Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Эпилог

    Таммара Уэббер
    Легко


    Глава 1

    До предыдущей ночи, я никогда раньше не замечала Лукаса, как будто его вообще не существовало. И вдруг, он был везде.

    ***

    Я только что сбежала с вечеринки в честь Хэллоуина, которая продолжала громыхать на полную мощь позади меня. Виляя между машинами, на битком забитой парковке у здания, где живет братство моего бывшего, я печатала смс сообщение своей соседке по комнате. Ночь выдалась красивая и теплая – типичная для бабьего лета в южной части. Из широко распахнутых окон дома орала музыка, перебиваемая, время от времени, вспышками смеха, пьяными восклицаниями и приглашениями выпить еще.

    Как назначенному водителю[1], сегодня было моей ответственностью привести Эрин домой целой и невредимой, вне зависимости от того, как быстро мне бы хотелось сбежать с этой вечеринки. Мое смс гласило, чтобы она позвонила или написала мне, когда будет готова уходить. И, учитывая то, что она и ее парень Чаз буквально несколько минут назад проскользнули наверх в его комнату, крепко держась за руки, после нескольких текил и грязных танцев на танцполе, я думаю, что она не позвонит до утра. Я расплылась в улыбке, представляя ее позорный выход из дома братства утром.

    Отправив сообщение, я стала рыться в сумке в поисках ключей. Практически полностью закрытая облаками луна и ярко освещенные окна здания, находящегося слишком далеко от  парковки, совсем не давали света. Мне пришлось все делать на ощупь. Ругаясь про себя, когда механический карандаш проколол мой палец до крови, я притопнула своей, обутой в стилетто ногой. Как только ключи были у меня в руке, я сунула палец себе в рот; металлический привкус дал мне понять, что я и правда проткнула себе кожу.

    — Вот так всегда, — пробормотала я, открывая дверь внедорожника.

    В следующую секунду я была слишком дисориентирована, чтобы осознать, что происходит. Только что я открывала дверь машины, и вдруг, я лежу лицом вниз на переднем сидении, бездыханно и неподвижно. Я попыталась подняться, но не смогла, потому что то, что удерживало меня сверху, было слишком тяжелым.

    — Тебе идет костюм маленького дьявола, Джеки. — Голос был невнятный, но знакомый.

    Моей первой мыслью было "Не называй меня так",но это возражение немедленно улетучилось, предоставив место ужасу, когда я почувствовала, как чья-то рука задирает мою, и без того короткую юбку, еще выше. Зажатая между сиденьем и мной, моя правая рука была абсолютно бесполезна. Я попыталась опереться на левую руку и привести себя в вертикальное положение, но рука, которую я чувствовала на своей оголенной ягодице, внезапно схватила меня за запястье. Я закричала, когда он вывернул руку у меня за спиной, стискивая до боли другой своей рукой. Его локоть больно впивался мне в верхнюю часть спины. Я не могла пошевелиться.

    — Бак, слезь с меня. Отпусти. — Мой голос дрогнул, но я постаралась вложить в этот приказ как можно больше уверенности. Я могла чувствовать разившее от его дыхания запах пива, а к запаху пота примешивалось что-то гораздо крепче, меня практически стошнило.

    Его свободная рука вернулась на мою левую ягодицу, а свой вес он перенес на правую сторону, закрывая меня. Дверь была все еще открыта, и мои ноги просто болтались снаружи. Я попыталась подобрать под себя колено, и он засмеялся от моих жалких попыток освободиться. Я вскрикнула, когда он сунул свою руку между моих растопыренных ног, и слишком поздно попыталась сжать ноги вместе. Я брыкалась и выкручивалась, пытаясь скинуть его с себя и затем, когда поняла, что мне с ним не справиться, я начала умолять.

    — Бак, остановись. Пожалуйста — ты пьян и завтра в этом раскаешься. О, Боже…

    Холодный воздух окатил мои оголенные ягодицы, когда он своим коленом еще больше раздвинул мне ноги. Я услышала безошибочный звук раскрываемой ширинки, и он снова засмеялся мне в ухо, когда я перешла от разумных уговоров к плачу.

    — Нет-нет-нет-нет...

    Из-за его веса на мне я не могла набрать в легкие достаточно воздуха, чтобы закричать. Мой рот был вжат в сиденье, заглушая все мои протесты. Тщетно сражаясь с ним, я не могла поверить, что этот парень, которого я знаю больше года, который ни разу за все время, что я встречалась с Кеннеди, не обратился ко мне неуважительно, атаковал меня сейчас у моей машины на парковке у дома братства. 

    Он сдернул мои трусики к моим коленям, и между его попытками спустить их ниже и моими обновленными попытками вырваться, я услышала, как порвалась тонкая ткань.

    — Черт, Джеки, я всегда знал, что у тебя отличная задница, но это что-то, девочка.

    Он снова сунул руку мне между ног и, всего на секунду, снял часть своего веса с меня, но этого было достаточно, чтобы набрать полную грудь воздуха и закричать. Отпустив мою руку, он сильно ударил меня по затылку и вжал мою голову в кожаное сиденье, пока я не замолчала, практически без возможности дышать.

    Даже освобожденная, моя левая рука была абсолютно бесполезна. Я оперлась ею на пол в кабине машины и попыталась оттолкнуться, но мои вывернутые и ноющие мышцы не повиновались. Я рыдала в сиденье, слезы и слюни смешивались под моей щекой.

    — Пожалуйста, не надо, пожалуйста, о, Боже, остановись, остановись, остановись... — Я ненавидела свой еле слышный голос.

    Внезапно, его вес исчез с меня — либо он передумал, либо просто менял свою позицию — я не собиралась выяснять, что конкретно. Развернувшись и подобрав под себя ноги, протыкая мягкую кожаную обшивку сидений своими тонкими каблуками, я проползла к дальнему концу сидения и попыталась нащупать ручку. Кровь ревела у меня в ушах, пока я взвешивала все за и против, драться или бежать. И потом я остановилась, потому, что Бака в машине больше не было вообще.

    Сначала, я не могла понять, почему он просто стоит там, недалеко от двери и смотрит в другую сторону. Вдруг, его голова откинулась назад. Дважды. Он вскинул руку, пытаясь ударить что-то, но его кулак ни с чем не соприкоснулся. И пока он не ударился спиной о мой внедорожник, я не увидела с чем, или скорее с кем, он дрался.

    Не отрывая свой взгляд от Бака, парень отвесил ему еще два удара в лицо, отпрыгивая в сторону и увертываясь от жалких попыток Бака, с кровоточащим носом, дать сдачи. В итоге, Бак наклонил голову и попытался атаковать, подражая быку, но его попытка была его же ошибкой, когда незнакомец с легкостью одарил его снизу ударом в челюсть. Когда голова Бака откинулась вверх, локоть ударил ему в висок с болезненным стуком. Его снова откинуло на машину, но он выпрямился и снова попытался атаковать незнакомца. Который резко схватил Бака за плечи, как будто это было заранее запланировано, и дал ему коленом под подбородок. Бак, стеная и матерясь, свалился на землю.

    Незнакомец, возвышаясь над ним с руками сжатыми в кулаки, видимо, размышлял, не понадобится ли ему еще отвесить несколько ударов. Но в этом не было необходимости. Бак был почти без сознания. Я съежилась у пассажирской двери, задыхаясь и скрутившись в комочек, когда панику сменил шок. Должно быть, я застонала, потому что в следующую секунду его глаза нашли мои. Он оттолкнул почти бездвижное тело Бака ногой подальше и подступил ближе к двери, заглядывая внутрь.

    — Ты в порядке? — Тон его голоса был низкий, осторожный.

    Мне хотелось ответить да. Мне хотелось кивнуть головой. Но я не могла. Я была не в порядке.

    — Я позвоню 911. Тебе нужна медицинская помощь или только полиция?

    Я представила, как полиция кампуса приедет на место происшествия, как участники вечеринки будут уносить ноги при приближении сирен. Эрин и Чаз были только двое из многих моих друзей там, больше половины которых не достигли положенного возраста для выпивки. Если вечеринка привлечет внимание полиции, это будет моей виной. Я стану изгоем.

    Я покачала головой и хриплым голосом сказала:

    — Не звони.

    — Не звонить в скорую?

    Я прочистила горло и покачала головой.

    — Не звони никуда. Не звони в полицию.

    Он открыл рот от удивления и уставился на меня с другой стороны сидения.

    — Я ошибаюсь, или этот придурок только что пытался тебя изнасиловать… —  Я скривилась от отвратительного слова. — … И ты просишь меня не звонить в полицию? — Он закрыл рот, покачал головой и снова уставился на меня. — Или может я вмешался, куда не стоило?

    Я втянула ртом воздух, мои глаза начали наполняться слезами.

    — Н-нет. Я просто хочу поехать домой.

    Бак застонал и перевернулся на спину.

    — Бляяяядь, — сказал он, не открывая глаз, один из которых, скорее всего, заплыл.

    Мой спаситель уставился на него, на его скуле играли мышцы. Он наклонил голову влево, затем вправо и расправил плечи.

    — Ладно, я отвезу тебя.

    Я покачала головой. Я не собиралась садиться в машину какого-то незнакомца, только что избежав атаки.

    — Я могу доехать сама, — прохрипела я. Мои глаза сфокусировались на моей сумке, втиснутой на приборную панель, все ее содержимое рассыпалось на пол со стороны водителя. Он глянул вниз, наклонился, чтобы подобрать ключи посреди хлама из моей сумки.

    — Я думаю, что ты искала это? — Он слегка встряхнул ими, когда я поняла, что не сдвинулась ни на миллиметр ближе к нему.

    Я облизала губы, и второй раз за вечер почувствовала вкус крови. Двигаясь вперед, в едва подсвеченную тусклым верхним светом кабину, я постаралась спустить юбку как можно ниже. У меня закружилась голова от одной мысли от того, что почти произошло, и моя рука тряслась, когда я потянулась за ключами.

    Хмурясь, он зажал ключи в кулаке и опустил руку.

    — Я не могу позволить тебе сесть за руль. — Судя по его выражению лица, я выглядела ужасно.

    Я моргнула, и все еще протягивая руку за ключами, которые он конфисковал, спросила:

    — Что? Почему?

    Загибая три пальца, он высказал свои причины.

    — Тебя трясет, скорее всего - это последствие нападения. Я не уверен, что тебе на самом деле не причинили вреда. И ты, скорее всего, пила сегодня.

    — Я не пила, — огрызнулась я, — я назначенный водитель.

    Он выгнул бровь и оглянулся вокруг.

    — И кого ты должна была сегодня возить? Кстати, если бы кто-нибудь был с тобой сегодня, тебе бы не угрожала опасность. Вместо этого, ты вышла на парковку, одна, не обращая никакого внимания на то, что происходит вокруг тебя. Очень умно.

    Внезапно, меня одолела злость. Злость на Кеннеди, за то, что разбил мне сердце две недели назад, что не был со мною сегодня и не проводил до машины. Злость на Эрин, за то, что уговорила меня прийти на эту дурацкую вечеринку, и даже злость на себя, за то, что согласилась. Разозленная на этого жалкого урода, валяющегося на асфальте в нескольких метрах от меня, и на незнакомца, держащего заложниками мои ключи и обвиняющим меня в идиотстве и неосторожности, я выдала:

    — Так это моя вина, что он напал на меня?! — Мое горло першило, но я продолжила, несмотря на дискомфорт. — Это моя вина, что я не могу пройти несколько метров от дома до моей машины без того, чтобы один из вас не попытался изнасиловать меня? — Я кинула слова ему в лицо, давая понять, что я стерпела это.

    Один из вас? Ты приравниваешь меня к этому куску дерьма? — Он указал на Бака, но его взгляд оставался прикован к моему. — Я совершенно не такой как он. — Именно в этот момент я заметила тоненькое серебряное колечко с левой стороны его нижней губы.

    Замечательно. Я находилась на парковке с оскорбленным незнакомцем с пирсингом, у которого все еще находились мои ключи. Я не могла больше вынести сегодняшней ночи. Всхлип вырвался из моего горла, пока я пыталась держать себя в руках.

    — Могу я получить обратно свои ключи? — я протянула руку, приказывая ей трястись меньше.

    Он сглотнул, разглядывая меня, я тоже продолжала смотреть в его светлые глаза. Из-за тусклого света я не могла точно определить их цвет, но они ярко контрастировали с его темными волосами. Его голос стал мягче, менее враждебный.

    — Ты живешь в кампусе? Давай я тебя отвезу. Я потом могу вернуться сюда пешком и забрать свои колеса.

    Во мне не осталось больше сил спорить. Я кивнула, протягивая руку, чтобы убрать свою сумку. Он помог мне подобрать, разбросанные по полу, бальзам для губ, кошелек, тампоны, резинки для волос, ручки и карандаши и вернуть их в сумку. Последнее, что он подобрал, был презерватив. Он прочистил горло и протянул его мне.

    — Это не мое, — сказала я, отпрянув.

    Он нахмурился.

    — Ты уверена?

    Я сжала челюсти, пытаясь не сорваться снова.

    — Абсолютно.

    Он перевел взгляд на Бака.

    — Урод. Он, наверное, собирался… — Он посмотрел мне в глаза, а затем снова на Бака, хмурясь. — …Эм, скрыть доказательства.

    Я не могла даже думать об этом. Он засунул упаковку в передний карман своих джинсов.

    — Я выкину его позже, он уж точно не получит это обратно. — Все еще хмурясь, он переключил свое внимание на меня; забираясь внутрь и заводя машину, он снова спросил:

    —  Ты уверена, что не хочешь позвонить в полицию?

    С задней двери дома послышался смех и я кивнула. Прямо посреди распахнутого окна я четко могла видеть Кеннеди, танцующего с какой-то девчонкой одетой во что-то короткое и белое, потом я заметила крылья и ореол. Замечательно. Просто замечательно.

    Где-то посреди борьбы с Баком я потеряла ободок с рогами, который Эрин надела мне на голову, когда я сидела на кровати в нашей комнате и ныла, что я не хочу идти на эту тупую костюмированную вечеринку. Не считая ободка, я была одета в облегающее короткое красное платье, в котором вы бы не застали меня в никакой другой день, даже под страхом смерти.

    — Я уверена.

    Фары машины осветили Бака, когда мы сдавали назад. Закрывая рукой глаза, он попытался принять сидячее положение. Даже с расстояния, я могла видеть его разбитую губу, искривленный нос и заплывший глаз.

    Наверное, это к лучшему, что не я была за рулем. Я бы, наверное, просто переехала бы его.

    Когда незнакомец спросил название моего общежития, я ответила и продолжила смотреть в окно, не в состоянии произнести ни слова больше, пока мы маневрировали через кампус. Я обняла себя руками, пытаясь скрыть дрожь, пробегающую по моему телу, каждые пять секунд. Мне не хотелось, чтобы он это видел, но я не могла остановиться.

    Стоянка у общежития была почти полностью забита; все места вблизи от двери были заняты.  Он припарковался подальше и выскользнул из машины, обходя ее вокруг, чтобы встретить меня, когда я вылезла с пассажирского сидения собственного внедорожника. Практически теряя самоконтроль, я забрала у него ключи, после того, как он закрыл автоматические двери,  и последовала за ним к входу в общежитие.

    — Твоя карточка? — попросил он, когда мы подошли к двери.

    Трясущимися руками я открыла внешний карман своей сумки и протянула ему свою карту. Когда он брал ее из моих пальцев, я заметила кровь на костяшках его пальцев.

    — О, Боже. У тебя идет кровь.

    Он глянул на свою руку и покачал головой.

    — Не. Это, в основном, его кровь. — Он сжал губы в тонкую линию и отвернулся, чтобы открыть карточкой дверь. Я подумала, собирается ли он последовать за мной внутрь. Я просто была уверена, что не смогу долго себя сдерживать. 

    Открыв дверь, он протянул мне мою карту. В освященном коридоре я могла видеть его глаза намного четче — под его низко опущенными бровями, они были чистого серо-голубого цвета.  

    — Ты точно в порядке? — спросил он во второй раз, и я почувствовала, как скривилось мое лицо.

    Опустив голову, я засунула карту в сумку и кивнула.

    — Да, все нормально, — соврала я.

    Он вздохнул и запустил руку себе в волосы, чем дал понять, что не верит мне.

    — Может позвонить кому-нибудь?

    Я покачала головой. Мне просто надо добраться до моей комнаты, где я смогу выплакаться.

    — Спасибо, но нет. — Я проскользнула мимо него, осторожно, чтобы не коснуться ни какой части его тела, и направилась в сторону лестницы.

    — Джеки? — позвал он мягко, не двигаясь от двери. Я обернулась, сжимая лестничные перила, и наши взгляды встретились. — Это не было твоей виной.

     Я сильно прикусила губу, и кивнула перед тем, как повернуться и взбежать по ступеням вверх, стуча своими туфлями по бетонному полу. На втором пролете, я остановилась и повернулась обратно к двери. Его там больше не было.

    Я не знала его имени, и не помнила, чтобы я раньше его где-то видела, не думая уже о том, чтобы как-то его знать. Я бы точно запомнила эти необычайно яркие глаза. Я не имела представления о том, кем он был… а он только что назвал меня по имени. Не именем, которое было на карте  - Жаклин, а Джеки, сокращенным вариантом, под которым меня знали все с тех пор, как Кеннеди переименовал меня в одиннадцатом классе старшей школы.

    ***
    Две недели назад:

    — Хочешь подняться? Или остаться на ночь? Эрин остается у Чаза на эти выходные… — сказала я заманчивым, игривым голосом. — Его сосед по комнате уехал из города. Что означает, я буду совсем одна…

    Месяц назад Кеннеди и я отметили нашу третью годовщину. Не буду скромничать. Эрин последнее время называла нас старой замужней парой. На что я отвечала, "завидно" и получала от нее средний палец.

    — Эм, ага. Я поднимусь ненадолго. — Он помассировал свой затылок с непроницаемым выражением лица, когда повернул в сторону парковки. Это вызвало чувство опасения, и  я нервно сглотнула.

    — Ты в порядке? — Массирование затылка было явным признаком стресса.

    Он бросил на меня быстрый взгляд.

    — Да. Конечно. — Он повернул в ближайшее свободное место, втискивая свою БМВ между двух пикапов. Он никогда, никогда не парковал свою любимую машину в узких местах. Помятые двери доводили его до белого каления. Что-то было не так. Я знала, что он нервничал из-за предстоящих экзаменов, особенно по высшей математике. Его братство организовывало завтра очередную вечеринку, что было достаточно глупо, учитывая, что это последние выходные перед экзаменами.

    Мы прошмыгнули в здание по черной лестнице, которая вызывала у меня дрожь, если я пользовалась ею одна. С Кеннеди позади меня, все, что я заметила, это темные, облепленные жвачкой стены и застоявшийся, почти кислый запах. Я взлетела по последнему пролету, и мы вошли в холл.

    Кидая ему взгляд через плечо, пока я открывала дверь, я покачала головой на очаровательное изображение пениса, которое кто-то нарисовал на доске, которую мы с Эрин и остальными нашими соседками используем для передачи сообщений. Смешанные общежития на самом деле более неразвиты, чем они пропагандируют на сайте университета. Иногда чувствуешь себя так, как будто живешь с двенадцатилетними. 

    — Завтра ты всегда можешь сказать, что заболел. — Я положила руку ему на предплечье. — Останься сегодня со мной — мы спрячемся ото всех и будем заниматься все выходные, закажем что-нибудь на дом из еды… и попрактикуемся в снятии стресса… — Я одарила его дьявольской улыбкой. Он уставился на свои ботинки.

    Мое сердцебиение участилось и мне ни с того, ни с сего стало жарко. Что-то точно было не в порядке. Я хотела, чтобы он просто уже сказал мне, что бы это ни было, потому, что мой мозг сводил меня с ума, предлагая различные волнующие варианты. Прошло уже достаточно много времени с тех пор, как мы по-настоящему ссорились, и поэтому я чувствовала, что меня что-то должно будет застать врасплох.

    Он зашел в мою комнату и сел на стул возле стола, не на кровать. Я подошла к нему, толкая его колени своими и желая, чтобы все это его странное поведение оказалось просто плохим настроением, или нервозностью по поводу экзаменов. С тяжелым сердцем, я положила руку ему на плечо.

    — Кеннеди?

    — Джеки, нам надо поговорить.

    Барабанящий пульс у меня в ушах стал громче, и моя рука упала с его плеча. Я села на кровати в метре от него, положив руки на колени. Во рту пересохло, я не могла  сглотнуть, не то, чтобы даже сказать что-то.

    Несколько минут, которые показались мне вечностью, он ничего не говорил, избегая моего взгляда. Наконец, он поднял на меня глаза. Он выглядел печальным.

    О, Боже. Обожеобожеобожеобоже.

    — Последнее время… у меня возникали… трудности. С другими девчонками.

    Я моргнула, радуясь тому, что я сижу. Мои ноги подкосились, и я полетела бы на пол, если бы стояла.

    — Что ты имеешь в виду? — прохрипела я. — Что значит "трудности" и "другими девчонками"?

    Он тяжело вздохнул.

    — Все не так. Я имею в виду, что я ничего не делал. — Он отвернулся и снова вздохнул. — Но, я думаю, я хочу.

    Какого черта?

    — Я не понимаю. — Мой мозг работал на полную катушку, пытаясь как-то объяснить эту ситуацию, но каждое возможное объяснение угнетало.

    Он встал и дважды прошелся по комнате, перед тем как снова сесть где-то посередине между дверью и мной.

    — Ты же знаешь, как это важно для меня стать адвокатом и посвятить себя политике. — Я кивнула, все еще не в состоянии говорить и, стараясь следовать его логике. — Ты знаешь женский клуб нашего братства[2]? — Я снова кивнула, понимая, что именно этого я и боялась, когда он переехал в дом братства. Оказывается, мало я волновалась. — Среди них есть девушка — пара девушек, если быть точным, которые… ну…

    Я пыталась сохранить свой голос ровным и разумным.

    — Кеннеди, это не имеет смысла. Ты говоришь, что ничего не делал и не хочешь…

    Он посмотрел мне в глаза, чтобы точно не было сомнения.

    — Я хочу.

    Он бы мог просто ударить меня в живот, потому что мой мозг наотрез отказывался принимать то, что он говорил. Применение физической силы я бы, наверное, поняла.

    — Ты хочешь? Какого черта это значит, ты хочешь?

    Он вскочил со стула и прошелся к двери и обратно — дистанцию в метра четыре.

    — Что ты думаешь, это значит? Блин. Не заставляй меня говорить это.

    У меня открылся рот от удивления.

    — А почему нет? Почему бы не сказать мне — раз ты представляешь себе, как будешь делать это — тогда, какого хрена ты не можешь говорить об этом? И какое это вообще отношение имеет к твоей карьере?

    — Я подхожу к этому. Послушай, все знают, что одна из самых неприемлемых вещей в карьере политика или кандидата на выборах, это быть вовлеченным в скандал на сексуальной почве. — Он впился в меня своим взглядом, который он использует при дебатах. — Я всего лишь человек, Джеки, и сейчас меня преследует это желание утолить свои дикие фантазии или что-то вроде, и если я его подавлю, когда оно позже вернется, все будет намного хуже и это уничтожит мою карьеру. — Он беспомощно развел руками.

    — У меня нет выбора, кроме как выбить это из своей системы сейчас, пока я могу сделать это без вреда своему будущему профессиональному статусу.

    Я сказала себе "этого не может быть". После трех лет, мой парень не бросает сейчас меня потому, что хочет с чистой совестью спать с другими студентками. Я быстро заморгала и попыталась сделать глубокий вдох, но не смогла. В комнате не хватало кислорода.

    Я, просто молча, уставилась на него.

    Он сжал челюсть.

    — Окей. Легко с тобой расстаться было не лучшей идеей…

    — Это твое представление о легком расставании?! Кинуть меня, чтобы ты без зазрения совести трахал других девчонок? Ты серьезно?

    — Чтоб я сдох.

      Последнее о чем я подумала, прежде чем запустить в него своим учебником по экономике, было: "Как мог он использовать такое дерьмовое клише в такой момент?"


    Глава 2

    Меня разбудил голос Эрин.

    — Жаклин Уоллис, поднимай свою задницу с кровати и иди спасать свои оценки. Блин, если бы я позволяла парням так влиять на мой академический талант, это бы никогда не кончилось.

    Я фыркнула на нее из-под одеяла перед тем, как вылезти.

    — Что еще за академический талант?

    Завернутая в полотенце только после душа, она уперла руки в бока.

    — Ха. Ха. Очень смешно. Вставай.

    Я вздохнула, но не поддалась.

    — Я иду на все остальные свои занятия. Могу я завалить всего лишь этот единственный предмет?

    Она открыла рот от удивления.

    — Ты вообще себя слышишь?

    Я прекрасно себя слышала. И сама себе внушала чувство отвращения, даже больше, чем Эрин. Но мысль о том, чтобы сидеть рядом с Кеннеди целый академический час, три раза в неделю, была просто невыносима. Я не имела представления, что для него значит его свеже обретенный статус холостяка в плане флирта и зажиманий, но что бы это ни значило, я не собиралась это выяснять. Просто представить это в деталях было невыносимо.

    Если б я не настояла на том, чтобы мы в этом семестре выбрали один предмет вместе... Когда мы осенью, в начале семестра проходили регистрацию в университете, он спросил меня, зачем я записалась на экономику — не обязательный, для моего музыкально-педагогического факультета, предмет. Я задумалась, может уже тогда он чувствовал, что все сложится вот так для нас. А может он даже знал.

    — Я не могу.

    — Ты можешь и ты пойдешь. — Она стащила с меня одеяло. — А теперь вставай и дуй в душ. Мне нужно попасть на мой французский пораньше, иначе Monsieur Бидот безжалостно завалит меня вопросами по passé composé, я на родном-то языке еле объясняюсь в прошедшем времени. Бог знает, я не смогу это сделать en franҁais хрен знает во сколько утра.

    Я подошла к нашей аудитории ровно в 9.00, зная, что Кеннеди, всегда пунктуальный будет уже на своем месте. Аудитория была большая и располагалась слегка под углом.

    Проскальзывая через заднюю дверь, я заметила его на шестом центральном ряду. Место справа от него было пусто — мое место. Профессор Хеллер создал схему того кто где сидит в начале семестра, и он использовал ее, чтобы отмечать присутствие в классе, за которое мы получали несколько дополнительных баллов к итоговой оценке. Мне придется поговорить с ним после занятия, потому что я уж точно не собираюсь больше сидеть на старом месте.

    Мои глаза просканировали задние ряды. Среди них оказалось всего два свободных места. Первым было место на третьем ряду с конца рядом с парнем, облокотившимся на свою руку и выглядящим практически спящим, и девушкой, отхлебывающей что-то из пластикового стаканчика и щебечущей о чем-то со своей соседкой. Второе место было на последнем ряду, рядом с парнем, который что-то рисовал на полях своей тетради. Я уже было направилась в его сторону, то в этот момент профессор зашел в класс и художник поднял голову, чтобы посмотреть, что происходит внизу. Я замерла, узнав своего спасителя два дня назад. Если бы в тот момент я могла двигаться, я бы развернулась и пулей вылетела из класса.

    Нападение всплыло у меня перед глазами. Чувство беспомощности. Ужас. Позор. Той ночью, я свернулась клубочком и плакала, пока не осталось слез, благодарная за смску от Эрин, что она останется у Чаза. Я так и не рассказала ей о том, что случилось с Баком — частично потому, что она будет чувствовать себя виноватой в том, что отпустила меня одну. Частично потому, что мне хотелось забыть, что это вообще произошло.

    — Пожалуйста, присаживайтесь, и мы начнем. — Слова профессора вывели меня из ступора. Я была единственной, кто стоял. И я кинулась к месту между сонным парнем и языкатой девчонкой.

    Она кинула на меня один взгляд, не прерывая своего монолога о том, как пьяна она была, где и с кем гуляла. Парень приоткрыл глаза, когда я заняла место рядом, но больше не пошевелился.

    — Это место занято? — прошептала ему я.

    Он покачал головой и промямлил:

    — Было. Но она бросила. Или перестала ходить. Все равно.

    С легким сердцем, я вытащила свою тетрадь из сумки. Я пыталась не смотреть на Кеннеди, но это было трудновато, учитывая, что он сидел прямо в поле моего зрения. Каждый раз, как он двигался, его, так хорошо знакомая безупречная рубашка на пуговицах и темно-русая голова, притягивали мой взгляд. Я отлично знала эффект этой зеленой клетки на его поразительные зеленые глаза. Мы с ним знакомы с девятого класса. Я видела, как он изменил свой стиль, перейдя от мальчишеских мешковатых шорт и кроссовок, к приталенным глаженым рубашкам и всегда начищенным ботинкам, и выглядящим всегда, как с обложки журнала. Я замечала, как даже несколько преподавательниц оборачивались, когда он проходил мимо, перед тем, как отвернуться от его идеального, недосягаемого тела.

    В одиннадцатом классе у нас был английский вместе. Он сфокусировал свое внимание на мне с первого дня, одаряя меня своей улыбкой с ямочками на щеках перед тем, как занять свое место в классе; приглашая меня, присоединится к его учебной группе, и позже, интересовался моими планами на выходные — становясь, в итоге, частью этих планов. За мной никогда никто так уверенно не ухлестывал. Как президента нашего класса, его знали все, и он в то же время, не поленился в свою очередь узнать всех. Как спортсмен, он был частью бейсбольной команды. Как ученик, он был одним из десяти процентов отличников школы. Как участник дискуссионного клуба, он был популярен за убедительные аргументы и непобедимый рекорд.

    И как мой парень, он был спокоен и внимателен, никогда не давил на меня. Никогда не забывал день рождения или годовщину. Никогда не давал мне повода сомневаться в наших отношениях. Как только мы стали официальной парой, он сменил мое имя — и все последовали его примеру, включая меня.

    — Ты моя Джеки, — говорил он мне, ссылаясь к жене Джека Кеннеди, который был его персональным идолом и в честь которого был назван.

    Он не был ему родственником. Его родители просто странно любили политику. Его сестру звали Рейган, а брата Картер.

    Прошло три года с тех пор, как я использовала имя Жаклин, и теперь мне ежедневно приходилось сражаться с тем, чтобы вернуть ту частицу себя, которую я отодвинула подальше ради него. Это не было единственным, от чего я отказалась ради него, ни это было самым важным. Это просто было то, что я могла вернуть. 

    ***

    Посреди того, что в течение пятидесяти минут я пыталась избежать пялиться на Кеннеди и тем, что я две недели не присутствовала на занятии, мой мозг был вялый и отказывался подчиняться. Когда класс закончился, я поняла, что мало чего узнала из лекции.

    Я последовала за профессором Хеллером к нему в офис, прокручивая в голове различные варианты того, что я скажу, когда буду просить его дать мне шанс догнать группу. До того момента мне было все равно, что я заваливаю этот предмет. Теперь, когда возможность превратилась в уверенность, меня охватил ужас. Я никогда не завалила ни одного класса. Что я скажу своим родителям и своему руководителю? Эта двойка будет у меня в дипломе до конца моей жизни.

    — Итак, мисс Уоллис, — Профессор Хеллер вынул учебник и пачку беспорядочных записок из своего потертого портфеля и продолжил двигаться по своему кабинету, как будто я там и не стояла. — Чем порадуете?

    Я прочистила горло.

    — Порадую?

    Устало, он взглянул на меня поверх своих очков.

    — Вы пропустили две недели занятий подряд — включая срединный экзамен, и сегодня. Я предполагаю, что вы стоите сейчас у меня в офисе, чтобы объяснить мне, почему вы не хотите завалить макроэкономику. И я, задержав дыхание, жду вашего объяснения. — Он вздохнул, ставя книгу на полку. — Я всегда думаю, что слышал уже все, но иногда меня удивляют. Так что, давайте. Я не могу весь день ждать, и, я думаю, вы тоже.

    Я сглотнула.

    — Я была сегодня на занятии. Я просто сидела не на своем месте.

    Он кивнул.

    — Я верю вам на слово, поскольку вы пришли сюда сразу после занятия. Это один день присутствия на лекции в вашу пользу — четвертой части итоговой оценки. За вами все еще числятся шесть пропущенных дней и экзамен.

    О, Боже. Из меня как будто вынули пробку, и слова просто полились рекой.

    — Мой парень бросил меня, и он в моем классе, я не могу даже видеть его, не то, что сидеть рядом с ним… Боже, я не хотела пропускать экзамен. Теперь я завалю этот предмет. Я никогда в жизни не заваливала предмет. — И как будто этой ужасающей речи было не достаточно, мои глаза наполнились и слезы покатились по щекам. Я прикусила губу, чтобы не всхлипывать и уставилась на его стол, чтобы избежать отталкивающего взгляда, с которым он, я была уверена, смотрел на меня.

    Я услышала, как он вздохнул и в тот же момент бумажный платочек появился в поле моего зрения.

    — Это ваш счастливый день, мисс Уоллис. — Я взяла платочек и вытерла свои щеки, осторожно поглядывая на него. — Так случилось, что у меня есть дочь, немного помладше вас. Недавно она пережила небольшое скверное расставание. Моя умнейшая, приносящая со школы только отличные отметки девочка, примерно на две недели превратилась в эмоциональный комок, который только и делал, что плакал, спал, а потом плакал еще. Потом, она пришла в себя и решила, что никакой парень не помешает ее шансам на хорошую стипендию. Ради своей дочери я дам вам один шанс. Один. Если вы его упустите, вы получите ту оценку в конце семестра, которую заслужили. Мы понимаем друг друга?

    Я кивнула, проливая еще больше слез.

    — Хорошо. — Мой профессор неловко двинулся и протянул мне еще один платочек.  — Ох, ради всех святых, как я и сказал своей дочери, ни один парень на этой планете не достоин такого количества беспокойства. Я-то уж знаю; я был одним из них. — Он написал что-то на листке бумаги и протянул его мне. — Вот электронный адрес репетитора по моему предмету, Лендона Максфилда. Если вы не слышали о проводимых им занятиях, я советую вам, ознакомится с ними. Без сомнения, вам также понадобятся занятия один-на-один. Два года назад, он был одним из лучших моих студентов, и с тех пор он помогает мне с репетиторством. Я дам ему детали проекта, который вы будете обязаны предоставить мне взамен вашего пропущенного экзамена.

    Я снова всхлипнула, пытаясь поблагодарить его, и подумала, что он скоро взорвется от неудобства.

    — Да, ну, не за что. — Он достал схему рассадки нашего класса. — Покажите, где вы теперь будете сидеть, чтобы вы все еще могли получить те баллы за посещение. — Я указала мое новое место, и он вписал мое имя в квадрат.

    Я получила свой шанс. Все, что мне осталось, это связаться с этим Лендоном и сдать проект. Насколько это может быть сложно? 

    ***

    Очередь в Старбакс в студенческом клубе была до умопомрачения длинющей, но сегодня шел дождь, и я была не в настроении мокнуть по дороге в инди-кофейню рядом с кампусом все ради того, чтобы получить чашку кофе перед моим послеобеденным занятием. К тому же, там, скорее всего, будет Кеннеди; мы ходили туда практически каждый день после ланча. Он из-за принципа пытался избегать "корпоративные монстросити" такие, как Старбакс, даже если кофе у них было лучше.

    — Я точно опоздаю на занятие, если буду ждать в этой очереди, — проворчала от раздражения Эрин, наклоняясь, чтобы получше разглядеть, сколько перед нами человек. — Девять человек. Девять! И еще пять ждут свои заказы! Кто вообще все эти люди? — Парень перед нами глянул на нас через плечо, хмурясь. Она нахмурилась ему в ответ, и я сжала губы в линию, пытаясь не засмеяться.

    — Поклонники кофеина, такие же, как мы? — предположила я.

    — Ух, — надулась она, но потом схватила меня за руку. — Я почти забыла — ты слышала, что случилось с Баком в субботу ночью?

    У меня упало в желудке. Ночь, которую мне так хотелось забыть, никак не хочет оставить меня в покое. Я покачала головой.

    — На него напали на парковке, позади дома. Парочка парней, хотели его кошелек. Скорее всего, бездомные, так он сказал, вот что творится в кампусе посреди города. Они ничего не получили, но, черт, его лицо сильно помято. — Она нагнулась ближе. — Он выглядит даже горячее, чем до этого. Рррр, если ты понимаешь, о чем я.

    Мне стало плохо, от того, что я просто стояла, там слушая и изображая интерес в объяснении Бака о том, что случилось и его помятой физиономии.

    — Ну, блин. Мне придется залпом проглотить Рокстар[3], чтобы не уснуть на занятии. Я не могу опаздывать, у нас будет тест. Увидимся после работы. — Она обняла меня на прощание и убежала.

    Я продолжала двигаться дальше в очереди, в сотый раз, прокручивая в голове субботнюю ночь. Я все еще не могла отделаться от чувства полной уязвимости. Я никогда не обманывала себя в том, что парни сильнее. Кеннеди поднимал меня на руки множество раз, однажды он просто перекинул меня через плечо и бежал вверх по лестнице, пока я, смеялась и цеплялась за его спину, свисая вниз головой. Он легко открывал банки, которые я не могла открыть, передвигал мебель, которую я еще сдвигала с места.  Его превосходящая сила была очевидна, когда он нависал надо мной, поддерживая себя локтями, что я могла чувствовать руками его стальные мышцы.

    Две недели назад, он просто вырвал мне сердце, мне никогда раньше не было так больно, я чувствовала абсолютную пустоту.

    Но он никогда не использовал его физическую силу против меня.

    Нет, это был Бак. Бак, красавчик, у которого не было отбоя от девчонок. Парень, который никогда даже намеком не давал мне понять, что он мог бы, или что собирался обидеть меня, я даже не думала, что он замечал меня, кроме как то, что я была девушкой Кеннеди. Я могла бы все свалить на алкоголь… но нет. Алкоголь убирает все рамки. Он не вызывает преступное насилие там, где его раньше не было.

    — Следующий.

    Я стряхнула свои размышления и глянула через стойку, приготовившись сделать свой обычный заказ, а там стоял парень с субботней ночи. Парень, с которым я предпочла не сидеть сегодня утром на экономике. Я открыла рот, но не издала ни звука. И прямо как утром, субботняя ночь всплыла перед глазами. Мое лицо загорелось, когда я вспомнила, в какой находилась позиции, что он успел увидеть, перед тем, как вмешался, скорее всего, он считает меня такой глупой.

    Но, с другой стороны, он сказал, что это не было моей виной.

    И он назвал меня по имени. Именем, которое я больше не использую, начиная 16 дней назад.

    Мое секундное желание о том, что может он не помнит, кто я такая, к сожалению, не сбылось. Когда я ответила на его пристальный взгляд и поняла, что он прекрасно все помнит. Каждую ужасную деталь. Мое лицо пылало.

    — Ты готова заказать? — Его вопрос вернул меня в реальный мир. Его голос был спокоен, но я почувствовала раздражение остальных клиентов позади меня.

    — Средний стакан Американо. Пожалуйста. — Мои слова были настолько сжеваны, что я думала, он попросит меня повторить.

    Но он сделал отметку на стакане, именно тогда я заметила, что костяшки его пальцев замотаны в два или три слоя тонкого бинта. Он передал стакан баристу, пробил заказ, и я протянула ему мою карту.

    — Как дела сегодня? — спросил он, его слова казались совершенно повседневными, но в то же время были полны скрытого смысла между нами. Он пробил мою карту и протянул ее мне вместе с чеком.

    — Я в порядке. — Костяшки на его левой руке были поцарапаны, но не сильно содраны. Когда я забирала свою карту, наши пальцы соприкоснулись, и я быстро одернула руку. — Спасибо.

    Его глаза расширились, но он ничего не сказал.

    — Мне большое карамельное мачиато, без крема. — Сказала нетерпеливая девушка позади через мое плечо, она не трогала меня, но подвинулась ближе в мое пространство, чем мне было удобно. Его челюсть почти незаметно напряглась, затем он перевел свой взгляд на нее.

    Делая пометку на стакане, он безжизненным тоном выдал ей сумму, и перед тем, как я двинулась дальше, его глаза снова на короткий момент нашли мои. Я не знаю, смотрел ли он на меня после этого. Я дождалась свой кофе у другого конца стойки и поспешила оттуда, даже не добавив в чашку мои обычные молоко и три пакетика сахара.

    Экономика была общеобразовательный предмет, и потому список присутствующих был огромен — что-то в районе двухсот человек. Я смогу избегать встречаться глазами с двумя парнями в этом классе оставшиеся шесть недель семестра, ведь так? 


    Глава 3

    Когда я вернулась в общежитие с занятий, я покорно отправила эмайл репетитору по экономике, и принялась за свое домашнее задание по истории искусств. Пока я печатала эссе о неоклассическом скульпторе и его влиянии на стиль этого времени, я тихонько благодарила свою невротическую сторону, которая, по крайней мере, не позволила мне отстать по остальным моим предметам.

    Пока Эрин была на работе, я могла насладиться тихим вечером и поучиться. Тут в нашей микроскопической комнате, она просто не могла постоянно чем-то меня не отвлекать. На прошлой неделе, пока я пыталась подготовиться к тесту по алгебре, я стала свидетелем следующего разговора:

    — Папочка, мне просто необходимы эти туфли для работы, — доказывала она своему телефону. — Ты сам всегда хотел, чтобы я полностью осознала значение работы, пока в университете, и ты всегда говорил, что люди должны одеваться для успеха, так что я всего лишь пытаюсь следовать твоим мудрым словам.

    Я закатила глаза, когда она посмотрела на меня. Моя соседка работала старшей официанткой  в ресторане в центре города, позиция, которой она постоянно отмазывалась за превышение своего бюджета на одежду. Туфли за триста долларов необходимы для работы, которая платила девять долларов в час? Я подавила смешок, когда она мне подмигнула. Ее отец всегда сдавался, особенно когда в ход шло слово Папочка.

    Я не ждала быстрого ответа от Лендона Максфилда. Как старшекурсник и репетитор для огромного класса профессора Хеллера, он должен был быть сильно занят. Я также была уверена, что он не будет слишком счастлив помогать заваливающей предмет второкурснице, которая пропустила две недели занятий и экзамен, и которая ни разу не посетила, ни одной его репетиторской встречи. Я была готова доказывать ему, что я буду усердно заниматься, чтобы догнать всех как можно скорее и больше ему не надоедать.

    Пятнадцать минут спустя после того, как я отправила ему эмайл, мой почтовый ящик динькнул. Он ответил тем же формальным тоном, который я выбрала после коротких дебатов с собой по поводу того, что использовать, его имя или фамилию при обращении, и, в конце концов, остановилась на Мистер Максфилд.


    Мисс Уоллис,

    Профессор Хеллер уведомил меня о вашей необходимости подтянуть ваши знания по макро экономике и проекте, который вам необходимо будет закончить, чтобы получить оценку за ваш пропущенный экзамен. Поскольку профессор дал согласие на эту работу, вам необязательно объяснять мне причины вашего отставания. Я работаю как репетитор, частью моих обязанностей является помочь вам.

    Мы можем встретиться в кампусе, предпочтительно в библиотеке, чтобы обсудить проект. Он детален, и вам необходимо будет провести подробное исследование. Я получил инструкции от профессора Хеллера об ограничениях моей помощи вам. Проще говоря, он хочет увидеть, что вы сами можете делать, без посторонней помощи. Но вы всегда можете обратиться ко мне по общим вопросам.

    Моя репетиторская группа собирается по Пн-Ср-Чт с 13-14.00, но эти занятия покрывают текущий материал. Я думаю, что вам понадобятся дополнительные занятия по тому материалу, что вы пропустили за последние две недели. Дайте мне знать, когда вы свободны для индивидуальных занятий, и мы решим что-нибудь оттуда.

    ЛМ


    Я сжала челюсть. Хоть его эмайл и был абсолютно вежливым, от него так и разило снисхождением… прямо до его подписи в конце: ЛМ. Это дружелюбно, или нейтрально с его стороны, или он просто высмеивает мои попытки казаться серьезной, взрослой студенткой? Я намекнула о расставании в своем эмайле, надеясь, что он не будет спрашивать подробностей.  Теперь же я чувствовала, что позволила ему думать, что я какая-то нюня, позволившая кризису в отношениях повлиять на свою академическую успеваемость.

    Я снова перечитала его эмайл и разозлилась еще больше. Он что же считает, что я слишком тупа, чтобы пройтись по материалу самостоятельно?


    Мистер Максфилд,

    Я не смогу присутствовать на ваших занятиях, потому, что по Пн-Ср 13-14.30 у меня история искусств, а по вечерам в Четверг я подрабатываю репетитором в средней школе. Я живу в кампусе, и я свободна для встречи поздним вечером в Понедельник и Среду, да и в любой другой вечер. Я также свободна по выходным, когда я не репетиторствую. Я уже начала читать материал о ВВП, ИПЦ и инфляции, а также я работаю над вопросами для повторения в конце 9 главы. Если вы хотите, мы можем встретиться, и вы передадите мне требования по проекту, я уверена, что смогу догнать основной материал сама.

    Жаклин


    Я нажала отправить и ровно десять секунд чувствовала себя самодовольной. На самом деле, я еле глянула в главу 9. И вместо понятных графиков о спросе и потреблении, там все выглядело, как тарабарщина со знаками доллара и запутанными переменными. Что касается ВВП и ИЦП, я знаю, что значат эти акронимы… типа того.

    О, Боже. Я только что горделиво отклонила помощь репетитора, назначенного преподавателем — профессором, который не был обязан, но дал-таки мне еще один шанс.

    Затем мой почтовый ящик снова дилинькнул. Я сглотнула, перед тем, как открыть его. Новое сообщение от Лендона Максфилда красовалось на верхушке списка писем.


    Жаклин,

    Если ты предпочитаешь догонять материал сама, это конечно, твой выбор. Я соберу немного информации о твоем проекте, и мы можем встретиться, скажем, в Среду, после 14.00?

    ЛМ

    P.S: Что ты преподаешь?


    Его ответ не выглядел оскорбленным. Он был вежливым, даже приятным. Последнее время я была слишком эмоциональна, чтобы объективно что-то судить.


    Лендон,

    Я даю индивидуальные уроки студентам оркестра — средней и старшей школы — по классу контрабаса. Я только что вспомнила, что обещала отвезти инструменты двоих моих учеников на их выступление в Среду вечером. (Я вожу внедорожник, чтобы иметь возможность перевозить свой собственный инструмент, и меня постоянно просят о помощи перевезти музыкальные инструменты, диванчики, матрацы…)

    В какой вечер ты свободен? Или может в Субботу?

    ЖУ


    Я играю на контрабасе с десяти лет. В четвертом классе, с одним из двоих контрабасов в школьном оркестре во время футбольного матча случился несчастный случай с участием футбольного мяча, результатом которого оказалась сломанная ключица. Наша учительница музыки, миссис Пибоди, окинув взглядом наше море скрипачей, умоляла кого-нибудь сменить инструмент.

    — Кто-нибудь? — Спрашивала она. Когда никто больше не выявил желания, я подняла руку.

    В то время, даже со среднего размера контрабасом я выглядела как карлик. Мне приходилось использовать табуреточку, чтобы иметь возможность играть, над чем мои одноклассники в оркестре беспрестанно смеялись. Насмешки школой не ограничились.

    — Дорогая, разве это не немного странный инструмент для девушки? — спрашивала моя мать. Все еще расстроенная моим отказом учиться играть на пианино, ее любимом инструменте, в пользу скрипки, и, конечно же, она не поддерживая мой новый выбор.

    — Да, — я окинула маму холодным взглядом, и она закатила глаза. Она так и не перестала презирать инструмент, на котором я так любила играть за то, как он себя ставил и направлял остальной оркестр. Я также обожала выразительное чувство недоверия в лицах наших соперников на региональных соревнованиях, их уверенность в том, что я не была так хороша в исполнении, как они — потому, что я была девчонкой, и то, как я доказывала всем, что я была намного лучше.

    К своему пятнадцатилетию я достигла свои 168 см роста и могла свободно играть на большом контрабасе безо всяких табуреток.

    Весь последний год я давала уроки местным школьникам — всем мальчикам — каждый из которых сначала одаривал меня самодовольной и дерзкой улыбкой, до того, как слышал, как я играю.


    Жаклин,

    Контрабас? Интересно.

    На этой неделе по вечерам я занят, также как и по выходным. Я не хочу, чтобы ты теряла время, я просто пришлю тебе всю информацию о проекте сегодня вечером, и мы можем обсудить это по электронной почте, пока мы не синхронизируем наше расписание для встречи. Тебя это устроит?

    ЛМ

    P.S: Я вспомню о тебе, если куплю что-нибудь большое или соберусь переезжать.



    Лендон,

    Спасибо, да, меня это устроит. (я имею в виду, отправку информации о проекте, а не твой наглый комментарий о злоупотреблении моей машиной. Ты ничем не лучше моих друзей! Они все забивают на грузоперевозки Ю-хол и их котировки, и платят мне пивом.

    ЖУ



    Жаклин,

    Я пришлю информацию, как только попаду домой сегодня и мы сможем все обсудить. И ты знаешь, товарообменные сделки — это примитивная экономика в действии. (Кстати, ты уже достаточно взрослая, чтобы пить пиво?)

    ЛМ



    Лендон,

    Я вовсе не собиралась найти отличное применение доисторической экономике, так получилось. И я считаю, что друзья, которые платят пивом, лучше тех, кто не платит вообще. (Насчет моего возраста, не думаю, что это входит в определение Репетитора по Экономике и дает тебе право вытягивать персональную информацию).

    ЖУ



    Жаклин,

    Твоя правда! Мне придется просто довериться тебе и надеяться, что не буду арестован за поставку алкоголя несовершеннолетним. И ты права — бедные студенты без машин, каковым и я являюсь, должны уважать проверенные временем методы переговоров о транспортировке.

    ЛМ


    Я улыбнулась его откровенному признанию беспечности, но моя улыбка увяла от мысли о Кеннеди, и как важно он чувствовал себя от того, что владел машиной. Прямо перед нашим выпускным из школы его родители отдали двухлетний Мустанг его шестнадцатилетнему брату, который разбил свой джип за два дня до этого. И в качестве выпускного подарка, они заменили Мустанг Кеннеди на новенькую, черную БМВ, со всевозможными наворотами, включающими кожаные сидения и стерео систему, которую я могла слышать за километр.

    Черт побери. Мне нужно перестать связывать с Кеннеди каждую мелочь, которая случается со мной. Озарение снизошло внезапно, я все это делала на автопилоте. За прошедшие три года мы стали привычками друг друга. И хотя он избавился от своей привычки, когда порвал со мной, я все еще не избавилась от своей. Я все еще связывала его с моим настоящим, с моим будущим. Но правда была в том, что он был моим прошлым, и мне необходимо было принять это, как бы больно это ни было. 

    ***

    Как только мы начал наш первый курс, Кеннеди вступил в университетское братство, в котором был его отец. Я никогда до конца не понимала его желание принадлежать к какому-нибудь обществу. Он не возражал, когда я сказала, что подожду со вступлением в какое-нибудь сестринство, до тех пор, пока я поддерживала его необходимость быть частью братства в целях будущей политической карьеры. Однажды он сказал мне, что ему нравилось, что я была его ЧВН девушкой.

    — ЧВН? Что это?

    Он засмеялся и сказал:

    — Это значит, что ты черт возьми независимая.

    Я не понимала тогда, но три недели назад, когда он вышел из моей комнаты, он забрал с собой мой, построенный с такой осторожностью, социальный круг. Без отношения с Кеннеди, я больше не получала приглашения на вечеринки братств и сестринств, хотя Чаз и Эрин могли приглашать меня на некоторые из них, потому что я попадала под одну из категорий того, что было приемлемо брать с собой на такого рода события: девушек и алкоголь.

    Замечательно, я перешла от независимой девушки к атрибуту вечеринки.

    Встречаться с группами своих бывших друзей было как минимум неловко. Каждое утро в течение недели, прямо перед библиотекой, столики братств продавали кофе, соки и различную выпечку, чтобы собрать денег на классы по руководству. В обнимку с переносными мангалами, Три-дельты жили в палатках на газоне перед их домом, чтобы показать затруднительное положение бездомных. Я подметила тогда Эрин, что большинство бездомных навряд ли имеют переносные мангалы от Колман и снаряжение для отдыха на природе от РЕЙ, она фыркнула и сказала:

    —  Ага. Я им говорила. Но меня проигнорировали.

    В любую сторону, куда бы я ни шла из общежития, я встречала людей, с кем у меня были абсолютно ненапряженные отношения буквально несколько дней назад. Теперь же, когда я проходила мимо, они отводили глаза, хотя некоторые все же еще улыбались и махали мне рукой, перед тем как отвернуться и притвориться быть углубленными в разговор с кем-то еще. Еще меньше окликали меня:

    — Привет, Джеки. — Я не сказала им, что я больше не использовала это имя.

    Сначала Эрин говорила мне, что мне просто это кажется, но спустя две недели, она неохотно согласилась и, используя свои знания из класса по психологии, она заключила:

    — Люди чувствуют, что нм нужно принять чью-то сторону, когда пары расстаются — это человеческая натура. Но все равно, они трусы. — Я была благодарна за ее поддержку.

    Меня не удивило, что почти все приняли сторону Кеннеди. Он все-таки был одним из них. Он был дружелюбен, харизматичен, будущий мировой лидер. Я была милая, симпатичная, но все же немного странная его девушка... После разрыва, для всех, кроме Эрин я стала просто "не греческой" второкурсницей.


    Во вторник мы проходили мимо королевской пары кампуса — Кейти - президента Эриного сестринства и Диджея - вице-президента братства Кеннеди.

    — Привет, Эрин. Отличный прикид, — сказала Кейти, как будто меня там вообще не было. Диджей кивнул Эрин, приветствуя, окинул меня мимолетным взглядом, но не отметил мое присутствие больше, чем это сделала его девушка.

    — Спасибо! — ответила Эрин.

    — Придурки, —  затем пробормотала она и взяла меня под локоть.


    Когда я переехала в наше общежитие больше года назад, я ужаснулась, обнаружив себя с соседкой, которая оказалась описанием типичного члена сестринства. Эрин уже выбрала себе кровать у окна. Над ее кроватью красовались блестящие сине-золотые помпоны из старшей школы и огромный плакат с именем "ЭРИН" утопающий в золотых блестках. Вокруг громадного плаката висели фотографии лучших дней группы поддержки и танцевальных вечеров с неуклюжими футбольными игроками.

    Пока я стояла и пялилась на ее свето-отражающую стену в нашей крохотной комнате, она зашла внутрь.

    — О, привет. Ты должно быть Жаклин! Я Эрин!

    Слава богу, я не озвучила "да что ты" комментарий, пришедший в тот момент мне в голову.

    — Пока тебя не было, я выбрала себе кровать — надеюсь, ты не против! Я почти закончила распаковываться, так что я могу тебе помочь. — Одетая в университетскую футболку, которая была почти такого же медового оттенка, как и ее, собранные сзади, волосы, она схватила самую тяжелую мою сумку и кинула ее на кровать. — Я прикрепила доску для заметок на дверь, чтобы мы могли оставлять друг другу сообщения — вообще-то, это была идея моей мамы, но мне она понравилась, что ты думаешь?

    Я моргнула и пробормотала:

    — Ага, — когда она раскрыла мою сумку и начала вытаскивать вещи, которые я привезла из дома. Должно быть, произошла какая-то ошибка. Я заполняла длиннющую форму о предпочитаемой соседке и эта девчонка не подходила ни под один, обозначенный мною, критерий. По-сути, я описывала себя: тихий, помешанный на учебе книжный червь, который будет ложиться спать в подобающее время. Не тусовщица, которая будет приводить парад парней в нашу комнату или сделает ее главным местом для пиво-понга.

    — Зови меня Джеки, — сказала я.

    — Джеки, как мило! По-правде говоря, мне нравится Жаклин. Очень шикарно. Тебе везет. Ты можешь выбрать! Я вот застряла с Эрин. Хорошо, что мне нравится, да? Хорошо, Джеки, где ты хочешь повесить этот постер… кто это?

    Я глянула на постер у нее в руках — одной из моих самых любимых певиц, которая также играет на контрабасе.

    —  Эсперанса Спалдинг.

     —  Никогда о ней не слышала. Но она миленькая! — Эрин схватила пригоршню кнопок и запрыгнула на мою кровать, чтобы прикрепить постер к стене. — Как насчет тут?

    Эрин и я многое прошли за пятнадцать месяцев.


    Глава 4

    В среду, прибежав на экономику буквально в последнюю минуту, последнее, что я ожидала увидеть, это Кеннеди, облокотившегося на дверной косяк, и обменивающегося телефонными номерами с одной из Зет. Хихикая, после снятия собственной фотографии, она протянула ему его телефон. Он сделал то же самое, улыбаясь ей.

    Он никогда больше так мне не улыбнется.

    Я даже не подозревала, что замерла на месте, пока один из студентов не задел меня плечом, скидывая по ходу мой тяжелый рюкзак с моего плеча.

    — Из'няюсь, — пробурчал он тоном, больше похожим на "свали с дороги", чем "извиняюсь, что задел тебя"

    Когда я наклонилась, чтобы подобрать свой рюкзак, молясь про себя, чтобы Кеннеди и его фанатка не заметили меня, чья-то рука протянулась и подняла рюкзак с пола. Я выпрямилась и уставилась в чистые серо-голубые глаза.

    — Знаешь, рыцарство еще живо, — сказал он своим глубоким, спокойным голосом, таким, каким я запомнила его с Субботней ночи и утра Понедельника, в Старбаксе.

    — Да?

    Он помог мне вернуть рюкзак на плечо.

    — Да. Тот чувак, просто идиот. — Он указал на парня, который налетел на меня, но я могла бы поклясться, что на секунду его взгляд упал на моего бывшего, который как раз заходил в аудиторию, смеясь над чем-то с девушкой. На задней части ее оранжевых спортивных брюк красовалась надпись ЗЕТА. — Ты в порядке? — В третий раз этот его вопрос содержал подтекст гораздо глубже, чем его обычная ежедневная версия.

    — Да, в порядке. — Что еще я могла, кроме как соврать? — Спасибо. Я повернулась и вошла в аудиторию, заняла свое новое место и провела первые сорок пять минут, фокусируя свое внимание на профессоре Хеллере, доске, и своих собственных записях. Прилежно перерисовывая графики краткосрочного равновесия и совокупного спроса, что было для меня абсолютной тарабарщиной. Мне все же придется умолять Лендона Максфилда о помощи. Моя гордость только заставит меня отстать еще больше.

    За несколько минут до конца занятия, я развернулась на сидении, под предлогом достать что-то в своем рюкзаке, и кинула взгляд на парня на последнем ряду. Он смотрел прямо на меня, слегка постукивая черным карандашом по тетради, расслабленным движением его пальцев. Он откинулся на стуле, один локоть отведен за спинку стула и одна нога неумышленно выставлена вперед под стол для равновесия. Пока мы смотрели друг на друга выражение его лица изменилось из непроницаемого в еле заметную, хоть и настороженную, улыбку. Он не отвел взгляд, даже когда я глянула вниз на рюкзак и потом снова на него.

    Я резко развернулась, заливаясь краской.

    Парни проявляли ко мне знаки внимания за последние три года, но это была парочка коротеньких и точно безответных привязанностей - первый был мой собственный репетитор по контрабасу, а второй — мой партнер по химии — но меня не привлекал никто, кроме Кеннеди. Лекция по экономике превратилась в шуршание на заднем плане, я не мола определить, что конкретно вызвало мою реакцию на этого незнакомца, запоздалое чувство стыда, благодарность за спасение от Бака или просто обычное влечение. Скорее всего, все три.

    Когда класс закончился, я засунула тетрадь в свой рюкзак и подавила желание снова посмотреть в его сторону. Я копалась ровно столько, сколько было нужно, чтобы удостовериться, что Кеннеди и его фанатка ушли. Как только я поднялась, чтобы уходить, постоянно сонный парень, сидящий рядом, заговорил.

    — Эй, какую проблему мы должны решить за дополнительный балл? Не могу разобрать свои каракули, похоже, что меня сморило, когда он упоминал об этом. — Я кинула взгляд на то место, которое он указал в своих записях, где и правда дальше и дальше было все сложнее что-то разобрать. — Я, кстати, Бенджи.

    — О, эм, дай-ка посмотреть… — Я пролистала свои записи в тетради, пока не нашла детали задания в верхней части листа. — Вот оно. Пока он его переписывал, я добавила: — Я Жаклин.

    Бенджи был одним из тех парней кого взросление не пощадило. Его лоб был усыпан прыщиками. Его отросшие и завивающиеся волосы могли бы быть лучше подстрижены — умелым стилистом, но что-то мне подсказывало, что он посещал восьми долларовую парикмахерскую с телевизорами, вечно настроенными на ESPN. Принимая во внимание его одутловатый живот, я сомневалась, что он проводил много времени в университетском современном спортзале. Его футболка, растянутая на груди, давала "братьям" какие-то инструкции, которые лучше не произносить вслух. Только каре-зеленые глаза, с миленькими морщинками вокруг от улыбки, спасали его внешний вид.

    — Спасибо, Жаклин. Ты спасла мою задницу — мне просто необходимы дополнительные баллы. Увидимся в пятницу. — Он захлопнул свою тетрадь. — Если я случайно не просплю, — добавил он, одаряя меня искренней улыбкой.

    Я ответила улыбкой и начала продвигаться по ряду к выходу.

    — Без проблем.

    Может я все же могла завести себе друзей вне круга Кеннеди. Это взаимодействие, вместе с тем, что все наши друзья приняли сторону Кеннеди после разрыва, помогло мне осознать, насколько зависима я была от него. Я была немного шокирована. Почему это никогда раньше не приходило мне в голову? Потому, что я думала, будто мы с Кеннеди никогда не расстанемся?

    Глупое, наивное предположение. Бесспорно. 

    ***

    Аудитория была уже почти пуста, парня с последнего ряда тоже уже не было. Меня пронзило чувство острого разочарования. Ну, и что, что он пялился на меня на уроке, подумаешь, великое дело. Может, ему было просто скучно. Или он легко отвлекался.

    Но как только я вышла из аудитории, я заметила его на другом конце заполненного коридора, в разговоре с одной из наших однокурсниц. Он стоял в абсолютно расслабленной позе, с  небрежно расстегнутой синей рубашкой, под которой виднелась простая серая футболка, и рукой, в одном из передних карманов джинс. Мне не было видно мышц его рук из-за длинных рукавов рубашки, но его живот был плоским и в субботу он с легкостью положил Бака на землю. Его черный карандаш был заткнут ему за ухо, и только розовый ластик на конце был виден из-под его темных, растрепанных волос. 

    — Так это групповое занятие? — спросила девушка, накручивая длинную прядь своих блондинистых волос себе на палец. — И оно длится один час?

    Он поправил на плече свой рюкзак и откинул рукой челку, мешающую видеть.

    — Да. С часу до двух.

    Пока он смотрел на нее сверху вниз, она закинула голову и слегка качнулась из стороны в сторону, как будто собираясь танцевать с ним. Или для него.

    — Может я и приду. А что ты делаешь после?

    — Работаю.

    Она недовольно фыркнула.

    — Ты все время работаешь, Лукас. — Ее обиженный тон резанул меня по ушам, как ногтями по доске в классе, так всегда случалось, когда я слышала, как его использовал кто-то, старше шести лет. Но бонус — я теперь знаю, как его зовут.

    Он поднял глаза, как будто почувствовал, что я стою там и подслушиваю, мне ничего не оставалось делать, как пулей направиться в противоположную сторону, было слишком поздно притворяться, что я не специально стояла там, слушая их разговор. Я виляла между студентами в заполненном коридоре в поисках бокового выхода. Если Лукас ходит на эти дополнительные занятия, я там точно не появлюсь. Я не была уверена, что это значило - если это вообще что-то значило — то, что он пялился на меня на занятии, но мне было не по себе от его пронзительного взгляда. К тому же, я была все еще в стадии оплакивания моих недавно разбившихся отношений. Я была не готова начинать что-то новое. Не то, чтобы он был заинтересован во мне в том смысле. Я практически закатила на себя глаза от собственных мыслей. Я взяла и одним прыжком перескочила от мизерного интереса к возможным отношениям.

    Чисто из моих наблюдений, он, скорее всего, привык к таким девушкам, как та блондинка, падающих к его ногам. Прямо как мой бывший. Статус Кеннеди в качестве президента студенческого совета и нашего класса практически приравнивал его к знаменитостям, и он наслаждался этим. Я потратила два года в старшей школе, игнорируя завистливые взгляды девчонок, которые так и ждали, что он меня бросит. Когда мы, наконец, уехали в колледж из нашего городка, я была абсолютно в нем уверена.

    Когда же я перестану чувствовать себя, полной идиоткой за свою слепую доверчивость. 

    *** 

    Лендон,

    Оказалось, что у меня больше проблем с нынешним материалом, чем мне казалось, но я не уверена, что смогу выбраться на одно из твоих дополнительных занятий. Стремно, что мой бывший не бросил меня в начале этого семестра, чтобы у меня был шанс бросить этот предмет. (Без обид. Скорее всего, ты с экономического факультета и любишь все это).

    Я начала штудировать экономические журналы онлайн для своего проекта. Спасибо за расшифровку рекомендаций проф. Хеллера перед отправкой их мне. Если бы ты прислал мне их без перевода, я бы сейчас искала высокое здание/мост/водяную башню, откуда я могла бы прокричать "прощай, жестокий мир".

    ЖУ



    Жаклин,

    Пожалуйста, без прыжков с высоких конструкций. Ты хоть представляешь, что это сделает с моей репутацией репетитора? Если больше не о чем, подумай, как это отразится на мне. ;)

    Я создаю таблицы, по которым мы потом занимаемся. К этому письму я прикрепил таблицы за последние три недели. Используй их в качестве гида по материалу, или заполни их и перешли мне, чтобы я понял, где и с чем у тебя возникают проблемы. Сказать по правде, я с инженерного факультета, но экономика для нас обязательна. Я думаю, что она должна быть обязательна для всех, это полезно -  знать азы того, как деньги, политика и коммерция работают вместе, чтобы создать тот абсолютный хаос, который мы называем нашей экономической системой.

    ЛМ

    P.S: Как прошли региональные соревнования? И кстати, твой бывший однозначный мудак.


    Я скачала таблицы, проворачивая его последнее предложение в уме. Маловероятно, что Лендон знал Кеннеди, учитывая размеры университета и разные факультеты, но он все равно принял мою сторону. Мою, девчонки, которая настолько расклеилась по поводу разрыва, что две недели не посещала занятия.

    Он умный и смешной, и уже после трех дней я с нетерпением ждала увидеть его имя у себя в ящике, чтобы продолжить нашу дружескую перепалку. Внезапно, мне стало интересно, как он выглядит. Боже. Только вчера, после урока, я говорила себе игнорировать взгляды парня из класса, потому, что мне нужно время пережить предательство Кеннеди, и вот, сижу и мечтаю о репетиторе, который мог выглядеть как Чейс Кроуфорд. Или… Бенджи.

    Но это было не важно. Мне нужно время пережить это. Даже если Лендон был прав и Кеннеди был мудаком.

    Я открыла первую таблицу и свою книгу по экономике, и вздохнула с облегчением.


    Лендон,

    Таблицы точно мне помогут. Я уже не так сильно боюсь завалить этот предмет. Я заполнила первые два — когда у тебя появится время, просмотри их, пожалуйста. Спасибо еще раз, за трату своего времени на меня. Я постараюсь побыстрее все наверстать. Я не привыкла быть студенткой, которая заноза в заднице.

    У меня два ученика из соперничающих школ, которые соревновались друг против друга. Оба спросили меня, к счастью поодиночке, кто из них был моим любимчиком. (Каждому из них я сказала: "Конечно, ты". Может это было неправильно?) Когда они забирали свои инструменты из моей машины, оба выглядели абсолютно самодовольно и я молилась, чтобы они не упомянули этот статус любимчика друг перед другом. МАЛЬЧИШКИ.

    Инженерный? Вау. Неудивительно, что ты кажешься таким умником.

    ЖУ



    Жаклин,

    Твои заполненные таблицы выглядят отлично. Я отметил парочку небольших ошибок, которые могут запутать тебя на экзамене, так что просмотри их.

    Ах, такое чувство, твои ученики влюблены в тебя? Я не удивлен. В мои четырнадцать, девушка из колледжа, играющая на контрабасе, лишила бы меня дара речи.

    Конечно я умник! Я всезнающий репетитор. И в случае, если тебе интересно — да, ты моя любимица. ;)

    ЛМ 

    ***

    В субботу вечером Эрин снова грозилась силком вытащить меня из нашей комнаты, игнорируя все мои протесты и нежелание. На этот раз мы собирались втроем наведаться в клуб с нашими поддельными удостоверениями личности.

    — Ты не помнишь, как на прошлой неделе вечеринка закончилась для меня? — Спросила я, когда она сунула мне в руки черное облегающее платье. Конечно же, она не помнила; я не сказала ей. Все, что она знала, это то, что я ушла рано.

    — Жаклин, крошка, я знаю, что это трудно, но ты не должна позволить Кеннеди победить! Ты не должна позволить ему превратить себя в отшельницу, или отпугнуть тебя от других парней. Боже, я обожаю эту часть — охоту за новым парнем, все такое неизвестное, неопробованное — масса горячих перспектив перед тобой, только и ждут, чтобы быть обнаруженными. Если бы я не была так увлечена Чазом, я бы даже позавидовала тебе.

    По ее описанию, это прозвучало, как экспедиция на экзотический континент. Я нисколько не разделяла ее чувства. Идея о поисках нового парня представлялась изматывающей и депрессивной.

    — Эрин, я не думаю, что я готова…

    — То же самое ты сказала и на прошлой неделе, и все было в порядке! —  Она нахмурилась, и в сотый раз я почти рассказала ей о Баке. — Даже, если ты и ушла раньше.

    Она повесила платье, которое я не собиралась одевать, обратно в шкаф, а я прикусила язык, вновь, упустив свой шанс. Я была не уверена, почему я не могла ей рассказать. По большей части, я боялась, что она разозлиться. Хуже того, я боялась, что она мне не поверит. Я не готова была ни к тому, ни к другому; я просто хотела забыть.

    Я подумала о Лукасе, присутствие, которого на экономике делало этот процесс невозможным потому, что он навсегда был связан с ужасами той ночи. Насколько я знала, всю пятницу он даже не взглянул на меня. Каждый раз, как я украдкой бросала на него взгляд, вместо того, чтобы вести записи о лекции, он, держа свой черный карандаш кончиками пальцев, был полностью поглощен рисованием чего-то в своей тетради. Когда класс закончился, он заткнул карандаш себе за ухо и первым без оглядки вышел из аудитории.

    — Вот это покажет достоинства, — сказала Эрин, возвращая меня с небес на землю. В ее руках был сиреневый, коротенький топик. Стянув его с вешалки, она кинула его мне. — Надень свои джинсы в обтяжку и те клевые сапожки, в которых ты выглядишь, как девушка какого-нибудь гангстера. Это подойдет твоему жесткому, я-бросаю-всем-вызов настроению. Ты должна быть одета, чтобы привлекать правильных парней, если я одену тебя слишком мило, ты всех их распугаешь гневными взглядами своих больших голубых глаз.

    Я вздохнула, и она засмеялась, натягивая черное платье через свою голову. Эрин слишком хорошо меня знала.

    ***

    Я потеряла счет количеству коктейлей, которые Эрин постоянно сменяла в моей руке, объясняясь тем, что этим вечером она была за рулем и мне нужно пить за двоих.

    — Я также не могу прикасаться ни к одному из этих красавчиков — так что буду жить через тебя. А теперь допивай эту маргариту, перестань хмуриться и смотри на одного из этих парней, пока он не поймет, что не потеряет конечность, пригласив тебя танец.

    — Я не хмурюсь! — нахмурилась я, подчиняясь и допивая остатки в стакане. Я скривилась, дешевая текила отказывалась проглатываться, даже затуманенная  еще более дешевым миксом маргариты, но что вы еще хотели за пять баксов и бесплатный вход.

    Было еще достаточно рано и небольшой клуб, который мы решили оккупировать на эту ночь, не был переполнен сотнями студентов и городских тусовщиков. Эрин, Мегги и я заняли угол практически пустого танцпола. Проглотив уже несколько напитков и нормально одетая, я двигалась в такт музыке, постепенно расслабляясь, и смеялась над рожицами Эрин и подражанием балета Мегги. Первый, прервавший нас, парень подошел к Эрин, но она покачала головой, произнеся одними губами, что у нее есть парень. Она развернула его в мою сторону, и я подумала: Это я: без парня. Без отношений. Без Кеннеди. Без "Ты моя Джеки".

    — Хочешь потанцевать? — прокричал парень сквозь громкую музыку, дергаясь, как будто готовился убежать, если я ему откажу. Я кивнула, подавляя бессмысленную, практически физическую боль. Я не была чьей-то девушкой впервые за три года.

    Мы отошли на открытое пространство в нескольких метрах от Эрин и Мегги — у которой тоже был парень. Через некоторое время я поняла, что они планировали отправлять каждого парня, пытающегося пригласить их танцевать, ко мне. Я была их развлекательным проектом в этот вечер.

    Два часа спустя, я перетанцевала со столькими парнями, что было трудно всех запомнить, при этом уворачиваться от блуждающих рук и напитков, предложенных не Эрин. Сгруппировавшись вокруг высокого столика и облокотившись бедрами на барные стулья, мы наблюдали за, окружающим нас, весельем. Когда Мегги вернулась из туалета, виляя и изворачиваясь между танцующих тел, я спросила, не пора ли нам домой, и Эрин одарила меня взглядом, который она обычно оставляла для беспардонных матрон в ресторанах. Я ухмыльнулась ей и отхлебнула свой коктейль.

     Я знала, когда следующий парень подошел сзади меня, что он получил одобрение Эрин и Мегги, потому, как одновременно расширились их глаза, фокусируясь на ком-то за моим плечом. Я сделала глубокий вдох и выдох, перед тем как повернуться, когда чьи-то пальцы слегка пробежались по моему предплечью. И правильно сделала, потому, что это был Лукас, кто стоял позади меня, на долю секунды его взгляд упал мне на грудь. Он изогнул бровь и смотрел прямо мне в глаза с легкой улыбкой, безо всякого стеснения. Каблуки на моих ботинках просто убивали меня, но они были не достаточно высоки, чтобы мы могли быть одного роста.

    Вместо того чтобы повышать голос, как это делали все остальные, он наклонился к моему уху и спросил:

    — Потанцуешь со мной? — Я почувствовала его теплое дыхание и запах его крема после бритья — чего-то типичного и мужского — перед тем, как он отстранился, все еще смотря мне в глаза, в ожидании ответа. Активный толчок между лопаток дал мне понять, что Эрин проголосовала за танец с ним.

    Я кивнула, он взял меня за руку и повел на танцпол, маневрируя сквозь толпу, которая просто перед ним расступалась. Как только мы добрались до потертого дубового пола, он притянул меня ближе, не отпуская мою руку. Двигаясь вместе, мы нашли ритм медленно играющей песни. Он взял мою вторую руку в свою и завел обе мои руки мне за спину, нежно держа меня заложником. Моя грудь касалась его и я сдерживала себя, чтобы не вздохнуть от едва уловимого контакта.

    Я едва давала кому-то коснуться меня сегодня, наотрез отказываясь от всех медленных танцев. Под влиянием слабеньких, но в большом количестве маргарит, я закрыла глаза и позволила ему вести, уверяя себя в том, что эта разница, просто алкоголь в моей крови и ничего больше. Минуту спустя, он освободил мои пальцы и обвил руками мою поясницу, а я положила свои ему на бицепсы. Крепкие, как я и предполагала. Двигаясь вверх, мои ладони накрыли такие же стальные плечи. И, наконец, я скрестила пальцы у него за шеей и открыла глаза.

    Под его проникающим, ни на секунду не отвлекающимся, взглядом я чувствовала, как барабанит мой пульс.

    Наконец, я потянулась к его уху, и он наклонился, чтобы мне было удобнее задать вопрос.

    — Т-так с какого ты факультета? — выдохнула я.

    Уголком глаза я заметила, как он поднял кончик рта в улыбке.

    — Ты, правда, хочешь говорить об этом? — Он не отодвинулся, оставив нас, приплюснутыми друг к другу от груди до бедер, ожидая моего ответа. Я не могла вспомнить, когда последний раз меня переполняло чувство такого чистого, всепоглощающего желания.

    Я сглотнула.

    — О чем ты предлагаешь говорить?

    Он засмеялся, и я почувствовала вибрации его груди на своей.

    — Я предлагаю вообще не разговаривать. — Его руки на моей талии сжали меня немного туже.

    Я моргнула, сначала не вполне понимая, что подразумевали его слова, но потом до меня дошло.

    — Я не понимаю, что ты имеешь в виду, — соврала я.

    Он наклонился еще ниже, как шелком, касаясь своей щекой моей, и пробормотал:

    — Ты понимаешь. — Я снова окутана его запахом — едва уловимым и чистым, совсем не как дорогая туалетная вода, которую любил Кеннеди, которая всегда перебивала любые мои духи. Я почувствовала непреодолимый импульс провести пальцами по его свежевыбритой щеке, с которой исчезла его, такая сексуальная, щетина со вчерашнего дня. Если он меня сейчас поцелует, крепко, это не оставит на моей коже красных следов. Я не почувствую ничего, кроме его рта на моем — и, может быть, этого тоненького колечка в уголке его губы...

    У меня перехватило дух от этой грешной мысли.

    Я думала, что потеряю сознание, когда его губы коснулись кожи чуть южнее мочки моего уха.

    — Давай просто потанцуем, — сказал он. Отодвигаясь ровно настолько, чтобы заглянуть мне в глаза, он притянул меня еще ближе к своему телу и мои ноги повиновались. 


    Глава 5

    — Черт побери, кто был этот красавчик? — Эрин осторожно маневрировала свой, подаренный Папочкой, Вольво между пьяненькими людьми на парковке. — Если бы я не была трезва как стеклышко, я бы подумала, что он был просто фрагментом моего, изголодавшегося по сексу, воображения.

    — Пфффф, — пробормотала я с закрытыми глазами, откинув мою вращающуюся голову на спинку сидения. — Даже не начинай мне про секс-голод.

    Эрин схватила и сжала мою руку.

    — Ой, Жаклин, черт, прости, я забыла.

    Прошло три недели с моего разрыва, но я не собиралась разглашать тот факт, что прошло уже четыре, а то и пять недель с того момента, как мы последний раз занимались любовью. Я должна была заметить признаки того, что в последнее время Кеннеди был как-то мало заинтересован этим, но я просто оправдывала его у себя в голове тем, что он был занят чем-то для братства, а я должна была втискивать двухчасовую ежедневную практику на контрабасе себе в расписание, которая неизменно затягивалась во время практики с ансамблем. Ему нужно было поддерживать свои отличные оценки, а мне давать уроки контрабаса.

    Через мгновение Меган заговорила с заднего сидения.

    — Ты так и не ответила на вопрос, Жаклин! — Ее слова были такими же невнятными, как и мои, а мое имя она произнесла, вообще растягивая слоги, так, что оно звучало, как отдельные слова. — Кто был тот симпатичный парень, и самое главное, почему ты не утолила с ним свой секс-голод? Черт побери, я думаю, что ради ночи с ним я была бы готова выкинуть Уилла из моей кровати!

    — Шлюшка, — сказала Эрин, закатывая глаза в зеркало заднего видения.

    Мегги засмеялась.

    — В этом случае… черт, так и есть.

    Они обе замолчали и уставились на меня в ожидании ответа. Мысленно, я перебрала все, что знала о нем. Он спас меня от нападения Бака, о котором я никому не сказала. Он набил Баку морду, о чем я также никому не сказала. Он пялился на меня на протяжении всего занятия в среду, и потом абсолютно игнорировал меня в пятницу, о чем я никому не рассказала. Он работает в Старбаксе. И он продолжает спрашивать меня все ли в порядке, … но он не спросил меня об этом сегодня.

    Сегодня произошло что-то абсолютно иное. Не сговариваясь, мы танцевали несколько песен подряд — медленные, быстрые, и все остальные. Он ни на секунду не отпускал меня из своих рук, заставляя возрастать во мне чувству страстного желания, которого я уже не чувствовала долгое время, дольше, чем четыре или пять недель. Он не распускал руки, даже его пальцы у меня на талии не забирались под топик, но, не смотря на все это, я могла чувствовать, как они обжигали мою кожу.

    И потом он исчез. Наклонившись к моему уху, он поблагодарил меня за танцы, проводил меня обратно к столику и растворился в толпе. И больше я его не видела, подразумевая, что он ушел из клуба.

    — Его зовут Лукас. Он со мной в одном классе по экономике. И он рисует.

    Мегги начала хихикать и шлепнула рукой по кожаному сидению.

    — Он рисует? Что? Голых девушек? Это по большей части исчерпывает искусство рисования некоторых парней. Иногда они даже не рисуют девушку целиком. Только титьки.

    Эрин и я засмеялись вместе с ней.

    — Я не знаю, что он рисует. Он просто… набрасывал что-то на уроке в пятницу. Я не думаю, что он вообще слушал лекцию.

    — О, нет, Эрин! — Мегги наклонилась вперед между креслами, насколько позволял ремень безопасности. — Выглядит так, что этот парнишка плохой студент. Мы знаем, что это значит для Жаклин.

    Я нахмурилась.

    — Что это значит?

    Эрин, улыбаясь, покачала головой.

    — Блин, Жаклин, тебя когда-нибудь привлекал плохой парень? Или парень, у которого проблемы с учебой? Другими словами, парень, который не — вдох! - ботан?

    От удивления у меня открылся рот.

    — Заткнись! Ты хочешь сказать, что я интеллектуальный сноб?

    — Нет! Это не то, что мы имели в виду. Мы просто хотим сказать, что ты не выглядела, как будто тебе покласть на этого Лукаса сегодня, пока вы оооочень долго танцевали вместе, и он просто не выглядит, как твой обычный типаж…

    — Моим единственным типажом за последние три года был Кеннеди! Кто знает, какой на самом деле у меня типаж?

    — Не обижайся. Ты знаешь, куда я клоню - тебя не интересуют тупые парни.

    — А кого они вообще интересуют? — Я отказывалась думать так о Лукасе. Может он и не очень был заинтересован в экономике, но ничто в нем не позволяло думать о нем, как об идиоте.

    — Алле? — Позвала Мегги. — Ты знакома с Уиллом? — Мы все разразились смехом. Бойфренд Мегги был милашка, и он вполне мог бы поднять маленькую Хонду, но за свои умственные способности он не выиграет никаких призов".

    — Чаз умнее меня, но это ничего не значит, — сказала Эрин.

    Я давно пыталась отучить ее занижать свой интеллект, но где-то по ходу жизни она уверила себя в том, что она не умна. Я шлепнула ее по руке, как и всегда, когда она выдавала эту самоунижающую чепуху.

    — Ау! Я просто говорю правду!

    — Нет, не говоришь.

    — В любом случае, — продолжила Эрин. — Было время, верите или нет, когда я падала ниже плинтуса и затаривалась в заткни-его-и-одень-мешок-на-голову рядах. — Позади Эрин Мегги подавила смешок. — Вы видели парня, который был со мной на выпускном балу? — Мы все видели фотографии того парня — Адониса в костюме, обнимающего ее, одетую в шелк, талию. — Черт побери — какое тело, мне хотелось облизывать его с ног до головы. Он посещал исправительные уроки, но чтоб вы знали, он был одарен и искусен в других не академических занятиях.

    Я была практически уверена, что мое лицо горело — как всегда и случалось, когда моя соседка вдавалась в подробности, а Мегги хохотала так сильно, что не могла дышать. Они обе приехали в колледж с опытом и абсолютно свободными. Кеннеди и я спали вместе с зимних каникул выпускного класса, но кроме него у меня больше никого не было. Я не жаловалась на нашу сексуальную жизнь, но иногда в статьях журналов или том, о чем говорила Эрин, было то, что заставляло меня думать, что я многого не знала.

    — И все это доказывает…

    Эрин одарила меня улыбкой.

    — Это доказывает, что ты готова для давно просроченной Фазы Плохих Парней.

    — Оооххх, — вздохнула Мегги.

    — Эм. Я не думаю…

    — Вот и правильно. Не думай. Ты соблазнишь этого Лукаса и воспользуешься возможностью вернуть уверенность в себе в отношениях с парнями. Дело в том, что плохие парни не возражают, они обычно и не задерживаются надолго. Он, скорее всего только и мечтает сделать это для тебя — особенно в такой ситуации, когда у него будет возможность научить тебя всяким гадким штучкам.

    Мегги одобрила сумасшедшую идею Эрин одним выдохнутым словом.

    — Счастливица.

    Я вспомнила руки Лукаса на своей талии, его рот, едва касающийся моего уха, и по моему телу пробежала дрожь. Я представила его проникновенный взгляд в среду на лекции, и у меня перехватило дух. Может это была моя, усиленная алкоголем перспектива, и завтра все будет выглядеть по-другому, но на данный момент, сумасшедшая идея Эрин перестала казаться такой уж сумасшедшей.

    О, черт. 

    ***

    В понедельник утром, подходя к классу, я была настоящим комком нервов, я была не уверена в том, следует мне вообще инициировать этот план по поимке парня, который мы договорились протестировать на моем, ни о чем не подозревающем, однокласснике, или просто забыть о нем, пока еще не поздно. Он вошел в класс впереди меня, и я заметила, как он глянул на мое новое место, также как и место, рядом с Кеннеди, который, слава Богу, уже сидел на своем месте. У меня было примерно тридцать секунд, чтобы пересмотреть весь этот план.

    Всю, к счастью короткую, дорогу домой, Эрин и Мегги не переставали подпитывать энтузиазм друг друга и вслух завидовать тому, что я собиралась сделать. Или кого я собиралась сделать. Поскольку ночью в субботу Эрин не пила ничего крепче диетического Dr. Pepper, в воскресенье утром она вскочила с кровати безо всякого похмелья и полная планов по Операции Фазы Плохих Парней.

    Я притворилась, что мое похмелье было хуже, чем оно было на самом деле, только, чтобы она от меня отстала, но от, окрыленной идеей, Эрин было не так уж и легко отделаться. Полная решимости поделиться своим знанием о том, как соблазнить парня, хотела я этого или нет, она втиснула мне в руку бутылку апельсинового сока, пока я, кряхтя, пыталась принять вертикальное положение. Мне хотелось накрыться с головой одеялом и заткнуть пальцами уши, но для этого было слишком поздно.

    Она пристроилась рядом со мной.

    — Прежде всего, ты должна подходить к этому абсолютно без страха. Серьезно, они носом чуют страх. И это собьет их со следа.

    Я нахмурилась.

    — Собьет со следа? Это… — Я попыталась подобрать более подходящее слово, чем гмммммм, но мой мозг еще не загрузился.

    — Это правда, ты хочешь знать? Слушай, парни, они как собаки. Женщины знают это с начала времен. Парни не хотят, чтобы за ними гонялись, они сами наслаждаются погоней. Так что если ты собираешься поймать одного, тебе надо знать, как заставить его бежать за тобой.

    Я сощурила на нее глаза. Архаично, женофобно, принижающе, поздновато заявил мне мой мозг, предлагая варианты, чтобы заменить мое "гмммм". Такая точка зрения не должна была меня удивлять — я и раньше слышала от нее что-то подобное. Я просто никогда не предполагала, что такого рода, придуманные на ходу, замечания будут частью ее убеждений.

    Я проглотила полбутылки сока, перед тем, как ответить.

    — Ты серьезно?

    Она выгнула бровь.

    — В этом месте я не должна говорить "чтоб я сдохла", так? 

    ***

    Время действовать.

    Я сделала глубокий вдох. У меня было три минуты до начала лекции. Эрин сказала, что мне понадобится одна минута, точно не больше двух.

    — Но две, будет уже перебор, — настаивала она, — потому, что потом, ты будешь выглядеть слишком заинтересованной. Одна лучше всего.

    Я села на стул рядом с ним, но на самый его краешек, чтобы было понятно, что я не собиралась задерживаться. Его глаза сразу же нашли мои, а его темные брови исчезли под спутанными локонами, свисающими ему на лоб. Его глаза были практически бесцветны. Я никогда раньше не встречала никого с такими светлыми глазами.

    Он точно был сильно удивлен моим появлением. Согласно Эрин и Мегги, это был хороший знак.

    — Привет, — сказала я, с легкой улыбкой на губах, надеясь, что я выглядела где-то между заинтересованной и безразличной. По Эрин и Мегги, это было существенной частью стратегии.

    — Привет. — Он открыл свой учебник по экономике, загораживая тем самым свой альбом для рисования. Но перед тем как он полностью его закрыл, я успела уловить детальную зарисовку чтимого старого дуба в центре кампуса и окружающую его декоративную железную изгородь.

    Я сглотнула. Заинтересованная и безразличная.

    — Так вот, я поняла, что с той ночи не помню твоего имени. Наверное, слишком много было маргарит.

    Он облизнул губы и несколько секунд просто смотрел на меня, перед тем, как ответить. Я моргнула, гадая, нарочно ли он заставляет меня потрудиться, чтобы сохранить эту видимость безразличия.

    — Лукас. И я не думаю, что я представлялся.

    В следующий момент профессор Хеллер вошел в класс и зацепил дверной косяк своей сумкой на ремне. Громкое "Черт", пронеслось по аудитории, благодаря акустической планировке комнаты. Когда наши одноклассники захихикали, Лукас и я улыбнулись друг другу.

    — Эм… ты до этого назвал меня Джеки? — сказала я, и его голова слегка наклонилась. — Вообще-то, это Жаклин. Сейчас.

    Он немного опустил брови.

    — Хорошо.

    Я прочистила горло и встала, судя по выражению его лица, снова его удивив.

    — Приятно познакомиться, Лукас. — Я снова улыбнулась, перед тем как развернуться и направиться к своему месту.

    Сохранять все внимание на лекции и бороться с желанием кинуть взгляд себе через плечо, было просто мучительно. Я была уверена в том, что я чувствовала глаза Лукаса устремленные мне в спину. Как зудящее место, до которого ты не можешь достать, это ощущение раздражало меня в течение пятидесяти минут, и мне пришлось приложить просто нечеловеческие усилия, чтобы не развернуться. Сам того не зная, Бенджи помог мне тем, что делал отвлекающие замечания о профессоре Хеллере, как, например, считая сколько раз он сказал "ууумммм", по ходу лекции отмечая количество в уголке своей тетради, и отмечая тот факт, что у нашего профессора из-под штанин выглядывал один синий, а другой коричневый носок.

    Вместо того чтобы мешкать в классе в ожидании реакции Лукаса (заговорит ли он со мной или проигнорирует?), вместо того, чтобы дождаться пока уйдет Кеннеди (самое смешное, что я почти не обращала на него внимания за последний час — это было впервые), я закинула рюкзак себе за спину и практически вылетела из класса, не обращая ни на одного, ни на второго никакого внимания. Выскочив из боковой двери на прохладный осенний воздух, я сделала глубокий вдох. Дальше по плану: Испанский, обед, Старбакс.


    Эрин: Как прошла ОФПП?

    Я: Заставила его сказать мне свое имя. Вернулась на свое место. Не смотрела на него снова.

    Эрин: Замечательно. Встречаемся после следующего урока для дальнейшего планирования перед кофе. ;) 

    ***

    Когда Эрин и я заняли очередь в Старбаксе, я не заметила Лукаса.

    — Блин. — Она вытянула шею, удостоверяясь, что он не был одним из двух людей за стойкой. — Он был здесь в прошлый понедельник, так?

    Я пожала плечами.

    — Да, но вполне возможно, что расписание его работы непредсказуемо.

    Она легонько ткнула меня локтем.

    — Неправда. Это он, не так ли?

    Он вышел через заднюю дверь, неся в руках промышленного размера пакет с кофе. Моя реакция на него обескуражила меня. Такое чувство, что при виде его все мои внутренние органы скрутило в узел, и когда он развязался, все начало работать заново — мое усиленное сердцебиение, закачка воздуха легкими, разбегающиеся мысли.

    — Оох, Жаклин, у него даже есть наколки, пробормотала Эрин, оценивающе. — И это, когда я думала, что он не может стать еще более горяченьким…

    Мой взгляд упал на его руки, согнутые, пока он открывал пакет. Татуировки обволакивали оба его запястья, соприкасающиеся символы и буквы пробегали по обеим его рукам и исчезали под рукавами, закатанной до локтей, серой рубашки. Даже в субботу он был одет в выцветшую черную рубашку с длинными рукавами, из-под которой виднелась белая футболка.

    Меня никогда не привлекали парни с татуировками. Мне была далека идея о вкалывании чернил под кожу и уверенности в том, что ты делаешь на себе навечный отпечаток слов и символов. Теперь мне было интересно, как далеко шли его татуировки, только его руки? Его спина? Его грудь?

    Эрин потащила меня за руку, когда очередь продвинулась вперед.

    — К твоему сведению, ты портишь наш, с такой  осторожностью построенный, акт безразличия. И я тебя не виню. — Она вздохнула. — Может нам убежать, пока он…

    Я повернулась к ней, когда она замолчала, и заметила, как по ее лицу расплылась дьявольская улыбка, когда она перевела взгляд на меня.

    — Продолжай смотреть на меня, — сказала она со смехом, притворяясь вести со мной веселый разговор. — Он смотрит на тебя. И когда я говорю смотрит, я имею в виду пялится. Этот парень просто раздевает тебя глазами. Ты это чувствуешь? — Сказала она с выражением полного триумфа на лице.

    Чувствовала ли я его взгляд? Теперь-то я точно его чувствовала, подумала я, заливаясь краской.

    — О, Боже, ты краснеешь! — прошептала она, расширив свои темные глаза от удивления.

    — Правда что ли? — процедила я сквозь зубы. — Перестань говорить мне, что он… что он…

    — Раздевает тебя глазами? — она снова засмеялась, и мне никогда раньше до этого не хотелось посильнее ее стукнуть. — Хорошо. Хорошо. Не волнуйся ты. У тебя все получится. Я не знаю, что ты с ним сделала, но поверь мне, он готов есть с твоей руки. — Она снова глянула в его сторону. — Ага, он снова занят кофе. Можешь теперь сама на него попялиться.

    Мы сделали шаг ближе; теперь перед нами оставалось всего два человека. Я наблюдала за тем, как Лукас заменил фильтр, отмерил кофе и нажал на панели несколько кнопок. Его зеленый передник был небрежно завязан за спиной больше в узел, чем бант. Лямки приковали мое внимание к его бедрам, на которых низко сидели потертые джинсы, а из одного из карманов виднелся, прикованный цепью, кошелек. Цепь исчезала под передником, без сомнения, зацепленная за одну из петель впереди.

    Затем он повернулся и, не сводя глаз с кассового аппарата, привел его в действие. Мне подумалось, проигнорирует ли он меня, как я это сделала в течение класса. Тем самым я точно получу по заслугам, играя в эти игры. Как только парень, в очереди перед нами, начал детальное объяснение заказа своего напитка девушке за первой кассой, взгляд Лукаса встретился с моим.

    — Следующий? — Сталь его рубашки сделала его глаза еще более серыми, голубизна из них полностью исчезла. — Жаклин. — Приветствовал он меня с ухмылкой, и я начала волноваться о том, что он мог читать мои мысли, в которых преобладал дьявольский план Эрин. — Американо сегодня или что-нибудь другое?

    Он запомнил мой заказ с прошлой недели.

    Я кивнула, и он одарил мою растерянность еле заметной улыбкой. Пробив заказ, он сделал запись на стакане маркером, но вместо того, чтобы передать его дальше, он сделал мой заказ самостоятельно.

    Он надел на стакан крышку и картонный кармашек, чтобы не обжечь руки и передал стакан мне. Я не могла понять, чему он еле улыбался.

    — Хорошего дня. Бросая взгляд мне через плечо, он сказал: — Следующий?

    Разочарованная и в замешательстве, я подошла к Эрин, которая ждала свой напиток у стойки выдачи заказов.

    — Он сам сделал твой заказ? — Она забрала свой и последовала за мной к столу с добавками.

    — Ага, — я сняла крышку и добавила сахар и молоко, пока она посыпала свое латте корицей. — Но он просто протянул его мне, как будто я была просто одним из клиентов, и принял заказ у парня позади меня. — Мы смотрели, как он общался с клиентами. На меня он так ни разу и не посмотрел.

    — Я могла поклясться, что он так поглощен тобой, он больше ничего не видел, — размышляла вслух она, когда мы вышли оттуда и завернули за угол, сливаясь с массой людей, проходящих через студенческий центр.

    — Эй, бейби! — голос Чаза вывел нас обоих их задумчивости. Он выдернул Эрин из потока людей, и я последовала, смеясь над тем, как она издала писк от удивления, пока я не заметила того, кто стоял рядом с Чезом.

    Мое лицо загорелось, кровь застучала в ушах. Пока наши друзья целовались, приветствуя, и начали обсуждать, во сколько каждый из них освободиться сегодня вечером, Бак пристально смотрел на меня, искривив рот в полуулыбке. Мое дыхание сбилось, и я боролась с возрастающей паникой и чувством тошноты. Мне хотелось развернуться и убежать, но я не могла двинуться с места.

    Он не мог тронуть меня здесь. Он не мог меня здесь обидеть.

    — Привет, Джеки. — Его пристальный взгляд бродил по моему телу и по моему телу пробежали мурашки. — Как всегда, отлично выглядишь. — Его слова разили флиртом, но все, что я чувствовала, это скрытую за ними угрозу, намеренную или нет.

    Синяки практически исчезли с его лица. Вокруг его левого глаза все еще была видна желтоватая полоска, и другая проходила по правой стороне его носа, как бледный развод красок. Лукас одарил его этим, и только мы трое знали об этом. Я молча смотрела на него, крепко сжимая кофе в руке. Когда-то я думала о нем, как о симпатичном и очаровательном парне — его маска простого Американского парня обманывала всех, включая меня.

    Я задрала подбородок повыше, игнорируя реакцию моего тела на него, и мой страх.

    — Жаклин.

    Он выгнул бровь, не понимая.

    — Что?

    Эрин схватила меня за руку.

    — Пошли, красотка. Не у тебя ли история искусств через пять минут?

    Я слегка запнулась, когда развернулась, чтобы следовать за ней, вызывая у него смешок, когда я прошла мимо.

    — Увидимся, Жаклин, — поддразнил он.

    Мое имя, слетевшее с его губ, вызывало дрожь, и я поспешила за Эрин сквозь море студентов. Теперь, когда я могла двигаться, я не могла не убраться подальше от него как можно быстрее. 


    Глава 6

    Эрин: У тебя все еще остался стакан от кофе?

    Я: Да.

    Эрин: Сними картонный кармашек с него.

    Я: О, Боже.

    Эрин: Его телефонный номер?

    Я: Откуда ты знала???

    Эрин: Я - Эрин. Я знаю все. ;)

    Эрин: На самом деле, я подумала, зачем он делал запись на твоем стакане, если сам, в итоге, сделал тебе кофе.


    Если бы Эрин не отправила мне текст на занятии, этот стакан с его телефонным номером был бы на дне мусорки в коридоре.

    Так… Лукас не делал ненужную пометку на моем стакане, он дал мне номер своего сотового. Я вбила его в память своего телефона, размышляя над тем, что бы он хотел, чтобы я сделала. Позвонила ему? Отправила сообщение?

    Я подумала о том, что я о нем знала: В ночь вечеринки он появился ниоткуда. После того, как он остановил нападение, какое-то его человеческое свойство заставило его в целости и сохранности доставить меня в общежитие. Той ночью он знал мое имя — мою кличку, но я никогда раньше его не замечала.

    Он сидел на заднем ряду на экономике, делая зарисовки или пялясь на меня, вместо того, чтобы фокусировать внимание на лекции. В субботу, его крепкое объятие во время танца заставляло мою голову кружиться, перед тем, как он испарился безо всяких объяснений. Посреди Старбакса, где он работал, как сказала Эрин - он раздевал меня глазами. Он был дерзок и самоуверен. С татуировками и слишком хорош собой, чтобы было можно описать словами. Он выглядел и вел себя, как плохой парень, каким Эрин и Мегги его представляли.

    И теперь, его номер был в памяти моего телефона. Такое чувство, что он знал об Операции Фазы Плохих парней, и был совершенно не против сыграть свою роль, как и предполагали мои подруги.

    Но я не знала его. Не знала, что он думал обо мне. Если он вообще обо мне думал. Девушка, разговаривающая с ним на прошлой неделе, хотела его. В клубе, девушки пялились, когда он проходил мимо, а некоторые даже разворачивались, чтобы подольше понаблюдать за ним. Он мог танцевать с любой из них, даже пойти домой с большинством из них. Почему я? 

    ***

    Лендон,

    Я прикрепила к письму черновик моего исследования. Если у тебя будет возможность, просмотри его, пожалуйста, не слишком ли он размазан или сфокусирован? Я также не уверена, сколько экономик, кроме США, еще включить. Мне не очень понятна кривая-J. Я понимаю, что мы можем видеть ее, после, но разве экономика не основывается на предсказании, как погода? Я имею в виду, кому какая разница, если мы можем видеть, что случиться, уже после того, как это случится — если предсказатель погоды, не может предсказать, что будет происходить завтра, он, скорее всего, будет уволен, не так ли?

    Я также заполнила твои таблицы. Извини, что отправляю тебе все сразу, и в понедельник. Мне следовало отправить это пораньше, но я гуляла с подругами в субботу и не успела все закончить.

    ЖУ



    Жаклин,

    Нет проблем. Практически все время, когда я бодрствую, я либо занимаюсь, на уроке или на работе. Я практически не замечаю, какой сейчас день. Я надеюсь, ты насладилась своим субботним вечером.

    Я знаю, что прежде сказал, что не хочу знать деталей твоего разрыва (если это звучало грубо, я не хотел); должно быть, для тебя это было трудно, раз ты пропустила две недели занятий. Я заметил, что пропускать занятия, совсем тебе не характерно.

    Я прикрепил тебе статью из WSJ[4], в которой кривая-J объясняется лучше, чем в учебнике. И ты права, без возможности предсказывать, экономика совсем не экономика, это история. И тогда как у истории есть свое собственное место среди предварительно рассчитываемых возможностей обеих, экономики и метеорологии (хороший аналог, кстати), она абсолютно бесполезна, если, скажем, тебе нужно знать делать ли инвестиции в иностранную валюту или брать ли с собой зонтик на занятия.

    ЛМ


    Я смотрела на электронное письмо, пытаясь сравнить Лендона с Лукасом. Они были как день и ночь, но я знала только половину о каждом из них. Я не знала о Лукасе ничего, кроме его привлекательной внешности и того, что он кому угодно может надрать задницу. Пока я сидела на истории искусств, я думала о том, как прошла бы моя встреча в коридоре с Баком, если бы Лукас был со мной. Если бы Бак в его присутствии посмел так на меня смотреть. Сказать то, что он сказал: Хорошо выглядишь. У меня свело желудок, когда я подумала о его,  оценивающем меня, холодном взгляде.

    Чувствуя себя глупо за интерес, но мне хотелось знать, как Лендон выглядел, и насколько его внешность могла повлиять на мое мнение о нем. Его комплименты заставляли меня пялиться на мой ноутбук и улыбаться. Он сказал, что мой бывший был полным придурком, и он был заинтересован нашим разрывом. И мной. Конечно, возможно, я просто слишком много себе представляла.


    Лендон,

    Мы были вмести почти три года. Я совершенно этого не ждала. Я последовала за ним сюда, вместо того, чтобы пытаться поступить в одну из школ исполнительного искусства. Мой преподаватель в оркестре почти получил сердечный приступ, когда я сказала ему. Он молил меня попробовать поступить в Оберлин или Джуллиард, но я не послушала. Не могу винить никого, кроме себя. Я, как идиотка, вверила свое будущее в руки своего кретина парня. Теперь я застряла там, где меня не должно быть. Я даже не знаю, если я так сильно верила в него, или так мало в себя. В любом случае, ужасно глупо, да? Вот моя слезливая история.

    Спасибо за статью.

    ЖУ



    Жаклин,

    Совсем не глупо. Может быть, через чур доверчиво, но это показывает то, что он не стоит доверия, а не твой интеллект. Что касается того, что ты не там, где должна быть — может тому, что ты здесь все же есть причина, или причины нет совсем. Как ученый, я склоняюсь к последнему. В любом случае, ты снята с крючка. Ты приняла решение; теперь просто насладись тем, что есть. Это все, что ты сейчас можешь с этим сделать, так ведь? На этой ноте, я отправляюсь заниматься для моего теста по статистической механике. Кто знает, может мне удаться с научной точки зрения доказать, что твой бывший тебя не стоит, и что ты там, где ты и должна быть.

    ЛМ 

    ***

    Когда Эрин вернулась домой, я почти спала, окруженная спряжениями испанских глаголов, напечатанных на цветных карточках. Я схватила большую их половину, перед тем, как она плюхнулась на край моей кровати.

    — Итак, ты звонила или писала ему? Ты использовала то, о чем мы разговаривали? Что он сказал?

    Я вздохнула.

    — Ни то, ни другое.

    Она легла спиной на кровать, раскидывая руки в драматичном жесте, пока я пыталась спасти из-под нее мои последние карточки.

    — Ты струсила.

    Я уставилась на карточки в моей руке. Yo habré, tú habrás, él habrá, nosotros habremos…[5]

    — Да, может быть.

    — Хммм. Знаешь, это даже к лучшему. Не звони. Пусть он за тобой побегает. — Она засмеялась над моей искривленной бровью. — Парни, как Чаз намного легче. Черт, да я просто могла бы сказать ему бежать за мной, и он бы побежал.

    Мы засмеялись от этой картины потому, что, скорее всего, это было правдой. Я подумала о Кеннеди. О том, какому типу парней он принадлежал. Он бегал за мной в самом начале, но ему было совсем не трудно меня поймать. У меня просто кружилась голова от его планов и мечтаний, потому, что я была их частью. По крайней мере, за несколько недель до этого.

    — Ох, черт. Я знаю, что ты делаешь. Не думай ты о нем. Я сделаю горячий шоколад. Возвращайся к… — она села на кровати, поднимая одну из карточек, которые я не успела спасти. — Ухх, испанским глаголам.

    Эрин наполнила чашки водой из-под крана и сунула их в микроволновку, чтобы нагреть. Я смотрела на расплывающиеся карточки в моей руке. Черт бы тебя побрал, Кеннеди.  Черт бы тебя побрал, черт бы тебя побрал. Он получит по заслугам, увидев меня с кем-то, как Лукас. Кем-то, абсолютно другим, но одинаково привлекательным. И даже больше, если посчитать все детали.

    Операция Фазы Плохих Парней началась. Но я не собиралась звонить Лукасу, или писать ему. Если Эрин была права — ему нужно будет еще потрудиться.

    Когда она протянула мне чашку, я сделала глубокий вдох и улыбнулась. Она кинула сверху шоколада пригоршню зефиринок из нашей заначки, в которую мы частенько лазим, не запариваясь с шоколадом.

    — И если я не напишу ему, что дальше?

    Она улыбнулась и издала триумфальный писк.

    — Скорее всего, он думает, что ты хорошая девочка… — Ее глаза расширились. — Жаклин — может он заметил тебя в классе еще до разрыва. Ты сменила свое место в классе, так? Показывая тем самым, что вы расстались. Это замечательно. — Я снова запуталась, а она продолжала смеяться. — Он уже бегает за тобой. Теперь тебе нужно еще немного от него побегать. Но не слишком быстро.

    Я слизнула шоколад с верхней губы.

    — Эрин, ты опасна.

    Она озорно улыбнулась.

    — Я знаю.

    ***

    В среду я пришла в класс до того, как предыдущий класс был распущен. Как только большая часть студентов вышла из аудитории, я проскользнула внутрь и заняла свое место, целенаправленно решив игнорировать Лукаса, когда он придет. Таким образом, я сфокусировала свое внимание на своих карточках, хотя и была хорошо подготовлена к тесту по испанскому.

    Я не отвлеклась от повторения, даже когда Бенжи занял свое место рядом со мной. Не хотела отвлекаться от НЕ обращения внимания на место, где сидел Лукас, и занял ли он уже его или нет.

    — Привет, Жаклин. — Это не был голос Бенджи.

    Наши сидения с правосторонними столиками, были прикручены гайками к полу. Лукас слегка наклонился через столик Бенджи поближе ко мне. У меня перехватило дыхание, и я сфокусировалась на том, чтобы спокойно сделать выдох, и не казаться взволнованной.

    — О, привет.

    Он прикусил нижнюю губу.

    — Я думаю, ты не заметила номер телефона на стакане твоего кофе?

    Я кинула взгляд на свой сотовый, лежащий на моем учебнике.

    — Я заметила. — Я наблюдала за его реакцией, зная, что я практически бросала ему вызов.

    Он улыбнулся, в уголках его светлых глаз появились легкие морщинки, и я постаралась не грохнуться в обморок.

    — Я понял. Все по честному. Как насчет того, чтобы дать мне свой?

    Я выгнула бровь.

    — Зачем? Тебе нужна помощь с экономикой?

    На этот раз он прикусил губу, сдерживая смешок.

    — Я в этом сомневаюсь. С чего ты так решила?

    Я нахмурилась. Как я запала на парня, который абсолютно не интересовался хорошими результатами по этому предмету?

    — Я думаю это не мое дело.

    Он оперся подбородком себе на руку. Кончики его пальцев были слегка окрашены серым, скорее всего от рисования карандашом, как обычно, заткнутым ему за ухо. "Я ценю твою заботу, но я прошу твой номер по причинам, совершенно не связанным с экономикой".

    Я взяла свой сотовый и отправила ему сообщение:

    — Привет.

    — Чувак, ты на моем месте, — тон Бенджи констатировал факт, но был спокоен.

    Телефон Лукаса завибрировал в его руке, он улыбнулся сообщению и получив мой номер.

    — Спасибо. Он выбрался из-за стола и обратился к Бенджи. — Прости, друг.

    — Нет проблем, — Бенджи был одним из самых добродушных людей, которых я когда-либо встречала. По его поведению можно было сказать, что он бездельник, но я видела результат его теста, он получил твердую четверку, и он ни разу не пропустил, ни одного занятия, хоть и говорит постоянно о том, что надо как-то забить на класс и проспать. После того, как Лукас вернулся на свое место, Бенджи наклонился ко мне, гораздо ближе, чем того себе позволил Лукас. — И что это было? — Он подергал бровями вверх-вниз, и я постаралась не расплыться в улыбке.

    — Я уверена, что не знаю, что ты имеешь в виду, — ответила я, хлопая ресницами, делая свое лучшее воплощение Южной красавицы. 

    — Осторожно, маленькая леди, — сказал он, растягивая слова, — этот тип выглядит опасно. — Улыбнувшись, он откинул лезущую в глаза, длинную прядь. — Не то, чтобы я против небольшой опасности.

    Я сжала губы в полуулыбку.

    — Твоя правда.


    К концу пятидесяти минутного класса, я поздравила себя с тем, что всего раз обернулась назад. Лукас не смотрел на меня, и я не могла не поразглядывать его немного. С карандашом в руках, он что-то сосредоточенно рисовал, сначала закрашивая, а потом размазывая пальцем. Игнорируя лекцию и всех в классе, как будто он был там один; его темные волосы спадали на лицо, и он полностью был сосредоточен на своей работе. Я представила его сидящим на своей кровати, подобрав под себя ноги, с альбомом на коленях. Интересно, что он там рисовал. Или кого.

    Он поднял голову и поймал мой взгляд. Задержался на нем.

    Отвечая, на мой взгляд, он расправил плечи и размял шею, одаривая меня при этом своей призрачной улыбкой. Переводя взгляд на свой альбом, он постучал по нему кончиком карандаша и откинулся назад на стуле, рассматривая свою работу.

    Профессор Хеллер закончил рисовать на доске график и возобновил лекцию. Лукас заткнул карандаш за ухо, и взял в руку ручку. Перед тем, как переключить внимание на нашего профессора, он снова мне улыбнулся, и через меня пробежала волна возбуждения.

    По завершению класса, какая-то девчонка, уже не та, что на прошлой неделе, перехватила его на пути к выходу, и я ушла, не оглядываясь. Полное адреналина, мое тело почувствовало необходимость смотаться оттуда побыстре, и просто окрылило меня. Оглядываясь через плечо, я нырнула в ближайшую дверь и замедлила шаг, чувствуя себя глупо. Эрин и Мегги настаивали, чтобы я избегала его компании по крайней мере еще несколько дней, и заставила его побегать за мной — но он же не собирался буквально бежать за мной.

    Я отправила Эрин сообщение о том, что я куплю себе паршивое кофе в столовке, вместо того, чтобы идти в Старбакс. Она прислала мне в ответ:

    ГЕНИАЛЬНО. Встречу тебя там. Сестринская солидарность и все такое.

    ***

    К концу истории искусств, я начала сомневаться в уверенности Эрин, что Лукас хотел играть в эту игру. Может он не был псом. Или я не была кошкой. Или я просто все испортила. Я вздохнула, засовывая телефон себе в сумку. Я, по крайней мере, раз тридцать проверяла его на наличие сообщений.

    Я всегда пренебрежительно относилась к людям, играющим в игры в поисках любви — или следующего партнера в кровати. Все это было лишь соревнованием, чтобы увидеть, кто как далеко может зайти, и я никак не могла понять, чего использовалось больше: удачи или навыков, или может какой-то неизвестной комбинации обоих. Люди редко говорят то, что думают, или открывают то, что чувствуют. Никто не честен.

    Легко мне говорить, со своей высокой лошади идеальных отношений с Кеннеди. Эрин мне давно дала это понять, когда я сказала ей, что она ведет себя глупо по отношению к парню — изобретает план того, как узнать о том, что он хочет от девушки, перед тем, как поочередно разбить все, выстроенные им, защитные стены. Должна признать, она была права. Я не имела понятия, каково это было быть холостой, молодой и взрослой, так что не мне было судить.

    До настоящего момента.

    Это волнение было абсурдным, но я не могла от него избавиться. Он смотрел на меня в классе. Когда я вышла с экономики, я чувствовала себя уверенно, а теперь я несчастна. Почему? Потому, что он не оттолкнул ту рыжеголовую со своего пути и не последовал за мной? Это бессмысленно.

    Разогревая себе на ужин суп в микроволновке, я смирилась с тем, что провалила задание сохранить заинтересованность Лукаса во мне. Я попыталась выбросить из головы мысли о той симпатичной девчонке, которая подошла к нему в конце занятия, когда мое богатое воображение начало рисовать мне картины того, как они выходят из аудитории держась за руки, или еще что похуже.

    — Тупица, — пробормотала я вслух про себя.

    На краю кровати мой ноутбук издал звук, оповещающий о новом письме, и в моем животе запорхали бабочки. Скорее всего, это было что-то глупое — напоминание о прививках от гриппа в мед. центре, или еще одно письмо от моих старых школьных друзей, которые были так "огорчены" тем, что мы с Кеннеди расстались (о чем они все догадались, когда он сменил свой статус в Facebook  - двадцать минут спустя с нашего разрыва).

    Я сразу же отключила свою страницу и так до сих пор ее не восстановила. Одна мысль о том, что я буду наблюдать за активной сменой его статуса и появлением его новых фотографий на моей стене, была невыносима. Даже если бы я скрыла его, мы знали слишком много одних и тех же людей. Невозможно было бы скрыть всю его деятельность. Я начала получать сочувственные и снисходительные письма и сообщения буквально на следующий день, поэтому я все еще слегка с опаской проверяла свою почту.

    Съежившись, я развернула окно… и улыбнулась.


    Жаклин,

    Ты сможешь присутствовать завтра на моем занятии? (В четверг) В случае, если нет, я отправляю тебе таблицу, который я буду использовать. Это новый, отдельный материал, и тебе не обязательно полностью догнать группу, чтобы в нем разобраться. (Кстати, ты должна всех догнать уже через неделю или что-то вроде)

    ЛМ

    P.S: Я думал о доказательстве того, о чем мы говорили в прошлый раз — о том, что ты там, где и должна быть. И мне пришло в голову, можешь ли ты доказать то, что тебе было бы лучше где-то еще? Если бы ты уехала из штата, твои отношение также бы закончились. Может ты бы даже винила себя, не зная, что они в любом случае, были бы обречены из-за него. Вместо этого, ты здесь. Тебя бросили, ты пропустила занятия, и встретила лучшего репетитора экономики в университете! Кто знает, может, я сделаю так, что ты влюбишься в экономику. (На кого ты учишься, кстати?)



    Лендон,

    Я учусь на преподавателя музыки. Я ненавижу это выражение: Те, кто могут, делают, а те, кто не могут, преподают. Как репетитор, я знаю, что это полная фигня. Но все же, я хотела делать. Я мечтала попасть в симфонический оркестр или примкнуть к какой-нибудь прогрессивной джазовой группе… Вместо этого, я буду преподавать.

    Я не смогу прийти на твое занятие — у меня завтра свое занятие с моими школьниками. (Я думаю, я производила бы на них большее впечатление, если бы я могла пукать музыкальные гаммы, а не играть их на контрабасе) С сожалением должна предупредить тебя, что я планирую дослушать этот предмет и покончить с экономикой. Клянусь, что твои гениальные навыки репетиторства к этому не имеют никакого отношения. Спасибо за таблицу. Ты слишком добр.

    ЖУ



    Жаклин,

    Если ты хочешь делать, делай. Что тебя останавливает?

    Значит, я добр, так? Никто меня раньше добрым не называл. Люди обычно думают, что я много о себе возомнивший прид-к. Должен признать, я склонен к тому, чтобы поощрять это мнение. Поэтому, прошу держать твое мнение при себе. Репутации рушатся слишком легко, знаешь ли. ;)

    ЛМ

    P.S: Заполни, присланную мной, таблицу до пятницы. Я одариваю тебя очень серьезным взглядом через экран. ЗАПОЛНИ ТАБЛИЦУ. Если возникнут проблемы с материалом, дай мне знать.



    Лендон,

    Что меня останавливает? Ну, я упустила шанс попасть в какую-нибудь серьезную музыкальную школу. И я застряла в штате, который не всегда поощряет искусство (с чем я скорее всео буду бороться всю мою педагогическую карьеру). Сейчас кажется невозможным просто пойти и "делать". Наверное, мне следует над этим подумать.

    Твое секретное добродушие в безопасности. Мои губы запечатаны.

    ЖУ

    P.S: Я ЗАПОЛНЯЮ таблицу, но одариваю тебя через экран очень раздраженным взглядом. Деспот! Уфффф.


    Я улыбалась во весь рот, когда кликнула отправить. Может быть я играла в совершенно иную игру, и Лукас, со своей раздражительно энигматичной улыбкой может пойти подальше. Эрин и Мегги могут оставить себе их совет заставить-его-бегать-за-тобой, потому что я, походу, лажаю в этом на практике. Хотя, через электронную почту… Мое счастливое выражение лица испарилось, когда я осознала горькую правду - я флиртовала с кем-то онлайн. Я не имела представления, как он выглядел, или каким человеком он был.

    Это не было полной правдой. Я точно знала, каким человеком он был, даже при том, что я никогда его не видела. Он был добр. И умен. И прямолинеен.

    Конечно, он не избил для меня в кровавое месиво почти насильника. Или не заставлял мои внутренности таять, когда держал меня за талию. У него, скорее всего не было татуировок на руках или блестящих серо-голубых глаз и, заставляющего таять, взгляда.

    В 22.00 мой телефон сообщил о пришедшем сообщении.


    Лукас: Привет :)

    Я: Привет :)

    Лукас: Что делаешь?

    Я: Ничего. Домашку.

    Лукас: Я хотел поговорить с тобой после класса, но ты испарилась.

    Я: У меня есть следующий класс с одним из тех профессоров, которые замолкают, пялятся на  тебя и ждут, пока ты не займешь свое место, если опоздал. 

    Лукас: Я бы точно шел к своему месту, как можно медленнее ;)

    Лукас: Приходи в Старбакс в пятницу. Там обычно тихо. Американо, за счет заведения?

    Я: Бесплатное кофе? Не могу отказаться. Постараюсь зайти. Во сколько ты работаешь?

    Лукас: После обеда. До 5.

    Я: Хорошо.

    Лукас: Увидимся в пятницу, Жаклин. 


    Глава 7

    В пятницу утром Лукас опоздал на пятнадцать минут, пропустив, таким образом, тест по экономике. Моей первой мыслью было то, как безответственно это было с его стороны пропустить тест... а потом я вспомнила, что сама пропустила среднесеместрный экзамен. Не мне было показывать пальцем.

    Он проскользнул в аудиторию, когда профессор Хеллер проходил по рядам, собирая тесты. Он собрал пачки с левой стороны и повернулся к правой, где сидел Лукас.

    — Останься после класса, — сказал он, тихим голосом.

    Кивнув, Лукас вынул свою тетрадь из рюкзака и ответил тем же приглушенным тоном:

    — Да, сэр.

    Оставшееся время занятия я не смотрела на него, после того, как класс был распущен, он собрал свои вещи и прошел вперед к первому ряду. Пока он ждал, как профессор Хеллер закончит разговор с другим студентом, Лукас поднял глаза и нашел меня. Как обычно, его улыбка была почти незаметна, но его пристальный взгляд был сосредоточен, приковывая меня, как кнопка к стене.

    Переводя свое внимание на профессора, он прервал наш взгляд. Я выдохнула, даже не заметив, что затаила дыхание и поспешила из класса, так и не решив окончательно следовать ли плану и прийти в Старбакс после обеда.

    Я подумала о тесте, который, благодаря таблице Лендона, присланной два дня назад, оказался для меня проще пареной репы. Той таблицей он безмерно помог мне подготовиться к тесту, о котором он бесспорно знал.  Не думаю, что он нарушил какое-то правило и дал мне знать что-то, что не следовало, но он чертовски близко подошел к этому. Ради меня. Затерявшись в море тысяч студентов этого огромного кампуса, меня пронзила мысль о том, что он превысил свои полномочия, чтобы помочь мне. По какой-то причине, я была ему не безразлична.


    Эрин: Чаз и я скоро уезжаем. Ты будешь в порядке на выходных? Ты идешь в Старбакс после обеда, ТАК? Если он пригласит тебя на свидание, СОГЛАШАЙСЯ. Расслабься. Не забудь, что ты будешь одна в комнате все выходные. ПОДМИГИВАЮ 2Х

    Я: Вы, ребята, повеселитесь. Со мной все будет в порядке. Я дам тебе знать.

    Эрин: Буду ждать! Я вернусь в воскресенье после обеда. Или вечером, в зависимости от уровня нашего похмелья с утра. Хе хе. ПРИШЛИ МНЕ СООБЩЕНИЕ ПОЗЖЕ.


    Я забыла о поездке Эрин и Чаза на эти выходные. Его брат играл в группе, которая была участником завтрашнего фестиваля недалеко от Шревепорта, поэтому они забронировали себе небольшой отель на выходные. Эрин сообщила мне и Мегги об этом месяц назад, на астрономии, когда мы ждали нашей очереди к телескопу, чтобы посмотреть на Меркурий и Венеру.


    — Небольшой отель? — Мегги выгнула бровь. — Что дальше, полотенца с инициалами?

    Эрин нахмурилась.

    — Это романтично!

    — Именно, — засмеялась Мегги. — И ты едешь туда с Чазом. Удивительно, как ты вообще уговорила мистера "спортивная колонка" на это?

    Эрин надула свои пухлые губы и провела рукой по своим рыжим волосам, такого яркого цвета, что я могла отлично его видеть, даже стоя на этом загородном поле в темноте.

    — Я сказала ему, что в этих небольших отелях огромные ванны и что в них я буду согласна притворить в жизнь самые грешные его желания.

    Позади нас мы услышали сдавленный вздох от двух парней следующих за нами в очереди,  с выражение полного мучения на лицах оба смотрели на Эрин.

    Мы подавили смешок.

    Мегги вздохнула.

    — Бедный Чаз. У него не было шанса… когда-нибудь он будет стоять перед толпой народа и говорить "Я согласен", не имея представления, как это случилось.

    — Ох! Я не думаю. Когда время придет остепениться, я найду себе кого-то, как… —  Эрин глянула себе через плечо, — …один из них.

    Парни посмотрели друг на друга и заметно выпрямились. С ухмылкой в сторону Эрин один из них "дал пять" второму. 

    ***

    Я сомневалась, что Эрин даже вспомнит обо мне во время своего романтического выходного. Я была сама по себе. Поразмышляв, я все же повернула в сторону студенческого центра, кутаясь в свою куртку, пытаясь сохранить остатки тепла от внезапного ноябрьского холода. На вечеринках братств на этой неделе не будет открытых окон, не то, чтобы я удостоверюсь в этом лично. Ни за что на свете я не пойду туда, где будет Кеннеди. Или Бак.

    Я почувствовала запах кофе еще до того, как увидела Старбакс. Повернув за угол, я сразу перевела взгляд на стойку, где стоя разговаривали двое работников. Когда я не заметила Лукаса, я подумала, может его расписание изменилось, и он забыл мне сообщить.

    Внутри было всего несколько посетителей — одним из которых был профессор Хеллер, читающий газету в углу. Я ничего не имела против своего профессора, но мне не очень хотелось, чтобы он стал свидетелем моих заигрываний с парнем, который утром пропустил тест и был вызван на разговор по этому поводу. Я остановилась около стенда с кружками и термосами.

    Как и в прошлый понедельник, как только я перевела взгляд на дверь в подсобное помещение, она открылась, и оттуда вышел Лукас. При виде его пальцы моих рук и ног защипало. Под зеленым передником он был одет в приталенную синюю футболку и толстовку с длинным рукавом, в которой он был сегодня утром. Его рукава снова были закатаны, обнажая татуировки на руках. Я двинулась в сторону стойки, оглядывая его с головы до ног. Он все еще не заметил меня.

    Одна из девушек у стойки выпрямилась.

    — Я могу чем-то помочь? — В ее голосе слышались нотки раздражения, как будто она щелкала пальцами, пытаясь привлечь мое внимание.

    — Я разберусь, Ева, — сказал Лукас, она пожала плечами и вернулась к разговору с сотрудницей, но они обе теперь пялились на меня с еще большим недовольством, чем раньше. — Привет, Жаклин.

    — Привет.

    Он глянул в угол, где сидел профессора Хеллер.

    — Что сегодня?

    Его тон совершенно не принадлежал парню, который специально позвал меня прийти сюда. Может он вел себя с такой осторожностью из-за наших слушательниц.

    — Эм, думаю, большой Американо.

    Он взял стакан из стопки и сделал мой напиток. Я попыталась сунуть ему мою карту, но он только покачал головой.

    — Все хорошо, это за мой счет.

    Его коллеги обменялись взглядом, который я притворилась не заметить.

    Я поблагодарила его и направилась в, противоположный от профессора Хеллера, угол, достав свой ноутбук, я принялась за проект по экономике. Мне было необходимо накопать побольше информации из различных источников, чтобы отстоять то мнение, которое я пыталась выразить в своей работе. Мне нужно было сдать работу перед началом праздников в честь дня Благодарения, меньше, чем через две недели.

    Если я больше никогда в жизни не буду пересдавать среднесеместровый экзамен, это будет слишком скоро.

    Час спустя, я сделала закладки в десятке различных источников о том, что происходит в нынешней экономике, мой кофе закончился, и Лукас так ни разу и не подошел. Через полчаса меня ждал мой урок в местной старшей школе. Выключив ноутбук. Я повернулась, чтобы выткнуть его из розетки.

    — Мисс Уоллис, — я подпрыгнула от неожиданного приветствия профессора Хеллера, перевернув, слава богу, уже пустой стакан от кофе. — Ох, извините, что напугал вас.

    — Эх, все нормально. Я немного дерганная из-за, эм, кофе. — И от того, что на секунду подумала, что вы — Лукас.

    — Я просто хотел вам сказать, что мистер Максфилд сообщил мне, что вы почти догнали группу и почти закончили проект. Я рад был это слышать. — Он понизил голос и заговорчески оглянулся по сторонам. — Знаете, на самом деле, мои коллеги и я не хотим никого заваливать. Нашей целью является запугать — я имею в виду мотивировать — менее, эм, серьезных студентов делать то, что нужно. Не то, чтобы я считал вас одной из таких студентов.

    Я ответила на его улыбку.

    — Я понимаю.

    Он выпрямился и прочистил горло.

    — Хорошо, хорошо. Ну, на этой ноте — желаю продуктивных выходных. — Он засмеялся собственной шутке, и я сдержалась, чтобы не закатить на него глаза.

    — Спасибо, профессор Хеллер.

    Он отошел к стойке и сказал что-то Лукасу, пока я сворачивала шнур и собирала вещи в свой рюкзак. Разговор между ними выглядел серьезно, и я почувствовала себя не в своей тарелке, когда профессор Хеллер как минимум, раз указал на меня рукой. Я подумала, может профессор считал Лукаса одним из тех несерьезных студентов, которых он мог испугать и заставить быть более сосредоточенными. И если так, мне не хотелось быть примером для этого.

    Я оглянулась через плечо, направляясь к выходу, но Лукас так и не глянул на меня, и выражение его лица было каким-то напряженным. Его коллега, вытирающая стойку в паре метров от них, одарила меня самодовольной ухмылкой. 


    Два часа спустя, когда я покидала школу, я включила свой телефон, представляя себе тихие выходные в одиночестве с ним на зарядке. Посещение Старбакса, очевидно, было провалом. Лукас был, если это вообще возможно, еще более загадочен и скован, чем раньше.

    Пока я работала над проектом, я отправила письмо Лендону, чтобы поблагодарить его за таблицу и его настойчивость. Я не говорила напрямую о том, что он дал мне подсказку о тесте, чтобы ненароком не вызвать у него комплекс вины, учитывая что он казался сурово честным парнем. Я не слышала от него со среды, но может он напишет сегодня. Может он будет свободен на этих выходных и мы, наконец, сможем встретиться.

    Я получила одно сообщение от Эрин, они с Чазом благополучно добрались до Шревепорта — вместе со списком идей о том, что я могла бы сделать одна в нашей комнате; а также сообщение от мамы с вопросом о моих планах на день Благодарения. Последние три года Кеннеди и я договаривались проводить его по очереди, либо с моей, либо с его семьей. И каким-то образом, это вызвало путаницу о том приеду я домой в этом году или нет. И когда я ответила ей, что разрыв отношений с парнем означает, что мы не будем проводить праздники вместе, я ожидала получить хотя бы извинение. Нужно было знать лучше.


    Мама: Не огрызайся. Мы с твоим отцом забронировали поездку в Брекенридж на те выходные, потому, что думали ты будешь у Муров. Теперь прийдется все отменить.

    Я: Езжайте. Я поеду к Эрин, или что-нибудь еще.

    Мама: Хорошо. Если ты уверена.

    Я: Я уверена.


    Вау. Мой парень меня бросил, и первый раз в жизни, когда мама должна выразить ощутимую поддержку, они с папой отправляются одни кататься на лыжах. Я прямо-таки  чувствую себя нужной частью семьи, мам. Как будто предательства Кеннеди мне было мало. Боже.

    Я кинула мой телефон в сломанную подставку для стакана и направила машину в сторону кампуса, готовая смотреть телек и работать над проектом по экономике все выходные.

    Когда зашла в комнату, я обнаружила, что пока я вела машину, Лукас прислал мне сообщение.


    Лукас: Извини, я не попрощался.

    Я: В присутствии профессора Хеллера это было немного неловко.

    Лукас: Да

    Лукас: Мне бы хотелось тебя нарисовать.

    Я: Да?

    Лукас: Да

    Я: Хорошо. Но не без одежды или что-то вроде, так?

    Лукас: Ха-ха, нет. Если, конечно, ты сама этого не хочешь.

    Лукас: Шучу. Как насчет сегодня вечером? Или завтра?

    Я: Сегодня пойдет.

    Лукас: Клево. Я освобожусь через пару часов.

    Я: Ок

    Лукас: Какой у тебя номер комнаты?

    Я: 362. Мне нужно будет впустить тебя в здание.

    Лукас: Я думаю, что смогу войти. Я напишу, если нет. 


    Глава 8

    Стук Лукаса был еле слышен. Я так нервничала, что меня слегка трясло, пока я шла к двери.

    Он сказал, что хочет нарисовать меня, но я не была уверена, если это все, что он хотел сделать, или может это был код для чего-то большего. Эрин съест меня заживо, если после того, как мы будем одни в моей комнате, я, как минимум, не заставлю его меня поцеловать, хотя Лукас не представлялся мне тем типом парней, которые останавливаются на поцелуях. Множество девчонок считали время в колледже таким исследовательским периодом, и были бы вполне не против исследовать Лукаса. Но для меня понадобилось больше года, чтобы подготовится к сексу с Кеннеди, и он был единственным парнем, с кем я спала. Я была не готова зайти так далеко с Лукасом, по крайней мере, пока.

    Я сделала вдох.

    Он снова постучал, немного громче, я прекратила думать и открыла дверь.

    Края темных волос выглядывали из-под его темно-серой лыжной шапки. В рассеянном свете коридора, его глаза выглядели почти бесцветными, как в ту первую ночь, когда он заглянул в мой внедорожник, набив Баку морду. Ссутулившись, с руками в карманах и альбомом подмышкой, он сказал:

    — Привет.

    Я отступила назад в комнату, держа дверь широко открытой. Оливия и Рона вертелись у своей открытой двери, разглядывая Лукаса, пялясь на меня, и наблюдая как он зашел в мою комнату, когда Эрин не было дома. Оливия выгнула бровь и кинула взгляд на свою соседку.

    Через пять минут весь этаж будет знать о том, что у меня в комнате красавчик.

    Я захлопнула дверь, а Лукас кинул свой альбом на мою кровать и остался стоять посреди комнаты, которая, казалось, с его присутствием стала меньше. Не шевелясь, он оглядел Эрину сторону комнаты, стена над ее кроватью была оклеена фотографиями, греческими буквами ее сестринства над блестящими буквами ее имени. Пользуясь возможностью, я рассмотрела его: чертовски поцарапанные ковбойские ботинки, поношенные джинсы, грязно-серая толстовка. Он повернул голову, чтобы просканировать мою часть комнаты, и я уставилась на его профиль — свежевыбритые скулы, приоткрытые губы, темные ресницы.

    Повернувшись лицом ко мне, его взгляд пробежался по мне, а потом переключился на мой ноутбук, который я подключила к небольшим колонкам. Я поставила тихо играть плей-лист из собственной коллекции. Еще один из советов Эрин. Она даже обозвала его ОФПП, и я очень надеялась, что он не спросит, что это значит.  Естественно, я бы не сказала ему, но мои, подверженные покраснению, части тела выдали бы меня с головой.

    — Мне нравится эта группа. Ты была на их концерте месяц назад? — спросил он.

    Кеннеди и я были на том концерте, больше того — за день до того, как мы расстались. Они были одной из наших любимых местных групп. Тем вечером он был каким-то странным. Отдаленным. Обычно, на концертах он базировал меня впереди себя, расставив свои ноги пошире, чтобы между них помещались мои, и обвив меня руками за талию. Вместо этого, он стоял рядом со мной, как будто мы были просто друзьями. После того, как мы расстались, я поняла, что на тот момент он уже все для себя решил — доказательством того была стена между нами; я просто пока ее не заметила.

    Я кивнула, выкидывая Кеннеди из своей головы.

    — А ты?

    — Ага. Я не помню тебя там, но было темно, и я выпил пиво или два.

    Он улыбнулся — белые зубы, только немного не идеальные, показывающие тем самым, что он не проходил у ортодонта семь кругов ада, как это делала я. Стянув шапку с головы и кинув ее на мою кровать, он положил карандаш на альбом и взъерошил рукой примятые волосы, результатом чего получил на голове "взрыв на макаронной фабрике". О, Боже. Когда он снял через голову свою толстовку, его нижняя белая футболка задралась и я получила свой ответ насколько далеко продолжались его татуировки. Четыре линии текста, слишком мелкие, чтобы разглядеть, извивались по его левой стороне. Какой-то Кельтский рисунок балансировал справа. Бонус: теперь я знала, что Эрин называла прессом, от которого текут слюнки.

    Толстовка была отправлена к шапке, и его футболка встала на место. Поднимая с кровати альбом и карандаш, он повернулся ко мне, и я заметила, что татуировки тянулись по его рукам и исчезали под короткими рукавами футболки.

    — Где ты меня хочешь? — Я была более бездыханная, чем мне бы хотелось, и мой вопрос прозвучал, как бесстыдное предложение. Вау. Могу я быть еше более очевидной? Может просто взять и спросить его в лоб, хочет ли он помочь мне забыть о Кеннеди, безо всяких обязательств.

    От его призрачной улыбки, которую я видела теперь все чаще и чаще, мои внутренности расплавились.

    — На кровати? — сказал он хриплым голосом.

    О, Господи.

    — Хорошо. — Я присела на край кровати, когда он смахнул свою шапку и толстовку на пол. Мое сердце колотилось в груди в ожидании.

    Он присмотрелся ко мне, наклоняя голову на бок.

    — Эм. Ты выглядишь как-то не по себе. Если ты не хочешь, мы не обязаны это делать.

    Что мы не обязаны делать? Подумала я. Как бы мне хотелось спросить его, если использовать меня в качестве модели было лишь предлогом, и если это было так, необязательно было больше притворяться. Я посмотрела ему в глаза.

    — Я хочу.

    Не выглядя убежденным, он заткнул карандаш себе за ухо.

    — Ммм. В какой позиции ты чувствуешь себя наиболее удобно?

    Я не могла озвучить ответ, пришедший мне в голову при этом вопросе, но краснота, расплывшаяся по моему лицу, выдала меня с головой. Он прикусил нижнюю губу, чем, я уверена, пытаясь сдержать смех. Самая удобная позиция? Как насчет с моей головой под подушкой?

    Он огляделся вокруг комнаты и в итоге сел на пол у стены, лицом к краю моей кровати. Согнув ноги, с альбомом на коленях, он выглядел именно так, как я себе его представляла тогда на занятии. За исключением того, что он был в моей комнате, а не в своей.

    — Ляг на живот ко мне лицом и подопри руками подбородок.

    Я сделала, как он сказал.

    — Вот так?

    Он кивнул, осматривая меня, как будто впитывая детали или ища изъяны. Встав на колени, он подвинулся ближе и поправил рукой мои волосы, чтобы они спадали через плечо.

    — Прекрасно, — пробормотал он, отодвигаясь назад к стене в нескольких метрах от меня.

    Я смотрела на него, пока он рисовал, его глаза двигались туда и обратно между моим лицом и альбомом. В какой-то момент, я почувствовала, как его взгляд двинулся дальше по моему телу. Как будто кончики пальцев пробегались по моим плечам и вниз по спине, у меня захватило дух, и я закрыла глаза.

    — Засыпаешь? — Его голос был мягок. Близко.

    Я открыла глаза и обнаружила его сидящим на коленях рядом со мной. От его близости мое сердце снова стало биться быстрее.

    — Нет. Он оставил свой альбом и карандаш у стены позади себя. — Ты… закончил?

    Он слегка покачал головой.

    — Нет. Мне бы хотелось сделать еще один, если ты не против. — После моего кивка, он сказал: — Повернись на спину.

    Я медленно перевернулась, боясь, что он сможет увидеть трепет моего сердца через тонкую ткань свитера. Он подобрал с пола альбом и карандаш и встал. Смотря на меня сверху вниз, он пробежал по мне глазами, и я почувствовала себя уязвимой, но не в опасности. Я так мало о нем знала, но, безусловно, я чувствовала себя с ним в безопасности.

    — Если не возражаешь, я поправлю кое-что.

    Я сглотнула.

    — Эх… конечно. — Мои руки были сцеплены на груди, а плечи доставали почти до ушей. Что, не в такой позиции ты меня представлял? Я еле сдержала нервное хихиканье, которое вызвала эта мысль.

    Его пальцы обвили мою, ближайшую к нему, руку и он отвел ее мне за голову, как будто она просто была откинута назад. Взяв вторую руку, он расправил мои пальцы на животе, отодвинулся, осмотрел меня, потом также завел ее мне за голову, скрестив оба запястья так,  будто я была связана. Я пыталась дышать ровно. Это было невозможно.

    — Я подвину твою ногу, — сказал он, смотря на меня, в ожидании кивка. Положив руки мне на колено, он согнул его и оставил лежать так на матраце.

    Он поднял альбом и перевернул страницу.

    — Теперь поверни лицо ко мне — опусти подбородок — хорошо. И закрой глаза. — Я старалась выглядеть расслабленной, зная, что пока я слышала шорох его карандаша по странице, он не дотронется до меня. Я лежала, не двигаясь, закрыв глаза и слушая скрип стержня по бумаге, нарушаемое легкими касаниями его пальца, размазывающего линию или тень.

    Мой ноутбук на столе оповестил меня о пришедшем сообщении, я открыла глаза и, даже не задумываясь, приподнялась, оперевшись на локти. Лендон? Но я не собиралась проверять.

    Лукас пристально на меня смотрел.

    — Тебе надо это проверить?

    Лендон игнорировал мой мейл весь вечер, тогда как раньше он отвечал мгновенно, чем, наверное, избаловал меня. Но Лукас сидел у меня в комнате. На моей кровати. Я легла назад, вернула руки в предыдущее положение и покачала головой. На этот раз я не зарыла глаза, и он не попросил меня об этом.

    Он вернулся к рисованию, долгое время, концентрируясь на моих руках, а потом на моем лице. Он смотрел в мои глаза, туда и обратно между ними и его рисунком. Когда начал то же самое с моим ртом: рисует, смотрит, рисует, смотрит… мне хотелось схватить его за футболку и притянуть к себе. Я невольно сжала руки в кулаки, и его взгляд задержался на них.

    С горящими глазами он посмотрел вниз на меня.

    — Жаклин?

    Я моргнула.

    — Да?

    — Той ночью, когда мы встретились… я не такой, как тот. — Выражение его лица стало суровым.

    — Я зна... — Он положил палец мне на губы, его лицо смягчилось.

    — Поэтому, я не хочу, чтобы ты чувствовала давление с моей стороны. Или напряжение. Но я сейчас ужасно хочу тебя поцеловать. — Он провел пальцем по моей щеке и вниз, к горлу, и затем к себе на колено.

    Я просто смотрела на него. Наконец-то поняв, что он ждал моего ответа, я сказала:

    — Хорошо.

    Не отрывая от меня взгляда, он бросил альбом на пол, карандаш последовал за ним. Когда он наклонился ко мне, я почувствовала, как возросла чувствительность каждой части моего тела, к которой он прикасался — край его бедра, касающийся моего, его грудь, прижимающаяся к моей, его пальцы, пробежавшие от запястья дальше по рукам и остановившиеся на моем лице. Он приковал меня к месту, и, поднеся губы к моему уху, поцеловал чувствительное место, мое дыхание сбилось.

    — Ты такая красивая, — прошептал он, передвигаясь к моим губам.

    Прижатые к моим, его губы были теплые и крепкие, и когда он ласково провел своим языком по контуру моих губ, я приоткрыла их. Углубив поцелуй, его руки начали свое путешествие в разных направлениях — одна к моим, все еще скрещенным над головой, рукам, вжимая их в матрац, а вторая направилась на юг, сжимая меня за талию. Впитывая мою ответную реакцию, он начал целовать меня еще крепче. Моя голова кружилась, и я вдыхала воздух короткими глотками, как будто я всплывала на поверхность каждые несколько секунд, перед тем, как нырнуть еще глубже. Как только я подумала, что не выдержу это напряжение, он ослабил давление и слегка прикусил мою нижнюю губу, провел по ней языком и, затем, снова это повторил. Я заерзала под ним, и его язык снова проскользнул между моих губ и повторил свое ознакомление — мягко пробегаясь по моему языку, зубам, нëбу.

    Если бы меня сейчас спросили, Как это по сравнению с поцелуями Кеннеди? Я бы ответила: "Кого?"

    Руки Лукаса обвили оба мои запястья, и он обнял моими руками себя за шею. Я ответила тем, что мечтала сделать уже несколько раз: я запустила руки ему в волосы, еще больше приводя их в беспорядок. Он приподнял меня, усаживая себе на колени и оперевшись спиной на гору подушек на моей узкой кровати, все еще в ботинках, одна его нога была на полу, а вторая оказалась подо мной. Наклонив меня и нежно поддерживая мою голову руками, он провел поцелуями линию от моей шеи к V-образному вырезу моей футболки. Тяжело дыша и пытаясь сформировать в голове рациональную мысль, я откинула назад голову.

    Его руки продолжили движение под мою футболку и пробежались вверх по моим ребрам, задерживаясь над атласными чашками моего лифчика, и кончиками пальцев едва касаясь, выпирающей из-за моего согнутого положения, кожи. Задрав футболку выше моей груди, его губы последовали за его пальцами, и он провел кончиком языка по коже вдоль верхнего края чашечки моего лифчика.

    Когда его пальцы коснулись застежки между моих грудей, мои руки в его волосах непроизвольно сжались. Разве я не одела этот легко расстегивающийся лифчик по этой причине? Мое тело желало его, но мой разум протестовал — от первого поцелуя, к зажиманиям, к — чему?

    В моей голове голос Эрин сказал: Выжми из него все соки! И я так не вовремя подавилась смешком.

    Лукас поднял голову и выгнул на меня бровь.

    — Щекотно? — спросил он изумленно.

    Я ужаснулась себе, не представляя худшего сценария в такой момент, как бояться щекотки  у себя на груди — хотя, хуже могло быть только, иметь наиглупейшее чувство юмора на планете. Я прикусила губу, пытаясь сдержать новый смешок, думая: О, Боже. Я покачала головой.

    Он глянул на мои зубы, прикусившие нижнюю губу.

    — Ты уверена? Либо это… либо ты находишь мои навыки обольщения… забавными.

    Не справившись с собой, я засмеялась в открытую. Он покачал головой, пока я сидела полуголой у него на коленях и хотела провалиться под землю. Я выдернула руку из его волос и закрыла ею свой неблагоразумный рот.

    Он улыбнулся. За своей ладонью, я улыбнулась в ответ, мысленно умоляя его больше не смешить меня, потому что моя, едва сдерживаемая, истерия была готова к мятежу.

    — Может мне следует пощекотать тебя, и покончим с этим, — сказал, размышляя вслух он.

    — Пожалуйста, не надо, — ответила я, умоляюще. Как и большинство людей, я не отличалась особой привлекательностью, когда меня щекотали. Я знала это, потому, что моя тетя засняла меня на камеру, когда мой придурковатый двоюродный брат защекотал меня в корчащуюся, умоляющую мямлю на мое одиннадцатилетие. Мое лицо было свекольно-красным, слюни бежали из уголка моего рта, а звуки, издаваемых мною протестов, были почти не человеческими.

    — Нет?

    — Нет. Пожалуйста, нет.

    Вздохнув, он взял мою руку, закрывающую рот, и положил ее себе на грудь, и, слегка наклонившись, поцеловал меня. Я заметила, что он осторожно вернул мою футболку на место, хотя это не остановило его от ощупывания моего живота под ней. А когда он, не прерывая поцелуй, ладонью сжал мою грудь, а большим пальцем прошелся по соску, я почувствовала головокружение. Я чувствовала, как под моей рукой его сердце билось в унисон с моим.

    И я забыла над, чем я до этого смеялась. 

    ***

    Мои губы покалывало. Дотрагиваясь до них, я ощущала всю их чувствительность, и это приносило мне сладкие воспоминания — его руки, и что они делали заодно с его ртом — сумасшедшие поцелуи, и те несколько сказанных им слов. Ты такая красивая.

    Мне хотелось увидеть его наброски, поэтому он показал их мне. Они были хороши. Изумительно хороши. Я сказала ему об этом, чем заработала его призрачную улыбку.

    — Что ты собираешься с ними делать? — спросила я, запоздало.

    — Перерисую их углем, наверное.

    Я ждала продолжения.

    — А потом?

    Он влез обратно в свою толстовку и посмотрел на меня.

    — Приклею к стене в спальне?

    Я приоткрыла рот, но не знала, что сказать. Стену в спальне?

    Его глаза вернулись к альбому, сфокусировавшись на втором рисунке.

    — Кто бы не хотел просыпаться с этим?

    Это заявление несло 99% подтекста, но я не была уверена как на него ответить, поэтому ничего не сказала. Он закрыл альбом и положил его на книжную полку у двери. Взяв меня за подбородок, он нежно провел большим пальцем по моей нижней губе.

    — О, черт. — Он отнял от меня руку и посмотрел на свои пальцы. — Я забыл о том, как мои руки выглядят после рисования. — Он глянул на мою футболку. — Вполне возможно, что у тебя будут небольшие серые пятна  повсюду.

    Предполагая, что сейчас у меня была серая губа, а также легкие полоски серого на моем животе и груди, я не знала, что сказать кроме как:

    — Ох.

    Он сжал руки в кулаки, поднес одну к моему подбородку, снова приподнимая его, а второй рукой притянул меня ближе.

    — Не волнуйся, на этот раз без пальцев. — Прижав меня к себе, он снова меня поцеловал. В такой позе, он спиной к двери и я прижатая к нему, у меня не оставалось сомнений в том, что его тело хотело от меня. Я прижалась к нему еще ближе, он издал почти болезненный стон и оторвал свои губы от моих, тяжело дыша.

    — Мне пора идти, иначе, я не уйду вообще.

    В этот момент я могла сказать ему "Останься", но не смогла. Мысль о Кеннеди, произносящем что-то подобное не так давно, промелькнула у меня в уме. Еще более сумасбродна была мысль о Лендоне, и возможном письме от него, ждущем меня в ящике. Ни то, ни другое не должно было меня сейчас волновать.

    Лукас выпрямился и прочистил горло. Поцеловав меня в лоб и кончик носа, он открыл дверь.

    — До скорого, — сказал он и вышел.

    Я схватилась за дверной косяк и наблюдала за тем, как он шел к выходу, натягивая шапку на непослушные волосы. Каждая девчонка, которую он проходил мимо, оглядывала его. Некоторые даже развернулись и наблюдали за ним, до того, как он достиг двери, ведущей к лестнице, перед тем, как развернуться и смотреть, откуда он вышел. Я вернулась к себе в комнату и оставила их с их предположениями.

    Прервавшее нас письмо не было от Лендона, оно было от мамы и содержало маршрут путешествия в Колорадо моих родителей. Путешествия, в которое меня не пригласили. Путешествия, которое было запланировано на те единственные праздники в середине семестра, на которые я планировала приехать домой.

    Но все же, когда я открыла письмо, мне было сложно по-настоящему злиться, по двум причинам. Во-первых, я была разочарована, что оно было не от Лендона, и, во-вторых, я все еще была немного под кайфом от поцелуев Лукаса, и не меня не волновало то, что я буду делать эти одиннадцать праздничных дней.

    ***

    К вечеру воскресенья, я, уплетая ложками ореховое масло на ужин с включенным фильмом "Обещать, не значит жениться", уверяла себя, что я точно не была исключением чьих-либо правил. Лендон так и не написал, и я также ничего не слышала от Лукаса.

    Эрин должна была вернуться в любой момент, я была рада, ее шумному присутствию в нашей комнате. Тишина оставляла меня в депрессии и поглощении приправ вместо нормальной еды.

    Мой электронный почтовый ящик динькнул, и я задумалась, стоит ли остановить фильм и проверить его. Я была не в настроении для еще одной попытки матери выразить свое раскаяние о том, что они оставляют меня одну на праздники. К настоящему моменту она попробовала логику ("Это была твоя очередь идти к семье Кеннеди"), эмоциональный шантаж ("Твой отец и я никуда не выезжали одни в течение двадцати лет"), и одно малоправдоподобное приглашение присоединиться к ним ("Я думаю, мы могли бы купить тебе билет. Но тебе бы пришлось спать на диване или раскладушке, потому что все номера будут бесспорно переполнены"). Я проигнорировала первые две и сказала "Нет, спасибо", третьей.

    Что дальше — попытка откупиться от меня? Предложение пройтись по магазинам не исключается — она делала так раньше. На прошлой неделе я отложила в онлайн корзину пару сапожек, за которые заплатят мои уроки репетиторства, а не выделенные мне  карманные деньги. Я остановила фильм и кликнула и развернула окно с почтой.

    Джекпот. Но не мама. Лендон


    Жаклин,

    Я рад, что ты уверенно чувствовала себя на тесте. Как только ты закончишь черновой вариант своего проекта, я буду рад взглянуть на него, перед тем как ты сдашь его окончательно. Я прикрепил таблицу для завтрашнего занятия, которую я только что закончил. Если будут вопросы, дай мне знать.

    ЛМ


    Дуясь, я перечитала письмо. В нем не было ни капли заигрывания. С таким же успехом я могла бы получить его от профессора. Он не упомянул ничего о том, почему это заняло все выходные, чтобы ответить мне, хотя, обычно это занимало пару часов, если не раньше. Он не  поддразнивал меня, и не спрашивал никаких, не относящихся к экономике, вопросов. Я почувствовала, что просто выдумала эти близкие отношения, которые мы построили за прошедшую пару недель. 


    Лендон,

    Спасибо. Я отправлю тебе черновой вариант к утру субботы. Надеюсь ты хорошо провел выходные.

    ЖУ



    Жаклин,

    Суббота меня устроит. Я постараюсь вернуть его тебе побыстрее, чтобы ты могла сдать его профессору Хеллеру до начала праздников. Мои выходные прошли отлично. Особенно пятница. Как твои?

    ЛМ



    Лендон,

    Хорошо. Мои выходные были немного одиноки (моя соседка по комнате уезжала из города, и только что вернулась и ей не терпится мне все рассказать), но продуктивны. Спасибо еще раз за твою помощь.

    ЖУ 


    Глава 9

    Какая-то деваха перегородила дорогу Лукасу, опять. Что за черт? Что, каждой девчонке в нашем классе было необходимо с ним пообщаться? Но затем, какой-то парень подошел к ней и приобнял за плечи. Встревожившись, я поняла, что подразумевала моя реакция: ревность. К парню, которого я едва знала, с которым я обменялась слюной больше, чем словами.

    Когда я проходила мимо последнего ряда, Лукас одарил меня натянутой улыбкой и легким кивком головы и вернул свое внимание обратно к паре, стоящей перед ним. В смятении, я одинаково почувствовала облегчение и разочарование.

    За ленчем я спросила совета у Эрин.

    — Он держит свои карты при себе. — Тянув через трубочку свой типичный обеденный шейк из Jamba Juice, она размышляла над возможными причинами его отстраненности. — Это почти как… он пытается побороть свое увлечение тобой. Не пойми меня не правильно, множество парней становятся сдержанными, но обычно уже после того, как они получили, что хотели. — Она пригляделась ко мне. — Ты уверена, что ничего больше не произошло в пятницу?

    Я громко втянула воздух и шлепнула себя по лбу.

    — О, да, я совсем забыла ту часть, где мы занимались диким сексом всю ночь пятницы.

    Она закатила на меня глаза, но потом подняла одну бровь.

    — А может у него есть девушка?

    Я нахмурилась. Я не задумывалась над этим.

    — Я думаю, что это возможно.

    Мои мысли перекинулись к одной вещи, которую я не могла озвучить: что если то, что случилось той ночью, когда мы познакомились, заставило его думать, что я на самом деле такая же жалкая и глупая, какой я себя чувствовала, и это его остановило? Те ужасающие минуты до сих пор преследовали меня, и то, что я видела Бака несколько дней назад, только увеличили угрозу. И это не было последним разом, как я видела его. Он принадлежал тому же братству, что и Кеннеди. Он был другом Чаза и Эрин, и всего моего бывшего круга друзей.  Было практически невозможно его избегать.

    — Девушка, конечно, попортит все наши планы, — размышляла Эрин.

    Ни с того, ни с сего мне в голову пришла мысль, есть ли у Лендона Максфилда девушка. Он не упоминал об этом, но должен ли он был? Не было причин, чтобы он вставил что-то типа Хей, кстати, у меня есть девушка в одно из своих мне писем. Я бы могла спросить об этом. Он казался очень прямолинейным, я была уверена, он бы ответил.

    — Ж? — голос Эрин прервал мои мысли.

    — Извини. Что?

    Она выгнула бровь, допивая остатки шейка.

    — О чем ты думаешь? Я знаю этот расчетливый взгляд, и как твоя официальная крестная-фея,  мне нужно знать, что ты там планируешь.

    Глянув на сэндвич у себя в руках, я вытянула из середины помидорину и кинула ее в угол своего подноса. Я не могла рассказать ей о Баке. Но я могла открыть правду о моем возрастающем интересе в Лендоне.

    — Помнишь моего репетитора по экономике?

    Она удивленно кивнула, и мне внезапно пришло в голову, что западать на кого-то онлайн в университете, где учатся тысячи свободных парней, было наиглупейшей идеей в истории наиглупейших идей.

    — Ну, иногда мне кажется, что мы с ним флиртуем. И он даже назвал Кеннеди мудаком.

    Она выгнула бровь.

    — Он знает Кеннеди?

    — Нет — я имею в виду, что он сказал: "Твой бывший полный мудак". Я не думаю, что он знаком с ним. Это больше было... комплиментом мне. — Я откусила свой сэндвич из индейки с беконом и гвакамоле.

    — Хммм. — Эрин облокотилась на локти, на разделяющем нас столе. — Ну, он точно не может быть таким же красавчиком, как Лукас, но он репетитор, и значит, он умен — Бог знает, это точно было бы не плохо для тебя. Он хоть симпатичный?

    — Эм, — сказала я, все еще жуя.

    Она сощурила на меня глаза.

    — О, Боже. Ты его не видела, так?

    Я закрыла глаза и вздохнула.

    — Не совсем.

    Не совсем?

    — Окей, мы не виделись. Я не имею представления, как он выглядит, ясно? Но он умный и смешной. И он был очень мил и много мне помогал — я почти догнала свой класс, за исключением моего проекта.

    — Жаклин, ты не можешь запасть на парня, ни разу его не увидев! Что если то, как он выглядит — решающий фактор? Он может выглядеть, как… она пробежалась глазами по столовой и остановилась на проходящем мимо нашего стола, каком-то страшненьком парне, одетом в порванную футболку и спортивные штаны… вот этот.

    Я скрестила руки на груди, обиженная от имени Лендона.

    — Этот парень выглядит как социальный изгой. Лендон слишком умен, чтобы так выглядеть.

    Она закрыла глаза и покачала головой.

    — Хорошо. Мы сделаем Лендона Планом Б. — Она оглядела меня своим заговорческим взглядом — глаза сощурены, губы сжаты. — Что ты по-настоящему знаешь об этом Лендоне?

    Я засмеялась.

    — Гораздо больше, чем я знаю об этом Лукасе.

    — Кроме того, как он выглядит и каков он на вкус. — Она подергала бровями.

    — Угх! Эрин. У тебя мысли об одном!

    Она дьявольски улыбнулась.

    — Я предпочитаю думать целенаправленно.

    Мы не пошли в Старбакс — часть Эриного плана, но она все же жаловалась на те жертвы, которые мы шли, когда мы давились кофе из столовой. Оставляя меня с жесткими инструкциями не писать сообщений или писем ни тому, ни другому. Она обняла меня, перед тем как ее поглотила группа из ее сестринства, готовящаяся к послеобеденной распродаже пироженых — в которой все вели себя, как будто мы были в лучшем случае дальние знакомые.


    Месяц назад, меня считали ЧВН девушкой Кеннеди; теперь я была только бедной соседкой Эрин, не числившейся ни в каком сестринстве. 

    ***

    Каждый этаж в общежитии был оснащен прачечными, но поскольку на моем этаже все решили стирать в одно и то же время, все машины были заняты. Перетаскивая переполненный мешок с бельем на лестницу, я спихивала его вниз по одной ступени за раз, надеясь, что жители этажом ниже были менее повернуты на чистоплотности, по крайней мере, сегодня.

    Десять минут спустя, я двинулась обратно наверх с пустым мешком. Остановившись прямо на лестничной площадке, когда завибрировал мой телефон, я отвечала на сообщение от Мегги, которая напоминала мне отправить ей ссылку, которая была нужна ей для нашего общего задания по испанскому. Подавляя огромное желание отправить смс Лукасу или электронное письмо Лендону, я засунула телефон в передний карман. Я обещала Эрин не делать ни того ни другого. Она знала, как работали мозги у парней, тогда как мои годы с Кеннеди оставили меня абсолютно не подготовленной к этим сложным маневрированиям. Откровенно говоря, правила о том, как найти того, с кем провести ночь не казались мне менее каверзными, чем правила о том, как найти кого-то для серьезных отношений, но что я об этом знала.

    Как только я завернула за угол, дверь этажом ниже открылась и закрылась, и на лестнице послышались приближающиеся шаги. В моем здании жило несколько сотен студентов, и хотя мы все пользовались лифтом и главной лестницей, чтобы приходить и уходить, некоторые из нас взяли в привычку использовать эту постоянно сырую лестницу, чтобы передвигаться между этажами. Я пыталась не поддаваться постоянно вызванному этим местом чувству клаустрофобии и не бежать сломя голову по лестнице на свой этаж.

    Я резко остановилась, поняв, что я двигаюсь вперед, а мой мешок нет. Предполагая, что он просто застрял в перилах, я повернулась, чтобы освободить его и встретилась лицом к лицу с Баком. Край мешка был зажат в его кулаке.

    Я подавилась воздухом, и мое сердце остановилось, как будто в медленной съемке, и затем стало биться как чугунное у меня в груди. Он ступил на ступеньку прямо под моей — и усмехнулся мне.

    — Привет, Джеки. — Комок образовался у меня в горле при звуке его голоса, и я сглотнула. — О, нет, теперь ты Жаклин, так? Разве не это ты сказала? Роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет… — Затем, он наклонился еще ближе, я попыталась подняться по ступеням выше, но запнулась и растянулась на них. Используя возможность, я постаралась проползти задом наперед вверх и к выходу, но он нагнулся и с легкостью поднял меня, сжимая за плечи.

    — Не прикасайся ко мне, — выдохнула я.

    Он улыбнулся, как будто гипнотизируя маленькую, загнанную жертву. Играя со мной.

    — Ну, что ты, Жакли, не будь такой. Ты всегда была так мила со мной. Я всего лишь хочу, чтобы ты была немножечко более милой со мной.

    На этот раз его язык не заплетался. Он был трезв и решителен, и злорадство в его глазах подсказало мне, что я заплачу за мой побег в ночь той вечеринки. Я заплачу за то, что сделал Лукас.

    Я покачала головой.

    — Нет. Я говорю, нет, Бак. Как и в прошлый раз.

    Его глаза сузились, и я едва расслышала ругательство, которое он прошипел сквозь звук пульсирующей крови у меня в ушах. "Беги, беги, беги" — казалось, говорила она, и мне бы очень хотелось ей подчиниться. Я разжала руку, и мешок упал нам под ноги.

    — Я знаю, что то, что случилось, не было твоей виной. — Он пожал плечами. — Ты красивая девчонка, и конечно же, у того парня была та же идея, что и у меня. Но он побил меня только потому, что я выпил. — Я почувствовала его горячее дыхание, без следа алкоголя у себя на лице. Он не позволит мне вырваться и убежать. — Итак, он трахнул тебя прямо в машине или ты привела его к себе в комнату? Я знаю, что той ночью Эрин была с Чазом. Также как она будет сегодня.

    Меня передернуло от его вульгарных слов. Я еще не получила сообщение от Эрин, но она вполне могла остаться сегодня с Чазом, и Бак даже мог знать об этом раньше меня.

    Одной рукой он до боли сжал мое бедро. Но боль даже не могла сравниться с чувством унижения от того, что меня лапали против воли.

    — Лестница груба и неудобна, но она прокатит. Если конечно, ты не хочешь пригласить меня к себе в комнату. Я сделаю так, чтобы ты насладилась этим, детка.

    Его угроза была очевидна. Если я откажусь, он изнасилует меня прямо здесь, на лестнице.

    — К-кто-нибудь в любой момент может зайти сюда.

    Он засмеялся.

    — Правда. Плохо, что ты не одета в одну из тех юбочек, в которой ты была той ночью. Я бы сделал тебя у этой стены за две минуты, не снимая с тебя ни одной вещи.

    Моя голова кружилась. Я выпрямилась, пытаясь отодвинуться от него хотя бы немножко, но не смогла.

    — Не первый раз я буду пойман с какой-нибудь телкой у стены. И, кстати, если ты хочешь отомстить Кеннеди за то, что он тебя кинул, тогда превратившись в девчонку, которая сделает все что угодно, с кем угодно и где угодно, точно сведет его с ума. — Он пожал плечами. — Ты уже начала это с тем куском дерьма — и кто знает с кем еще? Так что мы можем сделать это здесь, если ты этого хочешь.

    — Нет, — его глаза загорелись. — В моей комнате. — Я тяжело дышала, меня трясло, и я очень надеялась, что он, своим с горошину мозгом, принимал это за возбуждение. Он улыбнулся, и меня почти стошнило. Никогда раньше мне не хотелось вытошнить так сильно, но инстинктивно, мое тело боролось с этим.

    Подхватив мешок от белья с пола, он приобнял меня за талию и повернул в сторону двери наверху. Я спросила себя, готова ли я была сделать то, что собиралась. Готова ли я была кричать, сопротивляться и царапаться в коридоре, опозорить себя перед всеми, но только, чтобы не допустить его к себе в комнату. Если он попадет туда, меня уже ничто не спасет. Наши стены не были звуконепроницаемыми, но все уже привыкли слышать всякого рода звуки из соседних комнат. И даже если кто-нибудь услышит что-то через музыку или звук работающего телевизора, они, скорее всего, не обратят на это особого внимания.

    Мы вышли в коридор, и я присмотрелась к людям, на которых я собиралась положиться. Моя комната находилась через шесть комнат от лестницы. В противоположном конце двое парней практиковали перевороты на скейтборде. Посреди коридора стояла Оливия, разговаривая с Джо, парнем с четвертого этажа. Заметив нас, ее рот открылся от удивления, перед тем как она быстренько закрыла его, а Джо, глянув через плечо, кивком головы поприветствовал Бака, и повернулся обратно к ней, негромко посмеиваясь. Это было плохо.

    За две двери до моей, Кимберли вышла из своей комнаты с мешком белья для стирки. Я остановилась. Сейчас или никогда. Бак сделал шаг вперед, перед тем, как осознал, что я не двигаюсь дальше. Он повернулся ко мне.

    — Пошли, Ж, — уговаривал он.

    — Нет. Ты не идешь ко мне в комнату, Бак. Я хочу, чтобы ты ушел, немедленно.

    На его лице отразился шок. Кимбер, Оливия и Джо замерли в ожидании того, что же произойдет.

    Бак держал меня за локоть.

    — Это совсем не то, что ты сказала две минуты назад, детка. Давай поговорим об этом в более уединенной обстановке. — Он попытался потащить меня вперед, но я вырвалась из его мясистой руки.

    — Я хочу, чтобы ты ушел. Сейчас. — Я уставилась на него, тяжело дыша.

    Нерешительность пробежалась по его лицу. Пять человек наблюдали за нами. Он поднял руки, ладонями ко мне.

    — Не, злись, ладно? Я пытался тебе сказать, что каменная лестница будет холодной и грубой. Это не моя вина, что ты не могла подождать пару минут. — Перекинув мой мешок для белья мне через плечо, он сказал. — Позвони мне, как отойдешь, красотка. — Он ударился кулаками с Джо и направился к лестнице, и я дождалась, пока он скрылся из виду, перед тем, как двинуться самой.

    С горящим лицом я отперла свою дверь, пока Оливия безо всякого стыда зашептала позади меня.

    — Обожемой, они только что сделали это на лестнице? Только в прошлую пятницу к ней в комнату приходил другой парень! Интересно, может она изменяла Кеннеди, поэтому он…

    Я захлопнула дверь и сползла по ней вниз, меня трясло. Слезы рекой бежали по моему лицу, мое дыхание сбилось, заставляя мои внутренности гореть. Мне хотелось убежать. Поехать домой. Забыть о том, что меня бросили, разбили все мои мечты и о том, что я постоянно чувствовала себя такой глупой и неопытной в отношении собственной жизни.

    На этот раз я перехитрила Бака, тем самым он уже дважды не получил то, что хотел, и он был зол. Популярный и симпатичный, он мог выбрать себе любую девчонку, и из того, что я слышала и чему была свидетелем, он полностью пользовался этим. Я не была красивее, скажем, таких девчонок, как Оливия, которые постоянно вешались ему на шею. Не было никакой причины тому, что он был так зациклен на мне.

    Ранее, между Кеннеди и им были какие-то терки, но я не могла сейчас вспомнить о чем. Что-то еще до того, как они вступили в братство. Может этот его больной интерес мной связан с какой-то давней обидой на моего бывшего?

    Это возможно, если он думал, что может как-то насолить Кеннеди, делая это.

    Мне нужно будет рассказать об этом Эрин. Она будет рвать и метать, что я не сказала ничего раньше, и я боялась ее реакции, но у меня не было выбора. Больше не было.


    Я: Мне надо с тобой поговорить.

    Эрин: Мне тоже! Встретимся в комнате после твоего класса.


    — Жаклин, ты переспала с Баком прошлой ночью? — прошипела Эрин, захлопывая за собой дверь.

    Я представила, как кровь отлила от моего лица.

    — Где ты это услышала?

    Она издала звук — пшшш.

    — Где я не слышала это? Почему ты не сказала об этом мне утром на астрономии? И почему Бак? Я имею в виду, он конечно, хорош собой, но…

    — Я не спала с ним. — Я сглотнула с трудом, и мои глаза начали наполняться слезами. — Я не делала этого, Эрин.

    Она моргнула, видя мою реакцию, тремя большими шагами пересекла комнату и схватила меня за руку.

    — Жаклин, что такое? Что случилось?

    Я опустилась на свою кровать, и она села рядом.

    — Мне … надо тебе кое о чем рассказать.

    — Хорошо… я слушаю…

    С чего начать? С прошлой ночи? Две недели назад?

    — Когда я уходила с вечеринки на Хэллоуин — две недели назад? Бак последовал за мной. — Я жевала губу и почувствовала, как она начала кровоточить. Вкус крови перенес меня обратно в ту ночь и мое лицо вспыхнуло. — Он был пьян. Он зажал меня в моем внедорожнике. — Я держалась стойко, выдавливая из себя слова, когда рот Эрин открылся от удивления.

    — Он что? — Ее хватка на моей руке стала сильнее.

    — Он собирался меня и-изнасиловать…

    — Собирался?

    Я закрыла глаза. Облизала нижнюю губу.

    Откуда ни возьмись, появился Лукас. Он остановил его.

    — О, Боже мой.

    За этим последовало молчание, и я открыла глаза. Эрин все еще сжимала мои руки, пока разглядывала затоптанный ковер под нашими ногами.

    — Ты веришь мне? — Чертовы слезы не хотели останавливаться, хотя я была уверена, что скоро они иссякнут. Последний раз, когда я плакала — до того, как Кеннеди бросил меня, до прошлого месяца — было больше года назад, когда я заработала трещину в бедре, катаясь на сноуборде. А до этого, когда умерла наша старая собака, Цисси.

    — Жаклин, что ты… - конечно, я тебе верю! Что это за вопрос? — Она обиженно уставилась на меня. — И, кстати, какого черта ты не рассказала мне об этом раньше? Потому, что думала, что я тебе не поверю? — Ее губа затряслась, меняя выражение ее лица с обиженного к глубоко оскорбленному.

    — Чаз и Бак лучшие друзья, и я думала, что просто могу… избегать его…

    — Жаклин, это как раз то, о чем женщины должны делиться друг с другом! Мне плевать на то, что он был пьян…

    — Это еще не все.

    Она сидела молча и смотрела на меня.

    — Прошлой ночью, он поймал меня на лестнице. — Глаза Эрин округлились, и я покачала головой. — Ничего не случилось. Я обманула его, сказав, что мы можем пойти ко мне в комнату. А когда мы вышли в полный народу коридор, я сказала ему, чтобы он ушел. — Я закрыла лицо руками и выдавила остальное. — Он заставил их думать, что мы сделали это на лестнице. Оливия слышала его…

    — Я представляю картину, — сказала Эрин, снова хватая меня за руки. — Эта шлюховатая сплетница не имеет право, распускать о ком бы то ни было слухи. Мне плевать на нее. Ж, он сделал тебе больно? — Ее глаза горели.

    Я покачала головой.

    — Он просто меня напугал.

    Она вздохнула, на ее лбу появились несколько складок от глубоких размышлений, и вдруг, она выпрямилась. 

    — Подожди-ка, так этот лживый ублюдок, получил по морде от Лукаса, а не от каких-то бездомных?

    — Ага.

    Я могла видеть боль в ее глазах.

    — Почему ты мне не сказала?

    Еле заметно, я пожала плечами.

    — Я не знаю. Прости меня.

    Она ответила тем, что обвила меня руками.

    — А Лукас? Ты знала его до всего этого?

    Я облокотилась на нее, положив голову ей на грудь.

    — Нет. Я никогда его раньше не видела до той ночи. Наш класс по экономике огромен, и не то, чтобы я разглядывала других парней. У меня был Кеннеди. — Я перевернула свои руки на коленях, ладонями вверх. — Или, по крайней мере, я так думала.

    Объятие Эрин стало крепче.

    — Конечно. 


    Глава 10

    — Ты ходишь на дополнительные занятия по экономике? Я был там всего пару раз, но не видел тебя там. — Голос Бенджи отвлек мое внимание от Лукаса.

    — Что?

    Он засмеялся, пока я засовывала свою тетрадь в рюкзак под моими ногами, пристыженная тем, что была поймана пялившись на Лукаса. Опять.

    — Дополнительные занятия? Мне бы хотелось, но у меня занятия в то же самое время. Мы переписывались по электронной почте — мне нужна была помощь, чтобы догнать класс после моего двухнедельного пробела в здравом уме.

    Внезапно, меня осенило — если Бенджи был на занятии, он знал, как выглядел Лендон. Я также поняла, из нескольких очевидных комментариев, что Бенджи был геем. Так что он, возможно, был бы не против ответить на вопросы типа: "Насколько хорош собой был репетитор по экономике?".

    — Ты был на паре занятий?

    Он кивнул, и я решила начать с чего-то гораздо более фундаментального.

    — Как ты думаешь, репетитор может быть геем? — Я задержала дыхание, в ожидании ответа.

    — Как будто я выдам все мои наблюдения! — Он засмеялся, когда я моргнула, испугавшись, что обидела его. — Я прикалываюсь. Я практически уверен, что он не играет за мою команду. И даже если бы играл, я бы не был в его вкусе. — Он втянул в себя живот и похлопал по нему, делая его более-менее плоским. — Нет ничего, что не смогут исправить пара недель в спортзале и отказ от хлеба на выходных.

    Я закатила глаза.

    — Заткнись.

    Он вздохнул.

    — Мне нравится то, что я гей. Надо избавиться от пары кило? Две недели без кетчупа. Проблема. Решена.

    Мы закинули рюкзаки на плечи и направились к выходу.

    — Я ненавижу тебя сейчас.

    Он засмеялся. Когда я просканировала место Лукаса и расстояние до двери, его уже не было.

    — Так, вы перекидываетесь письмами иинтенсивными, раздевающими друг друга, взглядами в классе. Спорю, ты не первая девчонка — или парень — в классе Хеллера, кто читает репетитора горяченьким, как красный перчик, но скорее всего, ты единственная в отношении кого это чувство взаимно.

    Я услышала его подкалывающие слова, но сначала не поняла то, что он выложил передо мной.

    — Лукас… и есть репетитор?

    Бенджи остановился со мной, и нас обоих толкнули те, кто пытался нас обойти.

    — Я не знал его имени, но да — черт подери. — Он оттащил меня с дороги. — Ты не знала, что он был репетитором? — Он улыбнулся. — Думаю, теперь ты будешь ходить на занятия, а? Я имею в виду, что технически это запрещено, но ты не одна в этой игре в переглядки, иначе я бы не подкалывал тебя. — Он наклонился и заглянул мне в глаза. — Жаклин? Что такое?

    Я подумала о письмах, что он писал мне, как Лендон, и о взглядах Лукаса, его смс сообщениях… и более того, рисование и сессия поцелуев пять дней назад. После которой он не писал ни смс, ни электронных писем. И не сказал мне, что он и есть Лендон!

    — Я не знала. — Как будто мне вот этого только и не хватало, чтобы окончательно чувствовать себя полным идиотом.

    — Алле, Мисс Очевидность, я вроде как понял это по твоему шокированному выражению лица. Может, он думал, что ты знала?

    Я покачала головой.

    — Он знал, что я не знала. — Я нахмурилась. — И что ты имеешь в виду: это запрещено?

    Он поднял одно плечо.

    — Мой сосед по комнате был репетитором по химии для первокурсников. Репетиторы должны присутствовать на всех занятиях того предмета, который преподают, но им не положено вступать в какие-либо тесные отношения со студентами. Конфликт интересов. Не так страшно, как в случае с лаборантами или профессорами, которым запрещено заводить отношения с любыми студентами. Все же, не то, чтобы такое раньше не случалось. Все мы люди.

    Я уставилась в пол.

    — Неужели я абсолютно бестолковая? Как я не догадалась?

    Бенджи поднял мою голову пальцем за подбородок.

    — Эм. У меня такое чувство, что тут пахнет какими-то личными отношениями. — Он вздохнул от выражения моего лица. — Послушай, если ты ни разу не была на дополнительных занятиях, и ни одно из его альтер-эго не сказало тебе о том, что он один и тот же человек, как, скажи на милость, ты должна была об этом узнать?

    Напряжение в моих плечах ослабло.

    — Думаю, ты прав.

    — Конечно, я прав. Что теперь?

    Я сжала зубы.

    — Без понятия. Но одно я знаю точно — я не скажу ему, что знаю об этом.

    Бенджи покачал головой, приобнял меня одной рукой за плечи и мы влились обратно в движущийся поток студентов.

    — Когда я выбирал экономику, никогда бы не подумал, что стану свидетелем драмы в реальном времени. Это как огромный и толстый бонус. 

    ***

    Эрин: Я записала нас на уроки по самозащите.

    Я: Что??

    Эрин: Проводятся охранниками кампуса. Суббота с 9 до 12, начинаются на этой неделе, пропускают праздники на День Благодарения, и потом еще 2 недели.

    Я: Хорошо.

    Эрин: У нас будет возможность задать жару парням в тех мягких защитных костюмах!! Мне всегда хотелось по-настоящему выбить живой дух из какого-нибудь парня. Теперь я смогу сделать это безо всякого чувства вины!

    Я: Ты ненормальная.

    Эрин: Что есть, то есть:) 

    ***

    В пятницу я ни разу не глянула в сторону Лендона/Лукаса. Ни единого раза. Прошла неделя с запрещенной университетом сессии поцелуев. Может именно это его привлекало? Что я была запретным плодом? Я покажу ему запретное.

    Когда мы собирали вещи, Бенджи глянул мне через плечо и задрал брови, скрывая их в густых кучеряшках, спадающих ему на лоб.

    — Привет, Джеки. — Кеннеди не разговаривал со мной больше месяца, последние наши слова были о треклятом клише и последующим за ними учебником, который я в данный момент держала в руках. Я втянула носом воздух, успокаивая себя, и повернулась. — Кеннеди. — Я ждала, уверенная, что его появлению была причина, о которой я не имела понятия.

    — Ты едешь домой на выходные? Если да, то надо сгруппироваться. Знаешь, сделать четырех часовую поездку менее монотонной.

    — Ты хочешь, чтобы мы поехали домой… вместе?

    Он пожал плечами и слегка дернул головой, одаряя меня улыбкой с еле заметными ямочками на щеках. Кеннеди знал, что его можно было арестовать за то, как хорошо он выглядел, откидывая волосы со лба. Но в этот момент, меня это только разозлило.

    Бенджи прочистил горло и дотронулся до моего локтя.

    — Увидимся в понедельник, Жаклин.

    Я улыбнулась ему.

    — Хороших выходных, Бенджамин.

    Он подмигнул мне и, проходя мимо, толкнул Кеннеди, не извинившись.

    — Что у него за проблемы? — напрягся мой бывший.

    — Что ты на самом деле хочешь, Кеннеди? — Я поправила рюкзак на плече и уставилась на него, конфликтуя с моими разносторонними желаниями в данную минуту. Мне хотелось двинуть его по физиономии. А с другой стороны, мне хотелось упасть к нему в объятия и проснуться от этого кошмара.

    — Мне бы хотелось, чтобы мы в итоге остались друзьями. Ты много для меня значишь. — Я почти ощущала мягкость его взгляда на своей коже. Я слишком хорошо и слишком долго его знала.

    Эта речь была слишком неожиданна. Мои глаза начали наливаться слезами.

    — Я не знаю, если когда-либо смогу это сделать, Кеннеди. И я не хочу ехать с тобой домой на следующей неделе. Извини. — Я обошла вокруг него и двинулась по ряду к выходу.

    — Джеки…

    Жаклин, — поправила его я, не поворачиваясь и оставляя его одного. 

    ***

    Лендон,

    Я отправляю тебе это пораньше, хоть и не думаю, что ты сидишь в Пятницу вечером и ждешь какой-нибудь проект по экономике, чтобы себя занять. Но завтра утром я буду занята, поэтому, я решила отправить тебе его сейчас.

    Еще раз спасибо за финальную проверку перед сдачей.

    ЖУ



    Жаклин,

    На самом деле, ты меня отвлекла/спасла (хоть и временно) от назойливого поиска ошибки где-то в километровых линиях кода, который не хочет работать как надо. Я с бóльшим удовольствием просмотрю твой проект. Я верну тебе его к вечеру Воскресенья, если не раньше.

    ЛМ


    Я уставилась на Л в его подписи, представляя его как парня, которого я знала — Лукаса. Как Лендон, его флирт был достаточно тонок; как Лукас  - открыт. В какие игры он играл? Я не могла знать, если такого рода ситуация была ему впервой, или он частенько заступал за эти рамки репетитора-студента. В ночь, когда мы встретились, той ужасной ночью, он знал меня. Он назвал меня Джеки, именем, которое, скорее всего, услышал от Кеннеди. Когда я первый раз отправила ему электронное письмо, он, скорее всего, также знал, что это я, но никак не выказал этого.

    Согласно университетскому сайту, запреты на такого рода отношений были для того, чтобы защитить от - или предотвратить - случаев обмены студентами сексуального рода любезностей на лучшие отметки, или даже видимости таких случаев. Но Лендон помогал мне выучить материал, но всю работу делала я. Между нами не происходило ничего непристойного, что бы могло отразиться на моей оценке в классе профессора Хеллера. Он знал это. Я знала это.

    Но даже, как Бенджи назвал это, какие-либо тесные отношения, теоретически были против правил.

    Я могла принести Лендону Максфилду множество проблем. Когда он приходил ко мне в комнату, я думала, что он был просто еще одним студентом из класса, и он продолжил этот обман. 

    Он целовал меня, прикасался ко мне, и я ему позволила. Мне этого хотелось.

    Я закрыла мой ноутбук и уставилась на свой телефон. Мы были вместе неделю назад. Здесь, в моей комнате. И он ни разу мне не отправил ни одного смс сообщения. Я хотела знать почему.


    Я: Я сделал что-то не так?


    Я подождала несколько минут, разглядывая фотографии на моем телефоне — множество из которых включали Кеннеди. Я подумала о том, что конкретно меня останавливало от их удаления: было ли это просто слабостью с моей стороны, или я хотела сохранить их в качестве подтверждения того, то мы были влюблены — что мы казались влюбленными, даже если все это шло к концу.


    Лукас: Нет. Был занят. Как дела?

    Я: Значит, у тебя не было времени перерисовать эскизы.

    Лукас: Вообще-то, я перерисовал один из них. Хочу, чтобы ты на него взглянула.

    Я: Я тоже хочу его увидеть. Он висит у тебя на стене?

    Лукас: Да

    Лукас: Слушай, мне пора, спишемся позже?

    Я: Конечно


    Согласно его письму, он работал над каким-то огромным проектом по программированию, а по его сообщениям, он пошел куда-то тусоваться. Я не имела представления, что было правдой. Я практически поверила, что он просто хотел от меня отделаться, но меня останавливала фраза: Хочу, чтобы ты на него взглянула. Я перечитала сообщение, открыла ноутбук и перечитала письмо, но так и не приблизилась к тому, чтобы его понять. 

    ***

    Эрин залетела к нам в комнату в 01.00 ночи, приклеенная ухом к телефону.

    — Знаешь, что? Я думаю, ты не уважаешь мое мнение о многих вещах.

    К счастью, я еще не спала, а смотрела видео онлайн о самообороне. Не смотря на ярое желание Эрин съездить кому-нибудь между ног и моей собственной необходимостью научиться защищать себя, последнее, что мне хотелось делать с утра, это рано вставать и идти куда-то, чтобы бить и пинать какого-то парня в надутом костюме. Я не могла представить, как это могло мне помочь избавиться от кого-то вроде Бака. Если бы той или другой ночью я была бы в состоянии вырваться из его тисков, не говоря уже даже о том, чтобы пнуть его, я бы это сделала. 

    Дверь захлопнулась позади моей разозленной соседки; она бросила свою сумку на кровать и скинула свои туфли на высоком каблуке.

    — А я не могу быть с кем-то, кто решил встать та сторону чертового насильника.

    О, Боже. Я закрыла окно ютуба и убрала ноутбук с коленей.

    — Да, Чаз, это то, что я на самом деле думаю. — Она расстегивала свою рубашку с такой силой, я думала, что она точно вырвет пару пуговиц с корнем. — Отлично. Думай, что хочешь. С меня достаточно. — Нажав отбой на телефоне, она кинула его на кровать, перед тем как повернуться ко мне и снять-таки свою рубашку. — Ну, я думаю, с этим покончено.

    Я сидела открытым ртом, пока она снимала юбку и кинула ее куда-то в сторону корзины с грязным бельем. Она сняла с руки браслеты, вынула серьги из ушей и бросила все это на стол, заваленный бижутерией, картами таро, пачками жвачки и романчиками в мягкой обложке.

    — Эрин, ты что, только что бросила Чаза? Из-за меня?

    Она натянула футболку, которая доставала ей до середины бедра, и точно принадлежала Чазу.  Хмурясь, она сдернула ее через голову, скомкала и швырнула куда-то в угол.

    — Нет. Я бросила Чаза потому, что он тупоголовый придурок.

    — Но…

    — Жаклин. — Она подняла руку в останавливающем жесте. — Не говори ничего. Я рассталась с Чазом потому, что он доказал мне, что для него важнее. "Сначала друзья, а телки потом". К черту это. Я не собираюсь быть второй, после его тупоголовых друзей, и точно не буду второй, после какого-то куска дерьма, унижающего всех женщин на своем пути. Кроме того… это не было ничем серьезным, так? Кто делает это в колледже?

    Она развернулась и начала копаться на верхней полке нашего крошечного шкафа, встроенного в стену, якобы в поисках футболки, которая раньше не принадлежала Чазу. Я услышала всхлип и поняла, что она плакала. Чертов Чаз. Чертов Бак. Чертов Лукас/Лендон/ кто бы он ни был.

    ***

    Класс "Самозащита для женщин" проводился в кампусе, в одной из аудиторий на первом этаже в здании для проведения мероприятий. Мы нашли класс, и я выкинула стакан от моего кофе в мусорку в коридоре, Эрин беспрестанно зевала от бессонной ночи — о которой я знала по ее ерзанию в кровати и тихому плачу, которые также не давал спать мне. Около 4.00 утра она забралась ко мне в кровать, обняв ее крепко и прижав к себе, я откинула волосы с ее лица. К счастью, она практически сразу уснула, и я последовала ее примеру.

    — Эй, разве это не… — Произнесла Эрин, не двигая губами, как чревовещатель. У входа в аудиторию, одетый в черные спортивные штаны и футболку, с двумя другими мужчинами стоял Лукас.

    Да, — прошептала я, когда мы заняли места и уставились на пачки с материалом данного урока, обложка на которых показывала мужчину, нападающего на женщину, которая стояла в боевой позиции, готовая защищать себя. — Эрин, я не думаю, что смогу сделать это.

    — Ты сможешь, — парировала она так быстро, как будто ожидала данной моей реакции.

    — Доброе утро, дамы, — начал самый старший из мужчин, прерывая все мои дальнейшие протесты. — Меня зовут Ральф Уоттс, я Помощник Начальника Полиции в кампусе. Этот, выглядящий как слабак, парень слева от меня — Сержант Дон, а это страшилище — Лукас, один из наших офицеров на парковке.

    Все захихикали, потому, что оба Дон и Лукас были далеки от того, чтобы выглядеть слабаками или быть страшилищами.

    — Мы рады, что вы решили посвятить свое субботнее утро, чтобы расширить знания по самообороне.

    Я кинула взгляд на Эрин, когда она толкнула меня коленом.

    — Офицер на парковке? Господи, сколько же у него работ? — пробормотала она.

    — Ни говори, — пробормотала я в ответ. И она даже не знала о репетиторстве.

    — Возбуждающе… — прошептала она. — Особенно если он носит форму. И если имеются наручники.

    Я вздохнула.

    Оглянувшись вокруг нашего полукруга раскладных кресел, я заметила, что нас было всего около десятка — смесь студентов, профессоров и администрации. Самой старшей была седоголовая афроамериканка, которая по возрасту выглядела, как моя бабушка. Я сказала себе, если она может приходить сюда, чтобы научиться, как надрать потенциальному насильнику задницу, я тоже это смогу.

    Даже если Лукас стоит на другом конце комнаты и поочередно, то пялится на меня, то избегает мой взгляд.

    Первые полтора часа мы обсуждали азы самозащиты. Ральф сказал нам, что, прежде всего,  90% самозащиты включают снижение риска нападения.

    — В идеальном мире мы все можем делать, что хотим, безо всякого страха нападения. К сожалению, этот идеал не реален.

    Я вспомнила, как Лукас отчитал меня за то, что я шла по пустынной парковке, позади здания братства и писала смс сообщение, вместо того, чтобы обращать внимание на обстановку вокруг, и мое лицо запылало. Я снова и снова обводила контуры 90% синими чернилами, что в итоге, их перестало быть видно с обеих сторон. Но затем я вспомнила последнее, что он сказал мне той ночью: "Это не было твоей виной".  

    Нас попросили предложить варианты того, как мы могли бы предотвратить подвержение риску нашей безопасности, и записать их все — закрывать двери на замки, ходить куда-то или заниматься спортом с другом, носить обувь, не мешающую бегу. Большой популярностью пользовалось предложение Эрин "Избегать придурков".

    — Для нападения необходимы три вещи: нападающий, жертва и возможность. Уберите возможность, и вы практически сможете избежать атаки. — Ральф хлопнул в ладоши. — Ну, хорошо. Давайте ненадолго прервемся и затем вернемся, на этот раз, чтобы вы, дамы, могли приступить к надиранию задницы Дона или Лукаса, на которое вы подписались. 


    Глава 11

    — Многие из вас уверены, что без какого-то оружия вы абсолютно беспомощны против агрессивно настроенного мужчины. — Ральф говорил с противоположной стороны матов, на которых сейчас стояли лицом к лицу Дон и Лукас. Мы распределились по внешнему их краю, в предвкушении того, что нам сейчас покажут. Лукас так и ни чем и не выдал нашего с ним знакомства. — Дело в том, что на самом деле у вас есть оружие, и мы собираемся вам показать, как им лучше всего пользоваться. Здоровяк — Дон, будет нападающим, а Лукас, со всей этой шевелюрой, будет вынужденной жертвой.

    От нескольких девушек, стоящих рядом с Лукасом, раздалось хихиканье, а он сжал губы, наиграно изображая раздражение, и откинул темные пряди с лица.

    — Ваше оружие — ваши руки, ноги, колени, локти и даже ваша голова — и я не имею в виду только то, что внутри, хотя это тоже играет свою роль. Ваш лоб и затылок также могут заставить вашего нападающего видеть звезды, если вы попадете ими по восприимчивым частям его тела. — Используя Дона в качестве примера, он указал на очевидные уязвимые места ("Да", — прошептала Эрин, когда он указал на пах), а затем, менее очевидные места, как, например, стопа и предплечье.

    Ральф давал названия защитным движениям, исполняемым Лукасом, пока он и Дон показывали нам несколько приемов, намеренно выполняя их как можно медленнее, чтобы нам хорошо было видно, что они делали. Пока я наблюдала за ними, я почувствовала себя еще более безнадежно. Мускулистое тело Лукаса было натренировано, чтобы осуществлять эти защитные и нападающие движения, чтобы абсорбировать удары нападающего. Я видела, как он выбил дух из Бака — тогда как я смогла еле-еле его подвинуть, только чтобы закричать, не то, чтобы нанести ему какой-либо вред.

    — Целью этого не является избить противника, — Ральф улыбнулся разочарованному вздоху Эрин. — Наша цель, это заработать достаточно времени для побега. Побыстрее выбраться из такого рода ситуаций, вот то, к чему вам надо стремиться.

    Мы разделились на пары и начали практиковать увертку от блокировки запястий. Трое инструкторов ходили по кругу, помогая и давая советы. Я с облегчением вздохнула, когда подошел Дон, чтобы понаблюдать за мной и Эрин, пока мы в замедленном действии пытались дать друг другу пощечину.

    — Держи свой взгляд на нападающем, — напомнил он мне и повернулся к Эрин. — Добавь немного больше силы к своей атаке. Она сможет ее отразить.

    Меня шокировало то, что он был прав. Второй раз Эрин почти ударила меня, потому, что я была так удивлена, что смогла отразить ее первую попытку.

    Дон кивнул.

    — Хорошая работа.

    Мы обменялись глупыми улыбками и поменялись ролями нападающего и жертвы.

    — А когда мы приступим к пинкам в промежность? — спросила Эрин.

    Дон покачал головой и вздохнул.

    — Клянусь, в каждом классе есть одна. Пинки будут на следующем занятии. — Он указал на нее. — И я удостоверюсь, чтобы ты попала в очередь к Лукасу.

    Ее лицо превратилось в маску невинности.

    — Вы разве надеваете те мягкие защитные костюмы?

    — Да... но они блокируют не все ощущения. 

    — Хе-хе, — сказала Эрин, и Дон приподнял бровь.

    Пока они разговаривали, я оглянулась вокруг и наблюдала, как Лукас работал с двумя хихикающими девчонками.

    — Вот так? — спросила одна из них, моргая ему, как будто не знала, что она неправильно поставила свою руку.

    — Нет… — Он перевернул ее ладонь и поправил позицию локтя. — Вот так. — Со всеми ударами, блокировками и смехом, разносящимся по комнате, его голос было почти не слышно. Но, тем не менее, я могла чувствовать его слова, как мягкое прикосновение по позвоночнику. Я с трудом связывала этого парня — его беспорядочные волосы, татуировки, чистую сексуальность того, как он двигался и низкий тембр его голоса — с Лендоном, выпускником инженерного, который сказал — или писал — что мой бывший был мудаком, и подкалывал меня о влюбленности в меня моих четырнадцатилетних студентов оркестра. И в то же время, помогал мне пройти предмет, который я бы точно завалила без его помощи.

    Он привлекал меня целиком — каждой, из противоречащих друг другу, сторон. Но целиком, он также был лгуном. Меня еще озадачивал тот факт, что наш профессор звал его одним именем, а Помощник Начальника Полиции другим. Адрес его электронного почтового ящика тоже мало чем помогал, он начинался на ЛМаксфилд.

    Он поднял глаза и поймал меня, пялящуюся на него, но первый раз за это утро ни один из нас не отвел взгляд до тех пор, пока Эрин не сказала:

    — Ж — сфокусируйся! По крайней мере, попробуй ударить меня! — Я повернулась к ней и разорвала контакт. Она встала лицом ко мне и спиной к Лукасу, и закатила глаза. — Неужели определение недоступности совсем не имеет для тебя смысла? — прошептала она. — Пускай. Он. За тобой. Бегает.

    — Я больше не играю в эти игры.

    Она глянула через плечо и обратно.

    — Подружка, я не думаю, что он об этом знает.

    Я пожала плечами.

    Мы практиковались защитные стойки и простые удары руками, и хотя сначала я чувствовала себя глупо, скоро Эрин и я вовсю кричали "НЕТ!" вместе с остальными, и очень медленно практиковали удары кулаком в нос и запястьем в подбородок.

    — Последнее, что мы захватим сегодня, это защита на земле. Мы посмотрим, как Дон и Лукас покажут нам первую позицию и защиту, а потом каждая пара возьмет по мату и попрактикуется.

    Лукас лег лицом вниз на мат и Дон сел на него сверху, прижимая его своим весом. Только от наглядного примера мое сердце забилось чаще и дыхание сбилось. Мне не хотелось снова оказаться в этой позиции. Я не могла это делать в классе полном народу. Я не могла это делать перед Лукасом.

    Эрин пальцами раскрыла мой кулак и сжала мою руку.

    — Ж, тебе нужно сделать это упражнение. Ты первая будешь нападающим. Все будет нормально.

    Я покачала головой.

    — Я не хочу. Это слишком похоже на… — я сглотнула.

    — Именно поэтому, ты должна это сделать. — Перед тем, как я могла сказать что-то еще. Она сжала мою руку. — Эй, помоги мне это сделать, хорошо? А потом мы посмотрим, как ты будешь себя чувствовать.

    Я кивнула.

    — Хорошо.

    Я помогла Эрин, но смогла выдержать быть жертвой только один раз. Я сделала все, что надо — и достаточно легко ее скинула. Как бывший член группы поддержки Эрин была сильна, но она не могла сравниться с Баком. Я не сомневалась, что не смогу скинуть с себя кого-то его размера и силы.

    Я не могла смотреть на Лукаса — ни во время последнего упражнения, ни когда мы вышли из класса.

    ***

    — Ты уверена, что не хочешь пойти? Мне может понадобиться твоя помощь, чтобы сдержаться и не попробовать на Чазе те движения, которые мы выучили утром. Если ему хватит духу вообще показаться на этой вечеринке.

    Я подняла глаза от романа в моих руках, Лендон все еще не прислал мне обратно мою работу по экономике (странно, что я все еще думала о нем, как о Лендоне и Лукасе), и как ни странно, все мои остальные домашние задания были сделаны. Моя соседка никогда не понимала мою страсть к чтению, когда у меня было свободное время, особенно, когда где-то в кампусе проходили общественные мероприятия, в которых можно было поучаствовать.

    — Нет, Эрин, веришь или нет, но мне правда не хочется идти на эту сестринскую вечеринку. Даже не упоминая тот факт, что мало кто будет рад меня там увидеть.

    Положив руки на бедра, она нахмурилась.

    — Ты, наверное, права. Но ты пойдешь со мной на Встречу Братств, не так ли? Сучки ничего не смогут сказать о том, что я приведу тебя туда — правило братства — поощряются дополнительные бабы и выпивка.

    — Мммм, какой милый и совсем не унижающий сантимент.

    Она засмеялась, надевая туфли на платформе.

    — Я знаю. Что за уроды. — Ее улыбка увяла. — Но серьезно, там мне может понадобиться адвокат между мной и Чазом. Не то чтобы, ты знаешь, он напрягал меня. Но я знаю несколько девчонок, которые только и ждали, пока я исчезну с их пути. Они будут вешаться на него как блохи на собаку, и мне не очень хочется за этим наблюдать.

     Я кивнула.

    — Я понимаю — и фуууу, что за пример… даже если это до отвратительности подходяще. Не можешь ты просто пропустить это братское мероприятие? У тебя мог бы появиться Азиатский грипп, или Малярия. Я подтвержу.

    Перекидывая волосы через плечо, она схватила сумку и направилась к двери, как супермодель — даже не покачнувшись.

    — Неа. Это важно. Кроме того, когда-то мне придется с ним видеться. К тому же, я уже сказала всем, что мы обе будем там. И у меня есть две недели, чтобы морально к этому подготовиться. — Она распахнула дверь. — Мы идем за покупками после праздников. Черт подери, я заставлю этого придурка отгрызть себе руку на той вечеринке.

    Как только за ней закрылась дверь, мой телефон оповестил меня о пришедшем сообщении.


    Лукас: Все еще хочешь увидеть рисунок?

    Я: Да

    Лукас: Сегодня?

    Я: Хорошо.

    Лукас: Я буду снаружи твоей общаги через 10 мин? Собери волосы и одень что-нибудь потеплее.

    Я: Ты не принесешь его сюда?

    Лукас: Я приведу тебя к нему. Если ты, конечно, хочешь.

    Я: Я спущусь, но мне нужно 15 минут

    Лукас: Не торопись, я подожду.


    Я носилась по комнате, как сумасшедшая, скидывая мою фланелевую пижаму и натягивая чистое нижнее белье. Что-то потеплее… Спортивные штаны? Нет. Джинсы. Черные угги.[6]

    Мягкий сапфирового цвета свитер, о котором Эрин говорила: "Он подчеркивает цвет твоих глаз". После чистки зубов, я расчесала волосы и собрала их на затылке, не до конца понимая зачем.

    Схватив по дороге к двери свою черную длинную шерстяную кофту, я вышла из главного выхода в здание. С тех пор, как Бак поймал меня на лестнице, я ни разу ей не пользовалась, даже если путь по ней был короче.

    Лукас стоял у обочины, облокотившись на мотоцикл и скрестив руки на груди. Вместе с его неизменными ботинками и джинсами, он также был одет в темно-коричневую кожаную куртку, которая заставляла его волосы выглядеть черными. Наблюдая за мной своими светлыми глазами, он ни на секунду не оторвал от меня взгляда, даже, несмотря на отвлекающие звуки от обитателей общаги, снующих туда-сюда в эту субботнюю ночь. Не скрывая этого, он, не торопясь, осмотрел меня с ног до головы, заставив тем самым некоторые части моего тела плавиться и страстно желать его прикосновений.

    Проглотив ком в горле, я напомнила себе о его обмане, пытаясь потушить огонь желания, пробегающий по мне, как горячая лава — медленный, тяжелый и горячий. Мое беспокойство по поводу мотоцикла немного помогло. Я ни разу не ездила на мотоцикле, но была совсем не против это изменить. Когда я подошла к нему, он протянул мне второй шлем.

    — Я так понимаю, это и есть причина указаний по поводу волос, — сказала я, беря шлем в руки и оглядывая его с сомнением.

    — Ты можешь их распустить, когда мы приедем ко мне, если захочешь. Я подумал, что ты не захочешь засовывать их в шлем… или оставить распущенными и полностью спутать их в поездке. 

    Я кивнула, размышляя над тем, стоит ли мне раскрыть защелку на шлеме или просто ослабить ремешок.

    — Ты ни разу не ездила на мотоцикле?

    Краем глаза я заметила Оливию и Рону, выходящих из главного входа позади какой-то группы парней. Обе девчонки остановились и уставились на Лукаса и меня, а я притворилась, что не заметила их. 

    — Эм, нет...

    Я перекинула лямку своей сумки себе через голову и поправила ее у себя на груди, Лукас, тем временем, взял у меня из рук шлем, надел мне его на голову и закрепил ремешок у меня под подбородком.

    Я чувствовала себя одной их тех большеголовых фигурок, постоянно мотающих головой.

      Как только мы оба были в шлемах и на мотоцикле, я подвинулась вперед и скрестила руки у него на животе, наслаждаясь его железными мускулами.

    — Держись, — сказал он, убирая подножку. Ему не обязательно было это говорить, к тому моменту, как он завел двигатель, я держалась за него железной хваткой, мой перед был приплюснут к его спине, подбородок на груди и мои глаза крепко сжаты. Я пыталась представить, что я была на американских горках — в абсолютной безопасности и пристегнута к месту, вместо того, чтобы лететь по улицам на шатком 250 килограммовом или что-то около того, куске металла и резины, и надеялась, что какой-нибудь алкоголик на джипе не пролетит на красный свет и врежется в нас.

    Дорога к его дому — квартире над обособленным гаражом — не занял более десяти минут.

    Мои руки занемели по двум причинам: холодного ноябрьского ветра и моей железной хватки. Пока он парковал мотоцикл в проеме между гаражом и открытой лестницей, я потирала руки друг о дружку. Он подошел, и стал массирующими движениями приводить к жизни каждую по очереди.

    — Мне надо было сказать тебе взять перчатки.

    Я указала на дом в нескольких метрах от нас.

    — Твои родители живут там?

    — Нет. — Он повернулся и зашагал к деревянной лестнице. — Я снимаю квартиру.

    Он открыл дверь в огромную студию, со стеной без двери, отделяющей, как я предположила, спальню в дальнем правом углу. Слева располагалась небольшая открытая кухня; ванна была между ними. На диване возлегал огромный рыжий кот, разглядывая меня с типичной кошачьей апатией. Затем он спрыгнул с дивана и направился к двери.

    — Это Франсис. — Лукас открыл дверь, и кот лениво выплыл наружу, останавливаясь на лестнице, чтобы вылизать лапу.

    Я засмеялась, двигаясь в центр комнаты.

    Франсис? Он выглядит больше как … Макс. Или может Кинг.

    С еле заметной улыбкой он закрыл и запер дверь.

    — Поверь мне, он и так достаточно самодовольный и без мачо-имени подтверждающего это.

    Пересекая комнату по направлению ко мне, он снял с себя куртку. Не отрывая от него глаз, я стала расстегивать пуговицы на моей кофте.

    — Имена важны, — сказала я.

    Он кивнул, опуская взгляд к моим пальцам.

    — Да. — Я медленно, сверху вниз, просовывала огромные пуговицы кофты через петли, как будто под ней ничего не было. Взявшись за лацканы, он помог мне снять ее с плеч, проводя пальцами по рукавам моего свитера. — Мягкий.

    — Это кашемир. — Мой голос был практически бездыханным, хоть я и хотела продолжить разговор об именах, хотела выжать из него признание, почему он пудрил мне мозги, но я не могла выдавить из себя слова.

    Кофта сползла с кончиков моих пальцев и он, повернувшись, кинул ее поверх своей куртки.

    — У меня был скрытый мотив, чтобы привезти тебя сюда.

    Я моргнула.

    — Да?

    Состроив гримасу, он взял меня за руки.

    — Я хочу показать тебе кое-что, но не хочу тебя напугать. — Он вздохнул. — Этим утром… последнее… защита на земле… — Он пристально наблюдал за мной, и я попыталась отвести взгляд от его глаз, потому, что мое лицо горело от стыда, но я не смогла. — Я знаю, что ты не поверила в то, что это сработает. Я хочу показать тебе, что это не так.

    — Что ты имеешь в виду, показать?

    Его руки сжали мои.

    — Я хочу научить тебя как правильно его исполнять. Здесь. Без посторонних глаз.

    Утром меня сильно напрягало воспроизведение той позиции, но он не знал о том, что от того, что он наблюдал за этим, было еще хуже.

    — Доверься мне, Жаклин. Это работает. Позволь мне тебе показать?

    Я кивнула.

    Мы вышли в центр, и он потянул меня вниз, на колени, рядом с ним.

    — Ложись вниз на живот.

    С тяжело бьющимся сердцем я повиновалась.

    — Большинство мужчин не имеют никакой практики в боевых искусствах, так что они не смогут правильно отразить твои действия. Особенно те, кто не будут ожидать твоего сопротивления. Помни, что Ральф сказал — главное, это убраться подальше оттуда.

    Со щекой на ковре и бешено бьющимся сердцем, я кивнула.

    — Помнишь движения?

    Я покачала головой и закрыла глаза.

    — Все нормально, я заметил, что ты нервничала в конце занятия. Твоя подруга правильно сделала, что не стала тебя заставлять. Я тоже этого не хочу. Я просто хочу помочь тебе чувствовать себя, более уверено.

    Я сделала глубокий вдох.

    — Хорошо.

    — Если ты еще раз окажешься в этой позиции, я хочу, чтобы ты действовала, не задумываясь, не тратя время и энергию на то, чтобы отделаться от него.

    Я замерла, вспомнив Бака.

    — Что такое?

    — Бак, его зовут Бак.

    Я услышала, как он втянул носом воздух, как будто пытаясь себя успокоить.

    — Я постараюсь запомнить это. — На мгновение он замолчал. — Первое движение не помогает освободиться, как раз наоборот, это обессиливает, но в этом и дело — в итоге, ты заберешь силу у него. Выбери сторону, на которую ты будешь переворачиваться, и вытяни ту руку вперед, как будто, если бы ты стояла, ты пыталась дотянуться до потолка.

    Я вытянула вперед левую руку, как он сказал.

    — Хорошо. Теперь, другой рукой, приподнимись немного, этим ты уже нарушишь его баланс. Ладонь вниз, локоть вверх. Оттолкнись и перекатись в сторону, скинув его.

    Я сделала, как он сказал — легко, когда тебя никто не придавливает вниз.

    — Попробуем? Я надавлю тебе на плечи и использую свой вес, чтобы держать тебя неподвижно. Если ты не справишься, только скажи и я отпущу. Хорошо?

    Я подавила панику.

    — Хорошо.

    Он прижал мои плечи к полу, и я практически заплакала от того, насколько мягче было его прикосновение по сравнению с жестокостью Бака. Он лег сверху на меня, и я могла чувствовать его дыхание у моего уха.

    — Руку вверх. — Я повиновалась. — Ладонь на земле, отталкивайся, сильно, и перекатывайся в сторону.

    Я сделала, как он сказал, и он слетел с меня.

    — Превосходно. Давай попробуем еще раз.

    Мы пробовали снова, и снова, и снова, и каждый раз он нажимал сильнее, и становилось все труднее его сбросить, но все же, мне это удавалось. Пока я, по ошибке, не оттолкнулась бедрами, пытаясь подняться.

    Он резко выдохнул.

    — Так не пойдет, Жаклин,  - хоть это и нормальная реакция на что-то, что ты не хочешь, чтобы было на тебе. Единственная возможность сбросить с себя мужчину, в данной позиции, это перекатиться в сторону. Я слишком силен, чтобы ты смогла меня сдвинуть, оттолкнувшись вверх. Тебе надо побороть этот инстинкт.

    Наконец, мы попробовали сделать это как можно ближе к реальности. Он прижал меня к полу, я выкинула вперед руку, но не могла подобрать под себя вторую, чтобы оттолкнуться. В итоге, я поменяла руки, оттолкнулась другой рукой и перекатилась в сторону, скинув его на бок.

    — Черт! — засмеялся он, лежа на полу лицом ко мне. — Ты сменила сторону!

    Я улыбнулась ему, и его взгляд переместился на мои губы.

    — В этом месте, ты встаешь и убегаешь сломя голову. — Сказал он хриплым голосом.

    — А он не побежит за мной? — Мы лежали на боку, не двигаясь, нас разделяло полметра ковра, но ни один из нас пытался встать.

    Он кивнул.

    — Он может. Но большинство таких парней не любят гоняться за жертвой. Мало кто погонится за тобой, если ты дашь от него деру с криками о помощи.

    — Ах.

    Он потянулся и взял меня за руку.

    — Я думаю, я обещал показать тебе твой портрет.

    — Чтобы это не выглядело, как будто ты привез меня сюда под ложным предлогом?

    Его глаза загорелись, и у меня перехватило дыхание.

    — Я на самом деле хочу, чтобы ты его увидела, но признаюсь, что это было вторым моим желанием, после того, что мы сейчас делали. Ты чувствуешь себя уверенней в том, что это сработает?

    — Да.

    Он приподнялся на локтях и сократил расстояние между нами. Запустив руку мне в волосы, он наклонился к моему лицу.

    — У меня была еще одна скрытая причина привезти тебя сюда. — Очень медленно его губы накрыли мои и тот огонь во мне, что он оставил догорать, когда ушел из моей комнаты неделю назад, разгорелся с новой силой. Я открыла рот, и его язык ворвался внутрь, лаская мой. Повернув голову, он двигал своими губами по моим, втянув мою нижнюю губу себе в рот, он нежно пробежался по ней языком, перед тем, как переключить свое внимание на верхнюю. Я задохнулась, когда он дотронулся языком до чувствительного места над моими верхними зубами.

    И затем его руки начали двигаться. 


    Глава 12

    Поддерживая мою голову своим плечом и опуская руки все ниже, он за бедра придвинул меня к себе так, что между нами не оставалось ни миллиметра свободного пространства. Его мягкие и безжалостные губы продолжали двигаться по моим, а когда он снова прошелся вокруг языком, сжав руками мое бедро и скрещивая наши ноги, у меня закружилась голова. Я прижалась к нему, и он застонал, придерживая меня одной рукой за бедро, его вторая рука проскользнула мне под свитер и я почувствовала теплые пальцы на своей спине.

    Так как одна моя рука была зажата между нами, второй я пробежалась по его груди, и начала медленно расстегивать пуговицы на его рубашке, прикосновением ощущая разницу в текстуре гладкой рубашки и, одетой под ней, термальной футболки. До конца расстегнув рубашку, я раскрыла ее и запустила руки ему под футболку, на его упругий живот. У него перехватило дыхание, и я приподнялась, оперевшись на локти, и нависая над ним.

    — Я хочу увидеть твои татуировки.

    — Хочешь, да? — Его глаза горели. Когда я кивнула, он вынул руку из моего свитера и сел, выгнув на меня бровь, когда заметил его расстегнутую рубашку. От его ухмылки и негромкого смешка мое лицо загорелось, а он скинул рубашку и отшвырнул ее в сторону.

    Схватившись за ворот футболки, он снял ее через голову, как это делают парни — безо всякой боязни оставить на ней следы туши или румян. Он кинул футболку поверх рубашки и лег обратно на пол, предлагая себя мне для исследования.

    Его кожа была гладкая и красивая, его туловище разделялось хорошо развитыми мускулами, и было украшено двумя татуировками, которые я заметила еще у себя в комнате — замысловатый восьмиугольный рисунок на левой стороне и четыре линии текста на правой. Была еще одна — ярко красная роза со слегка искривленным, темно зеленым стеблем, прямо над его сердцем. На его руках по большей части были узоры и линии, тонкие и черные, как кованое железо.

    Я пробежалась пальцами по каждой из них, но он не перевернулся, и я не смогла прочитать полностью цитату, змеей извивающейся по его левой стороне. Она выглядела как поэма о любви, и я почувствовала приступ ревности к тому, кто вдохновил такого рода преданность, которую он, должно быть, чувствовал, раз посчитал необходимым выгравировать эти слова на себе. Мне было интересно, если роза также символизировала ее, но я не решилась спросить.

    Когда мои пальцы пробежались вниз, к темным завиткам под его пупком, он сел.

    — Я думаю, теперь твоя очередь.

    Смутившись, я сказала:

    — Но у меня нет татуировок.

    — Я так и подумал. — Он поднялся, предлагая мне руку. — Хочешь увидеть рисунок?

    Он спрашивал, хочу ли я пойти к нему в спальню. Я почувствовала необходимость ответить чем-то вроде "Стоит ли мне звать тебя Лукасом или Лендоном в постели"? Но я не смогла. Я потянулась и взяла его за руку, с легкостью, он поставил меня на ноги. Не отпуская мою руку, он развернулся и направился в сторону спальни, а я последовала за ним.

    Приглушенный свет из комнаты освещал мебель и стену, прилегающую к кровати, на которой висели двадцать или тридцать рисунков. Он включил лампу, и я увидела, что вся поверхность стены была покрыта пробками от вина. Мне стало интересно, сделал ли он это сам или, когда он искал себе жилье, увидев эту стену, он понял, что просто обязан здесь жить.

    Две оставшиеся стены были окрашены в темно-серый цвет, его мебель — королевского размера с платформой кровать, большой стол и шкаф были из темного дерева и совсем не выдавали того, что ее владельцем был студент колледжа.

    Я прошла по узкому проходу между стеной с рисунками и его кроватью в поисках своего, но отвлекая свое внимание на остальные — изображения знакомых пейзажей, таких, как, например, центр города, незнакомые лица детей и стариков, и несколько портретов отдыхающего Франсиса.

    — Они замечательны.

    Как только мои глаза нашли собственное лицо среди других, он подошел и остановился рядом со мной. Он решил перерисовать углем второй рисунок, где я лежу на спине и смотрю на него. Рисунок был прикреплен низко, в правой части стены. С одной стороны казалось, что такое его положение уменьшало его значимость, но я точно знала, что его расположение в отношении кровати было не случайным — он находился прямо напротив его подушки.

    "Кто бы не хотел просыпаться с этим"? — Он сказал тогда.

    Не отрывая от рисунка взгляд, я села на его кровать, и он сел рядом. Вдруг, я с четкостью ощутила тепло его обнаженной груди, и его фразу: "Я думаю, теперь твоя очередь". Повернувшись к нему, я обнаружила, что он наблюдал за мной. 

    Я была абсолютно уверена, что такой момент неизбежно принесет мне воспоминания о Кеннеди — о его поцелуях, о наших годах вместе. Но, по правде говоря, я не скучала по нему. Не могла найти в себе даже капельку раскаяния. Я подумала, что, если я просто онемела от горя его потери — что заставляло меня волноваться, или может после всех тех выплаканных слез и глубокой боли за прошедшие несколько недель, я пережила это. И мне он больше был не нужен.

    Лукас наклонился ко мне, и мыльный пузырь Кеннеди лопнул окончательно. Когда он, нежно, как перышком, провел языком по контуру моего уха и взял в рот мочку вместе с сережкой-гвоздиком, я закрыла глаза и издала тихий стон. Проводя носом по шее, он покрыл ее поцелуями, придерживая рукой мою голову. Его вес исчез с кровати, когда он опустился на колени передо мной, чтобы снять сначала мои ботинки, а потом вернуться обратно и снять свои.

    Накрывая мои губы своими, он передвинул меня в центр кровати и положил на спину. Когда он отстранился, я открыла глаза.

    — Просто скажи стоп, если хочешь остановиться. Поняла? — Я кивнула. — Ты хочешь остановиться сейчас? — Я покачала головой на подушке. — Слава Богу, — сказал он, возвращая свой рот на мой, и запуская внутрь язык, тогда как я впилась ногтями ему в плечи. Слегка посасывая, я ласкала его язык своим, и он застонал, немного отодвигаясь, чтобы приподнять меня и снять с меня свитер. Дразня кончиком пальца мою грудь, он последовал за ним губами.

    Когда я слегка оттолкнула его за плечи, он остановился, пытаясь сфокусировать на мне свой взгляд. Я перевернула его на спину и села сверху, ощущая его твердость через наши джинсы. Его руки пробежались по моей талии, и он притянул меня к себе для страстного поцелуя. Несколько минут спустя, он расстегнул мой лифчик и стянул его за лямки вниз. Еще до того, как лямки полностью смогли сползти с моих рук, он подвинул меня выше и взял мой сосок себе в рот.

    — Ох, — выдохнула я, и растаяла в его руках.

    Мы снова перевернулись, и я оказалась под ним. Его руки и рот были везде, но когда он раскрыл пуговицу на моих джинсах и дотронулся до молнии, все замерло вокруг меня.

    Я оторвала свой рот от его.

    — Подожди.

    — Стоп? — выдохнул он, смотря на меня сверху вниз. — Я прикусила губу и кивнула. — Прекратим все, или просто не двигаемся дальше?

    — Только... не дальше, — прошептала я.

    — Значит так и будет. — Он обхватил меня руками, одну запустив мне в волосы, а второй проводя по спине, и поцеловал. Наши сердца отбивали собственный ритм, и музыкант во мне переводил этот ритм в концерт страсти. 

    ***

    По дороге домой я держала глаза открытыми. Выглядывая из-за плеча Лукаса, я наблюдала за пролетающей мимо панорамой, и это было волнующе и совсем не страшно. Я доверяла ему. Доверяла с той самой первой ночи, когда позволила привезти меня домой.

    Кеннеди никогда бы вот так не остановился. Не то, чтобы он заставлял меня что-то делать или даже пытался заставить. Если бы я попросила его остановиться, он бы лег рядом, закрыл глаза рукой, успокаивая себя, и сказал: "Господи, Джеки, ты меня убиваешь". И после этого не было бы никакой физической активности — ни поцелуев, ни прикосновений. И я всегда чувствовала себя виноватой.

    Я думала, что чувство вины уйдет, как только мы на самом деле станем спать вместе, потому, что я редко отказывалась от секса, но, к сожалению, мое самобичевание только усиливалось. Он останавливался внезапно, как будто я делала ему больно. Для него это было, как все или ничего. Он делал несколько глубоких вдохов, включал игру, клацал по каналам или мы отправлялись куда-нибудь поесть. И я чувствовала себя, как самая худшая девушка в мире.

    С Лукасом мы продолжали целоваться еще час. Перед тем, как мы закончили, он просунул руку мне между ног, поверх моих джинс.

    — Так хорошо? — спросил он, и после моего молчаливого согласия начал ласкать меня там пальцами, углубив при этом поцелуй, и довел меня до оргазма через несколько слоев ткани. Я была шокирована, и немного смущена, но один взгляд на его лицо, сказал мне о том, насколько он насладился ответом моего тела на его ласки. Он не позволил мне отплатить тем же.

    — Оставь мне что-то к чему стремиться, — прошептал он.

    Теперь, он оставлял меня у моего общежития; сна не было ни в одном глазу после холодной поездки, хотя на этот раз он засунул мои руки себе под куртку, чтобы они не замерзли. Он положил оба шлема и свои перчатки на сидение и притянул меня к себе, засунув руки мне под кофту поверх свитера.

    — Тебе понравился рисунок?

    Я кивнула.

    — Да. Спасибо за то, что показал мне свои рисунки... и защитные движения.

    Опустив свой лоб на мой, он закрыл глаза.

    — Ммм-хмм. — Поцеловал кончик моего носа и, затем накрыл своими губами мои.

    Было почти больно его целовать — почти. Я вздохнула, не отрывая свой рот от его.

    — Тебе лучше зайти внутрь до того, как... — Он снова меня поцеловал, более жадно, и я сжала руки между нами на его могучей груди.

    — До того, как...?

    Он сделал вдох и выдох через нос, сжал губы в линию и опустил руки мне на талию.

    — Просто. До того, как.

    Я поцеловала его скулу и отодвинулась.

    — Спокойной ночи, Лукас.

    Он продолжил, опираться на свой Харли, смотреть на меня.

    — Спокойной ночи, Жаклин.

    Я поднялась по ступеням в здание, но только у двери я подняла глаза и заметила Кеннеди, стоящего там, прищурив глаза, и с интересом наблюдая за мной и Лукасом.

    — Джеки. — Он смотрел на меня, когда я подошла ближе. — Я пришел, думал, мы сможем поговорить. Но Эрин сказала, что тебя нет, и она не была уверена, вернешься ли ты сегодня вообще. — Я оставила Эрин записку о том, где я буду. Уверена, что она насладилась тем, что сообщила о моих вечерних планах Кеннеди. Он снова глянул на тротуар, но я не стала поворачиваться, чтобы проверить был ли Лукас еще там, или уже уехал.

    — Почему ты сначала не прислал сообщение? Или позвонил?

    Он пожал плечами, откидывая одной рукой волосы с глаз, а вторую засовывая в карман своих джинсов.

    — Я был в здании.

    Я наклонила голову.

    — Ты был в здании, решил зайти и думал, что я буду просто сидеть в своей комнате? — Я и так планировала быть в своей комнате, но это было не важно.

    — Нет, конечно, я предполагал, что тебя могло там не быть, — он сдал назад. — Я надеялся, что ты там будешь. — Он снова посмотрел на тротуар. — Этот чувак ждет тебя что ли?

    Я повернулась и увидела Лукаса, все еще стоявшего, облокотившись на мотоцикл, и скрестив на груди руки. Даже с помощью света от здания, с этого расстояния я не могла четко различить выражение его лица. Но позиция его тела говорила сама за себя. Я подняла руку и помахала ему, давая понять, что мне ничего не угрожало.

    — Нет, он просто привез меня.

    Кинув Лукасу полную призрения ухмылку, Кеннеди повернул свои зеленые глаза ко мне.

    — По моему мнению, он не выглядит так, как будто понимает, что значит "просто привезти".

    — Я не спрашивала твоего мнения. Что ты хочешь, Кеннеди?

    Какой-то парень изнутри выкрикнул "Чувак!" и Кеннеди поприветствовал его кивком головы, перед тем, как ответить мне.

    — Я уже сказал, я хотел поговорить.

    Я скрестила руки, начиная чувствовать прохладу, которую не чувствовала, стоя в объятиях Лукаса.

    — О чем? Разве ты еще не сказал все, что мог? Хочешь еще больше меня унизить? Потому что, чтоб ты знал, я больше не собираюсь этому поддаваться.

    Он вздохнул, как будто пытаясь справиться с каким-то раздражением, знакомое последствие того, что я вела себя несгибаемо — его слова — и я частенько это видела за последние три года. Я совсем забыла об этом, и только сейчас, пережив это снова, вспомнила.

    — Нет причин быть такой несгибаемой, — сказал он, как будто читая мои мысли.

    — Правда? Я думаю, что существует множество причин моей несгибаемости. Или упрямству. Или упорству. Или твердолобию...

    — Я понял это. Джеки.

    Я сжала руки в кулаки.

    — Жаклин.

    Он сделал шаг ближе, его глаза загорелись. На секунду я подумала, что он зол, но это не злость была в его глазах. Это было желание.

    — Я понял, Жаклин. Я обидел тебя. И я заслужил все то, о чем ты говоришь, и все, что ты чувствуешь. — Он поднял руку к моему лицу, но я отступила назад, вне его досягаемости, в моей голове был полный каламбур. Опустив руку, он добавил: — Я скучаю по тебе. 


    Глава 13

    Закрыв рот, я развернулась, карточкой открыла дверь и вошла в общежитие, но Кеннеди последовал за мной. Я повернулась, чтобы сказать ему, что я не хочу больше с ним разговаривать, но увидела Лукаса, схватившего дверь прямо перед тем, как она закрылась. Остановившись рядом со мной, он уставился на моего бывшего, и как только Кеннеди заметил его, обстановка начала наколяться.

    — Ты в порядке, Жаклин? — спросил Лукас, не спуская с него глаз.

    — Лукас... начала я, пытаясь объяснить Лукасу, что Кеннеди не представляет для меня никакой физической опасности, но Кеннеди, внезапно засмеялся, разглядывая Лукаса.

    — Погоди-ка, а ты разве не техник? Тот, что чинил кондиционер в нашем доме? — Он глянул на меня, а потом снова на Лукаса. — Интересно, что подумает администрация о том, что ты крутишься вокруг студенток?

    Выражение лица Лукаса было убийственным, но он притворился, что не слышал вопроса, полностью игнорируя Кеннеди. В ожидании моего ответа, он перевел взгляд на меня.

    — Я в порядке. Честное слово. — Я задержала дыхание, надеясь, что он мне поверил. Народ у двери уже начал перешептываться и тыкать друг друга локтями.

    — Ты спишь с этим типом тоже? — прервал нас Кеннеди.

    — Тоже? — переспросила я, но я знала, о чем он говорил еще до того, как он подтвердил это.

    — В дополнение к Баку.

    У меня в глазах потемнело.

    — Что?

    Кеннеди схватил меня за локоть, как будто хотел увести меня оттуда, но в мгновение ока, рука Лукаса схватила его за запястье и с легкостью освободила меня.

     — Что за фигня? — прорычал Кеннеди, вырывая свое запястье из хватки Лукаса. Он передвинулся, став передо мной, лицом к лицу с Лукасом, и все вокруг замерли с открытыми ртами в ожидании сцены. Они оба выглядели внушительно, но я знала навыки Лукаса из первых рук. Кеннеди проиграет этот бой и Лукаса исключат.

    Я обошла вокруг своего бывшего и положила руку ему на плечо. Его мышцы были как сталь под моими пальцами.

    — Кеннеди, уходи.

    — Я не оставлю тебя с этим…

    — Кеннеди, уходи.

    — Он технический работник, Джеки…

    — Он студент, Кеннеди. — Я решила не вдаваться в подробности того, что Лукас был в нашем классе по экономике, на случай того, что он его узнает, как репетитора и настучит о нашем с ним свидании.

    Кеннеди наклонил голову и слегка нахмурил брови, пытаясь что-то прочесть в моих глазах; выражение его лица сменилось на беспокойное.

    — Мы поговорим на следующей неделе. Когда будем дома. — Его намек был ясен и направлен прямо на Лукаса. Мы оба должны вскоре провести несколько дней в нашем городе, где у него будет неограниченный доступ ко мне безо всяких помех.

    Мне хотелось сказать ему, что нам не о чем разговаривать ни сейчас, ни потом, но мои челюсти были настолько сильно сжаты, что я не могла говорить. И все еще не уверенная в том, что я буду делать на День Благодарения, я проигнорировала его намек о том, что мы будем одни. Благоразумно, он меня больше не тронул, хотя его испепеляющий взгляд подражал взгляду Лукаса, пока они глазели друг на друга. Я выдохнула только тогда, когда Кеннеди скрылся за дверью.

    Разочарование зрителей было ощутимым. Несколько даже задержались в ожидание бонуса от Лукаса и меня. Адреналин все еще бил в нем ключом — его тело было натянуто, как струна на моем контрабасе, и когда я дотронулась до его руки, мышцы под его курткой и рубашкой были как гранит.

    — Я в порядке, честно. — Я глубоко вздохнула. — Ну, насколько в порядке я могу быть после этого. — Я покосилась на него. — Кстати, сколько всего работ у тебя? Барист, гуру по самообороне, техник, офицер на парковке — не значит ли это, что это был ты, тем кто оштрафовал меня прошлой весной за жалкие две минуты парковки во втором ряду, пока я забежала в библиотеку вернуть книжку?

    Он моего шутливого тона его плечи расслабились, и я была вознаграждена его еле заметной улыбкой.

    — Не знаю, не знаю. Я выписываю очень много штрафов за неправильную парковку. Эм, в качестве техника я подрабатываю редко. А что касается уроков по самообороне, я волонтер.

    То, что я исключила из списка, и что он не прокомментировал было: репетитор по экономике.

    — Я думаю, нам стоит добавить еще одно, а? — сказала я, пристально наблюдая за ним. Его лицо было непроницаемым. Никакой реакции.

    — Персональный защитник Жаклин Уоллис?

    Едва заметная улыбка появилась снова.

    — Еще одно добровольное дело, Лукас? спросила я, играючи, поднимая брови. — Как ты найдешь время для занятий? Или чтобы сделать что-то повеселее?

    Он протянул ко мне руки, схватил мои за бедра и притянул к себе. Смотря на меня сверху вниз, он сказал тихим голосом:

    — Для некоторых вещей я всегда найду время, Жаклин. — Наклонившись, он поцеловал мою щеку прямо рядом с ухом, и от этого у меня перехватило дыхание. Затем он развернулся и бегом направился к своему мотоциклу, оставив меня стоять на входе. Как только он вышел за пределы света, окружающего здание, я больше не могла его видеть. Повернувшись, в полном тумане я последовала в свою комнату. 

    ***

    Жаклин,

    Хорошая работа. Полноценное исследование. Я думаю, профессор Х. будет доволен. Я отметил парочку недочетов, и в одном месте ты забыла отметить цитату. Кроме этого, я думаю, это вполне достойный, хорошо выполненный проект.

    Я прикрепляю таблицу для следующего занятия. Ты уже полностью все догнала, и, по всей видимости, у тебя нет проблем с новым материалом. Но если хочешь, я продолжу слать тебе таблицы на эти оставшиеся две недели.

    Я предполагаю, ты едешь домой на праздники? Я собираюсь уехать в среду утром. Там никакого Wi-Fi, так что я буду вне доступа до воскресенья.

    ЛМ



    Лендон,

    Какое облегчение - я смогу сдать свою работу пораньше. Спасибо за твою помощь. Да, и пожалуйста, продолжай слать мне таблицы.

    Мои родители отправляются кататься на лыжах на праздники, но я все же лучше поеду домой и повидаюсь со старыми друзьями, чем буду сидеть тут в кампусе. Они берут с собой Коко — мамину вредную собачонку, так что все должно пройти тихо и мирно.

    Ты летишь домой? Я помню, ты говорил, что у тебя нет машины.

    ЖУ



    Жаклин,

    Твои родители едут кататься на лыжах и не берут тебя с собой? Ты будешь одна на День Благодарения? Меня подвезут, мой дом недалеко, хотя иногда и кажется, что он в другом измерении.

    ЛМ



    Лендон,

    Мои родители думали, что я буду у моего бывшего. Последние пару лет мы по очереди посещали праздничные ужины в наших домах, это было удобнее, чем пытаться разорваться между двумя семьями. Этот год был его. Семья моей лучшей подруги едет в загородный дом ее дедушки и бабушки за Боулдером, и я не в настроении кому-то навязываться.

    Я лучше буду одна. Странно, да?

    ЖУ



    Жаклин,

    По мне, совсем не странно. Но может я тоже странный, и не заметил бы.

    Буду скучать по твоим письмам.

    ЛМ



    Лендон,

    Я тоже. Хороших выходных.

    ЖУ 

    ***

    В понедельник, во время урока, я не могла смотреть на Лукаса, не вспоминая субботнюю ночь. Его замаскированные взгляды заставили меня предполагать, что у него была та же проблема. После того, как я поймала его за сверлением взглядом дыр на затылке Кеннеди, я больше не поворачивалась. Когда класс закончился, Кеннеди повернулся ко мне и улыбнулся. Я сжала губы в линию и отвернулась, собирая вещи. По множеству причин мне бы хотелось, чтобы этот курс и семестр побыстрее закончились.

    — Можно я кое-что скажу — твой бывший, конечно, красавчик, но он выглядит, как самодовольный придурок. — Бенджи засунул свою тетрадь на спирали в рюкзак, который выглядел так, как будто  в любую минуту готов лопнуть от набитых в него бумажек.

    Я застегнула свой рюкзак.

    — Ага, это точно. — Мы дождались, пока Кеннеди прошел мимо, прежде, чем двинуться вперед по ряду, и я нарочно отвела глаза. Я немного волновалась о его заявлении, о том, что мы поговорим, когда оба будем дома; я не могла представить, что такого он мог мне сказать, что я желала бы услышать.

    Мы следовали за нашими оживленными сокурсниками, обсуждающими предстоящие длинные выходные, и Бенджи поделился со мной, что он полетит в Джорджию, чтобы поговорить с отцом — единственным членом его семье, кто еще не был в курсе.

    — Мама знала, что я гей еще когда мне было тринадцать.

    Я волновалась за него.

    — А твой отец, он… расстроится?

    Он улыбнулся.

    — Я думаю, что он знает. Он просто не уверен, значит ли это, что я появлюсь в платье или что-то вроде. — Я представила Бенджи в платье, и не смогла сдержать смех от этой картины. Он тоже засмеялся и добавил: — Ага, я знаю.

    Лукас уже ушел, или, по крайней мере, я так думала, пока мы с Бенджи не вышли из класса в хаос коридора и я не заметила его, облокотившегося на стену, около двери, которой я обычно пользовалась, чтобы побыстрее сбежать из этого здания. Он наблюдал за нашим приближением, но казалось, что он также наблюдал за всем вокруг. Я подумала, что, скорее всего, он проверял нет ли поблизости профессора Хеллера.

    — Ты так и не сказала ему, что знаешь, так ведь? — спросил Бенджи уголком его рта. Я покачала головой. — Не заставляй его долго мучиться. Он выглядит как-то ранимо.

    Я хихикнула.

    — Ага. Сильный, накачанный парень, как он — натренированный бить других, и врущий девушкам о том, кто он на самом деле — такой ранимый.

    Он сжал мою руку повыше локтя и улыбнулся.

    — Он либо еще один придурок среди всех придурков до него, либо его лжи есть причины.

    Я вздохнула.

    — Как бы мне хотелось уметь читать мысли.

    — Может если бы ты умела, тебе бы не хотелось знать, что там внутри.

    — Если я вообще когда-нибудь это узнаю.

    Бенджи пожал плечами в знак согласия и продолжил свой путь дальше по коридору в сторону южного выхода, повернувшись только, чтобы сказать:

    — Хороших выходных, Жаклин.

    — Тебе тоже.

    Я подошла к Лукасу и он повернулся, чтобы следовать за мной, наклоняясь вперед только, чтобы открыть дверь.

    — Мы можем увидеться сегодня? — пробормотал он.

    Я подумала, не превращаюсь ли я для него в того, с кем он только встречался ради секса и всего, что с ним связано. Если это все, что я была для него  - и по этой причине он не говорил мне о том, что он Лендон Максфилд.

    — У меня завтра тест по астрономии. Сегодня мы будем заниматься в нашей комнате весь вечер.

    Я глянула на него, он шагал рядом со мной, засунув руки в карманы джинсов, и продолжал сканировать толпу вокруг нас, как будто был настороже.

    — Завтра вечером? — Подходя к зданию, он перевел взгляд на меня, и я заметила, что он точно знал, куда я иду.

    — Завтра у меня репетиция ансамбля. Обычно, я провожу утро воскресенья в зале музыки, но вчера я пропустила. — Я не говорила Лукасу, что играю на контрабасе, я говорила об этом Лендону.

    — Ты проспала?

    Я кивнула.

    — Я тоже.

    Мы подошли к входу и остановились у двери.

    — Мне также надо забрать контрабас, я беру его с собой домой. — В ожидании его реакции, я наблюдала за его глазами, которые были того же цвета, что и серо-голубое небо над нами, и продолжали сканировать людей. — У меня будет достаточно времени попрактиковаться во время выходных.

    — Когда ты уезжаешь? — Он откинул прядь со лба, абсолютно игнорируя тему о моем инструменте.

    — В среду утром. А ты?

    — Тоже. — Он подвинулся, нервничая, прикусил губу, и вдруг, ни с того, ни с его, он расслабился и замер.  Перевел решительный взгляд на меня. — Пришли мне сообщение, если освободишься раньше или твои планы изменятся. Если нет, увидимся после выходных. — Он дернул плечом, на котором висел его рюкзак и добавил: —  До скорого, Жаклин, — перед тем, как слиться с толпой студентов, возвышаясь над большей их частью. 

    ***

    — Погоди-ка. Так значит репетитор Лендон и красавчик ОФПП Лукас это один и тот же парень? — Мегги настолько округлила глаза, я хорошо могла видеть белки вокруг радужек ее светло-карих глаз.

    — Чего я не понимаю, так это почему ты не заставила его признать правду незамедлительно, — сказала Эрин, с выражением участницы ток-шоу на лице. В любую минуту она назовет меня подруууууга и начнет повествование о надирании задницы, которое бы она провернула, оказавшись на моем месте. С тех пор, как она рассталась с Чазом, ее толерантность в отношении парней, выходящих за дозволенные рамки, сильно снизилась. Даже если так просто казалось.

    Я вздохнула, и подумала, что лучше бы я им не говорила.

    — Что стало тем, чтобы вернуться в седло и с операцией фазы плохих парней? — Мы сидели на расстеленном, на полу одеяле в нашей комнате, жуя печенье Орео и запивая кофе, учебники и тетради по астрономии валялись вокруг, нетронутые, по крайней мере, последние полчаса, пока мы обсуждали Лендона/Лукаса, вместо планет-гигантов и астронавтики.

    — Он должен был стать твоим развлечением, а не наоборот. — Голос Эрин был полон авторитета.

    — Ага, — вклинилась Мегги. — Почему бы тебе не написать ему, что хочешь встретиться попозже?

    Я закатила глаза.

    — Потому, что у меня экзамен завтра в 9.30 утра, к которому мы, кстати, должны сейчас готовиться. И к тому же, я думаю, мне необходимо немного дистанции…

    Эрин уставилась на меня.

    — О, черт, только не это — ты начинаешь вмешивать сюда чувства, так?

    Я легла на спину и закрыла глаза рукой.

    — Угхххх!

    — Кстати, о развлечениях, что это я слышала про тебя и Бака? Он точно один их плохих парней, — размышляла Мегги. — Ты, что добавила его в список ОФПП и не сказала нам?

    Я кинула Эрин умоляющий взгляд сквозь пальцы.

    — Бак полон дерьма. Ты знаешь это, Мегги, — сказала она с издевкой.

    Мегги кивнула.

    — Правда... К тому же, я целовалась с ним один раз на первом курсе. И из того, что я помню, он не блистал навыками. Был слишком слюнявым. — Ее передернуло. — Что это вообще со слюнявыми поцелуями? Они пытаются утопить нас в слюнях что ли? Я к тому, что, блин, сглатывай время от времени.

    Ее рука сжала мое плечо, Эрин засмеялась, хотя я и слышала в ее смехе нервные нотки, Мегги их не заметила. Я знала, о чем думала Эрин. Я не вдавалась в детали с ней, да она и не спрашивала. Самым важным было то, что произошло, или почти произошло, а не его детали.

    — Так ты с ним не спишь? — нажимала Мегги. Ей было просто интересно, но меня коробило даже от того, что мое имя было всего лишь упомянуто в одном предложении с именем Бака.

    — Как и сказала Эрин — он полон дерьма. — Но мне самой до ужаса было интересно. — А что? Он что-то сказал обо мне?

    Она пожала плечами.

    — Триша сказала, что парень ее младшей сестры говорил, что Бак задирает Кеннеди по этому поводу. Они, как два козла, которые дерутся рогами за козу. Я думаю, что Бак до сих пор завидует тому, что Кеннеди стал президентом класса.

    Это было той причиной размолвки между Кеннеди и Баком, которую я до этого не могла вспомнить — тот наиважнейший их первый конфликт. Начало их странного соперничества в братстве. Я нахмурилась.

    — Но Кеннеди тоже был кандидатом.

    Мегги слизала крошки печенья с пальцев.

    — Ну, да, но Бак был кандидатом, и его отец когда-то был президентом. Бак думал, что у него все схвачено.

    Я села, переполненная злости, наконец-то поняв мотивы Бака в отношении меня. Его причины сделать мне больно были всего лишь ради того, чтобы насолить Кеннеди.

    — И это переводится для Бака в то, что ему надо распускать вранье о том, что я с ним сплю? — Уже не говоря о том, что он на самом деле на меня напал.

    — Я не говорила, что это имеет смысл.

    Эрин подняла свою тетрадь и положила себе на колени.

    — Окей, дамы, какие созвездия нам придется отметить на контурных картах неба?

    Одаряя свою лучшую подругу благодарной улыбкой за смену темы, я засунула мысли о Баке в своем сознании как можно дальше. 


    Глава 14

    Три месяца спустя, запах в доме казался каким-то странным. Пахло собакой… и духами Шанель, которыми всегда пользовалась моя мама, плюс еще каким-то непознакомым запахом, который я могла классифицировать как дом. Тем не менее, все было незнакомым. Я больше не жила здесь, и мое тело знало это.

    Я затащила внутрь, все еще спящий в своем удобном чехле на колесиках, контрабас. В отсутствие родителей и Коко, не было смысла затаскивать его дальше гостиной. Я прислонила его к стене, где он стал, как еще один шкаф. Свет в доме был настроен автоматически, пока мамы и папы не было дома. Я решила так его, и оставить, за исключением кухни и ламп в моей спальне, которые, скорее всего, будут совсем выключены, вне зависимости от таймера.

    В кладовке и морозилке было немного еды, но холодильник был пуст. Мои родители избавились от всех скоропортящихся продуктов перед отъездом, потому что не знали, что я буду сегодня дома, я так им и не сказала. Мама прислала мне утром сообщение о том, что они проходят на посадку в самолет и добавила: "Желаю хорошо провести время с Эрин". Увидимся в следующем месяце. Привык никогда не переспрашивать о моих планах, она уверила себя в том, что я все-таки еду домой к своей соседке по комнате.

    На ужин я разогрела себе коробку вегетарианской лазаньи, и переместила нарезку из индейки из морозилки в холодильник, для моего праздничного обеда на День Благодарения. В морозилке также нашелся пакет с картошкой фри, а в кладовке запечатанная бутылка клюквенного коктейля. Я закинула все это в холодильник. Та-да! Праздничный обед для одного готов.

    Просмотрев пару повторных передач, я выключила телевизор, сдвинула наш, расположенный точно в центре тибетского, вытканного руками, ковра, журнальный столик, орехового цвета, в сторону и вынула свой контрабас из чехла. Сымпровизировав с подставкой для цветов, поскольку не смогла найти подставку для нот, я пробежалась по началу композиции, которую я начала писать для своего сольного проекта в конце года.

    Последнее, что я ожидала услышать, пока записывала ноты, в нотную тетрадь, так это звонок в дверь. Я никогда не боялась оставаться дома одна, но я также никогда раньше не была тут совсем одна. Я подумала притвориться, что дома никого нет, но тот, кто был за дверью, точно слышал, как я играла и затем остановилась.  Я отложила контрабас в сторону, на цыпочках подошла к двери и заглянула в глазок. Освещенный приглушенным светом на веранде, там стоял и во весь рот мне улыбался Кеннеди. Он, конечно, не мог меня видеть, но он множество раз открывал эту дверь другим, поэтому точно знал, что я видела так же хорошо, как и я.

    Я отперла и открыла дверь, но не сдвинулась с проема.

    — Кеннеди? Что ты тут делаешь?

    Он глянул позади меня, услышав абсолютную тишину в доме.

    — Твои родители не дома?

    Я вздохнула.

    — Нет, их здесь нет.

    Он нахмурился.

    — Их нет сегодня, или вообще на праздники?

    Я забыла, как хорошо Кеннеди умел вычислять то, что было не досказано. Эта его характерная черта, скорее всего, была причиной его побед на дебатах.

    — Их нет вообще, но вот что ты тут делаешь?

    Он прислонился плечом к дверному косяку.

    — Я прислал тебе сообщение, но ты не ответила. — Я, должно быть, не слышала гудка. Мало что можно было слышать, когда я играла на контрабасе. — Во время ужина, мама напомнила мне, чтобы я удостоверился, что ты придешь завтра к 13.00 — и да, это значит я так и не сказал им, что мы расстались. Я начал им говорить, но потом подумал, что это вполне может быть хорошей причиной для тебя слинять от Эвелин и Трента. Кстати, где они?

    Я проигнорировала его вопрос. Но не могла не заметить, что он сказал "мы расстались", как будто это было обоюдным решением. Как будто я не была слепым идиотом в этом уравнении.

    — Ты хочешь, чтобы я пришла к тебе домой и притворилась, что с нами все в порядке, только для того, чтобы не говорить своим родителям о нашем расставании?

    Он улыбнулся, показывая ямочку на щеке.

    — Я не такой уж и трус. Я могу сказать им правду, если хочешь, и сказать, что я пригласил тебя, как друга. Но если не хочешь, нам не обязательно им ничего говорить. Поверь мне, они ничего не заметят. Мой младший брат сидит на травке уже больше года  - тусуется так, что мое братство краснеет, а они не имеют об этом ни малейшего понятия.

    — И ты не волнуешься за него?

    Он пожал плечами.

    — Его оценки от этого не страдают. Кроме того, он не мой ребенок.

    — Но он твой младший брат. — Я понимала братско-сестринские отношения только в теории, у меня никого не было, но я логически предполагала, что это должно нести за собой какое-то чувство ответственности. Судя по Кеннеди, он этого не чувствовал.

    — Он не станет меня слушать.

    — Откуда ты знаешь? — нажала я.

    Он вздохнул.

    — Я не знаю. Может потому, что он никогда не слушал. Ну, давай. Приходи завтра. Я заеду за тобой около 13.00. Это будет лучше того… замороженного деликатеса, который ты собиралась разогреть в микроволновке.

      Я закатила глаза, и он хихикнул.

    — Я все еще не понимаю, почему ты им не сказал, уже прошло больше месяца.

    Он снова пожал плечами.

    — Не знаю. Может потому, что я знаю, как сильно моя семья тебя любит. — Это было полной фигней. Я подняла бровь и он засмеялся. — Окей, они привыкли к тебе — привыкли к нам. Ты сказала своим родителям, я так понимаю?

    Я поджала пальцы на холодном мраморном полу, от открытой двери тянуло прохладой.

    — Я сказала маме. Думаю, что она сказала отцу. Они казались, слегка разочарованными, только не знаю чему, тому, что ты меня бросил, или тому, что я не смогла тебя удержать. — Мне хотелось пнуть себя за то, что мои слова прозвучали, как будто я все еще страдала о нем.

    На самом деле, мама и я воскресили старую ссору когда я первый раз сказала ей о своих планах на колледж. Она не поддержала меня, сказав, что умные девушки строят свои собственные планы в образовании, а не следуют за своими парнями.

    — Но делай что хочешь. Ты всегда так поступала, — сказала она, выходя из моей комнаты. Мы больше не обсуждали это, по крайней мере, до тех пор, пока Кеннеди меня не бросил.

    — Я думаю, не стоит сейчас упоминать то, что я была права на его счет, — вздохнула она в телефон. — И о твоем не продуманном решении следовать за ним.

    Каждый раз, когда я оказывалась права в наших спорах, мама говорила что-то вроде "даже сломанные часы дважды в сутки показывают правильное время". Я бросила ее же слова ей в лицо, а она, как и первый раз с планами о колледже, только вздохнула, как будто я была безнадежно слепа и переменила тему. Жаль, что она не знала, но сейчас я впервые была абсолютно с ней согласна. Последовав за своим парнем в университет штата было наиглупейшим моим решением.

    Кеннеди стоял, просунув пальцы в петли джинсов, с выражением полного раскаяния на лице.

    — Я предполагаю, что у тебя нет планов на праздничный обед с семьей Далии или Джиллиан, иначе ты бы уже сказала об этом.

    Предпочитая переждать праздники, я не звонила еще своим школьным подругам с новостями о том, что я дома. Джиллиан бросила университет в конце первого года и вернулась домой, записалась на курсы менеджеров в Форевер 21 и обручилась с каким-то парнем, заправляющим ювелирной лавкой в торговом центре. Далия была на втором курсе в медецинском училище в Оклахоме. После выпускного мы немного отдалились. Было даже странно, насколько отстраненно я чувствовала себя по отношению к ним, тогда как в школе мы были неразлучны.

    Теперь у Далии была своя компания мед. студентов в соседнем штате, а у Джиллиан синяя полоса в волосах, постоянная работа и жених. Обе были в шоке, когда узнали, что Кеннеди и я расстались. Они были одними из первых, кто звонил и писал сообщения — или, по крайней мере, пытался, даже учитывая то, что мы больше не были близки. Я надеялась, что мы могли встретиться и возможно не обсуждать Кеннеди до тошноты.

    — У меня нет ни с кем планов. Я думала было бы неплохо побыть дома одной. — Я выделила последнее слово, смотря прямо на него.

    — Ты не можешь быть тут совсем одна на День Благодарения.

    Я ненавидела жалость, скрытую за его словами, и одарила его испепеляющим взглядом.

    — Да, могу.

    Его темно-зеленые глаза просканировали мое лицо.

    — Да, можешь, — согласился он. — Но этому нет никаких причин. Мы можем быть друзьями, так ведь? Ты всегда будешь важна для меня. Ты знаешь это.

    Я точно не знала этого. Но если я откажусь, если останусь, дома и буду, есть свой, разогретый в микроволновке, праздничный обед, это будет выглядеть так, как будто я все еще страдала по нему. Как будто я была настолько разбита, что не могла даже находиться рядом с ним.

    — Хорошо, — сказала я, и сразу же пожалела об этом. 

    ***

    — Так что, ты и мой тупоголовый братец снова вместе? — спросил Картер, едва слышно.

    Если бы он не был огромен, Картер был бы точной копией своего брата — те же зеленые глаза и шапка грязно-русых волос. Но Кеннеди был высок и подтянут, тогда как Картер, хоть и того же роста, был в грудной клетке и мышечной массе в два раза больше. Учитывая то, что я знала Картера с четырнадцати лет, еще с тех пор, как Кеннеди был выше его ростом — данное его преображение было просто с ног сногсшибательным. Я помнила его как тихого, хмурого парнишку, выросшего в тени старшего брата. Он точно перерос эту фазу.

    Я глянула позади нас, пока мы накрывали на стол, и расслабилась, заметив, что никого больше поблизости не было.

    — Нет.

    Он следовал за мной, раскладывая вилки на, свернутые мной, салфетки.

    — Вот и хорошо.

    Мои глаза расширились от такого заявления, и когда я подняла на него глаза, он ухмыльнулся.

    — Что? Любой может видеть, что ты слишком хороша для него. Так почему ты здесь?

    — Эм, спасибо. Мои родители уехали в Брекенридж.

    Он сделал шаг назад от удивления.

    — Черт, ты серьезно? А я думал, что это мои родители были наитупейшими в нашем городе.

    Я не могла не улыбнуться, хоть и постаралась это скрыть. Картер всегда казался более неуправляемым и эмоциональным, по сравнению с остальной его логически мыслящей и сдержанной семьей. Я никогда не задумывалась о том, насколько, должно быть, не в своей тарелке он чувствовал себя с ними — импульсивный средний ребенок между Кеннеди и их младшей сестрой, Рейган, которая производила такое впечатление, будто была рождена тридцатилетним бухгалтером.

    — Следи за языком, Картер, — сказал Кеннеди заворачивая за угол.

    — Пошел ты… Кеннеди, — мгновенно отрезал Картер.

    Невозможно было полностью скрыть мою реакцию. Я попыталась покрепче сжать челюсть, но все же издала тихий смешок, за который была вознаграждена огромной, во все тридцать два зуба улыбкой от Картера. Он подмигнул мне и удалился на кухню, чтобы помочь своей матери. Я моргнула, представив бедных девчонок в своей старой школе, которые точно падают в обморок около своих шкафчиков, когда он проходит мимо. 

    Кеннеди выглядел недовольным.

    — Что стало с "он не мой ребенок"? — спросила я, кладя последнюю ложку и поворачиваясь к нему. — Это нормально, отчитывать его за матерные слова, но ты умываешь руки от того, чтобы помочь с его проблемой с наркотиками? — Я напрашивалась на это, было почти невозможно переспорить Кеннеди.

    Он наклонил голову.

    — Хорошо подмечено.

    Я снова моргнула, думая, что парни Муров точно шокируют меня до смерти перед тем, как я уеду из города.

    Грант и Бев Мур ничего не заметили, как и обещал Кеннеди. Они не замечали напряженности, витавшей в воздухе между мной и Кеннеди все те четыре часа, что я провела у них дома, и даже отсутствие наших обычных проявлений привязанности. Он не клал руку на спинку моего стула во время обеда, и хоть он и подвинул мне стул, перед тем, как я села — как его вырастили делать — он не поцеловал меня в щеку и не взял за руку. Когда Рейган сощурила на нас свои тринадцатилетние глаза, я притворилась, что не заметила ничего необычного. Картер, естественно, кидал мне плотоядные взгляды и неистово флиртовал со мной, пытаясь рассмешить меня и разозлить своего брата. Ему это удалось, тогда как их родители так ничего и не усмотрели.

    Мы с Кеннеди сидели рядом, не дотрагиваясь друг до друга, за исключением его ноги, прижатой ко мне на диване, и на их огромном телевизоре смотрели футбольный матч, в течение которого, Кратер вскакивал пару раз и, разозленный, выдавал свое мнение не совсем приемлемым языком, за что получал спокойное замечание от своей семьи. Второй раз он вылетел из комнаты и отсутствовал несколько минут. По тому, как он сжимал и разжимал руку, когда вернулся, я сделала вывод, что он был в своей комнате и что-то ударил.

    Как только Кеннеди привез меня домой, я выскочила из машины, поблагодарив его за приглашение и ясно давая понять, что я захожу домой одна. Он напряженно улыбнулся.

    — Давай встретимся в субботу. Я тебе позвоню. К счастью, он не пытался выйти из машины.

    Я снова поблагодарила его и попрощалась, как будто он ничего не предлагал. Зайдя внутрь, я наблюдала за ним из-за занавески. Несколько мгновений он задумчиво смотрел на закрытую дверь, затем вынул свой телефон и, набрав чей-то номер, начал сдавать назад.

    ***

    Договорившись встретиться в пятницу с Далией и Джиллиан, я практиковалась на контрабасе в гостиной до тех пор, пока свет не выключился автоматически в 23.00. Хихикая в темноте, я на ощупь прислонила инструмент к стене, а смычок положила на полку с книжками. Мой телефон загорелся, оповещая о новом сообщении, и я стояла в темноте, читая и отвечая.


    Лукас: Когда ты вернешься в кампус?

    Я: Скорее всего в воскресенье. Ты?

    Лукас: В субботу

    Я: Драма в семье?

    Лукас: Нет, те, кто меня подвез, возвращаются раньше.

    Лукас: Дай мне знать, если приедешь раньше. Я хочу тебя увидеть.

    Лукас: Нужно еще раз тебя нарисовать.

    Я: Да?

    Лукас: Я сделал несколько эскизов по памяти, но это не то же самое.

    Лукас: Никак не могу правильно изобразить форму твоей скулы. Линию шеи.

    Лукас: И твои губы. Мне нужно провести больше времени, смотря на них, и меньше пробуя на вкус.

    Я: Не могу сказать, что согласна с таким заявлением.

    Лукас: Значит побольше того и другого. Сообщи, как вернешься.


    Окей, сна ни в одном глазу.

    Я перечитала его сообщения, пока невидимые воспоминания о его губах разжигали маленькие пожары желания, разгорающиеся все ярче и ярче, пока я в красочных деталях проигрывала в моей памяти события прошлой Субботней ночи. Стоя в темноте, я закрыла глаза.

    Я должна была быть зла, или, по крайней мере, недоверчива по отношению к Лукасу\Лендону, но, даже нарочно пытаясь выдавить из себя возмущение от его недомолвок, я не смогла этого сделать. Я уверяла себя, что я просто была перегружена негодованием по поводу Кеннеди и Бака, и по сравнению с ними, Лукас казался больше загадкой, чем риском. Мой план в отношении его все же был примитивен — воспользоваться им, чтобы забыть о Кеннеди, Операция Фазы Плохих Парней, и я тоже не была с ним честна по этому поводу.

    Пытаясь угомонить свои разбегающиеся мысли, я достала бутылку воды из холодильника и поднялась наверх, в свою спальню, единственную освещенную комнату в доме.

    Когда я проверила свой электронный почтовый ящик, там, между предложением кредита и информацией от listserv, было письмо от Л. Максфилда, и мой пульс участился. Он отправил его сегодня вечером, за несколько часов до нашей переписки по телефону. Вдалеке от университета, я начала соединять моего репетитора с Лукасом — Лукасом, который разговаривал со мной, скрываясь за именем Лендона. Мне хотелось знать почему, но я не хотела спрашивать — я хотела, чтобы он сам мне сказал.


    Жаклин,

    Я обнаружил, что Бейт и Такл добавили кофе и Wi-Fi, рядом с именем, рекламирующим эти нововведения. Джо (владелец) не запаривался с новой вывеской — он просто добавил белую доску к древней вывеске. И теперь на ней от руки написано: "Бейт и Такл и Кофе", а под "Кофе" добавлено "и wi-fi".

    У них стоят три крошечных столика с корявыми стульями с цветочным рисунком -  почти как Старбакс, если бы он был отдекорирован мебелью с распродажи чьей-нибудь бабушки. Сегодня это единственное открытое место в городе, поэтому оно забито. Кофе, кстати, очень даже ничего, но это самый лучший комплимент, который я могу ему дать. И, как и предполагалось, тут разит рыбой, что точно принижает намеренную атмосферу бистро.

    Твой день прошел, как запланировано?

    Ты запираешь и ставишь на сигнализацию свой дом каждую ночь, так? Не хочу тебя обидеть, но ты говорила, что собиралась быть дома одна.

    ЛМ


    Лендон,

    Да, я вполне способна запереться на ночь. Наша охранная система целое произведение искусства и работает отменно. (И я не обижена. Ценю твое беспокойство)

    Я провела день у своего бывшего. Его родители не имеют понятия о том, что мы расстались – по какой-то причине он им не сказал. Было неловко. Не знаю, почему я позволила ему уговорить меня прийти. Он хочет встретиться со мной в cубботу, чтобы "поговорить". Возможно, я вернусь в кампус раньше. Я еще не решила.

    Завтра встречаюсь со старыми друзьями, это будет повеселее.

    Как насчет твоей семьи? Что ты делал?

    ЖУ


    Я не была уверена, когда он получит мой ответ, потому, что ему придется идти в "Байт и Такл и Кофе и wi-fi", чтобы проверить почту. После бессонной ночи — которая длилась слишком долго и оставила меня еще более измотанной, чем я была до этого, я сделала себе кофе и проверила свою почту. Неудивительно, что там не было ничего нового от Л. Максфилда. Я подумала о том, чтобы отправить сообщение Лукасу, но что я ему скажу? Что я ворочалась всю ночь, думая о его руках на моем теле? 


    Глава 15

    Остановившись на заправке на полпути к кампусу, я отправила Кеннеди сообщение о том, что я решила вернуться пораньше.

    Мой телефон зазвонил еще до того, как я выехала на шоссе. Кеннеди. Я сделала глубокий вдох и выключила музыку, перед тем, как ответить.

    — Ты уже уехала? Я думал, ты возвращаешься завтра. Я думал, мы сможем сегодня поговорить.

    Я вздохнула, борясь с желанием биться головой о руль, что не было хорошей идеей во время вождения.

    — Я не понимаю, о чем это ты хочешь со мной поговорить, Кеннеди. — Интересно, он был слеп к тому, сколько раз я была готова и желала с ним поговорить, и множество раз, как он, не раздумывая, игнорировал это.

    — Я думаю, что сделал ошибку, Джеки. — Неправильно понимая мое гробовое молчание, он добавил. — Я имею в виду, Жаклин. Извини, я думаю, мне понадобится время, чтобы…

    — Что ты имеешь в виду, ты сделал ошибку?

    — Нас. Наше расставание.

    Я снова замолчала, пытаясь прожевать то, что он мне сказал. Я как можно больше избегала сплетен в кампусе, но даже я знала, что Кеннеди был далеко не святым все те недели с тех пор, как мы расстались. У него также не было отбоя от желающих. Но количество девчонок, желающих делить с тобой кровать не равно тому количеству, которое готово принимать все твои перемены настроений, слушать твои изматывающие политические мнения, или поддерживать твои жизненные цели, как будет тот, кто любит тебя. Нет — это было моей ролью. И меня освободили от нее.

    — Почему?

    Он вздохнул, и я представила то, что я знала, он делал — смотрел в потолок, откидывая челку со лба, и оставляя, согнутую в локте, руку в волосах. Он даже по телефону не мог скрыть от меня свои привычки поведения.

    — Почему я сделал ошибку или почему я думаю, что это было ошибкой? — Я также знала, что то, что его ответ вопросом на вопрос давал ему время на размышление и поиск выхода из трудных ситуаций. — Этот разговор был бы легче при встрече…

    — Мы были вместе почти три года, и ты просто бросил меня… даже без… этому не было… — запнулась я. Я замолчала и сделала глубокий вдох. — Может, это не было ошибкой.

    — Как ты можешь так говорить? — Ему хватило наглости прозвучать обиженным.

    — Ох, не знаю, — отрезала я. — Может потому, что с какой легкостью ты разорвал все наши отношения.

    — Джеки…

    Я сжала зубы.

    — Не. Называй. Меня. Так.

    Он замолчал, и все что я слышала, это урчание моего внедорожника, пока он поглощал километры дороги между прошлым и следующим городами. Большая часть полей по обеим сторонам дороги стояли не тронутыми, учитывая время года, но на одном из хлопковых полей росла зеленая трава и я уставилась на нее.  Не смотря на то, что происходит с каждым в отдельности, где-то еще жизнь продолжается. Когда Кеннеди первый раз меня поцеловал, где-то еще, возможно, люди расставались. А той ночью, когда он разбил мне сердце, где-то, может быть даже в моем общежитии, кто-то влюбился.

    — Жаклин, я не знаю, что ты хочешь, чтобы я сказал.

    За несколько секунд я проехала сквозь городок, в котором находился огромный торговый центр и мало что еще. Каждая миля увозила меня все дальше от Кеннеди. Ближе к Лукасу. Я почувствовала себя неловко от мысли о том, что Лукас стал тем, к кому я могла пойти, даже если я раньше этого не понимала, он был для меня безопасной зоной с первого момента нашей встречи.

    — Ничего, — я ответила. — Я не хочу, чтобы ты что-то говорил.

    Мой бывший знал, когда он встречался носом со стеной. Он поблагодарил меня за то, что я была у них в четверг, и сказал, что свяжется со мной, когда он вернется в кампус, я проигнорировала последнее.

    ***

    Жаклин,

    Звучит так, как будто он хочет вернуть тебя обратно, или, по крайней мере, чего-то большего, чем дружба. Вопрос в том, чего хочешь ты?

    Моя семья - это мой отец и я. На День Благодарения к нам приезжали старые друзья, поэтому он был немного более разговорчив, чем обычно. Когда в нашем доме мы одни, случается так, что мы не разговариваем часами. Если конечно не считать что-то типа "извини" и "передай соль", молчание может тянуться днями.

    Отцу принадлежит сезонная рыбацкая лодка. В это время года, мало что происходит на побережье, но зимой он обычно организует рыбалки в открытом море или туры наблюдения за местными птицами. Он организовал один из таких туров на сегодня, поэтому мы попрощались в 5 утра, и вот я здесь, снова у себя чуть за полдень.

    ЛМ


    Лукас опередил меня на десять минут. У меня чесались руки написать ему о том, что я тоже вернулась. Я знала, что не смогу долго себя сдерживать.

    Я распаковалась и постирала грязное белье. Почти все машины на нашем этаже были свободны, очень мало людей оставалось на праздники, но завтра все переменится, когда все вернутся. Я выбирала время для стирки так, чтобы мне не нужно было ходить вниз или вверх. А избежание боковой лестницы стало для меня привычкой. Я не пользовалась ею, даже будучи с кем-то. Мои отговорки работали со всеми, кроме Эрин, которая покосилась на меня, когда я второй раз использовала фразу "Я кое-что забыла в комнате, встретимся внизу".

    Однажды, она меня спросила напрямик:

    — Ты боишься этой лестницы, не так ли?

    Я красила свои ногти на ногах в кроваво-красный цвет, и уставилась на кисточку, пытаясь заставить мои руки не трястись. Начинай от кутикулы и двигайся вверх. Начинай от кутикулы и двигайся вверх.

    — А ты не боялась бы?

    — Да, боялась бы, — ответила она.

    Следующий раз это была Эрин, кто сказала:

    — О, черт, я забыла сумку в комнате. Ж, пошли, откроешь мне, ладно? — Повернувшись к остальным, она добавила: — Мы присоединимся к вам внизу через пять.


    Я: Я вернулась

    Лукас: Я думал, что ты не вернешься до завтра.

    Я: Я передумала

    Лукас: Я вижу. Свободна сегодня?

    Я: Да

    Лукас: Ужин?

    Я: Да

    Лукас: Я заеду за тобой в 7.


    — Никогда раньше парень не готовил для меня.

    Он улыбнулся по другую сторону столешницы, нарезая свежие овощи и сбрызгивая чем-то, что он только что смешал.

    — Отлично. Это должно эффективно занизить твои ожидания. — Он выложил ингредиенты на алюминиевую фольгу, завернул ее, и засунул в духовку, к остальному ужину.

    Я сделала вдох носом.

    — Ммм, нет, пахнет замечательно. И ты выглядишь так, как знаешь, что делаешь. Боюсь, что мои ожидания вылезают за все рамки.

    Он поставил таймер, вымыл и вытер руки, обошел столешницу и, взяв меня за руку, повел к дивану.

    — У нас есть пятнадцать минут.

    Сев рядом, он стал рассматривать мои руки, кончиками прохладных рук проводя по моим коротким ногтям, которые я никогда не отращивала, чтобы они не мешали мне играть на контрабасе; большим пальцем он нежно поглаживал внешнюю сторону моей руки. Нежно ее, перевернув, указательным пальцем он прошелся вверх, вниз, и по чувствительной коже между моих пальцев. Он обвел контуры моей ладони, передвинувшись к ее центру, я была зачарована, наблюдая и чувствуя его такие нежные прикосновения.

    Его пальцы проскользнули сквозь мои, ладонью к ладони, он потянулся и посадил меня к себе на колени, прикасаясь губами к моему горлу. Я совершенно не слышала, как через несколько минул, прозвенел таймер.

    Приготовленный им ужин, был разделен на индивидуальные пакетики из фольги — овощи, запеченный картофель и красный карась. Которого он поймал два дня назад. Франсис орал, как пожарная сирена, пока не получил свою долю последнего.

    — Значит ты привык готовить для одного? — Спросила я, когда мы сели за крошечный стол, подвинутый к единственной не занятой стене.

    Он кивнул.

    — Последние три года или что-то около того. А до этого, готовил для двоих.

    — Ты готовил? Не твои мама или папа?

    Он прочистил горло, накалывая вилкой кусочек картофеля.

    — Моя мать умерла, когда мне было тринадцать. До этого, да, готовила она. После… эм, либо учись готовить, либо живи на тостах и рыбе — что, я боюсь, мой отец и делает, когда меня нет дома, хотя я и пытаюсь его заставить покупать фрукты или что-нибудь из зелени время от времени.

    Ох. Его история перекликается с историей Лендона — живет только с отцом, никого больше из родных — должно быть это было не просто. Он также очень рано потерял свою мать, поэтому я не собиралась сейчас поднимать тему его двуличности.

    — Мне очень жаль.

    Он кивнул, но не продолжил тему.

    После еды, он выпустил кота на улицу, вернувшись, взял меня за руку и привел к себе в спальню. Мы легли в центр кровати лицом друг другу и, не говоря ни слова. Его прикосновения были легки, как перышко, проносящееся по моей щеке, двигающееся ниже по моей шее, перед тем, как по одной, расстегнуть все пуговицы на моей белой кофточке. Сняв ее с одного плеча, он прикоснулся к обнаженной коже губами, я закрыла глаза и вздохнула. Когда мои руки забрались к нему под футболку, он сел, и стянул ее через голову, одним резким движением отшвыривая в сторону, и, накрыв меня своим телом, перешел к поцелуям.

    Его рот был пылким, губы раскрыли мои и язык ворвался в мой рот. Я была уверена, что почувствовала его трепет, когда сжала место, где были вытатуированы слова поэмы. Он перевернул меня и стянул кофточку со второго плеча, так и, оставив ее, полу снятой, затем он перевел свое внимание на непокрытую кожу над телесного цвета лифчиком, все мое тело стремилось к нему, к его прикосновениям, статистическим электричеством проносящиеся во мне.

    Без вопросов или объяснений он остановился у той, очерченной мною в прошлый раз, линии. Наш разговор был ограничен только вот так и Боже и ох. А потом и совсем превратившись только в стоны, вздохи и невнятные звуки, которые можно было интерпретировать только как да, да, да.

    — Надо отвезти тебя обратно. — Его голос был хриплым. Мы не разговаривали больше часа. Часы на его столе показывали, что время близилось к полуночи.

    Он протянул мне мой лифчик и натянул свою футболку обратно через голову. Когда я встала, он помог мне надеть кофточку, держа ее за плечи, пока я просовывала в нее свои руки, затем повернул меня к себе, застегнул пуговицы и, закончив, обхватил мое лицо руками и нежно поцеловал.

    Стоя у его мотоцикла, я натягивала на руки свои перчатки, когда задняя дверь в соседнем доме раскрылась, и оттуда вышел мужчина, держа в руках пакет с мусором. Он открыл мусорный бак на колесиках и засунул пакет внутрь. Когда он повернулся, чтобы зайти обратно, я заметила, что Лукас замер, как статуя, наблюдая за ним. Как будто почувствовав наши взгляды на нем, мужчина повернулся к нам, под светом у порога. Это был проф.Хеллер.

    — Лендон? — сказал он, но ни один из нас не двинулся с места и не ответил. — Жаклин? — добавил он, как будто не веря глазам. В какой-то момент, он сообразил который сейчас час, и тот факт, что мы только что вышли из квартиры его арендателя. Мы не могли воспользоваться отговоркой о репетиторстве, притом, что, скорее всего, было не желательно встречаться на квартире для дополнительных занятий, вне зависимости от времени суток.

    Некоторое время никто ничего не говорил, потом плечи профессор Хеллер опустились. Он вздохнул, прежде, чем окинуть Лукаса решительным взглядом.

    — Зайди к нам на кухню, после того, как вернешься. Не более чем через полчаса, пожалуйста.

    Лукас крепко сжимал шлем в своих руках. Он кивнул в сторону профессора Хеллера и надел шлем на голову. Когда он повернулся, чтобы удостовериться, правильно ли я застегнула свой, наши взгляды встретились, но ни один из нас не сказал ни слова. В течение десятиминутной поездки домой, мои мысли так и не прояснились. В голову не приходило никаких волшебных слов, или оправданий его лжи. Я не могла ничего сказать или сделать, кроме, как услышать его причины.

    Мы приехали, и я слезла с мотоцикла, неумело стаскивая с себя шлем и освобождая волосы из резинки своими неуклюжими пальцами в перчатках. Все еще сидя на мотоцикле, он тоже снял с себя шлем, и отложил их оба, как будто не планировал снова одевать свой. Когда я повернулась к нему, он уставился на свои руки, крепко сжимаемые руль.

    — Ты уже знала, так ведь? — Он говорил тихо, и я не могла определить его настроение.

    — Да.

    Он поднял взгляд на меня, хмурясь и заглядывая мне в глаза.

    — Почему ты ничего не сказала?

    — Почему не сказал ты? — ответила я. Я не хотела отвечать на вопросы. Я хотела получить ответы на свои, и мне не нравилось, что он собирался заставить меня задать их вслух. — Так тебя зовут Лендон? Но Ральф зовет тебя Лукас. И та девчонка… другие люди тоже зовут тебя Лукас. Так что, правда?

    Он вернул взгляд на свои руки, и, как наполненный воздухом шарик, в мои внутренности наполнились злостью. Он решал, что мне рассказать, а что утаить. Харлей мягко рычал, готовый сорваться с места в любую минуту.

    — Оба правда. Лендон мое первое имя, Лукас второе. Сейчас… я представляюсь как Лукас. Но Чарльз — профессор Хеллер, знает меня очень давно. Он все еще зовет меня Лендон. — Он снова поднял глаза. — Я думаю, ты знаешь, как трудно это, заставить людей называть тебя как-то еще, от того, как они уже привыкли тебя называть.

    Все логично. Кроме той части, когда он притворялся быть двумя разными личностями со мной.

    — Ты мог бы мне сказать. Но не сказал. Ты мне врал.

    Он выключил мотоцикл и поставил его на подножку. Встав передо мной, он сжал меня за плечи.

    — Я никогда тебе не врал. Ты сделала выводы, основанные на том, как Ча... профессор Хеллер меня назвал. Просмотри свою почту. Я никогда не называл себя Лендоном.

    Я вырвалась из его хватки.

    — Но ты позволил мне называть тебя Лендоном.

    Он опустил руки, но уставился на меня сверху вниз, не позволяя двигаться.

    — Ты права, это моя вина. И мне очень жаль. Я хотел тебя, и это не могло случиться с Лендоном. Все, что происходит между нами против правил, и я их нарушил.

    Я проглотила ком в горле. Я слышала то, что он еще не озвучил. Он говорил мне, что между нами все кончено, вот так. Отвратительная реальность отверженности, которую несколько недель начал Кеннеди, захлестнула меня с головой, и я снова начала тонуть. Мои родители оставили меня, Кеннеди меня бросил, мои друзья, за исключением Эрин и Мегги, отвернулись от меня. И теперь Лукас  - и Лендон. Двое совсем разных отношений, но оба ставшие очень значимыми для меня.

    — Значит все кончено.

    Он просто смотрел на меня, но я не могла не чувствовать, что это было как будто его пальцы пробегались по моему лицу.

    — Иначе твоя оценка будет под угрозой. Сегодня, когда я вернусь, я возьму всю вину на себя; профессор Хеллер не будет тебя ни в чем винить.

    — Значит все кончено, — повторила я.

    — Да.

    Повернувшись, я вошла в здание и не слышала, как завелся мотоцикл до того, как ступила на первую ступеньку лестницы. 


    Глава 16

    — Мисс Уоллис, пожалуйста, задержитесь после занятия.

    Я подняла глаза, чтобы встретиться взглядом с профессором Хеллером на лекции в понедельник, и кивнула в знак своего согласия.

    — Ооооо, — сказал Бенджи. — Ах ты, маленький смутьян. — Его улыбка увяла, когда он увидел мое лицо. — Что случилось? У тебя на самом деле неприятности? — Он глянул назад, намекая на единственную причину моей возможной размолвки с профессором. — Он что, узнал о — сама знаешь. — Он наклонил голову в сторону Лукаса.

    — Да.

    Его глаза расширились, и он понизил голос.

    — О, черт, ты серьезно? Откуда?

    Я покачала головой.

    — Это не важно. Он узнал, все кончено.

    Сжав губы, он запихнул тетрадь свой в рюкзак и вздохнул.

    — Вот, паршиво. Мне жаль. — Его каре-зеленые глаза были полны понимания. — Я могу что-то сделать?

    Я снова покачала головой, желая сменить тему.

    — Я буду в порядке. Как прошло твое откровение?

    Широко улыбаясь, он расставил руки в стороны.

    — Как видишь, я все еще цел, все жизненно-необходимые части тела на месте. — Он подергал бровями, и закинул рюкзак себе на плечо, после того, как получил от меня игривый толчок. — Все прошло хорошо. Поговорить об этом о открытую стало облегчением для нас обоих, я думаю.

    — Отлично, — я была рада за него, хоть у меня и не было того же опыта с публичными признаниями в последнее время. Я не смотрела на Лукаса. Когда я зашла в аудиторию, перед началом занятия, он был поглощен своим альбомом, избегая даже взгляда в мою сторону.

    — Привет, Жаклин. — Улыбнулся Кеннеди, когда мы проходили мимо, как будто довольный тем, что наконец-то вспомнил мое имя.

    — Привет, — ответила я, проскальзывая мимо него по пути к столу преподавателя.

    Когда я остановилась на нижней ступени, профессор Хеллер оглядел головы студентов вокруг него и попросил меня зайти к нему после обеда, чтобы забрать свою работу. Выражение его лица сказало мне о том, что это было больше приказом, чем просьбой. С горящим лицом, я сказала, что приду. 

    ***

    — Ты не сделала ничего такого, поэтому, тебе не о чем волноваться. Скорее всего, он хочет удостовериться, что Лукас-Лендон-кто бы там он ни был, не воспользовался тобой.

    Я была благодарна за уверения Эрин, какими бы ошибочными они ни были.

    Лежа на кровати, свесив ноги с края, я смотрела на квадратик неба, видимый из нашего окна. Меня знобило, даже в нашей через чур теплой комнате. Еще прошлой зимой мы с Эрин обнаружили, что наша доисторичская система отопления нагревала нашу крохотную комнату практически до температуры сауны, чтобы потом выключиться, дать ей остыть и снова превратить ее в сауну. Было удивительно, как мы обе не заработали себе пневмонию к Февралю.

    — Лендон был идеальным репетитором. А то, что между мной и Лукасом никого не касается.

    — Кроме меня, — поправила Эрин.

    Я повернулась к ней и слегка улыбнулась.

    — Кроме тебя.

    Она добавила блесток на плакат для своего сестринства.

    — Во сколько тебе нужно быть там?

    — Между 15.30 и 16.30.

    — Тебе лучше поторопиться. Как только я закончу с этим, я отправляюсь на работу. Кинь мне сообщение, если будет нужно надрать кому-нибудь зад. И не забудь — завтра мы поедем за платьями для вечеринки братств на этих выходных".

    Об умении моей соседки мгновенно менять тему, можно было слагать легенды.

    — Я помню.

    ***

    Профессор Хеллер взирал на меня, сидящую по другую сторону его стола, уже второй раз за этот семестр, и я пыталась не ерзать на стуле от его пристального взгляда. Я никогда не была одной из тех учащихся, кто постоянно нарывался на неприятности с учителями; обнаружив себя в данной позиции, второй раз в течение нескольких недель, было просто уму непостижимо.

    С тех пор, как я заняла, указанное мне место, он больше на меня не смотрел, роясь среди бумаг и папок на его столе, пока не вытащил из какой-то стопки мою работу, и пробормотал:

    — А-ха.

    Он досконально просмотрел ее, пролистывая скрепленные страницы. Я подумала, поставил ли он уже оценку, и скажется ли на ее судьбе то, что я скажу или не скажу в ближайшие несколько минут.

    Он прочистил горло и я съежилась.

    — Я поговорил с Мистером Максфилдом, о чем, я предполагаю, ты уже знаешь.

    Я сделала нервный вдох.

    — Нет, сэр. Мы не разговаривали.

    Он приподнял брови, расширив глаза.

    — Понятно. — Он нахмурился, как будто не понимая чего-то. — Ну, я спрошу тебя о том, о чем спросил его, и буду благодарен за твою правдивость. Помогал ли он тебе в написании этой работы?

    Я тоже нахмурилась, не вполне понимая, что конкретно он спрашивал.

    — Он помог мне с несколькими источниками информации. Прочитал финальную версию проекта и отметил несколько моих недочетов и ошибок, которые мне нужно было исправить, прежде, чем сдавать ее. Но работа моя.

    Он кивнул и вздохнул.

    — Хорошо. Был еще тест, о котором ты получила… так сказать преждевременное уведомление… по сравнению с остальными студентами, так?

    Я сглотнула.

    — Он посоветовал мне заполнить, присланную им таблицу. — Профессор Хеллер одарил меня пристальным взглядом и одной поднятой бровью, и я уточнила: — Он настоял на том, чтобы я сделала это. Но он не говорил мне, что будет тест, и, честно говоря, я просто подумала, что он просто деспот — я не даже не подозревала, что там мог быть какой-то намек на… — Черт

    — Он полностью взял на себя вину за ошибку в своем суждении, мисс Уоллис.

    Я не могла дышать, мои мысли разбегались. С самого первого момента, как я его увидела — лицом к лицу с Баком, после того, как, я предполагаю, он снял его с меня — он меня защищал. Были ли наши отношения, каковы бы они ни были, опасностью для его работы?

    Я придвинулась ближе, положив руку на стол.

    — Лукас не… он ни в какой мере не пользовался своим положением в отношении меня. Он очень помог мне, как репетитор. Во время его дополнительных занятий у меня был другой предмет, поэтому я не могла их посещать, но он отправлял мне задания по электронной почте. — Я остановилась, бездыханная, пытаясь не ухудшить ситуацию своими словами. Я не могла позволить ему думать, что я какая-то безрассудная девчонка, иначе мое заявление совсем не будет иметь никакого значения. — У него не должно быть неприятностей по моей вине.

    Мой профессор уставился на мою работу, все еще в его руках. Если такое вообще было возможно, он выглядел еще более растерянным, чем до этого. Нахмурив лоб, он поднял глаза, и некоторое время смотрел на меня. — Он также сказал ты не знала, что парень с которым ты… встречалась… был твоим репетитором. Что ваши академические отношения ограничивались перепиской по интернету.

    Я кивнула, не желая сказать что-нибудь противоположное тому, что уже сказал Лукас.

    Он снова вздохнул, откинувшись на стуле в раздумьях, и закрыв рукой рот. Наконец, он подвинул мою работу ко мне.

    — Твое исследование и выводы были очень впечатляющими для второкурсницы. Хорошая работа, мисс Уоллис. Если ты получишь хорошую оценку на финальном экзамене, твоя итоговая отметка не пострадает от твоего, эмоционального потрясения в середине семестра. Небольшой совет, это не будет единственным случаем в твоей жизни, когда что-то выбьет тебя из колеи. В будущем, как и в реальном мире — профессора и работодатели не будут такими понимающими. Нам всем приходится, как говорит моя дочь, терпеть и не жаловаться.

    Я подавила желание открыть последнюю страницу и проверить свою оценку.

    — Да, сэр. — Я знала, что мне надо встать, поблагодарить его и покинуть его офис, пока удача была на моей стороне. Но я не могла этого сделать. — А Лукас? У него неприятности? Он… потеряет ли он работу?

    Он покачал головой.

    — На мой взгляд, ничего плохого не случилось, хоть я и напомнил Лендону — эм, Лукасу — что иногда то, как представляется ситуация оказывается важнее, чем то, что случилось на самом деле. На этой ноте, я посоветовал ему ограничить ваши отношения до чисто профессиональных, до конца семестра.

    Лукас не упоминал о возможности продолжения наших отношений в будущем. Его ответ на то, что все ли между нами кончено был достаточно однозначным, он не прислал мне ни одного сообщения или письма, опровергающих это, и ни разу не глянул на меня сегодня в классе, по крайней мере, я так думаю. 

    — Спасибо, профессор Хеллер. — Я дождалась, пока я вышла на улицу, чтобы проверить свою оценку — 94 балла из 100. Точно, гораздо лучше, чем то, что я бы получила на экзамене в середине семестра, если бы я его не пропустила.

    ***

    Я игнорировала Лукаса по дороге к своему месту в начале занятия в среду и пятницу, а также по его окончанию, особенно, когда обнаружила Кеннеди, ждущего меня в проходе оба раза. В среду мой бывший спросил, как мои дела с репетиторством.

    — Что? — я споткнулась на следующей ступеньке, и он поймал меня за локоть.

    — У тебя были два восьмиклассника, или девятиклассника, влюбленных в тебя? — Он засмеялся, и две девчонки, которых мы проходили мимо, повернули на него головы; как и характерно Кеннеди, он или притворился, либо на самом деле не заметил. "Или сейчас уже все твои ученики влюбленны в тебя?

    Аа — уроки контрабаса, не экономика. Повернув на улице за угол, я застегнула свою куртку до конца и сунула подбородок в мой мягкий шарф, прячась от порывов ледяного ветра, а он поднял воротник и засунул руки в карманы.

    — По большей части, я не знаю, о чем они думают. Они все какие-то угрюмые.

    Он посмотрел на меня и улыбнулся, приковывая мое внимание к ямочке на его щеке, как это было в самый первый раз, когда я ее заметила, и оттуда, к его красивым зеленым глазам. Он легонько толкнул меня локтем.

    — Их угрюмость — явное свидетельство их влюбленности.

    Хмурясь, я отвела глаза и ускорила шаг. Я не представляла, к чему он клонил, и не хотела этого знать.

    — Увидимся позже, Кеннеди. Я опаздываю на испанский.

    Он поймал меня за руку.

    — Мегги сказала, что ты придешь на вечеринку в субботу?

    Я кивнула. Эрин и я провели четыре часа во Вторник в поисках платьев и туфлей. Она вовсю работала над тем, чтобы заставить Чаза раскаяться в том, что решил не падать на колени и целовать землю под ее ногами.

    — Что стало с "я люблю охоту"? спросила я, когда она отложила в сторону десятое или одиннадцатое не-очень-подходящее платье, перед тем, как влезть в крошечный кусочек серебряного материала с разрезом на бедре.

    Улыбаясь в зеркале почти звериным оскалом, она подождала, пока я ее застегну, чтобы рассмотреть себя повнимательнее в этом, светоотражающем платье, которое оттеняло ее рыжие волосы, как будто ее голова была в огне.

    — О, я и собираюсь поохотиться, — проурчала она.

    Я последовала дальше, не оглядываясь, и он прокричал мне в след:

    — Увидимся позже, Жаклин.

    Я перебирала в голове все возможные отговорки, которыми я могла воспользоваться, чтобы попытаться избежать этой вечеринки, с опозданием подмечая, что мне просто не следовало соглашаться сопровождать Эрин. Моя обычно разумная соседка была серьезно настроена, по крайней мере, на один вечер, заставить своего бывшего парня кусать себе локти. На ужине в пятницу она сказала:

    — Мне нужно сделать это. В качестве заключения. — Мегги через стол выгнула на меня бровь. По мне, так Суббота не могла пройти быстрее из-за драмы между Эрин и Чазом, попытками Кеннеди, воскресить наши отношения и присутствием Бака на этой вечеринке.

    ***

    Избегать встречаться глазами с Лукасом на занятии по самообороне оказалось труднее, чем избегать друг друга на экономике, но Лукасу и мне удалось делать это в течение первого часа. Самой странной частью прошедшей недели были таблицы, которые он продолжал мне присылать, но без каких-либо лишних комментариев. Все, что было сказано в письме: Новая таблица в приложении, ЛМ.

    — Сначала мы сосредоточимся на наиболее легко исполнимом защитном ударе с близкого расстояния — ударе коленом, другие типы ударов могут быть слишком сложны для выполнения либо нападающий может просто от них уклониться. — Голос Ральфа вернул меня обратно в класс. — И, я подразумеваю, что вы, дамы, знаете, куда вам следует целиться этим коленом. 

    Разделившись на две группы, как и две недели назад, я встала в очередь к Дону и Эрин последовала за мной. Он держал толстую подушку с лямкой для руки, чтобы зафиксировать ее на месте, объяснил основы удара коленом и спросил, есть ли желающие помочь с демонстрацией, на что Эрин с удовольствием согласилась. Я гордилась тем, как она озвучила, "НЕТ!" и, схватив Дона за плечи, дала коленом в подушку. Я узнала движение, Лукас использовал его на Баке, только он ударил его под подбородок, а не в пах. Бак тогда распластался на земле. И остался там.

    Когда подошла моя очередь, с поддержкой моей группы и повторениями Дона.

    — Еще раз! — после каждого удара, моя неуверенность испарилась. Оживленная, с расширенными глазами и трясущаяся от адреналина, я подошла к Эрин.  Она засмеялась и сказала:

    — Я знаю, круто, да?

    Мы следовали дальше по ударам, и каждый раз, когда я ударяла Дона и слышала его довольный рык, мой страх о том, что в реальной ситуации я не смогу исполнить это, становился все меньше. Вики — седая женщина, которая, сама того не зная, помогла мне найти в себе силы остаться в классе две недели назад — спросила как, даже при правильном ударе в нужное место, мы можем выиграть бой против мужчины его размера.

    Дон напомнил нам, что главным было не выиграть бой, а иметь возможность освободиться.

    — Каждая секунда дает вам возможность убежать.

    Когда Ральф анонсировал короткий перерыв, я из подтишка глянула на Лукаса. Поверх голов двух девчонок, одна из которых что-то ему говорила, его глаза были на мне, их ледяной серо-голубой практически был бесцветен по другую сторону, ярко освещенной, комнаты. После утренней физической активности я почувствовала себя ошеломленной. Мое дыхание стало прерывистым, и ни один из нас не отвернулся, пока Эрин не потянула меня за руку.

    — Пошли, влюбленная моя, — пробормотала она, чтобы никто больше не услышал.

    Я покраснела и позволила ей вывести меня в коридор к раздевалке. Наклонившись над раковиной, я плеснула холодной воды себе на лицо и уставилась в зеркало, думая о том, что видел Лукас, когда смотрел на меня. Что видел Кеннеди. Что видел Бак.

    — Втюрилась поуши, разве нет? — Эрин протянула мне бумажное полотенце и сжала губы, наклоняя голову, пока тоже изучала мое отражение в зеркале. Ее темные глаза встретились с моими. — Мне следовало знать, что моя тактика не сработает с тобой. Если тебе от этого станет легче, он выглядит также взвинчено, как и ты.

    Я закатила глаза, вытирая воду с щек.

    — Веришь или нет, мне от этого не легче.

    Она выгнула бровь, переводя взгляд на свое отражение, исправляя невидимый изъян на своей губе и собирая свои непослушные волосы в хвост.

    — Ммм-хмм.

    ***

    — Следующий час или около того, мы посвятим изучению еще несколько движений — защите от захвата и удушья. На следующей неделе, мы попрактикуем все то, что мы изучили. — Хлопнув в ладоши, Ральф добавил: — Делитесь и начнем.

    После того, как мы автоматически разделились на предыдущие группы, Ральф обратился к мужчинам, одетым в защитное снаряжение, скрывающее их с головой.

    — Дон, Лукас, поменяйтесь-ка группами, изменим тактику атаки немного.

    О, Боже. Вот и избежали друг друга.

    Хотя я и знала, что у меня не было возможности предотвратить это, мой мозг перебирал варианты того, как уклониться от того, чтобы перед всеми вокруг руки Лукаса сомкнулись на мне. Первая атака называлась медвежье объятие, и бесстрашная седовласая Вики вызвалась желающей помочь продемонстрировать для нас защитные движения в замедленном действии. Я наблюдала за этим с Эрин и еще тремя женщинами в моей группе, но мое сердце билось так сильно, как будто хотело выпрыгнуть из груди. А он еще даже до меня не дотронулся.

    Необходимость защитных подушек для головы стала понятна, когда он объяснил удар головой - затылком в нос или рот нападающего. Было также наступление (все засмеялись, когда Лукас попросил не наступать со всей силы на его, не защищенные подушками, ботинки — он с удовольствием просто среагирует так, как будто мы сделали это со всей силы), локтем в ребра, а также удар, который Ральф, подошедший понаблюдать за нашим прогрессом, назвал газонокосилка.

    Встав перед Лукасом, он сказал:

    — Это одно из тех движений, которое мы советуем не использовать во всю силу на наших храбрых инструкторах. — Он повернулся и хлопнул Лукаса по плечу. — Мы же не хотим лишить наших парней радости отцовства. — Когда женщины захихикали, Лукас слегка порозовел и уставился в пол, скривив губы в сардоническую улыбку.  — В реальной ситуации, если у вас свободна рука, вы можете потянуться назад и схватиться за хозяйство, поворачивая и вытягивая вверх, как будто пытаясь завести газонокосилку.

    Он продемонстрировал это, вместе со звуками заводящейся газонокосилки, даже группа Дона наблюдала за этим и смеялась. Лукас прикусил губу и покачал головой.

    По очереди, мы становились перед ним, лицом к группе, в ожидании его хватки, чтобы попрактиковать выученные движения. Любимицей более взрослых женщин была газонокосилка, и все ее использовали, вместе со звуковым сопровождением. С горящими глазами Эрин использовала все до единого, только что выученные нами, движения — удар затылком, наступ, поцарапать голень, локоть в живот одной рукой и газонокосилку другой. Женщины в группе активно ей поаплодировали и Лукас сказал:

    — Отличная работа. К этому моменту он будет валяться на земле, и молить тебя о побеге.

    — Следует мне еще его стукнуть? — спросила она на полном серьезе.

    — Эм… если он больше не нападает, просто беги. Ты не хочешь, чтобы он схватил тебя за ногу и потянул вниз. — Эрин кивнула и подошла ко мне, сжимая мою руку.

    Он смотрел в мои глаза, пока я приближалась. Я не отводила глаз до тех пор, пока не повернулась спиной прямо перед ним, пытаясь сконцентрироваться на том, что мне следовало делать дальше.

    Внезапно, он обвил меня руками, но его объятие было нежнее, чем у любого настоящего нападающего. Его сильные руки были крепки и неподатливы. Нервничая, я забыла все выученные движения и безуспешно попыталась вырваться.

    — Ударь меня, Жаклин, — сказал он мне в ухо. — Локтем.

    Я двинула локтем в его, закрытый подушкой, живот и он хрюкнул.

    — Хорошо. Наступ.

    Я осторожно наступила ему на ногу.

    — Удар головой.

    Верхушка моей головы еле доставала до его подбородка, но я все же его ударила.

    — Газонокосилка. — Его голос был мягким, с придыханием, и я не могла, даже призвав все свое воображение, представить себя трогающей его там, чтобы сделать ему больно.

    Без дополнительных звуков и сильно краснея, я сделала необходимое движение, и он меня отпустил. Направляясь к Эрин, я бы чувствовала себя глупо, если бы каждая женщина в комнате не проделала все то же самое, что я только что сделала. За исключением того, что они не делали это с парнем, который превращал их внутренности в жидкую лаву. Не с парнем, к которому хотелось повернуться лицом и оказаться в тех же объятиях.

    Мои одногруппницы похвалили меня как будто я не замерла в самом начале.

    Переднее медвежье объятие было хуже, но по тому, как глаза Лукаса слегка расширились, когда я подняла на него взгляд, прижатая грудью к его груди. Как сказала Эрин, ему было не все равно — и это заставило меня почувствовать себя одновременно и лучше и хуже.

    Удушье было проще, и я освободилась без его подсказок.

    И затем урок был окончен, и Ральф попросил нас попрактиковаться до следующего занятия.

    — На следующей неделе, парни будут полностью одеты в защитные костюмы, и вы сможете выбить из них весь дух.

    Эрин и Вики дали "пять" друг другу, и Ральф, потирая руки, одарил их улыбкой.

    — Безжалостные и жаждущие крови. Именно то, что мне хочется увидеть. 


    Глава 17

    Я не была ни на одной Греческой[7] вечеринке со времен Хеллоуина, и, с того случая на лестнице, видела Бака только мельком – всегда в группе, и всегда на публике. Когда он двигался ближе, я отодвигалась подальше, как будто меня отталкивало все его существование, что было правдой. От одной мысли о нем у меня до сих пор пересыхало во рту и сводило живот.

    В нашей комнате, после последнего взгляда в зеркало, Эрин повернулась ко мне. 

    — Ему лучше держаться как можно дальше от тебя, а то я попрактикую на нем свое умение газонокосилки на его заднице, — заявила она.

    — Это движение не для использования на заднице, — пошутила я, передергиваясь от мысли о руках Бака на мне. Я надеялась, что Эрин была готова к тени, потому, что я была не намерена отпускать ее ни на шаг.

    Обвив рукой мои плечи, она повернула нас обоих лицом к большому зеркалу.

    — Мы выглядим с ног сногсшибательно, подруга. — Наши глаза встретились в отражении. — Спасибо, что делаешь это. Девчонки меня поддерживают, но они не ты. Я чувствую себя увереннее, зная, что ты будешь со мной.

    Я улыбнулась и приобняла ее. Мы и, правда, выглядели сногсшибательно. В своем блестящем серебряном платье и серебряных босоножках, Эрин была своим собственным диско-шаром. Мое синее, облегающее фигуру платье — простого покроя впереди и точного цвета моих глаз — выглядело простенько, если даже не тускло по сравнению с Эрин, но только до тех пор, пока я не повернусь спиной. Занятия йогой и игра на контрабасе помогли подтянуть мою спину, и платье открывало ее почти полностью своим V-образным разрезом до пояса. Одни только умопомрачительные каблуки на моих ногах скрывали всю ту тусклость.

    Эрин сделала несколько танцевальных движений.

    — Пошли, заставим Чаза пожалеть, что он вообще родился.

    Я закатила глаза и засмеялась.

    — Ох, Эрин. Я так рада, что ты на моей стороне.

    — Вот именно, дурочка, — она шлепнула меня по заднице, и мы схватили наши куртки.

    Не сговариваясь, мы прошли мимо боковой и последовали дальше, к широкой и открытой главной лестнице, чтобы встретиться с нашим шофером на вечер. Все кого мы проходили мимо пялились на нас с открытыми ртами, один первокурсник даже запнулся на ступени, переводя взгляд от меня к Эрин. Он поднимался наверх, поэтому приземлился на руки, практически у ног Эрин.

    — Вау, — прошептал он, оглядывая ее.

    Проходя мимо, она похлопала его по голове.

    — Ооо, такой милый, — проворковала она, как будто он был щенком. Его, полное обожания, выражение лица доказывало, что вот здесь есть парень, готовый возвести ее на пьедестал и боготворить. Но я подозревала, что Эрин совсем не хотела этого от парня, вне зависимости от того, что она говорила.

    ***

    Парни из братства Чаза превзошли сами себя, они повесили настоящий диско-шар и наняли группу на вечер. Облаченные в костюмы, галстуки и зашкаливающий уровень самоуверенности, они выглядели потрясно, каждый из них знал это. Двое новичков стояли у двери. Один взял нашу верхнюю одежду, а второй, после проверки приглашения Эрин, протянул нам несколько билетиков для, организованного на кухне, "бара", а также парочку билетов для лотереи, расположившейся на одном из столов, за которым наблюдал еще один новичок.

    Призы состояли, в основном, из электроники — от плейеров iPod и приставок до 42 дюймового телевизора.

    Парни, — сделала гримасу Эрин. — Где день в СПА? Или подарочная карточка в Victoria's Secret? — Глаза у охранника стола расширились, он явно одобрил ее последнее предложение.

    — Привет, Эрин, — сказал глубокий голос. Мы повернулись, это был Чаз, отлично выглядевший в своем идеально-сидящем черном костюме с красным галстуком, который очень хорошо гармонировал с волосами Эрин. Он посмотрел на меня теплым и дружелюбным взглядом. — Привет, Жаклин. — Я не чувствовала от него никакого обвинения в том, что их отношения пострадали из-за того, что Эрин встала на мою сторону.

    — Привет, Чаз. Все выглядит просто отлично. — Я ответила за нас обеих, потому, что Эрин продолжала двигаться под музыку, махая рукой своим друзьям, как будто ее бывшего вообще не существовало. Темой этой ежегодной вечеринки в этом году стала Субботняя жара. Группа сменила песню с чего-то вроде Keith Urban к Bee Gees — что было популярно, скорее всего, во времена детства моих родителей.

    Чаз небрежно огляделся, и вернул на меня свой взгляд.

    — Спасибо, — ответил он, и сфокусировал все свое внимание на Эрин. Наблюдая за уже вовсю танцующими людьми, она схватила один из красных стаканов с подноса, проходившего мимо парня. Парень стал что-то возражать, но Чаз одарил его убийственным взглядом и тот, сжав губы, поспешил ретироваться.

    Он смотрел на нее все то время, пока она стояла, попивая из стакана и игнорируя его. Его намерения были очевидны, и тот факт, что Эрин намеренно не смотрела в его сторону, говорил мне о том, что она совсем не была иммунна к этому. Всю оставшуюся ночь они вращались на орбитах друг друга, но он также больше не пытался с ней заговорить.

    Я знала, что Чаз был хорошим парнем, хоть и легко вводимый в заблуждение. Он проглотил историю Бака о том, что случилось между нами той ночью, и спорил с Эрин по поводу того, что скорее всего я просто была пьяна и не помню четко все то, что произошло. Скорее всего, он был одним из тех парней, для кого насильники выглядели как уроды, выпрыгивающие из кустов и нападающие на разных, ничего не подозревающих, девушек. Насильниками не были твой рубаха-парень коллега по работе, или один из братства, или твой лучший друг.

    Может ему просто никогда не приходило в голову, что его лучший друг способен в течение пяти минут вырвать из девушки всю уверенность в себе. Что он мог обидеть кого-то невинного так сильно, как будто бы это был его враг. Что он мог сделать ей больно по какой-то искаженной попытке отомстить за свою собственную беспомощность. Что он мог заставить ее постоянно чувствовать страх, и плевать ему на это.

    Только в присутствии Лукаса я чувствовала себя в полной безопасности.

    Черт.

    Десять минут спустя, я наблюдала за тем, как Бак танцевал с одной из второкурсниц из сестринства Эрин. Он улыбался и смеялся, также как и она. Он выглядел таким… нормальным. Впервые я задумалась над тем, была ли я единственной девушкой, на которую он напал, и если да, то почему. Я подпрыгнула, когда услышала голос Кеннеди у своего уха.

    — Ты выглядишь божественно, Жаклин. — Мой напиток пролился через край стакана, намочив мне руку, и, к счастью, не попав на мое платье. Он забрал стакан из моих рук. — Ах, прости — не хотел тебя напугать. Пойдем, я дам тебе салфетку.

    Я была достаточно смущена тем, что одна его рука лежала на моей открытой спине, а второй он вел меня через толпу, чтобы заметить, как мы потеряли Эрин, пока я не оказалась на кухне, с руками в раковине, как будто у меня была открытая рана, а не рука, облитая пивом. Он вымыл и насухо вытер мою руку, и я выдернула ее из его хватки, когда он не отпустил ее по завершении.

    Он проигнорировал мою отстраненность, улыбаясь мне.

    — Как я пытался сказать с самого начала — ты выглядишь замечательно. Я рад, что ты пришла.

    Музыка была громкой, и нам приходилось стоять ближе, чем мне бы хотелось.

    — Я пришла для Эрин, Кеннеди.

    — Я знаю. Но это не уменьшает моей радости от того, что ты здесь.

    Как и всегда, от него пахло его туалетной водой Lacoste, но мне больше не хотелось наклониться к нему и сделать глубокий вдох. Он снова был полной противоположностью Лукасу, запах, которого не был чем-то специфическим — это была его кожаная куртка и его, еле уловимый, аромат крема после бритья, та еда, которую он приготовил для меня и тонкий, но хорошо различимый запах графита на его пальцах, после рисования, выхлопы его Харлея и запах мятного шампуня на его подушке.

    Выгнув бровь, Кеннеди пристально на меня смотрел, и я поняла, что, скорее всего, она что-то сказал или спросил.

    — "Прости, что? — я наклонилась к нему, пытаясь выкинуть Лукаса из головы.

    — Я сказал — давай потанцуем.

    Не в состоянии собрать мои разбегающиеся мысли, я согласилась и позволила своему бывшему привести меня на, так называемый, танцпол прямо перед играющей группой. Братство освободило площадь от мебели прямо под подвешенным диско-шаром, который висел уж слишком низко для некоторых парней. Медленно вращаясь, его отражающая поверхность бросала волнами вспышки света по комнате, освещая лица и двигающиеся тела, а также сверкая на каждой блестящей поверхности, начиная он дверных ручек и бижутерии и заканчивая серым платьем Эрин. Ее руки были обвиты вокруг шеи второкурсника из Пи Каппа Альфа, а с ее пальцев болтался пустой стакан. Не зная того, ее партнер получал убийственный взгляд от Чаза. Зато Эрин заметила, и прижалась к нему еще ближе, заглядывая в его глаза с восхищением.

    Бедный Чаз. Мне следовало тоже злиться на него, но он явно был несчастен.

    — Я слышал о Чазе и Эрин. Что произошло? — проследил Кеннеди за моим взглядом.

    — Тебе следует спросить его. — Мне стало интересно, что бы сказал Кеннеди о поведении Бака. Они вели себя цивилизовано по отношению друг к другу, но тот дух соперничества так и витал между ними с самого первого дня.

    — Я спросил. Но мне показалось, что он не хотел об этом говорить. Сказал, что они сильно поссорились, что она вела себя не разумно, бла бла… ты знаешь, та фигня, которую говорят парни, когда испоганят что-то хорошее.

    Затем, музыка сменилась на что-то более быстрое, позволив мне взять себя в руки и увести разговор от темы расставаний и идиотизмов. Я была настолько расслаблена тем, что мы закончили тот разговор, что я перестала обращать внимание на то, где была Эрин. И на то, где был Бак.

    В перерыве между песнями, он подошел сзади меня.

    — Привет, Жаклин, — сказал он, и я подпрыгнула второй раз за ночь. — Ты закончила танцевать с этим неудачником? Пошли, потанцуешь со мной. — Каждый волосок на моем теле встал дыбом, каждый нерв накалился, и я подвинулась ближе к Кеннеди, который обвил мои плечи рукой. Я не хотела его руки на себе, но выбирая меньшее из двух зол... у меня не оставалось выбора.

    Улыбаясь, Бак протянул руку.

    Я недоверчиво уставилась на нее, двигаясь еще ближе к Кеннеди, чье тело, приплюснутое к моему, напряглось.

    — Нет.

    С его типичной ухмылкой на губах, Бак смотрел на меня, как будто моего бывшего не было рядом. Как будто мы были одни.

    — Ну, хорошо. Может позже.

    Я покачала головой и сфокусировалась на слове, которое повторяла снова и снова все утро. Слово, предшествующее каждому удару.

    — Я сказала - нет. Ты не понимаешь слово нет? — Уголком глаза я заметила, как Кеннеди перевел свое внимание на мое лицо.

    Бак сощурил глаза и, на секунду, маска равнодушия сползла с его лица, но затем он выпрямился, и все стало как прежде. Я поняла тогда, что он не собирался сдаваться, он просто выжидал удобного момента.

    — Конечно, я понял. Жаклин. — Он глянул на Кеннеди, чье спокойное выражение лица шло в разрез с напряженностью в его теле. — Кеннеди. — Он кивнул и Кеннеди ответил тем же, после чего Бак удалился.

    Я расслабилась в объятиях бывшего, и затем отодвинулась от него, ища глазами серебряное платье Эрин среди битком набитого дома.

    — Жаклин, что происходит между тобой и Баком?

    Я проигнорировала его вопрос.

    — Мне нужна Эрин. Мне нужно найти Эрин. — Я начала двигаться в противоположном направлении от того, куда направился Бак, но Кеннеди схватил меня за руку и притянул обратно. Я оттолкнула ее в сторону, но заметила, что на нас начинают пялиться.

    Он подвинулся ближе, не дотрагиваясь до меня.

    — Жаклин, что происходит? Я помогу тебе найти Эрин. — Его голос был тихим, только для моих ушей. — Но сначала скажи мне. Почему ты так зла на Бака?

    Я посмотрела на него, мои глаза защипало.

    — Не здесь.

    Он сжал губы.

    — Пойдем со мной? Ко мне в комнату. — Когда я заколебалась, он добавил: "Жаклин, ты на взводе. Пошли, поговорим.

    Я кивнула, и он повел меня наверх.

    Он запер дверь, и мы сели на его кровать. Как обычно, в его комнате царили чистота и порядок, хотя постель не была заправлена, и несколько футболок и джинс висели на спинке стула. Я узнала пастельное белье и покрывало, которое мы купили перед приездом в кампус в этом году, потому что Кеннеди хотелось чего-то нового. Я узнала его книжную полку и его любимые романы, его книги по юриспруденции, его коллекцию биографий Президентов. Содержимое его комнаты было таким знакомым. Он сам был таким знакомым.

    — Что происходит? —  его волнение казалось искренним.

    Я прочистила горло и рассказала ему, что произошло в ночь вечеринки на Хеллоуин, не вовлекая в историю Лукаса. Молча слушая, он сжал кулаки, поднялся и начал ходить по комнате, делая глубокие вдохи. Когда я закончила, он остановился и снова сел. — Ты сказала, что тебе удалось освободиться. Значит он не…

    Я покачала головой.

    — Нет.

    Он звучно выдохнул.

    Чертпобери. — Он ослабил свой галстук и расстегнул верхнюю пуговицу его белой рубашки. Он так сильно сжимал зубы, что мышцы на его шее были четко видны под кожей, как трубы, пробегающие от его скул и вниз. Он покачал головой и ударил себя кулаком по колену. — Придурок.

    Обычно, Кеннеди не матерился — оба эти слова точно не были в его ежедневном запасе слов.  Он пристально на меня посмотрел.

    — Я с этим разберусь.

    — Это уже… все кончено, Кеннеди. Я просто… Я просто хочу, чтобы он оставил меня в покое. — Странно, что я не плакала. Я чувствовала, что я стала как-то сильнее от того, что рассказала ему, точно так же, как я чувствовала себя сильнее, после того, как открылась Эрин.

    Он снова сжал челюсть.

    — Так и будет. — Он взял мое лицо руками и повторил: — Он оставит тебя в покое. Я позабочусь об этом. — И затем поцеловал меня.

    Ощущение его рта на моем было таким же знакомым, как и предметы в его комнате. Книги и книжная полка. Покрывало под моей рукой. Снаряжение для скалолазания в углу. Свитер на молнии, который я частенько одалживала. Запах его туалетной воды.

    Сама того не желая, я осознала ощущение его губ, двигающихся немного слишком грубо. Сначала я подумала, что, должно быть, его злость на Бака делала этот поцелуй гораздо менее нежным, но в глубине души я знала, что это не так. Потому, что это тоже было мне знакомо. Его поцелуй — он всегда меня так целовал, властно врываясь ко мне в рот языком, и это было так знакомо, и хорошо, и не как Лукас.

    Я резко отстранилась.

    Он убрал от меня руки.

    — Боже. Джеки. Извини... это было точно не к месту…

    Я проигнорировала его комментарий.

    — Нет. Все в порядке. Я просто… я не… — Я рылась у себя в голове, пытаясь понять, чего же я на самом деле не хотела. Мы расстались семь недель назад. Семь недель, и для меня все было кончено. Я уставилась на свою ладонь, перевернутую у меня на коленях; я была шокирована осознанием и окончательностью своего решения. 

    — Я понимаю. Тебе просто нужно время. — Он встал, и я последовала его примеру, желая уйти из его комнаты и этого разговора.

    Время не изменит то, что я чувствовала — или не чувствовала. У меня было время, и хотя боль от его предательства не исчезла, она точно становилась все меньше. Мое будущее было неясным, да, но я начала представлять будущее, когда я совсем не буду по нему скучать.

    — Пойдем, найдем Эрин. И мне надо будет поговорить с Баком.

    На полпути к двери я замерла.

    — Кеннеди, я не жду от тебя…

    Он повернулся.

    — Я знаю. Это не важно. Я позабочусь об этом. Позабочусь о нем.

    Я сделала глубокий вдох и последовала за ним из комнаты, надеясь, что его целенаправленность была вызвана тем, что он хотел сделать что-то правильно, а не тем, что  он хотел вернуть меня обратно.

    Эрин и я наблюдали за разговором Кеннеди с Баком на заднем дворе. На улице было слишком холодно, поэтому они были одни. Мы не слышали слов, но язык жестов был достаточно очевиден. Бак был выше и больше, но мой бывший обладал врожденным чувством превосходства, которое отказывалось смягчаться перед теми, кого он считал того не достойным. Пока Кеннеди говорил, тыкая в Бака пальцем один, два, три раза, не дотрагиваясь до него, но и не выказывая страха, лицо Бака было маской назойливости смешенной с, плохо замаскированной, злостью.

    Я завидовала стойкости Кеннеди. Так было всегда.

    Мы отвернулись от окна, когда Кеннеди развернулся, чтобы зайти внутрь дома, но не достаточно быстро, потому, что Бак, глянув на окно, одарил меня полным ненависти взглядом.

    — Боже Всемогущий, — пробормотала Эрин, хватая меня за руку. — "Время что-нибудь выпить.

    Мы нашли Мегги с группой людей играющих в четвертаки.

    — Эррррин! — промямлила она. — Иди сюда, будешь в моей команде!

    Эрин выгнула бровь.

    — Мы играем командами?

    — Да. — Она схватила Эрин за руку и посадила себе на колени. — Ж, ты будешь партнершей Минди! Эрин и я надерем вам всем задницы. — Минди оказалась невысокая светловолосая первокурсница. Она улыбнулась и моргнула своими большими зелеными глазами, не в состоянии сфокусироваться на мне.

    — Тебя зовут Джей? — Она сильно тянула слова, а ее ресницы пархали вверх вниз, как у мультяшки, что позволяло ей выглядеть моложе и наивнее восемнадцати. Она была полной противоположностью Мегги, с ее одеянием темной феи. — Как мужское имя Джей?

    Парни за соседнем столом захихикали, и Мегги с отвращением закатила на них глаза. Было понятно, почему она хотела, чтобы я была ее партнершей.

    — Эм, нет. Ж, как Жаклин. — Один из парней схватил два раскладных стула у стены и поставил один рядом с Мегги, а второй рядом с Минди. Я заняла тот, что был рядом с Минди, а Эрин села на второй.

    — Ох. — Минди нахмурилась и моргнула. — Так можно я буду звать тебя Жаклин? — Мое имя было прочти не узнаваемым благодаря ее акценту и заплетающемуся языку.

    Мегги стала бормотать что-то себе под нос, поэтому я сказала:

    — Конечно, — и окинула взглядом стол. — Итак, мы выигрываем?

    Парни на другом конце стола заулыбались. Мы точно не выигрывали. 


    Глава 18

    К тому времени, как наш водитель на вечер привез нас обратно в общежитие, Эрин и я наигрались в четвертаки и пинг-понг до кружащихся вокруг стен и обнимания туалета. Ни одна из нас не разговаривала громче шепота до 15.00 воскресенья. Через четыре часа у Эрин была намечена встреча в сестринстве, и она проклинала того, кто влепил эту встречу в календарь на следующий день после вечеринки братств.

    — Мы ничегошеньки на ней не решим — и, по крайней мере, половина из нас убьет того, кто осмелиться хоть раз стукнуть тем дурацким молотком. — Мы все еще разговаривали в полголоса.

    Когда я ждала пока загрузится мой компьютер, я наблюдала за тем, как она повязала сиреневый шарф себе на шею и натянула перчатки того же тона.

    — Ну, у твоих страданий хоть будет компания.

    — Я так рада. — Она надела сиреневую шапочку поверх своих рыжих волос и застегнула куртку. — Увидимся через несколько вымученных часов.

    Лукас уже прислал таблицу на понедельник. Без каких-либо комментариев.

    Я понимала, почему мы не могли встречаться, и почему то, что между нами было, закончилось. Но я не понимала, почему наша переписка должна была закончиться тоже. Я скучала по этому, и подумала, что он сделает, если я ему напишу. Мне хотелось рассказать ему о вчерашней ночи и о Баке, о том, что я сказала – нет, и чувствовала себя напуганной до смерти и, в то же самое время, сильной.

    Осталась одна неделя занятий, следуемая за неделей экзаменов, и затем семестр закончится. Я не имела понятия, сыграет ли это для него какую-то роль или нет.

    Я закончила последнюю, выносящую мой мозг, домашку — отметила созвездия на карте для завтрашней лабораторной работы по астрономии — и повесила чистое белье, которое валялось в корзине у кровати три… четыре… или даже пять дней. Я пропустила все время для практики на контрабасе, чтобы репетировать с оркестром, дабы избежать дополнительных часов практики в течение недели.

    К тому времени, как Эрин вернулась, я серьезно раздумывала над тем, чтобы просто завалиться спать и переспать остатки моего похмелья. Зевая, я повернулась к двери.

    — Я думаю пораньше лечь…

    Эрин была не одна. Одной рукой она обнимала Минди, мою партнершу предыдущей ночью. Сначала, я подумала, что она просто страдала еще более сильным похмельем, чем я, но приглядевшись, я заметила угрюмое выражение лица Эрин, и налитые кровью, красные глаза Минди. Она не просто чувствовала себя нехорошо от алкоголя. Она плакала. Много. Я свесила ноги с кровати.

    — Эрин?"

    — Ж, у нас проблема. — Дверь захлопнулась за ними, Эрин провела Минди вперед и усадила на свою кровать. — Прошлой ночью, после того, как мы с тобой уехали, Минди танцевала с Баком. — Минди отстранилась и закрыла глаза, слезы текли по ее лицу.

    Мое сердце начало биться быстрее. Я представила то, что дальше скажет Эрин, и ничто из этого не было хорошим. Я очень долго не молилась, но обнаружила себя умоляющей: Прошу тебя, Боже, пускай это не будет хуже того, что случилось со мной. Пожалуйста. Пожалуйста.

    — Он уговорил ее пойти к нему в комнату. — При этом, Минди закрыла лицо руками и уткнулась в плечо Эрин, как маленький ребенок. — Шшш, Шшш, — прошептала Эрин, обнимая ее обеими руками. Мы уставились друг на друга поверх головы Минди, и я поняла, что у нее не было Лукаса.

    — Ж, нам нужно рассказать. На этот раз это просто необходимо.

    — Никто мне не поверит! — прохрипела Минди. Ее голос был хриплым, и я представила, как она делала то же самое, что и я — просила его остановиться. Я представила, как она плакала всю ночь, и половину дня, и я была ужасно зла и напугана. — Я не… — Ее голос опустился до шепота. — Я не была девственницей.

    — Это не важно, — сказала уверенно Эрин.

    Я с трудом проглотила ком в горле.

    — Они поверят тебе. Он пытался… он пытался сделать то же самое со мной месяц назад.

    Минди втянула ртом воздух и повернула ко мне свое заплаканное лицо.

    — Он тоже тебя изнасиловал?

    Я покачала головой, и по всему моему телу пробежали мурашки.

    — Его остановили. Мне повезло. — До настоящего момента я не понимала, насколько мне повезло. Я думала, я знала, но нет.

    — Ох. —  Ее голос слегка дрожал, и она не прекратила плакать. — А этого достаточно?

    Эрин помогла Минди лечь и накрыла ее одеялом.

    — Этого будет достаточно. — Она села рядом с ней и взяла ее за руку. — Ж, а Лукас подтвердит твою историю? Я имею в виду, я предполагаю, что с тем, что мы о нем знаем, он подтвердит.

    Лукас был разочарован тем, что я не позволила ему позвонить в полицию. Мне и не приходило в голову, что то, что я не заявила об этом, позволило Баку думать, что он неуязвим. Что он снова это сделает. Я предполагала, что то, как Лукас отлупил Бака, было достаточно, чтобы отбить у него охоту повторить это снова. Не то, чтобы это остановило его от его действий на лестничной клетке… или от его запугиваний на вечеринке, прямо в присутствии Кеннеди.

    Я кивнула.

    — Он подтвердит.

    Эрин сделала глубокий вдох и посмотрела на Минди. — Нам нужно позвонить в полицию или пойти в больницу, так? Я не имею понятия, что делать сначала.

    — В больницу? — Минди была напугана, и я ее не винила.

    — Им, скорее всего, нужно будет… провести обследование или что-то вроде. — Голос Эрин смягчился, но от слова "обследование" глаза Минди расширились и снова наполнились слезами.

    От того, как сильно она сжимала одеяло, ее костяшки побелели.

    — Я не хочу обследование! Я не хочу в больницу!

    Как я могла ее винить, когда ее заявление принесет только больше боли и позора.

    — Мы пойдем с тобой. Ты сможешь. — Эрин повернулась ко мне. — Что нам следует сделать сначала?

    Я покачала головой, думая о полиции кампуса. Некоторые, как, например, Дон, должны хорошо справиться с такого рода ситуацией. Но другие нет. Мы можем пойти прямиком в больницу, но я не была уверена, что это правильное решение. Я схватила свой телефон и набрала номер.

    — Алло? — Голос Лукаса был настороженным, и я поняла, что до этого, я ни разу ему не звонила.

    — Ты мне нужен. — Прошло больше недели с тех пор, как мы общались, за исключением, присланных им, таблиц, и класса по самообороне.

    — Где ты?

    — У себя в комнате. — Я ожидала, что он спросит, что мне было нужно. Но он не спросил.

    — Буду через десять минут.

    Я закрыла глаза.

    — Спасибо.

    Он отключился, я опустила телефон, и мы начали ждать.

    ***

    Лукас сел на корточки перед Минди.

    — Если ты об этом не заявишь, он снова это сделает. С кем-то другим. — Его голос, еле слышимый с другой стороны комнаты, пронесся волной через меня. — И твои друзья будут с тобой.

    Эрин сидела на кровати, держа ее за руку. Я еле знала эту девушку, но благодаря Баку, теперь мы были в одной лодке, связанные тем, чем никто не хотел бы быть связан.

    — А ты будешь там? — прошептала она.

    — Если ты хочешь, — ответил он.

    Она кивнула, и я проглотила приступ ревности. В данной ситуации нечему было завидовать.

    ***

    Телевизор в приемном покое был включен на полную громкость, что совсем не помогало моей гудящей голове. Мне хотелось его выключить, или убавить громкость, но прямо перед ним сидел пожилой мужчина, со скрещенными на груди руками, и смотрел повтор какой-то передачи. Если эти звуки отвлекали его от того, почему он был здесь, как я могла отобрать у него эту иллюзию?

    Лукас сидел рядом со мной, его, согнутая в колени, нога касалась моего бедра. Его рука была настолько близко, что я могла поднять свой мизинец и дотронуться до него. Но я не делала этого.

    — Имеешь что-то против этой передачи?

    Его глупый вопрос стер хмурое выражение с моего лица.

    — Нет. Но я думаю, что могу слышать ее с противоположной улицы. — На его губах играла та призрачная улыбка, и мне хотелось раствориться в ней.

    — Хмм, — сказал он, фокусируясь на своем ботинке. — У тебя тоже небольшое похмелье? — Когда Эрин и Минди рассказали ему о прошлой ночи, он догадался, что я тоже была на той вечеринке.

    — Может немного. — Я размышляла, не подумает ли он, что я не нарочно поставила себя в опасность, придя на вечеринку, где точно будет присутствовать Бак. Каверзный комментарий Лукаса о моем поведении, в ночь, когда мы встретились — очень 'умно' — до сих пор был не приятен, по большей части потому, что это было правдой.

    — Он разговаривал с тобой? Прошлой ночью? — он все еще смотрел на свой ботинок.

    — Да. Он пригласил меня на танец.

    Мускул на его скуле задергался, и когда он поднял на меня глаза, они были как ледышки.

    — Я сказала ему - нет. — Я слышала оправдание в своем голосе.

    Он еще больше повернулся ко мне, его голос тихий и полный значения.

    — Жаклин, я сейчас собираю всю свою волю в кулак, чтобы сидеть здесь и ждать защитников правопорядка, а не пойти найти его и выбить из него дух. Я не виню тебя — или ее. Никто из вас не просил того, что он сделал — на это даже невозможно напроситься. Это ложь, о которой спорят психопаты и придурки. Окей? — Я кивнула, бездыханная от его заявления.

    Он прищурил глаза.

    — Он принял твое - нет? — И что я услышала в конце его предложения: на этот раз?

    Я снова кивнула.

    — Со мной был Кеннеди. Он заметил, как странно я себя вела с Баком, поэтому я все ему рассказала. Я ничего не сказало про тебя, или драку. Я просто сказала, что мне удалось убежать.

    Между его бровей залегла небольшая морщинка.

    — И как он это воспринял?

    Я вспомнила, как Кеннеди матерился, что так на него не похоже.

    — Он был злее, чем я когда-либо его видела. Он вытащил Бака на улицу и поговорил с ним, сказал ему держаться от меня подальше… что, скорее всего, заставило Бака чувствовать себя слабым, и поэтому… Поэтому он изнасиловал Минди.

    — Что я тебе сказал? Это не твоя вина.

    Я кивнула, уставившись себе на колени, мои глаза наполнились слезами. Мне хотелось верить, что это не было моей виной, но Минди сделали больно, после того, как Кеннеди все ему высказал. Из-за меня. Я чувствовала, что это была моя вина. Я знала, что это не так, но не могла выкинуть это из головы.

    Пальцы Лукаса взяли меня за подбородок и повернули мое лицо к нему.

    — Не. Твоя. Вина.

    Я снова кивнула, хватаясь за его слова, как за соломинку.

    ***

    Я припарковалась у дома напротив, захлопывая дверь внедорожника как можно тише, и, на цыпочках, прокралась по редко освещенной подъездной дорожке к пристроенному гаражу. Было поздно — я надеялась, что достаточно поздно для того, чтобы кто-то выглянул в окно и поймал девчонку, проскальзывающую в квартиру парня.

    Мотоцикл Лукаса был припаркован под открытой лестницей. Я стояла у нижней ступени с одной рукой на перилах, бешено колотящимся сердцем, и оглянулась в сторону дома профессора Хеллера. Хоть в некоторых комнатах все еще горел свет, я не видела, чтобы там кто-то двигался. Делая глубокий вдох, я поднялась по ступеням и легонько постучала.

    На двери был глазок, и я была уверена, что он видел меня, стоящую в свете лампочки, судя по недоуменному выражению его лица, когда он распахнул дверь. Час назад, он оставил меня в общежитии с Эрин и Минди, но после того, как он уехал, я поняла, что не сказала то, что хотела. И, по большей части, что я хотела сказать, включало то, что мне нужно было видеть его, когда я это скажу.

    — Жаклин? Почему…? — Он прервался, заметив выражение моего лица, и, затащив меня внутрь, захлопнул за мной дверь. — Что случилось? — Пока я смотрела на него, он сжал руками меня за локти. Он был одет в полосатые штаны от пижамы и темную футболку, сексуальные линии его татуировок сползали вниз от его рукавов к запястьям. На нем также были узкие, в черной оправе, очки, которые делали ярче его голубые глаза и темные ресницы.

    Перед тем как окончательно струсить, я сделала вдох и все выложила.

    — Я хотела сказать тебе, что я скучаю. И может это звучит глупо — мы еле знакомы, но между теми письмами и сообщениями и… всем остальным, я чувствовала, что мы узнали друг друга. Что мы знаем друг друга. И я скучаю… я не знаю, как еще это сказать… я скучаю, по вас обоим.

    Он сглотнул, закрыл глаза и сделал медленный вдох. Я знала, что он поведет себя целесообразно и скажет, что надо-делать-все-по-правилам и снова меня оттолкнет, но я была готова не давать ему этого шанса. Но он распахнул глаза и сказал:

    — Пошло все к черту, — прижав меня к двери, он обвил мою голову руками и поцеловал так крепко, как никто ни разу меня не целовал, я могла чувствовать пирсинг в уголке его рта, врезающийся в мягкость моей губы.

    Он прижал свое упругое тело к моему, и я прижалась к нему в ответ, хватаясь за его футболку и сокращая, и без того не существующее, расстояние между нами, пока его язык ласкал внутренности моего рта. Когда он немного отстранился, я издала невнятный звук, который с кем-то другим заставил бы меня покраснеть от стыда, но Лукас слегка засмеялся, и, избавив меня от куртки, повел к дивану. Сев, он потянул меня к себе, одной рукой придерживая мою голову, а другой, прижимая ближе.

    Мы отстранились, тяжело дыша, он кинул свои очки на журнальный столик и через голову стянул с себя футболку, и затем, более нежно, снял с меня мою. Он держал меня своими теплыми руками и прижимал к себе еще сильнее, пока наши губы двигались в унисон. Я обвила его руками за плечи, открывая рот и целуя его еще глубже. Когда он поцеловал меня в уголок рта и наклонился ниже, к впадине у моего горла, я откинула голову назад. Я не смогла сдержать тихий стон, вызванный его легкими посасываниями моей кожи.

    — У тебя здесь веснушка, — прошептал он, проводя языком по месту чуть ниже моей скулы. — Каждый раз как я ее вижу, это сводит меня с ума. Мне просто хочется сделать это… — Мягкое прикосновение его рта, перекинуло меня через край, и мои колени сильнее сжали его бедра, пока я продолжала двигаться сидя на нем сверху. 

    С горящими светлыми глазами он снял с меня лифчик, обводя контуры кончиками пальцев, он так мягко до меня дотрагивался, что я почувствовала головокружение и непреодолимое желание большего. Взяв мои груди руками, он провел большими пальцами под ними, и я наклонилась вперед, жадно всасывая его язык себе в рот, и опуская свои руки вниз по его животу к началу его мягких фланелевых штанов.  Я потянула за одну из веревочек.

    — Боже, Жаклин, — выдохнул он, напрягаясь под моей рукой, тогда как его руки обвились вокруг меня, пальцы забрались ко мне в волосы, пока наши рты наслаждались друг другом. Разрывая поцелуй, он прижался головой к моему плечу и простонал, сжав зубы: — Скажи, чтобы я остановился.

    В замешательстве, я покачала головой, хоть и не имела понятия, сделала ли я это со всей пылкостью или едва заметно. Я чувствовала его дыхание у себя на груди и наклонилась к его уху, пробормотав:

    — Я не хочу, чтобы ты останавливался.

    Не говоря ни слова, он перевернул нас на бок, расстегнул мои джинсы и просунул руку между несущественной тканью моих трусиков и моей кожей, ища пальцами и находя то, нужное место, пока он меня целовал. Я простонала его имя ему в рот, впиваясь пальцами ему в плечи. Его голос был почти рыком у моего уха.

    — Жаклин. Скажи стоп.

    Я мотнула головой, опуская руку вниз и прижимая ее к индикатору того, что его тело хотело от меня.

    — Не останавливайся, —  выдохнула я, давая ему понять, что я безусловно хотела того же, чего и он. Я ответила на его поцелуй, уверенная в том, что мои действия и мои слова были достаточным подтверждением того, что он мог продолжать.

    Я ошибалась.

    — Скажи стоп, пожалуйста. Пожалуйста. — Последнее его слово было призывом, которому я не могла отказать, даже если и не понимала его причин.

    — Стоп, — прошептала я, нехотя, не желая этого; по его телу пробежала дрожь, и он убрал от меня руки. Сложив мои руки между нами, я не отодвинулась, не заговорила. Я просто лежала в его руках несколько долгих мгновений, пока его дыхание не нормализовалось, наконец, становясь глубоким и ровным.

    Лендон Лукас Максфилд крепко спал у себя на диване. Со мной. 

    ***

    Я проснулась от приглушенных звуков, издаваемых Франсисом, мяукающим, чтобы его впустили внутрь. Осторожно высвободившись из объятий Лукаса, я соскользнула с дивана и последовала к двери, чтобы впустить кота, по дороге натягивая свой лифчик и футболку с длинным рукавом. Порыв холодного ветра залетел в комнату вместе с котом, и я постаралась побыстрее закрыть дверь. Обвив хвостом меня за ногу, что длилось примерно две секунды, он направился в сторону спальни и я подумала, что это вся благодарность, какую я получу.

    Я вернулась к дивану, но села на пол и оглядела Лукаса, вместо того, чтобы разбудить его или вернуться в его объятия. Благодаря его темным волосам, скрывающим часть его лица, слегка раскрытым губам и густым ресницам, я четче, чем когда-либо могла видеть мальчишку внутри этого мужчины. Я не понимала, что произошло ранее, почему он заставил меня остановить его или почему он держал всех на расстоянии, держал меня на расстоянии, но мне хотелось понять.

    Я предполагала, что татуировка розы была ответом, учитывая место ее расположения - на его сердце. Большинство рисунков на его руках сочетали символы и запутанные мотивы, и мне стало интересно, были ли они его собственным дизайном. Он перевернулся на спину, и, наконец-то, я смогла прочитать слова на его левом боку:


    Любовь не есть отсутствие логики,
    она и есть логика, исследованная и пересчитанная,
    раскаленная и изогнутая так, чтобы поместиться
    внутри контуров сердца.[8]

    Мне не нужно было больше доказательств того, что где-то в не таком далеком прошлом, Лукас очень сильно кого-то любил. И потерял этого кого-то, потому, что ее точно не было рядом. Но затем я пригляделась поближе к татуировке, окружающей его запястье, которое лежало рядом с его лицом. Посреди чернильного рисунка, замаскированный под обычный участок кожи был тонкий, но изогнутый шрам. Он пробегался с одной стороны на другую, по всей длине, как скрытый код среди линий татуировки. 

    Его правую руку обрамлял тот же дизайн, и, наблюдая за его лицом и признаками того, проснулся он или нет, я легонько приподняла его руку с груди и повернула, чтобы посмотреть. На ней был такой же шрам — искусно спрятанный татуировщиком.

    Шокированная, я сидела на полу и наблюдала за тем, как он спал. Я не имела понятия, если я когда-либо смогу поднять с ним эту тему — если он сам когда-либо расскажет об этом. Даже после всех тех несчастных ночей, что я провела, оплакивая разрыв с Кеннеди, я никогда не была настолько в депрессии, чтобы задуматься о самоубийстве. Я не могла даже представить, что могло довести до такого состояния безнадежности.

    Было поздно, и мне надо было возвращаться в общежитие. Наш класс — мой класс — начинался всего через восемь часов. На кухонном столе я нашла старый конверт и нацарапала записку, давая ему знать, что я вернулась в общежитие, и мы увидимся завтра.

    — Подожди. — Голос Лукаса остановил меня с дверной ручкой в руке. Он сел, слегка растерянный ото сна.

    — Я не хотела тебя будить, поэтому оставила записку. — Я подняла ее с тумбочки у входа, сложила и засунула себе в карман. Меня просто переполняли слова и вопросы, но ничего не слетало с языка.

    Он потер глаза и встал, с закрытыми глазами он размял шею и потянулся. От его движений его мускулы напряглись, и мне хотелось перестать пялиться, но я не могла этого сделать до тех пор, пока он не открыл глаза.

    — Я провожу тебя до машины.

    Он повернулся, схватил футболку и начал ее натягивать обратно, я снова могла бесстыдно на него попялиться. По его сильным плечам и спине бежали другие рисунки и какие-то слова, но футболка закрыла их уж слишком быстро. Он скрылся в спальне и вернулся в толстовке с капюшоном и поношенных кроссовках, в которых я никогда его прежде не видела. Обычно он был в ботинках.

    — Франсис в кровати. Если конечно он не отрастил себе дополнительные пальцы, я подразумеваю, что это ты его впустила. — Он улыбнулся, пересекая комнату по направлению ко мне.

    Я кивнула, когда он подошел ближе, его улыбка увяла. Я знала, что он думал о том, что произошло ранее, до того как мы уснули в объятиях друг друга, размышляя над тем, что я должно быть думала о нем, призывающем меня сказать стоп, когда я четко дала понять, что не хочу останавливаться. Если б он только знал — мое замешательство по поводу его странного отказа, не шло ни в какое сравнение с подозрениями о том, что стало причиной  шрамов на его запястьях. 


    Глава 19

    После недельного игнорирования моего существования в классе, в понедельник утром я не знала чего ждать от Лукаса. Изменение было незначительным, но оно все же было. Когда я вошла в класс, его глаза встретились с моими, а на его губах играла еле заметная улыбка. Все в нем стало таким знакомым. В ту ночь, когда мы с ним танцевали, его черты лица объединялись в исключительно симпатичного парня – материал для влюбленности. Сейчас же, я видела все, и его резко выраженные скулы, и упрямый подбородок, и нос с легким намеком того, что был сломан. На одной из щек виднелся крестообразный шрам, а его бесцветные глаза иногда казались мрачными. Локоны его волос смягчали общую картину, но если он когда-нибудь коротко их подстрижет, он будет выглядеть, как абсолютно другой парень.

    Он перевел внимание на свой вечно-присутствующий альбом, и я заставила себя смотреть вперед, чтобы не свалиться на лестнице. Всего несколько часов назад он держал мое лицо в своих руках, прижимал меня к двери моей машины и целовал так, как будто мы сделали то, что я хотела, чтобы мы сделали. Я ехала домой в тумане зачарованного желания.

    Занимая свое место рядом с Бенджи, я подавила желание глянуть через плечо. Если он на меня не смотрел, я буду разочарована, а если смотрел, он меня поймает.

    Девушка рядом со мной давла свой стандартный отчет о том, как она провела выходные, своей соседке и двум-трем дюжинам людей, которые могли ее слышать. Бенджи отлично, хоть и немного драматично, ее пародировал, и я притворилась кашляющей в кулак, чтобы скрыть свой смех.  К сожалению, кашель привлек ее внимание.

    — Ты умираешь тут что ли? — спросила она, насмехаясь, когда я покачала головой. — Ну, выплевывать легкое на публике не так уж и привлекательно — чтоб ты знала.

    Мое лицо загорелось, но Бенджи наклонился вперед и сказал через меня:

    — Эм, а рассказывать половине класса каждый понедельник — в деталях - о том, какая ты алкоголичка и шалава? Тоже не так уж и привлекательно. Чтоб ты знала. 

    Она смутилась, народ поблизости захихикал, а я прикусила губу и уставилась вперед. К счастью, в этот момент профессор Хеллер зашел в класс и начал занятие, и я вернулась к пятидесяти длинным минутам попыток забыть о том, что Лукас сидит три ряда позади и пять стульев левее меня.

    — Итак… девять дней до экзамена. — Бенджи застегнул свой рюкзак и ухмыльнулся мне, пока я собирала свой.

    — Ммм-хмм.

    — Девять дней и никаких больше… ограничений. — Он подергал бровями вверх-вниз, и я закатила на него глаза. — Эх? Эх?

    Я не могла, не проверить был ли Лукас все еще в аудитории. Он разговаривал с той девчонкой из Зеты, но поверх ее головы он смотрел на меня.

    По пути на выход Бенджи расплылся в улыбке и сказал:

    — Алекс, я дам за Горяченького Репетитора 200$, — и ненатуральным женским голосом стал напевать песню из Jeopardy.[9] Он все еще напевал, когда он улыбнулся Лукасу, прежде, чем выйти из класса.

    Я надеялась, что мои щеки не пылали ярко-красным, когда Лукас прировнялся к моему шагу, но ни один из нас не заговорил, пока мы не вышли на улицу. Прочистив горло, он указал в сторону удаляющейся спины Бенджи.

    — Он, эм, он знает? О…?

    Нахмурившись, он зажевал нижнюю губу вместе с маленьким серебряным колечком.

    — Вообще-то, это благодаря нему я догадалась… кто ты.

    — Ох? — Он шел со мной в сторону моего класса по испанскому, также, как это уже случилось однажды.

    — Он заметил, что мы… переглядываемся, — я пожала плечами, — и спросил меня, если я посещала твои дополнительные занятия.

    Закрыв глаза на секунду, он вздохнул.

    — Боже, мне так жаль. — Я ждала, надеясь, что он скажет мне, наконец, причину этой шарады с Лукасом\Лендоном. Пару минут мы просто шагали через кампус, с каждым шагом приближаясь к моему следующему классу. Без единого облачка на небе, солнце грело нас свом теплом под прямыми лучами, и мы мерзли, проходя в тени домов и деревьев.

    — Я заметил тебя на первой неделе, — его голос был мягким. — Не только потому, что ты такая красивая, хотя, конечно, это тоже сыграло роль. — Я улыбнулась, наблюдая за тем, как мы шагали в ногу друг с дружкой. — Это было то, как ты, слушая, наклонялась вперед, опираясь на локти, когда тебе было что-то интересно в классе. И когда ты смеялась, это было не чтобы привлечь внимание, это был просто... смех. То, как ты по привычке убирала волосы с левой стороны за ухо, а правая спадала вниз, закрывая твое лицо, как занавес. И когда тебе скучно, ты беззвучно топаешь ногой по полу и двигаешь пальцами руки по столу, как будто играешь на инструменте. Мне хотелось тебя нарисовать.

    Мы остановились в квадрате солнца, недалеко от тени входа в здание языковых искусств.

    — Почти каждый раз, когда я тебя видел, ты была с ним. Но один раз, ты вошла в здание одна. Я придерживал дверь для нескольких девчонок перед тобой, и подождал, пока ты догнала нас. Когда ты проходила мимо, ты выглядела довольной, и немного удивленно. Не как другие, ты не ожидала, что какой-то незнакомый парень придержит для тебя дверь. Ты улыбнулась мне и сказала "Спасибо". Это было последней каплей. Я молился, чтобы ты не пришла на дополнительные занятия, и точно не с ним. Мне не хотелось, чтобы ты знала, что я был репетитором. Когда ты стояла рядом с ним, держа его за руку, он принимал тебя как должное. Как будто ты была его аксессуаром. —  Он нахмурился, и я вспомнила, что именно так себя и чувствовала с Кеннеди. Часто. — Мне никогда не хотелось сделать тебе больно, но я хотел отобрать тебя у него. Мне приходилось постоянно себе напоминать, что это было не важно, была ты его или нет, потому, что ты все же была по другую сторону баррикад, которые я не мог пересечь. И потом ты не появилась в день экзамена в середине семестра, и на следующем занятии, и на следующем. Я волновался, думал, может что-то случилось с тобой. Он был каким-то отстраненным первые несколько дней. Но к концу недели, перед классом девчонки вовсю с ним флиртовали, и по его реакции я понял, что произошло. Я был уверен, что ты бросила класс, что эгоистически заставило меня чувствовать себя на седьмом небе от счастья. Даже сам того не осознавая, я начал искать тебя в кампусе. — Он смотрел в мои глаза и сказал еще тише: — И затем, вечеринка на Хеллоуин.

    Я не могла дышать.

    — Ты был там? На вечеринке? — Он кивнул. — Как? Ты же не член одного из братств, так?

    Он покачал головой.

    — За день до этого, я починил им кондиционер в доме. По вечерам или на выходных техники кампуса не работают, но я работаю по контракту, поэтому согласился. Когда я не стал брать чаевые, несколько парней пригласили меня на вечеринку. Я согласился только потому, что надеялся ты, будешь там. Прошло две недели, и наш кампус огромен, я начал думать, что больше никогда тебя не увижу. — Он тихо засмеялся и потер рукой шею. — Вау, звучит, как будто я какой-то сталкер.

    Или ужасный романтик. Боже.

    — Почему ты не подошел ко мне тем вечером? До того…

    Он покачал головой.

    — Ты выглядела такой отстраненной и несчастной. Почти каждому, подходившему к тебе парню, был дан разворот поворот. И я не собирался быть одним из них. Ты танцевала с несколькими парнями — теми, кого ты уже знала — и он был одним из них.

    — Бак.

    — Затем, ты ушла, он последовал за тобой, и я подумал, может… вы договорились уйти пораньше вместе, но чтобы никто не знал. Встретиться на улице или что-то вроде.

    Я наблюдала за тем, как трое моих одногруппников вошли в здание.

    — Он лучший друг парня моей соседки по комнате. Ну, сейчас уже бывшего ее парня. Я знала его. Думала, он был и моим другом. Как же я ошибалась.

    Нахмурившись, он кивнул.

    — Я собирался уходить — мой мотоцикл был припаркован впереди. Но что-то было не так, я боролся с тем же желанием набить ему морду, которое я подавлял в течение нескольких месяцев в отношении твоего парня, поэтому я ставил под вопрос свои собственные мотивы. Я задержался на минуту, споря с самим собой, и мне очень жаль. Я, наконец, решил, что если вы двое действительно договорились встретиться, я просто вернусь к входу, заведу свой Харлей и покончу с этим. Покончу с тобой.

    — Но так не случилось.

    — Нет.

    Внезапно, я заметила отсутствие людей, снующих вокруг нас, и достала телефон. На часах было 10.02.

    — Черт, я опоздала.

    — Ох-о. Это не тот ли профессор, который делает из опаздывающих козлов отпущения?

    Впечатляюще.

    — Ты помнишь. — Звучно вздыхая, я засунула телефон обратно в рюкзак. — Теперь у меня есть огромное желание прогулять.

    Уголок его рта приподнялся в улыбке.

    — Какого рода работником университета я буду, если позволю тебе прогулять урок в последнюю неделю занятий?

    — Мы сейчас просто повторяем. У меня и так пятерка. Мне не нужно повторение.

    Мы уставились друг на друга. Я наклонила голову и посмотрела прямо в его светлые глаза.

    — У тебя нет класса?

    — До одиннадцати я свободен. — Уже не в первый раз, ощущение его взгляда на моем лице было как теплый ветерок, или очень нежное прикосновение. Он остановился у меня на губах.

    Мое дыхание сбилось, и сердце затрепетало в груди.

    — Ты так больше меня и не нарисовал. — Его глаза вернулись к моим, но он не ответил, поэтому я подумала, может он не помнил его сообщение. — Ты сказал, что не мог точно сделать это по памяти. Мои скулы. Мою шею…

    Он кивнул.

    — И твои губы. Я сказал, что мне нужно побольше смотреть на них и меньше пробовать на вкус.

    Я кивнула. О, Боже, что онне помнил?

    — Очень глупо с моей стороны, я думаю. —  Он снова смотрел на мой рот.

    Мои губы защипало от его пристального взгляда. И мне захотелось провести по ним пальцем. Или прикусить, чтобы остановить это ощущение. Когда я их облизала, он втянул носом воздух.

    — Кофе. Пойдем, выпьем кофе.

    Я кивнула, и не говоря больше ни слова, мы зашагали в сторону студенческого центра, самого оживленного места в кампусе в данное время время суток.

    — Значит, ты носишь очки? — Мы сидели за крошечным столом, попивая наше кофе и я, пытаясь заполнить неловкую паузу, я выдала первое, что пришло мне на ум.

    — Эм, ага.

    Замечательно. Я только что подняла тему той ночи. Но почему бы мне не поднять эту тему? Не должны ли мы поговорить об этом? Не должна ли я была спросить его о том, почему он меня отталкивал, потому что он был моим репетитором, или по причине шрамов на его запястьях?

    — Я ношу линзы. Но к концу дня мои глаза устают от них.

    Вспомнив картинку того, как Лукас открыл мне вчера дверь, с подозрением на лице, очки, трансформировали его в кого-то официального, тогда как пижама производила противоположный эффект. Я прочистила горло.

    — Они отлично выглядели на тебе. Очки. Я имею в виду, ты бы мог носить их все время, когда хочешь.

    — Они немного мешаются с моим шлемом и на занятиях по таэквондо.

    — Ох, да, я представляю.

    Мы снова замолчали, до его класса и моей перенесенной репетиции по контрабасу оставалось сорок минут.

    — Я могу нарисовать тебя сейчас, — сказал он.

    Без какой-либо причины, мое лицо загорелось.

    К счастью, он полез к себе в рюкзак, достал альбом и открыл его на чистой странице. И, перед тем, как поднять на меня глаза, достал из-за уха карандаш. Даже если он заметил изменения в цвете моего лица, он не прокомментировал это. Не говоря ни слова, он откинулся назад на стуле, положил альбом себе на колени и стал рисовать. Карандаш в его руках рисовал легкие, изогнутые линии, давая понять, что Лукас знал, что делал. Его глаза двигались от меня к странице альбома и обратно снова и снова, а я тихо сидела и попивала кофе, наблюдая за его лицом. За его руками.

    Быть чьей-то моделью было каким-то интимным. Один раз я, за дополнительную оценку, вызвалась быть моделью для класса искусств на первом курсе. Не имея никакого таланта в рисовании, я наивно предполагала, что это будет легкой возможностью получить добавочные баллы, чего я не знала, так это то, что мне придется сидеть весь урок на столе перед всем классом, давая тем самым возможность молодым парням без зазрения совести пялиться на меня в течение целого часа, и это было, как минимум, не комфортно. Особенно, когда Зик, парень Джиллиан, начал мой портрет с моей груди. Он в открытую пялился, и показывал плоды своего рисования своим соседям, тогда как я краснела и пыталась игнорировать его комментарии о сосках, вырезе моей рубашки и о том, как бы он хотел, чтобы я вообще от нее избавилась, или, по крайней мере, расстегнула насколько пуговиц.

    — Большинство артистов начинают с головы, — сказал мистер Вачовски, когда глянул ему через плечо. Зик и остальные парни захохотали и привлекли внимание остального класса, и я покраснела еще больше.

    — О чем ты думаешь?

    Я не собиралась рассказывать ему эту историю.

    — О школе.

    Его волосы скрыли складку на его лбу, которая, я знала, была там, когда он хмурился, потому, что он сжал губы.

    — Что? — спросила я, думая об изменении, которое принесли эти два слова.

    Окруженные разговорами, музыкой и механическими звуками, царапанье стержня по бумаге было не различимо в этом кафе. Я наблюдала за танцем карандаша в его руке, думая о том, какую часть меня, он рисовал, и какие части хотел бы нарисовать. Каким он был в шестнадцать лет? Рисовал ли он тогда? Тусовался ли с парнями его возраста? Был ли влюблен? Было ли его сердце разбито какой-то ветряной девчонкой?

    Были ли у него на запястьях эти шрамы или это случилось позже?

    — Ты сказала, что была с ним три года. — Он произнес это еле слышно, смотря в альбом, пока его карандаш летал туда-сюда по странице. В тоне его голоса не было вопроса. Он считал, что я думала о Кеннеди.

    — Я не думала о нем.

    Он снова сжал губы в линию. Ревность? Я почувствовала себя виноватой от того, что мне хотелось, чтобы он ревновал.

    — Какой для тебя была школа? — спросила я, и мне сразу же захотелось забрать вопрос обратно. Его глаза впились в мои, и рука замерла.

    — Я думаю, совсем не такой, какой она была для тебя. — Его глаза все еще изучали мое лицо, но он больше не рисовал, а выражение его лица было напряженным.

    — Ох? Как так? — я улыбнулась, надеясь изменить эту нашу позицию балансирования на краю, либо перекинуть нас через край.

    Он пристально на меня смотрел.

    — Ну, во-первых, у меня никогда не было девушки.

    Я подумала о розе на его сердце, и поэме на его левой стороне. Мне не хотелось, чтобы эта любовь была недавней.

    — Правда? Ни одной?

    Он покачал головой.

    — Я был… неуправляем, так сказать. Спал с девчонками. Но безо всяких отношений. Постоянно пропускал занятия. Тусовался с местными и приезжими туристами. Часть ввязывался в драки, в школе и вне нее. Был отстранен или исключен столько раз, что иногда, проснувшись утром, я не был уверен, нужно мне было идти на занятия или нет.

    — Что случилось?

    Его лицо побелело.

    — Что?

    — Я имею в виду, как ты поступил в колледж и стал этим… — я указала на него и пожала плечами — …серьезным студентом.

    Он уставился на карандаш в его руках, царапая по стержню ногтем большого пальца, затачивая его.

    — Мне было семнадцать, я был готов покончить со всем этим и работать с отцом на лодке до конца своих дней. Один раз, я был на вечеринке со своими друзьями. Мы развели костер на берегу, что всегда привлекало детей туристов — и все они хотели повеселиться. Один из моих друзей был диллером. Ничего такого — просто таблетки для вечеринки. Он продавал подороже, чтобы мы могли взять немного себе и не платить ничего его дистрибьютору. Той ночью его сестра увязалась за нами. Она запала на меня, но ей было всего четырнадцать. Сама наивность. Не мой типаж. Она не смерилась с моим отказом и стала флиртовать со спонсорами нашего веселья, так сказать. Ее тупоголовый братец был под кайфом и не следил за ней. Я был не лучше, но когда парень, с которым она танцевала начал тянуть ее дальше на пляж, она выглядела так, как будто пыталась вырваться из его хватки. Я помню, как налетел на него, но остальное в тумане. Мне сказали, что я сломал парню челюсть. Был арестован и, скорее всего, оказался бы в тюрьме, если бы Хеллеры не приехали в гости на той неделе. Чарльз сделал что-то и весь этот кошмар закончился. Он и мой отец поговорили и следующее, что я помню, меня записали в класс боевых искусств. Я был достаточно туп, чтобы видеть, что это было неправильно, я просто был рад возможности научиться лучше выбивать дух из людей, поэтому не протестовал. Чего я не ожидал, так это того, что это поставит меня на правильный путь, впервые за долгое время. Перед тем, как он уехал, Чарльз прочитал мне длиннющую лекцию. Мне не нравилось его разочаровывать. — Он пристально на меня посмотрел. — До сих пор не нравится.

    Мы глотнули кофе, и я ждала, придерживая язык, зная, что должно быть что-то еще.

    — Он сказал мне, что я выбрасываю на ветер свое будущее, что я был лучше, чем наркотики и драки. Он сказал, что моя мать смотрит на это, и спросил, чего я хочу, чтобы она гордилась мной или стыдилась меня. Затем, он пообещал, что поможет мне поступить в университет, привлечет все свои связи, если я только попытаюсь. Он знал, что я искал выход из этого, и он дал мне второй шанс.

    От его слов по моей коже пробежал холодок.

    — Он умеет это делать.

    Он едва заметно улыбнулся.

    — Да. Это точно. И я им воспользовался. Мой выпускной класс был еще более-менее, но до этого я просто убил свой средний балл. Я не знаю, как ему удалось сделать так, чтобы меня приняли, даже условно. Естественно, отец не может платить за это, поэтому все эти странные места работы. Я плачу аренду за квартиру, но я не смог бы снять и койку в чьем-нибудь гараже за то, что он с меня берет.

    — Он как твой ангел-хранитель.

    Поднимая свои светлые глаза на меня, он сказал:

    — Ты даже не представляешь. 


    Глава 20

    В замешательстве, я моргнула на Эрин.

    — Что ты имеешь в виду, она, наверное, не будет давать показания?

    Моя соседка кинула свой телефон на стол. Хлопнула дверью холодильника, достав из него бутылку воды. Скинула свои ботинки, и, схватив один в руку, швырнула его через комнату, гле он отскочил от стены у ее кровати и приземлился в центре.

    — Они добрались до нее. Кеннеди, Диджей и Дин. Уговорили ее — или почти уговорили ее, что они позаботятся о Баке. Что это бросит плохой свет на братство и всю греческую систему, если она даст показания.

    — Что?

    — Они заставляют ее чувствовать себя виноватой за то, что ее изнасиловали! — Я никогда раньше не видела Эрин такой взвинченной. — Это полная фигня! Я звоню Кейти.

    Я встала и пересекла комнату, взяв ее за руку, чтобы не дать ей набрать номер.

    — Эрин, ты не можешь никому рассказать, если Минди этого не хочет.

    Она пристально на меня посмотрела.

    — Ж, ты знаешь, как все работает с "греками", все уже знают.

    — Ох, правда.

    Она набрала номер, и я слушала, как она говорила президенту своего сестринства все, что думает по поводу попытки замять это дело.

    — Окей, я буду там, через час с Минди. — Она отключилась, выражение ее лица было более спокойным, расчетливым даже. Сидя на моей кровати, она взяла меня за руку. — Ты должна пойти с нами, Ж. Ты должна рассказать им, что он сделал с тобой.

    Мысль о раскрытии правды обществу девчонок была как-то более страшна, чем подача заявления на Бака в полицию или дача показаний прокурору.

    — П-Почему? — заикнулась я. — Я не одна из вас, Эрин. Им будет все равно.

    — Это покажет прецедент.

    Сколько раз я слышала Кеннеди, использующего этот юридический жаргон — один из его любимых.

    — Ты уверена, что попытку засчитают? Это было всего дважды…

    Ее глаза загорелись.

    — Жаклин…

    — Ты права, ты права… Боже, что я несу? — Мои руки тряслись, закрывая мое лицо, и Эрин мягко опустила их вниз.

    — Нам нужно постараться сделать все возможное, чтобы он не сделал это снова.

    Я кивнула, зная, что она была права, и она отправила сообщение Минди.

    Эрин только успела отпереть свое Вольво, когда я услышала свое имя и, повернувшись, обнаружила Кеннеди, бегущего к нам через парковку.

    — Привет, Жаклин, Эрин. — Когда он одарил ее сжатой, серьезной улыбкой, она нахмурилась. Он повернулся ко мне. — Нам надо поговорить.

    Я одарила его испепеляющим взглядом.

    — О чем? О том, что ты помогаешь им уговорить Минди, не подавать на него заявление, зная, что он сделал со мной?

    Он устало вздохнул.

    — Это не так…

    — Ох? А как тогда?

    — Можем мы поговорить наедине? Пожалуйста?

    Я глянула на Эрин, а она сжала губы и окинула моего бывшего циничным взглядом прежде, чем повернуться ко мне.

    — Я заберу Минди, встретимся в доме? — Она переживала, что я позволю ему отговорить меня от этого, учитывая, что я уже в этом сомневалась.

    Я кинула взгляд на Кеннеди, и поняла, что его планом было как раз отговорить меня оставить этот план в отношении Бака.

    — Подвезешь меня? Сейчас? Только так мы сможем поговорить.

    Раздраженный и может даже немного сбитый с толку  моим заявлением, он согласился.

    — Конечно, я отвезу тебя, если ты поговоришь со мной по дороге.

    Я сказала Эрин через крышу ее машины:

    — Встретимся там.

    Она кивнула, не скрывая надежды у себя в глазах, и я последовала за Кеннеди к его машине.

    Отрегулировав стерео до шума на заднем фоне, он завел машину и медленно двинулся в нужном направлении, ведя ее одной рукой, лежащей на руле.

    — Спасибо, что согласилась поговорить со мной. — Он глянул на меня и вернул свое внимание дороге. — Я хочу, чтобы ты знала, что я стопроцентно верю всему тому, что ты мне рассказала в субботу. Я знал, что Бак полное ничтожество, просто не знал насколько. Мы начали процесс того, чтобы исключить его.

    — Исключить его… из братства? Как будтоэто наказание? — Закрыв глаза, я покачала головой, чтобы прочистить ее.

    — Бак пришел в кампус, думая, что станет президентом класса новичков, думая, что поднимет свой рейтинг, будет управлять всем братством и может даже ученическим советом к выпускному классу, а теперь будет пинком выпнут, и папочка не поможет. Конечно, это наказание.

    Я задохнулась от возмущения.

    — Кеннеди, он изнасиловал девушку.

    Ему хватило такта вздрогнуть.

    — Я понимаю, но…

    — Тут нет НО! Тут не может быть никакого НО! — Моя грудь вздымалась от попыток держать свои руки на коленях, а не пустить их в ход на его лицо. — Он заслуживает время в тюрьме, и я сделаю все возможное, чтобы удостовериться, что он его получит. — Я не могла не подумать о том, что если они отправили Кеннеди, чтобы отговорить меня от дачи показаний, то этот наш разговор имел противоположный эффект.

    Он остановился у дома сестринства и припарковался. Сжав обеими руками руль, он сказал:

    — Жаклин, тебе нужно кое-что понять. Бак распространял сплетни о том, что вы с ним переспали несколько недель. Все знают об этом. Сейчас никто больше не поверит в твою он-пытался-тоже-меня-изнасиловать историю. Уже немного поздновато для этого.

    Весь воздух вышел из моих легких, мое горло сжала невидимая рука, и боль пробежала по всему телу. Закрыв глаза, я боролась с тошнотой и слезами, и такой сильной злостью, что я в буквальном смысле видела красное за закрытыми глазами.

    — Мою… историю?

    Его зеленые глаза встретились с моими.

    — Я сказал, что верю тебе. — Я смотрела в глаза парня, которого интимно знала в течение трех лет. Я видела, что он мне верил, но эта вера шла в противоречие с его необходимостью спасти лицо. Он не собирался делать то, что необходимо было сделать.

    — Ты веришь мне, но ты сидишь тут и пытаешься отговорить меня попытаться убедить остальных поверить мне.

    — Жаклин, это немного сложнее, чем это...

    — Да конечно. — Я распахнула дверь и выскочила на улицу. Захлопывая дверь на все последующие протесты, и, развернувшись, направилась по дорожке к дому сестринства Эрин и Минди. Меня трясло от злости, и страха, и чего-то еще: решительности.

    ***

    На встрече было менее двадцати девушке: Эрин, Минди, верхушка сестринства и я.

    Как президент, Кейти сидела во главе стола, а по обеим сторонам от нее сидела верхушка сестринства. Я узнала старшую сестру Оливии среди них. Она и Оливия могли бы быть близнецами, настолько они были похожи — вплоть до злобной ухмылки.

    — Минди, дорогуша, никто тебя тут не винит, — сказала она, голосом полным неискренности, противоречащий ее словам. — Но дело в том, что ты пошла с ним в его комнату. Я имею в виду,  что того следовало ожидать, ты же понимаешь?

    Эрин положила руку мне на колено, когда я втянула ртом воздух — в качестве предостережения пока не встревать. Я выдохнула через нос и продолжила, молча кипятиться.  Я была посторонней. Меня легко могли попросить удалиться, и это ничем Минди не поможет. Ей была нужна вся поддержка, какую она могла получить.

    — Ты не была девственницей, так ведь? — сказала другая девушка.

    — Боже, Тейлор, это неважно, — ответила другая.

    Тейлор пожала плечами.

    — Для меня это играло бы роль.

    Несколько людей сказали еще несколько глупостей, тогда как другие были более понимающими, и, наконец, казалось, все высказали свое мнение, за исключением Кейти, Эрин, и тех двоих, кто, после всего, держали в руках судьбу Бака: я и Минди. Наконец-то, Кейти негромко стукнула молоточком, останавливая все разговоры и поворачивая все головы в ее сторону. Она держала себя идеально, как королева с тяжелой короной на голове, она остановила свой взгляд на мне.

    — Джеки, я так понимаю, ты утверждаешь, что Бак пытался тебя изнасиловать в ночь на Хеллоуин?

    Пара девчонок пробурчали что-то себе под нос, а одна в открытую захихикала. Я сжала руки в кулаки у себя на коленях. Игнорируя их, я сглотнула и ответила:

    — Да.

    — Окей, извиняюсь, но я не вижу, что она вообще тут делает, — сказала ответственная за первокурсниц. — Если он ничего тогда не сделал…

    — Он собирался это сделать, — сказала Эрин сквозь зубы. — Его просто остановили до того, как ему это удалось.

    Другая девчонка перекинула волосы себе за плечо.

    — Но она не заявила об этом в ту ночь. Почему нет? И почему сейчас? Я имею в виду, откуда мы знаем, что это не какой-то заговор, чтобы привлечь внимание? Или какая-то вендетта против Бака?

    Эрин хмыкнула рядом со мной.

    — Его остановил парень, который видел, что произошло и готов подтвердить мои слова. — Мой голос задрожал, и Эрин под столом взяла меня за руку. — Что касается того почему сейчас, а не тогда… это было моей ошибкой. Мне не приходило в голову, что он может сделать это с кем-то еще. — Я глянула на Минди, полными сожаления глазами, и потом на Кейти. — Я думала, что  это была только я.

    — Что за парень? Один из братьев? Потому что подруга, они не будут давать показания против Бака, — сказала Тейлор и несколько девчонок кивнули.

    — Нет. Лукас Максфилд.

    — Ох, я знаю его, — сказала сестра Оливии. — Он красавчик...

    — Это тот не "грек", что был на вечеринке без костюма? Ковбойские сапоги? Темные волосы? Обалденные глаза? Красавец? — спросила девушка рядом с ней.

    — Да, это он.

    — Минди, —  прервала Кейти, — Я так понимаю, что Дин и Диджей говорили с тобой вчера?

    Минди кивнула, ее глаза, все еще налитые кровью, расширились.

    — Они хотят, чтобы я не давала показания в суде. Они хотят разобраться с этим сами.

    Головы поворачивались туда-сюда между президентом сестринства и Минди, пока они обменивались вопросами и ответами.

    — Каковы твои дальнейшие планы?

    — Я не знаю, я так запуталась.

    Кейти пригвоздила ее взглядом.

    — Бак сделал то, что ты говоришь - он сделал? — Глаза Минди наполнились слезами, и когда она кивнула, они побежали по ее лицу. — Тогда чего тут такого запутанного?

    Все сидели момент в удивленном молчании, пока девушка, назвавшая Лукаса "красавчиком" воскликнула:

    — Ты предлагаешь ей дать показания?

    — Конечно.

    По всему столу пробежала волна шепотков, а я была в таком шоке, что не могла двигаться.

    — Но это будет плохо выглядеть для...

    — Знаешь, что будет плохо выглядеть? — перебила Кейти своего вице-президента. — Группа женщин, которые не поддерживают друг друга в то время, когда какой-то парень выкидывает что-то подобное. Я так устала от этого. Менее часа назад, я сказала Диджею куда он может засунуть свою чертову репутацию братства.  — Она встала и наклонилась вперед, положив рука на стол. — Дайте-ка, я расскажу вам одну историю, девушки, короткую и милую. В старшей школе, в десятом классе я была в группе поддержки и встречалась с выпускником, который вот-вот должен был получить стипендию за достижения в американском футболе. Несколько раз мы спали вместе по общему желанию. Один раз, я была не в настроении, но ему хотелось. Он схватил меня и просто заставил. Те несколько человек, кому я рассказала — включая мою подругу — упомянули, что станет с ним, если я расскажу об этом всем. Они воспользовались тем фактом, что я не была девственницей, что мы встречались, и что мы до этого спали вместе. Так что я промолчала. Я даже маме своей не сказала. Тот парень оставил синяки на моем теле. Я плакала и просила его остановиться, но он не слушал. Это называется изнасилование, дамы.

    Она выпрямилась и скрестила руки на груди.

    — Так что Бак может наслаждаться своей камерой в тюрьме и думать о том, как от пустил свою жизнь коту под хвост. Этот тупоголовый придурок сделал больно двум девушкам, сидящим за этим столом. А вы волнуетесь о том, кто от этого будет плохо выглядеть? К черту это. Дин, Диджей и Кеннеди и каждый парень в братстве могут идти куда подальше. Мы сестры или нет?

    ***

    Жаклин,

    Я прикрепил к письму материал для повторения, который я раздам в четверг. Я думаю, это просто мое желание, дать его тебе пару дней раньше, но я разве тебе не говорил, что ты моя любимица?

    ЛМ (т. е. Лукас, т. е. Лендон, т. е. Мистер Максфилд)



    Мистер Лендон Лукас Максфилд,

    Это странно, получить от тебя письмо по классу экономики. Как-будто ты на самом деле не один и тот же человек. (Помнится я спросила тебя не нужна ли тебе помощь по экономике. Хотела порекомендовать тебе самого себя в репетиторы. Ты наверное подумал, что я накая дурочка).

    Спасибо за материал для повторения. Даже не буду открывать ее до Четверга. Чтобы ты не чувствовал себя виноватым за то, что прислал мне ее раньше.

    Минди и я подали заявления в полицию сегодня. Эрин нас отвезла. Впервые я дала кому-то полное описание того, что случилось. Когда я закончила, меня трясло, и я плакала, и снова чувствовала себя слабой и глупой. Минди была в худшем состоянии; наш социальны работник сказала, что возможно ей прийдется лечиться от пост-травматического стресса. Она посоветовала нам обеим сходить к психологу в кампусе или любому другому по нашему желанию.

    По дороге домой Минди позвонила своим родителям, они прилетят сюда завтра утром. Мне даже в голову не приходило рассказать своим. Я не думаю, что смогу пережить еще одну я-же-тебе-говорила речь от моей матери. Не об этом.

    Я дала детективу твою информацию, и она сказала, что они позвонят тебе, как только ты будешь им нужен. Я не уверена чего дальше ждать.

    ЖУ (т. е. Жаклин, т. е. Ж, т. е. Мисс Уоллис, т. е. Джеки — то применю несколько приемов по самообороне, если буду названа таковой).



    Мисс Жаклин (не Джеки) Уоллис,

    Я никогда, ни секунды не думал, что ты дурочка. Я попался на своем собственном обмане, и чувствовал себя отвратительно по этому поводу. Я рад, что ты узнала об этом, и сожалею, что не сказал тебе самостоятельно. Если кто и был дурак, так это я.

    Я чувствую себя, как полный придурок за то, что вообще сказал что-то, что заставило тебя думать, что какая-то часть той ночи была твоей виной. Я был на взводе, и так зол — на него. Если бы ты не издала тот звук в машине, я бы наверное, убил бы его.

    Вы заполнили форму на судебный запретный ордер?

    Лукас



    Я: Можем переключиться на сообщения?

    Лукас: Конечно, без проблем

    Я: Завтра мы подадим документы на временный судебный ордер.

    Лукас: Хорошо. Если будешь чувствовать себя в опасности, я хочу, чтобы ты мне позвонила. Окей?

    Я: Окей

    Лукас: Завтра мой последний класс на экономике. С пятницы профессор Хеллер будет повторять пройденный материал.

    Я: Да, тебе это точно не нужно. Я думала, что ты был плюющим на предмет студентом. Сидишь на последнем ряду, рисуешь, не слушаешь лекцию.

    Лукас: Я думаю, я и, правда, так выглядел. Это мой третий семестр в качестве репетитора, и моя четвертая возможность сидеть в классе. Я знаю материал достаточно хорошо.

    Я: Так, после четверга, у нас больше не будет вместе класса? И в следующий четверг финальный экзамен, а что потом?


    Прошло несколько минут, и я знала, что задала вопрос, на который он не знал ответа, или не хотел отвечать.


    Лукас: Зимние каникулы. Есть вещи, которые ты не знаешь обо мне. Я сказал себе, что не буду тебе больше врать, но я не готов еще все выложить. Не знаю, смогу ли я. Мне жаль.


    Зимние каникулы начинались через неделю в пятницу — последний день финальных экзаменов. Мне нужно было покинуть общежитие на это время, и весенний семестр начинался только через семь недель. Многое могло измениться за это время.

    В шестом классе я упала с дерева и сломала руку. Я не могла играть на контрабасе или даже собирать в хвост свои собственные волосы в течение семи недель. Когда мне было пятнадцать, моя лучшая подруга Далия уехала в летний лагерь. Когда она вернулась, она была лучшей подругой с Джиллиан. Я осталась с ними подругами, но отношения между мной и Далией были уже совсем не те. Семь недель после начала семестра Кеннеди меня бросил, и семь недель спустя я поняла, что он мне больше не нужен.

    Семь недель могу изменить все.

    Эрин вернулась с работы перед тем, как я смогла сформулировать ответ Лукасу, если я вообще могла на это что-то ответить. Необычайно тихая и со странным выражением на лице, она осторожно сняла с себя рабочую одежду, и положила ее в корзину для стирки, без своей типичной тенденции ее раскидывать.

    — Эрин? С тобой все в порядке?

    Она прыгнула на свою кровать и уставилась в потолок.

    — Сегодня, когда я вышла с работы, Чаз стоял у моей машины. С цветами в руках.

    Я не видела никаких цветов, поэтому могла только предполагать, что с ними случилось. Скорее всего, ничего хорошего.

    — Чего он хотел. —  Я точно знала, чего он хотел. Я знала, чего он хотел в прошлую субботу. Чего он, скорее всего, хотел с той минуты, когда он предпочел своего тупоголового друга своей девушке.

    — Он извинился. Он лебезил. Он сказал, что извиниться и будет лебезить перед тобой, если я того хочу. Он клялся, что никогда не думал, что Бак опуститься до такого, чтобы заполучить девчонку, потому что они всегда вешались ему на шею. Я сказала ему три недели назад, что дело не о сексе. Дело в доминировании. — Она приподнялась на локтях, чтобы посмотреть на меня. — Тогда он меня не послушал. А теперь, когда Бак на краю ареста и обвинения в изнасиловании — теперь он слушает.

    Я пожала плечами.

    — Я думаю, что парню, который никогда не сделает ничего подобного трудно поверить в то, что другой парень сможет, — сказала я, но я видела ее позицию. Осознание и извинения хороши, но они могут прийти слишком поздно. 


    Глава 21

    В среду утром Кеннеди ждал меня снаружи перед классом. Избегая встречаться глазами, я собиралась пройти мимо, но он остановил меня.

    — Жаклин — поговори со мной.

    Позволив ему оттащить меня на пару метров левее двери, я смотрела в класс, чтобы знать, когда появится Лукас.

    Он прислонился плечом к гладкой стене и понизил голос.

    — Чаз говорит, что ты и Минди подали вчера заявления в полицию.

    Я ожидала гнев или раздражение, но не увидела ни того ни другого.

    — Да.

    Он потер двумя пальцами свой идеальный подбородок — привычка, которая заставляла меня раньше желать сделать то же самое.

    — Тебе следует знать, Бак утверждает, что то, что случилось с Минди было по обоюдному согласию, а с тобой вообще не случилось той ночью, когда ты утверждаешь, это произошло.

    Я открыла от удивления рот и сразу же его захлопнула.

    — 'То', что случилось с Минди? 'То', что случилось со мной?

    Игнорируя мой выпад, он добавил:

    — Похоже, он забыл о том, что сказал Чазу и еще нескольким парням, что ты и он занимались сексом в твоей машине, сразу после вечеринки, до того как на него напали.

    Я знала, что Бак распускал сплетни, но не знала деталей.

    — Кеннеди, ты же знаешь, я бы этого не сделала.

    Он пожал плечами.

    — Я так не думал, но я не знал, как ты реагировала на наш разрыв. Я сам сделал несколько, эм, ошибочных вещей после... я просто решил, что ты заслуживала поступать, как хочешь.

    Я подумала об ОФПП — решение Эрин и Мегги спасти меня от депрессии после расставания — и про себя подумала, что он не был так уж не прав. Все равно, мне, было интересно знал ли он меня когда-нибудь на самом деле?

    — Значит, ты думал, что я настолько была несчастной от того, что потеряла тебя, что начну спать непонятно с кем на парковках?

    Он сжал рукой переносицу.

    — Конечно, нет. Я имею в виду, я просто предположил, что он преувеличивал. Я понятия не имел, что он… — он сжал челюсть и его зеленые глаза вспыхнули. — Мне не приходило в голову, что он способен на это.

    Я больше не могла выносить этого общественного мнения.

    В то же самое время, как он заметил меня, я заметила приближение Лукаса. Не замедляя шаг, он подошел прямо ко мне и встал рядом.

    — Ты в порядке?

    Я так привыкла к этому его вопросу, и тому, как он это говорил, голосом как железо, покрытое бархатом. Я кивнула.

    — Все хорошо.

    Он кивнул мне и одарил Кеннеди взглядом, обещавшим смертельную рану, если он посчитает нужным его ею наградить.

    Кеннеди моргнул и глянул через плечо, наблюдая за тем, как Лукас вошел в класс.

    — Этот парень в нашем классе? И что это был за взгляд? —  Он повернулся и пригляделся поближе к моему лицу, пока я смотрела вслед удаляющемуся Лукасу. — Чаз сказал, что той ночью на парковке был какой-то парень. Что это он выбил из Бака дух, а не какой-то бездомный, как сказал Бак. — Он указал большим пальцем через плечо. — Это он о нем говорил?

    Я кивнула.

    — Почему ты мне тогда сказала, что тебе удалось убежать?

    — Мне не хотелось говорить о той ночи, Кеннеди. — С тобой, добавила я про себя. Мне придется снова об этом говорить, перед судом стороне защиты и на самом суде.

    — Ну, хорошо. Но ты не была честна со мной тогда.

    — Я была честна, я просто не вдавалась в детали. Я не знаю, зачем я вообще тебе сказала, особенно после того, как ты просил меня не давать показания, чтобы спасти репутацию братства…

    — Это было ошибкой. Которая была исправлена...

    — Да, группой девчонок из сестринства, которые гораздо храбрее вас. Минди была готова поддаться вашим уговорам, и если бы она отказалась говорить, мое слово бы ничего не стоило. Ты знаешь это лучше, чем кто либо. Так что спасибо, Кеннеди, за твою поддержку. — Я вздохнула. — Послушай, я ценю то, что ты поговорил с Баком, и что бы там ни было, я знаю, что ты действительно не хотел, чтобы он меня обидел. Но он должен пойти в тюрьму, а не одет как лорд и выкинут из братства. — Я развернулась, чтобы зайти в класс, но остановилась, когда он позвал меня по имени.

    — Жаклин — прости меня.

    Эрин была права. Извинения могли приходить слишком поздно. Я кинула, принимая их в дань всего того, что между нами было раньше, но не более того.

    Профессор Хеллер начал лекцию, так что я заняла свое место, принимая приветственную улыбку Бенджи, и хваля себя за силу характера. Я пережила решение Кеннеди покончить с нашими отношениями. Я пережила то, что Бак пытался сделать со мной. Дважды. И я переживу, если Лукас не доверит — или не сможет доверить мне своих персональных демонов.

    ***

    Я даже не заметила, как густая листва опала с деревьев. Изменения здесь всегда проходили быстро, совсем не так, как это было дальше на севере — затянуто и колоритно. Но все же, я была слишком занята, чтобы заметить, как все вокруг резко изменилось. Казалось, что один день деревья стояли зелеными, а на другой, листья просто испарились, кроме как небольших кучек там и тут.

    Исчезли также редкие теплые дни. Лукас и я кутались в наши куртки, а мой шарф был завязан дважды на моей шее, закрывая при этом лицо. Я сделала в него выдох, наслаждаясь секундным теплом.

    Лукас пониже натянул свою шапочку.

    — Хочешь, я пойду с тобой сегодня? Я могу найти кого-нибудь подменить меня в Старбаксе.

    Я повернула голову, чтобы посмотреть на него, но мой шарф со мной не повернулся.

    — Нет. Родители Минди уже здесь. Они позаботятся, что все будет улажено для нас обеих. Они даже предложили снять мне комнату в отеле — они собираются держать Минди там с ними всю неделю, и после экзаменов забрать ее домой. Ее отец заберет ее вещи из общежития сегодня. Эрин говорит, что они, наверное, совсем заберут ее из университета.

    Он нахмурился.

    — Я думаю, не стоит упоминать то, что это могло случиться где угодно.

    Я покачала головой.

    — Может, как только они отойдут от шока. Но даже если это, правда, Минди, возможно, сама не захочет вернуться сюда.

    — Это понятно, — пробурчал он, смотря вперед пока мы шли.

    Мы молчали до самого здания, где проходил мой испанский.

    — Как бы мне хотелось снова сегодня прогулять, но у нас устный доклад, который засчитывается, как часть финального экзамена.

    Он улыбнулся, протягивая руку, чтобы освободить назойливую прядь волос, приставшую к моей губе. Я не могла это сделать в перчатках. Его указательный палец был слегка серый, и я подозревала, что он рисовал сегодня в классе.

    — Я хочу увидеться до того, как ты уедешь домой. Вне субботнего занятия. — Его пальцы пробежались по моей щеке, нырнули под шарф и взяли меня за подбородок.

    Я почувствовала, как мой живот ухнул в пятки. В последнее время я стала знакома с неозвученными прощаниями, и в его глазах было именно оно. Я была не готова его увидеть.

    — Сегодня у меня сольный номер в качестве финальной отметки, в пятницу сольный концерт, в котором я обязана участвовать, и в субботу выступление ансамбля. Но я могу прийти завтра вечером, если хочешь.

    Он кивнул, заглядывая в мои глаза, и выглядел так, как будто хотел меня поцеловать.

    — Я хочу. — Студенты все еще спешили на свои занятия вокруг нас. На этот раз, я пока не опаздывала. Он натянул мой шарф обратно на мой подбородок и  улыбнулся. — Ты выглядишь. Как недоделанная мумия. Как будто, того, кто тебя оборачивал, прервали во время процесса.

    Широкая улыбка от Лукаса была такой редкостью. Я привыкла к еле заметной улыбке, хмурым и пристальным взглядам, меня это так шокировало, что я потерялась. И потом я тоже ему улыбнулась, может он и не видел за шарфом моего рта, но я знала, что складки вокруг моих глаз, подражали его, а темно-синие глаза тонули в его серо-голубых.

    — Может я одарила его ударом кулак-молот и  кровоточащим носом прежде, чем он смог доделать из меня отвратительную мумию.

    Он тихо засмеялся, сохраняя свою теплую улыбку на лице, и я наклонилась к нему, как цветок к солнцу.

    — Ты фанат того удара кулак-молот.

    — Может не настолько, насколько Эрин фанат всего того, что связано с ударами в пах.

    Он снова засмеялся, наклонился и поцеловал меня в лоб, затем отпустил и глянул вокруг. Его улыбка увяла, я и подумала, что готова практически на все, чтобы вернуть ее обратно.

    — Напиши мне сообщение, как закончишь сегодня, ладно?

    Я кивнула.

    — Напишу.

    ***

    Когда в среду вечером я ввела в Google имя Лукаса, я не была уверена в том, что найду. Я надеялась на некролог, который дал бы мне то, с чего начать, и я его нашла. Как и все некрологи, этот о Розмари Лукас Максфилд не говорил ни слова о том, как она умерла. Никакой подписи о том, какому обществу, причиной болезни которого стала ее смерть, слать деньги на цветы тоже упомянуто не было. Я вбила в поиск ее имя, не ожидая результатов — но мне показало множество статей, датированных восемь лет назад. Заглавие выбило из меня дух. Я выбрала одну и открыла ее — мое сердце стучало так сильно, что я могла чувствовать отдельные биты — желая, чтобы эти комментарии были о матери кого-то другого. Кого-то, кого я не знала. 


    Двое погибших в деле об убийстве-самоубийстве

    Власти подтвердили ужасающие детали инцидента, произошедшего в ранние часы утра Вторника, которые имели место во время захвата жилого дома. Полиция утверждает, что Даррен В. Смит, местный разнорабочий, забрался в дом к Реймонду и Розмари Максфилд через заднее окно около четыре утра во Вторник. Профессор Максфилд был в отъезде по делам. После того, как тот обезвредил ее сына в его комнате, Смит несколько раз изнасиловал Розмари Максфилд прежде, чем перерезать ей горло. Причиной смерти стала большая потеря крови от многочисленных ран. После этого Смит застрелился. Оружия, найденные на месте преступления, включали 18 мм охотничий нож и 9 мм револьвер.

    Смит был одним из рабочих по контракту, которые чинили дом Максфилдов ранее этим летом. Кроме как фотографий наблюдения за семьей, найденных детективами в доме Смита, другой связи между Смитом и Максфилдами обнаружено не было. Полиция считает, что Смит знал об отсутствии профессора Максфилда.

    Не в состоянии связаться ни с женой, ни с сыном к вечеру вторника, Реймонд Максфилд попросил своих друзей Чарльза и Синди Хеллер проведать его семью. Примерно в 19.00 пара обнаружила тело Розмари Максфилд в ее спальне, полностью испачканной кровью, и Смита рядом с ней, с самонанесенным огнестрельным ранением в голову. Несовершеннолетнего ребенка отправили в больницу, где его лечили от обезвоживания, шока и незначительных ран, вызванных веревками, которыми он был обезврежен, помимо этого, другого вреда мальчику нанесено не было.

    Сегодня вечером Хеллер сделал короткое заявление, в котором попросил прессу и общество оставить в покое и дать возможность Максфилду и его сыну пережить эту шокирующую ситуацию, в которой они потеряли 38-летнюю жену и мать.

    "Я был в армии. В спец. подразделении. И никогда не видел такого зверства. Это было самой худшим моментом, который мне удалось пережить и я очень жалею о том, что взял с собой свою жену той ночью", сказал Хеллер. Хеллеры и Максфилды были близкими друзьями в течение шестнадцати лет. "Роза была любящей женой и матерью, отзывчивым и замечательным другом, мы все будем ужасно по ней скучать".

    ***

    — Спасибо, что согласились встретиться со мной вне приемных часов. — Я сделала глубокий вдох и скрестила руки на коленях. — Мне нужно поговорить с вами о Лукасе. Мне нужно кое-что знать о нем.

    Брови профессор Хеллер сошлись на переносице.

    — Не уверен в том, что могу вам раскрыть. Если это что-то личное, вам лучше спросить его самого.

    Я боялась, что он это скажет, но мне нужно было знать больше перед тем, как я снова увижу Лукаса. Мне нужно было знать, если та ночь стала причиной шрамов на его руках, или с ним случилось что-то еще.

    —  Я не могу его спросить. Это о том… что случилось с его матерью. С ним.

    Профессор Хеллер выглядел так, как будто я ударила его под дых.

    — Он рассказал тебе об этом?

    Я покачала головой.

    — Нет. Я внесла в Google его имя в поисках некролога. Когда в нем не было сказано, как она умерла, я нашла статьи из газет по ее имени.

    Он нахмурился.

    — Мисс Уоллис, я не собираюсь разговаривать о том, что случилось с Розой Максфилд с тем, кто пытается утолись собственное любопытство.

    Я сделала еще один нервный вздох.

    — Это не любопытство. — Я подвинулась на краешек стула. — Его запястья — на обоих есть шрамы. Я никогда не была знакома с тем, кто пытался сделать… это, и я боюсь сказать что-то не то. Вы знаете его всю его жизнь. Я знакома с ним всего несколько недель, но он мне далеко не безразличен.

    На мгновение он задумался, глядя на меня из-под густых бровей, и я знала, что он взвешивал то, что мне сказать. Мне было сложно представить, что этот мягко-характерный мужчина когда-то был в спец. подразделении. Сложно представить, что именно он обнаружил одну из своих близких друзей зверски убитой.

    Он прочистил горло, и я не пошевелилась.

    — Я подружился с Реймондом Максфилдом в университете. Мы оба шли к нашим докторским степеням, но в то время как я собирался следовать типичному пути преподавания и исследования, Рея привлекало более активная деятельность и не академическая карьера. Мы были на вечеринке у одного из профессоров, с которым жила его дочь, учившаяся в  университете на бакалавра. Она была красавицей — темные волосы, темные глаза — так что когда она прошла мимо, по пути на кухню, Рей встал, под предлогом принести больше льда, и я последовал за ним. Он был моим лучшим другом, но я не собирался позволить ему увести такую девушку у меня из-под носа. Тут уж каждый был за себя. — Он тихо хохотнул. —  Пять минут спустя, я был уверен, что мои шансы с ней были гораздо лучше. Он спросил ее направление, и когда она ответила "Искусство", Рей выдал: "Твой отец — профессор Лукас один из выдающихся профессоров в современной экономике, а ты изучаешь искусство? Что ты собираешься делать с дипломом по искусству?"

    Он улыбнулся, вспоминая.

    — Она выпрямилась во все свои 160 см, и сказала с горящими глазами: "Я собираюсь сделать этот мир красивее. А что ты собираешься делать? Зарабатывать деньги? Я под таким впечатлением!" Она развернулась и покинула кухню. Несколько дней подряд, Рей был ужасно зол, что не придумал никакого умного ответа, пока она была там. Неделю спустя, я наткнулся на нее в кафе. Она спросила, если я был таким же противником искусств, как и мой друг. Я не идиот, поэтому я воскликнул: "Ну, уж нет — я знаю, как важно искусство в человеческой жизни!" Так что она пригласила меня на выставку своих работ и сказала, что я могу привести с собой Рея. Как только я передал ему приглашение, я сразу же пожалел об этом, потому, что он был настроен выдать ей те умные ответы, которые он формулировал с той ночи,  когда они встретились. Галерея была втиснута между вино-водочным магазином и местом аренды мебели. Когда мы зашли внутрь, Рей сделал комментарий о том, что она не делала пока "мир красивее", и я в очередной раз пожалел, что привел его. Роза подошла к нам, одетая в легкое платье, ее волосы были собраны наверх в замысловатый узел — как настоящий студент искусств. С ней была блондинка, одетая в костюм — обычный типаж Рея — которую она представила, как свою лучшую подругу, изучающую финансы. Рей еле глянул на девушку. "Где твои работы?" спросил он Розу. Его вопрос казалось, выбил ее из колеи. Она нервничала, когда подвела нас к стене, на которой висели ее картины, написанные акварелью. Мы все ждали, замерев, того что скажет Рей. Он изучил каждую без комментариев, затем посмотрел на нее и сказал: "Они очень красивы. Тебе не следует заниматься ничем другим, кроме этого". Она выпустилась через три месяца после этого, и тем вечером он надел кольцо на ее палец. Как только он закончил свою докторскую, они поженились, и он начал свою карьеру с той страстью, с которой всегда и планировал это сделать. Как ни странно, я остался с ее лучшей подругой, мы поженились вскоре после них. Мы остались близкими друзьями. Лендон практически как двоюродный брат моим детям.

    Профессор Хеллер остановился и сделал глубокий, грустный вдох, и мой дискомфорт вернулся.

    — Рей работал на FDIC. Много путешествовал. Я преподавал в Джорджтауне, мы жили примерно в двадцати минутах друг от друга. Когда он не смог связаться с ними в ту ночь, Синди и я поехали проверить. Мы нашли Розу в ее спальне с телом Смита, а Лендона в его комнате. — Профессор Хеллер сглотнул, а я не могла дышать. — Он так охрип от криков, что не мог говорить, а его руки были намертво привязаны к спинке кровати. Он толкал ту кровать до того момента, как ей перегородила дорогу остальная мебель и он не смог сдвинуть ее дальше. Его запястья были разорваны веревками, пока он пытался освободиться и прийти на помощь своей матери. На его руках и кровати была запекшаяся кровь. Отсюда и шрамы. Он провел в таком состоянии пятнадцать-шестнадцать часов.

    Мой живот свело, а по лицу побежали слезы, но голос профессора Хеллера был безжизненным. Я предполагала, что он держал себя в руках как мог. Я чувствовала себя виноватой от того, что заставила его пережить ту ужасную ночь.

    — Роза была сердцем их троих. Рей ее обожал, и потеряв ее, таким образом, пока его не было дома, чтобы защитить ее… Он ушел в себя. Он многого достиг в своей карьере, но бросил все. Перевез их обоих в дом его родителей на побережье, вернулся на рыбацкую лодку, от которой сбежал, когда ему было восемнадцать. Его отец умер пару лет спустя, оставив все ему.

    — Лендон ушел в себя по-другому. Синди и я попытались сказать Рею, что ему не следовало отрывать Лендона от всего того, что он знал, ему нужно было лечение, но Рей был вне себя от горя. И не мог находиться в том городе или том доме. — Он глянул на мое лицо и достал из стола коробку с салфетками. — Я думаю, что об остальном тебе нужно спросить Лендона — я имею в виду Лукаса. Он изменил свое имя на среднее — такое же, как была девичья фамилия его матери — когда он приехал сюда, в колледж. Пытаясь снова найти себя, я думаю. Но мне сложно сменить восемнадцатилетнюю привычку, и он особо меня не исправлял за последние три года. — Он посмотрел на меня и вздохнул. — Мне бы очень хотелось, чтобы я не видел тебя тогда, выходящую из его квартиры. Но, чтобы ты знала, все запреты, касающиеся студентов\репетиторов больше не действуют.

    Я промокнула салфеткой пол глазом и поблагодарила его.

    Университетские запреты были последним, что меня сейчас волновало. 


    Глава 22

    — Ты хороший повар. — Я схватила стаканы и последовала за Лукасом к раковине. Он вымыл тарелки с остатками песто и повернулся ко мне, чтобы забрать стаканы.

    — Паста — это легко, — университетская версия золотого стандарта, чтобы произвести впечатление на девушку на свидании своими сумасшедшими кулинарными способностями.

    — Так значит это свидание? — И перед тем, как он мог сделать гримасу, я добавила: — И ты сделал пасту с самого начала — я наблюдала. Только это было достаточно впечатляющим. Кроме того, ты никогда не жил в общежитии, где паста ассоциируется с консервами Chef Boyardee или заваренной в кипятке вермишелью за два доллара. Поверь мне, твои умения приятно удивляют.

    Он засмеялся, одаривая меня моей любимой улыбкой.

    — Что, правда?

    Я ответила на его улыбку, но она казалась поддельной — как будто кто-то еще искривил мои губы в более счастливый контур, чем я чувствовала на самом деле.

    — Правда.

    Каждую минуту, я сражалась с огромным весом того, что я обнаружила в интернете прошлой ночь, и о чем мне рассказал профессор Хеллер несколько часов назад. Лукас прошел через такой ад, и ни с кем им не делился, по крайней мере, насколько я знаю. Он казал, что есть вещи, которые я не знаю о нем, и что он не уверен, что сумеет мне о них рассказать, и вместо того, чтобы уважать эти секреты, я их откопала. Мне хотелось быть той, которую он впустит внутрь, но копаясь в этом, я с таким же успехом дала ему причину отгородиться от меня.

    — Я думаю, что сниму себя с пьедестала идеального повара, если скажу, что на десерт я сделал брауни из коробки. — Выражение его лица было серьезным.

    — Ты смеешься? — Я закатила глаза. — Я обожаю брауни из коробки. Откуда ты знал?

    Он пытался сохранить серьезность на лице, но ему плохо это удавалось.

    —  Вы полны противоречий, мисс Уоллис.

    Я посмотрела на него и выгнула бровь.

    — Я девушка. Это часть моей работы, мистер Максфилд.

    Он вытер руки о кухонное полотенце, кинул его на стол и притянул меня к себе.

    — Я очень рад тому факту, что ты девушка. — Он переплел свои пальцы с моими и скрепил мои руки за моей спиной, мягко прижимая их к моей спине. Мое дыхание участилось вместе с биением моего сердца, пока мы смотрели друг на друга.

    — Как ты освободишься из этой хватки, Жаклин? — Его руки окружили меня, и мое тело наклонилось к нему.

    — Я бы не хотела освобождаться, — прошептала я. — Я не хочу.

    — Но если бы ты хотела. Как бы ты это сделала?

    Я закрыла глаза и представила ситуацию.

    — Я бы дала тебе в пах коленом. Я бы наступила посильнее тебе на ногу. — Я открыла глаза и прикинула рост каждого из нас. — Ты слишком высок для меня, чтобы ударить тебя головой, я думаю. Если я только не прыгну на тебя, как нас учили в футбольном лагере.

    Один уголок его рта приподнялся.

    — Хорошо. — Он наклонился вперед, наши губы были в нескольких сантиметрах друг от друга. — И если я тебя поцелую, и ты не хочешь этого?

    Я так сильно его хотела, моя голова кружилась.

    — Я — я тебя укушу.

    — О, Боже, — сказал он, закрывая глаза. — Почему это звучит так привлекательно?

    Я подалась немного вперед, так близко, как могла, но так и не смогла достать до его губ, и мои руки — скрепленные за моей спиной — не могли двигаться, чтобы потянуть его вниз.

    — Поцелуй меня и узнаешь.

    Его губы были теплыми. Он поцеловал меня осторожно, покусывая и посасывая мою нижнюю губу. Проводя языком по внутренней стороне его рта, я легонько прикоснулась к его пирсингу, он издал рык и прижал меня к себе так сильно, что я не могла дышать. Внезапно, мои руки были свободны, он схватил меня за бедра и посадил на стойку, и теперь я была немного выше его.

    Запустив руки ему в волосы, я осторожно завладела его ртом, проводя языком по твердой поверхности его десен и, затем обвила его тело руками и ногами. Он начал ласкать мой язык своим, и я застонала. Я никогда раньше никого так не целовала; и меня раньше никто так не целовал. Он держал мою шею одной рукой, направляя меня, а второй балансировал на краю столешницы. И когда он проник своим языком еще глубже, нежно проводя зубами по моему, слегка прикусывая, когда я отстранилась.

    — Боже, — простонала я, и он снова меня поцеловал; я сжала его еще сильнее, и мне хотелось плакать от чувства того, как хорошо и правильно это было.

    Поднимая меня со столешницы, он направился к себе в спальню, и мы упали на его кровать, с моими ногами все еще обернутыми вокруг него. Нависая надо мной, он страстно меня целовал пока я не начала извиваться под ним. Он приподнял меня и снял мой свитер, а я расстегнула его рубашку. Оставляя ее болтаться расстегнутой, он дотронулся до молнии моих джинсов, останавливаясь, чтобы посмотреть мне в лицо.

    — Да, — в моем голосе не было и намека на сомнение.

    Он медленно, наблюдая за мной, потянул за крючок, расстегивая молнию до конца. Я лежала, не шевелясь и мягко дышала, смотря на него и чувствовав напряжение этого момента. С одной рукой на моем бедре, и второй на молнии, он пробормотал:

    — Я долгое время не делал этого с кем-то… значимым. Как-то не случалось.

    Я попыталась скрыть недоверие, уж слишком сильно заметное в моем тоне.

    — Ты никогда раньше не занимался сексом?

    Он закрыл глаза и вздохнул, руками сжимая мою обнаженную талию.

    — Я занимался сексом. Но не с кем-то, кто был мне не безразличен или кого я… знал. Связи на одну ночь. Вот и все. — Он поднял на меня глаза.

    — И все?

    Он грустно улыбнулся, проводя пальцами по периметру пояса моих расстегнутых джинсов.

    — Не то, чтобы и желающих было много. Раньше, в школе, было больше, чем за последние три года.

    Я не знала, что на это ответить. Я не могла сфокусироваться ни на чем, кроме его указательных пальцев, которые он просунул в петли для пояса на моих джинсах.

    — Лукас? Я сказала, да, и это правда. Я хочу этого, я имею в виду, если у тебя, конечно, есть защита. Я хочу этого, с тобой. Так что все хорошо. — Я мямлила, боясь повторения той ночи шесть дней назад. Я выдохнула и сказала чуть громче шепота: — Пожалуйста, не проси меня сказать стоп.

    Смотря на меня сверху вниз, он потянул, и я приподняла бедра. Стянув мои джинсы, он отбросил их в сторону, сам освободился от своих и, уже расстегнутой, рубашки.

    — Я хочу, чтобы это было лучше, чем хорошо. Ты заслуживаешь лучше, чем просто хорошо. — Схватив презерватив из коробки на его ночном столике, он кинул маленький квадратик на кровать и расположился между моих ног. Меня колотило, как будто у меня совсем не было опыта. — Тебя трясет, Жаклин. Ты хочешь…

    Нет. — Я накрыла его рот своими дрожащими руками. — Мне просто немного холодно. — И я сильно нервничаю.

    Он сдвинул одеяло подо мной и накрыл нас обоих. Придавливая меня своим весом, он крепко меня поцеловал, прежде, чем уставиться на меня, лаская руками мое лицо.

    — Лучше?

    Я сделала глубокий вдох, мои страхи улетучивались с каждым его прикосновением, а предвкушение возрастало еще быстрее, чем несколько минут назад на кухне.

    — Да.

    Пока он большим пальцем проводил по моему виску, кончики его пальцев играли в моих волосах. Его глаза были настолько светлыми, что я могла видеть каждую мелкую грань.

    — Ты знаешь, что можешь сказать это. — Его голос стал тише, мягче. — Но я не буду тебя просить, на этот раз.

    — Хорошо, — ответила я, поднимая голову и завладевая его ртом. Мои руки поднялись вверх по  железным мускулам его спины, прежде чем провести ногтями путь вниз от его плеч к бедрам.

    Его предыдущее стеснение испарилось, он освободил нас обоих от мелких остатков одежды, надел презерватив на место, горячо поцеловал и вошел в меня.

    Если бы это был Кеннеди, все закончилось бы через несколько минут.

    Моей последней связной мыслью, пока Лукас не жалел времени на то, чтобы целовать и дотрагиваться до каждой части меня, до которой он мог дотянуться и мое тело сливалось с его, была о… так вот о чем весь этот переполох.

    ***

    Мы лежали лицом друг к другу, переплетя конечности под одеялом. Я наблюдала за тем, как его взгляд пробежался по моему лицу, останавливаясь на отельных частях, как будто он пытался запомнить все это: ухо, скула, рот … подбородок, шея, изгиб плеча.

    Затем он посмотрел мне в глаза, поднимая руку и проводя ею по тому, на что он до этого смотрел, при этом наблюдая за моей реакцией. Когда его пальцы дотронулись до моих губ, они очертили контуры, прежде чем потереть нижнюю, я сглотнула и сконцентрировалась на дыхании. Он опустил глаза и достаточно долго на них смотрел, и затем, подвигая меня ближе, рукой за шею, поцеловал меня так мягко, я почти не почувствовала поцелуя, пока наше соприкосновение не проскочило через меня, ударяя, как молнией.

    Я вздохнула и наше дыхание сплелось. Откинув, одело с моей груди, он положил меня на спину, подпер рукой голову и продолжил свое изучение. Моей раскрытой коже должно было быть холодно, но я грелась в лучах его взгляда.

    — Я хочу нарисовать тебя вот так". Его голос был таким же нежным, как и его прикосновения — в данный момент, пробегающиеся туда-обратно по моей ключице и опускаясь ниже.

    — Я подразумеваю, что этот рисунок не окажется на стене?

    Он мне ухмыльнулся.

    — Эм, нет, этот на стене не окажется, как бы мне того не хотелось. Я сделал несколько твоих рисунков, которые тоже не на стене.

    — Правда?

    — Ммм-хмм.

    — Могу я их увидеть?

    Он зажевал нижнюю губу, очерчивая кончиками своих пальцев контуры моей груди и следуя ниже по ребрам.

    — Сейчас? — Его теплая рука обвилась вокруг моей талии, и он притянул меня к себе.

    Я посмотрела в его глаза, пока он лежал на мне сверху.

    — Может, через некоторое время…

    Он опустился ниже.

    — Хорошо. Потому, что есть парочка вещей, которые мне бы сначала хотелось сделать.

    ***

    Надев свои боксеры, он пошел на кухню. Я слышала, как открылась и через мгновение закрылась входная дверь, его голос был тихим бормотанием, смешанным с настойчивым мяуканьем Франсиса. Он вернулся с большим стаканом молока и тарелкой квадратиков брауни.

    Протягивая мне тарелку, он отпил молока и поставил стакан на прикроватный столик. Я села, с простыней, натянутой до груди и наблюдала за его передвижениями в темной комнате. Он включил настольную лампу и схватил свой альбом. На столе, в стопке, лежали несколько точно таких же, какой он держал в своей руке.

    В центре верхней части его спины, но не так высоко, чтобы выглядывать из-под футболки, был вытатуирован готический крест. Остальные татуировки были письменными линиями, окружавшими крест, но слишком мелкими, чтобы можно было их прочитать с расстояния, то что так же, как и поэма на его левом боку. От лопаток и вниз его кожа была чиста. Повернувшись, он поймал меня разглядывающую его — я не могла отвести взгляда, поэтому не было смысла скрывать мое изучение.

    Он забрался в кровать, поправляя подушки и садясь позади меня, засовывая ноги под простыню по обе стороны от меня. Я откинулась назад и легла ему на грудь, жуя брауни, а он открыл альбом и пролистал несколько страниц, на некоторых было немного больше, чем фигуры, очертания и размытые формы, на других были детальные портреты людей, объектов и пейзажей. Некоторые были закончены и датированы, но большинство было сделано наполовину.

    Наконец, он открыл первый рисунок меня — который он, скорее всего, сделал во время класса, когда я сидела рядом с Кеннеди. Мой локоть был на столе, а рука придерживала подбородок. Я взяла из его рук альбом и сама стала перелистывать страницы, медленно, одну за другой, удивляясь его таланту. Он зарисовал два из самых старых зданий на территории университета, парня на скейтборде и нищего, разговаривающего с парой студентов на окраине кампуса.

    Вперемежку с этим было множество тщательных иллюстраций механических частей.

    Я перевернула страницу к еще одному моему рисунку — линии лица и волос, и больше ничего. В нижнем углу стояла дата, за две или три недели до того, как Кеннеди меня бросил.

    — Тебя не волнует то… что я наблюдал за тобой до того, как ты вообще меня узнала? — Тон его голоса был осторожным.

    Я обнаружила, что в данный момент мне было сложно вообще о чем-то волноваться, учитывая то, как я была полностью им окружена.

    — Ты просто очень внимателен, и по какой-то причине, посчитал меня предметом, достойным твоего интереса. Кроме того, ты рисовал множество людей, которые, я думаю, не знали, что ты так пристально их разглядывал.

    Он засмеялся и вздохнул.

    — Я не знаю, если это заставляет меня чувствовать себя лучше или хуже.

    Наклонившись в сторону, я положила голову на его татуированный бицепс и посмотрела на него. Все еще прижимая простынь к своей груди, из-за запоздалого чувства скромности или неуверенности в себе, я наблюдала, как его взгляд задержался на ней, перед тем как подняться к моему лицу.

    — Я больше не сержусь на тебя за то, что ты не сказал мне, что ты и есть Лендон. Я была зла потому, что думала, что ты играл со мной, но это было совсем не так. — Я отпустила и позволила простыне упасть, его обжигающий взгляд последовал за ней. Поднимая руку, я провела пальцами по гладкой коже его щеки. Должно быть, он побрился перед моим приходом. — Я бы никогда не стала бояться тебя.

    Не говоря ни слова, он забрал тарелку с моих коленей и альбом из моих рук, затем поднял и повернул меня лицом к себе. Его рот начал двигаться по моей груди, а руки обвились вокруг  тела, и я запустила пальцы ему в волосы. Я игнорировала упрек в уголке своего сознания — тот, что настаивал на том, что это я на этот раз скрывала информацию, и может я и не боялась Лукаса, но я опасалась его бегства, если я расскажу ему, что знаю, и как я это узнала.

    Вдыхая такой теперь знакомый его запах, я пробежалась пальцами, по словам и рисункам на его коже, а он продолжил меня целовать, изгоняя пронзительные укоры моей совести в дальние дали моего сознания. 


    Глава 23

    — А где... — голос Бенджи прервался, когда я посмотрела на него, он закончил предложение наклоном головы в сторону не занятого сидения Лукаса, и характерно подергал бровями.

    — Это последнее занятие – повторение, так что ему не обязательно здесь находиться.

    — Ах. — Он улыбнулся, наклоняясь через столик своего стула и понижая голос. — Значит... если ты знаешь этот кусочек внутренней информации и, учитывая тот факт, что последние два занятия вы покинули вместе ... могу я предположить, что кто-то ходит сейчас на индивидуальные занятия? — Когда я поджала губы, он захихикал, поднял вверх кулак и пропел: — Попалась!

    Я закатила глаза, стукнула своим кулаком по его, зная, что он будет держать свой, пока я этого не сделаю.

    — Боже, Бенджи, ты такой пацан.

    Он расплылся в улыбке и расширил глаза.

    — Женщина, если бы я не был геем, я бы точно тебя у него увел.

    Мы посмеялись и приготовились делать заметки по экономике в последний раз.

    — Привет, Жаклин. — Кеннеди сел на свободное место рядом со мной и не посчитал нужным обратить особого внимания на то, как Бенджи сощурил на него глаза. — Я хотел, чтобы ты первой узнала. — Сидя боком на стуле, лицом ко мне, он говорил приглушенным голосом. — Исправительный комитет решил позволить ему остаться в кампусе до следующей недели, при условии, что он будет следовать ограничениям, прописанным в судебных приказах, запрещающих ему приближаться к вам и т.д. Ему позволили сделать это потому, что он заявляет, что не виновен, и потому, что всего неделя осталась до конца семестра. Но как только закончатся экзамены, ему было сказано освободить территорию университета.

    Я уже знала, что Бака выпустили под залог, и что с четверга ему был выдан временный официальный приказ судом о запрете приближаться ко мне или Минди. Чаз звонил Эрин, чтобы сообщить об этом и она передала эту информацию мне, Минди и ее родителям.

    — Отлично. Так он все еще живет в доме? — Все мы надеялись, что его выкинут из кампуса, но администрация заняла позицию невиновен-пока-не-доказана-вина.

    — Да, но на следующей неделе уже не будет. Братство не такое беспристрастное, как университетская верхушка. — Он улыбнулся. — Как мне кажется, Диджей раскрыл-таки глаза, после того, как Кейти "спустила на него цербера". Дин тоже согласился. Единственный компромисс, который получил Бак, это возможность посетить свои финальные экзамены и все. — Накрыв своей теплой рукой мою, он уставился мне в глаза. — Есть ли... есть ли что-то, что я могу сделать?

    Я хорошо знала моего бывшего, чтобы точно знать, о чем он спрашивал, но в моем сердце для него не было второго шанса. Это место было занято, но даже если бы не было, я была уверена, что предпочла бы быть одна, чем быть с кем-то, кто мог бросить меня, как это сделал он. Дважды. Я отняла свою руку.

    — Нет. Кеннеди, больше ничего. Я в порядке.

    Он вздохнул и перевел взгляд себе на колени. Кивнув, он взглянул на меня в последний раз, и я была одновременно благодарна и опечалена тем, что видела в его глазах четкое понимание того, что он потерял. Поднимаясь, чтобы вернуться на свое место, он извинился, проходя мимо девчонки, обычно сидящей рядом со мной, и которой, на этот раз, было нечего сказать о ее планах на выходные.

    ***

    Первый курс университета отчислил тех музыкантов, которые заправляли в своих школах оркестром, группой или хором, не прилагая должных тому усилий — особенно тех, кто пришел в университет, считая себя выше знания таких элементарных вещей, как ноты, или музыкальной грамоты. Большинство специализирующихся в музыке уделяли все свое время улучшению своих способностей, так что мы проводили по несколько часов в неделю, а то и в день, практикуясь. Ничто не было настолько идеальным, чтобы позволить себе в нем когда-либо ошибиться.

    Я пришла в кампус немного избалованной. Дома я практиковалась, когда хотела, мама и папа никогда меня не ограничивали, хотя признаю, я практиковалась в приемлемое время. Не имея возможности держать свой огромный контрабас в комнате общежития, мне приходилось запирать его в специальном помещении в здании музыки и записываться в очередь на свободную аудиторию, чтобы практиковаться. Я быстро поняла, что вечернее время уходило со свистом; хоть здание и было открыто почти 24\7, мне не хотелось тащиться через кампус в два утра, чтобы играть.

    Собрать джазовый ансамбль на репетицию было еще сложнее. В начале первого курса мы встречались два-три раза в неделю. В последнее время стало понятным, почему было легче всего получить время в аудитории в Воскресенье утром: оно считалось утром похмелья для большинства студентов, и специализирующиеся в искусствах не были исключением. К середине семестра большинство из нас раз или два пропустили репетицию в Воскресенье утром. То, что работало на первом курсе, совсем не подходило для второкурсников.

    Перед началом нашего сольного концерта в пятницу, я объясняла одному из наших парней, играющем на духовом инструменте, почему я не смогу прийти на, организованную в последнюю минуту, репетицию в субботу утром, даже учитывая то, что наш концерт состоится в тот же день вечером.

    — У меня завтра занятие…

    — Да, да, я знаю. Твой класс по самообороне. Хорошо. Если завтра вечером мы облажаемся, это на тебе. — Генри был, безусловно, талантлив, как будто он был рожден с саксофоном в своих длинных пальцах. Но его высокопарное поведение скрывало всю его гениальность, обычно он нас всех немного пугал. Но в тот момент я была по горло сыта его грубостью.

    — Это полная фигня, Генри. — Я одарила его испепеляющим взглядом, а он с самодовольной ухмылкой развалился на стуле по другую сторону от Келли, нашей пианистки, которая старалась остаться в стороне от аргумента. — Я всего лишь раз пропустила репетицию за весь семестр.

    Он пожал плечами.

    — Но теперь это случиться дважды, не так ли?

    Перед тем, как я смогла ответить, концерт начался. Скрипя зубами, я заняла свое место. Я была таким же серьезным музыкантом, как и любой в этой группе, но в субботу было последнее занятие по самообороне, кульминационный момент того, чему мы научились. Это было важно.


    Эрин с нетерпением ждала боя один на один либо с Лукасом или Доном, который Ральф запланировал для каждого участника нашей группы.

    — Я постараюсь получить Дона, — пообещала она, пока одевалась для работы, а я собиралась на последний сольный концерт семестра. Скашивая один глаз, чтобы нанести тушь на второй, она поддразнивала меня: — Я не хочу повредить жизненно важные части твоего игрушечного мальчика до того, как ты с ним наиграешься!

    Я не слышала от Лукаса весь день, хоть мы оба были ужасно заняты, что у меня почти не было времени размышлять об отсутствии коммуникации и о том, что это значило. Почти.

    Год назад, я даже подумать не могла, что пересплю с кем-то еще кроме Кеннеди. У него были девчонки до меня - что-что, а его опыт в этом деле, мой первый раз, был достаточно очевиден. Это сильно меня не волновало, но мы особо никогда об этом не говорили. Лукас тоже, без сомнения, имел в этом опыт, но, как он мне сказал, никто до этого не был для него важен. Если бы Кеннеди сказал мне что-то такое, я бы почувствовала облегчение, даже если не восторг. Сложное прошлое Лукаса разбивало мне сердце этим признанием, и я не была уверена, что это значило для него, для меня, и для нас.

    ***

    В начале класса, пока мы повторяли все выученные движения, Ральф ходил по аудитории, давая советы и воодушевляя нас. В первой части занятия Дон и Лукас отсутствовали. Ральф хотел отгородить нас от них на эмоциональном уровне, чтобы мы не чувствовали себя неудобно нанося им удары весь следующий час. Я размышляла о том, сколько человек из нас теряли те секунды драгоценного времени, не защищая себя, а волнуясь о том, что думали: но я знаю этого парня.

    С сердцем в пятках, я наблюдала за тем, как одна за другой, мои одногруппницы использовали свои новообретенные навыки собственной защиты на, полностью защищенных мягкими костюмами, Лукасе или Доне. Когда подходила очередь на матах, каждую из нас поддерживала группа из одиннадцати, желающих крови, женщин на скамейках, а парни сменяли друг дружку, по очереди отдыхая от пинков, ударов и словесных оскорблений, летевших в их сторону. Так как защитные подушки ослабляли наши удары, им приходилось использовать их актерское мастерство — реагируя так, как будто каждый удар имел нужный эффект. Так что, когда у Эрин появилась возможность, она исполнила идеальный удар в пах, и Дон повалился на землю, как будто бы обезвреженный.

    Одиннадцать голосов закричали:

    — Беги! Беги! — Но огромное, в защитном снаряжении, тело Дона загородило ей дорогу к так называемой "безопасной зоне" у двери, и Эрин на секунду заколебалась. Он перекатился ближе к ней, и мы закричали еще громче. Придя в себя, она запрыгнула и отскочила от него, как будто он был батутом, а также пнула его еще пару раз, перед тем, как убежать.

    Достигнув двери, она подняла обе руки в воздух и несколько раз попрыгала под наши аплодисменты. Когда она подошла к нам, Ральф хлопнул ее по плечу, и я посмотрела на Лукаса. Он смотрел на нее, с его призрачной улыбкой на губах. Еще одна женщина, которая знает, что надо делать. Еще одной дана возможность защитить себя во время атаки. Еще одна, которая, возможно, не повторит судьбу его матери. Наши глаза встретились, и я подумала, если этих единичных, полных надежды моментов когда-либо будет достаточно, чтобы смягчить ту боль, что преследовала его. Боль, о которой я не должна была знать.

    Отрывая от меня взгляд, он встал, чтобы дождаться выхода на маты следующей потенциальной жертвы. Нас осталось двое — на вид, очень мягко-характерная секретарша из студенческого центра здоровья по имени Гейл и я.

    Ральф посмотрел на нас.

    — Ну, кто следующий?

    Гейл вышла вперед, видимо дрожа. Пока Ральф тихо бормотал ей подсказки — чего он не делал ни с кем другим — «нападение» Лукаса было достаточно простым. В нашем буклете говорилось, что уверенность в своих силах была важнейшей частью практики самозащиты, и я знала, что они пытались ей это дать. Чем больше ударов она наносила, тем громче мы ее поддерживали криками, тем сильнее она отбивалась. Когда она вернулась к нашей группе, на ее глазах блестели слезы, и ее немного шатало, но на лице расплывалась огромнейшая улыбка.  

    Я была последней, против Дона. Как только я ступила на мат, мой адреналин зашкалило, и я подумала, если все могли видеть мелкие разряды тока, пробегающие по моему телу, как и трясущиеся руки Гейла, когда она держала свое маленькое тело в защитной позиции. Я знала, что Эрин и Лукас пристально за мной наблюдали; только они знали о том, что привело меня сюда.

    Все закончилось через минуту или две.

    Дон кружил вокруг меня, выкидывая комментарии типа: привет, красотка — часть сценария. Я собралась, ожидая и не сводя с него глаз. Внезапно, он двинулся и попытался схватить меня за руку. Я блокировала его запястье, но потом облажалась с резким ударом и оказалась в лицевом медвежьем объятии. Я не была уверена, если это было в моей голове или я на самом деле услышала это, потому, что все, казалось, происходило в замедленном действии, как будто мы были под водой, но я услышала голос Эрин кричавший

    — ЯЙЦА!

    Я сразу же подняла вверх колено, вырываясь из хватки Дона, когда он ухнул и отпустил меня.

    Подбегая к двери, я точно слышала голос Эрин громче всех остальных. Когда я достигла «безопасной зоны» она кинулась через всю комнату, чтобы обнять меня, и через ее плечо, я видела выражение лица Лукаса. Он снял защиту со своей головы и откинул назад свои мокрые от пота волосы, поэтому я четко видела его лицо, и его знакомую еле заметную улыбку. 

    ***

    Лукас: Ты хорошо справилась сегодня утром

    Я: Да?

    Лукас: Да

    Я: Спасибо

    Лукас: Кофе в воскресенье? Я заеду за собой в три?

    Я: Конечно :)

    ***

    Субботнее выступление поглотило все мое внимание, отвлекая меня до тех пор, пока я не вернулась к себе в комнату. Эрин все еще не вернулась с очередной вечеринки ее сестринства, но скоро должна была. Все общежитие не спало, народ готовился — или нервничал по поводу экзаменов, наслаждался последними полными выходными перед каникулами, или просто более чем готовый ехать домой. Голоса в коридоре чередовались между напряженными, в ожидании экзаменов, и возбужденными, в ожидании каникул.

    Через стену я слышала в низком тоне мелодию контрабаса, и мои пальцы двигались с ней. Время от времени, факт того, что я играла на контрабасе, всплывал с мало знакомыми людьми, которые обычно представляли себе электронный инструмент и группу тинейджеров в гараже. Лукас больше подходил на эту роль, чем я — темные волосы, спадающие на глаза, маленькое серебряное колечко в полной нижней губе, не говоря уже о татуировках и поджарое, мускулистое тело, которое отлично бы выглядело на сцене, выглядывая из-под футболки. Или вообще без футболки.

    О, Боже. Не. Усну. Никогда.

    Мой телефон пикнул, оповещая о сообщении от Эрин.


    Эрин: Разговариваю с Чазом. Буду позже. Ты в порядке?

    Я: Я в порядке. ТЫ ок?

    Эрин: Все сложно. Может, я почувствую себя лучше, просто пнув его.

    Я: ЯЙЦА!!!!!!

    Эрин: Именно.

    ***

    — Эти люди просто сумасшедшие. — Прижав колени к груди, я прижалась ближе к Лукасу, пока он рисовал пару каяков на озере. — На воде должно быть еще холоднее, чем здесь.

    Он улыбнулся, протягивая руку, чтобы надеть на меня капюшон моей куртки поверх шерстяного шарфа и шапки.

    — Ты думаешь это холодно? — Он выгнул на меня бровь.

    Я состроила гримасу и прикоснулась своими пальцами в перчатке к носу, который давал мне ощущение анестезии, как у дантиста в офисе, прямо перед тем, как он начинает сверлить твой зуб.

    — Мой нос занемел! Как ты смеешь издеваться над моей чувствительностью к температурам ледникового периода. А я-то думала, что ты с побережья. Разве там не теплее?

    Смеясь, он засунул карандаш себе за ухо под шапкой, закрыл альбом и положил его на скамейку.

    — Да, на побережье точно теплее, но я рос не там. Я не уверен, что ты смогла бы выжить зиму в Александрии, если ты такой нежный цветочек.

    Я издала звук притворного возмущения и шлепнула его по плечу, а он дернулся, но не смог его избежать.

    — Ау, блин — я беру мои слова обратно! Ты супер выносливая. — Он повернулся и приобнял меня, одаривая полной улыбкой. — Полная крутышка.

    Между его близостью - в физическом смысле и его объятии - в эмоциональном, я счастливо хмыкнула и прижалась к нему сильнее, закрывая глаза.

    — У меня отличный удар кулак-молот, — пробормотала я в его толстовку. Его кожаная куртка лежала на скамейке рядом с альбомом. Он настаивал, что ему было совсем не холодно, и что она ему была нужна только на мотоцикле.

    Он повторил мой хмык, и приподнял мою голову своими удивительно не замерзшими пальцами.

    — Это правда. Я даже немного тебя боюсь.

    Наши лица были в нескольких сантиметрах друг от друга, и наше дыхание перемешивалось в испаряющемся облачке между нами.

    — Я не хочу, чтобы ты меня боялся. — И в моей голове пронеслись слова, которые я не могла заставить себя сказать: поговори со мной, поговори со мной. Блокируя это, я пожелала, чтобы он поцеловал меня, и я перестала чувствовать нарастающее чувство вины, угрожающее выплеснуться в необратимое признание. И, как будто я озвучила свое желание вслух, он нагнул голову и нежно меня поцеловал.


    Глава 24

    Большинство людей разъезжалось по домам, как только закончился последний экзамен. Эрин уезжала в субботу, но я задерживалась, потому, что мой любимый ученик средней школы пригласил меня на свой концерт вечером в понедельник – он получил первый ряд в оркестре, и хотел похвастаться. Нам было сказано освободить общежитие на каникулы до Вторника, так что я собиралась тогда и отправиться домой, хотела я этого или нет.

    Мегги, Эрин и я встретились в библиотеке, чтобы подготовиться к нашему последнему экзамену по астрономии. Около двух утра, Мегги плюхнулась лицом в свою открытую тетрадь с драматическим вздохом.

    — Ухххх… если мы не прервемся ненадолго от этой фигни, мой мозг станет черной дырой.

    Эрин ничего не сказала, и когда я посмотрела на нее, она проверяла свой телефон, пролистывая через сообщения, и кому-то отвечая. Она нажала отправить и заметила, что я смотрю на нее.

    — А? — Ее карие глаза немного расширились. — Эм, Чаз сказал мне только что, что парни за ним по очереди наблюдают. Удостоверяются в том, чтобы он не покидал дома.

    — Я думала, что мы не разговариваем с Чазом, — промямлила сонно Мегги — закрыв глаза и прижавшись щекой к странице, материал которой мы повторяли.

    Глаза Эрин были где угодно, кроме моих, и я знала, что она забросила наш план. Я решила помучить ее еще немного, прежде чем спустить с крючка. Мне всегда нравился Чаз, и сколько еще его можно было наказывать. Я бы тоже не хотела верить в то, что мой лучший друг был монстром.

    Проверяя свой телефон, я перечитала нашу с Лукасом переписку ранее.


    Я: Экзамен по экономике:  Сдан

    Лукас: И все благодаря мне, да?

    Я: Нет, благодаря Лендону.

    Лукас: ;)

    Я: Мой мозг болит. У меня еще три экзамена.

    Лукас: У меня один, в пятницу. Потом работа. Увидимся в субботу.



    — Завтра последний экзамен Минди. — Эрин нарисовала какую-то загогулину вокруг уравнения  в своей тетради.

    — Я слышала ее отец сидит в коридоре во время всех ее экзаменов, — сказала Мегги.

    Я слышала то же самое.

    — Если это правда, не могу его винить.

    Мы посмотрели на Эрин, кто всегда знала правду между фактами и сплетнями кампуса. Она кивнула.

    — Так и есть. И она сюда не вернется, кроме как дать показания в суде. Она переводится в какой-то маленький местный колледж поблизости к дому. — Сожаление в ее глазах было бездонным. — Ее мама сказала, что она до сих пор видит кошмары каждую ночь. Я не могу поверить, что я просто оставила ее там.

    Мегги села.

    — Эй, мы оставили нам много кого. Это не было нашей виной, Эрин.

    — Я знаю, но…

    — Она права, — я заставила Эрин посмотреть на меня. — Вини того, кто на самом деле виноват. Вини его.

    ***

    В конце концов, я рассказала своим родителям о Баке. Я не разговаривала с ними с тех самых пор перед Днем Благодарения. По тому, что в кладовке еда была не на месте, мама догадалась, что я была дома и позвонила мне. Я думаю, она просто хотела убедиться, что никто в их отсутствие не забрался в дом и не нарушил ее, расставленные в алфавитном порядке, зерновые и специи, поэтому мне пришлось признаться.

    — Но… ты сказала мне, что поедешь к Эрин?

    Вместо того чтобы сказать ей, это было ее предположение и что я всего лишь упомянула Эрин один раз, и она не потрудилась переспросить, что я на самом деле делаю на День Благодарения  -  я соврала. Это было легче для нас обеих.

    — Я решила поехать домой в последнюю минуту. Ничего страшного.

    Она начала тараторить о том, что нам нужно сделать на каникулах — мне пора было сходить к зубному, и срок регистрации моего внедорожника заканчивался в январе.

    — Тебе нужно забронировать время у Кевина или ты нашла себе там стилиста? — спросила она.

    Вместо того чтобы ответить, я ей все выложила — нападение Бака на парковке, спасение меня Лукасом, изнасилование Баком другой девушки, наши заявления в полицию, приближающийся суд. Начав, я не могла остановиться.

    Сначала, я думала, что она меня не слышала, и сжала телефон, думая: Я не собираюсь все это повторять, если она настолько занята украшением своей вечеринки, чтобы послушать меня в течение десяти секунд.

    И потом она выдавила:

    — Почему ты мне не сказала?

    Она знала почему, думала я, мне не нужно было этого говорить. Они не были идеальными родителями; они не были также самыми худшими.

    Я вздохнула.

    — Я говорю тебе сейчас.

    Мы снова замолчали на некоторое время, он я слышала, как она двигалась по дому. В субботу они организовывали ежегодный вечер в честь праздников, и я знала, каким контролирующим фриком была мама в отношении того, как все должно было быть идеально в доме. Выросши с ними, я давно научилась становиться незаметной в течение всей недели до этого мероприятия.

    — Я сейчас позвоню Марти и скажу, что не приду завтра. — Марти был маминым боссом, в консалтинговой компании, которой она работала. — Я приеду где-то к одиннадцати. — Я услышала, как она вытаскивала свой чемодан на колесиках из шкафа под лестницей.

    Я несколько секунд я просто стояла с открытым ртом, прежде, чем вернуться к жизни.

    — Нет... нет, Мам, я в порядке. Я буду дома меньше, чем через неделю.

    Ее голос дрожал, когда она ответила, чем шокировала меня еще больше.

    — Мне так жаль, Жаклин. — Она произнесла мое имя так, как будто пыталась найти способ дотронуться до меня через телефон. — Мне так жаль, что это случилось с тобой. Мой Бог, подумала я, она плачет? Моя мать не была плаксой. — И мне так жаль, меня не было, когда ты приезжала домой. Ты нуждалась во мне, а меня рядом не было.

    Одна в комнате и ошеломленная, я села на кровать.

    — Все в порядке, мам. Ты не знала.

    Она знала о моем разрыве с Кеннеди… но я была готова оставить это в покое тоже.

    — Ты вырастила меня быть сильной, так? Я в порядке. — И сказав это, я поняла, что это правда.

    — Может… может записать тебя на прием к моему психотерапевту? Или к одному из ее партнеров, если ты хочешь?

    Я забыла о редких встречах мамы с ее психотерапевтом. Когда я была еще маленькая, ей поставили диагноз нарушения питания. Я даже не знаю, что это было — булимия, анорексия?

    Мы никогда особо об этом не разговаривали.

    — Конечно. Было бы не плохо.

    Она вздохнула, и мне показалось, я услышала облегчение. Я дала ей, чем себя занять. 

    ***

    После того, как мы закончили несколько коробок с заказанной Китайской едой и разговором о том, как мы выбрали наши специальности, Лукас достал из кармана свой iPod и протянул мне наушники.

    — Я хочу, чтобы ты послушала эту группу, я недавно наткнулся на нее. Возможно, тебе понравится. — Мы сидели на полу спиной к моей кровати. Как только надела наушники, он нажал кнопку и наблюдал за мной, пока я слушала.

    Я не могла слышать ничего, кроме музыки в моих ушах, и не видела ничего, кроме его глаз. Он наклонился ближе, и я вдохнула такой успокаивающий его запах. Взяв мое лицо руками, он накрыл мой рот своим, целуя меня медленно, что каким-то образом соответствовало ритму песни. На вкус он был как мятный тик-так, который он сосал до этого.

    Протянув мне iPod, он поднял меня, положил на кровать и лег рядом. Прижимая меня крепче, он целовал меня, пока песня сменилась другой, затем еще одной. Когда он отстранился, чтобы провести пальцем по моему уху, я вынула один из наушников и протянула ему. Мы лежали рядом на моей узкой кровати — длины, которой хватало как раз, чтобы удобно вместить длину его тела, внимательно слушая. Он открыл новый список песен, и я знала, что песня, которую он выбрал, была для меня — а не только группа, которую он хотел, я услышала, или что-то о чем мы могли потом поговорить в плане музыки.

    Мое сердце потянулось к нему, пока мы слушали и смотрели друг на друга, и я чувствовала нити, связывающие нас — хрупкие волокна, которые можно было так легко разорвать. Как в той поэме, на его боку, мы оба изгибались, чтобы поместиться внутри друг друга, и это плавление и изменение формы могло быть глубже, более эластичным. Мне было интересно, если он тоже это чувствовал, и когда я прислушалась к словам песни, что он выбрал, я подумала, что это возможно. Не смейся сейчас, потому что я могу быть… мягким изгибом твоих жестких линий.

    Наконец-то, после целого дня неугомонного шума пакующихся и уезжающих студентов, коридор за моей дверью стал, по большей части, бесшумен. Мы разговаривали — только о происходящем недавно — и Лукас рассказал мне историю о том, как Франсис стал его соседом по квартире.

    — Он заявился одной ночью и потребовал, чтобы его впустили внутрь. Поспав на диване с часок, он потребовал, чтобы его выпустили. Это превратилось в ночной ритуал, и он оставался все дольше и дольше, пока, в какой-то момент, я не понял, что он просто ко мне переехал. Он, наверное, самый наглый переселенец, что когда-либо существовал.

    Я засмеялась, и он поцеловал меня, тоже смеясь. Все еще улыбаясь, он снова меня поцеловал,  проводя руками от моей талии к бедрам. Наши действия становились все более откровенными, и я упомянула, что Эрин не уезжала из кампуса до завтрашнего дня — и значит, могла вернуться в любую минуту.

    — Я думал, что ты говорила, она уезжает сегодня.

    Я кивнула.

    — Она собиралась. Но ее бывший парень беспрерывно пытается ее вернуть, и он хотел с ней сегодня увидеться.

    Одна из его рук забралась мне под рубашку.

    — Так что с ними случилось? Почему они расстались?

    Мои губы раскрылись, когда он взял в руку одну из моих грудей, которая легла в его ладонь, как будто была создана для нее.

    — Из-за меня.

    Его глаза немного расширились и я улыбнулась.

    — Нет, не в том смысле. Чаз был… другом Бака. — Я ненавидела, как мое тело замерло от одной мысли о Баке, и как я сжала зубы, сказав его имя. Даже на расстоянии, он вызывал отвратные чувства, которые злили меня.

    — Его больше нет, так? — спросил он. — Он покинул кампус? — Перемещая руку мне на спину, она прижал меня ближе.

    Закрыв глаза, я спрятала лицо под его подбородком и кивнула.

    — Я сомневаюсь, что он сможет вернуться в следующем семестре, даже перед судом, — сказал он.

    Я вздохнула, закрывая рот и делая глубокий вдох его запаха через нос. Я чувствовала себя защищенной. В безопасности.

    — Я постоянно оглядываюсь через плечо. Как будто он один из тех клоунов на пружинке, что выпрыгивают из коробки… Я никогда, не упоминала при тебе то, что произошло на лестнице, да?

    Не только я была не в состоянии сдерживать физические реакции. Его тело замерло, и его хватка на мне стала более напряженной, и менее нежной.

    — Нет.

    Бормоча историю в его грудь, я пыталась сфокусироваться на фактах и больше ни на чем, чтобы смягчить собственные чувства. Я закончила:

    — Он постарался сделать так, что это выглядело, как будто мы сделали это на лестнице. И по лицам всех вокруг в коридоре… из историй, что ходили, потом вокруг… они ему поверили. — Я постаралась сдержать слезы. Я не хотела больше плакать из-за Бака. — Но, по крайней мере, он не попал ко мне в комнату.

    Лукас молчал так долго, что я подумала, что он никак это не прокомментирует. Наконец, он прижал меня спиной к кровати, запустил свое колено между моих, и крепко меня поцеловал. Его волосы щекотали одну из сторон моего лица, и я высвободила руки — зажатые между нашими телами — запуская их ему в волосы и стараясь прижать его к себе еще ближе.

    То, как он меня целовал, чувствовалось как клеймо. Как будто он татуировал себя под моей кожей.

    Он знал все мои секреты, и я знала его.

    Но эта взаимность была ложью — потому, что он не раскрывал мне свои секреты. Я откопала их, и хуже того, он этого не знал.

    Мое чувство вины цвело между нами, вместе с моим страстным желанием того, чтобы он раскрыл мне ту часть себя. Доверился мне. Я уезжала домой через три дня. Я не могла говорить об этом через километры и часы, разделяющие нас, или держать это в себе еще несколько недель.

    Когда мы снова остановились, переплетенные друг с другом и, позволяя нашим телам и сердцебиениям немного успокоиться, я уловила открытую возможность.

    — Так ты вроде как живешь с Хеллерами, и они друзья твоей семьи?

    Он посмотрел на меня и кивнул.

    — Откуда твои родители их знают?

    Поворачиваясь на спину, он забрал свое серебряное колечко в губе себе в рот. Я узнала это, как его показатель стресса — как с Кеннеди, когда он чесал свою шею.

    — Они учились вместе в университете.

    Мы забросили наушники где-то по ходу последнего получаса. Он выключил iPod и крепко намотал наушники на него.

    — Так ты знаешь их всю свою жизнь?

    Он засунул iPod себе в карман.

    — Ага.

    Перед глазами пронеслись картинки того, что я прочитала в интернете и того, что мне рассказал профессор Хеллер. Лукасу необходимо было утешение, я не знала никого, кто бы нуждался в этом больше, но я не могла помочь ему с тем, чем он еще со мной не поделился.

    — Какой была твоя мама?

    Он смотрел в потолок, затем закрыл глаза, не двигаясь.

    — Жаклин…

    Поворот ключа в замочной скважине испугал нас обоих. Кроме настольной лампы, свет в комнате не горел. Дверь открылась, и силуэт Эрин появился проеме, закрывая свет коридора.

    — Ж, ты уже спишь? — прошептала она, ее глаза еще не привыкли к приглушенному свету в комнате, поэтому она не заметила, что я была в кровати не одна.

    — Эм, нет...

    Лукас сел и свесил ноги с кровати, я последовала его примеру. Всему свое время, подумала я.

    Эрин кинула свою сумку на кровать, сняла ботинки и повернулась к нам.

    — Ой! Привет... эм, я думаю, что мне надо кое-что постирать…— Она скинула свою куртку и схватила почти пустую корзину с грязным бельем.

    — Я уже ухожу, — Лукас наклонился, чтобы одеть и зашнуровать свои ботинки.

    Произнося поверх головы Лукаса одними губами:

    О, Боже, прости меня! — Лицо Эрин было полно раскаяния.

    Я пожала плечами и также беззвучно ответила ей.

    Все в порядке.

    Следуя за Лукасом в коридор, я скрестила руки на груди, немного замерзнув, после тепла его тела лежащего рядом со мной.

    — Увидимся завтра?

    Перед тем, как повернуться ко мне, он застегнул свою куртку. Его рот был сжат в тонкую линию. Он отвел глаза, и я почувствовала стену между нами, было слишком поздно. Наши взгляды снова встретились и он вздохнул.

    — Официально мы уже на зимних каникулах. И, я думаю, что нам следует воспользоваться им и отдохнуть так же друг от друга.

    Я попыталась придумать умный протест, но не была уверена в том, что сказать. Я все же сама его на это подтолкнула.

    — Почему? — хрипло спросила я.

    — Ты уезжаешь из города, я тоже, по крайней мере, на неделю. Тебе нужно собираться, и следующие несколько дней я буду помогать Чарльзу с проверкой экзаменов.

    Его оправдание было абсолютно логичным; я не могла заметить ни одной скрытой эмоции в том, что он сказал.

    — Дай мне знать, когда вернешься в город. — Он наклонился и чмокнул меня в губы. — Пока, Жаклин.


    Глава 25

    В субботу вечером, когда я ехала к Лукасу домой, я размышляла о множестве причин, почему заявиться без приглашения и без предварительного уведомления было плохой идеей: его может там не быть, он может быть занят, он думает, что оттолкнул меня, думает, что попрощался со мной. С другой стороны, я собиралась быть в городе только до утра вторника, и не могла позволить ему просто так меня оттолкнуть.

    Постучав, я услышала через дверь поворот замка и хриплый голос Лукаса.

    — Кто это Карли? Не открывай сразу дверь...

    — Это девушка. — Дверь открылась и в проеме появилась красивая темноглазая блондинка. Она моргнула на меня, очевидно ожидая объяснения того кто я и чего хотела. Я не могла говорить. Я была уверена, что мое сердце провалилось в желудок и перестало биться.

    Хмурясь, Лукас появился рядом с ней. Увидев меня, он поднял брови, которые сразу же потерялись в длинных прядях волос, спадающих ему на лоб.

    — Жаклин? Что ты тут делаешь?

    Мое сердце вернулось к жизни, и я повернулась, чтобы пулей слететь с лестницы. Внезапно, я оказалась в воздухе, мой бицепс зажат в его стальной хватке, сгребающей меня с верхней ступени и прижимающей к его груди, и я почти, почти наступила ему на ногу.

    — Это Карли Хеллер, — сказал он мне в ухо и я замерла. — Ее брат Калеб тоже здесь. Мы играем в видео игры.

    Мое сердце все еще бешено колотилось, когда его слова достигли моего помутненного сознания, и я расслабилась, чувствуя себя, как ревнивая идиотка. Я опустила голову ему на грудь. Его сердце билось также сильно, как и мое.

    — Извини, — пробормотала я в его мягкую футболку.

    — Мне не стоило приходить.

    — Может тебе не стоило приходить, не предупредив меня, но я не могу сказать, что не рад тебя видеть.

    Я подняла голову.

    — Но ты сказал...

    Под светом фонаря у двери его глаза казались серебряными.

    — Я пытаюсь защитить тебя. От меня. Я не делаю… — он несколько раз указал пальцем на меня, потом на себя. —  …Это.

    Когда я заговорила, мои зубы стучали от нервов.

    — Я не понимаю. Если ты не делал этого раньше, это не значит, что ты не можешь. — Слишком поздно, мне в голову пришла другая, более актуальная причина его слов. — Конечно… если ты не хочешь.

    Он вздохнул, отпустил меня и запустил обе руки себе в волосы.

    — Я не… об этом...

    — Бррр! Ну, вы заходите или что? Потому, что я закрываю эту дверь. — Я глянула позади Лукаса. Карли Хеллер выглядела молодо, но не настолько молодо. Хоть она и не казалась обиженной, ей точно было интересно, что между нами происходит.

    — Ну, ты сама напросилась. — Переплетая пальцы с моими, Лукас повернулся к двери и открыл ее пошире. — Мы заходим.

    Карли направилась к углу дивана, где на пледе возлегал Франсис. Схватив его в охапку, она пристроила его у себя на плече, как будто он был игрушечным. Забравшись под плед, она разместила кота у себя на коленях и подняла контроллер. Рядом с ней сидел хмурящийся парнишка с такими же темными глазами, немного моложе (но такой же мрачный) моих студентов средней школы.

    — Весь день там стояли, — промямлил он в сторону Лукаса.

    Грубиян, — Карли ткнула его локтем и он закатил глаза.

    Лукас взял другой контроллер с дивана, указывая на место для меня в противоположном углу от Карли.

    — Народ, это моя подруга Жаклин. Жаклин, эти обезьянки — Калеб и Карли Хеллер. — Карли и я обменялись приветствиями, а Калеб промямлил что-то невразумительное в мою сторону. Я подмяла ноги под себя и смотрела поверх головы Лукаса за развитием игры. Когда через пятнадцать минут, Карли заставила Калеба собираться домой, это не уменьшило его мрачности. Он посмотрел на меня.

    — А мне не разрешается оставаться с девушками наедине в моей комнате.

    Она шлепнула его по затылку.

    — Заткнись ты. Лукас уже взрослый, а ты просто озабоченный подросток.

    Я попыталась скрыть смешок кашлем, когда лицо Калеба запылало красным, и он выскочил за дверь, громко топая вниз по лестнице.

    Карли повернулась, чтобы обнять Лукаса и одарить меня улыбкой.

    — Всем доброй ночи, — прощебетала она, исчезая за дверью.

    Он наблюдал за тем, как она пересекла двор и вошла в дом, попрощавшись перед тем, как закрыть и запереть дверь. Он повернулся и прислонился спиной к двери, наблюдая за мной.

    — Итак. Я думал, мы решили прервать наши отношения? — Он не выглядел рассерженным, но счастливым его тоже нельзя было назвать.

    Ты решил прервать наши отношения.

    Он сжал губы.

    — Разве тебе не надо съехать из общежития на несколько недель?

    Я осталась на месте, вжатая в угол дивана.

    — Да, я буду здесь еще два дня.

    Он смотрел в пол, положив ладони на дверь позади себя.

    Я попыталась сглотнуть, но не смогла, поэтому моя речь немного дрожала.

    — Мне надо кое-что тебе сказать…

    — Это не то, что я не хочу тебя. — Его голос был мягок, и он не смотрел на меня, когда говорил. — Я соврал, когда сказал, что я защищал тебя. — Он поднял голову, и мы уставились друг на друга через комнату. — Я защищал себя. — Он сделал заметный вдох, поднимая и опуская грудь. — Я не хочу быть твоим перевалочным пунктом, Жаклин.

    В памяти возникла Операция Фазы Плохих Парней. Эрин и Мегги сформировали для меня план того, как использовать Лукаса, чтобы забыть о Кеннеди, как будто у него не было никаких чувств, и я согласилась на это. Тогда я не имела понятия о том, что он наблюдал за мной весь семестр. Что как только мы начнем разговаривать, его интерес будет расти дальше.  И что, в итоге, он почувствует необходимость отдалиться от меня из-за глубины своих чувств, а не потому, что он ничего не чувствовал.

    — Тогда зачем ты именно им и становишься? — Я развернула себя из клубочка в углу дивана и медленно подошла к нему. — Я тоже этого не хочу. — Пока я пересекала комнату, он оставался на месте, нервно прикусывая нижнюю губу с колечком.

    Выпрямившись, он смотрел на меня так, как будто я могу исчезнуть прямо перед его глазами. Он поднял руки и обхватил ими мое лицо.

    — И что мне с тобой делать?

    Я улыбнулась ему.

    — Я могу сделать пару предложений.

    ***

    — Мою маму звали Розмари. Она звала себя Роза.

    Его заявление вернуло меня с небес на землю. Лежа, прижавшись к нему, я отвлеченно обводила пальцем контуры красных лепестков на его сердце, размышляя над тем, как сказать ему о том, что я знала.

    — Ты сделал это в память о ней? — У меня в горле застрял комок.

    — Да. — В темноте комнаты его голос был тихим и весомым. Он был настолько полон секретов, что я подумала о том, как он жил с этим каждый день, никогда и ни с кем не делясь своей ношей. — И поэма на боку. Это она ее написала для моего отца.

    Мои глаза защипало. Неудивительно, что его отец отгородился от мира. Из того, что мне сказал профессор Хеллер, я поняла, что Рей Максфилд был разумным, аналитическим человеком. Должно быть, единственным его эмоциональным исключением была его жена.

    — Она была поэтом?

    — Иногда.

    Положив голову ему на плечо, я наблюдала за тем, как на его губах заиграла его еле заметная улыбка, в профиль она выглядела немного иначе. Его лицо было помятым, небритым, и в некоторых местах моего тела виднелись тому доказательства.

    — Обычно, она была художницей.

    Я постаралась игнорировать свою совесть, которая никак не могла перестать гнобить меня о том, что я должна сказать ему о том, что знаю. Я должна была быть честной с ним.

    — Так значит это она ответственная за все те творческие гены перемешанные с твоими инженерными частями?

    Повернувшись на бок, он повторил:

    — Инженерные части? И что это за части, а? — На его губах играла озорная улыбка.

    Я выгнула бровь, и он меня поцеловал.

    — У тебя есть ее картины? — Я провела пальцем вокруг розы и его мышцы сократились под моим прикосновением. Накрыв ее ладонью, я впитывала размеренные удары его сердца.

    — Да… но они или в гараже, или висят в доме у Хеллеров, поскольку они были близкими друзьями моих родителей.

    — А твой отец, разве он до сих пор с ними не дружит?

    Он кивнул, наблюдая за моим лицом.

    — Да, дружит. Они подвозили меня домой на День Благодарения. Они не могут заставить его приехать сюда, поэтому время от времени, они ездят туда.

    Я подумала о моих родителях, друзьях и соседях с кем они поддерживают отношения.

    — У моих родителей нет таких близких друзей, с которыми бы они проводили праздники.

    Он уставился в потолок.

    — Они раньше были очень близки.

    Его горе было таким ощутимым. В тот момент я поняла, что он не пережил это, даже учитывая то, что прошло уже восемь лет. Его защитная стена стала крепостью, которая держит его заложником, вместо того, чтобы давать приют. Он, возможно, никогда не сможет оправиться от ужасов той ночи, но должен существовать тот момент, когда это перестанет, есть его изнутри.

    — Лукас, мне нужно кое-то тебе сказать. — Под моей ладонью его сердце отбивало медленный и четкий ритм.

    Он не двинулся с места, просто перевел взгляд на меня, но я почувствовала его отстраненность. Я попыталась успокоить себя тем, что это было частью моего воображения, вызванное чувством вины, и ничего больше.

    — Мне хотелось знать, как ты потерял свою маму, и я видела, что тебя огорчал разговор об этом. Поэтому…  я нашла в интернете ее некролог. — Мое дыхание стало поверхностным, пока текли секунды, и он ничего не говорил.

    Наконец, он заговорил, и без сомнения, его голос был безжизнен и холоден.

    — Ты нашла свой ответ?

    Я сглотнула, и ответила шепотом.

    — Да. — Я не могла себя слышать за громким стуком своего сердца.

    Он отвел глаза и лег на спину, сильно прикусив губу.

    — Еще один момент.

    Он сделал вдох, выдохнул, все это смотря в потолок, в ожидании моего следующего признания.

    Я закрыла глаза и сказала:

    — Я разговаривала с профессором Хеллером об этом…

    Что? — Его тело стало каменным рядом со мной.

    — Лукас, прости, если я переступила черту…

    Если? — Он вскочил, не в состоянии смотреть на меня, и я села, натянув на себя простынь. — Зачем ты пошла, разговаривать с ним? Неужели кровавые детали в репортажах новостей не были достаточно тошнотворными? Или личными? — Резкими движениями он натянул свои боксеры и джинсы. — Ты хотела знать, как она выглядела, когда они ее нашли? Как она истекла кровью? Даже когда мой отец голыми руками содрал с пола ковролин… — — Он резко выдохнул. —  …Там было пятно шириной в ярд, которое никакое количество шлифовки не могло оттереть? — Его голос оборвался, и он перестал говорить.

    От шока и нехватки слов я еле могла дышать. Молча, он сел на край кровати, и схватил голову руками. Он был так близко, что я могла просто протянуть руку и дотронуться до креста на его спине, но я не посмела. Осторожно встав с кровати, я оделась. Я натянула свои ботинки UGG и подошла к кровати.

    Облокотившись локтями на колени, он, как занавесом, закрыл ладонями лицо. Я смотрела на  его темные волосы, которые уже достигали его плеч, изгиб мускул на его руках и татуировки, пересекающие его бицепсы и спускающиеся вниз по рукам, его красивое, подтянутое тело и слова, высеченные на боку, как клеймо.

    — Ты хочешь, чтобы я ушла? — Я удивила даже себя, насколько ровно прозвучал мой голос.

    Я не знаю, почему я думала, что он скажет, нет, или ничего не скажет. В любом случае, я была не права.

    — Да.

    В тот момент слезы начали бежать по моему лицу, но он не мог их видеть. Он не двинулся с места на кровати. Я даже не могла злиться, потому, что знала, что я зашла слишком далеко, и того, что я хотела как лучше, не было достаточно. Я схватила свои ключи и сумку с кухонного стола и куртку с дивана, все это время, пытаясь услышать звук его шагов, приближающихся ко мне, чтобы попросить меня остаться. Но из его комнаты не доносилось ничего корме тишины.

    Когда я открыла дверь, Франсис заскочил внутрь, вместе с потоком холодного ветра. Я закрыла за собой дверь, и у меня вырвался всхлип. Хватая ртом ледяной воздух, я размышляла над тем, как я могла все так капитально испортить, и пыталась сдержать слезы до машины. Сквозь полные слез глаза и из-за безлунной ночи, я не могла четко видеть ступеньки, поэтому крепко держалась за перила, пока спускалась. За две ступени до конца лестницы, я загнала себе занозу в руку.

    — Ау! Вот черт. — Физическая боль предоставила идеальную причину началу всхлипов. Я припустила по искривленной подъездной дорожке, не в состоянии больше сдерживать свои слезы до машины. — Черт. Черт. Черт. Блин. — Я на ощупь вставила ключи в замочную скважину.


    Дежавю. Это было моей первой мыслью, когда я обнаружила себя распластанной на сиденье машины. Но на этом все сходство заканчивалось.

    Бак захлопнул дверь и защелкнул замок. Его вес сделал, обездвижил мои ноги и даже перед тем, как я могла определить, кем он был, он завладел моим левым запястьем, но я знала.

    — Раздвигаем ноги для всех кроме меня, а, Джеки?


    Глава 26

    Лежа на спине, с головой согнутой под странным углом у пассажирской двери, я безнадежно пыталась выдернуть из его хватки свою руку и освободить ноги.

    — Слезь с меня! — выкрикнула я слова, к значению которых, я знала, он будет глух. Я припарковалась на улице — слишком далеко для кого-то меня услышать. — Убирайся из моей машины! — Когда он втолкнул меня внутрь внедорожника, я выронила ключи куда-то на пол, и сейчас пыталась нащупать их правой рукой, чтобы использовать в качестве оружия.

    — Я так не думаю. — Он схватил мое правое запястье, и покачал головой, как будто мог читать мои мысли. — Ты никуда не пойдешь, пока мы не закончим наш разговор. Ты и твоя лживая подружка уже разрушили мою дурацкую жизнь.

    И потом, я услышала голос Ральфа у себя в голове. Ваше тело уже ваше оружие. Все, что вам надо знать — это как его использовать. Я резко перестала сопротивляться и оценила ситуацию: Я не могла его пнуть. Я, скорее всего, могла освободить свои запястья, выкрутив их, но что потом? Он просто снова схватит меня, и скрутит еще больше.

    Мне нужно, чтобы он был еще ближе — последнее, чего бы мне обычно хотелось. Я отвела глаза.

    Слушай меня, черт подери, когда я с тобой разговариваю! — Он грубо схватил меня за подбородок, впиваясь пальцами мне в кожу, и наклонился ко мне, заставляя смотреть на него.

    Правая рука свободна.

    Засунув руку между нами, я схватила и вывернула его яйца с такой силой, на которую была способна, в то же самое время, по прямой траектории ударяя лбом в его нос.

    Той ночью на парковке братства все случилось так быстро, что я не могла сориентироваться до тех пор, пока все не закончилось. На этот раз, все происходило в замедленном темпе — поэтому, несколько безмерно длинных секунд, я думала, что ничего из того, что я сделала, не сработало.

    И потом он закричал, а из его носа хлынула кровь. Я никогда не видела столько крови так близко. Она лилась из него, как вода из-под крана.

    Левая рука свободна.

    Его клонило в сторону. Все еще сжимая его 'хозяйство', я подняла левое колено и повернулась, толкая его плечо левой рукой. Он упал на бок в тесную расщелину перед сидением в кабине моего внедорожника. Ощущение вернулось моим ногам, и дрожь пробежала по телу, я кинулась к двери, пихая ее так сильно, что она почти отскочила обратно на меня.

    Прямо перед тем, как я выскочила наружу, он схватил меня за руку, прямо как те никак-не-умирающие психопаты из ужастиков. Я развернулась и с размаху дала по чувствительному месту предплечья, чуть ниже локтя, и он отпустил меня, ревя от злости и пытаясь принять вертикальное положение.

    Я не ждала, чтобы увидеть, если ему это удалось. Я выпрыгнула из машины и побежала.

    Это могло бы быть идеальным моментом для крика, но я еле могла дышать. Я слышала, как позади меня раздавались шаги, и сфокусировалась на двери Лукаса вверх по лестнице. Я была практически в середине подъездной дорожки, когда Бак бросился на меня сзади и схватил за волосы, болезненно останавливая меня. Мы упали, и я вскрикнула, незамедлительно переворачиваясь на бок, как учил Лукас, и скидывая его с меня.

    Откуда ни возьмись, появился Лукас. Как темный ангел мести, он схватил Бака и откинул его подальше от меня, поместив себя между нами. Как маленький краб, я отползла подальше. Он кинул на меня один взгляд, его бесцветные глаза горели в приглушенном свете, отбрасываемом боковыми прожекторами дома, затем, он вернул свое внимание Баку, который успел подняться на ноги. Кровь покрывала место между его носом и верхней губой, а также была размазана на его подбородке, но кроме этого, на нем было мало.

    На углу дома включился второй прожектор, лучше освещая место происходящего.

    Тяжело дыша, я глянула себе на грудь и не смогла отвести взгляда. Моя розово-белая трикотажная рубашка была залита кровью от ворота до живота. Из-за нашей позиции в машине, когда я ударила Бака головой в нос, на моей груди оказалась большая часть его крови.

    Сидя посреди двора Хеллеров, я сражалась с желанием сорвать с себя эту рубашку.

    Нагибаясь, он попытался обойти Лукаса. Вместо того чтобы повернуться с ним, Лукас просто сделал шаг в сторону, оставаясь спиной ко мне, и блокируя Баку возможность приблизиться.

    Голос Бака был грубым рыком.

    — Я разобью тебе эту губу, мальчик-эмо. На этот раз я не облажаюсь. Я трезв как стеклышко, и сначала надеру тебе задницу, прежде, чем снова трахну твою маленькую шлюшку.

    Лживый ублюдок.

    Лукас не подгонял его, и сначала даже не ответил, но потом я услышала его сдержанный голос:

    — Ты ошибаешься, Бак. — Ни на секунду не отрывая от него глаз, Лукас расстегнул свою кожаную куртку, снял и отбросил ее в сторону. Когда он закатил длинные рукава своей футболки до локтей, я заметила, что он был одет в те же джинсы, которые он надел при мне, и ковбойские ботинки, которые, наверное, он схватил второпях, потому, что их не надо было зашнуровывать, как его черные военные ботинки.

    Бак попытался нанести первый удар, но Лукас блокировал его. Он попробовал снова с тем же результатом, и затем подался вперед, чтобы схватить Лукаса. Получив удар по почкам и левому уху, Бак отшатнулся в сторону, показывая на меня пальцем.

    — Сучка. Ты думаешь, что слишком хороша для меня, но ты просто шлюха.

    Лукас следовал за ним, оставаясь между нами. Когла Бак атаковал, Лукас схватил его за руку и развернул, чтобы наградить его, отлично выполненным, ударом снизу в челюсть. Голова Бака вывернулась так далеко, что он почти мог прямо смотреть назад через плечо. Он повернулся обратно и Лукас ударил его еще раз, прямо в рот. Сохраняя свою защитную позицию и размяв шею, полуулыбка Лукаса стала пугающей, совсем не такой, какой он обычно одаривал меня.

    Бак взревел и бросился вперед, они повалились на землю. В соотношении роста, они были наравне. В весе Бак превосходил Лукаса на 15-20 кг, и он воспользовался этим, чтобы прижать Лукаса и ударить его два раза по голове, прежде чем он вывернулся, скидывая Бака с себя прямо ему на голову. Упав на спину, Бак потряс головой, как будто пытаясь ее прочистить.

    Лукас атаковал его, прижимая к земле, и отвешивая четыре быстрых удара. Звуки, которые казались мне ударами отбивного молотка моего отца по говяжей отбивной, мой желудок скрутило. Лицо Бака быстро становилось неузнаваемым, и хотя мне не было его жаль, я боялась, что Лукас уже переходил черту к тому, что можно было назвать убойной силой.

    — Лендон! Остановись!

    Профессор Хеллер бежал к нам через двор.

    Он оттащил Лукаса от Бака, который больше не двигался. На секунду, Лукас пытался сопротивляться, и я боялась, что профессору Хеллеру тоже достанется, но я недооценила своего профессора и его военное прошлое. Сжимая железной хваткой грудь и руки Лукаса, он рявкнул:

    — Прекрати! Она в безопасности. Сынок, она в безопасности. — Лукас расслабился и профессор Хеллер ослабил хватку.

    В то же самое мгновение глаза Лукаса нашли меня и он ринулся в моем направлении. На расстоянии было слышно приближающиеся сирены. Я услышала, как они завернули за угол в конце улицы, в тот же самый момент, как Лукас упал на траву передо мной на колени. Его сильно трясло, бьющемуся в его теле адреналину не было выхода. Тяжело дыша, он уставился на меня, осторожно поднимая руку, как будто боялся, что я могу отстраниться от его прикосновения.

    Моя челюсть болела, и по его выражению лица я поняла, что, должно быть, она выглядела плохо. Он провел по ней пальцами, и я вздрогнула. Он сразу убрал руку, и я поднялась на колени.

    — Пожалуйста, прикоснись ко мне. Мне нужно почувствовать твое прикосновение.

    Мне не пришлось просить дважды. Он обвил меня руками, сажая к себе на колени и прижимая к груди.

    — Его кровь? С носа? — Он оттянул рубашку от моей груди, но она приклеилась, из-за уже засыхающей крови, к лифчику под ней и моей коже.

    Я кивнула с отвращением.

    — Молодец, девочка. — Его руки снова обхватили меня. — Боже, ты такая чертовски замечательная.

    Я подумала о крови Бака на моей коже и потянула за край своей рубашки.

    — Я хочу ее снять. Я хочу ее снять.

    Он сглотнул.

    — Да. Скоро. — Его пальцы нежно пробежались по моему лицу. — Мне так жаль, Жаклин. Господи, я не могу поверить, что вот так выпроводил тебя за дверь. — Он замолчал, его грудь резко вздымалась и опадала. — Пожалуйста, прости меня.

    Я повернулась в его объятии, кладя голову ему под подбородок и пытаясь, стать как можно меньше, чтобы быть ближе к нему.

    — Прости, что я искала о ней информацию. Я не знала…

    — Шшш, малыш… не сейчас. Позволь мне просто подержать тебя в объятиях.

    Схватив с земли свою куртку, он обернул ее вокруг меня и прижал к себе еще сильнее, мы больше не говорили.

    Приехала скорая, и медики подняли Бака, по крайней мере, он был еще жив. С бесстрастно скрещенными на груди руками, один из полицейских наблюдал за тем, как Бака положили на носилки, тогда как его партнер разговаривал об этой стычке с профессором Хеллером.

    — Лен… Лукас, — позвал он. — Тебе и Жаклин нужно сделать заявление. — Лукас осторожно поднялся, сгребая меня и помогая встать. Профессор Хеллер положил руку ему на плечо. — Этот молодой человек сын моего близкого друга. Он снимает квартиру над моим гаражом. — Он окинул нас странным взглядом, прежде, чем продолжать. — Как я уже сказал, тому парню… — он указал на Бака, которого в этот момент погружали в машину скорой помощи — …судом было запрещено приближаться к ней, что он нарушил, придя домой к ее парню. — — Ага, вот и причина странного взгляда.

    Глаза полицейских немного расширились, когда они заметили мою окровавленную рубашку.

    — Это его кровь, — сказала я, указывая на скорую.

    Один их них улыбнулся и повторил слова Лукаса:

    — Молодец, девочка.

    Я облокотилась на Лукаса, и он прижал меня крепче к себе. Офицеры, уже задобренные профессором Хеллером, не могли быть более понимающими. Двадцать минут и все наши показания спустя, они и Бак уехали; Лукас и я собрали все мои вещи из внедорожника и дороги и убедили профессора Хеллера и его семью, что позаботимся о телесных повреждениях друг друга.

    Не говоря ни слова, Лукас провел меня вверх по лестнице в свою квартиру и прямиком в ванную. Он включил душ, приподнял и посадил меня на столешницу раковины, чтобы стянуть с меня ботинки и носки. Не останавливаясь, он снял с меня рубашку и лифчик и бросил их в корзину для мусора. За ними последовала его футболка, на которой также были капли крови его и Бака.

    Стоя между моих ног, он повернул мое лицо к свету, чтобы получше рассмотреть скулу.

    — У тебя будет синяк. После душа мы приложим немного льда, чтобы уменьшить опухоль. — Он крепко сжал челюсть. — Он… ударил тебя?

    Я покачала головой, которая от этого немного заболела.

    — Просто сильно меня схватил. Это конечно болезненно, но, по правде говоря, место, которым я дала ему в нос, болит больше.

    — Правда? — Он откинул мои волосы назад и поцеловал меня в лоб так нежно, что я даже не почувствовала. — Я так горжусь тобой. Я хочу, чтобы ты мне обо всем рассказала, когда сможешь… и когда я буду в состоянии слушать, потому, что сейчас я все еще слишком зол.

    Я кивнула.

    — Окей.

    Он пробежался пальцами по моему затылку и шее.

    — Я знал, что я все испортил. Я садился на мотоцикл, чтобы последовать за тобой, когда увидел тебя, бегущую по подъездной дорожке. — Мышца на его скуле дернулась. —  Когда он повалил тебя на землю… мне хотелось его убить. Я думаю, если бы Чарльз не остановил меня, я бы точно его убил.

    Я не двинулась с места, пока он раздевался. Затем он снял меня со столешницы, стянул с меня джинсы и трусики, и помог забраться в душ, где изучил каждую клеточку моего тела. На нас обоих были синяки в неожиданных местах, и я еле-еле могла поднять руки.

    — Это нормально, — сказал он, скрепляя полотенце у себя на бедрах и заматывая меня в другое. — Во время драки, ты не замечаешь всех тех мест, куда получаешь удары, падаешь или ударяешься обо что-то. Адреналин перекрывает все это — на время.

    С его темных волос капала вода, стекая струйками по спине и груди. Он усадил меня, чтобы вытереть мои волосы, и я наблюдала за тем, как ручейки бежали по его татуированной коже,  пробегаясь по розе, через слова, и двигаясь ниже, по животу и линии волос, чтобы в конечном итоге, впитаться полотенцем.

    Я закрыла глаза.

    — Последний раз, когда кто-то вытирал мои волосы за меня, было в шестом классе, когда я сломала руку.

    Он нежно поднимал каждую прядь, прижимая к ней полотенце, чтобы промокнуть воду, не спутывая их.

    — Как ты ее сломала?

    Я улыбнулась.

    — Я упала с дерева.

    Он засмеялся, и этот звук смягчил всю ноющую боль в моем теле.

    — Ты упала с дерева?

    Я скосила на него глаза.

    — Я думаю, частью этого также был мальчик и пари на 'слабо'.

    Его взгляд обжигал.

    — Ах.

    Он сел на корточки передо мной.

    — Останься здесь сегодня, Жаклин. Мне нужно, чтобы ты осталась со мной, по крайней мере, сегодня. Пожалуйста. — Он взял мою руку в свои, и я поднесла вторую к его лицу, удивляясь тому, как его глаза могут выглядеть как кусочки льда, и тем не менее греть меня до самой сердцевины. Под одним из его глаз начал образовываться синяк, и на скуле кожа была немного содрана, но кроме этого, он выглядел нормально.

    Его следующие слова были шепотом.

    — Последними словами моего отца, перед тем как он уехал в ту командировку, были: 'Ты мужчина в доме, пока меня нет. Позаботься о своей матери'. — Мои глаза наполнились слезами, также как и его. Он громко сглотнул. — Я не смог защитить ее. Я не смог ее спасти.

    Я притянула его голову себе на грудь и обвила его руками. Стоя на коленях, он крепко обнимал меня, плача. Поглаживая его волосы и держа его в объятиях, я знала, что сегодняшняя ночь задела его за живое. То, что терзало Лукаса, было намного глубже ужасов той ночи восемь лет назад. Тем, что мучило его, было безрассудное чувство вины.

    Когда он успокоился, я сказала:

    — Я останусь сегодня. Сделаешь тоже кое-то для меня?

    Он пытался подавить свое инстинктивное подозрение, я видела, как он делал это раньше, но никогда с такого близкого расстояния. Он сделал глубокий нервный вдох, беря себя в руки.

    — Да. Все, что ты хочешь. — Его голос был хриплым. Когда он провел языком по колечку в губе, я так его хотела, что было трудно тратить время на разговоры.

    — Пойдем со мной на концерт Харрисона завтра вечером? Он мой любимый восьмиклассник, и я пообещала ему, что приду.

    Он выгнул бровь и моргнул.

    — Эм. Хорошо. И это все?

    Я снова кивнула.

    Он покачал головой и встал, одаряя меня своей призрачной улыбкой.

    — Я пойду, принесу нам пару пакетов со льдом из морозилки, почему бы тебе пока не забраться в постель?

    Я встала, положив одну руку ему на грудь, и посмотрела на него.

    — Это пари на 'слабо'?

    Он накрыл мою руку своей, а второй притянул меня ближе. Наклонившись, он нежно меня поцеловал.

    — Оно и есть. Но падать с нее не разрешается.


    Глава 27

    Актовый зал в средней школе был забит родителями, вооруженными видеокамерами, скучающими родственниками, и небольшими группками бабушек и дедушек. Вальсируя между кучками людей, стоящих в проходе, я и Лукас заняли места в середине зала. Я глянула на зелененькую программку. Харрисон был в главном оркестре, а значит, появится на сцене нескоро. Я давала уроки еще парочке мальчишек здесь в младшем оркестре, и никогда до этого не видела их выступления. И поэтому нервничала за всех их.

    Я наклонилась поближе к Лукасу, чтобы никто из родителей меня не услышал.

    — Мне, скорее всего, нужно сразу предупредить тебя, что большинство из этих ребят начали играть всего несколько месяцев назад — особенно в первом оркестре — поэтому они могут быть немного… неопытными.

    Уголок его рта приподнялся, и мне захотелось наклониться еще ближе и поцеловать его, но я не стала этого делать.

    — Это так ты вежливо меня просишь приготовиться к нескольким звукам, типа как ногтями-по-меловой-доске? — спросил он.

    В тот момент с правой секции актового зала я услышала голос Харрисона.

    — Мисс Уоллис! — Я пыталась найти его в море мальчишек в черных костюмах и девчонок в сиреневых платьях до колена. Я обнаружила его белокурую голову примерно в то же самое время, как он заметил Лукаса, сидящего рядом со мной. Махающая мне рука замерла, и его глаза расширились. Когда я улыбнулась и помахала ему, он уныло махнул мне в ответ.

    — Я так понимаю, что это один из тех, что влюблены в тебя. — Лукас уставился на ботинок, балансирующий на его колене, и поцарапал поношенный шов, пытаясь не засмеяться.

    — Что? Они все влюблены в меня. Я же сексуальная девчонка из колледжа, помнишь? — я засмеялась, и его глаза впились в мои.

    Он наклонился ко мне и прошептал в ухо:

    Очень сексуальная. Теперь ты заставила меня думать о том, как ты выглядела этим утром, когда я проснулся с тобой в моих объятиях, в моей постели. Буду ли я слишком жаден, если попрошу тебя остаться со мной сегодня тоже?

    Когда наши глаза встретились, мое лицо потеплело от его комплимента.

    — Я боялась, что ты никогда уже не попросишь об этом.

    Он взял меня за руку, положив мне на колени, как раз когда дирижер занял свое место на сцене.

    Полтора часа спустя, Харрисон нашел меня в конце актового зала. Он держал в руках букет роз с длинным стеблем, цвет которых был таким же насыщенным, как и стыдливый румянец на его лице.

    — Я хотел подарить тебе это, — выпалил он, всучивая букет мне в руки. Его родители стояли в нескольких метрах от нас, позволяя ему доставить цветы самому.

    Я взяла букет и вдохнула запах роз, пока он подвинулся и бросил беглый взгляд на Лукаса.

    — Спасибо, Харрисон. Они очень красивые. Я очень гордилась тобою сегодня — твое вибрато было улетным.

    Он расплылся в улыбке, хоть и пытался ее сдержать, что сделало его похожим на маньяка.

    — Это все благодаря тебе.

    Я покачала головой.

    — Это ты играл и практиковался.

    Он перенес вес с одной ноги на другую.

    — Ты звучал отлично, чувак. Как бы мне хотелось тоже уметь играть на инструменте, — сказал Лукас.

    Харрисон окинул его взглядом.

    — Спасибо, — пробормотал он, хмурясь. Хоть мой ученик был выше меня, он был достаточно долговязым по сравнению с Лукасом. — Было больно? Я про губу?

    Лукас пожал плечами.

    — Не очень. Но я употребил тогда несколько неприличных слов.

    Харрисон улыбнулся.

    — Клево.

    ***

    Несколько часов спустя мы лежали полутемной комнате лицом друг к другу на одной подушке. Я сделала глубокий вдох, молясь о том, чтобы снова не оттолкнуть от себя Лукаса. Я никогда не чувствовала себя более привязанной к кому-то.

    — Что ты думаешь о Харрисоне?

     Он пристально на меня посмотрел.

    — Он кажется хорошим пареньком.

    Я кивнула.

    — Так и есть. Я провела пальцем вдоль его лица, и он притянул меня ближе.

    — К чему все это? — Он ухмыльнулся. — Ты бросаешь меня, чтобы быть с Харрисоном, Жаклин?

    Смотря в его глаза, я спросила:

    — Если бы Харрисон был на той парковке в ту ночь, вместо тебя, ты думаешь, он захотел бы помочь мне? — Не отрывая от меня взгляда, он не ответил. — Если бы кто-то сказал ему позаботиться обо мне, ты думаешь, кто-то бы винил его за то, если бы он не смог остановить происходящее той ночи?

    Он резко выдохнул.

    — Я знаю, что ты пытаешься этим сказать...

    — Нет, Лукас. Ты слышишь это, но ты не знаешь. Я уверена в том, что твой отец на самом деле не ожидал этого от тебя. Я уверена, что он даже не помнит, что говорил тебе это. Он винит себя, а ты винишь себя, но никто из вас не виноват.

    Его глаза наполнились слезами, и он громко сглотнул, крепко меня сжимая.

    — Я никогда не забуду ее голос той ночью. — Его голос оборвался из-за слез. — Как я могу не винить себя?

    Мои собственные слезы побежали на подушку между нами.

    — Лукас, подумай о Харрисоне. Увидь себя тем мальчиком, каким ты был, и перестань винить его за то, что вполне возможно не смог бы остановить даже взрослый мужчина. Что ты мне говорил снова и снова? Это не было твоей виной. Тебе нужно с кем-то поговорить, и постараться найти силы простить себя за ответственность, которую твоя мама никогда бы не хотела, чтобы ты брал на себя. Ты постараешься? Пожалуйста?

    Он смахнул с моего лица слезинку.

    — И как я тебя нашел?

    Я покачала головой.

    — Может быть я там, где мне и нужно быть.


    Эпилог

    — Я буду так по тебе скучать. Не могу поверить, что ты бросаешь меня. — Эрин уселась рядом со мной на диване Хеллеров. Вечеринка в честь выпускного Лукаса была шашлыками на заднем дворе, и мы убежали от жары и влажности, чтобы насладиться несколькими минутами под кондиционером.

    Я положила голову на ее загорелое плечо.

    — Почему бы тебе не поехать со мной?

    Она засмеялась и положила свою голову поверх моей.

    — Это также глупо, как и идея о том, чтобы тебе остаться здесь. Тебе надо идти и делать великие вещи, а мне придется остаться здесь и делать мои. Но, тем не менее, это не значит, что это не удручает.

    Я подала документы в три консерватории, чтобы перевестись осенью. Все это казалось сном, пока я с блеском не сыграла на прослушивании в Оберлине — моем первом выборе — и две недели назад не получила письмо по электронной почте сообщающее о том, что меня приняли.

    — Да, я думаю, что тебе лучше остаться тут и позаботиться о Чазе.

    Сопротивление Эрин о возобновлении отношений с Чазом было сломлено на День Святого Валентина, когда он появился с бронью в их любимом отеле и до этого две недели подряд каждый день отправлял ей цветы, превратив нашу комнату в оранжерею. С помощью Эрин, Чаз перенес приближающийся суд своего бывшего лучшего друга — и все последующие ему сплетни и россказни. Недавняя сделка с законом, на которую пошел Бак, сделав чистосердечное признание за снижение срока, была для всех большим облегчением, хотя, скорее всего, он не отсидит и половину его двухгодичного срока.

    Через открытые стеклянные двери мы наблюдали, как наши парни разговаривают на заднем дворе. Они никогда не будут лучшими друзьями, но они хорошо ладили, не смотря на то, какими разными казались.

    Лукас был абсолютно уверен в том, что между нами все будет прекрасно, когда подстрекал меня подать документы на перевод в программу музыкальных представлений. Он все еще был уверен, и я верила ему, но это не значило, что я хотела два года встречаться с ним на расстоянии. Намертво уперевшись против того, чтобы я сделала свой академический выбор на основании его дальнейших планов, он не позволял мне оставаться здесь, и не говорил мне, куда отправил свое резюме в поисках работы.

    — Я не буду просить тебя жертвовать тем, что ты хочешь ради меня, Жаклин.

    — Но я хочу тебя, — пробормотала тогда я, зная, что он был прав; у меня не было никакого логического аргумента. В отношении некоторых вещей, он был сыном своего отца.

    Рей Максфилд стал для меня одним из любимейших людей. На весенних каникулах Лукас привез меня к себе домой, я никогда не видела, чтобы раньше он так нервничал. По какой-то причине, я и его отец сразу нашли общий язык. Я могла видеть в нем наставника индивидуальности Лукаса — его темный юмор и интеллект. За ночь до нашего отъезда, Рей порылся на чердаке лодочного домика и принес три картины в рамках, написанные акварелью, с маленьким мальчиком, играющем на берегу моря. В углу каждой картины со своим единственным сыном Розмари поставила подпись — Розмари Лукас Максфилд. Мы повесили их в спальне Лукаса, над его столом.

    Страннее всего было то, что сейчас на улице рядом с Чарльзом и Синди сидел Рей. Он взял отпуск от своей лодки в честь выпускного своего сына — его первый отпуск с тех пор, как он покинул Александрию.

    ***

    — В пятницу я принял предложение о работе.

    Вот и оно. После отправки резюме в десяток компаний в течение его последнего семестра, Лукаса приглашали на несколько интервью, и потом на несколько повторных интервью. Неделю назад, я слышала, как Чарльз говорил Синди о том, что Лукас получил хорошее предложение от инженерной фирмы в городе. Я ждала о том, чтобы он сам мне об этом сказал.

    Когда я уеду в Августе в Оберлин, мы будем жить в двух тысячах километров друг от друга.

    — Ох? — я избегала смотреть на него, боясь заплакать.

    Засовывая остатки еды, которые Синди настояла, чтобы мы взяли с собой, в холодильник, я больше никак это не прокомментировала, и он облокотился на кухонную стойку, наблюдая за мной. Наконец, все было убрано, и я больше не могла откладывать неизбежное.

    Увидев выражение на моем лице, он схватил меня за руку.

    — Иди сюда.

    Когда он подвел меня к дивану, я сморгнула слезы и прочитала про себя лекцию, которая в основном состояла из - прекрати плакать… прекрати плакать... прекрати плакать.

    Сев в угол, он посадил меня себе на колени. Я в пол-уха слушала о технических деталях его работы, размерах компании, впечатляющей зарплате и дате начала работы — второй недели Июля. По большей части, я думала о том, как часто я смогу летать домой. Для студентов музыки свободных выходных почти не существовало. Обязательные репетиции и выступления были нескончаемыми.

    — Так что моим единственным вопросом остается — хочу ли я жить в Оберлине и ездить на работу в Кливленд, или жить рядом с Кливлендом и ездить к тебе? — Подпирая одной рукой свою голову, он смотрел на меня в ожидании.

    Я моргнула.

    — Что?

    Он невинно улыбнулся.

    — Ох — я не сказал тебе об этой части? Компания находится в Кливленде.

    — Кливленде, штат Огайо? Ты согласился на работу в Кливленде, Огайо? — Кливленд был всего в получасе езды от моего колледжа.

    — Да.

    Мои глаза наполнились слезами.

    — Но почему?

    Выгнув бровь, он свободной рукой заткнул прядь волос мне за ухо.

    — Ты слышала, сколько они готовы мне платить, так? И чтобы быть ближе к тебе. — Смахивая слезинку с моей щеки, он добавил. — По большей части, чтобы быть ближе к тебе.

    Я взвесила все то, что я поняла, последовав за Кеннеди и все то, что Лукас поклялся никогда от меня не просить.

    — Но ты все время говорил о том, что мне не следует выбрасывать на ветер свои желания или то, кем я хочу стать, только ради того, чтобы быть с тобой — разве то же самое не относится к тебе?

    Вздохнув, он взял мое лицо руками и посмотрел мне в глаза.

    — Во-первых, это замечательная работа, и я жду начала с нетерпением. — Когда он притянул меня ближе и поцеловал, я облокотилась на его грудь, засовывая одну руку ему под футболку. Я забыла, что он не закончил свое объяснение до того, как он прошептал мне в рот: — Во-вторых, я полон амбиций, но я могу добиться успеха практически где угодно. — Вставая, он продолжил меня целовать, неся меня на руках к себе в спальню. Когда он поставил меня на пол, я сдернула свою маечку, и забралась в центр кровати, наблюдая за тем, как он снял свою футболку через голову. Я могла записать его, делая это и прокручивая, смотреть весь день… если бы не знала, что последует дальше.

    Забираясь на кровать, он медленно лег на меня сверху, мягко заводя мои руки мне за голову, как он сделал это самый первый раз, когда рисовал меня. Одной рукой он скрестил и скрепил мои запястья. Он научил меня всем возможным путям освобождения из этой позиции, но с ним я ни за что не хотела освобождаться. Он был настроен, идти медленно — я это обожала, но это также значило, что он доведет меня до умопомрачения прежде, чем мы закончим. В предвкушении я прикусила губу.

    Он смотрел на меня, и я исследовала его красивые глаза, что-то, что я никогда не устану делать.

    — Что я не могу делать где угодно, так это быть с тобой. — Наклоняясь ближе, он провел языком по моим губам и пальцами по моей коже, пока я не выгнулась и не поймала его рот своим.

    Он отпустил мои запястья, и я обвила его шею руками, чувствуя, как наши сердца бьются в унисон, пока его губы следовали извилистой дорожкой от моего уха и вниз.

    — Решение быть с тобой не было сложным, Жаклин, — выдохнул он, отодвигаясь, последний раз, чтобы посмотреть мне в глаза. — Это было легко. Невероятно легко.


    Примечания


    1

    выбранный человек, который возит друзей на и с вечеринки, и который в этом случае не пьет. (прим. переводчика)

    (обратно)


    2

    [2] В университетах Америки существуют так называемые братства (фратернити) и сестринства (сорорити), они обычно носят название одной из букв греческого алфавита (альфа, бета и т.д), и обычно создаются в социальных целях.

    (обратно)


    3

    Энергетический напиток типа редбула.

    (обратно)


    4

    WSJ – The Wall Street Journal

    (обратно)


    5

    Спряжение испанского глагола haber - иметь

    (обратно)


    6

    UGGs

    (обратно)


    7

    Имееются в виду вечеринки, устроенные братствами или сестринствами, носящими название одной из греческих букв алфавита, в колледже.

    (обратно)


    8

    Love is not the absence of logic
    but logic examined and recalculated
    heated and curved to fit
    inside the contours of the heart (обратно)


    9

    Американское тв-шоу

    (обратно)
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Эпилог

  • создание сайтов