Оглавление

  • Секс без обязательств или “Бойтесь своих желаний”. Романтика, случай, миньет, традиционно
  • Машенька полюбила члены или косяк в воспитании. Группа, миньет, наблюдатели, подростки
  • Безумие на вечеринке. Студенты, случай, группа, анал, миньет
  • Что делают сестры, когда остаются дома одни. Инцест, лесбиянки, анал
  • На Орлиных скалах. Лесбиянки, наблюдатели, миньет
  • Ошиблась номером. Случай, потеря девственности
  • В подъезде. Группа, миньет
  • Моя девушка отличница... Группа
  • Сестрёнки. Глава первая - ЯНЧИК. Инцест, миньет, анал
  • Братские чувства. Инцест, студенты
  • Сестричка, ты нечто. Подростки, инцест
  • Развратница. Подростки, инцест, миньет
  • Sex, как стимул! Случай
  • Татуировщик. Случай, миньет
  • Случай в Барселоне. Случай, миньет, традиционно
  • Проспорила попку. Романтика, случай, анал
  • Ольга. Случай, подростки
  • Пикник на природе. Случай, подростки
  • Поиграли. Подростки, случай, по принуждению, анал
  • Приключения Сони Ким. Как я отработала у папули поездку на море. Группа, инцест, миньет, анал
  • Я совратила отца. Инцест, анал, по принуждению, группа
  • Мы с сестрёнкой. Инцест, подростки
  • Gang-Bang для всей семьи. Группа, инцест
  • Дневник. Инцест, наблюдатели, миньет, анал
  • Сестра. Инцест, анал, миньет
  • Мазохистка. Подростки, экзекуция, миньет, анал
  • В узком кругу. Подростки, группа, инцест
  • Урок биологии. Группа, подростки, анал
  • Наташка. Подростки
  • Солнечный зайчик. Романтика,миньет, анал, лесбиянки
  • Кузен. Инцест, подростки, анал
  • Моя сестрёнка Алеся. Подростки, инцест
  • Попили чаю. Инцест, подростки, миньет, анал
  • Катя-Катерина. Инцест, анал
  • Основной инстинкт. Традиционно, анал, миньет, подростки
  • 100 ночей с дочерью. Инцест, потеря девственности, анал
  • Новый год. Группа, миньет, свингеры, анал, случай, измена
  • В полной темноте. Случай
  • Света. Остальное
  • Близняшки. Подростки, миньет, анал
  • Фруктовый лед. Случай, группа, лесбиянки
  • Вероника. Группа
  • Надя: В деревне. Группа, миньет, анал
  • Уже не бывает. Анал, наблюдатели
  • Супруга в ночном клубе. Группа, измена, случай
  • Фантазии. Группа, миньет, анал
  • Аленкина попка. Анал
  • Вечеринка. Студенты
  • Первый сексуальный контакт. Подростки, группа, потеря девственности
  • Оргия по жребию. Группа, студенты, анал
  • Как-то на озере в грозу. Случай, романтика
  • Секс в летнюю ночь. Миньет, наблюдатели, случай, традиционно
  • Встреча в метро. Случай, анал
  • Случай в автобусе. Миньет, романтика, случай, анал
  • Дорожная история. Случай, традиционно
  • Темная история. Романтика, случай, миньет, анал
  • Дачная история. Романтика, случай
  • Уговор, или «Восточная сказка». Романтика, случай, миньет, анал, группа
  • Долг. Романтика
  • Манхэттенская фантазия. Романтика
  • Почему работники банков всегда улыбаются. Миньет, наблюдатели, служебный роман
  • Знакомство с Машей. Миньет, романтика, студенты
  • Однокурсница Машка. Случай, студенты, романтика
  • Француженка. Случай, романтика
  • Как мы делали рекламный радиоролик и что из этого получилось. Служебный роман, случай
  • Премия или до чего доводят споры. Измена, служебный роман, миньет, анал
  • Без стука не входить! Группа, измена, миньет, традиционно
  • Горько! Измена, миньет, студенты, традиционно
  • Спорщицы. Наблюдатели, студенты, традиционно, случай
  • Стать самим собой. Случай, миньет
  • Случай в парке. Случай, измена, миньет
  • Зачотницы. Случай, измена, студенты, группа, анал
  • Жена лучшего друга. Измена, миньет
  • Сделай нам ребёнка. Измена, случай
  • На дне рождении. Анал
  • Случай в библиотеке. Случай, миньет
  • Девичья история. Лесбиянки
  • Соседка. Лесбиянки
  • Дискотека. Лесбиянки
  • Семейные Хроники оператора. Инцест, по принуждению, анал
  • Жертвы похоти. Миньет, анал, случай
  • Замечательная девочка Алиночка. Подчинение и унижение, анал
  • История совращения. Студенты, подчинение и унижение, миньет, анал
  • На лужайке. Традиционно, странности
  • Подарок на день рождения. Миньет, подчинение и унижение, романтика
  • Двойной фистинг. Лесбиянки, фистинг, анал
  • Медицинское общежитие. Клизма, студенты, анал
  • Бросай курить. Экзекуция, случай, анал
  • Раз на тысячу. По принуждению, анал
  • Примерка. Случай, фетиш, подчинение и унижение
  • Сбывшееся желание. Группа, анал, миньет
  • Девичник. Группа, анал
  • Вечером с друзьями. Свингеры, жена-шлюшка
  • Попала. Группа, жена-шлюшка, анал
  • Сестра моей девушки. Измена, случай, анал
  • А ты видел как друзья ебут твою жену? Группа, измена, анал
  • Мальчишник. Группа, экзекуция
  • Я обожаю члены. По принуждению, группа, глубокое горло, анал
  • Занимайтесь летом тем, о чём можно вспоминать зимой! Фетиш, группа, глубокое горло, анал, золотой дождь
  • Оплата за ночлег. Миньет
  • Продолжение похождений Иришки. Группа, анал, глубокое горло
  • Клуб велосипедистов. Группа
  • Штакет. Группа, миньет, анал, золотой дождь, наблюдатели
  • Одна секс-бомба на двоих… Группа, миньет, анал
  • Юлька. Группа, случай
  • Ночью все кошки серы. Инцест, свингеры, анал
  • Рыбалка. Романтика, группа, анал
  • Семь дней в раю. Романтика, группа, анал
  • Дневники отдыхающих. Свингеры, Группа
  • Дважды два. Свингеры, анал
  • Брат в гостях. Свингеры
  • Братская любовь. Измена, случай, группа, анал
  • Двое из ларца. Случай, по принуждению, группа, миньет, анал
  • Незабываемый отдых. Группа, измена
  • Добровольно-принудительное изнасилование. Группа
  • Cuckold. Второй брак. Измена, случай
  • Я Марина. Жено-мужчины
  • Теперь ты – девочка. Жено-мужчины, анал
  • Мой первый раз. Жено-мужчины, анал
  • Не в своей тарелке. Жено-мужчины
  • Марина. Жено-мужчины
  • Первый раз. Мечта. Жено-мучины, потеря девственности, романтика
  • Так получилось. Жено-мужчины
  • Транси по вызову. На даче. Жено-мужчины, группа, двойной анал
  • Однажды в Париже. Жено-мужчины, миньет
  • Настоящая шлюха. Жено-мужчины
  • Первый звоночек (продолжение). Жено-мужчины
  • В бане... Жено-мужчины
  • Интернет-знакомства. Жено-мужчины
  • Поездка за город. Жено-мужчины, группа
  • Кто виноват? Жено-мужчины, измена, случай
  • Встречая утро в машине. Жено-мужчины
  • В гостинице. Жено-мужчины, по принуждению
  • Новая Сестрёнка. Часть 1. Жено-мужчины
  • Дашенька. Жено-мужчины, потеря девственности
  • Ночь у лучшей подруги. Жено-мужчины
  • Первый раз в роли Ани. Жено-мужчины
  • Второй раз в роли Ани. Жено-мужчины
  • Приключения... Жено-мужчины, группа
  • Очень хотелось настоящего члена. Жено-мужчины, измена, миньет, анал
  • Оргия под кокаином 2. Бисексуалы, группа, инцест, глубокое горло, анал
  • Папина собака. Группа, студенты, зоофилы
  • Клиника. Сезон №2. Лесбиянки, наблюдатели, зоофилы
  • Новая жизнь. Подчинение и унижение, группа, анал, зоофилы, инцест, золотой дождь
  • Случай из моей жизни. Зоофилы
  • Этот другой секс. Зоофилы
  • Клонированная нежность. Фантастка, романтика, студенты, миньет
  • Девушки-кошки (перевод). Фантастика, анал
  • Размножение черных рабов. Измена, потеря девственности, группа, анал
  • Мамины дочки. Группа, анал
  • Автобиография школьницы. Подростки, потеря девственности, группа


    Секс без обязательств или “Бойтесь своих желаний”. Романтика, случай, миньет, традиционно


    Автор: Brawler

    История, которую я хочу рассказать вам, произошла на самом деле. Она запомнится мне на всю жизнь, как одно из самых ярких впечатлений, а может быть и самое яркое.


    Несколько лет назад у меня был такой период, который наверное бывает в жизни каждого мужика – я расстался с девушкой, долговременные отношения потерпели крах, нервы мои были порядком измотаны этим далеко не самым красивым расставанием, и в душе моей на время поселилась известная всем крылатая фраза: “Жизнь – говно, все девки – бляди, а солнце – ебаный фонарь”. Но, как вы понимаете, трахаться мне не расхотелось. Но и в какие-либо отношения вступать мне не улыбалось совсем. Короче, я хотел пресловутого секса без обязательств. И он у меня случался, но хотелось почаще.


    Одним из способов цеплять девушек, до которых я додумался, был сайт знакомств, на котором я бодро разместил анкету, с кратким описанием себя, со своими фотографиями, и приготовился к потоку желающих познакомиться. Ну а что, рассуждал я, все при мне – боксер, спортивная фигура, не урод, не дурак, не нищий. Однако я был настолько наивен, что в цели знакомства честно выбрал “секс на один-два раза”, или что-то в этом роде.


    Откликов не было. И те девушки, кому я сам писал, почему-то не горели желанием со мной переспать, даже те, у которых в целях был тот же самый “одноразовый секс”. Что за ерунда, думал я, почему девушки становятся такими ханжами, как только речь заходит о постели. Пару раз конечно была переписка, причем довольно откровенная, но когда речь заходила о реальной встрече, девушка начинала мяться и в конце концов исчезала. В результате я по большому счету разочаровался в таком способе знакомства, но все-таки по привычке регулярно заходил на сайт.


    И вот, спустя несколько месяцев после размещения анкеты, я получил сообщение от одной девушки, она хотела встретиться и пообщаться, а также, при взаимной симпатии, перейти сразу к делу. Это было что-то новенькое. Такой настрой я встречал впервые. В ее анкете не было фотографий, и первое, что я подумал: “Наверное страшная. Или блядь какая-нибудь”. Мы обменялись несколькими сообщениями, и она прислала пару фоток по почте. К моему удивлению, она оказалась очень милой девушкой, не записная красавица, но на нее хотелось смотреть - большие карие озорные глаза, длинные темные волосы, чуть вздернутый носик, пухленькие губки. И она совсем не выглядела распущенной девкой, скорее милой девочкой, с которой гуляют, взявшись за руки, и рассказывают ей о том, как найти созвездия на небе. Тем удивительнее было, когда она предложила следующее – мы встречаемся в каком-нибудь уютном кафе (я должен был выбрать), общаемся, узнаем друг друга получше, если я ей нравлюсь, она отдается мне в тот же вечер, потом мы расстаемся и больше не встречаемся. Сигналом к этому должно было стать то, заплатит она за себя или нет. Если счет полностью оплачиваю я - она готова. Это устраивало меня на сто процентов, я предложил снять номер в отеле заранее, но оказалось, что она терпеть не может гостиницы, и автомобиль ей нравится гораздо больше. Благо машина у меня была, поэтому обсуждение “технических моментов” на этом закончилось.


    И вот наступил час “Ч” - вечер пятницы. Для встречи я выбрал довольно популярное в городе место – чайхану “Тюбетейка”, хоть еда не самого высшего класса, но зато есть приличный кальян, и можно сесть на пол, то есть на топчан, что располагает к неформальному общению. Марина (по крайней мере так она представилась) попросила забрать ее по такому-то адресу. Это был очень приличный район в центре города. Я описал ей свою машину, приехал к условленному времени, и вот она открывает дверь и легко и изящно занимает место рядом со мной. Она выглядела лучше, чем на фотке! Я мысленно выдохнул и после “привет-привет”, потянулся чмокнуть ее. К моей радости, она не отстранилась, а подставила щечку, приятно пахнущую и нежную. Она была в хорошем настроении, и мы болтали о какой-то ерунде, смеялись - хорошо, что она села в правильную машину, а то мало ли маньяков ездит по городу, как отвратительно у нас в городе ремонтируют дороги, как ее один раз остановили за кирпич, а потом отпустили, но все равно все менты козлы и так далее и тому подобное. Ничего не значащий разговор пока еще незнакомых людей, но который позволяет настроиться на одну волну. Я поглядывал на ее милый профиль, и мне казалось невероятным, что через пару часов я возможно буду трахать эту беззаботную девушку в этой же машине, без продолжительных ухаживаний, подарков и признаний.


    Заняв зарезервированный столик в чайхане мы продолжили общаться также непринужденно. Марина оказалось прекрасной собеседницей, в ней не было показной заносчивости и деланной неприступности и пренебрежительности, которая сейчас присуща многим девушкам, особенно тем, которые не очень-то уверенны в себе. Она не хотела произвести на меня впечатление, и не ждала от меня, что я буду ее завоевывать. Мы просто общались о том, что нам интересно, как старые добрые друзья. Откуда-то возникло редкое ощущение, что мы знаем друг друга уже сто лет, только вот не успели обговорить все темы. Мы говорили о музыке, о хобби, оказалось что она катается на горных лыжах, а я на сноуборде, и нам есть что рассказать о каталке в разных местах. Она была в Италии и на Кипре, я там не был, но зато был в Англии, Испании и Чехии, и мы обменялись впечатлениями об этих странах. Мы говорили о музыке, о социальных сетях, о детстве, об астрологии, о психологии, о поэзии. Я даже процитировал ей пару стихотворений Бальмонта, которые я обычно берегу для романтических свиданий. Вы не представляете насколько странно читать стихи девушке, с которой ты познакомился ради секса этой ночью, и которая встретилась с тобой тоже ради этого. Мы сидели, соприкасаясь плечами и коленями, я иногда приобнимал ее, пока не позволяя себе лишнего, но эротизм и возбуждение всегда присутствовали в этом, казалось бы невинном, общении. Она была открыта, искренна и непосредственна, как никакая другая девушка, которую я знал. И вы знаете что? Я влюбился в эту девушку, которая не жеманничала и не притворялась, не скрывала своих желаний, но и не вела себя вульгарно, была откровенной и смущающейся одновременно, выражала к тебе искренний интерес и при этом не вешалась на тебя. Я влюбился в нее тем вечером практически мгновенно. Вы бы видели, как смеялись ее лукавые глаза и ямочки на щеках, когда она игриво толкала меня в грудь своей тоненькой ладошкой, после того как я грубовато и немного пошло, но удачно шутил. Помимо легкости в общении, меня влекло к ней чисто физически, когда я смотрел на ее гибкую талию, на длинные гладкие ножки, небольшую, но явно крепкую грудь под облегающей кофточкой, нежную шею, и позволял себе представить, как я обладаю всем этим, то мой член тут же становился по стойке смирно, причем она это похоже замечала и воспринимала как комплимент. У меня не умещалось в голове, как такая желанная и красивая девушка может быть заинтересована в сексе на один раз! Неужели она в самом деле готова отдаться мне сегодня?! Неужели я буду трахать ее уже через какой-то час?! Эти улыбающиеся нужные губки будут скользить по моему члену, эти ножки будут закинуты мне на плечи, и мой член будет входить в ее недоступную писечку? Я же вижу, что она не распущенная девушка, и уж точно не проститутка. Это девушка, которую ты скорее будешь носить на руках. Я бы не удивился, если бы в конце вечера она просто ушла, оставив секс на “как-нибудь другой раз”.


    Я пробовал завести разговор о ее личной жизни, где она живет, учиться или работает, ее фамилия, ее номер телефона, но она всегда переводила разговор на другие темы, с улыбкой, но твердо заявляя, что не хочет об этом говорить, да и не нужно, ведь мы встретились только один раз. В это я не верил, я уже не хотел просто секса, я хотел обладать этой девушкой, я хотел встречаться с ней, я хотел быть с ней рядом, я не готов был поверить, что сегодня единственный раз, когда я ее вижу. Я спросил у ее, почему она не хочет встретиться еще раз, провести вместе время, может у нее парень или даже муж, и наша встреча для нее просто приключение, но все эти вопросы остались без ответа, и мне оставалось лишь догадываться о причинах такой скрытности в этом вопросе, а ведь обо всем остальном она рассказывала очень легко и с удовольствием.


    Незаметно пробежало больше двух часов, и Маринка, хитро прищурившись, предложила продолжить вечер в другом месте. Когда официант принес счет, я потянулся за распечаткой, взглянув на секунду на Марину, давая ей шанс проявить инициативу и заплатить за себя. Однако она как будто даже не заметила моего взгляда, и наоборот откинулась на подушку. Мое сердце мгновенно забухало, когда я понял, что это значит, и мои руки немного дрожали от неконтролируемого возбуждения, когда я вкладывал деньги в картонку для счета.


    Мы вышли из кафе, сели в машину, и, не сговариваясь, начали целоваться. Я ощутил мягкость ее губ, ее нежную ручку на своей шее, провел свой рукой по ее гладкой ножке, почувствовал ее дыхание, мой бедный мозг готов был взорваться, мой член рвался из джинсов от бешеного притока крови. Этот был очень логий поцелуй, по крайней мере мне так показалось. Наконец она отстранилась и сказала: “Поехали на Гребной”. Пока мы ехали, я пытался осознать происходящее, я везу девушку, с которой я только что познакомился, и которая мне безумно нравится, ночью, в место, где можно заниматься только одним – сексом.


    Гребной канал привлекает любителей автомобильной романтики почти со всего нашего города, но поскольку набережная очень длинная, то там всегда можно найти относительно тихое местечко. Нашлось оно и для нас в тот вечер. Мы переместились на заднее сиденье и дали волю своим желаниям. Физическая близость начинается с поцелуя, и он может как разрушить, так и усилить очарование. Целоваться она умела… Ее мягкие губы заставили мой член вскочить, как по команде, от них невозможно было оторваться, ее умелый язычок сводил меня с ума. Мои руки гуляли по ее телу, я балдел от нежной кожи, упругого тела под моими пальцами. Когда я запустил их под кофточку, и дальше под бюстгальтер, и прикоснулся к сосочку, она так шумно выдохнула, что я тут же понял, что с этой чувствительной грудкой надо понежнее. Я легко поглаживал и сжимал ее небольшую и крепкую грудь, чуть покручивал сосочки двумя пальцами, этого было вполне достаточно, чтоб услышать от Марины вздохи и даже стоны, и почувствовать, как она подается навстречу моей руке. Точно так же она подавалась бедрами к моему язычку, когда я стянул ее юбочку и трусики, наполовину положил, наполовину посадил на сиденье и начал ласкать ее гладенькую писечку. Я дразнил ее горошинку и дырочку своим языком – быстрее, медленнее, по кругу, чуть глубже, прихватывая губами, очень медленно и нежно, потом снова быстрее, очень напористо, сильно, опять нежнее и снова быстрее, заставляя ее выгибаться и приживать руками мою голову меж распахнутых ног. Наконец она не выдержала этой пытки, отстранила меня, развернулась и встала на коленки, приглашающе выпятив свою круглую попочку. Ее дырочка блестела от моей слюны и ее смазки. Повторять приглашения словами не было нужды, я стянул джинсы, натянул презерватив, взялся за эту упругую попочку и вошел в текущую приоткрытую дырочку.


    Никто не любит секс в презервативе, но писечка, в которую влетел мой разбухший член, была такой приятной, тесной, уютной и нежной, что мой кайф было не испортить даже презиком. Я наслаждался, входя в нее сначала медленно, смакуя каждую секунду, в свете редких фонарей любуясь, как ее аккуратные лепесточки выворачиваются наружу, облегая и лаская мой толстый член. Потом быстрее, слушая как усиливаются ее стоны, и как они переходят в крик, когда я начинаю долбить ее не жалея, на всю длину члена, как я люблю, сильно и жестко. Это нереальное возбуждение, когда эта удивительная девочка, уже завоевавшая мое сердце, и в самом деле отдается тебе в первый же вечер вашего знакомства, и когда ты замедляешь темп, давая себе передышку, а ее ручка тянется назад и начинает подталкивать твои бедра вперед, заставляя тебя снова таранить ее маленькую киску изо всех сил, когда ты понимаешь, что ей это нравится не меньше чем тебе. И все это в машине, на набережной, в месте, к которому эта девушка никак не может принадлежать, и где она не должна быть. Глядя на ее извивающуюся спинку, запрокинутую голову и раскрытый от стонов ротик, я не мог долго сдерживаться, с рычанием загнал член как можно глубже и, содрогаясь, слил весь накопившийся запас спермы, представляя, что ее нежная писечка ничем не защищена.


    Я стянул презерватив, тяжелый от спермы, и рухнул на сиденье, переводя дух от пережитого наслаждения. Маринка крутанулась и уселась рядом, улыбаясь. Мы снова начали целоваться, и снова мой член пополз вверх, едва ее умелый язычок проник в мой рот. Это не осталось незамеченным, она тут же ухватилась за него, аккуратно подрачивая и глядя головку большим пальцем. Потом скользнула вниз и насадилась на него ротиком. Сосала она классно, с жаром, заглатывая член глубоко, подрачивая ручкой, облизывая головку, проходясь по всей длине ствола, вылизывая яйца, снова засасывая головку, стараясь ублажить меня по максимому. Эти губки и ротик, еще час назад излагавшие ее мнение о поэзии Серебрянного века, сейчас были натянуты на мой непристойно раздувшийся хуй. Это, товарищи, называется когнитивный диссонанс, или разрыв шаблона. Эта умная, общительная и стильная девочка не могла сейчас сосать мой член, и все-таки она это делала. Я не мог это объяснить, и эта тайна тянула меня к ней еще сильнее, в том числе и физически. Я хотел эту девочку как никакую другую. И я ее получал!


    Однако такими темпами я рисковал излиться в ее ротик, что было бы преждевременно. Поэтому я с некоторым сожалением оторвал ее от своего члена, привлек к себе и поцеловал. Этот припухший ротик, от которого пахло уже не помадой, а мужским членом, спермой, смазкой и немного потом, вызвал во мне новую волну возбуждения. Я развернул Мариночку, поставил ее снова на коленки, натянул другой презерватив, и с наслаждением вошел в нее еще раз. Теперь дурная сперма уже не рвалась из моих яиц, и Маринка смогла вдоволь накричаться, пока я более основательно насаживал ее на свой член. Снова она тянула меня на себя, когда я замедлялся, снова я долбил ее, удивляясь ее темпераменту, замедлялся, дразня ее, и она сама надевалась на мой член крутя свой кругленькой попкой. Мне кажется, она даже кончила в один из последних моих неистовых заходов, судя по ее более высоким крикам и судорожным сжатиям узкой писечки вокруг распирающего ее моего члена. После этого я тоже продержался недолго, снова задвинув на самую глубину и слив второй раз за день.


    Маринка, посмотрев на часы, стала одеваться, сказав, что уже поздно и ей пора возвращаться. Оделся и я. Только что пережитый секс не убил атмосферу свободного общения, как это часто бывает, и по дороге к ее улице мы снова непринужденно болтали. Я любовался ей по дороге, и прокручивал в голове то, что происходило буквально десять минут назад, и не мог поверить, что это было. То, как легко и естественно она отдалась мне, без ужимок и ложной скромности, не отпугнуло меня, а вызвало желание узнать ее лучше, понять, откуда в ней такая уверенность и непосредственность. Я не собирался ее отпускать, я никогда не думал, что такие девушки вообще есть на свете, и теперь я хотел, чтобы она стала моей. И я сказал ей об этом, что она мне очень нравится, что я не встречал таких девушек, что дело не только в сексе, и вообще ни в нем, что я хочу просто сходить с ней куда-нибудь, в театр, в кино, на каток, на каталку, на пикник, куда угодно. Ей это явно было очень приятно, но она ничего не сказала в ответ.


    Мы приехали туда, откуда я ее забрал сегодня вечером, всего-то несколько часов назад. Ее поцелуй снова вызвал у меня уверенный стояк, и я спросил, без особой надежды: “Может еще раз?” Она отрицательно покачала головой, взглянула на мой бугор и улыбнулась: “Пожалуй нет, но я тебе помогу, ты заслужил”. Убедившись, что мы стоим в тени, она достала мой член, и он опять очутился в ее чудном умелом ротике. В этот раз я уже не сдерживался, ее мягкие губки и острый язычок довели меня до точки кипения довольно быстро. Я только успел сдавленно прошептать: “Кончаю!”, чтоб для нее не стало это сюрпризом. Она вынула член из ротика, повернула голову и направила вырвавшуюся струю спермы себе на щеку, чем окончательно меня покорила.


    Глядя на капающую с ее личика сперму, и протягивая ей салфетку, я был уверен, что смогу получить ее телефон, после всего, что между нами было. Однако, к моему удивлению, когда я завел об этом разговор, она осталась непреклонной – это наша первая и последняя встреча, и мы больше не увидимся. Это был не тот конец вечера, на который я рассчитывал, и ее последними словами были: “Прощай”, а моими: “Я тебя разыщу”.


    Я рассчитывал на то, что у меня есть с ней связь через сайт знакомств, и на следующий день я первым делом ей написал. Но она не ответила, а потом совсем перестала появляться на этом сайте. Я не могу выкинуть ее из головы, на протяжении недели я каждый вечер часами караулил ее на той улице, где, как я думал, она жила, курсировал по ней взад-вперед и познакомился со всеми местными бабушками. Никто ее не видел и тем более не знал, где она живет.


    Я строил теории одна дурнее другой, самая здравая из которых была то, что она замужем, а самая невероятная, что она из будущего. Но я никогда не увидел ее больше, и не узнал, почему это был только один раз.


    Не знаю, кто это сказал, но так я сам убедился в мудрости этих слов: “Бойтесь своих желаний, ведь они могут исполниться”.



    Машенька полюбила члены или косяк в воспитании. Группа, миньет, наблюдатели, подростки


    Автор: oh, that Terry

    Помнится был конец октября. Максим, выпускник гуманитарной академии, теннисист и просто хороший человек, собирался в магазин за продуктами. Всё банально, всё как у всех. Тогда, выходя из квартиры, он столкнулся со своей двоюродной сестрой Машей Сорокиной, которая заходила домой, с двумя парнями из её школы. Он уже видел их, как-то сестра приглашала их на день рождение. Двое крепких, подтянутых пацана из одиннадцатого класса, где учится Маша.


    - О, Максют, ты дома? – подняла брови девушка, - Я думала ты тренируешься.


    - Кисть болит, сегодня дома. – устало ответил брат.


    - Привет! – почти одновременно сказали двое парней за её спиной и протянули руки Максиму. – Костя, Саша, - представились они.


    - Здарова, а вы это куда?


    - Учиться! – звонко ответила Маша, - У меня с лабораторной проблема жуткая, вот попросила помочь разобраться. А ты надолго?


    - Не знаю, по магазинам.


    - О! Максют, купи мне круассанов клубничных!


    - Ладно…


    - Только клубничных, не забудь!


    - Да хорошо-хорошо. – недовольно ответил Макс и вышел из квартиры, провожая взглядом троицу. Все в школьной форме, такие деловитые. Безумие, но лицей где училась Маша, был похож на Хогвартс или какой-то интернат, потому что даже старшеклассников заставляли носить строгую форму лицея. Зато был упор на французский язык и учителя – отличные практики, а не лишь бы кто. Да и родители были довольны. По сути одни плюсы. Только вот эти двое… на вид парни были приличные, но Максим решил, что ускориться и вернётся домой по быстрее, а то мало ли что…


    Маша нравится парням, худенькая миниатюрная выпускница, тёмные волосы, курносый носик, подтянутая, попка - орешек. Только вот зная свою сестру Макс, беспокоился о том, делает ли она правильный выбор в отношении парней. Сейчас слишком много козлов, чтобы оставить это без присмотра.


    Осеняя дорога под моросящим дождём до ближайшего магазина и вот, Максим с двумя сумками на кассе. Возвращаясь домой, он зашёл в мотосервис на перекрёстке. Пару дней назад полетел воздушный фильтр на железном коне. Сезон заканчивался, скоро снег, а быть на колёсах охота.


    Мужик с седыми усами развёл руками, мол, нет в наличии, езжайте на садовое. Так что Макс отправился домой забросить сумки и посмотреть адреса близлежащих магазинов. Перед крыльцом поболтал с соседкой, и тихо зашёл в квартиру. В коридоре горел свет, как всегда. Маша не особо экономна. Он зашёл на кухню поставить сумки и решил посмотреть, как двигается лабораторная у ребят.


    Макс открыл дверь в свою комнату, и вот тебе на… Кто бы мог подумать?


    Костя и Саша штопают Машу в ротик, улыбаясь и гладя её по волосам. Девчушка стоит на коленках возле письменного стола, а ребята тыкают по очереди членами в её милое личико. «Хлюп» - один член заходит в ротик так, чтобы яички дотронулись подбородка, «хлюп» – выходит, снова «хлюп», - в губки влетает член Саши, и так по очереди. Ребята улыбаются, смотря на девчушку, всем явно нравится эта милая игра.


    Вдруг Маша замечает Максима, который уставился на них из дверного прохода, как испуганный филин. Это вообще из ряда вон! Два друга жарят в рот двоюродную сестру Макса, здесь уж или надо делать разбор полётов, либо сразу бить им по лицам. Что, чёрт возьми, здесь происходит?


    Маша испуганно уставилась на Макса с членом во рту.


    - Какого хера? – выпалил Максим, разводя руками в стороны. Он как буйвол встал в проходе, собираясь вершить суд Линча, только пока не знал над кем именно.


    - Вс…номф…не…прфф… - отвечает ему Маша.


    - Чё?


    Сообразив, Маша избавилась от члена во рту.


    - Всё нормально, Максим, не злись. Я сама хотела… - забормотала Маша тоненьким голоском, пытаясь защитить ребят от неминуемых телесных повреждений.


    - Хотела? Ты совсем дошалавилась! Кого из тебя вырастили, а? – грозно заревел Максим. Костя и Саша молча уставились на него с такими лицами, будто их сейчас должен принять наряд милиции.


    - Да ладно те, братан. – прошептал Костя, - Ей ведь по кайфу, не злись, чё ты?


    - Отойди от моей сестры, выродок! – проревел Максим.


    - Да ладно-ладно, чё ты? Не заводись… - пробубнил Костя и убрал перец в джинсы. Тоже самое проделал и Саша, пока гнев не обрушился и на него тоже.


    - Максим! – выкрикнула недовольно Маша, - Умоляю, не рассказывай маме!


    - Да ты посмотри на себя! – нахмурился Макс, - Тебе самой-то не стыдно?


    - Стыдно, только умоляю тебя, не рассказывай! Я больше не буду!


    - Что не будешь? – раздражённо уставился на неё брат, - Сосать члены больше не будешь? Не смеши меня!


    - Просто я люблю их! – выпалила Маша.


    - Фу! Ты говоришь, как шлюха!


    - Да нет же! Я люблю Сашу и Костю! – тараторила девчушка.


    - Что же ты несёшь? - усмехнулся Макс, - Ты меня за дебила держишь?


    - Нет, я… просто…. Мы отдыхали, так получилось… - малышка замялась, явно не зная, что говорить.


    Тут в разговор решился влезть Саша:


    - Ну пойми правильно нас, мы фильм тут смотрели, лежали, ну и решили сообразить на троих. – он пожал плечами, делая невинный вид, - Маша классная, мы молодые. Не гневайся, всё же по согласию было.


    Макс разочарованно покачал головой, злости в лице было меньше, но всё это его порядком расстраивало.


    - Пожалуйста, ну не рассказывай маме! – снова жалобно попросила Маша.


    - Ладно, только ради бога, прикройся! – буркнул Макс, показывая на грудки, что выпали из разреза школьной блузки.


    - Спасибо тебе! Спасибо! – стала повторять девчушка, убирая выпавшую грудь.


    Повисла тихая пауза, два парня переглянулись.


    - Нам уйти? – тихо спросил Саша.


    Маша подняла глаза и снова посмотрела на Максима, как милый котёночек, который просит рыбы.


    - Пожалуйста, Максют, позволь им остаться!


    - Да мне плевать уже. – буркнул Макс, смотря в сторону, - Мне интернет вообще был нужен. – он ткнул пальцем на компьютер, что стоял в дальнем углу комнаты.


    - Эм, так пожалуйста, компьютер свободен… - улыбнулась Маша.


    Двоюродный брат с недовольным видом прошёл мимо троицы и уселся за стол, включил системный блок и достал тетрадь из ящика. Два парня снова, неуверенно переглянулись.


    - Так… Мы это…Что?... Можем продолжить? – шёпотом спросил Костя и Саша толкнул его локтём в бок, злобно посмотрев на друга.


    Макс не отрываясь от компьютера буркнул:


    - Я же сказал, мне плевать! Горбатого, только могила исправит, так что делайте что хотите.


    Парни снова переглянулись. Саша ехидно улыбнулся и стащил джинсы, вытаскивая залежавшегося дружка. Бросив последний взгляд на брата Маши, он похлопал членом по щеке малышки. За ним, от брюк избавился и Костя.


    - Максим разрешил, - шепнул Саша, поглаживая девчушку по волосам, - Открывай ротик.


    У её лица появился второй член, Маша окинула их взглядом и повернулась к Максу.


    - Максют, слушай, я конечно знаю что это не правильно, но если ты хочешь, можешь тоже… ну…


    - Чего? – нахмурился её брат и повернулся, - Дать в рот своей сестре? Ты за кого меня принимаешь? Если у тебя матка обезумела, то меня к своим извращениям не привлекай!


    - Прости, просто я подумала, ну… - Маша замялась, - Ну а что такого? Просто член во рту…


    - Не отвлекай меня, пожалуйста. – сказал Максим и отвернулся обратно к монитору.


    - Ладно, детка, открой ротик. – шепнул Костя.


    За спиной Максима послышались причмокивания. Костя имел милый девичий ротик, пока Саша тискал Машины груди, потом «хлюп», один член выскользнул, и его место занял второй, что потолще. Сперва один паренёк штопает в губки Машу, затем второй, потом опять первый. Машенька причмокивает, глубоко дышит и широко, послушно открывает ротик, делая колечко из губ, пока один из приятелей куканит её, двигая бёдрами. Вся эта содомия продолжалась минут десять, пока Макс искал в интернете адрес нужных ему магазинов.


    - А ты можешь два одновременно в рот взять? – улыбнувшись, спросил Саша.


    - Ой, не знаю, врятли… - замялась девчушка.


    - Ну попробуй. – погладил её по волосам парень и притянул её голову к члену.


    Ребята встали ближе и Маша, взяв два члена в ладошки, попыталась одновременно заглотить их, прижав друг к другу. Девушка очень старалась, но в ротик лишь с трудом поместились две головки. Максим с интересом повернулся на стуле, наблюдая затем, как Маша демонстрирует свои гуттаперчевые способности.


    - Ладно, давай закругляться. – сказал Саша и выскользнул изо рта подружки, уступив место.


    Костя задорно двигал бёдрами, держа Машу за затылок, хлопая яичками по её подбородку. Да… малышка со способностями, нечего сказать. Вот парень задышал, нахмурился, глаза закрылись, и он выстрелил спермой на язык Маше, хлоп, ещё один выстрел осел линией ото лба до щеки, ещё один и ещё. Костя убрал в джинсы дружка, смахнув остатки семени. Максим лишь молча наблюдал за происходящим, сидя на кресле.


    Вот Саша с более массивным перцем пристраивается к губам его двоюродной сестры. Поехали… Здесь уже не так глубоко, девушке нужно стараться. Хотя Машенька способная, ничего не скажешь. Продолжает брать за щеку, смотря в глаза своему второму любовнику. Глубже, ещё глубже, и яйца снова дотрагиваются до подбородка, с трудом конечно, но получается. На протяжении минут семи Саша не мог кончить, тараня рот, сжимая голову Маши ладонями и закрыв глаза, пыхтел как паровоз.


    Наконец заревел и кончил, наполняя ротик девчушки тёплым семенем. Маша не успела всё проглотить и белая струйка полилась на блузку. Паренёк выдохнул, вытер член о губы малышки и слегка похлопал им по щеке. Наклонился, чмокнув её в лоб и сказал:


    - Было супер, увидимся в школе.


    - Пока… - улыбнулась Маша, смотря вслед уходящим ребятам. – Извините за моего брата!


    Они взяли свои сумки из коридора и отчалили.


    Макс молча сидел в кресле, серьёзно смотря на Машу, а девчушка провела рукой по лицу и облизала ладошку.


    - И тебе всё это нравится? – спросил Максим.


    - Ага! – улыбнулась Маша, - Не расскажешь маме?


    - Нет. – спокойно ответил Макс, - Но ты сумасшедшая, ты знаешь это?


    - Да ладно тебе. - пожала плечами Маша, слизывая с губ остатки семени своих друзей, - Блин, я школьную блузку испачкала!


    - Иди в ванную, потри хорошенько, сперма легко отстирывается.


    - Ладно, - вздохнула Машка и встала на ноги, а Макс отвернулся к компьютеру.


    - Я круассанов купил, что ты просила, на кухне лежат.


    - Клубничных? Спасибо братик, ты лучший! – она подошла и обняла Максима со спины.


    - Но-но! В ванную иди, в ванную!



    Безумие на вечеринке. Студенты, случай, группа, анал, миньет


    Автор: oh, that Terry

    История дошла до моих ушей от подруги Анжелы. Что в ней правда, а что фантазия и утрирование судить не берусь, а лишь просто красочно расписываю историю одной девушки в гостях у своей лучшей подруги.


    Всё началось с того, что Анжела со своим парнем – Костей, решила поехать загород на вечеринку своей подруги Екатерины. На улице смеркалось, и они приближались к коттеджному посёлку где должны были провести ночь.


    Костя: высокий, подкаченный парень с острыми скулами, он работал инструктором по плаванию в бассейне фитнес центра, там с Анжелой они и познакомились.


    Анжела - студентка. Невысокая девочка с милыми чертами лица, светлыми волосами и аккуратной фигурой. Курносый носик, волосы в пучок, футболки с принтами, обтягивающие голубые джинсы, белые кеды, это всё про Анжелу. Вместе с лучшей подругой Катей, занимается танцами, двигается здорово.


    Её лучшая подруга – Катя Левина! Высокая, худенькая девушка с длинными тёмными волосами. Пасётся о своём внешнем виде как принцесса, благодаря воспитанию своей матери. Ножки стройные в легинсах, блузки из бутиков, платьица до бёдер.


    Вообще чита Левиных хорошо обеспечена, благодаря труду отца – предпринимателя. Мама Кати – Галина, домохозяйка, которая открыла своё маленькое дело – цветочный магазин, не без помощи мужа конечно. Она много времени проводит дома, пока менеджеры ведут работу её бизнеса. Левина Галина Павловна всегда была достаточно весёлой, жизнерадостной женщиной, с большим количеством подруг и возможно даже любовников. Разумеется, никто не знает точно, просто Анжела видела её пару раз с незнакомыми молодыми парнями в её машине. Не удивительно, что на неё клевали молодые ребята, в свои сорок два она выглядит довольно привлекательно, отчасти благодаря постоянным поездкам по салонам красоты, соляриям и прочим местам, которые облюбовали женщины в попытках сохранить свою молодость.


    Если Галина и Катя будут идти рядом, то незнакомый человек, смотря на них сзади, скорее всего, примет их за подруг. Формы Галины, хоть и чуть пышнее дочери, но всё же она достаточно моложава и подтянута.


    Отец Кати учредитель автомобильного холдинга. Широкоплечий бугай с круглым лицом, лысиной и густыми чёрными усами. В отличие от Галины Павловны дома бывает редко. Оно и ясно – трудоголия.


    Анжела со своим парнем, направлялась в загородный дом семьи Левиных. Отец семейства уехал в длительную командировку, а мама Кати будучи достаточно понимающим человеком, помогла ей организовать большую вечеринку для своей дочери.


    А дальше начинается сама история…


    Анжела не помнила, чем закончилась вечерника с симпатичными ребятами из студенческой команды по регби. Она помнила несколько полупустых бутылок текилы, стоящих на журнальном столике, как принимала ванну со своей подругой, как пришла к ней на вечеринку со своим парнем Костей и познакомила его со своей подругой Катей и её мамой Галиной Павловной. Потом пришли девочки с факультета экономики и восемь ребят из студенческой команды по регби. Она помнила, как они вместе сидели в гостиной и играли в карты, помнила танцы на кровати, как к ней приставал накаченный парень из команды и как он ущипнул её за попку. После этого Костя устроил с ним драку, вытащив его во двор перед загородным коттеджем родителей Кати. Помнила, как Галина Павловна угощала всех старым бредни, который привёз её муж из Ирландии. Она чётко помнила ссору со своим парнем, и как мама Кати, беспокоясь о разбитой брови Кости, повела его наверх, накладывать компресс. Помнила веселье, как двое парней боролись в холле, а ребята делали ставки на выпивку.


    Последние её воспоминания, как она танцевала с симпатичным мальчиком из команды, как он прижимал её к себе и шептал на ушко какие-то лёгкие пошлости. Ей хотелось, чтобы Костя ревновал, чтобы он показал ей, как дорога ему, что ему не плевать, а его всё не было и не было. Она начала беспокоиться, что ему стало плохо, но в итоге стало плохо ей.


    Тело не слушалось, на фоне головокружения и общей слабости. Мысли путались, но ей было весело, будто она приняла антидепрессант. Оставшаяся часть вечера осталась в тумане.


    Анжела открыла глаза, пытаясь понять, где она. Вокруг была темнота, тело было каким-то ватным, голова немного кружилась. Мягкое покрывало, подушка – она заснула на кровати! Мысли слегка путались, и она захотела подняться, но общая слабость была настолько сильной, что она решила полежать ещё пару минут, чтобы прийти в себя. Судя по дыханию возле неё спали ещё ребята, и похоже не один. Неужели место всем не хватило?


    Анжела ощутила странное чувство на подбородке, проведя языком по губам она почувствовала густую, липкую жидкость и своеобразный, солоноватый вкус. Она мгновенно поняла, что было у неё на губах: это была сперма. Её губки и подбородок были залиты семенем, она чувствовала его привкус на языке, простыня рядом с её головой тоже была мокрой.


    Это был шок! Анжела стала судорожно вспоминать события вечера. Неужели кто-то из ребят, трахнул её в рот, когда она отключилась, и залил спермой лицо спящей девушки, или же она сама сделала кому-то минет и не помнит этого?


    «О нет, Костя!» - пронеслось в голове, «Где Костя? Вдруг он видел, как это произошло?!», у девушки быстро забилось сердце. По-прежнему оставалась возможность того, что это семя её парня на губах.


    Тело было каким-то ватным и малочувствительным. Она засунула руку под одеяло, пытаясь понять, что на ней одето. Потрогав себя, она поняла, что ни трусиков, ни юбки нет. Проведя пальцами между ягодиц, Анжела нащупала остатки густой смазки на сфинктере, внутри попки зудело. Она погрузила кончик пальчика вглубь: колечко было растянуто, всё уже было ясно. Её трахнули и похоже, что парней было как минимум двое: её бёдра были в брызгах семени.


    Анжела приподнялась на кровати, вокруг была кромешная темнота. Кое-как, встав с пола, она на ощупь пошла вдоль стены и наткнулась на стол, где был ночник. Перебирая пальцами провод, она смогла включить лампу, и тусклый жёлтый свет осветил комнату.


    Это была маленькая гостевая спальня, кажется на первом этаже коттеджа. На двуспальной кровати лежало два обнажённых парня. Один спал на животе, развалившись и почти сползая на пол по стянутой простыне. Довольно подкаченный, большая татуировка на спине с какой-то стариной символикой. Он был точно из студенческой команды по регби, Анжела видела его всего пару раз, но сразу узнала. Второй же парень: худощавый, черноволосый с толстым членом, который напоминал пол батона колбасы, его звали Стасом, он был парнем одной из дедушек с экономического факультета и лежал на спине ближе к окну.


    Анжеле в глаза бросился использованный презерватив, который лежал на кровати. Сомнений не оставалось, сегодня эти двое парней трахали её! Вообще ей был симпатичен Стас, но сейчас она была слишком взволнована и даже напугана, чтобы хоть на миг порадоваться тому, что это оказались довольно приятные на вид парни, а не какие-то проходимцы с улицы.


    Трусики Анжелы лежали на комоде возле стены, резинка сбоку была разорвана. Наверное, секс был довольно экспрессивным, если один из парней сорвал с неё бельё. Она одела свою юбку, которая лежала на кровати. Блузки видно не было, и она аккуратно приоткрыв дверь, выскользнула в коридор. В холле царил разгром: повсюду бутылки, перевёрнутый журнальный стол, чьи то джинсы на диване.


    На большом, светло-сером ковре лежала девушка, одна из сокурсниц Кати. Возле неё стояла полу пустая бутылка шнапса. Она была одета, её джинсы были застёгнуты, помятый женский пиджак, хоть и выглядел уже не так презентабельно, тем не менее, был застегнут на три пуговицы. Кажется, её честь сегодня не пострадала.


    «В ванную, нужно в ванную!» - Анжела на цыпочках пошла по коридору, переступая через разбросанные бутылки. За дверью лилась вода. Кто-то моется, или заснул в ванне, что тоже вполне вероятно.


    Анжела потянула за ручку и дверь приоткрылась. Через маленькую щёлку она увидела нечто безумное!


    В ванной комнате, возле умывальника на коленках стояла Катя. Губная помада была размазана, макияж слегка потёк. Над ней стоял молодой, поджарый парень в расстёгнутой синей рубашке и со спущенными джинсами до лодыжек. Свой длинный, довольно толстый член, который овивали крупные вены, он вгонял в Катин рот до самого основания, придерживая ладонями её затылок. Член входил в глубину так, что его яички дотрагивались до Катиного подбородка, после чего он вынимал поршень почти полностью и снова входил, упираясь яйцами в нижнюю губу брюнетки. После нескольких движений, он вытаскивал своего дружка, давая девушке подышать. Катя явно не была против всего этого и смотрела на него влюблёнными глазами, хватая ртом воздух.


    Сзади него, в ванной, под душем стоял ещё один парень, средней комплекции, коротко стриженный, он стоял под струями воды и дрочил член, поглядывая на оральное веселье парочки.


    В конце концов, блондин прижал Катю к стене и стал просто двигать бёдрами, трахая её ротик. Девушка же закрыла глаза, спокойно принимая его член и обхватывая ладонями бёдра светловолосого паренька.


    Вдруг он увидел Анжелу, стоящую за дверью и подсматривающую за их играми.


    - Эй! Привет, - сказал парень, махнув рукой, чтобы она зашла внутрь. – Заходи к нам, у нас здесь весело.


    Похоже, он был абсолютно не обеспокоен тем, что их застукали. Катя сделала шаг от двери.


    - Не бойся, заходи! Я тебя видел с Толей и Стасом, всё прошло как надо? – он улыбнулся, кажется, он был абсолютно трезв.


    - Кошмар, я… - Анжела, взялась за голову, - Я пойду!


    Её голова по-прежнему кружилась, мысли продолжали путаться.


    - Ты чего? – удивлённо поднял брови блондин, - Уже как два часа здесь все друг друга перетрахали! Ты ведь не ушла вместе со смущёнными недотрогами, так чего скромничаешь?


    Анжела с ужасом вытаращила на него глаза.


    - Ты чего, перебрала чтоли? Не помнишь как тебя Стас, Рома, Вова жарили? – Светловолосый трахарь Кати, вытащил член из её ротика и повернулся к Анжеле. Его не смущал не торчащий вверх член, ни люди вокруг.


    - Что?! – Анжела закрыла ротик руками, в ужасе от услышанного.


    - Ну ты даешь! – усмехнулся парень, - Правда не помнишь? Мы играли в карты на желания в гостиной. Ты проиграла и тебе загадали сделать приятно Вове. Они намекали на массаж или что-то типа того, а ты расстегнула ему джинсы! Член при всех вывалила и давай губами обрабатывать! Он конечно не особенно сопротивлялся, но ведь ты была инициатором!


    - Нет! – Анжела закрыла лицо руками, в секунду ей захотелось провалиться сквозь землю. Она не хотела верить в это.


    - Да! Потом стала вертеть у его лица задом, танцевать. Разумеется, он стал тебя трогать, мять, всё такое. Ты громко всем сообщила, что даёшь только анально, потому что киска принадлежит любимому парню! – блондин усмехнулся, - Ну ты оторванная девочка конечно, просто бомба!


    - Ты врёшь! Я не могла такое сделать! – Щёки Анжелы покрылись румянцам, она была в ужасе от этого рассказа.


    - Так ты это сделала! – развёл руками блондин, Катя отдышавшись, слушала разговор, смотря на перепуганную Анжелу. Она вытерла губы ладонью и сказала:


    - Это правда Анжел, ты отсосала ему там, потом в зад дала в гостиной на диване. Девчонки некоторые сразу ушли, как увидели. Ну, парней ты завила, и потом ушла со Стасом и Ромой в спальню.


    Анжела уже просто молчала закрыв лицо руками, опустив голову вниз, это было просто немыслимо, ей казалось, что она спит.


    - А где Костя? Он всё видел? – тихо спросила она.


    - Нет, - покачала головой Катя, - Я его вообще весь вечер не видела. Наверное на втором этаже лёг спать, после того как ему повязку наложили.


    Легче на душе конечно, от этого не становилось, но по крайней мере он лично не видел этого. Блондин некоторое время стоял молча, думая о чём-то, а потом сказал:


    - Слушай, не печалься, я капитан команды! Парни меня слушают. Я с ними поговорю, чтобы держали рот на замке. Вова будет молчать, и Стас тоже! Ему это не выгодно, а то девушку потеряет. За Рому вот обещать не могу, но мы с парнями с ним поговорим.


    - А девчонки? Они всё видели же...


    - Они же Катины подруги! Она с ними поговорит, да Кать?


    - Не знаю, - Катя поджала губы, - Поговорю конечно, но там такие сплетницы есть… В крайнем случае будут шушукаться, будет новая сплетня, но мои близкие подруги не кому не скажут.


    - Спасибо. – Анжела посмотрела с надеждой на ребят, она до сих пор не верила, что могла сотворить такое.


    - У меня есть только маленькое условие, - улыбнувшись сказал блондин, - Точнее просьба! Всё ведь и так уже случилось, да? В обмен за хороший минет, я сделаю всё, чтобы ни одна живая душа не узнала о том, что случилось! Согласна?


    Анжела уставилась на полуголого парня.


    - Я… Что мне сделать? – тихо спросила она.


    - Встань на коленки и открой широко свой милый ротик, остальное я сделаю сам.


    Анжела колебалась несколько секунд, но всё-таки зашла в ванную. Катя улыбалась, смотря на стеснение подруги. Анжела подошла к парню, и опустилась на коленки рядом с Катей. Блондинистый парень стал водить крупной головкой по губам Анжелы.


    - Вот так, а теперь пососи его.


    - А как же я? – спросил парень, стоящий под душем.


    - У тебя есть Катя! – блондин погладил по волосам подругу, которая как-то странно поглядывала на него.


    Анжела смотрела на парня, который водил членом по её губам.


    - Как тебя зовут?


    - Меня Максим зовут, ты ротик открой пошире!


    Анжела раскрыла губы и тёплая головка капитана команды заскользила по её языку. Всё глубже и глубже, пока не упёрлась в нёбо. Максим обхватил ладонями затылок девушки и стал делать поступательные движения, трахая Анжелу в рот и размазывая оставшуюся помаду по стволу члена.


    Парень, что был под душем, подошёл к Кате и присоединился к оральной груповухе, погружая член в ротик черноволосой подруги Анжелы. Так они развлекались минут десять, пока Максим не стал учащённо дышать.


    - А теперь сама, поласкай его.


    Анжела открыла глаза, и стала посасывать толстый поршень, двигая головой, она теребила языком уздечку и мяла яички Максима, перекатывая их в ладони какое-то время. В какой-то момент ствол напрягся, и на женский язык полилась тёплая сперма. Анжела взяла член глубже и глотая мужской сок, смотрела на счастливого Максима, который гладил её по волосам, и тихо постанывал от наслаждения.


    В след за Максимом кончил его короткостриженый приятель, выстрелив на Катины губы тугой струёй спермы. Девушка облизывала и ласкала языком его дружка, пока он не сделал шаг назад, заливая её красивое личико своим соком.


    - Это было здорово! – Максим нагнулся и чмокнул в лоб Анжелу. – Сможете поцеловаться для нас? – Девушки переглянулись, Катя пожала плечами. – Пожалуйста! – улыбнулся Максим.


    Анжела придвинулась к Кате и их языки соприкоснулись, две девушки стали игриво целоваться, слизывая с губ мужское семя. Максим, смотря на представления, натянул джинсы.


    - Я своё слово держу. Я поговорю со всеми и надеюсь, никто не расколется.


    - Спасибо. – кивнула Анжела, поднимаясь с колен. – Вы не видели Костю? Я хочу знать, где он.


    - Только не вздумай сама ему сказать! – нахмурился Макс, - А то уж больно здоровый он у тебя! Я видел его с Галиной Павловной, на второй этаже, когда она ему компресс шла накладывать.


    Катя встала с колен и включила воду, чтобы умыться.


    - Посмотри в спальнях на верху, наверное, он там. Мы закрываем спальни от гостей, если что, ключи в шкафчике в коридоре, сверху на полке.


    Анжела умылась и кое-как, приведя себя в порядок, вышла в длинный коридор. Забрав из тумбочки ключи, она отправилась на поиски своего парня, искренне надеясь, что он спокойно спит на втором этаже и никогда не узнает о том, что произошло сегодня в этом доме.


    Пройдя сквозь гостиную, она поднялась по деревянной, скрипучей лестнице на второй этаж. Дверь была закрыта. Видимо Галина Павловна, решила запереться от шумных студентов. Подобрав нужный ключ, Анжела вошла на второй ярус коттеджа.


    В конце мрачного коридора горел свет, который сочился из под закрытой двери. Анжела на носочках прокралась к входу в спальню Галины Павловны. От туда доносились тихие, неразборчивые звуки. Девушка глубоко вздохнула и тихонько приоткрыла дверь.


    В большой светлой комнате, на широкой кровати, на животе лежал обнажённый Костя, в наручниках, прикованный к металлической спинке. Его рот был закрыт красным кляпом на кожаных ремешках. Анжела увидела Галину Павловну, которая склонилась над Костей, стоя позади него. Обнажённые крупные груди с коричневыми сосками, возвышались поверх чёрного кожаного корсета. Чулки на подвязках украшали её красивые бёдра, а распущенные волосы и крохотные колечки в сосках, придавали ей по-настоящему дьявольский вид.


    Между пышных женских бёдер, красовался чёрный страпон, на кожаных ремешках.


    Галина держала Костю за бёдра и трахала его страпоном в зад, время от времени похлопывая ладонью по ягодицам, то выходя из него и нагибаясь, целовала его шею.


    Анжела в ужасе закрыла рот руками, при виде этого.


    Костя прогибался под толчками пышногрудой дамы, мыча что-то неразборчивое.


    Женщина внезапно повернула голову и увидела Анжелу, стоящую у дверей. Она замерла, встревоженно смотря на девушку.


    Внутри Анжелы всё колотилось. Она развернулась и быстрыми шагами пошла по коридору к выходу. Галина Павловна не стала догонять её. Девушка спустилась вниз, взяла свою сумку из комнаты, где лежали два парня, и ушла. Просто тихо ушла. В её отношениях с Костей, всё было кончено! Это говорило лишь об одном: Всегда держаться подальше от ненадёжных людей и выпивки.



    Что делают сестры, когда остаются дома одни. Инцест, лесбиянки, анал


    Автор: Anna L

    Вика высвободила руку из-под Дашкиной головы. "Странно, - подумала она. - Мы сестры. И ведь совсем с ней не похожи". Девушка оперлась о локоть и стала с любопытством изучать разметавшееся во сне едва прикрытое тело сестры.


    Дашка оказалась меньше нее на целую голову, с худеньким мальчишеским тельцем, длинными ногами, впалым животом и едва наметившейся грудью. Для одиннадцатиклассницы это сложно было назвать достоинствами. "И зачем только я согласилась приехать?" - вздохнула старшая сестра, которая еле натянула на себя майку, которую предложила Дашка в качестве пижамы. "Самый большой размер, что у меня есть!" - с гордостью от того, что оказалась полезной гостье, заявила она тогда.


    "Самый большой размер в доме у меня, а не у этой майки. Какого черта я теперь должна чувствовать себя переростком?" Вика дома спала едва прикрывшись тонкой простынкой. Летняя жара в Воронеже начинала донимать, и приходилось спасаться бегством в северный Питер к "любимым" родственникам. Вот только пребывание в доме подросшей Дашки и отсутствие второй кровати давало пищу к предательским размышлениям о бегстве домой.


    Вика встала, стянула майку и потянулась. От утренней прохлады соски сразу затвердели, а по телу побежали мурашки.


    После душа девушка критично рассмотрела себя в зеркале. Темные влажные волосы прилипли к спине и крупной груди, тонкая талия отлично подчеркивала плавность и соблазнительность бедер, а между ног уже был виден клитор, уже набухший и покрасневший в предвкушении удовольствия. "Удовольствия?" - Вика задумалась и хитро усмехнулась.


    - Дя-я? Тё-ё? - высунулась Вика в лестничный пролет со второго этажа. - Вы дома? - Никто не отозвался.


    - Чудесно, просто чудесно, - замурлыкала девушка, и на ходу завязывая тесный Дашкин халат, быстро сбежала вниз удостовериться, что Дашкины родители действительно ушли. Вика заглянула на кухню, чтобы утолить утреннюю жажду, и обнаружила записку от тети, которая сообщала, что они срочно выехали с дядей Олегом в Выборг до четверга, и чтобы Вика присмотрела за Дашкой. "Славное утречко, хоть и понедельник", - подумала девушка и вернулась наверх.


    Дашка все еще спала, раскинув ноги и откинув тонкие руки на сторону, где недавно еще лежала старшая сестра. Вика тихонько села рядышком и стала размышлять. Сестринских чувств к Дашке она не испытывала, однако наблюдать за ее наивной щенячьей преданностью было забавно. Дашка была младше Вики всего на год и училась в специальной школе для девочек. "Интересно, как их там учат Этому?" - Вика легонько коснулась голого живота сестры и провела пальчиками до низкой резинки трусиков. Дашка продолжала безмятежно сопеть. Вика продолжила осторожно водить рукой вдоль худенького тела, потихоньку подбираясь к груди и киске. "Блин, что может такого интересного сниться, чтобы не проснуться от таких ласк?" Вика более уверенно двинулась к Дашкиной груди. Пальцы наткнулись на твердый сосок. "Какая же она все-таки маленькая", - улыбнулась Вика, поглаживая младшую сестру ладошкой.


    - Ммм, - заворочалась Дашка. Вика замерла. Однако сестра лишь согнула правую ножку в коленке, повернула голову и продолжила спать.


    Вика поняла, что надо ловить момент, и запустила левую руку под распахнувшийся халат. От прикосновения к собственной горячей и влажной плоти девушка охнула. Оказывается, даже тощая сестричка может ее возбудить, когда она лишена возможности полноценного секса. Вика начала медленно себя ласкать, пока под ней не оказалось совсем мокро.


    Тогда девушка стащила с себя халатик и легла рядом со спящей сестрой. Влажной рукой она тихонько коснулась бедра Дашки и прокралась к заветному месту. "Что бы это ни было, я просто ласкаю сестру, и не причиняю ей вреда", - успокоила себя Вика. Женские пальцы быстро нашли твердую горошинку и начали ласкать ее через трусики. Младшая сестренка застонала сквозь сон и расставила ножки шире. Вика усмехнулась и продолжила уверенно надрачивать Дашку.


    Пару минут спустя Вика решила залезть к сестре в трусики. Осторожно пробравшись под резинку, Вика расположила пальчики самым удобным образом, чтобы продолжать ласкать спящую Дашку. Горячая промежность и обилие смазки возбудили Вику, и она начала сдержанно ласкать и себя. Ее пальцы одновременно скользили по собственной и сестринской щелке, вызывая у нее восхитительные ощущения. Увлекшись, Вика не заметила, что Дашка перестала сопеть, пока ее ладошка не оказалась вдруг резко зажатой между ног младшей сестры.



    - Вика, ты в своем уме?! Что ты сделала со мной, пока я спала? - испуганно вопрошала шокированная Дашка. Вика с усилием высвободила руку, всю мокрую от Дашкиного возбуждения.


    - Вот - видишь? - вот, что я делала, - растопырила она пальцы и слегка пребрала ими в воздухе. - А вот, что сделала ты! - и провела влажной рукой по Дашкиному голому животу.


    - Вика, мы сестры, это все неправильно и так быть не должно! - раскрасневшееся Дашкино лицо возбудило Вику еще больше.


    - Сестры, но я ведь не делаю ничего такого, что могло бы лишить тебя девственности. Ты когда-нибудь трогала себя там?


    Дашка попыталась скинуть руку старшей сестры, но Вика была не в ее весовой категории.


    - Пусти меня, а то я позову маму! Пусть увидит, что ты тут устроила!


    - Мама тебя отругает, когда увидит под тобой мокрую простыню. Кстати, у тебя трусы мокрые. Не хочешь снять?


    Дашка сцепила зубы и попыталась снова выбраться из кровати подальше от наглой Вики. Не тут-то было. Вика резко подтянула ее к себе и легла на нее мягкой грудью.


    - Дашка, ты же учишься в школе для девочек. Неужели у вас никогда не было подобных игр?


    Перепуганная Дашка поняла, что проблему лучше решать иначе.


    - Вика, мне нравятся мальчики. А ты - девушка. К тому же, моя сестра. Давай прекратим?


    Вика провела рукой по Дашкиной щеке и засмеялась.


    - Вот именно, что я девушка. И тебе и твоей драгоценной девственности точно ничего не грозит. Тем более, твоему телу нравилось, что я делала.


    Даша резко отвернулась. Она поняла, что игра, которую затеяла Вика, ведет к тому, что они будут вместе делать что-то такое, о чем написано в тех книжках, но должно происходить Это наверняка между мужчиной и женщиной. И никак не с сестрой.


    Вика тем временем легла на Дашку и поцеловала ее за ушком.


    - Тебе ведь нравится, что я делаю. Почему бы не расслабиться и не попытаться узнать правила игры? Ведь о том, что произошло между нами, не узнает никто, кроме нас. Кстати, твои родители вернутся в четверг, уехали в Выборг.


    Дашка почувствовала, как у нее вдоль спины побежали мурашки от Викиного дыхания, и тело непроизвольно обмякло. Вика уверенно пробралась под майку и слегка сжала ее сосок.


    - Давай продолжим? Тебе не будет больно, зато узнаешь, какие приятные ощущения может принести твое тело даже без посторонней помощи.


    Дашкина рука робко легла на ее спину.


    - Наверное, мы должны сначала обняться, - сказала она. - И... и поцеловаться.


    Вика обхватила затылок сестры и мягко поцеловала ее в губы.


    - Твое тело знает, что может доставить ему удовольствие. Не стоит противиться своим желаниям. Давай я продолжу то, что начала до этого? Дашь мне снять твои трусики? Они только мешают.


    Раскрасневшаяся Дашка кивнула и приподнялась. Одной рукой Вика стянула с нее легкие трусики и провела рукой по напряженному бедру сестры.


    - Дай мне поласкать твою киску. Ты ведь сама этого не делала, ведь так?


    Рука Вики снова очутилась в промежности Дашки. Ласковые и сильные движения длинных пальцев сестры заставили Дашку невольно застонать.


    - Вика, у меня странные ощущения. Я боюсь, что случится что-то неправильное.


    Вика поцеловала ее горячими губами в ключицу, поднялась по шейке язычком и ухватила мочку уха. Сестра инстинктивно подавалась навстречу ласкам, теснее прижимаясь к Викиной руке.


    - Я могу прекратить, если ты боишься, - сказала Вика, которой надоела напряженность младшей сестры.



    - Продолжай, - выдохнула Дашка. - Я хочу узнать, что дальше.


    Вика усмехнулась.


    - Тогда раздвинь ножки и будь хорошей девочкой. Не сопротивляйся, что бы я ни делала. Мы договорились?


    Дашка кивнула.


    Спустя минуту Вика уже ласкала Дашкин горячий клитор, иногда касаясь язычком влажной вагины, закрытой тоненькой пленкой. "Удивительно, почему некоторые придают так много значения такому крошечному кусочку кожи", - подумала она и потянулась руками к Дашкиной груди. Худенькое тело сестры выгнулось от наслаждения.


    "А ведь она меня не прогоняет, - рассуждала Вика. - Значит, можно попробовать кое-что еще".


    Руки старшей сестры спустились ниже и приподняли Дашкины бедра. Викин пальчик нежно скользил между ягодицами, размазывая вязкий сок. Второй рукой Вика начала доставлять удовольствие и себе. Два пальчика плавно скользнули в тесную щелку, и Вика застонала от острого наслаждения. Возбуждение, которое она испытала, лаская сестру, превзошло ее самые смелые ожидания. Ее пальцы действовали независимо от рассудка, доводя ее до грани и отпуская в самый последний момент. Дашка тыкалась влажной киской Вике в рот, требуя все более интенсивных ласк.


    Вика слегка надавила Дашке на розовую сжатую попку. Пальчик, влажный от Дашкиной слизи, слегка проник в запретную дырочку. Что остается делать, если сестрица оказалась семнадцатилетней девственницей, и любить ее в нужную дырку никак нельзя. Вика стала осторожно двигаться, не прекращая ласкать Дашку язычком. Пальчик скользил в узкой попке, с каждым Дашкиным движением проникая в нее все глубже.


    - Вика, я... ты... не надо... - задыхалась Дашка в исступленной страсти.


    - Сестричка, в тебе так горячо и тесно! - шептала Вика, продолжая лизать клитор своей кузины.


    Вика не подумала останавливаться. Ее длинные пальцы стали двигаться интенсивнее, пытаясь глубже проникнуть в собственную влажную киску. Дашке же Вика потихоньку стала вставлять второй пальчик в Дашкину попку, надавливая все сильнее и требовательнее. Дашка застонала и попыталась за волосы откинуть Вику, которая нежно приникла губами к ее письке.


    - Дашка, сучка, я тебе больно не делаю! - взвизгнула Вика, отнимая мокрые губы от аппетитно набухшего клитора.


    - Давай я попробую, - прошептала Дашка. - Повернись ко мне. Я попробую тоже.


    Вика удивленно уставилась на Дашу. И это ее целомудренная сестра, которая недавно вопила, что секс между ними - это что-то неправильное? Ну и ну. Надеюсь, она не думает, что сможет быстро меня удовлетворить простой лаской. Как только Дашкин язык прошелся между ее губок, Вика забыла обо всей этой чуши. Волна ощущений прокатилась вдоль нее и заставила выгнуть спинку дугой.


    - Да-а-аш, полегче, я так быстро разряжусь, - теперь уже Вика заговорила умоляющим тоном.


    Перевозбужденная и наполовину потерявшая ощущение реальности происходящего Дашка и не подумала среагировать на просьбу старшей сестры. Вика решила действовать по-другому. Она прижалась грудью к Дашкиному животику и снова потянулась губами к истекающей соком промежности. Теперь уже Дашка снизила темп, отвлекаемая собственными ощущениями, которые дрожью отдавались по всему ее тонкому телу. Вика тем временем слегка поглаживая ягодицы сестры и касаясь твердым язычком тонкой пленочки во влагалище, снова проникла пальчиком в тугую Дашкину попку. Судя по реакции, Дашке это очень даже понравилось. И та не переминула повторить то же самое с возвышающейся над ее лицом сочной попкой сестры.


    Сестры поднимались и опускались на волнах наслаждения почти синхронно, не давая друг дружке кончить и поддерживая возбуждение на предельном уровне. Осмелевшая Дашка начала нетерпеливо покусывать нежные губки сестры, похожие на молодой персик, из которого тек сладкий нектар. Вика попыталась проникнуть язычком в попку сестры, но та вдруг остановилась.


    - Вика, давай попробуем сделать так, как будто бы ты или я мужчина. Только надо найти подходящий предмет. Я видела в книжке, какие у них между ног штуки.


    Удивленная Вика приподнялась, чтобы Дашка смогла вылезти из-под нее. Гибкая девушка в одной коротенькой маечке прошлепала босиком к двери, заставляя Вику залюбоваться на нежную девственную попку сестренки.


    - Я поищу на кухне, а ты посмотри у меня в ящике для игрушек. Может, найдешь что-то похожее на нее, - донеслось уже с лестницы.


    Вика присела перед картонным ящиком, стоявшим в углу. "Ну что можно засунуть в себя из этого хлама? - размышляла она, не замечая, как из нее на пол тягуче падает прозрачная капля. - Куклу? Отломанную лапу динозавра? Плюшевого крокодила? Резиновую уточку?! Сумасшествие какое-то, зачем я вообще к ней полезла. Подрочила бы в ванной и успокоилась, а теперь неизвестно, что еще Дашка найдет на кухне...". Тут взгляд девушки наткнулся на что-то яркое, лежащее под одноглазым плюшевым зайцем. "Отлично. Теперь куда бы этот инструмент убрать с глаз долой, чтобы он не попался Дашке", - оглянулась в поисках подходящей нычки Вика.


    - О, молоток-баба! - Вика дернулась от неожиданности и плюхнулась на мокрую попу, а материализовавшаяся из воздуха Дашка вывалила перед ней все более-менее подходящие на роль "этой штуки" предметы и с любопытством посмотрела на Викину находку. - Молоток нашла, да? Слушай, а ведь у него достаточно длинная ручка. Смотри, даже ребрышки есть, супер, да?


    Вика удивленно смотрела на кучу, которую притащила сестричка. "Банан, огурец - это я еще пойму. Кукурузу и морковку тоже. Но какого черта она притащила скалку и ложку - я не пойму".


    - Даша, прелесть моя, что ты здесь есть собралась? И зачем тебе скалка? Ты тут меня раскатать до своих размеров решила, что ли?


    Взгляд худенькой девочки был открыт и наивен.


    - Ну, просто у скалки ручка кругленькая, можно попробовать ее засунуть. Банан и огурец - это я от девчонок слышала, говорят, что самые подходящие штуки для секса. Ну а ложка... вообще не понимаю, зачем я ее взяла, - рассмеялась Дашка. - Наверное, расхлебывать ту кашу, которую мы уже с тобой тут заварили.


    Вика стала рыться в своей сумке, которую не успела распаковать с вечера.


    - Лови, - и кинула Дашке пачку презервативов. "Все равно использовать не получится, - подумала про себя Вика. - У Дашки в друзьях только девки, а самой тут знакомиться стремно".


    Дашка уже распаковывала картонку, доставая хрустящий квадратик.


    - Это чтобы детей не было, да? Зачем ты это с собой притащила, интересно.


    - Слушай, я не собираюсь засовывать в себя все эти вещи в таком виде. Может, этот банан держал в руках какой-нибудь африканский негр, который до этого ковырялся в трусах. Я не хочу внезапно забеременеть от банана, понимаешь? Кстати, презики со смазкой. Будет приятнее пользоваться всем этим добром, если его смазать, - сбивчиво пояснила Вика. - Давай попробуем с малого?


    Дашка протянула Вике огурец, и та натянула на него презерватив.


    - Это тебе и это не в рот. Давай банан оденем. Я тоже хочу. Тем более, я уже пробовала его туда засовывать - ощущения просто супер, - деловито распоряжалась Вика.


    Дашка задумчиво смотрела на грудь сестры.


    - Вика, почему у тебя такие большие сиськи? Это ведь настоящие? Да? - Дашка оперлась на руки и потерлась щекой о торчащие соски. - Можно я попробую их губами, сестричка?


    Вика снова почувствовала прилив утреннего возбуждения и молча кивнула. Дашка вдруг резким рывком опрокинула Вику на пол и села сверху.


    - Теперь моя очередь быть на высоте! - победно воскликнула Дашка и схватила руками Викины сиськи. - Ммм, мяконькие какие. Дай мне с ними поиграться...


    Дашка ласкала поочередно круглые сиськи Вики, терлась о них щечками и проводила язычком между ними. Вика же, впервые ощутив себя в нежной власти себе подобной, тонула в сладких ощущениях запретного и одновременно такого приятного чувства.


    - Дашуня, поласкай меня внизу, я хочу тебя ощутить и внутри, - попросила она сестричку. Дашка опустила одну руку вниз и уверенно засунула два пальца прямо в мокрую щелку сестры.



    - Вот так? Так ты хотела? - Дашка улыбнулась, нежно куснула Вику за сосок и начала ритмично двигать рукой, все больше и больше распаляя старшую сестричку.


    Вика обхватила закинула длинную ногу ей на Дашкину попку и захотела ее обнять, но тут обнаружила у себя в руке недоуменно желтеющий банан, на который они только что натянули презерватив. "Ну ладно, создадим эротичную атмосферу, как в кино", - Вика потянулась к длинному фрукту вспыхнувшими губами и начала жадно его сосать. Язык ощущал гладкость и твердость банана под тонким слоем латекса.


    Вика заглатывала его все глубже и глубже, почему-то представляя себе того самого африканца, о котором упомянула она сама. Дашкины пальцы больше не были пальцами ее сестры. Ее ласкал мощный рослый мужчина с блестящей темной кожей, под которой перекатывались упругие мускулы. Вика уже не глотала банан. Вика делала минет негру, пытаясь заглотить его член как можно глубже, чтобы почувствовать силу экзотического темперамента. Сквозь собственный стон она услышала голос сестры, который звал ее по имени.


    - Вика! Вика, да посмотри же на меня! Открой глаза, - Дашка заглядывала Вике в лицо и пыталась отнять у нее сладкий фрукт.


    Вика посмотрела на Дашку и в порыве страсти ухватила ее за затылок, притянула к себе и глубоко поцеловала. Тело младшей сестренки расслабленно прильнуло к ней. Вика почувствовала, что по бедру у нее медленно течет что-то теплое и тягучее. Дашка продолжала подтекать, причем уже от одного поцелуя! Вика оперлась о локоть и наткнулась рукой на зачехленный в презик огурец. "Сейчас она почти готова, - похабно улыбнулась Вика. - Надо ее отодрать вот этим самым зеленым членом. Который с пупырышками. По самое не балуйся".


    - Так, давай, становись на коленки и покажи мне свою попку. Я ж не буду лишать тебя девственности через пизду, в самом деле.


    Дашка безропотно подчинилась, согнувшись к полу и раздвинув пальчиками нежные ягодицы. Розовенький маленький анус слегка блестел от затекшей смазки, и Вика внезапно поняла, почему все мужики хотят драть их именно в эту дырочку. Как не поддаться желанию сильным и твердым членом проникнуть туда, где он будет двигаться как поршень, тесно и туго.


    Вика заглотила огурец по гланды, чтобы смочить его еще больше, и придавила пальчиком сжатую попку.


    - Дашка, малая, расслабься. Если не расслабишься, тебе не будет так приятно, - говорила Вика, лаская пальчиком анус сестры.


    Напряженная попка упорно оставалась сжатой. Дашка послушно продолжала держать ягодицы раздвинутыми, соблазнительно впиваясь пальчиками в нежную плоть. Вика подвинулась ближе и стала ласково и настойчиво исследовать язычком анус, складочку и иногда дотягиваясь до вагины. Дашка подалась вперед и расставила коленки пошире. Язык продолжал скользить, ласково, но упорно уделяя внимание заветному месту. Через пару минут она почувствовала, что попка стала слегка податливой, а писька снова начала подтекать.


    Тогда Вика повернула огурец так, чтобы он касался розовой звездочки ануса, и продолжила ласкать языком все, до чего могла дотянуться в такой позе. Дашка захныкала. "Ага, неймется", - довольно отметила старшая. Плавно она усилила нажим на огурчик, и он слегка вошел в нежную попку. Дашка прогнулась.


    - Еще... Давай еще... Сейчас... - настойчиво и отстраненно шептала она.


    Вика плавно стала увеличивать амплитуду движений, все глубже и глубже вонзаясь в тугую попку сестры, и начала рукой поглаживать ее пульсирующий клитор. Дашка стонала.


    - Малышка, давай сама? Я тоже хочу получить удовольствие, - Вика прекратила ласкать ее киску и потянулась за позабытым было бананом. Дашкина рука тут же заняла освободившееся место у себя между ног.


    Вика села на колени, зажала банан между своих щиколоток и плавно насадилась на него мокрой и жадной попкой, продолжая трахать сестру подручным фаллоимитатором. Абсолютно натуральным. Без ГМО и красителей. Даже с пупырышками.


    - Вика, а можно мне что-нибудь побольше? - вдруг попросила разгоряченная Дашка.


    Вика заставила попку поглотить почти весь банан и только тогда замерла, прислушиваясь к ощущениям и к Дашке.


    - Что ты хотела бы в себя засунуть, маленькая развратница? - спросила она.


    - Пожалуй, вот это, - между ног Дашки вдруг появилась ее рука с кукурузным початком. - Одень его и засунь в меня. Пожалуйста. А я попробую тебе вдуть вот этим самым молотком, который ты нашла. Никогда бы не подумала, что ручка у него такой удобной формы.


    Вика натянула презики на початок и игрушечный молоток.


    - Дашка, ты не боишься, что твоя попка растянется достаточно сильно? Это ведь твой первый раз, не так ли?


    - Сестренка, я лишь хочу узнать еще более острые ощущения. Пожалуйста, сделай это со мной, ладно?


    Вика придумала кое-что покруче. Зажав молоток между бедер так, чтобы его ручка торчала вертикально вверх, а нижняя перекладинка слегка заходила в ее лоно, она позвала Дашку.


    - Прошу вас, моя прелесть, пожаловать на мой твердый стержень, - усмехнулась старшая сестра, протягивая руку Дашке. - А ваш крупный друг пока подождет.


    Дашка легко перекинула ножку через сестру и уселась, поместив игрушку между ягодиц. Затем она стала поглаживать и сжимать большие сиськи сестры, плавно двигая бедрами и скользя по "члену". Вика схватила ее за бедра и с силой прижала к себе.


    - Давай, подсаживайся. Я тоже хочу, чтобы мне было приятно, - потребовала она.


    Дашка привстала и начала опускаться, осторожно впуская в свою попку рифленую ручку. Вика заставила ее рывком приподняться и опуститься самой снова. И снова. И снова. Худенькая девчонка, похожая на мальчишку с растрепанными светлыми волосами пыталась опереться о бедра своей грудастой лошадки. Вика снова и снова заставляла ее балансировать на коленках, не давая отдохнуть и отдышаться. Когда Дашка уже сама стала поддерживать частый ритм, она ухватила ее за попку и начала ласкать клитор. Детский молоток оказался изощренной эротической игрушкой, которая доставляла удовольствие сразу двум кискам. Вика ощутила, что приближается к точке невозвращения. Ее движения стали более четкими и уверенными, она уже подкидывала Дашку бедрами и сильно подтягивала ее за ягодицу, чтобы туже входить в ее попку.


    Почему-то вдруг Вика ощутила себя мужчиной, который лишает девственности робкую первокурсницу. Впервые она посмотрела на сестру глазами мужчины и поняла, что она ее хочет до спазма в горле. Хочет овладеть ею полностью. В вагину, в рот, в попку, засунуть пальцы ей в рот, а член как можно глубже в ее горячую и тугую плоть. Волна дрожи прокатилась по телу Вики. Почти бессознательно она отпустила попку сестры и потянулась рукой к ее раскрасневшемуся личику, к которому прилипли пряди светлых волос, и запустила два пальца ей в рот, прижав язык и сжав большим пальцем ее подбородок. Дашка удивленно открыла глаза и попыталась освободиться, но Вика цепко ухватилась за остренькую мордашку и с наслаждением ощущала, как мокрый теплый язык напрягается в такт движениям податливой попки.


    Вдруг Дашка дернулась и более сильно опустилась вниз, обхватила губами Викины пальцы и стала языком ласкать их, ритмично вбирая их в мокрый ротик, опускаясь на "член". Вика поняла, что Дашка вот-вот кончит, и сжала бедра, приноравливая трение ручки к своему телу. Клитор Дашки отвердел, и Вика продолжала усилия, пока не дошла до исступления и не услышала приглушенный вскрик Дашки, которая прогнулась, откинула голову назад и застонала. Сестра тут же пристроила свободную руку себе между ног, не прекращая нежно ласкать свою малышку.


    - Вика... Ви-ка... я, ка-жется, умира-ю... - простонала она, борясь с учащенным дыханием.


    Вика чувствовала содрогания Дашки, чувствовала, как стекает по ногам ее сок, и длинными ловкими пальцами быстро надавила на самую чувствительную кнопку, взрывая бомбу собственного оргазма.


    - Кажется, на кукурузку меня не хватит, - сказала распластавшаяся на Вике Дашка. - Я устала. Я счастлива. Я ничего не хочу, только лежать и чувствовать твое тело.


    Вика плавно скатила с себя сестру и тоже повернулась на бок, уставившись в полубессознательные темные серые глаза сестры.


    - Малыш, у нас впереди еще целых три долгих дня. Сегодня только понедельник.


    Дашка погладила Вику по руке и сонно закрыла глаза.


    - Это самое лучшее утро понедельника в моей жизни. Давай завтра попробуем это снова?


    Вика засмеялась и прижала Дашку к себе.


    - Обязательно, маленькая развратная девственница. Мы попробуем это снова, и снова, и снова. Это я тебе обещаю.



    На Орлиных скалах. Лесбиянки, наблюдатели, миньет


    Автор: ZLobniy SLaine

    Лику разбудили теплые лучи июльского солнца, пробивавшиеся через листву за окном. Светлые зайчики ласкали ее обнаженное тело, разливаясь летним теплом. Она перевернулась на спину и сладко потянулась, подставляя себя нежным лучам. Понежившись несколько минут в постели Лика присела на край кровати и сладко зевнула. На часах было почти семь, скоро она с подружками должна была пойти отдыхать на речку.


    Лика встала и направилась в ванну. Ополоснув лицо холодной водой она решила принять душ, чтобы окончательно проснуться и быть готовой к предстоящему походу. Она залезла в ванну, включила душ и направила тонкие прохладные струйки на свое прекрасное тело. Бодрящий поток воды ударялся о ее груди массируя их и веером разлетался в стороны. Лика несколько минут наслаждалась возбуждающим действием душа на ее груди, потом направила его на низ своего живота. Тонкие жалящие струйки, словно сотни пальчиков забарабанили по ее лобку, щекоча тонкие кудряшки. Лика шумно вздохнула и направила струйки еще ниже. Сладкое чувство разгорелось в низу живота Лики, она раздвинула пальчиками губки киски, позволяя шипящему потоку воды ласкать возбужденный клитор. Лика открыла краны еще сильнее, но поток был настолько мощным, что спустя несколько секунд волна оргазма разлилась по ее телу и Лика выпустила душ из рук. Быстро придя в себя она закрыла краны, но веер брызг из душа уже залил стены и по кафелю стекали ручейки воды.


    Лика обтерлась полотенцем и направилась на кухню. Быстро приготовив себе омлет, она позавтракала и начала собираться. Сумку она собрала еще вечером и добавила только охлажденную бутылку с соком. Купальник был еще был мокрым после вчерашнего купания на море, поэтому Лика решила пока не одевать его и положила его в сумку. Она натянула на себя джинсовую юбку и короткую майку, которая плотно обтягивала ее груди и пуговки сосков отчетливо выделялись на белой ткани. Одев кроссовки она вышла из квартиры и побежала на остановку автобуса.


    На остановке было еще пусто, Лика присела на скамейку и стала ждать подружек. Прошло двадцать минут, но никто так и не подошел. Из-за поворота показался рейсовый автобус, подъехав к остановке он остановился. Лика уже хотела развернуться и пойти домой, но через несколько секунд к остановке подбежала ее подружка Зоя. Она подбежала к Лике и чмокнула ее в щеку.


    - Привет, а я думала что уже не успею. Только чай успела попить.


    - А я уже думала что кроме меня больше никого не будет, я сама проснулась поздно.


    - А что, больше никого не было?


    - Нет, видимо придется вдвоем ехать.


    В это время водитель автобуса посигналил, давая понять девушкам, что пора отправляться. Подружки забежали в автобус и сели на задние сиденья.


    Во время дороги они рассматривали фотографии, которые Зоя снимала вчера на пляже. Автобус быстро доехал до Мацесты. Там подружки вышли и направились к Орлиным скалам. По пути они нашли несколько кустов ежевики и решили набрать немного спелых ягод и уже через пятнадцать минут они были измазаны в темном ежевичном соке.


    Скоро они добрались до высшей точки Орлиных скал, где решили сделать несколько фотографий рядом со статуей "нового русского". Далеко внизу пенился водопад, несколько дней назад в горах прошли дожди и уровень воды в Агуре поднялся. Зоя стянула майку и прижалась к прохладной статуе.


    - Щелкни меня!


    - Еще сильнее прижмись...


    Зоя прижалась грудями к статуе и Лика сфотографировала эту эротическую композицию.


    - А ты хочешь такую фотку?


    - Конечно, только еще круче будет.


    Лика отдала фотоаппарат Зое и подошла к статуе. Она подняла майку так, что обнажилась одна грудь и подняла колено, приподняв юбку так, что ее попка была почти полностью открыта. Зоя засмеялась, присела на корточки и сняла Лику на пленку, позже, когда они будут проявлять пленку, обнаружится, что на фотографии отчетливо видны пухлые губки киски Лики.


    - Лика, а ты что, трусики не одела?


    - А купальник еще не высох и я решила его потом, на месте одеть.


    - Ну мы наверное вообще будем голыми купаться, если никого не будет на речке.


    - А если кто-нибудь увидит нас?


    - Да кто в том месте еще может быть, отдыхающие туда вообще не заходят.


    - Классно, позагораем хоть раз нормально.


    Лика поправила одежду и вместе с Зоей побежала вниз по тропинке, прыгая по корням деревьев. Они быстро спустились к подножию скал и спустились к реке. Вода была немного мутной.


    - Зоя, мы выше поднимемся или к водопадам спустимся?


    - Давай вниз, там место классное, и фоток наделаем.


    Девчонки спустились к реке, сняли кроссовки и пошли по дну речки вниз. Пройдя несколько метров Зоя поскользнулась на покрытом илом камне и бултыхнулась в воду.


    - Ну как водичка?


    - Сейчас узнаешь...


    Зоя подбежала к Лике и толкнула ее в центр реки и ее подруга почти полностью окунулась в воду. Обе девушки теперь были полностью промокшие. Тонкие майки стали практически прозрачными и полностью облегали их тела. Подружки некоторое время брызгали друг на друга водой, весело смеясь, а потом вдоволь повеселившись продолжили спуск вниз. Тонкая джинсовая юбка Лики промокла и прилипала к ногам, стесняя движения и она закатала ее.


    Подружки спустились на несколько десятков метров вниз по течению и оказались на краю водопада. Вокруг были разбросаны огромные глыбы известняка, обточенные водой и временем.


    - Расположимся между теми двумя камнями.


    Место было выбрано очень удачно, между двумя огромными камнями падала прохладная тень от дерева. Девушки расстелили простыню и разложили вещи.


    - Лика, давай купаться!


    - С удовольствием.


    Лика стянула с себя прилипшую майку и расстегнула молнию на юбке.


    - Будем голыми купаться?


    - Конечно, ведь тут никого нет.


    Зоя сняла майку и шорты, бод шортами у нее ничего не было.


    - Да ты себе шортами киску натерла!


    - А мне так нравится. Пошли в воду.


    Лика разбежалась и прыгнула в речку. Зоя медленно вошла воду и поплыла к Лике. Подружки полчаса плавали в прохладной воде горной реки, потом вышли на берег.


    - Пошли на край водопада, там на камнях и позагораем.


    Они пробрались через камни на самый край водопада и забрались на самую крупную скалу, нависавшую над водопадом. Лика легла на спину и закрыла глаза, наслаждаясь палящими лучами летнего солнца. Лика легла на край скалы живот и стала осматривать с высоты открывшийся вид. Внизу водопада, около небольшого озерца, загорали парень с девушкой. Они лежали без одежды.


    - Лика, смотри скорее вниз!


    Лика подползла к краю скалы и тоже увидела парочку.


    - Давай поближе подберемся.


    - А если заметят?


    - Не заметят.


    Девчонки вылезли на тропинку, ведущую к вниз и начали спуск. Не доходя до низу Лика свернула с тропинки и девчонки стали пробираться через кустарники к озеру. Около озера они подползли к большому кусту лавровишни, всего в трех метрах от парочки. Девушка прижималась к парню и они страстно целовались.


    - Интересно, они трахаться будут?


    - Ну наверное, смотри, у него уже член стоит.


    Подружки жадно уставились на поднявшийся член парня. Девушка медленно опустилась к низу его живота и провела языком по члену, обхватила головку губами и стала ласкать его. Зоя прижалась поплотнее к Лике и их груди соприкоснулись. Лика положила свою руку на попку Зои и стала ее поглаживать. Зоя улыбнулась и плотнее прижалась к Лике, положив руку ей на плечи. Тем временем парень кончил и девушка размазывала его сперму по груди. Рука Лики самопроизвольно проскользнула ей между ног и она стала поглаживать свою повлажневшую киску. Зоя это заметила и ее рука тоже скользнула к ее лону. Подруги лежали, прижавшись друг к другу и их пальцы ласкали их возбужденные киски. Девушка села на парня сверху, ввела его член в себя и начала покачивать бедрами, вращая свою попку на нем. Лика перевернулась к Зое, повернула ее и прижала к себе. Губы Зои жадно прижались к губам подружки и их язычки соприкоснулись. Лика просунула свою руку между ногами Зои и коснулась пальцами к ее губкам. Зоя тихо застонала и начала тереться грудями о груди Лики, касаясь своими сосками ее сосков. Ее рука прижимала руку Лики плотнее к киске и Лика стала быстрее и сильнее натирать воспаленные губки подружки. Через минуту тело Зои содрогнулось, губы Лики сильнее прижались к ее губам и Зоя тихо застонала. Лика ускорила свои движения, доводя свою подружку до оргазма.


    Отдохнув Зоя перевернула Лику на спину и обхватила своими губами ее сосок, нежно покусывая его. Руками она поглаживала и сжимала ее груди. Лика широко развела свои ноги в стороны.


    - Полижи мне...


    - Я тебя съем всю.......


    Губы Зои проскользнули по животу Лики и прижались к ее горящей и текущей киске. Ее язык заскользил по покрасневшим губкам и защекотал ее щелку. Лика изогнулась и прижала голову Зои к себе. Щекочущий язычок нащупал возбужденный клитор и бешено заскакал по нему. Лика громко застонала и еще сильнее раздвинула ноги. Зоя уже посасывала клитор подружки и пальцами раздвигала влажные губки, стараясь обхватить губами весь бугорок Лики.


    - Повернись ко мне...


    Зоя повернулась и села сверху на подругу, не переставая ласкать киску Лики. Лика обхватила попку Зои и тоже прижалась ртом к киске. Обе девушки теперь лежали в тени куста и их язычки бегали по их возбужденным кискам. Очень скоро мощные волны наслаждения обхватили обеих подружек и они кончили практически одновременно. Очнувшись они увидели, что парень и девушка стоят рядом и смотрят на них, улыбаясь. Подружки сразу вскочили и побежали вверх, через кусты. Им вслед доносился веселый смех парочки.


    Девушки за несколько секунд взбежали по узкой тропинке на верх водопада. За ними никто не побежал и Лика запыхавшись с разбегу плюхнулась в воду, Зоя последовала ее примеру. Подружки долго лежали в воде, приходя в себя от пережитых ощущений. Первой решила встать Зоя, она вышла из воды и запрыгала по горячим камням в тень дерева, к месту, где они разложили свои вещи.


    - Я хочу есть. Уже обед скоро.


    - Ладно, давай раскладывай, что там у нас есть.


    Лика вслед за Зоей запрыгала по камням к дереву. На ее бедрах краснели несколько царапин от кустарника сквозь который они бежали. Лика вытащила из своей сумки бутылку с соком, открыла ее и жадно прижалась губами к горлышку. Часть сока пролилась и теперь по ее груди стекали несколько ручейков темного гранатового сока.


    - Лика, ты вся измазалась.


    Зоя подсела ближе к Лике, остановила язычком бегущий по груди ручеек и стала медленно слизывать его снизу вверх, по пути пощекотав языком набухший сосок. Лика поднесла бутылку с соком к лобку и слегка качнула ее, смочив свой лобок гранатовым соком. Темные капельки заскользили между тонкими кудряшками, скатываясь по влажным губкам и смешиваясь с соками Лики. Зоя засмеялась и прижалась ртом к сочным губкам Лики, слизывая коктейль из соков.


    - Так мы с голоду помрем. - засмеялась Лика.


    - Точно, давая что-нибудь съедим.


    Подружки достали из пакетов бутерброды и фрукты. Быстро перекусив помидорами девчонки перешли на фрукты. Лика взяла в руку банан, загадочно улыбнулась, обхватила губами его кончик и медленно ввела себе в рот до половины. Потом медленно стала двигать его во рту. Зоя откинулась на мох, покрывающий камень и призывно раскинула ноги, раздвигая пальцами сочащиеся губки.


    - Я его хочу...


    Лика вытащила банан изо рта и коснулась его кончиком щелки Зои. Медленными движениями она поглаживала горящую киску подруги, раздвигая влажные губки. Дыхание Зои участилось, Лика медленно прижала банан к маленькой дырочке Зои и слегка надавила. Желтый фрукт медленно входил в истекающее соками влагалище Зои, которая закрыла глаза и закусив нижнюю губу наслаждалась новыми для нее ощущениями. Лика ввела банан до половины и прижалась к груди Зои. Их груди прикоснулись и подружки слились в страстном поцелуе. Рука Зои опустилась вниз, обхватила банан и прижала свободный конец к губкам Лики. Лика прижала свой лобок к лобку подружки и Зоя без труда ввела новую игрушку во влагалище подруги. Девушки еще плотнее прижали свои лобки и Лика стала тереться о лобок Зои. Покачивания крупного фрукта в кисках доставляло огромное удовольствие обоим девушкам, которые не отрывали губ друг от друга, играя язычками. Оргазм пришел неожиданно и одновременно, влагалища подружек конвульсивно сжались, превращая мякоть банана в густую кашицу. Лика поднялась с тела Зои и остатки банана выскользнули из ее возбужденной киски. Распухшие губки Лики и ее лобок были покрыты мякотью банана. Зоя лежала на спине, поглаживая свои груди и тихо стонала. Лика вытащила остаток банана из ее влагалища и прижалась к ее киске, жадно слизывая сладкую кашицу с лобка и губок. Ее язычок ворвался во влагалище Зои, чисто вылизывая все, докуда он мог достать. Зоя сжала свои груди и громко застонала, сжимая ногами голову Лики. Лика ускорила темп движений. Она обхватила ягодицы Зои и прижала ее киску к своему лицу. Ее губы нащупали горячий клитор подруги и жадно обхватили его, сося его как маленький член. Зоя выгибала свое тело, подставляя свою киску навстречу наслаждению и издавая страстные стоны. Лика ввела два пальца во влагалище подруги и быстро задвигала ими, не отрывая губ от клитора. Лика почувствовала, как стенки влагалища Зои задрожали и обхватили ее пальцы. Зоя громко вздохнула и обмякла. Лика достала пальцы и облизала их. Зоя лежала с закрытыми глазами и ее грудь слегка подрагивала. Лика прижалась щекой к лобку подруги и закрыла глаза. Теплый летний ветерок ласкал ее приподнятую попку, щекоча пушок на лобке. Девушки лежали, закрыв глаза и наслаждались собой.


    Зоя почувствовала как к ее губам что-то прикоснулось и приоткрыла губы. Что-то горячее и упругое заскользило между ними. Зоя открыл глаза и увидела перед собой довольно крупный член. Ее взгляд скользнул выше и она увидела лицо парня, за которым они наблюдали внизу водопада. Он обхватил голову Зои и головка его члена прижалась ее губам. Несколько секунд не пропускала настойчивый орган, но вскоре приоткрыла рот и пропустила член в себя. Парень застонал и Лика очнувшись, подняла голову и увидела перед собой Зою, обхватившую своими губами член парня. Лика как зачарованная смотрела как парень медленно двигал свой член во рту подружки, почти полностью вытаскивая его. Когда он выходил изо рта Зои она обхватывала его головку губами, не отпуская от себя. Зоя никогда не видела так близко мужского члена, но ласкала его губами и языком так, словно занималась этим всю жизнь. Ее язычок скользил по головке члена, обвивая ее в сладком танце.


    Лика подвинулась впереди и обхватила ладонью мошонку парня. Погладив немного она пробежалась язычком по ней, щекоча основание члена, пальцы ее руки нащупали горячий бугорок подружки и заскользили по нему, растирая ее киску. Горячие губы девушки парня прижались к текущему лону Лики, раздвигая языком дрожащие губки и нащупывая клитор. Пальцы девушки скользнули во влагалище Лики и принялись массировать его. Горячий язычок скользил по киске Лики, пробегая по ложбинке между ягодиц, щекоча темный кружок. Зоя обхватила одной рукой основание члена парня, помогая ему, а второй рукой поглаживала спину Лики, касаясь ее груди и иногда пощипывая ее соски. Девушка покусывала губки Лики и прижала большой палец второй руки к ее анусу, массируя его. Лика застонала громче и двинула попкой. Палец проскользнул в нее и теперь девушка гладила стенки обоих отверстий Лики, чувствуя через тонкую перегородку свои пальцы. Лика не отрывала своих пальцев от киски Зои, разжигая ее все сильнее и сильнее.


    Парень застонал и вытащил свой член из горячего рта Зои. Девушки немедленно прижались к его головке губами, щекоча ее своими язычками. Через несколько секунду густые струи горячей спермы брызнули по губкам подружек, растекаясь по лицам и стекая на груди. Почти одновременно кончили и они, Зоя застонав дернулась и обхватила губами опадающий член, поглаживая его язычком и высасывая остатки спермы из него. Лика прижалась губами к ложбинке между грудями Зои и слизывала капельки спермы с нее. Девушка парня прижалась к попке Лики и поглаживала свою киску, пальцы ее были мокрые от ее с Ликой соков.


    Неожиданно парень встал, хлопнул свою подружку по попке, что-то шепнул ей и они вместе побежали вниз по тропинке, оставив двух обессиленных подружек одних. Девушки некоторое время лежали молча, поглаживая друг друга и слизывая остатки семени парня со своих лиц и грудей. Потом они прыгнули в прохладную речную воду, охлаждая свои перегретые и возбужденные тела. Накупавшись вдоволь они легли на горячие камни и загорали, пока солнце не стало ослаблять свои палящие лучи.


    Они собрали вещи, оделись и стали спускаться вниз. Около озерца уже никого не было. Менее чем за час они спустились вниз по речке и отправились к остановке, где дождавшись рейсового автобуса поехали домой, чтобы выспаться после пережитых приключений и быть готовыми к завтрашнему дню, который готовил им новые наслаждения.



    Ошиблась номером. Случай, потеря девственности


    Автор: Fantasy-story.ru

    Как обычно у меня дома гудела целая толпа народу. Мой день рождения и одни 18летние парни, которые все время только бухают и говорят о том что надо бы «ЗАМУТИТЬ ТЁЛОК». Будучи девственником, я знал, что дальше разговор дело не пойдет. Слушая их тосты и поздравления я всё время думал о Жене.


    Женя – девушка с которой мы познакомились по телефону – она просто ошиблась номером и мы общались уже с месяц.


    Все что я знал о ней, это то, что Жене было 23, она армянка недавно стала встречаться парнем, лишилась девственности и теперь постоянно хочет ебаться. Так же она успела рассказать, что парень приезжает за ней два раза в неделю и она тайком от строгих родителей сбегала к нему в машину, где он подолгу имел её на четвереньках прямо в стоящей возле подъезда Лачетти. Однако она каждый раз жаловалась, что ей этого мало и я понимал к чему клонит, но по своей неопытности моментом совершенно не пользовался.


    Она звонила каждый день, однако сегодня я ещё не слышал её голоса. Вечеринка была в самом разгаре. На кухне Димон залез на плиту и показывал всем гориллу в разгар брачного периода – всё как обычно. В комнате раздался звонок и я стремглав понесся к трубке. Это была Женя.


    - Приходи! – заявил я по пьяни осмелев.


    - Ну там же одни парни…- ломалась моя ебливая Женя, - … ну ты хочешь, чтобы я пришла?


    - Да, конечно!- Закричал от радости я, понимая, что она уже решилась.


    Прошло около получаса я жутко бесился, почему так долго?, - я знал что она в соседнем доме живёт. Парням я ничего не говорил и у них был реальный шок, когда на пороге моего дома появилась шикарная стеснительная армянка на высоченных шпильках, в колготках в сеточку и плиссированной юбочке. Я предложил ей снять туфельки, но она сказала что у меня наверно не очень чисто и она останется на шпильках. (сейчас то я понимаю, что она просто хотела выглядеть сногсшибательно). Я помог снять шубку и она нарочно потерлась об меня своей большой грудью обтянутой белой блузкой.


    Сказать что у меня встал – значит ничего не сказать. Мы общались только по телефону и я и подумать не мог что общаюсь с красивой молодой армянской девушкой с длинными кучерявыми волосами, и сочными красными губками. Она жутко стеснялась и парней и своего внешнего вида. Пришла накрашенная как на парад на шпильках в юбочке и ножки такие стройненькие обтянуты колготочками в сеточку – парни даже слюнки пускать начали.


    Спустя несколько минут Женя осмелела, поняв, что она тут самая старшая и начала ластиться ко мне. То ножкой под столом заденет, то сидя рядом, руку положит не себе на бедро, а мне… и главное с силой так сжимает… Я дождаться не мог, чтобы парни наконец-то ушли, и я мог впиться губами в губки этой прекрасной девушки. В какой-то момент стало ясно, что Женя нереально завелась. Она откровенно раздвигала ноги, сидя за столом и явно скучала от пустых разговоров парней.


    Ей это быстро надоело и она взяла ситуацию в свои руки. Женя стала прогонять парней утверждая, что вечеринка уже кончилась и всем им пора домой. Парни с ухмылкой ретировались. Захлопнув дверь Женя уверенно цокая по паркету каблучками двинулась ко мне. Она тут же схватила меня в районе паха и потащила в мою комнату.


    - Покажи мне на какой кроватке ты дрочил на меня, сучонок?


    Завалив меня на кровать она уселась сверху и стала в быстром темпе тереться трусиками о мою вздыбившуюся ширинку. Она реально делала все как безумная. Расстегнула мой ремень и ширинку, достала одеревеневший ствол и стала его жестко надрачивать своей нежной ручкой. Я от кайфа выгнулся на койке и вцепился одной рукой ей в грудь. Через мгновение я уже почувствовал членом жар её пылающего лона. Женя насаживалась как заведённая резко и быстро словно ни мгновения не могла пережить без твердого члена. Мне было откровенно говоря очень тесно у неё там. Ни у одной девушки я ещё не встречал настолько узенькой дырочки. Член был плотно зажат в мокром влагалище моей первой девушки а комнату девственника наполняли громкие откровенные стоны.


    - а!! А, давай!!! Да! Да, трахай меня, трахай. ТРАХАЙ!!!


    Под её юбочкой я так и не увидел заветного для каждого парня треугольничка, но уже через минуту это скачки я обильно разрядился прямо в неё. Она заревела в оргазме. Выгнулась так что две пуговицы на блузке лопнули и её большая грудь вывалилась наружу.


    Отдохнув несколько секунд она стала медленно вращать бедрами и целовать меня в губы. Её кудрявые волосы нежно ласкали мои плечи и лицо и по яйцам стекала сперма.


    До утра она заставляла меня иметь её раком и натягивать за волосы шлепая по попке.


    Проснулся я 18-летним мужчиной.



    В подъезде. Группа, миньет


    Автор: miasshulss

    Меня зовут Серёга, мне 20. Эта история произошла со мной когда мне было 18 лет. В Кратце опишу себя чтоб ты имел/а представление о чем речь: 174/65, волосы русые, зелёные глаза, спортивного телосложения, ну в общем не важно. К делу… было день рождение у друга, всё как обычно, хата, выпивка, девочки…. Тупые никому не нужные поздравления, рюмка за рюмкой, музыка, общение…. В 3-х комнатной квартире собралось около 8-10 человек, ну и так постепенно кто то приходил, уходил…. Я пью по сути вообще мало, так что остался до конца этого праздника…. Не зря…. У кореша была подруга, почти жена, около года жили вместе…. Такая вполне симпотная леди, рост 165, вес около 45, ну худая короче, не буду писать, преувеличивать, всё как в реале господа! Груди у нее маленькие, была в джинсах стрэйч и топики белом, без лифчика как я заметил.. сколько я её знаю постоянно обмениваемся страстными взглядами при встрече, уделяет мне много внимания, звонит… ну вы поняли в общем.


    Друг это замечает, постоянно разговоры под синькой, типа Сега не вздумай, не надо, не хочу, говорит, терять сразу 2-х друзей. Ну дак вот продолжаем: у меня постоянной девушки нет, да и зачем??? Так перипихон когда требуется, в общем вниманием не обделён… сидим выпиваем в общем, с каждой следующей рюмкой язык развязаней, движения нежнее. Ко мне за время нашей попойки приклеилась одна деваха Ева, в латексный колготках черного цвета, юбочки тоже чёрной выше колен но не мини а на верху блузка белая или как у них там это называется). Друг со своей девушкой (Кира ее зовут) сидели напротив… мы с Кирой постоянно переглядывались, друг (Саня) перехватил наши взгляды и поднял рюмку глядя на меня, ну говорит за любовь, я встал выпили короче. Ева улыбнулась, обняла меня и села на коленку, в ее глазах читалось желание, всё ее тело хотело меня, но я медлил… ближе к ночи образовались пары, и начали потихой расползаться кто куда… желание Евы не было предела, она уже не сидела на калениях а «каталась» на них а всеми доступными способами пыталась сделать мне приятно, я не выдержал, гладил её коленки, часто целовались, после каждого поцелуя с Евой я видел как портилось настроение у Киры, я только улыбался ей и сказал что всё хорошо.


    Саня пошёл курить, вышел на балкон, Кира пошла за ним, нагнулась надомной и прошептала милым голосом.. я хочу тебя Сережа… и прошла мимо. Я проводил ее взглядом, бля вот она сучка подумал я. Ева услышав это была в шоке… меня зацепили ее слова. Пригласил Еву пойти прогуляться, она не отказалась, я зашёл в комнату за курткой: а там жесткая ебля, в умат пьяную девушку имеют два не знакомых мне вполне здоровых пацана, у одного сосет, другой под ней. Один мне: «- Типа будешь?» И тычет пальцем на пьяную шлюшку. «- Не говорю братан, я чистым продуктом пользуюсь.» улыбнувшись взял куртку и вышел из комнаты, на входе встретила уже одетая Ева, я сказал сейчас, зашел в ванну одевая шапку, вдруг дверь открылась и туда заплыла буквально еле-еле держась на ногах обконченная девушка, да-да та самая которая не так давно принимала в себя 2-х пацанов.. вид у нее был ужасный, растрёпанные русые волосы, на лице сперма, тушь потекла… как будто не замечая меня нагнулась раком над ванной включала воду и начала умывать лицо, мне открылся прекрасный видок тугой дырочки попки и раскрытых половых губ и вытекающей оттуда спермы… всё это возбудило меня не шутку, я сказал типа там тоже вымой шлюха… она посмотрела на меня горящими глазками, подошла к двери и надавила защелку на ручке, таким образом я остался с голой девушкой один на один, она резко села перед мной на колени и начала расстегивать ширинку моих Джинс, через секунду она уже облизывала мою головку своим язычком, потом провела им же по стволу и поцеловала вывалившиеся из ширинки яички, было кайфово.


    Вдруг стук в двери ванны и голос Евы звавший меня, эта сучка вставши с колен спросила «-это твоя девка?». Не дождавшись ответа открыла дверь и затащила Еву в ванну… она посмотрела удивлённо на меня, я стоял а из ширинки торчал мой 24 сантиметровый в полной боевой готовности…. Ева заманчиво улыбнулась и сказала, ну раз здесь значит так надо, нажала всё на ту же защелку и медленно начала снимать с себя пальто, в это время я уже насаживал на свой член рот шлюшки, взявшись за волосы и не давая её голове никуда срулить, я тыкал стараясь сделать ей больно, она издавала рвотные звуки, и буквально заливала пол под нами и член слюнями вперемешку со смазкой. Ева стянула с себя колготки и встала раком уперевшись руками в край ванны и поправляя волосы на голове, и тут я просто охуел от услышанного: «- госпожа он ваш!». Это сказала шлюшка которая только что делала мне реальный заглот!!!!! Ева поманила меня пальцем и я подошел к ее роскошной попке, груди у нее были в поряде, упругие.. шлюшка взяла в руку мой член и направила своей хозяйке в писю, я сделал резкое движение вперёд и почувствовал как моя головка раздвигает узенькую (для такого диаметра) писю.


    Ева вскрикнула, ей реально было больно, ну вот уже половина члена погрузилось в ее сочившееся лоно, я как бы связал ее руки своей рукой у нее за спиной я начел колебательные движения туда сюда, груди Евы просто болтались шоркаясь об край ванны, Ева уже не стонала а кричала, я наращивал темп и стал засовывать свой орган как можно глубже, чувствовал как головка упирается в матку хозяйке, через минуту моя киска кончила, ее тело затряслось от оргазма а ноги подкосились, я взял ее за попку и не вынимая члена поднял ее таким образом что она оказалась в невесомости насаженная на мой орган, начал поднимать и отпускать ее, насаживая ее на свой кол, она не кричала, а орала просто, шлюшка наблюдавшая за всей этой оргией терла свой клитор пальчиками и говорила какую то чушь типа: «о как вам хорошо, типа тоже хочу так, типа давай еби ее, порви её писю», ну в этом роде короче, вроде смешно а во время секса заводит…. Когда еще разок тело Евы обмякло на моих руках, я повернул ее лицом к себе и прислонил её спиной к стене и начел двигаться в ее киске, она говорила мне как ей хорошо и чтоб я не останавливался, через минут десять я почувствовал что вот-вот уже кончу (сколько хозяйка кончила за это время не буду писать, всё равно не поверите)


    Ева почувствовала что я на грани позвала шлюшку которая глядя на нас уже совала в писю насадку от душа (знаете зрелище когда в бритую писю примерно 18 летней девушки входит предмет больше чем член да еще и с круглым расширением на конце) Ева крикнула: «- Марина твоя очередь!» И эта сучка подошла в плотную, сама вытащила за корень мой член из писи хозяйки и взяла его в рот, мгновения и я начал мощными толчками посылать струи белой липкой жидкости в рот шлюшки рабыни марине, в кайф было кончать в рот этой бляди держа на руках прижатую к стенке новую знакомую Еву… Это шлюха Марина не глотала а выпускала сгустки спермы, а может глотала но всё не входило, не понял я тогда. Хозяйка сказала: «-Марина нормально всё прошло, я получила чего хотела да и ты развлеклась», а я никак не мог отойти от оргазма и в какой то мути надевал джинсы и поправлял шапку на голове, надел куртку открыл двери и молча вышел из ванны, когда выходил эти две сучки подмывались и досих пор гоняли мою сперму между своих дырявых ртов, я подошел к столу, выпил сока, заметил что народу уже нет почти, попрощался с саней он был в умате промычал мне что то,.


    Кира спросила: « - ты уходишь уже?» и с надеждой смотрела в мои глаза,


    я ответил: «- пора»,


    она: «-я пойду закрою за тобой двери».


    Пошёл к выходу, Кира плелась за мной, я остановился у двери, обернулся, сухо и уставшее обронил пока принцесса и улыбнулся, отвернулся открыл двери начал выходить из квартиры, она окликнула: « Сережа», я повернулся и тут же чуть ли не был сшиблен на пол ей, она накинулась на меня, обвила мою талию ногами и начала жадно целовать в засос, я отвечал взаимностью, ее нежные почти детски ручки гладили спину под курткой, я ногой захлопнул дверь и мы с ней очутились в полу темном подъезде один на один, как я мечтал, (да и она я думаю не просто так пошла закрывать за мной дверь которая и без это сама захлопывается), мы продолжали сосаться с ней минуты две, я шептал ей какие то приятные глупости, потом она медленно сползала по моей у телу пока её милое лицо не оказалось напротив моего таза, начала гладить сквозь джинсы мой давно уже вставший член, расстегивать ширинку, ремень….. спустила мне трусы и на ее лице я увидел удивление, она произнесла,: «ого, такого я еще не видела, он же разорвет меня» и сладко улыбнулась, желая этого.


    Нежно взяв мой член пальцами она начала надрачивать его умелыми движениями, тут не знаю что на меня нашло, я оттолкнул ее, поднял за волосы и толкнул на перила, она ударилась об них животом и повисла буквой Г, ее попка была выпячена, груди были на перилах а руки и голова с шелковистыми волосами болтались в лестничном проём, я без слов подошел к ней резко спустил джинсы с голубыми трусами до колен, тем самым не давая ей раздвинуть ноги, она только успела выдавить «что ты делаешь, отпусти…..»(вот она затупила, а разве непонятно было Кира что я делаю, а?) я резким движением таза загнал своего малыша в её писю, и тут по подъезду раздался жесткий стон 18 летней девушки, ее крики возбуждали меня ещё больше, я наращивал темп а она визжала от кайфа, ее влагалище казалось еще более тугим така как ноги у нее были совмещены джинсами(девушки меня поймут), я продержался минут 20, в одной позе я ее жарил столько времени, а она всё текла и текла, ебя ее в писю я хотел сунуть в анал, я думаю она бы не против была), но чё то обломался как то, оставил эту не растянутую дырочку на потом, от хлюпающих звуков, сладкого стона той которую хотел поиметь уже год я начал бурно кончать ей в писю, она попыталась убрать попу когда почувствовала это но я сильно прижался к ней телом, блин кончил так, что сам охуел….


    Когда член перестал извергать в нее мою сперму и обмяк, я начал медленно высовывать, вы не поверите но уже не в стоячем положении я чувствовал огромное сопротивление ее внутренних стеночек, высунув из писи буквально полилось большими сгустками то что доставило мне удовольствие меньше минуты назад. Я надел джинсы и застегнул куртку, она так и весела на перилле и до сих пор была в экстазе….. я сказал - «ты этого хотела сучка???? Получила». И уставшими движениями ног пошёл домой….


    Сейчас больше года назад Кира родила мальчика, ему год с чем- то, живут с Сашей, всё нормально. Я стараюсь больше не приходить к ним, перед, Саней стрёмно как-то. А мальчик говорят на меня похож.



    Моя девушка отличница... Группа


    Автор: Вадим

    Многие интересуются, отличники что за люди? чем они увлекаются? Многих из них считают не компетентными в области развлечения, веселья и секса в том числе. Я также относился к людям которые весьма непрнибржительно относятся к отличникам. Я познакомился со своей девушкой Наташей К. когда она пришла в наш курс учиться. Девушка была так себе: скромная, тихая ни с кем кроме близкой подруги не дружила, с ребятами не общалась. Мне она понравилась лишь по этой причине. Хотя надо признаться, что девушка она была не плохо сложена, фигурка была хорошая, добавить светлые каштановые волосы, отличную грудь и красивое лицо с очень симпатичным для меня носиком. В общем, красивая девушка которая окончила школу золотой медалью. Не плохо, правда? Познакомившись с ней я стал для нее другом. С ней гуляли по паркам, театрам, музеям и другим историческим и культурным местам города. Я познакомился с ее родителями вроде бы с неплохими людьми, которым правда я не очень то и понравился. Собственно говоря правильно поскольку учили они свою дочурку что девственность девушки должна быть нарушена только с мужем. И муж по словам ее родителей является священным изменить которому она не должна ни при каких обстоятельствах. Бедная девушка подумал я.


    Однако вопреки советам родителей она жила со мной. И это нам очень нравилось. Встречал мы не часто в основном у меня.


    Однажды вечером я провожал ее, но она не хотела показаться своим родителям и поэтому за квартал она попросила меня не провожать. Не знаю почему но неожиданно я пошел в следом.


    Наташенька пошла по дороге около ее дома курили четверо парней. Они не долго о чем то разговаривали. Я было подумал заступиться за мою девушку, однако ее веселое настроение после пару минут беседы привели меня к мысли о том что она их знает. Один из парней что то говорил Наташе и держал ее за руки. Далее они пошли ее держа за руки куда то в сторону от дома... Очень скоро я понял что они повели Наташу находящиеся около их дома маленький деревянный сарайчик. Там мы не редко с Наташей занимались любовью. Очень удобно. Зашли они во внутрь. Включили свет. Я подошел к сарайчику и нашел щель через которую можно было просматривать внутрь сарая. В внутри которого находилось четыре парней и моя девушка. Парни угостили Наташу пивом и стояли улыбаясь. Честно говоря я ожидал что Наташа почувствовав пикантность ситуации уйдет. Однако не тут то было. Уловив ухмылку ребят моя девушка встала по середине помещения и начала что то шептать рыжему парню который усиленно спаивал ее.


    Я понял что сейчас будет происходить от этого я был в шоке и не хотел в это верить. Но странное чувство начало овладевать мной. От осознания того что мою девушку Наташу сейчас будут трахать четыре парня у меня появилась чувство легкого возбуждения.


    В это время я увидел что моя девочка начала раздеваться, медленно раздеваться, было видно что она волнуется и руки у нее тряслись. Она начала снимать с себя одежду. Сначала слетела вниз белая блузка...Я был возбужден и начал ласкать свой член. Вид Наташи меня возбуждал.


    Она стояла перед парнями в белом лифчике с черной юбочкой. Один из ребят подошел к ней и начал ласкать ее грудь. Ласкал грудь и целовал Наташеньку, мою Наташеньку. Другие же в это время начали раздеваться. Как то сразу же Ребята подняли подол юбки на верх. Через ткань трусиков Наташа ласкала себя. Ребята одновременно сняли с нее лифчик и трусики. Оставшись обнаженной Наташа начала руками ласкать член какого то парня. Ребята подняли ее и уложили находящейся там раскладную кровать.


    Дело все в том что этот сарайчик принадлежал семье Наташи. И мы с ней договорились чтобы она поставила там эту кровать... Действительно зачем забивать квартиру всякими не нужными вещами... Идея признаться была не плоха... И я полностью испытал это когда, вечерами трахал мою Наташеньку. Мне вспомнилось как впервые Наташа взяла член в рот... Я до этого долго ее уговаривал по этому поводу однако она усиленно не хотела это делать. Но в один прекрасный день после того как я ей поласкал влагалище она неожиданно для меня начала сосать мой член. Делала она это не очень умело но мне нравилось чувствовать как я учу ее при мудростям секса... Позже она призналась мне что в свое время когда они с братом разговаривали про секс он рассказал ей как одна девушка сделала ему минет... И как он это рассказывал, смакуя все подробности и получая от этого удовольствие... На что моя девушка ответила что она ни когда не возьмет член в рот... Хотя брат сказал что он в это слабо верит...


    Что то я отвлекся... Уложив Наташеньку в кровать рыжий сильно и быстро вогнал свой член в рот моей красавицы. От неожиданности глаза Наташеньки чуть не вылезли из орбит... А рыжий в это время силой имел ее в рот... Он ее трахал в рот. Другой парень пристроился внизу и начал медленно толкать свой член в пизду. Наташа забилась в такт секса. Ее имели с обеих сторон. Рыжий парень бурно кончил ей в рот. Сразу же после рыжего Наташа начала сосать член другого парня. Все это время ее ставили в разные позы и ебали, ебали ебали... А я все это время смотрел и кончал. Мне нравилось смотреть как Наташа на моих глазах и глазах других ребят стала шлюшкой...


    Попозже я все же решил удалиться и встал около ее дома и уже смотрел за сарайчиком издалека... Из сарая вышли парни и после них моя девочка... Они попрощались и Наташенька зашла к себе домой...


    Следующим днем я ей позвонил домой и мы договорились встретиться. Она пришла ко мне и я решил узнать как она дошла до дома (говорил что волновался) На что она мне ответила что я глупый и что с ней могло случиться...Разве что к ней могли пристать какие-нибудь ребята и засмеялась... Потом мы с ней долго занимались любовью.


    Про то что случилось я рассказал своему другу. Он был сильно удивлен и спросил как я к этому отношусь. Я сказал мне что мне это понравилось и тут ко мне пришла дикая идея которую я решил воплотить. И я сразу же рассказал эту идею моему другу Кеше. Я хотел оставить их у себя дома и сам якобы ушел бы. И Кешка должен был соблазнить мою Наташеньку... влиться в ее доверие и каждый раз рассказывать мне с кем она спит. И по возможности снимать это на видео. Разумеется тайно от нее. Кеше это явно понравилось и он согласился. На другое я честно говоря не ожидал.


    И вот настал то день когда Наташа пришла ко мне и я позвонил своему другу. Он пришел, они с Наташей были мало знакомы. Мы весело общались и тут по плану я должен был уйти. Я сказал Наташе что мне надо уйти на часок другой на работу хотел чтобы она меня тут подождала. Она согласилась. И я ушел Наташа закрыла за мной дверь. Не заметно для нее Кеша должен был впустить меня. Что он и проделал. Я тихо сидел в другой комнате и слушал все. Они разговаривали обо всем подряд. И тут Кеша встал включил музыкальный центр и пригласил Наташу по танцевать. Она отказывалась. Однако мой друг был настойчив и обнял ее и неожиданно для Наташи начал ее целовать. Наталья пыталась отказать ему в ласках но все же уступила и вверх взяла ее распутство. Они целовались. Наташа сказала что ей надо пойти в ванну. Это было то что надо для нас. Кеша быстро достал приготовленный мною видеокамеру и замаскировал ее. А я лежал тихо-тихо. Наташа вышла полностью обнаженная и подошла к Кеше. Мой друг был в Шоке. Наташа начала раздевать его, сняв трусы она начала делать минет. Кеша хвалил ее и спросил еле она так научилась. На что моя девушка ответила, что практиковалась на мне. Но толи возбуждение взяло верх, то ли она захотела похвастаться но она начала рассказывать Кеше что она начала встречаться с недавних о пор с соседскими ребятами с ее двора. И иногда когда она не встречается со мной, она приходит кому нибудь из парней и там занимаеться сексом. Но вопрос сколько их было Наташа ответила смеясь много, много было, и продолжала что хочет пропустить через себя еще больше. Наташа отстранилась от члена Кеши легла в постель раздвинула ноги и мой друг вошел в нее. Они охали, ахали Кеша кончил ей. Наташе было мало она заново начала сосать его член и приводить в боевое состояние. Член встал. И тут Наташа начала сама ебать Кешку. Ну а я лежал смотрел и получал удовольствие...


    Мы встречаемся с Наташей и сейчас... Она говорит что любит меня а я люблю ее... Продолжение напишу когда Кеша расскажет что с Наташей вытворяют ребята. Он сейчас хранит молчание интригуя меня... хотя говорит что ебет ее и не один...



    Сестрёнки. Глава первая - ЯНЧИК. Инцест, миньет, анал


    Автор: Эдвард Шерст

    Двоюродная сестра старше меня на пару лет и живёт одна в центре. Она профессионально занимается танцами. Надо сказать, что занятия танцами делают её фигурку весьма привлекательной. Пару раз вскользь мы общались на около сексуальные темы, но всерьёз на эту тему общаться не получалось, да и из этических соображений как-то не было, что ли, удобно.


    Сегодня я слонялся по центру в поисках лёгкой добычи. Обычно я бродил или ездил на велосипеде по людной улице и искал удобную жертву. Но сегодня все девушки куда то спешили и подходящей добычи я найти не мог. Ты спросишь меня «-Почему бы не спать с собственной женой?», - да всё просто и сложно одновременно. Может быть она этого не хочет, может спит с кем то другим. Или... Да не важно. Короче секса у нас не было уже месяца четыре, а мне он нужен. Как наркоману наркотик.


    Тем временем я неторопливо приближался к дому сестры. «Давно не виделись... Может дома?» - подумал я и достал телефон. Выбрал нужный номер и набрал:


    -Привет сеструля.


    -Привет!


    -Ты дома?


    -Ага.


    -А я тут рядом, прогуливаюсь, думаю, если ты дома зайду к тебе в гости.


    -Так заходи конечно!


    Я подошел к её дому, зашел в подъезд, поднялся на этаж и позвонил в дверь. Через несколько секунд послышались шаги и она открыла.


    -Привет! :*


    Мы чмокнулись в щёчку и я прошел. Пока я снимал куртку она ушла куда то в глубь квартиры. С кухни послышались звуки посуды.


    -Чай будешь?


    -Ага.


    Мы сели пить чай, поболтали на нейтральные темы и вдруг разговор пошел на откровенные темы. Она спросила:


    -Какое порно ты обычно смотришь?


    -Разное, однако сильно привлекает видео девочек с членами.


    Она озорно ухмыльнулась, а я покраснел.


    -А я частенько смотрю видео в стиле японских аниме.


    Выпив чай мы прошли в комнату и уселись на кровать, так как кроме неё в комнате сидеть больше было не на чем. Она толкнула меня в бок и хитро подмигнув сказала:


    -Можем посмотреть что нибудь из моей коллекции.


    -Давай, - согласился я.


    Она включила ноут, перелезла через меня и будто случайно, задела коленкой мой несколько набухший член. Мы стали смотреть её развратные мультики. В одном сюжете девочка сосала мальчику. Сестра в слух удивилась,


    -У парня такой прикольный... Я таких не видела в живую...


    Я хмыкнул, подумав, что у меня именно так, впрочем вслух озвучивать не стал. Она пристально посмотрела на меня, улыбнулась и спросила,


    -А у тебя какой?


    Я смутился, но ответил:


    -Примерно такой же.


    Она оценивающе глянула на бугорок на моих штанах, облизнула палец и вдруг говорит:


    -Ты когда нибудь фоткал девушек в обнаженном виде?


    -Да, многих. В том числе и пока работал фотографом.


    -Блин, а меня никто не фоткал... Как то стеснялась, что-ли...


    -Может боялась, что покажут другим?


    -Может... У тебя фотик с собой?


    -Ага, правда мыльница. Что, хочешь чтобы братик тебя пофоткал?


    -Пожалуй... Ты же ни кому не покажешь?


    -Нет конечно, дурочка. Сам буду смотреть.


    -Ну давай, неси его сюда.


    Я пошел в прихожую за фотиком, и попросил принести пару настольных ламп. Настроил свет и сказал, что бы она легла на кровать. Она послушно легла. Я её немного поправил и сделал первый снимок в одежде.


    -Значит так, >8( - сказал я командным тоном опытного фотографа, -Задумка такова. Девушка от скуки смотрит порно мультики, постепенно начинает себя ласкать и раздеваться ну и далее.


    -Понятно. Что делать?


    -Мультик смотри.


    Я сделал ещё несколько снимков, затем сказал, чтобы она запустила руку себе под футболку и стала гладить грудь. Она послушно выполнила мою команду. Я продолжил.


    ** Щёлк * ** ***


    -Засунь руку в штаны.


    * Щёлк **


    -Закати глазки.


    ** * Щёлк * *


    -Отлично! Мордашку на меня! Теперь постепенно снимай футболку и немного приспусти штанишки, чтобы показались трусики.


    ** ** Щёлк ***


    -А мне себя можно ласкать, или делать просто для вида?


    -Ну это твоё дело, на результат это сильно не влияет.


    Сестра постепенно лишалась одежды. Уже полностью показались её красные кружевные трусики, её небольшая грудка и твёрдые сосочки. Я фоткал и думал, какая же она красивая... Без одежды особенно... Всю юность хотел это увидеть, а теперь вот оно, во всей красе всё предо мной! Тем временем на трусиках показалось пятно... Она ж себя и правда ласкает! Твою ж мать! Хорошо что наши родственники об этом не знают...


    -Повернись на живот.


    *** *** Щёлк ****


    -Снимай трусики!


    -Ммм... Эд... Может не стоит?..


    -Хмм... Ну чего уж на полпути то теперь останавливаться?


    -Ну... Как то... Стесняюсь... Ты же брат, всё таки...


    -У тебя что, всё так страшно что-ли там?


    -Гыыы, да вроде нормально... Вчера только брила. :-D Ладно. Чёрт с тобой, развратник!


    Она сняла последний кружевной бастион защиты своей наготы и лежала предо мной совершенно без одежды, хотя письку таки не показывала.


    -Ну, что же ты? Ласкай себя! У нас же по сюжету так.


    -Ладно.


    Она запустила руку между ног и стала себя ласкать. Она явно кайфовала от этого! Там всё хлюпает, того и гляди сейчас польётся! Фуф... Тяжкое испытание, однако я фоткал. Такова уж моя участь сегодня. Вроде бы всё... Сюжет отснят, надежды на показ письки крупным планом нет. О сексе вообще речи идти не может... Хотя напряжение в штанах уже зашкаливает до предела. Но увы, она сестра. И так я увидел намного больше, чем видят другие братья.


    -Ну что, кайфуля... Тормози. Сессия готова. Ещё какие то пожелания, пока ты без одежды?


    -Хмм... Наверное нет.


    -Ну тогда одевайся, а то мне и так тоскливо на тебя смотреть в таком виде.


    -Почему?


    -Знаешь, не смотря на то, что ты моя сестра, ты женщина... И очень сексуальная женщина. У меня штаны скоро лопнут от эрекции.


    -Гыыы. У брата встал на сестру! Стыдоба!


    -Иди ты!


    -Ладно, одеваюсь. Может ещё чайку?


    -Давай. И пару тонн успокоительного, пжалста!


    Она оделась и ушла на кухню готовить чай. Я выключил лампы, убрал фотоаппарат, сел на край кровати и вроде бы стало отпускать... Хотя мысли были разные, но я старался их гнать прочь.


    -А какие письки нравятся тебе? - спросила она вернувшись с чаем. Я немного замялся. Опять начинается! Неужели мои мучения ещё не кончились? Зачем я вообще согласился...


    -Ну... Что бы клиторок был заметный, губки наружу, короче развратные такие...


    -А бельё?


    -Да блин, кружевное! Зачем тебе это?


    -А чулки нравятся?


    -Да, блин, да!!! Ты издеваешься? Мой член и так на пределе, после нашей фото сессии, а щас вообще взорвётся и забрызгает нахрен тебе всю квартиру, если ты не прекратишь!


    -Снимай рубашку, я сделаю тебе приятно...


    Глаза мои вылезли из орбит.


    -Ты в своём уме?


    -Не, ну ты гонишь! Я лишь хочу облизать твои сосочки... - ангелочком посмотрела она на меня. -А ты можешь передёрнуть, пока я это делаю...


    Я немного помедлил, но расстегнул рубашку, она села сбоку, толкнула меня в положение лёжа и принялась теребить мои соски. Я засунул руку в штаны и стал мять свой инструмент. С минуту она ласкала меня руками, я пытался дрочить. Вдруг она приблизилась губками к соску и поцеловала его и стала жадно лизать. Второй сосочек продолжала теребить пальчиками, а свободную руку засунула себе в штаны и продолжила себя ласкать. Температура нарастала. Её губки перешли на живот, ниже, ниже и уже вот они у пупка... Чёрт! Она его облизала! О как же это божественно! Язычок нырнул ещё дальше, и вот он уже рыскает под штанами! Вдруг она подняла голову и заявляет:


    -Покажи его!


    -Блин... Сеструля!.. Я и так ощущаю себя маленькой девкой, которую разводит парень... Может не стоит?


    -Ну покажи... Разве это трудно? Тебе всё равно не удобно дрочить с надетыми штанами... Давай снимай! Да и если кончишь всё будет липким, придётся тебя раздевать и слизывать всё с тебя.


    Я счёл её доводы убедительными, расстегнул джинсы и стянул вниз.



    -Вау! Какой красивый! И правда похож на тот, из мультика! Какой аппетитный... Блин, почему ты мой брат?!.. Я бы сосала его каждый день! Я хочу сделать ему приятно. Можно?


    -Блин, стой.. Сестра... Но ведь так нельзя...


    -Ага! А как до этого - можно?!


    -Нет... Наверное... Не знаю!


    -Но ведь мы уже согрешили, что теперь? Отказаться? Остановиться на полпути? Как ты там говорил... Мы ж не детей делаем, а просто получаем удовольствие! Мой горячий братик-самец разве этого не хочет?


    -Хочет конечно! В том то и дело! Но ведь...


    -Тогда сделай своими пальчиками приятное своей сеструле — самочке, пока она делает приятное своему братику.


    Она тронула член пальчиком, он откликнулся. Потом провела по нему снизу вверх и обратно. Затем облизала пальчик и стала водить по головке. Обхватила его всей рукой и стала водить вверх вниз. Её это так увлекло. Она это делала с загадочной улыбкой. Пока она ласкала член одной рукой, другой она ласкала мой сосочек, а губками стала целовать живот и лизать пупок.


    -Ну что же ты тормозишь? Давай! Гладь письку сеструле! - и продолжила доставлять мне удовольствие.


    Я запустил руку ей между ног и стал гладить её похотливую щель через штанишки. Там было жарко и весьма влажно. Она стала тяжело дышать и постанывать. Моя рука скользнула в штанишки, нащупала трусики и проникла под них, прошла по полоске волосиков аккуратно выбритой писи и нащупала её изрядно скользкую и горячую писю. Я стал осторожно гладить и теребить весьма заметный клиторок и губки, от чего она немного вздрагивала. Я ощутил, что влажность заметно возрастает от моих воздействий. Второй рукой я стал ласкать её грудь.


    -Ну как, моей самочке нравятся воздействия на её дырочку?


    -Ещё бы! Не болтай... Действуй!


    Так мы ласкали друг друга некоторое время и судя по её учащённому дыханию ей это очень нравилось. И вдруг я подумал, да какого чёрта! Передо мной такая шикарная самка, которая меня хочет и надо ей это дать! Будь что будет! Я вывернулся и нырнул между её ног. Приспустил её штанишки с трусиками и лизнул её изрядно влажную и похотливую письку. Она глубоко выдохнула.


    -Ну же! Давай!


    Я продолжил. Лизнул её заметный клиторочек, втянул ртом губки, потеребил их и немного прикусил, а языком стал вылизывать дырочку, периодически входя в неё, уделяя не малое внимание клиторочку, от чего она приходила в восторг. В это время она осторожно облизала головку, потом ещё... Облизала весь ствол, вернулась и взяла головку в ротик. Сделала несколько движений, потом глубже, ещё глубже... О да! Она так стонала! Мы лизали друг друга и уже не думали кто мы! Наконец она слезла с меня, сняла с себя одежду, развернулась и направила моего друга в себя. Божественное ощущение! Она стала двигаться, всё быстрее и быстрее, её дыхание участилось, стоны усиливались.


    -Моя писька высосет тебя до последней капли! Похотливый засранец! Ещё и сопротивлялся!


    Её упругая и нежная дырочка хлюпала на мне, попка то и время шлёпалась об меня, она постанывала и учащала движения. Она взяла мои соски пальчиками и стала их мять и гладить, при этом не переставая двигаться, а я ласкал её грудку.


    Я скинул её с себя, положил на живот, приподнял попку и вставил член обратно в её горячую и влажную дырочку. Упругая попка обхватила меня и стала двигаться на мне. Вторая дырочка слегка приоткрылась и облизав я засунул в неё свой большой палец. Судя по усиливающимся вздохам ей это нравилось. Она стала двигаться быстрее.


    -Засунь туда ещё один! -вдруг заявила она.


    Я облизал ещё один палец и засунул. Она вздрогнула и продолжила двигаться. Я стал растягивать её узенькое отверстие. Постепенно оно становилось всё шире. Ей это явно нравилось. Крики стали просто бешеными! Вдруг она остановилась.


    -Подожди.


    Она ушла в ванную и принесла небольшой флакончик и фаллоимитатор. Она выдавила из флакончика гель и смазала свой задний проход. Затем расположилась надо мной и направила моего дружка в свой свежесмазанный зад. Головка туго вошла в свежую дырочку и она остановилась. Подалась назад и снова насадилась на мой кол. Затем ещё раз чуть глубже, ещё глубже, ещё. Затем она взяла в руку фаллоимитатор и вставила себе в свободную дырочку. Она стала осторожно двигаться вверх вниз, а фаллоимитатор упёрся одной стороной мне в лобок а второй буравил недра моей самочки. Я чувствовал его в соседней дырочке. Было необычно. Затем она стала насаживаться всё глубже и глубже. Безумие продолжалось. Она стонала и кричала. Обе её дырки были задействованы. Я не мог поверить, что это моя сестра! Было ощущение, что она отрывается перед концом света, так, чтобы уже после этого секса было совершенно всё равно, что будет дальше.


    Наконец она взяла свои оба соска, сжала их, резко села и замерла, при этом издав очень громкий стон. Я еле сдержался, что бы не кончить в неё. Некоторое время она сидела неподвижно. Я чувствовал как её развратная писька и задница сокращаются вокруг моего члена буквально выжимая его. Она слезла и принялась дрочить мой, до предела раскалённый, член. Головку она обхватила ротиком, а язычком находила все её самые сокровенные места! Такого долго выдержать я не мог и наконец брызнул ей в ротик... Раз! Два! Я чувствовал, что заливаю её! Три! Она глотала всё! Наконец я иссяк, она ещё немного поигралась с моим дружком язычком и легла на меня. Наши губы слились в долгом и страстном поцелуе. Мы лежали обнявшись. Я гладил её попку, она мою голову.


    -Братик... Ты прелесть... Какая вкуснятина!


    -Сеструль... Твоя писька — лучшая, какую я когда либо лизал.


    Мы лежали так минут десять. Вдруг зазвонил мой телефон. Я поднял трубку. Звонила жена.


    -Ты где?


    -У сестры.


    -Когда домой?


    -Скоро.


    -Ладно. Привет ей передавай.


    -Ок. Пока.


    -Пока.


    Конечно она не знала, в каком виде мы тут... Как хорошо, что пока прогресс не дошел до видео звонков. Мы оделись.


    -Ты классный...


    -Ты тоже.


    -Давно у меня так отвязно не было...


    -Да уж... У меня тоже...


    -Может на следующей недельке заглянешь?


    -Может и загляну. У меня уже заранее встаёт!


    Мы рассмеялись и пошли на кухню пить чай. Наши родственные отношения укрепились совсем не по родственному.


    Эта история была, конечно же из ряда вон... И впечатления были просто безумными... Но она была не первая в моей жизни. Инцест - это вроде как грех, что-то такое, за гранью, и тем больше охота его совершить. И сейчас я поведаю другую историю, которая случилась пару лет назад с другой моей сеструлей.



    Братские чувства. Инцест, студенты


    Автор: Козявин

    - Ко-ось, чо делаешь?


    - Не видишь, к сессии готовлюсь, - буркнул я через плечо, добивая очередного монстра из дробовика.


    - Кось, мне поговорить с тобой надо, - сестра навалилась на меня сзади, сбив прицел.


    Я передернул плечами, стряхивая ее ладони.


    - Блин, Марусь, подожди!


    Она отступила назад и села на свой диван.


    - А я, кажется, замуж выхожу.


    - Бля! Дай хоть до чекпойнта дойти!


    - Ну если тебе пофиг…


    - Не пофиг! Я сейчас. Минутку…


    Выбежав из церкви, я сразу видел чекпойнт во дворе. Прошел через него и вышел из игры. Повернулся к сестре.


    - Замуж? За Андрюху что ли?


    - Ага.


    - Он предложение сделал?


    - Нет еще, но сделает… Он меня на ужин в субботу пригласил.


    - И с чего ты взяла, что он…


    - Послушала случайно. Он с другом говорил в универе. А я под лестницей стояла и все слышала. Они меня не видели.


    - Ну… поздравляю. Только… не замечал, что ты к нему какие-то особо нежные чувства питаешь.


    - Ну и что? Стерпится – слюбится.


    - На его денежки повелась?


    - А что здесь такого? Надоело каждую копейку считать. Все так делают!


    - Ты – не все. Но… дело твое. Поступай, как знаешь.


    - Я уже все решила. Но… Кость, у меня проблема.


    - …?


    - Он другу говорил, что хочет меня сначала в постели испытать. Ну… типа не хочет, чтобы его жена бревном в постели была.


    - Щас это нормальный подход. Только… Ты уверена, что они тебя не видели? На развод похоже…


    - На 100% уверена.


    - Ну так задай ему жару, сестренка!, - я ухмыльнулся.


    - Не могу… Кость… Я… не знаю как… Я еще девственница…


    - Ты?!


    Я удивился не напрасно. Машка была на 2 года старше меня. Она училась на 4-м курсе, а я – на втором. Парни у нее были всегда начиная с 15 лет. Но чтоб она до сих пор целкой оставалась? Такого я себе представить не мог.


    - Да. Так вышло…


    - И что ты от меня хочешь? Чтоб я тебя девственности лишил?, - с издевкой спросил я


    - Ну-у… В общем да… До свидания еще 4 дня и… может я успела бы научиться…


    - Ты, блять, с дуба рухнула что-ли?! Других парней мало?! Я же брат твой!


    - Каких других?!, - сестра перешла на крик, - С первым встречным что ли?!


    - Ну… Со знакомым каким-нибудь…


    - С кем?! У нас знакомые общие все! Я не знаю, что мне делать!!!


    - Ну не мне же предлагать! Хотя и со знакомыми не вариант. Согласен. Такого шила в мешке не утаишь.


    - Вот видишь! Кость… Давай попробуем. Мы предохраняться будем. Я презики купила…


    - Иди ты на хрен! Единственное, что могу предложить…


    Я достал из стола жесткий диск и передал сестре:


    - Здесь моя коллекция порнушки. Посмотри на досуге. Может чему научишься. А если нет…


    - Что нет?!, - Маша была близка к истерике.


    - Если любит – примет такой, какая ты есть.


    - Ты сам в это веришь? Да вокруг него девчонки штабелями ложатся. А у меня это, может, единственный шанс свою жизнь устроить!


    - Плохо ты о себе думаешь! Ты ж роскошная девчонка! Мои друганы все до одного слюни на тебя пускают.


    - Роскошная? Ты правда так думаешь?


    - Конечно! Если б ты моей сестрой не была – сам бы за тобой приударил.


    - Какая я роскошная? У меня фигура ужасная!


    - Отличная у тебя фигура! Что я тебя, в белье не видел?!


    Это была чистая правда. Фигурка у Машки была что надо. Я знал это, так как мы жили в одной квартире, которую сняли для нас родители (мы учились в другом городе). А так как хата была однокомнатная, то я нередко имел возможность лицезреть сестренку в одном нижнем белье.


    - Значит смотрел плохо! У меня на бедрах сало свисает!


    - Бля, где ты его там нашла?


    - Да сам посмотри!


    Неожиданно для меня Маша быстро разделась, оставшись в трусиках и лифчике. А потом, чуть не с торжеством, ухватила пальцами складку кожи чуть ниже талии.


    - Видишь?!


    - Нет. Ты думаешь мужчины так фигуру оценивают? Все у тебя в порядке! Ни добавить, ни отнять! И талия очень даже красиво в бедра перетекает. Никаких углов и костей. Идеальная линия. И попка вон какая высокая.


    - А целлюлит?


    - Где ты его нашла?


    Она повернулась ко мне спиной, быстрым движением убрала края трусиков между ягодиц, после чего напрягла их мышцы. В нижней части попки проявилась пара ямочек.


    - Марусь, я на доктора учусь. Это – нормально! Естественный подкожный жир. Задницу не напрягай – и все. А даже если напряжешь – никто не заметит.


    - А грудь? У меня грудь маленькая!


    - Грудь у тебя – идеальная!


    - Это потому что ее лифчик подпирает. А если снять…


    - Ну так сними!


    Машка была охвачена азартом и нездоровым возбуждением. Она завела руки за спину и сняла лифчик, отбросив его в сторону. Я впервые увидел обнаженную грудь своей старшей сестры. Та была действительно очень красивой (на мой вкус): небольшая, высокая, с задорно торчащими сосочками, окруженными небольшими ореолами. И тут я с ужасом осознал, что мой член начинает напрягаться. Моя сестра стоит передо мной почти голая, а я смотрю на нее уже не как на сестру, а как на постороннюю девушку! Хуже того: мне безумно нравится эта девушка!!! Во рту мигом пересохло. Я с трудом сумел выдавить:


    - Марусь… Вау… Твоя грудь… Ты вся… Ты такая… красивая! Но… Тебе надо… Оденься, пожалуйста.


    Мой вид и мои горящие глаза, а еще больше мой бугор на шортах сказали Машке гораздо больше, чем все мои слова. Она внезапно осознала всю пикантность ситуации, покраснела и прикрыла грудь рукой. Другой рукой она похватала снятую одежду и молча убежала в ванную.


    Когда она вернулась, мы больше не возвращались к нашему разговору. Делали вид, что ничего не было. В 11 я лег спать, а Маруська забрала ноут и ушла на кухню. Минут через 20 я тайком подсмотрел за ней: она сидела спиной к двери и во все глаза смотрела мою порнушку. Я не стал ей мешать и вернулся в постель.


    Глубокой ночью меня разбудил шорох снимаемой одежды. Я слышал, как сестра разделась и легла в постель. Потом она тихо спросила, сплю ли я. Я не ответил. Она повторила вопрос с тем же результатом. А дальше… Звуки, которые начали раздаваться с ее стороны не оставляли ни тени сомненья: моя сестренка мастурбировала! Я слушал и возбуждался все больше. Несколько раз я с трудом поборол искушение наброситься на нее и сделать то, о чем она просила меня ранее. Но здравый смысл победил. Я дождался, пока Машка кончит (тихий протяжный сдавленный стон выдал ее) и затихнет, а потом еще долго не мог уснуть. Но постепенно все же провалился в небытие…


    Эта пытка продолжалась все 4 дня до свидания. Сестра допоздна смотрела порнуху, а потом мастурбировала на своем диване. Причем с каждым разом у нее это происходило все активнее и громче. Я не мог думать уже ни о чем, кроме нестерпимого желания обладать ею. Я отбросил все мысли об инцесте, убедив себя, что это просто секс, похоть, желание сделать приятное себе и близкому человеку. Уже на второй вечер я нашел способ, как себя контролировать. Закрываясь перед сном в ванной, я досуха выдрачивал себя. Только это и помогало держать ситуацию под контролем.


    В субботу Маша на занятия не пошла, намереваясь начать подготовку к свиданию с самого утра. Когда я вернулся домой часа в 4, она уже была во всеоружии и собиралась уходить.


    - Ну как я тебе?


    - Ты – потрясающе выглядишь! – сказал я чистую правду.


    - Спасибо. Пожелай мне удачи.


    - Удачи, сестренка.


    Неожиданно для себя я поцеловал ее прямо в губы. Может мне и показалось, но она ответила на поцелуй, и он продлился на миг дольше, чем того требовали приличия в отношении брата и сестры. Чуть покраснев, она взяла сумочку и выпорхнула из квартиры…


    Она вернулась раньше, чем я ожидал, и по ее виду я сразу понял: что-то произошло. Оттолкнув меня, Маша прошла в комнату прямо в обуви, рухнула на свой диван и зарыдала. Мне стоило немало труда кое-как успокоить ее и добиться внятного объяснения. Помогла в этом и изрядная доля коньяка, чуть не силой влитая в сестру.


    - Он… он… он бросил меня!


    - Ну и что. Не расстраивайся! Ты все равно его не любила.


    - Он сволочь! Костя, ты не представляешь, какая он сволочь!


    - Да расскажи ты толком!


    Сквозь слезы она кое-как рассказала, что случилось:


    - Сначала все хорошо было. Мы поужинали. В ресторане. Потом к нему домой пошли. И он… Он начал лапать меня. Я поддалась сначала, но потом мне так противно стало, и я его оттолкнула. А он начал уговаривать: мол, это у нас скорее всего последняя возможность. Я не поняла сначала. А он признался, что Машке предложение сделал, и она согласилась. И теперь он на ней женится. Ты понимаешь?! Другой Маше! Сокурснице нашей. Они про нее тогда на лестницу говорили!


    - Он ничего с тобой не сделал?


    - Нет… Раздел только до белья, а потом на миньете стал настаивать.


    - Вот сука! Тогда я рад!


    - Чему? Чему ты рад!?


    - Тому, что все сейчас выяснилось, какая он сволочь! А не позже! Прикинь, если бы…


    Я сменил тон и решительным голосом сказал:


    - Значит так! Андрей идет на хуй! Забудь про него! Сейчас примешь душ, я тебе еще коньячка налью и баиньки. А с завтрашнего дня я тебе запрещаю даже думать о нем. Поняла?!


    - Да. Кость… Спасибо тебе! Ты… ты такой хороший… Самый близкий мне человек…


    - Все! Вытри сопли – и в душ!


    - Я… я не могу… Мне противно к себе прикасаться даже после этого.


    Меня захлестнула такая волна сочувствия, что я даже забыл о наших родственных отношениях и спросил.


    - Хочешь, я помою тебя?


    - Да…, - только и ответила Маша и вновь зарыдала.


    Я пошел и набрал горячую ванну с ароматическими маслами. Вернулся в комнату, застав всхлипывающую сестру в той же позе. Разложил и оправил ее диван, постелив чистое белье. Потом подошел к Маше.


    - Давай, я раздену тебя.


    Она только кивнула. Очень бережно я снял с нее всю одежду и выбросил прочь. Задержка возникла, когда на сестре остались одни трусики.


    - Сними их и выброси… Стирать не надо, - прошептала сестра, - он там трогал…


    - Выброшу.


    Я стянул с нее трусики и не смог удержаться от комплимента.


    - Ты такая красивая, Маруся!


    - Спасибо, Кость…


    Я подхватил ее на руки и унес в ванну. Там я бережно обмыл все ее тело, не исключая и самых интимных мест. Сестра не сопротивлялась и позволяла мне все. Почистил ей зубы. Потом вынул ее из ванны и поставил на ноги. Обтирая Машу пушистым полотенцем, я вновь подбодрил ее.


    - Вот и все, крошка. Все кончилось. Теперь ты чистенькая и очень очень красивенькая. Сейчас я отнесу тебя в постельку, дам коньячку и ты уснешь.


    И вновь, как днем, я поцеловал ее в губы. Но на этот раз поцелуй длился еще дольше. И вновь мне показалось, что губы сестры сами подались мне навстречу. Я отнес ее на ее диван, уложил и укрыл одеялом. Дал ей глоток крепкого алкоголя.


    - Спи. Я погашу свет, Марусь…


    - Кость… стой.


    - Что, сестренка?


    - Ляжешь сегодня со мной?, - и тут же, боясь, что ее неправильно поймут, добавила, - ничего такого! Не подумай. Мне просто сейчас нужно, чтобы со мной побыл близкий человек. Обнял меня…


    - Конечно лягу. Я сейчас.


    Я быстро принял душ и вернулся в комнату. Разделся до трусов и с внутренним содроганием нырнул под одеяло к сестре. Она тут же прижалась ко мне всем телом, уткнувшись мордочкой в плечо. До меня только сейчас дошло, что я так и не одел ее! Она лежала рядом совсем голая. Но воспользоваться этим не позволяло мое отношение к ней. Ведь я любил ее. Как сестру, но сейчас, кажется, и как девушку. Я начал поглаживать ее по голове, и вскоре она мирно уснула.


    Когда я утром открыл глаза, Маруся смотрела на меня и улыбалась. Оно, похоже, долго ждала моего пробуждения.


    - Наконец-то. Я боялась пошевелиться, чтобы тебя не разбудить.


    - Не страшно. Могла бы и разбудить.


    - Не могла! Ты вчера спас меня. Если бы тебя не было рядом – я не знаю, что бы с собой сделала.


    - Но сейчас все в прошлом?


    - Да. Я была такая дура! Надо было слушать тебя. Я так тебе благодарна!


    И она, на этот раз сама, поцеловала меня в губы. Долго, нежно и очень чувственно. Я прижимался членом к ее бедру, и она не могла не почувствовать, как начала напрягаться моя плоть. Отстранилась и весело спросила:


    - Что сегодня делать будем?


    - У меня дела с утра. А потом придумаем что-нибудь.


    - Дела не подождут?


    - Нет.


    - Тогда я завтрак приготовлю.


    Она выскочила из-под одеяла и умчалась в кухню. Какое-то время с кухни раздавались характерные звуки приготовления еды. Вскоре сестра вновь появилась в комнате: голенькая, как и была раньше. Я чуть не закашлялся:


    - Ты бы хоть оделась!


    - А зачем? Ты меня уже всю видел. Или я тебе не нравлюсь?


    - Очень нравишься!


    - Ну тогда смотри, сколько хочешь. Ты заслужил.


    - Марусь… Кажется… я люблю тебя…, - это было сказано таким тоном, каким обращаются не к сестре, а к девушке


    Маша очень серьезно посмотрела на меня.


    - Я знаю. Я это чувствую. Пойдем кушать. Остывает…


    Мы сели за стол, на котором дымились 2 порции яичницы с колбасой. Но кусок в горло не лез. Как можно есть, когда перед тобой сидит обнаженная прекрасная девушка?! Кое как покончив с завтраком, я вернулся в комнату, быстро оделся и собрался уходить. Машка вышла меня проводить. Перед дверью она обняла меня и вновь поцеловала. Но в этот раз это был уже самый настоящий поцелуй. Наши губы приоткрылись, а языки сплелись. Я положил руку на ее попку и с наслаждением сжал обнаженную ягодицу. Потом опомнился и мягко отодвинул сестру


    - Извини… Увлекся…


    - Глупый. Неужели ты не видишь, что я тоже… хочу этого…


    - Вижу… И это пугает меня.


    - Не бойся, Костя… Ничего не бойся…


    Я силой заставил себя уйти. Потому что дело у меня было важное. Я знал адрес Андрюхи, и мне было, что ему сказать. Короче, разговор предсказуемо перерос в драку. Не зря я в школе занимался боксом. Этого урода я отмудохал, но и сам неслабо получил в морду. Он зацепил меня, разбив бровь. В таком неприглядном виде я и вернулся домой.


    Маруся (все же одевшаяся) встретила меня, как героя.


    - Я все знаю! Мне его Машка позвонила. Сказала, что ты Андрея побил, - тараторила она, обрабатывая рану.


    - Надеюсь, ты не сказала, из-за чего?


    - Нет конечно! Она пытала, но я не призналась. Пусть сами разбираются.


    - Ты все правильно сделала.


    - Ты тоже, мой герой… Все! Я закончила. До свадьбы заживет. Теперь садись на диван. Должна же принцесса отблагодарить своего спасителя и заступника.


    Я плюхнулся на подушки без задней мысли. Но Маша удивила. Она села у меня в ногах и начала расстегивать ширинку на джинсах.


    - Постой, Марусь… Что ты делаешь?


    - То, что должна и… что хочу.


    Сопротивляться было глупо. Ведь и я хотел того же. Я просто откинулся на спинку дивана. Сестра вынула мой член и обхватила его изящной ручкой. А потом… бережно и нежно взяла его в свой ротик. Он отвердел мгновенно… Сосала она неумело, но очень старательно. И то, что миньет мне делала родная сестра, подстегивало мое возбуждение. Я ощутил приближение конца.


    - М-марусь… Стой… Я щас кончу…


    Она оторвалась на секунду и, глядя на меня снизу с любовью, прошептала:


    - Я хочу, чтобы ты кончил в меня… Кончи в ротик своей любимой сестренке… Я хочу выпить все, что ты мне дашь…


    Она вновь нанизалась ртом на мой кол, и в ту же секунду я начал извергаться. Спермы было так много, что Маша едва справилась с ее потоком. Но справилась. Проглотила все, а потом еще и облизала мой член.


    - У тебя очень вкусная сперма. Я не знаю, как у других, но у тебя очень вкусная… Кость… А он скоро снова встанет?


    - Скоро. Если ты его немного… подрочишь… А зачем?


    Она сразу воспользовалась моим советом.


    - Глупый… Сегодня… сейчас ты станешь моим первым мужчиной… Ты ведь хочешь этого?


    - Очень… А что потом?


    - Мне все равно… Сейчас я хочу этого, и ты тоже… Мы любим друг друга. Что в этом плохого? Кто нас осудит?


    - Все.


    - А кто узнает?


    - Никто.


    - Значит никто и не осудит. Я хочу отдаться тебя вся. Безумно хочу… Хочу вся тебе принадлежать! Всем телом и… каждой моей дырочкой. Хочу, чтоб ты брал меня везде… Мне не нужно было идти вчера на свидание. Ведь у меня уже был ты. А я боялась принимать это… Дура! Я смотрела все эти твои фильмы, а потом… Каждый вечер, пока ты спал, мастурбировала…


    - Я не спал…


    - Но почему ты не пришел ко мне?


    - Боялся, как и ты…


    - А я представляла себя на месте тех шлюх и тебя… на месте моего партнера. Но сейчас ведь нам нечего бояться?


    - Нет, - мой член начал крепчать.


    - Ты позволишь мне быть твоей шлюхой?


    - Моей любимой шлюхой… Да…


    - И ты позволишь мне делать тебе миньет?


    - Да…


    - И будешь брать меня в попу?


    - Да.


    - И в писю, и между грудей, и кончать мне на лицо?


    - Да. Да!


    - Тогда… Трахни меня! Прямо сейчас!!


    Она вскочила и лихорадочно избавилась от всей одежды.


    - Выеби свою любимую сестренку!!!


    - Иди ко мне…



    Сестричка, ты нечто. Подростки, инцест


    Автор: Kurvo4ka

    Стояла сухая летняя погодка. Было не сильно жарко, но солнце пригревало - самое лучше время для загара. Что я и делал.


    Я лежал в саду на покрывале, растеленном на свежескошенной утром моим дедом траве. Был полдень одного из первых дней июля. Я отдыхал в деревне у родителей матери, которые в данный момент времени ушли проведать родственников в соседнюю деревню. Чуть более недели назад я окончил университет и моя голова была абсолютно освобождена от каких либо мыслей по поводу учёбы или скучного лекционного материала. Что ещё нужно: горячее солнце и пара бутылок холодного пива в тени под соседней вишней.


    Я лежал в одних шортах и солнечных очках. Мне было очень хорошо, я был просто преисполнен сил и энергий. В голову начали лезть приятные воспоминани: я вспомнил, как 10 дней назад на выпускном порол Светку - однокурсницу, жгучую брюнетку невысокого роста, зато с четвёртым, если не более, размером груди. И это при том, что три дня назад она вышла замуж.


    Пороть тёлочку, зная, что она тебе не принадлежит, но хочет тебя доставляет вдвойне приятное наслаждение. Мы оба были уже слегка навеселе и, отойдя к озеру, я приобнял её и начал нежно водить рукой по её груди. Она не сопротивлялась - парень я красивый - а даже наоборот: подняла голову в надежде поцеловать меня в губы. Я ответил взаимностью, принялся мять её грудь двумя руками, после чего мы легли на траву среди камышей, чтобы никто нам не помешал. Она искусно растегнула мне штаны, запустила руку в трусы и принялась разминать рукой и без того набухающий и растущий член. Я помог ей и снял штаны, а потом и белье. Она сразу же захватила мой член своими прекрасными пухленькими губками и принялась водить головой вверх-вниз, насаживаясь на уже вполне твёрдый стержень. Параллельно она расстёгивала верхние пуговицы.


    Было очень занимательно и забавно наблюдать, как без пяти минут жена изменяет своему жениху, отсасывая у своего однокурсника, готовясь отдать себя всю.


    Расстегнув пуговицы, Света, оторвавшись на мгновенье от моего члена, через голову сняла с себя платье. На ней не оказалось бюстгальтера и две огромные аппетитные груди вырвались наружу. В свете луны это была незабываемая картина. Света, привстав, сняла с себя трусики и, осторожно присев на корточках, начала насаживаться на мой стержень.


    Мы дико трахались - она была на мне, слегка наклонившись вперёд, ритмично двигала задом, всё больше и больше раздражая мой член. Я гладил руками её груди, её горячее дыхание веяло на моё лицо, периодически она останавливалась и, придвинувшись вплотную, взасос целовала меня в губы. После этого она продолжала скакать на мне, эротично и чуть смешно повизгивая.


    Когда я почувствовал, что скоро могу разрядиться, я нежно отстранил её, встал и, перевернув Свету на спину, лёг на неё сверху. Одним махом я вогнал в её влагалище свой член, отчего Света закричала, но я остановил её крик своим поцелуем в губы. Я принялся ритмично двигать своим тазом навстречу её подмахиваниям и буквально порол её тело своим стержнем. Минуты через две я вынул член из Светы и обильно кончил ей на живот. После этого мы ещё около часа лежали, обнимаясь и целуясь, потом она обтёрлась моим платком и мы, одевшись, вернулись к компании наших веселящихся сокурсников.


    От нахлынувших воспоминаний о моём недавнем эротическом приключении, у меня встал, и я, приспустив шорты до того момента, когда резинка выпустит на волю мошонку, принялся поглаживать и потихоньку надрачивать свой член.


    Я пролежал так минуты три, как вдруг заметил свою двоюродную сестру - дочь родной сестры моей матери. Она стояла за домом, спрятавшись за яблоней, вернее, когда я её заметил, она присела и наблюдала за мной. Она была младше меня. Сестра также отдыхала в деревне во время летних каникул, но я был уверен, что она ушла гулять к своей деревенской подруге. Я мгновенно натянул на себя шорты, но стержень всё равно явно выпирал. Я ничуть не испугался сестры, она давно меня привлекала физически, но она была сестра, пускай и двоюродная, а секс с близкими даже для меня был недопустимым. В тот момент, когда я заметил её и одел обратно шорты, она прошмыгнула из-за яблони за дом. То ли испугалась, что я увидел её, то ли побежала смеяться. Ну и хрен с ней, - подумал я. Пускай ржёт, наверняка ещё в жизни нормального хуя не видела.


    Я потянулся за бутылкой пива и сделал несколько глотков. После чего я снова лёг и представил, как моя сестричка, впечатлённая увиденным, сидит сейчас в спальне и дрочит. Я лежал, закрыв глаза, представляя свою сестру абсолютно голой. Вот она лежит, раскинув в стороны ноги, прижав ладошки к своей киске, натирая её, локтями обхватив при этом полные груди. Грудь сестра, кстати, унаследовала от своей матери - у тётки грудь приблизительно третьего размера, и у сестрёнки уже перевалило за второй. И это в 15 лет! Я представляю, как она будет осчастливливать своих парней в будущем.


    Я лежал, положив руки под голову, и медленно возбуждался от своих фантазий. Внезапно услышав шаги, я приподнял голову и посмотрел поверх очков. Сестра неспеша с улыбкой на лице направлялась в мою сторону. На ней были серая футболка до пупка, джинсовые шортики, которые еле-еле прикрывали её бёдра, и летние сандали. Я приподнялся и сел, согнув ноги в коленях, дабы хоть как-то скрыть свой стержень.


    - Привет. Чем занимаешься? - улыбаясь спросила она.


    - Загораю, - односложно ответил я, делая ещё один глоток из бутылки.


    - Да я вижу, как ты загораешь, - продолжала ухмыляться сестричка. Она присела на край покрывала и потянулась за второй бутылкой. Открыв её, она сделала один глоток, но я выхватил бутылку из её рук:


    - Эу, тебе сколько лет, родная?


    - Дай сюда! - сестричка вырвала бутылку обратно. - Не тебе за меня отвечать, не волнуйся! Или ты думаешь, что я никогда в жизни не пробовала? А может, ты жадный? - толкнула она меня.


    - Да нет, пей на здоровье, только, чтоб потом не бушевала.


    - Ой, да тебе-то чего? Лежи да дрочи тихонько! - хихикнула она.


    - Слышь, ты! - я не ожидал такой наглости. - То что ты увидела, так это скорее подтверждает факт твоей озабоченности! И советую тебе поскорей забыть всё что ты здесь видела, для твоего же блага!


    - Да успокойся, чего ты так вспылил сразу? - испуганно посмотрела на меня сестра. - Я тебя прекрасно понимаю.


    - В смысле? - не понял я.


    - Ну в прямом. - Сестра сделала ещё глоток из горла. - Трахаться тебе хочется.


    - Ой, шмакадявка, что ты в этом понимать можешь? - заставила меня улыбнуться сестричка.


    - Хы! Ты ещё скажи, что думаешь, что я и сексом никогда не занималась.


    Такие откровения от моей малолетней сестрички меня слегка поддёрнули:


    - Ану-ка! Расскажи, как же это у тебя было?


    - Целых два раза! - глотнув, ответила сестра.


    - Даааа? И скем же это? - недоверяюще спросил я.


    - С Сашкой с моего класса. Первый раз мы с ним трахнулись на последнем звонке, когда все ушли на линейку, а мы заперлись в кабинке школьного туалета. Там я и лишилась девственности. А второй раз был в день моего отъезда сюда. - Сестра сделала ещё глоток и положила свою руку мне на колено, - так что не переживай, тебе меня лишать девственности не придётся.


    - Ты что, совсем ёбнулась?! О чём ты говоришь? - снова вспылил я.


    - Мдааа, братик. Похоже, это ты у меня тугодум. Подумай сам: мы в деревне. Скучно. Заняться нечем. Компьютера, интернета - нет. Телевизор показывает 3-4 канала. Чтобы по мобильному поговорить, нужно на чердак залезть - связь ужасная. Тебе хочется кого-то выпороть, да и мне тоже свербит. Понял, нет? Мы бы могли отлично помочь друг другу!


    - Ты мне что, трахнуть тебя предлагаешь? - я снял очки.


    - Ну наконец-то. - Сестра Отставила бутылку в сторону.


    - А тебя не смущает, что мы родственники?


    - Я тебя прошу, - скривилась сестричка, - все люди братья и сёстры, так что теперь? По закону, наши будущие дети вообще имеют право жениться друг на дружке... Мы будем трахаться, нет? - сестра приблизилась ко мне вплотную.



    Я не знал, что ответить: с одной стороны, в её словах была правда, и трахаться мне тоже жутко хотелось, после всех этих воспоминаний и разговор я бы и дереву всадил, но всё же - мы родственники...


    - Давай я тебе помогу, - сестра откинула меня назад. Я упал на локти, а сестра, спустив мои шорты, достала мой большой, но ещё гибкий член. С полминуты она просто на него завораживающе смотрела. От одной только мысли, что моя сестра сейчас держит в руках мой член, я начал возбуждаться.


    - Он у тебя больше, чем у Сашки! - восхищённо произнесла она, посмотрев мне в глаза.


    - Ну так, мне и годков побольше, - отшутился я в ответ.


    Сестрица обхватила член пальчиками и начала водить вверх-вниз своей ладошкой вдоль моего ствола. Наклонившись, она притянулась к моему лицу. Тут уж я не мог больше сдерживаться. Чуть приподнявшись, я схватил своими губами её тоненькие губки. Это был наш первый поцелуй. Обняв её за поясницу, я тихонько перевернул её на спину и лёг сбоку. Сестрица продолжала массировать мой член. Мы страстно целовались, одной рукой я начал гладить её животик, слегка забираясь пальцами то под топик снизу, то под шортики сверху.


    Мой член был готов, но я решил помедлить.


    Я сказал сестре убрать руки за голову, а сам принялся целовать её живот. Начал я от пупка, постепенно продвигаясь выше, пальцами я аккуратно приподнял края футболки и бережно закатал её до шеи. Я начал выцеловать её прекрасные полные грудки, особое внимание уделяя соскам, которые я теребил язычком. Сестра млела от моих ласк, приятно постанывая.


    Я отпрянул назад и начал снимать шортики с её бёдер. Нежно оттянув резинку, я неспеша стягивал джинсовые трусики с её тонких прямых ножек, любуясь её молодым телом, блестевшего под солнцем от моей слюны. Сестра открыла глазки, посмотрела на меня и улыбнулась. Я мгновенно освободил её от шорт, под ними не оказалось больше никакого белья. Я выпрыгнул из своих шорт и продолжил ласкать сестричку.


    Я сидел на коленях и держал в руках её ноги за щиколотки. Я начал выцеловывать её пяточки, ступни - сестра засмеялась от щекотки и слегка начала выкручиваться. Тогда я начал целовать, слегка покусывая зубками, её икры. Я продвигался всё вперед и, вылизав её колени, направился к сестричкиным ляжкам. Она уже вовсю натирала свою киску, которая сочилась ароматной жидкостью. Тогда я решил больше не медлить - раньше я никогда не делал кунилингус, но сейчас решил попробовать.


    Уткнувшись носом в шёлковый лобок своей любимой сестрички, я загнал язык ей поглубже в промежность. Она застонала под воздействием невероятного блаженства. Её внутренность была горячей и влажной - я обрабатывал её активно и напористо, создавалось такое впечатление, что мой язык напился энергетиков и отрывался во влагалище моей сестрички.


    Так мы пролежали в течение десяти минут - я изголялся над промежностью своей сестрички как только мог, а она блаженствовала, извиваясь всем своим телам, гладила свои груди, живот, периодически запускала свои пальчики мне в волосы и гладила меня по голове.


    Когда я вынул язык из промежности сестрички, я провёл ещё пару раз им по её половым губам и, поцеловав по очереди каждый сосок, смачно вцепился в её губы. Она мне ответила неистовой взаимностью, возможно, в знак благодарности за предоставленное удовольствие. Обняв левой рукой меня за шею, правой она помогала мне правильно войти в неё.


    Наконец это свершилось. Я был в своей сестричке.


    Я не стал сразу пороть её, как Светку на выпускном. Сначала мы просто лежали и целовались. Это было просто обалденно. Нам обоим это приносило божественное удовольствие. Мы даже не трахались, но мой член стоял как колышек и это после стольких минут бездействия. Я был возбуждён от того, что могу делать ЭТО со своей СЕСТРОЙ.


    Но постепенно я начал совершать продольные движения тазом внутрь своей сестрички. Она обнимала меня за шею, я смотрел ей в глаза сверху вниз, она - мне снизу вверх, мы улыбались и покусывали друг другу губы. Я гладил её грудь, иногда опускался и целовал соски. Я был на седьмом небе, думаю, как и она.


    Скоро я почувствовал что кончу - влагалище моей сестрёнки было ещё абсолютно неразработанное, моему члену было в нём комфортно и тепло, поэтому с кульминацией я не задержался. Я шепнул сестре:


    - Сейчас кончу. В рот возьмёшь?


    - Кончай в меня! По календарю сегодня можно.


    Я был приятно удивлён такими познаниями моей несовершеннолетней сестрички. Я начал кончать в неё, очень медленно продолжая сношать. Кончал я обильно и сперма сочными потёками вытекала из промежности моей сестрёнки прямо на покрывало. Когда я кончил, я смачно поцеловал сестру в губы и, прилёгши рядом с ней, сказал:


    - Ты нечто, сестричка! Ты просто бомба!


    - Спасибо, братик! Я не могу, я ещё горю! - сестра лежала, раздвинув ноги и натирая сочащуюся моей спермой киску.


    - Ненасытная! - усмехнулся я. - А почему в рот не захотела?


    - Ну, в меня принесло больше удовольствия и тебе, и мне. А в рот... Я ещё не брала никогда и не знаю, как правильно...


    Я потянулся за пивом, сделал пару глотков и протянул бутылку сестричке:


    - Не умеешь - научим! Не хочешь - заставим!


    Сестра улыбнулась и отпила из горла.


    - Ты сколько ещё в деревне будешь? - спросил я, обтирая член подорожником.


    - Ну... До середины августа, потом с мамой на море едем.


    - Не волнуйся, - я провёл подорожником по груди сестрички, - у нас впереди целый месяц удовольствия. Я тебя научу всему, что знаю сам.


    - Целый месяц... - повторила сестра и, обняв меня за плечо, поцеловала в губы.



    Развратница. Подростки, инцест, миньет


    Автор: Атоша

    Как Вы думаете, а может сестра нравиться как женщина? Можно ли мечтать о ней как обычно мечтают о других девочках? Конечно, я понимаю, что это ненормально, но ничего поделать с собой не могу! Она такая сексуальная…

    Когда я увидел ее в первый раз, мои мысли покинули голову, лучше бы я ее вообще не видел, учился бы себе, потом бы, на следующий год, поступил в институт, а тут ее прислали на каникулы. Воскресенье. Когда она выла из вагона поезда, я думал, что мой член порвет брюки. Черные, вьющиеся волосы, которые спускались до ее плеч, гордый взгляд и такая же гордая осанка, глаза цвета изумруда, нежные, чувственные губы, чистая кожа, высокая грудь, подтянутый животик, широкие бедра и приподнятая аппетитная попочка, длинные стройные ножки… Когда я видел таких девочек, меня пронзало неописуемое желание, мне хотелось овладеть ими, это была своего рода мания, конечно у меня уже были сексуальные отношения с несколькими девочками, но по определенным причинам они не совсем меня устраивали. Я еще не совсем был готов для серьезных отношений, а у большинства в их возрасте была навязчивая идея – сразу выйти замуж! Правда, на мой вопрос – для чего? Ответа так и не последовало.

    Наблюдая за этой красоткой, я постоянно ожидал, что из вагона выскочит Людка, та, которая была похожа то ли на полу-мальчика, то ли на полу-девочку, с который мы постоянно дрались в деревне, но она никак не хотела выходить. Когда на перроне стало пустынно, а Людка все еще не появилась из вагона, мне стало не по себе, на меня внимательно смотрела эта безумно сексуальная девочка.

    - Денис? – ее лицо выражало крайнюю степень удивления.

    - Людка? – я чуть в обморок не упал, - Это ты?

    Ее удивление ни сколько не отличалось от моего. Мои мысли путались, я не мог понять, как из такой противной девчонки, могла вырасти такая девушка, но если учесть, что мы не виделись больше двух лет… По моим подсчетам ей было не больше тринадцати лет, ничего себе!

    Подхватив ее сумки, мы медленно шли к дому, разговаривая о том, как у кого складываются дела, много смеялись, вспоминая наши приключения и стычки у нее в деревне, и когда дошли до дома, я уже немного привык, к тому, что это мой сестренка.

    Мать приготовила праздничный обед. Охала, и сетовала на то, как Людка выросла. Я постоянно посматривал в ее сторону, такая красивая, кто бы мог подумать. Она тоже поглядывала в мою сторону, наверное, я тоже изменился? Ее зеленые глазищи очень контрастировали с цветом ее волос, а когда она улыбалась, показывая свои ровные белые зубки, меня можно было выносить…

    Так как квартира у нас была не большая, мама, немного подумав, решила, что спать она будет в моей комнате. Если бы было можно, я бы прыгал как сумасшедший. Сообща, мы затащили в мою комнату кресло-кровать, я сразу предложил ей устроиться на моей кровати, но она отказалась, сказав, что ей очень хочется спать на этом узком кресле. Так и решили.

    Мама работала с семи утра до восьми часов вечера, поэтому она очень рано ложилась спать, а мы с Людкой не могли наговориться, и легли спать уже далеко за полночь. Конечно же, мы не слышали, как утром ушла на работу мать, мне всю ночь снилась голая Людка, которая не хотела давать мне, но, в конце концов, согласилась и взяла в ротик… Ощущения были такими реальными, что, открыв глаза, я не сразу понял, что происходит. Когда я приподнял голову, то к своему удивлению, увидел как Людка, закрыв глаза от удовольствия, заглатывает мой стоящий дыбом член.

    - Ты что делаешь? – вырвалось у меня.

    Она открыла глаза, улыбнулась и, оставив мой член в покое, кинулась к моему лицу. Ее торчащие твердые соски коснулись моей груди, я почувствовал, как ее мягкие губы коснулись моих губ, ее язычок вытворял такие маневры, что, вскоре обняв ее соблазнительное тело, я уже не мог остановиться, целуя ее везде, где можно. Когда мой член уперся в ее истекающую дырочку, меня охватило сомнение, ведь передо мной, широко раскинув ножки в разные стороны, лежала моя сестра, как быть?

    - Почему, ты остановился? – удивленно спросила она, - Возьми меня!

    - Ты же моя сестра, - попытался сказать я.

    - Я еще никого и никогда, так как тебя не хотела, - ответила она, резко двинув своими бедрами.

    С блаженной улыбкой она сама насадила свою горячую дырочку на мой член. Ее тело было прекрасным, ее аромат будоражил меня. Я не мог смотреть и чувствовать как она, прикусив свою губку, насаживается на мой член, моего терпения и остатков невозмутимости уже не хватило бы ни на что. Крепко обняв ее, я стал двигаться как одержимый, вскоре она кончила, ее зубы впились в мое плечо, с каждым последующим оргазмом она сильнее сжимала свои зубы. Ощущение было незнакомое, о мне оно понравилось, боль и секс, хотя если признаться честно, при таком бешеном возбуждении боль практически не чувствовалась. Когда пришла моя очередь кончать, я быстро вытащил из нее свой член, собираясь выплеснуть свою сперму ей на живот, но она быстро вскочила и, подставив свой ротик, приняла в него все мои струи. Причем, она делала все это с зажмуренными от удовольствия глазами.

    Мы, обнявшись, лежали на моей кровати. Мне казалось, что это произошло не со мной, уж больно необыкновенные чувства я испытал, такого оргазма я еще никогда не испытывал.

    - Люд, и что мы будем делать дальше? – глупее вопроса я не задавал никому и никогда.

    - Это будут самые крутые каникулы в нашей жизни, - улыбнулась она, заглядывая в мои глаза, - мы будем трахаться с утра до вечера, пока я не уеду, а когда наступит следующее лето я опять приеду, и мы опять будем трахаться… - в ее глазах прыгали чертики, - Или ты против?

    Вместо ответа я поцеловал ее в губы, а когда мой член опять был готов к активным действиям, она стала его ласкать языком, вызывая у меня громкие крики…

    Мои мысли окончательно запутались, практически три месяца…. Три месяца! Боже мой, я сейчас кончу! Не может быть, так хорошо просто не может быть! А! А! Аааааааааааааааааааааааа!!!



    Sex, как стимул! Случай


    Автор: wecwec

    История эта, весьма, реальна и произошла с двумя семнадцатилетними парнями, а точнее с одним.


    В тот день шёл мокрый снег, был февраль, но лёд уже подтаивал. Настроения не было почти ни у кого.


    После колледжа они плелись домой, обсуждая однокурсниц, нет, речь шла не о сексе, а о намечавшихся отношениях. Секса они естественно хотели, но дадут ли девушки четырнадцати лет?! Четырнадцать лет, как раз тот возраст, когда вся зелень строит из себя недотрог и пренебрежительных.


    Пройдя уже примерно половину пути, они услышали: «Ребятушки, миленькие, помогите!» - его издавала старушка лет 70, неровно дышащая. В руках её были пакеты из местного магазина до верху набитые различными продуктами. Она остановилась чуть подали них.


    Переглянувшись, слегка сморщившись от усталости, неохоты и лени, ребята подошли к старушке. Скорее из-за долга, чем из-за сострадания.


    - Ребятушки помогите старухе! - на выдохе произнесла обуза, - Помогите пакеты донести, накупила всего, такие тяжёлые, позвонила бы внучке, да телефон забыла, старость не радость! Я не далеко живу! Вон в том доме! - бабулька указала на дом, стоявший где-то через два подобных, - Помогите, а у меня дома шоколадки есть, конфеты!


    - Да мы вам и так поможем! - сказал парень, который был повыше, с явной ухмылкой. Не лице второго тоже появилась улыбка, которая скорей была похоже на спазм, чем на что-то радостное. Затем они взяли набитые пакеты, которые оказались, действительно, тяжёлыми и резали им руки.


    Всю дорогу они шли молча, лишь иногда переглядывались, старушка же плелась подали, дабы не надоесть, она всё равно тяжело дышала. Мокрый грязный снег летел от ног, они думали о своём. Один парень был примерно 178см, с выразительными чертами лица и у него была длинная стрижка, волосы тёмно русого цвета, серые глаза. Второй же был значительно симпатичней, черты лица более эстетичное, волосы подстрижены коротко, растрёпаны, светло русого цвета, голубые глаза, рост примерно 175см. Одеты в весьма мажорном стиле, со вкусом.


    Дорога заняла приличное количество времени, т.к. темп ходьбы старушки был сравним с черепашьем. Дул ветер в лицо и было где-то -1. Второй парень поняв, что старушка занята тем, чтобы постараться не поскользнуться, решил поделиться соображениями:


    - Тебе Лиза писала Вконтакте?


    - Дааа, такая задница! Чего она от меня хочет?! - с пренебрежительной ухмылкой спросил первый.


    Переспи с ней! Используй! А потом пошли! - предложил второй.


    - Хах! Нет спасибо, сам переспи! Я не настолько в безвыходной ситуации! - с насмешкой проговорил первый, он ожидал этого предложения.


    - Я тоже! Меня от таких баб тошнит..


    - Пфф..


    И они замолчали. «Мальчишки, сворачиваем на право!» - раздался крик старухи через минуту.


    Подойдя к подъезду, бабушка отрыла в сумке ключ от домофона и открыла, давая пройти помощникам. В подъезде пахло сигаретным дымом и подгоревшим луком, собственно как и в большинстве старых сталинских домов. Квартира находилась на 5 этаже. Поднимаясь старушка говорила: «Вот если бы не вы, я прям на дороге той и померла бы! И на кого бы моя внучка осталась? Она же ещё совсем ребёнок! Если бы не вы.. ой, спасибо.. Я вам сейчас шоколадок надаю, конфет! Они вкусные! Не помню как называются..По-моему...» -прослушав монолог, друзья переглянулись и на их лица вылезла жалобная лыба.


    Подойдя к двери, тяжело дыша, кашляя, чуть ли не умирая от не хватки кислорода, старушка впихнула ключ в замочную скважину и начала медленно, что присуще старым людям, открывать дверь. И наконец все круги ада пройдены — дверь открыта. Старушка зашла, включила свет, и придерживая двери пропускала ребят. Квартира была в полном старческом стиле. Она нагоняла какое-то не приятное чувство одиночества. Там пахло таблетками и каким-то супом.


    - Так стойте здесь! Сейчас внучка моя вам конфет принесёт! - заявила старушка, снимая пальто.


    - Да не надо, спасибо, мы пойд..


    - Никаких пойдём! Вы заслужили! Ждите! - резко обрезала бабка,


    - Дашааа! - закричала она и пошла в свою комнату.


    Парни не могли противоречить срарушке и остались ждать. Из комнаты доносились отголоски говоривших.


    - Даша, чего ты.. иди отдай конфет!


    - А почему ты не позвонила-то? - послышался женский голос.


    - ...фон забыла!


    - А кто там?


    - Школьники! Ты чего собралась, уходишь?


    - Да, Бабуль, мне..нужно..


    - Ладно! Жду в восемь!


    Парни застыли и прислушивались.


    - Это внучка? - спросил шёпотом второй.


    - Ага.. хах! «Она же совсем ребёнок» - процитировал старушку второй и они оба приглушённо засмеялись.


    Из дальней двери послышался стук каблуков. Парни резко переглянусь и заулыбались в предвкушении появления внучки. Стук приближался.


    Через три секунды из-за угла коридора вышла девушка.. Она была одета в короткую дублёнку, тёмные джинсы, на ногах зимние сапоги на высоком каблуке. А вид лет 20-23. Тёмные слегка волнистые волосы, зелёные большие глаза, пухлые губы, ярко выраженные скулы, аккуратный носик — в общем красива, даже шикарна. Она была стройна, 172см ростом; грудь 2 размера; округлая попка; худые руки; длинные, красивые пальцы; стройные, ровные ноги. Она застыла сразу завернув. На лице её была довольная улыбка. В комнату ворвался слегка сладковатый, свежий аромат её дорогих духов. Парни стояли и молча смотрели на неё. Она не была похожа на тех нимфеток, окружающих их. Она была Шикарна, Красива, Женственна. Она не была примитивной блондинкой с порнографическими чертами лица. То что переживали эти случайные помощники, накатывало на них и они не могли соображать здраво. Они переглянулись без эмоций на лице. Они были слегка растеряны. Девушка выбила их из колеи.


    - Хах! Ничего себе «школьники»! - с насмешкой зазвенел её голос, -а я вам конфеты несу.


    Парни ничего не ответили и заулыбались.


    - Я Даша. - сказала она протянув первому парню руку.


    - Вася. - сказал первый.


    - Савелий. - сказал второй и пожал ей руку.


    - Спасибо, что помогли ей! Угощайтесь. - она протянула пакет с конфетами.


    - Не-не! Мы не хотим! - отказался парень Вася.


    - Ну ладно. Послушайте, я сейчас тоже ухожу, так что вам придётся подождать меня одну минуту! Я быстро. Это что бы мне снаружи закрыться сразу. - сказала Даша и подошла к зеркалу.


    - Хорошо! - ответил Савелий и поглядел не друга.


    Достав блеск, она красила им губы. Выгнувшись, приоткрыв рот. Парни по очереди чуть слышно сглотнули слюну. Их глаза бегали по фигуре девушки. Желание чего-то шикарного, недоступного одурманивает.


    Затем взяв сумку, проверив на месте ли грудь и попа, девушка повернулась, к слегка одурманенным от увиденной картины парням, и сказала: «Пойдёмте?». Даша выключила свет и по одному они стали выходить из квартиры. Повернувшись к двери, пытаясь её закрывать, она заметила, что те помощники не уходят и ждут её. Закрыв дверь она повернулась с весьма сексуальной улыбкой. И начала спускаться. Парни последовали за ней.


    На пролёте между 3 и 4 этажом Даша развернулась к новым знакомым и спросила:


    - Вы не курите?


    - ээ.. Курим. - ответили почти синхронно они.


    - А сигаретки не найдётся? - спросила девушка, остановившись. Ребята синхронно полезли в карманы первым нашёл Вася.


    - Вот. - приблизил открытую пачку к девушке.


    - Спасибо, а зажигалки? - получив что хотела, она зажгла сигарету и сделав глубокую затяжку, выдохнула дым .


    Парни тоже закурили, внимательно наблюдая за девушкой.. Скоро пролёт наполнился дымом.


    - Где учитесь? - поинтересовалась Даша.


    - Эм.. В медицинском. - улыбнувшись сказал Савелий


    - О, здорово! Врачами значит будите?


    - Ну типо того.. - усмехнулся Вася и парни переглянулись.


    - А ты на кого учишься? - спросил парень поменьше.


    - На факультет связей с общественностью — PR.


    - Круто! Пиарщица..


    - Угу! А лет то вам сколько? Мм? - выдыхая спросила девушка с таинственной улыбкой.


    - Хах! Это принципиально? - спросил парень повыше.


    - Нееет! Просто к примеру, вдруг, я захочу с тобой переспать! Я же должна знать, что мне за это может быть! Разве нет?


    Ошарашенные объяснением друзья стояли в растерянности. Такого они точно не могли услышать от сверстниц. Это подстегнуло их.


    В тот момент открылась дверь домофона в низу. Послышались шаги. Через 30 секунд на пролёт, где стояли все трое, поднялся мужчина лет 26.


    - О! Какие люди! Здравствуй, детка! - проговорил грубый мужской голос.


    Девушка ничего не ответив с отвращением посмотрела на этого мужика.


    - Что стоишь здесь с какими-то малолетками?! Пошли со мной! Не обижу!


    - Иди по своим делам, Максим!


    - Ух, что так злобно? И курить хватит! Что тебе нечем ротик занять? Так я помогу!


    - Пшёл вон! - проговорила сквозь губы девушка.


    - Жду, милая! - и мужик поднялся на этаж выше.


    - Не обращайте внимания! Местные наркоманы..


    - Слушайте, а где здесь можно ближе всего сигарет купить? - через некоторое время спросила Даша. - а то я не местная, знаю где бабушка живёт и всё.


    - В ларьке у ДПШ-а. - с ухмылкой ответил Савелий.


    - Это где?


    - О! Проще показать!


    - Покажите?


    - Да! Пойдём?


    Выйдя во двор они пошли вдоль дома. Девушка загадочно улыбалась, парни посматривали на неё. Через пять минут они дошли до ларька. Зашли.


    - Девушка, можно kent 4 пачки, даааа вот те.. да-да! - покупая сигареты у местной продавщицы.


    - Вот!


    Выйдя из ларька, она опять закурила. Уже прилично стемнело. И они молча пошли провожать её до бабушкиной квартиры. Поднявшись решили обменяться телефонами.


    - Буду рада услышать.. Пока.. - сказала девушка и закрыла дверь.


    На следующий день. Раздался звонок на телефон Даши. Это звонил недавний знакомый Савелий. Он пригласил её на каток. Это было странно, т.к. она ожидала звонка Васи, думала он порешительней.


    В назначенное время в назначенном месте они встретились. Долго катались..


    Как и по-каким причинам они оказались у него дома..это не важно. Секс рано или поздно у них бы случился.


    Уже зайдя в подъезд они еле сдерживались..


    Как только дверь была открыта, они буквально набросились друг на друга.. она целовала его губы, шею, попутно расстёгивая ширинку и снимая майку. Он же сгорал от желания он прижимал её, его руки скользили. Этот ураган прелюдий пронёсся свалив всё, что только можно. Добравшись до кровати, содрав покрывало и раздев её до кружевных трусиков, он начал целовать, облизывать её грудь. Наслаждаясь запахом её изнемогающего тела. Она стонала и трепала ему волосы. Затем он снова вернулся к губам.


    Она резко перевернула его и оказалась сверху. Начиная целовать в губы, затем в мочку уха, затем в шею. Он прижимал её к себе, мял её грудь и попку. После шеи она начала спускаться всё ниже.. целовать, лизать и кусать его грудь, затем чуть ниже и ниже, пресс, облизала его пупок, двигалась вниз. Он же смотрел на неё и обожал, желал, изнемогал от удовольствия. Когда её язык дошёл до резинки трусов, его член от возбуждения упирался и чётко виднелся через трусы. Она осторожно провела рукой через ткань по члену, затем прошлась своими соблазнительными губами. Он слегка застонал он нетерпения. Наконец её руки потянулись к чтобы снять чёртову помеху — трусы. И сняв ни чуть не разочаровалась в размере. Всё было идеально.


    Она слегка дотронулась рукой и поглядела на парня снизу вверх. Затем начала нежно двигать рукой вниз и вверх, вниз и вверх. Парень застонал. Затрем весьма возбуждённый член, а точнее его головку она лизнула кончиком языка, от чего обладатель члена закрыл глаза. Она дразнила его язычком. Достаточно помучив, она взяла головку в рот и стала аккуратно посасывать, на что парень среагировал стоном. Она сосала его всё дольше и больше.


    Поле чего парень поднял её и приставив к стенке снял трусики, взял на руки и насадил её. Она застонала вцепившись в парня руками, царапая ногтями. Его член окружила плотная горячая плоть, которая вызывала такую эйфорию, что царапаньем девушка ещё больше завела его. Она начал движения, ускоряя темп. Она стонала и царапала, изгибалась, прогибалась, дрожала всем телом. Он целовал её грудь, соски. Она стонала. Он входил в неё так глубоко, что она сходила сума от удовольствия.


    Стоны наполняли тёмную квартиру. Её стоны усилились она задрожала и её спина выгнулась, она впилась когтями в спину, мощный стон сорвался с её губ. Сумасшедший ритм быстро довёл девушку до оргазма. Она целовала его.


    Затем они подошли к кровати и он посадил её на себя и они продолжали. Бешеный ритм и стоны, губы, руки, он целовал её, сжимал упругую попку. Он стонал прижимая к себе, держа за талию, целовал грудь. Ни оба получали то, что хотели. Стоны участились они сгорали от удовольствия. В следующее мгновение оргазм накрыл их обоих. И наполнив её горячей жидкостью.. они легли.. И лежали, наслаждаясь сексом.


    Через 20 минут они пошли в ванную. Включив воду они стояли.. она трогала его плечи, спину, царапины. Он же целовал её трогая кожу, грудь по которой стекали струйки воды, попку.


    После они пошли спать. Из-за секса были пропущены пары в её универе и в его колледже.


    После этого они не встречались. Ни потому-что не понравилось, Даша сменила номер телефона, в квартире бабушки не появлялась. Что? Как? И почему? - никто не знает кроме её самой. Возможно это из-за разницы в возрасте.. в 7 лет..



    Татуировщик. Случай, миньет


    Автор: Манхеттен

    Иногда, например, когда я много выпью, мне кажется, что я - бог. Ну или что то типа того. Логика моя при этом такая, бог людей создал, сотворил, а я вроди как доделываю, украшаю их, довожу их до совершенства. Нет, если разобраться, то всё это конечно, чепуха, но мало ли что может приходить в голову пьяному татуировщику.. да и вообще, это только моё дело, о чём я думаю.


    Но суть не в этом.


    Вроди бы был вторник, когда она мне позвонила. Хотя, звонила то она не лично мне. Ей просто нужен был мастер, который сможет ей набить рисунок. Мы договорились о встрече. Не то что бы мне это было неприятно, но просто я прикинул, девушке с таким тихим голосом, наверное, не больше 16-17 лет. А такие девицы обычно приходят к нам в салон с желанием набить себе где нибудь на попе портрет Губина, Иванушек, или на худой конец, Бритни Спирс. И приходится тебе как дураку сидеть и два часа отговаривать их от такого опрометчивого шага. Чувствуешь себя при этом, толи воспитателем детсада, толи папашей-пенсионером...


    Когда раздался тихий стук в дверь (чёрт, второй месяц руки не доходят починить звонок), я принял как можно более свирепый вид (пусть уж лучше испугается и сразу передумает набивать себе разную фигню) и пошёл открывать.


    На вид ей было не больше 18. Невысокая, фигурка ничего, ну не фотомодель, но всё на месте. Глазки зелёные, волосы рыжые. Да, цвет волос сразу же бросался в глаза. Такой красно-рыжий. "Апельсин,"- почему то подумал я про себя.


    "Вы, Михаил?",-спросила она. Интересно, как же это я по телефону понимал, что она говорит? Голос совсем- совсем тихий. Еле слышный. Я кивнул, пропустил её в коридор и повёл в свою комнату. Вообще, я работаю в "Неографике". Но иногда халтурю и дома, благо все инструменты таскать с собой не надо.


    Она села на диван.Я тут же завалил её стопкой разных журналов, папок, просто отдельных эскизов, фоток и рисунков. Пусть человек сначала посмотрит на нормальные рисунки а потом решит, хочет ли он себе Земфиру на попу набивать.))


    К моему изумлению, Земфиру она не хотела. Ну то есть, портрет Земфиры. На попу. А хотела какой нибудь кельтский узор. "Нет, ну надо же, какие мы ещё слова знаем, кельтские узоры, ха"-, подумал я, опять таки про себя.


    Я достал ей ещё пару журналов по кельтской тематике. Сам сел напротив за столом, стал наводить на нём какое то подобие порядка, параллельно исподлобья разглядывая её. Одетая в чёрные брючки и свитер, она могла на вид сойти за школьницу. Хотя если судить по той манере с которой она держалась, такая независимая, тихая и спокойная, можно было подумать, что уж 20 то лет ей исполнилось.


    Наконец, она оторвалась от журналов, подошла ко мне и сказала, что уже выбрала. Рисунок, понравившийся ей был действительно неплохой. Мы решили немного его изменить. И после получаса моих стараний эскиз был уже готов.


    -Боль нормально переносишь? -спросил я.


    -а очень больно будет? - она слегка наморщила носик. "Как ребёнок", подумалось мне.


    -ну, как тебе сказать, некоторые нормально переносят, а некоторым в зубы карандаш...


    -Зачем?


    -А чтоб терпеть было легче, у меня так один парень, пока я ему плечо забивал, карандаш весь изгрыз...


    Она улыбнулась. Не поверила, наверное.


    Я пододвинул к ней кресло. Помог взобраться в него. Обычно у моих клиентов истинный трепет вызывает именно это кресло. Оно довольно таки старое, но не в этом суть, мне его по дешёвке продал один старый друг, стоматолог. Следовательно, и кресло само - зубоврачебное. С разными металлическими фигнями.


    Она устроилась поудобнее. Задрала свитер, под ним майку и расстегнула брюки. Рисунок мы решили делать ниже пупка.


    "В принципе, тебе лучше снять свитер,- сказал я, -потом всё равно жарко станет, в процессе, но тогда уже сложнее снять будет."


    Она кивнула и послушно сняла.


    Я пододвинул стул, склонился над ней. Работа пошла.


    Где то около часа было тихо. Мы пару раз переговаривались о разной ерунде. Но в основном было слышно только жужжание машинки.


    Вдруг она несильно дёрнулась. Я посмотрел на неё? Глаза закрыты, брови нахмурены, нижняя губа закушена. А ведь девчонке больно. Чёрт, сколько же времени она вот так терпит? И ни слова не сказала. А я, дурак, увлёкся.


    -дурочка, тебе же больно, так чего молчишь?


    -не хотела Вас отвлекать, вы так увлечены были.


    Она чуть вымученно улыбнулась.


    -Во-первых, не "Вы", а "Ты", а во-вторых, если больно- говори. Сделаем перерыв.


    Я отложил машинку в сторону. Там, внизу живота, где уже был наполовину набит рисунок, кожа покраснела и чуть чуть припухла. Увлечён я был, чёрта с два. Вечно так, увлечёшься процессом и про всё забываешь. С ума сойти лежит передо мной девчёнка с расстёгнутыми штанами. А я увлёкся работай. Да, бывает. Я повернулся, достал кусок марли, стёр лишнюю тушь с её живота. Она слегка поморщилась. Ещё бы, удовольствия мало. Я подул на свежий рисунок.


    -так менее больно?


    -да, так легче.


    Она посмотрела на меня пару секунд и снова закрыла глаза.


    Я снова подул на кожу. От неё пахло какими то лёкими духами. Запах чуть сладкий, свежий, вроде персик. Увлёкся... я подул ещё, а потом, сам не знаю, с каких таки мыслей, склонился над ней ниже, прикоснулся губами к её животу. Провёл языком рядом с контурами рисунка. Оторвался посмотрел на неё. Она открыла глаза и молча смотрела на меня. Малышка.


    -так не больно?


    -нет так не больно...


    -можно мне ещё?


    Она молча провела рукой по моему плечу, по руке, которая всё ещё была у неё на животе.


    -да. Тихий еле слышный голос. Даже не ответ, а скорее лёгкий вздох.


    Я снова склонился над ней, стал легко, еле прикасаясь целовать её живот, боясь причинить ей боль, боясь испугать её своими действиями. Мой язык скользнул к её пупку, очертил вокруг него круг, поднялся чуть выше и замер в ложбинке, там где заканчиваются рёбра. Я не знал, можно ли продолжать и боялся услышать отказ. "Чёрт, как мальчишка какой то, в самом деле"-пришло мне в голову. Я почувствовал её руку. Она провела по моим волосам, по щеке, выше по виску, потом вернулась ниже, и коснулась пальчиками подбородка. Мне не нужно было слышать её ответ, я и так понял. Я приподнял её за плечи и стянул с неё майку. Встал и склонился над ней. Она посмотрела мне в глаза. Личико совсем детское, нос чуть курносый, губки пухлые, а глаза вроде немного испуганные и в тоже время, где то глубоко-глубоко в них, виден вызов. Я поцеловал её в носик. Она улыбнулась и обвила меня своими руками. Прикоснулся к её губам, провёл по ним языком. Она чуть приоткрыла губы.


    Мой язык пропутешествовал по её шее, по ключицам, спустился к груди. Я чуть отстранился. Посмотрел на неё, она из под ресниц рассматривала меня. Щёчки чуть раскраснелись, губы приоткрыты. Грудь цвета топлёного молока с шоколадными сосками. Два сладких холмика.


    -Малыш, у тебя просто потрясающая грудь



    Она притянула меня к себе. Нежно, но уже более настойчиво. Я подул на сосок и он затвердел как камешек в одну секунду. Она тихо вздохнула. Я провёл языком по груди, вокруг соска окружность. Поцеловал этот маленький твёрдый камешек и взял его в рот. Она вся напряглась в моих руках. Я начал целовать её грудь, чувствуя, что желание обладать ею всё сильнее и сильнее и что моё сердце бешено колотится. Я покрыл всю ею грудь поцелуями, ласкал её соски, то, нежно поглаживая их, то легонько покусывая. Я видел, ей нравится, она прижималась ко мне, тянулась за мной.


    Я высвободился от её объятий, приподнялся над ней. Снял с себя рубашку. Она смотрела на меня молча, её дыхание почти не было слышно, только грудь вздымалась при каждом вдохе и выдохе. Я провёл рукой по её щеке, отодвинул прядь волос с лица. Она поймала мою руку своими пальчиками, притянула к себе и взяла мой палец в свой ротик. Сначала просто поцеловала его своими влажными губками, потом прикрыла глаза и начала его сосать. Чёрт, если то, что она делает с моим пальцем своими губами, зубками и язычком


    Она сделает и с моим членом, я сойду с ума. От таких мыслей у меня закружилась голова, я еле на ногах устоял. Маленькая проказница. Она видела какой результат оказали на меня её игры. Она словно нехотя отпустила мои палец. Я расстегнул её брюки, стащил их. Она согнулась и стащила с себя носки и осталась в одних трусиках, которые ослепительно белым треугольником выделялись на фоне её слегка загорелой кожи.


    Она села очень прямо, запрокинула голову и посмотрела мне в глаза. Толи загадочно, толи застенчиво улыбнулась. Я запустил руки в её рыжие волосы. Она прижалась ко мне. Провела пальчиками по моим плечам, по линии ключиц, по волосам на моей груди. Дотронулась язычком до моего соска. Начала легко лизать его, рисуя пальчиками воображаемые линии на моей спине. Я закрыл глаза, зарылся лицом в её волосах. Как будто на моей коже мягкой кисточкой рисуют новые непонятные мне узоры. Они переплетаются, принимают вид иероглифов, знаков. тянутся от моих плеч к моей груди, дальше к животу, ниже...


    Я открыл глаза, глубоко вздохнул пытаясь собрать мысли в должный порядок. Но она не давала мне сделать это. Она опустила свои пальчики ниже моего живота, склонила голову, так что я видел только её затылок и плечи.


    Ещё чуть-чуть и я не выдержу, даже не начав.


    Я наклонился, просунул свои руки под её разведённые ноги, схватил её за попку и приподнял. Она вцепилась мне руками в плечи, боясь упасть. Я поднял её выше, она тихо засмеялась.


    Мой рыжий котёнок, моя маленькая девочка...


    Я отнёс её к дивану. Уложил на него. Она по-детски застенчиво закрыла рукой грудь. Я опустился перед ней на пол. Стоя на коленях отвёл её руку, прикрывающую грудь. Поцеловал её, она поймала мой язык губами. Наши языки сплелись. Я почувствовал как её тело напряглось, прижал её одной рукой сильнее к себе, другую руку опустил вдоль её тела. Провёл по ткани её трусиков, там внизу они были слегка влажные. Я сжал посильнее. Она со стоном выгнула спинку. Я стянул с неё трусики. Отстранился. Она лежала передо мной, голая, глядя из-под ресниц. Волосы растрепались, губы влажные, щёки и переносица слегка покраснели.


    Я наклонился вперёд и подхватил её ноги, она опустила их на мои плечи, сплела их за моей спиной. Я начал целовать её живот, внутреннюю сторону её бёдер. Провёл рукой по завиткам волос на её лобке. Она вся задрожала. Я раздвинул её губки, там внутри всё было уже влажно, даже мокро. Я провёл вдоль малых губок языком. Она ответила мне тихим стоном. Я поймал губами её клитор, начал лизать его, сначала медленно, еле притрагиваясь к нему. Стоны стали громче. Я на минутку оторвался, взглянуть на неё. Она лежала с зажмуренными глазами, тяжело дыша и лаская свою грудь пальчиками. Я снова склонился над её губками, положил на них руку, нажал ею сильнее и стал водить по кругу. Захватывая ладонью клитор и малые губки. Она выгнула спину и вцепилась мне в плечи. Я снова остановил движения, оставил руку на её киске, только указательный и средний палец раздвинул, так что жемчужинка клитора как раз оказалась между ними. Я начал теребить её языком. Палец другой руки запустил в её пещерку, затем следующий палец и начал обследовать её изнутри. Не переставая ласкать её языком, делая то сильные короткие прикосновения, то нежные и долгие.


    Она уже так распалилась, что влага текла из нее, и я слизывал эти капли. Я хотел выпить её всю до дна. Я старался высосать её всю. Но вот я почувствовал приближение её оргазма. Она вся напряглась как струна под моими пальцами. Стала двигать попкой в такт прикосновениям моего языка. Стоны её уже перешли на выкрики. Она не могла себя больше сдерживать. Я ещё сильнее и быстрее начал дразнить её клитор, всё глубже и настойчивее двигать пальцами в её влагалище. Вот её крики снова перешли на шепот и я смог различать слова . " я больше не могу...я умру...нет, отпусти меня...мне страшно...я умру...". Она просила, чтобы я остановился, чтобы прекратил, но в то же время шептала "еще...ещё...". Она выгнулась вся, раскинула руки, вцепилась ногтями в покрывало дивана. Я видел, что момент настал, и продолжал ласкать её ласкать. Она словно захлёбывалась в собственных стонах, то вскрикивая, то шепча что то неразборчивое.. Я чувствовал, что её как будто бьёт током, она дрожала и почти каждое мгновение сильно вздрагивала и со стоном расслаблялась, но тут же её как будто пронзал следующий удар.


    Через несколько мгновений она упала на покрывало, притянула меня к себе, прижалась ко мне всем телом и немного расслабилась. Так мы лежали некоторое время, пока не раздался её тихий голос... "Можно мне воды? Пожалуйста". Я сорвался и бросился на кухню.


    Вернулся со стаканом, она уже надела трусики, накинула на плечи мою рубашку. Сидит на краешке дивана, босая, растрёпанная, в мужской рубашке. "Точно совсем ребёнок"- опять подумалось мне. Я отдал ей стакан и пошёл к окну, раскрыл створки, достал сигарету и зажигалку. Стою, курю, мысли в голове начинают обретать ясность.


    Я не услышал, как она подошла и встала за моей спиной. Только почувствовал тепло её груди. Я затянулся. Она стоя за моей спиной, протянула руки к моей груди, провела по ней вниз. Я почувствовал как навстречу её рукам поднимается во снова мне желание. Она опустила руки к моей ширинке, я весь напрягся, член под тканью джинсов встал, в глазах снова помутнело. Я затянулся сильнее, а она в этот момент, ловко рсстегнула молнию ширинки и запустила руку мне в джинсы. Я чуть не закашлялся, от её прикосновений. Выбросил окурок в окно. Развернулся к ней, её рука выскользнула из моих брюк.


    Я сел на подоконник посмотрел на неё. Она стояла всё так же босая и в одной рубашке. Я взял её за подбородок рукой, заглянул в её глаза. Она облизала сухие губы языком, потом так же не отрывая от меня глаз, приблизилась ко мне, расстегнула ремень, пуговицу на джинсах, скользнула рукой по моему животу. Потом пальчиками отодвинула ткань трусов и достала мой член. Провела по нему язычком, взяла его в руку и начала облизывать его головку. Чёрт, у меня в голове всё помутилось, я не смог сдержать стона. Запустил руку в её волосы. Она не отрывалась от моего члена. Целуя и облизывая его, слегка покусывая головку. Вот она проводит влажным язычком линию по всей его длине, вот целует самый кончик головки и слегка ласкает его языком. Вот она раскрывает губки принимает его. Старается взять его весь целиком в свои рот. У меня кружится голова, сердце стучит...


    Я смотрю... она то заглатывает его, как может глубоко, то почти выпускает наружу. Она запускает опускает руку и ласкает мои яйца, перекатывает их в ладони, сжимает их. Ещё секунда и я кончу. Пальцами другой руки она водит по моему члену, сжимая их тугим кольцом... Я чувствую, что вот сейчас, ещё секунда и я кончу. И это мгновение наступает, во мне как будто взрывается что то, я кончаю. Она не отрывается от меня, руки её всё ещё продолжают давать мне ласки. Её губы целуют ствол моего члена, слизывают капли жидкости, глотают её всю. И мне так приятно, до боли...


    Я провожу рукой по её волосам, приподнимаю её. Она стоит, глядя на меня снизу вверх, я вижу на её губах капли своей жидкости. Она облизывает губы. Смотрит на меня затуманенным взглядом. Я чувствую, что снова хочу её...


    Я целую кончики её пальчиков, её ладонь, она приподнимается на цыпочки и целует мои губы. Я чувствую на губах свой вкус. Я подхватываю её на руки и опускаю на пол, на ковёр, ложусь рядом с ней. Смотрю на неё. Она смотрит на меня и ждёт. Так проходит несколько секунд или минут. Я наклоняюсь к ней и целую её. Чувствую во рту её трепещущий язычок, чувствую тепло и дрожь её тела. Она обвивает меня, прижимается ко мне, я кладу одну руку ей под голову, другой провожу по её тело. По груди, по соскам, ниже, по животу, ещё ниже, по холмику её лобка, ниже, по внутренней стороне её бёдер. Развожу её ноги в стороны. Она обвивает ими меня. Я раскрываю её пещерку пальцами. Она словно вспыхивает от моих прикосновений. Я останавливаюсь на мгновение, прежде чем войти. Она приоткрывает глаза, глядит на меня, словно собирается что то сказать мне, и вот когда с её губ уже должны слететь слова, я резким толчком вхожу в неё.


    Её зрачки расширяются, она вскрикивает. Я начинаю двигаться в ней, сначала медленно, осваиваясь. Затем всё убыстряя и убыстряя движения, вхожу в неё всё глубже и глубже. Она стонет и выгибает спину. Мы как будто механизм, вечный двигатель. Ни секунды остановки, промедление - смерть. Как будто вся цель моей жизни - это одно движение в ней. Я беру её за плечи, она прижимается ко мне. Резкий поворот и вот она уже на мне. Она начинает медленно двигаться, но я убыстряю темп, подбрасывая её кверху. Я держу её за бёдра, насаживаю на себя. Моя маленькая наездница. Она нагибается, обхватывает мою шею руками, прижимается к моей щеке своей щекой, к мой груди своими грудями, к моему животу своим животом. Я чувствую всю глубину. Мы не останавливаемся. Её крики, мои крики, всё смешивается. Яркая вспышка, я как будто срываюсь куда то вниз, в горячее море. Я не отпущу её никогда...



    Случай в Барселоне. Случай, миньет, традиционно


    Автор: el-V

    Я зашёл в магазин, торгующий нижним бельём, чтобы выбрать какой-нибудь пенюарчик для моей девушки. Ходил, присматривался, когда ко мне подошла продавщица. Это была негритосочка, лет 25, с хорошей фигурой и стройными ножками. Довольно симпатичная мордашка, и странный огонёк в глазах.


    - Я могу вам чем то помочь?


    - Да, я выбираю нижнее бельё для моей девушки, но не уверен, что точно знаю размер. Вы знаете, вы похожи на неё и телосложением и формой - сказал я, понимая, что такую банальную чушь она слышит раз по 5 в день.


    - Тогда я могу вам посоветовать этот корсет и трусики - она показала мне белый кружевной корсет.


    - Я переживаю, что он может не подойти.


    - Это М, он как раз на меня.


    - А у неё М или не М... - протянул я. Боковым зрением ощупал её аппетитную фигурку, и ляпнул наобум - А не могли бы вы её примерить?


    Её глаза удивлённо округлились, большие, сочные губки приоткрылись и тёмно-розовый язычок молниеносно облизнул их.


    - Хорошо - ответила она, к моему величайшему удивлению, - может быть ещё чулки?


    - Да - сказал я, непроизвольно сглотнув. - Вот эти подойдут - и дал ей коробочку с белыми чулочками в крупную сетку.


    Она, забрав всё это, ушла в примерочную кабинку. Я ещё немного прошёлся по залу, и взял ленточку на шею. Эта деталь всегда меня безумно возбуждала.


    - Я готова, - послышалось из кабинки. Я подошел и, честно говоря, подофигел. Этот наряд ей действительно шёл, её чёрная кожа контрастировала с белым кружевом корсета и сеткой чулков.


    - Вы выглядите суперсексуально! - сказал я. Она немного смутилась. - Не могли бы вы ещё одеть вот это - и протянул ей ленту на шею.


    Она повернулась лицом к зеркалу, спиной ко мне, и я почувствовал, что у меня встаёт, когда увидел, как бикини прячутся между её упругими полупопиями. Я подошёл к ней сзади, почти уткнувшись ширинкой в её попку, посмотрел через её плечо в зеркало и сказал:



    - Я лучше помню размер груди моей девушки на ощупь, чем на взгляд, вы позволите, - и аккуратно засунул ладони в декольте, нежно сжав её груди. - О да, они таки же нежные, мягкие - промурлыкал я ей на ушко.


    Она закрыла глазки, приоткрыла ротик и прижалась попкой ко мне. Я легонько сжимал её сисечки, покручивал сосочки и нежно ухватил её за ушко зубами. Она повернула ко мне голову, и я впился поцелуем в её пухлые губки. Во время поцелуя, она как то плавно перетекла лицом ко мне, закинув руки мне на шею. Я же, положив руки на её попку, начал сжимать её. Полюбовавшись на это в зеркало, я подумал: "Вот она, попа моей мечты!))"


    Тем временем, она уже расстегнула ширинку и вовсю тискала мой член. Потом, оторвавшись от моих губ, она присела на пуфик, стоявший здесь же, достала член, и начала облизывать его и целовать. Я положил руку на её кучерявые волосы, подался вперёд, засунув член ей в рот. Она заработала головой, насаживаясь на него, я подмахивал, сильнее и сильнее надавливая на её затылок. Мне нравиться глубокий минет, когда член входит в горло, но наши девочки сразу начинают мычать и отталкивать тебя. Эта же наоборот, отдала инициативу в мои руки, встав на колени, руками взявшись за пятки, тем самым максимально открывая горло для моего члена. Я любовался в зеркале открывшейся картиной: сочная негритянка в чулках и корсете стоит на коленях, схватив себя руками за пятки, а я трахаю её в рот, схватив за волосы. Я загонял член ей глубоко в горло, приговаривая по-русски: "Соси, соси его чёрная сучка." Вытащив член, чтобы дать ей передохнуть секунду, я услышал: "Кончи мне в рот, белый парень". Что ж, желание дамы - закон для кавалера), и спустя несколько особо глубоких фикций, я, немного вытащив член, заполнил её ротик своей спермой. Мне не хотелось, чтобы кашлем она портила такие впечатления. Она проглотила всё и облизывала ствол, изредка посасывая головку, отчего я непроизвольно вздрагивал.


    - Ну что, теперь проверим, что у тебя в трусиках, - сказал я, посадил её на пуфик, сам сел на пол, закинул её ноги на плечи и отодвинул трусики в сторону.


    - Нет, нет, их лучше снять, они и так мокрые, а их ещё твоей девушке носить.


    - Не переживай, секси, я куплю их для тебя, - сказал я, и занялся её писечкой. Чёрный, гладко выбритый лобочек переходил в аккуратные, тёмно-розовые губки. Определив клитор, я начал языком плавно кружить вокруг него, постепенно подбираясь всё ближе и ближе. Она приглушённо стонала, бормоча что-то по-испански. Я начал целенаправленно лизать клитор вертикально и горизонтально. Намочив слюной указательный и средний пальцы, ввёл их во влагалище, двигая ими синхронно с языком. Она зажала себе рот одной рукой, другой тискала свою грудь. Я ускорил движения, пальцами лаская внутреннюю переднюю стенку влагалища. Она приглушенно вскрикнула, несколько раз сильно вздрогнула и обмякла.


    - Пришло время для настоящего траха. Сделай его твёрдым - сказал я, поднявшись на ноги и похлопав наполовину вставшим членом её по губам. Она улыбнулась, облизала его пару раз и взяла в рот. Я ещё немного потрахал её в ротик, на этот раз, зафиксировав её голову, и двигая бёдрами. Когда член встал окончательно, я поставил её на четвереньки на пуфик и вошёл сзади. Положив руки на её бёдра, я начал размеренно трахать её, постепенно увеличивая темп. Разогнавшись, взял её за волосы и начал параллельно шлёпать по попке. Она стонала и подмахивала. Я засунул руку между ног и массировал клитор, другой рукой сжав её задницу. Она начала взрагивать, и я сам, вытащив член, кончил на её попку...


    Чуть позже, расплатившись за корсет и чулки и отдав их ей, я услышал


    - А что ты делаешь сегодня вечером? У меня есть подружка, которая будет рада с тобой познакомиться...



    Проспорила попку. Романтика, случай, анал


    Автор: vsedlyavas

    Несмотря на то, что мужу понравилось, когда я раскупорила его попку, подставлял он мне её крайне редко. Впрочем, так же, как и я ему. Я очень боялась то если буду часто давать мужу в заднюю дырочку – то она растянется, станет не такой привлекательной, члену будет там не так узко, и эта дырочка не будет доставлять мужчинам, да и мне столько удовольствия, сколько доставляет сейчас. Кроме того я ужасно боялась трещинок, риска возникновения геморроя, и вообще была уверена, что хоть анальный секс и ужасно приятен обоим – ничего полезного он не несет, а значит практиковать его нужно редко и под настроение, как десерт. Вероятно муж придерживался той же мысли. Потому что все мои попытки прорваться к его сладкой попке – пресекались на корню. Лишь изредка, когда он был в подпитии, мне удавалось во время минета пошалить там пальчиком, но ни о каких игрушках, или таких забавах, как в первый раз – не могло быть и речи. Недоступность его попки распаляла меня еще больше. Поэтому я была готова почти на всё, чтобы добраться до неё. И вчера за это поплатилась.


    Где то с месяц назад, подруга подарила мне классную дорогую блузочку. И я решила надеть её на праздник. Сам праздник описывать не буду, скажу только что компания подобралась отвратительная, нудная, настроения не было никакого, хотя муж и пытался меня развлекать весь вечер, настроение было унылое. А когда кто то пьяный споткнулся, и, падая, ухватился за мою блузку, порвав её – я и вовсе чуть не расплакалась. Пьяного ногами запинали куда-то под стол, а муж, обняв меня, успокаивал, уговаривая не грустить, что блузка это пустяки, и он мне такую же завтра новую купит.


    - Не купишь!


    Всхлипывая, объясняла ему я.


    - Обещаю, вечером же у тебя будет точно такая же кофта.


    - Не кофта, а блузка…. Видишь, ты даже не знаешь как она называется… Не знаешь где купить, да ты даже размера моего не знаешь!


    - Спорим, куплю!?


    Он явно решил растормошить меня любым способом. Глядя на его нарочито бодрую физиономию, я решила использовать ситуацию на полную.


    - Спорим!


    - На что?


    Задал он вполне закономерный вопрос.


    Я поманила его пальчиком, чтобы окружающие не услышали, и на ушко предложила ему условия:


    - Если ты её завтра не купишь, то твоя попка вечером будет в моей власти, я её так раздраконю, что ты сидеть не сможешь! А если купишь – то я сама тебе отдамся в попку.


    - Согласен!


    Воскликнул муж. Друзья в это время строили предположения, на что же мы с ним поспорили. Самой популярной была тема латекса, наручников и плёток. Мы отшучивались сообща, и надо сказать, настроение действительно поднялось. А когда я опрокинула в себя еще две самбуки – так и вовсе мир заиграл новыми красками.


    Утром муж смылся на работу, а я хозяйничала по дому. А где то в два часа дня на телефон мне упала СМС-ка. «Готовь свою попку, милая! Вечером ей придётся несладко!». Я не поверила своим глазам: Как он мог во всём невообразимом количестве магазинов и бутиков, найти именно такую же блузку. Поэтому прислала ему ответ «Требую доказательств». После этого я получила ММС, где на столе действительно была разложена именно такая блузка. А когда он пришёл домой – оказалось, что еще и размер он угадал. В общем, моей попке предстояло отдуваться за мою самонадеянность.


    Не успела я удостовериться в подлинности блузки, как почувствовала его ладони на своих ягодицах.


    - Ну что родная, проспорила – плати…


    Прошептал он мне на ушко и развернул к себе. Потянул за поясок халатика, развязывая его, движением ладоней от груди к плечам – сбросил его на пол. Я осталась обнаженной перед ним. Поцеловав в губы, да так, что у меня аж голова закружилась и ножки стали подкашиваться, он надавив на плечи, заставил опуститься меня перед ним на колени. Намеки я понимаю, поэтому он мигом оказался без штанов, а его член уже был обласкан моим ротиком. Милый мой, развалившись в кресле, с удовольствием созерцал наше отражение в зеркальной стенке шкафа. А посмотреть там было на что. Стоя перед ним на коленочках, заглотив его член, я отклячила попку, как раз в сторону зеркала. И её-то как раз было прекрасно видно во всех подробностях.


    - Работай, работай, не отвлекайся.


    Заявил муж, и положив мне ладонь на затылок, стал регулировать темп. Как всегда, заполучив член в ротик, я сильно завелась. Во рту двигался член, в голове моей роились всякие пошлые мысли, а киска стала увлажняться.


    Усугубляли дело его команды: «Раздвинь попку….. Шире…» «Помассируй анус снаружи», «Подрочи киску». И тому подобные. Представляя, какой вид открывается ему – я текла еще сильнее. Вся промежность была уже мокрая, и влага стекала по ногам. Я ощущала её, на пальцах, когда по его приказу ласкала свою киску. Насладившись какое то время минетом, милый вложил мне в руку лубрикант.


    - а ну-ка смажь свою задницу хорошенько и введи указательный пальчик.


    «ну началось» - подумала я. А сама, выдавив побольше лубриканта на пальчик, стала обильно смазывать колечко ануса. (Я работаю массажистом в салоне красоты, поэтому ногти у меня всегда коротко подстрижены и ухожены, так что пораниться я не боялась.) Естественно все это я делала наощупь, т.к. выпускать член изо рта мне никто не разрешал. Вскоре, средний пальчик моей правой руки раздвинув колечко сфинктера, погрузился внутрь. Сперва неглубоко, всего на одну фалангу. Потом добавив смазки, я снова ввела его себе в попку, и через минуту – он уже легко сновал внутри меня, не доставляя дискомфорта, одни лишь приятные ощущения.


    - Хорошая шлюшка…


    Муж одобрительно погладил меня по голове.


    … - Добавляй второй!


    Он весь был поглощен созерцанием моей попки, в которую я, добавив смазки, стала ввинчивать уже два пальчика. А когда они уже не встречая сопротивления легко скользили туда-обратно, милый похлопал меня по попке фаллоимитатором и сказал: «Держи».


    Я девочка догадливая, поэтому несколько замедлив темп работы язычком (надо сказать, скулы у меня уже устали, да и язычок стал уставать), стала постепенно вкручивать в свою попку вибратор. Слава богу, мой милый мучитель выбрал самый тонкий из нашего арсенала игрушек. После двух пальцев, он вошёл относительно легко.


    - Включай!


    Приказал муж, и когда прибор зажужжал во мне, он вытащил член из моего ротика, опер меня на спинку кресла животом, и одним движением, вошёл в мою хлюпающую киску. Я аж охнула от такого. Киска моя давно уже текла, как ниагарский водопад, и поэтому легко впустила его, но вот попку то распирала вибрирующая игрушка, поэтому член входил туго, я ощущала каждую его венку, выпуклость головки. Вибрация передавалась через тонкую стеночку и члену, и от такого вот двойного проникновения все ощущения усиливались во сто крат. Милому, видимо тоже понравилось, он даже замер на несколько секунд, а потом стал двигаться во мне, совершая длинные размашистые толчки. От нахлынувших чувств я грызла спинку кресла. Сама не своя – подмахивала ему, насаживаясь поглубже. Во время каждого толчка, его животик давил на торчащий из моей попки вибратор, вгоняя его все глубже и глубже. И только ограничитель в форме яичек не давал игрушке провалиться в меня. Я представляла, что это меня трахают сразу двое любовников, одновременно в обе мои дырочки, и от возбуждения просто сходила с ума. В ставшем вдруг резко узким влагалище, да еще и ощущая через перегородку вибрацию игрушки, муж тоже долго не выдержал. Совершив десятка два-три фрикций, он напрягся, задвигался вдруг быстро-быстро, от чего я чуть не сошла с ума, и я почувствовала как запульсировал его член, выстреливая сперму внутрь меня. От этого я сама едва не кончила, но он, сволочь эдакая, вдруг замер, и к моему огромному разочарованию, его член покинул мою пещерку. Я, не зная, что мне делать, смотрела на него, а муж, столкнув меня с кресла, сам плюхнулся в него. Такого эгоизма от любимого я не ожидала. Он всегда был нежен ко мне, а если и была грубость в сексе, то только наигранная. А тут – я недотраханная стояла с вибратором в попе, со стекающей из влагалища спермой, а он, кончив, самодовольно развалился как барин. Обычно если он кончал раньше меня, он доводил меня до оргазма руками, язычком или игрушками, а сейчас обращался со мной как с вещью какой-нибудь. От обиды и жалости к самой себе, у меня даже слёзы на глазах навернулись. Но, как ни странно, возбуждение никуда не делось, я по прежнему хотела мужской член.


    Отдышавшись, муж, привлёк меня к себе (пришлось наклониться над ним в неудобной позе, широко расставив ножки), и стал целовать. Сперва нежно, потом всё более страстно. Я почувствовала, как его рука проникла мне между ножек, и вибратор в попке медленно задвигался во мне, причиняя приятную лёгкую боль, и усиливая возбуждение. При этом муж касался половых губок запястьем, что заставляло меня вздрагивать и вертеть попкой, подаваясь навстречу. Когда его рука шла вниз, вытягивая игрушку из моей попки, то и киска моя оставалась без ласки, и я тянулась за ним вниз, сама насаживаясь на вибратор, лишь бы вновь ощутить прикосновение его руки. Я ёрзала тазом, сама тёрлась киской о его волосатую руку, при этом вибратор в попке раскачивался из стороны в сторону. Мы уже не целовались, я целиком сосредоточилась на ощущениях в попке и на прикосновениях его руки к моим нижним губкам, а он с удовольствием наблюдал через моё плечо за отражением в зеркале. Чтобы ему было лучше видно, я растянула руками ягодицы в разные стороны. И муж прекрасно видел как погружается, в мою попку вибратор, он видел перепачканные его спермой, покрасневшие и слегка отвисшие половые губки, и саму сперму, которая сочилась из меня прямо на его руку. Долго он такого зрелища не выдержал и его член налился силой во второй раз.


    Этого то я и ждала, наконец то во мне снова будет член. Мой милый мучитель, сегодня вообще не собирался заботиться обо мне, поэтому всё приходилось делать самой. Развернувшись, я приготовилась сама насадиться на его уже торчащий отросток, но он остановил меня. Теперь я раскорячилась задом прямо перед его лицом. Чтоб не упасть – пришлось опереться на подлокотники кресла руками.


    Муж потеребил мои половые губки, заставив меня прикусить губу от кайфа, подвигал вибратором в попке, отчего я едва не расслабила руки и не упала, и вдруг я почувствовала как заполняющая мою попку игрушка куда-то выскальзывает. Это вызвало стон разочарования, и я потянулась попкой вниз, за ней. Игрушка медленно выскальзывала из меня, а я опускалась всё ниже, стремясь её догнать. Уже когда я почти села мужу на колени, я почувствовала как игрушка совсем выскользнула из меня, зато между моих ягодиц упёрся тёплый живой член. Неплохая замена. Уже не в силах остановиться, я сама насадилась на него попкой. В диаметре член был несколько толще игрушки, и я даже ойкнула, когда он, растягивая колечко сфинктера погрузился в мою дырочку. Но как приятно было ощущать его в себе. Чувство наполненности живой плотью в заднем проходе, лёгкая боль растянутого ануса…. Я кайфовала, даже не пытаясь двигаться. Муж тем временем раздвинул мои ножки пошире, и запустил свои пальчики мне в киску. Навстречу ему оттуда устремился поток спермы, которую он же туда и закачал.


    - Давай, двигайся сама!


    Прошептал он сбивающимся голосом.


    Оперевшись на подлокотники, я стала приподниматься и опускаться на его член. Открыв глаза я увидела шикарную картину. Я обнаженная, с растрёпанными волосами, слегка припухшими после минета, искусанными от страсти губками, опускаюсь и поднимаюсь на член. В зеркале видно, что входит он в мою заднюю дырочку, а широко раздвинутые ножки открывают прекрасный вид на мою покрасневшую истерзанную киску, всю блестящую от спермы. Муж заметив что я любуюсь открывшимся в зеркале видом, еще и пальчиками растянул в стороны мои половые губки. Слегка отступившее во время паузы возбуждение, нахлынуло с новой силой, и я стала яростно скакать на его члене, буквально вколачивая его в свою задницу. Теперь боль от грубого вторжения лишь заводила меня все сильней и сильней. Я сжимала и разжимала колечко ануса, вместо того чтобы расслаблять его, как обезумевшая, я скакала на его члене. Мне хотелось насадиться глубже, сильнее, хотелось чтобы член стал толще. Отпустив один подлокотник, я сама уже теребила свою киску, потому что муж не успевал руками за тем темпом, который я выбрала. Вместо этого он обняв меня за бёдра, стал помогать мне двигаться на нём. Скакать стало намного легче, мышцы уже не так уставали. Я старалась всё глубже насадиться на него, ёрзала попкой, буквально воя от нахлынувших ощущений. Никогда я не была мазохисткой, но сейчас боль, смешанная с удовольствием и умноженная во сто крат диким возбуждением, заставляла меня все яростней насаживаться на его член. К моему сожалению долго я так не выдержала, мышцы свело судорогой от перенапряжения, и я застонав от отчаяния, без сил рухнула на мужа. Анус пульсировал, сжимаясь вокруг его члена, попка моя и я сама отчаянно хотели продолжения. Муж, по-видимому был того же мнения, поэтому не выходя из меня, обняв руками, он осторожно подался вперед, опуская меня на колени на пол. Сил упираться руками не было, поэтому я просто легла грудью на так удачно подвернувшуюся диванную подушку. Попка моя торчала высоко вверх, и в ней по-прежнему был горячий такой желанный член моего милого. Теперь уже мне не надо было напрягаться, двигался во мне он. Милый легко взял, заданный мной темп, и я только охала, ощущая, как снуёт во мне его горячий, твёрдый, словно каменный, член. От возбуждения, я тоненько подвывала в такт толчкам, грызла так кстати подвернувшуюся, диванную подушку. Обезумев вконец, я стала сама, без команды, растягивать ягодицы, яростно шлепать себя по заднице, чем вызвала удивление мужа. Но ему явно понравилось, потому что его одобрительное «Ну нифига себе шлюшка, давай, да…. Плохая девочка.» отпечаталось у меня в памяти, наверное, навсегда. Шлепнув несколько раз по заднице, я снова стала теребить свою киску. Я действительно ощущала себя шлюхой, и мне нравилось это. Милый тоже вошёл в раж, стал между фрикциями, сам стегать меня ладонью по попке, приговаривая, какая я блядь и шлюха. Фантазия у него видимо отключилась, и его просто заклинило на этих двух словах. Хотя я тоже не могла ничего повторять кроме как: «Да, да, еби меня, еби шлюху, еби….». И он ебал. Вбивал в меня свой член, сношал в таком темпе, что казалось, от трения – дым пойдёт. А я все никак не могла кончить. И хотя по ощущениям, оргазм был где то рядом, всё нарастал, нарастал, как звук падающей авиабомбы, но «взрыва» всё не было. Да и мне не хотелось, мне хотелось чтобы этот трах длился вечно, не прекращаясь никогда. Каждый удар члена во мне приносил всё большее удовольствие. Я, как безумная, теребила свои половые губки, и даже легонько шлёпала по ним ладошкой, разбрызгивая капли своей влаги. (Сперма уже стала подсыхать, но я не ощущала стягивания). Где то за спиной, прерывисто дышал муж, и я ощущала, как капли его пота, падают на мою спинку. Под руки мне попался вибратор, который совсем недавно заполнял мою попку. Мне ужасно захотелось засунуть его в свою пиздёнку, но где то там, задавленное страстью, еще теплилось сознание. Оно напомнило что подобные эксперименты (из попки в пизду) – чреваты проблемами со здоровьем. Но заполнить киску ужасно хотелось, и я, засунув вибратор в рот, стала тщательно его облизывать, представляя что это настоящий член. От мысли что занимаюсь любовью сразу с двумя мужчинами – я вообще потеряла голову. Но всё таки резина во рту – совсем не то что живой член, поэтому хорошенько очистив, насколько это было возможным, я приставила игрушку ко входу в свою пещерку и слегка надавила. Муж почувствовав неожиданную узость вроде бы в только что изрядно раздолбанной попке – от удивления аж остановился. Воспользовавшись этим, я одним движением загнала игрушку внутрь и стала ею яростно трахать себя. Поняв что произошло, и муж возобновил свои движения. Я снова испытала восхитительное чувство наполненности обеих дырочек.


    Оба члена, живой и искусственный, терлись внутри меня сквозь тоненькую перегородку, а искусственный – еще и вибрировал, передавая вибрацию члену мужа. И он и я умерили пыл, чтобы не травмировать ничего, да и дырочки вдруг обе стали тесными. Протянув вторую руку, я стала теребить клитор пальчиком, и вот наконец долгожданный оргазм настиг меня. Такие яркие и продолжительные, они бывают редко, я дёргалась, насаженная на член мужа, как червяк на крючок, извиваясь всем телом, сжимая уже растянутые мышцы ануса, пыталась куда то ползти, или наоборот насадиться поглубже…. Не знаю столько длился этот оргазм, единственное что я помню – невозможное удовольствие, и слишком острые ощущения от вибрации в киске, поэтому из последних сил непослушными пальчиками, я умудрилась вытащить игрушку и она откатилась в сторону.


    Пришла в себя я на полу. Я лежала на ковре в позе эмбриона, подтянув коленочки к груди, обе ладошки были прижаты к моей пещерке и сжаты между ножек. Из попки моей что то сочилось прямо на ковёр, но мне было так лень двигаться, что мне было всё равно. Интересно что это сочится? Неужели муж успел кончить? Когда? И где он сам? Раздался с кухни хлопок двери холодильника, и ко мне в комнату вошёл муж. Весь мокрый от пота, волосы у него на лбу слиплись, в руках были две открытые баночки пива. Усевшись рядом со мной на пол – одну он протянул мне. Я попробовала встать, тело слушалось с трудом. Попка чесалась и слегка саднила. Я потрогала дырочку ануса, он был податливым, скольким от спермы, пальчик, а за ним и второй и третий легко провалились внутрь. Я ойкнула от легкой тупой боли.


    - Ага, здорово мы твою попку сегодня растрахали!


    Улыбнулся муж. Я осмотрела лужицу спермы на ковре, всю искусанную в моих слюнях и слезах подушку.


    - Я что плакала?


    - Не то слово, ты ревела от счастья. Кричала, стонала, уговаривала меня порвать твою задницу.


    - Больно.


    Хныкнула я.


    - Ничего, заживёт. Моя же после тебя зажила ;-)


    Подмигнул мне муж. Мы сидели на полу обнявшись, оба мокрые, счастливые, и медленно потягивали пиво, заново переживая произошедшее.



    Ольга. Случай, подростки


    Автор: неизвестен

    Трамвая не было уже минут двадцать. Эта проклятая десятка ходит до того редко,что хоть плачь. Почти весь отпуск ушел на такие вот тягостные ожидания в очереди за пивом. А с понедельника уже на работу. Народ рядом нервничает, рычит потихоньку, но ждет - домой всем хочется. Один только я, наверное, не торопился домой. Я, двадцатипятилетний молодой человек, год как разведенный, живу один и встречают меня в квартире разве что тараканы. Но ждать все равно тошно, Я отошел в сторонку, закурил, чтоб успокоиться, и решил, что если я досчитаю до ста, а трамвая не будет, то дам кому-нибудь по морде. Или сам получу - это не принципиально, главное, чтоб разрядиться. Летний день подходил к концу, стало чуть свежее. Кое-где включились редкие рекламные надписи, вывески и т.п. Из парка напротив вышли два мента с рацией, потоптались, скрылись за углом. Наступал вечер.


    Где-то на пятом десятке я вдруг услышал:


    - Слышь, парень...


    Я обернулся и увидел перед собой невысокую девчушку лет шестнадцати, уставившуюся на меня угрюмым взглядом.


    - Угости сигаретой, - попросила она шепотом.


    - Иди домой, дите! На горшок и спать понятно? - ответил я но все же заметил, что мини у этой крошки весьма впечатляюще.


    - Мамка далеко, - сообщила таинственная незнакомка. - Не жмись.


    Мы разговорились, а через пять минут уже сидели на скамейке в парке и девушка, небрежно орудуя сигареткой, рассказывала, что зовут ее Олей, приехала она из Ленинграда, где ушла из дома, потому что папа с мамой - шизанутые, в общем уже целую неделю имеет полную свободу. Тогда я осторожно поинтересовался, где же она ночует, случайно не в отеле-люкс.


    - Фу! - фыркнула Оля. - Что я, блядь какая-нибудь, чтоб по гостиницам таскаться? Где хочу, там и сплю, не твое дело.


    Ясно, подумал я, интересная штучка. Особенно ляжки. Юная собеседница, закинув ногу за ногу, имела самую непринужденную позу. Она как бы полулежала на лавочке, и неяркий свет ближнего фонаря эффектно выделял всю прелесть молодого тела. Затянутые в черные колготки, по-детски полноватые, еще не тронутые временем ножки притягивали к себе, манили, вызывали смутные надежды. Они как бы шептали: "Мы мягкие, теплые ножки, мы созданы, чтоб сводить с ума. Возьми нас!" Одним словом, ляжки мне понравились. Вдохновленный. я начал трепаться обо всем на свете: о том, какой хороший у нас город и как хорошо, что она сюда приехала, и как хорошо, что встретила меня, а не какого-нибудь хулигана, от которого можно всего ожидать. Слова лились сами по себе, а я только слушал и удивлялся, потому что получалось-таки довольно складно, причем без мата. Я так увлекся, что даже и не заметил, что моя знакомая тихонько дремлет, положив голову мне на плечо и вытянув ноги самым откровенным образом. Ее платье и без того короткое до невозможности, приподнялось еще выше, и по мере того, как Оля медленно сползала вниз, сантиметр за сантиметром обнажало округлые, роскошные бедра. Мой член, словно охотничий верный пес, насторожился и в том же темпе, медленно, но необратимо начал приобретать нужную стойку. Стало душно.


    Когда платье поднялось чуть ли не до пупа, я вдруг сделал поразительное открытие. Оказывается, на этой крошке СОВЕРШЕННО НЕ БЫЛО ТРУСОВ! Прозрачные черные колготки поверх голого тела, а под ними - ничего. Вернее, там кое-что было. И на это явно и недвусмысленно указывало темное треугольное пятно как раз в том самом месте, где ему и положено быть у всякой нормальной женщины. Правда, при смутном освещении и под темными колготками оно было, может, не так эффектно, как в натуральном виде, но той ситуации я просто обалдел. Бабы без трусов на дороге не валяются. Слегка потрясенный таким поворотом дела я огляделся. Слава богу, вроде тихо, только трамвай шумит где-то, Очень хорошо, подумал я, что нету никого, очень хорошо. Оля, уткнувшись в мой бок, дышала размеренно и ровно, словно так и было положено. Не выспалась, наверное, бедолага, подумал я.


    Затем я решительно выбросил из головы все посторонние мысли и стал сосредоточенно наблюдать за тем, как моя рука все ближе и ближе приближается к маленькому темному треугольнику. Наконец, я дотронулся до мягкого бугорка, провел по нему кончиком пальцев, прислушался, Затем моя рука осмелела и через секунду очутилась под колготками. Олечка никак не отреагировала на это вторжение, ее живот спокойно дышал и ничего не чувствовал. Это придало мне еще большего нахальства. Вскоре мои дрожащие пальцы проникли между мог, тех самых ножек, которые уже столько времени ласкали мой взгляд. Еще чуть-чуть настойчивости, и я почувствовал, какая теплая, мягкая и влажная писька у этой девушки, как там хорошо и уютно, какие там нежные волосики, как там все чудесно устроено, как там... Мой палец уже вовсю шарил в девичьем влагалище, когда я вдруг услышал:


    - Сколько времени?


    Этого я от Олечки никак не ожидал, хотя стал привыкать ко многим неожиданностям.


    - Без семи одиннадцать, - ответил я, взглянув на Фонарь, а сам просто растерялся. я уж хотел было прекратить свое недостойное занятие, уже и член ослаб, но вдруг я почувствовал, как моя маленькая Оля прижимается все крепче и крепче, так крепко, что стало слышно, как колотится ее сердце, как сопит ее носик. Вот так дела, подумал я, а у самого аж рука занемела. Но как тут остановишься, когда девушка так благодарно постанывает, так гладит героическую руку, так плавно колышет бедрами? Так мы пыхтели не знаю уж и сколько. В конце концов, мне это стало надоедать, я даже почувствовал легкую обиду. Наконец Оля чуть притихла и спросила:


    - Ты хочешь?..


    - Ну, - ответил я, мгновенно сообразив суть вопроса.


    Затем я так же быстро оценил ситуацию и прикинул, что трахнуть эту куклу будет лучше всего в ближайшем кустарнике, хотя, в принципе, можно было и в высокой траве за качелями. Я подхватил Олечку на руки, и мы двинулись напрямик через клумбу к кустарнику. Девушка, стыдливо опустите глаза, хранила молчание. Все наши планы нарушило внезапное появление милицейского наряда, который неторопливо двигался по центральной аллее. Я быстро сбросил Ольгу на землю, она также шустро натянула колготки, и мы поспешили возвратиться на прежнее место.


    - Терпеть не могу легавых! - прошипела моя подруга, когда мы уселись на лавочке, - козлы вонючие.


    - Да ну их на фиг! - успокоил я девушку.


    - Сейчас смоются, увидишь.


    Однако получилось иначе. Один из милиционеров не спеша подошел к облюбованным мною кустам, снял штаны, сел и ... сделал свое дело. Спустя некоторое время патруль ушел. Я чуть не заплакал от обиды. Было такое чувство, что этот мент не только нагадил в кустах, но и насрал мне в самую душу, Вот так западло! Наверное, у меня было такое расстроенное выражение лица, что Оля погладила меня по щеке и сказала:


    - Не бери в голову.


    После этого она поднялась и спустила колготки до самых пят. Затем, задрав платье, встала на лавочку раком так, что прямо перед самым моим носом оказался ее пышный, сочный зад, матово поблескивавший в свете такой же полной луны. Слегка ошарашенный, я посмотрел вокруг. Пустынный парк, а вместе с ним и весь город ничем не нарушали тишину наступившей ночи. Полное безмолвие, только изредка прошмыгнет машина на дороге, да какой-то лохматый котяра роется в мусорнике. К счастью, лавочка оказалась не слишком широкой, и я поставил ноги по ее бокам, так что получалось довольно удобно. Чтоб не тратить лишнего времени (мошки так и кружили над нами, бедная Олька из-за них то и дело дергала задницей), я не стал снимать штаны, а вытащил свой окаменевший член через ширинку и, чуть раздвинув Олечкины ножки, с чувством загнал его на возможную глубину. Оля охнула. Обхватив ее бедра, я сделал несколько пробных тактов нашей будущей симфонии. Олечка также старалась взять правильный аккорд, для чего стала равномерно двигать своим тазом навстречу моим движениям. Девочка, как видно, не новичок в интимных делах, отметил я подозрительно, стараясь прикрыть собой Ольку от комаров, а заодно и дотянуться до ее сисек под платьем. Вскоре мы как следует настроились и дружно засопели, причем Олькино пыхтение меня так вдохновляло, что я просто ошалел. Я вгонял член с такой силой, словно хотел проткнуть этот сочный плод насквозь, я сдавливал и мял упругие груди, словно хотел их оторвать и выбросить, я сжимал ее мягкий и нежный зад так, что бедный аж взопрел и покрылся пятнами, Постепенно страстное Олькино сопение начало переходить в прерывистое постанывание, а ее хорошенькая попка стала совершать еще и частые круговые движения. От такой ламбады мы просто обалдели. В своих брюках и свитере я совсем запарился и мог бы только позавидовать Ольке, если бы хоть что-то я соображал в тот момент. Мысли мои рассыпались на какие-то бессвязные, причудливые образы, в голове все перемешалось, а на свете, кроме задницы, ничего уже на существовало. И над всем святое и высокое чувство - КАЙФ! Мой член трудяга нырял и нырял безостановочно, как заведенный, все больше наполняясь сладострастием, которое с каждым движением нарастало и крепло. И вот еще два-три мощных толчка, и горячая, щемящая волна пронзительным огнем опалила удивительное чувство, словно я взлетел высоко над землей, а там, на лавочке моя славная



    Олечка, выгнув спину, протяжно и сдавленно стонет, и вот ее совсем уже нет, потому что глаза мои закрываются и для меня уже ничего не существует. Жуткое дело, особенно если долго не трахаться.


    Когда я открыл глаза, то увидел, что ничего в общем-то, не произошло: ночь, тишина, Олька стоит на четвереньках на лавочке, мотает головой, как пьяная. Нигде ни огонька, только в доме напротив парка светится какое-то окошко позднее, а в нем кто-то маячит. Ну и черт с ним, подумалось, зараза. смотрит и завидует. В полном молчании мы привели себя с порядок (бедная Олька еле разогнулась), сели, закурили. Говорить не хотелось совершенно, ничего не хотелось, но, как и положено джентльмену, я нарушил неловко молчание:


    - А с тобой ничего, это самое... Классно.


    Оля стряхнула дрожащей рукой пепел и сказала:


    - Мелочи жизни,


    На это я ей ответил что-то насчет проклятых комаров, которые непонятно зачем созданы природой, и которых я ненавижу с детства. Оля согласилась и назвала их "вонючими козлами". Мы разговорились, а потом пошли ловить тачку.


    Пока Олька чесалась в прихожей перед зеркалом, я взглянул на часы: было что-то около двух ночи. Так мало, подумал я. Мне казалось, что прошло уже черт знает сколько времени, может даже вся ночь осталась там в парке, на лавочке возле качелей. Оля попросилась в ванную, а я на скорую руку прибрал в комнате - убрал диван, повыбрасывал в окно разный мусор со стола вместе с пустыми бутылками, попрятал старые тряпки - получилось довольно-таки уютно. Для полного счастья попшикал все дезодорантом, сел и стал соображать. Все складывалось наилучшим образом, разве что из-за проклятого таксиста, совсем уж обнаглевшего, оставался неприятный осадок. Ладно, решил я, сегодня красные гуляют и все на фиг.


    Я сходил на кухню - в холодильнике, кроме маргарина, ничего не было. Наконец, показалась моя юная гостья, вся сияющая и счастливая. Теперь, при нормальном освещении я мог спокойно разглядеть черты ее лица, Лицо, в общем, нормальное, нельзя сказать, что красавица, но вполне хорошенькая девчушка с округлым приятным личиком со следами химической завивки. Таких мордашек на улице - миллион.


    - Включи маг, - попросила Оля, заметив на столе мою старенькую "Яузу". - У тебя есть "Депеш "?


    - Для чего? - удивился я.


    - Это группа - "Депеш Мод". У нас все от нее тащатся. У тебя что, нету?


    - А-а, - сообразил я. - Есть, конечно, только сейчас у приятеля. Давай пока послушаем это... что-нибудь. Я поставил катушку с каким-то старым сборником советской эстрады, под который укатывал еще мою бывшую жену - Нинку, когда та была еще девочкой. Затем предложил скромно отметить наше знакомство,


    - Я вообще-то не пью, - замялась Олька. - А что у тебя?


    - Спирт, - признался я откровенно. - было еще пиво, так вчера выпили,


    - Ну ладно, - согласилась Оля, - только если по чуть-чуть.


    Я водрузил на стол литровую банку, наполненную почти до половины спиртом, и, так как нам совершенно не хотелось кушать, вместо закуски налил в другую банку воды из-под крана. Застолье получилось хоть и не слишком шикарное, зато содержательное. Смешав в стаканах спирт с водой. мы выпили первый тост. За знакомство. Олька, молодец, справилась, только после долго не могла отдышаться. Второй тост пошел куда легче, душа наполнилась спокойной, тихой радостью, уши стала ласкать щемящая песня про любовь. Захотелось трахаться.


    Олины глазки заблестели, а на лице появилась глупая, бессмысленная улыбка. Я рассказал свой любимый анекдот про обезьяну, от которого Оля так смеялась, что стало ясно - девочка дошла до кондиции.


    - Давай выпьем, а! - предложила она весело, Выпили, после чего я усадил малышку к себе на колени, и наши губы слились в сладостном поцелуе.


    Милое дело - целоваться поддатыми. Олька сосалась просто потрясающе, я тонул в ее горячих устах, задыхался, таял. В конце концов я сдался и в ответ только еле двигал челюстью, да мычал, как дурак, Пока наши губы жадно впивались друг в друга и скорого конца всему этому не предвиделось, я занялся другими частями Олькиного тела. Мои руки проделали знакомый маршрут под колготки. Однако, на этот раз их движения были куда более уверенными, и вскоре они чувствовали себя там совершенно свободно, как дома. К тому же Оля так широко раздвинула свои ноги, что мои два пальца просто въехали в ее влажно-горячее влагалище, как входит ключ в хорошо смазанный замок. Девочка вскрикнула и чуть не оторвала мне губу. С трудом отрывая цепкие ручонки от своей шеи, я начал стаскивать с Ольки платье. Лифчиком под ним, конечно, и не пахло.


    - Давай покурим, - попросила Оля, слезая с колен.


    - Давай, - поддержал я предложение и полез под стол за спичками. Пока девушка наливала в стаканы, я придирчиво осмотрел ее кругленький бюстик и пришел к выводу, что у такого бюстика большое будущее. Кто бы мог подумать, что эти два пухлых, слегка раздутых мячика принадлежат такой юной девушке, почти что подростку? Не дожидаясь, пока это грудастое создание своими пьяными руками зажжет спичку, я схватил ее грудь в рот, засосал, сколько можно, чуть ли не всю.


    Мягкое, ароматное тело было просто восхитительно, и я, закончив с одной сиськой, принимался за другую, и так до тех пор, пока не сомлела челюсть. Насытившись, я предложил поднять свои бокалы за наше знакомство, тем более, что я первый раз встречаю такого хорошего человека. На это Оля ответила, что я тоже хороший, а моя бывшая жена, наверное, порядочная стерва.



    - Не, Нинка тоже хорошая, - возразил я, и мы выпили за Нинку.


    Осушив стакан, я чуть не свалился с дивана - спирт был совершенно чистым. Все мои внутренности буквально воспламенились, я еле успел схватить воду и залпом опустошить банку. Потом побежал в ванную и хлебал из крана до тех пор, пока не прочухался, как следует. Вернувшись, я увидел перепуганную Ольку с невыпитым еще стаканом в руке.


    - Тебе плохо? - спросила она ангельским голосом.


    Мне захотелось ее задушить, но я взглянул на два пухленьких мячика и сдержался.


    - Все о'кей, - ответил я хмуро. - Эту гадость надо разбавлять, а то так недолго и копыта отбросить.


    - Ты что! - надулась Оля. - Я же разбавляла, честное слово! Вот отсюда.


    И она показала на банку, где был спирт. Все ясно, подумал я, девочка ошиблась. В такой обстановке отличить спирт от воды не так-то просто. От досадного недоразумения Олечка совсем растерялась и чуть не выпила из своего стакана, где также был чистый, как слеза, спирт. Хоть и пьяный, я вовремя среагировал, но слегка не рассчитал и опрокинул стакан себе на брюки. Мы рассмеялись. Смеялись долго, до слез. Когда я наконец успокоился, то неожиданно обнаружил, что сижу совсем без брюк, а Олечка нацелилась уже и на трусы, хоть они и были совершенно сухими. Но тут закончилась лента, пришлось заняться магнитофоном. Я включил музыку и для того, чтобы больше не рисковать, пригласил даму на танец. Плотно прижавшись друг к другу, мы затоптались посреди комнаты. Нас заносило то в одну, то в другую сторону, что-то где-то падало, но мы продолжали свой ночной вальс. Нам было очень хорошо вдвоем.


    - Тебе понравилось там, - спросила вконец растроганная Оля, - в парке?


    - Кла-ас! - прошептал я. - А тебя комары это самое, да? Козлы, правда?


    Мне стало очень-очень жалко эту бедненькую девушку, я уже хотел было сказать ей, что тот случай со спиртом - ерунда, с кем не бывает, но вдруг почувствовал, как мои трусы быстро скользнули к полу, а бедра охватил непривычный холодок.


    Взглянув вниз, я увидел стоящую на коленях Ольку, прямо у ее головы плавно покачивался мой налитый свинцом член. Слегка ошеломленный, я оглянулся. В комнате, кроме нас, никого не было. На полу валялась чудом не разбившаяся банка, над головой резала глаза лампочка. Затем я увидел, как Оля взяла мой член своими ручонками и нежно его поцеловала. У меня перехватило дух. Не зная, что делать, я с восторженным удивлением наблюдал, как мой половой орган, схваченный полными губами, медленно исчезает в Олькином рту. Я прислонился к стене и закрыл глаза. А тем временем девочка разошлась не на шутку. Словно маленький вампир, она то жадно и страстно впиваласъ в мой член, то начинала яростно терзать его своим языком и губами, то вообще вытворяла непонятно что. Я чувствовал, как из моего тела куда-то прочь уходят драгоценные живительные соки, как вместе с ними и я сейчас весь растаю и растворюсь навсегда. Но разве что-нибудь имело тогда значение по сравнению с тем щемяще-сладостным чувством, тянувшим меня книзу, чувством, от которого хотелось плакать и смеяться. Я опустился на пол. А где-то далеко, заглушая сладостное причмокивание, София Ротару пела про горную траву лаванду. Спустя некоторое время я почувствовал, что девичий энтузиазм начинает понемногу угасать, а вскоре чувство небывалого блаженства и вообще покинуло меня. Приоткрыв глаза, я обнаружил, что моя маленькая подруга просто-напросто уснула. Да, лафа кончилась, подумал я и вытащил член из сомкнутых губ. Мой бедный орган немало тогда вынес, но от всего случившегося еще больше окреп и просто сгорал от нетерпения. Да и в самом деле, уже скоро утро, а я эту чертову куклу еще и не вздрючил, как следует. Даже не раздел до конца, идиот! С этими мыслями я начал стаскивать с безжизненного тела колготки, Настроение мое резко поднялось, когда я увидел свою спящую красавицу совершенно голой, вывернувшую свое тело самым бессовестным образом. Я набросился на Олю и начал целовать ее груди, живот, между ног - все это нежное, мягкое, пахнущее молодостью тело. Затем я как можно шире раздвинул ее ноги. Моим глазам предстало чудесное создание: две чуть приоткрытые нежно-розовые губы влагалища, аккуратно окруженные шелковистыми волосками. Слово чей-то развратный глаз глядел на меня немигающим взглядом и как бы говорил надменно: "Да, это я. То, ради чего ты готов на все".


    - Ах ты мандавошка несчастная! - разозлился вдруг я. - Дай только дурака загнать, а после ты и на фиг мне не нужна.


    - Ха-ха-ха! - рассмеялась писька. - Знаю я вас!


    Мне стало не по себе.


    - Да кто ты такая? Дырка и больше ничего, смотреть не на что. Проститутка ебаная!


    На это красноглазая только лыбится, как майская роза, издевается самым натуральным образом. Тогда я решил схватить эту сучку и вырвать ее поганый язык, но вдруг почувствовав, что не могу пошевелить даже пальцем, а мохнатое чудовище тем временем все больше и больше втягивает меня в свою черную, бездонную пасть. Мне стало так жутко, что я закричал, как ненормальный, а когда с трудом раскрыл глаза, то увидел склонившуюся над собой Ольку.


    - Ты че? - спросила она испуганно.


    - А, сон, падла, приснился, - ответил я, слегка прочухавшись.


    Вот к чему приводит пьянство, особенно если как следует перебрать. Это не дело, подумал я, обидно вырубаться, когда этот праздник блаженства только приближается к своей кульминации. Кое-как добравшись до ванной, мы включили холодный душ и стояли под ним, пока не задубели. Стало лучше, Так хорошо, что на обратном пути я не отказал себе в удовольствии самым внимательным образом оценить Олькину попку. Эта часть ее тела почему-то особенно притягивала меня. Налитая соками, упругая, она при всяком движении плавно покачивалась из стороны в сторону, заманчиво играла своими округлыми формами. Язык не поворачивался назвать ее какой-нибудь там задницей, жопой или сракой, а тем более ягодицами. Это была ПОПКА, причем попка, созданная для большой любви.


    Мы вернулись в нашу прокуренную комнату. Пока я стягивал свой мокрый свитер, Олька быстро расстелила диван. Мне осталось только нырнуть под одеяло, и наши продрогшие тела слились воедино. Чтоб быстрее нагреться, мы дали своим нахальным рукам полную свободу, так что уже скоро под одеялом стало душно, как в бане. Мой член, несколько павший духом от всего пережитого за последнее время, благодаря Олькиной настойчивости быстро пришел в должное состояние и выпирал теперь баллистической ракетой, ожидая команды. Торопиться было некуда. Одной рукой лихорадочно орудуя в Олькином влагалище, другой я терзал податливое ее тело, сжимал и мял все, что попадалось - груди, бедра, живот - так, что бедная Оля аж хрипела. Но все же и она как-то ухитрялась схватить мой упругий орган, впиваться в него судорожными засосами, от которых перехватывало дух. Потихоньку мы сходили с ума. Мои губы оказались между Олиных ног, припали к ее распаленному влагалищу, а в это время горячий язычок все дальше проникал в мой задний проход. От такой ласки меня охватил такой нечеловеческий восторг, что я чуть не заплакал. Так мы возились и стонали целую вечность, пока, наконец, обессилевшая Олька не откинулась на подушку, раскинув ноги чуть ли не на весь диван. Слегка уставший, я оглянулся. За окном уже наступил день: вовсю светило солнце, шумела детвора, летали птички. Под потолком горела лампочка.


    Я залез на свою подружку и от вшей души всадил в нее свой заждавшийся член, закрыв глаза, Олька благодарно хрюкнула. Сначала мы дрючились не спеша, растягивали удовольствие, но затем постепенно начали входить во вкус, и сладкое тепло все больше наполняло мой орган. Олька тем временем, закусив губу, старательно двигала свои тазом; эти движения с каждым разом становились все более сильными, пока наконец, потеряв всякое чувство ритма, Оля не начала мотать своими бедрами так, что я еле поспевал за ней. Мне еще никогда не приходилось заниматься любовью в таком бешеном темпе. Словно какой-нибудь ударник-стахановец, я шуровал своим ломом в этой блаженной шахте и не знал усталости. Если б я тогда что-нибудь соображал, то обязательно бы воскликнул: "Да здравствует Олькина писька! Ура!" Партнерша, судя по всему, также была в восторге. Судорожно схватив меня за волосы, она издавала какие-то непонятные звуки: хриплые стоны, вздохи, невнятные слова, из которых я понял только одно - "мама". Затем она обхватила меня ногами и замерла в трепетном напряжении, я тоже уже ясно чувствовал, что дергаться нам уже осталось недолго, что развязка уже наступает. Еще чуть-чуть, еще два мощных толчка, еще яростней мы вжались друг в друга, еще вдох - и сладостная истома окатила мое тело до самых ногтей, вывернула кости, морозом пробежала по коже. Все померкло и кончилось.



    Чуть прикрытая одеялом, Оля сладко дремала на подушке, ее лицо было чистым и светлым, как у младенца. Наконец-то выспится, бедолага, подумал я и потянулся за сигаретами, Как назло, пачка оказалась пустой, и мне пришлось довольствоваться небольшим скрюченным чинариком.


    Когда я проснулся, то обнаружил, что наступил день: за окном шумела листва, синело небо, солнечные лучи рассыпались по всему подоконнику. На краю дивана сидела Оля и, обхватив руками колени, смотрела в окно. Ее лицо хранило отпечаток недавнего сна, из-за чего казалось каким-то особенно трогательным и близким. Упавшее одеяло открывало наготу юного тела, чистота которого нарушалась разве что крошечной родинкой, одиноко выглядывавшей из-подмышки. Я закрыл глаза, задумался о том, какая ночь осталась позади, как нам было в ней хорошо, и о других, не менее приятных вещах. Не верилось, но все это было на самом делж.


    Во дворе пронзительно чирикали воробьи, какой-то женский голос звал обедать какого-то Сережку, где-то звучала музыка, бегала детвора - обычный выходной день, на душе было светло и приятно. Я зевнул и подумал, что было бы неплохо и мне чем-нибудь заняться. Может, сходить в туалет или еще чего-нибудь сделагь? Оля встала (так легко, что я едва почувствовал) и подошла к серванту, где у зеркала начала приводить в порядок свои волосы, а заодно и любоваться собой, не замечая моего взгляда. Она придирчиво, со всех сторон разглядывала свое отражение и, судя по всему, оно ей нравилось. За такое отражение любая женщина отдала бы все, что угодно, это была безупречная фигура, каждая линия которой могла вызвать лишь восхищение. В каком бы виде девушка не предстала перед зеркалом - нечаянной меланхолии или соблазнительно прикрывшись ладошкои - все выглядело до того привлекательно, что просто захватывало дух. Одними бедрами можно было любоваться бесконечно, потому что это были не просто бедра, а нечто иное, созданное исключительно для радости. Как они вздрагивали! Как мягко округлялись при малейшем движении, сияя свой юной свежестью! Сколько в них было жизни!


    Случилось так, что наши взгляды встретились. Я увидел ее глаза в зеркале: от неожиданности они округлились, но тут же кокетливо прищурились, и Оля заулыбалась.


    - Ай-яй-яй! - сказала она. - Подсматривать - нехорошо.


    Мне стало неловко, Я не представлял, как следовало бы поступать в таких ситуациях: отворачиваться? Как-то проявлять свое присутствие? А, может быть, просто хватать и тащить в постель?


    - Сколько сейчас времени? - поинтересовался я как бы между прочим. Оля пожала плечами. По-прежнему не отрываясь от зеркала, она вдруг спросила:


    - Я тебе нравлюсь? Только честно!


    - Ну конечно! - ответил я. - Ты очень хорошая девушка, с тобой так интересно...


    - А еще?


    - Еще ты добрая. И вообще, у тебя очень хороший характер. Кроме шуток.


    - Нет! - топнула босой ножкой Оля. - Не в том смысле, Я тебе нравлюсь - как женщина? Внешне.


    - Как женщина? - переспросил я. - Конечно, нравишься! Такую красивую я первый раз встречаю. Знаешь, кто ты?


    - Ну и кто же?


    - Ты - Мисс Вселенная. Не веришь?.. Спокойно могла бы стать, если бы захотела. Я же видел: там такие страшные, хуже некуда, даже с кривыми ногами бывают.


    Серьезно!


    - Почему же они считаешься красивыми? - удивилась Оля.


    - Откуда я знаю? Других, наверное, нету. Слушай, сколько времени?


    На мгновение Олины глаза сделались задумчивыми. Затем она повернулась и сердито спросила:


    - Лапшу вешаешь, да? Скажи честно, а то обижусь.


    Делать было нечего, и я как можно искренне постарался объяснить девушке, что она и в самом деле может претендовать на высокий титул. Вдохновляеиый ее мягкими округлостями, я говорил с такой убедительностью, что вскоре от Олиного сомнения почти ничего не осталось, и она с заинтересованным видом только переспрашивала "совсем рыжие?" или "сколько-сколько долларов?". Я и сам не ожидал такого эффекта, но было поздно: к моим неосторожным словам Оля отнеслась совершенно аерьезно.


    - Ой, я, кажется. придумала! - воскликнула она. - Сначала нужно послать фотку!


    И потянулась за моей старенькой "Сменой", с незапамятных времен лежавшей на серванте. Мне же ничего другого не оставалось, как согласиться, хотя и без особого желания - за всю свою жизнь фотоаппаратом я пользовался раза три или четыре, не больше. Вскоре выяснился существенный момент: девушка собиралась позировать в обнаженном виде. Я быстренько оделся, и мы приступили к делу.


    Самым сложным оказалось найти для Оли правильное положение. Ей непременно хотелось, чтобы на фото присутствовали только те ее достоинства, которые ей казались наиболее важными, тогда как остальные она считала необязательными. Я же считал, что, допустим, маникюр выставлять было бы ни к чему, никто ее накрашенными ногтями любоваться не станет Нужно что-нибудь более серьезное. Но в этом отношении Оля на проявляла большого энтузиазма, так что я даже растерялся: какой смысл фотографироваться раздетой, если ничего нельзя увидеть?


    - Вот поэтому, - объяснил я, - и попадаются потом с кривыми ногами. Может, и у тебя такие?


    - У меня?! - рассердилась Опя, - Лучше на себя посмотри, тоже - Ален Делон!


    У меня аж перехаатило дыхание. Уставившись на Ольку изумленными глазами, я не мог произнести ни звука. Что она хотела этим сказать? Как же тогда следовало понимать ее недавние слова, еще не остывшие е моих ушах, о том, что я ей, кажется, нравлюсь? Потом еще спрашивала, не устал ли я, по спине гладила. Говорила, что я совсем не тяжелый, а сама теперь намекает. Чтоб развеять свою горечь, я обулся и отправился в магазин за сигаретами. Когда я вернулся, то на-


    шел в комнате неожиданный порядок. Блестел вытертыи стол, рядом аккуратно поставлены стулья, расправлен половичек, убрана постель - приятно зайти. Сквозь открытое окно доносились запахи какой-то зелени. За диваном, сияя в ярких солнечных лучах, виднелась знакомая мне попка. Что она там делала, было непонятно.



    Впрочем, тотчас показалась и сама Оля.


    - Где мои колготки, не видел? - хмуро спросила она.


    Я ответил, что без понятия, после чего мы сели пить кефир с булочками.


    - Вкусно, правда? - поинтересовался я, чтобы не так скучно было кушать. Оля утвердительно улыбнулась. Тогда я, коснувшись ее плеча, сказал, что в кефире, между прочим, тоже есть градусы, и если его напиться, как следует, можно запросто опьянеть. Со мной так уже было, соврал я. На это Оля улыбнулась еще ярче.


    Я подхватил ее на руки и легко, как балерину, отнес на диван.


    Все произошло так быстро - почти нечаянно, - что я даже не успел опомниться. И долго потом не мог отдышаться, откинувшись на подушку. Сердце так и колотилось в груди, я достал из кармана изрядно потрепанную сигарету и закурил. Оля задумчивым пальчиком гладила стену, не обращала на меня никакого внимания, словно ничего и не было. Просто лежала и молча смотрела в потолок. Какая-то мелкая мошка, влетевшая в окно, беспокойно кружила над ее животом, опустилась на грудь. Олин пальчик застыл, и было забавно наблюдать, как девушка вздернула плечом, и ее полные груди также плавно качнулись, будто два спелых яблока. Мошка тут же исчезла. Также быстро растаяла и мимолетная тень раздражения на Олином лице, оно вновь засветилось тихим, безмятежным спокойствием.


    Оля не отличалась яркой красотой. У нее было простое и хорошее лицо; округлые карие глаза, полные губы, слегка вздернутый кверху нос с несколькими случайными веснушками, плавный овал подбородка. Обыкновенная девушка, но было в ней нечто такое, едва уловимое, чего не возможно было найти ни у кого другого. Я не знал, что это такое, но чувствовал это всякий раз, когда ее видел. И даже когда просто слышал ее дыхание у себя на плече. И тогда, сидя на диване, я готов был поверить, что она лучшая в мире. По крайней мере, лично для меня.


    - Малышка, - сказав я, - так как насчет фотки? Передумала?


    - Угу, - ответила Оля. - Передумала.


    - Из-за меня?


    - Не-а. Просто так...


    Вот, собственно, и все. А что касается колготок, то они благополучно нашлись под подушкой. Я их туда сунул, а потом забыл.


    Я не поверил своим глазам.


    - Олька, ты?! Откуда?


    - Привет! - услышал я знакомый до боли голос. - Делать нечего, взяла и приехала. Сейчас уеду, хочешь?


    Словно явившаяся из моих смутных воспоминаний, Оля почти не изменилась. Все тот же сумасшедший ребенок, как и прежде, те же блестящие, по-детски округлые глаза, словно расстались мы только вчера, и наш маленький роман все течет своим будничным, беспокойным порядком. Только покрасилась - стала совсем темной, как цыганка.


    Пока Оля смешливо оглядывалась по сторонам, я поинтересовался насчет Ленинграда. Оказалось, что там такой же бардак, как и везде, но жить можно. Одно время торговала цветами в кооперативе, но потом ушла - надоел председатель. С учебой дела так себе, перевелась на заочное отделение, придется, наверное, бросать совсем. В общем, все нормально.


    Оля заметила в моих руках шарф и спросила;


    - Ты куда?


    - А, халтура, - объяснил я. - Устроился тут в одной конторе дежурить на ночь.


    - На ночь? Я так не играю.


    Действительно, как-то нехорошо получалось: приехали такие гости, а я из дома. Может, срочно заболеть? Хотя нет, Андрей Степанович - человек опытный, расколет в два счета, будут крупные неприятности. И так уже за руку не здоровается. Заметив мои колебания, Оля ни с того, ни с сего вдруг сказала:


    - А у меня, между прочим, новый купальник...


    Это сообщение меня застало врасплох, и я не знал,,то ответить. Хотя от Ольки всегда можно чего-нибудь ожидать - не девушка, а ходячий сюрприз.


    - Показать? - спросила она.


    - Кого?


    - Купальник новый - показать?


    - Новый? Покажи.


    В то время, пока Оля стаскивала с себя куртку и прочую многочисленную зимнюю одежду, я попытался вспомнить, как выглядел ее старый купальник. И с удивлением обнаружил, что совсем забыл, даже не помнил, был ли он вообще. Для этого потребовалось всего полгода. Интересно, сколько нужно, чтобы забыть эту странную девушку?


    - Ну как? - спросила Оля, прогуливаясь по прихожей, как на пляже.


    - Ничего костюмчик! - похвалил я. - Смотрится.


    И в самом деле, это был отличный купальник, тем более, что его присутствие на теле было самым незначительным. Плавки, а вернее едва заметная полоска, пересекавшая бедра, явно пытались убедить окружающих в своем чисто символическом существовании. Более того, они как бы призывали: "Эй, смотрите, здесь что-то есть!" То же можно было отнести и к верхней части. Мне сразу перехотелось куда-либо идти. Пусть провалится это чертово управление! Скажу, был на похоронах, такое несчастье можно понять. Со всяким может случиться. Правда, с бригадиром такие номера уже не проходят, начнет потом орать, аж тошно слушать.


    Что делать, если человек нервный от природы?


    - Надо, малышка, - развел я руками. Служба. Ты пока это... займись чем-нибудь. Включить телик?


    - Сам ты телик! - рассердилась Оля. - Где твоя контора, далеко?


    - Да нет, тут рядом.


    В общем, Оля набросила свою куртку, и в таком виде мы отправились на дежурство. Вечер был морозным и темным, Жилмассив светился частыми огнями своих многоэтажек, дразнил запахами чего-то вкусного. Шумная детвора каталась с горки, а по тротуару, не обращая на нас внимания, шагали прохожие с авоськами. Спустя считанные минуты мы были на месте. Мы сидели в крохотном вагончике, брошенном посреди новостройки, грелись у калорифера, рассказывали друг другу свои новости. На плитке нагревался чайник,


    - Что ж ты, всю ночь так и сидишь? - спросила Оля.


    - Делать мне больше нечего! - ответил я.


    - Ложусь и дрыхну до утра - вся работа.


    - А на чем?


    Я кивнул на топчан с матрасом, кое-как прикрытый потрепанным покрывалом. Где-то валялась подушка, но настолько дряхлая, что я предпочитал обходиться без нее. Что поделаешь - хорошо, хоть так. Тем не менее это не смутило мою гостью. Она быстро привела постель в приличное состояние, после чего с довольным видом расположилась сверху.


    - Обожаю ездить в поездах! - воскликнула она. - Ездить - как это здорово!


    Я согласился и почему-то засмеялся. Со мной это случается, особенно когда появляются определенные надежды в интимном плане. Вероятно это связано с волнением, но все равно, как-то неудобно. Некоторые это понимают неправильно, поэтому, чтоб успокоиться, я закурил. С улицы доносились отрывистые завывания ветра, на плите гудел чайник. Чем больше наш вагончик наполнялся теплом и уютом, тем сильнее меня охватывало странное волнение, отозвавшееся ознобом по всему телу. Сигарета так и прыгала в моих пальцах, и, как я не пытался успокоиться, мое состояние становилось все более невыносимым. Пора уж было начинать с Олей, но на ум ничего не приходило, и я не знал, с чего начать. Может, предложить ложиться спать, а то завтра рано вставать? Нет, от такого намека у нее пропадет всякое настроение, как-то слишком прямо, тем более, что завтра - суббота. Лучше подождать, пока сама не начнет зевать.



    Я почти не удивился, когда на пол упала Олина куртка, а за ней и две крошечные тени скользнули по стенке нашей каморки. Оставшись совсем голой, Оля сладко потянулась, а затем стала рассматривать свои ноги, вытягивая каждую чуть ли не до потолка. В свете калорифера они казались абсолютно красными.


    - Ты чего? - спросил я хриллым голосом.


    Впервые я видел, чтобы девушки рассматривали свои ноги, притом в таком виде.


    - Аэробика! - объяснила Оля. - К твоему сведению, уже месяц занимаюсь.


    - Чем?


    - Аэробикой, чем же еще?! Вот смотри.


    И она показала несколько упражнений, от которых мне стало не по себе. Конечно, если трезво вдуматься, то ничего особенного там не было - все это можно увидеть едва ли не в каждом журнале. Но странное дело; в этой мрачной хибаре, среди ящиков и грязных спецовок это казалось чем-то необыкновенно волнующим и желанным. Оно было воплощением совершенства. Всем своим сердцем я устремился туда, между пурпурных ног, только там я ощущал источник своих желаний. Оля это почувствовала и стала рассыпать свои прелести до того щедро, что захватывало дух. В висках стучала кровь, щемящий зуд в паху становился все нестерпимей. Невидимая сила сорвала меня с места, и я оказался на топчане. Оля не успепа закончить со своим мостиком, как в повалил ее и со всего маху овладел ею. Девушка охнула и чуть прогнулась, однако тотчас успокоилась, замерла в сладостном ожидании.


    Нужно заметить, что из-за моей торопливости Оля имела не совсем нормальную позу: своей коленкой она упиралась мне в самый подбородок, и при каждом движении я ощущал это весьма чувствительно. Не придав вначале этому обстоятельству особого значения - до того ли было? - в дальнейшем я понял, что попал в неожиданно затруднительное положение, когда уже стало совсем не до секса. Когда же Оля, начала энергично двигать своим тазом, я стал всерьез соображать, как бы поскорей прекратить зто бессмысленное занятие. Может, сослаться на плохое самочувствие? Нет, Оля не поймет, подумает бог знает что, все будет кончено.


    Моим спасителем был телефонный звонок, обычный звонок из диспетчерской по поводу дежурства. Я схватил трубку и сообщил, что все в порядке, никаких замечаний. Затем я предложил заняться чаем.


    Оля пила чай мелкими глотками и безразлично глядела мимо чашки. Я не решался нарушить молчание, хотя в тот момент слова были просто необходимы, пусть даже самые пустые и ничего не значащие.


    - Малышка, - неожиданно сказал я, - а ведь я по тебе соскучился.


    Оля ничего не ответила. Своим недовольным видом она напоминала обиженного ребенка, у которого отобрали любимую игрушку. Мне стало жаль девушку. Я наклонился и поцеловал ее в шею. Затем в коленко. Затем мы побросали чашки и коснулись друг друга губами, медленно ощутили их горячий привкус. Не прекращая зыбкого, почти невесомого поцелуя, мы сбросили всю мою одежду и легли в постель. Было тесно, и я едва не свалился на пол, когда Оля своим маникюром коснулась мне в пах. Я дернулся, как от электрического удара.



    Упругая мягкость и забытый аромат Олиного тела с избытком компенсировали все мои неудобства. Я не мог от него оторваться, пытаясь насытиться его нежной молодостью и чистотой. Я хотел почувствовать каждую его частичку, каждый его пальчик и волосок, я блуждал в его лабиринтах, замирал а растерянности, не веря своему счастью. Мне хотелось ощутить это тело до самого конца.


    На этот раз я не стал спешить. Без лишней суеты, спокойно, я расположил Олю следующим образом: поставил ее, на широко раздвинутые колени к себе задом, так что ее голова и руки надежно упирались прямо а угол, как раз под окном. Под край топчана подложил кирпич, а все доски и разный хлам, торчавшие сверху, засунул подальше и надежно эакрепил, чтоб не свалились на голову. Подвернувшуюся подушку также приспособил к делу - заткнул видневшуюся у пола щель. После чего с легким сердцем и в приятном возбуждении я поспешил на топчан. Там, нетерпеливо поблескивая своими округлыми формами, меня ждала Олина попка, горячая и трепетная, словно застоявшийся скакун.


    Долгие хлопоты не оказались напрасными, это чувствовалось во всем: и в слаженности наших движений, и в их необыкновенной легкости, даже изяществе, и в тихом, размеренном скрипе топчана. Оля уткнулась в свои руки, не издавая ни звука, но мои ладони, обхватившие ее талию, ясно ощущали тяжелое девичье дыхание, а также все нарастающий стук ее сердца. Эта девочка, подумал я, должна запомнить сегодняшнюю ночь.


    Я провел кончиком языка по Олиной спине, почти коснулся лопаток, прислушался. Девушка затаила дыхание, однако ее подвижные бедра стали еще более энергичными и теперь мягко ударялись в меня, что также было необыкновенно приятно. Когда Оля чуть успокоилась, я каким-то чудесным образом сумел достать губами ее попки, где и оставил два ярко-багровых засоса - на память.


    Пока мы таким образом забавлялись, все шло своим порядком. Мои бедра не знали передышки, и мне стоило больших усилий держать их в разумных рамках, чтоб растянуть эти сладкие мгновенья как можно дольше, Приятная истома все больше наполняла мое грешное тело, с каждым толчком это чувство усиливалось и крепло.


    Оля, встав на четвереньки, тихо стонала и всхлипывала. Это был хороший секс.


    Довольные друг другом, мы собирались заканчивать. Наш некогда грациозный танец превратился в нечто, похожее на яростную агонию, стоны стали надрывными, а весь смысл происходящего умещался в соприкосновении наших тел. Мутная пелена заволокла сознание, все больше застигала глаза. Тупо уставившись в окно, я видел там какой-то невзрачный ночной пейзажик, не вызывааший во мне ни единой эмоции. Панели, кучи кирпича, ржавый генератор, разный хлам, которым завалены все стройки. Луна, зацепившаяся за кран. Снег. Какие-то темные силуэты, пробирающиеся к складу... Откуда здесь силуэты?


    Не успел я опомниться, как странные субъекты, сбив замок, уже хозяйничали на складе. Нужно было что-то делать. Быстро закончить с Олей и тут же звонить в диспетчерскую, пуская поднимают тревогу. Впервые мне пришлось оказаться в по- добной ситуации.


    Девушка тем временем ничего не заметила, и, когда я в бешеном темпе взялся за старое, ее возбуждению не было границ. Предчувствуя надвигающуюся развязку, она просто изнемогала от сладострастия . Если эта девочка не успокоится, подумал я, то могут возникнуть большие неприятности, тем более, что за окном все было в самом разгаре - тащили мешки с цементом.


    В этих условиях получить по шее не составляло труда.


    От подобного рода впечатлений меня охватила легкая вялость. Хотя я и продолжал машинально стучаться в Олин зад, однако ничего не происходило, как я ни пытался сосредоточиться. Оставалось одно: все бросать и скорей что-то предпринимать, пока еще не поздно. За цемент Андрей Степанович не простил бы. Он этот цемент выбивал чуть ли не всю зиму.


    Но как быть с Олей? Если в этот кульминационный момент нашей встречи я все брошу, то никакие оправдания она просто не захочет и слушать. Не будет слов, чтоб успокоить девушку, для которой чувства значили все. Будут слезы: переживаешь из-за каких-то вонючих мешков, а я до лампочки, да? Скажи лучше, что не хочешь и т. п. Уж лучше не прекращать, а как-нибудь постараться, ведь пустяковое, в сущности, дело. Пока они там закончат, я все успею.


    Оля совсем успокоилась, ее реакция на все мои усилия была более, чем сдержанной. Но стоило мне лишь на какое-то время охладить свой пыл, как она сразу же оживала и начинала различными способами выражать свое беспокойство: вздыхала, дергала, ногой или откровенно косилась в мою сторону, как бы желая выяснить, в чем дело. Мне ничего другого не оставалось, как продолжать, хотя бессилие и усталость охватили все части моего организма, а голову все более наполняла пустота. Как сексуальный робот, безразлично двигал своими бедрами, глядя стеклянными глазами на улицу.


    Там брезжил рассвет. В его размытых, почти прозрачных потемках виднелась пустующая новостройка: все те же кирпичи, панели, тот же кран с поникшим крюком, недостроенный дом... Редкие снежинки, засыпающие следы у склада... Звук раннего троллейбуса едва ли не с другого конца города, слабый, как писк комара... Телефонный звонок...


    Когда я наконец поднял трубку, за окном было совсем светло. Покрытое серой мглой небо уже трогали зыбкие лучи, наступал новый день. Все нормально, безразлично сообщил я в диспетчерскую, замечаний нету. На душе мне стало светло и спокойно, а все происшедшее показалось совершенно несерьезным, чем-то вроде глупого сна. Эх, вздохнул я, вот и утро уже. Вот и Оля повернулась, тоже как-то странно щурится, а вот и ее улыбка. С добрым утром, мой юный ангел!



    Пикник на природе. Случай, подростки


    Автор: NikE

    Лето... Это конец учебы, солнце и свобода... И еще это множество событий - как интересных, так и не очень.


    Меня зовут Виктор. Я только что закончил восьмой класс, жизнь, естественно, кипела во мне ключом. Пикники мне всегда нравились, тем более, что я по натуре романтик.


    Этот день я запомню, наверное, на всю жизнь. Это было 6 июня. Мы с классом поехали на пикник, в район, где распологалась дача нашей классной руководительницы. Прибыли мы в районе 9 часов утра. Все ненужные вещи побросали в доме у нашей классной, а сами пошли на нашу родную опушку. Дело в том, что мы в этом месте уже четвертый раз. Дойдя до места, я с друзьями пошел собирать сучья для костра, а девчонки принялись за подготовку пищевой части нашей тусовки.


    Не нужно, наверное, говорить, что если бы сложить все спиртное, которое было у нас с собой, то можно было бы напоить целую армию. Только у меня одного было 4 бутылки фруктового коктейля с водкой и 2 чекушки ( 250 граммов ). Что говорить про других!..


    Поставили магнитофон, разложили еду - туса началась.


    Просидели мы примерно 2 часика вместе со всеми и решили, что пора отсоединяться от коллектива. До автобуса было еще 5 часов, и мы спокойно пошли гулять по лесу, не забыв, естественно, своих бутылок, банок и тому подобного.


    Лес в том районе был очень живописный. Посреди него протекал ручей с родниковой водой, откуда брали воду все местные. Этот ручей делил лес как бы на две части; на одной из них мы и находились.


    Будучи здесь в четвертый раз, мы знали местность километра на три вокруг себя, поэтому проблемы выбора места не возникло. Мы перешли ручей и углубились в лес по ту сторону от привала. Было нас пять человек - я, Сергей, Виталик, Диман и Пашка.


    Отойдя по нашим расчетам примерно на 400 метров от нашей классной руководительницы, которая бы нас по головке не погладила, если бы замела, мы присели и открыли первую бутылку. Ушла она довольно быстро. За ней пошла вторая, и так далее. Мы делились друг с другом, менялись напитками, делали адские смеси ( есть у меня один клевый рецептик, но я вам его не скажу ), в общем - напивались.


    Пашка упал первым ( он часто выпендривается, что может выпить больше нас, но всегда отключается первым ), за ним Витал. Я с Диманом еще держался, а Серега вообще был в этом плане тренированный пацан. Шестая бутылка водки с дыней подкосили меня окончательно.


    Решили мы выбираться, пока нас не начали искать. Я уже сейчас не помню как, но я оторвался ото всех и пошел своей дорогой, точнее сказать, не дорогой, а кривой, потому что ноги слушались плохо.


    Когда я наткнулся на ручей примерно в 300 метрах от того места, где должен был наткнуться, я с трудом сообразил, куда я зашел. Примерно прикинув направление, я пошел туда, где по моему мнению должны были сейчас тусоваться наши ребята.


    Я шел вдоль ручья и думал, что идти осталось недолго, когда среди густой листвы мелькнула белая блузка Тани Кругловой - одной из наших девчонок. Она из таких, которые ходят в мини по поводу и без повода, но сейчас мне было наплевать. Я пошел туда и, выйдя на полянку, обнаружил там еще и Настю Иванову - Танькину подружку. Занимались они тем же, чем и мы недавно.


    - Витек, здорово, - проговорила Танька.


    - Здорово, - ответил я. - Сто лет не виделись!


    - Да мне по х*й, - сказала она, - хоть сколько... Эй, Насть, налей - ка мне еще водочки!..


    - Да вы тут неплохо устроились, - осмотревшись сказал я. - Хорошо живете!


    - А х*ли ж ты думал? - смеясь, произнесла Настя. Язык у нее явно заплетался. - Сейчас плохо не устраиваются...


    - Ну, тогда и для меня найдется местечко, - сказал я и уселся рядом с Танькой на землю.


    Надо сказать, что Танька возбуждала меня, да и не только меня, всех парней из нашего класса. У нее была приличная для ее возраста грудь и аппетитная попка, всегда выдававшаяся из - под мини - юбки. Про Настю тоже можно было сказать примерно то же самое, разве что мини она носила не так часто, как Танька.


    По девчонкам было видно, что они тоже знатно выпили - лица были красные, сказать больше трех слов и не запнуться у них не получалось.


    Через некоторое время я встал, собираясь уходить, когда Танька попросила меня помочь ей встать. Я протянул ей руку, но она неожиданно дернула меня изо всех сил, и я упал прямо на нее.


    - Во, Витек, ну ты даешь, - засмеялась Настя. - Что, прямо здесь?


    - Да, здесь, - сказала Танька. Я замер. На ветер она слов не бросала - это было не в ее привычках.


    - Не понял?!... - произнес я. - Не понял???!!!...


    Танька скинула меня с себя и села на землю.


    - Хочешь меня потрогать? - спросила она. - Давай, не стесняйся.


    Я не заставил просить дважды и положил ладони ей на грудь. Ее холмики были теплыми и мягкими на ощупь. Мой друг уже пришел в боевое положение.


    - Насть, проверь - ка, - попросила Танька. Я еще не успел ничего сообразить, как ощутил Настину руку у себя на члене.


    - Работает, - с удовлетворением сказала Настя.


    - Ну, так приступай!


    Я почувствовал, что Настя расстегивает мне ширинку. В моем состоянии сопротивляться было бесполезно и я подчинился, тем более что я ничего против не имел. Танька тем временем закинула юбку вверх и мне предстали шелковые черные трусики. Но они тоже скоро исчезли и я увидел ее сокровище - сейчас оно принадлежало только мне...


    Настя взяла мой инструмент в руку и начала совершать возвратно - поступательные движения. Через пару секунд я ощутил прикосновение ее губ на своем члене. Танька уже пришла в боевую готовность и стягивала блузку.


    - Вылижи меня, Витек, - попросила она. - Давай, сделай это...


    Она легла на спину на землю. Я пристроился перед ее киской, лежа на боку, но повернув корпус в сторону. Там меня обрабатывала Настя.


    Я в первый раз видел женское сокровище вживую. Сколько я порнухи в свое время пересмотрел - будете считать - собьетесь, вам цифр не хватит, но чтобы по - настоящему, да еще и у молодой девочки - это был предел моих мечтаний. Я высунул язык и прикоснулся к ее половым губам. Пуговка клитора начала увеличиваться и пульсировать. Я стал работать активнее: проводил языком и сверху вниз, и из стороны в сторону, я вылизывал каждый сантиметр ее киски. Тем временем Настя не оставляла надежды довести меня до экстаза. Она сосала профессионально, то забирала всю головку в рот, то касаясь ее кончиком языка.


    Оргазма мы с Танькой достигли в одно и то же время. Она выгнулась и застонала, я выстрелил так, что Настя поперхнулась, все сразу не могло поместиться. Она глотала мою сперму, глотала все, что я давал ей. Наконец мы усталые и довольные улеглись на траву, предварительно подстелив под себя блузки, футболки - в общем все, что нам сейчас было не нужно.


    - Ни х*я ты, Витек, кончать, - прговорила Настя. - Я чуть не подавилась!


    - Не, Настя, он монстр, - сказала Танька. - Он меня языком так отделал, что я думаю, ни у кого еще не получалось даже х*ем.



    - О, бля! - воскликнул я. - Так вы...


    - Не девственницы, - закончила за меня Танька. - А ты чего думал? Настя, покажи ему!


    - Так у меня нет...


    - У меня есть, - сказала Танька и извлекла из рюкзачка, который был у нее с собой, презерватив. - давай, Витек, сейчас Настя тебя опять доведет. Она у нас мастерица!


    " Да по х*й!", - подумал я. Уже терять нечего. И взяв у Таньки презерватив, начал открывать его.


    - Стой, - засмеялась Настя. - Дай я тебя возбужу хотя бы!


    Она сняла блузку, бюстгальтер и положила мои руки к себе на грудь. Мой опавший друг опять начал подавать признаки жизни. Настя взяла у меня презерватив, сдвинула крайнюю плоть назад и начала надевать мне его. Затем она велела лечь мне на Танькины шмотки.



    - Короче, - сказала она, - крови не будет, она уже два года назад была, если будет больно - извини, как смогу...


    - Давай, все по х*й! - прошептал я. Я уже сгорал от похоти.


    Настя села на меня сверху. Попала она почти сразу. Я ощутил приятное тепло ее тела. Она начала двигаться вперед и назад. Я потихоньку начал подходить к финалу этого события, она разжигала меня все больше и больше, двигаясь все быстрее и быстрее, увеличивая амплитуду движений и... Я просто взорвался семенем внутри нее. Она вздохнула и прогнулась назад, получая по - видимому не меньший драйв, чем я. Наконец она слезла с меня и обессиленая повалилась на траву. Я продолжал лежать.


    - Ну, Настя! - засмеялась Танька. - Теряешь форму, он же в первый раз! А ты...


    - На х*й иди, - проговорила Настя. - Он меня так отодрал - я теперь на всю жизнь запомню...


    Немного отдохнув, я пережил еще минет от Таньки. Потом мы помылись в ручье, так как девчонки обе были в моих соках. Потом вернулись в лагерь.


    Рассказ основан на реальных событиях. Имена по понятным причинам изменены.



    Поиграли. Подростки, случай, по принуждению, анал


    Автор: Максим Перепелица

    Лето в этом году в деревне выдалось жаркое и знойное. Солнце палило нещадно вот уже три недели подряд. Все свободные от работы в полях и фермах деревенские пропадали кто в тенистом лесу, кто на речке, а кто просто отсиживался в доме, занимаясь бытом. А нам, здоровым 16-17 летним «бычкам», уже наскучило плескаться, загорать, гонять на тракторе и заниматься прочими сельскими развлечениями. Хотелось чего-то необычного, волнующего. Большинству из нас хотелось секса, ну или хотя бы отношений с противоположным полом. Именно этой теме были посвящены большинство наших пацанских разговоров.


    Я сам был не местный, приезжал к бабушке на летние каникулы и с деревенскими девушками был не особо знаком, но и у местных парней с местными девушками не особо строились отношения. Нравы в деревне на удивление были строгими. По негласному договору каждый житель деревни следил за поведением будущих невест, и строго охранял от различных поползновений, как со стороны заезжих, так и местных женихов.


    В деревню отдохнуть от городской суеты и покушать «витаминчиков» приезжали и городские девушки. Это были своеобразные «персоны нон грата», на них не распространялось действие комендантского часа и общего надзора. Они были чужими. Поэтому именно с ними мы все и пытались, каждый по своему, сойтись. Но, к сожалению, всё как-то никак не получалось. Ну, во-первых, потому что их всего было две – Женька и Катя, во-вторых – им категорически не нравились местные, в- третьих им было по 16 лет, в связи с чем, на серьёзные и перспективные отношения с ними, рассчитывать было нечего. Поэтому нам оставалось только обсуждать тему взаимоотношения полов устно, используя в разговорах услышанные где-то и от кого-то истории, байки и откровенные сказки.


    Однажды мы своей «бригадой» прогуливались в районе старого завода. Раньше тут производили дерево материалы – доски, брус, рейки и пр., но уже давно завод закрыли, его благополучно разворовали, и помещения сейчас пустовали, предоставляя местным детишкам прекрасную площадку для различных игр. Вот и сейчас, мы стали свидетелями одной из таких игр. Местные «шмакодявки», судя по самодельным костюмам и реквизиту, играли, то ли в разбойников, то ли в пиратов. У многих были деревянные мечи-шпаги, плащи, огромные шляпы, перевязанные головы, руки, ноги и глаза. Мы как раз застали момент, когда ватага «разбойников-пиратов» напала на эскорт, то ли «королевы», толи «принцессы» и, с дикими криками и воплями, разгромила охрану и захватила в плен двух «принцесс». Мы сразу же узнали в «королевских особах» городских девчонок – Женю и Катю. По видимому играть им не очень хотелось, так как они были совсем без костюмов и по их выражению лица, было понятно, что им скорее скучно, чем интересно. «Наверно бабушка заставила с маленькими поиграть» - догадался я. Тем временем радостные захватчики потащили «пленниц» в своё логово. Для этого они обвязали их верёвками, и надели бумажные пакеты на головы, чтоб те не увидели дороги. Девчонки пытались, было, выказать своё недовольство присутствию странно пахнущих целлюлозных пакетов на их чистых головах, но кто-то из малышей крикнул: «А я бабушке скажу, что ты с нами не играла», на чём сопротивление было пресечено. Весёлая компания направилась к зданию, которое когда-то использовалось для хранения пиломатериалов. В это момент у меня мелькнула мысль: «А что если в рамках данной игры освободить пленниц? Быть может это поможет как-то сдружиться нам с девчонками?». Это я и предложил всей нашей «бригаде». Парни сразу же согласились и стали подкидывать идеи, что и как сделать. В итоге, мы по-быстрому изобразили из себя «гвардейцев короля», вооружились «пиками и копьями» и направились отбивать «наших принцесс». Мы, желая определить наиболее удачный момент для атаки, подкрались к воротам склада и посмотрели сквозь щели ворот. Внутри было достаточно светло, и мы сразу увидели, что «наших пленниц» уже привязали к столбу, расположенному посредине стола для деревообработки. Девчонки лежали напротив друг друга, на животе, руки были привязаны к столбу, а ноги стояли на полу, широко расставленные и привязанные к ножкам стола. У меня сразу возникла ассоциация с телесными наказаниями в древней Руси. По всей видимости, детки-захватчики собирались поиграть в гестапо. Я уже хотел было пойти в атаку, но наш атаман Юрка, дёрнул меня за руку и сказал: «Да подожди ты! Давай позырим, смотри, как чётко они их привязали, я почти трусы Женьки вижу». И действительно, в результате наклона тела подол платья Женьки задрался достаточно высоко, оголяя её ножки. Они были просто классные – точёные, ровные, загорелые, с кругленькими бёдрами, верх которых прикрывал нижний край платья. Так и хотелось подуть через щель в воротах и дуновением приподнять краешек платья, что бы посмотреть, что он там от нас прячет. Катька же была привязана к нам лицом, поэтому её ножек увидеть мы не могли, но зато, когда девочка приподнималась на локтях, ворот её платья открывал нам верхнюю часть её груди, и нам было видно её самую эротичную часть – холмики.


    Тем временем юные гестаповцы начали изображать пытки. Видимо насмотревшись героических фильмов про разведчиков, они изображали пытку электрошоком. К Женьке подошёл маленький палач с велосипедными спицами, к которым были привязаны тонкие электрические провода. Понятное дело, что сами провода небыли подключены к электричеству, но само их касание и движение ужасно щекотало Женьку. Она смеялась и извивалась всем телом, требуя очень сердитым голосом, немедленно всё прекратить, что ужасно нравилась юным садистам, а нам особенно, так как в результате её движений, подол её платья задрался ещё выше и мы все смогли увидеть нижнюю часть её попки в белых трусиках.


    Это зрелище очень меня очень возбудило. Да и много ли надо 17 - летнему, почти созревшему детине, для эрекции? Кровь из мозга сразу же утекла в совсем другой орган. Сердце забилось чаще, голова закружилась, дыхание застопорилось, во рту пересохло. Остальные «гвардейцы» чувствовали себя почти так же, за исключением наверно Витька, которому было 16 лет.


    Из состояния ступора меня вывел наш атаман Юрка. «Пошли захватывать королев!»- скомандовал он. «Пошли, пошли, пошли,» - оживились мы, и я тут же подумал: «А почему захватывать, когда должны же освобождать?» Но здравая мысль потухла в моей голове, как только мы вошли внутрь склада. «Всем бросить оружие!»- грозно крикнул Юрка: «Мы стражники этого замка! Это наш замок! Вы все наши пленники!». Мне было всё равно, что Юрка поменял сценарий, что он там говорит и делает. Мой взгляд застыл на приоткрытой части попки Женьки и не только мой. Все «гвардейцы нагло уставились на Женькину попку, которая была, так кстати, выставлена для обозрения. Наше вторжение было столь неожиданным, что все замерли. И «шмакодлявки» и их пленницы, которые ну ни как не могли предположить такого развития событий в детской игре.


    Из оцепенения нас вывел детский крик: «Мы тут играем! Это наше логово!»- пытался отстоять свои права Толик, младший брат Женьки. Но получив подзатыльник от Никиты, сразу замолк. «Значит так!»- продолжил ораторствовать Юрка: «Все кто не хочет стать нашими рабами, даю пять секунд на побег!». Малышня справилась за три, позабыв и оставив нам своих пленниц, видимо решив, что «старшаки» сами там разберутся.


    Как только они выбежали на складе повисла тишина. Мы молчали, потому что смотреть можно и молча, девчонки молчали по неизвестным нам причинам. Наконец, видимо поняв, что мы любуемся её частью тела, Женька начала ёрзать на столе, желая то ли освободить руки, то ли своими движениями тела опустить подол своего платья. Но маленькие «бандиты», уже умели вязать хорошие узлы, и руки освободить у Женьки не получилось, а своими ёрзаниями она только ещё выше подняла подол своего платья. Юрка, видимо, то ли осмелев, то ли совсем потеряв способность трезво мыслить, кончиком своего деревянного «меча» поднял краешек Женькиного платья и закинул его ей на спину, открыв нам для наблюдения всю Женькину попку. «Ты чё, охринел совсем!!!» - закричала Женька. Она не могла видеть, кто и что конкретно сделал, но почувствовала, что её платье подняли и последующий за этим, холодок на попе. Она повернула голову назад и через правое плечо посмотрела на нас ненавидящим и злым взглядом. Но нам было совсем не страшно, потому что мы не смотрели на её лицо, мы смотрели на её попку. Она была очень красивая. Я, конечно, не очень тогда разбирался в женских формах, сиськах, попках, но понять, что вот эта попка, очень классная, мог. К тому же, это была первая реальная попка в моей жизни. Беленькие трусики нежно обнимали Женькину попку, придавая ей привлекательную форму и скрывая от нас секретное местечко.


    В том самом, заветном для нас месте, под полоской трусиков чётко вырисовывались формы девичей секретки – небольшие холмики с ложбинкой между ними. Зрелище было очень возбуждающее и захватывающее. Мой член был твёрд как никогда, рвался наружу, предательски оттопыривая перед моих шорт. У других парней ситуация была не лучше. Многозначительные холмики торчали у нас всех.


    Катя, в отличии от Женьки, могла видеть нас и наши «холмики» на шортах. По её лицу мы поняли, что она очень удивлена и взволнована происходящим. Женька, которая не могла нас видеть, заметив странное выражение лица Катьки, почувствовала неладное и закричала: «Вы, уроды, отвяжите нас сейчас же, а то хуже будет!». Но мы стояли и смотрели и не знали, что нам дальше делать, но развязывать их мы точно не собирались.


    Женька продолжала возмущаться и требовать освобождения, а Юрка, видимо, желая получить ещё больше впечатлений, положил свою ладонь на Женькину попку. Это прикосновение словно выключило звук у Женьки. До этого истошно кричащая девчонка, вдруг, замолчала и замерла. Видимо оцепенев от своего страха и наглости Юрки.


    Юрка, начал поглаживать попку Женьки и на его лице расплылась довольная улыбка: «Пацаны, это вообще класс, такая нежная, мягкая, приятная!». Он продолжал бесстыдно лапать Женькину попку, а сама девчонка в это момент молчала и смотрела с какой-то надеждой на лицо своей подруги, видимо ожидая от неё поддержки в эту неприятную минуту.


    Катька же, являясь невольным зрителем нашей забавы, следила, как Юрка наглаживал попку её подруги, а мы завистливо наблюдали, и совсем не хотела вмешиваться, так как нас много, и мы можем переключиться и на неё. Юрка, осмелев, уже наглаживал попку девочки двумя руками, охватывая не только ягодицы, но и животик, и внутреннюю часть бёдер.


    И тут я не выдержал и решил тоже прикоснуться к женскому телу. Я протянул свою ладошку, и положил её на правую ягодичку Женькиной попки. Тёплая, приятная и нежная Женькина попка оказалась на ощупь ещё приятнее, чем на вид. Мой член казалось, сейчас порвёт шорты и вырвется на свободу, он так сильно налился кровью, что начал болеть. И мне от этого было безумно приятно. Следом за мной к Женькиной попке потянулись руки остальных ребят. Все желали потрогать Женькиного тела. Мы лапали её сначала аккуратно, стараясь не касаться её трусиков, но потом, осмелев, стали наглаживать самым бесстыдным образом.


    Мои пальцы коснулись девчоночьей щёлочки под полоской трусиков, и Женька тут же вздрогнула, и задрожала всем телом. «Ну, хватит, не надо больше…» - услышали мы её голос. Но в его тоне уже не было агрессии и требовательности, а только мольба престать её унижать.


    Но мы не слушали, да и практически не слышали, что она нам говорила, мы лапали и наслаждались. Женька заплакала. Слёзы текли по её лицу и капали на стол. Катька, желая хоть как-то помочь подруге, шептала ей: «Женька, они придурки, мы всё расскажем бабушке и они получат!». Она шептала тихо-тихо, видимо опасаясь, что мы, услышав её голос, вспомним о её существовании и будем лапать её тоже.


    Юрка, видимо насладившись лапаньем, решил расширить свои горизонты познания анатомии женского тела. Он взялся своими пальцами за резинку трусиков Женьки и потянул их вниз. Мы все, увидев смелый жест нашего атамана, отошли в сторону, дабы не мешать его работе.


    Женька, почувствовав что под резинку её трусиков проникли чужие пальцы, и матерчатая защита её щёлочки начинает спускаться вниз, открывая нашим жадным взглядам сокровенные участки её тела, заревела ещё сильнее, и попыталась сдвинуть свои ноги вместе, но верёвочные путы были крепки, и попытка спрятать от нас свою пещерку, провалилась.


    Юрка неумело, но решительно, приспустил трусики Женьки. Сначала оголив нам всю попку, а потом, отслоившись, словно пластырь, полосочка трусиков отошла вниз от заветного места, открыв нам для обозрения девичью ценность. Юрка опустил трусики почти до самых коленей, на столько, насколько хватило растяжки резинки. Но этого было нам вполне достаточно. Женька ревела навзрыд. Ей было стыдно и обидно, что её так нагло и похабно пользуют парни. Она вцепилась пальцами в дерево столба и скребла его поверхность своими ногтями. Мы же с наслаждением любовались Женькиными прелестями.


    Её пещерка была похожа на щёлочку, из которой едва пробивались наружу два маленьких розовых лепесточка, блестевших от влаги. Волосиков почти не было. Те, что были, напоминали бесцветный пушок. Видимо её организм среагировал на наше надругательское обращение и направил поток крови к интимному месту девушки, так как нам было видно, что лепесточки её пещерки блестят от выступившей влаги и края пещерки темно-красного цвета, а на трусиках проступало мокрое пятнышко.


    Юрка, продолжая наглеть и смелеть, направил свои пальцы к Женькиной пещерке и коснулся её края, желая видимо узнать, какая она на ощупь. Это прикосновение вызвало несколько резких подёргиваний тела Женьки, словно от удара электрическим током, и она вдруг почувствовала, как прокатилось тёплая волна по её телу, расслабляя и успокаивая, что очень удивило её.


    Напряжение, которое она испытывала только что, вдруг стало ослабевать, уступая место странному чувству, которое появилось вопреки желанию девочки. Это чувство было ей уже знакомо. Оно посещало её в моменты встреч с понравившимися ей парнями, поцелуев и обниманий в укромных местах, мечтах и снах, когда в её мыслях происходили романтические встречи и постельные сцены. «Но почему оно появилось сейчас?» - вдруг подумалось Женьке: «это же подло и страшно, что сейчас делают со мной, почему же меня накрывает этим ощущением тепла и нежности?» Ей, почему то, вспомнились моменты, когда оставшись дома одна, или лёжа ночью в своей кроватке, она представляла себя в объятиях мужчин и проигрывала различные сценарии овладения её телом. В основном это были романтические грёзы о несуществующих киногероях, которые вдруг появлялись в её реальной жизни и влюблялись в неё, приводили её к себе в особняки и, разложив на кровати, нежно и ласково любили её. Иногда эти мысли так захватывали её, что жгучее чувство появлялось в низу живота и настоятельно требовало удовлетворения. И тогда, убедившись, что её никто не видит, и не помешает, девочка изображала половой акт, представляя себе, что её гладит и раздевает мужчина, целует и направляет свой орган в её пещерку. При этом Женька активно массажировала себя, сжимала свои груди и наглаживала свою письку до момента, когда волна экстаза не накроет её. Нередко ей снились странные сны, в которых знакомые и незнакомы мужчины овладевали ею в различных местах и ситуациях, и тогда она просыпалась именно с тем чувством, которое она испытывала сейчас, когда её, обездвиженную, нагло и подло разглядывали парни. Это очень удивило и расстроило девочку, ведь она совсем не хотела и не желала такого обращения с ней, но её пещерка предательски показывала, что девочка получает удовольствие от происходящего. Её щёлочка всё больше увлажнялась и набухала от приливающей к ней крови, лепесточки, до этого еле заметные, порозовели и начали раскрываться, словно цветочный бутон, при появлении Солнца, приглашая вовнутрь. Девочка пыталась побороться с этим подлым чувством и совладать с наплывающими на неё желаниями, но прикосновения к её пещерке Юркиных пальцев сломили эти слабые потуги, тело девочки сдалось, и Женька окончательно расслабилась и отдала себя нахлынувшим ощущениям.


    Катька, видевшая, как Юрка приближается к Женькиной попе, и направляет свою руку ей между ног, сама испытала то же самое странное чувство в своем теле, что и Женька. Но если Женьку это чувство охватило под воздействием наших рук, то Катька почувствовала жжение и тепло между ног, просто от увиденного надругательства над её подругой. В отличие от Женьки, Катька была более активной девочкой. Ей всегда нравились хулиганы и мужчины, значительно старше неё. И в своих мечтах и грёзах, Катька представляла свой первый раз как акт насилия и борьбы. Её страшно возбуждало, когда она представляла, что мужчина, охваченный желанием, нападает на неё, заламывает ей руки, валит на землю, срывает одежду и, невзирая на её крики и мольбы, насилует. Поэтому сейчас, когда акту насилия подверглась её подруга, девочка представила себя на её месте, что именно её лапают, с неё снимают трусики, и наглаживают щёлочку, от чего, жжение в её пещерке становилось всё сильнее и сильнее. Но одно дело мечты, грёзы и представления, и совсем другое реальность. Катьке совсем не хотелось, что бы у неё на глазах изнасиловали её подругу, или, ещё хуже, её саму. Ни один из этих, парней-придурков, ей не нравился. Слишком маленькие, не мужественные, не серьёзные, в общем, не достойные её внимания, а тем более права быть первопроходцами в её пещерки. Нет уж, это сокровище достанется только настоящему мужчине. Поэтому Катька, старательно изживала в себе появившееся желание в пещерке, что бы потушить его до того, как это станет заметно окружившим девочек парням. Катька уже чувствовала, что её щёчки покраснели, дыхание участилось и что в её щёлочке стало влажно и трусики предательски намокают. «Нет, нет, нет! Эти твари не должны увидеть меня возбуждённой!»- командовала она себе, и почему в её голове возник образ гламурной породистой сучки, вокруг которой вьются кобели - дворняги с торчащими членами, чующими запах течки.


    Юрка тем временем пальчиком изучал края щёлочки Женьки, проводил по лепесточкам и по серединке, снимая капельки выступающей влаги. Девушка при этом временами вздрагивала и почему-то прогибала свою спинку, словно желая получше показать нам свою пещерку. «Но этого же не может быть?! Зачем ей это надо и нужно? Ведь ей стыдно и нельзя показывать своё интимное место парням?» – такие мысли проносились в моём воспалённом мозгу. Видимо подобные мысли были и у Женьки, так как она, после каждого прогиба спинки и подъёма попки, сердилась на себя, и на своё предательское тело, которое так подло подставляло её в глазах парней. Наплывающие ощущения удовольствия медленно но верно накрывали сознание Женьки и ей всё труднее и труднее удавалось сдерживать свои эмоции, после каждого прикосновения мужских пальцев.


    Юрка, видимо достаточно изучив поверхность щёлочки, решил узнать, а что там за ней спрятано, для этого он присел между ног девочки, положил свои ладошки на Женькину попку, прислонил два больших пальца к краям щелочки и медленно и осторожно раздвинул. Женька, почувствовав, что открывается вход в её секретную пещерку, и что сейчас кто-то будет видеть то, что никому нельзя видеть, спрятала своё лицо между завязанных рук и сникла. Она не хотела показать парням своего выражения лица, на котором явно бы прочиталась полная капитуляция и ярко выраженное эротическое наслаждение, получаемое от таких наглых манипуляций с её телом. Стыд позора, досада, безысходность, страх, злость, удовольствие и стыд, от осознания получения удовольствия – всё перемешалось в её голове.


    Катька же, поняв, что Юрка рассматривает Женькину письку, испытала ещё большее жжение внизу живота, такое сильное, что захотелось там почесать. То чувство, которое она пыталась побороть в себе, словно обрело второе дыхание и с новой силой охватило девочку. Голова закружилась и Катька почувствовала как быстро начали намокать её трусики. Для неё это и раньше было проблемой интимного плана. Повзрослев, при разговорах на интимные темы, просмотрах фильмов с откровенным содержанием, целуясь и обнимаясь с парнями, её пещерка всегда обильно увлажнялась, и часто до такой степени, что промокали не только трусики, но и юбки, платья и брюки. Особенно это было не кстати в общественных местах. Несколько раз она попадала в неловкую ситуацию из-за этого, когда после очередного возбуждения и чувствуя что она потекла, Катька не могла встать, так как опасалась, что все увидят её мокрое пятно. Вот и сейчас, Катька поняла, что её трусики насквозь промокли и что даже по её бедру потекла капелька её выделений. «Хорошо, что я в платье и оно закрывает меня там. Если бы я была в шортах, то они бы сразу увидели, что я потекла!» - пронеслась мысль в голове Катьки: «Лишь бы они не стали рассматривать меня там, как Женьку. Тогда они сразу увидят течку и будут ржать!»


    Юрка же, насмотревшись содержимым пещерки, отодвинул свою голову в сторону и открыл нам на обозрение, по нашим настоятельным просьбам, Женькину письку. Края её щёлочки были раздвинуты большими пальцами Юрки и открывали нам небольшую, розовую, блестящую ямочку на дне которой была небольшая дырочка в середине. Вся представленная нам ямка была полна влаги, которая стекала по пальцам Юрки и по бёдрам девочки. Я подошёл поближе, стараясь рассмотреть что это за дырочка такая в центре ямочки. За дырочкой было темно и ничего не видно, но было понятно, что донышко, это не донышко, а какая-то плёночка, закрывающая от нас то, что находится в глубине Женькиного тела.


    «Целка!» - довольно улыбаясь, сказал Юрка. От этих слов Женькина попка вздрогнула, и Женька снова прогнула спину, из-за чего, щёлочка подалась к нам ближе, и вверх, и на неё попал лучик солнечного света, и заветное местечко засветилось нам на радость, показывая во всех деталях и подробностях спрятанное до селе Женькино сокровище. Я был так близко, что ощутил аромат Женькиной письки. Именно аромат. Во всяком случае, мне очень понравился этот запах – сладкий и одновременно кислый, дурманящий и манящий. Юрка, видя, что я пристально рассматриваю и принюхиваюсь, сказал: «Чувствуешь, как вкусно пахнет? Так пахнут только целочки! Чистенько, вкусненько, нежненько! Ещё не испорчены х..ми и не засорены всякой заразой!» «Ага! Обалденно пахнет!»- согласился я, любуясь представленной мне произведением искусства сил природы. Юрка же, продолжая держать раздвинутыми края пещерки, указательным пальцем слегка коснулся целки и Женька вздрогнула издав странный возглас : А, аах!», то ли удивления, то ли страха. «Смотри как её целочка стремается! То сожмётся, то расслабиться!» - показал мне Юрка на странные пульсирующие движения Женькиной целки: «Боится целочка, что её порвут!» И желая, видимо, насладиться Женькиным страхом, Юрка проводил своим пальцем по Женькиной девственной плеве, наблюдая, как та вздрагивает, сжимается, и истекает соками под вздохи самой Женьки.


    Тут вдруг Никитка вскрикнул: «Бля, у меня сейчас х.. взорвётся!» - и с этими словами приспустил свои шорты и вытащил свой возбуждённый член. Его член был меньше моего по длине, но казалось, в два раза толще. Головка его члена была обнажена и влажная, и ярко блестела. Никита встал и, обхватив свой член ладонью, начал водить по нему вперёд-назад, смешно скорчив рожицу и пристально глядя на Женькину пещерку. Мы все обалдели от такой наглости и фривольности.


    Катька, увидев такое зрелище, раскрыла от удивления глаза и её ротик приоткрылся. Она впервые видела мужской орган в живую, тем более в эрегированном состоянии, тем более, когда с ним так нагло обращаются. Она и не представляла себе, что член может быть такой большой и толстый. Она раньше видела члены коней, быков, собак, но всегда считала, что у людей, мужиков, он гораздо меньше. Она знала, для чего он нужен и куда пихается, и поэтому, оценив его размер, и размер своей щёлочки, не могла понять, и даже представить, как он туда поместиться. От этих мыслей и представления того, как член Никиты пытается внедриться в её тело через её пещерку, Катька испытала настоящее вожделение. Ей на миг безумно захотелось испытать это чувство, чувство проникающего мужского члена в её лоно. Но она тут же принялась гнать эту мысль от себя, несмотря на мучающие жжение и острое желание, но расставленные в разные стороны ножки и прикрытая только промокшей полоской трусиков пылающая жаром пещерка не давали ей это сделать. Слишком уж откровенной была её поза, эротичным происходящие с Женькой события и откровенно сексуальными действия Никиты.


    Пока Катька боролось со своими мыслями и желаниями, Никита, сделав несколько движений, напрягся всем телом, отвернулся и брызнул на стенку беловатой жидкостью. За первой порцией, вылетела вторая, меньшая, затем третья, уже спокойно вытекла из члена и капнула на пол. «Ни х.. себе ты профессионал, драчун!»- заржал Юрка, а за ним и мы все. Нам всем хотелось сбросить ужасное напряжение, возникшее и мучающее наши члены, но мы стеснялись, и Никитин поступок словно снял с нас путы стыда. Мы уже хотели все вытащить наши члены и устроить коллективную дрочку, но тут Юрка сказал: «А давайте её трахнем!» и показал на Женьку..


    Женька, услышав предложение Юрки сильно испугалась. До этого молча снося все наши надругательства и тихо плача и вздыхая, спрятав голову от стыда, снова начала вырываться и кричать: «Вы чё, совсем что ли!? Этого нельзя делать!! Вас посадят! Не надо! Пожалуйста!». «Да пох..! После такого можно и в тюрягу!» - отрезал Юрка, убрал руки с Женькиной письки и стал расстёгивать ремень своих джинсовых шорт. Женькина щёлка сразу же закрылась и сжалась, словно желая защитить от вторжения пещерку девочки, сохранить целочку и не допустить внутрь мужской орган. Женька, услышав Юркино решение и звук растягиваемого ремня и молнии, чётко поняла, что её сейчас будут трахать. Эта мысль словно удар током прошла по всему телу девочки и сконцентрировалась у неё между ног. Страх приближающегося нападения со стороны мужского члена словно сжал створки Женькиной щёлочки, до этого слегка расправленные и раскрытые от возбуждения края, сейчас были крепко прижаты друг к другу. Было понятно, что девочка пытается из-за всех сил остановить неизбежное проникновение и спасти свою девственность. Женьки казалось, что её пещерка обрела вдруг удивительную чувствительность, казалось, что она видит, как Юрка расстёгивает ремень, потом молнию и как выскакивает оттуда его страшное оружие, и девочке показалось, что пещерка ощутила его жар, запах, оценила размер, твёрдость, упругость и объем. Конечно, лежа лицом вниз и в другую от Юрки сторону, девочка не могла всё это видеть и чувствовать, но обострённые от страха и возбуждения чувства, обнажённая попка, словно предавали ей всё то, что происходило рядом с её пещеркой. Женька замерла в тягостном ожидании предстоящего прикосновения и проникновения. Все её мысли были сейчас сосредоточены на тех ощущениях которые исходили от её пещерки и попки в ожидании неминуемого, она ждала, когда горячий и обжигающий член приблизиться к её пещерке, обдаст жаром и, раскрыв её створки, вонзиться в её девственную дырочку, разрушая преграду и причиняя боль. Женькина попка и писька трепетали от переживаемых девочкой чувств.


    Катька смотрела, как Юрка расстегнул ремень и молнию на ширинке шорт, как оттуда сразу же выскочил его возбуждённый член с ярко малиновой, блестящей от соков головкой. Юрка движением бёдер и ног скинул шорты на пол, перешагнул через них и направился к Женькиной попке, размахивая членом из стороны в сторону, в такт своих шагов. Женька, смотря на выражение лица Катьки, поняла, что та видит что-то такое, что никогда раньше не видела, и она повернулась лицом к нам, и увидела Юрку с огромным возбужденным членом, направляющегося к ней. Она так сильно испугалась увиденной картины, что сразу отвернулась. Она поняла, что её сейчас неизбежно трахнут, тем самым членом, который она только что увидела, и от этой мысли, её вдруг спинка прогнулась в пояснице и попка подалась навстречу Юркиному члену, подставляя ему Женькину пещерку. «Как же так, я же не хочу, чтоб меня трахали, я боюсь, мне же будет больно!»- проносилось в её голове: «Но почему мне так этого вдруг хочется?».


    Она так размышляла и чувствовала, как легли на её попку Юркины горячие руки, как раздвинули опять её пылающую огнём щёлку, и как прикоснулось к её краю, что то обжигающее и твёрдое. Женька ощущала, что края её пещерки были отодвинуты в стороны, открывая путь к её целочки, и давая возможность Юркиному члену посмотреть на её дрожание, и прицелиться для нанесения по ней сокрушительного удара. Женька раньше, когда испытывала острое желание во время своих мечтаний и представлений, используя различные продолговатые предметы, пыталась изобразить половой акт с мужчиной. И всякий раз, когда достаточно объёмный предмет касался её целочки и натягивал её, девочка испытывала резкую боль, что заставляло её останавливать вторжение предмета в её тело. Очень быстро она научилась ловко управляться с предметами и доставлять себе сказочное удовольствие, вводя себе в пещерку имитаторы и причиняя приятную боль. Но сейчас всё будет по настоящему, уже не будет возможности остановить готовящийся к нападению орган, он будет двигаться вперёд в глубину её тела, причиняя боль и страдания, раздирая её внутренности, разрушая детские мечты и представления.


    Катька смотрела, как Юрка пристраивается у попки Женьки, примеряется и видела в широко распахнутых глазах подруги страх, вперемешку с желанием. Во взгляде подруги Катька видела, что та переживает наверно самые острые впечатления в своей жизни и те эмоции, которые бушевали в Женькином теле, казалось, передались её подруге. Катька тоже ощутила сжимание своей спрятанной от парней пещерки при мысли о том, что её подругу, Женьку, сейчас будут трахать. Женьку, с которой они были вместе с самого детства, с которой делили все тревоги и радости, и рассказывали самые сокровенные мечты, будут сейчас иметь как настоящую женщину. Они часто обсуждали друг с другом вопросы половых взаимоотношений мужчин и женщин, делились своими мыслями о том, как они себе представляют свой первый раз, своими страхами по этому поводу. Катька знала, что её подруга очень боится боли и та не раз говорила, что отдаться парню только под анестезией. И вот сейчас, эту самую Женьку будут трахать достаточно большим членом, разворотят её девственное влагалище и сделают женщиной. От размышлений и наблюдаемых переживаний Катька совсем потеряла контроль за своими чувствами и эмоциями. Она так живо представила себе как Юркин член будет сейчас рвать Женькину целку, проникать внутрь её подруги и затем трахать, что затушенный было пожар в её пещерке разгорелся с новой силой, требуя немедленного ублажения. Сама того не замечая, Катька начала тихонечко тереться свои лобком о край стола, стараясь прижимать и теребить верхнюю часть своей щёлки, причиняя себе сильное удовольствие. Она уже совсем забыла про нас, про свой страх быть уличённой в возбуждении, и стать объектом нашего внимания. Катька была занята тем, что сопереживал своей подруге, подвергающейся насилию со стороны Юрки, испытывая при этом сексуальное чувство.


    Я тоже, с неподдельным интересом наблюдал за происходящим. Юрка, с торчащим вертикально вверх, членом, показался мне похожим на атакующего рыцаря с мечом. Его член, при каждом его шаге грозно покачивался и вибрировал, то ли под собственной тяжестью, то ли от огромного желания. Юрка раздвинув края щёлки девочки, так сильно, что снова стала видна её целочка и, затем, движением бёдер и спины, попытался направить свой член в открытую для проникновения пещерку. Но влажный от выступившей смазки и дёргающийся от возбуждения и нетерпения член, всё время соскальзывал то вверх, то вниз.


    Женька чувствовала эти, обжигающие её тело, прикосновения. Почему то вспомнились детские ощущения, когда в школе, в медицинском кабинете, им делали прививки, когда медсестра заставляла их снимать трусики, оголять попку и в наклонном положении ждать болючего укола. Вот детская попка чувствует касание ватки и сжимается в ожидании укуса страшной иглы, а медсестра говорит: «А ну-ка, расслабь попу, а то больно будет!», и ты понимаешь, что как только расслабишь её, то сразу получишь укол и вот, зажмурив глаза, делаешь над собой усилие и пытаешься снять напряжение и в этот момент, попа превращается в самое чувствительное место твоего тела и в душе поселяется страх ожидания неминуемой боли. Вот и сейчас, Женька понимала, что ещё несколько попыток, и гигантское орудие Юрки, найдёт свою цель и тогда уже ничего его не остановит. Женька остро ощущала каждое касание и движение члена, как он соскальзывал вниз, обжигая её клитор, как вырывался вверх, тыкаясь в сжимающийся анус, как почти попадал во вход в её пещерку, но снова соскальзывал по бедру. Но вот наконец, Юрка приловчился, подстроился и головка его члена погрузилась между раздвинутых губок, которые тут же нежно и ласково обхватили её, словно целуя.


    Катька вдруг увидела, как резко изменилось выражение лица Женьки. До этого грустное и пылающее от стыда, искривленное плачем лицо, вдруг преобразилось, став отражением испытываемых в этот момент чувств – испуга, удивления и ожидания. Такое выражение лица можно видеть на экранах кино, когда жертва видит приближающегося убийцу и направляемое в их тело клинок – неверие в реальность происходящего, надежда на чудесное спасение и страх неминуемого конца. «Он ей вставил свой член» - догадалась Катька, и словно сама ощутила это прикосновение в своей пещерке.


    Головка возбужденного и трепещущего члена Юрки, погрузилась во влажный бутон и Женька ощутила, как она упёрлась во что-то и остановилась, удерживаемая последним препятствием на пути внутрь её тела.


    Я видел, как Юрка, поняв, что добрался до Женькиной целки, стал готовиться прорваться сквозь неё. Он расставил по шире свои ноги, взял за талию девочку и приготовил свои бёдра к толчку, отставив свой таз назад. «Сейчас мы тебя проткнём, целочка ты моя! Будет немножко больно и приятно!» - настроил он Женьку.


    Женька замерла в ожидании проникновения, готовясь испытать боль и последующие мучения. Она знала из рассказов старших подружек, как это больно, когда парень рвёт целку свои членом, а потом трахает первый раз, как много крови и как долго и мучительно потом болит писька. Она знала это и страшно боялась и сейчас попыталась в последний раз остановить неизбежное: « Юра, ну пожалуйста, ну не надо, ну пожалуйста, не делай этого» - взмолилась она, и, повернув голову, просящим взглядом посмотрела на Юрку, но увидела безумное, лишённое всяких здравых мыслей, выражение лица парня, отвернулась и приготовилась испытать самую страшную пытку в её жизни. Она чувствовала, как касается её целочки горячий и жаждущий пройти в глубь тела Юркин член, как он двигается в ней, готовясь к решительному нападению, как сжимают Юркины руки её талию, не давая возможности отодвинуться и отсрочить момент проникновения.


    Я увидел, как Юрка вжав своими ладонями талию девушки в стол, резко двинул её тело к себе и в тот же самый сделал толчок своими бёдрами вперёд и его член полностью погрузился в Женькину щёлку, до соприкосновения бёдер Юрки с попкой девочки.


    Женька ощутила, как что-то натянулось внутри неё под наглым напором Юркиного члена и, вдруг, лопнуло, причинив, на удивление, приятную боль, и вслед за этим, что-то большое и горячее вошло в глубину её пещерки растягивая её стенки. Проникновение оказалось настолько быстрым и стремительным, мягким и лёгким, что Женька успела только крикнуть : «Ай, мамо…», как испытала новое для неё чувство наполненности, и то жжение, которое до этого терзало её письку, вдруг сменилось новым для неё, приятным ощущением.


    Катка, увидев, как двинулось вперед Юркино тело, и тоже знавшая, какие муки испытывает девчонка в первый раз, ожидала, что Женька сейчас закричит от боли, но услышав короткое «ай», и не увидев на лице девочки переживаемых мучений и страданий, очень удивилась и подумала, что у Юрки ничего не получилось.


    «Всё! Сорвал целочку!»- довольно объявил нам Юрка: «Теперь потрахаем тёлочку!», и с этими словами вынул на половину свой член из Женькиной письки, и тут же снова с силой вогнал его обратно. «Ай!»- опять вскрикнула Женька, а Юрка снова вытащил и в третий раз вогнал свой член в тело девочки. «Ах!» - уже крикнула Женька, так как особой боли уже не было, а было уже даже немного приятно.


    Катька с удивлением наблюдала за теми изменениями мимики Женьки которые происходили на её лице. Первое выражение чувства боли, после второго толчка Юрки изменилось на выражение чувства неприятного, а после третьего на выражение какого-то странного успокоения.


    Юрка, после третьего медленного толчка, начал двигать своим телом быстрее, с каждым толчком ускоряя темп. Женька чувствовала, как горячий и обжигающий её лоно член нагло двигается внутри её тела разметая остатки её девственности, причиняя приятные страдания и с каждым толчком всё глубже и глубже проникая внутрь неё, словно желая достать до её сердца.


    Я видел, как Юркины ягодицы сжимаются на каждом толчке и расслабляются, когда он вынимал своё оружие из растерзанной пещерки Женьки. Юркины ноги были широко расставлены и, желая посмотреть, что там происходит, я присел между ними и увидел, как Юркин член двигается вперёд-назад, словно поршень, и каждое его движение сопровождается обжимом лепестков Женькиной щёлки, которые словно наглаживали Юркин ствол, снимая с него излишки слизи, которая капала на пол, между их ног. Юркины яйца во время каждого наступательно движения ударялись о нижнюю часть растянутой членом щёлки девочки. Крови, на удивление, было мало, она только слегка подкрашивала в розовый цвет капающие выделения.


    Катька внимательно следила, как нарастает темп движений Юркиного тела, как Женькино лицо приобрело выражение крайнего наслаждения, и как тело девушки всё сильнее и сильнее прогибается в спине, словно стараясь получше подставить пещерку для проникновения мужского органа. Видя, как дёргается тело подруги после каждого толчка Юркино члена, как ритмично и активно она дышит, Катька вдруг ясно осознала, что Женьку трахают по настоящему, что это не их детские игры и симуляции, а настоящий половой акт, с настоящим мужиком, и, что в теле её подруги, сейчас двигается настоящий член.


    Женька уже плохо что-то осознавала. Сквозь туман нахлынувших на неё чувств и ощущений она понимала, что её нагло насилуют, трахают в присутствии подруги и других парней, что теперь она не девочка-целочка, а самая настоящая женщина. Приходили мысли, что как же все же не больно было, как же приятно, когда тебя трахают. Желая убедиться, что её именно трахают членом, девочка приподнялась на локтях и посмотрела, наклонив голову к столу, назад. Она увидела только широко расставленные свои стройные ножки, а за ними грубые волосатые лапы Юрки, а так же мелькающий, туда- сюда, кожаный, покрытый завитками волос, мешочек, который стукался о её клитор, вызывая очень приятные ощущения. Женька догадалась, что это мужская мошонка, внутри которой находятся яички со спермой и ей, вдруг, пришла мысль, что можно сейчас забеременеть. Она вспомнила, что говорили подружки: «Главное трахаться в гондоне или чтоб он не кончал в тебя». Но эта мысль не принесла с собой какой-либо обеспокоенности или страха, все мысли девушки были внизу её живота, там, где яростно двигался мужской член. Женька вдруг осознала, что активно подмахивает своим тазом на встречу каждому движению Юрки, стараясь помочь ему поглубже войти в неё, что бы его яйца стукались посильнее о её клитор, а член больше заполнял её пещерку. «Только в меня не кончай, пожалуйста..» - прошептала обескровленными и сухими губами Женька, но Юрка толи не слышал её, толи ему было всё равно.


    Почувствовав приближение извержения, Юрка напрягся всем телом, сильно сжал Женькину попку, и всадил свой член как можно глубже и замер.


    Я увидел, как стало подёргиваться тело Юрки, и с каждым движением, он как бы тыкал свой член вглубь тела Женьки, желая видимо, что бы его семя попало в самую его середину.



    Женька поняла, что Юрка кончает в неё, не смотря на её просьбы и, почувствовала, как что-то вливается в неё, и тело девушки ответило мощным оргазмом. Стенки её пещерки стали конвульсивно сжиматься, массажируя изливающий сперму член, по телу девушки прошла нежная горячая сладострастная волна.


    По выражению лица Юрки было понятно, что он был на вершине блаженства. Вылив из члена все без остатка, Юрка вытащил свой агрегат из растерзанного тела девушки. Из израненной пещерки Женьки вытекла бело-розовая жидкость и ручейком скатилась по бедру девушки. Её тело продолжало сотрясаться под воздействием ослабевающего оргазма. Юрка взял подол платья Женьки и вытер свой окровавленный и влажный член, затем положил свои руки на попку девушки и опять развёл в стороны края Женькиной письки. «Смотрите, как я разодрал ей п..ду!» - с гордостью сказал Юрка, и мы увидели, что там, где только что была маленькая алая ямочка с аккуратненькой дырочкой зияла довольно большая дыра, края которой были влажные от внутренних соков девочки, спермы и крови.


    Женька уже плохо что-то соображала, её уже было всё равно кто и что с ней делает. «Пусть смотрят, пусть глазеют..» - думала она, продолжая испытывать убаюкивающее чувство полового насыщения.


    «Ну кто следующий?» - обратился к нам Юрка: «Или вы дрочить будите?» Нет, мы точно не хотели дрочить, мы хотели трахаться. Никитка снова вытащил свой член. Невзирая на дрочку, несколько минут назад, его член опять был готов к бою. Он решительно направился, к подставленной ему, Женькиной попке, опередив меня. Я же, сначала хотел оттолкнуть его, но тут увидел Катьку: «О! А как же мы про неё то забыли?» Видимо Катька заметила мой взгляд и догадалась о моих дальнейших намерениях в отношении неё, так как заёрзала на столе и попыталась высвободиться. Я же принял твёрдое решение трахнуть её, и стянул с себя шорты, высвобождая на свободу своего дружка. Как же он набух и налился кровью! Я конечно и раньше сильно возбуждался, но такого ещё не испытывал. Мой член пульсировал от желания и стремления поскорее вонзиться в нежное девичье тело. Сняв с себя шорты и футболку, я решительно направился к Катьке. «Вот это правильно!»_ прокомментировал мои действия Юрка: «Нечего очередь создавать у одной кассы!».


    Катька увидела как я к ней приближаюсь с торчащим и пульсирующим членом, и то жжение между её ног стало просто невыносимым, и одновременно с этим, на неё нахлынул страх, тот же самый, который совсем недавно испытывала Женька. Пока я шёл к ней, Катька не сводила своего взгляда с моего члена, и когда он поравнялся с её лицом, и она смогла увидеть его вблизи, его размеры, цвет, ярко малиновую влажную головку с вытекающими капельками моей внутренней смазки, почувствовала его запах, она вдруг заплакала, видимо осознав, что сейчас этот страшный, большой и мощный инструмент будет рвать её нежное тело в самой интимной его части.


    Конечно, она знала практически всё о взаимоотношениях мужчины и женщины, знала особенности их строения, на примере домашних животных имела представление о половом акте, вечерами мечтала и представляла себе, как это будет у неё в первый раз. Но она никогда не думала, что это случиться вот так вот скоро, в старом сарае, с чужим для неё парнем, против её воли, в присутствии других лиц. Изнасилование её подруги вызвало в ней сильное желание, но страх, от осознания того, что её саму сейчас тоже будут по- настоящему трахать, быстро затушил огонь желания и похоть в её теле. Она остро осознала, что не хочет и не готова стать женщиной, как её подруга.


    В это же время, пока Катька была занята изучением моего члена и своими мыслями, Никита уже подобрался к Женькиной попке. Женька, почти придя в себя, от пережитого сношения, почувствовала, что в её израненную и измученную предыдущим членом, снова влезает, что-то не менее большое и трепещущее. Повернув голову, она увидела, как Никита держит её за попку и вставляет в неё свой инструмент. «Меня трахают как шлюху, подряд…»- подумалось вдруг ей: «Они все меня будут трахать?» Но тут она увидела, что я с обнажённым членом направляюсь к её подруге с явным намерением всадить его щёлку её подруги, и от этого Женька, к своему удивлению, испытала какое-то злорадство: «Ну сейчас она тоже почувствует член у себя в письке!»- и после этой мысли улыбнулась Катьке в лицо. В этот же момент Никитка вогнал свой раскалённый жезл в Женькину мокрую щёлку сразу по самые свои яйца. Женька вздрогнула и прогнулась, но злорадная улыбка не слезла с её лица: «Сейчас и тебе так же засадят!» - сказала она Катьке, и начала громко дышать в такт движений члена Никитки. А тот так сильно наяривал своим орудием, так сильно и энергично вставлял его в Женькино тело, что стол, на котором лежали девочки, заходил ходуном.


    Катька, услышав слова своей подруги и почувствовав вибрацию стола запаниковала ещё больше, страх приближающегося полового акта накрыл её полностью, она сильно заревела, с хлипами и стонами, слёзы текли по её щекам: «Не надооооо…Меня не надоооо… Я ещё маленькаяяяяяя….». Она ревела и причитала с явным намерением вызвать у меня жалость, что бы я изменил свои планы в отношении неё. Этот способ всегда срабатывал в сложных ситуациях в её жизни, все особи мужского пола, увидев плачущее создание, поддавались её уговорам, и, кто прощал не наказывая, кто ставил тройку, вместо заработанной двойки, а однажды, слезы помогли отпугнуть наглого парня на дискотеке, который в пьяном угаре лапал её в укромном углу. Вот и сейчас она надеялась, что увидев и услышав как она плачет, это парень с торчащим членом передумает её трогать.


    Но я думал совсем иначе. Точнее не я, а мой член. Ему явно нравилась Катькина попка, которая пока ещё была скрыта под подолом её платья. Я подошёл к Катьке сзади и, взяв край её платья, задёрнул его ей на спину, оголив облачённую в беленькие трусики, попку девочки.


    Попка Катьки была по размерам больше Женькиной и по форме тоже явно выигрывала. Катька вообще выглядела внешне взрослее Женьки. У неё были уже более женственные формы, сиськи побольше, попка по шире, округлые очертания. Кроме того, Катька была повыше и одевалась более модно и со вкусом.


    Женька, которую с силой и довольными криками наяривал в этот момент Никита, попыталась что-то сказать совей подруге, но не смогла, так часто и напористо её трахали, что у неё просто не хватало воздуха на слова. Её рот открывался и, вместо слов, выходили только сладкие стоны и вздохи.


    Я же сгораемый от желания решил сначала погладить попку девочки, прежде чем снимать с неё трусики и оголять для моего дружка её щёлочку. Положив свои ладони на попку, я начал наглаживать её поверхность, кончиками пальцев проводя трусикам, запуская их под резинку и края. Когда я коснулся полоски трусиков в том месте, где она закрывала заветную щёлочку девочки, я вдруг почувствовал что матерчатая полоска ужасно влажная, настолько, что на моём пальце тут же появилась капелька. Я так этому удивился что крикнул: «Она описалась!», и показал парням свою мокрую ладонь. «Придурок!»- сказал Юрка,- «Это она течёт! Так всегда у баб, когда они хотят и их трахают!».


    «Я не хочуууу.. Меня нельзя трахааааать…» - заревела Катька: «Я всё маме расскажуууу!». Она поняла, что её позорное возбуждение стало для нас явным, и что теперь, её слёзы и мольбы точно на нас не подействуют. Её пещерка предала её, свою хозяйку. Теперь по вине этой возжелавшей секса части её тела, Катька будет вынуждена терпеть боль и унижение. «Ты, дура!» - мысленно она обратилась к своей письке: «Тебя сейчас порвут, и будет очень больно, а ты течёшь и манишь члены!» От обиды на нас, саму себя Катька просто зашлась в истерике.


    Получив такую полезную и новую информацию от Юрки, и проигнорировав просьбу и угрозы Катьки, я присел между вынуждено расставленных ног девочки, смело взялся за резинку её трусиков и приспустил их. Напротив моего лица красовалась Катькина писька. Она просто истекала соками девочки. По форме она отличалась увиденной мной Женькиной письки. Если у Женьки, писька напоминала щелочку сжатыми краями и маленькими лепесточками, то у Катьки писька была похожа на распустившийся цветочек. Её лепесточки были большими и широкими, расходились в разные стороны и совсем не закрывали, а наоборот, как бы обрамляли и подчёркивали вход в Катькину пещерку. Я, желая то же посмотреть на целочку Катьки, положил ей свои ладони на попку и большими пальцами развёл лепесточки письки в стороны. Катькина писька была полна прозрачной жидкости, которая при моих движениях потекла ручьём по бедру девочки.


    Катька, чувствуя, что её тоже начали разглядывать, затряслась от очередной серии рыданий. Эти потряхивания её тела очень сильно возбуждали меня, так как её писька при этом призывно подёргивалась. Катькина писька в глубине была тоже не такая как у Женьки. Если Женькина писька, до того как ей сорвали целку, имела в конце почти прозрачную перепоночку, с маленькой дырочкой по середине, то у Катьки, целочка была более толстой и с несколькими, но более маленькими, отверстиями из которых и сочилась влага.


    Полюбоваться Катькиной целочкой подошёл Юрка: «Ну них.. себе тут пи..да! Вот это да! Как у заправской бл.ди! Вот это тебе подфортило Андрюха! Такую пиз…ку поискать ещё надо! Правда целочка жесткая, такую трудно рвать, орать будет и дёргаться!»


    Катька, услышав комментарии Юрки, испугалась ещё больше. Она и так сильно боялась, а тут ещё узнала, что ей точно будет больно, больнее, чем Женьке. От испуга она стала сжимать свою попку, стараясь закрыть от нас свою пещерку, от чего её попка стала твёрдой, а края пещерки сжались.


    «Видишь как застремалась!» - продолжал поучать Юрка: «Ты так её точно не порвёшь, проще уж бутылкой или огурцом! Но можешь полизать, если не стремаешься!» «Чё лизать то?» - удивился я. «Чё, чё..Пиз.у надо лизать. Особенно вот здесь!» - и Юрка коснулся своим пальцем Катькиной пещерки в самом её низу. От этого прикосновения Катька сразу же прогнула спинку и подняла свою попку, её ягодички расслабились и края пещерки раскрылись. «Видишь, как действует! А если полизать, эту штучку, то девка вообще расслабится и кайфанёт. Мне так нравиться нализывать, потом очень приятно трахать. Пи.да становиться мягонькой, нежненькой, просто кайф, в сто раз лучше трахать, чем на холодную и сухую.»


    Убеждённый и верящий его словам, я приблизил своё лицо к Катькиной промежности и ощутил исходящий от неё жар и кисло-сладкий дурманящий запах, такой же, как у Женьки. Я высунул свой язык и кончиком языка осторожно и быстро лизнул Катькину письку.


    Катька, ожидавшая до этого мучительного проникновения и боли, и вдруг почувствовавшая, что её пещерки коснулась что –то не твёрдое, а мягкое и доброе, ужасно приятное, дёрнула своей попкой вверх.


    На вкус, Катькина писька, оказалась кисленькой, но довольно таки приятной. Я более уверенно лизнул её второй раз, потом третий. На каждое моё движение Катька отвечала подёргиванием своей попки. Убедившись, что я всё делаю правильно, я прижался всем лицом к Катькиной промежности так, что мой нос, слегка погрузился в её пещерку, губами я целовал её лепесточки, а язычок, оказался совсем рядом с волшебной горошинкой и начал её теребить, то касаясь, то обходя по кругу, то нажимая.


    Катька от таких ласк просто обалдела. Прикосновения моих губ и движения языка доставляли ей огромное удовольствие, и сама того не замечая, Катька расслабила свою попку и письку.


    Женька, которую в этот момент натрахивал Никитка, увидев, что Катька испытывает настоящее удовольствие, очень этому удивилась и посмотрела, что там такое делают с её подругой и заметив мою голову за попкой подружки, догадалась, что подругу сейчас лижут в самом интимном месте. От представления и осознания этого Женька испытала второй оргазм, который, вдруг, неожиданно накатил на неё.


    Никитка, который тоже был готов к завершению, почувствовав массажирующие сокращения Женькиной пещерки на своём члене, начал тут же сильно спускать. Так же как и Юрка, он старался всунуть свой член как можно дальше и глубже в тело Женьки, интуитивно желая, что бы его сперма удобно разместилась в теле девочки. Никита вытащил свой обессиленный инструмент из Женькиной дырочки и тут же в истекающую соском пещерку вонзился член Вовки.


    Вовка был самым высоким и здоровым из нас, хоть ему и было 15 лет, но выглядел он на все 18, и член у него был самый здоровый. Даже в спокойном состоянии он был похож на большой банан, а тут, в состоянии эрекции, он приобрёл схожесть с лошадиным органом. Он был очень длинный и очень толстый. От его проникновения Женькина пещерка растянулась, причиняя девочке ужасную боль, даже более сильную, чем при прорыве целки. Ещё бы, такой гигант прорывался в её тесненькой, только что девственной пещерке. Но Вовка был так возбужден и так жаждал тела девочки, что ему было всё равно, что она там испытывает. Вогнав свой агрегат до упора, воткнув его головкой в дно пещерки девочки, он начал с остервенением трахать её, вытаскивая свой член полностью, а затем снова втыкая вжимающуюся плоть. Но вот несколько движений его члена и стенки пещерки Женьки расширились, и девочка перестала чувствовать боль, на смену болевым ощущениям пришло удовлетворение от осознания и чувства того, что такой огромный член двигается в ней. Вовка трахал Женьку долго и разнообразно. Он то наяривал её как паровоз, жестко, быстро и сильно, то вытаскивал свой член и его головкой наглаживал истекающие соком края пещерки девочки, то резко вгонял и вращал членом внутри девочки, не вынимая его, то, видимо желая отодвинуть извержение, вынимал член и просто наглаживал Женькину попку, а отдохнув и немного успокоившись, начинал снова наяривать девочку.


    Женька уже не могла ни кричать, ни стонать, она просто лежала расслабленная и довольная, она не могла уже двигаться и шевелиться, её тело дёргалось под воздействием мощных толчков Вовкиного члена.


    Вовка, достаточно насладившись трахом всунул в последний раз свой член в Женьку и начал спускать. Спускал он так же долго, как и трахал. Казалось, он накачивает Женькину матку своей спермой литрами. Но вот он, наконец, вытащил свой страшный агрегат из Женьки и парни увидели, какая большая дырка появилась там, где раньше была целочка.


    Юрка своим членом, конечно, расширил пещерку девочки, но сейчас, после траха Вовкиным членом, там была просто огромная дыра, из которой вытекала потоком жидкость.


    Пока Вовка трахал Женьку своим страшным оружием, я активно нализывал Катькину пещерку, которая ещё была не освоена и не испробована, была маленькая и закрытая на целочку.


    Моя работа язычком, поцелуи губами и лёгкие проникновения носа так сильно возбудили девочку, что Катька была готова сама насадить себя на что-нибудь твёрдое и длинное, что бы это проникло внутрь неё и потушило тот пожар, который бушевал в её теле. Она так сильно старалась прижаться ко мне, что её попка отошла от края стола и двигалась навстречу моему языку.


    Юрка, увидев такое развитие событий, сказал мне: «Ну, вот ты мастер лизунчик, давай, натягивай её! Она уже готова!».


    «Неееет, Не надо, пожалуйста»- взмолилась Катька, которая по мнению Юрки желала меня. Я оторвался от попки Катьки и поднялся. Катька, почувствовав, что её сладкое местечко покинул мой язычок и сладкие и приятные ощущения пропали, стала призывно и требовательно двигать попкой. При этом края её пещерки раскрылись так сильно, что мне была видна её целочка. «Не надо меня трахать…» - пищала Катька, но её писька говорила совсем другое: «Да войди же ты в меня скорее, трахни меня!»


    Я, конечно же, слушал её, а не Катьку. Я широко расставил свои ноги и рукой приставил свой член к раскрытой пещерке девочки и взялся за её талию.


    Катька, почувствовав прикосновение к своей целочке головки моего горячего и возбуждённого члена, хотела было напрячься, но волна желания накрыла её и не дала ей этого сделать. Катька, поняв, что сопротивление бесполезно, и что её сейчас трахнут, и что её тело хочет именного этого, решила сделать проникновение и срыв целки наименее болезненным и неприятным для себя, для чего расслабила свою попку, раскрыла края пещерки и подставила свою пещерку навстречу моему члену так, что бы он мог войти легко и свободно. Она делала это с чувством сожаления и какой-то грусти и неизбежности. «Прощай моя целочка, прости меня, я не смогла тебя сберечь.» - последний раз обратилась Катька к совей целке.



    Я увидел, как Катькина попочка подалась навстречу моему члену, как её щёлочка раскрыла свои лепесточки, и в этот момент я с силой вдавил свой возбуждённый орган в тело девочки. Мой член как таран стал продавливать целочку Катьки, но, как и предупреждал Юрка, преграда была крепкая и легко не сдавалась. Однако, предыдущие ласки и возбуждённое состояние Катьки, её обречённость сделали своё дело.


    Несмотря на боль, причиняемую моим членом, Катька, чувствовавшая как натягивается под напором моего агрессора её бедная целочка, не стала сжиматься и отстраняться, а наоборот, ещё сильнее раскрыла себя для моего органа и подалась на него. Я почувствовал, как продавливаю девственную защиту Катьки, и мой член, словно клинок, рассекает целочку, и проникает в тело девочки.


    Катька, ощутив как разорвалась её целка, и как мой член ворвался вглубь её тела, вскрикнула и прогнулась в спине, от чего мой член легко вошёл на всю длину и исчез в Катькиной пещерке и мои яйца ударились о лобок девочки.


    Женька, лежащая в изнеможение на столе, смотрела, как Катька принимает в себя мой член и испытывает боль лишения девственности. Теперь она услышала прощальный вскрик Кати-девочки, и увидела последние девственные содрогания подруги.


    Я же, желая развить свой успех, так же как и Юрка, вытащил и снова вогнал свой член в Катьку. На этот раз, не встретив сопротивления, моё оружие легко и свободно скользнуло в тело девочки, причиняя мне, и судя по ответному стону и Катьке, приятные ощущения.


    Катька, действительно, при втором ударе члена не испытала боли, а наоборот, второй толчок снял те болевые ощущения, которые были до этого. Катьку накрыло умиротворение и благодать. Она ощущала в себе мой двигающийся горячий орган, чувствовала его размеры, вибрацию и направления ударов и это очень нравилось ей и поэтому, на каждый мой толчок, она отвечала мне благодарным вскриком.


    Женька наблюдала, как Катькины, полные сопротивления и жалости, девственные крики, превращаются в эротичные вздохи и выдохи, получающей удовольствие, женщины.


    Я наяривал Катьку ритмично и методично, не заботясь особенно о технике и тактике траха. Я был полностью сконцентрирован на ощущениях, которые передавал мне мой член – скольжения, нежности, обжимания, теплоты.


    Катька тоже слушала только то, что исходило от её, наполненного моим членом, чрева, на чувстве движения моего органа, его энергии и силы, на его разрушительном воздействии на стеночки её девственного влагалища, и на том, как её тело отвечает моему наглому вторжению. Катька почувствовала, что её накрывает приятная волна, и желая ускорить её движение и силу, она начала активно подмахивать своей попкой навстречу моему члену, от чего, наши тела начали биться друг об друга, издавая шлепки. От этих шлепков Катька просто пришла в экстаз и начала бурно кончать.


    Я почувствовал как напряглось её тело и как начали сжиматься стенки её пещерки, и это так сильно понравилось мне, что я почувствовал приближение своего оргазма, у меня защекотало в промежности и член стал просто каменным. Я интуитивно вонзил его на всю его длину в тело Катьки и тут же начал извергать свою жидкость. Я чувствовал, как наполняется пещерка Катьки моей спермой, и запоздало подумал: «А теперь же она может забеременеть..», но мне было уже всё равно.


    Катька же совсем об этом не думала, она вообще плохо соображала. В голове было шумно, по телу пробегали приятные волны.


    Я, излив последние капли в тело девочки, вытащил свой член и увидел, как много крови на нём, на Катькиной промежности, на её и моих бёдрах, а так же небольшую лужицу между наших ног, в серединку которой, упала капелька с моего окровавленного члена. «Них.я себе ты её разорвал!» - восхищённо произнёс Юрка: «Ты её что, ножом трахал? Столько кровищи». Я так же, как и Юрка взял подол Катькиного платья и вытер им ствол своего орудия, стирая кровь, сперму и слизь.


    Юрка, член которого был уже в боевой готовности, желающий потрахать новую девочку с огорчением сказал: «Нее.. В такую кровавую дырку, я свой член пихать не буду, придётся в попочку засовывать. Потерпишь, девочка?» Катька, к которой и был обращён вопрос, из-за почти бессознательного состояния, не слышала Юрку, и он расценил её молчание как согласие. Юрка подошёл к попке девочки и пальцами снял слизи с письки и обильно смазал анус Катьки, после чего приставил свой член к нему и надавил.


    Катька, почувствовала, что что-то горячее и твёрдое проникает в её попу, причиняя боль, как при разрыве целки, заворочалась, стараясь снять свою попку с члена Юрки, но тот крепко держал её за талию и настырно продолжал вводить свой агрегат в разжимающуюся дырочку. Катька завизжала от пронизывающей её боли, и тут же, член Юрки погрузился в её прямую кишку. «Аху.но! Так тесненько, как у целочки в пи.де!» - прокомментировал свои ощущения Юрка и начал трахать Катьку в попку.


    Катька, под воздействием наяривающего её попку члена перестала визжать, а только стонала. Ей было очень неприятно. Хоть острая боль и прошла, но движения члена в попке не доставляли ей удовольствия. Анус и прямая кишка растянулись до нужного размера, и Юрка всё свободнее и легче долбил Катьку.


    Володя, видимо услышавший слова Юрки о том, что трах в попку такой же, как трах девственницы и желающий испытать это чувство, решил трахнуть Женьку в попку. Он подошёл к замученной Женьке, и так же, взяв слизи с её письки, произвёл смазку её ануса. Женька, поняв намерения Вовки взмолилась: «Вовочка, пожалуйста, не надо, у тебя такой большой, что ты меня там порвёшь, лучше трахни меня ещё раз в письку!» Но Вовка явно намерился лишить девственности и попку Женьки. Он приставил свой член Кинг-Конга к сжавшемуся от страха анусу девочки и стал надавливать. Женька закричала от боли и стала вырываться. Я, видя, что здоровенный член явно не поместиться в попке Женьки сказал Вовке: «Прекращай! Порвёшь ей жопу, сядешь в тюрягу, тебе там самому жопу порвут!»


    Видимо мои слова оказались действеннее, чем причитания Женьки и Вовка отстранил свой член от попки девочки и на его место вдруг пристроился Витёк, который до этого только удивленно наблюдал за процессом дефлорации девочек. Он был маленький и по росту и по развитию, но видимо происходящее запустило в его организме нужные функции, и он захотел тоже кого-нибудь трахнуть. Его член был небольших размеров. Достаточно длинный он обладал небольшим диаметром, что идеально подходило для Женькиной попки. Витька приставил свою шпагу и легко, почти без сопротивления со стороны Женькиного ануса, вошёл в попку девочки.


    Женька, не ожидавшая такой прыти от малявки и не испытавшая той боли, которую только что причинял её член Вовки, удивлённо ахнула и, почувствовав активные движения горячего члена у себя в анусе, которые на удивление ей понравились, поправила положение своей попки так, что бы Витёк мог более удобно её трахать.


    Вовка же, явно желал кончить. Его могучий орган жаждал ласки. Он подошёл сбоку стола, поставил одну ногу на столешницу и направил свой торчащий орган к лицу Женьки: «Тогда соси его!». Женька, которая была рада тому, что её попа была спасена от этого великана, решила не спорить с ним, и взяла предложенный агрегат в свой ротик. Член Вовки был так огромен, что во рту Женьки поместилась только его головка и немного самого основания, но этого было достаточно для получения Вовкой желанного удовольствия. Видя, что Женька занята тем, что в её попке двигается член Витька и что она не может одновременно двигать попкой и посасывать его член, Вовка принялся сам себя удовлетворять – он двигал головкой своего члена по губам Женьки, стучал им по её лицу, засовывал в глубину рта. Витька сделал ещё несколько резких движений и начал кончать, изливая свою сперму в Женькину попку. Вовка, увидев, что Витька вытащил свой член из Женьки начал инструктировать её, что и как ей делать с его членом: «Поцелуй его, полежи язычком, теперь пососи как леденец, Вот так, вот так!».


    Женька, измученная трахом и членами, видимо решила поскорее довести Вовку до оргазма, поэтому активно и старательно выполняла все его указания, и Вовка довольно быстро и бурно кончил, излив своё семя в Женькин рот.


    Тем временем Юрка натрахивал Катькину попку и судя по движениям попки девочки, ей это уже нравилось, так как она подстраивала свою попку под член Юрки и сладко постанывала. Это так меня возбудило, что мой член встал в стойку, и я решил последовать примеру Вовки и дать его пососать Катьке. Я поднёс свой инструмент ко рту девочки и та сразу же, без каких-либо просьб, взяла его в рот.


    Катька видела, как Женька обращалась с членом Вовки и то же хотела, что бы от неё уже отстали и потому начала сама посасывать и целовать мой член. Мне очень понравились прикосновения её языка к моей головке, лёгкие прижимания нежных губ, ощущения сосания моего члена. Я тоже быстро и обильно кончил, наполнив рот девочки своей спермой.


    Юрка, увидев мой оргазм тоже начал кончать и довольно долго спускал в Катькину попку. «Господи, у меня везде теперь сперма»- подумалось вдруг Катьке: «И в пиз.е, и в жопе, и во рту».


    Наконец, довольные и удовлетворённые, мы отошли от стола, который стал местом пыток для девочек. Зрелище было достаточно интересное. В центре склада, на столе, с привязанными ногами и руками, в полусогнутом положении лежали две девочки, с задранными на спины платьями и оголёнными попками, из писек и попок которых текла розоватая слизь, а из ртов сочилась сперма. «Ну что дальше делать то будем?» - поинтересовался я у Юрки: «Они же всё родителям расскажут и нам будет полный п….ц!» «Неее.. Они не расскажут. Если б мы бы их просто трахнули, то тогда бы они нажаловались, а так, как они расскажут, что их трахнули несколько человек во все дырки и им ещё это всё понравилось. Не… Не расскажут» - уверил нас Юрка.


    Мы отвязали девочкам ноги и руки. Они выпрямились, оправили свои платья, натянули на попки приспущенные трусики и пошли, пошатываясь, на выход из склада. Мы следовали за ними, всё же боясь, что они направятся прямиком к участковому, но девчонки пошли на речку. Они зашли в камыши, и мы видели, как они смывали с себя следы крови, спермы и слизи.


    «Ну, я же сказал.. Будут молчать. Это же потом им жизни не дадут, если такое расскажут» - прокомментировал Юрка и мы довольные и счастливы пошли дальше гулять и делиться, друг с другом, впечатлениями.


    Я всё же несколько дней не выходил за пределы своего двора – боялся возможных последствий и всякий раз, когда к нашему дому подходил участковый – прятался в сенях. Но участковый проходил мимо, родственники девочек то же не появлялись, да и парни из нашей банды зазывали меня гулять и я решил, что опасность миновала.


    На пятый день после пережитого приключения я пошёл на ферму за сливками и на деревенской площади столкнулся с Катей и Женей, они то же шли с бидончиками. Я, конечно же, испугался такой встрече и стал ожидать нападения с их стороны, но девочки прошли мимо меня вперёд одарив меня странными взглядами. Я поплёлся за ними следом. До фермы было идти где-то около 5 километров и первые два мы шли молча. Девочки пару раз оглянулись, посмотрели, иду ли я за ними, а потом, вдруг, остановились, и стали меня поджидать. Я сначала решил развернуться и пройти на ферму другим путём, но потом подумал: «Будь что будет» и подошёл к ним.


    «Привет!» - первой сказала мне Женька: «На ферму за сливочками?» «Да!» - промямлил я. «А что это ты такой грустный и подавленный? Энергия кончилась?»- включилась Катька. «Нет. Не кончилась. Просто мне неудобно как-то. Стыдно наверно. Мы же так вас обидели» - решил искренне ответить я, всё равно - что было, то было. «Ааааа.. Стыдно ему. Когда нас насиловал, что-то не стыдно было. Или у тебя стыдно выключается, когда тебе надо?»- издевательски спросила Женька. «Нет. Мне тогда то же было стыдно, но… вы даже не представляете, как мы вас хотели. Ну, я точно очень-очень. Как наваждение какое-то. Там не то что про стыдно, забыл, я про всё забыл» - оправдывался я. «А про то, что мы залететь можем то же забыл?» - уже с откровенной издёвкой спросила Катька: «Или ты тоже думаешь, что первый раз не беременеют?» «В смысле тоже?» - испуганно спросил я. «Ну Юрка твой, тоже так вот удивлялся и Никита и Витька» - перечислила всех насильников Женька: «ну и кто из вас папой наших детей теперь будет?» Я оторопел. К такому развитию событий я был явно не готов. Видимо страх и паника так явно прочитались на моём лице, что девчонки засмеялись: «Смотри как ссыканул!» Меня, почему то это обидело: «Ни чё я не ссыканул, просто не думал я об этом. А кто из вас беременная?» «Да успокойся ты! Повезло и вам и нам, не залетели мы. Болело только всё долго. В попу им, приспичило, пихать. Вот теперь себе попробуй засунуть огурец туда и почувствуй, что мы ощущали!» - зло успокоила меня Катька. «Так нам просто «старшаки» рассказывали, что местные девчонки, именно в попу только дают, что бы потом замуж девственницами выходить, вот мы и пихали» - оправдывался я. «Ладно, проехали, у нас тут другая проблемма!» - остановила мои оправдания Женька: «У вас у мужиков язык, что помело, надо обязательно похвастаться с кем и как они потрахались! Теперь все знают и болтают о том, что нас чуть ли не всей деревней трахали и продолжают трахать!» «Вот это точно не я! Я сегодня вообще первый раз из дому вышел!» - сразу же выложил я своё алиби. «Да понятно что не ты, это Витёк, малявка, своим сёстрам расп..л, теперь все бабы в деревне на нас как на бл.дей смотрят.» - как то грустно сказала Катька. «Короче, есть только один способ что бы нас реабилитировать!» - требовательно сказала Женька: «Вы всей толпой трахните местных девчонок, так же как и нас!» «Не,не,не!» - пытался отмазаться я: «Я таким больше не занимаюсь!» «Если вы не согласитесь, то мы тогда пойдём к участковому! Нам больше нечего стесняться, понял!»- резко остановила меня Женька: «Сядете всей толпой!» «Вам нужно будет только прейти в установленное место в нужное время, мы сами вам приведём тех, кого надо будет трахнуть, ясно?»- спросила меня Катька: «Мы уже со всеми поговорили, ты последний. Остальные согласились. Так что решай. Или вы все вместе трахаете или вас всех вместе трахают!» «Хорошо, если все не против, то, я тоже согласен»- а что мне ещё оставалось делать, не мог же я всех подставить. «Ну вот и отлично, мы вам скажем где и когда!» - и девчонки пошли на ферму…



    Приключения Сони Ким. Как я отработала у папули поездку на море. Группа, инцест, миньет, анал


    Автор: Sonya Kim

    Сейчас в Лондоне мерзко, холодно, сыро и ветрено. Не подумайте, я люблю Англию со всей своей чопорностью и аристократизмом, но накатывающая депрессия заставила меня мечтать о море! Последний раз, когда волны ласкали мое тело мне было 16 и это была прекрасная неделя. Отец не взял меня в том году в отпуск, прихватив с собой двух Тайский шлюх. Сейчас я планирую выклянчить законный отдых.


    В папином кабинете светло и просторно, он любит лофт пространства, как в прочем, и я.. Я всегда знаю как получить нужное и подойдя к отцу я сразу села на стол лицом к нему.

    - Ну и чего ты хочешь на этот раз? Новую машину, телефон,брюлики?, - папа знал мою манеру конючить и знал, что даст мне все, что я попрошу.

    Ничего его так не заводило, как вид моих белоснежных трусиков. Я придвинулась к краю стола и раздвинув ноги сильнее легла на спину. Дальше, нужно было только расслабиться и получать удовольствие.


    Отец не раздумывая сунул правую руку мне под юбку и большим пальцем начал гладить мою промежность прямо через трусики. Левой рукой он тут же принялся гладить свой член черед джинсы. Я легко застонала и мое белье стало таким мокрым от возбуждения,что папа решил перейти ко второй стадии. Нагнувшись лицом прямо к моей киске он принялся целовать ее прямо через трусики. Я обожаю когда он так делает и жду, что он сорвет белье и вцепиться губами в мое половые губки.

    - Ну так и чего же хочет моя принцесса, неужели только папочкиного члена, - произнес от оторвавшись от моей промежности.

    - Принцесса хочет полететь к океану на большом самолете, - я прошептала через свои стоны.

    - Конечно, моя малышка, папочка сделает все, что захочешь, после того, как ты сделаешь все, что папочка скажет, - мы оба знали, что он хочет и что нам это понравиться.


    Затем, не выдержав напряжения, я стащила трусики и бросила их на пол, затем снова легла на стол, прижав ножки к груди. Отец сразу жадно присосался к моей писечке. Он то входил языком во влагалище,то посасывал клитор, то снова вылизывал влагалище. Я стонала все громче и потом с силой кончила прямо папочке в рот. Из моей дырочки потека смазка, ее было довольно много и папуля жадно вылизал все без остатка. Я все еще лежала на столе с задранными ногами и мы оба знали, что это только начало. Левой рукой отец продолжал гладить свой член, а правой снял трубку с рабочего телефона и вызвал Антона. Антон на самом деле был Антуаном - французом, которого отец взял на работу из Парижа по программе помощи иностранным специалистам. Что нам в действительности в нем нравилось, так это его тридцатисантиметровый член и два огромных яйца. Я все еще лежала на столе, когда Антон зашел в кабинет и встал около моей головы. Он тоже знал, что отец любит смотреть как я обслуживаю чужие члены, особенно толстые и длинные. Одной рукой папочка прижал посильнее мои ноги к груди, а второй направил свою голову к моему влагалищу. От его члена мне всегда хотелось кричать громко и истошно. Антон подошел поближе и я смогла достать рукой до его ширинки. Я просто обожаю черные хуи, ведь они такие огромные, но когда стоят, то становятся твердыми, но все равно податливыми и могут немного изгибаться. Взяв в руку член я начала отрывисто полизывать его залупу, обхватывать ее губами, выпускать, посасывать и снова полизывать. Антон сильно застонал, держа член в руке у основания, он пытался затолкать глубже мне в рот. Я немного сопротивлялась, но когда он взял меня за волосы я поддалась и стала делать "глубокую глотку", которой меня научила одна из папины шлюх. Хуй Антона буквально трахал мое горло и я периодически вытаскивала его, чтобы вдохнуть. Папуля тем временем с силой входил в мое влагалище и я понимала,что он либо сейчас кончит, либо сменит позу. Я же не хотела расставаться с членом француза и жадно всасывала головку ствол обеими руками.

    - Ну давай же, отпусти его и пососи моего крепыша, - попросил отец, вынимая член из моей вагины. Я просто не могу остановиться, когда мои мужчины рядом, я хочу, чтобы они трахали меня вечно.


    Словно услышав это, папочка начал водить залупой по моему клитору при этом поддрачивая член. Я всегда кончаю, когда он так делает, и с диким криком я снова брызнула смазкой из влагалища. Папочка нагнулся и нежно вылезал мою сочащуюся дырочку своим широким языком. На этом мы не планировали останавливаться.

    Отец приказал Антону лечь на стол, а мне забраться на его толстый хуй. Я покорно выполняла все просьбы отца, ведь мне хотелось на море и трахаться. Я с удовольствием направила жирную головку на свое влагалище и медленно опустилась на всю его длину. Антон сразу притянул меня к себе и начал жадно засовывать язык мне в рот. Я с удовольствием целуюсь с Антоном, ведь его губы такие пухлые, а язык исследует мой так напористо. Я начала двигаться вверх и вниз на члене, в то время, как папочка нагнулся к моей попке, чтобы вылизать ее. Это значило, что отец будет трахать меня в анал. Он приставил головку прямо к дырочке и стал с силой давить на нее. Я расслабила анус и скользкий член начал проходить в отверстие. Я застонала от боли и Антон взял в руки мои грудки и потянул их в рот. От полизывания сосков я забываю о любой боли и поддаюсь удовольствию. Пенис отца уже прошел довольно далеко и я почувствовала, как я яички стукнулись о мою писечку.Затем он стал двигаться быстрее, тем самым, разрабатывая мой зад. Одновременно два члена трахали меня в пизду и в жопу и я снова сильно кончила, на этот раз с диким воплем на весь дом.

     - Вот так моя девочка, сейчас папочка тоже кончит, только переставит член в другую дырочку, - сказав это, отец достал члена из ануса и направил его во влагалище. Я почувствовала, как моя дырка рвется, ведь хуи были просто огромные и обе в моей вагине. Я снова начала возбуждаться и стонать. Папуля и негр ебали меня одновременно в пизду все бысрее и быстре, сильнее и сильнее вталкивая члены в мою дырку.Их толстые залупы терлись друг об друга внутри моей писечки и от этого они возбуждались еще больше.


    - А, да, вот так, я сбрызнул в тебя, моя принцесса, вот так, очень хорошо, - папочка начал дергать член в конвульсиях.

     - О.ооо, уи, о, мадемуазель Соня, уи...уи... - , Антон не заставил себя ждать и тоже наполнил мою пизду порцией горячей спермы. Оба члена все еще оставались во мне и это были лучшие минуты в жизни. Пока мы так стояли, Антон по очереди лизал мои соски и я чуть не кончила снова. Затем Отец вытащил свой упавший, но все еще большой член из влагалища, положил меня на спину, а Антону приказал нагнуться ко мне в промежность. Я сильно раздвинула ноги, а рукой подтянула папин член в ротик. Я всегда обсасываю его ствол после того как он кончит. Антон принялся вылизывать мою киску, засовывал язык во влагалище и жадно всасывал вытекающую из пизды сперму. Ее было так много, я понимала это и меня это сильно возбуждало. Я принялась сосать по очереди папины яички, но думала о том, как Антон подлизывает мою дырку и сперму. Я снова задергалась в экстазе и Антону досталась порция моей смазки.

    Закончив, мы все оделись, и чмокнув, папочку в губы, я побежала искать путевку на океан, которую только что честно заработала)



    Я совратила отца. Инцест, анал, по принуждению, группа


    Автор: Развратная

    Сколько себя помню, всю жизнь была папиной дочей. Нет, маму я любила, конечно, но как-то по протокольному… Типа, маму положено любить, и точка. А вот отец.… Если меня обижали в школе, я бежала к нему плакать. Когда мне понравился мальчик из параллельного класса, первым, кто об этом узнал, был мой папочка. Даже по магазинам я ходила только вместе с отцом.


    Лет в 7 я случайно увидела, как мой папа занимается сексом с мамой. Это зрелище потрясло меня до глубины души. Я застала тот момент, когда мой отец вылизывал матери письку. Она лежала на кровати, широко раздвинув ноги, и стонала, прижимая папину голову руками. Тогда я подумала, что она заставляет папу это делать, и возненавидела свою мать навсегда.


    Я начала ревновать ее. Не давала подходить к папе, обижалась, когда он обнимал или целовал ее. Но родители только посмеивались и говорили, что это пройдет.


    Став старше, я, конечно, поняла, что бывает между мужчиной и женщиной, но ненависть к матери не проходила. Когда мне исполнилось 13 лет, я увидела впервые своего отца голым. Случайно зайдя в ванную, я наткнулась на вытирающегося отца. Матери не было дома. Вместо того чтобы убежать, я остановилась, и начала его разглядывать.


    Он был с небольшим животиком, но это его не портило. Я опустила глаза вниз и увидела его член. Он был чуть вставшим, но довольно крупным, с большой мошонкой внизу. Папа вскрикнул, увидев меня, и прикрылся полотенцем, но того, что я увидела, мне было достаточно. Я также молча вышла. С этой минуты я поняла, что хочу своего отца.


    Я начала потихоньку готовиться к тому, чтобы стать папиной любовницей. Первое, что я сделала, перелопатила весь Интернет и прочитала кучу информации об инцесте. Надо сказать, почти все вызывало у меня нездоровый смех. Я не могла понять, почему нельзя заниматься сексом с частью тебя самой. Ведь это самый родной твой человек, он не причинит боли, не обидит, не станет потом орать на всех углах, как он тебя трахал, как это делают пацаны, желая похвастаться перед такими же дебильными дружками.


    Вторым шагом моего плана стало изучение техники секса как такового. Я читала книги, изучила Кама сутру и Тантру, а также психологические аспекты секса. Потом перешла к порнофильмам. К 14 годам я знала о сексе раз в 10 больше своей матери, потому что она предпочитала три самые обычные позы. Я достоверно знала об этом, так как, приступая к своему плану, установила в родительской спальне скрытую камеру и просматривала постоянно пленку.


    Из этих же записей я узнала, что мой отец любит анальный секс, но моя мать отказывала ему в этом, называя извращенцем. Что ж, я взяла это на заметку. Зная, что анальный секс без подготовки очень болезнен, я начала постепенно разрабатывать свою попку. В Интернете я заказала фаллоимитатор и анальные шарики, а также анальную смазку. Каждый день в ванной, а потом в кровати я трахала себя в попку. Сначала было больно, но очень скоро боль сменило удовольствие, а моя дырочка стала эластичной. Через месяц таких «тренировок» я испытала свой первый анальный оргазм. Я очень полюбила, просматривая записи родительского секса, трахать себя в попу и ласкать клитор.


    Когда мне исполнилось 17 лет, я поняла, что пора действовать. Надо сказать, что выглядела я старше своих лет и очень сексуально. У меня грудь уже была второго размера, упругая, с большими сосками, которые почти всегда торчали. Я была не угловатым подростком, а вполне сформировавшейся девушкой.


    Я начала атаку. Носила дома короткие топики, под которыми не было лифчика и мини шортики, которые закрывали только половину попы. Когда мы с отцом смотрели телевизор, я специально садилась напротив него и слегка раздвигала ноги. Из ванной выходила в полотенце такой длины, чтобы слегка были видны ягодицы, и старалась пройти мимо отца. Надо сказать, мой план был облегчен тем, что мать к тому времени устроилась на работу, связанную с частыми командировками и ее постоянно не было дома.


    И вот в один день я вышла из душа и зашла в зал, где мой папа смотрел телевизор. Проходя мимо него в комнату, я уронила на пол крем, и, наклоняясь за ним, повернулась попкой прямо к папиному лицу. Моя пися оказалась прямо напротив его глаз. Я услышала судорожный вдох, медленно выпрямилась и, не смотря на папу, прошла в свою комнату. Моя наглость настолько меня возбудила, что я тут же бросилась на кровать, без смазки воткнула себе в попку фаллоимитатор и начала бешено себя трахать. Я кончила так сильно, что мне пришлось закусить подушку, чтобы не закричать.


    На следующий день я просмотрела пленку и увидела на ней мастурбирующего отца. Посмотрев на время, я с радостью отметила, что он помчался дрочить сразу после моей выходки. Выходит, мы одновременно удовлетворяли себя!


    Этим вечером я решила трахнуть своего отца. За обедом я подсыпала ему в чай снотворное, с тем расчетом, чтобы он вырубился на два-три часа. Когда он уснул, я оделась в давно приготовленное для этого случая белье – сиреневое боди с отверстиями для груди и прозрачный пеньюар такого же цвета. Также я надела чулки и туфли на шпильке. Выглядела я сногсшибательно, во всяком случае, намного красивее моей матери, у которой сиськи давно обвисли, целлюлит был даже на животе, и ко всему прочему она не брила ноги.


    Зайдя в комнату к отцу, я достала веревку, которую приготовила заранее. В противном случае он меня просто выгонит. Конечно, он возбудился при виде моей сладкой писи, но по своей воле он меня никогда не трахнет. Поэтому надо довести его до такого состояния, чтобы возбуждение затмило ему разум.


    У родителей была широкая кровать с металлическими резными спинками. Я подняла руки отца над головой и крепко прикрутила их веревкой к спинке. Точно также я привязала ему ноги. Теперь он был в моей власти. Господи, как же я давно об этом мечтала!!! Я забралась на кровать и медленно провела рукой по его телу. Я сразу же возбудилась, между ног стало мокро. Я стянула с него штаны до колен, и жадно уставилась на его член. Я осторожно взяла его в руку и начала гладить. С каждым прикосновением я возбуждалась все больше и больше, пока у меня перед глазами все не поплыло. Я расстегнула боди и легонько потерлась клитором о папин член. Клитор отозвался болью и я начала интенсивно теребить его пальцами. Я взяла с собой свой имитатор и сейчас, смочив его в своей смазке, которая текла ручьем, я запихнула его в попку. Я легла на бок так, чтобы папин член был возле моего лица, задрала ноги и начала интенсивно себя трахать. Это был истинный кайф, удовлетворять себя рядом с тем, которого любишь больше всего на свете. Наступление оргазма я встретила бешеным криком, все мое тело сотрясалось. Я тяжело дышала и сжимала в руке отцовский хуй.


    Открыв глаза, я увидела, что на меня смотрит отец, широко открыв глаза. Я, ничуть не смутившись, села напротив него и широко раздвинула ноги.


    - Что ты делаешь, дочь? – очень тихо спросил папа


    - Я хочу тебя, папочка, - я ласково улыбнулась и поцеловала его в щеку.


    - Ты зачем меня связала? Что за глупости ты несешь? И что на тебе надето? – отец разозлился и попытался освободиться, но я постаралась на славу.


    - Папуля, любимый! Неужели ты не понял, что ты для меня уже давно мужчина, желанный и единственный. А связала я тебя, потому что ты не согласился бы добровольно меня трахнуть.


    - Само собой! Сейчас же оденься и развяжи меня, маленькая потаскушка!


    Его грубые слова возбудили меня до крайности. Я встала с кровати и прошлась перед ним. Отец смотрел на меня, красный от гнева.


    - Посмотри на меня, папа! Я гораздо красивее нашей матери! Неужели ты меня не хочешь? Ты знаешь, сколько парней в школе мечтают меня отыметь? Но я даже ни с кем не целовалась, потому что первым моим мужчиной должен быть ты!!!


    С этими словами я встала на кровати так, чтобы лицо моего папочки оказалось между ногами. Его глазам открылось восхитительное зрелище – моя маленькая писечка, блестящая от моих соков. Папа закашлялся и отвернулся, но его взгляд поневоле возвращался к моей промежности. Он тяжело задышал.



    - Ты не понимаешь, что творишь! Это же инцест! Это против природы!


    - Против природы потерять девственность где-нибудь в подвале с прыщавым пацаном, который подергается на тебе две минуты и будет думать, что он лучший мужчина!


    - Ты не посмеешь этого сделать!


    - А вот это мы сейчас и посмотрим, - промурлыкала я и неожиданно для отца опустилась к его члену и лизнула его. Папа дернулся и заскрипел зубами от бессилия. А я испытала просто непередаваемый кайф! Сейчас я буду сосать хуй собственного отца!


    Его член был вялым, но я была уверена, что это ненадолго. Я взяла в руку его яички и начала с ними играть. Я взяла в рот головку его хуя и начала медленно посасывать. Забралась язычком в его дырочку, ласково куснула уздечку. Член против воли отца начал твердеть. По мне прокатилась волна возбуждения. Отец обзывал меня последними словами и бешено извивался.


    - Ты маленькая шлюха! Прекрати немедленно, дрянь! Никогда не думал, что моя дочь вырастет блядью!


    Каждое его слово окатывало меня все новой и новой волной возбуждения. Я же именно этого и добивалась: стать для родного папули куклой для траха. А папин член, тем не менее, увеличивался в размерах и, наконец, после интенсивного десятиминутного сосания, передо мной была вздыбленная палка не менее 20 см длиной. Я восхищенно охнула и с утроенной силой продолжила сосать, заглатывая все глубже и глубже. Я погружала его хуй в свой ротик, пока не почувствовала, что вот-вот кончу. Я оторвалась от моей вожделенной конфетки, села на корточки и начала тереться клитором о папину головку. И тут – о, чудо! Я услышала сдавленный папин стон. Я принялась еще энергичнее тереться о папин член, чуть-чуть пропуская его в себя, так, чтобы он упирался в плеву, но не прорвал. Еще не время…


    Оргазм накрыл меня бешеной волной. Я упала на отца и несколько секунд приходила в себя. Потом приподнялась на руках и посмотрела папе прямо в глаза.


    - Я же видела, тебе нравилось! Ты хочешь меня, имей смелость признаться в этом! Ты мечтаешь выебать свою маленькую дочурку!


    Я присела своей писечкой на лицо отцу. Она была вся мокрая, и от нее исходил обалденный пряный запах. Папа замотал головой, но я была настойчива. Я едва прикасалась своей дырочкой к его губам, дразня его. Отец замер, тяжело дыша, а я развернулась лицом к его стоячему члену, легла на папу в позу 69 и взяла его хуй в рот. Надрачивая ствол, я облизывала головку. Отец еле слышно застонал.


    - Ну лизни же меня, папулька! ТЫ же хочешь погрузиться в писю своей дочурки, я знаю! – умоляла я его, не выпуская его хуй изо рта. Я терлась писькой о его губы, истекая соком все сильнее. Мой папа издал нечленораздельный звук и… впился губами в мой клитор! Победа! Я застонала, начала вертеть писькой на его лице, а он глухо рычал и засасывал мой клитор в себя, трахал языком мою дырочку. Он начал подмахивать мне бедрами, я поняла намек и насадилась ртом на его член. МЫ кончили почти одновременно: сначала я излилась на него, и тут же он задергался, захрипел и его член выпустил мне в рот струю тягучей белесой жидкости. За секунду мой рот заполнился спермой, а отец все кончал и кончал, содрогаясь. Я почувствовала, как из уголков рта потекли ручейки спермы, но не стала их вытирать, а проглотила остальное семя и с победным видом повернулась к папе.


    - Довольна, поблядушка? – глухо спросил отец, его лицо было мокрым от моего сока.


    - Спорим, такого кайфа тебе еще не одна баба не доставляла? – засмеялась я и поцеловала папу в губы. Я не удивилась, что он ответил на поцелуй. Я уже знала, что с этого момента он мой целиком и полностью.


    - Не доставляла, согласен, - отец кивнул. – А ты-то, откуда все это умеешь? Вроде целка еще, я почувствовал, когда пизду твою лизал.


    - А я, папочка, с 13 лет готовилась тебя трахнуть! Я теперь могу сексологом работать, столько я всего знаю! – похвасталась я и легла рядом с папой. Мой сосок оказался возле его рта, и папа лизнул его.


    - Развяжи меня, - попросил отец. – Обещаю, убегать не буду.


    Я быстренько развязала веревки и папа начал растирать на руках запястья. Я легла на спину, раздвинула широко ноги и призывно посмотрела на папу. Он провел рукой по моей писе, отчего я застонала и сразу же потекла. Тут папа обратил внимание на фаллоимитатор, который так и валялся на кровати.


    - Кстати, ты, что, себя в жопу трахаешь? – беря его в руки, спросил он.


    - Да, папочка. Ты же любишь анальный секс, вот я и готовила свою попочку для тебя. А то мамка тебе не дает, я же знаю.


    - Откуда знаешь? Подсматривала, маленькая блядь?


    Вместо ответа я стала раком и завихляла попкой перед носом отца.


    - Выеби в жопу свою маленькую блядь, папа! Засунь свой толстый хуй в мою дырку!


    От моих грубых слов отец сразу возбудился. Хуй его торчал, как палка. Он провел рукой по моей попке и засунул в анальное отверстие палец. Я застонала и насела на его палец так глубоко, как было возможно. Папа довольно сильно ударил меня по ягодице. Потом еще и еще раз. Было больно, но эта боль доставляла неописуемый кайф.


    - Что, проблядь, нравится? – зарычал мой отец и всунул в мою жопу уже два пальца. Он загонял их внутрь моей кишки, второй рукой он ухватил мой клитор и мял его пальцами. Я извивалась и умоляла его трахнуть меня. Наконец отец вытащил из меня пальцы и резко, одним толчком вошел в меня. Мой анус сжался вокруг ствола его члена, и я моментально кончила.


    Обхватив меня обеими руками за бедра, отец вколачивал в меня свой хуй так, что его яйца бились о мою пизденку. Я кричала в голос от безумного удовольствия, подмахивая ему. Темп он не сбавлял, я кончила еще раза три, и почувствовала горячую жидкость внутри себя. Отец застонал и откинулся на спину. Его член был весь в сперме.


    Я легла рядом с ним на бок. Из моей попки вытекала отцовская сперма. Я провела рукой по его члену. На моих пальцах осталась сперма, перемешанная с моими соками. Я облизала пальцы и почувствовала, что опять возбуждаюсь. Мне нужен был отцовский хуй в моей письке. Я начала легонько мастурбировать, опустилась к папиному хую и засосала головку. Отец застонал и надавил на мой затылок. Я поняла правильно и заглотнула его член. Он был пока вялый, но я знала, что это ненадолго.


    Мои движения становились все интенсивнее, я сосала головку, проводила языком по стволу члена, потом взяла его в руку и начала надрачивать. Сама же опустилась к мошонке и стала лизать яйца. Папа застонал и убрал мою руку с члена, надрачивая сам свой хуй. Одна рука у меня оказалась свободной, и я провела пальцами по отцовскому анусу. Не встретив сопротивления, я начала массировать колечко сфинктера. Папе это понравилось, он заерзал задницей и дрочить стал резче. Я повернулась писькой к нему, и он сразу ухватил мой клитор большим и указательным пальцем. Я уже давно текла, его пальцы сразу намокли, он пихал средний палец ко мне в дырку, но не глубоко, массировал стенки влагалища возле плевы, от чего я судорожно дергалась. Я переместилась языком к его анусу и вылизывала его дырку, рукой перебирая яйца.


    - Что здесь происходит, твою мать?! – раздался резкий голос сзади нас, и мы с отцом одновременно повернули головы в сторону двери. На пороге стояла моя мать, она неожиданно вернулась из командировки.


    - Ах, ты, маленькая сучка! Я давно подозревала что-то подобное! А ты, - посмотрела она на отца, - ты старый похотливый козел! Решил молодую пизду попробовать? Я тебя в ментовку сдам, понял? Значит, на меня у тебя не стоит, а на нее твои гнилые яйца подпрыгнули?


    Этого я уже стерпеть не смогла. Оскорбляют моего любимого мужчину, да и кто?! Старая похотливая шлюха! Я подскочила к матери и с силой толкнула ее. От неожиданности она не удержалась на ногах и ударилась головой о косяк двери. Мать медленно сползла по стене, явно потеряв сознание. Отец безучастно смотрел на все это, он был в шоке.



    - Помоги мне затащить ее на кровать, - повернулась я к отцу. Он, наконец, осознал, что произошло, и кинулся к матери.


    - Ты что наделала? Ты же ее убила?! – закричал он.


    - Да успокойся, жива наша мамаша, - бросила я ему. – Помоги мне втащить ее на кровать.


    Отец взял ее на руки и положил на кровать. Я взяла с тумбочки папины сигареты и закурила, пытаясь придумать, что делать. Отец покосился на сигареты, но ничего не сказал, видимо посчитал глупым воспитывать меня после того, как полчаса назад выебал меня в жопу.


    И тут мне пришла в голову замечательная мысль. Уговорами на нее не подействуешь, сделает все, чтобы меня опозорить, а отца засадить за решетку. Значит, надо сделать так, чтобы в этом позоре была замешана и она. Тогда она не вякнет.


    Я начала действовать. Я стащила с матери брюки и кофту, и она осталась лежать в нижнем белье. Я окинула ее взглядом. Ее сиськи в простом лифчике были большими и висячими. Живот с заметными складками жира нависал над трусами, из которых пробивались лобковые волосы. Я сняла с нее лифчик и трусы, развела ноги в стороны и взяла веревки.


    - Что ты задумала? – очнулся мой отец.


    - Сейчас объясню, только помоги мне ее привязать, - попросила я. Папа взял веревку и начал привязывать ей руки. Закрепив ей ноги, я посмотрела на ее пизду. Она была крупная, обрамленная темными волосами. Разглядывая ее промежность, я на секунду представила, что лижу ей клитор, и, к моему удивлению, возбудилась.


    - Папа, ты хочешь за решетку? – спросила я отца.


    - Глупый вопрос! – взвился он. – Конечно, нет!


    - Тогда мы продолжим трахаться прямо перед ее носом, и она ничего не сможет сделать!


    - Ты с ума сошла?! Я вообще не собираюсь тебя трахать больше! Целку я тебе не сбивал, так что никто ничего не сможет доказать!


    - Ну, папочка, - протянула я, садясь на кровать между материными ногами. – Зачем ты так? Тебе же понравилась моя писечка, и ты ее выебал бы, если бы она не зашла.


    Тем временем мать застонала и открыла глаза. Увидев меня, она скривилась и тут заметила, что она голая и привязанная.


    - А ну отвяжи меня немедленно, проститутка! Тебе это с рук не сойдет! И тебе тоже, - плюнула она в сторону отца.


    - Не нервничай, мамочка, - похотливо улыбнулась я и схватила ее за грудь. Мать замотала головой и задергалась, пытаясь скинуть мою руку, но у нее это, естественно, не получилось.


    - Прекрати, - попросил отец.


    - Папа, она тебя сдаст в ментовку! Тебя посадят в тюрьму, а там грязные уголовники узнают твою статью и начнут пользоваться тобой! Они будут ебать тебя в задницу и заставлять тебя сосать их вонючие члены! А если ты откажешься, они тебя убьют!


    Такая перспектива заставила моего отца умолкнуть и задуматься.


    - И что ты предлагаешь? – наконец спросил он.


    - А вот что, - с этими словами я наклонилась к груди матери и лизнула ее сосок.


    - Ах, ты мразь! Уберись от меня немедленно, - заверещала она, дергаясь изо всех сил. Отец достал из тумбочки скотч и одним движением залепил ей рот. Теперь она могла только бессильно мычать.


    Я встала с кровати, подошла к отцу и обвила руками его шею. Он секунду помедлил, но тут же впился в мой рот поцелуем. Он сплетался своим языком с моим, руку он засунул мне между ног, отчего я застонала и потекла. Папа поднес руку с моими соками к моему рту, и я облизала его пальцы, смакуя свой вкус. Мать бешеными глазами наблюдала за нашими действиями.


    - Ты конечно шлюха, каких мало, - прошептал он мне на ухо, - но я не могу забыть вкус твоей письки. Я тащился, когда трахал тебя в жопу, и ты охуенно сосешь. Ты моя дочка, это неправильно, но я не смогу отказаться от тебя. Сейчас ты девка с тремя дырками, а я просто мужик, у которого давно не было хорошего траха. Ты права, я давно поглядывал на тебя как на женщину, но сам никогда не переступил бы этого порога. Ты все сделала сама, моя сладкая блядская сучка!


    Ах, какой музыкой звучали для меня эти непристойные слова! Я текла с каждой секундой все обильнее, а мой обожаемый папочка облизывал мои сиськи, покусывая соски, и засунул два пальца в мою задницу. Я насаживалась на его пальцы, умирая от возбуждения и удовольствия. Хуй отца уже стоял вовсю, он подрагивал и упирался мне в живот.


    Отец повернул меня задом к себе и загнул раком. Я стояла прямо перед матерью. Посмотрев в ее глаза, я заметила, что к ненависти в ее взгляде примешивалась зависть. Я отстранилась от отца и тихо ему сказала:


    - Давай попробуем задобрить нашу мамочку.


    Я залезла на кровать и провела рукой по маминому телу. Как ни странно, она меня возбуждала. Я опускала руку все ниже и ниже, пока не достигла промежности. Конечно, мать дергалась и пыталась сопротивляться. Я положила ладонь на ее лобок, и большим пальцем нащупала клитор. Тем временем отец навалился на нее сверху и присосался к ее соскам. Я начала массировать ей клитор, потягивая его пальцами. Писька ее была сухая, и я приникла языком к ее дырке. Я лизала ее клитор, втягивая его в рот, засунула два пальца во влагалище и начала ласкать стенки. Гневные стоны матери начали затихать. Она явно возбуждалась. Я увидела свой фаллоимитатор и поняла, что надо сделать. Я хотела, чтобы моя мать испытала от меня оргазм. Отстранив отца от матери, я, продолжая трахать ее пальцами в пизду, которая явно помокрела, отлепила скотч со рта матери. Из нее вырвался громкий стон страсти. Я почувствовала, как она начала течь. Я взяла искусственный член и резко ввела его в дырку моей матери. Отец наблюдал за моими действиями и дрочил. Но дрочил медленно, явно не желая кончить в ближайшее время. Я приблизилась к материному лицу и куснула мочку ее уха.


    - Мамочка, тебе нравится? Хочешь кончить от моих ласк? Я могу еще полизать твою письку, и потрахать тебя своей игрушкой? Твоя пизда сладкая и вкусная, мамуля!


    - Ты конченная блядь! Как я могла вырастить такую дочь? – эти слова прорывались сквозь стоны похоти и не могли меня обмануть.


    Я резко вытащила фаллос из нее и отодвинулась. Из груди матери вырвался возглас разочарования. Она начала метаться по кровати, изнывая от желания. Я потянулась к отцу и потянула его к себе. Я села на кровати, а папа опустился на колени и приник к моей писе. Он жадно вылизывал ее языком, отсасывая соки и дразня языком клитор. Я сжимала его голову коленями и теребила свои соски. Я видела, что мать с завистью смотрит на нас, и это меня еще больше заводило. Я чувствовала, что близка к оргазму и, оттолкнув отца, нагнулась, опершись о кровать руками и оттопырив попку. Моя пися была прямо перед лицом матери, она видела, какая я мокрая. Отец приблизился ко мне, проник пальцами в анальное отверстие и потянул меня за бедра, чтобы я глубже насела на его руку. Другой рукой он пробрался мне между ног и натирал клитор. Я извивалась задницей на его руке и уже почти была готова кончить, как услышала хриплый мамин голос:


    - Дочка…


    Я отстранилась от отца и повернулась к ней:


    - Да, мамочка? – в моем голосе явно проскальзывали насмешливые нотки.


    - Я хочу, чтобы… чтобы… чтобы ты меня трахнула, - выдавила из себя моя мать.


    - Тебя возбудило, как папа имел меня сейчас, да? Как он лизал мою пизду, а потом трахал меня в задницу, да? – я встала над ней, как недавно стояла над отцом, открыв ее взгляду мою мокрую текущую письку. Я упивалась властью над этой женщиной, которая недавно оскорбляла меня последними словами, а сейчас умоляет меня выебать ее.


    - Да, меня это возбудило. У меня давно не было нормального секса, я хочу испытать оргазм.


    - Ты хочешь поебаться вместе со мной и моим отцом? Хочешь, чтобы мы вдвоем выебли тебя во все дырки, как последнюю шлюху? – добивала я ее.


    Отец в это время сел на кровать, одну руку он запустил мне между ног и начал мять мой клитор, а вторую он положил на пизду моей матери. Почувствовав его прикосновение, мать вздрогнула и не выдержала:


    - Да, да, да! Я хочу, чтобы вы меня отымели, - она застонала и прогнулась – отец трахал ее пальцами.


    Я поняла, что она никуда не денется. Мои родители уже давно не трахались по-человечески. Где-то в подсознании каждый из нас мечтает о грязной, развратной ебле до потери пульса. Только в силу непонятной морали мы все скрываем свои наклонности, подавляя свои желания.


    Я освободила маму от веревок, и сразу же отец поднял ей ноги и впился в ее промежность. Он вылизывал ее с каким-то остервенением, как в первый раз. Он попытался подтянуть меня к себе и засунуть пальцы мне в попку, но у меня были другие планы. Я встала над лицом матери на колени. Она издавала хриплые стоны и подмахивала бедрами моему отцу. Я провела пальцем по ее губам, она открыла глаза и посмотрела на меня с непониманием.


    - Полижи письку своей дочурке, - я села дырочкой прямо на ее рот. Она сначала дернулась, но потом неумело лизнула меня языком, потом еще раз, и еще… Как-то странно чавкнув, она вобрала в рот мой клитор и начала дразнить его языком.


    Я стонала и подпрыгивала на материном лице, заливая ее своим соком. Она все жаднее и жаднее работала во мне своим языком. Внезапно ее тело выгнулось дугой, она затряслась и застонала, замотав головой из стороны в сторону. Моя мать кончила, занимаясь сексом со своим мужем и дочерью! От осознания этого факта я почувствовала, как во мне все взрывается, и я истекла прямо в открытый мамин рот.


    Мой отец подошел ко мне и рывком поставил на колени.


    Я повернулась к матери и поцеловала ее взасос. Она ответила мне не менее страстно. Я начала нетерпеливо двигать попкой, постанывая от предвкушения дальнейшего. Мама полностью вошла во вкус группового инцеста. Она сосала хуй у моего отца, и делала это с явным удовольствием, хотя на записях моей камеры она всегда делала это нехотя и всем видом показывала, как ей противно. Сейчас же она причмокивала и насаживалась ртом как можно глубже. Отец дотянулся до меня, схватил за волосы и притянул к себе. Его грубость возбуждала до безумия. Я охнула, показывая, что мне это нравится. И тут же получила легкую пощечину. Отец одной рукой оттянул мать от своего члена и притянул меня. Возбужденная легкими побоями, я приникла к его елдаку, облизывая ствол. Мне начала помогать мать, и вот мы уже вдвоем облизываем отцовский член, встречаясь языками на его головке, дрочим ствол и мнем яйца. Папа глухо застонал и начал двигать бедрами нам навстречу. Он мог не сдержаться, и я оттолкнула его от нас. Я легла на кровать, широко раздвинула ноги и начала мастурбировать.


    - Пора сделать самое главное, папочка, - прошептала я и облизнула мокрые пальцы.


    Отец лег на меня сверху и начал лизать мои соски. Мать не стала оставаться в стороне – она схватила мой фаллоимитатор и ввела его себе во влагалище. Она медленно начала трахать свою большую сочащуюся дырку. Отец мял мою грудь, засунул мне руку между ног и начал дразнить клитор, добиваясь максимального возбуждения.


    - Моя сучка! – шептал он, засовывая палец мне в задницу. – Моя сладкая шлюшка, ты хочешь своего папочку? Да-да, ты хочешь, чтобы твой родной отец вдолбил свой хуй в твою мокрую дырку! Я трахну тебя в письку, которой ты вертела передо мной постоянно! Надо было загнуть тебя раком и отъебать еще раньше! Ну, сейчас мы это исправим! Ты же хочешь, чтобы в тебе оказалась такая же сперма, из которой получилась ты?


    Он говорил и говорил, а я уже просто стонала в голос и выгибалась ему навстречу, желая проникновения. Я услышала громкий стон матери, которая кончила от мастурбации и теперь бессильно водила рукой по промежности, размазывая свою жидкость. Отец тоже это заметил и, оторвавшись от меня на секунду, подтянул мать к себе и сказал:


    - Давай собьем целку нашей девочке.


    Он стоял на коленях между моих ног и гладил свой хуй. Мама села рядом и прижала мои колени к животу, удерживая их обеими руками. Папа направил член в меня, я замерла в ожидании. Он погладил меня членом по клитору и внезапно вогнал его в меня до упора. Острая боль пронзила меня и, казалось, разорвала внутри пополам. Я стиснула зубы и терпела. Мой отец замер, давая мне привыкнуть к новым ощущениям. А мать приникла к моим соскам, облизывая их и теребя зубами. Рукой она гладила мой клитор и гладила ствол члена отца. Постепенно боль начала утихать, я расслабилась и подмахнула бедрами отцу. Он понял и медленно начал двигаться во мне. Во мне нарастало возбуждение, я приподняла бедра, чтобы отец вошел в меня как можно глубже. Он положил мои ноги себе на плечи и загнал хуй до основания. Головка члена достала до шейки матки, я извивалась под ним и, казалось, кончала раз за разом. Тут отец остановился и вытащил хуй. Я чуть не заплакала от разочарования, но отец придумал кое-что получше простой ебли. Он поставил меня раком, дал в руки матери фаллоимитатор и сказал:


    - Мы с тобой узнали, что наша дочь последняя блядь. А блядей ебут в две дырки сразу. Писька у нее узкая, как раз для моего хуя, а ты будешь ебать ее в жопу.


    Мать раздвинула мои ягодицы и вогнала туда искусственный член. Моя попка туго обтянула его, мать не спеша имела меня в жопу членом, и тут я почувствовала, как в мою пизду протолкнулся отцовский хуй. Мне сразу стало тесно, но новые ощущения заполнили меня. Мне оставалось только стоять раком и ловить бешеный кайф. Совсем скоро два немаленьких хуя растянули меня и начали ходить во мне свободнее. Отец трахал меня все резче, его бедра и яйца стукались о мою задницу, которую нещадно терзала моя мать фаллоимитатором. Отец зарычал, задергался, и я почувствовала в своей письке его горячую сперму. Он упал на кровать и тяжело дышал. Я тоже, обессиленная, легла на живот. Из жопы моей так и торчал хуй, было лень его вынуть. Я перевернулась на спину и, раскинув руки и ноги, прикрыла глаза.


    - Ты сейчас всю простыню испачкаешь! – сделала мне замечание мать. – Из тебя сперма вытекает.


    - Ну так слижи ее, - отмахнулась я.


    К моему удивлению, она тотчас же опустилась к моей оттраханной пизденке и начала высасывать сперму моего отца. Вылизав мою дырку досуха, она подобралась к моему рту и языком раздвинула мне зубы. Я ответила на поцелуй, но тут же у меня во рту оказалась сперма, смешанная с материной слюной. Проглотив эту вкусную жидкость, я посмотрела на мать и заметила, что ее рот в чем-то красном.


    - В чем ты перепачкалась? – спросила я. – У тебя весь рот красный.


    - Так это твоя кровь, - улыбнулась мама.


    Внезапно, поддавшись какому-то порыву, моя мать обняла меня и поцеловала по-семейному, в щеку. И прошептала на ухо: «Спасибо!»


    Я сразу поняла, за что она меня благодарила – за то, что я вернула родителям радость семейного секса. Ну и привнесла в него остроту и новизну.


    Естественно, такие оргии устраивались теперь регулярно. Мои родители помолодели, мать стала следить за собой, занималась фитнесом, одевалась довольно раскованно. Я очень полюбила свою новую маму, и мы с ней иногда устраивали сексуальные игры между собой, а отец любил смотреть на нас и дрочить свой хуй. Кстати, именно я открыла для нее анальный секс. Но это уже другая история.



    Мы с сестрёнкой. Инцест, подростки


    Автор: Alexandr Tarasov

    Моей сестре девять лет. О, скажете вы, опять очередная фантастика на тему оргии с малолеткой. Оргий не обещаю, фантазий тоже. Но, посмотрим.

    Ксюха с детства была шебутной, вешалась на меня, папу, мою жену, вообще на всех. Она обожала активные игры (руки из штанов вынимаем, до секса пока далеко), много бегала, прыгала, любила когда её тормошили всякими способами.

    Я уже в её шесть заметил, что Ксюша не лишена некоторой мазохистской наклонности, а как иначе это назвать? Она постоянно шалила и когда получала за свои проделки ремешка, продолжала озорничать. Как-то раз, для проверки, после её очередной проделки, я выдал ей пару шлепков по попе, так эта егоза надулась, но минут через... да ладно, сразу полезла задираться, напрашиваясь на повтор.

    Кстати, мне самому двадцать пять, у меня сын растёт, а Ксюха поздний ребёнок батьки и воспитывает он её один, так получилось. Это так, уточнение.

    В принципе оно и продолжалось подобным образом довольно долго - бывали мы в гостях у отца частенько, когда было на кого моего обормота оставить. Ксюха буквально требовала, чтобы ей уделялось максимум внимания, нарывалась на выкручивание рук, шлепки, сама отвечала тем же, в общем развлекались.

    Школа её несколько успокоила, но во втором классе малая приобрела забавную привычку залазить мне на коленки и рассказывать о своих делах.

    Чего я только не наслушался, кажется, что это у неё более полноценная жизнь, чем моя. Хотя наверное да, работа-дом, работа-дом, это мой основной ритм теперь.

    Летом отец улетел в командировку, я был свободен и вызвался вместо бабушек последить за этим ангелочком. Вот тут то всё и произошло.

    Поймите правильно, невинные (спорно, согласен) прикосновения, сидение на коленках (она чувствовала, что у меня встал, но не придавала значения) и так далее, - это одно. Это может сойти за детские развлечения и... это лишь оправдания перед самим собой за каждый маленький шажок к запретному. Взять девочку на руки и первый раз, случайно, прикоснуться к ее попе. Шлёпнуть во время игры. Посадить на коленки и так часа два смотреть мультики, поглаживая нежное обнажённое бёдрышко и половинку попки. А что потом?

    Ну так вот. На второй день нашего сидения дома, а в первый мы посетили, наверное, все игровые центры города и устали как набегавшиеся котята. Так мелкая ещё и подружек взяла с собой в количестве трёх штук, но мне с моим доходом на это в общем то плевать. Многодетный папа с выводком на выходе, ха ха, ну и видок у нас был.

    Что-то я отвлёкся. Так вот, я проснулся пораньше и решил сделать то, что давно обещал - прокачать iPad сестры. Программы поменять, фильмы и музыку закинуть и т. д.

    Каково было удивление, когда в планшете обнаружилась почти гигабайтная подборка фотоприколов на весьма пикантную тему. Ну, само собой, с сиськами, письками и подписями к ним. О как. Стирать я ничего не стал, только докинул контента и пошёл будить "ребёночка".

    Но она уже поднялась и потягиваясь, вся сонная и неловкая, в одной полупрозрачной ночнушке (где она такую только взяла) выползла из детской, увидела, чем я занимаюсь, взвизгнула от радости и взгромоздившись на колени, уткнулась в экран.

    Там, кстати, молодой мачо засовывал член в рот очередной красавице с выпученными глазами. Надпись гласила "Орал-Б, теперь новый вкус".

    - И что это такое, - строго спросил я, сам внутренне лопаясь от смеха.

    Думаете она смутилась? Не уверен, что детки в современной школе это умеют делать.

    - Ой, а что такого? У всех есть, сам мне демотиваторы поставил. И у тебя в телефоне ещё не такое есть.

    Ну есть, и что, так я, собственно, и спросил. И вообще, она про это откуда знает.

    - А ты пароль не ставишь.

    - А по-попе?

    - Ой, как страшно.

    Поговорили называется. Но меня разобрало любопытство - а что может быть интересного в эротике и сиськах (их было большинство в коллекции) для девочки. То есть узри я там одни лишь письки, всё понятно, но так?

    - Просто интересно, - она немного подождала, видно её что-то мучало, но спросить пока не решалась.

    - Ладно, Ксюх, спрашивай, а то сейчас лопнешь.

    - А зачем этим взрослые занимаются?

    Вот не ждал, что придётся ей такое объяснять. С другой стороны, у нас всегда были самые доверительные отношения и девочка рассказывала именно мне обо всех своих переживаниях, как и я ей. И никто никогда про это не узнавал, наш характер, семейный.

    - Ладно, пошли в комнату, но никому ни слова.

    Мы сели на диван, она вытянулась, положив голову мне на коленки и вся обратилась в слух.

    - Как я понял, что такое секс тебе рассказывать не нужно.

    - Нужно.

    - Нет уж, сначала не это. От секса между мужчиной и женщиной рождаются дети. Ты, я, папа с мамой, вообще все.

    - Погоди, Влад, я это знаю, не маленькая, - как раз таки маленькая, просто времена малость поменялись, интернет опять же. - Я не понимаю, зачем? Секс, девять месяцев, ребёнок, но зачем тогда все про это только и думают. Мальчишки достали уже намёками.

    - Мальчишкам вашим расти ещё и расти, так и передай, что письки коротки у них.

    - Так и говорим, веришь?

    Куда я денусь то.

    - Ладно. Теперь ответь мне ты, а когда ты картинки свои смотришь, что необычного чувствуешь?

    - Э.

    Она задумалась, почесала макушку, затем перевернулась и села.

    - Не знаю, как то тепло становится, странно, а потом мышцы ног болят, и... , - надо же, краснеть умеет. Но я знал, что она не сказала.

    - А я знаю. У тебя трусики намокают.

    Она сделала круглые глаза, точь-в-точь как в аниме.

    - Но, как!

    - Как узнал? Глупая, то, что для тебя секрет и тайна для меня пройденный этап. То, что ты чувствуешь называется возбуждение, а секс, это просто очень, очень приятно. Поэтому люди им занимаются. А дети сейчас уже стали побочным эффектом, главное секс.

    Говорили мы довольно долго на эту тему. И щёчки у Ксеньки в итоге плавно стали пунцовыми, мило заалели, а дыхание стало неровным. Никогда бы не поверил, что второклашка может так возбудиться, но все признаки были налицо. Казалось, что она вспыхнет, стоит прикоснуться. Вот только я не смел этого сделать, сдерживаясь. Уже сам по себе этот разговор стал очередным шажком, а следующий становился прямым путём в пропасть. Но кого я обманываю. Ни она ни я не остановились бы уже, даже случись землетрясение. Да и лучше я расскажу, чем кто другой.

    - А ты, когда возбуждаешься, ну, у тебя твоя писька вырастает, да?

    - Член, лучше так называй. Да, именно так.

    Она придвинулась, посмотрела на меня и села на коленки. Я был в футболке и шортах, так, что достоинство моё было прекрасно видно невооружённым взглядом и теперь на него ещё и сели.

    Ксюха поёрзала, ей было неудобно. Тогда моя рука проникла в штаны и уложила возбуждённый орган поудобнее. Я ей богу чуть не кончил от одного этого касания.

    Спала Ксения безо всего, голышом, ей натирало, видите ли. Поэтому я почувствовал тепло её кожи под ночнушкой, а сама она прижалось к моей груди и уставилась в окно.

    Я осторожно взял пульт от телевизора и включил какой-то детский канал. Потом так же аккуратно раздвинул ножки девочки так, чтобы они свесились с обеих сторон моих ног и положил свою руку на её промежность.

    Сестрёнка ничего не сказала на это, только замерла, как мышка и принялась смотреть сериал, делая вид, что всё происходящее её ничуть не касается.

    Обман. Там, внизу, она была горячей, как печка. И влажной. Просто потрясающе - я такой реакции мало у кого из своих подружек наблюдал. Что же с ней дальше будет, с таким знойным темпераментом.

    А моя рука принялась шалить. Средний пальчик медленно поглаживал мягкий бархат безволосых губок сестрёнки, руки которой обхватили мои бёдра и сжимали их так, что было немного больно.

    Смазки выделялось столько, что пальчик начал проникать внутрь, покрываясь липким секретом, скользил между лепестками, ощущая каждую складочку. Вот я упёрся в девственную плеву, погладил её, а затем вернулся наружу, раздвинул нежный вход в её щёлочку и начал движениями туда-обратно натирать едва различимую пуговку клитора.

    Малышка не имела никакого опыта. Она и реагировала на мои поползновения чисто инстинктивно... глубоко дышала, держала меня за руку одной своей, другую не знала куда деть и то гладила себя по обнажённому животику, то хваталась за меня. При этом она только и делала, что тихо шептала "Владя", да так, что казалось, спиной ко мне сидит настоящая молодая женщина, а не девятилетняя школьница.

    Итог манипуляций не заставил себя ждать - её тело напряглось, попка стала твёрдой, а киска ещё горячее, хоть и казалось, куда уж дальше.

    Она тихо застонала, в первый раз получая удовольствие от любви, задрожала всем телом и через полминуты расслабилась, практически перестав реагировать на мои действия. Я ещё немного её погладил, успокаивая, затем попробовал встать, но Ксюха вцепилась как клещ и пришлось подняв её на руки, отнести в спальню отца, где мы вместе плюхнулись на большущую двухметровую кровать. Там сестрёнка перевернулась, легла сверху и замерла, отдыхая.

    Моё состояние представляете? Но тут меня перекрыло и я решил показать любимой сестрёнке всё, что может сделать для удовлетворения женщины мужчина, естественно принимая во внимание возраст моей партнёрши.

    Я аккуратно отцепил крохотные ладошки от себя и шепча успокоительные глупости перевернул Ксюху, по пути лишив её ночной сорочки, от которой она избавилась сразу, представ передо мной во всей прелести прекрасно сложенного юного тела. О, да! Она была настоящей красавицей - высокая, русоволосая, с большими синими глазами и выразительным милым личиком. Да ещё и по интеллекту превосходила весь свой класс, свободно говорила по-английски (курсы с четырёх лет и клуб) . Жаль мне её мальчиков в будущем, да ещё я сейчас планку подниму.

    В итоге Ксюха оказалась подо мной, а я принялся её целовать. Поначалу она лишь подставляла лицо, но когда я коснулся губ, принялась копировать все мои действия, при этом делала она это сама безо всякой подсказки.

    Я облизал её губки язычком - тут же что-то лёгкое и мягкое прошлось по моим. Я проник в её ротик, она сразу же делала то же самое. Так мы с упоением игрались с четверть часа, сестричка принялась фантазировать и в итоге мы еле оторвались от этого занятия. Я оторвался, если быть точным.

    - Сейчас лежи и ничего не делай, - сказал я и послушная, как никогда, девочка расслабилась, закинув руки за подушку.

    Я тем временем коснулся её шеи, пощекотал ушко, перешёл на грудку, которая были абсолютно плоской, но сосочки как два холмика уже топорщились вверх, как бы говоря мне - мы готовы ко всему. Просто прелесть.

    Я не удержался и несколько минут посасывал и облизывал их, добившись того, что и так прерывистое дыхание сестрёнки стало хриплым, а сама она положила руки на мою шею и чуть прижала к себе.

    Постепенно я перешёл на плоский животик, щекоча пупок и продвигаясь вниз. Киска у Ксюшки была чистой, пахла фиалками и чем-то неуловимым, незаметно-манящим.Я провёл по тёплой коже языком раз, второй и весь отдался процессу, стараясь как никогда в жизни до этого быть нежным.

    Понравилось обоим. Сестричка так вообще уплыла далеко-далеко, кончая раз за разом, выгибая спинку и что-то шепча. Потом она начала стонать и в конце чуть ли не кричала в голос, переживая бурю эмоций и совершенно сказочных ощущений.


    * * *

    Очень редко встречаются так быстро заводящиеся и страстные женщины, взрослые я имею в виду. А тут девятилетняя Ксюша испытывала оргазм раз за разом и в конце-концов потеряла сознание, разметав длинные волосы по всей подушке и наконец-то расслабившись.

    Ух. Я облизнулся, наслаждаясь вкусом. Давно со мной такого не было. Мне даже захотелось отправиться в туалет и заняться рукоблудием, как мальчишке, но я эту мысль удавил - нефиг.

    Глянул на часы - ничего себе, сорок минут развлекались, как бы с малой чего нехорошего не случилось.

    Я приблизил лицо к расслабленному рту Ксюхи. Дышит ровно и умиротворённо, спит. Ну и хорошо, пойду ка я слопаю чего-нить, а то с этими упражнениями ни поесть ни попить не успел.

    Ксюха вплыла в кухню, как королева. Никогда её в таком состоянии не видал, она обычно везде влетала, врывалась и наводила своим появлением шуму больше, чем взвод солдат. А тут плавные движения, лёгкая улыбка.

    - Владя, я тебя люблю, - она подошла и прижалась, дыша мне в пупок.

    Я погладил мягкий пушок волос на голове, спутанных после нашего безумства. Глажу и ощущаю, что до ужаса её хочу, просто аж мысли рубит. Эх зря я в туалет не сходил.

    - Братик, а скажи мне, - её глаза светились, - а вы, ну, мужчины, у вас так же?

    Я чуть не застонал сам от такого вопроса и все барьеры начали рушиться.

    - Нет, но нам тоже приятно, пусть по-другому.

    Она прищурилась, склонив голову, закусила губу остреньким клычком. А потом взяла меня за руку и молча потащила обратно в спальню. Думаете я сопротивлялся, нет уж.

    - Что мне делать, - спросила она, когда мы уселись на кровать друг перед другом.

    - Ксюш, может не надо, - неуверенно произнёс я. - До этого просто невинные шалости были, но с мужчиной так не пройдёт.

    - Нет, - упрямо махнула гривой она, - хочу сделать тебе так же хорошо.

    - Хорошо, снимай.

    - Что? - Не поняла она, но потом дошло.

    От футболки я давно избавился, теперь настала очередь шортов, под которыми кроме меня ничего и не было. Я встал перед кроватью, вплотную к сидящей на матрасе Ксюше. Она протянула руки и начала стягивать с меня последнюю преграду. Чтобы член не запутался я просунул руку под резинку и поправил его, затем шорты упали вниз и сдвинув ладонь вбок я предстал перед сестрёнкой во всей красе.

    Ничего сверхъестественного. Сантиметров пятнадцать, средней толщины, но ведь тут не размер важен. Думаете все женщины только и мечтают, чтобы им всё порвали толстенным хуем, а потом по больницам бегать полгода? Как бы не так. Вот умение не кончать подолгу они реально ценят. А размер... это на любительниц.

    Но для маленькой девочки моё достоинство наверняка показалось гигантским. Конечно, на экране малюсенького устройства всё совсем по-другому выглядит.

    Она во все глаза уставилась на меня, казалось, позабыв о причине своего передо мной появления. Потом произнесла.

    - Подсказывай мне, ладно? - Она несмело дотронулась ладошкой до члена, смотря мне прямо в глаза, а я буквально утонул в их синеве.

    - Чуть сожми его, оттяни кожицу, да так, - начал я объяснения, - теперь води вперёд-назад, не разжимай руку, но не сильно дави. Молодец.

    Она как прилежная ученица делала всё как надо. Чудо, но я пока сдерживался. И тут она открыла рот и головка оказалась внутри.

    Я сразу же вывернулся. Понятно, что Ксюха по незнанию задела чувствительную часть зубками. Картинки в интернете - это же не по-настоящему, так не научишься.

    Я терпеливо объяснил сестричке ошибку, после чего та как могла широко открыла рот и головка проскользнула внутрь вместе с половиной ствола.

    Само понимание того, где мой орган сейчас находится вогнало меня в водоворот переживаний, испытываемых разве что когда лишаешься девственности со своей первой, более опытной партнёршей. Я кайфовал, а Ксюха, умница моя, она очень медленно, вдыхая мой запах носом, водила губками по члену, положив руку на основание ствола и лаская яички левой ладошкой. Делал она это неописуемо мягко, как будто читая мои мысли - идеально просто.

    Я начал рассказывать как делать минет правильно, как облизывать ствол и сжимать колечко губ, хотя последнее не было уж сильно нужно - они и так растянулись не рассчитанные на такой размер.

    Она всё повторяла, абсолютно всё, что я ей говорил и делала это с такой любовью, что даже от жены подобного я никогда не мог добиться. Хотя моя Вика тоже очень любит меня и старается мне доставить радость. Но каждому взрослому партнёру мешает что-то - мысль, инстинктивный запет, да что угодно быть искренним и отдаваться кому-то не думая вообще ни о чём, кроме любви.

    Ксюша же завелась не на шутку. Она сосала мой член, старательно заглатывая его до самой гортани, после того, как я сказал, что так приятнее всего. Она старалась даже протолкнуть головку в горлышко, как когда-то резиновую кишку зонда, ей тогда желудок обследовали. Но в больнице она плакала и вырывалась, сейчас же самозабвенно, не обращая внимания на неприятные ощущения насаживалась на меня. Слюна стекала по стволу, капая на ноги, маленькие горячие ладошки держались за меня, как за спасательный круг, губки покраснели, но она не сдавалась, вся отдавшись процессу.

    Конечно же я долго не выдержал. Даже говорить ей не стал ничего, только притянул её голову к себе, не давая инстинктивно вырваться, прижал как можно крепче, чувствуя, как головка расширяет горло малолетней сестры, и замер, начав спускать сперму прямо в полурастянутое горло Ксюши.

    Раз, головка сократилась, я застонал, дёрнувшись; два, и первая струя ударила в пищевод, закупорвая его вместе с дыхательным проходом, одновременно служа отличной смазкой; три, четыре, как ожидалось Ксюха дернулась, но я только прижал крепче, да так, что головка на моменте сжатия таки проскользнула глубже, расширив шею девочки и продолжила стрелять прямо той в желудок.

    Я никогда так не кончал. Сестра же не вырывалась, что удивительно. После первого, естественного порыва отпрянуть, она дала мне сделать с собой что требовалось, утробно кашляя, но с самозабвенным упорством борясь с собой и прижимаясь ко мне всем телом. Она даже обхватила меня за спину.

    Но спермы было так много, что она пошла горлом, попала в дыхательные пути и Ксюха зашлась кашлем, выплескав через нос половину моего смени (рот-то закрыт был) . Я кое-как справился с собой и посреди оргазма выскользнул из уютной глубины ротика, схватил член в кулак и залил глаза, волосы и всё лицо сестры, уже испачканное моей страстью, белыми струями.

    Счастье, что малую не вырвало, но кашель не проходил наверное с минуту, забрызгивая пол и меня плодами нашей страсти.

    Когда приступ закончился и Ксюха подняла на меня глаза, я поклялся в следующий раз запечатлеть это на видео. Такого я не видел никогда.

    Всё залитое капающей с подбородка спермой и слюнями детское личико пылало, как флаг. Волосы слиплись, один глаз залеплен так, что она его и открыть то не может. Из широко, как на приёме у стоматолога, открытого рта вырывается хриплое дыхание, внутри видны капли семени, губы покрыты бежевой плёнкой, а остатки сестрёнка выталкивает из себя языком.

    А в глазах, в них огонь и страсть. Они сияют от осознания достигнутой цели и ничего больше эту сумасшедшую не волнует. Видя это, я вновь тыкаю сочащимся спермой орудием в её нежный ротик и припухшие тёплые губки смыкаются на посиневшей головке.

    - Высоси и проглоти всё, это полезно, - только и говорю я, а она понимает всё буквально, втягивает щёки и с силой пылесоса выжимает из меня всё. Затем отрывается от новой игрушки, когда я своими пальцами собираю сперму с нас обоих, периодически давая ей облизать.

    Ксюха уже проглотила три глотка коктейля семени и собственной слюны, но жадно раскрывает ротик не проявляя ни признака брезгливости. Она с видимым удовольствием слизывает с меня отдельные капельки и втягивает в рот мой член, обессиленно начавший падать.

    Ноги меня не держат, я ложусь на кровать, эта егоза не отпуская липкий ствол садится мне в ноги и обхватывает головку вновь.

    Хуй падал буквально вот, но под таким воздействием он наливается кровью вновь, Ксюха смотрит на это с восторгом, она такого ещё не видела. Зрелище ей пришлось явно по-нраву и актёр ощутил всю благодарность маленького зрителя, вновь очутившись у той в сладком плену.

    На этот раз она делала минет не спеша, явно запоминая процесс, пока я рассказывал, что только что произошло. Она узнала, что сперму нужно глотать, желательно делая это показательно, на виду у мужчины. Горлышко у неё болело после яростного моего в него проникновения и я не рисковал ещё раз повторить это сразу же, зато показал, как нужно обхватывать ствол ручками и что можно нафантазировать в такой момент.

    А она расстаралась, облизывая всеми способами мой оран, целуя его, не забывая пройтись по каждой складочке. Она обслюнявила каждый миллиметр, выпустив длинную ниточку слюны и размазав её ровным слоем по яйцам, ни в малейшей степени не обращая внимания на волосы, лезущие в рот.

    Во второй раз Ксюха не проронила ни капли, хоть рот её и наполнился до краёв, а розовые щёчки раздулись, как у хомячка. Она покатала сперму во рту, пробуя на вкус, выпустила её на волю, образовав целое озеро мутной белесой жидкости в ямке солнечного сплетения, после чего с хлюпанием всосало всё в рот и проглотила за два раза.

    Её смешная перепачканная мордашка так и манила к себе, я не удержался и размазал по ней остатки спермы, которой вполне хватило чтобы на коже образовалась блестящая маска. А что, омолаживающие крема производят как раз из бычьей спермы, так чем я хуже.

    Ксюха, узнав про это, так обрадовалась, что не стирала "косметику" полдня, щеголяя засохшими пятнышками, но потом всё же умылась, чисто из соображений эстетики - вид отслаивающейся спермы ей не понравился. Зато к обеду заставила меня кончить себе на лицо, плотно прикрыв при этом губы и закрыв глаза, затем все руками размазала по лбу, носу и щекам (даже на шейку хватило) . И при этом ни капли стеснения - проделала всё так же легко и запросто, будто стакан кефира выпила.

    А пока она блаженствовала от свежей маски, вдыхая её запах, я доставил ей ещё час радости, лаская маленькую киску языком, даже засунул мокрый от смазки средний пальчик к сестрёнке в попу, что она восприняла спокойно.

    Главное ведь что - сделать это вовремя. Никакие болевые ощущения не чувствуются во время оргазма. Да и боль, как ни странно, действительно доставляла некоторое удовольствие Ксюшке. Потому замерев по-первости, ощущая проникновение в себя моего пальчика, через несколько секунд она вновь забилась в оргазме, который в сестрёнкином сознании прочно начал ассоциироваться с пальчиком в заднем проходе.

    Потом она с удовольствием насаживалась попкой на проникающий вглубь тела предмет, мне казалось, что она ещё больше кайфа от этого ловит.

    Мышцы её сфинктера постепенно привыкли к такому воздействию, и внутрь скользнул уже большой палец, а следом и два сразу. На большее я пока не решился, тем более, страсть схлынула, теперь нужно было расставить все точки над "и", ведь дальнейшая наша жизнь, как вы понимаете, сильно изменилась с этого момента.



    Gang-Bang для всей семьи. Группа, инцест


    Автор: Max Steiner

    Рассказ основан на реальных событиях. А точнее на реальных персонажах, события как раз таки выдуманные мною. Хотя если учитывать далеко не стандартные отношения в этой семье, про которую будет рассказ, и с позволения которой я его написал, то всё изложенное может в каких-то местах оказаться если не правдой, то вполне реальной и осуществимой фантазией.

    Вообще во всём виновата прекрасная женщина по имени Светлана, с которой я познакомился при переписке, и которая толкнула меня на то, что бы я написал про её семью, её мужа Женю и дочку Дашу, с которыми она часто оказывается в круговороте страстей группового секса с другими мужчинами.

    Пропуская предысторию о том, как Даша потеряла свою девственность в 13 лет (об этом может в другой раз), можно начать с того, что её родители были большими любителями приглашать и устраивать у себя дома встречи с несколькими мужчинами. Конечно, Женя и его жена Света не сразу к этому пришли, но зато теперь благодаря настойчивости мужа, Света стала порядочной шлюшкой, которая с удовольствием отдаётся сразу нескольким мужчинам в присутствии мужа. При всём этом Света остаётся на удивление "верной" женой, которая только изредка проводит время со своими мужиками наедине с позволения мужа, а так всегда принимает их прямо у себя дома и почти в любое время. Желающих много. Но их стало ещё больше, когда к новым семейным традициям присоединилась дочь Светы - Даша. Иначе произойти просто и не могло, такое не скроешь, и теперь Женя наблюдает не только, как натягивают его жёнушку, но и как стонет его шестнадцатилетняя дочка под напором больших членов любовников её матери.

    Исходя из всего вышеизложенного, Даша, конечно, далеко не ангелочек, хотя личико у неё как раз такое - просто невинная девочка, брюнетка с короткими волосами и стройной фигуркой. В отличие от мамы изменять ей не кому и в школе многие ребята знают, какая она на самом деле горячая штучка, которая почти никому не отказывает. Есть несколько парней в классе, с которыми у Даши сложились интересные отношения. Иногда после уроков она, получив ключ от класса, закрывается там на дежурство, но вместо того чтобы убрать в помещении и помыть доску, к Даше присоединяется пара мальчиков и уборку приходится отложить. "Даша, я не понимаю! Чем ты там занималась? Класс опять плохо убран, тебя на дежурство одну ставить похоже вообще нет смысла!" - такое часто можно слышать от учительницы, но всё это быстро и легко забывается, Даша отличница и хорошо учится.

    Закрывшись в классе, чтобы им никто не мешал, парни расстёгивают ширинки и достают свои стволы, Даша, присев на корточки, сразу начинает их обслуживать ротиком. Один из мальчиков больше не выдерживает и словно вырывает свой член из нежного ротика девочки, чтобы видеть, как он забрызгает её личико горячей спермой. Два-три движения рукой и Даша зажмуривается от выстрелов из члена её одноклассника, а тот улыбается и довольствуется проделанной работой. Второй мальчик тоже хочет добавить свой вклад:

    - Подожди, дай мне тоже обкончать её! - и быстро надрачивая свой ствол добавляет спермы на лицо девочки. Струйки спермы стекают по подбородку, она облизывается, а парни смеются, они ещё никогда не пробовали вдвоём заливать лицо их безотказной подружки.

    - Как я теперь пойду домой? - Даша притворяется, что возникла проблема.

    - Так и иди! - смеются парни, - давай только класс уберем, чтобы не было как в прошлый раз.

    И Даша со свежей спермой на лице начинает мыть доску, а ребята быстро подметают, после чего хлопают девочку на прощание по попке и уходят. Даша стирает с лица остатки уже полузасохшей спермы и тоже собирается идти домой, хотя на самом деле ей хочется прийти домой со свежим обспусканным личиком - она знает, что мама это одобрит и папа тоже будет рад возвращению своей дочки в таком виде.

    Вечером Даша жалуется папе, что мальчики после уроков только обспускали её лицо, а киска осталась без внимания. Жене приходится доставать свой член чтобы успокоить свою ненасытную девочку, а Светлана находит минутку пососать член мужа чтобы тот побыстрее встал, после чего покидает обоих в комнате и отправляется на кухню готовить ужин. Тут раздается звонок в дверь. Даша спрыгивает с члена отца и прикрывает дверь на всякий случай чтобы им не мешали, хотя она и так знает что это скорее всего кто-то из любовников мамы.

    Даша права, маме приходиться отложить ужин и открыть дверь любимому мужчине, который наверняка зашёл на полчасика опустошить содержимое своих яиц в гостеприимную киску Светланы. Зная как хорошо сейчас её дочке, Света предложила гостю поиметь себя прямо на кухне, встав раком у стола, задёрнув халатик и предоставляя свою роскошную задницу. В итоге секса получили все и можно было спокойно завершить этот день.

    На самом деле вся семья с нетерпением и волнением ожидала выходные, когда планировалась большая встреча в сауне. К этой встрече тщательно готовились не только Даша с родителями, но их близкие друзья тоже. Все вместе они сняли красивую небольшую сауну с каминным залом, большим мягким диваном, креслами и прочими удобствами для отдыха. Эти мужчины были уже давними любовниками Светланы и были в курсе всех отношений в её семье, конечно, появлялись и новые, но им предстояло сначала постепенно ознакомится с порядком вещей.

    Приближаясь к субботнему вечеру, Света с дочкой начали наряжаться, начисто побрили свои киски, чтобы желающим было приятней вылизывать, а Жене удобней слизывать наспусканную сперму самцов, что ему очень нравилось. Светлана с Дашей оделись как и подобает в таких случаях настоящим шлюшкам - босоножки на высоких каблуках, чулочки, почти прозрачные трусики. Они были готовы и в таком виде начинать, но чтобы добраться до места встречи пришлось одеть кое-что ещё, хотя не надолго - всего пара километров на машине и вот им уже приходится раздеваться в компании 10-ти мужчин а также Жени, который на этот раз решил немного пожертвовать своим удовольствием, взяв с собой видеокамеру немного поснимать.

    Но вообще-то Жене нравилось смотреть как разгорячённые самцы сношают его любимую жену и дочку у него на глазах. Так как все друг друга знали и встречались не раз, встреча довольно быстро переходила к своему главному предназначению - генг-бенг вечеринке. Пока Женя, медленно попивал свой любимый коньяк, разговаривая с друзьями семьи, обе девочки уже пристроились к мужчинам на противоположном диване и позволяли себя ласкать и целовать.

    - Ну, давайте, мальчики, доставайте все! Сейчас мы с Дашенькой с минетиком по кружку пойдём. - Света отдала команду и те, кто ещё не успел, сняли штаны. Мама с дочкой действительно начали старательно отсасывать, передвигаясь по кругу каждая в свою сторону. Круг как не странно замкнулся на члене Жени, где Света встретилась с Дашей и обе облизали уже стоячую палку любимого мужчины. Долго вылизывать папины яйца Даше не позволили и вот ей уже приходилось глубоко заглатывать большой член одного из мужчин, который при этом двигал рукой её голову чтобы Даша лучше старалась. Также ей надо было обеими руками надрачивать члены двоим другим мужикам которые сидели по обе стороны того у которого она отсасывала.

    Мама в это время проделывала примерно такие же трюки с остальными гостями, а Женя уже достал видеокамеру, решив немного поснимать сцены минета, а потом потрахать свою жёнушку если получится. Желающих много и Свете приходилось работать ротиком в бешеном темпе, некоторые любовники просто трахали её в рот с нетерпения побыстрее отыметь замужнюю шлюху. Светлана, конечно, любила сосать, но также была готова подставить любую свою дырочку по первому требованию. А вот Даша уже не могла сдерживать себя:

    - Пожалуйста, кто-нибудь натяните меня наконец, - она жалобно просила, - я уже вся теку...

    - Маленькая сучка! - подумал тот самец у которого Даша отсасывала и оттолкнул её от своего напряжённого члена, перемещаясь к попке девочки, - сейчас я тебе засажу по самые яйца, так накачаю твою пиздёнку, что сперма из ушей пойдёт!


    * * *

    На его место быстро пересел другой мужик и взяв за волосы Дашу, насадил её ротик на свою залупу. Он был доволен тем, что теперь сам получит качественный минет в исполнении юной шлюшки, пока её будут натягивать сзади. А сзади как раз в этот момент Даше и вставили в киску долгожданный большой член, она подала большой сладкий стон и стоя на коленях рачком расставила ножки пошире, чтобы глубже принять в себя эту палку. Любовник без особых церемоний долбил нежную киску девочки, позволяя при этом ей обслуживать остальные члены ротиком в разных направлениях. Даше просто не получалось вовремя постанывать так как её рот всё время был занят, хотя ей очень хотелось показать как ей приятно и что она вся во власти этого большого члена который упирается ей в матку, как послушная сучка.

    Тем временем мама не отставала, и с минетами уже давно было покончено - теперь она лежала на боку, на большом диване, а следующий по очереди любовник пристраивался сзади, водя головкой члена по нижним губкам Светы.

    - Ах! Какая сочная пизда! - говорил про себя Женя, снимая момент проникновения в киску жены, - ну прямо как сочный персик, который сейчас проткнут и потечёт сок! Давай, дружище, давай, засади ей поглубже!

    Медленно и чётко член вошёл в дырочку Светланы как по маслу, любовник видимо хотел быт нежен с дамой, но как только его член целиком оказался в её пещерке он превратился в самца, который взял Свету за груди и начал долбить, так что были слышны характерные шлепки.

    Даша в этот момент уже принимала в себя сперму другого самца, который натягивал её киску сзади. Как и ожидалось спермы было много и в Дашиной дырочке всё не уместилось.

    - Мам, в меня уже кончили! - девочка спешила порадовать свою мамочку-шлюху.

    - Бери следующий, доча! Мальчики, давайте, трахайте её! - только и поспевала отвечать Светлана между толчками и членов любовников во рту.

    Следующего желающего искать не приходилось, мужчина тут же пристроил свой агрегат и по сперме своего предшественника заскользил внутрь. После него Даша приняла и третьего не меняя позы, и в итоге в её лоне уже плескалась сперма троих мужчин, которые не могли устоять перед узкой пещеркой девочки.

    - Жень, отпей там! У неё уже коктейль из троих собрался! - Светлана заботливо скомандовала мужу, зная, как ему нравится вылизывать дочку после секса. Даше тоже нравилось кормить папу спермой, иногда она специально просила своих мальчиков вечером подойти и быстренько наполнить её прямо в подъезде, чтобы отнести отцу свежую сперму из влагалища.

    После того как Женя очистил девочку, её отнесли и положили на спину рядом с мамой.

    - Ну что, Дашенька, сейчас нас с тобой рядышком дружно поимеют, да? - Светлана улыбалась дочке, взяв её за руку.

    - Дайте нам в рот кто-нибудь. - предложила Даша.

    - Да, ребята, давайте заполните наши блядские ротики!

    - И постарайтесь моей маме накачать киску, а то она ещё не получила ни капли!

    - Давайте тогда я сейчас быстренько! - вмешался Женя, отложив камеру в сторону, - а то не могу больше!

    Глава семейства действительно был готов взорваться и в яйцах скопился тяжёлый груз. Он быстро засунул свой жене и на пару с другим мужчиной начал натягивать обеих женщин. Ну а члены во ртах этих двоих шлюх менялись беспрерывно. Как и было обещано, Женя с радостью разрядился в киску жены, а Светлана оторвалась от сосания члена чтобы посмотреть как в неё кончает муж.

    - Спасибо, дорогой! Давайте, кто там следующий? Моя киска свободна! - Света улыбаясь призывала своих любовников.

    - Такая киска не должна бывать свободной вообще! - шутя на неё налегал очередной желающий гость.

    - Ой, как хорошо, Женя, как хорошо меня смазал! Давай, иди сюда, пососу тебе за это! - Светлана не унималась.

    Женя дал жене слизать на члене оставшуюся сперму и немного отсосать, после чего присел на диване напротив и продолжил снимать, как гости дружно натягивают его рядом лежащих женщин во все дырки. Впрочем, не во все...

    Ну, это только вопрос времени, у обеих девочек задние дырочки распечатаны и хорошо растянуты. Женя снимал происходящее на видео и гордился своей женой и тем какой хорошей шлюхой они воспитали свою дочку. Света и Даша лежали на спине, раздвинув ножки и принимали упругие члены в свои киски, попеременно им также вставляли члены в рабочие ротики. Всем любовникам, конечно, очень нравилось иметь рядом лежащих замужнюю шлюху и её дочь на глазах у мужа и отца. Самим девочкам это нравилось не меньше, они активно подмахивали и старались как могли. Оба ёбаря почти одновременно кончили, не вынимая своих стволов, заполнив до краёв киски обеих женщин.

    - Я тоже туда хочу! - закричал один из мужиков которому сосала Даша и быстро, чуть не кончив ей в рот, вырвал член и спустил, как только коснулся нежных половых губ девочки. Половина выстрелов пришлось во влагалище Дашеньки и теперь из её пиздёнки сочилась смешанная сперма двух самцов.

    - Правильно, заполните её полностью, пускай папик вылизывает потом! - Света смотрела на происходящее и продолжала делать минет одному из гостей. Тот кстати долго не выдержал и засунул свою дубину Светочке в рот так глубоко насколько было возможно а потом держа её руками за голову начал разряжаться ей прямо в глотку. Света глотала как могла и вскоре любовник вынул свой член и начал водить им по губам женщины, которые теперь блестели от спермы.

    - Спасибо тебе, милый! - Света уже отдышалась и с благодарностью целовала член, который только что побывал у неё в глотке, - теперь отдохни немного, потом в попку мне засунешь, да? Натянешь как следует мою попочку!

    Тем временем попочку Даши уже начинали натягивать, Женя даже не поспел вылизать киску дочери. Сперма поспела стечь к анальному отверстию девочки и таким образом послужила дополнительной смазкой. Даша лежала в постели на спине и руками разводила в стороны свои половинки, помогая одному из мужчин засунуть член в попу как можно лучше и глубже. Конечно, это был далеко не первый ствол в анусе девочки, но её попочка была по-прежнему узкой и заставляла мальчиков быстро кончать внутрь. Так случилось и в этот раз - трахавший её мужик долго не вытерпел и держа девочку за ноги, вогнал свой член как можно глубже и начал наполнять её заднее отверстие.

    - Ну, вот, следующему уже будет смазано получше! - сказал он, отходя от Даши, которая всё ещё оставалась на спине с раздвинутыми ножками и теребила свой клитор.

    - Давайте дадим ей то, чего она по настоящему хочет! Затрахаем и заполним её до краёв! - высказался один из любовников и взяв девочку с лёгкостью насадил её киской на свой торчащий член. Даша находилась сверху, её ноги были согнуты в колени а в её прелестную переднюю дырочку проникал твёрдый член. Тут она поняла задумку мужчин и заулыбалась, ведь это было то, чего она ждала весь вечер.

    - Да! Давайте! Засадите мне поскорей! - Даша уже начинала двигаться на члене, виляя попой.

    Скоро нашёлся и счастливец, который пристроился сверху и медленно начал вводить свой член в попу девушки. Второй мужчина под Дашей снизил темп, чтобы приятель всунул как следует и они вместе могли бы начать хорошую ёблю. А рядом тем временем потихоньку трахали Свету:

    - Молодцы, все дырочки ей заполнили! В ротик ещё вставьте, пусть сосёт! - мама давала полезные советы, ей очень хотелось чтобы все возможные дырочки её ненаглядной доченьки были заполнены.



    Дневник. Инцест, наблюдатели, миньет, анал


    Автор: Numen

    Наконец настали каникулы! Я окончила 11 классов. Впервые я почувствовала что повзрослела. От этого мне стало слегка грустно. Казалось, еще недавно я маленькой девочкой шла в школу первый раз, и вот я уже взрослая окончившая школу девушка. Еще недавно я беззаботно училась в школе, а теперь мне уже необходимо думать о будущем.


    Скоро я поеду в деревню к бабушке. Я поживу у нее с месяц, а после вернусь, так как начнутся вступительные экзамены в институт.


    * * *

    Сегодня я уже второй день в гостях у бабушки. Вчера вечером, сразу после нашего приезда, бабушка натопила нам баню. Мне нравится париться. Нет ничего приятнее, лежать на горячем пологе, в густом жарком пару и предаваться своим мечтам.


    Мне стыдно об этом писать, но я сегодня испытала такое.… Как обычно я лежала на пологе, мысли медленно плыли в голове, по телу разлилась приятная истома. Одной рукой я перебирала волосики у себя на лобке. Я не заметила, как рука проникла между ног и стала поглаживать половые губки. Во мне стало расти возбуждение, рука двигалась все быстрее и быстрее. От нахлынувшего наслаждения я стонала, мое тело извивалось…. Далее блаженство. Я долго лежала почти без памяти после этого. Со стыдом я поняла, что испытала свой первый оргазм.


    * * *

    Это просто как болезнь. Испытав однажды наслаждение, мне хочется снова и снова. После того случая в бане, я стала мастурбировать по 2-3 раза в день, и все равно не полностью удовлетворяла себя. Каждый раз я пыталась остановиться, но рука сама тянулась в низ. И я снова кончала. Я урывала минуты, прячась от родителей и замирая от каждого шороха, терла свою промежность. Иногда я уходила в лес, и, спрятавшись в кустах, и, сняв трусики, кончала по несколько раз. Я боялась, что меня услышат, и поэтому старалась не шуметь, но, испытывая оргазм, я не могла сдержать громкого стона, срывавшегося помимо моей воли.


    Сначала я ограничивалась только натиранием мокрых от возбуждения губок, теперь я натираю клитор и иногда засовываю пальчик во влагалище. Я представляю, что это не палец, а мужской член и бурно кончаю.


    Сегодня я в порыве страсти засунула себе во влагалище флакон от дезодоранта, 2см диаметром. Резкая боль мгновенно отрезвила меня. Показалась кровь. Я до смерти перепугалась. Кажется, я сама себя лишила невинности. Какой кошмар…


    * * *

    Теперь не страшась, я мастурбирую тем самым флаконом. Мне до ужаса хочется заменить эту грубую вещь живым мужским членом. Желание постоянно кипит во мне. Я уже жалею, что познала это наслаждение. Теперь оно преследует меня постоянно, мастурбация лишь немного ослабляет желание, не устраняя его полностью. Мне приходится постоянно уединяться. Я занимаюсь этим уже по 4-6 раз в день. Я уже боюсь натереть мозоль на своем клиторе.


    * * *

    Сегодня я впервые познала мужчину!!!


    Как обычно я лежала в кустах и с упоением ласкала себя. Когда я уже почти кончила, передо мной возник мужчина пастух лет 45. Он остановился передо мной и с интересом стал наблюдать мои действия. Я сильно покраснела, но возбуждение лишь нарастало, и не в силах сопротивляться мое тело содрогнулось от спазм оргазма. Мужчина с интересом наблюдал как я, громко постанывая, корчилась на траве.


    Очнувшись, я поспешно прикрылась. Мужчина, не говоря ни слова, расстегнул и спустил брюки и трусы, обнажая свой возбужденный член 3см диаметром и 10см длинной. Я не могла оторвать свой взор от этого зрелища.


    - Пососи его, - попросил мужчина.


    Как во сне я опустилась перед ним на колени и осторожно взяла его напряженно подрагивающий член. Сначала осторожно, потом все увереннее я стала сосать его, теребя язычком головку. От мыслей о том, что я делаю, кружилась голова. Я почувствовала, как между ног снова растет возбуждение. Мужчина, заметив это, сказал:


    - А теперь становись на четвереньки.


    Я подчинилась. Выгнув спину, и приподняв зад, я стала ждать. Вскоре я почувствовала, как его член медленно входит в мое влагалище, мое тело содрогнулось от нового ощущения. Живая плоть не шла ни в какое сравнение с жестким баллоном. Мужчина начал ритмично двигаться. По моему телу стали пробегать волны быстро растущего наслаждения. Я громко стонала. Темп движений стал увеличиваться, и тут на меня нахлынуло такое наслаждение! Казалось, мир пошатнулся, в глазах поплыл туман. С громким криком я заметалась по траве. Мужчина вынул член из меня, и из него мне на спину брызнула горячая жидкость. И тут мне вдруг стало до ужаса стыдно. Я схватила трусики и бросилась прочь от этого места.


    * * *

    Не выдержав, сегодня я снова отправилась на ту поляну. Еще издали я заметила стадо коров и мужчину, которого встретила вчера. Сначала я сильно боялась подойти, но, после, собрав волю, решительно направилась к нему.


    Увидев меня, мужчина улыбнулся. Я молча подошла к нему. Не говоря ни слова, он рассматривал меня. Одной рукой он приподнял подол моего платья, другой спустил трусики. Осторожно он начал исследовать мою промежность. Я была сильно возбуждена, чтобы обеспечить его руке доступ к самым потаенным местам я шире раздвинула ноги.


    Закончив свои исследования, он стал неспешно расстегивать брюки. Я тут же опустилась перед ним на четвереньки, подставив ему свой зад. Мужчина резко вошел в меня, я даже вскрикнула от неожиданности. Вскоре я металась под его ударами, громко завывая. Опять я кончила раньше. Мужчина вынул член и, схватив меня за волосы, притянул голову к себе, я схватила его член ртом и стала энергично сосать. Почти сразу из него брызнуло, не помня себя, я подставила под горячую струю лицо, часть спермы попала мне в рот. Я с упоением глотала.


    Очнувшись, я почувствовала, что не полностью удовлетворена. Увидев мужчину, лежащего рядом, и его сжавшийся член я подползла к нему и снова взяла его член в рот, путаясь возбудить его. Мужчина хотел оттолкнуть меня, но я крепко уцепилась за него. Вскоре мои старания увенчались успехом. Я, взглянув на мужчину с мольбой, подставила ему свой зад. Я ожидала что, как и раньше он войдет в меня через влагалище. Но почувствовала, как его член уперся мне в анус. Я попыталась отстраниться, но мужчина навалился на меня и с силой задвинул мне в зад свой член. Не обращая внимания на мои крики, он стал двигать своим членом в моем заднем проходе. Мне ничего не оставалась, как терпеть. Но вскоре тупая боль в попе стала преображаться. Мне стало доставлять удовольствие все это. Вскоре я уже громко постанывала от удовольствия. В этот раз мужчина кончил в меня. Он просто затопил мою попу своей спермой. Собрав свои вещи, я не сказав ни слова убежала.


    Я в полном смятении. До этого случая я даже не предполагала, что это можно делать туда. Мне очень стыдно, еще страшит меня то, что мне очень это понравилось. Правильно ли это?


    * * *

    Сегодня я не пошла на поляну. Весь день я мучилась сжигаемая желанием.


    Проходя вечером мимо родительской спальни, я услышала доносившиеся от туда голоса. Я


    Тихо подкралась к двери и посмотрела в щель. У меня учащенно забилось сердце оттого, что я там увидела. Моя мать стояла на полу, наклонившись вперед и, опершись о стол, а отец брал ее сзади. Мне не было видно, в какое отверстие он ее взял. Я гадала, делают ли они это в попу или нет. Тут я увидела, как отец вынул свой член. Он был поистине огромным. Я несколько раз мельком уже видела его. Но тогда он был маленьким съежившимся. Теперь же, возбужденный, он был около 5см диаметром и 15см длинной. Оказалось, что они это делали во влагалище. Теперь же отцу захотелось в зад. Я видела, как он начал медленно погружать свое сооружение матери в попу. Она лишь стонала. Я была крайне удивлена, когда член полностью поместился внутри подрагивающей попы. Моя рука уже давно была между ног и судорожно натирала клитор. Я кончила вместе с родителями, и с силой сжала зубы, чтобы не закричать. Впервые я увидела, как мои родители занимаются любовью.


    * * *

    Сегодня утром, когда я одевалась, ко мне в комнату неожиданно вошел отец. На мне были лишь трусики, и я прикрыла груди руками.



    - Извини, я не знал, что ты не одета, - сказал отец.


    Он внимательно посмотрел на меня.


    - Как же ты все-таки выросла. Кажется, еще недавно ты бегала такая маленькая. А сейчас ты выглядишь как вполне сформировавшаяся женщина.


    Мне стало неловко под его взором. Вдруг захотелось показать себя, и я опустила руки открыв взору отца свою грудь. Он взглянул на нее и, вдруг встряхнув головой, ушел.


    Днем мы с отцом вдвоем, так как мама поехала в город, пошли на дальнее озеро купаться. Придя, я, скинув одежду, бросилась в воду. Отец, раздевшись, лег на песок и с улыбкой наблюдал за мной. Вдоволь наплававшись, я вышла на берег и упала на песок рядом с отцом. Я легла на живот и стала загорать, прикрыв глаза. Вскоре я почувствовала взгляд на себе. Осторожно приоткрыв глаза, я заметила, как отец смотрит на мою спину, потом его взгляд опускается ниже. На мне одеты маленькие трусики, сзади они лишь тонкой полоской исчезают между ягодицами, полностью открывая попку взору. Решившись на безумный поступок, я сказала:


    - Папа, натри мне спину кремом от загара.


    Отец достал крем, выдавил мне на спину и стал его втирать. К моему сильнейшему стыду его руки стала возбуждать меня. Натерев спину, он стал натирать мою попу. Я чуть не подскочила, усилием заставив себя сдержаться. Потом отец перешел на ноги. И снова вернулся к попе. Казалось он не может оторваться от моей упругой гладкой попочки, мне было очень неловко. Я перевернулась на спину. Тогда отец стал натирать мне плечи, живот. Я вспомнила вчерашнее и покраснела, но не смогла удержаться и сняла верх купальника.


    - Девочка моя, что мы делаем! - воскликнул отец, и его руки накрыли мои груди.


    Я откинулась на спину и лишь постанывала от его ласк. Оторвав одну руку, от моей груди, отец проник ей мне в трусики и дотронулся до моего холмика, мое тело выгнулось дугой. Отец стал ласкать мой клитор, от этого мои стоны усилились. Я увидела, как сооружение отца выпирает наружу, и схватила его рукой. Отец, вдруг очнувшись, словно от сна воскликнул.


    - Мы не должны этого делать, - и попытался отстраниться.


    Но я крепко держала его член. И наклонившись, взяла его в рот.


    - Что ты делаешь! Не надо! - воскликнул отец.


    Но я, не слушая с упоением, сосала его огромное сооружение, одной рукой натирая свой клитор. Тут отец застонал и затопил мой рот спермой. Ощущая горячую сперму у себя на губах, я кончила громко вскрикнув.


    - Что мы наделали! - сокрушался отец.


    - Не волнуйся папа, об этом никто не узнает. Мне очень понравилось.


    - Но ведь я твой отец.


    - Это не важно.


    Я обняла его.


    - Я люблю тебя и маму. И вы меня. Что тут плохого.


    Отец тоже обнял меня.


    - Скажи честно я красивая?


    - Да, ты вся в маму, такая же красавица.


    - Папа, знаешь, а я еще хочу.


    - Не надо. Это не хорошо.


    - Но я очень хочу. Ты возьмешь меня по настоящему?


    - Ни за что. Ты ведь еще девственница?


    - Уже нет.


    - Когда!! Ну не важно. У меня слишком большой. И вдруг ты забеременеешь.


    - А если в попу.


    - В попу!! Ты и об этом знаешь! В попу будет еще больнее. Я же говорю у меня слишком большой.


    - Я очень прошу. Ну, хоты бы попробуй. Ты ведь не откажешь своей дочке.


    Я встала на четвереньки, подставив отцу свой зад.


    - О боже. У тебя сказочная попка. Я боюсь поранить тебя.


    - Ты мой отец, ты не можешь сделать мне больно.


    Хорошо смазав член кремом от загара, отец приставил его мне к анусу. Осторожно стал пытаться его засунуть. Отверстие все не поддавалось.


    - Тебе не больно?


    - Нет, не волнуйся. Надави сильнее. Не бойся.


    Отец надавил сильнее, но член не мог проникнуть внутрь. Тогда я качнулась назад. Член сильно надавил, и отверстие стало поддаваться, головка члена проникла мне в анус. Мне было больно, но я терпела. Отец, постоянно интересуясь, не больно ли мне осторожно погружал свой член мне в зад. Засунув половину, отец стал осторожно двигаться. Я чувствовала, как огромный стержень двигается у меня в попе, чтобы облегчить боль я стала ласкать клитор. Постепенно к боли в попе стало примешиваться и наслаждение. Я стала громко стонать. Кончила я громко завывая и даже потеряла сознание, когда из члена мне в зад ударила струя спермы, не находя себе места она сочилась у меня из попы, стекая на промежность. Отец с криком повалился рядом.


    Очнувшись, я увидела взволнованное лицо отца.


    - Как ты?


    - Замечательно.


    - Мне так стыдно, что я не удержался. Мы не должны были делать это.


    - Не волнуйся. Все хорошо. Ты все сделал просто чудесно. Мне еще никогда не было так хорошо. Я завидую маме. Ей очень повезло.


    - Не говори о матери. Что мы ей скажем?


    - Ничего. Пусть не знает.


    Я осторожно взяла руку отца.


    - Папа, мне жутко стыдно, но я еще… хочу…


    - Еще!?


    - Да. Ты еще можешь?


    - Ну, сейчас отдохну.


    - Хочешь, я поласкаю твой член язычком?


    Я склонилась и схватила ртом поникший член отца.


    - Девочка моя… что ты делаешь… о боже…


    От моих ласк член стал быстро увеличиваться. Когда он затвердел, я быстро встала на четвереньки, выставив зад.


    - Возьми меня опять в зад.


    Когда отец с силой вошел в меня, я вскрикнула. Он начал двигаться.


    - Глубже…глубже… стонала я


    Разрывая мой анус, отец задвигал член все глубже. Я не могла поверить, когда ощутила, что весь его громадный член исчез у меня в попе, и яички бьются о мою писю. Когда из члена брызнула струя, мне казалось что меня разорвет изнутри. Не сдерживаясь, я громко стонала и кричала.



    Сестра. Инцест, анал, миньет


    Автор: Numen

    Меня зовут Боб мне 16лет. У меня есть сестра ей 17. Мы живем с мамой, втроем.


    За плохое поведение и учебу мама всегда наказывает нас ремнем. Иногда она устраивает профилактическое наказание. Она всегда наказывает меня или сестру, собрав нас всех, чтобы видели. Раньше я не обращал внимания на то, что часто вижу сестру без трусов. Теперь я подрос и интересуюсь девочками. Я с нетерпением жду, что сестра провиниться и ее накажут. Мой взор постоянно притягивает темный треугольник внизу ее живота. Мне жутко хочется узнать, что скрывается в густых зарослях между ее ног. Когда я сморю на покрасневший от ударов красный зад сестры, в моем теле быстро нарастает возбуждение. Член напрягается. Поэтому, чтобы мама не увидела мой возбужденный член, я стараюсь, чтобы первым наказали меня. А после любуюсь попкой сестры.


    Вечерами я стал подглядывать, как сестра переодевается. Я возбужденно смотрел в замочную скважину на то, как при свете торшера сестра переодевалась. Она сняла всю одежду. Света было мало, но все равно я разглядел ее обнаженную грудь. С темными точками сосков. У сестры великолепное тело. Такое же красивое как я видел в лучших журналах.


    Придя к себе в спальню, я упал на кровать. Я представлял, что касаюсь ее тела. Одной рукой я стал теребить член. Я двигал рукой вдоль него, слегка сжимая. Вдруг, по телу пробежала судорога удовольствия, из члена брызнуло. Сначала я испугался, но потом вспомнил, что иногда ночью просыпался от такого же чувства, и что тогда тоже в трусах было мокро.


    Мне очень хотелось писять. Я быстро забежал в туалет. К моему удивлению там оказалась Мэри, сидящая на унитазе. Она, оказалось, забыла запереть дверь. Мы ошарашено смотрели друг на друга. Я еще сильнее захотел писять.


    - Я сейчас описяюсь, - сказал я, переминаясь с ноги на ногу. - Дай мне сходить.


    - Я тоже хочу. Выйди сейчас же, - Мэри прикрыла ноги юбкой.


    - Не могу, - я стал прыгать, умоляюще глядя на Мэри.


    Мэри загадочно посмотрела на меня. Потом она отодвинулась на унитазе подальше, и широко развела ноги и задрала юбку.


    - Писяй. Только меня не облей.


    Я быстро скинул штаны, и струя ударила между ног Мэри в унитаз. Мне было неловко. Так как мой член находился перед самым лицом Мэри. Я посмотрел вниз и увидел, как из густых зарослей между ног у Мэри тоже появилась струйка.


    Вечером я пошел в туалет. Я уже стал закрывать за собой дверь, как подбежала Мэри.


    - Я тоже хочу, - сказала она.


    - Я первый, - я попытался закрыть дверь, но Мэри не дала.


    - Давай вместе. Места нам хватит, - она улыбнулась.


    - Я не могу. Я…


    - А ты хочешь по большому, - Мэри снова улыбнулась.


    - Да.


    - Ну, мы что ни будь, придумаем.


    - Дай я сначала, - снова попросил я.


    - Я не могу терпеть. И потом, утром я тебе помогла. Не будь вредным. Давай снимай штаны садись на унитаз и отодвинься подальше. Так. Теперь разведи ноги.


    Я снял трусы, и сел как она мне сказала. Мэри задрала юбку и скинула трусики. Я не представлял себе, как она собирается писять. В отличие от меня ей сложно было попасть в унитаз. Мэри слегка задумалась, а потом, широко разведя ноги, уселась мне на колени так, что ее отверстие оказалось точно над унитазом. Почти сразу я услышал, как потекла струйка и как облегченно вздохнула Мэри. Она была так близко, что я стал возбуждаться. Мой член стал быстро увеличиваться в размерах. Мэри этого не видела. Она сидела, закрыв глаза. Открыв их, она посмотрела на меня.


    - Почему тебя не слышно, - она улыбнулась.


    Я молчал. Мой член уже гордо торчал вверх. И тут внезапно меня прорвало. Я начал писять. Так как член торчал вверх, струя ударила прямо на грудь Мэри. От неожиданности она вскрикнула, но осталась сидеть у меня на коленях.


    - Что ты делаешь!? - Вскрикнула она.


    - Извини.


    Я был готов провалиться сквозь землю. Я не мог остановиться. Рукой я прикрыл струю, но моча все равно стекала по ногам Мэри и моим. Мы были полностью забрызганы. Также внезапно как появилась струя и исчезла. Мы сидели с Мэри и молча смотрели друг на друга.


    - Теперь придется все стирать. Давай снимай мокрую одежду.


    Сказала Мэри и встала. Она стала стягивать с себя юбку и блузку. Вскоре она стояла передо мной совершенно голой.


    - Раздевайся. Что уставился. Как будто в первый раз видишь меня голой. Будто я не знаю что ты за мной подглядывал.


    Я встал и тоже разделся. Мэри не обращая внимания на меня, взяла одежду и понесла ее в ванную.


    - Пошли. Надо принять душ. Ты еще хочешь в туалет? Ты же хотел по большому.


    - Нет. Уже не хочу.


    - Садись живо. И сходи. Пока я замочу белье.


    Мэри вышла. Я сел на унитаз и сходил. Потом пошел в ванную. Там Мэри уже замочила нашу одежду в тазике.


    - Ну, как сходил?


    - Да.


    - Теперь давай в душ.


    Я взял мыло и зашел в кабинку душа. Включил воду и подставил лицо под теплые струйки. Вслед за мной зашла Мэри.


    - Подвинься. Дай я потру тебе спину.


    Она намылила губку и стала натирать мне спину. Сначала плечи, потом поясницу. Иногда поролон скользил по моей попе. Потом поролон исчез, и я почувствовал, что теперь его заменили ладони Мэри. Она стала гладить мне спину, ее руки переместились мне на попу.



    - Ты точно сходил?


    - Да. Я же сказал.


    - А ты не врешь. Я ведь могу проверить, - Мэри хихикнула


    - Как же это?


    - А вот как…


    Рука Мэри скользнула мне между ягодиц, и я почувствовал в своем анусе ее средний палец. От неожиданности я замер. Засунув палец глубже Мэри, подвигала им.


    - А ты не врешь. Тут пусто.


    Она вынула палец.


    - Теперь твоя очередь, - Мэри подставила мне свою спину.


    Я сразу стал намыливать ее спину руками. Потом перешел на ее зад. Мэри ничего не говорила. Я гладил ее зад и не мог поверить в это.


    - А сама ты, когда ходила по большому?


    - Сегодня утром. И не смей лесть ко мне в попу.


    - Тебе значит можно, а мне нет.


    Я быстро проник к ней между ягодиц и воткнул палец Мэри в анус. Мэри попыталась отстраниться, но я обхватил ее за талию и продолжал исследование. Я засунул ей свой средний палец до конца. Внутри было тепло. Я чувствовал, как мягкие стенки сжимают мой палец, когда Мэри напрягалась.


    - Вынь сейчас же! - Мэри уже не вырывалась.


    - И не подумаю. Я тоже хочу тебя проверить.


    - Ты уже проверил. Вынимай!


    - Я еще не все проверил.



    Я вынул палец, но лишь затем чтобы, соединив его с указательным, снова засунуть Мэри в зад.


    - Что ты делаешь? Прекрати!


    - Не прекращу.


    Я двигал пальцами внутри ануса Мэри, пытаясь слегка растянуть его. Мэри не сопротивлялась. Мой член был давно уже возбужден и тыкался Мэри в ягодицу.


    - Можешь заменить пальцы членом, - тихо сказала Мэри.


    Я сначала не поверил своим ушам. Мне такое и в голову не приходило. Но я, вынув пальцы, стал пытаться засунуть член Мэри в попу. После нескольких неудачных попыток это у меня получилось. Приняв мой уже не маленький член, Мэри застонала.


    - А теперь двигай им.


    Мэри слегка наклонилась вперед. Я стал медленно покачиваться. Член то появлялся, то полностью исчезал в попе у Мэри. Она постанывала. Я испытывал ни с чем не сравнимое наслаждение. Член плотно обхватывали мягкие стенки заднего прохода Мэри. Темп моих движений нарастал. Я быстро вгонял член в попу Мэри под ее громкие стоны. Мои яички бились о ее писю. Вдруг Мэри вскрикнула. Я почувствовал, как стенки заднего прохода сжались, с силой вогнав член, я тоже задергался от удовольствия.


    Кое-как выбравшись из душа, мы, завернувшись в халаты, поднялись наверх и легли на кровать Мэри.


    - Ты знаешь, что ты только что сделал? Ты трахнул свою сестру в зад, - сказала Мэри.


    - Тебе понравилось?


    - Еще бы. Не думала, что в зад это будет так приятно. Я много мастурбировала. Но такого.


    - Тебе нравиться трахать свою сестру в зад.


    - У тебя такая плотненькая попка. Моему члену было очень уютно у тебя в попе.


    На следующий день Мэри вела себя так, как будто ничего не было. У мамы был выходной, и весь день мы с Мэри не могли уединиться.


    Вечером мама ушла в магазин. Я подошел к Мэри и положил руку ей на колено.


    - Не приставай, - Мэри скинула мою руку.


    - Дай потрогать, - попросил я.


    - Не дам. Не хочу. Трогай себя.


    - Ты чем-то на меня обиделась.


    - Нет. Но трогать не дам.


    Мэри встала и пошла в туалет, я за ней. Зайдя в туалет она попыталась закрыть передо мной дверь. Я захотел зайти.


    - Не заходи.


    - Почему?


    - Я не хочу.


    - Ну, пожалуйста!


    Мэри сняла юбку и трусики и села на унитаз. Я опустился на колени перед ней. Из густых зарослей появилась струйка. Мэри одной рукой развела губки, открывая красную внутренность. Я, затаив дыхание, смотрел. Сходив? Мэри встала и, не надевая трусиков, пошла в зал. Там она легла на диван, согнув ноги в коленях и слегка их разведя. Я снова попытался дотронуться до ее ног, но Мэри опять оттолкнула меня.


    - Смотри, но руками не трогай, - сказала она.


    Я возбужденно рассматривал обнаженную писю Мэри. Потом спустил свои штаны и стал онанировать. Мэри с любопытством посмотрела на меня.


    - Интересно посмотреть, как вы мальчики делаете это.


    Я смутился, но продолжал ласкать свой член.


    - Ладно, давай помогу.


    Мэри подсела поближе, наклонилась и внезапно взяла мой член в рот. Я был в шоке. Мэри стала сосать член, облизывая. Одной рукой она перебирала мои яички. От нахлынувшего наслаждения я застонал. Струя спермы ударила в рот Мэри. Она не отпрянула, а продолжала жадно сосать и глотала. Оторвавшись, она сказала:


    - Какой ты вкусный. Теперь ты поласкай меня языком.


    Она откинулась на спину, разведя ноги. Я уткнулся лицом в ее пылающее лоно и стал вылизывать. Там я обнаружил бугорок. Когда я дотрагивался до него языком, Мэри стонала. Я стал теребить его языком. Не прошло и минуты как Мэри, завыв, задергалась в припадке оргазма.


    Лаская, ее я снова возбудился и мой член затвердел. Увидев это, Мэри притянула колени к груди. Обхватила их руками и слегка развела.


    - Давай его в зад, - попросила она.


    Я не заставил долго ждать. Мой член полностью вошел в ее плотный зад. Навалившись всем телом я трахал сестру в зад. Она громко кричала под моими ударами. Она кончила несколько раз, прежде чем я затопил ее зад.



    Мазохистка. Подростки, экзекуция, миньет, анал


    Автор: Numen

    Здравствуйте, меня зовут Рик. Я хочу вам рассказать историю, приключившуюся со мной тогда, когда мне было 17.


    В то время я жил в маленьком провинциальном городке. Городок был небольшой, в нем была всего лишь одна улица. Недалеко от меня жила моя подруга Салли. Она была младше меня на один год, мы дружили с ней с детства. Салли была настоящей красавицей: роскошные светлые волосы, хорошая фигура. Раньше я смотрел на нее лишь как на близкого друга, но со временем, когда она стала взрослеть, я стал замечать ее становившуюся заметной грудь, формы округлялись, теряя подростковую угловатость. Салли становилась красивой повзрослевшей девушкой.


    Я все чаще стал замечать, что задерживаю свой взор на ее округлостях: то на груди, туго обтянутой футболкой, то на ее очаровательной попке. Салли иногда замечала мои взгляды, она всегда смущалась и поправляла одежду. Моей мечтой стало дотронуться до ее груди, провести рукой по ее заду. Но Салли всегда отстраняла мою руку, когда я пытался начать исследования.


    Однажды летом мы прогуливались по слабо освещенной улице. Мы шли, молча, держась за руки. Заметив свет у Джонсонов, Салли сказала:


    - Рик, давай заберемся к ним в сад и посмотрим, что они там делают.


    - Давай, - ответил я.


    Мы осторожно, чтобы не шуметь перелезли через забор и подкрались к окну. Медленно мы подняли голову и стали смотреть.


    В комнате находилась одноклассница Салли Джанет. Она стояла перед креслом, на котором сидела ее мать. Она явно была чем-то недовольна и ругала Джанет.


    - Джанет сегодня получила две двойки, - шепнула мне Салли.


    Закончив отчитывать Джанет, мать вышла в другую комнату, и вернулась с ведром полным березовых прутьев.


    - Кажется ее сейчас будут пороть. Давай уйдем, - попросила Салли.


    - Я не могу пропустить такое зрелище, - ответил я, давай посмотрим, что будет дальше.


    Салли промолчала.


    А в это время в комнате Джанет уже сняла юбку и трусики. Я впился взглядом в ее голую попку. Раньше я никогда не видел такого, поэтому я смотрел не отрываясь. Мать Джанет села на диван и выдвинула одно колено. Дочь послушно подошла и легла на выставленное колено так, что ее тело согнулось, и попа оказалась торчавшей вверх. Мать взяла один прут. Размахнувшись, она хлестнула им по голой попке Джанет, она вскрикнула. Мать стала размеренно наносить удары, дочь вскрикивала, по ее щекам катились слезы. От ударов ее попа стала краснеть, она уже была вся исхлестана. Джанет уже рыдала, прося мать остановиться.


    Я оторвал взгляд от этого захватывающего зрелища и взглянул на Салли. Я думал, что она отвернулась, и удивился когда увидел что и она захвачена этим зрелищем. Широко раскрыв глаза, она не отрываясь смотрела в окно. Заметив, что я на нее смотрю, она смутилась и отпрянула от окна.


    - Пошли, - позвала она и пошла к забору.


    Я последовал за ней.


    Возбужденные мы добрались до дома Салли.


    - Мне пора. До завтра, - сказала Салли.


    Взглянув на меня она обняла меня и впилась в губы горячим поцелуем. Я тоже обнял ее но она вырвалась и убежала в дом.


    На следующий день мы пошли с Салли в лес. В этот день она выглядела задумчивой. Найдя хорошую поляну, мы присели на траву. Салли подсела ко мне поближе. Я обнял ее.


    - Скажи, тебе понравилось то что ты вчера увидел, - вдруг спросила Салли.


    - Да, это было увлекательно.


    - А что тебе понравилось больше.


    - Все, а что ты имеешь в виду?


    - Джанет красивая?


    - Да, но ты ее в сто раз лучше.


    - Ты видел…ну…там вчера…ее без…трусиков…


    - Да.


    - Тебе было приятно.


    - Приятно. Любой мальчик любит подглядывать за девочками.


    - А ты бы хотел…увидеть…меня…то есть мою…попочку…, - Салли склонила голову.


    Последнее слово она произнесла еле слышно.


    - Я давно об этом мечтаю.


    - Скажи, тебя когда-нибудь пороли?


    - Нет не разу, а тебя?


    - Меня тоже, ни разу. Интересно как это.


    - Хочешь попробовать, - пошутил я.


    Салли медленно подняла свою голову и посмотрела мне в глаза.


    - Да, - шепнула она, - хочу.


    Я замер от ее слов. Я живо представил ее на месте Джанет, и дрожь прошла по моему телу.


    - Ты хочешь, чтобы я сделал то же, что мы вчера видели? - нерешительно спросил я.


    - Да, ты согласен? - снова еле слышно сказала она.


    - Да.


    - Я сейчас сорву прутик, сказала Салли и, поднявшись, пошла к лесу.


    Я был сильно возбужден. И не мог поверить в то, что сейчас произошло. Подошла Салли. Она вручила мне несколько прутьев таких же, какими вчера пороли Джанет.


    Салли сняла под юбкой трусики и легла на траву животом. Потом она задрала свою юбку, открыв свою слегка вздрагивающую голую попу. Я смотрел на нее не в силах двинуться.


    - Стегай, - сказала Салли.


    Я не шевелился.


    - Не стой ударь, - снова попросила Салли.


    Я опустился перед ней на колени. Взяв прут, я не сильно стукнул им по ее голой попе.


    - Сильнее, отстегай меня так же как вчера отстегали Джанет. Я прошу.


    Я стал стегать сильнее. Прут со свистом опускался на голое тело. После каждого удара на попе у Салли оставались красные рубцы, и она вскрикивала.


    - Может быть хватит, - спросил я.


    - Нет…прошу не останавливайся…стегай меня еще…да…да…, - она плакала


    Я продолжал. Ее попа уже вся была красной. От этого зрелища я так возбудился что мой член был просто готов порвать брюки и вырваться на свободу.


    Зад Салли все сильнее краснел. Я кончил ее хлестать. Салли поднялась и, рыдая, бросилась ко мне на шею. Я обнял ее и прижал к себе.


    - Ты считаешь меня ненормальной? - сквозь слезы спросила она


    - Нет, с чего ты взяла.


    - Я попросила выпороть себя.


    - Мне это очень понравилось.


    - Правда?


    - Это было в сто раз лучше тем то, что мы видели вчера. Делать это самому.… А тебе было очень больно?


    - Мне это тоже…понравилось…


    - Да??? Почему?


    - Я лежала перед тобой с голым задом, и ты стегал меня, это так стыдно, но и…возбуждает. Я…я…я даже кончила пока ты меня порол, - от этих слов у меня закружилась голова.


    - Кончила…, - она покраснела.


    - Ты тоже возбудился.


    Я помогу тебе.



    Ее рука скользнула ко мне в брюки и стала поглаживать мой твердый член. Дрожь удовольствия пробежала по моему телу. Я стал гладить спину Салли. Рука Салли, не останавливаясь, ласкала мой член. От удовольствия мои ладони опустились на ее зад, и я с силой сжал ее попу. Салли застонала.


    - Извини, я не хотел. Твоя попа, наверное, болит.


    - Не бойся. Еще также сожми. Мне приятно. Пока я тебя ласкаю…


    Я стал мять ее мягкую попу. Моя рука скользнули под юбку. Ее кожа обжигала. Салли постанывала, ее глаза были закрыты. Ощущение ее горячего зада, и осознание того, что я делаю, еще больше возбудили меня. Поток спермы затопил мои брюки. Мне было хорошо как никогда.


    Салли вынула из брюк свою измазанную в сперме руку. Озорно посмотрев на меня она стала слизывать капельки. Слизав все, она приникла губами к моему рту. Мы стали целоваться. Это было так чудесно ощущать на ее губах вкус спермы. Оторвавшись, Салли посмотрела мне в глаза.


    - Тебе понравилось?


    - Ты чудесно все сделала. У тебя такая проворная ручка, - Салли покраснела.


    - Пошли домой мне уже пора, - сказала она.


    Приведя себя в порядок, мы, взявшись за руки, побежали домой. 2 Следующим утром я зашел к Салли домой. Она сразу взяла меня за руку и повела к себе в комнату.


    - Рик. Сегодня мои родители уехали. Будут не скоро. Ты хочешь повторить…


    - То, что было вчера?


    - Да, - она достала из-под кровати несколько прутьев.


    - С удовольствием.


    - Мне так стыдно то, что мы делаем.


    Салли скинула юбку. Под ней ничего не было. Мой взгляд остановился на светлом пушку у нее между ног.


    - Куда ты так смотришь, - улыбнувшись, спросила Салли.


    - Я смотрю на твою писю. Там такие очаровательные волосики.


    - Ты ведь раньше никогда не видел то, что у девочек под трусиками? Только попку пару раз.


    - Мне очень нравится то, что я вижу. Такая киска. Ты разрешишь ее потрогать.


    - Не сейчас. Сейчас я хочу, чтобы ты наказал меня.


    - Наказал, - удивился я.


    - Да, отстегай меня, - Салли протянула мне прут.


    Я взял прут и подставил Салли коленку. Салли подошла и легла на нее, подставив мне свой голый зад.


    Я с силой стал хлестать. От моих ударов тело Салли вздрагивало, с ее губ срывались стоны. Вид ее извивающего тела и звуки ее всхлипывания вызывал у мены дрожь возбуждения.


    - Бей же меня, - плакала она, - еще…сильнее…да…я кончаю…кончаю-ю-ю…


    Тело Салли металось на моих коленках, потом вдруг напряглось и расслабилось. Я кончил наносить удары.


    Салли поднялась, ее лицо было все заплаканное, размазывая слезы, она принялась целовать меня.


    - Милый мой. Хороший…спасибо тебе… мне никогда не было так хорошо. Сейчас я тебя поласкаю. Ты, наверное, тоже сильно возбужден. Бедняжка. Давай своего дружка. Я поласкаю его


    Салли начала стаскивать с меня брюки. Я помог ей расстегнуть молнию и спустил брюки и трусы. Мой член с радостью выпрямился. Я сел на кровать и откинулся. Салли жадно схватила мой член и стала покрывать его поцелуями. После она взяла его в рот и стала сосать. Член то показывался из ее рта то почти весь исчезал в нем. Мне было так хорошо, что хотелось чтобы это продолжалось всегда. Но возбуждение все нарастало, и член буквально взорвался, наполнив рот Салли спермой. Я застонал. Не выпуская изо рта члена, Салли глотала, высасывая из члена все. Остановилась она лишь когда ни осталось ни одной капли. Салли легла рядом со мной и поцеловала меня в губы.


    - Не могу представить. Я только что сосала твой член, - сказала она.


    - Мне было очень приятно.


    - Мне так стыдно. Я лежу перед тобой без трусов.


    - Было бы еще лучше, если бы ты сняла с себя все остальное, - я прикоснулся к ее груди.


    - Ишь какой, - сказала она, но стала расстегивать свою блузку, - раз уж мы зашли так далеко я не против пройти чуть дальше.


    Салли сняла блузку, расстегнула и отбросила лифчик. Я увидел две очаровательные идеальной формы груди. Сев перед ней я стал гладить их. Салли закрыла глаза. Посмотрев вниз, я оторвал одну руку от ее груди и засунул Салли между ног. Там было очень горячо и мокро. Ощутив мою руку на своей писе Салли с силой сжала ноги, так что моя ладонь стала зажата между ее мокрых складок. Салли широко раскрыла глаза.


    - Нет, убери, - она попыталась убрать мою руку.


    Я пошевелил пальцами. Мне было до ужаса приятно ощущать ее мягкую влажную податливую плоть. Салли застонала.


    - Убери,…прошу, - прошептала она, но не пыталась уже убрать руку, наоборот слегка развела ноги.


    Я толкнул ее на спину и широко развел ее ноги. Салли не сопротивлялась. Увидев красную блестящую от влаги писю, я потерял голову. С жадностью я приник к Салиной писе и стал вылизывать ее. Салли лишь постанывала от моих действий.


    - О боже…да…да…так лижи меня…


    Я нащупал языком маленький бугорок и стал ласкать его. От этого по телу Салли стала пробегать дрожь. Ее стоны усилились.


    Руками я придерживал Салли за попу. Одной рукой я стал поглаживать ее писю. Мой палец наткнулся на плотно сжатое отверстие ануса. Я стал пальцем поглаживать его. Рука была влажной, и поэтому под небольшим нажимом палец скользнул внутрь. Салли замерла, прислушиваясь к своим ощущениям. Я не прекращал лизать ее клитор, одновременно шевеля пальцем в ее заднем проходе. Ей это видно понравилось, потому что она снова принялась извиваться. Я добавил к одному пальцу другой и слегка расширил ее анус. Салли застонала.


    Лаская Салли, я вновь возбудился. Член уже стал твердым. Внезапно решившись, я схватил Салли за лодыжки и прижал ее ноги к ее груди. Мой член оказался как раз напротив ее зада. Я схватил член рукой и приставив его к анусу Салли надавил. Член плотно вошел в Салин зад. Она вскрикнула широко раскрыв глаза. И попыталась оттолкнуть меня, но я придавил ее своим телом так, что она не могла пошевелиться.


    - Что ты делаешь, - вскрикнула она.


    - Только что я засунул свой член тебе в попу, чувствуешь, - я пошевелил членом у нее в попе.


    Я стал медленно двигать членом у нее в попе. Некоторое время Салли лежала неподвижно, но вскоре она тоже стала двигать своим задом в такт моего движения. Я задвигался увереннее. Мой член то появлялся, то полностью нырял в ее попу. Отверстие было очень узким, и член с трудом двигался внутри. Мягкие стенки ее заднего прохода приятно сжимали мой член.


    Вскоре Салли уже стонала под моими ударами. Давление в моем члене нарастало. Казалось, что стенки заднего прохода так сильно сжимают член, что сперма не сможет найти себе дорогу. Но давление было слишком сильное и я стал наполнять ее зад горячей спермой всадив член до упора. Салли почувствовав, как ее наполняет горячий поток, закричала, ее тело забилось в невероятном оргазме. Казалось, он никогда не кончится. Я лежал на ее дрожащем теле, член все еще оставался внутри. Наконец Салли успокоилась. Она открыла глаза. Я попытался вынуть член, но Салли меня остановила. Притянув мою голову, она впилась в мои губы долгим поцелуем. Оторвавшись, я вынув член без сил упал рядом с Салли.


    - Это было так чудесно, почему я не делала это раньше, - сказала Салли, - Теперь я готова заниматься этим каждый день.


    - Тебе понравилось…ну когда я тебя в попу, спросил я.


    - Да. Сначала я испугалась. У тебя такой большой. Я думала он порвет меня пополам, но потом мне даже понравилось что он такой большой. Это так приятно ощущать себя такой заполненной.


    - Мне тоже было приятно ощущать, как мой член плотно обхватывает что-то мягкое.


    Отдохнув, мы пошли в душ. Мне казалось, что я уже опустошен, но когда стал натирать мылом Салли, то почувствовал, как мой член снова встает.


    - Да ты просто неутомим, - удивленно сказала Салли, увидев мой затвердевший член, - при виде твоего инструмента у меня начинает чесаться в попе.


    - Так давай я почешу.


    Салли опустилась на резиновый коврик, встала на четвереньки, сильно выпятив зад.


    - Однажды я видела, как это делают собачки. Я долго смотрела на них и удивлялась, почему они делают это в попу. Но теперь я знаю. Вставь мне мой песик твоя подружка хочет ощутить твоего дружка в своей попочке. Мы будем как собачки.


    Я опустился перед ее задом на колени. Приставив член к ее анусу, я с силой надавил. Член был в мыле, но все равно я лишь с трудом смог вдавить его в попу Салли. Я стал ритмично двигаться. Мои яйца с силой ударялись о Салину писю, доставляя нам обоим еще больше удовольствия. Каждый раз когда я пытался задвинуть член Салли плотнее сжимала стенки заднего прохода так что член с трудом входил. Она громко стонала и вскрикивала каждый раз, как я с силой засаживал свой все сильнее разбухавший член.


    Прежде чем из члена брызнуло, Салли успела кончить не менее двух раз. 3 Несколько дней спустя, вечером, возвращаясь из соседнего города, я решил заглянуть к Салли. Мы сидели и разговаривали, как в дверь постучали. Пришла Джанет.


    - Рик, быстрее спрячься в шкаф, - сказала мне Салли, - что-то увидишь.


    Заинтригованный, я поспешил забраться в шкаф. Уютно устроившись на одежде, я стал смотреть в замочную скважину.


    Вошла Джанет. Салли стала показывать ей свои новые платья. Они были из тонкого шелка, плотно обтягивающие тело.


    - Хочешь примерить? - спросила Салли.


    - Даже не знаю. Они такие красивые. Хорошо я посмотрю, как они на мне будут сидеть.


    Джанет стащила платье. Под ним оказались надеты маленькие трусики, плотно обтягивающие попку и лифчик. Джанет уже взяла платье и хотела его надеть, но Салли остановила ее.


    - Разве можно надевать такое платье на белье. Посмотри, оно же будет некрасиво выделяться. Платье ведь обтягивающее. Для этого платья нужно специальное белье. У меня сейчас нет такого. Лучше сними все с себя.


    - Все. Одеть абсолютно голое тело?


    - Конечно, что тут такого.


    - Я…стесняюсь.


    - Кого? Здесь кроме нас никого нет. Неужели ты будешь стесняться меня?


    - Нет, что ты.


    Джанет расстегнула лифчик и бросила его на кровать. После секундного колебания она стянула трусики и отбросив их стала натягивать платье. Невольно я залюбовался обнаженным телом Джанет. У нее было слегка пухленькое тело. Уже довольно большие, хорошо сформировавшиеся груди. Она повернулась ко мне передом, и я увидел густые заросли у нее между ног. От представления того, что они скрывают, у меня закружилась голова.


    Надев платье она посмотрела на себя в зеркало. Платье сидело на ней превосходно. Джанет прошла по комнате.


    - Просто блеск, - заметила Салли, - увидев тебя в этом наряде парни сойдут с ума.


    - Мне тоже нравится. Я выгляжу довольно неплохо.


    - Учитывая что у тебя под платьем ничего нет, это довольно экстравагантно. Смотри, у тебя сквозь ткань проступили соски.


    - Это ткань, она такаю мягкая, когда идешь она так гладит кожу, - смутилась Джанет, - вот соски и выступили.


    - Сейчас так модно.


    - Нет, я стесняюсь надевать такие вещи.


    - А чего стеснятся. У тебя красивое тело, не стыдно немного показать.


    - Я не могу.


    - Что к парням не тянет?


    - Ну…если чесно тянет…


    - Так что. Действуй.


    - Я не могу познакомится. Я их боюсь.


    - Поверь, в них нет ничего страшного.


    - А вдруг он полезет мне под юбку.


    - Так это прекрасно. Тебе это понравится поверь. Такие ощущения…, - Салли прикрыла глаза.


    - Что! Дать ему касаться меня там!!


    - Да нет ничего приятнее.


    - Я не могу, - Джанет смутилась


    - Ты когда ни будь пробовала касатся себя … в стыдных местах?


    - Нет! Нет!!


    - Ведь врешь. Я вижу.


    - …я…я…- Джанет густо покраснела, -


    - Тебе ведь это понравилось? Ну скажи.


    - Да…


    - Поверь, приятнее всего это делают мальчики. Вот мой Рик. ТАКОЕ блаженство.


    - Ты позволяла Рику трогать себя??


    - Да я была полностью голой а он трогал меня где хотел. Мял мою грудь, целовал, опускал руку мне между ног и ласкал мою мокрую писечку.


    - Я бы не смогла.


    - Ты не представляешь, что теряешь. Ты имела оргазм?


    - Что это?


    - Это когда тебе неописуемо хорошо, все тело просто трясет.


    - Да…


    - Правда, раскажи.


    - Я не могу.


    - Я твоя лучшая подруга я ни кому не скажу. Ты должна доверять мне. Как это было? Ты натирала свою писю? Или совала пальчик?


    - Нет…я боюсь сказать…ты подумаешь что я ненормальная…


    - Обещаю что все постораюсь понять. Ну раскажи.


    - Понимаешь меня мама иногда наказывает. Стегает березовыми прутьями. Сначала мне это не нравилось. После наказания попа болит. Но однажды я представила что все это увидит какой ни будь мальчик. Как я с голым задом лежу и меня наказывают. И представляешь, раньше приготовление перед поркой очень пугало меня, теперь наоборот возбуждает. Недавно я чуть не кончила пока мама меня порола. У быстро ушла в комнату,и там стала гладить с вою писю. На меня нахлынула волна такого блаженства. До этого со мной никогда такого не было… Ой что ты делаешь!!!



    Джанет увидела что Салли запустила руку под юбку и закрыв глаза, что то там делает.


    - Твой расказ так возбудил меня. Я хочу кончить.


    Салли откинулась на спину. Одной рукой она отвела в сторону трусики, другой, нущупав клитор указательным пальцем стала инергично тереть.


    Джанет широко раскрыв глаза наблюдала за Салли. Вот Салли застонала. Ее таз заметался, потом спина выгнулась и содрогнувшись всем телом Салли вскрикнула.


    - О боже, как приятно, - отдышавшись сказала Салли.


    - Ты…ты кончила?


    - Да. А ты не хочешь?


    - НЕТ!!! Нет! - Джанет встала.


    - Хочешь я вижу, смотри, у тебя проступило мокрое пятно на платье. Ты вся течешь от возбуждения.


    Джанет покраснела и прикрыла пятно руками.


    - Облегчись. Нельзя возбуждаться и не удовлетворять желание. Это очень вредно для организма. Я приказываю тебе сейчасже сесть и начать мастурбировать.


    Джанет стояла смущенно опустив глаза. Салли схватила Джанет и повалила ее на кровать. Джанет уже не сопротивлялась. Схватив ее руку Салли задрала платье и положила руку Джанет ей на мокрые волосики. Джанет сидела покорно не сопротивляясь и не проявляя ни какой инициативы. Зато Салли начала командовать.


    - Ляг на спину, - Джанет подчинилась.


    - Раздвинь ноги и гладь писю, - Джанет покорно широко развела ноги и стала осторожно гладить у себя между ног.


    Я с упоением смотрел на ее открывшуюся промежность, на красные блестящие от влаги губы. Достав свой член я стал гладить его.


    В это время Салли приказала Джанет встать на четвереньки.Джанет послушно опустилась на пол, встала на четвереньки высоко задрав зад. Салли скинула с себя всю одежду. Она достала широкий брючный ремень.


    - А теперь я буду стегать твою попку, а ты в это время можешь ласкать себя. Скажи что ты хочешь чтобы я выпорола тебя, - Джанет молчала.


    Салли со всего размуху ударила ее ремнем по голому заду. Джанет вскрикнула.


    - Проси, я приказываю.


    - Да…я хочу чтобы ты меня выпорола, - тихо сказала Джанет.


    - Повтори, я не расслышала. И называй меня госпожой, - Салли еще раз стеганула.


    - Да, выпори меня!! - умоляюще сказала Джанет, - Ты моя госпожа я прошу тебя. Я твоя рабыня.


    - Да ты моя рабыня и я могу делать все что я захочу. Сейчас я надеру тебе зад. Ты хочешь этого, - последовал еще один удар, - ты хочешь этого, Салли ударяла со всей сылы, на попе у Джанет уже проступили красные полосы.


    - Да госпожа накажи меня, - по щекам у джанет катились слезы.


    Салли стала размеренно наносить сильные удары. Джанет металась под градом ударов, громко вскрикивая после каджаго. Одну руку она просунула себе между ног и усилинно там терла. Ее зад стал уде красным. От этого зрелища Салли тоже возбудилась.


    - А теберь рабыня ты будешь удовлетворять свою госпожу.


    Салли села на кресло, задрала широгко разведя ноги открыв влажную писю.


    - Лижи ее. Я приказываю.


    Заплаканная Джанет подползла к креслу и уткнув лицо стала вылизовать писю Салли. Скоро Салли уже громко постанывала. Джанет лизала Салли и продолжала тереть у себя между ног.


    Вдруг Салли в стала.


    - А теперь я кое что с тобой сделаю.


    Салли вышла и вскоре вернулась с гладким огурцом диаметром 2,5см и длинной около 25см.


    - Что ты хочешь! - испугалась Джанет.


    Салла подошла к Джанет и не дала ей встать поставив ей на спину колено.


    - Молчи. Ты рабыня и должна подчинятся хозяйке.


    Смочив огурец во рту она приставила его к анусу Джанет и надавила. Джанет стала сопротивлятся путаясь вырваться, но Салли придавив ее своим телом не давала ей шевелиться. С силой она стала проталкивать огурец Джанет в зад. Джанет стонала, по ее щекам катились слезы.


    - Что ты делаешь. Не надо…Мне больно…- плакала она.


    - Терпи, - грубо обрывала ее Салли.


    - Ну зачем в попу…мне больно…он такой большой…


    Не обращая внимания Салли проталкивала огурец. Вот уже почти 15см влезло Джанет в попу. Салли стала двигать огурец. За каждым движением следовал громкий стон.


    - Признайся тебе ведь это нравится, - шепнула в ухо Джанет Салли, - тебе нравится когда тебе делают в попу.


    - …Да…, - сквозь стоны и всхлипы прохрипела Джанет.


    Вот тело Джанет заметалось, она взвыла и упав на пол заметалась в припадке оргазма. Огурец все еще оставался у нее в попе. Она металась на меньше минуты. Потом вдруг вскочив, выдернула огурец и, быстро натянув одежду, ни сказав ни слова убежала.


    Я был на пределе. Как только хлопнула дверь я выскочил из шкафа и бросился к Салли. Она уже ждала меня облокотывшись на кровать и выставив свой зад. Я с силой вонзил свой каменный член ей в зад. Салли взвыла, Она кончила от одного моего движения. Не обращая на нее внимания я продолжал нибивать ее плотный зад. Не прошло и 5 секунд как за первым оргазмом последовал второй. И тут я взорвался. Я смотрел тело Салли извивается и заполнял ее попу спермой. Обессиленные мы упали на кровать..


    - Рик, то, что мы делаем это просто безумие, - очнувшись, шепнула Салли.


    - Но все это так приятно.


    - Мне так хорошо с тобой, - Салли обняла меня и прижалась головой к моей груди.


    - Мне с тобой тоже. Ты самая чудесная на свете.


    - Рик, несколько дней назад я даже не могла представить дать себя трогать, а теперь мы делаем такое, стыдно сказать. Раньше я не могла представить что можно…ну в попу. А теперь мне это так нравится.


    - У тебя самая красивая и…приятная попа.


    - Много ты их видел, - улыбнулась Салли.


    - У Джанет, например.


    - И как она тебе, - Салли приподнялась и посмотрела мне в глаза.


    - У нее милая попка, но она не идет ни в какое сравнение с твоей.


    - Не подлизывайся. Признайся, тебе ведь хотелось бы побывать в ее попке.


    - Ты меня смущаешь. Мне достаточно твоей.


    - Не бойся. Я не ревнивая. Я бы с интересом посмотрела, как ты берешь ее. Я и представить себе не могла, что меня сможет возбудить голое женское тело. Но сегодня я была на вершине блаженства.


    - Меня тоже сильно возбудило то, что я увидел. Это так возбуждает, когда две девушки занимаются любовью.


    Удовлетворенные мы спокойно заснули. 4 Утром мы встали, не одеваясь, позавтракали. За столом я просто пожирал голое тело Салли глазами. Она же лишь улыбалась. После завтрака я обнял Салли и попытался ее поцеловать. Она отстранилась.


    - Позже. Не сейчас, - Салли отошла.



    - Но я сгораю от возбуждения.


    - Сейчас оденемся и пойдем к Джанет. Ты ведь хотел ее. Или уже передумал.


    - К Джанет, я боюсь, она испугается, - с сомнением сказал я.


    - Это я беру на себя. Надевай брюки, рубашку. Трусы можешь не одевать.


    Я оделся. Салли натянула на голое тело лишь платье, не надев ни трусики, ни лифчик.


    Подойдя к дому Джанет мы постучали. Открыла Джанет. На ней был одет халат, лицо было заспанным, видно было что она только встала. Посмотрев на Салли, Джанет густо покраснела. Заплетающимся языком она пригласила нас в дом.


    Войдя, я сел на кресло. Джанет в нерешительности стояла посреди комнаты. Салли же подошла Сзади к Джанет и обняв ее сказала.


    - Ты знаешь, а ведь Рик все вчера видел. Я специально посадила его в шкаф.


    Джанет покраснела и, заплакав, попыталась убежать. Но Салли не пустила ее.


    - Ты не хочешь повторить, - спросила Салли.


    Джанет опустив голову лишь плакала. Это рассердило Салли. Она отстранила ее.


    - Отвечай. Прекрати реветь. - Джанет продолжала всхлипывать.


    Салли нанесла ей пощечину.


    - Прекрати сейчас же. Я приказываю, - она еще раз ударила Джанет по лицу.


    Джанет стала утирать слезы. Ее тело вздрагивало. Салли сорвала с нее халат. Под халатом ничего не оказалось. Джанет попыталась прикрыться, но Салли ударила ее по лицу.


    - Убери руки. Давай покажи себя Рику. Пусть он рассмотрит Тебя. Я приказываю, - и она еще раз ударила Джанет по лицу.


    Я с упоением смотрел на эту сцену. Расстегнув брюки, я освободил свой член. В это время Салли схватила Джанет за волосы и буквально подтащила ее ко мне.


    - Соси его член, приказала Салли.


    Она прижала голову Джанет к моей промежности. Сперва нерешительно, потом все смелее Джанет стала исследовать мой член. Решившись, она полностью вобрала его в рот и стала посасывать.


    В это время Салли взяла ремень из моих брюк.


    - Пока ты сосешь, я буду наказывать тебя, сказала она.


    Салли стала стегать ремнем голую попу Джанет. Джанет не смотря на удары продолжала сосать мой член, под градом ударов ее зад дергался из стороны в сторону. Джанет громко стонала, ее попа стала красной. Салли стояла разведя ноги, одна ее рука была между ног и энергично натирала свою промежность.


    - Хватит, Салли прекратила порку, - теперь я хочу чтобы ты Рик взял Джанет в зад.


    Джанет продолжала сосать мой член, тогда Салли схватив ее за волосы, оттащила Джанет. Салли уселась на спину стоящей на четвереньках Джанет.


    - Давай Рик. Задвинь ей в зад.


    Не заставляя себя ждать, я опустился на колени перед ними. Салли схватила мой член и приставила его к маленькой дырочке ануса Джанет. Я стал проталкивать член. Он не входил, так как отверстие было слишком узким. Джанет стонала от моих по пыток. Тогда я навалившись всем телом надавил, и не выдержав отверстие расширившись пропустила мой член. Он полностью исчез в попе Джанет. Джанет громко взвыла.


    - Ну, как тебе нравится? Тебя сейчас грубо возьмут в зад, и ты ничего не сможешь сделать, - сказала Салли.


    Я стал двигать членом внутри попы Джанет. Он двигался с большим трудом, такое узкое отверстие было у Джанет. Салли терлась своей промежностью о попу Джанет и целовала меня. Я с упоением ласкал ее груди. Я не мог поверить, что это происходит со мной. Я занимаюсь любовью с двумя замечательными девушками, это было невероятно. Меня захлестнула волна опьяняющего оргазма. С трудом сперма затопляла зад Джанет. По тому, как содрогалось ее тело я понял, что и она кончила. Мгновение спустя, и Салли крепко обняв меня, содрогнулась, ее тело выгнулось, с губ сорвался хрип. Я опустил глаза и увидел, что зад и спина Джанет блестит от соков Салли. Втроем мы, громко стоная и вскрикивая, наслаждались оргазмами.


    Несколько минут мы лежали отдыхая.


    - Рик, как тебе попка Джанет? - улыбаясь, игриво спросила Салли.


    - Превосходно. У нее такая узкая дырочка. Даже меньше твоей. Я еле-еле смог протиснуть свой член.


    - Джанет тебе было больно? - Салли посмотрела на притихшую Джанет.


    - …да…но и приятно… - она сильно смутилась


    - Тебе бы хотелось сделать это еще? - Спросила Салли.


    - Да.


    - Рик мой. Не вздумай отбить его. Он будет делать с тобой только то что я ему разрешу. Понятно. Если захочешь его, спроси меня. Я не жадная, скорее всего, разрешу. Меня сильно возбудил вид того, как ты извивалась от его движений. Рик, ты отдохнул? Я снова хочу. Мне хочется чтобы ты вставил мне в попу.


    - Я еще не готов. Почему бы тебе ни взять огурец или еще что ни будь. Мне кажется вчера Джанет очень понравилось эта процедура., - Джанет опустила глаза.


    Поднявшись, она сходила на кухню и принесла огурец толщиной 3см и длинной около 40см. Я взял огурец и сказал, чтобы девочки встали на четвереньки попками друг к другу. Потом я стал гладить одним концом писю Джанет, пока конец огурца не стал влажным от смазки, потом второй конец смазал о писю Салли. Влажный от смазки конец огурца я вдавил в попу Салли, второй в попу Джанет притянув ее поближе. Таким образом, половина огурца оказалась в попе у Салли, половина у Джанет. Плотно прижавшись задами девочки, стали вращать попками, постанывая от удовольствия. Я же стал ласкать их горячие и влажные писечки. Девочки кричали и стонали от удовольствия. Возбудился и я, член мой ста вновь твердым. Увидев это Салли вынув огурец, подставила мне свой зад. Я, не медля, засадил в него свой член. Салли в нетерпении задвигала задом. Я стал методично наносить удары. Каждый удар сопровождался громким шлепком о попу. Одной рукой я взялся за огурец все еще находившийся в попе у Джанет и стал им двигать. Стоны девочек смешались. Они обе извивались, виляя попками.


    Салли кончила первой. Тогда я заменил огурец в попе у Джанет своим членом. После первых же движений и Джанет бурно кончила. Она так сильно сжала попу, что я, с трудом задвинув член, тоже кончил.


    После, приняв душ, мы голые лежали на диване и смотрели телевизор. В который раз я спрашивал себя, а не сон ли это. Я закрывал глаза, открывая, я, видел двух очаровательных девушек, которые прижимались ко мне с двух сторон. Мне так хотелось, чтобы это продолжалось вечность.



    В узком кругу. Подростки, группа, инцест


    Автор: Сергей Карелин

    Девушке по имени Лена 16 лет и она только что закончила девятый класс, единственной в своем городе средней школы. Лена - худенькая девушка с небольшой грудью и красиво сформировавшимися высокими, упругими ягодицами. Её, так же как и всех ее знакомых девчонок интересуют парни, но в силу своей застенчивости она до сих пор не имеет близкого друга. Её часто одолевают фантазии на тему секса и тогда, когда дома никого нет, она ласкает себя пальчиками.

    Кроме Лены в трехкомнатной квартире живут её старшая сестра Ольга, брат Олег, мама и папа.

    У папы есть видик и кассеты с порно-фильмами. Кассеты Лена нашла недавно, когда искала какую-то мелочь в шкафу с бельем. Они лежали в дальней части ящика, аккуратно разложенные по дну и накрытые толстым слоем простыней и другого постельного белья. Когда она нашла их, дома никого не было.

    Одолеваемая любопытством девушка аккуратно вытащила одну из кассет, включила видеомагнитофон, вставила кассету, нажала "PLAY" и стала наблюдать за происходящим на экране. Вначале, то что она увидела не произвело никакого впечатления - фильм был без перевода, на экране мужчины и женщины отмечали какой-то праздник и говорили на английском языке. Лене стало скучно и она пошла на кухню съесть бутерброд, когда девушка вернулась и увидела происходящее на экране, то сначала она испытала легкий шок, а потом мощная волна возбуждения прокатилась по ее спине. На экране, крупным планом показывался мужской член, истекающий спермой и женское лицо с губами покрытыми этой же спермой. Женщина водила этот член вокруг губ, размазывая и слизывая это семя. Потом картинка сменилась и Лена увидела двух абсолютно голых мужчин и женщину. Сначала женщина по очереди глубоко засовывала себе в рот член каждого из мужчин. Потом героиня фильма встала на колени, один мужчина подошел спереди и стал вводить ей свой член в рот, а другой мужчина стал проталкивать точно ту же часть тела сзади, между ягодиц.

    Больше Лена смотреть не могла, то место, которое она ласкала пальчиками в минуты своих фантазий, было не просто влажным, оно было абсолютно мокрым. Лена быстро убрала кассету на место и пошла в свою комнату. Там она закрыла дверь на защелку, сняла с себя всю одежду, легла на свою кровать, широко развела ноги и стала поглаживать свою сильно увлажненную промежность. Возбуждение было настолько сильным, что капли любовного сока стекали по промежности. Девушке понадобилось всего пару минут, чтобы довести себя до экстаза.

    После этого случая Лена стала почти каждый день проделывать эту процедуру - смотреть кассету, потом идти к себе в комнату и там, лаская свою вульву, кончать.

    Однажды, в порыве возбуждения Лена забыла задвинуть защелку в своей комнате и как и раньше полностью отдалась страсти, лаская себя. Она не слышала как пришел Олег, как он постучал, потом вошел и остановился у дверей, наблюдая за завораживающим действом. Волна оргазма выгнула ее тело, Лена расслаблено полежала еще несколько минут, а когда открыла глаза, то увидела своего 14-летнего брата стоящего у дверей с оттопыренными спортивными штанами. Если бы у Лены лицо не было красным от испытанного только что оргазма, то сейчас оно бы покраснело.

    - Ты давно здесь? - Спросила она брата

    - Достаточно давно, чтобы увидеть, чем ты тут занимаешься.

    - И наверняка теперь ты все разболтаешь.

    - Зачем мне это, ты же моя сестра. Но ты должна будешь сделать для меня кое-что.

    - Что же?

    - Раз уж я увидел, чем ты занимаешься, то, пожалуй, я могу тебе признаться. Я уже год занимаюсь практически тем же чем и ты сейчас и я хочу, чтобы мы занимались этим вместе.

    - Я согласна.

    Лена подумала про себя, что она никогда не видела мужского члена "вживую" и теперь ей предоставлялся удобный случай исследовать эту часть мужского организма.

    - Ты знаешь, - сказала она, у меня есть еще кое-что, что наверняка понравится тебе.

    И Лена рассказала, ему про найденные кассеты. Поскольку до прихода родителей и сестры оставалось еще много времени, то они решили не откладывать с получением оргазмов. Лена вставила кассету в видик. На экране была пара голых людей - мужчина и женщина. Женщина лежала на боку, лицом к экрану, одна ее нога была высоко приподнята, а в отверстие между ног ее активно сношал мужчина. Камера приблизилась к их половым органам и взяла крупный план. Действие было действительно завораживающим, - когда член шел внутрь влагалища, то срамные губы женщины вворачивались внутрь, затем, когда член уже на всю длину входил, два довольно крупных яйца слегка шлепались о женскую промежность и член начинал обратный ход. Выходя, член слегка оттягивал срамные губы, они как бы не хотели отпускать из своего горячего плена это орудие. Затем, слегка показывалась бордовая головка члена и всё повторялось.

    Олег затаил дыхание. Он никогда не видел ничего подобного. Мальчишеский орган мгновенно стал твердым как кол. "Давай Ленка" - только и смог шепнуть брат. Лена никогда раньше на раздевалась перед мужчинами, но теперь возбуждение было столь велико, что она без долгих раздумий сняла с себя всю одежду. Увидев, что сестра уже голая Олег тоже разделся. Они стояли друг напротив друга и изучали взглядом тела. Дети легли на диван головами в разные стороны и устремляя свои взоры то на половые органы друг друга, то на экран, где шло активное сношение между парами принялись яростно дрочить.

    Олег видимо настолько перевозбудился, что никак не мог кончить, тогда как его сестру оргазм накрывал уже пару раз. Лена, несколько удовлетворившая собственную похоть, приблизила свою голову к энергично работающей над членом руке брата. "Можно я его рассмотрю" - спросила она Олега. Олег только кивнул.

    Осторожная девичья рука обхватила ствол брата, потом медленно переместилась к мошонке с яичками. Затем вернулась к стволу и слегка обнажила кожицу. И тут в сознании Лены всплыли те самые кадры видеофильма, которые она видела в первый раз. Ей ужасно захотелось попробовать проделать с членом брата то же самое, что и та женщина, в фильме. Сначала Лена еще раз отодвинула и вернула обратно кожицу крайней плоти, затем еще раз, и еще: "Тебе приятно?" - спросила он брата? "Мгм" - промычал изнывающий от похоти Олег. Тогда Лена принялась попросту дрочить член брата, а потом, собравшись с духом, решительно обхватила головку этого твердого, горячего органа ртом. Не ожидавший такого поворота событий Олег дернулся, но было уже поздно - бешено сокращаясь, его член извергал на лицо сестры сперму, струю за струей - все что накопилось с того момента как Олег застал свою сестру за мастурбацией.

    Сперма, попадавшая в рот и на лицо Лены вызвали в ней такой прилив возбуждения, что девочка глотала и глотала так понравившуюся ей пряную жидкость. Ей хотелось чтобы семя брата оросило ей весь ее рот, все губы, все лицо и брат ее на разочаровал - семени было действительно много.

    Наконец они отошли от того приступа страсти, что захватил их и молча, убрав все следы содеянного разошлись по своим комнатам, где забылись сном.

    С этого дня, подобные занятия стали повторяться между братом и сестрой почти каждый день. Лена в совершенстве научилась дрочить член брата и делать ему минет, Олег смог изучить половые органы сестры во всех подробностях. Он полностью знал их строение и знал где лучше всего ласкать языком, чтобы сестра получила наибольшее число оргазмов. Особенно ему нравилось пальцами дрочить сестру, чтобы потом слизывать вытекающие из ее влагалища любовные соки. Иногда сестра садилась ему на лицо своей бритой, мокрой от возбуждения пипочкой на лицо, а сама принималась искусно высасывать член Олега извлекая из него рекордное количество душистого семени.

    Так продолжалось три летних месяца, затем наши герои стали снова ходить в школу, хотя развлечений своих не прекратили. Однажды в школе у Олега отменили три последних урока, его старшая, 18-и летняя сестра Ольга была в это время дома. Олег пришел домой и постучал, никто не ответил, хотя было явно слышно, что в квартире кто-то есть. Парнишка открыл дверь своим ключом и тихонько вошел в квартиру. Из комнаты его сестер раздавалось ритмичное поскрипывание кровати. Из прихожей было видно только задние части находящихся в комнате. В одно мгновение Олег свидетелем чего он стал. Его старшую сестру раком совокуплял ее очередной дружок. Ольга была очень темпераментной девушкой и поэтому всегда встречалась одновременно с несколькими кавалерами. В это время парень трахавший его сестру увидел Олега и стыдливо отскочил прикрывая руками мокрый член, а потом стал торопливо одеваться. В прихожую, накинув халат, вся пылая от стыда, вышла Ольга. Ее разбирал страх по поводу того, что Олег стал свидетелем постельной сцены.

    Олег же словно зная об этом произнес - "я ничего не скажу маме, если вы оба кончите сейчас при мне и позволите разглядеть все в подробностях". Ольга было возмутилась нахальством брата, но прочитав в его глазах неумолимость и похоть, поняла, что спорить сейчас бесполезно. "Ладно, черт с тобой. Только не вздумай проговориться предкам. И вот еще что - ты тоже разденься, а то я так не смогу." Олега не пришлось долго уговаривать - скоро все трое были в комнате девчонок.

    Член Ольгиного кавалера совсем поник от неожиданного поворота событий, но парень даже не сопротивлялся, когда Ольга приказала ему продолжить сношение. "Смотри, что ты натворил" - укоряла Ольга Олега, теперь мне снова придется его поднимать и надрачивать.". С этими словами она уверенным движением руки вставила член своего друга себе в рот и принялась искусно делать минет, да так, что через минуту член снова стал твердым как палка. Пока Ольга отсасывала у своего друга Олег разделся и когда его сестра прекратила делать минет, то она как бы невзначай глянула крепкий, стоящий как палка член брата и про себя подумала, что неплохо бы иметь два члена одновременно. Однако в движениях Ольги все еще чувствовалась скованность по поводу присутствия брата. И Олег решил ей признаться. "Ты не стесняйся. Мы с Ленкой все лето сосались, так ей теперь даже нравится". От такого признания у молодой женщины в голове мгновенно предстала картина, как ее младшая сестра пьет обливаясь сперму ее брата.

    От таких мыслей Ольгу словно кто то ударил раскаленным прутом по промежности, влагалище загорело огнем, она крикнула своему партнеру "Ну еби же". Того не пришлось долго уговаривать, одним рывком парень поставил сестру Олега на четвереньки и вогнал свой член в раскаленное влагалище. На глазах подростка молодой человек уверенно сношал молодую женщину. Олег, которому обещали дать рассмотреть все в подробностях подлез под живот Ольги чтобы разглядеть все получше. Он встал так, что полные и очень упругие груди его сестры слега ударяли по щеке. В это время парень, сношающий его сестру слегка приподнял ее и взялся за грудь обеими руками, стал их страстно массировать. Олег наконец-то смог разглядеть вход в промежность своей сестры, атакуемый членом самца. Вокруг больших половых губ было чуть больше волос чем у Лены, а сама пизда выглядела более сочной. Получив впечатлений Олег решил вылезти и удовлетворить себя, но вспомнив что кончать в рот женщины гораздо приятнее, чем просто так уверенным движением приставил свой член ко рту Ольги.

    Ольга уже переставшая соображать от страсти что-либо инстинктивно приняла член и стала яростно обрабатывать его языком и губами. То причмокивая, то загоняя кончик своего языка за гребешок головки она довела своего брата до сильнейшего оргазма и стала пить большими глотками семя извергаемое Олегом. В это время партнер коитирующий его сестру захрипел. Ольга быстро соскочила с ебущего ее члена и умело надрачивая член рукой высосала еще одну порцию спермы. "Господи, как мне хорошо" простонала девушка и откинулась на простынь. По губам ее стекали капли семени двух мужчин.

    "Кавалер" быстро вытер об простынь свое уже поникшее орудие, молча оделся и попрощавшись ушел.

    Сестра и брат остались одни в квартире. Полностью обнаженные и уставшие от сладкого труда.

    "А теперь ты мне расскажешь чем это вы занимаетесь с Ленкой" - похотливо промолвила Ольга. Она и представить не могла, что ее невинная сестричка способна на такой разврат. И Олег рассказал ей всё. В конце рассказа Ольга промолвила "Я хочу участвовать в ваших играх. Я смогу вас многому научить."

    Когда Олег закончил повествование о своих развлечениях с сестрой, Ольга, рассевшись на диване, широко расставила ноги и во всю растирала клитор. После того как девушка еще раз бурно кончила они продолжили разговор.

    - "Хорошо, я поговорю с Ленкой. Я думаю, что сумею уговорить ее принять тебя в наши игры" подытожил Олег.

    Перед разговором с Леной Олег долго думал как же построить разговор и наконец случай представился. Он начал:

    - Ты знаешь, недавно я застукал как нашу сестренку трахает ее очередной дружок.

    - Ну и ну. И что же было дальше:

    - Им пришлось разрешить посмотреть мне как ЭТИМ занимаются мужчина и женщина во всех подробностях. Мало того, после всего Ольга еще и выпила мою сперму.

    - Это просто невозможно. Черт. От таких рассказов у меня уже и без наших видиков вся писька намокла.

    - Погоди. Это тоже еще не всё. Ольга хочет заниматься ЭТИМ с нами - со мной и с тобой.

    - Нет. Я не смогу. Она же старшая.

    - Давай сделаем так. Раз ты не можешь начинать заниматься нашими развлечениями в присутствии Ольги, то она зайдет позже, когда ты заведешься.