Автор неизвестен
Родственницы

Родственницы

Наконец долгожданное воскресенье. Ко мне приезжают с Белоруссии родственники, какие то дядя и тетя. Но самое главное от мысли о чем мой член набухает в трусах, и на конце головки выступает влага смазки это две племянницы которых они везут с собой показать большой город. Я не видел их ни разу, но от одного предвкушения, что я собираюсь для них сделать, у меня сводит между ног. Две девочки на пороге, мой квартиры показались мне слишком маленькими для их возраста 10 и 11 лет. Выпуклости под под футболками на уровне груди с явно выделяющимися темными пятнышками сосков, давали повода, думать, что они уже интересуются чем то кроме кукол.

После, знакомств, мытья, еды и прочей чехарды. Действие как и предполагалось пошло по своему сценарию. Их родители расположились во второй комнате на отдых, а они на моем диване с вопросами, типа чем займемся, что есть по видику. Второй вопрос, вызывает у меня реакцию показать им как пользоваться видиком. На всякий случай, если меня не будет. Включаю видик и телевизор, вставляю якобы первую попавшуюся в руки кассету. Весь экран телевизора занимает голая пара, переходящая в кадр где женская рука гладит возбужденный мужской член. Ставлю на паузу и говорю: - "Надо другую кассету это наверно Вам еще рано". Поворачиваюсь. Рты приоткрыты взгляды устремлены на экран. "Ну если будете держать язык за зубами оставлю". Молчаливые кивки. Готовы. Даю каждой научится процедуре выключения/выключения видика и телевизора по несколько раз. Показываю как перематывать и пр. Внимание рассеяно, взгляды стеснения и смущения бросаемые друг на друга, притягиваются к изображению. Кассета у меня подобрана так, что на экране в основном сюжеты без секса, только ласки руками, и крупные планы мужского члена. Ну все, ставлю им "Индиану Джонс", сажусь в кресло, вытаскиваю из журнального столика пачку порно журналов. С верху лежат журналы на обложках которых обнаженные юноши. Фотографии очень качественные, и хорошо видны с дивана на котором расположились мои юные племянницы. Беру журнал из середины перелистываю положив себе на колени, так чтобы изображение было наиболее доступно их взорам. Останавливаюсь на развороте содержащем наиболее крупное изображение мужского члена. Ловлю взгляд сидящей ближе Оли. Ее глаза прикованы к изображению. Она даже подвинулась ближе к краю дивана. Катя сидящая дальше не видит содержание журнала лежащего на моих коленях, однако ей лучше видны журналы лежащие на журнальном столике. Однако ее взгляд временами обращен в мою сторону.

В тот момент когда взгляды обоих устремляются на мой журнал, а следовательно и на нижную половину моего тела, засовываю руку под резинку спортивных брюк, и поправляю свой возбужденный член так, чтобы он был устремлен в верх, сильно задрав эластичную ткань. В результате обе видели как я манипулировал у себя в брюках, а верх брюк оттянутый торчащим членом сдвинулся вниз обнажив часть лобковых волос. Прислонив журнал в развернутом виде к подлокотнику кресла, так чтобы изображение было доступно взглядам обеих, встаю. Член оттягивает верх брюк еще больше. Выпирая вперед, образует конус оттягиваемой ткани. Поправляю верх брюк так, что пояс спускается еще ниже. Все волосы над членом оказываются обнажены. Это зрелище притягивает их взгляды уже сильнее чем журнал. Прохожу к журнальному столику, наклоняюсь над журналами. Головка члена скользнув по натягивающемуся материалу брюк показывается под резинкой пояса. На кончике блестит прозрачная капля выделяющейся смазки. Перебираю журналы, повернувшись к девочкам так, что при желании можно заметить и прижатую резинкой, налитую кровью головку члена. Подумываю может, еще двинуть членом чтобы головка полностью показалась бы над поясом брюк. Нет еще рано, их взгляды и так устремлены в область моего паха. Роняю пачку журналов рассыпая их по полу. Журналы раскрываются открываясь на страницах пестреющих изображением обнаженной плоти и совокуплений. "Ну что, сидите, помогите собрать". Мой голос выводит их из состояния обалдевшего созерцания. Перелистывая чуть ли не каждый журнал полностью, кладут их на столик. В глазах у каждой ? обалдение. Они не понимают откуда такое счастье за раз увидеть все то о чем каждый подросток может только мечтать. Охлаждаю их воспаленное возбуждение, завоевывая их себе в союзники. "Ни вздумайте ни кому об этом говорить, вы же знаете, что вам это показывать нельзя" ? кивают. "Но если интересно могу взять вас с собой в парк загорать, и там дам посмотреть один, чтобы родители не увидели". Оставшееся время было посвящено досмотру фильма, во время которого я постоянно теребил рукой у себя в брюках, не давая взглядам племянниц ни какой пищи, пусть пофантазируют.

Солнечная погода следующего дня, пачка журналов на глазах у племянниц помещенная в пакет, обещания их родителям следить за ними, и загорать не более часа. Всё! Мы вышли. В парке располагаемся не в самом оживленном, но все таки посещаемом людьми месте. Это придает задуманному мероприятию определенную остроту ощущений. Раздеваемся, у меня достаточно тонкие трусы и в плане толщины материала и плане ширины составляющей их ткани. Мой член в возбужденном состоянии не умещается там даже на половину, и в таком случае его приходится размещать вдоль, наклоняя в бок. Причем в результате этого он так сильно приподнимает материал, что резинка не прижимается к телу и в образовавщуся щель можно рассмотреть достаточно много.

К тому же достаточно прозрачный материал, в случае намокания становится еще более прозрачным. Что ж девочки с этими свойствами моих трусов вам сегодня предстоит познакомиться. Расстилаем покрывало. Да хорошее начало, они уже устремили свои взгляды на содержимое моих плавок, которое отчетливо проявляется сквозь ткань. Член начинает напрягаться, прокладывая разбухающей головкой себе путь к верху трусов. Ну нет слишком рано. Поправляю его рукой, стараясь чтобы это не ушло от их внимания. В это время Катя только что пившая воду из принесенной с собой бутылки, выпускает на меня струю из рта, которая почти полностью попадает на мои трусы, превращая их некоторую часть в полностью прозрачную сквозь которую отчетливо видны мои яички и волосы. Смеясь, еще раз поправляю член, стремительно твердеющий, так чтобы его часть попадала в прозрачную зону. Ловлю стыдливые и похотливые взгляды. Ложусь на живот поправляя рукой член головка которого уже вылезает из под резинки. Сдвигаю ткань трусов сзади, таким образом что весь материал оказывается заправленным внутри между двумя полушариями, и обнажает мой зад. Не смотря на то, что считается ? зад у всех одинаковый, я думаю этот вид добавит пищу для фантазий в их маленьких головках. Располагаюсь так чтобы обе племяшки могли бы лечь рядом образуя таким образом, две стойки буквы "П". В результате они тоже лежат на животах, а их лица направлены на меня лежащего перед ними поперек. Естественно теперь любое движение которое я захочу сделать у себя в трусах, со стороны обращенного к ним бока, будет у них как на ладони, а при отворачивании от них, им будет предоставленна возможность обозревать мою голую попу. Достаю по очереди журнал за журналом и перелистывая каждый, выбираю тот который дам им. Их взгляды устремлены на перелистывающиеся страницы. Наконец, когда они по моему мнению достаточно посмотрели и потомились ожиданием передаю им один. Все остальные кладу рядом в стопку. Мой член под мной уже давно вылез из трусов. И я чувствую горячую головку прижатую к животу. Поворачиваюсь к девочкам спиной заправляю его в узкую ткань наклонив его в их сторону. Головка оттопыривает резинку так что образовавшийся проем видны даже яички. Сквозь намокший материал просвечивает толстый ствол члена и потемневшая головка. Над всем этим полностью оголены черные кудрявые волосы. Делаю несколько дрочащих движений. Материя над головкой окончательно намокает, становясь полностью прозрачной от выступающей смазки.

Ложусь обратно чувствуя зудящие порывы спермы выталкивающей смазку. Смотрю на девочек, Оля старается рассмотреть каждую картинку более долго, особенно изображение с мужскими членами. Катя старается как можно быстрее заглянуть на следующие страницы. Обе нервно поерзывают на животах. Приподнимаюсь на локте поворачиваясь к ним, передаю всю пачку журналов Кате. "Смотри сама". Бросив взгляд на журналы, она устремляет его под меня. Я не смотрю туда, я знаю что она может там видеть, но чувствую, что головка члена начинает выскальзывать наружу, а от смазки влажно уже на теле. Так что трусы наверняка полностью просвечивают. Смотрю на Олю, взгляд которой устремлен туда же. Опускаю локоть, закрывая им обзор вожделенного места. Однако их взгляды направлены на тоже место. "Смотрите журналы" ? вывожу я их из оцепенения. Катя сглотнув слюну, невидящим взглядом перелистывает сразу несколько страниц. Оля нервно перебирает журналы, а ее рука уже несколько раз оказывалась под ней и я видел, как подергивается ткань ее трусиков. Катя бросая взгляды то на Олю то на меня передвигает свою ладошку в туже область. Однако, стыдливо подглядывая за мной держит ее у своего бока.

Затем делая вид, что поправляет купальник запускает ее во внутрь, задерживая ее там, по моему слишком долго. Я недоумеваю. Вряд ли столь юные создания знакомы с мастурбацией. От одной этой мысли у меня в трусах все горит. Я стараюсь не шевелиться, так как понимаю что могу от любого движения кончить. Хотя я не против, но мне кажется что это слишком рано. Остановив руку Оли листающей станицы, показываю на изображение свесившегося члена, разъясняю, что так выглядит мужской член обычно, а когда он возбуждается то становится таким ? показываю, на великолепную фотографию. А это что, подает голос Катя, указывая на фотографию, где по темной ножке мулатки разбросаны белые пятна выливающиеся из красивого члена. Все внимание отвлечено на мой рассказ, которым я сопровождаю каждую иллюстрацию. Одновременно я поднимаюсь локте, поворачиваюсь, позволяя им рассматривать сквозь прозрачную ткань трусов, свой напряженный член, который еще более виден через оттопырившуюся резинку. Но здесь имеет преимущество Оля которая лежит более высоко. Ну теперь пора, домой. Я убираю локоть прижимаясь животом к покрывалу, двигаю телом так, что член у меня почти до самого корня вылезает из трусов, и когда я отрываюсь от покрывала предстает перед их изумленными взглядами. С секундной задержкой, достаточной по моему мнению для того чтобы они не достаточно насмотрелись, я прикрыв его ладошкой и наклонив в бок размещаю его под узкой полоской трусов, оттягивая их так что обе девочки полностью погружают туда свои взгляды. Поднявшись я делаю еще несколько движений поправляющих возбужденный член и прозрачные плавки, так что взорам вскочивших девочек, больше открывается, чем скрывается. Причем кончик головки члена, дергающегося от набегающих толчков спермы вылезает приподняв резинку. Как раз в этом месте трусы наиболее намокли и настолько прозрачны, и прижаты к нему, что племянницам вполне видно как он вибрирует. Я уже изнемогаю от желания провести по нему рукой и высвободив прижатую резинкой головку кончить. Девочки начинают собираться, не отводя своих взглядов от темного, налитого кровью кончика. Я беру бутылку с водой. Хотите пить, это предложение с удовольствием принято и по тому, что от всего происходящего у них в горле пересохло, и потому что это позволяет им приблизится на столько, что можно смотреть на интересующее их место не только с боку, но и с верху. "Не нести же ее домой" -говорю я, после того как они утолили свою жажду и любопытство, и выливаю оставшуюся воду себе на грудь.

Стекающая вода превращает мои трусы в иллюзию. Неожиданно в происходящее врывается шум гравия на проходящей рядом дорожке, и из-за моей спины еще продолжая движение выезжает велосипед за рулем которого находится создание, по виду чуть старше моих племяшек, так как ее футболка демонстрирует скрытые под ней заметные округлости заканчивающиеся особо заметными бугорками сосков. Видимо моя обнаженная попа привлекла ее внимание, а проехав вперед она смогла рассматривать уже, что то более существенное. Поворачиваюсь назад и вижу, видимо ее родителей медленно шагающих по дорожке еще метрах в ста от меня. Расправляю трусы сзади, после чего одновременно как бы потягиваясь, поднимаю руки вверх и от одного этого движения, головка выскакивает за пределы якобы скрываемого тканью пространства, а на ее перевозбужденной темно-красной поверхности появляется исстрадавшаяся в заточении сперма. Первые струйки брызнули так сильно, что отлетели на лежащий в низу журнал, добавив несколько белых пятен на темной ножке мулатки, пять минут назад явившейся примером для моего объяснения.

Две толстые белые струйки подлетают вверх, падают мне на грудь начинают стекать в низ. Вид у девочке на велосипеде изумленный, да и, племянницы в шоке. Столь наглядно проиллюстрированного объяснения реализованного практическими занятиями им в школе не дадут. Я опускаю руки от чего член начинает вылезать из трусов, а сперма уже вытекающая не так резво, но более ровным потоком, капает на траву.

Сжимаю его рукой возвращаю его в то что можно назвать моими трусами. Обхватив плоть пальцами, дрочу. Рука заполняется спермой, проступающей белыми полосками между пальцев. От возбуждения полоностью теряю контроль над собой. Поворачиваю член к верху дрочу его одной рукой. Второй сдвинув в бок полоску трусов глажу освободившиеся яйца. Выливающаяся сперма стекает вниз в трусы по пальцам руки и протекает в руку гладящую яйца. Освобождаясь от остатков спермы и снимая возбуждение возвращаю поникающий член в трусы. Сквозь прозрачную ткань это действо доступно обозрению моих племяшек подвинувшихся ко мне почти в плотную, а юная велосипедистка перемещается немного вперед так чтобы расположится хотя и сзади, но все таки между обеими девочками. Краем глаза слежу за постепенно приближающимися родителями велосипедистки. Все мой член, расслабляется, я делаю еще пару движений, и высвобождаю руку из трусов, поправляю их обнажая обильно политые белой спермой черные кудряшки обрамляющих член волос. Напряжение отступает. Пора отступать, приближение родителей велосипедистки делает приключение слишком опасным, тем более, что она уставившись в область моего пояса, вовсе не собирается двигаться дальше. "Ну, что домой идем" - улыбаясь, смотрю я на девчонок. Их вид показывает мне, что они сейчас в таком состоянии, что разреши я им снять с меня трусы, они сделают это безо всякого стеснения. Но это время еще не пришло. А вот довести дело до конца надо. Я склоняюсь над журналом, явившемся нашим наглядным пособием, протягиваю его Оле ? "Собираемся". "Катя ? подай мне брюки" ? с этими словами я сел на траву, накрыв ноги по пояс покрывалом, снял трусы. Надев таким же образом брюки я поднялся. Девочки двигавшиеся под впечатлением от разыгранного перед ними спектакля как во сне, увидев у меня в руке маленькие мокрые трусы вообще остановились. Надо закруглятся. Разглядываю стоящих перед мной девочек. У одной тонкая полоска купальника между ног полностью вжата в то, что у взрослой женщины называется промежность, а у второй более темный материал выдает значительной намокшее место. Да еще, обомлевшая велосипедистка. Надо выводить их из шока. "Посмотрите на свои трусики? Одновременно их взгляды устремляются в низ. Катя вся красная от стыда расправляет сжавшуюся ткань, а Оля пытается прикрыть мокрое пятно. Это выводит их из состояния сонамбул и они быстро одеваются стараясь скрыть от меня и друг от друга следы своего возбужденного поведения. Надеваю футболку, которая прилипает к телу в местах соприкосновения с каплями спермы привлекая взгляды девочек. Несмотря на то, что представление уже закончилось, велосипедистка продолжает смотреть на меня. Неожиданно на выручку ко мне приходит Оля.

Повернувшись к ней, она демонстративно захлопывает перед ее изумленным взглядом переданный ей журнал и засовывая его в пакет, заявляет ? "Это наш, дядя чего уставилась". Это взымело, неожиданный эффект, в виде ретировавшейся наблюдательницы. Хотя по моему ее более смутило приближение ее родителей, с которыми она видимо не желала обсуждать результаты своих наблюдений. Несколько дней я старался не будоражить их более, предоставив возможность от души пофантазировать. Они целыми днями, пропадали со своими родителями, осматривая достопримечательности города. Вечером забегая ко мне на полчасика, полистать журналы, в то время как я старательно не давал им дополнительных поводов для фантазий, одновременно и давая им расслабится, держа в их присутствии руку в брюках и постоянно онанируя, тем самым вызывая интерес в их взглядах.

Но вот незадолго до их отъезда, я решил, что время пришло. Их родители получили от меня билеты на популярный спектакль и помахав нам ручкой удалились. Через пару минут, обе сидели у меня в комнате, по полу которой были разбросаны порно журналы, а из телевизора раздавались стоны совокупляющихся. После сорока минут моих комментариев происходящего, взоры моих племяшек все чаще стали обращаться на мои оттопыривавшиеся брюки, над резинкой которых уже несколько раз появлялась головка моего члена, с мнимым старанием прикрываемая дрочащей его рукой. Находясь по впечатлением от предыдущего спектакля в парке, они обращали свое внимание на экран телевизора только в моменты очередного семяизвержения. Они ждали продолжения и оно было готово.

Строго предупредив обоих о том чтобы, они через десять минут обязательно поменяли кассету, ни в коем случае не досматривая эту, и не брали вот тот журнал я удалился в ванную.

Неплотно прикрыв дверь, я забрался под душ, мне оставалось лишь подождать десять минут, а затем я мог идти и разоблачать моих маленьких любопытных подружек. Дело в том, что в конце коридора я поставил видеокамеру, в обзор которой попадал весь коридор, а в открытую дверь комнаты видно изображение телевизора и полка с "запрещенным" журналом.

Через несколько минут я физически ощутил, что уже являюсь объектом наблюдения, да и по движениям двери и изменениям бликов в щели от неплотного закрытия я уже мог предположить, что мои бесстыдницы пользуются предоставленной им возможностью. Отодвинув занавеску, я старательно демонстрировал им все что их интересовало, особенно свой член который от всего этого торчал в верх. Для большего эффекта я намылив обрамляющие его волосы, начал аккуратно их брить. По шуму в коридоре я понял, что ситуация за дверью изменилась и увлеченные подсматриванием пропустили десять минут после которых должны были поменять кассету или добрались до "запретного" журнала. Как бы то ни было мои наблюдатели, по всей видимости удалились в комнату где предаются, изучением или фотографий с моим обнаженным изображением или видеозаписей с сюжетами моих занятий онанизмом и некоторыми пикантными подробностями моих встреч с дамами. Я тщательно выбрил волосы на яичках, внутренней поверхности бедер и сбрил сантиметра два над основанием члена так, что густое темное пятно волос было отделено от основания заметной белой полосой. Не выключая воды, накинув просторный махровый халат я тихонько вышел в коридор. Как я и предполагал, закончив видимо просмотр моих видео-похождений, проказницы обратили свои взоры на указанный журнал, справедливо рассудив, что содержащееся в нем вполне соответствует их интересам. С нескрываемым бесстыдством, они рассматривали мои фотографии которые я дела в минуты наибольшего возбуждения или иллюстрирующие его результаты. Причем рука Кати находилась в трусиках, а Оля расставив ноги водила пальчиками по мокрому пятну, выделяющемуся серым пятном на белом материале трусиков, через раз вводя их сбоку под трусики, совершая там такие движения, что можно предположить, что просмотр видео не прошел даром. Абсолютно не стесняясь друг друга, мои юные племянницы мастурбировали, использовав в качестве объекта своей страсти мои фривольные фото. Ладошка Кати выскользнув из трусиков, переместилась к перемычке между ног, которая в секунду была смещена в бок, обнажив две складочки и расширенную щелочку образованную ими, куда и устремились ее пальчики. Надо сказать, что наблюдать это становилось уже выше моих сил. Я аккуратно водил рукой по своему возбужденному члену, разведя в стороны полы халата и обнажив себя, моля бога чтобы хоть одна оторвав свой взор от жалких фотографий, посмотрела на оригинал. Я чувствовал подступающий оргазм, но не хотел чтобы это зрелище досталось только мне. Отступив в прихожую я взял, все еще работающую камеру и приготовился снимать. В этот момент заработал видик, видимо включенный случайным движением, и на его экране появилось моя обнаженная фигура, движение рук которой по возбужденному члену говорила что скоро будет развязка, буквально через секунду на экране появился крупный план и из головки члена струями забила сперма, стекающая по нему на яички и волосы оставляя на них отличимые белые следы. Надо сказать, таких сюжетов там было много, в общей сложности минут на 15, и девочкам видимо еще только предстояло его оценить.

Видимо фотографии, все таки попали в их руки сначала. Я заглянул в комнату. Оля запустив обе руки под трусики с обоих сторон растирала ими свое местечко, а Катя спустившись на пол оттянув нижнюю полоску и придерживая ее рукой, ребром ладошки водила между своими складочками. На экране телевизора я в очередной раз кончив размазывал сперму по своему животу. Обе маленькие развратницы были уже на пределе. Пора было появляться и мне. Я тихонько вернулся в ванную и выключил воду. Картина моего возвращения в комнату, была живописна: фотографии рассыпанные по полу, в телевизоре красная головка моего члена, которая судя по ускорившемуся движению руки сейчас будет разноображена белым, и две маленьких девочки с горящими от возбуждения лицами и глазами, незнающие с чего начинать приводить порядок поправляя свою одежду или собирая фото. Я поднимаю несколько фотографий, наклоняясь так что халат очень широко распахивается и я могу только предполагать, что доступно их взору, учитывая что мой член выпирает так, что я вынужден был даже придерживать полы халата, чтобы он не вылез при ходьбе. Беру себе несколько, остальные кладу между девочками. Сажусь в кресло, согнув колени поднимаю ноги, прекрасно понимая, что моим любопытным подружкам предстает возможность для полного просмотра. Одну руку завожу себе под яички, начинаю себя гладить, второй водя по самому члену, больше для вида, так как любое прикосновение может вызвать оргазм. Взоры моих маленьких подружек устремлены между моих ног, где они уже без особого труда могут рассмотреть мой член, хотя и прикрываемый ласкающими его руками. Руки девочек уже вновь теребят их трусики и скрытое ими. Оля широко разводит ноги, выбирая более удобную позицию. Катя встав расположилась прямо перед мной мнет рукой свои складочки. Я встаю. Мой член ни удерживаемый более ни чем возвышается над темной шапкой волос и яичками красиво отвисающими между ног. Я сажаю Катю в кресло, поворачиваюсь к ним лицом снимаю халат. Не смотря на то, что они уже рассматривали меня достаточно долго, при виде полностью обнаженной плоти обе издают восторженные звуки. Из последних сил делаю шаг к телевизору на экране которого только за кончился последний сюжет.

Останавливаю пленку, беру свой член рукой, и две пары горящих глаз наблюдают в живую то, что только что было их возбуждающей идеей на экран телевизора. Белые струи спермы летят крупными каплями в стороны. Я делаю шаг вперед, и самые крупные падают на ноги Оле. Делаю пол оборота и крупная порция белой жидкости оказывается на трусиках Кати. Но она это не замечает, заворожено глядя на новые потоки вырывающиеся из моего члена. Зато ее ладошки так сильно сдвигают кромку трусиков, что перед мной вновь появляются две складочки, наклонившись над которыми лью вниз текущую ровным потоком сперму. Я закрываю глаза. Еще два толчка и возбуждение спадает. Замираю. Член опускается и я отпускаю его. Ой! Открываю глаза, маленькие пальчики Кати ощупывают головку моего члена. Оля вожделенно смотрит с боку. Следов спермы на ее ногах не видно. Если она решила ее сохранить то Катя могла бы дать ей фору, так как межу ее ног целое море. Ее пальчики пользуясь моим безмолвием уже движутся более смелее, а мой член начинает вновь напрягаться. Но это уже лишнее, так можно черт знает до чего дойти. Но я продолжаю стоять. Катя поднимается на ноги и встает в кресле на корточки, попадая ногой в лужицу спермы. Ее лицо находится прямо на уровне моего члена и она рассматривает процесс его возрождения с каким то серьезным интересом. Задержавшаяся на ее трусиках сперма начинает стекать белой струйкой по ее ноге. Оля остающаяся сторонним наблюдателем перелезает с дивана на кресло погружая ступни своих ног в сперму размазанную Катей по сидению кресла, а ее рука тоже тянется к уже потемневшей головке моего члена. Наклоняюсь собираю в ладонь из по их ног остатки спермы и выливаю ее прямо им на пальчики, ошупывашие мой член. Их движение по скользкой мокрой поверхности становятся окончательно невозможными. Я пододвигаюсь к ним ближе, мой возбужденный член находится буквально в 3 ? 5 сантиметрах от их возбужденных лиц. Наклоняюсь еще ближе.

Глаза Кати находятся почти в плотную к набухшей головке а Оля сама склоняет свое лицо еще ниже. Перехватываю их пальчики ощупывающие мой член, и начинаю иступлено дрочить. Через секунду из головки вырываются первые сильные белые струи. Первая из которых падает прямо на лоб Кати, от чего та отдергивает лицо и падает на спину в кресло хватаясь за лицо рукой и пытаясь стряхнуть густую жидкость которая уже стекает по ее носику. Оля испуганно повернувшись к упавшей Кате не замечает как я поворачиваю член в сторону ее лица и выстреливаю из последних сил. Густа и крупная капля попадает ей на щеку. Схватившись за щеку Оля проводит по ней ладошкой. Однако вместо того чтобы смахнуть густую белую жидкость она ведет прижатой ладошкой по лицу дотрагиваясь пальчиками до своих губ. Часть спермы остается блестящей полоской на щеке, однако крупное белое пятнышко под ее пальчиками все таки достигает ее губ, которые чуть раздвинувшись пропускают его внутрь рта. Оля сглатывает и проводит языком по своим губкам.

Хотя доведенный до исступления этим зрелищем я продолжаю дрочить, однако силы мои не безграничны и последние капли стекающие по моему члену я размазываю у себя между ног. Катя уже поднявшаяся после падения подносит к волосам над моим опускающимся членом свою ладошку в которой колеблется собранная с ее лица сперма. Стекая с ее ладони она добавляет еще несколько белых пятен на блестящих черных кудряшках.

На следующий день перед их отъездом я сделал им последний подарок. Сполоснувшись в ванной я выждал момент когда их родители переместились в комнату и судя по доносившимся звукам приступили к заключительной части сборов, вышел на кухню. Провожаемый восторженными взглядами я подошел к столу. Развязав кушак халата я распахнул его в стороны. Распаренный струями горячей воды член лег на скатерть. Подсунув ладонь под яйца я приподнял их над столом. Теперь опирающийся На них член свисал, приятно касаясь кончиком головки прохладной скатерти. Взяв член у основания кончиками пальцев я стал помахивать им в разные стороны, а также в верх и вниз стараясь по сильнее стукнуть головкой по столу. После нескольких таких упражнений от его гибкости не осталось и следа. Теперь он возвышался над столом. Продолжая теребить головку, я попросил девочек подать мне стакан и ножницы. Продолжая дрочить я сказал Кате стоящей с ножницами срезать пару прядей волос у основания члена. Не касаясь меня она попыталась сделать это. Однако от раскачивания вызываемого моими дрочащими движениями она отрезала одиночные волоски с самого края. Взяв ее за вторую руку я зажал в ее ладошке крупную прядь над самым членом. Теперь она аккуратно выстрегала крупный пучек в самом густом месте. Мой член касался ее руки от чего я уже с трудом сдерживал себя. "На память ? сказал я когда в ее ладошку заполнили черные кучеряшки". Раскрыв ладошку она с восхищением смотрела на ее содержимое вызывая завистливые взгляды Оли. В этот момент я почувствовал, что член под моей рукой завибрировал, а по паху растекается приятное ощущение от перемещающейся внутри спермы. Убрав руку от головки и перехватив член я сказал той поднести стакан к самой головке.

Прислонив кончик к краю стакана, я взял Олю за ладонь которую положил на ствол члена. Обхватив ее ладошку своей с верху я сделал пару окончательных движений положивших конец томившему меня желанию. Первые сильные струи вырываясь ударялись о стенки стакана. Мой член сжатый ладошкой племянницы совершал чудеса выдавая такие порции спермы какие бывали очень редко. Но всему приходит конец. И из расслабляющегося члена несмотря на старания Оленьки появлялось все меньше белых струек. Даже после того как все закончилось она продолжала дрочить мой член не желая оставлять его в покое. Содержимое стакана было удачно размещено в прозрачном пузырьке от лекарств, а волосы перевязаны тесемочкой и спрятаны за подкладкой девичьего кошелечка. На память об их приезде у меня осталась видеозапись произошедшего, и пропажа пары моих фотографий. При воспоминании о которых меня пробивает холодный пот. Не дай бог, они попадут в руки их родителей.

создание сайтов