась. Девушка лежала на спине, бесстыдно раскинув ноги. Парень лежал на краю кровати, отвернувшись от девушки и повернувшись к Свете. Его член безвольно свисал, и из него сочились редкие капли.

- Света! - раздался бабушкин крик, и она бесшумно, но быстро рванула домой. * * *

Спалось ей плохо, и она рано проснулась. Полежала, вспоминая вчерашнее приключение. Попробовала помассировать губки, но внутри губок болело и зудилось - видимо, вчера она переусердствовала. Она встала - тихонько, чтобы никого не разбудить - и вышла в сад. Утренняя прохлада охватила ее. Ноги сами понесли ее к границе участка. Притаившись под деревом, она представляла себе, кто с кем спит в соседском доме и как все это выглядит. Ей самой ужасно хотелось хотя бы разок гульнуть в такой вот компании - впрочем, сделать это было проще простого, достаточно было намекнуть близняшкам, но ей казалось, что все ее желания написаны у нее на лбу... Мишка явно еще спал, бабушку она оставила тоже спящей, так что ничего не мешало ей любоваться восходом и заодно мечтать.

Вдруг у соседей скрипнула дверь. От неожиданности Света присела, и ее стало совсем не видно из-за свежей зелени куста. На крыльцо вышла одна из близняшек босиком и в одной майке. Потянулась, почесала живот, подумала, потом прошла к бочке с водой и начала умываться. Бочка стояла недалеко, и Света хорошо видела свободно болтающиеся под майкой сиськи. Она представила, как их всю ночь мял парень, потом представила себя на месте девушки... Как ей казалось, мять нижние губки все-таки было интереснее.

Дверь снова скрипнула. Близняшка не услышала - она с удовольствием плескалась водой. На крыльце стоял чернявый - в одних трусах и кедах на босу ногу. Света с удовольствием посмотрела на рельефные мышцы живота - Мишке до этого было далеко. Парень увидел близняшку, и вдруг его бугорок на трусах стал оттопыриваться. Через минуту в трусах торчал здоровенный член. Свете стало жарко и стыдно и захотелось убежать. Однако посмотреть - хотя бы посмотреть - хотелось сильнее.

- Блядина, - вдруг подумала она про себя запретное ранее слово и осталась сидеть. Чернявый спустился с крыльца, подкрался к девушке и осторожно прикоснулся в ее заднице. Она вздрогнула, резко обернулась, но промолчала. Не меняя положения, парень начал гладить ее зад. Майка задралась, и Света увидела симпатичные кружевные трусики. Парень прижался вздыбленным членом к заду девушки, облапил ее сзади и начал одной рукой тискать по очереди обе сиськи. Вторая рука, еще больше задрав майку, залезла в трусы. Девушка замерла и прикрыла глаза. Парень что-то делал рукой в трусах, однако эта часть была закрыта от ее глаз. В таком положении парочка застыла... Через минуту девушка начала постанывать и делать задом движения навстречу члену парня. Тогда он что-то шепнул ей на ухо, и она резко закивала головой.

Парень вытащил руку из трусов, нагнул девушку, так что она уперлась руками в края бочки, и начал стягивать с нее трусики. Девушка не сопротивлялась. Сняв трусы с нее, парень сдвинул резинку на своих трусах вниз, и Света увидела длинный, но такой же тонкий, как у Мишки, член. Член был красный и дрожал. Он положил девушке руку на поясницу и толкнул вниз, так что девушка прогнулась и встала почти под прямым углом. Она раздвинула ноги, и Света на мгновение увидела ягодицы и красную щель, покрытую волосками. Света не знала, которую из близняшек она видела вчера, однако мысль о возможной перемене партнеров ее возбудила. Парень поднес член к девичьей щели. У парня были длиннее ноги, поэтому он уперся членом не в щель, а в темную дырочку зада. Ему пришлось согнуть ноги в коленях, чтобы головка опустилась ниже. Парень раздвинул руками ягодицы, крепко взялся за них и начал мелкими толчками вводить член. От движений задницы трусы окончательно сползли с него, и Света с удовольствием увидела крепкие мускулистые ягодицы.

Он увеличил амплитуду, и вдруг резким движением вонзил член до конца. Девушка застонала. Парень плотно прижался животом к заднице и на миг замер в таком положении. Потом отпустил ягодицы, протянул руки вперед, ухватился под майкой за груди и начал медленно и мощно насаживать девушку на свой член. С каждым толчком девушка стонала все сильнее. Света вдруг представила себе, что будет, если выйдет бабушка, и ей стало мучительно стыдно. Поэтому она оставила пришедшую ей в голову идею подрочить и только молча наблюдала за действием.

Парень расставил ноги, и теперь Свете хорошо были видны раскачивающиеся с каждым толчком яйца. Девушка раскраснелась, теперь она с каждым движением тоже подавалась навстречу члену, как бы еще больше насаживаясь на него. Парню было нелегко - видимо, оттого, что он стоял на полусогнутых ногах. Он тоже раскраснелся, и на его лице выступил пот.

Вдруг он приостановился, еще больше прогнул девушку, положив ей не спину ладонь, потом крепко схватился за половинки попы и, тиская их так же, как груди, начал делать резкие движения членом. Девица застонала уже во весь голос - видимо, член добрался наконец до сокровенных глубин. Света услышала непристойное ритмичное хлюпанье, которое вдруг начало ускоряться... Ее охватило возбуждение, и она начала непроизвольно крепко сжимать бедра, во что бы то ни стало желая кончить. Парень разошелся на полную катушку. Он уже натурально драл девушку, раздирая ей зад и изо всей силы засаживая член во влагалище. Девушка только стонала и подвизгивала, хватаясь за края бочки. Света наконец почувствовала, что поймала момент, просто сжимая бедра, и теперь сидела полузакрыв глаза и сосредоточившись на своих ощущениях. Оргазм от одних бедер был не таким сильным, зато она могла вызвать его только мыслями и сжиманием бедер.

До нее донеслись короткие резкие выдохи парня. Он делал резкие короткие движения, изо всех сил пропихивая член внутрь. Света начала ощущать подкатывающий оргазм и чуть приоткрыла глаза, чтобы притормозить его... Парень запрокинул голову, закатил глаза, резко задвигал задницей, потом замер... его зад завибрировал, он застонал и начал кончать. Света закрыла глаза, представила ударяющую ей в матку струю и, зажавшись в комочек, тоже кончила... * * *

После этого в отношениях с Мишкой что-то разладилось. Света ходила весь день под впечатлением увиденного и почти не обращала на него внимания. Он дулся, смотрел мимо даже не хватал ее, как обычно, за выступающие части, проходя рядом. Света заметила, как он после обеда скрылся в туалете с нарочито безразличным тоном, и, подкравшись через минуту к двери туалета, услышала тяжелое дыхание и стоны. Ей даже стало немного жалко Мишку, хотя у самой желание заняться онанизмом за весь день так и не возникло.

Вечером Света заметила, что соседи собираются на автобус. Она была несколько разочарована - она надеялась и сегодня подсмотреть "кино". Как бы случайно она подошла к краю участка и тут же была замечена близняшками. За обычным девчоночьим разговором Света не заметила, как оказалась на веранде в окружении всех четверых. Впрочем, пацаны больше молчали, лишь изредка кидая на нее странные взгляды. Трещали в основном девчонки, рассказывая, как прошел год и какие у них планы на лето. Впрочем, особенных планов у них не было - в городе летом было скучно, можно было съездить на Столбы или торчать на даче. Можно, было, конечно, отдаться в пионерлагерь, это даже иногда было интересно, но Света не была поклонницей такого отдыха, да и близняшки, похоже, тоже.

Уже прощаясь, близняшки отошли со Светой в сторону, и одна из них застенчиво спросила:

- Ну, а с личной жизнью как? Нашла кого-нибудь?

Света покраснела:

- Нет... ну, я пока так...

- Так? - одна из девочек сначала не поняла, но вторая подтолкнула ее и многозначительно посмотрела.

- А-а, ну понятно. Самообслуживание.

Света покраснела еще больше.

- А так-то не пробовала?

- Э-э... как?

- Ну ебаться, блин! - не выдержала одна из девочек.

- Нет...

- А хочешь?

- Блин, ну кто же не хочет? - вмешалась вторая.

- Короче, девка. Мы через неделю опять приедем. Тебе парня привезти?

- Н-не знаю...

- А чего не знаешь-то? Пора бы уже, а то так и будешь, как дура, над своей целкой трястись.

- А-а-а... ребенок если?

- Бля, ну ты дни-то посчитай. Мы же того, и ничего.

- Я не умею. Как это - дни считать?

- Ладно, мы тебя научим. Ну так везти?

- А, это, а как потом?

- Что?

- Ну, муж...

- А что муж? А, ты про целку... Да фигня все это. Напряжешься маленько, поорешь, он и не заметит. Мужики в этом плане тупые.

Света помолчала и как в воду нырнула:

- Ладно, везите. Только симпатичного.

- Ладно, не ссы. Самого лучшего найдем.

Девчонки повернулись, чтобы уходить. Света наконец решилась задать давно мучивший ее вопрос:

- А это... больно?

- В первый раз-то? - близняшки переглянулись. - Ну, в общем-то, есть немного. Но если выпьешь - то все нормально. Зато потом такой кайф... твоя суходрочка по сравнению с этим - это так, фигня.

Света проводила ребят до автобуса, и они даже поцеловались с близняшками на прощание. Уже залезая в автобус, они многозначительно посмотрели на нее:

- Ну, давай, подруга... готовься. * * *

По дороге на дачу Света, возбужденная разговором, старалась представить себе, как это будет. Ей было немного страшно, что будет больно, и она даже подумала попробовать сначала с Мишкой - однако Мишка казался таким пацаном по сравнению с взрослыми и молчаливыми парнями близняшек, что она отвергла эту мысль. Впрочем, настроение у нее от этого не испортилось, что сразу заметил Мишка.

Поймав его изучающий взгляд, Света многозначительно посмотрела вверх, на потолок. Мишку долго уговаривать не пришлось. Через несколько минут он вслед за Светой залез на чердак и с ходу облапил ее за грудь. Свете не столько хотелось кончить, сколько снять возбуждение. Поэтому она кивнула Мишке на выпирающий член, сняла трусики и села перед Мишкой на тахту. Мишка спустил штаны, достал возбужденный член и начал медленно его массировать. Света задрала юбку, раздвинула ноги и осторожно провела по губкам. От такого зрелища Мишка сразу возбудился, покраснел, тяжело задышал и начал быстро дрочить. Света думала, что после утренней разминки ей будет больно, однако щелка был мокрой и палец скользил свободно. Она нащупала бугорок и начала круговыми движениями водить вокруг него. Вид Мишкиного члена перед ее лицом возбуждал ее еще сильнее. К ней быстро подступил кайф, и она прикрыла глаза, представляя на месте Мишки чернявого мальчика, которого наблюдала утром. Ей удалось отвлечься и представить себе, что это чей-то чужой палец водит по ее щелке. От этого стало еще приятнее, но оргазм еще не приходил. Откуда-то издалека она услышала хриплые Мишкины стоны, представила, что это стонет кончающий в нее мальчик... Мишка захрипел, на живот и бугорок Светы упали горячие капли спермы. Света быстро задвигала рукой, захватывая Мишкину сперму и размазывая ее по щелке. От этого палец стал скользить еще лучше, и вот... Свету охватил жар, откуда-то из промежности начала подступать волна безумного наслаждения, Света зажала бедрами свою бешено работающую руку и, подвывая и дергаясь, упала на тахту и потеряла ощущение времени...

Они немного повалаялись рядом. Света уже спокойнее отнеслась к тому, что весь живот и вся:. у нее измазаны в липучей жидкости, и уже не содрогалась от неприятного ощущения. Света потихоньку рассматривала Мишкин сморщенный членик, весь в засыхающих потеках спермы, и представляла себе, как этот член увеличивается в размерах, выпрямляется и проникает к ней в щелку: Ей стало неприятно.

- Мишка, - потрогала она его за плечо.

- Чего?

- Ты обещал рассказать про Машку.

- Я же рассказывал.

- Да нет, не про то. Как она с парнем.

- А. Понятно. Это вообще пинцет котенку был. Я просто уссался. В общем, предки как-то раз в гости уехали, а меня с Машкой оставили. В школу, так сказать, чтобы ходили. Ну и вот, Машку куда-то вечером уперлась и пришла уже поздно. Сначала сама зашла, потом меня спросила - скоро я спать пойду или нет. Мне в общем-то не хотелось, то есть пофиг было. Я ей и говорю - я телик хочу смотреть. Ну, она мне - ты, говорит, ложись в родительской и телик смотри, а я заниматься уроками буду, реферат там, всякая лабуда, с одноклассником, ты мне не мешай. Ну, я дурак, что ли - не понять, что ей надо. Ладно, говорю - даже дрочить не стал, залез в постель, а она ушла куда-то. Через минут пять вернулась - по голосам слышу, с парнем. Видать, внизу ждал. Ну вот, заперлись у себя в комнате, а я телик смотрю.

- А что дальше?

- Ну, у меня через стенку хорошо слышно, особенно если банку приложить. Я беру банку, телик уменьшил и слушаю. Они сначала болтали - парень ей все намекает, а наша дурочка хихикает, как ненормальная. Потом она куда-то сгоняла - то ли поссать, то ли еще чего. Возвращается - и тишина, только сопение какое-то. Ну, я встаю потихоньку, и к замочной скважине. Смотрю - сидят на кровати и сосутся. Ну, и парень ей уже под рубашку рукой залез и за сиськи мацает.

- А она?

- А ничего. Кайфует.

- А дальше?

- Ну вот, сосались, сосались - он на ней уже рубашку расстегнул, и давай сиську у нее сосать. А она на спину упала и стонет. И так вот задом навстречу ему делает. Ну, я тут не выдержал и сдрочнул.

- Кайфно?

- Еще как. Правда, всю дверь заляпал, Машка потом долго на меня косилась. Ну и вот. Сосет он ей сиськи, а сам под юбку рукой лезет. А Машка хихикает и его отталкивает. Ну, потом он ей залез, юбку задрал, рукой под трусы и давай Машку дрочить пальцем. Машка тут вообще охуела. Глаза закрыла и давай метаться по всей кровати. Ну, в общем, видно, что все, сейчас спустит. Ну, парень ее малость подрочил, потом трусы стянул - там вся Машкина штука. И волосня офигенная. Машка вроде что-то пропищала, а по глазам видно, что хочет - и руками его на себя тянет. Ну вот. Пацан, значит, джины с себя стягивает, достает едлу - а она у него тонкая такая, пинцет просто - ну и давай Машке в туда пихать. Пихает-пихает - а у него не лезет. Ну Машка вроде как лежит - виду не подает. Потом оттолкнула его, легла на спину и пальцами себе щель раздвинула. Ну и говори ему: иди, говорит, я тебя хочу. А щель у нее красная, здоровая, и прямо на меня смотрит. У меня раз - и сразу опять встал. Ну, пацан снова за елду ухватился, и давай в Машку пихать. У него сразу полностью вошел. Он на нее лег, и понеслась. Он ее ебет, она ему подмахивает, за жопу его хватает, ногами обнимает и орет при этом по-страшному. Причем не просто орет, а всякую фигню - сильнее, кричит, глубже, хочу, еби, говорит, меня сильнее. Блин, я от одних криков чуть не спустил. Ну, и тоже давай дрочить. По второму разу. Ну вот, а парня ненадолго хватило. У него жопа ходуном заходила, он как завизжит - ну и спустил, видать, потому что упал на Машку и только трясется. Машка полежала-полежала, потом его в сторону отодвинула, ноги согнула и давай дрочиться. Видать не хватило. Ну вот, она дрочит, а пацан рядом лежит и не двигается. Тут она давай стонать, дергаться, ну и я опять спустил - в кулак на этот раз. Пока спускал - она тоже уже все:

- А дальше?

- А ничего. Спать пошел. Машка утром спрашивает - не слышал ли чего, а я говорю - спал. Ну, она дома больше не занималась этом. Так что больше не знаю. Один раз еще за ней подсмотрел - она в ванне дрочилась, но так уже не орала - предки дома были. Ну и все.

Света заметила, что рассказ сильно взволновал Мишку. У него уже торчал, да она и сама была возбуждена. Ей вдруг захотелось: Она осторожно спросила Мишку:

- Хочешь?

- Да!

Она неожиданно для себя протянула руку и взяла его возбужденную палочку в руку. Мишку замер. Она задрала кожицу на головку и внимательно посмотрела на обнаженную ярко-красную плоть. Ей захотелось лизнуть ее, и она с трудом удержавшись от этого, начала дрочить член. Мишка упал на спину, закрыл глаза и расслабился, только нервно двигая бедрами навстречу ее руке. Свете нравилось смотреть на мелькающую перед ней головку, она старательно двигала рукой, еще раз проигрывая перед внутренним взором описанную Мишкой картинку. Мишка стонал, живот его вздрагивал. Ощущение горячего члена, зажатого в руке, возбуждало еще сильнее, но дрочить себя ей больше не хотелось.

У нее уже начала уставать рука, как Мишка вдруг издал жалобный стон, задергался, и из его члена ей на руку брызнула белая струйка. Она рефлекторно отдернула руку. Мишка завопил, схватился за головку и, резко двигая рукой и извиваясь от наслаждения, спустил себе на живот.

Света. Секс.

Вся неделя прошла в нервном ожидании. Они с Мишкой уже привычно дрочили друг перед другом почти каждый день. Обычно это происходило на чердаке. Однако Свете казалось, что ей чего-то не хватает... Она, в принципе, даже догадывалась, чего - она не чувствовала мужчину. Мишка к ней почти не прикасался и вообще не делал никаких попыток как-то изменить ситуацию. Его вполне устраивало то, чем они занимались. Намного позже Света призналась самой себе, что если бы Мишка в тот момент захотел ее трахнуть, она нисколько не стала бы возражать - настолько в неопределенном состоянии она находилась.

Наконец наступила суббота. С утра Света была рассеянна, уронила банку с вареньем, не обратила никакого внимания на Мишкины многозначительные взгляды и к обеду, не выдержав напряжения ожидания, сбежала одна в лес. Дойдя до любимой поляны, она немного позагорала - в одних трусиках, так как забыла захватить купальник - потом задремала, расслабилась и как бы незаметно для себя запустила руку в трусики. Онанировала она на этот раз, представляя перед собой того чернявого парня, который был с одной из близняшек - он ей понравился и даже как-то запал в душу. Она не представляла себе ничего эротичного - мальчик просто стоял одетый перед ее глазами, и это приводило ее в странное возбуждение... Она старалась гладить медленно, чтобы продлить оргазм, однако это ей не удалось. Несмотря на то, что ей было немного больно, она сорвалась, резко задвигала рукой и тут же кончила.

Возвращаясь на дачу, она уже махнула рукой на предполагаемые развлечения. Однако дверь у близняшек оказалась приоткрытой. Сердце у Светы гулко забилось, она подкралась к соседскому участку и стала подсматривать. Близняшки явно были дома. Однако больше никого не было видно. Одна из девочек вышла на крыльцо. Света неосторожно пошевелилась, и ее заметили. Близняшка замахала рукой:

- Ты чего там прячешься? Заходи.

Дома был полумрак - все шторы были задернуты. Девчонки переодевались, нисколько не смущаясь присутствием Светы.

- Вы одни? - как бы невзначай спросила Света.

- Ага. Ты не бойся, парни вечером приедут. Мы специально так сделали, чтобы не светиться.

- Здорово.

- И тебе парня привезем. Не знаю, как у него с этим делом, но умный...

- Да ладно, наверное, не надо..., - Свете вдруг стало стыдно.

- А чего так? Течка, что ли, у тебя?

- Да нет...

- Ну тогда какие дела? Ты, главное, у бабки отпросись на ночь. А то придет тебя искать в самый момент.

Этот вопрос тоже очень беспокоил Свету. Поэтому она, немного поколебавшись, пошла к выходу.

- В общем так, девка. Мы тут сейчас на огороде повкалываем, а ты пока у бабки отпросись. Ну и подходи часам к шести. Только помойся... - близняшка многозначительно посмотрела Свете между ног.

Света покраснела, кивнула и пошла домой. * * *

Мишка окончательно надулся, но Света не обратила на него внимания. Наскоро пообедав, она отозвала бабушку в сторону и попросилась ночевать у подружек. Бабушка минут пять выспрашивала, точно ли близняшки вдвоем, и даже проковыляла к границе участка, чтобы убедиться самой и заодно застрять на час, обсуждая с близняшками здоровье их бабушки и жалуясь на свое. Наконец разрешение было получено, и Света озадачилась, где бы помыться и сменить трусики. Всюду торчал вездесущий Мишка. Наконец она догадалась просто залезть в душ к близняшкам и сполоснуться холодной водой - что по жаре было даже приятно. Вытираясь полотенцем, она раздвинула губки и попыталась представить себе, как в эту крохотную щелку проникает толстый грубый член - однако ничего представить так и не смогла.

Ближе к вечеру бабушка отправила ее таскать воду на грядки, что несколько отвлекло ее от томительного ожидания. Она видела, как с вечернего автобуса идут люди, однако, как ни вглядывалась, не смогла заметить никаких парней. Она, конечно, допускала вероятность, что они могут не приехать, однако она уже настолько решилась, что в случае неудачи просто изнасиловала бы Мишку. Тем не менее в шесть часов она как штык стояла на крыльце соседского дома. И сладко замерла, услышав внутри мужские голоса...

Девушки хлопотали, накрывая стол. К удивлению Светы, из прежних парней был только чернявый. Вторым был здоровый взрослый мужик - лет двадцати, а третьим высокий худой кучерявый парень, на вид лет четырнадцати. Церемония знакомства несколько затянулась - чернявый, которого звали Макс, почти не обратил на нее внимания, длинный Вася долго тряс ее руку и что-то мычал, а взрослый Алексей осмотрел ее совершенно раздевающим взглядом и устроил целый допрос - где она живет, где учится, какая музыка ей нравится... Прервал его словоизвержение только призыв к столу. Тут же выяснилось, что Света не различает близняшек, и те наперебой стали объяснять различия между ними. Различий было много, но Света запомнила только, что у Лены один глаз чуть косит, а у Иры родинка на виске. На столе стояла пара салатов, картошка, сало и колбаса. В углу притаился тортик. Света не ужинала, поэтому тут же потянулась к картошке, но ее остановил Алексей. Он вытянул из-под стола пузатую бутылку и начал ее открывать. Света сделала испуганные глаза и умоляюще посмотрела на близняшек. Лена показала ей из-под стола кулак, и Ира стала стрелять глазами и корчить рожи, так что Свете сразу стало понятно, что, во-первых, выпить она просто должна, а во-вторых, ей предназначается худой Вася. Нельзя казать, что последнее устраивало ее, однако это было лучше, чем ничего. Больше всего ей хотелось Макса. Алексея она сразу стала побаиваться.

В бутылке оказалось довольно крепкое пахучее розовое вино - вермут, как ей сообщили. Она, как и все, выпила полстакана, и у нее сразу зашумело в голове. Она стала закусывать, хорошо представляя себе, что сильно пьяной быть не стоит. Однако алкоголь начал действовать резко и сильно. Весь мир вдруг окрасился в яркие цвета, а ребята вокруг показались ей близкими и приятными. Не дав им опомниться, Алексей налил еще по разу. Света сначала решила отказаться, но вспомнила, что сегодня ей предстоит решительный шаг, и залпом выпила, заслужив уважительные взгляды девиц.

Незаметно завязался разговор. В основном говорили про дискотеку, на которую все ходили по воскресениям, про школу - все, кроме Алексей, учились в школе, а Алексей недавно вернулся из армии и думал - поступать в училище или идти работать. Здесь Свете похвастать было нечем, однако язык у нее развязался, и она болтала всякую чушь. Впрочем, окосели все, и почти никто никого не слушал. Алексей, который сидел рядом с Ирой, оказывался все ближе к ней и наконец приобнял ее за плечи. Ира не возражала и даже прижалась поближе. Макс и Лена, которые, как поняла Света, дружили, уже давно обнимались. Свету сразу посадили рядом с Васей, однако Вася не делал никаких попыток к сближению и даже почти не разговаривал с ней. Света тоже не знала, с чего начать, хотя Ира уже давно делала ей многозначительные знаки, да и у самой Светы язык развязался настолько, что она могла разговаривать с телеграфным столбом.

Алексей налил еще по одной, и они подняли тост за любовь. Ира тут же захлопала в ладоши и предложила сыграть в бутылочку. Возражать никто не стал, правда, Света открыла было рот, но, увидев угрожающий взгляд Иры, замолчала.

Первой крутила Лена. Все еще были в напряжении, поэтому, когда ей выпало целоваться с Васей, это получилось несколько скомкано - Лена чмокнула его в губы, однако Вася почему-то дернулся и поцелуй пришелся в нос. Все засмеялись и как-то сразу расслабились. Второй досталось крутить Свете. У нее тряслись руки в бутылочку она играла только раз, и то тогда ей приходилось целоваться только с девчонками. Бутылка крутнулась криво и заехала куда-то в угол - однако при ближайшей рассмотрении уверенно показала на Алексея. Алексей скорчил восторженную рожу и замер в ожидании. Света приблизило свое лицо к его, осторожно втянула губы, как вдруг Алексей схватил ее за голову и присосался к ее губам. Его язык раздвинул ее губы и проник в рот.

создание сайтов