Автор неизвестен
При луне все кажется другим

Dolf

При луне все кажется другим

Быстро... Очень они быстро растут и созревают.

Олечка, еще полгода назад была просто девчонкой, угловатой, худенькой, стала превращаться в девушку. У нее уже округлились грудки, поднялась попка, а в самом пикантном месте выросли нежные золотистые волосики.

Совсем недавно поставила меня в тупик:

- Папа, когда вчера в кино показывали как (она назвала два каких-то имени - я их не знаю - из нынешней очередной мыльной оперы) занимались сексом, у меня было такое ошющение, что у меня в низу живота что-то очень легкое и стремится подняться вверх. Что это было?

Как ей это объяснить? Начинаю рассказывать ей про половое созревание, гормоны, про ее переходный возраст, что еще немного, и она превратится в женщину... А что я могу еще ей сказать?! Если бы жила ее мать...

А сегодня она попросила, чтобы я научил ее целоваться - она, видите ли хочет уметь целовать меня (!) так же, как тетя Света. И откуда она ее знает?

- А где ты видела, как целуется тетя Света?

- Когда она приходила к нам. Только вы думали, что я сплю. А я услышала какие-то странные звуки и подошла к дверям твоей комнаты...

Этого еще не хватало!!! Если она все это видела, то я уже и не знаю - что ей еще предстоит увидеть, чтобы удивиться.

- А ты знаешь, моя хорошая, что подсматривать - не хорошо?

- А я и не подсматривала - я просто смотрела. Дверь была приоткрыта.

Как же мне поступить? Наорать на нее и навсегда оттолкнуть от себя? Ну, может и не навсегда... Да и не люблю я орать на нее. Даже когда приходится сделать грозную физиономию - я все равно с трудом удерживаюсь, что бы не улыбнуться.

- Ну хорошо, я научу тебя этому. Но только не сейчас, немного попозже, ладно?

- Ладно. Только ты не тяни с этим - мне надо быстрее.

- А куда ты торопишься?

В ответ только хитрая улыбка...

- Ну ладно, времени уже много - готовься ко сну.

У нас это означает: прими душ - и никаких тебе фильмов после десяти.

Олечка как-то подозрительно быстро согласилась (обычно она попрепирается немного) и ушла в свою спальную. Потом я услышал шум воды, шлепки босых ног по паркету... Через полчаса должна заснуть.

Иду сам в ванную. Потом на балкон. Курю... Ложусь. Сна ни в одном глазу. В окно светила луна - яркая как прожектор. Проходит около часа. Снова вышел на балкон. Опять покурил. Опять лег. Опять не спится. Все равно - закрою глаза и отдохну. Вдруг чувствую какое-то изменение в комнате. Поворачиваю голову она.

- Можно я лягу с тобой - мне не спится.

Даже не просьба и не вопрос, а предупреждение.

- Нет, нельзя.

- Ну папочка, милый мой, ну пожалуйста...

Давно я не слышал в ее голосе таких жалобных ноток.

- Девочка моя, мужчине полагается спать с женщиной, а ты еще ребенок...

- А ты спишь совсем один, а я скоро уже стану женщиной! - это почти уже сквозь слезы.

Что тут поделать...

- Ну хорошо, ложись.

Она тут же проскальзывает ко мне под одеяло и прижимается ко мне всем своим телом. Я чувствую, что она вся дрожит.

- Что с тобой? Тебе плохо?

- Очень, - а у самой зубы стучат.

- Что случилось, Оленька?

- Папка, милый мой, я так хочу стать твоей...

- Ну что ты выдумала еще? Ты и так моя.

- Я твоя дочь. А я хочу быть твоей женщиной. Я люблю тебя и хочу тебя ласкать также, как тетя Света и чтобы ты меня также.

У меня аж в голове чуть не помутилось. И не хватало никаких слов.

А она опять:

- Ну что в ней такого, чего у меня нет?!!

В этом отношении конечно - Светка дама стройная и худенькая. Но...

- Ты моя дочь.

- А я не хочу быть твоей дочерью...

И слезы ручьями полились из ее глаз.

- Если ты мне не разрешишь - я заболею и умру.

Нет, только не это! Месяц не прошел, как девочка из соседнего дома выбросилась из окна - увидела, что ее желанный с другой девочкой идет. А она всего-то на год старше моей...

- Ну успокойся, Олечка - начинаю гладить ее по головке, по плечикам, прижимаю к себе. Чувствую кожей ее упругую девичью грудь и прикосновение ее бедер. Она незаметно просовывает свою ножку (уже далеко не детскую!) между моих ног, при этом край ее ночной рубашки смешается вверх. Ее горячая кожа прикоснулась к моей. Только не это!!! Мой член начинает возбуждаться! Она это тоже чувствует, ловит рукой мою руку и ложит себе на оголенное бедро.

- Папка, ну пожалуйста. Ну погладь меня...

У меня уже в висках стучать начало. И пульс, наверное, подскочил раза в два выше нормы...

А какая у нее кожа... Моя рука нежно проследовала по ее бедру снизу вверх, совершенно оголяя его. Из ее груди вырвался нежный вздох, а дыхание почти замерло.

И что тут на меня нашло?!!

Я нежно поцеловал ее в губы - так, как не целовал никого уже лет десять. Моя восставшая плоть, которую уже не могли прикрыть мои плавки уперлась в ее лобочек. Она вся изогнулась в моих объятиях и руки ее нежно обняли меня за торс. Я положил ее на спину и устроился между ее ног.

В ярком свете луны Олечкины ножки... Нет - это не поддается описанию. Я прильнул губами к ее нежному, едва распустившемуся бутону, который не мог прикрыть нежный золотистый пушок, отсвечивающий в лунном свете. О, какое это было наслаждение!!! Олечка прижимала ручками мою голову к себе, а ее ноги обвили мою шею. Ее дыхание участилось. Я и не заметил, как довел ее до состояния, когда нужна всего одна малюсенькая искорка, чтобы разжечь пожар. Пожар страсти. Но ведь она еще девочка...

Я не мог ее сделать женщиной... Физически конечно же мог, но... Я продолжал языком и губами делать то, что должен был довести до своего логического завершения. Олечка кончила. Я почувствовал это языком и это подтвердил ее стон и полное расслабление.

- Папка, милый мой - какой ты молодец...

Она уснула в моих объятиях почти сразу после этих слов...

Я не спал до утра. Сначала просто лежал не шевелясь, а потом осторожно пробрался на кухню.

Только что перечитал. Сумбурно получилось - может потом, когда мысли приведу в порядок переправлю...

Олечка еще спит.

А мне сейчас пора на работу.

создание сайтов