Оглавление

  • 1 Красное дерево
  • 2 Живот
  • 3 Задницы и ноги
  • 4 Дом
  • 5 Сплетни
  • 6 Бельвью[8]
  • 7 Краска
  • 8 Атланта Джейн
  • 9 Последнее нормальное собрание
  • 10 Дети
  • 11 Лодочки
  • 12 Пропасть между двумя мирами
  • 13 Нагишом на унитазе раввина
  • 14 Секс по телефону
  • 15 Бейби-шауэр
  • 16 Насекомые и мыши
  • 17 Властелин колец
  • 18 Она занята
  • 19 Удар
  • 20 Шлюхи
  • 21 Виагра
  • 22 Отвратительный секс
  • 23 Сыр и симпатия
  • 24 Победа
  • 25 13 х 18
  • 26 Задницы или киски
  • 27 Старой толстушке нужна работа
  • 28 Александра Грейс
  • Годы спустя

    Лиза Бэт Коветц
    Женский клуб по вторникам


    1
    Красное дерево

    — «…А потом снова и снова, опираясь на шкаф из красного дерева в китайском стиле; потом он сжал мягкую плоть ее ягодиц, что, на мой взгляд, всего лишь нелепое слово для обозначения задницы, прижав ее к прохладному стеклу, да, от этого по ее спине побежали мурашки, да, всего лишь от холода, значит, а потом и по животу, но это уже благодаря его языку. Он касался ее шеи, ее сосков, да, так, а потом она услышала позвякивание маленьких глиняных статуэток, так, и всего этого хлама на полках, который принадлежал его бывшей жене, а потом он начал…»


    Лакс Фитцпатрик внезапно остановилась и подняла глаза на дверь, которую кто-то открывал снаружи. Ее пухлые красные губы остались полуоткрытыми в ожидании следующего слова, готового вылететь изо рта. На первый взгляд ее можно было бы назвать красавицей. У нее были высокие скулы, а кожа светилась бы молодостью и свежестью, не будь она скрыта под толстым слоем косметики. Длинные красивые волосы были непрофессионально окрашены и слишком залиты лаком. Глаза густо подведены тенями вульгарных оттенков. Длинные ноги Лакс были затянуты в немыслимые фиолетовые клетчатые чулки, а округлые ягодицы лишь слегка прикрывала короткая оранжевая юбка. Крошечный цветастый топ едва вмещал в себя грудь четвертого размера, что, однако, нимало не смущало ее обладательницу. Чувство стыда у Лакс отсутствовало, впрочем, как и вкус. Когда дверь конференц-зала распахнулась, она прекратила читать свой эротический опус не от смущения, а просто потому, что ей стало интересно, кто войдет в эту комнату.

    Две другие женщины, сидящие в конференц-зале, не были такими бесстыдницами, как Лакс. В страхе, что их застукают, Эйми поспешно накрыла эротическую рукопись рабочим отчетом, а Брук впопыхах сунула свои листочки прямо под задницу. Все они одновременно повернули головы, чтобы посмотреть, кто пришел.

    Вошедшая в конференц-зал Марго Хиллсборо прыснула со смеху, увидев их встревоженные лица.

    — Извините, — сказала Марго, — зато, что опоздала.

    — Опоздали — куда? — спросила Эйми, нервно теребя прядь своих черных кудрявых волос.

    — О, на ваше собрание. В ваш клуб. Вашу писательскую вторничную группу.

    Вздох облегчения. Она была одной из них.

    — Вход только по приглашениям? — продолжала Марго. — У меня сложилось впечатление, что это литературный клуб, открытый для каждого в офисе, кто, ну, достаточно грамотен.

    Предположение Марго было неверным. Идея создания в их крупной юридической фирме этого клуба принадлежала исключительно Эйми. Когда она узнала о своей беременности, то поняла, что ей нужно отвлечься от пугающих мыслей о том, что ребенок кардинально изменит ее жизнь, и она полностью потеряет себя. Эйми нужна была компания. Ей нужен был творческий процесс. Тогда она выбрала сорок коллег и предложила им собираться во время ленча по вторникам и делиться своими литературными измышлениями.

    Эйми выступила первой, прочитав свой написанный еще в колледже короткий рассказ о маленькой птичке, которую она спасла из зубов собственной кошки и которая почти сразу умерла у нее на кухне. Вместе с подругами вслух она смеялась над своими особенно неуклюжими метафорами, но втайне грустила, сознавая: то, что когда-то казалось ей зарождающимся литературным талантом, на самом деле им не являлось.

    В первый месяц встреч у каждой из женщин нашлось хотя бы по одному старенькому стихотворению или рассказу, которыми они могли поделиться. Но ко второму месяцу стало очевидно, что вторничная группа выживет только в том случае, если каждый из ее членов напишет что-то новое. Что-то интересное. Половина женщин ушла.

    Оставшиеся поначалу пытались было надписать что-нибудь занимательное, но времени на сочинение историй не хватало, и всем это быстро надоело. Даже сама Эйми начала уставать от напыщенных стишков о всякой ерунде и невыносимо скучных пересудов о несправедливости получения продвинутой степени в области искусств. Когда вторничная группа была под угрозой развала, Эйми предложила провести несколько встреч, посвященных эротической прозе. После того как Лакс окрестила это рискованное начинание Вторничным эротическим клубом, пятеро из оставшихся женщин немедленно его покинули. Семеро сказали, что придут, и только трое — Лакс, Эйми и Брук — действительно пришли. Неожиданно появившаяся Марго стала четвертой.

    — Я имею в виду, — сказала Марго, закрыв дверь и удобно устроившись за широким столом, — я думала, что ваша писательская группа открыта для всех.

    Если Марго и смутилась, то не подала виду. Эйми это понравилось.

    — Вы пришли послушать? Или написали что-то?

    — О, я написала кое-что. Кое-что эротическое. И я определенно хочу это прочесть, — спокойно сказала Марго своим чистым голосом, благодаря которому ее слова звучали невероятно значительно. Голосом, хорошо послужившим ей в юридической школе, раздававшимся на собраниях поверх неотчетливых баритонов спорящих коллег-мужчин. «Вы не правы», — смело говорила она ласковым тоном. Они прислушивались к советам Марго настолько часто, что им пришлось повысить ее до главного адвоката в юридической фирме «Уорвик и Уорвик».

    В свои пятьдесят Марго имела стройную фигуру и одевалась в дорогие костюмы. Сейчас она носила одежду на два размера меньше дешевого хлопчатобумажного тряпья ее школьных лет, проведенных в маленьком фермерском городке на Среднем Западе. Как и Лакс, Марго красила и укладывала волосы. Они обе пользовались пудрой и тушью для ресниц, однако эффект был абсолютно разным. Может, дело было в качестве косметики. Марго платила тысячи долларов, чтобы ее волосы приобрели именно тот цвет, который был натуральным для Лакс. Однако Лакс считала, что этот цвет делает ее похожей на серую мышку. Поэтому дома она наклонялась над кухонной раковиной и выливала на голову бутылку липкого вещества за 7.95 $, которое окрашивало и раковину, и ее прекрасные темно-рыжие волосы в цвет блестящей медной монеты. А может, все дело было в количестве. Марго лишь слегка сбрызгивала волосы лаком, чтобы аккуратно закрепить локоны, тогда как Лакс неумышленно сооружала на голове прическу, напоминавшую мотоциклетный шлем.

    Так же как и Лакс, Марго Хиллсборо не приглашали присоединиться к литературному клубу Эйми. Марго была опытным юристом, а Эйми с ее незаконченным образованием — всего лишь помощником. Поэтому Марго оказалась вне поля зрения Эйми. Лакс Фитцпатрик тоже не приглашали, потому что она была всего лишь секретаршей и не интересовала Эйми: все в Лакс раздражало ее, начиная с имени.

    Лакс Керчью Фитцпатрик должна была зваться Хелен Нэнси в честь матери и бабушки по отцовской линии. Но сложилось так, что мистер Фитцпатрик был очень пьян в ту ночь, когда родилась его единственная дочь, и назвал ее Лакс, потому что ему нравилось, как это слово перекатывается у него на языке, и Керчью — созвучно чиханию, потому что это его веселило. Он не учел тот факт, что среди прочих слов Лакс рифмуется со словом «тракс»[1] и может когда-нибудь стать тяжелым бременем для хорошенькой молодой девушки. Ее мать это имя не развеселило, но изменить его значило совершить поездку в город, поездку, которую часто планировали, но так и не совершили. К тому времени, когда Лакс выросла из подгузников, имя уже прилипло к ней, и его невозможно было отодрать.

    Однажды на школьной экскурсии, когда ей было четырнадцать, она встретила пожилого джентльмена, который сказал, что в переводе с латыни ее имя означает «свет». Лакс радовалась этому до тех пор, пока тот же самый джентльмен не стал появляться в школе, где она училась, представляясь ее мужем. Его быстро поймали и вернули в больницу, из которой он сбежал. Однако Лакс так и не смогла выяснить, лгал он или сказал правду о ее имени. Друзья советовали ей забыть об этом и говорили, что имена не имеют значения. Но это событие уже заронило прекрасное семя мысли глубоко внутри нее. Мысль о том, что слова имеют глубокий смысл, дремала внутри Лакс в ожидании лучика солнца, который заставил бы ее прорасти.

    — Я присоединяюсь к вашей, ну, писательской штуке, — заявила Лакс однажды во вторник за ленчем. И уселась во главе стола в конференц-зале. При этом ее фиолетовая мини юбка задралась, обнажив дырку на полосатом чулке цвета фуксии с голубым, спешно замазанную прозрачным лаком для ногтей, чтобы предотвратить дальнейшее расползание по ноге.

    «О нет, не присоединяешься, — хотела сказать Эйми. — Подними свою задницу со стула и проводи ее обратно на свое секретарское место. Этот час ленча мой».

    Если бы она произнесла эти слова вслух, быть может, у Лакс задрожали бы губы, может быть, она вышла бы из комнаты в слезах. А может, и нет. Лакс могла бы послать Эйми к черту и остаться на своем стуле, но Эйми не суждено было это узнать, потому что у нее не хватило мужества или прямоты, чтобы воспрепятствовать Лакс и приказать ей убраться из клуба.

    И вот так Лакс с ее неразборчивыми рукописями, читать которые было непросто из-за слов «значит» и «типа», а ими была усеяна вся ее речь, стала членом литературного клуба Эйми. После первого выступления Лакс (что-то про дохлую кошку, которую ее бойфренд переехал на мотоцикле) между всеми остальными членами клуба через корпоративный Е-мэйл распространилось новое правило: «Никакого смеха, как бы смешно Лакс ни выражалась». Когда в составе клуба осталось всего лишь трое, Эйми могла бы почувствовать по отношению к Лакс благодарность за ее упорное пребывание в нем, хотя бы по причине того, что так их было больше. Но она не чувствовала ни капли благодарности. Постоянное присутствие Лакс, ее юношеская неопытность и невежество с каждой неделей раздражали Эйми все сильнее.

    Марго Хиллсборо узнала о клубе из офисных сплетен и сразу же забыла об этом, пока не увидела женщин, которые вошли в конференц-зал с бумагами в руках и спустя час вышли оттуда, обнимая друг друга и вытирая слезы. «И мне бы так, — подумала Марго. — Я умею писать, — сказала она себе. — Я сделала успешную карьеру, выражая свои идеи и аргументы на бумаге. Конечно, я смогу написать что-то новое и интересное». Марго ломала голову в поисках нити, за которую она могла бы ухватиться, чтобы женщины из писательского клуба поняли, что она талантлива. Если бы только ей удалось придумать глубоко трагичную и непохожую на другие историю, она тоже получила бы свою долю душевного тепла и общности, которые просачивались из конференц-зала каждый вторник после ленча. Она все еще ждала прихода вдохновения, когда вторничная группа Эйми начала свой эротический этап.

    Внезапно Марго словно прорвало, и она только успевала записывать свои фантазии. А потом, держа в руках листы бумаги с написанной на них историей, она бесстрашно вошла — Марго умела ходить только так — в конференц-зал, прервав повествование Лакс, села и таким образом присоединилась к ним, даже не будучи приглашенной.

    — Хочешь, начни после меня, потому что я почти закончила, — сказала Лакс и снова уткнулась в свое непристойное произведение.

    — Да, если остальные не против, — вежливо ответила Марго.

    — «И потом, да, потом, когда он кончает, это похоже на радостное мычание», — продолжала Лакс читать свою историю.

    — Радостное мычание, — повторила Брук, словно пробуя фразу на вкус и оценивая ее качество.

    Лакс настороженно взглянула на нее и продолжила:

    — «Потом это мычание становится громким, точно, и потом он, я имею в виду, звук его оргазма, он, типа, сотрясает всю комнату. И эта девушка, да, она, типа, прифигевает от того, как он кричит, да, потому что она знает, что он знает, что соседи могут их услышать, да, так, ха-ха! А потом все заканчивается. Конец».

    Лакс сложила лист бумаги пополам и быстро села.

    — Я прошу прощения, это все? — спросила Брук, наклонив голову в недоумении.

    — Это все, — сказала Лакс. — Конец, я же сказала, конец. Ты что, оглохла?

    — Да, это все. Это конец. У кого-то еще есть истории? Марго, ты готова прочитать нам свой рассказ? — поспешно спросила Эйми, которой хотелось побыстрее закончить с этим, оставить позади Лакс с ее болезненной восприимчивостью.

    — Ты правда написала «ха-ха!» в твоем рассказе? Или это была твоя реплика как редактора? — вежливо осведомилась Марго.

    Лакс крутанулась на стуле и уставилась на Марго, пытаясь понять, хотела ли та оскорбить ее этим вопросом. Но на открытом лице Марго играла полуулыбка, и Лакс решила, что ей ничего не угрожает.

    — Я написала «ха-ха!», — подтвердила она.

    — Ну и отлично! — изо всех сил пыталась перевести беседу в другое русло Эйми. — Спасибо, Лакс. Кто-нибудь еще хочет почитать?

    — Постой. Я, кажется, пропустила что-то в твоем рассказе, — сказала Брук, обращаясь к Лакс.

    — Что же это? — спросила Лакс, стараясь сохранять непринужденность в голосе. Она пробилась в эту комнату, имея на то свои причины. Если она будет продолжать занимать оборонительную позицию каждый раз, как заподозрит нападение, ей не получить от этих женщин того, что она хочет.

    — Она не кончила, — произнесла Брук.

    — Не кончила.

    — Почему?

    — Просто не кончила.

    Брук снисходительно посмотрела на Лакс, такую молодую, такую хорошенькую, такую глупую.

    — Твоя героиня фригидна? — спросила она, насмешливо покачав головой и ее светлые волосы, собранные в безупречный конский хвост, заструились волнами.

    — Черт, да нет же! Просто это не входит в рассказ. Это вне, как его, поля зрения автора, точно.

    Лакс начала складывать свою рукопись. Когда та превратилась в крошечный сверток, который уже больше нельзя было сложить, она засунула его в свою оранжевую сумку с бахромой.

    — Хорошо, — не унималась Брук. — Но я думаю, в твоей истории девушка тоже должна кончить. Я к тому, что это сделает историю лучше. Я имею в виду структуру произведения.

    — Она не кончит. — Лакс упрямо стояла на своем.

    — Почему?

    — Потому что в сексе есть вещи, которые намного важнее самого секса, — сказала Лакс. И поставила на этом точку.

    Брук молча, смотрела на Лакс, пережевывая ее слова и обдумывая прозвучавшую фразу, оценивая женщину, которая эту фразу произнесла. Когда-то Брук вовсю посещала светские балы. Но все эти белые платья действовали на нее удручающе.

    Она обожала цвет. Мать считала Брук жалкой неудачницей потому что та предпочла карьеру художницы перспективному замужеству. Лакс смутилась под пристальным взглядом Брук. Ей не нравилось, когда на нее так смотрели. И хотя в этом было что-то завораживающее, одновременно было и нечто пугающее. Она хотела ругнуться матом или сделать какую-то глупость, чтобы заставить Брук думать, что она хуже, чем она есть, и отвести взгляд. Лакс откинулась на спинку стула и небрежно набросала в блокноте несколько строк:


    Структура произведения: Что это за хрень?

    Брук лесбиянка?

    Не писать больше «ха-ха!» — почему?


    Пока Лакс писала, ее уши краснели. Злость? Стыд? Эйми надеялась, что она не даст выхода этим эмоциям за общим столом.

    «Вот почему, — сказала себе Эйми, — я не приглашала секретарш в клуб. Они не умеют сдерживать эмоции. У них нет чувства юмора и иронии». Эйми испытывала сильную потребность в глубоких, осмысленных чувствах и личном общении, но лишь на безопасном расстоянии. Безопасность и отстраненность были теми качествами, которые привносила в боль искусство, делая ее прекрасной. В данный момент она решила, что лучше забыть про Лакс и продолжать, как ни в чем не бывало.

    — Марго, похоже, ты хотела поделиться чем-то с нами. Может, сделаешь это сейчас, пока не сгорела от нетерпения?

    — С удовольствием. Я Марго Хиллсборо. В основном я работаю с корпоративными делами и иногда занимаюсь контрактами, хотя начинала я с управления имуществом по доверенности.

    — Я Брук, одна из начальников отдела по оперативному созданию и обработке документов.

    — Да-да, мы все знаем, кто мы такие, — отмахнулась Эйми, стараясь перевести разговор на другую тему. Она начала учиться на юриста, когда поняла, что никогда не заработает достаточно денег, будучи фотографом. Брук, давняя подруга по художественной школе, помогла ей получить работу в «Уорвике». Будучи начальником отдела по оперативному созданию и обработке документов, Брук сидела за большим столом в окружении множества крошечных столиков сотрудников, которые набирали и редактировали документы, и решала их проблемы, связанные с компьютерными программами, адвокатами или рабочим расписанием.

    Работа Эйми, имеющей незаконченное образование, была очень похожа на работу адвоката-новичка, за исключением того, что она получала только часть оклада и вероятность ее продвижения по служебной лестнице была очень мала. Брук работала на полставки, наращивая свой трастовый капитал. Это позволяло ей принимать приглашения на вечеринки в последнюю минуту в такие отдаленные места, как Бали или Румыния. Эйми работала полный рабочий день, чтобы оплачивать еду и жилье.

    — Так. Э-э-э, я записала это сегодня утром, перед тренировкой. Это просто маленькая фантазия, которая преследует меня снова, и снова, и снова, — начала Марго. Она вытащила свою рукопись и прочла первое, идеально напечатанное предложение:

    — «Было что-то в его мебели, вызывающее у нее желание раздеться».

    Из всех сидящих здесь у Марго была самая высокооплачиваемая должность: работая 60–80 часов в неделю, она имела годовой доход немногим меньше четверти миллиона долларов. Ей некого было обеспечивать, и она обожала ходить по магазинам. Приближаясь к менопаузе, Марго видела, что в конце автобана ее ждет пропасть, огромный провал. Что она будет делать, когда перестанет ходить на работу? Она не была партнером в «Уорвик и Уорвик», не владела ни единым кусочком бизнеса, который помогла построить, и поэтому не могла стопроцентно ручаться за свою жизнь. Однажды, в незримом будущем, они попросят ее больше не приходить на работу.

    — Ты будешь делать то, что делаешь по выходным, — говорила ей мать. — Ты перестанешь работать, и жизнь станет одним сплошным выходным.

    Но Марго работала почти каждый выходной день в своей жизни. Когда у нее было свободное время, она искала одежду для работы. Даже в путешествия или поездки с любовниками она всегда брала с собой дипломат, забитый документами по текущим делам, в которые могла уйти с головой, когда все надоест и разочарует. Дипломат был своего рода рогом изобилия, из которого Марго черпала такие блага, как уважение, осознание собственной личности и цели, так же, как и квартира с арендной платой 4000 долларов в месяц, шикарный гардероб, интересные поездки и очень хорошая подтяжка лица. Она находила любовников благодаря дипломату. (Адвокат стороны противника оказался великолепным любовником после закрытия дела.) Все чаще выпадавшие на ее долю месяцы, когда она не обнаруживала пятен крови на трусиках, напоминали ей, что все в мире со временем замедляется. Эта мысль заставила ее вписать жирным шрифтом новые пункты в список того, что нужно сделать:

    Найти хобби/любовника.

    Стараться сидеть тихо.

    Найти друзей получше.

    Эта маленькая, изводящая ее сексуальная фантазия, которая снова и снова прокручивалась в ее сознании, закупоривала — другие мысли и всплывала в самый неподходящий момент, и стала ее первым опытом в поиске новых друзей. Она полагала, что, записав ее, убьет одни выстрелом двух зайцев. Маленький литературный сеанс с горсткой новых подружек, конечно же, изгонит эту фантазию навсегда. Она ошибалась.

    — Он стоял в углу кухни, — продолжала Марго, — большой изящный китайский шкаф из красного дерева эпохи Луи XIV, искусно выполненный, уставленный фарфором из Лиможа и хрусталем баккара.

    Лакс выронила пилочку для ногтей.

    — Она любовалась им во время поздних собраний: за ужином, которые заканчивались выпивкой и добродушным подшучиванием. И пока коллеги обсуждали прибыль за последний квартал или играли в бридж, ее мысли заинтересованно кружили вокруг этого огромного произведения искусства. Интересно, что бы она почувствовала, прижавшись к нему голым задом?

    Женщины удивленно переглянулись, и в комнате повисла тишина. Быть может, ее эротическая одержимость мебелью казалась им странной? Она еще даже не перешла к самой сумасбродной части, той, где она села на выступающий край, собираясь заняться любовью с Тревором. Неужели они не верят, что ее старая задница может уместиться на полке китайского шкафа? Или для них это слишком? Если они так стыдливы, зачем было делать клуб эротическим? Марго аккуратно сложила напечатанный текст на коленях. Она подняла глаза и встретилась взглядом с Лакс.

    — Все в порядке? — спросила Марго. — Я не хочу никого смущать.

    — Это чудесно, — сказала Брук. — Продолжай.

    Марго огляделась. Все смотрели на нее и ждали, даже жаждали услышать продолжение. Марго встрепенулась.

    — Его кухня было чудом архитектуры, а он — шеф-поваром. Однажды ночью, после паштета и шампанского, она забыла об осторожности и, уронив бюстгальтер на пол, шагнула по кафелю, обнаженная, прямо в его жаждущие объятия.

    Слушая историю Марго о сексе на неустойчивом предмете антикварной мебели, Лакс гадала, была ли Марго когда-нибудь в квартире Тревора.


    2
    Живот

    Живот становился больше с каждым днем. Теперь Эйми, будучи на седьмом месяце беременности, вынуждена была придерживать дверь своей квартиры коленом, при этом балансируя с парой пакетов из магазина в одной руке и одновременно пытаясь вытащить ключ из замка другой. Ключ не поддавался, словно слившись с замком в любовном объятии. Эйми дернула за ключ и чуть не потеряла равновесие. Поняв, что без помощи ей не обойтись, позвала: — Дорогой, выйди, помоги мне! В конце концов она опустила сумки на пол и обеими руками медленно вытащила ключ из замка. Потом прошла в комнату, рухнула на кровать и заплакала. Даже когда рыдания поутихли, она испытывала дискомфорт и никак не могла найти удобное положение.

    Когда Эйми ложилась на живот, у нее начиналась изжога.

    Когда ложилась на спину, слезы вливались обратно в глаза, а сопли — в горло, где их уже поджидала изжога.

    Сопли должны победить изжогу, говорила она себе, но они душили ее.

    Когда Эйми перевернулась на бок, то защемила какой-то нерв, а когда легла на другой — у нее онемела нога.

    Ну в конце концов она уселась на стул с прямой спинкой на кухне, опустила руки на стол, а голову — на руки и заплакала с новой силой.

    Никто ей не мешал. Она долго не могла успокоиться, пока голод и любопытство не высушили слезы. Почему его сегодня нет дома?

    Ни записки на холодильнике. Ни письма в почтовом ящике. На ее автоответчике было лишь одно сообщение, но и то не от него. На его автоответчике их было пятнадцать. Стоит ли ей их прослушать? А вдруг она услышит какой-нибудь хихикающий женский голос? Вдруг она узнает об измене? Эйми распустила черный локон, который она намотала на палец, и нажала кнопку.

    Бип. Сообщение о том, что одна работа отменяется. Другая переносится. «Проверь газеты. Там хвалебная статья о твоей последней выставке на Филиппинах». «Можешь ли ты в следующем месяце вернуться в Токио? Оплата — пять штук в неделю». «Твой объектив отремонтировали. Приезжай за ним». «Сегодня вечером не приеду домой, дорогая. Я работаю допоздна».

    — Идиот, — сказала Эйми громко, — ты оставил сообщение для меня на своем автоответчике, придурок. Как я должна была его услышать?

    И все же услышала. Может быть, он не особенно беспокоился о том, как предупредить ее, потому что знал: она обязательно исследует все возможные варианты, пока не найдет объяснение его отсутствию. Отсутствиям.

    Эйми убрала упавшую на глаза прядь и задумчиво выглянула в окно, обхватив себя руками. Машинально она сжала свои груди, из-за беременности разбухшие до пятого размера. Сейчас уже рос не только живот. Волосы тоже начали расти неистово и лезли ей, в глаза спустя всего несколько недель после того, как она остригала их. А теперь еще и грудь. Эйми обрадовалась, когда ее бюстгальтер первого размера стал ей мал. Она была худой и плоскогрудой почти всю свою жизнь. Было здорово иметь грудь второго размера. Потом однажды утром на работе ей показалось, что у нее начался приступ астмы. Она сидела за своим столом, просматривая адвокатский контракт, когда вдруг поняла, что не может дышать. Будто ее грудь перетянули резинкой, которая душила ее. Эйми испугалась за жизнь ребенка и поспешила к доктору.

    Водитель такси не на шутку перепугался, когда женщина через перегородку выдохнула: «В неотложку», и поехал так быстро, как мог. Медсестра быстро доставила ее в кабинет для обследований. Эйми сняла блузку, и врач сразу заметил глубокие следы от бюстгальтера на спине и плечах. Как только он разрезал ножницами ее белье, Эйми сделала глубокий вдох, чувствуя, как легкие до отказа наполнились воздухом впервые за этот день.

    — Вы сегодня ели соленую пищу? — спросил врач.

    — Копченую говядину, — с трудом выдохнула Эйми.

    — Из-за этого вы отекаете. Везде.

    Эйми посмотрела на разорванное кружевное белье, которое держала в руках.

    — Первый ребенок?

    — Да.

    Но не первая беременность. У нее был выкидыш. И аборт. Аборты. «Не сейчас, не сейчас, — говорил он. — Мне нужно три, нет, четыре, нет, пять лет, и тогда я буду готов». И она была согласна с ним, хотя периодически пропускала прием таблеток. А потом она паниковала, потому что он паниковал, и соглашалась с тем, что ребенок сейчас им только помешает. Спустя семь лет она поняла, что больше не желает мучить себя и свое тело.

    — Я перестаю пить таблетки, — заявила она ему, а потом повторила снова, чтобы он точно услышал. Он сказал «о'кей», и больше они это не обсуждали.

    Он думал, что после того, как она годами принимала гормональные препараты, ей понадобится как минимум пара месяцев, чтобы забеременеть. Она думала, что скорее четыре. Они оба ошиблись. Тело Эйми было готово за две недели. Первые три месяца беременности ее месячные начинались как по часам. Потом прошел еще месяц, в течение которого Эйми надеялась, что первая задержка была вызвана стрессом. После трех положительных тестов на беременность ей нужно было время, чтобы найти в себе мужество сообщить ему. Когда наконец сообщила, он передумал, поэтому и она передумала, но доктор был непоколебим и категорически отказывался делать аборт женщине, в животе которой находился пятимесячный плод.

    Эйми обрадовалась, а он рассердился.

    — Наши карьеры! — кричал он на нее. — Как это скажется на наших карьерах?

    Но прошло уже много времени с тех пор, как у Эйми была карьера. У нее была работа и дорогостоящее хобби. Она чувствовала себя сорокалетней женщиной, которой не хватало силы воли пожертвовать шансом стать матерью ради эфемерной карьеры фотографа.

    Когда она объявила ему о своем решении, он не выдержал и разрыдался. Сначала Эйми почувствовала грусть и вину, которые сменились холодным отвращением, когда рыдания стали слишком сильными, слишком наигранными, слишком манипулирующими.

    — Что ты натворила! — кричал он, проливая крокодиловы слезы. Они струились по его лицу, пока он, драматично прислонившись головой к дверному косяку их спальни, смотрел, как она собирает вещи.

    Она захлопнула чемодан и вышла к лифту. «Более, боже, боже, — повторяла она про себя, пока лифт спускался. — Куда я пойду? Что я буду делать? Как я буду жить?» Спускаясь, она слышала голос Скарлет О`Хара. Четвертый, третий, второй этаж. На сердце было тяжело от осознания того факта, что она ушла от него. Она спустилась в вестибюль и стояла там, гадая, куда ей пойти. Эйми хотелось спрятаться от его разочарования тем счастьем, которое росло внутри нее.

    В крошечной комнатке отеля «Челси» Эйми стояла голой перед плохо освещенным зеркалом и с изумлением смотрела на свой живот. И вдруг, словно маленький гоблин, из ниоткуда появился страх одиночества и сжал ей сердце. Может ли она позволить себе быть матерью-одиночкой? Достаточно ли у нее сил для того, чтобы пройти через это одной? И в момент этого болезненного приступа паники раздался телефонный звонок. Он нашел ее и умолял вернуться к нему. Его звонок убил гоблина. Это был просто тяжелый момент.

    — Я тоже скучаю по тебе, — сказала она.

    — Я не могу жить без тебя. Ты для меня все. Если ты хочешь этого ребенка, то можешь его оставить. Я люблю тебя. Пожалуйста, вернись домой, Эйми.

    Он забрал ее из гостиницы, оплатил счет и отнес чемодан в такси. Когда они вернулись в свою квартиру, он открыл дверь и перенес ее через порог. Поставил чемодан между ночным столиком и стеной. Поцеловал в щеку. А потом исчез.

    He сразу. Постепенно. Он начал больше работать, брать больше заказов вне города, ездить в Токио так часто, что даже заговорил о приобретении жилья там. Он сказал, что грядущее отцовство вынуждает его относиться к карьере серьёзнее. Теперь им нужна безопасность. И наличные. Спустя годы критики в адрес друзей и коллег, которые продались коммерческой фотографии, он нырнул вниз головой в денежный бассейн. «Фотографу нужно браться за работу, пока он популярен», — говорил он ей, уезжая снова и снова. Все может кончиться завтра, что тогда будет с ними?

    У него было море идей. У нее тоже, но он выражал свои, печатая фотографии размером 7x5 футов. Она помогала ему платить за бумагу, помогала делать огромные снимки. Ее работы были не менее достойными, но она печатала их на бумаге размером 14х11 дюймов[2]. По окончании школы она получила высшую оценку, а он — агента.

    Прямо перед ней на стене висели их работы: всего два снимка, оставшиеся после выпускного курса в чикагской школе, когда у них была совместная выставка с однокурсниками. Тот, что поменьше, принадлежал ей, больший — ему. Это была одна из его непроданных работ, фотография размером 7x5 футов с изображением вагины, лишь слегка прикрытая введенными в нее пальцами. Даже человеку, разбирающемуся в искусстве, понадобилось бы изучать это произведение минуту-две, прежде чем он нашел бы нужный ракурс и сумел бы понять, какие части человеческого тела изображены на фотографии. Были достойные предложения, но он отказывался ее продавать, отвечая всем, что моделью была Эйми, а он никогда не продаст ее киску.

    На самом же деле в тот момент, когда он сделал эту фотографию, Эйми, одетая в рваные синие джинсы и футболку, стояла слева от «киски», держа отражатель, который бросал на предмет съемок идеальный свет. Как кто-либо мог поверить, что эта вагина с тусклыми и лишь слегка завивающимися лобковыми волосами принадлежала Эйми, оставалось для нее загадкой. Несомненно, это была вагина чистокровной англичанки. У Эйми было много достоинств, но английская вагина в их список не входила.

    «Что я сделала с нами», — думала Эйми, блуждая по квартире и разглядывая снимки. Она остановилась перед сделанной ею фотографией в стиле ню. Та же модель, в той же студии, но более целостный подход к изображению. И разумеется, не пять футов в ширину на семь проклятых футов в длину. «У меня хорошо получалось, — подумала она. — Так же хорошо, как и у него. Почему я сдалась?» Глядя на стены, она понимала почему.

    Эйми никогда не смогла бы состязаться с вагиной размером 7x5 футов. Она никогда бы не смогла быть настолько храброй в своей работе. Она никогда бы не сумела убедить себя потратить тысячи долларов, взятые в долг на то, чтобы напечатать пятнадцать огромных снимков обнаженных тел. Она не была способна привлечь такие большие ресурсы ради достижения собственных целей. «Что, если у меня не получится?» — спрашивала она себя перед очередной попыткой. Мысль о провале вызывала у нее приступ тошноты. Неумение вкладываться в работу во всех смыслах и неспособность рисковать уничтожали ее креативность.

    Он, наоборот, мог бы питаться риском и гадить неудачами. Он не задумываясь, выпросил у нее и у родителей в долг деньги, необходимые для того, чтобы напечатать эти первые пятнадцать великолепных снимков. Стоять перед изображением, которое положило начало его карьере, было для нее так же болезненно, как получить удар в грудь. Для него работа была на первом месте. И ему было наплевать на все остальное — и на все претензии, и на все ее пожелания видеть его достойным, ответственным человеком. Он не был вежливым. Он был дерзким и безрассудным. У него была карьера, а у нее — работа.

    «Я могу все изменить, — думала Эйми. — Я могу быть храброй. Я могу рискнуть». Она сидела за кухонным столом и подсчитывала цифры — действие, обреченное с самого начала. Даже при всех затратах на няню, она думала, что будет в состоянии позволить себе не работать целый год при условии, что будет жить экономно и немного денег займет у матери. «За год, — размышляла она, — я, безусловно, смогу создать то, что позволит мне шагнуть к той жизни, которая, как я полагала, ждала меня по другую сторону колледжа. Жизнь, где я была бы независимой, где сама решала бы, как мне проводить время». Глядя на него, она понимала, что есть мир, где люди не вкалывают с девяти до пяти (или, как в случае Эйми, с десяти до полседьмого), мир, где люди полностью предоставлены самим себе. «Все, что мне нужно, это создать нечто удивительное, что понравилось бы всем, нечто прекрасное, что я смогу продать».

    Фантазии Эйми были слишком призрачны, в них было слишком много прорех, через которые воздух просачивался наружу. Она не могла противиться фактам. «Если я уйду с этого рынка труда, я больше никогда не вернусь обратно. Если я потеряю медицинскую страховку, я, может быть, уже никогда не смогу получить ее снова. Я больше не стремительная газель. Я передвигаюсь медленно, я — приманка для тигра, и мне нужна защита посильнее, чем несбыточная мечта о том, как сделать свою жизнь лучше».

    Перемены — это прыжок в неизвестность, а Эйми необходимо было убедиться в наличии пола, перед тем как встать с кровати. Это было роковой ошибкой. Ей вдруг захотелось сорвать огромную блондинистую вагину со стены.

    Когда Эйми становилось невыносимо грустно, она запиралась в фотолаборатории, где проявляла и печатала фотографии. Она чувствовала, что это помогает ей сократить количество шагов на пути к той жизни, о которой она мечтала. Даже сейчас у нее было четыре или пять катушек, ждущих своего часа. Они взывали к ней, чтобы она посмотрела, отобрала и напечатала с них фотографии, которые все могли бы видеть и обсуждать. «Дай нам жизнь», — умоляли они ее, но она игнорировала их призывы. Химикаты могли повредить ребенку. Поэтому Эйми продолжала бесцельно бродить по квартире.

    «Когда он сказал «привет», мне нужно было уйти». Но ведь его взгляд заставлял ее чувствовать себя такой особенной. Он втянул ее в круг своей самовлюбленности — сладкий и притягательный, вызывающий привыкание, высококалорийный, но недостаточно питательный десерт. Ей следовало разглядеть содержимое и сбежать раньше.

    Первый тревожный звоночек прозвенел, когда она захотела стать обладательницей кольца с бриллиантом, которое он не мог себе позволить. Он уверял ее, что на самом деле она не хочет этот камень, что она слишком серьезна для такой ерунды, ведь это всего лишь буржуйский символ. Не то чтобы она действительно хотела камешек. У этой просьбы были иные причины. Если он не изменит свою жизнь до женитьбы, он уж точно не станет приспосабливаться к тебе, когда вы будете женаты. А перемены — это неотъемлемая часть компромисса, которым является брак. Пара радостных часов в городском управлении — вот и вся их свадьба. Потом они поспешили в мастерскую, чтобы закончить работу над фотографиями для его выставки. В ту ночь, когда она стала его женой, она еще не осознавала, что вся их свадьба свелась к разговору с владельцем галереи.

    — О, конечно, теперь все понятно, — вслух сказала себе Эйми, глядя на город через большие окна.

    Она вспомнила, что той ночью была очень взволнованна, когда ее представили хозяину галереи. Она надеялась, что он вспомнит молодую невесту, когда откроется ее собственная выставка.

    — Какое-то время жизнь была хороша, — поведала Эйми городу за окном.

    Благодаря их молодости и страсти даже нищета казалась им частичкой великой богемной легенды. Искусство двигалось вперед. Фотографии продавались. Дни рождения пролетали, отпразднованные с бутылкой дешевого вина, разлитого по одноразовым стаканчикам. Потом, развешивая фотографии для выставки в галерее, Эйми упала с лестницы и сломала запястье.

    Не должно было быть никаких проблем, но оказалось, что галерея не застрахована от таких несчастных случаев. У Эйми не было вообще никакой страховки. Неделей позже, когда ее пальцы распухли и стали похожи на крошечные картофелины, Эйми, горько рыдая, рассказала все родителям. Ее мать пулей примчалась в город, как медведица мчится по горам, чтобы спасти своего медвежонка. Две недели и десять тысяч долларов — запястье было вправлено, и рука спасена. Но Эйми тоже была сломана. А он, несмотря ни на что, продолжал куда-то спешить, уверяя ее в том, что их жизнь была великолепна. Он не хотел идти ни на какие компромиссы.

    Если бы вместо работы было пьянство, футбол или покер, она бы с самого начала увидела все как есть. Сидя в одиночестве в их квартире, Эйми говорила себе: «Нужно было настаивать на большом кольце. Он бы никогда его не купил, и тогда я бы поняла, как много на свете вещей, которые для него важнее, чем я».

    С этими мыслями Эйми потушила свет и легла в постель. Она лежала в темноте в ожидании сна. Ждала и ждала. Через некоторое время Эйми начала делать то, что обычно помогало ей расслабиться. Она ласкала себя и изгибалась, но сегодня от этого не было толку. Руку начало сводить. В безмолвной пустоте квартиры зазвонил телефон.

    — Привет, малышка. Что поделываешь? — спросила мама.

    «Ну, мам, я мастурбировала, но потом поняла, что на самом деле хочу пожрать».

    Эйми зевнула и попыталась сформулировать честный ответ, который не встревожит мать.

    — Я пыталась расслабиться, но почувствовала, что голодна. Думаю о том, не заказать ли мне лазанью.

    — О-о-о, звучит здорово! — прокукарекала мать. — Не хочу отрывать тебя от ужина.

    — Да, наверное, я встану и поем, — сказала Эйми. Она старалась, чтобы ее голос звучал оптимистично и легко, потому что не хотела волновать мать. Если та забеспокоится, она соберет чемодан и сядет на междугородный поезд.

    — Звони мне, когда захочешь, милая. Папа спит как убитый, поэтому звони даже среди ночи.

    — Эй, я в порядке. Немного устала и ужасно голодна, но в порядке.

    — Что ж, заказывай лазанью. Когда я приеду в следующий раз, привезу тебе домашнюю.

    — Я люблю тебя, мам.

    — Конечно, любишь. И я люблю тебя.

    Эйми повесила трубку и вернулась к исходной проблеме. Хотелось ли ей мастурбировать или она хотела лазанью? Она относилась к тому типу женщин, которые почти всегда предпочитают секс еде. Теперь же она не была уверена в своих желаниях. Она не знала, какое чувство было настоящим, а какое вызвано гормональным всплеском. Не была уверена, бросил он ее или проявлял ответственность единственным способом, который знал. Эйми натянула пижаму вылезла из постели и набрала номер закусочной, расположенной на нижнем этаже здания.

    Деньги всегда становились предметом споров. Похоже, это была единственная проблема, которую они обсуждали. После несчастного случая с запястьем она вернулась в школу и собиралась начать работать в юридической фирме, куда можно было устроиться даже с ее незаконченным образованием. Он отговаривал ее. Они бы как-нибудь свели концы с концами.

    — Я не хочу сводить концы с концами, — заявила она ему. — Я хочу жить. Я хочу медицинскую страховку.

    — Ты лишишься свободы.

    — Свобода дорогого стоит, — ответила Эйми. — Она стоит рук и ног.

    — Нет, — засмеялся он. — Только руки!

    Она тоже рассмеялась, на мгновение, разделив с ним браваду черного юмора. Той ночью они ходили на открытие выставки, пили кофе и занимались любовью на рассвете. Она опоздала на занятия в школе в первый день, но не пропускала их во второй и ни в один из дней после этого. Она окончила школу с отличием и вышла на работу, которая требовала от нее раннего появления в офисе каждое утро, в то время как он продолжал жить жизнью, позволявшей ему не возвращаться домой по ночам. Он приходил за пару часов до того, как Эйми надо было быть на работе, прыгал в постель и будил ее.

    — О, ты не спишь? — спрашивал он.

    — Уже нет, — ворчала она.

    — Значит, мы можем заняться любовью?

    — Нет.

    — Я читал, что секс во время беременности — удивительная штука. Все так считают.

    — Не в семь утра.

    — Вот как, сейчас семь?

    Люди, которые никогда не знают, который час, должны умереть. Если они делают это нарочно, чтобы акцентировать собственную необременённость, тогда они перекладывают ответственность на чьи-то плечи. В любом случае Эйми начинала думать, что такой проступок должен караться смертной казнью.

    Эйми встала, выпила стакан молока и задумалась о том, пройдет ли когда-нибудь изжога. Потом она прикончила ореховое масло и сандвич с холодцом, ожидая, пока из закусочной принесут лазанью без соли. Закусочная на нижнем этаже была особым, дорогим удовольствием, которое Эйми не могла позволять себе ежедневно. Однако в последнее время из дальних стран стали приходить конверты с цветными марками, и, открывая их, она находила там чеки на внушительные суммы, выписанные на его имя. Она вносила деньги на их общий счет и брала в банке наличные, чтобы оплачивать аренду и другие расходы. Она стала постоянным клиентом закусочной, заказывая у них еду три-четыре раза в неделю.

    Героиня фильма «Ребенок Розмари» не считала себя сумасшедшей, когда со зверским аппетитом пожирала сырую печенку, стоя перед холодильником посреди ночи. Мысленно прокручивая эту сцену, Эйми поглощала свою пасту, размышляя, не стоило ли ей заказать порцию печенки. Потягивая воду и молясь о том, чтобы в желудке нашлось место для проглоченных ею калорий, Эйми села на кушетку, собираясь хорошенько подумать о своей жизни. И сразу же заснула.

    На следующее утро Эйми проснулась в своей постели в пижаме. В вазе на ночном столике стоял свежий цветок, рядом — стакан сельтерской воды, немного печенья и маленькая записка со словами «Я люблю тебя». Следы его присутствия. Но сам он уже ушел. Эйми выглянула в окно. Она повсюду искала радость, которой ей так не хватало.

    А ведь радость была внутри нее. И пусть эту радость омрачали потери и несварение желудка, через три месяца у Эйми должен был родиться ребенок.

    И тяжелее всего было то, что ее муж даже не мог посмотреть ей в глаза.


    3
    Задницы и ноги

    — «Она расслабила ноги и ощутила прикосновения теплого, влажного языка, заскользившего по ее икрам. Глоток ледяного скотча легко пролился в горло, и она почувствовала, как мышцы расслабляются и как впервые за долгое время спадает напряжение задней большеберцовой мышцы».

    — Бог мой! Неужто она пишет о своей заднице? — воскликнула Лакс.

    Эйми вспыхнула, в комнате воцарилось молчание.

    — Нет, не о своей заднице. — Эйми старалась не шипеть.

    — А звучит именно так.

    — Нет!

    — На самом деле в этом нет ничего плохого. — Брук почувствовала, что ей стоит вмешаться.

    — Вот моя задница — улица с односторонним движением, это точно, — убежденно сказала Лакс.

    Эйми выжидала. Это было не то, чего она хотела. Может, ей стоило уйти из клуба и найти утешение в группе поддержки, созданной специально для беременных женщин? В Интернете можно было найти много подобных групп. «Я не готова говорить о подгузниках и геморрое, — убеждала себя Эйми, — я хочу оставаться в мире взрослых до тех пор, пока это возможно».

    — Я не имею ничего против, — заявила Брук, — анального секса.

    Марго уставилась на Брук. Ей казалось нелепым, что эта женщина с ее приятным, аристократичным внешним видом, в белой блузке и плиссированной юбке, поддерживает такую тему. Марго не могла себе этого представить, потому что не видела татуировок Брук, которые были скрыты одеждой.

    — Но, Брук, у нас нет предстательной железы, — возразила Марго. — У женщин нет простаты, так что ничего приятного в этом нет.

    — Мне нравится, — упорствовала Брук. — Что мне не нравится, так это очень большой член.

    Тут мнения разошлись. Марго считала, что чем больше, тем лучше, а Брук и Лакс аж подпрыгнули на местах, желая высказать свое мнение об идеальных параметрах пениса.

    — Я не… Эй! — Эйми попыталась перекричать шум. — Я пишу не о заднице. Эта мышца находится на ноге.

    — Фу! — воскликнула Лакс.

    — Облизывание пальцев на ногах может стать удивительным экспериментом, — подметила Брук.

    — Нет, — возразила Лакс, — не может.

    — Если пальцы чистые, а нога красивая. Я хочу сказать, что это способ показать своему партнеру, что все в нем прекрасно и ты все это хочешь, — Брук рассмеялась.

    — Вроде как глотать и не сплевывать, — добавила Марго.

    — Точно!

    — Вы такие вульгарные, — ахнула Лакс.

    — Мой сегодняшний рассказ… — снова начала Эйми.

    Но тут раздался удивленный возглас Марго в ответ на заявление Брук о ее предпочтениях:

    — Я не могу поверить, что тебе не нравятся большие члены!

    — С ними слишком много работы.

    — Чем больше, тем лучше. Десять — двенадцать дюймов. Я хочу их все, — сказала Марго, смеясь.

    Брук достала из сумки линейку и положила ее на стол.

    — Десять или двенадцать дюймов? — Брук приложила один конец линейки к началу лобковой кости, а другой к животу. На двенадцати дюймах линейка доходила ей до начала солнечного сплетения.

    — О, — выдохнула Марго, — так выглядят двенадцать дюймов?

    — Ага. Так что, согласитесь, это выдумки. Десятидюймовый член бывает только в порнофильмах. Девять — это все еще выше моего пупка, и даже член длиной в восемь дюймов уткнется в мой мочевой пузырь, и я неделю буду лечить инфекцию мочевых путей. Врачи, антибиотики — мне не нужны такие проблемы.

    — Дай-ка мне линейку, — попросила Марго.

    Брук передала линейку ей, и Марго с головой ушла в измерение расстояния между лобком и подреберьем. Никто не слушал Эйми.

    — Могу я закончить свою историю? — раздраженно спросила она.

    Все взгляды обратились к ней, но как только Эйми начала читать, Лакс перебила ее, не в силах сдержаться.

    — Однажды мама сказала мне, что она бросила своего первого мужа, потому что его пенис был слишком мал. А я ей говорю: «Ну, типа, может, с его пенисом было все в порядке, а вот твое влагалище слишком большое».

    Молчание.

    — Что она ответила? — спросила Брук.

    — Кто?

    — Твоя мама, — подсказала Марго.

    — Ничего. В смысле, вы спрашиваете, разозлилась ли она? Конечно, нет. Я имею в виду, она никогда не спорила, ну, вы понимаете, о размерах своего влагалища, ну, и просто сказала что-то типа: «Да, Лакс, может, в этом все дело». Или, может: «Да, Лакс, ты не передашь мне соль?», или еще что-то в том же роде.

    История Лакс об относительных размерах влагалища ее матери повисла в воздухе, словно гулкий хлопок соседской двери, повергнув всех в неподвижную растерянность.

    — Ну, — сказала Лакс, потому что все остальные, казалось, были неспособны говорить, — мне кажется, Эйми хотела прочитать что-то о своей заднице, так?

    — Нет, — воскликнула Эйми в сердцах, — мой рассказ не о заднице! Он о том, как прийти домой, вылить стакан скотча и отмачивать ноги в горячей ванне.

    — Я думала, что мы пишем сексуальные истории, — оборвала ее Лакс, которая совершенно не умела молчать.

    — Мы пишем эротические истории, — сказала Эйми, вспыхнув, — в которых есть что-то чувственное. Не просто о сексе. Не порнографию.

    — Ну вообще-то, — вступила в разговор Брук, — вообще-то я бы сказала, что рассказ, написанный мной на этой неделе, довольно близок к порнографии. Если это проблема, я лучше пересижу этот раунд.

    Лакс посмотрела на Марго через стол и одними губами произнесла — «задница». Брови Марго изумленно вздернулись. Она села ровнее.

    — Я бы хотела послушать твою историю про задницу, Брук, — предложила Марго.

    Эйми вздохнула. Они с Брук дружили уже более двадцати лет, и она знала все про татуированные ягодицы своей подруги. Когда-то в Чикаго, когда им было по двадцать три и они были свободны, Эйми и Брук делили между собой квартиру и любовника. Эйми проводила слишком много вечеров голышом на мягком стуле рядом с кроватью, наблюдая, как Брук извивается от удовольствия в объятиях любовника, которым они должны были наслаждаться вместе.

    — Эйми, — настаивала Брук, — тебе надо попробовать.

    — Зачем?

    — Это изменит твою жизнь. Ты переосмыслишь абсолютно все, что знаешь о сексе. Но не с Дейвом.

    — Почему не с Дейвом? — спросила Эйми. В то время он был ее бойфрендом и казался идеальным.

    — Потому что в прямом и переносном смысле Дейв — большой член. Тебе нужен чувственный мужчина.

    Они выбрали мужчину, которого Эйми знала и одобряла, который очень обрадовался предложению девушек заняться с Эйми анальным сексом. Он был нежным и мягким. И принес бутылку великолепного красного вина и большую упаковку лубриканта на водной основе. Он сделал все правильно, но, несмотря на это, ощущение было одним из самых неприятных из тех, которые когда-либо испытывала Эйми.

    Брук сказала, что они просто выбрали не того парня. Эйми прекратила заниматься сексом втроем с Брук. Она просто не могла конкурировать с ее возбужденным и покорным анусом.

    — Я не хочу слушать историю о заднице Брук, — заявила Лакс.

    Эйми тоже не хотела ее слушать, но она подумала, что можно было бы воспользоваться этим разногласием и вынудить Лакс уйти из клуба.

    — Мы не собираемся подвергать цензуре рассказ Брук. Гарантирую, тебе он не понравится. Можешь пропустить и все остальные собрания, если тебя это расстраивает.

    Лакс замолчала.

    — Мне читать? — спросила Брук.

    — Вообще-то я не закончила свою историю, — начала Эйми, но Лакс тут же перебила ее снова.

    — Ну, Брук, и насколько история порнографична? Слегка? — спросила Лакс.

    — Нет, Лакс, это грязная, дико порнографическая история со всеми подробностями. Если тебе не нравится, можешь не слушать, — едко сказала Брук.

    — В твоем рассказе кто-нибудь, ну, типа, жесток по отношению к кому-то другому? — не обращая внимания на ее ехидный тон, продолжала выспрашивать Лакс.

    — Нет.

    — Кого-нибудь оскорбляют? Или причиняют физическую боль?

    — Нет.

    — Заставляют ли кого-нибудь делать, ну ты понимаешь, что-то против его воли?

    — Какие интересные вопросы, — заметила Марго.

    — Я ничего не имею против описания секса, — сказала Лакс, защищаясь, — но мне не нравится, когда людям делают больно морально или физически, понятно? Особенно когда парень ущемляет чувства девушки только ради того, чтобы почувствовать себя лучше.

    В комнате стало тихо, все на мгновение подумали о Лакс. Пожалуй, у нее были любопытные и хорошо продуманные критерии для определения порнографии.

    — Это всего лишь маленькая, непристойная история о том, как я соблазнила своего почтальона, — успокоила ее Брук.

    — О, тогда давай, — с радостью отозвалась Лакс.

    Брук открыла тетрадь и начала читать.

    Эйми вздохнула, поняв, что она снова проиграла в соревновании с Брук. Ей следовало бы сказать что-нибудь, но это могло повлечь за собой неприятный разговор, да и оставшиеся три абзаца, повествующие о ванночке для ног и стакане скотча, того не стоили.

    Когда Брук начала читать, Лакс достала свой блокнот, вдоль и поперек исписанный словами, которые были ей интересны. Словами, о которых она хотела узнать больше.

    — «Энрике нажал на кнопку звонка, — начала Брук. — Я накинула халат и побежала к двери. «Кто там?» — спросила я, стараясь, чтобы голос мой не звучал с той похотью, которую я ощущала. «Почтальон, — ответил он. — И у меня посылка для вас»».

    Лакс засмеялась и записала слово «похоть» в блокнот.

    — «Скинув халат на пол, я немного приоткрыла дверь. «Мне нужно расписаться за эту посылку?» — спросила я. «О, да», — ответил он. «Не заинтересует ли вас предложение обойти дом и войти через заднюю дверь?» Энрике сделал большие глаза, и я поняла, что он был девственником в такого рода приглашениях. Я отворила дверь, и он проскользнул в дом».

    Лакс открыла рот от удивления, но дело было не в почтальоне, проскользнувшем в заднюю дверь, и не в том, что должно было случиться дальше. Брук продолжала бы читать рассказ, но Эйми поспешно шлепнула ее по затылку.

    — Марго, — позвал Тревор, открывая стеклянную дверь и просовывая свою красивую голову в конференц-зал. Несмотря на то что его волосы уже поседели, а лицо покрывала сетка морщин, в его немолодом теле жил бодрый и веселый дух.

    Марго почувствовала спазм счастья в животе, который всегда возникал при виде Тревора. В ее мыслях закружилась мантра: «Он такой симпатичный, он такой сексуальный, он такой милый». И хотя прилагательное «милый» было смертельно ненавистным, когда она была моложе, в свои пятьдесят Марго очень нуждалась в чем-то «милом».

    — Ты должна была закончить все производственные контракты для рождественского каталога Пибоди, — сообщил ей Тревор. — Крисцентия Пибоди сейчас сидит в моем офисе и ждет документы, которые ей нужно подписать. Что вы все здесь делаете?

    — Собрание книжного клуба, — сказала Лакс, обаятельно улыбаясь.

    — Правда? Я не знал, что тут есть книжный клуб. Что вы читаете? Вы принимаете новых членов?

    — Только женщин, — поспешила вмешаться Эйми.

    — Тебе бы не понравилось, — предупредила его Брук. — Мы читаем дамские книги.

    — Мне нравятся дамские книги, — улыбнулся Тревор.

    — Но тебя не приглашали, — сообщила Лакс.

    — Логично. — Тревор засмеялся, придерживая дверь для Марго: он ждал, что она выйдет из зала вместе с ним. Но Марго не двинулась с места.

    — Все контракты на моем столе, Тревор, — сказала она, стараясь оставаться спокойной. — Я буду через минуту.

    — Минута — это слишком много. Ты нужна мне сейчас. Миссис Пибоди немножко, мягко говоря, нервничает. Давай подпишем документы и покончим с этим, пока она не начала придираться.

    Марго посмотрела на собеседниц и вздохнула. Она выскочила из конференц-зала, помчалась в свой офис, сгребла со стола контракты и быстро прибежала в офис Тревора. Для женщины пятидесяти лет, скованной обтягивающей прямой юбкой и туфлями на каблуках, она двигалась с поразительной скоростью.

    «Если мне удастся подписать эти контракты быстро, — думала она, — может, я успею ухватить конец истории Брук».

    — О-о-о!! Конец! Хороший каламбур, — сказала она себе уже перед дверью кабинета Тревора. Держа в руках контракты, Марго прогнала из своих мыслей образы Энрике и Брук, поправила блузку и вошла внутрь.

    Крисцентия Пибоди и ее личная помощница Барбара, выглядевшие как уютные домохозяйки из Коннектикута, пили чай и болтали с Тревором.

    — А вот и Марго, — объявил Тревор громко, когда она вошла.

    — Только что из типографии! — весело сказала Марго, помахивая контрактами в воздухе. — Контракты для вашего рождественского клитора.

    Обе женщины подняли на нее недоуменные взгляды, их одинаковые губы, накрашенные розовой помадой, сложились в круглое «о» удивления.

    — Каталога, Марго, — поправил ее Тревор.

    — Что?

    — Рождественского каталога.

    — Разве я не так сказала?

    — Нет, я полагаю, вы сказали «клитора», — уточнила Барбара.

    — О, слава Богу, — выдохнула Крисцентия, — я тоже услышала «клитор» и подумала, что у меня галлюцинации.

    — О, — спокойно произнесла Марго своим ровным голосом, — я прошу прощения Я имела в виду каталог, а не… не другое слово. Может, продолжим?


    4
    Дом

    Вернувшись к своему столу в офисе после собрания Вторничного клуба эротики, Лакс обнаружила электронное письмо от юриста. В письме говорилось о ее пятидесятипроцентной доле во владении частным особняком в Квинсе[3]. Ее тетя, проститутка (или «просто-тетка», как выражалась мать Лакс, говоря о своей сводной сестре), вошла в долю еще с одной женщиной и купила его много лет назад, когда цены на недвижимость были намного ниже. Эти две женщины жили там, не привлекая к себе внимания, двадцать лет. Когда они отошли от дел, сдали его в аренду другим «просто-теткам».

    Лакс, прекрасно зная, откуда берутся деньги, очень любила свою тетю «просто-тетку». Так как она была единственной кровной родственницей, которая навещала тетю в больнице, Лакс получила в наследство пятидесятипроцентную долю во владении домом и постоянный доход от его аренды. Деньги доставляли в белом конверте в офис ее юриста первого числа каждого месяца. Половина шла на счет Лакс. За последние годы сумма на счете превысила 30 000 долларов. Лакс никогда не видела белый конверт или самих денег, обычно представляющих собой пачку двадцатидолларовых бумажек, потускневших от прикосновений множества рук.

    Лакс быстро пробежала глазами письмо от юриста и приняла немедленное решение. Та вторая проститутка была при смерти и с радостью продала бы вторую половину дома за 20 000 долларов при условии, что получит деньги тихо, быстро и наличными. Интересует ли это Лакс?

    — Да, — набрала Лакс на клавиатуре. — Она примет чек?

    — Нет, это должны быть только наличные, — написал ее юрист. — Вы сможете достать деньги ко вторнику?

    — Да! Передайте ей мою благодарность.

    — Может, выпьем попозже? — ответил юрист. — Отпразднуем переход дома в вашу собственность?

    — Не сегодня, — написала Лакс. — Я занята.

    Лакс улыбнулась, представив, как лучшая и часто единственная подруга ее тети берет 20 000 долларов наличными и в последний раз едет в Лас-Вегас, прежде чем попрощаться с этим миром. Со стороны этой старушки было очень любезно отдать дом Лакс, и она в ответ хотела сделать ей что-нибудь приятное перед тем, как та уедет в Лас-Вегас, а потом и в более далекое место.

    Хотя теперь дом принадлежал ей полностью, Лакс не могла в нем жить. У ее матери случился бы сердечный приступ, если бы она узнала, что «просто-тетка» отдала дом ее дочери, а узнай она, что у Лакс так много денег на счету, ее бы хватил повторный удар. Теперь, когда дом принадлежал ей на сто процентов, Лакс планировала привести его в порядок и, может быть, продать. А может, она будет сдавать его помесячно, а не брать почасовую оплату. Возможно, она даже расскажет о нем матери.

    «Просто-тетка» считала, что мать Лакс подлизывается к влиятельным людям и слишком активно сует нос в чужие дела, вместо того чтобы заняться своей собственной жизнью. В устах тетушки все это, конечно, звучало немного иначе. Она говорила Лакс, что ее мать относится к типу женщин, которые добиваются всего посредством минета.

    — Да, конечно, — говорила тетушка Лакс, — когда его член у тебя во рту, ты правишь миром, но что случится, когда ты его вытащишь? А тебе лучше его вытащить, если ты вообще собираешься его о чем-то попросить. Я имею в виду, для себя. И это, малышка, то, что обычно называют ловушкой.

    Лакс по настоянию тетушки была осмотрительна и не культивировала в себе личность женщины, которая добивается всего при помощи минета. Если она хотела чего-нибудь, то добивалась этого сама.

    Лакс окончила школу в старом городе, так и не научившись грамотно писать, понимать сложные мысли или самостоятельно связывать предложения. Несмотря на это, она честно посещала все занятия и оказалась первой среди своих одноклассников. Ее родители думали, что она сразу же бросится рожать детей, но у Лакс был доступ к хорошим средствам предохранения, и ей не нравился ни один из поклонников, норовивших обслюнявить ее лицо. Она с трудом собрала деньги, чтобы поступить в колледж, в котором учебный курс был равен четырем годам школы, втиснутым в два, с одним отличием: в колледже не было несносных детей-разрушителей, делавших учебу невозможной для всех остальных. Лакс вскоре получила степень ассоциата[4]. Затем последовала работа секретарем на Манхэттене. Она была поражена первой суммой, значившейся в чеке. Девушка нашла с друзьями маленькую квартиру и накупила кучу одежды. Когда она унаследовала тетин дом и вместе с ним поступающую арендную плату, Лакс увидела свет в конце туннеля.

    — Да-да, ты могла бы это сделать. Это хорошая идея, — тяжело дыша, говорил семидесятилетний юрист ее тети. — Живи в доме своей матери. Не покупай того, в чем нет необходимости. Откладывай все, что зарабатываешь. Купи квартиру. Начни ее сдавать, и ты удвоишь свой доход. У тебя будет свой маленький бизнес. Потом ты сможешь выйти за меня замуж, я уйду на пенсию, и у нас будет много детей. А-ха-ха!

    Они смеялись, пили и планировали блестящее будущее Лакс. Теперь она много работала и копила деньги, но так и не вернулась обратно к матери.

    — Трев, — спросила Лакс за завтраком из яиц и апельсинового сока, — я часто употребляю в разговоре «а потом»?

    — Не замечал, — сказал Тревор, напрягая и почесывая свою широкую, мускулистую, чуть седоватую грудь. — А ты замечала что-нибудь такое во мне?

    Лакс захлопнула свой блокнот. Кухня в квартире Тревора нуждалась в ремонте. Лакс прежде не задумывалась о таких вещах. Он говорил, что эта квартира с тремя спальными комнатами обходится ему почти бесплатно, потому что его родители жили здесь до самой смерти отца и осложнения болезни Альцгеймера у матери. Он мог бы и дальше снимать эту квартиру, но из-за низкой арендной платы было почти невозможно добиться чего-то от домовладельца. Лакс задумалась о том, как из-за низкой арендной платы за просторную квартиру твоя зарплата может казаться больше, чем она есть на самом деле. Ее взгляд упал на китайский шкаф из красного дерева.

    — Тревор, что это за штука в углу гостиной — та, в которой стоят стеклянные и хрустальные вещицы твоей жены?

    — Креденза? Та, где мы на прошлой неделе… после баскетбола?

    Он оторвал взгляд от чашки с утренним кофе и поднял на нее глаза. Она широко улыбалась.

    — Да, это было здорово.

    — А почему ты спрашиваешь? — поинтересовался он.

    — Как называется этот хлам внутри?

    — Фарфор из Лиможа, а хрусталь — баккара.

    — Серьезно? Он у тебя давно?

    — Он принадлежал моей прапрабабушке.

    — Это ведь не очень редкий предмет мебели, правда?

    — Вообще-то, я думаю, он почти эксклюзивный.

    — О!

    Озабоченная морщинка появилась на личике его маленькой зайки. Тревор заволновался. А вдруг она собирается его бросить? Лакс была молода, красива и полна энергии. Он был нужен ей, так как никогда не был нужен бывшей жене и их взрослым детям. Лакс была поражена его ограниченными знаниями о том мире, который находился за пределами пяти районов Нью-Йорка, его стремлением разгадать воскресный кроссворд и его умением писать многосложные слова. Тревор бывал в Европе, на самом деле он даже некоторое время успел пожить в Лондоне, когда учился в колледже. Он снимал квартиру на Манхеттене и оплатил двум своим детям обучение, начиная со школьных занятий и до самого получения ими университетских дипломов.

    Для своего возраста Тревор был довольно красивым и по-прежнему сильным мужчиной. Лакс не слишком нравились седовласые мужчины, но, по крайней мере, он не бил ее. Лакс ценила его за то, что он никогда не устраивал ей неприятных проверок, ему не нужны были доказательства ее любви и преданности. Он никогда не просил ее проехать на поезде из Фар-Рокуэй в Гарлем[5], одетую в короткую юбку и без нижнего белья. В глазах Лакс все эти аспекты делали Тревора лучшим мужчиной из всех, что у нее были.

    А Тревор думал, что не смог бы жить без этих темно-зеленых глаз, в которых видел свое отражение.

    То, что она была секретаршей одного из партнеров фирмы, в которой он работал, добавляло толику беспокойства в их отношения. Он настаивал на том, чтобы их роман держался в секрете. И даже составил для нее список правил. Самое главное из них: она никогда не должна была говорить об их отношениях в офисе, не упоминать его имени даже в своих планах на обеденное время. Они никогда не должны были входить и выходить из офиса одновременно. Никогда не встречаться после работы с сотрудниками.

    И никогда и ни за что не смешивать личные отношения с работой. Лакс согласилась, и благодаря этой маленькой афере его возбуждение стало еще сильнее. Тревору нравилась их маленькая ложь. Лакс не возражала. Эти отношения стоили того, чтобы хранить их в секрете.

    — А эта, как ее, Марго, адвокат с работы, когда-нибудь была в твоей квартире? — стараясь сохранять непринужденный тон, спросила Лакс.

    — Марго? Хиллсборо?

    — Ага.

    — Сотни раз.

    — Правда?

    Лакс охватила вспышка ревности. Ей нужно было немедленно заняться с ним любовью. Она поцеловала его и развязала пояс его махрового халата.

    — Мы опоздаем, — запротестовал Тревор.

    — Я знаю.

    — Мне можно опоздать, но ты должна быть на месте к девяти.

    — Все будет хорошо, — уверила его Лакс.

    — Если мы сделаем это, то мне придется отменить теннис и после работы вернуться домой подремать. А на вечер у нас билеты в театр.

    — Обещаю, это будет лучше, чем теннис, — сказала она, сбросив с плеч розовый сатиновый халатик и стоя перед ним обнаженной.

    Сезам!

    Ей нравилось, что достаточно было просто раздеться, чтобы завести его. Никаких танцев и замысловатых поз. В тот момент, когда Тревор видел Лакс обнаженной, у него наступала эрекция. Всегда. Они оба считали это чем-то восхитительным. Она чувствовала свою значимость, а он молодел на добрый десяток лет.

    Засосы — это детская забава, но Лакс очень хотелось пометить Тревора как свою собственность, оградить его от этой Марго Хиллсборо и ее фантазии с безошибочно расставленными знаками препинания о сексе на мебели Тревора. Прелюдией стал лучший оральный секс в его жизни будто бархатный пылесос затягивал головку его пениса, поднимаясь все выше и выше, даря ощущение собственной значимости. За этим сразу последовали ее эротичные движения тазом и бедрами, потом такое глубокое проникновение, что слезы наполнили его глаза от одной мысли о том, что это может закончиться. Не в силах больше сдерживаться, Тревор кончил, глухо рыча. Когда она слезла с него, на часах было без пятнадцати девять. Лакс поспешила в душ, оставив его на кухонном полу в луже пота, спермы и счастья.

    — Мой бумажник, мой бумажник. — Тревор пытался привлечь внимание вернувшейся и уже одетой Лакс.

    Видя, как он лежит на полу, невнятными жестами указывая на бумажник в кармане брюк, валявшихся в другом конце комнаты, Лакс поникла. Эти жесты напугали ее. Дрожащими пальцами она подала ему бумажник, потом отвернулась, пока он, опершись на локоть, доставал наличные.

    — Что такое? — спросил он.

    — Мне пора идти.

    — Я знаю. На, возьмешь такси, дорогая, ты опаздываешь.

    Лакс посмотрела на ослабевшую протянутую руку, совавшую ей двадцать баксов на такси.

    — Все хорошо. Мне пора бежать.

    Толкнув дверь, Лакс выбежала из его квартиры. Она чувствовала себя так, словно вывалялась в грязи. Тревор заметил обиду, но не мог понять, почему его упоминание о такси могло быть истолковано как грубость. Он не хотел, чтобы она опоздала на работу. Он не хотел, чтобы она была несчастна или беспокоилась из-за чего-то. Он был без ума от нее.

    Лакс ворвалась в офис, опоздав на десять минут. Это заметили. Если часы показывали 9.00, а Лакс не было на рабочем месте, мистер Уорвик вел себя так, словно она ворует у фирмы. За неодобрительными, сердитыми взглядами последовала лекция о вреде безделья.

    — Я не бездельничала, — сказала Лакс, понимая, что, когда защищаешься, становится только хуже. Следовало просто улыбаться покорной улыбкой и молчать. Но слово «бездельничать» применимо скорее к растерянному ребенку или кому-то, кто не может сосредоточиться на своих основных задачах, а Лакс этим утром определенно не бездельничала. Конечно, честное оправдание: «Я вытрахивала мозг Тревора на пол его кухни, чтобы от усталости он не смотрел на других женщин», — тоже было неприемлемо.

    Пока ей читали лекцию, она вспомнила, как со стучащим сердцем вылетела из квартиры Тревора, чувствуя, что ее жизнь не принадлежит ей. Лекция продолжалась. От взгляда мистера Уорвика — как будто Лакс была чем-то маленьким и грязным, прилипшим к его ботинкам — внутри нее, где-то между желудком и грудной клеткой, образовывался сгусток ярости. «Я вырвусь из этого места, — твердила себе Лакс. — Я буду принадлежать себе и никому больше. Я заработаю много денег и выкуплю себя отсюда».

    Лакс была старательным секретарем. И хотя грамматика у нее хромала, в то же время она обходилась им существенно дешевле, чем безукоризненный автомат, который уйдет на хорошо оплачиваемую пенсию после тридцати лет службы. Мистер Уорвик научился сам писать свои и-мэйлы, а все серьезные документы отсылались в отдел Брук. Лакс хранила у себя все данные своего босса, составляла его расписание, отвечала на его звонки и время от времени занималась такими вещами, как заказ ленча, доставка вещей в химчистку или покупка билетов в театр. Платили за это очень неплохо в сравнении с тем, что Лакс изначально ожидала получать от жизни, а в данный момент накапливание денег было для нее единственным ключом к свободе.

    Когда лекция закончилась, Лакс села за свой стол и щелчком включила компьютер.

    — Можем мы во время ленча пройтись по магазинам? — моментально пришло сообщение от Тревора.

    — Сегодня не могу, малыш. Как насчет субботы?

    Сегодня во время ленча Лакс должна была пойти в банк, снять 20 000 $ и лично доставить их своему юристу. В тот момент, когда она вручит ему деньги, Лакс станет единственной обладательницей дома в Квинсе. Она написала перечень того, что еще нужно будет сделать с домом после сделки, которая произойдет сегодня вечером. Список выглядел так:

    1) Избавиться от «девочек».

    2) Привести дом в порядок.

    3) Продать его.

    Этим «девочкам» может не понравиться такое решение, поэтому она скажет им, что дом будут красить, так как это просто необходимо. После покраски предлогом для того, чтобы держать их подальше от дома, будет прокладка водопроводных труб и кровельные работы. Лакс распределит время так, что работа будет идти неспешно, таким образом, у «девочек» будет достаточно времени, чтобы найти себе другое, более подходящее место и новых клиентов. Лакс изменит всю ландшафтную архитектуру, а паршивую старую мебель, воспользовавшись моментом, отправит на помойку. Потом, истратив все деньги с банковского счета, Лакс продаст дом. Будучи постоянной внимательной читательницей колонки недвижимости, она понимала, что может получить за него нешуточную сумму. В переводе на наличные этот дом может стоить как вполне пристойная квартира на Манхэттене с достаточно маленькой закладной и затратами на содержание по сравнению с доходом, который может принести. Лакс собиралась приобрести свою первую недвижимость.

    «Сейчас я на пути от рабства к свободе», — думала она.

    После большого шума по поводу опоздания этим утром в офисе делать было нечего. Если бы Лакс сама распоряжалась своим временем, она могла бы опустить голову на стол и немного подремать. Но она не принадлежала себе. Несмотря на то что заняться было нечем, ей надлежало выглядеть занятой. Она достала блокнот и начала писать.

    «Заниматься с ним любовью на кухонном полу было, типа, здорово. Это было так, как будто чувствуешь, да, девушка чувствовала, будто она была закована в цепи, точно, а потом она разорвала все цепи, да, а потом она взлетела в воздух, да, и потом она надулась, типа, как большой шар, да, и потом…»

    Лакс остановилась и перечитала написанное, покусывая кончик ручки.

    — Это глупо, — произнесла она вслух, а потом быстро огляделась по сторонам, чтобы удостовериться, что никто ее не слышал. Она зачеркнула все «да» и «типа» и перечитала написанное еще раз. По-прежнему глупо. Утренний секс с Тревором не был похож на воздушные шары и порванные цепи. Он просто был лучшим мужчиной в ее жизни. «Он был лучшим мужчиной за всю ее жизнь» — написала Лакс на чистом листе блокнота.

    — Мне кажется, хорошо, — сказала она себе. — А теперь, почему это так? Давай, девочка, составь список.

    «Он был напорист и нежен, — начала Лакс абзац, — он видел все правильное и неправильное в ней, на одном дыхании, и с самого первого момента, когда она коснулась его, верно, она знала, что это было правильно, да, и это было навсегда. С ним ей не было страшно. И ее давние друзья посмеялись бы над ней, да, потому что он был немолод, но мне все равно. Мне он действительно нравится, и мне нравится то, чему он может меня научить.

    Лакс резко вырвала страницу из блокнота, встала из-за стола и прошла прямо в кабинет босса.

    — Что ты делаешь? — спросил мистер Уорвик.

    — Шредер[6].

    Лакс сунула свое первое правдивое произведение в шредер мистера Уорвика и почувствовала облегчение, видя, как оно вылезает с другой стороны тонкими бумажными ленточками.

    Ее друзья расхохотались, когда узнали, что она делит постель в квартире на Манхэттене со стариком.

    — О, детка, ты нашла себе спонсора! — воскликнула ее подруга Джонелла так громко, что разбудила ребенка, которого держала на руках.

    — Сосать старый член, чтобы платить за квартиру! — смеялся Карлос, бывший когда-то ее настоящей любовью, а теперь отцом ребенка Джонеллы.

    — Идите вы оба, — крикнула Лакс, хохоча вместе с ними. — Все совсем не так.

    — Ты трахаешь его?

    — Ага.

    — Хорошо трахаешь?

    — Думаю, да.

    — Ты живешь у него дома?

    — В основном.

    — Ты платишь ему за это?

    — Нет.

    — Он покупает тебе вещи?

    — Ага.

    — Тогда все именно так.

    Мать Лакс по-своему наставляла ее по поводу Тревора.

    — Бери это, девочка, бери, и держи так крепко, как можешь, — шептала ей мать, побуждая требовать от Тревора какие-либо обязательства, которые можно использовать в суде. — Тебе нужно забеременеть, и быстро, — шипела она.

    — Все не так, мам, — возражала Лакс.

    В ответ она улыбалась так, словно у них был общий секрет, который для ее матери сводился к тому, что ты ничего не стоишь, но тебе повезло: ты нашла дурака, который лучше тебя. Лакс сравнила мнение своей матери с тем, что сказала бы ее тетушка «просто-тетка»: «Пользуйся, пока оно не перестанет радовать тебя».

    — Эй, Лакс! Ты здесь или по-прежнему дома? — У ее стола стоял босс с пачкой бумаг.

    — Здесь, — прощебетала Лакс. Она захлопнула блокнот с записями.

    — Мне нужно, чтобы ты это заполнила. Сначала разберись со счетами и рассортируй их по алфавиту для бухгалтерии, потом сделай копии и проверь, чтобы они попали в папки клиентов. Когда сделаешь это, зайди ко мне. К тому времени я закончу с письмами. Потом я хочу, чтобы ты все распечатала и отнесла на почту, кроме тех, которые нужно отправить с курьером, что я указал в адресной строке. О, и некоторые нужно отправить факсом, спросишь у меня, какие именно, Лакс.

    — Ага, я поняла. Папки, потом почта, потом курьер, потом факс. Никаких проблем.

    — И зарезервируй столик на шесть человек для ленча, хорошо?

    — Принято.

    — Я не сказал, где и когда.

    — О'кей, где и когда?

    — Завтра, в час дня, в каком-нибудь ресторане, где есть суши-бар. Поняла?

    — Ага.

    — Ты можешь повторить, чтобы я удостоверился, что ты поняла?

    — Завтра, в час дня в ресторане с суши-баром.

    — Хорошо. Спасибо. Зайди ко мне, когда закончишь с папками.

    — Хорошо.

    «Как освобождение от боли, чувственность разлилась по его телу и проникла в мое».

    Лакс снова и снова повторяла это предложение про себя, пока раскладывала счета по алфавиту, и думала о том, как оргазм Тревора вызвал последнюю судорогу удовольствия в ее теле. Фраза крутилась в ее голове, и Лакс пыталась отыскать на столе свой блокнот. Она не смогла найти его быстро и нацарапала предложение на желтой самоклеющейся бумажке, собираясь прочитать и оценить его позже. Пока она приклеивала записку в блокнот, у нее возникло внезапное желание позвонить Эйми.

    — Эйми, — сказала Лакс в трубку, — можно, э-м-м…

    Внезапно это показалось ей такой глупостью. Эйми ненавидела ее.

    — Кто это? — спросила Эйми на другом конце провода. Лакс положила трубку.

    Лакс взяла блокнот, отложила папки и вышла в коридор прогуляться, намереваясь пройти мимо стола Эйми.

    — При-и-ивет, — протянула она, опершись одной рукой о дверной косяк кабинета Эйми и сделав вид, будто оказалась здесь абсолюту но случайно.

    — Тебе что-то нужно? — спросила Эйми.

    — Наверное, я хочу сказать спасибо за то, что ты разрешила мне посещать твой книжный клуб.

    — Писательскую группу.

    — Не важно.

    — В книжном клубе читают опубликованные работы. В писательской группе люди собираются вместе, чтобы читать друг другу рассказы, которые они пишут сами.

    — Точно.

    — И…

    — И мне, правда, очень нравится.

    — Я безумно рада, — отрезала Эйми, не поднимая головы от своих бумаг.

    Но Лакс хотелось сказать намного больше. Ей хотелось открыть свой блокнот и показать Эйми предложение. Предложение, которое она написала сама. Предложение, которое нравилось ей, потому что было правдивым и не раздражало ее. «Я написала хорошее предложение, — подумала Лакс, и ей очень захотелось сказать это вслух. — Представляешь? Потому что я не думала, что когда-нибудь смогу это сделать, но вот оно, хорошее предложение, да, это всего лишь короткое предложение, но это мое первое настоящее предложение, и я хочу показать его кому-то, кто разбирается в предложениях».

    — Тебе что-нибудь нужно? — спросила Эйми, не подозревая о мыслях, переполняющих Лакс. Она видела перед собой только раздражающе молодую особу в синих туфлях на высоких каблуках и вульгарных фиолетовых чулках, переминающуюся с ноги на ногу у дверей.

    — Нет, я просто хотела сказать, типа, это, спасибо.

    — Хорошо. Мне нужно позвонить, — сказала Эйми, что следовало понимать как «убирайся к черту из моего кабинета». Лакс поняла намек Эйми и вышла. Она поспешила обратно на свое место, намереваясь закончить с папками, факсами и зарезервировать столик для чьего-то ленча. «Суши, — напомнила она себе. — Он хочет суши».


    5
    Сплетни

    Эйми и Брук всегда одевались в черное. Время от времени они добавляли немного белого или, по праздникам, дополняли наряд красной сумочкой и перчатками. И сейчас, когда они сидели вдвоем на белом диване Эйми, было сложно сказать, где кончается Эйми и начинается Брук. Сидевшая напротив Марго была одета в персикового цвета брючный костюм от Шанель, в ушах у нее поблескивали довольно скромные жемчужные серьги. На руке Брук была пара больших кованых серебряных браслетов, которые издавали какой-то хихикающий звук, когда стукались друг об друга. В данный момент браслеты Брук «хихикали», а вместе с ними смеялись и женщины.

    — «…а потом, да, типа, потом он сказал, типа, да».

    Брук сползала со стула, так ей было смешно.

    — У нее даже нет имени! Только прилагательное!

    — Ох, Эйми, ей надо уйти, — прыснула Марго.

    — Нет, — хохоча, запротестовала Брук, — она бесценна! Нам надо ее оставить!

    — Я уверена, что она сама уйдет, — сказала Эйми, пытаясь унять свой хохот не из-за жалости к Лакс, а потому что от смеха у нее болел живот.

    — Нам лучше продолжать с эротикой или попробовать что-то еще? — спросила Марго, польщенная тем, что была частью группы, и все еще ощущавшая себя слегка не в своей тарелке. У Марго не было подруг с седьмого класса. Она боялась подруг.

    — В седьмом классе я была пчелиной маткой, — поведала однажды Марго своему первому психиатру. — И у меня отлично получилось опустить в социальном кругу сопливую маленькую девочку по имени Джульетта до такого состояния, что та ушла из школы. Не большая трагедия. Во всяком случае, эта девочка Джульетта, предпочитавшая носки по колено и юбки в клеточку, поступила в местную католическую школу, и с ней все было в порядке. Однако, не зная, к кому теперь придраться, девочки сразу же, словно блуждающий огонь, переметнулись на меня. О, как они взялись за меня! Их лидера!

    Не имевший в прошлом подобного опыта, психиатр молча сидел на стуле, пытаясь представить, каково это: когда твоя собственная стратегия выживания оборачивается против тебя. Чувство вины вкупе с болью навсегда разрушило понятие «подруги» для Марго. Она не доверяла девочкам и не доверяла себе самой.

    — Ой, нет, давайте оставим эротику, — взмолилась Брук.

    — Давайте попробуем поэзию. Это должно отпугнуть Лакс, — предложила Эйми.

    — Поэзию? — вздрогнула Марго. — Это отпугнет меня.

    — Что если мы проведем несколько собраний, сочиняя истории о чем-нибудь, в чем она ничего не понимает?

    — Светские балы?

    — Ты единственная из нас, кто на них присутствовал, — хохотнула Эйми.

    — Ближе всего к выходу в свет я подошла, когда занималась сексом на галерке, — сказала Марго.

    Еще более ужасный приступ хохота сотряс живот Эйми, и она намочила трусики.

    — Нет, хватит! Хватит смеяться! Вы убиваете меня!

    Эйми с трудом поднялась с дивана и вразвалочку пошла в свою спальню, чтобы переодеть белье, обвиняя Лакс в этой маленькой «трагедии».

    — Что ты там делаешь? — крикнула ей Марго.

    — Не твое дело! — крикнула Эйми ей в ответ. Выбор белья был для нее проблематичен. До беременности она предпочитала стринги, имея на то множество причин, и далеко не потому, что такое белье не видно под одеждой. Теперь ее огромная коллекция пикантных кружевных трусиков лежала нетронутой в самом низу ящика, под недавно купленным хлопковым и нейлоновым бельем, которое хорошо стиралось, но внешне походило на бабушкины панталоны, комфортные и долговечные.

    Через открытое окно спальни проник незнакомый ужасный запах и достиг чуткого носа Эйми.

    — Кха! Кха! — Она издала булькающий звук и сломя голову кинулась к туалету. Но на этот раз тошнота была настолько сильной, что добежать до раковины она не успела, и ее вырвало на пол.

    — Эй! — крикнула Брук. — Ты в порядке?

    — Все нормально, — крякнула Эйми.

    — По твоему голосу не скажешь.

    — Все равно все хорошо.

    Эйми взяла из туалета большой моток туалетной бумаги и вытерла рвоту. Но бумаги не хватило, и в конце концов ей пришлось взять белое пушистое полотенце, которым она собрала с пола содержимое своего слишком нежного желудка. Стиснув зубы, Эйми выбросила это, бывшее когда-то прекрасным, полотенце в мусорную корзину.

    «Он должен быть здесь, подтирать за мной и стирать полотенца», — подумала Эйми, но эта мысль повлекла за собой другую, более опасную. Мысли такого рода нужно было изгнать из сознания, иначе она сойдет с ума. Все это были симптомы того, что ее жизнь кончилась в тот момент, когда она забеременела.

    Ее беременность была похожа на смесь ужасного, разрушительного торнадо и камней в почках, но ведь в итоге у нее будет ребенок, и эта мысль помогала ей все выдержать. Она почистила зубы и переодела белье.

    — Эйми, квартира чудесная, — заметила Марго, когда та вернулась в гостиную.

    — Спасибо.

    — Сколько ты за нее платишь?

    Вопросы такого рода считались неприличными во всем мире, но не в их городе, где жилье по средствам было проблемой даже для такой богатой женщины, как Марго.

    — Четыре тысячи.

    — Оплата по закладной и содержание?

    — Арендная плата.

    — Ты можешь ее купить?

    — Когда цена была разумной, у нас не было наличных.

    — Вот-вот, у меня было так же. Великолепная квартира с двумя спальнями, которую мне надо было выкупить в девяностых. Наличные у меня были, но мне показалось тогда, что она не стоит таких денег.

    — Слушайте, спасибо за пиво, — сказала Брук, взяв в руки пальто и сумку, — но мне пора на автобус.

    — Тебе стоит переехать в город, — посоветовала Эйми.

    — Да, надо бы, — ответила Брук уклончиво, стараясь не выдать себя. Она не хотела, чтобы ее подруги узнали о том, какой ленивой она стала. Когда-то Брук даже не могла представить себе, что к сорока годам будет вести спокойную и размеренную жизнь в пригороде.

    — Марго, как насчет кино? — предложила Эйми.

    — Я по вечерам раз в два дня превращаюсь в тренажерную крысу как минимум на два часа, — сказала Марго. — Благодаря этому я худая и здравомыслящая. Если ты подождешь до десяти часов, тогда я согласна на любой фильм. В плане зрелищ я как маньяк: любой фильм, в любое время, где угодно.

    — В десять для меня немного поздновато. Я каждую ночь к одиннадцати падаю без сил, — призналась Эйми.

    — Тогда в другой раз, — сказала Марго. — Какие фильмы тебе нравятся?

    — Фантастика, боевики и приключения, — ответила Эйми, и подруги засмеялись над тем, насколько абсурден был ее ответ.

    Они продолжали болтать, пока шли к выходу и вызывали лифт. На площадке все трое обнялись и пообещали друг другу вместе сходить в кино. Спускаясь вниз, Марго и Брук обсуждали, как лучше организовать бэби-шауэр[7] для Эйми. Марго считала, что ленч в местном ресторане был бы вполне подходящим и приятным вариантом.

    — А что собой представляет ее муж? — спросила Марго, когда они с Брук вышли на улицу.

    — Он хороший парень. Помешанный на работе. Красивый, высокий. Когда-то много пил, но потом бросил. Вообще-то я не видела его с… ну, какое-то время. Много работает в Токио, щелкает там музыкальные группы.

    — Он фотограф?

    — Нет, Марго, он наемный убийца. Как же! Конечно, фотограф.

    Брук легонько толкнула Марго в плечо. Они рассмеялись, обнялись и пообещали друг другу еще один вечер с пивом и шутками. Марго ушла, думая о том, как ей нравятся ее новые подруги.

    Оставшись одна, Эйми набрала номер его мобильного. В трубке бесперебойно шли длинные гудки. «Слушай, не приходи домой, — сказала она вслух гудкам в телефонной трубке. — Почему ты так обходишься со мной? Просто скажи, что все кончено, и я буду жить дальше и… ой!»

    На его телефоне включился автоответчик и попросил оставить сообщение.

    «…А, привет. Это я, милый. Вчера пришла пачка чеков. Я положила все эти деньги на наш счет. Этот счет пополняется. Может, когда ты вернешься домой, нам стоит снять с него все деньги и купить остров. И да, я люблю тебя. Пока».

    Это определенно была ночь «Властелина колец». Недалеко от ее дома находился маленький кинотеатр, до которого Эйми могла прогуляться, а обратно доехать на такси. В нем крутили все части трилогии, одну за другой, двадцать четыре часа в сутки почти два года подряд. Они с мужем начали ходить туда прошлым летом, просто чтобы скрыться от жары. Сейчас, когда она была одна, Эйми ходила еще чаще, прячась от реальности в древнем Средиземье.

    Больше всего она любила врагов. Она любила их за то, что они являли собой несомненное зло. В жизни Эйми зло было похоже на раковые опухоли, которые невозможно вырезать, не уничтожив при этом часть собственной плоти. Ей нравился триумф победы, то, как киногерои самозабвенно сокрушали зло до тех пор, пока не была уничтожена самая малая его жизнеспособная частичка. Кромсать и уничтожать куда легче, чем сохранять или менять. И она решила пойти в темный кинозал, чтобы испытать волнующее чувство, наблюдая, как неоспоримое добро побеждает несомненное зло. Ей нравился героизм персонажей и великолепно сложенные актеры. Она сокрушалась, что на протяжении всех трех частей фильма только Фродо снимает рубашку.

    «Я помешанная, — говорила себе Эйми как обычно, когда проходила уже знакомым путем в зловонный район, где находился кинотеатр. — Я не знаю, почему так зациклилась на этой героической истории для мальчиков, притом, что единственным человеком, который прилетал спасти меня в тяжелые моменты, была моя мать». Проходя мимо местного бара, Эйми заглянула внутрь через стеклянное окно. Она почувствовала отвращение от вида счастливой парочки, сидевшей в помещении и ведущей себя, словно подростки.

    Эйми показалось, что женщина буквально облизывает лицо мужчины. Еще раз сердито взглянув на них, она прислушалась к брюзжанию своего внутреннего критика: «Мое общество должно славить меня как создателя жизни, а вместо этого я ошиваюсь по кинотеатрам в одиночестве. Я должна быть дома, занимаясь чем-нибудь, читая один из журналов по искусству, из тех, что приходят… Боже! О, мой Бог! Что это было?»

    Эйми развернулась на каблуках и пошла обратно к зеркальному окну бара. Она узнала бы эти фиолетовые чулки и голубые туфли где угодно. И, нет сомнений — неумело окрашенные, заколотые сверху каштановые волосы этой девки, присосавшейся к несчастному старому кобелю с седой шевелюрой. «Когда же она оторвется от него, чтобы вдохнуть воздуха? — гадала Эйми. — Или двадцатилетним девушкам требуется меньше кислорода, чем нормальным женщинам? Может, они хранят запасы воздуха в своих приподнятых, цветущих грудных клетках так же, как верблюд хранит запас воды в своем… Боже! Это Тревор?»

    Она присмотрелась. Это не мог быть Тревор. Эйми шагнула вперед. Она работала с Тревором над несколькими сложными проектами. На Эйми он совершенно не произвел впечатления, ей казалось, что он довольно скучен. Целующаяся парочка прервалась, чтобы сделать глоток воздуха и вина. Эйми пригнулась. Волосы мужчины были растрепаны, словно он только что выбрался из постели. Эйми знала, что Тревор всегда был опрятен и одет в отутюженную одежду. Губы этого мужчины выглядели ободранными и раздутыми от переизбытка слюны и помады на них. Когда он поднял глаза и улыбнулся девушке, которой, вероятно, была Лакс, Эйми пришлось признать: это был определенно Тревор.

    — Фу! — сказала Эйми вслух. — Тревор и Лакс? Какая пошлость!

    Она развернулась и поспешила к кинотеатру. Потом купила билет и побежала в туалет, чтобы умыться, чувствуя, что у нее жжет глаза. Она пыталась выкинуть из головы Лакс. Не ее дело, если эта девушка хочет разрушить свою жизнь.

    Сидя на унитазе, Эйми смеялась над Лакс. Тревору было, по меньшей мере, пятьдесят лет, не говоря уже о том, что он был мелкой сошкой и не имел никаких шансов стать совладельцем компании.

    — Глупая девчонка, — констатировала она вслух, гадая, был ли у них секс.

    Эйми вышла из туалета и сразу ощутила, как мощно работают кондиционеры кинотеатра. Прохладный воздух был пропитан запахом дешевых хот-догов и маслянистого поп-корна. Эйми на мгновение заколебалась у туалета. Она отчаянно жаждала зрелищ поп-культуры, чего-то, что могло унести ее от переживаний этого дня, но внезапно почувствовала, что ей не хватает силы воли на то, чтобы войти в старый любимый вестибюль кинотеатра. «У меня уже есть билет, — успокаивала она себя. — Мне просто нужно пройти через вестибюль. Там, за вестибюлем, мне станет легко, и я забуду обо всем до того момента, когда завтра мне нужно будет показаться на работе в десять. У меня уже есть чертов билет! Если мне только хватит силы воли пройти через вестибюль, то не нужно будет думать ни о чем до завтрашнего утра. Я могу убить кучу времени».

    Убеждая себя, что виной всему запах, Эйми повернула направо и вылетела через стеклянные двери на улицу. «Хот-доги пахнут просто невыносимо. Я не смогла бы сосредоточиться». Со Средиземьем для Эйми было покончено, по крайней мере, на сегодня. У нее трясся подбородок, на глаза наворачивались слезы, которые она должна была сдерживать, пока не вернется домой. Она шмыгала носом и изо всех сил пыталась не шататься, пока бежала из кинотеатра.

    Эйми заплатила водителю такси больше, чем следовало, и помчалась домой, где села на диван и призналась себе, что муж бросил ее. Вся ее жизнь рухнула.

    Ей нужно было встать и чем-то заняться. От этого ей всегда становилось лучше. Она хотела написать что-нибудь печальное о своем положении, но тогда ей бы пришлось прочитать это перед Лакс. Ее писательская затея рушилась из-за вырядившейся, цветущей, рыжеволосой идиотки двадцати с небольшим лет. Им надо было срочно отклониться от этого эротического курса. Как Эйми будет слушать Лакс, читающую свои истории о чувствах, представляя ее обвившейся вокруг старого, дряблого Тревора? Что же Лакс в нем нашла? Он стар и небогат. А Лакс! Она же невежда! Эту девушку с ее кричащим гардеробом и низким статусом не назовешь трофеем. Все это неправильно!

    Эйми схватила свою сумку с вязанием и попыталась сосредоточиться. В магазине принадлежностей для вязания было так уютно, там ее окружала толпа кудахтающих швей и окутывала их приятная болтовня. Но сейчас Эйми не могла вязать. Тем не менее она чувствовала необходимость чем-то заняться. Когда все попытки окунуться в комфорт созидания иссякли, Эйми решила поразвлечься и взяла телефонную трубку.

    — Эй, Брук, это Эйми. Ты дома? Перезвони мне, как только сможешь! Ты не поверишь, кого я видела в баре за углом! Брук, ты там? Я дома. Позвони мне сразу же, как вернешься.

    Эйми положила трубку и минуту сидела молча, думая о том, могла бы заинтересоваться Марго Хиллсборо сплетнями о сексуальных похождениях Лакс.


    6
    Бельвью[8]

    Ранним воскресным утром Лакс выбралась из постели Тревора и вышла из его квартиры. Позднее этим утром он планировал взять ее с собой по магазинам, но у нее еще было одно неотложное дело, которым следовало заняться. Ни при каких обстоятельствах она не хотела брать с собой Тревора, поэтому выскользнула из квартиры до того, как он проснулся. Она перепрыгнула через крыльцо его дома. Ее первой остановкой в этот день была булочная в конце улицы, на которой он жил, следующей — метро.

    Лакс шла вдоль длинного коридора в поисках палаты, номер которой ей назвала медсестра. Она перекладывала коробку с пирогом из одной руки в другую и волновалась, как бы он не расплакался из-за того, что это не шоколадный торт. Лакс старалась не заглядывать в комнаты, проходя мимо них. От сочетания слабости, обернутой в синие больничные халаты, с добротой живых и здоровых посетителей у нее кружилась голова и появлялись мысли, от которых она не могла избавиться.

    Она вошла в палату номер 203 и, как и сказала медсестра, обнаружила его на третьей койке. Он сидел со счастливым видом, болтая с соседом. Когда Лакс вошла, она задернула зеленую штору вокруг его кровати.

    — Это торт? — спросил он, даже не поздоровавшись.

    — Да, папуля. Такой, как ты любишь.

    — Черно-белый?

    — Нет, папуля, морковный пирог. Тебе такой нравится.

    Он откинулся на подушку и попытался вспомнить, любил ли когда-нибудь морковный пирог. Он не смог ничего припомнить на этот счет, но, с другой стороны, в его сознании было полно дыр, через которые информация такого рода могла просто ускользнуть.

    В молодости он мечтал быть кем угодно, но не пожарником. К несчастью, его отец настаивал на том, что все мужчины в семье Фитцпатриков, повзрослев, должны избрать именно эту профессию. Его душа совсем не лежала к этой работе. Однажды его невнимательность и беззаботность сыграли с ним злую шутку, и он оказался не в том месте не в то время. Когда на него обвалилось здание, он выжил, но перелом позвоночника сделал его полностью нетрудоспособным и зависимым от болеутоляющих препаратов.

    В каком-то смысле ему очень повезло. Он остался жив и вопреки своему увечью не потерял способность ходить. Он продолжал радоваться жизни, несмотря на многочисленные операции, постоянную боль и ограниченность в передвижении. Он пережил своего садиста-отца, любившего контролировать все и вся. Будучи порядочным человеком, он разорвал круг насилия отцов над детьми — характерная черта его предков из предшествующих поколений. Его выплаты по нетрудоспособности и нелегальная торговля некоторыми наиболее интересными рецептами прописанных ему лекарств обеспечивали едой и жильем его семью из шести человек. Он искренне любил своих детей и заботился о них. Когда на родительском собрании в первом классе учительница Лакс намекнула, что девочка, возможно, умственно неполноценная, мистер Фитцпатрик твердо настоял на том, чтобы все немедленно перестали курить траву, находясь рядом с его любимой дочерью, по крайней мере в учебные дни.

    В каком-то смысле он был замечательным отцом. Он был добр и часто бывал дома. Он любил играть с детьми и всегда с удовольствием готовил шоколадные пирожные с орехами. Он был открытым, всегда готовым поговорить и с удовольствием помогал детям решать их проблемы. К несчастью, большинство советов были пропущены через дуршлаг, каковым являлся его мозг. Когда Лакс задирали на школьной площадке, он сказал ей, что даже если кто-то бьет тебя первым, ты никогда ни за что не должен давать сдачи. Но плюнуть в обидчика можно.

    В настоящее время его госпитализировали с кровоточащей язвой. Таблетки, купленные по рецептам, снимали боль в ногах и спине, но при этом съедали ткани желудка. Он пытался экспериментировать, сочетая сорта прописанной и нелегальной марихуаны. Но шли годы, и ничего не помогало. От боли и отчаяния он начал угасать. Когда Лакс была в третьем классе, он в конце концов решил эту проблему. В домашнем бельевом шкафу, под лучами специально заказанных прожекторов, он вырастил маленький, но пользующийся всеобщей похвалой каннабис подвида «индика». Эти ростки, вызывающие сильные галлюцинации, облегчили боль, но усилили его страх при мысли о том, что Лакс действительно может быть умственно отсталой. Он забирал ее домой из школы в течение целой недели, постоянно находился рядом с ней, кормил ее легкой пищей, которую готовил лично. Лакс с нежностью вспоминала ту неделю как одну из самых лучших в жизни.

    — Как ты себя чувствуешь, папуля? — спросила Лакс, присаживаясь рядом с его койкой.

    — Хорошо. А ты? — поинтересовался он.

    — Хорошо. С работой все о'кей. И у меня появился бойфренд.

    — Звучит так, будто ты летишь прямо к звездам.

    — Ага, ну почему бы и нет, верно?

    Отец Лакс улыбнулся и похлопал ее по руке.

    — А как мои мальчики?

    — Йен все еще в Юте. Шон проходит стажировку, а Джозефа выпустили раньше. Он сейчас дома, что очень хорошо. Мама так счастлива. Ты не поверишь, что такое может быть, но он стал еще более мускулистым.

    — А как мой маленький Патрик? — спросил отец с легкой улыбкой.

    — Ну, его волосы выросли снова.

    Лакс улыбнулась, и ее любимый папуля просиял от удовольствия.

    — Ну что ж, только хорошие новости, — сказал он.

    — Ага. Слушай, папуля, я пришла, потому что хотела спросить у тебя кое-что о твоей сестре.

    — О какой? Шлюхе или домохозяйке? Или о той, которая лесбиянка?

    У мистера Фитцпатрика было только две сестры.

    — Об Эстелле.

    — О шлюхе.

    — Как она стала такой? — спросила Лакс.

    — Это похоже на процесс варки яиц вкрутую. Какие-то достаточно крутые, их можно снимать с огня и чистить, а другие просто вытекают, — философствовал отец Лакс, сидя на больничной койке.

    Лакс задумалась.

    — Ну, а что это значит? Что она именно такой и была?

    — Да. Потому что именно этим она решила заниматься после того, как мой отец вышвырнул ее из дома за то, что в шестнадцать лет она родила ребенка от парня, который не собирался на ней жениться. Ублюдок-морячок, который просто проезжал через город. Она могла бы мыть полы или найти парня, который женился бы на ней, как сделала твоя мама. Решения. Решения.

    — У нее был ребенок? — спросила Лакс. Она никогда не слышала о ребенке «просто-тетки».

    — Ага. Она отдала его. Мне нравилось притворяться, что это я ее ребенок, которого она отдала, потому что тогда она приносила мне мороженое и штопала мои раны, когда мне доставалось от твоего дедушки. Я слышал от лесбы, что она умерла без денег и друзей.

    Лакс знала, что «просто-тетка» умерла, имея на руках внушительную сумму денег и собственность, записанную на ее имя. По завещанию она оставила деньги нескольким благотворительным организациям и одной благодарной сиделке. Она давала хорошие советы, например, быть сильным и честным с собой. Лакс легко могла представить, как тетушка «просто-тетка» приносит мороженое и утешает маленького напуганного мальчика. Но у нее не укладывалось в голове, что тетушка стала проституткой из-за дерьмовой семьи и нежелательной беременности. Ведь именно она всегда советовала ей удостовериться, что то, чем она занимается, делает ее счастливой. Лакс сказала своему не совсем вменяемому отцу, что сомневается в правдивости этой истории. — Она была не такой.

    — Конечно, когда ты с ней познакомилась, она уже не была такой. Проще послать мир к черту, когда у тебя много денег, — заявил отец Лакс, а потом, к собственному изумлению, добавил: — Или чек за долговременную нетрудоспособность.

    Лакс ждала, пока он перестанет хохотать. Она хотела рассказать ему про дом, который унаследовала от его сестры. Он не осудит ее, как это сделала бы мать, но, возможно, отберет у нее дом. Не весь сразу. Несколько небольших ссуд медленно унесли бы все ее деньги. И все же она размышляла над тем, должна ли она дать что-то ему, когда продаст дом. Он был мил и добр, и у него почти всегда болело тело. Лакс сидела молча и думала, может ли она дать ему штуку долларов для облегчения боли, избежав подозрений и протянутых ладоней матери и братьев.

    Пока она сидела так, пытаясь придумать, как поступить, вошла медсестра и воткнула шприц в трубку, которая тянулась к его руке.

    — Что вы ему даете? — спросила Лакс.

    — Морфий, — ответили отец и медсестра одновременно. Сестра просто констатировала факт. Отец произнес это слово так, будто лекарство было особым десертом, а он — послушным мальчиком.

    — Слушай, тыковка, — начал отец очень серьезным тоном, — я собирался поговорить с тобой кое о чем, но я не знаю, как сказать это, так что я просто скажу. Мне не нравится этот парень, Карлос, с которым ты встречаешься.

    — Мы расстались, — сказала Лакс, и на лице ее отца внезапно засияла счастливая улыбка.

    — Проблема решена, — пробормотал он и погрузился в лекарственный сон, несущий освобождение от боли.


    7
    Краска

    Выпив пива и похихикав с Эйми и Марго, Брук села на поезд в 19.10 до Кротона-на-Гудзоне, где находилась ее студия. Это была красивая комната со старыми деревянными полами и большими окнами, перестроенная специально для Брук, с учетом ее пожеланий. Свет был идеальным. Брук рисовала здесь уже многие годы и создала свои самые замечательные работы под этой крышей. Единственным недостатком этой студии являлось то, что когда-то этот летний домик у бассейна принадлежал ее родителям и напоминал ей, что большинство удобств и независимость достались ей не потому, что она была талантлива, а являлись результатом успешных инвестиций предыдущих поколений.

    Брук вошла в дом, прогулялась до кухни и открыла холодильник. Она достала ростбиф, горчицу, вчерашний фокаччо и начала делать сандвич.

    — О! Я тебя не заметила, — воскликнула Брук.

    Ее мать сидела в темноте кухни, курила сигарету и размышляла о собственной дочери. Как и она, Брук была красивой блондинкой, стройной от природы, с длинными ногами и фарфоровой кожей. В приглушенном свете они казались сестрами-близнецами, хотя у матери не было вытатуированного внизу спины средневекового дракона, с лапами, растянувшимися по ягодицам, и хвостом, закручивающимся по внутренней поверхности бедра левой ноги.

    — Я рада, что ты приехала. Билл Симпсон хочет, чтобы ты пошла с ним на бал Ассоциации мышечной дистрофии в субботу. Ты бы позвонила ему сегодня.

    — В эту субботу? — спросила Брук.

    — Нет, бал Билла Симпсона двадцать пятого числа, — пояснила мать.

    — М-м-м, — Брук пыталась вспомнить, что запланировала на эти дни, — он сказал, во сколько это мероприятие начинается?

    — Он вообще ничего не говорил. Я узнала об этом от его матери. Тебе следует позвонить ему сегодня. Билл стал таким красивым мужчиной. И кажется, он тебя очень любит.

    — Да. Любит.

    — Ты собираешься ему позвонить?

    — Конечно.

    — Сегодня?

    — Я позвоню ему завтра, мам.

    — Тебе следовало выйти за него замуж, когда он сделал тебе предложение.

    — Я не хотела выходить замуж такой молодой.

    — Удивительно, что он ждет тебя так долго.

    — Да, мам, удивительно.

    — Но я не видела вас вместе уже несколько месяцев.

    — Знаю.

    — Вы что, расстались?

    — Нет, просто решили не торопиться, — ответила Брук.

    Ее мать хотела спросить, почему. Спустя десять лет, она все еще не могла понять, из-за чего не состоялась грандиозная свадьба, которую она начала планировать с момента, когда ее дочь Брук начала встречаться с Биллом, красавцем, сыном Элеоноры Симпсон. Событие давно было просрочено, а теперь Брук говорит о том, что не хочет торопить события. «Что моя красивая девочка делает не так? Что останавливает ее в поисках хорошего мужа?» — подумала мать.

    — Завтра придет Кэрол с детьми, — сказала она вместо этого. — Ты можешь остаться?

    — Да, конечно.

    — Завтра у Эммы день рождения.

    — Я знаю.

    — Седьмой.

    — Ух, как быстро.

    — Ты приготовила для Эммы синюю пластиковую сумочку и ремешок в тон. Для Салли ты купила Барби. Понимаешь, утешительный подарок, потому что не у нее день рождения. Я уже упаковала их, можешь подписать карточки.

    — Спасибо, мам.

    Мать махнула рукой, усыпанной бриллиантами, мол, не за что.

    — Хочешь посмотреть на последние фотографии девочек?

    — Нет уж! Я завтра увижу их лично и крепко обниму обеих.

    Мать казалась разочарованной.

    — Хотя, — сказала Брук, — почему бы тебе не дать мне эти фотографии, я возьму их с собой в студию и, работая, буду поглядывать на них.

    Уходя, Брук взяла конверт со снимками и поцеловала мать. Зазвонил мобильный телефон. Эйми. Но сегодня Брук хотелось сосредоточиться на своих планах, поэтому она отключила звук и сунула телефон обратно в сумочку.

    — Ты не собираешься позвонить Биллу? — снова спросила у нее мать.

    — Я позвоню, мама, — пообещала Брук.

    Все началось, когда ее мать позвонила его матери, потому что кавалер, с которым Брук собиралась идти на бал в честь какого-то двоюродного родственника, заболел в последний момент. Как оказалось, Билл тоже приходился кузеном этому кузену, и его смокинг был предусмотрительно отглажен и готов к знаменательному событию. Билл прибыл в особняк родителей Брук, находящийся вверх по Пятой авеню, и явил собой образец респектабельного, шикарного подростка из Нью-Йорка.

    …Они были пьяны и занялись сексом еще до того, как она успела снять корсаж. На протяжении школьных лет они были неразлучны. Их матери предполагали, что за колледжем последует свадьба, и предположение превратилось в надежду, когда Билл окончил юридическую школу.

    — Она слишком претенциозна для него, — говорили одни.

    — Она слишком аристократична для него, — возражали другие.

    — Я слышала, что он сделал ей предложение десять лет назад, но она тогда была слишком увлечена своей карьерой и не задумывалась о свадьбе. Но теперь она об этом жалеет, — распускались самые неприятные слухи.

    Брук ела сандвич с ростбифом, просматривая фотографии Эммы и Салли, ее милых, очаровательных племянниц. Светловолосые девочки трех и семи лет, запечатленные в разных потешных позах со своей матерью, младшей сестрой Брук. Между фотографиями лежал чек на тысячу долларов, выписанный со счета матери, которая думала, что дочь не способна наслаждаться жизнью в самом ярком ее проявлении. Брук сунула чек в карман и принялась доставать холсты с полки.


    Она не вышла замуж за Билла после колледжа, потому что в двадцать два года он был единственным мужчиной, с которым она спала, за исключением тренера по верховой езде. Брук сказала ему, что еще не нагулялась. Она полагала, что, если он по-настоящему любит ее, они станут жить вместе, когда будут оба готовы. В тридцать семь она созрела и была готова. Она хотела детей. Она хотела их от Билла, но к тому времени его волновало совсем другое. Билл просил ее подождать, пока он решит для себя некоторые вещи. Она ждала, как умеют ждать красивые, умные, богатые и талантливые девушки. Она сосредоточилась на своем искусстве и встречалась с другими мужчинами. Однако ее сердце и, более того, — ее лоно ждали Билла.

    Пролетело пять лет, и к сорока двум годам Брук поняла, что ей суждено любоваться очаровательными круглолицыми малышами только в том случае, если ей закажут расписывать церковные потолки херувимами. Когда-то Брук мечтала о детях, но потом отбросила эту надежду.

    Иногда она жалела, что не вышла за Билла, будучи двадцатилетней. А порой думала, что никогда не променяла бы эти годы свободы и искусства ни на что другое. Что постоянно причиняло Брук боль, так это мысли о том, что станет с теми ее детьми, которых она произвела на свет: готовые полотна, сложенные в домике у бассейна, пылились там, будучи никому не нужными.

    Она сняла с полки одно из своих произведений. Ее мать с коктейлем и сигаретой, сидящая на стуле возле бассейна в невыносимо жаркий день — рисунок, наполненный сиянием, словно оазис-мираж в пустыне. Брук долго и сурово смотрела на полотно. Она знала, что сегодня та самая ночь, но начинать надо было не с этой картины. Автопортрет она тоже пожалела и вернула на полку. Картина, изображающая гостиную родителей и собаку, спящую на диване. Вот с чего она бы начала.

    Брук достала большой бочонок грунта и начала уничтожать собаку, гостиную и мгновение, пойманное в другом времени. Внезапно послышался вопль. Это был голос ее матери, которая стояла за стеклянной дверью, держа поднос с двумя бокалами джин-тоника:

    — Нет! Остановись! Мне так нравилась эта собака! Что ты делаешь?

    Брук открыла дверь и впустила ее.

    — Расслабься, — сказала она, взяв стакан с подноса.

    — Мне так нравится эта картина!

    — Она хорошая, — согласилась Брук, продолжая замазывать картину грунтом, предавая ее забвению.

    — Почему? — спросила ее мать испуганно, со слезами на глазах.

    Брук жестом показала на полку, переполненную картинами. Хорошими картинами. Она рисовала людей, собак, деревья и другие характерные образы, несмотря на то что такие образы вышли из моды много лет назад. Брук знала об этом, но рисовала то, что велело ей сердце. Людям нравились ее работы. За годы она продала много холстов и получила много заказов, но никто не писал о ее работах, никто никогда не перепродавал ее картины. Она так и осталась в тени.


    — Холсты дорого стоят, — объяснила Брук матери.

    — Я оплачу все твои долги, — сказала ей мать.

    — Дело не в деньгах, дело в нехватке места, — ответила Брук. — Я не могу смотреть на эти картины, сложенные здесь, словно дрова. Мам, я не могу положить в эту кучу дерьма, которое мы здесь прячем, еще одного красивого ребенка. Я пыталась рисовать маленькие картинки, но это не для меня. И я не хочу прекращать рисовать, но я хочу прекратить накапливать полотна, которые никто не видит. Когда я перестаю рисовать, я чувствую, что внутри меня образуется пробка, и мне просто необходимо ее вытолкнуть, но, знаешь, потом все возвращается к я-устала-рисовать-вещи-которые-никто-не-видит, поэтому я решила закрасить этот хлам. Так я могу продолжать создавать дерьмо, не создавая горы дерьма.

    — Это не дерьмо, — прошептала ее мать.

    — Хлам, — поправила себя Брук. — Я тоже не думаю, что это дерьмо. Никто так не думает. Но и золотом это тоже никто не считает. Когда никто не смотрит на них, они вроде как мертвы, эти вещи, что я нарисовала. Ты бы не стала складывать на пол icy своих мертвых детей, а я начинаю чувствовать, что именно этим и занимаюсь. Они мои великолепные, огромные, мертвые, нелюбимые дети, и, по крайней мере, таким способом я могу их как-то вернуть к жизни. Боже, мама, не плачь.

    Мать Брук рыдала в свой стакан.

    — Это моя вина.

    — Ага, конечно, в смысле, если ты хочешь так думать.

    Это сработало. Мама засмеялась.

    — Это не вопрос вины, мам. Просто я выбрала поле деятельности с очень маленьким кругом победителей. И я не одна из них. Я далеко не одна из них.

    Сидя в тишине, они обе страдали, думая о неудачах Брук. Мать Брук молчала, пока ее дочь покрывала грунтом три или четыре полотна, убирая неровные места и готовя их к новой краске.

    — Спасибо за чек, — сказала Брук спустя какое-то время.

    — Купи себе что-нибудь хорошее, — тепло ответила ей мать.

    Брук улыбнулась, хотя и знала, что в магазинах нет того, что могло бы доставить ей удовольствие. То, как ее мать сказала это, то, как на ее лицо падал свет, очаровало Брук, и на мгновение, в предвкушении нового приключения, она подумала, что хотела бы нарисовать мать одновременно печальной и любящей. Но Брук колебалась. У нее уже было так много замечательных портретов матери. Дом и полки в студии были заполнены ими. Ей вдруг захотелось нарисовать своих маленьких племянниц. Она подарила бы картину сестре. Она сделала бы ее красивой и наполненной счастьем, зная, что Кэрол повесит картину у себя дома и у нее найдется множество восхищенных поклонников, которые будут рассматривать это произведение искусства и вдыхать в него жизнь. Брук нащупала конверт с фотографиями и принялась за работу.

    Ее мать исчезла. Комната больше не существовала. Желтый цвет платья племянницы начал ласково, словно любовник, нашептывать Брук: «Добавь в меня больше синего, больше синего, милая. Дай теням ложиться, замечательно, замечательно, я восхитителен». Брук работала, пока у нее не заболели ноги и не заурчало в желудке. Где-то в студии лежал наполовину съеденный сандвич, и постель ждала, когда Брук упадет в нее, усталая, но счастливая.

    Картина получилась хорошей. Маленькие племянницы выглядели на ней так же чудесно, как в жизни, и ее сестра наверняка радуется от удовольствия, видя, что ее малышки будут жить вечно в мгновении красоты. Кэрол повесит картину там, где ее увидит каждый, входящий в дом. И потом, когда Брук с сестрой и матерью не будет на этом свете, когда пройдет много времени, может быть, ее племянницы будут спорить о том, кому достанется чудесный портрет двух маленьких девочек, которыми они когда-то были.

    Старшая выиграет. Старшие всегда выигрывают. И повесит прелестную картину, на которой изображена она, беспечная малышка в бледно-желтом платье, там, где все смогут восхищаться ей. Она умрет. Все умирают. Она завещает чудесный портрет маленьких девочек, написанный в желтых тонах, одному из своих внуков. Так картина и будет переходить все дальше и дальше, пока ее новый хозяин не забудет, кем были эти две девочки, но он или она, этот воображаемый отдаленный потомок Брук, будет все так же любить страстное сплетение желтого цвета с синим. И тогда Брук будет жить вечно.

    — Если это все, что у меня есть, — думала Брук, засыпая, — нужно сделать так, чтобы мне было этого достаточно.


    8
    Атланта Джейн

    Наполненная энергией после двухчасовой тренировки, Марго приветственно махнула портье рукой и вошла в лифт. В последний момент в кабину лифта запрыгнул незнакомец, и Марго пришлось проехать весь путь до самой вершины и снова вниз, в вестибюль. Когда она сняла эту квартиру, поначалу ей нравилось, что двери лифта открываются прямо внутрь ее апартаментов. Спустя двадцать лет это начало тревожить ее и заставляло почувствовать собственную уязвимость. Сейчас ей приходилось кататься на лифте вверх и вниз, пока она не оставалась там одна, только тогда она решалась вставить ключ в специальное отверстие, над которым значились ее инициалы.

    В конце концов она решила поставить дополнительную дверь или построить внутренний вестибюль — что-нибудь отгораживающее квартиру от общего лифта, но владельцы не позволили ей этого. Марго была потрясена. В глубине души она верила, что квартира принадлежит ей. Все ее вещи были здесь. В сущности, действующие владельцы квартиры менялись четыре раза за двадцать лет, пока Марго продолжала снимать ее. Она клялась себе, что в следующий раз, когда арендную плату поднимут, она подыщет другое место, где сможет контролировать все.

    Наконец, оставшись в лифте одна, Марго вставила ключ в прорезь с инициалами «М.Х.», и лифт взмыл вверх. С того момента, как она вставляла ключ, лифт не останавливался, пока не достигал ее квартиры. По пути Марго опустила на пол пакеты из магазина и просмотреть свою почту. Счета. Счета. Реклама и счета. И один большой, цвета слоновой кости, конверт с фамилией Тревора рядом с незнакомым обратным адресом.

    Марго бросила ненужную почту в мусорную корзину, положила счета на кухонный столик и разорвала конверт.

    «От всего сердца приглашаем Вас…», — начиналось приглашение, и после множества продуманных старомодных слов оно заканчивалось сообщением о бракосочетании старшего сына Тревора, которое состоится в синагоге на Лонг-Айленде в субботу, в 20.00, через шесть недель. Очень хорошо. Чудесный повод для того, чтобы купить новое платье.

    Жена Тревора после того, как их младший сын поступил в колледж, сбросила пятнадцать фунтов[9] и сделала себе новую модную прическу. Она выбросила весь свой старый гардероб. А потом птичка выпорхнула из гнезда, прихватив с собой летний домик в горах Катскилл. Пока Тревор разводился. Марго была рядом и держала его за руку. Однажды во время китайского ужина Тревор, отодвинув в сторону цыпленка му-шу, наклонился к Марго, намереваясь поцеловать ее в губы. Она как раз собиралась засмеяться над чем-то происходящим в телевизоре и поэтому в тот момент, когда он прижал свои губы к ее губам, выдохнула ему в рот чудовищный, отдающий чесноком смешок. Их первый момент близости выглядел как острая реанимация рот в рот.

    — Боже, Марго, кажется, ты порвала мне легкое, — засмеялся Тревор.

    — Нет, не порвала, — возразила она. — Просто немного надула. Дай-ка я схвачусь за тебя, а то, боюсь, ты можешь взлететь на воздух, как большой воздушный шар, если вдруг разожмешь губы.

    Они рухнули на диван, перестали смеяться и не упоминали больше этот поцелуй. Марго потянулась к Тревору и взяла его за руку, но он не пытался поцеловать ее снова. «Для этого будет еще много моментов, — думала Марго. — Наша дружба скоро снова приведет к этому поцелую».

    Но приглашения Тревора посидеть дома и посмотреть видео прекратились с того вечера. Марго была занята на работе, и они по-прежнему обедали вместе. Она и не заметила отчуждения, возникшего между ними, пока, после того как пришло понимание слова «климакс», не позвонила ему. Марго оставила на его автоответчике слезливое сообщение и просьбу составить ей компанию. Ответ она получила по электронной почте два дня спустя. «Мне жаль, что ты грустишь», — написал он. Хотя к тому времени голубой цвет грусти уже не был ее цветом. В тот момент в ней преобладала смесь черного и красного, и так их дружба превратилась в руины. Может, свадьба его сына была шансом возродить ее. Марго опустила пакет с ужином на крышку дипломата и посмотрела на приглашение. Она задумалась о свадьбах. За всю свою жизнь Марго лишь однажды делали предложение: парень по имени Бобби Альберт. Бобби Альберт был светловолос, силен и, вероятно, глуп, хотя, будучи молодой и неопытной, последнее качество Марго в нем не разглядела. Она планировала лишиться девственности с ним, пусть даже в кузове грузовика, принадлежавшего его отцу. В машине было чистое одеяло, и она хотела Бобби. Однако ей совсем не хотелось делать это на кукурузном поле.

    Для любого, кто встретил бы Марго сейчас, было бы трудно представить ее девушкой в стиле «трахни-меня-в-грузовике», но в те времена она была девчушкой из маленького городка, которую звали Элли Хиллкок, и грузовик ей вполне подходил.

    Тридцать четыре года назад, до того, как она сменила имя, Марго очень сильно хотела заняться сексом с Бобби Альбертом. Она не могла дождаться того момента, когда разорвет застежки своего чирлидерского[10] трико и почувствует, как он касается ее тела. Она рассчитала кратчайшее расстояние до грузовика, но эрекция настигла его слишком быстро, и все ее планы заняться любовью достойно, чтобы потом записать это в дневник, рухнули в кукурузу. Они целовались, и она тащила его к грузовику, но он не мог сделать больше ни шагу. Так она лишилась девственности с Бобби Альбертом на кукурузном поле.

    Не на летнем поле с высокими стеблями кукурузы. Это была ранняя осень, и всю кукурузу уже срезали. Совсем никакой кукурузы. Никакого прикрытия от того, кто мог бы подсматривать за ними и видеть худющие раздвинутые ноги Марго или бледную задницу Бобби Альберта, качающуюся вверх и вниз. Когда Бобби Альберт кончил, он попросил Марго Хиллсборо, урожденную Элл и Хиллкок, выйти за него замуж. Элли Хиллкок сказала нет. Он разрушил ее фантазию о дефлорации, глупую, если оглянуться назад, но очень важную для нее тогда. Она чувствовала себя изнасилованной.

    — Так, будто он вас изнасиловал? — спросил у нее второй психиатр.

    — Нет. Сказать так было бы в корне неверно, ведь мы собирались заняться сексом. В грузовике, правда. Он осквернил мое представление о том, каким должен быть секс. После секса я почувствовала себя ничтожеством. Этот дешевый секс обесценил меня. Игра не стоила свеч. Меня опустошили за раз. Я больше не могла быть собой, и я изменилась.

    — И думаете, вы изменились к лучшему? — спросил у Марго ее третий психиатр.

    — Да, я так думаю, — сказала Марго, — но до сих пор не могу понять, почему люди хотят жениться.

    Марго встречалась с сыном Тревора несколько раз, когда он учился в Йеле, а потом еще раз, когда она воспользовалась своими связями, чтобы устроить его в интернатуру. Марго он казался приятным парнем того же покроя, что и Тревор. Исключением была лишь наполнявшая его красота… молодости. «Тревор не слишком ухаживал за собой в отличие от меня. Вот почему мальчик, в котором бурлит молодость, на удивление красивее своего отца», — думала Марго.

    — Посмотрим, что положил нам сегодня мистер Пинг на ужин, — вслух сказала Марго, обращаясь к сумкам с едой.

    Она ела аспарагусы и баклажаны очень медленно, но ужин все равно завершился слишком быстро. Просматривая каталог «Бергдорфа» в поисках идеального платья, Марго хотела съесть еще или, может, выпить, хотела вернуться в спортзал или поваляться перед телевизором, но она слишком жестко контролировала себя и ни за что бы не позволила одной из этих вещей случиться. Если она съест больше, это сделает ее слишком толстой. Вернуться в спортзал? Слишком худой. Телевизор делает человека слишком глупым. Не слишком ли поздно для того, чтобы пройтись по магазинам? В универмаге или бутике Марго ощущала спокойствие и хорошо себя контролировала. Но ее неутолимое, невыполнимое желание обновить свой имидж приводило к тому, что крепления шкафов чуть ли не лопались под напором тонн одежды. В раздутых шкафах Марго можно было найти одежду для любого случая. У нее были всевозможные ослепительные вечерние платья, которые одевала на корпоративные вечеринки. Когда намечался торжественный благотворительный ужин, можно было рассчитывать на то, что Марго пригласит своих коллег и еще за всех заплатит, отчасти потому, что она действительно хорошо относилась к благотворительности, а отчасти потому, что это было отличным поводом купить новое платье. У нее были как официальные костюмы, так и одежда в стиле «кэжуал». Ее кашемировые свитера были сложены в пластиковые пакеты на молнии, в которых продавалось постельное белье. При всей этой изумительной коллекции у Марго были всего одни синие джинсы и одна пара удобной обуви без каблуков.

    Когда дверцы шкафов уже не закрывались, Марго отбирала некоторые вещи, стирала и отдавала их в благотворительные организации, что ставило ее имя в списке первых среди волонтеров. В последнее время Марго для хранения одежды использовала вакуумные пакеты, из которых специальным пылесосом высасывается воздух. Благодаря этой хитрости надобность в шкафах не возрастала, и Марго считала это чудом современной техники.

    Марго остановилась перед своим величественным шкафом. Она посмотрела на часы. Было еще не слишком поздно для того, чтобы пойти по магазинам, но даже это занятие, которое обычно успокаивало ее и приносило удовольствие, начинало угнетать.

    Она всегда могла прибегнуть к помощи «дипломата», но Марго уже зареклась использовать работу как успокоительное средство. После того как домовладелец отказал ей в просьбе сделать внутреннюю дверь, журналы по отделке дома потеряли для нее интерес, и Марго отказалась от ремонта квартиры, который мог бы стать еще одним наркотиком. Она хотела вкладываться в то, что принадлежало бы ей, было ее собственностью. Но, несмотря на все ее деньги и желание, она не владела никакой недвижимостью. Марго села за стол и выглянула в окно в ожидании знака, который подсказал бы ей, что она готова строить новую жизнь. Подготовка для Марго значила все.

    Один из бывших любовников однажды закричал ей в лицо: «Ты суетливая фанатичка, помешанная на контроле!» С тем же успехом он мог сказать ей, какого цвета у нее глаза.

    «Да! Я знаю! — раздраженно сказала в ответ Марго. — Если тебя это волнует, проваливай!»

    Марго мудро предпочитала готовиться ко всему, что происходило в ее жизни. А этот мужчина так и не смог понять, почему она не готова научить этому его. Поцелуи готовили Марго к активным ласкам, которые вели к сексу, так же, как школа готовила ее к колледжу, где она получила все необходимые навыки, чтобы преуспеть в юридической школе. В свои пятьдесят Марго была готова к тому, чтобы начать создавать нечто новое, то, что облегчило бы ей жизнь в семьдесят лет и до самого конца. Не в духе Марго было дожить до семидесяти и сказать: «О, черт возьми, посмотрите, до чего я дошла. И что теперь?» Как и в каждый момент своей жизни, в свои семьдесят она вступила бы изящно, подготовив все и просчитав еще в пятьдесят.

    Она подошла к компьютеру и включила его. Марго была адвокатом, и поэтому слова были для нее средством существования. Слова освещали ее путь как девушки, как студентки, как юриста. Было разумным предположить, что слова могли бы освещать и путь Марго как любезной старушки. Она села за компьютер и начала печатать.

    «В свои 50 49 50 55 Тревор все еще оставался мальчишкой, сексуальным жеребцом, мужчиной, и когда он наклонялся к ней и целовал ее…» — Марго прервалась и на мгновение забеспокоилась об имени. Потом она поняла, что позже может использовать универсальную подстановку, чтобы заменить имя в каждом предложении текста.

    «…когда Тревор наклонялся к ней и целовал ее, земля уплывала у нее из под ног, но это было только начало. Целуя ее, он оставлял для нее открытое приглашение поцеловать его в ответ. И она бы поцеловала. О, как она намеревалась поцеловать этого мужчину! Ее одержимость здоровой пищей и аэробикой окупалась целиком, когда она, даже в свои пятьдесят, могла сбросить платье на пол при включенном свете и не волноваться о том, под каким углом лучше подойти к его кровати. Больше всего ей нравилось с головой окунаться в то восхитительное чувство, когда она шагала через всю комнату, сбрасывала одежду и брала его крепкий, твердый пенис в свою…»

    «Пенис? Нет, — подумала Марго, — звучит, как медицинский термин. Каким хорошим синонимом можно заменить слово «пенис»?» Будучи педантичной, Марго открыла чистое окно в текстовом редакторе и приступила к составлению списка синонимов для слова «пенис». Он выглядел так:

    Пенис, член, Петр, поц, пакет, ручка, рычаг, донг, шланг, дин-дон, штуковина, вонг, венская сосиска, пи-пи, зи-зи, писюлька, дергунчик, сарделька, шмак, колбаска, Джонсон, джойстик, возбуждающая штучка, гениталии, петушок, дубина, молот, мужское достоинство, Гарри и парни, труба, ПП, кукан, Рауль.

    Она стерла слово «Рауль», потому что на самом деле использовала его только однажды, во время незабываемого уик-энда, который она провела с одним мужчиной в Бразилии. Затем она с помощью компьютера отсортировала список по алфавиту и сохранила файл, сделав его доступным для дальнейшего пользования. Оставшись довольной своими успехами, Марго составила такие же списки для «яичек», «грудей» и «вагины». Спустя час, имея в своем распоряжении домашний словарь, Марго почувствовала, что готова писать продолжение.

    «Тревор откинулся на диван, и, пока ее руки занимались Гарри и парнями, Марго своими губами нашла его…»

    Марго снова остановилась. Было нормально то, что она называла его Тревором, но ей показалось, что слишком легкомысленно называть персонажа именем Марго. Может, Элен. Альма. Дженнифер. Атланта. Марго стерла все написанное и начала снова.

    «Атланта войта в комнату, и сердце Тревора остановилось. Она широкими шагами прошла, перепрыгнула комнату и приземлилась на нем, неистово срывая с него пижаму, пока ее руки не коснулись его…»

    «Я чертова сексуальная львица, — подумала Марго. — Звучит так, будто я собираюсь подоить его, а потом съесть». Сидя в одиночестве в своей квартире, Марго громко хохотала, набирая текст.

    «…пока ее руки не коснулись его… кожи, а потом Атланта провела пальцем невидимую линию, спускаясь вниз от его груди. Чем ближе она приближалась к его талии, его грудь, среди прочих возбуждающих моментов, напрягалась все сильнее, и Атланта начала…»

    «Стоп. Как насчет имени Атланта Джейн? — подумала Марго. — О! Мне нравится. Я сделаю из этой истории вестерн. Это будет здорово. Очень здорово. Знаю ли я кого-нибудь в издательском бизнесе, кто мне чем-нибудь обязан?»

    Марго стерла несколько последних строк. Немного подумав над тем, каково это — быть женщиной с именем Атланта Джейн, она начала снова.

    «Атланта Джейн изящно заскользила по комнате. Тревор не мог отвести взгляд от ее красивой пышной груди. Когда она подошла ближе, его руки последовали за взглядом. Он касался ее везде, пробегая руками вниз по спине и обнимая упругие выпуклости ее ягодиц».

    «Упругие выпуклости? Да, почему бы нет», — подумала она, когда серый мир исчез, уступив место новому, яркому миру, который она могла выкрасить в любой цвет.

    «Обнимая руками ее попку, задницу, попку, Тревор притянул Атланту Джейн к своему теплому телу. Он опрокинул ее на кровать и стянул бретельку тоненькой ночной сорочки с ее плеча, а потом освободил от сорочки все ее тело. Он начал целовать ее вздернутые соски, гипса она гладила его плечи и касалась его ниже живота».

    Зазвонил телефон. Марго полностью погрузилась в мир своего воображения, но ее рука, после стольких рабочих лет, машинально взяла трубку и прижала к уху.

    — Марго Хиллсборо, — сказала Марго, не здороваясь.

    — Марго? Это Эйми. Ты не поверишь, кого я только что застукала с Тревором в баре!


    9
    Последнее нормальное собрание

    — «Как освобождение от боли чувственность разлилась по его телу и проникла в мое».

    Услышав первое же предложение, Брук оторвала взгляд от своего журнала. Лакс читала свою историю, и ее руки немного дрожали.

    — «Мы слышали, как открываются двери спортзала, но было уже все равно. Карлос стонал и бил кулаками в стену, я сходила с ума с ним, под ним, пока все не кончилось. Он обнял меня и нежно поцеловал в шею, хотя это было так не похоже на него. И когда я начала спускать свою юбку, оказалось, что мистер Эндрюс, который вел занятия по социологии, стоит над нами с Карлосом, и он сказал мне, что не настучит на нас, если мы разрешим ему присоединиться. Сказать это было очень глупо с его стороны, вы не поверите, как это было глупо. Мистер Эндрюс повел себя по-идиотски, ведь мы уже не были детьми. Сказав нам такое, он уже, конечно же, не мог никому нас сдать. Он бы сказал, что застукал нас, а мы бы рассказали про то, что он нам сказал. Я имею в виду; то, чем мы занимались, было против правил, но то, что он сказал, было еще хуже. Я сказала ему, что не стала бы трахать его уродливую задницу, даже если бы это гарантировало окончание школы для меня и моих друзей. Через пару недель Карлос и его друзья выбили из него все дерьмо. Вне кампуса, разумеется. После этого он ушел из школы. Конец».

    Лакс захлопнула блокнот и прижала его к груди.

    — Глупо, правда?

    — Нет, — быстро ответила Марго.

    — Вовсе не глупо. Мне понравилась та часть, где Карлос побил его, — сказала Брук. — Словно рыцарство не кануло в Лету.

    — Что ты имеешь в виду? — спросила Лакс.

    — Карлос защитил твою честь.

    — А, нет, — сказала Лакс таким тоном, словно говорила: «Ты — идиотка». — Карлосу просто доставляло удовольствие бить людей, которые не заявят на него в полицию.

    Лакс удивилась, услышав смех в ответ на жестокую правду о ее сумасшедшем экс-бойфренде Карлосе. Она тяжело пережила отношения с Карлосом, а эти женщины были стайкой богатых, не знающих проблем, сумасшедших сучек, если думали, что в насилии есть что-то забавное. И все же Лакс нужны были эти женщины, поэтому она старалась держать себя в руках.

    — Так, ладно. Что смешного? — спросила она.

    — Это не смешно. Ни капельки. Это ужасно. Но твои слова нас так удивили, что мы засмеялись, — объяснила Брук.

    Марго молча убрала свои аккуратно напечатанные карточки в закрывающийся на молнию карман сумочки. Эротический вестерн с Атлантой Джейн казался глупым и скромным по сравнению с той жизнью, которой жила Лакс. И даже после того, как она поменяла имя сексуального седовласого дружка Атланты с Тревора на Питера, одела его в штаны из оленьей кожи, одарила его чудовищных размеров фаллосом и татуировкой волка, это все равно была всего лишь еще одна фантазия о Треворе. Никто бы не узнал, но Марго не могла читать свою эротическую историю о Треворе вслух, сидя рядом с женщиной, которая трахалась с ним по-настоящему.

    — Откуда такая уверенность, что это был Тревор? — устроила она Эйми телефонный допрос прошлой ночью.

    — Выглядел он, как Тревор.

    — Он мог быть похож на него, но уверена ли ты на сто процентов, что это был он?

    — Боже, ты невыносима, — рассмеялась Эйми.

    — А девушка?

    — Та, что облизывала его лицо?

    — Якобы облизывала его лицо. Ты сказала, что это была Лакс, но на самом деле на ней просто были такие же чулки и юбка, как у Лакс.

    — И туфли.

    — Хорошо, и туфли.

    — Голубые туфли и фиолетовые чулки.

    — Может быть, это сейчас модно.

    — Это были Тревор и Лакс. Я просто знаю.

    — Но доказательств нет.

    — Боже, Марго, вся эта история со стариком и молодой девкой явно тебя раздражает.

    — Почему они западают на молодых девушек? — спросила Марго у Эйми, но до того, как та успела открыть рот. Марго заговорила об эластичности своей пятидесятилетней задницы, об упругости своей груди, которой она никогда не кормила. — Я лишь слегка подправила свое тело с помощью пластической хирургии, — призналась Марго, — но в целом это делает меня еще совершеннее. — И, кроме того, со мной здорово спать! — прорычала она в трубку. — А после секса со мной можно прекрасно поболтать! И я могу оплатить половину счета в любом месте, куда нам захочется пойти!

    Марго думала, что она находится в паре миллиметров от постели Тревора, в то время как эта шлюха уже была в ней.

    — Я не знаю, почему ты так злишься, — смеялась Эйми. — У него разве нет жены?

    — Нет, нет, они развелись пять лет назад, у них двое детей. Все кончено, — сообщила Марго Эйми.

    — Что нам делать с этим?

    — Что ты имеешь в виду?

    — С Лакс и Тревором.

    — Ну… ничего. В смысле, что мы можем сделать?

    Лучший сценарий мести, который могла придумать Марго, заключался в том, чтобы вытащить куда-нибудь Тревора и провести с ним душевную беседу об опасности сексуальных домогательств в мыслях и в действии, что, возможно, положило бы конец его офисному роману. Не стоит гадить там, где живешь, сбавь обороты и так далее. Разговаривая с Эйми, она набросала коротенькое электронное письмо Тревору.

    — Как ты думаешь, мне его отправлять? — спросила она у Эйми.

    — Ты должна это сделать как его друг.

    Голос Эйми звучал так уверенно; она считала, что вмешательство — это хорошая идея. Но как только Марго положила трубку, электронное письмо, в котором было написано: «Давай пообедаем вместе, чтобы обсудить последствия социального взаимодействия с подчиненными», внезапно показалось ей кислым, словно ягоды с заброшенной виноградной лозы. Марго пожалела о том, что отправила его. Тем не менее это сообщение точно вызовет у Тревора вспышку гнева. А Марго хотела снова пообедать с ним, даже если обед начнется с извинений.

    — Слушай, Трев, у меня нет доказательств того, что это была Лакс. Я даже не могу точно сказать, что это был ты, — планировала она начать разговор. — Но человек с твоим положением должен оградить себя от сумасшедших девчонок. А разве может быть лучшая защита из всех возможных, чем опытный, зрелый, сильный, голый адвокат, такой, как я?

    Он бы засмеялся. Она бы тоже засмеялась, и лед в их отношениях дал бы трещину. Тревор никогда бы не променял ее на такую девушку, как Лакс. Однако та Лакс, которая стояла перед Марго сейчас, Лакс, которая дрожала от волнения, читая свой написанный от руки рассказ, казалась довольно красивой. Под невзрачной оболочкой жила совершенно другая Лакс. Она была, несомненно, интересной, агрессивной и, может, даже умной.

    — Ну, что вы думаете о моей, типа, истории? — поинтересовалась Лакс.

    — Это не «типа, история», — сказала Брук. — Это и есть история. Настоящая история.

    — Правда?

    — Это хорошее начало, — одобрила Марго.

    — Правда? — Лакс просияла от удовольствия. Ее лицо засветилось, кровь прилила к щекам.

    — Ага, — подтвердила Марго, глядя на рукопись в руках Лакс, которая была оборвана, небрежно исписана, и знаки препинания, как дополнительная приправа, усеивали ее тут и там. И все равно, это была интересная история.

    — А кто этот Карлос? — спросила Брук.

    — Бывший парень.

    — Тревор знает о нем? — нечаянно вырвалось у Эйми.

    Лакс хихикнула, потом смутилась. Увидев ее реакцию, сердце Марго сжалось. «Это не было игрой больного воображения Эйми, или обманом зрения, или любым другим разумным объяснением, — сказала она себе. — Девушкой в туфлях и чулках Лакс была Лакс. Тревор нашел себе другую».

    — Как ты узнала про Тревора? Мы действительно, ну знаешь, осторожны и все такое.

    — Я видела вас в баре «Шестерка» на Грув-стрит в четверг вечером.

    — Ой.

    — Мне показалось, что ты была не слишком осторожна, облепив своими губами его лицо, — сказала Эйми.

    — Ну, я имею в виду, осторожны, типа, в офисе. То есть у него куча этих чертовых правил насчет того, как нам вести себя друг с другом. Никаких встреч взглядами в холле. Никаких электронных писем личного толка, если они не зашифрованы. Я, типа, сексуальный шпион. Это даже забавно, с какой-то стороны.

    — Лакс, он, наверное, лет на тридцать старше тебя, — оборвала ее Эйми.

    — Нет. Всего на двадцать. Мне двадцать три, ему, типа, сорок три. Он сказал, кажется, сорок пять или что-то около того.

    — У него взрослый сын, который женится в следующем месяце. Младшему сыну Тревора по меньшей мере двадцать пять лет.

    — О! Ну и что? Ну да, он старше меня. И что с того?

    — Намного старше, — настаивала Эйми. — Марго, сколько лет Тревору?

    — В августе будет пятьдесят четыре, — поспешно ответила Марго.

    — Ого. Он хорошо выглядит, — заметила Брук, мечтая об окончании этого заседания Вторничного клуба глупых сплетен. Ей очень хотелось прочитать следующую часть своего последнего творения под названием «Энрике звонит в заднюю дверь».

    — Слушайте, сейчас же моя очередь читать? — спросила она.

    — Давай, — сказала Марго. — У меня ничего нет.

    Брук достала из своей сумки рукопись. Она подумала об Энрике и о том чувственном удовольствии, которое ей вот-вот доставит его пенис средней длины. От этих мыслей по всему ее телу прошла дрожь.

    — Если сейчас ему пятьдесят четыре, а тебе — двадцать три, — Эйми не могла не похвастаться своими математическими способностями, — это значит, что, когда тебе будет сорок три, ему будет семьдесят четыре. И он будет морщинистый и старый, старый, очень старый.

    — Да, и что? — спросила Лакс.

    — Я просто говорю о том, что он слишком стар для тебя. Всем своим видом Эйми выражала озабоченность и желание помочь, а ее «доброта» интуитивно ощущалась в каждом сказанном ею предложении.

    «Какого черта она переживает по поводу того, с кем я трахаюсь?» — удивилась про себя Лакс. В одиннадцатом классе Лакс подралась со своей лучшей подругой Джонеллой из-за того Карлоса, который спустя год стал отцом ребенка Джонеллы. Она сломала ей нос, что, однако, не повредило их дальнейшей дружбе. С того момента Лакс смело шагала по жизни, не беспокоясь о задетых чувствах в отношениях с подругами. Разбитые чувства и носы можно вылечить. Лучше всего говорить то, что думаешь.

    — В чем дело, Эйми? Ты хочешь трахаться с Тревором? — спросила Лакс.

    «Это будет получше, чем история об Энрике», — подумала Брук, подавившись смешком. Ей понравилось, что Эйми явно не ожидала подобной нападки со стороны Лакс и выглядела одновременно изумленной и обиженной.

    — Нет! Я говорю о том, что ты платишь слишком большую цену, связываясь со стариком. Я имею в виду, что такой девушке, как ты, этот стиль жизни и деньги могут казаться чем-то притягательным. И тебе кажется, что это стоит того, чтобы закрывать глаза на его морщины и дряблость, но, в конце концов, тебе стоит позаботиться о том, чтобы не остаться любовницей старика на всю жизнь.

    «Такая девушка, как я», — подумала Лакс Из всего, что наговорила Эйми, именно эта фраза больно ударила и глубоко задела ее. Все остальное было полной ерундой.

    — Тревор превосходный любовник, — заявила Лакс.

    — Мне почему-то с трудом в это верится, — парировала Эйми.

    — Может, потому, что ты черствая и уродливая? Я же слышала твои рассказы, детка. Сексуальные истории о ногах? Почему в твоих историях нет мужчины? Я все время с этим сталкиваюсь, знаешь ли. Девушка беременеет, девушку бросают. Ты не так уж сильно отличаешься от меня, — бросила Лакс.

    От этих слов шейные мышцы Эйми болезненно напряглись.

    — Большая разница между мной и тобой, Лакс, заключается в том, что я бы никогда не сделала этого за деньги.

    Лакс замахнулась, но опустила руку: беременность Эйми в той же мере, что и большое расстояние между ними, остановили ее желание дать обидчице сильную пощечину. Вместо этого Лакс бросилась на стол, проехала по нему, ухватилась за кудрявую прядь волос Эйми и дернула.

    — А! А-а-а! — взвыла Эйми.

    За двадцать три года в жизни у Лакс часто появлялись причины, возможность и потребность продать себя. Но из-за глубокого чувства собственного достоинства она лишь однажды взяла деньги, и только по уважительной, как ей тогда казалось, причине (выпускное платье). Этот опыт заставил ее почувствовать себя совершенно разбитой, невозможно было описать ту великую пустоту, которая разверзлась в ее шестнадцатилетнем теле. Она бы никогда не пошла на это снова. А теперь Эйми, живущая в своем чистом, маленьком мирке, обвиняла ее в том, что она спала с Тревором за деньги. Лакс знала: кое-что она от него получала, но наличные никогда.

    Эйми не осознавала, какую черту она пересекла, но было совершенно ясно, что она задела Лакс за живое. Она нащупала ее самый уродливый рубец, который не заживал. Никто не называл Лакс шлюхой, потому что она приложила очень много усилий и многим пожертвовала, чтобы не позволить себе стать таковой.

    Кудри Эйми крепко обмотались вокруг тонких пальцев Лакс. Она намеревалась просто дернуть ее за волосы и отпустить. Это должен был быть предупредительный выстрел, а не полноценный бой. Но когда, остыв, она разжала кулак, оказалось, что волосы Эйми запутались в ее пальцах. Она стала трясти рукой, пытаясь освободить от ее черных кудрей. Чем сильнее она трясла, тем громче вопила Эйми.

    — Ладно, ладно, — попыталась утихомирить их Марго и, вскочив на ноги, схватила Лакс, пытаясь ее удержать. Она не осознавала, какая Лакс тоненькая, пока не обхватила ее своими руками. Марго ощутила, как неистово колотится о грудную клетку сердце Лакс, словно тигр, запертый в клетку. Марго пробовала успокоить ее, пока Брук старалась побыстрее освободить пальцы от тяжелых кудрей Эйми. Как нарочно, последняя прядка зацепилась за дешевое серебряное кольцо на правой руке Лакс.

    — Хорошо, хорошо, почти все, — приговаривала Брук, распутывая волосы, застрявшие в кольце.

    Лакс тряслась от гнева.

    — Отойди от меня, — крикнула она державшей ее Марго, хотя и понимала, что та не сделала ей ничего плохого. Лакс не могла остановить поток гневных слов. Как только Брук освободила последний локон, Лакс сразу метнулась к двери.

    — Сука, — выдохнула Лакс, хватая свой блокнот и рывком открывая дверь. — Глупая, тупая сука!

    Хлопнув дверью, она ушла. Эйми была в ярости.

    — Вы видели, что она со мной сделала?

    Марго схватила носовой платок, хотя Эйми не плакала.

    — Психопатка! Идиотка! Чертова сумасшедшая девчонка! Она дернула меня за волосы! У меня осталась залысина, Брук?

    — Нет, нет, — успокоила ее Брук. — Я думаю, самое страшное — это шок.

    — Вряд ли она собиралась дернуть так сильно, — предположила Марго.

    — Почему? Почему она это сделала?

    — Ну, милая, тебе не стоило ее так называть, — сказала Брук.

    — Да, мне кажется, ты зашла слишком далеко, — согласилась с ней Марго.

    — КАК? Как ее называть? Как я ее назвала?

    — Проституткой.

    — Никогда!

    — Ты обвинила ее в продажности, — сказала Марго.

    — Я не обвиняла!

    — Ты это сделала.

    — А даже если и так? Очевидно, что я ударила ее по слабому месту! Шлюха! Проклятая сумасшедшая потаскуха!

    Будучи начальником отдела оперативной обработки документов фирмы «Уорвик и Уорвик», среди прочих обязанностей Брук отвечала за то, чтобы все предложения на всех листах бумаги, напечатанных в часы ее смены, разделялись соответствующими интервалами. Она делала это для того, чтобы получать дополнительную премию и иметь уверенность, что ее не унесет слишком далеко от реального мира. Иногда в выходные она одевала очень короткую эластичную юбку, туфли на высоких блестящих каблуках и шла в город, притворяясь сумасшедшей i потаскухой. Она никогда не притворялась проституткой.

    — Что ж, — сказала Брук, — я могу предположить, что для Лакс «шлюха» — это что-то вроде воображаемой линии на песке, которую никто не может пересечь, не нанеся при этом урон своей прическе.

    — Она напала на меня.

    — Она дернула тебя за волосы, — уточнила Брук.

    — Я хочу, чтобы ее уволили.

    — А когда генеральный директор спросит: «Чем это вы, дамы, занимались в конференц-зале?», что ты собираешься ответить? — спросила Марго. — «О, черт возьми, мы читали в конференц-зале грязные истории во время ленча. Это немного безнравственно».

    В наступившей тишине Эйми подумала, как, наверное, ужасно жить в постоянном страхе, что однажды ты можешь стать шлюхой.

    — Раньше я была лучше, — сказала она.

    — Ты по-прежнему хорошая, — попыталась утешить ее Брук.

    — Я была доброй, покладистой и великодушной. Что произошло со мной? — сказала Эйми, надеясь, что ее подруги помогут ей придумать оправдание ее отвратительному поведению. Она приняла бы любую причину, кроме правды. Ее мужчина бросил ее во время беременности. Боль сделала ее уязвимой и жестокой. Но подруги не стали успокаивать ее сладкой ложью. На самом деле каждая из них сосредоточилась на своих мыслях.

    — Знаешь, — начала Брук, хотя знала, что это не понравится Эйми, — если бы Лакс умела выражать свои мысли, не применяя физическую силу, ее ярость была бы удивительно прекрасна.

    Оставшееся время перерыва на ленч Брук и Марго провели, утешая Эйми и соглашаясь с тем, что Лакс сумасшедшая и то, что она сделала, переходит все границы нравственности.

    — Спасибо, — поблагодарила их Эйми. — Мне жаль. Мне не следовало принимать ее в этот клуб.

    Эйми думала, что они на ее стороне, но в комнате вдруг повисло молчание. Брук и Марго не смогли найти искренних слов, чтобы согласиться с Эйми. Наконец Марго, попрощавшись, ушла — ее высокие каблуки застучали по мраморному полу.

    — Брук, ты идешь? Я провожу тебя до офиса, — предложила Эйми.

    — Нет, я посижу еще минутку, — сказала Брук. Ее взволновал образ яростной Лакс, и она хотела немного посидеть в тишине, чтобы сделать зарисовку, которая, быть может, когда-нибудь станет картиной. Ей не хотелось упустить это видение развевающихся рыжих волос и влажных, искривленных в гневе губ.

    — Когда нам лучше собраться снова? — спросила Эйми. — В это же время в следующий вторник?

    — М-м-м, пошли мне электронное письмо, — промурлыкала Брук, уткнувшись в свой альбом.

    — Позвони мне, когда у меня под рукой будет календарь, — на ходу бросила Марго, исчезая за поворотом.

    Эйми встала и побрела через коридор. Она гадала, вернутся ли они на следующей неделе. Брук всегда будет ее подругой. Они слишком много раз видели друг друга голыми, поэтому их дружба вряд ли могла когда-нибудь закончиться, но Эйми очень переживала, что может потерять Марго. Марго, казалось, была лично оскорблена всеми этими событиями. Она думала, что теперь их отношения сойдут до уровня эдакой деловой дружбы, в которой нет места преданности и уж тем более привязанности. В офисе они будут улыбаться друг другу или шутить, но и только. Эйми вернулась в свой кабинет, размышляя о том, стоило ли разрушать то, что ей по-настоящему нравилось.


    10
    Дети

    Марго забрала свои письма и вернулась в офис, сожалея о том, что их Вторничный клуб эротики разваливался так бесславно. «Вот почему женщины не могут дружить, — сказала она себе, усаживаясь за рабочий стол. — Мы становимся коварными. Мы становимся жестокими. Мы хватаем друг друга за волосы в прямом и переносном смыслах. Мы не знаем меры. Вот почему у меня никогда не было друзей среди женщин. Они мне не нужны». В толстой пачке писем она увидела одно от своего младшего брата Эймоса. «Как странно», — подумала Марго.

    — Моей? — сказала она, когда Эймос взял трубку. Марго слышала звуки трактора и догадывалась, что у брата в самом разгаре уборка урожая или что-то в этом роде. — У тебя все в порядке?

    — Не-а, — протянул Эймос своим монотонным голосом, которым он выражал радость, грусть и все промежуточные эмоции. — У меня возникла проблема, и она движется в твоем направлении.

    Эймос, как и все младшие братья Марго, казался потрясающим красавцем до тех пор, пока не открывал рот. И дело было не только в монотонности его голоса. Одержимость здоровьем коров, урожаем и вторым пришествием Христа — все это затмевало собой синеву его глаз и рельефный торс. Но, несмотря на это, Эймос был хорошим человеком, и Марго очень любила его. Пока он находился за пределами ее квартиры, конечно.

    — О, Боже мой! С папой все нормально? — спросила Марго с нарастающей паникой.

    — Он в порядке. Речь обо мне, — протянул Эймос.

    — Моей! Что случилось? Ты болен? Ты не можешь болеть. Ты никогда не болеешь.

    — Элли, я умираю!

    Когда ее брат говорил «Элли», он обращался к Марго. Он так никогда и не смирился с тем фактом, что она сменила имя, и обращение «Элли» в некотором роде возвращало ее домой. Очень быстро. То же самое слово заставляло ее жать на тормоза, не дожидаясь того, что ее снова затянет туда, откуда она уже однажды сбежала. Монотонное заявление брата о приближающейся кончине заставило Марго пожалеть о своем звонке.

    — Ты не поверишь. Адель ушла от меня, — сообщил он.

    — О бедняга! — сказала Марго, представляя, как умненькая, хорошенькая и сексуальная девушка, на которой женился Эймос, совершает побег с фермы брата. — И прямо посреди лета.

    — И она забрала детей.

    — О Господи.

    — И уехала поездом.

    — Бедный мой.

    — Она направилась в Нью-Йорк, — сказал брат, позволив этой последней фразе повиснуть в воздухе, выжидая, пока Марго полностью осознает предполагаемые намерения своей невестки.

    — ТВОЮ МАТЬ! — выругалась Марго.

    — Послушай, мисс Элли-матерщинница! Я не хочу, чтобы ты говорила что-то подобное при моих детях!

    — Детях?!

    — Да.

    — Она едет с детьми?

    Они наговорили друг другу еще много всего, и почти все сказанное Марго было приправлено матом. Тем не менее факт оставался фактом: ее невестка, несмотря на все их трения, держала путь прямо на Нью-Йорк-Сити, волоча за собой своих малолетних детей.

    — Когда она приедет?

    — Через четыре часа.

    — ТВОЮ МАТЬ! — снова выругалась Марго и повесила трубку.

    В выходные намечалась распродажа в «Генри Бэндел»[11] и продажа образцов в дизайнерском колледже, куда можно было попасть только по приглашениям. Ей пришлось потрудиться, чтобы выбить себе это приглашение. К тому же в эти выходные она собиралась пойти на балет. Марго вылетела из офиса и обратилась к своему ассистенту:

    — Когда ты только пришел сюда, я обещала, что у меня не будет к тебе никаких персональных поручений. Но я вынуждена попросить тебя о личном одолжении. Мою просьбу очень легко выполнить, и я была бы очень признательна, если бы ты сделал это для меня, — протараторила она.

    — Все, что угодно, Марго, — ответил ее ассистент, оторвавшись от романа, который читал.

    На минуту Марго задумалась о том, могла ли она спихнуть на этого милого молодого человека, актера, заботу о развлечении ее семейства в эти выходные. Стала бы она усерднее навязывать ему это поручение, если бы он был женщиной, а она — мужчиной? Могла ли она хотя бы попросить его встретить ее родных на вокзале, мотивируя это тем, что их приезд был полной неожиданностью, к тому же в разгар рабочего дня?

    — Ты не мог бы, — начала Марго, сделала паузу, а потом продолжила, — узнать, можно ли достать еще четыре билета на балет. Четыре места должны быть рядом, но не рядом с тем местом, которое указано у меня в билете.

    — Конечно, нет проблем.

    — И я, наверное, сегодня уйду с работы на весь оставшийся день. Сначала мне нужно выполнить одно поручение, а потом я поеду на вокзал. Ты не стесняйся и, если что, звони мне на мобильный. Ладно?

    — Договорились, — сказал он и, сунув закладку в книгу, приступил к поиску билетов.

    Марго помчалась в продуктовый магазин, чтобы заполнить пустой холодильник продуктами, которые, как она думала, могли бы понравиться ее невестке и детям, например, майонез и сыр, продающийся кусочками, завернутыми в отдельную упаковку. Потом она взяла такси до станции и приехала туда еще до прибытия поезда. Стоя на платформе, она пыталась вспомнить имена своих трех племянников, их одинаковые лица с идентичными желто-зелеными подтеками соплей от носа и до верхней губы. Ее невестка Адель в день своей свадьбы была красивой, полной сил и энергии девственницей. А в течение первых четырех лет замужества родила троих детей. «Наверное, сейчас она гигантская мамаша, — подумала Марго, — с дынями вместо грудей». Марго внимательно высматривала в толпе женщину размером с дом, тянущую за собой на буксире три маленьких аппарата по производству соплей.

    — Тетя Элли? — внезапно спросил маленький мальчик прямо перед ней.

    — О! — Марго открыла рот от удивления, глядя на ангельское личико ребенка, который был точной копией ее брата в его лучшие годы. Она оглянулась в поисках Адель, но обнаружила только троицу мальчишек. На мгновение Марго запаниковала, думая, что Адель отправила детей, а сама не приехала.

    — Теперь ее зовут Марго, — сказал самый высокий из мальчиков тонким голосом уставшей женщины.

    Марго взглянула еще раз, и тогда ей пришлось признать, что вялое худое существо в синих джинсах, стоящее позади троих здоровых, сияющих мальчишек, и есть ее когда-то бойкая невестка Адель. Марго показалось, что вся жизненная сила этой женщины перетекла к ее детям.

    — Как ты, Марго? — устало спросила Адель. — Мне так жаль, что мы свалились на тебя как снег на голову. Я просто встала этим утром пораньше и листала журнал, пока готовила завтрак, ну а дальше ты знаешь, что я сделала… сделала… сделала.

    Следующее, что она сделала, это поехала с детьми на железнодорожную станцию. Вероятно, Марго была единственным человеком, которого Адель знала по ту сторону железнодорожной линии, поэтому к ней она и направилась.

    — Пошли. Возьмем такси. Расскажешь мне все дома.

    По дороге в такси все три мальчика, прижав свои носы к оконным стеклам, с благоговением глядели на город и время от времени бросали взгляды на свою тетю Марго. Они просто не могли поверить в то, что человек, которого они знают, живет здесь. Умытые, без соплеподтеков на лицах, они выглядели очаровательно.

    — Они так хорошо себя ведут, — изумилась Марго, когда ее племянники уселись перед телевизором.

    — Так ведь телевизор работает. И они ошарашены поездкой, — ответила Адель. — Их это все немного пугает.

    — А тебя?

    Молчание Адель стало для Марго удобным поводом, чтобы перейти к волнующей ее теме.

    — Ну, Адель, почему ты здесь?

    Этим утром Адель проснулась рано. Она приготовила для всего семейства чудесный завтрак — кофе с молоком, тосты, бекон и яйца. Пока они ели, Адель листала женский журнал, в котором ее внимание привлекла одна фраза: по крайней мере каждая вторая женщина на планете живет в поисках идеального оргазма. Адель внезапно задумалась о том, насколько дерьмова ее собственная жизнь — непрерывный цикл стирки, готовки и уборки, в результате чего сама она превратилась в усохшее, измученное существо. В мире Адель женщины каждый вечер падали в постель без сил, иногда в одежде, иногда даже не умывшись, а ведь где-то в других частях света другие женщины жили другой жизнью, красивой и необычной, и измеряли свои оргазмы по десятибалльной шкале. И в это утро, вместо того чтобы сесть за руль служебного автомобиля, Адель решила сбежать от своей жизни, взяв с собой лишь самые необходимые вещи. Эти вещи назывались Гарри, Эрик и Эймос-младший.

    — Я не знаю, Марго, — растерянно сказала Адель. — У меня обычно все хорошо до тех пор, пока мне в руки не попадают женские журналы. Ну, знаешь, эти глянцевые журналы, в которых все получают больше, чем ты способен заработать за всю свою жизнь. Эймос говорит, что это посредники дьявола, и сейчас я думаю, что, может быть, он прав.

    — О Боже! — вздохнула Марго, выкладывая печенье из сумки на тарелку.

    Адель потянулась за одним, но не успела ее рука коснуться тарелки, три маленьких мальчика расхватали все ее содержимое без остатка. Марго не успела даже моргнуть, как они снова оказались у телевизора.

    — Мальчики растут, — пояснила Адель, усохшая женщина.

    Мысли Марго стали похожи на журнальные заголовки. Название статьи, которую можно было бы отнести к Адель, гласило: Что делать, когда клитор отвалился.

    — Надеюсь, ты позволишь нам с мальчиками угостить тебя ленчем, — ласково предложила Адель, — а после этого мы поедем домой.

    Марго подумала о своих планах на выходные, о чудных распродажах и магазинах, которые она могла бы посетить, если бы согласилась с Адель и выпроводила ее прямо сейчас.

    — Вообще-то я планировала устроить шоппинг, — начала Марго, — в магазине игрушек как раз сегодня. И я не представляю, что покупать, если рядом со мной не будет детей. Кто же тогда поможет мне выбрать что-то стоящее?

    На лице Адель отразилось облегчение. Она выглядела усталым, маленьким и бесполым существом.

    — Я считаю, что тебе стоит пообедать и поспать немного, а мы с племянниками прогуляемся.

    — Вряд ли ты одна справишься с ними тремя, — возразила Адель. — Особенно в магазине игрушек.

    — Конечно, справлюсь, — заверила ее Марго, взглянув на трех ангелов на диване. — Устрой себе маленький отдых и восстанови силы, а мы с мальчиками порвем этот город.

    Марго использовала фразу «порвать город» как метафору. Стоя с тремя маленькими мальчиками посреди магазина игрушек, она вдруг почувствовала, что у этих слов есть и буквальный смысл. Адель была права. Ей нужно было подкрепление. Она не могла позвонить никому из своих коллег по работе — это было бы неуместно. Нужно было позвонить другу, и, так как у Марго таковых имелось всего двое, принять решение о том, какой номер набрать, было не так уж сложно.

    — Эйми! — завопила Марго в крошечную трубку мобильника, надеясь, что налипшие на нее шоколадные крошки не создадут помех связи. Она объяснила ситуацию, пообещав, что это будет хорошей практикой для Эйми, и постаралась, чтобы в голосе не прозвучала мольба, когда добавила: — Можешь прийти и помочь мне?

    — Конечно, я приеду, — пообещала Эйми, крайне обрадовавшись тому, что Марго позвонила ей. Она повесила трубку и, забыв о собственных проблемах, набрала номер Брук.

    — Марго по уши в дерьме с тремя парнями на Таймс-сквер, — сказала она Брук веселым голосом. — Ей нужна наша помощь.

    — Марго в баре на Таймс-сквер? — переспросила Брук.

    — Нет, в магазине игрушек.

    — Какого черта она делает в магазине игрушек?

    — Пойдем, узнаем.

    — М-м-м, хорошо, — согласилась Брук. Она была готова ввязаться в любое приключение с тремя парнями.

    Эйми дождалась, когда они с Брук спустятся в метро, и только там объяснила ей суть проблемы Марго, ведь Брук в некотором роде уже пообещала помочь.

    — Что за фигня, — возмутилась Брук, а потом, когда Эйми крепко сжала ее руку, добавила: — Пошли спасать Марго.

    Младший рыдал над электронной игрушкой с пультом управления, которая стоила больше, чем среднего размера телевизор. Для Марго проблема заключалась не в цене игрушки, а в настойчивом требовании детей: если младший получает игрушку, двое остальных тоже должны иметь такие. Марго уже была готова сдаться и потратить на 700 долларов больше, чем она собиралась, когда старший мальчик вдруг сказал, что папа этого не одобрит и совсем не обрадуется, если они вернутся домой хотя бы с одной такой необыкновенной игрушкой.

    Приехав, Эйми с Брук увидели трех мальчиков, окруживших Марго, каждый из которых требовал что-то свое. Женщины остановились в сторонке, наблюдая за разворачивающимся на их глазах стихийным бедствием.

    — Но она такая клевая! — вопил младший. — Я уверен, папе она понравится сразу же, как только он ее увидит!

    — Мне, правда, нужно пописать! — повторил средний в четвертый, а может, и в десятый раз.

    — Как это у тебя в сумочке нет шоколадного батончика? — громко вопрошал старший, явно оскорбленный этим фактом.

    — Я думаю, нам не стоит разделяться, — пыталась убедить их Марго. — Если одному из нас надо пописать, то мы все должны пройти в женский туалет.

    — Я не пойду в женский туалет, — сообщил ей старший.

    — Вы, дети, не можете ходить по магазину одни, а меня арестуют, если я зайду в мужской туалет. Так что мы все вместе пойдем в женский, — объяснила ему Марго.

    — Я лучше буду сидеть на скотном дворе и есть дерьмо, чем пойду в женский туалет, — закричал в ответ мальчик.

    — Матерщинник! Матерщинник! — наперебой заголосили двое других, показывая пальцем на своего старшего брата, как Дональд Сазерленд в финальной сцене «Вторжения похитителей тел».

    — Так вот какое оно, материнство, — сказала Эйми.

    — Не бойся, дорогая, — успокоила ее Брук. — Сейчас мы просто люди, которые проскользнули в кинозал во время фильма ужасов, попав на самую жуткую сцену.

    — Я за то, чтобы принять вызов. Давай спасем Марго, пока они не разорвали ее на части.

    Широко улыбаясь, Эйми и Брук подошли к Марго и ее очаровательным злодеям.

    — Привет, почему бы нам с тобой не сходить в туалет? — сказала Эйми своим самым нежным голосом, встав на колени.

    — Чужой! Чужой! — закричал младший, вцепившись в ногу Марго и едва не опрокинув ее.

    — Нет, нет, Эрик, это моя подруга Эйми. Она может отвести тебя в туалет. Все хорошо, — пообещала Марго.

    — Я не хочу идти в туалет с ней, — заявил средний мальчик. — Я хочу пойти в туалет с НЕЙ!

    Марго и Эйми обернулись в том направлении, куда показывал ребенок. Удивленная Брук радостно заулыбалась.

    — Ну хорошо, кому тут нужно пописать? — спросила она.

    Все три мальчика подняли руки.

    — Я думала, ты не хотел идти в женский туалет, — сказала Марго своему старшему племяннику.

    — С тобой нет, тетя Элли, — заявил он, улыбаясь Брук.

    — Кто такая тетя Элли? — поинтересовалась Эйми.

    — Я. Объясню позже, — вздохнула Марго.

    — Ну что ж, — сказала Брук таким тоном, будто это было самое романтичное место во всем городе, — пошли в туалет!

    Большой, неуклюжей толпой они двигались через магазин. Несмотря на то что они определили пункт назначения и весьма целеустремленно его разыскивали, путь к женскому туалету занял двадцать минут. По пути они схватили и вернули на место трех плюшевых медвежат, колоду карт «Ю-джи-о»[12] («Непостижимо», — заявила Марго), мешок с мячиками, которые светились, когда отскакивали от поверхности, и крючок для одежды, при помощи которого средний мальчик изображал Капитана Крюка, пока случайно не зацепился им за губу своего старшего брата.

    — Да хватит же! Хватит! — орала Эйми, когда они устроили драку перед дверью женского туалета. В ее голосе уже не было сладких ноток, звучавших при первом приветствии; теперь она говорила тоном раздраженной учительницы, тренера хоккейной команды или, может быть, офицера полиции, производящего арест. Она была приятно удивлена, когда мальчики быстро и почтительно отреагировали на ее команду. Они перестали пытаться убить друг друга и молча ждали следующих указаний. «Круто», — подумала Эйми.

    — Ну, кому тут нужно пописать? — начала Марго.

    Никто не ответил.

    — Разве ты не хотел писать, Эрик? — спросила Марго у среднего племянника.

    — Это я Эрик, — сказал самый младший.

    — Извини, — смутилась Марго. — Гарри, ты сказал, тебе надо пописать.

    — Да, но я уже не хочу.

    — Ты что, написал в штаны? — спросила Марго с ужасом в голосе.

    — Я не ребенок. — Гарри был оскорблен до глубины души.

    — Тогда тебе все равно надо пописать, — настаивала Марго. — Желание пописать не проходит просто так.

    — Нет, я уже не хочу.

    — Хочешь, — не отступала Марго. — Моча все еще находится в твоем организме. Тебе надо избавиться от нее.

    — Может быть, потом, — сказал он.

    — Потом ты запаникуешь, а мы будем уже далеко от туалета. Мы проделали такой путь через весь магазин, так что я настаиваю на том, чтобы ты пописал, — пыталась убедить его Марго, но мальчик не двигался с места, отказываясь заходить в туалет. Марго подняла глаза на подруг, взглядом умоляя о помощи.

    — Если ты не пописаешь, — сказала Эйми, глядя на Гарри, — никаких игрушек.

    Гарри моментально вошел в туалет в сопровождении своих братьев.

    Женщины, находившиеся в дамском туалете, остались равнодушны к появлению трех маленьких мальчиков и их женского эскорта. Это был магазин игрушек, в конце концов. Здесь повсюду сновали родители с осоловелыми глазами, отчаянно пытаясь не потерять тела и души своих не по годам продвинутых деток. Марго подошла к умывальнику, который оказался на уровне ее колен. Она наклонилась и помыла руки, удивляясь тому, насколько они грязные. Тем не менее она чувствовала, что кризис миновал.

    — Мне нужна помощь, — вдруг объявил ей Эрик.

    — В чем, дорогой? — спросила Марго, посмотрев на ребенка.

    — В том, чтобы пописать, — объяснил Эрик так, словно ситуация была очевидной, а Марго — глупой.

    — Ага, — заботливо отозвалась Марго, — а в чем именно?

    — Я не могу начать, — ответил Эрик, и Марго ощутила, как ее тело покрывается холодным, липким потом.

    — А как я должна этому, э-э-э, посодействовать?

    — Ты хочешь сказать, что тоже не знаешь, как это делать? — спросил Эрик с растущей тревогой в голосе.

    — Ну, я… в общем, я обычно сижу там, и это просто происходит, — с трудом выговорила Марго, переживая, что у мальчика необычное строение мочевых путей, о котором никто не догадался ей сказать.

    — Но перед этим! Я не могу сделать то, что перед этим! — завопил он.

    Марго напряглась, пытаясь вспомнить, что в этом процессе идет перед тем, как начать писать. И тут Эйми пришла ей на помощь.

    — Наверное, он не может расстегнуть штаны, вмешалась она, и Эрик кивнул. — Пойдем, я помогу тебе.

    — Ты умеешь с ними обращаться, Эйми, — сказала Брук, когда Эйми помогла Эрику расстегнуть пуговицу.

    Наконец миссия была выполнена, и мальчики друг за другом выведены из женского туалета. Марго охватило глубокое чувство триумфа. Все пописали. Все помыли руки. Она успешно выполнила маневры по доставке своих племянников в туалет и обратно в магазин игрушек, хотя без помощи подруг это могло бы закончиться плачевно.

    — Теперь, — объявила Эйми, когда они снова стояли на сверкающем полу магазина. — У вас есть пятнадцать минут на то, чтобы выбрать игрушку. Если за пятнадцать минут вы игрушку не выберете, ее выберут за вас, понятно?

    — И предел стоимости выбранной игрушки — 100 долларов, — добавила Марго.

    — На старт! — крикнула Брук. — Внимание! Марш!

    — Беру младшего! — выдохнула Эйми, когда дети внезапно разбежались в разные стороны.

    — Мой средний, — бросила Марго, догоняя Гарри.

    Почти уложившись в означенный промежуток времени, дети наконец-то выбрали себе игрушки, и Марго шла к кассе, чтобы заплатить около 350 долларов. Эрик, самый младший, умудрился превысить свой стодолларовый лимит. Чувствуя облегчение от того, что все закончилось, Марго с радостью отдала лишние пятьдесят баксов.

    — Это излечит меня от пристрастия к шоппингу, — заявила она Брук, подписывая чек.

    — Что ты планируешь делать с ними сегодня вечером? — поинтересовалась Эйми.

    — Поведу их на балет, — спокойным тоном ответила Марго.

    — Ты с ума сошла? — почти выкрикнула Брук.

    — Нет. А что такое? Ты думаешь, им не понравится?

    — Ну, может, их мать управляется с ними получше, — пожала плечами Эйми.

    — Вообще-то я собираюсь отправить ее на массаж, пока поведу мальчиков… о, Боже, ты права. — Голос Марго сорвался. — Мне конец.

    — Я пойду с тобой, — заявила Эйми и посмотрела на Брук.

    — Да, почему бы нет. Я тоже пойду.

    Когда они вернулись домой, Адель спала. С помощью подруг Марго вымыла, причесала и переодела племянников к ужину.

    — Как она делает все это в одиночку? — прошептала Марго перед тем, как разбудить Адель и сказать ей, что скоро за ней приедет машина и отвезет ее в спа-салон.

    — Правда? — спросила Адель со слезами на глазах.

    — Правда. А завтра мы переберем мой гардероб и посмотрим, что из моих вещей тебе подойдет.

    — Благослови тебя Бог, Элли, — Адель смотрела на нее с нескрываемой благодарностью. — Как мальчики себя вели?

    — Великолепно, — ответила Марго. — Как только мне на помощь пришли еще двое взрослых, я смогла контролировать ситуацию.

    Когда Адель укатила заново открывать себя, Марго с командой племянников и подруг спустилась вниз на лифте. Она повела их в итальянский ресторан, куда можно было дойти пешком. В это место она часто заходила, чтобы быстро и вкусно поесть. Официанту очень понравились мальчики, и он предложил им такие блюда, о каких они даже не слышали. В конце концов, после целого спектакля кислых мин, для Гарри и Эймоса принесли специально приготовленную пасту с маслом и без добавок. Эрик, самый маленький, пришел в восторг, когда Брук, читая меню, произнесла «Спагетти с чернилами кальмара». Он упросил их, чтобы ему заказали именно это блюдо, даже после того, как Брук объяснила ему, что это что-то вроде толстых черных спагетти. Когда блюдо принесли, Эрик съел все и заявил, что это самое вкусное из того, что он когда-либо пробовал. Пока шел балет, Гарри с Эймосом уснули, но Эрик, возбужденный танцами и видом артисток в нижнем белье, так и просидел на краешке кресла, округлив глаза.

    — Это было круто. Спасибо большое, тетушка Марго, — сказал он с довольным вздохом, пытаясь не заснуть в такси по дороге домой. — И вам тоже спасибо, подруги тетушки Марго.

    — Отлично, — прошептала Эйми, держа спящего мальчика на руках. — Я влюбилась. Я смогла бы делать это. Было непросто, но я действительно смогла бы делать это каждый день. Не могу дождаться, когда буду делать это каждый день. А ты, Брук?

    — Было весело, — произнесла Брук задумчиво. — Если бы мы с Биллом разыграли нашу карточную партию иначе, наверное, у меня было бы, по крайней мере, двое детей, а может, и трое. Думаю, я могла бы воспитывать детей и в одиночку, но это слишком тяжело, даже когда у тебя много денег. Что ж, у меняло детей не будет, поэтому и переживать я не буду.

    — Это был чудесный день, — прошептала Марго подругам. — Я рада, что у нас все получилось, но еще больше рада тому, что это закончилось. Я никогда бы не пошла на такое снова, даже за миллион долларов. Завтра приду на работу, и там никто не попросит меня помочь ему сходить на горшок. А в субботу я устрою себе сеанс массажа и маникюр, а еще сделаю эпиляцию. Потом пойду по магазинам. Мне наплевать, что я при этом теряю, — редкие визиты племянников все это более чем компенсируют.

    Некоторое время они ехали в тишине, и вдруг Марго чуть слышно сказала: «Спасибо вам за помощь». Брук и Эйми улыбнулись в ответ. Подруги остались довольны общением и самим приключением.

    Добравшись до дома, они обнаружили, что спящие дети слишком большие и тяжелые для того, чтобы нести их на высоких каблуках. Они разбудили мальчиков, и те, ворча, поплелись к лифту. В квартире их тепло встретила какая-то сказочная принцесса, которую они, кажется, уже где-то видели.

    Сонные мальчики не заметили, что к их матери вернулось сияние королевы выпускного бала, которой она когда-то была. Адель протерла лица сыновей влажной салфеткой, выдала зубные щетки старшим и почистила зубы младшему. Марго, Эйми и Брук были шокированы, увидев, как хрупкая Адель перенесла по очереди на руках каждого ребенка из ванной на диван, где сняла с них брюки, рубашки и переодела в пижамы. Потом она уложила сыновей спать.

    — О, привет, мамуля, — прошептал один из них, перед тем как погрузиться в сон.

    — Как они себя вели? — спросила Адель.

    — Великолепно, — ответила ей Брук, и та радостно улыбнулась в ответ.

    — Как быстро пролетело время! — вздохнула Адель.

    И Марго, предполагая, что невестка говорит об удовольствии, которое доставил ей этот проведенный в одиночестве вечер, сказала:

    — Возвращайся в любое время, Адель, когда захочешь.

    Адель же имела в виду, что ее мальчики растут слишком быстро. Но ей не хотелось огорчать несчастную, одинокую, бездетную тетушку Элли, которая была так добра к ней и ее детям. Вместо этого Адель просто улыбнулась своей золовке.

    — Спасибо, Элли. Может быть, когда-нибудь.


    11
    Лодочки

    Рано утром Брук зашла к родителям за платьем для бала, которое купил для нее Билл Симпсон. Это была безвкусная вещь из кружева цвета слоновой кости со стоячим воротником и низкой спиной. В последнее время все подаренные им вечерние платья были либо цвета слоновой кости, либо розовыми, либо белыми.

    — Я думаю, он хочет жениться на тебе, — сказала мать Брук, рассматривая уродливый наряд.

    — Он хочет, чтобы рядом с ним была невеста, — согласилась Брук. — Но я не уверена, что речь идет обо мне.

    — Откуда ты знаешь, что не о тебе?

    — Ну, мама, прошлой ночью я лежала с ним в постели голая, я касалась его, я танцевала и даже сосала, но ничего не помогло. Ты, наверное, очень рада, что спросила, — выпалила Брук.

    — Вы, девушки, придаете слишком большое значение с-е-к-с-у, — ответила ей мать. — Наверное, он слишком много выпил.

    — Возможно, — признала Брук. Хотя секс с Биллом, пьяным или трезвым, всегда был чем-то удивительным. Он был пылким любовником, а его член — длинным, толстым и идеально соответствовал ее телу. Тем не менее в последние годы проблема с преждевременной эякуляцией превратилась из временного отсутствия интереса в импотенцию. Их страсть сошла на нет, как континентальный шельф — Атлантический, а не Тихий. Как пляж наслаждается океаном, Брук какое-то время наслаждалась сексом с Биллом. Потом это внезапно закончилось, и ее выбросило в море.

    И все-таки он до сих пор любил ее. И звонил ей почти каждый день. И по-прежнему посылал ей уродливые платья в надежде, что она будет надевать их на благотворительные балы.

    — Может, у него закупорка мочевых путей, — предположила ее мать. — Твой папа ходил к великолепному урологу и…

    — Если я услышу хоть одну подробность о папиных урологических проблемах, я рухну на пол и из моих ушей потечет кровь, — предупредила ее Брук.

    — Ладно, я просто дам тебе имя этого доктора и номер его телефона. Я даже напишу его левой рукой, чтобы ты не могла узнать мой почерк. Тогда ты сможешь притвориться, что получила информацию от кого-то другого, если захочешь.

    Мать Брук открыла свою записную книжку и начала искать номер телефона уролога, который сделал для них столько хорошего.

    — Так ты думаешь, что виагра — подходящий подарок для мужчины, у которого есть все? — спросила Брук у матери.

    — Не сравнить с очередным кашемировым свитером, — не задумываясь ответила та.

    Пока ее мать записывала имя доктора, Брук вытащила платье из пакета и разложила его на диване.

    — Ну, по крайней мере, попытаться стоит, — мать протянула ей клочок бумаги.

    Брук взглянула на номер телефона доктора, гадая, как заговорить с Биллом об их сексуальных проблемах, не обидев его.

    Она поднялась за матерью по лестнице, в ее спальню. Ей никогда не казалось необычным то, что у ее родителей отдельные спальни. Брук всегда полагала, что дело в дизайне. В спальне ее матери, оклеенной цветочными обоями персикового цвета в тон покрывалу, отцовской мужественности просто не было места. Спальня отца была оформлена в коричневых тонах и отделана кожей. В рождественское утро или когда кому-то из них с сестрой посреди ночи становилось плохо, они первым делом шли в спальню отца, зная, что наверняка именно там найдут папу с мамой, спящих под его коричневым клетчатым одеялом. И все равно мать нуждалась в отдельной спальне, чтобы оставаться наедине с собой в те дни и ночи, когда присутствие мужа в ее доме и жизни становилось по каким-то причинам гнетущим.

    Брук закрыла дверь на случай, если мимо пройдет одна из горничных. Потом сняла платье с вешалки и надела его. У Брук были удачные гены, благодаря которым ее тело было совершенным. Ей не приходилось делать ничего для того, чтобы быть красивой. Она была настолько высокой и стройной, насколько может быть девушка, не походя при этом на парня. Последняя покупка Билла плавно облегала ее тело и открывала рельефную спину, отчего грудь казалась еще более плоской. Брук равнодушно покружилась и опустилась на скамейку у края кровати.

    — По крайней мере, он всегда прилагает подарочный чек, — растягивая слова, произнесла мать, уютно расположившись на подушках. А потом добавила: — У твоего дорогого бойфренда совсем нет вкуса.

    При этом она издала шаловливый смешок, который постепенно трансформировался в грубое и совсем не женственное ржание. Она смеялась все громче, а потом внезапно начала плакать.

    — Бедная Элеонора, — всхлипнула она.

    — Бедная Элеонора? Я думала, ты не в восторге от матери Билла.

    — Да, она мне не нравится. Родная, на самом деле я чертовски зла на нее, ведь ее идеальный сыночек разрушил жизнь моей дочери.

    С этими словами мать Брук залпом выпила джин-тоник, соскользнула с кровати и медленным шагом прошла в библиотеку, к бару своего мужа, чтобы налить себе еще.

    — Прости, милая, — сказала она вошедшей вслед за ней Брук. — Меня не касается то, как ты рушишь свою жизнь.

    — Мамуля, — позвала Брук, но ее мать не обернулась, завороженно уставившись на луч света, который преломлялся на гранях стакана в ее руке.

    Тогда Брук прошагала через комнату и встала прямо перед матерью, своим телом закрыв свет, падающий из окна. Та, в свою очередь, продолжила избегать пристального взгляда Брук, сделав большой глоток из стакана.

    — Посмотри на меня, мама, — потребовала Брук. — Билл Симпсон не разрушал мою жизнь. Ее разрушили татуировки.

    Джин-тоник брызнул у матери из носа.

    — Я люблю тебя, Брук, — засмеялась она. — Один Бог знает, как я люблю тебя. И я всегда хотела для тебя самого-самого лучшего. Мне так жаль, что твоя жизнь — полное дерьмо.

    Какое-то время Брук, оцепенев, стояла с отвисшей челюстью и моргала глазами. Ее мать напоминала своим видом кота, которого поймали в тот момент, когда он мочился на дорогой ковер.

    — Моя жизнь не дерьмо, — в конце концов выговорила Брук.

    — Ну, на самом деле я не имела в виду дерьмо. Знаешь, родная, мне лучше не притрагиваться к джину. Он делает меня слишком честной. Я имею в виду, не честной, а… ну, ты знаешь. Просто мне очень жаль, что многие вещи так и не реализовались для тебя. Это твое рисование и свадьба. Ты так одинока. Мне просто очень грустно оттого, что ты ничего не добилась в своей жизни.

    — Я счастлива, мама.

    — Не пытайся меня одурачить, Брук, — нежно сказала ей мать. — Почему ты не переедешь в бабушкину квартиру на Пятой авеню? Ты живешь в этом ужасном домике с одной спальней, который ты называешь квартирой. У тебя даже нет кабельного телевидения!

    — Кабельного телевидения! — воскликнула Брук. — Мамуля, у меня даже нет телевизора. И когда ты стала такой, такой… американкой?

    Странный выбор определения. Мать Брук отреагировала на это, приподняв подбородок и вскинув руки. Эта женщина могла отследить своих предков до самого «Мэйфлауэра»[13]. Еще хоть толика американского в ней — и она была бы туземкой.

    — Может, американкой — это не то слово, — согласилась Брук. — Когда ты стала такой жадной?

    Ее мать снова подняла руки в воздух, жестом указывая на усадьбу, расположенную на трех акрах земли, — поместье, в котором было больше хрусталя, чем в Белом доме.

    — Это опять не то, что я имела в виду, — сдалась Брук. — Но разве не ты сказала мне: «Прозак» — выбор женщин, которые не могут позволить себе путешествовать»? Я не говорю, что у меня есть все, чего я хотела.

    Конечно, моя жизнь была бы другой, если бы я вышла замуж за Билла в тот первый раз, когда он сделал мне предложение. Сейчас бы у нас были дети, и мне понадобилось бы больше места, и, возможно, я переехала бы на Пятую авеню. Я бы хотела, чтобы о моих картинах писали в журналах. Я мечтала, чтобы люди узнавали меня. Я хотела почувствовать, что создана для того, чтобы быть в центре внимания. Мне жаль, что у меня нет детей. Мне жаль, что я не знаменита, но все остальное, черт возьми, прекрасно. Моя жизнь прекрасна. Ты делаешь мне больно, мама, тем, что постоянно оплакиваешь крушение того, чего я никогда не хотела.

    — Правда?

    — О, да. Я не вышла за Билла в свои двадцать. И это был верный выбор. Тогда я просто была не готова к моногамии.

    — Милая, я не говорю о моногамии, — сказала мать. — Я говорю о браке. Залоге любви и поддержки мужчины. Я тоже не самая моногамная женщина, дорогая.

    — Мамуля, мне не нужна такая поддержка. У меня есть капитал. Мне нравится рисовать.

    — Но разве ты не хочешь этого? — держа в руке стакан, она описала им большой круг в воздухе, имея в виду собственный дом.

    — Ты шутишь? Мне это просто необходимо, раз в месяц точно, вот почему я так часто навещаю тебя. Когда вы будете умирать, не забудьте завещать мне большую часть всего этого. Вы ведь думаете, что без этого моя жизнь дерьмо. А пока ни одна из этих вещей не вписывается в мою уютную, маленькую квартирку незамужней женщины. А пока я буду путешествовать и развлекаться, трахаться и есть, рисовать и снова развлекаться, иногда работать и в целом отлично проводить время. Так хватит плакать из-за меня.

    — Ты счастлива?

    — А ты бы не была?

    Мать Брук осушила еще один стакан джин-тоника. Честным ответом было «нет». Если бы у нее была такая жизнь, она была бы ужасно несчастна. Своего мужа она не любила уже давно, но мысль о разводе просто не укладывалась у нее в голове. Она любила свой дом, своих детей и свое положение. Она жила в страхе, что одна из интрижек мужа может привести к тому, что он разочаруется в их цивилизованно-дружественном союзе и подаст на развод. И хотя большая часть денег принадлежала ей, она думала, что с его уходом все развалится, что, несмотря на количество записей в своей телефонной книжке без своего мужа она останется одна в целом мире. Она не могла понять, откуда у ее дочери столько мужества, как она может так смело смотреть в лицо реальности, не узаконив отношения с мужчиной.

    Она стояла на дорогом ковре и смотрела на свою дочь. Боль, которую мать причинила ей словами «твоя жизнь — дерьмо, дорогая», постепенно отступала, и Брук выглядела спокойной.

    — Со мной все в порядке, мамуля.

    Ее мать была убеждена, что Брук лукавит пытаясь оградить ее от волнений. «Вероятно, Билл ей изменяет, — думала она. — Все признаки налицо. Что ж, если Брук еще не готова говорить об этом, мне не стоит на нее давить». Она придала своему лицу подходящее выражение, изобразив улыбку.

    — Ну так давай, ради Бога, вернем это ужасное платье в тот магазин для почтенных женщин, где Билл нашел его, и поедем в город, выберем тебе что-нибудь подходящее.

    — У него в самом деле ужасный вкус, правда?

    Ужасный вкус Билла, судя по ценнику, стоил ему 5000 долларов. Вернув наличные, Брук с матерью поехали в город. Брук попросила водителя высадить их на углу модного района со множеством дорогих бутиков. Они начали со своих самых любимых магазинов, где их с ног до головы облизывали по последней моде исхудавшие консультанты, работающие за маленький процент от продаж.

    Брук с матерью входили и выходили из маленьких магазинчиков, где футболки стоили как бесценные музейные артефакты. Они искали платье, которое можно было снять с вешалки и сразу надеть на бал, ничего в нем не меняя. Для большинства женщин эта задача оказалась бы невыполнимой, но у Брук была именно такая фигура, для которой мужчины-модельеры создавали свои наряды. Она смотрелась великолепно в любой одежде, но в ярко-красном платье от Ланвин со смелым вырезом она походила на богиню. Владелец магазина пообещал отгладить его, завернуть и прислать Биллу на квартиру. Брук с матерью перешли на другую сторону улицы в поисках красивой пары туфель и подходящей вечерней сумочки.

    — Слишком блестящие, — запротестовала мать, когда Брук нашла великолепную пару ярко-красных лодочек. — Атласные туфельки с ремешками больше подойдут к этому платью.

    Если бы Брук купила туфли, которые действительно хотела, плюс к эксклюзивному платью от Ланвин, у нее осталось бы всего 20 долларов на сумочку, которая стоила 625 долларов.

    — Купи эти туфли с ремешками, а я куплю сумочку, — предложила мать, слегка нахмурившись при мысли, что Брук все-таки купит блестящие лодочки, несмотря на ее предложение заплатить. Эта сцена разыгрывалась сотни раз, когда Брук была еще подростком, а ее мать пользовалась властью кредитной карты, чтобы подавить желание дочери хоть как-то отличаться от всех остальных девиц на балах. Брук проигрывала это сражение так много раз, что еще одна победа босоножек с ремешками над лодочками не казалась ей такой уж важной. И все же она была разочарована, и губы ее слегка искривились. Но не успела она согласиться на ремешки, как мать Брук вдруг почувствовала прилив сожаления и вины перед дочерью.

    — Что я несу! — сказала она. — Ты хочешь лодочки. А все блестящее сейчас в моде. И мне нравится сумочка. Ты права, милая. Ну же, давай быстро купим их, и у нас еще останется время на кофе. Я позвоню водителю и попрошу, чтобы он заехал за нами в кафе, а потом он отвезет тебя к Биллу.

    Они приобрели превосходные ярко-красные лодочки и подходящую переливающуюся сумочку, продавец завернул и упаковал покупки. А после Брук с матерью обсуждали своих соседей, сидя за маленьким столиком, потягивая кофе за десять долларов из крошечных чашек и разделив лепешку с голубикой за 6 долларов.

    — Позвони мне и расскажи, во что все были одеты, — прощебетала ее мать, когда Брук выходила из машины. — Хорошо тебе провести время!

    Брук, размахивая пакетами, зашагала по тротуару, направляясь в прохладный, темный вестибюль квартиры Билла на Пятой авеню.


    12
    Пропасть между двумя мирами

    «Девочки» съехали. Крышу починили. Старые, использованные презервативы, которые валялись на заднем дворе, закопали в землю под новый газон. Оставалось только надеяться, что у будущих владельцев дома не будет собаки. Лакс заплатила Карлосу, чтобы он покрасил стены внутри, сказав ему, что дом принадлежит другу приятеля с работы и ему нужен хороший маляр, и чтобы об этом никто ничего не знал. Она заплатила ему хорошие деньги с легкой руки. Потом она продала дом.

    В качестве начальной стоимости риелтор назвал абсурдно большую сумму денег. Лакс понизила ее до 20 000 долларов, и через шестнадцать часов дом был продан за сумму, на 60 000 долларов выше запрашиваемой. На эти деньги Лакс купила на Манхэттене квартиру с двумя спальнями, нуждающуюся в капитальном ремонте.

    — Эй, привет, — как-то сказал ей Карлос во время телефонного разговора, и Лакс услышала, как в отдалении плачет ребенок, — Если, типа, ну ты поняла, этим чувакам с работы еще когда-нибудь понадобится, ну, что-то таскать или двигать, позвони мне, ладно?

    — Как раз есть такие люди, — Лакс водила пальцем по облупившейся краске на кухне у Тревора. — У них квартирка на Манхэттене, там нужен небольшой ремонт, и они хотят, ты понимаешь, чтобы я об этом позаботилась. Покрасила ее и все такое.

    — Ты хочешь покрасить ее всю в фиолетовый цвет?

    Ее риелтор советовал покрасить стены в цвет ирландского льна, так он причудливо называл бежевый.

    — Тебе нужна работа или нет? — торопливо спросила Лакс, волнуясь, что Тревор может выйти из душа и услышать разговор с бывшим парнем о недвижимости и ремонте.

    — Да-да. Где и когда?

    Кухня была в ужасном состоянии. Лакс заказала новую мебель, а Карлос ее установил. Она оставила старую раковину, планируя отмыть ее и с его помощью поменять счетчик. Карлос оказался отличным штукатуром и заделал все дырки в стенах и потолке всего за один день. Они убрали ковер, обнаружив под ним жучков и деревянный пол. Один из приятелей Карлоса работал на парня, у которого был шлифовальный станок, и этот приятель не постеснялся одолжить станок и лак, прийти в субботу и отремонтировать пол за наличные. Карлос работал как ломовая лошадь, а Лакс помогала ему в выходные.

    — Нет, нет, на прошлой неделе моя мама болела, — говорила она Тревору. — А в эти выходные инфекцию подхватила моя школьная подружка, и я присматриваю за ее ребенком, чтобы она могла, так скажем, отдохнуть.

    Лакс пришлось шесть недель притворяться больной гриппом, чтобы избавиться от расспросов друзей и родственников. В последний уик-энд пришла Джонелла и помогла ей убрать квартиру.

    — Я бы покрасила все в фиолетовый цвет, — заметила Джонелла, когда они сделали передышку.

    — Ага, я тоже, — согласилась Лакс, наблюдая, как мышцы на спине Карлоса играют под рубашкой.

    — Сними рубашку, — подсказала Джонелла.

    — Мне не настолько жарко, — ответил Карлос.

    — Ага, но мы-то горим, — рассмеялась Джонелла.

    Он заржал, как самец гориллы, и бросил потную рубашку в Лакс.

    — А теперь брюки, — продолжала Джонелла.

    — Нет.

    — Ну, давай, малыш.

    — Мне надо работать.

    — И что с того?

    — На мне нет трусов.

    — Упс.

    — Так, значит, представление закончено? — спросила Лакс.

    — Ага, он не хочет вымазать свой член в краске.

    — Его можно понять.

    — Да пошли вы обе к черту, сумасшедшие шлюхи. Не пытайтесь залезть ко мне в штаны.

    Он провел валиком по стене, и все пятна исчезли под новым, чистым слоем краски. Будущий владелец сможет потом выкрасить стены в любой цвет.

    — Как работа? — поинтересовалась Джонелла, отдраивая раковину.

    — Отстой, — ответила Лакс, протирая холодильник. — Как материнство?

    — Отстой. Но малыш — просто чудо. Карлос вернулся в дом своей мамочки, чему я рада, потому что, Господи, он ведь козел последний!

    — О, да, Карлос козел еще тот.

    Они засмеялись, и Джонелла шлепнула Лакс по плечу одним из тех дружеских жестов, после которых остаются синяки.

    — Когда ты заведешь своего?

    — Ребенка?

    — Ага.

    — Только не я.

    — А я собираюсь родить еще одного.

    — Ты снова беременна?

    — Не-а, только планирую.

    — С Карлосом?

    — С козлом Карлосом? Ни за что.

    — А с кем тогда?

    — С кем-то, кого я еще не встретила.

    — А что на это скажет Карлос? — спросила Лакс и в качестве напоминания вытянула свой покалеченный крошечный мизинец, который зажил четыре года назад, но все равно выглядел кривым и сломанным.

    — Карлос любит ребенка, но он не хочет еще одного из-за, ну, денег. Так что, когда я забеременею, я скажу ему, что ребенок от него, и не расколюсь, пока он не будет писать кипятком. А когда выяснится, что я соврала, он будет праздновать это событие, упадет передо мной на колени и поцелует мою толстую задницу.

    План показался Лакс весьма разумным. Но она все равно боялась за подругу.

    — А что если все пойдет не так и он разозлится?

    — Все будет именно так.

    Карлос был мужчиной небольшого роста, но очень сильным и жилистым. С него нечего было взять. В тюрьме ему было так же комфортно, как и в Квинсе. Для него не существовало запретов, когда он решался что-то сделать. В десятом классе Лакс была его лучшей девчонкой, а на втором месте была Джонелла. Он воспитывал свой гарем посредством ударов и пощечин, но только однажды сломал кость — крошечный мизинец Лакс. Он сжимал его, пока тот не хрустнул.

    Вскоре после того, как Лакс окончила среднюю школу, ее старшего брата Джозефа тоже выпустили из тюрьмы. Увидев сломанный палец своей маленькой сестренки, Джозеф позвал Карлоса и сообщил ему, что Лакс теперь будет делать все, что захочет. Они много кричали, били друг друга, было много крови, в основном крови Карлоса. И хотя драка длилась довольно долго, Карлос и Джозеф изначально были друзьями, поэтому и закончил все на дружеской ноте.

    — Да пошел ты на хрен! — гаркнул Карлос.

    — Да пошел ты сам туда! — крикнул ему в ответ Джозеф. — И не забудь, что завтра мне нужно, чтобы ты меня подбросил.

    — Да, подвезу.

    — Это в твоих интересах.

    Вернувшись в дом, Джозеф хлопнул дверью. Лакс сидела за кухонным столом, зажав уши ладонями. Она сконцентрировалась на шуме в ушах, похожем на шум морских волн, и пыталась не вслушиваться в звуки побоев. Джозеф улыбнулся сестре, похожей на испуганную мышь. Он прикоснулся к свежему синяку на ее щеке и сказал: «Карлос больше не будет тебя трогать». Потом он сел на диван и выпил пива с матерью. Когда Лакс перестала быть соперницей Джонелле, Карлос стал полностью принадлежать той.

    — Думаю, теперь я хочу девочку, — размышляла Джонелла. В уголках ее губ притаилась забавная улыбка.

    — У тебя совсем нет денег, — напомнила ей Лакс.

    — И что с того?

    Лакс промолчала.

    — Деньги приходят и уходят, — Джонелла продолжала улыбаться, вспоминая, как хорошо она себя чувствовала во время беременности, и о том, как сладко пахнет кожа ребенка. Она была не настолько глупа и не собиралась заводить шестерых или восьмерых детей, как делали некоторые ее знакомые. Но, если бы она родила еще одного или, может, даже двоих, в доме ее матери это почти ничего бы не изменило.

    — Мы никогда не разбогатеем, так почему не иметь сейчас то, чего хочется, — сказала Джонелла.

    Она оценивающе оглядела кухню. Те места, над которыми она поработала сама, сияли чистотой, все остальное выглядело не так чисто. Джонелла еще раз перемыла все после Лакс.

    — Хорошо, что ты доишь этого богатого парня. Ты бы в жизни не смогла сохранить работу в реальном мире.

    Лакс нашла повод сбежать в гостиную: там она скатала брезент и убрала малярные ленты. Когда они собрали оставшийся мусор, квартира моментально преобразилась. Стоя посреди нее, Лакс вдруг увидела собственное будущее.

    Джонелла подметала пол, рассказывая Лакс о старых друзьях и о всяких шалостях своего ребенка. Она перебирала всех, кто растолстел и у кого проблемы. К тому времени, как они добрались до спальни, о старых друзьях было больше нечего рассказывать. Они вдвоем сели на батарею, наблюдая за тем, как их бывший любовник красит стены.

    Карлос был хорошим маляром. Никогда, ни за какие деньги в мире он не сделал бы этого, если бы знал, что квартира принадлежит Лакс. Узнай он это, наверняка нашел бы ее и переломал ей все остальные пальцы. Но то, что эта информация могла каким-то образом достичь его ушей, было маловероятно, потому что полумертвый юрист тетушки «просто-тетки» основал символическую корпорацию для того, чтобы избежать уплаты налогов. Новая квартира Лакс была записана на компанию, которую она окрестила «Тревор холдинге». Карлос мог узнать, что Лакс — настоящий владелец квартиры, только если бы она сказала ему об этом лично.

    Карлос нанес на стену последний штрих бежевой краски, аккуратно опустил валик на клочок газеты и отступил назад, оценивая свою работу. Он остался доволен, расстегнул ширинку, повернулся к подругам и сбросил штаны.

    — Ну, теперь я готов, — сказал он.

    Девушки звонко рассмеялись.

    Руки и торс Карлоса покрывали глубокие рельефные красные шрамы. Некоторые из них появились случайно, другие были нанесены умышленно. На его бицепсе красовалась мастерски выполненная татуировка, изображавшая петуха на виселице. Карлос, у которого было какое-никакое чувство юмора, любил поглаживать свою татуировку и говорить, какой у него прекрасно подвешенный петушок, намекая на совсем иную часть тела. Он был крепким, как скала, и однажды в жаркий день Лакс поцеловала его, когда Карлос ел персик. Этот поцелуй она запомнила навсегда: сладкий вкус свежего персика, смешанный со вкусом его губ и пота. Воспоминание нахлынуло на нее снова, когда он стоял перед ней и смеялся, сознательно дразня их с Джонеллой.

    Джонелла прыгнула на него с разбега, и Карлос поймал ее. Они оба разделяли мнение, что секс — это хорошо, а их тела созданы для любовных утех. Лакс не сдвинулась с места.

    — В чем дело, крошка?

    — В тебе, Карлос, ты ей больше не нравишься.

    — Нет, я думаю, дело в тебе, потому что ты растолстела, или, может, она завязала с лесбийскими замашками.

    Лакс смотрела, как Карлос с Джонеллой движутся в едином ритме.

    — Детка, не слушай его, ты вовсе не толстая, — ободряюще крикнула Лакс, когда ее подруга сбросила одежду на пол.

    Джонелла, задержавшись губами на соске Карлоса по пути к его промежности, поманила Лакс к себе, и рука напомнила ей кобру, впавшую в транс от мелодичных звуков.

    «Я подойду к ней сзади и буду касаться ее спины своей грудью, пока она не опустится вниз. Тогда руки и губы Карлоса будут принадлежать мне, пока она не оседлает его. — В своем воображении Лакс проигрывала все движения. Перед ней Джонелла уже прижала Карлоса к полу и забиралась на него сверху. Скоро был выход Лакс. Ей нужно было спрыгнуть с батареи, или она рисковала все пропустить. «Когда Карлос перевернет ее и пристроится к ней сзади, — размышляла Лакс, — я подойду и суну свои груди прямо ему в лицо». Она слезла с батареи, и тут они начали стонать.

    — Детка, детка, детка. О, малышка. Да, детка.

    — О, малы-ы-ыш.

    — М-м-м, детка.

    Корабль ушел в плавание без нее, но Лакс не могла пошевелиться. Она, зависнув между двумя мирами, смотрела, как золотистая спина Карлоса блестит от пота и как преображается лицо Джонеллы от удовольствия, становясь красивым. Джонелла выгнула шею и откинула голову, приоткрыв губы и хватая ртом воздух. Лакс снова вспомнила о персиковом поцелуе.

    Она смотрела, как на лице ее подруги задумчивость сменяется блаженством и обратно. Это выглядело так, будто сначала ее посещала невероятно глубокая мысль, спустя мгновение она беседовала с Богом, потом погружалась в решение математической задачи, потом возвращалась к религии, затем снова к усложненной геометрии. И в это время ее брови то морщились, то разглаживались, а промежутки между этими трансформациями становились все короче. Математика — Бог; математика — Бог; математика — Бог. И когда Карлос входил в нее все быстрее и быстрее, оставался только Бог, Бог, Бог, Бог. Лакс знала, что Карлос из-за желания контролировать процесс, а не из благородства удостоверится, что Джонелла кончит первой. Та же черта его характера, благодаря которой он был удивительным любовником, делала его ужасным бойфрендом. Карлос получал огромное удовольствие, управляя женщинами.

    — Нет, нет, нет-нет-нет-нет.

    Поначалу Джонелла всегда боролась с подступающим оргазмом. Карлос обожал это в ней. Она пыталась оттолкнуть от себя волну, которая была слишком большой, слишком мощной, но Карлос нагонял ее снова и снова, сдавливая большими пальцами груди Джонеллы, облизывая ее соски. В краткое мгновение между отрицанием и согласием ее охватило смятение.

    — Нет, малыш, да-да, малыш, нет! О нет!

    Карлос на мгновение поднял глаза и встретился взглядом с Лакс. Слегка приоткрыв рот, она изо всех сил вцепилась в батарею, одной рукой обхватив свою грудь. Он подмигнул ей.

    Когда все кончилось, Лакс знала, что они спросят, почему она не присоединилась к ним. Может быть, посмеются над тем, что она подглядывала. Наверное, Карлос предположит, будто она ждала его, ждала, что он будет принадлежать только ей, как в былые времена. Она угадала все его мысли в тот момент, когда он подмигнул ей. Словно пообещал что-то, что приберег лично для нее.

    Лакс соскользнула с батареи. Повернула ключ в замке и бежала до самого метро. В квартиру Тревора она ворвалась, тяжело дыша. Он сидел на диване в одном халате и разговаривал по телефону, собираясь сходить в кино со старым другом. Лакс нарушила все его планы.


    13
    Нагишом на унитазе раввина

    Марго знала, что платье, в котором она пойдет на эту свадьбу, должно быть сногсшибательным. Бирюзовым. Этот цвет был Марго к лицу. В конце концов она нашла облегающее платье с диагональным вырезом, ниспадающее так чудесно, как это получается только благодаря косо срезанной ткани. Из-за тонких лямок и обтягивающего материала ей нужно было обзавестись идеальным бельем. В магазине такое нашлось: продавщица назвала его поддерживающим бельем, несмотря на то, что сей предмет дамского туалета больше походил на корсет.

    — В нем вы смотритесь подтянутой, — сказала ей продавщица в «Мэйсиз»[14]. На вид ей было года двадцать три, и в ней было двести тридцать фунтов[15] веса.

    — На мне сейчас тоже такое белье, — горделиво сообщила девушка. — Скрывает не меньше десяти фунтов[16] на бедрах.

    — О, — выдавила из себя Марго, пытаясь заполнить образовавшуюся паузу, — здорово.

    Несмотря на шокирующие характеристики корсета, она все-таки его купила. Вечером в день свадьбы Марго попыталась натянуть его на себя после душа, но поняла, что это невозможно сделать, когда кожа хотя бы немного влажная. Ну и бог с ним, подождет. Ей было чем заняться.

    Марго накрасилась, надела туфли и уже принялась за прическу, когда зазвонил телефон.

    — Во что ты одета? — поинтересовалась Брук.

    — Сейчас на мне только туфли, — ответила Марго.

    — Хм, ты замерзнешь под кондиционерами.

    Они посмеялись.

    — Ты знаешь, в чем придет Лакс? — спросила Марго.

    — Я не говорила с ней с того дня, когда она схватила Эйми за волосы. Но что бы она ни надела, я уверена, это будет потрясающе.

    Они снова рассмеялись, представив возможный наряд Лакс в сине-фиолетовых тонах, в обрамлении дешевых искусственных драгоценностей. Марго сидела обнаженная на диване в гостиной, ожидая, пока высохнет лак, и развлекала Брук, предполагая, как в этот самый момент Лакс тоже готовится к свадьбе сына Тревора. По ее сценарию Лакс держала в одной руке фен, а в другой — баллончик лака для волос экстрасильной фиксации.

    Марго планировала как можно больше времени проводить в обществе Лакс. Она собиралась блистать своим остроумием и красноречием, привлекательно повиливая бедрами в то время, как под ее смелым, стильным платьем будет угадываться чувственное тело. Тревору не обязательно знать о поддерживающем белье.

    Макияж закончен, волосы уложены, ногти высохли, туфли надеты — Марго была почти готова. Остался только чертов корсет.

    — Мне пора, Брук, — сказала она. — Увидимся на свадьбе.

    Настало время очной ставки с Поддерживающим Бельем. В руке оно казалось крошечным. Как летний костюмчик для маленькой девочки, только в данном случае верхняя часть была пришита к штанишкам. Марго сняла туфли и сунула ноги в штанины. Она смогла натянуть ткань на бедра, где белье благополучно и застряло. Пока она прыгала по комнате, пытаясь натянуть его выше, бирюзовое платье, которое она разложила на кровати, соскользнуло на пол. Марго пыхтела, ругалась, но так и не смогла натянуть на себя резиновый корсет, который пришелся бы очень кстати к следующему Хэллоуину как атрибут садо-мазохистского костюма или летом, если бы Марго решила заняться дайвингом. Она вбежала в ванную в поисках чего-нибудь, что могло бы помочь. Масло для тела хорошо пахнет, но может просочиться через шелк платья. Крем для рук? Марго посмотрела на огромное количество баночек.

    Кремы, гели, духи, мыло — все не то. Внезапно она увидела то, что надо. Недорогое средство — идеальное решение! Покрыв все тело детской присыпкой, она наконец сумела натянуть латекс на бедра и грудь.

    — Слава Богу.

    Она выдохнула, а вдохнуть уже не смогла.

    — Вот это да. — Марго осмотрела свое новое белье. Оно стройнило, но было ужасно неудобным. И все-таки, если не думать о том, как дышать, Марго чувствовала себя плотно упакованной и в целом прекрасной. Нагнувшись, чтобы поднять упавшее платье, она поняла, что сегодня вечером сидеть не сможет. Ткань легко растягивается, но внутренним органам просто не остается места, когда она нагибается. Ее фигура будет выглядеть великолепно сегодня вечером: спина идеально прямая, живот втянут, груди выставлены на всеобщее обозрение, но Марго не очень хотелось упасть в обморок или потерять почку, поэтому ей придется стоять.

    «Да и кто сидит на вечеринке? Я просто буду танцевать всю ночь», — убеждала она себя. Оставалось только придумать способ нагнуться достаточно низко, чтобы поднять платье с пола. Наконец, выполнив замысловатое танцевальное па, которое можно было бы назвать «червяк, роющий нору в ковре», Марго влезла в бирюзовое платье. Двигаясь, словно танцор лимбо, она ухитрилась встать на ноги и была готова завоевать мир.

    — Отвезите меня на Лонг-Айленд. Лучше по магистрали ФДР[17] к мосту Трайборо[18], — сказала Марго таксисту, и обрадовалась, заметив его нескрываемое отвращение к ее командному тону и пышному одеянию, столь свойственное выходцам из стран третьего мира. Он, презрительно фыркнув, сделал так, как она просила, и повернул машину на ФДР.

    — Что вы там делаете, леди? — спросил водитель, когда, бросив взгляд в зеркало заднего вида, не увидел никого.

    — Ничего, — непринужденным тоном ответила Марго. Она растянулась на заднем сиденье машины, чтобы дать себе возможность дышать.

    Ночь была теплой, и у нее с собой была только тонкая накидка да маленькая сумочка, отделанная настоящей бирюзой. Если станет прохладно, она одолжит у Тревора пиджак. Автомобиль подъехал к дому, указанному в приглашении.

    — Выходите? — спросил водитель.

    — Конечно. Дайте мне минутку.

    Марго дождалась, пока из стоявшей перед ними машины выйдут люди, и она отъедет.

    — Откройте мне дверь, пожалуйста.

    Водитель посмотрел в зеркало заднего вида и никого не увидел. «Сумасшедшая полуголая бабенка», — подумал он, но тем не менее вышел из машины и открыл ей дверь. Марго, словно труп, вперед ногами, выбралась из такси. Она дала шоферу приличные чаевые, потому что он, хотя и вытаращил глаза, все-таки удержался от смеха.

    Перед церемонией подавали напитки и закуски. Марго, прогуливаясь в поисках Лакс, столкнулась с Брук и Эйми в тот момент, когда Брук наливала себе водку.

    — Это потрясающе! — громко объявила Брук.

    Было очевидно, что она наполняла стакан уже не в первый раз. Водка стояла в ведерке со льдом, накрепко в него вмерзнув. По обеим сторонам ведерка были приделаны металлические стержни, которые крепились к стойке, позволяя даже самым пьяным гостям продолжать наливать ледяную водку в стакан, всего двумя пальцами надавливая на горлышко бутылки. А на льду красовались пингвины из яиц и оливок, балансируя на печенье и ныряя в океан икры.

    — В чем пришла Лакс? — с нетерпением в голосе осведомилась Марго.

    — Мы еще не видели ее, — сказала Эйми.

    Мимо них, вальсируя, продефилировала бывшая жена Тревора.

    — Привет, Кэндис! — помахала ей Марго, получив в ответ злобный взгляд.

    — И как это понимать? — обалдела Эйми.

    — И как у нее глазные яблоки еще не выгорели, — засмеялась Брук.

    — Марго, я думаю, эта женщина ненавидит тебя.

    — Хорошо, — подумала Марго, — пусть ненавидит. Надеюсь, на то есть причина.

    — Как много людей с работы, — заметила Брук, когда они вошли в зал для церемонии.

    — О Боже, это Лакс? — вдруг спросила Марго.

    — Это секретарша раввина, — сказала Брук.

    — Не знала, что Тревор еврей, — удивилась Эйми.

    — Он не еврей, — объяснила Марго. — Невеста еврейка.

    — Церемония начинается, — прокомментировала Брук, доливая себе водки.

    — Ну, пошли, — кивнула Эйми.

    — Погоди, я хочу еще икры, — взмолилась Брук.

    — У тебя черное пятно от икры на губе, и, о Боже, посмотри на свои зубы! — воскликнула Эйми, ковыряясь в сумочке в поисках зеркальца.

    Брук вытерла лицо и залпом выпила оставшуюся в стакане водку.

    — Где будет проходить церемония? — спросила она.

    — Здесь, — ответила Марго.

    Войдя в украшенный гирляндами храм, они понизили голос.

    — А где гостиная? — прошептала Эйми.

    — Прямо здесь. Здесь есть еще одна комната.

    Марго указала на стену в глубине синагоги, она складывалась, как гармошка.

    — Там комната для бар-мицвы[19]. Стена убирается. В той комнате есть даже эстрада для оркестра. Под потолком вращающийся зеркальный шар и все такое.

    — Потрясающая религия, если они держат под рукой зеркальный шар на случай важных событий, — подметила Брук.

    Они молча заняли свои места на стороне жениха. Синагога была украшена длинными гирляндами из роз цвета розового сиропа «пепто-бисмол» и лентами, которые не позволяли подойти к скамейкам со стороны центрального прохода. Нужно было обходить скамейки с внешней стороны, рискуя запутаться в цветах.

    — Это та самая еврейская принцесса с Лонг-Айленда[20], — зашептала Эйми на ухо Брук, а та шикнула на нее, подавив смешок.

    Брук, Эйми и Марго прошли в середину зала и заняли места поближе к цветочным гирляндам. Заиграла музыка, и голоса смолкли. Вошла девушка с цветами, с любопытством поглядывая на гостей, стала разбрасывать лепестки из большой корзины через каждые пару метров. Прошли дядя с тетей, за ними слегка растерянная пожилая леди, выглядевшая очень мило в лавандовом платье. Она остановилась посреди прохода, как будто внезапно забыла, куда идти. Гирлянды из роз, висящие над каждым рядом, позволяли ей двигаться только в одном направлении, раввин улыбался ей с видом человека, которому не терпелось поскорее кого-нибудь поженить.

    — Но я не еврейка, — запротестовала старушка, обращаясь к Марго, стоявшей в конце ряда.

    — Нет-нет, Тедди женится на еврейской девушке. Это свадьба Тедди, — Марго попыталась успокоить ее.

    — Тедди?

    — Сын Тревора.

    Старушка беспомощно посмотрела на Марго и потянулась, чтобы взять ее за руку. Пока Марго боролась с гирляндой, пытаясь перебраться на другую сторону, внезапно появился Тревор и повел свою мать дальше по проходу. «Спасибо», — обернувшись, одними губами сказал он Марго через плечо, и ее глаза наполнились слезами.

    — Ого, — зашептала Брук. — Не дай Боже стать такой.

    — Т-с-с! — одновременно шикнули на нее Эйми и Марго.

    Тревор вовремя посадил мать и вернулся назад, чтобы сопроводить своего сына.

    Возбужденный вид Тедди не шел ни в какое сравнение с болезненным выражением лиц его родителей. Слишком большое число членов семейства, собранных в одном месте, может отяготить счастливое событие. Тедди, как однажды признался Тревор в разговоре с Марго, вряд ли когда-нибудь остепенится. И уж тем более он никогда не женится. Он жил с художницей, специализирующейся на граффити, когда брак его родителей развалился. И вдруг Тедди вступил в программу МБА[21] и объявил о своей помолвке с этой типичной девушкой с Лонг-Айленда.

    — Я не в восторге, — заявил Тревор Марго, когда она спросила его о свадьбе. — Она слишком заурядна для него.

    Тревор выглядел решительным и смелым, и Марго хотелось протянуть руку и коснуться рукава его смокинга, когда он проходил мимо, но розы невероятных размеров делали невозможным любой контакт. Когда все собрались, свет немного приглушили, и началось шествие невесты к алтарю. Внезапно свет погас совсем. Спустя мгновение в глубине синагоги зажегся одинокий прожектор, и невеста в ослепительно белом платье предстала перед взорами собравшихся в луче падающего света. Мать Тревора открыла рот от изумления.

    — Господи! — прошептала Брук. — Это же Барби в свадебном платье!

    Все еще ошеломленные эффектом прожектора и появлением невесты, словно по волшебству, ни Эйми, ни Марго не осудили излишнюю разговорчивость Брук. Если невеста это и слышала, то не подала виду, она продолжала сверкать зубами, специально отбеленными по случаю важного события.

    Блестящее облегающее платье невесты с диагональным вырезом и тонкими бретельками доходило до самого пола. Несмотря на это, невеста настояла на полной восковой эпиляции ног и зоны глубокого бикини, то есть всего ее тела, начиная с крошечных волосков на больших пальцах ног и заканчивая густыми, вьющимися волосами, которые росли от самого влагалища до бедер. Она запланировала поход в салон за день до свадьбы, но Тедди потащил ее на какую-то художественную выставку в город. Она перенесла эпиляцию на 8 часов утра, но проспала. Отменив встречу с раввином, невеста кинулась в салон на сеанс удаления волос в последнюю минуту. Это было ошибкой. Ее ноги, от больших пальцев до самого влагалища, везде, где были удалены волосы, покрылись маленькими красными пятнышками. Она планировала быть самой сексуальной в этот день, а в итоге стала похожа на ощипанного цыпленка. К свадьбе красные пятна сошли, но кожа ее была настолько раздражена, что невеста не решилась натянуть колготки. Поэтому под ослепительно белое платье с диагональным вырезом и тонкими бретельками она надела только простые белые трусики.

    Марго заметила первой, но озвучила это Эйми.

    — Боже мой, Марго, на ней такое же платье, как и на тебе, — заметила она, когда церемония закончилась, и они направились в комнату для бар-мицвы, где их ждал ужин и танцы.

    — Ты о ком? — спросила Марго, делая вид, что не понимает.

    — О невесте.

    — Ну, уж нет. Ее платье…

    — Белое, — закончила фразу Брук.

    — Что тут скажешь? У нее прекрасный вкус.

    Брук, Марго и Эйми должны были сидеть за одиннадцатым столиком вместе с другими коллегами по работе. На столе не было маленькой карточки цвета слоновой кости с каллиграфически написанным именем Лакс.

    — Думаю, я сделаю еще кружок по залу перед тем, как сяду, — сообщила Марго друзьям, усаживающимся за стол.

    Комната, которая казалась не слишком красивой при дневном свете, в темноте выглядела очень элегантно. Как Марго и предсказывала, под потолком в центре зала медленно вращался зеркальный шар, разбрызгивая сверкающие узоры света на улыбающиеся лица гостей. Марго стояла на месте и чувствовала, что могла бы простоять так всю ночь. Она притворялась, что слушает музыку, когда Тревор подошел к ней сзади и обнял.

    — Спасибо тебе.

    — О! — воскликнула она в ответ. — Спасибо за что?

    — За мою мать.

    — Ах, да. Конечно. Я бы сделала больше, если бы не…

    — …если бы не цветы.

    — Да, — согласилась она.

    — Очень упрямые розы.

    — До смешного упрямые. Ты в порядке?

    — Да, конечно. Моя бывшая жена так же зла на меня сейчас, как и в те времена, когда мы были женаты. Не знаю даже, зачем мы затевали этот развод.

    — Потанцуй со мной, — попросила Марго, не беспокоясь о том, что это было сказано совершенно не в тему.

    — О, да, с удовольствием.

    Он обвил руками ее талию. Она положила руку на воротник его смокинга, и они ступили на танцплощадку. Марго носила туфли на высоких каблуках почти каждый день, поэтому могла грациозно скользить в своих туфлях, благодаря которым она была почти с него ростом. В своих руках он чувствовал ее теплое, упругое тело и не догадывался, что частично этим Марго была обязана спандексу и резине. Какое-то мгновение они передвигались по залу, слившись в одно целое, как тигр, гордо шествующий по джунглям. Но, хотя у отца жениха было не так уж много обязанностей в свадебный вечер, Тревор с Марго прошествовали прямо к одной из них.

    — Разрешите отобрать у вас кавалера? — бесцеремонно спросила невеста.

    С мгновение Марго беспомощно смотрела на нее, скрывая свое возмущение тем, что ее опустила с небес на землю какая-то двадцатитрехлетняя мегера в облегающем платье с диагональным вырезом. Потом она изящно отступила, назад, глядя, как Тревор кружит в танце эту молодую девушку в почти таком же платье, как у нее. Марго улыбнулась и расслабилась, планируя свой побег.

    Брук и Эйми махали ей, предлагая сесть с ними за стол, но она не могла присоединиться к ним и немного выпить. Она просто не могла сесть. Марго смотрела, как Тревор уносится от нее в танце, и ее улыбка становилась слегка неестественной. Она покинула зал и оглядела синагогу в поисках туалета.

    Женская комната была заполнена кузинами, флористками и юными подружками невесты. Никто не пользовался туалетом, все просто вертелись перед зеркалами, расчесывая волосы и сплетничая о парнях. Одна девушка курила и хвасталась сережкой у себя в брови. Марго подумывала о том, чтобы пробиться через толпу в женской уборной и спрятаться в туалетной кабинке, но там ей тоже пришлось бы сидеть. Сегодня туалет был не тем местом, где она могла найти облегчение.

    Марго прокралась через синагогу, холодно улыбаясь одинаково как друзьям, так и незнакомцам. Она заглянула в окно закрытого магазина подарков «Хадасса», притворяясь, что ее интересуют чашки, подсвечники и книги про Хануку[22]. «Я бы купила эти подсвечники, потому что они симпатичные. — Марго мысленно делала покупки. — И эти крученые свечи мне нравятся». Все остальное было в средневековом стиле пятнадцатого века и едва ли интересовало ее. Потом ее взгляд упал на дверцу магазина подарков, было похоже, что за ней находится другой туалет. Марго дернула дверь, и та оказалась не заперта.

    Ее внимание сразу же привлек стоявший в комнате туалетный столик с зеркалом. Зеркало было украшено лентой с лампочками, наподобие тех, что вешают на зеркала туалетных столиков за кулисами. Одежда, в которой пришла невеста, была разбросана по всей комнате, и Марго заметила, что девушка так же, как и она, носит джинсы «Гэп» четвертого размера. Марго посмотрела на себя в зеркало и задумалась о том, какая разница между двадцатитрехлетней девушкой и пятидесятилетней женщиной. Никакой. Больше денег, больше власти, больше хладнокровия. «Что я потеряла?» Марго составила мысленный список:

    «1. Легкомысленность.

    2. Нужду.

    3. Неопытность.

    4. Способность быстро принимать неверные решения.

    5. Огромное жизненное пространство, по которому можно двигаться в любых направлениях, с кучей скверных альтернатив, тупиков и страданий, и за всем этим не видно верного пути.

    6. Неспособность сосредоточиться.

    7. Возможность угробить пятнадцать лет своей жизни и в конце концов понять, что вышла замуж не за того человека».

    «Ни один пункт из этого списка не стоит того, — думала Марго. — Я, по меньшей мере, на двадцать пять лет старше, чем невеста Тедди. Я очень многого достигла за эти годы, и, разумеется, кое-что потеряла». Марго посмотрела на себя в освещенное зеркало. Ей пришлось нагнуться и прильнуть к нему, чтобы увидеть свое лицо. Она уверила себя в том, что разница между сверкающей белизной и насыщенной и зрелой бирюзой была совсем незначительной. Марго отодвинула стул и попыталась сесть на него, но корсет из спандекса был сильнее ее желания. Она просто не могла его согнуть.

    На другом конце комнаты находилась слегка приоткрытая дверь, а за ней что-то поблескивало. Марго предположила, что там стоит хорошо освещенное, большое зеркало, в котором можно увидеть себя в полный рост. Открыв дверь, она щелкнула выключателем и обнаружила маленький приватный туалет, где была еще одна дверь, ведущая в другую комнату. Марго вошла в туалет и заглянула в комнату за дверью. Личный кабинет раввина. «А это, наверное, его личный туалет, — подумала Марго. — Ну, не совсем личный, так как он, очевидно, делит его с невестами во время свадеб».

    Совершенно точно, что в вопросах, касающихся выбора дизайна интерьера, главную роль играла невеста, потому что крошечная комната была оклеена розовыми обоями и одну из стен целиком занимало огромное зеркало размером от пола до потолка. Марго встала перед ним и посмотрела на себя во весь рост. Ей казалось, что она выглядит молодой и удивительно красивой. И все же она колебалась. В последнее время Марго становилась все более дальнозоркой, а очков у нее с собой не было. Она отступила, чтобы увидеть себя более четко. Сделав еще шаг назад, она наткнулась на унитаз. И взобралась на него, чтобы увидеть все в полной мере и тщательно протестировать свою красоту на предмет следов разложения.

    «Тело совершенно, — сделала вывод Марго. — На лице после подтяжки нет ни одной морщинки». Ее пластический хирург рекомендовал ей немного набрать в весе, потому что в пятьдесят приходится выбирать между крошечной задницей и лицом, которое выглядит круглее и моложе. Дерматолог говорил ей то же самое, объясняя, что эффект кремов, которые он может порекомендовать или выписать, усиливается улучшением или просто количеством питания. Но после стольких лет сидения на диетах Марго было тяжело переваривать пищу. Когда терапевт прочитал ей лекцию о ломких костях и о возможности появления горба в зрелом возрасте, Марго умудрилась прибавить полкило к своему весу. Это очень положительным образом отразилось на ее лице.

    «Так что же такого особенного в молодой плоти? — спросила Марго у зеркала. — Зачем Тревору Лакс, когда он может иметь меня? Разница в нескольких миллиметрах, — сказала себе Марго, представляя худые руки невесты. — Кожа на моих руках чуть толще, а мышц под ней чуть меньше. Веснушки невесты на несколько миллиметров меньше, чем мои, и они немного темнее. Согласна, у нее девичьи веснушки, а у меня появляются возрастные пятна. Ее волосы длиннее (подумаешь!) и ярче блестят». Марго тщательно закрашивала свою седину, но ничего не могла поделать с тем, что ее когда-то сияющая грива стала больше походить на тусклую проволоку. Но это всего лишь волосы! Все остальное было идеально замаскировано. К тому же у двадцатитрехлетней невесты торчал маленький животик, а живот Марго был плоским, как спандекс.

    И тут Марго стащила с себя бирюзовое облегающее платье с диагональным вырезом и повесила его на дверь туалета. Стоя на унитазе раввина в своем модифицированном корсете женщины-госпожи, она ощутила, как ее охватывает легкая дрожь. Она вдруг почувствовала себя фальшивой. Если бы сегодня ночью Марго поехала домой с любовником, им пришлось бы ехать в разных машинах, чтобы он не увидел ее, лежащей дохлой рыбой на заднем сиденье, потому что она не могла согнуться и сесть прямо. И ей пришлось бы взять по крайней мере получасовой тайм-аут, чтобы успеть снять корсет до его появления. Либо превратить сражение со спандексом в сексуальную прелюдию.

    Марго начала ерзать и покачиваться, пытаясь высвободить грудь из корсета. Правая грудь выскочила из него, словно круглый кусок пенопласта, всплывающий на поверхности озера. Пытаясь высвободить левую грудь, она начала съезжать с унитаза вниз, не в силах балансировать на высоких каблуках на гладкой крышке. Ее ноги соскользнули с крышки, левая грудь выскочила наружу, обнажая красные рубцы от спандекса на нежной коже. Марго вскрикнула, когда ударилась своим копчиком, лишенным жировой прокладки, о сиденье унитаза.

    — У вас там все в порядке? — послышался веселый девичий голос из комнаты невесты.

    — Все хорошо! — крикнула в ответ Марго, закрыв обе двери в комнату. Сидеть было все-таки лучше. Она смогла стащить с себя корсет. Он легко сполз вниз, и, хотя самым сложным, казалось, было высвободить ягодицы, именно ноги Марго накрепко в нем застряли. В конце концов она сняла его, вывернув наизнанку, и обе ее туфли остались внутри.


    Почувствовав, что ей легко сидится и дышится впервые за этот вечер, Марго улыбнулась. Она подняла с пола платье и надела его через голову, радуясь тому, как этот жест взъерошил ее волосы. «Больше никакого лака для волос, — сказала себе Марго. — Пусть они свободно развеваются». Марго подвела губы помадой и обулась. Она была готова выбраться отсюда, сесть за стол и отлично провести время. Она снова встала на унитаз, чтобы оценить свое преображение, и расплакалась.


    14
    Секс по телефону

    «— Во что ты одета? — спрашивает Дэвид.

    — Я совсем голая, — отвечает Грейс, хотя на ней джинсы и футболка.

    Лежа на диване, Грейс тянется к поясу джинсов.

    — Ну? Что ты делаешь со мной сейчас? — хочет знать она.

    — Я притягиваю тебя к себе и глажу рукой внутреннюю поверхность твоих бедер. Тебе нравится? — спрашивает он.

    — Я в восторге. Опиши мою грудь, — говорит Грейс».


    — Я думала, мы решили уйти от эротики и начать писать о технике, — заметила Эйми.

    — Я и пишу о технике, — начала оправдываться Брук, оторвав глаза от рукописи.

    — Как это о технике?

    — Они занимаются сексом по телефону!

    — О! Теперь понятно. Ты меня просто озадачила. Тебе надо было как-то разъяснить это в первом абзаце, — сказала Марго.

    — Озадачила? Правда? Почему?

    — Ну, я удивилась, почему он не касается ее.

    — Разве из моего рассказа это не ясно? — удивилась Брук.

    — Мне нет. Эйми, ты поняла, что это был секс по телефону?

    — Нет. Сначала не поняла, — согласилась Эйми, хотя говорила не об этом.

    — Я имею в виду, — продолжала Марго, — я думала, что, может, между ними какая-то преграда, потому что он трогал свой пенис, а она смотрела в окно.

    — Вообще-то, — возразила Эйми, — эта часть мне понравилась.

    — Он держит в руках свой член, а она смотрит в окно — разве не понятно, что это секс по телефону? — возмутилась Брук.

    — Не-а. Мне не понятно, — упиралась Марго.

    — Я думала, фраза «Во что ты одета?» настолько классическая для телефонного секса, что все сразу становится ясно!

    — О, да, так и есть, — чуть подумав, согласилась Марго. — Но, видишь, мы же с Эйми обе не поняли, так что, может быть, этого не достаточно. Я думаю, мы бы с большим удовольствием наслаждались твоим рассказом, если бы ты сразу сказала, что он о сексе по телефону. Хотя мысль о нестерпимом желании, которое сталкивается с непреодолимыми преградами, мне нравится. Особенно когда люди умудряются заниматься любовью, пользуясь тем, что есть под рукой, простите за каламбур.

    — Думаю, я смогу раскрыть эту тему.

    — Тебе стоит попробовать.

    — А вы правда получаете удовольствие от секса по телефону? — спросила Эйми, гадая, будет ли у нее хотя бы такая возможность преодолеть расстояние в сотни километров до Токио. Секс сближал их во времена нищеты, может, секс мог сотворить волшебство и теперь, когда ее муж внезапно выбился в люди.

    — Ну, да. Конечно, это не лучший вариант. Я как-то предложила заняться сексом по телефону парню, с которым познакомилась в Париже, а он ответил: «Ма sex n'est pas si long», что в переводе значит примерно «Мой пенис недостаточно длинный», ну, в смысле, для того, чтобы пересечь Атлантику. Мне это показалось забавным. Почему все молчат?

    Лакс не стала сконфуженно стоять в дверях, дожидаясь, что ее пригласят войти. Она просто вошла и села.

    — Извините, что опоздала.

    После того случая с выдергиванием волос с ней не разговаривали. В предыдущий вторник она сказалась больной (и действительно, позже выглядела очень усталой и нездоровой). Она так и не пришла на свадьбу, если верить Брук, которая оставалась там до самого закрытия синагоги. Эйми почувствовала усталость и уехала около одиннадцати. А Марго испарилась еще до ужина.

    Лакс села за стол, достала блокнот и карандаш.

    — Рада тебя видеть, — сказала Брук.

    Эйми уставилась на Брук. Она говорила им, что не хочет, чтобы Лакс и дальше посещала их группу. Эйми считала, что это слишком рискованно. Сама Лакс представляла собой большую опасность. Она не умела себя вести. Поэтому они решили ее больше не приглашать. Они продолжили бы встречаться, но не ставили бы Лакс в известность, где и когда. И тем не менее Лакс пришла и заняла свое место во главе стола. У Брук вид был очень довольный.

    — Ну, — начала Лакс, — спасибо. Я, м-м-м, у меня не было возможности что-нибудь написать, потому что я была кое-чем занята. Брук сказала, что теперь вы пишете о технике, так что мне надо немного подумать об этом. Я посижу и послушаю, если никто не возражает.

    — Почему ты не была на свадьбе? — осведомилась Брук.

    — Какой свадьбе? — Лакс озадаченно смотрела на них.

    — В субботу вечером. Свадьба Тедди, — пояснила Брук.

    — Я не знаю никого по имени Тедди.

    — Тедди, сын Тревора, — сказала Марго несколько громче, чем следовало, как будто Лакс должна была это знать.

    И спустя мгновение Лакс поняла. У Тревора был сын Тедди, в прошлый уик-энд он женился, и на свадьбу были приглашены все сидящие за этим столом, кроме нее.

    — Ах да, Тедди. — Она оставалась поразительно хладнокровной. — А почему меня должны были пригласить на свадьбу Тедди?

    «Ну, ты же трахаешься с его папочкой, разве нет?» — пронеслась в голове Марго мысль, которую она предпочла не озвучивать.

    — Не расстраивайся, — сказала Эйми.

    — А почему я должна расстроиться?

    — Просто все так устроено. — Эйми продолжала говорить, несмотря на то что ей было уже нечего добавить.

    — Что устроено?

    — Просто так устроены мужчины.

    Лакс пыталась понять, есть ли в словах Эйми ирония. Слово «ирония» она вычитала в книжке и изо всех сил пыталась научиться использовать его в речи.

    — О'кей, ну и кто сегодня выступает? — спросила Лакс все так же спокойно, но без иронии. Она просто хотела поскорее закрыть эту тему.

    — Брук, — ответила Марго. — Что-то про Дэвида, Грейс и то, как они собираются заняться сексом.

    — Я думала, мы теперь пишем о технике, — удивилась Лакс.

    — У них секс по телефону, — в один голос пояснили Марго и Брук.

    — Ладно вам, я просто еще не готова отказаться от предыдущей темы, — оправдывалась Брук.

    — Яне возражаю, — пожала плечами Лакс.

    Эйми вдруг сказала:

    — В тебе нет ни капли человечности.

    Хотя остальным показалось, что в ее высказывании отсутствует логика, в ее размышления оно вписывалось идеально. Ее мысли передвигались по цепочке от а) «Ей здесь не место» к б) «Она ни разу не извинилась зато, что сделала со мной», а дальше к в) «Тревор трахается с ней, но даже не пригласил ее на свадьбу собственного сына, а ей все равно».

    Лакс вздохнула. Она выглянула в окно и задумалась о том, развалится ли эта писательская группа, у которой было такое многообещающее начало, или станет местом пустого времяпрепровождения, как и все остальное. Гневное высказывание Эйми рикошетом отскочило от Лакс, потому что в своей человечности она не сомневалась ни на минуту. Она сразу просекла, что Эйми ее ненавидит (хотя кого это волнует?), хочет, чтобы она покинула комнату (что она сделает, когда будет готова), и что опасности быть насильно выдворенной отсюда нет. Для Лакс это значило, что она может делать то, что захочет. Поэтому она осталась сидеть на своем стуле, бесстрастно глядя на Эйми.

    — Ты идиотка! — начала Эйми. — Как можно позволять ему так использовать себя? Как можно так наплевательски относиться к себе, к своему телу? Он просто использует тебя! Ему нужен только секс!

    — Ты думаешь? — спросила Лакс смеясь. Конечно, Тревору нужен был секс. Каждый мужчина, которого она когда-либо знала, хотел заняться с ней сексом. А что, Эйми думала, они с Тревором делают вместе? Моют окна? И вдруг в голове ее зажглась лампочка. Ее вдруг осенило — так это и есть ирония?

    — Нет, я думаю, он любит тебя, — ответила Эйми, пустив в ход иронию настолько тонкую, что Лакс было ее не понять. — Ага. Я думаю, он так одинок после развода, что все, чего он хочет, это снова жениться, а ты идеальная жена номер два. Ведь ты такая молодая, красивая, полная энергии. Ты можешь дать ему вторую семью, о которой он мечтает теперь, когда его дети выросли и выпорхнули из гнездышка. Он любит тебя, потому что ты такая особенная, Лакс, и все, чего он хочет, это чтобы ты принадлежала ему.

    Лакс почувствовала, как легкие мурашки пробежали по спине от одной мысли об этом. Насколько она знала, принадлежать кому-то значило быть рабом, и она делала все возможное, чтобы принадлежать только себе самой. Только вчера утром Тревор допрашивал ее, выведывая, где она провела все выходные, предлагая помочь ухаживать за якобы больной подругой. Он хотел знать, почему у нее был такой усталый вид, когда она вернулась к нему в воскресенье вечером. Спрашивал, с кем она была и чем занималась.

    — Эйми! — одернула подругу Брук, чтобы та не давила на Лакс слишком сильно.

    — Да, пожалуй, хватит. Может, встретимся на следующей неделе? — предложила Марго.

    — Извините, — отреагировала Эйми. — Я просто говорю начистоту. Чтобы эта бедняжка не тратила впустую свое время.

    Марго, планируя исчезнуть по-быстрому, собрала свои вещи. Она не хотела встречаться взглядом с подругами, поэтому сверлила глазами стол и случайно наткнулась на открытый блокнот Лакс. На листе бумаги детским почерком был нацарапан список:

    Луис XIV — какой-то французский король.

    Патай — какая-то еда? Или напиток?

    Забыть об осторожности — когда тебе насрать.

    Лифон — модное название лифчика.

    Чувственный — (сексуальный?)

    «Ха! — подумала Марго. — Она использует нас, чтобы пополнить свой словарный запас. Она никогда не узнает значения этих слов, пока не научится их правильно писать. Кто-то должен помочь ей с этим».

    Направляясь к двери, Эйми слегка подтолкнула Марго, и они вышли, оставив Лакс и Брук в конференц-зале одних. Брук улыбнулась Лакс.

    — Мне жаль, — сказала она. — У нее это пройдет. Я с ней поговорю.

    — Забудь. Это не важно.

    — Важно.

    — Что? То, что я не нравлюсь какой-то бабе? У меня своя дорога.

    Брук посмотрела на Лакс и решила, что сделает все возможное, чтобы стать ее подругой. Дело было не в желании помочь, просто Лакс ей казалась чертовски интересной девушкой. В сознании Брук все окружающее ее превращалось в эскизы, которые позже могли стать картинами. Она представила обнаженное тело Лакс в нижнем правом углу огромного полотна. Ее кожа сияла на фоне длинных красных ленточек — ее историй, которые распущенной, пышной копной струятся с ее головы, превращаясь в другие предметы на этой картине, начиная с красного дивана, на котором она лежала, и заканчивая розами в стеклянной вазе на столе.

    — А ты, м-м, — начала Лакс, — ты не хочешь прочитать свой рассказ мне?

    — Не-а, — вздохнула Брук. — Настроение пропало.

    — Ага.

    — Мне жаль, что Эйми так себя вела, — призналась Брук.

    — Да ладно. Я разрушила ее клуб, ее личную арт-вечеринку, и она рассержена. В любом случае мне нужно было услышать это.

    — Наши слова?

    — Рассказы.

    — А почему бы тебе просто не почитать книгу? — спросила Брук.

    — Потому что в книгах нет ошибок. Они так вылизаны. Но когда, типа, когда ты читаешь что-то, и ты это только что написал, ты волнуешься, читая это вслух, может быть, впервые в жизни. И те моменты, что тебе нравятся, они действительно хороши. И, скажем, ты добираешься, типа, до того места, которое кажется тебе глупым, но ты и не знала, что это будет звучать так глупо. А когда читаешь вслух, то просто понимаешь: это не то, и смущаешься, потому что это происходит сейчас, а мы это слушаем и, упс! — такая трагедия разыгрывается в этой комнате, и это…

    Лакс замолчала, чтобы подумать минуту.

    — Мне нужна эта трагедия, — снова заговорила она. — Мне это нравится. Мне нужен этот контакт и вся эта человеческая чепуха, чтобы жить. И мне наплевать, если вы, ребята, не любите меня. Вряд ли вы сломаете мне пальцы или что-то типа того.

    Брук засмеялась над нелепостью самого предположения Лакс, что они могут сломать ей пальцы.

    — Нет, — согласилась она. — С нами твои пальцы в безопасности.

    — Ага. Ну. Спасибо. Мне пора. Если на следующей неделе клуб соберется, я планирую прийти и поиметь эту Эйми. И, говоря последнее, я имею в виду, метафорическим, а не буквальным.

    — Метафорически. Буквально. Это наречия, а не прилагательные. Они описывают то, как ты собираешься или не собираешься поиметь Эйми. Соответственно.

    Лакс открыла блокнот и вписала новый пункт о наречиях в свой список слов и выражений, которые она не совсем понимала и чувствовала необходимость в разъяснении. Еще она добавила туда слово «соответственно».

    — Спасибо, — сказала Лакс, захлопывая блокнот.

    Брук собрала свои вещи, и у нее возникло внезапное желание попросить Лакс позировать для нее. Если бы Лакс согласилась, ей пришлось бы ездить к Брук домой и сидеть в студии по несколько вечеров в неделю или по выходным. Она решила сначала сказать что-нибудь хорошее, от чего Лакс станет приятно, а только потом ей это предложить.

    — Слушай, ты не переживай, Лакс, — убедительно начала она. — Ты особенная. Я уверена, что Тревор на самом деле очень любит тебя и хочет, чтобы ты принадлежала ему.

    — Думаешь? — спросила Лакс, и страх в ее голосе вытеснил иронию.

    Брук хотела ей добра, и поэтому она с теплотой в голосе ответила:

    — О, да, милая, я в этом абсолютно уверена.

    Женщины собрали свои вещи и вместе направились к выходу. Лакс слишком сильно потянула на себя дверь, и та с размаху ударилась о стену, оставив в ней глубокую вмятину по форме дверной ручки.


    15
    Бейби-шауэр

    — Это было та-а-ак мило! — сообщила Эйми Брук, вперевалочку выходя из дома в теплый летний день.

    — Милая, не думай об этом, — успокаивала ей Брук, но Эйми не могла остановиться, прокручивая этот эпизод в голове снова и снова.

    Они вышли на улицу, и Брук надвинула на нос солнцезащитные очки, чтобы укрыться от яркого солнечного света. Эйми рылась в сумочке в поисках своих очков, ей очень хотелось спрятать за темными стеклами слезившиеся глаза. Они гуляли, и Эйми снова пересказывала Брук эту историю.

    — Я имею в виду, у него правда подкосились ноги, — воскликнула Эйми. — Не сразу, но потом в комнате ожидания он чуть не свалился у моих ног. Сказал, это из-за того, что видел на экране монитора, как близко иголка подошла к малышу, он просто запаниковал. Несмотря на то, что его жена и ребенок в полной безопасности.

    — Некоторые мужья просто более… ну, я не знаю, Эйми. Все мужья разные. Муж этой женщины, вероятно, склонен к обморокам.

    — Да, не все мужья отвечают на телефонный звонок во время амниоцентеза, — буркнула Эйми, надвинула очки на глаза и высморкалась.

    — Не может быть! — воскликнула Брук и, остановившись посреди тротуара, обернулась к подруге.

    — Когда в меня вводили иглу, — призналась Эйми.

    — Что ты сделала?

    — Ну, я начала кричать. А он спросил, больно ли мне. Ты можешь в это поверить?

    — А тебе было?

    — Что?

    — Больно?

    — Ну, немного. Понимаешь, это же огромная, толстая игла. Но не настолько больно, чтобы кричать.

    — Так что ты сделала?

    — Я сказала, чтобы он, черт возьми, повесил трубку.

    — Он повесил?

    — Да. «Мне нужно идти, Шейла, дорогая, — промурлыкал он. — Я тебе перезвоню позже».

    — А кто такая «дорогая Шейла»? — спросила Брук подозрительно.

    — Его агент. Она высокая пожилая лесбиянка. Седые волосы, причудливая стрижка. Очки в роговой оправе. Лающий голос. Да дело не в том, кто это был!

    — Мне очень жаль, Эйми.

    — Я позвонила адвокату и расспросила его про развод, — призналась Эйми.

    — Ты разведешься с парнем из-за того, что он слишком много болтает по мобильнику? — спросила Брук, а потом добавила: — Что он сказал?

    — Он объяснил мне, на что я могу рассчитывать в плане отцовской поддержки, имея в виду алименты.

    — Нет, мне интересно, что сказал твой муж, — объяснила Брук.

    — Мой муж прошлой ночью сел в самолет и улетел в Эквадор фотографировать девочек в бикини. Оттуда он едет в Бухарест на съемку автомобилей, а потом снова в Токио, снимать свои рок-группы.

    — Ты говорила ему, что хочешь развода?

    Брук остановилась у входа в маленький, очаровательный итальянский ресторанчик на Черри-Лэйн, открыла дверь и жестом пригласила Эйми войти.

    — Заходи, вечеринка там, в задней части ресторана.

    — Я ему сказала, что подумываю об этом. Что с меня хватит и что он должен быть рядом со мной во время беременности, — Эйми пробиралась вглубь зала, выискивая глазами ленточки пастельных тонов и бумажных аистов для праздничного стола. — А он вручил мне чек на 26 000 долларов.

    — Это большие деньги, — заметила Брук.

    — Это всего лишь одна его зарплата за последний месяц работы в Токио. Он объясняет мне, какое это дорогое занятие — растить ребенка. Он удивляется, как я могу выбросить семь чудесных лет нашей совместной жизни из-за того, что он пытается проявить ответственность. Он говорит, что находится всего в одном шаге от славы, и именно поэтому должен все время работать. Я рада, что у него все хорошо. Я имею в виду, 26 000 долларов — немалая сумма за один месяц. Тем не менее проверка у врача заняла двадцать минут. Он мог бы и отключить свой проклятый телефон.

    Эйми остановилась, когда увидела, как из кабинки в задней части ресторана ей машет Марго. Столик был сервирован на троих, и вокруг не было ни ленточек, ни бумажных аистов. Не то чтобы Эйми мечтала об этих украшениях, она просто ожидала чего-то большего, чем кабинка в задней части.

    — Мы пришли? — спросила она у Брук, стараясь выглядеть счастливой при виде того небольшого числа гостей, которые пришли на ее бейби-шауер.

    — Угу, — промычала Брук, усаживаясь.

    — Мы уже сделали заказ, — сказала Марго. — Все будем есть пасту.

    Эйми стояла и гадала, где сейчас ее мать, которая любила ее и готова была всегда оказать поддержку. Однажды она приехала из Северного Джерси в Южный Манхэттен посреди ночи, потому что у Эйми украли сумочку с ее домашним адресом и ключами и она боялась оставаться в своей квартире одна. Конечно же, она обязательно приехала бы на бейби-шауер к своей дочери. Неужели Брук забыла ее пригласить? И где, собственно, мать Брук? Где все их друзья из колледжа, которые, как она предполагала, прилетят из Мидуэста[23]? И это ее бэйби-шауэр? Почему у нее нет ощущения праздника?

    — Давай садись, — сказала Брук, и Эйми села напротив Марго.

    — Моя мама обещала приехать, — пробурчала она, оглядывая ресторан в поисках знакомого лица.

    — Она застряла в пробке, — Марго передала Эйми что-то плоское в красивой упаковке.

    — Это мой подарок, — объяснила она.

    Эйми развернула блестящую бумагу и увидела листок с рекламой электронного детского монитора, вырванный из журнала.

    — Самый лучший, — заверила ее Марго. — Я заказала доставку в твою квартиру, чтобы тебе меньше вещей нести с собой.

    — Спасибо, — поблагодарила ее Эйми. Когда Брук сказала про «бейби-шауэр», Эйми предположила, что этот день она проведет в центре внимания, разворачивая одну за одной красивые упаковки с подарками. Ей хотелось испытать внутренний трепет, ощущая щедрость и заботу своих друзей, выбравших подарки для ее малыша. Она даже хотела надеть смешную шляпу, сделанную из бумажной тарелки с приклеенными на нее соломинками.

    — Я тут рассказывала Марго о фотографии, которую ты хотела сделать, — Брук прервала поток мыслей Эйми, которая с головой погрузилась в жалость к себе.

    — Какую фотографию? — спросила Эйми.

    — Вчера по телефону ты начала говорить, что хотела сфотографировать парочку влюбленных, но связь прервалась, и ты не закончила.

    — А, да. Я имею в виду, может, после того, как ребенок родится. У меня есть одна идея. Я хочу сфотографировать мужчину и женщину, которые обнимаются, целуются и гладят друг друга, но камера должна находиться где-то между ними, — стала рассказывать им Эйми, ухватившись за возможность отвлечься от негативных мыслей.

    — Ну а как ты это сделаешь? — поинтересовалась Марго. — Ты поместишь камеру между их телами, а потом, ну, я не знаю, включишь таймер? Брук думает, что ты могла бы сделать это так.

    — Нет-нет. Я сделаю платформу из люцита.

    — Ого! Да, конечно. Хорошее решение. А как ты собираешься ее сделать? — спросила Брук.

    — Ну, если бы в моем распоряжении был плотник, я бы построила платформу с прозрачным дном. Но если бы я делала это сама, то просто взяла бы два шлакоблока, а на них пристроила бы кусок прозрачного плотного пластика. Модели лежали бы на пластике, а я бы находилась под ними.

    — Тогда она должна быть по меньшей мере с метр высотой, правда, Эйми? — продолжала расспрашивать ее Брук. — Чтобы ты могла запихнуть туда свой живот.

    — Ну, да, если бы я собиралась заняться этим сейчас. Но на самом деле это просто фантазия.

    — Качество должно быть очень хорошим. Прозрачный, очень чистый пластик, — подмигнула Марго, обращаясь к Брук.

    — А какая будет камера?

    — Мне нравится мой тридцатипятимиллиметровый аппарат. Он вполне подходит. Но, если говорить о несбыточном, думаю, я хотела бы попробовать снимать цифровой камерой. Одной из этих, с огромным числом мегапикселей, так чтоб можно было сильно увеличить изображение.

    — Nikon? — спросила Брук.

    — Ну, я девушка в стиле Nikon, — рассмеялась Эйми, стараясь извлечь все самое лучшее из этого обеда с подругами.

    — Извините, мне нужно в уборную, — неожиданно заявила Марго.

    Эйми наблюдала за тем, как ее подруга направляется к туалетам. Она заметила, как та вытащила мобильный телефон и начала набирать номер задолго до того, как дошла до двери туалета.

    — Что это с ней? — спросила Эйми у Брук.

    — Наверное, мочевой пузырь размером с орех, — ответила Брук со смехом. — У меня все наоборот. Я могу терпеть весь день. У меня мочевой пузырь, как у верблюда.

    — Я раньше была верблюдом, а теперь мой мочевой пузырь тоже больше напоминает орешек. Поэтому я знаю, каково это, — сказала Эйми, искренне сочувствуя Марго.

    Подошел официант с салатами. Марго вернулась из туалета с очень довольным видом.

    — Разве мы не подождем мою маму? — спросила Эйми, когда ее подруги с жадностью набросились на ленч.

    — Она встретит нас… — начала Брук.

    — В твоей квартире, — перебила ее Марго. — Она звонила, пока я была в уборной. На дороге такие пробки, что она едет сразу к тебе домой.

    — О, — сказала Эйми, — это плохо.

    Эйми поковыряла вилкой салат, но пасту и кусок пирога съела до последней крошки. Пока они ели, Марго сделала еще несколько звонков. И хотя она вела себя крайне вежливо и во время разговоров выходила из-за стола, Эйми очень хотелось, чтобы она заткнула эту чертову штуковину. Пока Марго разговаривала, Брук пыталась занять подругу милой болтовней и сплетнями о старых друзьях. Эйми все еще было грустно от того, что Тоби, Элен и Конни не пришли на ее праздник. Да и мать Брук могла бы сесть в машину и приехать. Бейби-шауэр закончился слишком быстро. Марго с Брук пополам оплатили счет и поспешно увели ее из ресторана.

    — Увидимся позже, — попрощалась Марго, забираясь в такси.

    — Ладно, до встречи, — сказала Эйми вслед исчезающему автомобилю. И тут до нее вдруг дошло, что Марго была в синих джинсах и в туфлях без каблуков. «Странно, — подумала она, — Марго никогда не носила джинсы».

    Брук уже вытянула руку, пытаясь поймать такси.

    — До встречи, Брук, — попрощалась Эйми. — Спасибо за ленч.

    — Нет-нет, — остановила ее Брук, — звонила твоя мама. Она в Сохо. Хочет, чтобы мы встретили ее там.

    — Моя мама не знает никого в Сохо.

    — Правда? Ну, она звонила откуда-то с Вустер-стрит. Сказала, что ждет нас.

    — Моя мама на Вустер-стрит? — переспросила Эйми.

    — Ага.

    Эйми попыталась представить, как ее провинциальная мать в своей юбке-трапеции, с зачесанными волосами стоит на Вустер-стрит, глазеет на причудливо выряженных прохожих.

    — Ты можешь попросить ее приехать ко мне домой? Я немного устала, — пожаловалась Эйми. Но она не сказала, что на самом деле просто разочарована, что больше всего сейчас ей хочется поехать домой и лечь в постель.

    — Ты можешь подремать в такси, — настаивала Брук, — пока мы будем ехать на Вустер-стрит к твоей матери.

    — Ладно, — неохотно согласилась Эйми, вталкивая свой живот в машину. Она села и замерла, даже не думая подвинуться и освободить место для Брук. В итоге Брук пришлось обойти такси и сесть с другой стороны.

    — Шестьдесят четвертая Вустер, — сказала она водителю, захлопывая дверь.

    Они приехали в Сохо и нашли там мать Эйми, стоящую на тротуаре в хлопчатобумажной юбке-трапеции и удобных туфлях. На плече у нее висел большой черный футляр для камеры, к уху она прижала телефон.

    — Это мама-Птица, Орел приземлился, — прощебетала мать Эйми в трубку крошечного телефона перед тем, как захлопнуть его. Или Эйми просто послышалось.

    — Привет, мама, — поздоровалась она, выбравшись из такси. — Почему ты не пришла на мой праздничный ленч?

    — Мне нужно было кое-что захватить, — начала было мать Эйми, но когда взволнованная Брук стала неистово изображать за спиной подруги крутящийся руль, добавила, — и по дороге через мост была ужасная пробка.

    — О, — сказала Эйми, и не подозревая о хулиганском поведении Брук, — что мы будем делать?

    — Я бы выпила чашечку кофе.

    — Хорошо, — отозвалась Эйми, — только недолго. Я немного устала.

    — Пойдемте сюда, — предложила Брук, указывая Эйми на дверь. Пока та болтала со своей матерью, Брук протянула руку к кнопке звонка, под которой значился третий этаж. Прежде чем она успела толкнуть дверь, ее открыл изнутри мускулистый мужчина, в руках у которого была коробка с инструментами. Он кивнул Брук, впуская их в здание.

    — Все готово, — объявил плотник, выходя за дверь.

    Брук отвела взгляд, а Эйми подумала, что плотник либо шизофреник, либо говорит по очень-очень маленькому мобильному телефону.

    — Куда мы идем? — спросила она.

    — На третий этаж, — ответила мать.

    — Это частное кафе, которое только недавно открылось, — объяснила Брук.

    — О, как интересно, — протянула Эйми. В другое время, возможно, ее охватило бы сильное любопытство или подозрения относительно планов ее друзей. Но из-за беременности, разочарования после бейби-шауэр и сильной усталости она была способна сосредоточиться только на чем-то одном. В данный момент Эйми уставилась на обувь Брук.

    — Мне кажется, я никогда раньше не видела тебя в кроссовках, Брук.

    — Правда?

    — Правда.

    — Я ношу их. Иногда.

    Эйми послушно вошла в дверь дома номер 64 по Вустер-стрит. Она не спросила: «Что, черт возьми, мы делаем?» или «А это приватное кафе легально?», когда они поднимались на лифте на третий этаж.

    — А что это за кроссовки? — спросила Эйми. Она так и не могла отвлечься от мыслей об обуви Брук. — Триторнсы[24]?

    — Кеды, — улыбнулась Брук.

    — Ух ты, кеды! — выдохнула Эйми, внезапно почувствовав, как ее переполняет неуместный восторг по поводу кроссовок.

    — Детка, ты в порядке? — поинтересовалась мать, когда они вышли из лифта.

    — Просто устала, — Эйми собиралась рассказать всю эту историю матери позже, когда они будут одни в ее квартире. Она расскажет ей о том, как бесцеремонно ее муж обошелся с ней во время амниоцентеза и о второсортном бейби-шауэр. Она пожалуется ей, как это ужасно — когда радость, словно какой-нибудь неудачник-бойфренд, не способный перезвонить, избегает тебя.

    — Нам сюда, — сообщила Брук, подходя к двери с надписью 3F и открывая дверь.

    Она вошла. Эйми с матерью последовали за ней. Шарканье ног, шепот, снова шарканье, а потом зажегся свет.

    — Сюрприз! — хором закричали друзья. Здесь были Марго и Элен из колледжа, и Тоби из средней школы. Стоявшая рядом с мамой в толпе улыбающихся подруг Эйми на мгновение ощутила гигантский прилив любви, которой ей так недоставало.

    — Ой! Ой! Вот и вы! Тоби! О, Боже мой, как ты похудела! Элен! Как ты поживаешь?

    Эйми обнимала и целовала каждого, кроме тех, кого не знала, — болтавших у окна мужчину и женщину в халатах.

    — Почему вы все просто не пришли в ресторан? — не унималась Эйми. — Мы могли пообедать там!

    — Это не обед, Эйми, — покачала головой Брук.

    — Это работа, — добавила Марго, протягивая ей цифровой фотоаппарат.

    — Сумка грязная, — проворчала мать Эйми, снимая с плеча футляр с фотокамерой.

    — Я принесла Nikon D70, — сказала Марго. — Я не знаю, насколько он хорош и какой ты хотела. Просто когда ты рассказала нам, что хочешь попробовать цифровую камеру, мы были к этому не готовы, и пришлось взять в аренду то, что было в магазине.

    Эйми крутила великолепную камеру в руках.

    — А когда я сказала, что хочу попробовать цифровую камеру? — Ее голос почти сорвался на шепот.

    — Сегодня за ленчем. Двое обнимающихся влюбленных, кадр, как если бы фотограф стоял между ними, — затараторила Брук, словно говорила о названии блюда из меню, а не давала описание рабочему процессу.

    Эйми огляделась и поняла, что она находится не просто в какой-то квартире на Вустер-стрит. Это была фотостудия. Одна из белых стен в дальнем углу комнаты мягко изгибалась над белым полом, создавая иллюзию бесконечности. Здесь повсюду были ширмы и осветительные приборы, которые только и ждали, когда их приведут в действие. И ее друзья были здесь, они все стояли вокруг нее в джинсах, футболках и удобной обуви, они были счастливы, зная, что могут помочь ей сделать несколько фотографий.

    — Мы решили, что это доставит тебе намного больше удовольствия, чем ленч и кучка красиво завернутых подарков, — сказала Брук, обращаясь к подруге.

    И тогда Эйми расплакалась.

    — О, Боже мой! Боже мой! Вы такие замечательные, ребята! О! Это чудесно! Как же здорово! — Слова потоком лились из Эйми, а слезы смывали косметику с ее лица. Она обнимала и целовала всех, она повторяла, какие они чудесные, снова и снова. И только потом поняла, что готова работать. Вид люцитовой платформы, сделанной с учетом всех деталей, о которых она говорила, вызвал новый смерч слез и причитаний.

    — В семь здесь начнется другая съемка, — предупредила ее Марго, — так что тебе лучше не плакать больше.

    Модели у окна прекратили болтать и сбросили халаты, обнажив красивые тела.

    — Ладно, ладно, давайте начнем, — Эйми взяла себя в руки и настроилась на новое дело. — Софт-бокс нужно поставить здесь, и, Тоби, принеси мне, пожалуйста, отражатель. Марго, подержи камеру. Я начну снимать своей. Элен, ты не зарядишь пленку?

    — Что нам нужно делать? — спросили обнаженные модели.

    — Залезайте на платформу, и начнем с поцелуев, — проинструктировала их Эйми.

    Лежа под двумя голыми незнакомцами в пластиковом ящике, Эйми чувствовала себя вспотевшей, молодой и сильной. Ее сноровка вернулась к ней, и она щелкала кадр за кадром, выкрикивая указания и подбадривая моделей. Она пыталась поймать изображение, которое описало бы, что это такое — быть внутри страсти. Модели, которые были незнакомы друг с другом до того, как вошли в эту студию, широко раскидывали ноги, приседали на корточки и облизывали друг друга. У мужчины в соске было кольцо, а женщина, судя по всему, увлекалась пирсингом намного больше. Сначала было заметно, что эти двое чувствуют дискомфорт: движения их были скованны, в них не было огня. Эйми сделала несколько фотографий, но это были не те кадры, о которых она мечтала.

    — Как вас зовут? — спросила она у голой женщины с пирсингом.

    — Энид, — ответила та.

    — Отлично, Энид, это Брок. Это твое настоящее имя, Брок?

    — М-м, нет. Это псевдоним.

    — Как тебя зовут по-настоящему?

    — Том.

    — Хорошо. Том, это Энид. Будь ласков с ней.

    Простые указания Эйми помогли моделям настроиться на нужную волну. Поглядывая на часы, Эйми отщелкивала кадры один за другим.

    — Вынуждена сообщить, что следующие клиенты уже поднимаются на лифте, — прервала ее Брук.

    Эйми улыбнулась. Обвив подругу руками; она прижала ее к себе.

    — Спасибо. Было здорово.

    — Все, ребята! — крикнула Брук толпе друзей. — Съемка окончена. Поехали к Эйми, там посмотрим, что мы наснимали сегодня.

    В квартире у Эйми Марго с помощью ее матери присоединили цифровой фотоаппарат к большому телевизору. На кадрах, сделанных Эйми, было заметно, как скованные в начале движения моделей постепенно становились органичными и мягкими.

    — Этот! — выкрикнула Эйми, указывая особо удачный кадр на экране. — Это именно то, что я хотела. Какой у него номер? Пометьте его кто-нибудь, пожалуйста.

    — Она так пластично изогнулась, — сказал Тоби и добавил: — Словно пытается увидеть, как его руки касаются ее спины.

    — И тень, которую он отбрасывает на ее тело, великолепна, — заметила Брук.

    И только мать Эйми казалась грустной. Она отделилась от толпы друзей своей дочери, положила себе на тарелку немного еды и бродила вокруг горы подарков, рассматривая их.

    — Вы в порядке? — участливо спросила Брук.

    — Да, все хорошо.

    — Вы кажетесь расстроенной.

    — Ну, это потому… Ну… Я просто не могу понять, как женщина может хотеть такого.

    — Вы имеете в виду, фотосессию вместо бейби-шауэр? — спросила Брук.

    — Нет, я имею в виду кольцо в пипи, — ответила мать Эйми и кивнула в сторону Энид, которая сидела в углу квартиры, шушукаясь с Томом.

    — Ну, — начала Брук и замолкла, словно задумавшись над тем, что заставило эту женщину проколоть губы своего влагалища. Потом с усмешкой добавила: — Она бы повесила туда и клипсы, если бы не побоялась, что будет слишком больно.

    Мать Эйми рассмеялась.

    — Кроме того, клипсы это так вульгарно, — прибавила Брук, и мать Эйми снова хохотнула.

    — Как ты думаешь, Эйми понравился ее бейби-шауэр? — спросила она у Брук.

    — Пойдемте, узнаем, — Брук повела ее к дивану, на котором устроились остальные.

    — Тебе понравилось то, что ты наснимала? — обратилась Брук к Эйми.

    — О, да. Особенно один кадр, который я напечатаю в большом формате, — Эйми сияла. — Спасибо вам за этот день. Он был замечательный!

    — Иди, возьми себе что-нибудь поесть, — посоветовала Брук.

    — Ой, я за весь день даже ни разу не вспомнила об этом.

    Потом Эйми вернулась на диван к своим друзьям и принялась открывать подарки.

    Друзья охали и ахали над крошечной одеждой и игрушками. Потом один за другим они ушли. Тоби надо было успеть на поезд, а Элен просто проезжала через город по пути в Европу. В конце концов, поцеловав маму и обняв Брук с Марго, Эйми осталась одна в своей большой квартире со своим гигантским животом, подарками и фантастическими фотографиями, которые она сделала сегодня. Позже этим вечером Эйми, разговаривая с мамой по телефону, сказала, что это был лучший день в ее жизни.


    16
    Насекомые и мыши

    Карандаш замер над блокнотом.

    «Если бы я так не боялась насекомых и мышей, я бы побежала с собакой через лес ночью. Я могла бы сломать кости, разбивая цепи, которыми мои руки привязаны к телу…»

    И? Рука Лакс застыла на слове «и». Она не знала, что писать после этого «и». Казалось, что слова намертво застряли на полпути к блокноту. Иногда она писала «но» вместо «и», хотя и это не помогало: следующая фраза все так же застревала где-то внутри, не оживая ни в голове, ни на бумаге. Образы преследовали ее неделями, и Лакс начала верить, что, когда сможет подобрать остальные слова, она узнает, что ей делать со своей жизнью.

    Тревор вышел из спальни в халате, на его щеке отпечатались рубцы от подушки. Он сонно побродил по кухне, налил себе стакан сока и, сделав глоток, уставился на Лакс.

    — Где ты была последнее время, дорогая?

    Лакс не отрывала глаз от блокнота. Все начинается так хорошо, пока дело не доходит до «где ты была, сучка?». Несмотря на то что Тревор не использовал грубых слов, смысл фразы от этого не менялся. Лакс по опыту знала, что каждый разговор, начинающийся со слов «Где ты была?», заканчивается либо синяком на руке, либо кровоподтеком на заднице.

    — Я уже тебе говорила, что помогала Джонелле с ребенком, потому что она болела.

    — Да, но…

    — В этом все и дело, — сказала Лакс так остервенело, что он тут же понял: она что-то скрывает.

    — Я понимаю, но, м-м-м, у тебя все в порядке?

    — Да.

    — Да, что?

    — Да, Тревор, все в порядке, почему, черт возьми, ты не пригласил меня на свадьбу своего сына?

    Тревор замер, и кровь прилила к его щекам. «Я не пригласил ее на свадьбу, и теперь мой маленький зайчик злится на меня», — подумал он, неверно истолковав значение сказанного. Тревор считал, что раз Лакс кричит на него, упрекая его в том, что он не пригласил ее на вечеринку, значит, она злится на него именно за это. Но на самом деле Лакс было наплевать на свадьбу Тедди. Она старалась повернуть разговор так, чтобы Тревор вынужден был обороняться. Вопрос о свадьбе, который она задала Тревору, на самом деле был приемом защиты, замаскированной под нападение. Тревору сложно было это понять. Она и не ожидала, что он поймет.

    Слово «парировать» входило в список тех понятий и выражений, которые Лакс хотела знать и использовать. Когда она научилась правильно писать это слово и нашла определение в толковом словаре, то узнала, что это слово используется в значениях: 1) отражать атаку; 2) избегать прямых ответов на вопросы. Все драки, в которых участвовала Лакс, даже те сражения, что она выигрывала, оставляли новые раны на ее теле. Причина была проста. Она никогда раньше не слышала слова «парировать», а следовательно, не понимала, что она может защитить себя, увернувшись. Лакс нравилось это понятие, и она совершенствовалась в нем.

    — Свадьба. Да. Черт, Лакс, прости меня. Это была ужасная ошибка. Ты из-за этого злишься? Приглашения были разосланы много недель назад, а список гостей составляла жена. Зайка, это был ужасный вечер. Тебе бы не понравилось. Я провел время ужасно. Но, конечно, мне следовало позвать тебя.

    — Я бы все равно не пошла, Тревор. Я не хочу встречаться с твоей бывшей женой, с детьми и вообще с людьми из твоей жизни. Понимаешь? Я не хочу их знать.

    — Понимаю.

    Он не понимал. Он только чувствовал, что Лакс отталкивает его. Тревор полагал, что она видит его ограниченность и это разочаровывает ее. А может, она осознавала его возраст и ничтожность его положения в ее мире.

    Вчера вечером она появилась у дверей его квартиры усталая и взмокшая. Ее руки были потрескавшимися и ободранными, словно она очень долго плавала или мыла что-то едким моющим средством. Он намазал ее ладони и пальцы кремом, прежде чем повел ужинать. За гамбургерами и пивом она расспрашивала его о сложных процентах, о Моцарте, о том, как работает биржа, какое значение имеет слово «соответственно» и как оно правильно пишется. Он знал ответы на все эти вопросы и получил удовольствие, блеснув интеллектом. Потом они вернулись в комнату и занялись любовью. Он заснул с ощущением блаженства.

    В девять утра Лакс выпрыгнула из постели и сделала несколько звонков Карлосу. Они обсуждали краску и место, где лежат ключи. Тревор был в ярости; он знал, что Карлос — ее бывший любовник, который гораздо моложе его. Он ворочался, пытаясь не думать об этом. Под утро он закрыл глаза и протянул руку к Лакс, но ее уже не было рядом. Она уже встала и готовилась к новому дню.

    Выбравшись наконец из постели, Тревор нашел ее за обеденным столом. Она уткнулась в блокнот и сосредоточенно перечитывала один и тот же абзац. Сидя на стуле в шортиках и футболке так раскованно, как это получается лишь у молодых девушек, она царапала карандашом по бумаге, не замечая Тревора. А еще эта ссора по поводу свадьбы! Он жалел, что не пригласил ее.

    Тревор поставил стакан апельсинового сока на стол и в три шага пересек комнату. Встав перед Лакс на колени, он с силой сжал ее руку. Она выдернула ее.

    — О чем ты говорила с Карлосом?

    — Да так, ни о чем.

    — Зачем тебе нужно было звонить ему так рано?

    — Он, м-м-м, красит кое-что для… моей мамы. И чтобы он смог зайти в… ее дом, я сказала ему, где лежат ключи.

    — Давай вечером пройдемся по магазинам вдвоем, — примирительно предложил Тревор, увидев недовольство на ее лице.

    — Нет. Я не хочу, — сказала она, не глядя на него. — У меня есть дела. И, кроме того, мне нужно поехать к маме и проверить, не набедокурил ли там Карлос.

    Лакс вернулась к своему блокноту, снова перечитывая две записанные строчки и заставляя себя придумать третью, которая непременно принесла бы ей облегчение. Тревор медленно поднялся с жесткого пола, ощущая боль в коленях. Ему необходимо было обладать ею, нужно было удержать ее. Ему захотелось напомнить ей, как им было хорошо вместе. Он приподнял ее волосы, все еще влажные после душа, и поцеловал Лакс в шею.

    — Трев…

    — Что?

    — Не надо.

    — Почему?

    — Потому что.

    Он скользнул пальцами по ее руке и забрал карандаш у нее из пальцев. Потом приподнял ее, повернул к себе лицом и поцеловал в губы. Пока он касался языком ее шеи, груди, а потом пупка, его руки ловко скользнули за пояс ее шорт. Тревор стащил с нее крошечные кружевные трусики. Вероятность того, что она сможет сочинить третью строчку, практически свелась к нулю. Лакс уставилась на макушку Тревора, ощущая себя его добычей. У нее не хватало слов, чтобы описать все нюансы того, что она чувствовала в этот момент, поэтому она просто замычала, как корова.

    — Му-у-у, — еще раз повторила она, словно это что-нибудь значило.

    Тревор засмеялся, а потом подумал, не сошла ли она с ума. Но принял ее мычание за сигнал к действию, потому что именно этого хотел.

    Бедный словарный запас не позволял Лакс удержать или выразить бушевавшие в ней чувства. Без словесной оболочки чувства не могли стать мыслями, которые она могла бы оценить и рассмотреть под всеми возможными углами. Брук сказала, что Тревор любит ее и хочет, чтобы она принадлежала ему. Но Лакс однажды уже принадлежала — Карлосу. Ее брату пришлось избить его, чтобы вернуть ей свободу. Она не хотела принадлежать Тревору, не хотела принадлежать кому бы то ни было. Лакс не понимала, что слово «принадлежать» может быть использовано как для описания обладания, так и для выражения любви. Исходя из ее опыта, понятие «принадлежности» было темным и пугающим, принадлежности стоило избегать любой ценой. Она стояла молча и ждала, пока все закончится.

    Тревор был королем куннилингуса. Он был уверен, что его жена осталась с ним на несколько лет дольше, чем ей хотелось, именно из-за этого. Она ненавидела его, но жаждала ласки его языка. Ни один судья не мог обязать его делать это каждые выходные после развода, так что ей пришлось продержаться в этом браке столько, сколько она могла. Тревор занимался любовью отчаянно, лихорадочно, надеясь, что таланты его языка смогут затмить в ее глазах другие его недостатки. А сейчас все повторялось с Лакс, и он использовал все свои возможности, пытаясь привязать Лакс к себе, и все было тщетно.

    С Лакс уже такое бывало. Когда она была не в настроении. Когда ее мысли были заняты чем-то другим. Иногда Карлос мог завести ее, заставлял ее прибавить обороты, как мотор в своей машине. Сейчас она стояла и ждала. Может, Тревор тоже владеет этой магией? Может, когда все это закончится, она будет и рада, что он настоял на своем, но сейчас она ощущала только раздражение. Мысли и чувства встали комом у нее в груди, словно попав не в то горло. Она стояла не шевелясь, позволяя ему прижать губы к ее промежности, и ждала, что он сделает что-то необычное, что-то особенное.

    «Чертов манекен, — думал Тревор. — Когда она, наконец, ко мне прикоснется?» Он пробежал языком по ее половым губам, добрался до клитора, и ему показалось, что он почувствовал в Лакс искорку интереса. По крайней мере, она обняла его руками за голову. Тревор, приняв это за знак, пошел дальше и глубже. Когда он наконец услышал ее стоны, он оттолкнул Лакс и быстро вошел в нее. Она тряслась и стонала, но когда он заглянул ей в глаза, то в отражении увидел себя вором, жестоким и скучным человеком, и его эрекция моментально исчезла.

    «Что ж, — подумала Лакс, — мама говорила, что с пожилыми мужчинами это частенько случается».

    — Прости, — в ее голосе слышалась забота. Она видела похожий момент в нескольких кинофильмах — у парня не встает, а девушку в итоге убивают. Тревор с виду не был похож на человека, способного на такое, но разве для Дайан Китон не стало откровением то, что мистер Гудбар начал ее бить? Карлос тоже мог быть очень милым, когда не был подонком. С парнями нельзя быть уверенной на 100 процентов. Лучше не рисковать.

    Лакс выбралась из-под Тревора.

    — Это было здорово, правда, — сказала она, стараясь, чтобы голос звучал оптимистично и удовлетворенно.

    Тревор тяжело опустился на один из кухонных стульев. Его голое тело казалось серым и обездвиженным по сравнению с ярко-синим виниловым покрытием стула.

    Лакс на скорую руку приняла душ и схватила ключи.

    — Я позвоню тебе потом, Тревор, — пообещала она и быстро ушла, направляясь к Карлосу, с которым собиралась обсудить ремонт.


    17
    Властелин колец

    — Ты в порядке? — шепотом спросила Марго у Эйми в темноте кинозала.

    — Да-да, все хорошо, — прошептала Эйми в ответ. Теперь ее тошнило каждые четыре часа — намного чаще, чем в прошлом месяце, когда это случалось один-два раза в день. Тошнота обычно сопровождалась чувством жажды и беспричинным протеиновым голодом, в связи с которым Эйми начала очень хорошо понимать фильмы про вампиров. Она пялилась на хот-доги, словно только что воскресшая невеста Дракулы. Дожевав кусочек имбиря в сахаре, который в отделе здоровых продуктов рекомендовали для успокоения желудка, она принялась уничтожать ростбиф, который тайком пронесла с собой в кинотеатр.

    — Это самый лучший момент, — шепнула она Марго, когда на экране Мэрри и Пиппин взрывали украденные фейерверки, а Фродо, боясь, что дракон прилетел в Шир за его любимым дядюшкой, отважно защищал пожилого хоббита.

    — Слушай, разве мы только что не видели, как эти персонажи возвращаются из долгого путешествия? И разве этот маленький седой человечек…

    — Хоббит.

    — Что?

    — Бильбо — хоббит.

    — Верно. Я знала, — поправила себя Марго. — Бильбо — человек-хоббит. Разве только что он не уплыл со всеми этими эльфами, и Фродо, и Гендальфом? Почему он вернулся?

    — Потому что, — прошептала Эйми, — то была третья часть. А это первая.

    В этот момент Брук уронила голову на грудь и проснулась, испуганно фыркнув.

    — Что? Ой. Эй, не забудьте, что я хочу устроить вечеринку на острове, — пробормотала она, а потом снова провалилась в сон между Эйми и Марго, как Соня — между Шляпником и Мартовским Зайцем.

    Марго засмеялась и осторожно закрыла Брук рот, чтобы та не храпела.

    — Понимаешь, мы пришли к концу третьей части, а теперь снова началась первая, — объяснила Эйми. — Теперь мы посмотрим все с самого начала.

    — А это стоит того? — спросила Марго, чувствуя неуверенность относительно пользы такого времяпрепровождения.

    Эйми радостно кивнула и снова уставилась в экран.

    «А почему бы и нет?» — подумала Марго, роясь в пакетике с леденцами.

    Этим утром Марго сидела одна в своей квартире, чувствуя себя заключенной. Внезапно у нее возникло желание позвонить Эйми.

    — Помоги мне! — захихикала она, когда та взяла трубку.

    — Что случилось, подружка? — Эйми обрадовалась тому, что она может быть полезна Марго.

    — Я хожу по замкнутому кругу, и мне надо из него вырваться, пока я не обанкротилась! — завопила Марго, периодически посмеиваясь, чтобы не растревожить Эйми окончательно.

    — Что произошло? — спросила Эйми.

    — Ну, обычно для меня это не проблема, но в этом месяце я не смогла выплатить всю задолженность по кредиту, и поэтому подумала, что мне лучше оградить себя от своей единственной настоящей любви.

    — А кто твоя единственная настоящая любовь?

    — Магазин «Генри Бэндел», — сказала Марго таким тоном, словно это было очевидно. — Поэтому я приняла решение, не из духовных, а из экономических побуждений, в общем, я решила провести все утро у себя на кухне, работая над новыми приключениями Атланты Джейн.

    — Великолепный выбор.

    — Думаешь? Ну и я стала составлять список всех возможных вещей, которые могла бы сделать моя Атланта и никогда не сделала бы я сама. В голову пришли вещи вроде катания на лошадях, спасения города, занятий любовью с Питером, противостояния продажному шерифу и шоппинга.

    — Шоппинга? — переспросила Эйми.

    — Именно. Я сижу тут, уставившись на мигающий курсор в конце этого соблазнительного слова «шоппинг». Атланта Джейн не ходит по магазинам. Я хожу. И эта мысль завертелась в моей голове, сбив меня с толку до такой степени, что я встала из-за стола, надела сандалии и пошла по магазинам.

    — Что ты купила? — Эйми смеялась.

    — Кое-что стоящее, но случилась неприятность, когда я пришла в магазин.

    — Что? Скажи!

    — Ладно, только, умоляю, не надо считать меня дурой! Как только я решила пройтись по магазинам, внутри меня воцарился мир. Я принимала правильные решения, сужая область поиска, придумывая бесподобные сочетания красивых вещей. И необходимость изнуряющей работы над собой в попытках стать полноценным человеком как будто исчезла.

    — Это проблема?

    — Ну, я не уверена в том, хочу ли я, чтобы шоппинг был моим лучшим и единственным другом. У меня возникло такое ощущение, что рецепторы удовольствия просто вспыхнули в моей голове при виде пары сережек. Я купила потрясающий серо-зеленый костюм и серо-зеленую блузку в тон.

    — Будет классно смотреться с жемчужным ожерельем павлиньей раскраски, которое ты купила на прошлой неделе.

    — Точно. А потом продавщица помчалась на поиски подходящих туфель и сумочки, которые еще даже не успели распаковать.

    — Я обожаю, когда они так носятся, — призналась Эйми.

    — О, Боже, да! Благодаря этому я чувствую себя важной персоной, пусть даже и на одну-две минуты. Ну и я купила полный комплект и помчалась домой, чтобы там примерить все это с жемчугом. И вот я прыгаю по своей квартире и чувствую, как эта тонкая, изящная ткань придает мне ощущение защищенности, она словно новая кожа, которая лучше моей. И я так счастлива, и проблема дня решена, а потом, угадай, что происходит.

    — Что? — спросила Эйми; ей действительно было интересно.

    — В моей гостиной внезапно появляется Атланта Джейн.

    — Ты шутишь!

    — Нет!

    — Во что она была одета?

    — На ней были грязные кожаные штаны, а в руках — ружье. Она отлично выглядела. И немедленно начала меня пилить.

    — Марго, твои истории просто отпад! — рассмеялась Эйми. — Так что же тебе хотела сказать эта воображаемая мисс Атланта Джейн?

    — «Чем ты сегодня занималась? Что ты сегодня сделала? С кем ты говорила? Где твои друзья? А как же я? — фальшиво брюзжала она. — Что ты делаешь со своей жизнью? Эта нелепая девушка. Лакс, с ней нужно заняться шоппингом. Тебе нужен опыт общения с людьми».

    — Она так сказала?

    — Да.

    — И что ты собираешься с этим делать?

    — Я не собираюсь, я уже делаю, Эйми. Я звоню тебе! Давай займемся чем-нибудь сегодня.

    — Здорово! — восхитилась Эйми, чувствуя прилив счастья от того, что Марго посвятила ее в таинство собственного прозрения. — Я хотела после обеда сходить на выставку живописи. Почему бы тебе ни пойти со мной?

    Когда-то по воскресеньям Эйми ходила с мужем по музеям и галереям, разглядывая фотографии. Они никогда не ходили смотреть картины, потому что ему это было не интересно.

    — Держу пари, Брук с удовольствием устроит нам экскурсию по «Метрополитэн-опере», — сказала Эйми в телефонную трубку. — Давным-давно, в те времена, когда ее родители еще жили на Пятой авеню, она была доцентом при выставочном зале. Тебе там понравится. Брук знает все о «Метрополитэн-опере».

    — Замечательно. Ты сама ей позвонишь или лучше мне?

    — Хм, сейчас еще нет полвторого, так что ты звони.

    — Ну что? — простонала Брук в трубку мобильного телефона, когда он зазвонил.

    Марго быстро объяснила ей, чего она хочет.

    — Обычно по воскресеньям я сплю весь день, но… почему бы и нет? Я ночевала в городе, у Билла, так что скоро буду.

    Они встретились на ступеньках у входа в «Метрополитэн-опере» и неприятно удивились, увидев огромное количество народу. В очереди пришлось стоять двадцать тяжелых минут, и ноги Эйми распухли так, что стали похожи на две огромных сосиски.

    — Простите, мне надо присесть, — сказала она. — Вы можете спокойно идти без меня.

    — Мы не собираемся бросать тебя с твоими распухшими лодыжками, — заявила Брук. — Нам просто надо придумать новый план.

    Альтернативой музею был ленч, а ленч плюс «Властелин колец», как им пообещала Эйми, это еще лучше. Она повела своих подруг в центр города.

    Перед тем как пойти в кино, они купили продукты в закусочной. Марго взяла салат из моркови с яблоками, Брук выбрала крекеры, а Эйми — говядину. Когда Брук остановилась у входа в кинотеатр и с легким беспокойством стала разглядывать афиши, Эйми нашла идеально подходящие слова, чтобы успокоить ее.

    — В кинотеатре есть кондиционеры, — пообещала она.

    Брук, уставшая после вчерашней вечеринки, уснула сразу же, как только ее окутала прохладная темнота.

    Они тихо прокрались в кинозал, когда третья часть уже близилась к концу. Фильм оказался очень ярким и красивым, а персонажи — невероятно серьезными. Марго было настолько безразлично проявление героизма в духе «сделай или умри», что в нескольких моментах она смеялась совершенно не к месту.

    Взяв себя в руки, Марго силилась понять, почему спасение Средиземья имело такое значение для ее подруги. Она продержалась последние двадцать минут третьей части и всю первую. Когда началась вторая часть и та сцена, где Фродо и Сэм поймали полуголого Смеагола, Марго поняла, что с нее довольно фэнтези. Серый, голодный и бесполый персонаж из кожи и костей, созданный при помощи компьютерной графики, — это Марго показалось уже чересчур. Она обдумывала варианты спасения, когда вдруг проснулась Брук, заявив, что ей нужно поесть и пописать.

    — Эйми, пошли, — прошептала Марго подруге, вылезла из кресла и последовала за Брук в вестибюль.

    Позже, неуклюже покачиваясь, подошла и Эйми. Будь она одна, Эйми провела бы здесь весь день. И все же она была удивлена тем фактом, что ее подруги продержались так долго.

    Они завернули в кафе и сели поближе к туалету, чтобы Эйми было не очень далеко бежать, когда ее затошнит или что-нибудь еще. Марго заказала салат, Брук взяла кофе, а Эйми — бифштекс с картофелем, брокколи и шоколадный молочный коктейль.

    — Почему бы и нет? Все равно меня стошнит.

    — Сколько раз ты смотрела этот фильм? — поинтересовалась Марго, когда принесли заказ.

    Эйми махнула рукой.

    — Много раз?

    — Нет, не много. Слишком много!

    Они засмеялись, и тогда Брук, которая только начала просыпаться, вдруг встревожилась. У нее укладывался в голове тот факт, что ее давняя подружка Эйми позволяет себе зарывать голову в песок, прячась от реальной жизни.

    — Зачем? — с недоумением спросила Брук.

    — Зачем я продолжаю смотреть кино, которое мне нравится? — воскликнула Эйми, защищаясь. — А почему нет? Мне нравится, что мужчины ведут себя так героически, что женщины такие красивые и что плохие парни действительно злые.

    — Наверное, они не такие уж и злые, — предположила Марго.

    Брук смотрела на Эйми, пытаясь подобрать слова, с помощью которых она смогла бы помешать все растущему пагубному пристрастию подруги. Марго заполнила паузу.

    — Это в книге они описаны плохими. О проигравших всегда пишут плохо. История написана хоббитом, и его предвзятое отношение к ортам очевидно.

    — Оркам.

    — Не важно. Я просто хочу сказать, что если бы история была рассказана от лица персонажа, находящегося по другую сторону, все было бы иначе.

    — Нет, — решительно заявила Эйми. — Орки — это зло.

    — Откуда ты знаешь?

    — Они рождаются злыми.

    — Очень антиамериканское высказывание с твоей стороны. Очень недемократично, — укрепила ее Марго, явно наслаждаясь их гипотетическим спором. — А что если они изменятся? Перерастут границы своего статуса? Что если какая-нибудь маленькая девочка-орк родится в грязи и дерьме и захочет подняться выше? Что ее тогда ждет?

    — Это невозможно, — отрезала Эйми.

    — У орков нет девочек, — пришла на помощь Брук. — Раса орков состоит только из мужских особей.

    — Тогда они по уши влипли, — рассмеялась Марго, накалывая помидор на вилку. — И все же, ты должна согласиться, что по отношению к оркам эта история довольно предвзята.

    — Мне понравился парень без бровей, — вдруг встряла Брук.

    — Какой парень без бровей? — спросила Эйми, ощущая, как желудок наполняется кислотой.

    — Парень, который становится королем, — ответила Брук таким тоном, словно было очевидно, кто из персонажей фильма являлся обладателем редких бровей.

    — Арагорн?

    — Ага, он.

    — У него есть брови.

    — Ну, совсем тоненькие, и они так нависают над глазами, что их трудно разглядеть, но, несмотря на брови, я думаю, он хороший человек. Судя по тому, что я видела. А вот тот эльф, у него внушительные брови… Эйми, с тобой все в порядке?

    Эйми вскочила со стула и побежала в туалет.

    — Это нормально? — возмутилась Брук.

    — Думаю, да. Беременность вызывает тошноту, так?

    — Ага. Это правда.

    В тесном туалете Эйми обхватила руками унитаз, и ей показалось, что из нее вылилось больше, чем она съела. У нее был жар, кружилась голова, и она чувствовала себя отвратительно. Ей хотелось умереть или, по крайней мере, оказаться в собственной постели. Слезы навернулись на глаза. Она проглотила их, а изнутри подступал новый приступ рвоты. Эйми стояла на коленях, беззвучно моля «нет, пожалуйста, нет», а ее рвало снова и снова.

    За столом Марго и Брук продолжали обсуждать киношную одержимость их подруги. Брук переводила взгляд с двери женского туалета на свои часы и обратно.

    — Тебе не кажется, что она там уже слишком долго? — спросила Марго.

    — Да, я думаю, да.

    Марго встала из-за стола, и Брук последовала за ней.

    Эйми все еще стояла на коленях возле унитаза, из-под двери крошечной кабинки виднелись ее ноги. Одна сандалия валялась рядом. Эйми плакала.

    — Эй, Эйми, ты в порядке? — ласково спросила Брук, поднимая сандалию.

    — Нет. Я испачкала одежду.

    — Можно я открою дверь?

    — Можно, — тихо сказала Эйми.

    Брук открыла дверь, дотянулась до унитаза и быстро спустила воду. Потом захлопнула крышку и помогла подруге встать на ноги. Эйми села на крышку унитаза, и Брук принялась вытирать слезы с ее лица. Марго заглянула к ним.

    — Все хорошо, милая?

    — Да. Я просто хочу домой.

    Марго оторвала бумажное полотенце, и Брук вытерла им желтое пятно на синем джемпере Эйми.

    — Это из-за того, что я сказала про орков?

    Эйми засмеялась, и новый поток слез хлынул из ее глаз.

    — Я оплачу счет и поймаю такси. Мы отвезем тебя домой, — сказала Марго.

    — Простите, что я испортила вам день.

    — О, милая, не волнуйся. Для меня день был испорчен еще тогда, когда ты предложила пойти на этот глупый фильм.

    Эйми тихонько хныкнула, боясь, что смех причинит боль и снова вызовет тошноту.

    — Я думаю, тебе нужно сходить к доктору.

    — Схожу.

    — Я думаю, это лучше сделать сегодня.

    — У меня плановый осмотр на следующей неделе.

    Марго заглянула в туалет.

    — Я поймала такси. Тебе помочь выйти?

    Эйми оперлась на подруг и, покачиваясь, двинулась к выходу. Марго схватила несколько пакетов с едой, которую купила в ресторане, чтобы они могли поесть позже. Женщины сели в такси и повезли Эйми домой.

    Марго постелила свежее белье, а Брук помогла Эйми лечь в постель. Прежде чем Эйми успела сказать: «Я голодна», Марго достала из пакетов целый шоколадный торт и ужин для Эйми, который она сможет съесть, оставшись одна. Оттуда же она извлекла несколько бутылок минеральной воды без газа.

    — Спасибо, — растрогалась Эйми. — Спасибо вам обеим большое.

    Подруги разговаривали до глубокой ночи, неожиданно для себя самих обнаружив сотни общих тем. Когда они снова вернулись к любимой теме Эйми «Лакс — персонаж фрик-шоу», Брук вмешалась, отобрав у подруги пальму первенства в этом споре.

    — Я думаю, она хорошая, — заявила Брук.

    — Фу, какая ты мерзкая, — засмеялась Эйми, облизывая вилку с наколотым на нее куском шоколадного торта. — Как ты можешь быть одновременно и моей подругой, и ее?

    Она сказала бы больше, но ее охватил глубокий спазм, предвещающий еще один приступ тошноты. Эйми так не хотелось, чтобы эти приятные посиделки с подругами и шоколадным тортом закончились очередным рывком в туалет. Поэтому она сидела тихо, надеясь, что приступ пройдет, и чудесным образом он отступил.

    — Мне не нравится, что она с Тревором, — сказала Брук.

    — Она ему совсем не подходит, — поспешила добавить Марго, и Эйми засмеялась.

    — Марго! — воскликнула она. — Ты и Тревор?

    — Мы друзья. Был всего лишь один поцелуй и ничего больше.

    — Поцелуй? Когда?

    — Спустя пару месяцев после того, как от него ушла жена.

    — Он хорошо целуется?

    — Мне так показалось.

    — А что случилось потом?

    — Ничего.

    — Ничего?

    — Наверное, потом он встретил Лакс.

    — Малолетняя сучка! Она украла его у тебя?

    — Эй! — воскликнула Брук. — Она не знала, что наша Марго претендует на него.

    «Наша Марго, — пронеслось в голове у Марго. — Мне нравится».

    — Я не претендовала на него, Эйми. Я просто поцеловала его.

    Эйми не ответила. Посмотрев на нее, подруги одновременно подумали о том, что она побледнела. Эйми прислушивалась к себе и раздирающим ощущениям внутри своего тела. Что-то в ней ломалось, буквально, а не образно. Эйми оцепенела от боли, и, когда боль на мгновение поутихла, она резко дернула ногами, столкнув с кровати своих подруг, торт и одеяла. У нее шла кровь.

    Ловить такси было слишком рискованно, а «скорая помощь» приехала бы только через двадцать минут. Марго вызвала служебный автомобиль, который мог доехать за пять минут. Они с Брук вывели Эйми в ночной рубашке к лифту. Через минуту приехала машина.

    — Ложись, ложись на спину! — кричала Брук. — Марго, сядешь вперед, а я сяду с ней сзади и буду поддерживать ее голову.

    — Нет, нет, нет, никаких выстрелов, никаких пистолетов! У нее просто кровотечение, — орала Марго в трубку. — Да, около шести месяцев. Мы примерно в пятнадцати кварталах от вас. Да. Хорошо.

    Марго захлопнула телефон и обратилась к водителю.

    — «Неотложка» на Седьмой авеню.

    Водитель кивнул и протянул ей бланк, где Марго поставила свою подпись и вписала ниже корпоративный код.

    — Все будет хорошо, — успокаивала она Эйми, обернувшись к ней.

    А Брук подтирала слезы, бежавшие из глаз подруги.

    — Еще слишком рано, — сказал молодой врач, обследовав Эйми. — Ей нужно еще шесть — восемь недель, прежде чем она начнет дышать сама.

    — Она? — переспросила Эйми.

    Марго и Брук, находившиеся в кабинете, удивленно подняли глаза. Брук радостно захлопала в ладоши.

    — Ох, простите. Вы с партнером не хотели знать? Простите. Я не прочитал всю карточку. Черт, простите меня.

    — Все нормально, — успокоила его Марго.

    — Простите, я вам обеим испортил это удовольствие, — извинялся врач, обращаясь к Марго.

    — Я не ее партнер, — рассмеялась Марго. — Я просто подруга и средство передвижения.

    — Не смотрите так на меня! — воскликнула Брук, потому что, судя по его взгляду, теперь он подозревал ее.

    — Моего мужа сейчас нет в городе, — объяснила Эйми, улыбаясь. — Дочка!

    — Что ж, ему придется вернуться, потому что как только ваше состояние стабилизируется, вам придется соблюдать постельный режим до самых родов.

    — А что нужно делать при постельном режиме? — спросила Брук.

    — Ничего, — ответил врач таким тоном, словно это «ничего» на самом деле подразумевало очень многое.

    — Ничего?

    — Вам нельзя двигаться или вставать. Мы введем вам катетер. На следующей неделе вам можно будет начать вставать, чтобы сходить в туалет, но потом нужно сразу возвращаться обратно в постель.

    — Ну и, конечно, вставать, чтобы поесть, — добавила Марго.

    — Нет. Можно будет сесть в постели, чтобы поесть, но потом надо снова лечь.

    — Но я не могу, — начала Эйми. — Мне нужно завтра на работу. Весь мой стол завален незаконченными делами. Я нужна адвокатам. Я не могу ничего не делать! Я потеряю работу!

    — Твой стол будет ждать тебя, когда ты вернешься, — успокоила ее Марго. — И фирма выплачивает стопроцентный оклад в случаях кратковременной нетрудоспособности. Все это учтено в обновленном страховом пакете. Тебе даже не придется использовать больничные дни.

    — Но как я смогу ничего не делать?! — завопила Эйми. Ее пугала сама мысль об этом.

    — Шейка не должна подвергаться давлению, или она может открыться снова, — объяснил врач. — Ваша малышка весит всего три фунта[25]. Ее легкие еще не функционируют. Ей надо набрать как минимум еще два фунта, или у вас будут проблемы. Позвоните мужу. Эту ночь вы проведете здесь. И следующую тоже.

    Эйми спала, пока Марго звонила. Потом звонила Брук, пытаясь разыскать его.

    — Он только что вышел, — сказали ей в приемной.

    — Можете попробовать позвонить ему по этому номеру, — предложила его агент.

    — Ваш набрать номер неверно, иди ото, — запинаясь, произнес разгневанный мужчина, когда она в третий раз набрала номер телефона в Токио, который якобы являлся номером его мобильного.

    Все знали, где он, но никто не мог заставить его подойти к телефону лично. В течение двух дней они оставляли сообщения на автоответчике и ждали, что он перезвонит. В конце второго дня Марго с Брук приехали в больницу и забрали Эйми домой.

    — Он позвонит, — уверяла Эйми, когда Марго укладывала ее в постель. Брук уехала, а Марго собиралась провести ночь в квартире Эйми.

    — Ты не обязана это делать, — сказала Эйми.

    — Но я хочу, — улыбнулась Марго в ответ. Она перенесла телевизор и DVD в комнату Эйми и чуть не подавилась, когда та попросила поставить диск с тремя частями «Властелина колец».

    — Только не говори Брук, — попросила Эйми. — Она подумает, что я помешалась.

    — Делай все, что приносит тебе радость, — сказала Марго, поцеловав Эйми в лоб. — Но если ты снова поставишь этот фильм, я уйду в другую комнату и буду читать газету.

    — Иди домой, со мной все будет в порядке.

    — Знаешь, у меня нет других дел, — призналась Марго. — Я только рада остаться здесь с тобой. Мне хорошо здесь. Я сяду в соседней комнате и перечитаю кое-какие документы по работе. Через пару часов я приготовлю нам ужин. Если тебе что-то будет нужно, зови.

    Марго вручила Эйми пульт управления. Выходя из комнаты, она услышала тихую мелодию флейты, предвещающую новое путешествие в Средиземье. Спустя минуту, Эйми выключила телевизор и позвала Марго.

    — Эй, Марго, не хочешь поболтать?


    18
    Она занята

    Карлос сидел в квартире Лакс в окружении банок с белой глянцевой краской и онанировал. У него был свой способ, одним из атрибутов которого являлся гель для волос его сестры. Кукурузное масло было дешевле и больше подходило ему и коже его члена, но масло было сложнее возить с собой. Из-за трения липкое средство для волос нагревалось, но при частом использовании это даже добавляло острых ощущений. Как бы там ни было, эта жидкость в компактном тюбике была самым удобным вариантом для онанизма вне дома.

    Лежа на подстилке, одной рукой Карлос поглаживал длинный ствол своего пениса, а другой, задрав рубашку, водил вокруг своего соска. Когда его яйца начали сокращаться — сфинктер сжался, а дыхание участилось. Как только нахлынула волна удовольствия, он стал медленнее двигать рукой и заставил себя сдержаться. Карлос не кончал, когда онанировал.

    — О-о-о! — застонал он и свернулся в позе эмбриона на полу новой квартиры Лакс.

    Он думал о ней, и ему было чрезвычайно тяжело контролировать себя и не забрызгать спермой весь пол. Лакс, его первая девушка, самая первая из тех, кого он опускал за плечи до уровня своей промежности. Лакс, которая уже четыре года была для него запретным плодом. Джозеф порезал бы его или убил, если бы он попытался навредить Лакс. Карлос полагал, что все дело было в странном, католическом осуждении Джозефом сексуальности собственной сестры, а вовсе не в том, что он, Карлос, однажды так сильно сжал ее мизинец, что тот треснул, и сломанная кость прошла сквозь кожу.

    Он извивался на деревянном полу квартиры, пытаясь сосредоточиться и не думать о ее коже. Он хотел закончить с покраской стен, пока не стало слишком жарко. Может, он сходит с ней в кино, если «старый хрен», как он любил называть Тревора, отпустит ее на вечер.

    Услышав, как в замке повернулся ключ, Карлос подскочил.

    — Эй, зачем ты закрыл на цепочку? — крикнула Лакс из прихожей.

    — Бегу, — отозвался Карлос, хотя трудно было сказать, что он торопился в прямом смысле слова. Осторожно заправив еще твердый пенис в трусы и натянув комбинезон, Карлос аккуратно открыл три банки краски и расставил их на столе. И только после этого медленно направился к двери.

    — Ты что, за жизнь свою боишься? — спросила Лакс, указывая рукой со стаканом кофе на цепочку.

    — Просто привычка, — ответил Карлос, снимая цепочку с крючка и открывая дверь. — Черт подери, ты прекрасно выглядишь.

    — Из огня да в полымя, — ответила Лакс, зная, что он все равно не поймет смысла этих слов.

    Ему было все равно, что она говорит, он вообще редко ее слушал. Поэтому Лакс могла ляпнуть все, что взбредет в голову.

    — Как ты думаешь, я много ругаюсь? — вырвалось у нее изо рта.

    Она последовала за ним через маленький коридор, ведущий в гостиную. Карлос не ответил. Он слушал ее болтовню и молчал. Ответить он мог только в том случае, если услышал бы знакомые, понятные ему слова.

    — Твою мать, Карлос! — воскликнула Лакс, войдя в гостиную.

    — Что?

    — Уже одиннадцать часов! Что ты делал все утро?

    — Сначала я привез краску. Потом мне нужно было найти ключи, а потом, когда я открыл первую банку, краска оказалось не той, что нужно, тогда я открыл еще несколько банок, и во всех было то же самое. Я как раз собирался звонить тебе.

    Лакс посмотрела на краску.

    — Что с ней не так?

    — Она белая.

    — Да.

    — Я думал, краска должна быть… красной.

    «Быть начальником непросто, — подумала Лакс. — Он завирается, а мне что сделать?»

    — Нет, — произнесла она вслух. — Она должна быть именно белой.

    — Хорошо. Тогда все в порядке. Хотя ты не хочешь прилечь на эту подстилку, а я лягу сверху? Тебе даже не нужно прикасаться ко мне, детка, в этот раз все будет только для тебя. О да, я уже чувствую твой.

    Карлос показал ей язык, шевеля им, как гремучая змея хвостом. Кончик языка напрягался, как острие ножа, и снова расслаблялся, обещая ей невероятное удовольствие, сравнимое разве что с эффектом массажного душа от «Вотерпик».

    Лакс завороженно смотрела, как Карлос шевелит языком. Однажды Тревор дал ей почитать старую книгу под названием «Инферно» и объяснял значения слов. Она проглатывала страницу за страницей и смеялась.

    — Что тебя так смешит? — спросил ее Тревор. Он лежал рядом с ней в постели, читая биографию мертвого, но легендарного спортсмена, отвечая на ее вопросы и изумляясь тому, какое удовольствие ей приносит чтение.

    — Написано смешно, — ответила она. — Но во всем этом есть смысл, только когда знаешь расшифровку.

    Лакс заявила, что понятие «лимба» кажется ей глупым и несправедливым. Зато какое наслаждение ей доставили описания грешников в аду, наказанных соответственно их грехам: лжецы набивались дерьмом по самые ноздри, влюбленные окружались неутихающими ветрами, за то, что подчинили разум страсти. Лакс считала, что это было забавно, в духе комиксов. Но здесь, в гостиной новой квартиры, глядя на недвусмысленные движения языка своего бывшего парня, Лакс ощущала себя в настоящем, совращающем аду.

    «Карлос, — подумала она, — Ка-а-арлос. Карлос может покрыть меня персиковыми поцелуями и загладить все, что только что случилось с Тревором. Все это может растворить Карлос и его змеевидный язык. Можно выгибать спину и кричать по-ослиному, целых двадцать минут или больше. Мои мышцы расслабятся, а грязь в моих мыслях смоет слюна, и она стечет по моим бедрам. Я не принадлежу Тревору. Я просто хочу пожить в его доме, пока не куплю вторую квартиру. Мне нужно хотя бы год сдавать в аренду эту квартиру, прежде чем я смогу оплатить другую в рассрочку. А президент Клинтон сказал, что работа ртом сексом не считается».

    — Нет, — объявила Лакс Карлосу, — ты пошляк.

    — Чего?

    — Засунь эту штуковину обратно в рот, пока краска не свернулась.

    — Краска не сворачивается.

    — Она бы свернулась, если бы ты окунул туда эту длинную мерзость. Завтра сюда уже въезжает съемщик, а мы ничего не сделали. Так что за работу.

    — Сучка раскомандовалась, — проворчал Карлос и снова показал ей язык.

    — Ты кому-нибудь глаз этой штукой выколешь?

    — Старый хрен, наверное, забыл, где находится твоя писюлька, и засунул язык тебе в глаз. Бедная, бедная киска.

    Лакс рассмеялась.

    — Давай-ка займись делом. Я должна отдать ключи завтра в девять и не хочу, чтобы тут воняло краской.

    — А почему тебя это так беспокоит?

    — Потому что я хочу сделать свою работу хорошо, тогда они наймут меня снова. Это хорошие деньги, и это не так уж сложно.

    — Потому что я сделал всю работу за тебя.

    Он сделал почти все. Он знал, как сделать так, чтобы белая краска для стен ложилась аккуратными чистыми полосами на стыке с более яркой краской потолка, окон и дверных проемов. Он нашел парня, который за выходные по дешевке перестелил деревянные полы. За пятнадцать долларов в час плюс ленч Карлос пахал на нее целых шесть недель.

    — Ты хорошо поработал, Карлос. Если я получу еще один заказ, мы это повторим.

    — О'кей. Ага. Думаешь, тебе дадут еще один заказ?

    — Я надеюсь.

    — И снова все будет по-тихому?

    — Да.

    — Хорошо, только не говори Джонелле, а то она пытается загрести все мои деньги, мотивируя это пособием на ребенка.

    — А зубов у тебя все меньше, — сказала Лакс, и это было метафорой.

    — А-ха, — пробормотал он, снова ничего не поняв.

    Карлос обмакнул чистую кисть в банку с ярко-белой краской. Лакс была девушкой со странностями. За все то время, что он провел с ней, он мог бы составить целую книгу, если б записал всю чушь, которую она несла. Если бы слушал.

    Лакс наблюдала за тем, как он работает. Съемщики въедут в понедельник. В течение года она вернет свои наличные резервы, и ее капитал вырастет до как минимум 30 000 долларов. Ее юрист сказал, что она могла бы купить еще одну квартиру прямо сейчас, пользуясь этой квартирой для оплаты в рассрочку, но Лакс эта идея показалась безумной. Она не совсем понимала, что тот имел в виду. И поскольку юрист брал почасовую оплату за свои консультации, Лакс намеревалась попросить Тревора объяснить ей детали управления имущественным капиталом. И попросила бы, если бы тот не был таким несносным занудой.

    У Лакс ушло полчаса на то, чтобы пересечь парк между его квартирой и ее. За это время Тревор звонил ей на мобильный четыре раза. Сначала он извинялся, потом умолял, а в третий раз начал кричать. На его четвертый звонок она не ответила.

    Когда Эйми сказала, что Тревор любит Лакс и хочет, чтобы она принадлежала ему, это прозвучало абсурдно. Но Брук это подтвердила! Лакс полагала, что она нравится Тревору и он любит заниматься с ней сексом, но не более того. Она считала, что он не хочет остаться с ней навсегда, так же как и она не хочет быть его женой. Она планировала жить в его квартире, хорошо проводить время, заниматься сексом, ужинать и болтать с ним до тех пор, пока он не устанет от нее и не попросит уйти. Брук предупредила ее, что это ловушка. И его сегодняшнее поведение было тому доказательством. Лакс чувствовала, что нужно действовать, и действовать быстро, если она хочет спасти свою жизнь. Нужно бежать, пока не стало слишком поздно.

    — О, какая сладкая, сладкая киска у моей Лакс, — в другой комнате пел срывающимся голосом Карлос. — И я коснусь ее губами, как только закончу красить. А это будет меньше чем через десять минут.

    «Почему бы и нет? — подумала Лакс. — Я не принадлежу никому, кроме себя самой». Она дождалась момента, когда работа была почти закончена. Потом сняла туфли.

    — Я схожу в душ! Удостоверюсь, что он работает! — крикнула Лакс, зная, что Карлос подпрыгнет от одной мысли об этом.

    Она заглянула в комнату, где он работал, чтобы проверить, услышал ли он ее. Карлос невозмутимо продолжал работать.

    — Я оставила твой чек на кухонном столе, Карлос. Выписанный на получение наличных, как ты просил. А сейчас я пойду и проверю, как работает душ. Пока.

    Она закрыла дверь, выскользнула из штанов и бросила их на пол. Радом упали ее носки. И трусики. Потом она сняла рубашку, жакет и наконец бюстгальтер, который повесила на дверную ручку перед тем, как залезть в душ и включить его.

    Карлос засунул чек в карман, перешагнул через туфли Лакс, ее носки, штаны и трусики. Он думал о том, что сделает с ней в душе. Он представлял, как обхватит обе ее тоненькие ручки одной рукой и будет держать их над ее головой, глядя, как вода струится по красивому телу, и в это же время облизывая ее сосок и пальцами лаская киску. Как он будет дразнить ее, лизать ее. Он мечтал довести Лакс до такого возбуждения, чтобы она молила войти в нее поглубже.

    Перешагивая через рубашку и жакет, он увидел ее мобильный телефон, торчащий из кармана, и взял его, собираясь позвонить Джонелле. Он позовет ее сюда, и тогда будет ласкать языком клитор Лакс, глядя, как Джонелла похлопывает свои груди и они подпрыгивают. Это сводило его с ума. Может, он даже трахнет Джонеллу сначала, а Лакс будет ждать своей очереди. Может, он сделает это с ними обеими одновременно, в память о былых временах. Пока он перебирал в уме все эти сложные комбинации и пытался вспомнить, где сегодня Джонелла, маленький телефончик Лакс зазвонил.

    — Кто это? — сразу же ответил Карлос. — А, ну, это Тревор. Я могу услышать Лакс?

    — Нет, старый хрен, — злорадно прошипел Карлос в крошечную трубку. — Она занята.


    19
    Удар

    Его погубила кровь. Всего лишь крошечное пятнышко крови, которая брызнула из носа Тревора на блузку не того человека, не в том месте, не в то время. Если бы не кровь, все могло бы закончиться хорошо.

    За всю жизнь Тревора ударили лишь однажды — его сын. Они играли в флаг-футбол, и это была чистая случайность. Тедди зажал в кулачке флаг соперника, собираясь триумфально выбросить его вверх, вот только по пути кулак встретился с подбородком его отца. Голова Тревора резко откинулась назад, и, как следствие, он ходил с огромным синяком и фиксирующим воротником несколько недель.

    Когда Лакс ударила Тревора посреди вестибюля фирмы «Уорвик и Уорвик», ее правый кулак попал прямо ему в висок.

    Лакс была сильной, но слегка медлительной. Она сделала достаточно предостережений, пусть даже недостаточно ясно выражаясь.

    — Если ты не уберешься, Тревор, тогда, держите меня семеро, я тебе вмажу.

    Для Тревора слово «вмазать» — как и его синонимы «заехать», «стукнуть» и «ударить» — было пустозвоном, пустой угрозой. Лакс, в свою очередь, хотела предупредить его, что необдуманные поступки впредь не останутся безнаказанными.

    После нескольких восхитительных часов наедине с Карлосом она с трудом добралась до своей одежды и обнаружила семнадцать пропущенных вызовов от Тревора на своем мобильном телефоне. Еще он звонил ее матери и Джонелле. Ее шокировало даже не количество звонков. А тот факт, что она никогда не давала ему их телефонные номера. Лакс почувствовала, как петля сжимается вокруг ее шеи. Он даже не знал фамилию Джонеллы и все-таки разыскал ее. Лакс поняла, что отношения взяли неверный курс, а она не могла поджав хвост бежать к своему брату Джозефу всякий раз, когда у нее начинались неприятности. Поэтому она решила спрыгнуть с поезда еще до того, как он сойдет с рельсов. В понедельник, после работы, она собрала вещи и переехала к своей матери.

    Всю неделю Тревор делал все возможное, чтобы вернуть ее. Цветы. Письма. Билеты в кино. Она предупреждала, она несколько раз просила его «отвалить на хрен», но, несмотря на простоту этих слов, Тревор не понимал ни их, ни причин ее поведения.

    Даже в последнюю минуту перед разрывом он не догадывался, что это произойдет. Если бы Тревор мог просмотреть случившееся в замедленной съемке, то отчетливо увидел бы, что, когда он зажал Лакс в углу вестибюля и она сказала: «Бели ты не уберешься, я тебе вмажу», кисти ее рук уже сжимались в кулаки. Она дала ему достаточно времени, чтобы он отошел. Вместо этого он придвинулся ближе, умоляя: «Зайка, неужели мы не можем все обсудить?» Лакс приняла боевую стойку, широко расставив ноги. Руки подняла к лицу, сжав их в кулаки.

    Джонелла бы догадалась, что за этим последует. Карлос, Джозеф и любой ребенок с детской площадки, которого хоть когда-нибудь били, просек бы сразу, что Лакс, с кулаками на уровне глаз, собиралась ударить. Она ждала, давая ему еще один шанс уйти, но Тревор был иноземцем, туристом, случайно наткнувшимся на мятеж. Он сделал шаг вперед, пытаясь коснуться ее, и в тот же момент — бац!

    Лакс предполагала, что он попытается дать сдачи, поэтому левой рукой прикрывала голову. Правой она размахнулась и резко ударила его по лицу. Шлеп.

    Но в том, что из его носа хлынула кровь, была виновата не только Лакс. Тревор отлетел к стене, а потом повалился вперед и ударился головой о стол с журналами. После того как Тревор рухнул на пол, Лакс перешагнула через него и медленно прошла мимо ошеломленной секретарши, через лабиринт коридоров фирмы, к своему рабочему столу. Мышцы ее живота были так напряжены, что она не могла дышать. Ее босс, вскоре ставший бывшим, позже скажет своим друзьям, что она «дышала, как собака». И это на самом деле было близко к истине. Лакс схватила свою сумочку, пакет с ленчем, блокнот и пошла обратно в приемную.

    Когда она вернулась, мистер Уорвик собственной персоной, а вместе с ним Марго и несколько других старших юристов уже толпились вокруг Тревора, прикладывая к его кровоточащему носу отглаженные носовые платки. Тревор уставился на Лакс, когда она проходила мимо него. Он заметил у нее в руках сумочку и бумажный пакет. Лакс вышла из офиса и направилась к лифтам.

    — Вот она! Вот она! — закричала секретарша из приемной, когда Лакс нажала кнопку вызова лифта с указателем вниз.

    — Оставьте, миссис Дичер, оставьте! — крикнул Тревор. Секретаршу звали Бичер, но у Тревора был сломан нос, и он с трудом выговаривал слова.

    — Я звоню в полицию, — заявила миссис Бичер.

    — Дет! Дет! Де дадо! — закричал Тревор, и все с ним согласились.

    — Никакой полиции! — сказала Марго громко.

    — Будет лучше, если мы разберемся в этом сами, господа, — добавил мистер Уорвик. Он повернулся к Тревору: — Так что, черт возьми, случилось?

    — Я не знаю, сэр. Я упал и ударился о кофейный столик.

    Миссис Бичер внимательно слушала. Лгал Тревор или нет, ей нужно было услышать его версию, чтобы суметь потом подтвердить ее.

    — Это был несчастный случай, — сказал Тревор, с видом человека, принявшего решение.

    Дело было закрыто. Марго выдохнула, чувствуя облегчение от того, что инцидент исчерпан. Оказалось, что на самом деле это было всего лишь недоразумением, которое забудется, когда кости срастутся, а синяк исчезнет.

    — Это не несчастный случай, — Крисцентия Пибоди отковыривала маленькое красное пятнышко крови, которое испортило ее шелковую кремовую блузку. Ту самую, с кружевным воротником, которая ей так нравилась.

    Эта женщина, Марго, которая контракт на рождественский каталог назвала контрактом на рождественский клитор, тряслась над мужчиной с разбитым носом. Что произошло между худой, безвкусно одетой, рыжеволосой девушкой и этим мужчиной средних лет, ее не касалось. Чего нельзя было сказать о пятне крови на ее блузке. Этот маленький красный кружок сделал ее свидетелем, поэтому она все рассказала.

    — Рыжая девчонка, они ссорились, и она велела ему убраться, оставить ее в покое. Но он продолжал приставать к ней и упрашивать ее пойти к нему в офис, где они смогли бы обсудить это наедине. Она стала кричать, но было не похоже, что он собирался оставить ее в покое. Когда он схватил ее за руку, она ударила его. На самом деле довольно сильно.

    Крисцентия была очень корректна в своей оценке событий. Миссис Бичер описала бы этот маленький эпизод из жизни Тревора и Лакс похожими словами, хотя и встала бы на сторону Тревора, потому что он всегда был добр с ней.

    — Найдите эту женщину, — приказал Уорвик. Потом указал на Тревора. — Вы — в мой кабинет.

    Марго отчаянно хотелось последовать за Тревором в кабинет Уорвика. Тревор был таким великодушным идиотом. Наверняка он расскажет Уорвику все, даже то, что тому знать не нужно. У Тревора развяжется язык, и тогда у старика найдется множество оснований для того, чтобы уволить его. О, конечно, они посмеются над произошедшим. Уорвик, возможно, даже благодушно похлопает его по спине за то, что тот вышел сухим из воды, но рано или поздно он все же даст идиоту Тревору пинок под зад и в конце концов уволит его за интрижку с секретаршей.

    — Найдите эту девушку, — обратился Уорвик к Марго, когда она попыталась войти в его кабинет.

    — Но я думаю, моя помощь нужнее здесь, в вашем офисе.

    — Я еще не забыл, как составлять контракт, мисс Хиллсборо. К тому же, я хочу, чтобы вы приняли меры. Я не умею разговаривать с женщинами. Очевидно, что Тревор полный идиот. Мне нужно, чтобы вы поговорили с ней по-женски. Идите не как юрист, а как женщина, разыщите ее, поболтайте с ней и уговорите подписать документ, который мы с Тревором составим. Поройтесь в базе данных сотрудников и найдите ее дело. Идите.

    Марго бросила взгляд поверх плеча мистера Уорвика и увидела, как Тревор сел на красный кожаный диван и опустил голову на руки. Она надеялась, что инстинкт самосохранения в нем победит желание признаться.

    — И не возвращайтесь без подписанного соглашения, Хиллсборо.

    По дороге в Квинс Марго ощутила, как неприятно ей это поручение. Уорвик написал документ, освобождающий фирму от любой ответственности, какие бы обвинения Лакс ни выдвигала против Тревора. В дипломате Марго лежали два чека на 5000 $ и 10 000 $ соответственно. Если Лакс захочет больше, чем 15 000 $, Марго придется сделать звонок. Уорвик ждал у телефона.

    Когда Марго приехала, Лакс сидела на крыльце дома своей матери.

    — Почему бы нам не зайти внутрь, — предложила Марго.

    — М-м-м, плохая идея.

    — Я никогда не вела дела на крыльце и не готова начать.

    — В конце улицы есть кафе, если ты не против прогуляться.

    — Нет, нам нужно обсудить кое-какие личные моменты. Я думаю, в кафе для этого слишком людно.

    Лакс встала, загородив собой дверь в дом. Там, внутри, ее мать и брат валялись пьяные на диване. На кухне был беспорядок. Линолеум пожелтел, и лишь в тех местах, где его разъела кошачья моча, остались белесые пятна.

    — Я не могу пригласить тебя войти.

    «Вот черт, она собирается подать в суд, — подумала Марго. — Лакс будет судиться. Это явная враждебность. Как я заставлю ее подписать эту бумагу?»

    — Что мне нужно сделать, чтобы ты все-таки пригласила меня войти в дом?

    У Лакс загорелись глаза. Она облизала губы, глубоко вдохнула и заявила:

    — Ладно, объясни мне, почему разрешено взять деньги в залог недвижимости.

    — Что? — переспросила Марго.

    — Ты что, глухая?

    — Нет, я просто… хм… ну тебе разрешается брать деньги в залог недвижимости, потому что это твои деньги и ты можешь делать с ними все, что хочешь.

    — Все?

    — Да.

    — На них можно даже что-то купить?

    — Конечно. Они же твои.

    Лакс молча обдумывала услышанное, пока Марго не прервала ход ее мыслей.

    — Теперь мы можем войти?

    Лакс толкнула дверь и впустила Марго в дом. Запах кошачьей мочи был невыносимым.

    Сидя на кухне, Марго видела краем глаза пожилую женщину и молодого мужчину, которые смеялись над телевизионным шоу в комнате. Кухня была выкрашена в оранжевый цвет с розовой отделкой, а на треснувшем пластике стола стояла целая коллекция икон Мадонны, светящихся в темноте. По мнению Марго, все это являлось отражением представлений Федерико Феллини.

    — Ну? Чего ты хочешь? — сев напротив Марго, Лакс теребила в руках одну из позеленевших Мадонн.

    Марго сидела в нерешительности, ее взгляд приковывали бархатные картины с клоунами, висевшие за спиной у Лакс. Лакс обернулась, чтобы посмотреть, куда уставилась Марго.

    — У моего отца одна из лучших во всей стране коллекций картин с клоунами, написанных акрилом по бархату. Ты могла слышать о них, если, ну, читала журналы по теме.

    От кошачьего запаха у Марго начали слезиться глаза.

    — Ты не могла бы открыть окно?

    Лакс поднялась, открыла окно над раковиной и так и осталась стоять там.

    — Так чего ты хочешь? — спросила она снова.

    — Юридическая фирма «Уорвик и Уорвик» хочет принести извинения за то, что произошло с тобой сегодня.

    Брови Лакс полезли на лоб, и на ее губах заиграла легкая улыбка.

    — Да, — пробормотала она. — Это было ужасно.

    — He сомневаюсь. Вместе с извинениями мы хотим предложить тебе 5000 $ в качестве компенсации за нанесенный ущерб, при условии, что ты подпишешь документ, освобождающий фирму от ответственности.

    — Дай-ка, — Лакс протянула руку за бумагами, которые Марго доставала из дипломата. — Мне можно будет остаться еще на один день, чтобы забрать свои вещи и стереть личные файлы из компьютера?

    — Ты не уволена.

    Лакс подняла глаза, оторвав взгляд от контракта, ручка зависла в воздухе.

    — Что? Сегодня что — мой день рождения? Или первое апреля?

    — Ты отказываешься от своего права подать в суд, приходишь завтра на работу, и мы даем тебе чек на 5000 $.

    — Я сомневаюсь, что хочу видеть Тревора.

    — Тревор ушел.

    — Типа, уволен?

    — Нет, не типа уволен, а действительно уволен, — спокойно подтвердила Марго.

    Лакс отодвинула от себя бумаги.

    — Десять тысяч, — сказала Марго.

    — Ты вампир, да?

    — Пятнадцать тысяч — мое последнее предложение. Я даю тебе пять минут, чтобы его обдумать. Через пять минут оно будет недействительно.

    Лакс посмотрела на Марго так, словно та была человеческой особью какого-то нового, доселе неизвестного вида.

    — Я попробую угадать, да, ты, типа, сбежала из какого-то городка на Среднем Западе, кишащего толстозадыми, тупыми людьми, которые все вместе хлопают на счет один и пять. Ты понимаешь, о чем я?

    Марго смотрела на нее в недоумении. Она понятия не имела, о чем говорит Лакс.

    — Я говорю о людях, типа, которые, выезжая куда-нибудь компанией, надевают одинаковые футболки, чтобы не потеряться в толпе. И ты, типа, приехала сюда, чтобы от чего-то сбежать, но человек не может сбежать. Ты никогда, понимаешь, никогда не сбежишь оттуда, где ты была, когда училась в средней школе. Я пытаюсь сказать, что человек может бросить что-то, может сказать, что ему это не нравится, но даже если ты уйдешь, на тебе все равно останется пятно. Возьми, к примеру, меня: куда бы я ни бежала, я всегда буду слегка помята и сломана. Я с этим живу. Но, знаешь, Тревор — он чистый человек. Понимаешь, о чем я? Ага, он думает, что пострадал из-за того, что с ним развелись и он вынужден был отдать свой летний домик, ба-ха-ха, но он не знает, что такое быть уничтоженным. Если я поступлю с ним вот так, он узнает, что это такое.

    — Мы не собираемся никого наказывать, мы хотим защитить фирму от негативной огласки и дорогих судебных процессов.

    — Я хочу взять эти деньги, — начала Лакс, — но еще я хочу, чтобы Тревор остался. Я уйду. У него останется его дурацкая работа, а я получу два и четыре.

    — Нет, мы договорились на 15 000 $, — возразила ей Марго высокомерным тоном.

    — Ага, 15 000 $. Два и четыре означает, что я всегда буду знать, когда руки дирижера опустятся, Марго.

    Марго вдруг показалось чудным: сидеть на кухне, выкрашенной в оранжево-розовые цвета, в окружении вещей в стиле китч, и слушать, как ее ошибки исправляет Лакс Фитцпатрик. Может, дело было в испарениях марихуаны из соседней комнаты.

    — Мы говорим о музыке?

    — Ага, есть люди, назовем их малодушными, ладно? Эти люди хлопают в ладоши на первый и третий удар такта, потому что они не чувствуют ритм, который приходится на второй и четвертый удары. Понимаешь, такт, мы говорим о музыке, ясно?

    — Я этого не знала.

    — Теперь знаешь.

    — Спасибо.

    Лакс кивнула.

    — А теперь, сделай мне ответное одолжение и объясни, чем хорош заем под залог дома.

    — Ну, м-м-м, ну, ладно. Деньги — это хорошо, тебе стоит пустить их в оборот. Они не должны лежать без дела, заставь их работать. Если у тебя есть молоток, а ты запираешь его в чулан и не пользуешься им, он не слишком-то полезен.

    — Как их достать? Как сделать их, ну, доступными?

    — Берешь вторую на дом.

    — Вторую — что?

    — Закладную.

    — А если нет первой закладной?

    — Ну, тогда у тебя все просто отлично. Вероятно, любой банк предоставит тебе кредит, если у тебя во владении есть собственность.

    — Значит, ты получаешь кредит в банке. Когда ты идешь в банк, что они хотят знать о тебе? Ну, понимаешь, я имею в виду, как о человеке, который собирается взять деньги.

    — Все.

    — О! — выдохнула Лакс.

    — Я имею в виду, все в финансовом плане. Личные вопросы их не интересуют.

    — Им нужно, чтобы была работа?

    — Лучше, если она есть. Но если собственный капитал достаточно велик, ты можешь получить ссуду, не раскрывая информацию о своих доходах.

    — Понятно.

    Лакс встала, эффектно заканчивая разговор.

    — Спасибо, что зашла.

    Встав из-за пластикового стола, Марго дрожащими руками стала складывать бумаги в дипломат. Она только сейчас начала привыкать к вони, и у нее возникло внезапное желание внимательно рассмотреть каждую из светящихся Мадонн. Но Лакс уже стояла у двери.

    Марго поднялась и прошла за Лакс в прихожую. Ей не хотелось уходить. Хотелось заглянуть в гостиную и посмотреть, что за люди там лежат, уставившись в телевизор. Она хотела прокрасться в детскую комнату Лакс и посмотреть, висят ли еще на стене школьные помпоны болельщицы. Лакс открыла дверь и выпроводила Марго из дома.

    — Что ты будешь делать с работой?

    — Я с этим разберусь.

    — И чем ты будешь заниматься?

    — Не знаю.

    — Я прослежу за тем, чтобы мистер Уорвик написал тебе хорошие рекомендации.

    — Мне все равно. Я оставлю на твоем автоответчике телефон моего адвоката. Можешь отправить ему по факсу этот документ и чек с курьером. Пятнадцать тысяч — и Тревор остается. Я ухожу. Эйми будет в восторге, я уверена, — сказала Лакс, стоя на крыльце.

    Марго кивнула. Когда Лакс успела стать женщиной, к тому же деловой женщиной? Когда у нее появился адвокат? Марго посмотрела на Лакс, стоявшую в дверях. Та же ужасная прическа. Та же безвкусная одежда. Лакс повернулась и пошла в дом.

    — Давай пообедаем вместе! — крикнула Марго ей вслед.

    Лакс оглянулась и посмотрела на нее как на сумасшедшую. Марго повысила ставки:

    — Если ты пообедаешь со мной, я расскажу тебе все о процентах.

    — Тревор мне уже про это рассказал, — рассмеялась Лакс, закрыв за собой дверь.

    Через минуту она снова появилась на пороге.

    — Если ты так сильно любишь Тревора, как же получилось, что сейчас ты не спасаешь его задницу? — спросила она.

    — Я не люблю его, — солгала Марго, но потом передумала. — Как ты узнала о моих чувствах к Тревору?

    — Я что, по-твоему, каменная? Я сидела в конференц-зале и слушала твои истории про Атланту Джейн и ее мужчину, который по описанию похож на Тревора. Я знаю тебя, я знаю, как тебе хочется секса. И ты хочешь заниматься этим с ним, прижавшись к его китайскому шкафу, который стоит у него дома. Но теперь это невозможно, потому что я тебя обошла. Раз ты любишь его так сильно, как же получилось, что это я защищаю его?

    — Это, м-м-м, это, понимаешь ли, не моя фирма. Я даже не совладелец. Я просто работаю там. И я должна позаботиться о том, чтобы самой не потерять работу.

    Лакс посмотрела на Марго и содрогнулась от отвращения. Она вошла в дом, и, хотя Марго стояла и ждала чего-то, больше не вернулась.


    20
    Шлюхи

    — Я сделала все возможное, Тревор. Я старалась изо всех сил и уговорила Лакс уволиться, чтобы ты смог остаться. Это было непросто. В смысле, ей действительно нравилась эта работа, но я сумела убедить ее в том, что ей проще найти новое место, чем тебе. В итоге мне пришлось повысить планку до 15 000 $, и она все-таки подписала бумагу. Теперь все позади. Так что снимай штаны и срочно займись со мной любовью, — Брук была убеждена, что именно так все и должно прозвучать.

    — Я не могу ему это сказать, — выдохнула Марго.

    — Это близко к истине, — возразила Брук. — Ты поехала в Квинс, спасла его задницу, решила его проблему, и это стоило компании 15 000 $.

    — Она охотно подписала документ и сказала, что уйдет еще до того, как я предложила ей это сделать. Все это было так… как бы это назвать?

    — Странно? — вмешалась Эйми.

    — Благородно. Но кое-что действительно было странно, я имею в виду этот дом и зомби на диване. Боже, Лакс живет в шоу «Дом дураков».

    — Думаешь, она лесбиянка? — в голосе Брук прозвучала надежда.

    — Нет, — запротестовала Марго. — У нее был секс с Тревором, и ей это нравилось. Очень.

    — Может, все-таки ее иногда и к женщинам тянет? — не унималась Брук.

    — Я не заметила никаких признаков этого, хотя мы и не говорили о сексе. Ну, разве что о сексе, который у нее был с Тревором, и о том, как это отразилось на ее работе.

    — Как она теперь будет зарабатывать деньги? — поинтересовалась Эйми. Она была прикована к постели уже несколько недель и пропустила всю историю под названием «Лакс бьет Тревора».

    — Наверное, будет жить у своей матери, и, о мой Бог, вы не представляете на что похож этот дом! Такое чувство, что его отделкой занимались выпускники заведения, которое я бы назвала «Школой дизайна для сумасшедших олигофренов». Все стены выкрашены в разные цвета, коллекции старых игрушек и китч повсюду. Это многое объясняет! Конечно, именно поэтому она так одевается. Лакс выросла в идиотском детском шоу. Шоу пьяных и обкуренных детей. Боже мой! Этот запах кошачьей мочи и марихуаны на кухне был просто невыносим! И при всем этом, поразительно, сколь многого она достигла в жизни.

    Марго и Брук невольно посмотрели на Эйми.

    — Что? — спросила та.

    — Ты не возражаешь против того, что мы разговариваем о Лакс?

    — Почему я должна возражать?

    Осознанно или нет, Эйми вынудила их избегать тем, связанных с Лакс, или, по крайней мере, притворяться, что избегают. Несмотря на то что они были уже достаточно взрослыми, чтобы полностью подчиняться ее воле, ни Марго, ни Брук в присутствии Эйми не упоминали о Лакс.

    И все же с этой девушкой их многое объединяло. Марго должна была связаться с Лакс по рабочим вопросам и ждала этого, имея на то личные причины. Брук пригласила Лакс в Кротон-на-Гудзоне, в родительский домик у бассейна, чтобы нарисовать ее портрет. Это потребует нескольких сеансов, и Брук надеялась, что за это время они подружатся. Эти женщины были самостоятельны, они могли делать то, что им по душе, но не могли предложить Эйми вернуть Лакс в их клуб.

    Брук и Марго старались проведывать Эйми хотя бы раз в день, заходили к ней, принося с собой продукты, DVD-диски и хорошее настроение. Вечером во вторник они решили устроить собрание клуба прямо у нее дома.

    — Кто хочет начать? — спросила Марго.

    — Я, — в унисон ответили Эйми с Брук.

    — Начинай ты, — предложила Брук. — У меня всего лишь маленькая песенка, которая пришла мне в голову в прошлую пятницу, когда я ехала в поезде.

    Эйми открыла свою рукопись. Лежа в постели, она не могла пользоваться компьютером, поэтому писала все от руки. Эйми остро ощущала нехватку компьютерной «проверки правописания». После стольких лет набирания текстов на клавиатуре она обнаружила, что не может вспомнить, как пишутся прописные буквы. Ее пальцы сводило судорогой, процедура удаления слов была чертовски неприятной. В итоге она зачеркнула те отрывки и слова, что ей не понравились, и, перечитывая текст, поняла, что он не слишком отличается от исчерканной писанины Лакс.

    «— Я стою у двери, — начала читать Эйми, лежа на спине и держа лист над головой. — Он кладет деньги на стол, и я начинаю заниматься с ним вещами, которые так похожи на любовь, но на самом деле все это ради денег и ради того, чтобы выжить. Я ношу платье, которое едва прикрывает тело. Его легко снять, и оно скрывает мой позор. Этот человек уже бывал здесь раньше, так что я знаю, что ему нравится. Я жду, когда он велит мне раздеться.

    Он велит мне показать ему сиськи, и я снимаю верхнюю часть платья, по очереди обнажая груди. Ему нравится смотреть на части моего тела по отдельности. Я целиком ничего для него не значу. Ему нравится, когда мои груди прижаты друг к другу, создавая роскошное декольте, и я сжимаю их, стараясь не закрывать соски. Ему нравится теребить мои розовые соски пальцами. Мои груди очень мягкие. Мне не больно.

    Oн встает со стула. Это движение внезапно и пропитано маниакальным влечением, как будто и у него есть неотложные желания, которые нужно исполнить. Он хватает мои груди руками, и я теряю равновесие, когда он берет мой сосок в рот. Он толкает меня к стене, срывая с меня платье.

    — За задницу придется доплатить еще пятьдесят долларов, — напоминаю я ему.

    Он кивает и ворчит, соглашаясь с ценой, обещая заплатить, когда закончит.

    — Наличные на стол, — шепчу я, отталкивая его руку, чтобы он не забыл, кто мы такие и чем занимаемся.

    Он достает деньги и, отсчитывая, бросает их на столик, где я могу им видеть. Он чувствует облегчение? Или он зол? Это не имеет значения. Он возвращается ко мне. Он толкает меня на пол и разводит лит ноги. Он заплатил за мою задницу, и он ею воспользуется.»

    Эйми замолчала, прижав рукопись к груди;

    — А что было потом? — спросила Брук.

    — Ну, — сказала Эйми, — написав это последнее предложение, я сидела в постели и смотрела, как маленький квадратик солнечного света двигается по одеялу. И сидела так, не шевелясь, очень долго. Когда луч добрался до моей груди, я позвонила в банк и перевела все деньги, что он посылал мне из Токио, с нашего общего счета на мой личный. Потом я позвонила его агенту и взяла у нее номер телефона отеля, в котором он остановился в Токио. В конце концов я позвонила своему адвокату и попросила его отправить в Токио по факсу документы на развод.

    Марго и Брук тихо сидели, не зная, что сказать.

    — К тому времени уже перевалило за шесть, я лежала в постели, пока не пробило десять. Наверное, я хотела заплакать, но слез не было. Этого не случилось. Мне не хотелось даже шевелиться. Думаю, если бы даже мне нужно было встать и поехать в офис, я бы не смогла этого сделать. Не могла делать ничего, кроме как лежать здесь и смотреть в потолок. В конечном счете мне, вероятно, придется уехать, — наконец сказала Эйми. — Я имею в виду, переехать из этой квартиры. Она слишком большая, я не могу себе этого позволить.

    — Да уж, — выдохнула Брук.

    — И все из-за этого, — заявила Эйми, помахав в воздухе листочками. — Я думала, что немного поэкспериментирую, попробую представить себе, каково это — быть проституткой, и — угадайте что! Все эти ощущения уже были внутри меня. В смысле, нет, я не продаю свое тело, но я продаю свою любовь и привязанность. Он посылает мне деньги и вытирает об меня ноги. Так он может чувствовать себя любимым, когда ему нужно окунуться в семейное счастье. Пошел он! Я не такая.

    — Ужас, — сказала Брук, — впредь я буду очень осторожна, когда соберусь что-то написать.

    Марго с Эйми рассмеялись.

    — А как ты чувствуешь себя сейчас? — спросила Марго.

    — Я чувствую ликование и страх. Я чувствую себя освобожденной и встревоженной. Так, будто в данный момент все хорошо, но на самом деле я не хочу быть одинокой матерью. Когда я рассказала своей маме, что бросила его и что боюсь быть матерью-одиночкой, она ответила мне: «Даже те, кто слабее тебя, это переживают».

    — Она права, — заметила Марго.

    — Да, но я-то ожидала, что она скажет что-то вроде: «Ты не одна, дорогая, мы с папочкой всегда будем рядом с тобой».

    — Я всегда буду рядом, — не задумываясь, выпалила Марго.

    — Конечно, мы обе поможем тебе, Эйми, — мягко добавила Брук.

    Эйми знала, что ребенка, который только начинает жить, можно сравнить с невероятно глубоким колодцем потребностей — он доходит чуть ли не до ядра земли. Эйми боялась, что если они с ребенком начнут обращаться за помощью, то никогда не остановятся. А Брук с Марго думали о том, что раз они делят вместе горести, то смогут разделить и любовь.

    — Спасибо. Думаю, я справлюсь.

    — Нет, правда, — продолжала настаивать Марго, — я хочу помочь.

    — Ладно, но учти, это будет посложнее, чем поход в магазин игрушек, — предупредила Эйми.

    — Мы всегда будем рядом с тобой, — заключила Брук.

    Эйми улыбнулась и удивилась, ощутив, что щеки ее краснеют, а глаза увлажняются.

    Подав на развод, она чувствовала себя такой сильной, но когда осознала, что процесс запущен, силы вдруг ее покинули.

    — Ну что, кто-нибудь еще хочет что-нибудь прочитать? — спросила она, смахнув слезы. Эйми не хотела нервничать, и не важно, печаль или любовь были тому причиной. Она хотела избавиться от боли, которую он ей причинил, и продолжать жить.

    — Я, конечно, понимаю, как тебе тяжело, — сказала Брук, — но постарайся ради своей же пользы отвлечься от переживаний. Я попробовала себя в поэзии и набросала маленький стишок о мастурбации.

    — Удиви нас, — улыбнулась ей Эйми.

    — Ну, ладно, поехали, — подбодрила себя Брук. Она зачитала свое стихотворение по памяти.

    На подушку бедром улеглась я
    И грешку своему предалась я.
    И старалась я не представлять,
    Как напьется тогда моя мать,
    Если я выйду замуж за дилдо[26].

    — О! Браво! Браво! — зааплодировала Марго.

    — Не совсем в рифму, — призналась Брук, — но, с другой стороны, разве подберешь хорошую рифму к слову «дилдо».

    — Ну, «Бильбо», — предложила Эйми, — но я не представляю, что может этот хоббит делать в твоем стишке.

    Пока они пытались найти идеальную рифму, мысли Марго колебались между «вибратором» и «сексом», потом устремились к «любви» и решительно остановились на «деньгах».

    — Ты думаешь, это правда так? — спросила она. — Я имею в виду, быть проституткой.

    — Понятия не имею, — ответила Эйми. — Спроси у Лакс.

    — Какая же ты злая, — с укором сказала Брук.

    — Я не хотела, чтобы это прозвучало грубо, — начала оправдываться Эйми. — Я только хотела сказать, что Лакс упускает свой звездный час, продавая себя за деньги. Но может быть, я и впрямь задела ее за живое. Я имею в виду, что, если такой вероятности нет, ты этого и не боишься, и… о Господи, думаете, Лакс действительно была проституткой?

    — У нее есть сбережения, — начала Марго. — Она не просит рекомендации и, кажется, совсем не интересуется тем, как найти новую работу. У нее есть адвокат, которому она платит. Старик. Один из тех людей, что вот уже три года как мертвы, но продолжают ходить на работу. Я порылась в его биографии и практически уверена, что он не порядочный человек. У него только два клиента: Лакс и какая-то старушка.

    — Ты же не думаешь, что он ее сутенер? — ахнула Эйми. — Тогда нам надо донести на него. Разве мы не должны ее как-то защитить?

    — Нет, нет. Не может быть. Или может? Сутенеры должны быть крепкими парнями, верно? — спросила Марго у Брук.

    — Ты меня спрашиваешь? Я выросла на Пятой авеню! Ближе всего к проституции была моя няня. Она любила меня за деньги, которые ей платили мои родители.

    — Нет, этот старик не может быть сутенером. Он с трудом держит карандаш. Хотя, с другой стороны, он сумел исправить ошибки в моих документах.

    На мгновение в комнате повисло молчание, все три женщины думали о своем.

    — Я вела себя по-свински, да? — спросила Эйми.

    — Конечно, по-свински, — засмеялась Брук. — А о чем ты?

    — О Лакс. Она ужасно одевается. И она грубая и вульгарная. Она слишком молода и слишком красива. Слишком много у нее перспектив. Но сидя здесь, мы говорим о том, была ли эта бедная девочка шлюхой, и я понимаю, сколь многим я обладаю и воспринимаю это как должное. Мне нужно быть добрее к ней. Я вела себя, как Грима Змеиный Язык, когда должна была быть Арагорном.

    — Последнее предложение я ни черта не поняла, но первая мысль попала в точку. Да, ты была порядочной свиньей по отношению к ней, — согласилась Брук.

    — Я стану лучше. Я буду добрее к ней. Почему бы вам не позвать ее с собой в следующий раз?

    — Да, — кивнула Марго. — Как только она подпишет документ об освобождении от ответственности, я поговорю с ней.

    — Может, нам стоит ей заняться? — предложила Эйми. — Взять ее в поход по магазинам, сделать ей хорошую стрижку?

    — Мне она нравится такой, как есть, и в любом случае тебе нельзя вставать с постели, — напомнила ей Брук.

    — Когда я повезу ей бумаги и чек, приглашу ее с нами на ленч. Но запомни, Эйми, она не щенок и не сиротка, — заметила Марго, собираясь сказать что-то еще, но ее прервал звонок в дверь.

    — Ты кого-то ждешь? — поинтересовалась Марго.

    — Жду, — подтвердила Эйми. — Я продаю вагину.

    — И есть покупатели?

    — Ты удивишься, узнав, какой ажиотаж вокруг этой вагины.

    Марго в ужасе уставилась на подруг.

    — О чем вы говорите?

    — Об огромной блондинистой вагине, которую он повесил в гостиной.

    Марго все еще не понимала, о чем они.

    — Я продала ее хозяину какого-то клуба в мясохладобойном районе за двенадцать штук, — сказала Эйми. — Вместе с рамкой, конечно.

    — Фотография! — озарила Марго догадка. — Вы говорите о фотографии!

    — Конечно, — захихикала Эйми. — Я начинаю новую жизнь. И в этой прекрасной новой жизни нет места блондинистой вагине.


    21
    Виагра

    — Тебе не понравилось платье, что я купил, — не поздоровавшись, заявила Билл, когда Брук своим ключом открыла дверь и вошла в его квартиру.

    В прохладной темноте Брук прислонилась к резной панели из экзотического дерева и с любопытством взглянула на него поверх очков. Его квартира с двенадцатью комнатами была перегружена дорогой мебелью из нежных материалов, что заставляло Брук чувствовать себя так, словно здесь ее попе не место. Брук унаследовала похожую собственность от своей бабушки по маминой линии и недолгое время жила там, пока не переехала в более оживленный район.

    — Дорогой, ты старомодный человек, застрявший на уровне подготовительной школы моды, который все еще думает, что мистер Бин[27], Басс[28] и «Братья Брукс»[29] представляют собой триумвират мира моды.

    — Но это уже лучше, правда?

    — Лучше?

    — Чем предыдущее платье.

    — О Боже, да! То выпускное платье персикового цвета! Это намного лучше.

    — Ну, уже что-то. Ты ведь не возражаешь против моих попыток?

    — Я твоя кукла. Одевай меня как хочешь.

    — Правда?

    — Нет. То есть да. Ты можешь покупать мне одежду, но, Билл, я не могу обещать, что буду ее носить. Вне дома.

    Брук встала на мысочки, чтобы поцеловать Билла. Она потеряла равновесие и слегка облокотилась на него. Прикоснувшись к его сильному, крепкому телу, Брук ощутила, как внутри нее зажглась искра, но она ее немедленно потушила. Они запланировали чудесный вечер, и ей не хотелось на него давить. Может, позже или даже завтра утром она поднимет этот щекотливый вопрос. У нее не было доказательств того, что Билл спал с другой женщиной, только подозрения. Когда он будет готов, он сам ей обо всем расскажет.

    В красных лодочках она будет почти одного роста с Биллом. Как и Брук, Билл был высоким, худым и светловолосым. Они будут смотреться великолепно этим вечером, похожие на идеальную пару богов-аристократов.

    — Как ты думаешь, мне надеть смокинг с воротником-шалькой или с острыми воротничками? — спросил ее Билл.

    — Думаю, лучше с острым.

    — А мама сказала, что лучше шальку.

    Брук услышала, но не ответила. У Билла был огромный набор смокингов, один лучше другого.

    Ее рубиновое платье от Ланвин наконец доставили, и экономка Билла повесила его на дверь спальни. Брук разделась и пошла в душ. Завернувшись в полотенце, она намазала тело кремом и накрасилась. Потом надела платье через голову и расправила его по фигуре. Брук была довольно старомодной, когда дело касалось процесса превращения в сногсшибательную красавицу.

    Билл уже ждал в фойе, когда она спустилась по лестнице в красном платье, струившемся до самых ее лодыжек. Маленький золотистый ремешок сумочки она обмотала вокруг запястья, чтобы во время танца можно было вложить свою ладонь в его. Билл обернулся, она на мгновение опустила сумочку и замерла в своей любимой позе, — тадам! — позволяя ему оценить платье.

    То, что видела Брук в глазах Билла, говорило ей лишь об одном — он ее любит. Он любил ее шутки и стиль. Он даже полюбил ее татуировки, которые когда-то его пугали. Он любил ее картины, и для Брук это значило, что он любил ее душу. Он любил ее ноги и ступни, ее пальцы и глаза. Со всей этой любовью, струившейся из него, они, конечно, смогут найти способ наладить свою сексуальную жизнь.

    — Мой сотовый телефон помещается в сумочку, но если я возьму его, туда больше ничего не влезет. Так что мне лучше взять-мобильник и помаду или деньги, расческу и помаду? Как ты думаешь?

    Билл беспомощно улыбнулся.

    — Пойдем, — его улыбка стала чуточку озорной.

    Вечерний бенефис Ассоциации мышечной дистрофии проводился в Гуггенхайме[30], одном из любимых мест Брук во всем городе. Теперь, когда Билл стал судьей, все давние товарищи — адвокаты искали его общества с удвоенной силой. Билл и Брук станут центром настоящего социального вихря, что, с одной стороны, лестно, но одновременно — утомительно. Тем не менее Билл вплыл в музей под руку с Брук, как большой корабль, пересекающий дружественные воды. Лицо его, хранившее ровное и спокойное выражение, ничем не выдавало того дискомфорта, который он начинал чувствовать между ног.

    — Вы чудесно выглядите сегодня, миссис Симпсон! — воскликнул молодой адвокат, который с удовольствием слизнул бы с нее платье от Ланвин. — Эй, Ваша честь, не возражаете, если я потанцую с вашей девушкой?

    — Вообще-то возражаю, — ответил Билл, увлекая Брук на танцпол.

    — Бог мой, да ты собственник, Билл! — воскликнула Брук.

    Посещая одни и те же вечеринки и балы, Билл с Брук привыкли к вальсам, как собака привыкает к фланелевому пледу на кровати. Его рука опустилась на ее обнаженную поясницу, а она обняла его за шею, ощущая приятное тепло гладкой кожи. Она прижалась щекой к его щеке, а грудью — к его смокингу. Когда Брук коснулась его ниже пояса, то почувствовала, что у него эрекция.

    Она слегка опешила.

    — Это из-за меня? — спросила она и, не дождавшись ответа, осмотрелась в поисках того, что могло его так возбудить. Может, жажда триумфа над молоденьким юристом?

    — Это из-за картин?

    — Нет.

    — Из-за мобильника? — Брук не могла успокоиться. Она прижалась к нему снова, чтобы удостовериться, что ей не показалось. Точно: что-то большое и горячее появилось в области ширинки.

    — Может, это из-за моего платья? — гадала Брук.

    — Т-с-с. Просто потанцуй со мной.

    Они скользили по танцполу, тесно прижавшись друг к другу, и Брук ничего не могла поделать с теплой волной, подступившей к ее промежности, породившей страстную и влажную надежду.

    — Это из-за меня? — снова спросила она.

    — Нет. В смысле, да. Для тебя. Мой врач прописал мне кое-что.

    — Ты шутишь, — воскликнула Брук, остановившись.

    — Нет, я не шучу, и не смей уходить от меня, — Билл притянул ее к себе.

    — Ты не можешь заставить меня всю ночь находиться рядом с тобой и твоей штуковиной, увеличенной искусственным способом.

    — Могу.

    Брук вырвалась и направилась к бару, оставив на танцполе Билла, который чувствовал себя брошенным и глупым. Он спокойно пошел к столику, двигаясь так медленно, словно ничто в этом мире его не волновало. Заметь кто-нибудь непокорный бугорок на его брюках, он, конечно же, подумал бы, что это просто игра света, а не самая большая, самая неконтролируемая эрекция, которая когда-либо была у Билла Симпсона. Билл аккуратно сел за стол и достал мобильный телефон.

    — Дри-и-инь-ба-ба-ду-да! — запел сотовый из недр миниатюрной вечерней сумочки Брук. Она знала, что это Билл. Он сидел всего в нескольких ярдах от нее, и она видела, что он кому-то звонит.

    — Я сделал это ради тебя, — сказал Билл, когда она взяла трубку. — Я пошел на это, чтобы сделать тебя счастливой.

    — Я СЧАСТЛИВА! — заорала Брук в трубку. Она захлопнула телефон и мгновенно оказалась возле Билла. — ПОЧЕМУ НИКТО НЕ ВЕРИТ, ЧТО Я СЧАСТЛИВА?

    — Не кричи, — взмолился он.

    Брук села на стул рядом с ним. Она обняла его за плечи и прошептала ему на ухо:

    — Я очень счастлива. И я люблю тебя.

    — Я тоже люблю тебя, Брук. Просто дело В ТОМ, что я…

    — Что? — спросила она.

    Он посмотрел на ее идеально накрашенные алые губы и подумал, что красный цвет заставляет ее губы выглядеть влажными и многообещающими.

    — Ты что?

    — Я понял, что, м-м, я, м-м, я недостоин такой темпераментной, волнующей женщины, как ты, — наконец выговорил он.

    Брук опустила руку, прижав ее к его эрегированному члену.

    — Почему недостоин? — Она расстегнула молнию на его штанах и сдвинула в сторону трусы.

    Билл тяжело выдохнул, когда она обхватила его член пальцами. Он схватился руками за стол и скомкал белую льняную скатерть.

    — Разве недостаточно того, что ты любишь меня? Что ты любишь меня уже больше двадцати лет?

    Билл хотел ответить, но не мог найти слов.

    — Я думаю, нам пора остепениться и пожениться, — честно призналась она, поглаживая его член.

    Он знал, что Брук заслуживает большего, чем он мог ей дать. Он считал, что она достойна лучшего мужчины, но в то же время его пугала сама мысль, что когда-нибудь она может такого найти. Он мечтал, что однажды они перешагнут проблему с сексом и состарятся вместе, просто держась за руки. Однако сейчас, когда кровь отхлынула от его головы, Билл понял, что лучше держаться за стол.

    — Брук, — выдохнул он, — остановись на минутку.

    — Не-а, — покачала головой Брук, натягивая и отпуская, натягивая и отпуская.

    — Давай выйдем, давай в-в-выйдем во двор, — умолял он. — Я должен тебе кое-что сказать.

    — О, здравствуйте, мистер Эдельман, миссис Эдельман, — поприветствовала Брук пожилую пару, которая остановилась у их столика.

    — Я думаю, что ваш приговор по делу Болдуина против Стерлинга был совершенно корректен, — заявил мистер Эдельман.

    — Спасибо, Марк, — пискнул Билл.

    Эдельманы недоуменно переглянулись.

    — Ларингит, — быстро объяснила Брук. — Он выздоровел, и доктор сказал, что все будет в порядке, но голос пока не вернулся.

    — В таком случае лучшее лечение — горячий чай с медом, — посоветовал мистер Эдельман.

    — О-о-о! Билл, мед будет в самый раз, — протянула Брук.

    Билл смог лишь кивнуть Эдельманам, в то время все его внутренние органы сжимались и расслаблялись, сжимались и расслаблялись благодаря все более настойчивым движениям руки Брук.

    — Это действительно смягчает горло, — закивал мистер Эдельман.

    — Хочешь, я принесу тебе немного меда, Билл? — спросила Брук, продолжая движения рукой, стараясь не шевелить при этом плечами.

    — Давай лучше просто посидим здесь, дорогая.

    Эдеяьманы улыбнулись и пошли дальше, продолжая приветствовать друзей и совершенно не подозревая о том, что творится под белой льняной скатертью столика номер пять. Брук, будучи когда-то завсегдатаем светских балов, выучила пару приемов.

    — Пошли домой, — взмолился Билл, как только Эдельманы ушли.

    — Давай останемся, — сказала Брук, улыбаясь и продолжая поглаживающие движения рукой.

    — Думаю, мы должны уйти.

    — О-о-о! Смотри! Это масло на стаде?

    Их взгляды встретились, и на мгновение Билл увидел в ее глазах все, что он мог потерять, если бы предпочел честность. Он поспешно выдернул член из ее руки и спрятал его в штаны.

    — Масло испортит мой костюм, — Билл встал из-за стола и набрал номер своего водителя. Затем схватил Брук за руку и через толпу потащил ее за собой к выходу.

    — Добрый вечер, миссис Крэйн. Рад вас видеть, Эд. Эй, Сэл, как твои успехи в теннисе? — приветствовал он знакомых, обмениваясь улыбками и рукопожатиями. Его поведение шло вразрез с жесткостью, с которой он сжимал руку Брук. Она бежала за ним, стуча каблучками по мраморному полу, а следом за ней развевался шлейф платья.

    — Спокойной ночи, Томас. Жаль, что нам нужно уходить так скоро. У Билла ужасно разболелась голова. Да-да, позвони мне, и мы все восполним.

    Он замедлил шаг только перед дверью-вертушкой.

    — Чудесная вечеринка, — крикнула Брук хозяину, и Билл вытолкнул ее через дверь на улицу.

    Когда машина подъехала, он страстно поцеловал ее в губы и толкнул на заднее сиденье.

    — Езжай медленно, — сказал Билл водителю, опуская перегородку.

    Брук с удовольствием дождалась бы, пока они приедут домой, но Билл уже задирал рубиновые слои ее платья. Он бы стащил с нее трусики, если бы они на ней были. Билл, лежа на кожаном сиденье машины, расстегнул брюки и, схватив Брук за нарисованного на попе дракона, вошел в нее своим огромным эрегированным членом.

    — Я люблю тебя, Билл, — прошептала она. Но спустя мгновение ей уже было все равно, что он ответит. Разум затуманился под приливом страсти. Все было как в старые времена, когда Билл только узнавал ее и все еще получал удовольствие от секса в любом его проявлении. Он потянулся, чтобы поцеловать ее в губы, в то время как она двигалась вперед-назад на его твердом пенисе. Когда они подъезжали к 34-й улице, у нее начался оргазм. Он зародился где-то в затылке и волнами пошел вниз по позвоночнику.

    Брук начала стонать, и Билл сел, целуя ее губы, шею, груди.

    Кончая словно в последний раз, она осознала, что Билл не кончил. Даже близко. Его член был словно отлит из цемента.

    Водитель подъехал к дому Билла и остановился, ожидая следующих указаний.

    — Сделай еще круг по кварталу! — хрипло крикнул Билл с заднего сиденья.

    Несмотря на пробки, этого все равно не хватило. Брук на ощупь нашла туфли, Билл оправил смокинг; они вышли из машины и поднялись в его квартиру.

    …Он лежал обнаженный на кровати, и его член был точно перпендикулярен потолку. Идеальный прямой угол. Когда Брук вышла из ванной, он сел. Платье скользнуло вниз с ее тела, и она перешагнула через него. Билл поднялся (теперь член был параллелен полу) и начал покрывать поцелуями ее лицо, глаза, губы.

    — Ты можешь продолжать? — спросил он.

    Она кивнула, удивленная и довольная тем, что он этого хочет.

    Второй раз был не столь хорош, как первый. Когда они занимались любовью в его машине, Брук была ошарашена настолько, что не могла думать ни о чем другом. Лежа в его постели, она понимала: Билл больше не был ее лучшим партнером в сексе. Брук чувствовала, что его страсть не идет ни в какое сравнение с ее упоением им и его телом. Из-за этого ее желание ослабевало. Брук знала: его любовь совсем не такая, как ее собственные чувства.

    Подарив ей еще несколько прекрасных оргазмов, он так и не смог кончить. По сути, что бы они ни делали, эрекция не пропадала, и в конце концов было решено залезть в ванну и попробовать расслабиться.

    — Не трогай его! — предупредил Билл, когда Брук скользнула в широкую мраморную ванну.

    — Я и не собиралась, — заверила она его. — Хочешь, я потру тебе спинку?

    — Да, пожалуйста, — попросил он слабым голосом.

    Когда его член наконец сжался до обычных размеров, Билл вылез из ванны, вытерся и не одеваясь лег на постель рядом с Брук.

    — Я люблю тебя, — сказал он.

    — Я знаю.

    Удовлетворенное изнеможение накрыло их обоих. Брук думала, что знает о нем все. Он не разбирается в одежде, но у него прекрасный вкус, если речь идет об искусстве. Может, хороший уролог поможет им перешагнуть эту маленькую кочку? Невзирая на трудности, Брук верила, что между ними есть связь. «И у нас много причин для счастья, — думала она, — несмотря ни на что».


    22
    Отвратительный секс

    Он смотрел, как ткань скользит по ее соскам и спадает на пол, но эрекция не наступила, как это обычно бывало. Лакс стащила с Тревора простыню и прижалась к нему красивым телом. Но он по-прежнему лежал с выражением страдальческого смущения на лице и не ощущал прежнего прилива крови к паху, который помог бы ему перебороть дискомфорт. Она опустилась вниз, она облизывала его, дразнила, но ничего не происходило. Пока она не пощекотала крошечный отрезок кожи между яичками и задним проходом. Только тогда он застонал и наконец ощутил прилив страсти. Лакс вдруг вспомнила о том, как вода выкипает из кастрюли и заливает всю плиту.

    …После того, как она подписала бумаги и деньги перевели на ее банковский счет, Лакс была готова вернуться к нормальной жизни. Все перемены сводились к тому, что ей придется поселиться в доме матери и сменить работу. Пожалуй, так будет даже лучше. Им с Тревором не придется видеть друг друга каждый день, и она не будет чувствовать себя такой запуганной заложницей его любви. Вставив поздно вечером ключ в замок его квартиры, на какое-то мгновение Лакс подумала, что стоило сначала позвонить. Но тогда бы не получилось сюрприза. Наверняка Тревор думал, что ей нужно время, но, по правде говоря, она скучала. Лакс вошла в квартиру и направилась прямо к его кровати.

    Он еще не спал. Лежа на спине, он глядел в потолок и вспоминал все свои неудачи и недавний опыт, который вполне мог закончиться летально. Он убеждал себя, что жизнь продолжается. Лакс поставила под угрозу его работу, его репутацию, но не его жизнь. Раны затянутся. Услышав, что в замке поворачивается ключ, Тревор резко сел, его охватила паника. Он огляделся в поисках оружия или убежища. На глаза попался телефон. Он уже набирал 911, когда дверь приоткрылась и он увидел Лакс. Лакс, которая чуть не разрушила всю его жизнь.

    Он не смог найти нужных слов, чтобы заставить ее уйти. «Убирайся!» — кричал его разум, но он не мог произнести это вслух. Страх, который изначально препятствовал возникновению эрекции, немного стих, когда она начала касаться его тела. Стих, но не исчез. Тревор смотрел на макушку ее огненно-рыжей головы, склонившейся над его промежностью, и чувствовал себя большим и очень старым животным, опасно зависшим на ветвях высокого дерева в попытке сорвать недостижимый и соблазнительный фрукт. Ощущение того, что он вот-вот упадет, заставило Тревора и на вершине блаженства судорожно ощупывать простыни, словно ища ветку, за которую можно зацепиться и подняться повыше, подальше от нее. В глубине души он знал: Лакс его уничтожит.

    Лакс трудилась изо всех сил, стараясь доставить удовольствие своему мужчине. Марго была права, когда предположила, что у Тревора большой член, которому нужно много внимания. Внезапно Лакс задумалась о том, что Брук говорила про слишком большие члены, доставляющие настолько же большие неудобства. Тревор всегда идеально подходил ей, но почему-то сегодня у нее болела челюсть и ныла спина. И судя по всему, он не слишком хотел заняться с ней любовью.

    Лакс обняла его за бедра и провела руками вверх до самой груди. Она выпустила его пенис изо рта и легонько толкнула его в грудь, показывая, что хочет, чтобы он лег на спину. Тревор не шелохнулся. Встав и насильно уложив его на кровать, Лакс забралась на него сверху и начала двигаться. Так как он совсем не помогал ей, она стала сама ласкать свою грудь. Ей пришлось сделать три или четыре движения, прежде чем он сломался.

    Лакс думала о том мгновении, когда аттракцион в развлекательном парке на большой скорости делает глубокую петлю, а потом внезапно все заканчивается. Когда Тревор перестал артачиться и начал всерьез любить ее, Лакс сказала себе: наконец-то я победила.

    Занятие любовью длилось ровно пятнадцать минут. Тревор кончил, а Лакс нет. Он слез с нее и пошел в ванную. Спустя мгновение он вернулся, его лицо было влажным и красным от того, что он энергично тер его. Лакс, уставшая и смущенная, улыбнулась ему, надеясь, что он улыбнется в ответ.

    — Лакс, — произнес Тревор, — я хочу, чтобы ты вернула мне ключи.

    — О! — начала Лакс. — Но…

    Но прежде чем она успела что-либо возразить, он уже рылся в ее сумочке, снимая со связки ключей те два, что открывали двери в его квартиру.

    — Пожалуйста, оденься.

    Лакс сидела в его постели, завернувшись в дорогие хлопковые простыни, которые его бывшая жена купила на распродаже в «Мэйсис». Когда Лакс входила в его квартиру, она думала, что останется на ночь, если не на все выходные. Перевалило за полночь, и она не знала, куда идти. Домой в Квинс? Ехать на метро было уже слишком поздно, а денег на такси у нее бы не хватило. Кроме того, почему он ее выгоняет? Она вернула ему работу. Неприятности в офисе кончились. Придя сюда, в его квартиру, она дала понять, что снова хочет быть с ним.

    — Одевайся, Лакс, — повторил он, а она так и сидела, ничего не понимая.

    — Ты должна уйти. Уходи. Ты больше не имеешь права сюда приходить.

    — Еще как имею. Теперь я могу делать все, что захочу. Я там больше не работаю. Ты можешь больше не волноваться. У меня есть деньги, Тревор. Мне от тебя ничего не нужно. Я никогда не просила у тебя денег, мне они не нужны, так что иди к черту со своими деньгами! Я просто хочу быть с тобой.

    — Я собрал твои вещи и отправил их на адрес твоего адвоката.

    — Почему?

    — Просто уходи, — Тревор начинал злиться. На работе никто ему ничего не говорил, но сам он считал, что ему дали испытательный срок. Он думал, что потерял свою репутацию и будет первым, кого уволят, когда наступят тяжелые времена. Упав с вершины своей карьеры, он вернулся назад, к тому времени, когда ему приходилось лезть из кожи вон и заискивать перед руководством, чтобы чего-то добиться. Он стоил своей фирме 15 000 $, причем совершенно безосновательно. Ему было пятьдесят четыре года, и он понимал, что вряд ли когда-нибудь сможет найти другую работу, если потеряет эту. Его комфорт и безопасность висят на волоске, а он портит репутацию и ломает свою жизнь ради какой-то хорошенькой неблагодарной девчонки! Он не мог допустить, чтобы кто-то узнал о сегодняшней ночи.

    — Разве ты не любил меня? — с вызовом спросила Лакс так, словно он нарушил обещание.

    — Лакс, тебе лучше уйти, — отрезал Тревор.

    Лакс была не готова взглянуть правде в глаза, она боялась признаться себе, что он ее бросает. Всю жизнь у нее были проблемы из-за мужчин, которые пытались украсть ее, запереть, владеть ею и контролировать. Она не допускала даже мысли, что кто-то действительно мог выгнать ее, но, несмотря на все происходящее, в данный момент Лакс была способна сконцентрироваться только на одной проблеме: она не знала, куда ей идти. Ее квартира находилась недалеко, но съемщики уже въехали. Дорога домой в Квинс была долгой, и ей не хотелось ехать на метро в своей короткой юбке.

    — Мне понадобятся деньги, — сообщила она Тревору. — На такси.

    Лакс вылезла из постели и обнаженная пошла в душ. Она вымылась под горячей водой, вытерлась парой свежих полотенец и бросила их на пол. Пока она неторопливо одевалась, Тревор смотрел на нее.

    Лакс застегнула цветастый розовый бюстгальтер, надев сверху белый топ без рукавов, который не скрывал почти ничего. Она нарочно надела туфли на высоких каблуках, которые одолжила у Джонеллы, и демонстративно прошлась, словно по подиуму, болтая на кончиках пальцев трусиками, которые напоминали крошечный лоскуток ткани. Когда Лакс нашла свою юбку, она повернулась к Тревору спиной и, низко наклонившись, подняла ее с пола. Она внимательно прислушивалась, ожидая, что он засвистит, замычит и закричит «о, детка, детка», но Тревор сидел на кровати с унылым и безразличным видом. Его ладони были сложены вместе, он рассматривал кутикулу на больших пальцах.

    — Тревор, — начала Лакс, не ожидая, что это прозвучит так. Она хотела, чтобы слова прозвучали мягко и с любовью, но ее голос был хриплым и гневным по многим причинам. Во-первых, она выросла в Квинсе, и это о многом говорило. Кроме того, сейчас внутри нее скулила дворняжка, которую вышвырнули на улицу, которую ждал приют и прочие горести. Она стояла в облачении юности и в туфлях на высоких каблуках и ждала, что он посмотрит на нее. Это произошло не сразу. Когда он наконец поднял глаза, в которых отражалось множество эмоций, но ни капли любви или желания, тогда она поняла, что все кончено. Лакс надела трусики и юбку. Потом схватила сумочку и встала перед Тревором с протянутой рукой.

    Он открыл бумажник и вложил ей в руку тридцать долларов. Этого было почти достаточно, чтобы взять такси до дома ее матери, но она продолжала стоять. Он дал ей еще двадцатку, но она не убрала руку и не ушла. Тревор добавил еще две двадцатки.

    — Еще, — потребовала она.

    Бумажка в пятьдесят долларов легла поверх стопки, но и это не остудило ярость Лакс. Еще одна пара полтинников и три купюры по сто долларов. Она продолжала смотреть на него.

    — Это все, что было у меня в бумажнике, Лакс.

    Она представила себе, как он потащится к банкомату и снимет с карточки свой ежедневный лимит наличных, но испугалась, что к тому времени у нее начнется истерика. Она не хотела, чтобы Тревор видел ее такой. Поэтому зажала деньги в кулаке, зацокала каблуками и, уходя, злобно фыркнула в его сторону. «Пошел к черту, Тревор», — хотелось ей крикнуть, но так как Лакс с трудом могла дышать, она не рискнула.

    Пачка денег жгла карман; ей стало интересно: испытывала ли тетушка «просто-тетка» такую же сильную ярость по отношению ко всем своим клиентам. Лакс спустилась к дороге и попыталась поймать такси, но в спальном районе, где жил Тревор, в этот час было мало машин. Лакс дошла до угла, чувствуя себя крайне некомфортно на высоких каблуках и в цветастой откровенной одежде, которую надела, чтобы разжечь страсть в своем старом любовнике. Мир казался притихшим и безлюдным. Почувствовав страх, Лакс побежала по направлению к огням главной улицы.

    К счастью, по пути ей встретилась заполненная людьми закусочная, куда она и свернула.

    — У вас хороший гороховый суп? — спросила Лакс, уставившись в меню.

    — Если в него накидать побольше ветчины, — ответила официантка, и Лакс заметила, что та слишком сильно накрашена и выглядит так, словно по ночам ей не до сна.

    Лакс посмотрела ей в глаза, и официантка увидела на ее лице предательские подтеки туши.

    — Как насчет кофе? — попросила Лакс.

    — В такой час? — удивилась официантка. — Он вас слишком взбудоражит. Лучше сделаю коктейль с содовой.

    — Когда мама была слишком больна и не могла готовить, мой брат, бывало, брал меня с собой выпить по коктейлю с содовой. Он говорил, что его делают из яиц и что это очень полезно.

    — На самом деле полезно, — подтвердила официантка. — Сделать вам?

    — Не-а, только суп. Но все равно спасибо.

    Лакс вернула меню. Официантка почти сразу же принесла суп, а к нему теплый хлеб, масло и пачку бумажных салфеток. Ей хотелось сказать симпатичной посетительнице с красными глазами, что кем бы ни был этот человек, он того не стоит. О, сколько историй о несчастной любви и красивых мужчинах, которые на деле оказывались козлами, она могла бы рассказать!

    — У вас все в порядке? — спросила она Лакс, ставя хлебницу на стол.

    — Все будет в порядке.

    — Ясно.

    Лакс промокнула глаза кусочком белой шершавой бумаги, но слезы снова хлынули из глаз, смывая макияж и оставляя на лице подтеки косметики. «Если жизнь будет и дальше такой, — думала Лакс, — придется купить водостойкую тушь». У нее вырвался икающий смешок, от чего слезы снова полились рекой. Лакс то и дело подтирала тушь, смешанную со слезами, бумажным платком и в конце концов не выдержала и пошла в туалет.

    Вытирая перед зеркалом черные подтеки, Лакс пыталась решить, что делать и куда идти. Она легко представила себе, какую сцену разыграет Джонелла. Что та скажет и как будет смеяться над Лакс, отвергнутой впервые в жизни, как она будет ликовать, увидев кучу денег в ее руках.

    — Дай мне немного, — потребует Джонелла. — Пошли, купим шмоток и наркотиков. Сходим в клуб. Давай, ханжа, это последние бабки. Развлечемся!

    Лакс вычеркнула Джонеллу из списка. Ей не хотелось развлекаться, и к наркотикам ее не тянуло с начальной школы. Она намеревалась потратить деньги Тревора на новую раковину в своей квартире.

    Если она расскажет Карлосу, он будет очень ласков, но лишь с тем, чтобы залезть к ней под юбку. Был еще вариант поехать домой. Но там ее призраки-родственники накачиваются пивом и курят траву, уставившись в экран телевизора. Они будут разглядывать ее, будут пытаться утешить или высказывать философские мысли, полагая, что изъясняются достаточно понятно. Все эти люди любили ее, но Лакс эта любовь казалась ядовитой. Поэтому, сидя на унитазе в дешевой закусочной, она достала мобильный телефон и набрала номер Брук.


    23
    Сыр и симпатия

    — Дри-и-инь-ба-ба-ду-да! — запел сотовый Брук из недр ее вечерней сумочки, и Билл удивленно посмотрел на нее.

    Когда зазвонил телефон, они лежали обнаженные в его постели, держась за руки, и разговаривали обо всем, за исключением того, о чем он действительно должен был ей рассказать. Она потянулась к сумочке, облокотилась на его грудь и достала мобильник.

    — Алле, — сказала Брук в трубку, сгорая от любопытства, кто мог позвонить ей в такой поздний час. — Лакс? Нет, конечно, все в порядке, молодец, что позвонила. Я же сказала, что ты можешь звонить в любое время.

    — У тебя есть знакомая, которую зовут Лакс? — спросил Билл.

    — Т-с-с! Что случилось? Правда? Вот ужас! Боже мой! Мне так жаль! Да нет, я была бы рада тебя увидеть, но я не дома.

    — Ее правда зовут Лакс?

    — Т-с! Нет, я у друга. Но у меня есть машина, ну, вообще-то это машина моей матери, но я могу взять ее и приехать за тобой.

    — Можешь привезти ее сюда, — не отставал от нее Билл. — Я достану сыр. Конечно, если ее правда зовут Лакс. Кто мог назвать так своего ребенка? Может, ее родители преподают латынь? Она француженка? Как она выглядит? Она интересная? Откуда она?

    — Т-с-с! Слушай, я дома у моего друга Билла. Он живет на Пятой авеню, дом номер 8. Ты можешь приехать сюда? Пентхаус. О, скажешь портье, что ты идешь к достопочтенному Биллу Симпсону. Да, портье очень строгий, особенно после полуночи, но я скажу ему твое имя, и он впустит тебя. У тебя ужасный голос. Нет, конечно, все в порядке. Не-а, мы ничем не занимаемся. Я же сказала: в любое время. Так что приезжай. Билл говорит, что достанет сыр.

    — Квинс, — пояснила Брук, захлопывая телефон.

    — У тебя есть знакомые из Квинса?

    — Всего лишь одна женщина, и она едет сюда. Так что одевайся.

    Когда Лакс вышла из лифта и остановилась перед множеством огромных дверей из красного дерева, выкрашенных в кровавый цвет и покрытых блестящим лаком, она была уверена, что ошиблась адресом. Но позвонила и услышала за дверью голос Брук: «Открыто!»

    Лакс вошла в квартиру Билла Симпсона и огляделась. Ее глаза округлились от изумления. Это было больше похоже не на квартиру, а на главный офис одного из огромных банков в центре города. В холле висела большая картина, написанная Брук. На ней были изображены двое мужчин в костюмах-тройках, сидящие в противоположных углах большого красивого дивана. Спаниель, лежащий на ковре, преданно смотрел на джентльмена, сидящего справа. Тот, что сидел слева, гладил спящего котенка, свернувшегося клубком у него на коленях. Двое неподвижных, совершенных, красивых мужчин, разделенных метрами превосходной обивки.

    — Тебе нравится картина? Эта моя любимая, — обратился к ней Билл, когда ему показалось, что Лакс не сможет самостоятельно оторвать взгляд от полотна.

    — Это твой дом, — утвердительно сказала Лакс, все так же глядя на картину.

    — Да, сейчас мой.

    — И это картина, которую ты купил. Или ее Брук для тебя нарисовала?

    — Я купил картину на одной из ее ранних выставок. Просто влюбился в нее. Как ты узнала, что это картина Брук?

    — П-ф-ф, — отозвалась она, по-прежнему не отрывая глаз от картины.

    Подпись была совсем крошечной, и ее невозможно было прочитать с того места, где стояла Лакс, но после нескольких визитов в студию Брук ее стиль стал для Лакс узнаваемым.

    — Так что ты думаешь об этой картине? — поинтересовался Билл.

    — Я ничего не понимаю в живописи, знаю только, что большинству людей бежевый цвет нравится больше, чем фиолетовый, хотя, на мой взгляд, это полный бред. В общем, думаю, что человек должен жить там, где ему уютно.

    — Что ты имеешь в виду? — спросил Билл, оглядывая свою роскошную квартиру.

    — Я хочу сказать, все это, правда, мило, но все голубые парни из моей школы мечтали переехать куда-нибудь вроде Гринич-виллидж[31], да, или в это место в Род-Айленде[32]. Или это на Кейп-Коде[33]?

    — На Кейп-Коде, — ответил Билл пересохшими губами.

    — О, — Лакс и не собиралась его тестировать, но тот факт, что Билл сразу же понял, что речь идет о гомосексуальной общине в Провинстауне[34], подтвердил ее догадки. Он либо голубой, либо ясновидящий.

    Билл Симпсон был судьей, и, разумеется, его научили скрывать эмоции. Поэтому он просто смотрел на Лакс, а она смотрела на него. Стоя на лестнице и наблюдая за происходящим, Брук рассмеялась.

    — Билл не голубой, Лакс, — сказала она, но шестеренки в ее мозгу начинали лихорадочно вращаться.

    «Лакс только что назвала Билла гомосексуалистом, — думала Брук. — В следующий раз она назовет его кокер-спаниелем».

    — Нет? Боже, я прошу прощения. Я, ох, Боже, я не много таких парней встречала, ну не знаю, ну, которые выглядят так же ухоженно, как ты. И, ну, держатся так же прямо, как ты, — заикалась Лакс, чувствуя себя так, словно пришла сюда в туфлях, по дороге вляпавшись в них в собачье дерьмо. Но ей казалось, что парень Брук все-таки голубой.

    — Не переживай, — успокоил ее Билл.

    — Ладно. Я Лакс.

    — Уильям Брэдли Симпсон IV, познакомься с Лакс Керчью Фитцпатрик, — произнесла Брук, воображая столкновение эксцентричной Лакс с чопорным консервативным Биллом. Билл — голубой? Как странно, что Лакс это сказала.

    — Lux et Veritas? Твой отец учился в Йеле[35]? — спросил Билл.

    — Нет, — ответила Лакс.

    — Тогда, может, твоя мама?

    — А что она?

    — Она посещала Йель?

    — Нет. Она из Джерси, но окончила среднюю школу имени Томаса Джефферсона в Восточном Нью-Йорке, потому что они переехали туда, когда умер мой дедушка. Она до сих пор считает себя девушкой из Джерси. Забавно, правда?

    — Хм. Да.

    — Слушай, а ты знаешь, что значит слово «Лакс»? — спросила она у Билла.

    — Да, — радостно отозвался Билл, ожидая, что она сама ответит на свой вопрос.

    — Что оно значит?

    — О, — засмеялся он, застигнутый врасплох, — оно означает «свет» по-латыни. А фраза «Lux et Veritas» переводится, как «свет и истина». Это девиз моей альма-матер — Йеля. И именно поэтому я думал, что твой отец тоже учился в Йеле.

    — Школа Томаса Джефферсона. Тоже.

    — А Керчью? — Биллу по наследству досталась вежливость его бабушки. — Это фамилия?

    — Такой звук человек издает, когда чихает, — рассеянно ответила Лакс, скользя взглядом по другим картинам и стеллажам с книгами в соседней комнате.

    Пораженный Билл провел ее в гостиную, предложив удобные тапочки, халат и хороший крем для кожи, чтобы снять раздражение, вызванное дешевыми платками и слезами.

    Они устроились на кухне, и Лакс все рассказала им. Она начала свое повествование с конца — с того момента, как ее бросили. Потом последовал рассказ об ужасном сексе, а уже потом — про юридические документы. Временная шкала окончательно сбилась, когда Лакс начала рассказывать Биллу и Брук о Карлосе, Джонелле и недвижимости тетушки «просто-тетки». Билл открыл рот в изумлении, когда Лакс продемонстрировала свой искалеченный мизинец. Брук взяла ее за руку и согласилась, что по отношению к ней Тревор вел себя совершенно по-свински, не упоминая о том, что понимала и позицию Тревора.

    — Ты можешь найти себе еще одну паршивую работенку, — сказал Билл, намазывая крекер мягким сыром «бри» и протягивая его Лакс. — Но я считаю, что тебе надо мыслить масштабнее. Стоит подумать о получении степени бакалавра. Обучение — очень важная вещь, если ты хочешь сохранить деньги. И задумайся о том, чтобы разнообразить свои капиталовложения. Я хочу сказать, что недвижимость — это прекрасно, но если этот корабль пойдет ко дну, то вместе с ним утонет весь груз.

    — О, мой Бог, насколько же ты прав! — воскликнула Лакс. — О'кей, но, типа, скажем, ты хочешь купить что-то типа акций, да? Как, ну, это, как это сделать? Я имею в виду, ну, как выбрать нужные акции? А потом, это, кому и как давать деньги?

    «Каждой Золушке нужен свой крестный фей, — думала Брук, пока Билл энергично рассказывал Лакс об основах взаимоотношений с брокерской фирмой. — Ну, не «фей», — поправила она себя. А потом забеспокоилась. С каких это пор она ощущает необходимость поправлять себя?!

    Брук слушала, как Билл рассказывает Лакс об огромном пентхаусе, который он получил в наследство от бабушки, о происхождении деревянных изделий, импортного кафеля и английской мебели в библиотеке. Она была удивлена, услышав, как он говорит, что комнаты нагоняют на него депрессию. Он говорил, что ему хочется жить в доме, где нет портье, следящего за всеми, кто приходит и уходит. Брук пыталась сосредоточиться на этой беседе в настоящем времени, но мысли ее возвращались в прошлое, к эротическим моментам, которые они разделили за долгие годы, ко всему сказанному и сделанному Биллом.

    — Да, я видела некоторые из этих дорогих квартир на верхних этажах в центре города. Они мне нравятся, но я не могу себе такое позволить, — говорила Лакс Биллу. — Я рассматриваю небольшие кооперативные квартирки в хороших районах, которые нуждаются в ремонте. Потому что ремонт я могу сделать, но боюсь оказаться по уши в долгах, если мои квартиросъемщики, ну, знаешь, съедут. Мой адвокат говорит, что мне надо быть смелее, потому что я могу, ну, взять деньги из моего рискового капитала, но я не знаю. Мне это кажется слишком опасным. Понимаешь, о чем я? Это как какая-то пирамида, которая может обрушиться, а, да, в любой момент.

    — Я думаю, когда у тебя есть три или четыре квартиры, которые ты сдаешь надежным съемщикам на долгий срок, тебе будет легче начать вкладывать свой капитал в другие…

    — Что за капитал? — перебила его Лакс.

    — Твои наличные, — вмешалась Брук, протягивая Лакс паштет.

    — Что это? — спросила Лакс, разглядывая коричневато-серую массу.

    — Паштет, — пояснил Билл.

    — Без шуток? — подцепила Лакс, взяв кусочек ножом и отправила в рот. Погоняла его во рту, размазывая по нёбу, и внезапно замерла.

    — Тебе не нравится? Он испортился? Невкусный? — спросил Билл, нюхая паштет.

    — Все так балдеют от него, я просто думала, он окажется сладким, — Лакс пыталась справиться с непослушной ливерной массой у себя во рту. — На вкус как печенка.

    — Это и есть печень.

    — Да? Фу!

    Билл протянул ей льняную салфетку с вышитым на ней фамильным гербом. Лакс выплюнула в нее паштет и швырнула салфетку в мусорное ведро. Билл улыбнулся. Они ели и говорили о новой картине Брук, о том, с кем Лакс стоит поговорить по поводу работы, о новых занавесках в рабочем кабинете Билла, о том, куда Лакс пойти учиться, что Лакс делать с ее капиталом, с ее волосами, что, наконец, ей делать с жизнью. И пока они говорили, усталость, накопившаяся за долгие часы ночи, за которую Лакс успела позаниматься сексом и получить пинок под зад, начала негативно сказываться на ее шейных мышцах. Когда она поняла, что больше ни минуты не может держать голову в вертикальном положении, Билл убедил ее выбрать себе спальню и лечь спать. Лакс выбрала лавандовую комнату. Утром она будет лежать на простынях цвета лаванды и рассматривать точно такие же лавандовые стены, удивляясь тому, как ее любимый фиолетовый цвет может быть такого мягкого и приятного оттенка.

    Брук пожелала Лакс спокойной ночи и закрыла за собой дверь. Вернувшись в гостиную, она не нашла там Билла. Он стоял в фойе перед картиной, которую купил у нее много лет назад. Брук обняла его сзади и захихикала в ухо.

    — Можно ее оставить, папочка? Давай мы ее оставим, а?

    — Она — это что-то, — согласился Билл, не отводя глаз от картины.

    — Мы можем ее удочерить?

    — М-м-м, — промычал Билл.

    — О чем ты думаешь? — спросила Брук.

    — О том, каково это жить жизнью, в которой нет надежд, — ответил он. — Каково это, когда никто не верит в то, что ты что-то из себя представляешь? Нет никакой ответственности ни перед кем. И вот, скажем, ты чего-то достиг, у тебя появляются одна или две квартиры. Например, однажды ты можешь открыть брокерский счет. Были бы рядом люди, которые смогли бы порадоваться за тебя? Каково это, когда рядом с тобой никого нет? Когда никто не пытается узнать, счастлив ли ты?

    — Свободно, забавно, грустно, страшно. Какая разница? Это не про нас.

    — Я думаю, из меня получился бы отличный президент, — ни с того ни с сего сказал Билл.

    — Президент чего?

    — Соединенных Штатов Америки.

    Брук часто смеялась по любому поводу, но сейчас она даже не улыбнулась.

    — Ты нарисовала это для меня? — спросил Билл, указывая на изображение двух джентльменов, сидящих на противоположных концах дивана. — Ты хотела изобразить двух голубых мужчин, любовников, сидящих на публике, скрывающих свои чувства друг к другу?

    — Нет, — ответила Брук, почувствовав, как по телу побежали мурашки. — Ты видишь это на картине?

    — Нет, нет, нет. Но эта девушка увидела. Кто-нибудь еще это видит? Брук, ты видишь это?

    В приступе паники у него сжалось горло, и последний вопрос прозвучал выше на тон обычного баритона Билла.

    — О чем ты говоришь? — не понимала Брук. Звук его голоса напугал ее.

    Билл взял ее руку и поднес к своим губам, помедлив, прежде чем поцеловать. Он не хотел терять ее. Она была его женой во всем, не считая секса, супружеской верности и совместной жизни, больше двадцати лет. Этой ночью он сделал для нее нечто особенное и одновременно глупое. Он пытался изменить себя, чтобы она была счастлива.

    — То, что я сделал сегодня, я сделал, потому что люблю тебя. Мы много экспериментировали с сексом, и я чувствую, что мы исчерпали это море, но при этом нашли то, что порой остается, когда умирают страсть и романтика.

    — Я не понимаю, о чем ты, — сказала Брук, хотя в глубине сердца знала, о чем он говорит.

    — Да ни о чем, — вздохнул он. — Я, думаю, я пытаюсь сказать, что люблю тебя.

    — Это все, что ты хочешь мне сказать?

    После шикарной вечеринки в честь своего пятидесятого дня рождения дед Билла по отцовской линии покончил жизнь самоубийством, выстрелив себе в голову. Отец Билла, несмотря на то что был знаком с одними из лучших онкологов в городе, не пытался вылечить свой рак на начальной стадии. В конце концов заболевание приняло тяжелую, агрессивную форму и повлекло за собой смерть.

    Никто не рассказывал Биллу о страданиях, которые пережили эти красивые, но несчастные гомосексуалисты. Его мать и бабушка, как две львицы, следили за ним в оба, защищая его, последнего живого львенка. Они пристально наблюдали за ним, с беспокойством ожидая проявления неминуемых сексуальных отклонений. Их страхи на нем отразились.

    Появление в жизни Билла привлекательной Брук принесло всем облегчение. В самом начале их сексуальных отношений возбуждение, которое захлестывало, когда они были наедине друг с другом, затмевало необычные желания, дремлющие внутри. Им все казалось внове… Во время учебы в колледже они экспериментировали, иногда вместе. С годами Брук потеряла вкус ко многим вещам, которые привлекали ее в юности, таким, как секс втроем, ром с колой и лесбиянство. Вкусы Билла изменились тоже.

    Когда Билл был молодым, беззаботным и много пил, он мог сунуть пенис куда угодно, что, в принципе, присуще молодым и беззаботным пропойцам. К двадцати пяти годам его любовь к Брук стала крепче, но желание обладать ее телом начало медленно угасать. Его начали одолевать другие страсти. Он гнал эти мысли, стараясь сохранить Брук и отказываясь от своей реальной сексуальной ориентации. Эта ложь мучила Билла. Ему казалось, что его наполняет слизь, которая просачивается в важные для него отношения, как какой-то опасный яд. К тридцати семи годам, посетив множество урологов, Билл отказывался признаться даже самому себе, что был озабоченным гомиком. Он предпочел бы быть гетеросексуальным импотентом. В тот год Брук сделала свою первую татуировку.

    Гомосексуальные фантазии Билла были довольно незамысловаты. Он грезил о сильных, упругих телах, и его совершенно не возбуждали нежные и влажные отверстия.

    Он продолжал заниматься сексом с Брук так часто, как мог, он не хотел потерять ее. В постели он выкладывался полностью, потому что это помогало ему продолжать верить в ложь, в которую он заставил себя поверить. Он играл роль любовника Брук старательно и пылко, так, словно его жизнь зависела от того, сумеет ли он убедить ее в том, что по-настоящему хочет ее.

    Но постоянное притворство отнимало много энергии, и с годами это утомило его. К тому времени, когда ему стукнуло тридцать девять, его мать Элеонор начала волноваться за него уже по другому поводу. Когда она увидела, что депрессия, которая некогда изводила ее мужа, началась и у сына, то решила, что готова смириться с его гомосексуальностью. Вот только к тому времени она уже не могла избавить Билла от страха и ненависти к себе, которые сама же в нем и зародила.

    После смерти бабушки, от которой Билл унаследовал огромное состояние и недвижимость, Элеонор вышла с ним на улицу. В жаркий августовский день в Палм-Бич[36] она привела его на пляж и под аккомпанемент прибоя сказала ему, что нет ничего плохого в том, чтобы быть гомосексуалистом.

    — Зачем ты говоришь мне это, мама?

    — Потому что твой отец и Майлз Рэндольф ни разу в жизни не играли в гольф.

    — Мистер Рэндольф?

    — Да.

    — О, Боже, на похоронах он так громко рыдал!

    — Верно.

    — Вот это да!

    — Майлз Рэндольф любил твоего отца. Как и я.

    Элеонор взяла сына за руку. Она откинула с его лба светлую прядь волос, заслонявшую зеленые глаза, и сказала: «Билли, я хочу, чтобы ты был счастлив».

    И он пытался. Он поехал в Мексику и пытался. Он поехал в Бангкок и пытался еще усерднее. Он провел немного времени в Париже, пытаясь быть счастливым, и иногда был счастлив; но каждый раз, когда Билл возвращался домой, он обнаруживал, что тяжесть красного дерева, семейные связи и взгляды коллег разрушают его счастье. Даже в манящем мире своих голубых друзей он чувствовал, что лучше спрятать свою симпатию к красивым мужчинам, загорающим у бассейна. Может, именно в те годы, которые он прожил под жестким контролем львиц, выискивающих тревожные признаки, в нем зародился страх и он уже не мог признаться себе в своих желаниях. И все же он был страстным мужчиной, который нуждался в сексе.

    Когда ему нужна была любовь, он звал Брук. Она замечала, что его эрекция исчезает, когда она снимает лифчик. Ей было интересно, почему он проводит почти весь свой отпуск во Франции. Ей не приходило в голову, что он другого поля ягода, пока Лакс не сказала это вслух.

    — Я знаю, ты любишь меня, Билл, но ты больше ничего не хочешь мне сказать? — Брук еще не была готова поверить в то, что мужчина, который занимался с ней любовью три раза за ночь, на самом деле не испытывал влечения к женщинам. Ей не хотелось думать о том, что он вынудил свой пенис стоять, чтобы сделать ее счастливой, и что сам он так и не кончил.

    — Брук, я люблю тебя, — пробормотал Билл.

    — Это мы уже выяснили.

    — И я… — Билл замолк. Он не мог подобрать конкретное определение.

    Брук ждала. Между ними повисла гнетущая тишина, и в конце концов Билл понял, что должен это сказать.

    — Просто иногда я осознаю, что смотрю на красивых мужчин, — наконец вымолвил он так, словно они обсуждали деликатный вопрос о правовой норме. — Тома Маккена, например, этого профессионала из гольф-клуба. Он очень привлекательный мужчина, и я, ну, я не думаю, что в этом влечении есть что-то противоестественное. На этом все и заканчивается.

    Ерундометр Брук внезапно зашкалил, зарегистрировав огромный процент лжи в утверждении Билла. Она могла бы рассердиться на него, если бы не видела, как ему больно.

    — И давно ты ощущаешь это притяжение? — спросила Брук и поняла, что давно это знала. Когда Лакс назвала вещи своими именами, в памяти Брук всплыли отдельные моменты, взгляды, жесты.

    — Начиная с Джека Беренботта, — ответил Билл.

    Джек был школьным приятелем, с которым они столкнулись во время поездки в Сент-Китс[37]. Он заигрывал с Брук, и она отвечала ему тем же. Когда Джек предложил попробовать секс втроем, Билл согласился, думая, что это понравится Брук. Когда все было позади, он пытался убедить себя, что сделал это для нее, но на самом деле Джек был нужен именно ему.

    — Так давно? — выдохнула Брук, чувствуя себя полной идиоткой.

    — Я думал, что смогу бросить.

    — Бросить! — крикнула Брук. — Это не какая-то там привычка, Билл!

    — Я не полностью голубой, Брук. Совсем не голубой. Я хочу сказать, если нарисовать кривую нормального распределения, то можно увидеть, что точек в гетеросексуальной области у меня намного-намного больше, чем в гомосексуальной.

    — За тем исключением, что ты хочешь заниматься сексом с мужчинами, — поддела Брук.

    — Нет. Я просто экспериментировал. Вот и все. Мое сердце принадлежит тебе.

    — Но твой член принадлежит Джеку Беренботту.

    Билл долго молчал.

    — Я могу отсечь эту часть, — произнес он очень серьезно.

    — Свой член?

    — Нет! Я имею ввиду гомосексуальность! Это не такая уж большая часть меня. Правда. Я люблю тебя. И любил с того самого похмелья, что мы пережили в квартире твоей бабушки. Я могу измениться ради тебя.

    Брук не ответила.

    Она повернулась, чтобы взглянуть на свою картину, на двух любовников, которые никогда не коснутся друг друга. Ей хотелось думать, что Лакс ошиблась. Лакс вошла в квартиру Билла и поздоровалась с гигантским монстром, который тайно жил здесь долгие годы. Теперь у монстра было имя, он больше не спрячется в тени.

    — У меня была всего лишь пара мужчин, — признался Билл. И так как Билл решил не учитывать сексуальные похождения за пределами Соединенных Штатов, он искренне верил в правдивость своих слов. — И как минимум в течение пяти лет у меня не было секса ни с кем, кроме тебя. Больше всего на свете я хочу быть с тобой. Ты лучшее, что было в моей жизни.

    Брук пыталась переварить информацию. Она вспоминала, какой секс был когда-то у них с Биллом. Наверняка Лакс ошиблась. Сумасшедшая девчонка из Квинса. Что она могла знать? Брук стояла в фойе. Внезапно все ее мысли перенеслись в ночь в Сент-Китс, когда они занимались любовью с Джеком Беренботтом. Она вспомнила тот вечер, но не помнила ничего, что выдавало бы в Билле гомосексуалиста. Они хорошо провели время с Джеком, а потом вернулись к себе в комнату и повторили все вдвоем. А между настоящим и прошлым были годы отличного секса. Это должно было что-то значить.

    Затем Брук сравнила отличный секс из прошлого с нынешней импотенцией Билла. Может, им просто стоило сделать перерыв. Может, он смог бы контролировать себя. Но хочет ли она, чтобы он это делал? Хочет ли она быть рядом с человеком, который задерживает дыхание? У нее разболелась голова. Для одного вечера это было уже слишком. Она словно стояла на краю континентального шельфа, а перед ней был только океан.

    — Я еду домой, — сказала она. — Пожалуйста, вызови мою машину.


    24
    Победа

    Марго лежала в постели, размышляя о мастурбации. Лучи субботнего солнца просачивались сквозь приоткрытые жалюзи, и у нее не было никаких планов. Она могла, если бы ей захотелось, проваляться все утро в постели, посвятив себя самому достойному и верному из всех любовников, которые у нее когда-либо были. Она сбросила футболку и спортивные штаны и начала выписывать тазом сладостную восьмерку, обнаженной кожей касаясь мягких простыней.

    Ей вдруг захотелось залечь в ароматную ванну. Марго начала планировать свое утро. Она наполнит глубокую ванну горячей водой настолько, чтобы вода едва доходила до влагалища, а пальцами будет ласкать себя выше. Потом, когда она будет достаточно возбуждена, она выйдет из ванной и снова ляжет в постель, где доведет себя до идеального оргазма, который заставит ее впиваться ногтями в подушки и кричать. Потом Марго выйдет из дома и вкусно позавтракает.

    Когда она выбралась из постели и направилась в ванную, раздался дверной звонок. Кто-то стоял у входной двери. Марго подумала, что это разносчик газет, который не может попасть в вестибюль. Возможно, она захочет попозже почитать газету. Марго пересекла гостиную и нажала кнопку домофона.

    — Кто там? — спросила она.

    Если бы он сначала позвонил, она посоветовала бы ему остаться дома. Но Тревор стоял у ее дома, под кнопкой звонка, нежданный гость, не предупредивший о своем визите. Он сказал, что прогуливался и случайно оказался поблизости. Можно ли ему подняться и выпить с ней кофе?

    — Ах-х-х, — выдохнула Марго в домофон, посмотрев на свое жаждущее, обнаженное тело. Из-за помех, домофона ее нерешительное «ах-х-х» прозвучало как стон, и на мгновение Тревор пожалел, что позвонил. Она будет смеяться или, что еще хуже, снова прочтет ему лекцию о правилах поведения в офисе. Но его огромная квартира этим утром показалась ему ужасно пустой. Он вышел из дома, намереваясь пробежаться в одиночестве. На обратном пути зашел бы выпить кофе с рогаликом. Один. Потом взял бы газету и поднялся в свою квартиру. Один. Когда он понял, что оказался в квартале Марго, то осознал, что не выдержит одиночества больше ни одной секунды. И тогда позвонил в дверь. Тревор уже было собрался извиниться за то, что побеспокоил ее в субботу, и вернуться домой, как она сказала, что отправила вниз средний лифт. Марго объяснила ему, как сделать так, чтобы лифт поднялся прямо в ее квартиру. «Именно в такие моменты оправдывает себя маниакальное пристрастие к шоппингу», — подумала Марго, ринувшись к шкафу и вытащив оттуда сногсшибательную шелковую ночнушку и подходящий халат. Это была блестящая сорочка персикового цвета, отделанная кружевом цвета слоновой кости. Она отрезала бирки и надела ее.

    — Эй, Трев, проходи в кухню, — позвала Марго, услышав, как открылись двери лифта. — Я купила великолепный кофе на фермерском рынке. Он определенно тебя оживит.

    — Я выгляжу так, будто меня нужно оживлять? — Тревор вошел в безупречную кухню Марго.

    — Ты выглядишь слегка виноватым.

    — Да? Ну, не считаю, что в чем-то виноват. Я счастлив снова чувствовать почву под ногами.

    Именно тогда он посмотрел на Марго. Ее щеки разрумянились, словно она только что позанималась спортом.

    — Ты чудесно выглядишь. И эта сорочка! Боже, Марго, ты правда в этом спишь?

    Марго невозмутимо кивнула, взяв с полки турку и поставив ее на плиту. Она налила туда воду, бросила кофе, сахар и начала нагревать.

    — Ты говорил что-то про почву? — спросила она и перешла к тостам.

    — Да, я просто рад, что все кончено.

    Марго не ответила. Помешивая ложкой кофе, она смотрела на Тревора. Ей нравился его решительный профиль и седина на висках. В своих историях Лакс описывала его как чудесного любовника, одновременно нежного и страстного. Какое-то время они пили кофе в тишине, думая каждый о своем.

    — Ну, — наконец произнес он, — что обо мне говорят?

    — Кто?

    — На работе, — Тревору было неприятно, что она заставляет его вытягивать из нее информацию.

    — Ну, есть два мнения. Внутри и вне офиса. В офисе думают, что ты осел. Дорогой осел, который стоил фирме 15 000 $ и хорошего секретаря. Уорвик был вне себя в понедельник, когда временный секретарь послал конфиденциальный приказ по факсу адвокату со стороны противника. Он все время жаловался на Лакс, но теперь, когда она ушла, он понял, каким хорошим секретарем она была.

    — А что за пределами офиса? — Тревор ожидал худшего.

    — К несчастью, за пределами офиса все говорят, что ты озабоченный жеребец, у которого, должно быть, таится нечто большое в штанах, раз он смог вставить этой цыпочке, которую никто больше не смог зацепить.

    — Правда?

    — К несчастью, да.

    — Насколько я близок к увольнению?

    Марго подняла руки и широко развела их. Тревор немного воспрял духом.

    — Ты видел ее снова? — спросила Марго.

    — Нет, нет, конечно, нет, — солгал Тревор, и она позволила ему эту маленькую ложь. Брук уже пересказала Марго историю Лакс.

    — Марго, ты думаешь, я совершил ошибку?

    Марго поднесла чашку с теплым, дымящимся кофе к лицу. По ее мнению, Тревор наделал так много ошибок, что она даже не знала, с чего начать. Он предпочел ветреную молодую девушку красивой умной ровеснице. К тому же он позволил сексуальным отношениям разрушить карьеру, натворив дел в офисе и уничтожив свою с трудом заработанную репутацию хладнокровного юриста-профессионала. Ему не стать совладельцем фирмы, а в другой компании было уже слишком поздно начинать все сначала.

    — Да, я думаю, ты совершил несколько серьезных ошибок.

    Она хотела сказать больше, но Тревор уже начал оправдываться.

    — Я был так унижен, когда от меня ушла жена. А Лакс казалась мне такой красивой и такой молодой. Она становилась такой…

    Тревор смущенно замолчал. И все же было очевидно, что он был очень доволен тем, о чем стеснялся сказать.

    — Она становилась какой? — Марго чувствовала, что должна услышать продолжение.

    — Такой влажной, — закончил Тревор, улыбаясь. — Ну, ты понимаешь, как приятно, когда можешь возбудить женщину.

    Марго сделала глоток крепкого турецкого кофе. Теплый завиток пара коснулся ее виска и растаял в воздухе. Она облокотилась на кухонный стол, пытаясь понять, что Тревор имел в виду. Он продолжал свое признание:

    — Мне было действительно хорошо с Лакс, и мне очень жаль, что я причинил ей боль.

    — Понятно.

    — Думаешь, я должен дать ей денег?

    — Нет.

    — Но у нее нет работы. Что она будет делать?

    — С ней все будет в порядке.

    — Ей что-нибудь нужно?

    — Кажется, она сказала Брук, что копит деньги на новую раковину, но это не достоверная информация. Слушай, Трев, давай вернемся к тому, что ты говорил про влажность?

    — Какую влажность?

    — Ну, ты сказал, что мне якобы знакомо чувство, когда возбуждаешь женщину, и она становится влажной.

    — Да.

    — А откуда мне знать, что испытываешь, когда возбуждаешь женщину?

    — Потому что ты и Брук…

    — Нет.

    — Нет?

    — Нет, — решительно отрезала Марго.

    — Упс!

    На мгновение оба замолчали, потягивая кофе из крошечных чашечек.

    — Просто, когда я сделал шаг в твою сторону, ты не была заинтересована в том, чтобы заняться сексом, — сказал Тревор.

    — Ты сделал шаг в мою сторону?

    — Китайская еда? Цыпленок му-шу? Помнишь?

    — Это был шаг?

    — Ну да, Марго, это был шаг, — голос Тревора стал жестче. — И я оказался тебе не интересен.

    — И поэтому я лесбиянка?

    — Ну, поэтому и потому, что я заметил, что вы с Брук обедаете вместе как минимум раз в неделю, и иногда после обеда ты возвращаешься в офис вроде как, ну, возбужденной. Наверное, я додумал остальное, чтобы чувствовать себя лучше. И в тот раз, когда ты отвергла меня, дело было во мне. Значит, ты просто не хотела меня.

    — Как же ты ошибаешься! — брызжа слюной, крикнула Марго.

    — Значит, ты лесбиянка?

    — Нет! Если бы я знала, что тот вечер был моим последним шансом залезть к тебе в штаны, Тревор, я бы отбросила этого му-шу, задрала бы юбку и залезла на тебя.

    — Правда? — Тревор улыбнулся впервые за все то время, что он сидел у нее в квартире.

    — Правда, — подтвердила Марго, чувствуя, как огромный груз свалился у нее с плеч.

    — Значит, ты думаешь, что я ничего, — сказал Тревор и взял ее руки в свои.

    Он провел своим жестким указательным пальцем по ее длинной, тонкой руке. Поиграл с ее пальцами. Марго знала, что должна выдернуть руку, но ей было так приятно — ощущать себя победительницей. Она заметила, какие у него большие руки и какие нежные глаза. Не один месяц Марго фантазировала о том, что она сделает, когда этот момент наконец наступит, как она разденется и отдастся ему. Если бы она сбросила свою великолепную сорочку на пол и подошла к нему, Тревор обнаружил бы, что она уже вся влажная. Если бы этим утром она занялась с ним любовью, он бы поверил, что она страстная, легко возбудимая и полная огня.

    — Я не могу, Тревор.

    — Конечно, можешь, — прошептал Тревор, двигаясь вверх по ее руке.

    Он дошел до локтя и притянул ее к себе. Где-то рядом стояла Атланта Джейн в кожаных штанах, подбадривая свою создательницу.

    — Я бы занялась с тобой любовью, но ты ушел и не только занимался сексом с секретаршей, но тебя еще и поймали, и был большой скандал. Ты опозорился на работе. Люди смотрят на тебя. И ты для меня запретный плод, пока работаешь в «Уорвике». Я не собираюсь приносить в жертву свой шанс стать совладельцем в этой фирме ради секса.

    Он выглянул из окна, изучая вид на Ист-Ривер[38], а Марго изучала его лицо. Ее тело все еще жаждало его. И боялось, что в этом промежутке между пятьюдесятью и шестьюдесятью годами у него осталась последняя возможность насладиться качественным сексом. Что после шестидесяти исчезнет это возбуждение, которое она ощущала с тридцати пяти. Если бы только она нашла способ задушить в себе это животное волнение. Если бы перестала бояться того, что, переспав с Тревором, разрушит свою репутацию, тогда она могла бы пуститься с ним в долгое, приятное плавание до самого заката.

    — Тогда мне лучше уйти, — Тревор со стуком поставил чашку на стол и направился к двери.

    — Эй, в раковину, — сказала Марго.

    — Извини?

    — Поставь чашку в раковину и налей туда немного воды, чтобы остатки кофе не засохли. А потом, если ты хочешь уйти, уходи. Хотя, если ты уйдешь сейчас, я буду считать тебя последним ослом.

    Тревор замер. Посмотрел на свои руки. Выглянул в окно. Смотрел на струю воды, пока она наливалась в чашку, разбрызгивая остатки кофе по белой раковине. Наконец посмотрел на Марго и увидел, что она улыбается.

    — А если я останусь? — спросил он.

    — Ну, у меня нет на сегодня планов, которые нельзя изменить.

    — Ты готовишь?

    — Издеваешься? Ты только что попробовал все, что входит в мой кулинарный репертуар. В любом случае готовить для тебя я не собираюсь.

    — Нет-нет. Я просто хотел сказать, что я хорошо готовлю, — объяснил Тревор. — Действительно хорошо. Я могу сбегать в магазин за яйцами.

    — Ты собираешься приготовить мне завтрак?

    — Если хочешь. Где поблизости есть хороший продуктовый магазин?

    — Сиди, — встрепенулась Марго. — Я что-нибудь накину и сбегаю. Яйца и что еще?

    — Сок, молоко, все, что захочешь. Я могу приготовить все, даже суфле, если хочешь.

    — А ты можешь сделать глазунью?

    — Да, конечно.

    — Хорошо, оставайся здесь. Я только до магазина и обратно.

    Марго вытащила из шкафа хлопчатобумажную юбку цвета лаванды и маленькую симпатичную блузку. Она расчесала волосы, надела лавандовые босоножки, ниточку розоватого жемчуга и была готова отправиться в путь. Тревор ждал ее на диване.

    — Чудесно выглядишь, — сказал он.

    — Спасибо, — Марго нажала кнопку вызова лифта, поражаясь, как жена могла уйти от такого мужчины.

    Какое-то мгновение Тревор выглядел довольным, но потом его лоб пересекли морщины мрачных мыслей, и он откинулся на мягкие диванные подушки.

    — Все в порядке? — спросила Марго.

    — Да, конечно.

    Пока она ждала, когда откроется лифт, Тревор решил поинтересоваться:

    — Марго, это из-за того, что я слишком стар?

    Марго рассмеялась над абсурдностью его предположения. Продолжая хихикать, она вошла в лифт.

    — Я буду полагать, что это «нет»! — крикнул ей Тревор, когда двери лифта закрывались.

    Марго вставила ключ в специальное отверстие и, пока лифт спускался вниз, думала: «Неужели я совсем выжила из ума?»

    Когда лифт спустился в вестибюль и двери открылись, Марго увидела своего соседа снизу.

    — Извини, Фриц, я забыла сумочку, — промурлыкала Марго, снова повернув ключ и отправив лифт обратно. Поднимаясь в свою квартиру, она ругала себя за упрямство. «Тупица. У меня дома сидит мужчина, с которым я действительно хочу заняться сексом. Этот же мужчина хочет остаться моим другом, даже если мы не будем спать вместе, а я еду покупать яйца! Идиотка!»

    Проезжая четвертый этаж. Марго сняла трусики и маленькую симпатичную блузку. Она пыталась расстегнуть бюстгальтер и одновременно избавиться от юбки, но это оказалось невозможно — застежка бюстгальтера не поддавалась. Когда двери лифта открылись в ее квартиру, она выпрыгнула оттуда, срывая юбку с большого пальца ноги.

    Тревор так и сидел на том же месте в подавленном состоянии, гадая, сколько яиц ему придется приготовить, прежде чем Марго согласится заняться с ним любовью.

    — К черту работу, — Марго вбежала в остатках одежды в квартиру и повалила Тревора на диван. Она толкнула его руками прямо в грудь, опрокинув на подушки. Атланта Джейн гордилась бы ею.

    Тревору давно не приходилось видеть такой изящный кружевной бюстгальтер. Его жена носила серые спортивные лифчики, а Лакс предпочитала черный и красный сатин. Он сжал пальцами белое кружево белья Марго и расстегнул застежку за долю секунды. Марго потребовалось какое-то мгновение, чтобы развязать шнурок на его спортивных штанах.

    Она села к Тревору на колени, широко раздвинув ноги, прижалась к нему бедрами, а руки положила ему на плечи. Эрекция появилась сразу же, как только он увидел ее грудь, вздымавшуюся из выреза эффектной сорочки. Все орудия были собраны, заряжены и готовы к бою.

    Тогда Тревор остановился. Он убрал руку с груди Марго и дотронулся до ее лица. Она прильнула щекой к его ладони. Тревор притянул ее к себе, и она ощутила жар его губ своими губами. На секунду он остановился, чтобы заставить ее дрожать. Марго облизнула губы.

    Тревор посмотрел в ее глаза, изумившись тому, какие они вблизи нежные. Довольно неожиданным для него стало легкое чувство страха, которое скрывалось за ее желанием. Он хотел заверить Марго, что никогда не причинит ей боль, но в ее глазах увидел, что уже сделал это.

    — Это может стать чем-то большим, — прошептал Тревор вместо извинений.

    На секунду Марго испугалась, что он так глупо шутит о своем пенисе, но, вместо того чтобы продолжать хвастовство, он прижал ее к себе и поцеловал. Потом, держа Марго на руках, поднялся, шагнул из спортивных штанов, которые запутались на его лодыжках, и понес ее в спальню.

    Тревор начал с малого, легко касаясь ее груди и живота. Он оттолкнул ее руку, когда она попыталась ласкать его в ответ. Когда Марго начала дышать часто и тяжело, Тревор, твердо уверенный в том, что на территории куннилингуса он верховный владыка, начал свою кампанию по овладению ее бессмертной любовью. Вздохи переросли в стоны, и Тревор, ощутив губами, как дрожит ее тело, посадил Марго на себя.

    Впервые за долгие годы Марго потеряла контроль. Она не дирижировала. Она не думала. Она не просчитывала каждое движение. Волны накрывали ее с головой, снова и снова; Марго вцепилась в Тревора, как человек с разбившегося корабля держится за спасательный круг. В самом разгаре акта любви она вспомнила, как хорошо они танцевали вместе. Возможно, именно это чувство единения было тем, что заставляло женщин влюбиться в мужчину. Если бы сейчас она могла думать, то эти мысли переполнили бы ее сознание. Но единственное, что переполняло ее в этот день и до конца недели — это ощущение врывающихся в голове фейерверков, одного за другим оргазма.

    Марго сказалась больной на неделю. И она на самом деле не вылезала из постели целых четыре дня. На пятый день Марго с Тревором пошли в кино. Вечером шестого дня Тревор спросил, можно ли ему оставить в ее квартире зубную щетку. Марго не задумываясь сказала «да».


    25
    13 х 18

    — «Тело Атланты Джейн становилось все мягче, — читала Марго, — когда оргазм поднимался от ее живота по позвоночнику. Словно кто-то пальцами распрямлял ее позвонки, это ощущение расползалось по спине к шее и стоном вырывалось из моих губ. Она кончила, думая, что он тоже кончил. Но по их телам стекала только ее влага…»

    Брук записала в блокнот слово «мои», чтобы напомнить Марго про эту опечатку, когда она закончит.

    — «Когда он впервые занялся с ней любовью в ярком свете хижины, ей хотелось спрятаться, приглушить свет или накинуть одеяло, чтобы прикрыть изъяны своих грудей, бедер — все свое несовершенное тело. Он снял с нее кожаные штаны, наслаждаясь происходящим. Если он и видел на ее теле следы времени, это не остановило его и не остудило страсть.

    На протяжении семнадцати дней они лежали вдвоем под толстыми шерстяными одеялами в ее хижине, тратя почти все время на еду, разговоры и секс. Они так удивительно подходили друг другу, что иногда разговоры были ничуть не хуже секса. Почти все время мы либо смеялись, либо занимались любовью. И слухи оказались правдой. Он был диким наездником с большим, толстым членом. В понедельник Атланте Джейн пришлось вернуться к своим обязанностям защитника города, но она увидит его снова, и снова, и снова».

    Марго со вздохом опустила листы. Брук сделала несколько пометок относительно того, как улучшить литературное качество рассказа. Но Марго выглядела такой довольной, что Брук решила сдержаться и не критиковать ее.

    — Это было потрясающе, Марго, — нежно сказала Брук.

    — Мне тоже понравилось, но, по-моему, ты допустила несколько ошибок, — добавила Эйми.

    — Правда? Я ни одной не заметила, — удивилась Марго.

    — Ага, в некоторых местах повествование ведется от первого лица. Но в остальном рассказ правда забавный, — пояснила Эйми.

    — Так значит, Атланта Джейн наконец-то затащила в койку Тревора, техасского рейнджера, — заключила Брук.

    — Да. Он зашел ко мне в прошлую субботу и выглядел виноватым и жалким, ему нужен был кофе, и он предложил приготовить мне яичницу.

    — Ого! — воскликнула Эйми из своей постели, связав воедино факты и фантазии. — Так вот почему ты хотела прочитать свою историю до прихода Лакс!

    — Ты планируешь ничего ей не рассказывать? — поинтересовалась Брук.

    — Нет, я собираюсь рассказать. Но она опоздала, да и к чему злорадствовать, читая при ней этот рассказ, — ответила Марго. — Я просто скажу ей правду, без всяких фантазий.

    — А где, кстати, Лакс? — спросила Брук.

    — Она обещала заскочить в фотомагазин и забрать ту фотографию любовников, которую вы заказали для меня, — объяснила Эйми. — И вы не поверите, что еще она мне принесет!

    — Что? — удивилась Брук.

    — Оказывается, ее отец большой фанат научной фантастики.

    — Вполне логично, — заметила Марго.

    — В его коллекции есть эпизод из «Хауди-дуди»[39] 1954 года, в котором Уильям Шатнер играет Рейнджера Боба.

    — Уильям Шатнер в «Хауди-дуди»? — переспросила Брук.

    — Ага. И мы это посмотрим. А еще версию «Братьев Карамазовых» 1958 года с Юлом Брэннером, — добавила Эйми взволнованным голосом.

    — «Братья Карамазовы» с Уильямом Шатнером? — снова переспросила Брук.

    — И Юлом Брэннером, — уточнила Эйми. — А закончим мы кинофильмом Роберта Бёрнетта.

    — И «Звездным путем», — добавила Брук.

    — Ну, конечно, все сезоны, — подтвердила Эйми. — Как можно устроить Фестиваль Уильяма Шатнера и не посмотреть «Звездный путь»?

    — Эйми, ты — телепузик, — заявила Марго.

    — Ну, на первом месте у меня походы в ванную, — рассмеялась Эйми. — А еще я разместила некоторые свои фотографии на сетевом аукционе.

    — Ты шутишь!

    — Я всегда хотела это сделать, но у меня не хватало времени. Теперь, я думаю, его у меня предостаточно.

    — Что-нибудь продала?

    — Ага.

    — Правда?

    — Некоторые мои старые фотографии очень понравились людям, и последние снимки пользуются успехом. Я заработала 5600 долларов и немного по мелочи.

    Брук молча переваривала эту информацию. Она пыталась представить онлайновый аукцион, который превращается в открытую галерею, о которой она мечтала. От одной мысли об этом у нее подскочила температура.

    Все трое обернулись на звук открывающейся двери.

    — Господи Иисусе, Брук! — закричала Лакс из передней. — Когда ты сказала 13х18, я думала, ты имеешь в виду сантиметры! Эта гребаная штука просто огромная!

    Брук выскочила из спальни.

    — Эй, Лакс, мы в… — Она не смогла договорить, слова застряли у нее в горле.

    — Глупо, правда?

    — Ох-х-х… — Брук запнулась.

    Перед ней стояла трансформация. Синие мокасины, хлопковые брюки цвета хаки, синяя хлопковая рубашка с отложным воротничком и красный свитер на пуговицах. Шов крестиком. Жемчуг. От пальцев ног до подбородка она выглядела как школьница, идущая на урок английского. Выше подбородка она была все той же рыжей, ярко накрашенной Лакс из Квинса.

    — Боже мой, — наконец выговорила Брук, — Билл ходил с тобой по магазинам.

    — Он изверг. Примерь это. Примерь то. Одень это. Попробуй то. Он думает, что я Барби, которая идет в колледж, или что-то в этом роде. Он, типа, заставил меня перечислить ему названия всех книг, что я читала, ага, и потом велел секретарше напечатать список книг, которые, по его мнению, я должна прочитать. Ага, и хотя это немного странно, но потом, в этот же вечер, да, все эти книги начали доставлять к нему домой.

    — Он слегка упертый, — сказала Брук.

    — Слегка? Он купил мне шесть таких рубашек! ШЕСТЬ! Шесть этих уродливых, скучных рубашек, в которых я выгляжу, как… о, черт.

    — Что?

    — Ничего.

    — Скажи, — настаивала Брук.

    Лакс хотела сказать, что эти рубашки делали ее похожей на мальчика. Но ей совсем не хотелось обидеть Брук.

    — В этой одежде я выгляжу глупо.

    — Это правда, — согласилась Брук. — Пойдем, покажемся Эйми. Ей нужен здоровый смех.

    Когда Лакс вошла в комнату, Эйми рассмеялась, а с ней и Марго.

    — Ты выглядишь так, словно сошла со страниц детских книжек, где нужно совмещать голову с туловищем, — подметила Марго.

    Хотя перемены в Лакс были кардинальны, Эйми видела лишь большую фотографию, которую девушка прятала за спиной.

    — Моя фотография! — она чуть не задохнулась.

    — Она прекрасна! — воскликнула Брук.

    — Но я же просила тебя заказать несколько штук размером 13x18 сантиметров!

    — Это и есть 13х18. — Брук улыбнулась, и глаза ее озорно блеснули. — Слушай, его вагины больше нет. У тебя в квартире есть огромная пустая стена, на которую нужно повесить что-то откровенное. Твоя фотография восхитительна, в любом случае это мой подарок. Я надеюсь, тебе он нравится.

    — Я его обожаю, — расчувствовалась Эйми. — Можно его сюда? Я хочу видеть его каждый день.

    — Конечно, — кивнула Брук.

    Эйми смотрела на свой фотоснимок так, словно это было ее любимое дитя, которое внезапно повзрослело. Эти любовники, запечатленные ею, были намного лучше его «произведения искусства», шокирующего сочетания «пальцы-в-вагине». «Моя работа прекрасна, — думала Эйми. — Почему я раньше не делала этого?»

    Когда Брук вешала фотографию, ее сотовый зазвонил. Если бы она увидела номер звонившего, то ни за что не ответила бы на звонок.

    — Брук слушает. Ой. Привет… Да. Я сделаю. Я же сказала, что сделаю, значит, сделаю. Это вроде хорошая идея, но я просто не уверена… Да… Да, я знаю, что говорила, что хочу этого, но мне нужно подумать. Слушай, я занята, и мне пора… Ага…. Да, я подумаю об этом еще… Тоже люблю тебя… Привет маме.

    Брук повесила фотографию на стену, где Эйми могла ее видеть, посмотрела на раздувшееся тело своей подруги, вздохнула, оправила свитер и села.

    — Билл хочет, чтобы мы поженились и у нас был ребенок.

    Эйми с Марго смотрели на нее, ожидая продолжения.

    — Я не знаю. Я просто не знаю. Я люблю Билла. Но думаю, ну, я думаю, он гей.

    — Гей! — воскликнула Эйми. — Билл Симпсон, твой-лучший-в-мире-любовник, не может быть геем!

    — Я знаю. Мне тоже в это трудно поверить, и я была в шоке, когда Лакс сказала…

    — Прости, мне не стоило открывать рот.

    — Все в порядке, — успокоила ее Брук. — Я просто вспоминаю то, что было у нас с ним, потому что наша сексуальная жизнь, ну, то, что она представляет собой, блекнет в сравнении с ее же прежним великолепием. Понимаешь, о чем я?

    — Не имею понятия, — призналась Лакс.

    — Виагра или полный провал, — пояснила Брук.

    — Он ведь еще молодой, — возразила Марго.

    — Именно так я и думаю, — согласилась Брук.

    — Ну, а что он об этом говорит? — спросила Эйми.

    — Он говорит, что он не гомосексуалист. Билл уверил меня, что, несмотря на его прошлое, он охоч до кисок, а не задниц.

    — Неужели достопочтенный Билл Симпсон использовал сочетание «охоч до задниц»? — спросила Эйми.

    — Нет. Я излагаю своими словами, так смешнее. Если он любит женщину и не занимается сексом с мужчинами, это автоматически делает его гетеросексуалом?

    — Да нет, — пожала плечами Марго. — Он спит с вышеупомянутой женщиной? Конечно, если его влечет к мужчинам, но он упорно занимается сексом с женщинами, это делает его…

    — Психосексуалом, — предложила Лакс.

    — Ага, — согласилась Брук. — Ну, в общем, Билл сказал, что он не голубой. Он определенно не женоподобный. Он сказал, что любит меня и хочет меня.

    Она немного помолчала:

    — Насколько это важно? Если он голубой, я не выйду за него замуж, но все равно буду его любить. Если он на самом деле хочет мужчину, я не буду больше спать с ним, потому что это ранит мои чувства. Если он такой, ладно, я по-прежнему останусь его другом. Но я не могу быть телом для прикрытия. Желания не делают тебя извращенцем, если ты не скрываешь эти желания. Я не хочу в это ввязываться. Это гадкая ложь.

    — Ты абсолютно права. Честность превыше всего, — поддакнула Марго, повернувшись к Лакс. — Слушай, Лакс, я провела много времени с Тревором, и ты была абсолютно права, член у него и правда огромный. Я собираюсь встречаться с ним и дальше. Надеюсь, это не причинит тебе боль и мы останемся друзьями.

    Лакс не ответила. Она сидела молча и размышляла. Несмотря на бредовое воспитание, у Лакс был логический склад ума. Однако у нее не слишком хорошо получалось выполнять несколько действий одновременно. Лакс не могла говорить, когда пыталась сосредоточиться на сложной вероятностной задаче со множеством формул. Лакс взвешивала на одной чаше весов вероятность дружбы с Марго, а на другой — ценность отношений с Тревором. Марго победила.

    — О'кей, — тихо сказала она.

    Эйми уставилась в потолок, а Брук изучала свои ногти.

    — Нет, правда, все в порядке, — продолжала Лакс. — Он хороший парень. Боже, ты знала его еще до того, как я его встретила. Я надеюсь, что у вас, ребята, все получится. Правда. Слушайте, вы сегодня уже что-нибудь читали? Потому что, если Брук закончила свой рассказ о кисках и пиратах, то я хотела бы прочитать историю о том, как я потеряла девственность.

    — Звучит здорово, — Эйми почувствовала облегчение, когда разговор о личном закончился и они вернулись к искусству. — С кем ты потеряла девственность?

    — С Карлосом. А ты?

    — С Джорджем Фриманом на выпускном вечере. Я с ума сходила от любви к нему. Но лишь пару мгновений, — ответила Эйми.

    — Я свою потеряла с Биллом, — грустно сказала Брук. — В шестнадцать лет в Ритц-Карлтоне[40]. Он лег на меня, и я кончила. Но, скажите мне, кто кончает, когда теряет девственность?

    — Парни, — хором воскликнули Эйми с Марго.

    — Но я написала не о Карлосе, — задумчиво сказала Лакс. — Я написала о том, как бы я хотела ее потерять, а не о том, как это было на самом деле.

    — О-о-о! — воскликнула Марго. — Я бы с удовольствием переписала эту часть своей жизни.

    — О'кей, начнем.

    — Лакс развернула свою рукопись. Женщины устроились поудобнее, и она начала читать:

    — «Я влюблена в парня, который старше меня. Старше не на двадцать лет, а на пять. И мне не четырнадцать. Мне как минимум шестнадцать. И у этого парня уже был секс. Он любит меня. Поэтому мы оба решили это сделать. И мы много говорим об этом. Это не происходит как попало, потому что он думает о том, как нам остаться вдвоем. И однажды днем…»

    — Днем? — перебила Эйми.

    — О, да. Я бы потеряла свою девственность днем. И чтобы все были трезвые, и был солнечный свет, и я не чувствовала усталости, — сказала Лакс, прежде чем вернуться к чтению.

    — Итак… «однажды он приводит меня в отель. Хорошее место, где постельное белье входит в стоимость, и мы идем через вестибюль к лифтам, а потом поднимаемся в номер, который он снял. Он отпирает дверь, и мы входим внутрь. Начинаем целоваться. Он медленно снимает с меня одежду. Я вижу нас в зеркале перед кроватью — это так здорово. Но он не смотрит в зеркало. Он смотрит только на меня. Я уже раздета, но он все еще в одежде. Он начинает целовать меня, касаться моей груди, облизывать мои соски, и спускается к пупку. Потом он снимает рубашку. И мы вместе ложимся на кровать. И он ласкает меня языком между ног и продолжает это делать, потому что ему нравится, а не потому, что on думает, что должен это сделать, чтобы потом я отсосала у него. Он ласкает меня, пока я не становлюсь очень-очень влажной. Я насквозь промокла, лежу на кровати, и мое тело поднимается и опускается, потому что я хочу, чтобы он вошел в меня.

    И это важно. Я действительно хочу почувствовать его внутри себя. Не потому что я думаю, «то что нужно сделать, чтобы все у нас получилось. Я хочу этого не потому, что думаю, что тогда я буду нравиться ему больше. И не потому, что у меня не хватит сил, чтобы противостоять его мольбам или его оскорблениям, если я этого не сделаю. Я хочу его внутри себя не ради того, что это может мне дать. Я хочу этого только ради себя, только потому, что мне нравится это ощущение.

    Но это мой первый раз, и я знаю, что будет больно. Он говорит мне, что сейчас он это сделает, и легонько прижимается ко мне самым кончиком своей штуковины, к мягкому входу во влагалище. И он спрашивает, хочу ли я, чтобы он вошел дальше. И это сводит меня сума — именно то, что он спрашивает у меня, что ему не все равно. Я говорю «да», и он продолжает двигаться внутрь, там, внутри, начинает немного жечь, но я хочу, чтобы это случилось. Он тоже начинает получать от этого удовольствие. Потом он начинает нажимать сильнее, и мне очень больно, но я — часть этой боли. А потом мы скачем, словно пара скаковых лошадей. И я часть всего этого, а не просто какая-то девчонка, глядящая на это со стороны в надежде, что секс все наладит. Конец».

    Женщины сидели молча, думая о тех составляющих секса, которые никак с ним не связаны.

    — Ну? — не выдержала Лакс. — Как вам? Я написала в точности то, что думала. А потом я вычеркнула все «точно», «знаете» и другую чушь, а потом переписала. Это звучит совсем по-другому, когда вычеркиваешь чушь, правда?

    — Правда, — согласилась Брук.

    — Но честность ты оставила, — заметила Марго. — Это хорошо.

    Лакс улыбнулась.

    — Ну? — снова спросила она. — Как бы вы переписали эпизод потери девственности?

    Эта тема была объемной, и они разговаривали, пока солнце не провалилось за нижние границы окон. Тогда Брук порылась в сумочке и вытащила телефон.

    — Я позвоню Биллу, и, думаю, я поеду к нему, сяду за кухонный стол и заведу длинный разговор.

    — А я собираюсь пробежаться, — сказала Марго, когда они направились к двери спальни Эйми. — Лакс, не хочешь со мной?

    — Только если за нами будет кто-то гнаться.

    Лакс вдруг поняла, что ей снова некуда идти. Она оставила вещи в доме Билла, но если она вернется туда, то помешает Брук, которая хотела устроиться поуютнее и в спокойной обстановке обсудить с ним важные вещи. Она могла поехать домой, в Квинс, и попытаться избегать контакта с обкуренными родственниками, но это было нереально. Лакс решила, что купит новый блокнот, остро заточенный карандаш и обоснуется в публичной библиотеке, пока ее оттуда не вышвырнут. Когда она начала прощаться, из спальни послышался голос Эйми:

    — Эй, Лакс, я думала, ты останешься и посмотришь со мной «Хауди-дуди»?

    Лакс вздрогнула. Она была уверена, что голос раздавался из постели Эйми, но это казалось ей чем-то из области фантастики. Может, это было галлюцинацией. Эйми же ненавидела ее.

    — Лакс, ты что, глухая? — снова спросила Эйми, не дождавшись ответа. — Хочешь остаться?

    — О, да, конечно. С удовольствием, — ответила Лакс, хотя видела «Хауди-дуди» как минимум миллион раз.

    Спускаясь на лифте вниз, Марго и Брук обсуждали Эйми с Лакс. А когда Лакс вернулась в спальню, они с Эйми принялись рассуждать о Марго и Брук.

    — Так ты думаешь, Брук стоит выйти замуж за человека, который не хочет заниматься с ней сексом?

    — Бывает и хуже, когда, например, подаешь на развод, будучи беременной.

    — Понимаю. Как ты вообще?

    — Ну, я звонила в Токио. И звонила его агенту. И там и там сказали, что бумаги он получил. В этих бумагах сказано только то, что я прошу развода. Ему полагается просто сообщить мне, что он их получил.

    — И?

    — Ни слова. Он оставил на автоответчике сообщение, нес полный бред. Он интересуется сроком платежа за квартиру. Никакого упоминания о том, что я считаю его бесполезным ублюдком и хочу выкинуть из своей жизни. Хотя, как еще человек должен реагировать на информацию такого рода?

    Девушки рассмеялись. Лакс училась у Эйми сарказму и иронии. Открыв для себя слово «сардонический», Лакс обнаружила, что ей стало легче общаться с Эйми. Эйми рассказала ей о ранних букетно-конфетных днях ее замужней жизни, как она была счастлива и влюблена. А Лакс рассказала Эйми про то, как ее брат в Юте женился на женщине с одной рукой и как они счастливы в браке. Они все еще разговаривали, когда наступила прохладная тихая ночь.

    — Глупости! — чуть не задохнулась от возмущения Лакс, когда Эйми призналась, что, на ее взгляд, у Лакс есть писательский талант.

    — О Боже! — выдохнула Эйми, когда Лакс рассказала ей историю о ночи, когда она сделала минет незнакомому мужчине за 50 долларов, потому что ей очень нужны были деньги на выпускное платье.

    — Ты можешь в это поверить? Я была, ну, так сильно напугана, так боялась, что этот неудачник уйдет. И сделала все, что могла, чтобы на танцах выглядеть лучше подруг. На школьных танцах. И в каком-то смысле все было не так ужасно, как я того боялась. Я имею в виду, парень был молодой, чистый, и он не бил меня, не делал мне больно. Но была какая-то убогость в его прикосновениях, и это ранило мои чувства.

    Лакс никогда никому не рассказывала эту историю. Уж точно не Джонелле. И даже не «просто-тетке». А теперь она рассказала ее женщине, которой даже не нравилась. Но, с другой стороны, Эйми уже и так была о ней не лучшего мнения, и хуже быть не могло. «Пусть называет меня шлюхой, — думала Лакс. — Это мы уже проходили».

    — И вот после этой ночи мне пришлось убежать, понимаешь, убежать от своей семьи. Просто они слишком много пьют и курят. И я знаю: это всего лишь пиво и травка, но это было, типа, постоянно, и я просто отупевала. Мне казалось, что я, типа, что-то упускаю. Нет, я имею в виду, им казалось, что я не способна принимать верные решения. И мне пришлось сбежать от них. К счастью, они этого так и не заметили. Просто они любят меня, и их бы ранило, если бы они поняли, что я больше не могу оставаться с ними.

    Эйми помолчала, а потом сказала:

    — Мне искренне жаль.

    — Черт, да это же не твоя вина.

    — Нет, мне жаль… М-м-м, о чем я сожалею? Не знаю. Думаю, о том, что твои чувства задеты.

    — Ну, ведь никто меня не заставлял. Мне было плохо, словно какая-то трагедия случилась со мной, а потом мне стало плохо от собственного стыда. С другой стороны, я начала намного чаще чистить зубы.

    — Правда?

    — О да, еще целый месяц я была, это, одержима гигиеной полости рта.

    — У тебя есть хорошие стороны. Лакс.

    — Думаешь?

    — О, да.

    — Мне самой моя жизнь кажется чередой глупых ошибок.

    — Ну, да. И моя такая же.

    Мысль о том, что у кого-то настолько безупречного и успешного, как Эйми, тоже случаются ошибки, пустила корни в сознании Лакс и начала прорастать. Они болтали о недвижимости. О работе. Об одежде. О сексе. О кино и своих матерях. Они разговаривали до тех пор, пока у Эйми не начал заплетаться язык. А когда она заснула. Лакс продолжала разговаривать сама с собой.

    Когда взошло солнце, Лакс наскоро приняла душ. Она отмыла лицо от косметики, надела на влажные волосы один из беретов Эйми, а потом вышла из дома в поисках кофе и завтрака. Бредя вниз по авеню, насвистывая что-то, Лакс увидела свое отражение в витрине магазина. Она выглядела усталой после бессонной ночи. Вид неуложенных волос и хорошенького лица без косметики немного шокировал ее, да и одета она была по-дурацки. Но, несмотря ни на что, этим утром Лакс чувствовала себя лучше, чем когда-либо в жизни.


    26
    Задницы или киски

    Брук почувствовала, что бледнеет, и внезапно у нее подкосились ноги. Она позволила себе опуститься в глубокое, обитое красной кожей кресло в кабинете Билла.

    — Прости меня, Брук, но это правда, — сказал Билл, а потом снова повторил те холодные слова, от которых у Брук подкосились ноги. — С того момента, как ты ушла, я думал только о том, что нужно сделать, чтобы мы могли идти дальше. Мне нужно измениться. И наконец я понял. Я не гомосексуалист. Я не гетеросексуал. Я вообще не хочу секса. Он больше не имеет для меня значения.

    — Билл, — вздохнула Брук, — ты либо мертв, либо лжешь. Ты все еще молод, здоров и сексуален. Как ты можешь говорить, что секс для тебя ничего не значит?

    — Для меня он того не стоит, — ответил он.

    — Иногда, когда я мастурбирую, то представляю тебя голым, — призналась Брук. — Ты не можешь одновременно выглядеть так хорошо и быть таким безжизненным. Может, тебе стоит бросить работу и вернуться в Париж?

    — Ты поедешь со мной?

    Брук на минуту задумалась:

    — Ты хочешь, чтобы я поехала с тобой в Париж и была частью твоей сексуальной жизни?

    — Я не могу без тебя, — сказал Билл и отвернулся, когда с его светлых ресниц внезапно сорвались слезы, упав прямо в стакан виски с легким «бульком», которое услышал только он. Он поставил стакан с подпорченным виски на подоконник. Экономка найдет его и отнесет на кухню.

    — Ты болен? — спросила Брук. — Может, найдем хорошего уролога?

    — Я в порядке, — Билл направился к шкафу, правой рукой достал еще один хрустальный стакан для виски, левой открывая бутылку скотча. — Со мной все хорошо. Вчера я прошел полный медосмотр. С моим телом все в порядке. Я абсолютно здоров. Никаких генетических заболеваний. Если мы заведем ребенка сейчас, то мне будет около шестидесяти, когда он или она окончит школу, и у меня будет достаточно времени, чтобы побыть отцом. Думаю, я буду замечательным отцом. А ты будешь замечательной…ой!

    Со стаканом в руке Билл обернулся к Брук и обнаружил ее обнаженной в своем красном кожаном кресле. Она скрестила лодыжки и потягивала вино, которое он ей налил.

    — Ах, видишь ли, — Билл отвел глаза, — если мы решимся на ребенка, для меня предпочтительнее эту часть процесса проделать в кабинете врача.

    — Нет, прости, — Брук развела и снова скрестила лодыжки, оставаясь очень спокойной, несмотря на свою наготу. — В моих фантазиях нет места сексу в кабинете врача.

    Брук рассеянно играла со своим соском, словно это была пуговица на одном из ее кашемировых свитеров. Билл стоял неподвижно. Никакого интереса. Никакой эрекции. Единственное, что говорило о том, что он не умер, — его глубокий, печальный вздох.

    — Я не хочу секса, Брук. Секс в лучшем случае заставит меня еще раз осознать, как я одинок. С большей охотой я выбросил бы его из своей жизни.

    Брук сделала глубокий вдох и медленно выпустила воздух из легких. Она нагнулась и вытащила из-под ковра трусики, которые ловко засунула туда, когда раздевалась. За трусиками последовал бюстгальтер, брюки и наконец рубашка. Надевая жакет, она сказала Биллу, что у него серьезные проблемы и что эти проблемы больше ее не касаются.

    — Это из-за того, что твоя подруга Лакс сказала, что я голубой.

    — Нет. Это из-за того, что я заслуживаю лучшего. Мне сорок лет. У меня чудесная жизнь, но я хочу ребенка. Я подумывала о том, чтобы сделать это самой, но вот появился ты. Красивый, умный, нежный. Ты любишь меня, и, я думаю, из тебя получился бы отличный отец, если не принимать во внимание твое странное отношение к сексу.

    Секс нужен для того, чтобы жизнь была гармоничной. Конечно же, я не хочу, чтобы рядом с моим ребенком находился человек, испытывающий к себе отвращение. И на самом деле, Билл, я не хочу, чтобы такой человек был рядом со мной.

    Так как Брук очень спешила снять с себя одежду, она затолкала одну из своих туфель слишком далеко под диван. Ей пришлось лечь на пол и шарить рукой, чтобы достать ее.

    — Тебе помочь? — спросил Билл.

    — Не надо. Я уже достала.

    — Ну, тогда все отлично, — Билл сказал это так, словно поиски туфли были их единственной проблемой.

    Брук вдруг осознала, как часто Билл прибегал к отрицанию себя и собственных чувств. Только что случилось нечто серьезное и ужасное. Брук, его лучший друг, женщина, которая долгие годы была его любовницей, только что сказала, что больше не может его любить. Но Билл предпочел воспринять это на самом поверхностном уровне. Брук вдруг стало очень больно за него.

    Билл наблюдал за тем, как она надевает изящную туфельку на свою длинную, красивую ногу.

    — Я зарезервировал столик для благотворительной вечеринки Ассоциации серповидноклеточной анемии, которая состоится через месяц. В прошлом году мы хорошо провели время. Присоединишься ко мне?

    Ассоциация серповидноклеточной анемии устраивала вечеринки с хорошей едой и отличной музыкой. Там подобралась интересная компания спонсоров, среди них были люди искусства. В прошлом году они тусовались почти до четырех утра, а потом продолжили развлекаться дома у какого-то режиссера звукозаписи.

    — Не могу, — сказала Брук. — Я больше не буду частью этой твоей процедуры истязания себя.

    — Брук, я так сильно тебя люблю. — Голос Билла оставался таким же спокойным, когда она отстранила его руку.

    — Ты лгал мне двадцать лет.

    — Я правда думал, что это пройдет.

    Они стояли в окружении мебели из красного дерева, которую Билл унаследовал от своей семьи. Они стояли так долго, что луч света, падающий в окно, успел пересечь и достигнуть старого трофея его отца из серебра высшей пробы, полученного за успехи в гольфе. Пора было уходить.

    — Прости меня, — Билл почти прошептал, но она услышала его.

    Брук нашла на диване свою сумочку и направилась к двери.

    — Друзья? — крикнул Билл ей вслед.

    — Этого я изменить не могу, — ответила Брук. — Но дай мне месяц или два, перед тем как позвонишь.

    Брук вышла, закрыв за собой огромную дверь, которая отлично сочеталась с цветом стен. Она решила спуститься по лестнице, вместо того чтобы ехать на лифте. В начале дизайн ступенек был почти индустриальным, но когда она дошла до вестибюля, их сменили роскошные мраморные ступени. Но как в самом верху, так и здесь, в вестибюле, они оставались лестницей, и Брук этот факт показался утешающим. Она помахала портье, прощаясь, и вышла на улицу. Мгновение постояла возле дома, а потом решила прогуляться вниз по Пятой авеню, по направлению к парку.


    27
    Старой толстушке нужна работа

    Лакс Керчью Фитцпатрик шла по Бродвею в поисках места, где можно выпить кофе с рогаликом. Может быть, она вернется с завтраком к Эйми. Может, ей позвонит Билл и скажет, что нашел для нее работу — что-нибудь с хорошей зарплатой. Так она могла бы подкопить денег, пока не наберет сумму, достаточную для покупки второй квартиры. Может, все будет хорошо, несмотря на прошлое.

    Лакс нырнула в кафе рядом с университетом. Внешний вид заведения производил впечатление умеренных цен, поэтому она подошла к кассе и заказала завтрак.

    — Ты ведь ходишь в мой класс по психиатрии, правда? — спросил у нее кассир, пробивая чек.

    — Не-а.

    — Точно? Тогда по Нью-Йорку разгуливает твой двойник.

    Рука Лакс немедленно метнулась к воротнику рубашки, проверяя. Наверное, ее грудь выскользнула из чашечки бюстгальтера, это объясняет то, как на нее смотрит этот парень. Она была не накрашена, не налачена, а одежда была свободного покроя и тусклых оттенков, поэтому Лакс не видела другой причины такому дружелюбию.

    — Добавить в кофе молоко? — спросил он.

    — Ой, а разве это не капуччино? Я имею в виду, в нем же уже есть молоко, верно? — неуверенно предположила Лакс.

    — Ах, да. Правда. Извините. Это просто, ну, вы так похожи на ту другую девушку. Из моего класса по психиатрии. Кажется, ее зовут Моника.

    — Ой. Меня зовут Лакс.

    — Ого. Наверное, тяжело было в средней школе.

    — Почему?

    — Ну, потому что оно рифмуется с… ну, дакс[41].

    Лакс громко рассмеялась. Она смеялась не над тем, с чем ее имя может рифмоваться в грязных стишках, над тем, как сильно покраснел этот паренек. Она посмотрела в его глаза и заметила, что они темно-карие с большими зелеными крапинками.

    — Не-а, — улыбнулась она. — У меня были старшие братья и грозный бойфренд. Никто не говорил мне гадостей. Я имею в виду, никто, кроме старших братьев и грозного бойфренда.

    — А он все еще рядом? Я о грозном бойфренде?

    — Да он уже не такой зубастик.

    Эта фраза сорвалась с ее губ сама по себе, и она сразу же пожалела, что сказала это. Лакс думала, что ее образный комментарий о зубах бывшего парня положит конец заинтересованности кассира. В прошлом ребят всегда манили ее губы и отталкивали слова, что с них срывались.

    — Я думаю, такое часто случается после средней школы, — голос парня был полон симпатии. — Я и сам даже не мог подумать, что закончу разливанием капуччино в кафе, но учеба обходится дороже, чем я ожидал. Поэтому я работаю на полставки, что довольно скучно, но это все, на что я способен. А чем ты занимаешься?

    Лакс была готова соврать. Она собиралась сказать, что решила пропустить несколько семестров в университете, но осенью готова вернуться. Ей нравилась та Лакс, какой он ее видел. Но прежде чем она успела завраться окончательно, из подсобки вышла темноволосая женщина в белом переднике.

    — Чарли! — закричала она, указывая на длинную очередь посетителей, выстроившихся за Лакс.

    Чарли снова покраснел, и Лакс отошла, позволяя ему обслужить женщину, которая терпеливо ждала за ней. Стоя в сторонке, Лакс допила свой капуччино и принялась за тот, что купила для Эйми. Лакс надеялась, что в какой-то момент очередь рассосется и она сможет снова поболтать с ним, но кафе продолжало заполняться людьми. Все столики были заняты, и через некоторое время Лакс подумала, как глупо стоять и строить глазки кассиру по имени Чарли. Тут у нее зазвонил мобильный. Она прижала трубку к уху и слушала, как Джонелла делится с ней планами на их общее будущее.

    — Мы могли бы работать вместе, — заявила Джонелла.

    — Ну, я не знаю, Джонелла.

    — Детка, если тебя не интересуют легкие деньги, я не буду на тебя давить. И все-таки давай тащи сюда свою задницу. Я получу эту работу, и я хочу, чтобы ты кое-чего сделала для меня.

    Чарли смотрел куда-то в сторону, принимая заказ. Спустя мгновение он уже обслуживал столик. Он когда-нибудь посмотрит на нее? Лакс, отвернувшись, выскочила на улицу, спустилась в метро и поехала в Квинс, чтобы помочь Джонелле преодолеть финансовый кризис.

    — Ты с ума сошла! — крикнула Джонелла, когда Лакс отвергла ее идею о светлом будущем. — Мы должны стать стриптизершами! Это же, черт возьми, идеальная работа для нас! Мы могли бы делать это вместе. Я имею в виду, не выступать вместе на сцене, потому что тогда нам придется делить чаевые, а, типа, работать в одном клубе.

    — Не знаю, — вздохнула Лакс. — Я все еще надеюсь, что этот гей подыщет мне какую-нибудь работу в офисе.

    — Нет, девочка, мы должны заняться этим, — настаивала Джонелла.

    — Я сомневаюсь, что это мне нужно. Не думаю, что хочу двигаться в этом направлении.

    — Что ты плетешь? Куда ты двигаешь? Ты собираешься куда-то ехать? На какие деньги, детка? Стриптиз приносит хорошие деньги. Таким девушкам, как мы, нужна наличка.

    — Не, не хочу.

    Джонелла думала, что Лакс просто идиотка, которая ничего не понимает. Она полагала, что, когда Лакс поймет, какую прибыль приносит стриптиз, она сразу же согласится на эту работу.

    — Ну, тогда просто пойдем со мной, — мягко сказала Джонелла. — Можешь держать меня за руку, потому что в первый раз мне будет немного страшно. Джонелла все сделает, загребет бабки, а ты присоединишься ко мне, когда будешь готова, детка.

    Джонелла уже собрала достаточно информации о работе, которую хотела получить. Поболтав с одной из девушек клуба «Тип-Топ», она узнала, что стриптиз больше не включает в себя соблазнительный процесс раздевания. Теперь девушка появляется на сцене уже раздетой и просто танцует. Когда они пришли на пробы, Джонелла именно это и сделала. С первого раза у нее не получилось. — С кем мне нужно трахнуться, чтобы я могла каждый вечер выступать на этой сцене? — спросила Джонелла у менеджера.

    Лакс пришла с ней для того, чтобы держать ее за руку. Она считала, что у Джонеллы отлично получалось танцевать на сцене, но менеджер с этим не согласился.

    — Слушай, — сообщил он Джонелле мягким тоном, — такая толстушка, как ты, должна уметь больше, чем просто трясти здесь своими причиндалами. Приходи сюда сегодня ночью, увидишь мое шоу, увидишь, что умеют мои девочки.

    Лакс понадобилась всего минута, чтобы понять, что, сделав ударение на слове «такая», менеджер имел в виду «старая» толстушка. Джонелле, как и Лакс, было двадцать три.

    — Ты не старая, — прошептала Лакс подруге в раздевалке стрип-клуба.

    Джонелла махнула рукой, одеваясь. Ей было наплевать на то, что какой-то менеджер считает ее толстой и старой. Ей просто нужны были деньги.

    Этой ночью Лакс с Джонеллой вернулись в стрип-клуб. Им хотелось посмотреть, что на самом деле делают на сцене стриптизерши. Менеджер, узнав их, не стал брать деньги за вход и обязательный минимум, в который входили два коктейля. Атмосфера в клубе была веселой, а публика состояла как из мужчин, так и из женщин. Джонелла сконцентрировалась на полуобнаженных женщинах на сцене. Они выделывали сложные акробатические трюки, стремительно бросаясь в сторону публики, а потом цепляясь за столб в середине сцены.

    Одна женщина повисла на столбе вниз головой, ее ноги болтались в воздухе. Потом она повела плечами так, что ее груди затряслись. Предпоследняя танцовщица была очень симпатичной девушкой с большой упругой грудью; она просто станцевала на сцене. Завершала вечернюю программу плотная брюнетка в шрамах, которой на вид было около сорока лет. Она стояла на голове и курила сигарету, выдыхая дым из влагалища. Все неистово аплодировали, и как мужчины, так и женщины совали ей потные, измятые долларовые купюры.

    Пока Лакс наблюдала за всем этим парадом голых женщин, трясущих деньги с посетителей, она пыталась представить, что сказал бы Чарли-кассир о стриптизерше, чье имя рифмуется с «дакс». Понял бы парень, которого все на свете вгоняет в краску, как сильно она хочет купить вторую квартиру? И почему ей вообще так нужно, чтобы он ее понял? Она слышала рассудительный голос тетушки «просто-тетки», который становился все отчетливее в ее сознании. «Занимайся тем, что делает тебя счастливой», — таков был ее совет на все времена.

    — Мне надо работать над своим телом, — сказала Джонелла, когда они спускались в метро. — И достать себе такие туфли, как у них. У этих девушек туфли очень хорошие. Интересно, где можно такие купить?

    — Поищем в сети, — предложила Лакс, когда поезд отправился.

    — В какой сети? — удивилась Джонелла.

    — В Интернете. Нагуглим «обувь для стриптизерш».

    Джонелла понятия не имела, о чем говорит ее подруга. Но по тому, как звучал голос Лакс, Джонелла поняла, что та поможет ей найти туфли. Джонелле этого было достаточно, поэтому она улыбнулась и обрадованно кивнула.

    Лакс думала, что после оскорбительного отказа менеджера подруга выбросит из головы всю эту затею со стриптизом, но на следующее утро Джонелла приехала к ней раньше обычного. Она настойчиво просила Лакс помочь ей найти туфли.

    — Отведи меня в сеть, — хныкнула Джонелла, запрыгивая на односпальную кровать Лакс.

    — О'кей. Нам придется поехать в общественную библиотеку, — сонно ответила Лакс.

    — В библиотеке есть туфли для стриптизерш?

    — Ага.

    Сидя за компьютером в библиотеке, Лакс быстро отыскала сайт Google[42], вбила в окошко поиска «туфли для стриптизерш» и получила более десяти страниц с сайтами компаний, которые продавали такие туфли.

    — Эй, сделай-ка так еще раз и посмотри, есть ли у них дешевые туфли, — попросила Джонелла, облокотившись на плечо Лакс.

    Результатом поиска по словам «Туфли для стриптизерш со скидкой» стали три записи. Лакс зашла на сайт по первой ссылке, пролистала страницу вниз, чтобы показать Джонелле, какие туфли ее размера были в наличии. Джонелла выбрала две пары, которые показались ей подходящими, и они перешли к оплате.

    — У тебя есть кредитка? — спросила Лакс.

    — Детка, у меня даже банковского счета нет.

    Лакс немного поразмыслила над этим и решила рискнуть.

    — Привет, Брук. Это Лакс, — произнесла она в трубку телефона. Она объяснила, что ни у нее, ни у Джонеллы нет кредитной карточки, и пообещала сразу же вернуть деньги. Брук была рада помочь: выбравшись из постели и усевшись за компьютер, она нашла нужный сайт и оплатила заказ. Она даже заказала пару туфель для себя.

    — Ну? — лениво спросила Брук позже. — Зачем тебе эти туфли?

    Когда Лакс рассказала Брук, что Джонелла пытается уговорить ее стать стриптизершей, Брук вдруг заорала в трубку: «Нет! Не смей! Ты где? В библиотеке? В какой библиотеке? Оставайся там».

    — А что такое? — недоуменно спросила Лакс.

    — Я сейчас же приеду.

    Лакс раньше не слышала, чтобы Брук кричала. Сейчас та почти рыдала. Джонелла пожаловалась, что от этой библиотеки у нее мурашки по коже бегут, и она не собирается сидеть здесь целый день ради того, чтобы встретиться с какой-то сучкой с другого берега реки. Джонелла заполучила туфли и хотела заняться другими делами. В конце концов Брук согласилась встретиться с Лакс у Эйми дома.

    — Марго! — рявкнула Брук, когда Марго взяла трубку.

    — И ты здравствуй, — ответила Марго. Она только что вернулась из спортзала.

    — Бросай все! — орала Брук. — Нужно наше вмешательство!

    — Кому?

    — Эта особа по имени Джонелла пытается уговорить Лакс стать стриптизершей!

    Марго бросила недопитый латте в раковину и выбежала из дома.

    — Но я могу потерять все! — вопила Лакс.

    Эйми, Брук и Марго снова объяснили ей в недвусмысленных выражениях, что она не должна даже думать о том, чтобы стать стриптизершей.

    — Это шаг назад! — воскликнула Эйми.

    — Верно! Во-первых, танцуя стриптиз, ты будешь чувствовать себя проституткой. — Марго начала перечислять все негативные моменты стриптиза. — Ты только-только начала принадлежать самой себе, не смей менять это чувство на кучку зевак! Во-вторых, эта работа столкнет тебя с людьми и ситуациями, которые плохо на тебя повлияют. В-третьих, тебе придется потратить много денег на одежду и все такое, в-четвертых, это не принесет тебе столько денег, сколько ты думаешь. В-пятых, Джонелла идиотка. В-шестых, эта работа отвлечет тебя от поиска лучшего места. В-седьмых, это ночная работа. Ночная работа — отстой. В-восьмых, от этого ты будешь…

    — Ты будешь чувствовать себя ужасно! — вмешалась Брук. — И что ты так боишься потерять, раз готова стать стриптизершей, чтобы это сохранить?

    — Деньги, — ответила Лакс. — Сдавая одну квартиру, я получаю в месяц три штуки. Если я потеряю этих квартиросъемщиков, то останусь ни с чем, а я еще должна платить штуку баксов в месяц за содержание квартиры. Вы можете в это поверить? Тысячу баксов в месяц!

    — Сколько тебе платят за квартиру? — переспросила Марго. Она сбилась с толку, думая, как Лакс может получать три тысячи чистого дохода, сдавая площадь в тысячу квадратных футов[43].

    — Четыре, — ответила Лакс.

    — А плата за содержание — одна тысяча? — спросила Брук.

    — Ага.

    — А сколько ты платишь по закладной? — спросила Эйми.

    — Ни цента, — ответила Лакс. — Я уже выплатила всю сумму. Эта квартира моя.

    Услышав истерический женский визг и хохот, сосед Эйми на мгновение задумался о том, что происходит в соседней квартире.

    — Ты полностью владеешь этой квартирой и волнуешься по поводу денег! — воскликнула Марго.

    — Я не знаю, что значит владеть полностью, но я повторяю, что заплатила за нее.

    — Лакс, — сказала Эйми, — возьми закладную на квартиру. Купи еще две квартиры. Живи в одной и сдавай другую.

    — Но у меня не хватит денег на то, чтобы купить две квартиры.

    — У тебя более чем достаточно денег, чтобы в рассрочку оплатить две квартиры, — улыбнулась Брук. — И арендная плата за эти две квартиры покроет плату за содержание всех трех, и тебе хватит с головой.

    — Лакс, — торжественно объявила Эйми, — пришло время жить.

    Они провели вечер, успокаивая Лакс и пытаясь прогнать ее страхи относительно долгов и оплаты за содержание. Брук перебирала старые газеты, лежавшие у кровати Эйми, пока не наткнулась на раздел недвижимости. Они рассмотрели несколько квартир на продажу в этом районе и некоторые адреса обвели кружочком, намереваясь съездить и осмотреть квартиры. По их настоянию Лакс согласилась записаться на курсы, чтобы получить сертификат по теории управления и обращения с недвижимым имуществом.

    — Ладно! Ладно! Вы правы. В смысле, даже если я этим не воспользуюсь, правила знать все равно не помешает, верно? — сдалась Лакс.

    — Верно. — Подруги единодушно разделяли эту точку зрения.

    Несколько недель спустя, когда Лакс участвовала в торгах на две квартиры в одном здании, ей позвонила Джонелла.

    — Эй, Лакс, ты не одолжишь мне немного денег?

    — Я думала, ты их в клубе просто лопатой гребешь.

    — Да, но я много трачу.

    — Боже, Джонелла! На что ты их тратишь?

    — Иди к черту, Лакс! Я потратила 200 баксов на свой первый костюм. А остальное на выпивку и еще кое-какую дрянь, чтобы пережить ночь.

    — Правда?

    — Черт — да. Стриптиз — это забавно, но я не знаю, куда уходят деньги. А таким девчонкам, как мы, нужны деньги, правда? И дело в том, что сейчас у меня нет бабла и я дерьмово выгляжу в одежде, которая у меня есть. Давай повеселимся, детка. Ты и я, как в былые времена.

    — Нет-нет-нет, — Лакс была непреклонна. — Не могу. У меня занятия, скоро сложный экзамен, к которому я готовлюсь.

    — Это полный отстой, девочка! Так ты одолжишь мне денег?

    — На что?

    — Ну, у меня то не будет никаких экзаменов, к которым надо готовиться. Если ты такая тупица, почему я должна страдать?

    Хотя Лакс и оценила логику Джонеллы, она отказала ей. Джонелла думала, что ее подруга не захотела заниматься стриптизом. Она думала, что Лакс из-за высокомерия по-прежнему берет деньги у «старого хрена», и считала, что та должна с ней делиться. Джонелла попросила еще раз, уже не так любезно. Лакс получала деньги за аренду первой квартиры, но эти деньги она откладывала на будущее. В прошлом ее многое связывало с Джонеллой, но в будущем — ничего. Лакс перебила Джонеллу.

    — Я не могу. Я откладываю на нечто крупное. Для себя.

    Джонелла пришла в ярость. Она бесилась. Она ругалась. Она угрожала. Но Лакс не собиралась давать ей больше ни цента. Лакс не ходила на дискотеки и по магазинам, она не пила — так почему она должна оплачивать вечеринки Джонеллы?

    — Все дело в будущем, — попыталась она объяснить.

    — К черту его! — кричала Джонелла. — И пошла ты тоже! Я больше не стану тебе помогать. И мы больше не друзья, Маленькая Мисс Лакс Сакс[44] и Трахс!

    Эта кличка из прошлого задела Лакс. Особенно больно ей было от того, что слова эти говорила Джонелла, которая когда-то была ее защитницей. Джонелла даже дубасила детей младше ее, когда они при ней напевали вульгарные песенки с этой ужасной рифмой. Джонелла была ее соплеменницей, соучастницей, ее подругой. «Почему она городит такую чушь? — думала Лакс. — Неужели она не рада, что у меня все налаживается?»

    — Детка, ты катаешься на поезде-Ди[45]? — спросила Лакс, интересуясь, не принимает ли Джонелла какие-нибудь наркотики.

    — Эй! — прошипела Джонелла, брызжа слюной на трубку платного телефона. — Ты мне не хозяйка! Ты мне многим обязана! И Карлос тоже! Он нашел себе эту малярную работу, и он мне должен! Ты должна мне, Сакс и Трахс!

    Воспоминания из собственной юности словно схватили ее за горло. Она потерла лоб, испытывая сильное желание вернуться к учебе. Ей хотелось позвонить Брук и рассказать о квартирах, на которые она подала заявку. Эйми сказала, что будет снимать одну из них, если Лакс получит обе. Марго собиралась помочь выбрать краску и раковины для той квартиры, что поменьше и похуже. Джонелла продолжала объяснять, что и почему должна ей Лакс, и голос ее становился громче, а слова оскорбительнее, а Лакс казалось, что голос становится тише, а слова — все неразборчивее.

    Мир Мисс Сакс и Трахс казался таким далеким от завтрашнего дня, в который шагнет Лакс Света и Истины. Этот яркий свет, который проливали ее учебники и инвестиции, залечивал старые раны. Ей хотелось поделиться этим светом с Джонеллой. Хотелось рассказать ей, что есть другой способ жить и он намного приятнее. Лаке начала описывать этот новый мир так, как она его понимала, но Джонелла повесила трубку.


    28
    Александра Грейс

    — «Соски Энни затвердели и напряглись под тонкой материей ее купальника. Она убеждала себя, что виной тому холодный воздух и влажная ткань, а вовсе не сексуальное воздержание в течение семи месяцев. Энни посмотрела на привлекательных мужчин, сидевших за барной стойкой, и они все улыбнулись ей в ответ. Над водой поднимался ветер, и на секунду Энни пожалела, что не взяла с собой платок или футболку, чтобы накинуть на плечи, хотя это и скрыло бы от всех эффект пяти недель занятий в спортзале».

    — Все, хватит, — сказала Эйми. — Сейчас, когда я читаю это вслух, то понимаю, что это фантазия в полном смысле слова. Я четыре месяца не видела собственных пальцев на ногах, не говоря уже о том, чтобы их потрогать. Я чувствую себя глупо. Не могу это читать. Давай ты, Брук. Я закончила.

    — Нет, нет. Читай дальше, Эйми, — возразила Брук.

    — Мне нравится, — добавила Лакс.

    — Я не могу. Я описала себя красавицей, — сопротивлялась Эйми. — Позор.

    Марго открыла рот, чтобы заговорить, но Эйми, предвидя, что та хочет сказать, остановила ее.

    — Знаю, знаю. Но я хочу быть красивой настолько, чтобы мужчины хотели прикоснуться ко мне, а не только от радости, «которая переполняет меня».

    Брук пыталась было возразить, но Эйми вошла в раж.

    — Да-да, ты права, и то, и другое хорошо, знаю. Ладно, я просто прочитаю то, что написала.

    Эйми переместилась на диван и начала читать:

    — «Ее подружки смеялись над ней. Они все сразу же нашли себе прекрасных парней, едва выйдя из фургона, который привез их из аэропорта на курорт, но Энни чувствовала, что совсем закостенела без практики. Она не могла вспомнить, где оставила свою сексуальность. Может, на рабочем столе. Может, она затерялись среди бракоразводных документов. Все говорили, что вода в бассейне теплая. Энни надо было просто задержать дыхание и прыгнуть».

    Эйми застучала по клавише, пролистывая прочитанное на мониторе своего ноутбука. Она продолжила:

    — «Она остановилась на кудрявом блондине, тот казался ей милым и беззаботным. Энни пошла по направлению к бару, когда почувствовала, что кто-то тянет ее за руку.

    «Энни Синглтон?» — спросил он. Голос у него был мягкий, глаза — голубые, а лицо — знакомое.

    Когда она кивнула, он добавил: «Я думаю, мы вместе учились в средней школе»».

    — Понимаете, мне кажется, что я ищу что-то новое, но знакомое, — по ходу чтения Эйми критиковала себя и подвергала психоанализу.

    — Ты можешь просто читать? — возмутилась Брук.

    — «Следующие двадцать часов были похожи на американские горки. Они были наполнены разговорами, воспоминаниями и размышлениями. Они гадали, что стало с самыми стервозными девчонками и заслуживали ли те на самом деле такой участи. Когда они на рассвете добрались до его коттеджа, на Энни все еще был тот же купальник, который она надела, чтобы после обеда выйти к бару. С его помощью она сняла его в джакузи. Все ее тело обволакивала горячая вода и его горячие руки. Он выпрыгнул из джакузи, не воспользовавшись ступеньками, и вытащил ее за руку. Потом они наперегонки побежали в дом, чтобы лечь в постель».

    Эйми внезапно закрыла ноутбук.

    — И, разумеется, потом они занялись сексом, — по голосу Эйми было понятно, что она закончила.

    — Но мы бы хотели услышать, как они занялись сексом, — вежливо попросила Марго.

    — Я не знаю. Я бы написала эту часть, но я забыла, как это делается, — оправдывалась Эйми. — Там что-то связанное с пенисом, да?

    — Да, и если его пенис почему-то вдруг прицелился в твое ухо, значит, он что-то делает не так, — пошутила Марго.

    Эйми сидела на диване между Марго и Брук. Она чувствовала легкую слабость, но в то же время радовалась тому, что ей наконец можно принимать вертикальное положение. Когда вес ребенка достиг приблизительно пяти с половиной фунтов[46], доктор отменил постельный режим. Эйми была удивлена, обнаружив, что ей трудно сохранять равновесие, но еще более странным для нее было то, что какая-то часть ее существа скучала по умиротворяющему плену постельного режима. До сих пор она рискнула выйти из квартиры только один раз. Это было вчера, когда она быстренько прогулялась до лифта, чтобы забрать заказанную китайскую еду. После этой экскурсии она вернулась в гостиную и заснула на диване.

    Посреди ночи ее уже почти бывший муж позвонил, чтобы сказать, что он получил и подписал документы на развод. Он не будет оспаривать ее решение. Он не потащит ее в суд и не станет выносить их жизнь на публичное обсуждение. Он пообещал выплачивать денежное пособие на ребенка в том размере, который она и суд сочтут подходящим. После того, как бумаги были подписаны, их бракоразводному процессу осталось длиться шесть недель. Эйми тихо сказала «спасибо». В последовавшей за этим тишине она могла различить звуки азиатской музыки и голоса на заднем фоне. У него только начиналось утро, а к ней уже спустилась ночь.

    — Эйми, — спросил он, — ты в порядке?

    — Нормально. Малышка должна появиться через полторы недели. Она и твоя тоже, и если ты хочешь быть рядом, когда она родится, я не возражаю.

    — Полторы недели? Я посмотрю, смогу ли я прилететь.

    После этого добавить было нечего. Там, где когда-то была страсть, осталось лишь молчание.

    — Я пойду спать. Завтра собрание моей писательской группы.

    — Ну, хорошо, — ответил он, и, вежливо попрощавшись, они повесили трубки.

    На следующее утро Эйми проснулась, ощущая необъяснимый порыв убраться в доме. Ее подруги, приехав, застали Эйми на четвереньках, оттирающей духовку. Когда они предложили ей сделать паузу, она пообещала, что только закончит мыть ванные комнаты и все. Не став ругать ее, Брук, Лакс и Марго надели резиновые перчатки и еще раз прошлись по огромной квартире. Когда Эйми увидела, как сияет начищенный фарфор, в какие аккуратные стопки сложено белье, к ней вернулось спокойствие. Теперь порядок был во всем, и она смогла присоединиться к подругам и послушать их фантазии. Ей не показалось странным охватившее ее чувство умиротворения.

    — Ну, Брук, — начала Марго, — не хочешь прочитать свой рассказ?

    — Я ничего не написала, — призналась Брук. — Я, кажется, в прострации. Пишется П-Р-О-С-Т-Р-А-Ц-И-Я, Лакс.

    — А что это значит? — Лакс записала слово в блокнот.

    — Примерно то, что и слышится, — ответила Брук.

    Эйми вдруг заерзала на диване, ощущая какой-то дискомфорт.

    — На слух кажется, что это типа несварения, — сказала Лакс.

    — Вообще-то это слово означает состояние человека, который сбит с толку, — объяснила Марго.

    Лакс была озадачена, услышав, что такого зрелого человека, как Брук, все еще можно сбить с толку. Она хотела подобрать слова, чтобы успокоить подругу.

    — М-м-м, я обедала с твоим другом Биллом несколько дней назад, — начала Лакс.

    — Как у него дела? — спросила Брук с легким холодком в голосе.

    — Хорошо. Он хочет, чтобы ты перезвонила ему.

    — Он уже начал ходить на консультации?

    — Если ты о психиатре, то нет. Но он частенько болтается с другом своего отца, Майлзом Рудольфом, или как там его.

    — Майлз Рэндольф! — воскликнула Брук. — Но Майлз же слишком стар для Билла!

    — Нет-нет-нет! — Лакс замахала руками и засмеялась над внезапным приливом Брук, проявлявшей заботу о бывшем мужчине. — Старик только друг его отца. Они просто разговаривают с ним о… ну знаешь, о всякой чепухе. Любовник Билла моложе, ему около тридцати пяти. Милый, но он, типа, в полной мере заслуживает звание «Самого скучного гомика, которого я когда-либо встречала».

    — У Билла есть парень! — у Брук перехватило дыхание.

    — О-х-х-х, — выдохнула Лакс. Ее попытка развеселить Брук оборачивалась скандалом. Лакс подумала, что лучше рассказать все. — Да. Есть. Я забежала к нему, чтобы вернуть кое-какие книги, и этот парень был там, у Билла. Они были одеты в халаты в четыре часа дня, и было совершенно ясно, что не так давно они были голыми. У Билла был довольно счастливый вид. Он представил этого парня как своего друга. Кажется, его зовут Баннистер. Он был в халате и черных носках. Я почти уверена, что он занимался сексом, не снимая эти черные носки, потому что не будешь же снова надевать черные носки после полуденного секса, ага. Как бы то ни было, этот Баннистер, он почти настолько же интересен, как забор. У него этот английский акцент и…

    — Алистер Уортон-Смит! — Брук открыла рот от изумления.

    — Ага, он, — рассмеялась Лакс. — Баннистер Уорпёс-Смит. Высокий худой блондин. Он очень похож на тебя, Брук. Я имею в виду, если бы ты была самым скучным гомиком в Нью-Йорке.

    Брук переводила взгляд с Марго на Лакс и обратно. Она не была уверена, плакать ей или смеяться. Марго пыталась вернуть потерянное равновесие.

    — О, мой Бог! Брук! Тебе так повезло! — воскликнула она.

    Брук с Лакс уставились на Марго. Ни одна из них не поняла, какое отношение скучный бойфренд Билла имеет к везению.

    — Теперь тебе не придется отдавать еще двадцать лет жизни мужчине, который предпочитает других мужчин, — объяснила Марго.

    — Других скучных мужчин, — фыркнула Лакс.

    — Да, — сказала Брук с легкой улыбкой на губах. — Да, думаю, вы правы. Я только что получила двадцать лет счастья.

    Эйми молча сидела на диване. Она слушала их, но сама была очень далеко, будто где-то для нее одной играла музыка.

    — Ну что, Марго, — спросила Брук, — не хочешь почитать нам свою историю?

    — Ладно. Но я написала про свой вибратор.

    — И что в этом такого?

    — Некоторые личности осуждали меня и говорили, что моя привязанность к этой машинке погубит меня и настоящего мужчины мне не видать. Но мне уже пятьдесят. Я не пью и не курю. Я считаю, у меня должен быть какой-то приятный порок, как у каждого человека в этом городе. И я учу Тревора, как обращаться с этой штукой.

    Эйми внезапно встала, пошла в туалет, села на унитаз и посмотрела на свои трусики. Она посидела там какое-то время, в окружении сияющего фарфора, думая о том, как ей справиться со всем этим в одиночку.

    Марго уже начала переживать, что Эйми не возвращается из туалета так долго, когда Эйми вошла и сказала, глядя на подруг:

    — У меня только что вышла слизистая пробка.

    — О Боже! — воскликнула Марго. — Что это значит?

    — Если у нее отойдут воды, мы будем принимать роды прямо здесь, — Лакс встала. — Джонелла практически родила ребенка дома. Пробка вышла, когда мы были на танцах, а мы-то не знали, что это означает. Когда мы добрались домой, воды отошли, и ребенок начал выбираться наружу.

    — Мы этого не хотим, — решительно заявила Марго.

    — Я так волнуюсь, — голос Эйми был слишком тихим.

    — Так что нам делать? — спросила Брук.

    — Ладно-ладно, я это продумала. Я, ох, я знаю, ох, — Эйми мямлила и заикалась, не в силах вспомнить, что нужно делать. Потом у нее начался припадок смеха, который, казалось, не прекратится никогда.

    Марго взяла все в свои руки.

    — Так, — начала она, — мы поедем в больницу. Лакс берет чемодан. Я звоню в службу такси, потом в больницу, а потом маме Эйми. Брук помогает Эйми спуститься вниз.

    На мгновение все застыли, удивленные организаторскими способностями Марго. Та, в свою очередь, не понимала, почему они медлят с выполнением ее указаний.

    — Давайте сделаем это, девочки! — радостным голосом сказала Марго, пытаясь не запаниковать.

    Благодаря тому, что Марго все так великолепно спланировала, такси подъехало к бордюру как раз тогда, когда они с Брук выводили Эйми из вестибюля на улицу. Лакс еще раз пробежалась по квартире, чтобы удостовериться, что закрыла все двери и окна, что ключи от квартир в сумочках, а мобильные телефоны — в карманах. Она догнала подруг на улице.

    — Ты в порядке? — спросила Эйми у Марго, когда они сели в такси.

    — Нормально, нормально, — ответила та.

    — Ты дрожишь, — засмеялась Эйми. — У меня будет ребенок, а дрожишь ты.

    — Я возбуждена, — сказала Марго. — И немного нервничаю. О Боже мой! Это наконец-то происходит!

    Лакс взяла Марго за руку, пытаясь успокоить ее. Мысль о том, что с Эйми все хорошо, а вот Марго надо успокаивать, вызвала у Лакс смешок. Это оказалось заразно, и уже через мгновение все заднее сиденье такси сотрясалось от возбужденного хохота. Когда машина доехала до больницы, три из четырех женщин вывалились из такси, как пьяные проститутки у входа в ночной клуб. Эйми выползла, как кит, выброшенный на берег Кони-Айленда[47]. Флуоресцентные лампы и тишина больницы быстро отрезвили их. Они взяли себя в руки и помогли Эйми войти в приемный покой.

    После быстрого медицинского осмотра Эйми отправили в больницу. Когда лечащий врач сказал, что раскрытие у Эйми три сантиметра и что он везет ее в родильную палату, Марго перестала трястись и начала беспрерывно болтать. Они втроем сидели рядом с Эйми в родильной палате, и Марго вслух описывала подругам все прелести этой комнаты.

    — О Боже, ну и ну, смотри, Эйми, это же ванна с джакузи. Прямо как в твоем рассказе. Это же так необходимо, хотя я и не знаю, когда ты найдешь время забраться туда. А обои даже подобраны со вкусом, что очень неожиданно, учитывая, что мы в больнице. Как интересно! Такое ощущение, что мы в симпатичном номере в отеле.

    — Здесь есть мини-бар? — спросила Брук. Когда медсестра укладывала Эйми в постель, та почувствовала, как глубоко внутри нее толкается ребенок.

    — Ощущения такие же, как перед месячными. Это не так уж плохо, да? — спросила Эйми. — Верно?

    Брук с Марго переглянулись, а потом посмотрели на Эйми, прежде чем уверено заявить: «Верно!» Лакс, которая уже однажды пережила подобное с Джонеллой, дала более практичный совет.

    — Знаешь, одно дело, когда ты рожаешь дома. Если тебе хочется сказать «дерьмо», или «дрянь», или «твою гребаную мать», или что-то еще, ты можешь кричать это так громко, как тебе захочется. Но как только ты оказываешься в больнице, врачи приходят и ругают тебя за то, что ты беспокоишь других мамаш, если ты кричишь слишком громко или психуешь.

    — Рада это слышать, — ответила Эйми. И хотя она не представляла, что ей захочется орать или громко ругаться, она добавила: — Спасибо, Лакс.

    А потом началась первая сильная схватка.

    — Твою мать! — испугавшись, Эйми закричала во весь голос.

    Когда схватка закончилась, в палату заглянула нахмуренная медсестра. Она бросила на Эйми сердитый взгляд и закрыла дверь, чтобы оградить других женщин от ее грязных выражений.

    — Вот это я и имела в виду, — сказала Лакс.

    — Я, я, я думаю, мне нужен эпидуральный наркоз, — в голосе Эйми послышалась паника. — И как можно быстрее, да-да, было бы очень-очень здорово.

    Лакс выбежала в холл, чтобы найти анестезиолога. У Эйми было еще несколько тяжелых схваток, она стонала громче, но ругалась меньше. Она окала руку Брук и пыталась дышать так, как ее учили на курсах для беременных. Дыхательные упражнения не уменьшали боль, но отвлекали ее, особенно когда Марго, дышащая вместе с ней, задышала слишком часто, и ей пришлось присесть, чтобы не упасть. Они все еще смеялись над этим, когда пришел анестезиолог и вколол ей эпидурал.

    — О, слава Богу! — воскликнула Эйми, когда ее ноги онемели.

    — Что мы теперь будем делать? — спросила Брук.

    — Ждать, — ответила Лакс.

    Шесть часов Марго, Брук и Лакс сидели рядом с Эйми, наблюдая за графиком ее схваток на мониторе.

    — Bay! Эта была чудовищная! — воскликнула Брук, когда на графике линия схватки изогнулась почти до верхнего края экрана.

    — Больно? — спросила Лакс.

    — Я вообще ничего не почувствовала. Я не чувствую своего тела ниже груди.

    — А как мы назовем ребенка? — спросила Брук.

    — Мне нравится имя Грейс, — сказала Лакс. — Я всегда выбирала себе это имя, когда притворялась, что я — это не я, а кто-то другой.

    — Как насчет того, чтобы назвать ее Вторник? — предложила Брук.

    — Нет-нет-нет, — возмутилась Лакс с болью в голосе. — Имя — это не шутка.

    — Сначала я хотела назвать ее Лили, — сказала Эйми. — Или, может быть, Георгина.

    — Цветочные имена очень милые, — согласилась Марго. — А как насчет Лилии? Есть еще Роза или Петуния. Ой, нет, только не Петуния. Виолетта, Вероника, Анжелика, Айрис, Холл и, Хезер, Гиацинт, Тигровая Лилия, хм, это из Питера Пэна. Есть еще Лаванда, Ферн, Флора, Розмари, Шафран.

    — Хватит! — крикнула Эйми. — Я назову малышку Александрой. Я решила прошлой ночью.

    — Александра — очень красивое имя, — кивнула Брук.

    — Что вы, девочки, думаете об имени Александра Грейс? — вдруг спросила Эйми.

    — Мне нравится, — заявила Лакс.

    И все согласились.

    — Как у нас дела? — бодро спросила сестра, входя в комнату. Она подошла к кровати и проверила, как у Эйми протекают схватки.

    — Я чувствую себя хорошо, — ответила Эйми. — Вообще-то я совсем ничего не чувствую. Мое тело онемело от груди и до кончиков пальцев ног.

    — Ух ты! — ахнула сестра. — У вас уже шесть сантиметров. Вы готовы к родам. Сейчас я схожу за доктором, а потом мы начнем тужиться так, словно собираемся покакать.

    — Отлично, вот только я понятия не имею, где у меня задний проход, — предупредила ее Эйми, показывая на капельницу с наркозом.

    — Ой! — воскликнула сестра и убежала на поиски анестезиолога.

    Когда врач Эйми вошла в палату, ее лицо все еще хранило следы подушки.

    — Сколько времени? — спросила Брук.

    — Три часа утра, — ответила врач, а потом, глядя на сидевших рядом женщин, спросила: — А вы кто?

    — Это мои близкие подруги, — ответила Эйми, кивнув в сторону Брук, Марго и Лакс.

    — Ага, — сказала врач, — женский клан. Это хорошо. Вам понадобится поддержка. Эпидурал уже отключили. Скажите, теперь вы чувствуете свою задницу?

    Эйми кивнула. Она чувствовала не только задницу. Боль возвращалась в ее тело океанскими волнами.

    — Вы, — врач указала на Марго, — пожалуйста, разотрите ей ноги. Они холодные и одеревеневшие после наркоза.

    — Да, мэм, — отозвалась Марго, принимаясь за дело.

    — Кто из вас инструктор по дыханию? — спросила медсестра.

    — Я, — ответила Брук.

    — Хорошо, садитесь справа от мамаши. А вы, — врач кивнула на Лакс, — садитесь слева. Сейчас мы поднимем спинку кровати, чтобы она села. А потом начнем тужиться. Как вы себя чувствуете, Эйми? — спросила врач, перекрикивая жужжание механизма кровати.

    На потолке было укреплено зеркало, в котором Эйми могла видеть рождение своего ребенка. Врач натянула перчатки на ухоженные руки и заняла свое положение у Эйми между ног.

    — Если вы готовы, то начинаем тужиться, пока я буду считать от одного до десяти. Если у вас получится до пятнадцати, будет еще лучше, но я хочу, чтобы вы тужились хотя бы до десяти.

    — Давай, Эйми, сделай нам хорошие пятнадцать, — подбодрила ее Марго.

    Когда они досчитали до одиннадцати, Лакс, Брук и Марго присоединились к хору считающих. Ощущая их поддержку, Эйми тужилась изо всех сил.

    — Восемнадцать! Девятнадцать! Двадцать! Двадцать один! — кричали ее подруги, и Эйми, вопя, словно лидер группы поддержки, нашла в себе силы тужиться аж до тридцати. Ребенок был маленьким, а тело Эйми репетировало его появление несколько месяцев. Тем не менее вместе с невообразимой болью спустя какое-то время на свет появилась Александра Грейс.

    Она была розовая и влажная, с пухлыми губками и головкой, усыпанной кудряшками, как у ее мамы. Когда пуповина была перерезана, Эйми почувствовала сильный прилив любви к этому созданию, к этому крошечному человечку. Марго держала Александру, пока врач зашивала Эйми. И хотя согласно ее собственному, хорошо продуманному плану именно Марго должна была обзвонить всех, ей не хотелось отдавать малышку. Пришлось Брук позвонить родственникам Эйми, чтобы сообщить им хорошие новости. Еще она позвонила в Токио и оставила на автоответчике вежливое сообщение. Голос ее при этом срывался.

    Наконец врач забрала Александру Грейс у Марго из рук и протянула ее матери. Дыхание у Эйми перехватило, когда она почувствовала в своих руках завернутого в одеяльце ребенка. Как будто понимая, что происходит, Александра повернулась к Эйми, распахнула свои темные глаза и посмотрела на мать глубоким задумчивым взглядом. У Эйми сжалось от любви сердце. Любовь переполнила ее, неся с собой так много перемен, что она ощутила себя практически новым человеком. Она дала себе обет посвятить всю свою жизнь этой маленькой девочке.

    Несколько часов спустя, отдыхая в своей комнате с мягким розовым холмиком на груди — спящим ребенком, — Эйми поразилась количеству повреждений, которые остались в ее влагалище после родов. По всем стандартам роды были легкими, но все же, чтобы встать и сходить в туалет, Эйми понадобилась поддержка Лакс.

    — Я — поле боя, — вздохнула Эйми, когда Брук села у ее кровати и спросила, как она себя чувствует.

    — Да, детка, но война уже закончилась.

    — Думаешь?

    — Конечно, теперь ты просто станешь мамой.

    — Думаю, мне стоит выйти замуж за твоего друга Билла.

    — Почему?

    — Я, как и он, больше никогда не захочу заниматься сексом, — засмеялась Эйми.

    Пока они смеялись, забежала торопливая сестра, уткнувшаяся в больничную карточку.

    — Вам нужна консультация по обрезанию? — спросила медсестра.

    — У меня девочка, — ответила Эйми.

    — Ой, извините, — сказала сестра и убежала на поиски мальчиков.

    Эйми внезапно задумалась обо всех решениях, которые ей придется принимать относительно ее маленькой девочки, оставшейся без отца. Возможно. Ей никогда не придется жертвовать жизнью, но неизвестно, сколько раз она будет вынуждена наступить на горло собственным желаниям, чтобы удовлетворить все потребности ребенка. Сколько раз ей придется жертвовать собой. «Я такая эгоистка, — думала Эйми. — Я слишком требовательна и так одинока. Как же мне сохранить гармонию? Чем я буду за это платить?»

    Маленькие ручки Александры с прозрачно-белыми ноготками, точно повторяющими форму ногтей ее прабабушки, обвились вокруг мизинца Эйми. По сравнению с цветом ее кожи, ручки Александры были ярко-оливковыми, даже немного желтоватыми. Желтый цвет — это нормально? Ведь несколько часов назад она была абсолютно розовой, что случилось? Возненавидит ли она свои кудрявые волосы? Захочет ли проколоть уши? Влюбится ли в плохого мальчика и разобьет себе сердце? Глаза Эйми наполнились слезами, когда она подумала, что искалеченный мизинец Лакс когда-то был таким же идеальным, как мизинец новорожденной Александры.

    — А вот и доктор, — сказала Брук. — Наверное, пришло время выписываться.

    — Так быстро, — прошептала Эйми, переживая, как она справится со всем одна. Что, если что-то случится? Что, если ей захочется принять душ? Неожиданно ее окружили врачи.

    Ее врач подошла к кровати в сопровождении педиатра маленькой Александры.

    — Нам нужно забрать ребенка. Прямо сейчас.

    — Ку-ку-куда? — их серьезность напугала Эйми.

    — В блок интенсивной терапии, — ответил педиатр, беря из рук матери спящую Александру Грейс. Прижав ребенка к себе, педиатр направился к выходу, а за ним и врач Эйми.

    — В середине коридора повернете направо, а потом налево. Одевайтесь, и встретимся там, — врач схватила карточку ребенка и последовала за педиатром в блок интенсивной терапии новорожденных.

    Эйми задохнулась, как рыба, которую вытащили из воды. Мгновение назад она волновалась по поводу того, как она будет принимать душ.

    — Лакс, — скомандовала Марго, — беги за врачами. Больница большая. Посмотри точно, куда они несут нашего ребенка. Брук, найди одежду Эйми. Если не сможешь найти, в ванной есть халат. Эйми, я подтяну капельницу к кровати и помогу тебе встать.

    Женщины приступили к действию, и через три минуты Эйми уже шла, покачиваясь, к блоку интенсивной терапии. В самом углу палаты Александра Грейс лежала в стеклянной кроватке под штуковиной, похожей то ли на лампу для загара, то ли на прибор для приготовления картошки фри. Она была раздета до пояса, а на ее глаза были надеты крошечные солнцезащитные очки.

    — Желтуха, — сказал педиатр. — Она обнаружилась во время второго анализа крови. Мы можем ее вылечить. Простите, если мы напугали вас, но она распространяется так быстро, что нам тоже стоит поторопиться.

    Он продолжал что-то объяснять, но Эйми не могла понять ни слова. Всего восемнадцать часов от роду, и уже проблемы. Брук внимательно слушала, как врач объясняет, что лампы выведут из крови токсины, которые маленькая печень Александры еще не может переработать. Через тридцать шесть часов Александра Грейс снова будет розовой, с ней все будет хорошо, и ее можно будет забрать домой.

    — А что нам делать до этого? — спросила Брук.

    Какое-то мгновение педиатр смотрел на нее отсутствующим взглядом, не понимая, что она подразумевает под словом «мы». Потом он понял: эти четыре женщины были семьей.

    — Вам стоит удостовериться, что мамаша получает нужное питание и отдых, — сказал педиатр.

    — Да, это мы можем, — закивала Лакс.

    Эйми молчала, пока они укладывали ее в постель. Когда шок прошел, она обернулась к подругам и сказала: «С ней все будет хорошо».

    — Конечно, — ласково уверила ее Брук, и Эйми расплакалась.

    Лились первые слезы, и вместе с ними уходил страх, который Эйми прятала в себе. За слезами последовал фейерверк благодарности в адрес подруг. Высморкавшись в дешевый больничный платок, Эйми выражала свою признательность этим чудесным женщинам за то, что они называют ее дочь «нашей малышкой».

    Ее подруги в ответ притащили кучу туалетной бумаги, чтобы вытереть сопли и слезы с ее лица, тем самым говоря: «Мы всегда будем рядом с тобой и с ней, даже когда она будет отрыгивать на наши дорогие свитера. Даже когда ей исполнится тринадцать и из-за ее пустой болтовни с каким-то мальчишкой, в которого она влюбится, наши телефонные счета взлетят до небес. Мы будем рядом, чтобы помогать тебе менять подгузники, чтобы отговорить ее прокалывать нос. Мы будем рядом, чтобы объяснить ей, что мамочка любит ее и именно поэтому она должна быть дома к девяти, даже если другие могут гулять до одиннадцати». И когда они собрали грязные платки и обрывки туалетной бумаги, а потом выбросили их, не испытывая ни малейшего отвращения к этому, этим они дали ей свое самое серьезное обещание: «Мы будем бесплатными няньками для твоей малышки».

    — Все будет хорошо, Эйми, — успокаивала ее Лакс, подразумевая: «Мы будем рядом, пока она будет ребенком и когда превратится в маленькую девочку. Мы будем рядом, чтобы помочь ей стать женщиной».

    — Да, все будет хорошо, — согласилась Эйми и верила в это всем сердцем.

    Вопрос о том, чтобы есть больничную еду, даже не стоял. Марго опросила всех и составила список любимых ресторанов, а потом позвонила в тот, что нравился ей больше всего, и добавила к своему заказу бутылку шампанского. Через час члены Вторничного клуба эротики подняли в воздух пластиковые стаканчики.

    — Я хочу сказать тост, — начала Брук. — За успех Эйми. Пусть все поскорее заживет.

    — Да, за это, — согласилась Марго голосом знаменитого английского адвоката.

    — За Александру Грейс, — подняла свой стакан Эйми. — И за нас.


    Годы спустя

    «Он провел руками вверх по моему телу, касаясь меня спереди и сзади. Одной рукой он обнял меня за поясницу; а вторую положил на грудь. Я выдохнула и, нащупав пуговицы на его брюках, расстегивала их, пока мы целовались».

    Лакс внезапно остановилась и подняла глаза на дверь, которую кто-то открывал снаружи.

    — Мам! — воскликнула Александра Грейс. — Когда Рози убирает в моей комнате, она прячет все мои вещи. Я не могу найти свои веселые носки.

    — Что за веселые носки? — спросила Брук.

    — Носки со всякими смешными штуками на них, — объяснила ей Марго. — Ей нравятся те, на которых нарисована губная помада и модные сумочки.

    — И Рози прячет их, когда убирает! — пожаловалась Александра своим тетушкам, стоя у двери.

    — Давай мы закончим, а потом все вместе поищем твои веселые носки, ладно? — предложила Лакс.

    — М-м-м, ладно.

    Александра присела на корточки, ожидая, когда ее любимые женщины закончат то, чем они занимались.

    — Иди поиграй, — велела ей мать.

    — Но я хочу посмотреть, что вы тут делаете, — возразила Александра.

    — Мы тебе потом расскажем, — улыбнулась тетушка Марго.

    Когда ты станешь старше, — добавила тетушка Брук.

    — Когда ты будешь готова, — пообещала тетушка Лакс, — ты сможешь вступить в наш клуб.


    Примечания


    1

    Trucks — хлам, вздор, ерунда (англ.)

    (обратно)


    2

    36x28 см.

    (обратно)


    3

    Queens — административный район г. Нью-Йорка.

    (обратно)


    4

    Промежуточная степень между окончанием школы и степенью бакалавра.

    (обратно)


    5

    Маршрут нью-йоркского метрополитена, соединяющий район Вашингтон-хайтс на севере Манхэттена с Фар-Рокуэй в Квинсе.

    (обратно)


    6

    Шредер — уничтожитель документов.

    (обратно)


    7

    Baby Shower — праздник, во время которого будущие родители получают подарки или деньги, которые гости дарят еще не родившемуся ребенку.

    (обратно)


    8

    Belleview — город в штате Флорида (США).

    (обратно)


    9

    7 кг.

    (обратно)


    10

    Cheerleader — девушка, танцующая в группе болельщиц, поддерживающих спортивную команду.

    (обратно)


    11

    Henri Bandel — универмаг модной одежды.

    (обратно)


    12

    Yu-Gi-Oh! — карточная игра, основанная на одноименном японском мультфильме.

    (обратно)


    13

    «Mayflower» — английское судно, на котором пересекли Атлантический океан сто два пилигрима из Старого Света — первые поселенцы Новой Англии.

    (обратно)


    14

    Macy's — сеть супермаркетов.

    (обратно)


    15

    104 кг.

    (обратно)


    16

    5 кг.

    (обратно)


    17

    FDR Drive — скоростная автомагистраль в Нью-Йорке, проходящая по восточному краю Манхэттена вдоль пролива Ист-Ривер. Названа в честь Франклина Делано Рузвельта.

    (обратно)


    18

    Triborough Bridge — система мостов в Нью-Йорке, соединяющих районы Манхэттен, Бронкс и Квинс: висячий, подъемный и фермовый мосты, соединенные путепроводами.

    (обратно)


    19

    Бар-мицва — религиозная церемония, которую мальчик проходит в возрасте 13 лет.

    (обратно)


    20

    Long Island — остров, расположенный у юго-восточного побережья штатов Нью-Йорк и Коннектикут.

    (обратно)


    21

    МВА — программа Master of Business Administration (магистр делового администрирования).

    (обратно)


    22

    Ханука — еврейский национальный праздник.

    (обратно)


    23

    Middle West — Средний Запад.

    (обратно)


    24

    «Tretorns» — марка спортивной обуви.

    (обратно)


    25

    1,4 кг.

    (обратно)


    26

    Dildo — фаллоимитатор.

    (обратно)


    27

    Mr. Bean — персонаж популярного комедийного телесериала.

    (обратно)


    28

    Bass — персонаж видеоигр.

    (обратно)


    29

    Brooks Brothers — старейшая в США компания, торгующая тканями и мужской одеждой.

    (обратно)


    30

    Музей современного искусства Соломона Р. Гуггенхайма в США.

    (обратно)


    31

    Greenwich Village — богемный район в г. Нью-Йорке между Хаустон-стрит и Западной 14-й улицей в Нижнем Манхэттене и от р. Гудзон до Бродвея.

    (обратно)


    32

    Rhode Island — штат на северо-востоке США, на побережье Атлантического океана.

    (обратно)


    33

    Cape Cod — песчаный полуостров ледникового происхождения на юго-востоке штата Массачусетс.

    (обратно)


    34

    Provincetown — курортный городок с великолепными песчаными пляжами на мысе Кейп-Код в штате Массачусетс.

    (обратно)


    35

    Yale — Иельский университет.

    (обратно)


    36

    Palm Beach — курортный городок на юго-востоке штата Флорида, к северу от Майами.

    (обратно)


    37

    St. Kilts — самый большой из островов в восточной части Карибского моря.

    (обратно)


    38

    East River — судоходный пролив в г. Нью-Йорке между заливом Аппер-Нью-Йорк и проливом Лонг-Айленд-Саунд.

    (обратно)


    39

    Howdy Doody — детское телевизионное шоу.

    (обратно)


    40

    Ritz-Carlton — сеть роскошных отелей.

    (обратно)


    41

    Ducks — парусиновые брюки (англ.)

    (обратно)


    42

    Google — поисковый сервер.

    (обратно)


    43

    300 квадратных метров.

    (обратно)


    44

    Sucks — отстой (англ.).

    (обратно)


    45

    Train D — имеется в виду train Drugs (поезд с наркотиками), что означает, что человек употребляет наркотики.

    (обратно)


    46

    2,5 кг.

    (обратно)


    47

    Coney Island — город в штате Нью-Йорк.

    (обратно)
  • 1 Красное дерево
  • 2 Живот
  • 3 Задницы и ноги
  • 4 Дом
  • 5 Сплетни
  • 6 Бельвью[8]
  • 7 Краска
  • 8 Атланта Джейн
  • 9 Последнее нормальное собрание
  • 10 Дети
  • 11 Лодочки
  • 12 Пропасть между двумя мирами
  • 13 Нагишом на унитазе раввина
  • 14 Секс по телефону
  • 15 Бейби-шауэр
  • 16 Насекомые и мыши
  • 17 Властелин колец
  • 18 Она занята
  • 19 Удар
  • 20 Шлюхи
  • 21 Виагра
  • 22 Отвратительный секс
  • 23 Сыр и симпатия
  • 24 Победа
  • 25 13 х 18
  • 26 Задницы или киски
  • 27 Старой толстушке нужна работа
  • 28 Александра Грейс
  • Годы спустя

  • создание сайтов