Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10

    Кэтти Уильямс
    Маленькое любовное приключение


    Глава 1

    Мать Лео, сдержав раздражение, невозмутимо выслушала его объяснения по поводу опоздания, не сделав никаких комментариев, хотя Лео прекрасно знал, о чем она думает — она надеялась увидеть его хотя бы на несколько часов раньше.

    Совещание затянулось. Срочный звонок раздался, когда он уже был на пороге офиса.

    — Даниель, — в конце концов сказала она, — отправился повидать Хезер. Она живет по соседству. Ближайшая к ней дорога — пешком через поля, но я думаю, что ты захочешь поехать на машине. Конечно, ты не будешь здесь ждать. Я сказала Хезер, что он должен вернуться не позже семи.

    — Я пойду пешком, — ответил Лео.

    Он не хотел брать машину, потому что не мог себе позволить напрасно тратить время.

    И теперь он шел по просторным полям, окружавшим красивый загородный особняк, который он купил для матери около шести лет назад, после смерти своего отца.

    Лео никогда не выходил за пределы тщательно подстриженного газона и ухоженного сада, окружавшего дом. Хотя, естественно, знал о том, что им принадлежат земли, простиравшиеся вокруг насколько было видно глазу: леса и поля, сиреневые летом от цветов лаванды.

    Но лишь теперь, шагая по траве в совершенно неуместных здесь кожаных ботинках ручной работы и светло-сером деловом костюме, который стоил целое состояние, Лео осознал истинные размеры своих инвестиций. Наверное, его мать, которой было под семьдесят, вряд ли когда-нибудь доходила до краев этих владений.

    В данный момент ему не очень хотелось думать о том, чем занимается его мать. Он звонил ей три раза в неделю. Но теперь появился Даниель, и они оба в один голос твердили Лео, что все хорошо и нет никаких проблем.

    Он надеялся насладиться свежим воздухом и движением, хотя обычно позволял себе это только в короткие промежутки времени, которые называл отпуском. Сейчас он пожалел о том, что не взял свой мобильный телефон — можно было бы сделать несколько звонков.

    Мать уверила его, что жилище Хезер легко найти: маленький белый уютный коттедж, утопающий в цветах. Мать с таким восторгом описывала Лео дом, что он задумался: а не является ли Хезер одной из деревенских подружек, с которыми мать любит посудачить раз в неделю за чашечкой чая?

    Последняя мысль его утешила: по крайней мере он будет знать, что кто-то навещает мать и проводит с ней время.

    Дом, который искал Лео, вырос внезапно, без всякого предупреждения. Обогнув коттедж, Лео увидел белый декоративный забор, вьющиеся розы, заметил пару гномиков, выглядывавших из-под пышных фиолетовых кустов, обрамлявших узкую каменную дорожку.

    Сам он был приверженцем минимализма. Его лондонские апартаменты были отделаны в строгом стиле: черная кожа, хром и стекло. Белые стены украшала абстрактная живопись, яркая и невероятно дорогая.

    Лео подошел к парадному входу. Дверной молоток имел форму какого-то причудливого мифического существа, и он стукнул им дважды.

    Через мгновение послышался звук быстро приближающихся шагов и приглушенного смеха. Дверь открылась — и Лео обнаружил, что смотрит в невероятно голубые глаза. Легкие светлые кудри обрамляли сердцевидное личико, и, скользнув взглядом ниже, он отметил, что фигура была пышной и очень соблазнительной. В высшем обществе, где ценится худоба, ее назвали бы чересчур полной.

    — Кто вы? — требовательно спросил Лео без всяких вступительных слов, прислонившись к дверному косяку.

    — А вы, наверное, отец Даниеля, — вместо ответа произнесла Хезер и посторонилась, пропуская его внутрь. Она не могла скрыть своего разочарования. Оно слышалось в ее голосе, и гость, должно быть, заметил это, потому что его черные брови недовольно сдвинулись на переносице.

    — А вы, наверное, Хезер. Я ожидал найти здесь кого-то более… старшего возраста.

    Хезер могла бы сказать ему, что он выглядит именно так, как она его и представляла, — как успешный бизнесмен. Кэтрин, ее соседка, рассказала ей о Лео: сделал себе карьеру, трудоголик, главное для него в жизни — это успех, никудышный отец.

    Но он был невероятно красив, и это добавило очков в его пользу. Иссиня-черные волосы обрамляли лицо — идеально правильное, будто выточенное из камня. Его серые глаза смотрели настороженно, и от их взгляда не могла ускользнуть ни одна мелочь.

    Она понимала, что глупо судить о книге по обложке — ей слишком часто приходилось сталкиваться с надменными и преуспевающими мужчинами. Их богатство и власть восторгали многих женщин, но Хезер по собственному опыту знала, что за минутное ослепление приходится дорого платить.

    — Я пришел за своим сыном. — Внимательно оглядев крошечный холл с кафельным полом «в елочку» и цветами в горшках, Лео снова повернулся к Хезер, нерешительно переминающейся у двери.

    Был жаркий день, и на ней было свободное цветастое платье в цыганском стиле. Ее лицо приняло такое выражение, словно она собиралась читать ему мораль.

    — Он только закончил пить чай, — сказала Хезер.

    — Чай?

    — Закончил обедать, если хотите.

    — Почему он здесь ест? Я сказал своей матери, что мы пойдем вместе в ресторан, когда я приеду.

    — Он просто проголодался. — Хезер не хотела говорить, что Даниель категорически отказался ужинать со своим отцом.

    — Большое спасибо, однако сначала надо было выяснить, какие у нас планы.

    Это было уже слишком. Хезер, проскользнув на кухню, сообщила Даниелю о том, что пришел его отец. Мальчик в ответ только нахмурился. Тихо закрыв кухонную дверь, Хезер сложила руки на груди.

    — Насчет планов… — холодно начала она, проигнорировав возмущенный взгляд Лео.

    — Прежде чем вы продолжите, позвольте напомнить, что я вас не знаю и выслушивать ваши лекции не намерен.

    Обескураженная его надменным тоном, Хезер только раскрыла рот, и Лео воспользовался этой мгновенной паузой, чтобы проскользнуть мимо нее на кухню, но она вовремя поймала его за руку.

    Хезер показалось, что ее ударило током, и ей потребовалась вся сила воли, чтобы устоять на ногах. Лео внушал ей страх.

    — Нам надо поговорить, прежде чем вы заберете своего сына, мистер Вест.

    — Зовите меня Лео. Полагаю, нам не стоит утруждать себя излишними формальностями, учитывая то, что вы — почетный член нашей семьи. — Взглянув на ее маленькую руку, обхватившую его запястье, он перевел взгляд на ее лицо. — И уверяю вас: все, что вы мне скажете, не будет представлять для меня ни малейшего интереса. Поэтому держите вашу проповедь при себе.

    — Я не собираюсь читать вам проповедь!

    — Прекрасно! Тогда о чем вы хотите со мной поговорить? — Он взглянул на свои наручные часы. — Только побыстрее. Мне было чертовски тяжело сюда добраться, а по возвращении домой мне еще предстоит работать.

    Хезер сделала глубокий вдох:

    — Ладно. Я немного рассердилась.

    Лео с некотором усилием сдержал свое раздражение. В том рафинированном мире, в котором он вращался, люди не сердились на него — по крайней мере, женщины, — но эта просто пылала от гнева.

    — Хорошо. Говорите.

    — Пройдемте в гостиную. Я не хочу, чтобы Даниель нас слышал.

    Хезер прошла вперед, а Лео последовал за ней. Когда они оказались в гостиной и встали напротив друг друга, как борцы на арене, Хезер произнесла сдержанным тоном:

    — Мне кажется, вы даже не представляете, насколько был расстроен Даниель, когда вы не пришли к нему в школу, на спартакиаду. Это большое событие в школьной жизни, и он усиленно готовился к нему несколько недель.

    Лео вспыхнул, почувствовав себя виноватым. Конечно, он знал, что ему поставят это в вину, но его задело то, что совершенно посторонняя женщина имеет наглость стоять здесь перед ним и осуждающе смотреть на него широко раскрытыми глазами.

    — У меня не было возможности, и я уже объяснил все своей матери. А теперь, если вас удовлетворил мой ответ, позвольте я заберу сына.

    — Почему не было возможности? — настаивала Хезер. — Не надо говорить мне о том, что у вас имелось более важное дело, нежели радоваться победе собственного ребенка.

    — На самом деле я вам ничего не говорю, — холодно ответил ей Лео. — Я никогда не оправдываюсь перед кем-либо, тем более перед человеком, которого я знаю… всего лишь пятнадцать минут. Даже моя мать нечасто упоминала вас.

    Хезер, казалось, его слова не удивили. Даниель посещал местную частную школу. Дома за ним присматривала Кэтрин, и отец время от времени удостаивал его своим посещением, обычно по воскресеньям. Иногда он приглашал Даниеля с Кэтрин в Лондон: посылал за ними шофера утром в субботу, а в воскресенье днем их привозили обратно, в загородный дом.

    Кэтрин не упоминала Хезер, потому что Лео нисколько не интересовался людьми, с которыми общалась его мать. Он был не человеком, а механизмом — крайне эгоистичным механизмом, запрограммированным только на зарабатывание денег.

    — Я понимаю, что не имею никакого права учить вас жизни, — произнесла Хезер, стараясь быть искренней, — но Даниель нуждается в отце. Он никогда этого не говорил, потому что, наверное, боится.

    — Он сказал вам, что боится меня?

    Происходящее казалось Лео все более странным. Он ожидал, что его встретит пожилая леди, возможно, предложит чашку чая, от которой он, конечно, откажется, а потом уйдет, забрав сына, — и мальчик перестанет сердиться на него, как только папа купит ему подарок.

    Но вместо этого Лео приходится иметь дело с какой-то юной девицей, на вид лет двадцати с небольшим, одетой в фривольное платье, которая, наверное, и не бывала нигде, кроме своей деревни.

    — Нет, не говорил. Но он вас совсем не видит. Это не мое дело, но Даниель — очень ранимый маленький мальчик, и ему нужен отец. Особенно теперь. Он страдает от потери матери и очень нуждается в заботе и защите.

    — Вы правы — это не ваше дело.

    — Вы мало прислушиваетесь к тому, что говорят другие люди! — сердито вспыхнула Хезер.

    — Наоборот. Я трачу очень много времени на то, чтобы выслушивать других людей. И совершенно не заинтересован в том, чтобы соседка нагружала меня всякой психологической чепухой — хотя, может быть, вы специалист по детской психологии?

    — Нет, но…

    — Может быть, вы его учительница?..

    — Нет, не учительница. Но…

    — И вы, конечно, не давняя подруга моей матери, не так ли?

    — Нет, но…

    — Скажите, пожалуйста, когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с моей матерью?

    — Мы познакомились недавно на собрании цветоводов-любителей в сельском клубе. Один известный телевизионный ведущий приехал к нам, чтобы рассказать о своих орхидеях, и мы обе были просто…

    — Очарованы! Но вот что меня удивляет — что может делать молодая девушка на собрании цветоводов-любителей? Разве это не прерогатива пожилых людей, у которых есть время для того, чтобы бесконечно копаться в земле? Разве у вас нет более волнующих занятий? Подозреваю, что нет, иначе вы бы не совали свой нос в чужие дела.

    Лео не скрывал своего гнева — эта особа посмела нарушить границы его личной жизни! Сейчас она вспыхнула, как невинная девушка, и у него мелькнула мысль, что он нечасто оказывался в компании женщин, которые были бы способны так искренне проявлять свои чувства. Лео общался с деловыми женщинами, а они не краснели.

    — Как вы смеете?!

    — Легко, — невозмутимо произнес Лео. — Не надо бросаться в атаку, если вы не готовы к борьбе, — это первое правило успеха.

    Хезер посмотрела на невероятно красивого мужчину, который пронзал ее холодным взглядом, и ей захотелось ударить его по надменному лицу. Подобная реакция была ей несвойственна — чем ее так задел этот грубиян?

    — Хорошо, — сдержанно ответила она. — Вы правы. Ваши отношения с сыном — не мое дело. Я пойду и приведу его, прямо сейчас. — Подойдя к двери, Хезер взглянула на Лео и тихо добавила: — К вашему сведению, у меня есть работа, и я не сую нос в чужие дела, потому что мне больше нечего делать. Я просто хотела вам помочь. Очень сожалею, что вы не поняли моих намерений.

    Удивительно, но Лео не чувствовал себя победителем в этом бесполезном и ненужном споре. Он чувствовал себя негодяем! Что же произошло?

    Лео всегда одерживал верх в словесных поединках, но сейчас он впервые в жизни не знал, что сказать. Поймав себя на том, что тупо разглядывает стену прямо перед собой, он поспешно вышел из гостиной — и чуть не натолкнулся на Даниеля, который встретил его угрюмым взглядом.

    — Я… сожалею, что не смог прийти к тебе на спартакиаду, Даниель, — начал Лео, остро ощущая присутствие Хезер за своей спиной.

    — Ничего.

    — Я слышал, что ты пришел первым, — сказал он, стараясь немного уменьшить напряжение. — Прекрасно!

    Лео неуверенно взглянул на Хезер, и, когда глаза их встретились, она почувствовала симпатию к этому мужчине. Конечно, он не заслуживал ее. Он тратил много денег на сына, но уделял ему очень мало времени. Но, взглянув на ситуацию с другой точки зрения, Хезер подумала, что, возможно, такому, как он, было трудно смириться с появлением ребенка в его напряженной жизни. Лео привык жить для себя и не заботиться о других.

    — Даниель — звезда, — вмешалась Хезер, нарушив молчание. Выступив вперед, она тепло обняла мальчика.

    Она удивлялась тому, как мог отец не восхищаться таким сыном.

    — Не правда ли, Дэн? — Хезер ласково взъерошила его волосы, а затем весело произнесла: — Тебя ждут прекрасные выходные, и не забывай о том, что, если тебе надо помочь с английским, забегай ко мне в любое время!

    Наблюдая за этой сценой, Лео увидел редчайшее явление — застенчивую улыбку своего сына.

    — Нам пора домой, Даниель. Пусть Хезер занимается… своими делами, — произнес он, быстро взглянув на часы.

    — А ты можешь прийти ко мне в выходные? — Даниель неожиданно повернулся к Хезер и умоляюще взглянул на нее.

    Лео раздраженно нахмурился. Неужели его общество так неприятно сыну, что он всеми способами старается избавиться от него? Лео с раздражением вспомнил разговор с Хезер.

    — Мы пойдем смотреть диснеевский мультик! — В голосе мальчика теперь слышалось отчаяние. — Ведь ты говорила, что хочешь посмотреть его, но для этого тебе надо взять напрокат ребенка…

    — Мне очень жаль, Даниель. У меня куча дел, и я просто шутила, когда говорила, что хочу посмотреть этот мультфильм. На самом деле я их не люблю.

    — У тебя полно дисков с мультиками в шкафу, который стоит в гостиной, — быстро возразил Даниель с потрясающей способностью ребенка говорить самые неподходящие вещи в самое неподходящее время.

    Покраснев, Хезер откашлялась, покраснела, но все-таки произнесла:

    — Я подумаю над этим.

    Конечно, она не пойдет с ними в кинотеатр.

    Лео Вест был эгоистичным человеком с невероятными амбициями, и он никогда не прислушивался к советам других людей, а уже тем более к советам такой женщины, как она.

    Когда гости ушли и дом погрузился в тишину, Хезер задумалась о своей жизни.

    У нее было прекрасное занятие, которое доставляло ей радость, — иллюстрирование детских книг. Она черпала вдохновение в своем прекрасном саду, и ее имя становилось все более известным среди издателей. Хезер работала в основном дома, изредка наведываясь в Лондон, чтобы обсудить свои рисунки с редактором.

    Она выплатила кредит за коттедж, не имела никаких долгов и была свободна как ветер.

    Да, в ее жизни не было мужчины, но они ей и не нужны.

    Обрывки старых воспоминаний ворвались в тихий уголок сознания. Она познакомилась с Брайаном, когда ей было всего восемнадцать, тогда он находился на взлете своей карьеры…

    Хезер, поморгав, отогнала от себя горькое прошлое, заперев его в ящик Пандоры. Она давно поняла, что зацикливаться на том, чего не можешь изменить, — пустая трата времени.

    Она пошла на кухню — убрать остатки спагетти, которые не доел Даниель. Лео сказал, что хотел поужинать с сыном в ресторане, но мальчик не хотел идти. Он ненавидел эти шикарные рестораны. Он ненавидел еду, которую там подавали. И ненавидел своего отца.

    Хезер снова задумалась о Лео. Это холодное, безжалостное лицо словно наяву стояло перед ней, пока она не заставила себя вернуться в свою маленькую мастерскую и заняться работой. Хезер вгляделась в детали сказочного крыла, которое рисовала, и стала компоновать фрагменты иллюстрации.

    Внезапно раздался стук в дверь. Хезер подскочила на стуле, опрокинув банку с водой.

    Второй стук, на этот раз более требовательный, заставил ее побежать ко входу.

    Третий стук раздался в тот самый момент, когда Хезер распахнула дверь. На пороге стоял Лео Вест.

    — Вы?! Что вы здесь делаете?

    Теперь он был одет в кремовые брюки и синюю рубашку поло. Позади поблескивал серебристый «бентли».

    Лео мрачно кивнул Хезер:

    — Поверьте, я не задержусь у вас надолго, но у меня возникла сложная ситуация, и я вынужден просить вас пойти завтра с нами в кино. Даниель решительно отказывается сдвинуться с места. Поэтому я приехал к вам, хотя должен читать отчет, который не терпит отлагательств.

    — Я не понимаю, о чем вы говорите.

    — Может быть, вы впустите меня и я объясню?

    — Простите, но не могли бы вы прийти завтра? Сейчас поздно, и у меня есть дела.

    — Поздно? — Лео демонстративно взглянул на свои наручные часы. — Сейчас всего лишь десять минут десятого. Пятница. Разве это поздно?

    Хезер уловила насмешку в его голосе, и это возмутило ее.

    — Я работаю, — ледяным тоном произнесла она.

    — Конечно. Кстати, вы так и не сказали мне, чем зарабатываете на жизнь.

    — А вы и не интересовались.

    Хезер догадывалась о том, что произошло между отцом и сыном. Они вернулись домой в полнейшем молчании. Взглянув на новый мобильный телефон, мальчик положил его в сторону, сказав: «Большое спасибо, но в школе нам не разрешают пользоваться мобильными телефонами». А мать Лео добавила: «Это очень мило с твоей стороны, но маленьким детям не нужны мобильные телефоны».

    Раздосадованный, Лео хотел поинтересоваться — почему же у него нет контакта с сыном? Ведь явно, черт возьми, не из-за этих школьных спортивных соревнований! Но Кэтрин ушла спать пораньше, и поэтому он приехал сюда, к психологу-любителю, в надежде окончательно не испортить себе выходные.

    — Кажется, вы чем-то испачкали себе лицо… — Он дотронулся до ее подбородка. — Что это? Краска? Вот как вы проводите вечер пятницы — красите дом?

    Хезер хотела захлопнуть дверь, но Лео подставил ногу. Он встретил ее возмущенный взгляд с мрачной решимостью.

    — Кто дал вам право беспокоить меня в столь поздний час? — произнесла она сквозь стиснутые зубы.

    — Нужда заставила меня. Может быть, вы все-таки позволите мне войти? — Сделав шаг назад, Лео нервно взъерошил волосы. — Неужели я был единственным отцом, который не пришел на школьные соревнования?

    Эти слова немного разрядили ситуацию. Лео, казалось, был готов предложить ей оливковую ветвь.

    — Да.

    — Вы шутите?

    — Нет, не шучу. Все родители были там с фотоаппаратами. Даниель просил меня прийти. Он притворился, что ему все равно, приедете вы или нет, но я видела, как он оглядывался в поисках вас.

    — Может быть, вы впустите меня? — повторил Лео.

    Хезер неохотно открыла дверь и позволила ему войти.

    — Так что же вы красите? — спросил ее Лео, оглядываясь по сторонам. Хезер, по-видимому, была прекрасной хозяйкой. Вряд ли она специально убиралась, предчувствуя его приход.

    Лео последовал за ней в комнату, находившуюся в задней части дома, и увидел стены, увешанные картинами.

    — Я разбила банку, когда вы постучали в дверь, — объяснила Хезер. Наклонившись, она стала собирать с пола осколки. — Я никого не ждала.

    — Вы… рисовали?

    Быстро посмотрев на него, Хезер густо покраснела. Она вдруг почувствовала себя такой уязвимой под взглядом стальных глаз.

    — Я же сказала вам, что у меня есть работа.

    Собрав самые большие осколки, она решила, что более мелкие подождут до утра. Сейчас Хезер хотела только одного — чтобы он убрался из ее дома.

    Лео взглянул на картины, а затем снова на Хезер. Сначала он подумал, что она какая-нибудь секретарша или администратор. Но она оказалась художницей, и это многое объясняло: ее непринужденную одежду, забавную убежденность в том, что она может говорить все что хочет, и искреннюю веру в то, что она способна решить проблему за чашечкой чая и беззаботной болтовней. Художники живут в своем собственном мире.

    Он снова вернулся к делу.

    — Я не знаю, как вам удалось завязать такие тесные отношения с моим сыном, — сказал Лео, — но после спартакиады ситуация… ухудшилась. Единственный способ не превратить выходные в кошмар — это… Если вы… — Он не мог найти подходящих слов. Он не привык кого-то о чем-то просить, а тем более женщину, которая действовала ему на нервы.

    — Если я — что?

    — Кино… ланч… обед. Я уезжаю в воскресенье днем, — добавил он, увидев растерянность на ее лице.

    — Вы хотите, чтобы я пожертвовала своими выходными, чтобы вытащить вас из неприятностей, с которыми вы не можете справиться?

    — Пожертвовать? — язвительно рассмеялся Лео. — Я еще не встречал такой женщины, которая назвала бы жертвой возможность провести со мной время.

    — В этом-то и проблема. Такие мужчины, как вы, никогда не встречают отказа, — вздохнула Хезер, понимая, что не сможет отказать.


    Глава 2

    Раздраженный, Лео решил оставить этот бесполезный разговор. Зачем вести дискуссию с женщиной, которая не имеет никакого значения в его жизни? С практической точки зрения она была нужна ему всего лишь на эти выходные, чтобы поднять настроение его сыну и вызвать улыбку на его лице.

    К полудню следующего дня — после того, как они посетили зоопарк, где Даниель проявил удивительные познания о животном мире, — Лео почувствовал, что его интерес к Хезер возрастает.

    Она излучала тепло и свет, а ее смех как будто вселял радость.

    Сидя за чашечкой чая в кафе зоопарка он заметил, что женщины разговаривают не только о динозаврах, рептилиях и компьютерных играх. Когда Кэтрин спросила его о работе, чтобы вовлечь в разговор, Лео был застигнут врасплох рассуждениями Хезер о политике «слияний и поглощений» и о бесчисленных жертвах «грабительских конгломератов».

    Мать пыталась скрыть свое изумление, а Лео уставился на Хезер так, будто она превратилась в одно из животных, которых они только что кормили.

    «Грабительские конгломераты»? Разве употребляют такие слова деревенские девушки, живущие в глуши?

    Ее губы насмешливо изгибались, когда она обращалась к Лео, и ему не нравилось это.

    Что она возомнила о себе? Неужели она думает, что сумеет произвести на него впечатление своими познаниями?

    Когда они пошли прогуляться по бульвару, Лео, засунув руки в карманы, тихо пробормотал, наклонившись к ее уху:

    — Художница и финансовый эксперт в одном лице? Хм-м… У вас много талантов. Я даже не представлял, что вас настолько интересует бизнес.

    Хезер отпрянула от него. Теплое дыхание коснулось ее лица, и от этого дрожь прошла по ее телу. Сейчас она была совсем не в том состоянии, чтобы уверять Лео, насколько прекрасно она разбирается в экономике. Однажды ей пришлось вникнуть в сферу финансовых рынков, и эти механизмы она запомнила навсегда.

    Заметив его гневный взгляд, Хезер запоздало поняла, что лучше бы держала рот на замке, предоставив ему думать о ней все что угодно.

    — Я читала в газетах, — невнятно пробормотала она.

    — Вы явно читаете «Файнэншл таймс», чтобы узнать о состоянии мировых рынков. Так что же там происходит?

    — Ничего не происходит, и позвольте напомнить вам, что мне уже не обязательно здесь находиться! Я согласилась пойти с вами ради Даниеля!

    — Это не сработает. — Что не сработает?

    — Ваша попытка сменить тему разговора. Кто вы, черт возьми, на самом деле? Я не перестаю задаваться этим вопросом.

    Даниель и Кэтрин, обогнав их, направились к спортивному магазину, и Хезер не смогла сдержать стона отчаяния.

    — Вы всегда такой подозрительный? — спросила она.

    — Зависит от обстоятельств.

    — От каких? Нет, не надо отвечать на этот вопрос — я уже поняла.

    — Можете объяснить?

    — Нет, не могу. Если вы не против, я пойду посмотрю, что там делают Кэтрин и Даниель.

    — О, я думаю, они не будут возражать, если мы пойдем в ресторан и подождем их там. Сегодня прекрасный день. Зачем спешить?

    — У меня есть дела дома.

    — Какие дела?

    — Вас это не касается!

    — У меня возникло ощущение, что я вам не нравлюсь. Я прав? — С этими словами Лео зашел в спортивный магазин и сказал своей матери, что он будет ждать их в ресторане вместе с Хезер.

    Он не сомневался в том, что Хезер ждет его снаружи. Никто до сих пор не осмеливался перечить ему.

    Конечно, она ждала его, уставившись в витрину обувного магазина, и у него появилась возможность разглядеть ее. Короткая футболка туго обтягивала грудь, которая была весьма соблазнительной. Интересно, как она выглядит обнаженной? И какова на ощупь?

    Лео, слегка обескураженный, отогнал эту мысль прочь.

    После злополучного брака с Софией он вычеркнул хорошеньких глупышек из списка своих любовниц и не собирался больше иметь с ними дела.

    Хотя… Девушка из соседнего дома вроде бы не была так глупа, как он предполагал. Она также не была хорошенькой, и вряд ли нашлось бы много мужчин, которые дважды взглянули на нее, с ее копной непослушных волос и пышными формами.

    Хезер повернулась и увидела, что он смотрит на нее. Ее щеки предательски вспыхнули.

    Без Даниеля и Кэтрин она вдруг остро почувствовала, какой же у Лео устрашающий вид. Даже в непринужденной повседневной одежде — в джинсах и белой рубашке поло, красиво подчеркивавшей его смуглую кожу, — он выглядел очень грозным.

    Через пять минут, когда нервы Хезер до предела напряглись, они пришли в ресторан. Он находился на маленькой улочке в самой фешенебельной части города. Столики стояли и на улице, но Лео проигнорировал их и направился в самый тихий уголок зала.

    — Итак, — сказал он, откинувшись в мягком кресле и обратив на нее внимательный взгляд, — вы до сих пор не объяснили мне, откуда у вас такие глубокие познания в бизнесе. Признаюсь, это вызвало мое любопытство. Вы были банкиром, прежде чем решили бросить все и заняться иллюстрированием сказочек?

    — Я не иллюстрирую сказочки. Я иллюстрирую детские книги! — возмущенно ответила Хезер. — И мне не нравится, что вы вынудили меня оказаться здесь с вами наедине.

    — Почему? Вы очень подозрительны. Вы думаете, что я что-то замыслил?

    — Вы не имеете права спрашивать о моей личной жизни.

    — Конечно, имею. До вчерашнего дня я даже не подозревал о вашем существовании, а теперь могу предположить, что вы стали частью моей семьи.

    — Это не так, — возразила Хезер. Она с неприязнью взглянула на Лео — на его смуглое, умное, потрясающе красивое лицо.

    Лео проигнорировал ее слова. Не глядя по сторонам, он подозвал официанта, который появился как по мановению волшебной палочки, хотя ресторан был переполнен, и велел принести вина, не сводя глаз с Хезер.

    — Вы знаете мою мать около года или двух, моего сына — значительно меньше, и вот вы проводите с нами выходной день, потому что вам удалось втереться к ним в доверие. Более того, вы рисуете симпатичные маленькие картинки и в то же время обладаете аналитическим умом, а также знаниями о том, как оперирует фондовый рынок. Немного неожиданно для того, кто иллюстрирует сказки, не так ли?

    — Что вы хотите сказать?

    — Поймите меня правильно, — протянул он, делая глоток вина и не сводя с нее своих потрясающих глаз. — В моем положении никогда не бывает лишним с осторожностью отнестись к людям, которые не соответствуют своему образу.

    — Я догадываюсь, что мой образ — это непривлекательная деревенская девушка без единой извилины? — язвительно спросила она.

    — Вы считаете себя непривлекательной? — Лео тихо прищелкнул языком, и Хезер вспыхнула от смущения.

    Она могла ответить ему, что никогда не считала себя привлекательной. Конечно, она знала, что у нее совсем не такой гламурный вид, как у некоторых девушек, с которыми она выросла, но у нее никогда не было комплексов насчет своей внешности. До тех пор, пока она не приехала в Лондон вместе с Брайаном.

    Однако ей меньше всего на свете хотелось сейчас раскрывать душу перед Лео.

    — Вы считаете, что я… хочу завладеть деньгами вашей матушки?

    — В жизни всякое случается. — Лео пожал плечами.

    На самом деле он так не считал. Если женщина стремится к шикарной жизни, то она, как правило, тщательно скрывает это.

    Хезер ничего не ответила. Она могла бы высмеять его циничное предположение, но в какой-то степени понимала его.

    — Вы имеете право на подобные подозрения, но в данном случае это не так. Ваша мать — истинная леди. Мы обе испытываем страсть к цветам, вот и все.

    — У вас больше нет никого, к кому бы вы испытывали страсть? — лениво протянул Лео.

    Хезер почувствовала, как по телу ее пробежали мурашки, когда она поняла, о чем он спрашивает.

    — Мы с Кэтрин продолжали общаться, и однажды я встретилась с Даниелем, чисто случайно. Он исследовал поля, и мне показалось, что он очень одинок. — Это был подходящий момент изменить ситуацию и от обороны перейти к нападению, но у Хезер в присутствии Лео совершенно не работали мозги. — Я подумала, что он потерялся. Я задала ему несколько вопросов, и он явно приободрился, потому что вскоре снова пришел ко мне. Я рада была видеть его у себя.

    — Я догадался, — задумчиво произнес Лео. — Должно быть, вам очень одиноко. Работать дома скучно. Я удивляюсь, что такая молодая девушка, как вы, сидит целыми днями взаперти. Неужели вам не хочется приобщиться к жизни?

    — Нет, не хочется. — Она потупила глаза.

    — Действительно?

    Что она скрывает?

    — Ты так и не ответила на мой вопрос, — произнес он, резко меняя тему разговора. — Насчет твоих знаний в банковской сфере. И у меня есть еще один вопрос… — Лео наклонился вперед, заметив, как Хезер испуганно отодвинулась. — Вчера вечером ты упомянула о том, что таким мужчинам, как я, женщины не отказывают. Что ты имела в виду?

    — Я ничего конкретного не имела в виду. На самом деле я даже не помню, когда я это говорила, и говорила ли вообще. — Она возмущенно взглянула на него.

    — Если ты сделала выпад, то будь готова отразить ответный удар. Каков я, на твой взгляд?

    — Самоуверенный, — с горечью ответила Хезер. — Надменный… Привыкший к безусловному исполнению приказов. Безжалостный, пренебрежительно относящийся к людям, не стесняющийся использовать их.

    Несмотря на такую характеристику, Лео не почувствовал себя обиженным. Хезер говорила искренне, выражала свои истинные мысли. Он вдруг почувствовал вспышку сексуального желания, совершенно неожиданную, и это удивило его. Лео привык держать себя в руках. Его всегда окружали доступные женщины. И даже женщины, которых надо было добиваться, красивые и умные, никогда не отказывали ему. Но в данный момент у него не было любовницы. Три месяца назад он расстался с прекрасной и амбициозной Элоизой. Она уехала в Нью-Йорк и устроилась на работу в одну крупную страховую компанию, когда поняла, что их отношения не приведут к свадьбе.

    — Чтобы взобраться на вершину, надо быть безжалостным. — Лео пожал плечами, отпил вина и взглянул на Хезер поверх бокала.

    — Если бы ты не тратил столько времени на работу над своей безжалостностью, то, возможно, нашел бы время для семьи.

    — Я подумаю над этим, — ответил Лео. В его голосе прозвучала стальная нотка. — Но меня больше интересует вопрос, почему ты прячешься здесь, в этой глуши. От кого ты скрываешься?

    — Я ни от кого не скрываюсь, — запинаясь, произнесла Хезер. — Мне просто нравится жить в деревне! Я не хочу жить в доме, окруженном асфальтом и уличными фонарями, которые горят всю ночь.

    Неожиданно Хезер увидела Кэтрин и Даниеля, которые вошли в ресторан.

    — Они пришли, — сказала она, едва сдержав вздох облегчения.

    — Ты спасена в последнюю минуту, — пробормотал Лео, но ему было хорошо как никогда.

    Много лет назад он решил доказать себе и родителям, что сможет выбраться из тисков удушающей бедности, и тогда деньги стали его главной целью в жизни. Но теперь, достигнув высот богатства, о котором он даже и не мечтал, Лео время от времени задумывался, доказал ли он кому-то что-либо.

    Лео обеспечил мать на всю оставшуюся жизнь и даже больше, и она, конечно, была благодарна ему… но годы, потраченные на увеличение своего состояния, превратили его в пресыщенного, язвительного человека. Лео настолько привык к тому, что все угождали и повиновались ему, что даже представить себе не мог, что кто-то может его критиковать.

    А тем более женщина — причем такая, которая готова была восхищаться всем чем угодно, только не им. Сейчас она, отвернувшись от него, восхищалась новыми футбольными бутсами Даниеля.

    Лео наклонился вперед, чтобы обратить на себя ее внимание:

    — Я тоже играл в футбол, когда был маленьким.

    — И у тебя это здорово получалось, — со слабой улыбкой произнесла Кэтрин. — Отец отводил тебя в спортивную секцию по субботам. Помнишь? Я оставалась дома с твоим младшим братом Александром, а ты уходил с бутсами, перекинутыми через плечо, и с маленьким пакетиком, где был завтрак.

    — Помню, — мрачно произнес Лео.

    Когда официант принес их заказ, Кэтрин стала рассказывать давно забытые истории о Лео. Хезер поддерживала разговор, но о себе не обмолвилась ни словом.

    — Должно быть, ты тоже посещала футбольные матчи, — лениво произнес Лео, отодвигая от себя пустую тарелку и откидываясь в кресле. — Где ты выросла? Неподалеку отсюда?

    — Да, в этих местах, — осторожно ответила Хезер.

    — А где конкретно?

    — В Ридинге. В предместьях Ридинга, точнее.

    — Там хорошая футбольная команда. — Лео взглянул на Даниеля, приглашая его включиться в разговор. — А твоя семья… все еще живет там?

    — Нет. Мой отец умер несколько лет назад, а мать уехала в Португалию. Теперь она живет там. У нее свой маленький бизнес, связанный с парикмахерскими услугами. — В этом не было никакого секрета, но Хезер почему-то не хотела рассказывать ему о своей личной жизни.

    — Братья? Сестры?

    — Нет, я одна.

    — Позволь мне систематизировать эту информацию. — Улыбка Лео заставила дрогнуть ее сердце. — Ты жила в Ридинге, у тебя нет ни братьев, ни сестер, мать — в Португалии… Что заставило тебя переехать сюда? Ридинг, возможно, и не самый крупный город в Англии, но все же город — с ночными клубами, ресторанами, театрами и всем прочим, что привлекает молодых людей. Иначе говоря, тебе, должно быть, смертельно скучно здесь.

    — Прекрати допрашивать бедного ребенка! — резко оборвала его Кэтрин, и Лео удивленно взглянул на мать. Когда в последний раз мать повышала на него голос? Обычно она ходила вокруг него на цыпочках. — Ты можешь иметь богатство и власть, Леонардо Вест, но это не дает тебе права так обращаться с другими людьми. Разве ты не видишь, что Хезер не хочет отвечать на твои вопросы!

    Лео вспыхнул, будто его наказали. Он заметил, что Даниель внимательно смотрит на него.

    Один мультфильм и три порции попкорна — для Хезер было уже слишком. Извинившись, она отправилась домой, в спасительный уют своего коттеджа.

    Голова у нее шла кругом. Еще до личного знакомства она представляла себе Лео как эгоистичного трудоголика, который игнорировал свою мать и сына.

    Когда Хезер наконец увидела его, ей пришлось признать, что он произвел на нее впечатление силой своего характера и внешней красотой. Сравнив его с Брайаном, она очень быстро поняла, что тот по сравнению с Лео Вестом был мелкой рыбешкой.

    Через несколько часов, проведенных в его обществе, Хезер увидела, что за холодной и жесткой внешностью скрывается живой человек, из плоти и крови, и растерялась, не зная, хочет ли она общаться с ним. Но больше ей не придется этого делать.

    Свою роль посредника она выполнила, и ей не нужно было оставаться вместе с ними до позднего вечера. Даниель, возможно, и не превратился в любящего сына, но, по крайней мере, забыл о том, что Лео не пришел к нему на спортивные соревнования. А Кэтрин…

    Эта короткая нотация, которую она прочитала Лео, свидетельствовала о том, что она по-прежнему мать, а он по-прежнему ее сын.

    Таким образом, Хезер могла уйти домой со спокойной совестью.

    * * *

    В половине восьмого она снова сидела в своей мастерской. Рисование всегда успокаивало ее. После ссор с Брайаном она возвращалась к своей работе, которая действовала на нее как целительный бальзам.

    Но теперь все было совсем по-другому. Приглядевшись к сказочному герою, Хезер увидела, что он имеет поразительное сходство с Лео. Как это могло произойти? Разве жестокий, одержимый погоней за деньгами, эгоистичный персонаж мог сыграть в сказке положительную роль?

    Оставив наконец работу Хезер пошла смотреть телевизор, но по-прежнему не могла успокоиться. Неожиданный стук в дверь заставил ее вздрогнуть.

    Хезер ни секунды не сомневалась в том, что это был Лео, но почему ее сердце так тревожно забилось? Ей пришлось признать, что он каким-то образом зажег в ней огонь, который она уже давно считала потухшим.

    Рывком открыв дверь, Хезер собралась броситься в атаку.

    — Ты снова рисуешь, — поприветствовал ее Лео. — Как твои сказки? Все время работаешь — и никаких развлечений. Ты знаешь, как это называется?

    — Ты снова явился ко мне!

    — Надеюсь, я никому не помешал, за исключением кисточек и красок?

    — Зачем ты пришел сюда?

    — Я принес тебе подарки.

    Она не сразу заметила, что в руках он держал какие-то пакеты.

    — Что это? — с подозрением спросила Хезер.

    — Китайская еда. И бутылка вина, конечно. Сегодняшний день был настолько насыщенным, что Даниель мгновенно уснул, а мать пошла смотреть телевизор. Какой-то исторический сериал — я их не перевариваю.

    — И ты решил не работать?

    — Я нашел для себя более интересное занятие.

    Сегодня у него было хорошее настроение, поэтому ему не хотелось заниматься делами. День прошел отлично, и более того… Лео поймал себя на том, что смотрит на Хезер — на то, как она смеется, прикрыв глаза и откинув назад голову, весело и искренне. Он видел, как она ведет себя с его матерью и сыном: ласково, сочувственно. Он также поймал себя на том, что изучает взглядом формы ее тела, проступавшие под одеждой, грудь, видневшуюся в вырезе кофточки, когда она склонялась над столом, чтобы взять соль…

    К тому же он действительно наслаждался беседой с ней.

    Он устал от бесконечных «умных» разговоров, которые вели с ним его женщины, устал от бесплодных попыток назначать им свидания, потому что у них был напряженный график работы, устал от длинноногих блондинок.

    Ему требовались перемены, и они не заставили себя ждать.

    Хезер бросала ему вызов, и Лео был настроен его принять.

    Более того, он понял, что в ее присутствии ему было гораздо легче общаться со своей матерью и сыном.

    — В этом нет никакой необходимости — приходить сюда с едой. Я не нуждаюсь в благодарности, — заявила она.

    — Не надо злиться, и позволь мне войти. Еда остынет. Холодная китайская еда выглядит совсем непривлекательной. — Лео улыбнулся. — И, кроме того, что плохого в том, чтобы принять маленький подарок?

    Его улыбка потрясала. Губы Хезер пересохли — она просто смотрела на него, не в силах отвести глаз. Он был невероятно красив.

    — Мы прекрасно провели день. — Лео все еще улыбался. Его острый взгляд подметил ее реакцию. Она боролась, как дикая кошка, но его влекло к ней, а ее, по-видимому, притягивало к нему. — И ты заслужила награду.

    — Почему ты такой добрый?

    — Может быть, я хочу показать тебе, что я не эгоистичный и надменный монстр, каким ты меня считаешь.

    — Я никогда не говорила, что ты — монстр.

    Вдруг Хезер пришла в голову мысль, что выставить его сейчас за дверь — это значит признать, что прошлое все еще держит ее, что Брайан спустя три года все еще влияет на нее, на ее отношение к другим мужчинам.

    — Хорошо. — Она отступила в сторону, осознав, что ей нечего бояться, кроме самой себя. К тому же он уйдет через несколько часов. — Но позже мне надо будет снова вернуться к работе.

    Лео прошел внутрь, не обратив внимания на ее предупреждение, и направился на кухню. Хезер направилась вслед за ним, и его охватило приятное предчувствие. Ее явное нежелание провести время вместе лишь пробудило в нем охотничий инстинкт.

    Лео поставил пакеты на стол. Вино еще было холодным.

    — Если ты покажешь, где находятся тарелки…

    — Может быть, ты будешь утверждать, что ты — хозяйственный мужчина?

    — Ты хочешь сказать, что не веришь мне? — Облокотившись о стол, он тихо засмеялся грудным смехом.

    — Я хочу сказать… — Хезер пришлось глубоко вздохнуть, чтобы справиться с внезапно появившимся головокружением, — что скорее поверю в то, что на Марсе живут зеленые человечки.

    — Хорошо. Ты победила. — Он притворно вскинул руки в знак поражения.

    Затем Лео открыл бутылку вина и наполнил бокалы.

    На сей раз на Хезер были спортивные брюки с низкой талией и футболка, запачканная краской. В первый раз Лео как следует мог разглядеть ее фигуру, и взгляд его одобрительно скользнул по ее полным грудям, плоскому животу, крутым женственным бедрам. Кожа ее была удивительно смуглой. Интересно, она загорала в саду… обнаженной?

    — И почему так происходит? — спросила его Хезер. — Когда человек становится богатым, у него непременно возникает желание нанять себе личного повара, чтобы самому не заниматься столь рутинной работой, как приготовление пищи.

    Это небрежное воинственное замечание почему-то пробудило в нем сексуальное желание. И вместо того чтобы взять себя в руки, Лео придвинулся ближе к ней.

    — Ах… — Он сделал глоток вина. — Но подумай, мой маленький экономист, скольким людям я даю работу…

    Взглянув на него, Хезер почувствовала, что у нее перехватило дыхание. Она с трудом взяла себя в руки.

    — Наверное, ты просто боишься пустить корни, — язвительно заметила она. — А если не будешь вести себя дома «как дома», то никогда не пустишь в нем корни, не правда ли?


    Глава 3

    Вскоре с китайскими блюдами, которые Лео разложил на столе, было покончено. Бутылка вина тоже подходила к концу, но Хезер ощущала лишь легкое опьянение. Немного расслабившись, она похвалила себя за то, что смогла успокоиться и нормально общаться с Лео.

    Он больше не атаковал ее, не смотрел на нее подозрительно, прищурив глаза, отчего все внутри у нее сжималось. Их беседа была легкой, непринужденной, лишенной подводных камней.

    Но вино все-таки подействовало на нее. Облокотившись о стол, Хезер подперла рукой голову и сонно взглянула на Лео.

    — Ты хочешь показать мне, что сейчас заснешь? Во время разговора со мной? — спросил он, отхлебнув вино и глядя на нее поверх бокала. — Мое самолюбие этого не вынесет.

    — А мы оба знаем, что оно у тебя непомерное, — пробормотала Хезер. Его глаза гипнотизировали. Она могла бы смотреть в них целую вечность.

    — Спасибо за твои слова, хотя это вряд ли можно назвать комплиментом.

    — У меня голова немного тяжелая.

    — Тогда лучше пойдем в гостиную. Оставь все на столе. Я потом уберу.

    — Ты? Разве ты знаешь, как пользоваться посудомоечной машиной?

    Лео, тихо рассмеявшись, взглянул на нее. Она была сочной и упругой, как персик. Непослушные золотистые волосы обрамляли ее лицо, и от этого Хезер выглядела необычайно женственной. В ней не было никаких острых углов. Ему пришлось сдерживать себя, чтобы спокойно сидеть напротив нее. Он наблюдал за тем, как она откидывала назад голову, прикрыв глаза, отправляя в рот лапшу, накрученную на палочку, и ерзал на стуле, пытаясь справиться с эрекцией.

    — Ты, наверное, забыла о том, что у меня тоже когда-то было детство, — насмешливо произнес он. — И за меня никто не выполнял мои обязанности. У нас с братом был список работ по дому, который включал и уборку стола после еды.

    — Не могу даже представить себе, что ты убирался в доме. Наверное, ты платил своему брату, чтобы он сделал это за тебя.

    — Пойдем в гостиную. — При упоминании об Алексе Лео резко помрачнел.

    Он встал, но, как только Хезер попыталась приподняться со стула, быстро обошел стол и подхватил ее на руки. Это произошло так неожиданно, что она не оказала никакого сопротивления.

    Лишь по прошествии нескольких секунд она опомнилась и стала извиваться в его руках:

    — Что ты делаешь?!

    — Хочу отнести тебя в гостиную. Кажется, ты нетвердо стоишь на ногах.

    — Я в состоянии сама пройти несколько шагов!

    — Прекрати сопротивляться.

    — У тебя напряглись мускулы на спине! — Она так гордилась собой, что сумела спокойно и сдержанно вести себя с ним, но теперь все ее усилия пошли прахом. Его грудь была твердой и мускулистой, руки — сильными и жилистыми. Ощущение его близости волной захлестнуло ее.

    Лео осторожно положил Хезер на мягкий диван и встал рядом, глядя на нее сверху вниз:

    — Суровое испытание закончено.

    — Это не было суровым испытанием, — ответила Хезер, принимая сидячее положение. — Я просто… я просто беспокоилась о тебе… — Ее дыхание должно было уже успокоиться, но этого не произошло.

    — Беспокоилась?

    — Я не самая легкая женщина в мире, — пояснила она ему, стараясь вернуть себе душевное равновесие.

    Лео сел на диван, и Хезер немедленно скрестила ноги и положила руки на колени.

    — Не понимаю, о чем ты говоришь.

    — Это не имеет значения.

    — Имеет. Раз уж ты начала говорить, тогда объясни, что имела в виду.

    — Мне нечего объяснять. — Небрежно пожав плечами, Хезер добавила: — Я просто считаю, что такие дикарские жесты более уместны в отношении худых женщин. Из тех, которые увиваются за тобой.

    Лео имел большой опыт в общении с женщинами, поэтому понял, что за ее словами кроется любопытство, желание узнать о нем как можно больше, хотя она прямо не хотела задавать ему вопросы. Хороший знак.

    — Я думал, что тебе нравятся подобные «дикарские жесты».

    — Но не в том случае, когда это может привести к травмам.

    — Кто тебе сказал, что ты…

    — Толстая? — помогла ему Хезер. — С чрезмерным весом? — Она уставилась на свои пальцы. — Что мне нужно убрать лишние килограммы? Никто.

    — Никто. Так ты можешь передать этому «никто», что он сильно ошибается. Ты не толстая, у тебя нет лишнего веса. А что касается тех женщин, которые «увиваются» за мной… — Лео заметил, как она слегка склонила голову, будто прислушиваясь к какому-то отдаленному звуку. И это, с удовлетворением подумал он, признак сексуальной заинтересованности женщины. — Они все очень тощие, — признался он. Расслабленно откинувшись на диване, он положил ногу на ногу.

    — Я знаю.

    — Это еще одно чудовищное предубеждение против меня?

    — Почему богатые мужчины всегда выбирают женщин, которые выглядят так, будто их может унести ветром? Я не пойму, что может быть привлекательного в людях, которые постоянно недоедают?

    Лео рассмеялся, а потом взглянул на Хезер:

    — Действительно, нет ничего привлекательного в женщине, которая ничего не ест, но, признаюсь, у меня было много подобных.

    — Безмозглых красоток? — Ей хотелось вытянуть из него как можно больше информации и стыдно было признать, что она вела себя с ним так же бесцеремонно, как и он прежде с ней.

    — Безмозглых красоток? Нет, совсем не так.

    Теперь настала ее очередь удивиться, и Лео снова рассмеялся, довольный произведенным эффектом. — С какой стати они должны меня интересовать?

    — Потому что тебе приятно обнимать таких женщин.

    — А что, если этого мало? О чем можно разговаривать с безмозглой красоткой?

    — Тогда с какими же женщинами ты общался?

    — Почему тебя это интересует?

    Да, действительно, почему, подумала Хезер. Ей показалось, что она стоит на краю пропасти и смотрит вниз и глаз оторвать уже не может.

    — Просто так. Чтобы поддержать разговор. А вообще тебе пора идти. Я очень устала. И тебе совсем не надо убираться на кухне.

    Лео не хотел уходить, но Хезер не была похожа на знакомых ему женщин. Если она сказала, что он должен идти, значит, она это и имела в виду.

    — Тебе надо выпить кофе. — И прежде чем она не выставила его за дверь, Лео вышел из комнаты, бросив через плечо, что ей, наверное, не помешает вздремнуть.

    Удалившись на кухню, он вымыл посуду и аккуратно поставил ее в сушилку. На столе стояла кофеварка с различными ситечками и стеклянной колбой, но Лео проигнорировал ее. Он просто размешал в чашках растворимый кофе и, вернувшись в гостиную, обрадовался тому, что Хезер все-таки не задремала, как он предполагал.

    — Быстрорастворимый, — пояснил он, передавая ей чашку кофе, затем сел на кресло возле камина. — Там есть кофеварка, но…

    — Но ты не умеешь ею пользоваться? — Обхватив чашку руками, она смотрела, как он откинулся, расслабившись, на спинку кресла.

    — Со временем я мог бы разобраться с этим. — Лео порочно улыбнулся, и по ее телу вновь пробежала дрожь. — Но жизнь слишком коротка, чтобы тратить время на подобные мелочи. Ведь можно размешать в чашке порошок, который находится в банке.

    — На вкус порошковый кофе гораздо хуже, чем тот, который приготовлен в кофеварке. — Хезер понимала, что им пора расстаться, но не знала, как избавиться от него. Он так учтиво вел себя, что она не могла просто выставить его за дверь. И, кроме того, разве она не ожила в его присутствии? Ей было так приятно смотреть на него! Это было волнующе, возбуждающе.

    — Спорный вопрос. — Лео снова рассмеялся. — Лучше расскажи мне о своей работе. Ты внештатный сотрудник?

    Хезер с радостью ухватилась за безопасную тему и стала рассказывать ему, чем занимается, какие книги иллюстрирует, а затем обнаружила, что они обсуждают искусство вообще.

    Внештатная работа, жизнь в относительной удаленности от города избавили ее от общения с мужчинами, что вполне устраивало ее в последние три года. После разрыва с Брайаном она зализывала свои раны, уединившись в провинции. Хезер не принимала ухаживаний от мужчин и давала отпор любому, кто проявлял к ней хоть малейший интерес.

    Сейчас она изменила своим принципам, но благодаря Лео она доказала себе, что может подняться над своим прошлым и забыть все.

    Хезер не хотела признавать, что наслаждается тем странным волнующим трепетом, который он в ней пробудил, что очарована его харизмой, загипнотизирована его властной сексуальной привлекательностью.

    Но Лео был совсем не тот, кто ей нужен, поэтому она чувствовала себя абсолютно неуязвимой. Да, она оценила его мужскую сексуальную привлекательность, да, ей пришлось признать, что он очень умный человек. Но физически он ее нисколько не привлекал…

    — Значит, ты работаешь не только со сказками, — произнес Лео, очень недовольный тем, что вечер плавно перешел в дружескую невинную болтовню.

    — Да. Это, конечно, не такое прибыльное дело, как твое. Я давно уже поняла, что деньгам в нашем обществе придается непомерно большое значение.

    — Неужели? — Лео насторожился. — Расскажи мне об этом подробнее. — Встав с кресла, он принялся расхаживать по маленькой комнате, разглядывая картины, развешанные на стенах, затем расположился рядом с ней. Сидеть на другом конце комнаты, напротив нее, ему не очень нравилось.

    — Здесь нечего рассказывать, — небрежно произнесла Хезер. — Ты, наверное, не раз слышал об очень богатых, влиятельных людях, которые рано или поздно оказывались в больнице из-за крайнего переутомления? Ты никогда не задумывался о том, что и ты можешь однажды закончить так же?

    Лео удивленно приподнял брови:

    — Признаюсь, никогда об этом не думал.

    — Почему? — Хезер внимательно посмотрела на него. Каждый нерв ее тела напрягся. Если она подвинет ногу хотя бы на сантиметр, то упрется ею в бедро Лео, поэтому ей пришлось съежиться в комочек, чтобы этого не произошло. Подтянув колени к подбородку, она крепко обхватила их руками.

    — А почему, собственно, я должен там оказаться? Если ты заметила, меня вряд ли можно назвать неудачником. Люди попадают в больницу, когда теряют контроль над своей жизнью.

    — Или когда они очень одиноки и пытаются найти спасение в самых разных вещах.

    — Но я не одинок и мне не надо искать спасения. Я не имею отношения к тем людям, которые тратят свою жизнь на наркотики или алкоголь. И почему мы затронули эту тему?

    — Потому что я сказала, что на деньги можно многое купить, но нельзя купить счастье. — Хезер взглянула на него, и у нее перехватило дыхание.

    Солнце садилось, и длинные тени, наполнившие комнату, подчеркивали резкие черты его красивого лица. Их непринужденный разговор вызвал у нее ложное ощущение безопасности, подумала Хезер.

    — Я имею в виду, — объяснила она — что ты богат, но счастлив ли ты?

    Лео с волнением провел рукой по волосам:

    — Да, я счастлив, но уверен, ты с этим не согласишься.

    — Твои отношения с Кэтрин и Даниелем говорят об обратном, — спокойно произнесла Хезер. Она тут же пожалела о своих словах, но было слишком поздно.

    — Я работаю над этим, — сердито отрезал он.

    — Тебе пора уходить, Лео. — Хезер встала, притворно зевнув. — Я устала. И вообще я не привыкла к спиртному, поэтому меня потянуло в сон. Спасибо за то, что накормил меня ужином, и я рада, что нам удалось… преодолеть наши первоначальные разногласия. — Она заняла оборонительную позицию возле двери, молча наблюдая за тем, как Лео наконец встал, хотя явно не жаждал немедленно уйти. Их взгляды встретились, и Хезер нервно опустила глаза.

    — Полагаю, мы сделали больше, чем просто преодолели наши первоначальные разногласия, — пробормотал он, направившись к ней.

    — Хм… — Хезер почувствовала, что слова застряли в горле.

    — На самом деле мы преодолели их еще сегодня утром, когда ты в кинотеатре ненароком съела мою порцию попкорна.

    Хезер вспыхнула. Его голос был низким, сексуальным, проникновенным, а внимательный взгляд вызвал у нее жгучее чувства стыда — из-за какого-то попкорна!

    — Я думала, ты не заметишь, — пробормотала она. — Мне казалось, что я могу обойтись без него, но, когда начался мультфильм, я поняла, что ошибалась.

    Хезер чувствовала, что Лео по-прежнему смотрит на нее, и вдруг осознала, что ужасно одета. Ему нравились стройные и умные женщины. Такие женщины не могли носить старые спортивные брюки и футболку.

    Но она тут же попыталась изобразить на лице сияющую улыбку.

    — Когда ты уезжаешь? — спросила она. — Какие у тебя планы насчет Даниеля? Не сомневаюсь, что он пребывает в восторге от сегодняшнего дня. Я очень горжусь тобой. Ты приложил много усилий, чтобы загладить свою вину перед ним, и мальчик это оценил. Дети есть дети. Они не могут долго обижаться… — Хезер осеклась, заметив, как его лицо окаменело.

    — Ты гордишься мною?

    — Ну да…

    — Мне не десять лет, Хезер. Мне, конечно, приятно это слышать, но…

    Лео окинул взглядом ее пышное тело. Протянув руку, он обнял ее за шею. В этом жесте не было ничего страстного. Он даже не двинулся с места — просто стоял, прислонившись к стене и непринужденно скрестив ноги. Но Хезер показалось, что он сорвал с нее одежду и приказал танцевать эротический танец. Ноги стали ватными, а голова закружилась. Прикрыв глаза, она судорожно вздохнула.

    Несколько секунд Лео наблюдал за ней.

    Хезер решительно раскритиковала его в их первую встречу и не упустила возможности прочитать ему лекцию. Но теперь он одержал над ней верх. Он видел, как она судорожно облизывает пересохшие губы и дрожит, как нежный лепесток розы под легким ветерком.

    Лео погладил гладкую чувствительную кожу на шее, а затем запустил пальцы в ее мягкие как шелк волосы.

    — Но… — В данный момент ему было трудно мыслить логически, что удивило его. — Есть еще много способов, которыми ты можешь наградить меня. — Его пальцы стали двигаться по вороту ее футболки.

    Глаза Хезер блестели. Она понимала, что Лео сейчас поцелует ее. И тут его губы прикоснулись к ее губам — настойчиво, страстно, требовательно. Он прижал ее к стене, сопротивление было сломлено.

    Лео торжествовал. Тело Хезер было мягким и упругим, как он и предполагал. Лео, застонав, просунул руку ей под футболку, легко высвободив груди из эластичного бюстгальтера, и стал нежно ласкать их.

    Желание поглощало Хезер, но интимное прикосновение Лео явилось сигналом тревоги, и она оттолкнула его, отчаянно пытаясь вернуть себе способность соображать.

    Лео не ожидал получить такой отпор в момент крайнего возбуждения.

    — Уходи. Немедленно. — Она неловко оправила футболку и прикрыла рукой грудь.

    — Уходить? Сейчас? Если ты таким образом хочешь набить себе цену, то у тебя ничего не получится.

    — Я не пытаюсь набить себе цену. Я прошу тебя уйти. Я не…

    — Не кокетничаешь со мной?

    — Я не кокетничаю с тобой!

    — Не надо строить из себя невинную девочку. Я видел, какие взгляды ты бросала на меня и как реагировала, когда я оказывался рядом!

    Хезер в крайнем смятении молча смотрела на него, ощущая себя виноватой.

    — Прости, — прошептала она, не в силах отвергнуть это обвинение, но в то же время отказываясь принять его. — Если ты подумал, что я кокетничаю, то ты ошибся. Я не хотела.

    — Тогда чего ты хотела, интересно?

    — Я…

    — Ты не отрицаешь, что между нами возникло притяжение. — Лео был обескуражен ее поведением. Он хотел знать, почему она немедленно, без всяких вопросов не легла с ним в постель. Еще ни разу ни одна женщина, которая испытывала к нему влечение, не отказывала ему.

    — Не надо относиться к сексу как к случайной прихоти, — дрожавшим голосом произнесла Хезер, отступая назад, пытаясь уйти из-под власти его мощного обаяния.

    — Ты понятия не имеешь, как я отношусь к сексу.

    — Рискну предположить — никаких долговременных связей, никаких обязательств. Только простое удовлетворение потребностей. Ты — не семьянин, потому что не хочешь им быть. Я права?

    — Возможно, у меня для этого есть веские причины, черт возьми! — возмущенно воскликнул Лео.

    Взглянув на Хезер, он понял, что она обескуражена его признанием. Он очень редко упоминал о своей бывшей жене, в последний раз — когда она погибла в автокатастрофе в Австралии.

    Лео язвительно произнес:

    — Моя бывшая жена преподала мне очень ценный урок: жизнь становится невыносимой и отвратительной, когда человек начинает думать, что секс обязательно должен сочетаться с любовью.

    — Что ты хочешь этим сказать?

    — Я хочу сказать, что не надо отрекаться от себя, если в конце — где-то там, за углом, — тебя не ожидает хеппи-энд.

    Хезер не могла спорить с этим.

    — Ну так что? — поторопил ее Лео, злясь на себя за то, что опустился до объяснений, и на нее — за то, что она не разразилась мгновенно гневной тирадой о любви, романтических отношениях и всякой прочей чепухе, которая заставляет пары вступать в брак, чтобы затем через три года развестись.

    — Что — что? — не поняла Хезер.

    Они молча смотрели друг на друга. В конце концов она тихо спросила:

    — Ты хочешь кофе?

    Долю секунды Лео колебался. Ему до сих пор не верилось, что его отвергли. У него было множество женщин, но эта… Что-то в ней привлекало его.

    Лео, коротко кивнув, направился вслед за Хезер на кухню и стал смотреть, как она возится с этой дурацкой кофеваркой, которая через несколько минут выдала им две порции превосходного кофе. Этот напиток был несравним с той водой для мытья посуды, которую Лео для нее приготовил.

    — Почему твоя жена развелась с тобой?

    — Детали не имеют значения.

    — Ты так думаешь? — печально спросила Хезер. — Иногда детали — самое важное.

    — Моя дорогая жена наслаждалась плодами моего труда, но сама не любила работать. Ей нужно было больше, чем открытый счет в банке. Ей нужна была постоянная, круглосуточная лесть, и когда она поняла, что я не могу ей этого обеспечить, она нашла других мужчин. Она была красива и богата, поэтому в выборе себя не ограничивала. Отсюда и мой скептицизм насчет любви и брака.

    — Я очень сожалею. Наверное, все это было ужасно. Но когда родился Даниель, разве вы оба не попытались… склеить осколки?

    Но Лео больше не хотел говорить о своем неудачном браке. Он взглянул на красивую и упрямую женщину, сидевшую напротив него. Она задумалась о чем-то, сочувственно сдвинув брови.

    Он хотел ее — и больше не собирался играть в игры. Но ему нужно было услышать от нее слово «да». Это доставило бы ему удовольствие.


    Глава 4

    Несмотря на всю свою самоуверенность, Лео начал понимать, что ему не удастся так легко покорить Хезер. Впервые он рассмотрел возможность встречаться с женщиной, которая была знакома с его семьей.

    Перед глазами Лео возникла радужная картина: она ждет его, сидя у окна, ждет своего мужчину. Мысль об аппетитном ростбифе, возможно, была преждевременной, но все-таки она сулила приятные перемены. Лео не знал, насколько Хезер знакома с городской жизнью, но подозревал, что она видела ее только по телевизору. Те простые вещи, которые она могла предложить ему, были бы для него глотком свежего воздуха. Черт возьми, он может даже время от времени брать ее с собой в Лондон — водить на концерты, выставки или другие подобные мероприятия, открыть ей глаза на большой и порочный мир.

    Чем больше Лео думал об этом, тем более убеждался, что ему нужны спокойные, необременительные отношения, хотя бы на время. А что может быть спокойнее художницы, живущей в гармонии с природой и обладающей таким соблазнительным телом?

    Его взгляд устремился к вспыхнувшему лицу Хезер, ее полным, упругим грудям… При мысли о том, что он снова прикоснется к ним — но не так, как школьник, залезший украдкой под блузку, — дрожь прошла по его телу. Он разденет ее донага, полюбуется ее прелестями, обхватит ртом розовые соски и заставит ее стонать, пока будет посасывать их…

    — Не удивлюсь, если мы скоро снова встретимся. — Лео постарался отогнать от себя эротические мысли.

    — Почему?

    — Ты живешь буквально за углом. И, я думаю, мама обязательно пригласит тебя к нам домой на обед.

    — Ты имеешь в виду выходные? Когда ты забежишь сюда мимоходом?

    Ему не очень понравились эти слова — «забежишь сюда мимоходом», — но Лео был в хорошем настроении и поэтому решил пропустить их мимо ушей.

    — Ведь ты нечасто приезжаешь сюда, да?

    — Я тебе уже говорил: у меня очень много работы. — Лео встал, налил себе еще одну чашку кофе, а затем, развернув кресло, удобно уселся в него, вытянув ноги. — И мне всегда трудно найти время. Я часто бываю за границей. Я никогда не работал с девяти утра до пяти вечера. Без труда не вытянешь рыбку из пруда. — Он пожал плечами. — Такова жизнь.

    Хезер знала это слишком хорошо. Этот поцелуй — ошибка, которую она допустила, — вывел ее из равновесия, но сейчас она снова контролировала себя.

    Она изумилась, как легко Лео воспринял ее отказ: прошел с ней на кухню, выпил кофе. Возможно, ему просто стало интересно выслушать ее объяснения.

    — Почему ты решил записать Даниеля в местную школу? — неожиданно спросила Хезер. — Я имею в виду — почему ты не взял его с собой в Лондон? Там множество хороших школ, где он мог бы учиться.

    Лео нахмурился:

    — Зачем тебе надо это знать?

    — Мы только беседуем. Что плохого в моем вопросе? Я просто интересуюсь, почему ты сделал такой выбор.

    — Я не могу взять Даниеля с собой в Лондон, — резко ответил Лео. — Ты должна понять, что в моей жизни в городе нет места для ребенка.

    Хезер кивнула. Она понимала.

    — Я часто уезжаю за границу. Империи нужен капитан, стоящий у руля. И я — тот самый капитан. У меня есть офисы в Нью-Йорке, Мадриде и Китае, а также в других странах. Из-за моих разъездов Даниель лишится размеренной жизни, и это будет несправедливо по отношению к нему. Я посчитал, что мальчику лучше оставаться в деревне с моей матерью.

    — Кажется, тебе так удобнее.

    — Это разумно. — Лео с трудом подавил вспышку раздражения.

    — Это разумно для Даниеля?

    — Может быть, мы отложим этот допрос на другой день?

    — Мои вопросы досаждают тебе?

    — Ты уже поделилась со мной своими мыслями насчет воспитания ребенка. Честно говоря, я не желаю снова возвращаться к этой теме. — Он попытался вернуть себе доброе расположение духа. — Сегодня был прекрасный день. Самый лучший день, который я провел со своим сыном со времени его приезда в Англию. Зачем анализировать прошлое, когда так много хорошего в настоящем?

    — Ладно.

    Лео расслабился. Жаль, что они были разделены кухонным столом. А то он прижал бы ее к себе, возбудил бы своими губами, руками и успокоил бы поцелуями.

    Она была наивной, неопытной девушкой, по-детски смотрела на мир. Это трогало и обескураживало одновременно. Столкнувшись с такими качествами, большинство мужчин убежали бы от нее без оглядки, но Лео не относился к большинству. На самом деле именно ее наивность непреодолимо влекла его. И внутри ее горел огонь, который Лео жаждал покорить.

    — Может быть… мы уйдем отсюда в какое-нибудь более уютное место? — предложил он.

    Хезер взглянула на него — ленивая улыбка заиграла на его губах, глаза блеснули от вожделения, — и многочисленные вопросы, которые она задавала себе, мгновенно разрешились.

    Лео вежливо воспринял ее отказ совсем не потому, что был равнодушен к ней, и согласился прийти на кухню совсем не потому, что захотел выслушать ее объяснения. Он просто привык получать то, что хочет, а приглашение выпить кофе он воспринял как ее согласие.

    — Что ты имеешь в виду? — потрясенно спросила Хезер.

    — Ну… мы можем начать в гостиной, а затем перейдем в спальню. Хотя, если мы останемся здесь… — Он хищно улыбнулся, и у нее внутри все сжалось.

    — Если мы останемся здесь… — подстегнула она его. — Тогда что? Весело и быстро повозимся на кухонном столе?

    Улыбка исчезла с лица Лео.

    — Некрасивые слова.

    — Не имеет значения, какими словами это назвать, но ведь именно это ты предлагаешь, да? Или мы пойдем наверх, в спальню? — Она представила их двоих на большой двуспальной кровати, как в порыве страсти одеяло отбрасывается в сторону… Ее необузданное воображение могло завести ее в страшные дали.

    — Почему ты не хочешь, чтобы я проводил тебя в спальню? Ты останешься довольна.

    — Ты так уверен в себе?

    — Да, уверен.

    — У тебя очень большое самомнение.

    — Нет, это не самомнение. Я просто не вижу смысла прятаться за фальшивой скромностью.

    Два ярких пятна вспыхнули на щеках Хезер, а рука, сжимавшая чашку, задрожала.

    — А что будет потом, после того как мы займемся любовью? Ты вернешься в Лондон? Просто для интереса скажи мне — ты вернешься в Лондон и начнешь упражняться в своем мастерстве с другой женщиной? И, может быть, не одной?

    — Ты хочешь поссориться, Хезер?

    — Мне просто любопытно.

    — Ну, чтобы удовлетворить твое любопытство, скажу, что в данный момент у меня никого нет, и если тебе непонятно, уточню: я не склонен растрачивать себя, когда дело касается женщин. И мысль о том, чтобы заиметь гарем, мне отвратительна.

    — Но что же все-таки будет потом?

    — Тебя это беспокоит? Боишься стать любовницей на одну ночь? Но я не сплю со всеми женщинами подряд, потому что они доступны. Я могу себя контролировать.

    — Но ты все-таки не стремишься к постоянству.

    — Нет, не стремлюсь.

    — И как к этому относятся все те женщины, с которыми ты встречаешься? Они согласны с твоими взглядами? — Хезер мечтала, чтобы он ушел, но не отпускала его. Она хотела презирать Лео, но что-то мешало ей — какие-то неуловимые черты его характера вызывали симпатию.

    — Я с самого начала даю понять, что женитьба не входит в мои планы. Я не связываюсь с женщинами, которые устраивают сцены, когда понимают, что их оставляют, а также с женщинами, которые считают, что свадебный венец — это неизбежный результат взаимоотношений.

    — Значит, все позволено в любви и на войне?

    — Дело в том, что… — начал Лео.

    Хезер неуклюже поднялась со стула:

    — Послушай, я не могу об этом разговаривать здесь.

    — А я думал, что кухня — лучшее место для беседы.

    — Если ты не хочешь выслушать меня, тогда прекрасно. Ты знаешь, где находится дверь.

    — О, не надейся, что легко избавишься от меня, — хмыкнул Лео. — Мне не терпится услышать, что ты скажешь.

    Он прошел вслед за ней в гостиную, где она встала возле окна, чтобы держаться от него подальше. Мелодраматические сцены нисколько не привлекали его, но сейчас ничто не могло заставить его уйти отсюда. Если это некий прием, чтобы что-то от него получить, то усилия Хезер напрасны. Каким бы сексуальным и притягательным ни было ее тело, на Лео подобные уловки не подействуют.

    — Не имеет значения, — начала Хезер, — какой ты представляешь меня, а каким я — тебя.

    — Почему же? Я весь превратился в слух. Может быть, существует некое высшее состояние, к которому мы должны стремиться?

    Лео сидел на диване, скрестив ноги. Хезер выключила верхний свет, оставив гореть несколько бра, и гостиная погрузилась в мягкий полумрак. На ее лице играли тени, и поэтому она казалась еще более хрупкой, уязвимой, непередаваемо женственной. Лео взглянул на камин за ее спиной, на котором были расставлены фотографии — самых разных форм и размеров. Признак безнадежного романтизма, цинично подумал Лео.

    — Потому что я была замужем!

    Теперь ей нечего скрывать, и молчание, возникшее после ее признания, оглушило Лео.

    — Ты была замужем? — спросил он. Он не мог понять, почему это так шокировало его.

    — Его звали Брайан. — Хезер вдруг захотелось рассказать ему все подробности. — Я… Мы… Наверное, это была детская любовь. Мы ходили в одну и ту же школу, но стали встречаться лишь после ее окончания, когда мне исполнилось семнадцать, а ему — восемнадцать лет. Мы выросли вместе.

    — Значит, ты была замужем, — медленно повторил он.

    — Да. А что тут удивительного?

    — С трудом могу в это поверить.

    — Почему?

    — Потому что женщины обычно не молчат о своих мужьях — даже о тех, с которыми давно расстались.

    Лео не сказал о том, что большинство разведенных женщин в надежде найти сочувствие постоянно жалуются на мужей, которые оставили их. У него было несколько разведенных любовниц, но Лео очень быстро расставался с ними — кому интересно тратить свое свободное время на то, чтобы выслушивать бесконечные жалобы на бывших мужей?

    — И где он сейчас? — спросил Лео.

    — В Гонконге.

    — В Гонконге? Какого черта он там делает?

    — Ты удивился тому, что я была замужем. Теперь удивляешься тому, что мой бывший живет в Гонконге. Ты имеешь обо мне настолько низкое мнение? — холодно спросила Хезер, а слезы уже выступили у нее на глазах. Она вспомнила о том, как тяжело ей было в городе. Чем выше поднимался Брайан, тем чаще он забывал о ней. Она оставалась где-то позади.

    — Это не имеет никакого отношения к моему мнению о тебе.

    Замужем? Гонконг? Лео не мог поверить тому, что бывший муж Хезер живет в подобном месте. Он представлял себе деревенского парня, простого работягу, занимающегося сельским трудом — разведением овец, может быть, — и Хезер наскучила такая монотонная деревенская жизнь, ей надоело быть фермерской женой… Знакомая и банальная история развода.

    Но фермеры, занимающиеся разведением овец, обычно не эмигрируют в Гонконг.

    — Я сужу по тому, что вижу, — спокойно произнес Лео. — Ты никогда не упоминала о том, что была замужем. Ты не носишь обручального кольца.

    — Ты думаешь, что все это… — она раскинула руки, обводя гостиную, — все это и составляет мою жизнь? Поэтому решил, что я сразу же лягу с тобой в постель? — Я такая отсталая и деревенская, что буду счастлива отдаться такому мужчине, как ты? Мужчине из высшего света, проявившему ко мне интерес? Мимолетный интерес, конечно, потому что ты не склонен к постоянству.

    — Никто не обвиняет тебя в том, что ты отсталая и деревенская, — мрачно сказал он.

    Хезер с гневом взглянула на него. Ей стало бы легче, если бы в нем она увидела сходство с Брайаном, но это было невозможно. Ей захотелось доказать ему, что она не относится к тем женщинам, которые легко доступны всякому желающему. И тогда он оставит ее в покое — чего она, собственно, отчаянно желала. Она не хотела жить в постоянном страхе, что влюбится в него. Она не хотела попасть к нему в зависимость.

    Лицо Лео было сосредоточенным и задумчивым. На секунду Хезер отдалась своему воображению и представила, чем бы они сейчас занимались, если бы она покорилась его поцелую — всем своим существом, переступив запретный порог.

    Она быстро закрыла глаза, почувствовав слабость.

    — И давно ты развелась?

    Открыв глаза, Хезер глубоко вздохнула:

    — Два года назад.

    — Что произошло? — Ему хотелось знать, что фермер делает на другом конце света.

    — А произошло то, что парень, за которого я вышла замуж, стал обожествлять деньги.

    — Не понял. Чем он занимался?

    — Он был инвестиционным банкиром. Ты понял, наконец? Я — не деревенская простушка.

    Словно из кусочков мозаики перед Лео очень быстро стала складываться целая картина. Вот почему она так хорошо разбирается в финансовых вопросах, вот почему не доверяет ему. Она, наверное, сравнивала его со своим бывшим мужем.

    Последняя мысль безумно его разозлила.

    — Инвестиционный банкир. Вот откуда твои познания о фондовой бирже.

    — Да, — с горечью произнесла Хезер. — Было время, когда я прекрасно ориентировалась в вопросах финансового рынка. — Ее взгляд затуманился. Казалось, она забыла о присутствии Лео. — Понимаешь, я думала, что, если буду интересоваться его работой, реально интересоваться, тогда, наверное, он поймет, что я не просто девочка-подросток, выросшая вместе с ним в одном городке. Поэтому я прочитала все это барахло, хотя мне было смертельно скучно.

    Лео уловил за ее словами скрытую боль и вдруг почувствовал странное желание найти этого парня и отправить его на тот свет.

    — Конечно, это не помогло. Он все меньше и меньше обращал на меня внимание.

    — Сколько лет тебе тогда было?

    — Девятнадцать. Слишком молода и слишком впечатлительна, чтобы понять, что происходит.

    — И он ушел от тебя? — спокойно произнес Лео, и она едва заметно кивнула.

    — Он был талантлив. Говорил, что работает сутки напролет, а я, дура, ему верила. Я занимала себя рисованием, а вечером бежала на кухню, чтобы приготовить ужин, но обычно все, что я готовила, потом оказывалось в мусорном ведре. — Она быстро взглянула на Лео, но не смогла понять, о чем он думает. Она уже так далеко зашла в своих излияниях, что теперь не имело смысла останавливаться. — Я уже понимала, что у нас все подходит к концу, но продолжала цепляться за него как идиотка, пока мне не позвонила какая-то незнакомая женщина и не сказала, что у нее роман с моим мужем. Ей перешла дорогу какая-то более юная модель, и она таким образом решила взять реванш. Конечно, я устроила Брайану допрос, и он не стал ничего отрицать. Мне даже показалось, что он испытал облегчение.

    Лео осознал, что сжимает кулаки, и, медленно выдохнув, разжал их.

    — Понимаешь, он стыдился меня. — Хезер, вскинув голову, взглянула Лео прямо в глаза. — Не такая одежда, не такая прическа, вообще никакого лоска. Чем богаче он становился, тем сильнее менялись его вкусы. Ему больше не нравились маленькие женщины с пышными формами и кудрявыми волосами. Он хотел длинноногих блондинок. Ему стали нравиться модели. Он, конечно, жалел меня и испытывал чувство вины. Он предложил мне кучу денег, но я взяла у него лишь столько, чтобы купить этот дом. Здесь и началась моя карьера как художника-иллюстратора. Мой бывший муж уехал в Гонконг, и бог с ним. Мне кажется, он продал душу дьяволу.

    — И ты решила, что я такой же, как он, — ненадежный и безответственный человек, любитель красивых женщин.

    Хезер почувствовала себя немного неловко. Но разве они не похожи друг на друга — оба успешные мужчины, считающие, что могут купить на свои деньги все, что пожелают? Разве они не считают, что их богатство позволяет им вольно обращаться с людьми, невзирая на их чувства?

    — Ты хотел использовать меня… — начала Хезер, но запнулась, когда увидела, как грозно нахмурились его брови.

    — Использовать тебя? Использовать тебя?!

    — Ты думаешь, что можешь получить все, что хочешь.

    — Мы оба взрослые люди. А секс между двумя взрослыми людьми, насколько я понимаю, не подразумевает никакой эксплуатации. Твой бывший муж, возможно, и оказался совсем другим человеком — не таким, как ты ожидала, — но не надо причислять меня к той же категории.

    — Ты не можешь отрицать того, что изолирован от жизни своим богатством! — Хезер разозлилась оттого, что он хотел заставить ее думать, будто она ошибается в нем. Нет, она не ошибается!

    — Я не использую свои деньги, чтобы завлечь женщин, — процедил он сквозь зубы. — Это жалкие домыслы. Разве я пытался купить тебя подарками?

    — Нет, но…

    — Тогда что? Может быть, ты пытаешься прогнать из своей жизни любого мужчину? — спросил он, и губы его язвительно скривились. — Может быть, тебе стоит изгнать всех мужчин из твоей жизни? Тогда будет полная гарантия, что тебе больше никто не причинит боль. — Он встал и увидел, что она пятится назад, будто он представлял для нее физическую угрозу.

    — Не волнуйся, — насмешливо произнес он. — Я не подойду к тебе.

    Направляясь к двери, Лео помедлил и повернулся к ней.

    — Пустая кровать — очень унылое место, — холодно сказал он.

    — Лучше пустая, чем если на ней будет лежать не тот мужчина, — бросила ему в ответ Хезер. Ее глаза щипало. Она знала, что, как только Лео уйдет, она расплачется, потому что слезы уже подступили к глазам.

    Лео тихо выругался. Разве он забыл о том, какие шипы могут быть у розы? Черт возьми, у этой женщины есть куча времени, и она в конце концов найдет себе мужчину, который не убежит от нее сломя голову!

    — У тебя был неудачный брак, — сдавленно произнесла Хезер, — и теперь ты не хочешь, чтобы какая-либо женщина проникла в твою крепость, поэтому заводишь короткие любовные связи — никакого постоянства, никакой эмоциональной привязанности.

    — Избавь меня от своего анализа.

    Хезер покраснела. Она понимала, что не имела права нападать на Лео, но ничего не могла с собой поделать.

    — Моя постель пуста, но я, по крайней мере, не живу в постоянном страхе. Я знаю, что на свете есть человек, который мне подходит и который не будет работать с утра до ночи, не замечая вокруг остальных людей!

    — Наш разговор, — протянул Лео, перешагивая через порог и доставая из кармана ключи от машины, — закончен.

    Хезер смотрела ему вслед, пока он не исчез из вида. Прекрасно.

    Она должна была испытывать облегчение, но вместо этого почувствовала, как по щеке скатилась слеза, за ней — другая при мысли о пустой холодной постели, ожидавшей ее наверху.


    Глава 5

    Вечером в среду Лео наконец просмотрел последние письма, пришедшие по электронной почте, и повернулся к окну. Перед ним расстилалась величественная панорама Лондона.

    Его кабинет, так же как и квартира, был отделан в стиле модерн, на что ушли огромные деньги. Одна из белых стен была сплошь увешана картинами с абстрактной живописью. Толстый светлый ковер покрывал пол, вокруг располагалась мебель ручной работы из прочного легкого дерева.

    Подобная обстановка его вполне удовлетворяла.

    И личной жизнью он тоже был доволен.

    Лео нахмурился. Зачем он себя обманывал? С тех пор как месяц назад он познакомился с Хезер, его личную жизнь нельзя было назвать легкой и безмятежной.

    Дважды он навещал свою мать и Даниеля, даже оставался с ними на весь уик-энд, что делал крайне редко. Хезер ни разу не появлялась у них в доме — она явно избегала его. Осторожно расспросив Кэтрин и Даниеля, Лео выяснил, что она либо уезжала на курсы живописи, либо навещала своих друзей.

    — Деловая женщина, — заметил он, и в ответ на его слова мать с энтузиазмом стала рассказывать, какая Хезер замечательная: она учит рисованию маленьких детей, ухаживает за садом в доме престарелых и печет пироги.

    — Но в ее жизни нет места мужчине, — пробормотал Лео, — эта увлеченность садом и выпечкой пирогов, наверное, заставляет их бежать от нее без оглядки.

    Сейчас он проклинал себя за то, что не может перестать думать о Хезер. Если она хочет упиваться своим одиночеством и притворяться, что счастлива, — это ее личное дело. Он не собирался ее переубеждать.

    Его волновало то, что Хезер поселилась в дальнем уголке его сознания и нарушила привычный ход его жизни. Даже когда он сидел в ресторане с одной из своих подруг, с которой встречался время от времени, — шикарной блондинкой, занимающейся адвокатской деятельностью, — перед его глазами настойчиво всплывал образ другой женщины, с золотистыми кудрявыми волосами и нежными голубыми глазами, лежавшей в его кровати.

    Почему Хезер не может оставить его в покое?

    Лео нахмурился, обдумывая в очередной раз брошенные ею слова о том, что он бессердечный бабник, когда в кармане его зазвонил мобильный телефон.

    Услышав голос Хезер, он подскочил на месте, но быстро пришел в себя и спросил учтиво, чем может ей помочь.

    Услышав бархатистый и глубокий голос Лео, она оцепенела. Ей пришлось заставить себя позвонить ему. В руке она все еще держала записную книжку Кэтрин, которую нашла на кухонной полке.

    — Прошу прощения, что беспокою, — извинилась она. — Я несколько раз звонила тебе на домашний телефон, но ты не ответил.

    — Что ты хочешь?

    — Не понимаю, почему ты так враждебен со мной?

    — Ты прервала меня на середине… В общем, я занят.

    «Занят? Чем он занимается? — подумала Хезер. — И с кем?» Она сглотнула, ощутив черную назойливую ненависть, неизвестно откуда взявшуюся, и вздрогнула:

    — Я звоню тебе насчет твоей матери.

    Лео напрягся:

    — В чем дело? Что с ней?

    — Она в больнице, — прямо сказала ему Хезер.

    — В больнице? Это невозможно. Я разговаривал с ней вчера вечером, и с ней было все в порядке.

    — Она упала, Лео. Встала на лестницу, чтобы поменять лампочку, и упала. Мы с Даниелем только что приехали из больницы. Кэтрин сломала ногу, и, боюсь, ей придется остаться под присмотром врачей еще на пару недель. Сожалею. Я понимаю, ты очень занят тем, что тебе пришлось прервать прямо на середине, но прошу тебя приехать и…

    — Я уже еду.

    Лео бросил трубку, не дослушав. Хезер стало неприятно. Ей потребовалось несколько минут, чтобы восстановить душевное спокойствие, затем она повернулась к Даниелю. Мальчик перенервничал и устал. Сейчас он молча доедал свой ужин.

    — Твой отец уже едет, — сообщила ему Хезер с ободряющей улыбкой. — Когда доешь, я приготовлю тебе горячую ванну, а потом ты ляжешь спать, Дэн.

    — Я пойду завтра в школу? Ведь я не сделал уроки.

    — О, я думаю, мисс Портер тебя поймет. Я сама объясню ей ситуацию, поэтому тебе не о чем беспокоиться. — Хезер стала убирать тарелки со стола и ставить их в посудомоечную машину.

    — Папа приедет, когда я утром проснусь?

    — Конечно, приедет! — При одной мысли о Лео ее прошиб холодный пот.

    Хезер старательно избегала его, когда он приезжал к матери и сыну. Да, конечно, только трус скрывается вместо того, чтобы решать проблему, но ее это не заботило.

    — Он уже едет сюда, Даниель, — еще раз уверила она мальчика, стараясь говорить бодро.

    — Он не может. Он работает в Лондоне. Он показал мне свой офис и сказал, что у него всегда много работы.

    — Твой папа управляет компанией, Дэн. И он может найти время и приехать сюда.

    Хезер очень боялась, что Даниель может оказаться прав.

    Через некоторое время мальчик уснул, и она чувствовала себя разбитой. Три часа назад ей позвонила Кэтрин и спокойно объяснила, что она упала с лестницы и немножко ушиблась. На самом деле, когда Хезер примчалась к ней, она лежала на полу не в силах пошевелиться, с бледным как мел лицом. Хезер немедленно вызвала скорую, успокоила испуганного Даниеля, а затем последовала лихорадочная цепь событий: ожидание в приемной, рентгеновский кабинет, доктора.

    Выпив чашку чаю, Хезер немного успокоилась. Затем она позвонила в больницу, поговорила с Кэтрин, которая уверила ее, что нога гораздо меньше болит.

    Должно быть, Хезер задремала, потому что резкий звонок в дверь заставил ее подпрыгнуть на месте, и, вскочив, она поспешно направилась в прихожую, не давая себе времени зациклиться на мысли, что она снова увидит Лео. Она не могла позволить себе нервничать.

    Рывком открыв дверь, Хезер замерла на месте. Все тело ее внезапно вспыхнуло огнем, и она почувствовала жуткую панику, когда взглянула на его лицо. Его мужская красота поразила ее еще больше, чем в первый раз. Соски под ее кружевным бюстгальтером напряглись и затвердели в ответ на непрошеные воспоминания о том, что Лео хотел заняться с ней любовью.

    — Ты долго будешь так стоять и смотреть на меня? — спросил Лео. Он слегка толкнул дверь, Хезер отступила назад и мгновенно пришла в себя.

    Он заметил, что она глазеет на него как школьница! Хезер чуть не умерла от стыда.

    — Ты быстро доехал, — сказала она, откашлявшись.

    — Сейчас дороги свободны. — Лео прошел в дом, а затем, повернувшись, взглянул на нее. — Расскажи, что произошло. Во всех деталях.

    — Конечно. Может быть, ты хочешь чего-нибудь выпить? — Хезер завороженно наблюдала, как он засучивает рукава своей белоснежной рубашки. По дороге он снял с себя галстук, и Хезер не могла отвести глаз от бронзовой кожи, выглядывавшей из-под ворота его расстегнутой на две верхних пуговицы рубашки.

    — Сначала скажи мне, что произошло, а потом я поеду в больницу.

    — Прямо сейчас?

    — Я не собираюсь сидеть здесь и ждать, пока трава вырастет у меня под ногами.

    — Но сейчас там никого нет! Я имею в виду — из докторов.

    — Ты удивишься, когда увидишь, на что я способен, — сказал ей Лео с такой непоколебимой уверенностью, что у Хезер исчезли все сомнения. Он был способен достать кого угодно из-под земли.

    Лео направился на кухню, и Хезер последовала за ним, будто послушная собака, готовая выполнять приказы хозяина. Достав из холодильника бутылку воды, он начал пить. Она тут же стала рассказывать ему о том, что произошло, заверив его в конце, что с Кэтрин все будет хорошо.

    Лео внимательно взглянул на Хезер.

    Он хотел ее видеть. Лео понял, не без чувства удовлетворения, что она избегала встречи с ним лишь потому, что не могла устоять перед его обаянием. А все эти разговоры насчет того, что она никогда не сойдется с таким мужчиной, как он, были полнейшей чепухой, иначе она не пряталась бы от него все эти дни, когда он приезжал к матери и сыну.

    Конечно, он не набросится на нее сейчас, словно хищник, но все же наслаждался тем, что является объектом ее напряженного сексуального желания, которое буквально сочилось из нее.

    С другой стороны, он был раздосадован тем, что его тело не спешило прислушиваться к его разуму.

    И даже неприглядная одежда Хезер — мешковатые спортивные брюки, свободная футболка и кардиган, накинутый на плечи, — не смогли уменьшить поток адреналина, хлынувшего в его кровь в ту секунду, когда она открыла дверь.

    — Почему ты раньше не позвонила мне?

    — Все так быстро произошло и в такой лихорадочной спешке… Я позвонила тебе домой, но тебя не было, а Кэтрин не могла вспомнить номер твоего мобильного.

    — Он записан в ее телефоне.

    — Но она не взяла его с собой! — Хезер сделала глубокий вдох.

    — Она должна была попросить тебя привезти его из дома.

    — Кэтрин не считает мобильный телефон какой-то необходимой вещью, Лео. Она не включила его в список вещей, которые я привезла ей в больницу. Если бы я увидела телефон, когда собирала для нее одежду, тогда, возможно, захватила бы его с собой.

    — И тебе, наверное, не пришло в голову его поискать, потому что ты тоже не считаешь его необходимой вещью? — Лео провел рукой по волосам. — Я бы приехал сюда раньше, если бы ты позвонила мне. Что с Даниелем?

    — А как ты думаешь?! — гневно воскликнула Хезер, а затем добавила более спокойным тоном: — Мальчик страшно испугался, бедный ребенок. Я думаю, он вспомнил… Ну, ему станет легче, когда ты поговоришь с ним утром. Сейчас он спит. Просто уверь его в том, что все будет хорошо.

    — Конечно. — И как он сделает это, черт возьми? Лео не знал. — Я думаю, что это пробудило в нем прежние воспоминания, — добавил он.

    — Да, ты прав. — Хезер стало немного легче. — Ему надо быть уверенным в том, что ты не исчезнешь вместе с Кэтрин.

    — Исчезну?

    — Да, не уедешь обратно в Лондон, потому что там тебя ждет срочная работа.

    На самом деле Лео только сейчас стал осознавать сложность ситуации. Его мать пробудет в больнице несколько недель, и на это время надо куда-то пристроить Даниеля. Сам он не мог надолго оставить компанию.

    — Хорошо. Сейчас я поеду в больницу. Надеюсь, ты дождешься моего возвращения?

    Лео произнес свой вопрос таким тоном, что было совершенно ясно: он не сомневался в этом.

    — Да. Но потом мне надо уехать.

    — Конечно. На курсы живописи или к друзьям.

    — Откуда тебе известно о курсах живописи?

    — Мать, возможно, упоминала об этом ненароком.

    Лео собрался уходить.

    — Когда ты вернешься? — спросила его Хезер.

    — Часа через два. А зачем ты спрашиваешь?

    — Посмотри на меня! — Она привлекла его внимание к своему растрепанному виду и мгновенно пожалела об этом. Он внимательно оглядел ее помятую домашнюю одежду, взглянул на вспотевшее лицо, на копну взъерошенных волос. — Мне нужно принять ванну, — пробормотала Хезер.

    — Не помню, чтобы я запрещал тебе сделать это. — Пожав плечами, Лео сжал зубы, когда представил себе ее обнаженное тело. — У меня много лишней одежды наверху. Выбери то, что тебе надо.

    Хезер даже не думала об этом, но кивнула в ответ. Ей хотелось, чтобы он побыстрее ушел, а она приняла бы душ, переоделась, забралась бы в одну из пяти спальных комнат для гостей и полежала бы там до его прихода.

    Но она приняла долгожданный душ лишь после полуночи. Даниель проснулся, Хезер успокоила его, почитала ему сказку на ночь, и только после этого он опять уснул. Она нашла в шкафу белую рубашку Лео и надела ее вместо ночной рубашки.

    Хезер осталась сегодня без ужина, и в желудке ее урчало от голода, когда она выключила свет и легла в постель.

    Она долго не могла уснуть. Желудок назойливо и болезненно напоминал о себе. Встав с кровати, она на цыпочках вышла из спальни, спустилась по красивой витой лестнице и прошла на кухню.

    Дом был погружен во тьму, свет горел лишь в холле. Лео еще не вернулся.

    Хезер внимательно изучала содержимое холодильника, когда услышала какой-то звук за спиной.

    Она резко повернулась, держа в руках плитку шоколада, и увидела Лео, прислонившегося к дверному косяку. Брови его были удивленно приподняты.

    — Ты вернулся.

    — Как видишь. — Его глаза сверкнули, когда он взглянул на нее, стоявшую перед ним в его белой рубашке с расстегнутым воротом. Сквозь нее просвечивали ложбинка между грудей и темные круги сосков. Лео быстро перевел взгляд на ее лицо, покрывшееся от растерянности красными пятнами, хотя, казалось, Хезер не осознавала того, что ее «ночная рубашка» оставляла очень мало простора для воображения.

    — Я… я просто хотела чего-нибудь поесть… Я сегодня почти ничего не ела, просто перекусывала время от времени.

    — И все, что ты нашла в холодильнике, — это плитка шоколада?

    Лео не мог отвести от нее глаз. Хезер обладала телом сексуальной сирены-искусительницы — с такими пышными формами, которые видятся подросткам в их самых буйных фантазиях. Он широкими шагами прошел на кухню и уголком глаза заметил, что она уселась на один из стульев, все еще держа в руке шоколад.

    — Я приготовлю тебе что-нибудь поесть. Шоколад мгновенно повысит сахар у тебя в крови, и тогда ты не заснешь. — Лео достал несколько яиц и разбил их в миску.

    — Спасибо, не надо. — Хезер почувствовала, что ее нервы не выдерживают такой нагрузки. — Я уже не хочу есть.

    — Нет, тебе надо поесть, — твердо произнес Лео. — Ты просто растерялась от того, что тебя поймали с поличным. В любом случае надо восстановить силы.

    — О чем ты говоришь? — Не получив ответа, она добавила язвительно: — Не надо строить из себя хозяйственного мужчину.

    — Не волнуйся, тебе это ничем не грозит. Омлет или яичницу?

    — Омлет будет замечательно. Спасибо тебе.

    Конечно, он не представлял для нее никакой опасности. Он уже нашел себе очередную дурочку. Нет! Ей не надо думать об этом!

    — Как чувствует себя Кэтрин? Ты видел ее? Разговаривал с ней? Или она спала?

    — Да, видел и разговаривал. У нее, оказывается, проблемы со сном. Я впервые слышу об этом. — Лео стал взбивать яйца в миске, потом поставил в микроволновку хлеб.

    — Тебе удалось поговорить с доктором?

    — Конечно, — ответил Лео, немного удивившись тому, что она усомнилась в его способностях. — Все в порядке, ничего страшного, но для полного выздоровления потребуется несколько недель. — Он поставил перед ней омлет и поджаренный хлеб, намазанный маслом. Без всякой паузы добавил: — А затем мы обсудим с тобой один вопрос.

    Хезер взглянула на еду, поставленную перед ней, и поразилась тому, как красиво и аппетитно все было разложено на тарелке.

    — Что? — Она взглянула на Лео. Он сидел за столом напротив нее.

    — Как тебе омлет?

    — Превосходный. А что ты сказал?

    — Ты сначала поешь, а потом мы обсудим это. — Он заметил, что она не ковыряется вилкой в тарелке, стараясь сделать вид, что еда не вызывает у нее никакого интереса. Хезер буквально набросилась на омлет. Лео обнаружил, что ему нравится смотреть на нее. Даже богатые красавицы, с которыми он общался, умные и информированные, были охвачены суетным желанием похудеть. Кусок поджаренного хлеба был бы отвергнут ими как некая зараза.

    — Так что ты хотел обсудить? — спросила Хезер, доев омлет.

    — Ах да… — Лео встал и убрал ее тарелку. — Моей матери нужен кто-то, кто навещал бы ее в больнице, а потом побыл бы с нею дома некоторое время.

    — Да, нужен. — Хезер с вызовом взглянула на него. — И Даниелю тоже.

    — Я буду здесь некоторое время, но потом мне придется уехать…

    — Ты хочешь, чтобы я прикрыла тебя?! — Она взорвалась от гнева, к которому примешивалось какое-то необъяснимое разочарование. — Именно поэтому ты сказал, что мне надо восстанавливать силы? Поэтому ты притворился, что заботишься обо мне — приготовил омлет, поджарил хлебцы? — Это было больно. — Кэтрин в больнице, и мне нельзя болеть, потому что это может помешать работе, да?! — Хезер резко встала и направилась к двери, но в ту же секунду почувствовала, что Лео идет следом за ней.

    — Этот спор становится немного скучным, Хезер. — Он взял ее за руку, и когда она попыталась вырваться, крепче сжал ее. Затем, вздохнув, отступил, укоризненно покачал головой и с усилием произнес: — Я постараюсь как можно чаще приезжать сюда, но неизбежно настанет время, когда я просто физически не смогу находиться здесь.

    — Я просто не люблю, когда мною манипулируют, — сдавленным голосом произнесла она.

    Лео, откинув голову назад, весело рассмеялся:

    — Тобой? Манипулировать? Если бы я чувствовал, что у тебя нет времени или желания помогать мне, то я попросил бы свою личную секретаршу сделать это. Но я подумал о Даниеле, которого мне не хочется оставлять на попечение незнакомой женщины, — но право выбора остается за тобой.

    И прежде чем Хезер открыла рот, Лео добавил:

    — Естественно, ты будешь делать это не бесплатно. Ты получишь материальное вознаграждение. Столько, сколько захочешь.

    — Другими словами, ты будешь моим работодателем?

    Лео нахмурился, ошарашенный тем, что его великодушное предложение было брошено ему обратно в лицо. И кем? Женщиной, из-за которой он не спал ночами!

    — Насколько я понимаю, тебе придется оставить работу, чтобы присматривать за моей матерью, а это значит — ты лишишься своего заработка. И покончим с этим.

    Помолчав, она сказала:

    — Хорошо, я буду находиться с Даниелем, когда ты уедешь, но это совсем не значит, что у тебя будет полная свобода и ты сможешь приезжать сюда, когда тебе захочется. И еще одно условие — никаких женщин.

    — Что ты сказала?

    — Никаких женщин.

    — И почему же это?

    Щеки Хезер вспыхнули.

    — Потому что это будет стрессом…

    — Снова села на своего любимого конька! Я не собираюсь привозить сюда кого-либо из моих женщин. Но ради интереса скажи: ты меня ревнуешь? Потому что такие условия выдвигают ревнивые женщины. — Он снова рассмеялся — теперь она, казалось, была готова взорваться.

    — Тебе надо спокойно посидеть и поговорить со своим эго, Лео. Если ты сообщишь мне заранее, когда собираешься уезжать…

    — Моя жизнь непредсказуема, Хезер. Но у меня есть гораздо более интересная мысль. Ты переезжаешь сюда, и таким образом мы избавляем себя от лишних телефонных звонков. Это самое разумное решение, не так ли?


    Глава 6

    Через тридцать шесть часов Хезер стояла в просторном холле дома Кэтрин, и, открыв рот, смотрела на то, как под руководством Лео преображалось помещение. В результате умелых действий людей в спецовках несколько комнат первого этажа быстро превращались в офис. Посреди этого организационного хаоса стоял Лео. Прижимая к уху телефонную трубку, он жестами руководил рабочими, а сам в это время отчитывал громовым голосом какого-то беднягу на другом конце линии.

    Увидев Хезер на пороге в состоянии крайнего замешательства, Лео захлопнул свой мобильный телефон и направился к ней.

    Несмотря на то, что его привычный образ жизни был катастрофически нарушен, он чувствовал себя отлично. Когда он сказал своей матери, что переедет к ней в дом, чтобы она не беспокоилась о Даниеле, он сначала был удивлен, а потом тронут до глубины души ее безмерной благодарностью. Он даже покраснел.

    Вместо того чтобы ездить туда-сюда, когда представится такая возможность, Лео решил переместить свое рабочее место в провинцию.

    Хезер ловила ртом воздух, как рыба, выброшенная из воды, и выглядела так, будто оказалась в каком-то научно-популярном фильме.

    — Что здесь происходит? — выдохнула она, когда Лео наконец подошел к ней.

    — Создаю рабочую обстановку.

    В потертых джинсах и старой футболке он ничем не отличался от человека, занимающегося физическим трудом.

    Хезер почувствовала его резкий запах. Запах мужского пота.

    — Ты даже не сказал… — запинаясь, пробормотала она, и Лео язвительно приподнял брови.

    — Я не думал, что сначала должен получить твое разрешение.

    — Я совсем не это имела в виду! Я просто не ожидала, что ты согласишься жить в этой туманной глуши!

    Хезер с ужасом наблюдала, как он стянул с себя футболку и бросил ее на дубовые перила. Здесь было жарко, и, конечно, он вспотел и выглядел так, будто таскал бревна, но разве была необходимость раздеваться? Она с трудом оторвала взгляд от его потрясающе красивой груди, мускулистой и бронзовой от загара, с плоскими коричневыми сосками. Если бы кто-то посмотрел на него сейчас, то ни за что бы не поверил, что перед ним человек, заработавший состояние в кабинете за рабочим столом. На самом деле он выглядел так, будто занимался физическим трудом, причем очень тяжелым. У него не было ни грамма лишнего веса.

    Нервно откашлявшись, Хезер взглянула в его удивленное лицо.

    — А Кэтрин знает, что ты переставил всю ее мебель?! — воскликнула она. Сейчас она вела себя как школьная учительница — строгая, принципиальная, осуждающая. — Я просто подумала, что твое присутствие здесь будет более регулярным, вот и все.

    — Вряд ли регулярные приезды возможны, учитывая обстоятельства. Взглянешь, как расставлена мебель? Когда поедешь к моей матушке, доложишь ей.

    — И не собираюсь докладывать!

    — Нет? Значит, ты всего лишь изобразила лицемерное рвение.

    Хезер нахмурилась, когда Лео повернулся к ней спиной и удалился.

    С трудом передвигая онемевшими ногами, она поплелась за ним и остановилась как вкопанная перед прекрасно оборудованным офисом. Изящная уютная мебель, дорогие безделушки, цветы в горшках бесследно исчезли, и вместо них появились модемы, телефоны, факс и маленький телевизор с плоским экраном, постоянно передающий новости с фондовых бирж.

    — Что ты думаешь? — поинтересовался Лео.

    Хезер стояла перед ним застыв, словно камень, не в состоянии отвести от него глаз.

    — Ты сердишься, — через мгновение заметил он.

    — Нет, не сержусь.

    — Вещи моей матери перенесены в другую комнату. Они в целости и сохранности.

    — Мне это совершенно неинтересно! И сколько ты предполагаешь здесь пробыть? — спросила Хезер, внимательно оглядывая комнату.

    Она чувствовала, что Лео находится у нее за спиной, и ее непослушные пальцы жаждали прикоснуться к нему.

    — Столько, сколько понадобится. В разумных пределах, конечно.

    — И ты пошел на все эти расходы ради нескольких дней?

    — Дней? Либо ты меня недооцениваешь, либо просто принимаешь желаемое за действительное. Я гляжу вперед на несколько недель, а не дней.

    — Хорошо. Всего лишь ради нескольких недель.

    — Время — деньги, а я должен работать со стопроцентной отдачей, пока здесь нахожусь.

    — В такой обстановке, не сомневаюсь, — будешь, — заметила Хезер, взглянув на черный письменный стол, отделанный хромом, который совершенно не сочетался с выцветшими цветастыми обоями и одиноким горшком с геранью, примостившимся на книжном шкафу. Вероятно, Лео забыл о нем.

    — Это позволит мне не отвлекаться на посторонние вещи. — Лео взглянул на Хезер. Сегодня она была одета в легкое хлопковое платье с мелкими цветочками и обута в кожаные сандалии.

    Он смутно осознавал, что она снова отвлекла его от дела, направила его мысли совсем в другое русло. Эта женщина смущала его, приводила в замешательство. Ни одна из его прежних подруг никогда так его не возбуждала.

    Лео всегда был убежден в том, что понятие «судьба» служит оправданием для слабых людей, которые не могут контролировать свою жизнь, но теперь был рад тому, что сможет по-иному истолковать для себя это слово. Именно судьба свела их вместе.

    Он поймал на себе взгляд Хезер и уловил в нем сарказм.

    — Что ты сказала?

    «Ханжа, — подумала Хезер, — самодовольный, энергичный, в худшем смысле этого слова». И теперь ему стало так скучно с ней, что он совершенно не слышал того, что она сказала ему насчет отвлекающих моментов в рабочей обстановке.

    — Я пришла за одеждой для твоей мамы, а теперь мне надо ехать в больницу.

    — Дай мне полчаса, и я подвезу тебя.

    — В этом нет необходимости, Лео…

    — Нет необходимости в том, чтобы я ехал к своей матери?

    — Ты знаешь, что я совсем не это имела в виду! Просто ты будешь здесь очень занят.

    — Позволь мне самому решать, смогу я поехать к ней или нет. Я уже большой мальчик и мною не надо руководить!

    Хезер вспыхнула от этого замечания, но Лео уже направился к выходу. В дверях он задержался, чтобы обсудить что-то с человеком, распоряжавшимся всеми работами, затем повернулся к ней:

    — Займись своими делами, ради которых ты сюда пришла, и через полчаса встречаемся в холле внизу.

    — А почему ты мною распоряжаешься?

    Пожав плечами, Лео стал подниматься по лестнице. Хезер последовала за ним. Сквозь шум, доносившийся из офиса, он слышал за собой ее легкие шаги.

    — Это в моем характере — отдавать приказы, — пояснил он, не оборачиваясь. — Ты считаешь, это плохо?

    — Я удивляюсь, что те, кто на тебя работает, не желают вздернуть тебя на виселице! Разве ты не знаешь, что, когда людям говорят, что делать, они начинают злиться?

    — Некоторые люди нуждаются в этом. — Он поднялся по лестнице, подошел к двери своей спальни и только тогда взглянул на Хезер. — Кроме того, как может функционировать компания, если ею никто не будет руководить? На самом деле я — прекрасный работодатель. Большие премии, щедро оплачиваемый декретный отпуск, фантастически привлекательная пенсионная система… Жаловаться не на что. — Прислонившись к косяку, Лео взглянул на нее сверху вниз. — В любом случае, — протянул он, — не думаешь ли ты, что некоторым людям нравится, когда ими руководят?

    — Нет.

    — Потому что твой бывший говорил, что ты должна делать?

    Хезер вспыхнула, затем иронически рассмеялась:

    — Нет. Он просто не делился со мной своими планами. В любом случае это не имеет никакого значения.

    Лео, оттолкнувшись от двери, повернулся к ней спиной.

    — Советую тебе расслабиться, — бросил он через плечо. — И ты увидишь, что жить гораздо легче, если не спорить по каждому поводу. Другими словами, — добавил он, — ты сможешь поистине наслаждаться тем, что тобой будет кто-то руководить… — Звук его низкого голоса был подобен наркотику.

    Хезер как завороженная смотрела на то, как он подошел к своему столу, наклонился, упершись руками в полированную деревянную поверхность, и лениво взглянул на экран ноутбука. Затем выпрямился, потер рукой плечо и быстро направился к ней.

    — Мной будет кто-то руководить? Я… Я не могу представить себе чего-то худшего… — заикаясь, произнесла она.

    — Нет? Странно. Все женщины, с которыми я общался, наслаждались тем, что их контролируют. Но не в зале совещаний, конечно.

    Он стоял прямо перед ней, и Хезер сделала несколько маленьких шагов назад:

    — Я рада за них.

    — Но ты не похожа на них. Я должен это признать. Но могу гарантировать тебе, что, если я отдам тебе один приказ, ты вприпрыжку бросишься его исполнять.

    — Что же это за приказ?! — нервно воскликнула она, и все внутри ее дрогнуло, когда Лео, порочно усмехнувшись, дотронулся до молнии на своих джинсах.

    — Уходи — или тебе придется увидеть, как я раздеваюсь. Я собираюсь принять душ.

    Хезер тут же выскочила за дверь. Через полчаса, в течение которых все работы по переоборудованию первого этажа в офис были практически завершены, за исключением некоторых незначительных деталей, она стояла возле входной двери, все еще взвинченная его насмешливыми словами.

    Когда Лео наконец появился, его волосы были еще влажными, и теперь он был одет в кремовые брюки и такого же цвета рубашку, в которых выглядел потрясающе. Он буквально излучал энергию и здоровье.

    — Я не был уверен, ждешь ли ты меня, — сказал он Хезер, когда они ехали в больницу. — А если я поставил тебя в неловкое положение — тогда, в спальне, — прошу принять мои извинения.

    Хезер искоса с подозрением взглянула на него. Прилагательное «раскаивающийся» совершенно не сочеталось с Лео.

    — Кажется, ты очень нервничаешь, когда находишься рядом со мной, и мне просто хотелось пояснить, — беспощадно продолжал Лео с благочестивой ноткой в голосе, с восхищением наблюдая за игрой эмоций, отражающихся на ее лице, — что тебе нечего бояться.

    — Бояться? Я ничего не боюсь.

    — Нет, возможно, я не совсем точно выразился. Тебе незачем так напрягаться. Давай не забывать о том, что сейчас мы едем в больницу. И это — главная цель. Я вижу, что ты взяла несколько книг.

    Хезер расслабилась. Ее воображение действительно слишком сильно разыгралось, но теперь она вернулась с небес на землю. Устремив взгляд вперед, Хезер стала обсуждать с Лео здоровье его матери. Операция прошла успешно, но Кэтрин все еще не вставала с постели, и это, кажется, начинало ее утомлять. Насколько поняла Хезер, она была страстной читательницей.

    — Ей очень нравятся книги о путешествиях, — сообщила Хезер. — Я думаю, они напоминают ей о твоем брате, о котором, кстати, я хочу с тобой поговорить.

    Впереди показался больничный двор, забитый машинами, и Хезер была рада тому, что ей удается поддерживать с Лео непринужденный разговор. Когда речь заходила о его матери, выяснялось, что он многое о ней не знает, и либо Лео был хорошим актером, либо он действительно искренне хотел заполнить те черные дыры в информации, которые до сих пор существовали.

    — А что ты хочешь выяснить насчет моего брата? — Губы Лео твердо сжались, хотя голос был ровным и спокойным.

    — Ты знаешь, как найти его?

    — Я не понимаю, почему тебя это интересует.

    Хезер взглянула на него, удивленная его холодным ответом.

    — Разве ты не хочешь сообщить ему о том, что случилось с Кэтрин?

    Этот невинный вопрос был встречен ледяным молчанием.

    Лео медленно ехал по двору, в поисках свободного места для машины. В конце концов он разразился гневной тирадой в адрес администрации больницы, которая закрыла целую секцию для парковки под предлогом того, что здесь будет проводиться ремонт, но никакие работы, похоже, так и не начались.

    — Полагаю, ты хочешь прочитать мне лекцию о преимуществах общественного транспорта? — спросил он, аккуратно втискивая машину в единственное свободное узкое пространство. — Или о том, что не надо было покупать такую большую машину? Или о том, что не стоит тратить свою жизнь на то, чтобы заработать кучу денег, а затем потратить их на ненужные вещи?

    После непринужденной беседы Хезер была поражена язвительной насмешкой, прозвучавшей в его голосе. Откуда она взялась?

    — Меня не волнует, как ты тратишь свои деньги. Все равно на них нельзя купить счастье. И почему ты не можешь быть учтивым больше чем пять секунд? — бросила Хезер, глядя на него поверх полированного капота машины. Затем, хлопнув дверцей, добавила: — Сначала ты извиняешься за то, что смутил меня, а в следующую минуту начинаешь кидаться на меня без всякой причины! Я просто спросила…

    — Нет никакой необходимости привлекать к этому делу моего брата, — резко оборвал ее Лео, проведя рукой по волосам. — И выяснять, где он находится.

    — Он должен знать, что случилось с его матерью. Конечно, если он находится на другом конце земного шара, ему совсем не надо приезжать в Англию, но он имеет право знать.

    — Этот вопрос не подлежит обсуждению.

    — Твоя мать, возможно, не согласится с тобой.

    Лео, направившись к дверям больницы, резко повернулся к Хезер.

    Она смотрела на него, уперев руки в бока и твердо сжав губы.

    Это окончательно вывело его из себя. Почувствовав всплеск отчаяния, Лео со злостью привлек ее к себе, и это произошло так неожиданно, что Хезер припала к нему всем телом, без всякого сопротивления, потому что у нее не было времени оттолкнуть его.

    Его поцелуй был жестким, агрессивным, в нем не ощущалось никакой нежности. Лео запустил пальцы в ее волосы, а она была слишком потрясена, чтобы бороться. Хезер почувствовала, как все ее тело запылало огнем.

    Ее губы приоткрылись, впуская его ищущий, настойчивый язык. Она услышала свой тихий стон. Ее упругие груди уперлись в его грудь, и ткань бюстгальтера терлась о ее соски, вызывая чувственную дрожь.

    Когда Лео оторвался от нее, ей показалось, что на нее вдруг подул ледяной ветер. Хезер потребовалось несколько секунд, чтобы осознать: ее больше не обнимают его руки. Молчание, возникшее между ними, затянулось на целую вечность, и Лео не смотрел на нее. Не надо было быть гением, чтобы понять: он пришел в себя и уже жалеет о своем опрометчивом поступке.

    — Как ты посмел?! — Хезер попыталась изобразить негодование, но ее запоздалый протест мгновенно потух под его скептическим взглядом.

    — Избавь меня от этого, — протянул Лео. Возле них появились какие-то люди, поэтому он отвел ее в сторону. — Я не заметил в тебе никакого отвращения ко мне. Скорее наоборот. Но ведь мы оба знаем, зачем находимся здесь.

    — Да! Мы собираемся навестить твою мать и… немного сбились с пути… — Хезер мило покраснела. — Ты поцеловал меня, и…

    — Не надо дальше продолжать.

    — Продолжать?

    — Продолжать притворяться, что ты — невинная жертва. Это не соответствует истине. На самом деле если бы мы находились не здесь, а где-нибудь в другом месте, то совершенно ясно, чем бы все закончилось.

    — Никогда! Я уже сказала тебе, что я не думаю о тебе и о так называемых отношениях.

    — Я знаю. Но, похоже, твое тело говорит совсем о другом.

    — Я никогда не упоминала, что нахожу тебя привлекательным субъектом. — Ей нравилось это слово. Оно помогало ей дистанцироваться от живого, дышащего, сексуального, энергичного мужчины, стоящего сейчас рядом.

    Лео склонил голову набок, не отрывая от нее глаз. В идеальном мире — там, где он был звездным мужчиной, который привык получать то, что хочет, и именно так, как хочет, — сейчас царил бы полумрак и атмосфера искрящегося напряжения, того самого, которое обычно предшествует неизбежной капитуляции женщины.

    К сожалению, они стояли перед больницей. Мимо них ходили люди, и солнце было так высоко, что нечего было и думать о каком-то приглушенном свете.

    — О, я прекрасно это знаю, — тихо сказал он. — Ты притворяешься, будто можешь переключать свое внимание легко, как кран.

    — Нам надо войти внутрь. Забудем об этой маленькой оплошности.

    — Снова.

    Щеки Хезер зарделись как маковый цвет.

    — Хорошо. Снова. — Ей потребовалась вся сила воли, чтобы встретить его взгляд. На самом деле ей хотелось скорее нырнуть внутрь здания и притвориться, что этого поцелуя никогда не было. Снова.

    — Что ты хочешь сказать?

    — Ничего. — Пожав плечами, Лео прищурился на солнце.

    — Может быть, мы войдем? На улице очень жарко.


    Кэтрин очень обрадовалась, увидев их.

    Хезер никак не могла расслабиться. Ее взгляд постоянно обращался на Лео — она смотрела, как он сидит, как скрещивает ноги, подходит к окну… Она следила за каждым его движением.

    И к тому времени, когда они собрались уходить, Хезер чувствовала себя разбитой. Она хотела поговорить с Кэтрин насчет Алекса — о том, надо ли сообщить ему о случившемся.

    На какое-то мгновение ей удалось убедить себя, что этот поцелуй был каким-то умопомрачением, но затем она ясно осознала, что хотела гораздо большего.

    — Итак… — нерешительно начала она, оказавшись в машине, — не хочешь ли ты поговорить о том, что произошло?

    Лео нахмурил брови:

    — А что произошло?

    — Ты знаешь… Ты поцеловал меня.

    — Я думал, мы закрыли этот вопрос. — Лео взглянул на нее. — Сделали ошибку, не сделали ошибку… Слишком много разговоров на тему одного поцелуя.

    Поджав губы, Хезер стала смотреть вперед. Лео, сфокусировавшись на дороге, не мог видеть выражения ее лица, но ему и так все было ясно — Хезер злилась.

    — Нам нужно поговорить о практических сторонах этого вопроса, — спокойно добавил он.

    Хезер почувствовала в груди сладкое и мучительное томление, осознав свое желание поговорить с ним об их отношениях. Внезапно она захотела, чтобы он заставил ее отказаться от моральных принципов, которые она лелеяла все эти годы.

    — Практических сторонах? — слабым голосом переспросила Хезер, и Лео еще раз взглянул на нее.

    — Разве ты не хочешь поговорить о Даниеле?

    — О да, конечно. — Она пыталась упорядочить свои лихорадочные мысли. — Да, а что мы будем обсуждать? Я всегда приеду, если понадоблюсь тебе, но я поняла, что ты сам будешь присматривать за мальчиком. Даниель, конечно, будет забегать ко мне, когда ему понадобится помощь с домашним заданием…

    — Нет, не годится.

    — Прости?

    — Я оборудовал здесь для себя рабочее место, но моя жизнь по-прежнему остается немного… непредсказуемой.

    — Почему же у тебя непредсказуемая жизнь?

    — Могут возникнуть дела, которые потребуют моего присутствия. Сегодня днем, например, мне придется поехать в Лондон, чтобы уладить некоторые вопросы по поводу небольшой ИТ-компании, которую я собираюсь купить. Несмотря на то, что я устроил штаб-квартиру в доме моей матери, я не буду находиться в ней сутки напролет. Мне бы хотелось, чтобы ты забирала Даниеля из школы, кормила его, а я буду стараться к вечеру закончить все свои дела.

    — То есть сегодня я должна переночевать в доме Кэтрин?

    — Ты возражаешь?

    — Нет, все нормально.

    Лео разговаривал с ней предельно вежливо и учтиво. Хезер со страхом осознала, что хотела бы видеть его гневным и страстным.

    — На самом деле, — продолжал вслух размышлять Лео, — было бы гораздо удобнее, если бы ты переехала в дом моей матери на неделю или две. Я приглашу свою домработницу из Лондона — она превосходно готовит.

    На неделю или две… Искушение было велико. Словно стол с роскошными яствами был накрыт перед голодным человеком. Этот второй поцелуй был откровением. Тоненький слабый голосок, который обычно читал ей проповеди о том, что надо держаться подальше от Лео, куда-то исчез, и на его месте появился гораздо более соблазнительный голос, твердивший, что в этом нет ничего плохого — вкусить немного волнительных ощущений.

    — Хорошо.

    — Прекрасно, — удовлетворенно пробормотал Лео. — Наконец-то мы пришли к какому-то согласию.


    Глава 7

    Первый раз в жизни, насколько помнил Лео, он направился в дом к матери, не проверив свой рабочий ежедневник. Обычно он заранее согласовывал визит, учитывая неотложные дела, и приезжал лишь в выходные дни. Он выполнял свои отцовские обязанности, которые обычно включали дорогой обед и покупку какой-нибудь суперновой игрушки, которую Даниель принимал без особой радости, и наконец возвращался в Лондон, испытывая некоторое облегчение.

    Теперь же, мчась на машине по ночной дороге, он вдруг почувствовал, что жаждет увидеть Даниеля. Ему удалось купить два билета на футбольный матч, который должен был состояться в Лондоне, и Лео думал о том, что это произведет на сына гораздо более сильное впечатление, чем все предыдущие подарки.

    И там, в доме его матери, находилась Хезер, которая так старательно избегала его, но затем согласилась пожить под его крышей. Сколько бы она раздраженно ни говорила ему о том, что «утратила иллюзии» и «ждет своего мужчину» — кстати, конечно, совсем не его, — она в конце концов сломалась бы под тяжестью неизбежного. Иначе говоря, она хотела его — и теперь склонялась к тому, чтобы нарушить свои принципы.

    Что касается Лео, то ему это было на руку. Ее принципы, возможно, и были высоконравственными, но совершенно нереалистичными. Неужели она думает, что сможет защититься от страданий, изолировав себя от общества?


    Войдя в дом и постояв несколько секунд, чтобы глаза привыкли к темноте, Лео осторожно поставил на пол портфель с ноутбуком и тихо направился к винтовой лестнице. Хезер и Даниель, должно быть, спали.

    Дом Кэтрин был довольно просторным. На первом этаже имелось большое количество комнат, в том числе маленькая гостиная. Лео непроизвольно заглянул в полуоткрытую дверь, когда вдруг кто-то ударил его по спине, и Лео прижался к стене. Придя в себя, он повернулся, сжав кулаки.

    О том, что это была Хезер, он догадался лишь по очертаниям ее фигуры. Больше он ничего не мог увидеть, потому что в коридоре было совершенно темно. Вытянув руку, он схватил ее за запястье, пока большой тяжелый том в твердой обложке снова не обрушился на него.

    — Что ты делаешь, черт возьми?!

    Замахнувшись огромной энциклопедией, Хезер вдруг поняла, что предполагаемым злоумышленником был не кто иной, как Лео.

    — Прости меня, но ты не должен быть здесь!

    — Почему ты всегда приходишь в такой шок, когда я появляюсь в своем собственном доме?

    — Формально это не твой дом, и ты сказал, что не будешь здесь сегодня ночевать. Я услышала шум…

    — Я старался войти как можно тише!

    Хезер почувствовала, что сердце ее стучит как барабан. Целый вечер она думала о Лео. Когда он находился рядом с ней, Хезер ощутила, как оживает каждая клеточка ее тела. Ей показалось, что он ощущает ее дрожь.

    — Просто… я слегка задремала. Потом услышала какой-то звук и подумала, что это грабитель.

    — Поэтому ты набросилась на меня, вооружившись… Что это такое? Одна из книг моей матери? — Лео почувствовал, как в груди его поднимается гнев, когда он представил себе, чем мог бы обернуться ее глупый поступок, если бы на его месте действительно был злоумышленник. — Дай-ка я посмотрю. — Он взял у нее книгу и включил верхний свет. — О, да это энциклопедия растений! Подходящее средство защиты против преступника, вооруженного пистолетом или ножом.

    — Прости. Я не подумала. — Хезер вообще была не в состоянии сейчас трезво мыслить. Она не могла оторвать глаз от Лео. Он не выглядел ни усталым, ни помятым после долгой дороги из Лондона. Он излучал энергию, бодрость и силу, а также потрясающую сексуальность. Осознав, что она одета в совершенно неуместный халат, в спешке наброшенный поверх короткой сорочки, Хезер туже затянула поясок.

    — А ты должна была подумать, черт возьми!

    — Говори потише! Разбудишь Даниеля!

    — Я еще не закончил этот разговор. Продолжим его внизу.

    — Я устала. И хочу лечь в постель.

    — Однако тебе придется пойти за мной.

    Он резко повернулся, и после нескольких секунд мучительной нерешительности Хезер неохотно последовала за Лео, продолжая кутаться в халат, словно боясь, что он сейчас распахнется сам собой и обнажит ее округлые упругие груди с напрягшимися от возбуждения сосками.

    Лео свернул в одну из трех гостиных комнат, расположенных на первом этаже, из которых только одна реально использовалась.

    — Тебя могли убить, — произнес он резко, включив настольную лампу на одном из кофейных столиков. Затем уселся на мягкий диван.

    — Это тебя могли убить по дороге сюда, — мгновенно парировала Хезер. — Ты мог потерять управление и врезаться в дерево.

    — Это невозможно. Сядь, пожалуйста.

    — Разве ты не помнишь, что я сказала тебе? Я не люблю, чтобы мною командовали. — Хезер уселась на краешек дивана — всего лишь потому, что не хотела спорить с ним, находясь в другом конце комнаты. — Как ты думаешь, что бы сделала твоя мать, если бы она, оказавшись на моем месте, услышала шум? А это случалось не раз, к твоему сведению. Хорошо, допустим, это скрипел дом, но она поступила точно так же, как и я.

    — Она рассказывала тебе об этом? Мне она никогда ничего не говорила. Когда это произошло?

    — В последний раз — несколько месяцев назад, сразу после того, как приехал Даниель. Наверное, ей надо было затаиться и проигнорировать подозрительный скрип, но, когда в доме находится ребенок, затаиться — это не лучший выбор, а также не лучшее решение — спать с пистолетом под подушкой, если вообще при этом можно уснуть.

    — Мне надо решить эту проблему. Почему она ничего мне не сказала?

    Хезер увидела, что он все понял: Кэтрин промолчала, потому что не хотела беспокоить своего занятого сына, у которого совсем не было времени на мать.

    — Это большой дом, Лео, — тихо произнесла Хезер. — И он старый. В подобных местах по ночам бывает страшновато.

    — Когда дом был куплен, я установил в нем новейшую охранную систему, — объяснил Лео, нахмурившись.

    — Кэтрин не любит включать ее. Она иногда просыпается ночью и встает, чтобы попить воды, например, и боится ненароком поднять тревогу.

    — Понятно.

    — А также Даниель может случайно что-нибудь задеть — и сработает сигнализация.

    — И поэтому ты решила использовать энциклопедию растений?

    — Она очень тяжелая.

    — Моя мать не в силах поднять ее.

    — Возможно, она использовала сокращенный вариант.

    Лео взглянул на нее, а затем, откинув назад голову, весело рассмеялся — атмосфера мгновенно потеплела. Между ними вдруг возникло ощущение близости, и Хезер обнаружила, что едва сдерживает дыхание, не в силах оторвать бесстыдного голодного взгляда от его лица.

    — Ты меня рассмешила, — грубовато признался Лео, — а это мало кому удается.

    Это признание доставило Хезер необыкновенное удовольствие. Что он с ней делает? Он заставляет ее ощущать себя женщиной, а не безликим бесполым существом, работавшим в благотворительных фондах, уединенно занимавшимся своей карьерой, ухаживавшим за своим садом и дававшим уроки ребятишкам в местной школе. Он заставлял ее ощущать себя распутной и юной, а она уже забыла о том, каково это. Даже когда она была замужем за Брайаном, она не ощущала себя такой.

    — А ты заставил меня почувствовать… — Хезер покрылась испариной и замолкла на полуслове, и ее неоконченное предложение соблазном повисло в воздухе между ними.

    — Что? Что я заставил тебя почувствовать? Позволь мне догадаться самому. Злость? Досаду?

    — И это в том числе.

    — В числе чего?

    — Мне… мне надо идти спать. — Она встала.

    — Нет, ты никуда не пойдешь. Ты не сбежишь от меня, Хезер, — прорычал Лео, схватив ее за руку и рванув к себе.

    Хезер тихо вскрикнула от страха, пошатнулась и плюхнулась обратно на диван, неловко привалившись к Лео. Судорожно дернувшись, она попыталась отстраниться, но ничего не вышло. Потеряв равновесие, она снова упала на Лео.

    Его тело было теплым и твердым, и Хезер почувствовала панику. Полузакрыв глаза, она сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться.

    Нет, он не пытался уложить ее и воспользоваться минутной слабостью. На самом деле он хотел отойти от нее, но постыдное удовольствие, которое она испытывала и которое всеми силами пыталась отрицать, прежде чем в конце концов признать его, теперь взорвалось в ней, словно бомба. Хезер дрожала, как лист на ветру, когда посмотрела на него, а потом приникла к нему, закрыв глаза и слепо ища его губы.

    Именно этого он хотел, именно это должно было произойти между ними — но теперь Лео был вынужден признать, что с ним была совсем не та женщина, которая с радостью прыгнула бы к нему в постель по щелчку его пальцев.

    Для Хезер все происходящее имело большое значение, и впервые Лео не хотел принять то, что предлагалось ему на блюдечке с голубой каемочкой.

    Сжав зубы, он с трудом преодолел яростное желание обхватить ее упругое женственное тело и осторожно отстранил ее от себя… Глаза Хезер широко распахнулись, и он поймал ее взгляд, наполненный смущением.

    — Что-то не так? — хрипло спросила она.

    — Все в порядке. Я просто хотел убедиться в том, что ты хочешь именно этого. Что ты не оттолкнешь меня в последний момент и не обвинишь в том, что я воспользовался твоей слабостью.

    Хезер теснее прижалась к нему. Она чувствовала его эрекцию.

    — У тебя есть некие соображения? — спросила она тихим, дрогнувшим голосом, и Лео привлек ее к себе, поцеловав с потрясающей страстью. Хезер прильнула к нему и содрогнулась, когда его язык, раздвинув ее губы, проник глубоко ей в рот.

    — Я думаю, ты понимаешь, какие у меня могут быть соображения. — Лео прижался к ней, и она застонала. — Лучше признаться в том, что ты только что достигла точки невозврата.

    Он скинул халат с ее плеч, а она лихорадочно пыталась развязать пояс, продолжая целовать Лео и извиваясь в попытке освободиться от одежды, разделявшей их.

    Было нечто трогательно-девичье в ее стремлении прикоснуться к нему. Она походила на ребенка, оказавшегося в кондитерском магазине, и Лео все никак не мог насладиться ею. Это было жутко возбуждающе — ощущать ее обнаженное тело.

    — Мы должны… Спальня…

    — Неужели ты думаешь, что Даниель вдруг проснется и зайдет сюда в этот час? — Лео провел пальцем по чувственным округлостям ее груди, пощекотав ее так нежно, что Хезер утратила всякую способность мыслить.

    — Нет, не думаю, но здесь как-то странно… заниматься этим.

    — Тебя смущает, что семейные фотографии смотрят на нас со стены? — с насмешкой спросил Лео, медленно и нежно поцеловав ее в губы. Затем он провел языком по ее припухшим губам.

    — Да, смущает. — Рассмеявшись, она взглянула на фото его отца, который, казалось, благосклонно наблюдал разыгравшуюся перед ним сцену.

    — Но моя спальня так далеко, черт возьми. Боюсь, мы туда не дойдем и я наброшусь на тебя где-нибудь на ступеньках лестницы.

    — Ты так сильно хочешь меня?

    — Слишком сильно, черт возьми. Слишком сильно для того, чтобы лживо-спокойно обсуждать здесь это с тобой, в то время как я сгораю от желания потеряться в твоем роскошном теле. — Лео всегда прекрасно владел собой, но сейчас, увидев ее готовность подчиниться ему, он полностью утратил над собой контроль.

    Они направились в его спальню, на цыпочках миновав комнату Даниеля. Ребенок мирно спал.

    Лео едва мог сдерживать себя. Закрыв за собой дверь, он прижал к ней Хезер и неистово стал срывать с нее одежду.

    Лео дрожал, когда обнажил ее груди, обхватил их руками, почувствовал их вес, и Хезер показалось, что она взлетела на небеса, когда он погладил большими пальцами ее напрягшиеся соски, одновременно прикоснувшись губами к ее шее — к самой чувствительной ямке возле ключицы. Он жаждал увидеть ее всю, упиться видом ее прекрасного тела, но инстинкт подсказывал ему, что если он включит свет, то это может испугать неискушенную Хезер. Он повел ее к своей огромной двуспальной кровати. Хезер была восхищена его потрясающим телом. Он ощущал ее взгляд на себе, хотя не видел выражения ее лица.

    — Я давно этим… не занималась… — Оставшись без одежды, Хезер прикрыла себя руками.

    — Мне нравится это… — Лео медленно и осторожно взял ее за руки, опустил и стал с наслаждением разглядывать ее.

    Теперь Хезер по-настоящему смутилась. Она вспыхнула под его пристальным взором, мысленно поблагодарив его за то, что он проявил чуткость и не включил верхний свет. Занавески, однако, не были задернуты, и в окно проникал серебристый лунный свет, в котором Лео мог увидеть великолепную фигуру Хезер.

    — Ты совершенна.

    Лео сам удивился своим словам, и Хезер нерешительно взглянула на него:

    — Не дразни меня, Лео. В этом нет необходимости. Я не стыжусь того, как выгляжу, но и не испытываю никаких иллюзий насчет своего тела.

    — Нет, я имею в виду именно то, что сказал: ты совершенна, — настойчиво повторил он, а затем стал подталкивать ее к кровати, пока Хезер не обнаружила себя лежащей на мягком пушистом одеяле.

    Ее глаза привыкли к полутьме, и теперь она легко могла разглядеть его стройное, атлетически сложенное тело, широкие плечи, длинные сильные ноги.

    — Ты тоже совершенен, — набравшись храбрости, прошептала она, когда Лео приблизился.

    Эти слова подействовали на него так, как не действовал ни один комплимент его любовниц. Присев на кровать, он потрясенно признался ей в том, что ему будет трудно продлить их любовные ласки, но он сделает все возможное, чтобы доставить ей эротическое наслаждение.

    — Я страшно возбужден, — признался он, склоняясь к ней и завершая свою фразу поцелуем, который вызвал в ней безудержную вспышку желания, хотя Лео даже пальцем не дотронулся до других частей ее тела — только до лица.

    В конце концов, не выдержав, она взяла его руку и притянула к своей груди, но он тихо рассмеялся ей в ухо и прошептал:

    — Не сейчас. Ты когда-нибудь слышала о тантрическом сексе? Показать тебе, какими сексуальными могут быть слова? Я доведу тебя до предела без прикосновений и ты возбудишься до такой степени, что готова будешь взорваться от одного моего дыхания. Ты хочешь этого? Или ты слишком голодна, чтобы терпеть? Твой выбор.

    Лео тихо рассмеялся, наслаждаясь ее податливым телом под собой и зная, что у нее есть множество возможностей показать ему свой огонь. Раздвинув ее ноги, он провел пальцами по влажным складкам ее лона, пока она громко не застонала в изнеможении, умоляя его взять ее.

    Теперь он стал понимать, что имели в виду люди, когда говорили, что не могут совладать с собой. В прошлом он всегда подвергал сомнению любое подобное утверждение, считая, что это просто отговорка, совсем не убедительная. Сейчас он не был в этом уверен.

    — Я хочу тебя, — выдохнула Хезер. — И я не могу больше ждать.

    — Слова твои — музыка для моих ушей.

    Хезер смотрела, затаив дыхание, как Лео покрывал поцелуями ее шею, затем грудь. Потом он стал ласкать один сосок, сначала подразнив его кончиком языка — до тех пор, пока Хезер не застонала, — потом, прижав к ее груди голову, он обхватил ртом весь сосок с темной бархатистой кожей вокруг него и стал нежно посасывать, продолжая ласкать рукой другую грудь. Хезер, перестав дышать, застонала и выгнула спину, чтобы полнее ощутить твердость его члена, упиравшегося ей в бедро.

    Это была изысканная пытка. Он обещал не спешить и держал слово. Лео встал перед Хезер на колени, чтобы она полнее смогла ощутить его и почувствовать, как содрогается его большое тело, когда она лижет и ласкает его твердый член.

    Ее невероятно возбудило то, что, подняв глаза, она увидела мощного, невероятно сексуального мужчину, который полностью утратил над собой контроль. Он откинул голову назад, когда она страстно, самозабвенно старалась доставить ему наибольшее наслаждение.

    Когда Лео, запустив пальцы в волосы Хезер, оттолкнул ее от себя, она поняла, что он находится на грани взрыва, и замерла, пока его дыхание не выровнялось.

    — Плохая девочка. — Он усмехнулся. — Теперь я должен тебя наказать…

    Он жадно исследовал каждый сантиметр ее возбужденного тела, горячо шепча ласковые, сексуальные слова, от которых Хезер буквально таяла. Никто раньше не говорил ей таких откровенных грубых слов, и ее потрясло, насколько естественными и эротичными они могут быть. К тому моменту, когда Лео провел языком по ее животу, Хезер почувствовала, что малейший шепот или дыхание могут отнять у нее остатки самообладания.

    Лео дал ей несколько секунд, чтобы она смогла слегка успокоиться, а затем легким движением руки раздвинул ее бедра и опустил голову между ног, чтобы вдохнуть ее запах.

    Хезер почувствовала вспышку паники, когда он совершил столь шокирующее интимное действие. Ее сексуальный опыт с мужчинами ограничивался лишь общением с бывшим мужем, не проявлявшим ни малейшего интереса к любовным прелюдиям и играм. Хезер дернулась, сжав бедра, скрывая свое самое интимное место от ищущих губ Лео, но он и сам уже остановился.

    — Я никогда… — Хезер запнулась в смятении, и Лео успокаивающе погладил ее бедро. Он не мог поверить в то, что у нее имеется такой пробел в сексуальном опыте. Быть замужем и не изведать радости секса казалось ему преступлением. Если бы Хезер была его женой…

    Отогнав от себя мысль, которая была для него совершенно чуждой и неприемлемой, Лео воспламенился решимостью показать ей, чего она была лишена в жизни.

    Хезер начала безудержно дрожать, когда он раздвинул ее половые губы и провел языком вдоль влажной щели, а затем нежно пощекотал кончиком языка самый чувствительный бугорок. Она прерывисто задышала, когда он стал дразнить и посасывать его.

    Ему доставляло необыкновенное удовольствие ублажать ее таким способом, даря ей лишь первое ощущение из тех, с которыми собирался ее познакомить. Лео сейчас совершенно не думал о будущем. Он полностью сконцентрировался на том, чтобы довести ее до умопомрачения и затем потеряться в ее теле. Хезер извивалась под ним, выгибая спину, судорожно хваталась руками за одеяло, в то время как язык его продолжал возбуждать ее.

    Он побудил ее лечь на спину и отдаться наслаждению. По ее телу пробегали судороги необычайного, чувственного, порочного удовольствия. Она слышала, как кровь бешено пульсирует в ее венах, и совершенно не могла владеть собой, когда, приподнимая бедра, теснее прижимала свое влагалище к его рту.

    Хезер, застонав, взорвалась в невыносимо-сладостном оргазме, и еще не успела прийти в себя после этого потрясающего ощущения, как Лео вошел в нее. Через мгновение она снова взлетела на небеса, испытав второй оргазм.

    Она лежала обессиленная, когда они наконец немного пришли в себя после такого страстного взлета. Затем она вдруг почувствовала приступ стыда и стала нащупывать одеяло, чтобы натянуть его на себя.

    — Немного поздно стыдиться, — насмешливо прошептал Лео.

    Приподнявшись на локте, он взял ее за подбородок, повернув к себе ее лицо. Он хотел спросить, был ли это самый лучший секс в ее жизни.

    — Только не надо говорить мне, что ты сделала ошибку и больше никогда не придешь ко мне. — Он нагнулся и нежно поцеловал ее в припухшие губы. — И не надо накрываться. — Отбросив одеяло, Лео стал любоваться ее обнаженным телом. — У тебя фантастическая фигура. Пышные формы в самых правильных местах. — Лео дотронулся до ее талии, а потом до груди, обвел кругами ее соски, а затем тихо рассмеялся, когда крошечные бугорки напряглись под его легкими, словно перышко, прикосновениями.

    — Когда это пышные формы были в моде?

    — Ты не веришь мне?

    — Нет, не верю.

    Хезер рассмеялась, затем серьезно взглянула на него. У нее возникло непреодолимое желание прикоснуться к нему, но в голове звучал вопрос: «Что будет дальше?» — и на него надо было получить ответ.

    — Моего мужа стали привлекать очень худые женщины, которые не расстраивали его тем, что занимались чем-то неприличным, например поеданием пищи.

    — Обещай мне больше никогда не связываться с этим насекомым, — произнес Лео. — Иначе если я встречу его когда-нибудь, то отправляю в полет на Марс одним ударом.

    — Это был бы невероятно джентльменский поступок, — удивленно заметила Хезер, и Лео, густо покраснев, пожал плечами.

    — Если бы я был женат, то у меня совершенно не было бы времени на внебрачные любовные романы. Я мог бы, конечно, гулять, но у меня есть определенный кодекс поведения, хочешь — верь, хочешь — нет. — Лео, откинувшись на спину, стал смотреть в потолок.

    — А твой кодекс поведения включает любовную связь на одну ночь? — тихо спросила Хезер.

    Лео повернулся и взглянул на нее:

    — Ты хочешь узнать, хочу ли я еще с тобой встречаться?

    — Может быть, ты спросишь меня, хочу ли я еще встречаться с тобой?

    — Ты шутишь?

    Это было явным напоминанием о том, кем он ее считает, подумала Хезер. Он мог лирически восторгаться ее телом, но для него она была не более чем забавным приключением, отвлечением от серой рутины. Однако она не должна жалеть — она сама сделала выбор.

    — Нет, не шучу.

    Лео напрягся. Разве он думал о будущем? Нет. Он действовал по принципу «здесь и сейчас». И не загадывал больше чем на одну ночь вперед. Оказавшись в ситуации, в которой он не мог командовать, он ощущал неприятное чувство бессилия.

    — Не надо думать, — осторожно, тщательно подбирая слова, сказала Хезер, — что теперь я оставлю свою мечту об идеальном мужчине… Ты оказался прав: нельзя путать секс с любовью.

    Вместо облегчения Лео почему-то почувствовал раздражение. Неужели он хотел услышать нечто совсем другое?

    — Ты хочешь сказать, что использовала меня из-за моего тела? — Мрачная нотка прозвучала в его непринужденном тоне.

    — Это очень красивое тело.

    — Но ты по-прежнему ждешь идеального мужчину.

    — Когда-нибудь я его встречу.

    — Однако почему бы тебе пока не поддаться маленькому соблазну? Иди ко мне. — Он властно обхватил ее лицо руками, сладко вздрогнув, когда ее грудь коснулись его руки. — Почему бы мне не показать девушке, в какое долгое удовольствие может растянуться маленький соблазн?


    Глава 8

    Хезер представить себе не могла, к чему могут привести их отношения. Она поддалась порыву безудержного желания — и ее подхватил чувственный вихрь, заставив повиноваться эмоциям, а не разуму. Прошло две недели, и сейчас она сидела в тишине студии, которую Лео оборудовал в доме Кэтрин с потрясающей быстротой, и размышляла о последствиях своего бездумного поведения.

    Взяв кисточку, Хезер стала тщательно выписывать деталь иллюстрации, над которой работала последние два дня, но мысли ее витали где-то очень далеко.

    Теперь она гадала, каким образом маленькое беззаботное любовное приключение могло перерасти в тяжелую, всепоглощающую зависимость. И всего за две недели.

    Оставив работу над рисунком, Хезер повернула кресло к окну и стала смотреть на залитый солнцем пейзаж. Окна были распахнуты, и сквозь них проникал свежий ветерок, напоенный запахом скошенной травы.

    С удивительной проницательностью Лео выбрал для ее студии именно эту комнату. Она находилась на верхнем чердачном этаже, под маленькой скошенной крышей. Естественное освещение было потрясающим, и Хезер восхищалась безошибочным инстинктом Лео, выбравшим для нее место, в котором она чувствовала себя необычайно комфортно.

    Он восхищал ее своим поведением.

    Лео постоянно ездил в больницу к матери, которая быстро шла на поправку, и постепенно налаживал отношения с Даниелем.

    Он был идеальным сыном и отцом, но в доме он проводил гораздо больше времени, чем ожидала Хезер. И это ее волновало. Часто они завтракали вместе, потом Лео закрывался в своем кабинете, а она возвращалась в студию. Но Хезер постоянно отрывалась от своей работы, услышав тихий звук его шагов на лестнице, почувствовав его за своей спиной, когда он, склонившись, смотрел на рисунок через ее плечо. Она чувствовала, как его губы слегка касаются ее шеи.

    Они занимались любовью с ненасытной страстью, которая потрясала и вместе с тем пугала Хезер.

    А теперь все осложнилось еще больше. Она позволила ситуации выйти из-под контроля, и теперь ее затягивало в темный омут. Хуже всего было то, что она хотела этого. Она хотела целиком и полностью отдаться ему, потому что влюбилась в него.

    Хезер смеялась и расслаблялась в присутствии Лео, она чувствовала его приближение еще до того, как он входил в комнату, вскакивала с постели по утрам с ликующей душой и поющим сердцем, как какая-нибудь героиня банальной мелодрамы.

    И теперь она вдруг осознала, что спокойная и уединенная жизнь была полностью разрушена. Охваченная любовью, она с радостью готова была поверить всему. Он сказал ей, что худые и красивые адвокатши наскучили ему, и Хезер мгновенно решила, что он теперь интересуется лишь ей одной. Лео даже не нужно было морочить ей голову.

    Весь оставшийся день она работала машинально, а мысли, получив полную свободу, вихрем кружились у нее в голове. Хезер больше не обманывала себя.

    Вечером Даниель спросил ее, когда его папа вернется домой, на что Хезер уклончиво ответила: «Попозже, может быть, в десять или одиннадцать часов».

    Шел всего девятый час, когда она услышала, как хлопнула входная дверь. В этот момент Хезер наливала бокал вина на кухне, пытаясь вникнуть в сюжет глупого сериала, который показывали по телевизору.

    Снимая на ходу пиджак, Лео направился на кухню. Он покинул зал совещаний сразу же после окончания деловой встречи, отклонив предложение отпраздновать вечером заключение выгодной сделки, и всю дорогу до дома своей матери провел в каком-то странном, приводящем его в замешательство напряженном предвкушении. Ему даже захотелось остановиться около одного очаровательного цветочного магазинчика, расположившегося на обочине окрестной деревни, чтобы самому подобрать букет цветов для Хезер. Но в последний момент он смог подавить в себе этот чрезвычайно странный порыв — подобными вещами обычно занималась его секретарша.

    Однако, стоило признать, о садоводстве он знал теперь гораздо больше, чем прежде, — после того, как с некоторым удивлением выслушал рассказ Хезер о всех цветах, которые росли в ее саду. Она рассмеялась, когда он заметил, что если женщина в ее возрасте знает латинские названия всех растений — это плохой признак.

    Лео улыбнулся, когда заметил, как вспыхнули щеки Хезер под его собственническим взглядом.

    Но все должно было идти своим чередом. Он налил себе бокал вина и спросил о Даниеле:

    — Он спит? — Лео достал билеты на футбольный матч из нагрудного кармана и помахал ими перед ней в воздухе. — Никогда не видела золотое напыление? Вот, посмотри. — По-прежнему не сводя с Хезер глаз, он положил золотистые билеты на кухонный стол и неспешно привлек ее к себе, прошептав, уткнувшись лицом в ее волосы, что думал о ней целый день.

    Вот поэтому, подумала Хезер, она и оказалась перед ним совершенно беззащитной. Его нежные слова и ощущение его тела, прижимавшегося к ней, были смертельным оружием. Задрожав, она хотела высвободиться, но вместо этого бессильно прильнула к нему, все еще держа бокал вина в руке.

    Лео взял у нее бокал, поставил рядом на стол и сделал то, о чем мечтал с тех пор, как уехал из дому в несусветную рань, в половине шестого утра. Он поцеловал ее так трепетно и нежно, что она всхлипнула и теснее прижалась к нему.

    Лео возбудил ее. Он расстегнул пуговицы на ее кофточке, и его рука обхватила ее грудь. Она даже не попыталась остановить его. Хезер застонала, когда он стал пощипывать кончик ее соска. Когда он облизал пальцы, а затем снова прикоснулся к ее напрягшемуся соску, Хезер показалось, что влага проникла в каждую часть ее тела, и вскоре она почувствовала себя тряпичной куклой.

    — Эти золотые билеты на футбольный матч могут подождать до утра, — задыхаясь, произнесла Хезер, отодвигаясь от него. Ее обнаженная грудь все еще выглядывала из кофточки — в том месте, где он расстегнул пуговицы, большой розовый сосок поблескивал от прикосновения его влажных пальцев. Она торопливо застегнулась и рванулась к столу, схватив свой бокал. — Я не знала, когда ты вернешься, поэтому сказала Даниелю, чтобы он тебя вечером не ждал.

    — Я приехал как только смог, — резко произнес Лео, вспомнив о том, с какой поспешностью он покинул зал заседаний и направился к своему автомобилю. Сделав глоток вина, он одарил Хезер одной из своих хищных улыбок, от которых все ее тело охватывала дрожь. Подойдя к двери кухни, он тихо закрыл ее. — Обычно я отмечаю сделку в ресторане со своей командой. Но сегодня вечером я думал только о том, чтобы поскорее вернуться сюда. Объясни мне это, если хочешь.

    Прежняя Хезер — та, которая существовала еще вчера, — растаяла бы от счастья, услышав подобную оценку ее сексуальной привлекательности. Сердце ее забилось бы в груди, в крови загорелся бы огонь. И ей не нужны были бы никакие объяснения. Она подошла бы к тому месту, где он сейчас стоял, поднялась бы на цыпочки, прижалась бы, млея, к его твердой груди, запрокинула бы лицо, прикрыв глаза, и позволила бы своему телу делать то, что хотело оно и что хотел Лео.

    Новая Хезер, однако, повернулась к плите и сконцентрировалась на соусе, который готовила для себя, подумав при этом, что лучше бы Лео поел в Лондоне, прежде чем вернуться в деревню.

    — Тебе не надо было торопиться, — сказала она, обращаясь к густому болонскому соусу. — Я прекрасно понимаю, что у тебя много работы в Лондоне и поэтому ты не можешь находиться здесь постоянно. Не забывай, я была замужем за трудоголиком. — Хезер не смела повернуться, потому что знала: если она взглянет на него, то ее воля будет сокрушена в ту же секунду, когда она увидит его — высокого, стройного и сексуального до невозможности.

    Лео нахмурился. Это был совсем не тот страстный отклик, к которому он уже привык и который воспринимал как само собой разумеющееся. Может быть, у нее критические дни? Лео, пропустив ее замечание мимо ушей, пересек кухню, почти не заметив, как напряглась Хезер.

    — Ты была замужем за насекомым, — с презрением произнес он.

    Обняв ее, он склонился к ее шее и прикусил зубами чувствительную кожу. Хезер была вся такая упругая, пышная, и он с вожделением представлял себе, что находится у нее под одеждой. Когда они в первый раз легли вместе в постель, она была невероятно возбуждена, но все еще не уверена в себе. У нее было очень мало сексуального опыта, как она потом призналась ему, и Лео тронула эта неискушенность. Но после того, как все ее защитные барьеры рухнули, она стала самой страстной, самой потрясающей, самой горячей любовницей. Он никак не мог насытиться ею. Очень часто в разгар рабочего дня Лео прерывал свою работу и шел к ней, чтобы забыться в ее роскошном теле.

    Хезер не отвечала. Желание вспыхнуло в ней словно огонь, и она прильнула к Лео спиной, перестав размешивать соус, который был для нее последним средством удержать свои чувства под контролем. Она услышала свой слабый стон, когда его руки стали блуждать по всему ее телу, расстегивая кофточку и обнажая груди — полные, зрелые, ожидавшие ласки. Хезер издала еще один тихий стон, когда Лео начал целовать ее. Она едва осознавала, что Лео уводит ее от плиты, прислоняет к столу и продолжает ласкать ее тело сзади — ямку за ямкой, изгиб за изгибом, — ведя туда, откуда уже не было возврата.

    Лео нашептывал ей на ухо нежные слова, и Хезер совсем потеряла голову, когда он стал рассказывать ей, что хочет сейчас с ней сделать, к какому месту прикоснуться и как. К тому времени, как он просунул свою руку под ее цветастую широкую юбку, ее тело молило об удовлетворении. Когда Хезер хотела повернуться к нему, он удержал ее, и она, изнемогающая от сладостного томления, не нашла в себе сил противиться ему. Лео раздвинул ее ноги, и, нащупав влажный скользкий бугорок, стал поглаживать его.

    Ее тело содрогалось, словно в лихорадке, и Хезер не смогла сдерживаться. Выгнув спину, она задыхалась, наслаждаясь все возрастающим напряжением, и когда она достигла оргазма, ей показалось, что он длился целую вечность. Она долго не могла прийти в себя, а когда снова вернулась на землю, резко повернулась и взглянула на него. Ее лицо все еще горело, соски по-прежнему были твердыми и розовыми от возбуждения.

    — Этого не должно было произойти! — срывающимся голосом сказала она, и Лео усмехнулся, взглянув на нее.

    — Почему? — Вместо того чтобы овладеть ею прямо здесь и сейчас, он должен был подождать, пока они окажутся в постели. И с наслаждением предвкушать этот момент. — Мы воспламеняемся при виде друг друга, и мне это нравится.

    — Да, но… — Она отвела глаза. — Нам… нам надо поговорить, Лео.

    Он нахмурился:

    — Поговорить? Сейчас? О чем? — В его голосе слышалось раздражение.

    — Дело в том, что возникла некоторая проблема.

    — Что за проблема? — Лео мгновенно насторожился, когда быстро прикинул в голове, какую проблему она хочет с ним обсудить. — Может быть, мне сначала надо сесть, чтобы выслушать тебя? — отрывисто спросил он. Ему не нравилось, как она смотрит на него — настороженно и замкнуто. Его разозлило и удивило то, что он, сбежав от своих компаньонов, примчался сюда, но так и не получил того, чего так жаждал. Оказывается, он привык к определенному развитию событий между ними и наслаждался этим шаблоном.

    Лео всегда презирал семейную жизнь, считая ее скучной и серой, и долгие прочные отношения были для него неприемлемы. Но теперь ему пришлось признать, как много рутины просочилось в его отношения с Хезер. Эта мысль еще больше выводила его из себя.

    — Как хочешь, — пожала плечами Хезер. Теперь, когда секс не стоял на повестке дня, она могла с уверенностью сказать, что он был недоволен. Неужели он поддерживал с ней отношения лишь потому, что испытывал к ней физическую страсть? Ту самую пламенную страсть, которая охватывала их обоих целиком, когда они оказывались рядом друг с другом?

    Лео налил себе еще вина и направился в гостиную. Определенное подозрение зародилось в его голове, и оно обрело окончательную форму, когда Хезер тихо закрыла за ними дверь.

    — Скажи, в чем дело. — Лео подошел к окну. — Здесь не должно быть ошибки.

    — Ошибки?

    — Не надо играть со мной в прятки, Хезер, — резко бросил Лео. — Ты знаешь, что я имею в виду. Мы соблюдали осторожность все это время.

    — Большую часть времени, — поправила его Хезер. Теперь она поняла, о чем он подумал, и увидела, что он пришел в ужас от того, что она, возможно, забеременела. Хезер показалось, будто ее вывернули наизнанку, но внешне она осталась спокойной. — Но я не беременна, поэтому ты можешь вздохнуть с облегчением.

    Лео готовился к худшему, но почему-то почувствовал странное разочарование, когда она опровергла его догадку.

    — Хорошо, — произнес он спокойно. — Тогда в чем дело?

    — Сегодня я ездила к твоей матери в больницу, — медленно начала Хезер, — и она догадалась, что между нами что-то происходит. Она задавала косвенные вопросы на эту тему во время последних моих посещений, пытаясь выяснить, как я к тебе отношусь, но сегодня она меня прямо спросила об этом.

    — И что ты… сказала ей?

    — Я пыталась сменить тему разговора, но она мне не позволила, и в конце концов я была вынуждена признаться в том, что мы… что мы стали близки за последние две недели.

    — И это та самая проблема, о которой ты говоришь?

    — Да, потому что твоя мать считает, что наши отношения гораздо серьезнее, чем они есть на самом деле.

    Хезер решила, что будет мудро не упоминать об их долгом разговоре, во время которого Кэтрин излила ей свою душу насчет того, что первой жене Лео она не могла доверять. Софи рассорила двух братьев, и пропасть между ними существует до сих пор. Потом Кэтрин поведала ей о семейных делах. О том, что сожалеет, что старший сын некоторое время рос в изоляции от всей семьи, и это он рассматривал как потакание младшему брату, а младший отказывался признавать достижения старшего. Затем Кэтрин сказала, что невероятно рада тому, что у Хезер и Лео возникли отношения и в результате сын чудесным образом изменился. Поэтому Кэтрин надеется, что у Лео начнется новая жизнь.

    — Конечно, мать ошибается, — холодно произнес Лео. — Она, наверное, начиталась любовных романов. И, кстати, почему бы нам не вернуться на кухню и не заняться там тем, чем мы только что занимались?

    Он двинулся к Хезер, но она взглянула на него с упрямой решимостью:

    — У нас нет с тобой никаких отношений, Лео.

    — Они нам и не нужны. Моя мать прекрасно знает о том, что после моего неудачного брака длительные отношения не для меня.

    — Она романтик. И просто хочет верить, что ты продолжаешь искать свою половинку. Она сказала, что София тебе совершенно не подходила и ты просто ждешь ту женщину, которой мог бы открыться.

    — Тебя?

    — Я всего лишь повторяю слова Кэтрин. — Хезер почувствовала, как на ее глаза наворачиваются слезы.

    Лео мгновенно понял свою ошибку. Он увидел боль, отразившуюся на ее лице, и с его губ готово было сорваться извинение. Но он промолчал, потому что совершенно не хотел иметь с кем-либо длительных прочных отношений. Он совершенно не собирался снова жениться. И если он не говорил откровенно об этом своей матери, то только потому, что считал, что она и так все понимает — иначе как бы он мог беззаботно и весело жить в последние годы?

    А вдруг Хезер права, и его мать действительно лелеет мечту о том, что когда-нибудь он найдет свою женщину, взволнованно подумал Лео.

    — Так что ты предлагаешь? — мрачно спросил он. — И хватит стоять возле двери! Ты вынуждаешь меня чувствовать себя неловко.

    — Значит, между нами не может быть ничего серьезного, да? — язвительно спросила Хезер, но все-таки села на один из стульев. — Я не знаю, что тебе сказать, кроме того, что мы больше не должны обманывать Кэтрин.

    — Мы никого не обманываем!

    — Ты так считаешь, но я смотрю на ситуацию совсем по-другому.

    — То есть либо мы с тобой расстаемся прямо сейчас, либо… Что? Объявляем о помолвке и начинаем искать обручальные кольца? — Не успел он заполучить ее, как она уже собралась сбежать от него. Снова.

    — Конечно нет, — пробормотала Хезер. Она втайне мечтала о том, что Лео предложит ей руку и сердце. Для нее он был единственной и неповторимой любовью.

    — Но тебе бы хотелось этого, да? — тихо спросил Лео и, прищурившись, взглянул на ее порозовевшие щеки. Внутренний голос твердил ему, что этот разговор не надо продолжать, но Лео проигнорировал его.

    — Я… я не понимаю, о чем ты говоришь, — произнесла Хезер, запинаясь, когда земля, казалось, была готова разверзнуться у нее под ногами.

    — Наверное, тебе надо было подшутить над романтическими представлениями моей матушки. Ты могла пожать плечами и сказать ей, что мы всего лишь приятно проводим время и между нами нет ничего серьезного. Моя мать, возможно, и мечтала о том, чтобы я нашел свою женщину, но я и не знал об этом, потому что она никогда не говорила мне. К тому же она взрослый человек и родилась не вчера. — Лео помолчал. — Я думаю, она не будет шокирована, узнав, что мужчина и женщина, живущие под одной крышей, испытывают симпатию друг к другу и, возможно, между ними возникли какие-то отношения. Но, может быть, ты не хочешь сразу выложить ей правду? Может быть, ты хочешь исподволь подвести ее к тому, что между нами существует что-то серьезное?

    — Нет! — воскликнула Хезер. Разве могла она скрыть свое состояние от внимательного взгляда Кэтрин? Она слепо и безоглядно как идиотка влюбилась в Лео, и разве его мать не поняла этого раньше, чем она сама?

    — Ты уверена, Хезер?

    Он постепенно приходил к мысли, что Хезер сыграла гораздо большую роль в развитии их отношений, чем сама того хотела. Сначала он думал, что их взаимное физическое притяжение было настолько мощным, что Хезер не могла его в себе подавить и ей пришлось оставить свои высокоморальные принципы, которые она так пылко проповедовала в начале их знакомства. Но затем Лео начал сомневаться и гадать, почему же она с такой легкостью отдалась ему.

    Теперь, конечно, Лео понимал, что Хезер была не из тех женщин, для которых секс был началом и концом любых отношений. Ее моральные принципы глубоко укоренились, и лишь сейчас до него дошло, что она влюбилась в него.

    Лео должен был бы испугаться и сбежать. Но этого он хотел меньше всего на свете. На самом деле, раздумывая о последствиях своего неудачного брака, он решил делать все возможное, чтобы больше никогда не оказаться в подобной ситуации. Но сейчас он не испытывал никакого страха. Наоборот, ему было несказанно приятно, однако здравый смысл твердил, что надо немедленно пресечь это чувство.

    — Я не собираюсь ни с кем связывать свою жизнь, — произнес он холодным, бесстрастным тоном. Ему вдруг стало невыразимо горько оттого, что придется расстаться с ее роскошным телом. И Лео со стыдом признался самому себе, что еще не готов с ней попрощаться.

    Хезер помертвела.

    — Я знаю об этом, — быстро сказала она.

    — Знаешь?

    — Конечно, знаю!

    — Так почему ты тогда влюбилась в меня?

    Хезер задохнулась, моля Бога о спасении, но земля не разверзлась у нее под ногами, чтобы поглотить ее. Неужели Лео видел ее насквозь? Она почувствовала себя страшно униженной. Ее лицо зарделось как маков цвет, и это был явный признак того, что Лео попал в самую точку.

    — Ты не прав, — прошептала Хезер, отводя глаза в сторону и стараясь не смотреть на него, хотя это было бесполезно, потому что Лео уже все понял.

    — Ты знаешь правила игры, — бесстрастно произнес он.

    — Игры? Игры? С каких это пор отношения стали называться игрой?

    — Ты понимаешь, что я имею в виду, Хезер.

    — Я не рассматриваю это как игру.

    — Но ведь ты сказала мне, что сошлась со мной ради секса. Насколько я помню, ты не видела между нами больше ничего общего — кроме, конечно, физического влечения.

    Хезер предстояло сделать сложный выбор. Самым легким решением было согласиться. Энергично отмести все его обвинения, найти лазейку для отступления и просто насладиться тем временем, которое им осталось провести вместе. В выходные Кэтрин должны были выписать из больницы. А это означало, что Лео вернется в Лондон. Так почему бы ей не получить его сполна, прежде чем он уедет? Зачем ей сдерживать свои эмоции? Да, он понял правду, догадался о том, что она испытывает к нему гораздо большие чувства, чем сама того хотела. Но несмотря на ее признание, она не собирается требовать от Лео любви и брака.

    Когда Хезер представила свое будущее без Лео, она увидела зияющую черную дыру. Но разве два дня счастья были равноценны этому вакууму? Ей придется искупать свою ошибку всю оставшуюся жизнь, так зачем же начинать прямо сейчас, если можно отложить это на несколько дней?

    — Да, действительно, — тихо сказала Хезер, — я считала так в определенное время. Я хочу сказать, что когда мы впервые… Да, я думала, что нас связывает лишь физическое притяжение, но потом я узнала тебя.

    Это становилось глупо — смотреть куда угодно, только не на него, и в конце концов Хезер взглянула в его лицо. На нем застыло выражение потрясения. Хезер понимала, что ее слова приведут его в ужас, но она не хотела скрывать правду, потому что это было легче всего. Он выслушает ее!

    — Возможно, — продолжала она задумчиво, — я просто обманывала саму себя. Я почувствовала физическое влечение к тебе, прежде чем поняла… прежде чем поняла, что испытываю к тебе нечто большее.

    Она слабо улыбнулась. Даже в состоянии смятения она мучительно ощущала мощную мужскую энергию, которая волнами исходила от него и грозила захлестнуть ее с головой. У Хезер сбилось дыхание, и она ощутила жуткую слабость во всем теле. Ей пришлось сделать глубокий успокаивающий вдох, прежде чем она смогла продолжать.

    Лео уже горько сожалел, что вообще поднял эту тему. Откровенно говоря, он не ожидал, что Хезер подтвердит его подозрения. Любая другая женщина стала бы все отрицать, расчищая себе таким образом путь к спасению. Любая, но только не она — но разве он уже не понял, что она особенная?

    К несчастью, чем больше она говорила, тем быстрее рушилась та связь, которая существовала между ними. Странно, но Лео не чувствовал удовлетворения. Но он также не хотел привязываться к ней. Он просто не желал отпускать ее прямо сейчас, и ему чертовски не нравилось, что она сама собирается все разрушить.

    Подняв руку, Лео остановил ее на полуслове:

    — Не стоит заниматься психоанализом. — Он принялся расхаживать по комнате, пытаясь упорядочить свои мысли. — Нет, стоит. По крайней мере, дня меня.

    Несмотря на плохое самочувствие, Хезер решила сказать все до конца, иначе они так и не придут к финалу. И кроме того, почему бы Лео немножко не понервничать? Почему она должна тихо исчезнуть с фальшивой улыбкой на лице, притворившись, что ее сердце совершенно не разбито?

    — Почему? — Лео хмуро взглянул на нее и провел рукой по волосам.

    — Потому что я люблю честность. И потому что я не хочу притворяться. Я влюбилась в тебя. — Хезер с вызовом взглянула на него. — Я знаю, тебе не понравятся мои слова, но это правда. На самом деле я не давала Кэтрин повода думать, что между нами существует что-то серьезное, вопреки тому, что ты сказал. Я знаю, ты этого совсем не хотел, но, поверь, я тоже не хотела.

    Хезер встала и направилась к выходу.

    — Понимаю, что нам теперь неловко общаться друг с другом, поэтому завтра я уезжаю домой. А ты останешься с Даниелем, пока твоя мать не вернется из больницы.

    Подойдя к двери, Хезер помедлила, нервно облизнув пересохшие губы. Она хотела, чтобы он нарушил молчание, хотя, возможно, это было лучше, чем насмешка или презрение.

    Глядя на Хезер, прислонившуюся к двери, Лео почувствовал настойчивое желание остановить ее. Неизбежность подобного конца поразила его как удар молнии. Он не знал, что хотел сказать, но, черт возьми, не собирался больше хранить это дурацкое молчание! Но едва он успел вымолвить хоть слово, Хезер протестующе подняла руку:

    — Не надо ничего говорить. Мы оба знаем, что между нами все кончено, не важно, по какой причине. Но прежде чем я уйду, хочу предупредить: твой брат возвращается домой. Он будет здесь в субботу. К тому времени, когда Кэтрин выпишется из больницы.

    Ей стало легче оттого, что она перешла на более прозаическую тему. Это помогло ей вернуть самообладание. С ними не случилось никакой романтической драмы — только обыденная история двух людей, которые не созданы друг для друга. Он будет продолжать жить своей жизнью, а она — своей.

    — Прощай, Лео.

    Хезер исчезла. Он слышал ее удаляющиеся шаги — она не вернулась в свою комнату, а вышла из дома, потому что раздался стук входной двери. Это было окончательно и бесповоротно, как точка в конце предложения.


    Глава 9

    Хезер взглянула на свое отражение в зеркале. В желудке возникли нервные спазмы, и ей стало плохо. Правильно ли она оделась? Содержит ли ее одежда определенное послание? И что конкретно должно быть в этом послании? Она призналась в любви мужчине, у которого каменное сердце. И разве можно было что-нибудь сказать ему своим нарядом?

    Последние три дня она почти не ела, не могла сконцентрироваться на чем-либо, кроме своих мыслей, которые, впрочем, были для нее плохой компанией. Она даже не взглянула на свои рисунки, которые забрала с собой из дома Кэтрин, украдкой оглядываясь вокруг, нет ли Лео где-нибудь поблизости. Хезер каждую секунду проверяла свой мобильный телефон и желала, вопреки всему, снова услышать знакомую мелодию, сопровождавшую его сообщения. Когда они были вместе, он часто писал ей, и Хезер до сих пор краснела при воспоминании о содержании его посланий. Но Лео молчал, от него не приходило ни единого слова, а Хезер так ждала. И боль потери была почти невыносимой. Она добилась того, чего хотела. Они расстались. Но легче ей не стало.

    И теперь, когда ей предстояло снова увидеть его, она чувствовала себя уязвимой, беззащитной, больной.

    Кэтрин вернулась из больницы с небольшой повязкой на ноге. Она все еще ходила на костылях с помощью Марджи — женщины, которая приходила убираться в доме. Кэтрин организовала праздничный обед в честь возвращения сына из дальних краев.

    Хезер все это знала, потому что была приглашена на маленькое семейное торжество, где собирались только родственники. Никакие уловки, типа: «Может быть, вы хотите побыть со своими сыновьями в тесном кругу? Посплетничать без посторонних людей?» — не смогли избавить ее от ужаса предстоящей встречи с Лео.

    Поэтому Хезер решила вернуться к своей прежней одежде, свободной и простой. И ничто не должно было указывать на то, что она, возможно, хочет привлечь его, — серые брюки, черная футболка с простым черным жакетом поверх нее и простые туфли-лодочки без каблука. Никто не заподозрит ее в том, что она хочет понравиться ему, если будет одета в самые скромные цвета. И этот наряд должен был укрепить ее уверенность в себе, потому что выглядел крайне несексуальным. Не хватало только сумочки — и она могла бы идти брать интервью в какой-нибудь банк.

    Однако, когда Хезер выходила из дому, она не чувствовала себя уверенно. На самом деле она была так же уверена в себе, как заключенный, которого ведут на гильотину. Она решила пойти пешком, и чем ближе она приближалась к коттеджу, тем медленнее двигалась и в конце концов вообще остановилась. Был прохладный ранний вечер, и Хезер смотрела на дом, возвышающийся перед ней. Она нашла взглядом маленькое чердачное окно, из которого наблюдала за окружающим миром всего лишь несколько дней назад, любовалась захватывающим видом полей и неба. Автомобиль Лео, серебристый блестящий «бентли», был припаркован в углу большой площадки, покрытой гравием, так же как и небольшая машина, которая, как знала Хезер, принадлежала экономке, приехавшей сегодня специально для того, чтобы приготовить обед. Рядом с входной дверью стоял черный мотоцикл, видимо знававший куда лучшие времена.

    Сделав глубокий вдох, Хезер попыталась успокоить себя мыслью о том, что вечер не будет длиться целую вечность. На самом деле она решила побыть здесь недолго и уйти как можно раньше под каким-нибудь благовидным предлогом.

    Положительной стороной было то, что они с Лео не останутся наедине друг с другом. На обеде будут еще Алекс, Кэтрин и Даниель, и Лео, возможно, даже и не заметит ее присутствия.

    Однако, когда Хезер вошла в дом и осмотрелась, она поняла, что Лео здесь нет. Где же он?

    — Он помчался в Лондон сегодня утром, — объяснила Кэтрин улыбнувшись. Она сидела на диване с бокалом вина в руке. — Он даже не увидел своего брата после долгой разлуки!

    Хезер перевела взгляд на мужчину, сидевшего рядом с Кэтрин, — без сомнения, это был владелец мотоцикла, прислоненного к крыльцу.

    Алекс имел те же черты лица, что и его брат, но без острых углов и отпечатка властности и надменности. Когда Алекс встал, улыбнувшись, и пожал ей руку, Хезер увидела, что он был немного ниже ростом, чем Лео, и обладал крепким телосложением. Алекс не вызвал у нее никакого чувства страха, и он понравился ей сразу же, с первого взгляда.

    Узнав, что Лео уехал, Хезер почувствовала, как улетучилась ее нервозность, и, взяв бокал с вином, понемногу начала расслабляться. Если Лео уехал в Лондон, значит, вряд ли скоро вернется. Теперь ей не надо вести себя осторожно и она может послушать, как оживленно болтают друг с другом Кэтрин и Алекс. Он рассказывал матери о своих путешествиях, а та мягко корила его за то, какой опасности он подвергает себя, ночуя под открытым небом где-то на другом конце земли.

    Глаза Даниеля округлились как блюдца, когда Алекс рассказывал о своих приключениях, подзадоривая мать, что, как только она поправится, он посадит ее на заднее сиденье и повезет с собой в неизведанные края.

    — Хотя, признаться, когда я приезжаю сюда, — заметил он, — иногда задумываюсь о том, что, может быть, мне пора найти себе хорошую жену и остепениться…

    — То же самое я хочу для твоего брата, — вздохнула Кэтрин, занимая место за столом, который оптимистично был накрыт на пять персон.

    Теперь, когда мать выписали из больницы, Лео явно вернулся к своему пагубному образу жизни, а именно — к привычке ставить на первое место свою работу, подумала Хезер. Она заметила также, что при упоминании Лео лицо Алекса становилось замкнутым, но это выражение сохранялось всего лишь несколько секунд, а потом он снова начинал улыбаться и шутить, вовлекая в разговор Даниеля с теплотой и легкостью, что заставляло Хезер невольно радоваться. Хотя, наблюдая за общением матери и сына, она не могла избавиться от ощущения жалости и сострадания к Лео. Он с ранних лет ощущал себя отверженным в семье, призналась Кэтрин. Ему казалось, что его любят меньше, чем его брата, и меньше ценят.

    — Он не мог понять одного, — как-то сказала ей Кэтрин в больнице во время душевной беседы, — что Алексу требовалось гораздо больше внимания. Кажется, он никогда не был так уверен в себе, как Лео. И ему всегда требовалась поддержка.

    Теперь, после появления в доме Даниеля, а также после падения Кэтрин, Лео снова вернулся в семью. Не полностью и бесповоротно, конечно, но ведь жизнь — это долгий процесс развития и обучения.

    Хезер моментально ослабела, подумав о том, как бы ей хотелось жить рядом многие годы, развиваясь и обучаясь вместе с ним. Но Лео внезапно покинул дом накануне торжественного обеда, и никто даже не мог сказать, когда он вернется.

    — Должно быть, вы сильно расстроены. — Она повернулась к Алексу, воспользовавшись минутной паузой, возникшей в разговоре за столом. — Приехать сюда издалека — и обнаружить, что Лео срочно уехал по делам!

    Даниель, сидевший рядом с ней, весь превратился в слух, требуя от бабушки кровавых подробностей ее операции:

    — Как ты думаешь, как это выглядело — кровь и все такое прочее? Почему ты не попросила их сделать фото?

    Эти настойчивые вопросы мальчик не посмел задать в больнице, но и сейчас Кэтрин всеми силами старалась уклониться от ответа, хотя, как заметила Хезер по выражению ее лица, она была готова рассмеяться.

    — Лео всегда срочно уезжает по делам, — тихо сказал Алекс. — Это его манера поведения. Разве ты не заметила? Тот факт, что я появился здесь, заставил его сбежать даже быстрее, чем обычно.

    — Но почему?

    Кэтрин пыталась отвлечь Даниеля от подробностей больничных процедур и перевести разговор в более безобидное русло — в частности, к десерту, который был поставлен перед мальчиком, — но Даниель был упрямым, как его отец, и не желал сворачивать со своего пути. Через минуту он собирался идти ложиться спать и решил использовать эту минуту сполна — ковать железо, пока оно было горячо.

    — Так он проявляет свою братскую любовь, — с горечью прошептал Алекс.

    — Ну, это, конечно, не мое дело, — сказала ему Хезер, придвигая к тарелке десертные ложку и вилку.

    — Разве? Я думал… Мать сказала, что…

    Хезер почувствовала, как на лице вспыхнул непрошеный румянец, но голос остался ровным, когда она, пожав плечами, небрежно рассмеялась.

    — Ах, это… — находчиво прошептала она. Но что на самом деле сказала ему Кэтрин? Не надо быть гением, чтобы догадаться. Лео явно не сообщил матери о том, что недавно произошло между ними, и Кэтрин все еще верила в то, что Хезер и ее сын — парочка влюбленных. У Хезер не было никакой возможности поговорить с ней, и когда она думала о том тягостном объяснении, которое ожидало ее впереди, — потому что она знала, что ей придется лишить Кэтрин се радужных надежд, причем скорее рано, чем поздно, — ей становилось плохо.

    — Это так… ерунда. — Хезер нервно рассмеялась и нашла спасение в большой ложке десерта, которую положила себе в рот.

    — Ну-ну, не надо скрытничать. Я думаю, мы уже достаточно знаем друг друга, чтобы быть полностью откровенными. Мать сказала, что Купидон поразил вас обоих своими маленькими стрелами.

    — Какой ужас! — Но Хезер уже смеялась, хотя и чувствовала, что слезы истерики подступают к самому горлу.

    К счастью, ее отвлекло то, что Кэтрин встала и стала прощаться с ними.

    — Даниеля надо укладывать в постель, — объяснила она, проигнорировав мольбы ее внука. Мальчик твердил, что сегодня выходной, что он хочет дождаться возвращения папы, что никто из его класса не ложится в постель раньше десяти по выходным дням. — И я немного устала, — призналась Кэтрин, ласково похлопав Даниеля по ладони. — Ведь ты — истинный джентльмен? Поможешь старой леди подняться по лестнице?

    — Мама, я провожу тебя. — Алекс уже встал, но Кэтрин взмахом руки усадила его на место. Ей хотелось, чтобы молодые люди пообщались друг с другом.

    — Очень жаль, что Лео нет здесь, но он, должно быть, вернется домой утром. — Она тепло взглянула на Хезер. — Его ожидает здесь много чего интересного.

    Хезер бесцветно улыбнулась. Она почувствовала, как на лбу выступила испарина, но сейчас было не время для откровений. Кэтрин выглядела усталой, Даниель зевал и обнимал бабушку своими тонкими ручонками. Кроме того, подумала Хезер, почему именно она должна признаваться Кэтрин в том, что сладкая парочка превратилась в лопнувший воздушный шарик? Разве ей недостаточно мучений?

    Сейчас она быстро выпьет с Алексом по чашечке кофе, а потом удалится — и пусть Лео сам все объясняет матери. В конце концов, он обладает огромным опытом расставания с женщинами.

    — Значит, рассказывай мне все, — были первые слова Алекса, когда они сели на диван в гостиной. Он с бокалом портвейна в руке — потому что, как заметил Алекс, путешествие по миру на мотоцикле лишает его этого маленького удовольствия, — а она с чашкой кофе, которую обхватила обеими руками.

    — Начнем с возраста? — Хезер глотнула кофе. — Вес? Рост? Объем талии, груди, бедер? Род занятий?

    — Все это, конечно, очень интересно, но меня больше интересуете вы с Лео. Что здесь происходит? Мать витает в облаках. Она считает, что Лео стал другим человеком, и все благодаря тебе.

    Хезер, застонав, откинулась на спинку дивана:

    — Я не хочу говорить о Лео.

    — Я тоже.

    — Но почему? — спросила Хезер, наполовину рассердившись, наполовину удивившись его словам. — Неужели вы с братом настолько упрямы, черт возьми?

    — Ты имеешь в виду, что у меня есть нечто общее с Лео?

    — Кажется, у тебя для него не много находится времени, не так ли?

    Алекс предостерегающе покачал головой:

    — Угу. Но только ты так легко не отвертишься от моего вопроса.

    Хезер, сжав губы, опустила глаза, взглянув на свои черные туфли-лодочки. Лео не приедет сюда. Он не явился на встречу со своим братом из-за нежелания видеть ее снова.

    — Ты надолго приехал к матери?

    — Снова пытаешься сменить тему. Должно быть, дела плохи. Конечно, если ты действительно не хочешь говорить об этом, я буду рад поболтать с тобой о том, чем ты занимаешься, но, если у тебя тяжело на душе, лучше облегчи ее. Иначе ты рискуешь закончить так же, как Лео.

    Наверное, не столько его настойчивость, сколько сочувствие в его голосе повлияли на Хезер. Слезы, сгущавшиеся как черные тучи в солнечный день, таким потоком хлынули из ее глаз, что она испугалась. Скрючившись на диване, она закрыла лицо руками. Ощутив, что Алекс успокаивающе поглаживает ее, она повернулась к нему, благодарная за его молчаливое, проникновенное сочувствие. Последние несколько дней она держала свои горести в себе и теперь испытала облегчение, когда другой человек разделил с ней ее ношу.

    Осознав, что ей в руку вложили носовой платок, Хезер благодарно сжала его, затем ее бурные рыдания превратились в легкие всхлипы, и в конце концов, найдя в себе силы, она откинулась назад и попыталась успокоиться.

    Потребность поделиться с кем-то была так велика, что Хезер, начав рассказывать, не могла остановиться. Алекс был прекрасным слушателем, он лишь несколько раз прерывал ее, и Хезер казалось, будто тяжелая ноша спадает с ее плеч. Когда бурный поток слов иссяк и возникло молчание, Алекс заметил, что ей надо выпить бренди. Она кивнула в знак согласия, хотя никогда в жизни не пробовала этот напиток.

    Алекс все еще держал ее руку, время от времени сочувственно похлопывая по ней. Он разговаривал с ней шепотом, который был очень успокаивающим, хотя Хезер ни слова не понимала. Она думала о Лео, думала о любви, в которой ему призналась, и гадала, что он делает сейчас. Неужели он занимается работой целую ночь, или на том месте, где раньше была Хезер, появилась другая женщина? Лишь одна мысль об этом заставляла ее снова сжимать в руке носовой платок.

    Никто из них не заметил фигуру, внезапно появившуюся в дверях. Верхний свет был выключен, и луч от маленькой настольной лампы, стоявшей возле камина, едва достигал дальних углов комнаты.

    Голос Лео, холодный и угрожающий, заставил их вздрогнуть и отодвинуться друг от друга. Хезер почувствовала, как залилась румянцем, и беспомощно уставилась на вошедшего. Его лицо было в тени, но вся поза выражала гнев.

    — Я вам не помешал?

    Алекс отреагировал первым. Вскочив, он улыбнулся, но Лео остался стоять на месте, не сделав никакой попытки шагнуть вперед и пожать радушно протянутую братом руку.

    — Я собиралась уходить, — пробормотала Хезер, уклоняясь от ответа.

    Она обнаружила, что не может отвести глаз от лица Лео. Она была околдована его большим мускулистым телом — тем самым телом, которое лежало поверх нее, когда они занимались любовью. Она взглянула на его рот — тот самый рот, который сделал с ней то, что ни один мужчина не мог прежде сделать, и почувствовала возбуждение, словно током пронзившее ее. Соски ее превратились в чувствительные бугорки, горячая влага выступила между ног.

    — Мы познакомились друг с другом. — Рука Алекса упала вниз, и он настороженно взглянул на брата — Лео, казалось, был готов убить его.

    Хезер почувствовала, как в ее груди медленно вскипает возмущение. Лео может делать все, что угодно, чтобы избегать ее, может злиться на то, что она все еще находится здесь, в то время как он думал, что избавился от нее, но это не дает ему права обрушивать свой гнев на брата.

    — А чем вы, собственно, здесь занимались? — спросил Лео тихим голосом, от которого по спине Хезер пробежала холодная дрожь.

    — Занимались?

    — Алекс со смехом встретил этот безобидный вопрос, но Хезер уловила скрытую нервозность, и ее сердце дрогнуло, когда она поняла, что братья не могут быть равными соперниками в поединке — ни в физическом, ни в словесном… Лео выйдет победителем, и прямо сейчас — хотя Хезер не могла понять почему — он выглядел так, будто был готов броситься на своего брата.

    — Лео! О чем ты говоришь? — Хезер сделала шаг к нему, но замерла на месте под его взглядом.

    — Я говорю о том, что застал здесь вас двоих, воркующих в обнимку на диване, словно голубки, — процедил он сквозь зубы, двинувшись к ней, хотя на самом деле ему безумно хотелось подойти к Алексу и показать ему, кто здесь главный. Но из уважения к матери он не сделал этого. Сжав кулаки, Лео опустил руки, но та война, которую он вел сам с собой, не могла долго продолжаться.

    — Лео, пожалуйста, — умоляла его Хезер, охваченная еще большим смятением. Неужели он ревнует? Ведь это были гневные, собственнические слова ревнивого любовника, но ведь Лео никогда не испытывал к ней ничего подобного.

    Казалось, воздух сгустился в ожидании неминуемой грозы.

    — Два голубка? Ты, должно быть, шутишь, Лео! Я сказал тебе, что мы с Хезер просто беседовали.

    — О чем? О чем же вы говорили, что вам пришлось сплестись друг с другом?

    — Мы не сплетались, — запротестовала Хезер, в то время как ее сердце продолжало отбивать бешеную дробь.

    Они отскочили друг от друга как любовники, которых застигли на месте преступления, мелькнула у Лео мысль, и чем больше они защищают себя, тем больше раскрывают себя перед ним. Гнев помутил его разум, отравил кровь. Лео не понимал, откуда взялось это чувство. Он просто ощущал его вкус во рту, и ему пришлось сделать несколько глубоких вдохов, чтобы вновь обрести хваленый железный самоконтроль.

    Показалось ли ему, или она действительно выглядела растрепанной? Сейчас перед ним стояла женщина, которая три дня назад призналась ему в любви, шокировав его своей откровенностью. Она бросила ему перчатку, но он не собирался ее поднимать. Ведь он не давал ей ни малейшего повода думать о том, что собирается связать с ней свою жизнь. Она не только не желала видеть эту режущую глаза истину, но и упрямо отказывалась воспользоваться двумя вариантами выхода, которые были предоставлены ей: либо исчезнуть тихо, без всяких скандалов, либо забыть о своих глупых мечтах и продолжать их отношения, что было предпочтительнее для Лео. Ей следовало бы знать, постоянно повторял он, что, раскрыв все свои карты, она подорвала его идеальную защиту.

    Он не хотел длительных отношений. Разве он не дал Хезер ясно это понять, пока они были вместе? Более того, Лео позволил ей, как ни одной другой женщине, задать ему вопросы о его личной жизни, и рассказал такие вещи о своем браке, которые никогда никому не рассказывал. Конечно, он посвятил ее не во все детали, но никто не мог упрекнуть его в том, что он не был честен с ней, — она, по крайней мере, должна была понять намек.

    Три дня подряд он убеждал себя в том, что должен быть безжалостен к этой единственной женщине, осмелившейся проникнуть сквозь защитные барьеры, которые он воздвиг вокруг себя.

    И Лео решил поговорить с ней в последний раз, чтобы между ними не было никаких недоразумений.

    Насколько же он был изумлен, когда обнаружил Хезер вместе со своим братом, обнявшихся на диване в полнейшей темноте.

    Лео, включив свет, направился к ним, чтобы взглянуть в глаза сначала ей, потом своему брату.

    — Я думала, ты сегодня не вернешься. — Хезер нарушила неловкое молчание самым худшим объяснением, которое только можно было придумать, — и на мрачном лице Лео заиграли желваки.

    Эти слова он меньше всего ожидал от нее услышать. Разве так реагируют женщины, испытывающие безответную любовь? Его охватили неприятные, противоречивые чувства. Раньше он никогда не осознавал, что живет в особом комфорте и эта жизнь закрыта для других людей. Теперь же он понял, что Хезер ворвалась в его защитный купол, и он больше не мог чувствовать себя прежним человеком, и совсем не потому, что на сцене снова появился его брат.

    Лео понял, что зашел в тупик: в голове возникла масса странных вопросов, на которые у него не нашлось ответов. И ему это не понравилось. Лео пришлось сдержать свой гнев. Он был вынужден спросить себя: почему же на самом деле он пришел в такую ярость? Может, он рассердился из-за того, что Хезер, признавшись ему в любви, — а говорила она вполне искренне, — тут же отказалась от своих слов и побежала в объятия к его брату.

    — Где же я должен быть, по-твоему?

    — Кэтрин сказала, что ты уехал в Лондон. Сейчас уже очень поздно, поэтому я думала, что ты останешься там на ночь. — Хотя лицо Лео оставалось холодным и неподвижным, как камень, Хезер все равно почувствовала необыкновенную силу, которую он излучал, и у нее даже закружилась голова. — Я… я пойду домой. Вам с братом, наверное, надо о многом поговорить.

    Пред мысленным взором Лео возникла картина: Хезер и его брат сидят рядом в полутемной комнате, так близко друг к другу, что между ними не поместилась бы даже подушка. И этот образ мучил его. Обычно Лео решительно отметал все, что грозило нарушить его драгоценное душевное спокойствие, но сейчас он неожиданно обнаружил, что не может так поступить.

    Лео заставил себя взглянуть на Алекса. За последние несколько лет он встречался с ним всего несколько раз, и его неприятно удивила мысль, что брат, хотя и был ниже его ростом и не обладал такой развитой мускулатурой, привлекал женщин. Он был эмоциональным и порывистым — как раз таким, чтобы кататься по всему миру на мотоцикле. Как раз таким, чтобы оказаться на одной волне с Хезер. Свободная душа. Нервы Лео напряглись до предела, и где-то в глубине как глыба льда появилась решимость.

    — Да, действительно, — согласился Лео, и не один мускул не дрогнул на его лице. — Во-первых, позволь мне извиниться перед тобой за то, что я неправильно истолковал ситуацию. — Повернувшись к Хезер, он заставил себя очаровательно улыбнуться. — Ты должна простить своего любовника за то, что он тебя немного приревновал.

    Любовника? Разве «бывший любовник» — не более точное определение для описания их нынешних отношений? Хезер взглянула на него в полнейшем замешательстве. Неужели Лео только что приревновал ее к собственному брату?

    — Но… но… — заикаясь, выдавила она, необыкновенно смутившись, когда Лео стал медленно приближаться к ней. Она взглянула на Алекса, который был так же растерян, как и она, а затем — снова на Лео.

    Значит, она все рассказала брату. Лео увидел, как они обменялись взглядами, и мгновенно оценил ситуацию. Она открыла Алексу душу! Сильная ярость, которая охватила его, сменилась совсем другим чувством. Она любит его. Теперь он был в этом уверен, и это знание подействовало на него успокаивающе. Впервые в жизни он не расстроился оттого, что неправильно оценил ситуацию.

    — Любовная размолвка, — бросил он своему брату и, подойдя к Хезер, запустил свои длинные пальцы в ее волосы. На ощупь они были приятными и шелковистыми. Даже лучше, чем он воображал. Все эти дни он представлял, как будет говорить с ней — четко, строго, не выражая никаких эмоций и демонстрируя холодность. Но сейчас вся его решимость исчезла без следа.

    Лео почувствовал боль в паху и попытался подавить неожиданный наплыв обжигающего возбуждения. Но его приводили в неистовство эти мягкие волосы и полные губы, которые так и манили прикоснуться к ним…

    Не в силах сдержать себя, Лео наклонил голову и поцеловал ее.

    — Ты плакала, — прошептал он прямо ей в губы. — Из-за меня?

    — Лео, нет…

    Хезер оттолкнула его, но ее руки дрожали, а он был необыкновенно сильным. Он взял ее ладони в свои и тихо, требовательно повторил свой вопрос, и когда Хезер едва заметно кивнула, его мгновенно охватило ощущение первобытного триумфа.

    Хезер не могла заставить себя взглянуть в глаза Лео, но она поняла, как он доволен ее унизительной, вынужденной капитуляцией, и с гневом отпрянула от него. Она забыла, что Алекс по-прежнему находился в комнате. Лео мог так поступить с ней — заставить забыть обо всем и испытать чувство унижения, и именно это он и сделал. Зачем? Чтобы доказать, что он может? Он не любит и не хочет ее! Его даже не беспокоила мысль о том, что она возжелала другого мужчину. Он привык к полному подчинению. Его деловая хватка и финансовая проницательность помогли ему покорить множество людей, которые теперь были готовы беспрекословно подчиняться ему, а его сексуальная привлекательность была настолько велика, что любая женщина — стоило ему только щелкнуть пальцами — сразу же бежала за ним. И сейчас эта жажда властвовать взыграла в нем, велев ему привязать ее к себе.

    Взглянув в лицо Лео, надменное и властное, Хезер с трудом подавила в себе мгновенно возникшее возбуждение, которое вызывала его близость. Дрожа, она яростно высвободилась из его объятий.

    — Я влюбилась в тебя, Лео, — сказала она ему, стараясь говорить тихо и сдержанно. — И, конечно, сейчас нахожусь в расстроенных чувствах. Но я не собираюсь плакать о тебе всю оставшуюся жизнь. У меня уже были отношения, из-за которых я пролила много слез, — больше этого не будет.

    — Не надо ставить меня на одну доску с твоим бывшим мужем! Я уже сказал тебе, что этот человек — насекомое!

    — Мы были слишком молоды, когда поженились, и он испытывал слабость к женскому полу. Но разве ты другой?

    — Мне достаточно одной женщины, — ответил Лео, все еще блаженствуя от осознания того, что Хезер расстроилась из-за него. Конечно, он совершенно не хотел бы видеть ее несчастной, — но если она рыдала из-за него, то это гораздо лучше, черт возьми, чем если бы она нашла себе утешение в объятиях какого-то другого мужчины. — Я не гуляю ни с кем, если знаю, что есть женщина, которая согревает мне постель.

    — Тебе достаточно одной женщины лишь на то время, пока это тебя устраивает, — произнесла Хезер, сделав еще один шаг назад и скрестив руки на груди. — Ты четко дал понять, что никогда не вводишь женщин в заблуждение, но они все равно готовы пойти ради тебя на все. И ты блаженствуешь. Конечно, рано или поздно это тебе надоедает, и когда ты расстаешься со своими подругами, напоминаешь им о том, что никогда ничего им не обещал.

    — Это называется — быть честным.

    — Это называется — быть коварным. Ты тоже насекомое, Лео, только другого рода!

    Лео вспыхнул от гнева, когда его, как он считал, безупречная репутация честного мужчины была втоптана в грязь всего лишь одной фразой. Он тут же усомнился в правильности своих выводов. А действительно ли Хезер, обезумев от мучительной любви к нему, открыла душу его нехорошему брату? А что, если она подсознательно сравнивала его, Лео, с Алексом? Был ли Алекс «насекомым»? Нет. Для нее он был подобен свежевыпеченному хлебу со своим вечным принципом «Давай возьмемся за руки и обсудим наши чувства».

    Ревность — слабость, которую Лео никогда не признавал и всячески подавлял, — заволокла его разум красным туманом. В довершение всего его брат имел наглость сказать ему:

    — Может быть, ты сделаешь паузу и послушаешь других для разнообразия?

    — А может быть, послушаешь ты, младший брат? К ней доступ запрещен!

    — Минуточку! — гневно воскликнула Хезер, услышав грозное предупреждение Лео. — Ты говоришь обо мне? Если так, то хочу напомнить тебе, что я — не твоя собственность!

    — Ты влюблена в меня!

    Хезер умолкла, проклиная себя, свой безумный поступок и тот момент, когда она решилась открыться Лео. Теперь он использовал ее любовь против нее. Боль от ощущения предательства была так велика, что слезы подступили к ее глазам, и Хезер стала смотреть вниз, на свои ноги, пытаясь подавить в себе желание безудержно разрыдаться. Но она и так уже достаточно плакала здесь перед Алексом. Хватит!

    «Но я не отпущу ее», — эта мысль молнией блеснула в сознании Лео, заставив его напрочь забыть о своем убеждении никогда не связывать свою судьбу с женщиной. Такая обуза была ему не нужна. У него есть сын. И этого достаточно. Лео даже не понял, что произнес свою мысль вслух, пока Хезер, неподвижно стоявшая перед ним, словно статуя, не попросила его повторить то, что он сказал.

    — Ты права, — сказал ей Лео, направляясь к камину, к которому она отступила. Он забыл о присутствии своего брата, будто волшебный джинн из лампы заставил его исчезнуть из комнаты. В висках Лео стучало, но чувствовал он себя хорошо. Спокойно. — Я — другой вид насекомого.

    — Ч-ч-что?..

    Хезер как будто выпала из реальности. Она хотела отодвинуться от Лео, который протянул к ней руку, но ноги ее словно приросли к земле. Что он имел в виду, когда сказал, что не отпустит ее? Правильно ли она расслышала? Ее сердце забилось быстрее, а голова закружилась. Горящий взгляд Лео проникал в душу и будоражил все ее существо. Вот что делает с людьми любовь: любимый человек имеет над тобой такую власть, что мозг отказывается работать, а тело перестает слушаться. Но ведь это несправедливо!

    — Я хочу сделать тебе предложение, — торжественно заявил Лео.

    — Ты хочешь сделать мне предложение?

    — Да, — подтвердил Лео.

    — Какое предложение? — слабым голосом спросила Хезер.

    — А разве есть варианты? — Лео нахмурился, не увидев восторга на ее лице.

    — Да, варианты возможны!

    Хезер была вынуждена это сказать, потому что разум ее, на миг затуманившись, вновь заработал, напомнив ей о том, что у них с Лео разное понимание того, что значит «сделать предложение». Лео, возможно, захочет великодушно предложить ей установить отношения на несколько месяцев, а не на несколько недель, и смягчит, таким образом, свое высказывание о том, что никогда не планировал свою связь с женщинами более чем на один-два дня вперед. Внутренний голос твердил ей, что нужно согласиться, ведь хуже она чувствовать себя уже не сможет. Но на самом деле ей будет хуже, потому что чем дольше она будет оставаться с ним, тем сильнее она влюбится в него.

    — Ну так что? — осторожно, но требовательно спросил Лео.

    — Ты знаешь мое мнение об отношениях, — тихо ответила Хезер.

    — Тогда, возможно, — глухо произнес он, — мы поженимся.

    Лео почувствовал облегчение, когда увидел выражение ее лица. После всего, что у них произошло, он совершенно не думал, что совершит такой поступок, и сейчас с уверенностью мог сказать, что и для нее это было словно гром среди ясного неба. Но все опасения насчет того, что он вдруг оказался на чужой территории, мгновенно улетучились при осознании того, что Хезер теперь принадлежит ему. Будто кто-то передал ему ее в полное владение.

    И в ту же секунду, как и ожидалось, его член напрягся при мысли о том, как он будет ласкать ее обнаженное тело, дразнить ее соски, любоваться ее роскошными формами. Его взгляд затуманился в предвкушении того, как он будет прикасаться к ней, но через секунду Лео прервал ее ошеломленное молчание, тихо сказав:

    — Я дам тебе время подумать, хорошо? — Протянув руку, он прикоснулся к пряди ее волос. — Потому что сейчас мне надо поговорить со своим братом.

    Подумать? Хезер была потрясена. Его предложение казалось нереальным, сумасбродным. Оно абсолютно не вязалось с поступками и образом жизни Лео — и должно было испариться, как роса в жаркий день.

    — Но…

    — Никаких «но». — Он поцеловал ее в приоткрытые губы, и этот поцелуй был чистым, глубоким и невероятно сексуальным.

    — Хорошо. — Хезер перевела дыхание, когда его губы наконец оторвались от нее.

    — И мы поговорим… позже.

    Позже, через три часа, которые показались Хезер тремя неделями, она могла бы и оказаться на той обетованной земле, которую судьба решила ей подарить, если бы не ее глупое желание отнести две чашки кофе в гостиную. Дверь оказалась приоткрытой, и этого было достаточно, чтобы Хезер услышала разговор братьев.

    Теперь Хезер сидела в своем доме в полуночной тишине и ей очень хотелось плакать. Но она понимала, что если сейчас даст волю слезам, то уже не сможет остановиться. Поэтому ей оставалось молча терзаться в своем горе.


    Глава 10

    Сейчас Лео чувствовал себя абсолютно беззащитным, словно его раздели или лишили кожи. Ему казалось, что его захлестнул какой-то водоворот, он едва не утонул, но все-таки выплыл на поверхность. Цинизм, который помогал ему выжить все эти годы и был неотъемлемой частью его личности, куда-то исчез.

    Необходимо поговорить с Хезер. Непременно, в ближайшее время. Уже прошло три часа, и Лео не мог больше ждать.

    Он так привык к тому, что она живет в доме его матери, что очень удивился, не обнаружив Хезер в ее комнате. Наверное, она вернулась к себе в коттедж. Повернувшись на каблуках, Лео помчался вниз по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, и направился к дому Хезер пешком, чтобы по дороге привести мысли в порядок.

    Был уже третий час ночи, но Лео не чувствовал никакой усталости. Наоборот, он ощущал необыкновенный прилив энергии. Наверное, Хезер уже спала и ему стоило прийти к ней утром, но Лео горел желанием увидеть ее. Он ни секунды не сомневался в том, что она так же страстно жаждет встречи.

    Коттедж, как Лео и ожидал, был погружен во тьму, но он, не колеблясь, позвонил в дверь. Его приятно удивило то, что Хезер открыла почти мгновенно — он явно не заставил ее подниматься с кровати.

    Лео, усмехнувшись, сделал шаг вперед:

    — Надеюсь, я не разбудил тебя?

    Разбудил ее? Разве она могла уснуть после того, что случайно услышала? Кроме того, совершенно не имело значения, разбудил он ее или нет, потому что Лео уже прошел в дом.

    Хезер малодушно пожелала, чтобы он сейчас же исчез, оставив ей время придумать, что ему сказать. Но судьба зло подшутила над ней. Лео трудно было назвать исчезающим мужчиной — он стоял в ее холле, реальный на сто процентов и до головокружения сексуальный.

    — Я рада, что ты пришел. — Хезер старалась говорить как можно более сдержанным и холодным тоном. Руки ее нервно сжались за спиной, когда он скинул с себя пиджак и повесил его на перила.

    Оказавшись дома и окунувшись в ледяную воду реальности, Хезер стала обдумывать его обескураживающее предложение. Она ожидала этого меньше всего, и теперь ей было стыдно от того, как легко она поверила его словам. Лео никогда не разговаривал с ней о будущем, даже в разгар их отношений. Наоборот, он подчеркивал, что не собирается надолго связывать себя ни с одной женщиной. Лео даже не намекнул о браке, когда она сказала ему о догадках его матери — когда она призналась ему в любви. Нет, он скорее готов был исчезнуть за горизонтом, оставив ее с разбитым сердцем.

    Теперь она с изумлением думала о том, как могла поддаться его фальшивому, тихому голосу, его медовым словам и всерьез поверить в то, что он что-то чудесным образом осознал. Какая же она глупая! Лео никогда не любил и никогда не полюбит. Ведь даже когда он сделал ей это абсурдное предложение, он ничего не сказал о своих чувствах. Она позволила себе поверить в то, во что хотела верить, и ошиблась уже не в первый раз.

    — Нам надо поговорить, — сдавленно произнесла Хезер.

    Она не могла смотреть на него, поэтому, отвернувшись, направилась в гостиную. Лео проследовал за ней, но, когда он устроился на диване и похлопал рядом с собой, приглашая ее сесть, она осталась стоять возле дверей, и он наконец понял ее настроение и нахмурился.

    — Ты расстроилась, потому что ждала меня раньше, — извиняющимся тоном произнес он. — Но нам надо было кое-что обсудить с братом.

    — Да, я знаю. — Хезер с трудом сглотнула комок в горле. Она так остро ощущала его присутствие, что ей было больно. Воздуха не хватало, будто она оказалась высоко в горах. И ей пришлось приложить много усилий, чтобы упорядочить свои мысли и говорить спокойным голосом.

    — Иногда, — продолжал Лео, — семейные дела требуют много времени.

    — Да.

    — Ты именно это хотела сказать? И почему ты стоишь там, возле двери, когда здесь, рядом со мной, гораздо удобнее?

    — Я думала о том, что ты предложил, Лео, — о женитьбе, — и не вижу в этом смысла.

    Лео внимательно взглянул на нее.

    — Понимаешь, — продолжила Хезер, оттолкнувшись от двери и бочком пробравшись к креслу, стоявшему напротив него. — Я случайно подслушала ваш разговор с Алексом.

    — Как это произошло?

    — Я хотела предложить вам кофе и поэтому вернулась. Дверь была открыта, и я услышала… чепуху. — «Чепуха» потом превратилась в страшную бомбу, которая взорвалась у нее в голове мгновением позже. — Эта «чепуха» помогла мне понять, что ты совсем обо мне не думаешь, — сказала Хезер. Она едва владела собой, и Лео должен был слышать гневную дрожь в ее голосе. — Ты предложил мне выйти за тебя замуж совсем не потому, что захотел связать со мной свою жизнь. Просто в тот момент в комнате был Алекс, и ты решил продемонстрировать ему, что у тебя есть на меня права. Под твоим мостом очень много грязной воды, не так ли, Лео?

    — Ты не должна была стоять под дверью и подслушивать наш разговор! — Лео почувствовал, что выходит из себя, но разве он полностью владел собой после того, как встретил ее?

    — Дело не в этом. Дело в том, что… — Услышав, как дрогнул ее голос, Хезер сделала глубокий вдох. — Я просто пешка в твоей игре, Лео. — Крупные слезы потекли по ее щеке, и она судорожно всхлипнула.

    — Не надо впадать в истерику.

    — Я не впадаю в истерику!

    — Нет? Но твой голос становится все выше и выше. Почему ты не хочешь выслушать мои объяснения? — Лео сдерживал себя, но в нем росло осознание, что один жалкий подслушанный разговор может стать гвоздем в крышке его гроба, и его охватила паника. Ему хотелось подойти к Хезер, но инстинктивно он ощущал, что она либо оттолкнет его, либо убежит.

    — Что ты хочешь мне объяснить? — отрывисто спросила Хезер. — Как твоя бывшая жена рассорила тебя с братом? А также с сыном?

    В воздухе между ними повисло напряженное молчание. Лео уловил язвительные, критические нотки в ее голосе и впервые в жизни не сразу нашел что ответить.

    — То, что ты услышала, не имеет к тебе никакого отношения.

    — Ты так думаешь? — спросила Хезер. Она смотрела на мужчину, сидевшего напротив нее, и гадала, кто он такой. Его лицо было совершенно бесстрастным. Он не собирался ничего объяснять, потому что она для него ничего не значила.

    Даже когда Лео покрывал ее тело поцелуями, прикасался к ней в самых интимных местах, дразня ее так, что она взлетала на небо, он никогда полностью не открывался перед ней. Он жил так, как обычные люди играют в шахматы — холодно и рационально просчитывая каждый свой шаг. Может быть, поэтому он добился таких успехов в бизнесе? Лео никогда не делал ничего, если это не несло никакой выгоды. В данный момент ему было нужно заявить свои права на нее, и таким образом, что она не могла ему противостоять.

    — Мы с Алексом вели приватный разговор, — мрачно произнес Лео. — София многое разрушила в нашей семье, и я позволил этому случиться. — Лео понимал, что такого чистого и искреннего человека, как Хезер, его мрачные секреты могут ужаснуть, но ему нужно было все ей объяснить, чтобы понять, почему она отшатнулась от него. — Я никогда не спрашивал ее, но понимал, что она недовольна тем, что я слишком много времени провожу на работе и не хожу на вечеринки и в клубы. Моя жена очень скоро обнаружила, что мужчина, за которого она вышла замуж, совершенно не любит тусоваться. Только она забыла о том, что, если бы я не работал, у нее не было бы денег, которые она так любила тратить.

    — Тебе не надо рассказывать мне об этом, если не хочешь, — произнесла Хезер. Она видела, с каким трудом он выдавливает каждое слово, и ее чуткое сердце наполнилось болью.

    Взглянув на нее, Лео встал и начал расхаживать по комнате, словно тигр, вобравший свои когти и сдержавший врожденное желание властвовать.

    В этом коротком предложении — «Тебе не надо рассказывать мне об этом, если не хочешь» — он увидел ее желание расстаться с ним. Иначе он не мог объяснить причину того, почему она не проявила ни малейшего интереса к его личной жизни. Лео не задумывался над тем, любит ли он ее. И кто вообще мог сказать, что такое любовь, черт возьми?! Его опыт в этой области был негативным. Откуда ему было знать, что непреодолимое желание находиться рядом с ней, постоянные мысли о ней были чем-то большим, чем обычное физическое влечение? Он всегда легко расставался с женщинами. Но почему он не мог расстаться с Хезер? Неужели он действительно влюбился в нее?

    Лео непринужденно пожал плечами, чтобы скрыть свое смятение:

    — Я не притворяюсь, что был святым. Я подолгу отсутствовал дома, но возвращение туда каждый раз было пыткой. Даже после рождения Даниеля наши ссоры продолжались. На самом деле обстановка еще больше ухудшилась, потому что жена стала обвинять меня в том, что я совсем не уделяю ей внимания и она вынуждена сидеть дома одна. У нее были няни, с которыми она всегда могла оставить ребенка, но Софи считала, что свобода ее резко ограничилась.

    Хезер молчала, согнувшись под таким напором подробностей. Это было для нее неожиданно.

    — Ну? — поторопил ее Лео — молчание Хезер выводило его из себя. Она всегда сразу высказывала свое мнение по любому поводу.

    — Именно тогда… она… э-э-э…

    — Решила, что постоянно отсутствующий муж ей не нужен и стала мне изменять? — Лео коротко и горько рассмеялся. — Нет. Сначала она решила использовать в наших разборках Даниеля. Она не хотела допускать меня к нему. Я хотел общаться со своим сыном, но она стала прятать его от меня. Когда я сказал ей, что хочу развестись, она пришла в ярость, потому что я проигнорировал ее выпады.

    Хезер без труда представила себе эту картину. Лео в своей невозмутимости был очень грозен. Она поежилась. Может быть, эта история была прелюдией к объяснению, почему он предложил ей выйти за него замуж? А может, он все-таки испытывает к ней какие-то чувства? Но Хезер моментально отогнала от себя эти мысли.

    — Ты знаешь, что произошло потом. — Лео теперь возвышался перед ней, заполнив собой все пространство.

    Хезер медленно кивнула, потому что именно с этого места она подслушала разговор братьев. Лео пододвинул к ней маленькую скамеечку для ног и уселся на нее. Несмотря на всю серьезность ситуации, сейчас он представлял комичное зрелище — большой мускулистый мужчина на маленькой изящной розовой скамеечке, — но Хезер было не до смеха.

    Поддавшись чувству сострадания, которое охватило ее, она тихо прикоснулась к его плечу, хотя это был неуместный способ выразить свое сочувствие.

    — Она — исчадие ада, Лео. Я понимаю, что ты, наверное, не хочешь слышать подобное избитое выражение, но с прошлым покончено, и теперь для нас важны сегодня и завтра.

    — Иногда избитые выражения бывают очень полезными. — Лео прямо посмотрел на нее, и когда их взгляды встретились, Хезер почувствовала, как сильно забилось ее сердце. — Это непростительно, что я долго откладывал разговор со своим братом, но Софи сказала мне, что отцом Даниеля является Алекс. Она знала, как мне будет больно от этого, но все-таки я пытался сохранить с ней какие-то контакты. Три раза я хотел приехать к ним, и все три раза Софи скрывалась от меня с мальчиком. А потом она прислала мне фотографию, на которой они были вдвоем с Алексом — они изображали счастливую семью, которую создали втихомолку у меня за спиной. — Лео сделал глубокий выдох, закрыл глаза и запустил руку в волосы. — Алекс действительно был в Австралии. Он путешествовал, желая своими глазами увидеть весь мир, нашел там Софи, загнал ее в угол и узнал, что произошло.

    — Я… Я очень рада, что ты выяснил отношения со своим братом, Лео. — Хезер хотела отнять у него свою руку, но Лео не отпустил ее. — Значит, пребывая в заблуждении, что Алекс спал с твоей бывшей женой, ты решил продемонстрировать, что ему не удастся вновь отобрать у тебя то, что принадлежит тебе… Но я никогда не была твоей.

    — Мне так не казалось несколько дней назад, когда ты сказала, что…

    — Я не хочу об этом говорить! — Хезер резко отвернулась, ее щеки вспыхнули под его внимательным, прищуренным взглядом.

    — Почему?

    — Потому что…

    — Потому что признание, как ты сейчас поняла, не всегда облегчает душу? Потому что ты наконец осознала, что любовь имеет много неприятных побочных эффектов? Потому что ты встретила Алекса и подумала, что в мире есть множество более подходящих кандидатов?

    — При чем здесь Алекс?

    Губы Лео сжались. Он встал, вся его поза выражала напряжение. Он только что сказал ей вещи, которые не говорил ни одной женщине, но разве она это поняла? Она жила в совершенно ином мире, среди честных и открытых людей, которые не хранили никаких секретов, отравлявших их повседневность.

    — Я не имею ничего общего со своим братом. — Лео засунул руки в карманы и мрачно взглянул себе под ноги. — Алекс всегда был чувствительным.

    Это определение Лео долго считал оскорбительным. Теперь он стал видеть в нем позитивную сторону.

    — Некоторые парни бывают чувствительными, — тихо произнесла Хезер.

    — И, без сомнения, ты находишь это привлекательным. — Замолчав, он хмуро взглянул на нее.

    — Ты ревнуешь?

    — Вообще я не ревнив, — проворчал Лео, но густой румянец выступил на его скулах. — Он, наверное, попытался что-то сделать, когда выслушивал тебя, подставил плечо, чтобы ты выплакалась? Нет, забудь об этом вопросе. Я никогда не задавал его.

    — Ты действительно ревнуешь! — выдохнула Хезер, не смея в это поверить.

    Расхаживая туда-сюда по комнате, Лео чувствовал себя как зверь в клетке, поэтому он снова сел, решив примириться с суровой реальностью.

    — Мне невыносимо представлять тебя с другим мужчиной, — глухо произнес он.

    — Почему?

    — А как ты думаешь?

    Хезер силилась найти подходящий ответ, но притяжение было так велико, что в голове возник хаос.

    — Некоторые мужчины испытывают охотничий интерес в отношении женщин, — неуверенно начала она. — Даже если они не хотят эту женщину, они не допустят, чтобы ею владел кто-то другой.

    — Эта теория относится не только к мужчинам. Но, так или иначе, ты не права.

    — Почему?

    — Я предложил тебе выйти за меня замуж не потому, что хотел утвердить свое право собственности на тебя.

    — Тогда почему? — Она уже не пыталась подавить в себе ту маленькую искру надежды, которая, вспыхнув, грозила перерасти в пламя.

    Между ними возникло напряженное молчание. Лео, сцепив пальцы, взглянул на свои руки, затем посмотрел на Хезер:

    — Я никогда не думал, что смогу полюбить. С Софией я прошел через ад и считал, что нежные отношения существуют только в волшебных историях про принцесс. Когда ты сказала, что любишь меня, я не мог об этом забыть. Но все-таки решил, что это не имеет значения. Только…

    Он вспомнил, как искал повод снова встретиться с ней. Он уже тогда подсознательно знал, что его будущее будет связано с Хезер. Она от волнения задержала дыхание.

    — Когда я увидел тебя на диване, у меня в глазах потемнело. Я не мог смотреть на то, как ты сидишь в обнимку с Алексом. И решил, что он подходит тебе больше, чем я.

    — Он замечательный парень, но ведь он — не ты, Лео. Я не хотела влюбляться в тебя, но я влюбилась и теперь уже никогда тебя не разлюблю, кто бы ни оказался рядом со мной.

    — Рядом с тобой больше никто не окажется, — горячо пообещал ей Лео, в его взгляде отразилась страсть собственника. — Ты выйдешь за меня замуж, Хезер? Как можно скорее! Завтра!

    Хезер рассмеялась, голова ее закружилась от счастья. Обвив его шею руками, она прижала Лео к себе. Эта была мечта, с которой она не собиралась теперь расставаться…


    «Как можно скорее» оказалось через четыре месяца. Было бы жестоко, мягко напомнила Хезер Лео, лишать Кэтрин возможности насладиться днем свадьбы, не говоря уже у Даниеле и конечно же Алексе, который решил наконец пустить здесь корни. Корни — в буквальном смысле слова, потому что Алекс открыл рядом с деревней садовый центр — не без помощи матери и, несомненно, Лео, который имел превосходное финансовое чутье.

    Свадьба была скромной, а после этого они переехали жить на новое место. К счастью для Хезер, не в Лондон, а в тихую живописную деревушку, удаленную от всех дорог.

    Хезер не поверила Лео, когда он сказал ей, что теперь стал совсем другим человеком и с трудоголизмом навсегда покончено. Но Лео остался верен своему слову: он уезжал из деревни лишь в случае крайней необходимости. Она ощущала блаженство, живя рядом с ним и наблюдая за тем, как крепла связь между ним и сыном. Они находили общие интересы в самых неожиданных областях.


    Хезер взглянула на кухонные часы, и ее сердце охватил знакомый трепет, когда раздался стук входной двери. Когда Лео вошел на кухню, она вскочила и кинулась ему на шею. Целых две ночи она провела без него, потому что он уезжал в Нью-Йорк ради заключения сделки.

    — В следующий раз ты поедешь со мной, — прорычал он, осыпая ее поцелуями. Осторожно расстегнув ее кофточку, он удовлетворенно вздохнул, когда увидел, что она без бюстгальтера.

    — Может быть, ты сначала хочешь поесть? — предположила Хезер, счастливо вспыхнув, когда он сказал, что голод его не имеет никакого отношения к еде.

    Их страсть нисколько не уменьшилась со временем, и их тела настолько хорошо чувствовали друг друга, что даже легкое прикосновение его пальцев к ее бедру будоражило в ней волну возбуждения и заставляло предлагать каждый сантиметр своей плоти его ищущим рукам.

    — И никаких трусиков, — прошептал он ей в ухо. — Именно так, как мне нравится…

    Это было чудо, что каждый раз, когда он прикасался к своей жене, он испытывал такое волнение, будто это происходило между ними впервые. Иногда они даже не доходили до спальни, как это было сейчас.

    — Ты и Даниель, — прошептал Лео с проникновенной откровенностью, — смысл всей моей жизни.

    — А скоро у тебя будет еще один… — Эта новость, которую она лелеяла в себе весь прошедший день, вызвала сияющую улыбку на ее губах. — Я беременна.

    Зародилась новая жизнь, новое счастье, и в целом мире не было другого человека, с которым Хезер хотела бы его разделить.


    Внимание!

    Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

    После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

    Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10

  • создание сайтов