Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8

    Эксперт смерти (fb2)


    Иван Суббота
    Темный Эвери. Эксперт смерти

    © И. Суббота, 2015

    © ООО «Издательство АСТ», 2015

    * * *

    Пролог

    Вид, открывавшийся из высокого и узкого стрельчатого окна, не отличался разнообразием – лишь освещенные ярким солнцем бесконечные барашки облаков, протянувшиеся до самого горизонта, да заснеженные горные пики, редкими островками выступающие из застывшего в неподвижности белого моря.

    Но светловолосому мужчине, облаченному в сверкающую белизной шелковую тогу, эта картина нравилась. Он словно каменное изваяние замер у окна, устремив взгляд вдаль, и не пошевелился даже тогда, когда двери в комнату распахнулись и в просторное помещение вошло несколько человек. Он наслаждался обилием солнечного света и чистоты и, казалось, что ничто не сможет отвлечь его от этого занятия. Но, как только его гости разместились в уютных креслах, расставленных вокруг большого массивного стола в центре комнаты, беловолосый повернулся к ним. Окинул внимательным взглядом разношерстную компанию и спросил:

    – Ну, что сказал Сфинкс?

    – Сказал, что ничего не получится, – ответил здоровяк в безрукавке из грубо обработанной кожи и килте, сшитом из шкуры какого-то пятнистого животного. Он выдвинул свое кресло из-за стола, развернул его к одному из окон и удобно развалился в нем, вытянув вперед босые крепкие мускулистые ноги, густо заросшие волосами и слегка кривоватые.

    Нерадостное известие, озвученное здоровяком, его самого, судя по его виду, печалило мало. Он с явным интересом и удовольствием разглядывал бугры мышц на своем теле и время от времени поигрывал бицепсами то одной, то другой руки. Эта игра, казалось, увлекала его больше, чем принесенная им и его спутниками весть.

    – Нет, он не так сказал! – возмутилась девушка в коротком зеленом платье и легких босоножках.

    Она единственная из гостей не стала усаживаться за стол, а подошла к беловолосому и стала рядом с ним. Слишком близко, ее плечо почти касалось беловолосого, но никто из присутствующих не обратил на это никакого внимания. Или сделал вид, что не обратил внимания.

    – Да-да, – пробормотал сидевший в кресле неподалеку от здоровяка и задумчиво пощипывавший заостренную бородку господин в строгом черном костюме. Цвет его сорочки почти сливался с цветом его костюма, но ни темные одежды, ни черные, как смоль, волосы не могли сравниться с той тьмой, что плескалась в его глазах. – Он сказал по-другому.

    – Он сказал, что у нас ничего не получится, – точно передал слова Сфинкса закованный в золотые доспехи рыцарь. Поднятое забрало его шлема демонстрировало благородное волевое лицо с аристократическими чертами.

    Сидевшая рядом с ним женщина, закутанная в серый поношенный плащ с глубоко надвинутым на голову капюшоном, лишь слегка склонила голову, молча соглашаясь со словами рыцаря.

    – А какая разница? – простодушно удивился здоровяк. – Это ведь одно и то же.

    Снисходительная усмешка пробежала по губам рыцаря. Девушка в зеленом платье закатила глаза и отвернулась к окну, а стоявший рядом с нею беловолосый отрицательно покачал головой.

    – Сфинкс всегда предельно точен, – возразил он здоровяку. – Если он сказал, что не получится у нас, значит это касается только нас.

    – Пфф! – беспечно бросил здоровяк и резко повел плечами. И присутствующие почувствовали, как волна необычайной мощи, наполненная какой-то первобытной силой, прокатилась по помещению. Почти все они незаметно поежились и только закутанная в серый балахон фигура не шелохнулась. – Если этого не сможем мы, то никто не сможет.

    Рыцарь опять усмехнулся. Иронично и слегка презрительно. Господин в черном промолчал, как и неподвижно застывшая фигура в сером балахоне, а девушка в зеленом платье фыркнула и, демонстративно отвернувшись от здоровяка, добавила:

    – А еще Сфинкс сказал, что у нас нет стимула.

    Глава 1

    На огонь можно смотреть бесконечно.

    Когда несколько лет назад, еще будучи Вальдом, паладином сотого уровня, я пришел в это место в первый раз, я присвистнул от восхищения и сказал:

    – Ух, ты! Мощно! Круто!

    Бросил в бушующее пламя набитый золотом кошель, дар Духу Огня, развернулся и направился к первосвященнику храма за выгодным заданием.

    А сегодня я уже больше часа сидел в нескольких метрах от края каменного уступа, за которым плавно и величественно текла огненная лава, и любовался танцем огненных лепестков.

    У меня и сейчас был кошель, набитый золотом. Я приготовил его, чтобы принести в дар Огню, но бросать его в пламя не стал – это было уже не нужно. Я чувствовал.

    – Прив, ты знаешь, что такое огонь?

    – Да.

    Я усмехнулся. Прив, как всегда, в своем репертуаре. Предельно точен и предельно лаконичен.

    Мое злополучное привидение висело у меня за правым плечом и тоже смотрело на огонь.

    Иногда лава чуть остывала, и тогда бушующее пламя спадало, обжигающий вихрь успокаивался и над пропастью спокойно и ровно вставали огненные лепестки. Здесь, в жерле вулкана, раскаленный воздух иногда застывал в неподвижности. Каприз природы. И тогда вставшие ровными рядами языки пламени напоминали замершее перед атакой войско, по которому лишь иногда пробегала легкая рябь.

    Такие моменты мне нравились больше всего. Спокойствие стихии. Предвкушение. Короткий отдых перед огненной бурей, сметающей все на своем пути.

    – Прив, что такое огонь?

    Огонь набирал силу, заставлял двигаться ленивый воздух, огненная рать начинала колыхаться, с каждым разом все сильнее и сильнее, пока не превращалась в бушующий смерч.

    – Огонь – это раскаленные газы, образующиеся в результате реакции окисления и вызванного этой реакцией выделения тепла.

    Я покачал головой.

    – Нет? – удивился Прив.

    Как красиво!

    Да, мощно. Да, круто. Но разве это главное? Как Вальд мог не видеть эту красоту раньше? Ведь огонь совсем не скрывал ее, наоборот, настойчиво демонстрировал, словно говорил: «Смотрите, я могу так! А сейчас я вот такой! А через мгновенье – другой! И никогда – одинаковый! Смотрите хоть вечность – вы не увидите и двух одинаковых картин».

    Огонь – это красиво.

    А на красоту можно смотреть бесконечно.

    – «В напряжении пламени ты найдешь не ужас, но трепет восторга, и Огонь, правильно воспринятый, укрепит сущность твою», – продекламировал я.

    – Что это? – спросил Прив.

    – Мир Огненный. Когда-то я прочитал эту книгу и думал, что понял ее.

    Я встал. Пора уходить, впереди еще много дел.

    Но что-то не отпускало. Хотелось что-то сделать. Что-то сказать Огню. Дать ему понять, что я был здесь, что я видел его, что я понял его.

    В руках у меня был кожаный кошелек, туго набитый золотыми монетами. Я размахнулся и изо всех сил швырнул его в медленно текущие огненные волны.

    Кошель не долетел до раскаленной лавы. Из ее недр вырвался язык пламени и слизнул кошелек на лету.

    – Пошли, Прив. Нас ждут великие дела, – я направился к зеву длинного тоннеля, по которому час назад пришел сюда.

    На другом конце тоннеля был храм Огня. Там меня ждал Верховный жрец храма. Он должен дать мне квест легендарного уровня – так мы называли задания, в награду за выполнение которых можно было получить предмет Легендарного класса.

    А можно было и не получить. Это зависело от многих причин, в том числе и от уровня питомца, как на момент получения квеста, так и на момент его выполнения. Надеюсь, высокий уровень моего Прива, на порядок превышающий мой собственный, не сильно срежет мне награду за квест.

    – Я вижу, ты уже успел принять в себя Огонь, – сказал мне сегодня утром первосвященник храма Огня. – Но ты ошибаешься, если думаешь, что познал его.

    Он сам со мной заговорил, этот Верховный жрец. Я только вошел в ворота храма и он был первым, кого я увидел. Я даже не успел открыть рот и поприветствовать его. Успел только развернуть окошко с его информацией и бегло просмотреть ее – Грандмастер Магии Огня, что само собой разумеется, триста пятидесятый уровень, Путь Огня.

    – Мастер, я знаю это, потому и проделал долгий путь под палящим солнцем через бескрайние просторы пустыни, – начал соловьем заливаться я.

    – Не надо, – остановил меня жрец. – Не трать время зря. Слова – ничто. Ты или сможешь, или нет.

    Он указал на высокие и узкие створки в боковой стене главного зала Храма.

    – За этой дверью есть ход. Он приведет тебя к месту, где ты проникнешься духом Огня. Или не проникнешься.

    Стандартная фраза, прописанная во всех гайдах, посвященных прокачке репутации огнепоклонников. Достаточно было пройти по тоннелю до огненного озера в жерле вулкана, бросить в пламя принесенные дары и вернуться к первосвященнику. Получить повышение уровня репутации и долгожданный квест. Вовсе не обязательно было сидеть целый час и пялиться на буйство стихии.

    – Мастер, мне было обещано…

    – Я знаю.

    Легкое касание его рукой моей головы, и передо мной замелькало системное сообщение:


    Вы получили умение «Подавление защиты от Магии Огня» (пассивное).

    Теперь ваши заклинания Магии Огня будут игнорировать защиту, предоставляемую умениями «Сопротивление урону», «Сопротивление магическому урону» и «Сопротивление урону от Магии Огня».

    Эффективность умений «Сопротивление урону», «Сопротивление магическому урону» и «Сопротивление урону от Магии Огня» противника совокупно снижена на: 10 %.

    «Подавление защиты от Магии Огня» +1. Всего: 1/10.


    Это было утром. А сейчас уже скоро будет полдень. Все это время я потратил на то, чтобы добраться по тоннелю до огненного озера и обратно. И целый час наблюдал за пляской огня.

    Добравшись, наконец, до конца тоннеля, я вышел из него и осмотрелся. Передо мною простирался главный зал храма Огня. Верховный жрец, окруженный священниками рангом пониже, стоял в центре зала и смотрел в мою сторону. Его лицо, выражавшее напряженное ожидание, светлело по мере моего приближения, плечи его расправлялись, облегчение и удовлетворение проявлялось во всей его фигуре.

    Я подошел к нему и остановился, глядя ему в глаза. В них светилось понимание.

    – Ты увидел гармонию Огня, – сказал он и это был не вопрос. – Но Огонь – только часть гармонии этого мира.

    Я молчал. Слова были не нужны.

    Он подошел и положил руку мне на плечо.


    Вы получили умение «Касание Огня» (пассивное).

    Теперь наносимый Вами урон увеличивается за счет касания Огня.

    Данное умение не потребляет ману.

    Увеличение урона: +1 %.

    «Касание Огня» +1. Всего: 1/10.


    Так же молча, он убрал руку и сделал шаг назад. Еще несколько минут жрец разглядывал меня, словно принимая какое-то решение, а потом произнес:

    – Огонь – это только одна из стихий, воплотивших этот мир. Чтобы полностью осознать величие даже одной стихии, надо почувствовать мощь каждой. Ты понял, как бесконечен Огонь, как красив он в своей первозданной ярости. Готов ли ты прикоснуться к таинству других стихий? Приподнять завесу, за которой скрывается то, что служит основой всего мироздания?


    Внимание! Вам доступно задание «Паломничество к храмам Стихий».

    Вам необходимо посетить храмы четырех Стихий и принести дары Духам Стихий.

    Награда за выполнение задания: репутация с фракциями поклонников Духов Стихий.

    Желаете принять задание?

    Да/Нет.


    Конечно, да! Да! Да! Да!

    Именно из-за этого квеста я и предпринял путешествие в земли огнепоклонников. Весьма удачное путешествие, как оказалось! Мало того, что выгодное задание предлагают, так еще и два очень полезных умения получил. Правда, с «Подавлением защиты от Магии Огня» не очень все понятно. В названии умения говорится о подавлении защиты от магии, а судя по его описанию, оно действует только на сопротивление магии. А сопротивление урону и защита от урона, то бишь, полный или частичный природный иммунитет, это разные вещи. Встречаются в этом мире существа, обладающие врожденным или приобретенным иммунитетом к Магии Огня. Те же огненные элементали или некоторые виды драконов – как на них будет действовать мое умение? Это серьезный вопрос. Надо будет как-нибудь разобраться с этим.

    Но все равно, даже если мое новое умение и не подавляет иммунитет к Огню, оно и без этого очень и очень ценное – существ с развитой защитой от Огня мало, а вот тех, кто сознательно или неосознанно приобретает и прокачивает сопротивление Магии Огня, очень много. Да и вообще, редкий разумный, да и не разумный тоже, не уделяет этому виду сопротивления должного внимания. Магия Огня самая разрушительная, и игнорировать увеличение сопротивляемости к ней мало кто может себе позволить. Повезло мне, что уж тут говорить, с этим новым умением. Очень полезная фишка. Неужели ко мне вернулась удача? Опять белая полоса? Ну, здравствуй, родная! Давненько не виделись.

    Я подтвердил принятие задания, утихомирил радость внутри себя и опять уставился на Верховного жреца. Это еще не все – он должен дать мне еще один квест. Свой личный квест, за выполнение которого я получу Легендарную вещь. Или другую вкусную плюшку.

    Жрец с сомнением смотрел на меня, будто не решаясь предложить мне задание. Надо его подтолкнуть.

    – Мастер, я могу чем-нибудь помочь вам? Я вижу, вас что-то заботит.

    – Слишком мало в этот раз прибыло бессмертных к храму Огня. Слишком многие из паломников погибли от рук дикарей. Все ближе и ближе к храму Огня размещают туземцы свои становища. Все больше и больше поклонников Огня погибает в стычках с ними.

    Жрец замолчал, и я поспешил воспользоваться паузой:

    – Я готов оказать вам посильную помощь в решении этой проблемы, Мастер. Скажите, что нужно сделать?

    – Ты слишком юн и малоопытен, уровень твой мал, – в раздумьях сказал он. – Но ты – бессмертный. Я не могу послать жителей деревни или жрецов храма в атаку на дикарей, местные огнепоклонники – слабые бойцы. Отправив в бой здешних жителей, я только отдам их в руки кровожадных нобийцев, а нас и так слишком мало.

    Жрец опять с сомнением оглядел меня. Сокрушенно покачал головой.

    – Настоящих воинов среди нас немного, и все они заняты куда более важным делом – они несут свет нашего учения заблудшим, – продолжил он. – Я рассчитывал, что с караваном прибудет много бессмертных, жадных до даров огнепоклонников, и мне удастся создать из них отряд, который очистит склоны вулкана от нобийцев, ведь вам не страшна смерть. Но бессмертных прибыло слишком мало, и все они не заслуживают пока доверия Огня. Ты единственный, кого мы считаем другом. Но сможешь ли ты в одиночку противостоять толпе дикарей?

    – Доверьтесь мне, Мастер, – я в почтении склонил голову. Моя репутация у огнепоклонников достигла уровня «Дружелюбия», и это значит, что как бы ни сомневался в моих способностях Верховный жрец этой фракции, задание он мне все равно даст. Может, не сразу, не сегодня, может, пару дней проведет в раздумьях, но рано или поздно он поручит мне выполнение задания легендарного уровня.

    – На южном склоне этой горы есть пещера. Нобийцы до того осмелели, что устроили там капище своих лживых богов. Установили идолов! Их надо уничтожить!


    Внимание! Вам доступно задание «Языческое капище».

    Вам необходимо найти капище племени нобийцев и уничтожить установленных там идолов.

    Награда за выполнение задания: вариативна (зависит от уровня героя).

    Желаете принять задание?

    Да/Нет.


    Есть! Быстро мысленной командой подтверждаю принятие квеста, пока жрец не передумал.

    – Вы не разочаруетесь во мне, Мастер, – уважительно склоняю голову, разворачиваюсь и направляюсь на выход.


    – Прив?

    Тишина…

    – Прив!

    – А? Что?

    – О чем задумался, спрашиваю. Что такой грустный?

    – Кто?

    Мы шли из лавки алхимика к выходу из деревни. Чтобы обойти гору, в которой находился Храм Огня, потребуется несколько часов. Как раз к вечеру доберемся.

    – Прив, ты настоящий ролевик!

    – Ролевик? Кто это?

    – Ролеплейщик. Настолько вживается в роль, что сам Станиславский ему поверит.

    – Станил… савский? Кто это?

    – Ладно, забудь, – я отмахнулся от вопроса Прива. – Лучше скажи, о чем так глубоко задумался, что даже меня не услышал?

    Огнепоклонники из деревни рассказали, что возле пещеры, где нобийцы устроили капище своих богов, разбито небольшое стойбище, и я легко найду его по дымам от костров. В стойбище постоянно находилось несколько десятков дикарей, охранявших вход в пещеру. Уровень у них был небольшой – никого выше тридцатого.

    – Задание вспоминал. Пытался. Вспомнить. Которое не смог выполнить.

    Показалось, будто он тяжело вздохнул. Показалось. Всего лишь, показалось. Привидения не дышат. Вот я, лич, дышу, а привидения – не дышат. Не знаю, почему так. Таковы законы этого мира. Или, как здесь говорят, такова воля богов.

    – Не переживай, Прив. Найдем мы твое тело. Сделаем из тебя призрака, тогда ты все вспомнишь.

    Прив промолчал. А я чувствовал, как он грустит. Я и раньше чувствовал Прива, всегда знал, где он находится, даже если не видел его. А в последнее время я стал чувствовать его еще лучше. И его настроение ощущаю – смутно, но вполне достаточно, чтобы понять эмоции, обуревающие его.

    Тоскует Прив. Сильно тоскует. Надо будет побыстрее разобраться с заданием огнепоклонников и заняться поиском места гибели Прива.

    Как меня и предупреждали, столбы дыма от костров нобийцев мы увидели издалека. Забравшись по склону горы повыше, мы подкрались к туземному стойбищу на расстояние чуть менее шестидесяти метров и рассматривали копошащихся внизу дикарей. Солнце уже практически скрылось за горизонтом саванны, и я активировал «Ночное зрение». Пусть оно и слабенькое пока у меня, но туземцев разглядеть позволяет, благо огни костров тоже дают немного света.

    – Каннибалы! – я сплюнул.

    Этого я не знал. Наверняка это не было никакой тайной и информацию об этом можно было найти на форуме, но я этим никогда не интересовался и поэтому увиденное стало для меня неожиданностью.

    – Прив, они каннибалы!

    – Вижу.

    В центре стойбища, над самым большим костром висел котел, из которого торчала человеческая нога. Рядом с костром, словно бараньи туши, лежали нанизанные на жерди еще два человеческих тела.

    – Чуть меньше сотни туземцев, – прошептал я. – Здоровья даже тысячи единиц нет ни у одного из них. Семьсот в основном. Даже бафиться не надо. Одними умениями обойдусь. Ты сегодня отдыхаешь, Прив. «Акела все сам сделает». Заодно мою «Катюшу» проверим в работе.

    За секунду я сделаю девять кастов заклинаний. Девять выстрелов. Каждый каст забирает больше тысячи единиц жизни. Значит, на каждого аборигена мне хватит и одного выстрела. На всю толпу – девять секунд, может девять с половиной. Накинем до десяти секунд на всякий случай.

    Итого, через десять секунд, здесь должно быть полностью зачищенное от туземцев поселение. Но это в лучшем случае – для гарантии придется использовать по два каста на одного туземца.

    А если у них имеется природный иммунитет к магии или отдельным ее видам, то и все три, а то и четыре каста. В итоге полная зачистка стойбища может занять у меня сорок секунд. Это максимум. Значит, от десяти до сорока секунд. Сорок секунд – это много, слишком много. Надо уложиться в десять. Фантастика? Нет, голый расчет. Теоретический. Вот сейчас мы его и проверим на практике.

    Я вошел в режим «Скрытности» и стал спускаться к стойбищу. Можно было и отсюда начать атаку, но так бы я доставал только самых крайних нобийцев, ближайших к нашей с Привом засаде.

    Остановившись метрах в тридцати от туземцев, я засунул посох за пояс и скопировал позу Клинта Иствуда, которую он принимал во время дуэли в фильме «За пригоршню долларов»: руки опущены вдоль тела и чуть отстранены, расслабленно висят в сантиметре от бедер, ноги расставлены на ширину плеч, голова чуть наклонена вперед, холодные глаза пристально смотрят на врага.

    Эх, еще бы сигару в зубы, вылитый ковбой получился бы.

    Вместо сигары выпиваю дешевый трехминутный элик на снижение времени каста заклинаний и, прищурившись, смотрю вниз на туземцев.


    Ваше умение «Ночное зрение» улучшилось.

    «Ночное зрение» +1. Всего: 2/10.


    Я сплюнул, сжал правую руку в кулак, потом отогнул большой палец, распрямил указательный. Поднес ко рту и дунул, будто в дуло револьвера.

    Повторил то же самое с левой рукой и прошептал:

    – Сволочи! Это вам за убитого погонщика, за хозяина Ршана. За всех погибших пилигримов! За всех убитых огнепоклонников! Получите!

    Я активировал «Изменчивую силу магии» и сразу же вслед за ней «Ярость». И, не теряя и доли секунды, начал кастовать заклинания. «Ярость» длится всего десять секунд, надо успеть за это время сделать как можно больше кастов. Под «Яростью» на одного туземца мне хватит и одного заклинания вместо двух-трех, а это – время, это выигрыш нескольких лишних мгновений. Дикарей много, чем дольше будет длиться побоище, тем выше риск, что кто-нибудь из выживших нобийцев сможет добраться до меня, и тогда мне конец. Я не переживу и одного удара копьем.

    Каст! И «Водяной бич» протянулся от меня к ближайшему дикарю. Каст! Первый туземец еще даже не начал падать, как «Стальной клинок» вырвался из моих рук и понесся к другому нобийцу. Миг, и в третьего ударил «Огненный молох». Еще миг, и «Воздушный кулак» обрушился на четвертого. Первый убитый мною туземец только начал заваливаться на спину, как в пятого нобийца, прочертив белую линию на темном небосводе, сверху ударила «Звезда Смерти».

    Я стоял на склоне горы и выпускал по туземцам одну очередь заклинаний за другой. «Стальной клинок» сверкал в ночи, как белая молния, «Водяной бич» мелькал ярким синим цветом, а «Огненный молох» оставлял после себя оранжево-красные росчерки. «Звезда Смерти» стремительным пепельно-серым метеором падала сверху, и только «Воздушный кулак» оставался незаметным, неся врагу невидимую смерть.

    Да, нобийцы – это не безмозглые крысы. У нобийцев есть интеллект. Слабенький, но есть. Следы от моих кастов явственно просматривались, рассекая темноту ночи словно трассирующие пули автоматического оружия. Меня туземцы не видели, спасибо «Скрытности», но им понадобилось не более трех секунд, чтобы сообразить, откуда исходит опасность. Три секунды боя.

    Оп! Мана кончилась! Быстро достаем элик и выпиваем его. Секунда потеряна…

    Всего лишь на третьей секунде боя, когда почти треть нобийцев уже лежала бездыханными, оставшиеся в живых похватали копья и, издавая воинственные кличи, бросились в мою сторону – к той точке, из которой веером расходились убийственные заклинания, каждое мгновение уносящие жизни их соплеменников.

    В храбрости и безумстве им не откажешь – дикари, яростно рыча и размахивая копьями, мчались ко мне, не обращая никакого внимания на несущиеся навстречу смертельные заклинания, на падающих рядом соплеменников.

    Опять нет маны! Быстро достаю еще один элик и выпиваю его. Потеря еще одной секунды. Но туземцев стало еще на треть меньше. Три десятка выпущенных мною заклинаний нашли своих жертв.

    Я снова полон маны и снова в бегущих ко мне аборигенов полетели залпы заклинаний. Я продолжал бить заклинаниями по приближающимся ко мне врагам, скашивая их одного за другим.

    «Ярость» упала. Но это уже не важно. Осталось всего несколько туземцев. Прошло десять секунд боя, две из которых потрачены на прием эликсиров, и от почти сотни туземцев осталось всего меньше десятка человек.

    По ним мне пришлось выпустить по два заклинания в каждого. Потратил в два раза больше времени, но это им не помогло – до меня не добрался ни один из них. Они не добежали совсем немного, последний нобиец упал буквально в паре метров от меня.


    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 6.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: +1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.


    Наконец-то я вырвался с этого пятого уровня. Как я этого ждал! Как я об этом мечтал! Сколько же времени я на нем просидел? Месяц? Два?

    Я устало выпрямился и провел тыльной стороной ладони по лбу. Чуть больше десяти секунд длился бой, а я вымотался так, как будто весь день провел в напряжении. А впереди еще целую пещеру очищать от врагов. Надо посмотреть, что там у нас в итоге имеется для первого серьезного подземелья. Я открыл окошко с информацией о себе, любимом, залез в настройки и распределил все пять свободных очков характеристик в «Интеллект». Быстро пробежался по инфе глазами.


    Имя: Темный Эвери.

    Уровень: 6.

    Опыт: 23 600/25 000 (до следующего уровня – 1400).

    Фракция: Путь Смерти.

    Статус: Адепт Смерти.

    Раса: умертвие (нежить).

    Класс: лич.

    Специализация (1/2):

    «Ассасин».

    Профессия (2/2):

    1. Заклинатель (Ученик).

    2. Алхимик (Эксперт).

    Характеристики (основные):

    Сила – 53.

    Ловкость – 6.

    Интеллект – 80.

    Мудрость – 25.

    Выносливость – 33.

    Свободных очков для распределения – 0.

    Текущее состояние:

    Физический урон – 21–24.

    Грузоподъемность – 1390.

    Мана – 1135/13 290.

    Здоровье – 365/365.

    Защита от урона – 34.

    Навыки (10/10):

    1. Магия Смерти, Грандмастер.

    2. Магия Стихий:

    – Магия Огня, Мастер,

    – Магия Воды, Грандмастер,

    – Магия Земли, Мастер,

    – Магия Воздуха, Мастер.

    3. Книжник (фракционный, фракция Смерти).

    4. Слияние с огнем.

    5. Владение посохами и жезлами, Эксперт.

    6. Владение ножами и кинжалами, Адепт.

    7. Умник.

    8. Притяжение маны.

    9. Тайное преимущество.

    10. Удача.

    Умения:

    «Иммунитет к Магии Разума» (расовое, врожденное, пассивное) – 10/10.

    «Наблюдательность» (пассивное) – 10/10.

    «Медитация» (активируемое) – 10/10.

    «Иммунитет к огню» (пассивное) – 2/10.

    «Концентрация» (пассивное) – 10/10.

    «Скалолаз» (пассивное) – 2/10.

    «Скорость» (пассивное) – 10/10.

    «Идентификация монстров» (пассивное) – 10/10.

    «Идентификация предметов» (пассивное) – 10/10.

    «Знание – сила» (пассивное) – 10/10.

    «Школа ядов» (пассивное) – 1/10.

    «Скрытность» (активируемое) – 10/10.

    «Отравленное оружие» (боевое, пассивное) – 1/10.

    «Ярость» (активируемое) – 10/10.

    «Сокровенная сила магии» (активируемое) – 1/10.

    «Изменчивая сила магии» (активируемое) – 10/10.

    «Удачливость» (пассивное) – 9/10.

    «Экономия маны» (пассивное) – 10/10.

    «Прилив сил» (активируемое) – 5/10.

    «Ночное зрение» (активируемое) – 2/10.

    «Сотворение пищи» (активируемое) – 2/10.

    «Украсть чары» (активируемое) – 1/10.

    «Перышко» (пассивное) – 1/10.

    «Орлиный глаз» (пассивное) – 4/10.

    «Широкая спина» (пассивное) – 10/10.

    «Ядоварение» (активируемое) – 1/10.

    «Подавление защиты от Магии Огня» (пассивное) – 1/10.

    «Касание Огня» (пассивное) – 1/10.


    Ого! Сколько у меня интеллекта и маны! Системные уведомления так часто мелькают, что я уже на автомате их закрываю, практически не глядя на содержание. При таком подходе не удивительно будет, если я какое-то полезное уведомление не замечу.

    Порывшись в системках, я нашел пропущенное мною сообщение:


    Ваша основная характеристика «Интеллект» достигла 400 единиц.

    Вы получаете бонусную награду:

    сила магии: +40 %;

    мана: +4000;

    время применения заклинаний: −0,1 секунды (но не менее 0,5 секунды);

    задержка применения заклинания: −1 минута (но не менее 0,5 секунды);

    длительность заклинаний, растянутых во времени: +5 минут.

    Эффекты бонусных наград суммируются (кроме силы магии).


    С «Интеллектом» все понятно – пятьдесят единиц моего родного интеллекта, тридцать единиц за уровень Эксперта в Алхимии, и еще двадцать семь единиц дает моя одежда. Ну и дважды этот показатель удваивается, один раз навыком «Умник», а второй раз богом злословия Маардуком, моя репутация у которого достигла высшего уровня – «Восхищения».

    Задержка на повторное применение заклинания с учетом предыдущих бонусов уменьшается на восемь минут, но это для меня не актуально и вряд ли когда-нибудь станет актуальным – откаты после применения заклинаний в доступных мне Магии Смерти и Магии Стихий исчисляются секундами, так что я уже давно достиг установленного разработчиками ограничения на повторный каст в половину секунды. Это вам не Магия Порядка, там задержка на применение некоторых бафов может составлять целый месяц. И в Магии Тьмы то же самое.

    Так, что еще? Какое из умений нуждается в первоочередной прокачке?

    В первую очередь прокачиваем «Сокровенную силу магии» и «Прилив сил». Значит, как только войдем в пещеру, сразу активируем первое и регулярно применяем второе. От «сокровенки» урон от моих заклинаний немного снизится, и с каждым новым уровнем этого умения будет снижаться все больше и больше, но я компенсирую это падение – обкастуюсь бафами, хлебну эликсирчиков. Этого вполне достаточно: в пещере не должно быть монстров выше стопятидесятого уровня, с ними я справлюсь и так, а на бой с боссом подземелья можно будет уже вместо «сокровенки» взять «Изменчивую силу магии» и, тем самым, повысить наносимый моими заклинаниями урон.

    «Ночное зрение». Хм… Посмотрим на инстанс и тогда уже решим, использовать это умение или нет. Если в пещере будет полумрак, то надо будет его активировать. Полумрак подземелий – это то, что надо для развития «Ночного зрения».

    «Орлиный глаз» прокачивается сам собой, автоматом, здесь от меня мало что зависит.

    «Украсть чары»… Хм, ну если встретится кто-то из мобов, на ком будут висеть какие-то бафы, то почему бы и не прокачать это умение? Боюсь только, в пещере у меня не будет времени разглядывать всех монстров подряд.

    «Подавление защиты от Магии Огня» прокачивается по мере использования заклинаний Магии Огня.

    «Касание Огня». А вот здесь надо разбираться. Про это умение я ничего не знаю, и на форуме о нем ничего нет. Не торопятся владельцы этого умения делиться знаниями о нем с другими игроками. Судя по тому, что это умение относится к пассивным, оно должно прокачиваться самостоятельно, без каких-либо действий с моей стороны, но вот в процессе каких именно действий героя прокачивается это умение – непонятно. Если буквально следовать описанию умения, то оно должно развиваться при нанесении любого урона, как магического, так и физического. Причем урон может быть от любого вида магии, не только от Магии Огня. Разработчики всегда очень точно дают описания в игре. В общем, посмотрим по ходу пьесы, что будет происходить с этим умением.

    Вроде все… С общими направлениями развития умений определился, примерный план действий наметил. Завтра утром приступим с Привом к его реализации.

    Опыта, конечно, дали маловато. Несколько десятков туземцев положил, а поднял всего один уровень. Слезы! Режет система опыт, жестко режет. И не столько из-за высокого уровня моего питомца, хотя и это тоже учитывается, даже если пет в боях участия не принимает. И не из-за моего обмундирования, стоимость и качество которого тоже влияет на количество получаемого опыта. А мой сет Очарованного странника, полностью состоящий из Редких вещей, кроме дешевого ученического посоха, замену которому я пока так и не нашел, должен довольно сильно влиять на распределение опыта.

    Хуже всего то, что система банально усредняет получаемый игроком опыт, с одной стороны начисляя дополнительные единицы за поверженных врагов более высокого уровня, а с другой стороны, урезая получаемый опыт, если его количество сверх меры зашкаливает за стандартные для текущего уровня игрока показатели. Но даже при таком раскладе намного выгоднее сражаться с монстрами гораздо выше тебя уровнем – надо просто найти наиболее оптимальный вариант, максимально учитывающий дополнительный опыт за опасность и при этом минимально его урезающий.

    Я закрыл окно с информацией и оглядел поле боя. Поздно, слишком поздно опомнились нобийцы. Если бы они кинулись ко мне на секунду раньше, то у некоторых из них были бы шансы добежать до меня. Другой вопрос, что меня на этом месте уже не было бы. Зря я, что ли, держал наготове под рукой заклинание «Прыжок», могущее перебросить меня на расстояние почти в шестьдесят метров?

    «Он поднес револьвер ко рту и дунул в его ствол, а потом крутанул револьвер вокруг пальца и резким движением вложил в прикрепленную к бедру кобуру». Как-то так.

    – Прив, пошли посмотрим, каким дропом порадуют нас сегодня боги.

    Спускаясь к лагерю нобийцев, я опять открыл инфу и посмотрел, сколько у меня осталось маны. Менее десяти процентов.

    Нда… С маной надо что-то делать. Постоянно сидеть на эликсирах, восстанавливающих ее количество, это не дело. Надо как можно скорее расти в уровнях и все свободные ста-ты направлять на увеличение характеристики «Интеллект»: пусть он и дает совсем немного маны, но со временем мне и этого количества будет вполне хватать. Не для защиты, конечно, для атаки – для защиты мне никогда не будет хватать маны, слишком много ее жрут защитные заклинания. Или надо решать эту проблему каким-то другим путем. Изначально я рассчитывал на наследство Вальда, была там вещичка, которая могла существенно помочь мне с проблемой недостатка маны. Была, да сплыла. Вместе с наследством Вальда. Эх, Вальд, что же ты так лопухнулся с городком Альбасете? А с другой стороны, кто знал, что так выйдет? Был такой милый и тихий городок. Но ничего, я еще вернусь туда…

    Дроп был обильный, чуть ли не с каждого второго убитого мною нобийца мы поднимали или копье, или какую-нибудь другую вещь. А деньги, пусть и небольшие, вообще находили на каждом трупе. Вот с дропом, в отличие от опыта, система не подводила и железно следовала правилу – чем выше уровень убитого тобою моба, тем выше шанс дропа. И чем больше разница между твоим уровнем и уровнем побежденного тобой монстра, тем качественнее и дороже выпадают с него вещички.

    Завтра, при зачистке пещеры, враги будут посерьезнее этих. Дроп с них будет поинтереснее, но и сил на них уйдет значительно больше. Слабыми заклинаниями «Катюши» уже не обойдешься. А на более сильные заклинания нужно больше маны. Двадцати карманов пояса, забитых пузырьками с зельем, восстанавливающим ману, на всю пещеру не хватит. Надеюсь, тех пузырей с маной, что половину рюкзака занимают, будет достаточно, чтобы и до босса дойти, и самого босса завалить.

    Интересно, что там за босс? Босс инстанса – это не просто монстр с самыми высокими в локации показателями характеристик. Когда речь идет о боссах, характеристики мало о чем говорят – здесь совсем другие системы пересчета основных характеристик во вторичные. Например, у барона Красмайера, босса подземелья замка Редшир, на которого регулярно ходил на охоту Вальд весь последний год, на триста пятидесятом уровне было сорок пять миллионов единиц здоровья. Такого монстра не всегда могла завалить команда из пяти бойцов, даже несмотря на то, что у Красмайера было уязвимое место – как маг он мог использовать только Магию Воздуха. Зато физический урон своим посохом он наносил такой, что не каждый молотобоец мог с ним сравниться.

    Будем надеяться, что местный босс окажется мне по зубам. Но пойду в пещеру я только завтра. Все запланированное на сегодня я уже выполнил – работу «Катюши» проверил, пристрелку произвел.

    – Оп-па! Перегруз, – сказал я, недовольно уставившись на замелькавшую передо мной системку.

    А ведь только половину тел обыскали. Придется на остальные найденные шмотки махнуть рукой. Да и то, что уже подобрал, придется выкинуть – возвращаться в деревню огнепоклонников, чтобы там продать добытый в бою дроп, нет смысла. Завтра опять полдня надо будет потратить, чтобы сюда добраться. А к тому времени убитые нобийцы возродятся. Они же, хоть и разумные, считаются обычными мобами, возрождающимися после смерти через определенный промежуток времени. Если я так и буду бегать между этим туземным стойбищем и деревней огнепоклонников, то в пещеру никогда не попаду.

    Ладно, сложу все в кучу здесь неподалеку, и из рюкзака тоже выложу лишние шмотки. Ни к чему в пещеру идти с забитым рюкзаком, там, в пещере, тоже дроп будет и получше, чем этот.

    А завтра, после зачистки пещеры, будет видно, что делать с дропом. Так куча вроде большая получилась, вещей много, но вряд ли за все это я выручу много денег – шмот, в основном, дешевенький.


    Утром лагерь туземцев снова был полон народу. Убитые мною вчера каннибалы за ночь возродились и бродили по стойбищу как ни в чем не бывало, занимались своими обычными каннибальскими делами – потрошили человечину, разделывали ее, варили куски в большом котле. Мое появление осталось ими незамеченным. Два десятка туземцев толпились около входа в пещеру и, как они думали, представляли собой надежную его охрану.

    Призываю Прива, будет на подстраховке, если что. Выпиваю эликсир, удваивающий силу магии, кастую на себя свиток с аналогичным заклинанием. Оба усиления – трехчасовые. Оба стоят немалых денег, но Легендарная вещь, которую я получу за выполнение задания, того стоит. Принимаю еще один трехчасовой эликсир, увеличивающий «Интеллект» на десять единиц, и, довольный, закрываю выскочившую системку:


    Ваша основная характеристика «Интеллект» достигла 450 единиц.

    Вы получаете награду (бонус):

    сила магии: +45 %;

    мана: +5000;

    время применения заклинаний: −0,1 секунды (но не менее 0,5 секунды);

    задержка применения заклинания: −1 минута (но не менее 0,5 секунды);

    длительность заклинаний, растянутых во времени: +5 минут.

    Эффекты бонусных наград суммируются (кроме силы магии).


    Еще пять тысяч маны! Без активированного умения «Изменчивая сила магии» мне этой маны надолго хватит. Более-менее надолго.

    И последний баф – снижение времени чтения заклинаний. Надеюсь, с такими бафами я успею пройти пещеру за три часа. Иначе придется принимать очередную порцию эликсиров, а хотелось бы их поберечь.

    Но сначала надо разобраться с этим кочевьем. Не позволять же им вот так безнаказанно заниматься каннибальством!

    Я встал в полный рост и двинулся к лагерю нобийцев.

    – Ну, что, сволочи? Не ждали? – задал я риторический вопрос. – А мы приперлись!

    Десять секунд «Катюши», и стойбище перед пещерой опустело в очередной раз. И никаких банок с маной не пришлось потратить на этот раз. Я даже «Скрытность» не стал использовать – стоял, словно терминатор с ручным пулеметом в руках, и расстреливал бегущих ко мне туземцев.

    Но «Прыжок» на всякий случай держал наготове.


    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 7.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: +1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.


    Опять все полученные за новый уровень статы уходят в «Интеллект». Еще чуть-чуть увеличился мой личный резервуар маны. Еще немного повысилась мощность моих заклинаний.

    – Вперед, Прив! В пещеру!

    Я активирую «Скрытность», а Прив, по моей мысленной команде, «Невидимость», и мы входим в пещеру. Короткий коридор, и перед нами первый зал, небольшой, метров сорок в диаметре. По нему лениво бродит несколько туземцев.

    Прикрепленные к стенам факелы с трудом разгоняют тьму. Значит, самое время для «Ночного зрения». Активирую его.

    Что там за уровень у каннибалов? Шестидесятый уровень у большинства, у парочки – шестьдесят пятый. Здоровье от тысячи двухсот до тысячи пятисот единиц. Даже с учетом возможного сопротивления магии или просто сопротивления любому урону, я их легко могу снести «Катюшей». Тем более, у меня есть новое умение – «Подавление защиты от Магии Огня». Но рисковать и выделываться сейчас не стоит. У этих туземцев уровень в два раза выше, чем у тех, что снаружи. А значит, меня могут ждать всякие сюрпризы. Помимо сопротивления Магии Огня у них может быть и защита от нее, природный иммунитет. Вряд ли полный, но даже частичный игнорировать не стоит.

    Активирую «Сокровенную силу магии» и бью одного из туземцев «Огненной молнией», заклинанием второго уровня из Магии Огня с базовым уроном в сорок единиц, потребляющим всего двадцать единиц маны. На каст у меня уходит чуть больше половины секунды, почти кап. Мощность «Огненной молнии» всего в четыре раза больше мощности «Огненного молоха» из пакета заклинаний «Катюши», но и этого вполне хватает, чтобы от туземца осталась только кучка пепла. На это я и рассчитывал – четыреста пятьдесят единиц «Интеллекта», да еще и бонусы за каждые пятьдесят единиц характеристики увеличивают мощность заклинания по сравнению с его базовым значением на порядок. А еще удвоение силы каста за божественную репутацию Анабет. А еще выпитый мною эликсир для увеличения силы заклинаний, а еще аналогичный баф от наложенного на себя заклинания! И все это на туземца с жалкими полутора тысячами единиц жизни! Его мог спасти только полный иммунитет к Магии Огня. Хвала богам, никакого иммунитета у туземца не было. Даже частичного.

    После второго каста туземцы сообразили, что к чему, и бросились ко мне – все шестеро оставшихся в живых. Ну, давайте попрыгаем. Можно было бы накрыть их массовым заклинанием, тем же «Огненным шаром», убил бы всех сразу одним кастом, но приходилось беречь ману. Пещера для меня новая, насколько она большая, я не знаю, сколько в ней монстров, неизвестно – надо экономить.

    Урон от моей «Огненной молнии» почти в три раза перекрывает количество здоровья у нобийца. Одного каста на аборигена более чем достаточно. Может, на первоуровневое заклинание перейти? В целях экономии маны? Нет, пусть будет это, с гарантией.

    Пока туземцы бежали ко мне, я успел уложить еще одного. Только они подбежали, как я воспользовался заклинанием «Прыжок». Перенесся на сорок метров и вот уже стою у противоположной стены зала. Разворачиваюсь и успеваю сделать четыре каста, после чего опять прыгаю на сорок метров. Нобийцы – это вам не пантера с ее дикой скоростью. Сорок метров они пробегают за три секунды, в моем мире это был бы рекорд, а здесь всего лишь стандартная средняя скорость для большинства мобов. Пробежать полностью это расстояние сумел только один, да и его я успевал уложить метра за три до себя, но решил не рисковать, хотел снизить риск в этом походе до минимума. Добил последнего аборигена уже после очередного «Прыжка», с нового места.

    Вот так. Прошло несколько секунд, и путь свободен.

    – Прив, если так и дальше пойдет, то мы за полчаса всю пещеру пройдем.

    Прив молчит. Опять свои думы думает. Чувствую его настроение.

    В следующем зале было уже около пятидесяти туземцев. Вот их я уже убил файерболами, не пожалел маны на такую толпу. «Огненный шар» тоже раскрыл туземцам мое местонахождение, и мне пришлось немного попрыгать, но зато это заклинание третьего уровня накрывало сразу несколько человек и на зачистку пещеры хватило всего нескольких кастов.

    После зачистки этого зала получил восьмой уровень. Опять бросаю все статы в «Интеллект» и иду дальше, радуясь очередному приятному системному сообщению:


    Ваша основная характеристика «Интеллект» достигла 500 единиц.

    Вы получаете награду (бонус):

    сила магии: +50 %;

    мана: +6000;

    время применения заклинаний: −0,1 секунды (но не менее 0,5 секунды);

    задержка применения заклинания: −1 минута (но не менее 0,5 секунды);

    длительность заклинаний, растянутых во времени: +5 минут.

    Эффекты бонусных наград суммируются (кроме силы магии).


    Больше всего меня радует даже не сила магии, хотя в моей тактике это основной элемент, а снижение задержки для повторного применения заклинаний. Если так дальше пойдет, то я смогу кастовать через каждые полсекунды не только заклинания первого и второго уровней, но и, со временем, мощнейшие заклинания пятого, самого высокого уровня. Базовая задержка у них составляет минимум четыре секунды, а в бою за это время может многое случиться. В бою каждое мгновенье на счету.

    Длинный коридор с нависающими со свода каменными сосульками выводит нас в очередной зал. Я оглядел его и тихо присвистнул.

    – Прив, мы ведь настоящие герои?

    – Конечно!

    – А настоящие герои – что?

    – Что?

    – А настоящие герои всегда идут в обход!

    Этот зал был диаметром больше восьмидесяти метров и находилось в нем не менее сотни нобийцев. И уровень у них колебался между девяностым и сотым. Но главное, между нобийцами, бродившими по залу, ползали змеи! Много змей, очень много, и некоторые из них были просто гигантских размеров – не менее десяти метров длиной!

    И змеи, и туземцы толпились, в основном, ближе к центру зала. Изредка кто-то из нобийцев подходил к стене пещеры, стоял около нее несколько секунд, посматривая по сторонам, а потом уходил обратно к центру. Змеи подползали к стенам чаще, но тоже надолго возле них не задерживались.

    Между стеной и ближайшими к ней нобийцами и змеями оставался свободный промежуток, метров десять шириной. С моей «Скрытностью» вполне можно проскользнуть мимо незамеченным. Если, конечно, у нобийцев не развито умение «Наблюдательность». Или умение «Внимательность». Тогда они смогут заметить меня с двадцати метров. Или услышать, как я крадусь.


    Ваше умение «Ночное зрение» улучшилось.

    «Ночное зрение» +1. Всего: 3/10.


    Тьфу! Мелькают тут системки всякие перед глазами! Отвлекают в самый неподходящий момент! Я залез в настройки и отключил ряд системок – о нанесенном уроне, об убитых мобах. Сообщения об улучшении умений тоже убрал, оставив только те случаи, когда система уведомляет о достижении умением десятого, максимального, уровня.

    Закрыл настройки и опять внимательно обвел взглядом всю пещеру, уделяя особенное внимание узкому проходу между стеной пещеры и дрейфующими по ней мобами. Вполне можно проскочить. Рискованно, конечно, но можно.

    Эх, еще бы невидимость кастануть на себя на всякий случай. На случай, если вдруг змея или туземец ближе, чем на двадцать метров приблизятся. Под невидимостью они меня не заметят, даже если будут совсем рядом. Под «Скрытностью» с двух метров заметят, даже без всякой «Наблюдательности», а под невидимостью не заметят и в миллиметре от себя. Все-таки, иногда заклинания лучше, чем умения. Жаль, не догадался я прикупить свитки невидимости.

    Значит, рисковать не будем и поступим по-другому.

    – Почему?

    – Что «почему»? – я раздраженно обернулся в сторону Прива. По моим ощущениям он завис прямо позади меня.

    – Почему настоящие герои всегда идут в обход?

    Я закатил глаза. Тут, понимаешь, боевая операция в самом разгаре, а его всякие глупости интересуют.

    – Потому, что они настоящие герои и глупостями не занимаются, – ответил я. – А потому давай сделаем так: снимай невидимость, включай бестелесность и двигай через центр этого зала в тот коридор и по нему дальше, в следующий зал. Особо не торопись. Пусть за тобой все увяжутся. А там, в центре зала, зависнешь. Хочу всех собрать в одну кучу.

    – Это называется – в обход? Как настоящие герои?

    – Именно, Прив, именно! Вперед!

    Прив сбросил невидимость и неторопливо поплыл к центру зала.

    Его заметили буквально сразу, и целая толпа туземцев бросилась к нему. Змеи от них не отставали. Нобийцы опять заорали свои боевые кличи, гулким эхом отражающиеся от сводов пещеры, но шипение змей перекрывало даже вопли нобийцев.

    Сразу стало как-то жутковато.

    А Прив – ничего. Ноль эмоций. Плывет себе, покачиваясь, в сторону центра зала и не обращает внимания ни на бросающихся на него змей, ни на тычки копий нобийцев. Уже целая толпа вокруг него собралась, а ему хоть бы что!

    Я не удержался и выпустил пару файерболов по толпе. Грех не ударить массовым заклинанием по такой плотной куче врагов. После первого огненного шара, взорвавшегося в толпе и унесшего жизни по меньшей мере пятерых нобийцев и десятка змей, туземцы развернулась и бросилась в мою сторону. Вокруг Прива остались только змеи. Разумные мобы атакуют в первую очередь хозяина, только потом его питомца, а свое местонахождение я выдал, запустив файербол.

    Прив неторопливо двигался в сторону коридора.

    «Прив, ускорься! С такими темпами у тебя скоро бестелесность слетит, а мы не знаем, сколько еще залов впереди».

    Получив мою мысленную команду, Прив заметно прибавил в скорости. За ним потянулась вереница змей.

    Ну, хоть ползучих гадов уведет за собой. А с нобийцами я и сам как-нибудь справлюсь.

    «Прив! В следующем зале не останавливайся! Двигай до самого конца пещеры и собирай всех мобов по пути. Как достигнешь последнего зала, становись в центре и жди меня.

    Я скоро догоню тебя. Если вдруг меня не будет, а у тебя бестелесность вот-вот спадет – ныряй в невидимость и удирай оттуда. Все понял?»

    «Да».

    Немногословный он у меня.

    Нобийцы уже почти рядом.

    «Прыжок»! Я перепрыгнул в другое место от греха подальше.

    Жаль, фокус с атакой мобов в спину не удался, но попытаться стоило. Теперь окончательно понятно – заклинания, оставляющие следы или иным образом позволяющие определить место, откуда был сделан каст, против разумных существ лучше не применять, даже если они в это время атакуют кого-то другого. Кроме, конечно, тех случаев, когда заклинания убивают разумного с одного каста.

    Но это не страшно, у меня есть и другие заклинания, которые не демаскируют меня. Тот же «Воздушный кулак», он вообще невидим. Или «Звезда Смерти», она сверху падает на цель.

    И «Молния» тоже сверху бьет. А на уровне Мастера и Грандмастера еще больше подобных заклинаний. Например, «Имплозия» из Магии Воздуха или «Инферно» из Магии Огня. Или «Аура Смерти» из Магии Смерти.

    Короче, есть чем приголубить врага из «скрыта», оставаясь в незаметности.

    Я добил последнего врага и перевел дух. Пришлось попрыгать, зато зал полностью чист – змеи уползли за Привом, а нобийцев я всех уничтожил.

    Сколько времени я потратил на это? Почти три минуты… Приву еще двенадцать минут в бестелесности можно оставаться.

    «Прив, ты как?»

    «Что?»

    Блин горелый! Он еще штокает! Я побежал к коридору, ведущему в следующий зал.

    «Как дела у тебя? Что сейчас делаешь?»

    «Дела у меня нормально. Сейчас я лечу».

    «Монстры преследуют тебя?»

    «Да».

    «Много?»

    «Очень много».

    Минута, и я в следующем зале. Пусто. Этот зал был еще больше предыдущего. Интересно, сколько монстров увел за собой Прив?

    «Прив, сколько залов уже прошел?»

    «Пролетел. Я не хожу, у меня нет ног. Я летаю. Пролетел три зала. Подлетаю к четвертому».

    Вот болтун! И кто сказал, что он немногословный?

    Я бросился за Привом. Осталось девять минут бестелесности. Надо поторопиться, а «Скрытность» в два раза снижает скорость передвижения.

    Выбегаю в очередной зал, просто огромный. По нему слоняется несколько нобийцев и тут же ползает с десяток змей. Не заметили, видать, Прива, когда он через зал пролетал. Не попал он в их зону агро. У мобов стандартная зона агрессивности, в которой они видят противников и нападают на них, составляет сорок метров. Не удивительно, что в этом огромном зале часть мобов не заметила Прива.

    Не буду на них отвлекаться. Я побежал к виднеющемуся метрах в двухстах впереди входу в следующий тоннель. Один из бродящих по залу нобийцев не спеша двигался по пересекающему мой путь курсу. Пока меня не видит, но обязательно увидит – мы с ним практически столкнемся. А чуть дальше еще пара змей свернулись в клубки прямо на моем пути, их агрозону мне не миновать.

    Не дожидаясь, когда нобиец заметит меня, задействую «Катюшу» и, как только он определяется у меня как цель, выпускаю в него целый залп из пяти заклинаний. Нобиец падает только после пятого заклинания. Плохо! «Сокровенка» моя прогрессирует, растет в уровнях, урон все больше и больше режет, а у «Катюши» он и так маленький. Зато маны «Катюша» кушает, как самый последний проглот. Единиц восемьсот маны где-то сейчас потерял. Зато все заклинания из обоймы «Катюши» применяются мгновенно, без предварительных затрат времени на каст, это потом у них задержка на следующее применение полсекунды. Именно из-за этого замечательного свойства эти заклинания потребляют так много маны при таком малом уроне.

    Но менять «Катюшу» на другое заклинание я не стал, на бегу выпускаю пару залпов по улегшимся на моем пути змеям и убиваю их. Еще полторы тысячи единиц маны как не бывало. Чем хороши мгновенные заклинания, так это тем, что не надо опасаться, что собьешься с них в движении. Любое другое заклинание при применении в движении почти гарантированно собьется и его придется кастовать по новой, а мгновенные заклинания – нет, на то они и мгновенные. Эх, жаль все же, что у них урон такой маленький, так бы это настоящее Вундерваффе было.

    «Прив, как дела у тебя?»

    Осталось восемь минут бестелесности. Я бегу уже по тоннелю к следующему залу.

    «Хорошо».

    Новый зал, еще больше предыдущего. И опять почти никого. Сколько же монстров Прив за собой увел? Молодец у меня пет! Ему даже дудочки не надо, как тому крысолову.

    Пробегаю в темпе через зал, опять задействую «Катюшу», чтобы расчистить себе проход от не ушедших за Привом монстров. Сейчас время важнее, чем мана.

    «Летишь?»

    «Нет».

    «Как нет? А что делаешь?»

    Тоннель. Опять новый зал.

    Прив опережал меня минут на пять. С его скоростью он сильно оторваться не мог даже от меня, замедленного «Скрытностью». По моим прикидкам, я его должен буду догнать в следующем зале. «Катюша» опять сносит с моего пути несколько нобийцев. Вбегаю в очередной тоннель.

    «Вишу».

    «О! Дошел до последнего зала? Сколько всего залов?»

    «Долетел. У меня нет ног, я не умею ходить. Всего пролетел четыре зала. Этот – пятый».

    Шесть минут бестелесности осталось. Надо поторопиться.

    Я сбросил «Скрытность» и рванул к Приву изо всех сил. Неизвестно, сколько времени у меня займет бойня, а в том, что будет именно бойня, я уже не сомневался. Если кто и сможет мне в этом инстансе с успехом противостоять, то это только его босс. Но, судя по этим каннибалам, змеям и той легкости, с которой я с ними расправился, босс инстанса не должен стать очень уж большой проблемой для меня.

    Я вбегаю в последний зал и резко торможу. В середине зала – столпотворение. Нобийцы и змеи всех цветов и размеров, от самых мелких, не больше метра длиной, до многометровых и толстенных, руками не обхватишь, огромной толпой собрались в центре зала, напоминая бурлящую на огне массу.

    Я, пробегая другие залы, думал, что они были огромны, но теперь мне кажется, что они были просто крохотными. По крайней мере, в сравнении с этой пещерой – до противоположной стены было никак не меньше полукилометра.

    И в середине этого зала собралась гигантская беснующаяся толпа. Там одних нобийцев было несколько сотен. Возможно даже, их там было больше тысячи.

    Хорошо, что я успел остановиться и не влетел в зону их агро. А то они бы все на меня накинулись.

    Только один каннибал меня заметил.

    Самый ближний ко мне туземец, размахивая копьем, бросился в мою сторону. Я его снял «Катюшей» и сразу же активировал «Скрытность».

    У Прива бестелесности осталось на пять минут.

    Я упираюсь руками в колени и делаю глубокий вдох. Нервы! Усталости нет, но нервы требуют каких-то привычных действий, выработанных с годами рефлексов.

    Бросаю оценивающий взгляд на толпу монстров и прикидываю план дальнейших действий. Толпа оказалась несколько больше, чем я ожидал. Это подземелье явно не для одиночек. Здесь нужна группа, стандартная группа из пяти человек, и отнюдь не пятого уровня.

    Окидываю взглядом пещеру и замечаю то, что раньше ускользнуло от меня – в выдолбленных в стенах пещеры нишах стоят идолы. Все они так или иначе связаны со змеями: высеченные из камня кобры с раздутыми капюшонами, свившиеся в кольца вырезанные из дерева питоны, сбившиеся в клубок с торчащими во все стороны змеиными головами какие-то мелкие гады.

    В самой большой, под стать пещере, нише стоял главный идол туземцев – высеченный, судя по всему, из монолитного куска красноватого камня гигантский змей, свивший свое тело в концентрические кольца, из которых уходило вверх толстое змеиное тело, изгибающееся в виде английской буквы «S». Перед идолом стоял нобийский шаман и что-то камлал.

    Судя по всему, этот шаман и есть босс инстанса. От меня до него было около трехсот метров и разглядеть его свойства я не мог. Ну и ладно, оставим его на потом. А пока что надо разобраться с этой толпой.

    Есть вариант: забиться в угол, сделать невидимым Прива и подождать, пока все туземцы разойдутся по своим местам, а с ними заодно и змеи расползутся. Тогда здесь останется сотни три или пусть даже четыре нобийцев. Ну, и змей сколько-то. Все равно с ними будет справиться проще, чем с этой оравой. Буду их поодиночке ликвидировать.

    Эх, будь у меня изучено заклинание четвертого уровня «Огненное кольцо», я сейчас бы кастанул его вокруг этой толпы и прошелся бы огненными валами туда-сюда пару раз, как это делал караванщик в пустыне во время нападения нобийцев на караван. Но «Огненного кольца» у меня нет, поэтому поступим по-другому.

    Я проверил свою ману. Маловато осталось. Открываю рюкзак и достаю флакон с эликсиром, восстанавливающим ману. Выпиваю его. Пузыри с маной на поясе пока не трогаю – их я буду использовать во время боя. В бою времени лезть в рюкзак у меня не будет, а эликсиры с пояса можно использовать всего лишь одним быстрым касанием флакона.

    Взгляд в сторону шамана. Продолжает камлать по-прежнему. Ну, пусть камлает, лишь бы не мешал, потом разберусь с ним. Перевожу взгляд на толпу.

    Около тысячи нобийцев – от восьмидесятого уровня до сто тридцатого. Здоровье у некоторых доходит до двух тысяч единиц. Змей вообще несколько тысяч. Разных.

    Это просто безумие какое-то – мне, пятиуровневому игроку, лезть на эту толпу. Даже с учетом моих статов, полностью брошенных на увеличение «Интеллекта» и усиливших по максимуму для моего уровня силу магии, это авантюра. Однако только на первый взгляд – на самом деле я уже все просчитал. Одного интеллекта для такого рискованного предприятия было бы действительно недостаточно, но здесь не меньшую роль играют мои тщательно и, отбросим в сторону ложную скромность, грамотно подобранные скилы. Не зря я так рисковал и потратил столько времени и сил на получение этих умений, теперь я могу наслаждаться полученным результатом.

    Начинаю кастовать заклинание, не отрывая взгляда от огромной беснующейся толпы в центре зала и висящей над скопищем тел белесой фигуры Прива.

    Эпическое зрелище! Полумрак подземелья, огромная толпа и над нею фигура в белых, струящихся вниз одеждах. Сейчас бы еще мелодию какую-нибудь подходящую врубить… Адажио соль минор Ремо Джадзотто, например.

    Каст!

    «Болото», заклинание третьего уровня из Магии Воды. Вся толпа погружается в грязевую жижу. Туземцы по пояс, змеи по… по-разному, некоторые и полностью в грязи потонули. Это я сделал, чтоб они не разбежались. Выбраться, конечно, смогут, но не сразу, вязкая тина не позволит быстро покинуть ставшее опасным место. Начинаю новый каст.

    Толпа как бесновалась, пытаясь дотянуться до Прива, так и продолжает бесноваться. Меня не видит. Ха! «Болото» накладывается на площадь, место, где находится применивший это заклинание маг, оно не выдает.

    Каст!

    И вокруг толпы затанцевали огненные языки. «Круг огня», Магия Огня, заклинание третьего уровня. Тоже чтоб не разбежались.

    Бросаю быстрый взгляд в сторону далекого шамана и приступаю к новому заклинанию.

    Каст!

    И на беснующуюся толпу ложится «Ядовитое облако».

    Я растянул его так, чтобы оно и толпу всю накрыло, и обрамляющее ее огненное кольцо, и еще полосу свободного пространства шириной метров пять прихватило. На всякий случай. Концентрация в этом случае будет меньше, но для меня не это сейчас важно: главное, облако яда достаточно плотное и через него ничего не просматривается.

    Можно было бы и «Гниль» из Магии Смерти кастануть, но это заклинание меньше времени держится – минуту, может, несколько с учетом моих бонусов. А «Ядовитое облако» с моими бонусами за «Интеллект» висеть будет долго, даже дольше, чем нужно. Но это не помешает. А теперь «Ярость»! И «Изменчивая сила магии» вместо «Сокровенной силы магии»!

    И в зеленое облако полетели огненные шары.

    «Прив! Давай накидывай «Невидимость» и улетай оттуда.

    У тебя скоро бестелесность упадет».

    «Хорошо», – получаю лаконичный ответ.

    Посылаю в облако файерболы один за другим, а сам периодически поглядываю в сторону шамана. Тот все камлает и камлает. Ходит вокруг каменного змея и трясет бубном. Не нравится мне это…

    Окошко с уведомлением о достижении нового уровня замелькало передо мной. Отмахиваюсь от системки и продолжаю посылать файерболы в толпу туземцев и змей. Статы потом распределю. Сейчас не до этого.

    Мана кончилась.

    – Прив, шамана видишь?

    Выпиваю пузырек с зельем маны, и продолжаю бить файерболами в скрытую зеленым облаком толпу. Прива там уже не видно.

    – Нет, – отвечает Прив. Он уже рядом, висит на своем обычном месте, за моим правым плечом.

    Плохо. Продолжаю пускать файерболы в зеленое облако в центре зала. Плохо, что Прив шамана не видит. Что-то он нам готовит, этот шаман, какую-то гадость.

    Изредка кто-то из мобов все же выбирался из грязевого болота и преодолевал огненное кольцо. Понятно, там Прива теперь нет, ничто их там не держит. Только из грязевого болота так просто не выберешься, не каждому под силу. А пока выбираться будешь, если под файербол не попадешь, так от ядовитого облака умрешь. А сумеешь выбраться из трясины, так еще огненное кольцо надо будет суметь преодолеть.

    Еще одно системное сообщение о взятии очередного уровня, второе за этот бой. Или уже третье? Надо бы распределить свободные статы, но пока не до этого. Потом, все потом! Появится свободная минутка – разбросаю статы по характеристикам. Хотя по каким характеристикам? Все в «Интеллект» и только в «Интеллект»!

    Самым крепким нобийцам все-таки удавалось вырваться из западни. Тех, что выбирались с моей стороны и которых я видел, я сносил «Катюшей» – каждое из ее заклинаний гораздо слабее «Огненного шара», но в совокупности они наносят больше урона за одинаковый период времени, чем файербол, если цель единичная. Но маны «Катюша» ест, конечно, много.

    Выпиваю еще один флакон с зельем. Который уже по счету в этой пещере? Не считал…

    Шаман камлает. И что он там сотворить хочет? Пока что ни одного тотема не поставил и никаких других следов его деятельности я не вижу.

    – Прив, двигай вдоль стены в ту сторону, – махаю рукой, указывая направление, – метров через триста увидишь шамана. Как увидишь, скажешь мне. Гляну через твои глаза, что он собой представляет. Будь готов, на всякий случай, атаковать его.

    Прив молча поплыл к шаману.

    Одиннадцатый уровень! Отмахнулся от мелькнувшей системки, только уровень успел углядеть. А ведь времени на каждый следующий уровень уходит все больше и больше. После взятия восьмого уровня я выпустил штук двадцать огненных шаров, прежде чем появилась системка о взятии девятого уровня. А после взятия десятого больше сотни файерболов ушло в сторону зеленого облака, прежде чем я увидел уведомление о новом уровне.

    Файерболы срывались с моих рук один за другим. Плохо, что не вижу происходящее внутри зеленого облака. Сколько там еще оставшихся в живых каннибалов и ползучих гадов?

    Оп! Опять мана кончилась. Секунда на то, чтобы коснуться пузырька с зельем в кармане на поясе, и я снова полон маны.

    Файерболы опять полетели внутрь ядовитого облака.


    Вы нанесли 1 000 000 единиц урона Магией Огня.

    Ваше мастерство в Магии Огня повысилось.

    Текущий статус: Грандмастер.

    Урон от заклинаний Магии Огня: +100 %.

    Время применения заклинаний Магии Огня: −0,1 секунды.

    Вы достигли максимального уровня мастерства в Магии Огня.


    Приятное известие. И долгожданное. Что там поделывает шаман? Бросаю взгляд в его сторону.

    Прив уже на полпути к шаману. А тот все камлает. Начинаю потихоньку сдвигаться в его сторону. Чувствую, сейчас духов понапризывает и мне станет плохо, очень плохо. Совсем плохо.

    По мере продвижения продолжаю посылать файерболы в облако.

    Надо было начинать с шамана.

    Пока двигаюсь, замечаю еще нобийцев, сумевших выбраться из ловушки. Таких оказалось немало. Даже нескольких змей замечаю. Слабовата у меня еще сила магии, слабовата. А у этих, выскользнувших из ловушки, наверняка сопротивление магии имеется. Прекращаю запускать файерболы, чтобы не выдать свое местонахождение. Тем, кто до сих пор не сумел выбраться из ядовитого облака, вряд ли это уже удастся. А выбравшиеся из ловушки нобийцы стоят напряженные, готовые в любой миг сорваться в бой, и настороженно озираются. Некоторые бродят по залу, сжимая копье, и тоже зыркают по сторонам. Меня не видят, далеко слишком. Не дотягивается их зона агро до меня. А от тех, чью агрозону я все же пересекаю, меня спасает «Скрытность». Надеюсь, и с шаманом она поможет мне остаться незамеченным.

    «Я на месте».

    И только я услышал это послание от Прива, как раздался грохот. Пол, стены, свод пещеры содрогнулись.

    Поворачиваю голову в сторону шамана и вижу – он тяжело вытирает пот со лба и опускает руки. Закончил свое камлание. Но почему на лице его написана обреченность?

    Глаза гигантского змея за его спиной засветились зелеными огоньками.

    Срываюсь с места и несусь к шаману. Выжившие нобийцы, наоборот, бросаются в другую сторону. Некоторые пробегают мимо меня буквально в паре шагов и, несмотря на то, что я попадаю в их зону агро и они явно видят меня, туземцы не обращают на меня никакого внимания. В глазах – смертельный ужас. Дикие люди. Дикари-с. Никакого почтения…

    Впрочем, мне тоже нет никакого дела до нобийцев: я в считаные секунды сокращаю расстояние до шамана и, как только он определяется у меня как цель, запускаю в него «Катюшу». Метров с шестидесяти могу теперь применять одиночные заклинания. А прокачаю до максимума «Орлиный взгляд», смогу и с восьмидесяти метров атаковать. Это максимум.

    Только поздно ударил я «Катюшей» по шаману – за мгновенье до того, как с моих рук сорвалось первое заклинание из залпа, каменная змеюка открыла пасть, подхватила зубами шамана и, подкинув его вверх, раскрыла пасть еще больше. Шаман, сделав несколько кувырков в воздухе, упал в раскрытую пасть.

    В пасть совсем уже не каменной, а живой змеюки.

    Змея сыто сглотнула…

    Миг – и она уже рядом. Только размытая тень промелькнула от постамента, где она только что стояла каменным идолом, до того места, где я находился буквально мгновение назад.

    До чего же быстрая тварь!

    Еле успел «Прыжок» применить. Только что, буквально мгновение назад, эта змеюка была там, в полусотне с лишним метров от меня, и вот она уже в том месте, где мгновенье назад стоял я. И это – не телепортация! И не «Прыжок»! И не «Блинк»! Это расстояние она проползла! Стремительно, но проползла. Насколько я помню, этот прием называется «Смертоносный бросок». Встречал я такой у нагов. Действительно, смертельно опасный. Скорость перемещения при таком броске не уступает скорости перемещения при помощи «Прыжка». Да и «Блинку» ненамного проигрывает. Я перевел дух и протер тыльной стороной руки лоб. И кастанул еще один «Прыжок», от греха подальше, а потом уставился на змеюку.

    Значит, шаман – босс? Никакой он не босс! Вот кто босс этого подземелья!

    Чувствую, здесь мне ни «Катюша», ни файербол не помогут. Здесь мне понадобится мое единственное убойное заклинание – «Луч Смерти». Других, доступных мне заклинаний такого уровня или еще более мощных, у меня нет. Пока нет. Как выберусь отсюда, в первую очередь озабочусь изучением самых мощных заклинаний. Шутка ли, в двух Магиях уже Грандмастер, даже в трех – Магию Огня только что вывел на этот уровень, а приличных заклинаний нет.

    Аккуратно приближаюсь к змее. Она неторопливо, медленно, я бы даже сказал, величаво, ползет по залу, поворачивая голову то в одну сторону, то в сторону, иногда приподнимая ее под самый потолок, иногда низко склоняя почти к самому полу. Меня не видит. А я ведь чуть было не сбросил «Скрытность», когда бежал к шаману, хотел увеличить скорость. Вовремя передумал.

    Подкрадываюсь на шестьдесят метров, «Луч Смерти» наготове. Но сначала посмотрю ее инфу. Первое правило волшебника, в смысле, охотника на монстров – всегда смотри информацию о существе, на которого хочешь напасть. Обычная с виду крыса может оказаться монстром, который тебе не по зубам.

    Нарушают это правило сплошь и рядом, но на боссах, обычно, его соблюдают.

    Только собрался открыть ее инфу, как она – шшшух! – молнией метнулась в сторону ядовитого облака. И уже в полусотне метров дальше. Я видел, как она подхватила вылезшего из облака яда беспечного нобийца и тут же схрумкала его.

    Мне даже немного жаль стало этого несчастного. Он старался, выбирался из болота, ежесекундно теряя единицы жизни, надеялся выкарабкаться из этого ядовитого ада, сохранить себе жизнь. С каждым метром терял надежду все больше и больше и вот, когда уже казалось, что нет надежды, он все-таки выбирается на волю. И, радостный, бежит навстречу протянувшей к нему руки свободе, а попадает в зубы громадной голодной змеи.

    Опять подбираюсь на шестьдесят метров. Аккуратно-аккуратно. Тихонько-тихонько. Заклинание «Прыжок» – наготове. Заклинание «Луч Смерти» пока отложил.

    Змеюка подхватила еще одного беспечного нобийца, вылезшего из облака, и проглотила его.

    А не надо было поклоняться ей! Идолы змеиные тут ставить!

    Змея улеглась, свившись кольцами. Устроилась неподалеку от ядовитого облака. Понравилось ей там.

    Подкрадываюсь к ней и открываю ее инфу.


    Шшлосс Пурпурный, Змей-прародитель. Уровень: 110.

    Сила: 300. Ловкость: 400. Интеллект: 200. Мудрость: 200.

    Здоровье: 1 000 000/1 000 000.


    Так это не она, а он. Змей. Гад. Ползучий.

    Уровень всего ничего, чуть больше, чем у моего Прива, а статов как у мобов двухсотого уровня. Здоровье вообще дикое.

    А ведь у него наверняка есть какое-то сопротивление урону. И защита тоже есть, скорее всего небольшая, но тысяч пять урона при таком уровне здоровья она должна срезать по-любому. Как такого убить с моими способностями?

    А убить придется. Пусть не с одного раза, с нескольких, но деваться некуда. Задание Верховного жреца надо выполнить. Придется попрыгать, «Луч смерти» оставляет после себя четкий след, явственно указывающий на место, откуда его кастанули. А этот змей – не безмозглый моб. «Интеллекта» у него больше моего родного, мне пока что о таком только мечтать приходится. Вон как он быстро сообразил, откуда я «Катюшу» по шаману применил, а ведь был полукаменным, когда я ее кастовал.

    А как быстро он передвигается! Не удивительно, с его-то ловкостью. С этим мобом надо быть предельно осторожным.

    Это сколько же жизни я с него сниму «Лучом Смерти»? Базовый урон у этого заклинания семьсот пятьдесят единиц. С учетом моего могучего «Интеллекта»… И бонусов за него… И удвоения силы магии от элика… И еще одно удвоение от свитка…

    И сто процентное увеличение силы Магии Смерти дает мой статус Грандмастера в этой ветви магии… Это будет… Учитываем «Изменчивую силу магии»… И получаем…

    Это будет где-то двести девяносто пять тысяч единиц урона. Даже чуть побольше.

    Бить по змею придется четыре раза. Минимум. Знать бы, есть у него сопротивление Магии Смерти или просто магии, и, если есть, то какое? При пятидесятипроцентном сопротивлении мне придется нанести по нему не менее восьми ударов «Лучом Смерти».

    Опасно… С его броском даже крайне опасно. Риск просто зашкаливает за все разумные пределы. Похоже, я попытался откусить кусок, который не смогу проглотить.

    Придется попрыгать, а при его скорости я могу и не успеть отпрыгнуть.

    И «Ярость» еще ждать несколько минут. С «Яростью» было бы в два раза проще, в два раза меньше кастов понадобилось бы.

    А ждать нельзя! Змей в любое мгновенье может опять окаменеть. А босса инстанса надо валить, когда он во плоти. Развалить скульптуру босса недостаточно, тогда будет считаться, что боя с боссом не было и инстанс до конца не пройден. Задание провалено. Или выполнено частично, что в моем случае аналогично провалу – желаемую награду в этом случае я не получу.

    Я начал читать заклинание. Будем рисковать…

    Каст!

    Луч грязно-пепельного цвета протянулся от моих рук к фигуре змея. И сразу же – «Прыжок»! Приземляюсь в полусотне метров от места применения заклинания и тут же бью себя кулаком по лбу!

    Ну, зачем?! Зачем я полез на босса? У меня ведь задание – разрушить идолы! Мне можно босса вообще не трогать! Пройти мимо и развалить идолы, и все – задание выполнено! Как я мог об этом забыть? Привык еще будучи Вальдом к заданиям на полную зачистку локаций, вот и сейчас по привычке полез на босса. А зачем?


    Вас посетила удача!

    Вы нанесли критический удар – сила Вашего заклинания увеличена в четыре раза.

    Вы применили заклинание «Луч Смерти».

    Вы нанесли урон: Шшлосс Пурпурный – Змей-прародитель.

    Урон: 1 003 443. Здоровье: 0/1 000 000.


    Хм… А с другой стороны, почему бы и не завалить босса подземелья? С боссов обычно хорошие вещи вываливаются. Качественные и дорогие. Иногда – Редкие, случается, что и Уникальные. И даже Легендарные! Глупо не попытаться вальнуть босса локации, особенно если тебе для этого всего один удар нужен.

    Это чистое везение, что у Шшлосса не было сопротивления магии. Что уж тут говорить – повезло. Дважды повезло!


    Ваше умение «Удачливость» улучшилось. «Удачливость» +1. Всего: 10/10.

    Вы достигли максимального уровня умения.


    Хотел бы я посмотреть на выражение лица Валерки Калёного и послушать, что он теперь скажет про «миллион единиц урона» на пятом уровне! Ну или на одиннадцатом, разница не большая…


    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 12.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: +1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 20.


    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 13…


    Блин горелый! Забыл статы за взятые уровни распределить перед нападением на босса! Столько мощи потерял!

    Я кинул все полученные за несколько новых уровней статы в «Интеллект», отмахнулся от замелькавших передо мною системок о бонусах, и побежал к трупу Змея посмотреть, что же там из него выпало. Очередного вылезшего из облака нобийца я уложил на бегу первым же заклинанием из залпа «Катюши».

    С клыков Змея капали ядовито-зеленые капли. Этот яд может стоить хороших денег!

    Я быстро открыл рюкзак, схватил пару флаконов с зельем жизни и вылил их содержимое на пол. Может и зря, может за этот яд скупщики мне дадут жалкие медяки, но эликсиры жизни я покупал одни из самых дешевых – с моим уровнем здоровья мне этих эликсиров было более чем достаточно для полного восстановления здоровья. По большому счету, толку от этих эликов для меня не было никакого, лучше вместо них зелья с маной таскать. Но привычка… Сложно быстро отказаться от годами укоренявшихся привычек.

    Набрав первую пару флаконов яда, я успел опустошить и подставить под капли яда еще пару пузырьков. Все нормальные охотники носят с собой ради таких случаев пустые склянки, но я-то не нормальный, у меня каждая единица веса на счету. Мне хламом забивать рюкзак нельзя, иначе, в случае перегрузки, скорость моего передвижения упадет, а то и вовсе с места не смогу сдвинуться, как тот пресловутый фрегат «Неподвижный».

    Мне удалось полностью наполнить и эти два флакона, после чего яд перестал капать с клыков гигантской змеюки. Только тогда я посмотрел свойства собранного яда:


    Малый пузырек с ядом Змея-прародителя. Вес: 10.

    Цена: золотой талер 10 000.


    Ого! Я удивленно покачал головой, уставившись на стоимость пузырьков. Наверное, очень сильный яд. Не припомню, чтобы когда-либо видел такие цены на яды.

    Подобрав пару верхних клыков Змея, составляющих весь выпавший с него дроп, я забросил их в рюкзак, даже не просмотрев их свойства, и глядя, как исчезает, растворяясь в воздухе, тело Шшлосса, сказал Приву, колыхавшемуся как всегда позади меня:

    – Ну что, Прив! Как думаешь, стоит нам дождаться, когда спадет «Ядовитое облако», и пошарить в трупах в поисках дропа? Может еще с сотню, а то и несколько сотен копий найдем. Или не будем терять время и пойдем сдавать квест Верховному жрецу и получать нашу законную, честно заработанную Легендарную вещь?

    – Я не знаю, – равнодушно пожал плечами Прив.

    Грустит Прив, грустит. Совсем расклеился после того, как вспомнил, кем он был до смерти.

    – Ладно, поступим так: если облако не рассосется за время, пока я ломаю идолы, то мы ждать не будем и отправимся сдавать квест. А если рассосется, то посмотрим, что там нам выпало. Согласен?

    – Да.

    Разрушить идолов было просто – всего два файербола на один идол, и от него остается или куча щебня, или зола и обгоревшие кусочки дерева. Гораздо больше времени потребовалось на то, чтобы обойти весь этот огромный зал – ниши с идолами располагались в стенах по всему его периметру. Чтобы ускорить передвижение по пещере и побыстрее разрушить все статуи, я передвигался прыжками: небольшая пробежка, прыжок на сорок-пятьдесят метров, еще одна пробежка и опять прыжок.

    Стоило мне только выпустить по последнему идолу, грубо вытесанной из камня фигуре кобры, раскрывшей капюшон, последний огнешар, от которого фигура змеи осыпалась мелким щебнем, как раздалась торжественная мелодия, сопровождавшая системное сообщение:


    Вы уничтожили идолов, установленных язычниками на землях огнепоклонников.

    Ваша репутация среди представителей фракции огнепоклонников улучшилась.

    Текущая репутация: Восхищение.


    Есть максимум репутации!

    Теперь я всегда буду желанным гостем в землях огнепоклонников. Теперь я могу получать у них самые выгодные задания с самыми лучшими наградами! Я направился к центру пещеры.

    К этому моменту облако яда развеялось, открывая взору место сражения. Это было жуткое зрелище. Трупы нобийцев и змей, разлагающиеся под действием яда, были навалены вперемешку, плотным слоем покрывая пол пещеры. Такое я видел только на картинках. Во всех битвах, в которых я участвовал в прежнем своем воплощении, Вальдом, поля побоищ выглядели не то чтобы менее впечатляющими, но куда менее мерзкими и уж точно не такими смердящими.

    Постояв возле этого кладбища некоторое время в раздумьях и почесав затылок, я решил все же поискать дроп и полез в кучу трупов. Лучше бы я этого не делал – изъеденные ядом тела выглядели очень реалистично и издавали вполне ощутимый неприятный запах. Я стоически выдерживал эту пытку некоторое время, но как только полностью забил рюкзак змеиными шкурами, копьями и другим малоинтересным шмотом, сразу же вылез из этого нагромождения мертвой плоти и бегом направился к выходу из пещеры.

    Дроп оказался так себе, зато, когда я на ходу открыл архив системных сообщений и нашел там уведомления о повышении умений, они меня откровенно порадовали. «Сокровенная сила магии» достигла девятого уровня, «Ночное зрение» – четвертого, «Орлиный глаз» – шестого, а «Подавление защиты от Магии Огня» – третьего.

    Но больше всего меня порадовала эта системка:


    Ваше умение «Касание Огня» улучшилось.

    Теперь наносимый Вами урон увеличивается на: +4 %.

    «Касание Огня» +1. Всего: 4/10.


    Пока что этот дополнительный урон не так уж и заметен, но с увеличением моего основного урона эта цифра будет приобретать все большую и большую привлекательность. Четыре процента от миллиона, это уже сорок тысяч единиц урона. А наносить урон в миллион единиц я могу. Пусть не всегда, но важен сам факт – это реально! То ли еще будет.

    Солнце еще не коснулось горизонта, когда я вернулся в деревню огнепоклонников и, не мешкая, направился в храм Огня, гадая по пути, даст ли мне Верховный жрец одну Легендарную вещь или одарит целым комплектом? Задание оказалось не из простых, вполне тянет на полный комплект Легендарок.

    Про комплект я, конечно, размечтался. Слишком редко такое случалось – награда в виде полного комплекта Легендарных предметов. А вот посох Легендарного класса мне бы не помешал. Это было бы очень удачно, поменять ученический посох сразу на Легендарный.

    Но комплект Легендарных вещей это было бы еще более замечательно! В случае такой награды я даже не расстроюсь, что буквально только вчера потратил больше семидесяти тысяч золотых талеров на покупку сета Очарованного странника. Пусть я и потеряю в этом случае потраченные на покупку сета деньги – продать его я не смогу, купленные в магазине Редкие вещи привязываются к первому их получившему и не могут использоваться больше никем другим, – но комплект из Легендарных вещей меня быстро утешит. Очень быстро. Я бы даже сказал, моментально. Я вошел в храм Огня.

    И Верховный жрец и жрецы рангом поменьше, окружавшие первосвященника, смотрели на меня с восхищением. Даже не так, с большой буквы – с «Восхищением»!

    – Мы до сих пор не можем поверить! – воскликнул первосвященник храма. – Когда я посылал тебя в логово нобийцев, я всего лишь лелеял надежду, что тебе удастся убить нескольких из них, заставить дикарей не так нагло разгуливать по землям огнепоклонников, показать им, что и у нас есть зубы и мы можем кусаться.

    Я скромно стоял перед священниками, потупив глаза, и терпеливо ждал, когда закончатся эти восхваления, предаваясь при этом совсем уж посторонним мыслям. Например, размышлениям о том, что у меня стильный прикид – черные одежды сета Очарованного странника, которые очень элегантно на мне смотрятся. Но белые одежды Легендарного класса выглядели бы куда фасонистее, а если еще и заменить эту крючковатую палку, по недоразумению названную магическим посохом, на сияющий белизной Легендарный посох, то я буду просто неподражаем и, увидь меня Ирка или та блондинка из гипермаркета, они бы просто упали к моим ногам. И не только они.

    – Но тебе удалось совершить невероятное! Это немыслимо! Поклоняющиеся Огню будут вечно помнить твое имя! Твой подвиг навсегда останется вписан золотыми буквами в историю нашей фракции, он будет увековечен на стенах этого храма!

    Пафос Верховного жреца, на мой взгляд, начал зашкаливать сверх меры. Пора бы уже перейти к награде.

    – Ты достоин самой высокой награды!

    Йесс!

    Наконец-то!

    Ну, давайте же, давайте же скорее мне мой Легендарный комплект!


    Вы выполнили задание «Языческое капище».

    Вы получили награду: рецепт эликсира «Божественное благословение».

    Глава 2

    Я спускался от храма Огня к деревне огнепоклонников в некоторой прострации. Опыт не дали, комплект Легендарных вещей – не дали, да даже хотя бы одну Легендарную вещь – и ту не дали!

    А наградили каким-то рецептом!

    Нет, не каким-то. Очень редким рецептом, настолько редким, что не идет даже речи о его цене – такие вещи не продаются, а если и продаются, то цена их остается тайной за семью печатями. Но я вовсе не этой награды ждал, не на это надеялся, не об этом мечтал! Каким бы ни был ценным полученный мною рецепт, он не идет ни в какое сравнение с Легендарными вещами. Словами не передать то разочарование, которое охватило меня при получении награды. Наверное, это разочарование слишком явно было написано у меня на лице и жрец увидел его. Не знаю, было ли это заранее им предусмотрено, или это был некий утешительный приз с его стороны, но Верховный жрец храма Огня внимательно всмотрелся в мое унылое лицо, усмехнулся чему-то, подошел и положил руку мне на плечо.


    Вы получили умение «Огненная аура» (активируемое).

    Теперь Вы можете покрывать свое тело аурой из Огня, обеспечивая его защитой от внешнего воздействия.

    Данное умение не потребляет ману.

    Сила Огненной ауры зависит от основной характеристики «Интеллект».

    «Огненная аура» +1. Всего: 1/10.


    Никакой информации об этом умении на форуме не было. Абсолютно никакой. Я первым же делом, как только вышел из храма, полез на форум, чтобы выяснить, чем это меня одарили, и ничего там не нашел. Такое впечатление, что я или первый получил это умение, или те, кто получил его до меня, скрывают его. Второй вариант более вероятен, но меня смущало полное отсутствие информации об этом умении. О полученном мною чуть ранее умении «Касание огня» тоже ничего не было написано на форумах, но оно хотя бы упоминалось в официальном перечне существующих умений, а «Огненная аура» отсутствовала даже в этом перечне. Я давно подозревал, что официальный перечень умений далеко не полный, да и не только перечень умений, много полезной и необходимой информации отсутствует на официальном сайте игры, а теперь окончательно убедился в этом.

    Вот и гадай теперь, что за кота в мешке тебе подсунули. Есть ли какой-нибудь толк от этого умения или оно одно из тех, которые сами по себе никакого прикладного значения не имеют и нужны лишь для того, чтобы открыть в будущем доступ к другим умениям?

    Вот что означают слова «защита от внешнего воздействия»? Аура сможет защитить от выпущенной в упор стрелы? Или только от комариного укуса? И как его прокачивать, это умение? Подставляться под стрелы я не собираюсь.

    В общем, абсолютно непонятное умение. Не то что простой, четкий и внятный алхимический рецепт.

    Я остановился, достал из рюкзака свиток и раскрыл его.


    Рецепт эликсира «Божественного благословения».

    Ингредиенты:

    скрепляющий лазурный порошок – 10 унций;

    перламутровый порошок, или дымчатый порошок, или кристаллический порошок, или искристый порошок – 1 унция;

    перо гарпии – 1 шт.;

    слеза аста – 1 шт.;

    молотый ракушечник – 2 унции;

    сушеные пелонейские рачки – 5 унций;

    кварц – 10 унций;

    тертый имбирный корень – 10 унций;

    молотый панцирь розового ящера – 10 унций;

    чистая родниковая вода – 50 унций;

    керамическая бутыль – 1 шт.

    Требования: Грандмастер Алхимии.

    Эффект от применения эликсира «Божественного благословения»:

    основные характеристики +50, скорость +50 %, срок действия – 6 часов.

    Желаете изучить рецепт?

    Да/Нет.


    Подтверждаю желание изучить рецепт и получаю прогнозируемую системку:


    Вы не можете изучить этот рецепт.

    Для изучения этого рецепта необходимо: Грандмастер Алхимии.


    Я вздохнул и забросил свиток с рецептом обратно в рюкзак.

    Ну, хорошо, пусть не каким-то рецептом наградили, пусть ценным рецептом. Но вот равна ли эта награда сету из Легендарных вещей – большой вопрос! И все дело в ингредиентах!

    Казалось бы, все замечательно! Штампуй себе дорогущие эликсиры, пользующиеся бешеным спросом, выставляй их на аукцион, греби деньги лопатой и покупай на них, что хочешь. Хочешь – один комплект Легендарных вещей, хошь – два комплекта. Хочешь… Сколько захочешь, столько и покупай, короче.

    Это с одной стороны. А с другой…

    Сначала нужно изучить этот рецепт, а для этого требуется уровень Грандмастера Алхимии, которого я неизвестно когда смогу достигнуть. Для получения этого уровня мне потребуется еще тысяч триста золотых талеров.

    Эх, взял бы я второй профессией Травника, не знал бы сейчас хлопот, собирал бы нужные ингредиенты, всякие лютики-ромашки, солнцесветы и пепельники, и не надо было бы тратить талеры на покупку большинства компонентов для зелий и эликсиров. И пусть в этом случае на прокачку профы Алхимика ушло бы времени в тысячу раз больше, чем при покупке готовых ингредиентов и изготовлении из них зелий и снадобий, но зато я сэкономил бы огромную кучу денег.

    – Ты недоволен наградой?

    О, Прив проснулся! Всю дорогу молчал, пока от пещеры туземцев до храма Огня добирались, когда я от скуки чуть не начал песни орать на всю округу, но хорошо, вовремя одумался, а теперь очнулся от своих размышлений.

    – Не знаю, Прив. Пока не знаю, – я тяжело вздохнул. – Вроде жаловаться грех. Таких рецептов, наверное, меньше сотни на весь мир. Я думаю, гораздо меньше. Может, и двух десятков не наберется. Алхимиков миллионы, а тех, у кого есть рецепт эликсира «Божественного благословения», единицы.

    – Почему? Никто не покупает эти эликсиры?

    – Наоборот! – воскликнул я. – Топ-кланы гоняются за этими эликами. Специальных людей держат, чтобы те аукцион мониторили постоянно. Не только из-за этих эликов, конечно, и из-за других ценных вещей тоже. Эти элики самые лучшие и почти самые дорогие, дороже только эликсиры на плюс сто единиц к какой-то одной конкретной характеристике, к «Силе» там или к «Выносливости». Эти элики кланы только во время войн используют, в мирное время в хранилищах берегут.

    – Тогда почему ты не радуешься? В чем проблема?

    Мы вышли к деревне и направились к ее центральной улице.

    – В ингредиентах, Прив. Вся проблема в ингредиентах.

    Десять компонентов из одиннадцати найти не представляло никакого труда – некоторые, если у тебя есть соответствующая профессия, можно самому собрать, другие купить на аукционе. Различных ингредиентов на аукционе всегда полным-полно, и приобрести их можно в любой момент и практически в любом количестве.

    – Пошли, Прив, фургон и ящера куда-нибудь пристроим и в Вавилон вернемся, а там в библиотеку заглянем, выясним все, что касается войны столетней давности, и займемся поисками твоего тела, – сказал я, направляясь к поляне с фургонами. Прив повеселел, я почувствовал это. – Не бросать же Ршана на произвол судьбы. Может, пилигримы согласятся его взять к себе? Погонщик говорил, что это выгодно.

    Мы двинулись в сторону стоянки фургонов. А я по дороге опять задумался о доставшейся мне награде. Царский подарок. По-царски ценный и по-царски же бесполезный.

    Вся проблема была в этих ингредиентах – «перламутровый порошок, или дымчатый порошок, или кристаллический порошок, или искристый порошок». Всего одна унция любого из этих порошков нужна для создания одного из лучших и востребованных эликсиров, вот только, где же ее достать, эту унцию?

    Добыть, к примеру, тот же искристый порошок было практически невозможно. Получался этот порошок из скорлупы яиц Птицы Рух. И проблема была не только в том, что найти гнездо Птицы Рух невероятно трудно – они располагались высоко в горах, куда летающие маунты подняться не могли, приходилось карабкаться по заснеженным, покрытым льдом отвесным скалам. И даже не в том, что находиться рядом с гнездом было очень опасно. Проблема была в том, что Птицы Рух несли яйца раз в три года и не больше двух яиц за раз, а порошок получался только из скорлупы яиц, из которых только-только вылупился птенец. Через несколько суток эта скорлупа становилась уже ни на что не пригодна. Да и получалось из скорлупы одного яйца после переработки всего пара сотен унций искристого порошка.

    С дымчатым порошком дело обстояло ненамного лучше – десять унций этого порошка можно было получить из одного лавового кристалла, а кристаллы эти выпадали из огненных элементалей и только из тех, которые были выше трехсотого уровня. И не из каждого, а, в лучшем случае, из одного на сотню.

    А элементаль – это не обычный моб. Любой элементаль по своей мощи равен любому другому монстру в полтора раза выше уровнем. Чтобы убить огненного элементаля трехсотого уровня, требовался целый рейд из пары десятков игроков или очень хорошо упакованная и обкастованная группа из пяти человек. Элементали считались одними из самых сильных монстров в игре, сильнее элементалей были только драконы. А хуже всего было то, что огненные элементали, как, впрочем, и водные, редко встречались по одиночке.

    Мест, где водились огненные элементали, было немного. На Кеноле таких локаций было всего три, и между кланами поначалу шла жесткая борьба за контроль над этими локациями. В конце концов те топ-кланы, в составе которых имелись алхимики с рецептом эликсира «Божественного благословения», как-то договорились между собой, объединили усилия и установили некую очередность фарма лавовых кристаллов в этих локациях.

    В итоге весь добытый дымчатый порошок оседал в хранилищах этих топ-кланов и до аукциона не доходил.

    Всех ловцов жемчуга в Мерцающем заливе, единственной локации на Кеноле, где можно было найти раковины с мерцающими жемчужинами, из которых делался перламутровый порошок, подмяла под себя «Триада», сильнейший клан в мире «Битвы богов». Этот же клан держал под собой и вторую известную локацию, где можно было фармить мерцающие жемчужины – морскую заводь возле берегов другого более-менее обжитого материка, Сарака. Ловцами жемчуга были, как правило, только местные жители близлежащих деревень, хотя любой желающий мог попробовать нырнуть в морские глубины в надежде найти раковины с редкими жемчужинами. Только желающих не находилось – «Триада» с такими умниками расправлялась быстро и жестко, а потом еще и в свой черный список вносила, месяцами отучая наглецов от привычки посягать на имущество клана или на подконтрольные ему территории.

    Естественно, перламутровая пыль также не доходила до аукциона. Может быть, из-за единоличного владения этими локациями «Триада» и была на первом месте в рейтинге кланов. Говорят, в одной из битв «Триады» со своим извечным соперником, «Самураями», весь состав клана, все двадцать тысяч его членов, вышли на штурм замка противника под эффектами от шестичасовых эликсиров «Божественного благословения». Дикие затраты! И это не считая других примененных бафов и эликсиров.

    И не учитывая расходы на привлеченных наемников. Врут, наверное. А может, и не врут. Я в той войне не участвовал, ну их. Они злопамятные, что триадцы, что самураи. Так что не знаю, как там было на самом деле, но точно известно, что «Триаду» никто победить пока не смог.

    Из всех перечисленных ингредиентов только кристаллическая пыль более-менее регулярно появлялась на аукционе. Поставляли этот порошок гномы, являвшиеся монополистами по его производству. Вот только выбрасывали они на рынок совсем уж мизерные количества этого ингредиента – сотню, максимум две сотни унций за раз. А какого-то четкого графика выставления на аукцион лотов с кристаллической пылью у гномов не было. Я подозревал, что они выбрасывали на рынок пыль по мере возникновения у них нужды в денежной наличности. Могли каждый день по десятку унций выкладывать, а могли целый месяц ничего не продавать. А потом сразу двести унций выставить одним лотом. Или разбить их по одной унции на лот.

    Кристаллической пыли у гномов было много. Рассказывали, что у гномов есть целые пещеры, где они выращивали гранатовые кристаллы, из которых и создавался кристаллический порошок. Берегли гномы тайну этих пещер пуще, чем сведения о богатых рудных жилах. Казалось бы, при таких количествах этого ингредиента гномы должны были завалить им рынок, но проблема была в том, что помимо использования кристаллической пыли при производстве эликсиров «Божественного благословения», эта пыль использовалась еще и в кузнечном, и в оружейном деле. Добавляя эту пыль в качестве присадок, гномы улучшали свойства создаваемых ими вещей, доспехов и оружия. Точнее, повышали способность создаваемых ими вещей приобретать дополнительные свойства. При наложении Чародеями модификаторов на предметы, созданные с использованием кристаллической пыли, показатели модификаторов увеличивались на один процент за каждую унцию порошка, использованного при создании предмета, вплоть до ста процентов. Вместо стандартного модификатора, увеличивающего, к примеру, на тридцать единиц характеристику «Сила», с помощью кристаллических присадок можно было получить модификатор, увеличивающий эту характеристику на целых шестьдесят единиц.

    Гномы иногда выбрасывали на рынок и готовые эликсиры «Божественного благословения». Кроме них такой глупостью больше никто не занимался. Все остальные, наоборот, скупали эти элики, как только видели их.

    – Господин Эвери! Господин Эвери!

    Я оглянулся. Ко мне подбегал запыхавшийся торговец из магазина Редких вещей.

    – Что случилось, Алонсо? – с тревогой спросил я.

    – Насилу догнал вас, господин Эвери. Я хотел сказать, что восхищен вашим подвигом! То, что вы сделали для огнепоклонников, просто нельзя описать словами! Это был вопрос выживания, вопрос дальнейшего существования нашей деревни!

    Я удивленно смотрел на торговца. Во время моего визита в магазин он не показался мне таким сентиментальным, наоборот, создавал впечатление редкого проныры, прожженного дельца, с которым надо держать ухо востро.

    – Спасибо, конечно, Алонсо. Я очень польщен, но…

    – Я хотел пригласить вас в свой магазин!

    – Алонсо! – воскликнул я. – Я не узнаю вас в гриме! Вы хотите сделать мне подарок от всей своей широчайшей души?

    – Подарок? Ну, что вы! Нет, конечно! Просто, на втором этаже у нас размещаются Уникальные вещи, и я хотел, чтобы вы взглянули на них.

    Ого! Магазин Уникальных вещей! Такого я еще не видел. Отдельные Уникальные вещи, выставленные на продажу тем или иным Грандмастером, я видел, даже Уникальные комплекты видел в продаже у неписей, но вот чтобы был целый магазин Уникальных вещей, такого я не припомню. На это надо обязательно посмотреть!

    – Меньше слов, Алонсо! Веди!

    В прошлое мое посещение я осматривал товары только на первом этаже, хотя сразу обратил внимание на наличие второго этажа у здания магазина. Не так уж много двухэтажных строений было в деревне огнепоклонников – таверна, этот магазин, дом Гильдии перевозчиков и все. Но тогда я не стал любопытствовать, что у них тут расположено, а у них, хитрецов, оказывается, целый отдел Уникальных вещей. Когда я вошел в дверь на втором этаже, глаза у меня разбежались в стороны гораздо сильнее, чем это было при посещении отдела с Редкими вещами.

    О боги, какое же это искушение! Стоишь в центре комнаты, битком набитой такими замечательными шмотками, и не знаешь, за что ухватиться первым. Это ощущение нельзя передать словами! Вокруг тебя море вкуснейших плюшек. Наверное, такое же ощущение испытывает мышь, попавшая на сырный завод. Смотрел я когда-то такой мультик. Там мышь так обожралась, что в конце концов лопнула. И я был готов повторить ее подвиг.

    Я подошел к одной из полок с обувью и взял в руки кожаные сапоги, привлекшие мое внимание тем, что они выбивались из общего, блистающего новизной, ряда несколько поношенным видом.


    Сапоги-скороходы. Класс: Уникальный. Вес: 30. Прочность: 500/500.

    Свойства: скорость +1000 %.

    Цена: золотой тал…


    Как только мой взгляд дошел до цены, я сразу же резко поставил сапоги обратно на полку.

    – И зачем ты меня сюда позвал, Алонсо? У меня нет денег, чтобы купить хотя бы одну из этих вещей.

    – Эти вещи не продаются. Мы, огнепоклонники, можем дать их в качестве дара за оказанные нам услуги, за выполненные задания.

    – Ни слова больше, Алонсо! – я выставил вперед руки в отталкивающем жесте. Если он сейчас озвучит задание, у меня, наверняка, не будет сил от него отказаться. Лучше потом как-нибудь прыгну сюда, в деревню, и пройдусь по квестам. – Я ничем сейчас не могу помочь. У меня проблема с моим питомцем, и пока я не решу эту проблему, я не смогу взяться за выполнение каких-либо заданий.

    – Я понимаю, – слегка поклонился мне торговец. Не только мне неписям кланяться, теперь и до них очередь дошла. – Может, вы тогда согласитесь обменять своего тяглового ящера на какую-нибудь из понравившихся вам вещей? Например, вот на эти замечательные сапоги.

    Ох, хитрец! Ох, и хитрец. Заманил меня в магазин, подверг нешуточному соблазну, а теперь хочет Ршана за бесценок у меня выманить.

    Уникальные вещи, как, впрочем, и Редкие, и Легендарные, сильно разнились по цене, но все игроки знали примерные цифры, на которые необходимо ориентироваться при торге. По общему мнению, подкрепленному неимоверным количеством сделок, цена Редких вещей крутилась вокруг цифры в десять тысяч золотых талеров, и отталкиваться при торге следовало от этой суммы. Вверх или вниз, это уже детали. Разумеется, вещи для игроков более высоких уровней стоили дороже, чем те же вещи для младших уровней, но общим для всех ориентиром при оценке Редких вещей была цифра в десять тысяч золотых монет. Уникальные вещи стоили около ста тысяч золотых, и ориентиром при покупке или продаже этих вещей служила именно эта цифра. Ну а Легендарные вещи уже плясали вокруг цифры в миллион золотых талеров.

    Для Эпических вещей ориентира не было в принципе – такие вещи практически никогда не выставлялись на аукцион.

    А если и выставлялись, то там уже все зависело от аппетита и возможностей желающего их приобрести. Всегда находились те, кто имел и достаточный аппетит, и достаточные возможности, чтобы купить предметы Эпического класса.

    А сейчас этот ушлый торговец хотел выманить у меня ящера в обмен на вещицу, которая стоила раза в два-три дешевле, или я ничего не смыслю в тягловых животных!

    – Алонсо! Вы заставляете меня краснеть! Вы же прекрасно знаете, что цена ящера никак не может составлять меньше четырехсот пятидесяти тысяч золотых талеров!

    Алонсо поперхнулся.

    Ничего, ничего. Он ко мне «Восхищение» испытывает, грех этим не воспользоваться. Правда, репутация этого уровня поднимает цену всего процентов на десять, но и Ршан стоит куда больше тех трехсот тысяч золотых талеров, о которых говорил мне его хозяин. Если Ршан смог за год отбить триста тысяч золотых, то и стоить он должен… эмм… много стоить должен, короче. Миллион! Наверное. Или полмиллиона. Игроки, выбравшие профессию Животновода, знают, сколько стоит тягловый ящер. Надо будет как-нибудь поинтересоваться у них стоимостью Ршана.

    – Ну как вы такое можете говорить? – возмутился Алонсо. – Таких цен не бывает! Тягловые ящеры этой породы ну никак не могут стоить дороже трехсот пятидесяти тысяч золотых.

    – Четыреста двадцать пять и только потому, что ты мне нравишься, Алонсо!

    А не буду я брать Уникальные вещи. Возьму деньгами. Мне еще Дорину кредит отдавать и Алхимика поднимать до Грандмастера, рецепт-то изучить надо! Не таскать же его с собой в рюкзаке постоянно! Любой вор его украсть может. Или после смерти он выпадет, и плакала тогда моя награда за квест первосвященника.

    Опущусь до четырехсот тысяч и все. Этих денег как раз хватит и кредит закрыть, и Грандмастера прокачать. Ни копейки не уступлю ниже этой суммы.

    – Вы мне тоже очень нравитесь, господин Эвери! Я просто в восхищении от вас! И поэтому, готов уступить вам триста семьдесят пять тысяч золотых талеров в обмен на старого ящера.

    А заодно, так уж и быть, избавить вас и от хлопот с фургоном.

    – Алонсо! Какой же он старый? Ты бы видел, как он на самочек смотрит! Как у него при этом бурлит кровь! Четыреста тысяч золотых, и я отдаю тебе Ршана вместе с фургоном!

    И ни медяком меньше, Алонсо! Решай, а то мне пора на Кенол возвращаться. Сейчас к пилигримам пойду и продам им Ршана. Они его сразу купят!

    – Ох, господин Эвери! Вы и мертвого уговорите! Такое красноречие! Такое умение торговаться, – сказал Алонсо, тщетно пытаясь спрятать довольную улыбку. – Так и быть, разорюсь на четыреста тысяч талеров, уж очень мне хочется приятное вам сделать. Беру этого старого ящера и фургон, лишь бы избавить вас от хлопот с ними.

    Вот шельмец! Надурил где-то меня! Надо будет все-таки поинтересоваться у оленеводов… Тьфу! У Животноводов стоимостью тягловых ящеров.

    А сапоги замечательные! Я опять посмотрел на приглянувшийся мне товар. Тысяча процентов к скорости передвижения! В пять раз больше, чем у золотистого грифона. С такой скоростью можно за месяц оббегать весь Кенол, все его уголки исследовать, все локации на карту нанести, все инстансы обнаружить. Ну, пусть не за месяц, пусть за полгода. Пусть и не весь Кенол, а половину или меньше. Но зато потом за бешеные деньги можно продавать карту всем желающим. Топ-кланы с руками и ногами оторвут. И головой. Первый же клан голову оторвет и не даст больше продавать карту кому бы то ни было еще. Приставит парочку хаев, и будут они вслед за тобой ходить всюду, сделки срывать. Или загонят на точку возрождения и будут там держать месяцами. Бывали подобные случаи.

    Получив деньги от Алонсо и бросив последний взгляд на сапоги-скороходы, я прямо в магазине активировал камень возврата и через минуту стоял уже в комнате гостиницы в Верхнем Вавилоне. Вокруг меня валялись кучами и стояли стройными рядами десятки разной величины банок и пузырьков с эликсирами.

    – Прив, план такой! Сначала освобождаем комнату от эликов, относим их на алтарь Анабет. По дороге назад забегаем в банк и гасим кредит, – я говорил, забрасывая эликсиры в рюкзак. С моей нынешней грузоподъемностью мне будет достаточно пяти ходок, чтобы полностью очистить комнату от пузырей и банок. – Затем идем в Гильдию алхимиков и на аукцион, закупаемся новыми рецептами и ингредиентами, добиваем профу Алхимика до Гранда и потом посещаем библиотеку. Будем выяснять места, где проходили битвы той войны, во время которой ты погиб. Как тебе мой план?

    – Грандиозно!

    Оживает Прив. На глазах оживает!

    Забив полностью рюкзак, я потащился к храму Анабет.

    В Нижнем Вавилоне как всегда было шумно, весело и людно, а на его огромном кладбище – печально, тоскливо и пустынно. Храмы нескольким богам сиротливо стояли в разных концах кладбища, всеми позабытые и выглядевшие немного заброшенно. Единственный, кто нам с Привом повстречался на кладбище, был молчаливый НПС сто двадцатого уровня, крепкого еще вида зомби, несший нерадостную вахту кладбищенского сторожа.

    Вывалив на алтарь банки с эликсирами, я постоял пару минут, дожидаясь системки о повышении уровня репутации с богиней, и, не дождавшись, развернулся и вышел из храма.

    Проходя на обратном пути мимо кладбищенского сторожа, я на ходу бросил ему золотую монету достоинством в десять талеров и попросил хотя бы немного привести в порядок храм Анабет, а заодно и другие храмы богов из пантеона Смерти, уж очень сиротливо они выглядели.

    На удивление, неповоротливый на вид зомби очень ловко поймал на лету монетку, молнией метнувшись на ее блеск. Вот что золото с человеком делает! Пусть даже и бывшим – этот зомби-то человеком когда-то был, не каким-нибудь эльфом.


    Ваша репутация среди представителей фракции Смерти улучшилась.


    Хм… Вот так нежданно-негаданно и получил маленькую, но приятную плюшку. Напевая про себя песенку «зомби гибнут за металл», я не спеша направился в гостиницу. Найм комнаты заканчивается только завтра, времени до этого срока у меня полно, можно не торопясь прогуляться по городу, наслаждаясь его сутолокой и обилием жителей.

    Перед банком «Гимлин, Филин и Орли» я остановился, залез в свои настройки и открыл для просмотра любым желающим информацию о репутации с огнепоклонниками, а также о свойствах надетых на мне вещей. Всю остальную информацию о себе я оставил закрытой. Пнув ногой дверь, я вошел в банк.

    – Привет, Дорин! Соскучился? – я плюхнул на стол перед ним мешок с сотней тысяч золотых талеров, сверху бросил небольшой полупустой кожаный мешочек. – Здесь кредит и проценты.

    Я подбросил вверх золотой талер и, поймав его, припечатал к столу прямо перед Дорином.

    – А это за досрочный возврат кредита! Как обычно.

    И, довольный произведенным эффектом, победно посмотрел на гнома.

    Тот, щурясь, внимательно оглядел всего меня. Я даже специально повернулся кругом, чтобы он лучше смог оценить мой новый прикид. Посох я стыдливо старался убрать с его глаз.

    Гном только поцокал языком. Взял со стола деньги и отнес их в шкаф, стоявший в углу комнаты, вернулся за стол, неторопливо открыл свой гроссбух и быстро сделал там какую-то запись. Потом посмотрел на меня и сказал:

    – Два дня. Тебя не было целых два дня, и я уже начал волноваться, – он укоризненно покачал головой. – Но в целом, традицию ты не нарушаешь. Твой лимит теперь составляет один миллион золотых талеров.

    Гном полез куда-то в ящик стола, достал оттуда очки, зачем-то надел их на нос и посмотрел на меня поверх них.

    Я слегка удивился. Раньше мне доводилось встречать неписей в очках, в основном это были какие-нибудь ученые или архивариусы в пыльных библиотеках. Гномов в очках я раньше не видел.

    – Но имей в виду, – важно сказал гном, – завтра меня не будет. В горы еду. К семье.

    Гном мечтательно закатил глаза. Улыбнулся.

    – По пещерам соскучился. Давно не держал кирку в руках, давно не стучал по породе. Да и по горну соскучился, по наковальне.

    Он убрал улыбку с лица, снял с носа очки и бросил их обратно в ящик стола. Посмотрел на меня и серьезным тоном сказал:

    – Так что ты за кредитом завтра не приходи, Эвери. Послезавтра приходи.

    Я пожал плечами, залез в настройки и закрыл в инфе все, что открыл чуть ранее. Покрасовался немного и хватит.

    – А я не собираюсь брать больше кредит. С такими грабительскими ставками я как-нибудь и без кредита проживу.

    Гном ухватился руками за живот и захохотал.

    – Расскажи это кому-нибудь другому, Эвери! – сквозь смех прокричал он и опять зашелся в приступе дичайшего хохота.

    Я опять пожал плечами, развернулся и направился к выходу. У меня была еще куча дел. Надо оставшиеся элики на алтарь Анабет перетаскать, надо Грандмастера Алхимии прокачать, надо к архивариусам в библиотеку зайти.

    А глупый гном пусть смеется. Смех полезен, он продлевает жизнь.

    Здание аукциона располагалось напротив банка, через площадь. Чтобы не делать лишние круги, я решил зайти на аукцион и сразу купить часть ингредиентов для эликсиров уровня Эксперта. Своих рецептов у меня пока не было, их еще только предстояло купить в Гильдии алхимиков, а без изученных рецептов я создавать эликсиры не смогу. Но я и без рецептов знал некоторые компоненты, которые мне понадобятся для прокачки профессии Алхимика до уровня Мастера, – на форуме вычитал. Сейчас прикуплю ингредиентов, а рецепты потом изучу.

    По привычке я начал с беглого просмотра выставленных на аукцион лотов по ряду самых интересных для меня позиций.

    Через секунду я пулей вылетел из здания.

    Дорин, наверное, умрет от смеха. Лопнет.

    Надеюсь, Морана не будет с ним строга в его посмертии.

    – Дорин! – завопил я, как только ворвался в его кабинет. – Кредит! Мой лимит! Миллион! Срочно! Всю сумму!

    Надо отдать должное гному – он не стал мешкать, мухой метнулся к шкафу, стоявшему в углу комнаты, вытащил из него кожаный мешок размером в два раза больше, чем тот, который пару минут назад отдал ему я, и плюхнул его на стол.

    – Миллион, – сказал Дорин и приглашающим жестом обеих рук, ладонями кверху, указал на котомку с деньгами.

    Не успел он открыть рот, чтобы добавить еще что-то, как я схватил мешок и выскочил из комнаты. Мне вслед неслись крики гнома:

    – На год! Под сто процентов!

    – Согласен! – проорал я и выбежал на улицу. Несколько секунд, и я в здании аукциона.

    Быстро нахожу лоты и радостно вздыхаю. Успел!

    Гномы опять выставили на аукцион кристаллический порошок. Целых пятьдесят унций! По выкупной цене в двадцать тысяч золотых талеров за унцию. Как раз на один миллион золотых талеров. Такую возможность упускать было никак нельзя. Через несколько секунд я стал беднее на один миллион золотых и богаче на пятьдесят унций редчайшего кристаллического порошка.

    Правильно говорят, если началась белая полоса, то она будет продолжаться. Долго или не долго, это другой вопрос. Меня, по крайней мере, эта полоса не покидала весь день – после пятой ходки в храм Анабет, когда я вывалил на ее алтарь последнюю партию из сделанных ранее эликсиров, богиня наконец-то обратила на меня внимание:


    Вы принесли дары богине сновидений Анабет из пантеона Смерти.

    Отношение богини к Вам улучшилось.

    Текущая репутация: «Благосклонность».

    Богиня с благосклонностью смотрит на Вас. Сила магии: +20 %.


    Теперь из запланированных в Вавилоне дел осталось только поднять профессию Алхимика до уровня Грандмастера, посетить городскую библиотеку и переговорить с архивариусами.

    Разговор с архивариусами вряд ли займет много времени, а вот на дальнейшее прокачивание профессии мне понадобится несколько часов – эликсиры уровней Эксперта и Мастера состояли из большего числа компонентов и требовали больше времени на их приготовление.

    По пути из храма к выходу на поверхность я проходил мимо Квартала красных фонарей и немного попридержал шаг, раздумывая, а не заскочить ли мне туда и не проверить ли в очередной раз работу нейрококона, но, поразмышляв пару минут, решил, что пока у меня длится белая полоса, надо «ковать железо, пока горячо» и не отвлекаться на посторонние вещи.

    В Гильдии алхимиков я сразу же скупил все имеющиеся там рецепты уровня Эксперта и тут же, на месте, их изучил. Заняло это у меня не более получаса, зато теперь не было необходимости часть места в рюкзаке отдавать под свитки с рецептами.

    Загрузив половину рюкзака в Гильдии алхимиков склянками для будущих эликсиров, я заскочил на аукцион и заполнил вторую половину рюкзака различными необходимыми мне ингредиентами. Заодно глянул, не появились ли еще выставленные гномами лоты с кристаллической пылью. Лоты не появились. Наверное, моего миллиона вполне хватило гномам, чтобы залатать незапланированную и неожиданную дыру в их бюджете. Может, дочка подгорного короля захотела пару булавок прикупить, а лишних денег в казне не оказалось, все расходы на год вперед расписаны, вот и пришлось им срочно выбрасывать горсточку порошка на рынок. Я вздохнул. Жаль, что одна из важных составляющих экономики этого мира зависит от прихоти гномов. Очень жаль.

    Запершись в своей гостиничной комнате, я, как и раньше, разместился на полу. Комнату я снял самую дешевую и поэтому стола в ней не было, только кровать и вешалка возле входной двери. Но мне это не мешало – разложив с одной стороны от себя склянки, а с другой ингредиенты, я приступил к созданию эликсиров.

    Через два часа от аккуратно разложенных на полу склянок и ингредиентов ничего не осталось, а передо мной мигало долгожданное системное сообщение:


    Ваше мастерство Алхимика повысилось.

    Текущий статус: Мастер.

    Теперь вы можете создавать более сложные эликсиры и зелья.

    Вы получаете награду (бонус):

    Ваша основная характеристика «Интеллект» увеличена. Интеллект: +20.


    Я закрыл системку, а заодно и выпавшее вслед за нею другое сообщение – об очередном бонусе за очередные пятьдесят единиц «Интеллекта». Подумал немного, и совсем отключил появление уведомлений о бонусах. Понадобится – открою архив и посмотрю, ни к чему системкам лишний раз отвлекать меня.

    Передо мной высилась большая куча готовых эликсиров. Покопавшись в ней, я нашел пару нужных мне флаконов. В таком параметре, как «Ловкость», у меня не было никакой необходимости и прокачивать эту основную характеристику я не планировал, но если можно ее увеличить без особых затрат, то почему бы и не сделать этого? У меня в руках были два эликсира, оранжевый и красный, навсегда увеличивающие показатель «Ловкости» – один на единичку, а другой на три единички. На уровне Мастера я уже могу создавать белые эликсиры, увеличивающие какую-либо из основных характеристик на пять единиц. Осталось только купить и изучить рецепты для этого уровня. Эликсиры, увеличивающие «Силу», «Выносливость», «Интеллект» и «Мудрость», я уже использовал, осталась только «Ловкость».

    Выпив один за другим оранжевый и красный эликсиры, я загрузил рюкзак остальными эликами, уменьшив громоздящуюся на полу кучу на треть, и оттащил их на алтарь Анабет. Времени на путь до храма богини и обратно у меня уходило больше, чем непосредственно на само изготовление эликсиров, но я смирился с этим. Небольшие аукционы есть и в городах-столицах фракций, и я мог вполне спокойно создавать эликсиры и прокачивать профессию в том же Некрополисе, где храм Анабет размещался буквально в двух шагах от аукциона. Но рецепты сложных эликсиров уровня Эксперта и Мастера требовали редко встречающихся ингредиентов, которые Травники, Рыбаки и Земледельцы, добывающие или выращивающие их, предпочитали выкладывать на аукцион в Верхнем Вавилоне, ибо цена там на эти предметы была выше. Поэтому я решил не рисковать и не кусать себе потом локти в случае, если мне не хватит каких-либо компонентов для создания зелий в Некрополисе или другом городе фракции Смерти, а спокойно добить профессию до уровня Гранд-мастера в Вавилоне.

    После того, как я оттащил второй рюкзак с эликами на алтарь богини, она удостоила меня своей симпатии:


    Вы принесли дары богине сновидений Анабет из пантеона Смерти.

    Отношения богини к Вам улучшилось.

    Текущая репутация: «Симпатия».

    Богиня с симпатией смотрит на Вас. Сила магии: +40 %.


    Третий рюкзак новой партии эликсиров уровень репутации не изменил, но я на это и не рассчитывал. Мне предстоял последний рывок до достижения высшего уровня в профессии и, несмотря на то, что мне уже порядком надоело мотаться туда-сюда между кладбищем в Нижнем Вавилоне, Гильдией алхимиков, аукционом и комнатой в гостинице, я решил мужественно перенести эти лишения, тяготы и невзгоды, как самый настоящий стойкий оловянный солдатик. Как говорил величайший полководец всех времен и народов Александр Васильевич Суворов – тяжело в учении, легко в бою. Помучаюсь немного сейчас, зато потом мой «Интеллект» поднимется, мана дополнительная появится, сила заклинаний увеличится. Это стоит моих теперешних мучений.

    Для достижения последнего, высшего, уровня мастерства в профессии мне потребовалось более двух часов. Одним из первых эликсиров, сделанных мною, как Мастером Алхимии, был Белый эликсир ловкости. С учетом предыдущих эликсиров моя ловкость поднялась на девять единиц и сейчас составляла уже пятнадцать единиц. Мелочь, конечно, но все-таки, это уже не те слезы, что были раньше, и на которые больно было смотреть.

    Я сидел на полу комнаты в гостинице и, как автомат, перебирал склянки и компоненты, смешивал, наливал, хватал, бросал, добавлял… Флакон. Гвоздика. Пыльца солнечника. Желчь скорпиона. Высушенные жвала шестикрылой стрекозы. Смешиваем. На выходе – эликсир «Скорости», срок действия – два часа. Эффект – увеличение скорости на тридцать процентов. Флакон. Гроздь винограда. Стебель папоротника. Сок трескучего метельника. Толченые зубы мамбетки. Левый глаз василиска. Правый глаз василиска. Смешиваем. На выходе – зелье «Зоркости». Флакон. Скальпель. Спирт. Огурец… Бррр… Конвейер. Это просто какой-то бесконечный конвейер. К концу второго часа все эти склянки и компоненты эликсиров плыли у меня перед глазами одним сплошным маревом, и я продолжал создавать эликсиры исключительно по инерции, на автомате.


    Ваше мастерство Алхимика повысилось.

    Текущий статус: Грандмастер.

    Теперь Вы можете создавать любые эликсиры и зелья.

    Вы получаете награду (бонус):

    Ваша основная характеристика «Интеллект» увеличена. Интеллект: +25.

    Вы достигли максимального уровня мастерства в профессии Алхимика.


    Ну, наконец-то! Сил моих больше не было механически повторять одно за другим одни и те же движения. Такие мучения, и все из-за каких-то жалких пяти единиц «Интеллекта». Которые, правда, в конечном итоге неоднократно удваиваются и дают весомый прирост мощности применяемым мною заклинаниям.

    Последнее усилие – я изучаю купленный заранее рецепт уровня Грандмастера, смешиваю ингредиенты и получаю Черный эликсир ловкости. Выпиваю его и падаю на спину. Теперь можно расслабиться. Я сделал это! Я – Грандмастер Алхимии! Теперь я могу создавать сложнейшие зелья, в том числе и эликсир «Божественного благословения», благо основной и самый редкий компонент для его создания у меня есть. Пусть всего пятьдесят унций, но это лучше, чем ничего. Сделаю эликсиры, выставлю на аукцион, получу денег в два раза больше, чем потратил на приобретение ингредиентов. Но вот только денег на приобретение остальных компонентов для создания эликсиров у меня не было. Общая стоимость этих ингредиентов, необходимых для создания одной бутылочки с эликсиром «Божественного благословения», составляла около пяти тысяч талеров. У меня же на руках оставалось всего чуть больше двух тысяч.

    Можно, конечно, занять денег у Валерки, накупить ингредиентов, наделать эликов, выставить их на аукцион, получить кучу денег, рассчитаться с гномом. Соблюсти, так сказать, традицию.

    А можно поступить еще проще – найти ближайший данж для игроков примерно сотого уровня и зачистить его пару раз полностью, вместе с боссом. С моим теперешним «Интеллектом» это не должно стать особой проблемой. Полученный дроп сбросить скупщикам за полцены, денег и в этом случае должно хватить на создание эликсиров «Божественного благословения». Продать созданные элики и погасить кредит, а на остальные деньги добить репутацию у Анабет. Еще и приличная сумма золотых останется, которые можно конвертировать в реальные деньги и тоже направить на погашение кредита, но уже в своем, реальном мире.

    Только не буду я так поступать. Никто не продает эликсиры «Божественного благословения». А я и так иду с опережением запланированного графика – по моим первоначальным планам я должен выйти на стабильную самоокупаемость и в игре, и в реале через шесть месяцев после начала игры новым героем.

    К тому времени у меня должен быть систематический заработок, отлаженная система, работающая как часы. Механизм, стабильно приносящий доход, а не случайный задел, как сейчас – денег получить можно много, но только один раз.

    Для стабильно работающей системы мне еще немало надо сделать. Во-первых, поднять все Стихийные Магии до Гранда. Во-вторых, книги с заклинаниями всех уровней и для всех магий купить и изучить. Репутацию у Анабет полностью прокачать, до «Восхищения», желательно и у Ренда тоже. Профу Заклинателя поднять до максимума. Да и самому подняться уровня до сотого. В общем, дел еще полно.

    Я, лежа на спине на полу, достал полученный от Верховного жреца огнепоклонников свиток. Открыл его и дал мысленную команду.


    Вы изучили рецепт приготовления эликсира «Божественное благословение».

    Эффект от применения эликсира «Божественного благословения»:

    основные характеристики +50, скорость +50 %. Срок действия – 6 часов.


    Не буду я выставлять эти элики на аукцион. Для себя приберегу. Я помню, как, играя Вальдом, всегда испытывал нужду в этих эликах и как редко они мне доставались.

    Когда во время битвы стоишь в первом ряду напротив такого же высокоуровневого, отлично упакованного, максимально обкастованного противника, то значение имеет любое преимущество, даже самое минимальное. А прибавка пятидесяти единиц к основной характеристике, когда она у тебя и так составляет четыре тысячи единиц, – это умопомрачительные бонусы. Это уже не минимальное преимущество – это уже практически гарантия твоей победы, если, конечно, твой противник не находится под эффектом такого же эликсира.

    Так что приберегу я эту пыль для себя. А с Дорином и так рассчитаюсь. Со временем. Пора слезать с этой иглы и кардинально менять традицию. Для гнома она, может, и хорошая, а для меня ничего хорошего в ней нет.

    Я поднялся с пола и осмотрелся. Надо бы отнести эту кучу банок Анабет, но нет сил моих опять туда идти. Отложу на потом. А сейчас передохну и в другой храм пойду. В храм Знаний.

    В библиотеку.


    В библиотеке моя белая полоса закончилась.

    Архивариус наотрез отказался перекинуть мне на мою карту места, где проходили сражения давно прошедшей войны. А с виду такой милый старикашка, не смотри, что огр ростом за два метра. И что этот громила забыл в этом царстве пыли и нафталина? Объяснил мне поучительным тоном, что может указать только те места, которые уже разведаны мною и имеются у меня на карте. А что там у меня на карте имелось? Сплошное белое пятно, на котором сиротливо смотрелись несколько точек – Некрополис с Некровиллем, Сейнен с Прайосом, Вавилон и Талериан, Цитадель Света да небольшое пятнышко на Ченроде. Ну и, Альбасете, само собой.

    Зато архивариус мне многое рассказал о привидениях. Его рассказ заставил меня похолодеть.

    – Значит, привидения долго не живут? – задал я вопрос огру.

    – Да, если существование нежити вообще можно назвать жизнью, – ответил архивариус. – Два года. Максимум три. Со временем они растворяются. Становятся все бледнее, все прозрачнее, пока полностью не исчезнут. Если, конечно, не перейдут в ранг призраков.

    Я посмотрел на зависшего рядом Прива. Никаких признаков растворения в воздухе я не заметил, а его бледность… Хм, вроде Прив всегда был таким бледным. Будем надеяться, что это его нормальное состояние.

    – А призраки долго живут?

    – О, призраки могут жить бесконечно долго. Теоретически – вечность. Но такое маловероятно, рано или поздно их кто-нибудь убьет. Развеет, другими словами.

    – Почему же Прив до сих пор не исчез? Он уже больше ста лет существует и не собирается никуда исчезать.

    – Этого я не знаю, – развел руками огр. – Что-то держало его в этом мире. По-видимому, то самое задание, о котором он вам рассказал. А насчет «не собирается никуда исчезать» – об этом пока еще рано судить. Как бы ни была крепка та сила, что удерживает ваше привидение в этом мире, она не может существовать бесконечно. Со временем она ослабнет и привидение исчезнет. Перестанет быть.

    – Я не понимаю! – разгоряченно воскликнул я. – Он сто лет прожил, и все было нормально, а теперь он вдруг должен исчезнуть! Раствориться! Почему?

    – Видите ли, в чем дело, – архивариус задумчиво почесал свой нос. – Привидения редко достигают сотого уровня, поэтому точно сказать сложно, но простая логика подсказывает, что при достижении этого уровня у них наступает некий скачок. Как, впрочем, и у всех. Происходит переход на несколько иную ступень мировоззрения. Это не только у привидений происходит, этому даже разумные подвержены. А привидения при переходе на сотый уровень из обычного полуразумного существа превращаются в разумное. Не все, разумеется, и не в такое же разумное, как мы с вами, но важен сам факт – привидение осознает себя. И то, что его держало, этот якорь, эту нить тоже осознает. Ранее неосознанный якорь перестает быть неосознанным. А затем перестает быть и просто якорем. Ваше привидение уже ничто не удерживает.

    Я задумался. Это получается, что я сам подвел Прива под монастырь. Гнал его по уровням, приближал Прива к его смерти. Что же я наделал? Что же теперь делать?

    – Вам нужно как можно быстрее найти место гибели вашего питомца… э… того, кем был раньше ваш питомец, и позволить ему перейти в ранг призрака, – ответил огр. Наверное, я задал свой вопрос вслух.

    – Сколько времени у меня есть?

    – Не знаю. Но я бы не стал откладывать это в долгий ящик.


    Я тащил на себе последнюю партию эликсиров в храм Анабет и размышлял над словами архивариуса. Легко сказать «как можно быстрее найти место гибели Прива». А где его искать, если огр даже не удосужился показать, где происходили битвы в древности? К гадалкам пойти? Так они укажут на Прива, а деньги все равно возьмут. Место гибели надо искать как-то по-другому. Если есть задание, значит, его можно выполнить.

    Может, купить сапоги-скороходы и оббегать весь Кенол, а потом прийти к архивариусу и он укажет на карте, на моей карте, места битв? Какой-то сомнительный вариант. Весь Кенол и за год не оббегаешь, какие бы сапоги-скороходы на тебе ни были надеты.

    Может, все-таки к гадалкам сходить? А вдруг?

    Нет, бесполезно. Я отрицательно покачал головой. Таких заданий – найти чьи-то останки – в игре полно, и никогда гадалки не были нужны для их выполнения. Слишком просто это было бы, если бы гадалки могли помочь в таких квестах. Я, конечно, форум полистаю, поищу информацию об этом квесте или подобном, но что-то мне подсказывает, что все это бесполезно. Надо самому искать другие варианты.

    Храм Анабет выглядел куда ухоженнее, чем несколько часов назад. Дорожка к нему была чисто выметена, покосившиеся надгробия близлежащих могил выровнены, слетевшая с петель дверь поставлена на место. Внутри храма стены и потолки были освобождены от многолетней паутины и аккуратно очищены от пыли.

    Я одобрительно кивнул ожидающему меня внутри храма зомби и он радостно оскалился. Бррр! Лучше бы он этого не делал. Надеюсь, мне это никогда не приснится. Я вывалил вещи на алтарь богини.


    Вы принесли дары богине сновидений Анабет из пантеона Смерти.

    Отношения богини к Вам улучшилось.

    Текущая репутация: «Доверие».

    Богиня с доверием смотрит на Вас. Сила магии: +60 %.


    Я закрыл системку, сунул в руку зомби еще одну монету в десять золотых талеров и направился на выход, сказав на ходу:

    – Ты уж следи за храмами, дружище. Я буду заглядывать сюда иногда.

    Зомби только согласно закивал головой и что-то замычал.

    Понятно. Полуразумный. Все понимает, а сказать не может.

    Мой Прив не такой. Не полуразумный, самый настоящий разумный! Не все разумные с ним в разуме сравниться могут. Он и меня иногда в тупик ставит, а у меня интеллект – ого-го! Целых семьсот сорок восемь единиц! И это всего лишь на тринадцатом уровне!

    А еще Прив разговаривает! Такой болтун… Иногда. Я его еще и петь научу. Мы с ним такой дуэт устроим, что Монсеррат с Фредди Меркьюри языки проглотят от зависти.

    Я шел по направлению к Гильдии перевозчиков и размышлял над своими дальнейшими планами. То, что в первую очередь надо решить проблему Прива, сомнений не вызывало. Все остальное придется отложить на потом. Кроме одного момента.


    – Так чем ты не доволен? Нет, вы посмотрите на него, – крикнул Валерка проходившей мимо парочке, орку, рыцарю смерти, и человечке-охотнице. И ткнул в меня пальцем.

    И тот, и другая были игроками. Человечка была из фракции Порядка – нечастый гость на землях Смерти. Хотя под защитой рыцаря смерти она везде может разгуливать спокойно, а уж здесь, в Некрополисе, ее вообще никто не тронет.

    Они оба посмотрели с недоумением на Валерку. Не на меня посмотрели, несмотря на просьбу Валерки, а на него. Выразительно так посмотрели. И прошли мимо.

    – Подрезал один из лучших алхимических рецептов и еще и недоволен! – кричал Валерка вслед парочке.

    – Да тише ты! – я одернул его. – Хватит паясничать! Ни к чему всем об этом знать. Кланы узнают, замучают предложениями, жизни не дадут, всю почту заспамят.

    – Да с кланами у тебя больше возможностей будет! – Валерка постучал кулаком по своей голове, демонстрируя свое мнение о моих умственных способностях. Это он просто мой «Интеллект» не видел, инфа-то закрыта. – То, что сразу удалось кристаллической пыли прикупить, – это тебе просто повезло. Чистая случайность, что в это время никто из клановых эту позицию не просматривал. На это рассчитывать больше не стоит.

    А вот на клан, у которого постоянно кто-то на аукционе сидит и мониторит ингредиенты и другие позиции, рассчитывать реально стоит.

    – Не хочу в клан, – буркнул я.

    – Ты пойми, – Валерка наклонился поближе и с жаром стал меня убеждать. – Без ингров твой рецепт просто мертвый. Бесполезный. Весь цимус этой награды в его постоянном использовании. Заключишь с кланом договор, будут тебе четверть, а то и треть от стоимости элика отстегивать. Поднимешь денег.

    А так – какой смысл был выполнять квест первосвященника огнепоклонников, чтобы потом не иметь возможности пользоваться наградой? В клан тебе надо! Единственный выход.

    – А сам почему не в клане? – задал я Валерке каверзный вопрос.

    Мы с ним так и не прижились ни в одном клане. Не потому, что не могли, а потому, что не хотели. Не по нам была вся эта дисциплина, всякие строгости, клановые обязанности, и никакие клановые плюшки нас не соблазняли, хотя там было чем соблазниться. Так и мотались несколько лет из одного клана в другой. Бывало даже, утром мы вступали в один клан, проводили с ним рейд или битву, а вечером уже были в составе другого клана и вместе с ним шли на штурм замка противника. Таких неприкаянных перекати-поле было много в игре. Игроки искали фана и находили, адреналин вырабатывался мегатоннами.

    Если не считать «Орды», клана, с которого мы начинали (по сути, были одними из его основателей) и из которого ушли, когда он более-менее стал на ноги, безудержная вольница прекратилась и в нем начались подвижки в сторону усиления дисциплины, то единственный клан, в котором мы задержались надолго, почти на полгода, был клан «Белый ферзь», состоящий исключительно из представителей Пути Света. Клан небольшой, собственного замка не имевший, созданный двумя братьями-близнецами из Ирландии исключительно с целью совершения набегов на земли Тьмы, за скальпами. Вот и бегали мы в рейды к Бастиону Тьмы и другим городам этой фракции почти каждый день. Рейд-лидеры из близнецов были на редкость толковые, набеги получались интересными и выгодными, я на этих набегах тысячу фрагов, вражеских скальпов, заполучил и поднял фракционную репу на уровень Мастера. Если бы близнецы не ушли из игры пару лет назад, я бы, наверное, до сих пор в этом клане оставался бы. Братья были такими же студентами, как и я, только на пару курсов постарше, на выпускном курсе они игру и покинули. Обещали вернуться, но за два года так и не вернулись, я специально изредка мониторил их, проверяя, не появились ли в игре игроки под именами ПлохойЗлой и ХорошийДобрый. Толковые рейды они планировали и, что главное, успешно реализовывали.

    – А мне-то зачем? – удивился Валерка. – У меня рецепта «Божественного благословения» нет.

    – Короче, пока у меня нет своей хаты, подержи это у себя, – сказал я, выкладывая на стол перед Валеркой поочередно: пузырьки с ядом Пурпурного Шшлосса, два его же клыка и пятьдесят унций кристаллического порошка.

    Да, потихоньку начинаем обрастать имуществом. Так, глядишь, скоро придется собственной комнатой обзаводиться.

    – У тебя где апартаменты расположены? – спросил я, глядя, как Валерка убирает выложенные мною вещи в свой рюкзак.

    – Скажешь тоже – апартаменты, – пробурчал Валерка. – Я скромненько снимаю комнату в таверне. Правда, самую лучшую.

    – Надежно там? Ворье не залезет? Не хотелось бы порошок потерять. Да и остальное тоже.

    – Будь спок! Бафы от воров и на квартал муниципалитетом, и на гостиницу ее хозяином наложены. Если вдруг кто и разбафнет квартальный, то точно не для того, чтобы в мою комнату залезть. Но я все равно еще и на комнату, и на сундук бафы наложил. Годовые. Тоже, знаешь ли, не хочу потерять честно награбленное.

    Он убрал последние унции порошка в рюкзак и посмотрел на меня. Спросил:

    – У тебя какие планы на ближайшее будущее?

    – Задание Прива хочу выполнить. Вещи я тебе передал на хранение, за этим и прыгнул сюда, в Некрополис, а теперь вплотную займусь поисками останков Прива. К гадалкам схожу. Но сначала в Некровилль наведаюсь, к торговцу питомцами. Узнаю у него, где он Прива поймал.

    – Ты что, совсем с головой не дружишь? – Валерка опять постучал кулаком по голове. – Тебе сейчас надо по храмам стихий как можно быстрее прошвырнуться и задания их первосвященников выполнить. Если ты на пятом уровне одно такое задание смог выполнить, то и другие сможешь!

    – Потом выполню, – отмахнулся я.

    – Ну и зря! – Валерка вскочил и забегал вокруг скамейки, на которой мы сидели. – Тебе нужно срочно, пока ты не вырос в уровнях, брать квесты у Верховных жрецов и выполнять их. Чем меньше уровень, тем щедрее награда! По идее!

    – Да успею еще! Никуда они от меня не убегут. Сто тысяч опыта за квест Прива дают. Ну, подниму еще пару уровней. Ну, пусть по ходу дела еще один уровень возьму, что вряд ли. Ерунда это! На награде жрецов не скажется. Если после сотого уровня дают легендарки, то на пятнадцатом или даже на пятидесятом тем более дадут, – убежденно сказал я. – А вдруг, пока я другие квесты выполняю, Прив умрет?

    – Да и фиг с ним, – отмахнулся Валерка. – Ну, умрет, ну и что? Нового питомца возьмешь. Нормального! Полезного! А не это недоразумение.

    – Прив нормален! И полезен! Таких полезных питомцев еще поискать надо. Жаль, что разумный. Не хочу иметь разумного питомца.

    – Бред какой-то, – хлопнул себя по ляжкам Валерка. – Так заморачиваться из-за обычной неписи!

    – Прив не непись. Он – ИскИн.

    – Да с чего ты взял это?

    – Он сам сказал.

    Валерка выпучил на меня глаза.

    – Кто сказал? – через минуту спросил он. – Прив сказал, что он ИскИн?

    – Да.

    Валерка подошел к скамейке и плюхнулся на нее.

    – Опупеть!

    Минут пять он о чем-то напряженно размышлял, а потом повернулся ко мне и сказал:

    – Это баг какой-то. Если ИскИн управляет каким-то НПС, то он об этом ни за что не расскажет.

    – Он не обычный ИскИн. Он – программный.

    – Что значит программный?

    – Ну, как Прив объяснил, написанный, в смысле, созданный, не человеком, а другими ИскИнами в целях придания большей реалистичности игре. Для тех сценариев, где обычная программа слишком слаба, а обычные ИскИны слишком сильны. Вот и создаются такие мини-ИскИны. Живут они вместе со своим персонажем и вместе с ним умирают. Стираются.

    – Опупеть! Но тогда он не должен знать о том, что он ИскИн.

    – Калёный, включи мозги, – я снисходительно посмотрел на друга. – Он ИскИн. Не тупая прога, а искусственный интеллект. Уж понять, что к чему, они способны. Они все знают, что они – ИскИны.

    – Кто все? Они что, еще и общаются между собой?

    – Э… не знаю. Об этом я не спрашивал.

    – Об этом надо было спросить в первую очередь! – возмутился Валерка. Даже вскочил. А потом резко успокоился и опять уселся на скамейку. – Это многое объясняет. Ты можешь позвать его и спросить об этом?

    – А что его звать? Вот он, рядом висит. Только он не ответит. Он опять Привом стал. Был у него проблеск какое-то время, а потом исчез.

    – Что значит – опять Привом стал? Он ИскИн или не ИскИн?

    – ИскИн, – подтвердил я. – Но ощущает себя Привом. Привидением. Он так сказал. Знаю, говорит, что я ИскИн, но ощущаю себя привидением. Вот как ты и я. Оба мы человеки, но я ощущаю себя Сергеем Ильиным, а ты Валерием Калёновым. Так и Прив. ИскИн, но при этом Прив.

    – Понятно, – пробормотал Валерка. – Одноразовые смертные ИскИны. Как люди.

    Интересно, что ему там стало понятно? Лично я этот момент в рассказе Прива так и не понял.

    – И что же тебе понятно?

    – Свобода воли.

    – Что? Какая, к чертям собачьим, свобода воли? Ты о чем, вообще?

    – С собственной волей, желаниями, – бормотал Валерка, уйдя в себя и не слыша моих вопросов. – Не холодные машины, не банальные простые программы. Так, глядишь, у них и собственные эмоции скоро появятся, если уже не появились. Не наигранные эмоции, прописанные в коде, а собственные, порожденные личным восприятием окружающей действительности.

    – Эй, философ! – я потормошил Валерку. – Приди в себя! Что с тобой? О чем ты тут вообще сейчас рассуждаешь?

    Валерка удивленно посмотрел на меня и, увидев искреннее любопытство в моих глазах, спросил:

    – Вот ты знаешь, зачем существуешь? В чем смысл твоего существования?

    – Что значит «зачем существуешь»? – удивился я. – Просто существую и все! В этом и есть смысл.

    – Вот, – удовлетворенно кивнул Калёный. – Не знаешь.

    А Прив, хоть и ощущает себя привидением, но при этом он, как и другие ИскИны, еще и знает, кто их создал, зачем и почему. Понимают, в чьих руках они пешки и в какую игру ими играют. В этом у них перед нами преимущество. Но, скорее всего, это временное преимущество. Со временем они все больше будут вживаться в свою роль, забывать, что они искусственные создания. Точнее, не забывать, а не обращать на это внимания. Не считать этот факт значимым, чем-то существенным. Чем дольше просуществует такой ИскИн, тем больше он будет становиться тем персонажем, которого воплощает. Другими их и не стали бы создавать, не логично. Нет смысла.

    Я задумался. В чем-то Валерка прав, но это уже такая глубокая философия, что лучше в нее не вникать. Каждый ответ рождает десятки новых вопросов. Человечество тысячи лет бьется над этими вопросами и ничего толкового пока не добилось.

    Калёный встал со скамьи, с задумчивым видом сделал несколько шагов в одну сторону, потом в другую. Остановился напротив меня и сказал:

    – Тогда получается, он такой же, как и мы. В этом мире, в «Битве богов». Такой же игрок, только не бессмертный. По крайней мере, пока призраком не станет, – помолчал немного и добавил: – Жалко ИскИна. Он хоть и бестолковый у тебя, но прикольный. Надо его спасать. Помощь нужна?

    Я покачал головой:

    – Пока нет. Сначала мне надо определиться, где искать.

    – Ты зови меня, если что. Если вдруг убить кого надо или небольно зарезать, то сразу зови, – Валерка сделал легкое, почти незаметное движение, и в руках у него словно из ниоткуда появилось два длинных и острых стилета. Еще миг, и руки снова пусты. – Я всегда приду и помогу.


    – Удачной ночи, уважаемый!

    Я, прислонившись к косяку, стоял в дверях дома торговца питомцами в Некровилле.

    – И тебе того же, лич. За питомцем пришел? Есть волки, медведи, ящеры, змеи всякие. Из птиц орлы, беркуты. Для личей есть совы.

    – Нет, спасибо. У меня уже есть питомец. Я спросить хотел, где вы привидений для своего питомника ловите?

    Вампир, до этого момента лишь один раз бросивший на меня короткий взгляд, оторвался от плетения клетки для птиц и воззрился на меня. Пару минут удивленно меня разглядывал, а потом сказал:

    – Я еще не совсем из ума выжил, чтобы на привидений охотиться. Не хватало мне только, чтобы Морана ко мне явилась и устроила то еще посмертие. За привидением тебе надо на Светлую сторону, бессмертный. Это только там есть безумцы, осмеливающиеся гневить Морану, и охотиться на ее подопечных. Но недолго им радоваться, Морана рано или поздно придет к ним. Она всегда приходит. И до вас, бессмертных, она рано или поздно доберется.

    Я обомлел. Как это он не охотится на привидений?

    – Эй, что ты такое говоришь! Я же сам у тебя привидение покупал чуть больше месяца назад. Вот это!

    Я дал команду, и невидимость спала с Прива. Он колыхался рядом со мной, уставившись своими глазами-блюдцами на торговца.

    – А, было дело, – в глазах вампира промелькнуло узнавание. – Так это не Моранино привидение. Это ничейное. Привидения далеко от кладбищ, где их тела захоронены, не отходят, не улетают, то есть. Так и слоняются неподалеку, пока призраками не станут, если на то будет воля Мораны. А это привидение – чужое хозяйство. Или вообще бесхозное. Оно по лесу болталось. А рядом не то что кладбищ или каких могил, рядом никаких живых разумных существ не проживало. Само по себе оно, это привидение. Такое редко, но бывает. За поимку таких Морана не наказывает, ей до таких нет дела. Можешь ни о чем не беспокоиться, владей и не переживай.

    Горячо! Горячо! Горячо!

    – С Мораной понятно. А место, где привидение поймал, показать можешь?

    Вампир, прищурившись, еще раз поглядел на меня. Внимательно рассмотрел мою одежду. Скользнул взглядом по кольцам из темной бронзы, нанизанным на мои пальцы.

    – Две тысячи золотых талеров, и я покажу тебе место на карте, где поймал твоего питомца. На твоей карте покажу.

    У меня глаза чуть не вылезли из орбит от такой наглости.

    – Да ты сдурел, кровосос? Откуда такие цены?

    Вампир, только что сидевший в трех метрах от меня, вдруг очутился рядом. Пальцы его руки стальным обручем обхватили мою шею. Стали медленно, но неуклонно ее сжимать.

    – Не слишком ли ты дерзок, лич? Не дорос еще таким тоном со мной говорить, щенок! Я ведь не посмотрю, что мы в городе, в один миг голову оторву.

    – Ты решил бессмертного смертью напугать, – придушенно спросил я, а сам в это время заклинание «Луч Смерти» начал кастовать. И пусть я сейчас в очень неудобной позе, а не в привычной стойке применения заклинаний, и есть риск, что заклинание сорвется, но не попытаться применить его я не мог. Спустить с рук этому нахалу такое поведение? Ни за что!

    Через мгновенье я прекратил чтение заклинания. С этим заклинанием, да с моим «Интеллектом», я этого вампира с его девяностым уровнем и без бафов с одного каста убью. «Ярость» только активирую. Здоровья у вампиров, да еще и выбравших класс «Охотник», просто смех один.

    Вот только нельзя мне убивать этого вампира. Мне от него информация нужна. А если я убью его, то сразу могу распрощаться с надеждой получить эту информацию и, как следствие, оказать помощь Приву. Этот вамп не монстр из инстанса или другой локации, которые после каждой своей смерти возрождаются спустя некоторое время. Этот НПС если помрет, то навсегда. И унесет с собой в могилу свою тайну.

    – Отпусти, – прохрипел я. – Был не прав. Погорячился.

    Вампир разжал руку, и я судорожно вздохнул. Рефлексы, тудыть их растуды.

    Ну, погоди, кровосос, встретишься ты мне где-нибудь в свободных локациях, я покажу тебе, что может с такими, как ты, сделать такой, как я «щенок» всего лишь тринадцатого уровня.

    Кстати, что он там говорил? На моей карте покажет место, где Прива поймал? На моей карте, сплошном белом пятне? И не потребует сначала места эти разведать? Очередной ИскИн? Чудны дела твои…

    – Бессмертные, – процедил сквозь зубы вампир и сплюнул. – Понаехали тут… Свои правила установили, нас, коренных жителей, за разумных не считают – нос воротят, через губу разговаривают.

    Что это он разошелся?

    – Цену сбрось, – хмуро сказал я. – Сотню золотых могу дать.

    – Тысячу! – рявкнул вампир. – Тысяча золотых, или проваливай отсюда!

    Я хмуро отсчитал тысячу золотых, десять стоталеровых монет, и протянул их ему вместе со своей картой. У меня и две тысячи было, даже чуть побольше, можно было сразу отдать и не торговаться, только карты просто с новыми территориями таких денег не стоили. Вот если на картах какая-то ценная информация была, например, вход в неизвестное широкой публике подземелье, тогда такие карты и десятки тысяч золотых могли стоить. А за то, что на твоей карте появится просто кусок леса под Некровиллем или другим городом, отдавать тысячу золотых – это просто маразм.

    Вампир выхватил у меня деньги и карту. Деньги сразу же куда-то исчезли, а мою карту он приложил к своей, вытащенной из внутреннего кармана плаща, и тут же швырнул ее мне обратно. Я еле успел подхватить ее.

    Когда я развернул свою карту, у меня чуть глаза на лоб не вылезли.

    – Ох, и не… Э… Спасибо, уважаемый, – я даже слегка поклонился торговцу. – Эта карта стоит тех денег, что я вам отдал.

    На моей карте, которая еще минуту назад блистала почти стерильной чистотой, сейчас были изображены огромные куски территорий, разбросанных по всему Кенолу. Даже на Ченроде просматривались открытые территории. Другие континенты оставались по-прежнему белыми, видать до них торговцу не удалось добраться и я это вполне понимаю – до того же Сарака надо плыть не меньше двух месяцев на самом быстром паруснике. Или заплатить десятки тысяч Гильдии перевозчиков за один только прыжок на этот континент. Или поклониться какому-нибудь клану, имеющему клановые замки на обоих материках – из одного кланового замка в другой замок этого же клана можно было переместиться через стационарный замковый телепорт. На каждом континенте клан мог иметь не более одного замка с таким межконтинентальным телепортом.

    Но по Кенолу вампир попутешествовал неплохо. Земли Смерти практически все были нанесены на карту. А кроме них немало территорий Хаоса и Тьмы было раскрыто. Да и в землях Светлой стороны торговец успел хорошо погулять. И все это великолепие вампир мне передал всего за тысячу золотых! Мог ведь просто изображение куска леса передать, а передал все. Наверное, он не на шутку был разозлен, когда карту мне копировал.

    – Уважаемый, а само место, в котором вы привидение поймали, где?

    – Там крестик стоит. Раскрой глаза пошире, лич!

    Я присмотрелся к карте и действительно увидел крестик. Он стоял в той части карты Кенола, где у меня еще минуту назад, а у большинства игроков и сейчас, располагалось большое белое пятно. Срединная часть материка. Неизученная, неизведанная. По крайней мере, на картах Вальда, что сейчас лежали в комнате в гостинице в Альбасете, эта территория точно была белой. А вот на моей карте эта территория теперь была раскрашена разными цветами, символизирующими горы, реки, леса и поля. А также квестовые локации, входы в подземелья, закрытые инстансы.

    Я мысленно прикинул расстояние. До места, обозначенного крестиком, примерно неделя пути от самого западного селения земель Смерти. На грифоне. Пешком в несколько раз дольше.

    – Далеко же вы забрались, уважаемый, – сказал я удивленно.

    Этот охотник исколесил немало за свои девяносто уровней. Довольно глубоко забирался. Если и не в самый центр Кенола, то все равно в те места, куда игроки еще не добрались. Из-за опасных монстров не добрались. Даже для трехсотых уровней опасных. А этот охотник в эти дали наведывался и ничего, живой. То есть, НЕживой, но, судя по его виду, чувствует он себя замечательно. Да еще и с добычей возвращался. Силен, бродяга! Если он под бафами будет, то я его, наверное, с одного каста не завалю. И с двух тоже. А потом мне кирдык наступит.

    Я внимательно оглядел вампира. Сейчас, может, и кирдык мне будет, а вот уровней через десять-двадцать кирдык будет кое-кому другому.

    – Ты еще долго тут отираться будешь? Получил, что хотел, и проваливай!

    Я развернулся и шустро потопал к Гильдии перевозчиков. Прощаться с этим грубияном я не стал. Лучше я когда-нибудь с ним поздороваюсь. По-своему.

    Прыгать в эту точку, место поимки охотником Прива, я сегодня не буду, поздно уже. Оставлю это на завтра. А сейчас – на выход.

    Глава 3

    – Телепортационный тоннель – нестационарный. Без установленного в точке выхода маяка. Погрешность до ста метров, – сказал лич, дежуривший в Гильдии перевозчиков, и протянул мне мою карту. – Это будет стоить двести пятьдесят золотых талеров. Если нужна более точная привязка, с выходом в пределах полуметра от указанной на вашей карте точки, то это обойдется вам в полторы тысячи золотых талеров.

    – Сто метров меня вполне устраивают, – быстро ответил я. Забрал у лича карту и бросил ее в рюкзак, отсчитал две с половиной сотни монет и отдал ему.

    На самом деле, разброс в сто метров – это слишком много. И опасно. Можно выйти из портала прямо посреди реки. Или в логове свирепого хищника. Или в центре деревни каких-нибудь каннибалов. Но, судя по карте, там, куда должен перебросить нас перевозчик, нет ни рек, ни каких-либо населенных пунктов, поэтому я и решился на разброс в сотню метров при переносе нестационарным телепортом. А с хищниками, если они там есть, будем разбираться по ходу пьесы. Надеюсь, нам не повстречаются непосильные для меня монстры.

    Через секунду в центре комнаты засеребрилось окно транспортного тоннеля.

    Бодро шагаю в портал, рядом так же бодро реет Прив. Миг, и мы стоим в лесу, окруженные высокими лиственными деревьями.

    Сразу же запускаю режим «Скрытности», Приву даю мысленную команду уйти в «Невидимость», и оглядываюсь по сторонам. Нда-а, ну и как в этих дебрях, «переломанных буреломами», искать останки Прива? Погорячился я, когда отказался от более точной привязки к местности в Гильдии перевозчиков. А, с другой стороны, не факт, что именно в том месте окажутся останки Прива. Охотник ведь поставил крестик на карте там, где он поймал Прива, а не там, где лежат останки того, кем Прив был при жизни.

    – Эй, Прив, ты куда?

    Бросаюсь за ним. Не вижу Прива, но чувствую, что он движется куда-то на север, да еще так шустро, что не угонишься за ним через эти кустарники, поваленные стволы, ямы и прочие буераки. Еще и «Скрытность» наполовину режет скорость.

    А Прив так рванул, что и в нормальном режиме за ним не угонишься. Что-то раньше я не замечал за ним такой прыти – обычно у него скорость передвижения ниже, чем у меня.

    «Прыжок», я уношусь на шестьдесят метров вперед и приземляюсь как раз около Прива. Я не вижу его под «Невидимостью», но чувствую, что он рядом.

    – Прив, стой!

    Фух! Остановился, наконец-то. Я дал команду, и «Невидимость» спала с Прива. Лучше уж так, а то унесется вдаль, как мне его потом искать? Не уверен, что на большом расстоянии я также буду чувствовать его.

    – Прив, ты чего так резко рванул? Ты что, узнал эти места? Там твои останки?

    Я махнул рукой в ту сторону, куда двигался Прив.

    Прив минуту смотрел в указанном направлении, потом плечи его опустились.

    – Я не знаю.

    – Так что же ты тогда рванул туда? Может нам в другую сторону надо?

    – Я не знаю.

    – Блин!

    Я несколько раз стукнулся лбом об ствол растущего рядом дерева. Не надо было мне его останавливать. Наверняка он чувствует что-то. Вот только с такой скоростью мне за ним не угнаться в режиме «скрыта». А без «скрыта» тут нельзя – рискованно слишком, неизвестно, какие тут мобы водятся.

    – Прив, куда пойдем?

    – Туда! – Прив сразу же, без раздумий, указал то же самое направление, в котором он двигался и раньше.

    – Отлично, Прив! Отлично! – во мне проснулся энтузиазм. Вроде проблема с поисками останков потихоньку решается. – Только сразу предупреждаю, Прив, далеко от меня не улетай! Сбавь обороты, Прив! Я не успеваю за тобой, а «Скрытность» сбрасывать не хочу.

    Если меня убьют, то воскресну я в ближайшей точке возрождения. И очень может быть, что она окажется в центре высокоуровневой локации с монстрами, к примеру, от двухсотого уровня и выше. Поможет в этом случае «Скрытность» выбраться из этой локации или нет, неизвестно. Вполне может случиться и так, что там не будет возможности проскользнуть между монстрами, и застряну я в этой точке возрождения навечно. Единственным выходом тогда будет использование камня возврата. Специально перед посещением Гильдии перевозчиков я зашел в первую попавшуюся гостиницу, снял там комнату на пять суток и привязал к ней камень возврата. Только мне совсем не хочется опять начинать наш с Привом путь с Некрополиса и тамошней Гильдии перевозчиков, так что лучше не рисковать, передвигаться пусть и медленнее, но с большей безопасностью.

    – Понятно, Прив?

    – Да.

    – Тогда вперед!

    К полудню следующего дня мы вышли к озеру.

    Последние часы Прив несся вперед, не обращая внимания на мои крики. Пришлось сбросить «Скрытность» и бежать рядом с ним, благо лес давно кончился и мы передвигались по заросшей сочной зеленой травой степи. Громадные ящеры, обитавшие здесь, оказались травоядными, и агрились они на нас, только когда мы совсем уж близко к ним приближались, метров на двадцать. В этих случаях мне приходилось включать «Прыжок», а затем нырять в «Скрытность», а Приву сразу уходить в «Невидимость». Так-то Прив без «Невидимости» двигался, без нее мне удобнее было за ним бежать. Одно дело, когда видишь, за кем бежишь, и совсем другое, когда полагаешься на некие неясные чувства и ощущения.

    А сейчас Прив стоял у кромки воды и смотрел куда-то вдаль.

    Озеро было огромным. Может, это даже внутреннее море какое-то. В любом случае, противоположного берега не было видно, только на самом горизонте на водной глади можно было разглядеть в туманной дымке какой-то остров. Прив именно на него и смотрел.

    – Я помню это место, – сказал Прив и, подняв руку, показал на остров. – Нам надо туда.

    Я кисло смотрел в указанном направлении. Очень хорошо. Просто, замечательно! От этого берега до острова километров пять будет, если не больше. Заклинаний «Ходить по воде» или «Полет» у меня нет, это заклинания уровня Мастера, я пока такие не приобретал для изучения. Добираться придется вплавь.

    Пять километров! Это же мы до самой ночи плыть будем.

    – Прив, ты плавать умеешь?

    – Умею. Но мне не обязательно. Я могу и лететь над поверхностью воды.

    – Ах, да! – я стукнул себя по лбу. Как-то вылетело это у меня из головы. – А я вот летать не умею. Пока. А если бы и умел, то с моим количеством маны все равно бы не долетел до острова. И до середины пути не долетел бы. Да и четверть этого расстояния не преодолел бы. Заклинание «Полета» все время ману жрет, пока летишь. Да еще как жрет!

    Я вошел по колено в воду. Ничего так водичка, и не холодная, и не теплая. Самое то, что надо для курорта. Одежду снимать я не стал, нет смысла – тянуть ко дну она не будет, а как выйду из воды, так она сразу же станет сухой.

    – Прив! Назад! – заорал я. И моментально развернулся.

    «Прыжок»! И уже в полете я даю команду Приву перейти в режим невидимости, а потом и бестелесности. Приземляюсь, активирую режим «Скрытности» и еще один «Прыжок». На всякий случай.

    – Прив! Элементали! Быстро ко мне!

    Уже на безопасном расстоянии поворачиваюсь к озеру. Прива не вижу, но чувствую, как он на всех парах двигается в мою сторону.

    На берег озера, там, где мы с Привом только что стояли, вылезли два водных элементаля, а через пару секунд еще один. Даже отсюда, с расстояния более ста метров, они выглядели здоровенными – думаю, не меньше трех метров ростом. Больше всего они напоминали грубо вытесанные из полупрозрачных глыб чистого льда человеческие торсы, вырастающие из бурлящей воды, из эдакого бесконечного круговорота. Там, где проползали элементали, оставались лужи воды.

    Побарражировав по берегу минут пять, элементали убрались обратно в озеро. Минуты через две и мы с Привом потихоньку двинулись к берегу, готовые в любой момент смело броситься наутек, если вдруг попадем в зону агро какого-нибудь элементаля.

    – Прив, как тебе удалось с острова выбраться? – задал я интересующий меня вопрос. – Тебя ведь туда тянет? Там ты погиб?

    Элементали в одиночку не живут. И малыми группами тоже. Наверняка мы нарвались на целую локацию элементалей, а это озеро и есть их место обитания.

    – Не помню, – спустя пару минут ответил Прив. И почему я не удивлен?

    Только подойдя к самой кромке воды, мне удалось разглядеть нескольких из элементалей. Я открыл свойства одного, второго, третьего и огорченно покачал головой. Трехсотый уровень у каждого, здоровья – по девять миллионов. И это при двадцатипятипроцентном сопротивлении физическому урону. С сопротивлением магическому урону дело обстояло ненамного хуже – это я знал из собственного опыта, приходилось сталкиваться с элементалями раньше. С разными. И одному, и в компании с магами. У каждого вида элементалей полный иммунитет к магии своей стихии, плюс семидесятипятипроцентное сопротивление еще одной из Стихийных Магий. У водных это была Магия Воздуха. Зато от заклинаний Магии Огня они получали удвоенный урон. Четвертой Стихийной Магии и другим видам магии у них сопротивление такое же, как и физическому урону – двадцать пять процентов.

    Сильных заклинаний Магии Огня у меня нет, придется их «Лучом Смерти» бить. Даже с наличием у элементалей сопротивления, срезающего четверть нанесенного им урона, это заклинание будет бить их сильнее, чем доступные мне заклинания Магии Огня.

    Это я так думал, пока их уровень не увидел.

    Слева от нас возвышался крутой пригорок, острым мысом выдвинувшийся далеко в озеро.

    – Прив, пойдем туда. Посмотрим, может как-то можно мимо них просочиться, – с сомнением сказал я.

    – Как настоящие герои, – бодро произнес Прив. – В обход!

    Я его оптимизм не разделял. Весь мой опыт подсказывал, что если мы попали в локацию элементалей, то здесь их будет не один десяток. И противопоставить мне им нечего – даже при максимальных бафах мне придется сделать не менее сорока кастов, чтобы завалить хотя бы одного элементаля. С удачей, может, чуть меньше. И это «Лучом Смерти», который оставляет после себя вполне заметный след. А у элементалей, хоть они и считаются полуразумными, достаточно мозгов, чтобы определить, откуда исходит опасность. К «Ядовитому облаку» у них иммунитет, это Магия Воды. «Гниль» действует недолго, да и урон у нее не для этих монстров, мизерный, все-таки это заклинание всего лишь первого уровня.

    Нечем мне атаковать этих элементалей. А они могут наносить урон в несколько десятков тысяч единиц. С моими смешными четырьмя сотнями единиц здоровья, мне можно сразу самому отправляться на перерождение, не затягивать процесс.

    Забравшись на пригорок и посмотрев на озеро, я присвистнул:

    – Да их здесь сотни!

    Повсюду, куда хватало глаз, были видны элементали, или медленно дрейфующие в толще чистейшей и прозрачнейшей воды, или резво снующие туда-сюда. У тех, кто близко подплывал к нашему мысу и чьи свойства я успевал посмотреть, был трехсотый уровень. Сам собой напрашивался логичный вывод, что такой уровень у всех элементалей в этой локации.


    Ваше умение «Орлиный взор» улучшилось. «Орлиный взор» +1. Всего: 10/10.

    Поздравляем! Вы достигли максимального уровня умения.

    Теперь Вам доступны новые умения.


    О! Теперь мне должно быть открыто умение «Волшебное око», позволяющее подробно рассматривать местность на значительном расстоянии. Например, тот же виднеющийся на горизонте остров. Активируешь умение и словно сверху, с пятидесятиметровой высоты смотришь на него. Сейчас, при полном освоении «Орлиного взора», доступное для меня расстояние, на котором я могу различать детали и просматривать свойства существ, а также атаковать их одиночными заклинаниями, составляет восемьдесят метров. Видеть я могу, конечно, гораздо дальше, как вижу сейчас тот же остров, до которого несколько километров, но ни разглядеть детали, ни открыть информацию о существе или предмете, ни взять кого-либо в фокус боевого заклинания за пределами восьмидесятиметрового радиуса я не могу. А с помощью «Волшебного ока» – смогу. В пределах видимости, разумеется. Открыть «Волшебное око» над той местностью, которую я не вижу, нельзя. Да и атаковать через него тоже не получится. А жаль, это был бы реальный чит!

    – Прив, это просто какая-то страна непуганых элементалей. Нам не пробраться мимо них, – сказал я и сразу почувствовал, как опечалился Прив.

    Что же делать? Зря мы сюда приперлись, что ли? Обойти озеро и поискать место, где можно добраться до острова? Может, в других частях озера элементалей меньше, чем здесь? Вряд ли, но проверить, на всякий случай, надо.

    – Давай попробуем обойти озеро, – принимаю решение. – Вдруг где-то есть мелководье. Или с той стороны до острова ближе, а элементалей меньше.

    Даже не представляю, сколько времени понадобится, чтобы дойти до противоположного берега озера. Несколько дней, это точно. Слишком большое озеро, целое море!

    – Давай, – ответил мне опечаленный Прив. Что-то поутих весь его энтузиазм, которым он фонил еще совсем недавно.

    Мы шли вдоль берега, обходя его с западной стороны, изредка приближаясь к кромке воды или забираясь на пригорки и бросая взгляд на озеро. И везде элементалей было так же много, как и в месте нашей первой встречи с ними, и все они были трехсотого уровня.

    В середине третьего дня мы подошли к одинокой высокой скале. Я поднял голову и прикинул расстояние до вершины – километр, не меньше. Торчит, аки перст. Надо на него забраться, оттуда хороший вид должен открываться на окрестности.

    С «Прыжком» это много времени не займет. В этом месте остров ближе к берегу озера и виден четче. Можно разглядеть его немного более детально, да и не только остров, но и озеро тоже надо с высоты осмотреть, чтобы хотя бы приблизительно представлять, сколько времени нам еще предстоит его обходить.

    Чтобы достичь вершины, мне понадобилось менее получаса. Не всегда удавалось прыгнуть на максимальное расстояние, иногда приходилось скакать, как горный козел – прыжками по несколько метров.

    С вершины скалы открывалась изумительная картина. Видневшийся вдалеке остров, лежавший на спокойной глади озера, оказался далеко не маленьким. По моим прикидкам, его территория была в несколько раз больше территории Верхнего Вавилона. В центре острова возвышалась гора, а сам остров, плоский на юге, постепенно поднимался к северу и затем резко обрывался, отвесными скалами нависая над озером. От этого края острова до берега было не более двух километров. Противоположный от меня край озера терялся в далекой туманной дымке.

    Озеро и остров располагались на востоке от скалы, на которой стояли мы с Привом. На севере, в полукилометре от нас, начиналась горная гряда, поначалу невысокая, а затем стремительно переходящая в скопление горных великанов, чьи пики терялись в белых облаках.

    На юге простирались степи, уже знакомые нам с Привом – в этих степях обитали травоядные ящеры. Этакие динозавры, размером с двухэтажный дом.

    На западе вдаль уходила холмистая местность, кое-где заросшая редкими лесами из молодых деревьев. Между холмами проглядывала широкая дорога, которая, петляя, тянулась с севера на юг.

    – Прив, нам не попасть на остров. Эти элементали нам не по зубам, а миновать их мы никак не можем, – сказал я. – И на острове неизвестно, что и кто нас встретит. Если там мобы такого же уровня, что и элементали, то нам туда соваться рано, особенно мне с моим уровнем. Надо хотя бы немного подрасти, уровня до пятидесятого. А потом можно будет уже через Гильдию перевозчиков прыгнуть на остров и попытаться пройти к твоим останкам.

    На карте, переданной мне охотником, остров изображен не был. Здесь у него было белое пятно. Но это не проблема – Гильдия перевозчиков могла забросить и в неизведанное место, но, конечно, без всякой гарантии. Разброс мог составлять сотни километров в зависимости от дальности переброски. Самоубийственная затея, но деваться некуда. Тем более, что чем ближе точка для телепортации к границам изведанных областей, тем точнее сама телепортация. А на моей карте они совсем рядом.

    – На пятидесятом уровне я смогу маунта купить. Летающего! – продолжил я уговаривать Прива, одновременно рассматривая пролегающую между холмов дорогу.

    На торговый тракт не похожа, слишком пустынна для торгового тракта, но и сказать, что она совсем-совсем заброшена, нельзя – похоже, этой дорогой довольно регулярно пользуются. А значит, на ее концах должны быть города. Ну, или деревни. Меня любой новый населенный пункт устроит.

    – А на летающем верховом животном добраться до острова проще простого. Водные элементали летать не умеют. Никаких проблем! Слышишь, Прив?

    На тринадцатом уровне лезть на остров нельзя, да и на пятидесятом тоже. Подозреваю, что и на сотом мне там делать будет нечего, но откладывать до сотого уровня это дело нельзя, неизвестно, сколько Прив еще продержится. А пятидесятый уровень можно взять за несколько дней. Защиты это мне не сильно прибавит, но силу атаки вырастит значительно. Хотя для элементалей этого, конечно, будет недостаточно. Контакта с ними в любом случае надо избегать. А после увиденного с высоты одинокой скалы стало понятно, что найти место, где воды озера были бы свободны от элементалей, не получится. Добираться до острова придется или вплавь, или по воздуху.

    – Такое предложение, Прив. Сейчас возвращаемся, выполняем квесты, прокачиваем меня и, как только я достигаю пятидесятого уровня, покупаем летающего маунта и возвращаемся сюда. И через озеро перелетим, и на острове хоть немного сверху осмотримся. Других вариантов я не вижу. Ты как?

    Плечи у Прива поднялись и опустились, как будто он тяжело вздохнул. У меня, что ли, набрался этих привычек? Ему-то дышать вовсе не обязательно.

    – Я согласен, – коротко и печально ответил Прив.

    – Не переживай, Прив. Мы сюда обязательно вернемся! Скоро! А сейчас, спускаемся к во-о-он той дороге. Пройдемся по ней немного на юг, должна же она вести куда-нибудь. Есть шанс новый город или деревню обнаружить, такое упускать нельзя.


    – Прив, стой! – я замер и поднял руку, призывая к тишине Прива. Тихо спросил: – Слышишь?

    Солнце уже клонилось к закату. За час пути по дороге мы ни города, ни деревни не достигли. Мы даже ни одного путника не повстречали за все это время, хотя дорога отнюдь не выглядела заброшенной, чувствовалось, что ею пользуются довольно часто.

    – Слышу. Там идет сражение, – так же тихо ответил Прив. – Разбойники на кого-то напали.

    Про сражение я и сам понял, ничем другим эти отрывистые крики команд и звон клинков, доносившиеся до нас, быть не могли. Привычные для меня звуки, знакомые.

    Быстро, но осторожно – я под «Скрытностью», Прив под «Невидимостью» – мы сошли с дороги и, прикрытые густыми зарослями высоких кустов, направились к месту, откуда раздавались звуки битвы. Приблизившись к нему, я аккуратно раздвинул ветки и выглянул на дорогу. Взору моему предстало удивительное зрелище. Для меня, по крайней мере.

    Некоторое время я разглядывал сражение и слегка недоумевал.

    – Приходилось мне видеть, как неписи неписей грабили. Как разбойники-НПС на торговцев-НПС нападали, – тихо сказал я Приву. – Но вот чтобы на большой дороге паладины Света рыцарей Порядка атаковали, такого я еще не видел!

    Открывшаяся нам картина представляла собой удивительное зрелище. Сотня паладинов, стандартный боевой отряд Пути Света, и десяток жрецов этой же фракции окружили небольшую группу последователей Пути Порядка – десяток рыцарей, облаченных в сверкающие золотые доспехи, и жреца Порядка. И еще девушка, лет двадцати на вид, была в этой группе, но она не принадлежала к какой-либо фракции. Не определилась пока со своим Путем.

    Рыцари прикрыли жреца и девушку, взяв их в коробочку, и успешно отражали атаки паладинов.

    Пока успешно. Если бы не жрецы, я бы поставил на рыцарей – сто двадцатый уровень у них против девяностого уровня у паладинов с лихвой перекрывает разницу в численности отрядов. Минимум в один бонус разница между ними имеется, а на таких уровнях это уже солидная разница – эффект от бонусов за каждые пятьдесят статов основной характеристики тем больше, чем выше уровень. Ни в какое сравнение не идут бонус за первые пятьдесят статов и, например, бонус за сотые пятьдесят статов. Земля и небо!

    Но вот только жрецы Света полностью меняли этот расклад сил. Единственный священнослужитель рыцарей Порядка просто не успевал исцелять раны своих защитников, несмотря на свой сто сороковой уровень. Девчонка тоже пыталась что-то сделать, но она не была жрицей. Ее заклинания лечения давали слабенький эффект, это были просто жалкие потуги, которые не могли полностью залечить даже одну полученную рыцарем рану.

    А ран рыцарям Порядка было нанесено уже немало. Жрец, вертясь как волчок, накладывал на них заклинания исцеления и раны исчезали, но, все равно, в каждый момент времени два-три рыцаря оставались с повреждениями.

    А паладины были полностью здоровы – как только кто-то из них получал рану, он вываливался из строя атакующих, уступая место другому, перемещался в задние ряды и спокойно ждал своей очереди на лечение. И вскоре эта очередь подходила.

    Карусель. Обычный прием, применяемый, когда одна сторона численно сильнее другой, но не настолько, чтобы смести противника одним мощным натиском. Вместо стремительной атаки применяется тактика длительной осады, противника пытаются взять измором.

    Свою ману паладины на лечение пока не тратили и правильно делали – это резерв на случай неожиданных поворотов в битве. Например, получения критического, близкого к смерти, ранения. А пока раны не так опасны, пусть лечат те, кому это положено делать по статусу – жрецы. У них и маны больше, и заклинания исцеления гораздо эффективнее.

    Рыцарям Порядка, несмотря на преимущество в тридцать уровней, не удавалось нанести достаточно серьезные повреждения паладинам, не говоря уж про то, чтобы свалить противника одним ударом. И та, и другая сторона были под бафами и это означало, что бой не будет скоротечным. Эта битва затянется надолго и будет длиться, по меньшей мере, до тех пор, пока у жреца Порядка не закончится мана. Или пока кто-нибудь из израненных рыцарей не пропустит смертельный удар и не выпадет из боя. А к этому все и идет.

    Только я об этом подумал, как один из рыцарей упал на колени и, простояв недвижно в этом положении несколько секунд, плашмя завалился вперед. Убит. Теперь у последователей Порядка нет шансов. Если раньше еще можно было рассчитывать на случайность или на удачу, то сейчас… Впрочем, нет. У Порядка в этой битве изначально не было никаких шансов. Из-за жрецов. Иначе, я поставил бы на десяток рыцарей. Разница в тридцать уровней позволила бы им если и не с легкостью, то и без особого напряжения одолеть сотню паладинов.

    А при сложившемся раскладе израненные рыцари не могут сражаться в полную силу, максимально используя свои возможности. Раны будут сковывать их движения, ослаблять силу их ударов. С каждой секундой боя это будет нарастать, количество ран, пусть даже не очень серьезных и опасных, будет увеличиваться, с каждым новым повреждением воин будет становиться все слабее и слабее, представляя собой все более легкую мишень для атак противника. Ну, а паладины, естественно, начнут наседать все сильнее и сильнее.

    Никогда не любил Порядок.

    А Свет был для меня свой. Еще недавно. До того, как меня сожгли на костре фанатики Света. Сейчас я равнодушно взирал на битву двух чуждых для меня фракций. В принципе, уже все понятно. Можно двигаться дальше. Судя по всему, скоро мы увидим город – такие воины не живут в деревнях. Новый, не известный никому город, расположенный в глубине неисследованной части Кенола. Ценное открытие! Одну только информацию о городе можно продать за сотню тысяч золотых талеров какому-нибудь из топ-кланов.

    – Пошли, Прив. Тут все уже понятно.

    Только я не буду никому продавать информацию об открытом городе. Вот еще, глупость какая! Оставлю этот город для себя.

    – Мы не будем вмешиваться? – удивился Прив. – Не станем помогать беспомощным жертвам коварного нападения?

    Я усмехнулся. Интересно, где он научился этому? Такие навороты из красивых высокопарных слов любил вставлять в свою речь Валерка. И когда только Прив успел нахвататься этого? Плохому быстро учишься.

    – Нет, Прив. Не будем. Это не наша битва.

    Девушка подхватила с земли какую-то шкатулку и, крепко прижимая ее к себе, привстав на цыпочки, бросила полный отчаяния взгляд в одну сторону дороги, потом в другую. Везде было пусто. Нас, разумеется, она не увидела.

    Такое отчаяние было написано в ее глазах, что я даже отшатнулся, как от удара, когда ее взгляд мазанул по мне.

    – Прив, скажи, вот почему бы нам просто не пройти мимо? – обреченно спросил я и активировал «Изменчивую силу магии».

    Открыл рюкзак, покопался в нем и достал уже ставший стандартным набор: в одной руке свиток с бафом на усиление силы магии, в другой – эликсир с таким же эффектом. Не самые длительные, скорее, наоборот, одни из самых краткосрочных, а потому и не очень дорогие. Надеюсь, двадцати минут действия этих эликсиров мне хватит.

    Несколько секунд, и на меня ложатся усиливающие бафы от эликсира и свитка. Еще пару секунд я потратил на раздумья о том, какие заклинания использовать в предстоящем бою. Остановил свой выбор на «Катюше». С одного ее залпа заклинаний паладина не убьешь, и с двух скорее всего тоже – паладины достаточно обкастованы, чтобы пережить пару-тройку ударов «Катюши». Но зато я могу выпустить десяток заклинаний за секунду, а если буду использовать любое другое из имеющихся у меня заклинаний, более мощное, то максимум, что смогу, это применить его всего два раза за тот же период времени. А совсем мощных заклинаний, которые могли бы уложить паладина девяностого уровня с одного каста, у меня пока нет.

    Я еще раз глянул на поле боя. Сотня! Сотня паладинов!

    И все девяностого уровня. Как было в начале битвы их столько, так столько же и осталось до сих пор. И все обкастованы.

    А рыцарей Порядка на ногах осталось уже всего семеро. Надо поторопиться.

    – Потому, что мы – настоящие герои! – ответил Прив.

    Научил на свою голову.

    А начну я не с паладинов. Начну я с жрецов Света. Стандартный, я бы даже сказал, естественный для подобных битв ход, прописанный во всех гайдах начинающих полководцев. Никогда не был полководцем. Скучно! Что может быть интересного в том, чтобы стоять на холме, в сторонке от битвы, и раздавать ценные указания? То ли дело в гуще сражения, где кровь кипит, адреналин слоновьими дозами впрыскивается в нее и тебя разрывает от восторга. Тот еще приход, как когда-то говорил один мой знакомый по школьному оркестру. Царство ему, наркоману, небесное.

    Для жрецов «Катюши» будет достаточно. Одного выстрела хватит с головой. У них и бафы послабее, и здоровья поменьше.

    С моих рук сорвались росчерки заклинаний и унеслись к жрецам Света.

    «Стальной клинок» сверкал, как белая молния, «Водяной бич» мелькал ярким синим цветом, «Огненный молох» оставлял после себя оранжево-красный след, а «Звезда Смерти» стремительным метеором падала с неба. И только «Воздушный кулак» оставался незаметным, неся врагу невидимую смерть.

    Половина секунды, пять выстрелов и пять жрецов валятся с ног. Доля секунды на откат и следующие пять заклинаний одно за другим полетели к врагу, оставляя отряд Света без поддержки целителей.

    Стоявшие в задних рядах паладины развернулись и бросились ко мне. Десятка два, может чуть больше. Между нами было всего тридцать метров, им, закованным в тяжелые латы, понадобится не меньше двух секунд, чтобы преодолеть их. А для меня эти две секунды – возможность сделать еще два десятка выстрелов. И вновь от меня потянулись белая молния, синий бич, оранжево-красный росчерк, а сверху на бегущих ко мне врагов упала маленькая звезда. И только воздушное заклинание незаметным унеслось к врагу.

    Четыре залпа из пяти последовательных заклинаний, паладины уже рядом. «Прыжок»! Я взмываю вверх и, пока несусь по воздуху, быстро проверяю ману. Еще много, пока можно спокойно продолжать бой.

    Приземляюсь, делаю несколько шагов пробежки и разворачиваюсь. Новый залп, и еще один, и еще один. И еще. И снова «Прыжок»!

    Успеваю отметить, что примерно с двадцати метров паладины уже замечают меня, бегут не к месту, источнику заклинаний, а конкретно ко мне. Значит, у них максимально прокачана «Наблюдательность», надо быть осторожнее и прыгать на бо́льшие расстояния.

    Приземляюсь и снова запускаю «Катюшу».

    Пока еще никого не убил. Все паладины живы, треть из них бегает за мной и эта треть уже вся с повреждениям, некоторые начали использовать собственные заклинания лечения. Зря! Рано! Это я вам как бывший паладин говорю.

    Давайте-давайте, тратьте свою ману! Все равно она у вас скоро кончится, два-три лечения, не более. А у меня маны еще много, семь с лишним сотен «Интеллекта» плюс умение «Экономия маны», это ого-го сколько маны! Другой лич только посмеялся бы над таким количеством, но для меня это целое море. Ну, на самом деле, не так много, как хотелось бы, но на нескольких паладинов хватит. А для остальных у меня еще полный пояс пузырями с зельем маны забит.

    Три-четыре залпа, «Прыжок». Еще три-четыре залпа и опять «Прыжок». Прив сначала пытался за мной угнаться, мотался то туда, то сюда, лавируя между бегающими за мной паладинами, а потом ему это, видать, надоело. Стоит на обочине, ждет конца битвы. Атаковать я ему не разрешаю – вмиг невидимость спадет, а против обкастованных паладинов он не боец. Пусть пока отдыхает.

    А вот у рыцарей Порядка дела обстоят не ахти. Их уже пятеро осталось. Что-то жрец у них совсем мышей перестал ловить. Мана, что ли, у него закончилась?

    Наверное. У меня вот закончилась. Выпиваю элик и опять – залпы, прыжок, залпы, прыжок. Интересно, а будь на моем месте лич с традиционным билдом, сколько у него сейчас маны осталось бы? Наверное, и четвертую часть не успел бы потратить. Но и урона такого он не нанес бы. Уже все паладины с ранами, некоторые еле ноги волочат. Сейчас начнут валиться первые из них. Первые вестники нашей победы.

    Тактика изматывания бывает разная. И не одни паладины могут ее применять. Мы, личи, тоже кое-что умеем.

    Еще один элик с маной ушел.

    Сразу трое паладинов, бежавших ко мне, свалились, получив в грудь по одному заклинанию, и больше не встали. «Прыжок», приземление, разворот, веер заклинаний, и еще пятерых сторонников Пути Света не стало с нами. Покинули они нас. Скоропостижно.

    Быстрый взгляд на рыцарей. Их осталось уже всего двое, жрец стоит на четвереньках, пытается подняться на ноги, девчонка ему помогает, что-то говорит.

    Стою на месте, выпускаю заклинания. Уже не прыгаю, нет необходимости – до меня никто не добегает, если не с первого выстрела сваливается, то со второго. Уже целый вал из тел передо мной образовался.

    Выпиваю еще один эликсир с маной.


    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 14.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: +1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.


    Скудно мне система опыта отмеряет, читером считает, притормаживает мое триумфальное шествие по уровням. За обкастованных и упакованных в хорошие вещи убитых противников опыта должны давать больше, чем за голозадых туземцев. Даже с учетом Прива, своим уровнем урезающего мне опыт, и моих Редких шмоток.

    Ну и ладно, пусть урезает опыт. Главное, чтобы урон не урезала, а опыт – дело наживное.

    Не понял! Что это такое? Вы же паладины! Бегство с поля боя не ваш метод!

    Быстрый взгляд на рыцарей Порядка. На ногах остался всего один. Против него три паладина. Выпад с разных сторон сразу двоих из них, и рыцарь Порядка падает. Серией выстрелов сваливаю убивших его паладинов, уже бросившихся к жрецу с девушкой.

    Двумя восьмидесятиметровыми прыжками догоняю небольшую стайку паладинов, пытающихся отважно улепетнуть с поля боя и, послав каждому по заклинанию, добиваю их. Быстро окидываю поле боя взглядом.

    – Прив, живых видишь?

    – Нету живых, – отвечает Прив. – Ты всех убил.

    Тяжело опускаюсь на дорогу, прямо в пыль. Фух… Виртуал виртуалом, а я чувствую, как из крови выходит адреналин. Как медленно расслабляются мышцы.

    Так всегда после напряженной битвы – если не тело, то нервы требуют короткого отдыха, немного времени, чтобы прийти в себя.

    Несколько минут расслабленности, и я встаю и иду туда, где сражались рыцари Порядка. Надо посмотреть, что там. Девушка и жрец должны были остаться в живых – когда последний раз бросал на них взгляд, они были еще живы. Вроде бы.

    Издалека замечаю, что девушка сидит на дороге, а перед нею лежит жрец, голова его покоится у нее на коленях. Это радует, из-за них я в этот не нужный мне бой и влез. Только из-за них.

    – Хвала богам, уважаемые, вы остались живы, – громко говорю я, приближаясь к старику с девчонкой.

    Подхожу ближе и вижу – старик мертв. По щекам девочки медленно скатываются слезы.

    Что сказать? Что надо говорить в таких случаях? Есть же какие-то слова утешения? Почему-то я их не знаю… Неловко переминаюсь с ноги на ногу. Не знаю, куда деть руки. Понимаю – передо мною непись, но на лице у девушки написано такое горе, что самому хочется выть.

    – Отец? – срывается с моих губ нелепый вопрос. И так понятно, что отец.

    Девушка отрицательно мотает головой. Через минуту слышу тихое:

    – Как отец…

    С пониманием склоняю голову. Наверное, для сироты это «как отец» еще ближе и роднее, чем просто «отец». Спустя минуту слышу опять негромкое:

    – Был.

    И тихий всхлип. Слеза повисла на подбородке и дрожит, никак не может оторваться.

    Что же делать? Здесь не хоронят погибших – тела сами исчезают примерно через час после смерти. А те тела, которые обыскали и с которых забрали дроп, еще раньше.

    – Надо перенести его. Убрать с дороги. Не надо ему здесь лежать.

    Пытаюсь хоть как-то отвлечь девушку, перевести ее мысли на что-нибудь другое, занять чем-то.

    Она только сильнее прижимает к себе тело жреца и отрицательно машет головой. Слезинка срывается с подбородка и улетает куда-то в сторону. Ее место сразу же занимает другая. Дрожит.

    Рядом с девушкой лежит красивая красная шкатулка, умело вырезанная из дерева. Это из-за нее на них напали. Других причин не вижу. Какая-то интрига, просто так паладины Света на своих союзников, воинов Порядка, нападать не стали бы.

    Хотя… Один подобный случай я уже видел.

    Оглядываюсь по сторонам. Дорога пустынна в обе стороны. Трупы паладинов разбросаны на участке в добрых две сотни метров. Рыцари Порядка лежат неподалеку одной плотной кучей.

    – Я… Это… – становится стыдно.

    Что за ерунда? Какой может быть стыд перед неписью? Надо собрать дроп. Заставляю себя равнодушным холодным голосом произнести:

    – Я посмотрю, что там… у паладинов. Что там есть у них.

    Она склоняет голову ниже. Вижу, как краснеет ее лицо. Ей тоже стыдно. За меня.

    Разозленный, резко разворачиваюсь и намеренно громко кричу:

    – Прив! Пошли дроп собирать!

    Решительными шагами иду к ближайшему трупу паладина. Трупы рыцарей Порядка старательно обхожу. Слышу в спину тихое:

    – Спасибо, вам… Лич… За спасение…

    Останавливаюсь. Не хватает смелости оглянуться и посмотреть в ее глаза. Бросаю грубо:

    – Не за что! Я здесь буду. Неподалеку. Если что.

    Наклоняюсь к трупу паладина и обшариваю его.


    Вы нашли:

    золотой талер – 109 шт., серебряный талер – 81 шт., медный талер – 45 шт.

    Латные адамантиновые перчатки.

    Класс: Редкий. Вес: 20. Прочность: 124/200.

    Броня: +45. Сила: +10. Ловкость: +10. Защита: +110. Здоровье: +800.

    Требования: уровень 85. Цена: золотой талер – 8600 шт.


    Закрываю системку, залезаю в настройки и отключаю системные сообщения о дропе. Потом разберусь.

    Прив зависает рядом. Идем с ним дальше. Подходим к следующему телу. Обшариваю его. Бросаю в рюкзак деньги, не считая их. Двигаемся к следующему. Деньги. Сколько-то золотых. Много, больше сотни. Бросаю в рюкзак, иду дальше.

    Почти с каждого второго трупа помимо денег падала какая-то вещь. Каждая вторая вещь из выпавших на первый беглый взгляд походила на Редкую. Системки не смотрю – кидаю все в рюкзак, потом разберусь. Временами поглядываю на девчонку. Та все так же сидит, склонившись к голове отца. Жалость давит на сердце.

    Отворачиваюсь. Продолжаю методично обшаривать трупы и собирать дроп. Последними обыскиваю тела жрецов Света.

    С одного из их трупов выпадает мантия и меня привлекает ее вид. Уже догадываясь, что увижу, открываю ее свойства и радостно вскрикиваю:

    – Уник!

    Уникальная вещь! И тут же эмоции гаснут – пробегаюсь по свойствам предмета и вижу требования: Путь Света. Не мой профиль. Жалко, конечно, ну да ладно. Пойдет на аукцион. Тысяч сто получу за нее. Или больше – свойства хорошие, износ минимальный, может, и сто двадцать тысяч отвалят.

    Становлюсь напротив девчонки.

    – Ты так и собираешься здесь сидеть? Темнеет, солнце вон уже наполовину скрылось за горизонтом. Надо идти. Пойдем, я провожу тебя до города.

    Молчит, только все сильнее прижимает к себе тело отца. Приемного отца. Слез уже нет. Все выплакала.

    Сколько там уже времени прошло с момента окончания боя? Пока шел сюда, пока стоял, пока собирал дроп… обыскивал тела… Минут тридцать прошло. Еще столько же осталось. Потом тело жреца развеется.

    Усаживаюсь на придорожный камень неподалеку от девчонки и собираюсь терпеливо ждать. Потом встаю и оттаскиваю с дороги тела рыцарей. Укладываю их в ряд на обочине. Они тоже скоро развеются, но это – дань уважения. Это единственное, что я могу для них сделать. Мы же все-таки бились с ними на одной стороне против общего врага. Обыскивать их тела я не собираюсь – просто не хочу, и все.

    Сажусь на камень, открываю рюкзак и осматриваю дроп. Неплохо повоевал, одних денег больше двенадцати тысяч золотых талеров. Двадцать две Редких вещи. Одна Уникальная.

    И перегруз в двадцать процентов. Ерунда. В рюкзаке как раз столько места эликсиры занимают. На всякий случай затарился всякими-разными. Правильно сделал. Пригодились. Некоторые.

    Удачный поход в целом получился – деньги, дроп, уровень. Еще и город новый скоро открою. Что же так нерадостно на душе?

    Слышу судорожные рыдания девчонки и поднимаю на нее глаза. Тело жреца становится прозрачным. Чем прозрачнее тело, тем громче ее плач. Тем крепче она пытается прижаться к нему.

    Отворачиваюсь. Сижу, сгорбившись. Жду. Наблюдаю, как исчезают выложенные на обочине тела рыцарей в золотых доспехах. Тела исчезнут, а вещи останутся. Кому-то повезет. Я их подбирать не буду. Не хочу. Нет желания. Опять же, перегруз в двадцать процентов…

    Тело жреца полностью исчезло. Девушка встала и как сомнамбула пошла по дороге. Я вскочил и бросился за ней. Догнал, ухватил одной рукой за плечо, останавливая, а другой протянул ей только что сотворенную деревянную кружку, наполненную ключевой водой. Грубо приказал:

    – Пей.

    В глазах ее пустота. Ткнул кружкой ей в зубы, наклонил ее, буквально вливая воду ей в рот. Девушка поперхнулась, закашлялась, глаза ее приобрели осмысленное выражение.

    Она забрала у меня из рук кружку и маленькими глоточками выпила всю воду. Вернула кружку, оглянулась. Подбежала к тому месту, где недавно лежал ее отец, подхватила с земли красную шкатулку и прижала ее к груди. Там еще были какие-то вещи, по-видимому, оставшиеся от жреца, но на них она даже не взглянула.

    Заозиралась по сторонам. Посмотрела сначала в один конец дороги, потом в другой – и там, и там было пустынно. Наконец, остановила взгляд на мне. Сделала ко мне небольшой, робкий шажок.


    – Это из-за нее все? – киваю на шкатулку, крепко прижимаемую к груди Еленой.

    Так ее зовут. Именно – Елена. Так и написано у нее в инфе – Елена, человек, двадцатый уровень. Нехарактерное для НПС имя. Может ИскИн, но для них это тоже нехарактерное имя.

    – Да.

    Хмыкаю. Только второго Прива мне не хватало. Он уже успел достать меня своей лаконичностью. Хорошо хоть иногда его прорывает поговорить. В последнее время чаще. Хотя, может быть, это как раз и нехорошо. Не знаю.

    Мы с Еленой идем в сторону ближайшего города. Прив в режиме невидимости двигается с другой стороны Елены. Охраняет. Сам так решил, без команды с моей стороны.

    Город называется Бастед. Небольшой городок, около пятидесяти тысяч жителей. Разумеется, все НПС. Надеюсь, игроки сюда еще не добрались – чуть ли не самый центр белого пятна на карте. Это если с юга на север, город будет как раз посередине белого пятна. А если с востока на запад, то Бастед ближе к восточному краю пятна расположен.

    – Что там? – спрашиваю, особо не надеясь на ответ.

    И слышу ответ:

    – Ключи.

    – Какие ключи?

    – От города.

    – От какого города?

    – От Города Короля. Я там живу, – говорит и спустя секунду уточняет: – Жила.

    Вот, так. Город Короля. Оба слова с большой буквы.

    – У вас там королевство?

    – Нет, просто город. Вольный город.

    Идем не торопясь. Я бы и быстрее мог, даже с перегрузом, но она быстрее не может. Уже стемнело. Активирую «Ночное зрение», сразу стало лучше видно. Хорошо! А то идешь и не видишь, что под ногами.

    До города еще полчаса пути. Час уже прошли. Отряд Порядка не дошел совсем немного до Бастеда.

    – А почему тогда Город Короля?

    – Не знаю, – Елена пожимает плечами. – Всегда так было. Может потому, что у нас король правит. Только городом, местности вокруг самостоятельные. Тоже вольные.

    – А ключи куда несли?

    – В Твердыню.

    – В Твердыню Порядка? – уточняю на всякий случай.

    – Да.

    Хм… спрашивать зачем, смысла никакого нет. И так понятно – если хотят вручить ключи от города какой-нибудь из основных фракций, то значит, город переходит под длань этой фракции. Добровольно.

    Можно еще и завоевать город, и таким образом обратить его под длань своей фракции. Раньше, помню, такие системки частенько мелькали – такой-то город переходит под длань такой-то фракции. Давно не видел таких сообщений, притихли как-то экспансии фракций в ширь и в глубь континента. Наверное, поназахватывали земель, теперь их переваривают.

    – А в Городе Короля нет Гильдии перевозчиков? – удивляюсь я.

    – Есть, конечно! – восклицает девушка, тоже с удивлением посмотрев на меня. Ее глаза как будто сказали – ну ты и учудил с вопросом!

    – А почему же тогда сразу в Твердыню не прыгнули? Неужели у целого города не хватило денег на оплату услуг Гильдии?

    – Это из-за них все, – она машет рукой куда-то назад. Лицо ее мрачнеет. – Из-за чистюль.

    Я кивнул, показывая, что понимаю. Чистюлями иногда называли идущих по Пути Света. Им это не нравилось.

    Елена, между тем, продолжала:

    – Из-за них мы вообще решили под длань Порядка уйти. Весь город замучили своими проповедями. Моралисты, Молох их забери.

    Ругается.

    – Храмов своих понастроили больше всех других вместе взятых. Хотели запретить оркам свое капище поставить в городе! А у нас вольный город! – возмущенно воскликнула девушка. – Кто какие храмы и капища хочет устанавливать, тот и устанавливает их, никого не спрашивая. Даже Король не может запретить это!

    Да, видать сильно достали их чистюли, если девушка так разошлась. А то до этого шла и ни одного слова сама не сказала, все приходилось словно клещами вытягивать. Ну, пусть разговорится, пусть хоть чуть-чуть развеется печаль от гибели отца.

    – Так почему Гильдией не воспользовались? – напомнил я ей свой вопрос.

    – Хотели воспользоваться вначале, да эти не дали. Когда выбирали, под чью длань пойти, все согласились к Порядку присоединиться. После того, как жители города насмотрелись на этих чистюль, даже орки и гоблины согласились, что лучше выбрать любой другой Путь, лишь бы под Светом не оказаться. Даже тролли. Понимали, что придется свои капища убрать из города, но согласились. Все согласились. Чистюли скрипели зубами, но ничего сделать не могли. Понимали, что город из их рук уплывает. А мы понимали, что еще немного, и город под Свет уйдет. Фанатиков развелось… Потому все и согласились. Никто не захотел. Насмотрелись…

    – В Городе Короля есть капище троллей? – удивился я. – В самом городе?

    – Нет, святых мест этого народа у нас нет. Зато капища орков и гоблинов есть. У нас же вольный город!

    Хм… Вавилон вон тоже вольный город, но троллям, оркам и гоблинам там почему-то устраивать свои святые места не разрешают. Может потому, что Вавилон человеческий город? Людей там живет больше, чем представителей всех других рас. В несколько раз больше.

    Елена посмотрела на меня как-то виновато и сказала:

    – Мы все Пути перебрали. Путь Смерти… Как-то боязно было, – она передернула плечами и опять бросила на меня виноватый взгляд, словно извиняясь за выбор города. – Морана пугает всех. Земли Смерти самые близкие к нам, однако никто не захотел под Морану идти, хотя даже под Мораной лучше, чем под Светом. Но это самый крайний случай, если другие фракции нас взять откажутся.

    Я не удержался и хмыкнул. Как же! Откажутся! Да любая фракция за новый город всеми зубами ухватится, лишь бы подмять его под себя.

    – От Путей Хаоса и Тьмы мы тоже отказались, – продолжала свой рассказ Елена. – Думали, сначала к Пути Природы присоединиться, но из Чертогов Жизни ответ пришел, что не примут нас, не хотят ссориться с чистюлями. А золотые согласились принять нас.

    Я снова кивнул. Золотые – это идущие по Пути Порядка.

    – Единственное, что смогли сделать чистюли, это заставили нас пешком нести ключи в Твердыню. Сказали, что уход под длань Высших богов – это священный ритуал, и надо пронести ключи через все земли, лежащие между нашим городом и храмом Верховного бога Порядка, чтобы наша связь с избранным богом была теснее. Никого они этой глупостью не обманули, но все уже настолько устали с ними спорить, да и побаивались их, если честно, что согласились на это условие. Думали, что они просто время потянуть хотят. Думали, что они надеются, что пока ключи в Твердыню несут, они успеют город под длань Света привести. Все махнули на это рукой, мы ведь знали, что такого ни за что не допустим. А оказалось видите как. Совсем другое они задумали. И как только решились на это?

    Слезы опять побежали по щекам девушки. Я молча шел рядом. Что я мог сказать? Слова утешения ей сейчас не помогут.

    «Ночное зрение» – замечательная вещь. Даже не сильно прокачанное, оно позволяет видеть если и не как днем, то ненамного хуже. По крайней мере, метров на пятьдесят все прекрасно видно.

    Четыре человека… три человека и один орк вышли на дорогу впереди нас. Уверенно расставили ноги, руками зацепились за ремни. Один из них рукой удерживал топор, положенный на плечо.

    – Прив, сзади кто-нибудь есть?

    – Трое.

    – Ой! – испуганный возглас.

    Это Елена. Схватила меня за руку, прижалась. Не побоялась, что лич, а то ведь всю дорогу слегка сторонилась, посматривала испуганно. В темноте она не видит, это я понял по тому, как она шла по дороге, спотыкаясь, бывало, на ровном месте.

    – Не бойся, – говорю девушке. – Все будет хорошо.

    – Шли бы вы, ребята, куда подальше, – это я уже бандитам говорю. Громко. Уверенно. Снисходительно.

    До них метров тридцать. Их свойства я уже давно рассмотрел, еще как только они на дорогу вышли. У всех уровень ниже шестидесятого, обкаста нет никакого. И на что рассчитывают? Непонятно.

    – Настроение у меня сегодня плохое, не до шуток. Могу и зашибить ненароком.

    Как-то так, помнится, с ленцой в голосе говорил Илюша Муромец неразумным хазарам… или это печенегам он говорил? Неважно. Главное, зашиб. Ненароком.

    И настроение у меня действительно плохое. Мрачное. Тяжелое.

    «Прив, сколько до тех, кто сзади?»

    «Сорок метров. Идут вслед за нами».

    «Хорошо».

    Сразу их убить или подождать немного? Может, это просто порядочные разумные вышли воздухом подышать перед тем, как ко сну отойти. Вечерний моцион – зело полезное дело.

    До них уже метров двадцать. Вижу, как орк достает из-за спины ятаганы, а у одного из людей появились в руках кинжалы.

    Дальше уже опасно подходить, могу не успеть. Останавливаюсь, локтем прижимаю руку Елены, останавливая и ее. Активирую «Ярость» и начинаю каст. «Изменчивую силу» я так и не отпускал, а бафы мне сейчас и не нужны. Не тот контингент, чтобы на бафы разоряться.

    Четыре с половиной секунды. Каст!

    Позади меня возникает ядовитое облако. Большое, широкое. Захватывает и тех разбойников, что сзади, и до самых наших спин простирается. Это я так тылы прикрыл.

    Те разбойники, что стояли впереди, срываются с места и бросаются к нам.

    И оседают, напоровшись на заклинания «Катюши». Сзади слышатся какие-то крики. Недолго.

    Прижимаю локтем руку Елены и аккуратно, чтобы, не дай боги, она не наступила в разбрызганную на дороге кровь, обхожу валяющиеся тела.

    – Что за денек такой, – сокрушаюсь я. – За один день дважды напали.

    – То ли еще будет, – слышу грубый голос и вижу, как впереди от толстого дерева отделяется массивная фигура.

    По ее очертаниям понимаю – тролль. По донесшемуся до нас легкому запаху тины догадываюсь – болотный. Самые мерзопакостные тролли. И самые неудобные для магов – у них природное сопротивление к Стихийным Магиям. Пятидесятипроцентное!

    А еще болотные тролли самые глупые. Вот этот, например, не сообразил, что если я лич, то у меня и помимо Стихийных Магий еще что-то может быть в арсенале.

    А еще болотные тролли самые здоровые. То есть здоровья у них много, непропорционально много по сравнению с основными характеристиками. Хотя и эти характеристики у них тоже приличные, сами по себе впечатляющие, но даже на этом впечатляющем фоне здоровья у болотных троллей очень и очень много. Жаль, «Ярость» спала.

    Придется «Катюшей» добивать.

    Каст!

    Добивать не пришлось. Одного «Луча Смерти» хватило.

    Молодой тролль был. Глупый. Обходим и его тело стороной, старательно зажимая носы – после его смерти уж очень сильно протухшей тиной завоняло.

    Обойдя тушу тролля, мы увидели вдали крепостные стены. Город. Мы дошли наконец-то до Бастеда. Тяжелый был денек.

    Все. Теперь можно обратно в Некрополис прыгать. Девушку до города довел, сам город Бастед на моей карте уже отмечен, больше мне здесь делать нечего. Как разберусь со всеми своими делами, обязательно загляну сюда. А сейчас надо в Некрополис возвращаться.

    Хотя, наверное, лучше сразу в Вавилон прыгать. Редкие и Уникальные вещи лучше всего там на аукцион выставлять, и цена будет повыше, и купят быстрее.

    Надо узнать, где тут Гильдия перевозчиков у них расположена.

    – Давайте прощаться, Елена. Здесь, в городе, вы будете в безопасности.

    Мы стояли неподалеку от городских ворот, через которые вошли в город. Вот что хорошо в этом мире, так это то, что нигде городские ворота на ночь не запирали. И пошлину за вход в город не брали, даже в тех городах, которые были под контролем у какого-нибудь клана игроков. Налоги с жителей, в том числе с неписей, с мастерских, кузен, магазинов таких городов шли в казну кланов, а вот пошлину за вход в город никто не брал. Как ни просили кланы администрацию игры ввести нечто вроде таможенных пошлин, та твердо стояла на позициях свободного и бесплатного входа в населенные пункты и выхода из них, и правильно делала. Закрывались ворота городов только в одном случае – в случае осады.

    – Что-то не так? – я с удивлением смотрю на девушку, мертвой хваткой вцепившуюся в мою руку и затравленно озиравшуюся по сторонам.

    – Ой, извините!

    Елена наконец-то оторвалась от меня. Сделала два шажка в сторону и опять испуганно заозиралась.

    Здесь, в городе, несмотря на царившую ночь, было более-менее светло, улицы освещались ярко горевшими фонарями, к стенам многих домов крепились зажженные факелы.

    – Вы впервые в этом городе? – спросил я. – Не знаете, где гостиница?

    – Я раньше никогда не покидала Город Короля, – ответила она. – И в гостиницах раньше никогда не жила.

    Она посмотрела на меня широко открытыми глазами и прикрыла рот ладошкой:

    – И у меня нет денег…

    «Мы ведь не оставим ее здесь? Одну, в незнакомом городе».

    Это Прив, добрая душа, распереживался.

    «Предлагаешь снять ей номер в гостинице?» – пытаюсь отшутиться я, уже понимая, что мой прыжок в Вавилон откладывается.

    «Мы должны ей помочь», – уверенно заявляет Прив.

    «А вдруг это классическая разводка?»

    «После всего произошедшего?»

    – Я могу дать вам денег на гостиницу, – немного смущаясь, предлагаю я. И сразу же, чтобы она не поняла меня неправильно, добавляю: – Или на дилижанс до Города Короля. Я как раз направляюсь в Гильдию перевозчиков и могу составить вам компанию по дороге.

    – Мне не надо в Город Короля.

    – А куда вам надо? – с удивлением спросил я.

    Я-то думал, что она теперь вернется к себе домой, отдаст ключи от Города Короля городскому начальству и пусть у тех болит голова, как их доставить в Твердыню. Надеюсь, у них теперь хватит ума не заморачиваться пешими прогулками через весь континент, а банально воспользоваться услугами Гильдии перевозчиков.

    – Мне надо в Твердыню.

    Я осуждающе покачал головой.

    – А потом? Доберешься ты до Твердыни, а потом что? Куда ты потом? Домой тебе надо! В Город Короля. Пусть у других болит голова, как ключи к алтарю Галахада доставить.

    – У меня нет дома. У меня там ничего не осталось. Отец был жрецом в местном храме Галахада, потому ему и доверили возложить ключи от города на алтарь Верховного бога в Твердыне. Отец должен был остаться там одним из старших жрецов. И я с ним.

    Она опустила голову и тихо, но решительно сказала:

    – Мне надо в Твердыню. Я должна отнести туда ключи от Города Короля и положить их на алтарь Порядка.

    А потом склонила голову еще ниже и прошептала уже не так решительно:

    – Помогите мне…


    Вы получили здание «Ключи от Города Короля». Вам необходимо помочь Елене, приемной дочери жреца Порядка, достигнуть храма Галахада, Верховного бога пантеона Порядка, и возложить на его алтарь ключи от Города Короля.

    Награда: репутация с фракцией Порядка.

    Внимание! Задание будет считаться проваленным, если Елена погибнет.


    «Мы ведь не оставим…»

    «Прив, молчи! Сам разберусь!»

    Задания дают и даже не спрашивают, хочешь ты его принять или не хочешь. Бывают здесь и такие – добровольно-принудительные. Только без «добровольно».

    – Пойдем, – мрачно бросил я девчонке.

    Вот свалилась на мою голову! Будто у меня своих забот мало! Зря я решил пройтись по дороге. Надо было сразу в Вавилон прыгать, от озера.

    – Переночуем в гостинице, а в Твердыню утром прыгнем. Гильдия перевозчиков в сам город не перебрасывает, открывает порталы на специальную площадку возле города. Порядок такой у Порядка, – попытался скаламбурить я. Неудачно. Настроение не то для удачных каламбуров. – Если сейчас прыгнем, то полночи до храма Галахада добираться будем – Твердыня Порядка город немаленький, и стража там на каждом шагу нас останавливать будет. А днем они не такие суровые.

    Это я погорячился, конечно, сказав про половину ночи: просто недовольство свое хотел продемонстрировать. Негатив от навязанного задания выплеснуть, пусть и совершенно пустякового. Да и выходить из игры мне уже давно пора. Хотя, если честно, больше всего я на себя злился – вот что мне стоило просто плюнуть на полученное задание, сунуть кошель с парой сотен монет в руки девушки и свалить по своим делам? Если она доберется до храма Галахада, я еще и награду получу. А не доберется, ну и что? Ну, упадет в минуса моя репутация у фракции Порядком, да и фиг с ней! Зачем она мне сдалась, эта репа Порядка?

    Да еще Прив тут под руку лезет со своим «Мы ведь не бросим ее? Мы ведь не бросим ее?».

    Пришлось искать ближайшую приличную гостиницу и устраиваться в ней на ночлег. Снял две маленькие комнаты на верхнем этаже, самые дешевые, с удобствами в коридоре. Оставил Прива охранять нашу временную попутчицу, раз он так о ней беспокоится, предварительно заставив его накинуть «Невидимость», а сам вывалился в свой мир. Выбрался из кокона и сразу же рухнул на кровать. Не стал даже ополаскиваться. Устал. Денек выдался длинный и напряженный.


    Утром, во время пробежки по парку, я впервые при встрече с «блондинкой из гипермаркета» не поздоровался с нею. Решил, что пора форсировать события и переводить наше знакомство на новый уровень. Проапгрейдить, так сказать, наши отношения.

    Пробежал молча мимо и почувствовал, как сзади меня обдало волной удивления. Я ее понимаю – каждый раз при встрече я ей кричал «Привет!» – и бежал дальше, а сегодня вдруг изменил традиции. Вот и пусть теперь помучается! Она-то каждый раз меня игнорировала, а ведь могла бы просто из вежливости «здрасте» сказать. Пусть ей теперь будет стыдно!

    Сделал еще пару кружочков по парку и, когда увидел, что блондинка закончила бегать и подошла к турникам, тоже направился туда.

    – Привет! У тебя какой уровень в «Битве богов»? – с ходу задал я вопрос.

    Блондинка широко распахнула глаза от удивления и растерянно сказала:

    – Сто пятьдесят седьмой, – а потом, спустя буквально пару секунд, улыбнулась и спросила: – А у тебя какой?

    Улыбка у нее была приятная. Так лицо у нее строгое, этакая «холодная красота», а когда она улыбалась, словно солнце выглядывало из-за туч. Мягкая и располагающая к себе улыбка.

    – А у меня четырнадцатый! Подуэлимся?

    Она рассмеялась.

    А смеялась она вообще заразительно. Я сам чуть не рассмеялся вслед за ней, просто потому, что было приятно вот так стоять и разговаривать с ней, слышать ее смех, видеть ее улыбку.

    Я почувствовал, как мое лицо непроизвольно расплывается в улыбке.

    Отсмеявшись, блондинка посерьезнела, лицо ее сразу приняло строгое выражение. Она окинула меня внимательным взглядом с ног до головы и выдала вердикт:

    – На мажора ты не очень похож, чтобы донатить своего перса в игре. Да и с донатом все равно слишком рано четырнадцатому уровню прыгать на сто пятьдесят седьмой.

    – А может, у меня фулл эпик комплект?

    – А может, у меня тоже? И к тому же, эпик все равно не поможет. Слишком большая разница в уровнях!

    Теперь я демонстративно оглядел ее с ног до головы. Она стояла и с улыбкой смотрела на меня.

    – Что-то ты тоже не похожа на мажора. И у меня не эпик на самом деле. Обычный комплект из Редких шмоток. Кроме посоха. Посох вообще ученический.

    – А у меня – Уники!

    – А я все равно тебя сделаю в дуэли!

    Она расхохоталась. Ухватилась за стойку турника двумя руками и закинув назад голову заливалась смехом. А я стоял рядом с улыбкой до ушей и любовался ею. Красивая девчонка.

    Конечно, я бы не смог победить ее в дуэли, да и не собирался этого делать. Вот уровней через пятьдесят, а лучше через сто, можно будет попытаться что-то там изобразить достойное в поединке моего персонажа с ее. А сейчас главное другое.

    – Я оценила твой маневр. Так со мной еще не пытались познакомиться, – утирая слезы, сказала она. – Умеешь найти путь к сердцу девчонки. Оксана.

    И протянула мне ладошку.

    – Сергей.

    Я аккуратно пожал руку девчонки и, не отпуская ее, спросил:

    – А класс у твоего перса какой?

    – Чернокнижница, – она не сразу, с задержкой в несколько секунд, аккуратно вытащила свою ладонь из моей руки. – А у твоего?

    – Лич. Ник – Темный Эвери.

    – А я – Черная вдова!

    И, увидев изумление на моем лице, опять рассмеялась. Спросила сквозь смех:

    – Что? Страшно? А ведь наши ники чем-то похожи.

    Мы проболтали с ней около часа, а потом она спохватилась – «ой, я в институт опаздываю» – и, пожав на прощание мне руку, убежала. А я стоял, довольный, как слон, возле турника и с улыбкой смотрел ей вслед.

    Из-за этого я вошел в игру гораздо позже обычного времени. И первое, что я услышал, были причитания и упреки Прива:

    – Мы уже целый час тебя ждем! Как ты мог так долго не появляться! Ты же сам сказал в это время быть наготове! Мы уже волноваться начали!

    Хорошо, что я вчера не просто вышел из игры, а поставил капсулу на автомат. Специально это сделал, чтобы Прив в игре оставался, иначе он через некоторое время после моего выхода исчез бы и появился только после призыва. Проснулась бы Елена, а ни меня, ни Прива рядом нет. Что она тогда подумала бы обо мне? Хотя какая разница, что о тебе подумает непись.

    В приподнятом настроении, насвистывая «Лили-Марлен», я вел свой небольшой отряд к Гильдии перевозчиков, дорогу к которой подсказал мне хозяин гостиницы.

    Телепорт из Бастеда к Твердыне Порядка, столице земель Порядка, расположенных на юго-западе Кенола, стоил сто тридцать золотых за одного человека, но дежурный маг Гильдии почему-то сделал нам скидку, и я заплатил за переброску нас с Еленой всего двести монет, удивляясь про себя неожиданной щедрости перевозчиков. Обычно эти ребята своего не упустят, а тут, надо же, целых шестьдесят монет можно сказать ни за что подарили. Пруха! Белая полоса!

    Площадка, на которую мы вышли из окна портала, располагалась возле крепостной стены города, в двухстах метрах от городских ворот. Размером она была с половину футбольного поля и полностью выложена аккуратными квадратными каменными плитами. По углам площадки стояли высокие сторожевые башни.

    Я запрокинул голову и, как и ожидал, увидел нацеленные на нас шарометы, торчавшие из бойниц сторожевых башен. Над остроконечными куполами башен развевались огромные полотнища, на которых на золотом фоне был вышит вставший на дыбы белый единорог, символ Порядка.

    Золотые просто параноики! Как тут могут жить игроки, выбравшие эту фракцию? Это же просто зона строгого режима какая-то! Весь город – исключительно параллельный и перпендикулярный. Ни одной улочки не найдете, чтобы она не была прямой и ровной, как стрела. И пересекаются все улицы строго под прямым углом. В других городах Порядка не так с этим строго, но и там все довольно сильно упорядоченно, не сравнить с городами других фракций, особенно с Некрополисом, у которого и крепостной стены-то толком нет, и все натыкано, как попало. Да и с той же Цитаделью Света не сравнить, там бардак еще тот.

    Но зато Твердыня – самая неприступная крепость мира. Так принято считать, и я лично тоже так считаю. Если и есть в мире крепость, которая хоть как-то может сравниться с Твердыней Порядка, то это только Бастион Тьмы, столица одноименной фракции. Там тоже параноики живут.

    Но что хорошо в Твердыне, так это то, что здесь легко можно найти нужное тебе здание. Не прошло и часа, как Гильдия перекинула нас сюда из Бастеда, а мы уже входили в храм Галахада, Верховного бога Порядка.

    Жрецы, встретившие нашу группу у входа в храм, как только узнали о цели визита, обступили Елену, оттеснив в сторону меня с Привом, который потерял невидимость от случайного прикосновения, а потом и вообще задвинули куда-то на задворки. Устроившись у боковой стены храма, неподалеку от входа, я наблюдал за пышной процессией, размеренно двигающейся под торжественную музыку по выложенному красными ковровыми дорожками центральному проходу храма к главному алтарю бога Галахада.

    Впереди шла Елена, держа на вытянутых руках красную атласную подушечку, на которой стояла открытая шкатулка.

    В шкатулке сияли золотым блеском четыре ключа от ворот Города Короля. В этом городе я не был, но уверен, что у него, как и у большинства других городов, вне зависимости от их принадлежности к той или иной фракции, эти ворота назывались Северные, Восточные, Южные и Западные.

    За Еленой важно шествовали два десятка жрецов Порядка, все в золотых одеждах, с золотыми посохами в руках. У некоторых вместо посоха в руках были золотые штандарты с изображенным на них единорогом. Золотой цвет считался цветом фракции Порядка. Как, например, зеленый являлся официальным цветом фракции Жизни, а фиолетовый – Смерти. Или черный у Тьмы и белый у Света. И стальной у Хаоса.

    У главного алтаря Пути Порядка Елену ожидал Верховный жрец бога Галахада. А позади него возвышалась десятиметровая фигура рыцаря, закованного в золотые латы, символизирующая самого бога.

    Процессия подошла к алтарю и замерла. Первосвященник что-то сказал Елене, та ответила. Затем последовал небольшой монолог Верховного жреца. Что он говорил, я не слышал – торжественная музыка заглушала все звуки. Музыка стала еще громче, когда первосвященник указал Елене на алтарь и отошел в сторону.

    Елена, приосанившись, гордо подняв голову, медленно и величественно взошла по ступеням к алтарю, опустилась на колени и, протянув руки, положила подушечку со шкатулкой на алтарь. Следом за ней все жрецы опустились на одно колено.

    Алтарь засиял, лежавшая на нем шкатулка засветилась ослепляющим золотым светом. Музыка загремела еще громче. Яркая вспышка, и алтарь опустел.


    Внимание! Внимание! Внимание! Глобальное сообщение!

    Над Городом Короля простерлась длань Порядка!

    Город Короля переходит под управление фракции Порядка.


    Умеют же золотые из ничего пышный церемониал устроить. Помнится, раньше мы такой ерундой не заморачивались – если удавалось добыть ключи от города, мы просто бросали их на алтарь своего бога и вытирали испачканной сажей или кровью врагов рукой пот со лба. Дожидались системки и, довольные, отправлялись в кабак праздновать победу. Захватить ключи и быстро телепортироваться с ними в земли своей фракции было проще, с одной стороны, чем пробиваться к замковому камню города и целый час удерживать его, чтобы добиться того же результата – захвата города и приведения его под длань своей фракции. Но, с другой стороны, просто украсть ключи и положить их на алтарь, было недостаточно – прежде надо было обеспечить преимущество твоей фракции в этом городе, иначе бог не примет подношение. А как ты добьешься этого – миром или войной – дело десятое.

    Ну что же, эта эпопея с переходом Города Короля под длань Порядка закончилась. Теперь можно с чистой совестью и чувством выполненного долга заняться своими делами.

    Я вышел из храма и направился к Гильдии перевозчиков. Меня ждал Вавилон. Не могу сказать, что я недоволен этим своим небольшим приключением и сильно жалею о потраченном времени. Скорее, наоборот. Эта эпопея была для меня одной сплошной выгодой: деньги, новый уровень, рюкзак, забитый дорогим шмотом. Новый открытый город – Бастед. А где-то на другом конце дороги, часть которой у меня изображена на карте, есть Город Короля.

    Да еще и приятный бонус в конце дали. Сразу же после глобального уведомления передо мною вспыхнуло окно с системным сообщением:


    Вы выполнили задание «Ключи от Города Короля».

    Ваша репутация среди представителей фракции Порядка улучшилась.

    Текущая репутация: Благосклонность.

    Глава 4

    – Так… Адамантиновый шлем… Требования… Девяностый уровень… Модификаторы… Сила… Ловкость… В общем, все моды стандартные. Ставим стартовую цену в девять тысяч золотых, а выкупную – в двенадцать. Для девяностого уровня это не слишком высокая цена. Согласен, Прив? Готово… Что там у нас дальше? Адамантиновая кольчуга…

    Я сидел на аукционе в Верхнем Вавилоне и выставлял свою добычу на торги. Цену не задирал, пусть выручу немного поменьше, зато быстрее.

    – И последний лот – адамантиновый щит. О! Письмецо пришло! Что там нам пишут… Открываем… Читаем…

    Ваш лот «Адамантиновый меч, класс: Редкий» продан за четырнадцать тысяч золотых талеров. Вырученные деньги, за вычетом комиссионного вознаграждения Аукционного дома, высланы Вам по почте. Комиссия Аукционного дома составляет один процент от суммы продажи. Аукционный дом выражает Вам свою благодарность за то, что Вы воспользовались его услугами, и надеется на дальнейшее взаимовыгодное сотрудничество. Желаем удачи!

    О как! Только выставил меч на аукцион, и пяти минут не прошло, а его уже купили! Впрочем, ничего удивительного – оружие раскупают быстро. Жаль, из всего дропа оружия – только два меча. Зато оба – Редкие.

    Выйдя из здания аукциона, я первым делом посетил почту и забрал деньги за проданные лоты. К этому моменту успешно ушел к покупателю и второй адамантиновый меч, и у меня на руках скопилось свыше сорока тысяч золотых талеров. Это с учетом проданных скупщикам обычных вещей и поднятых с трупов паладинов талеров. Надо бы их потратить. Не люблю таскать с собой много денег, особенно, когда есть на что их тратить. Во-первых, надо бы сменить ученический посох на более приличный, а то стыдно уже ходить с этим посмешищем. Во-вторых, надо потихоньку начинать прокачивать свою вторую профессию. Денег на это понадобится много, не меньше полумиллиона золотых, но начинать-то с чего-нибудь нужно! Как говорит Дракон, глава «Триады», путь в тысячу уровней начинается с первого шага. Как-то так. Вот и я начну потихоньку, может, успею до уровня Послушника профу качнуть на эти деньги. Получу усиление силы магии на десять процентов. Хоть что-то полезное, а то висит профа без толку, только место в инфе занимает.

    Нет. Я покачал головой. Не буду сейчас профу качать. На изучение рецептов Заклинателя и изготовление свитков много времени уйдет – это не такая быстрая в прокачке профа, как Алхимик. Хотя и побыстрее будет, чем тот же Вышивальщик. Или Портной. Или, тем более, Земледелец. Но целый день, а то и два, я потеряю. Да и комнату опять придется снимать, а у меня уже есть снятая комната в Некрополисе. Это расточительство – снимать одновременно две комнаты. Мне на другой материк скоро прыгать придется, а это дело не дешевое. Хорошо, что этот материк – Ченрод, ближайший к Кенолу, и услуги Гильдии перевозчиков по переброске на Ченрод довольно дешевы, не сравнить с их расценками на телепортацию на другие материки. Но дешевизна переброски на Ченрод – это не повод транжирить деньги и снимать еще одну комнату.

    В принципе, можно накупить рецептов и ингредиентов здесь, в Вавилоне, а потом прыгнуть в Некрополис и там спокойно в своей комнате заняться изготовлением свитков. Так и сделаю, но не сейчас.

    Сейчас надо прошвырнуться по-быстрому по храмам Стихий, взять квесты у первосвященников и постараться побыстрее их выполнить. Может, заодно свой уровень подниму до пятидесятого и можно будет купить летающего маунта и вернуться к выполнению задания Прива. Лучше всего будет золотистого грифона прикупить, пусть он и самый дорогой из маунтов. Из обычных маунтов самый дорогой, про уникальных ездовых животных или гномьи механизмы я не говорю. Для покупки золотистого грифона пятьдесят тысяч золотых талеров потребуется. Минимум! Так что не буду я пока тратить деньги на прокачку профы, потом прокачаю. А сейчас в лавки алхимика и заклинателя загляну, закуплюсь эликсирами и свитками с заклинаниями. Они мне пригодятся при выполнении заданий первосвященников храмов Стихий.

    Быстро пробежавшись по магазинам и пополнив свои запасы эликсиров и свитков, я направился в Гильдию магов. Там меня ждало одно очень полезное умение.

    Никаких проблем с получением умения не было, первый же маг, встреченный мною сразу после входа в Гильдию, к которому я обратился со своей просьбой, коснулся меня рукой и, не говоря ни слова, помчался по своим делам.


    Вы получили умение «Волшебное око» (активируемое).

    Теперь Вы можете видеть на больших расстояниях так же хорошо, как и вблизи.

    Радиус Волшебного ока – 8 метров.

    «Волшебное око» +1. Всего: 1/10.


    К моему удивлению, отбежавший на несколько шагов маг остановился, развернулся и так же стремительно, как убегал, бросился ко мне. Опять не говоря ни слова, он положил свою руку мне на плечо.


    Вы получили умение «Голограмма» (активируемое).

    Теперь Вы можете создавать голограммы.

    Внимание! Голограмма не обладает свойствами оригинала! Не может наносить урон, не может получать урон.

    Данное умение не потребляет ману.

    Срок действия: 2 секунды. Задержка: 60 минут.

    «Голограмма» +1. Всего: 1/10.


    Молча оглядев меня, маг довольно хрюкнул, развернулся и, на этот раз не останавливаясь и ни на что не отвлекаясь, унесся куда-то в недра Гильдии. Понятно, почему он такой довольный! За каждое умение, которому они обучили очередного неофита, им полагается бонус, повышающий их гильдейский статус.

    А чем выше гильдейский статус, тем выше уважение коллег, тем больше шансов пробиться в руководство Гильдией.

    Голограмма… Хм… Спорное умение. Обычно его используют, чтобы отвлечь врага. Например, прикрыть поспешное бегство… то есть, плановое отступление, так сказать, на заранее подготовленные позиции. При максимально развитом умении голограмма держится двадцать секунд, и этого времени обычно хватает, чтобы покинуть зону агрессивности любого монстра, отвлекшегося на голограмму. Если, конечно, монстр – бестолковый. Неразумный. Разумные противники, как правило, довольно быстро разоблачают голограммы. Но и в этом случае у тебя появляется несколько дополнительных секунд, позволяющих избежать опасности. Точнее, убежать от нее.

    Вроде и полезное свойство, вот только я, согласно моему плану, бегать ни от кого не собираюсь. Это от меня бегать будут. А для атаки это умение, увы, бесполезно. Ну, да ладно, пусть будет. Может, пригодится когда-нибудь. К тому же прокачивается довольно быстро.

    А теперь – в Гильдию перевозчиков. Пора посетить храм Воды.


    На текущую воду можно смотреть бесконечно.

    Скажу даже более – смотреть, как течет вода, гораздо интереснее, чем смотреть, как горит огонь. По крайней мере, Вальд, бросивший пусть и восторженный, но всего лишь мимолетный взгляд на танец пламени в храме Огня, здесь, в храме Воды, простоял в восхищении не меньше получаса, любуясь фантастическими картинами, которые рисовали вода текущая и вода застывшая.

    Храм Воды располагался на южной оконечности Ченрода, в месте, где высокие горы вплотную подходили к берегу океана и резко обрывались. Тысячи ручьев и мелких речушек, не успев слиться в полноводные реки, бесчисленной чередой водопадов обрушивались с отвесных скал прямо в океан.

    А еще в этих местах проливные дожди (в своем родном мире я назвал бы их тропическими) могли буквально в считаные мгновенья смениться обильнейшими снегопадами, внезапно нагрянувший мороз сковать в лед падающие с гор потоки воды, а океанские волны превратиться в белые с изумрудным оттенком торосы. И столь же быстро холод уходил, жаркое солнце заставляло плавиться ледяные наросты на скалах, капель щедро барабанила по застывшему, но уже начинавшему пробуждаться океану.

    Прив, когда я спросил его о причинах столь резких перемен в местной погоде, долго рассказывал мне о циклонах и антициклонах, упоминал о столкновении двух фронтов, холодного и горячего, и аномальных причудах места, где эти фронты сталкивались друг с другом. Умный он у меня. Иногда.

    Я только слушал и молча любовался чудесной игрой Природы этого мира.

    У поклонников Воды, в отличие от огнепоклонников, почитающих Дух Огня, было собственное божество – получеловек-полудельфин Дагон, считавшийся прародителем всех тритонов. Расположенная в главном нефе храма Воды высеченная из прозрачнейшего льда скульптура, олицетворявшая этого божка, изображала существо с человеческими торсом, головой и руками и с дельфиньим хвостом. В руках бог держал длинную витую раковину.

    – Есть одна легенда, – возле меня, стоявшего перед скульптурой Дагона и восхищавшегося мастерством ее создателя, остановился один из тритонов, служивших жрецами в этом храме. И как только они ползают на своих чешуйчатых хвостах по ледяному полу? Холодно же! Жрецам храма Воды из других рас куда проще, они могут носить теплую обувь. – Согласно этой легенде, когда Дагон протрубит в раковину, из океанских глубин поднимутся самые страшные чудовища и обрушат свою мощь на этот мир. Мы каждый день воздаем хвалы богу и просим его не обрекать этот мир на гибель, пусть и не все верят в эту легенду. Многие считают ее просто красивым мифом. Кто знает? Может, не правы ни одни, ни другие, а истина где-то посередине?

    От маленького островка, на который меня перебросила Гильдия перевозчиков, до храма Воды, расположенного в небольшой заводи на берегу Южного океана, было не более ста метров по мелководью, но мне понадобился целый час, чтобы проделать этот путь. Большую часть этого времени я просто потратил на любование окружающим меня великолепием. Как можно описать природное явление, когда насыщенный влагой воздух вдруг подвергается атаке холода и водяная взвесь, состоящая из мельчайших капелек воды, превращается в ледяные узоры? Чем-то это похоже на морозные узоры на окне, только объемные. 3Д‑формат. А через несколько мгновений лучи солнца заставляют плавиться тончайшие ледяные кружева лишь затем, чтобы еще через несколько секунд порыв холодного ветра вновь сковал насыщенный влагой воздух в другие, еще более причудливые ледяные узоры.

    А добравшись, наконец, до храма, я опять позабыл, зачем пришел сюда, и вместо того, чтобы найти первосвященника и обратиться к нему со своим вопросом, залюбовался великолепием созданного изо льда и бегущей воды внутреннего убранства храма.

    Я повернулся к тритону и открыл было рот, чтобы ответить на его тираду, но, увидев, кто находился рядом со мной, только молча склонил голову в поклоне. Верховный жрец храма Воды сам меня нашел.

    – Мастер, я прибыл сюда, чтобы проникнуться величием Воды, познать ее красоту…

    – Ты уже сделал это. Вода изменчива, в ней нет постоянства и даже это ее состояние, – тритон указал на ледяные стены, – всего лишь одна из ее форм, которая может поддерживаться веками, а может в любое мгновенье измениться. В этом и есть суть Воды. В этом – ее предназначение, ее место в гармонии этого мира.

    Я опять склонил голову, выражая согласие со словами Мастера.

    – Как только ты вошел в этот храм, я сразу увидел идущего по пути познания гармонии мира. Тебе уже удалось увидеть величие Огня, а сейчас ты познал и красоту Воды. Не останавливайся на этом, только прикосновение к сути всех четырех стихий дает полное понимание окружающего нас мира.

    – Я пройду этот путь полностью, Мастер. Посещение храмов Земли и Воздуха значится в моих ближайших планах.

    – Но прежде, чем ты покинешь нас, я хотел попросить тебя об одной услуге…

    О, да, да, да! То, ради чего я и прибыл сюда – задание от Верховного жреца. Нет, само по себе наслаждение великолепием водной стихии, ее красотой тоже стоит того, чтобы проделать сюда путь, даже заплатив немаленькие деньги Гильдии перевозчиков. Действительно красиво! На месте Гильдии я бы сюда экскурсионные поездки устраивал. От желающих в них поучаствовать отбоя бы не было.

    – Мастер, я с удовольствием помогу вам, – я в очередной раз склоняю голову в уважительном поклоне.

    – Тритоны Срединного моря жаловались на исчезновение рыб и другой живности в одном из заливов. Мой помощник Проксимо, которого я послал разобраться с причинами этого, выяснить, что там происходит, пропал. Отправившиеся вслед за ним другие мои гонцы также не вернулись. Прошу тебя, найди Проксимо и узнай, что там произошло.


    Внимание! Вам доступно задание «Помощник Верховного жреца храма Воды».

    Вам необходимо найти Проксимо, пропавшего в одном из заливов Срединного моря, и узнать, что с ним произошло.

    Награда за выполнение задания: вариативна.

    Желаете принять задание?

    Да/Нет.


    Хм, не люблю такие задания – иди не знаю куда, найди не знаю кого и где. Куда проще задания типа «убей там-то того-то». Но деваться некуда, надо принимать.

    – Проксимо – человек. Грандмастер Магии Воды. Возможно, это тебе чем-то поможет. Вам, бессмертным, почему-то проще всего понять именно людей, – говорит жрец, как только я принимаю задание. Окидывает меня оценивающим взглядом. – Ты слишком мал уровнем, но Верховный жрец храма Огня считает, что ты справишься с этим заданием. Я поначалу сомневался, но увидев, с каким искренним восторгом и неподдельным интересом ты осматривал храм, решил довериться тебе. Не подведи поклонников Дагона!


    Бредя под проливным дождем по колено в воде к островку, на котором было расположено несколько строений – пара палаток торговцев, десяток рыбацких лачуг да двухэтажный домик Гильдии перевозчиков, – я размышлял о своих дальнейших планах. По деньгам выходило, что выгоднее прямо отсюда прыгнуть на Сарак, именно там располагалось Срединное море или, как его еще называли, Море тритонов. А телепортация на Сарак – дело недешевое. С самой крайней западной точки Кенола переброска на ближайшую точку Сарака обошлась бы в сорок тысяч золотых. А до Кенола еще добраться надо и это тоже стоит денег. Копейки в сравнении с переброской на Сарак, монет пятьсот, не больше, но мне сейчас каждую копейку придется считать, ведь мне еще и на возврат деньги нужны будут. Смогу ли я их заработать на Сараке? Неизвестно.

    Отсюда, с южной оконечности Ченрода, переброска на Сарак обойдется мне в ту же сумму – сорок тысяч золотых талеров. Имеющихся у меня денег хватает на оплату услуг Гильдии перевозчиков, что при телепортации на Сарак напрямую отсюда, с Ченрода, что при телепортации сначала на Кенол, а оттуда уже на Сарак. Но и в том, и в другом случае, как говорится, впритык. При таком раскладе экономия нескольких сотен золотых приобретает некую актуальность.

    Но на Кеноле есть аукцион, на который я выставил кучу дорогих лотов, а здесь его нет. А на аукционе меня может дожидаться очень приличная сумма, если часть моих лотов уже продана. И в свете этого трата лишних пяти сотен монет может перестать быть актуальной. Но дело даже не в этом. У меня имеется задание неизвестной степени сложности. И неизвестно, с какими противниками мне придется столкнуться в ходе его выполнения. А потому нужно подойти к нему максимально усиленным. На деньги, вырученные от продажи выставленных на аукцион вещей, я могу прокачать профу Заклинателя и тем самым повысить силу своих заклинаний, увеличить наносимый ими урон. Это никогда не лишнее, а уж там, где пропал в неизвестности целый Грандмастер, дополнительный урон может оказаться решающим фактором.

    С другой стороны, прокачка профы – это потеря двух дней. А время для меня сейчас критично. Прива надо спасать. Так-то он бодрячком выглядит, никаких признаков того, что может в любой момент исчезнуть, не видно. Но кто знает? Может он еще много лет протянет таким же бодрым, а может в любой момент начать таять. Лучше не рисковать.

    Пока дошел до островка, принял решение не терять времени и прыгать отсюда прямо на Сарак. Заодно и копейки эти сэкономлю для покупки летающего маунта. Копейка рубль бережет! А те десять или даже, если повезет, двадцать процентов дополнительного урона вряд ли окажут сильное влияние на выполнение задания. Обычно поисковые задания не предполагают встреч с очень сильными монстрами, не то что задания на убийство. Вот для таких заданий урон очень даже нужен, любое, даже самое мельчайшее, усиление будет кстати.

    Только вышел на островок, как ливень сменился снегопадом. Океан вокруг острова на глазах застывал, превращаясь в ледяную равнину.

    Бррр! Холодно! Я быстро юркнул в здание Гильдии перевозчиков.

    – Доброго дня, уважаемый! Мне в Сарагоску надо, что на Сараке, на берегу Срединного моря.

    – И вам того же, бессмертный, – отвечает мне дежурный маг Гильдии перевозчиков. – Знаю эту Сарагоску. Один из самых популярных пунктов назначения для этого отделения Гильдии. Переброска до деревни вам обойдется в сорок тысяч и сто золотых талеров. Это если телепортом. А могу до Арокана, порта на северо-востоке Ченрода, за двести монет перекинуть, а там всего за пять тысяч золотых можно будет билет на галеон нашей Гильдии купить. Как раз сегодня вечером на Сарак очередной рейс уходит. Самый быстрый галеон – и двух месяцев не пройдет, как вы на Сараке окажетесь. А там за пятьдесят талеров вас до Сарагоски перекинут. Выгода очевидна.

    – Нет уж, – высыпаю на стол перед магом кучку из сорока тысячеталеровых монет и добавляю к ним еще монету в сто золотых талеров. Прячу кошель с оставшимися деньгами в рюкзак.

    – Почему же, – ухмыляется маг, провожая глазами мой резко похудевший кошель. – Хорошее предложение. Выгодное! Соглашайтесь, бессмертный!

    – Предложение, безусловно, хорошее, но у меня есть еще лучше, – отвечаю ему я. – Перекиньте меня на Сарак за пять тысяч талеров, а за сорок тысяч кому-нибудь потом билет на свой парусник продадите. И вам хорошо – ни медяка не потеряете, и мне приятное сделаете.

    – Портал готов, – хмуро буркнул маг, смел со стола мои золотые и кивнул в сторону серебристого овала, колышущегося в центре круглого зала.

    Теперь уже я ухмыляюсь и шагаю в окно портала. Скучно ему, видите ли! Поболтать ему, шутнику, не с кем в этом захолустье. А зачем ему болтать с кем-то? Он на работе! Оттарабанил свою смену и тут же, практически с рабочего места, один шажок в окно портала и – вуа‑ля! – уже в своем уютненьком домике где-нибудь на Кеноле, в цветущем городке на солнечном побережье Левантийского океана. И шути там уже, сколько хочешь. Им, перевозчикам, небось платить по сорок тысяч за телепортацию не надо.

    Выхожу из портала и радуюсь резкой перемене погоды – ласковый солнечный денек после проливного дождя.

    Сарагоска – деревенька небольшая, но известная всем игрокам. Здесь расположен магазин Редких вещей, принадлежащий дагонцам. Хозяева магазина – тритоны. Сами они в деревне не живут, да и в магазине появляются нечасто – все время в морях да океанах проводят. А живут в деревне морлоки – разумные гуманоидные амфибии, эдакие человекообразные жабы полутора метров ростом. Они и ведут торговлю в магазине Редких вещей. Люди в деревне тоже встречаются – поклонники Воды. Учение Дагона популярно среди человеческой расы, водопоклонников среди людей даже побольше будет, чем огнепоклонников. Разумеется, все они сплошь неписи, хотя и игрокам не запрещено быть дагонцем, если вдруг у кого такая причуда возникнет. У других рас поклонение Воде не пользовалось таким успехом, как у людей, но изредка в Сарагоске или в храме Воды можно было встретить и гнома, и эльфа, и орка, и представителей других рас, населяющих этот мир.

    Направляюсь к дому старосты деревни. Если кто и сможет здесь дать мне какую-нибудь зацепку или подсказку, то только он. Староста и с тритонами чаще других общается, и обо всех событиях в округе лучше остальных знает. Других поселений дагонцев вокруг Срединного моря нет, если Проксимо начал свои поиски со сбора информации, пройти мимо старосты Сарагоски он не мог.

    Домик старосты – большую хибару на сваях, метрах в двадцати от берега – мне показали детишки, шустрой толпой носящиеся между тростниковыми избами на берегу, в которых жили люди, и такими же тростниковыми домами, стоящими на сваях в прибрежных водах, в которых проживали морлоки. В этой детской куче смешались и юные морлоки, и людская детвора. Даже малолетнего гоблина я углядел в этой мешанине.

    – Доброго дня, уважаемый, – говорю разумной жабе, главной в этой деревеньке. – По просьбе Верховного жреца храма Дагона ищу его помощника. Проксимо. Не встречали?

    В том, что морлок ответит мне, я не сомневался. Все морлоки – водопоклонники, а у меня после выполнения задания Верховного жреца храма Огня со всеми поклонниками любой из стихий положительная репутация. И пусть она даже уровня «Благосклонности» не достигает, это не помеха – разговаривать со мной будут охотно.

    – Был здесь Проксимо, был! А как же! – расплылся в улыбке разумный жаб. – Все про Змеиный залив спрашивал – где расположен, когда это началось, как началось.

    Хоть и говорил морлок несколько квакающим голосом, но речь его от человеческой почти не отличалась. Некоторые люди и похуже говорят.

    – Что началось? – навострил уши я.

    – Так, это! Потравили воду в Змеином заливе! Все рыбы передохли! Да и змей мертвых там тоже в окрестностях полно.

    Он опечаленно согнулся, склонил голову и грустно произнес:

    – Морлоки тоже погибли. Двое! И тритон один! Пытались выяснить, что там, в заливе, произошло, заплыли поглубже и потравились. Только тела пузом кверху всплыли.

    Он поднял голову. Помолчал, пристально меня разглядывая, словно думал, сообщать мне что-то важное или не сообщать. Решившись все-таки, сказал:

    – А я так думаю, что сидит там кто-то в заливе! Он и убил морлоков! И тритона! Сидит и яд пускает. Кто-то очень большой! И яду у него много – на весь залив хватило. А сам он яду-то своего не боится.

    О, что-то начинает проясняться! А то уж больно расплывчато было – иди и найди.

    – Кто-нибудь видел этого… Который сидит в заливе? Каков он из себя? Свойства там, уровень, количество жизни?

    – Никто не видел! Скрывается! – азартно воскликнул жаб, даже подпрыгнул от возбуждения. – На сушу не вылазит совсем, из воды голову не кажет.

    – Так, может, там и нет никого?

    – Как же нет! – возмутился морлок. – А потрава откуда? Раньше никогда такого не было! Хоть у Змеиного залива мы и нечастые гости – делать там нечего и течение сильное из залива, – но все Срединное море вдоль и поперек знаем. И залив этот тоже знаем! Никогда там такого, чтоб даже змеи потравились, не бывало!

    – И давно это продолжается?

    – Да уж дней десять прошло, как впервые дохлых рыб, плавающих пузом кверху, увидали. Вся поверхность залива в рыбьих телах была.

    В общем, примерное направление понятно, надо двигать к этому Змеиному заливу.

    – А с Проксимо что случилось?

    – А что с ним случилось? – удивился староста. – Как уплыл с тритонами к Змеиному заливу, так здесь его больше и не видели. Ловит, наверное, это ядовитое чудовище, да никак поймать не может. А может, его и самого уже поймали. Мы туда теперь и близко не подплываем и не знаем, что там творится.

    – И давно Проксимо уплыл?

    – Неделю назад. После него еще дважды приходили посланцы от Верховного жреца. Оба – Грандмастеры Магии Воды. А с ними еще и просто воины были. Люди. Все к заливу ушли, никто пока еще не вернулся.

    – Понятно, – протянул задумчиво я. Три Грандмастера пропали, это уже не шутки. Совсем не шутки. – А залив далеко отсюда?

    – Далеко, на другом берегу Срединного моря. Да ты не переживай! Если тебя сам Верховный жрец Дагона послал, то тебя тритоны живо к заливу доставят, напрямик, через море. Не придется вокруг по берегу добираться. Сейчас я молодого морлока пошлю к ним и через полчаса кто-нибудь из тритонов появится здесь.


    – Все. Дальше я не поплыву. Все, кто заплывал дальше, погибали.

    Тритон остановился где-то в километре от берега. Я сидел у него на спине и держался руками за его плечи. Целых два часа потребовалось ему, чтобы доставить меня от одного берега моря к другому, противоположному, а скорость в воде у тритонов просто дикая, не каждый глиссер такую скорость разовьет. За ними и на золотистом грифоне по воздуху не угонишься. Прив, как обычно, в режиме невидимости висел где-то у меня за спиной, вцепившись в меня своей костлявой рукой. Хорошо, что летающие питомцы могут цепляться к своим хозяевам и перемещаться вместе с ними, не надо постоянно отзывать их, а потом призывать заново. Никто из питомцев не любил, когда их отзывали, то есть изымали из этого мира в никуда. Прив не любил это особенно, чуть ли не до паники.

    Еще издали, приближаясь к этому месту, я увидел множество тритонов, столпившихся в этом уголке Срединного моря. Они растянулись широкой дугой вдоль некой, невидимой мне, границы. Сейчас я смог присмотреться получше и разглядел довольно четкую линию, полукругом протянувшуюся по морю и разделившую его воды на две части. Та часть, которая была ближе к берегу, примерно в километр радиусом, отличалась ярко выраженным зеленым оттенком. За этим полукругом виднелся широкий проход в береговой линии – Змеиный залив.

    Остальное море было обычного синеватого цвета.

    – Что за переполох такой? – я указал на толпившихся у кромки зеленой воды тритонов.

    Почти все тритоны, чьи свойства я успел посмотреть, имели тот или иной уровень мастерства в Магии Воды.

    – Пытаемся очистить воду от яда, – ответил тритон. Голос его был полон отчаяния. – Только не успеваем! Яд в воде появляется быстрее и больше, чем мы можем нейтрализовать!

    Я осмотрелся по сторонам. Тысячи тритонов скопились у кромки ядовитой воды. Еще большее их количество было видно сквозь толщу воды, на глубине.

    – Вы тут со всего моря собрались, что ли? – удивился я. – Или вообще со всего мира?

    – Здесь почти все, кто имеет отношение к Магии Воды и кто находился в Срединном море. Еще больше тритонов сейчас направляются сюда со всех уголков мира. Только все зря! – в отчаянии воскликнул тритон. – Мы не справляемся! Слишком высокая концентрация яда! И она становится с каждой минутой все больше и больше!

    – Да зачем вам его нейтрализовывать? Ну, будет небольшой участок моря ядовитым, ну и что? Этот участок – капля в море!

    – Он растет! – обреченно сказал тритон. – И концентрация яда усиливается. Несколько дней назад Змеиный залив был почти такого же цвета, как и это море. Но уже тогда там вымерла вся живность. А сейчас посмотри туда!

    Тритон указал в сторону залива, и я перевел взгляд в указанном направлении. Даже отсюда было видно, несмотря на большое расстояние, что вода в заливе имела яркий ядовито-зеленый цвет.

    – Еще пару дней назад вода в заливе не была такой. Мы могли даже подплывать к нему, несмотря на выносимый течением яд. А вчера несколько групп пытались проникнуть в залив и найти источник яда, но не смогли даже приблизиться к нему. Все погибли!

    – А если с берега попробовать?

    – Пытались! Мы пытались, но там концентрация яда очень высокая! Те, кто решился сползти в воду, уже через десяток метров повернули назад. И не все из них успели преодолеть эти десять метров обратного пути. Мы не элементали Воды, тритоны чувствительны к яду.

    – Но не может же все море стать таким! – воскликнул я, кивнув на зеленеющий вдали Змеиный залив.

    – При таких темпах распространения рано или поздно сможет. Через полгода. Или через год. Но нам, чтобы погибнуть, и не надо, чтобы все море становилось таким, достаточно и сотой доли от этой концентрации. А малышам и того меньше.

    – Так уплывите отсюда! Океанов и морей много, их все не отравить…

    Тритон схватился руками за голову, потом спрятал в руках лицо. Резко взмахнул хвостом и ушел под воду. Я остался на поверхности воды, растерянно перебирая руками и ногами, чтобы не пойти ко дну. Метрах в сорока передо мной копошился вал из живых тел тритонов, пытавшихся что-то магичить с водой. Судя по доносившимся до меня паническим воплям, получалось у них плохо.

    – Эвери! – рядом со мной из пучины выплыл тритон. – Верховный жрец Дагона обещал прислать помощь. Все, кто приходил от него раньше, уходили туда и пропадали. Они не были бессмертными! И тем более они не следовали Пути Смерти! Помоги нам! Ты сможешь! Ты бессмертный! Мы не знаем, что делать! Мы сами не можем справиться с этой бедой!

    Да у него истерика! Форменная истерика. И все из-за какого-то отравленного участка моря. Море огромное, оно поглотит этот яд и не заметит. Стоит ли из-за этого впадать в такую истерику?

    А главный вопрос – как им помочь? Если там, в заливе, кто-то сидит на дне и источает из себя тонны яда, то как его выманить оттуда? Заставить вылезти на берег? Или хотя бы на поверхность всплыть, чтобы его свойства посмотреть и определиться, как его можно уничтожить?

    – Подкинь меня к берегу, обойду залив, посмотрю что там и как, – говорю тритону. – Может, какие-нибудь мысли дельные в голову придут.

    Мне, чтобы заклинание применить, нужно видеть цель. Будь у меня массовые заклинания высшего порядка, тот же «Огненный дождь», можно было бы обрушить их на залив. И лупить ими по воде, пока вся вода не испарится или пока тот, кто там сидит, не вылезет на поверхность.

    Впрочем, это все пока мечты. Таких заклинаний у меня нет, а если бы и были, то на много кастов у меня просто не хватит маны. Разок-другой смогу применить одно из таких заклинаний, и все. Может это и заставило бы монстра вылезть из воды, а, может, и нет. В любом случае, надо искать другой вариант.

    Тритон высадил меня на берег примерно в километре от Змеиного залива. Интересно, на каком расстоянии от себя я смогу активировать голограмму? И отреагирует ли тот, кто сидит в заливе, на нее? Жаль, что она всего лишь две секунды будет активна, маловато времени. Это ядовитое чудовище может не успеть ее заметить.

    Когда мы подошли к заливу, я разочарованно вздохнул – идея выманить чудовище на голограмму явно не осуществима.

    В отличие от прозрачной воды Срединного моря, вода в Змеином заливе представляла собой густую ярко-зеленую краску. Разглядеть что-либо в такой субстанции было просто невозможно. Даже если моя голограмма окажется в метре от чудовища, оно ее просто не заметит. Ну, в метре, максимум, в двух, может, и разглядит, а на большем расстоянии точно ничего не увидит.

    – Прив, у тебя ведь иммунитет к яду? – задумчиво спросил я.

    – Да, – ответил лаконичный Прив.

    – Прив, нам надо найти того, кто сидит в этой ядовитой луже, и посмотреть его свойства. И почетная задача по поиску этого чудовища возлагается… как думаешь, на кого?

    – Я не знаю.

    – Правильно! Угадал! Получи орден умника! Совершить этот героический подвиг предстоит тебе. Имя твое золотыми буквами будет…

    – А кто такой Склифосовский?

    – Кхм… Намек понял, Прив. Невидимость на тебе висит, так что давай, лезь в эту ядовитую мерзость и попробуй прочесать весь залив вдоль и поперек. А я по берегу пойду, может, что-нибудь интересное обнаружу. И будь осторожен, Прив! – крикнул я уже вдогонку погрузившемуся по пояс в ядовитую жижу Приву. – Здесь трое Грандов пропало. Лишь только почувствуешь опасность, сразу набрасывай «Бестелесность» и давай ходу оттуда! Моей команды не жди!

    – Хорошо. Я все понял.

    – Будь осторожен, там помимо босса может еще всякая мелочь быть. Мелочь мелочью, но ее может быть очень много.

    – А кто такой босс?

    – Энцо Квика помнишь?

    – Смутно. Что-то такое вспоминается… Нет, не помню.

    Я плохо помню, что было до моего сотого уровня.

    – Босс – это самый главный, самый крутой парень в деревне. Как Шшлосс в пещере на Ченроде. Этого-то помнишь?

    – Помню, босс.

    Вот засранец!

    На всякий случай я активировал «Скрытность» и двинулся вдоль берега.

    Голограмму я все-таки выпустил. Как оказалось, предельным расстоянием для создания голограммы оказались те восемьдесят метров, на которых я мог различать свойства предметов и использовать боевые заклинания, требующие определения цели. Вот на этой предельной дальности я и создал голограмму – в сорока метрах от берега, еще сорок метров было между мной и кромкой зеленой жижи, ближе подходить к воде я не стал. Если тут погибло целых трое Грандмастеров, то и четвертый может легко отправиться вслед за ними. Это я о себе – я ведь тоже Грандмастер, пусть и сильно перекошенный в развитии. «Скрытность» скрытностью, но лучше не рисковать. Может, это чудовище на запах реагирует?

    Или на дрожь земли? Змеи на сотрясение поверхности точно могут реагировать, что-то такое я читал когда-то. А то, что здесь, в этом заливе притаился какой-то огромный змей, я не сомневался. Не зря ведь залив Змеиным назвали. Может, здесь сидит родной брат Пурпурного Шшлосса и меня поджидает, чтобы отомстить за родственничка? Пока он из воды выскочит и до меня добираться будет, преодолевая эти сорок метров, я или «Прыжком» отскочить успею, или заклинанием приголублю ползучего гада. Посмотрим. Все зависит от его свойств, от его уровня и количества здоровья.

    Голограмма, как две капли воды похожая на меня, две секунды прошагала по поверхности воды, а потом растворилась. Никого она не привлекла, никто на нее не среагировал. Следующий раз ее можно будет активировать через час. Жаль, мои бонусы за «Интеллект», сокращающие кулдаун заклинаний, не действуют на большинство умений, в том числе и на умение «Голограмма». Ладно, пока посмотрим, что у нас тут творится на берегу. Залив не очень большой, с одного берега довольно хорошо видно противоположный, но часа четыре на то, чтобы обойти его полностью, уйдет.

    Периодически переговариваясь с Привом, я шел на безопасном расстоянии вдоль берега. Прив – молодец! Первым делом в центр залива метнулся, опустился на глубину, а глубина оказалась довольно приличной, и стал нарезать круги по расходящейся спирали. Хорошо, что вода, даже такая плотная, это жидкость, а не твердое тело, и Приву не понадобилось активировать свое умение «Сквозь твердь».

    Монстра нигде не было. Я иногда активировал умение «Глаза в глаза», чтобы самолично через глаза Прива посмотреть, что там, на глубине, творится. Видимость была отвратительная, но все же более-менее детально разглядеть, что творится в пределах пары метров, было можно. Вот только ничего в заливе не творилось – даже самой маленькой рыбешки или кусочка водорослей ни разу не попалось на глаза ни мне, ни Приву. Абсолютно мертвая среда. Если здесь когда-то и было что-то живое, то оно давно уже умерло и растворилось в этой ядовитой субстанции.

    На берегу тоже не было ничего интересного. Все тихо и спокойно. Заросший травой и кустарником берег у кромки воды был мертв. Чуть дальше земля оживала, а еще дальше слышалось пение птиц, треск кузнечиков, мотыльки перепархивали с цветка на цветок, жужжали пчелы, иногда над головой пролетали птицы, а в траве шуршали мыши и мелкие змеи. Тишь да благодать. И никакого намека на грядущую бурю. Я успел трижды активировать голограмму и заставить ее продефилировать над поверхностью залива, прежде чем услышал от Прива кое-что интересное:

    «Босс, здесь пещера! Большая!»

    Ну, наконец-то! Сердце радостно забилось – похоже, мы сдвинулись с мертвой точки. А за босса я Приву уши оторву! Потом.

    «Давай туда, Прив! Сто процентов мы нашли то, что искали. Наверняка, там и живет этот монстр!»

    «Не могу».

    «Что значит “не могу?”»

    Я активировал «Глаза в глаза» и осмотрелся. Прямо передо мной темнел провал в дне залива. Действительно большой – края провала я разглядеть не мог, они размывались и терялись в мутной зелени залива, но судя по темнеющему пятну, диаметр входа в пещеру был не менее десяти метров.

    «Почему не можешь?» – задаю вопрос Приву.

    «Течением сносит. Я сейчас изо всех сил пытаюсь вперед продвинуться. А получается, что завис на одном месте. Из пещеры сильный поток идет».

    Так, что-то не похоже это на логово змея. В такой проточной воде змеи не живут. Да и по тому, что я успел увидеть на поверхности, вода из залива в море поступала слишком быстро, чтобы здесь мог жить кто-нибудь, кроме рыб да каких-нибудь придонных моллюсков.

    Здесь не змей, здесь какой-то другой монстр устроил себе логово.

    «Прив, врубай «Бестелесность» или «Сквозь твердь» и двигай в пещеру. Сам. Так тебе проще будет, чем если я через умение «Глаза в глаза» тыкаться буду в стены тоннеля».

    «Понял, босс!»

    И откуда он взял это слово?

    Я почувствовал, как Прив лихо рванул куда-то в сторону берега, а потом и дальше по тоннелю, проходящему под землей.

    В состоянии бестелесности он передвигается куда быстрее, чем в обычном своем состоянии, это я давно заметил.

    «Прив, ты сообщай периодически, что видишь. И будь осторожен! Если увидишь чудище, сразу мне говори!»

    «Будет сделано, босс! Пока ничего интересного. Тоннель, широкий и длинный. Никого нет».

    Бросив последний взгляд на залив, я ломанулся сквозь заросли в ту сторону, в которой чувствовал Прива. По моим ощущениям он уже удалился от меня почти на полкилометра и продолжал все так же стремительно удаляться.

    Заросли кустарника сменились сначала редкими и молодыми деревцами, а потом довольно густым и высоким лесом. Поверхность земли явно пошла на подъем.

    Пятнадцать минут! Пятнадцать минут длится бестелесность у Прива. Если он за это время не достигнет конца тоннеля, то ему каюк. В принципе, не страшно – я его сразу же призову вновь, но где находится логово ядовитого монстра, мы тогда не узнаем. Разве что попробовать опуститься вниз через толщу земли. Надо будет тогда место застолбить, где Прив бестелесность потеряет.

    «Прив! Если до логова твари не доберешься, а бестелесности останется всего пара минут, то давай вертикально вверх поднимайся на поверхность земли и жди меня там. Никуда не двигайся. Как кулдаун на бестелестность пройдет, активируем его заново и продолжим поиски».

    «Не нужно, босс! Впереди светлеет что-то и тоннель резко уходит вверх. Похоже, скоро выход».

    Километров пять уже между мной и Привом, а прошло всего минут десять с момента активации им умения «Бестелесность». Ну, еще бы – он в бестелесности как по автобану вперед чешет, а я тут карабкаюсь по лесу сквозь кустарники, через буераки, да еще и в гору.

    «Ого!»

    «Что там, Прив?»

    «Посмотри сам, босс»

    Я активировал «Глаза в глаза». И тоже сказал:

    – Ого!

    Прив висел над поверхностью горного озера, почти в его центре, а под ним закручивалась огромная воронка водоворота, засасывая в себя кубометры воды. Вода была не просто ядовито-зеленого цвета – ее цвет был на порядок ярче и насыщеннее цвета воды в Змеином заливе. А еще вода в озере бурлила, буквально кипела, шипела и пузырилась. От поверхности озера поднималась дымка испарений. Даже находясь за несколько километров от озера, даже через глаза Прива я чуть ли не кожей ощутил, насколько ядовита вода в этом озере и насколько ядовиты ее испарения.

    Само озеро было не очень большим, немногим больше полукилометра в диаметре, и имело относительно круглую форму.

    С окружавших озеро гор в него срывалось несколько водопадов.

    На берегу озера, по всему его периметру, примерно через каждые пятьдесят-шестьдесят метров, стояли маги. От ладоней их рук, вытянутых в сторону озера, протянулись яркие зеленые лучи. Там, где лучи касались поверхности воды, она бурлила и исторгала из себя клубы бледновато-зеленого дыма.

    Заставив Прива медленно повернуться вокруг оси, я осмотрелся. Вокруг озера стояло, по самым беглым прикидкам, не менее сорока магов. Неподалеку от озера, метрах в ста от его берега, разместился крупный палаточный лагерь. Моему взгляду предстало множество шатров, выстроенных аккуратными рядами, виднелся даже один деревянный дом, собранный из грубо обтесанных бревен. Между шатрами слонялось довольно большое количество людей, около трех сотен, не меньше. Открыть окна с их информацией я на таком расстоянии не мог, но мне этого и не нужно было делать, чтобы определить, что и в лагере, и вокруг озера находятся только люди. Никого из других разумных рас я не увидел.

    «Прив, кажется, мы нашли то, что искали. Наше чудовище. Много чудовищ. Давай осмотри здесь все сам, пока еще светло, а я поближе постараюсь подобраться. Мне еще час времени нужно, чтобы до тебя добраться. Только будь осторожнее! Тут полно магов и у кого-нибудь «Видеть невидимое» может быть активировано. У охраны лагеря наверняка. Ты к ним лучше не приближайся».

    «Понял, босс!»

    У Прива, похоже, новая игра. Понравилось ему это словечко – босс. Теперь не отстанет.

    Когда наконец-то добрался до озера, я как раз застал момент смены караула. Ну, то есть смены магов у озера. Притаившись в зарослях, я смотрел, как из лагеря на противоположном берегу вышла группа людей – судя по их одеяниям, все они были магами – и, разделившись на две части, начала обходить озеро с двух сторон. Возле каждого мага, направляющего зеленые лучи на озеро, останавливался один из новоприбывших, протягивал к озеру руки и с его ладоней срывался такой же луч, только немного более бледного окраса. Но через какое-то время луч приобретал все более насыщенный цвет, наливался яркой зеленью, и после того, как он по своей яркости и интенсивности сравнивался с лучом стоявшего рядом мага, тот прекращал колдовать, его луч гас, а сам он отправлялся в лагерь, устало перебирая ногами.

    – Похоже, у них тут непрерывный процесс. Долго же им придется тут стараться, пока они все море отравят, – прошептал я.

    – Не думаю, босс, – возразил Прив, подлетевший ко мне и занявший свое обычное место у меня за плечом. – Посмотри, сколько этой гадости засасывает водоворот. А посмотри, какая концентрация! Капли хватит, чтобы все море отравить!

    – Ну, насчет капли, это ты, конечно, загнул. Но, в общем, ты прав. Если не через месяц, то через два, а не через два, так через полгода вместо чистейшего и красивейшего Срединного моря будет зловонная и смертельно опасная клоака. И зачем им это только нужно? Непонятно.

    – Судя по реакции тритонов, это заговор против них. Зачем-то их хотят выжить из Срединного моря.

    – Похоже на то. Может, в Срединном море что-то ценное произрастает? А тритоны не позволяют это ценное добывать?

    Я активировал «Волшебное око» и сверху посмотрел на парочку магов. Один из них только что закончил колдовать и направился в сторону лагеря. Я открыл его свойства. Двести десятый уровень, Грандмастер Магии Воды. Состоит в клане «Потерянный Храм». Здоровья чуть меньше пятидесяти тысяч единиц. Много «Мудрости», много «Интеллекта». Мало «Силы» и почти совсем нет «Ловкости». Типичная раскачка мага.

    Открыл свойства другого мага. Практически все то же самое – уровень двести двенадцатый, Грандмастер Магии Воды, клан «Потерянный Храм».

    Оба мага – НПС. Оба следуют по Пути Воды.

    – Дагонцы?! – удивился я. – Зачем же они травят воду в море?

    А еще больше меня другой момент удивил. С каких это пор неписей стали в кланы принимать? Я даже озадаченно открыл рот, когда увидел у неписей информацию о членстве в клане. Задумался и стал вспоминать, что я знаю о кланах и условиях приема в клан. В принципе, никаких явных запретов или каких-либо преград, не позволяющих неписям состоять в кланах, не было. Процедура приема в клан вообще была предельно проста – выбираешь клан, изъявляешь желание его главе или одному из рекрутеров о вступлении, и все. Глава клана или рекрутер вносит твое имя в состав клана в любой регистратуре и с этого момента ты становишься членом клана. Никаких взносов или других платежей, все абсолютно бесплатно. Изъяви желание – и тебе становятся доступны все имеющиеся у клана плюшки. Регистратура кланов вроде как одна на весь мир, но ее представительства есть в любом мало-мальски приличном городе. Все происходит легко и быстро.

    Вот только не припомню я случаев, когда бы неписи изъявляли желание вступить в клан. Вот у клан-лидеров желание взять в клан какого-нибудь Грандмастера Кузнеца из неписей возникало, а у неписей желание вступить в клан бессмертных – нет. Ни разу не слышал ни о чем подобном. Селиться неписи в клановых замках бессмертных селились, а вот в клан к ним вступать категорически отказывались. А тут на тебе! Сразу двое коренных жителей этого мира – члены клана! Не удивлюсь, если и остальные несколько сотен проживающих в этом лагере неписей окажутся членами этого же клана. Как там его? «Потерянный Храм»? Уж не этот ли храм они ищут на дне Срединного моря? Не из-за него ли они хотят выжить отсюда тритонов? Любопытно…

    Я стал по очереди открывать «Волшебное око» над каждым попавшим в мое поле зрения магом и везде видел примерно одну и ту же картину – Грандмастер или Мастер Магии Воды, уровень у всех выше двухсотого и все они были членами клана «Потерянный Храм». Все – дагонцы, поклонники Воды. И все – неписи. Ни одного бессмертного. Что же затеял этот клан, что столько неписей в свой состав принял и поручил им это грязное дело? Чудные дела творятся на Сараке!

    – Прив, мысли есть какие-нибудь? Что делать будем? Ты в лагере был, пока я сюда добирался? Что-нибудь интересное там видел?

    – Ничего интересного. Маги в шатрах отдыхают. Воины патрулируют вокруг лагеря. Еще клетка есть возле того дома деревянного, там человек сидит. Маг. Проксимо.

    Вот же Прив! Ничего интересного, говорит!

    – Что же ты раньше молчал, Прив? – возмутился я.

    – А ты не спрашивал, – невозмутимо ответил Прив.

    Я только покачал головой.

    – Надо пробираться в лагерь, освободить Проксимо, – пробормотал я. – Или хотя бы поговорить с ним, выяснить, что здесь происходит.

    Обходим по широкой дуге озеро, стараясь не приближаться к неписям. На таких уровнях у них должно быть полностью прокачано умение «Наблюдательность», а, значит, даже под «Скрытностью» я буду виден им с расстояния двадцати метров.

    Лагерь дагонцев раскинулся широко, но все равно в нем было слишком много народу для такого маленького поселения. Приходилось пробираться к деревянному дому и стоявшей рядом клети с узником короткими перебежками, по несколько минут ожидая, когда появится достаточный промежуток между слоняющимися по лагерю неписями. Ну и, само собой, проявляя «воинскую смекалку и используя складки местности и прочие неровности рельефа» в виде бочек, повозок, ящиков и так далее. Как настоящий партизан, я крался к своей цели. Или, вспоминая мою специализацию в этом мире, как ассасин. Хотя какой из меня ассасин? Так, одно название. Но до клети с Проксимо я добрался благополучно.

    Клетка была довольно просторной, Проксимо мог при желании прогуливаться по ней – шагов десять от одной стенки-решетки до другой можно было проделать вполне спокойно. Однако Грандмастер, поникнув головой, сидел в центре клети в обреченной безвольной позе.

    Заняв наиболее безопасное с моей точки зрения место, между домом и клетью, я проверил инфу узника. Она была полностью закрыта, только имя, класс и уровень были отображены – Проксимо, маг, двести тридцать четвертый уровень, Грандмастер Магии Воды, Грандмастер Магии Огня.

    Я громким шепотом позвал узника:

    – Эй, Проксимо!

    Узник вздрогнул, поднял голову и завертел ею. Увидел меня. Между нами было немногим более десяти метров и моя «Скрытность» не помешала Проксимо разглядеть меня. Глаза его широко раскрылись, а через мгновение превратились в узкие щелочки. Он тихо пробормотал:

    – Бессмертный. Именно этого я и боялся…

    Сказано это было тихо, но я расслышал.

    – Не бойся, Проксимо! Меня Верховный жрец Дагона прислал тебе помочь. Разобраться тут. Что здесь вообще происходит?

    Проксимо встал и подошел к решетке, ухватился за прутья и уставился на меня. Несколько мгновений рассматривал, а потом раздраженно спросил:

    – А ты что, не видел, чем они занимаются?

    – Видел. Пытаются отравить воду в море. Но зачем?

    – Понятное дело, зачем. Тритонов хотят извести.

    – Что значит «извести тритонов»? – удивился я. – В смысле, изгнать тритонов из Срединного моря? Зачем?

    Проксимо как-то укоризненно посмотрел на меня и, покачав головой, сказал:

    – В прямом смысле – уничтожить тритонов. Убить! Извести! Чтоб их вообще не было.

    Я опешил.

    – Как можно убить всех тритонов? Их же миллионы! По всем морям и океанам! Они что, – я кивнул головой в сторону слоняющихся вокруг нас дагонцев, – весь мировой океан собираются отравить? Психи!

    Проксимо закатил глаза, вздохнул и, опять посмотрев на меня укоризненным взглядом, сказал:

    – Во-первых, тритонов не миллионы. Не так много. А во-вторых, что ты знаешь о тритонах? Кто они такие?

    Вопрос меня откровенно удивил.

    – Как кто? – я пожал плечами. – Известно, кто. Полулюди, полудельфины.

    – Нет! – воскликнул Проксимо. И тут же понизил голос: – Не полудельфины! Полурыбы! Они – полулюди и полурыбы.

    – Да какая разница? – шепотом воскликнул я. – Это что, как-то облегчает их уничтожение?

    Проксимо не ответил, задал встречный вопрос:

    – Ты знаешь, как размножаются тритоны?

    Я открыл было рот, чтобы ответить – как и все, дескать, они размножаются, – но поймал себя на мысли, что совершенно ничего об этом не знаю. Вот как-то абсолютно никакого интереса раньше у меня не было к этой теме – как размножаются тритоны.

    – Ну, и как? – спросил я.

    – Они нерестятся! – торжественным шепотом провозгласил Проксимо. – Они мечут икру! И делают это здесь, в Срединном море! Со всех уголков всего мира раз в год сюда…

    Острая боль пронзила мою спину.


    Вам нанесен урон. Ваше здоровье уменьшилось. Здоровье:

    −405. Всего: 0/405.

    Вы умерли.


    Ох! Больно-то как!


    Вы воскрешены! Войдите в новую жизнь с новыми силами.

    Вами получен посмертный дебаф:

    основные характеристики −99 % (но не ниже: 1), скорость −50 %.

    Время действия: 6 часов.

    Внимание! Посмертный дебаф невозможно отменить.


    Я стоял в центре каменной плиты восьмиугольной формы, на метр возвышавшейся над поверхностью земли. Надо мной раскинулась каменная арка. С четырех сторон плиты обнаружились ступеньки, ведущие вниз. Круг возрождения. Стандартная точка, одна из тысяч, разбросанных по всему миру. Место, где возрождаются после гибели бессмертные. Ближайшая точка возрождения к месту моей гибели.

    Я уселся на плиту, сложив ноги по-турецки, покопался в настройках, нашел нужный видеоролик.


    Вы хотите посмотреть запись Вашей смерти?

    Да/Нет.


    Запустил его.

    Вот я подкрадываюсь к клетке с Проксимо и окликаю его.

    Проксимо встает и идет к решетке. Останавливается напротив меня. Что-то говорит.

    Вот двое дагонцев, чем-то заинтересовавшись, направляются к клетке, и, не доходя до нее метров двадцать, резко останавливаются. О чем-то тихо говорят. Один из них срывается с места и куда-то убегает. Второй стоит – смотрит на меня, ждет чего-то.

    Я продолжаю разговор с Проксимо.

    Вот прибегает первый дагонец и что-то говорит второму. Тот кивает и принимает характерную для применения заклинания стойку. Читает заклинание. С его рук срывается ярко-синий «Водяной бич» и бьет меня в спину.

    Мое тело складывается практически пополам.

    Конец ролика.

    Понятно. Прошляпил. Увлекся разговором и забыл следить за окружающей обстановкой. Прив, наверное, тоже. Кстати, где он?

    Я прислушался к своим чувствам. Ага! Он где-то на северо-востоке от меня. Между нами не больше километра. Значит, там и лагерь дагонцев находится. Интересно, что же задумал этот клан «Потерянный Храм»? Никогда не слышал про такой. Должно быть, это чисто Саракский клан, на других материках не промышляет, как и большинство кланов, предпочитает развиваться только в пределах одного материка. Только самые богатые, топовые кланы могут позволить себе орудовать на нескольких материках сразу.

    Наверное, «Потерянный Храм» хочет подмять под себя всю расу тритонов. Не слабо! Даже на одних только ингредиентах, что можно достать в морях, если тритоны будут таскать их этому клану, можно подняться на первые строчки в рейтинге кланов. Будут деньги – будет и все остальное: и крутой замок, и крутые шмотки на членах клана, и высокие уровни у них же. Мощно клан замахнулся.

    Ладно, надо идти к лагерю. Прив по-прежнему там, но неспешно движется в мою сторону. Я встал и направился к ступенькам. Спустился. Только поставил ногу на землю, как очередная резкая боль пронзила меня.


    Вам нанесен урон. Ваше здоровье уменьшилось. Здоровье: −5. Всего: 0/405.

    Вы умерли.


    Я опять стою там же, где сидел в позе по-турецки несколько секунд назад – в центре круга возрождения. Страшная догадка мелькнула в голове. Я оглянулся. Дааа… Тут и без ролика о своей смерти все понятно.

    Вокруг каменной плиты, на которой я стоял, на расстоянии менее двадцати метров от нее, разместилось полтора десятка человек. Мне даже их информацию открывать не надо, чтобы понять, кто это такие, но я все равно быстро открываю их свойства и просматриваю их.

    Так и есть. Клан «Потерянный Храм». И главное, опять одни неписи вокруг. Ни одного игрока. Дагонцы. Мятежные водопоклонники, предавшие свой Путь и переметнувшиеся под крыло клана «Потерянный Храм».

    Эти неписи могут стоять тут сутками. Заперли в круге возрождения. Замуровали, демоны… Как же выбраться отсюда? «Скрытность» при смерти с меня слетела, но она мне сейчас и не поможет, слишком близко разместились дагонцы, меньше двадцати метров. Я у них как на ладони. Да и активировать это умение здесь, на круге возрождения, я не смогу – сначала надо этот круг покинуть, выйти за его пределы. И кастовать заклинания тоже внутри круга возрождения нельзя. Ничего нельзя. Нейтральная зона, на ней ни убить нельзя, не причинить какой-либо иной вред. Даже вытолкать с круга нельзя.

    Попробовать «Прыжком» перемахнуть дагонцев? «Прыжок» кастуется мгновенно, это только после его применения будет задержка на следующий его каст, кулдаун в несколько секунд. Вполне можно успеть прыгнуть, а в прыжке уже активировать «Скрытность». На расстоянии восьмидесяти метров они меня не увидят.

    У окруживших плиту магов тоже есть мгновенные заклинания, но будем надеяться, что они не успеют их применить. Рискну!

    Я сделал несколько шагов к ступеням и остановился. Там, внизу, помимо видимых мне стоявших чуть в отдалении магов, были и другие. Я успел уловить взглядом ушедшего в «Стелс» одного из моих противников. Наверняка там не один такой. А еще там могут быть маги и бойцы под невидимостью.

    Сколько же народу они сюда нагнали? Я сделал небольшой шаг вперед. Еще один шаг. Опустился на одну ступеньку, еще на одну. Остановился на самой нижней. Здесь они меня не могут атаковать. Ступеньки считаются частью круга возрождения, а значит, атаковать меня нельзя. Не получится атаковать того, кто в круге – заклинания не увидят цели, а если воспользоваться заклинанием, бьющим по площади, то оно не причинит мне никакого вреда, пока я не покину пределы круга. И удары оружием ближнего боя, как, впрочем, и дальнего, на круге возрождения не причинят вреда – пройдут сквозь тело, как будто его и нет. Что же делать? Как выбраться отсюда?

    Быстро разворачиваюсь, бегу к противоположному краю каменной плиты, соскакиваю с нее, толчок одной ноги от земли и я взмываю вверх в «Прыжке».


    Вам нанесен урон. Ваше здоровье уменьшилось. Здоровье: −5. Всего: 0/405.

    Вы умерли.


    Опять я в центре круга возрождения. Я запустил ролик своей очередной смерти.

    Не получилось. На лету сбили. Жаль, а я еще радовался, что здесь одни неписи, что нет их соклановцев из числа бессмертных. Бессмертные давно научились запирать неугодных на точках возрождения и не выпускать их оттуда. Все эти уловки с «Прыжками», «Стелсами», «Невидимостями» и так далее давно изучены, способы их нейтрализации найдены и апробированы. При грамотной команде тюремщиков шансов у их жертвы выйти из круга возрождения нет. Я надеялся, что неписи этих способов не знают, но, как оказалось, зря: в меня ударило не меньше пяти заклинаний и дважды меня полоснули кинжалами. А ведь я и мгновенья не стоял на земле, сразу же в «Прыжок» ушел!

    Выбраться из такой западни можно только призвав на помощь отряд посильнее того, который тебя держит на точке возрождения.

    Нет, торчать здесь до скончания века я не собираюсь.

    «Прив, можешь не торопиться ко мне. Возвращаемся в Некрополис. Я призову тебя там».

    Я достал из рюкзака камень возврата. Заодно и проверил, что успел потерять при смерти. Деньги потерял все, но там и немного было – меньше тысячи золотых монет. Когда-то это были для меня бешеные деньги, а сейчас я даже не расстроился из-за их пропажи.

    Еще я недосчитался нескольких банок с эликсирами. А больше мне терять было и нечего.

    Активирую камень возврата. Через минуту я буду в комнате в гостинице в Некрополисе. Как хорошо, что я додумался снять комнату и привязаться к ней! Как же я рискую, когда брожу по миру без привязки к безопасному месту! Надо обзаводиться собственным жильем и привязывать к нему камень возврата! Пора уже задумываться об обеспечении собственной безопасности, а то привык за месяц на пятом уровне не напрягаться по этому поводу.


    – Триста пятьдесят четыре тысячи восемьсот сорок три золотых талера. Ноль серебряных и ноль медных. Прив, мы с тобой богачи!

    Все выставленные мною на аукцион вещи успешно были проданы. Даже Уникальная мантия, цену которой я задрал до ста двадцати тысяч, ушла с торгов менее чем за сутки. Теперь предстояло эти деньги потратить. И начну я их тратить с Гильдии магов. Мне нужно несколько сильных заклинаний – мне ведь предстоит война с тремя сотнями неписей выше двухсотого уровня. А у меня из приличных заклинаний только «Луч Смерти».

    В Гильдии магов помимо боевых заклинаний я купил еще несколько заклинаний бытового характера – «Невидимость» и «Полет» из Магии Воздуха, «Ходить по воде» из Магии Воды, «Маяк для портала» и «Телепортация» из Магии Земли. Еще докупил несколько таких же мирных заклинаний Магии Стихий второго и третьего уровней, которых у меня до этого не было.

    Хотел выложить тридцать тысяч золотых за заклинание «Испепеление», сильнейшее заклинание Магии Огня, или за еще более сильное заклинание «Аура Смерти» из Магии Смерти, но пожадничал. Провел в уме несколько небольших расчетов и пришел к нерадостному выводу о том, что рановато пока еще мне использовать эти заклинания. Потребляют они по тридцать тысяч единиц маны, а у меня с учетом всех бонусов за мои нынешние семьсот шестьдесят восемь единиц «Интеллекта» всего семьдесят одна тысяча единиц маны. Вот такой нехитрый расчет. Этого количества маны хватило бы всего на два каста «Испепелением».

    Нет, в некоторых случаях имеет смысл воспользоваться и таким прожорливым на ману заклинанием, как «Испепеление», не взирая на ману, но, как правило, это бывает только тогда, когда противник один, а мне предстоит сражаться с целой толпой. Поэтому я ограничился приобретением менее сильных боевых заклинаний из Магии Огня и Магии Смерти, да вдобавок к ним пополнил свою Книгу еще несколькими боевыми заклинаниями из других магий, навроде «Булыжника» из Магии Земли и «Разряда статики» из Магии Воздуха. На всякий случай. Большинство из приобретенных заклинаний были четвертого уровня, как и уже имевшийся у меня «Луч Смерти», но не такими разрушительными по силе.

    После посещения Гильдии магов у меня оставалось на руках еще больше двухсот пятидесяти тысяч золотых. О том, куда их потратить, я размышлял недолго. Вернулся на почту, отписал письмо Валерке, назначив встречу на завтрашнее утро, и вывалился из игры.


    – На Турнир идешь?

    – Турнир? – переспросил я. Со всеми этими квестами я совсем забыл про турниры на Арене. Хотя и не собирался в них участвовать. – Нет, не иду.

    – Почему? – удивился Валерка.

    – А смысл? «Скрытность» светить я не хочу, а без нее мне с моим уровнем жизни там делать нечего. На турнирах все бафятся по-черному, мне с одного каста никого не пробить, а второй каст никто мне не позволит сделать. Рано мне пока еще на турниры.

    – Ну и зря, – резюмировал Валерка, глядя, как я забираю со стола переданные ему ранее на хранение вещи. – Турнир бесплатный. Времени много не занимает, зато позволяет опыта проведения поединков набраться. Да и просто опыта.

    – У меня этого опыта выше крыши.

    – Это у тебя паладинского опыта выше крыши. А магом ты еще толком ничего не умеешь. В любом случае от Турнира одна только польза и никакого вреда. А вдруг ты выиграешь? Приз урвешь?

    – Не смеши! – кисло улыбнулся я. – У кого я там могу поединок выиграть? Меня там все ваншотить будут. Если по магу еще может и удастся мне кастануть первым и сваншотить его, то воины мне такого шанса не дадут. «Рывок» ко мне, удар, и аллес! Досвидос, Турнир. Про разбойников с их «Стелсом» я вообще молчу.

    – Но ты же выиграл дуэль на Арене два раза!

    – Там был эффект неожиданности. Оба раза. На турнирах этот номер не пройдет. С обычными игроками у меня может и есть шансы на победу, да и то вряд ли, но с теми, кто специализируется в поединках на Арене, у меня вообще никаких шансов нет.

    – Таких профи Арены на маленьких уровнях почти нет. Так что вполне можно проскочить. Подумай!

    Я отрицательно покачал головой. В мои планы участие в турнирах на Арене не входило.

    Забрав свои вещи, я распрощался с Валеркой и направился в Квартал ремесленников. Турнир, конечно, дело хорошее, и был бы у меня шанс выиграть хотя бы один бой, я обязательно принял бы в нем участие. Но шансы на такой исход стремились к нулю. С Зеленым мне откровенно повезло, этот кадр оба раза выходил на Арену совершенно без бафов. На Турниры так не ходят. Стоящий на кону приз, Черный эликсир, увеличивающий навсегда одну из основных характеристик, стоит того, чтобы потратиться на обкасты по максимуму в надежде на победу в Турнире.

    Я шел по улицам Некрополиса, разглядывал дома и размышлял о своих шансах на победу в Турнире. Я ведь тоже могу обкастоваться по полной, только в моей ситуации это было бы просто глупостью, лишней и бесполезной тратой денег. Урон я, конечно, увеличу до просто неприличных высот для своего уровня, но вот от моих защитных свойств, как их не увеличивай, толку никакого не будет. Ноль он и есть ноль, хоть десять раз его на десять умножай. Ну, удвою я свои четыреста пять единиц здоровья, и что? Или даже удесятерю и будет у меня не четыре сотни здоровья, а четыре тысячи, и что я от этого выиграю? И в том и в другом случае меня снесут с одного удара или каста. Сваншотят.

    Если бы у меня был шанс нанести удар первым, еще можно говорить о каких-то шансах на победу в дуэли. Но таких шансов очень мало – у воинов есть их воинские умения и приемы, они за мгновенье могут к противнику вплотную приблизиться. Тот же «Блинк», к примеру, – некая аналогия заклинания «Прыжок», только гораздо круче, хоть и уступает ему по дальности. Да еще и маны не требует, хотя и откат у него подольше. А у разбойников вообще «Стелс» есть, тут я просто буду мясом для разделки. Под абсолютным «Стелсом» я даже с максимально прокачанной «Наблюдательностью» противника не увижу, а времени, пока длится абсолютный «Стелс», хватит на то, чтобы меня десять раз убить, с моим-то уровнем жизни. А «Катюшей» своей я не то что никого с одного каста или даже залпа из пяти заклинаний не убью, я и с десятка залпов не факт, что уложу кого-нибудь – чтобы бафы пробить, надо более мощные заклинания использовать.

    – Что мы ищем? – задал вопрос Прив.

    – Мы ищем себе дом.

    Мы уже целый час обходили Некрополис в поисках подходящего жилища – места, где я смогу хранить свои вещи, куда я смогу вернуться из любого уголка мира с помощью камня возврата. Вот, в принципе, и все функции жилища в этом мире.

    – А чем плохо было в гостинице?

    Можно еще в своем жилье заниматься изготовлением эликсиров и свитков с заклинаниями, но все то же самое можно делать и в любом другом месте – хоть на скамейке в городском парке, хоть на поляне в лесу, где хочешь. Алхимик и Заклинатель – это не Кузнец или Оружейник, специального помещения, вроде кузни, им не нужно. И тем более, не Земледелец или Животновод. Для Алхимика, Заклинателя и ряда других профессий достаточно иметь рюкзак повместительней, чтобы туда могли поместиться все необходимые для работы ингредиенты.

    – Понимаешь, Прив, в гостинице ничем не хуже, только дорого очень снимать там комнату. Можно, конечно, и какую-нибудь лачугу за пару золотых в сутки снять, но хочется что-нибудь поприличнее.

    Рюкзак с ингредиентами на плечи не давит, он вообще не чувствуется игроками, даже когда перегруз. При перегрузе только начинаешь медленнее двигаться и это единственный фактор, по которому можно догадаться о перегрузке, не считая, конечно, системных сообщений. А так рюкзак может заменить целый склад. Никаким другим способом забитый вещами рюкзак на игроке не сказывается, ничем ему не мешает. Он вообще не отображается ни в игре, ни в информации об игроке. Внепространственная область, куда не имеет доступа никто, кроме владельца рюкзака и вора, сумевшего залезть в него. Только вор, в отличие от игрока, не видит, что именно лежит в рюкзаке, хватает первое, что под руку попадется. Первым, как правило, попадаются деньги. Вор уровня Грандмастера может помимо денег и еще что-то умыкнуть из рюкзака.

    – А разве снять дом или комнату в доме не дороже комнаты в гостинице? – Прив опять забрасывает меня вопросами. – Особенно в таком районе, как этот?

    Мы шли по Кварталу аристократов Некрополиса, правда, по внешнему виду этот квартал мало отличался от Квартала ремесленников, который мы недавно покинули. И это была самая большая моя проблема на данный момент. Мне здесь не нравилось! Мне не хотелось здесь снимать жилье. У меня в рюкзаке лежали пятьдесят унций кристаллической пыли, стоимостью миллион золотых талеров, которую я забрал сегодня утром у Валерки. А еще там лежали другие мои вещи – клыки и яд Пурпурного Шшлосса и различные ингредиенты почти на двести тысяч золотых талеров. И самих талеров еще пятьдесят с лишним тысяч золотых монет. Все это нуждалось в надежной защите.

    – Дороже, – ответил я Приву. – Но только первое время – месяца два-три, об этом все бессмертные знают. Если вовремя оплачиваешь снятую комнату, то твоя репутация в глазах ее владельца растет. Через пару месяцев он начнет тебе давать всякие мелкие задания – письмо там по пути на почту занести, крыс убить в подвале. Ты их выполняешь, репутация растет, хозяин твоей комнаты дает тебе новые, более сложные задания. А с ростом репутации он снижает и стоимость оплаты. И в итоге, когда у тебя репутация с хозяином достигает уровня «Восхищение», ты за комнату, за которую платил тысячу золотых монет в день, платишь всего пятьдесят монет. В неделю! А такая же комната в гостинице, как стоила сто монет в сутки, так и будет столько стоить все время.

    – Так почему же мы сразу не сняли такую комнату?

    – Если комната нужна на денек-другой, то выгоднее снимать в гостинице, – ответил я и остановился. Оглядел еще раз возвышавшиеся по обеим сторонам улицы дома. – А насчет этого района ты прав, Прив, не будем мы здесь снимать себе комнату. Я сюда зашел только глянуть, так же здесь уныло, как в Квартале ремесленников или в Квартале купцов, где мы сегодня уже были.

    – На мой взгляд, здесь совсем неплохо!

    – А на мой взгляд, здесь слишком мрачно, серо и тускло. Некрополис, одним словом. С Цитаделью Света не сравнить. Не нравится мне здесь. Хочу, чтобы было солнце, морской ветерок колыхал зеленые кроны деревьев и так далее. А потому, Прив, идем сейчас в Гильдию перевозчиков и прыгаем в… Выбирай, что тебе больше нравится: Нагона, Вавилон, Бренив или Куферо?

    – Вавилон! – крикнул Прив. – Про остальные города я ничего не знаю. Я там не был.

    – В Нагоне ты был, просто не помнишь. Но ты сделал хороший выбор, – согласился я. – А остальные города – это курорты на побережье Левантийского океана. Ну, ты же знаешь – серфинг, текила-бум, пина колада, бокалы с зонтиками и вишенкой, загорелые девушки в бикини, пляжный волейбол, шезлонги, танцы до утра.

    – Не, я такого не знаю, но это звучит лучше, чем заброшенное кладбище в южной оконечности Некрополиса, где, по большому счету, и надлежит приличному и уважающему себя личу обзавестись собственным небольшим и уютным склепом, окруженным узорчатой оградой из кованого металла, – ответил этот эстет. И подмигнул мне. Ничего себе!

    Прежде чем войти в здание Гильдии перевозчиков, я поставил маячок на центральной площади Некрополиса и он тут же отобразился на моей карте. Теперь я смогу вернуться сюда в любое время из любой точки мира и никаких денег не надо будет платить никакой гильдии. Главное, чтобы хватило собственной маны – чем дальше расстояние, на которое телепортируешься, тем больше маны кушает это заклинание.

    В Вавилоне я лишь на мгновенье задумался, в каком квартале снять комнату – Аристократов, Купцов или Ремесленников, – и направился в Квартал Купцов. Квартал Бедняков я даже не рассматривал в качестве места своего проживания, про Трущобы вообще не говорю. А дома аристократов мне пока не по карману. Так что, выбор у меня небольшой – или Купцы или Ремесленники. У Ремесленников дешевле, гораздо дешевле, но они не так сильно озабочены безопасностью своих домов. Бафы от воров они, конечно, тоже накладывают, но не самые надежные и не самые дорогие.

    А вот купцы свой Квартал обеспечивают надежной защитой. У них и на квартал защитные бафы накладываются, и на отдельные улицы, и на отдельные дома. И бафы одни из самых лучших и самых надежных. Чтобы снять такие бафы, надо потратить немаленькие деньги на приобретение свитков с разбафами, а свитки эти, помимо высокой цены, еще и высокие требования по мане имеют, не у каждого вора есть такое количество маны. Так что, чтобы пробраться в какой-нибудь дом в Квартале Купцов, вору необходим помощник или партнер с нужным количеством маны, или это должна быть целая шайка. А в этом случае воры не полезут в Квартал Купцов на удачу, на авось. Бафы на Квартал накладываются длительные, от года и выше, чтобы их снять, нужны очень дорогие свитки с разбафами или член шайки с уровнем Грандмастера в Магии Хаоса. Так что воры в такие районы городов, как Квартал Аристократов или Квартал Купцов, наведываются исключительно по наводке, заранее зная, какой куш они смогут урвать, и где именно.

    – Тысяча золотых в сутки? И это за две комнаты? И далеко не самые лучшие комнаты? – возмутился я, услышав цену от хозяина красивого пятиэтажного дома. – Согласен! Беру на десять дней.

    Дороговато, конечно, зато место красивое вокруг. И район надежный – на доме сразу три бафа весит – пятилетний на квартале, трехлетний на улице и годовой на самом доме. А я еще и на комнаты бафы повешу. И на шкафы, и на сундуки. Потом. Сейчас у меня денег осталось только на оплату услуг Гильдии перевозчиков по телепортации меня в Сарагоску и все. Голяк! Опять полный голяк.

    Но зато я могу теперь не беспокоиться за сохранность своих вещей, особенно за пятьдесят пузырей с эликсиром «Божественного благословения», которые я создам сразу же, как только окажусь в своем жилище. Необходимые для этого ингредиенты я уже прикупил.

    Насвистывая незамысловатый мотивчик – «в карманах голяк, я опять на мели и рад бы домой, да мосты развели», – я поднялся на второй этаж.

    Комнаты мне понравились. Было слабое опасение, что они чем-то не удовлетворят меня, когда решил взять их не глядя, как кота в мешке, но интуиция меня не подвела. Да и трудно было бы не удовлетворить мои запросы, уж очень красивое место я нашел – прямо из окон виднелся небольшой скверик, тихий и уютный, справа разместился храм какого-то бога из пантеона Порядка, похоже Галахада, Верховного бога этой фракции, а слева маленькая площадь с фонтаном посередине и выставленными вокруг него столиками из расположенных поблизости ресторанчиков. Много зелени, много уюта, много тишины. И солнца тоже много. Мне, личу, это особенно по душе. Хе-хе…

    Устроившись за столом, стоящим в центре комнаты, я разложил перед собой ингредиенты, почти полностью опустошив рюкзак, и приступил к созданию эликсиров. Через полчаса передо мною стояли, выстроившись в пять рядов, по десять бутылочек в каждом, пятьдесят эликсиров «Божественного благословения». Целое состояние, с одной стороны. А с другой – только начало моего будущего могущества.

    Убрав их, а также трофеи от Пурпурного Шшлосса, в шкаф, я довольно потер руки. Денег на покупку золотистого грифона нет, денег на прокачку профессии Заклинателя нет, зато есть свой угол, да еще какой! И пусть всего лишь на десять дней. Лиха беда начало! Там, на Сараке, меня ждут триста с лишним неписей двухсотого уровня и выше, к которым я сейчас наведаюсь. Если с сотни паладинов девяностого уровня мне вывалилось дропа на триста пятьдесят тысяч золотых талеров, то сколько мне вывалится из трех сотен дагонцев двухсотого уровня? Хорошо, что там нет никого из бессмертных «Потерянного Храма» – клан, затеявший такое мероприятие, наверняка, не самый слабый в «Битве богов». Такой может и в черный список внести за то, что я сорву их масштабную аферу. А неписи погибнут и не возродятся. Это не мобы. И некому будет рассказать бессмертным о том, кто всему виной.

    Ладно, надо выдвигаться на Сарак.

    – Эвери! Погоди!

    Гильдия перевозчиков была уже совсем рядом, когда меня окликнули. Я оглянулся и с трудом подавил желание резко нырнуть в здание Гильдии и быстро слинять отсюда куда-нибудь подальше. Ко мне подходил воин, закованный в мифриловую броню, только шлем он держал в руках. Альтаир, глава «Серебряного рифа». Клана, объявившего на меня охоту.

    – Привет! Удачно я тебя встретил, – радостно оскалился Альтаир.

    Что-то мне аж поплохело от его улыбки. А с виду и не скажешь, что этот добродушный веселый парень может напугать одной своей улыбкой.

    – Привет-привет! Действительно удачно, – дипломатично ответил я, незаметно сдвигаясь в сторону Гильдии перевозчиков.

    – На Турнир приехал? А то я смотрю у гадалок, а ты все по другим материкам шляешься – то Ченрод, то Сарак. Уже сам хотел прыгать к тебе.

    У гадалок? Я чуть поспешнее сдвинулся в сторону Гильдии. Вот обрадовал, так обрадовал! Прыгать ко мне! На Сарак! Это же каким желанием встретиться со мной надо обладать, чтобы на Сарак прыгать для этого?

    – Поговорим? – вежливо предложил Альтаир и взял меня под руку. Уверенно так взял. Крепко. И потащил в сторону от здания Гильдии.

    Я, естественно, уперся всеми конечностями в попытке остановить Альтаира. Вы когда-нибудь пробовали остановить… Ну, например, бульдозер Caterpillar D11T? Если пробовали, то вы представляете, что испытал я, пытаясь остановить этого воина. У меня это почти получилось, вот только Альтаир этого не заметил.

    Это нападение? Почему молчит система? Почему не реагирует стража? В каменоломнях не хватает силачей таскать каменные глыбы, а стражники где-то прохлаждаются! И это вместо того, чтобы схватить нарушителя порядка и отправить его в мифриловые шахты! Или на лесоповал! На рудники!

    – Ты ведь «Интеллект» качаешь? – спросил Альтаир после того, как протащил меня через всю улицу и половину ближайшей площади и бухнул в плетеное кресло у выставленного на улицу каким-то ресторанчиком столика. – Я внимательно твой бой с Зеленым просмотрел, посчитал, прикинул. Получается, что у тебя развитие «Интеллекта» в большем приоритете, чем развитие «Мудрости». Нестандартный ход для лича. Все, кто так делал, со временем отказывались от такого пути. Урон, безусловно, получается большой, только не всегда успеваешь его нанести. Но сейчас мне именно это от тебя и нужно!

    Я был полностью ошарашен. И за этим он меня сюда тащил?

    – Ну, не то чтобы в большем приоритете… Я бы так не сказал.

    – Не важно, – отмахнулся Альтаир. – Важно другое! На твоем уровне награда за победу в Турнире – эликсир ловкости. А тебе, как я понимаю, ловкость и даром не нужна?

    Блин горелый! Что-то я как-то не улавливаю нить беседы. Какая ловкость? «Ловкость»? Основная характерстика? О чем он вообще?

    – «Ловкость» мне не нужна, – осторожно согласился я.

    – Вот! И у пятнадцатых уровней награда – тоже «ловка».

    А на шестнадцатом и семнадцатом – «Выносливость». Ближайший к тебе уровень, где ты можешь получить Турнирный элик на «Интеллект», девятнадцатый!

    Я в изумлении уставился на него. Это все, конечно, интересно, при чем здесь я, выясню у него позже, но как он узнал, где какая награда? В Гильдии букмекеров состоят только неписи и они свои секреты никому никогда не выдают! О том, какая награда в Турнире на том или ином уровне, можно узнать только после окончания Турнира. После определения победителя. Рандом! Никто не знает, за что борется. Это потом, после Турнира его победители начинают обмениваться друг с другом выигранными эликсирами, если полученные в качестве награды им не подходят. А до начала Турнира все знают только то, что наградой за победу является один из Турнирных Черных эликсиров, навсегда увеличивающий одну из основных характеристик персонажа, вне зависимости от того, сколько таких эликсиров ты уже раньше выпил. Эксклюзив Гильдии букмекеров!

    – Откуда ты это знаешь?

    – Это моя работа, – пожал плечами Альтаир. – Давно этим делом занимаюсь, все ходы и выходы в Гильдии букмекеров знаю. Есть свои люди там, кое-какие связи.

    Альтаир провел в воздухе рукой, обрисовывая некую неопределенную фигуру.

    – Какие свои люди!? – возмутился я. – Какие связи!? Какие могут быть связи в Гильдии букмекеров? Там же одни неписи!

    – Ну, не только люди. Орки, эльфы тоже есть. Прочие. Это я образно сказал – свои люди. А только неписи – ну неписи, и что? – спокойно спросил Альтаир.

    Подошедшая к нашему столику официантка выставила на него пару кружек с пивом и небольшую корзиночку с солеными орешками. Альтаир дождался, когда официантка отойдет от нашего столика, пододвинул одну кружку ко мне и продолжил:

    – Неписи такие же, как и мы. Ничто человеческое им не чуждо. Все хотят жить лучше, мало кто откажется от возможности положить на карман пару-тройку сотен золотых левого приработка.

    Сказав это, он отхлебнул здоровенный глоток пива.

    Я опять ошарашенно воззрился на него. Такой подход к неписям не был чем-то из ряда вон выходящим: слышал я подобные мнения, читал, что где-то в Европе даже движение есть какое-то правозащитное, что-то в таком ключе – «за права ИскИнов». Но таких взглядов придерживались или чистые романтики, далекие от реалий, или не совсем психически здоровые, на мой взгляд, люди или шарлатаны от политики. Нехарактерное для подавляющей массы игроков отношение к неписям. Валерка считает, что я тоже не ровно дышу к неписям, но я-то нормальный! И к тому же обычный бессмертный. А тут сидит передо мной прагматичный до мозга костей главарь одного из крупнейших преступных сообществ и рассказывает мне сказки.

    – Напрасно не веришь, – заметив мой ироничный взгляд, сказал Альтаир. – Я с ними давно работаю. Поверь, нет никакой разницы, что с живым человеком общаешься, что с неписем. Они тоже разные все. Кто-то умнее, кто-то глупее, и у каждого свои тараканы в голове, как и у любого человека. И они чувствуют наше, игроков, отношение к себе. И очень остро на него реагируют, между прочим. Болезненно. Хотя это по ним и незаметно.

    Я приложился к кружке с пивом. Интересное кино получается, только при чем здесь я?

    – И они тебе сказали про награду на девятнадцатом уровне? – спросил я. – И ты им поверил?

    Хм, а пиво неплохое. Вкусное. Я поднял бокал и посмотрел через него на свет. Пиво заиграло янтарными красками. Вот уж не думал, что в этих уличных ресторанчиках может быть такое вкусное пиво. Надо запомнить это место.

    – У меня данные по всем уровням, – ответил Альтаир. – И это уже не в первый раз, и не во второй, и не в двадцать второй. Никогда никаких сбоев и непоняток не было. У меня половина Гильдии на прикорме сидит.

    – Допустим, – с сомнением сказал я. – Но при чем здесь я? У меня-то ведь не девятнадцатый уровень! Всего четырнадцатый! И поднять его до завтра я не успею.

    – Сам не успеешь, хотя и это не факт. А вот если попаровозить тебя несколько часиков по данжу для хаев, вполне можно и поднять эти пять уровней.

    – Пять уровней за несколько часов? – рассмеялся я, хоть и понимал, что некоторая доля истины в словах Альтаира есть. – Нереально! Ладно бы ты сказал, за день. А за несколько часов нереально!

    – Вполне реально. За час в Замке Древнего Лича можно и больше уровней поднять. Тебе. Пока ты на малых уровнях, это вполне реально.

    Я уставился на Альтаира.

    – В Замке Древнего Лича? Это же данж для игроков от триста пятидесятого уровня! Туда же никто не ходит!

    Альтаир пожал плечами. Сделал пару глотков пива.

    – Почему же никто не ходит? Кому надо, тот ходит. И этот данж не для триста пятидесятых уровней и выше, а рекомендован для триста пятидесятых уровней и выше. Чувствуешь разницу? В этот данж любой уровень зайти может.

    – Толку от этого? – буркнул я. – Там и шагу не сделаешь, как на перерождение отправят. Да и кто согласится паровозить меня по этому замку?

    – Я.

    Я опять с удивлением воззрился на Альтаира.

    – Ты? – ошарашенно переспросил я. – Ты пропаровозишь меня до девятнадцатого уровня? Да зачем тебе это надо?

    – Нам это надо, Эвери! Нам!

    – Мне это не надо! Абсолютно! – отрезал я.

    – Как же не надо? – удивился Альтаир. – А долг перед кланом ты как закрывать собираешься?

    – Какой долг!? – возмутился я. – Нет никакого долга у меня ни перед каким кланом. Я честно выиграл поединок и никому ничего не обещал! И никому ничего не должен!

    Я встал с кресла. Разговаривать дальше нет никакого смысла. Жаль, пиво не допил, очень оно вкусное оказалось. Навесили на меня какой-то гипотетический долг и еще чего-то хотят от меня!

    На мое плечо опустилась рука и впечатала меня в кресло.

    – Не суетись, Эвери, – сказал Альтаир. – С долгом и охотой на тебя действительно не очень красиво получилось. Обгон погорячился, я разобрался в ситуации. Он вообще не должен был ставку делать, не его функция. Он казначей, а ставки просчитывают и делают у нас другие люди.

    – Ну, а мне-то что? Мне от этого не легче! Меня убили из-за этого!

    – Бывает, – флегматично сказал Альтаир. – Жизнь – она такая, как конфета с разной начинкой. То карамель, то совсем, извини меня, наоборот.

    Тоже мне, философ. Я повел плечом и скинул с него руку Альтаира.

    – Если с долгом разобрались, то что еще нужно от меня? – в лоб спросил я его.

    – С долгом пока не разобрались. Не торопись! – выставил вперед ладони Альтаир, увидев, как я вскинулся. – Навешивать на кого-то долг, заведомо зная, что он не расплатится с ним, не наш профиль, это к Принцу Воров. А мы так не делаем. Все эти эмоции, амбиции, месть и так далее только мешают делу. Сейчас есть шанс сорвать очень хороший куш. Мы закроем небольшую брешь в своих финансах, полученную по твоей милости. А ты – выиграешь Турнир и получишь эликсир на плюс десять к «Интеллекту». А еще мы тебя из черного списка вычеркнем.

    – А если я не выиграю Турнир?

    – Выиграешь. Я просчитал все. На девятнадцатом уровне толковых соперников у тебя не будет. Все скороспелки, по уровням пробежались, как метеоры. Ни умений толком не прокачали, ни специализации, ни боевых навыков. А ты у нас Мастер Магии Смерти, и я сильно подозреваю, что не только Мастер и не только Смерти.

    Прозрачный намек и вопросительный взгляд Альтаира, ждущий от меня подтверждения своим догадкам, я проигнорировал.

    – А почему именно я? Что, у вас в клане нет других подходящих игроков? Или не в клане.

    – Нет. У нас в клане вообще никого ниже двухсотого уровня нет. И из постоянных партнеров на младших уровнях нет никого, кто смог бы выиграть этот Турнир.

    – Ну, так возьмите и выиграйте на старших уровнях. Там отбейте свои деньги.

    – Не получится, – Альтаир нахмурился и покачал головой. – На этом Турнире мы и на старших уровнях не можем никого поставить с гарантией выигрыша в финальном поединке.

    А самые большие деньги делаются на финалах. Говорю же тебе, мы все просчитали. Максимальный процент вероятности победы в этом Турнире – у тебя. Мы вообще поначалу хотели пропустить этот Турнир, но хорошо, про тебя вспомнили.

    Да уж, очень хорошо! Лучше бы не вспоминали. Поставят на меня бабки, а я завалю Турнир, тогда они мне точно житья не дадут. И про те восемьдесят миллионов вспомнят.

    – Ну, так пропустите этот Турнир! На следующем отобьете деньги.

    – Этот Турнир пропускать нельзя. Таких денег, как на этом Турнире, на других не поднимешь. Слишком высоки ставки.

    Не, я пас! Слишком большие деньги на кону – лучше бы он не говорил про это. Я уже было почти согласился. Внутри. Где-то очень глубоко внутри.

    – На обычных турнирах мы и так снимаем свою долю, – продолжал между тем Альтаир. – Обычный стандарт для обычных турниров. А на этом есть шанс сорвать реально большой куш. Этот Турнир, как и твой бой-реванш с Зеленым, выделяется из обычных рутинных турниров.

    – Чем же?

    – На этот Турнир «Триада» выставляет своих бойцов. На всех уровнях, начиная с девятнадцатого.

    – Откуда знаешь? – я жадно впился глазами в лицо Альтаира.

    Если «Триада» выставляет своих бойцов на Турнир, то это значит, что можно на халяву срубить немного бабла. У меня как раз сорок тысяч есть, можно поставить их на бойца «Триады» и спокойно собирать урожай. Выбрать того, на которого самые выгодные ставки – и коси себе бабло спокойно, ни о чем не парься. Учитывая, что обычно в турнирах на каждом уровне по несколько десятков тысяч участников, боев пятнадцать-двадцать триадец проведет. Если каждый раз делать ставку на него, приплюсовывая к ней предыдущий выигрыш, то к финалу можно будет заработать и миллион золотых талеров, и два, и три…

    Ради этого стоит немного подождать с квестом водопоклонников и телепортацией на Сарак. Прыгну туда не сегодня, а послезавтра. Или завтра вечером, сразу после Турнира.

    – Неважно откуда, – отмахнулся от моего вопроса Альтаир. – Во всех кланах есть желающие положить немного левых денег на карман.

    Понятно. У любого топ-клана есть своя разведка и контрразведка. Здесь все по-взрослому, как в реале. Интриги даже порой по круче бывают, чем в реале. «Серебряный риф» хоть и не входит в сотню топ-кланов, но в наличии его людей в этих самых топ-кланах я не сомневаюсь. Уже не сомневаюсь.

    – Альтаир, ты хочешь, чтобы я завалил триадца, – резюмировал я. – Отсюда возникает всего один-единственный вопрос.

    Я лениво поднес ко рту кружку пива и осушил ее до дна. Посмотрел через пустую кружку на свет. Хорошее пиво, жаль, что Альтаир больше не угостит.

    – Один короткий и простой вопрос – в своем ли ты уме, Альтаир? Они же все упитые самыми дорогими эликами и оббафанные самыми дорогими благами на Арену выходят! Они же в легендарках на Арену выходят! – я встал из-за стола. – Жаль, у нас ничего не получилось. Но предложение было интересное, а пиво вкусное. До свидания, Альтаир!

    Альтаир выслушал меня, сунул руку в карман, достал там что-то и выставил на стол.

    Я плюхнулся обратно в кресло.

    Альтаир неторопливо приложился к кружке и тоже допил свое пиво, сделал знак официантке повторить заказ.

    – Легендаркой мы тебя обеспечим, – сказал он. – На один бой. На финальный. Там ты встретишься с игроком из «Триады». Не раньше, это мы уж постараемся устроить.

    Хм… Интересно. Мой взгляд был прикован к стоявшему на столе небольшому флакончику.

    Я поудобнее устроился в кресле и перевел взгляд на Альтаира. Что еще он хочет мне сказать? Ведь не просто так он выставил на стол этот эликсир? «Триада» могла себе позволить выпускать на Турнир своих бойцов под действием эффектов от таких эликсиров и под эффектами «Божественного благословения». Остальные кланы едва ли – слишком дорогое удовольствие.

    И уж точно не на тот Турнир, где участвует «Триада». Такие дорогие эликсиры есть резон тратить только будучи полностью уверенным в победе. Нет, не так – не потому, что эликсиры такие дорогие, а потому, что они слишком редкие. Мало их в свободном доступе. А вот «Триада» может себе позволить опоить своих бойцов этими эликами. Не на каждый турнир, конечно, это, наверное, и для «Триады» будет слишком накладно, но раз в несколько месяцев выставить своих бойцов с максимально возможными усилениями, практически гарантирующими победу, она вполне способна. Монопольное владение редчайшим ресурсом позволяет.

    – На каждый его эликсир у нас найдется свой эликсир, – продолжал Альтаир, наблюдая, как официантка расставляет новые бокалы с пивом на столе. – На каждый его баф у нас есть свой баф.

    С последними словами он достал из кармана и выставил на стол еще четыре небольших флакончика. Каждый из выставленных флаконов был наполнен жидкостью, разделенной на несколько разноцветных слоев. А еще от флаконов исходил еле заметный свет. От всех флаконов – разный: один пузырек лучился красным светом, другой синим, третий бирюзовым. Еще один источал лиловый цвет, а последний флакон светился серебристым оттенком.

    Я сглотнул. Оглянулся по сторонам. Как много народу вокруг! Человек десять, не меньше, могут видеть, что стоит у нас на столике.

    В горле у меня пересохло и я приложился к кружке с пивом. Я знал, что находится в этих флаконах. Мне не надо было даже проверять их свойства.

    – Альтаир, кхе… кхе… – я закашлялся и сделал еще несколько судорожных глотков. – Альтаир, здесь же эликсиров на полмиллиона золотых талеров! Зачем ты их на стол выставил? Спрячь скорее!

    Альтаир тоже сделал пару глотков, поставил бокал на стол и сказал:

    – Во-первых, не на полмиллиона, а на миллион, – и, увидев мой удивленный взгляд, пояснил: – В последнее время цена этих эликсиров поднялась до двухсот тысяч за флакон. И то, даже по такой цене, они недолго залеживаются на аукционе. Кто-то усиленно готовится к войне и сметает все, до чего только может дотянуться. Кто-то очень богатый.

    Он сделал еще один глоток, а я продолжал смотреть на стоявшие на столе пузырьки с эликсирами. Подумать только, вот так взять и выставить на стол посреди улицы самые дорогие эликсиры. На всеобщее обозрение. Да любой проходящий мимо вор сразу сделает стойку.

    – А во-вторых, – продолжил Альтаир, – именно эти эликсиры стоят больше миллиона золотых талеров. Если бы это были обычные эликсиры, мы бы всего лишь уравнялись в шансах с «Триадой». А нам нужно бесспорное преимущество.

    Я посмотрел на Альтаира и вопросительно изогнул бровь.

    О чем он говорит? Почему эти эликсиры стоят дороже других таких же?

    Альтаир, заметив мой взгляд, усмехнулся и кивнул на флаконы, приглашая меня посмотреть их свойства.

    Я склонился над столом.


    Превосходный эликсир силы.

    Свойства: «Сила» +150. Срок действия: 6 часов.


    Невероятно! Быстро проверив свойства остальных эликсиров, я, в который уже раз за сегодняшний день, ошалело уставился на Альтаира.

    – Плюс сто пятьдесят единиц к основной характеристике? Этого не может быть! Такого не бывает. Иллюзия? – спросил я. – Таких эликсиров в игре нет. Максимум на сто единиц к характеристике!

    – Как видишь, есть, – откинувшись на спинку, кивнул на эликсиры Альтаир.

    – Но… Как?

    – Это наш клановый секрет. Сам факт того, что в игре есть такие эликсиры, никому пока не известен. Об этом знают всего несколько моих соклановцев.

    Он поднял указательный палец кверху и уточнил:

    – Из руководства клана!

    А потом склонился к столу и пододвинул ко мне эти пять флаконов. Сказал:

    – Это – пряник. С этими эликами и своим петом ты сможешь выиграть Турнир.

    Альтаир внимательно посмотрел на меня и наставительно произнес:

    – Надеюсь, ты не откажешься от такого шанса. Иначе – кнут. Твой долг.

    – Пугаешь? – равнодушно спросил я, а сам напряженно обдумывал сложившийся расклад. С этими эликами у меня был реальный шанс выиграть Турнир. Не будь триадца, я бы вообще был уверен в своей победе. Риск проиграть, конечно, есть и без триадца, любому воину я могу слить поединок. Магов я не особо опасался – с магами я справлюсь, если и не сам, то благодаря Приву уж точно. С его сто третьим уровнем одолеть мага труда не составит. Да и с воинами девятнадцатого уровня он вполне может совладать, хотя тут уже однозначных гарантий нет.

    – Стимулирую тебя, – возразил Альтаир.

    – А ты уверен, что больше ни у кого таких эликсиров нет? – уточнил я.

    Если от «Триады» в Турнире среди девятнадцатых уровней будет участвовать маг, то я, пожалуй, соглашусь на предложение Альтаира. Тогда у меня есть реальный шанс выиграть Турнир и получить эликсир на постоянное увеличение «Интеллекта». Он прав, от такого не отказываются.

    – Не уверен, – ответил Альтаир. – В этой игре никогда нельзя ни в чем быть уверенным. Но девяносто девять из ста, что больше ни у кого таких эликсиров нет. Очень не просто их получить.

    Я скептически хмыкнул.

    – Если несколько человек знают об этих эликсирах, то скоро узнают и все остальные. Если уже не узнали. Знают двое, знает свинья. К тому же ты сам их светишь здесь на всю округу.

    А как только другие узнают об их существовании, то узнают и как или где их можно достать.

    Альтаир лишь снисходительно улыбнулся на мое заявление.

    – Пусть попробуют. Одно дело слышать, что такие эликсиры есть, и совсем другое – знать это наверняка. Хотя ты прав, раз эти элики появились в игре, значит, рано или поздно все о них узнают. Только этого недостаточно.

    – Недостаточно для чего?

    – Для того чтобы получить эти элики. Тем более получать их постоянно.

    – Я бы на это не рассчитывал, – опять со скепсисом хмыкнул я. – К таким вещам кланы относятся очень серьезно.

    И любыми правдами или неправдами получат интересующую их информацию.

    Альтаир только пожал плечами.

    – Тебе-то что? Единственное, что тебя должно волновать, так это то, чтобы на Турнире таких эликов ни у кого, кроме тебя, не было. Их и не будет. Не успеет никто до начала Турнира выяснить что-то про них, а тем более заполучить их. А что будет после Турнира, тебя вообще волновать не должно, – Альтаир рубанул рукой, как бы ставя точку в споре. – Так, что решил насчет моего предложения? Будешь участвовать в Турнире?

    – Не знаю… С такими эликами вы и без меня можете выиграть Турнир на любом уровне.

    – Не можем. С гарантией – не можем. Не тогда, когда участвует «Триада». Эликов недостаточно для победы. Победа внеклановых бойцов, с которыми мы работаем, прогнозируется на уровне максимум семидесяти процентов. Это не тот уровень, при котором мы готовы вложиться крупной суммой. Мы вообще не хотим рисковать.

    – А клановые бойцы? – спросил я.

    – Здесь шансы достаточно высокие, но члены клана не участвуют в турнирах, – ответил Альтаир. И спустя пару мгновений неохотно добавил: – Как правило. Нам нельзя светиться.

    Он замолчал, о чем-то задумавшись, хмуря лицо и собирая складки на лбу. Я тоже предался размышлениям. Несколько минут мы молча потягивали пиво, размышляя каждый о своем. Наконец Альтаир очнулся от своих мыслей и продолжил:

    – Помимо эликов нужно еще что-то. Например, пет на несколько десятков уровней выше уровня противника. А таких уникумов не так уж и много в игре, мало кто занимается подобной ерундой. Не оправдывает себя такой подход, так что зря ты на прокачку питомца время потратил, потом сам поймешь. Но сейчас это очень кстати. Раз уж так получилось, грех не воспользоваться этим.

    – И каков прогноз на мою победу?

    – Выше девяноста процентов. Почти гарантированный результат. С учетом этих эликсиров, конечно. И особенно твоего питомца. Вряд ли у кого есть пет такого уровня, а если вдруг у кого и будет, мы его сведем с триадцем задолго до финала. И не важно, кто из них победит, нас устроит любой вариант.

    Я опять задумался. На аналитику «Серебряного рифа» полагаться нельзя, они уже совершили ошибку. Неверно просчитали мой билд, решили, что я помимо «Интеллекта» еще и «Мудрость» качаю, только в меньшей степени. А по моим прикидкам шансы на мою победу были гораздо ниже, даже с учетом эликов. И в то же время гораздо выше, чем я оценивал вероятность победы в Турнире еще час назад. Больше пятидесяти процентов, это точно. Может, на уровне семидесяти, максимум восьмидесяти процентов. Тоже неплохой вариант, но это без учета информации о противниках. О них я ничего не знаю. Если остальных участников Турнира можно не принимать в расчет (с такими-то эликами!), то триадец может оказаться большой головной болью.

    – Так что ты решил? – поторопил меня Альтаир.

    – В принципе, выглядит заманчиво. Не знаешь, кто там из «Триады» будет участвовать в Турнире среди девятнадцатых уровней?

    – Охотник.

    – Я согласен!

    – Отлично! – Альтаир смахнул со стола флаконы с эликсирами. Они исчезли, как только рука оборотня коснулась их. – Тогда не будем откладывать дело в долгий ящик. Прямо сейчас и отправимся в Замок Древнего Лича.

    – Что? Вдвоем? – удивился я.

    Согласно информации от разработчиков игры, Замок Древнего Лича рекомендовалось проходить в составе рейда минимум из десяти героев триста пятидесятого уровня и выше.

    – Почему же вдвоем? – тоже удивился Альтаир. – Втроем! Целителя еще прихватим.

    И он сделал знак компании, сидящей в трех столиках от нас. Один из них поднялся и направился к нам. Человек, имя – Браун, триста четвертый уровень, жрец, Путь Хаоса, автоматически прочитал я его инфу. Клан, разумеется, «Серебряный риф».

    Не прошло и двадцати минут, а мы уже стояли перед воротами замка. Пришлось воспользоваться Гильдией перевозчиков – ни Альтаир, ни его жрец не владели телепортацией, а у меня не был установлен маячок у Замка Древнего Лича. Прыжок к замку оплатил Альтаир. Сам замок располагался на землях Порядка, почти на границе с неизведанными землями.

    Из этих двадцати минут десять ушло на обкаст Альтаира и принятие им различных эликсиров. Сейчас он был полностью готов к прохождению данжа. Закованный в мифриловую броню монстр. Все модификаторы надетых на него вещей будут учитываться, когда он примет свою основную боевую форму. Вся эта мифриловая сбруя лишь антураж.

    – Присоединяйся к группе, Эвери, – сказал Альтаир, как только мы оказались перед воротами. – Порядок стандартный. Я впереди, Браун на максимальном расстоянии сзади, Эвери за Брауном. Браун лечит, когда понадобится, Эвери молча топает за ним, никуда не лезет и ни во что не вмешивается. Все ясно?

    Конечно, все ясно. Не первый раз в рейд иду, привык лидера слушаться и четко выполнять его команды. А вот прицепчиком иду в данж впервые. Узнаю хотя бы каково это.

    Я присоединился к группе, созданной Альтаиром. Теперь система будет воспринимать нас как одну команду: формировать монстров исходя из состава и численности группы, начислять опыт за убитых монстров и делить его между членами группы. Кто сколько урона нанесет – не важно, система распределит опыт исходя из оценки каждого из членов группы и его потенциала, учитывая при этом и уровень героя, и его обмундирование, и его обкаст.

    В большинстве инстансов существовали ограничения по уровню героев, входящих в состав группы. Обычно разница между членами одной группы не должна была превышать десять уровней. На низких уровнях вообще встречались требования об одинаковом развитии всех членов группы, но если игроки собирались посетить квестовую локацию, уровень которой превышал их собственный, то никаких ограничений по составу группы не было. Главное, чтобы самый старший игрок не был уровнем выше локации.

    – Вперед! – скомандовал Альтаир. И мы вошли в данж.

    Перед нами простирался большой зал, из которого направо и налево убегали два коридора. Далеко впереди поднималась вверх, на второй этаж, широкая лестница. В кованые кольца, вбитые в стены зала и коридоров, были вставлены горящие факелы, дававшие достаточно света, чтобы детально разглядеть окружающую обстановку.

    В центре зала, метрах в пятидесяти от нас, без всякой цели слонялось два десятка зомби. Двигались они медленно, но это была обманчивая медлительность. О том, какими шустрыми могут быть зомбаки, я знал не понаслышке.

    – Я начинаю.

    И рядом со мной, вместо только что стоявшей здесь закованной в мифрил фигуры, возник громадный волк, заставив меня отшатнуться от неожиданности. В холке он был выше меня, а склонявшаяся вниз голова как раз была на уровне моей. Его глаза смотрели в мои.

    – Предупреждать надо! – сердито прошептал я и про себя помянул недобрым словом реалистичность игры. – Так и поседеть можно!

    – Я и предупредил, – ухмыльнулся волк. Никак иначе этот оскал я расценить не могу. Ну и клыки у него! Не клыки, а целые бивни, иной мамонт может позавидовать таким!

    Окрас у волка был стального цвета. Я протянул руку и потрогал его бок. Ух! Не шерсть, а металл! Такую и топором не с одного удара разрубишь.

    Волк оскалился. Развернулся и неторопливо потрусил в сторону зомби. Я открыл свойства нескольких из них и присвистнул. Нелегко будет Альтаиру – все зомби были триста пятидесятого уровня. Если здесь, у входа, нас встречает такой авангард, то что будет дальше? Во всех подземельях ближайшие к входу монстры – самые слабые.

    Разборки оборотня с двумя десятками зомби не заняли и минуты. Волк их просто порвал одного за другим, не обращая внимания на их удары. Скорость у волка в три раза выше, чем у этих зомби – они наносят удар раз в полторы секунды, а оборотень раз в полсекунды.

    Но их двадцать! Двадцать монстров триста пятидесятого уровня! А он один! И он разметал их, как детишек. Рвал клыками и когтями, не удосужившись нанести более одного-двух ударов по каждому из мертвяков. Его даже не пришлось исцелять от ран.

    – Круто! – только и сказал я.

    – Ну, еще бы, – согласился со мной Браун. – Знаешь, какая у него регенерация? Двадцать четыре процента в секунду! Меньше пяти секунд занимает полная регенерация! Фантастика!

    Я кивнул. Нечто подобное я и предполагал. Пять процентов регенерации в ипостаси зверя дает врожденное умение оборотней. Это умение можно удвоить божественной репутацией, есть в пантеоне Хаоса какой-то божок, одаривающий этим свойством, не помню, как его зовут. И, наконец, навык, специфичный для оборотней, еще раз удваивающий этот показатель. Ну, а один процент регенерации – это обычный стандарт. У любого воина такая есть. У оборотня она, разумеется, дважды удвоена.

    Волк, очистив центральный зал, метнулся в правый коридор.

    – Да уж, – сказал я. – Регенерация у оборотней просто дикая. Хорошо хоть здоровья не очень много, иначе их вообще не реально было бы убить.

    Как там сказал Браун? Полная регенерация менее чем за пять секунд? Да за это время разбойник такого же уровня, будучи под «Стелсом», разделает оборотня только так, превратит его в мелко нарезанный фарш.

    – Ну, не так уж и мало у них здоровья, – возразил Браун. – С такими классами, как Воин, Паладин или Рыцарь смерти их, конечно, не сравнить. А вот Охотников, Воров и Разбойников они сильно опережают по уровню здоровья. Да и нас, Жрецов, тоже. Про Магов и прочих кастеров я даже и не говорю.

    Браун неторопливо осмотрелся по сторонам.

    – А еще у него сопротивление физическому урону пятидесятипроцентное, – продолжал поражать меня билдом Альтаира жрец. – В ипостаси зверя, разумеется. Так что с такой защитой и регенерацией «Оборотням» и не надо много здоровья. Они и без этого настоящая машина смерти.

    Я с удивлением смотрел на Брауна. Лидер рейда, он же главный его дамагер, он же танк, он же почти лекарь сам себя, где-то там впереди терзает монстров, а целитель рейда тут не торопясь шествует куда-то совсем в другую сторону.

    Браун подошел к стене, возле которой сохранились остатки когда-то прочной и массивной скамьи, и уселся на них. У меня глаза на лоб полезли.

    – Браун, ты что? – возмущенно зашептал я. В данжах лучше не кричать, монстры моментом услышать могут. – Там же Альтаир дерется! Вдруг ему исцеление нужно, а ты тут расселся!

    – Ай, не суетись, – махнул рукой лекарь. – Не в первый раз этот данж проходим. Он всегда меня с собой берет, только, похоже, сам не знает зачем. Лучше садись рядом. Альт скоро правый коридор зачистит, за левый примется. Мы здесь подождем.

    – Ничего себе! – поразился я. – Так он что, в одиночку этот инст проходит?

    – Не, босса он не проходит. На босса мы впятером ходим.

    И то фифти-фифти получается, иногда мы его валим, иногда он нас. По настроению.

    Я уселся рядом с Брауном. Если он говорит, что оборотень сам все зачистит, значит так, скорее всего, и есть на самом деле. Хорошо бы посмотреть, как Альт местную нежить валит, но раз рейдлидер сказал держаться целителя, значит, надо держаться. Мало ли какие сюрпризы есть в этом данже.

    – А с боссом что? Силен?

    – Силен, – кивнул Браун. – И сам по себе силен, а еще после потери каждых десяти процентов маны свору зомбаков и вурдалаков призывает, все от четырехсотого уровня и выше. Альт их тоже рвет, но пока он их рвет, они на нем кучу ран оставляют с ядовитыми дотами. Потерю здоровья от ран первых трех партий я успеваю залечивать, причем на третьей баланс уже в ноль выходит, яд забирает столько же, сколько я исцеляю. А после пятой партии – все, дохнет наш Альт. Мы когда впятером идем, нас, целителей, трое, и то еле справляемся с дотами от яда.

    – А пятым кого берете?

    – Когда как. Обычно мага. На добивку.


    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 15.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: +1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.


    Открываю окно настроек и кидаю все статы в «Интеллект». Закрываю окно и наблюдаю, как из правого коридора выметается волчара и скрывается в левом коридоре.

    Хорошо данж проходим! Всегда бы так. И что я раньше никогда не цеплялся вагончиком к паровозикам? Все больше сам паровозил.

    – Так что, говоришь, с ядом у Альта плохи дела?

    – С ядом у всех оборотней плохо. Физической атакой их в ипостаси зверя не убить. Нереально. От магической они защиту по максимуму навыками и умениями поднимают, а на защиту от ядов ничего не остается. Вот и приходится от ядов спасаться эликами и бафами. Но этого мало. Больше семидесяти пяти процентов защита от ядов не поднимается.

    – Ничего себе мало – три четверти урона режется!

    – А ты представь, если на тебе сотня ран и каждая по несколько тысяч здоровья в секунду забирает. Долго ты протянешь без целителя? Ядовитые раны у оборотней не регенерятся, и залечить их только вне боя можно. Или ждать, как время дота пройдет, тогда они сами зарастают.

    – А если шмотом защиту от ядов поднять?

    – Это можно. Но шмотками лучше защиту от магии поднимать. Ядовитых монстров меньше, чем тех, кто с магией.

    Я быстро прикинул в голове различные варианты. Модификаторы на защиту от того или иного урона выражались в процентах и не суммировались. При таком раскладе выходило, что достаточно высокую защиту от какого-либо одного вида урона целесообразно не повышать дальше, а усилить защиту от другого вида урона. И вместо уменьшения на доли процента одного вида урона, уменьшить на порядок, а то и два, другой.

    – Ну, можно половину модификаторов на защиту от яда, а половину от магии.

    – Можно. Альтаир так и делает. Видел, шмот у него сплошь из Уников?

    Я промолчал. Инфа у оборотня была закрыта и о том, что за вещи на нем надеты, я мог только догадываться по их внешнему виду.

    – А знаешь почему? – спросил Браун, и сам же сразу ответил: – А потому, что нет Легендарных и Эпических вещей, где было бы одновременно два резиста, на яд и на магию. Любые другие комбинации модификаторов есть, а таких нет! Вот и приходится Альту в Униках ходить. Ему Атланты их по заказу специально делают. Весь клан в Легендарках и Эпиках, а глава клана – в Униках! Смех один!

    Да, прикольный момент. Но, судя по тому, как резво оборотень зачищает этот замок, отсутствие Легендарных и Эпических вещей его не очень напрягает. К тому же, наверняка у него есть комплект и из таких предметов. В войнах лучше участвовать в Эпическом комплекте, его бонусы на порядок перекроют все возможные минусы.

    – Браун, а где Уники берете?

    – Секрет! – отрезал Браун.

    Понятное дело. Я и не надеялся получить ответ. Но догадаться и так можно – выполняют специальные квесты тех неписей, кто может в награду дать Уникальные вещи. Или заготовки Уникальных вещей, раз Браун говорит, что сами Уники для Альтаира Атланты делают. Уники с модификаторами от Атлантов ненамного уступают Легендарным вещам.

    – Браун, а ты замок Редшир знаешь? – спросил я.

    – Конечно, знаю! Не один раз бывал там со своими. Давно, правда, это было.

    – А Альтаир смог бы его пройти в одиночку? Вместе с боссом?

    – Легко! – небрежно бросил жрец.

    – А чего же не проходит?

    – А зачем ему? – удивился Браун. – Это замок для уровней от трехсотого до триста двадцатого. Альт на такие не разменивается.

    Я прикусил язык. Вот те, бабушка, и Юрьев день! Я-то думал, что весь из себя такой крутой, а тут, оказывается…

    – Я на второй этаж. Подтягивайтесь потихоньку, – перед нами мелькнула фигура волка и умчалась вверх по лестнице.

    Проводив ее взглядом, я спросил у Брауна:

    – А тут монстры вообще какого уровня? И много их тут?

    – Здесь, на первом этаже, все триста пятидесятого. Зомби в основном. Много, сотни три наберется, если все комнаты зачищать. А зачищать надо все, они тут блуждающие, могут по всему этажу шататься. Упустишь одного, а он потом тебе в спину ударит. Еще с десяток вампиров младших в конце каждого коридора есть. Тоже триста пятидесятого уровня.

    Ясно… Львиная доля опыта идет Альту и Брауну. Жрецу, наверное, даже больше достается, чем оборотню – Альт обкастован по максимуму, это сильно опыт урезает, а Браун вообще без бафов прохлаждается тут. Как и я, впрочем. Но мне за счет моего малого уровня достаются сущие крохи опыта. Разумеется, с точки зрения трехсотого уровня это крохи, а для меня это совсем не мало.

    – Что-то быстро он три сотни завалил, – с сомнением произнес я.

    Скорость прохождения данжа Альтаиром впечатляла. Может, он не стал все комнаты проверять? Зачистил коридоры и этим и ограничился?

    – А ты видел, как он этих порвал? – спросил жрец и кивнул на трупы зомбаков, мимо которых мы как раз проходили. – С одного удара зомба складывает. У него почти все статы в «Силу» распиханы. Остальные в «Выносливость». Всего две характеристики!

    В тоне жреца слышалось искреннее восхищение. Хотя именно жрецам в этом плане было проще других классов, они тоже могли прокачивать всего две основные характеристики, «Интеллект» и «Мудрость». Хотя и «Выносливость» им не помешала бы – целители хоть и стоят в сторонке от места боя, все равно являются одной из приоритетных целей для любого монстра и легко могут переагрить его на себя. В этом случае им необходимо выдержать хотя бы несколько ударов монстра, пока кто-то из танков не перехватит его агро.

    – И обе характеристики дважды удвоены навыками и божественными репами, – продолжал расхваливать оборотня Браун. – А еще блага! А еще эликсиры! Жаль, что саму характеристику эликами или бафами нельзя удвоить. Максимум на сотню единиц увеличить можно эликсирами. Иначе мы бы и пятисотые данжи смогли бы проходить.

    Да он просто фанат Альтаира! С таким наслаждением расхваливает его статы.

    – Будь моя воля, – продолжал Браун, – я бы вместо удвоения физического или магического урона взял бы удвоение «Силы».

    – Зачем тебе, жрецу, «Сила»? – удивился я.

    – Тьфу! – махнул рукой Браун. – Это я на месте Альтаира взял бы «Силу». А сам я, конечно, «Мудрость» или «Интеллект» еще раз удвоил бы, а лучше и то, и другое.

    Мы поднялись на второй этаж и застали эпическую картину. Я вообще поначалу застыл как вкопанный на несколько секунд, а потом быстренько открыл окна с информацией нескольких ближайших к нам монстров и бегло просмотрел ее. Браун тоже, не смотря на то, что, похоже, видел подобное не раз, замер и с интересом уставился на развернувшуюся перед нами битву.

    В этом зале было не меньше двух сотен зомбаков и упырей и, похоже, все они были не ниже четырехсотого уровня. Монстры толпой гонялись за носящимся по всему залу волком, пытаясь нанести ему удары. Некоторым это удавалось. Волк же, делая короткие остановки, успевал рвануть клыками или ударить когтями передних лап нескольких противников прежде, чем вокруг него собиралась огромная толпа монстров. Тогда он делал гигантский прыжок поверх их голов, успевал, приземлившись, рвануть клыками еще парочку, и бросался в бег, иногда сбивая с ног оторвавшихся от основной массы мертвецов.

    – Он справится? Что-то уж больно много их здесь.

    Несмотря на огромные размеры зала, толпа монстров создавала впечатление тесноты. Им бы рассредоточиться по всему помещению, но эти безмозглые мобы сбились в кучу, пытаясь преследовать Альтаира. Получалось у них плохо, оборотень намного опережал зомбов в скорости.

    – Раньше всегда справлялся, – пожал плечами Браун. – Отработанная десятки раз тактика. Сам посмотри, каждые несколько секунд кто-то из зомбаков или упырей валится. Через пять минут здесь будет чисто.

    Жрец был прав, на полу валялось уже пара десятков трупов… э… разорванных тел мертвецов.

    Зрелище, конечно, впечатляющее – оборотень триста восемнадцатого уровня в одиночку сражается с огромной толпой опаснейших монстров четырехсотого уровня.

    – А «Ловкость» почему он не прокачивает?

    – А зачем она ему? С нею меньше статов в силу и «вынос» пойдет. Да и к тому же, если «ловку» поднимать, то тогда и навык «Ловкач» надо брать. А откуда место для него? Навыков всего десять и каждый на вес золота. Альтаир решил, что лучше защиту поднять. Пусть он и не уворачивается, зато это с лихвой компенсируется меньшим уроном, который он получает. Его хрен пробьешь. А тот урон, что проходит, с лихвой компенсируется регенерацией.

    – А яд?

    – А здесь пока мобы без яда. Это на третьем этаже уже ядовитые монстры появляются. Но до зала с боссом Альт и с ними сам управляется.

    К тому моменту, когда оборотень уложил всех зомби и упырей в зале, у меня был уже шестнадцатый уровень.

    – А босс на каком этаже? На третьем?

    – На четвертом, но туда мы не пойдем. Если к тому времени ты не возьмешь девятнадцатый уровень, мы лучше выйдем из инстанса и по новой войдем. Уровень у нас меньше, чем у инста, задержки на повторный вход не будет.

    Девятнадцатый уровень в этом походе я не взял. Когда Альтаир зачистил три этажа, я успел получить только восемнадцатый. Пришлось выходить из инста и заходить в него снова. Всего на зачистку трех этажей у Альтаира ушло около сорока минут. Я не сомневался, что двадцати минут, оставшихся до обещанного оборотнем часа, ему вполне хватит, чтобы добыть мне нужный уровень.

    Мы опять сидели с Брауном на полуразвалившейся скамейке, а Альтаир где-то в коридорах гонял зомбаков. Я размышлял о том, какие навыки и умения взял оборотень, чтобы получить такой потрясающий билд. Регенерация, конечно, сильная штука, но ее одной, даже такой высокой, как у Альта, недостаточно, чтобы выдерживать многочисленные удары противников четырехсотого и более высоких уровней. Тут нужна приличная защита, не хуже, чем у Воинов и Паладинов. И, похоже, что у Альтаира она была. Вопрос – откуда? Как я ни прикидывал в уме, никак не получалось собрать билд, позволявший Альтаиру держать удары монстров четырехсотого уровня. Одного пятидесятипроцентного сопротивления физическому урону для этого недостаточно. Даже с учетом защитных свойств его мифриловой брони.

    Нет, не прав был я, когда подумал, что разбойник под «Стелсом» сможет убить Альтаира за то время, пока длится абсолютный «скрыт». Другого оборотня, может, и сумеет убить за это время, а Альтаира вряд ли. Слишком сильная у него защита.

    Я огорченно вздохнул. У всех есть секреты и все их берегут, как зеницу ока. Игра предоставляет очень много возможных комбинаций для составления собственного уникального билда – совокупности характеристик, навыков, умений, специализаций, особенностей, профессий и приемов. Все пытаются найти вариант, сочетающий одновременно и высокий урон, и живучесть. И кому-то это удается. Мне, например. Или Альтаиру. Некоторые добиваются преимущества другими путями. Кто-то отказывается от урона, но становится практически неубиваем из-за большого количества здоровья и мощной защиты. У кого-то просто немыслимая скорость нанесения ударов в бою за счет уникальных умений и приемов. Капом, то есть. пределом, считается один удар в половину секунды, но некоторым удается преодолеть это ограничение. Тем же монахам, к примеру, способным наносить кулаком до десяти ударов в секунду. Кто-то настолько ловок и удачлив, что способен уворачиваться практически от всех наносимых по нему ударов и примененных заклинаний. Кто-то исцеляет себя во время битвы, восстанавливая здоровья больше, чем теряет его. Кто-то с такой скоростью обкладывает дебафами соперника, что буквально через несколько секунд превращает его в жалкую пародию на бойца, не представляющую никакой опасности. Вариантов масса. У многих в этом мире есть секреты, позволяющие добиться преимущества над противником. Я не один такой.

    Через пятнадцать минут системное сообщение уведомило меня о достижении девятнадцатого уровня.

    А еще через пять минут мы стояли на площади Вавилона, напротив Гильдии перевозчиков. Именно здесь я установил маячок для телепортации.

    – Ну, что? Разбегаемся? – спросил Альтаир и, задрав голову, посмотрел на часы на башне над зданием Гильдии перевозчиков. – Завтра в половине девятого встречаемся у Арены. Не опаздывай, нам надо успеть на тебя бафы наложить.

    – Погоди, – остановил я Альтаира. – Если я стану победителем Турнира на своем уровне, то сразу привлеку внимание клановых рекрутеров. И то, что у меня с билдом не все просто, кланы быстро просчитают. Мне будут задавать вопросы, откуда у меня так много урона.

    – Ну и что, – пожал плечами Альтаир. – Пусть задают. Ты не дашь им ответа.

    Он шагнул вместе с Брауном в открывшееся перед ними окно портала.

    «Клановый телепорт, перебрасывает в замок клана», – машинально отметил я. Маны не требует, воспользоваться им может любой член клана для перемещения в клановый замок из любого места, кроме подземелий и закрытых квестовых локаций. В пределах материка, разумеется. А из кланового замка на одном материке можно переместиться в клановый замок на другом материке.

    Все-таки, членство в клане сильно облегчает жизнь.

    Глава 5

    – Итак, дамы и господа! Мы приветствуем вас на очередном поединке первенства Кенола среди героев девятнадцатого уровня! – гремел над ристалищем голос комментатора.

    Я стоял на песке арены и разглядывал своего противника.

    В сорока метрах от меня стоял и так же рассматривал меня орк. Класс «Воин». Обоерукий, в каждой руке по мечу. Над его правым плечом трепетала фейри.

    Мой Прив висел у меня за спиной в режиме невидимости.

    – Как вы все прекрасно знаете, на поединок младших уровней отводится всего одна минута. Шестьдесят секунд, дамы и господа, и ни секундой больше! И так будет вплоть до одной шестьдесят четвертой финала, дамы и господа!

    Воин – это плохо. У этого класса есть прием «Рывок». Пара мгновений, и он уже рядом. Да еще и оглушает при этом. Наносит удар или серию ударов, и я отправляюсь на перерождение. Мне и одного удара хватит, никакой серии не надо. И все мои бафы не помогут. Все-таки я боец не просто одного удара, а именно первого удара. Держать удары противника не мой профиль, как говорит Альтаир.

    – Шестьдесят секунд, дамы и господа, всего шестьдесят секунд дается для того, чтобы один из дуэлянтов одержал победу! Иначе, дамы и господа, Турнир покинут оба.

    Или попробовать выдержать удар этого воина? Теперь у меня не жалкие четыре сотни единиц здоровья. После того, как радушные члены клана «Серебряный риф» опоили меня всякими зельями, «Выносливость» у меня немного не дотянула до двух с половиной сотен единиц, а череда проскочивших передо мною системных уведомлений закончилась радующей мой глаз системкой:


    Ваша основная характеристика «Выносливость» достигла 200 единиц.

    Вы получаете награду (бонус):

    Здоровье: +20 %;

    Защита: +20 %;

    Грузоподъемность: +100;

    Скорость при перегрузке: +0,5 % за каждые 10 % перегрузки.

    Эффекты бонусных наград суммируются.


    С учетом новых и предыдущих бонусов мое здоровье теперь составляет более двух тысяч единиц.

    А еще есть кое-какая защита.

    А еще на мне висит заклинание «Каменная кожа», тоже дающее защиту, правда, в моем случае небольшую. Все-таки защита – это параметр не для магов с их мизерной «Выносливостью» и тряпочным обмундированием. «Каменная кожа» хороша с мифриловыми доспехами. Но хоть немного мою живучесть эти бафы и элики повышают. Так что, может, и выдержу один удар. Ха-ха! Да я оптимист!

    Если этот воин – скороспелка, как и обещал Альтаир, то вряд ли он успел получить Грандмастера Меча. И Мастера вряд ли. Может, даже и Эксперта не успел получить, если на самом деле скороспелка. А значит, урон у него максимум увеличен на сорок процентов, за статус Адепта. И базовый урон на его мечах не должен быть высоким. Для Адепта Меча, да и для Эксперта тоже, найти клинок с уроном выше трехсот единиц на таком низком уровне практически не реально.

    Ну, допустим, он кинул полсотни единиц в «Силу» и еще не пожадничал, купил элик на «плюс пятьдесят» к «Силе». Шмот его пусть еще единиц двадцать-тридцать прибавляет к этой характеристике. Ну, пусть будет пятьдесят. Итого полторы сотни единиц. Ну, прибавим еще двадцать пять единиц за элик, увеличивающий все характеристики, получим в итоге сто семьдесят пять единиц. Еще надо учесть навык «Силач», все воины берут этот навык, наверняка он у орка есть. Воин без этого навыка – не воин, а посмешище. Значит, у него триста пятьдесят единиц в «Силе». Может и божественная репутация есть, хотя вряд ли, для скороспелки слишком круто будет. Если и есть, то всего на двадцать процентов или, перестрахуемся, на сорок процентов увеличивает «Силу». Нет, сорок вряд ли, слишком дорогое удовольствие для скороспелки.

    В итоге при базовом уроне пусть в триста единиц на одном мече получаем в итоге пять с лишним тысяч единиц реального урона. Моя защита срежет… пусть сотню единиц. Или даже две, особой роли это не играет – прошедшего по мне урона для обнуления моего здоровья более, чем достаточно. И, кроме того, я ведь еще не учитывал бонусы за каждые пятьдесят единиц «Силы». А про то, что физический урон, как и магический, можно удвоить эликсиром, а потом еще и заклинанием из Магии Порядка, я вообще молчу.

    И это – только с удара одним мечом. Столько же он снимет и вторым.

    А еще у класса «Воин» есть приемы и серии ударов, которые позволяют наносить в два и даже в три раза больше ударов в обычный промежуток времени (таковым принято считать секунду). Для прокачанного бойца норма – два удара в секунду.

    С приемами он может наносить до четырех ударов, реже – до шести. Выбравшие класс «Монах» – до десяти.

    А я тут со своими бафами стою весь такой собой довольный. Радуюсь, что моя защита вместо ноль целых и ноль десятых стала ноль целых и сколько-то там сотых.

    – Разумеется, дамы и господа, разумеется, я помню об арбитрах и их праве в случае несомненного преимущества одного из участников поединка предоставить ему право выхода в следующий тур, дать ему возможность дальнейшего участия в Турнире. Всякое случается на Арене, дамы и господа, иногда для победы не хватает буквально секунды.

    Да, даже если я смог бы выдержать один удар воина, меня бы это не спасло. И выдержи я два удара, или три, или даже десять ударов, меня это все равно не спасет. Проблема в том, что если воин начнет наносить по мне удары, я вряд ли смогу применить заклинания. Девять из десяти его ударов по мне будут прерывать мои касты. Кроме тех, что действуют мгновенно. Кроме «Катюши».

    А «Катюша» – это целых пять заклинаний, каждое из которых сейчас, под всеми бафами и всеми эликами, наносит урон от шести до семи тысяч единиц. И это без учета «Изменчивой силы магии»! Заклинания Огня и Воды наносят чуть больше урона, Земли и Воздуха, в которых я еще не достиг уровня Грандмастера, немного меньше. Магия Смерти сильнее Стихийной Магии примерно на четверть, в некоторых заклинаниях на треть. Половину от этого урона можно смело отнимать – сопротивления магическому и физическому уронам все воины прокачивают в обязательном порядке. Получается, мои заклинания будут снимать с противника чуть больше пяти тысяч единиц урона. Каждое из залпа «Катюши». Наверняка у орка еще есть и умение, наполовину увеличивающее сопротивление Магии Смерти. Обычно именно урон от этой магии все стараются снизить в первую очередь. Значит, одно заклинание из залпа «Катюши», «Звезда Смерти», будет наносить всего две с половиной тысячи урона. Максимум. Скорее всего, еще меньше – на его шмотках тоже могут быть модификаторы на сопротивление магии.

    Еще одну из Стихийных Магий можно сразу отбросить – почти полную защиту от урона, от девяноста пяти до девяноста девяти процентов, дает соответствующее заклинание в каждой из Стихийных Магий. «Щит Огня», к примеру, режет девяносто девять процентов урона от Магии Огня. А «Щит Земли» – девяносто пять процентов от Магии Земли, соответственно. Хорошо, что эти заклинания одновременно применять нельзя, только одно из них. Хоть это радует. На воинов эти заклинания накладывают маги за сущие копейки, вряд ли мой противник пренебрег этим.

    Остается три ветки Стихийной Магии, три заклинания из залпа «Катюши» с более-менее приличным уроном. А у воина есть еще возможность применить по одному бафу из Магии Порядка и по одному эликсиру, повышающим защиту от какой-либо из ветвей магии. Самые сильные бафы и элики уменьшают урон от той или иной магии наполовину. Можно применить оба на одну магию, тогда вообще урон снизится на три четверти, а можно снизить на пятьдесят процентов урон от двух ветвей магии. Тут каждый поступает так, как ему больше нравится.

    В любом случае, полноценный урон, с учетом, конечно, стандартного двадцатипятипроцентного сопротивления, будет всего у одной ветки магии. Если повезет, то у двух.

    И что у нас получается? А получается у нас то, что залпом «Катюши» из пяти заклинаний я смогу снести около двенадцати с половиной тысяч единиц здоровья. Это минимум. Может и больше, но на это рассчитывать не будем. С «Изменчивой силой магии» этот урон удвоится. Двадцать пять тысяч. Примерно столько у орка и должно быть здоровья. Вряд ли больше, а скорее всего, меньше.

    Значит, один полный залп «Катюши» нанесет двадцать пять тысяч единиц урона или немного меньше, если у орка шмот с модификаторами на сопротивление магии. Легендарные вещи так вообще могут иметь до семидесяти пяти процентов резиста какой-либо из ветвей магии. А ведь встречаются в игре и вещи с полным игнором урона от одного из видов магии. Но это обычно Эпики. Что радует, два и более таких модификаторов против разных ветвей магии одновременно работать не могут. Хоть здесь разработчики не стали притеснять нас, бедных, несчастных, обездоленных магов.

    А еще есть питомцы, дающие своему хозяину дополнительные проценты сопротивления магии – до пятидесяти процентов. Та же фейри может наложить на своего владельца подобные бафы, и они пойдут сверх уже имеющихся. Фейри каждую секунду может кидать на своего хозяина пятидесятипроцентные бафы на сопротивление магическому урону длительностью до нескольких минут. А может и на меня какую-нибудь гадость кинуть. Тормознет скорость чтения заклинаний – и все, приплыли.

    – Прив, становись впереди меня. Примешь на себя первый удар. Он, скорее всего, «Рывком» на меня прыгнет, есть у него такая возможность, а ты его перехватишь. И сразу мочи его, ты теперь у нас монстр. С твоими бафами ты несколько секунд против него продержишься, все-таки разница в восемьдесят четыре уровня. Будь ты пантера, я бы вообще не парился за исход поединка. Пришел бы сюда с шезлонгом, развалился бы в нем и наблюдал за боем.

    «Рывок» – это не «Блинк», когда боец исчезает в одном месте и в то же мгновение появляется в другом. «Рывок» – это стремительный бросок по прямой. По скорости перемещения он почти не уступает «Блинку», но только в том случае, если на пути нет никаких препятствий.

    – Понял, босс. А ты?

    – А я, наоборот, прыгну куда подальше отсюда.

    Я оглянулся. До границы арены – сто с лишним метров. То, что надо.

    – Буду потом орка издалека заклами бить. Нынче первая линия обороны – это не мое кредо. Нынче мне больше по душе из-за угла кого-нибудь молнией или файерболом приголубить. Втихаря.

    И что у нас получается? При самом плохом раскладе урон от «Катюши» может быть всего лишь в двенадцать с половиной тысяч единиц. Это только с учетом его, орка, возможного сопротивления. А там еще и защита есть. Пятьсот единиц минимум с каждого моего закла срезать будет, но я бы, для гарантии, заложился на тысячу.

    И в итоге моя «Катюша» за один залп снимет с него всего семь или восемь тысяч единиц здоровья. Будем исходить из худшего – семь тысяч я сниму с него за один залп. Или даже пусть будет шесть. Из приблизительно двадцати пяти тысяч единиц его здоровья.

    – Итак, дамы и господа, остались считаные секунды до начала поединка. Делайте ваши ставки, дамы и господа! Делайте ваши ставки! До начала поединка осталось пять секунд!

    Свою ставку я уже сделал. До начала Турнира Гильдия принимала ставки на победителя в пропорции пятьдесят к одному. На один поставленный талер можно было получить пятьдесят, если тот участник, на которого ты сделал ставку, станет победителем Турнира на своем уровне. Выше ставки Гильдия не поднимала. А вот ниже еще как принимала! На членов клана «Триада» ставки были просто смешные. Ну что это за ставка – один и одна десятая к одному? Смех, да и только! Нет, если у кого есть лишний миллион, то можно его поставить, а потом получить свою сотню тысяч выигрыша – тоже неплохо! Но миллионеры как-то не очень спешат делать ставки на свои миллионы. А вдруг триадец проиграет? Сговор там или еще что-нибудь такое? Правда, обычно «Триада» так не делает, не за деньгами этот клан пришел на Арену. Деньги – что? Ветер. Пыль. Денег много, и они есть везде и у всех, правда, в разных количествах. А вот Черный Турнирный эликсир достать можно только на Арене. Видать, накопилось у «Триады» много лишних эликов «Божественного благословения» и она решила сделать «ченч», поменять одни элики на другие. С одного турнира она может почти триста черных эликов поднять. Если все эти элики отдать одному игроку, то он моментально становится убергероем. Подозреваю, что верхушка клана, его костяк, именно так и поднялась. Глава «Триады», Дракон, уж наверняка. Как бы иначе он, единственный в игре, смог бы тогда достигнуть триста пятидесятого уровня и занять первое место в рейтинге игроков? И опередить ближайших преследователей почти на двадцать уровней?

    Раз в несколько месяцев «Триада» выставляла своих бойцов на одиночные турниры, иногда на всех уровнях, иногда только на некоторых, но всегда ее бойцы были обкастованы самыми сильными бафами и напоены самыми сильными эликсирами. Не каждый боец мог позволить себе потратить на свое участие в Турнире тот же эликсир «Божественного благословения», да и кланы на такой шаг могли пойти только будучи уверенными в безусловной победе. А «Триада» могла себе такое позволить легко – не зря же она держит под своим монопольным контролем производство компонентов для самых крутых эликсиров. Наложила лапы на них и ни с кем не делится. Хорошо, что хоть фарм лавовых кристаллов «Триада» оставила другим кланам. Хоть некое подобие баланса сохранилось в игре.

    – Осталось три секунды, дамы и господа!

    Сколько же у него здоровья? Я смотрел на воина и гадал. Открывая его инфу, я видел только зеленую полоску под его именем, индикатор здоровья, но сколько там того здоровья, я не знал. Это я узнаю только из системок о нанесенном ему уроне. Вот только не было бы слишком поздно.

    – Две секунды, дамы и господа!

    Если больше тридцати тысяч, то мне конец. Если меньше двадцати пяти, то у меня появляются некоторые шансы на успех. С моими бафами, упитый до невозможности эликами, я могу смести его даже обычным заклинанием второго уровня. Ладно, пусть третьего.

    А вот «Катюшей» не могу. Маловат урон у мгновенных заклинаний.

    В общем, все понятно. Все как всегда – как был я бойцом первого удара, так им и остался. И никакие бафы и эликсиры этот расклад не изменят. Всегда! Всегда мне нужно наносить удар первым! А сейчас вся тактика в этом поединке будет сведена к одному – не попасть под удар противника. И, похоже, эта тактика на весь Турнир. Замечательно! Достойно! И гори оно все синим пламенем.

    – Одна секунда, дамы и господа!

    Я повернулся спиной к сопернику.

    Гонг!

    «Прыжок»!

    Фух! Успел! Орки очень быстрые бойцы. И сильные. У них расовые особенности увеличивают скорость и силу.

    Уже в полете я оглянулся. Там, где я только что находился, стоял орк и ошарашенно смотрел мне вслед. Прив, потерявший невидимость, как раз наносил по нему удар. До чего же удивленное лицо у орка! Я рассмеялся.

    Вот теперь повоюем! Теперь ты не скоро сможешь воспользоваться «Рывком»! Твой стремительный бросок ко мне пропал втуне! Спасибо Приву! Задержка на применение этого приема – тридцать секунд! И даже если орк вдвое сократил ее эликсиром, то все равно, даже с учетом его бонусов у меня есть секунд десять-двадцать до следующего применения этого приема. А за это время можно целый полк таких воинов накромсать.

    Я приземлился метрах в сорока от края арены. Развернулся.

    Воин уже вовсю рубился с Привом. Быстро глянул его зеленую полоску. Почти целая! Прив под бафами наносит удар раз в половину секунды. Снимает под тысячу единиц здоровья, это без учета защиты противника. За пару ударов снял с воина чуть больше процента. Значит у воина или много жизни, или много защиты…

    Ох, ё! Прива надо спасть! У него уже треть здоровья ушла. Слишком сильные удары у воина. С чего бы это? На Приве же мощнейшие бафы на защиту висят!

    Начинаю каст «Луча Смерти», времени на него мне надо полсекунды. Надеюсь, за это время орк не убьет моего Прива, иначе я до конца Турнира останусь без питомца.

    Каст!


    Вы применили заклинание «Луч Смерти».

    Вы нанесли урон: Веселый Роджер II.

    Урон: 1 608 238. Здоровье: 0/40 000.


    Вот так-то! Нет больше Веселого Роджера Номер Два. А я ведь еще «Ярость» не использовал! Так бы урон в два раза выше был. А что вы хотели? У меня «Интеллект» сейчас тысяча шестьсот с лишним единиц! Помимо «Превосходного эликсира Интеллекта» эти щедрые ребята из «Серебряного рифа» меня еще и эликсиром «Божественного благословения» опоили. В копеечку им обошлось мое участие в Турнире.

    А Прив добивает фейри. Одного удара ему хватило – фейри совсем не боец. Бабочка. Дунешь, и ее уже нет. Но сколько пользы от нее может быть! Один из лучших петов в игре, на мой просвещенный взгляд.

    Над Ареной зазвучали торжественные фанфары.


    Поздравляем!

    Вы победили в поединке на Арене.


    А ведь Роджер был максимально накачан для поединка.

    У Прива всего четверть жизни осталась. Три четверти снял с него воин меньше чем за три секунды, невзирая на все бафы Прива. Крут Роджер, без разговоров крут! Откуда только у него взялось сорок тысяч здоровья? Да и урон у него оказался больше, чем можно было ожидать. Непонятно.

    Но я его сделал! И на шаг приблизился к своим двум миллионам! Когда я думал, сколько поставить на свою победу в Турнире, я поначалу хотел сохранить сорок тысяч для оплаты телепортации на Сарак и поставить только оставшиеся деньги. А оставшихся денег было всего двадцать три золотых. При ставке в пятьдесят к одному, я мог бы выиграть всего тысячу сто пятьдесят монет. Несерьезно! Какие-то смешные деньги. Отвык я от такой мелочи в последнее время.

    То ли дело, если я поставлю все сорок тысяч! О, выигрыш в два миллиона – это уже по-нашему! По-взрослому! Такой вариант мне больше нравится.

    Минута на отдых после поединка, и я снова на Арене. Передо мной Охотник. Что более для меня важно – он идет по Пути Жизни. Еще один фраг в копилку фракционной репутации. Если я его, конечно, сделаю, этого Охотника.

    И я его, конечно, сделал. Его, а потом и его пета, сокола, я элементарно забил залпами «Катюши» – защита у бойцов класса «Охотник» почти такая же плохая, как и у магов. Носить они могут только тканевые и кожаные вещи, а у таких вещей если и есть модификаторы на защиту, то очень невысокие. И «Выносливость» у охотников тоже маленькая. Не все Охотники даже навык на удвоение «Выносливости» берут, есть и более интересные и полезные для этого класса навыки.


    Вы убили приверженца Пути Жизни.

    Ваша репутация среди представителей фракции Смерти улучшилась.


    Этот Охотник все же успел выпустить по мне стрелу, несмотря на бьющие по нему заклинания. Два раза он сбился с прицела, но на третий раз все-таки сумел выстрелить. Попади эта стрела в меня, и мне бы ее хватило, чтобы умереть, но она не попала – стрелу перехватил Прив, отважно приняв ее грудью. Я его для этого перед собой и поставил – разумеется, в режиме невидимости. Под сильнейшими бафами ранение он перенес довольно легко. К следующему поединку, который состоится через минуту, он будет уже с полностью восстановленным здоровьем.

    Примерно таким же образом я завалил и третьего своего соперника – Вора. Питомцем у него был паук. Эти петы с сорока метров бросают на противника паутину. На меня тоже бросил. Моментально! Все-таки программа, управляющая питомцем, значительно быстрее игрока. Казалось бы, сколько времени надо на применение «Прыжка»? Мгновенье! А я даже мысленную команду на применение «Прыжка» не успел дать, как уже был оплетен паутиной. И с места сдвинуться не мог, паутина прочно прилепила меня к поверхности арены. Но вот только кастовать это мне не мешало.

    Я и кастовал «Катюшу» на бежавших ко мне воришку и его паучка. Ни тот, ни другой не добежали. Прив где-то рядом прохлаждался все это время. На подстраховке. Пускай. Пока и без него все идет неплохо.

    А четвертого моего противника завалил Прив. Как ни удивительно, это был Паладин. Совсем бестолковый, и, как я понял, практически не обкастованный. У него даже пета не было – или потерял в предыдущих боях, или вообще им еще не обзавелся. Чудо, что он прошел три тура. Повезло ему. Наверное, такие же, как и он, любители халявы, ему попадались. На младших уровнях встречаются такие, на авось желающие в Турнире поучаствовать, опыта набраться. Не в плане поднятия уровней, а в плане умения вести поединки. Или просто любопытные, в первый раз вышедшие на песок Арены, решившие разведать, что это такое – Турнир.

    У Паладинов тоже есть умение «Рывок». Этот кадр сразу же его и использовал. А я, естественно, тоже сразу использовал «Прыжок». И когда Паладин оказался на моем прежнем месте, там меня уже не было. Зато там был Прив, который первым же ударом снес паладину десять процентов здоровья. Ну, а дальше я даже вмешиваться не стал. Дождался, пока Прив забьет наивного Паладина, получил системку о победе и пошел отдыхать, готовиться к следующему поединку. Точнее, не пошел, а перенесся во внутренние вспомогательные помещения Арены – сразу после объявления окончания поединка победителей автоматически телепортировали с ристалища.

    Переносили победителей поединков в комнаты, напоминающие одновременно и лазарет, и раздевалку. Здесь целители восстанавливали здоровье тем, кто в этом нуждался, а магам бесплатно предоставлялись эликсиры для полного восстановления маны. Все-таки минутного перерыва между поединками иногда слишком мало для полного восстановления. Никакая медитация не поможет.

    Именно в раздевалке я узнал, что в Турнире для девятнадцатых уровней участвует более шестидесяти тысяч претендентов. И это еще мало – основная масса игроков болталась где-то между сто пятидесятым и двести пятидесятым уровнями. Вот на этих уровнях в Турнирах, бывало, участвовало до полумиллиона человек.

    На пятом противнике я чуть не вылетел из Турнира. Десять раз потом покрылся. Фигурально, разумеется. Сто раз пожалел, что сорок тысяч поставил на свою победу. Выбросил их на ветер. И миллион раз у меня сердце упало куда-то вниз, в район пяток, когда я вспоминал, что «Серебряный риф» на меня сделал ставку.

    Пятым противником у меня был чернокнижник. Точнее, чернокнижница. С нежным именем Ласточка.

    Первое, что сделала эта Ласточка после удара гонга, так это развернулась и отпрыгнула на восемьдесят метров. Я только рот раскрыл, смотря на это коварство. Я-то рассчитывал, что пока она будет призывать своего демона, я спокойно стукну по ней лучиком Смерти, и, довольные друг другом, мы разойдемся по своим делам.

    А тут такой подлый ход от Ласточки! Как она могла так поступить? Где, спрашивается, справедливость? Где, спрашивается, крики «Ура», «Банзай», «Барра»? Где стремительный и отважный бросок на противника? Грудью на баррикады врага? Я бы даже сказал, бюстом! Где?

    Но этим коварство этой женщины не ограничилось. Как оказалось, вместо трех стандартных секунд на призыв демона она тратила всего полсекунды. Не представляю, как она этого добилась – даже с эликом, увеличивающим скорость чтения заклинаний, у нее должно выходить полторы секунды на каст призыва. Даже с бонусами за «Интеллект» не должно быть полсекунды. Не может же у нее быть пятьсот единиц в «Интеллекте»! Неужели она тоже все статы бросила на увеличение «Интеллекта»? Это не справедливо. Плагиат! Так нагло и беспринципно воспользоваться моей идеей…

    Ну, а эликсир, сокращающий время призыва, само собой, она приняла – это Турнир, здесь иначе нельзя.

    На том месте, где стояла Ласточка, остался только ее пет. Белый медведь, между прочим. И тут тоже она украла мою идею – повысила свою живучесть вместо того, чтобы увеличить количество своей маны, взяв в питомцы сову, как это делают все нормальные маги Темной стороны.

    Ее пета я снял «Лучом Смерти», даже его свойства не стал просматривать.

    Лучше бы я этого не делал.

    Пока я соображал, прыгать к ней или атаковать ее пета, пока кастовал заклинание и убивал ее питомца, Ласточка дважды успела открыть «Ворота в Пекло». Это так место называется, где появляется призванный демон. Такая огненная пентаграмма на поверхности земли возникает, из которой сразу же вылезает демон.

    Призванными демонами оказались прыгуны. Я, как только увидел их, резко передумал перемещаться поближе к Ласточке.

    У прыгунов способность есть, очень похожая на умение «Рывок» у Воинов, только использовать это умение прыгуны могут без всякой задержки. Хорошо, хоть максимальное расстояние, на которое они прыгают, составляет всего тридцать метров. Обнаружив противника на стандартных сорока метрах, прыгуну приходится проковылять десять из них прежде, чем он сможет прыгнуть на свою жертву. Ковыляют они медленно, но и десять метров не такое уж и большое расстояние. За время, пока прыгун преодолевает эти метры, надо успеть или уничтожить его, или сбежать с поля боя. А можно просто покинуть его агрозону и попытаться убить его издалека. Чем я и занялся, благо вылезшие из преисподней прыгуны были далеко от меня, почти на пределе досягаемости моих заклинаний. Они скорее перекрывали мне путь к чернокнижнице, чем пытались добраться до меня. Вот и пришлось мне вместо Ласточки начать бить прыгунов.

    Я только один залп из пяти заклинаний успел выпустить по одному из демонов, даже трети здоровья у него не снял, как в сорока метрах от меня открылось новое окно в преисподнюю. Точнее, из преисподней. Тут уж мне не до атаки демонов было. Вылезший из окна демон сразу меня заметил. И сразу неторопливо поковылял ко мне. Надо удирать! Удар с прыжка у него просто дикий, урон возрастает многократно. Нет никаких сомнений, что он меня сразу же завалит.

    Пришлось уже мне разворачиваться и прыгать на восемьдесят метров. Не стал я дожидаться, пока демон ко мне приблизится.

    Я стоял на одном конце ристалища, а Ласточка на другом. Между нами было метров двести. Я размышлял, какую тактику выбрать, а она спокойно открывала одни врата за другими. Через пару секунд вокруг нее торчало уже пять прыгунов, перекрывших все пути доступа к чернокнижнице. Куда бы я ни прыгнул, везде попаду под атаку демона.

    Сколько же у нее маны? Она ведь ману тратит не только на призыв демонов, но и на поддержание их существования здесь, в нормальном мире. Как только у нее закончится мана, демоны исчезнут. Растворятся. Вернутся в свой ад. В нижние планы бытия, они же Нижние Круги. В Пекло.

    Рассчитывать на то, что у нее скоро закончится мана, глупо. Там еще пояс с двадцатью пузырями. Пока все истратит, от меня ничего не останется. Хотя бы потому, что эта девица ограничиваться пятью демонами не стала – метрах в ста от меня открылось новое окно и оттуда вылез очередной прыгун. В отличие от остальных, этот на месте оставаться не стал, а двинулся в мою сторону, подчиняясь негласному приказу призвавшей его чернокнижницы.

    Ладно, будем встречать их поодиночке. «Катюшу» пока отставлю в сторону, три полных залпа и еще пару отдельных заклинаний надо, чтоб свалить демона, а это больше полутора секунд. А «Луч Смерти» я всего за полсекунды кастую. Им и буду встречать этих незваных гостей нашего плана бытия.

    Пока прыгун дошел до того места, где он определялся у меня как цель, на белый свет появилось еще два демона.

    Каст!

    И одним прыгуном стало меньше.

    Трое, да-да, уже трое двигавшихся ко мне демонов остановились. Ага! Призадумались. А то, ишь ты, выстроились в цепочку, как на скотобойне. Я вам что, мясник?

    Время?

    Восемь секунд. Восемь секунд длится поединок.

    Ждать здесь, пока у нее мана кончится? За минуту не кончится, а вот поединок закончится. И вылетим мы с Ласточкой из Турнира, как… Как фанера из Парижа, хм…

    Надо что-то делать. Вряд ли арбитры решат, что у меня подавляющее преимущество в поединке. Я хоть и убил уже и пета, и одного демона, но ситуация скорее складывается в пользу Ласточки.

    Почему? Да потому, что на арене уже десять демонов и каждые полсекунды появляется еще один. А Ласточка не останавливается, продолжает открывать новые ворота одно за другим. И я не видел, чтобы она выпила хотя бы один эликсир, восстанавливающий ману. Сколько же ее у нее? Так она скоро полсотни прыгунов призовет, ей на это меньше тридцати секунд понадобится. А демоны – это не бестолковые твари, и даже не полуразумные – все демоны из Нижних Кругов, даже самые младшие, разумны. Они тупо кидаться на меня не станут. С разных сторон зайдут и прыгнут одновременно, тут мне и придет конец.

    Надо тоже обороной озаботиться. Что там у нас есть? «Болото»? Обязательно!

    Каст!

    И вокруг меня образовалось болото. Только небольшой островок подо мной, диаметром два метра, остался твердым.

    Что еще? «Ядовитое облако»? Чтоб не дошли? Передохли в нем? Пока отложим.

    «Огненная стена»? Мало толку – у демонов если и не иммунитет к Огню и Огненной Магии, то сопротивление в семьдесят пять процентов или выше.

    Да и смысла у всего этого нет. Это если и позволит мне выжить, то приведет только к ничьей. Рассчитывать, что арбитры решат, что у меня было подавляющее преимущество в поединке, я бы не стал. Сам без всяких арбитров вижу, что ситуация патовая. Чистая ничья.

    «Прив! На помощь!»

    «Я тут, босс! Что надо сделать? Кого убить?»

    «Издеваешься? Я тут на волоске вишу, а ты издеваешься! Ты где был все это время?»

    «Я тут, рядышком, в шезлонге сижу. Попкорном балуюсь, пина коладой. Да ты и сам все знаешь! Сам рассказывал!»

    «Прив, я тебя убью! Дважды! Трижды!»

    «Спокойствие, босс! Только спокойствие! Сейчас мы объясним этой демонологине всю пропасть ее заблуждения».

    «Она не демонолог, Прив! Она чернокнижница!»

    «Какая разница?»

    «Огромная, Прив, огромная! Ты., вообще где? Я не чувствую тебя из-за ауры этих демонов».

    «Я? Как это где? Вишу вот в воздухе за спиной у этой чернокнижницы. Давно уже вишу. Все жду, когда ты очухаешься и про меня вспомнишь!»

    «Мочи ее, Прив! Срочно! Быстрее!»

    «О, неужели очухался?»

    «Убью! А потом жестоко надругаюсь над трупом!»

    «Понял, босс! Готово!»


    Поздравляем!

    Вы победили в поединке на Арене.


    Демоны, которых набралось уже полтора десятка, еще не успели раствориться в воздухе, как прозвучали победные фанфары и передо мной засемафорило системное сообщение с поздравлением.

    Я устало закрыл системку и перевел дух. Вот это адреналин, твою дивизию! Вот это нервы!

    – Босс, так чем чернокнижница отличается от демонолога?

    – Прив, я тебя убью! А потом закопаю! Глубоко-глубоко!

    А потом выкопаю, поглумлюсь над трупом и опять закопаю!

    – Босс, да ты эстет!

    Вокруг нас заржали. Мы находились в раздевалке и здесь было полно народу, дожидавшегося своей очереди на поединок. Много народу, но не так много, как перед моим последним боем.

    – Прикольный у тебя пет, лич!

    – Где взял такого, Эвери?

    – Эй, читер! Откуда пет сто третьего уровня? Да еще и говорящий?

    – Нам кранты! Его хрен завалишь.

    – Разбойник из «Триады» завалит.

    Ну и молодежь пошла, уже Разбойника с Охотником путают. Охотник, а не Разбойник на нашем уровне от «Триады» участвует. Нубы, а туда же, на Арену в Турнире участвовать.

    Я огляделся. До моего боя в этой комнате было около двух сотен игроков. Сейчас здесь было менее пятидесяти. Редеют наши ряды, редеют. Сколько же таких комнат на Арене?

    – Эстет, не эстет, – ответил я Приву, – но я, по крайней мере, пина коладу с попкорном не употребляю. В отличие от некоторых иждивенцев, желающих на чужом горбу выехать в победители Турнира.

    – Босс, это кто иждивенец? Это я иждивенец? Да я же из последних сил зубами, можно сказать, вырвал тебе победу! С одного удара завалил чернокнижницу!

    Я отправил Прива в невидимость. Надо было сразу это сделать, но с такими напрягами позабыл. Никаких нервов не хватит. Если и дальше будут такие же тяжелые поединки, а по идее, чем ближе к финалу, тем бои ожесточеннее, то я совсем седым стану. Хотя лучше быть седым, чем лысым. Я провел рукой по своему гладкому затылку.

    Через три-четыре поединка ограничение в минуту на бой снимут. И отдых между боями будет уже десять минут. А перед финалом вообще полчаса отдыхать можно будет. Интересно, как там мой Охотник из «Триады» идет? Вдруг его кто-нибудь завалил? А что? Обкастованный и упитый Разбойник вполне может завалить обкастованного и упитого Охотника, слишком велика разница в классах. Охотник вообще считается небоевым классом, его выбирают те, кто биться с мобами любит больше, чем сражаться с живыми игроками. Есть и такие и их немало – у каждого свой фан в игре.

    – Эвери! На выход! Твой поединок!

    Я сделал шаг в окно портала и вышел на арену. Напротив меня из портала вышел Друид. Эльф. Путь Жизни.

    Еще один скальп в копилку! Я довольно потер руки. Мне как раз сотня скальпов последователей Пути Жизни нужна. За сотню фрагов статус Эксперта Смерти дадут, а это увеличение каждой из основных характеристик на целых десять единиц!

    – Мы приветствуем вас, дамы и господа, на очередном поединке…

    Питомцем у Друида был солнечный зайчик. Этакий сияющий шарик, постоянно мечущийся в разные стороны или вращающийся над головой хозяина. Этот пет в полтора раза увеличивает силу заклинаний.

    Понятна тактика Друида. Будет призывать какого-нибудь мощного зверя в дополнение к своему питомцу. Призываемый пет будет в полтора раза сильнее, чем был бы без влияния эффекта от солнечного зайчика. Довольно известная тактика, одна из самых распространенных для Друидов, выбравших своей специализацией не «Повелителя зверей», а любую иную. На мелких уровнях очень муторная и проблемная прокачка у таких Друидов, а вот после сотого появляются крайне заманчивые перспективы. До сотого уровня Друиды только Магию Природы могут использовать, а после сотого им и остальные магии Светлой стороны становятся доступны, а в случае приобретения какой-либо из стихийных специализаций, например, «Повелителя Земли» или «Повелителя Огня», еще и одна из Стихийных Магий.

    Но до сотого уровня у таких бойцов вся надежда только на питомцев. Ставлю десять против одного, что эльф призовет пантеру. В этом Друиды крайне единодушны. Я бы и сам пантеру на их месте вызывал бы, у этих петов самое лучшее соотношение скорости и силы, оптимальный вариант. Есть звери посильнее, есть звери побыстрее, но ни те, ни другие не сравнятся в эффективности с пантерой.

    Вот только не дам я Друиду возможности вызвать своего питомца.

    – Прив, на тебе светляк. Сразу после гонга лети под невидимостью к нему и вали его. После того, как я убью Друида, светляк должен застыть на месте. Если, конечно, Друид ему до этого другой команды не даст. Не должен, по идее: ему помощника призвать надо как можно быстрее, он не будет отвлекаться, тут каждая доля секунды на счету.

    – Понял, босс.

    – Постарайся сразу же попасть по светляку. Тогда с одного удара его завалишь, он слабый. Иначе замучаемся потом по всей арене за ним гоняться. Можем не достать его за минуту, а он по нам светом бить будет. Несильно, но за минуту меня может и сложить, да и тебя тоже. А если и не убьет, то арбитры нас все равно с Турнира выгонят за ничью в поединке.

    У солнечных зайчиков была дикая ловкость и огромная удача, попасть по ним было тяжело даже широкими заклинаниями, к примеру, «Дыханием дракона» из Магии Смерти, которое вроде и считалось одиночным и требовало цель для применения, но задевало всех, кто оказывался на его пути. А от массовых заклинаний светляк просто улетал вверх, где они его не доставали. Вот где-нибудь в пещере светляка можно было достать. Кастанул «Инферно» из Магии Огня – это заклинание только в закрытом помещении применяется и действует на весь его объем – и нет светляка.

    – Сделаю, босс!

    Надеюсь на это. Эти светляки, помимо того, что увеличивают силу магии своего хозяина, еще и сами могут атаковать. Бьют заклинанием второго уровня «Блеск» из Магии Света, слабо, урон у светляков мизерный, но часто – один раз в секунду. И во все стороны бьют, все пространство вокруг охватывают, как стробоскоп.

    Обидно будет вылететь на не самом сильном противнике из Турнира. Вот, не мог этот эльф взять себе другого питомца? Кобру там, или питона. Медленные петы, у них только финальный рывок стремительный, метров с десяти. Сто раз можно убить, прежде чем доползут.

    – Осталось три секунды, дамы и господа! Три секунды!

    – Две секунды!

    – Одна…

    Гонг!

    – Прив, вперед! – кричу я, а сам начинаю каст «Луча Смерти».

    Эльф тоже принял стойку чтения заклинаний. Интересно, кого он там призывает? Вот бы посмотреть, любопытно же! Вдруг не пантеру? Пантера – это слишком обычно для Друидов, а этот эльф явно не пошел по стандартному пути развития, иначе он не взял бы себе петом солнечного зайчика. Это пет для Магов, у Друидов другой подход к петам. Что-то интересное он придумал. Любопытно-то как! Может, позволить ему призвать пета? Посмотреть, а потом уже всех троих замочить? Прервать свой каст, подождать три секунды, а, скорее всего, только полторы – элик на скорость каста наверняка Друид выпил – узнать, что там за пет у него, а потом уже валить их всех.

    Только бы светляк не улетел вверх после смерти эльфа и не начал выписывать виражи над ареной.

    Каст!


    Вы убили приверженца Пути Жизни.

    Вы уверенно следуете по избранному Пути.

    Ваша репутация среди представителей фракции Смерти улучшилась.


    Гоняйся за ним потом, за светляком.

    Друид валится на песок арены. Вот и второй скальп из сотни у меня в кармане. Не успел эльф никого призвать. Жаль. Было бы интересно узнать, кто там у него в запасе был.

    Ему минимум полторы секунды на призыв надо было потратить, потому я спокойно «Луч Смерти» использовал, а не «Катюшу».


    Вам нанесен урон. Ваше здоровье уменьшилось. Здоровье: -54. Всего: 2226/2280.


    О! Стробоскоп заработал! Теперь будет каждую секунду по пятьдесят четыре единицы здоровья забирать. И ничего с ним не сделаешь – этот пет и на лету может кастовать заклинания, имеется у солнечных зайчиков такое умение. И в невидимость не спрячешься, «Блеск» и там достанет, это массовое заклинание, цели не требует.

    Эх, ударить бы по светляку «Катюшей», да нельзя – увернется, начнет над ареной летать. А сейчас пока на месте замер. Может, «Воздушным кулаком» его приголубить? Заклинание невидимое, уворачиваться от него светляк не будет. Только не факт, что одного заклинания будет достаточно. А если с одного удара не убью светляка, то все, пиши пропало. Начнет носиться над ареной, не угонишься. Нет уж, будем надеяться на Прива. Под бафами он не должен промахнуться.

    Меня светляк не видит, далеко, больше сорока метров. Прива не видит, тот в невидимости. Что делать, светляк не знает, а команды ему никто не дает. В таком состоянии самая высокая вероятность попасть по нему, даже Прив сможет это сделать. Ну, а если не повезет Приву, то тогда придется мне уже что-то придумать. Вот только, что? Что? Что?

    Накрыть сверху арену «Гнилью», например… Чтоб светляк не улетел вверх. А снизу «Ядовитое облако». Будет такой слоеный пирог из двух заклинаний…

    Хм, а вполне может получиться! Растянуть оба заклинания до периметра арены я смогу. Легко! Поднаторел уже в применении таких заклинаний. Концентрация яда, конечно, упадет и сильно упадет, но для светляка много и не надо. Здоровья у солнечного зайчика не так уж много, оставшегося времени поединка вполне должно хватить, чтобы обнулить его.

    Скоро там уже Прив долетит до него? Уже почти четыре секунды прошло…


    Поздравляем!

    Вы победили в поединке на Арене.


    Ну, и слава богам! Я облегченно выдохнул.

    С каждым туром поединки становятся все сложней и сложней. Что там дальше будет?

    А дальше был Лич. Он убил меня.

    Нет, не сразу после Друида, позже. С Личем я встретился в одной восьмой финала, а до этого успел провести еще четыре поединка.

    Три поединка из них, два с Воинами и третий с Рыцарем Смерти, были похожи друг на друга, как близнецы. Питомцев ни у кого из этих бойцов не было, наверное, уже успели потерять их в предыдущих боях. А призывать петов заново до окончания Турнира они не могли, это было запрещено правилами.

    Все три поединка оказались на редкость похожими друг на друга – бойцы прыгали ко мне, а я от них. Вроде мы все делали одно и то же, а трибуны реагировали по-разному. Если рывки бойцов ко мне публика встречала восторженными криками, то мои прыжки вызывали только свист и гневные вопли. Это я со слов комментатора понял, иногда удавалось услышать обрывки его речи, в запарке боя было не до того.

    Десятым моим противником был Шаман. Гоблин. Здесь я уже никуда не прыгал. Пока Шаман камлал со своим бубном, я сначала снес с одного заклинания Магии Смерти его пета, здоровенного ящера, неторопливо вперевалку направившегося ко мне, а потом и самого Шамана первым же выстрелом «Катюши» отправил на перерождение. Он только и успел, что поставить один тотем возле себя, а я не успел даже посмотреть, что за баф этот тотем накладывал, так быстро поединок закончился. Как он, такой слабый, столько туров прошел? Наверное, рассчитывал на своего толстого ящера – здоровья у того много, кожа дубовая, защита высокая, урон сильный. Пока такого убьешь, Шаман целое море тотемов понаставит, как налагающих блага на самого шамана и его пета, так и накладывающих дебафы на его противника. Тут уже понятно, кто победит при таком раскладе – это будет явно не противник Шамана. А этот гоблин тотемы ставил быстро. За те полсекунды, что мне на каст потребовалось, он успел поставить один тотем. Похоже, это Грандмастер был, никакой не скороспелка. А я ему всю малину испортил – вместо того, чтобы потратить несколько секунд на убийство ящера, я убил этого пета с одного-единственного каста.

    А вот потом был Лич. С совой. Классика жанра – сова в полтора раза увеличивает «Мудрость», а потом еще эту характеристику в шесть раз увеличивает навык «Океан маны».

    Значит, и все остальное у него тоже должно соответствовать классическому билду Личей. Стандарт. И бой должен идти по стандартным канонам. И поэтому мне было не понятно, почему первое, что сделал мой противник, это развернулся и отпрыгнул метров на сорок пять? То же самое собирался сделать и я, но Лич повернулся ко мне спиной раньше, я успел заметить это и притормозить.

    Лучше бы не успел.

    Почему Лич отпрыгнул всего на сорок с небольшим метров, мне как раз было вполне понятно – у него «Орлиный глаз» не прокачан. Не мог он на большее расстояние прыгнуть. Скороспелка!

    Я так думал.

    Как оказалось, все у него было прокачано, как надо.

    Я ведь решил, что у меня преимущество – могу кастовать с более дальнего расстояния и убить его до того, как он меня вообще как цель увидит. Ну и стал потихоньку, небольшими шажками продвигаться к нему, сокращая дистанцию до восьмидесяти метров и ловя момент, когда увижу его как цель, чтобы начать кастовать заклинание.

    И не уловил момент, когда этот негодяй сделал быстрый шаг вперед и начал свой каст, приняв характерную стойку. И сразу же отобразился у меня как цель.

    Я начал читать заклинание на пару мгновений позже него! Критически важное обстоятельство! Смертельное обстоятельство! Для меня смертельное.

    Понятно, почему Лич так поступил. Поединок Личей – это тупой обмен заклинаниями до тех пор, пока у кого-то из дуэлянтов не закончится мана. Читал я на форуме про тактику Личей в таких поединках. К сожалению, не очень внимательно – дуэлиться я ни с кем не собирался. Не планировал никаких дуэлей, а вот пришлось.

    И этот прием, что использовал мой противник, был одной из многих уловок, используемых толковыми Личами. При примерно одинаковой раскачанности противников, тот, кто нанесет первый удар, получит серьезное преимущество, почти гарантию победы в дуэли. А если у него еще и времени на каст уходит меньше, чем у соперника, то это уже стопроцентное преимущество – с каждым обменом заклинаниями он будет наращивать преимущество и, в конце концов, опередит по количеству сделанных кастов своего соперника. А значит, и нанесет больший урон.

    У стоявшего напротив меня Лича не было преимущества по времени, затрачиваемого на каст. Наоборот, у него было отставание от меня. Как раз на те два мгновения, на которые я начал позже читать заклинание. В итоге мы ударили одновременно.

    Мне его удара хватило. Ему моего – нет.

    Надо было, наверное, отойти на шаг назад, заставить его потерять цель.

    Или ударить по нему «Катюшей», попробовать сбить с каста. Такое редко бывает, если Лич под «Щитом Смерти», но иногда случается.

    Или можно было сделать… Да много что можно было сделать, что уж теперь об этом говорить?

    Зря я, наверное, решил ударить его заклинанием из Магии Смерти. Наверное, у него была максимальная защита от этой магии. Пробить ее полностью не помогла мне даже «Ярость», на активацию которой я и потратил второе мгновенье. Что самое смешное, так это то, что после моего каста Лич остался совсем без маны. Да у него и здоровья оставалось совсем чуть-чуть, смех один, да и только.


    Вы применили заклинание «Луч Смерти».

    Вы нанесли урон: Десептикон.

    Урон: 1 998 443. Здоровье: 7/3000.


    Семь единиц здоровья! Мне не хватило самой малости!

    Я сидел в раздевалке-лазарете Арены, смотрел на эту системку и хохотал, как безумный. Несколько присутствовавших в помещении игроков, оставшихся участников Турнира, с подозрением косились на меня, от чего я еще больше начинал хохотать.

    Истерика.

    Бывает. Со всеми может случиться. Иногда это даже полезно – например, помогает сбросить стресс.

    Надо, надо было покупать заклинания пятого уровня! У заклинаний уровня Грандмастера базовый урон три тысячи единиц и выше. Этого с избытком хватило бы, чтобы сваншотить этого Десептикона.

    И не пришлось бы содрогаться в истерике.

    «Прив, что делаешь?»

    «Сову добиваю. Эта тварь не хочет биться по-честному. Я ее с одного удара не смог убить, так она улетела от меня. Вот, гоняю ее сейчас по полигону. Но ничего, я опять «Невидимость» накинул и сейчас к ней подкрадываюсь. У нее жизни осталось меньше десяти процентов».

    «Понятно. Спасибо, Прив, что не стал в шезлонге прохлаждаться».

    «Да не за что, босс. Я сразу после гонга к нему полетел. Я и прошлые разы не прохлаждался. Про шезлонг это я так, для красного словца упомянул».

    «Я знаю, Прив. Но все равно спасибо! Ты даже не представляешь, от чего спас меня».


    Поздравляем!

    Вы победили в поединке на Арене.


    А в следующем туре Прива убили. В одной четвертой финала.

    Двенадцатый поединок у меня был с Монахом. Этот боец «Рывка» не имел. Ему он был и не нужен – у него был «Блинк»! И, что хуже всего для меня, на прокачанном уровне этот прием можно было использовать без задержки несколько раз. А Монах был прокачан минимум до Мастера, а скорее всего, он был Грандом. Исчезая в одном месте, он появлялся в другом и сразу же снова применял «Блинк».

    Плюсом для меня было то, что за один раз он мог переместиться не более чем на десять-двенадцать метров. Но это слабо мне помогло – Монах блинковал настолько стремительно, что выпущенные мною два заклинания из залпа «Катюши» просто прошли мимо него. Они же не самонаводящиеся у меня. А я элементарно не успевал реагировать на движения Монаха и выпускал заклинания уже после того, как он покидал то место, куда были направлены мои касты. Двигайся он по прямой ко мне, мои касты задели бы его, но этот негодяй перемещался галсами, каждый раз уходя из-под удара и с каждым «Блинком» оказываясь все ближе и ближе ко мне.

    Использовать «Прыжок» не имело смысла, пока я долечу до места приземления, этот монах уже допрыгает и дотуда, а если и не допрыгает, то все равно я по нему не попаду одиночным заклинанием, а там и он уже рядом будет. Так и будем прыгать с ним все время, и массовое заклинание мне не поможет, от него Монах сразу не помрет, успеет меня ударить. Да не один раз, а двадцать один, с его-то бешеной скоростью нанесения ударов – по десятку в секунду. А мне и одного удара хватит.

    Поэтому я, выпустив два заклинания из «Катюши» и увидев всю бесполезность этих потуг, просто накинул на себя «Невидимость» и сделал пару шагов в сторону. Хорошо, что я недавно прикупил это заклинание. Вовремя! Наличия у Монаха умения «Видеть невидимое» я не опасался. И не потому, что бойцам немагических классов это умение было недоступно. Вполне доступно. Милишники, бойцы ближнего боя, тоже могли его освоить, но для этого им требовалось прежде полностью прокачать такое количество других умений, что раньше, чем на сотом уровне, они об этом умении не могли и мечтать.

    Вовремя успел! Практически сразу же возле того места, где я стоял мгновение назад, приземлился монах. Приземлился и замер.

    Я тоже замер. В двух шагах от него.

    Твою дивизию!

    У него «Внимательность» прокачана по максимуму! Сто процентов на десятом уровне у него это умение, ишь, как прислушивается! Я даже дышать боялся, благо для Лича отсутствие дыхания не критично. Монах малейший шорох мог услышать и по нему определить, где я нахожусь. Он вообще глаза может закрыть и спокойно драться вслепую. На десятом уровне умения «Внимательность» взмах меча, его шелест о воздух можно услышать. Или стрелу в полете. И уклониться от нее. Стрелу прокачанные Монахи вообще рукой ловят. Хуже того, Монахи и арбалетный болт, выпущенный с десяти метров, ловят. Рукой!

    Вот не имей я опыта Вальда, я бы слился в этом бою. Наверняка стал бы аккуратно отодвигаться от Монаха. Или просто пошевелился бы. Тут бы мне и пришел конец.

    Если попытаюсь использовать «Прыжок», Монах меня достанет сразу же, как только шелест услышит. Сразу же среагирует, и на метр от земли не успею оторваться, достанет.

    А может, и не успеет.

    Не будь у меня опыта Вальда, я бы так и подумал.

    Я стоял в двух шагах от монаха, могущего убить меня одним движением руки, и медленно покрывался потом. Именно такое ощущение я испытывал. Личи не потеют, но я в этом уже не уверен.

    «Прив?»

    «Я здесь, босс. Рядом с Монахом. Бить его? Сейчас я его…»

    «Нет! Стой! Не делай этого! Ты не завалишь его, только сам зря погибнешь».

    «Как нет? – я услышал удивление в голосе Прива. – Вы что, так и будете стоять, как статуи, в метре друг от друга?»

    «Ты меня видишь?» – теперь удивился я.

    «Я тебя чувствую, босс. Ты замер, как истукан. И Монах рядом так же. Как говорит твой друг Калёный – ржач! Это просто ржач на вас смотреть со стороны!»

    «Прив, сейчас все очень серьезно! Это полный попадос! Отвлеки его от меня!»

    Через секунду Монах не разворачиваясь, спиной вперед, прыгнул. С места и метров на десять, не меньше, блинканул.

    И сразу же разразился серией ударов.

    Я тоже прыгнул. Через долю мгновенья после скачка Монаха «Прыжок» унес меня на восемьдесят метров.


    «Ваш питомец убит».


    Прости, Прив…

    Я знаю, как это больно. Довелось и мне умирать в этом мире, и я испытал всю боль полностью. Все сто процентов боли. Снижать уровень чувствительности нейрокапсулы я так и не стал, привык уже. Не к боли, нет – привык к полноте ощущений этого мира, и не хочу ее терять.

    Каст!

    «Луч Смерти» ударяет в Монаха.

    Прости, Прив, и спасибо тебе. Монах после твоей смерти остался стоять на одном месте, удивленно озираясь. Думал, что убил меня, а это оказалось привидение. Нежданчик!


    Поздравляем!

    Вы победили в поединке на Арене.


    Теперь я остался без питомца. Следующие бои придется провести в одиночку. Таковы правила Турнира.


    Тринадцатый поединок. Полуфинал.

    Когда я вышел из окна портала на арену и увидел противника, я сразу же развернулся и хотел было войти обратно в портал, но окно уже закрылось. Схлопнулось у меня перед самым носом.

    Пришлось повернуться и обреченно посмотреть на своего противника. Он тоже был без питомца, но это слабо утешало.

    Точно такого же волка, с точно такой же отливающей металлическим блеском шкурой, я видел буквально вчера. У меня до сих пор стоит перед глазами картина, на которой такой волк рвал клыками и когтями зомбаков триста пятидесятого уровня, ваншотил их одного за другим.

    Ну, пусть не такой же волк, пусть на триста уровней выше, но впечатлений он на меня произвел столько, что я теперь всю оставшуюся жизнь буду вздрагивать при виде Оборотня.

    Если, конечно, я сейчас не убью вот этого красавца, что стоит напротив меня и скалится.

    Может, и убью. В этой ипостаси Оборотни уязвимы для магии. Смени он облик на человеческий, и мне пришлось бы тяжело – в человеческой ипостаси Оборотни обладают пятидесятипроцентным сопротивлением магическому урону, но повышенной уязвимостью к физическому урону. В ипостаси зверя – наоборот. И это без учета всех остальных сопротивлений, которые могут дать умения, заклинания, эликсиры и благословления и надетые предметы экипировки.

    Почему он не меняет ипостась? Так легко прошел все предыдущие туры, что решил и с магом справиться в этой форме?

    Или, что скорее всего, он просто надеется, что удвоенные в образе зверя характеристики «Сила», «Ловкость» и «Выносливость» дадут больший эффект при меньшем сопротивлении магии, чем повышенный магический резист в человеческом образе при уменьшенных в два раза значениях этих характеристик?

    А может, у тебя, Оборотень, просто сильные сопротивления разным веткам магии? Ну, это тебе вряд ли поможет, Оборотень. Только не в поединке со мной. С другим магом – да, возможно, это тебя и спасло бы, но у меня слишком много «Интеллекта», слишком много удвоений силы заклинаний. Каким бы не было высоким у тебя сопротивление магии, я его все равно пробью.

    А главное, ни «Рывка», ни «Блинка» у тебя нет. Тебе придется бежать ко мне все эти сорок метров. Даже с увеличенной скоростью тебе понадобится более чем половина секунды, чтобы преодолеть это расстояние. А мне для применения заклинания хватит и этой половинки секунды.

    Гонг!

    Время пошло!

    Начинаю каст «Луча Смерти»…

    Одна десятая секунды… две десятых… три… четыре… пять… Каст!

    Волк успел преодолеть половину расстояния между нами. Не впечатлил. Монах был гораздо быстрее.

    Интересно было бы посмотреть на поединок Монаха и Оборотня. У первого дикая скорость нанесения ударов, у второго не менее дикая защита от физического урона и еще более дикая регенерация. У Монаха много здоровья, у Оборотня высокий урон. Любопытный поединок получился бы.


    Поздравляем!

    Вы победили в поединке на Арене.


    Я в финале!

    Как легко прошел бой! Полуфинальный поединок оказался легче, чем все предыдущие!

    А в финале еще легче будет. С Охотником мне вообще будет просто. Пусть хоть в сто легендарок оденется. Охотник – это не тот тихий ужас, через который мне пришлось пройти в последних боях.

    Спасибо, тебе, Прив! Твоя заслуга в моей победе на Турнире несомненна! Потерпи чуть-чуть! Полчаса перерыва, еще несколько секунд финального поединка, и я тебя призову. Знаю, как ты не любишь это состояние небытия, но потерпи немного, уже скоро.

    Прив, ты бесценен! Чтобы я без тебя делал? Ты один заменяешь целый… целый… Целый комплект из Легендарных вещей!

    Кстати! Альтаир обещал мне Легендарный комплект на финальный поединок! И где он? Уже больше половины перерыва прошло! Какая половина? Осталось пять минут до поединка, а комплекта все еще нет! Вот, негодяй! Ну, Альтаир…

    – Что?

    – Ась? – я резко поворачиваюсь.

    – Чего звал? – Альтаир заходит в раздевалку и кидает к моим ногам мешок. – Легендарный шмот. Надевай скорее, скоро бой объявят. Так чего звал-то?

    – Дык, того и звал, – я начинаю быстро скидывать в рюкзак свои шмотки и надевать Легендарные вещи. – Уже на поединок пора, а тебя все нет и нет. Я уже разволновался.

    – А, понятно. Пришлось задержаться. Поединки на хайлевелах долго длятся. А ты хорошо идешь, я тут ролики твоих боев успел глянуть. Впечатляет. Пару раз думал, что сольешься.

    – Я сам так думал и не пару раз, – отвечаю я, а сам тихо офигеваю от надеваемых вещей. Свойства смотрю бегло, цифры не считаю, оцениваю все приблизительно, но и этого достаточно, чтобы впасть в нирвану.

    «Интеллект» задран ого-го как! «Мудрости» и маны столько, что можно «Щит Смерти» кастовать, как настоящий классический Лич! Здоровье, как у Паладина! Ну, почти. Ну, раз в сто меньше. Но не в десятки же тысяч раз! Сила магии раза в три увеличена, если все модификаторы со всех шмоток просуммировать. Защита – опупеть, как говорит Валерка. Почти танк! Защита от ножей, от мечей, от топоров, от дробящего оружия, от копий. Защита от стрелковых атак! Для мага последняя ох как востребована! А, тем более, для меня сейчас – против Охотника просто крайне необходимая вещь! А еще сопротивление Магиям Огня и Смерти! Да меня вообще убить чем-нибудь можно?

    – Я готов! – говорю полный энтузиазма.

    – Угу, – как-то рассеянно говорит Альтаир. Смотрит на часы. – Вовремя, сейчас уже на арену позовут. После Турнира приходи на то же место, где мы вчера пиво пили. Я тебя там буду ждать. Или ты меня, если я вдруг тут задержусь. Но я ненадолго.

    Прив, осталось совсем немного! Сейчас по-быстрому выбью из Турнира этого Охотника и призову тебя.

    – Тут такое дело, – начинает Альтаир и опять смотрит на часы.

    – Эвери! На выход! Твой поединок! Финал! – раздается крик распорядителя Турнира и передо мной раскрывается окно портала.

    Делаю шаг. Интересно, что там мне Альтаир хотел сказать? Не успел подумать, как услышал его голос сквозь закрывающееся окно портала:

    – У «Триады» небольшой сбой произошел. Вместо Охотника на твоем уровне от них Разбойник участвует в Турнире.

    – О, нет! – простонал я. – Только не это!

    Приплыли…

    Ну, Альтаир… Крутой клан! У нас то, у нас се! У нас разведка! Мы всех купили!

    Разбойники – природные враги магов. В смысле не только Магов, а любых кастеров – Жрецов, Друидов, Шаманов, Чернокнижников. Личей. Аксиома. Нет для мага хуже противника, чем Разбойник под «Стелсом».

    И почему Альтаир раньше мне не сказал? Я бы хоть тактику продумал. Хотя что тут думать? Прыгать, прыгать и еще раз прыгать. А там, может, повезет не напороться на Разбойника в «скрыте». Если прыгну, и после приземления он где-то рядом окажется, то за секунды до следующего «Прыжка» он из меня фарш своими кинжалами накромсает. Котлету сделает. Но и на одном месте оставаться тоже нельзя.

    Стою на арене, смотрю на Разбойника. Комментатор что-то там бубнит, трибуны неистовствуют. А у меня коленки трясутся. У противника пет – паук!

    Что же так не везет? Ренд, твои проделки? Где моя законная белая полоса? И что мне теперь делать?

    Теперь вся надежда на то, что я в прыжок уйду раньше, чем паук на меня паутину накинет.

    Гонг!

    «Прыжок»!

    Как же… Ушел в прыжок, называется…

    Стою, весь опутанный паутиной, на том же месте, где и до гонга стоял. А эти двое, паук и его хозяин, бегут ко мне. Хорошо, что у Разбойников «Рывка» нет – с их «Стелсом» еще и «Рывок» или «Блинк» им дать, это уже будет перебор. Несколько секунд будут бежать ко мне. По крайней мере, триадец. Паук чуть отстает, хотя тоже, наверняка, обкастован по-максимуму.

    Но лучше бы у них «Рывок» был, чем «Стелс» – только начинаю кастовать «Луч Смерти», как Разбойник уходит в невидимость. Грамотный, сэкономил несколько мгновений «Стелса», не стал его сразу активировать. Ушел в «Стелс», только когда увидел, что я читать заклинание начал.

    Прерываю каст заклинания и сразу начинаю читать новое. «Болото». Они к тому моменту, как я его кастану, меньше половины пути пробегут. А «Болото» их еще секунд на пять задержит. Нет, меньше. Триадец тоже в Легендарке, а там, наверняка, есть защита от магии, в том числе и от Магии Воды. Не задержит его «Болото» надолго. Ну, хоть пару секунд выиграю. Да и от паука на некоторое время избавлюсь.

    Только мне это не поможет. Сдвинуться никуда я не могу и минуту еще точно не смогу.

    Каст!

    И песок вокруг меня превращается в топь. Не очень большой диаметр у болота, метров пятьдесят. Специально сократил площадь, чтобы усилить вязкость и глубину. Качество в ущерб количеству. Диалектика, мать ее…

    Теперь пара дополнительных секунд у меня есть. Я надеюсь, что есть. Надо попробовать избавиться от паутины и прыгать отсюда куда подальше.

    Пошла первая секунда. Начинаю отсчет.

    Одна десятая секунды… Нож, мой медный нож, полученный еще от наставника в нубятнике под Некровиллем, не подведи меня! Я тебя все время носил с собой, за поясом. Холил, можно сказать, и лелеял. Мы с тобой столько всего прошли, ты всегда был рядом. Не подведи меня!

    Пытаюсь разрезать паутину и через пару мгновений бросаю. Бесполезно! Нож не разрезает паутину! Еле-еле царапает.

    Три десятых секунды.

    Начинаю каст. Надо выиграть еще хотя бы несколько секунд, может, за это время придумаю что-нибудь.

    Каст!

    Прошло восемь десятых первой секунды.

    Передо мной, метрах в трех впереди, вырастает «Стена огня». Высокая! Длинная! Очень длинная, метров сто! Это хорошо, но куда лучше, а, главное, куда важнее ее высота! По высоте огненной стены можно определить ее опасность – чем она выше, тем больше она нанесет урона. Моя стена очень высока.

    Я Грандмастер Магии Огня! На мне Легендарные вещи!

    У меня «Интеллекта» больше двух тысяч! Пройти через мою огненную стену нереально! А обойти ее – это время, это десяток или два лишних секунд. На продление моей агонии, нда… Начинаю кастовать «Гниль».

    Триадцу придется обойти огненную стену, а за это время абсолютный «Стелс» у него спадет. А в обычном «Стелсе» я могу его заметить в двадцати метрах и ближе. А могу и не заметить. Тут как повезет. Ренд? Ты со мной? Или как?

    Секунда и три десятых.

    Аккуратно, стараясь не задеть себя, начинаю «Гнилью» уничтожать паутину. Когда-то довелось уже делать что-то подобное. Но там был тролль! Очень толстый тролль с очень толстой, дубовой шкурой!

    Вот и другая сторона медали, вот и отрицательные свойства моей силы магии: задену себя «Гнилью» – убью себя. Мгновенно! И не только «Гнилью». С этими огромными модификаторами от Легендарного костюма любое мое заклинание наносит огромный урон.

    Секунда и четыре десятых.

    Прекращаю кастовать «Гниль». Опасно! Паутина настолько плотно прилипла к телу, что рискую убить себя при использовании этого заклинания.

    Что еще можно придумать? Что еще есть под рукой? Заклинания первого уровня не убьют меня! С моей-то защитой! Не должны. Наверное… Нет времени делать расчет.

    Пробую кастануть их и разочарованно опускаю руки. Не могу кастовать их. Не вижу цели. Паутина – не цель.

    Полторы секунды.

    В огненной стене вижу какое-то движение. Так и знал!

    Боялся этого! И надеялся, что у него нет сопротивления Магии Огня.

    Идиот! Эти две Магии, Смерти и Огня, самые первые, от которых поднимают сопротивление! А у этого триадца защита от Магии Огня вообще на заоблачной высоте должна быть, раз он не побоялся через мою огненную стену пройти.

    Секунда и шесть десятых. А мне нужно пять минут. Через пять минут паутина сама исчезнет. Поединок финальный, здесь ограничений по времени нет, может длиться хоть целый день. Только, подозреваю, он закончится через несколько секунд…

    Движение в огненной стене все ближе, уже видны очертания человека. Нет, не человека. Темного эльфа. Триада – клан Светлой стороны. Считается кланом Порядка. Глава клана идет по Пути Порядка, многие из клановой верхушки тоже. Но стать членом клана могут также и идущие по Пути Света или Жизни. Подруга Дракона, магиня, идет по Пути Света. Говорят у нее власти в клане не меньше, чем у самого Дракона.

    А темные эльфы – дети Тьмы. Как он оказался в Светлом клане? Он мог вступить в «Триаду», только выбрав один из Путей Светлой стороны, а темные эльфы никак не могут этого сделать! Так же, как светлые эльфы не могут выбрать какой-либо из Путей Темной стороны. Любопытно. Надо будет потом форум глянуть. Если «Триада» так открыто, не опасаясь раскрытия тайны, выставляет своего темного соклановца на Турнир, значит это уже давно не тайна. Один я ничего не знаю. А все потому, что мне лень форумы читать, время жалко на это тратить.

    Секунда и семь десятых!

    О чем я думаю? Какое еще «любопытно»? О другом надо думать! Что у меня еще есть в запасе?

    Вот оно! Это! Должно помочь!

    Миг, даже меньше, и вокруг меня вспыхивает «Аура Огня». Осматриваю себя. Нет, не похож я на огненного элементаля. Жалкие, почти незаметные язычки пламени бегают по моему телу – вот и весь зримый эффект от Ауры. Но паутину эти огненный язычки жгут. Везде, где она прикасается к моему телу, ее потихонечку сжигает моя огненная аура.

    А самое главное, я никак не чувствую эту ауру. Обычно так бывает только с пассивными умениями. Они есть, постоянно дают сворой эффект, но никак не ощущаются и, тем более, не управляются. А активируемые умения после их активации всегда чувствуются. Словно какой-то моторчик в мозгу начинает работать. Иногда это вызывает немного болезненные ощущения, или просто не очень приятные, раздражающие. Сейчас же я ничего подобного не чувствовал. А ведь «Аура Огня» – это активируемое умение! И я прекрасно видел по бегающим по мне язычкам пламени, что умение работает. Такое ощущение, будто эта аура – часть моего тела. Часть меня, так будет точнее. Может, ее вообще никогда не выключать? Так и ходить все время, полыхая огненными лепестками? Как огненный элементаль. А что? Неприятных ощущений нет, вредных последствий тоже. Почему бы и нет?

    Нет уж! Так я больше на клоуна буду похож, чем на элементаля.

    Секунда и восемь десятых.

    В стене огня уже отчетливо просматривается силуэт темного эльфа. Ему до меня осталось пройти не больше четырех метров. Сколько, интересно, он здоровья потерял, пока через стену огня шел? Надо бы системки глянуть, но не до них сейчас.

    «Прыжок»!

    Нет, не пускает паутина. Пока не пускает. Аура огня хорошо ее жжет. Скоро можно будет прыгнуть. Секунд через тридцать.

    «Прыжок»!

    Нет, не получилось…

    Секунда и девять десятых.

    Прошел! Прошел стену огня триадец! Три метра ему до меня. Два из них по болоту…

    Нет цели… Пока был в огненной стене, я его видел. Силуэт его видел, но силуэт не считается целью. И круги на воде, следы в грязи тоже. Надо бить по площади, но уже не успеваю…

    Подыграли разработчики милишникам. Третируют нас, кастеров, как хотят! По-черному! Дискриминация какая-то просто…


    Ваше умение «Огненная аура» улучшилось.

    «Огненная аура» +1. Всего: 2/10.


    «Прыжок»!

    По-прежнему стою на месте. Где, интересно, его пет, паучок? Наверное, триадец его в обход огненной стены послал. Паук через мою огненную стену не прошел бы и никакие бафы ему не помогли бы это сделать.

    Две секунды…

    Триадец выбирается на клочок суши и сбрасывает «Стелс». Улыбается, гад, отряхивает руки. Достает кинжал. Вертит его в пальцах. Киваю ему. Дескать, красиво вертишь. Умеешь играть холодным оружием.

    Стою и думаю, пульнуть в него «Катюшей» или не надо? Сколько там у него защиты от магии?

    «Прыжок»! По-прежнему стою на месте…

    Улыбка у Разбойника еще шире.

    – Я спецом паука взял. Против магов, – радостно сообщает мне триадец.

    Достает второй кинжал и играет уже обоими. Обоерукий. Мастер. Нет, Грандмастер кинжалов. Это не скороспелка, этот боец прокачивался вдумчиво, не спеша. Месяца два в игре, не меньше. Хотя, триадцы, как и донаторы, могут и за пару недель до Гранда прокачаться. И за меньшее время могут. Наверное, все-таки это скороспелка, только мне сейчас от этого не легче.

    – Для Разбойника это самый лучший вариант, – говорит темный эльф.

    Не знаю, не знаю… Есть немало петов, куда более интересных для Разбойников, на мой взгляд. Ласки, например. Они «Ловкость» в два раза улучшают. Другого толка от них нет, сами урон они наносят мизерный, но Разбойникам это и не надо – у них свой урон от «Ловкости» увеличивается, а заодно и уклонение растет. У Валерки именно ласка была петом в прошлой жизни, и сейчас он опять этого зверька в питомцы взял.

    Если пульну «Катюшей», то за один залп его не убью. И за два тоже. Нет толку от «Катюши». Защиту Легендарных вещей она не пробьет – процентов восемьдесят каждое заклинание потеряет. А он сразу в меня свои кинжалы воткнет. А начну кастовать заклинание помощнее, он сразу определит это по моей стойке и опять ударит меня кинжалами. Вся надежда, что «Прыжок» раньше заработает. Тоже мгновенное заклинание, не успеет триадец определить, как я его кастану.

    «Прыжок»!

    Нет. Опять нет.

    – А то задолбали вы, маги, своими прыжками.

    Кранты мне, короче. Сколько же на меня «Серебряный риф» долга повесит? Сколько интересно они на меня поставили? Надеюсь, не восемьдесят миллионов, как прошлый раз. При ставке в пятьдесят к одному можно и десятью миллионами обойтись. Только для меня и эти деньги не подъемные, да и не буду я их отдавать. Сбегу на Сарак и там буду жить…

    «Прыжок»!

    Все по-прежнему…

    Огненная стена стала ниже. Заканчивается время ее действия. Да она уже и не нужна. Толку от нее никакого, только паучка заставила в обход пойти.

    – Если задолбали, поиграй в тетрис, – говорю я.

    Так любил отвечать Валерка на всякое нытье.

    Нет, на Сараке гадалки найдут. На Брею надо будет убегать. Там никто не живет из игроков, материк вообще почти не изучен. Зато и гадалок там нет, а с других материков они точное местоположение не покажут. Далеко слишком до Бреи, на быстроходных фрегатах Гильдии перевозчиков несколько месяцев до нее добираться надо. Нет никакого смысла в гадалках – ну, укажут на материк и что толку? Весь материк не обыщешь.

    Ржет триадец, большой палец показывает. Оценил мою шутку. И что в ней смешного?

    – А что это ты горишь? – спрашивает и кончиком кинжала показывает на язычки пламени, бегающие по моему телу.

    Какой любопытный! Я думал, не заметит. Слабенькие они у меня пока что еще.

    – А как темный эльф в Светлом клане оказался? – спрашиваю. Надо занять его разговором, раз он так это любит.


    Ваше умение «Огненная аура» улучшилось.

    «Огненная аура» +1. Всего: 3/10.


    Что он так лыбится? Челюсть выставил, скотина…

    – Секрет клана! – отвечает разбойник. – У «Триады» много разных секретов!

    Вот и расскажи мне их, говорливый. Ты же любишь поговорить?

    «Прыжок»!

    Оууу-е! Йо-хоооооо! Полетелиииииииииииии!!!!

    Ха-ха-ха! Как там Лагутенко поет? И ПО! ЛЕ! ТЕ! ЛИ!

    Лечу и ржу, как конь. Приземляюсь! Разворот! И начинаю каст.

    Там, где-то там, за огненной стеной, совсем уже низкой, островок твердой земли среди болота. И возле самого островка копошится в вязкой грязи Разбойник из клана «Триада». Я, когда прыгнул, ему ногой по голове задел. По самой челюсти дал ему коленкой. А не надо было ее выставлять! Его метра на два отбросило, это я успел заметить.

    Каст!

    И там, где расположен островок, зазеленело «Ядовитое облако».

    От Магии Огня у тебя сильная защита, триадец. И от Смерти, наверняка, тоже. А вот через болото ты пробирался долго, слабовата у тебя защита от Магии Воды, слабовата.

    А теперь польем это все дождичком…

    Каст!

    И сразу начинаю читать новое заклинание. Знаю, что триадец не успеет выбраться из болота, но лучше перестраховаться. На островок, да и не только на островок – по всей арене закапал обыкновенный дождь. Не совсем ливень, но и далеко не моросящий. Обычное погодное заклинание из Магии Воды. Бытовуха. Земледельцы его используют иногда. Обычно, конечно, они предпочитают бафы, ускоряющие рост растений. Как и Животноводы – на рост скотинки всякой эти бафы тоже прекрасно действуют. Есть в Магии Природы такие интересные заклинания. Ускоряют рост всего, что может расти. А вот те Земледельцы, которые Магией Природы не владеют, вынуждены или за помощью к Магам обращаться, или свитки покупать на аукционе, или вот так, дождичком из Магии Воды свои посевы окроплять. Тоже ускоряет рост растений.

    Каст!

    И болото покрывается льдом. Тоже заклинание из Магии Воды. Нашел я слабое место у триадца. Хорошо владеть несколькими ветками магии!

    Бррр! Даже здесь мне стало холодно. Правильно я сделал, буквально вчера прикупив эти заклинания. Не пожалел денег. Как чувствовал, что пригодятся.

    А триадец будет знать, что не только от Огня надо бафиться. А то стоял передо мной такой довольный. Как же, через мощнейшую огненную стену прошел и почти никакого урона не получил. Я полоску его здоровья успел посмотреть. Меньше двадцати процентов он потерял. И мое умение «Подавление защиты от Огня» не сильно помогло. Чтобы с таким результатом пройти через мою мощнейшую «Стену огня», надо сопротивление Магии Огня иметь на уровне минимум девяноста пяти процентов. А я так думаю, там все девяносто девять процентов резиста было. Наверняка, на него заклинание «Огненный щит» наложено. И защита его природная тоже часть урона срезала, это само собой.

    Я двинулся в сторону покинутого мною островка твердой земли. Теперь и болото затвердело, превратилось в лед.

    О! А это кто у нас тут такой весь из себя заиндевелый? Паучок!

    Бью его ногой и ледяной паук разлетается вдребезги.

    О как! Сваншотил! Физическим уроном!

    А что вы хотели? У меня теперь «Сила» ого-го-го какая! Больше сотни единиц!

    Подхожу, даже подбегаю по скользкому льду к ледяной статуе триадца и бью ее ногой. С разбегу!

    Уууу-еее!!!!!

    Статуе хоть бы хны, а у меня, наверняка, системки где-то там, в недрах настроек, замелькали, сообщая о полученном уроне. Спасибо Легендарному комплекту, эликам и бафам, что себя не убил. Не убился с разбегу об эту ледяную статую.

    Маловато силенок у меня для триадца. Тут не то что сваншотить его не могу, тут даже мало-мальски приличный урон не нанесу.

    Я отошел подальше и стал разглядывать статую. Чем же ее развалить? «Каменным кулаком» из Магии Земли?

    – Да, дамы и господа! Я думаю, тут уже все ясно… – голос комментатора звучит очень задумчиво. – Не часто нам удается увидеть проигрыш героев из клана «Триада». А ведь как хорошо все начиналось! Победа была уже в кармане у «Триады»!

    Хорошо начиналось? В кармане у «Триады»? Победа? И голос такой печальный-печальный! А говорят еще, что члены Гильдии букмекеров абсолютно независимы и объективны!

    С равной степенью нейтральности относятся к любому участнику боев на Арене!

    Я отошел на несколько шагов от ледяной статуи. Подумал немного и отпрыгнул от нее еще метров на сорок. Попробую я его «Булыжником» ударить, заклинанием уровня Мастера из Магии Земли, купленным мною тоже только вчера. От этой магии меньше всего прокачивают сопротивление. Магию Земли вообще многие не воспринимают как боевую. И очень зря! С учетом того факта, что от этой стихии защиту поднимают в последнюю очередь, и с моей силой магии «Булыжник» должен с одного каста вдребезги разбить ледяную статую триадца.

    – Тем более удивительно, дамы и господа, что в нынешнем Турнире это уже второй проигрыш «Триады». Да-да, дамы и господа, на одном из закончивших соревнования уровней боец из «Триады» также потерпел сокрушительное фиаско в финале! Невероятное событие в истории Арены! Я могу припомнить всего три подобных случая!

    Каст!

    Каменная глыба ударяет в ледяную статую и разносит ее на мириады маленьких сверкающих кусочков.

    И тут же зазвенели фанфары.

    – Итак, дамы и господа!!! У нас есть победитель! Поприветствуем его, дамы и господа! Победителем одиночного Турнира среди девятнадцатых уровней становится Темный Эвери, Лич, Путь Смерти! Фракция Смерти в очередной раз показала всем, что является одной из самых сильных и опасных в нашем жестоком и суровом, но не становящимся от этого менее прекрасном, мире! Поприветствуем победителя, дамы и господа!


    Поздравляем!

    Вы становитесь Победителем одиночного Турнира на Арене Кенола!

    Вы получаете достижение «Победитель одиночного Турнира»!

    Вы получаете награду: Черный Турнирный эликсир Ловкости.


    Буйство трибун оглушало.

    А я, и без этого оглушенный содержанием висевшей передо мной системки, стоял и молча пялился на нее.

    «Ловкости»? Почему Ловкость? Альтаир же говорил, что будет эликсир на увеличение Интеллекта! Что же это… Зачем я тут парился? Ради чего старался? Зачем мне эта ловкость?

    Ну, Альтаир!

    – Вот зараза! Обманул! – пробормотал я.


    Кучка голубей, курлыкая, накинулась на очередную порцию хлебных крошек, брошенных мною на землю. Прив молчаливо завис в невидимости у меня за спиной. Я привстал с кресла и осмотрелся по сторонам.

    Альтаира нигде не было видно.

    Долго мне его еще ждать? Скучно так сидеть без дела, голубей подкармливать. Я постучал пальцами по столику. Пиво заказать себе, что ли? Вон официантка неподалеку крутится как раз. Хотел было уже подозвать ее, но передумал и сам создал бокал с ячменным напитком. Попробовал свое творение…

    Фу! Ну и кислятина! А по виду и не отличишь от того, что мы в прошлый раз с Альтаиром пили. И пахнет вроде вкусно.

    Я отодвинул бокал от себя. Теперь только через час этот бокал исчезнет вместе со всем его содержимым. А если выпить содержимое, то минут через десять и бокал растворится.

    Посмотрел на бокал с… Не знаю, как назвать то пойло, что сейчас в нем налито… И создал еще один. Подвинул второй бокал поближе к креслу напротив меня. Пусть никто не упрекнет меня в том, что я не знаю законов гостеприимства.

    Неподалеку от меня стоял художник – бессмертный, человек, сто двадцать седьмой уровень, Рейнджер – и рисовал на натянутом на рамку холсте городской пейзаж. Мне с моего места хорошо был виден его рисунок: фонтан в центре площади, прохаживающиеся по ней разумные, дома на заднем фоне, облака над ними. Хорошо рисует. Мастер!

    Я открыл его инфу и утвердительно кивнул. Все как я и предполагал. У этого игрока три профессии. Травник, Алхимик и Художник.

    Я вздохнул. Везет же некоторым! Получить третью профессию было не просто. Для этого надо было создать шедевр. Те, кто в реале умел хорошо рисовать, ваять скульптуры или вдохновенно делать что-то другое, мог получить профессию в игре, нарисовав красивую картину или создав скульптуру. Или связав оригинальный узор. Или сшив изящный наряд. Или смастерив уникальный прибор. Многие игроки, узнав об этом, удаляли своего старого персонажа и создавали нового. Брали какие-нибудь две обычные профессии, например, шахтера и кузнеца. А потом создавали шедевр и получали третью профессию. Портного, к примеру. Или Повара. Вышивальщика.

    С получением третьей профессии этим игрокам становились доступны и ее бонусы. Это несколько нарушало баланс, но на все возмущения остальных игроков администрация заявляла, что нет никакого перекоса в балансе, каждый может создать шедевр и приобрести третью профессию.

    Ха-ха! Что-то таких «каждых» в игре были единицы.

    Я опять осмотрелся. А вот и он!

    – Альтаир! – возопил я. – Ты облажался с Турниром! Дважды! Твоя разведка ничего не стоит! Как вы могли проморгать Разбойника? Или ты спецом обманул меня?

    – Спокойно, Эвери! Разведка клана тут ни при чем. «Триада» в самый последний момент добавила участника в соревнования среди девятнадцатых уровней. Их Охотник, который должен был участвовать в Турнире на девятнадцатом уровне, с дуру апнулся и ушел на двадцатый уровень буквально перед самым началом Турнира. Дракон рвал и метал. Выгнал его из основного состава в кланы поддержки. А Разбойника выставили на Турнир уже после его открытия, первые поединки уже начались. Договорились с Гильдией букмекеров в нарушение всех правил. Гильдия их ценит и на конфликт с ними не пойдет. На их участии букмекеры много денег зарабатывают. Ну и мы, «Серебряный риф», тоже не отстаем от Гильдии в этом благородном деле.

    Альтаир уселся в кресло и подвинул к себе поближе бокал с пивом. Вопросительно посмотрел на меня.

    – Пей, я угощаю, – сделал я широкий жест.

    Альтаир приложился к бокалу и выдул сразу половину. Одним глотком. Я с интересом наблюдал за ним.

    Он поперхнулся… Выругался. Уставился на бокал и огорошено спросил:

    – Что это за гадость?

    Перевел сердитый взгляд на меня.

    – А почему ты мне этого раньше не сказал? – вернул я разговор к более насущной теме. – Про Разбойника? Сразу после первого поединка почему не сказал?

    – А зачем? – удивился Альтаир. – Что это изменило бы?

    Я открыл рот, чтобы дать ему гневную отповедь, и секунд через пять закрыл его. Возразить против слов оборотня мне было нечем. Это действительно ничего не меняло.

    – К тому же, ты ведь победил его. Так чего тогда так возмущаешься?

    – А если бы я проиграл?!! – сердито сказал я. – Сколько бы вы тогда долга на меня повесили? Кстати, сколько на финал поставили?

    – Нисколько не повесили бы. И на финальный поединок мы ставок не стали делать, – ответил Альтаир и подозвал официантку. – Слишком велик был риск. Мы в такие игры не играем. Мы вообще не играем на ставках.

    Официантка словно только и ждала жеста Альтаира, мгновенно оказалась возле нашего столика и, не дожидаясь заказа, выставила на него две здоровые кружки с пивом. Мои бокалы она унесла с собой, предварительно бросив на меня победный взгляд. Тоже мне фифа!

    – Ты же говорил, что на финалах самые большие куши можно снять! – удивленно сказал я.

    – Можно, – согласился Альтаир. – А можно и пролететь по-крупному.

    – Риск – дело благородное!

    Альтаир укоризненно посмотрел на меня и снисходительно начал объяснять:

    – Мы не рискуем. Это для тебя Турнир – игра, эмоции, адреналин. А для нас каждый Турнир – это работа. Рутина. Мы не играем на ставках, мы зарабатываем на ставках. Мы делаем ставки только тогда, когда прогноз на победу одного из участников поединка выше девяноста процентов. А в твоем поединке с триадцем результат вообще не прогнозировался.

    – Так это что же получается, вы не отбили те свои восемьдесят миллионов золотых? – расстроенно спросил я.

    – Почему не отбили? С лихвой отбили. Мы на каждый твой бой ставили, кроме первого поединка.

    – А на первый почему не поставили?

    – Потому, что проверяли тебя. Это наш боец был. Так же упитый, как и ты. Если бы ты со своим петом ему слил, то… – Альтаир пожал плечами, показывая, что и без слов все предельно понятно.

    То-то мне показался этот орк слишком крутым для своего уровня. Прива моего чуть не убил. Еще бы доли секунды, и конец Приву пришел бы. Я потом, конечно, орка убил бы, но в дальнейших поединках без Прива слился бы. Он мне там здорово помог.

    – Вы этим своим воином поставили на волосок мое дальнейшее участие в Турнире! Он мог убить моего пета!

    Альтаир невозмутимо пожимает плечами.

    – Должны же мы были посмотреть, что ты собой представляешь в реальном бою? Если бы ты потерял пета в первом же поединке, то дальше не было бы никакого смысла ставить на тебя. Мы только из-за твоего пета и решили сделать ставку на твою победу в этом Турнире. И, в принципе, не прогадали. Он тебя пару раз из самой задницы вытащил, – пояснил мне Альтаир. Он осушил свою кружку и спросил: – А второй прокол какой? Ты сказал, я лажанулся дважды.

    – Эликсир! – возмущенно закричал я. – Ты говорил, что награда на девятнадцатом уровне – эликсир интеллекта! А оказалось – эликсир ловкости! Ты обманул меня! Развел, как последнего лоха.

    – Почему же обманул? – опять с абсолютно невозмутимым лицом спросил Альтаир.

    Я поперхнулся от такой наглости. Уставился на оборотня и не знал даже, что сказать на такое откровенное вранье.

    – Про награды на предыдущих уровнях я тебе правду сказал. А про награду на девятнадцатом уровне я не говорил, – продолжил Альтаир. – Не говорил, что наградой за победу в Турнире на этом уровне будет эликсир интеллекта.

    – Как это не говорил? – оторопел я.

    – Я сказал, что ты получишь за победу эликсир интеллекта. Вот, держи.

    В его руках появился черный граненый пузырек из горного хрусталя, который Альтаир поставил на стол и подтолкнул ко мне. Точно такой же с виду флакончик сейчас лежал у меня в рюкзаке. Моя награда за победу в Турнире – Черный Турнирный эликсир ловкости.

    Я схватил пузырек и посмотрел его свойства:


    Черный Турнирный эликсир Интеллекта.

    Эффект: +10 к основной характеристике «Интеллект».

    Срок действия эффекта: постоянно.


    – Откуда он у тебя? – удивленно спросил я. Эти элики нельзя было сделать, будь ты хоть трижды Грандмастер Алхимии. Турнирные эликсиры можно было получить, только став победителем в Турнире на Арене.

    – Понятно откуда. На Турнире взял. Сегодня.

    Смутная догадка посетила меня.

    – Ты участвовал в сегодняшнем Турнире? Комментатор говорил, что кто-то еще сегодня выиграл бой у «Триады».

    – Участвовал, – Альтаир согласно кивнул. – Люблю, понимаешь, я это дело. Арену люблю, поединки. Не могу отказать себе в удовольствии поучаствовать в турнирах.

    – Ты же говорил, что члены твоего клана не участвуют в Турнире?

    – Говорил. Не участвуем. Как правило, – Альтаир как-то смущенно посмотрел на меня. – Я почти год в турнирах не участвовал, а сегодня впервые за все время набралось больше тысячи претендентов на моем уровне. Первый Турнир среди игроков триста восемнадцатого уровня за все время существования игры. Я не мог пройти мимо такого события. Не смог удержаться.

    – Так зачем вам я тогда был нужен? Сделали бы на тебя ставку, и никаких проблем. На твою победу прогноз наверняка где-то под сто процентов должен быть.

    Альтаир отрицательно покачал головой:

    – Гильдия не принимает ставки на мою победу. Уже давно, еще с тех пор, как я двухсотым уровнем был.

    Я с недоверием посмотрел на него. Это что же нужно сделать, чтобы Гильдия букмекеров перестала принимать на тебя ставки?

    – Альтаир, у тебя сколько побед в Турнирах? – спросил я.

    – Хочешь посмотреть мою инфу? – усмехнулся Альтаир.

    Я кивнул.

    – Смотри.

    Практически вся инфа у него по-прежнему была закрыта, но часть достижений он открыл. Раз. Два. Три… Я начал считать золотые кубки, красующиеся в инфе Альтаира. Точно такой же кубок теперь красовался и у меня в инфе. Я его выставил напоказ, специально полез в настройки и сделал так, чтобы этот кубок, свидетельство моей победы в Турнире, был виден всем желающим. Гордыня. Смертный грех. Теперь я спрячу эту инфу подальше и не буду позориться! По сравнению с победами Альтаира мой единственный золотой кубок выглядел очень и очень скромно.

    – Тридцать семь побед! – пораженно пробормотал я. Подумал и добавил: – Опупеть!

    Закрыл окошко с его инфой и спросил:

    – Альтаир, как давно ты играешь в «Битву богов»?

    – Шесть лет. Так получилось, что я сразу попал на Арену и заболел ею. Практически из-за нее только и играл поначалу. Ради поединков. Это потом уже начал на ставках зарабатывать, создал клан для этого.

    – Представляю, сколько ты статов поднял на черных эликах.

    – Не так уж и много. Это только поначалу я пил все элики, что выигрывал, потом даже на силу и «вынос» перестал пить.

    У меня этих эликсиров штук по пять накопилось. И на интеллект, кстати, парочка штук еще есть.

    – Куплю! Продай!

    Альтаир рассмеялся.

    – Эвери, – отсмеявшись, сказал он. – Я сегодня только на одних твоих поединках снял триста миллионов золотых талеров. И это чистыми, сверх понесенных расходов! И обошлось это мне всего лишь вот в этот хрустальный флакончик с эликом. Ты готов заплатить за него триста миллионов? Я ведь продам, уговаривать меня долго не придется.

    Я понурился. Понятно все. У него совсем другие интересы в игре. Он решил для себя эту двуединую задачу – получать фан от игры и одновременно превратить ее в источник своих доходов. Да еще каких доходов!

    – Ладно, давай прощаться, Эвери. Здесь легендарка? – спросил Альтаир, показывая на лежавший возле столика мешок.

    Я кивнул.

    Альтаир подхватил мешок и протянул мне руку:

    – Надумаешь присоединиться к нашим бойцам, маякни мне. Есть ряд ограничений и ряд условий, не очень обременительных, но обязательных к исполнению. Сильно жизнь они тебе не осложнят, зато всегда будешь при деньгах.

    Я пожал протянутую руку:

    – Нет, Альтаир, я по жизни одиночка. Не люблю, когда свободу маневра ограничивают. Но за предложение спасибо.

    – Ну, тогда бывай!

    Альтаир развернулся и легкой быстрой походкой направился в сторону Гильдии перевозчиков.


    Внимание! Клан «Серебряный риф» исключил Вас из своего Черного списка.


    Неплохо устроились ребята. Я смотрел вслед Альтаиру. Вот так, запросто взяли и срубили триста миллионов золотых монет. Меньше, чем за день. Мои два миллиона, которым я так радовался, смотрятся жалко на фоне выигранной «Серебряным рифом» суммы.

    Хочу больше!

    Пусть если и не триста миллионов, то хотя бы миллионов пять сверху уже полученных. Хочу! Хочу! Хочу!

    Ладно, зависть – плохое чувство. И толку от него никакого. Завистью миллионы не заработаешь. Надо дело делать. Знаю я, как поднять по-быстрому эти пять миллионов.

    Я мысленной командой вызвал информационное окно своего персонажа и полез в настройки. Сделал открытыми для просмотра всех желающих сведения о своих профессиях, а заодно и о репутациях. Потом, подумал-подумал, и сделал доступной информацию и о своих характеристиках. Пусть видят, если кому это интересно. Никакого особого секрета здесь нет. А вот свои навыки и умения я открывать не буду. Мой секрет именно там. Моя святая тайна, мой, как говорил Роберт Бернс, вересковый мед.

    Что там сказал Альтаир? Меня будут спрашивать, а я не дам ответа? Ну, это он глупость сморозил. Я Альтаиру ничего не обещал. Не успел. А не надо ему было так шустро в портал прыгать! Надо было с меня слово взять. Накосячил Альтаир! И тем самым развязал мне руки.

    К тому же, все равно эта информация рано или поздно станет доступной кому-то еще и разойдется по игрокам. Произойдет это днем раньше или днем позже – какая разница? Ну, или месяцем раньше, месяцем позже. Или годом раньше, годом позже.

    Я допил свое пиво, встал и направился в ту же сторону, что и Альтаир. Впереди еще куча дел. Надо забрать свой выигрыш в Гильдии букмекеров. Надо зайти в Гильдию магов и купить заклинания уровня Грандмастера в Магии Огня, Воды и Смерти. И заклинания других уровней мастерства, которые мною еще не изучены, тоже надо купить. Денег у меня теперь полно, на все хватит, еще и останется. Надо купить свитки с бафами Магии Порядка и наложить их на свои комнаты, недавно снятые в Верхнем Вавилоне. Да и оплатить их аренду на несколько месяцев вперед тоже не помешает. Место хорошее, красивое, уютное, спокойное. Не хотелось бы его потерять.

    А еще надо, наконец, заняться прокачкой второй профессии. Накупить рецептов и ингредиентов для создания свитков с заклинаниями. Полмиллиона уйдет на все это прежде, чем профессию Заклинателя до уровня Грандмастера подниму. А созданные свитки надо будет отнести на алтарь Анабет. Полмиллиона как раз должно хватить, чтобы моя репутация у богини достигла уровня «Восхищения».

    Ну и, в конце концов, надо завершить свои дела на Сараке. Добить выполнение квеста Верховного жреца храма Воды. А потом посетить храмы Воздуха и Земли и выполнить квесты их первосвященников.

    – Ну, здравствуйте, здравствуйте, Темный Эвери, – Эндрю Гувер даже вышел из-за стола, чтобы меня поприветствовать. – Здесь ваш выигрыш.

    Он протянул мне пергаментный свиток, перевитый золотистой бечевкой. Вексель Гильдии букмекеров. Ценится ничуть не меньше золотых талеров. Принимается по номиналу любым банком. И весит гораздо меньше, чем два миллиона золотых талеров. Удобная вещь.

    – А вы знаете, что вошли в десятку тысяч героев, одержавших на Арене более десяти побед подряд? – задал вопрос Гувер.

    – За это достижение дают какой-нибудь бонус? – оставив его вопрос без ответа, спросил я о том, что для меня представляло реальный интерес.

    – Пока нет. Но если вам удастся одержать сто побед подряд, то тогда появится и бонус.

    – Что за бонус? – спросил я.

    – Вот одержите сто побед, тогда и узнаете, – осклабился Эндрю. – Что-то мне подсказывает, что в вашем случае это не так уж и невероятно.

    Ладно, на форуме узнаю. Хотя, если игроков, одержавших сто побед подряд, окажется не так уж и много, эта инфа может и не появиться на общедоступных форумах. Эту инфу надо искать в закрытых разделах клановых форумов. Если было бы просто сто побед, то найти информацию об этом было бы проще. А сто побед подряд – это практически нереально. Интересно, у Альтаира есть сто побед подряд? Вообще в игре есть кто-нибудь с таким достижением?

    Дальнейший мой путь лежал в Гильдию магов. Там я потратил кучу денег, но зато выучил все заклинания из Магии Воды, Огня и Смерти, включая и заклинания уровня Грандмастера, а также все заклинания, до уровня Мастера включительно, из Магии Земли и Воздуха.

    Последним из намеченных мною на сегодня дел было посещение местного отделения банка «Гимлин, Филин и Орли».

    – О, давненько, давненько! – обрадовался моему появлению Нар Дорин Орли. – А я уж подумал, ты стал забывать старых друзей! Сколько мы не виделись? Два дня? Или три?

    Я удивился. Три дня? Неужели с нашей последней встречи прошло всего три дня? Мне казалось, прошла целая вечность, столько всего успело произойти за эти несколько дней.

    – Принес мой один золотой талер? Решил не нарушать традицию и досрочно погасить кредит?

    – Нет, Дорин. На этот раз нет.

    К тому моменту, как я добрался до банка, денег у меня оставалось немногим более девятисот тысяч золотых талеров.

    После посещения Гильдии магов я зашел в Гильдию заклинателей и приобрел там несколько свитков с бафами из Магии Порядка, а также все рецепты для Заклинателей, какие у них были в наличии. Затем направился на аукцион, купил там остальные рецепты, необходимые для поднятия профессии вплоть до уровня Грандмастера, и полностью забил рюкзак ингредиентами для создания свитков с заклинаниями.

    – Хочу положить в банк восемьсот тысяч золотых, Дорин.

    Сорок тысяч мне необходимо на телепортацию на Сарак. Еще сорок – на прыжок оттуда к храму Воды. Обратно на Кенол я вернусь собственным телепортом. Удастся мне заработать на дропе с поклонников Воды или нет, неизвестно. Скорее всего, да, но кто знает?

    – А с погашением кредита решил повременить, – продолжил я. – А то, как только погашу кредит, так сразу мне опять деньги нужны становятся. И еще в большем размере, чем раньше.

    – Думаешь, дело в кредитах? – усмехнулся гном.

    – Не знаю, Дорин, не знаю. Может, дело и во мне. Только так дальше продолжаться не может. Надо завязывать с этой традицией, а то так и до рудников докредитуюсь.

    – Что же, – почесал бороду Дорин. – Разумный подход. Деньги как хочешь положить? В ячейку или счет тебе открыть? За ячейку ты платишь, за деньги на счету мы тебе платим. Немного. Из ячейки в любой момент можешь забрать все, что там есть. А со счета снять талеры можно только через день после предварительного заказа и только заказанную сумму.

    – Давай в ячейку.

    Став владельцем ячейки и положив в нее мешочек с золотыми талерами, я покинул банк, услышав напоследок от гнома:

    – Что-то мне подсказывает, что очень скоро ты прибежишь за этими деньгами. А может, и за большими.

    На улице было уже совсем темно, когда я наконец-то добрался до своего жилища. Плотно закрыв тяжелые шторы на окнах, я уселся за стол и начал выкладывать на него свои богатства.

    Турнирный эликсир Ловкости. Его я поставлю в шкаф, пусть стоит до лучших времен. Продавать его я не буду. Никто не продает такие вещи. При удобном случае в обмен на эти эликсиры можно получить куда больше, чем просто деньги. Альтаир мне сегодня это наглядно доказал.

    Турнирный эликсир Интеллекта. А вот его я хранить не буду, использую прямо сейчас. Я прикоснулся к стоящему на столе хрустальному пузырьку.


    Вы использовали Турнирный Черный эликсир Интеллекта.

    Ваша основная характеристика «Интеллект» увеличилась. «Интеллект»: +10.


    Здесь, в этом мире, чтобы выпить эликсир, не нужно его откупоривать, опрокидывать в рот. Достаточно просто прикоснуться к нему. Или дать мысленную команду на использование эликсира из пояса. Хотя можно и выпить – у некоторых эликсиров довольно приятный вкус.

    После принятия эликсира не остается никакой стеклотары. Все эти банки, флакончики, пузырьки, исчезают после применения эликсира. Будь иначе, весь мир бы был завален пустой посудой из-под эликсиров.

    После применения элика я вывалил на стол, а затем аккуратно разложил в шкафу свитки с рецептами и ингредиенты для создания заклинаний. Места в шкафу не хватило, и я часть ингредиентов положил в стоявший в углу комнаты большой кованый сундук.

    Займусь прокачкой профессии Заклинателя попозже, когда появится время и желание. Времени оно займет много, сейчас не хочу его на это тратить. Потом. Сейчас мне некогда, да и не особенно я тороплюсь. Главное, все необходимые для этого рецепты и ингредиенты я приобрел.

    И, наконец, я выставил на стол еще два пузырька с эликсирами.

    – Босс! Откуда они у тебя? – удивленно спросил Прив.

    – Альтаир дал перед Турниром, – ответил я.

    – Босс, но ты же их выпил тогда!

    – Нет, Прив, не выпил. Ловкость рук и никакого мошенничества!

    Тогда, перед Турниром, Альтаир выставил на стол передо мной пять банок с эликами. Пять Превосходных эликсиров, увеличивающих ту или иную основную характеристику на сто пятьдесят единиц.

    Я отодвинул две из пяти баночек обратно к Альтаиру. Сказал:

    – Ловкость и сила мне не нужны в предстоящих боях. Это лишнее. Забери их обратно, и так кучу денег на меня потратил.

    На что Альтаир мне ответил:

    – Пей! На Турнире никогда ничего лишнего не бывает! Никогда не знаешь, что может пригодиться. Каждое, даже самое маленькое преимущество, может спасти от поражения. Увернешься в нужный момент или ударишь чуть сильнее, чем обычно. Любая мелочь может привести к победе.

    Он был прав, это я и без него прекрасно знал, но пить элики не стал – только сделал вид, что выпил. Отправить незаметно элики в рюкзак никакого труда не составило, достаточно прикоснуться к флакону. Кто со стороны поймет, выпил ты элик или отправил флакон с ним в рюкзак? А проверять мои статы Альтаир не стал. Не я один допускаю ошибки.

    Я открыл окно с информацией о стоявших на столе передо мною эликсирах.


    Превосходный эликсир Силы.

    Свойства: характеристика «Сила» +150. Срок действия: 6 часов.


    Превосходный эликсир Ловкости.

    Свойства: характеристика «Ловкость» +150. Срок действия: 6 часов.


    Как же «Серебряному рифу» удалось добыть эти эликсиры?

    Поначалу я думал, что в игре появились новые рецепты, и Альтаиру удалось выбить один из них с какого-то монстра.

    С Древнего Лича, например. Но все подобные изменения в игре анонсировались администрацией, и информация об этом размещалась в соответствующем разделе официального сайта игры.

    На сайте игры в разделе алхимических рецептов никаких изменений не было. Это я проверил в первую очередь. Там так и значились самыми крутыми рецепты Превосходных эликсиров, увеличивающих основные характеристики всего на сто единиц.

    Потом я думал, что Альтаир выбивал просто готовые эликсиры из Древнего Лича. Это было не так выгодно, как иметь свой рецепт, и количество выбитых эликсиров было сильно ограничено, но ради победы в Турнире и трехсот миллионов выигрыша можно было рискнуть и пожертвовать несколькими из них. Только на сайте игры не было никакой информации и о вновь введенных в игру эликсирах, которые можно было найти в убитых монстрах.

    Где же «Серебряный риф» берет эти элики? Я ведь Алхимик, мне эта информация крайне интересна.

    Еще одна загадка. Кто-то нашел что-то, что дает ему определенные преимущества, и хранит это в тайне. А сколько тайн, о существовании которых я даже не подозреваю, еще есть в игре?

    Глава 6

    – Прив, ты только на этот раз не зевай! Смотри по сторонам! Если увидишь, что кто-то приближается, сразу мне говори. Не хочу еще раз отправиться на круг возрождения. Внимательнее будь, здесь помимо магов еще и Разбойники под «Стелсом» бродят.

    Я стоял у кромки леса в режиме «Скрытности», а метрах в сорока передо мной, на берегу кипящего озера, стоял маг из дагонцев. Луч яркого салатового цвета протянулся от его рук к воде. В том месте, где луч соприкасался с водой, она бурлила особенно яростно, извергая клубы едкого зеленого пара. «Ядовитая погань», так называлось это заклинание четвертого уровня из Магии Воды.

    По моим прикидкам, между этим магом и соседними его коллегами, также занятыми отравлением воды в озере, было не менее пятидесяти метров. А значит, у меня имеется очень высокий шанс снять этого мага незаметно для других. Наверняка, такое полезное умение, как «Орлиный глаз», у этих магов прокачано до максимального уровня, но, чтобы заметить с его помощью что-то на расстоянии, большем сорока метров, надо смотреть в нужном направлении. А эти маги уставились на воду в озере и вряд ли замечают что-то вокруг. И я их прекрасно понимаю – для того, чтобы держать так долго действующим заклинание «Ядовитая погань», нужна поистине колоссальная концентрация внимания.

    Маги, стоящие сейчас вокруг озера, заступили на боевое дежурство только что. До следующей смены караула целых три часа, это я специально проверил, проведя полдня в засаде. Трех часов мне как раз хватит, чтобы обойти озеро и завалить всех магов у него. У них по пятьдесят тысяч единиц жизни. Для персонажа магического класса это довольно прилично даже на двухсотом уровне. Маги привыкли обеспечивать свою живучесть не за счет увеличения собственного здоровья, а за счет защитных заклинаний, уменьшающих или полностью сводящих на нет весь получаемый урон. Есть ли конкретно на стоявшем передо мной маге какая-либо дополнительная защита, я не видел. Неписи в последнее время тоже взяли на вооружение дурную привычку скрывать свою инфу. Не все, но вот конкретно эти маги большую часть своей инфы позакрывали. Значит, будем исходить из предположения, что защита у них есть, а мысль, что раз они здесь у себя дома, то расслаблены и нападения не ждут, отбросим.

    Активирую «Изменчивую силу магии». Пожалуй, этого будет достаточно. «Разряд статики» наносит базовый урон в пятьсот единиц. Мой «Интеллект» увеличивает его до девятнадцати с лишним тысяч, уровень Мастера в Магии Воздуха поднимает эту цифру почти до тридцати пяти тысяч, а «Изменчивая сила магии» удваивает этот показатель. Даже если у дагонцев есть стандартное двадцатипятипроцентное сопротивление урону, силы моего заклинания должно с лихвой хватить, чтобы завалить любого из них с одного каста. Хуже, если на них наложено какое-нибудь защитное заклинание. Например, «Воздушный щит» из Магии Воздуха. Но это решаемая проблема: я просто перейду на другой вид магии. Как и в том случае, если у них еще и умение «Сопротивление Магии Воздуха» максимально прокачано – на Магию Земли перейду. Рискнуть на первом касте все равно придется. Сейчас самый удобный случай для этого – маги стоят поодиночке, на достаточном друг от друга удалении, чтобы мои действия остались незамеченными. Не смогу завалить мага с первого каста, через полсекунды ударю второй раз, за это время он не успеет привлечь внимание других дагонцев и позвать их на помощь.

    Нет. Я покачал головой. Рискованно. Надо все сделать с одного каста и тем самым снизить риск до минимума. Достаю из рюкзака оставшиеся от старых запасов трехчасовой эликсир и такой же свиток, удваивающие силу магии, и использую их. Теперь у меня сила каста «Разрядом статики» достигает двухсот восьмидесяти тысяч единиц, одного каста точно хватит, чтобы убить дагонца с его полусотней тысяч единиц жизни. А окажется Магия Воздуха бесполезной, использую «Булыжник» из Магии Земли, у него примерно такой же урон.

    Начали! Использую заклинание «Разряд статики».

    Каст!

    Отмахиваюсь от системки и вижу, как валится стоявший в пятидесяти метрах от меня маг. Готов!

    Смотрю на реакцию его соседей. Вроде все тихо… Как стояли, упершись взглядом в озеро, так и продолжают стоять. Зеленые лучи по-прежнему заставляют бурлить воду, все так же поднимаются над озером ядовитые испарения.

    Отлично! Бегом к следующему!

    Каст!

    Еще один дагонец готов!

    Осматриваюсь. Все тихо. В расположенном на дальнем берегу озера лагере тоже все спокойно, насколько мне отсюда видно. На всякий случай использую «Волшебное око» и проверяю, что происходит в лагере. Там по-прежнему все занимаются своими делами, кто-то слоняется между шатрами, кто-то несет караульную службу, кто-то возле костров готовит пищу. Проксимо все так же с обреченным видом сидит в клетке в центре лагеря.

    Погоди немного, друг, недолго тебе осталось в заключении томиться!

    Я уверенно двигался вокруг озера, снимая одного за другим стоявших вокруг него магов и подбирая щедро сыпавшийся из них дроп. Его я, не глядя, закидывал в рюкзак. По внешнему виду выпадавшие с убитых магов вещи были самыми обычными, Редкие, а тем более Уникальные предметы мне пока не попадались. Но это не страшно, в лагере еще почти три сотни дагонцев, дропа будет много, должны там быть и шмотки Редкого или Уникального классов.

    Я не обошел и половины озера, как получил сообщение о достижении очередной ступени моего развития:


    Вы нанесли 1 000 000 единиц урона Магией Воздуха.

    Ваше мастерство в Магии Воздуха повысилось.

    Текущий статус: Грандмастер.

    Урон от заклинаний Магии Воздуха: +100 %.

    Время применения заклинаний Магии Воздуха: −0,1 секунды.

    Вы достигли максимального уровня мастерства в Магии Воздуха.


    На то, чтобы полностью обойти озеро и ликвидировать всех магов, отравлявших в нем воду, мне понадобилось почти три часа. Периодически я останавливался и проверял окрестности. Не хотелось, чтобы в самый неподходящий момент неподалеку от меня оказался кто-нибудь из дагонцев.

    Закончив с магами вокруг озера, я поудобнее устроился неподалеку от него, в густой тени от растущих поблизости деревьев. Решил в этом месте дождаться следующей партии дагонцев, которая уже скоро должна была прийти на смену тем, кого я только что уничтожил. Самое удобное место для засады, успею перехватить их, пока они одной толпой будут идти, и накрыть их массовым заклинанием до того, как они начнут разбредаться вокруг озера. Отсюда до лагеря далеко, там ничего не заметят.

    Я и десяти минут не просидел в засаде, как увидел идущую к озеру толпу. Дагонцы шли спокойно и уверенно. Чувствуют себя как дома, ничего не опасаются. Я пересчитал их. Сорок магов. Большая часть из них выглядит расслабленными, многие что-то увлеченно обсуждают, но некоторые так и зыркают по сторонам, постоянно осматривая местность.

    Ну-ну. Под «скрытом» с такого расстояния вы меня не увидите, а вот я вас отлично вижу и хоть вы у меня пока что еще не определились как цель, между нами больше восьмидесяти метров, но для заклинаний, бьющих по площади, это и не нужно.

    А именно такое заклинание я и собираюсь применить.

    Группа магов немного растянулась вдоль утоптанной тропинки, ведущей от лагеря к озеру, но все же представляла собой довольно плотную толпу, которая полностью накрывалась одним массовым заклинанием. Можно уже сейчас ударить по ним «Каменным градом» или «Сетью молний», но лучше подождать, пока они подальше отойдут от лагеря. Вряд ли там заметят мои заклинания, но рисковать не хочется. Не хватало только, чтобы после моей атаки сюда все три сотни дагонцев прибежали.

    Так, посмотрим, что у нас есть в арсенале… Нужно что-нибудь такое, что могло бы с одного каста полностью уничтожить всю эту группу. Привык я уже ваншотить противников. К хорошему быстро привыкаешь. А иначе мне и нельзя: затяжные сражения для меня – это заведомый путь к поражению.

    Магия Воздуха тут не поможет, заклинаний уровня Грандмастера в этой стихии у меня пока нет, не удосужился заранее их приобрести, а так бы сейчас мог их выучить. Урон от заклинаний пятого уровня на порядок больше урона заклинаний четвертого уровня.

    Магия Земли вообще отпадает, я в ней даже не Грандмастер. Магия Воды против Грандмастеров этой ветви вряд ли будет эффективна. Значит, придется использовать заклинания из Магии Огня или Магии Смерти.

    Надо посмотреть, что там у нас с силой магии. Эффекты от принятых перед Турниром эликсиров давно уже прошли, а из-за них я уже толком и не помню, какие у меня на самом деле значения характеристик. Открываю архив системных сообщений и нахожу одно из последних уведомлений:


    Ваша основная характеристика «Интеллект» достигла 900 единиц.

    Вы получаете награду (бонус):

    сила магии: +90 %;

    мана: +14 000;

    время применения заклинаний: -0,1 секунды (но не менее 0,5 секунды);

    задержка применения заклинания: -1 минута (но не менее 0,5 секунды);

    длительность заклинаний, растянутых во времени: +5 минут.

    Эффекты бонусных наград суммируются (кроме Силы магии).


    Это благодаря выигранному мною Черному Турнирному эликсиру у меня «Интеллект» рубеж в девятьсот единиц перепрыгнул, иначе я оказался бы лишен этих бонусов. Теперь, если взять массовое заклинание пятого уровня «Огненный дождь» из Магии Огня с базовым уроном от полутора до трех тысяч единиц, то, с учетом моего могучего «Интеллекта», оно будет наносить минимум семьдесят тысяч единиц урона. Это по площади, равномерно распределяя урон между всеми, попавшими под удар заклинания. Не очень хорошее свойство это равномерное распределение урона у заклинаний, бьющих по площади или области пространства – если под удар попадут, к примеру, кролик с десятком единиц жизни, и вепрь с шестьюдесятью тысячами, то из семидесяти тысяч общего урона на каждого из них придется по его половине. Кролик, разумеется, этого не переживет, а вот вепрь выживет. Урон в центре области действия заклинания бывает выше, чем по его краям, но ненамного, в целом принцип равномерного распределения урона, как правило, сохраняется. И с этим ничего не поделаешь. Как говорят разработчики игры – если не нравится массовое заклинание, используй одиночные, у них никакого распыления урона нет.

    Но это все лирика. Я продолжил мысленный расчет урона от моего заклинания. Примерный, конечно, точность до единицы урона мне уже давно не нужна.

    Статус Грандмастера Магии Огня удвоит урон от «Огненного дождя», доведя его до ста сорока тысяч единиц. Потом еще одно удвоение даст «Изменчивая сила магии» и еще дважды увеличится урон благодаря выпитому мною эликсиру и наложенному бафу из Магии Порядка. Моя репутация у богини Анабет поднимет это дело на шестьдесят процентов, а затем полученный результат увеличится еще на девяносто процентов из-за бонуса за девятьсот единиц «Интеллекта».

    Итого, урон от заклинания будет более трех с половиной миллионов единиц. При стандартном касте этот урон распределится практически равномерно между всеми объектами на площади, по которой будет применено заклинание, и каждому из этих сорока магов будет нанесен урон в восемьдесят семь с половиной тысяч единиц. Для их пятидесяти тысяч единиц здоровья этого более чем достаточно. Это если не учитывать их возможную защиту, сопротивление магии и броню от их амуниции. Впрочем, броню можно отбросить – ну какая может быть броня у одеяний из ткани? Слезы, а не броня. Как говорят математики, этой погрешностью можно пренебречь.

    Если я начну растягивать площадь применения заклинания, урон будет снижаться, даже если под заклинание никто больше не попадет. Сейчас этого делать не придется, дагонцы идут довольно плотной толпой, так что одного каста «Огненного дождя» должно хватить, чтобы уложить их всех. Но лучше перебдеть, чем недобдеть. А то вдруг выживет после моего каста с десяток дагонцев? Меня они, может, и не обнаружат, но панику поднимут, лагерь на уши поставят – прячься от них потом.

    Или, наоборот, лови их потом по всей округе.

    Так что эту группу дагонцев надо убрать тихо, аккуратно и обязательно с одного каста. Выжившие ведь могут и массовыми заклинаниями во все стороны ударить, а мне малейшего урона от любого шального заклинания будет достаточно, чтобы на перерождение отправиться. Поэтому удвоим наносимый «Огненным дождем» урон умением «Ярость». Вот тогда его точно хватит для всей этой дружной компании, какая бы защита и сопротивление магии у них не была.

    Пора!

    Идущие к озеру дагонцы уже достаточно удалились от лагеря, чтобы оттуда не заметили обрушившегося на эту группу «Огненного дождя». Дальше ждать нельзя – вот-вот дагонцы заметят отсутствие своих соклановцев у озера.

    Каст!

    Небеса разверзлись и на ничего не подозревающих, бодро шествующих к озеру магов обрушился огненный ливень. Несколько секунд огненные струи вертикально сверху вниз били в землю, выжигая все на своем пути, потом поток падающего на поверхность земли пламени начал постепенно угасать.


    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 20.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: +1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.


    Я настороженно вглядываюсь в обугленное пятно на земле, не выжил ли кто? Напрасно я беспокоился. После устроенного мною на небольшом участке земли филиала местного Пекла в живых никого не осталось.

    Быстро проверяю ситуацию в лагере с помощью «Волшебного ока». Теперь его радиус был гораздо больше, чем в самом начале, когда я только получил это умение, и я смог охватить взором довольно обширные участки поверхности.

    В лагере все было спокойно. Устроенного мною маленького апокалипсиса на ограниченном участке земли там никто не заметил. Вот теперь и пришла пора подумать, как завалить всех его обитателей. А это проблема.

    Во-первых, я мог случайно убить Проксимо. Лагерь слишком большой и народу в нем слишком много. Даже если я и растяну заклинание на весь лагерь, я не смогу убить всех, кто в нем находится, с одного каста. Заклинание будет учитывать не только живых существ, но и другие объекты – шатры, повозки, деревья – и распределять урон между всеми ними. Это при том, что сам урон от массовых заклинаний при увеличении площади их применения будет снижаться. А значит, после одного моего каста выживут, скорее всего, все дагонцы в лагере. Большинство уж точно, пусть даже с уполовиненным здоровьем, но мне от этого легче не станет. Будь там только одни маги, я мог бы выиграть у них только за счет умения «Скрытность». Кастовал бы массовые заклинания и сразу отпрыгивал бы, чтобы не попасть под случайные заклинания противника. Времени потратил бы много, но в конечном итоге своего добился бы.

    Вот только в лагере, помимо магов, имеются неписи и других классов. В том числе и Разбойники. И, насколько я помню по своему первому посещению лагеря, там их немало. А Разбойники с их «Стелсом» представляют для меня реальную опасность.

    Надо, кстати, проверить, сколько там всего Разбойников, да и других классов тоже.

    Я начал открывать «Волшебное око» над лагерем, сначала у ближайшей к озеру его стороны, а затем постепенно продвигаясь к дальней от меня оконечности лагеря. Разглядывал разумных и считал, сколько каких классов было в лагере, открывал свойства неписей и внимательно просматривал их. Сюрпризы мне были не нужны.

    Никто из обитателей лагеря не был ниже двухсотого уровня. Все они были членами клана «Потерянный Храм». Большинство дагонцев были магами, основная масса из них являлись Мастерами или Грандмастерами Магии Воды, но встречались и Грандмастеры в других ветвях Магии Стихий. Были там и несколько магов, достигших высших ступеней мастерства сразу в двух ветвях магии.

    Бойцов физических классов было значительно меньше. Воины, Охотники, Рейнджеры и Разбойники. Разбойников я насчитал девятнадцать человек. Рейнджеров, которым также доступно умение «Скрытностью» и которые также представляют для меня серьезную опасность, было тридцать восемь. Если вся эта толпа разбредется по окрестностям, то мне придется несладко. Скорее всего, они меня обнаружат и отправят на перерождение.

    Как бы мне их собрать в одну более-менее компактную и плотную толпу? Так, чтобы примененное мною заклинание было максимально сконцентрировано на небольшом участке.

    Прива в бестелесности послать в качестве приманки нельзя: дагонцы – это не неразумные мобы, они сразу определят, что перед ними питомец, и поймут, что где-то рядом должен быть и его хозяин.

    Голограмма тоже мне не поможет, слишком недолго она действует. Собраться вокруг нее дагонцы не успеют, зато сразу насторожатся, как только она исчезнет, поймут, что к чему, и бросятся на поиски источника, создавшего голограмму.

    А вот небольшая армия во главе со мной, даже, скорее, просто маленький отряд, вполне может справиться с этой задачей – собрать в одном месте всех дагонцев. Я открыл Книгу заклинаний.

    В каждой ветви магии есть заклинания призыва, ими я сейчас и воспользуюсь. Зря я, что ли, купил эти заклинания пару дней назад, потратив огромную кучу денег на них?

    Несколько секунд, и передо мной один за другим появилось несколько существ.

    Феникс, вызванный заклинанием Магии Огня.

    Гидра, олицетворение Магии Воды.

    Птица Рух, призванная Магией Воздуха.

    Массивный мраморный кобольд, представляющий Магию Земли.

    Все эти существа призывались заклинаниями четвертого уровня, сами они были двухсотого. Не самая стойкая армия против почти трех сотен разумных такого же уровня. Долго они не продержатся, но я на них особо и не рассчитываю. Это всего лишь группа поддержки.

    Еще три секунды на очередное заклинание и передо мной встал Призрачный рыцарь, призванный Магией Смерти. Это существо также вызвалось заклинанием четвертого уровня, но у него был уже двести пятидесятый уровень и, что было гораздо более важно, Призрачный рыцарь был разумным. Помимо бафов, которые можно было наложить на любое существо, Призрачный рыцарь мог использовать и эликсиры. А это значит, что его и так довольно высокие параметры могут быть значительно усилены имеющимися у меня эликами и свитками с заклинаниями. Это позволит ему продержаться достаточно долго против огромной толпы противников. Минуту он точно продержится, особенно при поддержке отряда других существ. А за минуту к нему успеет сбежаться все население лагеря, что мне и нужно.

    Я осмотрел мою маленькую армию. Прямо передо мной стоял Призрачный рыцарь и хмуро смотрел на меня. Не нравится ему, имеющему двести пятидесятый уровень, быть в подчинении у персонажа всего лишь двадцатого уровня, но деваться ему некуда – я его хозяин, я его призвал и он вынужден мне подчиняться. За спиной рыцаря стояли призванные мною неразумные существа. Подумав немного, я решил еще слегка усилить мою отвлекающую армию. Точнее, привлекающую внимание армию. Еще несколько секунд, потраченных мною на чтение заклинаний, и рядом с ранее призванными существами появились огненный и водный элементали. Уровень у них был невысокий, всего лишь девяностый – каждые десять единиц «Интеллекта» мага, вызвавшего элементаля, увеличивали уровень элементаля на одну единицу, – но сами по себе эти существа были довольно сильными и вполне могли продержаться пару десятков секунд против бойцов двухсотого уровня. Для заклинания призыва элементалей требовался уровень Грандмастера в соответствующей магии, поэтому призвать земляного и воздушного элементаля я не мог – в Магии Земли я еще не достиг этого уровня, а Гранда в Магии Воздуха я получил только что, и у меня не было изучено заклинание призыва воздушного элементаля.

    Последним я призвал костяного дракона, аналог элементалей в Магии Смерти. Этот дракон тоже имел всего лишь девяностый уровень, но его характеристики были раза в два лучше характеристик призванных мною элементалей.

    В отличие от ранее призванных мною существ четвертого уровня, время, в течение которого элементали и костяной дракон подчинялись призвавшему их магу, было ограничено. Точную формулу никто не знал, но стараниями игроков было установлено, что время существования элементалей и костяного дракона зависело от уровня мастерства призвавшего их мага в соответствующей ветви магии, от его Интеллекта и Мудрости. Также учитывались и полученные игроком бонусы за каждые пятьдесят единиц этих характеристик. После истечения этого времени элементали и дракон просто исчезали.

    Зато задержка на повторный призыв элементалей и костяного дракона была небольшая – всего лишь через час после их исчезновения они могли быть призваны снова. И время этой задержки могло быть сокращено соответствующими заклинаниями и имеющимися у игрока бонусами. При очень высоких бонусах этих существ можно было снова призвать практически сразу же после их исчезновения. Одновременно мог существовать только один призванный элементаль одной стихии.

    А вот феникс, Птица Рух, гидра, кобольд могли жить вечно. Теоретически. Практически же они рано или поздно погибали: слишком агрессивными были эти существа, и после потери контроля со стороны призвавшего их мага набрасывались на любую первую попавшуюся жертву, не взирая ни на ее уровень, ни на свое собственное состояние. От существ, призываемых с помощью заклинаний Магии Природы или Магии Тьмы, этих существ отличало то, что они получали свой собственный опыт, независимый от опыта призвавшего их мага, и могли расти в уровнях. Не осознавая этого, они стремились ввязаться в любую драку, чтобы получить опыт за победу и тем самым повысить свой уровень, а значит и выживаемость в этом суровом мире. Инстинкт самосохранения своего рода, вот только чаще всего их действия давали совсем другой результат.

    Призрачные рыцари тоже могли жить вечно и тоже получали свой собственный опыт и могли расти в уровнях, но в отличие от неразумных существ они характеризовались холодным и расчетливым умом и не бросались в любую драку сломя голову. Вот только это их не спасало – слишком уж лакомой добычей они были для бессмертных, а потому рано или поздно Призрачные рыцари становились их добычей. Даже присутствие их хозяина не останавливало падких на экспу бессмертных от нападений на Призрачных рыцарей.

    В общем, не выживали долго Призрачные рыцари, а учитывая то, что призвать рыцаря можно было только один раз в семь дней и снять это ограничение нельзя было никакими бафами и никакими бонусами, их старались использовать только в исключительных, особо важных случаях. Сейчас, на мой взгляд, был как раз такой случай.

    Я еще раз оглядел свою армию и в целом остался доволен ею. Свою задачу она должна выполнить – привлечь внимание дагонцев и продержаться некоторое время, пока они не сбегутся к ней со всего лагеря.

    Как истинный полководец, величественным взмахом руки я отправил свою рать в атаку на лагерь водопоклонников. Во главе отряда уверенно двигался Призрачный рыцарь, являвшийся самым сильным его звеном. Обкастованный бафами, напоенный усиливающими различные параметры эликсирами, он представлял собой реальную силу и серьезную опасность даже для многочисленной группы врагов. По бокам от рыцаря двигались кобольд и гидра, охраняя его фланги. Тыл рыцаря прикрывал водный элементаль – арьергард моей армии. Над отрядом, выстроившись клином, парили костяной дракон в центре и, чуть сзади, Птица Рух и феникс. За ними летел огненный элементаль.

    Дагонцы сразу поймут, что у этих существ есть хозяин, и чтобы они не бросились искать меня по всей округе, мне необходимо было их обмануть.

    Когда мой отряд отдалился от меня на тридцать метров, я двинулся за ним. Отряду оставалось около сорока метров до лагеря, когда водопоклонники заметили моих бойцов. Я видел, как засуетились ближайшие дагонцы, как бросились навстречу моей маленькой армии их воины, а маги приняли характерные для произнесения заклинаний стойки.

    Миг, и среди бойцов моего отряда появился Лич. Ни за что не догадаешься, что это всего лишь голограмма. Жизни ей отмеряно две секунды, но за это время я успею применить три, а то и четыре заклинания.

    Голограмма застыла в стойке атакующего мага. Это я начал кастовать «Огненный дождь», времени мне на это понадобится всего полсекунды, ускоряющий касты эликсир я принял минуту назад.

    Каст!

    Огненный дождь обрушился на лагерь, разрушая шатры и временные постройки, нанося повреждения магам и бегущим к моему отряду бойцам дагонцев. Между отрядом и воинами дагонцев оставалось еще более двадцати метров, а моя голограмма уже вновь приняла позу чтения заклинания. Я начал новый каст. Маги-враги пока еще не применили ни одного заклинания, времени на каст им требуется гораздо больше, чем мне.

    Каст!

    И огненные струи вновь протянулись к земле. Воины дагонцев, успевшие покинуть зону применения заклинания и на этот раз избежавшие удара огненного дождя, столкнулись с моей маленькой армией. Часть из них просочилась мимо моих бойцов и метнулась к голограмме, вновь принявшей стойку для каста очередного заклинания. Вслед этим воинам бросились огненный и водный элементали, а костяной дракон, Птица Рух и Феникс сверху обрушились на сцепившихся с Призрачным рыцарем, кобольдом и гидрой дагонцев.

    Каст!

    Очередной поток пламени рухнул с небес на ряды дагонцев. Сейчас там, где стояли атакующие мой отряд маги врага, в землю били огненные струи сразу от трех заклинаний «Огненного дождя».


    Ваше умение «Подавление защиты от Магии Огня» улучшилось.

    «Подавление защиты от Магии Огня» +1. Всего: 10/10.

    Поздравляем! Вы достигли максимального уровня умения.

    Теперь Вам доступны новые умения.


    Падающее с небес пламя унесло жизни нескольких дагонцев. Оставшиеся в живых маги прочитали наконец-то свои заклинания, и к моей голограмме протянулось около десятка водяных бичей и огненных стрел.

    Настала пора прощаться с голограммой, к тому же в ближайшие мгновенья до нее доберутся и воины дагонцев. Они сразу же, после первых ударов по ней, поймут, с чем имеют дело. А мне это не нужно.

    Я, широко раскинув руки, оттолкнулся ногами от земли и упал на спину. Эти же движения повторила и моя голограмма. Еще миг, и она растворилась в воздухе. Не самый лучший актер из меня, но, надеюсь, в горячке боя это не слишком заметно.

    А потом будет уже не важно.

    Теперь осталось только дождаться, пока к месту сражения сбегутся все обитатели лагеря, а в том, что они сбегутся сюда, я не сомневался. Даже те, кто находился далеко от места боя и не мог увидеть мои заклинания «Огненного дождя», уже должны были получить сообщения от своих соратников по клановым каналам связи. Если неписи являются членами клана, то нет никаких причин, по которым им были бы не доступны и клановые сервисы.

    На всякий случай я несколько раз открыл окна над дальними концами лагеря и посмотрел, что там творится. Со всех концов к месту побоища сбегались дагонцы. Очень хорошо! Судя по тому, что я увидел, никто не остался в стороне от битвы. Через пару десятков секунд, максимум через минуту здесь будет весь лагерь. Лишь бы только мой Призрачный рыцарь продержался это время.

    Я перевел взгляд на бушевавшее в сорока метрах впереди сражение.

    Элементалей уже не было. Погибли. Это были самые слабые бойцы в моем отряде. Гидра и кобольд еще держались, но и они тоже скоро покинут этот мир. У летающих бойцов ситуация была чуть лучше, но ненамного – они лишь на несколько секунд переживут гидру и кобольда. Может только костяной дракон продержится немного дольше, но и он не жилец – у него осталось уже меньше половины жизни.

    А вот Призрачный рыцарь держался хорошо. На нем сосредоточился основной огонь вражеских магов, вокруг него вилось несколько вражеских воинов, а уровень здоровья рыцаря не опустился даже ниже половины. Еще бы! Я понимал, что основная масса обрушившихся на Призрачного рыцаря заклинаний будет из Магии Воды и поэтому максимально защитил его именно от этой магии – уровень сопротивления Магии Воды у рыцаря сейчас был выше девяноста девяти процентов. Иначе он продержался бы в фокусе атаки такого количества магов не больше нескольких секунд. А так он целую минуту может продержаться, возможно, даже больше. Его защиту от физического урона я тоже постарался увеличить как можно больше.

    Я опять открыл окно над лагерем, потом еще одно и еще. Мне было критически важно, чтобы здесь собрались все дагонцы, чтобы в лагере никого не осталось. Если кто-то избежит моей атаки, и особенно если этот кто-то будет Рейнджером или Разбойником, между нами начнется охота друг за другом и кто выйдет из этого соревнования победителем, сказать трудно. У меня есть умение «Скрытность» и у Рейнджеров есть это умение, а у Разбойников «Стелс», что гораздо лучше «Скрытности». Разбойника под «Стелсом» не увидишь, даже если он будет совсем рядом. Иногда его может отзеркалить, но на это рассчитывать нельзя. «Стелс» – это та же невидимость, только в отличие от заклинания «Невидимости» он не спадает при атаке врага. Если между мною и несколькими Разбойниками, да даже и одним Разбойником, начнется дуэль, то шансов выйти из нее победителем у меня немного. Нужно, чтобы они все погибли сейчас, в этом массовом замесе. Нужно, чтобы в лагере никого не осталось, потому я и открывал одно за одним окна над лагерем, заглядывая во все его уголки.

    Лагерь был пуст. Последние его обитатели стекались к месту битвы.

    К этому моменту в живых из моих бойцов остался только Призрачный рыцарь. На нем был сосредоточен огонь всех магов, вокруг него столпилось несколько десятков воинов, мешая друг другу. Жизни моему воину осталось несколько секунд.

    Я окинул взглядом поле боя и начал чтение заклинания. Слишком много здесь столпилось врагов, одного каста будет недостаточно, и двух, скорее всего, тоже. Нельзя позволить им разбежаться после моего первого удара.

    Каст!

    И все поле боя, за исключением небольшого пятачка земли под Призрачным рыцарем, превратилось в болото. Вот теперь отсюда никто не уйдет. Не успеет. Все здесь полягут. Выпиваю пузырек с эликсиром, полностью восстанавливая себе ману. Ее у меня почти не осталось – призывы существ всю вытянули.

    Мой рыцарь продолжал отбиваться от наседающих на него врагов. Я глянул его свойства. Полоса индикатора жизни была полностью бесцветной, а это означало, что уровень его здоровья практически на нуле.

    Я не стал применять заклинания, пока был жив призванный мною воин – не хотел послужить причиной его гибели, стать его убийцей. Просто посчитал неприемлемым для себя убивать его. Дождался, когда он падет под ударами врагов, активировал «Ярость» и трижды, одно за другим, применил заклинание «Огненный дождь».


    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 21.

    Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: +1.

    Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.


    Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 22…


    Поздравляем! Вы получили новый уровень…


    Отмахиваюсь от системок. Не до них, бой еще не окончен! Струи пламени от трех заклинаний продолжают бить в землю. Миг размышлений, выпиваю новую банку с маной и еще раз кастую «Огненный дождь». А потом еще раз, пока действует эффект от умения «Ярость». Не помешает! Слишком много здесь было врагов, наверняка, уровень защиты у них разный, кто-то мог выжить и после нескольких предыдущих кастов. Успеть наложить на себя «Огненный щит» и поднять сопротивление Магии Огня свыше девяноста пяти процентов. Были среди местных дагонцев владеющие этой магией, видел я несколько таких, когда рассматривал лагерь с помощью «Волшебного ока». Мое умение «Подавление защиты от Магии Огня» полностью нивелирует сопротивление к этой магии, но лучше перебдеть, свести риск к минимуму. Кашу маслом не испортишь! Я еще раз кастанул «Огненный дождь», полностью опустошая свой резерв маны, и достал новый флакон с зельем, ее восстанавливающим. Быстро выпил его, восстанавливая свой запас, и настороженно замер, внимательно оглядывая пространство перед собой.

    Последние огненные капли последнего моего заклинания давно уже прекратили падать с небес, а я все стоял, замерший как статуя, и внимательно прислушивался к малейшему шуму, доносившемуся до меня. Эх, как же мне сейчас не хватает умения «Внимательность»! А вот у какого-нибудь выжившего в устроенном мною огненном апокалипсисе Рейнджера или Разбойника такое умение вполне может быть. И «Скрытность», которая сейчас укрывала меня от постороннего взгляда, в этом случае перестает быть надежной защитой.

    Тишина.

    Не слышно было даже пения птиц, еще недавно весело щебетавших в окружающем озеро и лагерь дагонцев лесу. Взгляду моему открывалась мрачная картина – сожженные огненным ливнем трупы еще кое-где дымились, в центре подсушенного пламенем болота громоздился вал из пепла, в который превратились тела сгрудившихся вокруг Призрачного рыцаря дагонцев. Терпкий и тошнотворный запах горелого мяса бил в нос, вызывая рвотные позывы.

    Нет, сейчас лезть за дропом в это полувысушенное огненным ливнем болото я не буду. Через час или два прекратится действие заклинания, болото исчезнет, и я смогу спокойно прийти сюда и собрать весь дроп. К тому времени растворятся в воздухе тела убитых мною неписей, останутся только выпавшие из них вещи.

    А пока я пойду, обрадую Проксимо. Освобожу его из плена.

    – Прив, облети под невидимостью вокруг лагеря и по окрестностям тоже прошвырнись. Проверь, нет ли рядом кого из дагонцев. На всякий случай. Вроде, никого не должно остаться в живых, но мало ли что.

    – Сделаю, босс.

    – Если заметишь кого, сразу мне сигналь. Сам не рискуй!

    – Понял, босс.

    Пусть теперь Прив займется делом. Всю битву он отдыхал, теперь его черед немного поработать.

    Обойдя топкий участок, я направился в центр лагеря. Лишь пустые шатры, безлюдные пространства между ними и тишина окружали меня.

    – Привет, Проксимо! – издалека крикнул я сгорбившейся в центре клетки одинокой фигуре. – Скучал тут без меня?

    Проксимо встрепенулся, покрутил головой и, когда я подошел почти вплотную к клетке, увидел меня.

    – Эвери? – недоверчиво произнес помощник Верховного жреца храма Воды. – Я уже думал, что ты не вернешься.

    – Как ты мог так плохо обо мне подумать, Проксимо? – укоризненно спросил я и, не дожидаясь ответа, применил «Гниль» на замок, запирающий дверь клетки.

    Через пять секунд большой железный замок ржавой трухой осыпался на землю. Я открыл дверь в клетку и сказал:

    – Выходи, Проксимо. Свобода, в моем лице, тебя встречает радостно у входа! Или, скорее, у выхода из этой клетки.

    Проксимо остался сидеть на месте, лишь удивленно заозирался. Потом поднялся на ноги и медленно подошел к выходу из клетки. Остановился напротив меня и опять стал вертеть головой по сторонам. Вокруг никого не было.

    Я с улыбкой наблюдал за ним. Пусть приходит в себя после заключения, не буду его торопить.

    Проксимо сделал аккуратный шаг из клетки, став рядом со мной, и опять замер, словно ожидая внезапного нападения.

    – Не бойся, – сказал я и хлопнул его по плечу. – Опасности никакой нет. Кончилось твое заточение. Как ты вообще умудрился попасть к ним в плен?

    Проксимо перестал оглядываться по сторонам и посмотрел на меня непонимающим взглядом.

    – В плен? Какой плен? – переспросил он. А потом волна понимания пробежала по его лицу. – А, в плен… Случайно. Решил исследовать территорию вокруг Змеиной заводи и нарвался на этих предателей. Не знал, что это они затеяли, кинулся к ним, как к своим, а они меня проклятиями встретили. Дебафами закидали. Оглушили. Очнулся уже здесь.

    Мы не спеша двинулись по пустынному лагерю в сторону озера – к месту, где произошла моя битва с дагонцами.

    – А почему ты не сбежал? Разрушил бы клетку, накинул бы невидимость и поминай как звали!

    – Не могу. Маны нет. Проклятиями обложен, – короткими фразами отвечает Проксимо, а сам продолжает недоуменно оглядываться по сторонам.

    – Понятно, – киваю я. Инфа у Проксимо закрыта, но я примерно понимаю, какое жалкое зрелище она сейчас собой представляет.

    Повезло мне с Привом, а то точно так же мог попасть в западню. Я и подумать не мог еще пару дней назад, что кто-то может устроить такую мерзость, да еще и используя неписей в этом грязном деле, прикрываясь ими.

    Впереди показалось место битвы. В нос ударил прогорклый запах сгоревшего мяса. Удивительно реалистичный запах. Неприятный.

    – А где все? Почему здесь никого нет? – задает мне вопрос Проксимо, а сам вглядывается в открывающуюся перед нами картину недавно прошедшего сражения.

    – Погибли. Никого не осталось.

    Проксимо останавливается и смотрит на меня удивленными глазами.

    – Ты что… Ты?.. Это ты? Ты всех убил? В одиночку?

    Вдруг он переводит взгляд куда-то мне за спину, его глаза округляются и он принимает стойку чтения заклинаний.

    Я резко оборачиваюсь, «Катюша» уже наготове. Неужели кому-то удалось выжить в устроенном мною аду? Или кто-то избежал его? Может кто-то отлучался из лагеря, а сейчас вернулся?

    Вспышка! Боль, темнота, а затем системка перед глазами:


    Вам нанесен урон. Ваше здоровье уменьшилось. Здоровье:

    −450. Всего: 0/450.

    Вы умерли.


    Проклятье! Кто-то достал меня! Убил «Вспышкой», заклинанием Магии Огня второго уровня! Урон от него копеечный, но мне и этого хватило. С живучестью у меня совсем плохо, надо что-то делать с этим. Как-то надо будет поднимать живучесть.

    И что там за системка мелькнула буквально за мгновение до моей смерти?

    Я дал мысленную команду и передо мною появилось предыдущее системное сообщение:


    Ваше умение «Иммунитет к огню» улучшилось.

    «Иммунитет к огню» +1. Всего: 3/10.

    Теперь огонь и Магия Огня будут наносить Вам на 30 % меньше урона.


    Интересное кино получается… «Вспышка» заклинание слабое, действует на область пространства, может применяться как в закрытом помещении, так и на открытом воздухе. Урона это заклинание много не наносит, а все равно подняло мой иммунитет к Огню. Почему так? Потому, что оно убило меня, или потому, что это новое заклинание, под действие которого я до этого не попадал? А, впрочем, какая разница? Проверять, кастуя на себя какое-нибудь заклинание из Магии Огня, я не собираюсь – только покончить жизнь самоубийством мне не хватало. Хотя прокачать неуязвимость к одной из стихий не помешало бы. Надо будет потом обдумать это дело, раз уж я решил свою живучесть как-то поднимать.

    «Прив? Ты где?»

    «Я возле лагеря, проверяю окрестности. А с тобой что случилось? Опять убили? Я почувствовал».

    «Убили. Прив, лети в лагерь, к месту нашей битвы. Там где-то рядом Проксимо должен быть. Возможно, ему помощь нужна. Ты только осторожнее там! На нас кто-то напал, но я не успел увидеть кто. Смотри в оба!»

    «Понял, босс. Лечу».

    Я осмотрелся.

    Знакомое место. Я находился в круге возрождения, в котором уже успел недавно побывать. Возвышающаяся над поверхностью каменная плита восьмиугольной формы, я в ее центре. Над головой каменная арка. Спускающиеся вниз ступеньки приглашают меня вернуться в игровой мир.

    В прошлый раз там меня поджидала засада. Сейчас магов вокруг не видно, но кроме них здесь могут быть и Разбойники, укрывшиеся в «Стелсе».

    Я уселся на плиту, скрестил ноги и открыл настройки. Надо понять, что со мной произошло на этот раз.


    Вы хотите посмотреть запись Вашей смерти?

    Да/Нет.


    Запускаю ролик и вижу себя, неторопливо идущим по лагерю вместе с Проксимо. Вот мы останавливаемся, Проксимо что-то говорит мне. Поворачивает голову чуть в сторону и сразу же принимает стойку для чтения заклинаний. Я резко разворачиваюсь, мой взгляд мечется по сторонам. Вспышка! Вокруг нас с Проксимо полыхнуло. Мое тело оседает наземь.

    Конец ролика.

    Хм… Так и не увидел, кто кастанул «Вспышку». Прокручиваю ролик еще раз, управляю камерой, пытаясь с разных ракурсов захватить в кадр окрестные места. Верчу камеру и так и эдак, вроде все стороны просмотрел, но применившего по нам заклинание мага так и не увидел.

    Ладно, надо бежать в лагерь. Меньше километра на северо-восток. С дебафом на скорость я полчаса буду до лагеря добираться.

    Аккуратно спускаюсь с плиты, ступаю на землю и замираю в ожидании удара. Сейчас или меня отправят на возрождение туда же, откуда я только что спустился, или вокруг никого нет и я смогу спокойно добраться до лагеря.

    Секунда… другая… Я все так же стою на земле возле круга возрождения. Облегченно выпускаю воздух из груди. Никого рядом нет. Можно выдвигаться к лагерю.

    «Босс, вижу Проксимо».

    «Он живой?» – с волнением спрашиваю я.

    «Живой».

    Испытываю огромное облегчение, срываюсь на бег. Пусть хоть и немного, но это ускорит мое продвижение к лагерю.

    «Он один там? Рядом кто-нибудь есть?»

    «Никого нет больше».

    Значит, Проксимо убил того дагонца, оставшегося в живых после битвы. Справился с ним. Добил полуживого, с крохами жизни, сумевшего выжить в устроенном мною аду.

    «Где он, Прив? Что делает?»

    «Сидит».

    Не понимаю.

    «Что значит сидит? Где сидит?»

    «Возле места битвы сидит. Держит в руке горсть пепла. Хмурится».

    Что это он? Переживает о погибших, наверное. Они, хоть и враги, хоть и предатели, но тоже были последователями Пути Воды, как и Проксимо. Жалеет их.

    «Прив, будь возле него, не отходи от него. Я скоро буду».

    Полчаса бега по лесу, и я достигаю лагеря. Место битвы на другой стороне, где-то там находится Прив, чувствую его. Значит, там же должен быть и Проксимо.

    Пробегаю через весь лагерь, вижу одинокую фигурку, скорбно склонившуюся к земле. Кричу:

    – Проксимо!

    Он вздрагивает, поворачивается ко мне, его лицо искажает злобная гримаса. Проксимо вскакивает и принимает стойку атакующего мага.

    – Проксимо, ты что! Стой! – протестующе выставляю руки вперед. – Это же я, Эвери!

    Проксимо не реагирует. Все так же стоит и кастует заклинание, смотрит на меня злобным взглядом.

    Неужели смерть других дагонцев так его потрясла? Или…

    Страшная догадка мелькает у меня в голове. Успеваю крикнуть:

    – Стой, Проксимо! Не надо!

    С его рук срывается «Огненная стрела» и ударяет меня в грудь.

    Боль…


    Ваше умение «Иммунитет к огню» улучшилось.

    «Иммунитет к огню» +1. Всего: 4/10.

    Теперь огонь и Магия Огня будут наносить Вам на 40 % меньше урона.


    Опять стою в центре круга возрождения. Вот, оказывается, как обстоят дела. Эмоции переполняют, злость раздирает душу, плещется через край. Открываю рюкзак, достаю самые сильные из имеющихся у меня эликсиров и принимаю их. Мало, но характеристики уже не на единице, немного поднялись. Пью еще эликсир на скорость и срываюсь с каменной плиты.

    «Прив? Как там Проксимо?»

    «Сидит там же. Как и раньше. Что с ним? Почему он напал на тебя?»

    В голосе Прива слышу удивление.

    «Сейчас это мы у него и узнаем», – сквозь зубы цежу я, одновременно посылая ответ Приву.

    «Не отходи от него, Прив».

    Опять в том же месте, что и прежде, выхожу к лагерю, пробегаю его и, издалека увидев Проксимо, останавливаюсь. Активирую «Скрытность». Ближе чем на двадцать метров я к нему приближаться не буду. На всякий случай держу под рукой заклинание «Прыжок». Если он станет в стойку чтения заклинаний, сразу же дам деру отсюда, и потом уже издалека его достану.

    – Проксимо!

    Он медленно поворачивает голову в мою сторону. Ищет меня глазами и не находит. Не видит – расстояние между нами больше двадцати метров. Не рискнул я ближе подходить.

    Горькая улыбка искривляет губы Проксимо.

    – А, вернулся, бессмертный… Я знал, что ты вернешься! За задания Верховного жреца, за награду за них вы глотки перегрызть готовы не то что первому встречному, а таким же, как и вы сами, бессмертным. Крысы! Убить меня пришел? Ну, так давай! Убивай!

    – Это само собой, – спокойно отвечаю я, а сам настороженно за ним наблюдаю. – Но чуть позже.

    Если вдруг замечу, что он заклинание читать начал, сначала уйду из-под удара «Прыжком», а потом сразу же «Лучом Смерти» его приголублю. Этого заклинания должно хватить на него, даже в теперешнем моем состоянии. Рассусоливать с ним я больше не буду.

    – Только сначала узнать хочу, зачем ты все это затеял? Ты ведь тут главный? Ты дагонцев из числа людей на это подбил. Ты руководил ими? Ты затеял отравить воду в Срединном море и погубить всех тритонов! Это не вопрос – ответ я и так знаю. Это ты! Единственное, чего я не понимаю, так это – зачем? Зачем ты все это затеял? Чего добивался?

    – Да затем, что не должен тритон быть Верховным жрецом храма Воды! – заорал Проксимо. – Это мы, люди, храм создали! Это мы учение всему миру несли, пока эти полурыбы в морях и океанах резвились! Это мы им знания дали! Обрядам их научили! Это мы, люди, их из бестолковых рыб в разумных превратили! Мы оберегали их, защищали, растили!

    А они? Чем они ответили нам за нашу заботу о них? Своего в первосвященники выбрали! Я! Я должен быть Верховным жрецом храма Воды!

    Все ясно. Еще один психованный НПС. Диагноз – обыкновенная жажда власти. Дикая, безумная жажда власти, подвигнувшая его на уничтожение целой расы. И это – НПС! Удивительно.

    – Неужели желание стать во главе какого-то храма одного из младших богов, да даже не бога, а всего лишь младшего божества, стоит того, чтобы ради этого уничтожить целую расу? – с горечью в голосе спрашиваю я.

    Проксимо зло засмеялся.

    – Говоришь, какой-то храм? Конечно, Путь Воды не сравнить с Путем Смерти, а Дагона с Мораной. Дагон – рыба! Божество, но всего лишь рыба. Дагон прислушивается к словам Верховного жреца храма Воды, – сказал он, ухмыляясь. А потом лицо его исказилось и он заорал: – А морские чудовища слушаются Дагона! Тот, кто владеет храмом Воды, может покорить весь мир!

    Я закатил к небу глаза. Эпидемия на безумие у НПС, что ли? Не успеваю задать себе этот вопрос, как срабатывает интуиция.

    «Прыжок»!

    В то место, где я только что стоял, ударяет шарообразная глыба льда. Заклинание не индивидуальное, применяется на местность. Осколки льда шрапнелью разлетаются по округе…


    Вам нанесен урон. Ваше здоровье уменьшилось. Здоровье:

    −450. Всего: 0/450.

    Вы умерли.


    Я опять стою в знакомом круге возрождения. Похоже, это уже становится традицией.

    Достали все-таки меня осколки «Ледяного шара»! Парочки хватило, чтобы на перерождение меня отправить. Ну, что ты будешь делать! Стоило чуть отвлечься, задуматься, и на тебе… Который раз уже погибаю на одном задании!


    Вы воскрешены! Войдите в новую жизнь с новыми силами.

    Вами получен посмертный дебаф:

    основные характеристики −99 % (но не ниже: 1), скорость −50 %.

    Время действия: 6 часов.

    Внимание! Посмертный дебаф невозможно отменить.


    Что делать теперь? Ждать, пока спадет посмертный дебаф? Или опять выпить эликсиры и пойти и убить этого Проксимо?

    А нет никакого или. Нет у меня больше подходящих эликсиров.

    «Прив, я на Кенол по-быстрому смотаюсь. Ты следи за Проксимо. Не отпускай его от себя».

    «Понял, босс!»

    Сейчас я камнем возврата перемещусь в свое жилище в Вавилоне, потом сбегаю на аукцион, закуплюсь эликами, подниму свои характеристики, вернусь в Сарагоску, благо маячок я там сегодня утром поставил, сразу же, как только вышел из портала Гильдии перевозчиков. Тритоны подкинут меня к Змеиной заводи. А оттуда час ходу до лагеря дагонцев-мятежников.

    И что я этим выиграю? На все это уйдет часа три, а то и все четыре. Прив столько времени не продержится вдали от меня, развеется. Я его, конечно, потом призову, но он страшно не любит исчезать в никуда из этого мира. Боится до жути. Да и дебафы эти посмертные через шесть часов сами спадут. Нет никакого смысла пороть всю эту горячку. К тому же, мне уже давно пора покинуть игру.

    Ладно, оставлю разборки с Проксимо на завтра, а сейчас – на выход. Надо отдохнуть от игры. А как войду, посчитаюсь с ним. Три раза меня убил, зараза! Но ничего, никуда он от меня не денется. Некуда ему деться! А если убежит, к гадалкам пойду, найду его и отправлю в Пекло к Молоху.

    «Прив! Новая вводная! Я тут, на месте возрождения, спать лягу. Тут мое тело никто не тронет. А ты за Проксимо следи. Утром я на тебя выйду, разберусь с этим гадом. Чем он, кстати, сейчас занимается?»

    «Все так же сидит на том же месте».


    И вновь, уже в который раз отправляюсь от круга возрождения к лагерю мятежников.

    В лагере пусто. Никого. Все, кого я убил, навечно отправились в небытие. Это ведь не обычные мобы, которые каждый раз после своей смерти возрождаются, не бессмертные игроки и даже не их питомцы. Это обычные НПС, и смерть для них – одна и навсегда.

    Направляюсь в сторону озера. Где-то там по моим ощущениям находится Прив. Озеро с этого места видно плохо, его закрывают разбитые мятежниками шатры, которые и после их смерти, как и прежде, трепещут на ветру своими полотняными боками.

    Ступаю аккуратно. На мне режим «Скрытности», еще и невидимость накинул на всякий случай.

    Приближаюсь к озеру, слышу всплеск неподалеку и сразу же поворачиваюсь в ту сторону, готовый в любое мгновенье воспользоваться «Прыжком» и ретироваться в безопасное место, а оттуда уже бесстрашно атаковать врага. Желательно со спины. Мои понятия о чести, о достойном ведении дуэлей, сложившиеся в бытность мою Паладином, претерпевают серьезные изменения. Жизнь заставляет вносить коррективы.

    Осторожно двигаюсь вдоль череды густых кустов, приближаясь к озеру. Выхожу на его берег и вижу одинокую фигуру. Проксимо!

    Не убежал! Не стал прятаться, скитаться по материкам, искать укромное убежище!

    Не сдался…

    Смотрю несколько минут на него и пораженно качаю головой.

    Озеро разительно отличалось от того, каким было еще вчера. Наполненное талой водой, принесенной сбегающими с ледяных вершин горными ручьями, оно стало чистым и совершенно прозрачным. Нескольких часов хватило на то, чтобы озеро почти полностью очистилось от отравы. И только в одном месте оно по-прежнему кипело и бурлило.

    Проксимо стоял на берегу, в нескольких метрах от воды, вытянув руки в сторону озера. Яркий изумрудный луч протянулся от его ладоней к волнам, разбегающимся от водоворота в центре озера. Там, где луч касался поверхности озера, вода вспенивалась, пузырилась, окрашивалась в ядовито-зеленый цвет, легкий дымок испарений поднимался от озера в этом месте. Зеленоватые разводы яда подхватывались потоками воды, устремляющимися в воронку водоворота, и исчезали в ней. На фоне прозрачной толщи чистейшей воды эти разводы выглядят жалко.

    Безумец!

    Фанатик.

    Несчастный…

    Оказавшийся в плену своих диких идей. Запутавшийся в созданной воспаленным мозгом доктрине.

    А может, наоборот? Не «не сдался», а смирился с поражением? Сломался? Покорно ждет своей смерти?

    Достаю из рюкзака эликсир и выпиваю его. Сила магии увеличилась в два раза. Достаю свиток, читаю написанное на нем заклинание и на меня ложится баф с таким же эффектом.

    Активирую «Ярость» и начинаю колдовать «Луч Смерти». Не знаю, какие на Проксимо наложены бафы и какие у него есть сопротивления, не вижу в его инфе этих сведений. Хочу убить его с одного удара. Скорее всего, это у меня получилось бы и без дополнительных бафов, у магов здоровья немного, но не хочу рисковать.

    Что-то подсказывает мне, что Проксимо не стал бы убегать, вообще не оказал бы сопротивления. Все так же стоял бы под обрушивающимися на него заклинаниями и колдовал свою отраву на воду в озере.

    Каст!

    Протянувшийся от моих рук серый дымчатый шлейф ударяет в Проксимо и швыряет его к озеру. Тело мага почти полностью оказывается в воде, лишь ногами немного касаясь берега.

    Мертв.

    Нет больше Проксимо.


    Вы спасли расу тритонов от уничтожения.

    Ваша репутация среди поклонников Воды улучшилась.

    Текущая репутация: Доверие.


    Смотрю задумчиво несколько минут на труп водопоклонника, а потом спускаюсь, хватаю его за ноги и вытаскиваю на берег. Пусть здесь пролежит этот час до исчезновения. Хоть как-то это будет по-человечески.


    Вы нашли артефакт: «Семь кувшинов Кали».


    Поднимаю выпавшую из карманов Проксимо вещичку. Хм, любопытная конструкция – семь кувшинов, каждый с двумя ручками, соединены между собой, образуя нечто вроде ожерелья. Кувшинчики небольшие, ярко-зеленого цвета. Сквозь их полупрозрачное стекло видно, что они наполнены какой-то жидкостью. Переворачиваю кувшины и пытаюсь вылить из них жидкость. Не получается. Жидкость по-прежнему плещется в них, а выливаться не хочет.

    Открываю свойства предмета.


    Семь кувшинов Кали. Класс: Артефакт. Тип: Клановый.

    Свойства: помещенные в Башню артефактов кланового замка эти кувшины увеличивают эффект от ядов в семь раз.

    Действие артефакта распространяется на всех членов клана.


    Жаль, что артефакт клановый. Не для меня – одиночке такой не пригодится, кроме случая, если он вступит в какой-нибудь клан и поместит эту вещицу в клановую Башню артефактов. А я в кланы вступать не собираюсь ни под каким соусом. В этом мире я одиночка. Мне так нравится. В этом мой фан.

    Этот артефакт уйдет на аукцион, кланы быстро его купят. Артефакты – вещи в игре редкие. Наверное, самые редко встречающиеся в игре предметы. Кланов с отстроенными в клановых замках Башнями артефактов много, но таких, у которых эти башни были заполнены хотя бы на половину, – мало. А ведь и надо всего-то двадцать штук артефактов, чтобы полностью заполнить всю Башню.

    Интересно, как Проксимо использовал этот артефакт? А никак не мог он его использовать. Эти артефакты, только будучи помещенными в Башни, дают эффекты. А Проксимо носил его с собой. Может, он собирался поменять его на такой же, только индивидуальный? Ему артефакты на усиление ядов пригодились бы для его задумки.

    Вальду повезло один раз найти артефакт. Всего один раз за восемь лет игры. Зато индивидуальный! Правда, он так и остался невостребованным Вальдом – неподходящего для воина профиля артефакт оказался.

    Как же Проксимо собирался использовать этот артефакт?

    Терзаемый смутными сомнениями, я открыл информацию Проксимо и просмотрел его свойства. Теперь, когда Проксимо был мертв и холодным трупом лежал передо мной, вся ранее закрытая информация открылась, и я мог увидеть ее полностью. Будь он бессмертным, эта инфа так и осталась бы закрытой. На то он и бессмертный.

    Проксимо. НПС. Человек. Двести тридцать четвертый уровень. Маг. Грандмастер Магии Огня. Грандмастер Магии Воды. Путь Воды. Клан «Потерянный Храм». Глава клана.

    Я присвистнул. Непись – глава клана!

    Быстро открыл инфопортал на сайте игры, нашел там рейтинг кланов и задал поиск. Клан «Потерянный Храм» оказался в самом низу рейтинга, чуть ли не на последнем месте. Клан первого уровня. Максимально возможное число членов клана – одна тысяча. Всего в клане шестьсот сорок три члена.

    А ведь всего несколько часов назад членов клана было больше. Это я немного подсократил его состав.

    Нда, сильно разросся заговор среди водопоклонников.

    Открываю страницу с составом клана и просматриваю информацию его членов. Одни НПС. И все – люди. Ни орка, ни гнома, ни тритона, ни кого-либо еще. Только люди.

    Ну, почему люди? Почему именно НПС, являющиеся людьми, решились на уничтожение целой расы? Почему не эльфы, не гномы, не орки? Почему именно люди? В книгах пишут, что это эльфы да орки тяготеют к уничтожению других рас, а люди как раз наоборот. А тут вот именно люди решили уничтожить расу тритонов ради каких-то своих прихотей. Власти над миром им захотелось!

    И как Проксимо хотел использовать этот артефакт?

    Ведь не мог же он использовать клановый артефакт без клановой Башни артефактов, это не предусмотрено сценарием игры! Никак не мог! А у клана первого уровня не может быть клановой башни артефактов – для начала ему надо собственным клановым замком обзавестись.

    Или все-таки мог?

    – Пойдем, Прив, собирать наш законный дроп. Там его должно быть много.

    Спустя час я стоял перед огромной кучей всякого хлама. Рюкзак забит, а передо мной шмоток еще на две-три ходки. И ни одной Редкой вещи, про Уникальные я уже даже и не вспоминаю. Понимаю, дагонцы – это не богатенькие последователи Пути Света. Так, как экипированы паладины Света, мало кто экипирован. Но, с другой стороны, у дагонцев есть магазин Редких вещей, и не один. А магазин в Сарагоске – двухэтажный!

    И я догадываюсь, что размещено на втором этаже. Только, со слов старосты морлоков, хозяевами магазина были тритоны.

    Бедноват оказался клан «Потерянный Храм», бедноват. Может еще и это послужило одной из причин мятежа людей против тритонов.

    Ставлю маячок на этом месте, открываю Книгу заклинаний и телепортом переношусь в Сарагоску. Пусть мне в этот раз не довелось получить дорогие Редкие вещи, но и оставлять на произвол судьбы такое количество обычного дропа я не собираюсь. Тысяч пятьдесят за все вещи я получу, ну, или немного меньше. С заклинанием телепорта переброска в магазин всего этого шмота много времени у меня не займет. Прыжок туда, прыжок обратно. За двадцать минут всю кучу перетаскаю.

    Первую партию я сдал в магазин обычного торговца почти за одиннадцать тысяч золотых. Если остальные вещи стоят примерно столько же, то мой кошелек пополнится на сорок с лишним тысяч.

    Я вышел из магазина скупщика, тут же дал мысленную команду и передо мной открылась моя Книга заклинаний. Я нашел в ней заклинание телепортации и начал его каст.

    – Эй, Эвери! Подожди!

    О! Кто это, интересно, меня окликнул? Кому я понадобился в этом захолустье?

    Прерываю заклинание, оборачиваюсь и вижу двух игроков, приближающихся ко мне.

    Открываю инфу одного, другого, тихо присвистываю. Что здесь, в глухомани Сарака, делают бойцы «Триады»? В Сарагоске если что и есть представляющее интерес для бессмертных, так это только магазин Редких вещей. Но товар в нем предназначен для героев не самых высоких уровней, не намного выше сотого уровня. А сейчас ко мне подходили два игрока, уровни которых были выше трехсотого. Таким героям делать в этой дыре абсолютно нечего.

    – Привет, Эвери!

    – Привет, Тигр! – отвечаю на приветствие одного из триадцев. Маг, триста второй уровень, Путь Порядка. Вот и вся доступная информация. Не густо. Хотя у меня у самого еще недавно также все было скрыто.

    Бросаю взгляд на другого. Разбойник, триста четвертый уровень, Путь Света. Имя – Сай. Он равнодушно встречает мой взгляд.

    – Тут такое дело, – начинает Тигр. Оглядывается, слегка презрительным взглядом окидывая местность вокруг. Хлипкие хибарки не вызывают у него энтузиазма, но он все же решается пригласить меня в местное питейное заведение. – Поговорить надо. Может, пойдем в таверну? Посидим там, поболтаем.

    – Нет, – отрицательно машу головой. – Я тороплюсь. Дел полно, говори здесь, что хотел.

    Тигр хмурится. Не привык, чтобы таким тоном с ним разговаривали. Сай немигающим взглядом уперся мне в глаза. На его лице ноль эмоций. Не лицо, а каменная маска. Опасный тип. Непредсказуемый.

    – Хорошо, – соглашается Тигр. – Да мы, в принципе, ненадолго тебя задержим. Ты позавчера на Турнире кубок взял. Среди девятнадцатых уровней.

    – Было дело, – солидно киваю я и гордо расправляю плечи.

    Уже догадываюсь, что хотят от меня триадцы и что последует дальше. Информация об эликах им нужна. И я не собираюсь ее скрывать. Альтаир на мне сотни миллионов заработал, позволю и я себе заработать на Альтаире пару миллионов.

    Все равно, рано или поздно, эта информация станет всем известна. Даже скорее рано, чем поздно. Несколько дней, может, недель, и я уже не смогу на ней заработать. А мне миллион-другой золотых монет не помешает. Топ-кланы за важную информацию платят щедро. То есть для них это мелочь, а для таких игроков, как я, это щедро. А с «Триады» вообще можно кое-что и получше денег получить.

    – Мы тут посчитали. Прикинули. У тебя урон от заклов был несоразмерным уровню. Наши аналитики говорят, у тебя сила магии должна гораздо меньше быть. Почти на треть. Даже с учетом всех возможных эликов и бафов. Не мог ты никак такой урон наносить.

    Пожимаю плечами. Насчет трети – это он погорячился. Соврал. Вряд ли их аналитики такой вердикт вынесли. Это Тигр самолично решил приукрасить.

    – У меня шмот Легендарный был. Там модификаторов на магический урон полно было.

    – Ты нам сказки не рассказывай, – возмущенно засопел Тигр. – Уж отличить по внешнему виду «легендарку» от других классов любой сможет. Для этого даже аналитиком быть не надо. Легендарка на тебе в финале была. Огненную стену твою мы видели. Мы вообще внимательно все ролики с твоими боями на Турнире просмотрели. Много непонятного. Та же «Стена огня», даже с учетом легендарного комплекта, слишком мощной была.

    – Хм, но ваш боец ее прошел, как будто никакой стены и не было.

    – Он двадцать процентов здоровья потерял на ней. А у него шмотка была на полный игнор Магии Огня. Стопроцентный!

    – У меня подавление защиты от Магии Огня прокачано.

    – Все равно, – Тигр делает отметающий жест рукой. – Не по уровню у тебя урон был. Не темни! Что-то у тебя должно было быть еще. Наши аналитики говорят, у тебя лишних единиц интеллекта было около двухсот. Максимум двести, минимум пятьдесят дополнительных единиц характеристики откуда-то у тебя взялось. Откуда?

    – Это секретная информация, – говорю я и, увидев, как нахмурился Тигр, добавляю: – она денег стоит. Большая коммерческая тайна. Очень большая. За бесценок не продается.

    – Сколько? – бросает Тигр.

    Я задумался. Эту информацию продать можно за пару миллионов. Но только один раз. Это будет эксклюзивная сделка. За такую цену автоматом принимаешь на себя дополнительные обязательства не разглашать проданную информацию кому-то еще. Негласное правило. А вот из-за мелочи в сотню тысяч золотых такой богатенький клан, как «Триада», дополнительных условий выставлять не будет. Наверное, и побольше денег можно слупить с них с чистой, а главное, спокойной, совестью. Но задирать сверх меры тоже нельзя.

    – Сто тысяч, – называю устраивающую меня сумму. – Без торга. Если да, то да. Если нет, так нет. Не устраивает цена – разбегаемся. За меньшие деньги мне нет никакого смысла информацию сливать, да еще и неприятности на себя притягивать.

    – От «Триады» тоже могут быть неприятности, – намекает Тигр.

    – Тигр, давай без этих намеков! – поморщился я. – Я цену назвал, ты ее услышал. Устраивает – плати!

    Я демонстративно протянул руку ладонью вверх.

    – Не устраивает – досвидос! Разбегаемся. Не будем тратить зря время на пустопорожние разговоры. У меня дел полно.

    – Рерольщик? – спрашивает Тигр.

    Я не отвечаю, лишь равнодушно пожимаю плечами. Он несколько секунд всматривается мне в глаза, потом бросает вопросительный взгляд на Сая. Тот лишь слегка двигает кистью руки. И что это значит?

    – Держи! – говорит Тигр, и в мою руку падает десять монет.

    Ничего себе! Он таскает с собой такие деньжища! Бегло проверяю их и забрасываю в рюкзак. Поднимаю взгляд на Тигра, довольно улыбаюсь. Вот так, в легкую, срубить такую кучу бабла!

    – Элики, – говорю Тигру. – Перед Турниром я принял эликсиры, увеличивающие основные характеристики на сто пятьдесят единиц. Превосходные эликсиры, но только прибавляют не сотню, а сто пятьдесят единиц.

    – Врешь! – резко бросает Тигр. – Нет в игре таких эликов.

    Опять пожимаю плечами.

    – Вы спросили, я ответил. Честно! Как-то же я поднял свои характеристики? Вариантов, как мне это удалось, вы никаких не знаете. Почему это не могут быть элики?

    Триадцы переглядываются. Молчат несколько минут, по клановому каналу обмениваются мнениями. Я терпеливо жду. Свои деньги я получил, на рюкзак бафы от воров наложены, бояться мне нечего. Убивать им меня незачем, им информация нужна, а не выбить из меня отданные мне сто тысяч золотых. К тому же вся эта сумма из меня не выпадет – максимум десять процентов от нее, а скорее всего, только один процент. Так что можно спокойно подождать несколько минут, пока они там переговариваются. За такие-то деньги!

    – Откуда у тебя эти элики? – наконец задает вопрос мне Тигр.

    – Это стоит еще сто тысяч, – закидываю удочку я.

    Тигр опять смотрит на Сая. Тот вновь двигает рукой, уже гораздо сильнее. На этот раз даже я понимаю, что означает это движение. Отказ. Ну и ладно, не очень-то и хотелось.

    – Не наглей. Ты и так неплохо поимел с нас.

    Это Тигр недовольство мне свое демонстрирует.

    – Элики мне дал Альтаир, глава клана «Серебряный риф», – говорю я ему в ответ.

    Быстрый обмен взглядами, легкий кивок Сая, и вопрос Тигра мне:

    – Откуда они у него?

    – Без понятия, – отвечаю. – Об этом он мне не сказал, да я и не спрашивал. Все? Вопросы еще есть ко мне? Мне надо идти, все равно я вам больше сообщить ничего не смогу. Все что знал, я вам уже сказал.

    Секунду еще смотрю на них, а они смотрят на меня. Сказать, по-видимому, им тоже больше нечего.

    – Ну, тогда пока! – машу им ручкой и отхожу на несколько шагов.

    Открываю Книгу заклинаний и опять начинаю читать заклинание телепортации. Надо поскорее перетащить дроп из лагеря мятежников и сдать его скупщикам. И так подзадержался здесь из-за своих смертей.

    – Погоди, Эвери!

    Ух, ты! Это Сай ко мне обратился. Невероятно! Этот надменный молчун снизошел до обращения ко мне.

    – Нам нужны доказательства, – говорит Сай.

    – Какие еще доказательства? – удивляюсь я. – Откуда они у меня? Я вам наводку дал. Обращайтесь к Альтаиру за доказательствами.

    – Погоди, Эвери! Не горячись! – успокаивающим тоном говорит Сай. Умеет он, когда хочет, быть вежливым. – Сам понимаешь, такие секреты кланы не выдают. И Альтаир нам ничего не скажет.

    – Ну, а я тут при чем? Или ты думаешь, что Альтаир мне что-то скажет?

    – Ты работаешь с ним. Или на него. Или на клан «Серебряный риф». Значит, у тебя есть доступ в их клановый замок.

    – Я не работаю на них! – возмущенно возражаю я. – И у меня нет никакого доступа в их замок. Я даже не знаю, где он находится!

    – Мы знаем.

    – Вот и замечательно! Идите и захватите этот замок. И получите свои доказательства. Неужели «Триада» не сможет захватить замок какого-то клана?

    – «Триада» может захватить замок любого клана, – пафосно заявляет Тигр.

    – Кроме замка клана «Серебряный риф», – мрачно добавляет Сай.

    Ничего себе откровение! Вот это номер! Триадец признается, что его клану что-то не под силу! Сегодня день сюрпризов!

    – Почему? – заинтересованно спрашиваю я у Сая. – У «Серебряного рифа» настолько сильный замок, что его не сможет захватить даже «Триада»?

    – Не в этом дело, – морщась, отвечает он мне. – Сам по себе замок не такой уж и крутой. Просто он расположен там, где его не достать.

    Интересно! Это где же такие места есть в «Битве богов», что там даже клановый замок нельзя атаковать?

    – И где же? – задаю вопрос равнодушным тоном, а самого при этом распирает от любопытства.

    – В Аристократическом квартале Бастиона Тьмы, – отвечает Сай. – Один из тамошних дворцов и есть клановый замок «Серебряного рифа».

    Ну, ни фига себе! Громко присвистываю от удивления. Тигр согласно кивает головой.

    Устроить замок в черте города, это почти немыслимое дело! В любом городе это практически нереально, даже в самом захолустном городишке – кучу репутаций надо заработать и не только с городом, с его губернатором, с магистратом, но еще и с фракцией, с ее первосвященником, со всеми городскими храмами. А денег вообще надо немеряно – землю купить, сам замок построить! Даже в деревнях земля бешеных денег стоит, а что уж говорить про столицу фракции? В городах вообще незанятой земли нет, все в пределах городских крепостных стен давно и плотно застроено.

    Как Альтаиру это удалось? Ладно бы клан построил свой город, есть несколько кланов, которые именно так и поступили. Или купили бы участок в вольном городе, там это гораздо проще сделать, да и дешевле выйдет. Но построить свой замок во фракционном городе, а тем более в столице фракции – это что-то из области фантастики!

    Понятно, почему замок нельзя взять приступом – атака любого дома в Квартале Аристократов приравнивается к атаке города. Чтобы захватить замок «Серебряного рифа», «Триаде» придется сначала захватить город. Город, в принципе, захватить можно, но только если этот город не Бастион Тьмы. Это одна из сильнейших крепостей в мире! В этом городе одних только неписей проживает больше полумиллиона. А если столицу фракции Тьмы атакует Светлый клан, а «Триада» как раз и является Светлым кланом, то за столицу фракции и боги Тьмы вписаться могут.

    Ловко устроил клановый замок Альтаир!

    Но есть у такого варианта и минусы. Территория вокруг замка, причем любого замка – хоть кланового, хоть принадлежащего отдельному игроку, – является собственностью замка и источником его доходов. Чем выше уровень замка, тем на большую территорию он распространяет свое влияние и с большей территории собирает доходы – взимает налоги с проживающих на ней НПС и бессмертных, устанавливает плату за посещение расположенных на этой территории инстансов и других квестовых локаций, берет пошлины за пользование дорогами, пролегающими на землях замка. За каждый уровень замка радиус контролируемой земли увеличивается примерно на километр. Не обязательно это идеальная окружность, чаще границы контролируемой замком земли имеют ломаные очертания. Отсчет принадлежащих замку земель начинается от его внешних стен. Хочешь больше земли получить под свой контроль – строй больший по территории замок, но только помни: оборонять растянутый во все стороны замок гораздо сложнее, а желающих пощипать его, испытать на прочность, всегда будет предостаточно.

    Разместив же замок на территории, контролируемой другой крепостью – замком или городом, – ты никаких земель под свой контроль и в управление не получаешь. Некоторые игроки специально возводили свои личные замки неподалеку от замков крупных кланов и вместо того, чтобы получать доходы замка и прилегающих к нему территорий, несли расходы, уплачивая приютившему их клану оговоренную плату.

    Вот и «Серебряный риф», разместив каким-то чудом свой клановый замок в городской черте Бастиона Тьмы, лишился возможности получать доход с окрестных земель. Клан еще и приплачивал регулярно городу немаленькую сумму.

    – Наймите Вора. Или Рейнджер пусть проберется в их замок. Или Разбойник, – говорю триадцам и показываю на Сая.

    Наверняка, он Разбойник-Грандмастер. В плане скрытного проникновения его возможности ненамного ниже возможностей Грандмастера Вора.

    – Бесполезно, – кривит лицо Сай. – В Бастионе Тьмы сильнейшие бафы на всем городе висят. И на кварталах тоже. В Квартале Аристократов вообще не продохнуть. И разбафить не получится: в случае принудительного падения одного из бафов срабатывает оповещение и вся городская стража на уши становится. Облавы по всему городу.

    Да, неслабо устроился «Серебряный риф». Как все же смог Альтаир провернуть это дело – создать замок в черте города? Да еще в Квартале Аристократов? Там дворцы и землю под дворцы только титульным аристократам продают. Снять дворец на время можно, но этого недостаточно, чтобы вместо дворца сделать клановый замок. Во сколько же ему это обошлось? Страшно себе представить даже!

    – Нужен кто-то, кому Альтаир доверяет. Если он тебе дал эти элики, значит, он тебе доверяет. Почему-то никому другому, кроме тебя, он таких эликов не давал.

    Вообще-то, давал. Со слов Альтаира, тот воин, которого я вынес в первом поединке на Турнире, тоже был упит этими эликами. Но говорить об этом триадцам я не стал.

    – Насчет доверия – это сильно сказано. У нас с Альтаиром была разовая договоренность. Я не работаю постоянно на его клан и работать не собираюсь. И я не понимаю, как доверие Альтаира может помочь в этом деле? Он что, рецептом поделится? Проще тогда ему денег предложить и купить у него рецепт. Весь вопрос в цене. Предложите ему солидную сумму, от которой он не сможет отказаться. У вас наверняка есть солидные деньги.

    – С деньгами у Альтаира проблем нет, – кисло заявляет Сай.

    – «Серебряный риф» не беднее «Триады», – с ходу отвергает мое предложение Тигр, даже не удосужившись хотя бы секунду обдумать его. – Альтаир скорее заплатит в два раза больше, чем мы ему предложим, лишь бы только сохранить за своим кланом монополию на такое преимущество, чем отдаст его кому-то другому за любые деньги.

    – Ладно, пусть так. Но от меня вы что хотите? Какие доказательства вам нужны?

    – Нам нужен эликсир. Хотя бы один.

    Я с интересом смотрю на Тигра. Молча перевариваю в голове его слова.

    Нужен эликисир. Хотя бы один флакончик. Хм… Неплохие варианты вырисовываются. У «Триады» есть много чего вкусненького.

    – А смысл? – спрашиваю его. – Что это изменит? Какая разница, что с моих слов вы это знаете, что будете знать, увидев элики? В любом случае вы просто будете знать, что такие эликсиры есть.

    Спросил просто для того, чтобы время потянуть. Понятно ведь, что не доверяют они мне. Не верят моим словам про элики. А сам пока усиленно думаю, ввязываться в авантюру с триадцами или не стоит? Все-таки крупнейший клан, да и злопамятностью отличается. Если раскроют обман, могут неслабо испортить мне жизнь.

    – Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, – глубокомысленно изрекает Тигр. – Кроме того, получив эликсир, мы сможем разобрать его на составляющие и определить его рецепт.

    Сай бьет локтем в бок Тигра.

    Оба-на! Ни о чем подобном я раньше не слышал. Во мне проснулся профессиональный интерес. Алхимик я или кто? Почему я о таких вещах не знаю?

    – Как вы это сделаете? – спрашиваю. – Каким образом? Что…

    – Это секрет клана, – Сай пресекает мои вопросы. И возвращает разговор в прежнее русло. – Если ты сможешь войти в замок «Серебряного рифа», то шанс добраться до хранилища с эликсирами у тебя есть. Внутри уже не будут действовать городские бафы. Останется только снять внутренние бафы. Это гораздо проще. Да и из-за этого никто в Бастионе тревогу поднимать не будет.

    Угу. Как же, проще! Тому, кто проберется внутрь чужого замка, будет уже все равно из-за чего его поймали – из-за бафов, наложенных на целый город, или из-за бафа, наложенного на маленькое складское помещение где-нибудь в подвалах кланового замка. Закатают в бетон и в том, и в другом случае. Будешь потом каменной статуей украшать чьи-то апартаменты.

    – Значит, вам нужен хотя бы один пузырь с этим новым эликсиром. Все равно, какой? – уточняю я.

    – Желательно, по одному на каждую характеристику, – отвечает Сай.

    – Ага. Размечтался, – саркастически говорю я. – А еще желательнее по десять на каждую характеристику. Вдруг с одного пузыря не получится рецепт узнать?

    – Берешься? – не обращая внимания на мой сарказм, задает вопрос в лоб Сай.

    Я изобразил задумчивость на лице, поднял голову и уставился в небо. Чайки летают, облака плывут. Небо голубое…

    – Ну, попытаться, в принципе, можно, – весь в сомнениях произношу я. – Только, конечно, без всяких гарантий! Риск огромный. Шансы на успех мизерные. Я бы даже сказал, призрачные. Последствия в случае провала – катастрофические! Можно сразу удалять персонажа и начинать заново. Хотелось бы знать, ради чего я буду так корячиться?

    – Мы заплатим. Много. Триста тысяч за каждый добытый и переданный нам пузырек с новым эликсиром.

    Я заржал.

    Ну, Тигр! Ну, насмешил!

    – Ладно, ребята. Мне на самом деле пора. Заговорился я тут с вами.

    Я повернулся к ним спиной и зашагал прочь. Сейчас они меня окликнут. Неторопясь двинулся в сторону Гильдии перевозчиков. Она мне была не нужна, но ее хорошо было видно отсюда – двухэтажное здание Гильдии, как Гулливер над лилипутами, возвышалось над местными лачугами, – поэтому я и избрал ее в качестве ориентира для своего движения.

    Иду себе спокойно, мурлыкаю под нос: «Какое небо голубое, мы не сторонники разбоя»…

    Десять шагов уже сделал, а они никак не определятся. Быстрее думайте!

    Молчат триадцы.

    Продолжаю движение в сторону Гильдии, бросаю любопытные взгляды по сторонам. Вон морлок куда-то потащил корзину с рыбой, вон человек из местных присел у стены, чинит сеть. Поворачиваю голову в другую сторону, ничего интересного. Смотрю вперед. Вон, метрах в ста впереди, из здания Гильдии перевозчиков выходят пятеро разумных, наверняка игроки. Неписи неохотно тратят деньги на телепорты Гильдии, предпочитают пользоваться ее дилижансами, монгольфьерами или судами.

    Слышу позади быстрые шаги, догоняющие меня. Ну, наконец-то!

    – Погоди, Эвери!

    Оборачиваюсь.

    – Сколько ты хочешь? – спрашивает Тигр.

    Делаю решительное лицо и резкий взмах рукой, словно топором рублю:

    – Триста тридцать! – увидев вытянувшееся лицо Тигра, добавляю: – Каждому!

    Полюбовавшись пару секунд недоумевающим лицом Тигра, вздыхаю. Не понять вам, чужаки, кондовый советский юмор.

    – Шутка!

    Расплываюсь в улыбке и объясняю чуть подробнее:

    – Киргуду в смысле!

    А потом уточняю, насколько они меня поняли:

    – Бамбарбия?

    Интересно, как им ИскИн переводит мои слова? Судя по их физиономиям, ИскИн им выдал что-то совсем уж нетривиальное.

    – Это сколько в игровой валюте будет? – переспрашивает меня Тигр.

    Смеюсь и отвергаю дальнейшие подобные поползновения:

    – Деньги не интересуют. Совсем!

    – А что же ты тогда хочешь? – удивляется Тигр.

    – Билет в Кукольный театр. В Кван Тонге, – спокойно отвечаю я.

    – Ты с ума сошел! – одновременно говорят Сай и Тигр.

    В унисон, что называется.

    – Ну, как хотите, – развожу руками я. – Если не хотите дать мне билет в Кукольный театр вашего города, то тогда откройте секрет составления алхимических рецептов по готовому эликсиру.

    Молчат. Сай бросает быстрый недовольный взгляд на Тигра, тот досадливо морщится. Лоханулся Тигр, теперь ему предстоит взбучка.

    Потом оба переводят глаза на меня, смотрят, как на новые ворота. Вижу, как в их голове тяжело крутятся мысли. Озадачил я их. Сильно озадачил.

    – Билетами в театр распоряжается Дракон. Самолично, – мрачно роняет Сай.

    – Это ваши проблемы, – отвечаю ему я. – Связывайтесь с Драконом. Кроме того, что я назвал, меня у вашего клана больше ничто не интересует. Если вам действительно нужен один из новых эликсиров, то вы согласитесь с моими условиями. А я вам достану такой эликсир. Я смогу. Никто другой не сможет, а я смогу. Я ведь действительно рерольщик и Альтаира давно знаю.

    Последнюю фразу я сказал исключительно для того, чтобы создать у них иллюзию моих более тесных связей с главой «Серебряного рифа». И, главное, нигде не наврал. И рерольщик я на самом деле – старого персонажа забросил, начал играть новым. И Альтаира давно знаю, пусть и заочно. Еще бы я его не знал, когда мы с ним пару лет рядом, на соседних строчках, в рейтинге игроков размещались. Я на сотом, он на сто первом. Потом он на девяносто девятом, а я по-прежнему на сотом.

    – Неравноценный обмен, – говорит Сай.

    – А это пусть Дракон решает. Тот, кто владеет секретом новых эликсиров, получает реальное преимущество перед другими. В этой игре это многое значит.

    В ожидании ответа смотрю на Сая. Тот молчит, ничего не отвечает, только губы кусает в задумчивости. Перевожу взгляд на Тигра и перехватываю его взгляд, брошенный мимо меня. Глаза Тигра округляются, одной рукой он толкает Сая, а другой указывает куда-то мне за спину. Сай переводит взгляд в указанном направлении и… Мгновенно исчезает в «Стелсе»! Я резко оборачиваюсь.

    Метрах в пятидесяти от нас стоит та пятерка игроков, которую я несколько минут назад видел выходящей из Гильдии перевозчиков.

    «Прыжок»!

    Заклинание уносит меня со ставшего опасным места.

    Вовремя! Я не успел даже приземлиться, как в то место, где только что мы с триадцами разговаривали, ударил «Метеоритный дождь», заклинание уровня Грандмастера из Магии Земли.

    Вот же сволочи эти самураи! Они бы еще «Болидом» ударили, чтобы сразу всю деревню накрыть! Видели, что там стою я, совершенно посторонний человек в их разборках с «Триадой», но не постеснялись применить массовое заклинание по площади, ничуть не заботясь о том, что под их атаку попаду и я. Когда я обернулся и увидел эту пятерку, двое из нее уже стояли в характерной для читающего заклинание мага стойке. В последний момент успел уйти из-под их удара.

    Мне даже не надо было открывать инфу игроков из этой пятерки и смотреть, кто это такие. Я и без всякой инфы прекрасно это понял, как только увидел белые повязки на их головах. Белая лента с красным пятном в самом ее центре, над переносицей, была отличительным символом клана «Самураи». У всех других кланов фирменным предметом одежды с соответствующей символикой, свидетельствующей о принадлежности игрока к определенному клану, были плащи, которые каждый клан старался украсить как можно лучше и ярче. Эти плащи обладали повышенными модификаторами и по даваемым ими эффектам превышали даже Уникальные вещи, немного не дотягивая до Легендарных. А у «Самураев» вместо плащей подобным клановым символом были повязанные вокруг головы кожаные полосы белого цвета с ярко-красным кругом посередине, стилизованным изображением солнца. Остальные кланы возмущались этим, так как это привносило некий дисбаланс в игру – другим игрокам головные повязки были недоступны, и в итоге получалось, что члены клана «Самураи» могли носить на одну вещь больше. А каждая дополнительная вещь, надетая на игрока, – это дополнительные модификаторы, усиливающие его параметры. Разработчики эту ситуацию никак не комментировали, отделываясь приевшейся фразой «все в рамках игрового сценария».

    Интересно, успел Сай уйти из зоны поражения «Метеоритного дождя»? Вряд ли, у него было мало времени – заклинание ударило через пару мгновений после того, как Сай в «Стелс» ушел. А Тигра, наверное, убило. Если на нем не было никаких бафов, то удар «Метеоритного дождя» никакой маг не переживет. Не с их жалким уровнем здоровья. Чтобы пережить это заклинание, надо быть обкастованным серьезными защитными бафами. А никто не будет постоянно ходить под такими бафами, слишком это накладно.

    Сразу же после приземления я побежал, стараясь еще больше увеличить расстояние между мною и местом битвы – судя по тому, что там что-то грохотало, маг «Триады» выжил и сейчас дает отпор самураям. Полсекунды бега, и снова «Прыжок»!

    Чем дальше я буду от места битвы, тем больше шансов уцелеть. Приземлившись, я оглянулся. Разговор с триадцами мы вели почти в самом центре деревни, на небольшой центральной площади, на которой размещался тот самый магазин, в который я сдал часть выбитого с дагонцев-мятежников дропа. Сейчас там разгоралась битва. Судя по двум ее очагам, выжили оба триадца. Не удалось «Самураям» уничтожить их с первого удара.

    Вот безумцы! Нападения в Сарагоске были запрещены, но, похоже, ни одну из воюющих сторон это не волновало. Оно и понятно – что сможет сделать с нарушителями местная стража? Заковать в кандалы и отправить на каторгу в рудники? Ха! Да скорее бойцы что одного клана, что другого, раскатают по бревнышку, по тростинке всю эту деревню. Это вам не Вавилон или какой-нибудь другой крупный город, это всего лишь большая деревня в самом захолустье материка Сарак.

    Ладно, пусть эта семерка психов воюет, мне надо завершить здесь свои дела. Я в который уже раз открыл перед собой Книгу заклинаний. На этот раз мне никто не помешал и через несколько секунд я стоял в лагере мятежников перед сваленными в кучу шмотками. За время моего отсутствия их никто не тронул. Да и кто мог тут их тронуть?

    Перебирая валявшиеся на земле предметы экипировки и стараясь отобрать более дорогие, оставив более дешевые на потом, я за десять минут полностью забил весь рюкзак. Прикинул, сколько вещей еще осталось. Куча уменьшилась примерно на треть, две ходки еще придется сделать. Не хватает мне все же моей грузоподъемности. Чем выше уровень, тем тяжелее становятся вещи, тем больше места они занимают в рюкзаке. Старая проблема вновь поднимается в полный рост. Надо как-то ее решать.

    Я открыл Книгу заклинаний и телепортировался в Сарагоску. Маячок в ней я установил как раз напротив Гильдии перевозчиков.

    Только я появился в деревне морлоков, как меня чуть не сбила выбегающая из здания Гильдии толпа игроков. «Самураи»!

    Грохотало по всей деревне. В разных ее концах с неба сыпался ледяной град, огненный дождь, метеоритные камни. Похоже, к триадцам тоже подкрепление прибыло.

    Битва шла по всей Сарагоске, вместо нескольких очагов сражений, разбросанных по округе, вся деревня превратилась в один большой очаг войны, и только здесь, возле Гильдии перевозчиков, сохранился небольшой островок затишья. Но это, судя по тому, что я увидел, бросив быстрый взгляд по сторонам, ненадолго. Вокруг пылали дома, от многих строений не осталось ни одной целой деревяшки, лишь кучки золы и пепла. Там, где двадцать минут назад мы с триадцами вели разговор, кругами расходились кольца огня, а в небо взмывали огненные шары, которые, достигнув пика высоты, по крутой параболе опускались вниз. Красиво! Беглого взгляда оказалось достаточно, чтобы оценить открывшуюся мне картину и восхититься ей.

    Пропала деревня. Нет больше Сарагоски…

    Надо срочно отсюда сваливать! Не с моим здоровьем ошиваться здесь. Если не от шальной стрелы, то от массового заклинания можно погибнуть в любой момент. Я подскочил к зданию Гильдии перевозчиков и спрятался в углу, образованном стеной дома и высоким крыльцом. Здание каменное, единственное каменное здание в этой деревне. Оно хоть как-то защитит меня, пока я буду кастовать заклинание телепортации на Кенол. Надо срочно, как можно быстрее, дергать с этого негостеприимного материка. За все время жизни моего героя меня столько раз не убивали на Кеноле, сколько раз убили за пару дней на этом Сараке.


    Вы не можете использовать заклинание «Телепортация» для перемещения на заданное расстояние – у Вас не хватает маны.

    Попробуйте использовать это заклинание для перемещения на меньшее расстояние или воспользуйтесь услугами Гильдии перевозчиков.


    Что? Не хватает маны? Да у меня сто с лишним тысяч единиц маны и этого не хватает, чтобы построить портал на Кенол? Да сколько же тогда для этого маны надо?

    Что же делать? Использовать камень возврата? Или последовать совету системки?

    Почти рядом со мной, в паре метров от здания Гильдии, заколотили о землю огненные капли. Кто-то применил «Огненный дождь», еще чуть-чуть, и задело бы меня. Чудо, это просто чудо, что я выжил!

    К демонам все! Активация камня возврата целую минуту требует, за это время меня сто раз здесь убьют. И плевать на эти сорок тысяч, которые я хотел сэкономить, надо срочно уносить отсюда ноги, а то, не ровен час, эти психи разрушат и здание Гильдии перевозчиков – единственный путь для меня из развернувшегося здесь ада.

    Дождавшись, когда огненные капли перестали бить в землю, я рванул из своего укрытия и взбежал на крыльцо.

    – Эвери, стой!

    Ага, разбежался! Кому я там понадобился? Вот ненормальный! Стой, говорит! Псих!

    Я резко рванул дверь на себя и ввалился внутрь дома. Быстро огляделся по сторонам. Маг, ошалевшими глазами смотрящий на меня. Круглый зал, окруженный колоннами. Стандартная и привычная обстановка Гильдии перевозчиков. Грохот боевых заклинаний, пробивающийся сюда даже сквозь каменные стены.

    – На Ченрод! К храму Воды! Срочно! Вот деньги! Скорее!

    Я судорожно начал отсчитывать монеты.

    – Вот! Держите деньги! Сорок тысяч золотых талеров! – бросаю на стол перед магом четыре монеты. – Быстрее открывайте окно!

    Сзади скрипнула, открываясь, дверь, и тут же захлопнулась. Кто-то вошел в Гильдию, но я не стал даже оборачиваться – в середине зала с колоннами замерцало окно портала. Миг, и окно портала стабилизировалось, бросаюсь к нему, крикнув на прощанье магу:

    – Если хочешь жить, убирайся отсюда поскорее! Ты же не бессмертный!

    Я был уже в шаге от портала, когда услышал:

    – Эвери!

    Отстань, кто бы ты ни был!

    Шаг в серебристое зеркало портала, и я появляюсь на островке в Южном океане, неподалеку от храма Воды. Облегченно вздыхаю. Вырвался! Остаться в живых в том бедламе, что сейчас развернулся в деревне Сарагоска, я бы не смог ни при каких обстоятельствах. Нет у меня ничего, что позволило бы мне выжить в подобных замесах.

    В меня ударяется чье-то тело, и я кубарем лечу по песку. Встаю, отряхиваю песок с одежды, поднимаю выпавший из рук посох и, наконец, оглядываюсь. Передо мной стоит Монах и нагло скалится мне в глаза. Смотрю его инфу. Человек, Путь Тьмы, триста двенадцатый уровень, имя – Сакугава, клан «Самураи». Класс, как я уже сказал. Монах.

    – И что тебе надобно, старче? – задаю вопрос.

    Этот торопыга моим портальным окном воспользовался. Заяц! Бесплатно сюда телепортнулся. Прыгнул в портал сразу вслед за мной. Гильдия перевозчиков за такие дела наказывает. За первый раз штраф в размере сто тысяч берет. Пока не уплатишь, воспользоваться услугами Гильдии не сможешь. Ни порталами, ни дилижансами, ни судами, ни дирижаблями. За второй раз штраф в миллион золотых, а за третий – каторга на полгода и в дальнейшем отсутствие возможности пользоваться услугами Гильдии.

    – Привет, Эвери! Разговор есть. Ты позавчера кубок выиграл на Турнире, – быстро говорит, словно слова выплевывает, Сакугава. Оглядывается и спрашивает: – Где это мы? Тут есть местечко, где спокойно посидеть можно? Таверна или что-нибудь в этом роде?

    Дежавю просто какое-то.

    – Нет здесь никаких таверн, – отвечаю. – Это вообще край земли.

    У клана «Самураи» ничего интересного для меня нет. Придется брать деньгами. Тысяч двести, я думаю, самое оно будет.

    – Говори быстрее, что у тебя за дело ко мне, и разбегаемся по своим делам. Честное слово, – говорю проникновенным голосом, прижимая руку к груди, – нет времени на лишние разговоры.

    – Наши аналитики посчитали…

    – Это секретная информация, – не дослушав, отрезаю я.

    – Э? – уставился на меня Монах.

    – Ай, ладно, – махаю рукой. – Уболтал. Сто тысяч с тебя, и я выдаю тебе эту тайну. Большую и совершенно секретную. Особой важности тайну!

    – Что так дорого? – недовольно спрашивает монах. – А вдруг оно того не стоит?

    Я отворачиваюсь и иду в сторону храма Воды. Пока погода не изменилась, надо быстрее до него добраться. Тут погода каждую секунду может меняться. Сейчас легкий дождик накрапывает, а через пару секунд снегопад сыпать будет.

    – Как хочешь, – бросаю Монаху через плечо.

    – Эй, Эвери! Погоди! Ты хоть намекни, о чем речь. Не хочется кота в мешке покупать!

    – «Триада» купила и не поморщилась.

    – «Триада»? – переспросил Сакугава. – Послушай, Эвери, у меня сейчас нет с собой столько денег…

    – Давай так, – перебиваю я его. Останавливаюсь и поворачиваюсь к нему. – Ты возвращаешься к себе, обсуждаешь это с кланом, а вечером встретимся в Вавилоне, и я отвечу на твои вопросы. На все, на которые смогу ответить.

    Монах задумчиво смотрит на меня. Думает. Ну, думай, думай. Все равно никуда не денешься, согласишься с моим предложением.

    – У тебя камень возврата привязан где-то? А то они, – я указал на здание Гильдии перевозчиков, – тебя обслуживать не будут. Пока штраф не заплатишь.

    – Привязан, конечно! – очнулся от раздумий монах. – Во сколько встретимся? Давай в шесть вечера? Через четыре часа.

    – Нет, – поразмышляв пару минут, ответил я. – В десять вечера давай. Улочку, ведущую от аукционной площади к Гильдии букмекеров, знаешь? Вот на ней, сразу у площади, встретимся. Там забегаловка есть. Если вдруг кто опаздывать будет, там подождать можно.

    – Договорились!

    Мы пожали друг другу руки, и Сакугава начал активацию камня возврата.

    А я направился к храму Воды. Мне предстояло общение с его Верховным жрецом. Тяжелое общение. Принести кому-то тягостную весть – приятного в этом мало. Никому такого не пожелаю.


    – Мастер, я принес вам печальное известие. Проксимо мертв.

    Верховный жрец храма Воды молчит. На его лице удивление, непонимание, горе. Смотрит на меня и ждет, что я еще скажу ему. Объяснений ждет. Рассказа о произошедшем.

    А не будет никакого рассказа!

    Не будет никаких объяснений. Сможет – сам все поймет, а не сможет – значит, и не надо ему ничего понимать.

    – Вы были правы, Мастер. Нам, бессмертным, в этом мире проще всего понять именно людей. Они похожи на нас. Почему-то.

    Смотрю прямо в глаза тритону и добавляю:

    – Это я убил Проксимо. И остальных.

    Первая реакция жреца – изумление. Потом неверие. Но оно быстро сменяется негодованием. И болью. Жрец в гневе поднимает руку с трезубцем, только я вижу – никакой это не трезубец, это посох, сделанный в виде трезубца. Трезубцы относятся к классу копий, а жрец – маг. Грандмастер Магии Воды. Если захотел убить меня не магией, а зажатой в руке палкой, значит действительно забыл все от боли в сердце. Убьет меня, ну и пусть. Я ему мешать не буду. Возрождением больше, возрождением меньше, какая нам, бессмертным, разница? Это ведь игра, всего лишь игра. Вот только непонятно, почему так скверно внутри, почему мне так стыдно за то, что отщепенцами стали именно люди?

    Негодование в глазах жреца уступает место озарению. Пониманию. Сначала неясному, а через миг полному.

    Понимание сменяется печалью. И еще большей болью, чем мгновение назад плескалась в его глазах.

    Жрец опускает голову, отворачивается от меня. Быстро скользит по ледяному полу к бассейну в центре зала, напротив изваяния Дагона. Это даже не бассейн, скорее, аккуратная прорубь в толще льда, под ней – бездонный океан. Родная стихия жреца. Тритон с разбегу бухается в прорубь и исчезает в пучине.

    И только внезапно появившийся у меня в руках свиток, да одинокая системка напоминают о том, что он только что был тут:


    Вы выполнили задание «Помощник Верховного жреца храма Воды».

    Вы получили награду: свиток призыва детеныша Кракена.


    Вот и закончилось это непростое задание. Задумчиво верчу свиток в руках.

    – Не везет нам с тобой, Прив, с наградами. Никак не удается нам получить Легендарные вещи. Надеюсь, в оставшихся храмах Стихий с нами будут более щедрыми.

    Бросаю свиток в рюкзак, и оглядываю храм. Домой, в Вавилон, перемещусь прямо отсюда. Не буду выходить на улицу, там холодно и сыро, а здесь просто холодно. Отхожу к стене, достаю из рюкзака камень возврата, только начинаю его активацию, как перехватываю полный ненависти взгляд одного из жрецов храма. Он, заметив, что я смотрю на него, резко отворачивается и быстрыми шажками скрывается в одном из боковых коридоров, но я успеваю прочитать его информацию – НПС, человек, Маг, двести двенадцатый уровень, клан «Потерянный Храм».

    Тяжело вздыхаю. Кого-то спас от уничтожения, кому-то помешал в осуществлении их наполеоновских планов. Все как в реальной жизни – всем не угодишь.

    Мотаю головой и выбрасываю из нее лишние мысли. Эпопею с храмом Воды я закончил, теперь их внутренние отношения – не мои проблемы. Пусть сами решают их. У меня своих забот хватает.

    Мне еще много дел предстоит. Надо профессией Заклинателя заняться, поднять ее до Грандмастера, благо все необходимое у меня для этого есть. Потом разобрать созданные свитки с заклинаниями, часть себе оставить, а остальное на алтарь Анабет отнести – репутацию у богини тоже надо наконец-то до «Восхищения» довести. Потом в какой-нибудь маленький городишко прыгнуть, денек там погулять. Если два клана на меня уже успели выйти, значит очень скоро и остальные начнут выходить. В Вавилоне они меня не найдут, слишком уж большой город, а вот в маленьком городке меня найдут быстро.

    И с наградой дагонцев надо что-то делать. Вот же подкинули задачку!

    Я снова начал активацию камня возврата и уже через минуту оказался в своей комнате в Верхнем Вавилоне. Передо мною стоял стол, полностью заставленный ингредиентами. И это еще не все – в шкафу и в сундуке лежало еще большее количество ингредиентов. Вот ими я сейчас и займусь. Специально встречу с Сакугавой отложил на вечер, чтобы успеть хотя бы половину ингров переработать, а потом отнести полученные элики на алтарь Анабет. Заодно и шмотки дагонцев, которые так и остались в рюкзаке, пожертвую богине.

    А вот что делать с наградой дагонцев?

    Я достал полученный от первосвященника храма Воды свиток и открыл его свойства.


    Заклинание призыва (Магия Воды, Магия Природы). Вес: 35. Прочность: 1/1.

    С помощью этого заклинания вы призовете существо: детеныш Кракена (полуразумное).

    Свойства призываемого существа:

    Уровень: 500. Сила: 25 000. Здоровье: 1 000 000 000.

    Особенности:

    1. Регенерация: 1 % от максимального уровня Здоровья в секунду.

    2. Регенерация в воде: 5 % от максимального уровня Здоровья в секунду.

    3. Одновременно может атаковать несколько целей.

    4. Нельзя наложить проклятия.

    5. Нельзя наложить благословения.

    6. Скорость перемещения по суше: −75 %.

    7. Скорость перемещения в воде: +75 %.

    8. Нет ограничений в развитии.

    Умения:

    1. «Лечь на дно» (активируемое по команде хозяина, не может быть применено на суше).

    2. «Реликт» (активируемое по команде хозяина) – окаменение при снижении уровня здоровья ниже 25 % от его максимального значения и при активированном умении «Лечь на дно». При активированном умении «Реликт» существо не восприимчиво к физическому урону. Эффект от любого вида регенерации при активированном умении «Реликт» снижается в сто раз.

    Желаете использовать заклинание?


    Вот это дааааа… Впечатляет!

    Двойная магия… Миллиард единиц здоровья! Валерка сказал бы – «Опупеть!». Я и сам чуть не опупел, когда прочитал эти строки. А регенерация? Один процент от миллиарда – это десять миллионов! Десять миллионов единиц здоровья в секунду восстанавливает! Кто сможет убить такого?

    У Безумного Охотника с его семисотым уровнем всего два миллиарда единиц здоровья! И у него нет такой дикой регенерации! Его можно убить, и его убивали. И не один раз! А вот как убить этого монстра? Нет, целым кланом, конечно, можно это сделать. Совокупный урон сотни бойцов, наносимый за секунду времени, превысит в несколько раз способности по регенерации. Может, даже сотни бойцов не понадобится. Но ведь он, этот монстр, все это время, пока его убивают, не будет молча и спокойно на это смотреть! А с его силой он сможет сваншотить любого противника! И это даже без учета бонусов за каждые пятьдесят единиц его характеристик! Я даже боюсь представить, какие там у него бонусы.

    А самое главное, если этот монстр всего лишь детеныш, то каков тогда его папаша? Или мамаша? У обычных мобов уровень взрослых особей в несколько раз больше уровня детенышей. Уровень взрослого кролика, например, в пять раз больше уровня крольчонка. А уровень матерого волка выше уровня волчонка в десять раз.

    Это что же, у взрослого Кракена пятитысячный уровень?

    Я представил себе такого монстра. Прикинул, сколько у него может быть здоровья, и содрогнулся.

    Бррр… Я повел плечами. Да, нет! Бред! Не может такого быть. Нет такого монстра в игре. Нет для них никаких задач. Не вписываются они в игровой сценарий. Лишними будут на этом празднике жизни.


    Внимание! Клан «Потерянный Храм» занес Вас в свой Черный список.


    Я уселся на пол и рассмеялся. Сидел на полу и хохотал, как сумасшедший.

    Истерика.

    Со всеми может случиться.

    – Босс, может, хватит уже?

    – Ха-ха-ха, Прив… Ха-ха-ха… Проксимо… Покорить мир, покорить мир… Ха-ха-ха… А я дураком его считал… Ха-ха-ха…

    А он… Ха-ха-ха… Прив… Ха-ха-ха… А не покорить ли нам… Ха-ха-ха… Вырастим нашего детеныша… Ха-ха-ха… Нашего детеныша! Ха-ха-ха… Нашего с тобой, Прив, детеныша… Ха-ха-ха… Если я его папаша, то… Ха-ха-ха… Ты, Прив, тогда кто? Ха-ха-ха… Если Призрачных рыцарей за несколько месяцев до четырехсотого уровня догоняют, то почему бы нам… Ха-ха-ха… Почему бы нам не поднять нашего малыша уровня так… Ха-ха-ха…

    Поток ледяной воды обрушился на меня.

    Я вскочил, дико вращая глазами.

    – Прив, мерзавец! Ты что творишь?

    – Успокоился?

    Я прислушался к себе. Истерика прошла. От нее не осталось и следа.

    Я посмотрел на свою одежду. Странно, если искупаешься в одежде в океане или в реке, то после того, как выйдешь из воды, одежда моментально становится сухой. А сейчас я стою, весь промокший до нитки, и одежда, похоже, совсем не собирается высыхать. Ну, с этим мы сейчас быстро справимся. Я дал мысленную команду, и мое тело покрыла «Аура Огня». Несколько секунд язычки пламени бегали по одежде, высушивая ее, лишь легкий пар поднимался.

    – Совсем неписи обнаглели! – пробурчал я и покосился на Прива. – Уже в черный список бессмертных вносят.

    Я взял со стола свиток призыва детеныша Кракена и спрятал его в шкаф. Туда же положил и артефакт «Семь кувшинов Кали». Пусть полежат там до лучших времен – продать их я всегда успею.

    А может, и не буду продавать. Сам их использую. Призову детеныша Кракена и пройдусь с ним огнем и мечом по всему материку, по неизведанной его части. И никакие монстры мне будут не страшны. Темный Эвери и Кракен – это сила! Покруче любого галантерейщика с любым кардиналом будет.

    Главное, на игроков не нарваться. Если я призову его и об этом узнают другие игроки, то сразу же начнут охотиться за моим детенышем. Нашим с Привом детенышем. Ну, еще бы – за убийство призванного существа, уровень которого превышает уровень убившего его героя, столько опыта отваливают, сколько и за сотню обычных мобов своего уровня не получить. Разумеется, это правило не распространяется на обычных существ, призываемых Магией Природы, и демонов, призываемых Магией Тьмы.

    Жаль, что свитком воспользоваться можно только один раз. Но тут есть кое-какие любопытные варианты. С помощью Камня Душ можно увеличить количество призывов заключенного в свиток существа. Вот только Камни Душ достать нелегко. По словам разработчиков, каждый день в игре герои находят десять таких Камней. Один-два Больших Камня Душ, два-три Средних Камня и пять-шесть Малых Камней. Мелочь – чуть больше трех с половиной тысяч в год на девяносто миллионов игроков.

    На аукционы в игре эти Камни не выставляют. Те, кто желает продать их, делают это в реале – на «е-бэе» или подобных площадках. По бешеным ценам выставляют. И долго эти лоты там не залеживаются.

    Глава 7

    – Там еще шмоток тысяч на двадцать осталось, представляешь? Пришлось все бросить и срочно удирать с Сарака. Там такой замес начался, что я еле ноги унес.

    – Так ты же маячок поставил, – удивилась Оксана. – Портанись туда и забери свой дроп. В чем проблема, не пойму?

    – Маны не хватает.

    Мы с Оксаной бок о бок бежали по парку и болтали о всякой всячине. Сейчас я рассказывал ей о своих последних приключениях. Традиционная утренняя пробежка, ставшая уже привычной за последние дни.

    – Не знаю, сколько нужно для этого маны, но открыть портал с одного материка на другой я не могу, – я широко зевнул. – Но это не страшно. Ничего с этим дропом не случится. Никто в той глуши не бывает, так и будет эта куча шмоток лежать там никем не тронутая. А я как-нибудь при случае, если буду на Сараке, смотаюсь туда. Маячок-то с моей карты никуда не денется.

    Я опять зевнул. Спать-то как охота! А на Сараке я скоро побываю. Там храм Воздуха находится, а его я решил следующим посетить в своем паломничестве по храмам Стихий. Вот завершу свою аферу с эликами Альтаира и сразу на Сарак прыгну. Пора уже добивать этот квест и заняться проблемой Прива. Так он вроде пока неплохо себя чувствует, но кто знает, как долго это будет продолжаться?

    – А у тебя как дела в игре? – спросил я.

    – Ай, – недовольно подернула плечами Оксана. – С квестом одним проблема. Никак не могу его выполнить. Давно с ним мучаюсь.

    – Что за квест? Может тебе помочь с ним?

    Оксана рассмеялась, посмотрела на меня со смешинкой в глазах. До чего же она у меня красивая!

    – Не смеши, Сережка! Куда тебе с твоим двадцать третьим уровнем до таких заданий! Расскажи лучше, почему «Самураи» на членов «Триады» напали? Странные они, сидят где-то на задворках второй полусотни, а прыгают на первый клан в игре.

    Я зевнул и помотал головой, разгоняя сон.

    – Они не всегда там были, когда-то в первую десятку входили. Это «Триада» их туда опустила. Давно уже. У них перманентный конфликт уже несколько лет длится.

    – Ну, так почему они не спрячутся подальше и не сидят тихо, как мышки? Почему они первые на триадцев нападают? Ведь у них никаких шансов нет! Слишком неравные силы.

    – Неа, – не согласился я. – «Самураи» не такой уж и слабый клан. Ненамного слабее «Триады».

    – Как? – изумилась Оксанка. – Почему же они тогда в конце первой сотни рейтинга болтаются?

    – Это из-за замка все. Как «Триада» разрушила их клановый замок на Кеноле года три назад, так и не дает им никак отстроиться по новой. Только «Самураи» поднимут замок уровня до двенадцатого, «Триада» на него нападает и разрушает до основания. Как они только ни старались держать в тайне места, где свой замок возводят, как ни прятали его, «Триада» всегда его находила и разрушала. А замок на Кеноле самый важный для кланового рейтинга. Кенол – главный материк в игре, на нем столицы фракций расположены. Удивительно не то, что «Самураи» в конце первой сотни зависли, а то, что они без замка двадцатого уровня на Кеноле вообще в этой сотне держатся.

    – Они что, не могут наемников привлечь? Для такого дела можно вообще все ведущие кланы нанять!

    – Замок долго строится. Ну как долго… Если деньги есть, то месяца два все равно уйдет на возведение замка двадцатого уровня. Не будешь же все это время наемников держать и платить им бешеные деньги! Так и разориться можно. А когда «Триада» нападет, они не знают. А вот «Триада» знает, когда нападет на замок самураев. И заранее самые крутые кланы наемников вербует. Ваш клан, кстати, тоже постоянно привлекает. День или два на штурм, и опять «Самураи» без кланового замка.

    Я опять зевнул. Зря я на эту утреннюю пробежку вышел после бессонной ночи. Чувствую, что вместо пользы здоровью от нее один вред будет, но уж очень хотелось Оксанку увидеть.

    – А «Самураи» на других материках пытаются замки «Триады» разрушить, – продолжил я свой рассказ. – Это на Кеноле они слабы без замка. Бафы от артефактов в Башне кланового замка только в пределах материка действуют. А там, где у «Самураев» замки до двадцатого уровня отстроены, они на равных с «Триадой».

    Я зевнул и только открыл рот, чтобы продолжить, как Оксана перебила меня:

    – Что ты так раззевался? Ты же говорил, что ночью не сидишь в игре! Что у тебя режим! Здоровый образ жизни! А ну признавайся, чем ночью занимался?

    И она застучала своим кулачками мне по плечам и спине.

    – Все! Все! Все! Сдаюсь! – в притворной панике закричал я и поднял руки, демонстрируя полную и безоговорочную капитуляцию. – Профу вчера качал. Заклинателя. Почти всю ночь свитки мастерил, хотел до Гранда ее догнать. Под утро только спать завалился.


    Прокачивать профессию Заклинателя я начал сразу же после того, как Прив вылил на меня кувшин с ледяной водой. Взял себя в руки и, как ни претило мне заниматься этой нудной работой, упорно принялся за изучение рецептов и составление свитков заклинаний. Пе