Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21

    Иванов Евгений Геннадьевич
    КАВКАЗСКИЙ ТРАНЗИТ


    Глава 1

    — Анатолий Васильевич, — обратился подполковник Парамонов к секретарю отдела, как только тот появился на пороге его кабинета, — Срочно передайте майору Нарышкину, чтобы зашел ко мне.

    — Так он еще утром ушел в порт и до сих пор не появлялся, — невозмутимо ответил прапорщик, открывая папку с документами.

    — Прапорщик Недолуга, — повысив голос, произнес начальник отдела, — Почему я не знаю, где находится вверенный мне личный состав.

    — Так и я не знаю, — прежним тоном парировал секретарь. — Мне майоры не докладывают.

    — Хм, — недовольно хмыкнул подполковник, — Как только появится, пусть сразу же зайдет ко мне.

    — Есть, — щелкнул каблуками прапорщик и быстро вышел из кабинета. С первых дней службы в отделе, секретарь усвоил для себя одну прописную истину — нельзя оставаться наедине с начальником, когда у того плохое настроение. Иначе весь негатив, накопленный за день, может быть мгновенно передан тебе.

    Подполковник взял кипу вновь полученных документов и стал бегло их просматривать. Парамонов возглавил подразделение военной контрразведки Пограничного отряда около года назад. На первый взгляд его служебная карьера складывалась удачно. Срочная служба в Погранвойсках СССР, учеба в Голицинском пограничном военно-политическом училище КГБ СССР, два года службы в Афганистане, затем учеба на высших курсах военной контрразведки и, с развалом Советского Союза долгожданный перевод в Украину в Службу Безопасности. И вот теперь он подполковник, начальник подразделения СБУ, оперативно курирующего Пограничный отряд. Казалось бы завидная карьера для 36-летнего офицера. Однако, наряду с этим, были и минусы. Жена ушла от него к другому мужчине, забрав с собой двух маленьких дочерей. Он оказался в городе, где не имел ни одного друга или хорошего знакомого. В отличие от своих подчиненных, на новом месте службы своего жилья он так и не получил, довольствуясь комнатой без удобств в общежитии судоремонтного завода. Было еще одно обстоятельство, которым он очень тяготился. По опыту оперативной работы он оказался моложе всех своих подчиненных. Последние в свою очередь воспринимали этот временный недостаток начальника спокойно, но вот сам Парамонов очень переживал по этому поводу. Вся его былая служба прошла на горных заставах бескрайнего Советского Союза, поэтому он имел смутное представление о работе военной контрразведки в условиях автомобильных пунктов пропуска, аэропортов и морских портов. Советоваться с более опытными подчиненными было не в его правилах, поэтому осваивать новую специфику приходилось самостоятельно, порой во вред своей репутации.

    Он читал принесенные на рассмотрение документы и автоматически расписывал их на исполнение оперативным работникам. Вдруг неожиданно дверь в кабинет широко распахнулась, и на пороге появился майор Нарышкин.

    — Разрешите войти, Константин Александрович, — улыбаясь, спросил майор.

    — Входите, присаживайтесь, — указывая на стул, ответил начальник.

    Нарышкин не торопясь, подошел к приставному столу отодвинул стул и глубоко вздохнув, плюхнулся на него.

    Кабинет сразу же окутал запах сильного перегара.

    Парамонов скривился и демонстративно помахал ладонью возле носа.

    — Юрий Александрович, ну и перегар от Вас.

    — Обижаешь начальник, — не снимая улыбки, ответил Нарышкин, — Это не перегар, а свежачок.

    Парамонов сцепили пальцы рук в замок, и строго посмотрел на подчиненного.

    — Давайте договоримся, — назидательным тоном заговорил он, — Если еще раз вернетесь из порта с запахом, я Вас строго накажу.

    — Не договоримся, — закидывая ногу на ногу, произнес майор, — Я в порту не пью, а общаюсь с оперативными источниками. Мне люди сами предлагают, а я не могу им отказать, обидятся. А тем более, без этого дела, — он прикоснулся пальцем к нижней части щеки, — Сами понимаете, разговор с докерами не получается.

    В подтверждение своих слов он небрежно бросил на стол сложенные вчетверо рукописные информации.

    Парамонов кашлянул и, уже закрыв для себя начатую тему, принялся читать новые документы.

    Не спрашивая разрешения у начальника, Нарышкин пододвинул к себе стоящую на столе пепельницу и закурил.

    Ему шел 39 год, он был ростом выше среднего, строен, всегда аккуратно пострижен. Как у большинства бывших боксеров у него был сломан нос, его передние зубы явно претерпели неоднократное вмешательство стоматологов. Нарышкин служил в этом подразделении со дня основания погранотряда, хотя по первичному образованию он не был пограничником, а оканчивал командное училище войск ПВО. Тем не менее, он быстро освоил новую специфику, благодаря своей коммуникабельности и открытости. Его хорошо знали и коллеги из местного горотдела СБУ и пограничники, и работники порта. По результатам работы он давно мог занять руководящую должность, но пристрастие к «зеленому змию» всегда играло с ним злую шутку. Он не был запойным пьяницей. Всегда приходил на службу аккуратно выглаженным с приятным запахом, но к обеду этот лоск, как правило, улетучивался. Несколько раз его пытались выдвинуть на вышестоящую должность, но в этих случаях праздновать успех он начинал до выхода приказа, и заканчивалось это всегда одинаково. В прошлом Нарышкин был кандидатом в мастера спорта по боксу, поэтому после перехода определенной черты, он зачастую начинал демонстрировать свои спортивные навыки, как минимум, на одном из заместителей командира части. Затем следовало служебное расследование, возврат представления и все начиналось сначала. Вышестоящее руководство вынашивало идею его увольнения, но тот всегда после каждого происшествия выдавал на верх оперативно значимую информацию такого уровня, что перепоручить ее проверку другому оперработнику, было просто не возможно.

    Начальник бросил недовольный взгляд на пачку греческих сигарет, но ничего не сказав, продолжил читать информацию. Нарышкин понял этот взгляд по-своему. Не долго думая, он вытащил такую же не распечатанную пачку и протянул ее Парамонову. Тот моментально, быстрым движением руки, смахнул ее в выдвижной ящик стола.

    — Опять поднимались на греческое судно, — не отрывая глаз от листа бумаги, спросил он.

    — Ну что Вы, Константин Александрович, я всегда помню, что борт иностранного теплохода — это территория чужого государства, поэтому границы Родины не пересекаю. — выпуская кольцами дым ответил майор, — Это так, — знаки внимания благодарных пограничников.

    — Ох, и доиграетесь, Вы Юрий Александрович, с этими знаками внимания, — наиграно вздохнул Парамонов.

    — Не доиграюсь, — усмехнулся в ответ Нарышкин, — мелковато для взятки.

    Перечитав все предъявленные документы, подполковник отложил их в сторону и сказал:

    — Все это весьма интересно, но я Вас хотел видеть по другому поводу.

    С дальнего края стола он взял вручную сшитое дело в твердой обложке и протянул его Нарышкину.

    — Что это? — подняв брови, спросил майор.

    — Материалы проверки одного турка.

    — А почему его прислали нам, а не «театралам»? — поинтересовался Нарышкин.

    — Юрий Александрович, я прошу Вас, не называйте сотрудников территориальных органов СБУ «театралами», в конце концов, это не корректно по отношению к нашим коллегам.

    — Хорошо не буду, — без паузы пообещал майор и тут же переспросил, — Так почему это дело прислали нам, а не «пиджакам»?

    — Юрий Александрович, Вы что, издеваетесь надо мной? — возмутился начальник и нервно заерзал в кресле.

    — Отнюдь. Мы для них «сапоги», они для нас «пиджаки», так что все корректно.

    — Ладно, — смирился Парамонов, — Этим турком занимались территориальные органы до тех пор, пока среди его связей не оказался заместитель начальника штаба Южно-Черноморского пограничного отряда. После этого, материалы передали нашим коллегам по военной контрразведке, а те, соответственно нам.

    — А что, нам отсюда проще изучать его связи в Южно-Черноморском погранотряде?

    — Да нет, же. Дело в том, что того офицера перевели с понижением в другой отряд, а теплоход стал на линию именно в наш порт.

    — И что нам теперь делать с этим турком? — вновь спросил Нарышкин, — ждать пока он наладит новые отношения с нашим заместителем начальника штаба?

    Парамонов вновь заерзал в кресле и стал нервно перебирать лежавшие на столе бумаги, а затем, взглянув прямо в глаза майору, произнес:

    — Короче, Юрий Александрович, не мне Вам рассказывать, что делать. Изучите материалы, подготовьте мне краткую аналитическую справку и план первичных мероприятий. А дальше обсудим, что делать.

    Он вновь взял авторучку в руки и, опустив глаза в документы, дал понять, что сам ждет от подчиненного конкретных предложений.

    Нарышкин молча встал, взял под мышку материалы, и, не вынимая сигареты изо рта, направился к себе в кабинет.

    «Ну почему в этом подразделении нет ни одного молодого офицера, — подумал Парамонов. — С этими старперами, будучи начальником, постоянно чувствую себя сопляком».

    Он поднял трубку прямой связи с секретариатом и строго спросил у прапорщика-секретаря:

    — Анатолий Васильевич, а где сейчас майор Рыбаков?

    — Утром он говорил, что в отряд прибыл из Киева его старый знакомый, кажется разведчик, — ответил прапорщик, — И он собирался подняться к нему. Так что, его после этого не видел. — он замолчал, а потом уточнил, — Если появится, то передать, чтобы зашел к Вам?

    Парамонов сделал небольшую паузу и ответил:

    — Не нужно.

    Положив на рычаг трубку, он подумал: «Какой смысл его вызывать. Если еще и этот вернется со «свежачком», а после встречи с другом именно так оно и будет, то грош цена мне как начальнику, потому что не смог потребовать от подчиненных должной дисциплины. А с другой стороны, — продолжал рассуждать Парамонов, — Они работают самостоятельно без моего вмешательства. Подразделение по результатам работы — одно из лучших в Управлении. Было бы хуже, если б приходилось работать еще и за них».

    Облегченно вздохнув, он сложил все документы в сейф, так и не дочитав их до конца, и включил телевизор.


    Глава 2

    От просмотра любимого сериала «Улицы разбитых фонарей» его отвлек вновь вошедший Нарышкин.

    — Вы что-то хотели Юрий Александрович?

    — Только доложить о выполнении поставленной задачи, — ответил майор.

    Он протянул начальнику исписанные листы и, не дожидаясь приглашения, присел на стул. Оглядевшись по сторонам, Нарышкин всем телом потянулся к графину с водой, стоявшему на тумбочке, и налил себе полный стакан. Затем, залпом его осушив, вытер рот ладонью и направил пристальный взгляд на Парамонова. Тот бегло просмотрел текст, что-то там подчеркнул, и, отложив бумаги в сторону, сказал:

    — Ладно, потом более детально изучу. Какие мысли появились по этому поводу?

    — Да какие там мысли, — задумчиво протянул майор, — Больше вопросов по поводу целесообразности взятия в изучение этого турка, чем по поводу самого изучения.

    — Не понял? — удивился Парамонов.

    — Но вот смотрите, — начал приводить свои доводы Нарышкин, — Этот турок — Челик Акбулут, по данным нашей информационно-аналитической службы ранее был сотрудником военно-морской разведки Турции. Это, конечно, серьезный аргумент. Но он вышел на пенсию более 10 лет назад и этого ни от кого не скрывает. Да и на турецких судах таких, как он, практически через одного. Следующий момент, в 1991 году матросов с его судна задержали в порту Бердянск с пакетом земли и бутылкой пресной воды. Матросы объяснили, что несли их на судно по просьбе капитана, так как тот у себя в каюте разводил комнатные цветы. Проведенный первичный радиологический анализ показал, что и в воде и в земле был повышенный радиационный фон. Вот тут-то нашим коллегам нужно было поработать, чтобы выяснить, откуда эти подарки, а они просто закрыли матросам въезд в СССР. Самого капитана никто не опрашивал, во всяком случае, пояснений в деле нет, и в последующем никаких дополнительных вопросов к нему ни от кого не возникло. Он как ходил к нам на различных судах, так и продолжает ходить, по сей день.

    — Но, может быть, его специально не опрашивали, чтобы не спугнуть? — высказал свое предположение начальник, — А может, после августовского путча 1991 года уже не до того было.

    — Может быть, но матросов нужно было покрутить серьезнее.

    — На предмет чего? — уточнил Парамонов.

    — Земля и вода у нас к счастью фонит не везде. Поэтому нужно было выяснить, где они их взяли. Раньше в районе Бердянска был военный полигон и дивизион ПВО, — пояснил Нарышкин, — Не исключено, что и оттуда. Вот тут и нужно было выяснять, как они туда попали. Ведь территория охранялась караулом. Поэтому, я считаю, что должен был быть посредник, который мог им в этом помочь.

    Парамонов, не моргая, слушал оперативного работника, видимо не понимая, какое отношение дивизион ПВО имеет к повышенному радиационному фону принесенной на судно земли и воды. Затем, покрутив шариковую ручку в руках, спросил:

    — А что на этом полигоне испытывали ядерное оружие?

    Майор понял, что разъяснять специфику объектов ПВО бывшему пограничнику придется долго, поэтому не стал углубляться в детали и ответил:

    — К счастью, нет. Да, сейчас это уже и не важно. Это так, мои мысли в слух.

    — Ну, понятно, — резюмировал Парамонов, откидываясь на спинку кресла, — Если б у бабушки была борода, то она была бы дедушкой. Сейчас нужно исходить из реалий сегодняшнего дня, а конкретных предложений с Вашей стороны я пока не услышал.

    Он скрестил пальцы в замок и многозначительно посмотрел на Нарышкина.

    — Я думаю, при очередном заходе в порт нужно установить за ним наружное наблюдение. Только так мы установим его контакты, а дальше уже от них будем плясать.

    — Поддерживаю, — многозначительно согласился начальник, — Что еще?

    — Завтра я изучу наблюдательное дело на это судно и проведу анализ его заходов в наш порт, а также посмотрю состав экипажа.

    — Что Вам мешает сделать это сегодня?

    — Во-первых, — посмотрев на часы, ответил Нарышкин, — Уже 18 часов, и у пограничников рабочий день закончился. Во-вторых, нас с женой сегодня вечером пригласили на День рождения.

    — Вот со второго и нужно было начинать, — с укором заметил Парамонов, — Но имейте в виду, если завтра я от вас не услышу доклада с конкретными предложениями, мне придется принять к Вам самые серьезные меры.

    — Можно подумать, что я когда-то не отвечал за свои слова, — недовольно произнес майор и, поднявшись с места, направился к выходу.

    — Кстати, — на ходу крикнул начальник, — Рыбаков появился?

    — На месте, — не поворачиваясь, буркнул Нарышкин и закрыл за собой дверь.

    Парамонов сначала хотел вызвать по телефону Рыбакова в кабинет, но потом решил побеседовать с подчиненным на его рабочем месте.

    Майор Рыбаков Виктор Андреевич перевелся в отдел почти вместе с Парамоновым. Он до этого обслуживал местный авиационный полк, вплоть до его расформирования.

    — Виктор Андреевич, — с порога обратился к нему Парамонов, — Где вы сегодня целый день пропадали?

    — Как и положено оперу. На объекте — уверенно ответил майор.

    Он напряженно что-то писал в своей рабочей тетради, даже не повернув голову в сторону вошедшего начальника.

    — А мне сказали, что вы встречались со своим бывшим другом.

    — Этого друга зовут подполковник Павленко Станислав Николаевич. Он прибыл к нам в отряд на должность начальника отдела оперативного розыска. Поэтому я, как опер, обслуживающий штаб отряда, можно сказать, знакомился с новым офицером, прибывшим в часть, — не скрывая сарказма, ответил Рыбаков и вновь продолжил свою работу.

    Практически все офицеры отдела без исключения недолюбливали нового начальника. Парамонов и сам это чувствовал, но что-либо изменить во взаимоотношениях с ними не мог, да и не стремился к этому. За всю прошедшую службу все бывшие начальники были намного старше его по возрасту. Это было нормально, а теперь, когда он сам стал начальником, то, по иронии судьбы, оказался самым младшим в отделе. Общаться с подчиненными, как с равными коллегами он не хотел, боясь нарушить служебную субординацию и, опасаясь ненароком скатиться к панибратству. Поэтому он стойко терпел образовавшуюся напряженность в общении с подчиненными.

    — А где вы с ним познакомились? — уже более миролюбиво спросил он.

    Рыбаков закрыл тетрадь, отложил ручку на край стола и, откинувшись на спинку стула, ответил:

    — Мы познакомились еще 86 году. Я тогда прибыл на авиационный полк опером после окончания высших курсов военной контрразведки, а он пришел сюда к пограничникам в качестве офицера оперативно-розыскного отдела после окончания Высшей школы КГБ. Тогда мы были в одной системе, и не раз приходилось работать в тандеме. Потом я уехал на Север. После развала Союза мы вновь встретились и продолжили сотрудничество. Тогда в транспортной авиации практиковались коммерческие рейсы в Азербайджан и Армению. Слава приезжал на аэродром на пограничное оформление прибывших самолетов. А в 1993 году его перевели в Киев на повышение. С того времени мы и не виделись.

    — Ну, надеюсь с его появлением, ваше плодотворное сотрудничество возобновится?

    — Хочу на это надеяться, но, к сожалению, иногда время и власть меняет людей, и не всегда в лучшую сторону, — многозначительно улыбнулся Рыбаков.

    — И такое бывает, — согласился с ним начальник, делая вид, что не заметил подтекста в сказанном. Затем не найдя нужных слов для продолжения разговора, он вышел из кабинета, тихо закрыв за собой дверь.

    — Ну что, Витек, — облегченно вздохнул Нарышкин, — Завязываем с работой и пойдем хряпнем по «соточке».

    — Сегодня не могу. Дочку с тренировки забирать нужно, — тактично отказался Рыбаков, — Сейчас темнеет рано, не хочу, чтобы она сама домой возвращалась.

    — Ну, как знаешь, а я заскочу, освежусь перед днем рождения, — не теряя оптимизма заявил Юрий и стал быстро складывать документы в сейф.


    Глава 3

    Утро следующего дня оказалось для майора Нарышкина совсем не добрым. Как обычно он не мог вспомнить, чем закончился день рождения у друга и как он попал домой. Жена с утра не разговаривала и, видимо, от этого он испытывал легкое чувство тревоги и вины перед ней. Казалось, что природа и весь окружающий мир были с ним солидарны. В это ноябрьское утро моросил мелкий осенний дождь, с моря дул промозглый ветер. Серые тучи казалось висели на крышах домов, выдавливая из себя все новые и новые потоки воды. Голые деревья, уже сбросившие листву, медленно покачивались, издавая жуткий, режущий ухо, скрип. И только нахохлившиеся воробьи, как не в чем не бывало, весело и бойко клевали корочку хлеба, размокшую под дождем. Юрий, едва передвигая ноги, шел в отделение погранконтроля порта. Он старался не смотреть в лица прохожих, его не покидало ощущение, что на него все смотрят с осуждением и укором. Подойдя к зданию, на огражденной территории которого красовался пограничный столб, он сунул в рот жевательную резинку и, стараясь не дышать, вошел в помещение. В ответ на приветствие дежурного, он лишь махнул рукой и сразу же без стука открыл дверь в кабинет начальника отделения.

    — Доброе утро, Петрович, — стараясь, как можно бодрее, поприветствовал он сидевшего за столом капитана Илющенко. — Не помешаю?

    — Что ты, Саныч, — вставая из-за стола и протягивая руку гостю, ответил пограничник. Он изучающее посмотрел на Нарышкина и, покачав головой, произнес:

    — Да-а, товарищ майор, видно борьба со шпионами вчера была тяжкой.

    — Ты хоть не подкалывай, — усаживая в кресло, буркнул майор, — Лучше дай водички из холодильника.

    — Может не стоит себя обманывать, а сразу водочки? — учтиво предложил капитан.

    — Да ты что, — возмутился Нарышкин, — Меня от этого слова с утра в дрожь бросает.

    — Тогда кофейку, — продолжал настаивать Ильющенко.

    — Ну, кофейку можно, — согласился Нарышкин и стал снимать с себя куртку.

    — С коньячком? — весело подмигнув глазом, уточнил хозяин кабинета.

    Нарышкин на несколько секунд задумался, а затем, махнув рукой, ответил:

    — Ну, давай с коньяком.

    Капитан включил в розетку чайник и полез в шкаф за горячительным напитком.

    — Только давай коньяк отдельно от кофе, — уточнил майор.

    Ильющенко вновь открыл шкаф и вытащил оттуда один пузатый бокал.

    Нарышкин посмотрел на него удивленным взглядом и спросил:

    — А ты что, со мной не будешь?

    — Юрий Саныч, — улыбнулся капитан, — Я по утрам, тем более на службе, не пью.

    — А я значит, настолько конченый алкаш, что и по утрам могу пить и на службе, — обиженно произнес Нарышкин и демонстративно отодвинул от себя бокал с янтарной жидкостью.

    — Саныч, не обижайтесь. Вы же «вольный стрелок», Вам на совещаниях у командира не сидеть, а мне к 11 часам на доклад нужно идти. Поверьте, если б в конце дня, я бы обязательно составил Вам компанию.

    Нарышкин снисходительно улыбнулся и вновь подвинул к себе коньяк.

    — Хорошо, ловлю на слове, — произнес гость и залпом выпил содержимое бокала.

    Он прикрыл веки, смакуя послевкусие напитка. Его лицо мгновенно порозовело, Нарышкин сделал глубокий выдох и, открыв глаза, сразу же попросил Ильющенко:

    — Виталий Петрович, дай мне, пожалуйста, наблюдательное дело на турецкое судно «Беркен».

    Капитан, приготовившийся к повторному наполнения бокала, не выпуская бутылки из рук, удивленно посмотрел на майора. Тот, в свою очередь жестом руки, дал понять, что продолжения не будет, и вновь повторил свою просьбу.

    Ильющенко быстро спрятав бутылку и стакан в шкаф, вышел из кабинета. Пользуясь отсутствием хозяина кабинета, Нарышкин сам сделал себе кофе и сел на прежнее место. Через минуту вернулся Ильющенко с толстой папкой в руках и протянул ее майору.

    — Интересно, чем могло заинтересовать это судно особый отдел, если оно стало на линию в наш порт только месяц назад, — осторожно поинтересовался капитан.

    — А по объему дела не скажешь, — удивленно произнес майор.

    — А, — отмахнулся капитан, — это старые заходы. Он вначале 90-х стоял на линии, а потом перешел на Черноморские порты.

    — Так, все же, — хитро улыбнувшись, напомнил о своем вопросе Ильющенко, — если не секрет, что связано с этим судном?

    — Да, какие тут секреты. Как всегда, «пиджаки» прислали запрос в отношении одного из матросов, а мне приходиться отписывать. Как будто трудно самим запросить у Вас, — невозмутимо ответил Нарышкин, листая дело.

    Капитана Ильющенко был далеко не глупым человеком, к нему с подобными просьбами часто обращались представители различных правоохранительных структур, и каждый раз свой интерес они объясняли аналогично. Поэтому он не стал досаждать расспросами Нарышкина, а, улыбнувшись, произнес:

    — Наверно, того требует конспирация в работе.

    — Это точно, — пробормотал майор, безотрывно делая записи в своем блокноте.

    Капитан не стал ему мешать и тактично вышел из кабинета.

    Через 15 минут, отложив папку в сторону, Нарышкин вышел на улицу. Дождь к тому времени закончился и Ильющенко курил во дворе в кругу офицеров и прапорщиков отделения. Юрий за руку поздоровался с каждым из них, поблагодарил за помощь начальника и направился к выходу.

    Дорога в отдел заняла не более получаса. За это время Нарышкин продышался морским воздухом и почувствовал себя значительно лучше. В кабинет начальника он вошел бодрым и необычно серьезным.

    — Чем порадуете, Юрий Александрович? — опустив взаимные приветствия, спросил Парамонов.

    — Да, особо нечем, — присаживаясь на стул, ответил Нарышкин, — Хотя есть некоторые странности.

    Он раскрыл свой рабочий блокнот и протянул записи начальнику. Тот бросил беглый взгляд на блокнот и сразу же обратился к майору:

    — Давайте на словах.

    — Короче ситуация следующая, — начал Нарышкин, — Судно стоит на линии немногим более месяца. За это время оно сделало три рейса. В экипаже офицерский состав постоянный и состоит из одних турков, а вот матросы — полный интернационал.

    — Ну и что тут удивительного? — без оптимизма спросил начальник.

    — А удивительно то, что почти каждый раз в составе экипажа есть матросы — грузины по национальности. И при каждом заходе в наш порт, они списываются с судна. — пояснил Нарышкин. — Это, конечно тоже обычное явление для любого экипажа. Но в данном случае, почему именно грузины.

    — А что вас удивляет, Юрий Александрович? — Парамонов отодвинул от себя блокнот Нарышкина, — Турки и грузины исторически недолюбливал друг друга. После развала Советского Союза многие грузинские моряки остались не у дел. Для турков они — дешевая рабочая сила, им выгодно их брать в экипаж. А межэтнические отношения остаются межэтническими. Где-то, в чем-то не сошлись во мнении, возможно, подрались, вот и списывают их сразу по приходу в порт, а может быть, даже ради того, чтобы не платить им зарплату.

    — Может быть и так, — задумчиво протянул Нарышкин, — Но я думаю, все равно нужно проверить выезд этих грузин через наши автомобильные пункты пропуска и аэропорт.

    — Это мало что даст, — отрезал Парамонов, — У пограничников еще нет единой базы данных о пересечении границы за всю Украину. Вы сможете проверить только по пунктам пропуска нашего погранотряда. А они могут выехать назад в Грузию через любой пункт пропуска Украины. Поэтому запрос нужно писать на Госкомграницы, а это долгая песня. Ответ может прийти и через несколько месяцев.

    — А другого выхода у нас нет, — подвел итог Нарышкин.

    — Да, что вам дались эти грузины? — повысив голос, произнес Парамонов, — Турецкий гражданин проверяется в связи со шпионской деятельностью, а вы все о грузинах волнуетесь.

    — Я внимательно перечитал материалы и кроме контактов капитана с секретоносителями, никаких данных об его шпионской деятельности в деле не нашел.

    — Так что Вы предлагаете? — стал закипать начальник, — Доложить наверх, что все предыдущие наши коллеги толкли воду в ступе и только Вы майор Нарышкин узрели во всех этих материалах мыльный пузырь.

    Парамонов был прав, и возразить Нарышкину было нечем. Он насупился и уставился в одну точку.

    — Хорошо, — наконец, согласился он, — будем работать дальше. Для начала решим вопрос в горотделе, чтобы во время очередного захода в порт этого судна за турком походила наружка, а там посмотрим, что делать дальше.

    — Это другой разговор, — воодушевился начальник, и тут же сделав серьезное лицо, спросил, — А фотография турка у вас есть?

    Нарышкин задумчиво почесал подбородок. Фотография в деле была, но очень плохого качества и узнать по ней объекта было почти не возможно.

    — Есть выход, — радостно произнес он. Парамонов подвинул стул ближе к столу и вопросительно взглянул на подчиненного.

    — У Рыбакова друг в отряде появился — начальник оперативно-розыскного отдела. А у тех ребят на всех моряков есть фотографии еще с советских времен.

    — Не боитесь расшифровки? — резонно заметил подполковник.

    — А чего бояться, — окрыленный новой идеей произнес Нарышкин, — Павленко в отряде человек новый, ничем не запятнанный. Тем более с Рыбаковым давно знакомы. Я думаю, проблем не будет.

    — Ну, хорошо, — согласился Парамонов, — идите к Рыбакову и договаривайтесь с ним. Чтобы завтра подготовили все необходимые документы для организации наружного наблюдения за иностранцем.

    — Есть, — по-военному ответил Нарышкин и быстро вышел из кабинета.


    Глава 4

    — Слава, можно к тебе, — заглянув в кабинет Павленко, с порога спросил Рыбаков.

    — Заходи, Витя, — улыбнувшись, ответил подполковник и, не вставая с места, протянул руку старому знакомому.

    — Ну, как осваиваешься на новом месте? — спросил Рыбаков, усаживаясь на стул.

    — Ты правильно заметил, что на новом месте, — откладывая документы в сторону, ответил подполковник, — Я в этом отряде хоть и начинал свою службу, но сейчас ничего не могу ни узнать, ни понять. Бардак страшный. Понабирали в отдел одних сынков «нужных людей» и «блатников», работать не с кем. Такую ахинею пишут, что читать без слез не возможно.

    Он потянулся к папке, видимо, желая подтвердить свои слова каким-то документом, но в последний момент передумал и совершенно другим тоном спросил:

    — У тебя ко мне какое-то дело?

    — В обшем, да, — подтвердил майор.

    — Я слушаю Вас внимательно, — почти официально ответил Павленко и направил холодный взгляд на гостя.

    После такой смены отношения, Рыбаков захотел встать и выйти из кабинета, но вовремя успокоил себя тем, что времена их оперской юности давно прошли и бывший Славик, пройдя через кабинеты столичного ведомства, превратился в самого настоящего чиновника, с характерными амбициями и привычками. С этим нужно было смириться и принять, как должное.

    — Стас, мне нужно на время взять у тебя фотографию одного турецкого моряка, — осторожно спросил Рыбаков.

    — Пишите официальный запрос, начальник погранотряда даст добро, я тебе отберу любую фотографию, — холодно ответил начальник оперативно-розыскного отдела.

    — Слава, может, хватит передо мной крутого начальника строить? Мы что, первый день знакомы? — не сдержался Рыбаков, — Или уже по разные стороны баррикад воюем? У тебя что, звездная болезнь в Киеве началась?

    Лицо у Павленко заметно побагровело, на щеках заиграли желваки, он сцепил пальцы рук в кулаки и почти минуту молча, не моргая, смотрел на собеседника. Затем, улыбнулся и даже внешне как-то обмяк в кресле.

    — Да, не кипятись ты, — снисходительно ответил он, вставая с места. Павленко подошел к майору и присев рядом с ним, тихо произнес:

    — Ты знаешь Витя, меня после Киева действительно «накрывать» стало. Уже многие из старых знакомых обижаются, что нормально перестал общаться, я это и сам понимаю, но ничего не могу с собой поделать. Приучили меня в столице всех держать на дистанции. Ты не представляешь, какие там, в Госпогранслужбе взаимоотношения. Все друг другу улыбаются и при этом, все друг друга хотят подставить. Я эти годы службы в Киеве прожил как на войне. Мне выслугу нужно считать год за три.

    Он молча встал, открыл шкаф с картотеками и спросил:

    — Как зовут твоего турка?

    Виктор назвал имя. Павленко на секунду замер, а затем задумчиво произнес:

    — Мне известно это имя, но не могу вспомнить, в связи с чем.

    Он посмотрел на учетную карточку и продолжил:

    — Да, точно, лицо тоже знакомо, — он потер ладонью щеку, пытаясь вспомнить, — А в связи с чем, он тебя заинтересовал?

    — Я не в курсе, им Нарышкин занимается, — слукавил Рыбаков, — у нас сейчас тоже все друг от друга таятся.

    — Не сильно-то он от тебя таится, если назвал имя своего объекта, — усмехнулся Павленко.

    — А что, у него был выбор, — в тон собеседнику ответил Виктор, — с тобой он не знаком. Ты бы его отправил с запросом к командиру, тот бы наложил резолюцию, и пошел бы документ гулять по кабинетам. В конечном счетеЈ половина отряда знала бы, кем он занимается. Так что, ему проще было решить свою проблему через меня.

    Павленко вытащил из-под скрепки фотографию турка и протянул ее Рыбакову.

    — Возьми фото себе, у меня в картотеке их две есть, и передай Нарышкину, если от меня нужна будет какая-то помощь, то он может на меня рассчитывать. Мы хоть теперь и в разных структурах служим, но делаем одно общее дело.

    Он закрыл шкаф, не торопясь, вернулся за стол, положил ключ в сейф и сказал:

    — Ты знаешь, Витя, а я скучаю по тем временам, когда мы были молоды. Вся жизнь была впереди, и казалось, что пройдут годы и у нас все будет хорошо и дома и на службе. А получилось все не так, как хотелось бы.

    — Ну, тебе ли обижаться на жизнь, — возразил ему Рыбаков, — тебе еще нет 40 лет, а ты уже заместитель начальника погранотряда, подполковник на полковничьей должности.

    — Все это мишура, — махнув рукой, перебил его Павленко, — нет уже той страны, которой мы присягали. Защищаем больше чьи-то коммерческие интересы, нежели интересы страны. А то, что подполковник, то скажу одно, когда от меня ушла жена и забрала с собой сына, то все эти чины и звания потеряли всякий смысл. Карьера хороша тогда, когда она складывается не в ущерб семье. А так, слишком высока цена этих звезд. — он похлопал себя по плечам.

    Станислав вытащил из верхнего ящика стола пачку сигарет и нервно закурил.

    — Что-то я с тобой слюни распустил, — выдавив из себя улыбку, произнес он, — Если ты не против, я вернусь к изучению рукотворных опусов своих подчиненных. Ты на меня плохо влияешь, с тобой я становлюсь сентиментальным.

    — Хорошо, не буду тебе мешать. Спасибо, Славик. — вставая со стула, произнес Рыбаков и направился к выходу.

    Павленко молча махнул рукой на прощание и выпустил очередной клуб дыма.


    Глава 5

    Весь последующий день Нарышкин занимался оформлением различных документов для проведения наружного наблюдения за иностранцем. Только к обеду следующего дня его материалы попали на доклад к начальнику городского отдела СБУ.


    Не успел он выйти за пределы административного здания, как возле него с визгом тормозов остановился знакомый автомобиль «Opel». Совсем недавно его владельцем стал бывший коллега Нарышкина Владимир Демченко. Они вместе служили в одном отделе на заре образования Службы безопасности Украины, а спустя несколько лет Нарышкину пришлось принимать должность у Демченко, когда тот вышел в запас.

    — Володя, что случилось, ты мне чуть ногу не переехал, — отступая на шаг назад, с возмущением воскликнул майор.

    — Садись в машину, дело есть, — полушепотом произнес Владимир и оглянулся по сторонам.

    — У меня своих дел сегодня по горло. Знаю я твои дела, — проворчал в ответ Нарышкин, но все же сел в салон автомобиля. — Предупреждаю сразу, отмазывать тебя не буду и пить сегодня не хочу.

    — Отмазывать меня ни от кого не нужно, сам еще кое-что могу, и выпить тебе не предлагаю, потому как за рулем, — трогаясь с места, ответил Демченко и сразу же продолжил:

    — Я тебя с утра ищу по всем шхерам. Даже в отряде был. Мне твой шеф сказал, что ты здесь.

    — Короче можно, — перебил его Нарышкин.

    — Если короче, то есть один турок, который хочет продать ценную информацию российским спецслужбам. — не отрывая глаз от дороги, произнес Владимир.

    Нарышкин всем телом развернулся к бывшему коллеге и, толкнув его в плечо, громко сказал:

    — А вот теперь стой и рассказывай все подробно.

    Демченко резко принял вправо и нажал на педаль тормоза. От неожиданности Нарышкин не успел схватиться за ручку двери и сильно ударился головой об лобовое стекло.

    — Ты мне еще стекло разбей, — недовольно проворчал Владимир.

    — Да, ладно, не томи уже, — потирая лоб, произнес Нарышкин.

    — Юра, ты определись, как тебе нужно — короче или подробнее, — удерживая интригу, спросил отставной опер.

    — Вова, а ты когда служил в органах, не был таким занудой, — констатировал майор, — Я смотрю, экологическая Инспекция порта тебя совсем испортила.

    — Моя нынешняя работа в этой инспекции приносит и тебе в моем лице кое-какие дивиденды, — поворачиваясь к собеседнику, парировал Демченко, — я тебе информации даю больше, чем весь твой негласный аппарат.

    — Ты рассказывать будешь, или так и будем упражняться в словоблудии.

    — Хорошо, — уже серьезно ответил Владимир, и, сделав непродолжительную паузу, начал рассказывать:

    — Сегодня ночью я ходил на комиссию на турецкое судно «Мевлана». Документы мне предоставил не капитан, а старпом. Это судно у нас на линии уже давно, возит от нас серу. Я на нем часто бываю. Так вот, этого старпома я видел впервые. Имя его забыл, но по судовой роли выяснить будет не сложно. Говорили с ним по-английски, по-русски он ни бельмеса. После второго стакана виски он спросил, нет ли у меня связей в ФСБ России.

    Нарышкин слушал бывшего коллегу не перебивая, периодически делая записи в блокноте. Услышав последнюю фразу, он удивленно поднял брови, но продолжал молчать.

    — Во-во, и я удивился, — продолжал Демченко, — Поэтому сразу спросил, с чего он взял, что у меня могут быть такие связи. Он мне ответил, что все турецкие экипажи, кто давно ходит в наш порт, помнят меня еще сотрудником СБУ и все знают, что английский язык я изучал в Высшей школе КГБ. У меня, естественно, возник вопрос: зачем это ему. Он мне ответил, что у него есть ценная информация, которая может заинтересовать российские спецслужбы. Я в свою очередь попросил выдать эту информацию мне, но тот отказался. Он сослался на то, что информация касается не Украины, а России. На ней он хочет заработать, а Украина вряд ли заплатит ему деньги за информацию, не представляющую для нее интерес.

    — Логично, — согласился Нарышкин, — И что ты ему пообещал?

    — Я пообещал, что свяжусь со своими коллегами по ВКШ КГБ и организую им встречу.

    — И кого ты намерен ему подставить?

    — Э-э брат, — протянул Демченко, — Искать «российского ФСБ-шника» будешь ты. Ты за это зарплату получаешь, а я только помогаю тебе, причем, совершенно бескорыстно.

    — Учитывая размер той зарплаты, ее правильнее будет назвать пособием, — усмехнулся Юрий.

    — Ну, батенька, право на пенсию у тебя уже есть, — усмехнулся Демченко, — Тебя на этом пособии никто не держит. Так и скажи, что ксиву боишься потерять.

    — Дело не в ксиве. Не каждому дано устроиться на пенсии, так как тебе.

    — А ты не завидуй, в школе нужно было языки изучать. А ты в это время морды сверстникам бил, — засмеялся Владимир.

    — Кто ж знал, что ценности так поменяются. — не стал спорить с коллегой Нарышкин.

    Он постучал костяшками пальцев по панели и вновь обратился к бывшему коллеге:

    — И когда вы договорились встретиться в очередной раз?

    — Известно когда, в очередной приход судна, — удивленно ответил Демченко.

    — А зачем так затягивать, я за сегодняшний день нашел бы ему достойного ФСБ-шника.

    — Уже поздно, Юра, Судно утром вышло из порта.

    — Так ты же сказал, что был на этом судне в составе комиссии, — с надеждой в голосе спросил Нарышкин.

    — Так точно, но на отход, — пояснил Владимир.

    — Вон оно что, — протянул Нарышкин. Он вытащил и кармана сигареты и, не спрашивая разрешения хозяина автомобиля, закурил. Сделав затяжку полной грудью, он вновь спросил Владимира:

    — А почему он к тебе обратился с этой просьбой только перед отходом.

    Демченко удивленно пожал плечами.

    — А я откуда знаю. Может, побоялся, что после этого разговора ему лапти сплетут прямо в городе. А может, меня не видел, я ведь на комиссии на приход на этом судне не был. А может, затеяли какую-то игру, о которой мы не догадываемся.

    Они еще посидели молча около минуты, каждый думая о своем. Демченко после ночного дежурства страшно хотел спать и ждал, когда Нарышкин с ним попрощается. А тот, в свою очередь, хаотически перебирал в памяти всех своих коллег, к кому можно обратиться с просьбой сыграть роль российского ФСБ-шника… Затем, нарушив молчание, он решительно произнес:

    — А подвези-ка меня к офису Максименко, я думаю, что он согласится.

    Демченко не был лично знаком с этим бизнесменом, так как перевелся в этот регион из Закавказья уже после развала Союза, но слышал о нем, как о бывшем сотруднике КГБ, сделавшим успешную карьеру в бизнесе, после увольнения из органов. Сергей Максименко ранее работал в местном горотделе КГБ. В 1988 году поступил в Краснознаменный институт имени Андропова, а после его окончания прослужил еще какое-то время в ПГУ. Но в 1992 году неожиданно для всех вернулся на малую родину. К тому времени местный горотдел был переполнен сотрудниками прибывшими домой из разных уголков бывшего СССР. К сожалению, вакантной должности, соответствующей квалификации Максименко не нашлось даже в областном Управлении. Переезжать в столицу без права постановки на квартирный учет он не согласился. В связи с этим, вынужден был написать рапорт на увольнение и перейти на вольные хлеба. Но, нет худа без добра. Обширные связи среди влиятельных людей города в сочетании с личной коммуникабельностью и высоким профессионализмом, сделали свое дело. В течение пяти лет предпринимательской деятельности, он стал одним из наиболее преуспевающих бизнесменов города. Но не эти факторы в конечном счете определили выбор Нарышкина. Сергей в совершенстве владел английским и турецким языками и, по его мнению, мог стать идеальной кандидатурой для подставы турецкому моряку.


    — Что сидишь, поехали, — скомандовал Юрий своему коллеге, и невозмутимо устремил взгляд на дорогу.

    Демченко взглянул на часы, открыл рот, чтобы что-то произнести в ответ, но, увидев безапелляционный взгляд товарища, обреченно вздохнул и нажал на педаль газа. К его удивлению, офис бизнесмена Максименко оказался всего в пяти минутах езды от здания местного СБУ. Он располагался на втором этаже бывшего кинотеатра «Буревестник».

    Автомобиль остановился возле типового здания периода развитого социализма, так и не увидевшего с тех времен даже косметического ремонта.

    — Что сидишь, пошли со мной, — буркнул Нарышкин, вылезая из салона автомобиля.

    — Юра, иди сам, я тебя здесь подожду, — попытался отказаться Демченко.

    — Да, ты батенька, деградировать начал, — тоном строго учителя заметил Нарышкин, — Ты что, не понял? Ты его представлять турку будешь, как своего знакомого, а не я. Поэтому пошли знакомиться.

    Он не стал дальше уговаривать товарища, а сразу направился в офис. Демченко в очередной раз тяжело вздохнул, замкнул дверь автомобиля и засеменил вслед за Нарышкиным.


    Внутренне убранство внешне убого здания поражало всякое воображение. Это был скорее музей, нежели офис коммерческой фирмы. На стенах висели картины морской тематики, поражающие своими размерами, по углам красовались античные статуи из белого мрамора, на потолке мигали лампочки видео-наблюдения и противопожарных систем. На входе Нарышкин показал охраннику служебное удостоверение и, получив разрешение, сразу же направился к приемной Максименко. Он свободно ориентировался в коридорах этого здания, так как не раз обращался к бывшему коллеге за материальной помощью, а тот в свою очередь, иногда использовал возможности Нарышкина для получения необходимой конфиденциальной информации.

    — Добрый день. Проходите, пожалуйста, — встретила их лучезарной улыбкой девушка-секретарь, — Сергей Михайлович ждет Вас.

    Офицеры вежливо поздоровались с ней и вошли в кабинет. Его хозяин сидел за рабочим столом, развалившись в кресле. За его спиной на всю стену простиралось панно с видом Красной площади и изображением царя Николая II. Кресло, в котором сидел Максименко, было точной копией императорского трона. Рабочий стол и кресло располагалось на небольшом подиуме, что внешне придавало хозяину кабинета ощущение величия. В партере растянулся на несколько метров стол для совещаний из красного дерева с мраморной столешницей. Демченко от удивления невольно замер на входе, не решаясь пройти дальше.

    — Привет, Князь, — поприветствовал Нарышкина Максименко, лукаво улыбаясь. Он был доволен произведенным эффектом своего офиса на незнакомца, прибывшего вместе с бывшим коллегой. Князем Нарышкина нарекли в горотделе сразу, как только тот прибыл служить в этот город. Особо мудрить здесь не пришлось никому, фамилия говорила сама за себя, но самое главное — Юрию нравилось такое обращение к себе.

    — Здравствуй, Сережа, — улыбаясь, ответил Нарышкин.

    Максименко вышел из-за стола и направился к гостям.

    — Знакомься, это наш коллега, Демченко Владимир, — Нарышкин представил товарища хозяину кабинета, умышленно сделав акцент на слове «наш». — Как и ты, он сейчас на пенсии, но как говорится, бывших КГБ-шников, не бывает и выход на пенсию — это еще не повод менять профессию.

    — О, Князь, судя по тону и пафосу речи, сегодня тебе нужно от меня не просто ксероксная бумага, а видимо нечто больше.

    Максименко жестом руки предложил гостям присесть за стол, а сам расположился напротив.

    — Что Вам предложить, — он вопросительно посмотрел на коллег, — Чай, кофе, пиво, коньяк.

    Демченко попросил чай, а Нарышкин недолго думая, спросил:

    — А водка с лимонным соком есть?

    — Отличный выбор, особенно в первой половине дня, — не скрывая иронии, усмехнулся Максименко. Затем, взглянув на часы, добавил, — Хотя, пардон, уже обед. Сам бог велел.

    Он поднял трубку телефона и попросил секретаря принести напитки. Себе он заказал чашку кофе. Через несколько минут девушка вошла в кабинет с подносом в руках. Улыбка не сходила с ее лица, она не торопясь, расставила чашки, сахарницу и печенье на столе. Взглянув на Нарышкина, подвинула стакан с коктейлем ближе к нему и, кивнув шефу, также не торопясь, вышла из кабинета. Мужчины, не скрывая интереса, сопроводили ее долгим заинтересованным взглядом.

    — А теперь, господа опера, вытрите слюни, и рассказывайте, что вас ко мне привело, — нарушив затянувшееся молчание, спросил Максименко.

    Нарышкин непроизвольно поперхнулся, сделал глоток коктейля из стакана и, вопросительно взглянув на Демченко, начал сам рассказывать обстоятельства возникшего дела и свой сценарий дальнейшего развития событий. Сергей слушал его не перебивая, даже не притрагиваясь к остывающему кофе. Наконец, когда Нарышкин закончил, он сделал глоток, и, отодвинув от себя чашку, сказал:

    — Знаете, ребята, это какой-то развод.

    — Почему? — удивился Демченко.

    — Во-первых, какой смысл пытаться продать информацию сотруднику ФСБ через сотрудника СБУ, хоть и отставного? Это стопроцентная засветка сотрудника ФСБ на территории сопредельного государства. Во-вторых, сотрудник ФСБ не приедет в Украину с портфелем денег, чтобы купить информацию, не зная степени ее важности. Поэтому контакт должен быть не единовременным, а долгосрочным. Где гарантия, что этот турок, будет появляться в нашем порту постоянно. И в — третьих, он должен понимать, что обратившись к Вам, Владимир, — он перевел взгляд на Демченко, — его контакты с сотрудником ФСБ будут проходить под контролем СБУ. А, следовательно, СБУ в любом случае заинтересуется этой информацией, даже если она не касается государственных интересов Украины. Таким образом, было бы логичнее, если б он сразу предложил эту информацию Вам.


    — Я уже не служу в органах, — напомнил Владимир, — Ну, а коль сложилась такая ситуация, я должен был передать информацию действующему сотруднику. — Он кивнул головой в сторону Нарышкина.

    Максименко еще раз взглянул на каждого из гостей. Те с надеждой молча смотрели на хозяина кабинета.

    — Ну, в общем, я согласен поучаствовать в этой авантюре, но только, если все будет официально согласовано с вашим руководством. Меня мало привлекает перспектива быть задержанным с поличным бывшими коллегами. — усмехнувшись, произнес он.

    — По этому поводу, ты можешь не переживать, — заверил его Нарышкин, — Не один год знаем друг друга.

    — Хотелось бы верить, — ответил Максименко. Он встал со своего места и, протянув руку гостям, продолжил, — А теперь друзья, извините, но мне нужно работать. Это на службе встречи с товарищами назывались работой, а в бизнесе работать нужно по-настоящему. Так что жду вашего звонка о начале «операции».

    Он засмеялся и на прощание протянул гостям руку.


    Глава 6

    Нарышкин вернулся в кабинет, когда на улице уже начало смеркаться.

    — Тебя где носило, — спросил его Рыбаков, когда тот появился на пороге, — Парамонов, несколько раз спрашивал, где ты.

    — А что меня искать, я ж ему вчера говорил, что с утра буду в горотделе, — снимая куртку, ответил майор.

    — Он звонил дежурному еще перед обедом, но тот ответил, что ты уже вышел из отдела.

    — Ладно, сейчас соберусь с мыслями и зайду к нему, — усаживаясь за стол, произнес Нарышкин. Он открыл сейф, достал оттуда несколько листов чистой бумаги и сразу же начал писать докладную записку по вновь полученной информации. Что-что, а отрабатывать документы Нарышкин умел. Для него не составляло особого труда грамотно и быстро изложить суть информации, не упустив даже малозначительные детали. При этом, параллельно в его голове формировался план мероприятий, необходимый для проверки и реализации полученных сведений. Ему не один раз говорили, что в нем умер великий аналитик, но он всегда отшучивался, утверждая, что не рожден для кабинетной работы.

    Не успел он поставить завершающую точку в документе, как в кабинет вошел начальник.

    — Юрий Александрович, а почему вы мне не докладываете, что прибыли и что сделали за сегодняшний день? — строго спросил он.

    — Так вот, — Нарышкин непроизвольно указал рукой на исписанный лист бумаги, — Как раз готовлю документы на доклад.

    Парамонов недовольно взглянул на сидящего за своим столом Рыбакова и, вновь обратившись к Нарышкину, буркнул:

    — Зайдите ко мне.

    Майор собрал в папку бумаги и направился вслед за начальником.

    — Во-первых, — категоричных тоном начал Парамонов, — Почему Вы мне не докладываете, где находитесь в течение дня.

    — Но Вы же знаете, что я был в горотделе, — попытался оправдаться майор.

    — Вы еще до обеда ушли оттуда, я звонил дежурному.

    — После посещения городского отдела я встречался с Демченко по очень важному делу, — спокойно ответил Нарышкин.

    — Знаю я, какие у вас с Демченко «важные дела», по запаху слышу. — Он демонстративно помахал ладонью перед носом и, строго посмотрев на подчиненного, заявил:

    — За употребление спиртных напитков объявляю Вам строгий выговор. Встречаться с Демченко запрещаю, отныне общаться с ним по служебным вопросам буду я лично.

    — Не вопрос, — невозмутимо ответил Нарышкин, — Тогда этот материал примите в свое производство.

    Он протянул исписанные листы начальнику. Тот с недоумением посмотрел сначала на Нарышкина, потом на документы и спросил:

    — А что это?

    — Читайте, — также невозмутимо ответил майор и отвернулся к окну.

    Начальник несколько раз перечитал написанное и, подняв глаза на подчиненного, произнес:

    — По поводу Демченко я погорячился, пока поработаете с ним сами.

    — А по поводу выговора, — прищурив один глаз, спросил Нарышкин.

    — Оставим пока в устной форме, — Парамонов вновь опустил взгляд в текст документа и сразу же продолжил:

    — Завтра я поеду в Территориальное управление СБУ. Сами понимаете, этот материал выходит за рамки нашей компетенции и, посмотрим, какое решение примут там. Ну а Вы, продолжайте работать, сейчас нужно установить этого помощника капитана и отписать в отношении него все необходимые запросы.

    — Я могу быть свободным? — вставая, спросил Нарышкин.

    — Идите, — ответил начальник и вновь углубился в изучение документа.


    Полученная Нарышкиным информация вызвала неоднозначную реакцию в областном управлении. Кто-то высказывал свои предположения о возможных сведениях в отношении чеченских боевиков, другие предполагали, что информация может касаться первых лиц Правительства Российской Федерации; третьи высказывали мнение о том, что готовится какая-то провокация. В конечном счете, был продуман новый комплекс мероприятий с привлечением всех имеющих сил и средств Управления. Кандидатура Максименко тоже не устроила областное руководство, и было принято решение привлечь к участию в проверке бывшего сотрудника аналитического отдела, а ныне, никому не известного в городе пенсионера. Вопрос теперь касался очередного захода судна в порт. Нарышкин каждое утро, заходя в отряд, интересовался у оперативного дежурного не только иностранными судами, стоящими на рейде, но и теми пароходами, которые прошли Керченский пролив. Наконец, только на десятые сутки прошла информация, что теплоход «Мевлана» прошел Керченский пролив. Сразу же Парамонов сообщил в Управление о предстоящем заходе судна в порт. На месте начались приготовления к встрече. Было оборудовано звукозаписывающей техникой помещение, где предполагалась встреча, проведен дополнительный инструктаж с Демченко о линии его поведения, силы наружного наблюдения были приведены в готовность. Спустя 2 часа оперативный дежурный погранотряда сообщил Нарышкину, что Керченский пролив прошел и теплоход «Беркен». Это уже никак не вписывалось в планы отдела.

    — Этого только не хватало, взмолился майор, — то пусто, то густо.

    — Что случилось? — испуганно спросил Парамонов, увидев посеревшее лицо Нарышкина.

    — Ко всем нашим радостям в порт идет долгожданный теплоход «Беркен» с Челиком Абдулутом на борту.

    — Черт возьми, — выругался Парамонов, — У нас на сегодня заказана только одна бригада наружного наблюдения.

    Он нервно постучал ладонью по столу и, немного успокоившись, сказал:

    — Ладно, для нас главное сегодня отработать тему с информацией для России, Челик от нас никуда не уйдет. Неделей раньше, неделей позже, отработаем.

    — Константин Александрович, — обратился к начальнику Нарышкин, — я с Вашего разрешения, пойду в порт, и на месте буду контролировать ситуацию, а Вы уже держите связь с оперативным штабом.

    — Давайте, Юрий Александрович, докладывайте мне через каждые полчаса. Даже если и не будет никакой информации, — попросил начальник.

    Появления судна на рейде пришлось ждать около 4 часов. Однако, после его появления начались действия, неподлежащие никакому объяснению. Ровно в 18 часов диспетчер дал разрешение капитану зайти в порт, однако тот, отказался, сославшись на поломку системы рулевого управления. Руководство порта предложило прислать на борт специалистов по ремонту, но капитан вновь отказался. В связи с этим, было принято решение запустить в порт другие суда, стоящие в очереди. Среди них оказался теплоход «Беркен».

    — Константин Александрович, — вышел по рации на связь Нарышкин, — сейчас идет оформление «Беркена», через час команда сойдет на берег. Может быть, стоит, чтобы наружка по нему поработала.

    — Я уже поднимал этот вопрос с руководителем штаба, — полушепотом ответил начальник, — Но те категорически против. Считает, что Челик — это только наша головная боль, а они прибыли сюда работать по старпому «Мевлана». В работе задействован только один наряд наружного наблюдения. Поэтому, как всегда, принимайте решение самостоятельно. С Демченко я буду связь держать сам.

    Не дожидаясь ответа, Парамонов отключил рацию.

    Легко сказать, принимайте решение самостоятельно, — повторил Нарышкин слова начальника при выключенной рации, — Сейчас турок сойдет на берег, выйдет за пределы порта и что дальше? Бежать следом за такси, которое тот возьмет. Хоть бы машину начальник предложил.

    Он плюнул от досады на асфальт и медленно поплелся к проходным, через которые обычно иностранные моряки выходили в город. Подходы к зданию освещались с двух сторон мощными прожекторами, поэтому на территории было светло, как днем. Нарышкин зашел в дежурку. За столом сидел сонный прапорщик и бездумно листал журнал. Увидев особиста, он вскочил со стула и, приложив руку к козырьку, бойко стал докладывать о том, что за время его дежурства ничего не случилось.

    — Успокойся дорогой, — перебил его Нарышкин, — Я тебе не командир. Если не против, я посижу у тебя в комнате отдыха.

    — Пожалуйста, — удивленно ответил дежурный, — Вы кого-то ждете? — учтиво спросил он.

    — Да нет, просто в отряд подниматься лень, а домой ехать рано, — первое, что взбрело в голову, сказал майор.

    Прапорщик посмотрел на часы, усмехнулся, но промолчал. Он вновь сел на стул и продолжил рассматривать фотографии в журнале. Нарышкин зашел в крохотную комнатушку без двери, расположенную за спиной дежурного. Кроме металлической вешалки и топчана, там ничего не было. Но самым ценным для Нарышкина, там было окно, выходящее на территорию порта. Не зажигая свет, он присел на край топчана и стал смотреть на приближающихся людей. Среди них Челика Акбулута не было. Нарышкин так часто рассматривал его фотографию, что мог бы уже узнать его в тысячной толпе. Турок не был похож на своих земляков, его отличали голубые глаза, рыжие волосы, атлетическое для своего возраста телосложение и высокий рост. Его скорее можно было принять за немца или скандинава, но никак ни за того, кем он считался по паспорту.

    Спустя полчаса, когда Нарышкин уже хотел выйти позвонить начальнику, он увидел силуэт человека, вышедший из темноты контейнерного терминала. По мере его приближения к проходной первичные сомнения Нарышкина по поводу личности незнакомца улетучивались с той же скоростью, это был Акбулут. Мужчина шел неторопливой походкой, держа в руке потертый портфель. На его губах играла еле уловимая улыбка, либо он вспоминал что-то веселое, либо был в предвкушении предстоящей встречи. Он подошел к дежурному и, поздоровавшись на русском языке, протянул ему паспорт моряка. Прапорщик, не раскрывая документ, сунул его в ячейку и выдал иностранцу многоразовый пропуск в порт. Не успел он пересечь границу КПП, как к нему сразу же подъехал автомобиль «Жигули» шестой модели с шашечками на крыше. Моряк не стал разговаривать с водителем, а небрежно махнул ему рукой в знак того, чтобы тот проезжал дальше. Автомобиль отъехал метров на 20 вперед и остановился. В этот момент на дороге появилось такси, следующее в город. Водитель притормозил машину возле проъходной, иностранец в знак согласия кивнул головой и быстро сел в салон автомобиля. Вслед за ним на улицу выскочил Нарышкин, он хотел запомнить номер такси, но оно уже скрылось в темноте. Опер в голос выругался, и оглянувшись по сторонам, побежал в сторону стоящей «шестерки».

    — Шеф, поехали за тем такси, — потребовал Нарышкин, запрыгнув салон автомобиля.

    — Я под заказом стою, — недовольно пробурчал водитель.

    — На сегодня я твой заказ, — с металлом в голосе отрезал Нарышкин и предъявил водителю служебное удостоверение, — быстро поехали.

    Пожилой мужчина не стал расспрашивать наглого пассажира о том, какую структуру тот представляет, магическая красная корочка сделала свое дело. Он без излишних разговоров включил двигатель и резко, поднимая придорожную пыль, рванул автомобиль с места. Первую минуту они ехали молча, не общаясь друг с другом. Наконец, первым прервал молчание водитель.

    — Командир, — осторожно спросил он, — мы что, за бандитом гонимся?

    — С чего ты взял? — оторвавшись от собственных мыслей, спросил Нарышкин.

    — Ну, как же, ты, судя по ксиве, мент. По твоей физиономии видно, что нервничаешь и просишь догнать того мужика, который со мной отказался ехать.

    — Да, нет, — стараясь быть более непринужденным, ответил Нарышкин, — Это любовник моей жены, хочу выяснить, где они будут сегодня встречаться.

    — Вот стервы эти бабы, — в сердцах выругался водитель, — Что им еще надо. От таких мужиков гуляют.

    — Уважаемый, — строго обратился к нему Юрий, — давай я со своей женой сам разберусь. Ты лучше за дорогой смотри, а то из поля зрения их потеряем, — он указал в сторону мелькающего между другими автомобилями такси.

    — А ты не злись на меня, — недовольно ответил мужчина, — Я постарше тебя буду, и многое в этой жизни повидал. Так вот хочу тебе сказать одно — с женой нужно обращаться, как со служебной собакой. Если в строгости ее держать, она и будет знать одного хозяина. А если гладить ее по шерстке, как диванную болонку, так она и будет по рукам шастать Кто приласкает, тот и хозяин.

    Довольный своим афоризмом, он замолчал и еще сильнее нажал на педаль акселератора. Через несколько секунд, «шестерка» безотрывно следовала в нескольких метрах от заветного такси. Уже можно было разглядеть силуэты водителя и пассажира на переднем кресле. Нарышкин облегченно вздохнул, объект наблюдения все еще оставался в такси. На освещенной улице хорошо просматривался номер автомобиля. Не долго думая майор вытащил из кармана спичечный коробок и зафиксировал его на тыльной стороне коробочки.

    — Ну, что, долго еще их преследовать будем? — спросил водитель Нарышкина.

    — Пока не приедут, — отрезал тот.

    — Так можно всю ночь кататься, — с тревогой в голосе пробормотал мужчина, — ты хоть заплатишь за поездку или все эти гонки за счет государства.

    — Не волнуйся, отец, все заплачу по счетчику.

    — Нет у меня счетчика, — буркнул водитель, но лицо его заметно подобрело.

    Такси с иностранцем в этот момент свернуло на параллельную улицу и заметно снизило скорость. На этом участке машин было намного меньше, чем на центральном проспекте и преследование такси стало подозрительным. Нарышкин заметил, как пассажир несколько раз оглянулся назад.

    — Отец, давай мы их обгоним, чтоб не привлекать внимание, но из поля зрения отпускать не будем. — Предложил Юрий.

    — Как скажешь, — согласился водитель, — Любой каприз за Ваши деньги.

    Он вновь нажал на газ и, включив левый поворот, обогнал такси. В этот момент, преследуемый автомобиль, не обозначая поворота, резко свернул вправо в переулок.

    — Стой, — крикнул Нарышкин водителю, — Сдавай назад.

    — Да как я сдам, если за нами другие машины едут, и развернуться не могу, тут одностороннее движение.

    — Тогда сворачивай на параллельный переулок, — вновь скомандовал Нарышкин.

    — Есть, командир, — невозмутимо ответил таксист.

    Когда они выехали на встречную дорогу, желтое такси пропало из виду. Импровизированный экипаж проехал по дороге до ближайшего проспекта, но автомобиль с объектом канули, как сквозь землю.

    — Тормози, отец, — отрешенно произнес Нарышкин, — приехали.

    — Тогда давай, я тебя хоть домой отвезу, — предложил водитель.

    — Нет, спасибо, — отказался, Юрий, — я далеко живу, а денег у меня мало.

    Он отсчитал мелочь на проезд, собрал со всех карманов мятые купюры и, не считая, отдал их таксисту. Водитель, не дожидаясь изменения планов пассажира, и опасаясь, что тот может воспользоваться опрометчивым предложением проехать домой, поторопился незамедлительно уехать с места остановки.

    Нарышкин стоял на пустынной улице в полном оцепенении. Неотрывно немигающим взглядом он смотрел на качающийся от ветра фонарь. Он никак не мог сориентироваться, где он находится и что ему делать дальше. Наконец, он вспомнил, что в этот вечер запланировано еще одно мероприятие. Он вытащил из кармана куртки радиостанцию, но у нее оказался ограниченный радиус действия. Кроме треска, никаких признаков деятельности она не подавала. Тогда, оглянувшись по сторонам, он увидел телефонную будку на противоположной стороне улицы. Не долго думая, Нарышкин направился к ней, чтобы позвонить начальнику.

    — Слушаю Парамонов, — сразу после первого зуммера ответил тот.

    — Это Нарышкин, — тихо произнес опер, — я потерял объекта.

    — Да черт с ним, с твоим объектом, — перейдя на «ты» вскричал Парамонов, — второго турка, из-за которого подняли такой кипеж, на борту не оказалось. Все наши приготовления пошли насмарку. Представители областного Управления — перейдя на шепот продолжал начальник, — теперь обвиняют нас во всех смертных грехах, вплоть до умышленной дезинформации и очковтирательства, а также обещали о наших непрофессиональных действиях сообщить нашему Руководству. Ты не представляешь, в каком дурацком положении я оказался. Так что готовьтесь, Юрий Александрович, дать объяснения по факту получения и перепроверки данной информации.

    — Я как пионер, всегда готов, — ответил Нарышкин, — Сегодня давать или можно завтра?

    — Лучше завтра, я тоже устал и хочу есть, — уже более спокойно ответил Парамонов.

    — Да завтра, — буркнул майор и повесил трубку.


    Глава 7

    Он ехал в автобусе домой, прислонившись головой к окну и прикрыв глаза. Легкое покачивание автобуса и тусклый свет в салоне подействовал на него расслабляющее. Осадок от двойной неудачи постепенно проходил, и Нарышкин пытался найти объяснения этим непонятным явлениям. В первом случае, было все ясно. Челик Акбулут вел себя профессионально, как настоящий разведчик. Предусмотрительно пропустил первое такси и воспользовался вторым, вовремя заметил за собой «хвост», грамотно ушел от преследования. Целесообразность взятия его в изучение коллегами уже не вызывало у него сомнений. Открытым оставался вопрос, в чем же заключается его противоправная деятельность.

    Ситуация со старпомом второго судна вызывала больше вопросов, чем ответов. Не доверять Демченко, Нарышкин не мог, слишком долго они были знакомы, да и лгать тому не было никакого смысла. Старпом «Мевланы», если и хотел продать серьезную информацию спецслужбам, то должен был сам заинтересован в прибытии в Украину любой ценой. Если, конечно, его не задержала турецкая контрразведка. Однако, действия капитана теплохода «Мевлана» тоже оказались плохо объяснимыми. Складывалось такое ощущение, что он умышленно хотел привлечь к себе внимание и пропустить вперед теплоход «Беркен». Но зачем?

    «Стоп, — как прозрение нашло на Юрия, — Подождет завтра начальник мое объяснение. Утром надо сходить в отделение погранконтроля, посмотреть еще раз наблюдательные дела и тогда все станет на свои места» — подумал Нарышкин и впервые за день улыбнулся.


    На следующий день он попал в свой кабинет к одиннадцати часам дня. Парамонов сидел на столе и мирно беседовал с Рыбаковым, который вернулся с объезда пограничных застав, вверенной ему комендатуры. Увидев вошедшего подчиненного, он встал, и сразу же обратился к нему, не срывая сарказма:

    — Юрий Александрович, между прочим, у нас рабочий день начинается в 9.00. Тем более, мы договорились, что вы предоставите мне объяснение в отношении получения информации по старпому «Мевланы».

    — Я помню, Константин Александрович, — в тон начальнику ответил Нарышкин, — Именно сбором дополнительной информации, я и занимался в течение, — он запнулся, посмотрел на часы и добавил, — почти двух часов.

    — Ну что ж, — начальник присел на свободный стул, — мы с Виктором Андреевичем, ждем от Вас новых сенсаций.

    — Вы напрасно иронизируете, по поводу сенсации, — заявил майор, снимая с себя куртку, — Утром, я встретился с людьми, которые были на комиссии этого судна. Никакой поломки системы рулевого управления там не было. Судно зашло в порт сразу же, как только закончилась комиссия на «Беркене» и экипаж вышел в город.

    — И о чем это говорит? — не понял логики рассуждений Парамонов.

    — Это еще не все, — Нарышкин сделал паузу и начал ходить по кабинету. Офицеры молча наблюдали за его перемещениями, пока тот не продолжил, — Самое главное, что я сегодня выяснил, заключается в другом. Теплоходы «Мевлана» и «Беркен» принадлежат одному судовладельцу — Мустафе Акбулуту, судя по фамилии, брату нашего объекта. Так что, вся эта история с продажей информации российским спецслужбам была, ничем иным, как спланированной акцией по отводу нашего внимания от наблюдения за Челиком Акбулутом. Они классически отвлекли нас на ложный объект.

    — …Твою мать, — выругался Парамонов, хлопнув себя ладонью по лбу, — развели, как детей.

    — Развели-то, развели, — произнес Нарышкин, — но вопрос, в чем развели.

    Парамонов вопросительно взглянул на майора, но промолчал, чтоб не сбить того с мысли. Нарышкин сел за стол, тяжело вздохнул, и, посмотрев в окно, добавил:

    — Видимо, Челик Акбулут очень не хотел, чтобы мы его сопровождали в городе. Интересно, чего же он боялся? А самый главный вопрос — откуда он узнал, что мы его будут ждать?

    — Отрицательный результат — это тоже результат, — констатировал Парамонов, — Во всяком случае, нам теперь есть, чем объяснить вчерашний срыв операции. Юрий Александрович, — доброжелательно обратился он к Нарышкину, — подробно опишите мне Ваши вчерашние гонки с преследованием и продолжайте наблюдать за турком. С сегодняшнего дня бригада наружного наблюдения в полном Вашем распоряжении.


    Однако, и этот день никак не добавил оптимизма майору Нарышкину. До 13 часов Челик Акбулут находился на судне и только после обеда он вышел в город. Юрий сидел на заднем сидении автомобиля «наружки» с двух сторон зажатый оперативниками. Он любил такие мероприятия, в подобные моменты у него просыпался охотничий азарт и Нарышкин забывал об усталости и служебных проблемах. Он всматривался в движения турка, пытаясь найти в его действиях нечто неуловимое, но, безусловно очень важное, что могло бы пролить свет на причины взятия иностранца в проверку.

    Акбулут вышел в город и, осмотревшись по сторонам, направился к автомобилям такси, стоящим возле газетного киоска. Он уверенно подошел к желтой местами побитой ржавчиной «Волге» и ничего не спрашивая у водителя, сел на заднее сиденье. Такси почти без промедления тронулось с места и направилась по Приморскому бульвару в центр города. Нарышкин, не отрывая глаз от автомобиля, вытащил из кармана спичечный коробок и посмотрел на записанный прошлой ночью номер такси. Его совсем не удивило, что такси оказалось тем же самым, за которым он гонялся вчера вечером.

    — Ребята, а могли бы вы проверить, за кем зарегистрирована эта «Волга»? — обратился он к сидящим в салоне коллегам.

    — Не волнуйся, Князь, завтра мы представим тебе полный отчет обо всех его контактах и местах пребывания, — ответил старший группы, — Это наша работа.

    — И все же, — не унимался Нарышкин, — Мне нужно сейчас.

    Офицер недовольно покачал головой, но все же передал по рации номер преследуемого автомобиля. Через несколько минут ему ответили, что автомобиль зарегистрирован за гражданином Украины Зейналовым Рафиком Салим-оглы 1968 года рождения, уроженцем города Кировабада, ныне Гянджи.

    — Да, — усмехнулся Нарышкин, — коренной украинец.

    — Можно подумать, что ты со своей фамилией — истинный потомок Запорожских казаков, — пошутил сидящий справа сотрудник.

    Юрий никак не отреагировал на его шутку, а продолжал напряженно следить за двигающим впереди автомобилем.

    Но и дальше, ничего подозрительного не произошло. Возле цветочного салона турок вышел и через минуту вернулся с огромным букетом белых роз. Затем, они подъехали к школе N 5. В школьном сквере, возле скамейки стояла миловидная блондинка, она поглядывала на часы и озиралась по сторонам. У нее была короткая стрижка, карие глаза и немного вздернутый носик. На вид ей было не более тридцати лет. Увидев вышедшего из такси мужчину, она сдержанно улыбнулась и направилась ему навстречу. Женщина, без особой радости, снисходительно позволила себя поцеловать и, приняв букет, как должное, села в такси. Потом, они долго обедали в кафе и ближе к вечеру заехали в детский сад, где женщина забрала мальчика, видимо сына. Далее, все вместе они отправились в Западный микрорайон видимо домой.


    — Ну что выездили вчера? — устало спросил Парамонов Нарышкина следующим утром. Судя по Вашей кислой мине, опять ничего обнадеживающего.

    — В общем, да, — потирая, красные от недосыпания глаза, ответил тот, — Ничего подозрительного в его действиях я не заметил.

    — А все же, чем он занимался в городе? — спросил начальник.

    — Вел себя, как обычный человек, — ответил Нарышкин и стал подробно рассказывать обо всех передвижениях иностранца.

    — Так, может быть, именно в кафе у него была с кем-то встреча?

    Нарышкин отрицательно покачал головой.

    — Они мирно беседовали вдвоем, периодически, как голубки, поглаживая друг другу руки.

    — Откуда вы знаете? — переспросил Парамонов.

    — Я заходил в кафе и все это время пил пиво за соседним столиком.

    — Кто бы сомневался, Юрий Александрович, что Вы упустите такую возможность, — усмехнулся начальник.

    Нарышкин бросил недовольный взгляд на руководителя, и, не реагируя на его шутку, продолжил:

    — Между прочим, говорили они по-русски. Я, правда, не слышал о чем, там громко играла музыка, но отдельные слова были понятны.

    — А что потом? — поторопил его Парамонов.

    — А потом, как я и говорил, они опять взяли такси, заехали в детский сад, женщина забрала ребенка и все вместе поехали к ней домой. Турок провел всю ночь у блондинки, а Ваш покорный слуга, — Нарышкин театрально поклонился, — у дверей подъезда, оберегая их, возможно, не очень крепкий сон.

    — Настоящий моряк, — не скрывая зависти, произнес Парамонов, — В каждом порту жена и дом родной.

    Юрий не отреагировал на последнюю фразу начальника, сегодня он не был настроен на шутки.

    — Утром ребята в телефонном режиме кое — что сообщили мне об этой даме, — продолжил доклад майор, — Очень интересная штучка, должен Вам заметить. Зовут ее Алина Лебедь, 31 год, не замужем, учитель английского языка в этой школе. Но прошлое у этой «Лебедушки» еще более интересное.

    Он сдвинул на край стола лежащие бумаги и присев на край столешницы, продолжил.

    — В конце 80-х и начале 90-х она была валютной проституткой по кличке «Качка», видимо, производная от фамилии, а может быть, имела какую-то специфическую профессиональную особенность. Так что, я не удивлюсь, если ребенок у нее от нашего Челика, — Нарышкин хитро прищурился и усмехнулся.

    Парамонов задумчиво посмотрел на настенный календарь, с обложки которого мило улыбалась жгучая брюнетка в бикини и, уже серьезно спросил у Нарышкина:

    — Сегодня продолжите наблюдение за объектом?

    — Нет, — ответил майор, принимая вертикальное подложение, — Сегодня теплоход выходит из порта, поэтому надобности в «наружке» нет. Пока коллеги готовят сводку по наблюдению, я опрошу своих оперативных источников по факту оформления «Беркена», тем более, что там, в составе пограничной смены, был наш человек. Может быть, он что-то расскажет интересное.

    — Хорошо, занимайтесь, — удовлетворенно произнес Парамонов и направился к себе в кабинет.

    Нарышкин сел за свой стол и, положив голову на скрещенные руки, долго смотрел перед собой в одну точку. От мыслительного процесса его отвлек Рыбаков, до этого тихо сидевший в своем углу:

    — Кофе будешь? — спросил он товарища.

    — Буду, — не долго думая, ответил Нарышкин и вытащил из тумбочки свою кружку.

    Рыбаков включил в розетку чайник и принялся рассыпать по чашкам ароматный порошок. Тем временем, Нарышкин вытащил из сейфа начатую бутылку коньяка и, протягивая ее коллеге, шепотом спросил:

    — Дернешь пять капель?

    Рыбаков отрицательно покачал головой, доставая из шкафа сахар. Юрий недоуменно пожал плечами и, присев на стол, сделал два больших глотка прямо из бутылки. Затем, вернув горячительный напиток на прежнее место, спросил у соседа по кабинету:

    — А ты где вчера был?

    — Ездил на Староазовский пункт пропуска, нужно было проверить одну информацию, — неопределенно ответил Рыбаков.

    — Что-то интересное или так, съездил развеяться?

    — Ты знаешь, Юра, пока для себя не могу определить, что я сделал, развеялся или получил ценную информацию, — произнес коллега и стал разливать кипяток по чашкам. Нарышкин подошел к его столу, взял свой кофе и вопросительно посмотрел на товарища. Тот присел на стул, стоящий возле рабочего стола, и, подвинув ближе к себе чашку, начал рассказывать:

    — Представляешь, сейчас пошла какая-то непонятная миграция чеченцев к нам. Только за вчерашний день через пункт пропуска въехало тридцать человек из Чечни, причем и мужчины, и женщины, и дети.

    — И что тебя здесь так напрягает? — не совсем понял беспокойства соседа Нарышкин.

    — Напрягает то, что у всех этих лиц паспорта новые, максимум месячной давности со дня выдачи. Все мужчины в возрасте от 25 до 40 лет, рожи — загоревшие, а щеки белые. Такое ощущение, что бороды сбрили перед посадкой в автобус.

    — Ну и…? — спросил Юрий.

    — Загнали одного из них на углубленный досмотр, думал, может, хоть наркоту найдем или оружие, а оказалось, что при нем ничего нет, ни денег, ни даже трусов.

    — Вот это уже интересно, — оживился Нарышкин, — Значит, их у нас кто-то будет содержать за свой счет. А то, что нет трусов, тоже интересный признак. Мне коллеги в России рассказывали, что ваххабиты их не носят, — Он с сожалением хлопнул себя по колену, — Эх, надо было их всех вернуть назад в Россию.

    — Я тоже самое предложил нашим пограничникам, но они отказались и оказались правы. Наршкин вопросительно поднял брови.

    — Поясни, — попросил он и сделал осторожный глоток из чашки.

    — Начальник смены мне сказал, если российские пограничники посчитали их паспорта исправными, то нас эти особенности никак не должны волновать. А не пускать в страну людей, только из-за того, что они не носят трусы, это, по меньшей мере, глупо. Их фамилии у нас по ориентировкам не проходят, так что все законно. В итоге все тридцать человек беспрепятственно пересекли границу Украины.

    — Да, видимо, чеченским боевикам тоже нужно отдыхать в Крыму, хотя бы зимой, — многозначительно резюмировал Нарышкин.


    Глава 8

    От дальнейших размышлений вслух их отвлек телефонный звонок.

    — Слушаю Нарышкин, — недовольно ответил майор.

    — Саныч, есть для тебя интересная информация, — услышал он знакомый голос лейтенанта Перфильева, старшего контролера отделения погранконтроля порта, — Я думаю, тебе будет интересно.

    Лейтенант Алексей Перфильев был далеко не зеленым юнцом, как это принято считать, ему уже перевалило за тридцать. Когда-то в начале 90-х он пришел в порт после службы в десантных войсках. Безупречное отношение к новым служебным обязанностям и отличная физическая подготовка сделали свое дело, его быстро заметили командиры и направили в школу прапорщиков. После возвращения оттуда у них и состоялось знакомство с майором Нарышкиным. У двух бывших боксеров нашлись общие темы для разговоров. В дальнейшем, Нарышкин через коллег из городского отдела, помог молодому прапорщику поступить на заочное отделение в местный политехнический институт, а со временем и, продвинуться по службе на офицерскую должность. Об этом Перфильев никогда не забывал. Так, былое увлечение спортом переросло во взаимовыгодное для обоих сотрудничество.

    — Хорошо, я, кстати, пару минут назад о тебе вспоминал, куда подъехать? — сразу же согласился майор.

    — Подъезжай сразу ко мне домой, мать сегодня на дежурстве в больнице, я дома один, — ответил лейтенант.

    — Буду через сорок минут, — вставая со стула, ответил Нарышкин, но не успел он положить трубку, как тот его перебил:

    — Саныч, если не трудно, захвати пару бутылок пива, а то я уже переоделся.

    Нарышкин положил трубку на рычаг, изобразил гримасу безысходности на лице и, взглянув на Рыбаков, отрешенно произнес:

    — Ну, как с этими помощничками бросишь пить. Говорит, есть информация, но привези пива. А где пиво, там и водка. — Он тяжело вздохнул и спросил:

    — У тебя такая же основа сотрудничества с негласным аппаратом?

    Рыбаков улыбнулся и отрицательно замотал головой.

    — Мои источники знают, что я постоянно за рулем, а раньше было аналогично, только они ко мне приходили с бутылкой.

    — Вот видишь, — покачал головой Нарышкин, — Ты правильно строишь отношения с ними, а я своих разбаловал.

    Он быстро положил в папку несколько чистых листов бумаги. Накинул на плечи куртку и вышел в коридор.


    Как и обещал, Нарышкин прибыл к Перфильеву ровно через сорок минут, держа в руках четыре бутылки пива. «Оперативный источник» ждал его на кухне, сидя на табурете в тельняшке и спортивных брюках.

    — Раздевайся, Саныч, — приглашая гостя на кухню, предложил Алексей и сразу же взял у гостя долгожданные бутылки, — кушать будешь?

    Только сейчас Нарышкин вспомнил, что еще не завтракал.

    — Не откажусь, — без долгих колебаний согласился гость.

    Перфильев открыл холодильник, долго смотрел в его пустоту, затем вытащил из навесного шкафа копченого леща и принялся его чистить.

    — Ты знаешь, мать видимо не успела ничего приготовить, поэтому, я думаю к пиву, рыбка будет очень уместна.

    Нарышкин разочарованно вздохнул, взял в руки вилку и открыл ею поочередно две бутылки пива, себе и хозяину.

    — Ты мне тоже сегодня нужен был, — не заостряя внимания на кулинарной теме, а точнее на ее отсутствии, начал Юрий, — насколько мне известно, ты был на оформлении теплохода «Берген» и на приход и на отход.

    — Верно, — подтвердил Перфильев, — а что тебя на нем заинтересовало?

    — Во-первых, на нем грузины были?

    — Во, как? — удивился Алексей, — У нас оказывается мысли сходятся.

    Он сел за стол, сделал несколько глотков из бутылки и, не дожидаясь дополнительных вопросов, ответил:

    — Ты знаешь, был. Причем очень интересный.

    — И чем же он интересен?

    — А вот чем. Зовут его Арчил Тушишвили. Ему 42 года, по судовой роли матрос-моторист.

    На вид очень степенный дядька и держит себя независимо. Обычно на этих должностях ходят молодые ребята, а в его возрасте моряки, как правило, занимают должности третьих, а то и вторых механиков. Но это не главное. Ты же знаешь, у меня отец был военным и детство прошло в Грузии в городе Телави, там стоял наш вертолетный полк. Волей не волей, но по-грузински я немного научился объясняться. Так вот, — продолжил он, — Я его спрашиваю по-грузински: В каком городе Вы живете? А он вижу по лицу, меня не понимает. Я повторил вопрос. И тогда он хлопнул меня по плечу и говорит: «Лейтенант не мучайся, я говорю по-русски». Больше я его ни о чем не спрашивал.

    — Это уже интересно, — только и смог произнести Нарышкин.

    — Но и это еще не главное, — Алексей взял кусочек рыбы и стал зубами отдирать мякоть от костей.

    — Да не томи, — взмолился Юрий, — потом свою рыбу доешь.

    — А я никуда не спешу, — ответил хозяин квартиры. Он сделал еще глоток из бутылки и продолжил:

    — Так вот, при оформлении теплохода на отход его на борту не было. Капитан сказал, что его списали по семейным обстоятельствам. Якобы, что-то дома у него случилось.

    — Ну, такое тоже бывает, — скрывая нарастающее возбуждение, пробормотал Нарышкин, но ожидая продолжения, — Теперь все?

    — Нет не все, — выдержав паузу, ответил Алексей. — По идее, если б у него что-то случилось дома, он бы поехал в аэропорт и ближайшим рейсом вылетел в Тбилиси, а он не особо торопился. — Перфильев вытер салфеткой руки и принялся открывать вторую бутылку. Быстро справившись с ней, он продолжил:

    — После смены я заехал на рынок и встретил его там, мирно беседующим с одним из продавцов фруктов, причем говорили они не по-грузински — Он сделал многозначительную паузу, — Их языка я не знаю, но могу сказать точно, что это не армянский и не азербайджанский. Эти языки я на слух отличаю. У меня появилось желание подойти к ним ближе, но он, увидев меня, сразу же попрощался с торговцем и скрылся в толпе.

    Закончив повествование, Алексей сделал несколько жадных глотков и вновь навалился на рыбу.

    — И какие мысли у тебя появились по этому поводу? — спросил Нарышкин с интересом наблюдая за собеседником.

    — Гложут меня большие сомнения, что этот матрос-моторист на самом деле грузин.

    Нарышкин отодвинул от себя бутылку пива и подошел к окну. Скрестив руки на груди, он несколько минут смотрел на играющих во дворе детей, обдумывая полученную информацию. Затем, стоя спиной к Алексею, произнес:

    — Интересная вырисовывается закономерность. Почему-то именно с этого судна в нашем порту списывают моряков грузинской национальности.

    — Ну, Саныч, у тебя голова умная, майором работаешь, тебе и карты в руки, — Перфильев вновь потянулся к рыбе, выбирая кусочек с икрой.

    — Ладно, Леха, — поворачиваясь лицом к нему, сказал Нарышкин, — С грузинами все ясно. Ты мне скажи, а как капитан «Мевланы» объяснил экстренную поломку рулевого управления.

    — А вот этого я не знаю, — ответил Перфильев, — с ним общался подполковник Павленко. Он в тот день был ответственным по части и со своими разведчиками лично контролировал порядок оформления судов.

    — Да, — задумчиво произнес майор, — Ясно одно, что ничего не ясно.

    Он не вернулся за стол, а стал молча ходить по кухне. Алексей, продолжая пить пиво, также молча смотрел с недоумением на гостя.

    — У меня к тебе будет еще вопрос, — вдруг резко сев на стул, спросил Нарышкин, — То, что детство у тебя прошло в Грузии, я уже знаю. Но школу-то ты закончил здесь?

    — Ну да, — удивленно подтвердил Перфильев, — А какое отношение это имеет к турецким судам.

    — Никакого, не об этом речь.

    — А о чем тогда речь? — вновь переспросил Алексей.

    — У тебя есть знакомые, которые бы оканчивали среднюю школу N5? Мне нужна информация об одной учительнице.

    — Саныч, считай, что тебе повезло, — гордо ответил Алексей, — есть такой человек.

    Он сделал очередной глоток и довольно улыбнувшись, продолжил:

    — Со мной на рукопашный бой ходит учитель физкультуры из этой школы, мы с ним часто работаем в спарринге. Рассказывай, кто тебя там интересует.

    Нарышкин назвал имя и фамилию подруги Челика Акбулута.

    — Как я понимаю, — не снимая с лица усмешки, произнес Алексей, — Эта дама к нашим кораблям отношения не имеет. Саныч, скажи честно, как товарищ товарищу. Запал на бабу?

    — Да ну, тебя Леха, — отмахнулся Юрий, — ты же знаешь, я не по этим делам.

    — Ну, не хочешь рассказывать, не надо, — обиженным голосом заявил Алексей, — Расспрошу я своего спарринг-партнера об этой училке.

    Он добродушно взглянул на товарища и добавил, — Скажу, что хочу с ней познакомиться. Она хоть не уродина?

    — Наоборот, — оживился Нарышкин, — очень эффектная блондинка лет тридцати.

    — Ха, — встрепенулся лейтенант. — Тогда, может быть, я с ней сам по-настоящему замучу. Мне, как старому холостяку, это только на руку. Вдруг это моя судьба! Так ты у нас на свадьбе посаженным отцом будешь.

    — Не твоего формата девочка, — опустил на землю Алексея Нарышкин, — Ты лучше скажи, когда от тебя звонка ждать?

    Алексей поднял глаза к потолку, развел руками и, посмотрев на календарь, висевший на стене, ответил:

    — Сегодня у меня отсыпной день после дежурства, завтра выходной. Как раз завтра в 18 часов тренировка. Так что, если тебе срочно нужно, жди меня возле спорткомплекса «Посейдон» в 20 часов.

    — Вот и отлично, — вставая с места, сказал Нарышкин, — Отсыпайся, а у меня сегодня еще куча дел.

    — Саныч, ты куда собрался? — удивился Перфильев, — А как же пиво?

    — Надо, Леха, надо, — отмахнулся от него майор, — Да, и не люблю я пиво. У меня от него печень болеть начинает.

    Он быстро надел куртку и попрощавшись за руку с хозяином, оставил того одного на кухне в полном недоумении.


    Глава 9

    Очередной встречи с Алексеем Нарышкин ждал, как первого свидания. Что-то ему подсказывало, что именно эта встреча прольет свет на те моменты, о которых он пока не догадывается. В течение дня он подготовил все необходимые запросы командованию Погранотряда в отношении Тушишвили и трех предыдущих грузин, списанных на берег с теплохода «Беркен». Нарышкина беспокоил вопрос — остались ли эти люди в Украине или же выехали домой в Грузию. Интуиция ему подсказывала, что в этом вопросе, что-то не так, но сложить воедино все сведения, полученные в последние дни, у него не получалось. В этой цепи событий не хватало одного, а может быть нескольких звеньев, чтобы можно было сделать какие-то конкретные выводы. Время рабочего дня тянулось медленно, Юрий несколько раз брал в руки дело по турку и, открыв его, тут же закрывал. Все новые и новые версии появлялись в его голове и тут же рассыпались, как карточный домик. Он взял пачку сигарет и направился во двор покурить. Спускаясь со своего этажа, он увидел поднимающегося ему навстречу незнакомого офицера в погонах подполковника. Тот первый обратился к майору с вопросом:

    — Извините, Вы майор Нарышкин?

    — А Вы, как я понимаю, подполковник Павленко? — вопросом на вопрос ответил опер.

    — Как хорошо, что заочно мы уже друг друга знаем, — улыбнулся офицер, — Станислав Николаевич. — представился он.

    Он протянул руку Нарышкину. Тот в, свою очередь, ответил на рукопожатие и назвал свое имя.

    — Может быть, пройдем в кабинет, у меня для Вас есть информация, — предложил Павленко.

    — Почему бы и нет, — согласился Нарышкин, — В нашем деле информация лишней не бывает.

    Нарышкин спрятал сигарету назад в пачку и пошел вслед за подполковником. Войдя в кабинет, Павленко снял бушлат, аккуратно повесил его на вешалку в шкаф, затем, причесав волосы, спросил:

    — Может быть, хотите кофе или чай.

    Нарышкин отрицательно покачал головой, но увидев на столе пепельницу, спросил:

    — А курить у Вас можно?

    — Да, пожалуйста, — хозяин кабинета подвинул пепельницу ближе к гостю. Он сел за свой стол и с интересом взглянул на собеседника.

    — Что-то не так? — не поняв причины столь пристального взгляда, спросил Нарышкин.

    — Мне кажется, что мы с вами ранее где-то встречались. Мне лицо Ваше знакомо.

    — До развала Союза я был оперуполномоченным Особого отдела в бригаде ПВО, может быть в горотделе на каком-нибудь совещании и виделись.

    — Может быть, — задумчиво произнес Павленко, а затем уже совершенно другим тоном продолжил, — Вы знаете, везде, где я служил ранее, у меня всегда были добрые отношения с местными особистами. Я думаю, Рыбаков Виктор рассказывал вам о нашем сотрудничестве. — Нарышкин молча кивнул в знак согласия, — Я, как Вы наверное знаете, окончил Высшую школу КГБ, поэтому, можно сказать, мы с вами коллеги. Виктор при встрече рассказал мне, что вас интересует турецкий капитан Челик Акбулут.

    — Интересует. — ответил майор.

    — Пару дней назад, теплоход «Беркен» был у нас. При заходе в акваторию порта там возникла неразбериха с очередностью и я, как представитель командования, поднимался на борт каждого из судов, чтобы выяснить причины сложившейся ситуации. Так вот, по фотографии, которую Вам передал Рыбаков, я сразу не узнал его, а при личной встрече вспомнил. Еще в конце 80-х начале 90-х годов это судно заходило к нам в порт и тогда, нам поступила информация, что его капитан — Челик Акбулут ранее служил в военно-морской разведке Турции. Меня очень удивило, что относительно молодой человек в возрасте, немногим более сорока лет, был уже пенсионером. У нас в то время подобное было большой редкостью. Я стал наблюдать за ним и, действительно, выяснилось, что его интересовала база размагничивания, которая базировалась на нашем судоремонтном заводе. Он постоянно расспрашивал работников порта на предмет того, какие корабли там стоят, когда стали и на какой срок. Тогда у меня появилась уверенность, что он действующий разведчик, работающий под крышей.

    — А что потом? — перебил его Нарышкин.

    — А потом, Союз развалился, базу размагничивания ликвидировали, судно перестало заходить в наш порт. Прошло почти 10 лет и вдруг, он опять появился.

    — А что сам турок говорит по поводу своего длительного отсутствия? — поинтересовался Нарышкин.

    — Сказал, что закончился контракт, их зафрахтовала другая фирма и они работали исключительно с Черноморскими портами, а сейчас все вернулось на круги своя.

    — Ну, все логично, — констатировал Нарышкин. Он стряхнул пепел от сигареты и вновь направил свой взгляд на Павленко.

    — А сейчас где «наследил» этот Челик? — задал свой вопрос Павленко.

    — Да, нигде, — почти без раздумий ответил майор, — Вы же знаете нашу систему. Видимо в Черноморске нужно было кому-то отрапортовать о выявлении шпиона. И ничего не нашли лучше, чем достать дело из архива, пополнить его ничем не значащими бумажками и перенаправить в другой орган. К ним дальше претензий никаких, одни плюсы, а нам геморрой на несколько месяцев вперед.

    — И что, «наружка» тоже ничего не дала? — с улыбкой спросил Павленко.

    — С чего Вы взяли, что его водила «наружка»? — удивился Нарышкин.

    — Обижаете, Юрий Александрович, я же не вчера родился, — усмехнулся подполковник, — Вы же искали фотографию не для того, чтобы поставить ее на столе вместе с фотографиями жены и детей.

    Майор ответил улыбкой на улыбку и коротко произнес:

    — Увы.

    Затем он поднялся со стула и протянул руку подполковнику.

    — Большое спасибо, Станислав Николаевич, за информацию, теперь буду знать, в каком направлении работать.

    — Всегда, пожалуйста, — пожимая руку, ответил тот, — Если нужна будет моя помощь, обращайтесь.

    — Непременно, — ответил Нарышкин и вышел из кабинета.


    Вечером ровно в 20 часов он стоял напротив входа в спортивный комплекс «Посейдон». Ждать на лавочке в это время года было уже достаточно холодно, и Нарышкин стал прохаживаться вдоль автобусной остановки. По мере отсутствия Перфильева двигаться он начал значительно быстрее, пытаясь согреться, а Алексея все не было. Он пожалел, что договорился встретиться с ним здесь, а не на квартире. Спустя 20 минут ожидания. Юрий уже хотел уйти, как на ступенях комплекса, освещенного неоновыми огнями, появился Перфильев. Нарышкин не мог вспомнить, кого он больше был рад видеть — свою жену в день первого свидания или этого негласного источника. Все, что он хотел ему высказать по поводу длительного ожидания, мгновенно улетучилось. Теперь он смотрел на него, как на бога, несущего для него благую весть. По сияющему виду и гордой походке было видно, что он оправдал надежды Нарышкина.

    — Ну, что? — не выдержал майор, опустив процедуру приветствия, — виделся со своим спарринг-партнером?

    — Ага, — подтвердил Алексей, — Только, Саныч, давай куда-нибудь зайдем, я пить хочу, как конь после скачек.

    — У меня денег нет, — своеобразно отказался Нарышкин.

    — Не волнуйся, сегодня я угощаю.

    В ближайшем кафе, которое так можно было назвать с большой натяжкой, было душно и шумно. Через густой смог сизого табачного дыма они прошли в дальний угол зала, где находился единственный свободный стол. Он видимо недавно освободился, о чем свидетельствовали пустые бокалы и пакеты от сушеных кальмаров. Перфильев, увидев вышедшую официантку, сразу подозвал ее и попросил убрать со столика. Расположившись по удобнее, он заказал бокал пива, сто грамм водки и пакет фисташек. Девушка не заставила себя долго ждать, как только мужчины успели снять верхнюю одежду, она принесла заказ и, еще раз протерев стол, быстро удалилась.

    Нарышкин залпом выпил содержимое принесенной рюмки, тактично выждал, пока Алексей опорожнит половину бокала пива, а потом произнес:

    — Ну, Леха, удивляй, только очень подробно.

    — Слушай, — ответил Алексей. Он вытер тыльной стороной ладони рот и начал рассказывать:

    — Мой знакомый физрук подтвердил, что в школе у них действительно есть учительница по фамилии Лебедь. При этом сразу предупредил меня, что за ней нужно в очередь выстраиваться.

    — В каком смысле, — не понял Нарышкин.

    — В таком, что к ней периодически приезжает один солидный мужик лет сорока на иномарке, кажется таможенник. Мой товарищ автомобиля не имеет. Поэтому в марках не разбирается. — уточнил он и продолжил, — Помимо него, редко но заходит еще мужик, лет пятидесяти. Учителя считают, что он иностранец, потому что говорит с легким акцентом. Кстати, пару дней назад заходил в школу. Точнее она его ждала возле школы. А есть еще третий, — он сделал многозначительную паузу и, подняв указательный вверх, добавил, — военный и не просто военный. А пограничник. Тот приходил дней десять назад.

    — Он что, в форме был? — уточнил Юрий.

    — Нет, товарищ рассказал, что в гражданской кожаной куртке, но из-под нее выглядывали серая форменная рубашка с галстуком и брюки с зеленым кантом.

    — Это уже интересно, — произнес Нарышкин, — И что дальше.

    — А дальше все, — растерянно ответил лейтенант, — Правда рассказал, что, когда она увидела этого пограничника, сначала обрадовалась, выскочила к нему и аж на шею бросилась, а вернулась в учительскую в расстроенных чувствах. Что там между ними произошло, никто не знает. Сама она никому ничего не рассказывала, ну а мы, говорит, ей в душу не лезли. Так что, мой товарищ посоветовал мне к ней не лезть.

    Он допил пиво, сунул в рот орешек и спросил:

    — Саныч, а что тебя так эта баба заинтересовала?

    — Да, баба сама по себе, меня уже не интересует. Мне бы узнать, кто такой этот пограничник и что за мужик к ней приезжает.

    — Тут уж, Саныч, я тебе не помощник, — вставая из-за стола, заявил Перфильев и тут же предложил, — Если тебе очень нужно, то давай я тебя познакомлю с этим физруком и ты сам его обо все расспросишь.

    — Ты соображаешь, что говоришь, — возмутился Нарышкин, — Хочешь, чтоб все знали о твоем сотрудничестве с «конторой»?

    — Ты прав, — потупив взор, согласился Перфильев, — Как-то не подумал.

    — А вот этого не надо делать, думать всегда надо, — назидательно ткнул его пальцем в грудь майор.


    Глава 10

    Следующим утром Нарышкин прибыл на службу, как никогда в добром расположении духа и сразу же зашел в кабинет начальника. Обычно Парамонов приходил в кабинет к 8 утра, чтобы спокойно, на свежую голову изучить поступившие документы. Он был приятно удивлен, что его подчиненный прибыл на службу без опоздания и без перегара. Выслушав доклад Нарышкина, он около минуты осмысливал услышанное, а потом, подвел итог:

    — И так что мы имеем. Бывший турецкий разведчик, ходит на судне в качестве капитана. Ранее интересовался военными объектами, а сейчас, когда военных объектов в городе не осталось, стал перевозить на своем судне лиц, грузинской национальности, которых регулярно списывает на берег в нашем порту. Здесь же имеет любовницу, а возможно, и сына. У любовницы, кроме него, есть еще два любовника, один из которых пограничник.

    Юрий Александрович, — добродушно обратился он к Нарышкину, — по-моему, это прекрасный сюжет для мексиканского сериала, но никак не материалы проверки с классификацией «шпионаж». Вам так не кажется?

    — Рано делать выводы, нужно дождаться ответов на наши запросы по этим грузинам. Тогда судить будем.

    — Уже дождались, в конце дня вчера же и принесли, — Парамонов протянул Нарышкину лист бумаги с угловым штампом, и на словах добавил, — Все указанные в запросе лица, вылетели в Грузию через наш аэропорт, либо в день списания на берег, либо на следующий. Так что, нет здесь никакого криминала, «пустышку тянете», товарищ майор.

    — А что же тогда здесь может быть? — удивленно развел руками Нарышкин, — Тогда нужно признать, что оснований для его проверки нет.

    — Этот вывод от нас никуда не уйдет, — стал рассуждать Парамонов, — Нужно посмотреть, может быть, он занимается какой-то контрабандной деятельностью.

    — Да, какая там контрабанда, их теплоход приходит к нам порожняком, а уходит загруженным серой. В руках много не вынесешь, да и таможня их на выходе проверяет.

    — Вам виднее, — сдался Парамонов, — в любом случае проверять надо, хотя бы для того, чтобы доказать безосновательность его дальнейшей проверки. Так что, работайте.

    Он улыбнулся растерянному Нарышкину и вновь погрузился в изучение документов.

    — Я пошел в порт, — буркнул Нарышкин и направился к выходу.

    Однако, в этот день попасть в порт ему было не суждено. Как только он вошел в кабинет, чтобы надеть куртку, как зазвонил телефон внутренней связи. Нарышкин нехотя поднял трубку и услышал голос дежурного по КПП:

    — Товарищ майор, Вас на КПП ждет майор Уруев из милиции.

    — Передай ему, что сейчас спущусь, — ответил майор и положил трубку.

    Они знакомы было около семи лет. Александр Уруев был представителем старой школы уголовного розыска. Всю свою службу он прослужил в линейном отделе милиции порта и чувствовал себя там, как рыба в воде. Не было ни одного вопроса по порту, в котором бы он был некомпетентен. Для Нарышкина, прибывшего на объект из войск ПВО, он был настоящей ходячей энциклопедией. По сути, первичный опыт оперативного обслуживания порта, Нарышкин получил именно от него. К сожалению, на тот момент особистов, ранее работавших в этом направлении, в отделе не было. За эти годы они подружились, нередко помогали друг другу, а порой и пропускали по рюмке другой под хорошее настроение.

    Уруев стоял на КПП, прислонившись к подоконнику, и нервно поглядывал на часы.

    — Юра, привет, ты мне нужен, — он протянул руку Нарышкину.

    — Что случилось, на тебе лица нет, — удивился он неестественно возбужденному состоянию своего друга.

    — Юра, мне срочно нужно попасть к пограничникам на пункт технического наблюдения, — Взмолился Александр, сложив ладони на груди по восточному типу, — Ты же знаешь, официально мне этого никто не разрешит, а с тобой мне никто не откажет.

    — Ну, поехали, — охотно согласился Нарышкин, увидел старенький «Москвич» Уруева на противоположной стороне дороги, — А что хоть произошло?

    — Есть информация, что сегодня будут сливать дизельное топливо с одного из теплоходов на рейде.

    — Кому сливать? — не понял Нарышкин.

    — Как кому? — удивился Уруев, — рыбацким баркасам. Те привозят на теплоход рыбу, а капитан теплохода расплачиваются с рыбаками топливом. Рыба не стоит ничего, а по приходу баркаса к месту базирования, экипаж продает топливо третьим лицам, тем и живут.

    — Так и в чем криминал, — не понял Нарышкин, — Они ведь ни у кого не воруют.

    — Юра, ты ей богу, как ребенок, — снисходительно посмотрел на товарища Уруев, — неужели в вашей системе, не требуют таких показателей? А тут на ровном месте можно подвязать к ним любую статью, начиная от контрабанды и заканчивая уклонением от уплаты налогов. А самое главное, что потом, с этими материалами не нужно париться. Мы их оформляем, а дальше, в зависимости от компетенции, передаем в соответствующие правоохранительные или контролирующие органы. Ну, а если задержанные, окажутся людьми сговорчивыми, — лукаво улыбнулся Александр, — то за определенную мзду, мы входим в их положение и дальше дружим на постоянной основе.

    — А у нас не приветствуется передача дел в другие структуры, — опустив последнюю часть фразы, возразил Нарышкин, — Постоянно требуют, чтобы мы сами возбуждали и сами тянули дела до суда.

    — Ну, брат, если нам работать по такой схеме, то тогда штат сотрудников должен быть, как в Управлении.

    Так за разговором, они незаметно подъехали к ПТН. Пункт технического наблюдния представлял собой двухэтажное кирпичное здание на самом высоком берегу моря, а точнее на обрыве. Его построили еще в советские времена, когда в городе не было еще погранотряда, а был только отдельный контрольно-пропускной пункт погранвойск КГБ СССР. Отсюда все Азовское море было, как на ладони. Раньше на этом месте был пустырь, но со временем, благодаря удаленности от города, чистому воздуху и неописуемой по своей красоте панораме моря, как грибы после дождя, стали подниматься коттеджи новоявленных нуворишей и высокопоставленных чиновников.

    Автомобиль остановился возле высоких металлических ворот, Нарышкин первым вышел из автомобиля и стал звонить в дверь. Через минуту калитку открыл испуганный солдат-контрактник. Майора он знал в лицо, поэтому без выяснения цели визита, посторонился, пропуская его и незнакомца на территорию. Нарышкин, чувствуя себя, как дома, сразу проследовал на второй этаж, где был установлен локатор и экран индикатора кругового обзора. Находившийся там прапорщик Нестеренко, быстро вскочил с места, представился майору, а затем спросил:

    — Товарищ майор, а кто это с вами?

    — Майор Уруев, — не указывая ведомственной принадлежности, представил своего коллегу Нарышкин.

    — Извините, товарищ майор, — но я должен доложить о вашем прибытии начальнику заставы.

    — Докладывай, — равнодушно ответил тот, — но пока будешь докладывать, пусть твой дежурный боец расскажет нам, кто сейчас находится в море.

    Прапорщик кивнул одному из контрактников, давая добро на доклад, а сам стал крутить ручку полевого телефона — прямой связи с заставой.

    Юноша, в солдатской форме, подробно рассказал офицерам, какие суда дальнего следования находятся на рейде и на канале подхода, а также, указал на экране светящие точки нахождения в акватории рыбацких маломерных судов.

    — Спасибо, большое, — поблагодарил его Уруев и тут же обратился к прапорщику, — Можно я теперь сам понаблюдаю за их перемещениями?

    — Конечно, — ответил тот, и вышел из помещения.

    Нарышкин молча постоял рядом с Уруевым, наблюдая за движением светящихся точек на экране, но вскоре это занятие ему наскучило, и он поднялся на смотровую площадку, где была установлена бинокулярно-морская труба. Взглянув через нее на море, он в очередной раз удивился, как близко перед глазами оказались рыбацкие шхуны и баркасы, очертания которых невооруженных взглядом еле были видны при дневном свете.

    Он смотрел на море и корабли, но мысли его витали совершенно в другом пространстве. Его интересовал пограничник, который накануне прибытия теплохода «Беркен» в порт, навещал в Алину Лебедь в школе. Он пролистал в памяти все события, которые произошли в последнее время и пришел к неожиданному умозаключению. Если эта учительница периодически контактирует с неизвестным пограничником и одновременно с проверяемым турком, то она вполне может быть связником между ними. Именно этот пограничник мог через Алину предупредить Челика Акбулута о том, что в день прихода в порт, его будет ждать бригада «наружного наблюдения». Но кто об этом мог знать? — продолжал рассуждать Нарышкин. — Только подполковник Павленко. Но это исключено, он прибыл в часть всего за неделю до прихода судна. Кто еще мог знать? Оперативные дежурные. Через них контролировался проход теплохода через Керченский пролив. Конечно, я не акцентировал внимания на названии судна, но если после его появления в порту, у меня резко пропал интерес к другим судам, то нетрудно догадаться, кого я ждал. А если ждал, то наверняка, с «наружкой». Теперь, кому они могли рассказать о моем интересе к турку и его судну? Да, кому угодно. Следующий человек, который мог понять, что я жду Челика Акбулута, — прапорщик на КПП, дежуривший в день проведения мероприятий. Но этот вариант слабоват. — Продолжая размышлять, сразу же отбросил его Нарышкин, — Челик Акбулут, судя по поведению, уже вышел из порта предупрежденным о том, что его ждут. Остаются четверо оперативных дежурных, — подвел итог своим рассуждениям майор.

    Он еще раз посмотрел в трубу на море и пожалел, что не имеет возможности организовать наблюдение за теплоходом «Беркен» отсюда. Об его появлении на этом объекте прапорщик Нестеренко сразу же сообщит командованию, а это значит, что турок опять примет дополнительные меры конспирации и ему придется опять топтаться на месте. «Вот если б на ПТН был свой человек, — это было бы решением вопроса. А с чем черт не шутит», — махнул рукой Нарышкин и спустился вниз во двор.

    Прапорщик Нестеренко сидел в курилке и задумчиво смотрел в одну точку.

    — Что такой грустный? — подходя к нему, весело поинтересовался Нарышкин.

    — А чему радоваться, зима впереди, — нехотя ответил прапорщик.

    — Так это ж для тебя хорошо, — тем же тоном продолжил майор, — море станет, судов будет меньше, рыбаки вообще будут на берегу сидеть. Так что у тебя курорт начнется.

    — Да, с нашей службой из любого курорта трудовой лагерь сделать можно. Либо работами одолеют, либо проверками замучают. Если честно, так уже надоела эта рутина, что дни до пенсии считаю.

    — А сколько тебе до пенсии осталось? — поинтересовался у него Нарышкин.

    — На минимальную пенсию я мог еще в прошлом году уйти, но хочется побольше взять, — улыбнулся прапорщик, оголив желтые зубы.

    — А хочешь, я внесу в твою рутинную службу небольшое разнообразие? — осторожно спросил Нарышкин.

    Нестеренко до этого вальяжно сидевший закинув ногу на ногу, сразу выпрямился, огляделся по сторонам и спросил:

    — Что Вы имеете в виду?

    — Ну, что может иметь в виду опер особого отдела, — добродушно ответил майор, — только помощь в получении информации.

    — Я стучать на своих не буду, — категорично ответил прапорщик и отвернулся.

    — А тебя об этом никто не просит, мне нужна информация по судам.

    — По судам всю информацию Вы можете получить у начальника заставы, а у меня другие функциональные обязанности, — отрезал прапорщик, — И вообще, я никогда не буду Вашим стукачом.

    — Ни когда не говори, никогда, Сережа, — Нарышкин впервые назвал прапорщика по имени, — Жизнь штука витиеватая и сразу не поймешь, кто кому нужен, а кто нет. Я иногда тоже бываю полезным.

    — Очень сомневаюсь, что когда-либо обращусь к Вам за помощью, — Нестеренко сделал ударение на обращении «к Вам». Затем, он встал и быстрым шагом удалился из курилки.

    «С первого раза не получилось, — про себя подумал Нарышкин, — Что ж, зайдем с другого входа».

    Он закурил сигарету и стал осматривать прилегающую территорию. Как на любом объекте воинской части, придраться к порядку было сложно, но при желании можно. Территория была аккуратно убрана, бордюры слепили глаз свежей побелкой, металлические конструкции блестели от свежей краски, даже молодые елочки были неестественно зелеными. Нарышкин медленно прохаживался по небольшой территории, осматривая каждый сантиметр. Вдруг неожиданно, его внимание привлек светлый предмет, находящий в полой трубе, торчащей из цоколя здания. Майор просунул в нее два пальца и с трудом вытащил оттуда обычный окурок, но необычным на нем оказались следы губной помады. Нарышкин покрутил окурок в руках, затем вернул его на прежнее место и произнес вслух:

    — А вот, кажется, и другой вход.

    Не успел он сформулировать для себя мысль до конца, как из здания выскочил Уруев.

    — Юра поехали, — на ходу крикнул он и побежал на выход.

    Нарышкин трусцой побежал за ним и еле успел на ходу вскочить в автомобиль.

    — Ты можешь, объяснить, куда ты так спешишь? — спросил он возбужденного товарища.

    — Едем брать рыбаков, — коротко ответил тот.

    — Езжай, а меня отвези назад в отдел, мне еще твоих проблем не хватало.

    — Да, ты что, — удивленно вскрикнул Уруев, на секунду выпустив руль из рук, — Если вдруг что, нужно будет пограничников привлекать.

    — Твой баркас наверняка брал разрешение на отход без перехода в Черное море, а, следовательно, пограничники о выходе и прибытии уведомляются судовладельцами в телефонном режиме. И документы сами приносят на заставу. Морской границы с Россией по морю у нас еще нет. Вот если при проверке твоего баркаса выяснится, что на борту у них оказался иностранный гражданин, — тогда не только пограничники, тогда и я приеду. — привел свои аргументы Нарышкин.

    — Жаль, я думал вместе отработаем эту тему, — разочарованно произнес Уруев.

    До погранотряда они ехали молча, каждый погруженный в свои мысли.


    Глава 11

    — Ну, что там, в порту, — спросил Парамонов, увидев вернувшегося Нарышкина.

    — Я туда не дошел, на ПТН был, — коротко ответил майор и стал снимать с себя куртку.

    — А туда Вас как занесло? — удивился начальник.

    — Есть одна идея, но я пока промолчу, чтоб не сглазить, — попытался избежать лишних вопросов опер.

    — Хорошо, если меня спросит начальник Управления, как идет проверка материалов, я ему так и отвечу, что есть идея, но мы будем молчать, чтоб не сглазить? — не скрывая иронии, высказался Парамонов, — Я правильно вас понял, Юрий Александрович?

    — Правильно, — буркнул Нарышкин и тут же спросил, — А в субботу служебную машину дадите?

    — Зачем?

    — По ПТН нужно кое-что выяснить? — загадочно ответил он.

    — Тяжелый случай, — со вздохом констатировал Парамонов, но быстро смирился и добавил, — берите, раз надо.

    Не дожидаясь слов благодарности, он вышел из кабинета оперсостава и направился к себе.

    В субботу, несмотря на выходной день, Нарышкин просидел в кабинете до наступления темноты. Затем, выйдя в вестибюль, попрощался с оперативным дежурным, преднамеренно сказав, что собирается домой, сел в автомобиль и направился в сторону ПТН. В этот раз он не подъезжал к воротам объекта, а остановился возле одного из близлежащих домом. Попросив водителя выключить мотор, он пошел по направлению к зданию. Остановившись в пятидесяти метрах от него, он долго всматривался в темноту, чтобы разглядеть, есть ли кто-либо на неосвещенной смотровой площадке. Убедившись, что на территории людей нет, он подошел ближе и прислушался. За забором было тихо. Нарышкин обошел территорию с другой стороны и, убедившись, что на территории ПТН нет никаких подозрительных звуков, вернулся к автомобилю. Водитель, как водится в подобных случаях, мирно посапывал в салоне, откинув кресло назад.

    — Солдат спит, служба идет, — произнес майор, усаживаясь на правое кресло.

    — Извините, Юрий Александрович, что-то сморило, — честно признался солдат.

    — Все нормально, Дима, спи. Неизвестно, сколько еще нам придется ждать.

    Водитель не стал задавать Нарышкину никаких вопросов, а вновь закрыл глаза и через несколько минут безмятежно засопел. Ждать пришлось достаточно долго, за это время солдат просыпался несколько раз, чтобы включить двигатель на обогрев. Наконец, около 22 часов к воротам ПТН подъехало такси. Из него выскочили три девушки, они громко разговаривали между собой и смеялись. Не прошло и минуты, как один из солдат открыл им дверь и впустил внутрь.

    Нарышкин подождал еще 10 минут, а затем, сказал водителю:

    — А теперь, Дима, подъезжай к воротам, только тихо и без света фар.

    — Подойдя к калитке, Нарышкин нажал на кнопку звонка и стал ждать. В двери был установлен глазок, поэтому он встал в полуоборот к нему, чтобы не было видно лица.

    Ждать пришлось недолго, через несколько секунд с другой стороны ворот раздался голос:

    — Кто там?

    — Водитель такси, — ответил майор, — Одна из девушек сумочку в машине забыла.

    Калитка быстро распахнулась, и на пороге показался солдат в спортивной куртке военных брюках и тапочках. Узнав Нарышкина, улыбка моментально слетела с его губ, он открыл рот и замер на месте. Майор грубо оттолкнул его плечом, и закрыл за собой дверь. В замке торчал ключ, он его провернул и, вытащив из замочной скважины, спрятал в карман. Не дожидаясь, пока солдат придет в себя, Нарышкин поторопился в помещение. В комнате для занятий играла музыка и звучал женский смех. Он резким движением открыл дверь и увидел ожидаемую картину. На столе стояли две бутылки водки, пластиковая бутылки с лимонадом, в одноразовых тарелках были нарезаны колбаса и сыр. Там же стояли открытые банки с тушенкой и килькой в томате. Девушки, как и положено гостям, в ожидании банкета сидели на стоящих вдоль стены стульях, а солдаты заканчивали последние приготовления на столе.

    — Что здесь происходит? — рявкнул Нарышкин, не узнав собственного голоса.

    В помещении повисла напряженная тишина. Девушки потупили глаза в пол, а парни испуганно переглянулись.

    — Мне повторить вопрос? — тем же голосом произнес майор.

    Один из солдат, встал с места и дрожащим голосом пробормотал.

    — Это мои одноклассницы, приехали поздравить меня с Днем рождения.

    На лице одной из девушек проскользнула легкая ухмылка, но она сразу отвернулась.

    — Боец, тебе не кажется, что ты выбрал не лучшее место для встречи выпускников, — обратился Нарышкин к новоявленному имениннику. Тот молчал, внимательно изучая ногти на руках.

    — Звони, прапорщику Нестеренко, чтоб приезжал сюда и как можно быстрее, — скомандовал Нарышкин.

    — Товарищ, майор, может, мы как-нибудь договоримся, — еле выдавил из себя другой участник застолья.

    — Не понял, сынок, это ты мне сказал? — удивился Нарышкин и подошел ближе к солдату. Тот сразу же встал с места и опустил голову. Одна из девушек, которая в отличие от других проявляла внешнее спокойствие, встала с места и непринужденным голосом сказала:

    — Ну, вы тут разбирайтесь, а мы поедем по домам.

    Она схватила свою сумку и поспешила на выход.

    — Не торопись, детка, — обратился к ней Нарышкин, — я запер ворота. Сейчас приедет их начальник, — он указал пальцем на солдат, — Вот тогда и разъедитесь по домам.

    — Поработали, называется, — пробубнила вторая, — Я, как чувствовала, что не стоит сюда приезжать.

    В это время один из дежуривших контрактников уже позвонил Нестеренко.

    — Товарищ, прапорщик скоро будет, — обреченным голосом доложил он майору.

    — Ну, вот и хорошо, — продолжил Нарышкин. — А теперь, чтоб не было скучно ждать начальника, берем в руки авторучки и пишем объяснительные записки на мое имя.

    Нарышкин вытащил из папки чистые листы бумаги и раздал их солдатам.

    Ждать Нестеренко пришлось недолго, через двадцать минут с улицы раздался звонок.

    Нарышкин спустился вниз открыть дверь. На пороге стоял Нестеренко, у него были налитые кровью глаза, желваки на скулах играли не переставая, кулаки были сжаты так, что на фалангах пальцев аж побелела кожа. В этот момент Нарышкину даже стало жалко прапорщика, но принцип есть принцип.

    — Проходите, товарищ прапорщик, полюбуйтесь на своих подчиненных, — Нарышкин пропустил его вперед, а сам последовал за ним.

    Нестеренко буквально вбежал в комнату и, не дожидаясь, пока его догонит Нарышкин, с размаху ударил первого попавшегося солдата по лицу. Когда, он был готов нанести удар второму, Нарышкин схватил его за руку и тихо прошептал:

    — Ты что, Сережа, в тюрьму хочешь?

    Майор усадил прапорщика на стул, собрал объяснительные и аккуратно сложил их в папку. Прапорщик, не моргая смотрел на своих подчиненных, постепенноуспокаивая собственное дыхание. Затем, он перевел взгляд на Нарышкина и спросил:

    — Товарищ, майор, мы можем поговорить наедине?

    — А что ж не поговорить, конечно, можем, — охотно согласился майор. Они вышли в соседнюю комнату.

    Нарышкин молчал, а Нестеренко никак не мог собраться с духом, чтобы начать разговор. Наконец, он вымолвил:

    — Сколько?

    — Чего сколько, — не понял Нарышкин.

    — Сколько вы хотите, чтобы замять это дело?

    — Мне не нужны деньги, я хорошо зарабатываю, — спокойно ответил Юрий.

    — Тогда как мы сможем закрыть эту тему или Вы, таким образом, решили мне отомстить за отказ от сотрудничества?

    — Что ты Сережа, я никогда никому не мщу, это не в моих правилах. Просто я привык добиваться поставленной цели любой ценой. В основном, стараюсь добиваться ее по — хорошему, но когда упираюсь в стену непонимания, то использую любую выгодную для себя ситуацию, — ответил он и улыбнувшись, спросил, — Ну как на счет того, чтоб поработать по одному судну.

    — А что, у меня есть выбор, — спросил Нестеренко.

    — Выбор всегда есть, Сережа.

    — Когда вы мне отдадите объяснительные? — вновь спросил прапорщик.

    — Ты еще не ответил на мое предложение, — напомнил Нарышкин.

    — Я согласен, — после непродолжительного колебания с тяжелым вздохом ответил Нестеренко, — Что я должен сделать.

    — Вот так-то будет лучше, — вновь улыбнулся Нарышкин и продиктовал название судна.


    Глава 12

    Незаметно пролетела очередная неделя. Чтобы не привлекать внимание к каким-то конкретным судам, Нарышкин взял за правило, каждое утро интересоваться у оперативного дежурного теплоходами, ставшими на рейд и теми, которые уже прошли Керченский пролив. Услышав долгожданное известие, что теплоход «Беркен» на подходе к порту, он забежал в кабинет и, не снимая куртки, стал звонить в подразделение «наружного наблюдения». По его заданию группа должны была работать в течение месяца, поэтому никаких технических накладок не должно было произойти. Получив от них положительный ответ, он долго колебался, напомнить прапорщику Нестеренко о наблюдении за судном, или лучше убедиться в его надежности и дождаться пока тот позвонит первым.

    Нарышкин в течение часа, как лев в клетке, ходил из угла в угол по кабинету, тем самым, порядком раздражая работавшего за своим столом Рыбакова.

    — Ты можешь не маячить перед глазами?

    — Извини, но я жду очень важного звонка, — оправдываясь, ответил Нарышкин, но все же сел на стул и стал нервно стучать костяшками пальцев по столу.

    — Ты думаешь, я так смогу сосредоточиться, — вновь обратился к нему Рыбаков.

    — Может, ты сходишь куда-нибудь на встречу, — с надеждой спросил Нарышкин.

    — Ага, сейчас. Может, мне в отпуск сходить, чтоб тебе не мешать, — огрызнулся Рыбаков, — Мне к концу дня нужно план мероприятий на полугодие закончить.

    Юрий, сидя за столом, зажал ладони между коленями и, монотонно покачиваясь на стуле, стал смотреть на телефонный аппарат.

    Рыбаков снисходительно посмотрел на товарища, усмехнулся, и вновь погрузился в работу с документами.

    Наконец, раздался долгожданный телефонный звонок.

    — Это прапорщик Нестеренко, — услышал Нарышкин недовольный голос начальника ПТН, — К интересующему вас теплоходу двигается вдоль береговой линии неопознанное судно среднего класса.

    — Что значит неопознанное, — уточнил майор.

    — Неопознанное, потому что на нашей заставе сегодня никто отход не брал, — пояснил прапорщик, — учитывая, что оно идет со стороны Кривой косы, возможно, оно зарегистрировано на заставе Седово.

    — Спасибо, Сергей, — поблагодарил его Нарышкин и добавил, — Продолжай наблюдать за судном и по любому изменению ситуации сразу мне звони.

    Нестеренко ничего не ответив, положил трубку.

    Нарышкин, не выпуская трубки из рук, сразу же набрал номер дежурной смены в порту.

    На его удачу, ответил лейтенант Перфильев.

    — Леша, наше судно, стоит на рейде, — вместо приветствия сообщил майор.

    — Это для меня не новость, — серьезно ответил лейтенант, — Что нужно?

    Он умышленно говорил сухо и, никак не обращаясь к собеседнику, дабы не привлекать внимания сослуживцев.

    — Когда вам принесут паспорта моряков с этого судна, посмотри, нет ли там матросов с грузинскими фамилиями. Если будут, изыщи возможность сообщить об этом мне или моему коллеге, — Нарышкин перевел взгляд на сидевшего рядом Рыбакова и сразу же положил трубку.

    — Виктор, мне нужна твоя помощь.

    — Что на этот раз? — отложив документы в сторону, спросил Рыбаков.

    — Да, пустяк, — стараясь казаться более беззаботным, начал пояснять Нарышкин, — Если вдруг в мое отсутствие, позвонят из отделения порта и в любом контексте сообщат грузинскую фамилию, ты спустись на проходные, где сидит пограничник и жди когда из порта выйдет моряк с такой фамилией.

    — Дальше не продолжай, — перебил его Рыбаков. Он сложил руки на груди и, покачиваясь, на стуле, добавил, — А потом я должен буду поймать первое попавшееся такси и следуя твоему примеру, преследовать этого моряка по городу за свой счет, пока тот не вернется на судно.

    Он засмеялся, всем своим видом показывая, что такой план ему не приемлем.

    — Как раз дальше тебе ничего не нужно делать, — возразил Нарышкин, — ты выйдешь через проходные вслед за ним, это и будет сигналом для «наружки». Дальше они сядут ему на хвост и поведут по городу. На этом твоя миссия закончится.

    — Ну, это еще, куда не шло, — согласился Рыбаков, хмыкнул и опять начал перебирать документы. Затем он поднял глаза на коллегу и серьезным тоном спросил:

    — А что тебя так интересуют эти грузины?

    — Ты знаешь, не могу еще для себя сформулировать, что меня беспокоит, но интуиция подсказывает, что именно здесь «собака зарыта».

    — Да, интуиция — это серьезный аргумент, — улыбнулся Виктор.

    Ожидание очередного звонка показалось Нарышкину целой вечностью. Хотя, он прозвучал всего через пятнадцать минут.

    — Маломерное судно подошло к теплоходу и прекратило движение, — монотонно сообщил Настеренко.

    — Ждем дальше, — ответил Нарышкин и сразу положил трубку, видимо для того, чтобы не объяснять, кого или чего нужно ждать. Однако ждать долго не пришлось, через пять минут, прапорщик позвонил вновь и сообщил, что неустановленное судно развернулось и направилось обратно тем же курсом.

    Юрий сложил руки на столе и задумчиво посмотрел на соседа.

    — Что на этот раз случилось? — снисходительно улыбнувшись, спросил Рыбаков.

    — Какая-то «филюга» подходила к теплоходу, а теперь возвращается назад, — произнес Нарышкин, явно не зная, что предпринять дальше.

    — Тогда какого черта ты здесь сидишь? — выругался Рыбаков, — езжай ее встречай.

    — Сейчас, только с погранцами договорюсь, — ответил Нарышкин, и потянулся к телефону.

    Некоторое время он колебался, мысль о том, что в погранотряде есть человек, связанный с турком не давала ему покоя. Нужно было выждать время, чтобы в случае «прокола» никто не смог бы предупредить рыбаков.

    Все же, на свой страх и риск, Нарышкин набрал номер телефона начальника заставы и совершенно спокойным голосом спросил у капитана Коржова:

    — Сергей, подскажи, пожалуйста, какие суда среднего класса у тебя сегодня регистрировались на выход в море?

    — Одну минутку, Юрий Александрович, — ответил капитан и позвал к себе дежурного по заставе. Нарышкин терпеливо ждал, пока тот выяснит обстановку. Затем, он ответил:

    — Путина на море закончилась, поэтому официально на выход зарегистрирован только средний морской буксир из рыбколхоза «Путь Ильича», у них есть еще квота на вылов рыбы, но они выходили в море не на промысел, а на проверку двигателя после ремонта.

    Он на секунду прервался, видимо читая записи в журнале, а затем, добавил:

    — Правда, я смотрю, выходили они еще утром.

    — А где сейчас этот буксир?

    — Сейчас прозвоню на наш ПТН, — ответил Коржов и через минуту продолжил:

    — В настоящий момент на удалении 8 миль от места выхода. Так что, минут через сорок, максимум через час будет на месте.

    — Нам обязательно его нужно встретить. По оперативным данным, на нем должны перевозить контрабанду, — сообщил Нарышкин, немного сгустив краски.

    — Хорошо, — спокойно ответил капитан, — Я запишу Вашу информацию в журнал ориентировок правоохранительных органов и направлю туда оперативную группу.

    — Сережа, не надо этого ажиотажа, дай команду инспектору, закрепленному за этим участком, чтобы он меня ждал на въезде в колхоз.

    — А если возникнет нештатная ситуация? Может, все же дать пару бойцов с оружием? — предложил капитан.

    Не волнуйся, — ответил Нарышкин, — ничего там военного не будет. Я думаю сами справимся.

    — Ну, как хотите, — ответил начальник, — Через полчаса мой инспектор будет ждать Вас на развилке дороги.


    Майор вскочил с места, на ходу схватил куртку и выскочил из кабинета. Без стука в дверь он ворвался к начальнику и, оставаясь на пороге, спросил:

    — Константин Александрович, можно мне взять служебную машину?

    — А что за срочность? — удивленно поинтересовался Парамонов, — Не хотите начальника в курс дела ввести?

    — Да, нет времени, — глядя на часы, произнес Нарышкин, — Срочно нужно ехать, это по материалам проверки Акбулута. Если все срастется, лавры я Вам, как руководителю операции, обещаю.

    — Ага, лишь бы не на траурном венке, — буркнул начальник и добавил, — Дима собирался на шиномонтаж, так что поспешите, может, еще застанете на месте.

    Майор выскочил во двор, служебная «шестерка» стояла под тополем возле КПП с открытым багажником. Водитель не спеша, пытался уложить туда четыре новеньких зимних шины.

    — Дима, потом «переобуемся», — скомандовал майор, — Быстро садись за руль.

    — Да куда ж, мы поедем, дорога, как стекло, а у меня резина летняя, — взмолился солдат.

    — А ты о чем раньше думал, — устраиваясь удобнее в салоне, спросил Нарышкин.

    — Их только сегодня начальник достал.

    Водитель бросил на заднее сиденье два не поместившихся в багажник колеса, вытер грязной тряпкой руки и сел в автомобиль. Тяжело вздохнув, он завел двигатель и спросил:

    — Куда едем?

    — В Староазовский район, а там по дороге, я тебе скажу куда свернуть.


    Глава 13

    Водитель молча тронулся и выехал за ворота КПП. Накануне целый день моросил мелкий дождь, земля настолько насытилась влагой, что казалось, уже не могла принимать в себя все новую и новую воду. Лужи слились в единую блестящую гладь, периодически разрываемую встречными автомобилями. К вечеру появился мороз, и на дороге появилась ледяная корка, которая очень беспокоила Дмитрия. Он осторожно вел автомобиль, не делая никаких резких движений на дороге. Нарышкин периодически посматривал то на него, то на часы. По времени они могли не успеть к подходу судна, но торопить солдата Юрий не мог. У того до призыва на службу за плечами была только автошкола, фактически ездить на автомобиле, он начал только здесь и это был первый гололед в его водительской практике. Спустя час, после выезда из отряда, Нарышкин увидел на развилке дороги пограничный Уаз, выкрашенный в ядовито-зеленый цвет.

    — Останови возле того автомобиля, — попросил майор водителя.

    Тот нажал на тормоз и «шестерку» понесло по дороге, как консервную банку по льду. Дмитрий усиленно пытался совладать с непослушным транспортом, но его попытки оказались тщетны, машину несло на встречную полосу, разворачивая левым боком. Юрий уперся ногами в пол, руками в потолок и, закрыв глаза, приготовился к падению через крышу. Однако, машина, выскочив на обочину, сползла в придорожную канаву задними колесами и замерла на месте. Юрий открыл глаза, водитель сидел за рулем, сжимая изо всех сил баранку. Он был неестественно бледным и смотрел в одну точку.

    — Расслабься, Дима, — как можно спокойнее, обратился к нему Нарышкин, — Все нормально, мы живы, машина цела. С первым гололедом тебя.

    Майор вышел из машины и только сейчас ощутил, как предательски у него трусятся руки. Он вытащил из кармана сигареты и сразу же закурил. В этот момент из УАЗа к ним выскочил инспектор-прапорщик Сосницкий с буксировочным тросом в руках.

    — Товарищ майор, у Вас все в порядке? — спросил он у Нарышкина.

    — Да, все хорошо, Вадим, отделались легким испугом.

    — Сейчас вытащим Вашу «калошу», а потом поедем к морю на моей, — предложил прапорщик, закрепляя трос на «шестерке», — Боюсь, что ваша колымага там не проедет.

    Он подогнал ближе свой УАЗ к безжизненным «Жигулям» подсоединил трос и практически без усилий вытащил автомобиль на проезжую часть. К этому времени Дмитрий уже совладал с собой, и самостоятельно выровнял автомобиль на обочине проезжей части.

    — Жди меня здесь, я скоро буду, — сказал Нарышкин водителю и уселся в кабину Уаза.

    — А теперь поехали быстрее, к месту, где базируется буксир, — сказал он прапорщику, — я боюсь, как бы не опоздать к его прибытию.

    — Ничего, товарищ майор, для нашего вездехода, такой гололед не проблема, — успокоил его Сосницкий, — Мимо нас все равно никто не проскочит. На трассу ведет только эта дорога.

    Спуск к берегу занял не более пяти минут. Ветер на море усиливался и белая морская пена, как снег, с каждым приливом, крупными хлопьями покрыла серый песок. Возле причала, раскачивался на волнах только что прибывший буксир. На нем, как муравьи копошились люди, вытаскивая с борта ящики, наполненные рыбой. Пожилой мужчина, видимо капитан, громогласно торопил рыбаков, не скупясь на матерные слова и крепкие обращения. На берегу их ждала белая грузовая «Газель» с синим тентом. Водитель автомобиля, мужчина неопределенного возраста, в коммуфлированном армейском бушлате, самостоятельно грузил ящики в кузов. Увидев подъехавший Уаз с пограничными эмблемами, капитан, сначала спустился в каюту, а затем вышел на пирс, держа под мышкой папку с документами. Рыбаки в этот момент замерли, ожидая очередной команды своего бригадира.

    — Что стали? — заорал он, — До утра хотите сопли морозить? Быстро грузите ящики в машину.

    Люди вновь начали кидать рыбу в ящики и выносить их на берег. Один из рыбаков вытащил из-за пазухи два целлофановых пакета, положил туда по паре крупных рыбин и направился к военному автомобилю.

    Прапорщик Сосницкий, не выходя из кабины, приоткрыв дверь, спросил у подошедшего капитана:

    — Петрович, ты что здесь творишь? Вы же отход просили только для того, чтобы двигатели после ремонта опробовать.

    Видимо эта фраза прозвучала больше для Нарышкина, чем для рыбака, но Юрий сделал вид, что принял ее за чистую монету.

    — А ты как здесь оказался? — удивленно спросил пограничника капитан.

    — Ничего себе вопрос, — в ответ возмутился Сосницкий, — Вообще-то, ваш колхоз — это подконтрольный мне объект и я здесь появляюсь, когда захочу и с кем захочу.

    — А начальники твои в курсе, что ты здесь? — прищурив глаз, спросил капитан.

    — Для тебя, Петрович, самый большой начальник — это я, поэтому давай сюда свои документы, — прапорщик протянул руки к папке.

    — Много я на своем веку видел начальников, но только они имеют тенденцию уходить, кто куда, а я остаюсь, — мужчина посмотрел на внешне безучастного Нарышкина и поняв, что причиной такого официального разговора является именно он, снисходительно улыбнулся и уже совершенно другим тоном произнес:

    — Да, мы действительно выходили в море, проверять двигатели, а потом я вспомнил, что ранее оставили сети в море, поэтому «выломали» их, чтоб на зиму не оставлять. Сам же знаешь, если лед станет, то до весны не вытащим, а рыбы в сетях уйма погибнет.

    — Петрович, не надо мне лапшу на уши вешать, — возмутился прапорщик, — вспомнили Вы про сети. А до этого, можно подумать, забыли? А что тогда здесь «Газель» делает?

    Он указал рукой, стоящий рядом автомобиль. В это время рыбак молча положил пакеты с рыбой на заднее сиденье.

    — Это что еще такое? — наигранно удивился Сосниций, — Ну-ка, уберите сейчас же.

    — Так это ж, как водится, попытался объяснить бригадир, — исключительно ради уважения к доблестным погранвойскам.

    Последние слова были сказаны явно с двойным подтекстом.

    Рыбак, оставаясь у задней двери УАЗа, вопросительно взглянул на капитана, тот поочередно посмотрел, то на Сосницкого, то на незнакомца в штатском. На минуту на причале повисла тишина.

    — Спасибо, Уважаемый, — прервал первым молчание Нарышкин, — я люблю свежую рыбу.

    Капитан облегченно вздохнул и строго посмотрел на стоящего рядом рыбака. Тот, захлопнув дверь машины, бегом потрусил на буксир.

    — Ладно, — снисходительно произнес Сосницкий, вытаскивая из папки документы, — с тобой потом на заставе разберемся. Если будут вопросы, я тебя позову.

    Капитан медленно поплелся на причал, ближе к своей команде.

    — Ну что будем делать с ними? — с опаской обратился он к Нарышкину.

    — В каком смысле? — не понял тот.

    — Я имею в виду, рыбинспекцию вызывать будем?

    — Вадим, я сюда приехал не ради рыбы, — разочарованно ответил Нарышкин, — У меня здесь был другой интерес.

    — Какой, если не секрет?

    — Сходи на судно, внимательно осмотри там все шхеры, а я пока посмотрю документы.

    Прапорщик с недоумением пожал плечами, но беспрекословно вышел из машины и направился к буксиру.

    Нарышкин включил тусклый свет в кабине и стал перебирать представленные документы. Разрешения, квоты, лицензии его не интересовали. Свое внимание майор обратил только на список бригады. В нем числилось шесть человек. Оторвав взгляд от документа, он пересчитал всех, кто находился на судне. Там работали пятеро, вместе с капитаном.

    Нарышкин вышел из автомобиля и подошел к «Газели». От нее исходил сильный запах смеси рыбы и солярки. Он заглянул в кузов. Кроме ящиков с рыбой, ничего другого там не было. Он обошел автомобиль с другой стороны и заглянул в кабину. В ней, надвинув кепку на глаза, дремал мужчина.

    — Это кто? — спросил Нарышкин у водителя, указывая пальцем на кабину.

    — Мой напарник, — ответил тот и извиняющимся тоном пояснил, — целый день был за рулем, а когда приехали, то его сморило.

    — Можно взглянуть на Ваши документы?

    — Пожалуйста, — водитель протянул ему свое водительское удостоверение.

    Нарышкин поднес документ к горящим фарам автомобиля и вслух прочитал:

    — Магамедов Али Каримович, родился 17 октября 1968 года в г. Моздоке.

    — Так точно, товарищ начальник, — радостно ответил тот.

    — Чеченец, что ли?

    — Почему сразу чеченец, — активно жестикулируя руками, возмутился водитель, — Я лакец, народность такая есть в Дагестане. У меня родители родом из Кизляра, а в Моздоке потом отец работал.

    — Да, не волнуйся ты так, — успокоил его Нарышкин и тут же спросил, — А рыбу куда отсюда повезете?

    — В Киев, она там, на рынках хорошо уходит, — ответил кавказец, пряча водительское удостоверение во внутренний карман.

    Нарышкин посмотрел на номер автомобиля и вновь обратился к водителю:

    — Судя по номерам, машина крымская. Неужели на Черном море рыба перевелась, что вы к нам ездите?

    — Начальник, в Черном море нет такой сулы и такого пеленгаса, как у вас. Это ж не рыба, а сказка, — с характерным кавказским восторгом ответил водитель и растянул рот в улыбке, сияющей золотыми коронками.

    В этот момент с баркаса вернулся Сосницкий. Он подошел к майору и шепнул тому на ухо, — Все чисто, все полости фонарем просветил. Никого и ничего.

    Нарышкин, продолжая держать в руках документы капитана, немного подумав, обратился к прапорщику:

    — Узнай, пожалуйста, у них, — он кивнул головой в сторону работающей команды буксира, — куда делся шестой член бригады?

    — Это мы мигом.

    Сосницкий схватил за рукав первого попавшегося рыбака, только что загрузившего ящик с рыбой в багажник и развернув судовую роль, строго спросил:

    — Как твоя фамилия?

    — Коробов Василий, — ответил рыбак, пытаясь тоже заглянуть в документ.

    — А скажи товарищ, Коробов, кто из членов команды сегодня отсутствует?

    Рыбак с надеждой посмотрел на капитана и тот, расценив взгляд, как зов о помощи, зычно заорал:

    — Васька, а ну-ка быстро иди работать, я не собираюсь тут из-за тебя до ночи болтаться.

    Он перешел на причал и ускоренным шагом направился к пограничному УАЗу. Коробов, сразу же освободив руку, побежал на буксир.

    — Вадик, — обратился капитан к инспектору, — если у тебя есть вопросы по судну, то задавай их мне, а не моим подчиненным. Я с удовольствием тебе на них отвечу.

    — Не обижайся, Петрович, — примирительно произнес прапорщик, — я не собирался тебя этим обидеть. Хочу узнать, кого не хватает в экипаже.

    Капитан взглянул еще раз в судовую роль и, сделав недовольную гримасу, ответил:

    — Воробьева Саньки. У него еще утром живот начало крутить. А в море так прихватило, что всю дорогу блевал. Мы, как только пришли, он сразу побежал домой, слишком уж ему плохо было. Так что товарищ прапорщик, — перейдя на официальный тон, обиженно произнес бригадир, — если не веришь, составляй на меня протокол и за рыбу и за некомплект команды.

    — Да, ладно Петрович, верю. Я же тебя с детства знаю. — успокоил его прапорщик и протянул ему судовые документы.

    — О-тож, — отозвался капитан, — Мы с твоим батькой вместе рыбалить начинали, когда тебя еще и в проекте не было. Царствие ему небесное.

    Он наклонил голову и трижды перекрестился.

    Сосницкий пожал руку Петровичу, затем, перевел взгляд на Нарышкина и тихо спросил:

    — Товарищ майор, какие наши дальнейшие действия?

    — Поехали, — решительно ответил тот и сел в машину.

    От морского ветра его трусил легкий озноб, он долго не мог согреться, поэтому молчал, чтобы голос не выдал его состояния.

    Сосницкий сел за руль, развернул автомобиль и медленно, опасаясь не задеть кругом растянутые для просушки сети, двинулся в сторону трассы. Не поворачиваясь лицом к Нарышкину, он спросил:

    — Юрий Александрович, о том, что судне была рыба, Вы будете рассказывать начальнику?

    — А тебе, как предпочтительнее? — вопросом на вопрос ответил Нарышкин.

    — Вы знаете, Петрович действительно был лучшим другом моего отца, не хочу я его подставлять. Да и родственникам, как потом в глаза смотреть буду, мы здесь все друг знаем. Работы сейчас нигде нет, вот все и тянутся к морю, кто официально, кто нет. За годы независимости, сами знаете, все предприятия в районе позакрывали, только море теперь и кормит людей.

    — Вадик, не дави на жалость. Не вчера родился и все понимаю, — ответил Нарышкин, постепенно возвращаясь в прежнее состояние, — меня эта рыба интересует меньше, чем тебя «теория относительности». Я ожидал увидеть здесь нечто другое.

    — Вы думали они, действительно, контрабанду перевозили? — удивился Сосницкий и тут же опроверг собственное предположение, — Нет. Петрович на это не пойдет. Он, конечно, до денег жадный, но на уголовку не пойдет. Нет. Не будет рисковать своим буксиром.

    — Чужая душа потемки, — неопределенно произнес Нарышкин. Он посмотрел в боковое окно, а затем, резко повернувшись к прапорщику, спросил:

    — А у тебя есть адрес этого, как его? Воробьева, — наконец вспомнил фамилию отсутствующего члена экипажа Юрий.

    — Я и так знаю, где он живет. Мы с ним в школе учились, только он на год меня старше.

    — Тогда, поехали к нему, проведаем больного, — оживился Нарышкин.

    — Как скажете, — ответил прапорщик, и, не выезжая на трассу, свернул на соседнюю улицу.

    Свернув налево, Сосницкий остановился возле второго дома от главной дороги, и повернувшись к Нарышкину, сказал:

    — Приехали, товарищ майор.

    — Так быстро, — удивился тот.

    — А здесь все рядом, — усмехнулся прапорщик, — Село, есть село. Следуйте за мной, Юрий Александрович.

    Он вышел из автомобиля, громко хлопнув дверью, подошел к калитке и по-хозяйски открыл ее, не нажимая на кнопку звонка.

    — Проходите смелее, собаки во дворе нет, — сказал он Нарышкину, придерживая калитку. Приоткрыв двери в дом, он громко крикнул:

    — Хозяин, гостей принимаешь?

    Не дожидаясь ответа и не снимая обуви, он вошел в дом, приглашая за собой Нарышкина.

    На удивление гостям, хозяин оказался в гораздо лучшем состоянии, чем те от него ожидали.

    Воробьев сидел на кухне, аппетитно ел жареный картофель, прямо из сковороды и смотрел футбол по телевизору. Помимо этого, на столе лежали румяные кусочки жареной рыбы, бочковые огурцы и толстые куски сала с прожилками. При виде яств, Нарышкин нервно сглотнув подкативший ком слюны и непроизвольно кашлянул.

    Увидев гостей, хозяин вышел из-за стола и, протянув им поочередно руку, вежливо пригласил поужинать с ним.

    — Нет, нет, спасибо, — категорично отказался Сосницкий, — Мы с товарищем зашли на минутку, тебя проведать. Твой шеф сказал, что ты заболел, — пояснил прапорщик. Воробьева подозрительно взглянул на незнакомца. По его виду он сразу определил, что человек из города и, судя по независимому виду, явно принадлежит к одной из контролирующих структур. Рыбаки, чей бизнес в последние годы протекал на грани закона, а порой и за его пределами, очень тонко чувствовали людей из «органов», даже не видя их документов. Не ожидая церемоний по представлению одного другому, он вновь протянул руку Нарышкину:

    — Санька.

    — Юра, — также коротко представился майор.

    Хозяин, еще раз бросив подозрительный взгляд на нового знакомого, направился к холодильнику и вытащил оттуда запотевшую бутылку водки.

    — Я же сказал, что мы зашли на минутку, — вмешался Сосоницкий.

    — Дома у себя командовать будешь, — огрызнулся Воробьев, — Человек первый раз зашел ко мне в гости, что ж мы за знакомство не выпьем.

    Он улыбнулся гостям и поставил на стол три граненые рюмки.

    — Мне не нужно, я за рулем, — предупредил его прапорщик.

    — Можно подумать, тебя этот руль когда-то сдерживал, — усмехнулся Воробьев.

    Сосницкий искоса посмотрел на Нарышкина и отвернулся.

    Хозяин дома перевел взгляд, полный надежды, на гостя и спросил:

    — Надеюсь, вы не за рулем.

    — Ты, — поправил его Нарышкин, тем самым, пытаясь снять образовавшееся напряжение, и сразу добавил, — обращайся ко мне на «ты». Нет, я не за рулем.

    Воробьев довольно улыбнулся и налил гостю полную рюмку водки. Не дожидаясь дальнейших приглашений, Нарышкин положил себе на тарелку соленый огурец и, чокнувшись с хозяином рюмками, залпом ее осушил.

    — Вообще-то мы к тебе по делу, — произнес Сосницкий, после того как Нарышкин немного закусил.

    — Не гони лошадей, — недовольно ответил ему Воробьев, — Как говорится между первой и второй, чтоб пуля не пролетела.

    Он вновь взял бутылку и разлил по рюмкам.

    — Мы действительно по делу и очень торопимся, — наконец произнес Нарышкин, но все же взял в руки рюмку. — Ты скажи, почему сегодня раньше всех вернулся домой.

    — Ребята, вы в своем уме, — усмехнулся Воробьев, настороженно взглянув на каждого из гостей, — Что значит раньше всех?

    Нарышкин перевел недоуменный взгляд на Сосницкого, тот непроизвольно опустил глаза, вспомнив, как совсем недавно уверял майора в честности капитана.

    — Когда мы приехали на причал, тебя на судне не было, — Сосницкий не стал доводить полную версию Петровича Воробьеву.

    — А я сегодня никуда и не выходил. Кеп меня сам отпустил. Сказал, что у меня есть не использованные отгулы и я ему сегодня не нужен.

    Он недоуменно посмотрел сначала на Сосницкого, а затем на Нарышкина. Не говоря никаких тостов, он прикоснулся рюмкой к рюмке майора и молча выпил. Гость последовал его примеру и, занюхав корочкой хлеба, спросил:

    — А вы, я имею ввиду, весь экипаж, вообще собирались сегодня выходить в море?

    — Мы должны были выйти еще два дня назад, вытащить из моря сетки. Но в тот день пришел Петрович и сказал, что у него дела в городе и перенес выход на сегодня. Меня он отпустил сегодня, прямо с причала. А что случилось?

    — Ничего не случилось, — ответил Нарышкина, вновь осушив рюмку. Он сунул в рот кусочек сала и продолжил, — Просто Петрович сказал, что у тебя какое-то кишечное заболевание. А у нас за эту неделю уже третье отравление в районе с летальным исходом. Вот Вадим и предложил съездить тебя проведать.

    Сосницкий удивленно посмотрел на майора, но в подтверждение своих слов согласно кивнул головой.

    — Ну, коль ты жив и здоров, — продолжил Нарышкин, вставая из-за стола, — Спасибо за угощение, будь здоров, Саня, нам пора.

    Он протянул руку растерянному Воробьеву и без лишних слов вышел во двор.

    Сосницкий, на ходу надевая бушлат, выскочил за ним.

    — Куда теперь? — спросил он, подходя к машине.

    — Вадик расскажи мне порядок проверки рыболовецких судов, касательно состава экипажа?

    Прапорщик удивленно пожал плечами, немного подумал и стал рассказывать:

    — Там ничего сложного нет, если на судне установлен экипаж, допустим 10 человек, то на судне и должно быть десять человек.

    — А если меньше? — уточнил Нарышкин.

    — Если меньше, то обычно соответствующие структуры предъявляют к капитану административные меры, вплоть до запрета к судовождению.

    — А когда обычно проверяют, — не унимался майор, — до выхода в море или по прибытию?

    — Ну, если судовладелец заявляет, что его плавсредство не выходит в Черное море, то документы оформляются на заставе без присутствия экипажа, и это не факт, что оно вообще выйдет. Поэтому на причале их никто не провожает, а вот по возвращению могут встретить.

    — А кто обычно встречает?

    — Да кто угодно, — ответил Сосониций, — можем мы — пограничники, может — Рыбинспекция, может — Инспекция по маломерным судам, инспекция по судоходству, их сейчас столько развелось, что всех и не запомнишь, даже водная милиция контролирует.

    — И всех членов экипажа проверяют согласно документам? — не унимался майор.

    — Юрий Александрович, — снисходительно тоном отозвался прапорщик, — Все контролирующие структуры интересуются только тем, что на борту, а экипаж считают поголовно. Им не важно, кто там Вася Пупкин или Сеня Морозов, лишь бы численность совпадала. А что вас так это заинтересовало?

    Нарышкин постучал пальцами по холодному металлу капота, что-то напряженно обдумывая, и, наконец, произнес:

    — Исходя из того, что ты мне рассказал, к берегу буксир пришел в составе 6 человек. Просто, когда мы подъехали, капитан не хотел светить перед нами этого шестого человека.

    — Так его и не было, — удивился Сосницкий, — я же все судно осмотрел, там негде спрятаться, слишком мала посудина.

    — А он и не прятался, — пояснил Нарышкин, — он спокойно сидел в кабине «Газели» и делал вид, что спит. Меня что-то отвлекло, и я не успел проверить документы у второго водителя.

    — Если честно, то я тоже не понял, для чего нужен второй водитель. Из Крыма езды всего пять часов.

    — И я об этом же, — согласился Нарышкин, — За пять часов он, якобы, так устал, что спал мертвецким сном. Бред какой-то, а мы повелись на это, как последние лохи.

    Нарышкин от досады ударил кулаком по машине и решительно скмандовал:

    — Поехали назад, может, еще успеем.

    Сосницкий прыгнул за руль и мгновенно тронулся с места. Они летели по пустынным улицам рыбацкого поселка, периодически поднимая облако брызг многочисленных подмороженных луж.

    Через несколько минут они вернулись на берег моря. Причал встретил их безмолвной пустотой. Одинокий буксир темным пятном качался на серых волнах, издавая на ветру противный скрежет металлических цепей.

    На цоколе рыболовецкой артели маячил единственный тусклый фонарь, освещая пустынный берег.

    — Не успели, — с сожалением констатировал Нарышкин, оставаясь в машине.

    — Что теперь будем делать? — с интересом спросил прапорщик. Такое развитие событий ему начинало нравиться, у него появился живой интерес к разворачиваемым событиям. Он уже рассчитывал на детективную погоню за пресловутой «Газелью», как вдруг майор спустил его на землю:

    — Поехали к твоему Петровичу, будем «колоть».

    — Саныч, — взмолился Сосницкий, — Только без меня. Я ж Вам говорил, что он был другом моего отца.

    — У тебя есть другие предложения?

    — Есть, — без колебаний ответил прапорщик и загадочно улыбнулся, — Вы возвращайтесь домой, а я переговорю с одним человеком из его команды. У меня, как вы понимаете, тоже есть свои доверенные лица. А уже из дому я перезвоню Вам, только, телефончик оставьте.

    Нарышкин скептически взглянул на Сосницкого, но, тем не менее, вытащил блокнот и написал на отрывном листке номер своего домашнего телефона. Он протянул лист Вадиму и сказал:

    — Большое спасибо, Вадик. А теперь отвези меня к нашей «шестерке», Водитель там, наверное, совсем закоченел.


    Глава 14

    Нарышкин вошел в штаб и направился в свой кабинет. Оперативный дежурный удивленно взглянул на часы и спросил, обращаясь к нему:

    — Юрий Александрович, а что Вам дома не сидится?

    Нарышкин поднял глаза на часы, висевшие в холле. Стрелки показывали четверть десятого вечера.

    — Кто-то из наших еще есть на месте? — спросил он у дежурного, проигнорировав его вопрос.

    — Да, нет, часа два назад, как все разошлись.

    Тем не менее, Нарышкин поднялся к себе и, не снимая куртки, сразу же позвонил Рыбакову домой. После четвертого зуммера тот поднял трубку.

    — Витя, я же просил тебя подстраховать меня, неужели так было сложно посидеть на КПП?

    — Послушай меня, — резко перебил его коллега, — Я ушел из порта пятнадцать минут назад. Твой капитан так и не вышел в город, а по судовой роли в экипаже нет ни одного грузина. Так что я должен был там высиживать? — уже задал он вопрос Нарышкину.

    Юрий был готов услышать любой ответ, но только не этот. Версия, которая начала приобретать некие конкретные очертания вновь рассеялась, как мираж. Он молча положил трубку и открыл сейф. В нижней ячейке сиротливо стояла недопитая бутылка коньяка. Нарышкин долго смотрел на нее не моргающим взглядом, как будто ждал от нее какого-то ответа. Затем, решительно взял ее в руки и большими глотками выпил до дна.

    Домой он вернулся ближе к полуночи. Жена, как обычно ждала его на кухне. Нарышкин открыл дверь своим ключом, чтобы не будить домочадцев и, не включая свет в коридоре, стал раздеваться. На встречу ему выскочила помахивая коротким хвостом Арта — любимица семьи, трехгодовалая псина породы ротвейлер. Нарышкин присел на корточки, чтобы ее погладить, но собака, учуяв запах алкоголя, зарычала и ретировалась обратно в комнату. Не успел Юрий снять обувь, как в коридор вышла жена, она укоризненно посмотрела на мужа и произнесла:

    — Даже собака уже не может терпеть твоих постоянных пьянок.

    — А я не пьян, так выпил чуть-чуть, чтоб согреться.

    — Последние десять лет ты только и делаешь, что греешься каждый день, хоть бы раз дочери уделил внимание. Школу, как-никак оканчивает, — она махнула рукой и продолжила, — но тебя, я вижу, это мало волнует. Для тебя ж главное — работа. Только толку с той работы, если половину зарплаты все равно пропиваешь.

    — Ничего я не пропиваю, — попытался возразить Нарышкин, но жена его резко перебила:

    — Ужин на плите.

    Она развернулась и ушла в спальню, не дав Юрию сказать слова в свое оправдание.

    Ночь он провел на диване, что в последнее время уже стало частым явлением в семье Нарышкиных. Утро также не стало мудренее вечера, жена по-прежнему не разговаривала с ним, а он и не попытался найти для нее нужных слов. Выпив наспех кружку чая с бутербродом, Юрий поспешил на службу.

    Рабочий день, как обычно, начался с совещания у начальника.

    — Юрий Александрович, — обратился Парамонов к Нарышкину, — я думаю, Вам нужно завершать проверку турка. Как видите, все ваши версии, рассыпаются, как карточный домик. По большому счету, мы так ничего и не получили в ходе его проверки. Как показало наблюдение, кроме общения со своей женщиной, иных подозрительных контактов у него ни с кем не установлено. Грузинов в этот раз на судне тоже не оказалось. Так что и здесь у Вас прокол. Поэтому, займитесь чем-то более серьезным. Руководство Управления требует от нас резонансных дел, — начальник многозначительно поднял указательный палец вверх, — А что у нас? Все показатели сводятся либо к коррупции со стороны прапорщиков, либо задержанию контрабанды продуктов питания в обход пункта пропуска, а настоящих дел в отделе нет.

    Парамонов не секунду прервался и пристально посмотрел на каждого из сотрудников.

    — Вы хотите сказать, что на границе ничего противоправного не происходит с участием первых лиц командования? — задал он общий вопрос подчиненным, — У нас нет каналов нелегальной миграции и нет контрабанды оружия либо наркотиков? Не поверю, — строго произнес Парамонов.

    — Константин Александрович, я не согласен, — ответил Нарышкин, — Вчера я получил информацию о том, что именно на теплоходе «Беркен» перевезли в Украину нелегала и наши рыбаки доставили его берег.

    В подтверждение новой версии он подробно рассказал о том, что вчера вечером смог узнать в процессе выезда на побережье.

    — Это, конечно, все интересно, — подвел итог Парамонов, — но, к сожалению, не в Вашу пользу.

    — Почему? — удивился Нарышкин.

    — Поставьте себя на место любого проверяющего, — стал приводить свои доводы начальник, — Во-первых, Одни слова и ни одного документа, который бы что-то подтверждал. Во-вторых, то, что в кабине «Газели» сидел нелегал, это Ваш домысел. Вы ведь не проверили у него документы? А если это и было на самом деле, то вы свой шанс профукали. Поэтому разговор о нелегале лучше не начинать. Это не в Ваших интересах.

    Нарышкин молча слушал начальника, не поднимая головы. Парамонов был прав, в этом случае он допустил непростительную ошибку, не проверив документы у «второго» водителя.

    — В-третьих, — продолжал подполковник, — Малоубедительно, что капитан рыболовецкого судна пойдет на преступление на глазах у членов экипажа. И, наконец, четвертое, — начальник сделал многозначительную паузу, вопросительно взглянув на офицеров, — Какая выгода капитану турецкого теплохода в перевозке нелегала и тем более, сколько бы заработал на этом рыбацкий экипаж? По-моему, задействовать столько людей, ради переброски одного человека, нет никакого смысла, «овчинка выделки не стоит».

    Парамонов откинулся на спинку кресла и вновь устремил вопросительный взгляд на подчиненных, ожидая альтернативных версий.

    — А по этому поводу можно поспорить, — вмешался в разговор Рыбаков, — Я слышал, что на западной границе перемещение одного нелегала в Словакию стоит до пяти тысяч евро. Опять же многое зависит еще от человека, которого нужно переправить за границу. Если это преступник, которому нужно скрыться из страны, то там могут быть задействованы и более серьезные люди и серьезные суммы.

    — Логично, — согласился начальник, — Но опять это все наши догадки. А реально, ни-че-го, — по слогам протянул он.

    Парамонов перевел взгляд на угрюмого Нарышкина и спросил:

    — Ну, так что? Будете завершать проверку или попытаетесь удивить меня снова?

    — Удивлять я никого не собираюсь, а вот доказать, что я на верном пути попытаюсь, угрюмо ответил тот.

    — И каким же образом?

    — Мне должен позвонить пограничный инспектор, у него в составе экипажа есть доверенное лицо. Если он подтвердит мою догадку, тогда я буду работать в этом направлении. Иностранец просто так не сможет у нас в стране пропасть, ему по-любому, нужны будут документы с действующей миграционной карточкой. Иначе все его перемещения по стране ограничатся первым встречным участковым. Хотя, конечно, и с ним можно договориться, но платить каждому милиционеру — это дорогое удовольствие. А эту карточку можно сделать только в пограничном пункте пропуска. Если Виктор Андреевич, окажет любезность и проверит всех грузин, въехавших в Украину в течение вчерашнего дня через Староазовский пункт пропуска, — он с улыбкой посмотрел на Рыбакова, — мы сразу же сможем по дата-штампу установить пограничника, который ему этот штамп в карточке поставил. А это уже будет хорошая зацепка. И второе, что я упустил. Нужно будет получить распечатку телефонных переговоров Алины Лебедь, может, хоть так выйдем на загадочного пограничника, который периодически ее навещает.

    — Если честно, я смутно себе представляю, конечный результат, — произнес Парамонов. Он покрутил в руках шариковую ручку и добавил, — Но так и быть, даю Вам еще один месяц. Если опять вся эта суета окажется мыльным пузырем, получите очередное взыскание.

    — Надеюсь, что до этого не дойдет, — проворчал Нарышкин.

    Парамонов сделал вид, что не услышал последней фразы, и, подводя итог совещанию, сказал:

    — Если ко мне вопросов нет, то все могут быть свободными.


    Нарышкин вернулся за свой рабочий стол и принялся писать запрос на получение детализации телефонных переговоров, как вдруг раздался телефонный звонок. Он сразу же узнал голос прапорщика Сосницкого.

    — Вадик, чем порадуешь? — сразу же спросил его Нарышкин.

    — Знаете, Юрий Александрович, Вы оказались правы, — возбужденным тоном начал говорить прапорщик, — Я пообщался со своим человеком, действительно, они подходили к турецкому судну и приняли на борт пассажира. Как вы и предполагали это именно тот человек, которого мы видели в кабине «Газели».

    — А подробнее, он тебе рассказал или нет? — перебил его Нарышкин.

    — Подробнее было так, — заикаясь от волнения, стал продолжать прапорщик, — Петрович, когда убедился, что их никто не провожает, сразу же отпустил Воробьева домой, он ему не очень доверяет, так как недавно принял в бригаду. Затем, они вышли в море, выломали сети, как говорят рыбаки, и направились к торговым судам. Петрович, объяснил команде, что хочет поменять рыбу на солярку. Когда подошли к судну, на борт спустился мужчина, видимо из числа моряков. О чем они говорили с капитаном мой человек не слышал, но через несколько минут спустился пассажир. Его Петрович сразу отправил в каюту, а тот с кем он разговаривал накануне, вернулся на борт. Мужчина был похож на турка, но говорил по-русски. Правда он ни с кем из команды не общался, но поздоровался и спросил куда ему идти, практически без акцента. Когда буксир подошел к пирсу, он первым сошел на берег, «Газель» его уже ждала на причале. Увидев, как мы подъезжаем, он сразу прыгнул в кабину. Капитан дал каждому члену экипажа по сто гривень за молчание. Сами понимаете, за такие деньги им неделю работать нужно.

    — А «Газель» эта часто приезжает за рыбой?

    — Вот об этом я не спросил человека, — виновато произнес прапорщик и тут же добавил, — Я думаю, что рыба была просто прикрытием. Вы же знаете наших гаишников. Если машину остановят на трассе, и она окажется пустой, они начнут придираться к водителю и пассажирам, особенно, если те выходца с Кавказа. А если автомобиль будет с рыбой, их заинтересует только груз.

    — Логично, — согласился Нарышкин.

    — Товарищ майор, может быть, я съезжу к Петровичу и сам его опрошу в отношении этого пассажира? — предложил Сосницкий.

    — Ни в коем случае, — возразил Юрий, — Наоборот, сделай вид, что ничего не произошло. Если при встрече будет спрашивать обо мне, скажи, что я новый сотрудник Экологической инспекции, приезжал знакомиться с рыболовецкими объектами. А лучше вообще с ним пока не общайся, но, а если случайно встретитесь, то вчерашний случай даже не вспоминай. Я не исключаю, что подобные перевозки станут регулярными, поэтому его никак нельзя спугнуть. Коль этот канал нелегальной миграции работает, нельзя допустить, чтобы следующего нелегала доставили на другом, неизвестном нам судне.

    — Ну что ж, тогда жду Ваших дальнейших указаний? — отозвался на другом конце провода прапорщик.

    — Большое спасибо тебе, Вадик. Ты не представляешь, как ты мне помог, — поблагодарил его Нарышкин.

    — Не за что. Обращайтесь, если нужно, — ответил Сосницкий и положил трубку.


    Глава 15

    Юрий сел за стол, вытащил сигареты и закурил. Обычно он никогда не делал этого в кабинете, его сосед майор Рыбаков был некурящим и не переносил запаха табака. Но сегодня сразу после совещания он выехал на объект и, Нарышкина уже ничто не сдерживало. Он вынул из сейфа папку с материалами проверки, взял чистый лист бумаги и стал воспроизводить хронологию всех событий, прямо или косвенно связанных с Челиком Акбулутом и его судном. Неожиданный результат проведенного анализа потряс самого Нарышкина. Он потушил в пепельнице третью сигарету и вошел к начальнику.

    — Константин Александрович, — официальным тоном обратился он к Парамонову, — Вы хотели от нас резонансных дел? — он сделал многозначительную паузу и продолжил, — Я готов Вам предоставить такой результат, но только если Вы мне поможете.

    — Не понял? — удивился Парамонов такой постановке вопроса.

    — Мне нужно в самые ближайшие дни, а точнее еще вчера, получить всего два документа.

    — Какие?

    — Список пассажиров рейса Донецк-Тбилиси, на котором вылетели списанные с судна грузины домой. И детализацию телефонных переговоров Алины Лебедь за прошедшие три месяца.

    — Всего-то, — усмехнулся начальник, — Вы знаете, сколько по времени будут ходить наши запросы?

    — Знаю, — ответил Нарышкин, — Поэтому прошу Вас. Вы ведь говорили, что в аэропорту начальник службы безопасности Ваш бывший коллега, а с начальником узла связи Вы недавно познакомились в одной компании.

    — Ну, допустим, — ответил Парамонов, пожалев, что слишком часто хвастается своими новыми связями с подчиненными, — А почему бы Вам это не сделать самому?

    — Потому что мне срочно нужно выехать на пару дней в Бердянск.

    — Во, как! — удивился начальник, — А кто Вас туда посылает?

    — Вы, товарищ подполковник, Вам же руководство Управления поставило задачу в отношении резонансных дел. За ним я туда и собираюсь. Поэтому дайте команду секретарю, чтобы выписал командировочное удостоверение.

    — Есть, товарищ майор, разрешите выполнять? — Парамонов побагровел от такого хамства подчиненного, — По-моему, Вы Юрий Александрович, начинаете злоупотреблять моим лояльным отношением к Вам. Присядьте, и доложите мне Ваши предложения, как положено.

    — Боюсь сглазить, товарищ подполковник, — улыбнувшись, ответил Нарышкин, — да и пока, кроме слов, мне докладывать нечего. Документы, надеюсь, появятся сразу после возвращения из Бердянска.

    — Опять боитесь сглазить? — возмущенно развел руками начальник, — Может, Вам лучше шаманом работать, чем опером?

    Помещение секретариата, от кабинета начальника отделяла фанерная перегородка. Парамонов немного подумал, а затем, стукнув кулаком в хрупкую стену, крикнул секретарю:

    — Анатолий Васильевич, выпишите командировочное удостоверение майору Нарышкину в город Бердянск.

    — На сколько дней? — отозвался из-за стены секретарь.

    — Оставьте пустую графу, Юрий Александрович, сам поставит.

    — Спасибо, Константин Александрович, — поблагодарил его Нарышкин, — Я думаю, по возвращению Вам будет, что доложить наверх.

    — Посмотрим, — буркнул начальник и тут же строго добавил, — Но учтите, если опять вернетесь со своими устными предположениями, командировка будет засчитана, как невыход на службу.

    — Не волнуйтесь, прогула не будет, — выходя из кабинета, заявил Нарышкин.

    — Мне то, что волноваться, если возникнут проблемы, то только у тебя, — про себя подумал Парамонов, когда майор закрыл за собой дверь.


    Нарышкин ехал в автобусе в Бердянск, в предвкушении желаемого результата. У него никогда не было личного транспорта, но он любил командировки и дальние переезды. Есть категория людей, для которых любая смена обстановки связана с неудобствами, проблемами и денежными расходами. Юрий же воспринимал любую поездку, как глоток свободы, где никто не мог контролировать или проверять. Ему нравилось смотреть на окружающий мир из окна автобуса или поезда. В это время он погружался в радужные воспоминания своего детства, юности и курсантских лет. Общение с новыми людьми заряжало его новой энергией и давало заряд оптимизма. Может быть именно этим, его бывшего офицера ПВО и привлекала в свое время оперативная работа. Он не жалел о прошлой службе и старался ее никогда не вспоминать. Жизнь в закрытом гарнизоне дивизиона, постоянные дежурства в подземных капонирах действовали на него удручающе. Ему всегда хотелось свободы и простора. Хотя все в нашей жизни относительно.

    Город встретил его солнцем, приятным морозным воздухом и каким-то своеобразным неторопливым ритмом жизни. Здесь никто никуда не торопился, казалось, что даже транспорт передвигается, не так быстро, как в его городе. Нарышкин вышел из автобуса и не торопясь, направился в местный горотдел СБУ. Он достаточно часто бывал здесь по рабочим вопросом, поэтому его все сотрудники знали в лицо. Иногда у него возникало желание перевестись служить в этот отдел. Подразделение занимало одноэтажное здание в виде квадрата. Внутри его был маленький уютный дворик с беседкой и коваными скамейками.

    Показав служебное удостоверение дежурному и подождав в приемной несколько минут, Нарышкин вошел в кабинет начальника. Подполковник Захаров Владимир Петрович возглавлял отдел около трех лет. На вид ему было около тридцати пяти лет, у него была черная кудрявая шевелюра и голубые глаза. От кабинетной работы он начал заметно полнеть, поэтому старался носить прямые костюмы с длинными полами, визуально скрывающие этот недостаток. Увидев вошедшего Нарышкина, он вышел из-за стола и с улыбкой протянул ему руку, как старому знакомому:

    — Какими судьбами в наши края, Юрий Александрович.

    — Здравия желаю, товарищ подполковник, — ответил Нарышкин, — Как всегда по делу.

    — Да брось ты этот официоз, Юра, — приглашая присесть за приставной стол, предложил хозяин кабинета. Сам он сел напротив гостя и добавил, — не первый год знакомы. Приехал бы хоть раз летом, съездили б к морю, пожарили шашлычков из осетрины, а то вечно приезжаешь, когда не сезон.

    — Летом, Владимир Петрович, и у нас море есть, со всеми вытекающими последствиями, — засмеялся в ответ Нарышкин.

    — Тогда говори, что за дело тебя привело к нам, — серьезно спросил начальник отдела.

    — Я сейчас проверяю одного турецкого моряка. В 1991 году, пограничники задержали в порту его матросов, которые пытались пронести на теплоход образцы радиоактивного грунта и воды.

    — А мы причем здесь? — удивился начальник.

    — Информацию на учет поставил ваш бывший сотрудник — Бобров Валерий Аркадьевич. Я бы очень хотел с ним поговорить по данному вопросу.

    — Но он давно на пенсии, во всяком случае, я его не застал. Не могу даже сказать, в городе он или нет. Хотя, сейчас выясним.

    Он поднял трубку внутренней связи и обратился к секретарю:

    — Людмила Николаевна, найдите по спискам ветеранов адрес проживания Боброва Валерия Аркадьевича. Если есть контактный телефон, то укажите и его.

    Через пять минут в кабинет вошла женщина средних лет, в сиреневом прилегающем костюме, выгодно подчеркивающем ее пышные формы и, бросив равнодушный взгляд на Нарышкина, хорошо поставленным голосом сообщила:

    — Бобров Валерий Аркадьевич в настоящее время проживает в городе Приморске по ул. Маяковского 7. После увольнения в запас он продал квартиру в Бердянске и купил там дом. В настоящее время работает там рыбинспектором. Контактного телефона в учетной карточке не имеется.

    Она вопросительно взглянула на начальника, ожидая новых вопросов.

    — Большое спасибо, Людмила Николаевна, можете быть свободны.

    Женщина театрально кивнула головой и направилась к выходу, грациозно покачивая бедрами. Нарышкин непроизвольно посмотрел ей вслед, задержав взгляд на нижней части спины.

    — Да, да, Юра, — усмехнулся Захаров, перехватив его взгляд, — вот так и приходится работать с личным составом, всегда на грани стресса.

    — Некоторые начальники этим активно пользуются, — многозначительно заметил Нарышкин.

    — Ну, уж, нет, — поднял обе руки вверх начальник, — у нее муж заместитель начальника нашей налоговой инспекции, поэтому у нас строго служебные отношения.

    — А если у нее муж занимает такую должность, зачем ей работать?

    — Во всяком случае, не ради денег, — засмеялся Захаров, — Ей просто нравится быть на виду, особенно, когда кругом одни мужчины.

    Да, женская психология, не подвластна здравому смыслу, — отметил Юрий и, встав со своего места, протянул руку начальнику отдела:

    — Большое, спасибо, Владимир Петрович, поеду в Приморск, искать этого Боброва.

    — А ты на машине, или как всегда?

    — На автобусе, — ответил Нарышкин.

    — Тогда не торопись, — Захаров потянулся опять к телефону, — У меня за Приморском оперуполномоченный закреплен, вот он тебя туда отвезет. За одно, и сам на объекте покажется.

    Он дал команду своему подчиненному и через пять минут они уже выехали в город Приморск. Нарышкин никогда не был в этом городке, хотя городом этот населенный пункт было назвать сложно. На фоне частного сектора настоящими небоскребами смотрелись трехэтажные здания местной гостиницы, городской администрация, суда и городского отдела милиции. Оперативный сотрудник привез Нарышкина к берегу моря, где рядом с лодочными гаражами сиротливо стоял армейский кунг с желто-голубым флагом на крыше.

    — Вот и резиденция местного рыбинспектора, — кивнул головой в сторону объекта водитель. — Общайтесь с ним сами, а мне нужно еще заехать в милицию.

    Нарышкин пожал руку коллеге и направился к импровизированному зданию. Не успел он войти внутрь, как на пороге появился высокий мужчина в резиновых брюках от армейского ОЗК и камуфлированном бушлате. Взглянув на непрошенного гостя снизу вверх, он строго спросил:

    — Кто нужен?

    — Бобров Валерий Аркадьевич, — ответил Нарышкин и протянул ему свое удостоверение личности.

    Мужчина не спеша, надел очки, посмотрел документ и, бросив недоверчивый взгляд на его обладателя, вновь спросил:

    — Чем обязан?

    — Мне нужна ваша помощь? — начал Нарышкин, поняв, что перед ним стоит тот, кто ему нужен.

    — Рыбы нет, — грубо перебил его Бобров.

    — Я не за рыбой, — стал пояснять Юрий, — мне нужно, чтоб Вы рассказали об одном случае, произошедшем в порту в 1991 году.

    Лицо рыбинспектора сразу подобрело, он развернулся боком к гостю, пропуская того в помещение.

    — Проходи, — пригласил он Нарышкина и тут же добавил, — Ко мне редко приезжают бывшие коллеги. Точнее сказать, вообще не приезжают. Зато, менты, прокурорские, экологи, просто достали, едут сюда, как на базу и всем нужна рыба, причем бесплатно, как будто, я ее ловлю.

    Он вытащил из тумбочки тряпку и протер стол. Затем, подвинул Нарышкину табурет, предлагая присесть. Юрий, выезжая из Бердянска, предусмотрительно купил в придорожном магазине бутылку водки, которую незамедлительно поставил на стол.

    — Вот это по-нашему, — улыбнулся хозяин и открыл дверь холодильника.

    На столе моментально появилось сало, копченая осетрина, репчатый лук и белый хлеб. Он привычным движением открутил пробку с бутылки и разлил ее содержимое по металлическим кружкам. Выпив и хорошо закусив, он, наконец, обратился к Нарышкину:

    — Вот теперь рассказывай, что тебя ко мне привело.

    — В 1991 году пограничники задержали двух моряков с турецкого судна, которые пытались пронести на судно образцы грунта и воды. Вы тогда поставили эту информацию на учет. Я хотел бы узнать обстоятельства получения данной информации.

    Лицо Боброва сразу стало суровым. Он молча налил себе немного водки, залпом выпил ее и спросил:

    — А почему ты приехал ко мне, а не выяснил это у пограничников?

    — Не у кого выяснять, — ответил Нарышкин, — все свидетели уже либо переведены, либо уволены.

    — Вот и меня из-за этого случая уволили, — зло буркнул Бобров, — Конечно, право на пенсию у меня уже было, но возраст позволял еще послужить. А тут такая подстава.

    — А что произошло? — спросил Нарышкин.

    Бобров вытер руки об полы куртки и, кашлянув в кулак, вновь посмотрел на гостя.

    — Короче дело было так, — начал рассказывать отставник, — В тот год из местного дивизиона ПВО вывозили боеголовки с ядерными зарядами. Все проходило в условиях повышенной секретности, и мы тогда приняли все меры, чтобы не допустить утечки информации. И тут погранцы задерживают этих моряков. Дело было ночью с субботы на воскресенье. Я с друзьями уехал на рыбалку и ничего не знал. О задержании они сообщили только своему офицеру отдела оперативного розыска. А тот идиот, — Боборов нервно стукнул кулаком по столу, — воду и землю выбросил, а нам сообщил только утром в понедельник, когда судно покинуло порт. Местный особист тогда доложил, что двое азербайджанцев из дивизиона ПВО после ужина ушли в самоволку, якобы к приехавшим родственникам, но по гостиницам города родственников из Азербайджана так и не нашли. Вот тогда бывшее руководство и посчитало, что моряками был проявлен интерес именно к дивизиону ПВО. Меня тогда, за незнание обстановки носили в зубах все кому не лень, даже по партийной линии взыскание объявили, благо через месяц партийные органы вообще упразднили. Я конечно не имел права выезжать за пределы города без разрешения начальства, должен был оставаться на связи, но сам понимаешь, мы ведь всегда рассуждаем, что ничего не должно случиться. Всегда надеемся на русское «Авось». А «авось» в этот раз не прошло.

    Он досадно покачал головой и вновь наполнил кружки.

    — А как объяснил свое поведение тот офицер ОРО? — спросил Нарышкин, выбирая кусочек осетрины.

    — Рассказал, что звонил дежурному, якобы звонил мне домой, но никто не ответил. Тогда он принял самостоятельное решения, посчитав, что ничего серьезного в этом нет. Дежурного, кстати тоже уволили. — добавил Бобров.

    — А в отношении этого офицера-пограничника какие меры приняли? — поинтересовался Нарышкин.

    Да, никаких, — махнув рукой, ответил собеседник, — К нам его перевели из погранотряда по залету, по залету и вернули обратно.

    — Вы можете вспомнить его фамилию? — с надеждой в голосе спросил Нарышкин.

    — А что ее вспоминать, — ответил Бобров, — я всю жизнь ее помнить буду — капитан Павленко, черт бы его побрал.

    — А его не Станиславом зовут?

    — А ты что его знаешь? — удивился рыбинспектор.

    — Да, сейчас в погранотряде заместителем командира части служит, — ответил Нарышкин.

    — Вот уж точно, — усмехнулся Бобров, — дерьмо не тонет.

    — А как поступили с изъятыми грунтом и водой?

    — Никак, — махнул рукой бывший опер, — Этот Павленко все выбросил в море, якобы опасаясь радиационного облучения личного состава.

    — А потом вы продолжали изучение этого капитана? — не унимался Нарышкин.

    — Практически нет, — ответил Бобров, закуривая сигарету, — Меня сначала перевели из порта на промышленные объекты, а потом, после ГКЧП и вообще предложили выйти на пенсию. Говорят это судно, название, к сожалению, уже не помню, заходило несколько раз к нам в порт, но уже без тех матросов. А потом вообще перестало появляться.


    В этот вечер Нарышкин остался ночевать у Боброва. Как выяснилось, его жена три года назад умерла и он жил в доме совсем один, если не считать охотничьего сеттера по кличке Лорд.


    Глава 16

    Утром первым проходящим автобусом Юрий выехал домой. Он смотрел на мелькающие за окном деревья, и думал о своем. Первая эйфория от полученной информации прошла и появился ряд новых вопросов, на которые Нарышкин не мог найти ответы. Теперь он знал, что Павленко имел отношение к инциденту с моряками, пытавшимися пронести на борт образцы воды и земли. Но, не факт, что знакомство между ним и Челиком Акбулутом состоялось. Офицер ОРО мог ограничиться только общением с задержанными моряками. Тогда вполне объяснимо, почему он сразу не смог вспомнить капитана «Беркена» по фотографии. Он мог и не придать этому факту должного значения только потому, что не захотел создавать себе проблем в выходной день. Да и какая может быть связь между задержанием матросов в 1991 году и нелегальной миграцией в конце 90-х годов? Между этими событиями прошло почти десять лет, и большую часть этого времени Павленко прослужил в Киеве, не имея возможности контактировать с турком. Нарышкин склонялся к мысли, что он опять на ложном пути. Очень часто в его служебной деятельности получалось так, что на первый взгляд, якобы, неопровержимый факт, при проверке оказывался банальным стечением обстоятельств. Все могло оказаться гораздо проще, чем он себе рисовал ранее. Может быть, и Петрович не лгал членам своего экипажа, а действительно они приняли на борт иностранного моряка, которому был запрещен выход в город. Такое иногда бывало. Чем больше думал об этом Нарышкин, тем меньше видел реальной связи между этими событиями.

    По мере приближения к родному городу, его мысли начали путаться, он непроизвольно закрыл глаза и погрузился в сон.

    Прибыв на автовокзал, он долго стоял на перроне, не решаясь, куда пойти дальше. Идти на службу желания не было. Дома еще никого не было, жена обычно возвращалась из школы после 15 часов. Нарышкин подошел к телефону-автомату и позвонил Перфильеву на домашний телефон. На удивление тот сразу поднял трубку, как будто ждал его звонка.

    — Леха, привет, — произнес Нарышкин.

    — Привет, Саныч, — после непродолжительной паузы напряженно ответил тот.

    — Не ожидал услышать меня? — спросил майор.

    — В общем, да.

    — Не возражаешь, если я к тебе сейчас подъеду? — спросил Юрий.

    — Давай лучше завтра, — предложил Алексей и тут же пояснил, — ко мне сейчас должна девушка прийти. Извини, но не могу лишить себя удовольствия от встречи с ней. Это не женщина, а сказка, Саманта Фокс со своими формами отдыхает, я ее всю неделю обхаживал. Ну, ты же мужик, пойми меня правильно.

    — Ладно, «кобелино», — засмеялся Нарышкин, и, понизив голос, спросил, — тогда в телефонном режиме ответь, пожалуйста, на такой вопрос: подполковник Павленко во время последнего захода в порт теплохода «Беркен» поднимался на его борт?

    — Да, — сразу ответил Перфильев, — и в предыдущий раз тоже.

    — А что ж ты мне об этом сразу не сказал? — возмутился Юрий.

    — А ты не спрашивал.

    В этот момент в трубке раздался приглушенный звук дверного звонка.

    — Все, Саныч, пока. Кажись, она, пришла, — переходя на шепот, произнес Алексей и положил трубку.

    Нарышкин посмотрел на часы, время было обеденное, возвращаться домой и сидеть перед телевизором, большого желания не было, а пустой желудок начал о себе активно напоминать. Как правило, по утрам Юрий ничего не ел, кроме чая с бутербродом, но к обеду у него появлялся зверский аппетит. Он осмотрелся по сторонам, кругом в киосках продавали пирожки и легкие закуски, но рисковать здоровьем ему не хотелось, к сожалению, прецеденты в его жизни уже были. Поэтому он решил пойти на обед в городской отдел СБУ, где была своя, относительно не дорогая, но хорошая столовая.

    Заказав борщ и картофельное пюре с котлетой, он сел за стол, где уже обедал его знакомый майор Кондратенко. Тот был немного старше Нарышкина и всю свою службу провел на обеспечении иностранных судов местного порта.

    — Приятного аппетита, Миша, — пожелал ему Нарышкин.

    — Взаимно, Князь, — буркнул тот, и, сделав глоток компота, спросил, — Ты что такой небритый? Жена из дома выгнала?

    — Да, нет, в командировке в Бердянске был.

    — И как там Бердянск?

    — Стоит, — лаконично ответил Нарышкин.

    Около минуты они молча ели, пока вдруг Юрий не спросил:

    — Миша, а ты Славу Павленко знаешь?

    — А кто ж его не знает? — усмехнулся тот, — А в связи с чем вопрос?

    — Да, ни чем, — уклонился от прямого ответа Юрий, — просто он недавно прибыл к нам в отряд, я думал, что он всю службу в Киеве прослужил, а его, как оказалось, еще и в Бердянске помнят.

    — Мы старожилы его и здесь помним, — усмехнулся Виктор, — Тебе что, Рыбаков про него ничего не рассказывал?

    Нарышкин сделал удивленное лицо, как будто для него это оказалось новостью.

    — Нет, не рассказывал. Он что, еще и в нашем погранотряде служил?

    — Да, — отодвинув, пустую тарелку, продолжил Кондратенко, — Одно время мы даже по иностранцам вместе работали, пока он не «залетел».

    — А что за «залет» был? — поинтересовался Юрий, прекратив жевать.

    — Это темная и грязная история, — отмахнулся собеседник.

    — Ну, расскажи, — попросил Нарышкин, — мне все же с этим человеком еще служить придется.

    Кондратенко, посмотрел по сторонам и, понизив голос, чтобы повар на раздаче не слышала их, стал рассказывать, подвинувшись ближе к Нарышкину:

    — В середине 80-х годов он пришел в погранотряд после окончания Высшей школы КГБ. Вообще-то после такого ВУЗа попасть в Погранвойска, считалось не очень удачным распределением, но зато по служебной линии у них рост был гораздо лучше, чем у нас. Ну, это к слову, — он сделал еще глоток компота и продолжил, — Славик первое время был правильным опером, а потом, когда почувствовал себя опытным и матерым, нарушил одну из основных заповедей опера.

    — Залез в бюджетные деньги и ли начал пить с негласными источниками? — уточнил Нарышкин.

    — Нет, он, как раз, нарушил третью заповедь — начал спать с агентессой.

    — Ну, а это как могло вылезти? — удивился Юрий.

    — Тогда в 80-х в порту функционировали две организации проституток под названием «легион-1» и «легион-2», — продолжил Кондратенко, — Первый из них обслуживал наших моряков, второй — иностранных. Вот, Славик и завербовал во втором «легионе» молоденькую девчонку по кличке «Качка». Рассказывали, когда она занималась сексом, то издавала звуки, как будто утка крякает, — он засмеялся и сразу же вновь продолжил, — Как и над чем они работали, я не знаю, но в начале 90-х Слава подцепил от нее триппер, да еще и наградил им жену. Представляешь, какой был скандал. Наверх этот случай выносить не захотели, поэтому его быстренько и перевели в Бердянск. Он там немного послужил без семьи и опять вернулся. Жена его к тому времени простила. Ну а дальше, ты знаешь. Карьера в Киеве и возвращение сюда.

    — Да-а, — протянул Нарышкин, — Лихо девки пляшут.

    — Еще как пляшут, — повторил Кондратенко, а потом, спохватившись, что много наговорил лишнего, попросил Юрия, — Только ты об этом никому не рассказывай. Во всяком случае, не говори, что это я тебе рассказал. Сам понимаешь, это тогда Павленко был Славиком, а теперь Станислав Николаевич, заместитель начальника погранотряда по оперативному розыску. Сьтатус, почти, как у нашего начальника горотдела.

    — Да, ну что ты, кому я буду рассказывать? — заверил его Юрий и продолжил уже молча поглощать свой обед.

    Выйдя из столовой, Нарышкин посмотрел на часы. Стрелки показывали 14.10.

    Самое время поехать домой и замолить свои грехи перед женой. Только сейчас он вспомнил, что не предупредил жену о том, что ночевать останется в Приморске. Хотя, выезжая в Бердянск, он на это и не рассчитывал. Юрий вытащил из кармана деньги, пересчитал то, что осталось, и направился в цветочный магазин. Ему хотелось купить жене алые розы, но, увы, денег едва хватило на пять гвоздик. Тем не менее, он был рад и этому. Он прыгнул в первый стоящий на остановки автобус и, усевшись на свободное место на галерке, вновь стал размышлять над тем, что узнал в последние дни.


    Утром он вышел из дома в приподнятом настроении. Галина его простила и они, всю вторую половину дня провели вместе. За ночь, полученная им информация, прошла новое переосмысление и к утру обрела конкретные очертания. Он в очередной раз убедился в мудрости старых оперов, которые на заре его чекистской деятельности советовали — не торопись докладывать информацию начальнику, пока с ней не переспишь. В связи с этим, он спешил на службу сделать руководству сенсационное заявление. На его удивление кабинет начальника оказался запертым. В отделе находился только секретарь. Тот раскладывал документы по папкам. Увидев Нарышкина, он спросил:

    — Саныч, а где ты вчера был? Шеф звонил и в Бердянский горотдела и в Бердянский погранотряд, нигде тебя не могли найти.

    — А что начальник горотдела не сказал, что я поехал в Приморск? — вопросом на вопрос ответил Юрий, — Что-то случилось?

    — Вот почитай, — прапорщик протянул ему документ.

    Это был ответ руководства авиакомпании на его запрос. Нарышкин несколько раз перечитал список пассажиров рейса Донецк-Тбилиси и от удивления присел на стоявший в углу огнетушитель.

    — Что-то серьезное? — поинтересовался Недолуга.

    — Да, Толик, — не отрывая глаз от документа, произнес Нарышкин, — фамилий списанных с турецкого судна грузин, в этом списке нет.

    — Это хорошо или плохо? — поинтересовался секретарь.

    — Долго рассказывать, — ответил Юрий и вернул документ прапорщику.

    Он развернулся, чтобы выйти из секретариата, но Недолуга вновь к нему обратился.

    — Постой, Саныч, — он положил на стойку регистрационный журнал и сказал. — Во-первых, для тебе еще один документ — распечатка телефонных переговоров. А во-вторых, распишись за документы. — Секретарь протянул авторучку майору.

    Нарышкин, не глядя, за что расписывается, поставил подписи там, где стояли галочки и быстро вышел из секретариата. Вернувшись в свой кабинет, он вытащил из сейфа лист бумаги, где отметил в хронологическом порядке все события, имеющие отношение к делу и стал сличать их с детализацией телефонных переговоров. Именно за этим занятием его и застал начальник.

    — Юрий Александрович, — строгим тоном обратился к нему Парамонов, — Где Вы вчера были.

    — В Приморске, — не отрываясь от своего занятия, ответил Нарышкин.

    — А туда Вас как занесло? — удивился начальник.

    — Человек, который мне нужен был, из Бердянска переехал в Приморск.

    — Может, Вы все же оторветесь от своих бумаг и уделите мне внимание, — повышая голос произнес Парамонов.

    — Минуточку, — рассеянно отозвался Юрий.

    — Вы в своем уме? — заорал начальник, — Что вы себе позволяете?

    — Извините, Константин Александрович, — встал с места Нарышкин и вытянул руки по швам, — Готов доложить о результатах проведенной работы. — отрапортовал он.

    — Возьмите свои документы и чтоб через минуту были у меня на докладе.

    — Есть, — щелкнул каблуками Нарышкин.

    Он не стал выжидать минуту, а пошел следом за начальником к тому в кабинет.

    — Я слушаю Вас, — снимая куртку, произнес Парамонов. Он подошел к зеркалу причесал волосы, а затем указав Нарышкину на свободный стул, сел на свое место. Однако, Юрий не торопился садиться. Он был, как никогда возбужден, поэтому предпочел докладывать стоя, периодически прохаживаясь по кабинету начальника.

    — Я могу с полной уверенностью заявить, что капитан турецкого судна «Беркен» Челик Акбулут при содействии заместителя начальника погранотряда подполковника Павленко осуществляют незаконное перемещение лиц через Государственную границу Украины.

    Парамонов, который приготовился внимательно слушать доклад подчиненного, вдруг громко выругался матом и, бросив авторучку на стол, заорал:

    — Юрий Александрович, Вам нужно меньше пить, а лучше не пить вообще. У Вас в мозгу начались необратимые процессы. В хоть подумали, какую чушь Вы сказали? Этим турком уже почти десять лет занимается вся контрразведка Азово-Черноморского региона, а Вы приплетаете к нему подполковника Павленко, который в отряде без году неделю, тем более, что прибыл к нам из Киева.

    Нарышкин побагровел от ярости, он всегда лояльно относился к проявлению эмоций, но терпеть не мог, когда с ним говорили матом. Он сел на стул и, гладя Парамонову в глаза, тихо произнес, а точнее прошипел:

    — Товарищ подполковник, если Вы считаете нормальным разговаривать со мной в подобном тоне, то мне плевать, что Вы начальник, а я подчиненный. Я, как мужчина, могу и ответить по-мужски.

    Он положил на стол свои громадные кулаки, которые начали белеть на фалангах.

    Парамонов испуганно посмотрел на веские аргументы подчиненного и выдавил из себя:

    — Извините.

    — Принимается, — сразу ответил Юрий, и как будто не было предыдущего разговора, продолжил:

    — Так вот. Анализ полученной мной информации позволяет мне сделать следующий вывод. Как оказалось, факт задержания моряков с радиоактивной водой и грунтом в 1991 году произошел при непосредственном участи тогда еще капитана Павленко.

    Парамонов удивленно поднял брови.

    — Именно. Его тогда перевели из этого отряда в Бердянск за совершение дисциплинарного проступка. При СССР не было Бердянского погранотряда, был КПП, структурно входивший в наш отряд. Поэтому в личном деле Павленко этот момент биографии, как перевод к новому месту службы, указан не был. Так вот. Именно Павленко принял решение не задерживать моряков и своевременно не доложил в местный горотдел КГБ. Более того, зная, что вода и грунт имеет повышенный радиационный фон, он, якобы выбросил их в море, чтобы не облучить личный состав. Бред конечно, но именно так он обосновал свои действия перед руководством. Я не исключаю, что после этого между ними завязались коммерческие отношения с капитаном, потому что после возвращения Павленко обратно в отряд, теплоход «Беркен» стал работать через наш порт.

    Нарышкин вышел из-за стола и стал вновь прохаживаться по кабинету. Парамонов молча слушал его, не перебивая. Его уже не удивляла манера Нарышкина, докладывать суть материалов на ходу.

    — Следующее обстоятельство, — продолжал Юрий, — Нынешняя сожительница Акбулута — Алина Лебедь, в прошлом была любовницей Павленко и по совместительству его негласным источником. Видимо Павленко и был инициатором знакомства турка с девушкой. Но это в прошлом. Перед тем, как состоялся перевод Павленко из Киева к нам, он звонил Алине, видимо для того, чтобы поставить в известность Акбулута о своем возвращении. Об этом говорит входящий звонок из Киева на ее телефон, — он указал на подчеркнутый номер в распечатке, — В этот же день, в детализации отмечен исходящий звонок в Турцию.

    После этого звонка, через некоторое время теплоход «Беркен» появляется в нашем порту. А теперь посмотрите сюда, — Нарышкин подвинул детализацию телефонных переговоров ближе к Парамонову, — После того, как Рыбаков заходил к Павленко за фотографией Акбулута, он в этот же день позвонил Алине. Вот телефон отдела оперативного розыска, — он вновь ткнул пальцем в распечатку.

    И опять, как и в прошлый раз, Алина сразу же позвонила в Турцию. На следующий день они нам выдали дезинформацию в отношении старпома теплохода «Мевлона», которая так и не получила своего продолжения. Теперь давайте коснемся последнего прибытия «Беркена» в порт. В распечатке есть исходящий звонок в Староазовский район. Видимо она звонила капитану рыболовецкого судна и вызывала его на встречу с Павленко, а может быть, это сам Павленко звонил, находясь у нее дома. Ведь, по словам рыбака, он не вышел на промысел в запланированный день, потому что капитан экстренно выехал в город.

    Теперь что касается, перевозимых людей. Пограничники нам дали ответ, что грузины вылетели все одним рейсом в Тбилиси, а по списку пассажиров авиакомпании, их не было на борту самолета. Значит, фамилии грузин были внесены в пограничную базу данных после нашего запроса, чтобы притупить нашу бдительность и отвести наш поиск на другой объект. Подобную команду пограничникам мог дать только непосредственный начальник, каковым является для всего личного состава подполковник Павленко. Кстати, ответ на наш запрос также подписан подполковником Павленко, а не командиром. На самом деле, скорее всего, эти люди до сих пор находятся у нас в стране, если, конечно, не ушли на Запад.

    — Я так понимаю, что Вы задолго до своей командировки начали подозревать Павленко? — наконец, спросил Парамонов.

    — Конечно определенные сомнения были, но факты говорили сами за себя. — ответил Нарышкин, — Во-первых, кроме Павленко о нашем интересе к Акбулуту знать никто не мог. Во-вторых, по данным нашего источника, к Алине в школу приезжал пограничник в гражданской куртке без головного убора. Обычно такую форму одежды позволяют себе офицеры оперативного розыска. По данным «наружки» Алина Лебедь была проституткой, но давно отошла от дел и уже достаточно долго работает в школе. Ей уже за тридцать, поэтому знать ее мог только тот, кто мог общаться с ней много лет назад. Нынешний состав офицеров отдела оперативного розыска в основном молодые люди, которые заканчивал училища после развала Союза и застать ее в прежнем качестве не могли.

    И, наконец, последнее. Когда мы вместе с прапорщиком Сосницким подъехали к буксиру, капитан спросил у него, знает ли его начальство о прибытии на причал. Видимо, кто-то из больших начальников заверил его, что, вернувшись на берег с нелегалом на борту, их никто встречать не будет. Если б вопрос решался на уровне начальника заставы, то капитан Коржов сделал бы все, чтобы я не попал туда именно в тот день и то время. А так получается, что вопрос решался на более высоком уровне.

    — Да, но тогда это непростительный просчет со стороны Павленко. Как минимум, он мог дать команду Коржову, чтобы тот никого не посылал в тот день на причал.

    — И тем самым привлек бы его внимание к этому месту и этому буксиру, — перебил его Нарышкин, — На самом деле, ему достаточно было выяснить, на какие участки будут выставляться наряды, и на каких объектах будут работать инспектора. В данном случае мое появление на пирсе они никак не могли предусмотреть.

    — Логично, — согласился начальник, — но тогда возникает вопрос: Кого они перевозили, если за их перемещение через границу платят такие деньги.

    — К сожалению, мы не знаем, какие суммы денег там фигурируют, — ответил на риторический вопрос Нарышкин.

    — Я думаю не малые, — предположил Парамонов, — Давайте рассуждать так. Как капитан теплохода он и так получает неплохую зарплату, тем более от своего брата. Значит, сумма денег, которую он получает за переброску нелегала, должна многократно превышать его месячный доход, если он из этих средств еще платил Павленко и капитану рыбацкого буксира. Я лично не представляю за кого в Грузии можно отдавать такие деньги.

    — Признаться, я тоже, — согласился с ним Юрий.

    Он подошел к карте Мира, висевшей на стене в кабинете, и стал ее внимательно рассматривать. Тем временем, Парамонов сидел за столом спиной к Нарышкину и продолжал рассуждать в слух:

    — Опять же непонятно. Зачем создавать такие сложности. Неужели нельзя было отправить их поездом или самолетом?

    Тем временем он включил телевизор и с помощью пульта стал переключать каналы, пока не остановился на трансляции российских новостей. В это время комментатор ровным, хорошо поставленным голосом, рассказывал о результатах проверки инцидента, произошедшего в середине ноября 1999 года, когда российский вертолет Ми-8, якобы, произвел обстрел грузинского села Шатили. В завершение репортажа он зачитал заявление Российского Правительства о том, что правоохранительные органы Грузии, при поддержке Президента Э. Шеварднадзе и главы Совета безопасности Н. Саджая, создают благоприятные условия для перехода чеченских беженцев, боевиков, арабских наемников и главарей, так называемого, «ичкерийского сопротивления», через границу Грузии в Российскую Федерацию. А также, оказывают им содействие в легализации у себя в стране и дальнейшей переправке их в страны Европы и Ближнего Востока».

    Парамонов выключил звук и, развернувшись к Нарышкину, удивленно произнес:

    — Вы слышали это?

    Нарышкин молча кивнул головой.

    — Вот, Вам и ответы на все Ваши вопросы, — ответил он, возвращаясь к столу, — Как же я сам не догадался? — он с сожалением хлопнул себя ладонью по колену и продолжил, — Мне ведь говорил оперативный источник, что пресловутый Тушишвили, с которым он общался на судне, не понимает по-грузински. Зато на следующий день, по его словам, лично видел его на городском рынке, когда тот свободно разговаривал с каким-то кавказцем на непонятном ему языке.

    Он вытащил из кармана сигареты и закурил.

    — Теперь все становится на свои места, — выпустив дым, стал подводить итог своим рассуждениям Нарышкин, — Акбулут на своем судне перевозит в Украину главарей чеченских боевиков. Вылетать из Тбилиси в Украину по поддельным документам, тем более, не зная грузинского языка, для них очень рискованно. В аэропорту можно нарваться на первого встречного бдительного пограничника и любой вопрос к ним на грузинском языке, даст основания для их задержания. Паспорт моряка снимает массу проблем. Его легче оформить, да и пограничников в других портах не интересует на каком языке говорит его обладатель. Проехать автобусом или поездом в Украину через Россию для тоже очень опасно, их фотографии висят на стендах в каждом вокзале.

    — Но для нахождения в Украине им же тоже нужны какие-то документы, — резонно заметил начальник.

    — Здесь они могут пользоваться даже своими паспортами, тут же их никто не ищет.

    — Но все равно, миграционная карточка должна быть.

    — Миграционную карточку можно сделать в любом пункте пропуска за пятьдесят долларов, это вообще не проблема, — махнул рукой Нарышкин.

    — Тогда дождемся майора Рыбакова. Он вчера был в Староазовском пункте пропуска, — может быть, там засветились ваши грузины.

    — Теперь я в этом очень сомневаюсь, — ответил Нарышкин.

    Не успел он закончить фразу, как в кабинет начальника зашел Рыбаков.

    — Что за напряжение на лицах? — с улыбкой спросил, — Пришел приказ о нашем расформировании?

    — Типун Вам на язык, — возмутился Парамонов, — лучше скажите, что накопали в пункте пропуска по интересующим нас лицам.

    — Ничего, — сняв улыбку с лица, ответил Рыбаков, — по журналам учета интересующие вас грузины пункт пропуска «Староазовск» за прошедшие два месяца не пересекали. А что все-таки случилось? — вновь поинтересовался он.

    — Юрий Александрович Вам на досуге расскажет, — Парамонов кивнул головой в сторону сидящего напротив Нарышкина, — Лучше скажите, а чеченцев много там зарегистрировано в этот период.

    — Я не считал, — удивился Рыбаков такой смене заинтересованности, — Там, конечно, мелькали Бабаевы, Гумбатовы, Мамедовы, Хаджиновы, но кто из них чеченец, а кто татарин, в журнале не указывается.

    — Да, час от часу не легче? — пространно произнес начальник и через несколько секунд обратился к Нарышкину, — Есть хоть какие-то предложения?

    Юрий сцепил пальцы рук в замок, откинулся на спинку стула и, не долго подумав, ответил:

    — План есть, но нужна помощь всего нашего отдела и технарей Управления…


    Глава 17

    Станислав Павленко лежал на диване и молча смотрел в потолок. Чувство тревоги не покидало его который день. Он уже знал, что военная контрразведка проявила интерес к морякам, списанным с теплохода «Беркен». От Петровича он узнал, что в последнем случае рыболовецкое судно с пассажиром на борту, встречал на берегу неизвестный мужчина в гражданской одежде. По внешнему описанию он сразу узнал в незнакомце Нарышкина. Чистая случайность помогла им тогда избежать задержания нелегала. К счастью самого Павленко, он пока не вызывал подозрений у контрразведчиков, но тучи над ним начинали постепенно сгущаться, и он это чувствовал. На последней встрече с Акбулутом, он высказал ему свои опасения, но тот его даже не стал слушать. Турок тогда очень жестко заявил, что деньги заплачены ему не только за прибытие нелегалов в Украину, но и за обратный путь. Поэтому доставить людей вновь на борт теплохода, это обязанность только Павленко и его не волнует, как он будет решать эту проблему. Отказаться от дальнейшего участия в этой игре Павленко не мог, он много лет знал Акбулута и прекрасно осознавал, что тот не простит ему этого. Продолжать дальнейшее сотрудничество с турком грозило Станиславу, как минимум увольнением со службы, и как максимум, возможным арестом. Теперь Павленко стал перед выбором, либо продолжать дальше оказывать помощь турку, либо закончить свою карьеру. При мысли о последнем варианте он невольно поморщился, затем встал с дивана, вытащил из тумбочки бутылку виски, полученной как-то от того же Акбулута, налил себе полный стакан и вновь вернулся на диван. По мере поглощения напитка, он немного успокоился, в памяти стали всплывать эпизоды прошлой жизни, тогда еще чистой, безоблачной, наполненной радужными надеждами и планами. Он вспомнил, как в далеком 1986 году он вместе со своим однокашником по высшей школе КГБ Женей Тоциным прибыли в этот город. Женю распределили в территориальные органы, а Станислав попал в оперативно-розыскной отдел Погранвойск. Он немного завидовал своему другу, го с другой стороны, служба в войсках ему была ближе. Реально Павленко не представлял себе службу в портовом городе. После окончания сельской средней школы, в тот же год его призвали служить в Пограничные войска на высокогорную заставу в Закавказье. Последующие пять лет учебы в Москве никак не сказались на его мироощущении, он продолжал по-прежнему оставаться сельским парнем и столица его пугала своим водоворотом жизни. Он и женился сразу после выпуска на односелчанке, потому как в столице просто боялся общаться с москвичками. Они казались ему недоступными, как звезды, и при знакомствах с ними он всегда очень стеснялся и замыкался в себе. Своего рода это был комплекс, который за период учебы в ВКШ он так и не смог перебороть. Поэтому распределение в Пограничные войска он воспринял с определенным облегчением. Привычная среда для него была дороже, чем социальный статус. Тем не менее, отношения с другом продолжали развиваться, но не так, как хотелось бы Станиславу. Они вместе активно работали по иностранцам с той лишь разницей, что Тоцин выступал разработчиком мероприятий, а Павленко своеобразным посредником между КГБ и пограничниками. Тем не менее, жизнь не стояла на месте. Со временем старший лейтенант Павленко получил двухкомнатную квартиру, у него родился сын. Но это внешнее благополучие оставалось только внешним. По службе Станиславу приходилось все чаще и чаще выполнять задачи, которые ставил ему командир части, к сожалению, не всегда четко представляющий особенности оперативной работы. В тоже время, Тоцин активно занимался разведкой с позиций контрразведки. Он был на хорошем счету у руководства, к тому времени ему уже поступило предложение продолжить образование в Краснознаменном институте им. Андропова, где готовили кадры для внешней разведки. Да и среди его окружения, появилось достаточно много интересных для того времени людей. Женя дружил с секретарями райкомов комсомола и партии, он был вхож в кабинеты директоров многих предприятий города, к нему тянулись появившиеся в то время кооператоры, которые, не опасаясь преследований периода застоя, позволяли себе сорить деньгами. Как правило, на банкетах их сопровождали женщины, своим видом подчеркивающие их достаток и благополучие. На одну из таких вечеринок Тоцин взял с собой Павленко. За столом Станислав случайно оказался рядом с незнакомой женщиной. Она была несколько старше его на вид, однако это не помешало ей произвести неизгладимое впечатление на соседа. Павленко смотрел на нее, как завороженный. Валерия, так звали женщину, имела невообразимо тонкую талию, которую подчеркивало короткое облегающее синее платье. Неестественно белая кожа в сочетании с карими глазами и густыми черными локонами, придавали ей какой-то южный колорит. Таких женщин Павленко видел только в итальянских фильмах и до селе считал, что в реальной жизни подобных не бывает. В этот вечер Павленко ничего не ел, боковым зрением он любовался, как при каждом ее вздохе томно поднимается ее манящая грудь. Он смотрел на ее профиль, стараясь ее запомнить чувственные губы, мохнатые длинные ресницы, напоминающие бабочек и аккуратный носик с небольшой горбинкой. Он ничего не мог с собой поделать. От женщины исходила такая аура, что Станислав рядом с ней чувствовал себя окаменевшим моллюском. Валерия при этом, не обращала на него никакого внимания, а если быть более точным, то она его просто не замечала. К концу вечера, когда на пустой желудок алкоголь ударил в голову и Станислав немного осмелел, он решил взять инициативу в свои руки. Во время очередного тоста, он налил даме шампанского и дотронулся рюмкой до ее бокала. Женщина удивленно посмотрела на соседа, снисходительно улыбнулась ему, и поставила бокал на стол. В это время за столом все уже говорили одновременно, не обращая друг на друга внимания. Этой ситуацией и решил воспользоваться Станислав. Он осторожно положил свою ладонь на колено женщине и стал ждать ее реакции. Валерия на секунду выпрямилась, затем, сделав глоток шампанского, сильно сдавила его руку и убрала со своей ноги. Далее, не поворачиваясь к нему лицом, она немного склонила голову в его сторону и тихо прошептала:

    — Малыш, столько, сколько стою я, ты не зарабатываешь.

    — Я старший лейтенант КГБ, — гордо попытался возразить Павленко.

    — В том — то и дело, что всего лишь старший лейтенант, — усмехнулась она, развернувшись к нему все телом, добавила, — Я обслуживаю мужчин более высокого ранга.

    После этих слов, Павленко почувствовал себя так, как будто на него вылили ушат холодной воды. Он молча налил себе водки в винный бокал и залпом выпил. Женщина улыбнулась, обнажив идеально ровные белые зубы. Это реакция ее явно забавляла. Она вытащила из сумочки аккуратный листок бумаги с номером телефона и протянула его Станиславу. Тот удивленно посмотрел на него, но в руки не взял. Тогда женщина, вновь склонившись ближе к нему, пояснила:

    — Учитывая, что ты друг Жени, я найду для тебя подружку, которая будет соответствовать твоему званию. Звони.

    Она сунула листок Станиславу в нагрудный карман рубашки и вновь вернулась к ужину.

    В этот вечер Павленко впервые вернулся домой невменяемым. На утро жена ничего ему не высказывала, но с этого момента между ними произошло заметное отчуждение. Через несколько дней он все же решился позвонить Валерии, но не для того, чтобы она подобрала ему проститутку, а для того, чтобы извиниться и увидеть ее еще раз. Однако, женщина восприняла его звонок совершенно обыденно. После того, как он представился, она не стала его выслушивать, а грубо перебила, спросив:

    — Записать есть на чем?

    — Да, — удивленно ответил Станислав, взяв руки авторучку.

    — Тогда записывай. Зовут Алина, — женщина продиктовала адрес и телефон, а затем добавила, — Она будет жать тебя с 19 до 20 часов. Платить ничего не надо, считай, что это презент фирмы. Возьми только что-нибудь с собой выпить и закусить, чтобы ни сидеть оставшееся время истуканами. Я думаю, девочка тебе понравится.

    Не дожидаясь реакции Станислава, она отключила телефон. Он же, в свою очередь, продолжал сидеть за столом и не моргающим взглядом смотреть на телефонную трубку, издававшую короткие гудки.

    Ранее Павленко никогда не изменял жене, но сейчас он был одержим желанием познать женщину, похожую на Валерию. Он наивно полагал, что та может познакомить его с девушкой обязательно похожей на себя. Поэтому, вопреки своей воле, он набрал номер телефона, который только что продиктовала ему Валерия.


    Павленко шел на встречу с Алиной, в подавленном состоянии. Впервые он испытывал чувство вины перед женой, корил себя за этот злополучный телефонный звонок, но, тем не менее, продолжал идти, по пути заскочив в магазин купить коньяк и конфеты. Он быстро нашел указанный адрес и, стоя перед дверью, долго колебался звонить или вернуться домой. Но чувство непознанного оказалось сильнее простых жизненных ценностей. После второго звонка, дверь открыла молоденькая девушка в коротком розовом платье и босоножках на высоком каблуке, выгодно подчеркивающих ее стройные ноги. У нее были белокурые кудрявые волосы, карие огромные глаза и вздернутый носик. Она явно уступала по красоте Валерии, но была значительно ее моложе и непосредственнее, что придавало ей свою прелесть. Она с интересом взглянула на гостя и молча, пропустила его в квартиру.

    С этого дня Павленко стал чаще обычного не ночевать дома. Жена постоянно упрекала его, что от него пахнет женскими духами, но Станислав придумывал все новые и новые оправдания, которые порой шли вразрез со здравым смыслом. Такая двойная жизнь, возможно, продолжалась бы и далее, но в один из дней, войдя утром в туалет, он ощутил неописуемую боль, о которой ранее только слышал, но никогда не испытывал. Первым делом, он бросился искать выходы на любого врача, который бы смог ему нелегально помочь и такой нашелся очень быстро. Однако, семейные отношения и без того изрядно пошатнувшиеся, это не спасло. Через пару дней признаки этой болезни проявились и у жены. После этого, оставаться в семье он уже не мог, переезжать к Алине, тоже не входило в его планы. Поэтому он переехал на постой в частный сектор к одной старушке, проживавшей недалеко от погранотряда. Жена настаивала на разводе, но он отказывался не столько оттого, что хотел сохранить семью, сколько оттого, что недавно был представлен к присвоению очередного воинского звания «капитан». В середине 1990-го года подобный скандал грозил ему неминуемым возвращением представления и взысканием по партийной линии. Поэтому сколько мог, столько он скрывал этот факт, пока жена самостоятельно не пришла к замполиту части с жалобой, что супруг не дает денег на нужды сына. Командир части и замполит долго общались по этому поводу с молодым офицером. Вариант возвращения «в семью» Павленко отверг сразу, так как жена не собиралась его простить. Принимать меры воспитательного характера с полной оглаской, влекло для командования нежелательные последствия. Павленко был не просто офицер, а офицер оперативного розыска. Элита погранвойск. Поэтому связь с проституткой грозила ему снятием с должности и исключением из партии. Командованию тоже не простили бы данный случай и наказали бы всех за недостаточную воспитательную работу. Поэтому было принято самое оптимальное в подобных случаях решение — перевод к новому месту службы в пределах части. Учитывая, что бердянское отделение погранконтроля структурно входило в состав отряда, то на перевод офицера достаточно было решение командира. Так, к тому времени капитан Павленко оказался в Бердянске.


    Он подлил себе еще виски. По-прежнему проживая один, он вернулся к старому месту службы в надежде, что сможет вернуть семью и жить дальше, как нормальный человек. Но оказалось, что его длительное пребывание в Киеве не прошло бесследно. Его жена уже проживала гражданским браком с другим мужчиной, а Станиславу, ничего не оставалось, как вновь снимать комнату у одинокой старушки в частном секторе.

    Павленко сделал большой глоток, скривился и, поставив стакан на табурет, вытянулся на диване. Он вспомнил тот злополучный день, когда познакомился с капитаном теплохода «Беркен» Челиком Акбулутом.

    Стоял теплый июньский вечер. Пользуясь отсутствием семьи, Павленко часто тогда пропадал в порту, контролируя досмотр судов пограничниками и проверку документов у моряков. Обычно те возвращались на борт с пустыми руками. Иногда проносили с собой напитки или продукты питания. При входе в порт они показывали содержимое своих пакетов, получали свой паспорт моряка и дальше следовали на борт. Это была обыденная процедура, повторяющаяся изо дня в день. Однако, в этот вечер внимание пограничников привлекли двое матросов с теплохода «Беркен». При входе на КПП они пытались казаться необычно веселыми, шутили и непринужденно смеялись. Но их глаза не соответствовали поведению. Глаза были настороженными и неестественно бегающими. Каждый из моряков держал в руках непрозрачный пластиковый пакет. Павленко взглянул поочередно на каждого из них и на английском языке потребовал:

    — Содержимое пакетов выложите на стол.

    — Офицер, у нас нет ничего запрещенного, — ответил один из них, продолжая улыбаться.

    — Я еще раз повторяю, содержимое пакетов выложите на стол. — более настойчивым тоном произнес Павленко.

    Переглянувшись между собой, один из моряков поставил на стол термос, а второй открытую коробку из-под стирального порошка.

    — Что здесь? — указал на термос Павленко.

    — Обычная вода? — стараясь казаться невозмутимым, ответил первый.

    Павленко глядя на моряка медленно налил воду из термоса в стакан. Затем понюхал ее. Вода ничем не пахла, но была бледно серого цвета с плавающими частицами грязи и водорослей.

    — Что здесь? — обратился он ко второму моряку, указывая на коробку.

    — Обычная земля, — в тон своему напарнику, ответил моряк.

    Павленко заглянул внутрь. Там действительно была земля. Из курса «Подрывной деятельности спецслужб иностранных государств» высшей школы КГБ он хорошо усвоил, что по составу воды и земли, взятых в том или ином месте всегда можно установить характер производства любого предприятия, расположенного на той территории, либо наличия на объекте радиоактивных веществ. Это он знал в теории, но на практике столкнулся впервые. Павленко вытащил из стола дозиметр и поднес его к земле, прибор сразу же показал повышенный радиационный фон.

    — Товарищ капитан, — обратился к нему прапорщик из состава наряда, — может быть, есть смысл пригласить радиологов порта, чтобы те сделали более углубленный анализ?

    — Может быть, и есть, — ответил Павленко и вновь обратился к морякам, — С какой целью вы пытались пронести это на судно?

    — Мы ничего не сделали противозаконного, — ответил один из моряков, который выглядел несколько старше своего товарища, — Наш капитан разводит комнатные цветы, вот именно он и попросил нас принести свежей воды и земли.

    — В каком месте вы это взяли, — не унимался Павленко.

    — Воду набрали в какой-то луже, а землю на клумбе? — невозмутимо ответил все тот же моряк.

    — И вы сможете показать, где именно все это взяли?

    — Нет, конечно, мы в городе первый раз и плохо еще ориентируемся, — ответил второй матрос.

    — Тогда последний вопрос: А что на судне вода закончилась? — не скрывая сарказма, спросил Павленко.

    — Нет, конечно, — усмехнулся пожилой моряк, — Просто у нас вода очищенная, а для того, чтобы цветы лучше росли нужно использовать природную воду.

    — Ладно, о ботанике поговорим позже, — произнес Павленко по-английски, а затем, перейдя на русский язык, обратился к пограничникам, — Я пойду, поговорю с капитаном по этому поводу, а вы пока задержите этих юных натуралистов и сообщите о задержании в горотдел КГБ, либо напрямую майору Боброву, курирующему порт.

    Он надел фуражку и направился на причал. На траппе дорогу ему преградил вахтенный.

    — Цель Вашего визита, офицер? — спросил он Павленко по-английски.

    — Мне нужно побеседовать с «мастером», — ответил он. На торговых судах «мастером» называют капитанов.

    — Минуту, — ответил дежурный и сразу же по радиостанции сообщил капитану о прибытии пограничника. Получив разрешение, он освободил проход, и, подозвав одного из свободных матросов, дал тому команду сопроводить посетителя в каюту капитана.

    Челик Акбулут, так звали капитана теплохода «Беркен», спокойно сидел за рабочим столом и беззаботно читал книгу. В каюте тускло горел свет, и тихо играла легкая музыка.

    Внешне капитан мало напоминал турка. У него были рыжие немного вьющиеся волосы, курносый нос и голубые глаза. Небольшие узкие очки в золотой оправе придавали ему определенный шарм, делая его более похожим на университетского профессора, нежели на «морского волка». Увидев вошедшего Павленко, он взглянул на него поверх очков и, отложив книгу в сторону, радушно произнес:

    — Проходите капитан, рад Вас видеть.

    — К сожалению, повод для встречи у нас не очень радостный, — парировал Павленко и сел в кресло.

    — Что будете пить? Чай, кофе по-турецки или может быть что-то покрепче?

    Турок хорошо говорил по-русски, его произношение было безупречным.

    — Нет спасибо, — отказался Павленко, — я пришел сообщить Вам, что двое ваших матросов задержаны при попытке пронести образцы воды и земли в порт?

    — А что, советская вода и земля стали предметом контрабанды? — усмехнулся капитан, и, не дожидаясь ответа, тут же пояснил, — Это я попросил их об этой услуге. Видите, — он указал на растение в горшке, стоящее в углу, — моя любимая бегония начинает засыхать. Ее корень не помещается в этом горшке, и я решил ее немного рассадить.

    — И, тем не менее, мне нужно выяснить, где они взяли эту воду и грунт, — твердым голосом произнес Павленко. — Ваши люди не хотят давать мне конкретных пояснений по данному поводу, поэтому я вынужден сообщить об этом в контрразведку.

    — Послушайте, капитан, не нужно делать из мухи слона, — улыбнулся Акбулут, — так кажется у вас говорят. Утром мы должны выходить в море. Сколько Вам нужно времени, чтобы разобраться в этом недоразумении?

    — Я не могу ответить на этот вопрос, решать будут представители контрразведки.

    — То есть вы намекаете, что мои люди подозреваются в шпионской деятельности? — серьезно спросил капитан теплохода.

    — Это уже не в моей компетенции, — попытался уклониться от прямого ответа Павленко, — я только задержал ваших подчиненных.

    — А если ваши подозрения не подтвердятся, в чем абсолютно уверен, — вновь усмехнулся турок, — Кто будет платить за простой судна и срыв поставки моего груза? Вы или контрразведка?

    Павленко задумался, в словах капитана был определенный смысл. В его практике подобный случай произошел впервые. Его начали терзать сомнения. Первая мысль позвонить начальнику погранотряда в ночь с субботы на воскресенье, уже не казалась ему удачной. Можно было легко нажить себе неприятности и стать объектом насмешек. Ждать решения сотрудников КГБ, тоже сомнительно. Контрразведчики на себя в жизни не возьмут ответственность за простой судна. В любом случае, славы можно не заработать, а посмешищем в этой ситуации стать очень легко. Если рассуждать с точки зрения здравого смысла, то все логично. Возможно, воду они действительно взяли из лужи после радиоактивных осадков, все-таки рядом Запорожская АЭС. Да и землю на обычную клумбу могли привезти, откуда угодно.

    — Ну, так, какое решение принимаете, капитан? — улыбаясь, спросил его турок, явно с ним играя.

    — Во всяком случае, ваши люди просидят у нас до утра, а там, как решат контрразведчики. — категорично заявил Павленко и сам удивился, что озвучил именно это решение.

    Акбулут нахмурился. Он встал из-за стола и начал ходить по каюте. Затем подошел к сейфу, долго там что-то перебирал и, наконец, подошел к пограничнику.

    — Капитан, не создавайте проблем ни для себя, ни для меня, — примирительно произнес турок, — Я предлагаю компромиссный вариант.

    Он молча разложил на столе, как игральные карты, десять стодолларовых купюр и, посмотрев на Павленко, спросил:

    — Думаю это достойный стимул для принятия верного решения.

    Такой суммы денег Юрий никогда ранее не держал в руках. Он сразу представил себе, что сможет купить новый цветной телевизор, видеомагнитофон и музыкальный центр. В глазах у него сразу потемнело от этой мысли. Он непроизвольно потянул руку к деньгам, но хозяин каюты быстрым движение собрал купюры и кинул их в ящик стола.

    — Вы их получите сразу же после того, как мои люди вернутся на борт. — пояснил свои действия капитан судна.

    Павленко молча встал и поплелся на выход.

    — Кстати, — крикнул ему вдогонку Акбулут, — Землю и воду тоже верните, а то мне уже некогда и некого посылать в город за ними.

    Спустившись по трапу на причал, Павленко остановился и вздохнул полной грудью. Он попытался восстановить в памяти, что произошло несколько минут назад и ему показалось, что это все было не с ним. Ему, офицеру КГБ, предложили взятку и он, согласился. Чисто теоретически, он мог представить себе подобную ситуация с кем угодно, но только не с собой. В этот момент он презирал себя, но мысль о том, что в один миг он сможет изменить свой быт в лучшую сторону, уравновесила чашу весов.

    Незаметно для себя он пришел в расположение дежурной смены. К тому времени по сообщению дежурного, туда прибыл начальник отделения майор Коваленко.

    — Слава, ну что там? — с надеждой спросил он.

    — Матросы не врут? — как робот ответил Павленко, — Капитан действительно разводит цветы, и просил их принести воду и землю.

    — С тобой все нормально? — видя неадекватное состояние товарища, поинтересовался майор.

    — Да, все отлично, просто спать хочу, — попытался улыбнуться Павленко.

    — Так что будем делать? — начальник отделения не мог понять, ради чего его вызвали.

    — Я уже звонил майору Боборову домой, — вмешался в разговор дежурный, — Жена ответила, что его нет в городе. Дежурный по горотделу просил подождать с докладом начальнику до утра.

    — Значит звони опять в горотдел, — ответил ему Павленко, — Если Боборова не нашли, то пусть больше никого не поднимают. Скажи, что во всем разобрались. Ложная тревога.

    Дежурный пожал плечами и, взглянув в ожидании согласия начальника, стал набирать номер дежурного отдела КГБ.

    Павленко собственноручно положил термос с водой и коробку с землей в пакет и, вызвав к себе задержанных матросов, направился вместе с ними к теплоходу.

    — Слава, а ты куда? — крикнул ему майор.

    — Провожу их до судна, чтоб по пути никуда не свернули, — ответил тот.

    Поднявшись на борт теплохода, Павленко ускоренным шагом сразу направился к каюте капитана. В этот раз Акбулут встретил его сидя в кресле. Вахтенный к этому времени уже доложил ему, что матросы вернулись на борт.

    — Я очень рад, что вы приняли правильное решение, — улыбнулся он Павленко и подошел к столу.

    — Присаживайтесь, — указал он рукой на свободный стул, а сам тем временем вытащил из ящика доллары и стал их демонстративно раскладывать перед офицером. — Можете на ощупь попробовать воротник Президента. Его шершавость говорит о подлинности банкнот, — посоветовал он Павленко.

    Станислав, опасаясь, что капитан передумает, быстро схватил деньги со стола, согнул пачку вдвое и сунул деньги во внутренний карман. Затем, резко встал и направился к выходу.

    — Капитан, — обратился к нему турок, — куда же вы так спешите, Мы даже не выпили за знакомство.

    — Я думаю, что между нами никакого знакомства не состоится, — на ходу буркнул Павленко.

    — Посмотрим, — усмехнулся турок, когда пограничник закрыл за собой дверь.


    Следующая неделя показалась для Павленко адом. Почти каждый день он давал объяснения в горотделе КГБ, несколько раз его вызывали в погранотряд, где он писал объяснительные, рапорты и докладные. В областном Управлении ему сообщили, что весь переполох возможно связан с предстоящим вывозом с территории дивизиона ПВО ядерных боеголовок, к которым неоднократно проявляли интерес иностранные спецслужбы. В конце недели, когда ему казалось, что все неприятности уже позади, его вновь вызвали в горотдел КГБ и довели информацию о том, что Челик Акбулут является бывшим сотрудником военно-морской разведки Турции. Неприятности возобновились с новой силой.

    Павленко ждал очередного прибытия теплохода «Беркен» в порт, чтобы бросить в лицо Акбулуту его деньги. Только к завершению второй недели, теплоход зашел в акваторию порта. Не дожидаясь окончания комиссии на судне, он уверенно зашел в каюту капитана. Тот улыбнулся ему как старому знакомому и вышел на встречу, протянув руку. Павленко не подав ему руки, молча бросил на пол свернутые вдвое деньги. Турок, не моргая, посмотрел на офицера, и даже не обратив внимания на деньги. Он только вновь улыбнулся одними губами и тихо произнес:

    — Присядь, я тебе хочу показать одно кино.

    Удивленный такой реакцией, Павленко послушно сел на край дивана. Капитан судна, не торопясь, включил видеомагнитофон, вытащил из сейфа кассету и опустил ее в шахту. На экране замелькали кадры, а затем проявилась четкая картинка. На пленке была запечатлена последняя их встреча, где Павленко собирает со стола доллары, переданные иностранцем.

    — Это копия, — желая предупредить возможную попытку забрать кассету, сказал Акбулут, — Оригинал остался в Турции. Так что? Будем дружить или пусть посмотрят кино Ваши коллеги?

    Павленко побагровел от ярости, он как рыба хватал воздух, но ничего не мог произнести из подступившего к горлу кома. В этот момент у него было одно желание — убить этого иностранца.

    — Вам, наверное, хочется сейчас огреть меня чем-нибудь тяжелым, — глядя на собеседника, засмеялся турок, — напрасно. Не Вы первый, не вы последний оказываетесь в такой ситуации. Мой вам совет — научитесь из всего происходящего извлекать выгоду, тогда будет гораздо легче жить на этом свете.

    Не давая ему опомниться и прийти в себя, иностранец продолжил:

    — Поднимите деньги, они Вам еще пригодятся. — Акбулут, сделал небольшую паузу, — Плюс ко всему, я Вам дам еще пятьсот долларов, если вы подготовите мне список всех моих соотечественников, прибытие которых вам поставили на контроль ваши правоохранительные органы.

    Он добродушно улыбнулся и продолжил:

    — Как видите, ничего сверхъестественного я от вас требую. Лучше подумайте о другом. Ваша страна уже агонизирует. Того мощного государства под названием Советский Союз уже фактически нет. Его развал — это вопрос времени, а доллар будет управлять Миром и дальше. Так что решайте для себя, какому богу молиться.

    Он встал с места, выключил видеомагнитофон, вытащил кассету и спрятал ее опять в сейфе.

    — Кстати, — он протянул руку Павленко, — можешь обращаться ко мне по имени и на «ты». Друзья зовут меня Челиком.

    — Станислав, — после затянувшегося молчания представился Павленко и, не поднимая глаз, протянул свою руку.

    — Ну, вот и прекрасно, я жду тебя через три дня, перед отходом. А сейчас извини, у меня много дел. — заявил турок, указывая Павленко на дверь.

    Станислав был вне себя от гнева, иностранец разговаривал с ним, как с дешевой проституткой. В другое время он бы с удовольствием продемонстрировал этому турку свою власть и свои возможности, но сейчас был другой случай. На карте стояла служебная репутация офицера, а может быть даже и его свобода, поэтому ему ничего не оставалось делать, как сдержать свои эмоции и молча выйти из каюты.

    Как ни странно, но Павленко быстро отошел от этого стресса. Со временем, встречи с иностранцем стали доставлять ему определенное удовлетворение. Просьбы капитана судна не были для него особо обременительными, зато гонорары порой значительно превышали денежное довольствие офицера погранвойск.

    После августовского путча 1991 года, когда военнослужащие КГБ и Погранвойск стали повально увольняться, Павленко вновь перевели в погранотряд. Это известие он принял с волнением, но не потому, что перевод грозил ему ограничением свободы действий и контролем со стороны непосредственного начальника, а тем, что его материальные доходы ограничивались капитанской зарплатой. Однако, эти лишения переживать ему пришлось не слишком долго. Через несколько месяцев теплоход «Беркен» стал на линию в местный порт и его контакты с Челиком Акбулутом возобновились.

    На фоне тотального обнищания офицеров в тот период, Павленко чувствовал себя весьма независимо. В этот период он вернулся к жене. Семья не испытывала недостатка ни в чем. Сам же Станислав старался расширить круг своих знакомств, ради этого он не скупился на угощения и дорогие подарки для нужных людей. К концу 1992 года он дружил с Природоохранным и транспортным прокурорами, главами районных администраций, директорами рыбколхозов и другими влиятельными людьми. В этот период он вновь возобновил свои отношения с Алиной. Девушка чувствовала вину перед ним за произошедший между ними конфликт, поэтому не отказывалась ни от каких авантюрных предложений с его стороны. Так по просьбе Павленко, она периодически спала с проверяющими, пребывающими в разведотдел из столицы. По его же настоянию она стала любовницей Челика Акбулута. В этом Станислав усматривал прежде всего свою личную выгоду. Во-первых, за это знакомство турок хорошо ему заплатил, а во-вторых, через Алину он теперь мог контролировать поведение иностранца и отношение к себе. Теперь он уже боялся, что турок от него может отвернуться. Для Алины, с ее образом жизни, эти «поручения» были не в тягость, да и потом, общение с Акбулутом, существенно изменило и ее образ жизни. Он настоял, чтобы она поступили в Гуманитарный колледж, открывшийся в городе, и щедро оплачивал ее обучение. Со временем он купил ей квартиру и настоял, чтобы она прекратила свою прежнюю деятельность. Эта часть условий для нее была самой сложной, потому что бывшая ее хозяйка Валерия потребовала за выход из «легиона» достаточно большие отступные, но и эту часть расходов взял на себя турок. Вместе с тем, отношения Павленко и Алины оставались прежними. Они продолжали тайно встречаться, но теперь уже больше в рабочее время офицера. Афишировать свои доходы он не мог, это сразу привлекло бы внимание командования, поэтому часть денег он отдавал Алине, часть семье, а на остальные позволял себе кутежи с новыми друзьями. Жене это не нравилось, но как многим женщинам, ей приходилось терпеть. Когда в середине 1993 года Станиславу предложили повышение с переездом в Киев, она восприняла это с великим воодушевлением. Однако, для самого Павленко это прозвучало, как приговор. Жить на зарплату, да еще снимать жилье в столице, это уже было свыше его сил. Как любой офицер он понимал, что отказ от повышения может закончиться для него завершением карьеры, поэтому он предстал перед серьезным выбором. С одной стороны, оставаться на прежнем месте и иметь постоянный побочный доход, с другой — очередное воинское звание и жизнь на фиксированную зарплату. Умом он понимал, что для жизни первый вариант более приемлем, но, как военный человек, стремился к большим звездам и власти. В итоге, честолюбие взяло верх на разумом и он переехал в Киев вместе с женой.


    Станислав, вылил остаток содержимого бутылки в стакан, и залпом его осушил. Он сидел в тускло освещенной комнате, обставленной допотопной мебелью. Хмель давно ударил ему в голову. Он вспоминал свою прежнюю жизнь и невольно на его глазах выступили слезы. Большая часть жизни осталась позади, подошел тот возраст, когда мужчине нужно подвести первые итоги своей жизни. Они оказались не очень завидными. К сорока годам он остался без семьи, любимая женщина принадлежала другому мужчине, карьера сложилась не так, как он мечтал. Но самое главное, он не мог сказать самому себе, что прожил свою жизнь честно. Да, уже не было той страны, которой он присягал, не было того чувства долга, присущего многим офицерам Советского Союза, но и чувства самоуважения к себе Павленко тоже не испытывал. В глубине души он чувствовал себя Иудой и от этого все больше и больше себя презирал. Он корил себя за то, что по возвращении в этот город, сам возобновил связь с Челиком Акбулутом. Но тогда, накануне возвращения, он рассуждал иначе. За годы службы в Киеве существенно изменились взаимоотношения между начальниками и подчиненными. Служба стала больше напоминать бизнес, где каждый, как мог, зарабатывал на границе и отдавал часть своих доходов наверх. Прапорщики на отдаленных пунктах пропуска не стеснялись разъезжать по городу на автомобилях класса «Кабриолет», практически все пользовались мобильными телефонами, не ждали ведомственных квартир, а покупали их за наличные средства. Павленко при этом оставался обычным клерком, которому ничего не перепадало. Он все это видел, и его раздирали зависть и обида за то, что он офицер, подполковник, не в состоянии позволить себе того же. Именно это состояние подтолкнуло его принять решение вернуться в тот город, где, по его мнению, у него были все шансы материально подняться.

    Сидя в рабочем кабинете, он стал звонить всем своим прежним знакомым, чтобы напомнить о себе. Но, увы, прошли годы, и многое в жизни изменилось, кто-то ушел на повышение, кто-то спился, кого-то отправили в места не столь отдаленные. На месте осталась только Алина, да бывший директор рыбколхоза, а ныне полубраконьер, полубригадир рыбацкой артели — Карпов Иван Петрович, к которому Павленко по старинке обращался просто, как к Петровичу. Только эти два человека были рады его возвращению.

    По прибытию на старое место службы в новом качестве у Павленко появился еще один шанс вернуться к прежним доходам. Такая мысль у него появилась сразу после общения с сотрудником военной контрразведки майором Рыбаковым. Тот интересовался Челиком Акбулутом и именно этим обстоятельством и захотел воспользоваться Станислав. Ему вновь захотелось стать полезным для турка, на прежних условиях. Он сразу же после ухода Рыбакова позвонил Алине и договорился с ней о встрече. Во время обеденного перерыва, он набросил гражданскую куртку на плечи и, не застегивая ее, выскочил во двор, где стояла его служебная машина. Не доезжая одного квартала до школы, он попросил водителя остановиться и дальше пошел пешком. Ему не хотелось, чтобы посторонние видели его встречу с Алиной. Он по-прежнему испытывал к ней теплые чувства, но было одно обстоятельство, которое мешало им быть вместе — за эти годы она стала гражданской женой Акбулута, а конфликтовать с ним Станислав по-прежнему боялся.

    Павленко стоял за углом школы и ждал появления Алины. В этот момент он вновь испытал то чувство трепетного волнения, присущее подросткам накануне первого свидания. Спустя десять минут, он увидел ее на пороге школы. Это уже была не та, молоденькая наивная девушка, с которой он познакомился более десяти лет назад. Перед его взором предстала статная уверенная в себе женщина. Она была одета в белое кожаное пальто с меховым воротником и такого же цвета высокие сапоги. Осветленные аккуратно уложенные волосы в сочетании с умеренным макияжем придавали ей особый шарм. Она посмотрела по сторонам, и, увидев Павленко, одиноко стоявшего во дворе, с улыбкой направилась к нему. Подойдя ближе, они несколько минут молча стояли и смотрели друг на друга, не решаясь заговорить. На глазах женщины выступили слезы, и она, наконец, сделав шаг вперед, утонула в его объятиях.

    — Как долго я тебя, ждала, — полушепотом, произнесла она. — Надеюсь сейчас, когда ты свободен. Ты меня не бросишь?

    Павленко немного отстранил от себя женщину и хриплым от накатившего к горлу кома, спросил:

    — Как сын? Твой сын?

    — Нормально, — удивленно взглянув на него, ответила Алина, — На следующий год пойдет в школу.

    — Тебе нужна какая-нибудь помощь?

    — Нет, Челик на нас не жалеет денег.

    — Это хорошо, но сейчас не об этом, — замялся Павленко, — У меня мало времени, поэтому передай Акбулуту, что в очередной приход теплохода в порт его будут ждать мои бывшие коллеги.

    Алина с еще большим удивлением взглянула на мужчину и у нее предательски задрожала нижняя губа.

    — Передам, — на выдохе произнесла она и отвернулась.

    — Извини, что так все получилось, — попытался объясниться Станислав, — Но я не хочу становиться между вами.

    — А ты меня спросил, чего хочу я? — отрезала она, повернувшись к нему лицом, — Хватит использовать меня, как безмозглую куклу. Ты думаешь, мне приятно, каждый раз изображать бурную страсть и любовь к этому турецкому старику, укладываясь с ним в одну постель? Ведь это ты меня подложил под него. А я тогда ради тебя была готова на все. — Она сделала паузу и добавила, — Как, в прочем, и теперь.

    Она вновь отвернулась и беззвучно заплакала.

    Станислав подошел к ней и осторожно обнял за плечи.

    — Я обязательно сегодня к тебе заеду после работы, — вымолвил он, — ты только сделай то, о чем я тебя попросил.

    Женщина сбросила с себя его руку и, не оборачиваясь, ускоренным шагом направилась назад в школу.

    В этот вечер Алина все же приняла его дома, и тот остался у нее до утра.


    Павленко вновь взял в руки пустую бутылку и поднес ко рту, пытаясь выдавить из нее последние капли. Затем, с грохотом швырнул ее в угол и, сидя, прикрыв глаза, незаметно заснул.


    Глава 18

    Утром оперативный дежурный сообщил подполковнику Павленко, что теплоход «Беркен» стоит на рейде. Станислав одновременно ждал его прибытия и в то же время очень опасался предстоящей встречи с его капитаном. Неприятное предчувствие не покидало его в течение всего дня. Он едва высидел на совещании у командира и, вернувшись в кабинет, попросил подчиненных не тревожить его по пустякам. Однако, после обеда раздался стук в двери.

    — Входите, — недовольно крикнул он.

    На пороге появился улыбающийся майор Рыбаков.

    — Что такой серьезный, товарищ начальник, — весело спросил он.

    — Проблем много, — сухо ответил Павленко.

    — Да, плюнь ты на эти проблемы, — тем же тоном посоветовал ему майор, — Переложи свои проблемы на подчиненных, а тебе предлагаю сегодня расслабиться.

    — Сегодня я не могу, — категорично заявил хозяин кабинета, — У меня дела.

    — Какие могут быть дела, когда у меня день рождения, — наигранно удивился Рыбаков.

    — А разве у тебя сегодня?

    — Вообще-то День рождения у меня уже прошел, но сегодня приехали наши опера с отдельных объектов, поэтому именно сегодня я «проставляюсь». — ответил Рыбаков и уставился на него взглядом, не терпящим возражений.

    — Во сколько вы собираетесь? — нехотя уточнил Павленко.

    — Мы начнем в 17 часов, поэтому к этому времени и подтягивайся.

    — А если я немного задержусь?

    — Не советую, — категорично ответил майор, — Водка и закуска имеют тенденцию быстро заканчиваться. Поэтому приходи к началу, а потом решай свои дела сколько угодно. — улыбнулся майор и добавил, — Хотя, если быстро решишь свои проблемы, буду рад тебя увидеть вновь.

    — Ладно, буду, — согласился Павленко, — только чисто символически.

    — Не зарекайся, это уж как карта ляжет, — усмехнулся Рыбаков и вышел из кабинета.

    «Только пьянки в компании «контриков» мне сегодня не хватало», — с раздражением подумал подполковник, когда остался в кабинете один.

    Комиссия на теплоход «Беркен» была назначена на 18 часов. До ее начала оставался ровно один час и Павленко все же решился зайти к «особистам», как их продолжали называть еще с советских времен. Он без стука вошел в кабинет оперсостава, где за сдвинутыми столами сидели Парамонов, Нарышкин, Рыбаков, прапорщик-секретарь и еще двое сотрудников с периферийных объектов майор Сидлеров и капитан Кузнецов. На столе, как обычно стояли бутылки с водкой, томатный сок, отварной картофель, колбаса, сало, то есть все то, что бывает на спонтанном мужском застолье. Он вежливо поздоровался со всеми присутствующими за руку и, положив фуражку на свободный стол, сел на стул, расстегнув только верхнюю пуговицу бушлата.

    — Так дело не пойдет, — возмутился Рыбаков, — У нас здесь не привокзальная забегаловка, а солидное учреждение. Гардероб в кабинете начальника.

    Он взял в руки фуражку Павленко и предложил снять бушлат.

    — Я не надолго, мне нужно скоро уходить, — отказался подполковник.

    — Ну, ты можешь уважить виновника торжества, — не унимался Рыбаков, — В конце концов, это не прилично садиться за стол в верхней одежде.

    Павленко тяжело вздохнул, но все же поддался уговорам и протянул Рыбакову бушлат. Тот быстро вышел в соседний кабинет и через несколько секунд вернулся.

    Офицеры, по команде наполнили бокалы и дружно посмотрели на начальника. Тот встал и начал долго говорить о человеческих и профессиональных качествах «именинника», его служебных перипетиях и возможных перспективах. Тост мог затянуться надолго, если б гость демонстративно не посмотрел на часы. Парамонов завершил предложение и сделал символический глоток. Присутствующие сразу же заработали вилками. Павленко вновь посмотрел на часы и попросил слово.

    — Я предлагаю этот тост, — начал он, — за наше дальнейшее сотрудничество. В отделе оперативного розыска и вашем отделе для этого есть все необходимое: высокий профессионализм, активность людей и добрая воля. Я думаю, что совместными усилиями мы сможем развеять миф о мнимой конфронтации наших структур и вместе внесем общий вклад в дело укрепления государственной безопасности и охраны рубежей нашего государства.

    Все дружно встали и под троекратный возглас «Ура» выпили до дна. После произнесенного тоста, Павленко положил в рот ломтик сыра и, извиняясь, сказал:

    — Мне бы очень хотелось с вами посидеть, но извините, у меня дела.

    — Я провожу, — вскочил с места Рыбаков, — сейчас принесу твои вещи.

    Они вышли в коридор. Рыбаков вынес из кабинета начальника бушлат и фуражку Павленко и на прощание сказал:

    — Слава, если быстро освободишься, возвращайся, мы, чувствую, долго сегодня сидеть будем.

    — Как получится, — неопределенно ответил подполковник и на всякий случай протянул ему руку. Рыбаков ответил на рукопожатие и остался стоять в коридоре возле окна. Наблюдая сверху за движением на территории части и увидев, как Павленко выехал за пределы отряда, он вернулся в кабинет.

    — Не оперативная работа, а какое-то лицедейство, — буркнул он, взяв руки бутылку, — Знаем что играем в кошки-мышки, знаем, что друг другу врем, но, при этом улыбаемся и делаем вид, что все прекрасно.

    — Вы не сильно-то налегайте на водку, — перебил его Парамонов, — может еще сегодня работать придется.

    — А если он вернется, — вмешался Нарышкин, имея ввиду, Павленко, — Мы его что, трезвыми рожами встречать будем?

    В этот момент в кабинет, озираясь по сторонам, вошел мужчина со смазанными чертами лица и большими очками в роговой оправе.

    — Ну что Николай Михайлович, успели? — спросил его Парамонов.

    — Еще бы, — удовлетворенно ответил тот, — за двадцать лет работы в оперативно-техническом отделе я микрофоны научился вшивать в фуражку за полторы минуты. Для меня это плевое дело, лишь бы в помещении не было никаких помех и капитан судна не додумался включить радиоприемник. Иначе, тогда аппаратура фонить начнет.

    — В порту никаких проблем не возникнет? — обратился Парамонов к Нарышкину.

    — Я думаю, нет, наш Демченко уже провез в порт на своем автомобиле коллег Николая Михайловича. — Юрий кивнул головой в сторону коллеги из оперативно-технического отдела.

    — Ну, что ж, тогда будем их ждать с записью разговора, — подвел итог начальник.

    — Ну, а мы что делать будем, пока они там общаются, — подал голос Рыбаков, — Водку и закуску обратно в магазин не примут.

    — Тем более, что от нас уже ничего не зависит, — поддержал товарища Нарышкин, и начал опять разливать водку.

    Парамонов посмотрел на часы и, убедившись, что рабочий день давно закончился, снисходительно махнул рукой и подвинул свой станкан ближе к Нарышкину.

    Время тянулось медленно, разговор за столом не клеился и, даже спиртное не имело того эффекта, как прежде. Каждый из присутствующих ждал известий из порта. Кого-то, подогревал праздный интерес, кого-то оперативный азарт и только для Нарышкина это был своеобразный момент истины. Для себя он решил, если опять его версия окажется ошибкой, он напишет рапорт на увольнение, а если нет, то докажет не только Парамонову, но и самому себе, что еще что-то значит в этой жизни.

    Часы на стене уже показывали четверть десятого вечера, как раздался телефонный звонок.

    — Слушаю Парамонов, — взял трубку начальник отдела.

    — Дежурный по КПП сержант Загорулько, — раздался юношеский голос на другом конце провода, — Тут к вам пришли двое гражданских. Их встретят или выписать пропуск?

    — Пусть подождут на месте, сейчас к ним спустится наш сотрудник, — ответил Парамонов и, взглянув на самого молодого из сидящих — прапорщика Недолугу, сказал ему, — Анатолий Васильевич, спуститесь вниз и пригласите товарищей сюда.

    Через минуту в кабинет вошли сотрудники ОТО, непосредственно производившие оперативно-техническое мероприятие. Старшему из них майору Шаповалову Константину Григорьевичу, было уже за сорок, он имел внешность совершенно невоенного человека: выразительный пивной живот, уставшие серые глаза и редкие русые волосы с уже наметившейся лысиной. Его напарник — старший лейтенант Осадчий Михаил, был его полной противоположностью. Он обладал атлетическим телосложением, рост выше среднего, черная копна волос в сочетании с голубыми глазами, все это придавало ему образ супермена-любовника из американских фильмов, нежели сотрудника СБУ. Оглядев стол голодными глазами, и убедившись, что еще не все съедено, Шаповалов потер озябшие руки, и, кивнув в знак приветствия всем присутствующим, направился к столу. Нарышкин сразу же наполнил коллегам стаканы водкой и осторожно спросил:

    — Ну, как все прошло?

    — Ребята, дайте хоть что-нибудь в рот кинуть, — накладывая картофель в тарелку, сказал тот и добавил, — Это ведь вы тут по сценарию празднуете, а мы там, на холоде почти полтора часа свою польку отплясывали. Даже двигатель в машине не включали, чтоб внимание к себе не привлекать.

    Выпив водки и немного закусив, Шаповалов перевел взгляд на Нарышкина и довольно произнес:

    — Ну, что Князь, с тебя причитается? — он сделал выжидающую паузу и, загадочно посмотрев на всех присутствующих, произнес, — Сверлите дырки на погонах господа.

    Он жестом дал команду своему напарнику включить магнитофон. Старший лейтенант сразу же встал из-за стола и, вытащив из объемного портфеля, аппаратуру начал ее настраивать. Сначала в динамике слышались неопределенные звуки, стук и шипение, а затем, из этого общего шума стал выделяться топот ног. Видимо, это Павленко поднимался по траппу на борт судна. Через некоторое время, оперативники услышали и его голос.

    — Добрый вечер, мастер.

    — Здравствуй, Слава, — ответил турок по-русски, — А почему так официально?

    — Твой сопровождающий по-моему еще не отошел от двери, — ответил Павленко.

    Сразу же раздались звуки шагов и скрип двери. Видимо капитан вышел посмотреть в коридор.

    — За дверью никого нет, — с усмешкой произнес капитан, — Я смотрю, ты стал страдать манией преследования.

    — А как тут не начнешь, если обложили со всех сторон, как волка, — грустно вздохнул Павленко.

    — А ты не сгущаешь краски?

    — Нет, конечно, — Павленко судя по звуку, сел в кресло, — Эти «контрики» уже знают по-фамильно всех, кого мы сюда перевезли. Знают, что ни в какую Грузию они не вылетали. А после последнего случая знают, что пассажиров мы снимаем с борта на рейде.

    — Ну, не все так печально, как ты рисуешь, — попытался успокоить его Акбулут, — Они знают только их грузинские фамилии, а люди под такими фамилиями, действительно, живут в Грузии. Да и с рейда мы уже никого снимать не будем. Выпить хочешь, — предложил он гостю.

    — Не откажусь, — коротко ответил Павленко и замолчал. Через некоторое время он продолжил:

    — Кстати, то что сегодня мы с рейда уже никого не снимали, они, видимо тоже знают.

    — С чего ты взял?

    — По идее, они все сегодня должны были контролировать твой приход и с берега и через пункты технического контроля и через наружное наблюдение на выходе из порта, а они, всем отделом сейчас безмятежно бухают.

    — А может быть, наоборот, потеряли к нам интерес? — предположил Акбулут.

    — Не думаю, — ответил Павленко.

    — Ну, не могут же они знать, что мы закончили перевозки людей в этом сезоне, а тем более, у них и фантазии не хватит на то, что возвращать их обратно будем тем же путем.

    Капитан видимо встал с места, потому что раздались монотонные шаги по каюте.

    — И вообще, я не пойму твоего настроения, — вновь обратился Акбулут к Павленко, — Ты сам предложил мне свои услуги в этот раз, а теперь скулишь, как будто я тебя принуждаю. Я прекрасно эту проблему решал, через таможенника, которого мне предложила Алина. Правда, он денег просил больше, чем ты.

    — Раньше я не рисковал, так как теперь и деньги по прежнему курсу были серьезнее, нежели сейчас, — зло огрызнулся Павленко.

    — Раньше я работал на турецкую разведку и тебе платил за информацию деньгами, которые получал от своего Руководства. А теперь я на пенсии и сотрудничаю с неправительственными организациями, поэтому и плачу тебе из своего кармана. Поэтому, именно я теперь решаю, кому и сколько давать за то или иное участие в этом деле. — турок умышленно сделал ударение на словах «Я решаю».

    — Согласен, — примирительно произнес Павленко, — Но формально я стал пособником террористов и за это, наверное, имею право требовать повышение своих гонораров.

    — Никакого права ты не имеешь, — резко оборвал его турок, — Ты даже не имеешь права отказаться от дальнейшего сотрудничества, потому что слишком много знаешь.

    Павленко поперхнулся и закашлял. Вновь раздался звук жидкости, переливающийся в бокал.

    — На, выпей, — послышался голос турка. Он замолчал, а затем, продолжил более спокойным тоном, — Что касается твоего пособничества террористам, то не нужно спекулировать громкими словами. Эти люди являются террористами у себя в России, а у вас в стране их называют повстанцами, они свободно лечатся в санаториях Крыма, проводят тренировочные сборы в горах и не ведут никакой подрывной деятельности в Украине. Поэтому успокойся и довольствуйся тем, сколько тебе дают.

    Павленко сделал жадный глоток и спросил:

    — Когда возвращать людей обратно будем?

    — Послезавтра, — ответил Акбулут, — Поэтому завтра договорись со своим рыбаком, чтобы готовил на вечер свою посудину, попробуем перевезти сразу четверых.

    — А если «контрики» будут следить за выходом этого баркаса?

    — Продумай резервный вариант, — раздраженно ответил турок, — Мне, что тебя учить нужно или ты совсем деградировал?

    — Ты прав, это мои проблемы, — примиренчески отметил Павленко, — Я думаю, что получится отправить их в море на прежнем судне. Не хочу в это дело впутывать новых людей.

    — А как ты перед этим рыбаком объяснил прошлую ситуацию?

    — Я сказал ему, что этим морякам еще раньше закрыли въезд в Украину, а здесь у них есть жены с детьми. У нас много проживает выходцев с Кавказа, которые по-прежнему остаются гражданами своих стран, но в городе уже имеют жен из местных женщин. Вот они и пытаются сойти на берег, таким образом, как солдаты в самоволку. Старик всех документальных нюансов не знает, поэтому поверил. Да, и заплатил я ему за это неплохо. — Павленко довольно засмеялся.

    Последнюю фразу Акбулут пропустил мимо ушей и сразу же спросил:

    — Как собираешься нейтрализовать «контриков»?

    — Предложу им послезавтра выехать на сухопутный участок границы, якобы для реализации информации по задержанию контрабанды крупной партии продуктов питания.

    — А что, у вас теперь военная контрразведка и этим занимается? — удивился бывший турецкий разведчик.

    — У нас теперь борьбой с контрабандой занимаются все правоохранительные органы, даже дорожная милиция.

    — Неужели настолько серьезно встал вопрос?

    — Да, нет, просто каждый пытается заработать на ровном месте, при минимуме затрат, — усмехаясь, ответил Павленко.

    — Что значит на ровном месте? — не понял значения фразы иностранец.

    — Это значит, не прикладывая никаких усилий, — стал пояснять подполковник, — Остановил машину на границе вне пункта пропуска, если водитель заплатит, машину отпускают, если нет, то оформляют, как контрабанду.

    — Оказывается у вас и так можно зарабатывать? — вновь удивился турок, — А где ты найдешь машину с грузом?

    — А я ничего искать не буду, на границе есть несколько дорог, которые постоянно используются контрабандистами и, если там нет пограннаряда, то сто процентов на этом участке будет кто-то проезжать.

    — А ты уверен, что ваши контрразведчики соблазнятся на заработок, как ты говоришь «на ровном месте», в твоем присутствии?

    — На заработок не соблазнятся, — твердо ответил Павленко и тут же пояснил, — Они не только меня испугаются, но и друг друга. У них эти заработки еще не приняли массового характера, поэтому, если они выезжают на границу, то только для получения результата. В их отчетности есть раздел под названием — Возврат в доход государству. Вот на задержании контрабанды они и делают этот показатель.

    — Да, в мое время все было как-то проще и в то же время серьезнее, — резюмировал Акбулут и тут же предложил:

    — Еще налить?

    — Нет, спасибо, — отказался Павленко, — Я, может быть, еще вернусь к «контрикам» с этим предложением.

    — Тогда удачи, — пожелал ему капитан «Беркена», и добавил, — Возьми свой гонорар, в этот раз он гораздо больше.

    В динамике раздался еле уловимый шелест купюр и довольный голос Павленко:

    — Ради таких денег можно походить по лезвию ножа. Всего доброго.

    — Удачи, Станислав, — на прощание пожелал ему капитан.

    Затем вновь раздались шаги и шум ветра.


    Глава 19

    — Ну, вот и все, — сказал Осадчий и выключил магнитофон.

    — Как все, — возмутился Николай Михайлович, — А где же сам Павленко?

    — К сожалению, выйдя за пределы порта, он сел в такси и уехал домой, — развел руками Шаповалов.

    — У него же остался микрофон, — голосом близким к истерике, взмолился сотрудник ОТО, — мне ж голову снимут, если с ним что-то случится.

    — А что нам нужно было делать? — стал спорить Шаповалов, — Гнаться за ним, а затем сбивать фуражку? Это уже они должны были предусмотреть, — Он кивнул в сторону хозяев кабинета.

    — Мы надеялись, что он вернется к застолью, — попытался оправдаться Рыбаков, — Я не думал, что он откажется от продолжения банкета.

    — Никуда он не денется, — полупьяным голосом отозвался со своего места Нарышкин, — Если что, вместе отвечать будем.

    — Да, тебе-то перед кем отвечать? — махнул на него Шаповалов.

    — Не волнуйтесь, Николай Михайлович, — успокоил разволновавшегося коллегу Парамонов, — завтра, мы достанем его фуражку и вернем ваш микрофон.

    — Хотелась бы верить, — произнес Николай Михайлович и тяжело вздохнул.


    Утром следующего дня майор Рыбаков стоял на крыльце штаба в ожидании Павленко. По общему замыслу, он должен был пригласить Станислава под благовидным предлогом в отдел, чтобы незаметно изъять микрофон. Но тот все еще в части не появлялся.

    Вокруг толпились офицеры погранотряда, кто-то одиноко курил, кто-то обсуждал последние новости, кто-то просто коротал время в ожидании утреннего построения. Стоял на удивление теплый и солнечный день, абсолютно не характерный для середины зимы. Хотя, здесь в Приазовье, подобная погода была не редкостью, металлургические заводы-гиганты и теплое море существенно смягчали здешний климат. Легкий морской ветерок придавал бодрости и напоминал о приближении весны.

    Наконец, ворота части распахнулись, и на территорию части въехал служебный автомобиль оперативно-розыскного отдела. Это была темно-зеленая «девятка» — одна из первых моделей выпущенных Луцким автомобильным заводом. Из нее, не торопясь, вылез подполковник Павленко и, потянувшись, остался на прежнем месте, осматривая окружающих. К великому удивлению Рыбакова, на голове начальника ОРО красовалась новенькая военная шапка. Увидев Виктора, он первым направился к нему и, протянув руку, спросил:

    — Ну, как вчера погуляли?

    — Хорошо, посидели, — лаконично ответил Рыбаков, — Жаль, что ты вчера не смог вернуться.

    — Если честно, решил проверить своих бездельников в порту, в итоге только расстроился, и уже не было никакого желания возвращаться.

    — Сочувствую, — с пониманием произнес Виктор, — Личный состав это всегда геморрой.

    Павленко улыбнулся и согласно кивнул головой.

    — Ты кого-то ждешь? — меняя тему разговора, спросил он.

    — Нет, вышел продышаться после вчерашнего, — изобразив похмельное состояние, ответил Рыбаков и тут же добавил, — А ты, почему сегодня в шапке? Неужели замерз?

    — Да нет, сегодня строевой смотр, поэтому не хочу выделяться, хотя терпеть не могу шапок. Чувствую в ней себя каким-то колхозником, а не офицером.

    — У нас ситуация иная, нам форму вообще не выдают, — усмехнулся Рыбаков, — Поэтому мы себя уже даже офицерами не чувствуем.

    Павленко посмотрел на часы, оставалось три минуты до построения.

    — Твой шеф сейчас на месте? — поинтересовался он.

    — Да, — подтвердил Рыбаков, — А что, есть предложения?

    — Завтра вечером, хотел бы вместе с вами выехать на границу. Есть одна информация по контрабанде, — пояснил Станислав.

    — Боюсь, что завтра не получится, — разочарованно ответил Рыбаков, — Мы всем отделом выезжаем в Управление на подведение итогов с последующей сдачей зачетов. Так что, как минимум, на двое суток мы из обоймы выпадем.

    — Очень жаль, — произнес Павленко, и в этот момент прозвучала команда дежурного строиться.

    Рыбаков поднялся к себе в кабинет. Все сотрудники отдела с нетерпением ждали его появления.

    — Ну что? — с надеждой в голосе спросил его Парамонов.

    — Увы, не все складывается так, как мы хотели, — ответил Рыбаков.

    — Да, не томи ты, рассказывай, — поторопил его Нарышкин, — Мы уже полчаса места себе не находим.

    — Во-первых, — начал Рыбаков, — Сегодня Павленко пришел на службу в шапке.

    — Мне конец, — обреченно произнес Николай Михайлович, продолжавший переживать за судьбу казенного микрофона.

    — Что еще? — вновь спросил начальник.

    — Дальше, уже лучше. Он предложил завтра нам выехать на границу, якобы для реализации оперативной информации по контрабанде.

    — И что Вы ему ответили?

    — Сказал, что завтра мы всем отделом выезжаем на подведение итогов в Управление с последующей сдачей зачетов.

    — Правильно, — одобрил Парамонов, — И как он к этому отнесся?

    — Пожалел, что не получится и все, — ответил Рыбаков, — Потом началось построение.

    Начальник сел на стул и стал тарабанить пальцами по крышке стола.

    — Какие будут предложения, Юрий Александрович? — обратился он к Нарышкину.

    Майор задумчиво почесал подбородок, окинул взглядом окружающих, как будто ожидая от них поддержки, и ответил:

    — Если будет четверо нелегалов, плюс водитель, да еще капитан баркаса, то наших сил может не хватить.

    — Почему вы так думаете?

    — Потому что нас, вместе с водителем тоже шесть человек. Оружия у нас нет, нашему руководству так жить спокойнее, поэтому я не знаю, чем закончится рукопашная с людьми, имеющими боевой опыт.

    — Я со своим остеохондрозом, точно не боец, — признался Парамонов.

    Нарышкин улыбнулся и продолжил:

    — Поэтому я предлагаю подключить к задержанию сотрудников местного райотдела милиции, прокуратуры и на завершающей стадии использовать силы погранзаставы.

    — Для начала было бы неплохо выехать на место и провести рекогносцировку, — предложил Рыбаков.

    — Я не думаю, что это хорошее предложение, — возразил Нарышкин, — Сегодня Павленко нужно будет выехать на причал рыбколхоза и, по закону подлости, мы там можем с ним встретиться. Либо сам капитан что-то заподозрит, увидев нас на берегу.

    — Тогда что вы предлагаете? — спросил его Парамонов.

    Нарышкин вытащил из папки военную карту участка и, разложив ее на столе, стал приводить свои аргументы.

    — К причалу рыбколхоза с трассы ведет только одна дорога. Недалеко от нее расположен дачный кооператив, где есть участок, откуда весь берег и подходы, как на ладони. Я предлагаю, там выставить наблюдателя, который будет отслеживать прибытие команды на причал. Так называемая группа захвата должна находиться недалеко от развилки и ждать команды. Когда экипаж будет на борту и к причалу приедет неизвестный автомобиль с людьми, наблюдатель дает команду и группа выезжает на берег. Если ничего не помешает, то на все уйдет не более пяти, максимум семи минут.

    — А если не успеем? — задал вопрос Парамонов.

    — Тогда Вам придется срочно информировать начальника погранотряда и привлекать к задержанию дивизион катеров морской охраны.

    Парамонов задумался и озадаченно покачал головой.

    — И когда Вы планируете начать операцию? — спросил он Нарышкина.

    — Я думаю, сразу, как только начнется комиссия на теплоходе, — предложил тот, — Буксиру идти до выхода из порта около часа, сама комиссия проходит около двух часов, поэтому, как только капитан «Беркена» заявит о готовности принять комиссию, нужно выдвигаться.

    — С учетом легенды, нас завтра в отряде вообще не должно быть. Поэтому предлагаю завтра инициировать ранний отъезд из отряда, чтобы это видел оперативный дежурный и где-то переждать это время. — предложил Рыбаков.

    — Принимается, — согласился начальник, — Тогда Юрий Александрович, — обратился он к Нарышкину, — вы берете на себя организацию информации по порту. Вы, Виктор Андреевич, — он перевел взгляд на Рыбакова, — выезжайте в район и договаривайтесь с милицией и прокуратурой, а я займусь радиостанциями и наручниками. Остальные сегодня действуют по своему плану.

    Он окинул всех взглядом, ожидая вопросов, но таковых не последовало.

    — Тогда за работу, — подвел итог начальник.


    Глава 20

    На следующий день в 16 часов служебный автомобиль отдела военной контрразведки и личный автомобиль майора Рыбакова стояли на обочине трассы, откуда хорошо просматривалась развилка. В первой машине находились Парамонов, Нарышкин и двое офицеров, прибывших с отдельных объектов. В автомобиле Рыбакова, кроме него, сидели: помощник прокурора района Корсун Олег Иванович, заместитель начальника уголовного розыска Бохун Виктор Мефодиевич и участковый инспектор лейтенант Шовкун Николай. Сумерки сгущались, и их нахождение без света фар уже не привлекали внимания водителей, следующих во встречном направлении. В зимнее время эта трасса никогда не отличалась оживленностью, поэтому, каждый приближающийся к развилке автомобиль вызывал у оперативников специфический трепет. Однако, их надежды с каждым разом все таяли и таяли. Комиссия на судне давно началась, экипаж рыбацкого баркаса крутился на берегу, а долгожданного транспорта все еще не было.

    — Может, Павленко нас все же переиграл и использовал другой, резервный вариант? — предположил вслух Парамонов.

    — Вряд ли, — спокойно ответил Нарышкин, — Иначе, какой смысл рыбакам сегодня появляться возле баркаса.

    — А может, как раз для того, чтобы отвлечь наше внимание.

    — Константин Александрович, давайте не будем гадать, — не скрывая раздражения, ответил майор и, выйдя из машины, закурил. Конечно, на всякий случай, он попросил прапорщика Нестеренко проконтролировать подходы к теплоходу через возможности технического наблюдения. Но что это могло дать, если связи с ним не было. К сожалению, мобильные телефоны могли позволить себе далеко не все офицеры, а тем более прапорщики. Он ходил вдоль обочины и корил себя, что не продумал этот вопрос, пока не увидел, как встречный автомобиль свернул на развилке к рыбколхозу. Нарышкин прыгнул в автомобиль и стал прислушиваться к звукам радиостанции.

    — Появился неустановленный объект, — прозвучал в динамике спокойный голос прапорщика Недолуги, — судя по движению фар, следует в сторону моря.

    — Поехали за ними, — скомандовал Нарышкин.

    Водитель вопросительно посмотрел на Парамонова, но тот не реагировал на слова майора.

    — Что стоишь? — повысил он голос на водителя, но тот продолжать смотреть на начальника.

    — А если это не они? Мы тогда только засветимся и все. Будем ждать, — ответил за водителя начальник.

    — А если опоздаем, то ждать будем взысканий, — почти закричал Нарышкин.

    Водитель, ранее не видевший Нарышкина в столь возбужденном состоянии, непроизвольно завел двигатель и тронулся с места. Рыбаков на своем автомобиле последовал за ним. Спускаясь по дороге к морю, они выключили свет фар и ориентировались только по внешним очертаниям, просматривающимся во мраке. В это время Недолуга сообщил, что автомобиль остановился на берегу и выключил фары.

    Путь к морю, который ранее казался Нарышкину очень недолгим, в этот раз показался бесконечным. Он хотел еще раз поторопить водителя, но сдержался, потому что сам плохо видел дорогу. Наконец, когда они выехали на побережье, водитель включил фары и остановился возле кабины стоявшего автомобиля, преградив ему путь вперед. Рыбаков поставил свой автомобиль с другой стороны, отрезая движение назад. На берегу, зажатый с двух сторон, стоял микроавтобус «Форд» белого цвета. Включенные фары ярко осветили причал, на котором суетились люди. Увидев, внезапно подъехавшие автомобили, двое из них, прыгнули на борт буксира, а остальные замерли на месте.

    — Кто вы такие? Что надо? — возмутился капитан.

    Нарышкин первым вышел из автомобиля и направился к нему. Оставшиеся члены группы, кроме водителя, последовали его примеру. Он подошел к старому рыбаку и показал свое удостоверение. При таком освещении капитан не мог ничего увидеть, да и не пытался этого сделать. Его взгляд остановился на участковом, и ему этого оказалось достаточно.

    — Это что за люди? — строго спросил Нарышкин.

    — А я откуда знаю, — невозмутимо ответил пожилой мужчина, — они ж почти вместе с вами приехали.

    — Всем приготовить документы для проверки, — крикнул майор.

    Люди неохотно стали шарить по карманам в поисках документов.

    — Членам экипажа стать слева, прибывшим гостям — справа, — вновь скомандовал Нарышкин.

    Сотрудники милиции и помощник прокурора не вмешивались в процесс, они стояли в стороне в качестве пассивных наблюдателей.

    — Петрович, — назвав по отчеству капитана, обратился к нему Нарышкин, — скажи, что б и те двое, которые спрятались на судне, вышли на пирс.

    — Да вроде все здесь, — неуверенно произнес капитан.

    — Я видел, как двое прыгнули на борт, — сказал Юрий, — Ведите их сюда.

    Капитан неохотно пошел на буксир и через минуту вышел еще с двумя мужчинами. Пассажиров оказалось четверо, все они были мужчинами крепкого телосложения в возрасте от сорока до пятидесяти лет с явно выраженными южными чертами лица.

    — Позвольте взглянуть на Ваши документы, — обратился к Нарышкину самый старший из них. Юрий показал ему служебное удостоверение, осветив его карманным фонарем. Мужчина долго его рассматривал, а затем спросил:

    — А что собственно произошло? Мы законно въехали в вашу страну и также законно возвращаемся, — он протянул Нарышкину свой паспорт, — Сюда заехали к рыбакам купить свежей рыбы. Это что, преступление?

    — Совершенно верно, — возмутился капитан, — Совсем уже обнаглели.37 год давно прошел, а вы все бесчинствуете.

    — Помолчи отец, — спокойно ответил Нарышкин и обратился к другим пассажирам. — Ваши документы.

    В руках у него оказались паспорта граждан России Бабаева, Амирханова, Кулиева и Умарова. В каждом паспорте присутствовали миграционные корточки с дата-штампами Староазовского автомобильного пункта пропуска. Он передал паспорта начальнику, а сам направился к автомобилю, на котором они прибыли. За рулем тихо сидел мужчина, ничем о себе не напоминая. Нарышкин осветил фонарем его лицо и воскликнул:

    — О-о, старый знакомый! Если не ошибаюсь, Магамедов Али Каримович.

    — Так точно, — радостно ответил водитель, — У вас хорошая память, начальник, — сделал он комплимент Нарышкину.

    — Я смотрю, ты машины меняешь, как перчатки.

    — А что делать, мой бизнес — это перевозки. Людей я перевожу на этой машине, грузы на «Газели», жить, как-то надо.

    — И куда же ты вез этих пассажиров? — поинтересовался у него майор.

    — Как куда? На пункт пропуска, — удивленно ответил Магамедов.

    Нарышкин отошел от него и подошел вновь к пассажирам.

    — Содержимое карманов выложите не землю, — скомандовал он.

    В этот момент к нему подошел помощник прокурора и, взяв под локоть, вежливо отозвал в сторону. Когда они оказались на значительном удалении от остальных, он с возмущением произнес:

    — Майор, ты что себе позволяешь? Погоны носить надоело? Неужели до тебя не доходит, что это беззаконие.

    — Потом поговорим о моих погонах, — освободив руку, сказал Нарышкин и пошел к задержанным.

    — Майор, я тебя не отпускал, — рявкнул Корсун.

    Нарышкин проигнорировал слова помощника прокурора и вновь обратился к задержанным:

    — Вы не поняли, что я вам сказал?

    Один из пассажиров, видимо услышавший разговор Нарышкина с Корсуном, засунув руки в карманы, демонстративно заявил:

    — Я не буду выполнять Ваши противоправные требования. Я гражданин России и требую присутствия нашего консула.

    — Сейчас, — грубо ответил майор, — машину за ним пошлю.

    Нарышкин решительно направился к микроавтобусу. Открыв пассажирскую дверь, он залез в салон и через минуту, стал выбрасывать оттуда сумки. К нему подошел Парамонов и тихо, чтоб никто не слышал, пробормотал:

    — Ты в своем уме, завтра помощник прокурора напишет протест, нас же затаскают по прокуратурам и инспекциям.

    — А у меня другого пути нет, — на ходу ответил Нарышкин, — Иду вабанк.

    Он поднял спортивную сумку с земли и вытряхнул ее содержимое на землю. Оттуда высыпались белье, спортивная одежда, предметы личной гигиены и продукты.

    — Чья это была сумка? — спросил он пассажиров.

    — Моя, — ответил мужчина, который ранее требовал присутствия консула.

    Нарышкин поднял вторую сумку.

    — Это чья?

    — Моя, — ответил самый старший на вид мужчина.

    Юрий вытряхнул и ее. Там тоже не оказалось ничего, что могло бы привлечь его внимание.

    — А где ваши вещи? — обратился он к двум другим пассажирам.

    — А у нас нет вещей, мы обычно путешествуем налегке, — отозвался один из них.

    Нарышкин осмотрелся по сторонам и неожиданно для всех бросился на буксир.

    — Подполковник, — обратился к Парамонову Корсун, — Угомоните своего подчиненного, не то я сам надену на него наручники.

    — Я не могу, — пожимая плечами, ответил тот, — Нарышкин кандидат в мастера спорта по боксу и когда у него «планка падает» от него можно ожидать чего угодно. Если хотите, надевайте наручники сами, я лично не рискну.

    — Идиотизм какой-то, — возмутился помощник прокурора и молча отошел в сторону.

    Через несколько минут Нарышкин вышел на пирс с двумя спортивными сумками в руках. Он подошел к тем лицам, которые, якобы, путешествовали налегке, и с победным видом спросил:

    — Это ваши вещи?

    Мужчины переглянулись между собой и озадаченно посмотрели на старшего своего товарища, который стоял ближе к Парамонову и Корсуну. Тот явно начал волноваться, но совладав с собой, примирительно улыбнулся и обратился к помощнику прокурора:

    — Командир, я вижу, Вы здесь старший, давайте договоримся. Мы опаздываем на поезд, поэтому предлагаю заехать в ближайшее кафе, Мы накрываем вам хороший стол по вашему заказу и прощаемся. Честное слово, на работу опаздываем.

    Он прижал правую руку к груди, демонстрируя искренность своих слов.

    — Во-первых, старший здесь я, — гордо заявил Парамонов, — А во-вторых, поужинаем мы сами, но только после того, как досмотрим Ваши вещи.

    Корсун покраснел от ярости и, сжав кулаки, развернулся спиной к стоявшим напротив него собеседникам.

    В этот момент кавказец что-то крикнул своим землякам на своем языке и нанес Парамонову резкий удар в голову. В считанные доли секунды, он ударил Корсуна ногой под колено и когда тот потерял опору под ногами, нанес ему ребром ладони молниеносный удар по шее. Помощник прокурора безжизненно повалился на землю. Один из задержанных, стоявший на причале, бросился на Нарышкина, но тот успел освободить руки от сумок и ударить нападавшего в печень. Мужчина потерял равновесие, и, качнувшись, как подкошенный рухнул с причала в ледяную воду. Второй из них, бросился на Рыбакова, но тот успел схватить его в охапку и они покатились по песку. Четвертый задержанный попытался убежать, но Сидлеров и Кузнецов повалили его на землю и с двух сторон начали с силой пинать ногами.

    В это время старший, оставив лежащих на земле Парамонова и Корсуна, со звериным криком бросился в сторону сотрудников милиции. Однако, Бохун в эти секунды успел вытащить пистолет и с криком, «Всем лежать», сделал два выстрела под ноги нападавшему. Тот мгновенно остановился, как вкопанный и медленно поднял руки. После выстрела замерли все, и задержанные и оперативники.

    — А вот теперь, ребята, вы наши клиенты, — довольно произнес капитан милиции.

    Вместе с участковым они заломили тому руки, и надели наручники. Нарышкин быстро подбежал к Рыбакову и помог ему совладать с соперником. Третьему задержанному надевать наручники уже не было необходимости, от нанесенных ударов он перестал сопротивляться и только тихо хрипел. Сложнее всего оказалось с тем, кто упал в море. Как выяснилось, он не умел плавать, поэтому из последних сил барахтался в воде и постоянно матерился. Его одежда намокла, и он начал постепенно уходить под воду. Ничего не успевшие понять рыбаки, наконец, вышли из оцепенения, и, сняв с противопожарного щита багор, побежали вытаскивать того на берег. Когда его голова скрылась под набегающей волной, рыбаки все же успели зацепить его крюком за воротник и как тушу поволокли на берег.

    Нарышкин подошел к Парамонову, который, опираясь на рядом стоявший автомобиль, пытался подняться на ноги. Юрий помог ему принять вертикальное положение и, прислонив к двери микроавтобуса, спросил:

    Шеф, ты как?

    У Парамонова, как у младенца качалась голова и изо рта текла тонкая струйка крови. Он сфокусировал взгляд на лице Нарышкина и, сплевывая кровь, ответил:

    — Нормально.

    Непонимающим взглядом он посмотрел по сторонам и спросил у майора:

    — Задержали всех?

    — Все тут, не волнуйся, — успокоил его Нарышкин.

    Затем он перевел взгляд на лежавшего на земле Корсуна и подбежал к нему. Помощник прокурора лежал лицом к земле без признаков жизни. С трудом он перевернул его на спину, голова у него была разбита, видимо при падении он ударился об камень. Нарышкин приложил свою ладонь к его шее и нащупал пульс. Он попытался побить его по щекам, но эта процедура не дала желаемых результатов. Тогда он вытащил из машины бутылку холодной воды и, не церемонясь, вылил ее на лицо помощника прокурора. Тот сделал глубокий вдох и открыл испуганные глаза. Глядя на стоявшего над ним Нарышкина, он спросил:

    — Что случилось? Где я?

    — Для рая не очень подходящее место, — пошутил майор, — Пока на земле.

    Убедившись, что Корсун жив, он отошел от него и направился к своим коллегам, которые в это время собрали всех задержанных в одном месте и рассадили на земле, прислонив спиной к стене заброшенного склада.

    — Неожиданно как-то все произошло, — произнес Рыбаков, я даже среагировать не успел.

    — Скажи спасибо, что на тебя самый худой бросился, а то бы сейчас в той компании реллаксировал, — Нарышкин кивнул в сторону белого «Мерседеса», возле которого сидели на земле понурые Парамонов и Корсун.

    — У меня лично первый раз такое, — как бы оправдываясь, продолжал Рыбаков, — Обычно все задержания до этого проходили цивилизованно и интеллигентно.

    — Переходите к нам, товарищ майор, — вмешался в разговор капитан Бохун, — У нас такое почти как раз. Зато вынуждены всегда в форме держаться.

    — Да нет уж, спасибо, Мне уже поздно, что-то менять в своей жизни, — усмехнулся Рыбаков.

    Усадив на землю последнего из задержанных, милиционер вытащил из кармана свою радиостанцию и стал вызывать базу. Когда, сквозь треск помех, раздался голос дежурного по райотделу, капитан передал:

    — Коля, пришли к причалу рыбколхоза «Путь Ильича» «воронок», тут четверо задержанных, — пояснил он и добавил, — А лучше два, потому что к ним может еще кое-кто присоединиться. — Бохун многозначительно посмотрел в сторону капитана баркаса. Петрович стоял на пирсе и равнодушно смотрел в сторону моря.

    Рассадив всех по местам и проверив состояние наручников, Бохун весело обратился к задержанным:

    — Граждане, бандиты, кто мне объяснит, из-за чего Вы такую панику подняли?

    Тот, кто напал на Парамонова и Корсуна, бросил злобный взгляд на капитана и молча плюнул в его сторону. Бохун в ответ только усмехнулся.

    — Сейчас посмотрим их сумки и, я думаю, там найдем ответ на этот вопрос, — ответил Нарышкин капитану.

    Он направился на пирс за оставленными сумками и, забрав их, вернулся на площадку, где стояли автомобили и оперативники. Рыбаки, вместе с своим капитаном не подходили к ним. После того, как вытащили из воды одного из пассажиров, они сгруппировались возле здания бывшего правления колхоза и о чем-то тихо переговаривались между собой.

    Нарышкин подошел к образовавшейся площадке и поставил сумки на землю. К нему медленно подтянулись все остальные, кроме участкового, который остался охранять задержанных.

    — Посвети на сумки, — попросил он Рыбакова, а сам присел на корточки, чтобы расстегнуть молнию.

    Виктор направил луч света на багаж загадочных пассажиров и все замерли в ожидании. Нарышкин, как и в предыдущих случаях, небрежным движением вытряхнул содержимое на землю. Оттуда выпали пакеты с бельем и несколько пачек долларов, упакованных в виде брикетов.

    — Ничего себе, — присвистнул от удивления Парамонов, и непроизвольно потел разбитую губу.

    — А я сразу сказал, что это — наши клиенты, — вновь усмехнулся Бохун, и подмигнул сидящим на земле кавказцам.

    Тем временем, Нарышкин сидя на корточках, открыл вторую сумку и начал шарить внутри.

    — Вытряхивай и эту, — предложил Бохун. У него от происходящих событий появился охотничий азарт и ситуация его уже больше забавляла, нежели волновала.

    — Подожди, — ответил ему Нарышкин, продолжая копаться в сумке. Затем, он вытащил оттуда прозрачный файл и, выпрямившись, начал его раскрывать. В его руках оказались четыре паспорта моряка. Он взял их в виде веера и начал поочередно раскрывать каждый.

    — Габуния Нодар, — стал читать имена Нарышкин, — Кватчадзе Гурам, Абашидзе Георгий и Тушишвили Арчил.

    Он победно посмотрел на Парамонова и, переведя взгляд на задержанных, обратился к ним:

    — Ребята, так какой вам консул нужен, российский или все же грузинский?

    Рыбаков хихикнул, и, хлопнув по плечу Бохуна, сказал:

    — Нет, дружище, чует мое сердце, что все же это наши клиенты.

    — А разве это важно, — усмехнулся капитан и, пожав руку Рыбакову, добавил, — Главное, что дело серьезное сделали, а лавры уж как-нибудь поделим.

    — А где водила? — вспомнив об еще одном участнике событий, взволнованно спросил Нарышкин.

    — Здесь он — раздался голос водителя машины военной контрразведки. Тот вышел из кабины, держа в руках монтировку и толкая вперед пятого участника событий — Когда драка началась, он бежать пытался, вот и пришлось немного подрихтовать.

    Магамедов шел хромая на левую ногу и, придерживая висящую, как плеть, руку. По-детски всхлипывая, он жалобно произнес:

    — Он мне руку сломал, как я теперь назад поеду?

    — Я думаю, что тебе пока некуда торопиться, — ответил пришедший в себя Парамонов и тут же спросил у водителя, — Зачем ты его так?

    — Испугался, что убежит, а другого ничего под рукой не оказалось, — оправдываясь, ответил водитель. — Я хотел его только по спине огреть, а он успел рукой закрыться.

    — А меня за что задерживать? — завопил Магамедов, продолжая потирать локоть, — Я всего на всего водитель, мне хозяин сказал их отвезти, я и повез. Откуда я знал, кто они.

    — Вот когда расскажешь, кто твой хозяин, кто тебя направил именно сюда, сколько сделал подобных рейсов, вот тогда и посмотрим, когда тебя отпускать, — Нарышкин по-отечески обнял водителя «Мерседеса» за плечи и отвел к группе задержанных земляков.


    Глава 21

    Ночь в этот день для всех оказалась бессонной. В ходе проверки выяснилось, что задержанные лица, за исключением водителя, оказались чеченскими полевыми командирами и состояли в России в Федеральном розыске. Капитан рыбацкого баркаса не стал скрывать, что перевозил людей по просьбе подполковника Павленко. У них были взаимовыгодные обоюдные договоренности, Петрович дважды перевозил по его просьбе людей, Павленко решал вопрос на всех уровнях, чтобы буксир беспрепятственно выходил в море на лов рыбы, даже в период путины.

    По дата-штампам без труда удалось установить прапорщика пограничника, который оформил чеченцам миграционные карточки. Тот тоже не стал скрывать, что сделал это просьбе офицера отдела оперативного розыска, который в настоящий момент находился в отпуске.

    Новые обстоятельства стали предметом заинтересованности и военной прокуратуры. По договоренности с Парамоновым двое следователей выехали на объект.

    Утром к зданию Староазовского райотдела милиции подъехал и начальник погранотряда полковник Середа Вадим Иванович вместе с заместителем начальника отдела оперативного розыска майором Белкиным.

    Полковник вышел из автомобиля и, вдохнув полной грудью свежий воздух, огляделся по сторонам. Увидев на крыльце сотрудников военной контрразведки его, и без того траурное настроение, стало еще хуже. Он не любил, когда представители этой организации работали на его территории без участия пограничников. Как правило, это не предвещало для не ничего хорошего. Он подошел к ним, потому что другим путем попасть в здание райотдела было не возможно, и ни с кем не здороваясь, презрительно произнес:

    — Я смотрю, вся компания в сборе.

    — И мы вам здравия желаем, — с усмешкой ответил Нарышкин.

    Пропустив мимо ушей его иронию, он обратился к Парамонову, причем, не глядя на того:

    — Я созванивался с начальником ростовского погранотряда, они настаивают на экстрадиции задержанных.

    — У нас есть трое суток на их задержание, поэтому пусть посидят, — возразил Парамонов, — Тем более, что у нас к ним есть еще вопросы.

    — А у нас нет оснований для их задержания, поэтому сегодня мы их отправим обратно. — повышая голос заявил полковник.

    — Вы, кажется, забыли, что это мы их задержали, а не Вы, — усмехнулся начальник военной контрразведки, — Поэтому не Вам и решать когда их выдворять из страны.

    Середа бросил злобный взгляд на Парамонова, но промолчал. Нервно поправив на голове фуражку, он направился внутрь здания, но неожиданно в дверях столкнулся с капитаном рыбацкого судна. У того были красные от бессонницы глаза и багровое лицо, видимо от перенесенного стресса у него поднялось артериальное давление. Увидев перед собой начальника погранотряда, рыбак не посторонился, а наоборот, преградил ему путь своей мощной фигурой и, не скрывая раздражения, спросил:

    — А где Ваш подполковник Павленко?

    — А что вы от него хотели? — спросил Середа, — Я его начальник.

    — Значит, струсил щенок, — капитан колоритно выругался, отведя взгляд от полковника, а затем, схватив его за рукав, добавил, понизив голос, — Передайте своему подчиненному, что если он попадется мне на глаза, я ему голову оторву.

    Петрович брезгливо вытер об штанину руку, которой только что прикасался к полковнику и, не глядя по сторонам, поспешил на автобусную остановку. Середа в свою очередь, проводив его недоумевающим взглядом, скрылся в фойе здания райотдела.

    Офицеры переглянулись между собой, за прошедшие сутки они уже понимали друг друга без слов. Парамонов понял вопрос в глазах Нарышкина и сказал:

    — Спроси у Белкина где он и поезжай к нему, — не заметно начальник перешел на «ты» с подчиненными, — Не хватало, чтоб еще Павленко сбежал. Езжайте вдвоем, — он перевел взгляд на Рыбакова, — а я с военной прокуратурой позже подъеду.

    По словам заместителя начальника ОРО, подполковник Павленко сообщил командиру, что заболел и обещал утром вызвать врача.

    — Только бы он никуда не сбежал, — произнес Нарышкин, усаживаясь в автомобиль Рыбакова.

    — Я думаю, далеко не убежит, — попытался успокоить товарища Виктор, прогревая двигатель, — Если не застанем дома, поверь мне, найдем у Алины.

    — Хотелось бы верить, — буркнул Нарышкин и взглянув на товарища, спросил, — Мы долго движок гонять будем? Поехали.

    . — Есть, товарищ начальник, — засмеялся Рыбаков и двинулся с места.

    Менее, чем через сорок минут автомобиль уже колесил по узким улочкам частного сектора.

    — Ты же говорил, что был у него раньше, — стал возмущаться Нарышкин, когда Рыбаков в очередной раз не узнал дом, где квартировал Павленко.

    — Что ты от меня хочешь? — в тон ему ответил Рыбаков, я был у него в гостях лет десять назад, да еще летом, — А сейчас все по-другому.

    Он крутил головой по сторонам и, наконец, воскликнул:

    — Вот, — он пальцем показал на стоящее слева домостроение, — Сто процентов это та самая хатынка!

    Они остановились возле добротного кирпичного дома, огороженного высоким металлическим забором из кованых прутьев. В огороде, раскинув длинные ветви, стояли голые фруктовые деревья с побеленными стволами. Во дворе, пожилая женщина в пуховом платке и переднике, склонившись возле будки, кормила сидящую на цепи лохматую дворнягу.

    — Хозяйка, — крикнул ей через забор Нарышкин.

    Женщина от неожиданности вздрогнула, а собака злобно зарычав, подняла длинные уши и оскалила желтые клыки.

    — Кого надо? — спросила хозяйка, придерживая за ошейник собаку.

    — Нам нужен Станислав Николаевич. Он здесь проживает? — спросил Юрий.

    — Здесь, — ответила женщина, — А вы кто такие?

    — Мы с работы, — неопределенно ответил Нарышкин и сразу спросил, — К нему можно пройти?

    — Проходите, — равнодушно ответила женщина, и указав рукой на правое крыло, добавила, — У него отдельный вход справа. Только вряд ли у вас получится с ним пообщаться.

    Офицеры уверенным шагом направились в дом, хотя, последняя фраза женщины их всерьез обеспокоила. Не снимая обуви, они вошли в дом. В комнате было мрачно, накурено и пахло грязными носками. На диване с открытыми глазами лежал Павленко и курил. На журнальном столике, возле дивана стояла недопитая литровая бутылка конька и пепельница, доверху наполненная окурками. На приход гостей Павленко никак не отреагировал, а только повернулся к ним спиной. Рыбаков раздвинул шторы и открыл форточку. Дневной свет сразу ярко осветил помещение, и Виктор невольно прищурился.

    — Что Вам нужно? — не поворачиваясь, спросил Павленко. Голос у него был достаточно трезвым.

    — Не очень-то ты радушно гостей принимаешь, — ответил Рыбаков. Он взял на себя прерогативу в общении на правах старого знакомого, — Может быть, ты обратишь на нас внимание? Разговор есть.

    Павленко нехотя встал с дивана, подтянул спортивные брюки и молча поставил на столик два пустых стакана. Затем, так же молча наполнил их и спросил:

    — Выпьете со мной?

    — Я не пью на работе, — ответил Рыбаков.

    — А я вообще не пью, — также лаконично заявил Нарышкин.

    — Ой-ли, — усмехнулся Павленко, — А я вот пью и на рабате и вообще.

    Он демонстративно стукнул своим стаканом по бутылке и залпом выпил. Затем, занюхав сухой корочкой хлеба, спросил:

    — Слышал вас можно поздравить с успехом?

    — Можно, — присаживаясь на свободный стул, ответил Рыбаков. Нарышкин остался стоять в дверях.

    — А как же ваше подведение итогов? — с издевкой, спросил хозяин комнаты, — Соврал старому другу?

    Он сделал очередную затяжку и выпустил дым в лицо Рыбакову.

    Виктор помахал рукой возле носа и ответил:

    — Друзьями мы были, но только в прошлой жизни.

    — Согласен, — делая вид, что не понял смысл сказанного, произнес Павленко, — Друзьями мы были, когда служили в КГБ, а сейчас мы в разных структурах и воюем по разные стороны баррикад.

    — А вот я не могу с тобой согласиться, — парировал Виктор, — Я как служил своему государству, так и служу. А вот кому ты служишь, Слава, я не знаю.

    — Не смеши меня, — встав с дивана, и, всем телом наклонившись над столом, сказал Павленко, — Уже давно нет того государства и нет того народа, которому мы служили. А ты все витаешь в облаках собственных иллюзий.

    — Я, как-то, не настроен сегодня дискутировать на тему офицерской чести и долга, — ушел от излишней полемики Рыбаков, — Ты лучше поделись, за какую сумму ты организовал этот кавказский транзит? Мне просто интересно, сколько сейчас стоит подполковник Погранвойск?

    — Ты что, бредишь? — сделал удивленное лицо Павленко, — Какой кавказский транзит? И кто же интересно меня купил?

    — Челик Акбулут, например, — невозмутимо ответил Рыбаков, глядя ему прямо в глаза, — Вы ведь с ним сотрудничаете, лет десять, если я не ошибаюсь?

    Павленко выдержал пронзительный взгляд и с улыбкой произнес:

    — Ты точно бредишь. У врача давно был?

    — Мне не нужен врач, — ответил Виктор, скрестив руки на груди, — Все четверо задержанных вчера чеченцев, имеют грузинские паспорта моряков и все они были списаны с теплохода «Беркен». Если помнишь, мы направляли вам запрос в отношении них. Именно ты дал на него ответ, что все они покинули Украину через аэропорт, но, как видишь, все они оказались здесь.

    — Это все ерунда, в свое время на меня отписал ваш запрос командир, но мне было лень с ним копаться, поэтому я ответил вам, как говорится, от балды, — засмеялся он.

    — А вот твой Петрович, сегодня совсем не от балды, дал показания, что именно ты просил его отправить этих лиц на «Беркен».

    Павленко смотрел на Рыбакова не моргающим взглядом и не выражая никаих эмоций.

    — Глупости, этот старый маразматик мстит мне, таким образом, за то, что я не смог ему продлить квоту на вылов рыбы, — твердо ответил он..

    — А как насчет твоего подчиненного, который просил в пункте пропуска оформить им миграционные карточки на реальные паспорта? — продолжал атаковать вопросами Рыбаков.

    — А это вы у него и спросите, — ехидно улыбнулся подполковник.

    Особисты молча переглянулись между собой… Станислав понял этот взгляд по-своему.

    — Я же говорю Вам, что все это глупости, — засмеялся он, — Одни только домыслы и ничего больше.

    Павленко плюхнулся на диван и удовлетворенно прикрыл глаза. Затем, не скрывая издевки, спросил:

    — А хотите, я своего офицера за это накажу, чтоб другим не повадно было, — он оживленно стал жестикулировать руками и продолжил, — А что? Хорошая мысль. И я продемонстрирую воспитательную работу в отделе, и вы себе профилактическое мероприятие на учет поставите?

    Он довольно посмотрел на незваных гостей и потянулся к бутылке.

    — Я думаю, ты не успеешь его наказать? — впервые подал голос Нарышкин. Он бросил взгляд на вешалку и, увидев там фуражку, схватил ее и резким движением оторвал подкладку.

    — Ты что с ума сошел? — заорал Павленко, вскакивая с места — Ты знаешь, сколько она стоит? Я ее на заказ в Киеве шил.

    Нарышкин демонстративно вытащил из фуражки микрофон и, показав его Павленко, сказал, — Боюсь, что и фуражка тебе уже не понадобится.

    — Ах ты, сука, — бросился Павленко на сидящего напротив Рыбакова. Виктор резким толчком в грудь вернул его на прежнее место. Тяжело дыша он, как зверь, посмотрел на особистов и тихо прошипел:

    — Какие ж вы суки, как вас только земля носит.

    — Ты не ответил на мой вопрос, — вновь заговорил Рыбаков, — Может скажешь, за сколько тебя купили?

    Павленко молчал, его глаза бегали, он старался адекватно оценить ситуацию, но выпитый алкоголь мешать ему собраться с мыслями.

    — Магнитофонная запись и показания одного свидетеля, это еще не доказательство. Максимум, что мне светит — это снижение в должности или звании. Поэтому реально у вас на меня ничего нет.

    — Ну, положим, запись санкционирована судом, и это уже доказательство, а свидетелей будет больше. Еще не известно, что расскажет водитель. Не исключено, что твой офицер выполнял твою просьбу. И есть еще один, очень важный свидетель, а возможно и соучастник.

    — Это кого же вы хотите еще мне приплести? — вызывающим тоном спросил Павленко.

    Рыбаков вопросительно посмотрел на Нарышкина. Тот молча кивнул головой, в знак одобрения.

    — Посмотрим, что нам расскажет Алина о ваших отношениях, — выложил самый серьезный козырь Виктор.

    Глаза Павленко моментально стали стеклянными, он обмяк и, закрыв лицо руками, произнес:

    — Ее не привлекайте в это дело.

    — Ну, как не привлекать, — вновь вмешался в разговор Нарышкин, — Это ж ты ее познакомил с Челиком Акбулутом, а потом использовал как связную. Я думаю, она много сможет рассказать о ваших делах.

    — Я прошу вас, ее не трогать, — настойчиво повторил Павленко, — все, что вы хотите узнать, я вам сам расскажу.

    — Слава, с каких это пор, ты стал таким благородным? — усмехнулся Рыбаков.

    — Вам этого не понять, — пробубнил он и, взглянув на каждого из присутствующих, добавил, — Поймите, она воспитывает моего сына, и я не могу позволить, чтоб из-за меня он рос в детском доме.

    — А разве это не сын Акбулута, — удивился Нарышкин.

    — Это он так считает, а на самом деле он мой. Просто, когда она забеременела. Я только что вернулся к прежней жене. А в это время Акбулут влюбился в Алину, как мальчишка. Вот мы и решили, что так будет лучше для нас обоих и для мальчика. У Челика детей не было, поэтому на этого ребенка он денег не жалел. Тем более, что после перевода в Киев, я и не мог им помогать материально. Все было хорошо, нас обоих устраивало такое положение дел, но однажды Алина с сыном приехали ко мне в Киев без предупреждения. Хотели сделать мне сюрприз. Вот и сделали. Она не знала, что в это время ко мне приехала жена. — Он тяжело вздохнул и продолжил. — Корче, они встретились. В итоге, жена ушла окончательно, а я, зная, что Алина периодически спала с Акбулутом, не смог воспринимать ее, как будущую жену. А что касается Акбулута, то он меня подцепил на взятке еще при Союзе. Дал деньги, записал момент передачи на видео, а потом шантажировал этим. Сначала я сообщал ему фамилии турков, которые попали в поле зрения КГБ. Благо эту информацию я мог легко получать через наши учетные структуры и действующих коллег. Теперь, стал помогать перевозить чеченцев. Они в зимнее время стараются перебираться к нам. Их свободно лечат в наших крымских санаториях, это гораздо дешевле и безопаснее, а самое главное — в Украине их никто не ищет.

    Павленко потер руки об колени и продолжил:

    — Но не буду лукавить, платил он хорошо, и в итоге, мне понравилось иметь побочные доходы. К сожалению, эти деньги, как легко приходили, также легко и уходили. В итоге к сорока годам я так ничего не нажил.

    Дрожащими руками он прикурил сигарету и, выпустив дым, сказал:

    — Вот, в общем, и все, добавить мне больше нечего. Как видите, ничего сверхъестественного я не делал и по большому счету никакого преступления не совершал, если конечно не считать содействие в незаконном перемещении лиц через границу.

    — Это тоже не мало, — заметил Нарышкин, — От трех до семи лет.

    В комнате повисла молчание. Павленко вновь налил себе коньяку, Рыбаков молча смотрел на него и думал о чем-то своем, а Нарышкин, наконец, присел на стоявший возле входа табурет, и, прислонившись к дверному косяку спиной, спросил:

    — А как ты все это время уживался со своей совестью?

    Павленко поднял на него глаза и, грустно улыбнувшись, ответил:

    — А кому нужна эта совесть и что это такое вообще?

    Он вновь глубоко затянулся сигаретой и, выпустив изо рта кольца дыма, спокойно продолжил:

    — Недавно слышал одну мудрую фразу — «в ноябре 1917 года отменили веру, а в августе 1991 года отменили совесть».

    Он выжидающе посмотрел на офицер, но не дождавшись реакции, добавил, — по-моему, очень емко и правильно сказано После развала Союза такое понятие, как совесть уже никого не волновало. Каждый руководитель воровал то, за что отвечал и, заметьте, никого за это не посадили. Наоборот, бывшие казнокрады и расхитители стали уважаемыми людьми и сейчас правят государством. А нас, военных, тогда сделали бессловесным быдлом. Даже зарплату не считали нужным выплачивать. А вы говорите о совести. Это атавизм по нынешним временам.

    — Знаешь, Слава, может в другой ситуации я бы с тобой согласился, но у меня другие понятия, — перебил его Рыбаков, — Совесть нельзя отменить. Если она у человека есть, то она всегда будет оставаться основным мерилом в его жизни. Если ее нет, то человек найдет кучу аргументов, чтобы обосновать свою подлость. У меня в Чечне от рук боевиков погибло трое друзей, с которыми я учился в училище. Не важно, что в последнее время мы жили в разных государствах. Для меня они были гораздо ближе, чем некоторые нынешние соотечественники. Поэтому лично я, ни за какие бы деньги не стал помогать их убийцам. Для меня они до конца жизни будут врагами, независимо от политических игр наших руководителей. У тебя, я думаю, тоже остались где-то в горячих точках однокашники, но для тебя, как я вижу, это не помеха. Ты живешь по принципу — деньги не пахнут, а они еще как пахнут. Порой, даже очень сильно воняют.

    Не успел он закончить свои рассуждения, как в комнату вошли Парамонов и двое следователей военной прокуратуры.

    — Павленко Станислав Николаевич? — спросил высокий майор в военной форме, обращаясь к Павленко.

    — Так точно, — обреченно ответил тот.

    — Одевайтесь и следуйте за нами, — твердым голосом произнес следователь.

    ***

    Нарышкин и Рыбаков стояли на безлюдной улице и долго смотрели в след уходящему УАЗу военной прокуратуры.

    — Ты, знаешь, Витя, когда работал по этому турку, был какой-то азарт. А сейчас, когда все закончилось, то ожидаемого удовлетворения не испытываю, — поделился своими ощущениями Нарышкин.

    Рыбаков помолчал около минуты и ответил:

    — Видимо, на это есть две причины. Первая, это то, что турок оказался для нас недосягаем. Он уже в море и теперь вновь пропадет на несколько лет, а может, и вообще больше не появится в нашей стране.

    — А вторая причина? — перебил его Нарышкин.

    — А вторая, эта наша профессия. Мы служим государству, приносим ему пользу, но, к сожалению, далеко не всегда приносим радость людям. Нас могут терпеть, но любить никогда не смогут. Так уж устроен мир. По сути, мы волки, которые убирают из стада самых больных и слабых особей. Стадо оздоравливается, но, при этом, волка еще больше боятся и ненавидят. Поэтому не расстраивайся, нашу работу тоже должен кто-то делать.

    — Мне поздно расстраиваться, большая часть жизни уже позади, — засмеялся Нарышкин, — Давай лучше, Волчара, завезем Михалычу его микрофон и где-нибудь выпьем по сто грамм, а то я на бутылку коньяка у Павленко не мог спокойно смотреть.

    Они засмеялись и поспешили к машине.

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21

  • создание сайтов